КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393966 томов
Объем библиотеки - 511 Гб.
Всего авторов - 165847
Пользователей - 89551
Загрузка...

Впечатления

стикс про Шаргородский: Неживая легенда (Героическая фантастика)

не плохо написано ждем продолжения

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ZYRA про Романов: Бестолочь (Альтернативная история)

Честно сказать, посмотрел обложку и читать сие творение расхотелось. Не в обиду автору.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
DXBCKT про Дудко: Воины Солнца и Грома (Фэнтези)

Насобирав почти всю серию «АМ» (кроме «отдельных ее представителей») я подумал... Хм... А ведь надо начинать ее вычитывать (хотя и вид «на полке» сам по себе шикарный)). И вот начав с малознакомого (когда-то давным-давно читанного) произведения (почти «уже забытого» автора), я сначала преисполнился «энтузиазизма», но ближе к финалу книги он у меня «несколько поубавился»...

Вполне справедливо утверждение о том что «чем старей» СИ — тем более в ней «продуманности и атмосферы» чем в современных «штамповках»... Или дело вовсе не в этом, а в том что к «пионерам жанра» всегда уделялось больше внимания... В общем, неважно. Но справедливо так же и то, что открыв книгу 10 или 20-ти летней давности мы поразимся степени наивности (в описании тех или иных миров), т.к «прошлая» аудитория была "менее взыскательна", чем современная...

Так и здесь — открыв для себя «нового автора» (Н.Резанову), «тут однако» я понял что «пока мне так второй раз не повезет»... Дело в том что данная книга разбита на несколько частей которые описывают «бесконечную битву добра и зла», в которой (сначала) главный герой, а потом и его «потомки» сурово «рубятся» со злом в любом его обличии. Происходящее местами напоминает «Махабхарату» (но без применения ЯО))... (но здесь с таким же успехом) наличествует древняя магия «исполинов», индуиские «разборки» и прочие языческие мотивы»... Вообще-то (думаю) сейчас автора могли бы привлечь за «розжигание религиозной...», поскольку не все «хорошие места» тут отведены отцам-основателям веры...

Между тем, втор как бы говорит — нет «хороших и плохих религий», и если ты денйствительно сражаешься со злом, то у тебя всегда найдутся покровители «из старых и почти забытых божественных сущностей», которые «в нужный момент» всегда придут на выручку. И вообще... все это чем-то похоже на некую «русифицированную» версию Конана с языческим «акцентом»... Мол и до нас люди жили и не все они поклонялись черным богам...

P.S Нашел у себя так же продолжение данной СИ, купленное мной так же давно... Прямо сейчас читать продолжение «пока не тянет», но со временем вполне...

P.S.S... Сейчас по сайту узнал что автор оказывается умер, еще в 2014-м году... Что ж а книги его «все же живут»...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
plaxa70 про Чиж: Мертв только дважды (Исторический детектив)

Хорошая книга. И сюжет и слог на отлично. Если перейдет в серию, обязательно прочту продолжение. Вообщем рекомендую.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
serge111 про Ливанцов: Капитан Дон-Ат (Киберпанк)

Вполне читаемо, очень в рамках жанра, но вполне не плохо! Не без роялей конечно (чтоб мне так в Дьяблу везло когда то! :-) )Наткнусь на продолжение, буду читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Смит: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 2 (Ужасы)

Добавлено еще семь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Хаан: Любовница своего бывшего мужа (СИ) (Любовная фантастика)

Добрая сказка! Читать обязательно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Пленница любви (fb2)

- Пленница любви (пер. Марина Леонидовна Павлычева) (а.с. Монтгомери-6) (и.с. мини-Шарм) 1.07 Мб, 266с. (скачать fb2) - Джуд Деверо

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Джуд Деверо Пленница любви

Пролог

Высокий темноволосый мужчина вышел из кабинета Дэла Мэтисона и в сердцах хлопнул дверью. На его скулах играли желваки. Мгновение он в задумчивости постоял в коридоре, как бы размышляя над тем, что только что услышал, а потом решительным шагом прошел в богато обставленную гостиную Мэтисона.

В комнате у незажженного камина стоял светловолосый незнакомец.

— А, — воскликнул он, заметив вошедшего, — вы, вероятно, тот, кого Дэл нанял, чтобы проводить меня к его дочери.

Темноволосый сухо кивнул. Он выглядел немного смущенным, и его взгляд постоянно метался от одного угла комнаты к другому.

— Я Эшер Прескотт, — сказал блондин. — Дэл разъяснил вам, какова моя роль в экспедиции?

— Нет, — спокойным и ровным голосом ответил темноволосый.

Прескотт достал сигару из коробки на каминной полке и только после этого заговорил:

— У дочери Дэла есть одна склонность, — он помолчал и оглядел темноволосого с ног до головы, — она обладает потрясающей способностью попадать во всякие неприятности. Последние несколько лет Дэл разрешал ей жить своим умом, и она постоянно вляпывалась в переделки. Думаю, вы слышали о Ноле Даллас, репортере? — Прескотт снова помолчал. — Или не слышали? — Он раскурил сигару, ожидая ответа, но темноволосый хранил молчание. — В общем, Мэтисон устал от всего этого и решил силком заставить дочь образумиться. Сейчас она где-то на севере, у своих друзей. — Прескотт брезгливо поморщился. — Бедняжка твердо убеждена в том, что Хью Леньер, человек, в чьем доме она гостит, подбивает индейцев нападать на миссионеров. Это полнейшая нелепость, и Дэл полагает, что ей пора кончать с подобными глупостями.

Прескотт внимательно изучал темноволосого, который не отрываясь смотрел в окно. Дэл сказал, что этот человек проведет его по территории Вашингтон, которую изучил как свои пять пальцев. Еще Дэл сказал, что он знает, как пробраться даже через сельву — непроходимые тропические леса.

— Задача, — наконец продолжил Прескотт, — состоит в том, чтобы забрать дочь Мэтисона из дома Леньера, насильно, если понадобится, и вернуть ее отцу. А по возвращении я планирую обручиться с ней.

Темноволосый тут же перевел взгляд на Прескотта.

— Я не применяю силу к женщинам.

— Да при чем тут это! — отмахнулся Прескотт. — Дочь Мэтисона старая дева, ей уже двадцать восемь. Она объехала весь мир. Путешествует и пишет свои дурацкие душещипательные статьи, и за это время ни один мужчина не заинтересовался ею.

— А вы заинтересовались.

Прескотт зажал сигару в зубах.

— Я хочу иметь все это, — заявил он, обводя рукой комнату. — Дэл Мэтисон богат и могуществен, и все, что у него есть, он оставит своей фригидной дочке с лошадиной физиономией, перезрелой девице, которая считает, будто может спасти мир от зла. Я хочу, чтобы между нами с самого начала не было никаких недоговоренностей. Так как, вы поможете мне или будете мешать?

Темноволосый на мгновение задумался, прежде чем ответить:

— Она станет вашей, если сама этого захочет.

Прескотт улыбнулся, не вынимая сигары изо рта.

— О, она обязательно этого захочет. В ее возрасте она будет рада любому мужчине.

Глава 1

Кристиана Монтгомери Мэтисон сунула руку в ванну, проверяя температуру воды, и принялась раздеваться. Она собиралась понежиться в ванне после продолжительной скачки верхом и долгих часов сидения за письменным столом.

Итак, ее статья закончена, и завтра она отправляется домой. Ей предстоит утомительное путешествие.

Раздевшись, Крис поняла, что не захватила халат, и подошла к большому двустворчатому гардеробу. Открыв правую дверцу, она на мгновение замерла: в гардеробе стоял незнакомый мужчина и таращился на нее.

Крис быстро захлопнула дверцу и повернула ключ. Незнакомец тихо стал стучаться изнутри. Крис шагнула к кровати, намереваясь сдернуть с нее покрывало и прикрыться, но тут распахнулась левая дверца, и из гардероба выскочил еще один мужчина и схватил Крис сзади. Через мгновение незнакомец развернул Крис лицом к себе и прижал ее голову к своей груди. Одной рукой он придерживал ее за обнаженные плечи, а другой — за талию.

— Кто вы?! Что вам надо? — воскликнула Крис в ужасе. Незнакомец был огромным, и она понимала, что любая попытка вырваться обречена на неудачу. — Если вы хотите денег… — начала она, но не договорила, потому что незнакомец вдруг очень сильно прижал ее к себе и стал гладить по голове.

Его пальцы нежно перебирали светлые волосы Крис, и, несмотря на страх, она немного успокоилась. Она даже ухитрилась повернуть голову, чтобы рассмотреть мужчину.

— Выпустите меня, — громким шепотом потребовал человек, запертый в шкафу.

Незнакомец, державший Крис, никак на эту просьбу не отреагировал, он просто продолжал гладить ее по голове левой рукой. Что до его правой руки, то она постепенно опускалась по спине вниз, к ягодицам. Еще ни один мужчина не дотрагивался до обнаженной кожи Крис. Как это ни странно, но ей нравилось прикосновение грубых, мозолистых ладоней незнакомца.

Крис пришла в себя и принялась вырываться, но незнакомец держал ее крепко, хотя боли не причинял. Судя по всему, отпускать ее он не собирался.

— Кто вы? — повторила Крис. — Скажите, что вам надо, и тогда я смогу понять, есть у меня то, что вы ищете, или нет. Денег у меня немного, зато есть браслет, который стоит немало. Отпустите меня, и я отдам его вам. — Крис снова стала вырываться, и незнакомец крепче сжал ее. Раздраженно фыркнув, она замерла. — Если вы хотите взять меня силой, предупреждаю: я буду сопротивляться. Я сдеру с вас кожу на заплатки. — Она попыталась поднять голову, чтобы заглянуть незнакомцу в лицо, но тот не дал ей даже шевельнуться.

«Может, я говорю что-то не то? — спросила себя Крис. — Может, мои слова только подстегнут этого… этого насильника?» Последнее слово ей удалось произнести не сразу, даже мысленно. Хотя Крис и храбрилась, страх все же начал одолевать ее. При этом Крис отдавала себе отчет в том, что незнакомец держит ее как-то не совсем обычно. При других обстоятельствах она бы решила, что он обнимает ее, желая защитить.

— Мы от вашего отца, — наконец услышала Крис глубокий, звучный голос незнакомца. — Нас двое, и мы приехали, чтобы отвезти вас домой.

— Да, я готова ехать домой! Но сначала я должна…

— Ш-ш-ш, — перебил незнакомец Крис и прижал к себе так, будто они были любовниками. — Хотите вы этого или нет, вам придется отправиться в путь немедленно, — сказал он. — Свои разногласия с отцом вы сможете разрешить потом, а сейчас мы отвезем вас к нему. Вы поняли?

— Но статья, которую я…

— Крис, — обратился к ней незнакомец. То, как он произнес ее имя, побудило ее предпринять еще одну попытку заглянуть ему в лицо, но он помешал ей. — Крис, вам придется вернуться к отцу. Я отпущу вас, вы оденетесь, и тогда я освобожу Прескотта из гардероба. Я буду ждать вас снаружи с лошадьми. Берите только то, что понадобится вам в пути. Дорога через непроходимый лес займет несколько дней, поэтому возьмите одежду, которая защитит вас от дождя.

— Через непроходимый лес?

— Пройти можно, и я знаю как. Не забивайте свою очаровательную головку подобными вопросами, просто подготовьтесь к отъезду.

— Я должна передать статью Джону Андерсону, — сказала Крис. Почему-то она совсем не спешила отстраниться от незнакомца, к тому же ее руки уже несколько минут обнимали его за талию.

— А кто такой Джон Андерсон?

— Мой друг и редактор газеты. Именно он первым заподозрил, что Хью продает ружья индейцам.

Незнакомец неожиданно уткнулся лицом ей в волосы. Крис готова была поклясться, что он даже прижался губами к ее макушке.

— Мы поговорим об этом позже, а сейчас пора отправляться в путь. Мы и так задержались. Вам нужно одеться.

Крис ждала, а незнакомец продолжал гладить ее по спине.

— Так вы отпустите меня или нет?

— Вам не холодно?

— Мне ни капельки не холодно. Мне не нравится, что меня похищает неизвестно кто. Я не знаю, действительно ли вас прислал мой отец. Хотя, раз вы с ним знакомы, вы и в самом деле от него. А еще мне не нравится, что я стою в чем мать родила перед совершенно чужим человеком и даже имени его не знаю. Будьте любезны, отпустите меня, чтобы я могла хоть что-нибудь на себя накинуть.

— Хорошо, — произнес незнакомец своим удивительным голосом, но Крис не отпустил.

Она издала возглас, в котором смешались и гнев, и недовольство.

— Тайнан, если ты причинишь ей вред, тебе не поздоровится! — донесся грозный голос из гардероба.

До последнего мгновения мужчина, сидевший в шкафу, вел себя на удивление тихо.

Тот, кого назвали Тайнаном, еще несколько минут держал Крис в объятиях, потом с разочарованным вздохом разжал руки и повернулся к комоду.

Крис сорвала покрывало с кровати, но тут же сообразила, что Тайнан стоит к ней спиной и перебирает всякую мелочь на комоде. Однако в покрывало она все же завернулась и, подойдя к гардеробу, открыла левую дверцу и достала оттуда костюм для верховой езды.

— Мне нужно достать из комода белье, — сказала Крис в спину Тайнану.

Он оказался высок и широкоплеч, у него были темные волосы и совершенно новая одежда. Все новое — от сапог, пистолета и кожаной кобуры, висевшей на бедрах, до коричневого кожаного жилета и синей плотной рубашки.

С той минуты, как Тайнан отпустил ее, он не произнес ни слова, и сейчас, когда ей понадобилось залезть в комод, просто отошел в сторону, при этом его взгляд так и остался прикованным к стене, как будто там было что-то очень интересное.

Доставая белье из ящика, Крис попыталась рассмотреть его лицо, но ей это так и не удалось. Когда она отошла к кровати и стала одеваться, Тайнан просто вернулся на свое место у комода. Крис так спешила, что завязала тесемки корсета узлом, а не бантиком, поэтому ей пришлось потратить несколько минут, чтобы все исправить.

— Готово, — объявила она, одевшись и ожидая, что Тайнан повернется.

Но тот не повернулся. Он подошел к гардеробу и отпер дверцу. Из шкафа появился высокий блондин и уставился на Крис.

— Помогите ей собрать вещи. Я буду ждать вас снаружи, — сказал Тайнан и, прежде чем Крис поняла, что он делает, выпрыгнул в окно.

Она же осталась наедине с блондином. На мгновение повисла неловкая тишина, затем блондин улыбнулся и шагнул к ней. Он был очень красив. Его голубые глаза искрились, а улыбка была способна растопить сердце самой неприступной красавицы.

— Я Эшер Прескотт. Прошу прощения за то, что здесь произошло, — сказал он, указывая на гардероб. Судя по выражению его лица, никакого сожаления он не испытывал, а, напротив, выглядел весьма довольным. — Мы действительно прибыли от вашего отца. Наша задача — вернуть вас домой, невзирая на ваши возражения. Ваш родитель очень беспокоится о вас.

Крис слабо улыбнулась.

— Все это в духе дорогого папочки. Я поеду с вами. Я и сама собиралась домой. Но мне нужно кое-что взять с собой.

Крис принялась собирать с комода туалетные принадлежности и обнаружила, что Тайнан брал в руки ее зеркальце. Взяв его и поставив перед собой, она поняла, что он наблюдал за ней, пока она одевалась.

В первую секунду она разозлилась, но потом улыбнулась, положила зеркальце в саквояж, который вытащила из гардероба, и подошла к письменному столу, чтобы собрать бумаги и документы по Хью Леньеру.

Секунду подумав, Крис быстро села за стол и написала Хью короткое письмо, в котором объясняла причину срочного отъезда.

Глава 2

Крис вылезла в окно вслед за Эшером Прескоттом. Снаружи, у деревьев, их ожидали две лошади.

— Мисс Мэтисон, — заговорил мистер Прескотт, — позвольте выразить свое удовольствие от…

— Оставь свои ухаживания на потом, — раздался голос, который Крис сразу же узнала. Она перевела взгляд и увидела Тайнана. Он сидел верхом и прятался за деревьями. — Надо выбираться отсюда. Поехали.

Крис и Эшер подчинились ему без каких-либо возражений.


Всю ночь и весь следующий день Крис и Эшер ехали рядышком. Они двигались мимо огромных деревьев в несколько обхватов, мимо крохотных деревушек, населенных индейцами и белыми, мимо лагерей лесорубов. Они продвигались на юго-восток, стараясь попадаться на глаза как можно меньшему количеству народа. Они шли по таким узким тропкам, что лошадей приходилось вести в поводу. Возглавлял их отряд Тайнан. Он разведывал тропу, обходил густонаселенные районы. Остановились они только один раз.

Тайнан тихо свистнул, мистер Прескотт рукой придержал Крис и прошел к Тайнану, чтобы выяснить, в чем дело. Вернувшись, он сообщил, что впереди расположилась на отдых партия лесорубов, поэтому им придется подождать, пока они не уйдут.

Эшер достал из седельной сумки вяленое мясо и флягу и протянул все это Крис.

Она спешилась и, сев, привалилась к стволу дерева. Ее тело ныло от усталости.

— Кажется, с этим вашим Тайнаном что-то не в порядке, — сказала она Эшеру, наблюдая за блондином из-под полуопущенных ресниц. Наилучший способ получить информацию — это сделать вид, будто тебе эта информация не нужна. — Думаю, у него лицо изуродовано шрамами или как-то еще обезображено, иначе он бы не прятал его.

— Он вовсе не мой, — оскорбленно заявил Эшер. — Если он и чей-то, то только вашего отца. Он нанял его.

— А вам известно, почему мы идем через девственный лес? — спросила Крис, решив сменить тактику. — Это же кружной путь и ужасно долгий.

— Абсолютно верно, — проговорил Эшер, глядя куда-то в сторону.

Крис уже несколько лет работала репортером и брала у людей интервью. За это время у нее развилось своего рода шестое чувство, которое помогало определять, когда кто-то врет. Что касается мистера Прескотта, то он, возможно, не врал в прямом смысле слова, а просто не говорил всей правды.

Прежде чем Крис успела задать следующий вопрос, из-за деревьев раздался свист, и Прескотт послушно, как выдрессированная собака, поднялся с земли и стал собирать вещи.

— Скажите, а кто-нибудь видел лицо этого мистера Тайнана? — спросила Крис, садясь в седло.

Эшер устремил на нее изумленный взгляд.

— А почему он вас так заинтересовал?

Крис наблюдала за тем, как Эшер взбирается на лошадь. Судя по всему, он больше привык передвигаться в комфортной коляске, чем верхом.

— Профессиональное любопытство. Вам известно, почему мой отец нанял этого человека? У него, что, есть верительные грамоты, гарантирующие, что он проведет нас?

Эшер наконец-то уселся в седло и пожал плечами:

— Думаю, он бывал здесь раньше. Он странный человек. Кажется, совсем не любит людей, всегда раскладывает свою скатку за пределами лагеря, предпочитает ехать в одиночестве и не любит вести разговоры. Спросите его о чем-нибудь, что касается его самого, и он вам не ответит. Интересно, где ваш отец откопал его?

— Зная моего отца, вряд ли кто-либо захочет узнать всю правду о том, что он делает, — еле слышно проговорила Крис.

Когда она доберется до дома, она напрямик выскажет отцу все, что думает об этом дурацком похищении.

На закате они снова услышали свист. Эшер опять остановил Крис и проехал вперед, а потом вернулся с двумя свежими лошадьми.

— Вы, случайно, не предложили ему устроить привал? — спросила Крис, пересаживаясь на другую лошадь.

— Предложил, естественно, — ответил Эшер. Блондин выглядел очень уставшим, и Крис подумала, что он в отличие от нее не привык к долгим переходам. — Но нам нужно двигаться вперед. Тай хочет побыстрее добраться до границы леса. Он говорит, что у нас для отдыха будет целый день, когда мы выберемся из леса.

— Тай, — тихо повторила Крис.

Следующие несколько часов они ехали трусцой, и Крис все время гадала, что же это за таинственный человек, который вдруг возник у нее в комнате, подержал в объятиях, понаблюдал, как она одевается, а потом повел их через населенный духами, по утверждениям индейцев, лее. И почему отец нанял его? И кто такой Прескотт? Совершенно ясно, что он знает эти территории не лучше, чем она, однако его все же включили в команду. Что же, черт побери, задумал отец?

Они ехали всю ночь, и у Крис была масса времени на поиск ответов на все вопросы, которые не давали ей покоя и помогали не чувствовать чудовищной усталости, навалившейся после того, как они без сна провели в седле последние два дня и две ночи.

Временами Крис начинала засыпать в седле и дважды чуть не свалилась на землю. Однажды ей показалось, что она заметила огонек между деревьями. Поморгав, Крис пригляделась и поняла, что это такое. Это был костер, разложенный для них.

«В противном случае Тай не подпустил бы нас так близко к нему», — еле слышно сказала она себе.

— Мистер Прескотт, — окликнула она Эшера, который кулем сидел в седле и, вероятно, дремал. Тот тут же встрепенулся. — Посмотрите вперед.

В них будто вдохнули новые силы, и они, пришпорив лошадей, поскакали. Крис не могла думать ни о чем, кроме того, что сейчас она спешится и уляжется спать. Она даже на ходу принялась расстегивать ремешки, которые удерживали скатку на седле.

Когда они остановились, Крис сбросила скатку на землю, спрыгнула с седла, разложила постельные принадлежности, улеглась и мгновенно заснула.

Крис не знала, сколько она проспала до того момента, пока что-то не разбудило ее. Она подняла отяжелевшие веки. Было еще темно, но посветлевшее небо свидетельствовало о том, что близится рассвет. Крис удалось разглядеть силуэт мужчины в широкополой шляпе. Двигаясь абсолютно бесшумно, мужчина расседлывал лошадей, поил их и задавал им корм.

Крис наблюдала за ним в полудреме. Не проснулась она полностью и тогда, когда он подошел к ней.

Наклонившись, он поднял ее на руки. Его действия показались Крис естественными. Она сонно улыбнулась и прижалась к нему.

— Вы лежите на одеяле, — сказал он своим удивительным голосом. — Так вы замерзнете.

Крис кивнула, а он откинул одеяло, уложил ее на подстилку и стал укрывать. Когда он подтыкал одеяло ей под спину, Крис щекой ощутила его дыхание и, не открывая глаз, опять улыбнулась. Ей стало покойно, как после отцовского поцелуя перед сном.

— Спокойной ночи, Тай, — прошептала она и снова заснула.

А проснулась Крис, когда было уже совсем светло. В первое мгновение ей показалось, что она попала в сон — все вокруг выглядело как в сказке. Солнце не могло пробиться через кроны устремленных ввысь высоченных деревьев, серо-зеленый мох напоминал бескрайний мягкий ковер. Создавалось впечатление, будто это край земли.

Хотя рядом глубоким сном спал мистер Прескотт, Крис все равно казалось, что она единственный живой человек на свете.

Она медленно встала и потянулась. В зачарованном лесу царила полнейшая тишина. Зеленый ковер пересекала тропка, вернее, не тропка, а полоска примятого мха. Вечером они пришли на это место справа, поэтому Крис решила посмотреть влево.

И сразу ощутила странное одиночество, как будто она находится в сотнях миль от человеческого жилья, хотя лагерь был всего в нескольких футах от нее. Она прошла несколько ярдов по пружинистому ковру из мха и услышала впереди еле слышный плеск воды.

Через еще несколько ярдов она увидела стремительный ручей, который обтекал огромные валуны, поросшие черным мхом. Неожиданно Крис вспомнила о ванне, которую приготовила для себя два дня назад, но которой так и не смогла насладиться. Она с сожалением подумала о горячей воде, в которой ей так и не удалось понежиться. Разве мужчины не могли посидеть в шкафу и подождать, пока она искупается? Конечно, могли, если бы она не открыла дверцу шкафа. «Сидели бы там и наблюдали за мной», — поморщившись, подумала Крис, сбегая к воде.

Сейчас все ее мысли занимала возможность помыться. Она быстро сорвала с себя одежду и зашла в воду, которая оказалась такой ледяной, что у Крис перехватило дыхание. Но желание смыть с себя грязь пересилило страх перед холодом. Крис спряталась за груду валунов, чтобы мужчины, если им вдруг вздумается прийти из лагеря, не увидели ее.

Она уже заканчивала, сожалея о том, что поступила импульсивно и не захватила с собой полотенце, когда услышала чей-то свист. Крис подняла голову и увидела, что по тропке спускается мистер Прескотт. Поспешно выбравшись из ручья, она схватила свою одежду и бросилась в лес, но налетела на Тайнана.

Мгновение они ошеломленно таращились друг на друга, не в силах вымолвить ни слова. Буйная растительность глушила все звуки, поэтому человек мог передвигаться по лесу совершенно бесшумно и незаметно.

Тайнан машинально обнял Крис, а потом отступил от нее на несколько дюймов.

— Мисс Мэтисон, я узнал бы вас везде, — с улыбкой сказал он.

Вскрикнув, Крис отпихнула его и, забежав за дерево, принялась дрожащими руками натягивать на себя одежду.

— Вообще-то, мисс Мэтисон, вода слишком холодная для купания, — добавил он, пряча улыбку. — Я понимаю, почему вы пошли купаться, но все же в следующий раз сначала предупредите меня. Я не хотел бы, чтобы вы простудились.

Крис не нашлась, что ответить на это. Весь вчерашний день, пока длилась эта бесконечная тряска на лошадях, она строила всяческие фантазии насчет этого таинственного мужчины и уже почти поверила в то, о чем спросила у Эшера, — в то, что его лицо обезображено и он не хочет показываться людям на глаза. Однако, когда они столкнулись, за несколько секунд она успела увидеть очень многое. В частности, что он чрезвычайно красив. Он выглядел очень мужественным, у него были благородные черты, идеальной формы губы, ярко-голубые глаза и волевой подбородок. Черные волосы завивались в колечки над воротником рубашки, которая была такого же цвета, что и его глаза.

Одевшись, Крис вышла из-за дерева. Тайнан ждал ее, сидя на земле спиной к ней.

В своих фантазиях она воспринимала этого человека совсем в другом свете, она даже пришла к выводу, что им двигала отеческая забота, когда он прошлой ночью подтыкал ей одеяло. В реальности же оказалось, что в нем нет ничего отеческого.

Крис подошла к нему, но он не обернулся. Тогда она обошла его и встала перед ним. Он не поднял головы, продолжая изучать свою широкополую шляпу. Крис села напротив.

А Тайнан так и остался сидеть с опущенной головой.

— Я хочу извиниться, мисс Мэтисон, — тихо проговорил он. — Как-то уж получается, что я обнимаю вас, когда совсем не желаю этого. Мы с вами все время сталкиваемся при необычных обстоятельствах. Я не хочу, чтобы у вас сложилось неверное представление обо мне. Меня нанял ваш отец, чтобы я вытащил вас из неприятной истории и доставил домой. И я не выйду за границы своих полномочий.

Глава 3

Крис сидела напротив Тайнана, разглядывала тулью его шляпы и размышляла о странности ситуации. Этот человек дважды выставил ее полной дурой, трижды подержал в своих объятиях — причем в двух случаях она была голой, — и похитил, заявив при этом, что его не волнуют ее желания, а она чувствует себя так, будто должна утешать его.

Крис робко протянула руку и дотронулась до его руки. Неожиданно она заметила у него на запястье красную полосу ободранной кожи. Эта полоса была почти не видна под манжетой рубашки.

— Вы поранились, — забеспокоившись, сказала Крис.

Тайнан тут же вскочил и, не дав Крис вымолвить ни слова, почти бегом пошел прочь. Подойдя к ручью, он окликнул Прескотта.

— Она тут, — услышала Крис.

В следующее мгновение Тайнан появился уже вместе с Прескоттом. Он вел его за собой, причем с таким видом, словно тот был отбившейся от стада скотиной. Крис уже успела немного узнать Тайнана и не сомневалась, что в его голосе звучит фальшь.

— Мисс Мэтисон, вы, кажется, знакомы? Он друг вашего отца и намерен сопровождать нас, пока мы будем медленно пробираться через лес. Эш, почему бы тебе не взять мисс Мэтисон на рыбалку? Ведь нам нужна свежая еда. А потом вы могли бы набрать дров для костра. — Он легонько подтолкнул Прескотта к Крис.

Эшер улыбнулся ей и протянул руку, чтобы помочь подняться.

— Мисс Мэтисон, вы пойдете со мной на рыбалку? Я слышал, в этих водах водится лосось.

Все это страшно озадачило Крис. Ей совсем не хотелось проводить время с мистером Прескоттом, однако у нее, кажется, не было выбора. Вероятно, эти двое спланировали все без нее.

Она посмотрела на Тайнана, но тот стоял так, что она не могла видеть его лицо.

— Что ж, ладно. Рыбалка — это тоже неплохо, — сказала она и взяла мистера Прескотта за руку.

К тому моменту, когда она встала и отряхнулась, Тайнан уже успел исчезнуть за деревьями.

Вместе с Эшером вернувшись в лагерь, Крис обнаружила, что за время ее отсутствия у них появились новые припасы, а также два мула.

— Ну что, пошли, мисс Мэтисон? — позвал ее мистер Прескотт, протягивая ей удочку.

Эшер повел ее туда же, откуда они пришли. Миновав валуны и то место, где Крис купалась, они остановились.

— Думаю, это неплохое место для первой попытки, — проговорил Прескотт.

— Это ваша идея или мистера Тайнана?

Эшер улыбнулся:

— Думаю, он никакой не мистер. Сомневаюсь, что у него есть фамилия. И вообще давайте не будем говорить о нем. Я слышал, вы работали в газете. Это правда, что вы — знаменитая Нола Даллас?

— Нола Даллас — это мой рабочий псевдоним, — холодно сказала Крис, умелым движением забрасывая удочку.

Она всю жизнь прожила в Вашингтоне и рыбачила с детства.

Эшер не смог скрыть своего изумления.

— Я не хотел вас обидеть, просто, читая ваши статьи, я представлял вас значительно старше… или даже мужчиной. Вы действительно делали все то, о чем писали?

— Абсолютно.

— И даже выступали в кордебалете? На сцене? В розовом трико?

Крис улыбнулась своим воспоминаниям.

— И добилась того, что меня выгнали во втором акте. Я неважная танцовщица.

— Да какая разница, хорошая вы танцовщица или нет, если вы смогли претворить в жизнь те самые реформы!

Крис улыбнулась. Ее отношение к Прескотту немного смягчилось.

— Скажите, мистер Прескотт, почему мой отец выбрал именно вас для этой спасательной экспедиции? На его месте я бы выбрала того, кто знает этот лес.

— Это работа Тайнана. Он обязан заботиться о лошадях и о пропитании и обеспечивать безопасность.

— А для чего же тогда вы?

Эшер чрезвычайно мило ей улыбнулся:

— Моя единственная задача — сделать это путешествие приятным для вас.

— Понятно, — проговорила Крис, устремляя взгляд на воду. На самом деле она ничего не поняла. — Мистер Прескотт, а чем вы зарабатываете себе на жизнь?

— Прошу вас, называйте меня Эшем. И давайте перейдем на ты. Ведь мы познакомились с вами не в парадной гостиной.

Крис почувствовала, что краснеет, когда вспомнила, при каких обстоятельствах познакомилась с этим человеком.

— До прошлого года у меня была собственная лесопилка к югу отсюда, но потом она сгорела, и я лишился всего.

Крис бросила на Прескотта быстрый взгляд и обнаружила, что у него на щеках играют желваки. Видимо, он еще не смирился с потерей своего бизнеса.

— Но ты ведь открыл новое дело? — сказала она, вложив в свои слова сочувствие.

— Все, что я имел, было вложено в лесопилку, и когда она сгорела, у меня ничего не осталось. — Он помолчал. — Даже кредита, — чуть тише добавил он. — Но зато у меня есть надежда, что судьба переменится ко мне и вскоре все наладится. Смотри! Кажется, у тебя на крючке рыба! Давай помогу.

— Я справлюсь сама, — сказала Крис и принялась подтягивать леску.

Действительно, у нее на крючке висел лосось. В течение следующего получаса Крис вытащила из воды с полдюжины довольно крупных рыбин, а Эш — всего две крохотные.

Прескотт добродушно посмеялся над тем, что кормильцем и добытчиком оказалась именно она, и они вернулись в лагерь.

В лагере горел костер. Крис решила, что его для них развел Тайнан, но самого его нигде не было.

— Мне хотелось бы обсудить с вами кое-что, мистер… Эш, — сказала Крис после того, как умело очистила и выпотрошила рыбины и нанизала их на прут. — Я хотела поговорить с тобой и с мистером Тайнаном, но вас двоих, кажется, невозможно собрать вместе. Поводом для моего появления в доме Хью Леньера послужило мое желание расследовать слухи о том, что Леньер замешан в каких-то нехороших делах и…

— Нехороших? — перебил ее Эшер, который сидел привалившись к дереву. — Думаю, это слишком резкая оценка.

— А я так не думаю и сомневаюсь, что так подумают и мои читатели. Хью Леньер захотел заполучить участок, принадлежащий восьми миссионерам. Они отказались продать его ему, и он закупил ружья, нанял пять белых, нарядил их в индейское платье и приказал им убить миссионеров. Если это не зло, тогда я не знаю, что это. — Как всегда, когда речь заходила о несправедливости сильных мира сего, Крис распалялась.

— Но если это только слухи…

— Это действительно были только слухи. А я должна доказать, что все это правда. Между прочим, у меня есть счет на купленные ружья. Я даже сама слышала, как Леньер разговаривал с одним из индейцев и…

— Сама слышала? — воскликнул Эшер. — Ты хочешь сказать, что подслушивала?

— Естественно. Я надела зеленое платье и спряталась в кукурузе. Но главная задача заключается в том, чтобы доставить мои сведения газетчику, который послал меня на это задание. По моим прикидкам, мы находимся точно к западу от конторы Джона. Мы должны выйти в путь завтра утром.

Крис внимательно наблюдала за Эшером, который теребил ленту на своей шляпе.

— Крис, я сомневаюсь, что твой отец обрадуется, если ты будешь носиться по стране и обвинять людей в… в том, в чем ты обвиняешь Леньера. Может, когда мы вернемся к нему, он сам переправит твои материалы газетчику? А пока, полагаю, будет лучше, если ты останешься здесь, в безопасности.

Крис секунду пристально смотрела на него. Она выросла с человеком такого же типа и работала с людьми такого типа. Прескотт твердо уверен, что она ошибается, и ничто не сможет поколебать его в этой уверенности.

— Кажется, рыба готова, — тихо проговорила Крис.

Прескотт тут же улыбнулся ей той улыбкой, которой всегда одаривают женщин мужчины-победители. Она улыбнулась ему в ответ, но ее улыбка была сдержанной и не зажгла в глазах огонек радушия.

Они приступили к еде, и Крис завела с Прескоттом легкую, ничего не значащую беседу. За все время они ни разу не коснулись ее планов передать статью Джону Андерсону.

Сразу после еды Крис встала.

— Схожу поищу мистера Тайнана, — с деланным равнодушием сказала она и пошла по тропинке к ручью.

— Крис, на твоем месте я бы этого не делал, — предупредил ее Эшер. — Если бы этот человек захотел, он бы сам пришел сюда. Уверен, что он вполне способен себя прокормить. Думаю, тебе следует сесть и подарить мне радость твоего общества.

Больше всего в жизни Крис ненавидела, когда ей говорят, что следует делать. И именно это и стало источником всех ее проблем с отцом. Он никогда не пытался уговорить или урезонить ее, он просто безапелляционно заявлял, что так для нее будет лучше, и ожидал от нее слепого послушания.

Крис лучезарно улыбнулась Эшеру.

— И все же я поищу нашего хозяина, — проговорила она и быстро пошла вниз по тропинке, не дав Эшеру возможности возразить.

Секунду спустя она услышала, как тот ломится через заросли следом за ней. Она мысленно поблагодарила мать и предков по материнской линии, от которых унаследовала маленький рост, и, перепрыгнув через поваленное дерево, спряталась в зарослях папоротника. Когда Прескотт прошел мимо, Крис дождалась, чтобы стихли его шаги, и, прячась за зарослями, пошла дальше. Через десяток шагов она обнаружила, что поваленные деревья и свисающий отовсюду мох сделали лес непроходимым, и была вынуждена вернуться к тропе и пойти фактически следом за Прескоттом. Поднявшись на невысокий холм, Крис его увидела. Хмурый и встревоженный, он стоял у самой воды. Удовлетворенно улыбнувшись, Крис продолжила свой путь по тропе.

Вскоре лесная растительность отсекла от нее все звуки. Непроходимый лес навевал на человека странное ощущение одиночества. Все вокруг было зеленым, но зеленый цвет имел сотни различных оттенков — серого, синего, черного, изумрудного. И все вокруг было мягким. Крис провела рукой по упавшему стволу, на котором успел вырасти собственный лес в миниатюре, и улыбнулась.

Тут и там на фоне зелени выделялись причудливые конструкции из мха и прогнивших стволов, которые при падении зацепились за что-то и так и не рухнули на землю. Тишина стояла такая, что Крис отчетливо слышала собственные шаги.

Тропа сделала резкий поворот, и Крис ахнула от неожиданности, потому что увидела спящего Тайнана. Рядом с его головой лежал ранец, а под ним было расстелено одеяло. Он спал крепким и безмятежным сном и выглядел очень молодым. Крис снова поразилась его удивительной красоте. Ей безумно захотелось сесть рядом и смотреть на него. И она не стала противиться этому желанию.

Она села, и через несколько мгновений Тайнан шевельнулся и открыл глаза.

— Крис, — со слабой улыбкой проговорил он и смежил веки. Еще через секунду он резко сел, поспешно нахлобучил шляпу на голову и посмотрел на девушку. — Мисс Мэтисон, я думал, вы рыбачите с Прескоттом.

— Мы рыбачили, пока я не наловила много рыбы. Прескотт сказал, что этого хватит, и предложил вернуться в лагерь. А потом я сбежала от него и пошла искать вас. Как вам спалось? Вы заслужили отдых после двух бессонных ночей И двух дней пути, когда вам приходилось заботиться о нас.

Тайнан напоминал сонного мальчишку. Он принялся тереть глаза, и Крис увидела, что у него воспалено не одно, а оба запястья. Еще она разглядела синяк под правой скулой и не до конца зарубцевавшийся порез над глазом.

— Почему бы вам не вернуться в лагерь и не присоединиться к нам? У нас там полно рыбы. Вы ели?

— Да, спасибо. Но вам следует вернуться в лагерь. Прескотт наверняка очень волнуется. — Тайнан встал. — А мне надо работать. Я должен разведать тропу. Уверен, с тех пор, как я был здесь в последний раз, ее перекрыли упавшие деревья.

— А когда, мистер Тайнан, вы были здесь в последний раз?

— Зовите меня просто Тайнан, без всяких там мистеров, и на ты, — предложил он с таким видом, будто она только и делала, что обращалась к нему «мистер».

Крис встала и приблизилась. Он повернулся к ней спиной, снял шляпу и провел рукой по волосам, которые выглядели влажными. «Интересно, — спросила себя Крис, — а он когда-нибудь моется?» Манжета его рубашки была расстегнута, и, когда рукав чуть-чуть задрался вверх, она увидела, что все мышцы его предплечья и вены четко обрисованы под кожей и буквально обтянуты ею. Создавалось впечатление, что он какое-то время голодал.

— Я не хочу стать причиной неприятностей, потому что знаю, что ты выполняешь работу, для которой тебя нанял мой отец, но… — Она замялась, силясь назвать его по имени. — Но, Тайнан, думаю, хороший обед тебе не повредит, и я настаиваю, чтобы ты пошел со мной. А если не пойдешь, обещаю, я сделаю наше путешествие невыносимым.

Тайнан открыл было рот, чтобы что-то сказать, но тут же закрыл его и. усмехнулся — и Крис ощутила, как у нее подгибаются колени. В одно мгновение все его лицо осветилось внутренним светом, и в голове Крис возникла мысль, что этот мужчина способен заставить любую женщину на свете делать то, что ему нужно.

— Не могу устоять против такого приглашения. Я приду вслед за тобой.

— Нет, мы пойдем вместе. Скажи, а зачем ты бывал здесь раньше? Кто проделал эту тропу?

— Тебе понравилось рыбачить с Эшем? Кажется, он очень приятный человек. Всю дорогу он всячески помогал мне, не отказывался ни от какой работы. Он мастерски управляется с лошадьми, и у всех, кого мы встречали по пути, вызывал только симпатию. Подозреваю, что и у тебя тоже.

— Гм, да, — неуверенно проговорила Крис. — А как ты познакомился с моим отцом?

— Эш знает твоего отца многие годы. Удивительно, что ты никогда не встречалась с ним. Отец Эша трудился на востоке и сколотил немалое состояние. Думаю, Эш с ним одного поля ягода.

Крис озадаченно посмотрела на Тайнана. О чем, черт побери, он говорит? Но Тайнан лишь спокойно улыбался ей. Эта улыбка не вызвала у нее никаких эмоций. Крис стало интересно, часто ли Тайнан использует свою улыбку, чтобы пресечь попытки женщин заговорить о том, что он не желает слушать, или задать вопрос, на который он не хочет отвечать.

Крис улыбнулась ему в ответ. Если бы Тайнан хорошо знал ее, он бы по блеску в ее глазах понял, что она приняла вызов. Итак, Крис задалась целью выяснить, кто такой этот Тайнан — человек, которого называют не по имени и не по фамилии.

Глава 4

— Мне нужно поговорить с тобой, — сказала Крис, как только Тайнан устроился у костра и приступил к еде.

Она сообщила ему то же, что и Эшеру, — что Леньер причастен к убийству миссионеров. Тайнан не перебивал ее и вообще не издал ни звука, пока она рассказывала.

Когда она закончила, он облизнул пальцы.

— А теперь расскажи мне то, что осталось за скобками, — попросил он.

Его проницательность изумила Крис.

— Ладно, — с улыбкой согласилась она. — Дело в том, что мистер Леньер был чрезвычайно любезен со мной, пока я гостила у него в доме, и его жена проявила исключительное дружелюбие, поэтому меня мучили угрызения совести при мысли, что нужно рассказать миру о преступлениях мистера Леньера. Естественно, все, что я расскажу, будет правдой, до последнего слова, но когда статью напечатают в газете, боюсь, жизнь мистера Леньера немного… гм… изменится.

— Не говоря уже о длине его шеи, — добавил Тайнан, глядя на Крис.

— Поэтому я оставила ему письмо, в котором рассказала, какие действия собираюсь предпринять.

Тайнан довольно долго молчал.

— Значит, как только мы выйдем из леса, нас будут поджидать люди Леньера с ружьями наперевес или, возможно, с пушками — в общем, с чем-нибудь, что помешает статье попасть в прессу.

Крис выдавила из себя робкую улыбку.

— Да, наверное, так. — Неожиданно выражение ее лица изменилось. — Но есть вещи, которые я должна сделать. Я должна была дать мистеру Леньеру шанс сбежать, и я должна передать эту статью в газету. Ты понимаешь меня?

Тайнан встал.

— Я понимаю, что мужчина должен делать то, что должен. Вам, мисс Мэтисон, требуется помощь, а я не тот, кто может предоставить ее вам. Главным в экспедиции является Прескотт. Я всего лишь проводник. Я выполняю приказы и все. Спасибо за рыбу, мэм, теперь мне нужно разведать тропу. — Он собрался уйти, но вдруг обернулся. — На твоем месте я бы не ходил один, — добавил он.

Он поднял деревяшку и, прицелившись, швырнул ее. Деревяшка пролетела справа от Крис, ударилась о сплетение вьющихся по земле лиан и в следующее мгновение исчезла. Тайнану не понадобилось что-либо разъяснять. Шаг в сторону от тропы грозит падением в глубокие ямы, скрытые густой растительностью.

После этого он ушел и оставил Крис в одиночестве.

Секунду она мысленно проклинала весь мужской род.

— Женщины тоже должны делать то, что должны, мистер Тайнан, — сказала она ему вслед и принялась собирать дрова для костра.

Крис больше не покидала лагерь. Когда вернулся Эшер, она поговорила с ним, однако Хью Леньера не упомянула. Когда вернулся Тайнан, Крис попыталась поймать его взгляд, но тот упорно не желал смотреть на нее. Тогда она стала уделять повышенное внимание Эшеру и делать вид, будто с восторгом впитывает каждое его слово. На самом же деле она прикидывала, как сбежать от этой парочки. Редакция газеты Джона Андерсона располагалась примерно в четырех милях от того места, где они вошли в лес. Если ей удастся раздобыть лошадь и пройти по тропе, то в город она попадет до заката. А если ей повезет, то она сможет вернуться еще до того, как ее хватятся.

Крис встала.

— Я немного прогуляюсь, — сказала она Эшеру.

— Я пойду с тобой.

— Нет, спасибо, — покачала она головой, одаривая его ласковой улыбкой. — Мне нужно ненадолго удалиться. — Она многозначительно округлила глаза. — По женским надобностям. — Женские таинства всегда останавливали таких мужчин, как Эшер Прескотт.

— Да, конечно, — вежливо согласился он.

Крис прошла мимо Тайнана и, спрятавшись в подлеске, дождалась, когда мужчины уйдут из лагеря. Никто не умел быстрее ее седлать лошадь. Бедное животное било копытом и нервничало.

— Успокойся, мальчик мой, — шептала Крис жеребцу, — нам предстоит хорошая скачка.

— А куда, мисс Мэтисон?

Крис резко обернулась и увидела Тайнана.

— Я собираюсь отвезти свою статью Джону Андерсону, и, если ты попробуешь остановить меня, тебе придется связать меня и стеречь днем и ночью. Ты не сможешь глаз сомкнуть и…

— Все понятно, — перебил ее Тайнан, и Крис увидела, что он с трудом сдерживает смех. — Как далеко этот Андерсон?

Крис на мгновение затаила дыхание.

— Если скакать быстро, то я смогу вернуться к закату.

— А как ты намерена разбираться с людьми Леньера? Что, если они поджидают тебя у границы леса?

— Я поскачу во весь опор и буду молиться, чтобы меня не подстрелили.

Тайнан пристально посмотрел на нее, потом достал из кобуры револьвер и проверил, заряжен ли он.

— Наверное, я смогу помочь. В какой стороне этот город?

Крис села верхом на лошадь.

— К юго-востоку от границы леса. Редакция Джона в третьем здании справа.

Тайнан оседлал своего жеребца.

— Как только мы доставим статью, Леньер вытащит винтовку и отберет ее. У тебя есть чистая бумага? Почему бы тебе не переслать какое-нибудь письмо через службу доставки — если таковая имеется, — а потом заехать в редакцию и поболтать с миссис Андерсон?

— Гм… да, из этого может что-то получиться, — согласилась Крис, удивленно глядя на Тайнана. — Только никакой миссис Андерсон не существует, у Джона есть сестра, которая замужем за городским доктором.

— Еще лучше, — сказал Тай, запрыгивая в седло. — Ты умеешь ездить верхом?

— Я поскачу, куда бы вы ни сказали, — надменно заявила Крис, но вскоре усомнилась в истинности своих слов.

Тайнан понесся таким галопом, что стало страшно не только Крис, но и ее лошади. Они скакали через опасный лес, и Крис изо всех сил напрягала мышцы рук, чтобы удержать испуганное животное.

На границе леса Тайнан шаг не замедлил, он с той же скоростью понесся по дороге. Крис ожидала, что как только они появятся на открытой местности, у нее над головой засвистят ружейные пули, однако пока вокруг стояла тишина. Наконец Тай остановил своего жеребца и повернулся к Крис.

— Мы едем объездной дорогой. Наверняка они поджидают нас в городе. Я провожу тебя до фрахтовой конторы, и ты останешься там, пока я не вернусь. Я же тем временем отвезу статью докторской жене. Твою лошадь я оставлю на задах фрахтовой конторы. Когда увидишь, что я скачу мимо конторы, беги на задний двор, садись в седло и скачи во весь опор. Я буду прикрывать тебя. Сумеешь?

— Да, — ответила Крис, придерживая лошадь. — Но если они поймают тебя со статьей?..

— Не беспокойся за меня, твоя главная забота — выполнять мои приказы. Мое недовольство тобой будет пострашнее пуль Леньера.

— Слушаюсь, сэр! — Крис с улыбкой отдала ему честь.

Тайнан усмехнулся, пришпорил жеребца, и они продолжили свой путь на юго-восток.

Они остановились на окраине нового, еще недостроенного городка, где единственная улица представляла собой просто полосу утрамбованной земли. Тайнан замер, оглядывая город, потом обратился к Крис:

— Думаю, они уже здесь.

— А как ты узнал?

— Слишком много мужчин, которые ничем не занимаются и просто глазеют по сторонам, но руки держат на спусковых крючках. Они кого-то высматривают. Давай сюда статью. — Засунув стопку листков за пазуху, он спросил: — Готова? Помнишь, что тебе надо делать?

— Вообще-то это не так уж и сложно.

— Зато жизненно важно. Поехали.

Тайнан двинулся задами и старался держаться поближе к домам. Когда из-за дома появился фургон, он мгновенно обхватил Крис за плечи и почти прижал к своему седлу.

— Опять тошнит, дорогая? — громко проговорил он. — Так всегда бывает, когда носишь первого ребенка.

Как только фургон проехал, Тайнан оттолкнул Крис от себя. «Ну и реакция у него», — подумала она.

— Жди здесь, — сказал он, когда они подъехали к фрахтовой конторе.

Перед зданием была построена погрузочная платформа, над которой возвышалась рампа. Над воротами висел крюк лебедки. Сидя верхом, Крис терпеливо ждала. Она вздрагивала от малейшего шума. Вся ее храбрость вдруг куда-то улетучилась.

— Вот она, — услышала она голос Тайнана, который шел по рампе вместе с каким-то мужчиной. — У нее уже ни на что не осталось сил. — Прежде чем Крис успела вымолвить хоть слово, Тай стащил ее с седла и усадил на край рампы. — Это первая беременность, она еще не привыкла к тому, что ее тошнит. Вы не против, если я оставлю ее здесь на некоторое время, а сам съезжу за доктором?

— Конечно. У меня своих восемь. Только не думаю, что доктор чем-то поможет. Просто нужно дождаться, когда этот период закончится.

Тайнан едва не задушил Крис в своих заботливых объятиях.

— Я все же съезжу за доктором. Может, ей от одного его вида станет лучше.

— Вы правы. Итак, сударыня, присаживайтесь сюда.

— Может, посадить ее к окну? Пусть сидит там и ждет меня. Немного отвлечется и почувствует себя лучше.

— Ради Бога, — ответил мужчина.

Тай проводил Крис к стулу у окна, которое выходило на главную улицу.

— Помни, что тебе нужно изображать тошноту и отдать ему статью для пересылки.

Крис кивнула и посмотрела в красивые глаза Тайнана. Мгновение поколебавшись, он вдруг поцеловал ее в лоб.

— Я скоро вернусь, дорогая.

Когда он ушел, Крис откинулась на спинку стула. Она старалась не показывать, с каким пристальным вниманием наблюдает за улицей. Напротив конторы она увидела двоих мужчин с ружьями. Оба держали правую руку на прикладе, готовые в любой момент выхватить ружье. Вытаскивая из кармана запечатанное сургучом письмо, которое было адресовано отцу, Крис вдруг обнаружила, что ее рука дрожит. Поэтому ей не понадобилось притворяться перед хозяином конторы, она и так выглядела достаточно испуганной. Ею владел сильный страх, но в немалой степени она боялась не за себя, а за Тайнана. Ведь он не причастен ко всему этому, у него нет причин рисковать жизнью, а он рискует.

Шли минуты, и беспокойство Крис росло. Почему он так долго? Может, сестры Джона не оказалось на месте? Может…

Она перестала задавать себе вопросы, которые не имели ответов, когда услышала выстрелы в той стороне, куда уехал Тайнан, и вскочила.

— Вам нечего бояться, — попытался успокоить ее владелец конторы, сидевший за большим письменным столом.

— Здесь все время кто-то стреляет. Сидите и ни о чем не волнуйтесь.

Но Крис не могла не волноваться. Наклонившись вперед, она попыталась разглядеть, что происходит на улице.

И увидела именно то, чего боялась: Тайнан во весь опор скакал по улице, а его верхом преследовали двое. Ружья преследователей сверкали на солнце. Расширившимися от страха глазами Крис наблюдала, как Тайнан приближается к конторе. Неожиданно она повернулась к хозяину.

— Можно воспользоваться вот этим? — спросила она, беря ружье из висевшего на стене застекленного шкафа.

Хозяин еще не успел понять, что она собирается делать, а Крис уже была у входной двери. Выйдя на террасу, она припала на одно колено, оперлась локтем на другое колено и стала целиться. Первого преследователя она сбила с лошади выстрелом в плечо и уже целилась в другого, но тут Тай развернул жеребца и поскакал прямо на нее. Терраса была довольно высокой и, по сути, являлась рампой для погрузки бочонков. Тайнан въехал на рампу и, поравнявшись с Крис, протянул ей руку. Она схватила ее, быстро сунула ногу в стремя и прыгнула в седло позади Тая. Он пронесся через складское помещение, мимо рабочих, которые, открыв рот, таращились на него, и выехал на заднюю рампу.

Преследователям понадобилось чуть больше времени, чтобы объехать фрахтовую контору. Крис услышала лошадиное ржание и в следующее мгновение увидела, как один из преследователей, который попытался заскочить на рампу и неправильно рассчитал ее высоту, вылетел из седла.

Тайнан наклонился к шее лошади, и Крис буквально распласталась у него по спине. Они скакали во весь опор, а позади них свистели пули. К счастью, ни одна из них не достигла своей цели, потому что преследователи стреляли на скаку и плохо целились, — во всяком случае, Крис надеялась, что это так.

Когда они добрались до границы леса, Тайнан проскакал еще несколько сотен ярдов. Потом он резко осадил жеребца, повернулся, обхватил Крис и спустил ее на землю, а затем спешился и сам.

— А теперь мы должны исчезнуть, — сказал он, беря в руку повод.

Он знаком показал Крис, что нужно заползти в овраг под переплетение лиан. Она быстро выполнила его указание, да с такой поспешностью, что практически полпути проскользила на животе. С жеребцом было посложнее, его не так-то просто было «уговорить», но Тайнану это удалось с помощью нескольких угроз, которые он произнес тихим голосом. Крис слушала его с открытым ртом.

Как только он завел животное в овраг и задвинул над ними лианы, на тропе появились трое преследователей.

Тай держал жеребца за нос, чтобы тот не издал ни звука. Крис прижалась к Тайнану, и они оба сквозь листву смотрели на мужчин.

— Мы их потеряли, — сказал один.

— Ага, а четырех своих потеряли по дороге. Леньер будет очень недоволен.

— Давайте выбираться. У меня от этого места мурашки по спине бегают. Если они спрятались здесь, то им отсюда живыми не выйти. Здесь обитают одни привидения.

Первый из говоривших фыркнул:

— Леньер и платит тебе за то, чтобы ты отстреливал привидения. Пошли, давай вернемся к фрахтовой конторе. Может, девчонка что-нибудь там оставила.

Крис, затаив дыхание, ждала, когда мужчины уйдут, и выдохнула, только когда их голоса стихли. В изнеможении привалившись к склону ложбины, она посмотрела на Тая.

— Как они тебя вычислили?

— Горничная увидела, как мы покидаем дом Леньера, и она узнала меня. Она сказала Леньеру, что я увез тебя, и описала меня, и когда он нашел твое письмо, то тут же принялся разыскивать меня. Однако мне все же удалось передать статью докторской жене.

Крис негромко рассмеялась. Теперь, когда они были в безопасности, ею начала овладевать эйфория.

— Интересно, а рабочие в конторе уже позакрывали рты? Я глазам своим не поверила, когда увидела, как ты скачешь через здание!

Глаза Тайнана задорно блеснули.

— Надо бы тебя хорошенько выпороть за то, что ты стала стрелять. Тебе было велено оставаться внутри. Ведь ты могла под шумок уехать, тебя бы никто не заметил, потому что все преследовали меня. Кстати, а где ты научились так стрелять?

— Отец научил. Бедный владелец фрахтовой конторы. Секунду назад я вся была больная и едва не падала со стула, а тут…

— А тут ты вскакиваешь ко мне на лошадь. Крис, ты была неподражаема! — Тайнан рассмеялся, обнял ее за плечи и от души поцеловал в губы.

Крис ошеломленно вытаращилась на него. В момент поцелуя она ощутила, как в ней вспыхнул горячий огонь подлинной страсти.

— О, — только и выдохнула она и прижалась к Таю.

Тот мгновенно, будто обжегшись, убрал руку с плеч Крис и повернулся к ней спиной.

— Сейчас выведу лошадь. Нам пора ехать, пока Прескотт не хватился нас, — буркнул он.

Крис не понимала, что она сделала не так, и чувствовала себя растерянной. Ведь всего мгновение назад Тайнан был так доволен ею, так ликовал, что даже поцеловал ее. Не страстным, а дружеским поцелуем. Он просто радовался, что они сообща закончили трудное дело. Но как только она проявила интерес к нему, он тут же отстранился.

Оглядев себя, Крис предположила, что, возможно, она просто не кажется ему привлекательной. Всю жизнь ее убеждали в том, что она красавица, но по общепринятым меркам ее тело было лишено соблазнительных изгибов.

— Ту горничную Леньеров, что узнала тебя, зовут Элси?

— Да, — тихо ответил Тайнан, отказываясь поворачиваться к ней лицом.

Крис со вздохом принялась карабкаться по крутому склону оврага, отбрасывая в сторону перевитые лианы. Элси была такого же роста, что и она, но весила на тридцать фунтов больше, причем все эти излишки веса равномерно распределялись ниже осиной талии. Ну, если Тайнану нравятся такие женщины, неудивительно, что от нее он отпрянул.

Крис грустно вздыхала всю дорогу до лагеря.

— С тобой все в порядке? — вопросом приветствовал ее Эшер. — Что-то тебя слишком долго не было.

— Со мной все хорошо, — ответила Крис, наливая себе чашку кофе. — А как у тебя дела?

— У меня тоже все хорошо, и я рад, что ты отдохнула. Завтра нас ждет еще один тяжелый день, предстоит долгая скачка.

— Понятно. — Крис смотрела на него поверх чашки. — Я тоже рада, что отдохнула. У нас есть что-нибудь поесть? После долгого дневного сна я обычно просыпаюсь страшно голодной.

Крис увидела Тайнана только на следующее утро. Она дважды пыталась поймать его взгляд, улыбнуться ему, но он всячески старался не смотреть на нее. Казалось, он пытался показать, что вчера ничего не было.

Но чем настойчивее он игнорировал Крис, тем внимательнее она наблюдала за ним. Во второй половине дня они разбили лагерь, и Тайнан оставил Крис и Эша вдвоем. Крис сидела и смотрела, как предмет ее интереса чистит и кормит лошадей. Когда он прошел мимо нее, она заметила, что он хромает. Неужели его вчера ранили? Он все время надвигал эту дурацкую шляпу на лицо, и она не могла разглядеть его глаза, но в какой-то момент увидела, как он поморщился, когда поднимал руку, чтобы взять повод. Неожиданно на лице Эша появилось встревоженное выражение и почти сразу исчезло. Крис продолжала внимательно наблюдать за каждым движением Тайнана, и чем дольше она наблюдала, тем сильнее убеждалась в том, что он постоянно превозмогает боль.

Она сладко зевнула.

— Что-то я устала. Если никто не возражает, я отойду в сторонку и немного посплю.

Тайнан резко повернулся, и его глаза встретились с глазами Крис, но он тут же отвел взгляд.

— Не уходи далеко, — сказал он, проходя мимо и ушел по тропе, которая вела в лес.

— Крис, а ты не хочешь прогуляться со мной? — спросил Эшер. — Я бы с радостью послушал твой рассказ о работе в газете.

— Я действительно очень устала. Как-нибудь в другой раз, — ответила Крис, взяла свои скатку и саквояж и, делая вид, будто от усталости с трудом передвигает ноги, пошла по тропе в ту же сторону, куда ушел Тайнан.

Отойдя подальше от Прескотта, она открыла саквояж, вынула аптечку и поспешила за Тайнаном до того, как он исчез в зарослях.

Она пробежала довольно большое расстояние, но Тайнана нигде видно не было. Внезапно Крис услышала лошадиное ржание. Понимая, что делает именно то, что ей делать не следует, она сошла с тропы и двинулась в ту сторону, откуда услышала ржание.

Дикий лес за пределами тропы пугал ее, Крис боялась упасть в одну из таких заросших ям, каких было множество в округе. И вообще кто знает, что таится под всеми этими слоями растительности?

Крис подошла к огромному дереву, росшему на невысоком обрыве, раздвинула свисавший с ветвей мох и увидела Тайнана, который стоял внизу на каменистой прогалине. Он был без рубашки и чистил одну из лошадей. Когда Крис увидела его спину, она еле слышно вскрикнула. Она была права, когда подумала, что Тай при каждом движении испытывает боль. Даже с такого большого расстояния Крис смогла разглядеть глубокие, еще не зажившие раны, которыми была исполосована его спина. Такие раны могли остаться только после кнута. Значит, все, что он делал вчера — скакал верхом, приподнимал ее, — причиняло ему нестерпимую боль. Причинила ему боль и она, когда вцепилась в него и распласталась по его спине во время той бешеной скачки из города.

Крис осторожно углубилась в лес, а потом пошла обратно к прогалине. Она нарочно сильно шумела и окликала Тайнана по имени, чтобы он подумал, будто она только что пришла.

К тому моменту, когда она вышла на прогалину, он уже успел надеть рубашку и натягивал сапоги.

— Я здесь, — отозвался он.

— А как мне спуститься к тебе?

— Не надо тебе спускаться. Возвращайся в лагерь.

Крис улыбнулась, нерешительно шагнула вперед и присела, всем своим видом показывая, что таким способом собирается съехать вниз.

Тайнан в несколько прыжков подскочил к склону и навалился на Крис, чтобы помешать ей ехать дальше.

Крис машинально обхватила его руками и крепко прижалась к нему. Когда Тайнан поднял голову и посмотрел ей в глаза, она со всей ясностью поняла, что лежит под ним. Тайнан, который внешне выглядел абсолютно спокойным, отвел взгляд.

— Я же сказал, чтобы ты возвращалась в лагерь. Между прочим, ты говорила, что слишком утомлена и хочешь отдохнуть.

— Я врала, — весело сообщила Крис.

— Мисс Мэтисон, а вы часто врете?

— Не так часто, как некоторые члены нашего отряда, — заявила она, невинно хлопая глазами. — Если вы будете говорить мне правду, то и я не буду вам лгать. Думаю, так будет честно.

Тайнан хотел что-то сказать, но, видимо, передумал. Он поднялся и вернулся к лошади.

— Там есть тропа. Можешь по ней добраться до той тропы, которая ведет к лагерю.

Крис тоже встала, отряхнула юбку и подобрала с земли аптечку.

— Между прочим, я искала тебя, потому что хотела взглянуть на твою спину.

— Что?! — возмущенно воскликнул Тайнан, резко поворачиваясь. — Послушайте, мисс Мэтисон, я не знаю, что у вас на уме, но с меня хватит. — Он двинулся вперед, выставив перед собой лошадиный скребок, и Крис попятилась. — Может, вы пытаетесь сделать из меня очередного героя своей статьи, только я вам этого не советую. Меня нанял ваш отец, чтобы я провел вас и Прескотта через этот лес и доставил домой. Но в условиях сделки не было пункта, что вы всюду будете преследовать меня и голой прыгать ко мне в объятия. При других обстоятельствах я бы полюбовался этим зрелищем, но сейчас я делаю свою работу и планирую довести ее до конца, сколько бы вы ни искушали меня. В вас, сударыня, под красивой оболочкой прячется сам дьявол. А теперь убирайтесь прочь и оставьте меня в покое. Я не желаю видеть вас до завтрашнего утра — надеюсь, не мне придется будить вас.

Он замолчал, повернулся к ней спиной и пошел к лошади.

— Ладно, — сказала Крис. — Я вернусь в лагерь и расскажу Прескотту, что твоя спина — это одна сплошная рана, которая в любой момент может воспалиться. А еще я скажу ему, что у тебя повреждена нога. Уверена, ты в считанные секунды будешь отстранен от своих обязанностей и сможешь убираться куда глаза глядят. Всего хорошего, мистер Тайнан, — бросила она и направилась к указанной им тропе.

Крис успела пройти не более трех футов, как услышала позади себя приглушенные чертыханья и звук, очень похожий на удар лошадиного скребка, который в сердцах швырнули на землю, о камень.

— Хорошо, — громко произнес Тайнан, и Крис обернулась. — Что ты от меня хочешь?

— Сними рубашку и сапоги и ляг на живот вот сюда, на мох.

— Наверное, мне стоит порадоваться, что этим твои пожелания ограничиваются, — буркнул он и выполнил все, что она сказала.

Встав рядом с ним на колени и взглянув на его спину, Крис поняла, что состояние ран гораздо хуже, чем ей показалось издали, потому что часть из тех, что успели зарубцеваться, вчера вновь стали кровоточить. Крис представила, как, вероятно, это было больно. Глубоко вздохнув, она открыла свой саквояж и достала баночку с мазью.

— Это снимет боль, — тихо проговорила Крис и принялась втирать мазь.

Тайнан выглядел истощенным. Создавалось впечатление, будто его заставляли много работать и плохо кормили.

Почувствовав, как расслабляются его мышцы под ее ладонями, Крис спросила:

— Сколько ты просидел в тюрьме?

— Два года, — не задумываясь ответил Тайнан и тут же шепотом выругался: — Проклятие!

