КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 414718 томов
Объем библиотеки - 556 Гб.
Всего авторов - 153093
Пользователей - 94473

Последние комментарии

Впечатления

Serg55 про Лабунский: Зима стальных метелей (Альтернативная история)

галиматья конечно но иногда интересные мысли проскакивают

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Лисина: Ведьма в белом халате (Фэнтези)

м.б. и интересно, но заблокировано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Миленина: Невеста смерти (Любовная фантастика)

и что, вы хотите сказать, что вот этот, изображённый на обложке мужик с женскими сиськами и есть смерть с косой???
я посмотрел откуда автор, СПбГУ. понятно, питерский универ, где 63-летний доцент соколов расчленил свою 24-летнюю любовницу-аспирантку. а миленина лидия - его коллега. не удивляет.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Геярова: Драконья традиция (Фэнтези)

когда феерические хамки, в жизни не сказавшие вежливого слова, начинают описывать "вежливость" у них не получается. если ты не воспитана, невежлива и хамка, даже твоё изображение воспитания никогда не совпадёт с действительностью. поэтому такое откровенное фуфло и раздражает всех неимоверно. на подкорке.
хорошо, что заблокировано. в двух словах: очередное "нечто" о вытирании ног о недоразумение, названное - ггней, описание её скудоумных мыслей, выдаваемых за истину в облацех, тупых достижений ни-в-чём, достигаемых чем угодно, но не профессионализмом, с бонусом в конце - она вышла замуж за урода, который не только вытирал о неё ноги, откровенно плевал в лицо, но ещё и натравливал на неё всех.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Лисина: Ведьма в белом халате (Юмористическая фантастика)

захватило уже начало, где эта цокала каблучками ШПИЛЕК по коридору СТАЦИОНАРА. ни одна нормальная врач на дежурстве цокать ничем не будет, потому что знает, что существует варикоз. и как "красиво" вздувает вены. как канаты. и ничем ты потом эту "красоту", обвившую ноги и выступившую сквозь кожу, не уберёшь. всё. до смерти будет неизлечимо "красиво".
потом я добрался до "юбки-карандаш". представил себе это и шпильки, потом 6-часовое дежурство, даже если она переобулась.
а потом дочитал до: она оперирует! в шпильках и узкой-узкой юбке-карандаш, "бегая из операционной в операционную".
а потом она бегом спустилась в подвал. по лестнице? на шпильках и в узкой-узкой юбке, в которой можно только семенить?
а потом я посмотрел, кто такая эта авторша лисина и заржал. врач! настрогавшая аж 110 (!!!) шедевров! покопался ещё и нашел: в вокзальной больничке-стационаре оне врачують.) на шпильках в узкой юбке.
хорошо, видимо, врачует, раз нашла времечко аж на 110 (!!!) "шедевров"! спецлитературу бы почитала, пообразовывалась. раз пройдя 6 лет меда и 2 года ординатуры так и осталась терапевтом. коими становятся ВСЕ, окончившие мед через 6 лет. а ординатура дана, чтобы специализацию пройти и стать СПЕЦИАЛИСТОМ. но даже 8 лет учёбы не хватило мозгам лисиной, чтобы вылезти из чухни.
представляю себе, КАК оно лечит, если 110 строганных писулек накропано. либо трусы бы надела, либо - крестик бы сняла, фуфло.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Герр: Невеста на продажу (СИ) (Любовная фантастика)

проглядел. порадовался, что и этот "шедевр" заблокирован.
какая-то гнусная писанина.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Герр: Посмотри на меня (СИ) (Любовная фантастика)

собственно, я так и думал. прозревать эта ггня начала тогда, когда в лоб получила от прежнего жениха. с жестокостью и цинизмом. а до этого, уже будучи женой дракона, продолжала нежно и трепетно любить бывшего.
где-то там, во второй половине половины, это прозрение проклюнулось. то есть любила, любила, ждала, ждала, а когда встретили и бац - в лоб! сразу и прозрела! "писательница" герр пальцами щёлкнула. а полторы книгов - сплошная ненависть.
хорошо, что это всё заблокировано, а то плохому научит.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Замри, умри, воскресни! (fb2)

- Замри, умри, воскресни! (пер. Ирина Альфредовна Оганесова, ...) 764 Кб, 210с. (скачать fb2) - Рэй Дуглас Брэдбери

Настройки текста:




Рэй БРЭДБЕРИ Замри, умри, воскресни!

