КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393835 томов
Объем библиотеки - 511 Гб.
Всего авторов - 165769
Пользователей - 89539
Загрузка...

Впечатления

стикс про Шаргородский: Неживая легенда (Героическая фантастика)

не плохо написано ждем продолжения

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ZYRA про Романов: Бестолочь (Альтернативная история)

Честно сказать, посмотрел обложку и читать сие творение расхотелось. Не в обиду автору.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
DXBCKT про Дудко: Воины Солнца и Грома (Фэнтези)

Насобирав почти всю серию «АМ» (кроме «отдельных ее представителей») я подумал... Хм... А ведь надо начинать ее вычитывать (хотя и вид «на полке» сам по себе шикарный)). И вот начав с малознакомого (когда-то давным-давно читанного) произведения (почти «уже забытого» автора), я сначала преисполнился «энтузиазизма», но ближе к финалу книги он у меня «несколько поубавился»...

Вполне справедливо утверждение о том что «чем старей» СИ — тем более в ней «продуманности и атмосферы» чем в современных «штамповках»... Или дело вовсе не в этом, а в том что к «пионерам жанра» всегда уделялось больше внимания... В общем, неважно. Но справедливо так же и то, что открыв книгу 10 или 20-ти летней давности мы поразимся степени наивности (в описании тех или иных миров), т.к «прошлая» аудитория была "менее взыскательна", чем современная...

Так и здесь — открыв для себя «нового автора» (Н.Резанову), «тут однако» я понял что «пока мне так второй раз не повезет»... Дело в том что данная книга разбита на несколько частей которые описывают «бесконечную битву добра и зла», в которой (сначала) главный герой, а потом и его «потомки» сурово «рубятся» со злом в любом его обличии. Происходящее местами напоминает «Махабхарату» (но без применения ЯО))... (но здесь с таким же успехом) наличествует древняя магия «исполинов», индуиские «разборки» и прочие языческие мотивы»... Вообще-то (думаю) сейчас автора могли бы привлечь за «розжигание религиозной...», поскольку не все «хорошие места» тут отведены отцам-основателям веры...

Между тем, втор как бы говорит — нет «хороших и плохих религий», и если ты денйствительно сражаешься со злом, то у тебя всегда найдутся покровители «из старых и почти забытых божественных сущностей», которые «в нужный момент» всегда придут на выручку. И вообще... все это чем-то похоже на некую «русифицированную» версию Конана с языческим «акцентом»... Мол и до нас люди жили и не все они поклонялись черным богам...

P.S Нашел у себя так же продолжение данной СИ, купленное мной так же давно... Прямо сейчас читать продолжение «пока не тянет», но со временем вполне...

P.S.S... Сейчас по сайту узнал что автор оказывается умер, еще в 2014-м году... Что ж а книги его «все же живут»...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
plaxa70 про Чиж: Мертв только дважды (Исторический детектив)

Хорошая книга. И сюжет и слог на отлично. Если перейдет в серию, обязательно прочту продолжение. Вообщем рекомендую.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
serge111 про Ливанцов: Капитан Дон-Ат (Киберпанк)

Вполне читаемо, очень в рамках жанра, но вполне не плохо! Не без роялей конечно (чтоб мне так в Дьяблу везло когда то! :-) )Наткнусь на продолжение, буду читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Смит: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 2 (Ужасы)

Добавлено еще семь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Хаан: Любовница своего бывшего мужа (СИ) (Любовная фантастика)

Добрая сказка! Читать обязательно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Тристанийские каникулы (fb2)

- Тристанийские каникулы (пер. Tonkatsu) (а.с. Нулизин Фамильяр-5) 2.75 Мб, 174с. (скачать fb2) - Нобору Ямагути

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Предисловие переводчика

Уважаемые читатели.


Не буду обременять вас долгими увещеваниями, просто приведу требования, которые вы должны выполнять, если у вас появился этот файл:


1. Не использовать мои переводы для последующих переводов на любой язык.

2. Не использовать части моего перевода (в первую очередь – стихи) в других произведениях.

3. Не публиковать мои переводы в бумажном или электронном виде в различного рода книгах, журналах, форумах, ВИКИ-проектах и т.п.

4. Не выкладывать мои переводы или ссылки на их скачивание на других сайтах.


Выполнение этих требований лежит целиком на вас. При их нарушении я не смогу натравить на вас какие-либо контролирующие организации, ведь проект – некоммерческий. Поэтому я просто перестану предоставлять в общее пользование переводы последующих томов этого произведения и других произведений. Так что, выбор за вами: либо вы выполняете эти требования, либо наказываете себя и других читателей.


Желаю приятного чтения,

Тонкацу.

Иллюстрации













Джессика.

Дочь хозяина гостиницы "Очаровательная Фея". Жизнерадостная натура, руководит официантками в таверне.


Сайто

(Хирага Сайто)

Фамильяр Луизы, его руническое имя - Гандальв. Может манипулировать всеми видами оружия. Обычный ученик старшей школы, всегда полон любопытства.


Луиза-Нулиза

Управляет легендарной стихией Пустота. Хотя страдает гордыней и упрямством, в последнее время начала немного ценить Сайто.


Королева Анриетта

Королева Тристейна. Даже после того, как потеряла любимого человека, она ведет себя твердо и решительно.


Табита Вьюга

Достигла больших успехов в магии Ветра. Замкнутая девчушка, любит читать книги.


Кирхе Тлеющая

Достигла больших успехов в магии Огня. Несмотря на различие характеров, они с Табитой - близкие друзья.

История 1: Гостиница "Очаровательная Фея"

- Итак, все-таки с завтрашнего дня начинаются летние каникулы, - сказала Луиза, глядя сверху вниз на своего фамильяра.

- Именно так, - Сайто, как обычно, лежа на земле, подтвердил слова хозяйки.

- И ты желал бы получить одну неделю отдыха, ты это хотел сказать?

Это происходило во дворе Австри. Как обычно... Сайто был придавлен ногой Луизы. И он еще раз, словно бы разжевывая, объяснил причину, из-за которой оказался в таком положении:

- Нуу... поскольку Сиеста тут спросила: "Не приедешь ли в гости в деревню Тарб?" Разве не будет замечательно, если я недолго туда съезжу, и сразу же отправлюсь к тебе в поместье? Ведь неплохо время от времени побыть в тесном кругу родных, не так ли?

Но его лицо было сильно прижато ногой Луизы. Значит, второе предложение тоже было отклонено.

Главные ворота, которые виднелись со двора Австри на другой стороне замка, были заполнены возвращающимися в родные места студентами. Ученики, веселящиеся из-за долгожданного возвращения домой, садились в присланные за ними экипажи. Теперь ребята направлялись в родные поместья или в столичный город Тристанию, где усердно служили их родители. В Академии Волшебства Тристейна с завтрашнего дня начинались летние каникулы. Это был длительный летний отдых, продолжавшийся целых два с половиной месяца.

- П-послушайте. Мисс Вальер. Я полагаю, что Сайто тоже необходим отдых.

Растерянная Сиеста обратилась с ходатайством к Луизе, истязавшей своего фамильяра. Готовясь к возвращению домой, служанка была не в привычной униформе горничной, а в повседневной одежде: темно-зеленой рубашке и коричневой юбке.

Луиза злобно посмотрела на свою соперницу. Однако... Сиеста теперь была достойным противником. С неуступчивостью влюбленной девочки она сердито взглянула в ответ.

- В-ведь отдых необходим, не так ли? В-вы всегда заставляете его работать на износ, как вам заблагорассудится... это ужасно!

- Да с ним же все в порядке. Поскольку он - мой фамильяр.

Похоже, Сиеста что-то заподозрила в такой позиции.

- Фамильяр? Вот как, действительно ли только это...? - небрежно пробормотала она. Ее глаза внезапно блеснули, словно она расставляла силки для поимки кролика. Влюбленные девочки очень хорошо чувствуют соперниц.

- Как? Что это значит?

- Н-ничего...? - глуповатым голосом пробормотала Сиеста.

- Давай уж, выскажись!

- Взгляд, которым мисс Вальер в последнее время смотрит на Сайто, немного подозрительный. Вот что я думаю, и только. Именно так, - с невозмутимым видом сказала Сиеста. Луиза злобно уставилась на нее. Даже служанка и в грош меня не ставит. Это - вина Сайто, хоть он и является простолюдином, однако только делает, что вытворяет всякие странные вещи, поэтому даже простолюдины из Академии Волшебства начали наглеть. Луизе уже приходилось слышать подобные сплетни, сейчас она столкнулась именно с этим. Авторитет Королевы, авторитет дворянства. Не говоря уж о моем авторитете!

Луиза мелко дрожала.

Прищурившись от яркого солнечного света, Сиеста выдохнула: "Фу-у-ух", после чего расстегнула пуговки на рубашке, приоткрыла грудь и носовым платком вытерла пот.

- Действительно... жарко. Лето как-никак.

Она, словно цветок, распустившийся в поле, излучала здоровую привлекательность.

Ложбинка между двумя ее привычными холмами, которые, если обнажены, то поражают взоры, так и бросалась в глаза. Хозяйка, ахнув, глянула на лицо Сайто. Фамильяр, прижатый ее ногой, косым взглядом отчаянно заглядывал в декольте расстегнутой рубашки Сиесты. Это взбесило Луизу, но она сдержалась.

Разве допустимо проиграть? Но я же - дворянка. Даже если я смолчу, величавость будет исходить из каждого отворота моей рубашки.

Луиза пробормотала: "Фу-у-у, жарко", и расстегнула пуговки на блузке. Затем она вытерла пот носовым платком. Однако... то, что там находилось, это была не ложбинка, а простирающаяся во всех направлениях и продуваемая ветрами равнина.

Похоже, Сайто из предложенных на выбор ландшафтов предпочитал более холмистый, поэтому его взгляд остался недвижим.

Из-за того, что увидевшая такое положение дел Сиеста, прикрыв ладошкой рот, подавила смешок, Луиза окончательно взбесилась:

- Ч-что?! Теперь ты смеешься надо мной?!

- Знаете... у меня ведь нет причин смеяться, не так ли? Знаете, нуу, чтобы я, глядя на дворянку, смеялась... ведь так? - Сиеста с сияющим лицом утихомиривала свою соперницу. Затем она отвернулась и как бы невзначай пробормотала:

- Дворянка, у которой тело - словно у ребенка...? Хи-хи...

- А? - выдохнула Луиза. - Что ты сказала?! Эй!

- ...Нууу... ничего. Как бы то ни было, знаете, здесь ведь жарко. Жарко, жарко. Ах, жарко.

Луиза дрожала как осиновый лист. Сайто пробурчал:

- Эй, хозяйка.

- Чего тебе?

- Так все в порядке, если я ненадолго поеду в Тарб?

Луиза, испустив тяжелый вздох, произнесла: "Сколько раз ты собираешься спрашивать одно и то же?" - и, изогнувшись всем телом, начала изо всех сил пинать фамильяра. Сиеста с криками: "Успокойтесь! Мисс Вальер! Пожалуйста, успокойтесь!" - вцепилась ее сзади в плечи. В тот момент, когда все они начали свою обычную ссору...

...с шумом появилась сова.

- А?

Птица села Луизе на плечо, после чего с шуршанием стукнула ее крылом по голове.

- Что с этой совой?

В клюве птица держала письмо. Луиза забрала послание. Заметив подпись на письме, она опять приняла серьезный вид.

- Что это за сова?

Сиеста заглянула через плечо.

Лицо у хозяйки стало серьезным, после чего она приказала: "Сайто, давай, поднимайся".

- Что за дела?

Заглянув внутрь послания, Луиза пробежала глазами по первому листу бумаги. После чего пробормотала:

- Поездка домой отменяется.


* * *

- Что значит "отменяется"? Несмотря на то, что Сиеста в коем-то веке пригласила меня... Я очень-очень разочарован, - канючил Сайто, глядя, как хозяйка возвращается к себе в комнату и начинает пересматривать багаж, однажды собранный для поездки в родное поместье.

Луиза показала фамильяру письмо, которое только что принесла сова.

- Ну нет, ведь я не могу прочесть здешние письмена.

Хозяйка быстро села на кровати в позу "сэйдза" и начала рассказывать:

- После того недавнего инцидента... Ты же знаешь, что Принцесса впала в депрессию?

Сайто кивнул. Это было печальное происшествие. Что ни говори, но когда твой погибший возлюбленный... был воскрешен врагом и намеревался тебя похитить. Естественно, впадешь в депрессию.

- Мне очень жаль ее... однако, кажется, ей не дадут навсегда погрузиться в пучину скорби.

- Что ты имеешь в виду?

Луиза растолковала то, что написано в послании.

О том, что Альбион отказывается от прямого вторжения до тех пор, пока не восстановит свой флот, поэтому приступает к военным действиям в тылу противника - похоже, именно это предполагали министры во главе с Мазарини. О том, что с помощью вероломных способов - подстрекать в городах к бунтам и мятежам, - атаковать Тристейн изнутри... недопустимо, чтобы подобное произошло. О том, что Анриетта и правительство, напуганные подобными коварными замыслами врага, бросают все силы на поддержание общественного спокойствия...

- Поддержание общественного спокойствия - это отлично, однако что нам-то сказано делать?

- Скрывая свои личности, выполнять миссию по сбору информации. Не ведется ли какая-нибудь угрожающая деятельность? Какие слухи бродят среди простолюдинов?

- Ух ты, шпионить!

- Ты сказал - "шпионить"?

- Нуу, так в моем мире называют работу по сбору информации.

- Хм... Как бы там ни было, так называемая агентурная деятельность...

Почему-то у Луизы был недовольный вид.

- Что случилось?

- Да ведь... разве это - не примитивная работа?

- Нет, разве информация не является серьезным делом? Мой дедушка рассказывал, что когда-то Япония проиграла в войне только потому, что пренебрегала сбором сведений.

- Что?

- Нет, это... И дальше что?

В письме Анриетты были указания: найти в Тристании гостиницу и поселиться в ней; скрывая свои личности, заняться продажей цветов или чем-либо подобным; собирать любую информацию, расходящуюся среди простолюдинов. Чтобы оплатить расходы, которые необходимы для выполнения миссии, к письму также прилагался вексель.

- Я все понял.

- Вот почему я повторно собираю вещи. Мне нельзя брать с собой много одежды.

Луиза указала на свой багаж, который полегчал до одного чемодана.

- Заставляют работать, несмотря на то, что сейчас - летние каникулы... - с измученным видом пробормотал Сайто.

- Не ворчи! Давай, отправляемся быстрее!

Так или иначе, они оба отправились в Тристанию. Чтобы скрыть свое реальное социальное положение, они не могли использовать экипаж. Они также не могли использовать имеющихся в Академии Волшебства лошадей, поскольку те были собственностью школы. В конце концов, они отправились пешком.

По главной дороге, которую все сильнее и сильнее припекало солнцем, Сайто и Луиза шли в Тристанию. На то, чтобы добраться до столицы пешком, требуется два дня.

Укоризненно глядя вверх на солнце, фамильяр пробормотал:

- Проклятье... Приблизительно в это время я пил бы холодную воду в доме у Сиесты, и тем не менее...

- Не ворчи! Давай! Идем! - Луиза прикрикнула на фамильяра, который обязан был тащить весь багаж.


* * *

Прибыв в столицу, Сайто и его хозяйка, прежде всего, посетили кассу, где обменяли вексель на золотые монеты. Шестьсот новых золотых монет. Это составляло четыреста экю.

Сайто вспомнил про золото, полученное от Анриетты, и теперь спрятанное внутри пояса, завязанного тесьмой. Там осталось около четырехсот новых золотых монет. Вроде, мне сказали, что это - двести семьдесят экю.

Первым делом фамильяр заглянул в лавку портного, где купил для своей хозяйки скромную одежду. Луизе этот костюм не понравился, однако... пентаграмма и плащ были теми предметами, которые словно так и кричали во всеуслышание: "Вот это - дворянка". А значит было невозможно затеряться среди простолюдинов и собирать информацию. Тогда нет смысла в том, что мы с большим трудом дошли сюда, разве не так?

Однако у Луизы, одетой в скромный костюм, был недовольный вид.

- Что случилось?

- Недостаточно.

- Что именно?

- Затраты, рассчитанные на порученную нам миссию. Всего четыреста экю, если купить лошадь, от них совсем ничего не останется, ведь так?

- Разве нам можно иметь лошадь? Кажется, в письме указано: "...скрывать свой социальный статус"? Иными словами, полагаю, это значит: "Притворись простолюдинкой". Ходи пешком. Ведь у тебя есть ноги.

- Я справлюсь с тем, чтобы притвориться простолюдинкой, однако, если не будет лошади, невозможно целиком отдать себя служению государству.

- Дешевые лошади тоже хороши, верно? Согласись.

- Такие лошади бесполезны из-за того, что тащатся как улитки, разве нет?! И ведь сбруя тоже необходима. Кроме того... Что касается гостиницы, то я не могу оставаться на ночь в каких-нибудь странных заведениях. Да эти деньги разойдутся только на то, чтобы два с половиной месяца снимать жилье.

Что же это за гостиница, на проживание в которой будет угрохано целых шестьсот золотых монет?

- Дешевая гостиница тоже хороша, верно?

- Это никуда не годится! Да разве я смогу нормально выспаться в дешевой комнате?!

"Что и следовало ожидать от девочки-дворянки. Наша миссия - смешавшись с простолюдинами, собирать информацию, тем не менее, она, похоже, намеревалась остановиться в высококлассной гостинице. О чем она только думает?" - размышлял Сайто.

- Ведь у меня есть немного денег, поэтому все будет в порядке, если я одолжу тебе.

- ...Этого все равно недостаточно. На служение отечеству требуются деньги.

- В таком случае, что будем делать?

- А разве ж нет способа как-нибудь приумножить нашу наличность?

В баре, куда они зашли, так и эдак непрерывно препираясь о том, что сделать, чтобы увеличить количество наличных денег, или все-таки остановиться в дешевой гостинице, Сайто обнаружил оборудованное в углу заведения казино. Здесь выпившие мужчины и подозрительного вида женщины развернули борьбу за то, чтобы получить или лишиться фишек. Не обращая внимания на нахмурившуюся Луизу, фамильяр во все глаза уставился на азартную игру.

- На что ты смотришь?

- Ну, как насчет того, чтобы с помощью этого приумножить нашу наличность?

- Разве это - не азартные игры?! Это же ужасно!

- Ладно, смотри. Раньше я много раз делал это в компьютерных играх.

Сайто обменял на фишки тридцать золотых монет... приблизительно двадцать экю, после чего направился к столу, на котором был установлен вращающийся диск. Окружность диска была разделена на тридцать семь карманов, каждый из которых был обозначен своим номером и окрашен в красный или черный цвет.

Внутри диска по кругу двигался маленький железный шарик. А вокруг диска мужчины и женщины с меняющимися выражениями глаз впились взглядами в это действо, словно приклеенные.

Это была рулетка.

Сайто посмотрел на посетителей, делающих ставки. Сначала - попытка на счастье. Мальчик попытался поставить фишки приблизительно на десять экю на красное, как это делали только что победившие игроки.

Шарик упал в красный карман.

- Смотри. Я получил прибыль! Я крутой!

Сайто действовал сравнительно скупо, поэтому, делая ставки по мелочи, получил прибыль около тридцати экю фишками.

- Смотри! Я приумножил деньги на выполнение миссии! Да уж, это сильно отличается от некоей особы, которая только и делает, что выказывает недовольство, не так ли? - выпятив грудь, произнес мальчик. Глаза Луизы остро сверкнули.

- Одолжи-ка и мне фишек.

- Прекрати. Для тебя это непосильно.

- С чего это? Если фамильяр может победить, то когда его хозяйка вступит в дело, она выиграет в десять раз больше.

Луиза поставила все, что выиграл Сайто, на черное. Однако... не угадала. Деньги, выигранные мальчиком, растворились в один момент.

- Что ты делаешь? Тыы! Несмотря на то, что я с таким трудом получил эту прибыль!

- У-умолкни.

- Проклятье... ты, вместо того, чтобы все время важничать, ведь не способна сделать ни единого шага, чтобы у нас стало больше денег. Хоть немного бери пример с Сиесты, хотя бы готовить научись. И тогда хотя бы устройся поваром на подработку в ресторан. Это называется "зарабатывать себе на жизнь".

"Бери пример с Сиесты". От этих слов где-то внутри хозяйки вспыхнул огонь.

- П-п-просто смотри. Кто из нас проиграет?

- Луиза?

От такого ее вида Сайто затрясся.


* * *

Спустя тридцать минут...

Уныло понурив плечи, Луиза злобно уставилась на поверхность диска. Фишки, которые она только что поставила, все до последней исчезли в руках крупье. На некоторое время красивая светловолосая девочка тихо поникла плечами, но потом, гордо подняв голову, уже намеревалась поставить все лежащие перед ней фишки на конкретное число. Сайто, наблюдавший из-за ее спины, схватил хозяйку за плечи.

- Луиза.

- Что еще? - пробормотала она голосом, который демонстрировал, что настроение у нее - хуже некуда. Фамильяр откровенно сказал:

- Остановись уже.

- В следующий раз я выиграю. Без всяких сомнений выиграю.

- Как ты полагаешь, сколько раз ты это уже говорила? - эхом разнесся крик Сайто. Посетители, которые намеревались сделать ставки, оглянулись на ребят и криво улыбнулись. В казино это - сугубо повседневное зрелище.

- Ты ни разу не выиграла, ведь так?

Мальчик ткнул пальцем в кончик носа Луизы. Он впервые видел человека, который был настолько безнадежен в азартных играх. Его хозяйка уже спустила четыреста экю... почти все деньги, необходимые для выполнения миссии. Если они обменяют оставшиеся у нее фишки обратно, то выйдет около тридцати экю, не больше. Но если они лишатся и этих денег, то окажутся без гроша.

- Все в порядке. Поскольку в следующий раз изобретенная мной однозначно выигрышная стратегия все здесь перевернет.

- Попытайся ее объяснить.

- До сих пор я по глупости рисковала, что выбрать: красное или черное.

- Ага. И пятнадцать раз подряд выбрала не тот цвет, покойник и то бы сыграл лучше.

- Умолкни. Ты меня слушаешь? Даже если бы я выиграла, то лишь удвоила бы сумму. Что это значит?

- По-видимому, так заведено.

- И я спохватилась. Даже если ты угадал, что выпадет: красное или черное, - в конечном счете сумма удваивается, однако...

- Однако что?

Сайто дрожал. Луиза говорила таким голосом, словно была чем-то одержима.

- Если я угадаю номер, то выиграю в тридцать пять раз больше. Тогда мы вернем все, что проиграли до сих пор, и еще получим лишнее, ведь так? Эх, было бы великолепно, если бы мы сделали так с самого начала!

- Это и есть твоя однозначно выигрышная стратегия?

Луиза размашисто кивнула.

Не говоря ни слова, Сайто схватил ее за руку и потащил прочь.

- Что ты делаешь?!

- Вероятность того, что ты угадаешь - один к тридцати семи!

- Что с того?! Я, такая невезучая, проиграла пятнадцать раз. Независимо от того, что ты думаешь, на этот раз я обязательно выиграю. Будет странно, если этого не произойдет. И если уж я наконец-то выиграю, то лучше бы выиграть по-крупному, разве не так?

Луизины глаза каштанового цвета блестели. Сайто вспомнил взгляд своего дяди, который, проигравшись на бирже, однажды ночью сбежал. Именно такие глаза были у него, когда мальчик встретил его в последний раз. Акции, про которые дядя в тот день сказал: "Стоимость будет расти", резко упали в цене.

- Успокойся. Обменяв эти фишки обратно на золото, найдем ночлег на эти деньги. Хорошо?

- Нет. Если я уйду, оставшись в проигрыше, то плакала честь рода Ла Вальер.

- Уж лучше так!

Как только он это выкрикнул, тут же получил удар ногой в пах. Мальчик покатился по полу.

- А-а-а-а-а... т-ты питаешь ненависть к моей многострадальной промежности...?

Устранившая стоящего на пути фамильяра Луиза снова повернулась к диску рулетки. Крупье как раз в этот момент запустил шарик в колесе. Девочка еще успевала сделать ставку. И Луиза поставила все оставшиеся у нее фишки на число, которое первым пришло ей в голову.

Невероятно серьезным взглядом она сердито уставилась на колесо и шарик.

С цокающим звуком роковой шарик свалился в один из карманов. Лицо Луизы на миг озарилось надеждой, а потом моментально сменилось отчаянием. Шарик выпал на номер, соседний с тем, на который поставила девочка.

Потирая болевшую промежность, Сайто встал и потащил хозяйку прочь.

- Идем.

- О чем ты говоришь?

- Что?

- Шарик выбрал соседский карман. В следующий раз он посетит и мои пенаты.

- Однако, кажется, у нас уже нет денег, чтобы сделать ставку!

- Разве нам не поможет золото, которое лежит у тебя?

- Дура! Это - мои деньги!

Он вцепился в свой пояс. Недопустимо спустить на азартные игры и эти средства. Если это произойдет, даже Сайто окажется без гроша.

- Ты не знаешь? Вещь фамильяра - это вещь хозяина. Так предопределено.

- Хватит шутить!

Однако, по сравнению с Сиестой, до слуха Луизы, которая до последней клеточки мозга была захвачена страстью к азартной игре, слова Сайто не доходили. Со скоростью молнии она уже намеревалась снова пнуть фамильяра в промежность.

Однако мальчик был научен горьким опытом. Он защитился, плотно сжав бедра. И тогда схватил вскинутую лодыжку своей хозяйки.

- Чтобы меня второй раз пнули?!

Луиза пробормотала ледяным голосом:

- ВАСУРА.

Магические путы, надетые на тело Сайто, выпустили разряд электричества. Жестоко корчась в конвульсиях, мальчик снова рухнул на пол.

- ...Вот дела, да ведь эта штуковина все еще на мне надета, - слабо бормоча, фамильяр укорял свое любопытство. Эх, если бы я не проявил интерес к казино, этого бы...

Его хозяйка обшарила пояс Сайто, без остатка отобрала все сохранившиеся там деньги, после чего полностью обменяла их на фишки. Мальчик почувствовал некоторое облегчение. Насколько бы ни был нулевым талант Луизы к азартным играм, полагаю, она не продует столько фишек до того, как мое тело оправится от онемения. Когда онемение утихнет, зажму ей рот и выведу отсюда, не дав произнести ни единого слова. Сайто принял такое решение.

- Так, ставить на число бесполезно. Вернусь к изначальной стратегии.

- Это правильно... Красное или черное. Понемногу на красное или на черное. По крайней мере, если так сделаешь...

- Проявляя уважение к своему верному фамильяру, я сделаю ставку на цвет его волос и глаз.

- Черный?

- Именно так, - кивнула Луиза и поставила фишки на черное.

Всю сумму... это были фишки на двести семьдесят экю - на всю сумму.

Казалось, что из Сайто вышел весь воздух:

- С! Т! О! Й!

Луиза улыбнулась ему:

- Вот дурачок. Хоть выигрыш всего лишь удваивается, но это - тоже деньги, так? Если я выиграю, разве мы не вернем все, что до этого момента проиграли, и даже больше? Только одна попытка. Ведь будет победа всего за один раз, так?

- П! Р! О! Ш! У!

- Было бы прекрасно, если бы я сделала так с самого начала.

Крупье запустил рулетку. Маленький шарик покатился по кругу, решая великую судьбу хозяйки и ее фамильяра.

Издавая жужжание, шарик катился по рулетке. Понемногу замедляя вращение, он указывал карман, в который должен попасть, и который должен определить их участь. Поскольку Луиза поставила большие деньги на черное, все остальные игроки поставили на красное. На черное поставила только хозяйка Сайто.

Заскочил в красное, выскочил, заскочил в черное, выскочил... Луиза забормотала таким тоном, словно была одержима манией:

- Я - легенда. Разве я могу проиграть в таком месте?

И тогда шарик упал в один из карманов и... остановился.

Луиза невольно зажмурилась.

Вокруг раздались грустные вздохи.

- ...Что?

Все, кроме меня, ставили на красное. И от них - такие вздохи. То есть, все, кто поставил на красное, проиграли. Это означает...

- Все-таки я - маг Пустоты! - закричала Луиза и широко открыла глаза. После чего изумленно разинула рот.

Шарик... оказался ни на красном, ни на черном, он попал в сделанный в одном экземпляре зеленый карман. В этом кармане, означавшем, что все деньги уходят крупье... словно приветствуя Луизу, сияло число "ноль".


* * *

Сайто и его хозяйка с отсутствующим видом сидели в углу центральной площади города, на который уже надвигались сумерки.

Колокола церкви Сен-Реми прозвонили шесть часов вечера.

Ребята были усталые и голодные, однако они не могли куда-либо пойти.

Девочка была одета в однотонное коричневое платье скромной выделки, которое ранее купил ее фамильяр, а ее ноги были обуты в грубые деревянные башмаки. Ее плащ и волшебная палочка лежали в чемодане, который держал Сайто.

Если смотреть исключительно на одеяние, то Луиза была точь-в-точь как деревенская девчонка, однако из-за ее лица, в котором виднелось до невозможности высокое происхождение, и светло-розовых волос возникало ощущение несочетаемости, словно она играла беднячку в театральной постановке.

Сайто был в своей повседневной одежде, однако ему нельзя было ходить по городу с мечом в открытую, поэтому Дерфлингер был обмотан тканью и закреплен на спине.

Луиза тихонько бормотала таким тоном, словно наконец-то заметила весь ужас их положения:

- Ч-что нам теперь делать?

Фамильяр сердито уставился на нее:

- Чтоб я еще хотя бы раз позволил тебе нести ответственность за деньги.

- У-у-у... - Луиза печально стонала, обхватив руками колени.

- Итак, в чем проблема? Деньги. Если мы не сможем снять жилье для ночлега, то не сможем также и поесть. Что тогда будем делать с нашей миссией? Великая и могущественная мисс придворная дама в прямом подчинении Ее Величества. Пожалуйста, научи своего жалкого фамильяра. Ладно? - произнес Сайто наполненные колкостями фразы. Она потратила даже мои личные деньги. Когда-нибудь она возместит это сполна, однако, в любом случае, в настоящий момент имеется непосредственная проблема: ночлег и пища.

- Я как раз думаю над этим, - сказала Луиза с сердитым лицом.

- Давай покорно явимся на поклон к Принцессе и получим еще денег.

- Невозможно. Анриетта по личной инициативе поручила мне эту тайную миссию. Даже деньги, за исключением той доли, которая предоставляется ей для собственных нужд, она, должно быть, не может свободно использовать, не поставив в известность министров. Вероятно, это было все, что она могла дать.

- И эти деньги ты спустила за тридцать минут. О чем ты только думала?

- Да ведь, имея четыреста экю, невозможно нормально выполнять общественный долг, ведь так?

- Кажется, ты только о роскоши и говоришь!

- Это - необходимый атрибут!

- Как бы там ни было, ладно, еще идея. Свяжись с родными. Точно, давай, мисс герцогиня.

- Невозможно. Ведь это - тайная миссия. Даже родным я не могу рассказать об этом.

Луиза, обняв руками колени, положила на них сверху подбородок.

Все-таки эта балда - девица, которая совершенно не знает жизни... Она даже в принципе не способна сходить за покупками. Даже я, прибывший из другого мира, на данный момент являюсь более умелым в торгах вокруг цены. Доверившись Луизе, невозможно представить, что затем делать.

Однако ничего путного в голову не лезет. Мальчик рассеянно смотрел на фонтан, установленный на площади, и вдруг...

- Что?

Он осознал, что проходящие мимо люди пристально смотрят на Луизу восхищенными взглядами. Сама того не желая, она привлекала внимание своим очарованием и благородством. Поскольку она, напоминающая своим внешним видом деревенскую девочку, сидела, обхватив колени руками, эта привлекательность была еще больше. "Она, похоже, убежала из какого-то захудалого театра", - именно такие взгляды прохожие украдкой бросали на Луизу.

Сайто, которому в голову пришла идея, вскочил.

Хозяйка рассеянно спросила:

- Что случилось?

Оставив без внимания ее слова, фамильяр громко обратился к прохожим:

- Ээ, леди и джентльмены!

- Что это? В чем дело? - останавливались люди.

- Нуу, это - девочка-волчица, сбежавшая из цирка.

- Что?

О чем этот парень говорит?

- Как бы там ни было, она была воспитана в волчьей стае, поэтому она рычит и воет, вот ужас! Однако, наиболее удивительная вещь, что она почешет шею ногой! Итак, в вашем присутствии! Она будет чесать шею ногой!

Сайто тихо прошептал Луизе:

- Ладно, почеши шею ногой. Давай.

Он взмахнул подбородком. В это лицо ступня Луизы нанесла удар. Фамильяр упал на землю.

- Ты что надумал?! М-м-мне вести себя как животное?!

Сайто тоже вскочил, после чего схватил Луизу за руку и закричал:

- Полагаю, если мы хотя бы не покажем какой-нибудь фокус, нас уже ничто не спасет! Или есть другой способ заработать денег?! А?!

Хозяйка с беспорядочно распущенными волосами устроила потасовку со своим фамильяром. Зрители с удивлением соглашались: "Определенно, это - девочка-волчица".

Однако ребята всего лишь устроили потасовку, поэтому такое зрелище скоро наскучило, и собравшиеся люди начали расходиться. Ни гроша нам не досталось. Сайто выбился из сил и лег на землю. Из-за усталости его хозяйка тоже утратила свои физические силы и уселась своему фамильяру на спину.

- Я голодна...

- Я тоже...

Кто-то кинул ребятам, которые вот так устроились на земле, медную монету. Сайто бросился вперед и подобрал ее. А Луиза возмущенным голосом закричала:

- Кто?! Выйди сейчас же!

После этого из толпы появился человек странного вида.

- Ах... Ведь я подумал, что вы - нищие... - на удивление, он говорил словно женщина.

- Чтоо? Отправляйся туда, откуда пришел! Я - не нищая! Ты будешь несказанно удивлен, но я - из семьи герцога...

Когда она намеревалась произнести еще что-то, Сайто вскочил и рукой зажал ей рот.

- Герцога[1]?

- Н-не обращайте внимания! Точно! У нее немножко не в порядке с головой. Именно так.

Девочка безмолвно бушевала, однако фамильяр, не обращая на это внимания, крепко держал ее. Если она будет еще больше привлекать внимание, то секретной миссии не выйдет.

Мужчина, по-видимому, заинтересованно уставился на Луизу и Сайто. Его внешность была весьма вычурная. У Гиша внешний вид тоже был претензионным, однако их направления слегка отличались. Мужчина уложил свои черные волосы с помощью масла, заставив их ярко блестеть; фиолетовая атласная рубашка была спереди широко расстегнута, что позволяло торчать наружу спутанным грудным волосам. Под носом и на подбородке с ямочкой располагались стильные усики и бородка. До Сайто долетел сильный аромат духов.

- Итак, почему ты спишь на земле?

- Ну, нам некуда пойти и нечего есть...

- Но мы - не нищие, - решительно сказала Луиза. Человек, по-видимому, заинтересованно уставился на ее лицо.

- Вот как? В таком случае - добро пожаловать в мой дом. Меня зовут Скаррон. Я - управляющий гостиницы. Предлагаю вам комнату, - приветливо улыбаясь, произнес мужчина. Его манера говорить и внешний вид были неприятными, но, похоже, он был сердечным человеком. Лицо Сайто просияло.

- Правда?!

- Да. Однако, есть только одно условие.

- Все, что угодно.

- Я также управляю таверной, которая расположена на первом этаже. Эта девица будет помогать там с работой. Вот такое условие. Согласны?

На лице Луизы отразилось колебание, однако она послушно кивнула, когда Сайто сердито взглянул на нее.

- Тре бьен[2].

Скаррон обеими ладонями коснулся щек и, вытянув в ниточку губы, удовлетворенно улыбнулся. "Он ведет себя, как гей. Или лучше сказать, он не может быть никем иным, кроме как геем. Отвратительно. Оказывается, в других мирах тоже есть геи... и вдобавок - это "тре бьен"... - Сайто почувствовал странную подавленность.

- Тогда решено. Следуйте за мной.

Скаррон пошел вперед, покачивая бедрами, словно двигался в такт какому-то ритму. Фамильяр взял Луизу, которая, похоже, не горела энтузиазмом, за руку и последовал за ним.

- Мне что-то не хочется. Он - странный.

Сайто горящими от возмущения глазами заглянул в лицо своей хозяйке.

- Думаешь, мы находимся в таком положении, что можем выбирать?

- Внимание! Феи! - хозяин, энергично крутя бедрами, окинул взглядом обстановку в таверне.

- Да! Управляющий Скаррон! - хором воскликнули девочки, одетые в разноцветные яркие наряды.

- Неправильнооооооо! - не согласился с криком своих подчиненных хозяин, страстно раскачивая бедрами вправо-влево. - Я, кажется, говорил: в гостинице, пожалуйста, зовите меня "Ми мадемуазель"!

- Да! Ми мадемуазель!

- Тре бьен.

И так, и этак раскачивая бедрами, Скаррон с радостным видом затрепетал. От такого поведения мужчины средних лет, который привел их с Луизой сюда, Сайто едва не стошнило.

Однако девочки, работающие в таверне, вероятно, уже привыкли, и ни у одной из них выражение лица не поменялось.

- Итак, сначала - печальное сообщение от Ми мадемуазель. В последнее время доходы таверны "Очаровательная Фея" падают. Согласно полученным сведениям, кучка вульгарных заведений, называемых "Кафе", подают посетителям "чай", который начали импортировать с востока, и тем самым продолжают переманивать наших клиентов... - хозяин захлюпал носом.

- Не плачьте! Ми мадемуазель!

- Вы правы! Если мы проиграем этому чаю, само название "Очаровательная Фея" будет рыдать!

- Да! Ми мадемуазель!

Скаррон вскочил на стол. И там начал страстно позировать.

- Правило Очаровательных Фей! Уууун!

- Принимать гостя с жизнерадостной улыбкой на лице!

- Правило Очаровательных Фей! Дееее!

- Внутри таверна блестит от чистоты!

- Правило Очаровательных Фей! Труаааа[3]!

- Нужно получить большие чаевые!

- Тре бьен.

Скаррон, по-видимому, в удовлетворении улыбнулся. Затем, заставляя свои бедра извиваться, он принял очередную позу. У Сайто желудочный сок подступил к горлу, но мальчик отчаянно сглотнул.

- Итак, теперь для фей - замечательная новость. С сегодняшнего дня у нас появятся новые друзья.

Девочки зааплодировали.

- Итак, Будем знакомиться! Малышка Луиза! Добро пожаловать!

Окруженная аплодисментами, появилась хозяйка Сайто, лицо у которой стало пунцовым от смущения и негодования. "Ух!" - фамильяр затаил дыхание. Парикмахер, работающий в гостинице, уложил ее светло-розовые волосы, а по бокам заплел три небольшие косички. Девочка была одета в рискованно короткое белое платье[4]. Верхняя часть костюма, словно корсет, облегала тело, делая его линии более выразительными. На спине был глубокий вырез, который источал еще незрелую девичью привлекательность. Вид у Луизы был совершенно как у милой феи.

- Ее отец намеревался продать ее в цирк в качестве залога за свои карточные долги, тем не менее, будучи на волосок от гибели, она сбежала вместе со своим старшим братом. Малышка Луиза - очень милая, однако очень несчастная девочка.

Со стороны других работниц таверны донеслись вздохи сочувствия. Это была ложь, которую Сайто сфабриковал по дороге в гостиницу. В силу необходимости он решил назваться старшим братом Луизы. Откуда ни взгляни, по наружности эта парочка не смотрелась как младшая сестра и старший брат, однако это обстоятельство не очень-то мешало Скаррону. Как бы там ни было, кажется, все было в порядке.

- Малышка Луиза, ну же, поприветствуй других фей, которые будут твоими подругами.

Девочка дрожала как осиновый лист. "Она злится. Бурно. Сильно. Такую дворянку с обостренным чувством гордости, как Луиза, вынудили одеться в такой костюм, и сказали, чтобы она склонила голову перед простолюдинами. Вероятно, она вот-вот начнет буянить, и даже разнесет здесь все с помощью заклинания Взрыва, разве нет?" - Сайто был напуган.

Однако... чувство ответственности, что она не выполняет свою миссию, подавило гнев в его хозяйке.

Если попытаться поразмыслить, то таверна - это заведение, куда стекаются все слухи. Самое подходящее место для сбора информации. Вдобавок, мы без гроша, поэтому иного выхода нет. Девочка, убеждая себя, что это - тоже миссия, с дергающимся улыбающимся лицом поклонилась.

- М-м-м-меня зовут Луиза. П-п-п-прошу любить и жаловать.

- Отлично, аплодисменты! - подбодрил всех Скаррон. По таверне загремели еще более громкие аплодисменты, чем это было ранее. Хозяин пристально взглянул на большие часы, висевшие на стене. Это было время начала работы заведения.

Скаррон громко щелкнул пальцами. Среагировав на этот звук, выделанные с помощью волшебства куклы, установленные в углу таверны, начали исполнять бравурную музыку. Это была мелодия марша. Взволнованным голосом Скаррон заговорил:

- Итак! Время открываться!

Двустворчатые двери с грохотом распахнулись, и ожидавшие с нетерпением посетители сразу хлынули массой внутрь.


* * *

Таверна "Очаровательная Фея", куда прибыли Сайто и его хозяйка, только с виду была обычным питейным заведением, однако это было популярное место, поскольку здесь привлекательные девочки в соблазнительной одежде разносили клиентам выпивку. Скаррон заметил красоту и очарование Луизы и привел ее в таверну в качестве официантки.

Сайто, которому выдали фартук с вышитым символом гостиницы, было поручено мыть посуду. Поскольку ему тоже было предоставлено жилье, ему невозможно было не работать.

Таверна процветала, и поэтому мальчику приносили столько посуды, что она напоминала горы.

Похоже, мытье посуды - это работа для новичков, и неважно, находишься ли ты в ином мире или еще где-либо. И никто не помогает. Сайто не хотелось мыть посуду в таверне того гея, однако он резко подавил эти чувства.

