КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400298 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170232
Пользователей - 90979
Загрузка...

Впечатления

Cloverfield про :

17. Король
18. Вождь
19. Капитан
Книги из другого цикла, плюс порядок книг нарушен, в итоге получилась непонятная мешанина.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Дочь старого друга (fb2)

- Дочь старого друга (и.с. Панорама романов о любви-42) 478 Кб, 133с. (скачать fb2) - Натали Вокс

Настройки текста:



Натали Вокс Дочь старого друга

1

Вирджиния бешено скакала к дому, продираясь сквозь заросли. Она была уверена, что Дадли и Сью сейчас там и смеются над ней, забавляясь на сеновале!

Девушка едва сдерживала слезы. Вряд ли преподобный Джейкоб ошибся. Он слыл добросердечным человеком и не мог никого обвинить без причины. Когда утром он пригласил Вирджинию в церковь, она предположила, что он хотел обсудить детали ее предстоящего бракосочетания с Дадли. Но вместо этого Джейкоб с горечью и сочувствием сообщил, что Дадли изменяет ей с этой Сью, самой напористой девицей в округе.

Это не может быть правдой, подумала тогда Вирджиния. Неужели ей снова предстоит пережить горечь разочарования? Не отдавая себе отчета в том, что делает, она вскочила на лошадь и поскакала прямо на ферму Дадли. Но там ей сказали, что будто бы он собирался провести весь день с ней. И Сью, по слухам, отправилась помогать им готовиться к свадьбе.

И тогда Вирджиния догадалась! Ведь Дадли знал, что ни ее, ни отца весь день не будет дома, и посчитал безопасным привести туда Сью. От этой догадки ей чуть дурно не стало.

Натянув поводья, Вирджиния резко осадила лошадь перед домом и спрыгнула на землю. Слезы застилали ей глаза. Несмотря на горький опыт общения с мужчинами, она всегда полагалась на Дадли и верила его любовным клятвам. Когда он перегонял стада, Вирджиния ни разу не усомнилась в его верности. Она терпеливо ждала его возвращения, веря, что он с таким же нетерпением ждет встречи с ней.

Она ведь считала, что Дадли совсем не похож на ее прежних ухажеров, не упускавших случая пофлиртовать, поволочиться за первой же попавшейся юбкой. Дадли за два месяца после их помолвки ни разу не дал ей ни малейшего повода усомниться в его искренности!

Вирджиния долго стояла, не зная, как поступить, пока не услышала смех, доносившийся из сарая. У нее похолодело в груди. Да, они явно были там, и это горькая правда. А все, что Дадли говорил ей прежде, было ложью.

Бросившись в дом, она сорвала висевший на стене дробовик. Сердце у нее в груди словно окаменело. Такое с ней уже было два года назад, и тогда она поклялась, что это никогда не повторится, какими бы горячими ни были заверения мужчин. Почему, почему она снова позволила обмануть себя?!

Сжимая в руках дробовик, она помешкала перед дверью сарая, понимая, что если не успокоится, то пристрелит обоих. А ей не хотелось быть повешенной из-за этого подлеца и этой стервы. Наконец, глубоко вдохнув, она распахнула дверь. Слезы гнева хлынули у нее из глаз. Эти двое даже не заметили ее, слишком занятые друг другом на полу сарая. Одежда Дадли и Сью была в беспорядке разбросана вокруг, и не нужно было большого воображения, чтобы понять, чем они тут забавлялись. Вирджиния взвела курок.

— Ах ты, сукин сын!

Дадли резко обернулся и вскочил.

— Не надо, Джинни! Это совсем не то, что ты думаешь! — бормотал он, трясущимися руками стараясь натянуть брюки.

— Неужели? — криво усмехнулась Вирджиния и навела ствол на визжавшую Сью, безуспешно пытавшуюся натянуть платье на оголенную грудь. — Наверное, ты просто репетировал в ожидании нашей свадьбы?

— Ты же знаешь, как я люблю тебя, Джинни, — продолжал оправдываться Дадли.

Вирджиния нажала на курок. Раздался оглушительный выстрел, облако пыли и сена окутало их, а со двора послышались нервное ржание лошадей и пронзительные крики домашней птицы. Все эти оправдания — сплошная ложь! И как она могла хоть на миг поверить мужчине?

— Джинни, ради бога! Не хочешь же ты убить меня? Положи ружье!

Дадли хотел подойти к ней, но она снова навела на него дробовик.

— Еще шаг, и ты вылетишь сквозь стену сарая! — пригрозила Вирджиния.

— Какой бес в тебя вселился? — растерянно пробормотал Дадли. — Ты сама не своя! Дай мне объяснить…

— Нет, Дадли, — нервно засмеялась она. — Видишь ли, мысль о смерти с петлей на шее пугает меня. А если я позволю тебе продолжать нести эту околесицу, то уж точно пристрелю.

Как же ей хотелось отправить его на тот свет! И не только его, но и всех этих самцов-мужчин.

— Убирайтесь! Оба! — крикнула Вирджиния и толкнула дверь сарая.

Во дворе Дадли снова попытался заговорить с ней, но девушка угрожающе ткнула его в живот стволом дробовика.

— Наша помолвка разорвана. А теперь вон!

— Ладно, Джинни, — не удержался Дадли. — Пусть так, но как же мое кольцо?

Вирджиния бросила взгляд на крошечный алмаз, сверкавший на безымянном пальце ее левой руки.

— Мне дадут за него хорошую цену. Я смогу купить несколько новых платьев и пару туфель, — усмехнулась она.

— Ты совершаешь большую ошибку, — старался усовестить ее Дадли.

— Нет, только стараюсь исправить ее, — возразила она.

Сью потянула Дадли к лошадям. Спустя мгновение они проскакали мимо Вирджинии и исчезли за холмом.

Внезапно растеряв остатки мужества, Вирджиния опустилась на землю, вся в слезах.

— Все-таки я должна была пристрелить его!!!

2

Митчелл Стоун, представитель закона, пристроился у окна комнатушки, расположенной над салуном «Стреляй сразу». Он не сводил глаз с публичного дома на другой стороне улицы, поджидая очередную добычу. Прищурившись, он пытался получше разглядеть любого, кто входил в заведение Элси. Ему только и оставалось, что терпеливо ждать. Рано или поздно Тодд Легри придет сюда. Во время последнего ограбления поезда Легри перестрелял всех пассажиров в вагоне первого класса. Сейчас, как выяснил Митч Стоун, у него не было женщины, а значит, он первым делом навестит публичный дом.

Митч вынул из кобуры кольт сорок пятого калибра и внимательно проверил барабан. Легри был не из тех, при встрече с кем можно полагаться на удачу. На его совести трое убитых судебных исполнителей.

Мистер Стоун поднялся и вышел из комнаты, неслышно ступая по ковру. Он спустился в салун и протиснулся сквозь толпу, избегая взглядов особо буйных посетителей. Он был предельно сосредоточен, как всегда, когда дело близилось к концу, тем более, сейчас, когда ему предстояло схватить одного из самых коварных преступников за последние десять лет.

Стоун пересек улицу и вошел в заведение Элси. Над входом красовался большой красный фонарь. В гостиной Стоун окинул быстрым взглядом присутствующих, но ни у кого из них не было длинных густых рыжих волос, как у Легри.

— Привет, незнакомец! Ты, должно быть, у нас впервые? — послышался позади женский голос.

Митч обернулся и оглядел миниатюрную женскую фигуру.

— Вы Элси? — спросил он.

— Да, мой сладкий, а что? — проворковала она, прижимаясь излишне обнаженной грудью к его руке. — Могу ли я тебе чем-нибудь помочь?

В другое время он заинтересовался бы этим предложением, но дело было прежде всего. Митч отвернул лацкан и показал ей свой значок.

— Не скажете ли мне, в какой комнате забавляется Тодд Легри?

Женщина изумленно подняла тонкие брови, но промолчала.

— Послушайте, дорогая леди, — ухмыльнулся Митч, — возможно, вам будет веселей, если я начну палить по замкам и высаживать одну дверь за другой, чтобы найти этого парня. Но не лучше ли избежать незапланированных расходов? — Не ожидая ответа, он направился к лестнице, ведущей наверх, уверенный, что Элси остановит его.

— Подождите! — Осмотревшись, не слышит ли ее кто-нибудь, она быстро прошептала: — Четвертая комната.

— Весьма обязан. — Митч приподнял шляпу и стал подниматься по лестнице.

Внимательно осмотрев коридор, Стоун свернул налево и, двигаясь бесшумно, приблизился к комнате под номером четыре.

Услышав своеобразный скрип кровати, он улыбнулся, открыл дверь и спокойно проскользнул в комнату. Пожалуй, придется выждать, пока рыжеволосый мужчина не завершит свое неотложное дело.

Первой его заметила женщина, и целый каскад грязных проклятий полился из ее ярко напомаженных губ.

— Тодд Легри, вы арестованы! — жестко произнес Стоун.

Легри мгновенно соскочил с кровати. Лицо его покраснело от гнева.

— И это ты называешь честной игрой? Подло, тихой сапой подбираться к пьяному человеку!

— Хватит болтать, Тодд! Я всего лишь представитель закона. Тебе лучше побыстрее одеться, если, конечно, не хочешь прогуляться по городу нагишом. И не делай резких движений, — предупредил он Легри, пока тот, согнувшись, искал на полу брюки. — Не хотелось бы застрелить тебя без особой необходимости.

Легри одевался, проклиная всех судебных исполнителей под громкие причитания шлюхи, голосившей:

— Не думаете ли вы, мистер, улизнуть, не заплатив мне?

Митч не ожидал, что она, соскочив с кровати, бросится на него. Воспользовавшись замешательством, Легри выпрыгнул из окна на крышу соседнего магазинчика.

— Проклятье! — воскликнул Стоун и, освободившись от цепкой хватки женщины, последовал через окно за преступником.

Он пробежал по крыше и соскользнул вниз по фонарному столбу. Выхватив кольт, он замер на месте, прислушиваясь к каждому звуку, пока не услышал то, что хотел: торопливо удалявшиеся шаги человека в сапогах со шпорами.

Митч помчался вслед за беглецом. Он надеялся перехватить бандита на перекрестке. Свернув, он бросился к перекрестку кратчайшим путем и действительно скоро увидел Легри, револьвер которого был нацелен прямо в грудь Митчу. Стоун выстрелил, не задумавшись ни на секунду. Легри рухнул на землю. Яркая полная луна осветила его безжизненное лицо.

Судебный исполнитель для гарантии пихнул мертвое тело сапогом и только потом убрал кольт в кобуру. Он предпочитал брать преступников живыми, но получилось иначе.

Митч запрокинул голову вверх и посмотрел на звезды, представив себе, как на следующей неделе будет валяться в мягкой постели и наслаждаться домашней едой в компании старинного друга, которому он обещал оказать услугу. Подняв оружие Легри, Митч направился к местному шерифу.

3

Вирджиния повстречала свою подружку Эми в центре городка, и та сейчас же принялась рассказывать о том, что произошло недавно между Дадли и Сью. Слушая вполуха, Вирджиния прилагала все усилия, чтобы казаться равнодушной. Она страдала не от сердечной боли, а от уязвленного самолюбия. Ведь в городе все знали о случившемся. Одни искренне сочувствовали ей, а другие хихикали исподтишка.

— …И тогда Сью вцепилась ему в физиономию, — продолжала Эми.

— Как бы и мне хотелось расквасить его проклятый нос! — не удержалась Вирджиния.

— Кстати, он спрашивал о тебе. А я сказала, что, если ему интересно, как ты поживаешь, он может спросить об этом у тебя. Так что лучше приготовиться, Джинни. Он был удивлен, узнав, что ты собираешься покинуть наш город. А ты помнишь, что тебе нужно будет произнести прощальную речь?

Именно этого Вирджиния и боялась с того самого момента, как преподобный Джейкоб и его жена задумали устроить прощальную вечеринку по поводу ее отъезда.

— Ну, не думаю, что пойду туда, — неуверенно пробормотала она.

Ей не хотелось обижать преподобного Джейкоба и его супругу. Но на вечеринке кроме людей, которые придут искренне пожелать ей удачи, конечно, окажутся и те, кто только и ищет случая посплетничать на ее счет.

— Судебный исполнитель Стоун может приехать в любой момент. Мне надо собираться в дорогу, — попыталась отговориться она.

— Ерунда! — воскликнула Эми. — Почему бы тебе не пригласить и его на вечеринку? Потанцуешь с ним.

— Вряд ли судебному исполнителю интересны танцульки в амбаре захолустного городка. А готовиться к отъезду надо серьезно. От Иллинойса до Юты так далеко! Нам придется недели две добираться туда через горы.

— Ты могла бы подумать об этом до того, как приняла решение уехать.

— Не отговаривай меня, Эми. Ты же знаешь, почему я так решила. Не могу больше здесь оставаться. Мне надо переменить всю мою жизнь.

— От всего этого я готова сойти с ума! — горестно проговорила Эми. — Ты уезжаешь из-за этого змееныша Дадли!

— Шш! Уверена, что весь город думает так же. Но я-то знаю, что это не так, — ответила Вирджиния и поспешила достать из сумочки носовой платок, боясь, что Эми всерьез расплачется.

Однако сумочка выскользнула у нее из рук и шлепнулась на землю. В ту же минуту какой-то мужчина не замедлил поднять сумочку и вручить хозяйке.

Вирджиния не видела его лица, только руку — большую, сильную, покрытую темным загаром.

— Спасибо, — шепнула она.

— Не стоит благодарить, не за что.

Низкий бархатистый голос заставил ее поднять голову. Внезапно она почувствовала смущение. Перед ней стоял высокий золотоволосый мужчина с необыкновенно ясными глазами, самыми синими из всех, какие ей когда-либо приходилось видеть. У него были крупный прямой нос и опрятные каштановые усы. Вирджиния невольно подумала: действительно ли эти пушистые усы такие мягкие, как казалось со стороны?

На такого мужчину нельзя было не обратить внимания. Однако у Вирджинии появилось тяжелое предчувствие. Такие, как он, напомнила она себе, легко могут не только приручить доверившееся им сердце, но и разбить его.

Незнакомец слегка улыбнулся и, коснувшись полей серой шляпы, откланялся.

— Вот мужчина, способный покорить сердце любой женщины, — шепнула Эми, едва он отошел. — Не заглядывайся на него, Джинни, если не хочешь потом жалеть об этом. Один взгляд этих роковых глаз, и женщина готова сделать все, что он пожелает!

— И он, вероятно, хорошо это знает, — признала Вирджиния, ощущая, как ее сердце превращается в камень.

— Но все же я надеюсь, он будет на вечеринке! — не могла угомониться Эми. — Это же божественное наслаждение — потанцевать с таким красавцем! Недавно я видела в магазине прелестную шляпку. Хочу, чтобы и ты на нее посмотрела.

И Вирджиния поддалась уговорам. В результате они потратили весь день, выбирая шляпки и платья.

Наконец солнце стало садиться, мягкий теплый ветерок доносил аромат цветущих яблонь. Вирджиния родилась в этом городке, провела здесь всю жизнь, и предстоящий отъезд казался ей самым важным решением в ее жизни. Домой она вернулась перед самым ужином, когда уже сгустились сумерки, и на небе появились первые неяркие звезды. Войдя на кухню, Вирджиния остолбенела, увидев высокого мужчину с чарующим взором. Девушка просто потеряла дар речи.

— Добрый вечер, — приветствовал он ее.

— Я… А что вы, собственно, делаете на нашей кухне?

На лице незнакомца мелькнуло удивление.

— Полагаю, я приглашен сюда на обед, — немного помолчав, ответил он.

Вирджиния услышала глухой стук трости отца за спиной. Прихрамывая, он вошел на кухню.

— Папа, ты мне не сказал, что у нас к обеду будут гости. — Она пыталась говорить спокойно, но взволнованное сердце заставляло голос звучать резко. Почти физически, до нервной дрожи, ощущала Вирджиния спиной пронзительный взгляд этого человека.

— Дело в том, что я не знал о его приезде, пока он не постучал в дверь, — пояснил отец, явно удивленный невежливым поведением дочери.

— А я вас запомнил, — вмешался гость. — Мы ведь сегодня уже встречались?

— Да, сэр, встречались. Извините, но я должна отнести к себе эти пакеты. — Вирджиния решила укрыться в своей комнате и переждать там до ухода этого человека. Его вид действовал ей на нервы.

— Пакеты могут подождать, дочка, ведь я вас еще не познакомил. Джинни, это Митчелл Стоун. Он будет сопровождать тебя в Юту.

У нее от удивления открылся рот. Не может быть! Стоун, который сотрудничал с ее отцом уже десять лет? Ему приходилось добывать средства на жизнь охотой, да еще и воевать с враждебно настроенными индейцами. Он непременно огрубел бы от лишений, подолгу пребывая в диких местах. Нет, судебный исполнитель Стоун должен быть гораздо старше! И его лицо не могло не быть обветренным и суровым.

— Я думал, что ваш отец сообщил вам о моем предстоящем приезде, мисс, — с недоумением сказал судебный исполнитель.

— Все в порядке, Митч. Она знает. Джинни, закрой рот. Ты напоминаешь выброшенную на берег рыбу.

Вирджиния наконец закрыла рот и, набравшись смелости, выдавила несколько слов:

— Прошу прощения. Я только подумала…

— Что он должен выглядеть гораздо старше? — засмеялся отец. — Да, лет десять тому назад мы обычно называли Митча мальчиком. Помнишь? — спросил он Стоуна.

— Как я могу это забыть? — натянуто улыбаясь, произнес Митч.

— «Эй, мальчик, подай кофе. Мальчик, скрути цигарку». Мальчик — гуда, мальчик — сюда. Да, Митч был еще совсем зеленым юнцом, когда его включили в мою группу. Но он все схватывал на лету. А удалив пулю из моего плеча, спас мне жизнь.

— А ты помнишь, как выковырял пулю из моей ноги?

— Да. Когда я написал тебе, то подумал, что, раз уж ты, слава богу, в строю, тебе не составит особого труда оказать мне дружескую услугу.

Стоун взглянул на девушку, и глаза его потеплели. Вирджиния скосила глаз на отца. Не заметил ли и он этого? Или, может быть, это всего лишь ее разыгравшееся воображение?..

— Я счастлив оказать любую помощь тебе и твоей дочери, Рей.

Что за испытание готовит ей судьба? — подумала Джинни. Ей явно противопоказана поездка по безлюдной местности на пару с таким роковым красавцем. После первой же ночи у костра он непременно будет танцевать на ее разбитом сердце. «Не заглядывайся на него, Джинни, если не хочешь потом жалеть об этом», вспомнила она слова Эми. Неужели придется две недели провести наедине с этим мужчиной?

«Один взгляд этих роковых глаз, и женщина готова сделать все, что он пожелает», всплыли в ее памяти и другие слова Эми, еще больше разбередив душу.

Мужчины смотрели на нее, ожидая, что она скажет.

— Я… Может быть, мне лучше еще раз все обдумать? Возможно, мне и не стоит уезжать.

Отец был потрясен.

— Но, Джинни, ведь там рассчитывают на тебя. Люди ждут новую учительницу.

В глубине души ей и самой хотелось уехать. Но сейчас она могла думать лишь о том, как уберечь свое ранимое, доверчивое сердце и устоять перед обаянием этого неотразимого мужчины.

Отец, видя, что дочь колеблется и не может принять решение, попытался ее убедить:

— Почему ты стала трусить только сейчас, Джинни, когда мистер Стоун уже здесь? Ведь ты уже сделала свой выбор, и это, считаю, единственно правильное решение. Кроме того, не следует думать, что мы никогда больше не увидимся. Как только построят эту проклятую дорогу, я часто буду видеться с тобой и твоей полусумасшедшей теткой.

Вирджиния кивнула. Отец прав. Она чересчур разволновалась, а излишняя нервозность окажется помехой, когда придется противостоять влечениям сердца.

Ужин в тот вечер стал для нее испытанием. Каждый раз, когда Стоун встречался с ней глазами, Вирджиния непременно что-нибудь роняла, не зная, на кого ей больше злиться — на него или на себя. Погрузившись в размышления, она несколько раз или вообще не слышала его вопросов, или отвечала слишком отрывисто. К концу ужина у нее от сильного напряжения заболела шея. Как только мистер Стоун проглотил последний кусочек жаркого и положил вилку на пустую тарелку, она вскочила со стула и быстро чмокнула отца в щеку.

— Ну… я устала. Доброй ночи, папа. — И, быстро взглянув на судебного исполнителя, кивнула ему на прощание: — Судебный исполнитель Стоун…

Он слегка улыбнулся и тоже кивнул.

— Доброй ночи, мисс Холден. Увидимся утром.

Да, и утром, и каждый день на протяжении следующих двух недель.

Она заставляла себя как можно медленнее подниматься по лестнице, борясь с желанием без оглядки броситься в свою комнату. Наконец, оказавшись в спальне, она тихо прикрыла дверь и прижалась к ней спиной. Сердце у нее готово было выпрыгнуть из груди, и казалось, будто земля уходит из-под ног и не на что опереться.

Ни в коем случае она не должна стать жертвой рокового обаяния этого мужчины. Ей хватит страданий, которые она испытала из-за слишком доверчивого сердца. Хотя уже ясно, что Митчелл далеко не безразличен ей, она будет бороться с влечением к нему всеми доступными способами. Он может обворожительно улыбаться, пытаясь очаровать ее синими глазами, может сотни раз уверять в любви — она не покорится.

4

Митч Стоун снял грязную одежду и оставил ее на берегу реки. Стиснув зубы, он вошел по пояс в ледяную воду и быстро окунулся с головой. Затем смыл двухнедельный слой пыли с тела и головы, выбрался на берег и при свете луны вытерся полотенцем.

Он совершил ошибку. Ни в коем случае не следовало соглашаться сопровождать дочь Рея через горы, даже несмотря на то что он был обязан этому человеку жизнью. Узнав о ее намерении отправиться преподавать, он ожидал увидеть педантичную девицу ханжеского склада. Но, проклятье, на его беду она оказалась необыкновенно хороша. О чем думал Рей, когда просил его сопровождать свою дочь? Конечно, они были старыми друзьями, однако дружба дружбой, а Митч Стоун как-никак был мужчиной во цвете лет.

Немногое он мог позволить себе в столь щекотливой ситуации, разве что поменьше обращать внимания на дочь Рея и стараться держать руки подальше от нее. Ему было ясно, что и девушку влечет к нему, хотя она отчаянно с этим борется.