Содержание

•Человек в картинках-II (The Illustrated Man 1950)

•Прощай, лето (Farewell Summer, 1980)

•Наблюдатели (The Watchers, 1945)

•Травинка (A Blade of Grass, 1949)

•Стихи (The Poems, 1945)

•Одиночество (The Lonely Ones, 1949)

•Замри-умри! (Gotcha!, 1980)

•Недолгое путешествие (A Little Journey, 1951)

•Дикий разврат в городишке Голуэй (Wild Night in Galway (из "Зелёные тени, белый кит"), 1959)

•Морская раковина (The Sea Shell, 1944)

•Бритьё по высшему разряду (The Beautiful Shave, 1977)

•Ба-бах! Ты убит! (Bang! You're Dead!, 1944)

•Подмена (Changeling, 1949)

•Неприкаянные (The Square Pegs 1948)

•Лорелея красной мглы (Lorelei of the Red Mist, совместно с Ли Брэкетт, 1946)

•Акведук (The Aqueduct, 1979)

Человек в картинках-II

(перевод Н. Аллунан)

— Спешите видеть! Человек в картинках! — выкрикнул зазывала, и мистер Уильям Филип Фелпс, человек-толпа, встал во весь рост на помосте, скрестив руки на груди.

На его теле жил своей жизнью целый мир. Его выдающийся живот оккупировали великаны, вокруг пухлой, почти женской груди выписывали виражи пучеглазые драконы. Пупок был ртом чудища с глазами-щелками — ртом похотливым, сосущим, беззубым, как у ведьмы. А в укромных уголках и пещерах шныряли порождения ночи, их полные злобы и зависти глазки таращились из-под мышек, горели в сплетении виноградных лоз и стелющегося плюща.

Мистер Уильям Филип Фелпс стоял на помосте для цирковых уродцев и смотрел на толпу тысячью недобрых павлиньих глаз. Вдалеке, на другом конце усыпанного опилками поля, он увидел свою жену, Элизабет. Она проверяла билеты у входящих посетителей, поглядывая на серебряные пряжки их ремней.

На руках мистера Уильяма Филипа Фелпса были вытатуированы розы. Когда он заметил, с каким интересом смотрит его жена на мужчин в толпе, розы съежились и увяли, словно лишившись солнечного света.

Год назад, когда он привел Элизабет в бюро регистрации браков и смотрел, как она медленно выводит свою подпись на бланке, его кожа была девственно чиста. Охваченный внезапным ужасом, Уильям Филип Фелпс оглядел себя. Как он дошел до такого? С чего все началось?

Началось со скандалов, продолжилось обжорством и закончилось разрисованной кожей. Летними ночами между ним и Элизабет разыгрывались нешуточные битвы. Ее голос обрушивался на него будто вой трубы. И тогда он уходил и ел. Он съел тысячи хот-догов, десять миллионов гамбургеров, целый лес зеленого лука, выпил оранжевые океаны апельсинового сока. Мятные леденцы подменили его кости и сделали их огромными, как у бронтозавра, гамбургеры раздули брюхо до размеров аэростата, а сердце перекачивало клубничный лимонад. И в конце концов вес Уильяма Филипа Фелпса перевалил за три сотни фунтов.

— Уильям Филип Фелпс, — заявила Элизабет на одиннадцатом месяце супружества, — ты жирный кретин.

Это было в тот день, когда хозяин бродячего цирка вручил ему голубой конверт со словами:

— Извини, Фелпс. С таким брюхом ты мне не нужен.

— Но ведь я всегда был твоим лучшим установщиком шатров...

— Был. Теперь ты просто обуза. Ты не справляешься с работой.

— Тогда давай я буду Толстяком.

— Толстяк у меня есть. Толстяков вообще найти нетрудно, их как грязи. — Хозяин окинул его цепким взглядом. — Хотя... кое-что я все же могу тебе предложить. С тех пор, как в прошлом году умер Вернисаж Смит, среди наших уродцев больше нет Татуированного...

После этого разговора прошел месяц. Четыре короткие недели. Кто-то рассказал Уильяму Фелпсу о мастерице татуировок, которая жила где-то в Висконсине. Эта старуха туго знает свое дело, сказали ему. Если идти по грунтовке, у реки свернуть направо, а потом налево...

Там был золотой луг, обласканный солнцем. Красные цветы склонялись под ветром, будто кивали Уильяму Фелпсу, когда он шел через луг к старой хижине. Казалось, лачуга простояла тут много лет, и миллионы дождей превратили ее в то, чем она теперь стала.

За дверью оказалась комната, пустая и безмолвная. А посреди комнаты сидела древняя старуха.

Ее веки были стянуты просмоленной ниткой. Ноздри зашиты вощеным шпагатом. Уши ее тоже были зашиты. Словно иголка-стрекоза хорошенько поработала над всеми ее чувствами. Старуха сидела неподвижно, одна в безликой комнате. Желтый пол хижины был покрыт толстым слоем пыли, который оставался нетронутым уже много недель. Если бы старуха пошевелилась, в пыли остался бы след, но она не двигалась. Ее руки были похожи на хрупкие, покрытые ржавчиной