— Мистер Тайнан, я газетный репортер, а успех моей работы во многом зависит от наблюдательности. Я не знаю, где еще, кроме тюрьмы, человек может работать до изнеможения, голодать и терпеть побои… во всяком случае, в Америке.

— А если бы такое место существовало, ты бы ринулась туда, чтобы написать статью, да? Может, следующим героем твоей статьи буду я? «Я блуждала по непроходимому лесу в обществе сбежавшего заключенного». Что-нибудь в этом роде?

— Так ты сбежал? А я почему-то думала, что отец добился твоего освобождения.

Тайнан молчал, и Крис пояснила свою мысль:

— Видите ли, мистер Тайнан, я хорошо знаю отца. Если бы ему понадобился человек, чтобы провести меня через непроходимый лес, он бы без колебаний приступил к решению задачи. Даже если бы все говорили, что решить ее невозможно. Он просто нашел бы способ решить ее. Думаю, он выяснил, что вы бывалый человек. Для него не имело значения, что вы уже стоите на эшафоте и вам на шею уже накинули петлю. У него достаточно денег и влияния, чтобы перерезать любые веревки, даже если они уже стягивают чью-то шею.

— И он доверил бы свою дочь убийце? — спросил Тайнан, поворачивая к ней голову.

Крис на мгновение задумалась.

— Нет, не доверил бы. Полагаю, из всех людей на земле он любит только маму и меня. Сомневаюсь, что он полностью оправился после смерти мамы. Наверное, пережить это горе ему помогла мысль, что у него есть я.

— И при этом ты утверждаешь, что он мог доверить тебя преступнику, спасшемуся от виселицы?

Крис на какое-то время замерла.

— Мистер Тайнан, вы скорее всего невиновны. Вы абсолютно правы в том, что мой отец никогда бы не доверил меня злодею. Да, именно так. Поэтому вы либо невиновны, либо совершили не тяжкое преступление. Например, что-то вроде нарушения обязательств.

Улыбнувшись, Крис опять заработала руками, однако теперь она не только втирала мазь, но и массировала широкую спину Тайнана.

— Ну, насколько я близка к истине? — спросила она и, когда Тайнан не ответил, засмеялась. — Видите ли, мистер Тайнан, мы сами даем ключ к себе, как бы мы ни старались утаить его. Уверена, мистер Прескотт и не подозревает, что при каждом движении вы испытываете боль. Если внимательно понаблюдать за людьми, можно многое узнать о них.

Крис продолжала втирать мазь и массировать его спину и плечи, пока Тайнан полностью не расслабился. Его дыхание стало ровным и размеренным. Он задремал. Крис, в которой проснулся материнский инстинкт, ужасно захотелось привезти этого человека домой, кормить его и ухаживать за ним, смотреть, как он выздоравливает. Интересно, подумала она, видела ли его миссис Санберри, отцовская экономка? Если видела, то он наверняка ей понравился.

Улыбаясь своим мыслям, Крис положила к себе на колени руку Тайнана и принялась осторожно втирать мазь в воспаленное запястье.

— Там не больно, — сквозь сон пробормотал Тайнан, но руку не убрал.

— Я подумала о миссис Санберри.

— Черносмородиновый кобблер, — сказал Тайнан. — С корицей.

Крис рассмеялась.

— Значит, ты с ней познакомился. Думаю, ты ей понравился.

— Как бродячая собака, которую приютили в доме?

— Ты, возможно, и бродячий, но не собака. Тай, а где ты родился?

Тайнан попытался подняться, однако Крис рукой надавила ему на плечи.

— Ладно, больше никаких вопросов, только не сердись. Было бы жаль испортить такой день гневом. — Крис запустила пальцы ему в волосы и принялась массировать голову.

— Тебе нравится работать газетным репортером? — спросил Тайнан.

— Да, во всяком случае, нравилось. Но в последнее время я стала уставать от этого. Мне двадцать восемь, а работать я начала в восемнадцать. Большой срок. Мне уже хочется… не знаю, что мне хочется, но чего-то большего.

— Семьи и детей?

Она засмеялась:

— Ты беседовал с моим отцом. Он рассказал тебе, как ему удалось вернуть меня в Вашингтон? Как он солгал мне? Я тогда работала в Нью-Йорке, и он послал мне телеграмму, в которой сообщалось, что он при смерти. Я плакала всю дорогу, пока ехала из одного конца страны в другой. А когда грязная, уставшая, охваченная ужасом приехала домой, то обнаружила, что он скачет верхом на мустанге и наслаждается жизнью.

— Тебе повезло, что у тебя есть отец.

— А у тебя?

— Я его не знаю.

— А мама?

— Она умерла.

— О, — вздохнула Крис. — И как давно ты живешь один?

— Всегда. Может, взглянешь на мою ногу, и покончим со всем этим? Мне нужно разведать тропу и выяснить, не исчезла ли она за эти годы.

Крис с неохотой убрала руки. Тайнан повернулся и сел. На мгновение их взгляды встретились. Крис хотелось, чтобы это чарующее мгновение длилось вечность, но Тайнан отвернулся.

— В тюрьме я был в большей безопасности, — пробурчал он. — Вот! Займись моей ногой. Хоть какое-то время будешь при деле.

Крис со вздохом отвела взгляд от его лица, посмотрела на ногу и ахнула. Вся ступня была в волдырях, часть которых уже превратилась в кровоточащие раны.

— Новые сапоги и отсутствие носков, — подытожила она. — Почему ты надел их на босу ногу, даже не разносив?

— Пришлось. Вчера вечером так утанцевался, что мои туфли не выдержали и развалились, — с наигранной грустью ответил Тайнан.

Крис рассмеялась:

— Я забинтую ступню и выясню у мистера Прескотта, есть ли у него лишняя пара носков.

— Нет! — поспешно возразил Тайнан. — Мне не нужна милостыня.

Крис уставилась на него в полном изумлении.

— Ладно, — после непродолжительной паузы сказала она. — Но в первом же городе мы купим тебе носки. Ведь мой отец заплатил тебе за работу, верно?

— Да, — ответил Тайнан, наблюдая за тем, как она бинтует ему ступню.

Крис провела рукой по его щиколотке, на которой увидела такую же воспаленную полосу, как на запястьях.

— Кандалы? — спросила она.

Тайнан сделал вид, будто не услышал ее вопроса.

— Почему же ты решилась преследовать Леньера?

— Не знаю. Кто-то должен. Джон Андерсон уже, наверное, печатает статью. Каждый раз, когда люди узнают, что индейцы убивают миссионеров, они начинают ненавидеть их еще сильнее. Но на этот раз миссионеров убивали не индейцы, а Хью Леньер, и я подумала, что будет несправедливо, если опять обвинят индейцев.

— И тебя не волнует, что белый, человек, твой хороший знакомый, может потерять все?

— Миссионеры и так все потеряли, — тихо проговорила Крис.

— Никогда не видел, чтобы женщина в перестрелке вела себя так, как ты вчера. Что, бывала в переделках?

— Бывала, — ответила Крис.

— Я считал, что женщинам твоего типа хочется сидеть дома и растить детей.

— Что значит — женщинам моего типа? Я просто еще никогда не любила. А ты? — Крис не заметила, как ее пальцы непроизвольно сжали его щиколотку.

— Несколько раз. Эй! У тебя острые ногти!

— Прости, — пробормотала она, опустив голову.

— А какое тебе дело до того, любил я когда-нибудь или нет?

— Естественно, никакого, — холодно сказала Крис и разжала пальцы. — Я всегда всех расспрашиваю о жизни.

— Послушайте, мисс Мэтисон, я действительно человек не вашего типа, поверьте мне. Я бродяга, притягиваю к себе неприятности. Можете спросить у Элси. Она выдала меня, потому что терпеть меня не могла.

Крис улыбнулась.

— Вероятно, ты просто не уделял ей достаточно внимания.

Тайнан откинулся назад, оперся на локти и стал наблюдать за птицей в небе.

— После двух лет в тюрьме мужчина отдает женщине типа Элси все свое внимание, до последней капли.

Крис вдруг стала сосредоточенно разглядывать бинт, которым перевязывала его ступню.

— Если тебе нравятся женщины вроде нее, твое дело. Только я сомневаюсь, что ты видел их без корсета.

Тайнан посмотрел на нее. Его глаза лукаво блестели.

— Что, толстые?

— У них в талии не менее двадцати семи дюймов[1]. Может, в верхней части они и пышные, но к двадцати двум годам вся эта пышность обвисает и… — Ужаснувшись собственным словам, Крис замолчала. — Надевай сапоги, — велела она. — Позаботься о том, чтобы какая-нибудь толстуха через день-два сделала тебе перевязку. Как я понимаю, тебе очень нравятся пышнотелые женщины, а я для тебя слишком костлява.

Крис собралась встать, но Тайнан схватил ее за руку и усмехнулся. Она никак не отреагировала на его усмешку, лишь старательно отвела взгляд. Как же он ее бесил!

Тайнан взял ее за подбородок.

— А ты не боишься, что у тебя через годик или два все тоже обвиснет? В твоем-то возрасте? — В его голосе слышался едва сдерживаемый смех. — А тебе не приходило в голову, что мне может понравиться костлявая девчонка, которая преследует меня и задает кучу вопросов?

— Не знаю, — прошептала Крис и почувствовала себя самой настоящей девчонкой. Ей вдруг безумно захотелось понравиться этому мужчине.

— Я предпочитаю стройных маленьких блондинок, — прошептал Тайнан.

Крис подняла голову. В ее глазах блестели слезы. Тайнан потянулся к ней, и она поняла, что он сейчас поцелует ее. Прикрыв глаза, она тоже потянулась к нему навстречу.

— Черт, да что ж такое я творю! — неожиданно воскликнул Тайнан и с силой оттолкнул от себя Крис. — Немедленно убирайся отсюда! Слышишь? И больше не приближайся ко мне. Ты абсолютно права: мне нравятся женщины другого типа. А вот непорочные сестры милосердия, которые ходят за мной по пятам, мне совсем не нравятся. Возвращайся в лагерь и больше никогда не приближайся ко мне!

Крис, напуганная этой странной вспышкой, побежала по тропе к лагерю.

Глава 5

Задыхаясь от бега, Крис влетела в лагерь. Эшер, сидевший у костра, встретил ее с улыбкой и тут же стал что-то говорить о лесе, но она не слушала его. Ее все мучил вопрос, почему Тайнан оказался в тюрьме.

— Крис! Ты слушаешь меня? — в конце концов спросил у нее Эшер.

— Да, конечно, — ответила она, посмотрев на него. Естественно, она его не слушала.

Ночью, укутавшись в одеяло, Крис долго не могла заснуть. Она вглядывалась в темный полог листвы, сквозь который почти не видно было звезд. Ночной лес ее пугал.

Она мучилась без сна уже целый час, когда неожиданно справа от себя услышала тихий шорох и поняла, что это Тайнан проверяет, все ли в порядке. Она впервые сталкивалась с тем, чтобы человек так серьезно относился к своим обязанностям.

Крис увидела, как Тайнан обошел лагерь, проверил, укрыт ли Эшер, хорошо ли привязаны лошади, спрятана ли еда и прогорел ли костер. Наконец, он приблизился к Крис и обнаружил, что ее глаза открыты.

— Тебе следовало бы поспать, — сказал он. — Завтра рано вставать.

— А как поживает тропа?

Эшер заворочался на своем матрасе, и Тайнан присел на корточки. Крис приподнялась на локте.

— С ней все в порядке, — значительно тише ответил он. — Кое-где заросла кустами, но я все расчистил.

— Ты что-нибудь ел?

Крис увидела в темноте его белые зубы и поняла, что он улыбается.

— Из тебя получится замечательная мать для любого мужчины. Да, ел. А теперь спи. Увидимся утром.

Крис легла на матрас, однако Тайнан не ушел.

— Мисс Мэтисон, простите меня за то, что произошло днем. Мне надо держать себя в руках. Полагаю, в путешествии нам с вами не следует заходить за рамки отношений работодателя и наемного работника. Как я вам уже говорил, я довольно долго не общался с женщинами, поэтому в кое-каких ситуациях испытываю определенные трудности.

— А я создаю тебе трудности? — прошептала Крис, стараясь тоном передать потаенный смысл своих слов. Она надеялась, что Тайнан ответит, что она превращает его жизнь в ад.

Тайнан же опустился на колени и усмехнулся:

— Не такие, чтобы я не мог с ними справиться. А теперь будь хорошей девочкой и спи.

— А поцелуй на сон грядущий? — спросила Крис, рассерженная его усмешкой.

— Только не от меня, — поспешно заявил Тайнан.

Крис улыбнулась, услышав в его голосе ужас.

Он ушел, а она перевернулась на живот и заснула.

Первое, что увидела Крис утром, был Тайнан, склонившийся над костром. Его волосы были влажными, а на сковородке с длинной ручкой жарилась рыба.

— Ты ловил рыбу? — спросила Крис.

Тайнан что-то буркнул в ответ — она не разобрала, — встал и пошел к лошадям.

Все утро он старался держаться от нее подальше.

Вскоре они тронулись в путь и до полудня ехали в полном молчании. В полдень они решили сделать остановку и перекусить. Тайнан сказал Эшеру, чтобы тот вместе с Крис набрал дров для костра.

Эшер взял Крис за локоть и легонько подтолкнул к тропе, с которой они недавно съехали.

— Я слышал, твой отец также занимается и грузовыми перевозками? — спросил он.

— Да, верно, — рассеянно сказала она. — Изготовлением консервов, грузовыми перевозками, крупным рогатым скотом. Есть еще парочка лесопилок. В общем, занимается всем, до чего может дотянуться.

— И однако, ты все бросила и сбежала в Нью-Йорк, чтобы стать газетным репортером. Зато теперь ты возвращаешься.

— Вынужденно. Я планирую вернуться в Нью-Йорк сразу, как только доберусь до дома.

— А, понятно. Почему-то я думал, что у тебя другие планы.

— Какие? — удивленно спросила Крис, поворачиваясь к нему. — Это тебе отец сказал, что у меня другие планы?

— Он сказал лишь то, что ты уже созрела для того, чтобы остепениться, что ты достаточно молода и он надеется, что…

— Для чего молода? — перебила Эшера Крис.

— Ну, чтобы создать семью, я полагаю.

Она прикусила нижнюю губу, чтобы удержаться от резкого ответа.

— Нет, думаю, я еще не созрела для этого, несмотря на свой немалый возраст. Насколько мне известно, женщина способна выносить ребенка и в моем возрасте.

— Я не хотел тебя обидеть.

Крис бросила на него быстрый взгляд, и ей стало стыдно за свою резкость. Рядом с ней идет красивый молодой человек, который изо всех сил пытается быть вежливым с ней, а она вообразила, будто влюблена в едва знакомого мужчину, и теперь позволяет себе фактически грубить ему.

— Уверена, что не хотели, мистер Прескотт, — лучезарно улыбнулась она ему. — А как ты познакомился с моим отцом?

Эшер заулыбался ей в ответ.

— Он дружил с моим отцом, у них был какой-то общий бизнес. Я видел тебя однажды, когда ты была маленькой девочкой. Ты тогда была с мамой. Помню, она поразила меня своей красотой.

— О да.

Они остановились. Эшер принялся собирать дрова и складывать их кучкой у ног Крис.

— А почему мой отец выбрал именно тебя для этой экспедиции? — Крис тоже подобрала несколько веток и добавила их в кучу.

— Думаю, он просто выбрал того, кого смог найти. Ведь у большинства людей моего возраста есть свой бизнес, а я, проработав много лет на себя, вряд ли смог бы стать наемным работником.

— Понимаю, что ты чувствуешь. Отец постоянно указывает мне, что делать и как это делать, а когда я не подчиняюсь ему, посылает за мной чужих людей.

— Да, но ты же… — Заметив гневный взгляд Крис, Эшер замолчал. — Я опять влез не в свое дело, да?

Крис склонила голову набок.

— А разве так уж важно, отталкиваешь ты меня от себя или нет?

Эшер широко улыбнулся. Он действительно обладал довольно приятной внешностью. Конечно, он был не так красив, как Тайнан, но тоже вполне привлекателен.

— Я в лесу наедине с красивой женщиной, а она еще спрашивает, имеет ли значение то, что она сердится на меня? Знаете, мисс Мэтисон, в этом лесу и рядом с вами я чувствую себя как в сказке, и я лучше умру, чем разрушу ее очарование.

Крис рассмешила эта высокопарная фраза, а Эшер тем временем сорвал крохотный алый цветок и с поклоном преподнес его ей. Она воткнула его в волосы и с благодарностью улыбнулась Эшеру.

— Что ж, — проговорил он, — думаю, нам пора возвращаться. — Он поднял с земли охапку веток. — Пожалуйста, уложи остальные сверху.

— Нет, я это сама донесу.

— Мисс Мэтисон, пока я здесь, ни одна женщина не будет носить дрова для костра. А теперь выполните, что я сказал, и уложите сверху оставшиеся ветки.

— Ты говоришь совсем как мой отец, — со вздохом заметила Крис.

— Благодарю. Я восхищаюсь твоим отцом и глубоко уважаю его, поэтому твое утверждение о том, что я хоть в чем-то похож на него, я воспринимаю как комплимент. Иди вперед и прокладывай дорогу, потому что за дровами я ничего не вижу.

Обрадованная тем, что Эшеру понравился ее отец и что он в отличие от остальных не стал жаловаться на него, Крис засмеялась и двинулась вперед. Эшер предупредил, что не видит не только дороги, но и ее саму, поэтому ей пришлось ухватить его за палец левой руки и повести за собой.

Когда они добрались до лагеря, Тайнан жарил на костре рыбу, обвалянную в кукурузной муке. При их появлении он поднял голову, но, увидев смеющуюся Крис, поспешно склонился над сковородой.

А Крис неожиданно охватило странное ликование. Двумя пальцами ухватив юбку и оттянув ее в сторону, она принялась напевать.

— Мистер Прескотт, вам не хочется потанцевать? — осведомилась она, протягивая ему руку.

Краем глаза она наблюдала за Тайнаном, но тот упорно не поворачивал головы.

Не скрывая своего восторга, Эшер взял руку Крис в свою, и они закружились по поляне. Их танец напоминал нечто среднее между виргинской и простой кадрилью и был очень энергичным. Они танцевали с огромным воодушевлением. Крис умело следовала за партнером, и, хотя Эшер вел ее довольно быстро, она ни на шаг не отставала от него и двигалась, едва касаясь ногами земли.

— Осторожнее! — вдруг услышала она крик Тайнана, и в следующее мгновение они с Эшером скатились в неглубокую лощину, плотно поросшую папоротником.

Тайнан подошел к краю лощины и увидел, что Крис лежит на Эшере, который пытается защитить ее своими объятиями.

— Эй, вы там! — крикнул Тайнан, хмуро глядя на них. — С вами все в порядке?

— В жизни не чувствовал себя лучше, — ответил ему Эшер и от души поцеловал Крис в щеку.

Продолжая смеяться, Крис повернула голову и успела заметить странный взгляд Тайнана, устремленный на нее.

— Думаю, уже можно есть, — сказал он и повернулся к Крис спиной, намереваясь идти к костру. — Если, мисс Мэтисон, вы закончили танцевать.

— Пока закончила, — заявила Крис и, встав на ноги, стала выбираться из лощины.

Глава 6

После этих импровизированных танцев Эшер и дальше пребывал в великолепном настроении и изо всех сил старался развлечь Крис. Он даже стал петь ей. Она присоединилась к нему, и у них получился замечательный дуэт.

Тайнан все это время сидел с опущенной головой и обстругивал палку. В веселье он не участвовал, однако их одних не оставлял. В какое-то мгновение, когда Крис, прижавшись щекой к щеке Эшера, самозабвенно распевала очередную песенку, ей пришла в голову мысль, что он, возможно, просто не знает, как присоединиться к ним.

Было далеко за полдень, когда все вспомнили о том, что пора двигаться дальше. Именно Крис остановила веселье и предложила собираться.

Тайнан отбросил палку, сунул нож в карман и медленно пошел к лошадям. Поравнявшись с Крис, которая в этот момент затягивала ремешок на своей скатке, он остановился.

— Это было здорово, — сказал он. — Действительно здорово.

— Где ты вырос? — тут же задала она ему очередной вопрос.

— Не там, где люди поют, — так же быстро ответил ей Тайнан. — Тебе он нравится?

— Конечно. Ты же сам обратил мое внимание на то, что он замечательный человек, не так ли? И еще ты велел мне держаться от тебя подальше. Надеюсь, теперь, когда я стала такой послушной, я тебе нравлюсь.

Тайнан посмотрел на Крис так, как никто никогда на нее не смотрел. Казалось, он вот-вот прожжет ее взглядом.

— Ты действительно нравишься мне. — Тайнан резко развернулся и пошел прочь, едва не сбив с ног Эшера.

— В чем дело? — Эшер выглядел недовольным. — Кажется, тут происходит что-то, чего я не знаю?

— Мистер Прескотт, я не имею ни малейшего представления о том, что вы знаете и что нет.

— Крис, я должен дать тебе один совет. Тайнан — не тот человек… гм, в общем, девушка вроде тебя… не должна поощрять интерес, который он к тебе проявляет.

— Интерес?

— Твой отец сказал ему, что ты из Монтгомери, а он спросил, что это значит.

— А ты смог объяснить ему?

— Нет, не смог, кроме того, что это родственники твоей матери. У людей его сорта нет родственников, у них даже нет фамилии.

— Мистер Прескотт, наши с вами отношения сложатся значительно лучше, если вы будете держать свое мнение о мистере Тайнане при себе. В конце концов я познакомилась с вами обоими одновременно, поэтому не вижу причин, почему вам следует доверять больше, чем ему. — С этими словами она вскочила на лошадь.

Всю дорогу Крис чувствовала на себе пристальный взгляд Эшера Прескотта.

Два дня они продирались через заросли. Трижды мужчины вынуждены были убирать бревна, перегородившие тропу, а один раз Тайнану и Эшеру пришлось переводить лошадей по широченному, как улица, бревну. В другой раз они двуручной пилой перепиливали дерево, преградившее им путь. Ночью они в изнеможении валились на свои матрасы и засыпали мертвецким сном, во всяком случае, Крис считала, что и Тайнан спит, хотя наверняка сказать не могла, потому что он располагался в стороне от них с Эшером.

Вечером второго дня Эшер снова поцеловал ее. Они какое-то время ехали рядом, и он расспрашивал ее о карьере репортера. Он также извинился за то, как отозвался о Тайнане, и добавил, что просто беспокоился о ее безопасности. Вечером он пригласил ее прогуляться и, когда они отошли от лагеря на значительное расстояние, попросил у нее разрешения поцеловать ее. Крис ответила согласием.

В своей жизни она практически никогда не целовалась и не знала, как это делается. Эшер обнял ее и нежно прижал к себе. Его губы были теплыми и сухими. Крис обнаружила, что его поцелуй действует на нее успокаивающе, но не наполняет тем счастьем, каким наполнил быстрый поцелуй Тайнана. Он не разжег огонь в ее теле. И не заставил желать большего.

— Прескотт, чем, черт побери, ты занимаешься? — Услышав возмущенный голос Тайнана, Эшер поспешно выпустил Крис из своих объятий. — Я пошел за вами, решив, что вы заблудились. А оказывается, ты тут пристаешь к мисс Мэтисон.

— Я не пристаю, я спросил разрешения… — принялся оправдываться Эшер. В следующее мгновение его лицо стало сердитым. — А вообще какое твое дело?

— Мое дело — вернуть мисс Мэтисон ее отцу.

— Как будто тебя наняли для чего-то другого, — раздраженно пробурчал Прескотт.

— Возвращайся в лагерь, — приказал Тайнан Крис. — Немедленно!

Крис подчинилась и оставила мужчин вдвоем. Чуть позже Эшер вернулся в лагерь один и, с усмешкой подмигнув Крис, заявил:

— Иногда наемные работники забывают, где их место, и приходится напоминать им об этом.

В ту ночь Тайнан в лагерь не пришел, а утром вел себя очень сдержанно и старался держаться подальше от Крис.

Крис же хотелось кричать от разочарования. Как же разгадать эту тайну? По какой причине отцу понадобилось, чтобы ее вели через непроходимый лес? Он не мог не знать, что Хью Леньер бросится в погоню. Тогда зачем он нанял человека, который не умеет разводить костер, и назначил его главой экспедиции через тропический лес? И почему Тайнан то толкает ее в объятия Эшера, то ведет себя, как ревнивый любовник?

На следующей день после той неприятной сцены Тайнан позволил им сделать остановку только перед закатом. Крис принялась помогать ему распаковывать вещи. Она попыталась завязать разговор, но в ответ на свои вопросы получала от него лишь невнятное бормотание.

— Да что с тобой такое? — наконец возмущенно прошептала она. — Ты весь день отказываешься разговаривать со мной. Ты обиделся на меня из-за Эшера?

— Все это ваши дела, — ответил он, расседлывая лошадь. — Меня наняли только в проводники, не более.

— Ведь это именно ты подстраивал так, чтобы я оказалась с ним наедине. То «мисс Мэтисон, сходите в лес с Прескоттом и наберите дров», то «мисс Мэтисон, почему бы вам с Прескоттом не порыбачить»! Ты сам постоянно толкаешь меня в его объятия. И разве не ты добивался того, чтобы я поцеловала его?

— У меня даже в мыслях такого не было. Послушай, почему бы тебе не посидеть спокойно в сторонке? Почему ты все время преследуешь меня? Неужели ты не можешь оставить человека в покое?

Глаза Крис наполнились слезами, и она отвернулась. Тайнан окликнул ее, но она не обернулась.

Позже она заметила, что он пытается поймать ее взгляд, но продолжала упорно отводить глаза. В конечном итоге Тайнан ушел из лагеря.

— Я хочу прогуляться и сделать кое-какие записи в дневнике, — сказала она Эшеру, доставая блокнот, перо и чернильницу из седельной сумки. — Вернусь примерно через час, — добавила она и пошла по тропе в противоположную от Тайнана сторону.

Крис ушла значительно дальше, чем предполагала. Резкие слова Тайнана продолжали бередить душу, и ей хотелось подумать о своей прежней работе и над тем, чем ей заниматься в будущем.

Странно, что ее так тянет к этому человеку. Никогда прежде она не выставляла себя такой дурой в присутствии мужчины.

Вскоре начало смеркаться, и Крис, сойдя стропы, присела на бревно и принялась писать в блокноте. Может, если она изложит на бумаге все события этого необычного путешествия, ей удастся понять, что происходит? Она довольно подробного описала одного из мужчин, который был так добр к ней, и противопоставила ему другого, который, казалось, все время надеялся, что она упадет в какую-нибудь яму.

Крис сидела под пологом ветвей, оплетенных плотным мхом, поэтому не почувствовала, как с неба упали первые холодные капли дождя. В следующую секунду она оказалась под самым настоящим водопадом.

Она стала поспешно собирать свои вещи и нечаянно уронила перо. Навалившись животом на бревно, она принялась искать его в зарослях. Но неожиданно стала падать. Бревно выкатилось из-под нее, и Крис полетела вниз, однако успела ухватиться за корень какого-то дерева.

Крис повисла на пружинящем отростке. Сверху на нее низвергался ледяной дождь, ноги болтались в воздухе, вокруг было темно хоть глаз выколи.

— Тайнан, — прошептала Крис, но за шумом дождя не услышала собственный голос. — Тайнан! — во все горло закричала она.

Корень был мокрым, и ее руки стали постепенно соскальзывать. Крис приказала себе не поддаваться панике и спокойно подумать, как выбраться из этой переделки. Эх, жаль, что ничего не видно. Ведь не исключено, что дно этой пропасти может быть всего в шести дюймах от ее ног!

Вытянув шею, Крис попыталась посмотреть вниз, однако все застилал поднимавшийся снизу туман. Она почувствовала, что руки слабеют и вот-вот сами разожмутся. Тогда она принялась раскачиваться в надежде ногой зацепиться за твердую почву или камень.

— Черт бы побрал всех этих Монтгомери! Ну почему у них все женщины такие коротышки! — выругалась она, когда поняла, что до края оползня ей не достать.

Неожиданно ей показалось, что она слышит наверху какие-то звуки.

— Тайнан! — что есть мочи закричала она. — Тайнан! Тайнан!

Крис еще выкрикивала его имя, а Тайнан уже был рядом. Полулежа на склоне оползня, он протягивал к ней руки. Поймав ее, он подтянул Крис к себе.

Она вцепилась в него, как обезьяна в ветку, и обхватила ногами.

Тайнан стал медленно спускаться вниз по склону, руками отводя ветки растений. Крис спрятала лицо у него на груди. Она крепко обняла его за шею и не разжала руки, даже когда он ступил на землю.

— Приехали, — наконец сказал он, отдирая ее от себя.

Тайнан поставил Крис на землю, но обнаружилось, что у нее подгибаются колени.

— Сядь сюда и отдохни.

Тайнан указал на сухой участок земли под нависшей скалой. Крис покорно села, радуясь, что можно хоть ненадолго спрятаться от этого проливного дождя. И она, и Тайнан были с ног до головы покрыты грязью.

Крис выглянула из-за Тайнана. Вокруг лил холодный дождь, поднимавшаяся вверх водяная пыль образовывала непроглядную завесу. Крис перевела взгляд на Тайнана и поняла, что очень хочет, чтобы он ее согрел. Крис протянула к нему руки.

Он сел рядом и обнял ее так, что она едва не задохнулась.

— Я знал, что собирается дождь, — сказал он. — Я доставал палатки, когда ты ушла. Думал, у тебя хватит ума вернуться, когда упадут первые капли. Господи, Крис, ты вгонишь меня в гроб. Мне еще повезло, что я нашел тебя.

Счастливая оттого, что теперь ей ничто не грозит, что Тайнан рядом, Крис стала с жаром целовать его в шею.

— Я знала, что ты отыщешь меня. Я поняла это еще тогда, когда земля стала оползать. Представляешь, секунду назад я сидела на бревне — и вдруг куда-то лечу. Я даже не сразу поняла, что пошел дождь.

Тайнан с силой разжал ее руки и убрал со своей шеи, при этом его лицо исказилось, как от боли.

— Крис, — сказал он с мольбой в голосе, — ты когда-нибудь видела, чтобы взрослый мужчина плакал? Плакал по-настоящему? Как убитый горем ребенок?

— Нет, кажется, не видела, да и не хотела бы. — Крис снова потянулась к нему. — Тай, — проговорила она.

Он перехватил ее руки и свел их вместе.

— Тогда, пожалуйста, прекрати, — попросил он. — Пожалуйста, оставь меня в покое. Не преследуй меня, не прикасайся ко мне, не заботься обо мне, не лечи мне спину, не обижайся, когда я злюсь на тебя. Умоляю.

Крис привалилась к его груди.

— Мне безразлично, что ты сидел в тюрьме. Возможно, ты считаешь, что мы принадлежим к разным классам, но я так не думаю. Тай, кажется, я влюбилась в тебя…

Тайнан ладонью закрыл ей рот.

— Не говори этого. Никогда не говори. Я не вынесу этого. Мы знакомы всего несколько дней, а еще через несколько дней мы расстанемся навсегда.

— При чем тут это! Ты хоть знаешь, сколько раз мне предлагали выйти замуж? Я даже получала предложения по почте. Однажды на званом обеде я получила сразу два предложения. Но все это меня не соблазняло — ни замужество, ни их попытки соблазнения. Ты, Тай, ты единственный мужчина, который мне нужен.

На лице Тайнана отразились самые разнообразные эмоции. Он наклонился вперед, как будто хотел поцеловать Крис, но вдруг вскочил и выбежал из-под скального уступа на дождь.

— Неужели ты не понимаешь, что я просто не могу? Я не могу любить тебя. Вставай! Мы возвращаемся в лагерь. И больше не приближайся ко мне!

Тайнан схватил ее за руку и выволок на дождь, а потом подтолкнул к крутому склону оползня. Когда они выбрались на тропу, он старался не прикасаться к Крис и лишь указывал путь.

Она понимала, что влага, струившаяся по щекам, — это не только дождь, но и слезы. И продолжала плакать, даже когда они дошли до лагеря, где стояли три палатки, по одной на каждого. Одна из палаток, вернее, даже не палатка, а брезентовый тент, была расставлена чуть в стороне, причем вход был в стороне от двух других палаток. Крис сразу поняла, что это укрытие — для Тайнана.

Тайнан остановился и, сложив на груди руки, наблюдал, как Крис забирается в указанную им палатку.

Целый час ушел у нее на то, чтобы переодеться в сухое. Слезы все текли и текли из глаз. Проплакала она всю ночь. Надо же, она впервые полюбила мужчину, а он оттолкнул ее.

Утром Крис проснулась с опухшим лицом, запавшими глазами и красным носом. Страшно болела голова. Когда в палатку заглянул Тайнан и сообщил, что они будут ждать, пока не прекратится дождь, она даже не подняла головы, чтобы он не увидел ее лицо, и лишь кивнула.

К полудню, после долгих рыданий и раздумий, Крис почувствовала себя выдохшейся. Однако она все же приняла кое-какие решения. Разведя костерок под козырьком над входом, она подогрела суп, оставшийся со вчерашнего дня.

В маленькой палатке помещалась только скатка, а в углу — стопка одежды. Крис взяла лежавший на стопке дождевик, надела его и выбралась наружу. Лило как из ведра. Капли дождя попадали на горячий котелок и с шипением испарялись.

Навес, который устроил себе Тайнан, представлял собой кусок брезента, поддерживаемый спереди двумя столбами. На бока промасленной ткани не хватило, и если ветер не задувал дождь под брезент, обитатель этого укрытия оставался относительно сухим. Тайнан лежал в этой палатке, вытянувшись во весь рост, и читал.

— Я принесла тебе супу, — сказала Крис, подходя к нему.

Тайнан сел и взял у нее котелок. Крис достала из-под плаща галеты.

— Можно мне присесть?

— Сомневаюсь, что… да, конечно, — буркнул он, мрачно глядя на нее.

По ее виду он не мог не понять, что она долго плакала.

— Я не спала всю ночь и думала над тем, что ты мне сказал. Я приняла решение. — Крис набрала в грудь побольше воздуха. Хватит ходить вокруг да около. — Во-первых, я хотела бы поблагодарить тебя за то, что ты все это мне сказал. Уверена, такие вещи ты говоришь не каждому.

Она опустила голову, чтобы не смотреть на него. Тайнан же таращился на нее в полном изумлении.

— Я считаю, что нужно поставить все точки над i. Я не знаю, что такое любовь, я никогда прежде ее не испытывала, во всяком случае, то чувство, которое возникает между мужчиной и женщиной. Но я думаю, что у меня хватит ума распознать, что это такое. Я не знаю, как я полюбила тебя и почему хочу провести остаток своих дней с тобой. Мне известна твоя тайна, и после долгого размышления — я не хочу, чтобы ты думал, будто я легкомысленная, — я поняла, что твое прошлое не имеет значения. Я никогда раньше не была близка с мужчиной, поэтому не знаю, чего лишаюсь. Что касается детей, то у меня есть кое-какие связи в Нью-Йорке, и если ты согласишься, мы сможем удочерить или усыновить парочку сирот.

Тайнан издал какой-то звук. Замолчав, Крис подняла на него глаза и застыла в полнейшем изумлении. Тайнан бился в странном припадке. Неужели у него эпилепсия?

— Тайнан, — забеспокоилась она, наклоняясь к нему.

Тайнан прижимал руки к животу, сучил ногами и жадно хватал ртом воздух, пытаясь вздохнуть.

Крис уже была готова звать на помощь, когда сообразила, что он просто хохочет.

Она отстранилась от него и стала ждать. Наконец, Тайнан перевел дух и рассмеялся в голос. Крис впервые слышала, чтобы человек так задорно смеялся.

— «Парочку сирот»! — повторил он, качая головой. — «Не знаю, чего лишаюсь»! — Он снова зашелся хохотом.

У Крис же на скулах заиграли желваки.

— Я очень рада, мистер Тайнан, что стала для вас источником столь небывалого веселья. Давайте сделаем вид, что этого разговора не было. Согласны? — С этими словами она выбралась из-под навеса и сделала шаг в сторону своей палатки.

Тайнан успел схватить ее за подол юбки. Он с трудом удерживал ее, потому что хохот полностью вымотал его.

— Крис, не сходи с ума. Просто я…

Он вынужден был замолчать, потому что его охватил новый приступ смеха. Крис недоумевала, как она могла влюбиться в этого идиота. Ей очень хотелось, чтобы земля разверзлась под ним и поглотила его.

— Уйди с дождя, забирайся под навес, — сказал Тайнан, прилагая неимоверные усилия, чтобы подавить очередную вспышку хохота. Однако ему так и не удалось скрыть улыбку и веселый блеск в глазах.

— Нет, спасибо. Прошу тебя, отпусти юбку, я хочу вернуться в свою палатку. Думаю, нам с тобой не о чем говорить.

Наконец Тайнану удалось взять себя в руки. Придав своему лицу спокойное выражение, он встал, обхватил Крис за талию и, преодолевая ее сопротивление, втащил под навес.

— Крис, — начал он и не смог сдержать смешок.

Крис попыталась вырваться, но Тайнан усадил ее к себе на колени и прижал ее руки к бокам.

Ему потребовалась целая минута, чтобы полностью успокоиться.

— Крис, — снова начал он, — я до конца дней буду помнить это… гм, твое предложение. Мне никогда в жизни не предлагали ничего подобного, и я не встречал человека, которому делали такое предложение. Ты очень великодушна и щедра.

— А теперь мне можно идти? — спросила Крис, предпринимая попытку слезть с его колен и высвободить руки.

— Только после того, как я объяснюсь. Когда я сказал, что не могу любить тебя, я имел в виду вовсе не то, что я… — Он замолчал, чтобы совладать со своими губами, которые против его воли растягивались в улыбке. Крис подобралась, будто изготовившись к прыжку. — Я не имел в виду, что не могу физически, я хотел сказать, что есть причины, мешающие мне прикасаться к тебе.

— Кажется, до последней минуты тебе ничто не мешало прикасаться ко мне, — процедила Крис.

— Иногда я ничего не могу с собой поделать. Но под «прикасаться» я подразумеваю близость с тобой. Вот на это я пойти не могу.

— Потому что это я, да? Будь на моем месте кто-нибудь типа горничной Леньера, с большой грудью и пышными бедрами, у тебя не возникло бы проблем, верно?

— Проклятие! Дело не в физической стороне! Дело в…

Их лица разделяло всего несколько дюймов.

— Я думала, что если женщина проявляет желание, то мужчина всегда отвечает ей. Так мне говорила моя мама. Всю свою взрослую жизнь я отбивалась от мужчин, теперь же я сама предложила себя мужчине, а он не может. Если дело не во мне, и не в тебе, и не в толстушках, тогда в чем?

Тайнан положил руки ей на плечи.

— Ох, Крис, ты убиваешь меня. В тюрьме было проще. Почему ты выбрала меня, а не Прескотта?

Крис попыталась слезть с его колен, но он усадил ее на место.

— Я больше тебя не побеспокою.

Она почувствовала на шее его теплое дыхание.

— Ты всегда будешь беспокоить меня. Ты беспокоишь меня каждую секунду. И мне тяжело видеть тебя рядом с Прескоттом. Крис, я никогда ничего так не желал, как тебя с первой минуты нашего знакомства. В последние дни я едва не схожу с ума. Думаю о тебе постоянно. Я даже не могу оставаться в лагере, потому что боюсь не совладать с собой. Мне хочется забросить тебя на лошадь и увезти отсюда прочь.

— Но я сама предложила тебе себя, а ты посмеялся надо мной. С первой минуты знакомства ты только и делаешь, что кричишь на меня и гонишь прочь. Я ничего не понимаю! Так ты способен на близость с женщиной? У тебя нет физических увечий?

— Если бы ты не была такой невинной, ты бы давно узнала ответ, сидя у меня на коленях. — Тайнан принялся покусывать ей мочку уха, и Крис прижалась к нему. — Если мы станем близки, — проговорил он, — я…

— Да, — прошептала Крис и, откинув голову, подставила ему шею для поцелуя.

— Если мы станем близки, твой отец отправит меня обратно в тюрьму.

— М-м, — простонала Крис, наслаждаясь ласками Тайнана. Когда до нее дошел смысл сказанного, она встрепенулась и вопросительно посмотрела на него: — Что мой отец?

— Он отправит меня обратно в тюрьму. Послушай, Крис, я не хотел говорить тебе об этом, я всячески избегал этой темы, но теперь должен предупредить: мне было сказано, что ты для меня — запретная территория.

Крис отстранилась от него и слезла с колен.

— Я хочу выслушать все от начала до конца.

Вздохнув, Тайнан оперся на руки и с грустью посмотрел на нее.

— Меня приговорили к пожизненному заключению, но твой отец вытащил меня из тюрьмы специально для спасения тебя. Ты была абсолютно права, сказав, что у него достаточно денег и влияния, чтобы получить желаемое. Он вытащил меня оттуда, но все бумаги на амнистию остались у него. И еще он предупредил: стоит мне прикоснуться к тебе, и я отправлюсь обратно в тюрьму.

— Ну, это мы еще посмотрим, — заявила Крис. — Отец всю мою жизнь отдает мне приказы, но я выполняю только половину из них — если вообще выполняю. Мы приедем к нему и скажем, что он не имеет права так с нами поступать.

Тайнан взял ее руки в свои.

— Крис, он прав. Он не хочет, чтобы его единственная дочь вышла замуж за такого, как я. Ведь я даже не умею общаться с благородными девушками вроде тебя. Не умею жить в таком большом доме, как у твоего отца. Не умею подолгу сидеть на одном месте. Я не подхожу на роль мужа, и твой отец понимает это. Он не хочет, чтобы я как-то навредил тебе и тем более женился. И мы оба знаем, что я не из тех мужчин, кто способен создать семью. Это-то ты понимаешь?

— Нет, — тихо ответила Крис, глядя ему в глаза. — Я люблю…

— Нет, не любишь. Просто в последние годы ты была слишком занята своей репортерской работой, чтобы замечать мужчин, а теперь всполошилась, что возраст поджимает, и решила, будто влюбилась в первого встречного.

— Тогда почему я не влюбилась в Прескотта?

Тайнан на мгновение задумался, а потом усмехнулся:

— Я просто более привлекателен. Он мне в подметки не годится.

— Думаю, ты прав, — сказала Крис, выбираясь из-под навеса. — Наверное, я действительно совершила ошибку.

Тайнан схватил ее за плечо и опять затащил внутрь.

— Не сердись, Крис. При других обстоятельствах я был бы рад завалиться с тобой в постель, но я не хочу возвращаться обратно в преисподнюю и не хочу обманывать тебя. Ты заслуживаешь достойного мужа. А я не из таких. Надеюсь, ты поймешь меня.

— Возможно, я понимаю тебя лучше, чем тебе кажется, — холодно проговорила Крис. — Прошу простить меня за мою навязчивость, за то, что преследовала вас вопреки вашим просьбам, за то, что вешалась вам на шею. Я постараюсь исправиться и впредь не давать вам поводов опасаться, что вас отправят в тюрьму из-за меня, из-за того, что я поставила вас в безвыходное положение. Вы это жаждали услышать? Теперь мне можно идти?

— Думаю, ты все же сердишься на меня. Я не хотел…

— Я сержусь на саму себя, — перебила его Крис. — И я глубоко озадачена. Я впервые в жизни бросилась на шею мужчине. Уверяю вас, больше это не повторится. Я больше не буду создавать вам проблемы, мистер Тайнан. А теперь я хотела бы вернуться в свою палатку и поспать, если вы не возражаете.

Тайнан нахмурился.

— Да, конечно. Крис, я благодарен тебе за предложение, за то, когда ты подумала, что физически я не могу…

— Ведь мы никогда не узнаем, можете или нет, не так ли? — бросила она и выбралась из-под навеса.

Глава 7

К тому моменту, когда они въехали в небольшой городок недалеко от леса, Крис уже выплакала все слезы. Она изо всех сил старалась держаться подальше от Тайнана. Все его попытки поговорить она игнорировала.

Не общалась она и с Эшером, просто делала то, что от нее требовала жизнь в лагере, и все.

После целого дня безуспешных попыток поговорить с ней Тайнан стал все реже бывать в лагере и в конечном итоге превратился в жалкое подобие того мужчины, с которым познакомилась Крис.

— Я так надеялся, что путешествие получится приятным, а вот не получилось, — как-то с грустью сказал Эшер.

Крис никак не отреагировала на его слова. Ей хотелось поскорее убраться оттуда, где она выставила себя полной дурой.

Было утро, когда они въехали в городок. Люди спешили за покупками, по улицам ехали загруженные фургоны, по тротуару прогуливались ковбои, группа женщин оживленно обменивалась новостями. Когда в начале главной улицы появились трое чужаков, все бросили свои дела и уставились на них.

Во всяком случае, так показалось Крис. Впервые за много дней она оживилась и стала проявлять интерес к окружающему миру.

Наблюдая за людьми, она поняла, что все смотрят главным образом на Тайнана.

Он ехал впереди. Его спина была прямой, плечи расправлены, взгляд устремлен вперед, однако ни на кого конкретно он не смотрел. Когда они поравнялись с конторой шерифа, какой-то человек забежал внутрь, и через мгновение на улице появился сам шериф.

— Я не желаю неприятностей! — крикнул он, обращаясь к Тайнану.

Тайнан не удостоил его своим вниманием, и его лошадь продолжала идти спокойным шагом.

Когда они проезжали мимо салуна, на улицу вышла кричаще разодетая женщина. Увидев Тайнана, она внимательно присмотрелась к нему, а потом вдруг побежала куда-то по грязной улице. Когда они доехали до заведения, которое называлось «Розовая подвязка», его двустворчатые двери неожиданно распахнулись, и на крыльце появилась высокая пожилая дама с ярко-рыжими волосами. «До чего же странный и неестественный оттенок», — подумала Крис.

— Тайнан! — крикнула дама.

Тайнан жестом велел Крис и Эшеру остановиться, а сам направил лошадь к даме.

Напрягая слух, Крис пыталась разобрать слова незнакомки.

— Тебе не следовало бы возвращаться сюда, — говорила рыжеволосая. — Ты нарываешься на неприятности.

Крис не расслышала, что ответил Тайнан. Когда ему было нужно, он умел говорить так, что вместо голоса посторонним слышался лишь глухой рокот.

Дама еще что-то сказала, он выслушал ее, затем, жестом поманив за собой Крис и Эшера, направил лошадь к гостинице.

— Ночь вы проведете здесь, а завтра мы выедем рано утром.

— А где остановишься ты? — Это были первые за много дней слова Крис, адресованные к нему.

Тайнан пристально посмотрел на нее.

— У меня здесь есть друзья. Заходи внутрь и попроси, чтобы тебе приготовили ванну, — сказал он и ускакал прочь.

— Что, по-твоему, это такое? — спросила Крис у Эшера.

— Ты имеешь в виду ванну? Мисс Мэтисон, я так давно не принимал ванну, что тоже забыл, как она выглядит. Уверен, ты все вспомнишь, как только увидишь горячую воду.

Крис не обратила внимания на его неуклюжую попытку пошутить.

— Нет, я имела в виду то, что произошло на улице, — сказала она, вслед за Эшером входя в гостиницу. — Почему все эти люди так пялились на Тайнана? И почему та женщина предупредила его?

— Меня не интересует ничего, кроме горячей ванны, горячей еды и прохладной и мягкой постели. Меня не интересуют никакие тайны, а наш проводник — одна большая тайна. Крис, прошу тебя, распишись в гостевой книге, иначе нам не дадут комнату.

Крис никак не отреагировала на его слова. В настоящий момент она могла думать только о том, что буквально у нее под ногами лежит материал для великолепной статьи. Почему весь город таращится на одного человека? Естественно, это как-то связано с тюремным заключением Тайнана, но что он натворил такого, что заставило весь город внимательно наблюдать за ним?

— Мисс, — окликнул ее портье, — будьте любезны, зарегистрируйтесь.

— Хорошо, — рассеянно проговорила Крис.

Она уже начала писать «Кристиана», но вдруг передумала и написала «Нола Даллас».

Портье со скучающим видом повернул к себе книгу, и вдруг у него глаза полезли на лоб.

— Та самая Нола Даллас? Та, которая ездила в Мексику?

— Да, — ответила Крис и одарила его своей самой милой улыбкой.

— Но я думал, что это мужчина.

— Многие так думают.

Крис продолжала улыбаться портье. Однажды ей с помощью этой самой улыбки удалось убедить охрану выпустить ее из погреба.

Эшер тут же забеспокоился.

— Мы хотели бы немного передохнуть у вас, — сказал он портье. — Пожалуйста, никому не говорите, что она здесь.

— Ни в коем случае, — с честным видом заявил портье. — Ни одна душа не узнает.

Продолжая хмуриться, Эшер взял Крис за руку и повел к лестнице. Прежде чем повернуть за угол, она оглянулась и еще раз улыбнулась портье.

— Жаль, что ты так поступила, — сказал Эшер, когда они остановились у двери в ее номер. — Твой отец опасается неприятностей со стороны Леньера. Конечно, ты еще ничего не опубликовала, но все же…

Крис улыбнулась и ему.

— Мне просто стало интересно, слышали ли обо мне люди здесь, на Дальнем Западе, вот и все.

— Что ж, думаю, вреда от этого не будет. Советую тебе отдохнуть. Я велю, чтобы тебя позвали, когда будет готова ванна.

Оказавшись в своей комнате, Крис посмотрела в зеркало. «Не так уж все плохо, — подумала она, — достаточно будет горячей ванны и расчески, чтобы привести себя в приличный вид».

— Если рассказать людям, кто ты такая, — громко сказала она своему отражению, — у них сразу же возникнет ощущение, будто они знают тебя тысячу лет. И тогда появится шанс, что им захочется поведать тебе то, что ты желаешь узнать.

За час Крис искупалась и привела себя в порядок. Она надеялась, что за это же время портье успел рассказать всему городу о знаменитой гостье. Когда она спустилась в холл, стоявшие там люди тут же повернулись в ее сторону. Крис даже смогла разобрать шепот: «Это она?»

Улыбаясь своим мыслям, она вышла на залитую солнцем улицу. Кажется, где-то тут, неподалеку, был магазин дамской одежды. Если где и можно услышать последние сплетни, так только там.


— Чем могу вам помочь? — спросила продавщица.

Прежде чем Крис успела ответить, дверь распахнулась, и в магазин вошли три женщины. Однако дверь не захлопнулась, потому что вслед за ними вошли еще две, а потом еще четыре. Крохотный магазинчик быстро заполнялся народом, а Крис, отойдя к прилавку, стала примерять шляпки.

— Никогда не догадаетесь, кто приехал в город, — громко, чтобы было слышно Крис, сказала одна из женщин. — Я сама не поверила Джимми, когда он сообщил, что в город приехала Нола Даллас.

— Это ведь та самая, которая решила сделать репортаж о жизни несчастных в сумасшедшем доме и подстроила, чтобы ее упекли туда.

— А еще она писала, что приличным женщинам небезопасно в одиночестве вечером ходить по улицам.

— А в Мексике ее едва не убили за ее статью о правительстве, — включилась в разговор третья женщина.

— Ах, как бы мне хотелось познакомиться с ней, — вздохнул кто-то из толпы.

Повисла тишина, и Крис поняла, что женщины ждут от нее ответных действий. Притворяясь, будто не слышала их слов, она примерила еще одну шляпку, сняла ее, положила на прилавок и пошла к двери. Взявшись за ручку, она оглянулась на женщин, которые беззастенчиво таращились на нее.

— Нола Даллас — это я, — тихо проговорила она.

В следующее мгновение будто прорвало шлюзы. Мощным потоком Крис втянуло в глубь магазина, и на нее обрушился водопад вопросов:

— Это вы писали серию статей про развод?

— Это вы провели три дня в тюрьме?

— Вы не испугались, когда добились ареста лоббистов и политиков?

Крис пыталась отвечать всем одновременно. И при этом с нетерпением ждала, когда услышит то, ради чего пришла.

— Уверена, это не наше дело, но нам кажется, что вам следует более осмотрительно подбирать себе спутников, — заявила одна из женщин, будто прочитав мысли Крис.

По толпе прошел ропот.

— Вот как? — Крис изобразила на лице самое искреннее недоумение. — А они показались мне такими милыми.

— Может, один из них и милый, но этот Тайнан… — Женщины переглянулись и замолчали.

Крис с видом скромницы изучала свои руки.

— Вообще-то я почти его не знаю.

Женщины принялись наперебой выкладывать ей все, что знали об этом человеке. К сожалению, знали они немного. Тайнан был арестован за убийство, в тот же день примерно в полдень его допросили, а вечером собрались повесить во исполнение приговора.

— Не слишком ли быстро? — заметила Крис.

— Уж больно очевидным был случай. Он был виновен, и все это понимали.

— Но вместо казни его отправили в тюрьму, — подсказала сплетницам Крис.

Женщины опять переглянулись.

— Вечером какие-то люди решили не ждать, когда его повесят… я не очень-то всему этому верю… но то, как они спасли его, гм…

Крис терпеливо ждала продолжения.

Одна из женщин с заговорщицким видом подалась вперед.

— Эти… э-э… э-э…

— Эллен пытается сказать, что шлюхи этого города собрались вместе, взяли ружья и защищали мистера Тайнана, пока не приехал федеральный маршал.

— Они еще потребовали, чтобы судебное разбирательство было проведено заново, а маршал заявил, что нет доказательств, подтверждающих, что именно он стрелял из того ружья, из которого убили человека, — в тот день все палили из своих ружей, — поэтому он вместо повешения приговорил его к пожизненному заключению. Крис набрала в грудь побольше воздуха.

— А кто та рыжеволосая дама?

Женщина, сообщившая ей все эти ценные сведения, вдруг приняла чопорный вид, демонстрируя всем свою добродетель.

— Это одна из тех. Когда Тайнан приезжает в город, он останавливается в ее салуне.

— Между прочим, он может быть таким милашкой, — неожиданно сказала какая-то юная девушка.

Стоявшая рядом с ней женщина, — вероятно, ее мать, — посмотрела на нее с осуждением.

— Некоторые из здешних девушек лишены здравого смысла, — обратилась эта женщина к Крис. — Он дрянной человек, прожигатель жизни, путешествует по всему миру, влюбляет в себя глупеньких девчонок, а потом уезжает, оставляя их в слезах. Уж лучше бы вам, мисс Даллас, держаться подальше от таких, как он.

Крис направилась к двери.

— Мне трудно передать, дамы, насколько велика моя благодарность. Теперь у меня есть история, которую надо расследовать. — Она оглядела женщин и улыбнулась: — Мне всегда хотелось узнать, как изнутри выглядит публичный дом. А вам?

На мгновение женщины от потрясения лишились дара речи, но быстро пришли в себя. Они действительно считали Крис одной из них. Они в течение многих лет читали ее статьи, и теперь им казалось, будто они давным-давно знают ее.

— Тоже, — вздохнула одна из женщин, и остальные рассмеялись в ответ.

— Пожелайте мне удачи, — сказала на прощание Крис и вышла из магазина дамской одежды. Последнее, что она услышала, были восторженные возгласы женщин, восхищавшихся ее отвагой.

Крис направилась прямиком к салуну рыжеволосой дамы. Войдя в помещение, она увидела двух ковбоев, которые сидели за столом и вяло играли в карты. Огромный бармен в фартуке мыл пол.

— Я ищу высокую даму с рыжими волосами, — сказала Крис. — Она здесь?

— Для дам ее здесь нет.

— Джо, — послышался голос откуда-то сверху, и Крис, подняв голову, увидела наверху лестницы ту самую рыжеволосую даму. — Эта милая госпожа — Нола Даллас, та самая, которая нарядилась хористкой. Разве ты забыл?

Бармен и ковбои посмотрели на Крис уже с другим выражением на лицах.

— Поднимайтесь наверх, — пригласила дама, и Крис пошла к лестнице.

Дама привела ее в просторную комнату, довольно уютную, но отделанную, по мнению Крис, в излишне кричащем стиле.

— Меня зовут Рыжей, — представилась дама, предлагая Крис сесть на диван, набитый конским волосом. — Хотите выпить? Чая у меня нет.

— Рыжей? — удивилась Крис.

— Из-за цвета волос. Я уже отказалась от попыток вернуть себе имя, потому что окружающие все равно называют меня Рыжей. Так зачем сопротивляться? Итак, чем я могу вам помочь?

Крис достала из сумочки блокнот и карандаш.

— Насколько мне известно, — бесстрастным тоном профессионального репортера проговорила она, — вы знакомы с мистером Тайнаном. Вы знаете, где он сейчас?

Рыжая рассмеялась.

— Если не ошибаюсь, он сейчас в ванне с тремя моими лучшими девочками.

Крис была настолько шокирована, что даже выронила блокнот и карандаш. Она поспешно наклонилась и стала подбирать их, чтобы Рыжая по ее лицу не поняла, какую боль ей причинила эта новость.

Рыжая присела на другой конец дивана.

— Ах вот оно что! Дорогая вы моя! Сколько времени вы провели с ним?

— Всего несколько дней, — покраснев, ответила Крис.

Чтобы скрыть от Рыжей свое смущение, она опустила голову и принялась разглаживать юбку на коленях.

— И вы влюбились в него, — ровным голосом констатировала Рыжая.

— Ну, вроде того, — пробормотала Крис. Неожиданно она подняла голову и с жаром заговорила: — Этот человек сводит меня с ума! Я подумала, что вы, возможно, что-нибудь знаете о нем. Он разговаривал с вами так, будто знаком с вами тысячу лет.

— Да, я знаю его лучше, чем кто-либо еще. Я помогала воспитывать его. Послушайте, детка, женщины влюбляются в Тая пачками. Он чертовски привлекателен, а своим голосом способен уговорить женщину на что угодно. Одно могу утверждать наверняка: он никогда не будет иметь дел с такими добропорядочными девушками, как вы.

— Именно так он и сказал. Мисс Рыжая, — воскликнула Крис, придвигаясь к ней, — я никогда в жизни не любила, и я не знаю, люблю ли я сейчас, но в этом человеке есть что-то интригующее, и мне хочется узнать о нем как можно больше.

Рыжая некоторое время внимательно разглядывала ее.

— Он заслуживает больше, чем имеет. Он хороший мальчик, но жизнь не баловала его. Судьба никогда не предоставляла ему шанс добиться лучшего. Если я расскажу вам о Тае, вы расскажете мне, как он выбрался из тюрьмы?

— Мой отец вытащил его оттуда. Вы когда-нибудь слышали о Дэлберте Мэтисоне?

— Слышала и слышу постоянно. Неужели Тай связался с ним? Этот человек сожрет его и не подавится.

— Он мой отец, — напомнила ей Крис и тут же замахала рукой, когда Рыжая начала было извиняться. — Я знаю его лучше, чем кто-либо другой. Он вытащил Тая из тюрьмы, чтобы тот забрал меня оттуда, где я находилась, и привез домой. Тайнан сказал, что отец нанял его, потому что он не заблудится в непроходимом лесу, но я думаю, что была еще какая-то причина. Только вот не знаю, какая именно. — Крис опустила голову и заговорила более спокойным голосом: — Я впервые встретила такого человека, как Тай, и он мне ужасно понравился. Я чувствую, что в нем скрыто гораздо больше, чем видно с первого взгляда. Я… я боюсь, что буду вешаться ему на шею. Он сказал, что, если прикоснется ко мне, мой отец упрячет его обратно в тюрьму. Нет надобности говорить, что последние дни путешествия я держалась от него подальше.

— Я сказала вам, что Тай никогда не трогает невинных девушек. В последний раз, когда это случилось, его бросили в тюрьму и обязательно повесили бы, если бы не вмешались мои девочки.

Крис с нетерпением ждала продолжения. Рыжая оказалась старше, чем сначала прикинула Крис, — она ухаживала за собой, и кожа на ее лице была гладкой и мягкой.

Рыжая встала, налила себе порцию виски и разбавила его водой.

— Обычно я не пью в это время дня, но появление Тая и беспокойство за него выбили меня из колеи. Вы правильно сказали, что я хорошо знаю его. Я одна из четырех женщин, которые были мальчику за мать. — Она села напротив Крис. — Он был бы недоволен, если бы узнал, что я все это рассказываю вам, но вы всегда доставляли мне огромное удовольствие своими статьями, поэтому мне хочется что-то сделать для вас. Примерно двадцать девять лет назад, когда я только-только начинала работать в этом бизнесе — и сама едва вышла из юношеского возраста, — один старатель принес в дом, где я работала, новорожденного младенца и оставил его нам. Этот старатель, старик, был ужасно противным и бессовестным, никто его не любил. Будь у него возможность, он обманывал бы даже калек. В общем, он принес к нам этого младенца. Он даже не стал утруждать себя тем, чтобы обмыть его, — малыш был в засохшей родовой слизи. Он так ослабел от голода, что едва дышал. Мы быстро нашли ему кормилицу и стали заботиться о нем как могли.

— Это и был Тайнан? А как он оказался у старателя?

— Старик не хотел рассказывать, пока мы не предложили ему дармового виски. Он сказал, что шел по лесу и увидел беременную женщину. Она была не в своем уме и просто бродила по лесу. Она остановилась перед стариком — уверена, он не изъявил желания помочь ей, — и родила ребенка без посторонней помощи. Прошептав одно-единственное слово «Тайнан», женщина умерла. Мы хорошо знали этого старателя, поэтому очень удивились тому, что он не бросил умершую женщину и младенца в лесу. Вероятно, у него был какой-то план. Короче, он завернул мальчика в тряпку и принес нам. — Рыжая встала и, пройдя вперед, повернулась к Крис спиной. — Мы делали что могли, но публичный дом — не лучшее место для ребенка. Все девочки обожали его. Думаю, мы избаловали его. К сожалению, у нас возникли проблемы, с которыми мы не смогли справиться. Когда Таю исполнилось два года, мы нарядили его в костюмчик и повели в воскресную школу. Дамы из паствы выгнали нас прочь. Они отказывались верить, что Тай — не внебрачный ребенок одной из нас. — Рыжая помолчала. — Он жил со мной до шести лет. Я никогда никого не любила так, как этого мальчишку. Он был для меня всем.

— А что произошло, когда ему исполнилось шесть?

Рыжая грустно вздохнула и повернулась к Крис.

— Тот старатель, который нашел его, вернулся с адвокатом, заявил, что Тай — его законный ребенок, и забрал его. В одном из близлежащих городков он выставил его на аукцион и продал за самую высокую цену.

Крис не сразу осмыслила услышанное. Она представила, как маленький мальчик стоит на столе и его продают с молотка, будто это скот. Но рабство было отменено много лет назад!

— И кто же купил его?

— Какой-то фермер, оказавшийся в городе проездом на восток. Я не видела Тая и ничего не слышала о нем двенадцать лет. К восемнадцати годам он превратился в крупного привлекательного юношу, однако он сильно изменился. Я заставила его рассказать, как он жил после того, как ушел от фермера. — Она улыбнулась. — Не думаю, что фермер с радостью отпустил Тая. Я заметила у него шрамы на ногах и спросила, откуда они. Тай ответил, что они появились в результате расхождения во мнениях по поводу его ухода между ним и фермером. Думаю, фермер эксплуатировал Тая, как раба. В общем, Тай ушел от него, когда ему было двенадцать, и с тех пор жил сам по себе. Он путешествовал, подрабатывал где придется, несколько раз попадал в плохие компании, научился стрелять из ружья. Потом, кажется, он покатился по наклонной плоскости к крупным неприятностям, но в последний момент что-то изменило его. Не знаю, что там произошло. Одного его приятеля, преступника, повесили. Возможно, это и повлияло на Тая, не знаю. В общем, что бы там ни было, что-то заставило его свернуть с кривой дорожки и пойти прямой дорогой. — Рыжая на мгновение прикрыла глаза. — Эта прямая дорога едва не убила его. Он брался за работу, которую никто не желал или боялся делать. Его даже направляли очищать города, занятые бандитами. Но так как после него всегда оставались горы трупов, добропорядочные горожане просили его уехать.

— Это же несправедливо! — воскликнула Крис.

— Детка, до несправедливости мы еще не дошли. Как я уже сказала, Тай никогда не волочился за чистыми девушками, у него хватало ума держаться от них подальше. Однако девушкам это не мешало роиться вокруг него. Как будто их привлекало его безразличие. В общем, одной из них, настоящей красавице, ужасно нравилось распускать хвост перед Таем. А он едва сдерживал себя. Однажды она пришла к нему в салун. Я увидела, как она рыдает у него на груди. Слезы всегда действовали на него особым образом, он просто не мог видеть плачущих женщин. Потом я обнаружила, что он седлает лошадь и вынимает из шкафа ружье. Девчонка сказала ему, что один местный фермер, владелец крупного ранчо, притесняет ее отца, и попросила Тая помочь. — Рыжая сделала глоток виски. — Я умоляла его не ехать, убеждала, что это не его дело, но он отказывался меня слушать. Была перестрелка, и когда осела пыль и развеялся дым, выяснилось, что сын фермера мертв. Тая скрутили и бросили в тюрьму.

— Именно тогда вы и спасли его?

— Слышали об этом, да? Верно, мы спасли его. Он не убивал фермерского сынка, парня убила та самая девчонка, но Тай не хотел выдавать ее и предпочел, чтобы повесили его. Кажется, эта мерзавка тайком встречалась с парнем, а Тай ей понадобился, чтобы вызвать у него ревность. Тай все это знал, но выдавать ее не хотел. Я даже стала подумывать, что он не прочь умереть. Иногда он ведет себя так, будто считает себя никчемным.

— Он сказал, что недостаточно хорош для меня, — тихо проговорила Крис. — Что я достойна кого-нибудь получше, чем он.