Надевая чистую рубашку и брюки, он решил, что будет лучше для них обоих, если она откажется от своих намерений и останется здесь. Ей не следует связывать судьбу с таким бродягой, как он. Да и он, черт возьми, не хотел бы обременять себя женщиной. Они и так до крайности усложняли его жизнь! Ему по горло хватало всюду сующей нос бабушки, властной матери, ехидной сестры и одной весьма напористой молодой особы по имени Жаклин Дюпрэ.

Возможно, стоит приложить усилие, чтобы избежать поездки через горы и вовремя загасить пока еще не разгоревшуюся любовную искру, прежде чем она вспыхнет ярким обжигающим пламенем.

Еще было совсем темно, когда Вирджиния выскользнула на улицу. Полночи она вертелась на кровати, не в силах сомкнуть глаз. Она не могла не думать о Митче Стоуне. Чтобы выбросить его из головы и охладить душевный жар, ей захотелось искупаться в реке.

На полпути она вдруг заметила судебного исполнителя, направлявшегося той же дорогой. Даже при свете луны она легко узнала его высокую фигуру. Промелькнула мысль спрятаться за деревья, но, к сожалению, Митч уже заметил ее.

— Привет, мисс Холден, — окликнул он.

— Здравствуйте, мистер Стоун! — отозвалась она, и, слава богу, голос ее не дрогнул.

— А я думал, что вы крепко спите.

— Мне… мм… захотелось побыть на свежем воздухе.

Митч пытался рассмотреть ее лицо в темноте.

— Вы расстроились из-за предстоящей поездки?

— Да, я немного волнуюсь. Мне кажется, это можно понять.

— Вы, надеюсь, понимаете, я не допущу, чтобы с вами по дороге что-нибудь случилось?

— Я в этом уверена, — торопливо согласилась Вирджиния.

Митч улыбнулся, и она почувствовала, как разгорается жар в груди.

— Скорее всего, вы не слишком доверяете мне. Если, конечно, беспокойство перед будущей поездкой — единственная причина, из-за которой вас мучает бессонница. Может, что-то еще не дает вам покоя? — спросил он проникновенным голосом, который заставил запылать ее щеки. Как хорошо, что темно! — Ваш отец сообщил мне причину, из-за которой вы решились уехать, — добавил он.

— О, но он не должен был… — еле выговорила Вирджиния.

— Может быть… Но вы-то сами уверены, что поступаете правильно? Сегодня вечером мне показалось, что вы не столь убеждены…

Ее злило, что отец сообщил ему подробности о ее любовных передрягах. Теперь она чувствовала себя глупо.

— Несмотря на то что мой отец, да и весь город, думает так же, как вы, я отправляюсь в этот дальний путь вовсе не из-за измены жениха. Мне же двадцать лет, и я должна найти свой собственный путь в жизни.

Немного помолчав, Митч спросил:

— Вы еще не окончательно порвали с этим парнем, насколько я понимаю?

— Меня ваше предположение возмущает. Не ожидала услышать такое от человека, с которым я почти незнакома.

— Согласен, в ваших словах есть резон, но… — Пауза затянулась, и Вирджиния ощутила еще большее раздражение. — Послушайте, мисс Холден, — наконец произнес он, — вы не должны обманывать ни себя, ни других. Вы не забыли этого человека и поэтому хотите бежать. Это абсолютно ясно.

Сгорая от гнева, Вирджиния ощутила, что ей стало тяжело дышать.

— Не думайте, что можете читать мои мысли, мистер Стоун. Вы ничего не знаете. Я просто решила стать учительницей. Но если вы хотите отказаться от договоренности с моим отцом, то я не огорчусь. Найдется много настоящих мужчин, которые смогут заменить вас.

— Человека, который мог бы занять мое место, нет, мисс Холден. Вы никогда не найдете такого, как я.

— Это угроза или просто бахвальство?

Она увидела, что у Митча от гнева сверкнули глаза, и приготовилась к обороне.

— Нет, это правда. Вы надеялись, что я откажусь? Но я дал слово вашему отцу и сдержу его, ни на йоту не отступив от своих обязательств. Я буду делать все, чтобы благополучно добраться до конца пути. Но вам следует окончательно убедиться в том, что вы приняли верное решение, прежде чем вы оседлаете свою лошадь в воскресенье утром.

— Я уже решила ехать, но пока еще не знаю, стоит ли вам меня сопровождать.

— Неужели? Наверное, я умру от горя, услышав от вас такое. Весь вечер я просто разрывался на части, чтобы понравиться вам, — сказал Митч с плохо скрываемой издевкой.

— Желаю вам поскорее собрать все свои кусочки воедино и, не забыв прихватить ваше потрясающее высокомерие, отправиться обратно в ту пещеру, из которой вы выползли! — выпалила Вирджиния.

— Вы так и норовите обидеть меня! А я думал, что мы станем большими друзьями, — усмехнулся Стоун.

У Вирджинии перехватило дыхание.

— Мистер судебный исполнитель! Не знаю, куда вы клоните, и, по правде говоря, не желаю знать. Я думаю, единственное, что от вас требуется, — провести меня через горы. И будет лучше, если мы сделаем вид, что этого разговора никогда не было.

— Мы можем продолжить разговор утром.

— Хорошо, — согласилась она, надеясь к тому времени найти выход из затруднительного положения.

— Вы думаете, что при солнечном свете мы, возможно, увидим все по-иному?

— Будем надеяться, — уклончиво ответила Вирджиния.

Митч подошел к ней ближе, и она ощутила его горячее дыхание.

— Я не цветок, который на рассвете раскрывает лепестки и преображается, мисс Холден. То, что вы видите сейчас, увидите и завтра, и послезавтра. И так будет всегда, пока я жив. Это вас пугает?

Вирджиния не пыталась избежать его близости, хотя и опасалась, как бы ей потом не пожалеть об этом.

— Это все слова, но если вы поцелуете меня, я закричу, — резко предупредила она.

— А с чего вы взяли, что я собираюсь поцеловать вас? — прошептал Митч прямо ей в лицо.

— Потому что вы мужчина, мистер Стоун. И, очевидно, не лучший представитель вашего пола.

Митч склонил голову, сверля страстным взглядом ее губы и жарко дыша в лицо. Вирджиния не знала, что делать, если он решится поцеловать ее. Взывать о помощи было бы глупо, тем более что вокруг не было ни души. Она решила, что упадет и умрет прямо тут, у его ног. Нахлынувшая на нее слабость делала ее беспомощной. Да ведь она и была всего лишь обыкновенной слабой женщиной.

Когда, опомнившись, она повернулась, чтобы убежать от него, Митч резко отступил в сторону.

— Увидимся утром, мисс Холден! Надеюсь, за это время вы хорошо обдумаете наш разговор.

Стоун развернулся и двинулся по тропинке, прежде чем она успела сообразить, что ему ответить. Вирджиния не знала, что предпринять. Опасно соглашаться провести две недели наедине с этим сумасшедшим, но она не могла отступиться от решения покинуть город. Ей никогда не уговорить отца найти другого сопровождающего, как бы она ни просила. Рей Холден уверен, что в пути через горы никто не может быть надежнее Стоуна. И отца невозможно переубедить. Так что ни ей, ни Стоуну, увы, никак не отделаться друг от друга, нравится им это или нет.


Наутро, когда Вирджиния готовила завтрак, Митч, с взъерошенными волосами, в расстегнутой рубашке, без ботинок и даже без носков, забрел на кухню. При виде его большой мускулистой фигуры Вирджиния словно ощутила удар молнии. Этому не было никакого разумного объяснения.

Митч поздоровался и сел за стол.

— Да, много времени прошло с тех пор, как я в последний раз ел что-нибудь домашнее.

Вирджиния взяла сковороду и двинулась к столу, стараясь не наступить на ножищи Стоуна. Руки у нее тряслись. Подобно преследуемой котом мышке, она поспешила вернуться к плите.

Немного погодя в кухню вошел отец.

— Что это, черт возьми? — спросил он, рассматривая содержимое тарелки Стоуна.

— Я думаю, это омлет, — неуверенно ответил судебный исполнитель.

Вирджиния, взглянув на его тарелку, увидела, к своему ужасу, что подала ему на завтрак некое несъедобное месиво.

— Джинни! Ты что, забыла взбить яйца?

Вирджиния схватила тарелку со стола и с грохотом швырнула ее в раковину. Ей хотелось сказать отцу, что из-за этого человека она не спала всю ночь, но не стоило огорчать его рассказом о недавнем столкновении с Митчем.

— Не огорчайся, Митч! Тебе надо отведать нашу знаменитую форель. Нога не дает мне возможности составить вам компанию, а вам с Джинни не мешает сходить на речку и наловить немного рыбы на ужин.

— Нет! — прокричала Вирджиния, не сдержавшись.

Мужчины с удивлением посмотрели на нее.

— Я… я подумала, что справлюсь сама. Ты знаешь, папа, я умею делать это…

— Джинни, нам понадобится не меньше пяти больших рыбин, чтобы наесться до отвала. Тебе столько не дотащить!

— До вечера я успею два раза сходить на рыбалку. — Она знала, что выглядит глупо, но это ее не заботило. Лишь бы не провести весь день наедине с этим проклятым Стоуном.

Отец нахмурился и обратился к Митчу:

— Ну как, Стоун, ты идешь? Джинни знает все рыбные места.

Митч пристально посмотрел на Вирджинию, и у нее перехватило дыхание. Она надеялась, что он найдет какую-нибудь причину отказаться от рыбалки.

— Да, Рей, мне нужно лишь пять минут на сборы, — наконец произнес он.

5

Порывшись в банке с распаренным зерном для наживки, Вирджиния забросила лесу в бурную реку. Утро казалось ей самым длинным и нудным за всю ее жизнь. Когда она прибиралась в доме, ее не покидала мысль, что вскоре придется отправиться со Стоуном на рыбалку почти на весь день. Она все еще страшилась остаться с ним наедине. Когда он появился в дверях, одетый в облегающие кожаные брюки и светло-бежевую рубашку, настроение у нее окончательно испортилось.

— Почему вы используете зерно? — Голос Митча отвлек ее от грустных размышлений.

Вздрогнув, она взглянула вверх, на скалу, где разместился Митч. Он мирно смотрел на нее, а легкий ветерок шевелил его светлые шелковистые волосы. Уж не вообразила ли она себе, что их противостояние столь трагично?

— На зерно лучше клюет, чем на червя, — чуть помедлив, ответила девушка.

— Вы уверены? — спросил Митч, широко улыбнувшись.

Вирджиния насупила брови и, чтобы скрыть улыбку, уставилась на удилище.

— Рыба лучше всего берет на зерно, — с нажимом произнесла она.

— Ясно… И она клюет лучше, если вы ловите ее в брюках? — шутливо продолжал Митч.

— Не знаю, — улыбнулась Вирджиния. — Просто я никогда не ловлю рыбу в платье. А у вас проблемы с женщинами, которые носят брюки, мистер Стоун? — не сдержалась она.

— Только если они смотрятся на них лучше, чем мои на мне, — отшутился он.

Вирджиния взглянула на его узкие кожаные брюки и удивилась, как это они до сих пор не лопнули по швам.

— Почему бы вам как-нибудь не попробовать половить рыбу в платье, чтобы самому убедиться, насколько это удобно? — поддразнила его девушка.

— В ближайшее время воспользуюсь вашим советом, — ухмыльнувшись, согласился Митч.

Вирджиния залилась звонким смехом, представив Стоуна с удочкой и в платье с широкими оборками.

— Какой чудесный аромат! — вздохнув полной грудью, блаженно произнес Митч.

— Яблони цветут, — объяснила она и подтянула лесу поближе к берегу.

— Как здесь красиво! Должно быть, вам трудно расставаться с родными местами.

Порыв ветра осыпал их с головы до ног сосновыми иглами.

— Да, это так, мистер Стоун.

— Но ведь никто и не принуждает вас уезжать, мисс Холден.

— Так и есть, но мне пора начать самостоятельную жизнь, — гордо вздернув голову, заявила Вирджиния.

Стоун слегка улыбнулся, покачав головой.

— Вы находите это забавным? — спросила Вирджиния.

— Нет. Некоторые люди не ценят того, что имеют, пока не потеряют это, вот и все. Если вы покинете родной дом, то уже вряд ли сможете вернуться назад. Вы это понимаете?

— Уж не пытаетесь ли вы отговорить меня от поездки? — поинтересовалась Вирджиния и заметила, что лицо у Митча стало серьезным.

— А вы не подумывали над тем, чтобы остаться? — хмуро произнес он.

Вирджиния иронически прищурилась, но продолжила неприятный ей разговор:

— Мне кажется, что вы определенно настроены заставить меня задуматься над этим.

— У вас клюет, мисс Холден, — предупредил Митч.

— Что? — очнувшись, спросила Вирджиния.

— У вас клюет! Поплавок задергался.

Вирджиния совсем растерялась, когда удочка вырвалась у нее из рук. Должно быть, наживку заглотнула крупная рыба.

Стоун, не раздумывая, нырнул в воду вслед за уносившейся по бурной реке удочкой. Вирджиния от ужаса закрыла глаза, а когда открыла их, то увидела шагавшего к ней по берегу Стоуна. С запачканной глиной рубашки и брюк стекала вода. В руке он держал ее удочку.

— Жаль, рыба сорвалась, — сказал он.

Вирджиния изо всех сил сжимала губы, пытаясь сдержаться, но в конце концов заразительно расхохоталась.

— Вы… вы не должны были так рисковать, мистер Стоун, — еле успокоившись, проговорила она.

— Я решил, что, по крайней мере, спасу вашу удочку, — ответил Стоун, отирая рукой мокрое лицо.

— Но у меня дома еще три удочки.

— Могли бы и промолчать, — нахмурился Митч.

Вирджиния прикрыла рот рукой, чтобы удержаться от смеха, но не выдержала.

— Должно быть, вода холодная, — насмешливо заметила она.

У Стоуна от такой наглости приподнялись брови.

— Почему бы вам самой не попробовать? — сказал он и смахнул капли с ладони ей в лицо.

Вирджиния состроила недовольную гримаску, но затем снова засмеялась. Тогда Стоун присел, зачерпнул руками воду из реки и плеснул на нее. Вода действительно была очень холодной. Взвизгнув, Вирджиния наклонилась к воде и постаралась не отстать от Митча. Оба промокли до нитки и распугали всю рыбу, прежде чем наконец одумались и остановились.

Стоя по колено в ледяной воде, Вирджиния еще продолжала смеяться, а он отжимал свою рубашку.

— Папа будет очень расстроен. Ведь вам явно не удастся отведать нашей знаменитой форели.

— Я могу обойтись и без рыбы, мисс Холден, тем более что уже почти ощутил ее вкус, — сказал Митч, вытирая ладонью мокрые губы.

Выбираясь на берег, Вирджиния внезапно поскользнулась и снова оказалась бы в воде, если бы Стоун не подхватил ее. Сильные ладони сжали ее бедра, а исходящее от него тепло проникало даже сквозь холодящую тело влажную одежду.

Желание, подумал Митч. Я уже не могу скрывать его. Господи, меня влечет к ней так же, как и ее ко мне.

Он жадно смотрел на ее полураскрытые губы, и дрожь сотрясала все его тело.

— Больше не будем притворяться? — спросил он, сомкнув руки у нее за спиной.

— Не знаю, что вы имеете в виду, — смущенно пробормотала девушка. Увидев огонь в глазах Стоуна, она испугалась, что он поцелует ее, и отшатнулась, чуть было снова не упав в воду.

Митч не спускал с нее горящих глаз.

— Нам пора возвращаться, — наконец пролепетала Вирджиния.

Пламя постепенно стало затухать в его глазах, и он пришел в себя.

— Да, действительно пора.

Девушка не стала ждать его, и быстро пошла к дому, думая про себя, что ей неплохо удалось удержать ситуацию. Однако ее тело там, где к нему прикасались руки Митча, все еще пылало необъяснимым жаром.


— Как это вы ничего не поймали? Вас не было около трех часов… Но, кажется, чтобы искупаться, у вас нашлось время.

Вирджиния сжала руки в кулаки, стараясь не смотреть на судебного исполнителя Стоуна.

— Огромная форель вырвала удочку у меня из рук, папа, а мистер Стоун решил достать ее. Он самоотверженно ринулся в ледяную воду.

— Рыба утащила твою удочку? А что в это время происходило на берегу? Куда вы оба смотрели, что упустили удочку?

— Это была слишком большая рыбина, Рей. Она, проклятая, оборвала леску.

— Папа, не принимай это так близко к сердцу. Ведь у нас в сарае есть еще три такие же.

— Да, я знаю, — признал отец. — А что случилось с тобой? — спросил он дочь. — Какого дьявола ты так сильно промокла?

— Я… мы… — мямлила она, не зная, как все объяснить.

— Вирджиния поскользнулась на камне и упала, — нашелся Митч.

— Ладно, Джинни, упала и упала. С тобой все в порядке, моя сладкая? Я-то считал, ты достаточно опытна, чтобы не оступиться на скользком камне.

Вирджиния подумала, что до сих пор с ней ничего подобного не случалось, пока не появился этот высокий золотоволосый мужчина, от которого исходил жар страсти.

— Папа, рыба не главное. Сейчас напеку лепешек, добавлю овощи, несколько ломтей ветчины. У нас будет прекрасный ужин.

— Лепешки и ветчина?.. А я-то хотел, чтобы мальчик полакомился форелью, Джинни.

— Это ты, папа, судебного исполнителя называешь мальчиком? — улыбнулась она, ласково похлопав отца по руке, и поспешно удалилась переодеться, прежде чем отец успел что-либо добавить.

Она сняла с себя мокрые рубашку и брюки, радуясь, что так удачно удалось выпутаться из щекотливой ситуации. А что, если бы Стоун не справился со своим страстным желанием? — подумала Вирджиния. Ведь он, наверное, месяцами блуждал по безлюдной местности и не имел возможности побыть наедине с женщиной. Тут она еще сильнее встревожилась, вспомнив, что ей предстоит две недели провести с ним в этом почти ненаселенном краю.

В отчаянии она прижала ладони к лицу. Прежде хотя бы ей одной приходилось страдать от любовных неурядиц. Но теперь, вспоминая выражение его глаз, она переживала и за него.

6

Стоя на кухне у окна, Вирджиния наблюдала восход солнца. Наступал ее последний день пребывания в городке. Золотистые лучи восходящего солнца засияли над горизонтом.

Митч еще не проснулся, и она была рада этому, потому что собиралась поговорить с отцом. Она поставила перед ним чашку кофе.

— Папа, я хочу пригласить мистера Стоуна на прощальную вечеринку. Как ты думаешь, не глупо ли просить его об этом?

— Я бы чувствовал себя намного спокойнее, если бы он согласился сопровождать тебя, Джинни. Это было бы неплохо на случай, если Форбз попробует что-нибудь выкинуть.

— Папа, ну как, по-твоему, Дадли может мне напакостить? Похитит меня с вечеринки или начнет таскать за волосы? Он больше не интересуется мной, как и я им.

— А я слышал разговоры, будто Дадли бахвалится перед всем городом, что вернет тебя на этой вечеринке.

— В городе всегда болтают всякие глупости.

— И все же, Джинни, мне было бы спокойнее, если бы тебя кто-нибудь сопровождал.

Вирджиния опустила голову на руки и вздохнула.

— Куда сопровождать? — раздался вдруг голос Стоуна.

Увидев в дверях Митча, Вирджиния покраснела.

— Да нет, ничего, мистер Стоун. Садитесь, и я угощу вас завтраком.

— Опять омлетом? — спросил он с ехидством.

Она испепелила его сердитым взглядом, надеясь стереть улыбку с этого невозмутимого лица.

— Нет, мистер Стоун, на этот раз оладьи.

Поставив перед Митчем тарелку, она шепнула отцу, чтобы он не просил мистера Стоуна сопровождать ее, но напрасно.

— Я хотел бы, чтобы ты кое-что сделал для меня, Стоун, — уклончиво начал разговор Рей. Вирджиния была готова провалиться сквозь землю. — Я имею в виду эту прощальную вечеринку в честь проводов Джинни. Мне не нравится, что она пойдет туда одна. Там, возможно, будет и Дадли Форбз…

— И ты хотел бы, чтобы я сопровождал ее?

Митч окинул ее пронзительным взглядом, и сердце Вирджинии ушло в пятки. Всю ночь ей не давали покоя сны, в которых Митчелл Стоун… Даже сейчас уши ее порозовели при воспоминании о сладостных сновидениях.

— Это вовсе не обязательно, мистер Стоун. Отец решил перестраховаться. Ничего не случится, если я пойду одна.

— Мне совсем не трудно сопровождать вас, — пожал плечами Стоун.

— Вообще-то вам лучше потратить вечер на подготовку к отъезду, — еще раз попыталась Вирджиния убедить его.

— Мы оба будем сегодня заниматься подготовкой к отъезду, мисс Холден. Нам придется съездить в город в фургоне, чтобы закупить побольше припасов на дорогу.

— Нам?.. Мы оба поедем в город?! — удивленно воскликнула девушка.

— Джинни, он твой сопровождающий, а не наемный работник. Не жди, что Митч все будет делать сам. И не волнуйся насчет вечеринки. Он обязательно пойдет туда с тобой.

Стоун иронично усмехнулся, глядя на нее. Вирджиния тут же рассердилась. Эми была права, когда предостерегала ее от этих синих глаз.


Фургон нещадно трясся на ухабах, и все это отражалось на нервах Вирджинии. Еще вчера утром она готова была отложить путешествие на неопределенное время, а теперь не могла дождаться отъезда. Ей не терпелось уехать: чем быстрее она окажется на месте, тем скорее избавится от этого человека.

Стоун сидел рядом с поводьями в руках. Она не видела его с самого утра, но даже повседневные дела не мешали все время думать о нем. Вирджиния кормила свиней, засыпала цыплятам зерно в кормушки, но печальные раздумья не оставляли ее.

— Ноги у вас всегда так трясутся? — прервал размышления девушки голос Митча.

Вирджиния быстро взглянула вниз. Ноги ее в такт тряски и впрямь подпрыгивали. Она уперлась руками в колени и уставилась на дорогу.

— Я заставляю вас нервничать? — спросил Стоун таким самонадеянным тоном, что она чуть не заскрипела зубами от досады. — Не стоит переживать, мисс Холден. Со всяким может случиться.

Самонадеянный, самодовольный индюк, звучали в голове Вирджинии оскорбительные слова.

— Шесть футов пять дюймов в мужчине слегка пугают женщину, — ухмыльнулся Стоун.

Они свернули с проселка в город и остановились напротив лавки Калеба. Митч соскочил с облучка и помог Вирджинии покинуть фургон.