Это все - ради задания Луизы. Она - ни на что не способная, эгоистичная, упрямая и дерзкая девчонка, которая не прислушивалась ни к единому моему слову, однако тут уж ничего не поделаешь, поскольку я в нее влюблен. И хотя я не раз буду жаловаться, у меня есть намерение и на этот раз не сдаваться, чтобы удачно получился так называемый сбор информации, порученный Луизе. И еще, печальное лицо Анриетты, которое я видел на берегу озера Лак Д'Ориент... Мне хочется сделать что-нибудь для той несчастной Принцессы. Если я могу благодаря своим способностям помочь людям, которых я люблю... то не будет проблем, если я займусь поисками способа вернуться домой позднее. Внутри клубился сонм низменных страстей, однако Сайто, который неожиданно был обладателем простодушия и непорочности, размышлял именно в таком русле.

Мальчик в отчаянии вел рукопашный бой с посудой. Однако в любой работе есть предел. Скоро уставшие руки перестали двигаться. Тем не менее, хотя он смертельно устал, количество требующей мытья посуды не уменьшалось. Ее груды начали неуклонно накапливаться.

Рядом с выбившимся из сил Сайто, который перед местом для мытья посуды рассеянным взглядом уставился на горы тарелок, появилась девочка в ярком наряде. Это была миловидная девица, обладающая длинными прямыми черными волосами. Ее густые брови испускали живительную ауру. Девочка выглядела так, что ее возраст не сильно отличался от возраста Сайто. На ней было зеленое платье с глубоким декольте, и мальчик сразу же взбодрился, когда его взгляд упал на ложбинку между ее грудей.

- Эй! У нас нет чистой посуды, ты слышишь? - подбоченившись, эта девочка закричала на него.

- П-прости! Я сейчас!



Сайто, который уже привык, что им помыкают симпатичные девицы, подскочил и рефлекторно принялся мыть посуду. Глядя на его неумелые движения рук, черноволосая девочка склонила голову набок:

- Уступи-ка мне место.

С этими словами она взяла из рук мальчика тряпку для мытья посуды, после чего начала умело мыть тарелки. Благодаря плавным движениям, в которых не было ничего лишнего, девочка постепенно справлялась с кучами посуды. Так Сайто узнал, что существуют секреты даже при мытье тарелок.

- Занимает много времени, если мыть каждую сторону тарелки за раз, не так ли? А сделав вот таким образом, словно зажимаешь тарелку с двух сторон тряпкой, смоешь все за один раз.

- Поразительно, - произнес Сайто. Его лицо выглядело так, словно он действительно впечатлен, поэтому девочка приветливо улыбнулась:

- Я - Джессика. А ты - старший брат новенькой официантки, не так ли? Как тебя зовут?

- Сайто. Хирага Сайто.

- Странное имя.

- Да оставьте его уже в покое.

Мальчик принялся мыть тарелки рядом с Джессикой. Предварительно оглядевшись по сторонам, она тихо пробормотала ему:

- Эй, слушай, то, что вы с Луизой являетесь братом и сестрой - вранье, не так ли?

- Нет, все без обмана, старший брат и младшая сестра, именно так, - нескладным голосом произнес мальчик.

- А разве у вас совершенно не отличаются ни цвет волос, ни цвет глаз, ни черты лица? Нет таких людей, которые вам поверят.

У Сайто не было слов.

- Хотя, ладно, все в порядке. Ведь у всех девочек, которые находятся здесь, есть свои причины. Здесь нет такого человека, который стал бы копаться в прошлом других людей. Успокойся.

- В-вот как...

Джессика резко заглянула Сайто в глаза. И в этот момент что-то в нем екнуло.

- Эй, слушай, однако исключительно мне потихоньку все объяснишь? Действительно, что за отношения между вами? Откуда вы убегаете?

Похоже, подобно Сайто она была переполнена любопытством. Джессика с возбуждением на лице уставилась на мальчика. Однако, не следует рассказывать ей правду.

Сайто посмотрел на ее эффектный наряд. Похоже, одна из фей-официанток. Излишние расспросы были обременительны, поэтому мальчик помахал рукой, и этот жест словно бы говорил: "Иди на свое место".

- А все в порядке, что ты здесь прохлаждаешься? Наверное, у тебя есть своя работа. Иди разносить вино и эль. Управляющий Скаррон разозлится на тебя.

- Со мной все будет в порядке.

- Почему?

- Потому что я - его дочь.

Сайто выронил тарелку. И та со звоном разлетелась вдребезги.

- Ах! Зачем ты бьешь посуду?! Ведь мы вычтем это из твоего жалования!

- Дочь?

- Именно так.

"Чтобы у того гея-управляющего родилась такая милая дочь... что гены-то творят", - подумал Сайто.

- Эй! Не только болтай, но и двигай руками! Ведь сейчас в таверне станет еще более посетителей!


* * *

Конечно, фамильяру приходилось несладко, но еще более жестокие муки поджидали Луизу.

- ...В-ваш заказ, извините, что заставила ждать.

Отчаянно пытаясь изобразить натянутую улыбку... она поставила на стол бутылку вина и керамическую кружку. Перед Луизой находился грубо ухмыляющийся мужчина, который уставился на нее.

- Сестренка. Налей-ка мне.

Прислуживать простолюдину? Простолюдину? Простолюдину? Такая дворянка, как я? Такая дворянка, как я? Такая дворянка, как я?

В ее мозгу вертелись такие унизительные мысли.

- А? Что случилось? Кажется, я сказал налить мне вина?

Луиза сделала выдох и заставила свои чувства успокоиться.

Это - задание. Это - задание. Сбор информации, переодевшись простолюдинкой. Сбор ин-фор-ма-ции...

Бормоча это как заклинание, она кое-как состроила улыбающееся лицо.

- С-с удовольствием налью.

- Хм...

Луиза взяла бутылку и начала медленно наливать мужчине вино в кружку. Однако... Поскольку она вся дрожала от гнева, то промахнулась, вино пролилось, и попало на рубашку клиента.

- Ух! Ты пролила!

- П-прости...те.

- Извинениями тут не обойтись!

Затем мужчина пристально уставился на девочку.

- Хотя... у тебя нет груди, ты сравнительно красивая.

Луиза моментально побледнела.

- Ты мне понравилась. Ладно, напоишь меня вином из своих губ?! И тогда я прощу тебя! Ха-ха-ха!

Девочка взяла со стола бутылку, после чего, сколько могла, набрала в рот вина и выдула все это прямо в лицо мужчине.

- Что ты делаешь? Чертовка!

Бам! Луиза поставила ногу на стол и посмотрела на сидящего клиента сверху вниз.

- Что?!

Мужчина моментально отшатнулся перед силой, исходящей от этой маленькой девочки.

- П-п-п-простолюдин! Т-т-т-ты думаешь, кто я такая?

- Ч-что?

- Т-т-т-ты будешь несказанно удивлен, я - г-г-г... герцо...

В тот момент, когда Луиза намеревалась сказать, что она из семьи герцога, ее оттолкнули сзади.

- Прошууууу прощеееееения!

Это был Скаррон. Он плюхнулся на скамью рядом с мужчиной, после чего принялся вытирать его рубашку полотенцем, которое держал в руке.

- Что это за гомик... Надобности в тебе...

- Так не пойдет! Рубашка намокла от вина! Эй, малышка Луиза! Принеси новую бутылку вина! А пока Ми мадемуазель составит вам компаааааанию!

Скаррон прильнул к мужчине. У посетителя сделалось такое лицо, словно он готов расплакаться, однако он не мог двинуться, поскольку его с нечеловеческой силой обнял хозяин заведения.

- Х-хорошо! - пришедшая в себя Луиза бросилась на кухню.


* * *

- Итак, спасибо за отличную работу!

Когда таверна закрылась, было уже утро, и небо начало светлеть. Сайто и Луиза стояли, пошатываясь. Они хотели спать и, по-видимому, смертельно устали. От непривычной работы ребята были измотаны.

- Все усердно трудились. В этом месяце мы получили прибыль, - Скаррон начал раздавать жалование кухонным поварам и работающим в таверне официанткам, которые издавали радостные крики. Похоже, сегодня был день выдачи зарплаты.

- Вот, малышка Луиза. Сайто.

На мгновение их лица просияли: "И мы тоже что-нибудь получим!" Однако... то, что они получили, было листом бумаги.

- И что это? - спросил мальчик. Улыбка исчезла с лица Скаррона.

- Счет. Сайто, сколько тарелок ты разбил? Малышка Луиза, скольких клиентов ты разозлила?

Фамильяр и его хозяйка переглянулись и вздохнули.

- Все в порядке. С самого начала любой совершит ошибки. Отныне трудитесь усердно, и вернете свои долги!


* * *

И... только на этом их вздохи не закончились.

Комната, которую предоставили Луизе и Сайто... оказалась на чердаке, куда нужно было подниматься с помощью лестницы, расположенной на втором этаже в конце коридора, где в ряд размещались двери в гостевые номера.

С какой стороны не взгляни, но это помещение не было предназначено для проживания людей. Сумрачное и пыльное, оно, похоже, использовалось в качестве кладовой. Сломанные шкафы и стулья, деревянные ящики с винными бутылками, бочки... здесь были нагромождены разнообразные вещи. В помещении стояла единственная грубая деревянная кровать. Луиза села, и ложе тут же с глухим стуком накренилось, поскольку у него подломилась ножка.

- И что это?!

- Полагаю, кровать.

Сметая паутину, Сайто открыл маленькое окно. Сразу же в чердачную комнату с писком залетели летучие мыши, которые, похоже, были здешними обитателями, и повисли на стропилах вниз головой.

- А это что?!

- Полагаю, наши соседи по комнате, - спокойным голосом произнес фамильяр.

- Это - намек, что такая дворянка, как я, будет вынуждена здесь спать?! - сердито закричала Луиза.

Сайто молча взял лежащее на кровати одеяло и вытряхнул из него пыль. Тогда, накрывшись им, лег на постель.

- Эй, давай спать. Кажется, мистер Скаррон предупредил. Я встаю в полдень и готовлю таверну. А ты занимаешься уборкой.

- Почему ты послушно с этим смирился?

- Это не сильно отличается от того, как со мной обращается некая персона, - как только Сайто это произнес, он тут же засопел во сне, видимо, от усталости. Луиза стенала на разные лады, однако скоро, похоже, смирилась и легла рядом с фамильяром. Поворочавшись, она положила голову ему на руку.

Определенно, это - ужасное место, однако... и здесь есть всего лишь одна вещь, которая несказанно радовала.

Здесь нет той служанки.

- Действительно, ведь я не понимаю, что хорошего в этом глупом фамильяре! Влюбленной в него служанки здесь нет. И это, честно говоря, радует. Хотя мне... особо... это... не нравится... - бормоча подобные вещи, Луиза в чуточку счастливых чувствах потерлась щекой по руке Сайто и закрыла глаза. Покраснев, она прошептала: "Раз уж так случилось, во время этих каникул обходись со мной нежно".

"А еще... я должна собирать все до последнего так называемые городские слухи и сообщать Принцессе. По-видимому, это станет хлопотным занятием", - размышляя над этим, девочка уснула.


* * *

Тем не менее.

Скромное счастье Луизы было полностью разбито. Это стало очевидным в следующий вечер. В этот раз таверна "Очаровательная Фея" снова преуспевала. Измотанная девочка, разносила вино и закуски, как это было вчера.

Реакция подвыпивших мужчин при виде хозяйки Сайто была двух видов.

Во-первых, имелась часть посетителей, которые, узрев Луизу с некоторыми миниатюрными частями тела, раздражались: "В этой таверне используют детей?" Клиентов, которые так заявляли, она обслуживала вином по полной программе. Такие люди напивались вина прямо вместе с бутылкой.

С другой стороны имелись посетители, у которых были особые интересы. Луиза только из-за внешности походила на миленькую дурочку, поэтому, кажется, для данного рода людей наоборот это было приятно. Такие клиенты протягивали руку, чтобы приласкать или обязательно погладить за попку или по бедрам молчаливую и смотревшуюся послушной девочку. Этим посетителям Луиза обеспечивала обслуживание раскрытыми ладонями.

Такие люди получали пощечины по обеим щекам, а иногда - и по носу.

Таким образом, Луиза, не сумевшая сказать ни единой любезности, не смогла получить ни гроша чаевых, после чего ее позвал Скаррон и поставил в углу таверны со словами: "Отсюда наблюдай и учись методам работы других девочек".

И в самом деле, другие официантки были ловкими. Они приветливо улыбались и, что бы ни говорили или не делали посетители, девочки не гневались. Они плавно и искусно поддерживали беседу и раздавали клиентам комплименты... тем не менее, они мягко перехватывали мужские руки, которые намеревались их лапать, и не позволяли коснуться себя. В результате посетители, намереваясь завладеть вниманием этих официанток, раскошеливались на чаевые.

"Я ни за что не смогу действовать так же, ведь так?" - Луиза скривила губы.

В этом мире, где маги - выходцы из дворян, я родилась в доме семьи Вальер. Вы будете несказанно удивлены, но это - семья герцога! Если я вернусь в родовое поместье, то ко мне будут обращаться: "Леди Луиза!" Даже если будет объявлено, что завтра наступит конец света, никто не заставит меня произнести такие любезности. Тем более, в этом постыдном одеянии...

Костюм?

Только в этот момент Луиза спохватилась. Я одета в то же самое платье, что и вчера. Даже я сама считаю, что моя душа определенно не милая, однако моя внешность довольно привлекательная, разве не находите? Она заметила зеркало, по случаю установленное в таверне. И попробовала по-разному перед ним попозировать. Зажала губами большой палец руки, повторила ту же позу с другими пальцами, изобразила нерешительность, слегка подняв взгляд кверху...

"Да. Это одеяние постыдное, тем не менее, я прелестна. Даже если вокруг будет гниль, я - аристократка. С благородством, которое переполняет меня, ни одна из имеющихся здесь девчонок даже не сравнится со мной. Именно так. Наверняка. Вероятно.

Неужели же Сайто не посмотрит с восхищением на меня в таком одеянии? - подумала она и тут же почувствовала себя счастливой. - Что, тупица? Только сейчас заметил мое очарование, и ведь так поздно! Конечно, он заведет: "Ах, Луиза такая милая, невероятная, ах, все это время рядом со мной находилась такая прелестная девочка... а я не замечал этого... несмотря на это, я, такой болван, был без памяти от какой-то служанки... вынуждал ее надеть матроску и покружиться... я раскаиваюсь... Этот тупой пес раскаивается".

Хм. Ну разве не дурачина? Только сейчас заметил красоту своей хозяйки, и ведь так поздно. К слову сказать, ты - простой фамильяр, поэтому, слышишь, так нахально не смотри на меня своим пристальным взглядом, а вычисти-ка мне туфли! Чего тебе? Недопустимо. Прикоснуться к своей хозяйке недопустимо. Хоть ты и пес, к чему ты прикоснешься? Однако, если ты обещаешь служить мне всю жизнь, я позволю тебе немножечко. Всего лишь чуть-чуть. Однако взамен падай передо мной ниц. Слышишь? Падай ниц и проси прощения за то, что до сего момента пренебрегал своей хозяйкой. Понял?"

С настолько разыгравшимся воображением Луиза захихикала, прикрывая рот ладонью. И тогда искоса... размышляя: "Ведь сейчас он без памяти от меня", она украдкой взглянула на кухню.

Вот он! Тупой пес, потупившись тупым лицом, моет посуду!

Что?

Определенно, Сайто, энергично осматривая зал, в котором находилась Луиза, рассеяно мыл посуду. Однако... его глаза были направлены не на свою хозяйку. Девочка попыталась отследить конечный пункт этого взгляда. Там оказалась девочка с длинными черными волосами, которая смеялась до упаду вместе с клиентом. Это была Джессика, дочь Скаррона.

Светло-розовые волосы Луизы внезапно встали дыбом.

Ты опять? Значит, черноволосая?

Она снова вела наблюдение за Джессикой. И до миллиметра отслеживала место, куда упирался взгляд фамильяра. Дочь управляющего была одета в опрятное платье с глубоким вырезом на груди. И взор Сайто точно наводился именно на ложбинку между грудей, выглядывающую из декольте одеяния.

Значит, груди? Тебе настолько нравятся эти предметы, напоминающие яблоки?

Почему же этот пес вот так любит груди? Эй!

Сайто издал тяжелый вздох. Затем с зачарованным лицом нарисовал руками в воздухе две окружности, словно измерял обхват грудей Джессики. В мозгу у Луизы что-то щелкнуло, и она тотчас же изо всей силы швырнула в фамильяра ближайшую кружку. Предмет попал Сайто прямо в голову рядом с виском, после чего мальчик рухнул перед раковиной.

- Ты что творишь?!

Мужчина, чью кружку она бросила, встал и уже намеревался ухватить Луизу за плечо. Держась за стол, она подпрыгнула всем телом и обслужила посетителя в лицо подошвами обоих туфель. По сравнению с услугами таверны это было особое двойное обслуживание.

Трясясь всем телом, девочка стиснула кулаки, искоса глядя на подбежавшего с криком: "Малышка Луиза!" - Скаррона.

- Тот фамильяр... ну, посмотришь еще. Поскольку я точно тебя обслужу!


* * *

Когда Сайто очнулся... перед его глазами была большая грудь Джессики. "В чем дело?!" - с такой мыслью он разинул рот от удивления.

- Ага, ты наконец-то очнулся.

Оглядевшись, он понял, что лежит на кровати.

- Где я?

- В моей комнате.

Джессика сидела на стуле, обхватив руками его спинку, и улыбалась.

- Почему?

- Ты потерял сознание, когда тебе в голову попала кружка.

- Вот оно что... что это была за кружка?!

Однако, похоже, Джессику данная тема не интересовала.

- Эй, слушай, я все поняла.

- Что именно?

- Луиза. Этот ребенок - дворянка?

Сайто сильно закашлялся.

- Будет лучше, если ты не станешь разыгрывать из себя дурака. Знаешь, папа также доверил мне руководство официантками в таверне. В отношении девочек у меня необыкновенная наблюдательность. Луиза, это дитя, даже не знает, как разносить блюда. В довершение всего, она на редкость горделивая. И еще ее манера поведения... вероятно, она - дворянка.

Сайто схватился за голову. Даже если хозяйка надела скромное платье, разве все не вскроется? Что замаскирует личные качества? В ней невозможно этого скрыть.

- Ха! Она - дворянка?! Вряд ли! Она грубая, невоспитанная, и в ней нет ни капли элегантности...

- Да все нормально. Ведь я никому не скажу. Таковы обстоятельства, верно?

Заметив его молчание, Джессика улыбнулась. В этой девчонке - просто море любопытства... Она специально принесла его в свою комнату, поскольку хотела порасспросить.

- Лучше тебе не соваться в это дело, - вполголоса сказал Сайто. Он полагал, что заставит ее испугаться и не заниматься расследованиями. Однако на Джессику это не подействовало.

- Что?! О чем ты?! Вы замешаны в каком-то преступлении[5]? По-видимому, это увлекательно, разве нет?!

Она всем телом подалась вперед и приблизила к Сайто свое лицо... и свою грудь. "Почему ее ложбинка до такой степени сильно заметна? Ее наряд более откровенный по сравнению с одеждой Сиесты, поскольку она - городская девчонка?" - его растерянное лицо покраснело, и от этого Джессика многозначительно улыбнулась.

- Послушай.

- Что еще?

- Ты раньше никогда не встречался с девушкой, я права?

- Ч-что? Нуу, ты, так пренебрежительно...

"Это - попадание в десятку. Эта девчонка проницательна во всем..." - Сайто покрылся холодным потом.

- Понимаю. Я - проницательная девчонка с заметной грудью? Ведь я сразу же понимаю, что творится в голове у парней из деревни.

Мальчик, которого назвали сельским жителем, разозлился. "Черт побери, ты, да по сравнению с Токио эта Тристания или не знаю, как там ее, - просто крошечная песчинка. Да ты разрыдалась бы, если бы увидела Токийскую Башню", - с такими мыслями Сайто парировал:

- Кто здесь - деревенщина? Я не хочу, чтобы это говорила дочь гея.

- Это жестоко. Даже такой, он все равно - мой добрый папа. Когда мама умерла, он сказал: "Ну что ж, папа будет также исполнять обязанности вместо мамы..."

- Все эти "тре бьен"?

Джессика кивнула.

- Ладно, хватит насчет папы. Слушай, что вы замышляете вместе с этой девчонкой-дворянкой? Ведь ты - не дворянин, не так ли? Ты - ее слуга?

- Я - не слуга, - сердито произнес Сайто, после чего девочка тут же удовлетворенно усмехнулась и схватила его за руку.

- Ч-что?

- Научить тебя, как обращаться с девушками?

- Что?

За какой-то миг тело мальчика одеревенело, и он пристально уставился на Джессику. Эта девчонка из таверны, которая отлично понимала, как использовать свое обаяние, не упустила из виду это моментальное изменение.

- Однако взамен все мне объяснишь? Что вы, двое, задумали...?

Она повлекла захваченную руку Сайто к ложбинке своих грудей.

У мальчика родилась идея. Завязать дружеские отношения с девочкой из таверны. Разве это не превосходный ход для сбора информации? В таверну будут приходить различные люди. Будут стекаться слухи. Компания, замышляющая дурное, потеряв бдительность рядом с девочками, возможно, выболтает свои секреты.

Полагаю, сделать здесь Джессику нашим союзником будет большим подспорьем в нашей будущей миссии.

И в тот момент, когда ему в мозг, обдумывающий подобные планы, от пальцев руки передалось ощущение тепла девичьей кожи...

Дверь в комнату Джессики разлетелась в щепки.

Сайто подпрыгнул от неожиданности. В дверном проеме находилась мелко трясущаяся Луиза, одетая в свое белое платье.

- Чем это ты занимаешься?!

Мальчик заметил положение своей руки и в панике отдернул ее.

- С-сбором информации.

- Чью и в каком месте ты ее собираешь?

Фамильяр продолжал пребывать в панике, и тогда Луиза решительно прошла в комнату и провела прямой удар ногой ему в пах. Мальчик упал. Когда хозяйка схватила его за лодыжки и уже намеревалась, как это заведено, потащить...

Ее окликом остановила Джессика:

- Луиза, подожди-ка.

- Что?

- Почему ты не обслуживаешь клиентов? Еще только - середина рабочего времени, я права?

Луиза задрожала как осиновый лист из-за того, что городская девчонка обращается к ней вот так непочтительно, по имени, но сейчас ничего нельзя было поделать.

- Помолчи! Э-этого... тупого старшего братца проучу, и сразу же вернусь к работе!

Было решено говорить здесь всем, что Сайто - ее старший брат.

- У тебя находится свободное время, чтобы творить подобные вещи? Несмотря на то, что ты еще ни разу не смогла нормально получить чаевых...

- П-полагаю, здесь нет никакой связи.

- Есть, и очень значительная. Поскольку мне поручено руководить официантками. И такие девицы, как ты, меня беспокоят. Ты выводишь из себя постоянных посетителей  и не приносишь заказы. И еще - швыряешь кружки. И еще - дерешься.

Луиза надулась.

- Нуу, с этим ничего не поделаешь. Такой вздорный ребенок, как ты, не годится на роль феи из таверны, - со скучающим видом произнесла дочь Скаррона.

- Я - не ребенок! Мне шестнадцать!

- Что? Мы с тобой - одногодки?

Джессика уставилась на собеседницу, и на ее лице было написано: "Я действительно удивлена".

Затем она, взглянув на грудь Луизы, посмотрела на свою. И, посмеиваясь, прикрыла рот ладошкой:

- Нуу, удачи. Хотя я уже не питаю иллюзий, однако, если ты еще оплошаешь, то окажешься на улице.

Этот выпад Джессики задел Луизу.

- Ч-что за дела... тупые девицы, и у каждой - настолько большие груди... и говорят про человека, что он - вздорный ребенок, что он - дитя, что он - водяная блоха...

Лежащий на полу Сайто замолвил словечко:

- Эй, никто до того, чтобы водяной блохой...

Луиза наступила ему ногой на лицо. Фамильяр застонал и затих.

- Я соберу достаточно чаевых, чтобы построить замок!

- Чтооо, правда? Это радует!

- Ведь если я начинаю серьезно относиться к делу, то это просто поразительно. Все мужчины будут на меня оглядываться!

- Ты утверждаешь?

- Именно так и утверждаю. Да кто проиграет такой как ты? - решительно заявила Луиза, с ненавистью глядя на ложбинку между грудями Джессики. Тупой пес пялился сюда. Тупой пес совал сюда свои руки!

- Как раз вовремя. На следующей неделе будет борьба за чаевые.

- Борьба за чаевые?

- Именно. Девочки из таверны будут соревноваться в том, как много чаевых они получат. Победительнице также, несомненно, будет подготовлен приз.

- По-видимому, призы мне не интересны.

- Постарайся, насколько это возможно. Если обойдешь меня в борьбе за чаевые, то я больше не назову тебя ребенком. 

- Феи! Наконец наступила эта долгожданная неделя!

- Да! Ми мадемуазель!

- Начнем же напряженную борьбу за чаевые!

В таверне раздались аплодисменты и веселые возгласы.

- Итак, как вы все знаете... гостиница "Очаровательная Фея" была основана четыреста лет назад во времена правления Его Величества Анри III, которого также называли "Чарующий Король Тристейна". Его Величество Анри III, который согласно утверждениям был бесподобным красавцем-мужчиной, называли реинкарнацией доброго духа, - Скаррон заговорил зачарованным тоном. - В один из дней этот Король скрытно посетил город. И что еще более поражает, - он направился в эту таверну, которая только недавно открылась. В те времена гостиница называлась "Логово Угря", и в этом названии не было ничего романтичного или отталкивающего. И что же - король влюбился в девушку-официантку, которую встретил здесь!

Скаррон печально покачал головой.

- Однако... это - неслыханное дело, чтобы Король любил девушку из таверны... В конце концов, Его Величество отказался от своего чувства... И тогда Король приказал сшить бюстье[6], которое подарил той девушке, чтобы существовала хотя бы память об этой любви. Мой предок был так сильно восхищен этой страстью, что в честь того бюстье сменил название гостиницы. Прекрасная история...

- Прекрасная история! Ми мадемуазель!

- А вот и оно, Бюстье Очаровательной Феи!

Управляющий гостиницы резко сбросил с себя куртку и штаны. Именно на этот раз Сайто, который наблюдал издалека, стошнило. Поскольку дошло до того, что Скаррон надел на себя короткое сексуальное бюстье черного цвета, которое идеально облегало его фигуру.

- Это Бюстье Очаровательной Феи, которое Король подарил своей возлюбленной четыреста лет назад, - реликвия моей семьи! На этот предмет одежды наложено заклинание Очарования, а также заклинание, которое изменяет размеры одеяния и подстраивает их точно под фигуру того, кто это наденет.

- Замечательно! Ми мадемуазель!

- М-м-м-м!.. Тре бьен! - произнес Скаррон наполненным эмоциями голосом, после чего принялся позировать.

И в этот момент... в голове у Сайто к его вящему удивлению проснулась мысль: "А смотрится это средненько, разве нет? Является ли это чувством доброжелательности к управляющему гостиницы? Хотя его внешний вид отвратителен, при всем том, что-то в этом есть?" - мальчик начал ощущать нечто подобное.

И тут фамильяр спохватился. Это, должно быть, - истинное воздействие заклинания Очарования?! Однако внешний вид управляющего гостиницы, так или иначе, воздействует отрицательно, поэтому получалась только такая оценка: "Выходит средненько".

"И в самом деле. В данном случае человек, надевший бюстье - Скаррон, поэтому никаких иных мнений, кроме этого, в голову не приходит, однако, если это наденет обычная девочка... вероятно, она будет смотреться бесподобной красавицей. Все-таки, магия - страшная штука", - Сайто кивнул.

Все еще позируя, управляющий продолжил свою речь:

- Официантке, которая одержит победу в борьбе за чаевые, начинающейся на этой неделе, будет даровано право носить это Бюстье Очаровательной Феи один день! И еще! Сколько же чаевых она получит за день, пока будет его носить?! Сердце выскакивает из груди только от того, что это представляешь! Именно поэтому вы все, постарайтесь, как только сможете!

- Да! Ми мадемуазель!

- Очень хорошо! Тогда все вместе! Провозгласим тост!

Девочки одновременно подняли бокалы.

- За успех в борьбе за чаевые, за процветание в торговых делах и...

Прервав на этом свою речь, Скаррон откашлялся и встал навытяжку с серьезным лицом. И только теперь произнес настоящим голосом мужчины средних лет, а не в обычных женских интонациях: "Помолимся за здоровье Ее Величества Королевы. Осушим бокалы", - после чего поднял свой стакан.


* * *

Итак, это была начавшаяся таким образом борьба за чаевые, однако...

В первую очередь Луиза прекратила болтать, поскольку подумала, что и сегодня она тоже может не получить чаевых. Девочка заметила, что как только она открывает рот, так сразу заставляет посетителей злиться. Именно поэтому она посчитала нужным по возможности молчать.

Приняв такое решение, она наливала вино одному из посетителей, и тут он заговорил с ней. Наконец-то. Есть шанс, что я смогу получить чаевые.

- Эй, ты, ничего, если ты немного задержишься? Покажи мне свою ладонь.

Луиза протянула руку.

- Я увлекаюсь гаданием, поэтому погадаю тебе.

Клиент пристально посмотрел на ее ладонь и начал рассказ:

- Согласно прорицанию ты... родилась в семье мельника. Я прав?

Схватив за руку меня, дворянку, и говорить о каких-то там мельниках? Что за дела?

Посетитель снова продолжил гадать:

- О! Ты только взгляни! Есть парень, который тебе нравится?

В сознании Луизы всплыло лицо ее фамильяра. Я не могу себе дозволить подобное. Нет. Возлюбленного нет. Девочка помотала головой.

- Нет же! Полагаю, что парень у тебя есть! Итак, я предскажу сходство ваших характеров... О! Я потрясен!

Посетитель печально покачал головой:

- Наихудшее.

Даже если бы ты не сказал, это и так понятно. Я это прекрасно знаю. К слову сказать, ни любви, ни чего-либо иного между нами нет.

Как бы там ни было, рассерженная девочка сообщила об этом клиенту-прорицателю ударом ноги. Для Луизы самым близким человеком противоположного пола является Сайто. Дурная привычка вот так обращаться со своим фамильяром невольно проявилась. Привычки - страшная вещь.

- Ч... что с тобой?! Ты, капризный ребенок!

"Я - не ребенок. Мне шестнадцать, - намеревалась она возразить, однако смолчала. - Я ведь недавно решила хранить молчание, разве нет?"

- Скажи что-нибудь! Ты, мелюзга!

Я всего лишь медленно расту. Говорить мне об этом - жестоко.

Думая, как бы ей точно сообщить посетителю свой возраст, Луиза ударила его ногой в лицо шестнадцать раз. Клиент повалился на пол.

Итак, такое происходило все время, поэтому в тот вечер девочка не смогла получить чаевых.

Луиза ужаснулась тому, что в результате решения хранить молчание взамен оскорбительных слов увеличилось число ударов ногой. Похоже, стопа ноги возжелала высказать ту часть оскорблений, которые не смогли вылететь изо рта.

На следующее утро Луиза проконсультировалась с Сайто, что ей лучше бы делать. Фамильяр посоветовал ей: "Как насчет того, чтобы попытаться выполнять работу, не надев трусики? Тогда твои стопы ног не будут стремиться ударить клиентов", за что и был избит.


* * *

День второй.

Луиза была внимательной, чтобы стопы ног не били направо и налево.

Чтобы ничего не было сказано, и сохранялась улыбка, девочка, вставив в рот проволоку, зафиксировала улыбающееся состояние лица. В полной готовности исполняя обязанности официантки, она не переставала улыбаться. Однако... она так и не смогла получить чаевые. И не махала ступнями ног, подавляя это желание, и улыбающееся лицо зафиксировано. Несмотря на все это, результат был именно таков.

Кстати, проблемы возникали из-за рук.

Луиза понравилась посетителю, которого направилась обслужить. Похоже, ему пришлось по вкусу ее личико.

- Ох, да ты... достаточно симпатичная, разве я не прав? Налей-ка мне вина.

Мужчина был в удовлетворении от ее лица, однако тут же заметил некий недостаток. Ее грудь. Что это? Совершенно плоская. Невольно у него вырвались язвительные слова:

- А что это с тобой? Ты, случаем, не мальчик? Нуу, твое личико так себе, однако... Послушай-ка, я тебя научу одной хитрости. Хотя бы скатай ткань в шарики и положи в это место. Если ты так сделаешь, то сможешь стать здесь лучшей! Ха-ха-ха! А теперь наливай!

После этих слов, сказанных мужчиной, лицевые мышцы Луизы свело судорогой, однако ее улыбающееся выражение было надежно зафиксировано проволокой. Благодаря этой конструкции все должно было пройти хорошо. Однако не прошло.

Луиза вылила булькающее вино на голову посетителя.

Она смогла убедить мышцы лица, что все в порядке, однако... мышцам рук ничего сказано не было.

- Что ты вытворяешь?!

Посетитель поднялся. Почувствовав опасность, Луиза ударила его бутылкой по голове.

Поскольку мужчина с грохотом упал, все стало замечательно, ведь она больше не будет наливать ему вина, однако чаевые она тоже не смогла получить.

Девочка была потрясена тем, что руки двигались по собственной воле и выливали вино на голову посетителей, когда те вот так подтрунивали над размером ее груди.

На следующее утро Луиза проконсультировалась с Сайто. Фамильяр посоветовал ей: "Как насчет того, чтобы попытаться наливать вино, зажав бутылку в ложбинке между грудями? Тогда ты не сможешь выливать вино на головы клиентов. Из такой позиции между грудями налить из винной бутылки на голову посетителю физически не получится. Более того, разве не будет эта поза приятна для клиентов?"

Но хозяйка посчитала, что в отношении размера ее груди была сказана колкость, и поэтому избила своего фамильяра.


* * *

День третий.

Луиза была внимательной, чтобы руки самовольно не двигались. Она ставила бутылку вина на стол и, сцепив пальцы за спиной, приветливо улыбалась. Несмотря на то, что ей говорили налить вина, она только и делала, что улыбалась.

- Налей же мне.

Луиза широко улыбалась.

- Давай, наливай.

Она широко улыбалась.

- Кажется, я сказал, чтобы ты налила мне!

Она широко улыбалась.

- Да что с тобой?!

Снова у нее не оказалось возможности получить чаевые. Когда хозяйка проконсультировалась с Сайто, тот посоветовал: "Как насчет того, чтобы наливать, держа бутылку во рту?" Но рот Луизы был маловат. И винная бутылка в него не влезала. Оказалось, что фамильяр сидит с сонным лицом. "Тебе хочется спать, поэтому ты не даешь мне подходящих советов", - и хозяйка избила его.


* * *

День четвертый.

Это была уже середина состязания. До сих пор чаевые - полный ноль. Как и ожидалось, Луиза оказалась в отчаянии. Она исполняла обязанности официантки, тщательно следя за своими ступнями ног, за положением, в котором наливается вино и за своими словами.

- Ты выглядишь неловкой, однако у тебя на удивление - изысканные манеры. Вот, держи.

Возможно, ее старания оказались плодотворными, но Луиза впервые получила золотую монету в качестве чаевых от клиента, который, по всей видимости, был дворянином.

- П-правда? Вы не против, если я возьму?

- Ага. Забирай.

- Ураа!

Подпрыгнув от счастья, она опрокинула тарелку, и еда испачкала рубашку посетителя.

- П-прошу прощения...

Луиза извинилась, однако клиент-дворянин ее не простил.

- Ты... понимаешь, что эта рубашка - редкостная вещь, выполненная из шелка, за которую совершенно невозможно расплатиться при такой жалкой зарплате, как у тебя? Что ты собираешься делать?

- Мне действительно очень жаль... Ох...

- Итак, что ты собираешься делать?

- Я-я возмещу вам...

- Хм, если так, вот что сделаем. Ты компенсируешь мне тем, что в состоянии сделать.

- И что мне сделать?

- Нуу, все будет в порядке, если ты придешь ко мне в комнату в полночь.

- И тогда?

- Полагаю, ты понимаешь, что произойдет потом? Ты же - не ребенок, верно? Не ребенок.

- Ч-что вы имеете в виду?

- Если точно, это значит, что я собираюсь получить компенсацию, воспользовавшись твоим телом. Вот что я имел в виду. Ха-ха.

Кровь прилила к лицу Луизы.

"Х-х-хоть ты и являешься дворянином, но предлагать такие вещи, - негодовала третья дочь семьи герцога. - Сладострастие - это позор всего дворянства. Как доверенное лицо Ее Величества, я должна решительно наказать этого постыдного для аристократии человека".

- Позор! Поскольку существуют такие люди как ты! Авторитет Королевства! Авторитет! И мой авторитет в том числе!

- Ч-ч-что ты делаешь?! Ох! Стой! Стой, я тебе говорю!

Стопы ее ног, слова и вино разом пошли в дело.

- А это тебе - сдача!

Луиза швырнула ему в лицо чаевые, полученные с таким трудом.

Скаррон отозвал девочку и приказал ей: "Завтра ты находишься под домашним арестом. Будешь мыть посуду". Хозяйка разозлилась и, не теряя времени, отлупила своего фамильяра.


* * *

День пятый... Когда Луиза рядом с Сайто мыла посуду, к ним подошла Джессика.

- Как настроение? Леди. Я уже собрала сто двадцать экю чаевых.

- Ничего поразительного не вижу, - ответила Луиза с сердитым лицом.

- Пока ты моешь посуду, тебе ведь не получить чаевых?

- Знаю, - произнесла хозяйка Сайто, неловкими движениями рук отмывая тарелки.

- О, небеса. Ты не можешь нормально помыть ни одной тарелки? - выразила недовольство Джессика, пристально вглядываясь в вымытую Луизой посуду.

- ...Разве я не делаю все как следует?

- Смотри, разве здесь еще не остался жир? Не говори мне, что это - мытье.

Джессика взяла из рук Луизы тарелку и тут же проворными движениями привела ее в порядок.

Хозяйка Сайто, нахмурившись, уставилась на ее действия.

- Послушай, - дочь Скаррона сердито посмотрела на собеседницу.

- Чего тебе?

- Разве бывает такое отношение к тому, кто тебя обучает?

- ...У-у-у.

Сайто с изумленным видом наблюдал за их перепалкой.

- Когда человек учит тебя чему-то, полагаю, надо его поблагодарить. Это - основа основ.

- ...C-спасибо.

Заявив напоследок: "О, боги, из-за такого выражения лица ты не можешь получить ни гроша чаевых. Ведь завтра - последний день. Соберись, леди", - Джессика исчезла в зале. Луиза уныло потупилась.


* * *

В тот же рабочий день перед рассветом...

Луиза, которая всю ночь продолжала мыть посуду, уставилась на свои руки и вздохнула. Ее пальцы, которым до этого дня не приходилось заниматься ни стиркой, ни чем-либо подобным, из-за непривычной работы в воде огрубели и стали ярко-красными. Из-за холодной воды и мыла они непрерывно болели.

"Почему я должна заниматься этим? - подумала Луиза. - Я, дворянка. Вынуждена даже мыть посуду... вынуждена подносить этим простолюдинам выпивку и все прочее... В довершение всего, меня дерзко поучает даже девица из таверны..."

- Больше не желаю, - пробормотала она. - Не знаю, является ли это сбором информации или чем-либо иным, однако это - не моя работа. Ведь я - легенда. Я - маг, использующий стихию Пустоты? Почему же я должна заниматься таким делом, как разносить заказы в баре? Разве меня не должна ждать более эффектная миссия?

Луиза вот так бормотала, и от этого ей стало грустно, и ее глаза наполнились слезами. Открыв люк в полу, с нижнего этажа показался Сайто, поэтому девочка спряталась в постели. Она не хотела, чтобы фамильяр видел ее плачущей.

- Эй, иди есть, - позвал мальчик, поставив на стол тарелку с рагу. Однако Луиза только ответила из-под одеяла, словно бы очень устала:

- Мне это не нужно.

- Полагаю, нет причин, чтобы не нуждаться в пище. Ты не продержишься, если не поешь.

- Это невкусно.

- Пусть и невкусно, но другой еды все равно нет, поэтому, похоже, ничего не поделаешь.

Тем не менее, Луиза с головой укрылась одеялом и не вылезла из постели.



Сайто приблизился к кровати и сдернул одеяло. Одетая в ночную рубашку девочка села скорчившись.

- Ешь. Иначе навредишь своему здоровью.

- Мои руки болят. Не могу держать ложку.

Луиза капризничала словно ребенок. Волей-неволей Сайто зачерпнул ложкой рагу и поднес ее ко рту хозяйки.

- В таком случае, смотри, я тебя покормлю. Ешь. Ладно?

Девочка, наконец-то, проглотила кусочек. Слезы закапали из ее глаз.

- Больше не желаю. Возвращаюсь в Академию Волшебства.

- А что делать с заданием?

- Не знаю. Эта миссия - не для меня.

Сайто отложил ложку и пристально посмотрел на Луизу.

- Знаешь...

- Что?

- У тебя решимость есть?

- Имеется.

- Принцесса, проявив доверие, поручила тебе это задание, не так ли? Смешавшись с простолюдинами, заниматься сбором информацию. Ведь если бы она использовала своих придворных, то это стало бы широко известно... Она никому не могла это поручить, а тебе поручила, правильно?

- Именно так.

- Несмотря на это, что же ты? Проявив склонность к азартным играм, продула все деньги в казино, в этой таверне кичишься своей дворянской гордостью и не можешь получить ни единого гроша чаевых. Вдобавок ты постоянно выводишь из себя клиентов. Полагаю, это - не сбор информации.

- Умолкни. И все же, какое отношение я имею к этому заданию, к этому ничтожному мытью посуды и наливанию клиентам выпивки? Я хочу совершить что-то более значимое. Больше не желаю. Почему такая дворянка, как я...

Сайто схватил Луизу за плечи и развернул к себе.

- Чего тебе?!