— Не верьте этому, детка, лучше его человека не найти.

— Именно так я и подумала, — с грустной усмешкой сказала Крис. — Как по-вашему, у меня есть шанс убедить его дать мне то, что я хочу?

— А вы хотите Тайнана?

— Всей душой.

Несколько мгновений Рыжая внимательно разглядывала Крис.

— Знаете, не исключено, что вы то, что ему нужно. — Она замолчала и прищурилась. — У меня такое чувство, будто я знаю вас целую вечность, что я хорошо изучила вас по вашим статьям. Но должна предупредить вас: если вы станете относиться к Тайнану как к очередному своему ухажеру…

Крис весело рассмеялась:

— Кажется, у нас тут все перевернулось с ног на голову! Обычно отец предупреждает потенциального жениха дочери!

Рыжая улыбнулась:

— У меня плохо получалась роль матери.

— А вот у меня сложилось впечатление, что вы отлично справлялись со своей задачей. Во всяком случае, мне нравится, что у вас получилось. Проблема в том, что я не нравлюсь Таю. То есть не нравлюсь ему в том смысле, в каком он нравится мне. Как мне преодолеть угрозу тюрьмы и воспоминания об отношениях с той самой так называемой добропорядочной девушкой? Кроме того, мне кажется, что ему вообще нравятся женщины другого типа. — Крис развела руки, демонстрируя Рыжей свое лишенное пышных форм тело.

Рыжая не успела ничего на это ответить, потому что за дверью послышался голос:

— Рыжая, ты не спишь?

У Крис не возникло сомнений в том, кто является обладателем голоса.

— Одну минутку, Тай, мальчик мой, — откликнулась Рыжая. — Идите сюда. — Она поманила за собой Крис и открыла дверцу в крохотную каморку. — Это место для мужчин, которые ни на что не способны, но зато любят наблюдать. Сидите здесь и слушайте. Я выясню, нравитесь вы Таю или нет. Согласны?

У Крис на языке так и вертелись вопросы по поводу каморки, но она подавила желание задать их.

— Да, — прошептала она.

Рыжая подтолкнула ее к стулу и закрыла дверцу.

— Иду, Тай, дорогой! — крикнула она и направилась к двери.

Глава 8

У Тая были влажные волосы, и он на ходу застегивал рубашку.

— Зря застегиваешь, — сказала Рыжая, придерживая ему дверь. — Я хочу взглянуть на твою спину.

— С ней все в порядке, — буркнул Тайнан, но рубашку все же снял.

Рыжая провела ладонями по его коже и повернула Тая к свету — и к каморке, — чтобы лучше рассмотреть спину.

— Действительно все в порядке, однако пройдет еще несколько недель, прежде чем все зарубцуется. До чего же ты худой, кожа да кости. Нужно тебя подкормить.

Тайнан надел рубашку.

— Ты говоришь, как Крис.

— Это та маленькая блондиночка, что приехала с тобой? Та, про которую говорят, что она — Нола Даллас?

Тай налил себе виски и сел на диван.

— Мм, как же хорошо. В тюрьме больше всего не хватает не свободы, а вот таких маленьких радостей вроде хорошей еды и выпивки, чистого белья и, — он усмехнулся, — женщин. Тебе следовало бы платить этой Леоре побольше. Сколько бы ты ей ни платила, этого все равно мало.

— Ты не ответил на мои вопросы. Та самая маленькая блондинка — Нола Даллас?

— Ага, — бросил Тайнан, разглядывая стакан с виски. — Расскажи, что здесь творилось в последние два года. Как бизнес? Кажется, у тебя прибавилось девочек?

— Думаю, что ты взял с собой в ванну не только моих девочек, — мрачно проговорила Рыжая. — Тайнан, хватит ходить вокруг да около. Говори, зачем вернулся. Тебя выпустили из тюрьмы навсегда или на время?

Он улыбнулся.

— Если не брать в расчет кое-какие ограничения, я практически свободен.

— Ограничения? Какие такие ограничения?

— В лице одной маленькой блондинки, которая может снова упечь меня в тюрьму.

— Вот как? — Рыжая многозначительно вздернула брови. — Не строй из себя невинного младенца. Даже сидя в ванне, девчонки с хихиканьем обсуждали появление здесь знаменитой Нолы Даллас.

— Неужели она действительно так знаменита? Ну, я знаю, чем она занимается, ее отец дал мне стопку газетных вырезок, чтобы я почитал о ней или ее статьи, но я думаю, что уж здесь…

— Дорогой, она именно такая, какой мечтает быть каждая женщина, — отважная, храбрая, борец по натуре. Не забудь, она сделала себе имя в мужской профессии.

— И добилась гораздо большего, чем я, — пробурчал Тайнан.

— В тюрьме было плохо, да? — спросила Рыжая, садясь напротив него.

— Полагаю, у старика Дикерсона имелись друзья. Вероятно, он решил, что, если ему не удалось прикончить меня с помощью веревки, надо воспользоваться кнутом и кандалами.

Рыжая погладила Тая по щеке, и он поцеловал ее ладонь.

— Но ты все же на свободе, — проговорила Рыжая.

— Я останусь на свободе, если не буду прикасаться к этой красивой дочке Дэла Мэтисона. Да-а, бывали у меня работки и полегче.

— Тебе она нравится?

— Да, причем довольно сильно. А какому мужчине может не понравиться женщина, которая сама идет к нему в руки? В первую нашу встречу она вообще была без одежды.

Рыжая откинулась на спинку дивана.

— Серьезно? Трудно поверить, чтобы такой знаменитости, как Нола Даллас, вдруг вздумалось преследовать мужчину.

— Ну, а она вцепилась в меня как клещ. Сказала, что хочет прожить со мной всю жизнь.

— Неужели это так плохо? Иметь дом и детей?

Тайнан встал и наполнил свой стакан виски.

— Ты опять за свое? Послушай, если бы я на ком-то и женился, то не на ней. У ее отца остались все бумаги на мое освобождение. Я привезу ее отцу и только тогда получу полную амнистию. Но стоит мне прикоснуться к ней, и меня вернут в тюрьму. И не забывай о деньгах.

— Которые ты получишь за ее возвращение?

Тайнан посмотрел на Рыжую.

— Ты видела того городского пижона, что ехал за мной? Это хороший добропорядочный горожанин, который знает, кто его родители. Он родился в богатой семье, и Мэтисон хочет выдать за него свою дочку. Я получу десять тысяч долларов, если доставлю его дочку влюбленной в мистера Эшера Прескотта. А она ходит по пятам за мной.

— До чего же тебе сложно!

Тайнан усмехнулся:

— Я в этом не виноват. Я сказал, что она преследовала меня повсюду. Я старался держаться от нее подальше, но она все равно настигала меня, причем чаще всего голой. Я же нормальный человек, как ты понимаешь.

— Более нормальный, чем большинство из нас. А тебе не приходило в голову, что, возможно, и ты понравился ей?

— Такой, как она? Единственное, что ей нужно, — это переспать с кем-нибудь перед возвращением к отцу. Но если я проведу с ней ночь, то потом, в тюрьме, буду всю жизнь сожалеть об этом. Упаси меня Боже от добропорядочных девочек! Думаю, мне лучше держаться таких, как Леора.

— О, Тай! — воскликнула Рыжая, вставая и обнимая его. — Как ты собираешься строить свою жизнь?

— Уж точно больше не сидеть в тюрьме. Наверное, куплю землю на эти десять тысяч.

— На деньги, которые получишь за сводничество? За то, что устроишь брак мисс Мэтисон и того молодого человека? Ты уверен, что у тебя получится?

Тайнан подошел к окну и выглянул на улицу.

— Я признаю, что будет нелегко, особенно если учесть, какие трудности создала мне мисс Мэтисон. У этого парня нет… напора. Надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду. Он даже не знает, как завоевать девушку.

— В отличие от тебя, да?

Тайнан повернулся к Рыжей.

— Ты за что-то сердишься на меня? Что-то ты сегодня излишне вспыльчива.

Рыжая снова села.

— Тай, дорогой, я старею, а ты мне как сын, ближе тебя у меня никого не было. Мне бы хотелось увидеть тебя женатым и остепенившимся, с полудюжиной детишек. Мне было бы приятно думать, что в твоем доме всегда будет иметься свободная комната для меня на тот случай, если я когда-нибудь уйду на пенсию.

Тайнан обнял ее и поцеловал в лоб.

— Где бы я ни оказался, для тебя всегда найдется свободная комната. Но я не могу представить себя женатым и с кучей детей.

Рыжая отпихнула его.

— Это потому, что ты никогда не любил.

— Да что ты! Час назад я так любил Леору, что…

— Хватит! Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Ты когда-нибудь приглашал девушку на церковное собрание? Выводил на прогулку в коляске или просто на пикник?

— Все это такая скучища.

— Отнюдь, — возразила Рыжая, сверля его сердитым взглядом.

Тайнан снова выглянул в окно.

— Знаешь, однажды Крис и Прескотт пели дуэтом, и мне показалось, что это не такое уж неприятное времяпрепровождение.

— У тебя замечательный голос. Почему ты не присоединился к ним?

Тайнан пожал плечами:

— Не знаю. Просто я не гожусь для такого общества. Эй! В этом доме есть свинина? Вечерком я бы не отказался от четырех-пяти отбивных.

— У нас есть свинина. Тай, так ты действительно собираешься свести Крис с этим молодым человеком?

Прежде чем ответить, Тайнан отвернулся и устремил взгляд на свой стакан.

— Это моя работа.

— Но ведь тебе не хочется этого делать!

— Она заслуживает лучшего, чем он. Она храбрая и не испугалась трудностей. Она бесстрашно бродила по лесу, в то время как этот тип боялся отойти от костра. И она добросовестно выполняла свою работу. Он обращался со мной как с прислугой, нанятой для удовлетворения его нужд, а Крис всегда помогала мне расседлывать лошадей. — Тайнан улыбнулся. — Кроме той первой ночи. — Он вдруг поставил стакан на стол. — Черт, да не для меня она!

Рыжая накрыла ладонями его руки.

— Почему? Она единственный ребенок Мэтисона? Готова поспорить: если ее отец поймет, что ты ей нужен, он не отправит тебя обратно в тюрьму.

— А что будет со мной, если выяснится, что ты ошиблась? К тому же я ей не нужен. Она все себе вообразила. Я был главным в отряде, а в лесу иногда чувствуешь себя так, будто ты один на земле. Обстоятельства и место оказались подходящими. И еще то, что там у меня не было конкурентов.

— Значит, теперь, после того как вы вышли из леса, она перестанет интересоваться тобой, да?

— Уверен в этом.

Рыжая на мгновение задумалась.

— Вот что я тебе скажу. У меня больше веры в эту девочку. Я прочитала много ее статей и могу сделать вывод, что она не такая уж взбалмошная. Если она сказала тебе, что любит тебя, думаю, это действительно так.

— И на сколько хватит такой любви? — осведомился Тайнан. — Избави меня Бог от преданной любви добропорядочной женщины.

— А давай испытаем ее, а?

— Как?

— Рори Сейерсом.

Тайнан помолчал.

— Так он здесь?

— В гостинице. Хочешь познакомить с ним свою Крис?

— Она не моя.

Рыжая улыбнулась ему.

— Знаешь, Тайнан, в чем твоя проблема? Тебе никогда не приходилось прикладывать усилий, чтобы добиться женщины. Тебе известно, что с женщиной можно заниматься и другими вещами, кроме постели? Думаю, ты никогда и пяти минут не беседовал с нормальной женщиной, не шлюхой. Готова спорить, что ты не знаешь, чем заниматься с девушкой за пределами спальни.

— Однажды в лесу я разговаривал с Крис. — Он вдруг прищурился. — Рыжая, к чему ты ведешь?

— Я хочу, чтобы ты сделал нечто, что будет для тебя не так-то просто. Мне кажется, ты уже наполовину влюбился в Крис. Почему бы тебе пару раз не пригласить ее на прогулку, побеседовать с ней, узнать ее получше? Это послужит для тебя хорошей практикой и поможет тебе, когда ты начнешь подыскивать себе жену.

— А что, если она опять будет повторять, что любит меня? Я не хочу попадать в тюрьму — из-за нее или кого-то еще. И я хочу получить свои десять кусков.

— Тогда организуй развлечения. Пригласи Крис и Прескотта на верховую прогулку по окрестностям. Помоги ему ухаживать за ней. Ты сможешь многому научиться от него, а он — от тебя.

— А как же Сейерс? Какое отношение он имеет ко всему этому?

— Тебе не кажется, что Рори будет идеальной партией для твоей Крис? Он богат, имеет прочную репутацию, владеет этими замечательными лесами. А еще у Рори есть престиж. В этом ему не откажешь. Может, тебе удастся убедить Крис выйти за него. Уверена, Мэтисон похвалит тебя, и ты получишь свои десять тысяч.

Тайнан ничего не сказал, взял со стола пустой стакан и наполнил его.

— Не могу представить Крис и Рори вместе.

— А я могу. У Рори яркая индивидуальность, и женщины обожают его. Ты мог бы пригласить Крис, Рори и того молодого человека, которого выбрал Мэтисон, на послеобеденную прогулку. Ты бы ничего не делал и только и думал бы о своих десяти тысячах. Это был бы самый легкий из твоих заработков.

— Крис может не понравиться Сейерс. У нее есть вкус. Она истинная леди. Все ее нижнее белье помечено инициалами, не огромными и уродливыми, как у Сьюзи, а крохотными, вышитыми белой ниткой на белом фоне. И еще Крис задает массу вопросов. Она разоблачает людей. Если Сейерс попытается рисоваться перед ней, она быстро выведет его на чистую воду.

— Но ведь ты будешь рядом. Ты все уладишь и поможешь Рори обойти острые углы.

— Крис не так-то легко обвести вокруг пальца. Знаешь, ведь она вычислила, что меня мучит страшная боль! Даже догадалась, что я новыми сапогами стер ногу почти до мяса. А еще она сопоставила все факты и вычислила, что я был в тюрьме.

— Она совсем не похожа на других знакомых тебе женщин, правда? — тихо спросила Рыжая.

Тайнан резким движением поставил на стол стакан.

— У меня есть дела. Встретимся вечером за ужином.

— Хорошо, дорогой. Давай поужинаем в гостинице. Пригласи своих друзей. Может, я и помогу тебе заработать деньги. Я заставлю твою Крис увидеть, какой очаровательный джентльмен предназначен ей в мужья. А давай пригласим и Рори. Он способен развеселить любую компанию.

— Ну давай. Хотя Крис он не понравится. Он пустозвон. — Тайнан взялся за ручку двери. — И она не моя Крис.

— Твоя, пока ты не продал ее кому-то другому.

— Почему я чувствую себя так, будто меня переехал поезд? До вечера.

— Встречаемся в шесть в гостинице, — крикнула ему вслед Рыжая.


Переодеваясь к ужину, Крис бросила взгляд на свое нижнее белье, присмотрелась к инициалам и с недоумением спросила себя, когда это Тай успел их так подробно разглядеть. А, он все равно видел, что под бельем, поэтому какая разница, видел он ее белье или нет.

Специально для ужина Рыжая одолжила ей синее бархатное платье с тугой талией и крохотным турнюром. Крис надела его и обнаружила, что оно сидит как влитое, красиво облегая ее стройные бедра. Одеваясь, Крис думала о том, что услышала о Тайнане, и пришла к выводу, что его характер являет собой странную, противоречивую смесь из уверенности и неуверенности.

Крис вышла из комнаты и спустилась вниз. У лестницы ее ждали Эшер и какой-то незнакомый мужчина, который тут же шагнул к ней навстречу и представился Рори Сейерсом. Крис сразу поняла, что он собой представляет. Сейерс принадлежал к тому типу мужчин, с которыми ее любил знакомить отец. Он был красив, и его красоту можно было охарактеризовать словом «острая»: острый нос, острый подбородок, острый взгляд голубых глаз. А его уверенности хватило бы на шестерых, той самой уверенности, которая, как было известно Крис, проистекает из владения деньгами и безбедного существования.

С холодной улыбкой она подала Сейерсу руку и позволила ему проводить ее в ресторан.

Обед прошел ужасно. Рори не умолкал ни на минуту, рассказывая обо всем, что произошло в округе за последние два года — те самые два года, что Тай провел в тюрьме. Тайнан же вел себя, как угрюмый мальчишка, которого наказали и заставили ужинать со взрослыми.

На мгновение Крис прикрыла глаза и попросила Господа дать ей силы.

— Ты, естественно не знаешь об этом, да? — обратился Рори к Тайнану, который сидел, склонившись над тарелкой со свиной отбивной. — В последние два года ты был слишком занят, чтобы читать газеты, верно?

Тайнан не успел ответить, потому что его опередила Крис:

— Позволю себе не согласиться с вами, мистер Сейерс. Мистер Тайнан читал мои статьи. Возможно, он просто избирателен в своем чтении.

— Он не мистер Тайнан, — заявил Рори с улыбкой. — Что-то мне не верится, что у него есть фамилия.

Крис больше не могла выносить надменность этого человека и его злобные замечания.

— Прошу прощения, — сказала она, вставая, — но у меня вдруг разболелась голова. Мне хочется выйти на свежий воздух. Мистер Тайнан, будьте любезны, проводите меня. Надеюсь, от прогулки мне станет легче.

Рори Сейерс тоже встал и бесцеремонно схватил Крис за руку.

— Я вас провожу, мисс Мэтисон.

Со всем высокомерием, на которое она была способна, Крис отдернула руку.

— Сэр, мы с вами едва знакомы. Я не доверяю свою безопасность незнакомым людям. Пойдемте, мистер Тайнан.

Рори не сразу пришел в себя от потрясения.

— Боюсь, — произнес он, показывая Крис, что делает скидку на ее неосведомленность, — что вы не знаете этого человека. Он…

Крис не смогла бы изъездить Соединенные Штаты вдоль и поперек, если бы не научилась манипулировать мужчинами любого типа.

— Я провела чертовски много времени наедине с этим человеком, и мне известно о нем все, что нужно. Мне также известен тот факт, что он ведет себя как джентльмен.

Крис повернулась к Рори спиной и посмотрела на Тайнана, который стоял за ней и протягивал руку. Его губы были растянуты в широченной улыбке.

— У дамы действительно есть вкус, — сказал он Рори. — Садись и доедай. Я позабочусь о ней.

Едва Тайнан вывел Крис из гостиницы на залитую лунным светом улицу, он тут же выпустил ее руку.

— Зачем ты это сделала?

— Затем, что не выношу таких типов, — с раздражением ответила она.

— Да? Но мне всегда казалось, что женщинам нравятся такие мужчины. Во всяком случае, большинству моих знакомых.

— Но ведь ты никогда не был знаком с женщиной, которая способна в восемнадцать лет сбежать из дома и стать газетным репортером, не так ли?

— Нет, — согласился с ней Тайнан и улыбнулся. — Не был. У тебя действительно болит голова? Хочешь, я отведу тебя в твой номер?

Крис остановилась и посмотрела на него.

— Если я пообещаю не быть навязчивой, ты пригласишь меня на прогулку?

— Навязчивой?

— Ну да, не буду преследовать тебя и засыпать вопросами. В общем, не буду тебе надоедать.

Тайнан изумленно посмотрел на нее, затем схватил за руку и потащил за собой в переулок. Крис не успела опомниться, как он уже обнимал ее и прижимал ее голову к груди.

— Крис, разве ты ничего не понимаешь? Спасибо за то, что сделала сейчас. Если бы ко мне с пистолетами наголо подошли четверо, я бы знал, как справиться с ним, а в обществе таких вот богатых испорченных мальчишек я теряюсь. Но сегодня благодаря тебе я почувствовал себя…

— Победителем? — подсказала Крис и попыталась поднять голову, но Тайнан лишь крепче прижал ее к груди.

— Дежа вю, — прошептала она.

— Что?

— У меня такое ощущение, что все это уже было, в точно такой же ситуации. Помнишь нашу первую встречу?

— Ни один мужчина не сможет забыть такую встречу. Крис, тебе следует вернуться. Я не имею права прогуливаться с тобой по улице ночью.

Крис хотелось всегда быть с ним. Если бы Тайнан попросил, она бы вскочила на лошадь и ускакала с ним — чтобы жить в лесных дебрях. Однако она понимала, что сейчас ей придется послушаться его. Он не знает, что чувствует к ней, и ей не следует давить на него.

— Хорошо, — с неохотой прошептала Крис. — Пошли.

Тайнан медленно отстранился от нее и пустил ее вперед. Крис завернула за угол и увидела Рори и Эшера, которые шли им навстречу. Оба напоминали членов Комитета бдительности, готовых избавить мир от всех, кого они считают паразитами. Крис поспешно повернулась к Тайнану.

— Поцелуй меня, — с настойчивостью в голосе прошептала она.

Ошеломленный, Тайнан промедлил всего мгновение, а потом быстро подчинился ей и, обняв, поцеловал. В его поцелуе чувствовалась страсть, о существовании которой Крис и не подозревала. Она тут же забыла, зачем попросила Тая поцеловать ее, и ответила ему такой же вспышкой страсти, обняв за шею и притянув к себе, причем так близко, что он вжался своими бедрами в ее.

— Убери от нее руки! — заорал Рори и принялся отдирать Тайнана от Крис.

Крис не сразу пришла в себя после этого удивительного поцелуя: она не сразу открыла глаза и обрела дар речи.

— Мне бы следовало вызвать тебя за это на дуэль, — заявил Рори.

Крис спиной привалилась к стене дома. Ею владела сильнейшая эйфория, и, скажи ей кто-нибудь, что сейчас рядом с ней взорвется бомба, она и тогда не смогла бы сдвинуться с места.

— Я готов, Сейерс, только скажи когда, — услышала она полный угрозы голос Тайнана.

Почувствовав, что назревает ссора, которую нужно остановить, Крис стала медленно возвращаться к реальности. Отойдя от стены дома, она вдруг с изумлением обнаружила, что ее платье расстегнуто на спине.

Расправив плечи, чтобы платье не свалилось, она встала перед Рори, тылы которого прикрывал мистер Прескотт.

— Мистер Сейерс, — сердито проговорила Крис, — я не знаю вас, а после сегодняшнего вечера вряд ли захочу узнать. Вы не имеете права вмешиваться в мою жизнь, и я очень прошу вас держаться от меня подальше.

— Крис, — сказал Тайнан, — не лезь. Это тянется уже много лет.

— А я как раз буду лезть, — решительно заявила Крис и почувствовала, как платье начинает сползать с плеч.

К счастью, она успела вовремя подхватить его и надеялась, что мужчины ничего не заметили. Если она выберется из этой передряги без потерь, то хорошенько прочистит мозги Тайнану! Она встречала дерзких мужчин, но ни один из них не доходил до такой наглости! Крис ужасно хотелось отойти в сторону и позволить мистеру Сейерсу разделаться с Тайнаном.

— Мисс Мэтисон, я вынужден считать это оскорблением. Я несколько раз виделся с вашим отцом, поэтому мне трудно поверить, что он обрадуется, когда узнает, что какая-то шваль лапает его дочь в переулке.

Тайнан шагнул вперед, однако Крис поспешила встать между мужчинами.

— Мой отец нанял этого человека защищать меня, и сейчас он именно этим и занимается. В вас, мистер Сейерс, никакой нужды нет. Кстати, мистер Тайнан только что сделал мне предложение, и я с радостью приняла его. Я считаю, что теперь у него есть все права целовать свою суженую и не ожидать при этом нападок со стороны местного наглеца.

Рори Сейерс попятился.

— Наглеца? Простите, мисс, но я видел в вас благородную даму с возвышенными идеалами, которая считает недостойным общаться с этим… преступником. Могу только предположить, что вы ничего не знаете о нем.

— Мне известно, что его бросили в тюрьму без всяких оснований и он просидел там два года. — Придерживая платье, Крис стала наступать на Рори. — Мне известно, что он никогда не знал своих родителей и в отличие от вас никогда не обладал тем преимуществом, которое дают деньги. И хотя у него нет образования, он выражается как истинный джентльмен, в свободное время читает Вольтера и считает главной задачей своей жизни помогать людям. Можно ли о вас, мистер Сейерс, сказать то же самое?

Рори расправил плечи.

— Вы совсем не так благородны, как мне казалось, — заявил он и, бросив взгляд на Тайнана, повернулся и пошел прочь.

Эшер поспешил за ним.

— Он не имеет права говорить так о тебе, — проговорил Тайнан, глядя им вслед.

Крис повернулась к нему.

— Не смей, — процедила она сквозь стиснутые зубы, — не смей даже думать о том, чтобы преследовать его. — Наступая на Тайнана, она загнала его обратно в переулок. — И особенно о том, чтобы мстить за мою поруганную честь. И вообще что тебе известно о дамской чести!

— Крис, я…

— Взгляни на это! — возмущенно воскликнула Крис, поворачиваясь к нему спиной и демонстрируя расстегнутое платье. — Кто дал тебе право снимать с меня одежду! Как ты посмел!

— О, — с наглой усмешкой произнес Тайнан. — Ну наверное, по привычке. Я даже не задумывался над этим.

— По привычке?! — едва не задохнулась от гнева Крис. — Ты всегда расстегиваешь платье девушкам, когда целуешь их?

— Ну-у, — протянул Тайнан, продолжая пятиться, — большинство тех, кого я целую, сами хотят, чтобы их раздевали. И тебе, кажется, это понравилось.

— Какое самомнение… жаль, что я помешала мистеру Сейерсу пристрелить тебя. Ты заслужил это. — Крис принялась застегивать платье, пытаясь совладать с длинным рядом крохотных пуговиц.

— Да он стрелять-то не умеет. Он только и умеет, что водить карандашом по бумаге да трепать языком. Дай помогу. Я застегну тебе платье так же быстро, как расстегнул.

— О, полагаю, у тебя богатая практика, — съязвила Крис.

Тайнан развернул ее спиной к себе и стал застегивать пуговицы.

— Иногда приходится одеваться очень быстро. Ну вот и все. Я заеду за тобой завтра.

— Ни в коем случае! Скажу честно, мистер Тайнан, я сыта по горло. Вы не хотите возвращаться в тюрьму, а я хотела бы вернуться к отцу. Думаю, что завтра мы должны продолжить наше путешествие на юг, в сторону моего дома.

— Мы спокойно можем задержаться на день. Крис, не надо выставлять меня дураком перед всем городом и тем более перед Сейерсом. Ты заявила ему, что мы обручились, и я хочу хотя бы один день побыть в роли твоего жениха. Я хочу, чтобы люди увидели, что я могу…

— Заполучить «добропорядочную» девушку вроде меня? — тихо осведомилась Крис и положила руку ему на грудь. — Тайнан, вероятно, я ввела тебя в заблуждение. Возможно, на меня подействовал лес, ощущение полной отрезанности от мира, нечто такое, что заставило меня потерять всякое представление о том, что можно и что нельзя. Но сейчас, когда мы вернулись к цивилизации, я считаю, что нам следует держаться подальше друг от друга. В конце концов тебе грозит тюрьма, если ты прикоснешься ко мне.

Тайнан схватил ее за плечо и наклонился к ее лицу.

— Прямо сейчас Сейерс в салуне рассказывает половине города о том, что Нола Даллас собирается выйти замуж за убийцу. И ведь именно ты подсказала ему эту идею.

Крис улыбнулась ему, и Тайнан при виде этой улыбки отшатнулся.

— Завтра воскресенье. Как ты смотришь на то, чтобы утром появиться в церкви? После службы я приглашена на пикник церковной общины. Ты предлагаешь, чтобы мы отправились туда как помолвленная пара? Ладно, но только на один день. В понедельник мы тронемся в путь домой. И перестанем изображать из себя обрученных. Это тебя устраивает?

— В церкви? — ошеломленно спросил Тайнан, и даже в темноте Крис смогла разглядеть, как он побледнел.

— В церкви, — уверенно подтвердила она и взяла его под руку. — Нам стоит покинуть этот переулок, иначе моя репутация, несмотря на нашу помолвку, будет испорчена.

Встретимся завтра утром. — Они подошли к гостинице. — Не унывайте, мистер Тайнан. Я позабочусь о том, чтобы день принес вам радость. Доброй ночи, дорогой, — проговорила она и улыбнулась позднему прохожему. — Можешь чмокнуть меня в щечку, — прошептала она, когда они входили внутрь, — только ничего не расстегивай, даже манжеты.

Тайнан, пораженный столь стремительным развитием событий, наклонился и поцеловал Крис. Выпрямившись и оглядевшись, он увидел трех женщин, которые стояли в холле гостиницы и с неодобрением смотрели на них. Поддавшись порыву, Тайнан обнял Крис за талию и еще раз поцеловал, только на этот раз не в щечку.

Поцелуй так подействовал на Крис, что, когда Тайнан выпустил ее, ей пришлось опереться на спинку кресла, чтобы не упасть.

— Увидимся утром, дорогая, — подмигнув, сказал Тайнан, надел шляпу и вышел.

Крис с трудом пришла в себя.

— Ну и ну, а он увлекся, — проговорила она, расправляя платье. — Доброй ночи, — пожелала она женщинам, которые наблюдали за ней с открытыми ртами.

Поднимаясь по лестнице, Крис весело насвистывала.

Глава 9

Эшер Прескотт ждал ее у двери в номер. Он был мрачен.

— Я должен поговорить с тобой.

— Я очень устала и… — начала было Крис и замолчала. Если мужчине втемяшится в голову, что женщина нуждается в нравоучении, лучше не препятствовать ему. Крис давным-давно уяснила: мужчины чувствуют себя значительно лучше после «урока», преподанного женщине. — Да, в чем дело? — Она набралась терпения и стала ждать продолжения.

— Я считаю, что ты ведешь себя неправильно. Мне кажется, ты теряешь чувство меры. Я знаю, тебе нравится защищать жертв несправедливости, но иногда эти жертвы недостойны защиты. Я полагаю, Крис, тебе нужно кое-что узнать о человеке, за которого борешься. Когда ему было шестнадцать, его уже считали вооруженным бандитом. Он убил двоих в уличной перестрелке. К двадцати годам он нажил себе больше врагов, чем другие — за всю жизнь. Тебе известно, что какое-то время он был в банде Ченри? Однажды его поймали и приговорили к повешению, но банда взорвала тюрьму и вытащила его. Он брался за рискованную работу, в некоторых городах выходил один против двадцати преступников. — Эшер начал распаляться от собственных слов. — И еще женщины, Крис! У него сотни женщин! Для таких, как он, женщина не является предметом любви и поклонения, они видят в ней только средство для постельных утех. Ты говоришь о любви к нему, но он не знает, что это такое! Он дрянной человек и никогда не станет чем-то другим.

Крис не произнесла ни слова, она просто стояла и смотрела на Эшера.

— Ты говоришь о браке с ним, но мне кажется, что ты плохо представляешь, что такое супружеская жизнь. Это совместное проживание изо дня вдень. Когда этому Тайнану что-то нужно, он — само очарование, но в другое время он целыми днями бывает угрюм и мрачен. У него плохо подвешен язык, он не знает, как себя вести в приличном обществе. А женщина, которую все называют его матерью… Крис, мне с трудом верится, что ты согласилась бы сидеть за одним столом с ней. Я… — Эшер замолчал и вдруг нежно улыбнулся ей. — Знаешь, что я думаю? Я думаю, что Тайнан интересен тебе, потому что у него есть тайна. Когда ты откроешь эту тайну, то сразу поймешь, что он — просто еще один заурядный бандит. А тебе, Крис, нужно совсем другое, — ласково добавил он, приближаясь к ней. — Тебе нужен муж твоего же круга. Муж и дети.

Крис изобразила непонимание:

— Такой, как вы, мистер Прескотт?

— Крис, я считаю тебя очень привлекательной женщиной.

Он наклонился к ней и прикрыл глаза, всем своим видом давая понять, что собирается поцеловать ее. Крис поспешно открыла дверь номера, скользнула внутрь и заперлась изнутри.

— Целуйтесь с дверью, многоуважаемый мистер Проплаченный Жених.

Крис уснула с мыслями о предстоящем пикнике.

На следующее утро Тайнан ждал ее в холле гостиницы. На нем был чистый костюм, а сам он стоял, прислонившись к окну, и читал газету.

— Доброе утро, — с улыбкой поприветствовала его Крис.

Тайнан улыбнулся ей в ответ, только улыбка получилась у него не очень веселой, как будто ему предстояло тяжелейшее испытание.

Крис натянула перчатки.

— Ты готов?

Тайнан кивнул, подставил ей локоть, и они вышли на улицу.

По пути им встретилось еще несколько пар, направлявшихся в церковь, и все при виде Тая и Крис останавливались и откровенно таращились на них.

В церкви Крис насильно усадила Тайнана в третий ряд, подальше от задних мест, куда он ринулся в первое мгновение. Во время службы он хранил молчание и внимательно слушал священника. Когда стали петь псалмы, оказалось, что он знает текст и, как и говорила Рыжая, обладает замечательным голосом.

Когда они покинули церковь, Тайнан не скрывал своего облегчения оттого, что все закончилось и прошло гладко. Священник, провожавший прихожан до крыльца, даже пожал ему руку и сказал, что всегда рад видеть его в церкви.

Спускаясь по ступеням, они увидели Рыжую, ожидавшую их в красивой коляске с большими колесами, в которую был запряжен лоснящийся вороной жеребец.

— Я прихватила корзинки с едой для пикника, — сообщила она. — Не хотела, чтобы вы ехали с пустыми руками. Эй, Тай, помоги мне.

— А вы с нами не едете? — спросила Крис.

— Церковный пикник — не место для таких дам, как я. Желаю вам хорошо провести время. Ну-ка, Тайнан, измени выражение лица, иначе мне придется выпороть тебя. Покажи всем, как ты счастлив.

Тайнан не удержался и рассмеялся, а потом чмокнул ее в щеку.

— Наверное, только вы вдвоем и сможете защитить меня.

Крис взяла его за руку.

— Хватит и одной. Рыжая; мы будем скучать без вас. До вечера. Молитесь, чтобы не пошел дождь.

— Дорогая, я не перестаю молиться с той минуты, как вы въехали в город. Все, пора трогаться.

Тайнан подсадил Крис в коляску, и вскоре они уже катили по пыльной дороге в веренице других экипажей. Крис придвинулась поближе к Тайнану и прижалась к нему.

— Что такое банда Ченри?

— Ты снова за свое?

— Естественно. Так что это такое?

— Группа ничтожных проходимцев. Сейчас большинство из них уже покоятся в могиле или сидят взаперти.

— Ты тоже был с ними?

— Это они хотели, чтобы я был с ними. И даже всем говорили, что я с ними.

— А я думала, что они вытащили тебя из тюрьмы. Тайнан, сколько раз ты сидел?

— Всего? — абсолютно серьезно спросил он. — Даже за пьянство?

— Не надо, — махнула рукой Крис, — не отвечай. Так почему твое имя связывают с теми бандитами?

— Я же объяснил тебе. Они хотели, чтобы я присоединился к ним, а когда я отказался, они очень рассердились. И они не вытаскивали меня из тюрьмы, это сделал федеральный маршал.

— Поконкретнее, пожалуйста, — попросила Крис.

— Банде Ченри не понравилось, что я отказался вступить в их сообщество. Видишь ли, у них убили лучшего стрелка, и им понадобился новый. В отместку за мой отказ они ограбили банк, причем во время ограбления одного из своих называли Тайнаном. За мной приехал местный шериф. А я в тот момент лежал со сломанной ногой, только этот факт не стал для него веским доказательством моей невиновности. Одна из женщин в том доме, где я отлеживался, связалась с маршалом, и тот приехал, чтобы провести расследование. Ему не удалось убедить шерифа не вешать меня, и тогда он взорвал тюрьму. Шериф же заявил всем, что это сделала банда Ченри, то есть дал понять, что меня действительно следовало повесить.

— Тайнан, все твои истории одна страшнее другой.

— Когда мужчина живет с ружьем в руках, он должен всегда быть готов к встрече с такими же вооруженными людьми. Ну вот, приехали. Давай сделаем так: ты возьмешь с собой корзинки и отнесешь их, куда нужно, а я…

— Нет, ты возьмешь большую корзинку, а я тебя всем представлю.

— Зачем? Я знаю почти всех. Это те…

— Это те, кто ничего о тебе не знает. Пошли.

— Слушаюсь, мэм, — усмехнулся Тайнан. — Ты всегда держишь мужчин под каблуком, а?

— Иногда пребывание под каблуком помогает мужчинам найти цель жизни. К тому же эти люди не так опасны, как вооруженные бандиты.

— Гм! Удушение — это ужасно медленный вид смерти.

Крис проигнорировала замечание Тайнана, и они пошли к остальным участникам пикника. Мужчины и женщины разделились: женщины расстилали отбеленные и отглаженные скатерти и расставляли еду, а мужчины прогуливались у реки.

Крис поставила на землю корзинку с едой.

— Позвольте представить вам моего жениха, мистера Тайнана! — громко сказала она. — Я бы с радостью представила ему и вас, но я недавно в городе и не со всеми знакома.

На лицах женщин появилось выражение, будто они увидели свернувшуюся кольцами гремучую змею, однако они хоть и нехотя, но кивнули Тайнану.

— Тайнан, дорогой, поставь, пожалуйста, корзинку туда. Спасибо большое. — Крис взглядом дала понять, что ему следует идти к мужчинам.

Тайнан снял шляпу.

— Очень рад после стольких лет снова видеть вас всех, дамы. — Схватив со стола булочку, он подмигнул Крис и ушел.

— Мисс Даллас! — начала одна из женщин, как только Тайнан оказался за пределами слышимости. — Вы не понимаете, что делаете. Вы просто ничего о нем не знаете, иначе вы бы…

— Вам следует поговорить с Бетти Митчелл о том, что он сделал с ней, и с бедным мистером Дикерсоном…

— Митчелл? — повторила Крис, распаковывая одну из своих корзинок. — Это, случайно, не та девушка, которая крутила роман с убитым юношей?

— Ну да, крутила, — ответила ей какая-то женщина. — Слава Богу, он закончился, когда его убили.

— О да, — сказала Крис. — Перед этим она приходила к Тайнану в салун и бегала за ним по всему городу. Кстати, а почему закончился роман между этой девушкой и младшим Дикерсоном?

Женщины принялись наперебой отвечать на вопрос:

— Вообще-то Бетти не бегала за Тайнаном… Может, она действительно ходила в салун, но я уверена, что он не соблазнял ее.

— Билли стал встречаться с девушкой, которая приехала сюда в гости из Сиэтла, но я убеждена, что их отношения прекратились бы сами собой, если бы не вмешался Тайнан.

— Тайнан убил Билли, это всем известно, — уверенно заявила одна из дам.

Крис поставила на стол яблочный пирог.

— Билли Дикерсон стал встречаться с другой девушкой. Бетти стала бегать за Тайнаном, затем мистер Дикерсон стал притеснять отца Бетти и…

— Нет! — возразила одна из женщин и замолчала.

Тогда в разговор вступила еще одна:

— Бетти была в интересном положении, а Билли не хотел жениться на ней.

— А-а, — протянула Крис. — Значит, Тайнан решил помочь юной девушке заполучить молодого человека, который отказывался на ней жениться? И он убил этого юношу? Наверное, Тайнан любил Бетти, если пошел на такое ради нее.

Женщины принялись переставлять тарелки на столе.

— Бетти любила только Билли, и после его смерти она уехала куда-то на восток.

— Но я думала, что у них любовь с Тайнаном, если он убил человека ради нее, — с наигранным непониманием проговорила Крис.

Женщины какое-то время молчали.

— Мне кажется, мой сын уже надоел вашему молодому человеку, — наконец сказала одна из женщин, глядя в сторону реки.

Все повернулись к берегу. Тайнан стоял в окружении четырех мальчишек, которые смотрели на него восторженными взглядами.

— Он… он ничего им не сделает? — обеспокоенно спросила женщина.

— Нет, — уверенно заявила Крис. — Он очень хороший человек. Предлагаю звать мужчин к столу!

Мужчины показали себя более терпимыми по отношению к Тайнану. Казалось, что их не особенно волнует, сидел он в тюрьме или нет. Значительно больше их интересовали кукуруза и жареная курица.

Однако же Рори Сейерс, сидевший напротив Тайнана, прилагал все усилия к тому, чтобы Тайнан чувствовал себя на пикнике чужим.

— Еда здесь получше, чем в тюрьме, правда, старик? — осведомился он. — Хотя, наверное, за долгие годы ты уже успел привыкнуть к тюремной баланде.

Когда Рори потянулся за куском курицы, та самая женщина, чей сын общался с Тайнаном, ударила его по руке деревянной ложкой. Все, кто сидел рядом с ними, удивленно посмотрели на нее, и она покраснела.

— А как еще мне научить детей, что нельзя тянуться через весь стол за едой, если они видят, как это делают взрослые, — оправившись от смущения, объяснила она и перевела взгляд на Крис, которая дружелюбно ей улыбнулась. Женщина улыбнулась в ответ. — Еще фасоли, мистер Тайнан? — ласково спросила она.

— Да, пожалуйста, — ответил Тайнан, ошеломленно глядя на женщину.

— Расскажи нам, каково это — отобрать жизнь у человека, — сказал Рори, пока женщина накладывала фасоль на тарелку Тайнана.

Не успел Рори закончить свою ехидную фразу, как его соседка опрокинула ему на колени чашку с кофе. Рори подскочил, а мужчины, видевшие это, рассмеялись.

— Эх, приятель, вот женишься и узнаешь, что у женщин есть свои способы борьбы. Ты проиграешь эту войну еще до того, как поймешь, что она объявлена.

В ответ на эти слова мужчины разразились дружным хохотом.

— Садись, парень, — обратился один из них к Рори. — Скоро все высохнет. Марта, дай Сейерсу кусок твоего вишневого пирога. Он сразу забудет обо всем на свете, даже о маленьких блондиночках.

Крис сделала вид, что заинтересовалась содержимым кувшина, однако запылавшие уши все же выдали ее смущение.

Час спустя остатки еды были упакованы, младшие дети уложены спать в тени деревьев, а взрослые разбились на группки. Молодежь весело хохотала и строила планы на развлечения.

— Давайте с нами, — пригласила Крис темноглазая девушка. — Мы собираемся устроить на реке гонки на каноэ. Это будет очень интересно.

— Мы с радостью, — ответила Крис, беря Тайнана под руку.

— Они совсем дети. Я не хочу… — начал было Тайнан, но Крис перебила его:

— Они хотят пообщаться с нами. Разве ты не понимаешь, что мы для них почти знаменитости! Ты прославленный стрелок, а я…

— Особа, которая намеренно лезет в неприятности.

Когда молодежь рассаживалась по трем каноэ, Тайнан придержал Крис. Их группа была в стороне от лужайки, где проходил пикник. Крис уже занесла ногу, чтобы забраться в лодку, но тут Тайнан легонько толкнул ее так, чтобы она потеряла равновесие и повалилась на него.

— Крис, — с явным беспокойством в голосе сказал он, — ты подвернула лодыжку! А вдруг это растяжение? Только не наступай на ногу, позволь, я помогу тебе. — Прежде чем Крис успела вымолвить хоть слово, он подхватил ее на руки и понес к деревьям. — С ней скоро все будет в порядке, — оглянувшись, крикнул он участникам гонки. — Я о ней позабочусь.

Крис услышала хихиканье и поняла, что уловка Тайнана никого не обманула.

— Ну вот, ты заполучил меня. Что ты собираешься со мной делать? — Улыбка, появившаяся на лице Тайнана, вынудила Крис грозно заявить: — Ни в коем случае. Если ты положишь меня на землю и если вдруг хоть одна пуговица окажется расстегнутой, я больше никогда не заговорю с тобой.

— А говорить и не надо.

— Тайнан! — возмущенно воскликнула Крис.

— Крис, хорошего понемножку. Я ничего не имею против взрослых, но мне противно, когда подростки весь день таращатся на меня так, будто я могу в любой момент совершить нечто ужасное. Я подумал, что, может, мы с тобой прогуляемся по лесу и…

— И — что? — осведомилась Крис, многозначительно подняв бровь.

— Не знаю, — честно ответил Тайнан. — Чем занимаются пары, если они не… — Взгляд Крис заставил его замолчать.

— Беседуют, стараются узнать друг друга. Кстати, можешь поставить меня на землю.

Но Тайнан продолжал идти вперед, держа Крис на руках.

— А кто такие Монтгомери? Твой отец упоминал их.

— И что он сказал? Только говори правду.

Тайнан поставил Крис на поваленное дерево, и их лица оказались на одном уровне.

— Давай проверим, правильно ли я понял. Он сказал, что это твои родственники и что он в жизни не встречал более своевольных, упрямых и до глупости бесстрашных людей, чем они. Это правда?

— Абсолютно. Это родственники моей матери, очень древний род, перебравшийся в Америку во времена правления Генриха VIII.

— В шестнадцатом веке.

— Верно, — кивнула Крис, улыбаясь. Тайнан подал ей руку, и она, опираясь на нее, пошла по бревну. — Расскажи мне о своей встрече с моим отцом. Что еще он говорил? Что тебе сказали, когда выпускали из тюрьмы?

— Почти ничего. В тюрьме очень скупы на объяснения, тебя просто тянут за цепь, и ты идешь.

— Когда я спрашиваю тебя о том, как ты попал в тюрьму, ты каждый раз говоришь, что тебе было предъявлено ложное обвинение. А на самом деле ты хоть однажды совершал что-нибудь противозаконное? — Крис развернулась и пошла по бревну в обратную сторону.

— Ну почему ты все время хочешь выведать у человека его секреты? Да, я совершал противозаконные поступки, но меня ни разу не поймали. Именно поэтому мне и предъявляют ложные обвинения. Думаю, им безразлично, за какое преступление меня вешать.

— А когда ты покончил с преступлениями и стал зарабатывать на жизнь, как честный человек?

Тайнан фыркнул:

— Кажется, Рыжая успела о многом тебе разболтать. Я живу честно с двадцати двух лет.

— Семь лет, — подсчитала Крис.

— Точно, Рыжая проболталась. Спускайся, у меня от тебя уже кружится голова. Кстати, мне и о тебе кое-что известно, Мэри Кристиана, — сказал он и снял ее с бревна.

— Не так уж много, как тебе кажется, — лукаво глядя на него, сказала Крис. — И я не Мэри Кристиана. При рождении мне дали имя Мэри Эллен в честь бабушки по папиной линии, а когда мне исполнилось шесть, имя заменили.

— Ладно, теперь твоя очередь рассказывать истории. Садись сюда, только подальше от меня.

Продолжая улыбаться и чувствуя себя самой желанной женщиной на свете, Крис села на траву и привалилась спиной к бревну.

— Я обладаю способностью к ясновидению, — начала она. — Видения у меня были дважды, но одного раза оказалось достаточно, чтобы мне заменили имя. Кажется, это традиция Монтгомери — называть всех женщин, имеющих дар ясновидения, Кристианой.

— Так что же произошло, когда тебе исполнилось шесть?

— Мы с родителями были в церкви. Я плохо помню, что я тогда чувствовала. Помню только, что секунду назад я стояла рядом с мамой — и вдруг оказываюсь в проходе и кричу, чтобы все выходили. Мама рассказывала, что прихожане от изумления не могли шевельнуться. Однако она знала традиции своей семьи, и ей было известно, что в каждом третьем поколении рождается девочка с даром ясновидения. Поэтому она выкрикнула единственное слово, которое могло сдвинуть с места толпу.

— Пожар? — предположил Тайнан.

— Да. Людей охватила паника, все бросились вон из церкви, кто-то стулом разбил витраж. Наконец все сообразили, что никакого пожара нет. Я никогда не забуду, с какими лицами люди стали наступать на маму и меня. Я испугалась, что они убьют нас, и спряталась в складках маминой юбки. — Крис грустно вздохнула. — Они уже протягивали к нам руки, когда небеса неожиданно разверзлись, и в церковь ударила молния. Задняя часть здания сложилась как карточный домик. Когда пыль осела, люди указывали на нас пальцами и кричали, что мы ведьмы. Никогда не забуду выражение маминого лица. Один из мужчин спросил: «Откуда Мэри Эллен узнала?» Мама гордо вскинула голову, взяла меня за руку и заявила: «Мою дочь зовут Кристианой». С тех пор я стала Кристианой. Естественно, папа этому не обрадовался, ведь изначально меня назвали в честь его матери, однако мама пообещала родить ему других детей, чтобы он мог дать им какие угодно имена.

— Но других детей у нее не было.

— Нет, только я. Некоторые ветви Монтгомери очень плодовиты, а некоторые — нет. Среднего же не дано.

Тайнан растянулся на траве рядом с Крис.

— Судя по тому, что ты рассказываешь, она была замечательной матерью. Ты скучаешь по ней?

Крис отвела взгляд в сторону.

— Не проходит и дня, чтобы я не тосковала. Она была сильной и мягкой, чуткой и умной, мудрой и… Она обладала всеми качествами, о которых можно только мечтать.

— Мне кажется, ты очень на нее похожа.

Крис широко улыбнулась.

— За это можешь развернуться и положить голову мне на колени.

Тайнан так и сделал.

— Это честь для меня. — Он устроился поудобнее. — Как здорово. — Крис убрала волосы с его лба. — Никогда не встречал таких женщин, как ты.

— Вот и хорошо. Тай, теперь, когда ты свободен, что ты собираешься делать?

— Я еще не свободен. Я должен доставить тебя к твоему отцу.

— А что ты еще умеешь делать, кроме того, что метко стреляешь, хорошо держишься в седле, напиваешься и попадаешь в тюрьму?

Тайнан усмехнулся.

— По твоим словам, получается, что немного, верно? Ладно, давай подумаем, что я умею делать. Женщины, я полагаю, не в счет?

— Естественно.

— Понятно. — Он открыл глаза. — Я могу одновременно управлять четырьмя публичными домами.

Крис недовольно фыркнула.

— Почему-то мне кажется, что это не очень достойное…

— Нет, не женщинами. Этим всегда занималась Рыжая, за исключением тех случаев, когда возникали драки, — тогда я разнимал дерущихся. Однажды бухгалтер Рыжей был убит в перестрелке — добавлю, что я в ней не участвовал, — и она попросила меня заняться счетами, потому что банк намеревался наложить лапу на один из домов.

— И наложил?

— Нет, черт побери. Ой, извини. Оказалось, что бухгалтер, этот мелкий проныра, воровал у нее деньги. Я нашел их под парадным крыльцом его дома. И мне пришлось учиться бухгалтерии, чтобы разобраться в той путанице. Теперь каждый раз, когда я навещаю Рыжую, я проверяю ее счета.

— Какое ценное умение. Отец говорит, что половину его империи составляет бухгалтерия. Ты мог бы оказаться ему полезным.

— Уверен, что твой отец с радостью доверит свои счета какому-то бандиту.

— Свою дочь он уже доверил, — тихо проговорила Крис.

— Думаю, этим он ограничится, — сказал Тайнан и погладил ее по руке. — Крис, как ты думаешь, он говорил серьезно, когда предупреждал, чтобы я не прикасался к тебе? И вообще он хотя бы представлял, что от меня требует? — Сейчас Тайнан гладил ее по шее.

— Наверное, он что-то слышал о твоей репутации в отношении женщин и хотел защитить непорочность своей дочери.

— Если никто из нас никому ничего не расскажет, он, естественно, ничего не узнает. — Тайнан наклонил ее голову к своему лицу.

— Но мой муж все узнает в первую брачную ночь.

— Какой муж? — Их губы были почти рядом.

— Тот, за которого я выйду. Человек, с которым я собираюсь прожить всю жизнь.

Тайнан все тянул и тянул ее к себе, но Крис упорно сопротивлялась.

— Но на днях ты сама предлагала мне себя.

— Тогда я думала, что ты ничего не можешь, и считала себя в безопасности. — Она помолчала и решительно произнесла: — Ну все, хватит, нам пора вернуться к остальным.

— Одну минутку, — сказал Тайнан и, преодолев ее сопротивление, притянул к себе.

Губы Крис раскрылись навстречу его губам, и она снова окунулась в те ощущения, которые каждый раз охватывали, когда к ней прикасался Тайнан. Она, казалось, растворилась в нем.

Тайнан был опытным любовником, и вскоре Крис уже лежала на траве рядом с ним. Когда Тайнан забросил на нее ногу, Крис выгнулась ему навстречу, моля телом о ласке.

Позже Крис спрашивала себя, что было бы, если бы он не услышал голоса и поспешно не отпрянул от нее.

— Они возвращаются, — прошептал Тайнан. — Одевайся. — Он усадил ее рядом с собой, привалил к своему плечу и принялся застегивать ей платье.

— А что, если я надену платье с застежкой спереди? — хрипло прошептала Крис.

— Ни в коем случае. Пожалей мою психику и свою девственность. Хватит искушать меня, ты и так перегибаешь палку. Давай вставай и придай своему лицу другое выражение, а то ты выглядишь одурманенной. Они идут.

— Сейчас, Тайнан, — пробормотала Крис, когда он, как куклу, поставил ее на ноги.

Глава 10

Толпа молодежи тут же окружила Крис и Тайнана. Кто-то предложил поиграть в различные игры. Женщины забрали Крис с собой — им хотелось порасспрашивать ее о событиях, описанных ею в статьях, — а Тайнан остался с мужчинами и мальчишками.

У Крис с женщинами сложились очень дружеские отношения. Дамы так верили ей, что даже были согласны другими глазами взглянуть на человека, которого считали никчемным. Одна набралась смелости и спросила, что представляет собой изнутри дом терпимости, и Крис довольно долго потчевала своих новых приятельниц историями о красных обоях, о лампах из отполированной латуни и о скучающих женщинах. Все весело смеялись, когда неожиданно прозвучал выстрел.

Крис очень надеялась, что ошиблась, но почему-то она не сомневалась, что Тайнан имеет отношение к этой стрельбе.

Подхватив юбки, она побежала в ту сторону, откуда раздался выстрел. Женщины поспешили за ней.

На земле в окружении мужчин лежал Рори Сейерс. В руке у него был «дерринджер»[2], из раны на плече текла кровь. А над ним стоял Тайнан. Крис посмотрела на Тайнана, не веря своим глазам.

— Боюсь, мне придется задержать тебя, — заявил молодой человек, у которого на груди блестел жетон помощника шерифа. — Шериф во всем разберется.

Крис довольно долго смотрела на Тайнана, но в конечном итоге все же отвела взгляд и, приподняв юбку, побрела к столам.

— Крис, — окликнул ее Тайнан, но она не оглянулась.

Она принялась собирать со стола еду, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие. Тем временем раненого Рори уложили на коляску и повезли в город. Так как Рори во все горло орал, что его угробят и что он вскоре отомстит Тайнану, Крис решила, что он выживет.

Вскоре после этого к ней подошел Тайнан, однако она не обернулась к нему, а сделала вид, будто очень занята работой.

Женщины помогали ей в полном молчании и изредка бросали на нее взгляды из-под ресниц. Наконец, Крис не выдержала. Отбросив миски, она развернулась и пошла по дороге к городу. Ей было все равно, что коляска Рыжей осталась на лужайке, ее не волновало, что подумают окружающие.

До города дорога была неблизкой, но Крис решительно качала головой, когда пассажиры проезжавших мимо экипажей останавливались и предлагали ее подвезти.

Когда Крис шла через холл гостиницы, люди провожали ее такими убийственными взглядами, что она буквально взлетела по лестнице, вбежала в свой номер и захлопнула дверь. Ей было так стыдно, что хотелось забиться под одеяло и больше никогда не вылезать из-под него. В течение последних двух дней она с важным видом ходила по городу и, по сути, убеждала всех в том, что они дураки, что они совсем не знают человека, который прожил рядом с ними почти всю жизнь. Она воспользовалась авторитетом Нолы Даллас, чтобы заявить всем, будто за несколько дней общения с человеком успела узнать о нем гораздо больше, чем они — за всю жизнь.

Крис стала медленно стягивать с себя платье, одолженное Рыжей.

«До чего же я тщеславна, — говорила она себе, — думаю, что знаю больше их. До чего же я самодовольна, считаю, что могу переделать человека, который избрал для себя путь преступлений и насилия. Как же прав был отец, когда знакомил меня с мужчинами только моего круга, с людьми, понятными мне, а не с теми, кто появляется на пикнике и стреляет в несогласных».

Крис упаковала бархатное платье, надела костюм для верховой езды и спустилась вниз, чтобы оставить сверток у портье. Теперь портье смотрел на нее совсем другими глазами. Она уже не вызывала у него интерес, у него уже не осталось желания побольше разузнать о женщине, которая работает на газету, издающуюся в крупном городе. Теперь она превратилась для него в одну из многих женщин.

Крис старалась не смотреть на людей, которые толпились в холле.

— Мисс, — окликнул Крис какой-то молодой человек, — у меня для вас письмо.

Не поднимая глаз, Крис взяла сложенный листок бумаги, смяла его в кулаке и поднялась наверх. Войдя в номер, она села на кровать и на некоторое время задумалась. Она чувствовала себя в долгу перед Тайнаном, она считала, что должна навестить его в последний раз, попрощаться с ним и сообщить, что возвращается к отцу и позаботится о том, чтобы он получил полную амнистию.

Она написала Эшеру записку, в которой уведомляла его о том, что планирует утром продолжить путешествие.

Крис расправила плечи и опять спустилась вниз, чтобы через портье передать записку Эшеру, а затем вышла на улицу. Она решительным шагом двинулась к тюрьме, и за ней тут же увязалась толпа любопытных. Многие не таясь хихикали. Казалось, они говорили: «Ну что, девочка из большого города, думала, расскажешь нам что-то новенькое о тех, кого мы знаем сто лет?»

Один раз, когда какой-то незнакомец преградил ей дорогу, Крис все же пришлось поднять голову. Она бросила на него такой испепеляющий взгляд, что мужчина сник и отступил в сторону. Однако он все же выразил ей свое презрение, сплюнув ей под ноги комок жеваного табака.

Люди не скрывали своего негодования. Их злило, что человек, которого они считали лучше себя, их идол вдруг спустился на землю.

— Могу я видеть вашего заключенного? — спросила Крис у помощника шерифа, сидевшего за конторкой.

— Конечно, мисс Даллас, — ответил тот и снял со стены кольцо с ключами. — Сожалею о случившемся. Шериф приедет завтра, дело будет решено. К тебе пришли, — сообщил он Тайнану и открыл перед Крис решетчатую дверь.

Тайнан быстро обернулся и устремил на Крис пристальный взгляд. Вероятно, то, что он увидел, ему не понравилось, потому что он отвернулся.

— Я получила твое письмо, — не поднимая глаз, сказала она.

— Я уже увидел все, что мне было нужно, можешь уходить.

Холодность, звучавшая в его голосе, заставила Крис поднять голову и дать волю своему гневу:

— Ты хочешь сказать, что опять невиновен? Как с бандой Ченри? Что ты защищал мальчишек от Рори? Что же на этот раз вынудило тебя стрелять?

— Уходи, Крис, — тихо проговорил Тайнан, — я не хочу воевать с тобой.

— Потому что у меня нет оружия? Ах да, я совсем забыла о законах запада. Ты никогда не поднимаешь оружие против невооруженного — мужчины или женщины. Как ты мог так со мной поступить! Ведь эти люди доверяли мне! Они открывали мне свои тайны, а я просила их еще больше верить мне. Я просила их дать тебе еще один шанс, позволить начать с чистого листа. И они согласились! А что сделал ты? Показал всем, какой ты на самом деле? И какая дура я, если этого не вижу?

Тайнан продолжал стоять к Крис спиной. Он оперся руками о каменную стену и смотрел в окно.

— Повернись ко мне, когда я с тобой разговариваю! Если у тебя нет совести, хотя бы притворись воспитанным человеком!

Тайнан медленно повернулся к ней, и Крис показалось, что она впервые видит этого мужчину. Он хранил полнейшее спокойствие и как будто находился где-то далеко-далеко.

— Я никогда не обманывал тебя. Всегда говорил, что я не для тебя. Но ты не хотела ничего слышать. Ты была слишком занята тем, чтобы показать всему миру, что можешь перевоспитать преступника, поэтому никогда не задумывалась над тем, кто я такой.

— Что ж, теперь я это поняла. — Крис шагнула к двери. — Больше не буду тебя беспокоить. Я пришла предупредить тебя, что я и, возможно, мистер Прескотт уезжаем завтра рано утром. Не сомневайся: я позабочусь о том, чтобы отец выдал тебе все бумаги об освобождении. Помощник! — крикнула она.

В это мгновение Тайнан в два прыжка пересек камеру и преградил ей путь.

— Ты не уедешь без меня! Я поклялся твоему отцу, что доставлю тебя, и я это сделаю!

— Конечно, мужчина запада всегда держит слово. Пусть он ежедневно убивает людей, пусть тюрьма стала для него родным домом, зато он всегда держит слово. Помощник, выпустите меня.

Тайнан с силой захлопнул дверь.

— Ты не можешь уехать завтра утром. Ты не можешь ехать через всю страну с Прескоттом, он не знает, как выжить в этих краях.

— Вынуждена согласиться с тем, что он действительно не знает, как стрелять в ни в чем не повинных людей на приходских пикниках.

— Тайнан не стрелял в Сейерса, — сказал помощник шерифа. — Сейерс напал на него сзади.

— Я знала, что ты невиновен, — съязвила Крис. — Такие, как ты, не ловятся на противозаконных действиях. Помощник, пожалуйста, откройте дверь.

Тайнан продолжал удерживать дверь.

— Крис, тебе нельзя уезжать, пока я не выйду отсюда. Ты должна…

— Мистер Тайнан, если я буду ждать, пока вы выберетесь то из одной неприятности, то из другой, я никогда не доеду до дома. Позвольте мне еще раз изложить свою точку зрения: я выезжаю завтра утром и отправлюсь к отцу. Вы же получите свою драгоценную амнистию и к тому же отделаетесь от меня. — Крис взялась за ручку двери и потянула на себя. — Когда вы доберетесь до моего отца — через тюрьмы Вашингтона, пусть и по ложным обвинениям, — он выдаст вам те самые десять тысяч долларов, ради которых вы так старались. Прощайте, сэр, надеюсь, мы никогда не увидимся.

Глава 11

Рано утром, до восхода солнца, они покинули город. Эшер ехал впереди. Прошлым вечером он пристал к Крис с вопросами. Она отвечала скупо, объяснив, что помолвка с Тайнаном была фарсом, призванным уберечь Тая от нападок Рори. Судя по всему, Эшер от души радовался тому, что Крис раскаивалась в содеянном.

Когда они проезжали мимо тюрьмы, Крис краем глаза заметила в окне камеры неясный силуэт — это Тайнан наблюдал за ними. Она гордо вскинула голову и не повернулась, не желая отвечать на его взгляд. К тому моменту, когда он выберется из тюрьмы, она будет далеко.

Большую часть пути они с Эшером ехали молча. Они особо не спешили, но и не считали нужным задерживаться, чтобы любоваться окрестностями. В полдень они остановились и дали отдых лошадям, а сами перекусили галетами, купленными накануне.

Когда по узкой дороге тяжело застучали лошадиные копыта, Крис насторожилась. Но оказалось, что это не Тайнан или кто-то, представляющий для них интерес. Мимо проскакали трое мужчин. Их лиц не было видно под полями шляп.

— Я рад, что эти типы ищут не нас, — сказал Эшер, глядя им вслед.

Прескотт не донимал Крис разговорами, и она, помня, что временами была с ним очень груба, использовала любую возможность, чтобы улыбаться ему. Улыбнулась она, и когда он подсадил ее на лошадь. Теперь, когда Тайнан не ослеплял ее ярким блеском своей личности, она могла по-новому взглянуть на Эшера. Итак, отец хочет, чтобы она вышла за этого мужчину? Он явно не из тех, кто будет выхватывать пистолет и стрелять в обидчика за малейшее оскорбление.

Близился закат, когда они увидели перевернутый фургон. Вернее, они не заметили бы его, если бы Крис не обратила внимания на вырванный дерн на обочине и глубокие свежие борозды в земле, ведшие в подлесок.

— Давай остановимся и посмотрим, — предложила она и, тут же соскочив с лошади, побежала к зарослям.

Углубившись в подлесок всего на несколько футов, она увидела лежащий на боку фургон. Из-под фургона торчала женская рука.

Бегом вернувшись к дороге, Крис позвала Эшера на помощь.

— Там, в зарослях, — указала она в сторону подлеска. — Нужно приподнять фургон и вытащить ее.

Поколебавшись всего мгновение, Эшер побежал за Крис.

Они обошли кругом место катастрофы и обнаружили, что фургоном придавило и тело, и голову женщины, снаружи была видна только рука.

— Можешь немного приподнять с этого края? — спросила Крис Эшера. — А я попытаюсь вытащить ее.

Эшер ухватился за край рамы, встал, расставив ноги, и приготовился.

— Давай! — крикнул он, и фургон шевельнулся.

Не теряя ни секунды, Крис вытащила женщину из-под фургона.

Смеркалось, поэтому, встав на колени, Эшер зажег спичку, чтобы рассмотреть несчастную. Казалось, что она вся была залита кровью.

— В нее стреляли и попали как минимум трижды, — заключил он.

— Но она еще дышит. — Крис положила окровавленную голову женщины себе на колени. — Мы отвезем вас к доктору, — прошептала она, увидев, что женщина пришла в себя и заметалась.

— Мой муж, — еле слышно произнесла она. — Где мой муж?

Крис подняла глаза на Эшера, но тот уже обыскивал кусты вокруг фургона. В одном месте он остановился, повернулся к Крис и покачал головой.

— С вашим мужем все в порядке. Он сейчас спит.

— Вы знаете, кто это сделал? — спросил у женщины Эшер, вернувшись.

Каждое слово давалось женщине с огромным трудом, ее раны сильно кровоточили.