— Романтично, правда? — спросил он и пояснил, поймав ее недоуменный взгляд: — Здесь мы впервые встретились.

Вирджиния картинно закатила глаза.

— Я никогда не забуду этого, мистер Стоун.

Он повел Вирджинию в лавку, заботливо поддерживая рукой за талию.

— А теперь мы сделаем здесь наши первые покупки. Вы уже, наверно, расчувствовались, и слезы готовы хлынуть из ваших глаз? — не унимался Митч.

— Я отправлюсь закупать консервы, мистер Стоун, а вам советую подобрать себе собачий намордник, — язвительно парировала Вирджиния.

В лавке вдруг стало удивительно тихо. Вирджиния проследила за напряженными взглядами Калеба и двух покупательниц и поняла причину затянувшегося молчания: у соседнего прилавка стоял Дадли.

Преодолев мгновенное замешательство, Вирджиния гордо приподняла подбородок и занялась поиском необходимых продуктов. Она и мысли не допускала о том, что Дадли снова появится в ее жизни. Ей хватило того, что было между ними.

Она была поглощена расчетами, решая, хватит ли им со Стоуном на всю дорогу десяти банок консервированных моркови, кукурузы, гороха и двадцати банок бобов, когда услышала знакомый стук кованых сапог Дадли.

— Джинни…

Вирджиния не собиралась поворачиваться к нему, но он не уходил. В конце концов она не выдержала:

— Ну что?! — резко обернувшись, воскликнула она.

Дадли удивленно заморгал.

— Джинни, я… я слышал, что ты уезжаешь… — наконец, заикаясь, промямлил он.

— Ты все правильно расслышал, — отрезала она.

— Мне кажется… я уверен, что тебе не стоит уезжать, — пробормотал Дадли.

Она поискала глазами Стоуна, который в другом конце лавки рассматривал попоны для лошадей. Знает ли он, что Дадли — ее бывший жених?

— Почему ты не хочешь, чтобы я уезжала?

— Джинни, ты же сама знаешь, почему. Все, что случилось, — просто ужасное недоразумение.

— О чем это ты? Ах, ты о том, что случилось в сарае? И ты считаешь, что я неправильно все истолковала? — язвительно поинтересовалась Вирджиния.

— Я и Сью… — пытался он с ходу придумать ответ, — мы всего лишь… танцевали.

Вирджинии едва удалось сдержать смех. Обе леди за спиной Дадли вытянули шеи, боясь пропустить хоть слово.

— То, что я видела тогда в своем сарае, не походило на кадриль, и тем более на вальс. Это выглядело как прыжки на лягушачьей свадьбе.

— Шш… — старался утихомирить ее Дадли.

— Право, мне жаль вас, мистер Форбз, если вам все еще кажется, что это секрет для всех.

Дадли оглянулся и вымученно улыбнулся напрягшей слух аудитории, затем снова обратился к Вирджинии:

— Ты только вредишь своей репутации, поступая так.

— Что же произошло дальше, мистер Форбз? Говорят, Сью застала вас в саду еще с кем-то? — вкрадчиво осведомилась Вирджиния.

Увидев, как посерело лицо Дадли, она поняла, что так и случилось.

— Что?.. Ах ты мстительная ведьма! — взбесился Дадли. — Не можешь простить, что я бросил тебя у самого алтаря, и теперь пробуешь запятнать добропорядочных молодых леди!

— Сомневаюсь, что они такие добропорядочные, если именно вы крутитесь вокруг их юбок, мистер Форбз. По всему видно, что они весьма склонны поваляться кое с кем на сеновале.

Дадли побагровел от злости, а со стороны Стоуна донеслись странные звуки, хотя он, казалось бы, все так же сосредоточенно разглядывал попоны.

— Ты шипишь, как гадюка! И все из-за этого судебного исполнителя! — выкрикнул Дадли, не помня себя от ярости. — Ты, наверное, нравишься ему? Ну, ничего. Он еще не понимает, какую свинью ему подложили…

Вспыхнув от гнева, Вирджиния выхватила откуда-то сбоку цинковое ведро и, не заметив подошедшего Стоуна, метнула ведро в Дадли, но… промахнулась. Вместо того чтобы попасть в Дадли, она угодила Митчу прямо между глаз.

Стоун упал на спину, раскидывая лежавшие на прилавке яблоки по полу. Пока он пытался подняться, спотыкаясь о катавшиеся под ногами яблоки, Дадли выскочил из лавки.

В ужасе от содеянного, Вирджиния застыла на месте, зажав ладонями рот.

— Простите, — только и могла она прошептать.

Калеб помог Стоуну встать на ноги, насмешливо заметив:

— Ну и тяжелая у вас рука, мисс Холден! Она просто хотела наказать этого парня, — обратился хозяин к Стоуну.

Стоун кивнул, прижимая ладонь к переносице.

— Надеюсь, у вас найдется немного льда в кладовой? — спросил он хозяина лавки.

Калеб поспешил за льдом, а две свидетельницы побоища заторопились к двери.

— Ну вот, — обреченно сказала Вирджиния, — они разнесут эту новость по всему городу, не успеете вы и глазом моргнуть.

— Мне сейчас довольно трудно это сделать, — криво усмехнулся Митч.

— О, мистер Стоун, мне действительно очень жаль, — сказала Вирджиния и, взяв его за руку, усадила на бочонок с мукой, а сама устроилась рядом. Она отняла ладонь Митча от переносицы и скривилась при виде багровой отметины между его бровями. — Я не хотела ударить вас. Сама не знаю, как это получилось.

Калеб вернулся с куском льда и полотенцем. Вирджиния приложила лед к ссадине.

— С вами все в порядке? Вы не чувствуете головокружения?

— Дайте мне прийти в себя, мисс Холден. Не каждый день человека бьют ведром по голове, — раздраженно остановил ее Стоун.

Она вздрогнула от его резкого тона.

— Я же сказала вам, что мне очень жаль.

— Да, и уже неоднократно.

7

Вирджиния в самом лучшем своем пунцовом платье сидела на козлах, терпеливо дожидаясь Стоуна. Вечеринка началась около часа назад, но Митч только что пробудился от продолжительного полуденного сна.

Несколько раз она проверяла его ссадину, чтобы убедиться, все ли с ним в порядке. Никогда нельзя знать, что произойдет с человеком после удара по голове. Казалось, на этот раз все обошлось благополучно. Ведро оставило лишь бледный синяк между синими глазами Митча.

Наконец он вышел из дома и взобрался на место. Вирджинии хватило только взгляда, чтобы оценить красоту его статной фигуры в черных брюках и белой хлопковой рубашке.

Лошади дернули, она чуть не опрокинулась назад и зло посмотрела на Стоуна.

— Вы не забыли, что я неоднократно приносила вам извинения, мистер Стоун? Когда же вы перестанете сердиться на меня? — раздраженно спросила она.

— Я не сержусь на вас, мисс Холден. Простите, если я выгляжу недовольным. Ваш отец просил, чтобы вы не позволяли Дадли Форбзу даже приближаться к себе на этой глупой вечеринке, а тем более разговаривать с вами, — сообщил ей Стоун все еще сердитым тоном. — Ваш отец предчувствует, что Форбз захочет восстановить с вами прежние отношения.

— Зачем ему это? Ведь он раструбил на весь город, что бросил меня.

— Возможно, он готов дать вам шанс на примирение. Это позволит ему выглядеть в глазах окружающих великодушным, — объяснил Митч.

— Вы действительно думаете, что он выкинет что-нибудь подобное? — спросила пораженная Вирджиния.

— Да, — кивнул Стоун, пристально глядя на нее.

Вирджиния печально смотрела вдаль. Наверное, если бы Митч сильно любил женщину, он уж постарался бы вернуть ее.

— Не волнуйтесь, мистер судебный исполнитель. Я не собираюсь ничего прощать и не забуду об этой обиде, — холодно отчеканила она.

Митч довольно улыбнулся и направил лошадей к веренице фургонов на обочине дороги. Он остановился на конце ряда, спрыгнул на землю и помог сойти Вирджинии.

Они вошли в ярко освещенный амбар и поздоровались с Джейкобом и его женой. Вирджиния представила Стоуна шерифу и другим уважаемым горожанам. Обернувшись, она оказалась лицом к лицу с возбужденной Эми.

— Наконец-то ты пришла! — воскликнула подруга. — Все уже начали думать, что из-за выходки Дадли ты и вовсе не явишься.

— Извини, что заставила волноваться. Ты ведь знакома с судебным исполнителем Стоуном? — чопорно произнесла Вирджиния.

Эми повернулась к Митчу, с восхищением разглядывая его. Вирджиния ощутила прилив гордости. Все правильно, подумала она, Дадли не разбил мое сердце, я просто поменяла его на кое-кого получше.

Пока Стоун любезно приветствовал Эми, в голове Вирджинии начал складываться план, как утешить свое уязвленное самолюбие и заставить горожан посудачить о ней этим вечером.

Как только Стоун закончил обмениваться любезностями с Эми, Вирджиния взяла его под руку и демонстративно прижалась к нему. Он удивленно посмотрел на нее, но Вирджиния, заметив, как приподнялись брови у стоявшей неподалеку Сью, поняла, что достигла своей цели.

— Вы что, успели подружиться? — спросила Эми.

— Вообще-то… — Судебный исполнитель не успел закончить, как Вирджиния поспешила вмешаться:

— Митч решил погостить у нас с папой, — прощебетала она.

У Эми от изумления округлились глаза. Она уже горела от нетерпения первой распространить эту потрясающую новость.

— О, вот и Лори, — заторопилась она. — Мне надо с ней поговорить. Увидимся позже, Джинни.

Вирджиния усмехнулась, глядя, как Эми устремилась к собравшимся в кружок девушкам и принялась оживленно что-то говорить им. Тотчас все они обратили взгляды на Вирджинию и ее спутника. Она посмотрела на него и встретила такой холод в его глазах, что отшатнулась.

— Что это вы себе позволяете? — потребовал он ответа.

Нервно рассмеявшись, она пролепетала:

— Ну… я только подумала, что раз уж мы здесь вместе, мы могли бы, ну… вы понимаете…

Митч наклонился и отчетливо произнес ей прямо в лицо:

— Я сопровождаю вас, мисс Холден. И ничего более. А вы, давая этим людям повод для сплетен, лишь сгущаете тучи над своей головой.

Он отошел, оставив ее в смятении, и вступил в разговор с компанией мужчин, стоящих у стены. Немного погодя он закружился в вальсе с женой преподобного Джейкоба. Вальсировал он на удивление изящно, оставаясь при этом воплощением мужественности: широкие плечи напряглись, а мускулы играли под белой хлопковой рубашкой. Если я не слишком рассердила его, то следующий танец будет за мной, подумала Вирджиния с замиранием сердца.

Она одиноко стояла у стены, и этим воспользовались молодые любительницы сплетен. Они окружили ее, точно стая голодных акул.

— Неужели и этот оставил тебя? — спросила одна.

— Ой, девочки, смотрите, — захихикала другая, — судебный исполнитель бросил Джинни ради престарелой жены преподобного Джейкоба.

Вне себя от ярости Вирджиния направилась к танцующим, на ходу отхлебнув пунша из бокала. Протиснувшись через толпу, она похлопала миссис Джейкоб по плечу.

— Могу я сменить вас? — спросила она, стараясь не встречаться глазами со Стоуном.

— Разумеется, дорогая, — расплылась в добродушной улыбке супруга преподобного и уступила девушке место.

Вирджиния оказалась в кольце рук Митча. Глаза его гневно сверкнули.

— Она думает, что мы помолвлены, — рявкнул он, — и готовится поздравить меня с прекрасным выбором. Можете представить, как она расстроится, узнав, что мы на самом деле совсем недавно познакомились, а вы просто распускаете слухи, чтобы по-ребячески отомстить изменившему вам мужчине.

— О, вы же не сказали ей этого! — воскликнула Вирджиния.

— Нет, вы скажете все сами, мисс Холден.

Но в этот момент Вирджиния снова поймала возбужденные взгляды умиравших от любопытства приятельниц, и уже ничто не могло ее остановить.

— Не могли бы вы прижать меня покрепче? Пожалуйста! — попросила она Митча.

Он окинул взглядом молодых сплетниц и все понял.

— Может, мне лучше задушить вас? — усмехнулся он и сделал то, о чем она просила.

Вирджиния прижалась к нему и медленно обняла за шею, не забыв проследить, видят ли это окружающие.

Когда гладкая, шелковистая ручка скользнула вокруг шеи Митча, он, не в силах сопротивляться, обнял ее за тонкую талию и склонил голову к волосам, вдыхая слабый аромат цветущей яблони. Больше он не мог бороться с желанием и слегка прикоснулся губами к ее нежной шейке.

— Что вы делаете?! — воскликнула она.

— Разве я испортил вашу прическу? — шутливо откликнулся Митч.

— Мне щекотно, — возразила Вирджиния и осведомилась невинным голоском: — У вас все в порядке? Вы так раскраснелись. Не мешало бы показаться доктору.

Его глаза блуждали по ее лицу, а дыхание учащалось, когда он смотрел на мягкие чувственные губы. Охваченный страстным желанием, он готов был все отдать ради одного поцелуя и уже почти собирался сделать это. Но тут откуда-то возник Дадли Форбз и схватил Вирджинию за локоть.

— Можно мне вклиниться? — нагло спросил он.

Митч гневно прищурил глаза и, побуждаемый первобытным мужским инстинктом, шагнул навстречу нахалу, полный решимости уложить его на пол. Но Вирджиния решительно встала между ними.

— У меня нет никакого желания танцевать с тобой, Дадли, — презрительно заявила она. Все, кто был в помещении, уже с интересом прислушивались к перепалке. — Тебя ждет Сью. Продолжи свои танцы с ней, — не удержалась от язвительности Вирджиния.

— А что ты делаешь в объятиях этого законника? — не отставал Дадли.

— Это не твое дело! — решительно ответила Вирджиния.

— Вы что, и вправду собираетесь пожениться? — настаивал бывший жених.

К этому времени Митч уже немного остыл, и разум стал возвращаться к нему. Он молча ожидал, как она ответит на этот вопрос.

— Ну, не знаю, с чего ты это взял, — пропела она. — Мы пока не объявляли об этом. — Она снова повернулась к Митчу, бросив через плечо: — Извините, мистер Форбз, не мешайте нам танцевать.

Но Форбз не собирался сдаваться. Стоун догадывался, что парню, подогревшему храбрость пуншем, трудно было отступить на глазах у всех. Дадли снова схватил Вирджинию за плечо. Стараясь сохранять спокойствие, Митч сказал:

— Мистер Форбз, леди не хочет танцевать с вами. Думаю, вам лучше выйти подышать свежим воздухом.

Дадли пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть на Стоуна. Рост Митча давал ему то преимущество, что любому говорившему с ним приходилось смотреть на него снизу вверх.

— А тебе, законник, лучше не вмешиваться! Она все еще моя невеста! — взревел Дадли.

Вирджиния чуть было не задохнулась от ярости. Стоун на мгновение закрыл глаза. Теперь он уже не мог отказать себе в удовольствии расквасить нос Форбзу. Однако прежде чем он приступил к делу, что-то твердое ударило его по голове. Пораженный, он широко раскрыл глаза и увидел, что Дадли присел, а Вирджиния, держа в руках увесистую палку, ошеломленно смотрит на него.

Эта проклятая женщина снова промахнулась! — мелькнуло у него в голове…


Вирджиния стояла в углу амбара, наблюдая, как Митч общается со всеми, избегая только ее. Она снова его разозлила и понимала, что он прав. Но не могла же она предвидеть, что Дадли уклонится в тот самый момент, когда она собиралась нанести удар палкой. И откуда ей было знать, что палка настолько тяжелая, и она не сможет остановиться?

Наконец, увидев, как Митч приторно улыбается тощей учительнице, Вирджиния ощутила такую ревность, что не могла больше здесь оставаться.

— Мне нужно подышать свежим воздухом, — пробормотала она и поспешила покинуть амбар.

Оказавшись на улице, она несколько раз глубоко вдохнула холодный ночной воздух, и по ее телу побежали мурашки. Вирджиния горько рассмеялась про себя. В который раз она ошибается в мужчине!

Тут она услышала, как Стоун окликнул ее, распознала его приближающиеся шаги, но не обернулась. Она еще не была готова к серьезному разговору с ним.

— Хотите домой, Джинни? — спросил Митч.

— Не хотелось бы уводить вас кое от кого, мистер Стоун, — проговорила она, даже не пытаясь скрыть ревнивую горечь.

Руки Митча легли на ее обнаженные плечи, дрожь пробежала по ее спине.

— Какая прекрасная ночь, — прошептал Митч.

Она посмотрела на звездное небо, и глаза ее наполнились слезами.

— Видите Полярную звезду? — спросил Стоун.

Вирджиния отрицательно покачала головой.

Митч легонько повернул ее голову направо.

— А теперь видите? — сказал он ей на ухо.

— Да, теперь вижу, — кивнула она.

— Она будет нашим ориентиром в горах, — пояснил Стоун.

— И в облачную погоду? — фыркнула Вирджиния.

— В такие ночи вы просто должны довериться мне…

— Простите меня за то, что я ударила вас палкой, — наконец выдавила из себя Вирджиния.

— Я ведь не знаю, за что вы меня так ударили, — проговорил Митч.

— Я прошу у вас прощения, Митч, — повернувшись к нему, горячо прошептала она и даже отважилась заглянуть в его глаза. Это было ошибкой. Она тут же утонула в их теплой синеве.

— И я хочу попросить у вас прощения, Джинни, — шепнул в ответ Стоун.

Он склонил голову, и его горячие губы приникли к ее рту. Ошеломленная, Вирджиния сначала просто оцепенела. Митч обхватил ладонями ее голову и привлек к себе! Пока длился этот поцелуй, у нее было время прийти в себя. Она уперлась руками в его грудь, стараясь отстраниться и твердя про себя, что не желает этого. Однако в глубине души она знала, что еще никогда ни один поцелуй не дарил ей такого наслаждения.

8

Стоун поспешил за Вирджинией, которая словно пуля вылетела из фургона и помчалась в дом. С грохотом распахнулась дверь, и Рей Холден был вынужден оторваться от любимой газеты. Дочь тяжело дышала, будто ей пришлось нестись с вечеринки во весь опор.

— Что он на этот раз натворил, Джинни?

— Он поцеловал меня, вот что он сделал! — выдохнула она.

Рей воспринял эту новость довольно спокойно, и Митч подумал, что, возможно, друг не станет гоняться за ним с дробовиком.

— Надеюсь, вы преподали этому мошеннику хороший урок, — предположил Рей.

— Я не подумала об этом в тот момент, папа, — ответила дочь, сурово взглянув на Стоуна.

— Он только поцеловал ее и больше ничего не сделал, верно? — обратился Рей к Стоуну.

Тут только до Митча дошло, что отец и дочь говорят о разных людях.

— Рей, ты не совсем понял… — смущенно пробормотал он.

— Чем же ты был занят все это время? — сурово спросил мистер Холден.

— Он оскорбил меня, вот что он сделал! — вскричала Вирджиния.

Теперь Рей окончательно был сбит с толку.

— Я хочу понять, что случилось! — потребовал он объяснений. — Дадли оскорбил тебя, и…

— Папа, это сделал твой драгоценный мистер Стоун! Он поцеловал меня! — воскликнула Вирджиния и убежала в свою комнату, хлопнув дверью.

Митч подумал, что пора отсчитывать последние минуты жизни. Однако старик Холден был скорее поражен, чем разгневан.

— Ты ее поцеловал? — наконец произнес он.

— К сожалению, да, — признался Митч.

— Ну ты и сукин сын, дружище! Она выглядит более безумной, чем мокрая кошка, забытая хозяином на морозе в снежную бурю.

— Я принес ей свои извинения, — невнятно промычал Стоун.

— Неужели? — недоверчиво проговорил Рей.

— Прежде, чем поцеловать ее…

— Прежде?

— Ну, на случай, если бы я забыл сделать это потом, — растерянно брякнул Стоун.

Рей нервно зашагал по комнате.

— Мне кажется, нам следует договориться о некоторых правилах нашего соглашения.

— Каких? — удивился Стоун.

— Видишь ли, Митч, она хоть и не показывает вида, но то, что натворил Форбз, все еще причиняет ей душевную боль. Ведь Джинни была готова связать свою жизнь с этим парнем, а он разрушил ее доверие. И такое случилось с ней уже не в первый раз. Два года назад один местный недоумок тоже окрутил ее, а потом растоптал ей сердце. Я хочу, чтобы ты дал слово чести, что не воспользуешься этой поездкой и не обидишь ее.

— Не воспользуюсь, — буркнул Митч.

— Слово чести! — потребовал Рей.

— Дьявол! Если ты не доверяешь мне, то почему, черт возьми, хочешь, чтобы я сопровождал ее? — вспылил Стоун.

— Ты дашь мне слово, и я поверю тебе. И давай покончим с этим.

Митч обдумывал ответ. Выбор был невелик. Если он откажется, то, возможно, избежит ловушки и уже скоро окажется далеко от этой Джинни Холден. Но, столкнувшись с Дадли Форбзом, Митч понял, что Вирджиния все равно будет рваться из родного городка. А значит, не о чем и думать.

— Я даю слово, Рей. Но, поверь мне, это был всего лишь случайный поцелуй.

— Очень надеюсь, что ты не будешь больше практиковаться в этом. Когда думаешь завтра отправиться в путь?

— Еще до полудня.

— Тогда мы еще поговорим утром. Она тебе это еще не скоро простит, уж я-то ее знаю.


Вирджиния в ярости оторвала несколько пуговиц, пытаясь расстегнуть платье. Наконец она стащила его с себя и бросила на пол. Потом скинула черные лаковые туфли, сняла нижнее белье и швырнула туда же. Надевая ночную фланелевую рубашку, она злобно бормотала, что если этот Стоун еще раз попробует поцеловать ее, то она откусит ему губы.

Нельзя сказать, что поцелуй был неприятен. По правде говоря, ей хотелось таких поцелуев. Но ведь он не имел никакого права целовать ее! Он не был ее женихом и не смел так поступать с ней. А он оказался настолько аморален, что даже пытался проникнуть языком в ее рот!

Уткнувшись лицом в подушку, она проклинала его самонадеянность. Ведь он уже довольно стар, ему лет сорок, ну хорошо, пусть тридцать. Правда, у него такие морщинки у глаз, когда он улыбается… Усы у него оказались мягкими и шелковистыми, как и волосы. А когда он обнимал ее, какие у него были сильные теплые руки. И целовал он не так, как Дадли, который делал это агрессивно и неумело. Приходилось признать, что поцелуй Митча завораживал, захватывал. Она закрыла глаза и попробовала снова ощутить вкус долгого нежного поцелуя.