- Послушай-ка, леди! Все, знаешь ли, трудятся. Они изо всех сил выполняют работу, которую ты называешь ничтожной, и питаются обычной едой. Только вы, дворяне. Хотя вы только развлекаетесь, но настаиваете, чтобы кто-то вас кормил, - произнес Сайто серьезным голосом. Луиза, испугавшись холодного гнева в его глазах, невольно потупилась.

- Я ведь тоже, подобно тебе, вырос в неге, поэтому не могу говорить высокопарных слов, тем не менее, попав сюда, я перенес множество лишений и понял. Жить хорошо - уже одно это является большой проблемой.

Не в состоянии что-либо возразить, Луиза молчала. Сайто продолжил:

- Я не очень хорошо понимаю, однако те, кто упорно держится за свою вздорную гордыню, не способны на большие дела, согласна? Я считаю именно так. Ладно, раз ты говоришь, что бросаем это дело, - значит бросаем. Мне где угодно хорошо. Ведь, честно говоря, это - не моя работа.

Луиза, нахмурившись, закрыла рот.

- Больше не нужно? - спросил Сайто, протягивая ложку. Девочка внезапно вскочила с постели, забрала у фамильяра ложку и принялась жадно уплетать рагу.

Мальчик склонил голову набок и развел руками, а потом достал что-то из кармана. Это была маленькая керамическая коробочка.

- ...Что это?

- Крем, который смягчает огрубевшую от воды кожу. Джессика дала. Протяни руку, - сказал Сайто. Луиза послушно сделала это.

Она, словно бы рассердившись, уставилась в лицо фамильяру, который смазывал ее кисти кремом... но через некоторое время тихо пробормотала:

- Послушай.

- Что?

- Я буду наливать выпивку. И посуду тоже буду мыть. Так будет хорошо?

- Угу, именно так, - сказал Сайто, и в его голосе, казалось, прозвучало облегчение.

- Однако, тебя это устроит?

- Что именно?

- Разве это хорошо? - Луиза покраснела и изобразила на лице недовольство. - Если наливаешь посетителю выпивку - это хорошо. И если говоришь ему любезности - тоже. Однако...

- Однако что?

- Д-даже если клиенты будут похотливо прикасаться к твоей хозяйке - это хорошо?

Сайто мгновенно умолк.

- Эй. Так что же? Не говори высокопарных слов, а только ясно ответь: хорошо это или плохо?

Фамильяр молча принялся есть рагу.

- Послушай-ка. Так что же из двух? Отвечай, - настойчиво спрашивала Луиза, яростно дергая Сайто за ухо. Мрачно уставившись в тарелку с едой, мальчик тихим голосом пробормотал:

- ...Е-если ты допустишь такие прикосновения, я-я дам пощечину.

- Кому?

- ...Тебе.

Луиза пристально всмотрелась ему в глаза.

- Почему? Точно объясни мне причину, почему ты, фамильяр, дашь пощечину своей хозяйке.

Повисло молчание.

Глядя в сторону, мальчик со скучающим видом сказал:

- П-по крайней мере, прикосновения к рукам я прощу.

- Чтоо? - Луиза ударом свалила его не пол. - Что за: "По крайней мере, прикосновения к рукам я прощу"?! Я спрашиваю, почему ты дашь мне пощечину? Идиот!

- Д-да ведь...

- Кстати, что значит "прощу"? Так высокопарно. Не тебе решать, позволять ли мне брать себя за руку или еще что-либо. Это решать мне, и только мне! Хм!

Луиза поправила свои светло-розовые волосы, и ее лицо приняло невозмутимое выражение. Она скрестила руки.

- Прекрасно. Как там, Бюстье Очаровательной Феи? Надев его, я очарую всех посетителей. Да, ради чаевых. Я позволю. И не только к рукам...

Сайто вскочил и закричал ей:

- Не шути так!

Фыркнув, Луиза отвернулась и забралась в постель. В этот момент мальчик успокоился и покачал головой:

- Ну, Бюстье Очаровательной Феи - для тебя это немыслимо. Это - приз за победу. А ты в настоящее время, вероятно, находишься на последнем месте по сумме чаевых.

Луиза не ответила.

Начав беспокоиться, Сайто спросил:

- ...Ты действительно позволишь? Ради победы в борьбе за чаевые ты решилась дойти до такого? Это не будет переходом от одной крайности в другую? Послушай же.

Ответа от Луизы не последовало.

- Эй, ты серьезно? - назойливо приставал к ней Сайто, и спрашивал он таким голосом, словно готов был расплакаться. Однако хозяйка воскликнула: "Умолкни! Я сплю!"... и фамильяр подавленно забрался в кровать.

Наконец наступил последний день борьбы за чаевые. Вечером Скаррон сообщил промежуточные успехи, достигнутые к нынешнему моменту:

- Итак, объявляю трех фей, которые в настоящее время возглавляют состязание! На третьем месте! Малышка Марлен! Восемьдесят четыре экю, пятьдесят два су и шесть денье!

Раздались аплодисменты. Золотоволосая девочка, которую звали Марлен, изящно поклонилась.

- Второе место! Малышка Жанна! Девяносто восемь экю, шестьдесят пять су и три денье!

Снова прозвучали аплодисменты. Девочка с каштановыми волосами, которую звали Жанна, улыбнувшись, поклонилась.

- И... первое место!

Скаррон медленно окинул взглядом официанток и торжественно кивнул:

- Моя дочь, которой я недостоин! Джессика! Сто шестьдесят экю, семьдесят восемь су и восемь денье!

- Вот это да! - вокруг бурлили радостные крики. Джессика, одетая в соблазнительное платье с глубоким вырезом, которое было специально приготовлено для сегодняшнего дня, поклонилась.

- Итак! Радует вас это или печалит, но сегодня - завершающий день состязания! Однако сегодня - день Даэг на неделе Тиваз! Поскольку это - конец месяца, придет много клиентов! Если вы очень постараетесь, то, вероятно, сможете получить много чаевых! Первые места все еще в пределах досягаемости!

- Да! Ми мадемуазель!

Сайто легонько толкнул свою хозяйку, выражение лица у которой было крайне серьезным. Это было такое выражение, словно Луиза на что-то решилась.

- А сколько у тебя?

Не ответив, девочка раскрыла сжатый кулачок и показала. Там... поблескивало всего лишь несколько медных монет.

Сайто почувствовал облегчение. С такими результатами, сколько бы Луиза ни трудилась изо всех сил, победа для нее недостижима.

Он все еще беспокоился по поводу слов, произнесенных его хозяйкой: "Если я заполучу Бюстье Очаровательной Феи, я буду постоянно очаровывать клиентов и прощу им все".

"Что это такое - "...прощу им все"?! Что это означает?! Несмотря на то, что даже я, даже я до сих пор ничего не сделал! К слову сказать, хотя у меня нет прав. Нет их, и все. В конце концов, ведь я - фамильяр...

Я хочу, чтобы она старалась изо всех сил, но до такой степени..." - от таких подходящих чувств сердце Сайто заходилось.

Скаррон громким голосом воскликнул:

- Итак, с воодушевлением приступим к работе!

Радостные крики, в которых смешались различные надежды и ожидания, прокатились по таверне.


* * *

Итак... у нынешней Луизы слегка изменилось поведение. Вынув проволоку, которая внутри рта фиксировала улыбающееся выражение лица, девочка показывала свои естественные движения губ.

Приветливо улыбнувшись, затем она, по-видимому, от застенчивости, пребывала в нерешительности. Тогда клиент спросил:

- Что-то случилось?

Грызя большой палец руки, Луиза продолжала пребывать в еще большей нерешительности. И тогда она, по-видимому, с трудом пробормотала, проявляя все свое старание:

- Ну, мистер, ведь вы - такой замечательный...

Однако этот клиент уже привык к подобным комплиментам. С неподвижным лицом он протянул свою кружку. Тогда Луиза, воспользовавшись удобным случаем, продемонстрировала специальный убийственный прием.

Придерживая рукой подол платья, она изящно поклонилась. После такого действия было ясно, что она - из семьи герцога. В этот поклон, выполненный совсем как если по отношению к Королю и его придворным аристократам, была вложена вся душа Луизы. Это была манера поведения, которой не смогли бы подражать другие девочки, работающие в этой таверне.

Тогда клиента обеспокоило происхождение этой официантки. В самом деле, если внимательно посмотреть, разве у нее не весьма аристократический облик?

- Ты родилась среди знати, не так ли?

И теперь Луиза продолжала пребывать в смущении. Затем с печальным видом она уныло уставилась в окно. Мужчина все более и более зачаровывался ее поведением, исполненным благородства.

Всем телом подавшись вперед, он высказал предположение:

- Ты находилась на услужении в особняке одного из дворян? Там тебя обучили манерам поведения, ведь так?

Луиза приветливо улыбнулась. В душе у посетителя сами собой разрастались дикие фантазии.

- Когда в услужении находится такая милая и послушная девочка как ты, полагаю, все это просто так не заканчивается. Не только манерам поведения, но и тем вещам, и даже этим... разве тебя к этому не приучали?

Луиза изящно поклонилась. У нее было всего лишь два вида оружия: приветливая улыбка и этот поклон.

- Черт! Какая жестокая история! Такой милой девочке как ты... Однако почему ты, находившаяся на услужении, сейчас в этом заведении... точно! Я понял! Тебя переполнило отвращение по отношению к хозяину-насильнику, который намеревался приучить тебя и к тому, и даже к этому, и тогда ты сбежала из особняка? Но на тебе висят долги, оставленные твоими родителями. Чтобы возвратить деньги, ты отчаянно трудишься. Полагаю, все именно так, я прав?!

Луиза, тепло улыбаясь, уставилась на клиента. Когда на посетителя вот так посмотрели глаза каштанового цвета, напоминающие драгоценные камни, словно бы зачаровывая, ему сразу же захотелось развязать шнурок на своем кошельке.

- Какой несчастный ребенок. Хм, вот, возьми это, чтобы хоть как-то оплатить свои долги. Между прочим, те самые вещи... в чем они состоят? Попытаешься мне рассказать. Хорошо?

Клиент, который окончательно поверил в собственный рассказ, являющийся порождением его фантазий из-за манеры поведения Луизы, вволю посочувствовал ей и протянул золотые и серебряные монеты. Получив их, девочка тут же стремглав вернулась на кухню и, присев на корточки, глубоко вздохнула. Выдавливаемая из себя любезность и этот спектакль, вызывающий у клиентов сострадание, были для девочки, словно прикосновение прокаженного, поэтому она немедленно поколотила Сайто, который мыл тарелки. После проделанной экзекуции расположение духа у Луизы слегка улучшилось. И поспешила назад к столам.

Теперь было время для выполнения ее миссии. Сбор информации, как это было поручено Принцессой. Луизе не хотелось проигрывать в борьбе за чаевые, однако это была более важная задача.

Присев возле клиента, она обратилась к нему:

- Честно говоря, ведь вся эта война. Она так надоела...

- Точно. Ее действительно превозносят как Святую и все такое прочее, однако, как насчет управления страной?!

- О чем это вы?

- Я говорю, что не знающая жизни принцесса не может править Королевством!

Это было оскорбление в адрес Анриетты, однако Луиза все терпеливо выносила. Она должна была выслушать еще множество разговоров.

- Даже в том сражении под Тарбом, похоже, мы победили случайно! Как говорится, что же будет дальше?!

- Вот оно как...

Действуя таким путем, девочка понемногу собирала городские слухи. Пьяницам очень нравилось порассуждать о делах в мире вообще и в Королевстве в частности. Как только Луиза заводила беседу[7], сразу же начиналась критика государственного аппарата, совсем как если ей говорили: "Подожди-ка в сторонке". Подвыпившие клиенты дискутировали по поводу управления Королевством, совсем как если бы они стали, по крайней мере, министрами правительства.

- Вообще-то, разве для этой страны не стало бы лучше, если бы ей управлял Альбион?

Как только было высказано это возмутительное мнение, тут же прозвучала такая смелая точка зрения:

- Я бы сказал: быстрее вторгайтесь в Альбион!

- Идут слухи, что армию будут усиливать! Снова вырастут налоги! Ну разве они не издеваются над нами! - когда кто-то такое произнес, тут было высказано совершенно противоположное мнение:

- Разве сможет армия с нынешним вооружением защитить Королевство? Лучше было бы быстрее подготовить флот!

Как бы там ни было... если взглянуть на общую ситуацию, то славу Анриетты, стоящей во главе армии при разгроме альбионских сил в битве под Тарбом, начало затягивать тучами.

"Война еще не окончена... по-видимому, недовольства будут продолжаться. Анриетта молода, сумеет ли она умело управлять Королевством в будущем?" - похоже, всех одинаково это беспокоило.

"Принцессе эти беседы будет неприятно услышать, однако я должна подробно ей обо всем доложить..." - подумала Луиза.


* * *

Таким вот образом она понемногу начала собирать чаевые и информацию, однако...

Ее метод сбора чаевых совершенно не совпадал с тем, который использовала Джессика.

Как бы там ни было, дочь Скаррона умело исполняла маленькое представление, которое заставляло клиента думать: "Она влюбилась в меня".

Луиза начала наблюдать за ее действиями. Если не знаешь врага, то поединок не выиграешь.

Для начала Джессика с холодностью относилась к клиенту, которого предварительно выбрала.

Она ставила перед посетителем еду с таким выражением лица, словно была в гневе. Клиент был удивлен таким отношением официантки.

- Эй, послушай, Джессика, ты чего? У тебя плохое настроение, не так ли?

Та сердито смотрела на клиента ледяным взглядом.

- С кем это вы недавно болтали?

Даже боги оценили бы, настолько искусной была эта ревность. Во всяком случае, выглядело так, словно Джессика по-настоящему выпустила на волю свое чудовище с зелеными глазами[8]. В тот момент посетитель, похоже, делал неправильное предположение, что она в него влюблена, и теперь жестоко ревнует.

- Н-ну ты чего... Взбодрись же.

- Ладно... полагаю, вы любите ту девочку.

- Глупышка! Ты - та, кого я люблю больше всех! Ну же... - оправдываясь, мужчина пытался отдать ей чаевые. Однако Джессика их отвергла.

- Не деньги! Все, чего я хочу - это ласковые слова. То, что вы говорили в прошлый раз, оказалось ложью? А ведь я приняла это совершенно всерьез! И что же?! Больше не хочу ничего знать!

- Разве у меня есть причины лгать тебе? - мужчина в отчаянии начал успокаивать Джессику. - Взбодрись же... Ты - моя единственная. Слышишь?

- Вы это говорите каждой. Только потому, что вы нравитесь девочкам.

Как не взгляни, у этого мужчины не было во внешности ничего, что могло бы понравиться. Вероятно, в обычное время он не поверил бы в такую лесть. Однако эти упреки исходили изо рта Джессики. И таким тоном, словно это произносилось от чистого сердца. Мужчина был полностью околдован.

- Я не популярен! Честно!

- Вы правы. Единственная, кто подумывает о том, чтобы поцеловать ваши губы, - это я.

- Все так! Именно так!

- Ах... Однако я так измотана.

- Что случилось?

- Знаете, сейчас у нас проводится это нелепое соревнование - так называемая борьба за чаевые. Меня устроили бы и какие угодно чаевые, тем не менее... на меня разгневаются, если денег будет мало.

- Если дело касается чаевых, я дам тебе.

- Все в порядке! Ведь вы говорили со мной так ласково, что все в полном порядке! Но взамен, я разозлюсь, если вы будете так же говорить с другими девочками, понятно?

И Джессика посмотрела на посетителя снизу вверх. От этого мужчина был еще больше сражен.

- Ах... Однако я так утомилась, произнося лесть ради получения чаевых... Ведь лесть совершенно отличается от того, когда честно открываешь свои чувства человеку, которого любишь...

- Я понял. Я дам тебе денег, поэтому не используй лесть в разговорах с другими клиентами. Ладно?

- Я же сказала, что все в порядке! Мне это не нужно!

- Это - проявление моих чувств. Моих чувств.

Мужчина вынудил отказывающуюся Джессику взять чаевые. Она смущенно прошептала: "Спасибо", и взяла клиента за руку. Тот уже намеревался договориться с девочкой о свидании:

- Нуу, сегодня, когда таверна закроется, как...

- Ах! Вот беда! Кушанья пригорели!

Как только Джессика получила то, что хотела, надобность в дальнейшем одурачивании клиента отпала. Она вскочила из-за стола.

- А, эй...

- Позже поболтаем еще! И не смейте строить глазки другим девицам!

Повернувшись к нему спиной, Джессика показала язык. Это было целиком ее искусство разыгрывать представление.

После того, как она отошла, клиент, почесывая голову, сказал своим приятелям: "Право же, так приревновала..."

Луиза была в глубоком восторге. Это была ужасающее умение городской девчонки, рядом с которой Кирхе выглядела ребенком.

Джессика собирала чаевые, словно выметала их у посетителей из кошельков, и при этом использовала такие уловки, что в пору задуматься: "Сколько же она знает схем для демонстрации ревности?".

Не было причин назвать внешность дочери Скаррона сногсшибательно красивой. Однако... ее черты лица колебались возле грани, на которой обычный мужчина вынужден думать: "С ней, возможно, даже я могу чего-то добиться?" Подобный тип девиц является более популярным в мире по сравнению с неотразимыми красавицами.

Луиза, пристально наблюдавшая за Джессикой, встретилась с ней глазами. Дочь Скаррона усмехнулась, после чего продемонстрировала сопернице чаевые, спрятанные в ложбинке между грудями.

"Вероятно, даже если бы я не спустила все наши деньги на азартные игры, Сайто все равно остался бы без гроша, - подумала девочка. - Если бы та городская девица узнала, что у него были деньги, то неизвестно, какими бы методами она действовала. И тогда тот глупый фамильяр... без всяких сомнений, был бы выпотрошен до нитки в мгновение ока".

В памяти всплыло лицо Сиесты.

В памяти всплыло лицо Джессики.

В памяти всплыло лицо Сайто, взгляд которого упирался в ложбинки этих двух девчонок.

Что за дела, я проигрываю? Луиза твердо сжала кулаки... выпятила свою плоскую грудь и горделиво задрала лицо.


* * *

В зале, где девочки состязались за количество собранных чаевых... открылись двери, и появилась группа новых клиентов. Главным в этой компании был одетый в мантию мужчина средних лет, похоже - дворянин. Он был сильно располневшим, и на его плоском как лепешка лбу прилипли поредевшие волосы. Его спутники, похоже, тоже были мелкотравчатыми дворянами. В эту компанию замешались и аристократы, по внешнему виду напоминающие военных, ведь они носили на поясах жезлы, похожие на рапиры.

Как только эти знатные особы зашли, в таверне стало тихо. Скаррон подбежал к новому гостю, словно его двумя руками толкнули в спину:

- Ах-ах, мистер Тюренн. Добро пожаловать в гостиницу "Очаровательная Фея"...

Дворянин, которого назвали Тюренном, подкрутил кверху усики, похожие на усы зубатки[9], после чего горделиво откинул голову назад.

- Хм. Гхм! Управляющий, похоже, таверна процветает?

- Нет-нет, это - нелепица! Скажем так: сегодня - счастливое стечение обстоятельств. Обычно здесь слышно только кукушку в часах. Дошло уже до того, что я даже советовался со своей дочерью, не отправиться ли мне в храм за разрешением удавиться. Именно так.

- Что ж, сегодня работы у тебя нет. И я пришел как клиент. Можешь не оправдываться.

С извиняющимся видом Скаррон продолжил объяснения:

- Ваше слово - закон, мистер Тюренн, но, взгляните, случилось так, что таверна сегодня полна...

- По-твоему, мне этого не видно?

Как только Тюренн заявил это во всеуслышание, окружавшие его дворяне вытащили свои волшебные палочки. Клиенты, напуганные ярко сверкающими палочками, протрезвели, встали и стремглав исчезли в дверях таверны. За миг помещение опустело.

- Похоже, это была правда, когда ты говорил об одной лишь кукушке. Хо-хо-хо, - тряся пузом, Тюренн со своей компанией занял места в центре зала.

Когда Сайто обратил на дворян внимание, к нему незаметно подошла Джессика и с раздосадованным видом уставилась на новых посетителей.

- Что это за мужик? - спросил у дочери Скаррона мальчик, после чего та с видимым отвращением объяснила:

- Это - Тюренн, который служит сборщиком налогов в этом районе. Вот таким образом он заявляется в таверны, находящиеся на его территории, и вынуждает нас его угощать. Отвратительный мужик! Поскольку он еще ни разу не заплатил ни единого медяка!

- Вот оно что...

- Он чванится тем, что относится к аристократии! Если испортить ему настроение, то таверна будет обложена таким возмутительным налогом, что тут же обанкротится, поэтому все его слушаются.

Похоже, в любом мире есть кучка людей, которые, воспользовавшись собственным весом в обществе, вымогают у простого народа. По-видимому, Тюренн был раздражен, поскольку никто не принес к их столу выпивку. Через некоторое время толстяк начал высказывать претензии:

- Вот те на! Похоже, эта таверна приносит значительную прибыль! Разве это - не то выдержанное вино, что производят в Генуе? Платья, в которые одеты эти девочки, пошиты в Галлии! Кажется, я должен пересмотреть ваши налоговые ставки за этот год!

- Именно так! Хмм! - окружавшие его дворяне, кивая, согласились с утверждениями своего предводителя.

- Разве не найдется официантки, которая нальет выпить сборщику налогов Ее Величества Королевы?! Разве в этой таверне не продают спиртное?! - воскликнул Тюренн. Однако ни одна из девочек в таверне не приблизилась к столу.

- Да кто же подойдет обслужить тебя, который только и делает, что лапает официанток и не дает ни единой монеты чаевых? - как только Джессика с ненавистью пробормотала это...

Одетая в белое платьице маленькая фигурка приблизилась к столу, неся поднос с вином.

Это была Луиза.

У нее было много просчетов... один из них: "Не в состоянии прочесть сложившуюся атмосферу". Ее голова была заполнена единственной мыслью: "Трудиться официанткой изо всех сил", поэтому она не обратила внимания на напряжение, возникшее в таверне вокруг этих посетителей.

- Что? Ты кто?

Тюренн с подозрением уставился на Луизу. Она приветливо улыбнулась, после чего поставила перед толстым дворянином вино.

- В-вот дура... - удивленным голосом пробормотал Сайто, с озабоченным видом впившись глазами в поведение своей хозяйки.

- Мистер... вы такой замечательный.

Луиза, неспособная прочесть сложившуюся атмосферу, произнесла любезность, словно полностью действовала согласно какой-то инструкции. Однако, похоже, девочка не соответствовала вкусам Тюренна.

- Что за дела?! В этой таверне берут на работу детей?!

Сохраняя спокойствие, Луиза поклонилась, придерживая подол платья. Это было все, что она имела в арсенале.

- Эй, что за чертовщина! Мне не подходит в качестве официантки ребенок. Пошла прочь!

Сайто стало видно, что висок его хозяйки подергивается. Похоже, она злится. Фамильяр взмолился: "Луиза, не теряй головы! Ведь этот мужик опасен!"

- Что же это, если внимательно посмотреть, ты - не ребенок... просто девочка с маленькими грудями?

Лицо Луизы стало мертвенно бледным. Ее ноги начали мелко дрожать. Лицо Тюренна похотливо исказилось.

После чего... он протянул руки к ее маленьким грудям:

- Ну-ка, не желаешь, чтобы мистер Тюренн оценил их размер?

В тот момент...

Ему в лицо врезалась ступня ноги.

Опрокинув стул, Тюренн повалился назад.

- Эй, ты!

Окружающие дворяне одновременно вытащили свои волшебные палочки.

Перед ними... стояла фигура подростка, плечи которого дрожали от гнева.

- Сайто...

Луиза впилась взглядом в спину своего фамильяра, который стоял, словно бы защищая свою хозяйку. Как только она так посмотрела... какое-то тепло начало заполнять ее дрожащую от гнева грудь.

Как и ожидалось, Сайто не смог больше этого терпеть. Разве Луиза не старается изо всех сил? У моей хозяйки нет груди, тем не менее, разве она не миленькая? Хотя она, стараясь изо всех сил, говорила любезности, а что же ты? На все лады выражал недовольство!

Ну, недовольство - это еще ладно. Я тоже время от времени его высказываю. Ведь это - Луиза, и тут уж ничего не поделаешь.

И тем не менее...

Есть только одна вещь, которую я не могу простить.

- Эй, мужик, отвали-ка.

- Т-ты... Как смеешь в лицо дворянину...

Да хоть ты - дворянин, хоть - принц, хоть - сам господь бог... только это я не могу простить любому другому мужчине. Это - исключительно моя привилегия.

- Дворянин, и что с того?! Единственный, кто может притронуться к Луизе, - это я! - закричал Сайто.

У его хозяйки невольно покраснели щеки. "Несмотря на то, что ты - фамильяр, что за дерзости ты тут произносишь?! Даже у тебя нет такого права!" - уже намеревалась она возразить, однако... почему-то не проронила ни слова. Она остолбенела, словно в ее голове все вскипело. Даже в такой момент Луиза оказалась в ступоре.

- Схватите этих людей! Я их отправлю на виселицу!

Дворяне, находящиеся в подчинении у Тюренна, окружили Сайто.

Тот медленно обвел их взглядом.

- Кто тут кого схватит? К вашему несчастью я...

- К несчастью - что?

- На счастье ли, на беду ли, я получил нечто, называемое легендарной силой...

Заявив это во всеуслышание, Сайто пошарил рукой у себя за спиной. И тогда... обнаружил, что Дерфлингера, который должен там находиться, за плечом нет.

- Что?

Мальчик с озадаченным видом почесал затылок.

- Все так и было... Я оставил легендарный меч в комнате на чердаке... Ведь как бы там ни было, а при мытье посуды он является помехой...

- Схватите этого юнца и эту девчонку, плоскую как стиральная доска!

Дворяне подняли над головой свои волшебные палочки.

- Тайм-аут!

Однако тайм-аута ему не предоставили. Негодующие дворяне произнесли заклинания.

В тот момент, когда появившиеся тонкие путы подобно вихрям уже намеревались обмотать тело Сайто...

В таверне блеснула ослепительно-белая вспышка, которая отбросила всех доставших палочки дворян к входной двери.

Когда вспышка медленно погасла... стала видна Луиза, стоящая в боевой позе на столе. Это вспыхнуло примененное ею заклинание стихии Пустоты Взрыв.

Хозяйка Сайто всем телом дрожала от гнева, в руке у нее поблескивала любимая волшебная палочка, унаследованная от предков. Перед началом работы девочка спрятала ее на всякий случай, привязав к бедру.

Дворяне были в панике, не понимая причин произошедшего.

Луиза пробормотала тихим голосом:

- ...Стиральных досок здесь нет, не так ли?

Долгожданное счастливое настроение разлетелось вдребезги от одной фразы. Из-за этого выражения "стиральная доска" в ее голове ожил целый сонм прошлых оскорблений, высказанных до сего момента. На ум пришли ложбинки между грудей у Джессики и Сиесты.

Это - чересчур. Таких слов не бывает для того, кто любезно выказывает вам радушие.

- Нет! Нееееееееет!

Легендарная сила... сила стихии Пустоты заставила дворян испугаться.

- Почему должно было прозвучать такое? Разве это не чересчур - назвать меня "стиральной доской" несмотря на то, что я принесла вам выпить? Готовьтесь же!

Дворяне, отталкивая друг друга, бросились спасаться бегством.

Не двинувшись со своего места, Луиза взмахнула своей палочкой.

От очередного заклинания Взрыва земля перед входом исчезла, и образовалась большая яма. Дворяне дружно попадали в нее.

Мужчины, свалившиеся в ловушку, образовав переплетение тел, подняли свои взгляды вверх. Медленно показалось лицо Луиза, поэтому дворяне задрожали еще сильнее.

- К-кто вы? Госпожа, кто вы?! Госпожа родом из семьи знаменитых боевых магов?! - стуча зубами от страха, спросил Тюренн. Ему еще не приходилось ни видеть, ни слышать о той вспышке, которая сдула его людей.

Не ответив, Луиза вынула из кармана мандат, полученный от Анриетты, и ткнула его в лице толстяка.

- М-м-мандат Ее Величества?

- Я - придворная дама , находящаяся в непосредственном подчинении Ее Величества Королевы, и третья дочь из аристократического семейства, гордящегося своей незапятнанной родословной. Для такого как ты жалкого чиновника из ниоткуда мое имя не будет произнесено.

- П-п-прошу меня извинить!

Тюренн, согнув свое жирное тело, энергично пал ниц посреди ямы. Придавленные им остальные дворяне застонали.

Луиза поднялась.

- Пощадите! По крайней мере, мою жизнь!

Затем Тюренн, похоже, потеряв голову, порылся в одежде и бросил ей свой полный кошелек. Он принудил окружающих его дворян сделать то же самое - отдать кошельки Луизе.

- Пожалуйста, примите это! Умоляю, закройте глаза на сегодняшнее! Нижайше прошу!

Даже не глядя на кошельки, девочка объявила:

- Забудьте все, что вы сегодня видели и слышали. Иначе, независимо от того, сколько у вас жизней, вам их все равно не хватит.

- Да! Клянусь! Клянусь именем Ее Величества и Основателя, что никому не перескажу то, что сегодня произошло!

Выкрикивая это, Тюренн и его компания выбрались из ямы так, словно выкатились из нее, и исчезли в ночной тьме.

Хозяйка Сайто торжествующе вернулась в таверну. Там ее встретил гром аплодисментов.

- Поразительно! Малышка Луиза!

- У Тюренна никогда не было такого выражения лица!

- Мне прямо на душе стало легче! Великолепно!

Скаррон, Джессика и девочки из таверны... одновременно окружили Луизу.

От этого она пришла в себя и с мыслью: "Я, все-таки, сделала это", потупилась. Когда ее назвали "стиральной доской", она разозлилась. Поскольку Сайто уже намеревались схватить, она невольно произнесла заклинание.

Фамильяр приблизился к ней и прошептал:

- ...Дурочка! Нельзя было использовать магию, ведь так?!

- Угу... да ведь...

- Ладно уж... ох, проклятье... не придется ли нам из-за этого начинать все заново...?

Скаррон похлопал Сайто и его хозяйку по плечам:

- Все в порядке.

- Что?

- Я с самого начала понял, что малышка Луиза - дворянка.

Фамильяр сердито посмотрел на Джессику. Та торопливо замахала руками перед лицом: "Я не говорила".

- Н-но каким образом? - ошеломленно спросила Луиза.

- Да ведь, знаешь, это...

Официантки перебили Скаррона:

- Если взглянуть на твое поведение и отношение к окружающим, ну разве не станет очевидным?!

"Уу, так вот в чем дело..." - Луиза была подавлена.

- Как ты думаешь, сколько лет мы трудимся в этой таверне? Мой глаз, по крайней мере, наметан, чтобы различать людей. Однако у вас таковы обстоятельства? Будьте спокойны. Поскольку здесь нет такой девочки, которая бы выдала секреты прошлого своих товарищей.

Все официантки одновременно кивнули в знак согласия.

"И в самом деле, - подумал Сайто. - Джессика здесь не единственная, у кого острый глаз".

- Среди здешних девочек у каждой есть свои обстоятельства. Поэтому не беспокойся... Ты ведь и далее будешь продолжать зарабатывать чаевые?

Луиза кивнула. Фамильяр с облегчением вздохнул.

Хлопнув в ладоши, Скаррон проговорил радостным голосом:

- Итак! Поскольку все посетители разошлись по домам, я оглашаю результаты борьбы за чаевые!

Забурлили радостные возгласы.

- Итак, нет необходимости подсчитывать! - сказал Скаррон, глядя на лежавшие на полу кошельки, оставленные Тюренном и его компанией. Луиза, похоже, захваченная врасплох, уставилась на кошельки. Внутри они дополна... были набиты золотыми монетами.

- Как? Это...

- Чаевые, не так ли? - подмигнув ей, проговорил Скаррон. Потом взял ее руку и поднял вверх. - Победитель! Малышка Луиза!

В таверне зазвучали аплодисменты.


* * *

Вечером следующего дня... Луиза не вылезла из постели.

- Эй, идем работать.

- Сегодня я отдохну.

- Чего?

Сайто стоял с растерянным видом. А потом осмыслил: "Конечно же, вчера она применила заклинание, которое не произносила уже давно, поэтому она, вероятно, устала. Полагаю, будет чудесно, если она, по крайней мере, сегодня отдохнет".

- Понятно. Если будешь чувствовать себя плохо, скажи мне.

На стене было повешено Бюстье Очаровательной Феи - приз за победу. Хоть это и называется призом... хозяйка может надеть его только сегодня. В конце концов, это - семейная реликвия управляющего.


* * *

Когда Сайто спускался по лестнице, к нему подошел Скаррон.

- Ох? Что случилось с малышкой Луизой?

- Она сегодня будет отдыхать, именно так.

- Не может быть... такое расточительство...

- Почему это?

- Да ведь, единственный день, когда она сможет надеть Бюстье Очаровательной Феи - это сегодня? Завтра ведь я заберу его обратно?

- Вот в чем дело.

- Если бы она надела его, то сумма полученных ею чаевых была бы бесконечна, и тем не менее... Расточительно, совершенно расточительно.

Бормоча это, Скаррон исчез в зале таверны, где уже предполагался к началу шумный рабочий вечер.

Сайто приступил к мытью посуды, так и не уразумев, что происходит.


* * *

Тяжко трудившись весь день, закончивший работу фамильяр вернулся в комнату на чердаке. Когда, находясь в коридоре второго этажа, он взглянул вверх... из их комнаты через щели в полу просачивался свет. Похоже, Луиза еще не легла спать.

Что это с ней... она сказала, что устала, и будет отдыхать, и при этом не легла спать, ведь так? В таком случае надела бы бюстье и зарабатывала бы деньги.

Откинув люк в комнату на чердаке, Сайто полез по лестнице и заглянул в помещение. И в то же мгновение был потрясен.

Пол был чисто подметен и вымыт, и, похоже, даже тряпка для пыли побывала в деле, ведь в воздухе не кружилось ни пылинки. Нагроможденный хлам был собран воедино в одном месте, и помещение было приведено в порядок, так что здесь кое-как могли прожить люди.

- Это... что случилось?

- Я это сделала. Просто содрогаешься от отвращения, если все время живешь в таком грязном помещении.

Взглянув в сторону, откуда звучал голос, Сайто был еще более потрясен.



На столе были расставлены кушанья и вино... все это освещалось пламенем свечи.

И этот свет... также лился на хозяйку Сайто, внешность которой была красиво приведена в порядок.

Мальчик сглотнул. Усталость от работы в течение целого дня начала улетучиваться.

Луиза сидела на стуле около стола. Она положила ногу на ногу, ее волосы были собраны воедино заколкой, как это было когда-то. И... ее совершенно изумительная фигура была облачена в Бюстье Очаровательной Феи. Этот предмет одежды черного цвета прямо-таки вынуждал обращать внимание на красоту Луизы.

Разинув рот, Сайто пристально смотрел на внешность хозяйки.

- Как долго ты будешь торчать с глупым выражением на лице? Слышишь, давай поедим, - произнесла Луиза таким тоном, словно была смущена. На столе стояли в ряд угощения.

- Это что такое?!

- Я это приготовила.

Сайто уставился на хозяйку, на лице у которой было смущение.

- С помощью магии?

- Джессика меня научила, - зардевшись, произнесла Луиза, и это заставило сердце Сайто биться еще сильнее. Верхняя часть корсета по средней линии была выполнена в виде сеточки, ячейки которой позволяли проглядывать белой коже девочки. Черное бюстье, плотно облегая тело, подчеркивало его линии. Та часть, которая была выполнена в виде невероятно короткого кринолина[10], в простительной степени, и не более, закрывала линию талии. Луиза выглядела более эротично по сравнению с ситуацией, если бы она даже была полностью обнаженной.

Сайто невольно отвел взгляд в сторону. Если и дальше смотреть, то неизвестно, чем это все обернется. Фамильяр не понял, случится ли все это из-за того, что он с самого начала был в нее влюблен, или это происходило благодаря наложенному на бюстье заклинанию Очарование, тем не менее... одно было несомненно.

Это было чарующе.

Однако, не имея возможности сказать подобное, мальчик произнес таким голосом, словно он был разгневан:

- ...Разве ты не намеревалась, надев это, со всей своей живостью обслуживать клиентов?

- Если бы я позволила им себя трогать, ты дал бы мне пощечину, не так ли? - сердитым тоном парировала Луиза. - Ладно, давай поедим.

Сайто кивнул и начал есть кушанья, приготовленные его хозяйкой. Однако... кровь приливала к его голове, поэтому нельзя было разобрать вкус. Скорее всего, он - отвратительный. Однако, в любом случае, все отлично. Это приготовила Луиза. Это - прогресс.

- Как еда? - спросила девочка. - Р-разве не вкусно?

Сайто ответил таким голосом, чтобы нельзя было уловить суть.

- Я привела в порядок комнату. Как ты это находишь?

- Даа, это - значительное дело.

- В таком случае, как насчет моей внешности?

Облокотившись, Луиза кокетливо заглянула в лицо Сайто.

Утренний свет проник через окно в крыше. Ободряя, он залил комнату на чердаке. Фамильяр с трудом подыскивал слова, однако, наконец-то, выдавил из себя:

- Тре бьен.

- ...По крайней мере, похвалил в других выражениях, - вздохнула Луиза. Неужели на это бюстье действительно наложено заклинание Очарования? В чем дело? Ведь я надеялась, что Сайто будет со мною нежен насколько это возможно. А его отношение - такое же, как и всегда: он словно бы раздражен и словно бы чувствует себя неловко.

Я разочарована. Я полагала, что если надену это бюстье, он как ненормальный бросится ухаживать за мной. Ведь в этом случае я бы отнеслась к нему с такой холодностью, насколько это возможно. Только сейчас заметил обаяние своей хозяйки, и ведь так поздно! Чего тебе, идиот? Не притрагивайся ко мне. Однако, знаешь, когда ты сказал: "Единственный, кто может притронуться к Луизе, - это я", я почему-то была немного обрадована, поэтому я позволю тебе немного. Однако, самую малость. Действительно чуть-чуть, понял?

Несмотря на то, что она, потратив целый день, делала приготовления, и при этом представляла себе именно такое развитие событий, что касается Сайто, то он только и делал, что глазел по сторонам.

"Я разочарована", - девочка надула губки.

Короче говоря, Луиза так и не заметила.

Фамильяр уже давно влюбился в нее, поэтому... теперь уже заклинание Очарования не имело никакого значения.

История 2: Встреча с пламенем и дружба с ветром

Итак, снова в Академии Волшебства Тристейна. В опустевшей из-за недавно начавшихся летних каникул башне-общежитии две дворянки томились от скуки.

Это были Кирхе Тлеющая и Табита Вьюга. Рыжеволосая девица расслабленно лежала в комнате своей подруги на кровати с совершенно неподобающим внешним видом. Она расстегнула все пуговицы на блузке и обмахивала рукой свое тело с отчетливо выраженными привлекательными выпуклостями и ложбинками. Кирхе нравился жар, но она не выносила жару. В комнате, которая смогла сильно разогреться от беспощадного летнего солнца, она лежала так, словно зной намеревается ее сварить заживо.

- Эй, Табита. Будь столь любезна. Заставь, пожалуйста, подуть ветер, как ты делала это недавно.

Подруга, не отрывая глаз от книги, взмахнула посохом.

- Лучше, если он будет холодным. Такой, чтобы я почти замерзла. Похожий на твое руническое имя.

Похоже, Табита прекрасно знала подобное волшебство, и в произнесенное ею заклинание ветра она замешала кристаллики льда. Подобная вьюга остудила тело Кирхе.

- А-ах, как хорошо.

В конце концов, рыжеволосая девица скинула с себя блузку. Сидя в позе "агура", что она ни в коем случае не смогла бы продемонстрировать своим почитавшим ее за богиню ухажерам, коих было целая дюжина, Кирхе пребывала в опьянении от ветра, созданного своей подругой.

Она уставилась на Табиту, которая глубоко погрузилась в чтение. Ее подруга до самозабвения увлеклась содержанием книги, и от этого зноя с нее не упало ни капли пота. Ее руническое имя - Вьюга - остужает не только ее сердце, но и ее тело? Кирхе пробормотала:

- Эй, Вьюга. Ты любишь читать книги, совсем как протестанты. Возможно, сейчас у тебя в руках - "Практическая Доктрина", от которой эта кучка последователей новой веры без ума?

"Практическая Доктрина" - это религиозное течение, которое пропагандировало, что необходимо тщательно выполнять истолкование Молитвенника Основателя - книги, описывающей великие деяния и учение Основателя Бримира.

Однако везде существовали свои "оригиналы" Молитвенника Основателя, кроме того, записанное в них содержание также незначительно разнилось. Вдобавок, существовала версия, что тексты всех этих книг были написаны через несколько веков после кончины Бримира. В Молитвеннике Основателя, который передавался из поколения в поколение в Королевской семье Тристейна, даже не было написано каких-либо знаков. Поэтому богословы, существовавшие до сего дня, на все лады проводили пространное толкование этой книги, а церкви и дворяне в Халкегинии подхватывали эти толкования для своей выгоды и использовали, чтобы властвовать.

Движение "Практическая Доктрина", начавшееся с одного епископа из религиозного государства Ромалия, ставило своей целью реформы продажной церкви, занимающейся исключительно эксплуатацией простого народа. Движение вылилось в волнения, пересекшие границы королевств. Оно ширилось среди горожан и крестьян, и отбирало власть и владения у священников, обладающих привилегиями. Однако ни один человек не понимал, является ли такое толкование уместным и точным. Вероятно, никто, кроме Основателя Бримира, не может дать ответ на этот вопрос.

Табита закрыла книгу. И тогда показала подруге название. Это была не религиозная, а старинная научная книга о магии.

- Только для чтения, - сказала она.

- Все именно так. Тебе нет причин быть протестанткой. Между прочим, сегодня так жарко. Действительно жарко. Поэтому, разве я тебе не говорила, чтобы мы вместе поехали в Германию? Там должно быть гораздо прохладнее, чем здесь.