— Трое мужчин, — прошептала она. — Хотели убить нас, потому что мы знаем о Лайонеле. Мы хотели спасти Лайонела.

Неожиданно глаза женщины расширились, и она пристально посмотрела на Крис.

— Помогите ему. Помогите Лайонелу. Поклянитесь.

— Да, конечно, я помогу. Как только вам станет лучше, мы вместе… — Она замолчала, потому что женщина уронила голову набок и умерла.

Эшер, все это время стоявший на коленях, устало сел на землю.

— Надо привезти сюда шерифа. Давай оставим тела здесь, а я съезжу за шерифом.

— Крис, — довольно резко окликнул ее Эшер, когда она принялась рыться в тюках, вывалившихся из фургона, — что ты делаешь?

— Ищу что-нибудь, что могло бы разъяснить, кто такой Лайонел.

Эшер вскочил, решительным шагом подошел к ней, схватил за плечо и развернул лицом к себе.

— Я сомневаюсь, что нам следует ввязываться в эти неприятности. Мы едем домой и не должны задерживаться ради кого-то или чего-то. Этому Лайонелу придется самому позаботиться о себе. В путь, едем дальше.

— Мы же не можем оставить их вот так, — сказала Крис.

Эшер собрался было возразить, но промолчал. Подойдя к телу мужчины, он взял его за ноги и потащил к обочине.

Крис наклонилась к женщине, погладила ее по голове и сложила ей руки на груди. Даже в сумраке было видно, что она очень молода и что у нее волосы цвета пшеницы. Она действительно была слишком молода, чтобы умереть, тем более такой страшной смертью.

Выпрямившись, Крис оглядела раскиданный вокруг багаж — саквояж с небогатым набором женской одежды, маленький чемоданчик со швейными принадлежностями, еще один саквояж, но уже с мужскими вещами. Все это вывалилось на землю, когда фургон перевернулся и заскользил вниз с обочины. Вдруг Крис краем глаза заметила, как что-то сверкнуло в лунном свете. Подойдя поближе, она увидела, что это небольшая книжечка в кожаном переплете с латунной застежкой.

Поспешно обыскав саквояж с мужскими вещами, она нашла в нем коробок спичек, зажгла одну и быстро пролистала несколько страниц книжки. Как она и надеялась, это был дневник. Пока Эшер не увидел, чем она занимается, Крис успела выхватить взглядом несколько строчек: «Мы должны помочь ему… Жизни Лайонела может угрожать опасность… Он единственный ребенок, и у него никого нет, кроме нас».

Когда Крис услышала за спиной шаги Эшера, она захлопнула дневник и сунула его в карман юбки.

Они оставили фургон и вещи несчастных на своих местах, чтобы все это мог изучить шериф, сели на лошадей и поехали на юг.

Добравшись до первого же городка, они сняли номера в гостинице. Остаток вечера Эшер жаловался на плохую еду и грязь, но Крис почти не слушала его. Во время ужина, состоявшего из подгоревшей фасоли, она только и думала что о дневнике.

Оказавшись в своем номере, Крис тут же села на кровать и принялась читать. Дневник начинался с событий трехлетней давности, когда Диана Гамильтон вышла замуж за человека, которого считала мудрейшим и умнейшим на свете, за Уитмана Эскриджа. Не прошло и нескольких месяцев, как выяснилось, что он женился на ней ради ее денег. Через полгода он промотал все ее приданое и потребовал большего.

Крис прочитала, как этот человек с помощью лести и хитрости завладел бизнесом Гамильтонов — только после самоубийства отца Диана узнала, что Уитман растратил чужие деньги.

Компания обанкротилась, но Диана не лишила мужа своей поддержки, она вместе с ним прошла через все скандалы и публичные торги, на которых распродавалось их имущество. Когда он заявил, что хочет пожить у ее богатых родственников на территории Вашингтон, Диана, хоть и нехотя, согласилась. Она написала своему кузену, Оуэну Гамильтону, с которым даже не была знакома, и стала умолять его проявить милосердие и снисходительность и предоставить им крышу над головой.

Несколько дней Диана не делала записей в дневнике, а когда вернулась к нему, то записала новость о том, что Уитман утверждает, будто бы Оуэн ворует у Лайонела. Смысл этой фразы оставался для Крис неясным, пока она не стала читать дальше. Как она поняла, Лайонел, мальчик одиннадцати лет, являлся действительным владельцем всей недвижимости Гамильтонов в Вашингтоне. Управлял этой недвижимостью его дядя, тот самый человек, который и был кузеном Дианы. А Уитман Эскридж якобы представил какие-то доказательства, подтверждающие, что Оуэн Гамильтон обманом выманивает наследство у своего племянника. К сожалению, в дневнике не уточнялось, какие именно доказательства.

Прошло несколько часов, прежде чем Крис закончила читать дневник и заснула, уронив книжку на колени. Ей приснилось, будто она — Диана Эскридж.

— Крис, просыпайся! — тряс ее за плечо Эшер. — Я стучал в дверь, но ты не отозвалась. Ты что, всю ночь читала эту книжку?

Зевнув, Крис кивнула.

— Ладно, что бы это ни было, надеюсь, оно стоит того. Я только что вернулся и хочу сообщить, что шериф занялся телами. А теперь я пойду посплю. Встретимся за ужином.

Крис чувствовала себя уставшей, но заснуть глубоким сном ей так и не удалось. То и дело выныривая из полудремы, она размышляла о прочитанном. Как же несправедливо, что у красивой молодой женщины так ужасно сложилась жизнь! И что теперь будет с тем несчастным мальчиком, чье наследство Диана пыталась спасти? Сейчас у Лайонела не осталось родственников, кроме того дядьки-мошенника.

К вечеру Крис пришла к выводу, что должна что-то сделать ради той молодой женщины, погибшей в самом расцвете лет. Нельзя допустить, думала она, чтобы ее смерть стала напрасной. Ведь тогда получится, что она зря терпела те страшные муки.

За ужином Крис засыпала Эшера вопросами о внешности погибшей молодой женщины.

— Крис, ну как можно быть такой впечатлительной!

— Как ты думаешь, мы с ней похожи фигурами?

Тебе не кажется, что она вообще была похожа на меня?

Поняв, что она не успокоится, Эшер терпеливо ответил на все ее вопросы, а потом тихо спросил:

— Ты не хочешь рассказать мне, что ты задумала?

Крис буквально распирало от сведений, и она так спешила поделиться ими, что сильно поперхнулась. Откашлявшись и придя в себя, она начала обстоятельный рассказ. Сначала поведала Эшеру о дневнике и о печальном замужестве Дианы Эскридж.

— Она была полностью лишена надежды на счастье. И несмотря на это, стремилась совершить добрый поступок. Она хотела спасти Лайонела, которого обворовывал его дядя, но ее убили.

Эшер смотрел в свою тарелку.

— А тебе не приходило в голову, что именно тот самый родственник и убил ее?

— Естественно, приходило. Но ее последним желанием было, чтобы я помогла защитить Лайонела.

— И как ты собираешься это сделать? Прийти к его дяде и сказать: «Прошу прощения, но правда ли то, что вы воруете у своего племянника? Если это правда, пожалуйста, покиньте этот дом, пройдите в тюрьму и оставайтесь там до конца жизни». В самом деле, Крис, это же полный абсурд!

Крис набрала в грудь побольше воздуха.

— Я подумала, что так как этот человек никогда не встречался со своей кузиной, я могла бы сойти за нее.

Эшер от изумления открыл рот.

— Но если именно он убил ее, твое появление в его доме наверняка вызовет у него подозрения! Ты со мной не согласна?

— Ну, сомневаюсь, что он заявит что-то типа: «Ой, а я думал, что ты умерла», правда?

— Не ты, Крис, а Диана Эскридж. Тебе не справиться с этой ролью. Ты слишком мало о ней знаешь. Может, У Дианы было какое-нибудь характерное родимое пятно? Есть масса мелочей, о которых ты не знаешь. Почему они никогда раньше не встречались? Нет, у тебя не получится.

Крис опустила взгляд в тарелку и попыталась справиться со своими эмоциями, однако ей так и не удалось сдержать слезы.

— В чем дело, Крис? — забеспокоился Эшер, беря ее за руку.

— Тайнан, — сквозь рыдания ответила Крис.

Она услышала, как Эшер недовольно фыркнул, и сообразила, что впервые за все время открыто признала, что между ней и их проводником что-то было. Однако сейчас вопрос сохранения в тайне их с Тайнаном отношений волновал ее меньше всего. Потому что все ее мысли были сосредоточены на самом Тайнане.

Эшер продолжал держать ее за руку.

— Если ты намереваешься под видом Дианы Эскридж навестить ее кузена, то как быть с ее мужем? Наверняка Оуэн Гамильтон ожидает, что вы приедете вдвоем. Ты же не сможешь сказать, что потеряла мужа где-то по дороге.

— Я о нем не подумала, — сказала Крис, вытирая слезы. — Может, изобразить из себя вдову? Умер от оспы, или от укуса бешеной собаки, или его убили индейцы с равнин, или…

— А что, если ты появишься с ним? — перебил ее Эшер. — Что, если ты приедешь с мужем?

— Ты предлагаешь, чтобы Тайнан изображал моего мужа? После всего, что он мне наговорил о браке? Да он в первый же день пристрелит этого Оуэна. Он наверняка…

— Ты хоть на минуту можешь выбросить этого человека из головы? — раздраженно осведомился Эшер. — Я имел в виду себя.

— Тебя — в роли моего мужа? — удивилась Крис и устремила на него полный недоверия взгляд.

На лице Эшера на мгновение появилось злое выражение.

— Ты действительно хочешь помочь этому Лайонелу или нет?

— Хочу, но… кроме того, мистер Прескотт, у вас ничего не получится. Уверена, у вас есть другие, более интересные дела, и вряд ли вы горите желанием рисковать своей жизнью ради спасения незнакомого человека. Нет, я должна все сделать сама. Я скажу, что мой муж погиб от удара копытом, когда лошади, напуганные гудком паровоза, понесли. Или что на него упала стоявшая посреди пустыни водонапорная башня, что он сначала потерял сознание, а потом захлебнулся. Я хочу, чтобы это было что-то ужасное. Мистер Уитман Эскридж заслужил страшную смерть за то, как обращался с Дианой.

— Крис, если ты не дашь мне пойти с тобой и позаботиться о тебе, я сообщу твоему отцу, где ты находишься и что затеяла на этот раз.

— Ты не посмеешь! — ахнула Крис.

— А ты проверь, — сказал Эшер, прищурившись.

Крис откинулась на спинку стула и вдруг почувствовала, что Эшер напряжен, что он с нетерпением ждет ее ответа. Что ж, он уже многократно предпринимал попытки показать ей, как она ему нравится, и в этот раз, судя по всему, он тоже искренне хочет ей помочь.

Эшер улыбнулся.

— Естественно, мне придется прочитать дневник, прежде чем мы решим, что за сукин… ой, извини. — Он усмехнулся. — А ты уверена, что сможешь изобразить из себя преданную жену, которая во всем соглашается со своим мужем?

Крис на мгновение поджала губы.

— Если понадобится, я способна изобразить кого угодно. Интересно, а как Оуэн Гамильтон узнает, кто я такая?

— Если он именно такой человек, каким ты его считаешь, если он действительно ворует наследство несчастного ребенка, убивает своих родственников, значит, он из тех, кто предпочитает собирать сведения о людях. Наверняка ему известно о самоубийстве отца Дианы, не исключено, что он слышал о деньгах, которые я, — он подмигнул Крис, — растратил.

— Ты согласен рисковать жизнью ради дела, которое не имеет к тебе ни малейшего отношения? — Крис все еще с трудом верилось в то, что Эшер действительно хочет помочь ей. Неужели она ему так сильно нравится? Или он делает все это только ради денег отца?

— Если бы ты столько раз не рисковала своей жизнью под именем Нолы Даллас, Крис, в нашей законодательной системе произошло бы гораздо меньше изменений, поэтому для меня будет честью стать твоим мужем на ночь или навсегда.

— О, — заморгав, только и произнесла Крис.

— Итак, давай приступим к составлению плана, — предложил Эшер. — Думаю, нам следует остаться здесь на сегодня и, возможно, на завтра. Мы почитаем этот дневник вслух и попытаемся как можно больше узнать о Диане Эскридж и ее муже. Чтобы ты приступила к претворению в жизнь своей затеи максимально подготовленной. Согласна?

Крис незаметно посмотрела на Эшера. Он выглядел весьма довольным и улыбался. Завтра в это же время этот человек будет ее мужем, вернее, чем-то вроде мужа.

Неожиданно Крис обратила внимание на то, что у него очень густые ресницы и что смотрит он на нее как-то по-другому, взглядом, от которого ей неуютно. Она нервно заерзала на стуле, а Эшер тем временем продолжал как ни в чем не бывало строить планы.

Глава 12

Трехэтажный особняк Оуэна Гамильтона находился на западном побережье территории недалеко от моря. На подготовку к путешествию у Крис и Эшера ушло три дня. Наконец они сели в довольно старую, за пятнадцать лет видавшую виды коляску и покатили на запад.

В дороге они почти не разговаривали и раз за разом прокручивали в голове все сведения, которые требовались им для этого рискованного предприятия. Переночевав в гостинице, в отдельных номерах, они рано утром следующего дня снова тронулись в путь.

До дома Гамильтона оставалось несколько миль, когда Эшер повернулся к Крис и сказал:

— Это последняя возможность отказаться. Если хочешь отступить, сейчас самое время решать.

— Я отступлю только в том случае, если отступишь ты.

Эшер хмыкнул.

— Да это же мечта любого мужчины! Мне предстоит проводить ночи и дни с красивой молодой дамой. Возможно, я даже испытаю удовольствие оттого, что буду помогать незнакомым людям. Чего еще можно желать? — Он посмотрел на Крис. — Между прочим, я намерен потратить это время на то, чтобы завоевать тебя. К нашему отъезду я намерен добиться твоей любви.

— Завоевать меня или мои деньги? — осведомилась Крис, многозначительно выгнув бровь.

— Тебе так сказал твой стрелок?

— Нет, — честно призналась Крис. — Но разве не правда, что мой отец включил тебя в спасательную экспедицию в надежде на то, что я влюблюсь в тебя? Отец ужасно хочет выдать меня замуж, чтобы я сидела дома и рожала детей.

Эшер улыбнулся.

— Начиналось все именно с этого. Я был готов жениться хоть на трехголовой страусихе, лишь бы это дало мне шанс вернуть себе самоуважение. Но все вышло иначе. Ты, Крис, стала значить для меня гораздо больше. Я в жизни не встречал таких отважных женщин, как ты. И таких… интересных. Думаю, ты бы не наскучила мне, даже если бы мы прожили вместе девяносто лет.

Крис поняла, что он ждет от нее реакции, и рассмеялась.

— Впервые слышу такой милый комплимент.

— И теперь, когда Тайнан — этот самодовольный убийца — ушел с дороги, у меня появился шанс. Никогда не понимал, почему вы, дамы, падки на подобных типов.

Крис молча посмотрела на Эшера, и тот лишь пожал плечами. «Неужели Тайнан действительно самодовольный убийца? — мысленно спросила она себя. — Он казался таким особенным, таким неповторимым». Вполне вероятно, думала она, ее ослепила его удивительная красота.

Быстрый стук лошадиных копыт на дороге заставил ее сердце забиться так, что оно едва не выпрыгнуло из груди. Однако это оказался какой-то ковбой, который обогнал их и поскакал дальше. Крис откинулась на спинку сиденья и попыталась расслабиться — настолько, насколько позволяла безрессорная коляска.

— Мистер Прескотт, я даю свое разрешение предпринять попытку, — сказала она. — Можешь попытаться.

Два часа спустя они подъехали к дому Гамильтона.

— Не забывай, что ты Диана Эскридж, кроткая и покорная жена с мягким нравом, а не знаменитая Нола Даллас. Если ты вдруг выйдешь из роли, мне придется приструнить тебя.

Крис хотела было ответить ему, но в это мгновение парадная дверь открылась и на пороге появилась грузная женщина в фартуке. Крис тут же опустила голову, изображая из себя Диану. Она была одета в простое, лишенное даже намека на элегантность платье из набивного ситца скучной расцветки — именно так, по ее прикидкам, и должна была одеваться Диана, то есть женщина, которая позволила мужу сделать себя несчастной.

— Вы, должно быть, Эскридж? — спросила женщина. — Мы давно ожидаем вашего приезда. Начали беспокоиться. Выгрузите свои вещи, а я пока позову мистера Оуэна. — Она направилась к лестнице. — Кстати, меня зовут Юнити, — бросила она через плечо.

Крис вошла в просторный холл и огляделась. Справа располагалась музыкальная комната, слева — гостиная, а впереди, в конце небольшого коридорчика, — столовая. На лестничной площадке появился высокий широкоплечий мужчина с усиками над верхней губой, и Крис, подняв голову, посмотрела на него. Уж кого-кого, а злодея этот человек совсем не напоминал. Он так лучезарно улыбался, что ей тут же захотелось выложить ему всю правду о том, кто она такая на самом деле.

— Вы, должно быть, Диана, — сказал он. У него оказался глубокий грудной голос, который действовал на собеседника успокаивающе. — Вот мы и встретились.

Крис протянула ему руку.

— Да, наконец-то, — проговорила она. — Позвольте представить вам моего мужа Уитмана. Не могу передать, как мы благодарны вам за то, что вы пригласили нас в свой замечательный дом.

Оуэн с неподдельной теплотой улыбнулся им обоим.

— Забудьте об этом. Я буду рад вашему обществу, а у Юнити теперь будет о ком заботиться. Вы, наверное, устали. Давайте я провожу вас в вашу комнату. Обедать мы будем через час. Сожалею, но мне придется вас покинуть — у меня просто горы бумаг, которые нужно просмотреть. Один покупатель неожиданно заявил, что приедет с востока послезавтра, и мне нужно подготовиться. Чувствуйте себя как дома. Если хотите, можете погулять в саду, надеюсь, вам там понравится. Вот мы и пришли.

Он открыл дверь в просторную комнату с двуспальной кроватью под балдахином на четырех столбиках, стенным шкафом и небольшой приоконной скамьей в эркере. Глаза Крис радостно блеснули, когда она увидела кушетку у одной из стен. Эшер, проследив за ее взглядом, подмигнул ей, и она почувствовала, что краснеет.

— Для нас это более чем достаточно, — сказал он Оуэну. — Спасибо большое.

— Если вам что-то понадобится, просто крикните. У нас здесь неофициальная обстановка. Юнити обычно проводит время внизу на кухне, меня же всегда можно найти наверху. Там у меня есть бильярд и бар, полный напитков. Вот и все радости, что я позволяю себе в жизни. Увидимся в столовой в половине первого. — Оуэн вышел и закрыл за собой дверь.

Эшер присел на кровать и попрыгал на ней, проверяя упругость.

— Не хотел бы, чтобы они скрипели. Очень многие браки распались именно из-за скрипучих пружин, а не по другим…

— Он ни слова не сказал о Лайонеле, — задумчиво проговорила Крис, перебивая Эшера. — Как ты думаешь, мальчик здесь? У тебя нет подозрения, что он уже что-то с ним сделал?

— Закопал под розовым кустом? Оуэн совсем не похож на злодея, способного навредить кому-то. Впервые в жизни вижу человека, который с таким радушием встречал бы бедных родственников. Интересно, он предложит выпить по стаканчику перед сном?

— Я искренне надеюсь на то, что ты не будешь настаивать на выполнении… супружеских обязанностей. Пойду прогуляюсь по саду. Не исключено, что Лайонел проводит время там.

Она спустилась по лестнице в кухню, но Юнити там не застала. Помещение было наполнено восхитительными ароматами готовящихся блюд, и Крис подумала, что уже целую вечность не ела вкусной еды.

Сад оказался очень красивым. В нем росли азалии, полевые цветы, цветы с гор. Не вызывало сомнения, что этот сад является чьим-то любимым детищем, и Крис решила, что детищем Оуэна Гамильтона.

Увидев под большой пихтой изогнутую каменную скамью, Крис села и прикрыла глаза. Никогда в жизни она не тосковала по дому так, как сейчас. У ее матери тоже был сад, но после ее смерти отец не стал ухаживать за ним, и в каждый свой приезд Крис замечала, как сад зарастает сорняками.

«Сиди дома и сама ухаживай за ним», — многократно повторял ей отец.

Крис открыла глаза и увидела, что перед ней стоит мальчик. Он немного походил на Оуэна, только у того выражение лица было дружелюбным, а у мальчика — сердитым.

— Ты, вероятно, Лайонел? — сказала Крис с улыбкой. — А я…

— Я знаю, кто ты. Вы бедные родственники, которые приехали жить у меня на иждивении. Вставай и уходи.

Крис не двигаясь смотрела на мальчишку.

Тот начал постепенно краснеть.

— Я же велел тебе встать! Это моя скамья! Это мой сад! Это мой дом! Мне что, позвать дядю, чтобы он прогнал тебя?

— Гм, да. Наверное, тебе придется поступить именно так, — ответила Крис, гадая, что предпримет Оуэн, если его оторвут от работы ради того, чтобы он заставил гостью уступить скамейку невоспитанному мальчишке.

Лицо Лайонела стало приобретать нормальный цвет, однако Крис видела, что он едва сдерживает гнев.

— Ты должна подчиняться мне.

— Почему?

— Потому что я здесь всем владею и ты в моей власти.

Крис распирал смех, но она лишь улыбнулась.

— Что-то непохоже, что ты сейчас владеешь этой скамьей. К тому же ты не умеешь себя вести. Давай начнем сначала? Я твоя кузина, Диана Эскридж.

Лайонел попятился, потом вдруг быстро наклонился, схватил с клумбы горсть земли, бросил в Крис и убежал.

Придя в себя от такой наглости, Крис встала, оглядела испачканное платье и направилась к дому.

Юнити как раз вынимала из печи маисовый хлеб, когда вошла Крис.

— Как я понимаю, вы уже познакомились с Лайонелом, — сказала экономка. — Присаживайтесь, дорогая, сейчас будем вас чистить. Этот мальчишка — сущее наказание.

— Конечно, это не мое дело, но неужели никто не воспитывает ребенка? — Крис взяла из рук Юнити влажную салфетку.

— Лупим его, пока руки не отваливаются. Когда доживаешь до моих лет, понимаешь, что все дети разные, как день и ночь. Для того чтобы приструнить одних, достаточно взгляда, но большинству для этого требуется розга. А Лайонел не относится ни к тем, ни к другим. На него абсолютно ничто не действует. Поверьте мне, его дядя перепробовал все.

— И ласку? — спросила Крис, стряхивая с платья землю. — Ведь он сирота.

— Вы немного поживете здесь и все сами увидите. На свете нет человека добрее мистера Оуэна. У него просто сердце разрывается, когда приходится пороть этого мальчишку. Многие годы он отказывался делать это. Я же знаю Лайонела с самого детства…

Крис не имела понятия, насколько хорошо была осведомлена Диана, но все же рискнула спросить:

— Вы были с Лайонелом еще до того, как сюда приехал его дядя?

— Я все время забываю, что вы ничего не знаете о нас.

— Передайте мне ту миску с горохом, я с радостью помогу вам, — сказала Крис.

— Вам не пристало, ведь вы член семьи. Но сегодня я сделаю исключение. Так на чем я остановилась? Ах да. Я работала у брата мистера Оуэна и его невестки. Я была здесь в ту ночь, когда миссис Лаура родила маленького Лайонела. То была счастливая ночь. Но несколько месяцев спустя они погибли во время пожара. Лайонелу было всего полгода. Естественно, все досталось ему, а на мистера Оуэна легла обязанность заботиться о его собственности, пока мальчику не исполнится двадцать один год. Он делает все, что в его силах, но Лайонел… — Юнити замолчала.

Больше ничего Крис так и не удалось из нее вытянуть. Юнити взахлеб расхваливала Оуэна, рассказывая, какой это замечательный человек и как ей повезло работать у него. Крис еще подумала, что такая преданная служанка — мечта любого домовладельца.

К обеду Лайонел опоздал. Он был мрачен и угрюм. Оуэн поприветствовал его и представил ему новых родственников, Диану и Уитмана, но мальчишка лишь сердито зыркнул на них и принялся гонять еду по тарелке. Дважды Крис ловила на себе его враждебный взгляд. И оба раза улыбалась ему в ответ.

— До чего же наглый щенок, — сказал Эшер, когда они оказались вдвоем в своей комнате. — Его хоть раз пороли? И вообще почему он обедал вместе со взрослыми?

— Вероятно, потому, что владеет этим домом, — сказала Крис, развешивая свой небогатый гардероб.

Эшер провел рукой по стенке шкафа.

— Никогда не думал, что могу так полюбить мебель. Помнишь, как я впервые увидел тебя? Я говорил Тайнану, что не надо прятаться в дамской спальне, но он заявил, что мы должны схватить тебя так, чтобы ты не наделала шума. Мы думали, ты спишь, но кровать оказалась пустой, и мы спрятались в шкафу, когда услышали, как ты входишь в комнату.

— Я не хочу говорить о нем.

— О нем? О ком? Неужели ты имеешь в виду этого никудышного стрелка? Я думал, что ты уже им переболела. Я думал, что после того, что он устроил на том пикнике, ты больше не захочешь его видеть.

— Я и не хочу. Неужели нельзя поговорить о чем-то другом? Например, о том, как мы будем выяснять, что творится в этом доме? Что делает этого ребенка несчастным?

— Никакой он не несчастный, он просто плохо воспитан. Если бы у тебя были свои дети, ты бы сразу это поняла.

— А у тебя они есть? Наверное, у тебя их много, если ты так уверенно рассуждаешь на эту тему?

— Я знаю достаточно, чтобы правильно оценить то, что вижу. Ему было дано все, а он ожидает еще больше. Крис, давай не будем спорить. Давай наслаждаться обществом друг друга.

Эшер попытался обнять ее, но Крис отшатнулась.

— Я иду в сад. Увидимся позже. Постарайся принести хоть какую-то пользу Оуэну и попытайся что-нибудь разузнать. Мы здесь ради этой истории, и я хочу хорошенько в ней разобраться.

Крис вышла из комнаты и с облегчением вздохнула. Она никогда не задумывалась над тем, что значит жить с мужчиной, проводить с ним все ночи в одной комнате, однако сейчас уже успела понять, что с этим могут возникнуть определенные проблемы.

Внизу она увидела Оуэна и Юнити. Оба были чем-то встревожены.

— Я позабочусь об этом, — говорила Юнити. — А вы возвращайтесь к работе.

Крис очень хотелось спросить, что на этот раз натворил Лайонел, но она прикусила язык и лишь вежливо осведомилась, не нужна ли ее помощь.

— Это просто одно из обычных домашних дел, от которых никуда не деться, — сказал Оуэн. — Сегодня мне нужно закончить работу до приезда покупателя, но у меня нет времени на…

— Давайте я вам помогу, — предложила Крис. — Я многие годы вела хозяйство отца.

— Мы не можем просить вас об этом… — начал было Оуэн и остановился. — Диана, я буду вам безмерно благодарен, если вы мне поможете. У Юнити и так дел по горло, у нее тоже нет времени. Пять минут назад мой садовник заявил, что должен ехать в Сан-Франциско к больной сестре и что садом в его отсутствие будет заниматься его кузен, однако я совсем не знаю этого человека, и мне потребуется несколько дней на то, чтобы разъяснить ему, что от него нужно.

— Предоставьте это мне, — сказала Крис. — Я обо всем позабочусь. Где садовники? Старый и новый? Я расспрошу старого садовника и дам инструкции его кузену. И кстати, выясню, какие у него рекомендации.

Оуэн смотрел на нее, склонив голову набок, и Крис вдруг испугалась, что совершает ошибку. Ведь Диана Эскридж — это робкая мышка, а не решительная женщина, привыкшая вести большое хозяйство. Однако она тут же себя успокоила. Мужчины редко уделяют внимание домашней работе. Женщина может управлять целой армией слуг, мужчина же будет считать, что у нее не хватит мозгов разменять двадцатидолларовую купюру.

— Диана, я буду вам крайне признателен, если вы поможете мне. Домашние дела — мое слабое место.

Крис с наигранной робостью улыбнулась ему.

— Сделаю все, что в моих силах.

— Эл со своим кузеном ждет меня в саду. Передаю вам все полномочия.

Крис была рада заняться хоть чем-нибудь, поэтому весело улыбалась, когда шла в сад. Еще ее грела надежда, что теперь, когда у нее появился повод побольше общаться с Оуэном, ей удастся что-то выяснить.

Крис завернула за угол и лицом к лицу столкнулась с человеком, которого совсем не ожидала увидеть.

— Ты! — выдохнула она. — Убирайся отсюда!

Резко развернувшись, она поспешила обратно к дому.

Тайнан поймал ее за руку.

— Так вот как ты обращаешься с новым садовником? Ну что, скажешь Гамильтону, что не можешь нанять меня?

Крис остановилась и сердито посмотрела на Тайнана.

— Я предупреждала, что не желаю больше никогда видеть тебя.

— А я предупреждал, что ты находишься под моей ответственностью до тех пор, пока я не передам тебя на руки отцу. Я не оставлю тебя в покое, пока ты не окажешься под его опекой.

— А еще твоя обязанность заключалась в том, чтобы доставить меня домой влюбленной в Эшера. Но я могу сделать это и без твоей помощи. Мы с Эшем здесь вместе, и я собираюсь влюбиться в него.

— Отлично. Здорово. Рад слышать это. Желаю вам обоим всего наилучшего. Но я все равно тебя никуда не отпущу от себя, пока лично не сдам на руки твоему отцу.

— Ты можешь думать что угодно, но я сейчас пойду к Оуэну и скажу ему, что ты не подходишь на должность садовника. А еще я скажу ему, что ты дрянной человек и никогда не расстаешься с оружием, даже когда пропалываешь сорняки.

— Очень надеюсь, что ты это сделаешь, — усмехнулся Тайнан. — Никогда не хотел быть садовником. Я просто расскажу Гамильтону правду о вас, и тогда мы сможем отправиться в путь, к твоему отцу, где мы расстанемся и больше никогда не увидимся. Я получу полную свободу, ты сыграешь свадьбу со знаменитым мистером Прескоттом, а я заберу то, что мне причитается за роль Купидона. Замечательно, такой расклад меня вполне устраивает.

— Но я хочу остаться здесь и разузнать все о Лайонеле. Я дала слово умирающей.

— А, понятно, твое слово, которое ты дала абсолютно чужому человеку, священно, а то слово, что я дал твоему отцу, — так, пустышка, не стоит и внимания. Верно?

— Нет, ты передергиваешь. Ты делаешь это ради личных интересов, а я нет.

— Разве? Значит, никакой твоей личной заинтересованности в том, чтобы упрочить репутацию Нолы Даллас статьей, над которой читатели будут рыдать горючими слезами, нет?

— Убирайся прочь, — велела Крис, но к дому не пошла. — Я здесь в полной безопасности и не собираюсь ввязываться в неприятности. Я напишу отцу и сообщу, что ты выполнил свои обязанности и что он должен отдать тебе бумаги об освобождении и выдать деньги. Я даже сама заплачу тебе из наследства, оставленного мне матерью. Ну, а теперь ты уйдешь?

— Ты предлагаешь мне уйти и предоставить тебе самой заботиться о себе? Если Гамильтон нарушает закон, как ты думаешь, он остановится перед насилием, когда его разоблачат? Кто-то должен защищать тебя от самой себя.

— Это может сделать Эшер.

Тайнан издал звук, очень похожий на ехидный смех.

— А кто позаботится о нем? У тебя есть выбор: либо я остаюсь здесь в качестве садовника и присматриваю за тобой, либо мы оба уезжаем.

Крис спрятала сжатые кулаки в складках юбки.

— Как ты узнал, где я?

Тайнан наклонился к ее лицу.

— Загнал три лошади и стер два седла. Сударыня, в течение последних нескольких дней я только тем и занимался, что ехал за вами и выяснял, куда вы делись. В конце концов, мне удалось кое-что вытянуть из шерифа.

— А что мог знать шериф? — надменно осведомилась Крис и пошла вперед.

— Больше, чем ты думаешь. Он слышал об Оуэне Гамильтоне. У этого господина обширные деловые связи, он ворочает немалыми деньгами. Помни: ты имеешь дело не с таким простачком, как Прескотт, которого можно запросто обвести вокруг своего изящного пальчика.

— Я не могу обвести Эшера… — Крис резко остановилась, потому что увидела потрясающей красоты женщину с темными волосами и идеальной фигурой. Женщина шла между деревьями, и каждое ее движение было исполнено удивительной грации. — Кто это?

— Мой телохранитель. Я подумал, что если тебе можно нацепить на себя другую личину, то и мне это не запрещено. Пилар согласилась стать моей женой на время этой дурацкой затеи. Я рассчитал так: если ты будешь жить со своим бравым мистером Прескоттом, а я — с Пилар, ничего такого, что было прежде, не случится. Я не собираюсь возвращаться в тюрьму.

— Ты с женой, — прошептала Крис. — С женой?

Тайнан прищурившись посмотрел на нее.

— Да, у садовника есть жена. Пилар будет помогать по дому, а я — работать здесь. Мы оба должны оберегать тебя.

— Где ты будешь жить?

— В домике садовника, естественно. Послушай, Крис, если ты намерена играть в эту игру, пока не раздобудешь материал для статьи, давай начинать. Итак, ты должна объяснить мне, что от меня требуется.

— Я бы с радостью дала вам указания, мистер Тайнан, — с фальшивой улыбкой заявила Крис и, повернувшись к нему спиной, пошла к дому.

— Хочешь познакомиться с Пилар? — крикнул ей вслед Тайнан.

В его голосе слышался смех.

Крис даже не замедлила шаг.

Глава 13

— Диана! — строго окликнул Эшер. — Твой кузен обращается к тебе.

Крис подняла взгляд от своей тарелки, отстраненно посмотрела на Оуэна Гамильтона и только спустя несколько мгновений сообразила, кто он такой.

— Видите, каково мне с ней приходится, — тем временем говорил Эшер. — Иногда она бывает просто несносной.

— Да, гм… — неуверенно произнес Оуэн. — Диана, как у вас дела с новым садовником? Вам он понравился?

Юнити поставила на стол большую миску моркови.

— Да с такой внешностью ему не составит труда понравиться любой женщине. Не уверена, что мне захочется снова видеть морщинистую физиономию Эла.

Оуэн с упреком посмотрел на экономку.

— Судя по всему, он знает свое дело, — пробормотала Крис. — Кажется, он работал на ферме.

— А я думаю, он не фермер, — заявил Лайонел. — Я думаю, он грабитель. Я думаю, он грабит банки и убивает людей.

— Есть занятия и похуже, — бросила Юнити, выходя из комнаты.

Эшер внимательно наблюдал за Крис, а та лишь с рассеянным видом смотрела в свою тарелку. Через полчаса, когда все встали из-за стола, он схватил Крис за руку.

— Давай выйдем наружу, я хочу поговорить с тобой.

Эшер практически выволок ее в сад, причем оттащил подальше от дома, чтобы их не было слышно.

— Итак, кто этот фермер-грабитель? Мои подозрения правильны?

— Да, — ответила Крис, — но я не предполагала, что он приедет сюда. Он говорит, что несет ответственность за меня, пока не сдаст на руки отцу.

— Значит, мне снова придется иметь с ним дело. Крис, я надеюсь, на этот раз ты не будешь ставить себя в глупое положение? Ты выйдешь из образа робкой Дианы, если станешь преследовать садовника.

Крис радовалась, что ночной мрак скрывает ее румянец.

— Нет, я не собираюсь снова ставить себя в дурацкое положение. Кроме того, он привез с собой женщину. Он так же, как и я, не хочет иметь со мной дела. Можешь не ревновать. А теперь мы можем вернуться в дом? Я страшно устала.

Эшер посмотрел куда-то поверх ее головы и вдруг обнял ее и поцеловал. Крис поняла, что должна ответить на его поцелуй, но у нее совсем не было желания делать это. Ее глаза были открыты, а глаза Эшера смотрели куда-то позади нее. Крис стала вырываться и неожиданно услышала, как кто-то присвистнул. Она сразу поняла, кто это, обняла Эшера и попыталась вложить в поцелуй хоть какую-то страсть. Вероятно, ей это удалось, потому что Эшер закрыл глаза и крепко прижал ее к себе. Она же ни на секунду не забывала о присутствии Тайнана.

— А-а, новобрачные, — съязвил тот, проходя мимо. — Как приятно видеть людей, которые любят друг друга.

Крис с силой отпихнула Эшера, гордо вскинула голову и, не оглядываясь, направилась к дому.

Когда Эшер вошел в комнату, Крис резкими движениями стелила белье на кушетке.

— Ненавижу его! Ненавижу всем сердцем! Уж лучше бы он вернулся в тюрьму и оставался там до скончания века. А я бы радовалась, представляя, как он гниет там.

— Что-то непохоже, что ты его так сильно ненавидишь, — мрачно проговорил Эшер. — У меня создается впечатление, что ты используешь меня, чтобы вызвать у него ревность.

— Ревность! Он говорил, что ему тяжело видеть меня с другими мужчинами, но на самом деле ему плевать. Его главная цель — получить свои деньги.

— Возможно, он действительно немного ревновал после выхода из тюрьмы и до посещения… дома Рыжей.

Глаза Крис гневно блеснули.

— И до того, как он приехал сюда со своей Пилар. — Она ударила кулаком по подушке. — Я искренне, всей душой ненавижу его. Я жалею, что встретила его. Я жалею, что снова увиделась с ним. Я жалею…

Эшер схватил ее за плечо и повернул к себе.

— Крис, ты слишком горячо всех в этом убеждаешь. Я знаю, как помочь тебе выбросить его из головы. — Он стал медленно наклоняться к ней. — Ты одержима им, потому что тебе некем заменить его. Я заставлю тебя забыть его. Я заставлю тебя забыть обо всех, кроме нас. Мы станем по-настоящему женатыми, и потом, когда все закончится, мы придем к твоему отцу и сыграем свадьбу.

Крис честно пыталась получить удовольствие от его поцелуев. Эшер был красив, от него приятно пахло, в нем не было ничего отталкивающего — но не было в нем и того, что разжигало бы в ней огонь. Она могла бы сладко уснуть под его поцелуями.

Как бы в ответ на свои мысли Крис подавила зевок.

— Прошу тебя, Эш, не форсируй события. Я… я еще сомневаюсь в себе. Я только что пережила ужасную катастрофу с одним мужчиной и еще не уверена, что могу доверять себе в отношениях с другим. Пожалуйста, пойми меня.

Эшер отстранился от нее. В его взгляде отразилась такая боль, что Крис почувствовала угрызения совести. Она вообще не любила лгать, а еще сильнее она не любила лгать Эшеру, который всегда был добр с ней.

Эшер попятился.

— Ладно, но я не откажусь от попыток.

— Надеюсь на это, — с улыбкой сказала Крис.

В комнате не было ширмы, поэтому она открыла дверцу шкафа, чтобы раздеться за ней. Она чувствовала, что Эш, который уже успел устроиться в кровати, наблюдает за ней, и это ее нервировало и даже немного пугало, однако не вызывало ни малейшего желания забраться к нему в постель. Крис попыталась представить, как поступила бы, если бы в кровати лежал Тайнан — без рубашки, закинув руки за голову — и ждал ее. От одной этой мысли ее тут же бросило в жар.

Она сделала несколько глубоких вдохов и только после этого вышла из-за дверцы. Эшер был одет в длинную ночную рубашку и следил за ней, как кот за мышью. Крис тихо пожелала ему спокойной ночи, погасила свет и легла на кушетку. Она оказалась жесткой и неудобной, но выбора не было.

На следующее утро Крис разбудил Эшер, который целовал ее лицо и шею. В первое мгновение она испытала удовольствие, но потом сообразила, кто ее целует.

— Господи Боже мой! — воскликнула она, отпихивая его. — Послушайте, мистер Прескотт, держите себя в руках. Я не желаю ежеминутно терпеть подобную наглость!

— Я же предупредил, что собираюсь заставить тебя полюбить меня.

— И ты считаешь, что это правильный способ? Приставать ко мне при первой возможности?

Эшер выпрямился. На нем был халат поверх ночной рубашки, волосы стояли торчком после сна.

— Именно так твой стрелок и сказал: приставать. — Он отвернулся. — В общем, сегодня тебе не придется терпеть мое общество, потому что твой кузен попросил меня съездить в город — это около двадцати миль — и забрать кое-какие припасы. Знаешь, Крис, мне кажется, этот человек вознамерился выжать из нас все, что можно.

— И что в этом плохого? — удивилась Крис, надевая халат. — Мы попросили его поддержать нас материально. Меньшее, чем мы можем отблагодарить его, — это помощь.

— Ты будешь помогать ему в саду вместе со своим бандитом, я же буду разъезжать по округе? Наверняка такая ситуация тебя вполне устраивает.

— Он не мой. Я его сюда не звала и предложила свою помощь по саду до того, как узнала, что садовник — он. Ты не можешь меня ни в чем винить. Неужели мы не в состоянии вести обычный разговор? Ты бросаешься из крайности в крайность — то просишь выйти за тебя, то обвиняешь в шашнях с другим.

Эшер никак не отреагировал на ее слова и принялся одеваться — за дверцей шкафа. Крис не знала, зачем он это делает — из скромности или чтобы не смущать ее. Она тут же стала упрекать себя за то, что критикует каждое его действие.

Одевшись, Эшер вышел из комнаты.

Внизу, за завтраком, Крис увидела совершенно другого Оуэна. До настоящего момента он был олицетворением сердечности, сейчас же он принялся раздавать указания Крис и Эшеру с властностью полководца.

— Я хочу, чтобы северный участок был расчищен и засеян, — говорил он. — И я хочу, чтобы те двести луковиц, что я заказал, были посажены к концу дня. Уит, я дам тебе список того, что мне нужно в городе. Ты должен отвезти фургон на лесопилку. Полагаю, ты управишься за день, если не будешь лодырничать. Лайонел, ешь яйца. Юнити, ты показала новой горничной, что ей нужно делать? Я хочу, чтобы вымыли потолки наверху.

Разговор за столом не клеился, все по большей части молчали. Позже Эшер проводил Крис в сад.

— Ты не обязана делать все это. Помни, кто ты такая и что мы можем уехать домой в любую минуту. Я не хочу, чтобы ты вкалывала, как батрачка.

— Как это мило с твоей стороны. Но я не имею ничего против работы.

Неожиданно Эшер подобрался.

— Диана, даже у тебя хватит мозгов для такой простой работы. Иди в сад и веди себя как нормальная женщина, хотя ты таковой и не являешься.

Крис повернулась и увидела, что к ним приближаются Оуэн с Тайнаном. Оба ничем не показали, что слышали их разговор, но Крис знала, что это впечатление обманчиво, что, как и планировал Эшер, его последние слова достигли их ушей.

Оуэн сказал Тайнану несколько слов, которые Крис не разобрала, и одобрительно посмотрел на Эшера.

— Пошли со мной, — велел он ему, и Эшер последовал за ним, оставив Крис наедине с Тайнаном.

— Так и знал, что ты не вызовешься помогать со стиркой, — усмехнулся Тайнан. — Или в конюшне. Я не сомневался, что ты будешь работать в саду.

Крис сердито посмотрела на него.

— Если бы я знала, что за сад будешь отвечать ты, я бы отправилась грести лопатой уголь. Хватит впустую тратить время, давай займемся делом. У меня в жизни есть более важные дела, чем выслушивать твои оскорбления.

— А вот мне показалось, что мужчина, которого ты называешь своим мужем, оскорбляет тебя гораздо сильнее, чем я.

— Это часть спектакля. Диана Эскридж была из тех женщин, которые позволяют мужу тиранить себя, так что мы с Эшем играем свои роли.

— Тогда советую тебе поработать над своим образом, потому что ты совсем не похожа на женщину, которая позволяет кому-либо себя тиранить. Каждый раз, когда Эшем заговаривает с тобой в таком тоне, у тебя на лице появляется такое выражение, будто ты сейчас прикончишь его. На вот, держи, — сказал Тайнан, протягивая Крис коробку с луковицами цветов. — Ты умеешь их сажать?

— Для такой работы ему следовало бы нанять побольше садовников. У моего отца сад вполовину меньше, но он содержал четырех садовников.

— Ха, так он платил им жалованье, они жили на его ранчо, и он кормил их. Гамильтон же лишь предоставляет кров и стол своим бедным родственникам.

— Однако он кажется довольно милым.

— Люди не такие, какими кажутся, — холодно заметил Тайнан.

— Ты намекаешь на кого-то, кого я знаю? — осведомилась Крис, ставя коробку с луковицами на землю.

— Я скажу, раз ты сама об этом заговорила. Я думал, что встретил хорошую девушку, не такую, как другие, а оказалось, что я ошибся. Ты такая же, как все. Тебя возбуждает грозная репутация человека с ружьем, и ты используешь его по своему усмотрению, а в конце, когда подходит решающий момент, ты объединяешься с его врагами против него. В тебе нет ничего хорошего. Ты и Прескотт созданы друг для друга.

— Я ни с кем не объединялась против тебя. Ты предал меня! Я доверяла тебе, а ты ранил человека на пикнике. Ты хоть представляешь, что я чувствовала, когда все эти люди ополчились на меня? Они смотрели так, будто я грязь у них под ногами. А один мужчина на улице даже плюнул в меня.

Тайнан несколько мгновений пристально смотрел на нее.

— Да, я знаю, каково это. Я сталкивался с этим всю свою жизнь. Сначала тебе плюют в лицо, а потом наставляют на тебя пистолет.

— Именно так и поступил Рори Сейерс? — прошептала Крис.

— Я вывернул ему руку, чтобы он меня не убил, но пистолет все же выстрелил.

— Но тогда почему помощник шерифа арестовал тебя, если во всем виноват Рори?

Тайнан прищурился и усмехнулся:

— По той же причине, почему ты осудила меня, не имея для этого никаких оснований. Из-за моей репутации. Потому что меня не причисляют к «хорошим» людям — к таким, как ты.

Крис достала из ящика с инструментами приспособление для высаживания луковиц и воткнула его в землю. Провернув, она вынула его с комком земли и посадила в лунку первую луковицу.

— Наверное, я ошибалась.

— Нет, не ошибалась, — возразил Тайнан, вставая на колени рядом с Крис. — Ты была права. Такие, как ты, и такие, как я, не пересекаются. Ты достойна мужчины вроде Прескотта, а не ничтожества вроде меня, без фамилии.

— Я вообще сомневаюсь, что кого-либо достойна, после того как предала друга, — тихо, как бы говоря с самой собой, сказала Крис. — Тайнан, ты когда-нибудь сможешь простить меня за то, что я не поверила тебе?

Он повернулся к ней.

— Нет, — просто ответил Тайнан. — Наверное, мне потребуется какое-то время, чтобы выучить урок, но я его обязательно выучу. Думаю, отныне я буду держаться еще дальше от таких девушек, как ты. — Он отошел от нее.

Какое-то время Крис работала в одиночестве. Стало жарко, и она вспотела, от налипшей на колени земли чесалась кожа, однако Крис ничего этого не замечала и продолжала размышлять над событиями последних недель. С того мгновения, когда Тайнан появился из шкафа и заключил ее, обнаженную, в свои объятия, она стала совсем другой. Она превратилась из разумной молодой женщины, интересующейся только темами своих статей, в амазонку, которая без стыда преследует мужчину. Она предложила ему себя, а потом поклялась Рыжей, которая поверила ей, никогда не предавать его — и тут же предала. Она вела себя как избалованная девчонка: то ненавидела его, то любила всем сердцем.

Крис захотелось передохнуть, и она присела на пятки. Вытерев пот со лба, она посмотрела на Тайнана, который косой срубал высокие сорняки. Его рубашка пропиталась потом и прилипла к телу, поэтому Крис хорошо видела, как перекатываются его тугие мышцы под тонкой тканью. Сейчас он выглядел не таким худым, вероятно, успел отъесться за последние недели. Против желания она вспомнила кровоточащие рубцы — следы от кнута у него на спине.

Еще Крис вспомнила, как горожане тут же ополчились на нее, едва только она совершила одну-единственную ошибку, пытаясь помочь человеку, которого все считали виновным. До чего же люди жестоки к тем, кого постоянно обвиняют в дурных поступках!

Передохнув, Крис снова принялась за дело. И ведь она такая же, как они. Однажды она собирала материал для статьи о женщинах, которые в ужасных условиях работали на предприятии с потогонной системой, и очень сочувствовала им. Одна из женщин сказала ей: «Вы можете позволить себе сочувствие, потому что никогда не оказывались там, где мы». Тогда эти слова не произвели на нее особого впечатления, но сейчас Крис начала понимать, что имела в виду женщина. Легко судить и утверждать, что бы ты сделал в той или иной ситуации, если ты никогда не оказывался в такой ситуации.

Когда она противостояла лишь одному человеку, причем мужчине, который признался, что хотел жениться на ней еще до того, как познакомился с ней, она не скрывала своего желания быть другом Тайнану, даже стать его любовницей. Но когда она превратилась в объект насмешек целого города и когда появилась опасность, что пострадает репутация Нолы Даллас, она спасовала. Она бросила Тайнана при первых же неприятностях.

Никогда в жизни Крис не чувствовала такого отвращения к себе. Она фактически добилась доверия от человека, который редко кому-либо доверял, и тут же предала его. Она не лучше той девицы, которая предпочла, чтобы Тайнана повесили, лишь бы не рассказывать правду.

И вот она потеряла его. Он ушел от нее, как будто не было тех дней, что они провели вместе. Их зародившиеся отношения, такие хрупкие поначалу, разбились навеки.

Крис встала с земли, выпрямилась и потерла занывшую поясницу. Подойдя к колонке, она набрала воды в ведро, зачерпнула немного ковшиком и напилась, а затем приставила руку козырьком к глазам и взглядом поискала Тайнана. Он все еще косил и вырубал сорняки, расчищая место для новых посадок.

Крис прихватила ковшик, подняла ведро и пошла к Тайнану.

— Пить хочешь? — спросила она.

Он повернулся к ней, радушно улыбнулся, но потом опомнился, и улыбка исчезла с его лица. Не говоря ни слова, он взял у нее ковш с водой.

— Ты весь взмыленный. Почему бы тебе не присесть?

— Нет уж, спасибо. Сегодняшняя работа — ничто по сравнению с тем, чем я занимался последние годы своей жизни.

— В тюрьме?

— Там, куда свозят таких негодяев, как я. Отойди в сторону, чтобы я не зашиб тебя.

Крис послушно отошла. Она видела, как пот струится по его лицу и стекает за воротник рубашки. Поддавшись импульсу, она подхватила ведро и окатила его холодной водой.

Тайнан ахнул от неожиданности и, повернувшись, устремил на нее сердитый взгляд.

Крис, засмеявшись, попятилась.

— Я подумала, что тебе нужно охладиться.

— Только не из твоих рук. Мне от тебя ничего не нужно. — Тайнан с грозным видом двинулся на нее.

Крис спрятала руки за спину, весело улыбнулась и попятилась от него к деревьям.

— Я ничего такого не имела в виду, Тай. Честное слово.

— Ты никогда ничего не имеешь в виду, верно? И в лесу ты тоже ничего не имела в виду, когда едва не свела меня с ума, так?

— Разве? — с невинным видом воскликнула Крис. — Но вчера вечером ты совсем не выглядел расстроенным, когда увидел меня с другим.

— С этой тряпкой? Вот когда увижу тебя с настоящим мужчиной, тогда и буду волноваться. — На его лице появилось некое подобие улыбки, и он пошел на Крис, загоняя ее под сень деревьев.

Неожиданно Крис уперлась спиной в ствол и замерла. Тайнан надвигался на нее, она же продолжала насмешливо смотреть на него.

Тайнан обхватил Крис за талию и потерся щекой о ее щеку. Он был небрит, и его щетина оцарапала ее нежную кожу. Крис недовольно вскрикнула и попыталась увернуться, но он не выпускал ее. Однако Крис не оставила попыток и в конечном итоге вырвалась из его рук и побежала. Но убежать далеко ей не удалось, потому что Тайнан поймал ее, повалил на землю и опять принялся тереться заросшей щекой о ее щеку.

Крис визжала, но вовсе не от возмущения, а от удовольствия. Вдруг Тайнан замер.

Она весело посмотрела на него и очень удивилась, увидев, что он встает.

— Поднимайся, — мрачно проговорил он.

Крис протянула ему руку, и он с явной неохотой помог ей встать. Она попыталась прижаться к нему на мгновение, но Тайнан не подпустил ее к себе.

— Держись от меня подальше, Крис, — сказал он. — Ты играешь с моей жизнью, а мне это не нравится.

— Я совершила ошибку, когда бросила тебя и уехала. Я должна была поддержать тебя тогда, на пикнике. Я совершила ошибку, и я прошу тебя простить меня.

Тайнан сделал шаг назад.

— Будет лучше, если мы разбежимся. И вообще всем пойдет на пользу, если мы прекратим весь этот маскарад. Может, для тебя это норма, ведь ты не раз устраивала такие спектакли, мне же это не нравится. Я хочу, чтобы завтра же мы отправились в путь. Я доставлю тебя твоему отцу, и ты, если пожелаешь, сможешь вернуться сюда. Мне на это плевать, потому что я уже не буду нести за тебя ответственность. Только у тебя все равно ничего не получится. А сейчас иди в дом, умойся и собери вещи. Я сам здесь все сделаю. — С этими словами Тайнан вышел из-под деревьев и принялся выпалывать сорняки.

Крис понуро побрела к дому.

Глава 14

Подойдя к дому, она увидела Оуэна, который куда-то собрался уезжать. Лайонел крошил молодое деревце тупым топором, Юнити и блистательная Пилар развешивали белье. Вспомнив, что Эшер тоже уехал, причем на весь день, Крис порадовалась, что какое-то время побудет в доме одна.

Она умылась, переоделась в чистое платье и задумалась о назначенном на завтра отъезде. Она не будет спорить с Тайнаном и настаивать на том, чтобы остаться у Гамильтона. Ведь ее и правда не касается, что Оуэн делает со своим племянником — если вообще что-то делает.

Крис застегнула пуговицы на платье и тут сообразила, что в доме-то она одна. Значит, подумала она, есть возможность обследовать кабинет Оуэна.

Она вышла из спальни в коридор и принялась заглядывать в комнаты. Кабинет оказался за третьей дверью. Он был просто завален бумагами, в углу стоял большой дубовый шкаф для папок. Крис не знала, что искать, но понимала, что если что-либо и есть, то это можно найти только здесь. Во всяком случае, она хотя бы выяснит, что Оуэну известно об Эскриджах.

Едва она успела открыть шкаф и увидеть толстую папку с надписью «Диана Эскридж», как услышала на лестнице голоса, причем один из них принадлежал Оуэну Гамильтону.

От страха у Крис сердце едва не выпрыгнуло из груди. Она огляделась по сторонам в поисках пути к спасению. Единственное в комнате окно было открыто, и Крис, не раздумывая, перебросила ногу через подоконник и выбралась наружу. Она успела подобрать юбки за мгновение до того, как дверь в кабинет открылась.

Переведя дух, Крис обнаружила, что стоит на не очень широком карнизе на высоте трех этажей. Она буквально вжалась в наружную стену дома и затаилась.

— Это путешествие было ужаснейшим, — прозвучал из открытого окна кабинета незнакомый голос. — Вы уверены, что у вас есть вся информация? Это точно он?

— Без сомнения. Когда я расскажу вам, через что мне пришлось пройти ради этого, вы обязательно мне поверите. Ведь его зовут Сэмюел Дайсен, не так ли?

Крис чуть-чуть придвинулась к окну. Что-то в разговоре этих мужчин настораживало ее, поэтому она хотела слышать каждое слово.

— А как насчет Лайонела? — спросил незнакомец. — Вы заполучили на бумагах подпись этого маленького ублюдка?

— Подождите-ка, дайте мне закрыть окно. В доме слишком много народу, поэтому я не могу постоянно контролировать, кто где находится.

Оуэн закрыл окно, а Крис осталась снаружи, лишенная возможности пробраться внутрь.

Мужчины разговаривал целый час — самый долгий час в ее жизни. Она слышала приглушенные голоса Оуэна и незнакомца, но слов разобрать не могла. Она слышала, как выдвигали и задвигали ящики стола, как со скрипом открывали и закрывали дверцу, но ничего поделать не могла. Так она стояла на карнизе, следя за тем, чтобы в окне не было заметно ее развевающейся на ветру юбки.

Когда мужчины наконец-то покинули кабинет, Крис тут же толкнула створки окна, но оно было заперто.

— Ну вот, — пробормотала она.

Как теперь она объяснит, почему вдруг оказалась на карнизе под окном?

Тяжело вздохнув, Крис повернулась лицом к стене — и вдруг соскользнула вниз. В последний момент она успела ухватиться за карниз и, обдирая пальцы, стала подтягиваться. Она фактически задыхалась, когда взобралась на свою ненадежную опору.

Охваченная Страхом, Крис стояла на карнизе и боялась шевельнуться. Неожиданно внизу раздался какой-то шум, и к карнизу приставили лестницу. Затаив дыхание, Крис приготовилась к разоблачению.

Но она испытала невероятное облегчение, когда увидела Тайнана.

— Как ты узнал? — спросила она.

Он приложил палец к губам, призывая Крис к молчанию, потом жестом показал, чтобы она подала ему руку. Он помог ей поставить ногу на перекладину, и они стали спускаться. Весь путь до земли он страховал ее, держась за лестницу по обе стороны от нее.

Ощутив под ногами твердую почву, Крис на секунду прижалась к Тайнану.

— Я так испугалась.

— Ты испугалась бы еще больше, если бы Гамильтон узнал, что ты шпионишь за ним, — сказал Тайнан, отдирая от себя ее руки.

Крис отстранилась от него и краем глаза заметила, как за углом дома исчезла какая-то тень.

— Тай! Там кто-то был!

— Это всего лишь Лайонел. Это он сказал мне, где ты. Пошли!

Крис побежала за ним по дорожке, которую прежде не видела и которая привела их к домику, спрятанному среди деревьев. Тайнан убрал лестницу, повесив ее под крышу.

— Тай! — воскликнула Крис, увидев кровь у него на рубашке. — Ты ранен?

— Это не я, а ты, — возразил он и, взяв ее за запястье, развернул руку ладонью вверх. — Иди в дом. Я промою рану, а потом хочу выслушать твои объяснения касательно того, что ты делала на карнизе.

— Подслушивала, — сразу же ответила Крис.

В домике была всего одна комната, половина ее была выделена под кухню, а в другой стояла большая двуспальная кровать.

— Так это здесь вы живете с Пилар? — тихо спросила Крис.

— Да, — буркнул Тайнан и, поддерживая ее руку над тазом, принялся промывать рану.

— Ты давно ее знаешь?

— Сто лет.

— И она никогда не предавала тебя?

— Я этим никогда не интересовался. Мы с ней на одной стороне. Постой спокойно, дай мне рассмотреть.

— На одной стороне? — удивилась Крис. — Ты имеешь в виду, что она тоже преступница?

— Конечно. Она всегда достает оружие раньше противника.

— Ты дразнишь меня, да?

Тайнан искоса посмотрел на Крис.

— Это было глупостью с твоей стороны — вылезти в окно. Если бы Гамильтон обнаружил тебя…

— Дело стоило того. Я услышала, как гость Оуэна расспрашивал его о Лайонеле. Он сказал — извини, но я его процитирую: «Этот маленький ублюдок подписал бумаги?» Разве это не признак того, что они замышляют что-то ужасное?

Тайнан открыл оловянную коробку, стоявшую на полке у камина, и достал из нее чистый бинт.

— Нет, это признак того, что он знаком с Лайонелом. Парень действительно маленький ублюдок.

— Тогда почему он помогает тебе? Ой!

— Если бы ты стояла спокойно, я бы не сделал тебе больно. У нас с Лайонелом есть взаимопонимание.

— Он говорит, что считает тебя грабителем банков.

— Гм, проницательный ребенок. Сядь, я дам тебе молока и печенья. Мне надо выпить.

— Я напугала тебя? Почему Лайонел не выдал меня и побежал за тобой? А кто испек печенье?

— Печенье испекла Пилар, — ответил Тайнан, садясь напротив Крис за грубо сколоченный стол. — А Лайонел стал сама услужливость после того, как я поймал его, со свистом обвив вокруг его шеи кнут.

Крис взяла печенье, но тут же положила его обратно на тарелку. Обнаружив, что у нее дрожат руки, она вынула из рук Тайнана стакан. Тот в обмен взял ее стакан с молоком и принялся жевать печенье.

— Мы уезжаем завтра, — заявил Тайнан, не глядя на Крис.

— И, как я понимаю, предоставляем Лайонела его судьбе?

— Он — не твоя забота.

— Ты когда-нибудь слышал о Сэмюеле Дайсене?

— Нет, и он меня не интересует. Завтра мы уезжаем.

— А что, если Эшер не согласится? Тогда будет двое против одного.

— Прескотт может оставаться тут — мне плевать, но мы с тобой завтра уезжаем.

— Только мы с тобой? — уточнила Крис, водя пальцами по граням стакана.

Тайнан забрал у нее стакан и выпил его до дна.

— Тебе пора возвращаться в дом. Скажи, что поранила руку о камень и больше не можешь работать.

Крис взяла печенье с тарелки. В обществе Тайнана она успокоилась, и ей совсем не хотелось никуда уходить.

— Как твоя спина?

— Потихоньку заживает благодаря нежным заботам Пилар. Крис, уходи отсюда.

Она с грустью посмотрела на Тайнана:

— Я совершила ошибку, когда оставила тебя одного. Мне следовало бы вместе с тобой сесть в тюрьму.

— В мире масса всяких «следовало бы». — Тайнан встал. — Я возвращаюсь к работе и хочу, чтобы ты отправлялась в дом и держалась подальше от неприятностей.

— Может, мне следует запереться в спальне вместе с Эшером?

— Ради Бога, если хочешь помереть от скуки, — буркнул Тайнан, нахлобучивая шляпу, и вышел, оставив Крис одну.

Еще немного посидев за столом, Крис с неохотой поднялась и пошла к дому. Солнце спряталось, и в воздухе пахло грозой.

— Собирается самая настоящая буря, — сообщила Юнити, когда Крис появилась на пороге кухни. — Что у вас с рукой?

Крис повернула голову и встретилась с красивыми темными глазами Пилар.

— Порезалась, — наконец выдавила она.

Неудивительно, что Пилар нравится Тайнану, — она действительно потрясающе красива.

— Хотите выпить чего-нибудь холодненького? — предложила Пилар. У нее оказался очень мягкий голос. — Я только что заварила травяной чай. Очень вкусный.

— Нет, — покачала головой Крис, сожалея о том, что эта женщина так добра к ней.

— Вы что-то бледная, — обеспокоенно проговорила Юнити. — Я предупреждала мистера Оуэна, что вам не следует работать в саду. Вы слишком маленькая, чтобы выдержать это пекло.

Крис не представляла, как связаны рост и способность долго находиться на солнцепеке, однако она не раз слышала это замечание.

— Да, я бы с удовольствием что-нибудь выпила.

— Пилар испекла печенье. Попробуйте.

— Нет, спасибо, я уже пробовала, — ляпнула Крис, не подумав, и посмотрела на Пилар. Та ответила понимающим взглядом. — Наверное, я прилягу. Что-то мне нехорошо.

Она вышла из кухни и направилась к лестнице, когда ее из гостиной окликнул Оуэн:

— Диана, вы могли бы зайти? Я хочу кое с кем вас познакомить.

Крис поняла, что он имеет в виду того самого гостя, чей голос она слышала в кабинете. Ей и самой хотелось познакомиться с ним. Войдя в комнату, она замерла как вкопанная. Незнакомец не был уродом, в нем вообще не было ничего отталкивающего, но Крис сразу почувствовала, что это плохой человек. Он был высок и темноволос. Хотя его внешность немного портили сломанный нос и шрам, пересекавший бровь, его все равно можно было назвать красивым. И все же Крис ни за какие коврижки не согласилась бы находиться с ним в одном помещении.

— Диана, не робейте, — сказал Оуэн. — Познакомьтесь, это мой друг, мистер Бейнард Дайсен. Он приехал погостить.

— Как… как поживаете? — прошептала Крис и протянула ему руку, хотя ей меньше всего хотелось прикасаться к нему.

— Рад познакомиться с вами. Оуэн рассказал мне о безвременной кончине вашего отца. Мои соболезнования.

Крис попятилась.

— Спасибо, — пробормотала она. — Сегодня утром я поранилась, — сказала она, показывая забинтованную руку, — и сейчас что-то неважно себя чувствую. Прошу меня простить, но мне нужно наверх.

Она выскользнула из гостиной, прежде чем мужчины успели что-то возразить.

Влетев в спальню, Крис привалилась спиной к двери и стояла так несколько минут. До настоящего момента у нее не было полной уверенности в том, что в доме творится нечто нехорошее, сейчас же, после знакомства с Бейнардом Дайсеном, все сомнения отпали.

Она едва не подпрыгнула, когда услышала голоса в коридоре. Прислушавшись, она поняла, что мужчины направляются к кабинету Оуэна, и слегка приоткрыла дверь.

— Я буду готов к отъезду через полчаса, — донеслись до нее слова Дайсена. — Только так мы с вами сможем обеспечить конфиденциальность.

Крис закрыла дверь. Они собираются уехать куда-то, чтобы поговорить, и если она намерена выяснить, что происходит, то нужно воспользоваться этой возможностью. Другого шанса у нее не будет, потому что Тайнан планирует завтра отправиться домой.