Пропели петухи, и Митч, сидя на кровати, перестал бороться с бессонницей. За ночь он так и не прилег.

— Это был всего лишь случайный поцелуй, — громко повторил он.

Но именно из-за этого проклятого поцелуя он не спал всю ночь. В мечтах ему хотелось гораздо большего. Но он дал обещание старому Рею, и, значит, пора успокоиться.

Митч потянулся и зевнул. Вкусный обильный завтрак — вот в чем он сейчас нуждался. Затем они вместе упакуют вещи и двинутся в путь. Стоун быстро оделся и спустился в кухню.

Сощурив глаза от яркого солнечного света, он увидел необычное зрелище — неумело хлопотавшего у плиты Рея.

— А где наша фея? — спросил Митч, сразу почувствовав себя свободнее.

Рей раздраженно ответил:

— Откуда мне знать? Она решила мстить тебе, а я оказался меж двух огней. Скорей всего, она не вернется, пока мы не отравим друг друга этой стряпней. — И он в сердцах швырнул тесто на стол.

Митч почесал затылок и подумал, что обильного завтрака не предвидится, но, наверно, он и не заслужил его.

— Он ее поцеловал, а я отдуваюсь, — ворчал мистер Холден.

— Я поговорю с нею…

— Ты ее лучше не трогай. Садись, а я попробую приготовить что-нибудь. Будем надеяться, что нас не стошнит.


Прошло два часа после восхода солнца, и Вирджиния подумала, что мужчины уже, должно быть, позавтракали. Или сидят голодные, ожидая ее. Она повернула гнедую кобылу к дому.

Стоун сидел на ступеньках крыльца, криво улыбаясь.

— Доброе утро, Вирджиния, — заставил он себя поздороваться.

— Доброе утро, мистер Стоун, — ответила она, слезая с лошади.

— Где это вы пропадали, мисс Холден?

— Навещала друзей, — бесстрастно соврала она.

— Вы, оказывается, коварная женщина. Завтрак, который приготовил ваш отец, долго будет мучить меня.

— Возможно, это научит вас держать свои губы под контролем, — усмехнулась девушка.

— Неужели поцелуй показался вам настолько неприятным?

— Не глупите! — Она поднялась на ступеньки, собираясь обойти его, но он ухватил ее за лодыжку.

— Я дал слово вашему отцу, — прошептал Митч.

— Дал слово? — удивилась Вирджиния.

— Я обещал, что не воспользуюсь случаем и не сделаю вам ничего плохого в дороге.

— А вы всегда выполняете свои обещания?

— Довольно часто, — усмехнувшись, ответил Митч.

— А если я попрошу больше никогда меня не целовать? — язвительно спросила она.

— Но вы ведь не хотите, чтобы я больше этого не делал? — уклонился он от ответа.

Вирджиния отвела взгляд, опасаясь завораживающих синих глаз.

— Иногда лучше не делать то, что хочется, — проговорила она. — Надеюсь, вы сдержите слово.

Митч поднялся, решив оставить за собой последнее слово:

— Предлагаю поступить так. Все уже упаковано. Мы тронемся в путь, как только вы будете готовы.

Вирджиния заглянула в раскрытую дверь. Отец сидел у плиты. Готова ли она к столь решительному шагу? У нее перехватило дыхание. Пришло время расставаться со всем, что было ей дорого.

Она посмотрела на Стоуна.

— Не могли бы вы?.. — начала она и замолчала.

— Я уложу вьюки на вашу лошадь и подожду вас за домом, — твердо заявил Митч.

Она вошла в дом. В глазах отца стояли слезы.

— Пора в путь? — произнес он дрожащим голосом.

— Да, пора прощаться, папа, — всхлипнула Вирджиния и взяла отца за руку. Рей обнял дочь. Она прижалась лицом к его родной широкой груди, едва сдерживаясь, чтобы не разрыдаться.

— Я горжусь тобой, Джинни. Ты все правильно решила.

Вирджиния попыталась улыбнуться. Так или иначе, от его слов ей стало легче.

Отец нежно поцеловал ее в лоб и проводил до двери.

— Ну и как тебе этот бедный парень в серой шляпе? — шутливо спросил он и добавил: — Держись его, Джинни. И доверяй ему. Он убережет тебя от многих опасностей.

Рей проводил Вирджинию к лошади. Когда она оказалась в седле, Стоун и отец пожали друг другу руки и обменялись несколькими фразами, которых она не расслышала. Затем Митч пришпорил лошадь и направился в сторону гор. Вирджиния последовала за ним, а сзади тащился мул с поклажей.

Она оглянулась на отца, стоявшего у крыльца, и слезы накатили на глаза. Жребий брошен. Теперь она должна подчиняться не чувствам, а здравому смыслу, и надеяться, что впереди ее ждет лучшее…

9

Вирджиния устало сползла с лошади после целого дня изнурительного пути. У нее ныло все тело. Пока лошадь жадно пила из протекавшего поблизости ручья, девушка смочила платок в холодной воде и протерла пылающее лицо, шею и руки. Наступала ночь. Они провели в дороге уже более десяти часов. Стоун зачерпнул шляпой воды и вылил себе на голову.

— Хотите есть? — спросил он.

— Готова съесть даже вашу лошадь, — пошутила она.

По его лицу мелькнула тень слабой улыбки.

— Сейчас разведу огонь.

Она бессильно наблюдала, как Митч расчищает место для стоянки. В пути они не сказали друг другу и нескольких слов. Она представила отца, сидящего с газетой дома у камина, и поняла, что больше всего хотела бы оказаться рядом с ним.

Она подошла к мулу, достала из вьюков кастрюлю и немного продовольствия.

— Что вам больше по вкусу — горох или сладкие бобы? — спросила она.

— Вы о нашем обеде или просто для красного словца?

Джинни недобро посмотрела на него, но он был слишком занят заготовкой хвороста, чтобы обратить на нее внимание. Она разложила все, что было нужно для готовки, а затем раскинула у огня матрас. Усевшись на матрас, она занялась приготовлением пищи. Митч громко закашлялся, явно желая привлечь ее внимание.

— Мисс Холден, — произнес он подчеркнуто вежливо, — не могли бы вы расчистить землю, прежде чем разложить матрас? Или вы собираетесь спать на камнях? К тому же так близко от костра можно ведь и сгореть.

Действительно, вся земля под матрасом была усыпана острыми камешками. Опустившись на колени, Вирджиния безропотно принялась отбрасывать камни.

— Вам лучше повернуться в другую сторону, — заметил Митч. — Зачем же метать камни мне в лицо?

У Вирджинии не было сил подыскивать язвительный ответ, и она молча продолжала расчищать место для ночлега. Немного погодя она миролюбиво спросила:

— Папа говорил, что вы живете в Карсоне?

— Там живет моя семья, а я — где приведет Господь.

— Но вы там выросли?

— Нет, я рос в Бостоне.

Она удивилась. Митч казался ей воплощением Дикого Запада — от сапог со шпорами до серой пропотевшей шляпы с широкими полями.

— Десять лет бродячей жизни основательно меняют человека, — объяснил он.

— Так у вас нет своего дома? — поинтересовалась Вирджиния.

— В Карсоне есть. Только я бываю там очень редко, — ответил он, продолжая возиться с костром.

— Вы скучаете без них, мистер Стоун? Без вашего семейства, я имею в виду? — стараясь говорить безразлично, спросила Вирджиния.

— Вначале сильно скучал. Но нельзя всю жизнь держаться за кого-то. Тогда в конце концов и ощущаешь полное одиночество. Нужно вовремя остановиться и подумать, — серьезно проговорил он.

Внезапно у нее сжалось сердце, а глаза увлажнились.

— Мне кажется, это касается только меня, — хрипло сказала она.

Последовала длинная пауза. Наконец Митч подал голос:

— Не сожалеете ли вы о своем решении, мисс Холден? Я просил вас перед поездкой хорошенько все обдумать, чтобы не оставалось сомнений. Возможно, вам стоило прислушаться к моим советам. — Он встал и отправился за своим матрасом.

— Я чувствую одиночество, но не жалею о принятом решении. Желание покинуть родные места было правильным.

Вирджиния перенесла матрас на расчищенное место. Митч бросил свой матрас рядом и, опустившись на колени, обворожительно улыбнулся.

— Как вы можете чувствовать себя одинокой, когда я рядом? — шутливо спросил он и неожиданно добавил: — А признайтесь, мисс Холден, я заставляю вас гореть, подобно зажженной спичке.

Вирджиния резко вскинула голову, а он как ни в чем не бывало принялся открывать консервные банки.

— Я вас не понимаю, сэр, — гневно произнесла она. — Объясните, на что вы намекали, говоря о горящих спичках? Не хотелось бы вас огорчать, но вам нечего рассчитывать на малейшую мою симпатию. — Ее бесило, что он постоянно насмехается над ней!

Митч расхохотался, и Вирджиния ощутила непреодолимое желание ударить его.

— Мне жаль, — отсмеявшись, сказал Митч.

— У вас глаза бегают, только когда вы лжете? — проворчала Вирджиния.

— Я никогда не лгу! — парировал он, засыпал горох и бобы в отдельные котелки и поставил их на огонь. — Давайте не будем понапрасну спорить, мисс Холден. Во всяком случае не в первую же ночевку.

— Вы сами начали! — бросила обозленная Вирджиния. — Уж не собираетесь ли вы спать рядом со мной?

— В этих горах может всякое произойти, и я буду спать рядом на тот случай, если потребуется моя помощь.

Вирджиния побледнела, но не из-за предчувствия опасности, а от одной лишь мысли, что он будет спать рядом.

— Я сама могу защитить себя, — отчаянно пыталась она отговорить его.

— Если бы это было так, то вы отправились бы в путь без меня, — отрезал Митч.

Сжав зубы, Вирджиния отвернулась к огню. Невозможно спорить с этим упрямым мулом. Именно таков этот Стоун.


Разбудив Вирджинию еще до восхода солнца, Митч сунул ей в руку свой кольт.

— Пойду настреляю что-нибудь на завтрак. А вы оставайтесь здесь, никуда не уходите.

Вирджиния попыталась понять, где же они находятся. Вокруг был только дремучий лес. Спала она ужасно — может быть, из-за оставшихся под матрасом камней, а может, и по какой-то другой причине. Проводив Митча взглядом, она стала рассматривать кольт. Он был отлично сработан, хотя и немного тяжеловат для ее руки. Прежде она никогда не стреляла из такого оружия, но ей казалось, что это будет просто.

Наконец она отправилась к ручью, умылась и села дожидаться возвращения Митча.

Солнце поднялось довольно высоко. Вирджиния попробовала отвлечься, рисуя на песке палочкой замысловатые узоры, но не переставала внимательно прислушиваться к каждому шороху. Щебетали птицы, жужжали шмели. Внезапно громко закаркала ворона. Вирджиния подпрыгнула от неожиданности. Митча не было почти два часа, и ей стало казаться, что он вообще не вернется. Она пожалела, что вчера вечером была не слишком с ним любезна. У нее от голода уже урчало в животе.

Где-то рядом треснула ветка, и у Вирджинии замерло сердце. Затем за деревьями мелькнула тень, и она подумала, что кто-то подкрадывается к ней. Что, если это не Стоун? Не успев как следует все обдумать, она выхватила кольт и залегла за большим камнем. Звуки стали громче, и она крикнула:

— Кто там?

К ее ужасу, никто не ответил. Она вытянула руку с оружием. Кто бы ни пробирался через кусты, она решила нажать на курок. Грохот выстрела огласил окрестность.

10

Митч вышел на поляну, проклиная все на свете. Вирджиния раскрыла рот и как завороженная смотрела на дымящийся в руке кольт.

— Я не думала, что это вы… — пыталась она оправдаться.

— А кто бы это мог быть? Медведь с кроликом в одной лапе и винтовкой — в другой? — раздраженно съязвил Стоун.

— Вы должны были ответить, когда я вас окликнула! Откуда мне было знать, кто это подкрадывается?! — воскликнула она.

Митч выхватил кольт из ее рук и продолжил неприятный разговор:

— Я не ответил потому, что другой кролик был у меня на прицеле, мисс Холден. Никогда, никогда не стреляйте, пока не узнаете, черт возьми, в кого целитесь!

Наконец Вирджиния осмелилась поднять на него глаза. Она ненавидела его за эти постоянные выволочки. Как будто она непослушный ребенок! Увидев тушку освежеванного кролика, она брезгливо фыркнула.

— Вижу, что ваша охота была успешной…

— Но я надеялся подстрелить сразу двух кроликов, — с досадой заметил Митч.

— В этом вы тоже вините меня?

— Простите, мисс Холден. Я не имею права журить вас, хотя вы трижды покушались на мою жизнь в течение прошедших дней. Почему бы вам не попытаться еще раз и не столкнуть меня с этого утеса?

— Не искушайте меня, мистер Стоун, — ехидно ответила Вирджиния.

Он лишь холодно улыбнулся.

— Слишком поздно, мисс Холден. Но я все же ожидаю, что вы будете сдерживать себя и не помешаете мне выполнить свое обещание.

Девушка в гневе сжала кулаки и скрипнула зубами. Митч подошел к костру, собираясь жарить кролика. Порывшись в сумке, Вирджиния достала мыло и полотенце.

— Пойду искупаюсь, — бросила она.

— Нет! — категорически заявил Стоун.

— Почему? Вы мой проводник, мистер Стоун, но не мой отец и не ангел-хранитель. Я буду делать то, что считаю нужным.

Митч смотрел на нее сквозь пламя костра, и огненные языки отражались в его сердитых глазах.

— Нам следует постоянно быть рядом.

— Я непременно учту ваше предложение, — холодно согласилась она.

Вирджиния спустилась к реке, перебирая в уме все детали этого спора. Наконец она нашла не очень глубокую заводь с чистой водой, быстро сняла с себя брюки и рубашку, оставшись в лифчике и панталонах, и погрузилась в воду. Она вымыла тело и волосы, а затем вытянулась, закрыла глаза и стала нежиться под лучами солнца.

Внезапно чья-то тень упала на ее лицо, и она открыла глаза, ожидая увидеть Стоуна. Но над ней склонился высокий смуглый индеец. Он просто буравил ее злобным взглядом. Когда он протянул руку, чтобы прикоснуться к ней, Вирджиния в ужасе закричала. Ее крик прокатился эхом в горах.

Пока индеец говорил что-то непонятное, она, бешено барахтаясь, старалась добраться до противоположного берега заводи.

— Он говорит, что вы богиня, — вдруг услышала она знакомый голос. Вглядевшись, она увидела Стоуна рядом с индейцем. — Он говорит, что его люди отнеслись бы к нему с уважением, если бы он привел вас в их лагерь, — продолжал Митч. Ее изумило, что Стоун говорит с индейцем на его языке, а тот кивает в ответ.

Вирджинию пробрал дикий озноб, непонятно, от холода или от страха.

— Что… что… он сказал? — спросила она Митча.

— Он хочет, чтобы вы стали его третьей женой, — серьезно проговорил Митч.

— Нет! Никогда в жизни! — крикнула она.

— Старайтесь сдерживать себя, — предупредил ее Митч. — Он оказывает вам большую честь, мисс Холден. Ведь он вовсе не обязан спрашивать вашего разрешения. Мог бы просто взять вас в охапку и уволочь к себе в вигвам.

— Не отдавайте ему м-меня, мистер Стоун! Вы не должны… — взмолилась Вирджиния.

— У меня нет желания отдавать вас, хотя это имело бы смысл, послужив вам хорошим уроком. Если бы вы самовольно не покинули лагерь, с вами ничего бы не случилось.

Индеец все еще в упор рассматривал Вирджинию, она ощущала себя так, словно была голой.

— Не могли бы вы заставить его уйти? — тихо попросила она Митча.

Стоун, раскинув руки с раскрытыми ладонями, о чем-то довольно долго говорил с индейцем. И наконец тот удалился, даже не оглянувшись на нее, оставив их целыми и невредимыми! Джинни выскочила из воды и поспешила обернуться полотенцем.

— Что вы сказали ему такое, отчего он сразу ушел? — стуча зубами, спросила она Митча.

— Сказал, что вы моя жена, — ответил Стоун.

— И он сразу отказался от своих притязаний? Только и всего? — удивилась Вирджиния.

— Нет. Он предложил мне за вас двух своих жен, трех мустангов и четыре винтовки.

— Слава богу, что он принял ваш отказ, — тяжело вздохнула Вирджиния.

— Но я не отказывался, — рассмеялся Стоун.

— Как это?..

— Я объяснил ему, что хочу получить двух индианок, четырех мустангов и десять винтовок. Он ответил, что нет такой женщины, которая стоила бы так дорого, и ушел.

Вирджиния зло посмотрела на своего спутника и спросила:

— А что было бы, если бы он согласился?

— У меня оказалось бы достаточно лошадей, — засмеялся Стоун, — чтобы доставить домой моих индианок и винтовки.


Они отправились в путь уже далеко после полудня. И не собирались делать привал до вечера. Митч решил, что они перекусят кроликом, не слезая с лошадей. Он старался не обращать на спутницу никакого внимания. После того как она чуть не застрелила его и решилась ослушаться, у него не было никакого настроения играть роль галантного кавалера. Ей очень повезло, что индеец был дружественно настроен, иначе сейчас она была бы уже обута в мокасины.

Митч заметил, что у нее шалят нервы и в любую секунду она может что-нибудь выкинуть из-за того, что чувствует себя виноватой. Но она лишь спросила:

— Почему вы стали судебным исполнителем?

Он приподнял голову и внимательно посмотрел на нее.

— А почему вас это интересует?

— Просто хочу поговорить с вами откровенно.

Митч ухмыльнулся. Женщины непредсказуемы, как дикие мустанги. Он спокойно ответил:

— Я умею скакать верхом, метко стрелять и дерусь как сукин сын. Так что деньги я зарабатываю честно.

— А вы не боитесь никакой опасности?

— Да ведь жить всегда опасно, леди.

— Сколько раз вы рисковали жизнью? — после паузы спросила Вирджиния.

— По крайней мере, больше, чем вы, — резко ответил он.

— А как ваши близкие относятся к такой опасной профессии? — не отставала Вирджиния.

— Они явно против того, чем я занимаюсь.

— Должно быть, они волнуются, когда вы уходите из дома.

— Мисс Холден, согласна моя семья с выбранной мной профессией или нет, честное слово, черт возьми, вас это совершенно не касается, — вспылил Стоун.

Он пришпорил лошадь, надеясь, что Вирджиния поймет намек и прекратит свои расспросы. Однако, нагнав его, она как ни в чем не бывало продолжила:

— Могу представить, как они ненавидят то, чем вы зарабатываете на жизнь.

— Я уже достаточно взрослый человек и делаю то, что считаю нужным. А теперь, надеюсь, вы способны понять, что пора направить нашу беседу в иное русло? — попытался он утихомирить ее. — Почему бы нам не поговорить о погоде?

— Слишком банально, — парировала она. — Ну а как насчет моды?

— Это далеко не самая любимая мной тема. Что скажете о политике? — ехидно спросил Митч.

Презрительно сморщив нос, Вирджиния заявила:

— Меня она совсем не интересует.

— Что ж, мисс Холден, остается только одна тема — овцеводство, но я в этом совсем не разбираюсь.

— Вы могли бы мне рассказать о ваших с папой приключениях. Например, о том, как вы поймали Тоби Брюса.

— Тоби Брюс? Господи, отец рассказывал вам об этом?! — воскликнул Стоун.

— Он говорил, что в тот день вы спасли от смерти несколько человек.

— И сам чуть не оказался на том свете, — усмехнулся Митч.

— Вас четверых заманили в ловушку в Долине Смерти. Вы остались под палящим солнцем Невады без продовольствия, без воды. Двух ваших лошадей съели койоты. А Тоби Брюс и его банда устроили засаду у единственного колодца и ожидали, когда вы сдадитесь.

— Что же еще рассказал вам Рей?

— Через три дня, почти полумертвые, вы готовы были покончить с собой, чтобы только не сдаваться живыми. Вы решили, что один из вас должен убить остальных, и бросили жребий. Папе досталась короткая спичка. Он должен был застрелить вас всех, а затем и себя.

Митч подумал, что Рей несколько приукрасил их приключения. Бандиты загнали всю группу на песчаный гребень и в течение трех дней держали под прицелом. Голод и жажда довели их до предела, двое уже были почти без сознания. Однако вытянувший короткую спичку должен был всего лишь наблюдать за двумя оставшимися лошадьми, что казалось бессмысленным, поскольку жить им четверым оставалось не более одной ночи.

— И тогда вы вызвались прокрасться в лагерь бандитов, а их там было почти пятьдесят, — горячо продолжала Вирджиния, — и захватить лошадей с продовольствием.

На самом деле бандитов было не больше десяти, но Митчу не хотелось разочаровывать Вирджинию.

— Я тогда был молодым идиотом, потому и решился на этот отчаянный шаг, — сказал он.

— Но у вас все получилось! — воскликнула Вирджиния.

— К счастью, да.

— А потом вы с папой тащили на себе двух раненых товарищей к ближайшему населенному пункту.

Митч с трудом подавил желание рассмеяться. Почему бы Рею не придумать, что они тащили на себе еще и обеих лошадей?

— Это замечательная история! — не умолкала Вирджиния. — Но я не представляла, что вы тогда были так молоды.

— Мне было девятнадцать. И хватит говорить обо мне, — оборвал ее Митч.

— Похоже, мало что изменилось за эти десять лет, — улыбнулась она.

— Мне помнится, лет десять тому назад ваш отец сказал, что его дочь ничем не отличается от хулиганов, гоняющихся друг за другом по школьному двору. Мог ли я предположить, что спустя столько времени вы нисколько не изменились?

— Какая неуместная шутка! — рассердилась Вирджиния. — Могли бы держать ваше мнение при себе.

— И вы могли бы оставить меня в покое, — резко отозвался Стоун.

Некоторое время они ехали молча. Первой не выдержала Вирджиния.

— Ну что ж, — грустно произнесла она, — у нас так и не получилось учтивой беседы.

— А вам обязательно нужно было все испортить, — проворчал Митч.

И оба, не сдержавшись, рассмеялись.