Табита опять начала читать книгу. Кирхе, которая была осведомлена о положении дел в семье своей подруги, пригласила девочку этим летом вместе вернуться в поместье Цербст. Однако та отказалась. Рыжеволосая девица поневоле тоже осталась в Академии Волшебства, составив Табите компанию. Если бы та была здесь одна, Кирхе бы замучили угрызения совести.

- Действительно, те, кто остались в этом напоминающем сауну общежитии - это только мы вдвоем.

Кирхе подумывала: "Хотя бы облиться во внутреннем дворе водой, что ли? И учителя, и ученики, должно быть, вернулись в свои родные дома. Полагаю, не будет беспокойства, что кто-то подглядит".

Однако в этот момент...

С нижнего этажа послышался крик.

Подруги мгновенно переглянулись.

Кирхе быстро накинула блузку, после чего, сжав волшебную палочку, выскочила из комнаты. Табита следовала за ней.


* * *

В комнате этажом ниже у еще одной парочки оставшихся во внеурочное время в школе студентов спор был в самом разгаре.

- Что удумал?! А?!

- Ну, я... полагал, что, должно быть, жарко! Я подумал, что недопустимо, чтобы тебе было жарко!

Теми, кто устроил суматоху, были Гиш и Монморанси. Почему эта парочка осталась в общежитии несмотря не летние каникулы?

- Вот оно что было! Вот какая была твоя конечная цель! Какое там готовить вместе зелья?! Разве я не поддалась на твои уговоры: "В Академии во время летних каникул никого не будет, поэтому ты сможешь приготовить любые зелья, какие только пожелаешь - хоть запретные, хоть любые иные"! И что же ты намеревался готовить?!

- С самого начала это было моим намерением! Это - не ложь!

- Поскольку никого нет, ты замышлял только развратные действия, я права? Ты уж извини! Пока мы не поженимся, ты не получишь даже моего мизинца!

Гиш помотал головой.

- Не приближайся!

- Клянусь. Даю слово чести, - он прижал руку к своей груди. - Я, Гиш де Грамон, клянусь именами Основателя и богов. В том, что я, расстегнув пуговицы на блузке уставшей и прилегшей отдохнуть Монморанси, совершенно этого не стыжусь. В том, что это ведь действительно выглядело так, словно тебе жарко. В том, что пот ручьями лился с тебя, поэтому ты могла получить тепловой удар и умереть, и из-за этих обстоятельств я беспокоился.

- Правда?

Монморанси с подозрением на лице впилась в него взглядом.

- Ручаюсь богами, - с серьезным видом ответил Гиш.

- ...И не совершал развратных действий?

- Не совершал. И даже не думаю об этом.

Монморанси некоторое время поразмышляла, а затем на мгновение приподняла юбку, мельком показав нижнее белье. И в тот же момент вскрикнула, поскольку Гиш набросился на нее.

- О, боги! Лжец! Ты - лжец!

- Белое! Белое! Оно - белое!

- Нет! Нельзя! Стой! Остановись же!

Они вот так бушевали, и тут... с грохотом открыв дверь, появились Кирхе и Табита. Их глаза встретились с глазами Монморанси, которую Гиш завалил на кровать.

- ...Вот оно что. Вы как раз заняты этим, - вздохнув, сказала в замешательстве Кирхе.

Ставший серьезным Гиш поднялся и с элегантным жестом пояснил:

- Нет, у Монморанси были проблемы с блузкой... и я ее поправлял.

- Завалив ее на кровать? - с озадаченным видом спросила Кирхе.

- Я ее поправлял, - повторил Гиш. Монморанси сказала ледяным голосом:

- Вот же! Прекрати уже! У тебя в голове нет ничего, кроме этих мыслей!

Гиш покраснел.

"Ох уж мне это все", - с таким выражением лица Кирхе заговорила:

- Вы - весьма нескладные любовники... Даже если вы ничего не делали в таком душном общежитии.

- Мы ничего не делали! К слову сказать, именно вы, что здесь делаете? Сейчас же - летние каникулы.

- Мы остались здесь, поскольку имеются трудности с возвращением домой. Сейчас - сезон каникул и отпусков, поэтому специально пересекать границы королевств - это ужасно. И все же, что вы здесь делаете?

- Мы, нуу... - по-видимому, с трудом подбирая слова, Монморанси не решалась ответить. Ей было тяжело объяснить, что они тайком готовят запретные зелья. - М-магическое исследование.

- О, боги. И что за исследование вы проводили? А?

- Это у Гиша появилось желание провести развратные исследования! Действительно, твои мозги свихнулись от жары? Остуди их немного!

Мальчик, которому сказали такое, подавленно потупился.

- Все именно так, - пробурчала Кирхе.

- Что это означает?

- Давайте прогуляемся. Если мы останемся в таком душном месте, вполне допустимо, что наши мозги свихнутся.

- Да? И куда же?

- Давайте прогуляемся хотя бы в город. Раз мы товарищи по несчастью остаться в школе во время каникул, нуу, давайте жить дружно. Ведь этот отдых такой длинный.

- Нуу, раз ты упомянула об этом, так хочется выпить чего-нибудь прохладного... - Гиш кивнул. Монморанси тоже согласилась, поскольку не была уверена, что выкинет ее кавалер, если они останутся в общежитии вдвоем:

- Если выпьешь, твои мозги вполне остудятся?

- Остудятся. Ручаюсь богами.

- Ладно, а эта малышка что будет делать? - Монморанси указала пальцем на Табиту, которая читала книгу. Кирхе кивнула:

- Тоже идет.

- ...Ты понимаешь это, вот так мельком взглянув на нее?

- Понимаю, - сказала Кирхе, всем видом выражая: "Полагаю, это само собой разумеется".

Затем Табита закрыла книгу, после чего решительно подошла к окну и свистнула. Послышалось хлопанье крыльев. И тогда, не тратя времени на разговоры, синеволосая девчушка выскочила в окно. Ее подруга последовала за ней.

Монморанси выглянула в окно, и ей стал виден ветряной дракон Табиты, парящий внизу. Сидя на спине зверя, Кирхе помахала рукой:

- Быстрее, присоединяйтесь! Или останетесь тут!

Гиш и его подруга выпрыгнули следом. Мальчик, который залез на спину зверя раньше, поймал Монморанси.

Тогда та начала кричать: "Не притрагивайся ко мне!", "Не смотри на меня непристойным взглядом!" - и разные подобные оскорбления, издеваясь над своим кавалером, который любезно подхватил ее.

- Это... я тебя только поймал, разве нет?

- И к чему ты притронулся?

- Разве вы - не любовники? - озадаченно пробормотала Кирхе.


* * *

Ребята, прибывшие в столичный город Тристанию, отправились пешком по улице, ответвляющейся от улицы Бурдоннэ. Вечер только-только начал вступать в свои права. Уличные фонари, в которых зажегся магический свет, накладывали свою расцветку на город, слегка укрытый сумраком. Эта фантастическая... атмосфера, которая словно бы привнесла оживление, и летняя жара укутали улицы.

Если улица Бурдоннэ являлась фасадом Тристании, то улица Тиктоннэ, по которой они шли, была задворками. Вдоль нее выстроились сомнительные бары и игорные заведения. Монморанси нахмурилась, однако рыжеволосая девица продолжала идти, совершенно не беспокоясь. Ребята двигались вперед, обсуждая, в какой бы бар им пойти. Кирхе спросила у Гиша: "Нет ли какого-нибудь заведения, которое тебе знакомо?"

Мальчик улыбнулся:

- Ну, есть одно заведение, о котором я слышал. Подумывал, не попытаться ли зайти в него хотя бы разок, однако...

- Это какой-нибудь развратный бар, не так ли? - обеспокоилась[11] Монморанси, почуяв игривые нотки в его голосе. Гиш замотал головой:

- Это - совершенно не развратное заведение!

- И что же это за бар?

Мальчик проглотил язык.

- Все-таки это - развратный бар, разве не тааааак?! Говори давааааай!

Монморанси сжала Гишу горло.

- О-ошибаешься! Девочки, нуу, в милых нарядах, которые разносят напитки... ох!

- Не развратный! Где я ошиблась?!

- Разве это не кажется увлекательным? - Кирхе, в которой, похоже, проснулся интерес, поддержала Гиша, - Давайте попытаемся пойти именно туда. В обычном баре будет скучно.

- Что?! - воскликнула Монморанси.

- О, боги, ну почему же каждая из тристейнских девиц так не уверена в себе? Это уже опротивело.

Кирхе произнесла таким голосом, словно издевалась над собеседницей, и из-за этого Монморанси разозлилась:

- Хм! Если вино будет подано простолюдинкой, разве не покажется оно противным?

Однако Гиш, ободренный Кирхе, двинулся прочь в такой манере, словно подпрыгивал от радости, поэтому Монморанси поневоле бросилась их догонять.

- Эй! Подождите меня! Не оставляйте меня здесь!


* * *

- Добро пожаловать!

Как только они зашли в таверну, им навстречу подошел высокий мужчина в обтягивающем кожаном трико.

- Ах! Вы тут впервые? К тому же - благородные леди! Такие красивые! Тре бьен! Вы затмили внешность девочек в этой таверне! Я - управляющий Скаррон. Непременно повеселитесь сегодня! - произнося это, он крутил телом и кланялся. Управляющий был противным, однако он первым делом выразил восторг их красотой, поэтому настроение у Монморанси улучшилось. Она поправила рукой волосы и чопорно произнесла:

- Проводи нас к самому чистому столу в этом заведении.

- Каждый стол в этом заведении протирается до блеска, совсем как загородная вилла Ее Величества.

Скаррон проводил ребят к одному из столов. Похоже, таверна процветала. И в самом деле, слухи подтвердились: вино и еду здесь разносили девочки в соблазнительной одежде. Гиш, который совершенно вне себя так и рыскал глазами по сторонам, пришел в чувства от того, что Монморанси потянула его за ухо.

Как только ребята заняли предложенные места, официантка маленького роста со светло-розовыми волосами подошла к ним, чтобы принять заказ. И моментально торопливым движением закрыла лицо подносом. Все ее тело начало мелко дрожать.

- Почему ты прячешь лицо? - недовольно спросил Гиш. Не проронив ни звука, официантка жестами рук и тела продемонстрировала: "Скажите ваш заказ". По росту и цвету волос этой маленькой девочки Кирхе тут же о чем-то догадалась, и впервые за это лето на ее лице появилась необычайно широкая улыбка.

- Какое в этом заведении коронное блюдо?

Маленькая официантка, скрывающая лицо за подносом, указала на соседний стол. Там стоял пирог с цыпленком, запеченным в меду.

- Ладно, а какой в этом заведении коронный алкогольный напиток?

Маленькая официантка указала на выдержанное вино из Генуи, которое принесла на другой стол прислуживающая там девочка.

Тогда Кирхе произнесла изумленным голосом:

- Ага, мистер фамильяр ухаживает за девчонкой.

Лицо маленькой официантки показалось из-за подноса, и она взглядом, в котором читалось: "Вот как?!" - рыскала вокруг. Ребята, за исключением Кирхе, увидев появившееся лицо, громко закричали:

- Луиза!

Хозяйка Сайто, заметив ухмылку на лице рыжеволосой девицы, обнаружила, что ее обманули, и снова спрятала лицо за подносом.

- Слишком поздно. Ла Вальер.

- Я - не Луиза, - дрожащим голосом произнесла девочка. Кирхе потянула ее за руку и уложила на стол. Она сжимала правую руку хозяйки Сайто, Гиш вцепился в левую. Табита схватила правую ногу, а Монморанси - левую. Официантка, не способная двигаться, отвернулась и, дрожа как осиновый лист, произнесла:

- Я - не Луиза! Отпустите меня!

- Чем это ты занимаешься?

Девочка не отвечала. Кирхе щелкнула пальцами, и тут же Табита произнесла заклинание. Воздух за счет силы ветра, окружив тело Луизы, управлял ее движениями. Хозяйка Сайто была вынуждена сесть на столе в позу "сэйдза".

- Ч-что ты делаешь?!

Кирхе снова щелкнула пальцами. Табита молча взмахнула своим посохом. Воздушная масса, которая контролировала движения Луизы, превратилась в невидимые пальцы, которые принялись щекотать тело своей жертвы.

- А-ха-ха-ха! Остановись! Щекотно! Остановись же ты!

- Какие же существуют обстоятельства, что ты прислуживаешь в этом заведении в качестве официантки?

- Я должна отвечать?! А-ха-ха-ха!

Воздушные пальцы защекотали Луизу часто-часто. Тем не менее, она не признавалась. Через некоторое время ее тело обмякло.

- Вот неразговорчивый ребенок. В последнее время у тебя появилось действительно много секретов.

- Если поняла... тогда отпусти же меня...

- Хорошо, - Кирхе со скучающим видом взяла меню.

- Быстрее, скажите же ваш заказ.

- Это, - произнесла рыжеволосая девица, указав на меню пальцем.

- Я не поняла, что именно.

- Для начала - все, что записано в этом меню.

- Что?

Луиза ошеломленно уставилась на Кирхе.

- Слушай, принеси все.

- Ты действительно богата... Ах, мне так завидно, - пробормотала со вздохом хозяйка Сайто, и рыжеволосая девица ответила ей:

- Чего? Естественно, за твой счет, не так ли? Я с благодарностью принимаю твои добрые намерения. Мисс Ла Вальер.

- Что? Не болтай вздор! Почему я должна угощать тебя?!

- Или я расскажу всем в Академии Волшебства, что ты прислуживаешь здесь в качестве официантки.

Луиза изумленно разинула рот.

- Если ты расскажешь... Я у-у-у-убью тебя!

- Ах, не хочу. Я не хочу быть убитой, поэтому поскорее неси все, что есть.

Луиза подавленно опустила плечи и, натыкаясь на все, что только возможно, неверной походкой исчезла на кухне.

- Ты действительно - зловредная девица, - когда Гиш, качая головой, произнес это, Кирхе с радостным видом ответила:

- Не хочется, чтобы вы имели обо мне ошибочное представление. Я питаю антипатию к этому ребенку. По сути, мы - соперницы, просто соперницы.

Здесь она прервала свое объяснение и, заметив, что у Табиты сбился на бок плащ, поцокала языком и поправила его:

- Эй, послушай. Когда ты используешь магию, после этого хоть как-нибудь приводи в порядок растрепавшиеся волосы и сбившийся плащ. Женщина - это в первую очередь внешность. Содержимое головы - это вторично, ведь так?

Кирхе поправляла своей подруге волосы и одежду, как если бы старшая сестра беспокоилась о младшей сестре, или мать беспокоилась о своей дочери.

Гиш посмотрел на них. "Почему эта до мозга костей испорченная германская девица открыла свою душу только Табите? - с сомнением подумал он. - Несмотря на то, что сейчас - летние каникулы, эти двое, не поехав по домам, действуют вместе. Вдобавок, если заглянуть еще дальше в прошлое, эти двое обладают телепатией. Табита по натуре неразговорчива, однако, по одному знаку глазами способна понять намерение своей подруги, у них такие великолепные отношения, словно у сестер.

Однако... - Гиш напряженно думал. - Определенно, в самом начале после поступления в Академию у этих двоих не было таких хороших отношений, я уверен. Я был тогда без памяти от другой девочки и не очень хорошо помню, однако разве не вызвала переполох дуэль между ними?"



В тот момент, когда Гиш уже намеревался расспросить об этом, в таверне появились новые посетители.

Это были дворяне с приятной внешностью. У них на головах были изящно надеты широкополые шляпы с плюмажами, а из-под полы плащей выглядывали волшебные жезлы в форме мечей. Похоже, это были офицеры Королевской армии.

От них еще пахло дымом, вероятно, они посвящали все свое время боевой подготовке. Они вошли, оживленно переговариваясь, после чего сели за стол и начали осматриваться.

Дворяне все как один начали давать оценку официанткам в таверне. Разные девочки по очереди подходили к ним налить вина, однако положение вещей было таково, что они так или иначе не понравились офицерам. Один из этих мужчин заметил Кирхе и сделал знак глазами:

- Разве вон там - не девушка-дворянка?! Девица, которая сможет гармонировать с нами, тоже должна носить волшебную палочку!

- Вот это правильно! Ведь это - выходной, который господа офицеры Королевской армии в кои-то веки получили от Ее Величества? Невозможно расслабиться, когда простолюдинки наливают нам вина.

Высказывая такое мнение, они совместно обсуждали, кто пойдет с приглашением, и их голоса доносились до ребят. Похоже, Кирхе привыкла к таким ситуациям, поскольку она невозмутимо потягивала вино. Однако Гиш чувствовал себя совершенно не в своей тарелке. В общем, у меня такое положение, что я сопровождаю спутниц в качестве мужчины, однако у меня нет уверенности, что я смогу твердо противостоять соперникам-дворянам, которые, похоже, служат в гвардии или являются командирами полков. Полагаю, в финале я буду просто валяться на земле.

Через некоторое время, похоже, был определен человек, способный пойти с приглашением. Один из дворян встал. Это был весьма красивый парень чуть старше двадцати лет.

Преисполненный уверенности, он, подкручивая усы, приблизился к Кирхе, после чего поклонился изящным движением:

- Мы - офицеры, приписанные к Наваррскому полку. Покорнейше желал бы проводить за наш стол дворянку, которая кажется олицетворением красоты.

Кирхе ответила, даже не взглянув в его сторону:

- Извините, я как раз весело провожу время с друзьями.

Со стороны его приятелей долетело улюлюканье. Вероятно, офицер подумал, что не сможет сохранить достоинство, если будет здесь отвергнут. Он принялся умолять Кирхе пылкими фразами:

- Может, как-нибудь повеселимся у нас? Я прошу вас изменить свое решение. Каждый из нас скоро отправится в опасное место, разве вы не подарите нам хотя бы временное счастье?

Однако Кирхе нелюбезно отмахнулась.

Дворянин с видимой досадой вернулся к своей компании.

- Ты не пользуешься популярностью у женщин, - когда ему сказали это, молодой дворянин замотал головой:

- Вы слышали ее акцент? Она - из Германии. Хоть она и дворянка, однако, какая-то она сомнительная!

- А вы слышали, что германские девицы - сладострастные? Добродетельные среди них - редкость!

- Боюсь, что она - протестантка!

Под влиянием ли опьянения, но офицеры вне себя от злости начали злословить, причем желая быть услышанными. Гиш и Монморанси переглянулись и спросили Кирхе: "Ну что, пойдем из этой таверны?"

- Разве мы не пришли сюда раньше их? - пробормотав это, Кирхе поднялась. Ее длинные рыжие волосы шелестели, словно пылающий огонь. Другие посетители и официантки, искоса наблюдавшие за ходом событий, разом притихли.

- Ага, вы почувствовали, что стоит составить нам компанию?

- Да. Однако не с бокалом... как насчет этого?

Кирхе непринужденно вытащила волшебную палочку.

Дворяне покатились со смеху:

- Пожалуйста, остановитесь! Юная леди! Против женщин-соперниц мы жезлы не вытаскиваем! Ведь мы - дворяне!

- Вы так боитесь германских женщин?

- Едва ли!

Мужчины продолжали хохотать.

- Тогда я сделаю так, чтобы вы все-таки достать свои жезлы.

Кирхе взмахнула своей палочкой. Из ее конца вылетело столько же огненных шаров, сколько было офицеров в той компании, заклинания полетели к шляпам, которые были надеты на головы дворян и в один момент спалили плюмажи дотла. Таверна сразу забурлила. Повернувшись к зрителям, Кирхе поклонилась.

Мужчины, которых сделали посмешищем, одновременно поднялись.

- Юная леди, эта шутка зашла слишком далеко.

- Неужели? Ведь я всегда серьезна. К тому же... разве не вы были теми, кто первым пригласил меня?

- Мы пригласили вас, чтобы выпить. А совсем не выхватывать палочку.

- Как, составлять компанию за выпивкой мужчинам, которые, будучи отвергнутыми, выражают притворное пренебрежение?! Компанию может составить исключительно палочка, сжигающая оскорбления дотла.

Воздух в таверне словно бы звенел от напряжения.

Один из офицеров решительно произнес:

- Чужеземная юная леди, вы знаете про указ о запрете дуэлей? Согласно этому указу Ее Величества нам запрещено устраивать личные поединки. Однако вы - иностранка. Если мы здесь все уладим по обоюдному согласию между нами, дворянами, никто нас осудить не сможет. Что вы скажете об этом?

- Дворяне в Тристейне что-то много болтают. Если бы мы были в Германии, уже бы подошел исход поединка.

Такого пренебрежения стерпеть невозможно. Офицеры сделали друг другу знаки глазами. Затем один из них, придерживая рукой полу шляпы, заявил:

- Выберите своего противника. У вас есть такое право.

Несмотря на это, выражение лица Кирхе не изменилось. Однако, внутри у нее, словно пламя, бурлил гнев. Чем больше она гневается, тем более раскованными становятся ее выражения, и тем хладнокровнее становится ее поведение:

- Как вы сказали в другой беседе, германские девицы - сладострастные. Поэтому со всеми разом. Так будет лучше.

В ответ на такие смелые слова Кирхе таверна забурлила от аплодисментов. От такого оскорбления офицеры побагровели, и внутри у них разгорелся гнев.

- Мы - дворяне, однако, в то же время, - солдаты. За такое оскорбление и такой вызов снисхождения не будет даже женщине. Идемте.

Офицеры движениями подбородков показали в направлении улицы. Гиш дрожал от такого поворота событий. Монморанси пила вино, и на ее лице было написано, что это ее не касается. Луиза пребывала в панике на кухне, бормоча: "Эта глупая девица из-за своей излишней горячности строит из себя дуру". Сайто как всегда стал жертвой гнева своей хозяйки, которую недавно разозлили, и поскольку он был без всяких оснований жестоко избит, и потерял сознание, то не мог вмешаться.

Поэтому тем, кто встал, была Табита. Кирхе сказала:

- Не беспокойся. Посиди. Ведь я быстро управлюсь.

Однако ее подруга помотала головой.

- Да что это ты? Имеешь в виду, что мне это не по силам?

- Ошибаешься. Однако пойду я.

- Разве к тебе это имеет отношение? - как только Кирхе произнесла это, Табита снова помотала головой:

- Я у тебя в долгу.

- Ты о недавних событиях на озере Лак Д'Ориент? Да все в порядке. Ведь мне нравятся такие дела.

- Ошибаешься.

- Что?

Тогда Табита отчетливо пробормотала:

- Я должна один раз.

После этих слов Кирхе вспомнила.

-       Снова это очень древнее дело, - улыбнулась она.

Затем она ненадолго погрузилась в размышления. И в заключение она решила довериться своей подруге.

- Что случилось?! Напуганы?! Не беспокойтесь, ведь мы полностью простим вас, если именно сейчас вы извинитесь.

- А взамен вы будете вдоволь наливать нам выпивку!

- Будет лучше, если это закончится прислуживанием за столом!

Офицеры засмеялись. Кирхе указала на Табиту:

- Прошу прощения. Эта девочка будет вашим противником.

- Да ведь она - ребенок, разве не так?! Ты настолько издеваешься над нами?!

- Не хочется, чтобы вы имели ошибочное представление. Эта девочка - гораздо более опытный маг, чем я. Поскольку, как бы там ни было, она носит титул шевалье.

На лицах у офицеров появилось выражение: "Едва ли такое возможно".

Табита, не произнеся ни слова, направилась к выходу из таверны.

- Среди вас есть дворянин, носящий титул шевалье?

Офицеры недоуменно склонили головы набок.

- Тогда у вас не должно быть недовольства в отношении вашей противницы, - произнеся это, Кирхе села за стул, всем видом выражая: "На этом моя миссия завершена". Офицеры, которые зашли слишком далеко, чтобы отступить, проследовали за Табитой на улицу.

- С ней все будет в порядке? - спросил Гиш. Кирхе элегантно попивала вино.

- А ведь тот ребенок детально помнит это нестоящее обещание, - с видимой веселостью пробормотала она.


* * *

Снаружи Табита и офицеры встали друг напротив друга на расстоянии почти что десять мейлов. Окружив их на приличной дистанции, окрестные жители наблюдали с взволнованными лицами. В действительности у дворян не было причин прекратить выхватывать волшебные палочки только потому, что был издан указ о запрете дуэлей. Такие вот поединки были повседневным событием.

Тем не менее... разве не была малолетняя девочка тем, кто стоял перед группой из трех человек, по виду - офицеров Королевской армии? Такое сочетание привлекло интерес зевак.

- Джентльмены. Наша противница - ребенок. Из-за этого про нас будут говорить, что мы издеваемся над слабыми. Победим ли мы, проиграем ли мы, - все равно наша репутация будет разрушена. Что будем делать? - когда молодой дворянин, который ходил приглашать Кирхе, произнес это, самый старший из офицеров ответил:

- В таком случае, вероятно, будет лучше, если мы позволить ей начать первой.

Мужчина, который до сих пор хранил молчание, проговорил веселым тоном:

- Хм, кажется, производить обучение детей - это обязанность взрослых.

Шевалье? Это - шутка, не так ли? Тот ребенок удостоился титула шевалье - нет никаких причин, чтобы такое имело место. При том, что она - ребенок, она еще и дворянка. Невозможно игнорировать то, что она солгала относительно титула шевалье. Мало того, что она солгала, еще и нанесла оскорбление офицерам Королевской армии, а это недопустимо. Разве это не ставит под угрозу нашу честь?

Табита стояла, неподвижно сжимая посох в правой руке. На ее лице невозможно было углядеть каких-либо эмоций. Похоже, ни окружающая ее суматоха, ни фигуры трех офицеров, сжимающих волшебные жезлы, не оказывали особого влияния на эту девочку.

- Юная леди, атакуйте первой, - сказал старший из дворян.

Зрители наблюдали, затаив дыхание.

Девочка легким движением, совсем как если посылала ветер, чтобы охладить тело Кирхе... взмахнула посохом. Исход поединка был решен в одно мгновение.


* * *

Посетители таверны, увидев возвратившуюся Табиту, издали стон изумления. Снаружи разыгрался большой переполох. Одним ударом заклинания Воздушный Молот - огромного сгустка воздуха - офицеры были отброшены в другой конец улицы, и поэтому потеряли сознание. Один из посетителей таверны робко выглянул наружу. Один из офицеров пришел в себя, схватил двух остальных товарищей в охапку и поспешно ретировался.

- Хотя вы - такая маленькая, вы невероятны!

Таверна наполнилась аплодисментами, однако Табита, не беспокоясь об этом, перелистывала страницы в своей книге.

С удовлетворенным видом Кирхе налила вина в бокал своей подруги.

- Итак, давайте произнесем тост.

Гиш, в недоумении склонив голову набок, спросил у нее:

- Послушай, Кирхе...

- Чего тебе?

- Собственно говоря, почему у вас настолько хорошие отношения? Вы - совсем как сестры, разве не так?

- Мы просто сошлись характерами.

"Эти двое - совершенно диаметральная противоположность. Вдобавок... - Гиш размышлял над тем, что он недавно вспомнил. - Очень быстро после поступления в Академию даже поднялся переполох по поводу такой же, как имела место только что, дуэли между этими девицами, ведь так?"

- У вас и раньше были хорошие отношения? Собственно говоря, что между вами было? Расскажите нам.

Это также вызвало интерес у Монморанси, и она всем телом подалась вперед.

- Что между вами было? Расскажите нам.

Кирхе взглянула на Табиту. Та хранила молчание. Тем не менее, рыжеволосая девица кивнула:

- Эта девочка подтвердила, что я могу рассказать вам об этом, поэтому я начинаю. Хотя это - не очень-то значительная история.

Кирхе взяла бокал, в который было налито вино.

Она осушила его залпом и с сонными глазами принялась рассказывать. 

Кирхе поступила в Академию Волшебства Тристейна, когда в воздухе витал запах весны: шел четвертый месяц, называемый Фео, была середина второй недели, называемой Хеймдалль.

Церемония проводилась в Обеденном зале Альвис. Здесь каждый год около девяноста новичков распределялись на три класса. Дети из дворянских семей, съехавшиеся из различных провинций, с очень напряженным выражением на лицах дожидались появления мистера Османа, Директора Академии.

Старейшина в сопровождении учителей появился на втором этаже и свысока просмотрел на ребят.

- Ученики, вы - тристейнские... Оп-ля!

С широким жестом мистер Осман спрыгнул с перил на втором этаже и рассчитывал опуститься на стол на первом этаже. В полете он взмахнул своим посохом, намереваясь великолепно приземлиться с помощью заклинания Левитации, однако, замешкавшись, допустил промах. Он был уже стар, и не успел закончить заклинание, поэтому врезался в стол. Вокруг поднялся переполох, учителя спустились вниз и ухаживали за Директором. Он бился в конвульсиях, однако от наложенного кем-то заклинания стихии Воды поправился.

Без всякого смущения мистер Осман поднялся и произнес:

- Вы! Являетесь подающими надежды аристократами, которые будут нести на своих плечах грядущее Халкегинии!

Это были великолепные слова. Все начали аплодировать, поскольку притворяющийся уравновешенным мистер Осман вызывал сочувствие.

Среди ребят... среди сидевших в ряд дворян находилась рыжеволосая девочка, которая гордилась своей заметно бросающейся в глаза внешностью. Это была Кирхе, носящая руническое имя Тлеющая. Она широко зевнула. Глядя на глупого Директора, она начала размышлять: "А не было ли ошибкой отправиться на обучение за границу?"

Однако для Кирхе, которая бросила Академию Волшебства Германии, располагавшуюся в столице Виндсборне... не было иного выбора, кроме как отправиться учиться за границу. Ее родители, живущие в поместье Цербст, намеревались выдать дочь, которая, бросив обучение, слонялась по дому, замуж за некоего старого маркиза. Кирхе, которая еще не желала какой-то там свадьбы, так спешно покинула родную страну, словно бы спасалась бегством.

Она поступала так, как того требовал ее горячий темперамент. С детских лет, если существовал предмет, который ей хотелось получить, она отбирала его силой, и если оппонент выражал недовольство, она принуждала его замолчать с помощью своей излюбленной стихии - Огня. Начавшийся в Германии скандал, который и стал причиной ее ухода из школы, тоже произошел благодаря такому ее характеру, однако... похоже, натура, заложенная с рождения, неизменна. В Тристейне ее дерзость и высокомерие тоже проявились во всей полноте.

Итак, на церемонии вступления рядом с Кирхе сидела маленькая девочка с синими волосами. Она, имеющая телосложение, словно у ребенка, являла полную противоположность рыжеволосой девице, которая гордилась своими пропорциями, такими безупречными, совсем как если у прекрасной богини. К слову сказать, похоже, эта синеволосая девочка фактически еще являлась ребенком. В глазах, скрытых очками, сохранилась наивность. Несмотря на проходящую церемонию вступления, она с величайшим вниманием читала книгу, и именно это заставляло ее глаза сверкать.

Такое поведение этой девочки почему-то раздражало Кирхе. Такие вот дети, которые усердно учились, были для рыжеволосой девицы ничем иным, кроме как объектом для издевательств. Пробурчав: "Что это ты читаешь?" - она внезапно выхватила книгу. Но та синеволосая девочка уставилась на нее без всяких эмоций во взгляде.

Содержимое книги было для Кирхе сложным и совершенно неизвестным.

- Что это... "Воздействие, оказываемое силой Ветра на погодные условия, и его результат"? Не понимаю смысла. Ты можешь использовать магию такого высокого уровня?

Не ответив, девочка протянула руку.

- Слышишь. Когда ты что-то у другого просишь, существует правило вежливости: сперва назвать свое имя. Твои родители тебя этому не научили?

Это было всего лишь изъявление намерения вернуть себе отобранную книгу, а совсем не попытка попросить какой-то предмет, или иное подобное действие, однако... девочка некоторое время размышляла, а потом произнесла свое имя: "Табита".

- Что это?! В Тристейне дают весьма странные имена!

Кирхе смеялась до упаду. Учитель, который объяснял распределение учеников по классам, сердито взглянул на нее, однако рыжеволосая девица не приняла это близко к сердцу, а продолжала смеяться.

Табита уставилась на обидчицу ледяным взглядом. Насмехаться над именем, про которое также следует сказать, что оно является связью между тобой и возложенной тебе судьбой... и еще с родителями. Неизвестно, произошло бы это ныне, однако в то время Кирхе не поняла, что у синеволосой девчушки цвет глаз изменился.

Как и следовало ожидать, другая девочка со светло-розовыми волосами, похоже, не утерпевшая при виде такого поведения, поднялась со своего места:

- Эй, ты! Сейчас учителя будут рассказывать нечто важное! Помолчи!

Вероятно, она уже давно терпела заносчивое поведение Кирхе.

- А ты кто такая?

- Я - Луиза Франсуаза Ле Бланш де Ла Вальер! Поразительно, что существуют такие девочки, как ты!

- Ла Вальер?

С радостным видом Кирхе впилась взглядом в лицо Луизы.

- Приятно познакомиться. Кстати, я - Кирхе фон Цербст. Какая честь иметь возможность встретиться с дорогой соседкой!

Услышав это приветствие, Луиза задрожала.

- Ч-ч-что ты сказала?

- Ох, приятно познакомиться.

Кирхе приветливо улыбнулась. Один из учителей, который смотрел на них, потрясенный таким поведением, решительно приблизился и заорал на трех девочек:

- Ведите себя тихо!

- Да поняла, - сказав это, Кирхе села на свое место. Внезапно Табита выхватила у нее из рук свою книгу. Затем искоса уставилась на обидчицу. И сильно закусила губу.


* * *

Первокурсников распределили на три класса. Это были классы, каждому из которых было назначено имя одного из легендарных святых: Сорн, Ил и Сигел[12]. Кирхе и Табита попали в класс Сорн, Луиза - в класс Ил. Гиш и Монморанси стали принадлежать к классу Сигел.

Итак... девочки из класса сильно невзлюбили рыжеволосую девицу, которая на церемонии вступления была заметна тем, что сразу же устроила шум. Ее природное очарование, которое является отличительной чертой германских женщин, а также ее большой бюст испускали всепроникающие феромоны и сразу же притянули к себе взоры всех мальчишек в классе, что заставило беспокоиться тристейнских девочек, известных своим ревнивым нравом.

Еще одной причиной для ненависти был ее характер. Высокомерие Кирхе, которое ненавидели даже в Германии, Королевстве Огня, сильно раздражало тристейнцев, которые почитали скромность как добродетель.

Сразу же после церемонии вступления рыжеволосая девица вызвала страстную влюбленность у троих мальчиков. Для этого было две причины. Во-первых, эти ученики были относительно лучшими в классе. И следующая причина, которая была более серьезной... ведь у рыжеволосой девицы оказалось свободное время.

Первому был послан кокетливый взгляд, когда они разминулись в коридоре.

Ко второму она прижалась грудью, притворившись, будто падает.

На виду у третьего она умышленно скрестила ноги.

Только поэтому все трое предложили Кирхе встретиться. Она приняла эти предложения о свидании с таким чувством, совсем как если секретарь парламента приводит в порядок принесенные ему документы. Не зная, кого выбрать, она устроила встречу всем троим, из-за чего между мальчишками произошла дуэль.

В результате поединка третий мальчик, израненный и обожженный, вышел победителем. Когда он, радостно воспрянувший духом: "Я получил право встречаться с Кирхе!" - пришел, чтобы принести ей отчет о своей победе... рыжеволосая девица завела себе четвертого кавалера.

Несколько девочек, каждая из которых была влюблена в одного из этих мальчиков, были в ярости. Созданное ими объединение девиц, у которых отняли возлюбленного, пришли для переговоров к своей сопернице. Она, к тому времени уже заимевшая пятого и шестого кавалеров и устроившая новый поединок на троих, презрительно фыркнула, глядя на брошенных девочек.

- Эй, ты, знай же меру. Скольких воздыхателей ты собираешься завести, чтобы успокоиться?

- Хм? Не понимаю, - ответила Кирхе, сидя за столом и полируя свои ногти.

- Хватит шутить!

- Да ведь я ничего не делала. Они подошли ко мне и заговорили по собственной воле. "Кирхе, не зайдете ли ко мне выпить вина?" "Я написал стихотворение, не хотите ли послушать?" - заявила рыжеволосая девица, подражая голосам мальчишек. - Каждый раз я пребывала в затруднении, поэтому и ответила. Я говорила на языке вашей страны: "Уи"[13]. Неужели я ошиблась в произношении?

От такого отношения ревность других девочек немедленно достигла своего пика.

- Ты нас слушаешь? Это - Тристейн, где почитают скромность и традиции. В отличие от твоей страны, где заправляют дикие племена. Даже в любовных отношениях существуют неписанные правила. Мы бы хотели, чтобы не понимающая таких простых вещей провинциалка немедленно вернулась назад в свою страну!

- Если у кого-то имеется такое серьезное опасение за своего возлюбленного, не лучше ли было бы держать его взаперти в своей комнате?

- О чем ты говоришь?

- Мне это не кажется странным. Если душа настолько воспылала ревностью, почему бы не приложить все свои силы, чтобы удержать возлюбленного? Если любишь его, говори ему похвалы и одобрения. А что касается вас, то вы только и делаете, что важничаете и, похоже, не произнесете ни единого словца, которое бы порадовало мужчину, не так ли?

- Это - обязанности самих мужчин!

- Я - не такая. Я со всей тщательностью восхищаюсь желаемым для меня человеком. Если я этого не сделаю, то сама буду такой же жалкой, как и вы.

- Не издевайся над нами!

- Ладно, успокойтесь. У меня есть принцип: "Отниму все, что мне хочется", тем не менее, я избегаю отбирать только то, что является для человека самым важным.

- Сплошная ложь! Несмотря на то, что ты протянула свои грязные лапы к нашим возлюбленным!

Кирхе медленно оглядела девочек, окружавших ее.

- Да ведь, для вас они не являлись самыми важными, не так ли?

- Что ты такое говоришь?

- Если бы они были для вас так важны, вы бы даже помыслить не могли, чтобы вот так объединяться и приходить ко мне с переговорами. Взамен, к этому моменту у меня бы уже оторвали голову с плеч. Неужели я ошибаюсь?

Охваченные ревностью девочки невольно замолчали.

- ...Нууу...

- Но я тоже пока еще не хочу умирать, поэтому я не отбираю самое важное.

Подавленные мощью убеждения Кирхе, девочки начали переглядываться.

- Когда отнимаешь самое важное, это опасно для жизни. Моя стихия - Огонь. Основные характеристики магии Огня - страсть и разрушение. Если уж идти на такой шаг, то это - из-за сжигающей жизнь страсти, либо из-за разрушающей все на своем пути любви.


* * *

Итак, хотя у Кирхе массово появлялись воздыхатели, у нее не нашлось ни единого друга, однако Табита в этом отношении оказалась не лучше.

Что ни говори, она была неразговорчива. Ни на переменах, ни во время приемов пищи, ни во время занятий, ни после них, ни даже в общественных местах общежития она ни с кем не намеревалась поговорить. Как бы там ни было, она, словно одержимая демонами, молча... читала книги. Даже если кто-нибудь с ней заговаривал, она это игнорировала. "Игнорирует ли, она даже не замечает моего существования, не так ли?" - такое впечатление создавалось у собеседника.

По этой причине Табита стала объектом для насмешек. Почему-то она не посчитала нужным назвать даже свое настоящее имя, поэтому даже ширились слухи, что она - незаконнорожденная.

И такое отношение окончательно сменилось антипатией во время учебных занятий.


* * *

То, что Табита, которую до сего момента считали простым книжным червем, является искусным магом Ветра, все ученики впервые узнали на вводном занятии, связанным с этой стихией.

Первыми словами, которые ледяным голосом произнес мистер Гито, учитель, отвечающий за лекционный курс стихии Ветра, были:

- Поступившие в этом году новички - сплошные неудачники.

Собравшиеся во внутреннем дворе ученики выразили недовольство в отношении этих слов.

- Если просмотреть документы поступивших, почти все из вас являются магами-точками, разве не так? Магов-линий - едва ли несколько человек. Что же касается магов-треугольников, то они полностью отсутствуют. В чем проблема?

Термины "точка", "линия" и тому подобные обозначают количество стихий, которые маг способен комбинировать. Маг-точка использует только одну стихию, маг-линия может комбинировать две стихии. Если маг комбинирует даже одинаковые по природе стихии, все равно заклинание становится сильнее.

- Насчет вас я не питаю никаких иллюзий, однако это - также работа, - пробормотав это, мистер Гито начал занятие. Базовыми заклинаниями стихии Ветра являются Полет и Левитация.

Однако... в этих чарах Табита проявила себя.

По сравнению со всеми другими учениками она быстрее и выше взмыла в небо с помощью заклинания Полет. Вероятно, чтобы все-таки не привлекать внимания, она берегла силы, однако мистер Гито в недоумении склонил голову набок:

- Несмотря на то, что вы - маг-точка, это весьма впечатляет, не так ли?

Он не знал реальных способностей Табиты, поэтому ему ничего не оставалось, кроме как высказать подобное.

Все обстоятельства, настоящее имя синеволосой девчушки и ее реальные способности не знал никто, за исключением мистера Османа, Директора Академии. Вдобавок, мистер Гито не просмотрел личные дела студентов, прибывших из-за границы.

Студенты были в негодовании, когда учитель сказал им: "Ну разве не прискорбно уступить самой юной девчушке в классе?".

В результате во время послеобеденного перерыва один из подростков-дворян предложил Табите провести состязание.

В случае так называемых состязаний они большей частью представляют собой дуэль. Но, хоть их и называют дуэлями, в нынешнем веке в них едва ли происходила смерть одного из участников. Времена, когда утверждалось: "Нанести смертельный удар - поведение настоящего дворянина", подобная эпоха великих героев канула в лету. Теперь взаимно применялись не ведущие к смерти заклинания, и исход поединка решался, когда наносилось хотя бы одно ранение. Время от времени кому-нибудь из противников ломали руку, однако это было предпочтительнее, чем ставить на кон свою жизнь. Утверждалось, что вынудить своего оппонента выронить из рук свою волшебную палочку - изящный способ победить.