Крис быстро переоделась в амазонку, на цыпочках спустилась вниз и вышла из дома через узкую дверь в музыкальной комнате. Она не хотела, чтобы кто-нибудь ее видел. Добежав до конюшни, она увидела, что конюх седлает двух лошадей, проскользнула к дальним денникам, выбрала холеную вороную кобылу, оседлала ее и вывела во двор через боковые ворота.

Дождавшись за деревьями, когда Оуэн и его гость выйдут из дома и сядут на лошадей, Крис последовала за ними на некотором расстоянии.

Примерно через четыре мили, когда Оуэн и Дайсен пересекли по мосту довольно глубокую речку и проехали еще какое-то расстояние по узкому проселку, они вдруг повернули направо и исчезли. Крис выждала несколько минут на перекрестке, затем осторожно последовала за ними. Деревья росли слишком плотно, поэтому она не видела, что происходит впереди, и боялась натолкнуться на них. От страха ее сердце бешено стучало.

Вытянув шею, Крис внимательно прислушивалась к звукам, не заглушенным стуком лошадиных копыт. Вдруг она резко осадила кобылу, потому что впереди услышала громкий мужской смех. Быстро спрыгнув на землю, она привязала лошадь к дереву и стала осторожно красться через подлесок на звук.

Через несколько футов она замерла, так как сквозь ветки увидела Оуэна и Дайсена, которые стояли на откосе.

— Когда я встречусь с Сэмом? — спросил Бейнард.

— Очень скоро. Я не хочу неприятностей на своей территории.

Бейнард презрительно фыркнул.

— Итак, вы избавите себя от неприятностей со своим племянником. В жизни не встречал более отталкивающего ребенка.

Оуэн улыбнулся.

— Он действительно отталкивающий, правда? Никто не заплачет, когда он погибнет. Видите тот участок строевого леса? Через год он станет моим.

— И как вы намерены это сделать?

— Да руками его кузена. Эскридж один раз уже растратил чужие деньги, довел человека до самоубийства. К тому же он бьет свою маленькую женушку. Не составит труда доказать, что он ко всему прочему еще и убийца.

— А что будет с его женой?

Оуэн и Бейнард переглянулись.

— Она уже выполнила свое назначение. Давайте закончим с этим. Я хочу выбраться отсюда, пока не началась гроза.

Крис не поверила своим глазам, когда увидела, что мужчины одновременно повернулись и направились в ее сторону. Создавалось впечатление, что им отлично известно, где она прячется, хотя этого быть не могло. Крис еще ниже наклонила голову, однако мужчины продолжали идти к ней.

Неожиданно раздался громкий свист, и Оуэн с Дайсеном остановились — всего в ярде от того места, где пряталась Крис.

— Эй! — услышала она голос Тайнана и едва не разрыдалась от облегчения. — Мистер Гамильтон, кажется, эти лошади ваши?

— Что ты здесь делаешь? — недовольно осведомился Оуэн.

Крис приподняла голову, чтобы разглядеть Тайнана. У того через плечо была переброшена пара зайцев.

— Юнити послала меня за зайцами.

На лицо Крис упали первые капли дождя.

— А я велел тебе работать в саду, — заявил Оуэн.

Крис заметила, что Дайсен, который все это время смотрел куда-то вдаль, вдруг перевел взгляд на Тайнана и стал внимательно рассматривать его.

— Я требую, чтобы ты как можно скорее вернулся обратно.

— И испытал на себе гнев Юнити? — весело заявил Тайнан, морщась от дождя, который начал заливать ему лицо. — Нет уж, спасибо. Я останусь здесь и раздобуду третьего зайца, как и было приказано. — Он переждал гром и вспышку молнии. — Вы, джентльмены, промокнете и испортите свою дорогую одежду, — сказал он.

Крис затаила дыхание, потому что все трое напряглись и настороженно смотрели друг на друга. Казалось, они вот-вот выхватят пистолеты и устроят перестрелку. «Но почему?» — недоумевала она.

Дайсен первым пошел на попятный.

— Поехали, — проговорил он, и Оуэн покорно последовал за ним.

Крис съежилась в зарослях, чтобы спрятать лицо от дождя и укрыться от Тайнана.

Однако все ее усилия оказались тщетными. Через две минуты после отъезда Дайсена и Оуэна Тайнан схватил ее за руку и рывком заставил выпрямиться.

— Надо бы тебя хорошенько выпороть. Ты хоть понимаешь, что тебя могли убить?

Дождь с полей его шляпы стекал прямо ей на лицо.

— Откуда ты узнал, где я?

— Пилар видела, как ты крадешься, и предупредила меня. — Тайнан до боли сжал ее плечо. — Пошли со мной.

— Но моя лошадь, она…

— Ты думаешь, они не прихватили ее с собой?

Тайнан стал спускаться с откоса в противоположную сторону от той, откуда пришла Крис.

— Куда мы идем? — Пряча лицо от дождя, она едва поспевала за Тайнаном.

— Домой! К твоему отцу. Ты и без того отняла у меня двадцать лет жизни, а у меня не так-то много их осталось.

— А как же Эшер? Они убьют Лайонела и повесят убийство на Эшера.

— Это его проблемы. А моя проблема — ты. — Тайнан остановился у оседланной лошади и помог Крис сесть в седло.

— Мы можем вернуться в дом этой дорогой?

— Этой дорогой мы можем вернуться к твоему отцу.

— Тайнан, — проговорила Крис, поворачиваясь к нему, — мы не можем оставить здесь Эшера. Мы должны предупредить его. Пожалуйста. — Она с мольбой посмотрела ему в глаза.

Тайнан мгновение пристально вглядывался в ее лицо.

— Ладно, черт побери. Мы предупредим его, но потом ты поедешь со мной.

— Хорошо, — согласилась Крис.

Всю дорогу она сидела в седле боком и прижималась к груди Тайнана, чувствуя, как под щекой перекатываются его мышцы. Дождь лил вовсю, ярко сверкала молния.

Тайнан подгонял тяжело нагруженную лошадь. Неожиданно животное поскользнулось, и Тайнану пришлось крепко прижать Крис к себе, чтобы она не вывалилась из седла.

— Проклятие! — в сердцах выругался он, и Крис встревоженно огляделась по сторонам.

Молния ударила в мост и разметала хлипкий настил, а речка превратилась в бурный поток, который нельзя было перейти вброд.

— Придется вернуться другой дорогой, — сказала Крис, глядя на Тайнана.

— Там нет моста.

Оглушающе грохотал гром, небо то и дело вспарывали молнии, дождь лился нескончаемым потоком, однако Тайнан не двигался с места.

— Может, мы все же поедем? — спросила Крис, вытирая глаза. — Буря разыгралась не на шутку.

— Нам некуда ехать, — сказал Тайнан. — Мы отрезаны от дороги, и вокруг нет никакого жилья, только девственный лес к северу.

— Тай! Темнеет. Мы не можем провести здесь всю ночь. Неужели негде укрыться? Дождь закончится, и вода спадет.

Тайнан не ответил ей, он сидел и смотрел на бурлящий поток.

— Тайнан! — затрясла его Крис. — Давай вернемся. Спрячемся под деревьями или найдем еще какое-нибудь укрытие.

— Здесь недалеко есть избушка лесорубов.

— Тогда поехали.

Лошадь под ними нервно била копытами, дождь усиливался, а Тайнан все еще не двигался с места.

— Да что с тобой такое? — в полный голос закричала Крис.

— Ты — вот что со мной такое! — крикнул он в ответ и наконец пришпорил лошадь.

Глава 15

Изначально избушка предназначалась для землекопов, работавших в этом районе, но потом ею стали пользоваться другие, вероятно, Оуэн, так как она стояла на его земле, или Лайонел, как уверяла Крис. В избушке была всего лишь одна крохотная комнатка без мебели, но с камином из необработанного камня. Вдоль одной из стен была сложена поленница из сухих дров. Тайнан привязал лошадь под односкатным навесом позади дома, развел огонь в камине и принялся свежевать зайцев. Затем он внес в избушку седло и скатку и вышел под навес, чтобы заняться лошадью.

Крис развернула скатку и с радостью обнаружила, что одеяло практически сухое. Дрожа от холода в мокрой одежде, она наконец-то сообразила, почему Тайнан с такой неохотой пошел на то, чтобы укрыться в лесной избушке. Когда снаружи льет дождь, а внутри тепло и потрескивают дрова в камине, когда нужно снять мокрую одежду и завернуться в единственное одеяло, нетрудно предположить, что может произойти.

Тяжело вздохнув, Крис с одеялом в руках присела на седло. Что сказала бы мама, если б знала, что замышляет ее единственная дочь? Пришла бы в ужас? Интересно, как Джудит Монтгомери отнеслась бы к Тайнану, этому стрелку без фамилии, который не знает истинного значения слова «дом»? Понравился бы он ей или нет?

Крис перевернула жарившихся над углями зайцев и попыталась спокойно обдумать ситуацию. Ей никогда прежде не приходила в голову идея соблазнить мужчину. Какая ирония, думала она, ее учили отказывать мужчинам с самого детства, еще когда мама предупреждала, что нельзя брать конфеты у незнакомцев и что девушка должна говорить «нет» до свадьбы. Женщины приучены говорить «нет» — тогда как же она скажет «да» сейчас? Или, что гораздо важнее, как она скажет «да» в ответ на вопрос, который ей не зададут?

Некоторое время Крис смотрела в огонь. Может, Тайнан не хочет ее и именно поэтому противостоит всем ее авансам? Может, красавицы Пилар ему достаточно?

Дрожа от холода, Крис принялась снимать с себя мокрую одежду. Именно в этот момент Тайнан и вернулся в избушку. Крис, не задумываясь, схватила одеяло и прикрылась.

Тайнан скользнул по ней взглядом, отвернулся, повесил упряжь на гвоздь у двери, а потом снял шляпу и вылил с полей воду.

— Похоже, дождь будет идти всю ночь. Зайцы готовы?

Крис поплотнее завернулась в одеяло, подошла к камину и несколько раз ткнула зайцев острием ножа.

— Наверное, но я не уверена.

Оглянувшись на Тайнана, она обнаружила, что он во все глаза смотрит на нее. Крис поспешила отвернуться, чтобы он не заметил ее улыбку, и сделала вид, будто занята зайцами. Что ж, неплохо, он все же обратил на нее внимание.

— Оставь, я сам проверю, — вдруг осипшим голосом проговорил Тайнан. Крис бросила на него кокетливый взгляд. — Отойди в сторону, — недовольно пробурчал он. — Встань к стене. Нет, не здесь, а там, в углу. И стой там, пока я буду пробовать зайцев.

— Тайнан! — гневно воскликнула Крис. — Ты ведешь себя так, будто я заразная! Уверяю тебя, я не представляю опасности, я абсолютно здорова.

— Хм! — хмыкнул Тайнан, отрывая от тушки сочную ногу. Он стоял наклонившись, и мокрая рубашка обтягивала его мускулистую спину. Крис даже были видны бугры от зарубцевавшихся ран. — Вы, мадемуазель, хуже заразы, вы самая настоящая отрава.

— Что, в тюрьме было так плохо? — тихо спросила Крис.

— К сожалению, воспоминания блекнут. Вот выбирай, — сказал Тайнан, снимая зайцев с вертела. — Я поставлю их здесь, а ты потом подойдешь и возьмешь того, который больше нравится.

— Господи, Тайнан! Я же ничего тебе не сделаю. Ты ведешь себя так, будто я держу тебя под прицелом.

Он оглядел ее с ног до головы.

— Я бы предпочел, чтобы меня держали под прицелом двадцать человек. Ешь, а потом ложись спать. Мы выедем завтра утром, я хочу, чтобы мы как можно скорее вернулись к Гамильтону. Там ты захватишь своего Прескотта, и мы немедленно тронемся в путь. Я хочу, чтобы ты оказалась подальше от Гамильтона.

Крис расположилась на дощатом полу и принялась есть. Она попыталась устроиться поудобнее, но не преуспела в этом. Одеяло было слишком коротким, и ноги от колен оставались открытыми. Если же она прикрывала ноги, то открывались плечи, и она начинала дрожать от холода.

— Да угомонись ты! — вдруг закричал Тайнан.

Крис удивленно посмотрела на него. Он сидел на седле, жевал мясо и таращился в огонь.

— Тайнан, я просто пытаюсь устроиться поудобнее и не замерзнуть.

— Это была твоя идея — спрятаться в этой избушке, так что смирись и не жалуйся. И спи.

— Как я могу спать, если я замерзла как цуцик? И почему ты до сих пор сидишь в мокрой одежде? Смотри, ты уже посинел от холода. Здесь есть что-нибудь, в чем можно было бы вскипятить воду? Я бы приготовила тебе горячее питье.

Тайнан не счел нужным ответить на ее вопрос, он вообще никак не отреагировал на ее слова, а просто продолжил смотреть в огонь.

Тогда Крис перебралась к нему и села перед ним. Но так как он упорно не хотел ее замечать, она взяла его за руки.

— В чем дело? Избушка напомнила тебе о чем-то неприятном? О бандах, с которыми ты боролся? Или о друге, которого повесили?

Тайнан наконец посмотрел на нее, и в его взгляде читался вопрос, а не спятила ли она.

Его руки были холодны как лед. Крис принялась тереть их и согревать своим дыханием.

— Крис, — вдруг хриплым шепотом произнес Тайнан, — я сомневаюсь, что смогу долго выдержать. Пожалуйста, уйди и оставь меня в покое.

— Ты никогда не согреешься, если останешься в мокрой одежде. Тебе лучше ее снять.

Крис подняла на него глаза и поняла, что в ее взгляде отражается то, что она чувствует к нему. Однако он, казалось, этого не замечал, просто сидел и смотрел на нее, и в его взгляде не было ничего, кроме грусти.

Крис хотела что-то сказать, когда Тайнан вдруг пробудился к действиям. Он схватил ее в объятия и с жадностью приник поцелуем к ее губам. Та ловкость, которую он проявил при расстегивании пуговиц, не шла ни в какое сравнение с его умением избавляться от одеяла. Крис и глазом не успела моргнуть, как оно уже полетело в другой конец комнаты. Тайнан прижал ее к себе, и она охнула, когда кожей ощутила прикосновение его мокрой и холодной одежды, но не отпрянула, а обняла его за шею.

— Тайнан, — прошептала она, наслаждаясь тем, как он страстно целует ее шею, гладит ладонями по спине, сжимает ее ягодицы.

Оторвавшись от Крис на мгновение, Тайнан взял ее лицо в ладони и заглянул ей в глаза.

— Крис, — проговорил он, — я никогда в жизни ничего не хотел так, как тебя. Это твой последний шанс сказать «нет», потому что потом я не смогу остановиться.

Крис ласково чмокнула его в кончик носа.

— Да, — радостно сказала она. — Да, да и еще раз да. — Каждое из своих «да» она подтверждала поцелуем.

На губах Тайнана появилась улыбка — та самая теплая, обольстительная улыбка, от которой у Крис по спине всегда начинали бежать мурашки. «Так вот как выглядит влюбленный Тайнан», — подумала она.

Он взъерошил ее влажные волосы и, наклонившись, принялся покусывать ее нижнюю губу. Это потрясло Крис. Она знала, на чем строятся близкие отношения между мужчиной и женщиной, но то, что делал Тайнан, никак не укладывалось в известную ей схему.

— Иди сюда, бесенок-искуситель, — сказал Тайнан, приподнимая ее над полом.

Прижимая Крис к себе, он целовал ее в шею, покусывал мочку уха и плечо.

— Боже, как приятно, — простонала Крис, прикрыв глаза.

Тайнан поставил ее на пол и принялся растирать ей плечи и спину, чтобы согреть. Вскоре Крис уже не ощущала холода от его мокрой одежды, а чувствовала лишь прикосновение его губ и его рук.

Тайнан проявил небывалую ловкость. Крис даже не заметила, когда он успел уложить ее, и осознала это, лишь когда он стал целовать ее грудь. Это потрясло ее до такой степени, что она распахнула глаза и посмотрела на него.

В полумраке комнаты, освещенной только огнем камина, Тайнан был божественно красив, и Крис неожиданно подумала, что ее ласкает Аполлон, бог солнца. Она запустила пальцы в темные волосы Тайнана и притянула его голову к себе, чтобы поцеловать.

— Я люблю тебя, — сказала Крис.

Ее ни капельки не удивило, что Тайнан снял рубашку. Еще бы, если он так ловко раздевает женщин, то раздеться самому ему не составит труда.

Тайнан лежал рядом с Крис и нежно гладил ее по груди, животу, бедрам. Ей было приятно прикосновение его обнаженного торса, она любовалась его широкими плечами, с восхищением наблюдала, как перекатываются тугие мышцы. Она задохнулась от восторга, когда он просунул ладонь между ее бедрами и стал осторожно подбираться к заветному месту. Ее ноги сами собой раздвинулись.

— Тай, — прошептала Крис, — любимый мой.

Тайнан не сказал ни слова, он принялся целовать ее. Крис выгнулась навстречу его горячим губам, когда он ухватил ее сосок, и протяжно застонала. Он продолжал терзать губами ее грудь, а его рука тем временем ласкала ее между ног.

Когда он лег на нее, Крис буквально вжалась в него и машинально обхватила его ногами, но он осторожно заставил Крис согнуть их в коленях и упереться в пол по обе стороны от него.

Когда он вошел в нее, она на мгновение задержала дыхание и посмотрела на Тайнана. Он замер и улыбнулся ей. Казалось, он был абсолютно спокоен, однако капли пота на лбу свидетельствовали о сильнейшем напряжении.

Крис ожидала, что будет больно, но боли она не почувствовала, только удивление от новых ощущений. Быстро освоившись, она слегка приподняла бедра и увидела, что Тайнан закрыл глаза. Он откинул голову и вошел в нее полностью.

Крис стало страшно, что ее сердце разорвется от наслаждения, когда Тайнан ритмично задвигался в ней — сначала медленно и осторожно, а потом все быстрее и быстрее. Крис почувствовала, что нечто незнакомое поглощает ее, разрастается в ней и вот-вот взорвется.

— Тайнан? — испуганно проговорила она, не понимая, что сейчас должно произойти.

Тайнан закинул ее ноги себе на спину, затем приподнял ее бедра и начал двигаться еще быстрее, чем раньше. Крис вцепилась ему в предплечья и стала тянуть его к себе. Ее голова заметалась из стороны в сторону, из горла вырвался хриплый стон.

Полностью отгородившись от реального мира, Крис отдалась новым ощущениям и стремительно вознеслась к вершинам наслаждения.

А потом она тихо лежала и прижимала к себе Тайнана, не желая отпускать его.

— Так ты можешь, да, можешь? — наконец прошептала она.

Тайнан хмыкнул и повернулся на спину, но продолжал обнимать Крис одной рукой, а другую положил ей под голову.

— Это было потрясающе, — сказала Крис, потягиваясь. — Я все сделала правильно? Не разочаровала тебя?

— Нет, — ответил Тайнан.

— Ты сейчас заснешь?

— Если ты угомонишься. Крис, нам завтра рано вставать, сегодняшний день был трудным — с твоим-то лазаньем по карнизам, — поэтому мне хотелось бы немного поспать.

— Поспать? — Крис приподнялась на локте и посмотрела на него. — Но я голодна как волк, и нам нужно многое обсудить. Я хочу знать, откуда тебе стало известно о том, что я слежу за Оуэном, и когда мы поженимся, и что мы будем делать с Лайонелом, и когда уедет Пилар, и…

— Погоди минутку! — Глаза Тайнана открылись. — Поженимся? А кто тут говорил о женитьбе?

— Но я думала… то есть после того, что между нами было…

Тайнан встал и надел брюки.

Накрывшись одеялом, Крис наблюдала, как он разворошил угли в камине и насадил зайцев на вертел, чтобы подогреть.

— Я этого не хотел, — наконец сказал он, поворачиваясь к ней и подавая кусок зайца. — Я был полон решимости не прикасаться к тебе, как того требовал твой отец.

— Если тебя беспокоит амнистия, — проговорила Крис, — то я позабочусь о том, чтобы ты ее получил. Отец не отправит тебя обратно в тюрьму.

— Неужели ты не понимаешь, что все гораздо глубже? — воскликнул Тайнан. — Такой, как я, не может жениться на такой, как ты, к тому же я вообще не хочу жениться.

Крис, с аппетитом поедавшая зайца, перестала жевать.

— О, Тайнан, ты слишком низкого мнения о себе!

— Ты тоже, когда наступает решающий момент.

Крис едва не поперхнулась.

— Я совершила ошибку и попросила прощения. Такое больше не повторится. Особенно если ты станешь моим мужем.

— А я не собираюсь им становиться! — заявил Тайнан. — Если бы я женился на всех, кого…

— Замечательные слова, спасибо! — перебила его Крис. — Но я люблю тебя, Тайнан.

— Просто ты думаешь, что любишь. Крис, я не хочу обижать тебя. Сегодня между нами произошло то, что всегда происходит между мужчиной и женщиной, когда они вдвоем ночуют в каком-нибудь уединенном месте. Все это было неизбежно.

Крис бросила косточку в камин, встала и запахнула на себе одеяло.

— Может, в твоем мире это и неизбежно, но не в моем. Когда я расследовала дело с мексиканским правительством, я провела три ночи наедине с мексиканским часовым, и он ни разу не прикоснулся ко мне.

— Под прицелом скольких орудий ты его держала?

— Всего лишь одного маленького пистолета, — с улыбкой ответила Крис. — Тайнан, я…

— Говорить больше не о чем. Я хочу, чтобы ты легла и заснула. Будет лучше, если мы забудем о том, что сегодня случилось.

— Забывай, но…

— Что ты от меня хочешь? Чтобы я рассказал тебе правду? Правда заключается в том, что ты для меня — один из лакомых кусочков и я наконец-то этот кусочек укусил. Ты для меня не больше чем способ заполучить амнистию и освобождение от тюрьмы. Ты доставляешь мне больше проблем, чем толпа шерифов, и при твоей склонности к благотворительности и стремлении спасти мир общение с тобой не приносит радости. Я хочу только одного: передать тебя твоему отцу, получить амнистию — если он даст мне ее после нарушения его строжайшего запрета — и убраться подальше от тебя и от таких, как ты. Я ясно выразился?

Крис гордо выпрямилась.

— Яснее не бывает, — ответила она, преодолевая спазм, сдавивший горло. — И ты получишь свою амнистию. Я об этом позабочусь.

Крис не хотела, чтобы он видел, как ей плохо. Она медленно повернулась к Тайнану спиной, сбросила одеяло и принялась надевать еще влажное нижнее белье.

— Что ты делаешь?

— Ничего, что могло бы помешать твоей амнистии.

— Крис, подожди…

Она все не поворачивалась к нему.

— Ты выразил свою точку зрения, и я, если ты не против, предпочла бы закончить на этом. Можешь забирать свое одеяло. Я больше не желаю доставлять тебе неудобства. Я дождусь утра здесь, в углу.

Не глядя на него, Крис села на пол и привалилась к стене.

Глава 16

Утро наступило слишком быстро. Крис почти не спала. У нее разболелась голова, в глазах появилась резь. Дважды Тайнан пытался поговорить с ней, но она отворачивалась. Дождь прекратился, и они, не обменявшись ни словом, вышли из избушки. Тайнан предложил ей руку, чтобы помочь сесть на лошадь, но Крис отмахнулась от него и взобралась в седло сама.

Им пришлось проехать довольно далеко, чтобы найти брод через речку, и все это время Крис старалась как можно реже прикасаться к Тайнану. И не заговаривала с ним.

Когда они наконец отыскали дом Гамильтона, Крис страшно обрадовалась.

— Мы выезжаем через час, — предупредил ее Тайнан, когда Крис пошла к дому. Она никак не отреагировала на его слова, поэтому он догнал ее и схватил за руку. — Ты слышишь меня? Я увожу тебя отсюда домой, к твоему отцу.

Крис вырвала руку.

— Я слышала каждое слово из всего, что ты сегодня сказал, — заявила она и решительно направилась к дому.

Проходя по саду, Крис вдруг замедлила шаг и задумалась над тем, как ее встретят, если Оуэн знает, где она была, или если ее разыскивали. Остановившись, она сорвала высокую маргаритку, повертела цветок в руках, а затем гордо вскинула голову и пошла вперед. На заднем дворе она увидела Оуэна и Эшера, стоявших спиной к ней.

Когда Оуэн заметил Крис, он замолчал и уставился на нее расширившимися от удивления глазами. Вслед за ним повернулся и Эшер и бросился к Крис с раскрытыми объятиями. Он обхватил ее, прижал к себе, приподнял и закружил.

— Крис, — проговорил он, утыкаясь лицом ей в шею, — я так волновался. С тобой все в порядке? Ты цела и невредима?

Не выпуская цветок из рук, Крис с радостью обняла Эшера. Как же это здорово — чувствовать себя желанной!

— Да, — прошептала она и, не справившись с душившими ее слезами, расплакалась.

Но в следующее мгновение ее слезы высохли, потому что прозвучал выстрел. Она даже ощутила движение горячего воздуха, когда пуля просвистела мимо затылка Эшера. Крис посмотрела на лишившийся цветка стебель, потом перевела взгляд на Тайнана, который стоял в нескольких футах. У него в руке был пистолет, дым от выстрела еще не развеялся. Крис все поняла: он отстрелил цветок, который она держала в руке, когда обнимала Эшера.

Из дома выбежала Юнити.

— В чем дело? Я слышала выстрел.

Тайнан смотрел на Крис, а она смотрела на него, продолжая обнимать Эшера.

— Да выполол тут несколько сорняков, мэм, — с деланной беспечностью ответил Тайнан и пошел прочь.

— Что происходит? — спросил Эшер.

Крис с омерзением, как будто это была ядовитая змея, отбросила в сторону безголовый стебель.

— Ничего. Абсолютно ничего.

Она устремила взгляд на Оуэна, который уже шел в их сторону.

— Диана, мы волновались за вас. Мы все вас потеряли. Искали всю ночь.

Только сейчас Крис обратила внимание на то, что мужчины выглядят усталыми, их щеки поросли щетиной, а одежда испачкана.

— Я оседлала свою лошадь и уехала, — промямлила она. — Потом меня застал дождь. Пришлось его переждать. Могу я поговорить с тобой наедине? — обратилась она к Эшеру.

— Конечно, дорогая, ты, наверное, очень устала. — Изображая заботливого мужа, он повел ее в дом, наверх, в отведенную для них спальню. — Итак, — сказал Эшер, как только закрыл дверь, — я желаю знать, где ты была и что происходит. Этот тип что-то сделал с тобой?

— Не больше того, о чем я его просила. Отвернись, я хочу переодеться. Я следила за Оуэном и за этим ужасным Бейнардом Дайсеном, поехала за ними в лес.

— Почему ты называешь его ужасным? Он, как и все мы, волновался за тебя и искал.

— Если не возражаешь, смотри в окно. Не знаю, почему я его невзлюбила с первой минуты, но после всего, что я услышала, я поняла, что была права. Они с Оуэном замышляют убийство Лайонела и хотят повесить преступление на тебя.

— На меня? Но какое отношение я имею к этому щенку?

— Не ты, а Уитман Эскридж, тот, кто растратил чужие деньги и бьет жену, и…

— Бьет свою жену? — с улыбкой переспросил Эшер. — Не знал об этом.

— Надеюсь, и не узнаешь, — быстро проговорила Крис. — А была я в лесу, пряталась в зарослях и подслушивала Оуэна и этого Дайсена.

— Ты ехала за ними, а они не видели тебя и не слышали стука копыт?

Крис вспомнила те страшные мгновения до появления Тайнана. Тогда ей показалось, что мужчины знают о ее присутствии и пошли в ее сторону. Однако сейчас она решила, что это был всего лишь плод ее воображения.

— Начиналась гроза, и стук копыт заглушался громом, поэтому они его не слышали. В настоящий момент главная проблема заключается в том, что этот… этот человек настаивает на нашем немедленном отъезде. Вообще-то он требовал, чтобы мы поехали домой прямо из леса, не заезжая сюда.

Эшер ничего не сказал на ее слова.

— Ну? — не утерпела Крис. — Ты же понимаешь, что мы не можем уехать прямо сейчас, верно? Мы должны защитить Лайонела.

Одевшись, она подошла к Эшеру и встала перед ним.

Эшер перевел взгляд на нее.

— Как Тайнан нашел тебя?

— Не знаю. Наверное, следил за мной.

Эшер положил руки ей на плечи.

— Крис, думаю, что Тай прав. Нужно немедленно отправляться к твоему отцу. Если бы ты не вернулась, я бы поискал тебя еще пару дней, а потом бы тоже уехал и направился к твоему отцу. Тогда все были бы в безопасности. С твоей стороны было глупо возвращаться сюда после того, как тебе стало известно, что готовится убийство.

Крис отошла от Эшера на несколько шагов.

— А как же Лайонел? Неужели никого не волнует, что он может расстаться с жизнью?

— Все, что от нас требуется, — это уведомить местного шерифа. Если он примется задавать вопросы Гамильтону, то это спугнет его.

— И тогда он убьет Лайонела тайком. Уверена, убийство представят как несчастный случай.

— Это не моя забота. Моя забота — ты. Я считаю, что нам нужно как можно скорее убираться отсюда. Сегодня же. — Эшер подошел к шкафу и вытащил оттуда саквояж. — Я хочу, чтобы ты приступила к сборам. Я скажу Оуэну, что местный климат вреден для тебя и что я решил увезти тебя домой, на восток.

— Я не поеду, — заявила Крис твердо.

— Тогда я расскажу ему, кто ты на самом деле. Сомневаюсь, что после этого он останется радушным хозяином. Упакуй вещи, отдохни, я приду за тобой через час. Я хочу сначала переговорить с Тайнаном.

— Не смей! — сердито воскликнула Крис. — Он мечтает поскорее отделаться от меня.

Эшер остановился возле двери.

— Надеюсь, после того как мы отправимся в путь, ты расскажешь мне, что произошло между вами этой ночью? А сейчас я запру тебя, чтобы уберечь от какого-нибудь глупого поступка. Увидимся через час.

Эшер вышел в коридор и запер комнату на ключ. Крис подбежала к двери и, дергая за ручку, принялась клясть всех мужчин на чем свет стоит, потом посмотрела на кровать, застланную чистым бельем, и, словно в трансе, пошла к ней. Крис уснула сразу, как только ее голова коснулась подушки.

Из глубокого сна ее вырвала чья-то рука, зажавшая рот. Крис испуганно открыла глаза и увидела мужчину, лицо которого скрывал черный капюшон с прорезями для глаз.

— Тихо, дамочка, и вам не будет больно. Вам придется проехаться с нами верхом.

Крис не узнала голос, и даже солнечный свет, заливавший комнату, не помог ей разглядеть незнакомца. Она стала вырываться, но мужчина держал ее крепко. Он вставил ей в рот кляп и связал руки. Когда Крис попыталась лягнуть его, он огромными ручищами сжал ей щиколотки, а потом связал их веревкой, которая врезалась в кожу при малейшем движении. Затем незнакомец оплел этой веревкой все тело Крис, разве что глаза не завязал.

Мужчина легко перебросил Крис через плечо, подошел к окну, к которому, как оказалось, снаружи была приставлена лестница, и спустился вниз.

Крис попыталась повернуть голову, чтобы оглядеться, но путы делали любое движение невозможным.

В чаще незнакомца ждала лошадь. Он перекинул свою ношу поперек седла и сел позади нее, а затем пустил лошадь шагом. Крис подумала о том, что каждый раз, когда она куда-то отправлялась, ее обязательно кто-то видел, но сейчас, когда она так нуждается в помощи, никого поблизости не оказалось.

Больше ни о чем она думать не смогла, потому что похититель пришпорил лошадь и ее страшно затрясло. В течение следующих нескольких часов Крис боролась с тошнотой.

Близилась ночь, когда Крис обнаружила, что к ее похитителю присоединился еще один всадник. Она заметила это, только когда лошадь, на которой ее везли, остановилась и похититель заговорил:

— Были проблемы?

— Нет. А у тебя?

— Никаких. Развяжи ее. В таком состоянии они долго не продержатся.

Незнакомец стащил Крис с лошади и положил на землю. Краешком глаза она ухитрилась увидеть, как с другой лошади стаскивают еще одно такое же спеленатое тело. Его положили рядом с ней, но Крис не могла повернуть голову, чтобы разглядеть. Сделать это удалось лишь после того, как ее освободили, и она ахнула.

Рядом с ней лежала Пилар и смотрела на Крис с не меньшим удивлением.

Один из мужчин вынул у нее изо рта кляп.

— Что вы делаете? — с трудом проговорила Крис. — В чем дело?

— Притихни, — бросил ей один из похитителей, крупный широкоплечий мужчина. Другой был высоким и худым. — Не сотрясай воздух. Пить хочешь?

Мужчина протянул ей грязную оловянную кружку, и она с жадностью ухватила ее дрожащими руками.

— Кто вы? — спросила его Крис. — Что вы хотите?

— Желаешь, чтобы тебя опять связали?

Крис собралась было ответить, но Пилар дернула ее за руку. Повернувшись к ней, Крис увидела, что она едва заметно покачала головой. Крис отвернулась, но говорить ничего не стала. Несколько минут спустя широкоплечий похититель поставил ее на ноги, подтолкнул к лошади и небрежно подсадил в седло.

— Не люблю болтливых баб, — сказал он ей на ухо. — Держи рот на замке, и мы отлично поладим. Откроешь рот, и мне придется заткнуть его. Поняла?

Крис увидела, как на землю полетел черный капюшон, но не повернулась, чтобы посмотреть на лицо похитителя. Всю дорогу она была занята тем, чтобы удержаться в седле и избежать прикосновения его рук, которые, как пауки, ползали по ее телу.

* * *

— Мы с Крис уезжаем менее чем через час, — заявил Тайнан Эшеру, сердито глядя на него.

— Погоди минутку, я хочу поговорить с тобой.

— У меня нет времени, — отмахнулся от него Тайнан и пошел прочь. — Можешь ехать с нами, можешь не ехать, решай сам.

Эшер догнал его и схватил за руку.

— Я хочу знать, что произошло вчера ночью. Вы всю ночь были наедине? И что значил твой выстрел? Ведь пуля просвистела в дюйме от моей головы! Я должен…

— Что, Прескотт? Что ты должен?

Эшер сделал шаг назад.

— Послушай, я же не какой-то там посторонний. Я участвую во всем этом наравне с тобой. Мэтисон нанял тебя, чтобы проводить меня до Крис, и ты должен был помочь мне добиться от нее согласия стать моей женой. Ты же всеми силами стараешься придержать ее для себя. Более того, ты провел с ней ночь, и одному Богу известно, чем вы занимались.

— Верно, это известно одному Богу, но тебе я ничего рассказывать не буду. Повторю лишь одно: мы с Крис уезжаем через час, и ты можешь либо ехать с нами, либо оставаться, выбирать тебе.

— Не беспокойся, — процедил сквозь зубы Эшер, — я буду готов к отъезду в назначенное время.

Нахмурившись, он стал подниматься по лестнице к спальне, выделенной для них с Крис. Проклятие! До чего же этот тип своеволен! Он хорош, когда надо преодолевать трудности, но иногда он переходит все границы.

Эшер попытался успокоиться перед тем, как войти в комнату. Он чувствовал себя неловко оттого, что запер Крис, однако это был единственный способ уберечь ее от глупостей.

Эшер тихо повернул ключ в замке и толкнул дверь. Только пусть попробует не выйти за него после всего, на что он ради нее пошел, и после всего, что он сделал, ради того чтобы угодить ей.

Войдя в комнату, Эшер обнаружил, что Крис там нет. Первой его мыслью было, что она выбралась через окно, но, выглянув наружу, он понял, что этим путем она уйти не могла — слишком узким был карниз.

Эшер тут же забыл о своих разногласиях с Тайнаном и своей злости на него и, сбежав вниз по лестнице, бросился в сад, к домику, в котором тот обитал. Он нашел его на заднем дворе под навесом, где Тайнан разбирал инструменты.

— Ее нет! Я боялся, что она сделает какую-нибудь глупость, и запер Крис в комнате. Но сейчас ее там нет! Она очень беспокоилась об этом мальчишке.

При первых словах Эшера Тайнан устремился к дому.

— Зачем она это сделала! — сетовал Эшер, едва поспевая за ним. — Мало того что она проводит ночь с кем… — Он замолчал, сообразив, что говорит не то, что надо.

Ворвавшись в комнату, Тайнан сразу же бросился осматривать подоконник.

— Ну, что там? — спросил Эшер. — Неужели она могла выбраться отсюда?

— Поверь мне, могла. Недавно снаружи приставляли лестницу — здесь ободрана краска. — Тайнан подошел к кровати и внимательно осмотрел ее. Простыня была сорвана, покрывало валялось на полу. — Где Гамильтон?

— Не знаю. Наверное, наверху. Ты думаешь, он видел Крис? Я бы сказал, что уж ее-то ему меньше всего хотелось бы видеть. — Эшер вслед за Тайнаном вышел из комнаты. — Она рассказала тебе, что Гамильтон собирается убить своего племянника? Конечно, я ей не поверил, я пошел на все это, чтобы иметь возможность играть роль ее мужа, поскольку считаю, что мужчина должен использовать любой шанс.

Тайнан остановился на середине лестницы.

— Если ты сам не закроешь рот, мне придется закрыть его тебе силой. — С этими словами он повернулся и стал спускаться дальше.

Оуэн Гамильтон сидел в кабинете и читал бумаги, разложенные на столе. Тайнан захлопнул за собой дверь, запер ее, затем размеренным шагом подошел кокну и выбросил ключ.

Эшер привалился спиной к двери и затаил дыхание. Оуэн же спокойно наблюдал за действиями Тайнана, лишь вопросительно вскинул брови.

— Чем обязан такому фарсу? Неужто ты устал от садовой тли?

— Где она? — глухим хриплым голосом спросил Тайнан.

— Не представляю, что ты имеешь в виду, — ответил Оуэн и с беспечным видом принялся перебирать бумаги на столе. — Если ты думаешь, что твоя жена и я…

Он не договорил, потому что Тайнан схватил его за грудки и вытащил из-за стола.

— Я хочу знать, где она, и я не желаю играть во всякие игры. Либо ты немедленно ответишь мне, либо тебе придется расстаться с некоторыми частями своего тела.

— Не представляю, о ком ты говоришь.

— Где Крис! — воскликнул Эшер. — То есть Диана. Где она? Ее нет в комнате, и. она не могла выйти оттуда.

— Кто такая Крис? — поинтересовался Оуэн.

Тайнан от души врезал Гамильтону.

— Не знаю, что тебе удалось узнать, но подозреваю, что немало. Я уже переправил копии твоих гроссбухов своему другу-бухгалтеру. Думаю, он выяснит, сколько ты украл у своего племянника.

— Гроссбухов? Каких гроссбухов?

Тайнан врезал Гамильтону еще раз, причем так, что у того из разбитой губы потекла кровь.

— Я устал от твоего вранья. Мне плевать, что ты делаешь со своими родственниками, но я несу ответственность за эту малышку и хочу знать, где она.

— Кто она? Диану Эскридж убили.

Тайнан одной рукой сжал Оуэну шею.

— Не сомневаюсь, ее убил ты, но пусть этим преступлением занимаются власти. Где Крис?

Оуэн не ответил. Тогда Тайнан еще раз ударил его в лицо, достал пистолет и приставил к его виску.

— Ну, чего ты согласен лишиться? Руки или ноги? Думаю, мне удастся сделать так, чтобы ты долго-долго истекал кровью и у тебя хватило времени ответить на мой вопрос. Итак, спрашиваю в последний раз: где она?

— Ее забрал Дайсен.

Эта новость настолько удивила Тайнана, что он даже слегка ослабил хватку.

— А что от нее нужно Дайсену?

— Не знаю. Он приехал сюда ради своего кузена, — Оуэн скосил глаза в сторону, — и решил, что ему нужна женщина, изображающая из себя Диану. — Он снова перевел взгляд на Тайнана. — Он и твою жену увез.

— Пилар? — уточнил Тайнан. — Кто он такой?

Его схватка ослабла настолько, что Оуэну удалось высвободить шею. Он принялся тереть саднящее горло и вытирать носовым платком кровь.

— Он из тех, с кем не очень приятно иметь дело. Я мало знаю о нем. Он приезжает сюда раз в год и покупает у меня пиломатериалы и лошадей, а потом исчезает. Я никогда не отваживался расспрашивать его, где он живет.

— Однако он похитил Крис, — проговорил Эшер. — Как ты думаешь, может, он похитил ее ради выкупа?

— Выкупа? — удивился Гамильтон. — А кто она такая?

— Дочь Дэла Мэтисона, — процедил Тайнан.

— О Боже, — выдохнул Оуэн и тяжело опустился в кресло. — Она сразу показалась мне дрянной актрисой, и я заподозрил, что ей что-то нужно. — Он посмотрел на Тайнана. — Как ты нашел мои бухгалтерские книги?

Тайнан не счел нужным ответить на этот вопрос.

— Что ты можешь рассказать мне о Дайсене? Я хочу знать, где его найти.

— Я же говорил, что ничего не знаю. Он появляется, а потом исчезает. Он оказал, что ему нужны эти две женщины, а я не стал спорить. Все вы пытались одурачить меня — то следили за мной, то шарили в моем кабинете, то изображали из себя моих родственников. Какая мне разница, что он хотел с ними сделать? Ну, понадобились они ему — мне-то что? Я даже не предполагал, что она дочь Мэтисона. Если Мэтисон узнает… — Оуэн замолчал.

— Открой кассу, — велел Тайнан. — Мы поедем за ними, а для этого понадобятся деньги.

— Я не желаю участвовать в ограблении, — вдруг заявил Эшер.

— А тебя никто и не просит. Гамильтон, на твоем месте я бы не испытывал мое терпение. Давай сюда деньги.

Оуэн поспешил вы полнить требование Тайнана. Он отпер маленький сейф, спрятанный за картиной, которая висела позади письменного стола.

— Тебе не удастся отыскать его. Он тебе не по зубам. Таких дешевых преступников вроде тебя он съедает на завтрак.

Тайнан взял толстую пачку денег.

— Если так, он получит сильнейшее несварение желудка. А теперь снимай ремень.

Тайнан снял с шеи Гамильтона платок и завязал ему рот, затем обмотал ремень вокруг его запястий, а длинный конец оставил для того, чтобы зацепить его за крюк, который он ввернул в потолок.

— Это задержит тебя на несколько часов. Бухгалтер передаст свой отчет поверенным, ведущим дела Лайонела. У меня такое ощущение, что в тех книгах, которые ты показываешь им, цифры другие. И кроме того, не закрыт вопрос, касающийся убийства Эскриджей.

Оуэн попытался вытащить руки из ременной петли. Он дергался, а его ноги едва касались пола.

— Я скажу Юнити, чтобы она отвезла мальчика к Мэтисону, пока все не прояснится. Я собирался поехать с ней, но сейчас вряд ли поеду. Я очень надеюсь, что в ближайшее время к тебе кто-нибудь зайдет и освободит тебя. Если же нет, то часа через два тебя будут мучить страшные боли.

Тайнан направился к двери, и Эшер отступил в сторону. К его полному изумлению, Тайнан вытащил из кармана ключ, отпер замок, а когда они вышли, запер дверь снова.

— Но я думал, что…

— Не верь всему, что видишь или слышишь, — бросил ему Тайнан и спустился в кухню.

Юнити, белая от страха, сидела у стола, Лайонел стоял рядом с ней.

— Я не хочу уезжать, — заявил мальчик. — Это мой дом, и я намерен остаться здесь. Ты не можешь заставить меня.

Не произнеся ни слова, Тайнан схватил мальчика в охапку и понес наружу к поджидавшему его фургону, в который были запряжены две лошади.

— Ты поедешь. Более того, ты будешь помогать Юнити. Прескотт поедет с тобой и позаботится о том, чтобы ваше путешествие было безопасным. Прости, но я с вами поехать не могу.

Эшер тронул Тайнана за локоть.

— Я хочу поехать с тобой.

— Ни под каким видом. Мне не нужен спутник, который все время будет ныть и спорить со мной. Кроме того, — с презрением добавил он, — мне нужен человек, который знает, из какого конца стреляет ружье.

— Позволь? — сказал Эшер, кивком указав на пистолет Тайнана.

Тот подал ему оружие.

Эшер взял пистолет, потом вдруг резко повернулся и одним выстрелом срезал с дерева тонкую, всего в полдюйма толщиной ветку.

— Были и другие причины для того, чтобы Мэтисон нанял меня, — сказал он, отдавая пистолет Тайнану. — Я умею обращаться с любым имеющимся в мире оружием. Я могу из ружья отстрелить хвостовые перья у ласточки. Возможно, у меня нет такого опыта, как у тебя, но стрелять я умею.

Тайнан спокойно перезарядил пистолет и посмотрел на Юнити. Лайонел, сидевший на облучке, наблюдал за мужчинами с открытым ртом.

— Прескотт поедет со мной. Есть ли здесь кто-нибудь, кто мог бы сопровождать вас?

— Я… я не знаю, кому можно доверять, — со слезами в голосе проговорила Юнити. — Мой брат живет примерно в десяти милях отсюда. Может, он… — Она замолчала, когда Тайнан вытащил из кармана несколько скомканных купюр.

— Найми его. Когда доберетесь до Мэтисона, расскажи ему все. Возможно, ему понадобится послать кого-нибудь сюда. Скажи ему, что я поехал за его дочерью и что если я не вернусь с ней, то только потому, что меня уже нет в живых, — ничто другое меня не остановит. — Он перевел взгляд на Лайонела. — Если я услышу хоть одну жалобу на тебя, будешь отвечать. Когда вы доберетесь до Мэтисона, можешь там паясничать сколько угодно. Мэтисон позаботится о тебе. А теперь в путь. — Тайнан хлестнул лошадей, и фургон покатил вперед.

Тайнан покачал головой и повернулся к Эшеру.

— Надеюсь, я не сделал ошибку. Если у тебя есть оружие, прихвати его с собой. Буду ждать тебя у конюшни. Мы возьмем двух лучших лошадей Гамильтона.

Глава 17

Целых три дня похитители куда-то везли Крис и Пилар. Их почти не кормили, не разрешали им уединяться, чтобы справить нужду, не давали передохнуть. По ночам им связывали руки, поднимали их над головой и привязывали к дереву. В такой позе спать было невозможно. Разговаривать им запрещали. А утром все начиналось сначала. Они снова ехали на север, только теперь Крис и Пилар ехали вдвоем на одной лошади, которую однажды вечером привел тощий похититель. Крис подозревала, что он украл ее.

Несмотря на усталость, Крис старалась запоминать путь, которым они ехали. Однако на второй день похитители завязали ей глаза, а Пилар велели управлять лошадью И смотреть, чтобы животное не оступилось, а Крис не свалилась с седла. На следующий день они завязали глаза Пилар, а управлять лошадью поручили Крис.

Хотя девушки не разговаривали, общая беда сплотила их. Присутствие другой давало каждой хоть призрачную, но надежду. Сначала Крис отнеслась к Пилар враждебно, отвергала ее помощь, выражала недовольство ее присутствием. Пилар, казалось, понимала ее и не докучала ей, пока однажды Крис едва не упала с лошади и, чтобы удержаться, не ухватилась за Пилар.

— Нам будет проще выдержать все, если мы перестанем быть друг другу врагами, — прошептала ей Пилар и тут же получила удар по лицу за то, что осмелилась заговорить.

После этого враждебность Крис стала таять. Ну, с чего ей сердиться на Пилар? Тайнан — это единственное, что связывает ее с этой женщиной, а Тайнан дал ясно понять, что не желает иметь дело с Крис. Если ему нужна Пилар, что ж, у него есть свобода выбора.

Шел третий день их путешествия. Поздно ночью похитители наконец-то осадили лошадей, спустили своих утомленных пленниц на землю, взяли их за руки и повели внутрь какого-то мрачного дома, который нельзя было рассмотреть в темноте. В доме они сразу устремились к лестнице. Поднимаясь наверх, Пилар случайно оступилась, и похититель в сердцах дернул ее за руку.

— Мы можем идти сами! — возмущенно воскликнула Крис, поддерживая Пилар.

Похититель, тащивший ее за собой, не произнес ни слова. Они преодолели три пролета и добрались до четвертого этажа. Тот, кто вел Пилар, снял со стены кольцо с ключами, отпер массивную, в несколько дюймов толщиной, дубовую дверь и втолкнул девушек в комнату.

В комнате не было света, но глаза Крис уже успели привыкнуть к темноте. Она услышала, как дверь за ними закрылась, и огляделась. В центре помещения она увидела очертания большой кровати.

Восторженно вскрикнув и едва не расплакавшись от радости, она бросилась вперед. Пилар поспешила за ней. Девушки рухнули на кровать и мгновенно заснули.

На следующий день, проснувшись, Крис по солнцу определила, что время уже перевалило за полдень. Она еще немного полежала, разглядывая комнату с крохотными окнами, потом принялась изучать ссадины на руках и ногах. На запястьях была содрана кожа. Одни раны болели, а другие уже успели покрыться струпьями. Кроме ран, много неприятностей доставляли укусы слепней.

Крис повернула голову, посмотрела на спящую Пилар и ужаснулась. Неужели она тоже так жутко выглядит? Одежда девушки была грязной, под запавшими глазами залегли темные тени, а кожу на открытых участках тела уродовали раны и порезы.

Пилар приоткрыла один глаз.

— Уходи, — пробормотала она и повернулась на другой бок.

Крис лежала и ждала, и спустя несколько мгновений Пилар повернулась к ней лицом.

— Этого не может быть, — сказала она. — Я думала, что это страшный сон. — Она попыталась приподняться на локте, но застонала от боли и рухнула навзничь. — Где мы? А еще важнее, почему мы здесь? Как ты думаешь, здесь есть ночной горшок?

Крис села и огляделась. Каждое движение отдавалось мучительной болью в мышцах.

— Там стоит ширма, может, за ней?

— Что ж, этого никто за меня не сделает, придется вставать, — вздохнула Пилар и стала медленно слезать с кровати.

Крис тоже встала. Ей пришлось ухватиться за изножье, чтобы не упасть, — так сильно закружилась голова.

— Мне кажется, я уже никогда не буду прежней.

Как выяснилось, комната была круглой. Свет падал из трех окон, расположенных в стене напротив кровати. Справа от кровати была дверь, а слева — ширма. Этим обстановка и ограничивалась.

Крис медленно пошла к окну. Вдали она увидела густой лес, под окном же ничего не смогла разглядеть, поняла только, что комната находится как минимум на четвертом этаже.

— Ну, сбежать отсюда ничего не стоит, — грустно пошутила Пилар, выходя из-за ширмы и глядя на верхушки деревьев. Морщась, она доковыляла до окна и встала рядом с Крис. — Неужели я выгляжу так же ужасно, как ты?

— Еще хуже, — совершенно серьезно ответила Крис и направилась к ширме.

Пилар с сожалением вздохнула, вернулась к кровати и легла.

— Ты хоть представляешь, что происходит?

— Нет, — проговорила Крис из-за ширмы. — Я надеялась, что ты что-нибудь знаешь. Они ничего не говорили, когда похищали?

Пилар покачала головой:

— Думаю, тебе известно больше, чем мне. У Тайнана были определенные причины для того, чтобы наняться садовником к Гамильтону, но мне он о них не рассказывал.

— Да? Ты просто поехала с ним, когда он поманил тебя?

— Я у него в долгу, он не раз выручал меня. Послушай, мы будем играть в кошки-мышки или договоримся о сотрудничестве? Я хотела бы понять, что происходит, но если тебе интереснее драться из-за Тайнана, предупреди меня, чтобы я успела выйти из игры.

— У меня нет причин драться из-за мистера Тайнана. Он умер для меня. Он твой. — Крис проигнорировала многозначительный взгляд Пилар, сделала вид, будто не заметила ее изогнутую бровь. — Я газетный репортер и пишу под именем Нола Даллас. Я приехала…

— Ты — та самая Нола Даллас? Та, которая сама нарывается на неприятности, чтобы потом рассказать о них?

— Боюсь, это так, — сказала Крис.

Пилар протянула ей руку.

— Рада познакомиться. Значит, мы сейчас участвуем в одном из твоих рискованных предприятий, и в любую минуту появится кто-то, кто нас спасет?

Крис грустно улыбнулась:

— Наверное, будет лучше, если я все тебе расскажу.

И она рассказала Пилар обо всем, что произошло с того момента, как она нашла тела Дианы и Уитмана Эскридж, и до того момента, как Тайнан заявил, что они немедленно покидают дом Гамильтона.

Пилар села, подтянула колени к груди и обхватила их руками.

— Думаю, Тай что-то разузнал. Он постоянно уезжал куда-то по ночам, а однажды ночью вернулся с огромной книгой под мышкой. Потом он читал ее до рассвета, а утром ушел, и я больше его не видела.

— А что было в книге?

— Цифры. Она очень похожа на ту, что есть у Рыжей.

— У Рыжей? — спросила Крис. — Ты имеешь в виду ту женщину, с которой знаком Тайнан, которая живет…

— Да, в публичном доме. — Пилар, прищурившись, посмотрела на Крис. — Там, где я работала.

— О, — только и смогла вымолвить Крис.

Естественно, именно такую женщину Тайнан и выбрал бы себе в жены или для того, чтобы она изображала его жену. Крис заставила себя сосредоточиться на насущных проблемах.

— Может, именно поэтому нас и похитили — потому что Тайнан украл у Гамильтона гроссбух, или… Ты когда-нибудь слышала о Дэле Мэтисоне?

— Наверное, он был знаменит еще до моего рождения, — улыбнулась Пилар. — Но всякие истории о нем я слышала. Один публичный дом устроил праздник на всю ночь в день его свадьбы.

Крис недовольно поджала губы.

— Он мой отец, — процедила она.

— Извини, — сказала Пилар, но было видно, что сожаления она не испытывает. Вдруг она резко вскинула голову. — Если ты дочь Мэтисона, значит, ты богата. Может, тебя похитили ради выкупа?

— Я тоже так подумала. Отец всегда боялся, что меня похитят. Один из работников на ранчо сказал: это потому, что у него много врагов. В общем, я всегда была готова к этому, независимо от причины.

— Но тогда зачем они взяли меня? Чтобы я служила тебе горничной? — насмешливо проговорила Пилар.

— Не знаю. Надеюсь, похитители хотя бы покормят нас.

— И принесут горячей воды. На мне три дюйма грязи.

За дверью послышался шум, и в следующее мгновение тяжелая створка с грохотом распахнулась, и в проеме показались оба похитителя. Позади них стояли две женщины. Обе выглядели испуганными до смерти. В руках у них были подносы с едой. Мужчины жестами велели Крис и Пилар отойти подальше от двери, а женщины тем временем вошли в комнату и поставили подносы на пол. Затем были внесены большие кувшины с горячей водой и лохани, а потом на кровать швырнули два платья. Все это дополнили коробкой с принадлежностями для шитья, которую поставили рядом с кроватью.

Одна из женщин, пятясь из комнаты, ударилась о дверной косяк.

— Вы должны надеть эти платья сегодня вечером, — сообщила девушкам другая. — Если они не подойдут, можете их перешить.

Обе женщины поспешно выскользнули из комнаты, а мужчины последовали за ними. Пленницы услышали, как повернулся ключ в замке.

— С чего начнем — с еды или с купания? — спросила Крис, едва они с Пилар остались одни.

— Все одновременно, — ответила Пилар.

Девушки наскоро смыли с себя грязь и принялись за еду.

— Вполне возможно, что наши похитители не знают, кто я такая, — проговорила Крис с набитым ртом. — Может, они считают меня Дианой Эскридж, и тогда вся эта история связана с намерением Оуэна Гамильтона убить Лайонела? Может, Оуэн решил остаться один, чтобы сделать свое грязное дело?

— Это все равно не объясняет, почему здесь оказалась я, — заметила Пилар. — Я вообще не имела ни малейшего представления о том, что происходит.

— Но наши-то похитители об этом не знают. Из того, что Тайнан по ночам крал что-то из дома, ясно, что он все знал, — ведь вы проводили каждую ночь вместе.

Последние слова дались Крис с трудом. И не потому, что у нее еще сохранились какие-то чувства к Тайнану, — в ту ночь в избушке он убил ее любовь, — просто она ненавидела проигрывать.

— Если это так, — задумчиво проговорила Пилар, — значит, и Тайнана тоже похитили. Ты не думаешь, что он тоже здесь вместе с твоим молодым человеком?

— С Эшером? Не могу представить, что им могло понадобиться от Эшера. Он влез в это предприятие только потому, что мне требовался муж.

— В общем, я ничего не понимаю. Я бы предпочла думать, что тебя похитили ради выкупа и что меня прихватили, чтобы… Честно говоря, я не знаю, почему я оказалась здесь. У меня нет ничего, что могло бы им понадобиться.

Крис посмотрела на Пилар — женщина была невероятно красива, о такой мог мечтать любой мужчина.

— Я здесь ради выкупа, а ты — потому что тот, кто все это затеял, влюбился в тебя, — тихо проговорила она, изо всех сил стараясь, чтобы в ее словах не прозвучали зависть и боль.

Пилар промолчала.

Наевшись, девушки стали разглядывать принесенные платья.

— Совсем не мой стиль, — заявила Крис. На верхнюю часть платья пошло минимум ткани.

— Не смотри на меня, я уже много лет не носила ничего подобного. Твое слишком длинное, и, думаю, оно будет тебе широковато в некоторых местах.

Крис вздохнула, потому что Пилар была права.

— Может, тебя прихватили, потому что у тебя подходящая для этого платья фигура?

— Ладно тебе, давай приниматься за работу.

— Да на переделку корсажа уйдет целый день, — пробормотала Крис.

Они шили до заката, потом, когда комнату залил лунный свет, оделись.

Когда дубовая дверь снова распахнулась, девушки были полностью готовы. Не имея никаких подручных средств, они все же смогли привести себя в порядок.

Крис сообразила, что ее трясет, только когда Пилар взяла ее за руку и ободряюще слегка сжала пальцы.

Один из похитителей подтолкнул Крис вперед, Пилар пошла за ней. Вскоре они уже спускались по лестнице.


— Откуда ты знаешь, в какую сторону ехать? — на полном скаку прокричал Эшер Тайнану.

Тайнан не потрудился ответить. Он уверенно ехал на юго-восток и сбавил скорость, только когда впереди показался участок голой земли с жалкими хижинами. После недавнего ливня улицы представляли собой жидкое месиво. Проезжая мимо одной из развалюх, они увидели на ней надпись «Женщины». Перед хибарой дрались двое мужчин, валяя друг друга в грязи. Лошадь Эшера отпрянула в сторону, когда дерущиеся выкатились ей под копыта. Эшер отвлекся на животное, которое пришлось успокаивать, и только в последний момент заметил, что Тайнан входит в одну из самых больших хижин. Тогда Эшер спешился и последовал за ним.

Тайнан стоял, привалившись к барной стойке с таким видом, будто никуда не спешил. За столиками сидели мужчины и играли в азартные игры. Тайнан наблюдал за одним из них. Он выглядел почище других посетителей и был одет в вышитую золотом жилетку, а рукоятки двух его пистолетов украшала перламутровая отделка.

Эшер заказал себе пива и успел сделать лишь один глоток, когда вдруг игра остановилась. Один из игроков посмотрел на Тайнана.

— Я думал, тебя упрятали в тюрьму.

— Я выбрался оттуда, — сказал Тайнан. — И вернулся получить долг.

Мужчина коротко кивнул и подошел к барной стойке.

— Два виски, — сказал он бармену и заговорил приглушенным голосом: — Что ты хочешь?

— Информацию.

— Это дорого стоит.

— Я уже заплатил сполна, — сказал Тайнан. — Ты когда-нибудь слышал о некоем Бейнарде Дайсене?

Мужчина пригубил виски, затем прокашлялся и поднял глаза на Тайнана.

— Держись от него подальше. Он нехороший человек, очень нехороший.

— Он забрал кое-что, что принадлежит мне, и я хочу это вернуть. Где его можно найти?

— Оставь то, что он взял. Что бы это ни было, оно не стоит того. Если бы тебе только грозило расстаться с жизнью, тогда еще куда ни шло. Но этот человек отберет у тебя нечто большее, чем жизнь. Так что держись от него подальше.

Тайнан молчал несколько мгновений.

— Так ты ответишь на мой вопрос или будешь и дальше изображать из себя мою мамашу?

— Ты мне всегда нравился, Тайнан. Я пришлю цветы на твою могилу. Я практически ничего о нем не знаю, могу рассказать только то, что слышал. У него есть поместье к северу отсюда. Неподалеку есть город под названием Секвона. Если что-то и можно узнать о нем, так только там. Можешь порасспрашивать людей на пути туда, но тогда ты рискуешь получить пулю в голову, вероятнее всего, в затылок. Этот человек предпочитает держать в тайне свою жизнь. Он не любит, когда интересуются его делами. — Мужчина допил виски. — Что он у тебя забрал?

— Дочку Дэла Мэтисона.

Мужчина присвистнул.

— Власть Мэтисона против власти Дайсена. Это может перерасти в войну, которая положит конец всем другим войнам. Тайнан, опасайся нападения с тыла. Дайсен участвует практически во всем, он нанимает людей, чтобы убивать тех, кто мешает ему заполучить желаемое. Предоставь Мэтисону самому возвращать собственную дочь.

— Он нанял меня. Спасибо тебе, Фрэнк. Считай, что с долгом ты рассчитался. — С этими словами Тайнан вышел из хижины.

Эшер одним глотком допил остатки пива и поспешил за ним.

Тайнан поджидал его снаружи у двери.

— Ты слышал, что сказал Фрэнк, и можешь сейчас отказаться. Не исключено, что, если ты и сохранишь себе жизнь, то выйдешь из этой передряги другим.

— И потерплю неудачу с дочкой Мэтисона? — спросил Эшер.

В этот момент мимо головы Тайнана просвистела пуля. Тайнан упал на землю и дернул за собой Эшера. Эшер не был готов к этому и рухнул лицом вниз. Подняв голову, он стал отплевываться. Тут просвистела еще одна пуля, и он опять ткнулся лицом в грязь. Две пули прошили хлипкую стену хижины, и внутри послышались шум, грохот переворачиваемых столов и крики.

Эшер посмотрел на Тайнана, у которого лицо было абсолютно чистым, затем перевел взгляд на пистолет в его руке. Позади прозвучал голос:

— Готов спорить, это Дайсен.

Эшер оглянулся. Тот самый игрок, Фрэнк, стоял пригнувшись в дверном проеме с ружьем на изготовку.

— Потерпи немножко, я сейчас что-нибудь придумаю.

В следующее мгновение Эшер услышал, как он крикнул:

— Эй, на ту сторону улицы привезли кучу шлюх, все они девственницы!

Тайнан велел Эшеру откатиться в сторону, и тот порадовался, что успел сделать это вовремя, потому что из хижины вывалилась толпа мужчин.

— Давай! — скомандовал Тайнан, и Эшер, выбравшись из вязкой грязи, забежал за хижину.

Прескотт в растерянности оглядывался по сторонам, не зная, что делать дальше, пока не появился Тайнан с лошадьми.

— Поехали, — сказал он.

И они поскакали вперед, оставив позади грязный городишко.

Тайнан взял направление на север. Они скакали во весь опор, и вскоре грязь на них высохла и стала отваливаться кусками. Ближе к вечеру Тайнан заехал в чащу и двинулся по тропинке, которую Эшер не заметил. Тропинка вела к вершине холма. Начал моросить дождь, и мужчины надвинули на лицо шляпы.

Уже стемнело, когда Тайнан остановился и спешился.

— Здесь есть нечто вроде пещеры. В ней мы и переночуем, — сообщил он, перекрикивая шум дождя.

Через несколько минут они развели крохотный костерок и поставили варить бобы.

— Думаешь, нам удастся отыскать ее? — спросил Эшер, вороша палкой костер.

— Я не намерен отступать, — сказал Тайнан. Он привалился к своему седлу и низко надвинул шляпу.

— Если Дайсену нужны только деньги, тогда он не причинит вреда Крис, верно?

— Или Пилар.

— Ах да, — кивнул Эшер. — Я как-то видел ее на кухне. Кажется, она убиралась в доме?

Тайнан сдвинул шляпу на затылок, бросил равнодушный взгляд на Эшера, снял котелок с огня и принялся раскладывать бобы по тарелкам.

Эшер взял у него тарелку с едой и чашку с кофе.

— У тебя есть какой-то план? То есть ты знаешь, как спасти Крис? Ее отец придет в ярость, если с ней что-нибудь случится.

— А ты потеряешь свои деньги, — заметил Тайнан.

— Крис — очень привлекательная молодая женщина. Возможно, временами слишком упрямая, но все равно очень привлекательная. И я не вижу ничего плохого в том, что возьму на себя управление землями ее отца. У него нет сына, а Крис, как я вижу, совсем не заинтересована в том, чтобы найти кого-то, кому можно было бы передать дело. — Он бросил на Тайнана пристальный взгляд. — Надеюсь, ты не подумываешь о том, чтобы самому жениться на ней? Деньги Мэтисона…

— Наши с тобой отношения станут гораздо лучше, если ты будешь держать свое мнение при себе. А теперь гаси огонь, и пошли спать. Утром нам в дорогу.

Утро еще не наступило, когда Тайнан разбудил Эшера, зажав ему рот ладонью. В глазах Тайнана отражалась тревога. Он жестом велел Эшеру выбираться из пещеры. Прихватив седла и вещевые мешки, они взяли лошадей под уздцы и стали спускаться с холма. Дождь не закончился, он превратился в противную морось.

— Который час? — спросил Эшер, зевая.

— Это будет наш последний день на земле, если мы не выберемся отсюда. Там, у пещеры, кто-то был.

— Я ничего не слышал.

— Тогда можешь оставаться, а я поехал.