11

Том Легри, брат застреленного Стоуном Тодда, тяжело опустился на табурет у стойки бара. Он заказал бутылку виски и внимательно осмотрел салун из-под низко надвинутой на глаза шляпы. В этот городок Тома привели поиски злейшего врага. Он шел по пятам Митча Стоуна и уже чуял запах его крови.

— Я ищу одного парня, — обратился он к бармену. — Здоровый такой детина, зовут Стоун.

Бармен отрицательно покачал головой.

— Говоришь… говоришь, Стоун? — послышался пьяный голос.

Легри, сощурив глаза, оглядел темноволосого молодого человека, привалившегося к стойке.

— Да. Стоун. Ты знаешь его?

— Знаю, — кивнул молодой человек, сильно пьяный. — Он у-увел мою бабу прямо у меня из-под н-носа.

— Ты знаешь, где он теперь? — спросил Том.

— У-уехал! Ч-через горы… с моей бывшей невестой!

Бармен попытался образумить пьяного:

— Помолчи, Дадли! Не беспокой клиентов, не то выпровожу тебя отсюда.

— З-заткнись! — огрызнулся Дадли.

— Так куда они поехали? — продолжал расспрашивать Том.

— Кто? — пьяно выдохнул Дадли, успевший забыть, о чем шла речь.

— Стоун. Тот, кто украл твою невесту, — подсказал Легри. — Куда он направился?

Дадли Форбз икнул и невнятно пробормотал:

— В Юту… Логан, Юта. Она х-хочет стать учительницей!

Том Легри подскочил от восторга. Итак, Стоун сопровождает женщину через горы, подумал он, потирая руки. Ничто не может служить большей помехой в пути, чем особа женского пола.

— Когда они уехали? — спросил он.

Форбз замотал головой.

— Зачем она б-бросила меня? Она д-должна была стать моей!

Легри потерял терпение. Он схватил Дадли за загривок и ткнул носом в стойку.

— Когда они уехали? — крикнул он.

— По-позавчера, — промычал Дадли.

Том отпустил Дадли, и тот стукнулся головой о стойку.

Бандит вышел из салуна и присоединился к двум братьям, поджидавшим его на улице.

— Ты нашел его, Том? — спросил один из братьев.

— Два дня назад он направился в Юту.

— Проклятье! Два дня! Черт побери, чего же ты улыбаешься?

— С ним женщина! И везет он ее не просто в Юту, а в Логан, — радостно заявил Том.

Глаза Эда Легри загорелись.

— Логан? Не там ли?..

— Именно там. Все, что нам нужно сделать, — послать телеграмму двоюродному братцу, что у него будут гости, — рассмеялся Том. — Это не сложнее, чем заманить пьяницу в салун.


Вирджиния смотрела на догорающий костер. Она чувствовала себя совершенно разбитой и подавленной.

— Отдохните немного, мисс Холден, — предложил Стоун.

— Я никак не могу заснуть, — пожаловалась она.

— Вы выглядите уставшей, — сказал Митч, продолжая начищать песком их миски. Он видел, что девушка вздрагивает от страха. — Расскажите о себе, — попросил он, надеясь успокоить ее.

— Моя мать умерла, когда мне было пять лет. Отец ушел в отставку вскоре после этого. Вот и все, что я могу рассказать о себе.

Митч протянул ноги к огню.

— Тогда расскажите, как вы жили до сих пор.

— Я выросла в нашем городке, любила ловить рыбу в реке, лазать по деревьям, исходила почти все леса вокруг…

— И вы считаете, что это нормальные занятия для девушки?

— А разве нет? — удивилась она.

— Молодые леди, которых я до сих пор знал, не занимались рыбалкой, не лазали по деревьям и не шлялись по лесам…

Вирджиния нервно вертела в руках край одеяла.

— Наверное, вам не нравится, как я воспитана.

— Нет, нет, вовсе нет, — возразил Митч.

Вирджиния заметила нежность в его глазах. Она успокаивалась, уже оттого что этот сильный, надежный человек лежал в нескольких футах от нее у костра.

— Знакомые вам леди, скорее всего, не носят брюк? — поинтересовалась Вирджиния.

— Наверное, у них не такие стройные ноги, как у вас, — улыбнулся Митч.

— Но я уверена, что настоящие леди предпочитают шелковые платья с кружевами, не могут обойтись без корсетов и нижних юбок и спасаются от солнца под зонтиками.

— Думаю, все это для того, чтобы с помощью корсетов скрыть природные недостатки, — усмехнулся Стоун, прислушиваясь к звонкому смеху Вирджинии. — Не смейтесь, мисс Холден, я слышал, что один мужчина недавно умер, пытаясь примерить женский корсет.

— Должна признаться, что никогда не носила корсетов, — сокрушенно вздохнула Вирджиния.

Стоун окинул ее оценивающим взглядом, и ей вдруг стало жарко.

— Вам с вашей фигурой корсеты совершенно ни к чему. — От неожиданного комплимента щеки Вирджинии покрылись стыдливым румянцем. А Митч тут же заметил: — Вы могли бы осветить целый город таким ярким румянцем. И у вас такая нежная шелковистая кожа!

— Вы не должны так говорить, — смутившись, попросила она.

— Вас это смущает? — угадал Митч.

— Просто это не совсем прилично, — уклончиво ответила Вирджиния.

Митч придвинулся к ней.

— Вы считаете, что говорить комплименты красивым девушкам неприлично? Это что-то новое для меня, — удивился он.

— Это был не комплимент, а всего лишь притворство. Вы не имеете представления, действительно ли моя кожа…

— …Такая шелковистая? — закончил за нее Митч.

Он насмехался над ней, и это приводило ее в бешенство. Вирджиния напряглась, сжала губы и уставилась на огонь.

— Вы забыли, мисс Холден, наш поцелуй три ночи назад. Я вспоминаю, как коснулся вас…

— Вы обещали… — пролепетала Вирджиния, все больше волнуясь, оттого что он был слишком близко.

— Я обещал, что не воспользуюсь благоприятной возможностью. Но ведь мы всего лишь беседуем. Я даже не коснулся вас.

Ох, она догадывалась, куда он клонит. Привстав, она быстро закуталась в одеяла.

— Я очень устала, мистер Стоун. — И она вынудила себя зевнуть. — Давайте продолжим беседу утром.

Ей показалось, что Митч тихо хихикнул, устраиваясь на своем матрасе. Но вскоре она слышала только треск сучьев в костре, стрекотание сверчков и глухие удары собственного сердца.

12

Послеполуденное солнце светило Вирджинии прямо в глаза. Оно стояло уже так низко, что поля шляпы не защищали девушку от слишком яркого света.

Она, прищурившись, осматривалась, в надежде найти хоть какие-нибудь признаки водоема. Тщетно. Утром Митч обещал ей, что сегодня она сможет по-настоящему искупаться, а не просто обтереться влажным полотенцем. Они должны были добраться до реки еще до наступления сумерек.

Всадники двигались по плоскогорью. Дни становились жарче, а ночи — холоднее.

Вирджиния все больше восхищалась Митчем Стоуном. Он так уверенно сидел в седле, был таким храбрым и решительным. С каждым днем росло ее доверие к нему.

Переведя взгляд на его сильные руки, она внезапно ощутила неодолимое желание оказаться в его объятиях, ощутить страстное дыхание у лица, снова испытать вкус его поцелуя. Утомленная долгой изнурительной поездкой, она не могла противостоять этим запретным мечтаниям.

— Вот она! — Митч вытянул вперед руку.

Река стремительно текла меж скалистых берегов, но Стоун привел лошадей к тихой спокойной заводи.

— Вы можете искупаться первой, — сказал он и, сойдя с лошади, завел ее за гряду высоких камней, где собирался расположиться на отдых.

Когда он, прислонившись спиной к большому камню, стал проверять свое оружие, Вирджиния догадалась, что он не намерен уходить.

— Не думаете же вы, что я буду купаться у вас на глазах? — возмущенно спросила она.

— Возьмите мыло и полотенце и идите купаться, — непреклонно ответил он.

— Я не буду купаться, если вы будете сидеть так близко, мистер Стоун, — продолжала сопротивляться Вирджиния.

— Вам придется, мисс Холден. Сначала я буду охранять вас, а потом вы меня. Либо вы сделаете так, как я сказал, либо вовсе не будете купаться. Позвольте напомнить вам о встрече с индейцем два дня назад.

Вирджиния посмотрела на воду. Единственное, о чем она сейчас мечтала, так это как можно скорее залезть в воду.

— Ну хорошо. Только вы отвернитесь, — наконец согласилась она.

Трудно раздеваться, когда рядом находится мужчина. У нее дрожали руки, когда она расстегивала пуговицы на грязных рубашке и брюках. Лишь когда вода коснулась ее тела, все переживания исчезли.

Хотя вода была ледяной, Вирджиния испытывала просто райское наслаждение. Сквозь чистую прозрачную воду было видно дно, покрытое гладкими камешками. Она намылила волосы.

— Все в порядке? — донесся из-за валуна голос Митча.

Она видела только серый рукав его рубашки и длинную тень на берегу.

— Я почти закончила! — крикнула она.

Вирджиния окунулась с головой, чтобы смыть мыло. Когда она вынырнула, что-то длинное скользнуло рядом, и она отчаянно закричала.

Митч выпрыгнул из-за камня, держа ружье наготове. Он был готов убить каждого, кто угрожал ее жизни. Его встретил сердитый возглас:

— Вы обещали, что не будете оборачиваться!

— Но почему вы так вопите? — спросил Митч, отворачиваясь.

— В воде… в воде змея! Она проплыла рядом со мной! — ответила Вирджиния, в панике шлепая ладонями по воде.

Митч подошел к берегу и осторожно оглянулся через плечо.

— Интересно, как, вы думаете, я уничтожу эту проклятую тварь, если даже не могу посмотреть, где она прячется!

Он слышал, как Вирджиния барахталась в воде, пытаясь отогнать от себя змею.

— Проклятье! — выругался Митч, быстро развернулся и шагнул в воду. — Эта тварь может укусить вас, прежде чем я доберусь до нее!

Он подошел к девушке, схватил скользкую змею, которая, к счастью, оказалась безобидным ужом, и отшвырнул ее далеко в сторону. Но затем он совершил ошибку, посмотрев на Вирджинию. Она присела в воде, мокрые волосы разметались по плечам, руки скрещены на обнаженной груди. У него пересохло во рту.

— Полагаю, теперь моя очередь купаться? — неуверенно спросил он. Ее нежные розовые губы дрогнули, и ему ужасно захотелось поцеловать их.

— Е-если вы отвернетесь, я выйду на берег, а вы сможете искупаться.

Митч слегка улыбнулся. Вообще-то он не возражал бы, если бы она осталась. Он представил себе, как ласкает ее полные груди и целует нежные, сладкие губы до тех пор, пока она сама не попросит большего. Проклиная себя за данное ее отцу обещание, он услышал, что она выходит из воды.

Как легкомысленно было предполагать, что если не прикасаться к ней, то их интерес друг к другу ослабнет! Если бы она послушалась его и отказалась от этой поездки… Но сожалеть уже бессмысленно.

И вот они здесь, и ничто его больше не сдерживает, кроме этого проклятого обещания. Как долго он сможет бороться с собой, когда она, такая желанная, сидит у костра напротив него каждую холодную, одинокую ночь? Как долго он сможет сдерживать свои чувства, терпеливо ожидая за камнями, пока она купается обнаженной? Вопрос в том, как она поведет себя, если он нарушит слово и позволит желанию одержать победу над благоразумием?..


Пока Стоун купался, Вирджиния, надев чистое платье, принялась собирать хворост у кромки леса. Надо было поскорей развести костер, ведь солнце почти село и скоро похолодает. Она аккуратно сложила дрова и разожгла огонь. Где же Стоун? Она бросила взгляд в сторону реки, и лицо ее окрасил яркий румянец. Стоун стоял в воде, совершенно обнаженный. Вирджиния не могла оторвать взгляд от его широкой, рельефной, как у античных скульптур, груди, узких бедер…

Митч между тем направился к берегу, казалось, не обращая на нее никакого внимания. Его остановил резкий окрик:

— Подождите! Вы не… вы же совершенно…

Стоун остановился и недоуменно заморгал, как будто только что сообразил, что он абсолютно голый.

— Простите. Не могли бы вы подать мне вон то одеяло? — попросил он девушку.

Вирджиния взяла лежавшее рядом одеяло, вытянула руку, насколько было возможно, и, закрыв глаза, отвернулась. Стоун обмотал одеяло вокруг бедер и сказал:

— Теперь можете повернуться.

Открыв глаза, она повернулась к нему, и снова ее взгляд уперся в обнаженную атлетическую грудь.

— Не хотите ли вы… одеться?

— Я намочил мои единственные чистые брюки, спасая вас от змеи, мисс Холден. — Он заметил ее растерянный вид и постарался скрыть улыбку. — Мне будет ужасно холодно спать в них, как вы считаете?

— Но в таком виде вы тоже окоченеете до утра, — ответила она, внезапно почувствовав, что у нее от волнения пересохло в горле.

— Если вы действительно хотите, чтобы я согрелся, то могли бы присоединиться ко мне под одеялом, — шутливо предложил Митч. — Я уверен, что нам мигом станет жарко.

— Не говорите глупостей! — огрызнулась Вирджиния.

Он сел сбоку от нее у костра и принялся за жесткий кусок вяленого мяса. А Вирджиния никак не могла отвести глаз от его мускулистой широкой груди.

— Мне кажется, что вам хочется прикоснуться ко мне? — спросил он.

Вирджиния отвела глаза.

— Вам не следует оставаться полуголым, — тихо проговорила она. — Что бы вы делали, если бы я тоже сидела перед вами по пояс обнаженная?

Она поняла, что сказала глупость, когда увидела его широкую улыбку.

— Ну, не знаю. Возможно, нам стоит попробовать, — заметил Митч.

— Папа назвал бы это идиотским примером разжигания огня на бочке с порохом, — попыталась она осадить его.

Митч, не обращая никакого внимания на ее слова, придвинулся ближе.

— Но для того, чтобы вспыхнуло пламя, дорогая Джинни, нужна искра. — Его взгляд чарующе действовал на нее, и она слушала завороженно. — Мне кажется, где-то в глубине вашего нежного сердечка уже тлеет маленькая искорка. Та, что застилает дымкой томления ваши глаза и не позволяет трезво осознать происходящее вокруг.

Понизив голос, Митч провел теплой ладонью по ее шее.

— Эта искра не дает вам спокойно дышать. Разгорится ли она, если я немного подую на нее? — Стоун придвинулся еще ближе, и у нее уже не было сил противиться. Она лишь закрыла глаза в ожидании, представляя, как прикоснется к его мощной груди.

Вдруг из-за деревьев донесся топот копыт, и они еле успели посторониться от ворвавшихся в лагерь двух всадников. Прежде чем Вирджиния успела что-либо понять, Стоун молниеносно схватил ружье, которое всегда держал под рукой.

— Остановитесь! — крикнул один из незнакомцев, подходя к костру с поднятыми руками.

— Мы заметили ваш костер и подумали, что вы, может быть, разрешите нам немного погреться, — сказал другой. Оба уже спешились, но боялись подойти ближе.

Стоун, по-прежнему держа их на мушке, улыбнулся.

— Ладно, — согласился он. — Садитесь, разделите с нами трапезу. — Стволом ружья он указал на еду.

Первый незнакомец, блондин, нерешительно проговорил:

— Хорошо, сэр. Но мы не сможем воспользоваться вашим гостеприимством под прицелом.

Митч улыбался, но Вирджиния заметила на его лице тень недоверия.

— Конечно, — миролюбиво сказал он, положил оружие перед собой и демонстративно обнял девушку за плечи.

Она не стала противиться, считая, что Стоун точно знает, как вести себя в подобной ситуации. Оба незнакомца подсели к костру и стали грызть жесткое мясо.

— Куда вы направляетесь? — спросил один из них, темноволосый.

— В Неваду, — ответил Стоун.

— Зачем, если не секрет? Вы что, мормоны?

Он пристально оглядел Вирджинию, и по спине у нее пробежал холодок. Она задрожала, и Стоун притянул ее к себе.

— Это моя единственная жена, — твердо сказал Митч. — Не думаю, что мы подошли бы мормонам.

— У вас очень красивая жена, мистер! — Темноволосый не отрывал глаз от Вирджинии. — Должно быть, приятно коротать с ней холодные ночи на привалах.

Стоун промолчал, и Вирджиния почувствовала, как он напрягся.

— Может, ради гостеприимства разрешите нам тоже попользоваться ею? — нагло осведомился блондин.

Вирджиния резко выпрямилась и вызывающе спросила:

— Что?!

— Ой-ой-ой, Дадли, — засмеялся блондин. — Эта женщина явно не обделена храбростью.

Господи, да что же это такое — еще один Дадли! — подумала Вирджиния.

— И учтите, за голенищем у меня острый нож, — предупредила она.

— Кажется, моя жена явно не хочет принадлежать никому из вас! — Стоун молниеносно навел ружье на непрошеных гостей и добавил сурово: — Советую вам поискать компанию в другом месте!

— Здесь, в горах, лучше вести себя дружелюбнее, мистер, — с угрозой проговорил блондин.

Стоун холодно улыбнулся.

— Убирайтесь!

Они вскочили на лошадей. Стоун наблюдал за их отъездом. Вирджиния вздохнула с облегчением.

— Дадли! Будь проклято это имя!

Митч помог ей подняться.

— Укройтесь за тем валуном. — Он показал на самый большой камень на берегу и проследил, чтобы она выполнила его приказ.

Не совсем понимая, что все это значит, Вирджиния присела за камнем, пытаясь догадаться, откуда ждать опасности. Внезапно раздался выстрел, и пуля отколола кусок валуна рядом с ее головой. От неожиданности она вскрикнула. Стоун укрылся за соседним валуном. Он всматривался в темноту, стараясь взять нападавших на мушку.

— Отдай нам женщину! — услышала Вирджиния.

Стоун взглядом велел ей оставаться на месте. Она пригнулась ниже, не обращая внимания на боль в усталых ногах. Раздался еще один выстрел, на этот раз пуля зацепила валун, за которым прятался Митч.

Осколки камня со свистом разлетелись в стороны. Вирджиния громко крикнула:

— Эй, парни! Здесь судебный исполнитель Соединенных Штатов Америки, прекратите стрельбу!

Перестрелка приостановилась. Из-за деревьев донесся невнятный шепот. Вирджиния победно улыбнулась Стоуну, уверенная, что образумила этих людей.

— Мой папаша перестрелял добрую дюжину таких законников! — послышался издевательский ответ. И стрельба возобновилась.

Стоун окинул ее странным взглядом. Сжавшись в комок, Вирджиния готова была закопаться в землю.

— Парни, вы же не хотите, чтобы я укокошил вас? — крикнул Митч в темноту. — Я чертовски меткий стрелок и не промахнусь.

Вирджиния не сдержала улыбки.

Внезапно Стоун приподнялся и выстрелил.

— Он задел меня, Дадли! Проклятье! Я ранен! — крикнул один из нападавших. Через несколько секунд послышался топот копыт, и все стихло.

— Кажется, они ускакали, — прошептала Вирджиния.

— Ну конечно, мисс Холден. Они испугались, узнав, кто я такой, — язвительно проговорил Стоун.

— Я всего лишь хотела попугать их, — побледнев, оправдывалась она.

— Если становится известно, что я судебный исполнитель, это приносит больше вреда, чем пользы, леди. Был бы вам очень признателен, если впредь вы постараетесь держать рот на замке и будете делать только то, что вам говорят.

— Больше никогда не буду вам помогать, — разозлилась Вирджиния.

— Да, это была помощь! «Эй, парни, здесь судебный исполнитель!» Господи, до чего же вы наивны!

Вирджиния схватила его мокрые брюки и швырнула ему прямо в лицо.

— Вы тоже не подарок и знаете это! — взорвалась она. — Думаете, весело тащиться по безлюдной местности с таким грубым мужчиной, от которого и двух слов не добьешься?

— Я здесь не для того, чтобы развлекать вас, леди! Так что простите меня, если я не показываю вам разные фокусы, — раздраженно ответил Митч. — Кроме того, по-моему, вы вообще никогда не закрываете рот, так что мне не удается вставить ни слова!

— Неправда! Хоть бы вы окоченели в ваших брюках и попали прямо в ад!

— Хотите развлечься, сладкая моя? Ну что ж, смотрите! — сказал Митч и сбросил одеяло, оставшись стоять нагишом при лунном свете спиной к девушке. Затем он завернулся в сухое одеяло и улегся на свой матрас. — Надеюсь, теперь вам не придется скучать этой ночью, — проворчал он и почти мгновенно заснул.

Вирджиния уже не нуждалась ни в жарком костре, ни в теплой постели. Воспоминания об обнаженной фигуре Митча преследовали ее и заставляли пылать, как в огне.

13

Двое парней, недавно нападавших на Стоуна, стояли у костра, и запах бобов и кофе щекотал им ноздри. Трое мужчин, сидевших у огня, недобро разглядывали их. Раненный Митчем бандит поддерживал правой рукой окровавленную, висевшую, словно плеть, левую.

— Этот сукин сын зацепил меня, — простонал он.

— Он так опекал свою женщину! — словно оправдываясь, сказал другой.

— А что ты ожидал от этого законника, тупой кретин! — взорвался Кайл Легри и взглянул на старшего брата, ожидая одобрения. — Что он так легко расстанется с такой чудной куколкой? Верно, Том?

Том Легри сидел, ссутулившись, с кружкой кофе в руках. Блики пламени отражались в его немигающих глазах. Широкие плечи напряглись под поношенной рубашкой и кожаной курткой. Он злобно прищурился.

— Я приказывал вам подкрасться как можно тише и схватить ее. Вы все испортили, парни.

— Но он же сказал нам, что направляется в Неваду… — заныл Дадли.

Том оборвал его:

— Он лгал. А теперь говорите мне все, что узнали.

Дадли взглянул на приятеля. Им не стоило связываться с этими людьми, но стаканчик виски и небольшая сумма денег всегда убеждали их принять участие в самых сомнительных делах.

— О-он больше ничего не говорил, м-мистер Легри, — пробормотал раненый, кривясь от боли.

— Этот человек убил моего брата, парни! Теперь Тодд мертв! — прорычал Том, поднявшись. Он заметался у костра, а его огромное тело отбрасывало зловещие тени. — Я просил вас о помощи, а вы все испортили! — Выхватив из кобуры револьвер, он выстрелил в голову того, что стоял ближе. Дадли, увидев, как приятель свалился замертво, задрожал от ужаса.