Подростка, который предложил Табите поединок, звали де Лоррен. Происходивший из знаменитого рода магов стихии Ветра, он был магом-линией, элитой, включавшей всего лишь несколько учеников первого курса.

Он никоим образом не стал терпеть поражение в чарах Полета перед какой-то неизвестной девчушкой. Также по причине, что де Лоррен постоянно во всеуслышание хвастался: "Не найдется того, кто будет сильнее меня в магии Ветра", он хотел поставить Табиту на место.

Приблизившись к читающей во внутреннем дворе синеволосой девчушке, он предложил состязание:

- Мисс, хотел бы преподать вам урок в магии Ветра.

Табита не ответила. Де Лоррен рассердился.

- Человек обращается к вам с просьбой. Не является ли грубостью слушать его и читать при этом книгу?

Несмотря на это девочка не ответила. Слова мальчика пролетели мимо ее ушей, словно порыв легкого ветерка, коснувшегося ее щеки.

- И в самом деле, когда дело все-таки дойдет до состязания, порядки, так или иначе, будут иными! Именно так, ведь если состоится состязание, это будет вопрос жизни и смерти! Смысл совершенно иной по сравнению с полетами и прыжками на учебном занятии!

Табита перелистнула страницу. Похоже, оскорбительные слова де Лоррена не действовали на эту голубоглазую девочку.

- Фу ты, ну ты!

Мальчик фыркнул. Затем жестоко ухмыльнулся уголками губ. Когда он уже намеревался уйти, заявив напоследок: "И в самом деле, по-видимому, то, что ты - незаконнорожденная, является правдой. Полагаю, что ты едва ли знаешь свою мать в лицо. Если я буду завидовать существу с подобным происхождением, то опозорю честь моей семьи!" - Табита, наконец, встала. Если бы нынешняя Кирхе взглянула, вероятно, она бы заметила. Ледяную вьюгу, которая бушевала... в этих голубых глазах, в которых невозможно было усмотреть какие-либо эмоции.

- Проявили готовность?

Табита отложила свою книгу на скамью и направилась на открытое пространство.

Синеволосая девчушка и ее противник стояли друг против друга на расстоянии около десяти мейлов.

- У меня нет причин представляться такой незаконнорожденной, как ты, но этикет есть этикет. Вилье де Лоррен, со всем почтением будет вашим противником.

Однако Табита не представилась.

- Какая жалость - не иметь имени, чтобы назвать его, даже когда дело приняло подобный оборот! Но я не буду делать скидку на это! Ну-ка! - прокричав это, де Лоррен произнес заклинание. "Сокрушающий ветер". Он намеревался за один раз отбросить Табиту на другую сторону двора. Но девочка, так и не приняв оборонительной позиции, стояла в ожидании урагана, который намерен отшвырнуть ее прочь.

Что же там такое? Она не демонстрирует даже видимости, что произносит заклинание. Чары "Сокрушающий ветер", которые собирался применить де Лоррен, были мощными. В действительности требовалось время, чтобы произнести заклинание для противодействия.

Несмотря на это... что касается Табиты, то она, совсем словно наивный ребенок, дожидалась атаки, сжимая свой посох, который был длиннее ее роста.

То ли она не владела тактикой сражений, поскольку ей еще не приходилось участвовать в состязаниях, то ли она за мгновение испугалась заклинания, произносимого противником...

И в том, и в ином случае, она уже не успеет.

В тот момент, когда де Лоррен полагал, что победа была у него в руках...

Табита взмахнула посохом таким безучастным жестом, словно сметала перед собой паутину. И произнесла формулу заклинания, состоящую только из одного слова. С помощью только этого движения и этой формулы девочка получила контроль над потоками воздуха во всем окружающем их пространстве.

Благодаря мельчайшим воздушным потокам заклинание "Сокрушающий ветер", которое метнул де Лоррен, изменило свою конечную цель и ударило в самого атакующего.

Мальчик был отброшен к стене тем ураганом, который сам и послал. Не теряя времени, Табита произнесла новое заклинание. Водяной пар в воздухе замерз, образовал бесчисленные ледяные дротики, которые атаковали де Лоррена.

- Нет!

Издавая глухие звуки, ледяные снаряды пришпилили плащ и одежду мальчика к стене.

Он был в ужасе. Впервые в своей жизни он был в панике от подавляющей силы Ветра. Стихия Ветра была до такой степени мощная?

К лицу неспособного пошевелиться де Лоррена подлетела ледяная стрела большего размера.

- Я умираю! Спасите меня! - невольно крикнул он. Стрела толщиной примерно с его руку внезапно остановилась перед его глазами. И тогда начала медленно таять... и образовала перед мальчиком лужу.

В тот же миг ледяные дротики, пришпиливающие его тело к стене, тоже начали таять.

Де Лоррен, удерживавшие которого оковы окончательно растаяли, стуча зубами, дрожал. Возле его ступней образовалась лужа, но не от исчезнувших ледяных снарядов, а от кое-чего другого. Мальчик упал на колени посреди тепловатой лужи, образованной жидкостью, которая вылилась у него из промежности.

Отбросив свою волшебную палочку, он со словами: "Простите меня", пополз, спасая свою шкуру.

Перед глазами де Лоррена показались маленькие ноги, и он, заорав: "Нееееееет!" - отпрянул. Девочка стояла с неизменным выражением лица и смотрела вниз на своего противника.

- Пощадите! Хотя бы жизнь! С-состязание - простое развлечение, разве не так?! Такие поединки, где на кону стояла жизнь, - дела давно минувших дней, разве не так?! - прорыдал де Лоррен фразу, которая, казалось, отрицала недавно произнесенные им же слова. Табита резко протянула к нему волшебную палочку.

- Я слишком молод! Пощадите хотя бы жизнь, ведь вы слышите все, что я говорю!

Указав пальцем на маленькую волшебную палочку, которую держала в руках, девочка коротко произнесла:

- Забытая вещь;.

Это была принадлежавшая ему палочка, которую он недавно отбросил.


* * *

Итак, вот таким образом Кирхе и Табита заставили страшно осрамиться своих одноклассников, однако... Девочки, у которых рыжеволосая девица отняла возлюбленных, и де Лоррен, которого разбила в пух и прах синеволосая девчушка, никак не могли уладить эту проблему.

Они тайком разрабатывали план. Ведь они не могли простить этих двух выскочек, которые заставили их опозориться.

Де Лоррен предложил оскорбленным девочкам тактику отмщения.

Выслушав его замысел, одноклассницы согласились: "Это же отлично". Поскольку то был план, с помощью которого они смогут избавиться сразу от обеих этих девиц, и при этом сами не попадут под подозрение. 

Приветственный бал для студентов-новичков проводился в выходной день на второй неделе, называемой Хеймдалль, месяца, называемого Ур. Студенты старших курсов украсили бальный зал, и вели себя как радушные хозяева в отношении первокурсников, которым сегодня была отведена главная роль.

На столах были расставлены изысканные деликатесы, чтобы порадовать желудки новичков, а принарядившиеся старшекурсники обсуждали между собой, кого из учениц младших классов приглашать на танец.

В конце концов, самой популярной в тот день оказалась Кирхе, прибывшая в Академию из Германии.

Первокурсники, не привыкшие к общественной жизни, были неискусными как в манере одеваться, так и в танцах, поэтому существовала проблема в исполнении ими обязанности партнеров для старшекурсников, однако эта девочка-новичок, которая во всех смыслах вносила оживление в светские круги Германии, являла собой исключение. Она щедро расточала очарование и гордилась своей красотой, словно окруженный ароматом цветок. Кто же пригласит эту новенькую девицу на танец - такова была самая горячая тема разговоров среди старшекурсников.

Когда Кирхе, надевшая по такому случаю сексуальное черное вечернее платье, которое особо подчеркивало ее большую грудь, сделавшая себе прическу, модную среди городских жительниц, и обернувшая шею ожерельем из рубинов, красных как жар сердца, появилась в зале, от всех присутствующих парней раздался вздох восхищения. Этот вздох прокатился по залу, словно волна, и в одно мгновение рыжеволосая девица привлекла к себе все внимание присутствующих.

Девочки, находившиеся в зале, взглянув на ее облик, отводили в сторону глаза. И все как одна начинали придираться к ее платью и прическе. Тристейнские девицы были ужасно раздосадованы, что иностранка овладела всеобщим вниманием.

Мальчики-старшекурсники толпились вокруг Кирхе и наперебой приглашали ее танцевать. Рыжеволосая девица с удовлетворенным видом прищурила глаза и вела себя совершенно как королева.

Если она брала бокал, кто-нибудь, не медля ни минуты, доливал в него вина. Если она клала в рот сыр, кто-нибудь приносил тарелку, на которой лежала ветчина. Если она над чем-то шутила, все вокруг немедленно покатывались со смеху. Весь зал следил за мельчайшим движением Кирхе.

Заиграла музыка, и рыжеволосая девица выбрала одного из дворян в качестве партнера для танца. Это был высокий красивый студент-второкурсник. Красавец с улыбкой, совсем как у мраморного изваяния, прижался своими губами к руке, которую подала ему Кирхе. Для любого было очевидно, что сегодня этой паре отведена главная роль.

Но было несколько студентов, которые из-за отдаленного стола смотрели на все это гораздо более холодными взглядами.

Это были девочки из группы отмщения. Одна из них, являющаяся поклонницей того второкурсника, кусая свой носовой платок, с досадой встряхнула волосами:

- Ах, да что же это такое?! Так сближаться с дорогим Пелиссоном...

Лидер этой группы отмщения, мисс Тонне-Шарант, поправляя свои пепельно-серые волосы, прошептала:

- Смотрите внимательно. Ведь сейчас мы заставим ее почувствовать унижение...

И она подала знак скрывающемуся в тени портьер де Лоррену. Тот прятался за занавеской в углу зала, и все время дожидался этого момента.

Мальчик произнес заранее согласованное заклинание и быстро наставил на Кирхе свою волшебную палочку.


* * *

Вокруг тела рыжеволосой девицы, которая под руку с красивым второкурсником направлялась в самый центр зала, обвился маленький воздушный вихрь.

- Что же это...?



Сразу же, как она это пробормотала, вихрь, издавая свист, начал закручивать ее платье вокруг тела.

- Хм? Что?

Бесчисленные маленькие ветряные лезвия кромсали на кусочки и ее платье, и ее нижнее белье, которые полностью спутались.

- Аааааааааааах! - тем, кто издал такой вопль, была отнюдь не Кирхе, а девочка, находившаяся рядом с ней. А рыжеволосая девица, принявшая тот же обнаженный вид, как при рождении (за исключением сохранившихся на ногах туфелек) осталась стоять в самом центре зала.

Сопровождавший ее второкурсник изверг из носа фонтан крови, после чего грохнулся на пол. Вся мужская половина зала, включая учителей, во все глаза уставилась на рыжеволосую девицу, словно поедали ее взглядами. Женская половина, на которую Кирхе не произвела приятного впечатления, испустила печальный вздох от такого неожиданного инцидента, однако в душе ее представительницы усмехались: "Так тебе и надо!"

Тем не менее... рыжеволосая девица, даже не выказав расстройства по поводу этого прискорбного события, демонстрировала исполненную серьезности манеру поведения королевы.

Даже не намереваясь укрыть свое смуглое тело, испускавшее очарование дикости, она величественно направилась к стене зала и села на стоящий там диван.

И тогда под пристальными взглядами студентов, окруживших ее на почтительном расстоянии, она скрестила ноги и пробормотала свое мнение: "Вроде как похолодало?" К ней приблизился совершивший это преступление де Лоррен, и его лицо не выказывало ни капли робости.

- Это было такое несчастье, - произнося это, он отдал Кирхе свой камзол. - Проклятье, кто, н-на такое... - проговорил он, отвернувшись от ее великолепного тела. Мальчик невольно покраснел.

- В общем, я имею предположение, - рыжеволосая девица уставилась на компанию девочек, которые, переглядываясь и хихикая, смотрели в ее сторону.

Де Лоррен приблизил свой рот к уху Кирхе:

- Знаешь... я заметил силуэт возможного преступника в тени занавесей...

Она с сомнением уставилась на него.

- Хмм. Действительно?

- Ага. Если я расскажу тебе, пойдешь со мной на свидание?

Де Лоррен говорил те фразы, которые заранее согласовал с группой отмщения. "Если скажешь именно так, Кирхе должна поверить без колебаний", - ранее подобные указания ему давала Тонне-Шарант.

Рыжеволосая девица пристально посмотрела ему в лицо. С виду - весьма серьезное лицо. Чувствует себя уверенно в магии и в учебе, однако в любовных делах - полный профан. Похоже, он втайне восхищается мной.

Кирхе тепло улыбнулась. Она пренебрежительно подумала: "Что ж, этот паренек - просто еще один мой поклонник". У людей, которые обладают чрезмерным самомнением, теряется способность отличать правду ото лжи[14].

- Согласна. Рассказывай.

Де Лоррен тихим голосом произнес:

- ...Это была маленькая девочка. Глядя в твою сторону, она взмахивала волшебным посохом, поэтому, я так считаю, без сомнений преступница - она.

- Кто же это был?

- Я не смог точно увидеть ее лицо, - и де Лоррен со смущенным видом добавил, - Знаешь, ведь затем мое внимание было отвлечено от той, которая превратила твое платье в лоскутки. Я подумал, не ее ли это работа, и когда обернулся, в том месте ее уже не было.

- Хмм. У тебя есть хоть какое-нибудь доказательство?

Де Лоррен вынул из своего кармана один волос. Тот был синего цвета.

- Редкий цвет волос.

- Обладатели волос такого цвета встречаются не так уж часто?

Де Лоррен кивнул.

- Спасибо. Так или иначе, я имею кое-кого на примете, - пробормотав это, Кирхе осмотрела зал. И тогда... остановила свой взгляд на маленькой девочке в очках. Определенно, тот самый ребенок, она назвалась Табитой, что ли?

Разве не было у нее поединка с де Лорреном, который стоит сейчас рядом со мной? Рыжеволосая девица не могла питать интереса к подобным вещам, поэтому только краем уха об этом и слышала[15].

- Не дрался ли ты с этим ребенком на дуэли?

- Дрался, - мальчик кивнул. - Хоть это так постыдно, однако я был наголову разбит.

- Похоже на то. Причина поединка?

- Она вела себя грубо по отношению ко мне, поэтому я сказал: "Хотелось бы взглянуть в лицо вашей матери". Знаешь, та девочка имеет странное имя, не так ли? Наверняка, она скрывает свое низкое рождение. Когда я это сказал, она взбесилась. И застала меня врасплох, - солгал де Лоррен.

Кирхе склонила голову набок.

"На вступительной церемонии я вволю подразнила ее, и все же, неужели причина в этом? - подумала она. - Я также подтрунивала над ее именем".

Рыжеволосая девица, прищурившись, с жестокой улыбкой уставилась на Табиту.

Уяснив, что его план, по-видимому, успешно осуществляется, де Лоррен в душе самодовольно ухмыльнулся.

"Из-за того, что я подшучивала над ее именем, Табита затаила злобу и затем отомстила мне", - похоже, Кирхе была абсолютно в этом убеждена.

Именно Тонне-Шарант, которая подсказала де Лоррену такую идею, помнила об инциденте, произошедшем на вступительной церемонии между этими иностранными студентками, и использовала это в нынешней стратегии.


* * *

На следующий день утром... Кирхе вошла в аудиторию и села рядом с Табитой. Та, не отрываясь, читала какой-то том. Рыжеволосая девица выхватила у нее книгу.

Табита уставилась на Кирхе. Как обычно, блестели ее голубые глаза, в которых невозможно было углядеть какие-либо эмоции.

- Ты... придумала сравнительно изящную месть.

Табита не отвечала.

- Ты до такой степени не смогла простить, что я подшучивала над твоим именем?

Уставившись на свою собеседницу, синеволосая девочка в недоумении склонила голову набок. Кирхе швырнула Табите обрывки платья.

- Оно стоило дорого.

Синеволосая девочка взяла лоскут ткани пальцами и пристально его рассмотрела.

- Мне хотелось бы осрамить тебя подобным же образом, однако хорошо ли это будет?

Табита помотала головой, словно отвечая: "Не пойму сути дела".

- Не разыгрывай из себя невинность. Твоя сильная сторона - стихия Ветра, не так ли? Хоть мне не нравилась эта стихия, теперь я стала ненавидеть ее еще сильнее. Подобно тебе украдкой из тени выпустить вихрь - это так мерзко, разве нет?

- Это была не я, - Табита, наконец, заговорила.

- У тебя даже сейчас есть настроение разыгрывать невинность? - рыжие волосы Кирхе зашелестели. Она спокойно улыбнулась и произнесла голосом, из которого исчезло всякое хладнокровие, - В таком случае заруби себе на носу. Поскольку со временем я точно о себе напомню.

Тогда она встала и направилась на свое место.

Тонне-Шарант и де Лоррен, которые тайком подслушивали подобный ход дела из угла аудитории, переглянулись и украдкой улыбнулись.

Сразу же был осуществлен второй этап плана.


* * *

Когда в тот же день Табита вернулась в свою комнату после окончания уроков, помещение являло собой ужасную картину. Все вокруг окутывал запах гари, стеллаж, содержащий расставленные в ряды книги, которые можно было назвать единственными друзьями синеволосой девочки, был безжалостно сожжен. Табита подняла уцелевшую в огне книгу. Страницы, превратившиеся в пепел, хлопьями падали, кружась в странном танце.

Девочка сильно закусила губы. Ее глаза, в которых невозможно было углядеть какие-либо эмоции, осматривали все вокруг. Табита обнаружила на кровати упавший волос. Подобрав его, девочка всмотрелась в находку при свете стоявшей в комнате ручной жестяной лампы. В руках у нее заблестел рыжий волос.

В голубых глазах Табиты жестоко и пронизывающе начала бушевать вьюга.


* * *

Поздней ночью в дверь комнаты Кирхе постучались.

Рыжеволосая девица, пылавшая жестокой яростью относительно того, что ее тело было предоставлено для свободного восхищения студентам и учителям Академии, спросила у человека, который пребывал за дверью:

- Кто?

- Я.

Это был голос Табиты. Уголки губ Кирхе вздернулись под действием бешеного импульса. Рыжеволосая девица ухмыльнулась такой жестокой улыбкой, которую она ни в коем случае не продемонстрирует за пределами своего одиночества, после чего открыла дверь.

Сжимая рукой длинный посох, там стояла Табита.

- Неужели ты решилась? - спросила Кирхе, глядя сверху вниз на эту маленькую девочку, которая по росту даже не доходила ей до груди. Синеволосая девчушка не ответила. Всего лишь пристально уставилась на собеседницу ледяным взглядом.

Сияние этих глаз ответило на прозвучавший вопрос.

- Место? - очередной раз спросила Кирхе.

- Где угодно.

- Время?

- Немедленно.

- До ужаса великолепно.

Кирхе взяла волшебную палочку, после чего двинулась первой.


* * *

В центре двора Вестри, куда даже в дневное время не захаживало особо много людей, противницы повернулись лицом друг к другу. Казалось, что только лунный свет будет их зрителем.

Однако... кроме него были зрители, которые втихомолку прятались в кустах или в тени башни. Это были де Лоррен и девичья группа отмщения, яркой представительницей которой являлась Тонне-Шарант, при свете дня украдкой пробравшаяся в комнату Табиты и спалившая стеллаж с книгами.

Члены этой компании, радуясь, что их план удался, тайком последовали за Кирхе и ее противницей, поскольку должны были увидеть собственными глазами финальные события.

Тьма окутывала сырой воздух весенней ночи.

Кирхе подняла перед собой палочку.

- Первым делом приношу извинение. Что подшучивала над твоим именем... я делала это не со зла. Знаешь, таков у меня характер, разве не так? Похоже, я неумышленно заставляю людей сердиться.

Табита быстро опустила конец своего длинного посоха так, что она в любой миг смогла бы произнести заклинание.

- Однако я не думала, что меня до такой степени заставят осрамиться. Поэтому сдерживаться не буду.

И все же Кирхе заметила, насколько мала ее противница. Меня трясет от гнева, тем не менее, разве это хорошо - устраивать из этой малолетней девочки объект для избиения? У рыжеволосой девицы забрезжило подобное сомнение.

- Считая меня любвеобильной дурой, ты ведь не делаешь фатальной ошибки относительно моих магических способностей? Я - фон Цербст из Германии. Знаешь о таких?

Табита кивнула.

- В таком случае ты знаешь слухи с поля боя, где мы побывали. Все мои родные и близкие веселы, словно огонь, однако не только одно это. Мы с радостью сжигаем дотла. И не только врагов... иногда - и наших союзников, если они не следуют разумным доводам.

Табита пристально уставилась на Кирхе. Ее лицо выражало: "И что с того?"

- Самая главная моя гордость - это огонь Цербст, который распространяется внутри моего тела. Поэтому я сожгу дотла все, что стоит у меня на пути. Будь то Император, будь то ребенок.

Табита начала произносить заклинание. Похоже, угрожающие слова Кирхе не оказали на нее никакого воздействия.

- Я тебя предупредила.



Рыжеволосая девица взмахнула палочкой. Она также вдоволь обучалась в качестве военного специалиста. Когда дело принимало серьезный оборот, она произносила заклинание быстрее, чем кто-либо иной.

Из конца ее волшебной палочки появилась огненная сфера, обладающая неограниченным размером и силой, и полетела в Табиту. Синеволосая девчушка вмиг изменила свое заклинание и воздвигла перед собой ледяную стену.

Толстый ледяной блок принял на себя огненную сферу, посланную Кирхе... и, растаяв, обрушился на землю. Однако пламя, которое стена не сумела полностью остановить, опалило волосы Табиты.

Девочка отскочила назад и перешла к нападению. Она заставила замерзнуть водяной пар, содержащийся в воздухе, и со всех сторон запустила в противницу ледяные дротики. Это было весьма серьезно. Количество ледяных стрел, которые атаковали Кирхе, было в три раза больше, чем число снарядов, пришпиливших однажды де Лоррена к стене.

Рыжеволосая девица взмахнула волшебной палочкой. Пламя завихрилось вокруг ее тела, обвивая ледяные снаряды и растапливая их. Все-таки один нерастаявший дротик задел ее щеку.

Потекла кровь.

Однако... атаки продолжались только до этого момента. И у Кирхе. И у Табиты.

Противницы опустили свои волшебные палочки. И тогда уставились друг на друга.

Рыжеволосая девица языком слизнула кровь, стекающую по щеке.

Ее противница руками потрогала опаленные волосы.

Прятавшийся в кустах де Лоррен спросил Тонне-Шарант, которая, затаив дыхание, находилась рядом:

- ...Что произошло? Уже конец?

- ...Мне тоже смысл непонятен, разве не так? Проклятье, Быстрее возобновляйте же бой. Результат поединка еще не ясен, разве не так?

Де Лоррен и Тонне-Шарант не понимали, по какой причине противницы, проведя всего лишь по одной атаке, прекратили сражение.

Слегка изогнув губы[16], Кирхе проговорила:

- Я пасую... по-видимому, это - недоразумение.

Такая бессмысленная фраза привела группу отмщения в еще большее смятение. Кажется, сейчас - не та ситуация, чтобы говорить подобные беззаботные вещи? Разве противницы не должны в данный момент ставить на кон свои жизни?

Похоже, Табита была того же мнения, что и ее противница. Синеволосая девчушка кивнула.

Потом она приблизилась к Кирхе и протянула ей обгоревшую книгу. Рыжеволосая девица осмотрела предмет и помотала головой:

- Это - не моих рук дело.

Табита подняла взгляд на свою противницу. Кирхе тепло улыбнулась и похлопала девочку по плечу:

- Право же, у меня есть принцип: "Отниму все, что мне хочется, однако не отбираю то, что является для данного человека самым важным".

Табита спросила:

- Почему?

- Да ведь, разве в таком случае не придется ставить на кон свою жизнь? Разве это не хлопотно?

Кирхе бодро засмеялась.

Зараженная этим смехом Табита слегка улыбнулась.

Рыжеволосая девица, похоже, это заметила и проговорила:

- Ты выглядишь милее, когда вот так улыбаешься.

Кирхе подняла вверх свою волшебную палочку. Из ее конца, словно фейерверк, вылетело множество маленьких огненных шариков, которые осветили окрестности, словно наступил полдень.

В этом свете показались фигуры де Лоррена и девочек из группы отмщения, которые прятались в темноте.

- Нет! Нееееееееет!

- Что это вы здесь поделываете?

- Н-нет! Немного прогуливались!

- После прогуляетесь. Итак, я хотела бы отплатить вам за то, что вы заставили меня осрамиться.

Ноги де Лоррена и девочек из группы отмщения, которые намеревались сбежать, обвили ветряные путы, созданные Табитой.

Кирхе приблизилась к упавшему мальчику.

- К-к-к-к-к-каким же образом?

- Ты хочешь сказать, как мы вас разоблачили?

Де Лоррен кивнул так, словно у него была судорога.

- Вот как? Знаешь такое выражение: "Силач всегда узнает силача"? Когда ты достигнешь уровня мага-треугольника, каковыми являемся мы, то будешь определять класс заклинания, которое направлено на тебя. Тот вихрь, который искромсал мое платье на балу, и ледяные дротики, недавно созданные этим ребенком, хотя и относятся к одной стихии магии - Ветру, - окутывающая их аура различается, согласны?

- Нет! Нет! Нееет!

Услышав слова "маги-треугольники", де Лоррен и девочки из группы отмщения, поваленные на землю, задрожали.

- Суть такова: и я, и Табита взаимно обнаружили, что противница - маг-треугольник, поэтому мы опустили свои волшебные палочки. Если бы книги были сожжены моим пламенем, разве была бы возможность какой-нибудь из них сохранить свою первоначальную форму? Запомнили? Моя магия стихии Огня превратит все в пепел.

Де Лоррен и девочки из группы отмщения поднялись на ноги, после чего бросились бежать. Кирхе остановила Табиту, которая уже намеревалась произнести заклинание:

- Предоставь это мне.

Синеволосая девчушка помотала головой.

- Но книг-то уже нет. Хочешь, я стану твоим другом вместо этих книг? Однако унижение, которому я подверглась... не найти вещи, которая стала бы этому заменой. Я одновременно отомщу и за тебя, поэтому просто смотри.

В сердце Табиты зародилось нечто теплое. "Я стану твоим другом"... с тех пор, как она отказалась от своего настоящего имени, это был первый раз, когда ей сказали подобное.

Было такое чувство, что эти слова... словно бы чуть-чуть растопили снежную бурю, которая бушевала в ее сердце.

Табита кивнула:

- Я буду должна один раз, - тихим робким голосом прошептала она. К ее словам по какой-то причине примешался отзвук радости. То, что появился человек, у которого она может что-либо брать в долг, почему-то было очень радостным событием.

- Ладно, одалживаю. Со временем вернешь.

Кирхе успокоившимся голосом и со спокойной душой начала произносить заклинание. Огненный шар полетел к де Лоррену и девочкам из группы отмщения, которые не знали, куда им бежать.

Повелительница огня один за другим посылала в полет сгустки пламени, жестикулируя, словно в танце, и произнося заклинания, словно она пела от счастья.

Чем сильнее Кирхе гневается, тем больше ее голос успокаивается, и состояние души приходит в еще большее равновесие.

Выслушав до конца этот рассказ, Монморанси, словно бы пребывая в изумлении, проговорила:

- Значит, тот инцидент, когда де Лоррен, Тонне-Шарант и другие девчонки с сожженными волосами и одеждой оказались подвешенными на башне вниз головой - это твоих рук дело?

- Именно так, - с радостным видом кивнула Кирхе.

Когда на следующее день утром де Лоррена, Тонне-Шарант и ее компанию спасли, те настаивали, что висели там в подобном виде по собственной воле. Вследствие этого никто не узнал истинное положение вещей относительно того случая. Похоже, все пострадавшие были весьма запуганы Кирхе.

Гиш многозначительно кивнул:

- Иными словами, Табита недавно приняла на себя участие в дуэли, заявив: "Я должна один раз"... поскольку в тот раз ты отомстила и за нее?

Кирхе кивнула:

- Именно так.

Сайто, который мыл посуду, и его хозяйка, которая разносила вино и еду, незаметно присоединились к ребятам, сидящим за столом, и внимательно слушали рассказ.

Луиза, одетая в свой костюм официантки, возмущенным голосом произнесла:

- Однако в тот раз ты, заявив, что сама хочешь отлупить де Лоррена и его компанию, своевольно отняла у Табиты даже право отомстить, ведь так? Это ни долгом, ни чем-либо подобным не является, согласна?

- Можно и так сказать.

- Ты - жестокая девица, - печальным голосом проговорил Гиш.

- Без сомнений, я...

- Без сомнений что...?

- Вероятно, я - ужасно эгоистичная - покачав головой, подавленно пробормотала Кирхе. "Разве ты этого не замечала", - все присутствующие издали глубокий вздох.

- Тебе не следует драться на дуэли взамен этой девицы, ведь так? Если выслушать этот рассказ, все именно так, как сказала Луиза. Это ни долгом, ни чем-либо подобным не является, - сказала Монморанси читавшей книгу Табите.

Та мысленно помотала головой: "Это не так. В тот раз Кирхе одолжила мне не то, что она отомстила и за меня".

"Хочешь, я стану твоим другом". Табита была в долгу у рыжеволосой девицы из-за этой фразы. Иными словами, то было подтверждением их дружбы. Поэтому... когда Кирхе подверглась оскорблению, я встала вместо нее. В качестве подтверждения нашей дружбы.

Долги необходимо возвращать.

Однако Табита не стала подробно это объяснять. Она всего лишь коротко кивнула.

- Уаааааааа, - Кирхе широко зевнула. - Я становлюсь сонной, когда много болтаю за выпивкой.

- Вот как? В таком случае, возвращайтесь в общежитие, - ледяным голосом произнесла Луиза.

- Это так обременительно, поэтому остановимся на ночлег здесь.

- А деньги?

- Ты же угощаешь.

- Не шути! Как ты полагаешь, на какую сумму ты поела и выпила?!

- Всем в Академии выдам твою тайну.

Луиза молча понурила голову.

Кирхе убедила Табиту, после чего они встали и исчезли на втором этаже.

За столом остались Монморанси, ее кавалер, Сайто и его хозяйка.

- Э-э-э-эта девица! В-в-в-ведь когда-нибудь я, безусловно, убью ее... - Луиза дрожала как осиновый лист.

Гиш дернул свою подругу за полу плаща.

- Чего тебе?

- М-может сегодня останемся здесь на ночлег?

- ...Отлично, но кровати - раздельные!

- Вы, давайте, оплачивайте счет, - Луиза сердито уставилась на них.

- Ох, у нас нет денег... Да ладно, разве у нас нет такой же возможности, как у тех двоих?

- Не шутите мне тут! - когда Луиза закричала на них, Сайто вспомнил, что он раньше выдал Гишу и Монморанси денег, и на этом дело заглохло. Тогда они сказали, что деньги им необходимы для приготовления лекарства против действия приворотного зелья, и мальчик, должно быть, отдал им около пятисот золотых экю. И эти деньги все еще не были возвращены.

- Эй, Гиш.

- Чего тебе?

- Я же давал вам денег, не так ли? Возвращайте-ка их.

Монморанси и ее кавалер переглянулись, похоже, они чувствовали себя неловко.

У Сайто по спине потек холодный пот.

- Эй... не хотите ли вы сказать, что все потратили?

- Нет... Все было не так. Знаешь...

- И в чем же я ошибся?

- Понимаешь? Послушай, деньги были взяты в долг на ингредиенты, необходимые для приготовления зелий... - Монморанси заискивающе улыбнулась.

- Все потратили?!

- Со временем мы все вернем!

- Со временем - это когда?! Вы - дворяне без гроша за душой!

- Кто здесь - нищий?!

Итак, когда они уже намеревались вот таким образом безобразно ввязаться в ссору...

В таверне появились дворяне, которых недавно победила на дуэли Табита.

Они заметили Гиша и его подругу, и подошли к ним.

- Вам чего? - спросил Сайто. Монморанси и ее кавалер, обомлев от страха, задрожали. Самый старший из дворян заговорил:

- А куда ушли две леди, с которыми мы недавно имели дело?

- О-они отдыхают наверху, - дрожа, ответила Монморанси.

Офицеры переглянулись.

- Они сбежали?

- Похоже, что так.

- К-какое-то к ним дело? - спросил Гиш. Дворянин широко улыбнулся:

- Ничего особенного, мы намерены непременно сказать им слова благодарности за то, что ранее случилось. Однако, благодарность, высказанная только нами троими, по-видимому, не будет достаточной, поэтому, взгляните, мы привели целую роту.

В панике ребята уставились наружу.

И, по-видимому, готовы были свалиться со стульев, поскольку на улице выстраивалось войско из нескольких сотен человек.

- Равнениееееее! Направо!

Офицер, стоявший во главе, громким голосом произнес команду, и тут же солдаты, держащие в руках зазвеневшее оружие, встали в строй.

- Я сейчас их позову! - Гиш встал и уже намереваясь исчезнуть на втором этаже.

- Нет-нет, если вы сбежите, мы окажемся в затруднительном положении. Что же, нам безразлично, даже если мы выразим благодарность друзьям тех леди. Поскольку отомстить за друга или подвергнуться мести ради друга - это право и обязанность друзей.

Ребята в панике намеревались броситься бежать. Однако безо всякого труда были пойманы офицерами. Всех четверых выволокли наружу.

- Полагаем, вы - маги, не уступающие по силе тем двум леди, ведь, что ни говори, вы - их друзья! Не стесняйтесь, мы хотим, чтобы вы, насколько это возможно, продемонстрировали свою ярость!

- Помогите! Ведь мы им - не друзья!

Крики четверых ребят разносились в ночной тьме.


* * *

Два часа спустя... в конце концов, Кирхе, которая выпила недостаточно, спустилась в таверну и обнаружила там измочаленных Монморанси, Гиша, Сайто и его хозяйку свалившихся ничком на стол.

Ребята были избиты теми военными до полусмерти. На днях Луиза неоднократно использовала заклинание Взрыв, поэтому исчерпала свою душевную энергию. Сайто, как обычно, оставил Дерфа в своей комнате на чердаке, поэтому не был на что-либо способен. Гиш был побежден в две секунды. Монморанси объявила нейтралитет, поскольку ненавидела сражения, однако ее слова не были приняты во внимание.

Кирхе, недоумевая, в чем собственно дело, почесала голову:

- Что с вами произошло?

Ребята, свалившиеся ничком на стол, злобными голосами одновременно ответили:

- Будешь должна нам один раз.

История 3: Тристанийские каникулы

Часть 1

Колокол церкви Сен-Реми пробил одиннадцать часов.

Сайто бежал по улице Тиктоннэ к центральной площади.

Если говорить точно, почему он бежал... просто потому, что он опаздывал на свидание. Работая локтями, он протолкался через толпу народа, едва успев добраться до площади, и заметил ту, которая с недовольной гримасой на лице дожидалась его.

- П-привет.

Увидев Сайто, Луиза, сидевшая у фонтана, надула щеки.

- Что с тобой такое?! Ты опоздал!

- Все не так... я уже уходил, и тут меня перехватил Скаррон.

- Просто не обращал бы внимания!

- Не могу, пока что он - мой работодатель...

Хозяйка, ворча, поторопила своего фамильяра. Аах, лучше бы я поберег свою голову и не ходил на свидание, раз она теперь так разозлилась.

Луиза приоделась соответствующим образом. Хоть она выглядела замечательно, однако была в смущении, поскольку ее нынешняя одежда не годилась для дворянки... Ее туалет был последним криком моды среди городских девиц - черный берет и черное платье с декольте. Кулон, подаренный Сайто, был надет на шею. Сейчас она действительно походила на настоящую городскую девочку. Как и можно было ожидать при ее несозревших формах, Луизе было трудно найти в городе подходящее платье.

Ах, когда она молчит, то выглядит очень привлекательно. Скрестив руки и наклонив подбородок... девочка пристально посмотрела на другую сторону улицы. Ее светло-розовые волосы ярко сверкали в лучах солнца, ее живые большие глаза каштанового цвета напоминали портал, ведущий в иной мир. Ах, моя милая хозяйка, яростно топающая ногами, сейчас выглядит прелестно.

- Эй, пошли! Пока представление не началось, - слегка смутившись, сказала она.

Сайто кивнул и зашагал вперед. Однако Луиза осталась стоять на месте.

- Что такое?

- Уууу! Будь моим кавалером, как полагается!

- Быть кавалером?



- Ну, да. Вот так!

Луиза взяла Сайто под руку.

"Ух?" - он потрясенно посмотрел на их переплетенные руки.

Идти под руку! От этого мальчик чувствовал себя очень неловко. Хотя с недавних пор она использовала его руки вместо подушки во время сна, он все еще не привык ходить с ней под руку по городу. Сайто занервничал. И тут хозяйка наступила ему на ногу.

- Ч-чего?!

- "Леди, сюда, пожалуйста, я вас провожу". Тебе что, трудно это сказать? Уууу! - Луиза недовольно заворчала.

- Нууу, леди, сюда, пожалуйста, я вас провожу. Кстати, а театр где?

Девочка, вздохнув, покачала головой, а затем потянула его за руку в нужном направлении.

- Уууу! Ни на что не способный кавалер! Вот по этой улице! Сюда!

Вот так они двигались по улицам Тристании, купающимся в лучах летнего солнца, и было неясно, кто кому является кавалером.


* * *

Итак, если говорить о том, почему эта парочка заранее назначила встречу и решила пойти смотреть пьесу...

Сегодня была середина недели - день Рааг, и таверна была закрыта.

- Хочу пойти на спектакль, - высказалась рано утром Луиза, пока они с Сайто завтракали на чердаке (поскольку они ели перед тем, как лечь спать, это можно было бы назвать и ужином).

- Спектакль?

- Ну, да, - с легким смущением пробормотала девочка.

- Тебе нравятся спектакли и тому подобные вещи?

- Вообще-то не нравятся, однако хотелось бы попробовать сходить.

- Ни разу не смотрела спектакль?

Его хозяйка кивнула. Если попытаться рассудить, она выросла в провинции. Луиза воспитывалась в строгости, поэтому, вероятно, никогда не ходила в городской театр.

Размышляя об этом, Сайто внезапно почувствовал к девочке жалость.

- Ладно, однако, почему тебе захотелось пойти на спектакль именно сейчас?

- Джессика мне сказала, что сегодня будет идти очень популярная пьеса.

Луиза все-таки была девочкой, и ее, как и любую другую девицу, привлекали модные вещи.

И...

Почему-то его хозяйка настояла, чтобы это было свидание.

- Просто взять и пойти было бы слишком скучно. Важно создать настроение! Поэтому давай где-нибудь встретимся!

- Встретимся?

- Разве не чудесно? Жди меня на центральной площади перед фонтаном.

- Как хлопотно.

- Вовсе не хлопотно. Поскольку оттуда недалеко до Королевского Театра Таниарижу.

- Ладно.

Итак, было решено встретиться.


* * *

Королевский Театр Таниарижу действительно располагался недалеко. Это было величественное здание, превосходно выстроенное из камня. Ряды колонн делали его похожим на храм.

Разодетые джентльмены и леди поднимались по лестнице и входили в театр.

Сайто с Луизой проследовали за ними.

Приобретя в кассе на удивление дешевые билеты, они прошли на свои места. Сцена была скрыта в полумраке за тяжелым занавесом... Сайто и в самом деле был взволнован этой таинственной атмосферой.

Места были пронумерованы, и на билете было написано, где нужно сесть, однако мальчик от волнения не заметил, что занял чужое место.

Пока они с Луизой ждали начало спектакля, приятно выглядевший мужчина средних лет похлопал Сайто по плечу. Это был дворянин с седыми волосами.

- Послушай, приятель.

- Д-да?

- Это место забронировано для меня. У тебя ведь - другое место?

Они проверили номер. Человек был прав. Подгоняемый своей хозяйкой, фамильяр поспешно встал.

- Уууу! Стыда у тебя нет! - пожаловалась Луиза, покачав головой. Разыскивая место, Сайто спросил:

- Напомни, что за спектакль?

- ..."Тристанийские каникулы"[17].

- А каков сюжет?

- Принцесса из одной страны и принц из другой инкогнито приезжают в Тристанию. Они встречают друг друга, скрывая свои личности, однако когда влюбляются друг в друга... то узнают, кто они такие, и расстаются. Печальная история.

Такой сюжет был очень популярен среди девиц. И действительно, большинство мест было занято молодыми женщинами.

После того, как Сайто с большим трудом нашел свое место, занавес поднялся. Начался спектакль. Заиграла музыка... здесь, в театре, она звучала великолепно.

- Потрясающе!

Луиза с безраздельным интересом смотрела на сцену.

Сайто, который впервые видел спектакль в Халкегинии, сначала тоже смотрел с большим вниманием. Однако... это ему быстро наскучило.

"Сценарий не так уж плох", - подумал он. Однако актерам не хватало мастерства. Хотя Сайто не особо интересовался театром, в своем мире он все же смотрел несколько спектаклей, а также видел несколько школьных постановок.

Если сравнивать... здешние актеры играли отвратительно. Иногда они давали петуха, а когда пели, становилось ясно, что у них совершенно отсутствует слух. И вот это - королевская опера?

Однако Луиза все равно была глубоко тронута пьесой, иногда посмеиваясь, иногда слабо вздыхая. "Ох, мне тоже нужно наслаждаться этим действом, как она", - подумал Сайто.

Однако... спектакль оставался все таким же скверным. Мальчик, зевая, оглядел зрительный зал. Похоже, здесь собралось несколько довольно известных в обществе персон. Однако только молодые женщины не отрывали взглядов от актеров. Вероятно, некоторые вещи оставались неизменными, даже если сравнивать с родным миром Сайто.

Продолжая смотреть спектакль, мальчик почувствовал, что его клонит в сон.

Больше не в силах терпеть, он начал тихонько похрапывать.

Хозяйка бросила сердитый взгляд на спящего фамильяра.

К-как?! Этот тип... хотя я так долго ждала этого похода в театр! Я пригласила этого типа!