Эшер оглядел еще погруженный в предрассветный мрак лес и, вскочив в седло, поскакал за Тайнаном.

Они ехали весь день и всю следующую ночь. У Эшера уже слипались глаза, он с трудом держался в седле. Когда Тайнан наконец остановился, Эшер даже не сразу сообразил, что они в конюшне.

— Расседлывай лошадь, — велел ему Тайнан. — Или будешь стоять здесь всю ночь?

Едва переставляя ноги, Эшер выполнил все, что от него требовалось, завел лошадь в стойло, засыпал ей овса, бросил сена, а потом, побрел за Тайнаном. Он не задавал вопросов, когда они остановились на заднем дворе какого-то дома. Тайнан подсадил Эшера на крышу, и они, пригнувшись, перебрались на крышу соседнего дома. На третьей крыше Тайнан достал ключ, отомкнул замок на чердачной двери и спустился вниз по лестнице. Оказавшись внутри дома, он на цыпочках прошел по длинному коридору и открыл третью дверь слева.

Молодая женщина, спавшая в кровати, проснулась и сонно посмотрела на него.

— Элис, это Эшер, ему нужно поспать.

Женщина откинула край одеяла, откатилась на другую сторону кровати и повернулась спиной к мужчинам. Тайнан втолкнул Эшера в комнату и закрыл за ним дверь, а сам двинулся дальше по коридору и вошел в комнату, расположенную через две от той, куда он поместил Эшера.

Рыжая только что встала и как раз завязывала пояс халата.

— Значит, я не ошиблась, когда мне показалось, что я слышу голоса в коридоре.

— Почему здесь так тихо? — спросил Тайнан, наливая себе виски.

— Приехали четверо мужчин и устроили перестрелку. После этого я решила закрыться. Тай, они ищут тебя.

Тайнан залпом выпил виски.

— Они уже два дня сидят у меня на хвосте. У тебя есть что-нибудь поесть?

Рыжая открыла буфет и достала хлеб и сыр.

— Я предполагала, что ты приедешь. Но тебе нельзя оставаться. — Она села на диван. — Тай, дорогой, что ты натворил на этот раз? Мне так хотелось, чтобы ты хоть какое-то время пожил как добропорядочный гражданин!

— Я им не нужен, они пытаются помешать мне отыскать Крис, — с набитым ртом ответил Тайнан.

— Крис! — вскинула голову Рыжая. — Ты ищешь эту изменницу! Эту маленькую лгунью! Я доверяла ей, а она обманула меня и оставила тебя, невиновного, гнить в тюрьме.

— Да, такова истинная любовь. Как бы то ни было, я несу за нее ответственность и должен вернуть ее отцу.

— И рисковать своей жизнью?

Тайнан на это ничего не сказал.

— У тебя есть свободная кровать? Я положил Эшера к Элис, — спросил он, прожевав.

— Можешь спать в моей, — предложила Рыжая, вздыхая. — Я уже выспалась. Кого тебе привести? Кажется, в прошлый раз вы с Леорой отлично подошли друг другу.

— Я просто хочу поспать, — сказал Тайнан, снова наливая себе виски, — без женщин.

Он так и не понял, почему вдруг Рыжая стала открывать и закрывать рот и замолчала.

— Ладно, — наконец проговорила она. — Давай свою одежду, я отдам ее в стирку.

Пока Тайнан раздевался, она молча стояла и смотрела на него. Когда он лег в кровать, она села рядом с ним и стала гладить по голове, а когда он заснул, поцеловала в лоб и на цыпочках вышла из комнаты.

* * *

— Тайнан! — встревоженно позвала его Рыжая, вбегая в комнату. — Они приехали за тобой.

Тайнан откинул одеяло и спустил ноги с кровати.

— Где, черт побери, мои брюки?

— Стираются. Ты спал всего три часа. Тебе надо выбираться отсюда. Там полдюжины головорезов спрашивают о тебе.

Тайнан пригладил ладонями волосы.

— Целых три часа, да? Дайсен успел обыскать все щели.

— Дайсен? — переспросила Рыжая. — Ты преследуешь Бейнарда Дайсена?

— Нечего тратить время на нотации, мне нужны штаны. Принеси какую-нибудь одежду.

— Мне следовало бы отказаться. Мне следовало бы вызвать шерифа, чтобы он запер тебя и спас от тебя самого.

Прежде чем Тайнан успел ответить, в комнату ворвалась одна из девиц.

— Он мертв, — с презрением в голосе сообщила она. — Я говорила тебе, что он не сможет справиться с нами тремя. — Она замолчала, ее глаза расширились от удивления. — Ой, Тайнан, не знала, что ты здесь.

— Он скоро уйдет, — сказала Рыжая, выталкивая девицу в коридор и закрывая за ней дверь. — Сейчас все узнают, что ты здесь и… — Неожиданно ее глаза заблестели. — Сиди здесь. И никуда не уходи. У меня идея.

Она вышла, а Тайнан принялся искать какую-нибудь одежду.

Через несколько минут Рыжая вернулась, и у нее через руку было перекинуто нечто из белой кожи и с бахромой.

— Этот мужчина, который только что умер, был из шоу о Диком Западе, и его наряд ему больше не понадобится.

Она развернула перед Таем рубашку из белой кожи с тремя рядами длинной бахромы на рукавах, затем отложила ее и показала Тайнану брюки с серебряными медальонами на брючинах, а потом помахала шляпой с отделкой из искусственных бриллиантов величиной с пенс.

Тайнан даже не взглянул на наряд.

— Если ты не принесешь мне брюки, я…

— Вот! — перебила его Рыжая, бросая ему кожаные штаны.

— В жизни не надену, — заявил Тайнан, отшвыривая их прочь. — Мне нужно…

— Подожди минутку, Тай. Их шестеро, а ты один, и они окружили дом. Рейчел сказала, что заметила, как блеснул ружейный ствол на крыше, так что не исключено, что их больше шести. Ты хочешь выбраться отсюда, но они не выпустят тебя. Они ожидают увидеть тебя таким, к какому привыкли. Вряд ли их заинтересует толстый, пьяный в стельку перекупщик нефти с Дикого Запада.

Тайнан сел на кровать.

— Я это не надену.

— Ты предпочтешь умереть? — возмутилась Рыжая.

— Я согласен на рубашку, но только с моими сапогами и брюками. А что, если меня похоронят в этом?

Рыжая закатила глаза к потолку.

— В жизни не слышала большей глупости. Послушай, Тай, дорогой, как ты будешь спасать девчонку, если тебя убьют? А тебя убьют, если ты выйдешь отсюда в своей обычной одежде. Если же ты наденешь вот это, ты сможешь спокойно уйти через парадную дверь. Все ослепнут от блеска бриллиантов и серебра, им и в голову не придет взглянуть на твое лицо. Между прочим, я показала тебе не все. Там есть белые сапоги и серебряные пистолеты с белыми рукоятками. А в них — представляешь — серебряные пули! Это действительно умопомрачительный наряд!

Тайнан продолжал сидеть на кровати. У него на скулах заиграли желваки.

— Если же ты позволишь себя убить, я специально позабочусь о том, чтобы тебя похоронили именно в этом, — язвительно добавила Рыжая.

Тайнан сокрушенно покачал головой:

— Надеюсь, Мэтисон оценит, на что я пошел ради того, чтобы привезти домой его дочь.

— Принимайся за дело. Нам надо еще сделать из тебя толстяка.

Через час Тайнан стоял в окружении хихикающих девиц. Эшер сидел в кресле, курил сигару толщиной чуть ли не в дюйм и покачивал на коленях Элис.

— Тайнан, а тебе идет, — усмехнулся он. — Классно выглядишь.

Рыжая подошла к Тайнану, который держал одну руку на рукоятке пистолета, и присыпала его волосы тальком.

Девочки пришили подушки к подштанникам скончавшегося бродячего актера, чтобы с Тайнана не сваливались штаны, сшитые на довольно внушительную фигуру. Теперь у него появилось пузо, которое нависало над пряжкой ремня. Штаны специально надели низко, под фальшивый живот.

— Да-а, тут уж ничего не сделаешь, — задумчиво проговорила Леора, проводя рукой по его бедрам.

— Внешне ты готов, — заключила Рыжая, — теперь надо вжиться в образ. Этот мужик пришел сюда, паля из пистолетов. Ты должен выйти точно так же.

— А вот мне нравится, когда ты палишь только из своего пистолета, — многозначительно прошептала Леора Тайнану.

— Сейчас не до этого, — осадила ее Рыжая. — Мистер Прескотт, вы готовы?

— Всегда готов.

— Тогда вы поможете ему выйти, потому что, Тай, ты слишком пьян и плохо держишься на ногах? Понятно?

Тайнан молча кивнул.

— Лошадь приготовили? — спросила Рыжая.

— Какую лошадь? — удивился Тайнан.

— Узнаешь, когда увидишь, — рассмеялся Эшер. — Поверь мне, ты сразу ее узнаешь.

Рыжая крепко сжала руки Тайнана.

— Дорогой мой, мне хочется еще раз увидеться с тобой, а это единственный способ. А теперь поцелуй меня и иди.

Тайнан обнял ее, поцеловал в щеку и вышел из комнаты, стуча по полу шпорами с витиеватым орнаментом. У лестницы он остановился, вытащил оба серебряных пистолета и выстрелил в потолок. В следующее мгновение он уже был внизу, и на нем висло несколько девиц.

— Я грознее змеи и в два раза ее быстрее! — завопил он, наклонился вперед, загреб рукой одну из девиц и смачно поцеловал, одновременно паля из пистолета в потолок.

Оторвавшись от девицы, он стал стрелять и из другого пистолета, но не в потолок, а в стол, за которым сидели мужчины.

Тайнан выстрелами разбил два стакана и едва не пристрелил огромного ковбоя. Ковбой вскочил и уставился на Тайнана, но Эшер поспешил прикрыть его собой.

— Он пьян, — сообщил он. — Это случайность.

— Советую тебе поскорее вывести его отсюда, — пробурчал ковбой, но не сел, а руку положил на кобуру.

— Я силен, как гризли, у меня глаз, как у орла, — вопил Тайнан.

— Давай-ка, орел, пошли отсюда, — сказал Эшер, подталкивая его к двери.

— Я скачу быстрее всех, я стреляю лучше всех, я…

Увидев, что Тайнан снова целится в стол, за которым сидели ковбои, — вероятно, это были люди Дайсена, — Эшер ударил его по руке снизу вверх, и пуля, попав в картину над баром, сделала дырку в пышных ягодицах обнаженной красотки.

— Я высок, как елка, и уродлив, как мул, но девочки любят меня, я твердый и большой, как галерное весло! — орал Тайнан, а Эшер пихал его к выходу.

— Садись на свою чертову лошадь, — сказал Эшер. — Как бы ты нас всех не перестрелял.

Они вывалились на террасу, рядом с которой стоял белый жеребец с розовыми глазами и белым седлом. Тайнан не колеблясь запрыгнул в седло, замотал повод на луке, затем вытащил ружье из седельной кобуры. Лошадь взяла с места в галоп, а Тайнан, привстав на стременах, с развевающейся по ветру бахромой принялся стрелять по крышам, где, как предполагалось, прятались люди Дайсена. Привлеченные криками и стрельбой, они встали, чтобы узнать, что происходит, поэтому пули, посланные Тайнаном, пролетали в нескольких дюймах от них. Эшеру, скакавшему за Тайнаном на другой лошади, казалось, что его лицо стало такого же цвета, как белый жеребец.

Неожиданно Тайнан исчез за деревьями. Когда Эшер догнал его, Тайнан что-то лихорадочно искал в седельных сумках.

— Что ты ищешь? — спросил Эшер, спешиваясь.

— Я надеялся, что здесь найдется другая одежда. Проклятие! Рыжая ничего не дала мне с собой.

— Ты совсем неплохо выглядишь в этой. Ты хоть соображаешь, что едва не прикончил одного из людей Дайсена?

— Я насчитал одиннадцать. А ты?

— Чего?

— Почему, по-твоему, я устроил такой трам-тарарам? Я хотел, чтобы они все повылезали из своих укрытий. Внутри их было четверо, пять на крышах и два выскочили с заднего двора. Думаю, еще парочка поджидает на дороге к югу от города. Часа через два они сообразят, что я скрылся в этом дурацком наряде. Так что у нас есть время раздобыть мне нормальную одежду и избавиться от этого барахла. — Он взглянул на розовоглазую лошадь и с недоверием покачал головой: — А его-то спрятать не так легко. Все равно что прятать гору в кукольном домике. Вот бы найти кого-нибудь, кто согласился бы надеть эти тряпки. Тогда люди Дайсена погнались бы за ним и дали бы нам еще время.

Эшер хмыкнул.

— Интересно, и где мы найдем такого дурака? Не знаю никого, кто согласился бы на такое, даже за большие деньги. А если ты просто так отдашь кому-нибудь этот наряд, тебе сразу зададут кучу вопросов. И заподозрят неладное. Лучше всего его сжечь. Вряд ли нам удастся найти такого идиота.

— Ну-у, не знаю, — протянул Тайнан и, сев в седло, принялся с чертыханьем вытаскивать из-под себя длинную бахрому, — мир полон самых разных людей.

Глава 18

Тайнан вжался в стену дома так, будто хотел раствориться в ней. Эшер тем временем носился по округе в поисках одежды на замену белому костюму. Пока они ехали, Тайнану несколько раз хотелось что-нибудь сделать с болтливым языком Эшера — ну, например, вырвать его, — но в конечном итоге ему удалось убедить своего спутника в том, что в его же интересах найти ему нормальную одежду.

Тайнан осторожно выглянул из-за угла и проверил, нет ли кого-нибудь поблизости. Убедившись, что улица пуста, Тайнан быстро подбежал к корыту с пойлом для лошадей и окунул голову в воду. Эшер многократно высказывал свое мнение по поводу запаха французской лилии, исходившего от талька, которым Рыжая присыпала его волосы.

Когда Тайнан вынул голову из воды, он сразу же узнал холод оружейного ствола, приставленного к его шее.

— Молись, — сказали у него за спиной, — потому что жить тебе осталось одну минуту.

— Лестер Ченри, — безошибочно определил Тайнан и повернулся.

Ченри был рыжеволосым, длинным и тощим как жердь. Его кожу покрывали веснушки, и эти веснушки были самыми яркими пятнами на его лице. Одет он был в ярко-красную рубашку с широкой, в четыре дюйма, индейской вышивкой по плечам, в волосах у него блестели три серебряные бляхи на кожаных индейских шнурках.

— Лестер, рад снова тебя видеть. Между прочим, я только что рассказывал о тебе.

— Не сомневаюсь. А ты рассказывал, как убил моего брата?

— То была случайность.

Лестер прижал Тайнана к стене.

— Ты убил его, и сейчас ты заплатишь за это.

— Ты же знаешь, что это был не я.

— Шериф преследовал тебя, и ты вполне мог убить его. Так что платить придется тебе. Ты готов умереть?

— Если ты пообещаешь похоронить меня в моем новом костюме.

Только сейчас Лестер удосужился оглядеть кричащий наряд Тайнана. Тайнан внимательно следил за выражением его лица.

— Обещаешь похоронить меня в нем, а, Лестер? Это мое предсмертное желание, а предсмертное желание человека нужно исполнять.

— Где ты раздобыл такой наряд? — спросил Лестер.

В его голосе явственно слышался восторг.

— Прежде, чем я смог заполучить его, один человек отдал свою жизнь, — ответил Тайнан. — Так ты обещаешь мне?

— Ну… Может, ты продашь его мне? Я обожаю такие вещи.

— Продать? И что мне делать с деньгами, если ты собираешься убить меня? А давай заключим сделку! Я отдам тебе костюм просто так, если ты отпустишь меня.

Лестер хорошенько стукнул Тайнана об стену.

— Да я просто пристрелю тебя и сам заберу его.

— У меня всегда бывает очень сильное кровотечение. Стоит мне порезаться во время бритья, и кровь не остановить. Костюм так заляпается, что его нельзя будет надеть. Кстати, у этого костюма есть подходящая по стилю лошадь.

— Лошадь? — переспросил Лестер. — А ты не врешь, Тайнан? Если врешь, я…

— Лестер, я борюсь за свою жизнь. Если ты не убьешь меня, я отдам тебе этот белый костюм и белую лошадь с белым седлом.

— С белым седлом?! — восторженно выдохнул Лестер. — Никогда не видел белых седел. Тайнан, если ты дуришь меня, я…

— Просто убери пистолет, и я отведу тебя туда, где она спрятана. Я отдам ее тебе вместе с купчей. Все будет по закону. Но если же ты пристрелишь меня, то получишь заляпанный кровью костюм — а ты знаешь, как кровь въедается в кожу, — и никогда не найдешь лошадь. Ее найдет ребенок какого-нибудь фермера, а единственное на свете белое седло заберет себе. Я говорил тебе, что уздечка украшена маленькими серебряными заклепками?

Пока Лестер переваривал сказанное, Тайнан поднял руку и покачал у него перед носом бахромой.

— Ладно, заметано. Но если ты хочешь обмануть меня, я…

— Обмануть одного из Ченри? Лестер, я не дожил бы до своих лет, если бы был полным дураком. Пошли. Раз уж судьба велит мне расстаться с моим костюмом, мне будет легче, если мы сделаем это побыстрее, — со вздохом проговорил Тайнан.


Спускаясь по лестнице, Крис пыталась подтянуть на грудь корсаж платья, но его покрой не позволял прикрыть то, что должно быть прикрыто. Глянув на Пилар, она обнаружила, что ее подруга по несчастью выставляет наружу гораздо больше, чем можно было представить.

Внизу мужчины остановились, а потом быстро ушли и оставили девушек одних в просторной комнате с каменным полом и массивной мебелью, которая включала несколько стульев, закрытых шелковыми чехлами, небольшой стол у одной стены и еще несколько мелких предметов обстановки.

Слева девушки увидели дверь, и Крис тут же подошла к ней и подергала за ручку. Дверь оказалась запертой. Тогда Крис переместилась к окну, расположенному рядом с дверью, и тоже попыталась открыть его. Именно в этот момент позади нее и прозвучал голос:

— Все выходы заперты, мисс Эскридж!

Крис узнала голос.

— Вы! — воскликнула она, резко поворачиваясь.

— Я думал, вы уже догадались, — сказал Бейнард Дайсен. — Я предполагал, что вы поймете, что именно я приказал похитить вас: ведь вы шпионили за мной в доме, а потом следили в лесу.

— Я следила за Оуэном, — еле слышно прошептала Крис. — Не за вами.

— Как же я не догадался! Дамы, прошу составить мне компанию за ужином.

Крис машинально попятилась от Дайсена.

— С удовольствием, — сказала Пилар. Она взяла Крис за руку и потащила за собой. Дайсен взял Крис за другую руку. — Мы умираем с голоду.

Дайсен повел девушек в столовую, и Пилар завела с ним светскую беседу. Крис не участвовала в разговоре, потому что ей нужно было восстановить душевное равновесие. Она понимала, что, если хочет хоть что-то выяснить, ей следует преодолеть инстинктивное отвращение к этому человеку. К тому моменту, когда Дайсен подвел ее к стулу и галантно отодвинул его, она уже успела обрести спокойствие.

Наконец все расселись, и подали еду. Дайсен посмотрел на Крис — она сидела напротив него, а Пилар — рядом с ним — и осведомился:

— Итак, что произошло у Гамильтона? Что вы пытались выяснить?

Крис ответила не сразу. Ей не хотелось раскрывать всю правду этому человеку, пока она не узнает, что ему известно.

— Мой отец… — начала она и положила в рот кусочек хлеба, чтобы потянуть время.

— Да, — проговорил Дайсен, — я знаю, что ваш отец покончил с собой, но ведь к этому имел определенное отношение ваш муж, не так ли?

Крис поняла, что Дайсен не знает, кто она на самом деле, и что похитил он ее именно потому, что считает ее Дианой Эскридж.

— Мы с Уитом… — Крис с печальным видом опустила глаза долу и ухитрилась выдавить пару слезинок. — Я очень люблю его, но мой отец…

Крис устремила на Дайсена затуманенный слезами взгляд и обнаружила, что он смотрит на нее с нетерпением, а его губы кривятся в неприязненной гримасе. «Отлично, — подумала она, — пусть считает меня кроткой и безвольной».

Пилар, удивленная поведением Крис, несколько мгновений недоверчиво таращилась на нее, а потом сосредоточила внимание На содержимом своей тарелки.

— Так что вы надеялись найти у Гамильтона? — не унимался Дайсен.

По его тону было ясно, что робость Крис раздражает его.

— Моему кузену, Лайонелу, грозила опасность. Я просто хотела помочь. Почему нас похитили? Что вы хотите сделать с нами? Я всего лишь пыталась помочь Лайонелу. И Пилар не имеет к этому никакого отношения.

Дайсен положил в рот ложку картофеля, прожевал и сказал:

— Считайте себя моей гостьей. Боюсь, я не смогу предоставить вам свободу, но здесь, в моем доме, вам будет обеспечен полный комфорт.

— Но почему все-таки мы здесь? — наклонившись вперед, спросила Крис.

Дайсен лишь пристально посмотрел на нее и ничего не ответил.

— Вы же знаете, что нас будут искать, — нарушила затянувшееся молчание Пилар.

— Вы имеете в виду вашего мужа? Вы думаете, он приедет сюда, чтобы спасти вас? И будет угрожать мне граблями?

— Не граблями… — возразила Крис и тут же осеклась. — Кто-то обязательно будет искать нас.

Дайсен отложил вилку и откинулся на спинку стула.

— Я разослал около сотни человек для патрулирования территории между домом Гамильтона и моим домом.

Им приказано убивать любого, кто задаст хотя бы один вопрос об одной из вас, дамы, или обо мне. Уверяю вас, никто за вами не приедет.

— Тогда вам нужен выкуп? — вдруг выпалила Крис.

— А что я могу получить в качестве выкупа? — быстро спросил Дайсен. Было ясно, что ответ очень его интересовал. — И кто будет платить за вас?

— Деньгами никто платить не будет, — тихо проговорила Пилар, — но у кого-то может возникнуть желание заплатить своей жизнью. Нас обязательно найдут.

Дайсен изучающее оглядел Пилар и презрительно хмыкнул:

— Возможно, вы правы. Мы скоро узнаем, не так ли? К сожалению, я больше не могу уделять вам время. Вас отведут назад в вашу комнату, и вы будете ждать там.

— Чего ждать? — спросила Крис.

— Когда я решу, что с вами делать, — ответил Дайсен, встал и вышел из комнаты.

Крис поспешно завернула несколько кусков говядины в салфетку и сунула сверток в карман. Едва она расправила складки платья, в столовую вошли похитители и повели их наверх, в комнату.

— Итак, что нам удалось узнать, кроме того, что мы лишаемся возможности доесть обед, если Дайсен раздражается? — спросила Пилар, когда девушки остались одни. — Ты действительно веришь, что он разослал сотню своих людей для патрулирования дороги сюда? Или он просто нас пугает?

— Думаю, этот человек способен на любую гадость, — ответила Крис, которая стояла у окна и прикидывала расстояние до земли. — И все-таки, почему мы здесь? — вдруг воскликнула она. — Он не знает, кто мой отец, поэтому мы оказались здесь не ради выкупа. Может, одев нас в эти платья, он собирался воспользоваться одной из нас — я имею в виду, в физическом плане, — но мы не вызвали у него интереса? Так что же он хочет?

— Скажи, а тебе известно что-нибудь такое, что не известно ему, но что он хотел бы узнать?

— Естественно, — фыркнула Крис. — Он думает, будто мне известно, где спрятаны сокровища инков. Если он хочет что-то узнать, почему не задает вопросы?

— Он спрашивал только о том, считаем ли мы, что Тайнан будет искать нас, — задумчиво проговорила Пилар. — А ты не думаешь, что ему нужен Тайнан?

Крис недовольно дернула плечом.

— У меня сложилось впечатление, что Тайнаном интересуются только те, кто находится по эту сторону закона и порядка. Сомневаюсь, что Дайсен стремится арестовать Тайнана за какое-то преступление, совершенное им неделю назад.

Пилар довольно долго пристально смотрела на Крис.

— Ты очень сердишься на него? Что он тебе сделал?

— Выставил меня полной дурой, вот и все. — Крис села на кровать. — Я не думаю, что Дайсену нужен Тайнан. Если бы это было так, он мог бы уже давно заполучить его, причем более легким способом, не разрабатывая такой сложной схемы. Он мог бы схватить его на пикнике, Тайнан с радостью вступил бы с ним в схватку. Нет, тут что-то другое. Наверное, на самом деле Дайсен знает, кто мой отец, и держит нас здесь ради выкупа. Сотня вооруженных мужчин имеет смысл только в том случае, если Дайсену не нужно, чтобы кто-то заинтересовался нашим пребыванием здесь.

— Нашим? — переспросила Пилар. — Но ты так и не объяснила, при чем тут я.

— Кто знает? Пилар, как ты думаешь, если мы свяжем эти простыни, они достанут до земли?

— Ты в своем уме? — воскликнула Пилар, подходя к окну. — Ты что, не видишь людей с ружьями? Ты думаешь, они поприветствуют тебя аплодисментами, когда ты спустишься вниз?

— Ночью они ничего не заметят.

— Крис, — призывая на помощь все свое терпение, сказала Пилар, — давай дождемся, когда твой отец заплатит выкуп и нас отпустят.

Крис устремила на нее задумчивый взгляд.

— Отпустят, чтобы мы смогли опознать Дайсена как похитителя? Чтобы мы прямиком отправились к федеральному маршалу и сообщили ему, кто организовал наше похищение? Нет, думаю, такому не бывать. Дайсен получит выкуп, но не рискнет отпустить нас. — Помолчав, она заговорила снова: — Думаю, он убьет нас, как только получит от отца деньги. А до этого момента нам ничто не угрожает — ведь Дайсену придется предъявить меня, если отец потребует доказательств того, что я жива.

Пилар тоже села на кровать.

— И сколько, по-твоему, у нас времени?

— Отец из кожи вон вылезет, чтобы собрать любую сумму, какую потребует Дайсен, и… — Почувствовав, что на глаза наворачиваются слезы, Крис замолчала. А вдруг ей больше никогда не доведется увидеть отца? А вдруг эта комната станет ее последним жильем? — Он постарается привезти деньги как можно скорее. Если Дайсен уже выслал на юг требование о выкупе, значит, у нас есть два дня, прежде чем деньги будут здесь.

— Два дня? — ахнула Пилар и сникла. Вдруг она вскинула голову. — Но это значит, что Тайнан будет здесь уже вечером.

— Мы не можем рисковать, рассчитывая на это, — сказала Крис, хлопая ее по руке. — Ты пойдешь со мной или останешься здесь и будешь надеяться, что я приведу с собой помощь?

— Я хочу, чтобы мы обе остались здесь, — вздохнула Пилар. — Ладно, я останусь здесь. Может, мне удастся какое-то время скрывать твое бегство.

— Если Дайсен обнаружит, что я сбежала, скажи ему, что ты Кристиана Мэтисон. Тогда он решит сохранить тебе жизнь, чтобы получить выкуп с моего отца. Ты поможешь мне связать простыни?

— Помогу, — ответила Пилар и, к своему ужасу, обнаружила, что у нее дрожат руки. — Помогу, раз уж дело принимает такой оборот.


Когда они подъехали к крохотному городку под названием Секвона, Тайнан жестом велел Эшеру остановиться.

— Я хочу, чтобы ты поехал вперед. Отправляйся в тот большой салун, что стоит почти в центре, и займи угловой столик. Ничего не делай, закажи пиво и жди меня. И ни с кем не разговаривай. Ни в коем случае, ты меня понял?

— Не беспокойся, я справлюсь.

— Вытащи из кобуры пистолет, положи его под шляпу и жди. Я хочу, чтобы ты был готов к перестрелке.

— К перестрелке? — удивился Эшер. — Почему ты так уверен, что будет перестрелка?

— И ты еще сомневаешься, дожив до своих лет? Готов?

Эшер кивнул. Пустив лошадь шагом, он поехал по длинной пыльной улице и остановился у салуна. Когда он поднялся на террасу, из помещения выпихнули какого-то пьяного ковбоя, который, едва не сбил Эшера с ног и упал в пыль.

— И держись подальше отсюда! — крикнул появившийся в проеме мужчина в фартуке.

Эшер дождался, когда вход освободится, и прошел внутрь. Некоторое время он сидел у стойки, а потом, когда группа посетителей, игравших в покер, освободила угловой столик, прихватил с собой пиво и пересел. Затем он как можно незаметнее вытащил из кобуры пистолет, положил его на стол и прикрыл шляпой.

Эшер сидел, развалившись на стуле и прикрыв глаза, когда в салун вошел Тайнан, и сразу же почувствовал, как в помещении накалилась обстановка. «Значит, — подумал он, — Тай был прав, его действительно тут поджидали».

Тайнан заказал двойное виски. Пока он пил, к нему, постепенно перемещаясь вдоль стойки, перебралась девица, обняла за талию и потрепала по волосам.

— Как насчет того, чтобы купить даме выпить? — спросила она.

Эшер сел прямо. Делая вид, будто его интересует только пиво, он продолжил наблюдать за посетителями. Справа один толстый грязный ковбой уже тянулся к своей кобуре. «Убралась бы ты в сторону, девочка», — подумал Эшер, мысленно обращаясь к девице.

Тайнан слегка отодвинулся от нее.

— Детка, я бы с радостью поделился с тобой еще кое-чем, не только выпивкой. Как это можно устроить?

Девица улыбнулась так широко, что у нее глаза превратились в щелочки.

— Почему бы тебе не подняться наверх и не подождать меня? Я немного промочу горло и буду готов.

Девица, наряженная в грязное черно-красное платье, бросила торжествующий взгляд на своих товарок, поджидавших клиентов в салуне, и стала подниматься по лестнице. Она была уже на полпути ко второму этажу, когда Тайнан громко спросил у бармена:

— А на самом деле мне нужна информация. Вам известно, где обитает Бейнард Дайсен?

Через долю секунды прозвучал первый выстрел. Тайнан, который, вероятно, наблюдал за посетителями в зеркало за стойкой, развернулся, присел и выстрелил в живот толстому ковбою, сидевшему справа от Эшера. Эшер вскочил, выхватил пистолет из-под шляпы и пристрелил еще одного, который торчал на галерее и наблюдал за залом. В следующее мгновение в дюйме от его уха просвистела пуля. Эшер упал на пол, повалил круглый стол и спрятался за ним.

Отстреливаясь, Эшер пытался определить, с какой стороны находится Тайнан. Оказалось, что тот отступает к выходу.

Когда Тайнан был у самой двери, Эшер заметил, как в окне слева от него появилась чья-то голова. Вскочив, он закричал:

— Тайнан!

Тайнан повернулся и выстрелил. Голова в окне исчезла, а Тайнан выбрался наружу. Как раз в этот момент в ногу Эшера попала пуля.

Эшер оказался в салуне один, под прицелом толпы головорезов. Хлипким укрытием ему служил небольшой стол, а дверь находилась в нескольких футах. Перезарядив пистолет, он оглядел кровоточащую рану. Неожиданно в зале прозвучал более глухой и более смертоносный выстрел.

Выглянув из-за стола, Эшер увидел Тайнана, который стоял в дверном проеме с ружьем на изготовку.

— Первый, кто шевельнется, получит пулю. Давай сюда, Прескотт, — велел он.

Когда Эшер выбрался из-за стола, Тайнан выстрелил в мужчину в углу. Тот упал, из его руки выпал пистолет.

— Я ищу Бейнарда Дайсена и хочу знать, где он живет. За тобой тылы, — еле слышным шепотом сказал он Эшеру.

К этому моменту в салуне осталось только четыре человека — и пять тел. Остальные посетители разбежались, когда началась перестрелка.

— Ты! — обратился Тайнан к высокому мужчине с изуродованным шрамом глазом. — Ты будешь первым. Через две секунды я отстрелю тебе кусок ляжки, если ты не ответишь на мой вопрос. Где живет Дайсен?

Тайнан прицелился.

— У него большой дом в десяти милях к северу, — заговорил мужчина. — Но его охраняют, туда не пробраться.

— А вот это моя проблема.

Тайнан стал пятиться. Эшер, прикрывавший его со спины, внимательно следил за толпой, которая уже собралась на улице. У террасы их ждали оседланные лошади.

— Скачи, будто за тобой гонится сам дьявол! — крикнул Тайнан Эшеру, когда они рванули с места и взяли направление на север.

Они пронеслись по улице и устремились к лесу. Сначала Эшеру казалось, что Тайнан знает, куда ехать, но потом, когда они свернули на лесную тропу, он обнаружил, что тот то и дело останавливается и оглядывается по сторонам.

— Ты не знаешь этот район? — проверил свое предположение Эшер.

— Если бы знал, то знал бы, где обитает Дайсен. Слезай, думаю, это здесь.

— Что? Где мы?

— Мы должны тут кое с кем встретиться.

— С кем? — спросил Эшер, но ответа не получил. Тайнан спешился и снял с лошади седельные сумки.

Эшер, морщась, сполз с седла.

— Давай взгляну на твою ногу, — предложил Тайнан, когда Эшер осторожно опустился на землю.

После грубого, но тщательного осмотра Тайнан вытащил из сумки бутылку виски.

— Будет щипать, но зато я приостановлю отравление свинцом. Рана несерьезная, это скорее царапина. Заживет быстро, хотя и поболит немного.

Эшер едва не завопил, когда Тайнан плеснул виски на открытую рану.

— Первое пулевое ранение? — поинтересовался Тайнан.

— Первое на этой неделе, — ответил Эшер, переводя дух.

Час спустя, когда они лежали поддеревом, Эшер услышал какой-то шум. Он посмотрел на Тайнана и увидел, что тот знаком приказывает ему соблюдать тишину. Притворяясь спящим, Эшер с удивлением наблюдал, как к Тайнану подкрадывается женщина, не молодая, но и не старая. Она двигалась практически бесшумно.

Когда она добралась до Тайнана, который, казалось, спал глубоким сном, надвинув на лицо шляпу, тот вдруг выбросил в сторону руку, ухватил женщину за ногу и подтащил к себе.

— Отпусти меня! — закричала она.

— Да ладно тебе, Белль. Ты ведь уже не злишься на меня, правда?

— Если бы я могла, я бы прирезала тебя.

Тайнан сел и обнял ее. Женщина попыталась вцепиться ему в глотку, но он прижал ее руки к бокам.

— Ты же знаешь, что я не хотел причинить тебе боль, но девочке было всего тринадцать. Я не мог допустить, чтобы ты продала ее тому парню.

— Тебе не было надобности устраивать перестрелку в моем доме, чтобы спасти ее. Ведь я тогда лишилась всего. Мне пришлось вернуться на улицу, чтобы заработать денег и расплатиться за все, что ты натворил.

Тайнан ткнулся носом ей в шею.

— Готов поспорить, что ты сколотила огромное состояние.

— Ничего подобного! — возмущенно воскликнула Белль и принялась вырываться. — Ну, может, кое-что я и заработала. Что ты здесь делаешь? И зачем расспрашиваешь про Дайсена? Ты, наверное, решил распрощаться с жизнью.

— Я просто хочу найти его. Ты что-нибудь знаешь о нем?

— Не настолько много, чтобы рассказывать тебе и рисковать своей жизнью. Что он тебе сделал?

— Похитил Крис Мэтисон, — ответил Эшер. — Позвольте представиться. Эшер Прескотт, к вашим услугам, мэм, — добавил он, галантно приподнимая шляпу.

Белль попыталась вырвать руки из цепкой хватки Тайнана, но все ее усилия оказались тщетными.

— Ладно, что тебе от меня надо? — со вздохом спросила она. — Тайнан, а ты не думаешь, что перебарщиваешь? Что слишком часто просишь меня об одолжении?

— Что мне нравится в женщинах, так это то, что они знают, как делать одолжения.

Неожиданно Белль насторожилась.

— Крис? Это женщина? Тайнан, если ты вызвал меня сюда ради того, чтобы я помогла тебе найти другую женщину, я…

Тайнан поцелуем заставил ее замолчать.

— Это только бизнес. Меня нанял ее отец, чтобы я доставил ее домой, а Дайсен похитил ее.

— Тогда советую тебе убраться отсюда подальше и оставить ее там, где она сейчас. Она ничего не будет стоить, когда Дайсен разделается с ней.

Тайнан нахмурился.

— Ты убедилась в этом на личном опыте?

— Я видела одну девушку после того, как он разделался с ней. Он не любит женщин. Он вообще никого не любит. У него дом неподалеку, но я сомневаюсь, что он подолгу живет здесь. Он часто уезжает на восток, и я вообще не понимаю, зачем он приезжает в эту богом забытую дыру. Но у него достаточно денег, чтобы можно было жить где угодно.

Тайнан выпустил ее руки, но объятий не разжал.

— Я слышал, у него тут бизнес.

— Ходят слухи, что он участвовал в каких-то грязных махинациях, но никто ничего не смог доказать. Закон трепещет перед ним.

Тайнан на мгновение задумался.

— Ты говорила, что его дом охраняется. Насколько хорошо?

— Да армейским командирам еще поучиться у него надо! Его люди охраняют большой дом днем и ночью, а на ночь они еще спускают собак. Так что никто и близко не подберется. Говорят, что собаки запросто разрывают человека на куски.

— А кто-нибудь хоть раз пытался пробраться внутрь? — спросил Эшер.

— Где же найдется такой дурак? — заявила Белль, переводя взгляд с одного на другого.

— Белль, ты знаешь кого-нибудь из тех, кто работает в доме? Кому можно было бы задать парочку вопросов?

Белль задумалась, глядя на свои руки.

— Сказать правду, я была там в прошлом году. Приехала с другими девочками и… Тайнан, мне неприятно вспоминать о том, что произошло в ту ночь.

Тайнан прижал ее к себе и спрятал ее лицо у себя на груди.

— Сейчас Дайсен держит в плену молодую женщину. Мы с Прескоттом планируем вытащить ее оттуда, поэтому мне нужна любая помощь. Если ты расскажешь мне хоть что-нибудь из того, что помнишь, — где вход, как расположены помещения в доме, — я буду безмерно тебе благодарен.

Белль выпрямилась.

— Ты не заслуживаешь моей помощи, тем более после Того, как разрушил мой дом, но я сделаю что смогу. — Она кокетливо посмотрела на него. — И сделаю это в память о тех временах в Сан-Антонио. Ты помнишь?

— Помню все, до последнего мгновения, — с улыбкой ответил Тайнан. — И по тем дням сужу обо всем остальном. Прескотт, у тебя есть листок бумаги? Белль нарисует нам план.

Тайнан отстранил от себя женщину, а Эшер, хромая, доковылял до лошади. Вскоре все трое склонились над планом, который рисовала Белль, а еще через час мужчины уже садились в седла.

— Тай, — обратилась Белль к Тайнану, — между прочим, вчера тебя в городе разыскивал какой-то парень.

— Как он выглядел?

— Высокий, тощий, с длинными рыжими волосами. У него была подвязана одна рука, и он хромал. Он так и сгорал от желания увидеть тебя.

Тайнан наклонился вниз и одарил женщину долгим поцелуем.

— Скажи ему, что видела меня в сорока милях к югу отсюда.

Белль улыбнулась.

— Посмотрим. Я подумаю над этим, если ты вернешься сюда и компенсируешь мне то, что сделал с моим салуном.

— Может, и вернусь.

Тайнан помахал ей, и они с Эшером поскакали на север к дому Дайсена.

Глава 19

Пилар сидела на полу, привалившись к изножью кровати, и спала вопреки своим благим намерениям, поэтому не услышала, как кто-то появился в комнате. Она проснулась, только когда ей зажали рукой рот.

— Тайнан? — не веря своим глазам, проговорила она. — Это ты?

— Где Крис? — спросил Тайнан.

Пилар села прямо.

— Не знаю. Она сбежала несколько часов назад. Я слышала лай собак и крики мужчин. От нее нет никаких известий. Тай, я волнуюсь за нее.

На лице Тайнана отразилось все то, что он подумал о бегстве Крис.

— Как она выбралась?

Пилар встала.

— Разорвала простыни на полосы, связала их и вылезла в окно. Тай! Ты ранен! Сядь сюда.

— Нет времени. Нужно как можно скорее найти ее. Не обращай внимания, рана несерьезная, так, собака укусила. Почему, черт побери, ты ее отпустила? Я знал, что у нее нет ни капли здравого смысла, но ты, Пилар! От тебя я такого не ожидал. Я же сказал тебе присматривать за ней.

— Интересно, а как я могла остановить ее? Дайсен заявил, что выслал сотню людей патрулировать окрестности, что им приказано останавливать любого, кто будет искать нас. Мы же не знали, что с тобой. Крис сказала, что Дайсен никогда не отпустит нас, потому что мы можем опознать его.

— Он уже связался с Мэтисоном?

— В этом-то вся и странность, Тай. Дело в том, что я сомневаюсь, что он знает, кто такая Крис. В разговоре с ней он упоминал о самоубийстве ее отца и о растратах мужа. Если он не знает, что Крис богата, тогда зачем он похитил нас?

— Я буду думать о том, что у него на уме, потом. А сейчас меня больше волнуют его охранники. Ты видела, что сделала Крис после того, как добралась до земли? Попыталась уйти подальше от дома или вошла в дом? Ей очень нравится рыться в чужих бумагах.

— Не видела, я подтягивала связанные простыни вверх. Думаю, Крис зашла в дом, потому что другого выбора у нее не было: собаки прибежали через несколько минут после того, как она спустилась. Она натерла свои ботинки куском жареного мяса и завернула их в лоскут от простыни. Собиралась зашвырнуть сверток куда-нибудь подальше, когда доберется до леса.

— Похоже, это не сработало, потому что в лесу мы ее не встретили. А теперь внимательно выслушай меня и сделай все, как я скажу. Прескотт, тот человек, что жил у Гамильтона, будет здесь с минуты на минуту, и я хочу, чтобы ты с его помощью выбралась отсюда. Он поможет тебе перебраться на крышу.

— А ты куда?

— Искать Крис.

С этими словами Тайнан подошел к окну, вылез наружу и стал по веревке взбираться вверх. Потом Пилар услышала, как он, осторожно ступая, прошел по крыше, потом наступила тишина.

Тайнан подал сигнал Эшеру, который сидел согнувшись под мансардным окном, затем обвязал веревку вокруг дальней дымовой трубы и стал спускаться вниз. Благодаря Белль он хорошо знал план дома и сейчас направлялся к кабинету Дайсена, потому что, по его мнению, именно туда первым делом отправилась бы Крис.

В комнате было темно, ничто не указывало на то, что здесь кто-то есть. На столе пусто — ни документов, ни бухгалтерских книг. Не нашел Тайнан и Крис.

Он на цыпочках подкрался к двери и выглянул в темный коридор. Прислушавшись, разобрал чьи-то голоса внизу. Голоса звучали спокойно, следовательно, не было никакого переполоха из-за того, что где-то в доме обнаружили Крис. Вжавшись в стену, Тайнан стал продвигаться к лестнице и то и дело останавливался, чтобы прислушаться.

По словам Белль, дом был большим, и Тайнан не знал, где искать Крис, однако он решил, что после кабинета лучше всего обследовать библиотеку, — не потому, что Дайсен может хранить там какие-то документы, а потому, что Крис обязательно обыскала бы это помещение.

Спустившись с лестницы, он дважды останавливался, чтобы проверить, все ли спокойно, прежде чем пересек пустую столовую и приблизился к двери, ведшей в коридор. Осторожно выглянув, Тайнан тихо, как кот, вышел из комнаты и направился к ближайшей двери справа, где находилась библиотека.

Он быстро проскользнул внутрь, закрыл за собой дверь и сразу почувствовал, что что-то не так. Замерев и буквально слившись с царившим в библиотеке мраком, он стал ждать.

Звук чиркнувшей спички заставил его повернуть голову, и он увидел Бейнарда Дайсена, который сидел на стуле и прикуривал сигару.

— Браво, — проговорил Дайсен, — ты двигался практически бесшумно.

Вытянув вперед руку, он запалил фитиль лампы, стоявшей на столе перед ним.

Когда библиотека осветилась, Тайнан увидел в кресле рядом с Дайсеном Крис. Ее руки и ноги были связаны, а рот заткнут кляпом. В ее расширившихся глазах плескался страх, и выражение ее лица было таким, будто она стала свидетелем чего-то ужасного.

— Я бы не советовал, — сказал Дайсен, когда Тайнан шагнул вперед. — Она у меня под прицелом, и я без колебаний пристрелю ее.

Тайнан остался стоять на месте и принялся оглядывать комнату.

Дайсен улыбнулся.

— Уверяю тебя, отсюда не сбежать. Ты пробрался сюда только потому, что я позволил. — Он вынул сигару изо рта и осмотрел ее. — А я-то гадал, какую из двух ты будешь спасать первой.

Он встал, зашел за кресло Крис, ухватил ее за подбородок и, закинув ей голову назад, приставил револьвер к виску.

— Почему-то меня не покидает ощущение, что она не та, за кого себя выдает. Гамильтон сказал, что она его кузина, маленькая серенькая мышка, которая покорно терпит побои от своего муженька. Но тут оказывается, что она сумела спуститься вниз с четвертого этажа. Так что все указывает на то, что мои подозрения верны.

— Что ты хочешь? Если денег, то тебе заплатят. От тебя требуется только отпустить ее.

— Денег? — В голосе Дайсена слышалось неподдельное удивление. — А у тебя они есть?

— Я могу их достать.

Дайсен отошел от Крис, но не слишком далеко, чтобы промахнуться, если Тайнан попытается что-то сделать.

— А у тебя ничего такого нет, что можно продать? Или у знакомых тебе проституток есть деньги? Может, они согласятся продать свои изношенные тела, чтобы раздобыть для тебя денег? Или твой старатель наконец-то нашел золото?

Тайнан молча смотрел на Дайсена.

— А-а, герой-спаситель не желает говорить. Что же мне сделать, чтобы развязать тебе язык? Отрезать по кусочку от этой очаровательной дамочки?

Тайнан продолжал стоять не шевелясь.

Дайсен подошел к Крис и стал ощупывать ее.

— Ты не возражаешь, если к ней прикасаются другие мужчины? Или ты хочешь придержать ее исключительно для себя?

— Делай с ней что хочешь, — сказал Тайнан, — она для меня просто работа. Мне заплатили за то, чтобы я привез ее к отцу.

— И кто же тот самый отец, который тебе заплатил?

Тайнан ответил не сразу.

— Дэл Мэтисон, — раздался его голос в тишине.

Единственным признаком того, что Дайсен расслышал его слова, была дрогнувшая рука с сигарой.

Дайсен довольно долго внимательно разглядывал Тайнана.

— Кажется, я тебя недооценил. Я думал, что ты специализируешься только на шлюхах.

— Так и есть. Я не желаю иметь дело с такими, как она. От нее одни неприятности, поэтому у тебя нет причин завидовать мне.

Дайсен провел рукой по шее Крис.

— Мне проверить твои слова? Давай посмотрим, действительно ли она так тебе безразлична?

— Вряд ли Мэтисону понравится, если с его дочерью будут плохо обращаться. Сомневаюсь, что у тебя хватит сил противостоять такому, как он.

Судя по всему, Дайсен задумался над его словами. Но думал он недолго. Подойдя к двери, он выглянул в коридор, и через мгновение в библиотеке возникли двое мужчин.

— Бросьте их в подвал и заприте.

Тайнан молча наблюдал, как развязывают Крис. Когда ее освободили от пут, она упала лицом вперед. Один из мужчин схватил ее за руку и, грубо дернув, заставил встать. Крис поволокли к двери, и она в ужасе оглянулась на Тайнана, но тот не шевельнулся.

Когда другой мужчина, державший в руке ружье, подтолкнул его к выходу, он без возражений пошел впереди него.

Их отвели в подвал, расположенный глубоко под домом. В подвал вела дверь. Один из мужчин отпер ее и втолкнул Крис в темное помещение. Тайнан сам, без понуканий, вошел вслед за ней. Остановившись у двери, он дождался, когда их запрут.

Как только шаги мужчин стихли, он в два прыжка преодолел расстояние, отделявшее его от Крис.

— Крис, Крис, — шептал он, ощупывая ее руки и ноги. — Ты не ранена?

Крис ухватилась за него, как утопающий за соломинку.

— Это страшный человек, — проговорила она и разрыдалась. — Он рассказал мне о трех женщинах, что были здесь. Он рассказал, как кнутовищем…

— Ш-ш-ш, — оборвал ее Тайнан, прижимая к себе и гладя по спине. — Все уже позади.

Крис икнула.

— Женщина умерла. Он убил ее. Он во всех подробностях рассказал мне, что делал с ней и как заставлял других женщин наблюдать за этим. Женщина истекла кровью и умерла.

— Крис, перестань плакать. Он тебе ничего не сделает.

— Но почему один человек может так терзать другого человека? Он рассказывал мне об этом, и его не мучило сожаление. Почему его не наказали?

— Не знаю, для меня главное, чтобы ты была цела и невредима.

Крис долго не могла успокоиться.

— Да тебе-то что до этого? — воскликнула она, отпихивая Тайнана и садясь прямо. — Если тебя волнует, в каком состоянии ты предъявишь меня моему отцу, то не беспокойся, с этой точки зрения со мной все в порядке. — Она возмущенно фыркнула.

Тайнан не стал с ней спорить.

— Сейчас проверю, есть ли здесь свет.

Крис привалилась к стене и слушала, как Тайнан шарит по помещению. У нее безумно болела голова, запястья и щиколотки саднило, а в ушах еще звучали рассказ Дайсена и заявление Тайнана о том, что она для него ничего не значит.

Тайнан чиркнул спичкой и зажег свечу. Крис огляделась. Подвал представлял собой крохотное помещение с грязными стенами и тяжелой деревянной дверью. У одной стены стоял грубо сколоченный буфет. За открытой дверцей, висевшей на кожаных петлях, были видны банки с вареньем и несколько свечных огарков.

— Дай я осмотрю тебя, — ледяным тоном проговорил Тайнан и наклонился к Крис. Его лицо приобрело бесстрастное выражение.

Крис отпрянула от него.

— Не прикасайся ко мне, я в полном порядке, — прошипела она. — Тебе нечего беспокоиться за меня.

— Наши дела пойдут значительно лучше, если мы станем сотрудничать, — холодно сказал Тайнан, выпрямившись. — Если же ты и дальше будешь противодействовать мне, у нас ничего не получится.

— Тебе нужно мое сотрудничество, чтобы доставить меня к отцу и получить свои деньги? Вероятно, теперь, когда ты рассказал Дайсену, кто я такая, он отпустит тебя. Не удивлюсь, если вы с ним поделите деньги, которые ты получишь от моего отца.

— Какая вопиющая неблагодарность… мне следовало бы бросить тебя здесь.

— Вперед. Вон дверь.

Тайнан хотел что-то сказать, однако промолчал, встал, подошел к двери и стал осматривать ее.

— На тебе опять новый наряд, — съязвила Крис.

Тайнан, занятый дверью, никак не отреагировал на ее замечание.

Крис попыталась встать, опираясь о стену.

— Полагаю, Пилар ты освободил без всяких проблем.

— Если бы ты осталась в комнате, то тоже уже была бы на свободе.

— Дайсен знал, когда ты проник в дом, так почему ты считаешь, будто он не знал, когда добрался до верхнего этажа?

Тайнан даже не обернулся, он продолжал исследовать помещение и изучать земляной пол и потолок, с которого, судя по всему, постоянно сочилась вода.

— Дайсен сказал, что выслал сотню человек для патрулирования окрестностей. Как же тебе удалось пробраться сюда?

— Деньги твоего отца обладают несокрушимой силой. Они помогли мне пробраться через заградительный огонь.

Крис привалилась спиной к влажной стене и потерла саднящие щиколотки.

— Ладно, может, я была излишне груба и прошу прощения. Я благодарю тебя за попытку спасти меня и сожалею о том, что втянула тебя… за то, что втянула тебя в то, что может случиться.

Тайнан наконец повернулся к ней.

— Думаю, новость о том, что ты дочь Мэтисона, заставит Дайсена изменить свои планы. А теперь советую тебе сесть и хорошенько отдохнуть, потому что утром, по моим прикидкам, он нас отсюда выведет.

Крис села на пол и довольно долго молчала.

— Ты мог бы запросто выбраться отсюда. Ты мог бы без труда справиться с теми двумя. Почему ты этого не сделал?

Тайнан сел, привалившись к двери, и закрыл глаза.

— Наверное, мог бы, не знаю. Почему бы тебе не поспать? Завтра утром придется много бегать.

Сон все не шел к Крис. Она тихо сидела и наблюдала за Тайнаном. С той ночи в избушке она изо всех сил старалась не думать о нем, не вспоминать, как он ласкал ее, как дарил ей наслаждение, но сейчас, когда он оказался так близко, в памяти против ее воли всплыли все мельчайшие подробности.

А вслед за приятными воспоминаниями в ее голове зазвучали его слова о том, что она нужна ему только для того, чтобы доставить ее к отцу, что она для него — одна из сотен женщин, побывавших в его постели, ни больше и ни меньше, и нужна ему, только чтобы получить амнистию. Крис стало стыдно, когда она подумала о том, как уговаривала его жениться на ней. Она почувствовала, как запылали щеки. До чего же по-детски она себя вела!

«И сейчас я веду себя по-детски, — подумала она. — Продолжаю считать, будто он предал меня, хотя на самом деле он был честен со мой, никогда даже не намекал на то, что ждет от меня чего-то большего, чем приятного времяпрепровождения, всегда прямо говорил, что я для него — всего лишь работа».

Неожиданно Тайнан открыл глаза и посмотрел на нее. Крис захотелось броситься к нему в объятия, но она остановила себя. Что бы она ни чувствовала к нему, он не отвечает ей взаимностью, и надо с этим смириться. Он не любит ее, и ей нужно разлюбить его, даже ценою своей жизни.

— Хочешь взглянуть, что я нашла? — спросила она.

Тайнан молча кивнул и сел.

Крис обратила внимание на то, что в его глазах пылает жаркий огонь. «Наверное, решил, что если мы переспали один раз, то переспим снова. Ни за что, ковбой!» — подумала она.

Отвернувшись от Тайнана, Крис расстегнула корсаж и достала из-за пазухи узкий длинный пояс из серебряных звеньев.

— Он мой, — сказала она, ласково проводя рукой по поясу, прежде чем передать его Тайнану.

— Он здорово поношен и выглядит старым. Где он был? В твоем саквояже?

— Естественно, нет, — ответила Крис, забирая у него пояс. — Я нашла его здесь, когда рылась в вещах Дайсена. Он хранит всякие сокровища в маленьком бюро. Думаю, он нашел его в море, на затонувшем судне. Но я сразу поняла, что он мой, и прихватила с собой.

Тайнан озадаченно посмотрел на Крис:

— Ты хочешь сказать, что никогда не видела эту штуку и при этом считаешь, что она принадлежит тебе?

Взгляд Крис стал сердитым.

— Опять твое ясновидение? — сдерживая смех, осведомился Тайнан.

Крис поджала губы и сунула пояс за пазуху.

— Так что это такое?

— Наверное, я немного посплю, — бросив на Тайнана надменный взгляд, заявила Крис.

— Я не… — начал было Тайнан и замолчал. — А ты хочешь узнать, откуда у меня новый наряд? — через мгновение спросил он.

Крис не удалось справиться со своим любопытством. Она была репортером до мозга костей и не могла отказать себе в удовольствии услышать интересную историю. Поэтому, хоть и нехотя, кивнула.

Тайнан начал свой рассказ с того, как тайком пробрался к Рыжей. Затем рассказал о том, как его снаружи поджидали головорезы, как он наотрез отказывался надевать белый кожаный костюм и как потом согласился.

Крис слушала его, затаив дыхание, и впитывала каждое слово. Теперь она понимала, через какие трудности он вынужден был пройти, чтобы добраться до нее. Рассмеялась она только тогда, когда Тайнан рассказал ей о Ченри и о том, как тот буквально влюбился в костюм.

— Но разве за ним не бросятся в погоню, когда увидят в этом наряде? Ведь они подумают, что гонятся за тобой.

Тайнан усмехнулся.

— В том-то и смысл.

— Ой, Тай, это же мерзко! Его могут убить!

— Гм. А ты бы предпочла, чтобы в этом наряде был я и чтобы убили меня?

— Ты же понимаешь, что я не это хотела сказать.

— Тогда я тебя обрадую: я слышал, что Ченри удалось выбраться из переделки, немного потрепанным, но живым.

— И теперь он ищет тебя, в этом я не сомневаюсь.

— Кажется, я становлюсь очень популярным, — заметил Тайнан.

— У тебя есть хоть малейшее представление о том, зачем ты понадобился Дайсену? Такое впечатление, что ты ужасно интересуешь его.

— Сомневаюсь в этом. Просто ему хотелось проверить, кто сможет пробраться через выставленное им охранение. Крис, вполне возможно, что эта ночь может оказаться последней в нашей жизни, поэтому не согласишься ли ты… — Тайнан замолчал.

— В жизни не выслушивала более наглых и отвратительных заявлений! И это после того, что ты наговорил мне! Как ты смеешь о чем-то просить меня! За кого ты меня принимаешь?

— Но в избушке…

— В избушке я думала, что люблю тебя, и предполагала, что мы поженимся. И это было до того, как я поняла, что на самом деле ты не можешь испытывать к женщинам какие-то чувства, что ты просто используешь их! Предупреждаю: ты больше никогда — никогда — ничего от меня не получишь!

— Я просто спросил, — проговорил Тайнан, и Крис услышала веселые нотки в его голосе. — Давай спать.

Крис ничего не сказала. Она не смогла заснуть. Она сидела, привалившись к стене, и кипела. Как он посмел! Как он посмел!

Гнев все еще бурлил в ней, когда замок отперли и дверь открылась.

Глава 20

Один из подручных Дайсена схватил Крис за руку, выпихнул ее за дверь и грубо подтолкнул к лестнице.

— Он отдаст тебя нам, когда закончит с тобой, — прошептал мужчина на ухо Крис, когда та стала, спотыкаясь, подниматься наверх. — И как только прикончит этого красавчика, — добавил он, имея в виду Тайнана, который шел сзади.

Шествие замыкал мужчина с ружьем.

Наверху Крис и Тайнана провели в столовую, где их поджидал Дайсен. Пока его подручные привязывали Тайнана к стулу, он не произнес ни слова.

Когда эти двое вышли, Дайсен закурил сигару, посмотрел на Крис, стоявшую у противоположного конца стола, потом на Тайнана, неподвижно сидевшего на стуле у окна.

— Я слишком долго этого ждал, — наконец заговорил он. — Я строил планы долгие годы, прикидывал, что и как сделаю. Я и не предполагал, что ты с такой легкостью дашь мне ответ.

Произнося свою речь, Дайсен смотрел на Тайнана, а на Крис не обращал внимания, как будто ее и не было в комнате, однако у нее возникла твердая уверенность в том, что именно она является тем самым ответом, который упомянул Дайсен. Что он воспользуется ею, чтобы сделать с Тайнаном то, что намеревался.

— Не могли бы вы, — тихо проговорила она, — прежде чем мы… умрем, объяснить нам почему? Что такого мы совершили?

Дайсен несколько мгновений молчал, попыхивая сигарой.

— Я не собираюсь ничего вам объяснять. Завтра этот дом превратится в пепелище, и среди головешек найдут два тела. Но никто не сможет их опознать. Ваш отец никогда не узнает, что случилось с его дочерью.

— А как же общественность? Разве она не захочет узнать, куда делась Нола Даллас?

На секунду Дайсен лишился дара речи.

— Вы полны сюрпризов. — Он обратился к Тайнану, который за все это время не шевельнулся и не произнес ни слова: — Как и ты. Она совсем не похожа на твоих баб.

— Что вы имеете против Тайнана? И если вы думаете, что я ему зачем-то нужна, то жестоко ошибаетесь. Я для него ничто, абсолютно ничто.

На лице Дайсена появилась радостная улыбка.

— Естественно, ничто. А теперь идите сюда.

Крис насторожилась.

— Не пойду.

— За каждое неподчинение моему приказу я буду укорачивать его жизнь на час. Чем послушнее вы будете, тем дольше он проживет.

— Я не могу… — начала Крис, но замолчала, взглянув в лицо Дайсену.

На Тайнана она намеренно не смотрела, потому что в ней продолжал бурлить гнев. Ну почему он такой покорный! Ну почему он никак не сопротивляется! Неужели она для него так мало значит? Неужели ему безразлично, что с ней будет?

Крис попыталась сосредоточиться. Тайнан не собирается ей помогать и не намеревается ни словом, ни делом мешать Дайсену. Следовательно, действовать предстоит ей. Как бы она поступила, если бы оказалась наедине с агрессивно настроенным человеком?

Крис попыталась незаметно оглядеться и обратила внимание на два ящика для столовых приборов в буфете. Ага, в одном из них обязательно должен быть столовый нож. Если бы ей удалось подманить Дайсена к буфету…

Она стала медленно приближаться к Дайсену, который не сводил с нее глаз.

— Что заставляет вас думать, будто меня волнует его судьба? Он всего лишь ковбой, которого нанял мой отец в качестве проводника через непроходимый лес. Вам известно, что он сидел в тюрьме? Мой отец вытащил его оттуда специально для экспедиции. И вообще он мужчина не моего типа.

Дайсен продолжал наблюдать за ней, и Крис с радостью отметила, что его взгляд то и дело опускается на ее бедра.

— Мне же нравятся мужчины, которые обладают властью. — Крис уже была недалеко от Дайсена, но еще не удалилась от серванта. — Вы хоть представляете, насколько богат мой отец? Только подумайте, какой империей вы станете обладать, если объедините свое королевство с его!

На лице Дайсена промелькнуло удивление.

— Неужто вы пытаетесь соблазнить меня? Думаете, что сможете заставить меня забыть о моих намерениях? Вы случайный свидетель, который оказался в центре боевых действий.

Крис постепенно приближалась к нему.

— Я всего лишь пытаюсь спасти собственную жизнь. Если мы с вами объединимся, так сказать, то обретем огромную власть. Если же вы убьете меня, мой отец будет преследовать вас и достанет даже из-под земли. И ваша жизнь превратится в ад.

— А как же он?

— А при чем тут он? Отпустите его. Он нам не нужен.

Дайсен улыбнулся.

— Вы очень старались, красавица, но у вас ничего не получилось. Вы оба умрете. Мэтисон никогда не пустит в свое царство того, кто хоть раз угрожал его маленькой девочке.

Неожиданно Дайсен обхватил Крис за талию, прижал к себе и впился в ее губы поцелуем. Он заставил ее приоткрыть губы и просунул язык ей в рот.

А через мгновение оторвался от нее и заглянул ей в лицо, на котором явственно отражалось отвращение.

Он с презрением оттолкнул ее.

— И вы думали, что сможете притворяться, будто хотите меня? — со злобной усмешкой процедил он сквозь стиснутые зубы. — Не люблю, когда меня считают дураком. А теперь идите сюда.

Вот тут Крис стало страшно. Дайсен не поддастся на ее уловки, он будет мучить ее на глазах у Тайнана, потом убьет Тайнана каким-нибудь изуверским способом, а она так и не узнает, почему ей суждено умереть.

Крис неуверенно шагнула к нему и вдруг обвила его шею руками. Она стала целовать его в губы, пытаясь полностью завладеть его вниманием. И, целуя его, она пыталась открыть ящик со столовыми приборами.

Дайсен опять засунул язык ей в рот, а она, изображая страсть, ухитрилась открыть ящик и, скосив глаза, увидела в нем шесть столовых ножей. Она уже почти дотянулась до ближайшего к ней, но неожиданно Дайсен повернулся и в дюйме от ножа перехватил ее руку.

— Решили всадить мне нож в спину, дорогая? — с ухмылкой осведомился он и наотмашь ударил ее по лицу.

Крис упала на пол и прижала руку к разбитой губе, из которой тут же пошла кровь.

Дайсен навис над Крис, и она стала спешно отползать от него.

Именно в тот момент, когда он снова замахнулся, чтобы ударить ее, Тайнан вскочил со стула, сзади обхватил Дайсена за шею и приставил к его горлу маленький нож.

— Хватит издеваться над теми, кто слабее тебя. Пора иметь дело с равным, — сказал он.

С этими словами Тайнан развернул его к себе и изо всех сил врезал ему кулаком в лицо.

Дайсен повалился на стоявший рядом стул, а потом упал на пол подле Крис. Тайнан не дал ему прийти в себя и ударил снова.

— Трус! — закричал он, хватая Дайсена за грудки и нанося ему новый удар.

Крис поднялась с пола и попыталась помешать Тайнану прикончить негодяя, но тот был так разъярен, что не слышал ее. Крис то и дело поглядывала на дверь, опасаясь, что в любой момент в комнату зайдут люди Дайсена и опять запрут их в подвале. Она понимала, что, если им представился такой шанс, нужно как можно скорее выбираться из дома.

Не раздумывая, Крис прыгнула Тайнану на спину, надеясь, что тяжелая ноша ограничит его действия.

Но Тайнан лишь стряхнул ее с плеч, и Крис покатилась по полу. Прошло несколько секунд, прежде чем Тайнан сообразил, что натворил. Бросив Дайсена, который стал окровавленным кулем медленно сползать по стене, он подскочил к Крис.

— Я сделал глупость, — проговорил он, поднимая ее с пола.

Крис затрясла головой, приходя в себя.

— Нам надо выбираться отсюда, пока есть возможность. Почему ты так долго освобождался?

— Ты когда-нибудь пробовала пилить перочинным ножиком веревку толщиной в полдюйма? К тому же я не видел, чтобы ты так уж сильно страдала. Может, предпочтешь остаться здесь, с Дайсеном, а не бежать со мной? Может, вам все же удастся слить империи, после того как вы отделаетесь от ковбоя?