— П-пожалуйста, м-мистер Легри, сэр! — Он замотал головой, пытаясь увернуться от выстрела. — Мы хотели как лучше…

Том Легри, зловеще ухмыльнувшись, снова выстрелил.

— Люблю, когда молят о пощаде, — прорычал он.


Вирджиния подскочила, услышав раскатистый грохот выстрела.

— Что это было? — произнесла она дрожащим голосом.

Стоун очнулся от сна и осмотрелся.

Раздался второй выстрел. Вирджиния прошептала:

— Что нам делать?

— Очень тихо и быстро уходим отсюда, — тоже шепотом ответил Митч.

Она свернула матрас и пристегнула к седлу, так и не успев окончательно прийти в себя. Кто-то стрелял в темноте, и было ясно, что чем быстрее они уберутся отсюда, тем лучше.

Стоун натянул влажные брюки и принялся упаковывать свои вещи.

— Вы готовы? — спросил он.

— Я все собрала, — ответила Вирджиния.

Митч иронически взглянул на ее длинную юбку.

— Нам придется переправляться через реку. Ваша юбка будет помехой.

— Я высушу ее так же, как вы поступили со своими брюками.

— Если бы вы разделись, то потом могли бы одеться в сухое. Намокло бы только ваше нижнее белье, а это, черт возьми, гораздо лучше, чем стучать зубами в мокрой одежде.

— Вы предлагаете мне раздеться перед вами?! — возмущенно воскликнула Вирджиния.

— О, ради бога, поступайте, как вам угодно. Я лишь хотел дать вам добрый совет. — Резким движением Митч надвинул серую шляпу.

Вирджиния стояла, с негодованием глядя на него.

— Послушайте, или раздевайтесь, или быстрее садитесь в седло. У нас нет времени для препираний.

— Отвернитесь, — попросила она.

— Здесь так темно, что все равно ничего не видно.

Она скрестила руки на груди и рявкнула:

— Да отвернитесь же, наконец!

Он повернул свою лошадь в сторону, и Вирджиния выскользнула из платья. Она ловко свернула его и засунула в тюк вместе с грязными брюками, а затем вскочила на лошадь.

— Я готова.

— Хорошо, — откликнулся Стоун и направил лошадь к реке, ведя мула под уздцы.

Вирджиния последовала за ним. Когда ее босые ноги коснулись ледяной воды, она не смогла удержаться от визга, несмотря на насмешливые замечания Митча.

Они миновали тихую заводь и все глубже и глубже погружались в воду. Вскоре лошади уже плыли, борясь с сильным течением.

Было так темно, что Вирджиния едва различала Стоуна. Шум воды оглушал ее, а когда она почувствовала, что лошадь плывет, борясь с течением, то впервые ощутила сильный страх. Лошадь утомилась, и течение сносило их все дальше и дальше.

— Мистер Стоун! — в отчаянии закричала она. — Митч!

Но шум стремнины заглушал ее голос.

Вирджиния всем телом прильнула к лошади. Она никак не могла докричаться до Стоуна, и ей уже казалось, что она переломает о камни все свои кости. Почему Митч заранее не предупредил ее, что переправа настолько опасна?

Она облегченно вздохнула, лишь когда копыта лошади коснулись дна. Вирджиния потрепала лошадь за гриву, благодаря за то, что та спасла ей жизнь.

Но где она теперь находилась? Как далеко унесло течение Стоуна?

Издали донесся вой койотов, и по спине Вирджинии пробежала дрожь. Она была так одинока и беспомощна в этом враждебном мраке!

Ветер чуть не ломал ветви деревьев, угрожая потушить маленький костерок, разведенный между камнями. Вирджиния сидела у костра, обхватив руками колени. Поверх мокрого белья она надела шерстяное платье и сейчас мысленно благодарила Стоуна за его советы. Но где же он? Как только солнце встанет, она начнет его искать.

Она пыталась хранить спокойствие, борясь со слезами. Митч непременно найдет ее, убеждала она себя. Смахнув слезы, она стала наблюдать, как за кронами деревьев медленно встает солнце.

Как Митч мог оставить ее в такой кромешной тьме! Он должен был учитывать, что она всего лишь слабая женщина.

Нет, если Стоун обещал, что будет ее защитником, то так и поступит. Ведь он человек слова. Оставалось только надеяться, что он найдет ее раньше, чем какой-нибудь хищник.

Наконец она услышала лошадиное ржание и с облегчением поднялась, отряхивая юбку.

— Ты явился вовремя, Митч, — прошептала она.

Солнце поднялось уже выше деревьев. Вирджиния стоя ожидала, когда появится Митч. У нее уже чесался язык, чтобы высказать ему все, что накопилось на сердце.

Когда же из-за деревьев появился крупный рыжеволосый мужчина, Вирджиния чуть не задохнулась от ужаса. Поймав на себе его злорадный взгляд, она попыталась убежать. Но бандиту ничего не стоило остановить ее, ухватив за подол юбки. Вирджиния, закричав, упала ничком, а он навалился на нее и зажал ей рот рукой.

— Еще раз крикнешь, и я перережу тебе горло! — прошипел он. Быстро осмотревшись, он убрал руку с ее рта и с угрозой спросил: — Где твой дружок-законник?

Вирджиния лишь покачала головой. Он резко встряхнул ее и рявкнул:

— Говори, где он!

— Я… я не знаю! — крикнула Вирджиния. — Мы потеряли друг друга, переправляясь через реку!

Бандит боязливо осмотрелся по сторонам.

— Будет лучше, если ты скажешь мне правду, сладенькая моя, или я изрежу тебя на мелкие кусочки и отправлю на завтрак рыбкам.

— Клянусь… Я клянусь, это правда, — всхлипнула Вирджиния.

— Ну хорошо. Мы вместе подождем его. А пока…

Он попытался притянуть ее к себе, но Вирджиния вырвалась и закричала:

— Что тебе нужно, подлец?

— А то ты не знаешь! Иди сюда, подойди к старому Эду, — ухмыляясь, протянул он.

Вирджиния, изловчившись, двинула его коленом между ног. Взвыв от боли, бандит повалил ее на землю и сжал за горло.

— Ты еще будешь сопротивляться, сука!

От боли у Вирджинии потемнело в глазах. Притиснув ее к себе, он шарил руками по ее телу. От зловонного запаха из его рта Вирджинию чуть не вырвало. А он уже срывал с нее одежду.

Вдруг раздался выстрел, и тело бандита обмякло. Еще не поняв, что произошло, она вскочила и бросилась прочь.

Опомнилась Вирджиния в объятиях Стоуна. Ей не нужно было видеть его, чтобы понять, что это был именно он. Чувство облегчения заполнило душу, и она ухватилась за него, опасаясь, что он снова исчезнет.

— У вас все в порядке? — взволнованно спросил Митч.

Она кивнула, боясь оглянуться на лежавшего позади насильника.

— Кто… кто он? — пролепетала она.

Стоун мягко отстранил ее от себя.

— Сейчас выясним.

Она испуганно смотрела, как Митч приблизился к лежащему на земле телу. Вся рубашка мертвеца была в крови.

— Легри… — произнес Стоун и, стремительно подняв голову, стал вглядываться в чащу.

— Вы знаете его? — удивилась Вирджиния.

Он повернулся к ней и приказал жестким тоном:

— Быстро на лошадь и скорее отсюда…

— Но кто?.. — настаивала она.

— Черт возьми! Быстрее! — Он подхватил Вирджинию и буквально забросил ее в седло.

Затем, вскочив на лошадь, он схватил повод ее кобылы и быстрой рысью поскакал в лес. Вирджиния едва удержалась в седле, но все же не смолчала, заметив, что с ними нет мула:

— Где наш мул?

— Убежал! — крикнул на скаку Стоун.

— Убежал? — удивилась она.

— Я бросил его, чтобы он не мешал мне искать вас.

— Но мы не можем оставить его, — запротестовала Вирджиния.

— Зачем, черт возьми, вы разожгли этот проклятый огонь? — сердито спросил Стоун.

— Хотела подать вам сигнал.

— Неправильно! Вы должны были сидеть тихо, как мышка, и ждать меня!

Она не понимала, что его так рассердило.

— Ждать вас? Но вы могли бы и не заметить меня, — возразила Вирджиния.

— Если бы вы перестали творить глупости, мне было бы гораздо легче! — взорвался он.

— Вы сами заставили меня переправляться через эту проклятую реку! Почему не предупредили, насколько это опасно?! — бушевала Вирджиния.

— Эта река течет через весь штат. Переправа была единственным способом уйти от преследования! — Митч немного успокоился и, подождав, пока ее лошадь поравняется с ним, бросил ей поводья. — А теперь закройте рот, мисс Холден. Молчите и следуйте за мной.

— Не моя вина, что этот бандит напал на меня! — всхлипнула Вирджиния. — Я попробовала убежать от него, но он… он схватил меня за юбку…

Стоун протянул руку и повернул к себе ее лицо. Она смотрела на него, потерянная и смущенная.

— Я знаю, что это не ваша вина, Джинни. Но я хочу, чтобы мы ускакали, прежде чем остальные бандиты обнаружат нас. Они, должно быть, давно преследуют нас.

— Что?.. — изумилась Вирджиния.

— У нас на хвосте жаждущая крови банда, и я только что убил одного из них. Если мы не уберемся отсюда как можно быстрее, то станем поживой для койотов. А защищать вас и одновременно оглядываться, нет ли кого-нибудь за спиной, я не в состоянии.

— Нас преследуют… — наконец осознала Вирджиния.

Митч пришпорил лошадь.

— В лесу мы будем петлять, чтобы сбить их со следа. Через день, может быть, удастся оторваться от них, — пояснил он.

— А если у нас не получится?

— Доверьтесь мне, мисс Холден, — сверкнув глазами, заявил Стоун.

Ей так этого хотелось! Она просто сгорала от желания броситься в его объятия и оставаться там в безопасности и тепле, чувствуя себя защищенной.

— У меня нет другого выбора, — наконец произнесла она.

— От меня ни на шаг, — строго предупредил Стоун.

Он пришпорил лошадь и галопом помчался через лес. Вирджиния старалась не отставать, и, если бы он вдруг остановился, она на полном скаку врезалась бы в него.

14

Вирджиния сидела на влажной земле среди высоких сосен, завернувшись в одеяло, и грызла жесткое вяленое мясо. Чем выше в горы они поднимались, тем становилось холоднее.

Вместе с мулом они потеряли почти все продовольствие и имущество. Проведя еще один долгий день в седле, они остановились для ночевки, но Стоун запретил разводить огонь. Хотя она понимала его осторожность, но не могла сладить с плохим настроением.

— Вяленое мясо по вкусу напоминает плохо сваренную обувную кожу, — проворчала Вирджиния.

— Это лучше, чем ничего, мисс Холден, — усмехнулся Стоун.

— Насколько я понимаю, это и есть почти ничего. Разве можно так жить? Без огня, без продуктов, без чистой одежды?

Он сидел напротив нее с ружьем на коленях. В лунном свете она видела лишь блеск его глаз.

— Нам придется пожертвовать всем этим, мисс Холден.

— Но без огня мы ничего не сможем приготовить, даже если повезет, и мы добудем какую-нибудь дичь. Мы умрем от голода или, скорее всего, замерзнем, — не унималась Вирджиния.

— Мы не замерзнем, мисс Холден. Будем согреваться под одеялами собственным дыханием, — убеждал ее Стоун.

Вирджиния со злостью запустила в него куском мяса.

— Вы обязались защищать меня, а на деле намерены прикончить!

— Если вы сейчас же не замолчите, то это точно произойдет, — прошипел Митч, но угроза ее не остановила.

— Не могу поверить, что мой отец когда-либо доверял вам. Я рискую потерять жизнь, и все из-за вашего упрямства!

Стоун резко подался вперед и рукой зажал ее рот.

— Что мне сделать, чтобы вы наконец замолчали? Я понимаю, вы боитесь, мисс Холден, но сейчас не время проявлять свою стервозность!

— Стервозность? — на миг опешила Вирджиния, но тут же укусила его ладонь. — Митч отдернул руку и посмотрел на Вирджинию испепеляющим взглядом. — Если мне суждено здесь погибнуть, я буду до конца вашей жизни преследовать вас во сне, мистер Стоун. А если мне настолько повезет, что вы окажетесь в могиле вместе со мной, то я захлопну врата рая прямо перед вашим носом!

Стоун присел перед девушкой, с неприязнью глядя на нее.

— Что вы задумали? — с подозрением спросила она.

— Заткнуть вам рот кляпом, — хладнокровно ответил Митч.

Вирджиния чуть не задохнулась от бешенства.

— А я снова укушу вас!

— Вам трудно будет одновременно и кричать и кусаться, — ухмыльнулся он и продолжал сурово: — Если мы будем, не обращая внимания на трудности, быстро двигаться, то доберемся до Логана за семь дней. Больше никаких костров, никаких купаний и никаких криков! Вы всегда, в том числе и ночью, будете на расстоянии вытянутой руки от меня. Вам придется делать только то, что я прикажу, и никаких препирательств я не потерплю.

Наступила тишина. Наконец Вирджиния проговорила:

— И что я должна ответить? Есть, мой повелитель?

Митч бросил ружье у ее ног.

— Вы упрямы, как мул, мисс Холден, — заметил он и принялся разворачивать свои одеяла на ее матрасе.

— Что это вы делаете? — изумилась та.

— Пытаюсь вас согреть, чтобы вы не беспокоили меня до завтра своими жалобами. Снимите обувь, — приказал Стоун, собираясь улечься рядом с ней.

Ей и в голову не приходило, что у него хватит на это наглости, особенно после обещания, данного ее отцу.

— Я не потерплю такого! — возмутилась она. — Я не буду спать вместе с вами!

Митч сбросил одеяло и мгновенно стянул с нее сапоги. Она уже открыла рот, чтобы закричать, но сдержалась, поймав его яростный взгляд.

— Еще одно слово, и я привяжу вас к дереву и так оставлю до утра. Вы, кажется, надеетесь, мисс Холден, что люди, преследующие нас, пристрелят только меня, а вам дадут беспрепятственно уйти? Но они сначала поиздеваются над вами, а потом изнасилуют и убьют. Без огня мы просто замерзнем во время сна. Тепло наших тел — единственное, что поможет сохранить наши жизни. Так что вы выбираете? Смерть? Или соседство со мной?

Вирджинии пришлось смириться. Она молча завернулась в теплое одеяло и легла спиной к Митчу.

— Накиньте на меня край вашего одеяла, — потребовал Стоун.

— Что вам еще нужно? — огрызнулась она.

— Мы должны сохранять тепло, мисс Холден. Ваше одеяло нам поможет.

— Но мне и так тепло, — запротестовала она.

— Через час вы продрогнете до костей.

Он приподнял край ее одеяла и залез под него. И Вирджиния, повернувшись к нему, уткнулась лицом в его широкую грудь. Митч приподнялся и накрыл их еще несколькими одеялами. Последнее одеяло он натянул им на головы, а затем лег, прижал ее к себе и обхватил еще и ногами.

Вскоре Вирджинии стало гораздо теплее, чем даже днем, а такого возбуждения она не испытывала никогда в жизни. Под одеялом она не могла видеть его глаз, но ощущала горячее дыхание у лба.

— Поспите немного, мисс Холден, — тихо произнес Митч.

Она немного расслабилась и прошептала:

— А что, если они… Что, если они нападут на нас во время сна?

Он провел ладонью по ее спине, и Вирджиния мгновенно напряглась. Но он лишь спокойно объяснил:

— Найти нас в темном лесу почти невозможно. Да и лошади предупредят, если кто-нибудь подберется слишком близко.

Несколько секунд Вирджиния прислушивалась к его ровному дыханию, а потом прошептала:

— Мистер Стоун? Вы спите?..

— Я?.. Нет…

— Не могла бы вы… Не могли бы оказать мне услугу?

— Ну конечно, — отозвался Митч.

— Не могли бы вы позволить мне уснуть первой? Я не могу переносить одиночество даже во сне.

Митч притянул ее поближе и прошептал на ухо:

— Мне вполне знакомо это чувство.

— Вы не уснете, пока не убедитесь, что я заснула?

— Я выполню ваше желание, если вы попробуете заснуть прямо сейчас.

Вирджиния улыбнулась и положила ладони ему на грудь.

— Постараюсь, господин судебный исполнитель.

— Ну и хорошо, — пробурчал Митч.

— Простите мне мое строптивое поведение, — сказала она.

— О чем разговор… — ответил Стоун и мгновенно отключился.

15

Последние пять дней пути казались нескончаемыми. Они ехали, постоянно ожидая нападения. Бандиты могли укрываться за любым деревом, кустом или валуном. Ночами они спали, прижавшись друг к другу, спасаясь таким образом от холода. Обычно они поднимались еще до восхода солнца и ехали дотемна, не делая привалов. Стоун привык и не к таким трудностям. Он был просто выкован из железа. Но у Вирджинии голод, холод и усталость отнимали последние силы.

Лишь однажды им повезло. Уже оказавшись на землях Юты, как-то под вечер они наткнулись на уединенную ферму, приютившуюся в маленькой долине. Хозяин фермы и все его многочисленное семейство приняли путников дружелюбно и окружили заботой. Горячая вода для мытья и стирки, теплая постель, горячая сытная еда подействовали на Вирджинию как глоток воды в пустыне. Она взбодрилась, почувствовала прилив сил и вновь обрела надежду на благополучное завершение их путешествия.

Они пустились в путь утром, отогревшиеся, отдохнувшие и сытые. Даже к вечеру, когда пора было устраиваться на ночлег, Вирджиния не ощущала привычной усталости. Именно это и побудило ее вступить в спор с Митчем.

— Сегодня не так уж холодно, — сказала она. — Я устроюсь на своем матрасе. Дайте мне мои одеяла.

— Забудьте об этом, — отрезал Митч.

Но она заупрямилась.

— Господин судебный исполнитель, я решила сегодня спать одна, — произнесла она непререкаемым тоном.

Взглянув на ее упрямо поднятый подбородок, Митч вздохнул и бросил ей одеяла.

— Прекрасно, — сухо сказал он. — Я слишком устал, чтобы спорить с вами всю ночь.

Вирджиния раскинула матрас под деревом, на мягкой подстилке из сосновых игл, и свернулась клубочком. Но напрасно пыталась она заснуть. Очень скоро ей стало ужасно холодно. Только теперь она поняла, сколько тепла могут хранить два человека, тесно прижавшись друг к другу. И ей было не просто холодно, но и очень одиноко. Промучившись около часа, она наконец забылась беспокойным сном, но скоро проснулась, стуча зубами. Ее колотила страшная дрожь. Луна стояла высоко в небе, и Вирджиния поняла, что впереди долгая ночь, а до рассвета еще очень далеко. Засунув голову под одеяла, она снова свернулась калачиком, но продолжала дрожать. Ей стало ясно, что она замерзнет, прежде чем поднимется солнце. Вирджиния высунула голову из-под одеял. Ее пронизал внезапно поднявшийся ветер. На глазах выступили слезы отчаяния. Делать нечего! Завернувшись в одеяло, она подошла к спящему Митчу.

— Мистер Стоун! — прошептала она, стараясь не стучать зубами. — Митч! — Он открыл один глаз и раздраженно что-то проворчал. — Я зам-м-мерзаю, — едва смогла она вымолвить.

Так и не проснувшись, он машинально откинул край одеяла и впустил ее к себе. Вскоре оба согрелись, и Вирджиния быстро заснула у него на груди, убаюканная размеренными ударами его сердца и глубоким ровным дыханием.

Митч спал беспокойно. Его сны слишком возбуждали воображение, чтобы принести покой. Когда слегка рассвело, он открыл глаза и сразу почувствовал, что рядом спит Вирджиния. Стоун хорошо помнил, что она решила спать этой ночью одна, и никак не мог сообразить, как она оказалась рядом с ним. Он придвинулся поближе и легко поцеловал ее в лоб. Она вздохнула, но не проснулась.

Митч закрыл глаза, пытаясь снова заснуть, но руки как бы против его воли потянулись к желанному телу. Он прикоснулся к ее груди и уже не смог ни о чем размышлять. Руки сами принялись расстегивать пуговицы на ее платье.

Он сознавал, что не следует так поступать, особенно когда она спит, доверившись ему. Но желание обладать ею оказалось сильнее всех угрызений совести. Медленно стягивая с нее платье, он осыпал легкими поцелуями нежную шею, плечи. Пальцы его скользили все ниже и ниже. Как она прекрасна! Митч наклонил голову и стал целовать ее лицо.

— Что вы делаете? — вздрогнув, произнесла Вирджиния.

— Тебе холодно. Я согреваю тебя, — ответил он шепотом и слегка прикусил ей мочку уха.

— Но вы же обещали… — прошептала она.

Опершись о локоть, Митч обнял Вирджинию другой рукой и приник к ее губам долгим поцелуем, не дав договорить. Им овладело такое блаженство, что он забыл обо всем. Забыл и об опасности встретить банду Легри, и о нарушенном обещании, данном ее отцу.

Он слегка отстранился от нее и утонул в омуте зеленых сияющих глаз.

— Боже мой, Джинни, — хрипло проговорил он. — Я так сильно тебя хочу, так сильно!..

Вирджиния дрожала, но не из-за холода: руки Митча были удивительно теплыми и нежными, дыхание горячим. Он целовал ее так нежно, что сердце трепетало и совсем не хотелось останавливать его.

— К черту все обещания! — шептал Митч, прижимаясь губами к ее упругой груди. — Все к черту!

Он обвел языком ее соски, провел ладонью по спине, задержал руку на бедрах и подтянул ее под себя. Вирджиния вздрогнула, как от разряда электричества, соприкоснувшись с его пылающим телом. Митч потерся носом о ее носик и облизал языком нежные губки.

Вирджиния пыталась укротить бешеное дыхание, еще не понимая до конца, что происходит, но зная, что не может думать ни о чем, кроме него. Она разомкнула уста, чтобы поглубже вздохнуть, и тут язык Митча проник в ее рот. Она запустила пальцы в мягкие волосы Митча, потом ладони заскользили по его шее, по плечам, изучая его мускулистое тело.

— Не останавливайся, — страстно прошептала она.

— Я не могу справиться с собой, — простонал в ответ Митч.

Он нежно ласкал прекрасное тело, возбуждая Вирджинию все сильнее. Она застонала, когда горячая рука оказалась между ее бедрами.

— Ты готова стать моей, Джинни? — проговорил Митч. — Я так долго ждал этого.

Его голос доносился как будто издалека. Сильные, сводящие с ума пальцы снова оказались между ее бедрами и раздвинули ноги. Вирджиния закрыла глаза, отдаваясь необыкновенным ощущениям. Она трепетала от ласковых прикосновений пальцев, а потом напряглась, когда что-то твердое и горячее стало проникать в нее.