Для Луизы это было свиданием. Это должно было стать ее первым незабываемым свиданием. Вот почему она настояла на том, чтобы они встретились, однако этот фамильяр ничего не понял.

Более того, он не вел себя как кавалер!

Не выяснил заранее, где находится театр!

Билеты пришлось покупать мне!

Кроме того, к моему стыду, он перепутал места!

И, как будто этого мало, еще и уснул!

Н-н-на свое такое долгожданное первое свидание она выбрала его в качестве кавалера с большой неохотой, поскольку на тот момент не было другого кавалера! Он выбран с большой неохотой! Вот такие вот дела! Луиза придушила свои чувства, о которых ей хотелось вопить, и свирепо уставилась на Сайто, который уже погрузился в мир снов.

Однако... пьеса была длинная, и со временем девочка тоже утомилась. Ее клонило в сон, и она медленно закрыла веки.

Несмотря ни на что, держаться дальше было невозможно, и она опустила голову на плечо Сайто, чтобы в мире снов посмотреть другую пьесу... Луиза снова оказалась в секретной лодке.


* * *

Однако был еще один посетитель, который тоже не смотрел спектакль, - тот самый дворянин средних лет, чье место Сайто занял по ошибке. Он сидел рядом с торговцем и вел с ним тайную беседу.

Содержание разговора касалось того, что было подслушано от тристейнских генералов. Эти слухи содержали важные военные секреты Тристейна.

- Так что там с постройкой флота? - спросил торговец.

- Это займет, по меньшей мере, полгода, - ответил дворянин.

Они продолжили перешептываться дальше... В обмен на секретную информацию о государственных делах торговец передал собеседнику небольшой мешочек. Дворянин заглянул внутрь и увидел, что мешочек полон золотых монет.

Торговец прошептал:

- Однако... Почему мы встречаемся в театре?

- Почему здесь? В толпе народа нелегко пообщаться приватно. А здесь вполне естественно перешептываться. Поэтому, я выбрал театр. Если встретиться в маленькой комнатке, кто-нибудь может заподозрить, что ты замышляешь недоброе.

- Ха-ха. Уверен, Его Превосходительство Императора очень заинтересует информация о планах высших чинов. Возможно, он даже наградит тебя медалью, если ты поднимешься к нам в облака.

- Этот человек из Альбиона бессердечен.

- Ну и что, решено рано или поздно всю эту землю назвать в его честь. Благодарю за сотрудничество.

Произнеся это, торговец хотел встать. Дворянин его остановил.

- Что еще?

- Куда ты так спешишь? Дождись хотя бы окончания пьесы.


* * *

По коридорам Королевского Дворца Тристейна в одиночестве шагала девушка в рыцарском облачении, и ее шаги эхом отдавались среди каменных стен. У девушки были коротко стриженные светлые волосы и ясные голубые глаза. На ней была кольчуга с металлическими пластинами для дополнительной защиты, а на плечах был накинут плащ с гербом в виде лилии.

Однако у нее на поясе не было палочки - лишь длинный узкий меч.

Встречные дворяне и маги-охранники останавливались и с удивлением провожали девушку взглядом, поскольку во Дворце редко можно было увидеть человека с холодным оружием.

Разглядывая висящий у нее на поясе меч и надетую на ней кольчугу, маги стали перешептываться:

- Фу-ты! Простолюдинка!

- Должно быть, у нее есть особое разрешение разгуливать по Дворцу в таком виде... о небеса, ну и времена пошли!

- Мало того, говорят, что ко всему прочему она - протестантка! Присвоить титул шевалье такому опасному ничтожеству... Мне как-то неловко за нашу юную Королеву!

Несмотря на презрительные взгляды и грубые замечания в свой адрес, девушка продолжала идти прямо вперед, не удостаивая болтунов даже взглядом.

В конце коридора она свернула к личному кабинету Анриетты. Перед дверью с изображением королевского герба девушка потребовала у мага-охранника, стоящего в приемной, аудиенции с Ее Величеством.

- У Ее Величества сейчас идет совещание. Приходите позже, - холодно объявил охранник, даже не пытаясь скрыть своего презрения к девушке-рыцарю.

- Пожалуйста, доложите Ее Величеству, что прибыла Аньес. У меня есть разрешение проходить к Ее Величеству в любое время.

Охранник нахмурился, затем открыл дверь и исчез в кабинете. Он быстро вернулся и позволил девушке пройти.

Когда Аньес вошла в кабинет, Анриетта проводила совещание с Ришмоном из Высокого Суда.

Что такое Высокий Суд? Это - организация, которая руководит отправлением правосудия по всему Королевству. Когда высокопоставленное лицо было несогласно с приговором... вмешивался Высокий Суд. Также он инспектировал рукописи литераторов, оперы и постановки в театрах, проводил проверки рынков простонародья и часто разбирал конфликты королевских чиновников в провинциях.

Анриетта, заметив Аньес, улыбнулась уголками губ и сказала Ришмону, что совещание придется прервать.

- Однако, Ваше Величество... Дальнейшее увеличение налогов усилит недовольство среди населения. Это приведет к беспорядкам. Другие страны могут использовать это против нас.

- Это - чрезвычайные меры. Хотя мы решимся вынудить народ на нищету...

- Средства на постройку пятидесяти линкоров! Двадцать тысяч наемников! Средства на снаряжение пятнадцати тысяч солдат в подразделениях, принадлежащих десяткам поместных лордов! Стоимость провианта для воинов армий наших союзников! Откуда вы возьмете столько денег? Организация отрядов разведки, и так далее - прошу вас, остановитесь.

- В настоящее время победа над Альбионом - дело национальной важности для Тристейна.

- Однако, Ваше Величество, хотя предыдущие короли Халкегинии бесчисленное множество раз объединяли свои армии, чтобы атаковать Альбион... они всегда терпели поражение. Начинать военную кампанию в небе - это гораздо сложнее, чем может показаться, - заявил Ришмон с высокомерным жестом.

- Знаю. Однако я также знаю, что Суперинтендант финансов[18] докладывал, что обеспечение военных расходов не является невозможным. Вы недовольны, что не сможете больше купаться в привычной роскоши? Кстати говоря, мне любопытно, сколько вы накопили денег с тех пор, как заняли свою должность? - с явным сарказмом спросила Анриетта, глядя на богатую одежду своего собеседника. - Я лично запретила магам-охранникам носить серебряные цепи, которые украшали их палочки, чтобы показать пример другим. Сейчас нет различия между дворянами, простолюдинами или членами Королевской семьи. Мы едины, Ришмон.

Анриетта смотрела на вельможу. Тот поклонился.

- На это мне нечего возразить. Хорошо, Ваше Величество. Однако совет Высокого Суда включает много членов, и нет никаких шансов, что все они поддержат эту кампанию. Я бы хотел, чтобы вы осознали это, как факт.

- Мы достигнем соглашения, благодаря нашим с Кардиналом совместным усилиям. Я уверена, что нам удастся убедить совет.

Ришмон внимательно смотрел на Анриетту, которая произнесла все это с сияющими глазами.

- ...Что-то не так?

- Нет... Просто я восхищен.

- Восхищены?

- Именно. Я состою на службе тридцать лет с тех пор, как ваш дед, Король Филипп стал Великим. Я знаю вас с самого рождения, Ваше Величество.

- Да, пожалуй.

- Хотя вы, возможно, не помните, Король и Королева были действительно счастливы, когда вы родились! Было страшно брать ваше крошечное тело на руки, однако все же мне раз или два выпала честь качать и купать Ваше Величество.

- Моя мама говорила, что вы хорошо служили, - улыбаясь, проговорила Анриетта.

- Вы слишком добры. А я ведь только что грубо высказался, не думая о своей родине.

- Вы - настоящий патриот, мне это очень хорошо известно.

- Ну что же, я закончил с докладом. Хотя Ваше Величество раньше были такой плаксой, теперь вы стали достойной женщиной. Мне не о чем сожалеть.

- Пока что я по-прежнему... плакса. Пожалуйста, продолжайте трудиться на благо родины, Ришмон.

Вельможа поклонился, прося разрешения удалиться. Анриетта кивнула.

Аньес, стоявшая у двери, наблюдала, как дворянин уходит.

Наконец она повернулась к Анриетте, сидевшей в кресле, и опустилась на колено, склонив голову.

- Шевалье Аньес де Милан, прибыла в ваше распоряжение.

Подняв глаза, Королева нетерпеливо спросила:

- Вы закончили расследование?

- Да.

Аньес вынула из-за корсажа письмо и передала Анриетте. Королева взяла его и быстро просмотрела.

Итак... девушке-рыцарю ранее было поручено провести расследование событий той зловещей ночи. Той самой, когда похититель из Альбиона... воскрешенный Уэльс проник в Королевский Дворец, следуя нарисованному кем-то плану.

- То есть, если я правильно поняла... кто-то осуществлял руководство всем этим.

- Точнее сказать, был человек, который, выходя из дворца, приказал "Не запирать засов на случай внезапного возвращения".

- До того, как была впущена группа, намеревавшаяся меня похитить, - с болью во взгляде сказала Анриетта.

- Да. Всего за пять минут, Ваше Величество.

- А когда его раскрыли, он стал утверждать, что это была случайность. Он, однако, не смог объяснить, откуда у него столько денег...

Анриетта сама приняла на службу человека, чье имя было указано в письме, и считала его надежным, а он был подкуплен за...

- Семьдесят тысяч экю... Такое количество золота - это больше, чем вся его пенсия.

- Вы правы, - все так же почтительно преклонив колено, согласилась Аньес.

- Хотя нам удалось схватить информатора, работавшего за деньги... Число людей, переходящих на сторону Альбиона, в последнее время увеличилось.

- Тот слуга...

- Я не смогла его вчера найти. Возможно, он почувствовал, что его раскрыли. - Анриетта вздохнула. - Змея, пригретая на груди.

- Влияние и осведомленность дворян из Реконкисты легко преодолевает границы государств.

- Могущество денег. Человек с мечтой превратился в человека, жадного до золота. За деньги... он пытался продать меня и свою страну.

Аньес молчала. Анриетта мягко положила руку ей на плечо.

- Вы хорошо справились. Спасибо.

Девушка-рыцарь посмотрела на герб на своем плаще. Герб... лилия, символ Королевской семьи.

- Я предана Вашему Величеству. Вы дали мне имя и титул.

- Я больше не могу доверять людям, использующим магию. За исключением немногих старых друзей... - печально сказала Анриетта. - В боях под Тарбом вы не уступали дворянам. Поэтому вы и получили титул, какие бы возражения не возникали.

- Вы слишком добры.

Анриетта спокойно покачала головой.

- Вам... нелегко пришлось при Королевском Дворе, Аньес.

- Я родилась тем, кем родилась. Насмешки не имеют значения.

- Хотя вы - не благородного происхождения, у вас благородная душа. Глупые люди.

Аньес тихо спросила:

- Что вы собираетесь предпринять по делу этого человека?

- Недостаточно улик. Доказать его преступление трудно.

- Значит... - тихо продолжила Аньес, - это поручается организованному Вашим Величеством Корпусу Мушкетеров, которым я командую.

После предательства капитана Полка Грифонов Варда, сражения под Тарбом и недавнего разгрома Полка Гиппогрифов Магическая Стража, которой надлежало охранять Королевскую семью, была сильно ослаблена. Полк Грифонов был объединен с Полком Мантикор, поэтому все обязанности сейчас лежали на единственном сводном подразделении Магической Стражи.

Чтобы компенсировать малочисленность охраны, Анриетта организовала Полк Мушкетеров под предводительством Аньес. Как и предполагает название, его воины использовали мушкеты и мечи вместо волшебства. Из-за недостатка магов в новый отряд входили только простолюдины... Для защиты Анриетты, которая была женщиной, мушкетеры набирались исключительно из женщин.

Взаимодействие Полка Мушкетеров с другими воинскими подразделениями при выполнении поставленных задач натыкалось на различные препятствия, поскольку Аньес не являлась дворянкой, поэтому в порядке исключения ей присвоили титул... шевалье и дали аристократическую фамилию.

Однако Анриетта не ставила своей задачей возводить простолюдинов в дворяне. Ее план был в наращивании могущества Королевства за счет привлечения на воинскую службу простолюдинов. Естественно, что со стороны дворянства посыпались упреки, однако Королева настояла на своем.

Хотя все выглядело так, словно союз с Германией продолжался, на самом деле все было иначе. Как Анриетта недавно сказала, вследствие злосчастного похищения ее душа была глубоко уязвлена, поэтому она не могла больше доверять людям, использующим магию.

- Как утверждают вельможи при дворе, аристократизм несовместим с нашим низким происхождением. В конечном счете, стать дворянином невозможно. Чтобы действительно стать дворянином, надо знать, как скрывать все это.

Анриетта отрицательно покачала головой.

- Кто сказал, что вы не благородны? Вы - капитан полка рыцарей Королевской Стражи, который я сама организовала. Капитан Королевской Стражи - не просто солдат, по рангу вы уступаете, разве что, фельдмаршалу.

Аньес низко поклонилась.

- Держитесь с достоинством. Ходите, не сгибая спины. Стоя перед зеркалом, повторяйте: "Я - дворянка". Если будете так делать, аристократизм к вам со временем придет.

- Как скажете.

- А пока что просто следуйте нашему плану и наблюдайте за действиями этого человека. Если мы правы, преступники, вероятнее всего, выдадут себя в ближайшее время.

- Мы ведь не позволим им уйти безнаказанно?

- Конечно, нет. Я не прощу никого, кто имел отношение к событиям той ночи... Будь то отдельные люди или целые страны... Никого. Ни за что.

Аньес низко поклонилась и вышла из комнаты.

Она была бесконечно благодарна Анриетте. Не за титул или имя... А за то, что получила шанс отомстить.

Часть 2

Полностью обессиленный Сайто лежал на полу. Над ним грозно возвышалась хрипло дышавшая Луиза. Все это происходило на кухне таверны "Очаровательная Фея". Заведение только что открылось, однако внутри уже было шумно. Хозяйка, скрестив руки, смотрела вниз на фамильяра.

- Ответь-ка мне, старший братец.

Так Луиза называла его на людях. В первый же день пребывания в таверне Сайто был объявлен ее старшим братом. Сейчас в это никто не верил, поскольку все уже знали, что она - дворянка, однако Луиза все равно продолжала так его называть. Она была ужасно упрямой.

- Что, младшая сестра? - спросил Сайто задыхающимся слабым голосом.

- Чем ты занимался перед тем, как я тебя позвала?

- Мыл посуду.

- Не ври. Ты глазел по сторонам.

- Чуть-чуть.

- И совсем не чуть-чуть.

Луиза показала в зал таверны.

- У этой девицы ты пялился на бедра, у этой - на грудь, а у этой - на попку...

Затем она гневно ткнула пальцем в Джессику.

- А у нее ты заглядывал в ложбинку между грудями.

- Чуть-чуть.

- Эй, старший братишка... - Луиза наступила на лицо Сайто ногой.

- Да?

- Тебе ведь полагается за мной присматривать? Разве твоя хозяйка не собирает информацию у пьяниц? Если твоя милая хозяйка окажется в опасности, то ты обязан защитить ее, ведь так?

- Прости.

- Одного извинения мало. Ты посмотрел на меня всего дважды - я считала. На эту девицу и на ту ты посмотрел четыре раза. В ложбинку Джессики ты заглянул двенадцать раз. Ты глазел по сторонам, не обращая внимания на свою хозяйку. Я н-н-не могу этого п-п-позволить!

- Эй, да не смотрел я ни на кого!

Ну, прости. Я вижу тебя каждый день. В том числе - твое лицо, пока ты спишь. Да, хозяйка прелестна. Однако я хотел бы, чтобы ты позволила смотреть и на других девчонок. Такова природа мужчины. С ней невозможно бороться, даже если отворачиваешься. Поэтому незачем так беситься...

Сайто не понимал причину ее злости.

Однако он никогда бы не произнес подобное оправдание вслух. К этому времени фамильяр уже знал, как нужно себя вести со своей хозяйкой.

- Что, если в тот момент, когда ты глазеешь по сторонам, на меня накинется какой-нибудь проходимец? Ну, ясно тебе? Не сильно ли ты рискуешь? Об опасности не подумал?

- Да ладно... Разве ты не в безопасности?

- Почему это?

- Хозяйка не такая уж привлекательная. Крошечному телу - крошечная популярность.

Только сказав это, Сайто спохватился и понял, что ему конец. Луиза развела руками, обреченно вздохнула и начала разминку перед следующей экзекуцией.

- Вот как? Понятно. Пса можно дрессировать только физическими методами. Ну и ну!

Она вернулась к своей энергичной разминке.

Пока Луиза разогревалась, Сайто тихонько проскользнул к черному ходу. Чуть раньше он уже получил вполне достаточную взбучку. В течение целых десяти минут. Ему просто необходимо было смыться и немного передохнуть.

Сайто схватил Дерфлингер, завернутый в тряпку. Из-за недавнего происшествия он теперь всегда носил меч с собой. Он решился на это с неохотой, поскольку понимал, что иногда это будет обузой.

Мальчик открыл дверь черного хода и вышел в переулок, как вдруг увидел стремительно бегущую в его направлении женщину, укрытую плащом с капюшоном.

Бум! Женщина со всей силы врезалась в стоявшего возле открытой двери Сайто и упала на землю. Мальчик обеспокоено проговорил:

- И-извините... С вами все в порядке?

Женщина надвинула на лицо капюшон и взволнованно спросила:

- ...М-м, как далеко отсюда находится таверна "Очаровательная Фея"?

- Что? Да, прямо перед вами...

Пробормотав ответ, мальчик заметил, что этот голос ему знаком. Похоже, женщине его голос тоже показался знакомым. Не говоря ни слова, она подняла край капюшона и кинула быстрый взгляд на лицо Сайто.

- Принцесса!



- Тссс! - прошипела она, закрывая ему рот. Анриетта, одетая в серый плащ, спряталась в проулке за спиной Сайто, чтобы ее нельзя было заметить с улицы.

- Ищите там!

- Возможно, она пошла к улице Бурдоннэ!

В проулке были слышны грубые крики солдат. Анриетта глубже надвинула капюшон.

- ...Есть ли здесь место, где я могла бы спрятаться? - тихонько спросила она.

- Тут есть комната на чердаке, в которой мы живем...

- Пожалуйста, проводи меня туда.


* * *

Сайто без лишнего шума привел Анриетту на чердак. Она села на кровать и облегченно выдохнула.

- ...Пока что в безопасности.

- Совсем не в безопасности. Что случилось?

- Я просто ускользнула на минутку... и уже поднялся такой переполох.

- Что? Были же вы уже однажды похищены? Неудивительно, что все так беспокоятся!

Анриетта молчала.

- Принцесса, разве не вы теперь управляете Королевством? Однако продолжаете действовать столь эгоистично?

- Все не так. Это произошло потому, что у меня есть важное дело... И я из отчетов знала, что Луиза здесь... Я рада, что сразу же смогла встретить тебя.

- З-значит, я пойду и позову ее.

Его хозяйка, обнаружив, что фамильяр исчез, наверняка придет в ярость, а данный поворот событий смог бы слегка ее утихомирить. Поведение Луизы было легко предсказать. Как всегда.

- Нет, - Анриетта остановила Сайто.

- П-почему?

- ...Я не хочу говорить с Луизой.

- Что?

- Я не хочу расстраивать эту девочку.

Сайто сел на стул и уставился на Анриетту.

- Что же еще остается? Ускользнуть из Дворца, никого не предупредив, - это самое последнее дело.

И тут он осознал.

- Однако если вы пришли сюда не для того, чтобы увидеться с Луизой, тогда зачем?

- Я пришла, чтобы позаимствовать твою силу.

- М-мою?

- Если не возражаешь, я бы хотела, чтобы ты охранял меня до завтрашнего вечера.

- П-почему я? Разве вы - не Королева? У вас есть многочисленная охрана, состоящая из солдат и магов...

- Сегодня и завтра я хочу смешаться с простолюдинами. И, естественно, я не хочу, чтобы кто-нибудь во Дворце об этом знал. Поэтому...

- Что?

- Я доверяю только тебе.

- Ну, это... Что, кроме меня больше никого нет?

- Именно так. Я знаю, что ты справишься, а во Дворце я практически одинока. Многим придворным не нравится, что я - такая молодая, а уже - королева...

Немного поколебавшись, она добавила:

- ...и предательница.

Сайто вспомнил события, связанные с Вардом. Тогда Принцесса попросила Луизу, свою лучшую подругу, поехать инкогнито. Значит, есть вещи, которые Анриетта не может рассказать даже ей.

- Понятно. Только потому, что Принцесса меня просит, я это сделаю, однако... - Сайто вгляделся в ее лицо, - ...это опасно, не так ли?

Анриетта опустила глаза:

- Да.

- Правда? Тогда, Принцесса, когда все закончится, не рассказывайте Луизе, что подвергались опасности. Пожалуйста, обещайте мне.

- Хорошо, - она кивнула.

- В таком случае, все хорошо...

- Значит, нам нужно уходить. Я не могу оставаться здесь вечно.

- Куда мы направляемся?

- Мы не будем покидать город. Пожалуйста, не беспокойся. Что мне сейчас надо, так это сменить платье...

Анриетта взглянула на свою одежду под плащом. Это было белое, опрятное и элегантное платье, и попытка спрятаться в нем под плащом только привлекла бы лишнее внимание. Даже дворянка не могла бы пожаловаться, надев такой наряд.

- Хотя есть вещи Луизы... Мы купили их, чтобы смешаться с простолюдинами.

- Пожалуйста, одолжи мне эти вещи.

Мальчик вытащил из-под кровати ящик и достал одежду своей хозяйки. Тогда Анриетта повернулась к нему спиной, совершенно не заботясь, смотрит он или нет! Когда она сняла платье, Сайто в замешательстве отвел глаза. Однако он успел вскользь окинуть взглядом ее грудь. Хотя она была не такая большая, как у Кирхе, однако больше, чем у Сиесты. Все-таки, перед ним - Королева, значит, и размер груди у нее должен быть королевским. И вдруг он осознал.

Сможет ли она влезть в рубашку Луизы?

Его опасения подтвердились.

- Рубашка... немного тесновата.

И совсем не "немного". Рубашка была куплена для размеров Луизы, поэтому не могла вместить груди Анриетты. Чем больше Принцесса будет пытаться, тем больше пуговиц оторвется.

- Плохо дело. Просто катастрофа, - сказал Сайто, зажимая нос.

- Нуу, неплохо.

Неплохо?! Хотя, чего ж еще ожидать от Королевы из другого мира. Анриетта не слишком беспокоилась о том, как будет выглядеть.

- Надеюсь, так будет не слишком бросаться в глаза, - пробормотала она, расстегивая две верхние пуговицы.

Это лишь подчеркнуло ложбинку между ее грудей - казалось, что рубашки на ней вообще не было. Прохожие, конечно, не будут знать, куда им смотреть, зато они никогда не догадаются, что это - Королева, а не распутная "ночная бабочка", ведь именно так она сейчас выглядела.

- Идем, - поторопила Анриетта Сайто.

- Еще не все.

- Что? Правда?

- Вам нужно, по крайней мере, сменить прическу.

- Тогда, пожалуйста, сделай это.

"В конце концов, Анриетта напоминает Луизу - Принцесса, абсолютно не способная прожить вне Дворца, - подумал Сайто, пока возился с ее волосами. - Даже смена одежды не может этого скрыть..."

Он собрал ее волосы в хвостик, как иногда делал и для своей хозяйки.

Это сразу изменило облик Анриетты. Затем Сайто наложил на ее лицо легкий макияж, воспользовавшись приобретенной для Луизы косметикой. Он купил ее, рассуждая так: "Мы иногда будем выходить из таверны, неплохо было бы хозяйке пользоваться косметикой". Однако она так и пролежала, поскольку Луиза ей так и не воспользовалась.

- Хе-хе, в таком виде вы похожи на городскую девушку.

С легким макияжем и расстегнутой впереди рубашкой Анриетта, несомненно, выглядела, как жизнерадостная горожанка.

Когда мы будем покидать комнату на чердаке, не предупредить ли мне Луизу? Сайто ощутил слабое беспокойство. Похоже, ему придется поговорить с ней позднее. Сейчас ничего не поделаешь, раз таково было желание Королевы.

Сайто и Анриетта тихо выскользнули через черный ход в проулок.

Тревога, поднятая после исчезновения Королевы, похоже, усиливалась... В конце улицы Тиктоннэ стражники проверяли всех прохожих.

- Они установили оцепление, - сообщил Сайто так, словно это была сцена из полицейского боевика в его мире. Похоже, Анриетта поняла значение его слов и кивнула.

- И что теперь? Ничего, что у вас лицо ничем не закрыто?

- Прятать его было бы еще более подозрительно. Обними мне за плечо.

Сайто сделал так, как ему было сказано. Они подошли к стоящим стражникам. Напряжение возросло, и пульс у обоих участился. Анриетта стесненно прошептала:

- Притворись, что прижимаешься ко мне. Как любовник.

- Что?

Не давая ему опомниться, Принцесса схватила руку Сайто, которой он держал ее за плечо, и положила ее в декольте своей расстегнутой рубашки. Почувствовав под своими пальцами мягкие и гладкие округлости Анриетты, Сайто ударился в панику.

- Все в порядке, - наклонившись к его уху, нежно прошептала Принцесса с фальшивой улыбкой на губах.

Нервничая в два раза сильнее, Сайто прошел мимо кордона.

Стражники окинули взглядом парочку, однако... В конце концов, до этого они видели лицо Королевы лишь издалека. К тому же, даже в самых диких фантазиях они не могли бы вообразить, чтобы Королева шла в обнимку с простолюдином, позволяя его руке касаться ее кожи подобным образом. Стражники тут же отвели глаза и остановили другую женщину.

Выйдя на улицу Бурдоннэ, Анриетта рассмеялась.

- Принцесса?

- Нет, ничего... Извини. Просто, это было так забавно. Однако и приятно тоже.

- ...Что?

- Я надела простую одежду, сменила прическу... наложила легкий макияж, и уже никто не может меня узнать.

Несомненно... Анриетта, похоже, стала сегодня частью ночного города. Сайто казалось, будто она стала совсем другой девушкой.

- Это потому, что нас видел человек, который почти не знает вас в лицо, Принцесса.

- Тссс!

- Что? Чтооо?

- Не называй меня Принцессой на людях. Зови меня коротко - Анна.

- Анна?

- Именно так, - сказала Анриетта и склонила голову. - Теперь скажи, как тебя зовут.

Немного опечаленный тем фактом, что Принцесса даже не знала его имени, мальчик ответил:

- Сайто.

- Сайто. Необычное имя, - пробормотала Анриетта, прижавшись к нему на манер обычной городской девушки.

- Д-да уж, Анна, оно необычное.

- Будь развязнее.

- Понял, Анна.

Улыбаясь, Анриетта взяла его под руку.


* * *

Поскольку уже сгущались сумерки, парочка решила ненадолго остановиться в гостинице. Это была обыкновенная, дешевая гостиница. Их провели на второй этаж в обветшалую комнату, после которой даже чердак в "Очаровательной Фее" казался раем.

Матрац на кровати, который неизвестно сколько не просушивался на свежем воздухе, был очень сырым, а в углу комнаты рос маленький гриб. Лампа была черной, и было неясно, очищали ее когда-нибудь от копоти или нет.

- Да, за такую кучу денег комната не слишком шикарная.

Однако Анриетта, сидя на кровати, сказала:

- Нет, это - замечательная комната.

- Ну, если так...

- Да. Здесь, по крайней мере, не нужно волноваться... о ядовитых змеях, пригревшихся у тебя на груди.

- И нет разных опасных насекомых.

- Верно, - Анриетта улыбнулась.

Сайто прошел по комнате и сел на стул, который заскрипел, словно протестуя. Почему-то мальчик хотел соблюдать как можно большую дистанцию между собой и своей благородной спутницей. Изо всех сил пытаясь поддержать разговор, Сайто спросил:

- Действительно ли эта комната настолько замечательная?

- Да. Так волнующе. Поскольку здесь чувствуется дух безрассудной повседневной жизни горожан... - произнесла Анриетта, мило закинув ногу на ногу. Такое ее поведение создавало легкое ощущение интимности.

Поскольку в комнате было темно, как в погребе, они решили зажечь закопченную лампу. Хотя мальчик все вокруг обыскал, однако спичек так и не нашел.

- Спичек у них тут нет, что ли?.. Я схожу вниз, принесу.

Анриетта покачала головой и вынула из сумки свой кристальный жезл. Потом взмахнула им, и фитиль лампы с шипением вспыхнул.

Принцесса сидела, подперев рукой подбородок и задумчиво глядя на огонек лампы.

Сайто, словно зачарованный этим зрелищем, отвел глаза.

Видеть Анриетту такой непринужденной... Хотя она и была окружена атмосферой интимности, она все-таки оставалась Принцессой. Нет, теперь она была Королевой... пусть и очень молодой, однако, все равно, Королевой. Хотя слово "принцесса" шло ей гораздо больше. Несравненные благородство и грация. С Луизой тоже ощущалось нечто подобное... однако в плохом настроении она могла вести себя совершенно по-детски, в то время как Принцесса оставалась спокойной и сдержанной. Она производила впечатление взрослого человека. Несмотря на расстегнутую рубашку, от нее почти осязаемо веяло взрослым женским очарованием.

Это был неописуемый аромат смеси дворянской гордости и опасности.

- Что-то не так? - невинным голосом спросила она. "Такая Принцесса очень красива", - подумал Сайто и что-то пробормотал в ответ.

- У Луизы все в порядке? - спросила его Анриетта, сидя по другую сторону от лампы. Присутствие Принцессы чудесным образом делало эту обшарпанную комнату похожей на королевскую спальню. У Анриетты была способность создавать подобную атмосферу. Несмотря на темноту ночи, казалось, что на самом деле сейчас - ясный день.

- Ага. Нууу, она... как это... она сказала, что до конца выполнит задание Принцессы...

Что касается Луизы, она постоянно ругала Сайто за то, что тот не умеет собирать информацию.

- Со своим заданием она отлично справляется.

- Да?

- Эта девочка каждый день отправляла мне детальный отчет с почтовой совой.

- Вот как?

Если подумать, она, наверное, писала отчеты, пока Сайто спал. Надо же, так серьезно подходить к делу.

- Да... Она каждый день аккуратно сообщала мне о каждой сплетне. Абсолютно о каждой. Без единой жалобы. Она отлично смешалась с простым людом, и ее даже не беспокоит, когда это закончится. А ведь она родилась в такой знатной семье... Поэтому я и беспокоюсь о ее здоровье.

- С ней все нормально. Она всегда энергична, - Сайто кивнул.

- Я очень рада.

- Однако действительно ли информация, которую собирает Луиза, так полезна?

- Да, очень полезна, - Анриетта улыбнулась. - Я хочу услышать о настоящих чаяниях и надеждах наших граждан. Хочу узнать правдивое мнение о политике, которую я провожу. Когда они общаются со мной напрямую, они сглаживают некоторые острые моменты. Они не могли бы искренне рассказать мне все... так же, как рассказывают другим. А я хочу знать правду. Даже то, что мне не понравится.

На лице Анриетты появилась грустная улыбка.

- Принцесса?

- Нет... Просто знать правду иногда тяжело. Хотя меня называют Святой, однако я слышала и менее благозвучные прозвища. Меня презирают, как неопытного ребенка, который пытается напасть на Альбион, злоупотребляет своей властью, чтобы собрать армию вторжения, к тому же меня подозревают в том, что я - марионетка Германии... Совсем бездарная королева...

- Вы серьезно?

- Твой мир такой же?

- Что? - растерянно спросил Сайто.

- Прости, это было невежливо. Я расспросила Османа, Директора Академии Волшебства. И была удивлена, узнав, что ты пришел из другого мира. Я и подумать не могла, что такой мир существует. Однако, в твоем мире во время войны... люди тоже ругают правительство?

Сайто припомнил. Газеты каждый день пестрели новостями о коррупции политиков во время войны...

- Особой разницы нет.

- Значит, везде одинаково, - с облегчением пробормотала Анриетта.

- Войны... они у вас случаются?

- Случаются или нет, сейчас наше Королевство как раз ведет войну.

- Нет, я не о том... вы собираетесь напасть на тот летающий остров?

- Почему у тебя возник такой вопрос?

- Вы говорили об армии вторжения. Вы собираетесь их атаковать?

- Да, пожалуй. Не то, чтобы эта война была бесконечной... Я сказала лишнее. Я не могу говорить с тобой об этом. Пожалуйста, забудь.

Однако все равно, услышав, что Сайто замолчал, Анриетта подняла глаза.

- Ты ненавидишь войну?

- Полагаю, что нет людей, которые бы любили ее.

- Однако ты спас наше Королевство тогда, под Тарбом.

- Я это сделал, чтобы защитить важного для меня человека.

- И в ту ночь... - отвернувшись, нерешительно пробормотала Анриетта. Сайто вспомнил события той зловещей ночи.

Когда Уэльс, который считался погибшим, был воскрешен и пытался похитить Принцессу. Мальчик вспомнил, как смотрел на тело мертвого Принца. Однако больше он ничего особо не запомнил.

- Прости, - сказала Анриетта очень тихо.

И тут...

Пошел дождь. Первые неуверенные капли застучали в окно. Было слышно, как люди на улице кричат: "Тьфу ты, дождь!" - "Ни с того, ни с сего!"

Анриетта начала дрожать.

- Принцесса?

Она что-то пробормотала тихим голосом. Голосом, который, казалось, был еле различим:

- ...Можешь кое-что для меня сделать?

- Ч-что?

- Обними меня за плечи покрепче.

Жезл выпал из ее дрожащей руки и с деревянным стуком ударился об пол.

- Что-то не так?

- Я боюсь дождя.

После этих слов... мальчик вспомнил, что в ту ночь тоже начался дождь. Принцесса и воскрешенный Уэльс использовали его, чтобы создать... огромный вихрь, который пытался поглотить Сайто и остальных.



Мальчик тихо сел рядом с Анриеттой и обнял ее за плечи. Она продолжала дрожать.

- Принцесса...

- Из-за меня... все умерли... Я их убила. Не понимаю. Я не понимаю. Смогу ли я когда-нибудь получить прощение?

Сайто немного подумал и сказал:

- Никто не может такого простить. Так и есть...

- Верно. Я... Мне нет прощения за то, что я сделала тебе и другим людям... Когда я слышу шум дождя, эти мысли всегда приходят мне в голову.

Анриетта закрыла глаза и прижалась щекой к груди Сайто. Ее рука крепко стиснула его руку. Под стук дождевых капель ее дрожь усилилась. Она была не Королевой, и даже не Принцессой... Сейчас она была просто одинокой, слабой девушкой. Девушкой, которая влюбилась в Принца из чужой страны. Возможно, она была слабее всех на свете. Она не способна справиться с делами, если рядом с ней не будет находиться кто-либо. И все же, ее заставили принять корону. Заставили взять скипетр, которым можно развязать войну.

Сайто одолели невеселые мысли.

Часть 3

Надув губы, Луиза смотрела на дождь. Куда фамильяр ушел в такой ливень? Какое-то время назад она закончила свою разминку и повернулась к Сайто, чтобы продолжить наказание... однако оказалось, что тот исчез.

Хотя девочка перевернула вверх дном всю таверну, его нигде не было. Сначала Луиза подумала, что он вернулся на чердак и спрятался там, однако наверху было пусто. Однако... ее костюм простолюдинки, который был куплен, чтобы смешаться с народом, тоже пропал.

Чувствуя какое-то неясное беспокойство, девочка спустилась с чердака. Когда она вернулась в зал таверны, у Скаррона и других работников был озабоченный вид.

- Плохо, дождь пошел... Из-за этого у нас не будет посетителей.

- Однако на улице довольно шумно. Что-то случилось?

И действительно, в подтверждение этих слов снаружи был слышен шум дождя, прерываемый криками дворцовой стражи. Луиза открыла дверь и вышла на улицу. Она подошла к солдату, вооруженному мечом, и окликнула его:

- Эй, что случилось?

Военный бросил короткий взгляд на ее платье и раздраженно огрызнулся:

- Слышь, замолкни! Официанток это не касается! Возвращайся в свою таверну!

- Стой! - приказала ему Луиза и вынула из-за корсета мандат, выданный Анриеттой. - Пусть у меня такой вид, однако, я - придворная дама Ее Величества.

Вытаращив глаза, солдат переводил взгляд с девочки на ее мандат и обратно, а потом встал навытяжку.

- П-п-простите мою грубость!

- Все в порядке, докладывай.

Солдат тихим голосом объяснил:

- ...Мы закончили патрулировать плац на Марсовом поле, а когда вернулись во Дворец, Ее Величество исчезла.

- Возможно, снова Реконкиста?

- Цели преступника неизвестны, однако он, без сомнения, был искусным... Из ее кареты вдруг пополз какой-то туман...

- Кто в это время осуществлял охрану?

- Недавно организованный корпус стражи.

- Понятно. Благодарю. Ты сейчас патрулируешь верхом?

Солдат помотал головой.

- Ничего не поделаешь!

Луиза побежала под дождем в сторону Дворца.

"И куда только Сайто пропал в такой момент? - она раздраженно цокнула языком. - В самом деле, как раз, когда он больше всего нужен, его нет!"


* * *

Аньес осадила свою лошадь перед большим особняком. Ришмон, с которым днем совещалась Королева Анриетта, владел этим поместьем.

Девушка-мушкетер скривила губы, окинув взглядом этот огромный двухэтажный особняк, находившийся на углу респектабельного района, где выстроились превосходные дома знати. Аньес знала, на какие средства двадцать лет назад Ришмон возвел этот особняк, и это причиняло ей боль.

Девушка постучала в ворота и громким голосом объявила о своем прибытии. На воротах открылось окошко, и из него выглянула голова пажа, держащего факел.

- Кто здесь?

- Пожалуйста, доложите Ришмону, что прибыла Аньес, мушкетер Ее Величества.

- В такой час? - подозрительно спросил паж.

И действительно, было около полуночи.

- Срочное донесение. Я должна обязательно его передать.

Покачав головой, паж отправился в дом. Через несколько минут он вернулся и отодвинул засов ворот.

Аньес передала мальчику поводья лошади и направилась к особняку.

Девушку провели в гостиную с камином, где спустя некоторое время появился Ришмон, одетый в пижаму.

- Вот как, срочное донесение? Полагаю, действительно важное дело, если разбудили председателя Высокого Суда, - недовольно проворчал вельможа, даже не пытаясь скрыть глубокого презрения к Аньес.

- Ее Величество пропала.

Брови Ришмона резко взлетели вверх.

- Похищена?

- Ведется расследование.

На лице вельможи отразилось сомнение.

- Это - действительно серьезное происшествие. Однако не напоминает ли оно прошлое похищение? Снова дело рук Альбиона?

- Ведется расследование.

- Вы все, военные и полиция, очень любите прикрываться подобными фразами! "Ведется расследование"! "Ведется расследование"! А сделать так ничего и не можете. А суду потом расхлебывай. Какие подразделения были на дежурстве?

- Мы, мушкетеры.

Ришмон неприязненно уставился на Аньес.

- Это лишь доказывает некомпетентность вашего свежеиспеченного подразделения, - объявил он с убийственным сарказмом.

- Чтобы смыть позор, мы прилагаем все силы при проведении расследования.

- Вот потому я всегда и говорил! Мечи и ружья - просто детские игрушки по сравнению с волшебными палочками! Целый отряд простолюдинов не может заменить одного мага!

Аньес, не отрывая глаз, наблюдала за Ришмоном.

- Разрешение на введение военного положения... Я бы хотела получить разрешение перекрыть дороги и блокировать порты.

Вельможа взмахнул посохом. Потом взял перо, которое подплыло к нему по воздуху, написал что-то на пергаменте, который затем передал Аньес.

- Приложите все усилия, чтобы найти Ее Величество. Если не разыщете - весь ваш мушкетерский корпус, это сборище простолюдинов, по приказу суда будет повешен. Задумайтесь об этом.

Аньес повернулась к выходу, однако перед дверью остановилась.

- Что? Есть еще какое-то дело?

- Ваше Превосходительство... - с трудом проговорила Аньес тихим, глухим, дрожащим от гнева голосом.

- Что?

- Ходили слухи, что вы были вовлечены в то происшествие двадцать лет назад.

Разматывая нить памяти, Ришмон закрыл глаза. Двадцать лет назад... Мятеж, который всколыхнул Королевство. Он вспомнил о подавлении мятежа.

- Да, и что же?

- Ваше Превосходительство проводили сбор доказательств для выполнения "Резни в Д'Англетере"?

- Резни? Не произносите слова, которые бросают тень на репутацию людей. Разве простолюдины из провинций, заселенных англами[19], не планировали сбросить правительство нашего Королевства? Подавление этого мятежа было обоснованной необходимостью. Как бы то ни было, забудьте эти сказки.

Аньес вышла.

Ришмон некоторое время смотрел на закрывшуюся дверь... Если бы сейчас ему вновь дали перо и пергамент, он смог бы изменить свое распоряжение, поскольку он почувствовал, что минутой ранее какая-то грозная сила была выпущена на свободу.


* * *

Аньес, выйдя из особняка, забрала у пажа свою лошадь. Из седельного вьюка она достала черный плащ и надела его поверх кольчуги, накрыв голову капюшоном. Затем девушка вытащила два пистолета и аккуратно их перезарядила, следя, чтобы порох не намок из-за дождя. После она проверила перемещение курка и крышки пороховой полки, которую затем закрыла, и поместила пистолеты за поясом. Это было оружие нового типа - кремневый пистолет.

Затем девушка-мушкетер вложила меч в ножны и вскочила на лошадь, закончив приготовления к бою. Однако тут... какой-то человек появился из-за пелены дождя. Это была девочка, которая выбежала с улицы Тиктоннэ и, заметив Аньес верхом на лошади, бросилась к ней. Поскольку незнакомка долго бежала под дождем, вид у нее был неважный. Ее белое платье было в грязных пятнах, и она была босиком, потому что сняла туфли, мешавшие бежать.