— Ты не мог бы оставить свою дикую ревность на потом? Я бы предпочла сначала выбраться отсюда. Не забывай, нам еще предстоит пройти через охрану и собак.

Выпустив ее руку, Тайнан подошел к Дайсену и рывком поставил его на ноги.

— Ты пойдешь с нами, и, если собаки подойдут слишком близко, я скормлю тебя им. Крис, дай мне веревку.

Пока Тайнан связывал Дайсена, Крис в окно оглядывала окрестности.

— Каковы, по-твоему, наши шансы? Тут везде охранники.

— Надеюсь, что Прескотт и Пилар уже далеко.

— Нет. Они в подвале, — сказал Дайсен, прежде чем Тайнан достал из заднего кармана грязный носовой платок и завязал ему рот.

— Тогда придется вытаскивать их оттуда, — вздохнула Крис и направилась к двери, которая вела в подвал.

Тайнан привалил Дайсена к стене и схватил ее за руку.

— Почему ты ему веришь? Если они действительно там, я вернусь за ними — один, — после того как удостоверюсь, что ты в безопасности. Поняла меня?

— Боишься снова оказаться в тюрьме, если не обеспечишь мою безопасность? А на Эшера и Пилар плевать, да?

Тайнан на мгновение прикрыл глаза, затем принялся обыскивать Дайсена и достал из внутреннего кармана его сюртука небольшой короткоствольный пистолет.

— Ладно, пошли. Сначала я вытащу его в окно, потом, когда будет ясно, что вокруг все тихо, ты вылезешь за нами. — Помолчав, Тайнан внимательно посмотрел на нее. — Крис, я хочу, чтобы ты поклялась мне, что не совершишь никакой глупости, например, не проберешься в дом, чтобы найти остальных. Ты меня поняла?

Крис кивнула. Все ее мысли были сосредоточены на Пилар и Эшере, запертых в подвале. А не будет ли лучше, если они вдвоем попытаются спасти их, чем если Тайнан потом вернется один?

— Крис! — тихо окликнул ее Тайнан, который уже успел вылезти в окно.

В этот момент Дайсен начал вырываться, и Тайнану пришлось угомонить его мощным ударом в скулу.

Позади дома тянулась низкая кирпичная стена, которая огораживала клумбы с цветами и грядки с пряными травами. Тайнан спрятался за этой стеной и заставил Дайсена пригнуть голову. Он постоянно оглядывался на Крис, как будто ожидал, что она в любую секунду исчезнет.

Они крадучись добрались до конца стены, и вдруг Тайнан остановился и поднял голову. Лес начинался в нескольких ярдах, и Крис услышала мужские голоса по другую сторону стены и лай собак в отдалении. Еще минута, подумала она, и охранники заметят их.

Тайнан проверил, заряжен ли пистолет.

— Крис, я хочу, чтобы ты держалась позади нас. Я использую Дайсена как прикрытие, и так мы доберемся до леса. Сможешь? С меня достаточно неприятностей. За остальными мы возвращаться не будем.

Было совершенно ясно, что он не поверил ей, когда она пообещала ему слушаться.

Тайнан посмотрел в сторону леса, затем на Дайсена.

— Вякнешь хоть слово, и я продырявлю твою башку, — предупредил он. — Вперед! — скомандовал он, ставя Дайсена на ноги.

Они покинули укрытие и вышли на открытое пространство. И тут же остановились, потому что никто не обратил на них внимания. Вокруг было с десяток охранников, а один даже держал на сворке четырех собак, но никто не смотрел в их сторону. Охранники стояли как громом пораженные, и их взгляды были обращены на нечто, что находилось за углом дома.

Вдали Крис услышала звон колокольчиков.

— Назад! — велел Тайнан Крис, утаскивая Дайсена за стену.

— Что это? — спросила Крис.

— Думаю, торговый фургон, — ответил Тайнан. — Пилар когда-то работала на таком. Если это они, то нам лучше уехать с ними. Собаки найдут нас в лесу по следу в считанные минуты.

— Но как мы туда доберемся? Мы же не можем просто так подойти к фургону. И что делать с ним?

— Его мы оставим здесь, а сами будем пробираться к переднему фасаду дома. Мы придумаем, как сделать так, чтобы Прескотт нас заметил.

Крис смотрела, как Тайнан привязывает ногу Дайсена к одному из железных зубцов, которые венчали стену. Теперь пленник если и не висел на веревке, то находился в очень неудобном положении.

— Что-то подсказывает мне, что следовало бы прикончить тебя, — еле слышно пробормотал Тайнан. — Ты еще доставишь нам кучу проблем. Думаю, настанет время, и я пожалею, что упустил свой шанс. — Он повернулся к Крис: — Ты готова?

— Тай, ты уверен, что это Эшер и Пилар? Может, это просто обычный торговец на фургоне, а они заперты в подвале?

Тайнан не ответил, схватил Крис за руку и потащил за собой к дому. Заглянув в окно, он убедился, что в столовой никого нет, и помог ей перебраться через подоконник.

Прижимаясь к стене, Крис следовала за Тайнаном по коридорам и комнатам. Тайнан тщательно проверял каждое помещение, прежде чем войти в него. Один раз, когда он проскользнул в какую-то комнату, Крис услышала глухой звук, как будто тяжелое тело упало на пол. Вернувшись, Тайнан подал ей знак не отставать от него.

Крис не стала расспрашивать его, откуда он так хорошо знает план дома, и решила полностью довериться ему. Наконец Тайнан остановился в спальне, расположенной на противоположной от столовой стороне доме.

— Все в порядке, это Пилар, — сообщил он, выглядывая в окно. — Она танцует на крыше фургона, а Прескотт правит. Не знаю, сколько времени у нас есть, прежде чем охранникам надоест это представление. Хотя, если принять во внимание наряд Пилар, могу предположить, что у нас есть время до конца недели. — Он повернулся к Крис: — Ты умеешь бегать быстро?

— Ну, я… не знаю. Если за мной будут гнаться, Я, наверное, побегу очень быстро.

— Я их отвлеку, а ты должна вылезти в окно, добежать до фургона и забраться в него. Сможешь?

— А как же ты? Я не оставлю тебя.

— Зачем я тебе, ведь ты так страстно целовала Дайсена?

— Целовала? — озадаченно переспросила Крис. — Да я пыталась достать нож из ящика. Я его отвлекала. Тайнан, ты ревнуешь?

— Естественно, нет. Итак, что ты намерена делать: вылезать в окно или терять время? Ты дождешься, что нас убьют.

Крис вынуждена была смириться, но его план ей совсем не нравился. Она очень боялась, что Тайнан опять ввяжется во что-нибудь и его поймают. Вряд ли Дайсен допустит, чтобы его во второй раз одолели с такой легкостью.

— Молодец, — похвалил ее Тайнан и двинулся к окну, но тут резко повернулся, обнял ее и прижал к себе.

Поцелуй был страстным и быстрым, настолько быстрым, что Тайнан успел расстегнуть всего три пуговицы, но зато этот поцелуй был преисполнен чувственности.

Тайнан оторвался от Крис так же неожиданно, как и обнял ее.

— Со мной все будет в порядке, — бросил он через плечо. — А ты выбирайся отсюда, как только услышишь выстрелы.

Те минуты, пока Крис ждала начала перестрелки, показались ей самыми длинными в жизни. Пригнувшись, она подобралась кокну и, выглянув, увидела аляповато раскрашенный торговый фургон, который был окружен охранниками с ружьями. На крыше фургона стояла Пилар, одетая в шаровары из бледно-голубого шелка и такого же цвета крохотный жакет. Было совершенно ясно, что костюм сшит не для пышных форм Пилар, — ткань была натянута до предела, а швы грозили разойтись в любой момент. Крис поняла, что именно это и привлекало в ней мужчин — надежда на то, что ее одежда лопнет у них на глазах.

Пока Крис наблюдала, как Пилар танцует, плавно покачивая бедрами, откуда-то с заднего двора послышались выстрелы. Охранники тут же встрепенулись и со всех ног побежали на звук.

Крис не стала терять время. Она вылезла в окно, бегом пересекла лужайку и забралась в фургон. До ее ушей донесся голос Пилар, которая крикнула Эшеру «Она здесь!», и фургон сорвался с места.

Фургон мотало из стороны в сторону на кочках. Держась за стенку, Крис пыталась сохранить равновесие и не упасть. Все пространство внутри было заполнено ящиками с рулонами ткани, керамическими горшками, сковородками, сельскохозяйственными инструментами. Все эти ящики были тщательно закреплены и не летали по фургону во время езды.

Неожиданно задняя дверца фургона распахнулась. Крис приблизилась к ней, чтобы закрыть, и обнаружила, что они стремительно удаляются от большого дома Дайсена.

— Нет! — выдохнула она, но никто ее не услышал.

Надо что-то делать! Надо заставить Эшера повернуть обратно, причем как можно быстрее! С трудом удерживаясь на ногах, Крис стала пробираться вперед, перелезая через ящики и коробки. Тут она заметила маленький топорик, висевший на стенке.

Эшер не поверил своим глазам, когда, услышав свист у правого уха, увидел, как из фургона, вращаясь в воздухе, вылетел топор. Он оглянулся на Крис, которая по ящикам карабкалась к козлам.

— Возвращайся! — крикнула она Эшеру. — Нужно помочь Тайнану!

— Ладно, я вернусь, но вы двое останетесь здесь, — прокричал ей в ответ Эшер, осаживая лошадей.

— Нет! — в один голос возразили ему Крис и Пилар.

Эшер больше ничего не сказал. Он подстегнул лошадей, и фургон полетел к дому Дайсена.

Глава 21

Расстояние между фургоном и особняком стремительно сокращалось. Они рассчитывали спасти Тайнана и очень надеялись, что Дайсена еще не нашли и что его люди еще не догадались, что торговый фургон тоже имеет отношение к бегству пленников.

Крис услышала, как Пилар громко запела, чтобы привлечь к себе внимание.

— Прикрой дырку! — велел Крис Эшер.

То и дело падая, Крис стала прикреплять к потолку кусок ткани, чтобы закрыть дырку, которую топорик пробил в шторе. Когда она наконец-то зацепила один край за деревяшку, Эшер закричал:

— Я вижу, он бежит к нам! — В следующее мгновение зазвучали выстрелы, и он завопил: — О Боже! Ложись! Обе ложитесь!

Крис с бешено бьющимся сердцем распласталась на полу фургона, вернее, не на полу, а на ящиках, которыми был уставлен пол. Наверху, на крыше, раздался стук, как будто Пилар упала. Теперь уже одиночные выстрелы слились в сплошной треск.

Крис проползла на животе к задней дверце и приоткрыла ее. Тайнан бежал по дороге, а за ним гнались охранники с собаками, причем охранники еще и стреляли на бегу. Пули вспарывали стенки фургона, а некоторые свистели у Крис над головой.

Крис пробралась поближе к краю и протянула Тайнану руку.

— Давай! — крикнула она. — Давай быстрее!

Тайнан что-то крикнул ей, но у Крис в ушах стоял такой гул, что она не расслышала.

— Так ты никогда не выйдешь из тюрьмы! — крикнула она ему.

Именно в эту секунду Тайнана ранило в ногу. Он споткнулся, и Крис испугалась, что он сейчас упадет, но он продолжал бежать.

Крис стала быстро пробираться вперед. Несколько раз она сильно ударялась о ящики, но не замечала боли. Наконец она добралась до козел, высунула голову из-за занавески и прокричала Эшеру, чтобы тот сбавил ход.

Затем она вернулась к задней дверце и протянула Тайнану руку. Эшер сбавил скорость не очень сильно, потому что опасался, что их догонят.

Тайнан ухватился за руку Крис именно в тот момент, когда его настигли собаки. Крис помогла ему забраться внутрь, и он заорал Эшеру, чтобы тот гнал во весь опор, а потом оторвал от своей икры рычащую собаку и швырнул ее на землю. Фургон устремился вперед, а люди Дайсена прекратили погоню и остановились.

Крис тут же принялась исследовать рану.

— Ты не знаешь, Прескотт подготовил лошадей? — перекрикивая шум, спросил у нее Тайнан.

— Я вообще ничего не знаю. Тай, у тебя сильное кровотечение.

— Я знаю одно местечко, где можно спрятаться. Как Пилар? Она наверху?

— Да, и после того, как прозвучали первые выстрелы, я не слышала от нее никаких звуков.

Тайнан нахмурился.

— У тебя есть чем перевязать рану и остановить кровь? Нам ехать не меньше четырех часов, прежде чем мы сможем передохнуть.

— Конечно, есть, но тебе нужен врач.

— А троим из охранников Дайсена нужен гробовщик. Почему вы вернулись? Почему не уехали, пока было время?

— Мы вернулись, чтобы спасти твою неблагодарную шкуру, — ответила Крис, отдирая узкую полоску ткани от своей нижней юбки и приступая к перевязке.

Крис почти закончила бинтовать Тайнану ногу, когда Эшер остановил фургон, да так резко, что они едва не вылетели через передний проем.

— Я приготовил лошадей, — заявил Эшер, через несколько секунд появляясь у задней дверцы. — Пилар сказала, что ты знаешь одного старика, который живет неподалеку, и можешь провести нас к нему.

— Как она? — спросил Тайнан.

Эшер взобрался на приступку фургона, заглянул на крышу и после довольно продолжительного и напряженного молчания прокричал, что Пилар подстрелили.

Стараясь не наступать на раненую ногу, Тайнан каким-то образом ухитрился моментально выбраться из фургона.

— Сильно ранена? — тихо спросил он, глядя с земли на Эшера.

— Она жива, однако потеряла много крови.

Крис уже поднималась по крохотной лесенке, закрепленной на боковой стенке фургона. Оказавшись на крыше, она увидела Пилар и ахнула. Бедняжка лежала в луже крови, и ее лицо было белым как полотно.

— Тай, — позвала Крис, — она ранена в плечо и сейчас без сознания. Сердцебиение нормальное, но очень слаба. Ты поможешь нам спустить ее вниз?

— Да, — нетерпеливо проговорил он.

— Мы спустим ее на руки Таю, — сказала Крис Эшеру. — Помоги ему, ведь он тоже ранен, — прошептала она.

Тайнан принял на руки Пилар и пошел с ней к поджидавшим лошадям. Бинты на его ноге тут же окрасились кровью, а лоб покрыла испарина.

— Давай ее сюда, — сказал Эшер и забрал у него Пилар. — А ты иди вперед.

Тайнан едва заметно кивнул и заковылял к лошадям.

— Впереди пересеченная местность, но я сомневаюсь, что они смогут догнать нас. Крис, хватит героизма, ты меня поняла? Если я велю тебе двигаться вперед, ты должна двигаться вперед. Это понятно?

— Я способна выполнять разумные указания. Так мы едем или будем ждать, когда нас найдут люди Дайсена?

Эшер сел на лошадь, затем Тайнан устроил Пилар впереди него.

— Думаешь, сможешь ее удержать? — спросил он.

В его голосе слышалось сожаление, и Крис знала, откуда оно: Тайнан переживал, что не может сам позаботиться о Пилар.

Наконец, все расселись по лошадям, и их крохотный отряд двинулся в путь.

Тайнан оказался прав, когда предупреждал, что дорога будет нелегкой. Сначала они взбирались вверх по холму, затем ехали по болотистой местности, где копыта лошадей вязли в трясине, потом перешли вброд несколько речек с ледяной водой и стремительным течением. Целую милю они вели лошадей по мелководью, чтобы сбить погоню со следа.

Крис то и дело поглядывала на Пилар, которая так и не открыла глаза. Ее бледность усилилась.

— Смотрите под ноги, — предупредил Тайнан. В его голосе явственно слышалась тревога.

Однажды они услышали лай собак на скале, нависавшей над ними, и поспешили спрятать лошадей в густом лесу, который рос на берегу быстрой реки. Берег был высоким, а тропа узкой. Лошадь Крис оступилась, но Тайнан, ехавший рядом, быстро успел перехватить повод.

Постепенно голоса людей и лай собак стихли, и путешественники спустились с берега на мелководье и поехали в сторону, противоположную той, откуда пришла погоня.

Было совсем темно, когда Тайнан остановился и неуклюже спешился.

— Ждите меня здесь. Он не любит гостей.

— Кто? — поинтересовалась Крис, однако Тайнан не ответил и исчез за деревьями.

— Старик, — вдруг хрипло прошептала Пилар. — Дайте воды.

Крис поспешно спрыгнула с седла и вытащила фляжку из седельной сумки. Эшер поднес фляжку к губам Пилар, а Крис тем временем принялась осматривать ее рану. Кровотечение прекратилась, но Пилар все еще выглядела очень слабой.

Неожиданно где-то рядом прозвучал выстрел, и Крис испуганно вскинула голову.

Пилар привалилась к Эшеру.

— Это старик, — сказала она. — Тот самый, который нашел новорожденного Тайнана.

— Старатель? — уточнила Крис.

— Это он так себя называет. На самом же деле он торгует всем, что ему попадает в руки.

— К примеру, шестилетними мальчиками, — презрительно произнесла Крис, завинчивая крышку на фляжке.

Пилар на это ничего не сказала.

Тайнан появился неожиданно. Он двигался абсолютно бесшумно и вынырнул как будто из ниоткуда.

— У нас есть пристанище дня на два, не больше, — сообщил он и посмотрел сначала на Крис, которая садилась в седло, а потом на Пилар. Пропустив Эшера вперед, он взобрался на лошадь и поехал рядом с Крис. — Он не такой, как другие, — предупредил ее Тайнан. — Не поворачивайся к нему спиной и не доверяй ему. Не говори ему, кто твой отец, и не думай о нем ничего хорошего. И не задавай ему вопросов.

— Ты ненавидишь его? — прошептала Крис.

— Да, я действительно ненавижу его, — признался Тайнан и проскакал вперед, чтобы вести отряд вниз по крутому склону к хижине старателя.

Хижина оказалась крохотной и ужасно грязной. Она стояла на карнизе, прилепившись к скале. У Крис возникло впечатление, будто скале хочется избавиться от этого мерзкого строения и сбросить его в пропасть под карнизом. Неподалеку от двери в хижину валялось несколько туш. Мухи, вившиеся над ними, напоминали оживший черный занавес. Тут же грудой были сложены шкуры животных, а рядом стоял котел с протухшим мясом. К стене на веревке была привязана собака. Она неподвижно лежала на земле и была ужасно тощей, и Крис не сразу сообразила, что она живая.

— Мы оставим Пилар снаружи и немного приберемся, — сказал Тайнан, отвязывая веревку, которая удерживала изголодавшуюся собаку.

Несчастное животное бросилось к миске с грязной водой и стало жадно пить.

Пока Тайнан помогал снимать Пилар с лошади, Крис, отмахиваясь от мух, оглядывалась по сторонам и старалась не вдыхать эту вонь.

— Я благотворительностью не занимаюсь, — вдруг раздался голос позади нее. — Придется вам заплатить за то, что вы возьмете. Я вас сюда не звал. Зачем ты отпустил собаку? Она тут же все сожрет.

Крис повернулась на голос и обнаружила низкорослого сгорбленного старика с гнилыми зубами. Его лицо исказила страдальческая гримаса, когда он увидел, что Тайнан собирается выбросить в пропасть протухшее мясо из котла.

— Что ты делаешь? — завопил старик, подскакивая к нему и хватая его за руки. — Это моя еда! Ты хочешь убить меня, как убил собственную мать! Ты хочешь, чтоб я подох с голоду!

Тайнан проигнорировал его вопли и лишь стряхнул с себя руки старика.

— Проведай Пилар, — велел он Крис, которая ошеломленно наблюдала за этой сценой. — А ты, Прескотт, попробуй подстрелить нам что-нибудь свеженькое. Крис, потом возьми то ведро и отчисти его песком. Там, наверху, есть ручей. Сходи набери воды.

— Брать — вот твой принцип! Ты забрал жизнь той женщины, как только сделал первый вздох, а теперь хочешь забрать мою!

Тайнан взял нечто, что когда-то было лопатой, и принялся срывать слой мусора перед хижиной и сбрасывать его в каньон. Возле одной из туш он остановился, оглядел ее, а потом бросил собаке, которая стояла, поджав хвост, в нескольких футах от него. Животное учащенно дышало, ребра, четко вырисовывавшиеся под кожей, быстро вздымались и опускались.

Старик было ринулся к голодной собаке, намереваясь отобрать у нее мясо, но та, подстегиваемая инстинктом, решила бороться за свою жизнь. Тогда старик откуда-то из складок грязного балахона вытащил древний пистолет и выстрелил собаке в лапу. Бедняга жалобно заскулила.

Старик забрал у нее мясо и с победным видом потряс куском над головой, потом сунул его под мышку и заковылял к хижине.

Тайнан в несколько шагов догнал его, выхватил у него мясо и вернулся к собаке.

— Крис, — сказал он, осматривая раненую лапу, — можешь взглянуть? Думаю, рана неглубокая. Он никогда не был хорошим стрелком.

Крис поспешила к нему.

— Перебинтуй псу лапу, — велел Тайнан и подал ей револьвер. — Если он опять станет приставать к собаке, пристрели его. Мир ничего не потеряет, если его не будет на свете.

Тайнан отдал собаке мясо, и та с жадностью набросилась на еду.

— Позаботься о бедняге, потом принеси нам воды. Нам еще предстоит чистить хижину. Не думай, что здесь грязно, ты не видела, что внутри.

— У него есть имя? — поинтересовалась Крис, указывая на старика.

— Такого, чтобы он называл кому-нибудь, нет. Естественно, я никогда не пытался узнать.

— Ты хочешь сказать, что жил у него с самого рождения и не знал имени?

— Представь себе.

— Ты пришел за моим золотом, да? — завопил старик. — Ты хочешь забрать все, что у меня есть!

— Мне нужна лишь крыша над головой, а ее здесь не так-то просто найти, — ответил Тайнан, вновь принимаясь за уборку. — Больше мне от тебя ничего не нужно.

Убедившись, что собака ранена несерьезно, Крис взяла ведро, чтобы принести воды.

— А твоя нога, Тай? — спросила она, оглядываясь.

Он уже снял жгут, и кровь успела подсохнуть, но сейчас рана опять начала кровоточить.

— Нет времени, — откликнулся Тайнан. — Иди за водой.

Крис пошла вверх по склону. Неожиданно дорогу ей преградил старик. Он распространял вокруг себя такую вонь, что Крис едва не задохнулась.

— У него нет матери. Он убил ее.

Крис шарахнулась от него точно так же, как недавно шарахнулась от гниющих туш.

К ее возвращению с отдраенным ведром, полным воды, Эшер уже успел подстрелить оленя, а Тайнан — расчистить место под навесом для Пилар. Крис обратила внимание, что его рана продолжает кровоточить.

Эшер развел огонь и принялся жарить мясо. Старик, примостившись в сторонке, с подозрением наблюдал за действиями непрошеных гостей.

Тайнан присел на землю рядом с Пилар, которая лежала на сене, застланном одеялом. Крис по его лицу поняла, что ему больно. Стемнело, и освещенным остался только круг у костра.

— Нужно решить, что делать дальше, — устало проговорил Тайнан. — Прескотт, придется сторожить по очереди.

— Сторожить? — удивилась Крис. — Неужели ты думаешь, что людям Дайсена удастся найти нас здесь? Вряд ли собаки смогут взять наш след — ведь мы так долго шли по воде. К тому же, Тай, ты нуждаешься в отдыхе.

— Спасибо за заботу, но опасность представляет не Дайсен, а он. — Тайнан головой указал на старика. — Если он решит, что за нас можно получить вознаграждение, он выяснит, кому мы понадобились, и приведет их сюда. Мы должны следить, чтобы он никуда не ушел.

— Да-а, — протянула Крис. Она взяла у Эшера кусок мяса и попыталась приподнять Пилар, чтобы покормить ее. — Тогда кому-то одному придется не спать и стеречь его все время, пока мы будем жить здесь.

— Если мы хотим сохранить себе жизнь, — согласился с ней Тайнан.

Эшер отрезал от туши несколько тонких кусов.

— Пилар нужен врач, она должна немного окрепнуть. Да и твое положение гораздо хуже, чем ты пытаешься показать.

— Со мной все будет в порядке, — возразил ему Тайнан. — Но я согласен с тем, что нужно позаботиться о Пилар, только я не знаю другого безопасного места в округе. Вернее, оно было бы безопасным, если бы не старик.

Эшер, как собаке, бросил старику кусок мяса. Тот схватил его, отвернулся и принялся жадно есть.

— Так что помощь нам не помешала бы, — сказал Эшер, глядя на Крис. — Было бы здорово, если бы нам удалось переправить весточку твоему отцу. Он выслал бы нам целую армию в качестве эскорта. Сомневаюсь, что люди Дайсена решились бы связываться с людьми Мэтисона.

Крис подтянула колени к груди и слабо улыбнулась.

— Да, отец разделался бы с ним. Но он далеко, а мы здесь.

— Прескотт, тебе придется ехать к нему, — сказал Тайнан. — Я с женщинами останусь здесь, а ты во весь опор поскачешь к Мэтисону.

— Ты предлагаешь мне оставить вас на милость вот этого? — Он указал на старика. — Ты хоть представляешь, какое количество народу вас ищет?

Тайнан устремил взгляд в темное небо.

— Примерно полдюжины Ченри, сотня или около того людей Дайсена, еще…

— Еще Рори Сейерс, которому, вероятно, тоже хочется заполучить кусок твоей шкуры, — добавила Крис.

— А как звали того человека, что живет на другом краю?

— Ах да, — рассмеялась Крис. — Хью Леньер. Думаю, он все еще кипит от гнева, прочитав мою записку. — Она вспомнила, как Тайнан помогал ей в тот день, и улыбнулась.

Тайнан привалился к столбу, поддерживавшему навес.

— Итак, нас разыскивает половина человечества, двое из нас ранены, и среди нас есть предатель, который тут же сделает свое грязное дело, если ему дать шанс. Будущее что-то не выглядит таким уж радужным.

— Я возьму его с собой, — тихо проговорил Эшер. — Я возьму с собой старика, а вы останетесь здесь втроем. Я заставлю Мэтисона снарядить целую армию и приведу его.

— Старик перережет тебе горло, как только ты повернешься к нему спиной или заснешь.

— Я не буду поворачиваться к нему спиной, а если захочу спать, перед сном обязательно его свяжу. Это наш единственный шанс, и вы это прекрасно понимаете. С вами его оставлять нельзя, а мне предстоит проехать в его обществе каких-то пятьдесят миль. Там я его сдам Мэтисону. Это действительно наш единственный шанс. Один человек сможет выбраться отсюда, но две женщины и раненый мужчина — никогда.

Крис видела, что Тайнан обдумывает слова Эшера. Она понимала, что ему ненавистна вся ситуация, в которой он оказался не по своей воле. Она также понимала и то, что он все же задумался над предложением Эшера, значит, рана причиняет ему больше страданий, чем он пытается показать.

— Тай, это единственный выход, — прошептала Крис. — Мы не можем трогать с места Пилар, и оставить ее здесь одну нельзя. Люди Дайсена бродят поблизости, так что нам нужна помощь. — Она многозначительно выгнула одну бровь. — Или ты боишься, что не получишь амнистию, если к отцу привезет меня кто-то другой?

Тайнан довольно долго смотрел на нее и только потом заговорил:

— Прескотт, выедешь завтра утром. Я буду дежурить всю ночь и караулить старика, а ты поспишь. Я хочу, чтобы ты отдохнул к утру. Эй, вы, оба, быстро спать.

Глава 22

Пока все отдыхали, Тайнан расслабился, и теперь чувствовалось, что встать ему трудно. Крис перебинтовала рану у него на ноге, предварительно убедившись, что пуля прошла навылет. Все это время Тайнан сидел неподвижно, привалившись к опорному столбу и прикрыв глаза. Казалось, он знает, что Крис занимается его ногой. Она старалась как можно меньше прикасаться к нему и не показывать, что ее расстраивает вид его развороченной пулей плоти.

— Сомневаюсь, что Прескотт сможет справиться со стариком. Он недостаточно жесткий. И слишком доверчивый.

— Тай, сколько времени ты прожил с ним? Тебе действительно пришлось жить с ним?

— Периодически, пока мне не исполнилось шесть. Но дети быстро учатся. Я очень скоро понял, что мне нужно самому заботиться о себе.

— Зная твою независимую натуру, я не понимаю, почему ты не сбежал, когда… когда он продал тебя? Неужели ты не мог вернуться к Рыжей?

Тайнан открыл глаза и посмотрел на Крис.

— Я был пьян. Он поил меня два дня, прежде чем, — он поморщился, — продать.

— Но тебе же было всего шесть!

— Я еще не встречал маленьких мальчишек, которым не нравилось бы пиво. Тебе надо поспать и набраться сил.

Крис встала, взяла ведро с водой и пошла в сторону. Оглянувшись, она увидела, что Тайнан снова привалился к столбу. Могло показаться, что он заснул, но Крис чувствовала, что его веки лишь прикрыты. Тайнан собирается бодрствовать всю ночь.

Крис пошла дальше, намереваясь набрать свежей воды в речке.

— Крис.

Она вздрогнула, услышав голос Эшера.

— Можно с тобой поговорить?

— Тебе надо спать. Завтра тебе предстоит тяжелая дорога, и Тай говорит…

— Тай говорит! Только и слышу: Тай говорит это, Тай говорит то!

— Он главный в нашем отряде, — напомнила Крис, — и лишь благодаря ему нас не убили. — Она продолжила свой путь.

Эшер поймал ее за руку.

— Я не хотел злиться. Наверное, я ревную. Крис, причина, по которой я хотел поговорить с тобой, заключается…

— Слушаю, — сказала она, глядя ему в лицо, освещенное лунным светом. — Так о чем же ты хотел поговорить со мной?

— Я хотел попросить тебя выйти за меня замуж.

Крис на мгновение опешила. В последние дни она ни о чем не думала, только о том, как бы спастись от Дайсена.

— Неожиданное предложение.

— Ты же знаешь, что ничего неожиданного в нем нет. Я влюбился в тебя, я преклоняюсь перед твоей стойкостью и отвагой. Я хочу, чтобы моей женой стала именно такая женщина, как ты. Я хочу прожить с тобой всю жизнь, и мне не нужна какая-то рохля.

— Значит, дело не в деньгах моего отца? И не в том, что он предложил тебе хороший пост в своем бизнесе? Разве не это делает меня такой привлекательной для тебя?

Эшер открыл было рот, чтобы что-то сказать, но не промолвил ни слова. Он просто привлек Крис к себе и нежно поцеловал.

— Когда-то я думал, что женюсь на дочке Дэла Мэтисона, даже если она будет страшна, как любимый мул моего отца. Но потом я познакомился с тобой, и все изменилось. Крис, ты не похожа на других. Я всем сердцем хочу, чтобы ты вышла за меня. И если ты думаешь, что я гоняюсь за деньгами, я специально откажусь от всего. Если ты будешь рядом со мной, я смогу начать все сначала и на этот раз добьюсь успеха. — Продолжая обнимать ее, Эшер улыбнулся. — Ведь ты бы не допустила, чтобы я потерпел неудачу. Если бы я оказался в тяжелом финансовом положении, ты бы сломала рукоятку кнута о мою голову, но не позволила бы мне сдаться.

Крис улыбнулась ему в ответ.

— Верно, я бы не сдалась, если бы чего-то очень хотела. — Неожиданно она подумала о Тайнане. — И если бы обстоятельства не вынуждали меня от этого отказаться, — тихо добавила она.

— Думаю, из нас получилась бы отличная пара, — сказал Эшер. — Моя уравновешенность, помноженная на твою решительность. Я не дал бы тебе оторваться от земли, а ты не позволила бы мне сдаться, если бы дела пошли плохо.

Крис рассмеялась.

— Ты говоришь о нас как о слиянии компаний.

Эшер крепче прижал ее к себе.

— Иногда слияние дает потрясающие результаты. Крис, пожалуйста, пообещай мне, что подумаешь. Я сделаю все, что ты захочешь. Если потребуешь, чтобы я отказался от денег твоего отца, я так и поступлю. Сделаю все, что бы ты ни попросила.

— Это было бы очень жестокое требование, а мой отец действительно нуждается в ком-нибудь, кто помог бы ему вести дела.

— Так ты говоришь, что согласна выйти за меня? — встрепенулся Эшер, и его глаза заблестели.

— Как же, выйдет она за тебя, — раздался позади них голос Тайнана. — Прескотт, убери от нее руки. А не уберешь, я их отстрелю.

Крис отпрянула от Эшера.

— Кажется, ты спал?

— А-а, так вот на что вы надеялись! Что я буду спать, а вы будете шашни крутить у меня за спиной?

— Одну минутку, Тайнан, — сказал Эшер. — У меня есть полное право делать все, что желает мисс Мэтисон. В конце концов тебя наняли, чтобы ты помог мне добиться ее. Ой, Крис, — проговорил он, сообразив, какую глупость ляпнул.

— Ничего страшного, я и так знала. Тайнан, ты не имеешь права вмешиваться в то, что я делаю. А теперь я хотела бы вернуться к…

Она не закончила предложение, потому что Тайнан схватил ее за руку и притянул к себе.

— Прескотт, возвращайся в лагерь, проведай Пилар и присмотри за стариком. Я скоро вернусь.

Эшер собрался было возразить, но Тайнан одним взглядом дал ему понять, что этого делать не стоит, и он пошел к хижине.

— Убери от меня руки! — потребовала Крис, тщетно пытаясь вырваться. — Ты не имеешь права вмешиваться. Кроме того, мне действительно известно, что отец нанял тебя именно для того, чтобы помочь ему завоевать меня.

— Даже знать не желаю, как ты это выяснила, но то было до того, как…

— Ну? До того, как что? — Крис пристально смотрела на него, и ее глаза блестели от гнева.

Тайнан прижал ее голову к своей груди и поцеловал в макушку.

— Прошу тебя, Тай, не надо. — В голосе Крис явственно слышалась мука. — Пожалуйста, оставь меня в покое.

Она снова попыталась вырваться, но Тайнан не выпустил ее.

— Крис, я не могу видеть, как он прикасается к тебе. Я просто схожу с ума.

Он стал одной рукой гладить ее по спине, а другой обнял за шею и принялся теребить мочку ее уха.

Крис удалось отстраниться от Тая настолько, чтобы заглянуть ему в глаза.

— Сходишь с ума? А кто дал тебе право мешать мне что-то делать? Кто дал тебе право даже высказывать свое мнение? Я выставила себя перед тобой полной дурой, ты швырнул мне мои чувства в лицо, а теперь заявляешь, будто я не должна разговаривать с человеком, который имеет по отношению ко мне самые достойные намерения?

— Мои намерения по отношению к тебе тоже достойные. Я всегда был честен с тобой. И поэтому предупреждаю: если Прескотт еще раз дотронется до тебя, я пристрелю его. Честнее быть просто невозможно.

— Ты! — возмущенно выдохнула Крис и так пихнула его, что он наконец-то разжал объятия. — В том, что ты хочешь от меня, нет ничего достойного! А тебе нужно… от меня… только… — Крис порадовалась, что в темноте Тайнан не видит румянца, залившего ее щеки.

— И что в этом плохого? В последний раз ты, судя по всему, не имела ничего против. Послушай, Крис, я не хочу ссориться. Мы отлично провели время в ту ночь, к тому же с тех пор я не спал с женщинами.

Крис чувствовала, еще немного — и она взорвется от ярости.

— Так ты с тех пор не спал с женщинами?! Обрати внимание, это множественное число. То есть предполагается, что я должна посочувствовать тебе, так? И выполнить твое пожелание только потому, что ты находился в пути и у тебя не было времени, чтобы…

— У меня было время, — возразил Тайнан. — Просто я не хотел то, что мне предлагали.

Крис не поверила своим ушам. Неужели он действительно ждет от нее сочувствия?

— А сейчас, значит… — едва не задохнулась она, — и я должна… Какая же мерзость, как это все гадко и отвратительно! Я хочу, чтобы ты знал: Эшер сделал мне предложение. Он не просил меня о короткой любовной встрече, он попросил меня выйти за него замуж и жить с ним всегда.

— Он хочет всегда жить с деньгами твоего отца.

— Тогда чем вы отличаетесь друг от друга? Ему нужны деньги моего отца, а тебе — мое тело. И ни одному из вас не нужна я. Вот что я вам скажу, мистер Тайнан, — наступая на него, добавила Крис, — я очень сомневаюсь, что мне нужен кто-то из вас. Меня определенно не устраивают ваши предложения.

Тайнан придержал ее.

— Крис, я нужен тебе. Я знаю это. Я вижу по твоим глазам. И ты нужна мне. Так почему бы нет?

Крис гневно посмотрела на него и сжала зубы.

— А ты учел в своем предложении свадьбу? — осведомилась она.

Тайнан попятился от нее, как будто у нее внезапно обнаружилась заразная болезнь.

— Свадьбу? Крис, ты же знаешь, что это невозможно. Твой отец тут же отправит меня обратно в тюрьму на пожизненный срок, и тогда у тебя вообще никогда не будет мужа. Я на это пойти не могу.

— Мужчины! — воскликнула Крис. — До чего же у вас избирательная память! Отец предупредил тебя, что вернет тебя обратно в тюрьму, только если ты тронешь меня, однако ты не побоялся рискнуть, потому что тебе этого хотелось. Сейчас же, когда речь зашла о свадьбе, ты поспешил воспользоваться этим как предлогом. Выслушай меня, Тайнан, и выслушай внимательно. Я больше не лягу с тобой в постель, и тебе придется поверить мне. — Она резко повернулась и, подхватив с земли ведро, пошла вверх по склону к речке.

— Ты все равно сдашься, — сказал ей вслед Тайнан, — поэтому советую тебе не подпускать к себе Прескотта.

— Ты тупой, тщеславный… ковбой, это тебя я никогда не подпущу!

Крис зачерпнула ведром воды и поставила его рядом с собой. Неожиданно, поддавшись импульсу, она окунула лицо в холодную воду. Ей трудно было понять, что именно так ее распалило — собственный гнев или прикосновения Тайнана. Что бы это ни было, ее кровь бурлила, ей нужно было остыть.

Крис еще некоторое время посидела у речки, прежде чем вернуться к хижине и лечь спать рядом с Пилар. Ночью то и дело она просыпалась, резко вскакивала и оглядывалась по сторонам. И каждый раз она видела Тайнана, который сидел, привалившись к столбу, и караулил старика.

К утру Крис чувствовала себя совсем измотанной. Сев, она потерла глаза и посмотрела вокруг. Тайнана у столба не было, а Эшер перед хижиной седлал лошадь. К нему она и подошла.

— Старик доставляет Тайнану много хлопот, — вместо приветствия сказал он. — Наверное, нам придется привязать его к лошади, чтобы увезти отсюда.

Крис подавила зевок.

— Надеюсь, он перекинет его через лошадь лицом вниз.

Эшер взял ее за руку и привлек к себе.

— Мы с тобой расстаемся на время. Надеюсь, ты будешь скучать по мне. Надеюсь, ты подумаешь над моим предложением. Надеюсь, ты… — Он потянулся, чтобы поцеловать ее в шею. — Надеюсь, ты скажешь «да».

В следующую секунду Эшер повалился на землю, сбитый с ног соперником. Тайнан встал над ним, расставив ноги и изготовившись к драке.

— Давай, Прескотт, вставай. Ты давно напрашивался на это. Или ты не мужчина и боишься равного себе противника? Неужто тебя хватает только на то, чтобы приставать к женщинам?

— Ради всего святого, прекратите! — воскликнула Крис, помогая Эшеру встать.

Тайнан уже приготовился врезать ему.

— Если ты прикоснешься к нему, — предупредила Крис, — я уеду вместе с ним. Да что с тобой такое?

Тайнан, на лице которого появилось озадаченное выражение, опустил кулаки.

— Не знаю, — неуверенно произнес он. — Прескотт, тебе лучше поскорее уехать, чтобы успеть засветло. Старик поедет с тобой, и тебе придется не спускать с него глаз. Думаю, он догадался, что мы прячемся от кого-то, и наверняка попытается сделать на этом деньги.

Эшер встал. Тайнан немного сконфуженно посмотрел на него и повернулся к Крис.

— Ты ведь не поедешь с ним? То есть ведь это я должен привезти тебя домой, к тому же кто-то должен ухаживать за Пилар.

Крис довольно долго разглядывала его, прежде чем ответить:

— Нет, не поеду. Не поеду, если ты больше не будешь бить Эшера. А теперь оставь нас наедине. Я хочу с ним попрощаться.

Тайнан не двинулся с места.

— Ты можешь попрощаться прямо сейчас. Ему пора ехать.

— Если ты думаешь… — начала Крис, решив высказаться напрямик, но тут ее позвала Пилар. — Да, иду, — крикнула она и с наигранной страстностью обняла Эшера.

Она приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать его и тем самым показать Тайнану, что тот не имеет права указывать ей. Однако ей так и не удалось дотянуться до губ Эшера, потому что Тайнан оторвал ее от него и прижал к себе.

— Прескотт, садись в седло, — глухо проговорил он.

Мгновение поколебавшись, Эшер со вздохом сунул ногу в стремя.

— Мы решим этот вопрос позже, — сказал он, оглядывая старика, который уже сидел на лошади Тайнана, готовый в дорогу.

Продолжая прижимать к себе Крис, Тайнан сделал несколько шагов назад.

— Следи за ним днем и ночью. Не спускай с него глаз ни на минуту, иначе он отберет у тебя все, даже жизнь.

— Ладно, — кивнул Эшер и, бросив быстрый взгляд на Крис, взял за повод лошадь, на которой сидел старик. — Поехали, старина, — сказал он, и вскоре они скрылись за поворотом.

Крис отпихнула от себя Тайнана.

— Отпусти меня, мерзавец! — Она повернулась к нему лицом и гневно уставилась на него. — Кто дал тебе право указывать мне? Да кто ты такой?

Тайнан смущенно смотрел на нее. Вероятно, он хотел что-то сказать, но вместо этого вдруг повернулся и пошел вверх по склону к речке.

Крис еще секунду постояла, глядя ему вслед, а потом поспешила к Пилар.

— В какой-то момент мне показалось, что драки не избежать, — сказала она, когда Крис подала ей фляжку с водой.

— Как же мне хочется отдубасить его, — призналась Крис. — Я ему не нужна, но он колотит любого, кто проявляет интерес ко мне.

Напившись, Пилар снова легла, а Крис принялась снимать повязку с ее плеча.

— Ты нужна ему. Он безумно хочет тебя. И еще я знаю, насколько ему нужна я, — улыбнулась Пилар. — Я его таким еще не видела. Даже когда случилась та история с дочкой фермера, он таким не был. Мы тогда все надеялись, что он наконец-то остепенится, но ничего не получилось.

— Это когда он попал в тюрьму?

— Рыжая тебе рассказала?

— Да, почти все. Пилар, как ты познакомилась с Тайнаном? Почему ты согласилась жить с ним в доме Оуэна Гамильтона?

— Он спас жизнь моему мужу.

Крис замерла на секунду.

— Твоему мужу?

— В юности я работала у Рыжей. Там же жил и Тайнан. Это был очаровательнейший, очень ласковый мальчишка, мы все обожали его. После того, как его в шесть лет забрал старик, я долго его не видела. А когда мы встретились, я поняла, что жизнь сделала его жестким. Он много повидал и превратился в циника. К тому времени я вышла замуж за одного фермера, и у нас родилось двое детишек. Тогда мне очень хотелось забыть, где я познакомилась с Тайнаном.

— У тебя есть дети? — прошептала Крис.

Пилар улыбнулась:

— Двое мальчишек. Сейчас им девять и семь. — Она помолчала. — Однажды я приехала в город и увидела на улице Тайнана. Он улыбнулся мне и пошел в мою сторону. Я же испугалась, что горожане узнают, чем я занималась и что я вовсе не жена уважаемого фермера, какой они меня считали. Мне больно говорить об этом, но я юркнула в ближайший магазин и сделала вид, будто не знаю его. Тай всегда был истинным джентльменом, и через два дня, когда мы снова столкнулись на улице, он притворился, будто видит меня впервые в жизни.

— Так как же он спас жизнь твоему мужу?

— Я очень не люблю вспоминать о том, что сделала потом. На улице я отказывалась заговаривать с Таем, а через неделю, когда моему мужу стал угрожать один крупный ранчеро, который хотел отобрать у нас наш крохотный клочок земли, я без колебаний обратилась к Тайнану за помощью… и он без колебаний пришел мне на помощь.

— И потом, когда он попросил помочь ему проникнуть в дом Гамильтона, ты согласилась.

— Я даже не спрашивала, что ему нужно. Я просто поцеловала на прощание своих близких и уехала с ним. Джимми тоже не спрашивал зачем, потому что он знает, что Таю можно доверять.

Крис, которая в этот момент ловко перебинтовывала плечо Пилар, на мгновение замерла.

— Зачем ему понадобилось, чтобы ты изображала его жену?

Пилар улыбнулась.

— Когда я поинтересовалась, он не ответил. Но однажды он что-то пробурчал насчет соблазнительной блондиночки, которая всячески пытается охмурить его.

— Гм! — произнесла Крис. — Надо же, я его охмуряла! Я совершила роковую ошибку, допустив, чтобы он мне понравился. Всего лишь понравился. Мне нравилось, как он уверенно брал на себя ответственность, когда был нашим проводником. И как помогал мне, когда мне требовалась его помощь.

— А еще он самый красивый мужчина на свете, — добавила Пилар.

— Это к делу отношения не имеет. Он такой молчаливый… За свою жизнь я поняла, что большинству молчаливых мужчин просто нечего сказать, а вот Тайнан другой. Ему было что сказать, только он молчал. Именно это и привлекло меня.

— Привлекло? — уточнила Пилар. — А теперь не привлекает?

Крис посмотрела вдаль.

— Он несильно отличается от других. Ему нужно только одно. Я думала, что он чувствует ко мне то же, что и я к нему, но он заявил, что не желает иметь со мной дела и что я ошиблась на его счет. Он потребовал, чтобы я оставила его в покое — если, конечно, я не соглашусь…

— Лечь с ним в постель?

Крис кивнула и опустила голову.

— А я для него не отличаюсь от сотни других женщин.

— Я никогда не видела, чтобы с другой женщиной он вел себя так, как сегодня. Я вообще никогда не замечала в нем даже намека на ревность. Ты уверена, что ничего не значишь для него?

Крис встала и подняла с земли миску с грязной водой.

— Уверена. Он ясно дал понять, что ему нужно от меня. Просто он не хочет, чтобы кто-то еще имел то, в чем ему отказали. Тайнан любит меня не больше, чем… чем вот этого старого пса. Ладно, хватит. Тебе надо отдохнуть, а я пойду что-нибудь приготовлю.

Глава 23

Крис потратила целый час на то, чтобы приготовить похлебку из жалкого провианта, найденного в хижине и в седельных сумках. Когда они бежали от Дайсена, у них не было времени на сборы, и сейчас отсутствие запасов ощущалось очень остро. Первым делом она решила обыскать хижину и выяснить, что там внутри. До этого момента она не подходила к двери, из-за которой тянуло страшной вонью.

Сдерживая дыхание, Крис открыла дверь и заглянула в хижину. Как выяснилось, там старик хранил свои сокровища, все, что когда-либо оказывалось у него в руках. И ничего не выбрасывал, даже когда вещи приходили в негодность, ветшали или становились пищей для жучков.

Крис оглянулась на отдыхающую Пилар и ощутила прилив храбрости. Что значит неприятный запах или мерзкие насекомые по сравнению с комфортом?

Взяв лопату, которую Тайнан оставил у двери, она принялась расчищать себе путь внутрь хижины.

Два часа спустя снаружи, у обрыва, образовалась огромная куча мусора. Крис собиралась выбросить все это только после внимательного изучения, но и сейчас, при поверхностном осмотре, было ясно, что большую часть хлама составляют неправильно выделанные шкуры и покрытые муравьями засохшие объедки.

В дальнем углу единственного помещения Крис нашла деревянный ящик, такой, в котором обычно перевозят по морю хрупкие предметы. Она подняла его и вынесла наружу.

На ящике оказался замок, который был таким же ржавым, как и все остальные металлические предметы в хижине. Повозившись с ним, Крис в конце концов открыла его. Внутри лежало несколько долларов, уже начавших зарастать плесенью, большой кусок породы, очень напоминавший золото, а на самом дне — фотография молодой красивой женщины. Крис достала ее, стерла плесень с угла и поднесла к свету. Женщина на снимке выглядела счастливой и радостной. Казалось, ей хочется обнять весь мир. Улыбнувшись, Крис сунула фотографию в карман и принялась складывать вещи обратно в ящик.

— Что-нибудь интересное? — услышала она позади себя голос Тайнана.

— Почему ты не спишь? — спросила она. — Ведь ты бодрствовал всю ночь.

— Я уже выспался. Что ты делаешь? В жизни не встречал женщину, которая бы так любила копаться в чужих вещах.

— Я ни в чем не копалась, я убиралась.

Многозначительно усмехнувшись, Тайнан сел рядом с Крис.

— Убиралась в запертых ящиках? — язвительно осведомился он, указывая на большой ржавый замок, валявшийся на земле. — Нашла что-нибудь интересное?

— Только два фунта золота, — ответила Крис, показывая ему кусок породы. — Так вот почему твой старатель не хотел уезжать.

Тайнан взял породу и стал внимательно рассматривать.

— Пирит, — сделал он вывод. — Старик не умеет распознавать золото. На том склоне холма есть место, где он уже много лет ищет золото. Он копал, когда я был еще ребенком.

Крис забрала пирит у Тайнана.

— Если там нет золота, почему он остается здесь? И почему живет вот так?

— Он верит, что здесь есть золото, и факты не умаляют его веры. Что до того, почему он живет вот так, то он просто боится что-либо выпустить из рук. Если он не может что-то продать сегодня, то будет держать это до тех пор, пока вещь не станет иметь хоть какую-то ценность.

— Вещь или ребенок. Новорожденные много стоить не могут, а вот за подросших можно выручить хорошие деньги.

Тайнан никак не отреагировал на слова Крис и устремил взгляд на птиц, летавших над пропастью.

— На что он живет? Вероятно, откуда-то он берет деньги. Он всегда продавал ворованное?

Тайнан немного помедлил с ответом.

— Раньше он воровал, а сейчас, когда у меня есть возможность, я даю ему деньги.

— Ты? Но зачем? После всего, что он сделал с тобой, ты должен ненавидеть его. Я бы никогда не подумала, что ты готов что-то делать для него.

— Этот старик — почти что отец для меня. К тому же я бы не хотел, чтобы он опять продавал детей.

— Интересно, как человек может дойти до такого состояния, как он? Интересно, что ужасного случилось с ним? Готова спорить, когда-то он был влюблен. Может, он потерял ее и так и не оправился от потери?

Тайнан посмотрел на Крис так, будто она вдруг помешалась.

— Почему ты вдруг решила, что старик кого-то любил?

— Я нашла фотографию его возлюбленной.

— Дай взглянуть, — тихо попросил Тайнан, и Крис отдала ему снимок. Он довольно долго рассматривал его, а потом вернул. — Он сказал, что выбросил его в пропасть, и я поверил.

— Ты видел фотографию?

— Она была для меня самой большой ценностью.

— Кто эта женщина? — поколебавшись, спросила Крис.

— Как мне сказали, она моя мать.

— Твоя мать? Тай, как ты не понимаешь, если у тебя есть фотография, ты можешь выяснить, кто она! И узнать, кто ты!

— Я знаю, кто я, — сердито бросил он.

Крис посмотрела на снимок.

— Как ее зовут?

— Не имею представления.

— Так ты не спрашивал?

Тайнан поднял на Крис глаза.

— А кого мне было спрашивать? Старик сказал, что она перед смертью произнесла одно слово, и это было «Тайнан».

— Ты показывал фотографию женщинам в… у Рыжей и остальным?

— Естественно, они видели ее, но никто не узнал ее. Они считали все это очень романтичным и покупали рамки для снимка, а потом приходил старик, забирал рамки и продавал их. Для него это долгие годы было хорошим источником доходов.

Крис перевернула фотографию.

— Здесь что-то написано, но я не могу разобрать.

— «Са». Только буквы «С» и «А», остальные не видны. Я всегда представлял, что мою мать зовут Сара.

— Наверное, ты часто и подолгу разглядывал фотографию?

Тайнан не ответил ей. Он лег на спину и устремил взгляд в небо.

— Я так соскучился по небу, — сказал он, заложив руки за голову. — Из камеры все видно только через решетку. И звуки там мне не нравились.

Однако Крис хотелось побольше узнать о снимке.

— Откуда он у старика? Если у нее была фотография, значит, были и другие вещи.

— Все остальное он продал, даже ее одежду и нижнее белье. Я не раз представлял, как он сбрасывает ее обнаженное тело с этого обрыва. Или что оно все еще валяется где-то здесь.

— Тайнан! Как же можно быть таким бездушным! Это же была твоя мать, и она умерла, дав тебе жизнь!

Он сел.

— Она умерла от трех пулевых ранений в спину.

— Но кому понадобилось убивать ее? И зачем?

— У нас есть что-нибудь поесть? Наверное, надо сходить поохотиться.

— Ты ответишь на мой вопрос или нет! У тебя есть какая-нибудь версия насчет того, почему кто-то стрелял в беременную женщину?

Он устремил взгляд на Крис.

— Почему мужчины мухлюют в картах? Почему мужчины напиваются и пытаются перестрелять друг друга? Не знаю. Она какое-то время блуждала здесь с тремя огромными дырками в спине, потом легла, родила меня, произнесла: «Тайнан» и умерла. Вот все, что я знаю. Старатель наблюдал за тем, как она рожает. Он собирался бросить и ее, и новорожденного, но потом решил, что можно продать одежду, в которой она была, и вопящего ребенка. Поэтому он раздел ее, а меня отнес в город. Вот и все, Крис, рассказывать больше нечего. Он продал все, кроме фотографии, потому что никому не понадобился снимок незнакомой женщины. Я нашел его однажды летом, когда он привез меня сюда, чтобы я на него поработал. А теперь мне можно поесть?

Крис села рядом с Тайнаном на землю и посмотрела на фотографию.

— Она очень красива.

— Была. Была красивой. Она уже давно мертва. Крис, откуда у тебя такой пристальный интерес к моей матери?

— Меня интересуешь… — Она замолчала, едва не ляпнув, что ее интересует он сам. — Я же репортер, — ответила она, вставая. — Это всего лишь профессиональное любопытство. Мне интересно все.

— Ну, а мне интересно, что варится в том горшке. — Тайнан тоже встал. — Сходишь со мной поохотиться?

— Я не хотела бы оставлять Пилар.

— Она может пойти с нами. Хорошая прогулка пойдет ей на пользу.

— Сомневаюсь. Мне нужно убраться и…

Тайнан приблизился к Крис и взял в ладони ее лицо.

— Прошу тебя, пойдем со мной. Обещаю, что буду хорошо себя вести. Я не сделаю ничего против твоей воли.

Крис отступила от него. В его голосе появились интонации, которые были способны сломить самую непреклонную волю.

— Я не могу. Я должна…

— Что ты должна? — спросил он, делая шаг к ней.

— Крис! — позвала Пилар. — Я бы с радостью прогулялась. Ты могла бы пойти с Таем ради меня?

— Ну… наверное, — пролепетала Крис, глядя Тайнану в глаза. — Только не распускай руки, — предупредила она его. — Я тебе не сдамся.

На его лице промелькнуло лукавое выражение.

— Радость моя, да я же еще ни о чем не просил.

Съев большую часть похлебки, приготовленной Крис, Тайнан взял ружье, помог Пилар встать и пошел вверх по тропе, которая начиналась на заднем дворе дома. Крис несколько раз выражала недовольство тем, что он не щадит раненую ногу, но Тайнан лишь усмехался ей в ответ.

— Помнишь, когда ты и парни Ченри ограбили банк в Техасе и… — заговорила Пилар.

— Ограбили банк? — перебив ее, ахнула Крис. — Ограбили банк?

Тай подмигнул Пилар.

— Она считает, что я чист как выпавший снег, что я невинен как младенец.

— Я видела, как ты убиваешь людей. Представляешь, Пилар, я взяла его с собой на пикник, а он ввязался в ссору с одним человеком, итого ранили. Только представь себе — на приходском пикнике!

— Рори Сейерс, — пояснил Тайнан Пилар так, будто это все объясняло.

— Да он всегда нарывался на что-нибудь вроде этого, — сказала Пилар. — Тай, а когда ты был маленьким, у тебя здесь не было сада?

Крис плелась позади них и чувствовала себя так, словно оказалась на вечеринке, где все знакомы, а она никого не знает. Пилар и Тайнан оживленно обсуждали темы, которые ничего не значили для нее. Они называли имена людей, города, вспоминали какие-то случаи, когда у кого-то были трения с законом, перестрелки, имена преступников, о которых Крис только читала.

На вершине холма Тайнан раздвинул подлесок и вышел на крохотную поляну.

— Сад был здесь, — сказал он, — я сажал морковь, картошку и клубнику. Клубника не вызревала, а у моркови всю ботву объедали зайцы, как только она вылезала из земли. Взгляните-ка на это, — проговорил он, поднимая с земли сплющенную ржавую консервную банку. — Она была моей первой мишенью. Я обычно часами тренировался здесь.

— А что тебе еще было делать, — сказала Пилар. — Кажется, золотая шахта старика где-то неподалеку?

— Да, дальше по тропе.

Пилар пошла в указанном направлении, однако Крис не последовала за ней.

— Чувствуешь себя всеми забытой? — спросил Тайнан, подходя к ней и обнимая.

Крис отпрянула от него, но он удержал ее.

— Естественно, нет.

— Мы могли бы попросить Пилар уйти, а сами скрылись бы в кустах. Я знаю одно местечко — оно буквально создано для любви. Там тихо, только журчит вода в речке, а вокруг растут цветы. Ты хотела бы позаниматься любовью на цветочной постели?

— Нет, не хотела бы, — ответила Крис, однако особой убежденности в ее голосе слышно не было. — Я ни для одного мужчины не хочу превратиться в женщину без морали.

— Без морали? А какое отношение мораль имеет к занятиям любовью? Крис, золотко, я мог бы доставить тебе такое наслаждение. Мы могли бы доставить удовольствие друг другу.

Наконец Крис вывернулась из его объятий.

— Оставь меня в покое, Тайнан. Я не стану одной из твоих любовниц, пора бы привыкнуть к этой мысли. Я намерена вернуться домой, к отцу. Возможно, я больше никуда не поеду и выйду замуж за какого-нибудь фермера и нарожаю с десяток детишек.

— На кого ты намекаешь? — сердито осведомился Тайнан. — На Прескотта?

— Уверена, из Эшера получился бы замечательный муж, к тому же он сделал мне предложение, и я в любой момент могу дать свое согласие. Кстати, а тебе какое дело до всего этого? Ты же не хочешь связывать себя женой и детьми. Ты сделал свой выбор, а я — свой, так чем ты недоволен?

Крис по его глазам видела, что он злится.

— Ты называешь себя высокоморальной женщиной, но все равно продаешься. И тогда какая разница, за что себя продавать — за несколько баксов или за листок бумаги с печатью и обручальное кольцо?

Крис гневно посмотрела на него.

— Во всяком случае, это я выбираю, по какой цене продаваться, не ты — по какой покупать.

Она прошла мимо него и поспешила за Пилар.

Пилар стояла у темной дыры, которая, вероятно, была входом в шахту, и держала в руке кусок породы, очень похожий на тот, что Крис обнаружила в ящике старика.

— Там этого полно. Наверное, он думает, что это золото, а все остальные настолько глупы, что не понимают этого. — Пилар перевела взгляд на Крис. — Ой-ой-ой, кажется, вы опять взялись за старое.

— Ничего подобного. Он упрям как осел. Он не может понять, что, если я говорю «нет», значит, это действительно «нет». Неужели ни одна женщина никогда не отказывала ему?

— Наверное, не отказывала, — абсолютно серьезно ответила Пилар. — Но я никогда и не видела, чтобы он когда-либо преследовал женщину с такой настойчивостью. Обычно он сидит себе спокойно, а все остальное делает за него его внешность.

— Мне от мужчины нужно гораздо больше, чем красивое лицо и приятный голос. А Тайнан, судя по всему, дать мне этого не может.

Они услышали в отдалении ружейный выстрел.

— Кажется, он раздобыл еду. Пошли к нему, — предложила Пилар. Видя, что Крис не двигается с места, она взяла ее за руку. — Через несколько дней здесь будет твой отец, и ты больше никогда не увидишь Тайнана. Нам впервые за долгое время выпала возможность отдохнуть, так давай пользоваться ею на полную катушку, ладно?

Крис с неохотой пошла за Пилар, которая так и не выпустила ее руку. Ей не хотелось, чтобы кто-нибудь видел, как расстроила ее мысль о скором расставании с Тайнаном.

К тому моменту, когда они нашли Тайнана, он уже разделывал маленького оленя. Крис тут же разожгла огонь. Вскоре над костром поплыл аппетитный аромат жареного мяса.

— Милое местечко, правда? — сказал Тайнан, протягивая Крис кусок.

Крис огляделась и сообразила, что это именно то самое место, о котором он говорил, то самое, где он предлагал заняться любовью.

— Нормальное, — холодно бросила она. — Пилар, расскажи-ка нам о радостях семейной жизни.

Проигнорировав страдальческий стон Тайнана, она повернулась к Пилар и стала внимательно слушать ее рассказ о муже и детях. Хотя Пилар не приукрашивала свою жизнь и честно рассказывала о тяготах и вечной борьбе с бедностью, чувствовалось, что всех членов семьи связывает крепкая любовь, о которой и мечтала Крис.

— Я тоже готова остепениться, — заметила Крис.

— Она готова к этому с того момента, когда из платяного шкафа выскочила спасательная партия, — прозвучал позади нее язвительный голос Тайнана. — Она думает, что если мужчина прикоснулся к ней, то он должен жениться на ней.

— Вовсе нет! — возмущенно возразила Крис, поворачиваясь к нему. — Не знаю, почему мне взбрело в голову, что я люблю тебя. Ты невыносимо тщеславен и слишком привык поступать по-своему. Даже если бы ты умолял меня, вряд ли бы я вышла за тебя.

— И не надейся. Еще неделя — и я буду свободен. И мне не придется нести ответственность за испорченную богачку, которая считает, будто может заполучить что угодно — или кого угодно, — стоит ей только попросить. Я буду свободен, поняла? И ни ты, ни кто-либо еще не сможет отобрать у меня свободу.

— Хватит вам, — остановила их Пилар. — Вы похожи на моих мальчишек. Послушайте, нам предстоит провести здесь следующие несколько дней, так почему бы не пожить в мире? Тай, ты, вероятно, сердишься из-за усталости и боли в ноге. Может, ты приляжешь, положишь голову на колени Крис и расскажешь нам свою историю? Я бы предложила свои колени, но мне тоже хочется немного поспать.

Наступила тишина.

— Ладно, — проговорила Крис после затянувшегося молчания. — Вероятно, мы все действительно нуждаемся в отдыхе. Можешь воспользоваться моими коленями.

— Только если ты дашь слово, что не воспримешь это как предложение руки и сердца.

— Если бы ты был моим сыном, — сказала Пилар, — я бы выпорола тебя за это. Ложись и будь паинькой.

Крис привалилась к дереву, а Тайнан положил голову ей на колени. Первые минуты они были напряжены и старались как можно меньше прикасаться друг к другу.

— В прошлом году я читала книгу, она называется «Граф Монте-Кристо». Могу рассказать, — предложила Крис.

— Если герои там не женятся и не живут счастливо до конца дней своих, тогда рассказывай, — сказал Тайнан, повернул голову набок и закрыл глаза.

— Это история о жадности, предательстве, вероломстве, преступлении и мести. Она вполне может сойти за твою биографию.

— Звучит заманчиво, — проговорил Тайнан, поудобнее устраиваясь у Крис на коленях.

— Французы придут в восторг от твоей высокой оценки.

Крис принялась рассказывать о соперничестве двух мужчин за любовь одной женщины.

— Чепуха, — буркнул Тайнан, но потом, пока Крис мелодичным голосом пересказывала книгу, не сделал ни одного комментария.

Через несколько минут Крис услышала мерное дыхание погрузившейся в сон Пилар. Решив, что Тайнан, вероятно, тоже заснул, она почувствовала свободу и коснулась его головы. Сейчас, когда его лицо разгладилось, он выглядел значительно моложе.

Крис продолжала свой рассказ, хотя знала, что оба ее слушателя спят, но она любила всякие истории, и ей нравилось их рассказывать. Пересказав трагический конец, она замолчала и стала слушать птиц. Руку от головы Тайнана она так и не отняла.

— А мне понравилось, — тихо проговорил он.

— Я думала, ты спишь, — сказала Крис и поспешила убрать руку, но Тайнан перехватил ее.

— Нет, мне хотелось дослушать до конца. Один продавец в магазине рассказывал мне, что примерно в то время, когда я родился, старатель продал ему книгу. Мне всегда было интересно, а вдруг эта книга принадлежала моей матери, и если так, то о чем в ней рассказывалось. Я очень люблю всякие истории.

Тайнан принялся целовать пальцы Крис, причем с таким видом, будто в этом не было ничего необычного.

— Может, прекратишь?

— Крис, если я соберусь жениться, ты будешь первой, о ком я подумаю. Вообще-то перспектива жить с тобой выглядит довольно соблазнительно. Ты красива, энергична в постели…

Крис покосилась на Пилар, но та, судя по всему спала глубоким сном.