Митч снова поцеловал ее, провел руками по ее напрягшемуся животу и бедрам и приподнял их. Когда он со стоном вошел в нее, она вскрикнула от неожиданной резкой боли. Митч приостановился на мгновение, но Вирджиния провела ладонями по его спине.

— Ты обещал не останавливаться, — напомнила она.

С хриплым стоном Митч мощными толчками проникал все глубже, пока ей не стало казаться, что он заполнил ее всю. Он прижимал ее к себе, а его мощное тело поднималось и ниспадало над ней, словно рокочущий морской прибой.

Внезапно он замер, синие глаза закрылись, и она застыла в ожидании чего-то неизведанного.

— Теперь ты моя, — страстно прошептал Митч.

И с последним мощным толчком она поняла, что стала его женщиной.

16

Яркое солнце разбудило Митча, и он стал разглядывать спящую в его объятиях женщину. Длинные стрельчатые ресницы отбрасывали тень на нежные щеки, розовые губки приоткрылись во сне, словно лепестки розы. Блаженная улыбка застыла на умиротворенном лице.

Что я натворил? — пришла в его пробуждающееся от сна сознание отчаянная мысль.

Он нарушил слово, данное человеку, которым всегда восхищался, совратил невинную девушку, которую доверил ему друг. Вот, что он натворил! Можно было бы свалить вину на нее, внушив себе, что это она, Вирджиния, соблазнила его, а он просто не смог устоять перед ее чарами. Но правда заключалась в том, что он буквально заболел ею, как только увидел. И не смог, как ни пытался, унять вожделения плоти…

Она проснется и снова захочет его ласк. Это Митч знал наверняка, как знал, что весной тает снег, реки текут с гор, а сахар всегда сладкий. Как будто мало ему было того, что он нарушил обещание, данное Рею, что их подстерегали кровожадные Легри, так теперь ко всему прочему добавилось и это. Казалось, с каждым днем его жизнь становилась все сложнее.

Вирджиния тяжело вздохнула во сне и повернулась лицом к нему. Митч рассматривал ее прекрасное обнаженное тело, теплую нежную кожу и снова жаждал обладать ею. Наконец он заставил себя отвернуться, повторяя, что больше такое не должно повториться. Придется ей все объяснить.

Руки Вирджинии, обнимавшие его, медленно спустились к бедрам. Она просыпалась, и Митчу нестерпимо захотелось жадно прижаться к ее рту губами, вновь насладиться ее нежностью и всеми прелестями, без которых он, кажется, уже не мог существовать.

Поеживаясь от холодного утреннего тумана, Митч с трудом оторвался от ее объятий и вылез из-под одеял.


Вирджиния проснулась внезапно и открыла глаза. Она вспомнила все, что случилось, и пришла в замешательство. Митча рядом не было. Она быстро огляделась и увидела, как он выходит из леса. Их глаза встретились, и она радостно улыбнулась.

Выражение лица Митча помогло ей избавиться от напряженности. Он не выглядел торжествующим, самодовольным, как она боялась. Скорее он был удручен.

— Пора вставать, — бросил он на ходу, мельком взглянув ей в глаза, и отвернулся, чтобы задать лошадям корм.

Вирджиния села и стала надевать под одеялом платье, которое Митч сорвал с нее совсем недавно. Все шло не так, как, по ее девичьим представлениям, должно было быть после первой ночи, проведенной с любимым. Она ждала, что Митч обнимет ее, начнет утешать и успокаивать и, главное, попросит о счастье стать ее законным супругом. Но внимательно посмотрев на Митча, она вдруг поняла: он получил от нее то, чего добивался, и теперь больше не нуждался в ней. Она значила для него теперь не больше, чем выжатый лимон.

Горячие слезы застилали глаза, когда Вирджиния свертывала постель. Она не раз ошибалась в своих отношениях с мужчинами, но никогда еще не допускала таких фатальных ошибок.

Весь день они с трудом продирались через густой подлесок. Митч поехал вперед и сделал круг, чтобы удостовериться, что никто не преследует их. Его ружье лежало наготове поперек седла. Он предупредил Вирджинию, чтобы она сразу же скакала прочь, если случится что-нибудь неожиданное. А о том, что произошло между ними, не обмолвился и словом. Она же была слишком горда и несчастна, чтобы заговорить на эту тему первой.

Уже на закате раскатистое эхо выстрела отвлекло Вирджинию от тяжелых раздумий. Она оглянулась в поисках Митча, но он как раз совершал очередной объезд. Вдруг он появился, прячась среди деревьев. Его лошади не было видно.

— Слезай скорее! — негромко приказал Митч.

Он рывком стащил ее с лошади, которая галопом ускакала в лес. Вирджиния, не удержавшись на ногах, откатилась в густой кустарник. Через мгновение Митч прикрыл ее своим телом. Она попыталась выплюнуть изо рта грязь и траву.

— Что?.. — с трудом выдохнула она.

Митч зажал ей рот и кивнул в сторону густых зарослей, из которых появились двое огромных мужчин, напоминавших того, кто раньше напал на нее. Оба были грязными, со спутанными рыжими волосами и щетинистыми бородами. Так вот кто преследует ее и Митча и кто, не раздумывая, убил бы его именно сейчас, когда он прикрыл ее своим телом!

— Стоун, ты далеко не уйдешь! — громко заорал один из них.

— Да куда он денется без коня? — рассмеялся другой.

Они проехали совсем рядом, едва не задев их.

— Пора уходить отсюда, — прошептал Митч.

Вирджиния взглянула через плечо и увидела, что он приготовился стрелять.

— Иди за ними, — еле слышно проговорила она. — Со мной все будет в порядке.

Митч отрицательно покачал головой, наблюдая за удалявшимися братьями Легри.

— У меня был шанс пристрелить одного, когда я уже подъезжал к тебе, но я заметил другого и не стал стрелять.

Вирджиния пристально посмотрела в ярко-синие глаза. Да, он готов на все, лишь бы спасти ей жизнь. Он почти наверняка мог сразить выстрелом одного бандита, но другой, возможно, обнаружил бы ее раньше, чем Митч сумел бы прийти на помощь. Сам оказавшись под обстрелом, он поспешил к ней, не воспользовавшись сомнительным шансом на спасение.

— Спасибо, — прошептала Вирджиния.

Стоун взглянул на нее, и безразличие в его глазах, которое мучило ее в течение всего дня, внезапно исчезло. Он коснулся губами ее щеки, и она, закрыв глаза, оцепенела в ожидании долгожданного поцелуя. Но его не последовало.

— Что ты скажешь, если мы сейчас же отправимся искать твою лошадь?

Она открыла глаза и заморгала от удивления.

— А что случилось с твоей?

Он встал и помог ей подняться.

— Бандиты пристрелили ее прямо подо мной.

— Тебя же самого могли убить! — вскрикнула она в ужасе.

— Шш. Если бы они захотели меня убить, то давно взяли бы на прицел. Они играют со мной, Джинни, как кошка с мышкой.

— Но почему они застрелили только твою лошадь?

— Потому что Легри любят поиграть со своей жертвой, прежде чем сожрать ее.


Через полчаса они наконец нашли лошадь Вирджинии и убитую лошадь Стоуна. Митч вытащил седельную сумку из-под нее, потом усадил Вирджинию на уцелевшую лошадь, и сам уселся сзади. Они ехали, пока луна не поднялась высоко в небе. К этому времени у Вирджинии уже не оставалось сил.

— Остановимся на ночлег, — наконец решил Митч. — С двумя всадниками лошадь может в темноте разбить копыта, а нам ни в коем случае нельзя потерять единственное средство передвижения.

Он соскочил с лошади, а Вирджиния просто упала с седла ему на руки. Она совсем обессилела. Митч держал ее, прижимая к груди.

— Ты что, спишь? — спросил он, улыбаясь.

— Да, я всего лишь слабая женщина, — прошептала она, прильнув к его широкой груди.

— Для женщины, которая только что избежала погони, вы слишком самоуверенны, мисс Холден, — усмехнулся Стоун, опустив ее на землю.

— Надеюсь, вы непременно защитите меня, господин судебный исполнитель.

Прижавшись к нему, Вирджиния услышала, что его сердце замерло на несколько мгновений. Митч отстегнул постель от седла и снова поднял свое сокровище на руки. Он устроил ее под высоким деревом, уселся рядом и укрыл себя и ее одеялами. Она стыдливо потянулась к пуговицам на его рубашке, ощущая пьянящее тепло во всем теле.

— Мы ведь вчера… любили друг друга. Ты помнишь это? — наконец осмелилась она.

— Я всегда буду помнить то, что было между нами, — со вздохом проговорил Митч, зарывшись лицом в ее волосы.

— А я думала, что ты забыл обо всем, — укоризненно заметила Вирджиния.

— Нет, я не забыл, — засмеялся Митч.

— Но ты хочешь забыть! Я уверена в этом, потому что ты не сказал мне и десяти слов за весь день.

Митч обнял ее, и она прильнула к нему всем телом.

— Я не забыл, Джинни, и никогда не смогу забыть.

Она склонила голову набок, чтобы увидеть его глаза. Митч приподнял ее лицо и приблизил к своему.

— Я нисколько не жалею о том, что произошло вчера, Митч. И хочу… — Вирджиния замялась.

— Чего же ты хочешь?

— Хочу, чтобы мы всегда… были вместе.

Низкий стон вырвался из горла Митча, и он жадно впился губами в ее прелестный рот.

Вирджиния просто таяла от его ласк, не препятствуя ему языком исследовать ее рот. Она поглаживала шелковистые усы, а поцелуй все не прекращался. Обхватив ее бедра, Митч уже не мог сдержать страстного желания. Руки сами раздевали ее, скользили по нежной коже. Вирджиния оказалась на Митче и приглушенно вскрикнула, когда они вновь соединились. Митч ритмично приподнимал и опускал ее, пока ей не стало казаться, что она вот-вот умрет от наслаждения.

Сжимая его плечи, она ускорила движения. Митч шептал ей на ухо нежные слова и иногда со стоном покусывал мочку уха. Когда она, уже изнемогая от сладкой муки, негромко застонала, он резко качнулся: такого наслаждения, как сейчас с Вирджинией, он не испытывал прежде ни с одной женщиной.

Они долго лежали, слившись воедино. Теперь Вирджиния узнала, что такое страсть. И еще одно она поняла: что бы ни случилось, она обречена любить Митча до самой смерти.

17

Вирджиния постучала в парадную дверь. После долгих поисков они наконец оказались перед добротным синим домом с белой отделкой по фасаду на самой окраине Логана. Здесь жила Дорис Уолтон — тетка Вирджинии по матери.

Дверь открылась, и на пороге появилась некрасивая рослая женщина. Седеющие волосы были небрежно заколоты в пучок. Острый нос придавал лицу недоброжелательное выражение. Однако, увидев племянницу, тетка расцвела в улыбке.

— Джинни? Моя Джинни! Бог мой, как я рада видеть тебя, моя девочка! Как ты выросла! И так похожа на свою мать, упокой, Господи, ее душу. А кто это с тобой? — Дорис подозрительно прищурила глаза, наблюдая, как Митч привязывает лошадь.

— Это судебный исполнитель мистер Стоун. Он и доставил меня сюда живой и невредимой.

— Оно и заметно, девочка моя. Спасибо за то, что помогли моей племяннице добраться до Логана, мистер Стоун. Уверена, мы еще увидимся. — И тетка повернулась, собираясь вести племянницу в дом.

— Тетя Дорис, — остановила ее Вирджиния, — Митч провел в седле почти две недели. Неужели вы не разрешите ему отдохнуть в вашем доме несколько дней?

Дорис подняла брови.

— Митч? Его что, так зовут?

Вирджиния, покраснев, кивнула.

— Ну что ж, можете остаться на несколько дней, мистер Стоун. Но я просила бы вас поменьше крутиться вокруг моей племянницы. Вы меня понимаете? — сурово предупредила тетка.

Вирджинию покоробила такая бестактность.

— Тетя Дорис! — воскликнула она, виновато взглянув на Митча.

— Спасибо за разрешение отдохнуть, — бесстрастно ответил он. — Джинни стала мне очень дорога за две недели опасного пути. Я хотел бы посмотреть, как она здесь устроится, прежде чем уеду.

— Дорога вам! Вот как? И поэтому вы хотите остаться? — язвительно заметила тетя. У Вирджинии перехватило дыхание, но Митч и бровью не повел. — Вы ведь именно так сказали? — донимала его Дорис. — Можете спать в сарае.


Вирджиния несла в сарай блюдо свежеиспеченного овсяного печенья с корицей. Приоткрыв скрипучую дверь, она проскользнула внутрь и остановилась в дверном проеме. Митч, по пояс голый, расчищал от сена, мусора и навоза место для ночлега.

— Я принесла тебе это угощение, чтобы ты примирился со своей участью.

— Здесь мне будет сложно насладиться ароматом корицы, — пошутил Митч, однако с жадностью набросился на печенье.

— Извини меня за Дорис. Она всегда защищала мою мать от посягательств мужчин, а теперь, полагаю, наступил мой черед.

— Защищала? Эта женщина просто ненавидит меня, — криво усмехнулся Митч.

— Не знаю, станет ли тебе легче, но она в любом случае возненавидела бы тебя, узнав, кто ты, — успокоила его Вирджиния.

— Черт возьми, верно, Джинни, теперь мне полегчало, — сказал он, рассмеявшись.

— Она ненавидит всех законников без исключения. Папа часто бывал в разъездах, когда был судебным исполнителем. Дорис уверена, что моя мама умерла от одиночества и от постоянного страха за его жизнь, — пояснила Вирджиния.

— То есть тетя недолюбливала твоего отца исключительно потому, что и он был судебным исполнителем? — поинтересовался Митч.

— Когда они оказывались вместе, то рычали друг на друга, подобно двум медведям в одной берлоге.

Он протянул руку за печеньем и уныло произнес:

— Кажется, я действительно попал в веселую компанию.

— Прости, что тебе придется спать здесь, — улыбнувшись, попросила она.

— Это лучше, чем на голой земле.

— Ты… ты еще долго пробудешь в Логане? — запинаясь, заставила себя спросить Вирджиния.

Он внимательно взглянул на нее, и она почувствовала, как сжалось сердце.

— Сегодня и завтра я буду здесь.

— А затем отправишься охотиться за Легри?

— Да, у меня руки чешутся рассчитаться с ними сполна.

Она хотела спросить, вернется ли он когда-нибудь в Логан, но у нее не хватило храбрости.

— Будь осторожен, — всхлипнула она, чувствуя, что слезы переполняют глаза.

Митч притянул ее к себе и быстрыми поцелуями попытался осушить слезы. Она положила руки на его сильные плечи, и он прильнул к ее губам. Рыдания сотрясли тело Вирджинии. Она опустилась к его ногам, умоляя не покидать ее. Стоун склонился к ней и запрокинул ее голову, покрывая поцелуями мокрые от слез щеки.

— Не плачь, Джинни, — шептал он. — Прошу тебя, успокойся.

Шелковистые усы щекотали шею, когда Митч прикасался к ней губами. Он приподнял ее ногу и положил себе на бедро. Вирджиния ощутила прикосновение его восставшей плоти. Ураган эмоций заставил ее обхватить бедра Митча и прижаться к твердой плоти самым сокровенным местом.

Ни один из них не услышал, как тихо отворилась дверь сарая. Тетя молча застыла на месте, застав столь неприличную сцену.

— Не знаю, кого из вас мне пристрелить, — наконец взорвалась Дорис, — этого негодяя, или тебя, дуреху!

Митч, застонав, скрипнул зубами и выпустил ее ногу. Вирджиния отошла от него, поправляя платье и сгорая от смущения.

— Тетя Дорис, мы… — начала она.

Но тетка оборвала ее:

— Уж не собираешься ли ты объяснить мне, что тут происходит?

— Мы танцевали… — огрызнулся Митч, не обращая внимания на изумленный взгляд Вирджинии.

— И в каком же танце, господин судебный исполнитель, женщина должна карабкаться на мужчину, в то время как он поднимает ее и целует? — потребовала дальнейших объяснений Дорис.

— Очень интимный танец, — ответил он, — который непрошеным посетителям лучше не прерывать.

— В моем доме это больше не повторится! — гневно воскликнула Дорис.

— Но мы не в вашем доме, — ухмыльнулся Стоун.

— Все равно под моей крышей. Я не хочу, чтобы вы пугали моих коров!

— Если они видят вас каждое утро, то я удивлен, как они вообще дают молоко, — с издевкой произнес он.

— Митч!.. — попыталась урезонить его Вирджиния.

— Мистер Стоун, я требую, чтобы вы собрали свои вещи и покинули мой дом немедленно! — заорала вконец разозленная Дорис.

— С огромным удовольствием, мэм. — Митч картинно шаркнул ногой и поклонился хозяйке дома.

— Нет! — отчаянно крикнула Вирджиния, когда Митч направился к лошади. — Тетя Дорис, вы не можете выгнать его на улицу! Он… он не раз спасал мне жизнь! Дайте ему хотя бы немного отдохнуть. — Митч уже засунул вещи в седельную сумку. Со слезами на глазах Вирджиния прошептала тетке: — Пожалуйста…

Дорис колебалась, переводя глаза то на Митча, то на племянницу. Наконец она решила смилостивиться.

— Только две ночи! И вы дадите мне слово, что не прикоснетесь к моей племяннице, законник!

Вирджиния, затаив дыхание, ожидала его ответа.

— На этот раз я не дам слова, — отрезал он.

— Тогда разговор окончен!

— Я… я даю вам слово, — вмешалась Вирджиния. — Я не подойду к мистеру Стоуну даже на расстояние вытянутой руки, тетя Дорис. Клянусь! Позвольте ему остаться. Он должен отдохнуть.

Дорис с негодованием посмотрела на Митча, а он ответил ей не более любезным взглядом. Стоя между ними, Вирджиния возносила хвалу Богу за то, что эти двое лишены возможности убить друг друга. Иначе она попала бы под перекрестный огонь.

— Хорошо, — наконец смирилась Дорис.

Митч в ответ едва кивнул и вышел из сарая.

— Теперь я знаю, что переживала моя мать, когда оказывалась между вами и папой, — вздохнула Вирджиния.

— Большая разница, Джинни. Твой отец любил твою мать. Он доказал это, женившись на ней, прежде чем они оказались в постели, — сурово заявила Дорис, пробуждая в душе племянницы прежние сомнения. — Наверное, Рей взорвался бы, как динамит, если бы узнал, как ты себя вела в сарае с этим законником. — Дорис удрученно покачала головой, уходя из сарая.

18

Митч приоткрыл дверь и заглянул в кухню. Меньше всего он хотел бы повстречаться с этой ведьмой Дорис Уолтон. У него было скверное настроение. Вместо того чтобы блаженно спать, обнимая Джинни, как он делал каждую ночь в течение прошедшей недели, он вынужден был валяться на сеновале в зловонном холодном сарае. Вероятно, этот запах уже никогда не выветрится из его одежды.

И будь он проклят, если кому-нибудь позволит помешать добиться того, чего так сильно жаждал. А жаждал он сейчас только Джинни. Ночью он сгорал от желания, как никогда прежде. И он должен добиться своего.

Митч удостоверился, что в кухне никого нет, закрыл дверь и тихо прокрался по скрипучему деревянному полу, улыбаясь про себя. У него не было сомнений, что его план осуществится.


Вирджиния вошла на кухню и, улыбнувшись тетке, села за стол. Ей хотелось поскорее пойти в сарай и увидеть Митча. Ведь обещание не приближаться к нему на расстояние вытянутой руки вовсе не означало, что она не будет разговаривать с ним.

Дорис присела к столу рядом с ней.

— Знаешь, в нашем городе недавно появился симпатичный молодой парень. Он занимается коммерцией. Я хочу пригласить его на ужин сегодня вечером. Ты согласна?

— Пусть приходит, — рассеянно пробормотала Вирджиния, думая о своем.

— Мне кажется, Брюс Келли тебе понравится, Джинни. Он такой замечательный: опрятный, хорошо одевается, всегда гладко выбрит. Да что уж тут говорить! — продолжала Дорис хвалить будущего претендента в женихи.

— Но если он такой замечательный, то, может быть, вы хотите поужинать с ним наедине? — пошутила племянница.

Дорис нахмурилась и отложила вилку в сторону.

— Я собираюсь пригласить его для тебя, Джинни. Ты очень красивая. Увидев тебя, Брюс просто упадет в обморок от восторга.

— Тогда ему лучше не садиться с нами за стол, — съязвила Вирджиния.

— Ты, видно, переняла манеры у этого дерзкого законника. Такая же резкая и упрямая, — недовольно проворчала Дорис. — Мне нужно приготовить мясо, и, если ты мне поможешь, я буду тебе очень благодарна.

Вирджиния разочарованно огляделась. Было очевидно, что тетя готова занять ее чем угодно, лишь бы не дать возможности встречаться с Митчем.

Она составила грязную посуду в раковину и отправилась в чулан за мылом. Как только она открыла дверь чулана, сильная рука неожиданно прикрыла ей рот, чтобы она не закричала. Как она ни отбивалась, кто-то втащил ее в темный чулан, и дверь захлопнулась.

Горячие губы прильнули к ее рту. Вздохнув с облегчением, она обхватила мощные плечи Митча.

— Что ты здесь делаешь? — шептала она между поцелуями. — Напугал меня до полусмерти.

— Если вы не догадываетесь, мисс Холден, значит, мы недостаточно времени провели вместе, — проговорил Митч, обжигая поцелуями ее шею, плечи и грудь, с которой он успел приспустить новое желтое платье.

У Вирджинии кружилась голова. Она просто таяла в его объятиях.

— Твой сторожевой пес, наверно, проспал всю ночь у твоих ног? — прошептал он.

— Примерно так и было… — выдохнула Вирджиния. Затем рассказала ему и о последнем разговоре с теткой.

Он отстранился и заглянул ей в глаза.

— Кажется, твоя тетя решительно настроена изгнать меня из твоей жизни. Но если этот Брюс хотя бы прикоснется к тебе, я ему все кости переломаю.

Митч снова притянул ее, продолжая целовать, а руки его уже проникли ей под панталоны и ласкали бедра и ягодицы. Затем они поднялись по ее спине, расстегнули лифчик и снова заскользили вниз по шелковистой коже. Он безумно хотел ее прямо сейчас.

Но яд постоянных намеков и предостережений тетки уже делал свое дело. В душе Вирджинии вновь ожили сомнения. Она попыталась отодвинуться от Митча.