- Стой! Остановись! Пожалуйста, подожди!

"Что ей нужно?" - подумала Аньес, повернув голову.

- Одолжи мне свою лошадь! Скорее!

- Вынуждена отказать.

Сказав это, девушка-мушкетер попыталась развернуть лошадь, однако девочка загородила путь.

- Прочь с дороги, - приказала Аньес, однако незнакомка не послушалась. Она достала какой-то документ и показала девушке-мушкетеру.

- Я - придворная дама Ее Величества! У меня есть полномочия использовать подручные средства по своему усмотрению! Твоя лошадь конфискуется именем Ее Величества! Приказываю немедленно спешиться!

- Придворная дама Ее Величества?

Аньес смотрела с сомнением. Девочка была похожа на официантку из бара. Однако, несмотря на то, что она испачкалась, бегая под дождем, признаки благородного происхождения были видны невооруженным глазом. Девушка-мушкетер на миг замешкалась.

В конце концов, Луиза, потеряв терпение из-за того, что Аньес до сих пор не слезла с лошади, вытащила волшебную палочку. Однако девушка-мушкетер в ответ мгновенно выхватила пистолет.

Два человека застыли, нацелив друг на друга свое оружие.

Луиза тихим дрожащим голосом сказала:

- ...Хотя я еще не привыкла к своей магии, однако, все равно, она сильнее. Сдавайся.

Держа палец на спусковом крючке, Аньес ответила:

- ...С такого расстояния выстрел из пистолета будет точнее.

Повисла тишина.

- Представься. У тебя есть палочка, значит, ты должна быть дворянкой, - сказала девушка-мушкетер.

- Придворная дама в непосредственном подчинении Ее Величества, де Ла Вальер.

Ла Вальер? Аньес было знакомо это имя. В разговорах с Анриеттой она слышала его бесчисленное множество раз.

- Тогда ты...

Девушка-мушкетер убрала пистолет. Эта дрожащая девочка с палочкой наизготовку... по слухам является лучшей подругой Ее Величества. Совсем еще ребенок с растрепанными светло-розовыми волосами...

- Ты меня знаешь?

Луиза с озадаченным лицом тоже опустила палочку.

- Я часто о тебе слышала. Для меня большая честь - наконец познакомиться с тобой. Можешь поехать со мной на лошади. Позволь, я объясню тебе ситуацию. Если бы я в тебя выстрелила, Ее Величество была бы очень недовольна.

Аньес протянула руки к девочке и без труда подняла ее вверх с такой силой, какую едва ли можно было ожидать от такой хрупкой девушки.

- Кто ты?

Луиза села позади девушки-мушкетера.

- Мушкетер Ее Величества, капитан Аньес.

Услышав это, девочка, слышавшая недавно об этом подразделении от солдата, пришла в негодование.

- Куда вы только смотрели?! Спали на посту, забыв об охране?! Ее Величество похитили прямо у вас из-под носа!

- Как я и сказала, позволь мне объяснить ситуацию. Во-первых, Ее Величество в безопасности.

- Что-о?!

Аньес пришпорила лошадь, и та понеслась вперед. Дождь продолжал лить как из ведра, и два человека растворились во мраке ночи.


* * *

В дешевой гостинице Анриетта, крепко зажмурившись, сидела на кровати в объятиях Сайто и дрожала. Мальчик не мог найти подходящих слов... он просто сидел рядом и держал Принцессу за плечи.

Когда дождь, наконец, превратился в морось, Анриетта немного успокоилась и вымученно улыбнулась.

- Прости.

- Вы не должны...

- Я привела тебя в это жалкое место. Однако в итоге ты мне снова помог.

- Снова?

- Именно. В ту ночь я... я ничего не соображала, мной манипулировали, и я пыталась сбежать с Уэльсом... Ты меня остановил...

- Угу.

- Тогда ты сказал: "Если попробуете уйти, я вас ударю мечом. Я не могу позволить вам лгать самой себе, даже если вы сходите с ума от любви". Так ты сказал.

- Д-да, сказал.

Сайто сконфужено опустил голову.

- А я была такой безрассудной, что все равно не очнулась. Я пыталась убить тебя. Однако ты остановил бессмысленный вихрь, который я сама создала.

Анриетта закрыла глаза.

- Честно говоря, в тот момент... я почувствовала облегчение.

- Облегчение?

- Верно. Даже я заметила, что это был не тот Уэльс, которого я любила. На самом деле все было по-другому. Я... в глубине души хотела, чтобы кто-нибудь сказал эти слова и прекратил мое безрассудство.

Глубоко вздохнув так, словно это причиняло ей боль, Анриетта продолжила отстраненным голосом:

- Поэтому я хочу попросить тебя, мистер фамильяр. Если я снова попробую сделать что-нибудь безрассудное... Если меня опять станут подстрекать на что-либо... Остановишь ли ты меня своим мечом?

- Но почему?

- Тогда я была готова убить без раздумий. Несмотря на то, что Луиза, эта добрая девочка, просила меня остановиться, я не могла. Поэтому...

Сайто удивленно ответил:

- Я не могу этого сделать! Серьезно... вы не можете быть слабой. Вы - Королева. Все подчиняются вашей воле. Не нужно так говорить, Принцесса. Вы бы не смогли жить после всего этого, если бы не были смелой. Это все было ложью?

Анриетта опустила голову.

В этот момент...

Бум, бум, бум!

Кто-то заколотил в дверь.

- Откройте! Открывайте дверь! Это - Королевский военный патруль! Мы ищем беглых преступников, скрывающихся в этой гостинице! Открывайте сейчас же!

Сайто и Анриетта переглянулись.

- Похоже, они не меня ищут.

- Они сами уйдут. Просто молчите.

Анриетта кивнула...

Тем временем ручка начала поворачиваться. Однако задвижка не давала двери открыться. Ручка с лязгом бешено завертелась.

- Немедленно открывайте! Объявлено чрезвычайное положение! Или я буду ломать!

Бам! Послышался удар мечом по дверной ручке - кто-то пытался ее открыть.

- Плохо дело.

Анриетта с решительным видом расстегнула пуговицы на рубашке.

- Принцесса?

Она прижала свои губы к его губам, тем самым заглушив его возглас. Поцелуй был до неожиданности страстным. Обняв Сайто руками за шею, Анриетта толкнула его на ложе. Не прерываясь ни на секунду, она закрыла глаза и, глубоко вздохнув, просунула свой язык ему в рот. Поцелуй был таким страстным, что впору было лишиться чувств.

В тот же миг, как Принцесса толкнула Сайто на кровать, солдат, который пытался сломать дверную ручку, выбил дверь.

Все, что увидели два патрульных... была девушка, лежащая сверху юноши и жарко целующая его в губы. Девушка не обращала внимания на солдат и возбуждалась все сильнее. Страстные вздохи вылетали из просвета между губами.

Патрульные какое-то время наблюдали за этим зрелищем... а затем один пробормотал другому:

- ...К-кажется, они просто укрылись от дождя и развлекаются вовсю.

- Не жалуйся, Пьер, вот покончим с патрулированием и выпьем по кружечке.

Бам! Дверь со стуком закрылась, и военные двинулись по лестнице. Так как задвижка была сломана, дверь с легким скрипом опять приоткрылась.

Анриетта оторвалась от губ Сайто... однако продолжала пристально смотреть на него полными слез глазами, хотя патрульные уже покинули гостиницу.

Мальчик был глубоко поражен действиями Принцессы в тот момент. В критической ситуации она могла принести в жертву даже собственное тело, только чтобы сохранить тайну. Она была действительно сильной.

С горящими щеками, Анриетта продолжала молча смотреть на Сайто.

- ...Принцесса.

Она натянутым голосом произнесла:

- Я уже просила называть меня Анной.

- Однако...

Не дожидаясь, пока он договорит, она снова прильнула губами к его губам. На этот раз это был нежный... чувственный поцелуй. В тусклом свете лампы мальчик видел белые плечи Анриетты, за которые совсем недавно ее обнимал.

Пока Сайто по-прежнему находился в сильном замешательстве, губы Принцессы начали целовать его лицо.

- У тебя есть... возлюбленная? - жарко прошептала Анриетта мальчику на ухо. Казалось, что эти звуки обладают колдовской силой. Затем в голове Сайто всплыл образ его хозяйки. Луиза не была его возлюбленной, но...

- Нет, однако...

Анриетта начала покусывать его за мочку уха.

- Тогда отнесись ко мне, как к своей возлюбленной.

- Ч-что?!

- Все в порядке, только на эту ночь. Я не заставляю тебя становиться моим возлюбленным. Однако, пожалуйста, обними меня... и поцелуй.

Казалось, в этот момент время остановилось... Так прошло несколько минут.

В комнате было сыро из-за дождя. Смешанный запах матраца и человеческих тел витал в воздухе.

Сайто смотрел Анриетте в глаза. Даже в такой грязной комнате... ее прекрасное лицо было ослепительным. Нет, возможно, оно было ослепительным именно благодаря этой грязной комнате.

Почти невольно мальчик попал под власть ее чар. Однако... он не мог пойти дальше поцелуя Принцессы... Хозяйка его никогда бы не простила. И не только не простила, но еще и была бы сильно огорчена, поскольку Луиза уважала Анриетту больше всех в мире.

Сайто не мог так поступить.

Не мог притвориться возлюбленным и целовать человека... который был так дорог той, которая была важна для него самого. Анриетте было всего лишь одиноко. Должен существовать другой способ утешить ее.

Поэтому Сайто осторожно погладил Принцессу по каштановым волосам.

- Я не могу стать Принцем.

- Я об этом и не прошу.

- Вы не забыли? Я - не из этого мира, а из другого. Я не могу... заменить другого человека.

Анриетта закрыла глаза и прижалась щекой к груди Сайто.

Потом... когда возбуждение постепенно спало... Принцесса смущенно пробормотала:

- ...Ты, наверное, думаешь, что я - бесстыдная женщина. Хотя я - Королева... я остаюсь женщиной. И ночью мне тоже не хватает чьего-то тепла.

Некоторое время... Анриетта не произносила ни слова и просто лежала, прижимаясь щекой к груди Сайто. В комнате дешевой гостиницы, возможно, самой дешевой во всем городе, самая знатная женщина Королевства дрожала в его объятиях, как ребенок. От такой немного абсурдной ситуации Сайто криво улыбнулся.

И... ощутил беспокойство.

- Принцесса.

- Что?

- Пожалуйста, объясните мне поподробнее. Что мы все-таки здесь делаем? Эти тайны... и все так старательно вас ищут. А вы... так старательно прячетесь. Это ведь не просто один из ваших капризов, правда?

- ...Ну, хорошо. Думаю, придется мне рассказать все.

Голос Анриетты снова зазвучал с привычным достоинством.

- Это - охота на лису.

- Охота на лису?

- Да, ты ведь знаешь, что лиса - умное животное? Даже когда ее преследуют собаки и загонщики, ее нелегко поймать за хвост. Поэтому... я поставила ловушку.

- Ловушку?

- Да, а приманка - я сама. К завтрашнему дню... лиса вылезет из своей норы.

Сайто посмотрел на нее.

- И кто же эта лиса?

- Предатель на службе у Альбиона.


* * *

Аньес и Луиза верхом на лошади скрывались в проулке рядом с особняком Ришмона. Хотя дождь постепенно перешел в морось... было все равно холодно. Девушка-мушкетер накинула на спутницу свой плащ.

- Ч-что все-таки происходит?

- Охота на крысу.

- Охота на крысу?

- Да. Разве они наносят вред только зернохранилищам Королевства...? Сейчас - самый разгар охоты на высокомерную крысу, которая намеревается вцепиться в горло хозяину.

Луиза, ничего не понимая, уставилась на нее.

- Объясни подробнее.

- Сейчас нет времени на долгие объяснения. Тссс! Попался.

Ворота резиденции Ришмона открылись, и показалась фигура молодого пажа, которому Аньес недавно оставляла свою лошадь. Это был румяный мальчик лет двенадцати-тринадцати. Держа в руке факел, он беспокойно осмотрелся по сторонам, внимательно окинул взглядом соседние дома, затем снова исчез за воротами, и вышел, ведя на поводу коня. Затем паж вскочил в седло и пустил скакуна галопом, не выпуская факел из рук. Аньес слегка улыбнулась и, ориентируясь на этот огонек, поскакала вслед за мальчиком.

- ...Что происходит?

- Началось, - коротко ответила девушка-мушкетер.

В ночной тиши паж на коне летел как стрела. Похоже, хозяин предупредил его, что нужно поторопиться. Отчаянно пригибаясь к спине лошади, мальчик внимательно оглядывался по сторонам.

Аньес, держась на достаточном расстоянии, следовала за ним.

Паж на лошади покинул респектабельный квартал и углубился в вызывающий опасение торговый квартал. В округе было полно развлекающихся пьяных солдат из патрулей, которые так и не нашли Королеву.

Свернув с улицы Тиктоннэ, мальчик остановил лошадь в неприметном переулке. Аньес спешилась у входа в переулок и заглянула за угол.

Убедившись, что паж оставил лошадь в конюшне и вошел в таверну, девушка-мушкетер направилась за ним. Луиза тоже слезла с седла и, последовав за Аньес, спросила ее:

- Да что, в конце концов, происходит?

Однако та больше не отвечала.

Девушка-мушкетер вошла в таверну, протолкалась через толпу в баре и проследила взглядом фигуру пажа, который по лестнице поднимался на второй этаж. Аньес пошла следом.

Остановившись на лестничной площадке, она заметила комнату, в которую вошел мальчик, и вместе с Луизой стала ждать возле двери.

Девушка-мушкетер прошептала своей спутнице:

- Сними плащ. Прижмись ко мне, как официантка из бара.

Все еще недоумевающая Луиза скинула плащ и сделала, как сказала Аньес. В результате все выглядело так, будто подвыпивший солдат флиртует со своей любовницей. Такие сцены были типичными для баров.

- Отлично, - сказала девушка-мушкетер своей спутнице, по-прежнему не спуская глаз с двери на втором этаже. Хотя голос у Аньес был женским, однако когда она молчала, то внешностью напоминала мужественного воина, вероятно, из-за короткой стрижки. Щеки Луизы против воли начали краснеть.

В этот момент паж вышел из комнаты.

Аньес притянула свою спутницу к себе. И, не теряя времени на объяснения, прижалась губами к ее губам.

Хотя Луиза яростно вырывалась, девушка-мушкетер с неженской силой удерживала ее в объятиях, не позволяя отодвинуться...

Паж бросил короткий взгляд на целующуюся парочку и сразу же отвел глаза.

Поцелуй воина и его любовницы, официантки из бара. Банальная сцена, совсем как на картине, что висела на стене в особняке.

Затем паж вышел за дверь таверны, вскочил на ту же лошадь, на которой прибыл сюда, и растворился в ночном городе.

Аньес, наконец, отпустила свою спутницу.

- Ч-что ты делаешь?! - завопила Луиза, лицо у которой сделалось пунцовым. Если бы это сделал мужчина, она бы уже выхватила волшебную палочку и развеяла бы его по ветру.

- Успокойся. У меня нет подобных наклонностей. Этого требовал долг.

- У меня тоже нет!

Потом Луиза вспомнила о мальчике, который уже ушел.

- Не страшно, что паж уехал?

- Это больше не имеет значения. Этот мальчик ничего не знает. Его роль заключалась только в том, чтобы доставить письмо.

Аньес неслышными шагами осторожно приблизилась к двери гостиничного номера, в который входил паж. Луиза шепотом спросила:

- ...Разве ты - маг? Ты не можешь сломать эту дверь?

- ...Если применить грубую силу, то все-таки можно.

- ...Она, должно быть, заперта. Оставь это. Пока мы будем так шуметь, он может сбежать.

Луиза достала висевшую на поясе палочку, сделала глубокий вдох и, нацелив ее на дверь, пробормотала заклинание Пустоты. Взрыв... Вспышка снесла дверь, и та влетела в комнату. Не теряя ни секунды, Аньес выхватила меч и прыгнула внутрь.

В комнате мужчина, одетый торговцем, тут же вскочил с кровати. В одной руке он держал палочку. Он был магом.

Вероятно, он был достаточно опытным, поскольку безо всякого колебания направил палочку на ворвавшуюся в комнату девушку-мушкетера и произнес короткое заклинание. Воздушная масса отбросила Аньес, которая отлетела к стене. Противник намеревался послать в нее еще одно заклинание, но тут вошла Луиза.

Ее заклинание Взрыв ударило в мага. Вспышка произошла прямо перед его глазами, и мужчина упал на пол, схватившись за лицо. Аньес вскочила и, блокируя мечом его палочку, выбила ее из рук мага. Луиза тут же подняла ее с пола.

Девушка-мушкетер уперла острие меча в горло человека. Это был мужчина средних лет. Хотя он выглядел, как торговец, блеск глаз выдавал его. Скорее всего, он был аристократом.

- Не двигайся!

Не убирая меч, Аньес сняла с пояса наручники и защелкнула железные оковы на запястьях человека. Затем заткнула ему рот куском разорванной простыни.

В это время постояльцы таверны с вопросом: " Что тут происходит?" - стали собираться перед дверью и заглядывать в комнату.

- Без паники! Всего лишь происходит полицейская операция по задержанию вора!

Напуганные люди разошлись.

Аньес обследовала комнату в поисках письма, которое, как она предполагала, паж доставил этому мужчине. С улыбкой на губах она проверяла все содержимое ящиков стола, карманов в одежде задержанного и других возможных мест. Собрав в пачку все найденные письма и документы, девушка-мушкетер начала внимательно просматривать их один за другим.

- Кто этот человек?

- Альбионская крыса. Притворяясь торговцем, он скрывался в Тристании, чтобы собирать информацию для Альбиона.

- Тогда, значит, он... - вражеский агент. Разве не замечательно?! Это - большой успех!

- Это - еще не конец.

- Почему?

- Еще остались крысы, которым он служил.

Аньес взяла очередной документ и молча его изучила. Это был грубый набросок здания. В некоторых местах были сделаны пометки.

- Вот оно что... Вы, мерзавцы, похоже, собирались встретиться в театре, так? Это письмо было доставлено в этот притон недавно, и в нем говорится о встрече завтра в том же месте, где и всегда. Судя по этому наброску, место встречи - скорее всего, театр, да? Уверена, что так.

Человек не ответил. Он молчал и смотрел в другую сторону.

- Не хочешь отвечать?.. Что, дворянская гордость не позволяет?

С холодной улыбкой на губах, Аньес мечом пригвоздила ступню человека к полу. По-прежнему с кляпом во рту, мужчина скорчился от сильной боли.

Девушка-мушкетер вытащила из-за пояса пистолет и направила ему в лицо.

- Считаю до двух. Выбирай. Гордость или жизнь.

По щеке человека скатилась капля пота. В комнате раздался щелчок, когда Аньес взвела курок.

Часть 4

Закончилась ночь, приближался полдень. На центральной площади колокол церкви Сен-Реми пробил одиннадцать часов.

Перед Королевским Театром Таниарижу остановился единственный конный экипаж. Из него вышел Ришмон. Он с важным видом посмотрел на театр. Паж, сидевший на месте возницы, хотел сойти, чтобы сопровождать хозяина.

- Не нужно. Жди у кареты, - покачал головой Ришмон и вошел в театр. Билетер, узнав посетителя, поклонился. Не покупая билета, вельможа двинулся дальше. Поскольку в его обязанности как главного цензора входила также инспекция театральных постановок, сюда он проходил, как к себе домой.

Все места были заполнены молодыми женщинами всего лишь за шесть минут. Вначале спектакль был популярен, однако из-за бездарной актерской игры он получил разгромные отзывы критиков. И в результате зрители уже не так рвались в театр.

Ришмон сел на свое персональное место и стал молча ждать, когда поднимется занавес.


* * *

Аньес со своей спутницей только что подъехали к входу в театр. До этого Луиза, все еще находившаяся в недоумении по поводу всего происходящего, вместе с девушкой-мушкетером пряталась в ближайшем переулке. Заметив недавно подъехавший экипаж, Аньес прервала это неподвижное стояние и, спутницы покинули свое укрытие.

Луиза вымоталась и устала. Прошедшей ночью она вообще не спала. Кроме того, девушка-мушкетер ничего не объяснила. Она, конечно, сказала, что это была охота на крысу, однако когда девочка спрашивала, кто же был этой крысой... Аньес замолкала, и больше от нее нельзя было добиться ни слова.

Перед глазами Луизы, которая терпеливо ждала перед театром, проследовали фигуры людей, которых она так хотела увидеть.

Это была Анриетта в сопровождении Сайто, у которого от бессонной ночи были мешки под глазами. Хотя Принцесса надела плащ и одежду простолюдинки (которую фамильяр когда-то купил для своей хозяйки), и ее прическа была, как у горожанки... Луиза была уверена, что не ошиблась.

Получив письмо, недавно посланное Аньес с почтовой совой, два человека пришли сюда.

- ...Принцесса. Сайто! - сначала Луиза тихо пробормотала, потом громко закричала и бросилась к ним.

- Луиза...

Анриетта крепко обняла свою маленькую подругу.

- Я так беспокоилась! Во имя небес, где вы пропадали?

- Я позаимствовала благородного мистера фамильяра... и спряталась в городе. Прости, что не рассказала. Я не хотела тебя в это втягивать. Поэтому, когда сегодня утром Аньес сообщила, что вы действовали вместе, я удивилась. Однако ты - моя лучшая подруга, поэтому, я полагаю, рано или поздно нам суждено было встретиться.

Девушка-мушкетер, молча стоявшая рядом, опустилась на колено.

- Все готово, ждем вашего приказа.

- Благодарю. Вы действительно хорошо поработали.

И последними зрителями, прибывшими к театру...

...было подразделение Магической Стражи - Полк Мантикор.

Раздраженный капитан, сидевший верхом на мистическом животном с головой льва и хвостом змеи, прибыв на место, заметил их группку и округлил глаза.

- Эй! Что это за нелепая шутка, мисс Аньес?! Нельзя было послать ваше сообщение так, чтобы я попытался успеть сюда раньше Ее Величества!

Капитан в замешательстве спешился с мантикоры и подбежал к Анриетте.

- Ваше Величество! Мы так беспокоились! Где вы были? Мы всю ночь вас искали! - чуть не плача, воскликнул достойный солдат.

Вокруг стройных шеренг магов-охранников с вопросами: "Что происходит?" - начали собираться зеваки. Толпа начала волноваться, поэтому Анриетта снова накинула капюшон плаща.

- Прошу прощения за доставленное беспокойство. Я объясню позже. А пока что, капитан, следуйте моим распоряжениям.

- Какие будут приказания?

- Пусть весь ваш Полк окружит Королевский Театр Таниарижу. Следите, чтобы даже мышь не проскочила наружу.

На мгновение на лице капитана отразилось сомнение, однако затем он кивнул:

- Как прикажете.

- А потом я пройду в здание.

- Я последую за вами! - закричала Луиза. Однако Анриетта покачала головой:

- Нет, ты должна ждать здесь. Это дело я должна закончить сама.

- Однако...

- Это - приказ.

Услышав такой решительный тон, Луиза с неохотой поклонилась.

Анриетта в одиночестве вошла в театр. Аньес, у которой были какие-то секретные дела, вскочила на свою лошадь и ускакала в неизвестном направлении.

Так что... на месте остались только двое - хозяйка и ее фамильяр.

Сайто с непонятно почему возникшим на лице румянцем наблюдал, как исчезает в театре фигура Анриетты, и тут Луиза дернула его за рукав.

- Эй!

- Что?

- Во имя небес, что произошло?

- Мне сказали, что это - охота на лису.

- А я слышала, что это - охота на крысу.

- Полагаю, это - одно и то же.

После этого они рассеяно уставились друг на друга.

- Кое-что насчет сегодняшней миссии...

- Ну...

- Похоже, мы оба играли на второстепенных ролях.

Сайто кивнул.

Луиза почувствовала знакомый запах и приблизила свой нос к его телу.

- Ч-что...

С угрюмым выражением на лице, хозяйка стала обнюхивать своего фамильяра.

- Э-эй, что ты...

- Этот запах... Так пахнут духи Принцессы!

- Что?

Сайто перепугался.

- Ты... Ты ведь ничего странного не делал с Принцессой, ведь так?

Луиза грозно уставилась на фамильяра. Тот побледнел. Само собой... он не мог сказать ей о поцелуе. Он не мог предать Анриетту. Ради чести Принцессы он не должен об этом рассказывать. Кроме того, даже если бы он рассказал, Луиза все равно бы ему не поверила.

- Дура, ничего я не делал!

- Правда?

Луиза продолжала сверлить Сайто взглядом.

- Наверное, я пропитался этим запахом, пока сопровождал ее на пути сюда.

Хозяйка схватила фамильяра за ухо и притянула его ближе. Потом стала обнюхивать его шею.

- Тогда почему здесь тоже пахнет? Почему твоя шея пахнет духами, хотя ты ее просто сопровождал? М-м? Что это, интересно, за духи такие?!

- Нет, это... Это, вероятнее всего, случилось, когда мы ворочались на кровати во сне. Должно быть, наши лица оказались рядом. Только и всего.

- Хорошо же. Твое тело мне все расскажет!

Луиза, по-прежнему держа фамильяра за ухо, потащила его в переулок.

Эхо воплей Сайто огласило пустую улицу.


* * *

Занавес поднялся, и спектакль начался.

Поскольку пьеса предназначалась для дам, аудиторию составляли исключительно молодые женщины. Они восторженно вскрикивали. На сцене роскошно одетые актеры начали играть историю трагической любви.

Эту пьесу Луиза и Сайто недавно смотрели... "Тристанийские каникулы".

Ришмон нахмурился. Он хмурился не из-за наигранных улыбок актеров, не из-за их неуклюжих поз и не из-за резавших уши бурных криков молодых зрительниц. Назначенное время уже наступило, однако человек, которого вельможа ждал, так и не пришел, и это беспокоило.

В мозгу Ришмона вертелось множество вопросов, которые нужно было разрешить.

Было ли сегодняшнее исчезновение Королевы продолжением альбионских интриг, которые он не заметил? Если так, какие цели преследовались? А если нет, то, возможно, в Тристейне существует неопределенная третья сила, о существовании которой даже не подозревали?

- В любом случае, все очень запутано, - пробормотал он себе под нос.

В этот момент... на соседнее место присел еще один зритель. Был ли это тот, кого Ришмон ждал? Вельможа украдкой бросил взгляд в сторону. Нет, не он. Это была молодая женщина с головой, накрытой капюшоном.

Ришмон прошептал:

- Извините, мой сосед ненадолго отошел. Сядьте, пожалуйста, на другое место.

Однако женщина и не подумала вставать.

Что с этой девчонкой? Ришмон с гневом повернулся к ней.

- Мадемуазель, вы что, не расслышали меня?

- Назовите, пожалуйста, своего компаньона по посещению театров, мистер Ришмон.

Глаза вельможи чуть не выскочили из орбит, когда он узнал лицо под капюшоном. Он был уверен, что она исчезла... перед ним была Анриетта.

Принцесса, не отрывая глаз от сцены, спросила Ришмона:

- Это - пьеса для женщин. Неужели вам она тоже понравилась?

Вельможа успокоился и с прежним хладнокровием снова откинулся в кресле.

- Я смотрю такую скучную пьесу лишь по долгу службы. Как бы то ни было, Ваше Величество, ходит слух, что вы где-то скрывались... Главное, что вы в безопасности.

- Назначать встречи в театре... неплохо придумано. Вы - председатель Высокого Суда. Инспектирование театральных постановок - это тоже ваша работа. Так что ваши визиты в театр никому не покажутся странными.

- Ну, конечно. Однако, встречи не обязательно такие уж тихие. Что, если я здесь встречаюсь с любовницей?

Ришмон засмеялся. Анриетта, однако, даже не улыбнулась. Она прищурилась, как охотник.

- Что касается вашего компаньона, то можете его не ждать. Он предъявил фальшивый билет. Подделка билетов на спектакли и другие подобные деяния противоправны. В любом случае мне бы хотелось, чтобы в этом разобрался суд.

- Ого, с каких это пор продажа билетов перешла под юрисдикцию Королевской семьи?

Анриетта вздохнула, разрывая нить напряжения.

- Ладно, прекратим этот нелепый обмен остротами. Тайный агент Альбиона, на встречу с которым вы пришли сюда сегодня, был арестован минувшей ночью. Он рассказал все. Сейчас он находится в тюрьме Чернобога.

Анриетта загнала Ришмона в угол.

Однако вельможа, словно зная, что все так обернется, не потерял выдержки. На его лице появилась широкая бесстрашная улыбка.

- Хо-хо! Так в этом была ваша стратегия: вы прятались, чтобы выманить меня наружу!

- Именно так, председатель Высокого Суда.

- Стало быть, я все это время был у вас на ладони, Ваше Величество?

- Я действительно не хотела, чтобы все... так обернулось.

На лице Ришмона сияла полная злобы ухмылка, которую он никогда ранее не демонстрировал. Ничуть не пугаясь такого поведения, сейчас Анриетта чувствовала себя крайне неудобно.

- Я полагала, что после моего исчезновения вы будете растеряны, поэтому свяжетесь со своим секретным агентом. "Королеву похитили, и сделано это неизвестными людьми без нашего участия". Ведь такое событие не могло произойти без участия вашей преступной группировки. Как только вы бы запаниковали, то потеряли бы осторожность. Осторожная лиса все-таки высунула свой хвост...

- Итак, когда вы начали подозревать?

- У меня не было уверенности. Вы были одним из множества подозреваемых. Однако это должен быть человек, который постоянно является ко мне с докладами. В ту ночь именно вы руководили преступниками. - Анриетта продолжила печальным усталым голосом, - Я не хотела верить. Вы замешаны в этом... Председатель Высокого Суда, которому полагается поддерживать авторитет и величие Королевства, участвовал в предательском заговоре. Когда я была ребенком, вы всегда относились ко мне с такой заботой... а теперь осуществляли руководство тем, как продать меня врагу.

- Что касается Вашего Величества, для меня вы по-прежнему остались девочкой, которая ничего не понимает. Для меня все равно лучше быть под управлением Альбиона, чем следовать указам невежественной девочки на троне.

- Ваша забота обо мне была притворной? Вы казались таким добрым. Ваша доброта тоже была фальшивой?

- Не существует бескорыстной учтивости вассала к дочери своего лорда. Вы даже этого не понимаете? Вот поэтому я и говорю, что вы - еще ребенок.

Анриетта закрыла глаза.

Если веришь во что-то, хорошо ли это? Почему так тяжело, когда среди людей, которым доверяешь, находятся предатели? Нет... меня не предавали. Этот человек обманул меня только ради карьеры. Я не могу этого понять, так что, возможно, Ришмон прав: я - еще ребенок.

Однако я больше не могу оставаться ребенком.

Нужно развивать способность видеть правду насквозь.

И если не будешь сдерживать порывы сердца, то правду не различишь.

Повелительным тоном Анриетта сказала:

- Именем Королевы вы лишаетесь должности, председатель Высокого Суда. Спокойно проследуйте под арест.

Ришмон не двинулся с места. Более того, он указал на сцену и объявил таким тоном, словно Анриетта была маленькой глупышкой:

- Не нужно произносить столь грубые речи. Продолжим смотреть пьесу. Она только началась. Уйти до конца спектакля - значит, проявить неуважение к актерам.

Анриетта отрицательно покачала головой:

- Здание снаружи уже окружено Магической Стражей. А теперь, проявите мужество дворянина и сдайте ваш посох.

- В самом деле... юная девица пытается выглядеть разумной... Кого вы, по-вашему, пытаетесь арестовать?

- О чем это вы?

- Я всего лишь пытаюсь донести до вас, что вам еще расти и расти до того, как вы сможете заманить меня в ловушку, только и всего.

Ришмон хлопнул в ладоши.

По его сигналу актеры, которые до этого играли пьесу... около шести мужчин и женщин, вынули палочки, спрятанные в штанах или обшлагах курток, и направили их на Анриетту.

Молодые женщины в зале завизжали.

- Тихо! Всем смотреть пьесу молча!

Гневный голос Ришмона... показывая истинную натуру его обладателя, разнесся по театру.

- Убьем каждого, кто станет шуметь. Это - уже не спектакль.

Внезапно все здание погрузилось в тишину.

- Вы совершенно напрасно явились сюда, Ваше Величество.

Анриетта тихо сказала:

- Актеры... были вашими сообщниками.

- Да. Это - не блеф. Они - высококлассные маги.

- Похоже на то, если не брать во внимание, что они - отвратительные актеры.

Ришмон схватил Анриетту за руку. От этого отвратительного прикосновения Принцесса почувствовала, что покрывается гусиной кожей.

- В моем сценарии все предусмотрено. Ваше Величество, я возьму вас в заложники. Затем я найду корабль до Альбиона. Ваша драгоценная персона будет моим эмиграционным подарком Альбиону. Конец.

- Действительно, все в этой пьесе идет по вашему сценарию. Сцена - Тристейн, актер - Альбион...

- А вы будете главной героиней. Так что, примите участие в этой комедии.

- Увы, однако, мне больше по вкусу трагедия. Я не могу участвовать в этом цирковом представлении.

- Вынужден вас огорчить, однако в этой жизни никому не дано переиграть мой сценарий.

Анриетта покачала головой. Ее глаза уверенно сверкнули.

- Нет, сегодня все пойдет по моему сценарию.

- Ваша режиссура не является популярной. К несчастью, как главный цензор, я не могу вам этого позволить.

Хотя на нее были направлены волшебные палочки магов, переодетых актерами, Анриетта, не теряя самообладания, отметила:

- Игра этих актеров тоже не популярна. Это - бездарные актеры. И это просто невозможно не заметить.

- Не говорите ерунды. Они не уступают ведущим актерам Альбиона.

- Значит, по-хорошему их со сцены не убрать.

Молодые женщины в зале, до этого шушукающиеся и кажущиеся напуганными...

После слов Анриетты они полностью изменили свое поведение и одновременно достали пистолеты.

Подручные Ришмона, державшие Анриетту под прицелом своих палочек, настолько растерялись от этого зрелища, что не успели среагировать.

Бум! Звуки выстрелов множества пистолетов слились в один сильный грохот.

Благодаря акустике зала театра, этот грохот прозвучал, как удар грома.

Когда пелена густого черного дыма рассеялась... переодетые актерами альбионские маги, изрешеченные бесчисленным множеством пуль, не успев произнести ни единого заклинания, все как один мертвые повалились на сцену.

Все зрительницы в театре... были воинами Полка Мушкетеров. Конечно, даже осмотрительный Ришмон был не в силах этого заметить.

Ведь Полк Мушкетеров был сформирован только из молодых простолюдинов... причем, исключительно, из женщин.

Анриетта ледяным тоном объявила своему соседу:

- Пожалуйста, встаньте, мистер Ришмон. Спектакль окончен.


* * *

Вельможа с немалым трудом поднялся.

Он громко расхохотался. Мушкетеры немедленно выхватили короткие мечи.

Продолжая смеяться, как безумный, и не обращая внимания на клинки, направленные на него, Ришмон медленно поднялся на сцену. Мушкетеры окружили его. Они были готовы проткнуть его при любом подозрительном движении.

- Сейчас - самое время сдаться! Ришмон!

- Я действительно счастлив при мысли, что вы повзрослели! Ваше Величество, из вас вышел отличный сценарист! Ваша пьеса меня весьма впечатлила...

Ришмон, преувеличенно жестикулируя, обвел взглядом мушкетеров.

- Ваше Величество... Выслушайте последнее слово того, кто служил вам с самого дня вашего рождения.

- Говорите.

- Все эти годы, Ваше Величество...

Ришмон остановился в углу сцены... и ударил ногой в пол. В ответ на это люк раскрылся, словно волчья яма.

- Попытка была удачной.

Вельможа упал прямо в отверстие. Хотя мушкетеры тут же подбежали туда... люк закрылся и не открывался, несмотря на все попытки толкать или тянуть. Очевидно, механизм управлялся магией.

- Ваше Величество...

Все мушкетеры с тревогой смотрели на Принцессу. Выглядя оскорбленной, Анриетта грызла ногти, потом подняла голову и громко приказала:

- Ищите его на выходе у ворот! Живее!


* * *

Отверстие вело в подземный ход. Ришмон приготовил этот лаз на случай провала.

Чтобы остановить падение, вельможа применил заклинание Левитации, затем наложил заклинание Свечения на свой посох и двинулся по подземному ходу, освещая путь. Проход вел в его особняк. Ришмону нужно было туда вернуться. Он собирался сбежать в Альбион, прихватив с собой сбережения.

- Однако... потерпеть поражение от Принцессы...

После побега он собирался устроиться на службу к Кромвелю, получить в свое командование один полк. Потом он вернулся бы в Тристейн, схватил бы Анриетту и, стократно отплатив ей за сегодняшнее унижение, он бы обесчестил и убил ее.

На ходу представляя себе все это... он увидел в свете посоха какую-то тень.

Прошла секунда.

Лицо, показавшееся из мрака, принадлежало... Аньес, капитану мушкетеров.

- Надо же, это вы, мистер Ришмон. Идете домой запасным путем? - сказала девушка, улыбаясь. Ее голос отдавался эхом в узком темном сыром коридоре.

- Ты... - вельможа в ответ облегченно вздохнул. Верно, они могли узнать об этом тайном ходе, могли видеть его планы театра... Однако в засаде его ждал не маг, а всего лишь воин, с ним справиться будет совсем несложно. Ришмон, как и большинство магов, относился к солдатам с презрением. - Уйди с дороги. Сейчас не то время, чтобы развлекаться с такой мерзостью, как ты. Убить тебя здесь было бы великолепно, однако у меня нет желания.



После слов Ришмона Аньес достала пистолет.

- Шах и мат. Я уже произнес заклинание. Мне остается лишь послать его в тебя. Поскольку нас разделяет около двадцати мейлов, ни пулей, ни чем-либо иным ты меня не поразишь. Ради клятвы верности Анриетте, ради долга и других подобных глупостей не стоит жертвовать жизнью. Ведь такая мерзость, как ты - простолюдинка. - С показной заботой Ришмон продолжил. - Было бы расточительством тратить заклинание дворянина на такое насекомое, как ты. Прочь с дороги.

Аньес через силу проговорила:

- Я убью такую тварь, как ты, не из верности Ее Величеству, а ради личной мести.

- Личной мести?

- Д'Англетер.

Ришмон хмыкнул. "Если припомнить, в тот день, перед уходом из моего особняка... она спросила меня об этом. Вот в чем дело", - наконец поняв, Ришмон рассмеялся.

- Ясно! Ты - выжившая из той деревни?!

- За это преступление ответственен ты, негодяй... Мою родную деревню уничтожили, хотя на нас не было никакой вины, - объявила Аньес, жестоко кусая губы. Из них уже потекла кровь. - Инквизиция Ромалии, охота на протестантов. По твоему мерзкому сфабрикованному обвинению, что наша протестантская деревня - оплот бунтовщиков, ее сравняли с землей. Сколько ты получил за это от Святого правительства Ромалии, Ришмон?

Уголки губ вельможи поползли вверх.

- Спрашиваешь, сколько денег? Я должен вспоминать? Я бы сказал, однако не помню точную сумму взятки.

- Ты не веришь ни во что, кроме денег? Жалкий человек.

- Точно так же, как вы верите в бога, я верю в деньги - скажи-ка мне, где тут разница? Как вам не хватает умерших родных, так и мне не хватает денег - скажи-ка мне, где тут разница? Если такая святая, объясни мне. Я бы хотел это знать.

- Я убью тебя. Можешь тратить свои сбережения в аду.

- Хоть и расточительство - тратить дворянскую магию на таких, как ты... возможно, это - судьба, - пробормотал Ришмон, посылая заклинание.

Огромный шар пламени появился из конца его посоха и полетел в сторону Аньес.

Вельможа раздумывал, выстрелит ли девушка-мушкетер из пистолета, который она сжимала в руке... однако она отшвырнула его в сторону.

- Что?

Огненный шар ударил в плащ, который был надет на Аньес. Хотя одеяние сразу же вспыхнуло, вода в бурдюке, заранее спрятанном под ним, моментально испарилась, ослабив силу пламени. Однако огонь не исчез полностью. Надетая на Аньес кольчуга раскалилась.

- А-а-а-а-а-а!

Однако все же девушка-мушкетер выдержала, оставшись на ногах. Ужасающая сила воли. Превозмогая боль во всем обожженном теле, и выхватив меч, она бросилась к Ришмону.

Вельможа, пытаясь контратаковать, в спешке послал следующее заклинание. Аньес ударило Клинком Ветра. Хотя кольчуга и дополнительные защитные металлические пластины были изрублены, они спасли девушку от смертельного ранения. Получая бесчисленные порезы по всему телу, Аньес все равно продолжала нестись вперед.

Девушка налетела на Ришмона в тот момент, когда он попытался произнести очередное заклинание.

- Уо-о...

Вместо заклинания изо рта вельможи... хлынула алая кровь. Аньес надавила на рукоять меча, всаживая его еще глубже в грудь Ришмона.

- М... маг проиграл простолюдинке... Такой дворянин, как я... простому солдату вроде тебя...

- ...Теперь скажи: меч и пистолет, по-прежнему, для тебя игрушки?

Вся обожженная и израненная, Аньес медленно провернула клинок, вспарывая вельможе грудь.

- Это - не игрушки. Это - оружие. В отличие от вас, дворян, мы, по крайней мере, отрастили клыки. Умри же от этих клыков, Ришмон.

Вельможа выплюнул особенно большую порцию крови.

И медленно осел на пол.

Вокруг снова наступила тишина.

Аньес подобрала фонарь, который перед боем поставила на пол, и, опираясь плечом о стену, нетвердыми шагами побрела вперед. Порезы поверх ожогов болели так сильно, что девушка могла в любой момент не выдержать и упасть без сознания.

Однако она продолжала идти.

- ...В таком месте сдаться и умереть? Пока еще... пока еще... пока не отомстила, не сдамся.

Медленно, шаг за шагом, используя меч в качестве опоры и по-прежнему истекая кровью, Аньес пробиралась к выходу.