— И ты очень интересная женщина. Я рассказывал тебе вещи, о которых никогда никому не говорил. Но все дело в том, что я не создан для семьи. Я сомневаюсь, что смогу долго оставаться на одном месте — ну, если когда-либо выберусь из тюрьмы, куда твой отец обязательно засунет меня, если я заикнусь о том, что собираюсь жениться на его драгоценной дочке. Разве ты не видишь, что это просто невозможно?

Крис попыталась сдержать вспыхнувший в ней гнев. У этих мужчин потрясающая способность всему давать логическое обоснование! Он не хочет жениться — мысль о семье, вероятно, приводит его в ужас, — поэтому он пытается объяснить, почему он этого сделать не может.

— Я все отлично вижу, — сочувственно произнесла она. — Ты не хочешь жениться, а я отказываюсь спать с тем, кто не хочет жениться на мне. На этом и остановимся.

Тайнан повернул голову и посмотрел ей в лицо.

— Крис, но разве мы не должны брать счастье, которое нам дарит жизнь? Где еще мы его найдем? Ведь мы скоро расстанемся и больше никогда не увидимся.

Крис одарила его ласковейшей улыбкой.

— Никогда в жизни.

В какое-то мгновение ей показалось, что Тайнан сейчас снова примется орать на нее, но он остался спокоен, лишь его глаза лукаво блеснули.

— Ты не можешь осуждать мужчину за то, что он не отказывается от своих попыток. — Он опять стал целовать ее пальцы. — По моим прикидкам, у нас есть еще четыре дня, прежде чем Прескотт вернется с твоим отцом. Кто знает, что жизнь преподнесет нам завтра?

— Я знаю, чего она нам не преподнесет, — заявила Крис.


— Ну вот, дружище, — проговорил Эшер Прескотт, в третий раз связывая вонючего старика.

В глубине души ему не нравилось, как они поступили: увезли старика из дома, связали по рукам и ногам, хотя тот ничем не заслужил такого обращения. Поэтому, когда старик пожаловался, что веревка врезается ему в кожу, Эшер пожалел его и расслабил узел.

— Я немного посплю, — сказал он, потирая глаза.

Он провел в седле полных два дня и понимал, что если не отдохнет, то никогда не доберется до Дэла Мэтисона.

Бросив сочувственный взгляд на старика, который сидел, привалившись к дереву, и своими крохотными глазками подозрительно зыркал по сторонам, Эшер положил голову на седло и заснул.

Старик делал вид, что спит, пока не услышал, как Эшер негромко захрапел. Тогда он быстро сбросил веревку с рук.

— Дурак, — пробормотал он, с презрением глядя на спящего Эшера и развязывая ноги. — Дурак.

Старик абсолютно бесшумно встал, огляделся вокруг и, увидев на земле довольно крупный камень, подобрал его, подкрался к спящему и обрушил камень ему на голову.

Постояв секунду над неподвижным телом, старик принялся обыскивать карманы Эшера в поисках чего-либо ценного. Пятнадцать минут у него ушло на то, чтобы раздеть свою жертву до нижнего белья и прихватить с собой все — одежду, седло, деньги, оружие и сапоги. Старик подумывал о том, чтобы снять с Эшера и белье или хотя бы срезать пуговицы, но тут вдали послышался стук лошадиных копыт, и он решил, что пора убираться отсюда.

Сев верхом на одну лошадь и взяв за повод другую, старик забормотал:

— Думал, что ты такой умный, мистер Тайнан — убийца матерей? Я знаю одного человечка, который хорошо заплатит, чтобы узнать, где ты. Есть один такой. Я тебе еще покажу! — Чертыхаясь и бормоча что-то себе под нос, старик поехал к поместью Дайсена.

Глава 24

В течение следующих дней Крис изо всех сил старалась держаться подальше от Тайнана, но это оказалось невыполнимой задачей. Если она шла за водой, он обязательно следовал за ней. Если она останавливалась полюбоваться пейзажем, он возникал будто из ниоткуда и бросал на нее призывные взгляды. Однажды она буквально подскочила от испуга, когда услышала какой-то шум в подлеске. Через мгновение ее уже обнимал Тайнан. Утром второго дня в отдалении прозвучали выстрелы, и у Крис сердце зашлось от страха, когда Тайнан, взяв ружье, стал спускаться по крутому склону, чтобы выяснить, что там происходит. Когда же он вернулся и рассказал, что это всего лишь охотники и что они далеко, она едва не завопила от радости.

— Волновалась за меня? — спросил он, страстно глядя на нее.

Крис подобрала юбки и поспешила прочь.

— Что-то случилось? — с невинным видом поинтересовалась Пилар.

Она взяла на себя готовку после того, как Крис испортила драгоценную муку, пытаясь приготовить хлеб.

— Как же он замучил меня! — в сердцах воскликнула Крис.

— Уверяю тебя, ты ему действительно нравишься.

— Ну а он мне нет.

Пилар хмыкнула:

— Разве мать не учила тебя, что врать плохо?

— Мать учила меня многому, — тихо проговорила Крис. — Например, как отказывать надоедливым поклонникам. Пилар, кажется, моя воля слабеет. Еще два таких дня, и я не смогу сказать «нет», о чем бы он меня ни попросил.

— Подозреваю, что Тай знает об этом.

— А я должна быть сильной. Я не собираюсь сдаваться, и это решение окончательное. Что бы он ни сказал мне, как бы он ни смотрел на меня, я не сдамся ему. — Она взглянула на Пилар, и в ее глазах отразились тоска и беспокойство. — Но если он поцелует меня в шею, я пропала.

Пилар улыбнулась и вернулась к тесту.

Крис удавалось избегать Тайнана до конца дня, но ночью он попросил ее прогуляться с ним.

— Я не предлагаю тебе бежать со мной, Крис, я прошу просто прогуляться, — сказал он, увидев, что она готовится произнести «нет». — Клянусь, что не прикоснусь к тебе, ведь я знаю, что ты не можешь доверять себе, когда я рядом, но…

— Я не могу доверять себе?! Я отлично доверяю себе, когда ты рядом. Я могла бы жить с тобой на необитаемом острове и продолжать сопротивляться тебе! — солгала она.

— Это замечательно, — усмехнулся Тайнан. — Тогда прямо сейчас ты можешь пройти со мной на прогулку при лунном свете.

Крис поняла, что сама загнала себя в ловушку, и призвала на помощь Пилар, но та отказалась идти с ними, заявив, будто у нее сильно болит плечо. Как же, когда она месила тесто, плечо не болело, а сейчас вдруг заболело так, что она не может двинуться!

Крис нехотя пошла по тропинке к речке, Тайнан последовал за ней.

— Мы с тобой участвуем в уличных гонках, или ты просто боишься идти рядом со мной? — поинтересовался он, беря ее за руку.

Крис остановилась и повернулась к Тайнану.

— Естественно, я не боюсь идти рядом с тобой. Просто ты не осознаешь, насколько медленно идешь из-за раненой ноги.

— Разве? — с понимающим видом улыбнулся Тайнан. — Тогда тебе придется помочь такому бедному инвалиду, как я, — заявил он.

Они шли рядом несколько минут, но Крис все равно старалась держаться подальше от него, несмотря на их сомкнутые руки.

— Пару недель назад я не мог отделаться от тебя. Стоило мне повернуться, ты всегда оказывалась рядом и требовала, чтобы я снял рубашку или сапоги, а когда мы с тобой познакомились, на тебе вообще не было никакой одежды. Сейчас же ты почти не подходишь ко мне.

— То было раньше, — проговорила Крис, глядя вперед.

— До той ночи в лачуге? До той ночи, когда мы занимались любовью и прекрасно проводили время?

— Для тебя это не было прекрасным времяпрепровождением. Ты сказал мне, что не хочешь иметь со мной дела, что я всего лишь одна из многих.

— Возможно, я был с тобой излишне резок в ту ночь, но ты напугала меня до смерти своими разговорами о женитьбе и детях. Неужели ты не можешь все это забыть и начать сначала? Мы с тобой отлично ладили, пока ты не решила, что нужно набросить мне на шею поводок.

Крис выдернула ладонь из руки Тайнана.

— Я не хочу надевать на тебя поводок. Брак — это совсем другое. Это когда двое любят друг друга. Я-то по глупости в ту ночь подумала, что именно это и происходит с нами. Ведь я любила тебя, иначе я бы на это не пошла… не позволила бы тебе прикоснуться к себе. Но, как оказалось, для тебя это не любовь. Ты не любишь меня и никогда не любил. Ты получил что хотел, а я нет.

Она отвернулась, чтобы скрыть слезы.

Тайнан притянул Крис к себе, развернул и прижал ее голову к груди.

— Крис, я сомневаюсь, что когда-либо в жизни сталкивался с женщиной, которая любила бы меня, поэтому не знаю, что значит любить. Прости, я не хотел причинить тебе боль. Может, ты просто вообразила, будто любишь меня, может, тебе просто понравилось, как я управляюсь с оружием и что я не похож на твоих знакомых?

Крис подняла голову и посмотрела на Тайнана.

— Я встречала сотни опытных стрелков и сотни преступников. Мне очень жаль, что ты думаешь, будто у меня нет своих мозгов. Вот что я тебе скажу…

Она замолчала, потому что Тайнан поцеловал ее. Он с жадностью терзал ее губы, гладя ее по спине и прижимая ее бедра к своим. Казалось, он хочет вобрать ее всю в свое разгоряченное страстью тело. Крис знала, что долго не выдержит, если он не отпустит ее.

— Прошу тебя, не надо, — прошептала Крис, когда его губы переместились на ее шею. — Пожалуйста, не трогай меня. Я этого не вынесу. Я не могу сопротивляться тебе.

— А я и не хочу, чтобы ты сопротивлялась, — проговорил Тайнан и снова поцеловал.

Он прервал поцелуй только тогда, когда ощутил соленую влагу на щеке Крис, и резко отпрянул.

— Иди, — сердито буркнул он. — Возвращайся в свою холодную постель и живи одна.

Крис разрыдалась и побежала вниз по склону к хижине. Пилар не сказала ни слова, когда она рухнула на матрас рядом с ней.

Крис долго плакала, прежде чем принять решение. Ей безразлично, женится он на ней или нет, ей безразлично, любит он ее или нет. В настоящий момент она испытывала к нему всепоглощающую страсть, и ей хотелось, чтобы повторилось все то же самое, что было в избушке. Ей хотелось чувствовать на своем теле его руки, ей хотелось, чтобы он ласкал ее.

Хотя Крис и продолжала изредка всхлипывать, она все же почувствовала себя лучше, потому что теперь у нее не было нерешенных вопросов. Встав, она вышла из-под навеса. Ей было известно, что Тайнан устроил себе постель неподалеку, за деревьями, чтобы его не заметили, если кто-то появится у хижины ночью. Туда-то Крис и направилась.

Медленно, но решительно она сняла с себя одежду, легла на одеяло и приготовилась ждать. Тайнан не появлялся, и в конце концов она заснула с мыслью о том, как приятно будет ее пробуждение. Во сне она улыбалась.

— Крис, — проговорил Тайнан, обнимая ее. — Моя прекрасная, ненаглядная Крис.

Крис открыла глаза. Уже рассвело, вовсю пели птицы, пахло утренней свежестью, рядом был Тайнан, и он, откинув одеяло, ласкал ее.

— Ты пришла ко мне, — шептал он. — Ты пришла ко мне. Я не спал всю ночь. Бродил по лесу. О, Крис, ты сводишь меня с ума. Моя прекрасная, замечательная Крис, ты приносишь мне больше страданий, чем у меня их было в тюрьме.

Крис чувствовала, как в ней разрастается радость от его слов. Она искренне надеялась, что действительно делает его несчастным, — во всяком случае, в той же степени, что и он — ее.

Тайнан приподнял голову Крис и поцеловал так, будто не хотел никогда отрываться от нее. Именно об этом мечтала и этому сопротивлялась Крис.

Пристроившись рядом с ней, Тайнан принялся снимать с себя рубашку. Раздевшись, он прижался к ней голой грудью, и Крис ощутила жар его тела.

Неожиданно он отстранился, насторожился и прислушался.

— Я должен идти. Там кто-то есть.

— Это Пилар, — сказала Крис и попыталась уложить Тайнана. — Она сюда не придет.

Тайнан вывернулся из ее объятий и надел рубашку.

— Кто-то идет по тропе. — Он устремил на Крис полный сожаления взгляд. — Видишь, какой я невезучий, — наверняка это твой отец. — Крис показалось, что он едва не плачет. — Лучше бы тебе одеться. Если это не он, мы продолжим позже, а если он, то на нас обрушится град вопросов, когда он увидит, что его маленькая дочка целуется с наемником.

Крис хотела что-то сказать, но Тайнан остановил ее:

— Не спорь со мной и не усложняй ситуацию, пожалуйста, оденься, а потом я посмотрю, кто там.

Тайнан отошел в сторону и стал наблюдать, как она одевается. В его взгляде смешались тоска, желание и боль. Когда Крис закончила, он схватил ее за руку и прижал к себе.

— Я постарел на двадцать лет после знакомства с тобой. Всем сердцем надеюсь, что там не твой отец. Кто угодно, только не он. — Чмокнув ее, он взял ее за руку и повел к краю прогалины, на которой стояла хижина.

Крис сразу увидела Пилар, которая все еще спала под навесом.

— Сходи поройся в моих седельных сумках и принеси мне полевой бинокль.

Крис отправилась выполнять его указание. Пилар проснулась, приподнялась на локте и посмотрела на нее.

— Ну что, сегодня ты счастлива? — поинтересовалась она.

— Я бывала и посчастливее, — ответила Крис, роясь в сумках. — Я была бы безмерно счастлива, если бы Тайнан удосужился сегодня ночью вернуться на свое спальное место.

Пилар застонала, а затем спросила:

— Что происходит?

— Тай утверждает, что услышал, как кто-то идет по тропе. Я еще ничего не слышала, но он отправился на разведку. Ага, вот он.

— Я с тобой, — заявила Пилар и, вскочив с матраса, побежала за Крис.

Тайнан лежал, распластавшись, как ящерица, на скале. Он так замаскировался, что Крис и Пилар не сразу его заметили.

— Это они, — с грустью в голосе сказал Тайнан. — Я так и знал. — Он взял у Крис бинокль.

Крис и Пилар тоже забрались на скалу.

— Ты уверен, что это отец? — возбужденно спросила Крис.

— Кто бы это ни был, надеюсь, они везут какие-нибудь припасы, — сказала Пилар.

— Судя по размеру отряда, Мэтисон привел всех своих людей.

Крис взяла у Тайнана бинокль. Отца она увидела сразу, он ехал верхом на лошади, которая казалась слишком маленькой для его крупной фигуры. Спину он держал прямо, как будто проглотил палку. И даже издалека было ясно, что он разгневан. Крис отложила бинокль и увидела, что Тайнан смотрит на нее с дразнящей улыбкой на губах.

— Ну что, дать тебе ружье, будешь обороняться? — осведомился он, многозначительно изогнув бровь.

— А кто это с ним? — спросила Пилар, глядя в бинокль.

— Впервые его вижу, — ответил Тайнан.

Крис спустилась со скалы.

— Думаю, будет лучше поскорее покончить с этим. Если у кого-то из вас слишком чувствительная натура, советую вам уехать сейчас. У моего отца нрав… — Крис так и не смогла придумать адекватное сравнение для нрава своего отца.

Сделав глубокий вдох и призвав на помощь всю свою отвагу, Крис пошла вниз по склону навстречу отцу. Сначала она шла не спеша, но потом, когда смогла четко разглядеть лица людей, ускорила шаг.

Увидев дочь, Дэл Мэтисон пришпорил лошадь и пустил ее в карьер.

Крис приподняла юбку и побежала ему навстречу. Когда Дэл поравнялся с ней, он не осадил лошадь, а подхватил Крис на скаку и усадил к себе в седло. Он научил ее этому трюку, когда она была маленькой, и приобретенные навыки не раз спасали ее.

Когда все подъехали к хижине, Дэл не стал зря тратить время. Даже не спешившись, он принялся орать на Крис:

— Это величайшая из всех совершенных тобой глупостей! Больше никогда не отпущу тебя, отныне ты всегда будешь у меня на глазах! Ты такая же, как вся семейка твоей матери!

Крис обняла отца за шею. Она была рада, что он выглядит таким же, как всегда, — большим, красивым, с гордой осанкой. Его густые седые волосы напоминали гриву льва.

Дэл на мгновение прижал дочь к себе, а затем отстранился.

— Ты хоть понимаешь, через какой ад я прошел из-за тебя? Ты хоть знаешь, сколько людей приходило ко мне и рассказывало, что тебя едва не убили?

— Сколько? — абсолютно серьезно спросила Крис.

— Не умничай, ты получишь от меня то, что заслужила! А где этот щенок, которого я послал за тобой? Ведь предполагалось, что он должен защищать тебя!

Тайнан сделал шаг вперед. Площадка перед хижиной постепенно заполнялась людьми и их лошадьми.

— Вы спрашиваете обо мне?

Дэл оглядел Тайнана с ног до головы, его взгляд на мгновение задержался на бурой от крови повязке на ноге.

— Как я вижу, она и тебя хорошенько потрепала.

Тайнан гордо расправил плечи.

— Я несу полную ответственность за все, что произошло. Несколько раз у меня имелась возможность доставить ее домой в целости и сохранности.

— Гм! — хмыкнул Дэл. — Ты не мог контролировать ее, когда был в тюрьме. Кстати, а что это за разговоры о том, что вы двое якобы обручились?

Крис, затаив дыхание, переводила взгляд с отца на Тайнана. Судя по всему, Тайнан не собирался ничего объяснять. Неожиданно Крис в полной мере осознала всю важность момента. Если она скажет, что они обручились, отец может засадить его в тюрьму.

— Мы не обручены, — тихо проговорила она. — Я сказала это, чтобы предотвратить драку. Тайнан вел себя как истинный джентльмен и делал все возможное, чтобы защитить меня. Он даже спас меня от Дайсена.

Крис наблюдала за отцом, а тот продолжал внимательно разглядывать Тайнана. Наконец он что-то буркнул, но больше никак не прокомментировал слова дочери.

— Надеюсь, что Крис примет мое предложение, — прозвучал голос у Крис за спиной, а она, резко обернувшись, увидела Эшера с белой повязкой на голове.

С видом собственника он улыбнулся, снял Крис с лошади и обнял за плечи. Отец, тоже спешившись, посмотрел на нее так же, как смотрел, когда она была маленькой, и Крис догадалась, что Дэл пытается определить, говорит ли она правду или опять, призвав на помощь свое буйное воображение, рассказывает сказки. Крис побоялась встретиться с отцом взглядом, поэтому принялась разглядывать свои руки.

Молчание нарушила Пилар.

— Позвольте представиться, — сказала она, подходя к Дэлу и протягивая ему руку. — Меня зовут Пилар Эллери. Мы с вами никогда не встречались, но я много слышала о вас. Кстати, у вас в седельных сумках не найдется какой-нибудь еды? Мы все тут голодаем.

Дэл пожал ей руку, но не улыбнулся, и Крис поняла, что он очень, до глубины души расстроен, если не улыбается красивой женщине.

Крис вывернулась из объятий Эшера и взяла отца под руку.

— Прости, что доставила тебе столько неприятностей. Я не хотела.

Дэл довольно долго смотрел на нее, и она увидела в его глазах грусть. Неужели его беспокоит что-то еще, кроме того, что она была в опасности?

— Мисс Мэтисон, разрешите представиться.

К ней подошел мужчина, который ехал рядом с отцом. Он был примерно того же возраста, что и Дэл, отличался стройной фигурой и высоким ростом. Его черные волосы уже начали седеть на висках. Было ясно, что этот человек привык к тяжелым физическим нагрузкам, однако при этом он не утратил той самой изысканности, которая может передаваться по наследству из поколения в поколение. И хотя он ловко обращался с револьвером, который в настоящий момент находился у него в кобуре, его легко можно было представить на балу или на приеме с бокалом вина в руке.

— Меня зовут Сэмюел Дайсен, — сказал он глубоким грудным голосом.

— Сэмюел Дайсен? — Она посмотрела на Тайнана, стоявшего позади него, потом перевела взгляд обратно. — Вы ют, кого Бейнард…

— Он ищет меня? — Мужчина был явно удивлен.

— Я слышала, как он говорил, что долгие годы разыскивает Сэмюела Дайсена.

Сэм и Дэл переглянулись.

— Ах да, понятно. И когда же он вам это сказал?

Тайнан решил вмешаться:

— Она спряталась в кустах и подслушала.

— Но я боролась за правое дело! — возмущенно заявила ему Крис. — Лайонел был…

— Лайонел? — переспросил Дэл. — Ты хочешь сказать, что делала что-то для того сопляка, которого прислала ко мне? Я перекидывал этого щенка через колено и лупил трижды вдень.

— Ты бил Лайонела? — ахнула Крис. — Он же маленький!

— Мне следовало бы тебя пороть почаще, но тогда я был мягкосердечен и думал, что девочек надо воспитывать по-другому. Сейчас я такой ошибки не повторю. Я намерен сделать из этого мальчишки человека, чтобы у него была хоть капля разума, чтобы он не рвался в большие города и не писал статьи, из-за которых в него стреляют. Ты хоть представляешь, сколько людей за последние дни говорили мне: «Да, она была здесь, а потом уехала, и после нее осталось три трупа»? — Дэл перевел взгляд на Тайнана. — После вашего путешествия численность населения в мире уменьшилась человек на сто.

— Это нечестно, — возразила Крис. — Тайнан делал то, что должен был. Он…

— Кроме того случая, когда я стрелял в Рори Сейерса, — с абсолютно серьезным видом заявил Тайнан.

— А что тебе оставалось? — вспылила Крис. — Стоять и ждать, когда он пристрелит тебя? Ты видел, как все эти люди сами подстрекали тебя. Тебе просто ничего не оставалось. Ты должен был защитить себя.

Неожиданно Крис замолчала, сообразив, что именно только что сказала. Ведь она призналась Тайнану, что совершила ошибку, когда оставила его одного в тюрьме! Но тогда ее действия казались ей логичными. Сейчас же она верила в него и страстно отстаивала его.

Тайнан с ангельской улыбкой на физиономии несколько мгновений смотрел на нее, затем обратился к Дэлу:

— Сэр, она ввязывается в неприятности только потому, что хочет исправить мир. Мне кажется, вы сделали отличную работу, вырастив ее такой. Кстати, кто-нибудь хочет есть? — Он подал руку Крис. — Мисс Мэтисон, позвольте проводить вас к столу.

У Крис задрожали колени, когда она взяла Тайнана под руку. Она впервые столкнулась с человеком, который не робел в присутствии ее отца. Все другие мужчины поступали точно так же, как Эшер, — стояли в сторонке и молча за всем наблюдали.

Они присоединились к остальным — Дэл привез с собой около пятидесяти человек — и впервые за много дней нормально поели. Отец мрачно поглядывал и задавал вопросы, а Крис с милой улыбкой отвечала на них, не рассказывая всей правды и скрывая, насколько велика была грозившая ей опасность. Ей не хотелось расстраивать его еще больше. Она не лгала в прямом смысле слова, но и всего ему не говорила.

— Ты поехала к Гамильтону, зная, что по его приказу убили его кузину?

— Я не знала этого наверняка. Ну, это могло быть просто несчастным случаем. При крушении фургона мог погибнуть кто угодно, а я очень хотела что-нибудь сделать для маленького мальчика. Кроме того, со мной были двое крупных сильных мужчин, которых ты сам прислал мне на помощь. Что со мной могло случиться?

Крис не решалась встречаться взглядом с Тайнаном, Эшером или Пилар.

Дэл навис над ней.

— То, что случилось! Я имею в виду Дайсена! Ты хоть представляешь, что это за человек?

— Да, представляю, — тихо ответила Крис. — Папа, ты думаешь, что тебе можно говорить о нем в таком тоне? — Она взглядом указала на Сэмюела Дайсена.

Мистер Дайсен отставил свою тарелку.

— Вы меня не оскорбите. Я лучше вас всех знаю, каков по сути мой внучатый племянник. Для меня было страшной мукой смотреть, как он взрослеет.

Крис дала волю своему любопытству.

— Тогда почему он сказал, что искал вас долгие годы? Разве он не знал, где вас найти?

Дэл хотел было приказать дочери, чтобы она не лезла в чужие дела, но Крис уже буквально поедала Дайсена глазами. А тот с каким-то странным волнением наблюдал за Тайнаном, который смотрел на Сэмюела с нескрываемым интересом. Заинтригованная, Крис переводила взгляд с одного на другого до тех пор, пока Дайсен не взял себя в руки.

— Я никогда не понимал, как у мальчишек устроены мозги, — сказал он. — Его мать вышла замуж за моего племянника, потому что считала его моим наследником. Когда же она обнаружила, что он таковым не является, она настроила против меня своего сына.

— А кто же ваш наследник?

— Кристиана! — крикнул Дэл. — Ты совсем забыла о хороших манерах!

— Прошу прощения, мистер Дайсен. У меня внутри сидит репортер, вот он и лезет наружу. Я просто подумала, что, вероятно, есть сомнения по поводу того, кто является вашим наследником, если та женщина считала, что все достанется ее мужу.

Сэмюел придержал Дэла за локоть:

— Все в порядке, я не возражаю против ее вопросов. У меня есть сын, но он исчез в море много лет назад. Возможно, я глупец, но я всю жизнь надеялся отыскать его. Но если я и не найду его, я все равно не оставлю ни пенни своему внучатому племяннику.

— Кажется, у него и так достаточно денег.

Лицо Сэмюела приобрело суровое выражение.

— Все это он получил воровством, обманом, мошенничеством и убийствами. Мистер Тайнан, — решил он сменить тему, — у меня есть некоторый опыт лечения ран. Позвольте взглянуть на вашу ногу.

Тайнан не смог скрыть своего удивления.

— Только после того, как вы осмотрите Пилар.

— Да, конечно, — согласился Дайсен, улыбаясь.

Глава 25

В течение всего вечера отец не отпускал Крис от себя ни на минуту. Ей хотелось поговорить с Тайнаном наедине, но тот, казалось, все время был чем-то занят. К тому же рядом постоянно крутился Эшер. Он явно пытался доказать Дэлу, что выполнил свой долг и что Крис собирается выйти за него замуж. Он всем показывал, что у него с Крис близкие отношения.

С другой стороны, Тайнан продолжал называть ее мисс Мэтисон и при встрече официально приподнимал шляпу и кланялся.

— Он хорошо с тобой обращается? — спросил Дэл, когда Крис мрачно поглядела на Тайнана, который в очередной раз повел себя так, будто они только вчера познакомились.

— Как ты его вытащил из тюрьмы?

Дэл Мэтисон хмыкнул:

— Я не собираюсь раскрывать тебе все свои секреты. Я вытащил его, и это все, что тебе нужно знать. Он рассказал тебе, что сидел в тюрьме?

— Я догадалась об этом, а потом он ответил на мои вопросы. А кому ты намерен раскрыть свои секреты? Тому, кого выбрал мне в мужья?

— Ты задаешь слишком много вопросов. Вы с Прескоттом поладили?

— Вполне, — ответила Крис. — Он сделал мне предложение, если ты это имеешь в виду.

Дэл несколько мгновений внимательно смотрел на нее.

— Тебе пора завести семью и нарожать мне внучат.

— Да, — тихо проговорила Крис, — именно этого мне и хочется.

Больше они ничего не обсуждали, потому что наступило время готовиться ко сну. Дэл вместе с командиром отряда, который он привез с собой, принялся расставлять караулы. Крис, завернувшись в одеяло, наблюдала за отцом, который при свете луны о чем-то говорил с Тайнаном.

— Он кажется вполне разумным молодым человеком, — сказал подошедший Сэмюел. — Дэл говорил, что он сидел в тюрьме за убийство.

— Да, но только он никого не убивал, во всяком случае, того, в убийстве которого его обвинили. И вы правы, он действительно очень разумный человек.

— Вам не было… страшно оставаться с ним наедине?

Крис повернулась к Сэмюелу и устремила на него изумленный взгляд.

— Да я доверила бы Таю свою жизнь и жизнь дорогих мне людей. Он добр, внимателен, умен. К сожалению, судьба лишила его шанса выбиться в люди. Однако ему можно полностью доверять, и он отличается высокими идеалами. — Она замолчала, слегка смутившись. — Нет, — прошептала она, — я его никогда не боялась.

Сэмюел Дайсен улыбнулся, но Крис не увидела его улыбку в темноте.

— Понятно. Спокойной ночи, мисс Мэтисон. Встретимся утром. — И он пошел прочь, насвистывая.

На следующий день Дэл разбудил весь лагерь задолго до восхода. Крис сонно выглянула из-под одеяла и обнаружила, что Тайнан уже закрепляет багаж на двух вьючных лошадях. Вскочив, она поспешила к нему.

— Доброе утро, — весело улыбнулась Крис.

Тайнан не повернулся к ней и отошел подальше. Крис последовала за ним.

— Иди готовь кофе, — еле слышно проговорил он. — Нам понадобится несколько галлонов.

— Тай… — начала Крис.

Наконец он посмотрел на нее.

— Послушай, Крис, все кончено. Ты возвращаешься в свой мир, а я — в свой. Ты снова становишься богачкой, а я — бывшим осужденным. Все кончено. А теперь иди варить кофе.

У Крис на глазах выступили слезы.

— Ничего не кончено. Ты знаешь, что я к тебе чувствую.

Так как они были отгорожены от остальных крупом лошади, Тайнан решился положить руки ей на плечи.

— Крис, я говорил тебе, что ничего не получится. Я говорил это с самого начала. Сейчас ты думаешь… что любишь меня, но это не так. Ты любишь приключения и авантюры, но ты также любишь роскошь твоего родного дома. Подожди немного, и все увидишь сама. Через две недели, что ты проведешь в доме отца, после нескольких великосветских приемов, после покупки новых платьев и купания в ванне ты навсегда забудешь обо мне. И если я войду в гостиную, ты испугаешься, что я своей одеждой испачкаю мебель. Тебе с трудом будет вериться, что когда-то считала, что любишь меня.

Крис долго смотрела на Тайнана.

— Надеюсь, ты заставишь себя поверить в это. Надеюсь, ты сможешь спокойно спать по ночам. Надеюсь, ты… — Ее душил гнев. — Надеюсь, однажды ты поймешь, что любишь меня так же сильно, как я тебя. — Она попятилась от него. — Я должна варить кофе. Когда станешь настоящим мужчиной и наберешься смелости признать правду, дай мне знать. Я буду ждать.

Крис побежала прочь, натолкнулась на Сэмюела, но даже не взглянула на него. Оставшееся до отъезда время она помогала повару готовить завтрак на ораву ковбоев, которым предстояла долгая дорога.

Когда все расселись по лошадям, Крис заметила, что мужчины расчехлили ружья. Ее окружили плотным кольцом отец, Тайнан, Сэм и еще трое нанятых отцом ковбоев. Эшера и Пилар тоже взяли под охрану.

— Думаете, Дайсен где-то поблизости? — спросила Крис у Сэмюела.

— Думаю, да, — мрачно ответил тот.

Отец дал команду выступать, поэтому Крис не успела задать следующий вопрос.

Они два часа двигались на юг, прежде чем встретились с людьми Бейнарда Дайсена. Сам Бейнард, который возглавлял свой отряд, выступил им навстречу. У него был чрезвычайно уверенный вид, как будто он знал, чем закончится эта встреча.

Дэл приказал своему отряду остановиться. Тайнан выехал вперед и загородил собою Крис. Сэм подъехал к нему и остановился рядом. Все трое — Тайнан, Дэл и Сэм — готовились лицом к лицу встретиться с армией Бейнарда, которая насчитывала около сотни человек.

— Ты не меня ищешь? — произнес Сэмюел.

В его голосе прозвучали такой холод, такая ненависть, что Крис поежилась.

— Не тебя, — ответил Дайсен. — Ты знаешь, что мне нужно. Мне нужно то, что принадлежит мне по праву.

— Нет, — ограничился одним словом Сэмюел.

— Тогда я возьму это сам, — заявил Бейнард. — И прихвачу всех вас в придачу.

Сэм дал шенкеля своей лошади и пустил ее вперед. Дэл попытался остановить Сэмюела и схватил его жеребца за повод, но Сэм вырвал его и подъехал к Бейнарду. Крис услышала, как позади нее люди отца взводят курки.

Пока Сэмюел и Бейнард разговаривали, Тайнан встал рядом с Крис.

— Если я дам команду, ты должна во весь опор скакать к тем деревьям, — прошептал он. — Ты поняла меня? И без героизма.

Крис увидела, что отец обернулся и кивнул, давая понять, что Тайнана надо слушаться.

— Пилар! — через плечо позвал Тайнан. — Готовься к скачке.

У Крис от страха сдавило горло. Она посмотрела на Тайнана, который снова занял место рядом с отцом. Двое самых дорогих для нее людей будут убиты первыми, если начнется стрельба. Она напряженно всматривалась в лицо Сэмюела, и ее сердце колотилось так, что едва не выскакивало из груди.

Казалось, прошла вечность, прежде чем Сэмюел вернулся.

— Драться будем только мы вдвоем, — сказал он. — Победитель забирает все.

Дэл кивнул, а Тайнан бросил на Сэмюела мрачный взгляд.

— Что происходит? — подъезжая к ним, спросила Крис.

— Ничего, чтобы имело к тебе отношение, — осадил ее Дэл и сосредоточил свое внимание на Сэмюеле.

— Они вдвоем решат свой спор, — объяснил ей Тайнан. — Тот, кто победит, получит военные трофеи.

— Но Сэмюел уже в возрасте, — ужаснулась Крис. — Он не может на равных биться с молодым. Кроме того, он вправе оставить свою собственность кому пожелает.

Дэл посмотрел на дочь так, что она сразу поняла: надо помолчать.

— Я его душеприказчик. Если Сэм проиграет, я прослежу, чтобы деньги достались тому, кому нужно.

— Но тогда Дайсен будет преследовать тебя и…

— Крис, — тихо позвал ее Тайнан, — вернись на место и сиди тихо.

Проигнорировав взгляд отца, Крис подчинилась Тайнану и встала позади него. Когда Сэмюел и Бейнард проехали по тропе и скрылись в зарослях деревьев, она так сжала луку седла, что костяшки пальцев побелели. Ожидание казалось бесконечным. Наконец прозвучал первый выстрел.

Крис ахнула и затаила дыхание. И стала ждать.

Прозвучал другой выстрел. И наступила тишина.

Крис посмотрела на Тайнана и увидела, что у него на скулах играют желваки. Неожиданно он пришпорил лошадь и, во весь опор проскакав мимо сотни вооруженных людей, которых нанял Дайсен, исчез за деревьями, там, где скрылись Сэмюел и Бейнард.

Крис несколько мгновений наблюдала, как на тропу оседает поднятая им пыль, потом пришпорила лошадь и поскакала за ним. Она услышала, как отец что-то крикнул ей, а затем отдал команду своим людям, но не остановилась.

Крис добралась до поляны именно в тот момент, когда Тайнан спешился.

Сэмюел и Бейнард лежали на траве, оба были в крови. Спрыгнув на скаку с лошади, Крис подбежала к Тайнану, склонившемуся над Сэмюелом.

Тот улыбнулся:

— Это всего лишь царапина. Я сам встану.

Тайнан повернулся к Крис:

— Какого черта ты тут делаешь? Возвращайся к отцу.

— Я хотела узнать, все ли в порядке, — сердито проговорила она. — Я подумала, что тебе понадобится помощь.

— Но уж не от такой крошки, как ты. Немедленно возвращайся…

Сэм попытался сеть, опираясь на Тайнана.

— Хотя мне и нравится слушать вашу любовную перепалку, — с веселой улыбкой проговорил он, — но если вы не поторопитесь, я могу истечь кровью.

Крис гордо усмехнулась, взглядом как бы говоря Тайнану: «Я тебя предупреждала».

В этот момент на поляну выехал Дэл Мэтисон. Он был разъярен, и вся его ярость была направлена на дочь.

— Что здесь произошло? — повысив голос, чтобы остановить гневную тираду Дэла, спросил Тайнан.

Крис вернулась к своей лошади и достала из седельной сумки бинты.

— Мы бросили жребий, и я победил, — ответил Сэм, который сидел, привалившись к Тайнану. — Я подумал, что он мертв, и пошел к нему. Ведь он внук моего брата, я знал его с детства. Временами мне казалось, что еще не все потеряно, что из него можно сделать человека, но его мать никогда не позволяла ему забыть, кем она его считает. Что бы он ни натворил, она всегда поддерживала его и уверяла, что он имеет право делать то, что хочет. Она ненавидела меня.

— И научила его ненавидеть вас, — сказала Крис, подавая бинты Тайнану.

Тайнан разрезал рубашку Сэма. Рана оказалась неопасной, но болезненной — пуля задела мышцы плеча. Крис села так, чтобы Сэм мог опереться на нее, а Тайнан принялся бинтовать рану.

— Да, он ненавидел меня. Сказал, что хочет показать мне, что может добиться таких же высот, как я. — Сэм помолчал. — Теперь все кончено.

— Как он вас ранил? — спросил Тайнан.

— Я подошел к нему, после того как выстрелил. У него в рукаве оказался «дерринджер». Вот он на последнем издыхании и выстрелил в меня из него.

Крис поцеловала Сэма в лоб.

— Теперь все кончилось, и мы можем ехать домой.

Сэм взял Крис за руку и поднял глаза на Дэла.

— Вот об этом я всегда мечтал, — тихо проговорил он.

Крис собралась было спросить, что он имеет в виду, но Дэл помешал ей, заявив своим людям, что нужно немедленно убрать все следы дуэли, и принялся громко отдавать приказы.

Бейнарда похоронили там, где он и упал, а на могилу установили крест, сделанный из тонких неотесанных стволов. Люди, приехавшие с ним, тихо и незаметно исчезли среди деревьев. Сэмюел несколько минут молча постоял над свежей могилой, и вскоре все стали собираться в путь.

Крис понимала, что должна радоваться, что теперь она практически свободна и скоро вернется домой, однако чем ближе они подъезжали к поместью, тем сильнее ее охватывала тоска. Ведь как только их путешествие закончится, Тайнан навсегда уйдет из ее жизни.

К ней подъехал Эшер и принялся распинаться насчет красоты пейзажа, вспоминать, как они шли через лесные дебри. Он говорил нарочито громко, когда описывал, как впервые увидел ее, причем практически голой, и Крис решила, что, вероятно, по каким-то причинам он хочет, чтобы эта история достигла ушей отца. Она обратила внимание на то, что Эшер выехал вперед только после того, как опасность миновала.

Он болтал без остановки, а Крис никак не могла сосредоточиться на его болтовне и почти не слушала его.

На второй день Тайнан остановил весь отряд и сообщил Дэлу, что они находятся рядом с домом Пилар и что он собирается проводить ее.

— Теперь, когда ваша дочь в безопасности, я оставлю вас, — сказал он.

— Мы либо дождемся тебя, либо все вместе убедимся в том, что эта дама в целости и сохранности добралась до дома, а потом ты продолжишь путь с нами, — возразил ему Дэл.

— Нет, сэр, мне было поручено вернуть вам дочь, и я полностью выполнил задачу. А теперь мне хотелось бы пойти своей дорогой.

Дэл молчал.

— Дэл, — обратился к нему Сэмюел, — разве он не получил амнистию?

— Да, конечно. Бумага у меня в кармане. — Он достал из внутреннего кармана сюртука официальный документ и передал его Тайнану.

— Спасибо, сэр. Надеюсь, вы довольны моей работой.

— Деньги, Дэл, — напомнил Сэмюел.

Крис сидела на лошади не шевелясь, как каменная. Она ждала, что Тайнан вот-вот скажет, что не может оставить ее, что она значит для него больше, чем все деньги мира, что ради того, чтобы заполучить ее, он не испугается угрозы тюрьмы. Но Тайнан ни разу даже не взглянул на нее.

Дэл довольно долго рылся в своей седельной сумке.

— Здесь десять тысяч долларов. Мы договаривались о такой сумме, верно?

— Да, сэр. — Тайнан пожал руку Дэлу. — Если я вам понадоблюсь, вы всегда сможете меня найти. Мистер Дайсен. — Приподняв шляпу, он поклонился Сэмюелу.

Крис затаила дыхание, когда Тайнан направился к ней. Однако он лишь кивнул ей, прикоснулся к шляпе и буркнул:

— Прощайте, мисс Мэтисон.

И пошел прочь.

Крис была настолько потрясена, что даже не замечала, как Пилар машет ей на прощание. Придя в себя через секунду, она вдруг наклонилась к седлу отца, выхватила из кобуры пистолет и нацелила его в спину Тайнану.

— Что ты делаешь? — закричал Дэл, подбивая ее руку вверх.

Пистолет выстрелил, и пуля просвистела в футе от головы Тайнана, но тот даже не обернулся.

Дэл выхватил у Крис пистолет.

— Большей глупости ты еще…

Он замолчал, потому что Крис спрятала лицо в ладонях и разрыдалась. Она действительно была для Тайнана только работой, средством заработать деньги, и она ему совсем не интересна.

Как всегда, Дэл растерялся при виде плачущей женщины, но Сэм подъехал поближе к Крис и обнял ее за плечи.

Крис быстро взяла себя в руки, отстранилась от Сэма и устремила на отца ясный взгляд.

— Прости меня. Я готова ехать. — Она чувствовала, что внимание всех мужчин обращено на нее, что все они смущены и озадачены ее поступком.

— Послушай, если хочешь остаться здесь… — Дэл предпринял неуклюжую попытку утешить Крис.

— С ней все в порядке, — сказал Сэм. — Думаю, нам пора в путь.

Крис с благодарностью посмотрела на него, и через минуту весь отряд двинулся в сторону дома.

Глава 26

Крис отложила в сторону книжку и прислонилась спиной к стволу дерева, росшего позади каменной скамьи. Она уже три недели прожила в отцовском доме и поняла, что не хочет уезжать отсюда. Не хочет возвращаться в Нью-Йорк, не хочет писать статьи о несправедливости, которая творится в мире. Ей хочется выйти за Эшера Прескотта и всегда жить в отцовском доме.

Вздохнув, она закрыла книгу. Она уже ответила Эшеру согласием, и теперь оставалось только сообщить новость отцу. Но по какой-то причине Крис медлила. Конечно, он будет очень рад тому, что она наконец-то сделала то, чего он от нее хотел, однако Крис все еще колебалась.

— Надо с этим кончать, — тихо сказала она себе и поднялась. — Вот стану миссис Прескотт и покончу с этим.

Расправив плечи, Крис пошла к дому. По пути ей встретился Сэмюел Дайсен. После возвращения он жил у них в доме и практически стал членом семьи. Дважды Крис порывалась рассказать ему о своих проблемах, но каждый раз что-то удерживало ее.

Она постучала в дверь отцовского кабинета.

— Входите! — как обычно, сердито прокричал отец.

С приезда он все время ходил сердитый и почти не разговаривал с Крис, как будто злился на нее за что-то.

Крис вошла, и он поднял на нее взгляд.

— В чем дело? — холодно осведомился он.

— Мне нужно кое-что тебе сообщить. Нечто, что, я уверена, тебя порадует. — Отец промолчал, лишь внимательнее посмотрел на нее и вопросительно выгнул бровь. — Я приняла предложение Эшера Прескотта. Мы собираемся пожениться через неделю.

Она ожидала от отца бурного проявления радости, однако он помрачнел еще сильнее.

В чем дело? Что ему надо?

— Ты никогда не желала делать то, что могло бы порадовать меня, не так ли? — заговорил Дэл, вставая из-за письменного стола. — Я просил тебя остаться дома, а ты отказывалась. Я просил тебя выйти замуж и рожать детей, а ты отказывалась. Я хотел, чтобы ты вышла за настоящего мужчину, а ты даже этого не можешь сделать.

Крис ошеломленно захлопала глазами.

— Так я же собираюсь замуж именно за того, кого ты сам послал ко мне, за того самого мужчину, которого ты сам прочил мне в мужья!

— Ничего подобного! Я послал к тебе Тайнана. Я хотел, чтобы ты вышла за него.

— За Тайнана? — изумленно воскликнула Крис, не веря своим ушам. — Но ты же сказал, что, если он прикоснется ко мне, ты отправишь его обратно в тюрьму.

Дэл тяжело вздохнул, подошел к книжному шкафу, открыл дверцу и достал бутылку виски и стакан. Налив себе довольно внушительную порцию, он выпил ее залпом. Когда он снова посмотрел на дочь, его взгляд стал другим — судя по всему, он справился со своими эмоциями.

— Я знаю, что ты всегда все делала наперекор мне, поэтому решил добиться своего другим способом: вынудить тебя сделать то, против чего, по твоему мнению, я возражаю. Я послал к тебе двоих: слабака, который едва держится в седле, и… мужчину в истинном смысле этого слова. Я рассчитывал, что у тебя хватит ума сделать правильный выбор. Мое вмешательство ограничилось тем, что я поставил несколько препятствий на твоем пути, чтобы еще больше раззадорить тебя.

Крис была дочерью своего отца и унаследовала его характер.

— Из всех твоих махинаций это самая низкая и бесчестная! Ты хочешь сказать, что выдумал всю эту историю только для того, чтобы я сильнее заинтересовалась им?

— Теперь не имеет значения, что я сделал, так как очевидно, что моя затея провалилась. Ты выбрала этого… этого… разве ты не знаешь, что ему нужны только твои деньги?

Крис чувствовала, как в ней закипает гнев, но сдержалась.

— Я очень хорошо знаю, чего Эшер хочет от меня. К твоему сведению, именно твой хваленый Тайнан отвернулся от меня, а не я — от него. Твой драгоценный мужчина «в истинном смысле этого слова» отказался иметь со мной дело.

— И чем же ты вызвала у него такую нелюбовь к себе?

На мгновение Крис прикрыла глаза, изо всех сил стараясь сдержаться.

— Я ничего не делала такого, чтобы дать ему повод невзлюбить меня, — тихо ответила она. — На самом деле я выхожу за Прескотта потому, что ношу ребенка Тайнана.

Эта новость отбила у Дэла желание и дальше орать на дочь.

— Я поеду за ним и привезу сюда. Я…

— Ты ничего этого не сделаешь. Я не выйду за человека, которому не нужна.

Дэл тяжело опустился в кресло.

— Но Прескотт…

Крис села по другую сторону письменного стола.

— Эшеру нужны мои деньги, а мне нужно, чтобы у ребенка было имя. Думаю, это идеальное решение вопроса.

Казалось, что Дэл состарился буквально у нее на глазах.

— Мы с Сэмом думали, что все тщательно распланировали. Мы думали, что перекрыли все лазейки. А оказалось, что мы ошиблись.

— А какое отношение ко всему этому имеет мистер Сэмюел Дайсен?

— Сэм — дед Тайнана. Вообще-то настоящее имя Тайнана Сэмюел Джеймс Дайсен-третий.

Крис на секунду лишилась дара речи.

— Кто он? О чем ты говоришь? Тайнан не знает, кто он такой.

— Да и Сэм узнал об этом лишь недавно.

— Тебя не затруднит объяснить мне, о чем ты тут говоришь? И как давно вы знаете о Тайнане? Ты знал о нем, когда вытаскивал его из тюрьмы?

— Естественно. Неужели ты думаешь, что я доверил бы своего единственного ребенка какому-то преступнику? Я отлично знал, кто он такой. — Дэл откинулся на спинку кресла. — Теперь, когда наши с Сэмом планы рухнули, можно тебе рассказать. Думаю, сейчас это уже не важно. Сэм все еще надеется, что Тайнан вернется, а я уже перестал его ждать неделю назад.

— И решил, что он не вернется из-за меня, так? — пренебрежительным тоном поинтересовалась Крис. — Как ты впервые узнал о нем?

— Ты слишком молода, чтобы помнить события тех лет. Мы с Сэмом знаем друг друга очень давно. Он ухаживал за твоей матерью. — Дэл улыбнулся. — А твоя мать была женщиной разумной. Она поняла, на ком остановить свой выбор. Как бы то ни было, Сэм женился вскоре после меня, и у них с женой родился сын. Его назвали в честь Сэма. Жизнь в их семье текла спокойно, без проблем, пока не женился этот оболтус, брат Сэма. Сэм заработал все деньги своим трудом, а вот его брат терпел крах во всем, к чему бы ни прикасался. Невестка Сэма орала днем и ночью сначала на мужа, а потом и на сыночка, который пошел в отца. Оба умерли молодыми. И только с появлением внука она увидела возможность через него добиться того, к чему так стремилась.

— И этим внуком был Бейнард? — уточнила Крис.

— Да. Долгие годы она считала, что Бейнард станет наследником Сэма, потому что у Сэма-второго не было детей. Но однажды Сэм-второй вместе с женой решил отправиться в Вашингтон, чтобы обсудить покупку участка строевого леса, и не вернулся.

— Их убили, — тихо проговорила Крис. — Тайнан рассказывал, что у его матери было три пулевых ранения в спине.

— Сэму оставалось только гадать, что случилось. Он слышал, будто его сын и сноха погибли в море, так и не добравшись до побережья Вашингтона. Многие годы он думал, что ему все же придется сделать Бейнарда своим наследником, хотя парень ему никогда не нравился. Но шесть лет назад к нему приехала подруга его снохи и поинтересовалась, что сталось с ребенком Лилиан. До того момента Сэм не подозревал о том, что Лилиан беременна. — Дэл бросил на Крис мрачный взгляд. — Иногда отцы последними узнают о том, что происходит в жизни их детей. — Дэл оперся ладонями о стол. — За эти шесть лет Сэм свернул горы, чтобы выяснить, родила ли она ребенка и выжил ли малыш. Он нашел его три года назад. Им оказался твой Тайнан. Мы думаем, что его мать произнесла «Дайсен», а тот старатель просто не разобрал и услышал «Тайнан».

— А кто убил родителей Тайнана?

— Сэм предполагает, что его невестка наняла кого-то для этого. Возможно, она узнала, что у ее внука появился конкурент на роль наследника Сэма.

— Так вот почему мы понадобились Бейнарду! В тот день, в поместье Гамильтона, он имел в виду Тайнана, когда говорил о Сэмюеле, верно?

— Не исключено. Но у Бейнарда не было никаких шансов. Его бабка помешалась и отравила ему душу, настроив против семьи Сэма. Она и его превратила в такого же помешанного, какой была сама. Сэм совершил ошибку, рассказав парню о том, что ему, по всей видимости, наконец-то удалось разыскать своего внука. Бейнард пробрался в кабинет Сэма, украл бумаги на Тайнана и отправился в Вашингтон на его поиски. Многое из того, что в последние годы произошло с Тайнаном, было результатом происков Бейнарда.

— Значит, он похитил Пилар и меня, чтобы добраться до Тайнана?

— Нам не известно это наверняка, но мы с Сэмом думаем, что он знал о… расположении Тайнана к одной из вас, но не знал, к кому именно, поэтому-то и похитил обеих.

Крис молчала несколько минут, переваривая информацию.

— А зачем вы придумали этот сложный план с Тайнаном и мной? Почему мистер Дайсен просто не вытащил внука из тюрьмы и не привез его домой? Зачем понадобилось втягивать меня во все это?

— Сэм знал Тайнана понаслышке. Ему было известно обо всех перестрелках, обо всех случаях, когда Тайнана бросали в тюрьму, о банках, которые он грабил в юности, обо всех полученных им ранах и обо всех его женщинах. — Дэл внимательно посмотрел на Крис, но она никак не отреагировала на его слова о женщинах. — Сэм хотел понять, что представляет собой его внук. Боялся, что он такой же, как Бейнард. А еще мы оба надеялись, что наши семьи соединятся.

— Значит, вы использовали меня, — процедила Крис сквозь зубы. — Вы использовали меня в вашем эксперименте со сводничеством.

— Я думал, — повысив голос, не без раздражения заговорил Дэл, — что ты извлечешь пользу из знакомства с настоящим мужчиной, не таким, как те городские хлыщи, с которыми привыкла иметь дело в Нью-Йорке. Надо же, принимать на работу баб! Большей глупости…

— Давай не будем начинать сначала, — сказала Крис. — Если бы ты хотел познакомить меня с Тайнаном, тебе следовало бы пригласить его к нам и представить мне. Но нет, ты состряпал идиотский фарс, чтобы свести нас. Ты угрожал ему тюрьмой, если он осмелится приблизиться ко мне, более того, ты приплел еще этого Прескотта, который всю дорогу увивался за мной.

— А теперь ты выходишь за него замуж.

— Я вынуждена! Тот самый «настоящий мужчина», которого ты выбрал для меня, даже слышать не хочет о женитьбе! Он до смерти боится мысли об этом! И он не желает возвращаться в тюрьму.

— Он сам тебе сказал?

— Да, сам. Я умоляла его жениться на мне, но он отказался. Можешь радоваться: твой план удался в том, что касается меня. Я полюбила Тайнана — или Сэма, если таково его настоящее имя, — с первой минуты, когда увидела его. Ему же от меня нужно было только… то, что он получил, и сейчас я ношу в себе последствия своей любви к нему.

— Он ушел от женщины, которая носит его ребенка?

— Он об этом ничего не знает.

Дэл встал.

— Мы найдем его и заставим жениться на тебе. Он не имеет права так поступать с моей дочерью.

— Если ты это сделаешь, я уйду из дома, и ты никогда не увидишь своего внука или внучку. Я не собираюсь силой навязываться человеку, которому не нужна. Я говорила с Эшером и сообщила ему о ребенке. Он согласился жениться на мне и растить его как своего собственного. Думаю, мы с ним прекрасно поладим.

— Как же, поладите вы, — мрачно усмехнулся Дэл. — Никогда бы не подумал, что у внука Сэма кишка тонка. Я был о нем другого мнения.

— Он сказал, что делает это ради меня, и я думаю, он искренне верил в свои слова. Он говорил, что не создан для роли мужа и что мне будет лучше с ручным мужчиной.

— Он привык бы. Я же привык.

Крис опустила взгляд в пол.

— Я больше не хочу говорить об этом. Тайнан не любит меня. Вы с мистером Дайсеном мечтали об этом, но этого не случилось. Через неделю я выйду за Эшера, буду жить здесь и растить своего ребенка. Надеюсь, я больше никогда не увижу Тайнана. Кроме того, с его страстью к неприятностям он очень скоро может снова оказаться в тюрьме. А сейчас мне хочется прилечь.

С этими словами Крис вышла из кабинета.

Глава 27

— Ты действительно считаешь, что вправе надеть белое? — спросил Эшер у Крис, сидевшей на скамейке в саду. — То есть ты не боишься, что дашь пищу для сплетен?

Крис не ответила ему. С того момента, как она фактически попросила его жениться на ней, он стал проявлять свою истинную суть. Его ужасно бесило, что она провела ночь с «тем типом», и он не упускал возможности еще раз упрекнуть ее в этом. Они договорились, что ребенок будет считаться его и что Эшер будет себя вести с величавой скромностью, когда малыш появится на три месяца раньше срока. Эшеру было безразлично, как люди отнесутся к тому, что он окрутил богатенькую Нолу Даллас, но он был категорически против того, чтобы стало известно, что у его жены до него был другой мужчина. Он страшно разозлился, когда узнал, что Крис рассказала отцу правду.

— Разве тебе не скоро рожать? — продолжал он.

Крис на мгновение устало прикрыла глаза.

— Откуда мне знать? Я же никогда не рожала. Мой отец поручил тебе какое-нибудь дело? Мне казалось, ты собирался многому научиться у него, чтобы помогать ему.

— Сегодня у меня на это нет времени. На торги во Фредериксоне выставили потрясающую кобылу, и мне нужно перед покупкой еще раз взглянуть на нее.

— Но ты уже купил двух лошадей на этой неделе.

Эшер посмотрел на нее, и по его взгляду Крис поняла, о чем он думает. Дэлу Мэтисону нужно было сбыть с рук беременную дочь, и Эшер согласился взять Крис в жены. Теперь его должны вознаградить за этот доблестный подвиг и вручить ключи от всего королевства. Эшер бездельничал, и Крис стала подозревать, что он никогда не собирался заниматься делом и всегда рассчитывал безбедно жить в доме ее отца, пользоваться всем, что он заработал, и ничего не давать взамен. Отец же не обращал внимания на то, что делает Эшер. Он так сердился на дочь, что не мог думать ни о чем другом. А Сэмюел продолжал смотреть на Крис с тоской во взгляде.

— Я подумывал купить эту кобылу для тебя, — заявил Эшер. — Ведь тебе понадобится лошадь после рождения ребенка?

Крис поджала губы. На людях ребенок будет «их», а между ними — только «его».

— Да, конечно, — проговорила Крис. — Конечно, мне понадобится лошадь.

Она готова была согласиться с Эшером в чем угодно, лишь бы отделаться от него. Глядя ему вслед, она думала о том, что после рождения малыша, вероятно, уедет из Вашингтона на восток. Ребенок получит имя, и ей не придется каждый день общаться с Эшером.

Крис попыталась отвлечься от грустных мыслей и углубилась в книгу, но это не помогло сдержать слезы. Вскочив, она побежала к дому, быстро поднялась по лестнице и скрылась в своей комнате. Остаток дня она проплакала.


День, на который была назначена свадьба, оказался облачным. В любое мгновение мог начаться дождь. Миссис Санберри помогала Крис одеваться. Все были унылыми и мрачными, как на похоронах. Миссис Санберри постоянно плакала и то и дело бросала замечания типа «Ваша матушка не захотела бы для вас такого мужа», или «Он уже потратил в два раза больше, чем ваш батюшка зарабатывает за год», или «Еще не поздно передумать».

Крис скрежетала зубами каждый раз, когда миссис Санберри выдавала очередное замечание. Старая экономка невзлюбила Эшера с первой минуты, потому что он принялся раздавать указания слугам сразу же, как ему стало известно о ребенке.

Крис разгладила складки платья, гордо вскинула голову и вышла из комнаты. Миссис Санберри, всхлипывая, последовала за ней.

Отец ждал Крис у лестницы. Он подставил ей локоть, даже не взглянув на нее. Дэл был в ярости, и гнев проявлялся не только в выражении его лица, но и в каждом движении. Сэм пошел позади них. Он пытался улыбаться, но улыбка получалась грустной, и он выглядел ужасно несчастным.

Крис едва сдерживалась, чтобы не закричать на обоих. Ведь если бы они не вмешались, всего этого, возможно, и не случилось бы. Если бы они не заявили Тайнану, что он вернется в тюрьму, где его ждали побои и голод, он, возможно, не испугался бы мысли о женитьбе.

Глаза Крис обожгли слезы. Все это чепуха. Вовсе не страх перед тюрьмой помешал Тайнану жениться на ней. Просто он не любит ее.

В церкви было полно людей. Крис не видела такой толпы с детства. Многие из присутствующих были ей незнакомы. Родственники матери, представители семейства Монтгомери, стояли в стороне и наблюдали за тем, как она медленно идет по проходу под руку с отцом. Эшер поджидал ее у алтаря и победно улыбался.

— Наверное, мечтает о табуне чистокровных лошадок, которых купит завтра, — еле слышно проговорил Дэл. — А ты знаешь, почему его бизнес потерпел крах?

— Даже знать не хочу, — прошептала ему в ответ Крис. — Ты сам его выбрал.

— Для контраста. Я думал, у тебя хватит мозгов понять это.

— У меня хватило. У Тайнана нет.

— Ты могла бы…

— Родить ему двойню? — осведомилась Крис, когда они подошли к алтарю, и сердито посмотрела на отца.

Только когда священник начал церемонию, Крис в полной мере осознала всю серьезность того, что делает. Сейчас она даст обет любить и почитать этого человека до конца дней своих. Слезы снова подступили к глазам, горло сдавил спазм. Пастор трижды задал ей главный вопрос. Крис молчала, хотя и знала, что Эшер смотрит на нее, причем с таким видом, будто он отвесит ей пощечину, если она не даст правильный ответ. Позади уже начали перешептываться гости.

Именно в тот момент, когда Крис пыталась произнести ответ, торжественность церемонии была нарушена. Снаружи прозвучали выстрелы, и в следующее мгновение церковь стали заполнять вооруженные люди. Они проникали внутрь через окна, через главный вход. Двое, вероятно, уже давно прятались на хорах. Сейчас они встали в полный рост и нацелили свои ружья вниз.

— На вашем месте, мистер, я бы не рисковал, — сказал один из вновь прибывших, направляя пистолет на одного из родственников Крис, — мужчина как раз протянул руку к внутреннему карману сюртука.

Все присутствующие застыли, глядя на чужаков, оцепивших церковь. Двойная дверь бокового входа была распахнута, и ее охраняли три человека.

У Крис глаза расширились от изумления, когда она услышала стук копыт на крыльце бокового входа. А всадник, сидевший на лошади, выглядел так, будто у него весь мир был в кармане.

Неторопливо, как на воскресной прогулке, Тайнан въехал в церковь верхом на огромном гнедом жеребце. Его ружье было зачехлено. Он остановился примерно на полдороге к алтарю. Забыв о том, что их держат под прицелом, гости изумленно наблюдали, как он вынул табак и принялся медленно скручивать папиросу.

— Знаешь, Крис, я не могу допустить, чтобы ты так поступила, — негромко проговорил он, облизывая край бумаги и заклеивая папиросу.

Крис шагнула вперед, но путь ей тут же преградил отец.

— Ты возьмешь мою дочь только после того, как женишься на ней, — заявил Дэл. — Ты не сделаешь из нее шлюху.

— А я и не собирался. Поэтому-то и приехал в церковь.

Тайнан упорно не смотрел на Крис, его взгляд был устремлен на папиросу, которая почему-то требовала от него полной сосредоточенности и все никак не склеивалась.

Дэл отступил в сторону.

— Можно продолжать. На моей дочери женится этот парень.

— Но… — начал было Эшер, однако Дэл схватил его за ухо, как нашкодившего мальчишку, и потащил к скамье.

— Все могут сесть! — прокричал Дэл, обращаясь к гостям. Он вел себя так, будто не видел ничего необычного в том, что жених восседает в церкви верхом на лошади. — А вы, ребята, — сказал он вооруженным людям, оцепившим помещение, — снимите шляпы.

Те безмолвно подчинились.

В толпе раздались смешки, и гости стали рассаживаться. Крис повернулась к пастору, который сильно побледнел и растерянно оглядывался по сторонам, не зная, что делать.

— Наверное, вам стоит поторопиться, пока лошадь не запачкала пол, — прошептала ему Крис. — Его зовут Сэмюел Джеймс Дайсен-третий, он также известен под именем. Тайнан.

— Хорошо, — кивнул пастор и прокашлялся.

На этот раз у Крис не возникло никаких проблем с правильным ответом. Ее эмоциональное «да» вызвало улыбки на губах гостей. Теперь священник обратился к Тайнану, и Крис повернула голову в его сторону, чтобы понаблюдать за выражением его лица, когда наступит пора отвечать.

Тайнан несколько раз моргнул, бросил неуверенный взгляд на Сэмюела, увидел, как тот кивнул. Затем перевел взгляд на Крис — впервые со своего появления в церкви.

— Да, — произнес он, и гости встретили его ответ громкими аплодисментами.

Крис завопила: «Аллилуйя!», сорвала с головы фату, швырнула ее Эшеру и подбежала к Тайнану, который все еще сидел на лошади. Он подхватил ее, усадил позади себя и под громкие крики собравшихся направил жеребца к дверям.

Они скакали не разбирая дороги, и Крис всем телом прижималась к Тайнану.

Только через двадцать минут Тайнан осадил лошадь, перетащил Крис вперед и принялся целовать. Уже к концу первого поцелуя ее платье было расстегнуто до талии.

— Подожди минутку, — неожиданно сказал Тайнан, отстраняясь от нее. — А за нами никто не погонится? Ну, то есть твой отец не вышлет за нами погоню?

— Может, и вышлет, но только для того, чтобы передать свою благодарность, — ответила Крис, пытаясь притянуть его к себе.

— Кстати, а что там происходило? Почему священник сказал, что меня зовут Дайсен?

— Потому что тебя действительно так зовут. Ой, Тайнан, мне нужно столько рассказать тебе! Я знаю, кто ты такой и кто твои мать и отец. А Сэм — твой дед, и я ношу твоего ребенка. Между прочим, почему ты вернулся за мной?

Тайнан пристально смотрел на нее, пытаясь осознать все то, что она выдала ему на одном дыхании.

— Твой отец собирается отправить меня в тюрьму?

— Только если ты бросишь меня.

— Ай! — вскрикнул Тайнан, когда Крис провела пальцами по его ребрам. — Осторожнее.

— Ты ранен? Что случилось?

Тайнан усмехнулся:

— Меня разыскал Лестер Ченри.

— И что же ты сделал с беднягой на этот раз?

— Я отдал ему слиток «золота» старика и рассказал, где находится шахта.

— Бедняга Лестер отправится туда и попадет прямо в лапы старику? — с улыбкой спросила Крис.

— Они стоят друг друга. — Тайнан поцеловал ее в шею. — Раз за нами никто не гонится и мы женаты, значит ли это, что мы можем поехать куда-нибудь и провести там брачную ночь?

— Но сейчас только середина дня! — с наигранным возмущением воскликнула Крис. — Разве нам не следует дождаться ночи?

— К тому моменту, когда я закончу тебя целовать, как раз и наступит ночь.

— А, ну тогда все в порядке.

— Завтра ты расскажешь мне все о моем… — он ухмыльнулся, — деде, а сейчас у меня есть задача поважнее.

Усадив Крис поудобнее, Тайнан пришпорил лошадь и пустил ее в галоп.

Через три минуты округу огласил радостный вопль Тайнана: «У меня будет малыш!» — и счастливый смех Крис.

1

68 см. — Здесь и далее примеч. пер.

(обратно)

2

Короткоствольный крупнокалиберный пистолет.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27

  • загрузка...