У этого тайного туннеля, прорытого под Тристанией, ближайшим выходом была сточная канава на улице Тиктоннэ. Когда девушка-мушкетер, протиснувшись наружу, вылезла из нее, прохожие в ужасе завопили. Подняв глаза к яркому солнцу... по-настоящему почувствовав вкус жизни и возблагодарив удачу, Аньес потеряла сознание.


* * *

Три дня спустя...

Сайто, как обычно, мыл на кухне посуду. Тут Луиза врезала ему по спине. Едва не выронив тарелку, мальчик недовольно проговорил:

- Аккуратнее! Из-за тебя я перебью всю посуду!

Луиза с глухим рычанием кинула на него яростный взгляд. С чувством облегчения Сайто повернулся обратно к мойке. С того самого дня... хозяйка с ним не заговаривала.

Она отругала его, когда фамильяр в итоге рассказал ей все, что случилось, пока он с Анриеттой прятался в той дешевой гостинице. Только об одном он умолчал... о поцелуе.

Сейчас Луиза только дулась, однако если бы она узнала про поцелуй, то разозлилась бы по-настоящему. Все-таки, ее желание владеть им безраздельно было невероятно сильным. Хозяйка бушевала, когда ее фамильяр отвлекался на других девиц. Поцелуй с ее бесценной Анриеттой был бы еще хуже.

Если бы Луиза узнала, она бы его убила.

Поэтому Сайто ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы она догадалась.

- ...Н-не злись ты так.

- Я не злюсь.

- Тогда почему не разговариваешь со мной? Принцесса и я обнялись, поскольку не было иного выхода. Мы не хотели, чтобы ее обнаружили...

- ...И вы больше ничего не делали?

- К-конечно, нет!

Продолжая мыть тарелки, Сайто начал насвистывать.

Хотя со стороны это было похоже на ссору влюбленных... они оба думали иначе. Мальчик объяснял ревность хозяйки ее желанием безраздельно владеть своим фамильяром. Ну а Луиза, будучи Луизой, не признавалась самой себе в своих чувствах. Так что, в целом, их отношения по-прежнему шли параллельными курсами. Неужели все так и останется? Пока что их чувства не пересеклись.

И пока парочка, как обычно, выясняла свои сложные отношения, дверь в таверну открылась, и вошли два посетителя. Их лица были скрыты под капюшонами.

- Добро пожаловать!

Когда Луиза подошла к ним, чтобы принять заказ, один из гостей молча поднял капюшон, и девочка увидела его лицо.

- Аньес!

Девушка-мушкетер шепотом сказала Луизе:

- Пожалуйста, приготовь комнату на втором этаже.

- Если ты здесь, тогда... твоя спутница...

- ...это я, - послышался голос Анриетты.

Девочка кивнула и приготовила одну гостевую комнату на втором этаже.


* * *

- Ну что ж... Луиза. Прежде всего, позволь выразить тебе мою признательность, - сказала Принцесса, поглядев по очереди на всех, кто сидел за столом.

Луиза, Сайто, Аньес.

Хотя девушка-мушкетер была тяжело ранена, Анриетта, будучи магом Воды, с помощью заклинаний Лечения почти полностью исцелила ее. Однако Аньес пока еще не могла носить доспехи. Поэтому на ней были надеты только мягкая рубашка, трико и сапоги.

- Информация, которую ты собрала, оказалась очень полезной.

- П-правда, она вам пригодилась?

Городские сплетни были не только о политике. В них также содержалась критика и личные мнения горожан. Хотя Анриетта не успела их все тщательно проанализировать, они были полезны...

- Из этой информации я могу увидеть без прикрас, как выгляжу в глазах других людей. Я хочу слышать правду. Даже если она режет уши...

Оказалось, что многие осуждают действия Анриетты. Хотя Луиза пыталась понять, почему так происходит, она сообщила все, как было. В итоге такой подход оказался правильным.

- У меня все еще недостаточно опыта, поэтому я должна выслушивать критику, так как это необходимо для будущего развития.

Луиза кивнула.

- Я также должна извиниться. Прости, что позаимствовала мистера фамильяра без твоего разрешения, не объяснив ситуацию.

- Действительно. Не брать меня в расчет было жестоко, - глухо проговорила Луиза.

- Я не хотела, чтобы ты слишком в это впутывалась. Мне требовалось выполнить грязную работу по расстановке ловушек... для предателя.

- Председатель Высокого Суда - и, вдруг, оказался предателем...

Хотя Анриетта пыталась сохранить все в тайне... похоже, что такие секреты всегда просачиваются наружу. То, что Ришмон был альбионским агентом, уже стало популярной сплетней в городе.

Луиза подняла голову:

- Однако я - уже не ребенок. Я могу хранить секреты Принцессы. С этого дня всегда информируйте меня.

Анриетта кивнула:

- Согласна. Да будет так. В любом случае, единственные люди, которым я могу всецело доверять... - это собравшиеся в этой комнате.

- Включая фамильяра? - спросила Луиза. На мгновение Анриетта и Сайто встретились глазами. Легкий румянец окрасил их лица, и они одновременно потупились.

- Д-да... Конечно. А! Точно! Я же еще официально не представила вас друг другу! - Анриетта, пытаясь сменить тему, указала рукой на Аньес. - Это - мой верный Капитан Полка Мушкетеров, шевалье Аньес де Милан. Хотя она - женщина, она, как мужчина, в совершенстве владеет мечом и пистолетом. В тот день она мастерски покарала предателя, который пытался сбежать. Вооруженная одним лишь мечом, она бесстрашно выступила против мага... Настоящий героизм.

- Вовсе я не герой.

Аньес на мгновение закрыла глаза, а потом ее лицо вновь стало безмятежным. Полностью успокоившись, она сказала:

- Ваше Величество, нас не нужно представлять друг другу. С мисс Ла Вальер у нас той ночью уже завязались тесные отношения.

Луиза покраснела, вспомнив поцелуй:

- Н-ничего подобного!

- Это была незабываемая ночь, верно, мисс Ла Вальер? - со смехом произнесла Аньес. От этого девочка покраснела еще больше.

- Незабываемая ночь? - спросила Анриетта.

- Ничего особенного, просто мы притворились любовниками, чтобы обмануть противника. Мы целовались! Это было так забавно! А-ха-ха-ха-ха! - Аньес весело рассмеялась.

Луиза краснела все больше и больше. "Вот и чудесно, смейся, сколько влезет, я докатилась до того, что целуюсь с девушкой-воином", - думая так, она посмотрела на лицо Сайто. Однако фамильяр не засмеялся.

Непонятно почему, однако он, похоже, чувствовал себя неловко и отвел глаза.

Луиза кинула взгляд на Анриетту. Та тоже чувствовала себя не в своей тарелке и застенчиво перебирала пальцами.

Кроме того, совсем недавно, когда эти двое посмотрели друг другу в глаза, они сразу опустили головы. Странное подозрение... закралось в душу Луизы.

- Н-ну, что же, раз у нас еще осталась пара дел, то нам пора идти, Аньес.

Анриетта встала.

- Что? Я надеялась, мы будем праздновать всю ночь?

- Меня беспокоят твои раны... Ну что ж, Луиза, прошу вас, продолжайте без нас.

Анриетта поспешно вышла из комнаты. Аньес, которая, похоже, была в полном недоумении, последовала за ней.

Сайто тоже встал и хотел выйти.

- Незачем так спешить, - остановила его Луиза. Охваченный дурными предчувствиями фамильяр побледнел.

- Нет, знаешь, надо идти мыть посуду... - проговорил мальчик, глядя прямо перед собой. Его голос дрожал.

Однако Луиза жизнерадостно улыбнулась:

- Да ладно, садись. Все в порядке. Комната зарезервирована до утра.

Она указала на кровать. Сайто медленно сел. Что случилось, она догадалась? Поцелуй с Принцессой... Нет, конечно, нет... Тогда она бы не была такой спокойной, верно?

В-вот именно. Если бы Луиза знала, она бы так себя не вела. Она бы без конца топтала меня ногой по лицу, спрашивая: "Ты ведь не целовался с Принцессой, ведь так?"

Однако она улыбается. Может быть, она действительно безо всякой задней мысли хотела отблагодарить Сайто за все, что он вынес.

- В-в чем дело? Ты необычно добрая.

- Нет, похоже, за последние дни ты действительно устал. Я просто хочу выразить благодарность. Правда.

Луиза дала Сайто кружку и налила немного вина.

- С-спасибо.

- Понимаешь, я... просто огорчилась, что не смогла быть полезной Принцессе. Хотя последние два или три дня мое настроение было слегка испорчено... из-за всего этого. Однако теперь настроение у меня исправилось! Все снова в порядке!

От этого Сайто почувствовал облегчение.

А-а-ах, я совершенно напрасно волновался... Как чудесно... Похоже, ее настроение действительно улучшилось.

- Защищать Принцессу было тяжело? - девочка взяла его за руку.

- В-в некотором роде.

Почему Луиза такая добрая? А-ах, да какая разница, мне уже сто лет не было так хорошо.

- Как и ожидалось от моего фамильяра! Я так горжусь тобой!

Сайто начал хвастаться:

- Да это было... проще простого. Хотя мы сделали это вместе...

- Однако все равно, это было великолепно. Чтобы ни одна живая душа не догадалась, ты, вероятно, запутал преследователей?

- Т-так и было.

- Ты пей, пей. Сегодня я буду тщательно заботиться о тебе, как будто ты - хозяин. Буду твоей официанткой.

Сказав это, она снова наполнила кружку вином. От таких льстивых похвал Луизы самоуверенность фамильяра постепенно раздувалась.

- Сайто такой замечательный! Когда к вам в комнату внезапно ворвались, наверное, ты мгновенно сообразил притвориться любовниками и таким образом обманул их, ведь так? Тебе нужно было стать актером! В Королевском Театре Таниарижу ты мог бы стать звездой первой величины!

- Ага, точно! Легкая победа!

А Луиза тем же тоном продолжила:

- Сайто замечательный! Наверное, он целовался с Принцессой?

- Ага, точно!

В этот момент воздух буквально замерз.

Сайто про себя отметил, как виртуозно его провели. Если хочешь что-то выпытать у своего собеседника, первым делом нужно заставить его расслабиться. Этой техникой Луиза в совершенстве овладела в таверне! Одурачила его!

Похоже, его хозяйка, сама того не осознавая, взрослела день ото дня.

- Л-Луиза, это... Ты... Как бы...

Напряжение в комнате возросло.

Затем девочка встала и заперла дверь на ключ.

Повернувшись, она произнесла ясным, ровным голосом:

- Эй, пес.

Снова пес.

В один миг опьянение от выпитого вина испарилось.

Сайто затрясся.

Что за аура поднимается за плечами Луизы?

Почему эта аура такая черная?

- В чем дело, пес? Почему не отвечаешь?

- Г-гав!

Этой ночью слово "пес", определенно, звучало иначе. Не так, как раньше. Парализующее предчувствие пронзило тело Сайто. Мальчик ощутил во рту горький привкус отчаяния.

- Итак, магией или ногой, чем лучше?

- П-по-моему, и то и другое одинаково больно.

- Больно - это не аргумент. Давай, решай - и быстрее.

"Ах, как щедро... сегодняшняя ночь обещает быть длинной.

Уверен, что длинной. Рассвет так далек.

При условии, что я смогу пережить сегодняшнюю ночь...

И с этого момента нужно опасаться девиц, подливающих тебе спиртные напитки", - подумал Сайто.

Послесловие автора

Итак, сегодня, с целью показать типичные нюансы небольшой экстра-компиляции при так называемом составлении коротких историй, специально предлагаю диалог с одним из героев. Диалог с героиней-мечтой мужчин. Пообщаться с героем ранобэ -  так сказать, особая привилегия автора. Великолепно. К сожалению, в настоящее время существует направление - высмеивать японскую традиционную культуру. В действительности, этого мало - высказываться в нюансах, содержащих сдержанное хихиканье. Возможно, почувствовав то же самое, отправители пробуют  отвлечься от разрушения или перечислять запрещенные приемы - в общем, пытаются справиться по-разному. Однако! Диалог героев произведения - часть культуры. Все эти фразы: "Не маленькая ли мне сегодня досталась сценка?!" -  "Не обслуживайте читателя кое-как!" - несомненно, слова из представлений кабуки[20]. "Золотое правило"[21], одетое в традиционные наряды. За работу. Ямагути, за работу. Итак, представляю вашему вниманию героиню этого диалога - Жанна! Девочка-официантка на вторых ролях, реплик нет!

- Добрый день, я - Жанна. Послушайте, мистер писатель! Не маленькая ли мне сегодня досталась сценка?!

- Так ведь, второстепенный персонаж.

- И, к тому же, почему у меня нет реплик?!

- Как уже сказал - второстепенная роль.

- Это уж слишком, поэтому, пожалуйста, представьте мое описание.

- Возраст - 18 лет.

- Только возраст? А характер?

- Чрезвычайно замкнутый и застенчивый человек.

- В-вот как... Из-за ранее обсужденного характера у меня безмолвная роль, тем не менее, я... хотелось бы узнать, это нормально, что я постоянно появляюсь и исчезаю...

- Конечно, нормально.

- Но... И Луиза, и Сайто, и Табита, и Сиеста, и Королева, и Кирхе... и вдруг среди них нет такого популярного человека, как учитель Кольбер? Забыв про этого главного героя, почему в этом диалоге вы показываете меня, которая вообще является безмолвным персонажем?

- Такое уж произведение. Хорошо ли это, но творчество по написанию фэнтэзи есть ни что иное, как создание мира. Даже у самых незначительных персонажей есть жизнь, проблемы, любовь, поэтому показываю все подробности. Однако я всего лишь меняю положение камеры. У вас с Луизой есть сходство.

- Я... а вот здесь нельзя ли поподробнее?

- Без проблем. В таверне "Очаровательная Фея" ты - номер два, так что можешь гордиться.

- Горжусь. Хотя нет уверенности в себе... но я буду стараться.

Всем героям произведения - счастья. И не жалейте любви. Данный рассказ является именно таким диалогом. Прошу и дальше любить и жаловать произведение "Нулизин фамильяр".

Ямагути Нобору

Приложение. Справочник имен собственных для томов ранобэ с 1 по 5

Имена героев, основанные на именах реальных исторических личностей

Луиза Франсуаза Ле Бланш де Ла Вальер

Место в ранобэ: главная героиня, студентка второго курса Академии Волшебства

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 1, глава 1

Источник имени: французская герцогиня, фаворитка Людовика XIV.

Кольбер Жан 

Место в ранобэ: учитель в Академии Волшебства

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 1, глава 1

Источник имени: французский государственный деятель. Сын зажиточного купца из Реймса. Получив доступ на государственную службу, вскоре обратил на себя внимание Мазарини, назначившего его своим управляющим. Людовик XIV. назначил Кольбера интендантом финансов. В этой должности Кольбер открыл ряд злоупотреблений главного интенданта Фуке и стал в 1661 году его фактическим, хотя и не номинальным преемником; лишь восемь лет спустя он был государственным министром. В то же время он был главным интендантом королевских построек, изящных искусств и фабрик.

Кирхе Августа Фредерика фон Анхальт-Цербст

Место в ранобэ: одноклассница Луизы

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 1, глава 2

Источник имени: Екатерина II Великая (София Августа Фредерика фон Анхальт-Цербст-Дорнбург) - императрица всероссийская (1762-1796).

Примечание: В детстве Екатерину II кратко звали Фике, поэтому автор подобрал близкое по звучанию немецкое слово ("кирхе" означает "церковь").

Шеврез

Место в ранобэ: учитель в Академии Волшебства

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 1, глава 2

Источник имени: Мари Эме де Роган-Монбазон, герцогиня де Шеврез - представительница высшей французской аристократии, одна из центральных фигур в водовороте придворных интриг Франции 1-й половине XVII века.

Осман

Место в ранобэ: Директор Академии Волшебства

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 1, глава 3

Источник имени: (предположительно) Османы - династия турецких султанов и халифов, правившая в 1299-1924 годах.

Лонгвиль

Место в ранобэ: имя, под которым Матильда Саксен-Гота служила секретарем у Директора Османа

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 1, глава 3

Источник имени: Анна Женевьева де Бурбон-Конде, герцогиня де Лонгвиль - главная вдохновительница Фронды, дочь Генриха II де Конде, сестра Великого Конде и принца де Конти, супруга Генриха II де Лонгвиля, любовница Ларошфуко. Помимо выдающейся роли в событиях Фронды, герцогиня Лонгвиль знаменита бурными любовными похождениями.

Гиш де Грамон

Место в ранобэ: одноклассник Луизы

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 1, глава 3

Источник имени: Арман Грамон, граф де Гиш (1638-1693), младший сын Антуана III, сопровождал Людовика XIV в голландском походе 1672 г  Маршал Антуан III, герцог Грамон (сначала граф де Гиш) (1604-1678) - французский полководец. Известность приобрел во фландрском и голландском походах. Людовик XIII дал ему маршальский жезл и возвел в герцогское достоинство.

Монморанси Маргарита Ла Фер де Монморанси

Место в ранобэ: одноклассница Луизы

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 1, глава 1

Источник имени: Маргарита де Монморанси - дочь коннетабля Генриха I де Монморанси и его второй жены Луизы де Бюдо, возлюбленная Генриха IV, супруга 3-го принца Конде, мать Великого Конде, наследница и хозяйка Шантийи.

Фуке

Место в ранобэ: имя, под которым Матильда Саксен-Гота была известна в воровском мире

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 3

Источник имени: выходец из третьего сословия, который в первые годы правления Людовика XIV был одним из самых могущественных и богатых людей Франции. Он занимал должность суперинтенданта финансов, приобрел титулы виконт де Мелен и де Во, маркиз де Бель-Иль. В 1661 году по приказу короля был арестован и остаток жизни провел в заточении.

Мазарини

Место в ранобэ: Кардинал, Первый Министр Тристейна

Впервые появляется или упоминается: том 2, глава 2

Источник имени: Его Высокопреосвященство кардинал Джулио Мазарини - церковный и политический деятель и первый министр Франции в 1642-1650 и 1651-1661 годах. Заступил на пост после смерти кардинала Ришелье.

Анриетта

Место в ранобэ: Принцесса, а затем - Королева Тристейна

Впервые появляется или упоминается: том 2, глава 2

Источник имени: Генриетта Анна Стюарт - герцогиня Орлеанская, младшая дочь Карла I Стюарта и Генриетты Марии Французской. Жена принца Филиппа Орлеанского, брата Людовика XIV

Примечание: В японском варианте имя Принцессы - Анриетта - французское произношение.

Филипп III

Место в ранобэ: Король Тристейна, дед Анриетты

Впервые появляется или упоминается: том 2, глава 2

Источник имени: (предположительно) Филипп III д'Эвре  - граф д'Эвре и де Лонгвиль с 1319, король Наварры с 1328, пэр Франции, второй сын Людовика Французского, графа д'Эвре, и Маргариты д'Артуа, дочери Филиппа д'Артуа, сеньора Конша. Происходил из боковой ветви династии Капетингов - дома Эвре.

Джеймс I

Место в ранобэ: Король Альбиона

Впервые появляется или упоминается: том 2, глава 8

Источник имени: Яков (Иаков) VI Шотландский, он же Яков I Английский (англ. James) - король Шотландии  и первый король Англии из династии Стюартов.

Примечание: На самом деле, род Тюдоров пресекся до начала правления Стюартов, поэтому Принц Уэльс никак не мог быть наследником Джеймса I

Уэльс Тюдор

Место в ранобэ: наследный Принц Альбиона

Впервые появляется или упоминается: том 2, глава 3

Источник имени: Тюдоры - королевская династия Англии в 1485-1603. Происходит от уэльской дворянской семьи ap Twddur, которая является одной из ветвей рода Койлхена, таким образом, имели право на владение всей Британией.

Оливер Кромвель

Место в ранобэ: лидер восстания дворян Альбиона

Впервые появляется или упоминается: том 3, глава 1

Источник имени: вождь Английской революции, выдающийся военачальник и государственный деятель, в 1643-1650 гг. - генерал-лейтенант парламентской армии, в 1650-1653 гг. - лорд-генерал, в 1653-1658 гг. - лорд-протектор Англии, Шотландии и Ирландии.

Альбрехт III

Место в ранобэ: Император Германии

Впервые появляется или упоминается: том 2, глава 3

Источник имени: Довольно распространенное имя среди правителей Германии.

Марианна

Место в ранобэ: мать Анриетты, вдовствующая Королева Тристейна

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 1, глава 2

Источник имени: (предположительно) Марианна Австрийская - испанская королева, вторая жена Филиппа IV, мать Карла II, последнего испанского короля из династии Габсбургов, сестра Фердинанда IV и Леопольда I.

Горацио

Место в ранобэ: офицер флота, друг Генри Бовуда

Впервые появляется или упоминается: том 4, глава 1

Источник имени: (предположительно) Горацио Нельсон - английский флотоводец, вице-адмирал.

Джозеф I

Место в ранобэ: Король Галлии

Впервые появляется или упоминается: том 4, глава 4

Источник имени: Иосиф I (нем. Joseph I) - римский король, император Священной Римской империи, король Чехии, король Венгрии, эрцгерцог Австрийский из династии Габсбургов; старший сын императора Леопольда I и Элеоноры Нойбургской.

герцог Орлеан

Место в ранобэ: Отец Табиты, младший брат Джозефа I

Впервые появляется или упоминается: том 4, глава 4

Источник имени: Орлеанский дом - название некоторых ветвей дома Капетингов: в XV веке - династии Валуа, с XVII века - династии Бурбонов. Графство Орлеанское, старинное владение французских королей, с 1344 года несколько раз было предоставлено, с герцогским титулом, младшим сыновьям королевского дома.

Джордж де Ла Тур

Место в ранобэ: художник

Впервые появляется или упоминается: том 3, глава 1

Источник имени: Жорж Дюмениль де Латур, также Ла Тур - лотарингский живописец.

Скаррон

Место в ранобэ: управляющий гостиницы "Очаровательная Фея"

Впервые появляется или упоминается: том 5, история 1, часть 1

Источник имени: французский романист, драматург и поэт. Был священником, но в молодом возрасте был разбит ревматизмом, после чего постоянно находился в инвалидном кресле. Однако продолжал литературную деятельность, в его доме собирались знатные люди со всего Парижа. Сначала был любимцем Анны Австрийской, но за памфлеты на Мазарини был лишен пенсии.

Анри III

Место в ранобэ: один из королей Тристейна

Впервые появляется или упоминается: том 5, история 1, часть 3

Источник имени: Генрих III Валуа - четвертый сын Генриха II, короля Франции и Екатерины Медичи, герцог Ангулемский, герцог Орлеанский, герцог Анжуйский, герцог Бурбонский, герцог Овернский, король польский и великой князь литовский, а затем последний король Франции из династии Валуа. Славился красотой. Любил вычурные роскошные одеяния, носил серьги, подозревался в гомосексуализме.

Примечание: В японском варианте имя короля - Анри - французское произношение.

Тюренн

Место в ранобэ: сборщик налогов в Тристании

Впервые появляется или упоминается: том 5, история 1, часть 4

Источник имени: Тюренн - знатный французский род. Название получил от замка Тюренн, располагавшегося в современном департаменте Коррез в Лимузене.

Вилье де Лоррен

Место в ранобэ: одноклассник Кирхе и Табиты на первом курсе

Впервые появляется или упоминается: том 5, история 2, часть 2

Источник имени: любовник принца Филиппа Орлеанского, брата Людовика XIV

Пелиссон

Место в ранобэ: студент Академии Волшебства, на год старше главных героев, один из любовников Кирхе

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 2

Источник имени: французский литератор XVII века. Поступил на службу к Фуке в качестве секретаря; опала Фуке привела к аресту и тюремному заключению Пелиссона.

Тонне-Шарант

Место в ранобэ: студентка Академии Волшебства, предположительно одноклассница Кирхе и Табиты на первом курсе

Впервые появляется или упоминается: том 5, история 2, часть 3

Источник имени: Франсуаза Атенаис де Рошешуар де Мортемар, маркиза де Монтеспан - официальная фаворитка короля Людовика XIV, заменившая Луизу де Лавальер. Родилась в замке Тонне-Шарант (Франция). В романе "Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя" А.Дюма названа "мадемуазель де Тонне-Шарант".

Ришмон

Место в ранобэ: председатель Высокого Суда Тристейна

Впервые появляется или упоминается: том 5, история 3, часть 1

Источник имени: Граф Ричмонд, также граф де Ришмон - английский титул, который был неоднократно создаваем и который в разное время носили представители Бретонского дома, королевских династий Плантагенетов, Капетингов, Тюдоров, Стюартов, а также Савойского дома. Графство Ричмонд расположено на севере Йоркшира.

Имена героев, основанные на именах персонажей художественных произведений и легенд

Бримир

Место в ранобэ: Основатель Халкегинии

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 1, глава 2

Источник имени: Бримир и Блаин - другие имена Имира. Имир - в германо-скандинавской мифологии - первое живое существо, инеистый великан, из которого был создан мир.

Гимли

Место в ранобэ: любовник Кирхе

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 2

Источник имени: гном, один из главных персонажей романа "Властелин колец" Джона Р. Р. Толкина.

Аякс

Место в ранобэ: любовник Кирхе

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 2

Источник имени: имя двух греческих героев, участвовавших в осаде Трои.

Стикс

Место в ранобэ: любовник Кирхе

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 2

Источник имени: в древнегреческой мифологии - олицетворение первобытного ужаса  и мрака, из которых возникли первые живые существа, и персонификация одноименной мифической реки Стикс. Дочь Океана и Тефиды, или дочь Ночи и Эреба.. Во время борьбы Кроноса с Зевсом Стикс прежде других богов поспешила с детьми (особенно богиней победы Никой) на помощь Зевсу, за что тот сделал eе богиней клятв, а ее воды - их символом.

Маникан

Место в ранобэ: любовник Кирхе

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 2

Источник имени: в романе "Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя" А.Дюма - бедный дворянин, друг детства графа Де Гиша.

Табита (Шарлотта де Орлеан)

Место в ранобэ: одноклассница Луизы, подруга Кирхе

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 3

Источник имени: одна из обращенных в христианство в Иоппии (ныне город Яффа). Господь воскресил ее по молитве святого апостола Петра. Упоминается в романе А.Дюма "Белые и синие".

Маликорн де Грандпре

Место в ранобэ: одноклассник Луизы

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 1, глава 2

Источник имени: в романе "Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя" А.Дюма - сын городского старшины, довольно состоятельного человека. Добился места при дворе брата Людовика XIV.

Кэтти

Место в ранобэ: студентка первого курса Академии Волшебства

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 1, глава 3

Источник имени: в романе "Три мушкетера" А.Дюма - любовница Д'Артаньяна, служанка Миледи.

Марто

Место в ранобэ: шеф-повар в Академии Волшебства

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 1

Источник имени: в романе "Двадцать лет спустя" А.Дюма - кондитер, живший недалеко от Венсенского замка.

Гито

Место в ранобэ: учитель в Академии Волшебства

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 5

Источник имени: в романе "Три мушкетера" А.Дюма - капитан гвардейцев кардинала.

Пайдмон

Место в ранобэ: владелец магазина секретных ингредиентов в Тристании

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 3

Источник имени: Имя образовано через сочетание имен "Pierrot" (театральный персонаж) и "Paimon" (мифологический демон). Главный из Темных Властителей - четырех злодеев в первом сезоне сериала "Дигимоны".

Жан-Жак Фрэнсис де Вард

Место в ранобэ: капитан Полка Грифонов в Магической Страже Тристейна

Впервые появляется или упоминается: том 2, глава 2

Источник имени: в романе "Три мушкетера" А.Дюма - любовник Миледи.

Ла Порт

Место в ранобэ: камергер при Королевском Дворе Тристейна

Впервые появляется или упоминается: том 2, глава 2

Источник имени: в романе "Три мушкетера" А.Дюма - камердинер Анны Австрийской.

Парис

Место в ранобэ: дворецкий Принца Уэльса

Впервые появляется или упоминается: том 2, глава 8

Источник имени: в древнегреческой мифологии - сын Приама и Гекубы, с именем которого связана Троянская война.

Шеффилд

Место в ранобэ: помощница Кромвеля

Впервые появляется или упоминается: том 3, глава 5

Источник имени: в романе "Три мушкетера" А.Дюма - баронесса Шеффилд - одно из имен Миледи.

Ла Раме

Место в ранобэ: командующий флотом Тристейна

Впервые появляется или упоминается: том 2, глава 9

Источник имени: в романе "Двадцать лет спустя" А.Дюма - начальник Венсенского замка, тюремщик герцога Бофора.

Персерен

Место в ранобэ: дворецкий семьи Орлеан

Впервые появляется или упоминается: том 4, глава 4

Источник имени: в романе "Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя" А.Дюма - портной Его Величества Людовика XIV.

Герои, аналоги имен которых разыскать не удалось

В большинстве случаев - типичные имена для конкретных стран.

Сиеста

Место в ранобэ: служанка в Академии Волшебства

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 1, глава 3

Шупэ

Место в ранобэ: германский алхимик

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 3

Саффрон

Место в ранобэ: прадед Луизы

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 2

Максимилиан

Место в ранобэ: прадед Кирхе

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 2

Даддис

Место в ранобэ: брат Максимилиана

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 2

Жан

Место в ранобэ: дворецкий Варда

Впервые появляется или упоминается: том 2, глава 4

Генри Бовуд

Место в ранобэ: командующий флотом Альбиона

Впервые появляется или упоминается: том 3, глава 5

Джонстон

Место в ранобэ: дворянин Альбиона, главнокомандующий вторжения в Тристейн

Впервые появляется или упоминается: том 3, глава 9

Февис

Место в ранобэ: капитан флагманского корабля флота Тристейна

Впервые появляется или упоминается: том 3, глава 9

Матильда Саксен-Гота

Место в ранобэ: дворянка Альбиона, известная как вор Фуке

Впервые появляется или упоминается: том 1, история 2, глава 3

Джессика

Место в ранобэ: дочь Скаррона, официантка в таверне "Очаровательная Фея"

Впервые появляется или упоминается: том 5, история 1, часть 2

Жанна

Место в ранобэ: официантка в таверне "Очаровательная Фея"

Впервые появляется или упоминается: том 5, история 1, часть 4

Марлен

Место в ранобэ: официантка в таверне "Очаровательная Фея"

Впервые появляется или упоминается: том 5, история 1, часть 4

Пьер

Место в ранобэ: один из патрульных солдат в Тристании

Впервые появляется или упоминается: том 5, история 3, часть 3

Шевалье Аньес де Милан

Место в ранобэ: капитан Полка Мушкетеров в охране Анриетты

Впервые появляется или упоминается: том 5, история 3, часть 1

Названия, основанные на реальных объектах или событиях

Реконкиста

Место в ранобэ: название союза дворян

Источник названия: отвоевание или, точнее сказать, завоевание христианскими феодалами (испанскими, каталонскими, арагонскими, португальскими) территории арабских эмиратов Пиренейского полуострова, которые были созданы во время арабо-исламской экспансии путем захвата королевства вестготов.

Ла-Рошель

Место в ранобэ: портовый город в Тристейне

Источник названия: портовый город на западе Франции на побережье Бискайского залива в регионе Пуату - Шаранта.

Скарборо

Место в ранобэ: портовый город в Альбионе

Источник названия: курортный город на берегу Северного моря в графстве Северный Йоркшир, Англия.

Ньюкасл

Место в ранобэ: портовый город в Альбионе

Источник названия: Ньюкасл-апон-Тайн (название обычно сокращается до "Ньюкасл") - индустриальный город на северо-восточном побережье Великобритании, в Англии, в графстве Тайн и Уир.

Саксен-Гота

Место в ранобэ: город в Альбионе

Источник названия: эрнестинское герцогство на территории современной федеральной земли Тюрингия, основанное в 1640 году и в 1672 году преобразованное в связи с расширением территории в Саксен-Гота-Альтенбург.

Виндсборн

Место в ранобэ: столица Германии

Источник названия: кратерное озеро в земле Рейнланд-Пфальц, Германия.

Тарб

Место в ранобэ: деревня в Тристейне, родина Сиесты

Источник названия: административный центр департамента Верхние Пиренеи, Франция. Расположен чуть севернее Лурда и испанской границы.

Лондиниум

Место в ранобэ: столица Альбиона

Источник названия: Лондиниум или Лондиний (ныне Лондон) - город в Римской Британии.

Росайт

Место в ранобэ: город рядом с Лондиниумом, база альбионского флота

Источник названия: город в Шотландии, расположенный на берегу залива Ферт-оф-Форт в трех милях к югу от Данфермлина.

Руб-аль-Хали

Место в ранобэ: город, расположенный за землями эльфов

Источник названия: обширная песчаная пустыня на Ближнем Востоке, занимающая южную треть Аравийского полуострова, одна из самых крупных пустынь мира.

Альбион

Место в ранобэ: летающий остров, а также название королевства, расположенного на нем

Источник названия: древнейшее название Британских островов, известное еще древним грекам.

Галлия

Место в ранобэ: королевство в Халкегинии

Источник названия: римское название исторической части Европы, ограниченной руслом реки Рубикон, Аппенинами, руслом реки Макра, побережьем Средиземного моря, Пиренеями, Атлантическим океаном, руслом реки Рейн и Альпами.

Лак Д'Ориент

Место в ранобэ: озеро на границе Тристейна и Галлии, место обитания духов воды

Источник названия: озеро на северо-востоке Франции (департамент Об, регион Шампань-Арденны).

Генуя

Место в ранобэ: город-государство, откуда в Тристанию поставляются выдержанные вина

Источник названия: провинция в Италии, в регионе Лигурия. Столица провинции — город Генуя, который долгое время был городом-государством и центром Генуэзской республики.

Бурдоннэ

Место в ранобэ: главная улица Тристании

Источник названия: улица в Париже. Название первой главы романа "Железный король" М. Дрюона - "Улица Бурдоннэ"

Тиктоннэ

Место в ранобэ: небольшая улица Тристании

Источник названия: улица в Париже. В романе "Двадцать лет спустя" А.Дюма упоминается как Тиктонская, на ней в гостинице жил Д'Артаньян.

Австрии и Вестри

Место в ранобэ: название дворов в Академии Волшебства

Источник названия: в германо-скандинавском эпосе - названия, соответственно, западного и восточного ветров

церковь Сан-Реми

Место в ранобэ: церковь в Тристании

Источник названия: Святой Ремигий Реймский или Святой Реми  - епископ Реймсский, апостол франков. Считается, что именно он обратил в христианскую веру салических франков, крестив 25 декабря 498 года первого короля из династии Меровингов Хлодвига I с тремя тысячами его воинов и приближенных.

Марсово поле

Место в ранобэ: плац в Тристании

Источник названия: общественный парк в 7-м округе Парижа, между Эйфелевой башней с северо-запада и Военной школой с юго-запада. В 1751 году Людовик XV принял решение о создании Военной школы для мальчиков из обедневших аристократических семей. Открытая обширная территория перед зданием новой школы была названа Марсовым полем в честь бога войны Марса и использовалась как военный плац и для парадов.

Д'Англетер

Место в ранобэ: протестантская деревня, родина Аньес

Источник названия: с французского d'Angleterre - английский, из Англии

тюрьма Чернобога

Место в ранобэ: тюрьма в Тристании

Источник названия: Чернобог - в мифологии балтийских славян - злой бог, приносящий несчастье.

Названия, аналоги которых разыскать не удалось

Халкегиния

Место в ранобэ: земли, включающие Королевства Тристейн, Галлию, Германию и города-государства, ранее принадлежавшие Германии

Тристейн

Место в ранобэ: Королевство, в котором расположена Академия Волшебства

Источник названия: (предположительно) названо в честь Тристана, героя средневековых рыцарских романов

Тристания

Место в ранобэ: столица Тристейна

Источник названия: (предположительно) названо в честь Тристана, героя средневековых рыцарских романов

Ромалия

Место в ранобэ: один из городов-государств, ранее принадлежавший Германии, центр религиозных верований в Халкегинии

Источник названия: (предположительно) происходит от латинского и итальянского названия Рима (Roma)

Таниарижу

Место в ранобэ: театр в Тристании

Календарь

неделя Тиваз

Источник названия: одно из чтений руны Тейваз. Кроме того, в германо-скандинавской мифологии Тюр, Тир или Тив  - однорукий бог воинской доблести из рода асов. У древних германцев звался Тиваз.

неделя Хеймдалль

Источник названия: Хеймдалль - в германо-скандинавской мифологии бог из рода асов. Страж богов, охраняющий мост-радугу Биврест на границе Асгарда и Мидгарда от великанов-етунов.

месяц Нюи

Источник названия: одно из чтений руны Наутиз, слегка искаженное.

месяц Ур

Источник названия: одно из чтений руны Уруз.

месяц Фео

Источник названия: одно из чтений руны Феху.

день Даэг

Источник названия: одно из чтений руны Дагаз.

день Юр

Источник названия: существует такая руна.

день Рааг

Источник названия: одно из чтений руны Райдхо, слегка искаженное из-за особенностей японского языка.

Примечания

1

Луиза произнесла слово "こうしゃく", которое может обозначать "маркиз", "герцог", "князь", "принц", "художественное чтение". Именно поэтому Скаррон пытается переспросить и уточнить то, что услышал. В русском языке для слова "герцог" переспрашивать бы не пришлось.

(обратно)

2

Très bien (франц.) - очень хорошо

(обратно)

3

Un, Deux, Trois (франц.) - один, два, три

(обратно)

4

(обратно)

5

(обратно)

6

Бюстье - предмет женского нижнего белья, изначально представлявший собой бюстгальтер без бретелек, совмещенный с корсетом; предназначен для поддержания груди и уменьшения размера талии. Однако некоторые современные дома моды выпускают платья-бюстье.

(обратно)

7

水を向ける, которое на русский язык дословно переводится "Предлагать воды". Имеются в виду действия жриц храмов, которые во время церемонии вызова духов предлагают им воду. Означаетпровоцировать на ответные действия".

(обратно)

8

Чудовище с зелеными глазами - так Шекспир назвал ревность в трагедии "Отелло". К сожалению, у термина "ревность" нет других литературных синонимов, поэтому для исключения повторения слов в смежных предложениях пришлось использовать его.

(обратно)

9

Зубатка - хищная рыба отряда окунеобразных. Имеет около рта короткие усики.

(обратно)

10

(обратно)

11

釘を刺す, которое на русский язык дословно переводится "Вбить гвоздь". Означает "предостерегать, предупреждать, проявлять осторожность, напоминать о чем-либо". Сходно с выражениями "Завязать на память узелок", "Зарубить на носу".

(обратно)

12

Сорн (Thorn) - в древнем английском языке обозначает "великан, гигант". Соответствует руне Турисаз.

Ил (Эл, Эль, Илу, Элохим, Аллах) - древне-семитское слово, переводимое как "Бог", или "бог". Древнейшее упоминание его находится в древне-сирийских глиняных табличках "Списка богов", где Эл стоит первым и называется "Отцом всех богов".

Сигел (Sigel) - в древнем английском языке - название Солнца. Соответствует руне Совило.

(обратно)

13

Oui (франц.) - да.

(обратно)

14

真実を見る眼が曇る, которое на русский язык дословно переводится "Глаза, которые видят правду, теряют ясность".

(обратно)

15

小耳に挾む, которое на русский язык дословно переводится "Вкладывать в малое ухо". Означает "Услышать краем уха".

(обратно)

16

В исходном тексте фраза такая 唇をへの字に曲げて, что на русский язык переводится "изогнув губы в форме знака ХЭ" (имеется в виду, знак японской азбуки хирагана へ). В перевод решил не вносить, поскольку было бы слишком длинно и непонятно для людей, не знающих японских азбук.

(обратно)

17

Сюжет спектакля аналогичен фильму "Римские каникулы" режиссера Уильяма Уайдера, вышедшим на экраны в 1953 году.

В данном фильме девушка Анна, принцесса маленькой страны, приезжает в Рим с дипломатической миссией. Там она, уставшая от светской жизни, сбегает из посольства и инкогнито гуляет по городу, где знакомится с американским журналистом. После многих приключений молодые люди влюбляются друг в друга, однако Анна вынуждена вернуться к своим обязанностям вопреки возникшему чувству.

Вся третья история данного тома ранобэ также созвучна по сюжету с этим фильмом.

(обратно)

18

Автор называет эту должность 財務卿 - лорд-казначей. Однако такая должность существует в Англии (которую в данном произведении олицетворяет Альбион). Для Тристейна (который является олицетворением северной части Франции и Бельгии) принято более подходящее название должности - Суперинтендант финансов.

(обратно)

19

Англы - германское племя. Происходит с полуострова Ютландия - с территории современной немецкой федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн. Начиная с III века, и особенно интенсивно - в середине V века - в эпоху "великого переселения народов" - племя англов, совместно с соседними племенами саксов, ютов и фризов, переселялись в Британию.

(обратно)

20

Кабуки (歌舞伎) - один из видов традиционного театра Японии. Представляет собой синтез пения, музыки, танца и драмы, исполнители используют сложный грим и костюмы с большой символической нагрузкой.

(обратно)

21

"Золотое правило нравственности" - общее этическое правило, которое можно сформулировать как: "Поступайте по отношению к другим так, как вы хотели бы, чтобы другие поступали по отношению к вам". Известна и отрицательная формулировка этого правила: "Не делайте другим того, чего не хотите себе".

(обратно) (обратно)

Оглавление

  • Предисловие переводчика
  • Иллюстрации
  • История 1: Гостиница "Очаровательная Фея"
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  • История 2: Встреча с пламенем и дружба с ветром
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  • История 3: Тристанийские каникулы
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  • Послесловие автора
  • Приложение. Справочник имен собственных для томов ранобэ с 1 по 5
  •   Имена героев, основанные на именах реальных исторических личностей
  •   Имена героев, основанные на именах персонажей художественных произведений и легенд
  •   Герои, аналоги имен которых разыскать не удалось
  •   Названия, основанные на реальных объектах или событиях
  •   Названия, аналоги которых разыскать не удалось
  •   Календарь
  • Примечания 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

  • загрузка...