— Мы не должны делать это, — сказала она.

— Почему нет? — усмехнулся он. — Ты так спешишь готовить мясо к ужину? — Митч приподнял ее за бедра, прижимая к своему трепещущему от страсти телу.

— Я… я дала слово тете, — пыталась она сопротивляться, упираясь кулаками в его грудь.

Но он положил ее руки себе на шею и обхватил ее талию.

— Ну вот, теперь я от тебя на расстоянии вытянутой руки. — Он прижал ее спиной к стене и стал развязывать поясок на платье.

— Нет, Митч, мы не должны!.. — Ее сердитый голос наконец подействовал на него. Он отшатнулся и прижался спиной к противоположной стене.

— Я так сильно хочу тебя, — проговорил он с недоумением.

— Но тетя Дорис…

— Никаких Дорис! — прорычал Митч. — Клянусь, я пристрелю эту женщину!

— Она всего лишь защищает мои интересы, — возразила Вирджиния.

— А я уже не представляю для тебя интереса?

— Я… я не знаю. Ты почти обезумел от желания, а я не знаю… не знаю, — запинаясь, проговорила она.

— Но ведь ты уже дважды занималась со мной любовью, — напомнил Митч.

— Да, дважды, мистер Стоун, но это не означает, что меня можно осуждать за это всю оставшуюся жизнь! — воскликнула она, покраснев.

— Осуждать? — удивился Митч.

— Если я захочу, то больше не позволю тебе прикоснуться ко мне даже пальцем. Я имею на это право! — вскричала Вирджиния.

Он пытливо заглянул ей в глаза.

— Я уеду завтра на рассвете, Джинни, поэтому либо ты придешь ко мне ночью, либо я к тебе.

Его слова испугали Вирджинию. Она выбежала из чулана и, тяжело дыша, прислонилась спиной к закрытой двери.

— Скажи-ка мне, — мгновенно услышала она рядом с собой ехидный голос тетки, — какая крыса тебя напугала. Уж не по кличке ли Митч?

— Я… я искала кусок мыла, — пробормотала Вирджиния.

— Ну и как, нашла? Не сомневаюсь, что ты не возьмешь свои слова обратно.

Вирджиния слабо улыбнулась и тут с ужасом почувствовала, что дверь чулана стала открываться. Она попыталась прижать ее спиной, но разве могла она противостоять силе Митча?

Дорис нахмурилась при виде Стоуна.

— Насколько я понимаю, вы тоже искали мыло? — криво усмехнувшись, спросила она.

Митч устало взглянул на нее и вышел из кухни, пробормотав:

— Что бы я там ни искал, все равно, черт возьми, не нашел.


Вирджиния стояла посреди крошечной классной комнаты и смотрела на парты, за которыми будут сидеть ее ученики. Была пятница. Ученики не появятся здесь до понедельника, но ей непременно захотелось осмотреть помещение, чтобы хоть чем-нибудь заняться и забыть о Митче.

Она уселась на стул и тут же снова погрузилась в мрачные размышления, мучительно перебирая в уме вопросы, на которые у нее не было ответов. Вернется ли Митч к ней когда-нибудь? Вправду ли он любит ее? И не совершила ли она ошибку, позволив себе полюбить его? Как ей разобраться во всем этом, она не знала. А прежние любовные неудачи ясно доказывали, как плохо она знает жизнь и мужчин.

Вдруг дверь отворилась, и она даже подпрыгнула от неожиданности.

— Здравствуйте, — приветствовал ее незнакомый мужчина, остановившийся в дверном проеме.

— Добрый день, — ответила Вирджиния, с любопытством разглядывая его.

Мужчина, улыбаясь, прошел в комнату и остановился перед ней, сняв шляпу.

— Харви. Шериф Харви, мэм, — представился он. — А вы новая учительница?

— Да, это так, шериф. Рада познакомиться, — приветливо улыбнулась Вирджиния, встав и протянув ему руку.

Он задержал ее руку на мгновение дольше, чем было необходимо, и от какого-то мрачного предчувствия у нее вдруг засосало под ложечкой. Ей было не по себе, пока он не отпустил ее руку.

— Мне тоже очень приятно. Я заметил, что входная дверь приоткрыта, и решил проверить, не безобразничают ли дети, — объяснил он свое неожиданное появление.

Шериф закрыл дверь, и они остались в комнате вдвоем. Вирджиния подошла к окну и распахнула его. Свежий ветер с гор играл ее волосами. Она по-прежнему ощущала, что присутствие этого мужчины вызывает в ней необъяснимый протест.

— Все в порядке, шериф. Уходя, я все тщательно закрою, — попыталась она избавиться от непрошеного посетителя.

Харви подошел ближе, и она поняла, из-за чего так сильно занервничала, — из-за его глаз. Они были почти желтые, как у того бандита, который напал на нее в пути.

— Если понадоблюсь, то мой офис находится чуть ниже по улице, мэм, — сказал шериф, надел шляпу и удалился.

Вирджиния опустилась на стул. Лицо и шею внезапно покрыла испарина. Ей не хотелось вспоминать о том случае. Нельзя же теперь всю жизнь шарахаться от каждого мужчины с желтыми глазами. Глубоко вздохнув, она открыла книгу и стала готовиться к урокам.


Брюс Келли мог бы наслаждаться, сидя рядом с такой очаровательной молодой леди, но его смущало присутствие этого законника Стоуна, который, казалось, готов пристрелить его.

— Вам непременно следует покатать Вирджинию в вашем новом экипаже, Брюс, — нарушила Дорис напряженную тишину. — Держу пари, она будет в восторге. Не договориться ли вам на завтра?

— Но, тетя, вы слишком обременяете мистера Келли, — запротестовала Вирджиния. — Может быть, он завтра занят.

— Пустяки. Ведь у вас найдется время покатать мою племянницу, Брюс? — настойчиво домогалась хозяйка.

Брюс Келли наконец понял. Украдкой поглядывая то на судебного исполнителя, то на тетю прелестной Вирджинии, он прикидывал, кто из них опаснее. Самое страшное, что может сделать с ним Стоун, — это расквасить ему нос. На большее он не пойдет, будучи все-таки представителем закона. Но Дорис Уолтон уж точно насядет на него, добиваясь своего. А ведь ему, вероятно, придется прожить в одном с ней городе большую часть жизни. К тому же Вирджиния Холден была привлекательна. И Келли сделал выбор. Он отвернулся от леденящих синих глаз Стоуна и проговорил:

— Почту за честь сопровождать вас завтра в поездке, мисс Холден. У меня довольно хороший экипаж, простите за хвастовство.

— Я согласна, мистер Келли… — с вымученной улыбкой начала Вирджиния.

Ее прервал громкий стук захлопнувшейся двери. Стоун выскочил из кухни.


Была поздняя ночь, почти во всех комнатах царила темнота. Стоун замер в прихожей, напряженно вслушиваясь и ежеминутно ожидая появления Дорис. Ему лишь хотелось еще раз посмотреть на спящую Джинни. Последний раз, потому что он решил уехать завтра.

Митч тихо отворил дверь в спальню Вирджинии. Во сне она разметалась в постели и скинула одеяло на пол. Лампу она не погасила, и блики пламени плясали на ее обнаженном теле.

Митч уселся на кровать и отвел прядь волос с ее лица. Полусонная, Вирджиния открыла глаза и улыбнулась.

— Почему ты не спишь? — только и спросила она.

— Наверно, мне необходимо было услышать, как ты сладко посапываешь во сне, — прошептал Митч.

Вирджиния нахмурилась и сердито начала:

— Ты не должен…

Митч вспыхнул от гнева и вспылил:

— Не понимаю, мисс Холден. Ваш новый кавалер не возражает, что вы побывали в объятиях другого мужчины до вашей прогулки в его новом экипаже?

Она поднялась и села на кровати.

— Брюс Келли — вовсе не мой новый кавалер. И я не понимаю, почему ты разговариваешь со мной в таком тоне.

— Ну а я не понимаю, почему ты приняла приглашение этого зануды! — воскликнул Митч.

— Меня просто вежливо пригласили на прогулку, — возразила Вирджиния и добавила раздраженно: — И у тебя нет никакого права вмешиваться в мою жизнь.

Митч притянул ее к себе.

— Той ночью, когда ты ответила на мое желание, ты стала только моей. Лучше тебе не забывать об этом.

Вирджиния попыталась высвободиться, но Митч лишь крепче прижал ее. Он чувствовал, что теряет Джинни, и эта мысль была непереносима. В ярости он прорычал:

— Я хочу на прощание получить подарок, и ты будешь им!

— Ублюдок! — вспыхнула Вирджиния. — Я не стану игрушкой ни для тебя, ни для кого другого. Если тебе нужно удовлетворить похоть, найди себе шлюху!

Митч опомнился и спрятал лицо в ладонях. Все шло не так!..

— Мне не нужна шлюха, — тихо произнес он.

— Ты ведешь себя как наглый мальчишка. Вон из моей комнаты! Вон!

Стоун помедлил, не зная, на что решиться. Овладеть ею или уйти из этой комнаты, из ее жизни навсегда? Каждое утро он просыпался, думая только о ней, и уже не представлял жизни без Вирджинии. Ему хотелось сказать ей об этом, но, не найдя нужных слов, он поднялся, махнул рукой и направился к двери.

— Прощай, Митч, — прошептала она с отчаянием и разрыдалась, прежде чем он вышел.

Чувствуя ужасную пустоту в сердце, Стоун спустился по лестнице. Но не успел он дойти до кухни, как кто-то набросился на него, нанося яростные удары по лицу. Прикрывшись рукой, он обернулся и увидел Дорис с метлой.

— Если вы думаете, что я позволю вам разбить сердце этой девушки, то вы еще глупее, чем мне показалось! — почти визжала она, готовясь снова пустить в ход метлу.

— Леди, — рявкнул Стоун, — если вы еще раз ударите меня этой штукой, я воткну ее вам в…

— Вы смеете угрожать мне, мистер законник? Уж я-то знаю, как обращаться с такими, как вы!

— Полагаю, я достаточно наслушался от вас издевательств по поводу моей профессии. Я честно заслужил этот значок, леди, и горд тем, что ношу его.

— С чем вас и поздравляю, — злорадно прошипела Дорис. — Но, дьявол вас возьми, ваша безграничная гордыня ничего хорошего не даст Вирджинии. Что ей придется переживать, когда вы будете оставлять ее одну? Она постоянно будет с ужасом представлять себе, что ваш труп где-то валяется, а волки и койоты гложут ваши кости.

— Значит, вы уверены, что только Брюс Келли способен обеспечить ей комфортную жизнь?

— Я просто хочу, чтобы ее жизнь сложилась как можно лучше.

— Почему же я не могу быть достойным Вирджинии? Ведь я все же представитель закона.

— Такие, как вы, мистер Стоун, не знают других слов, кроме как «схватить» или «заключить под стражу». Для них главное — поймать преступника и выказать себя героями. Они всегда готовы бежать из дому и не задумываются, каково приходится их семье.

Митч подумал о своих родных, которых он так редко видел, и ощутил такую боль, словно его укусила ядовитая змея. Эта леди, видно, права. Он явно не пара Вирджинии. Лучшее, что он может сделать, это уйти из ее жизни и позволить ей найти более достойного человека, хотя бы того же Келли.

— Я покину ваш дом с восходом солнца… — наконец выдавил он из себя.

— Завтра? Вы покинете Джинни в день ее рождения? Господи, ну и хороши же законники! — язвительно заметила Дорис.

Завтра у Джинни день рождения? — удивился про себя Митч и представил, как Брюс Келли уплетает пирог, поданный Вирджинией, и уговаривает ее забыть этого подлого законника, покинувшего ее навсегда в такой день.

— Ну Что ж, я уеду с первыми лучами солнца, но послезавтра. — Митч широко улыбнулся Дорис и вышел из дома.

19

Вирджиния сидела рядом с Брюсом на лужайке за городом. Ее кавалер любовался великолепием возвышающихся вдали горных хребтов, а она пыталась изобразить заинтересованный вид. На душе у нее было тяжело, и она не испытывала никакого удовольствия.

— Давно вы познакомились со Стоуном? — вдруг словно невзначай спросил Брюс.

Меньше всего Вирджинии хотелось говорить о Митче. Он уехал утром, и она, вероятно, уже никогда не увидит его. Сердце ее пронзила резкая боль, но она постаралась ответить как можно равнодушнее:

— Всего месяц назад.

— Странно, что вы решились путешествовать с ним по такой дикой местности.

Вирджиния не собиралась посвящать его в подробности этой печальной истории, и она сухо проговорила:

— Слишком долго рассказывать, мистер Келли.

— Тем более что, по словам вашей тети, — кивнул Брюс, — завтра этот Стоун уедет…

— Завтра? — перебила его Вирджиния. — Разве он еще не уехал?

— Очевидно, решил остаться на ваш день рождения.

Вирджиния так разволновалась, что с трудом заставляла себя слушать Брюса Келли. А он продолжал, пристально глядя на нее:

— Вы, конечно, догадываетесь, что он влюблен в вас, мисс Холден, и страдает. Могу ли я узнать, вы тоже влюблены в него и тоже страдаете?

— Я вовсе не страдаю, — возразила она.

— Вы отрицаете, что любите его? — настаивал Брюс.

— Я отрицаю, что он влюблен в меня, — отрезала она, не замечая, что вкладывает в свои слова слишком много чувства. Она поднялась и направилась к экипажу. — Думаю, нам пора возвращаться.

— Он уедет завтра, — успокаивал ее Брюс, идя следом. — И вы сможете начать жизнь сначала.

Вирджиния ехала рядом с Брюсом, но думала лишь о том, что Митч еще здесь. Впрочем, это уже не имело никакого значения. Митч покинет Логан завтра и увезет с собой ее сердце.


Стоун медленно ехал на лошади Вирджинии вниз по главной улице Логана. Это был приятный аккуратный городок. Стены домов были выкрашены в спокойные тона, вывески висели прямо, улицы были чистыми. Он нигде не заметил пи зловонных сточных канав, ни конского помета, характерных для большинства городов. Митч спешился у офиса шерифа, открыл дверь и вошел. В нос ему ударил едкий запах пота и рвоты — свидетельство пребывания здесь местных пьяниц. Даже такой прекрасный городок болел теми же болезнями, что и остальные.

Темноволосый человек, сидевший за большим дубовым столом, поднял на Митча глубоко посаженные желтоватые глаза.

— Могу ли я чем-нибудь быть полезен вам? — любезно спросил он.

Митч оглядел местного шерифа. Вероятно, для размеренной жизни Логана такой подходит. Потому его и наняли, хотя парень наверняка плохо представляет себе, как взводить курок пистолета или даже как вытащить его из кобуры.

При виде значка Митча глаза молодого шерифа расширились. Государственный судебный исполнитель Стоун!

— Мистер Стоун? — почтительно произнес шериф.

— А как вас величать? — осведомился Митч.

— Мик Харви. — Шериф встал и протянул руку. — Для меня великая честь познакомиться с вами, судебный исполнитель Стоун. Чем я могу вам помочь?

Стоун бесцеремонно присел на край стола.

— Я хотел бы, чтобы вы присмотрели за одной молодой особой.

— Уж не та ли это девушка с большими зелеными глазами и роскошными каштановыми, почти бронзовыми волосами, которая недавно появилась в нашем городке? — заинтересованно спросил шериф. Стоун кивнул. — Такая высокая? — восторженно продолжал Харви. — И с прекрасной фигурой?

— Кажется, вы знаете ее довольно хорошо, — сухо заметил Стоун.

— Приезд незамужней леди не может остаться секретом в таком городке, мистер судебный исполнитель. А что такого натворила эта красивая молодая учительница, что мне надо присматривать за ней? — удивился шериф.

— Не важно, шериф, — холодно ответил Стоун, которому не понравился явный интерес шерифа к Вирджинии. — Понаблюдайте за ней, вот и все. — Он наклонился через стол. — Если с нею что-нибудь случится, Харви, я вырву твое сердце и скормлю его крысам, — припугнул он.

— Не беспокойтесь, мистер Стоун, ничего с ней не случится, пока я жив, — пообещал шериф, со страхом уставившись на Стоуна.

— Хорошо. Она живет вместе со своей теткой, Дорис Уолтон, на окраине города.

— Уж не та ли это здоровая остроносая ведьма? Господи, как же она ненавидит меня! — воскликнул Харви. Митч улыбнулся. Значит, шериф уже испытал на себе характер Дорис.

— Я уеду завтра утром. Хорошенько оберегайте девушку, по крайней мере, несколько недель, — напоследок сказал он, забрал свой значок и вышел из офиса, решив, что под защитой шерифа и теткиной метлы Вирджиния будет в безопасности. Да и вряд ли возникнут проблемы. Черт возьми, братьям Легри не удастся узнать, где находится Джинни!


Подъезжая к дому, Митч услышал громкое хоровое пение. Он остановил свою новую лошадь и решительно зашагал к дому. Толкнув дверь в кухню, он осмотрелся и увидел улыбающуюся Вирджинию. Она была в темно-зеленом платье, пышные волосы цвета темной бронзы свободно ниспадали на плечи. На столе перед ней стоял праздничный пирог, украшенный крошечными свечами.

Дорис и Брюс Келли наконец завершили хоровое поздравление.

— А теперь гаси свечи, девочка, — проворковала тетя.

Вирджиния глубоко вдохнула и погасила все двадцать свечей одним выдохом. Потом подняла голову и увидела Митча. Улыбка сразу исчезла с ее лица. Должно быть, сокрушенно подумал он, ее все еще обижает то, что он наговорил ей прошлой ночью.

— Хочешь пирога? — холодно спросила она.

Дорис и Келли настороженно уставились на Стоуна.

— Да, не отказался бы, — кивнул он.

Митч сел за стол напротив Вирджинии, не сводя с нее глаз. Улыбаясь, она нарезала пирог, и ее зеленые глаза ярко сияли. Это напомнило ему о том, как эти глаза смотрели на него, а в них отражались блики от костра. Они провели вместе две недели, и теперь он не был уверен, что сможет прожить хотя бы день без нее.

Тем временем Брюс Келли нервно извлек из кармана и положил перед Вирджинией маленькую черную коробочку.

— Хочу преподнести вам небольшой подарок, мисс Холден. Прошу простить меня за то, что он так скромен. Дело в том, что ваша тетя только вчера вечером сообщила мне о вашем дне рождения.

Митч закрыл глаза. Он чувствовал себя так, будто неожиданно получил удар в живот: он забыл о подарке.

— Очень мило, мистер Келли, спасибо. — Вирджиния нажала на бронзовую защелку. В коробочке оказалась тонкая серебряная цепочка.

Ни один мужчина, в ярости подумал Митч, не дарит молодой леди столь дорогой подарок, если между ними нет сильной привязанности.

— Мистер Келли, я не могу принять такой ценный подарок, — с облегчением услышал он голос Вирджинии.

— Безусловно, можешь, девочка моя, — тут же вмешалась Дорис. — Это же подарок на день рождения.

Поколебавшись, Вирджиния все же надела цепочку на шею. И Митчу показалось, что она все дальше уходит от него. И, словно этого было мало, Дорис поспешила язвительно спросить у него:

— Почти незнакомый нам человек не забыл купить подарок моей племяннице. Посмотрим, хватило ли у вас обходительности, молодой человек?

Митч встал из-за стола. Если он не покинет этот дом сейчас же, то непременно удушит тетю Вирджинии голыми руками.

— Мне пора готовиться к отъезду, — коротко произнес он и, повернувшись к Вирджинии, добавил: — Желаю вам всего хорошего, мисс Холден.

Оказавшись в сарае, Стоун стал упаковывать седельную сумку. Ему необходимо было чем-нибудь заняться, чтобы не думать о будущей совместной жизни Джинни с этим Брюсом Келли. Несмотря на все усилия, губы Митча дрожали. Он отбросил сумку, и ее содержимое разлетелось по полу — все, с чем он путешествовал многие годы. Немного успокоившись, Стоун снова начал паковать нехитрый скарб. Вдруг что-то блеснуло в полумраке. Он присел, и его усы приподнялись от широкой улыбки. Среди кусков вяленого мяса и стреляных гильз лежало то, в чем он сейчас так нуждался.


Под неодобрительным взглядом тетки Вирджиния вышла из кухни и направилась в сарай, Митч, опустившись на корточки, внимательно рассматривал что-то.

— Митч? — окликнула она.

Митч взглянул на нее, и она почувствовала, что сердце разрывается в груди. Ну почему она так сильно любит его, а он ее нет?

— Уже доели пирог? — осведомился Митч.

— Тебе было бы приятно, если бы я оставила тебя за столом в день твоего рождения, как ты меня? — обиженно спросила Вирджиния.

— Нет, — пробурчал в ответ Стоун и снова отвернулся, продолжая возиться с сумкой.

— Я думала, ты уже уехал, и только от Брюса узнала, что ты еще здесь, — попыталась объяснить Вирджиния.

— Ну и как прогулка в новом экипаже? Наверное, Брюс сплетал тебе веночки и страстно смотрел в твои глаза? — вспылил Митч.

— Забудь о Брюсе хоть на минуту! — воскликнула Вирджиния. — Он всего лишь мой приятель…

— Но он хочет стать больше, чем просто твоим приятелем.

— Ну уж этого он не дождется, — выпалила Вирджиния и осеклась. Боже, она чуть было не выдала, что любит только его!

Митч подошел к ней.

— Знаешь, Брюс сможет дать тебе все, что необходимо: дом, семью… — тяжело вздохнув, признал он свое поражение.

— Откуда тебе знать, что мне необходимо? — с горечью спросила она.

— Расскажи мне об этом, — заглядывая ей в глаза, попросил Митч. — О чем ты больше всего мечтаешь?

— Об уважении… и… — начала она, но тут Митч поцеловал ее раз, и другой, и третий, — о понимании… и…

— О страсти. Не забудь о страсти, Джинни, — горячо прошептал он, с трудом оторвавшись от ее сладких губ.

Она прижалась к его груди и тихо призналась:

— Да… И о страсти.

Митч снова прильнул губами к ее рту, и у нее подкосились ноги. Вирджиния обвила руками его шею, а он приподнял ее и так крепко поцеловал, как никогда прежде.

— Прости, что я вел себя ночью, как упрямый осел, — смущенно пытался он оправдаться. — У меня тоже есть подарок для тебя. — Митч опустил ее на пол и полез в карман.

— Мне не нужно от тебя никакого подарка… — возразила Вирджиния.

Митч раскрыл ладонь, и она увидела изящную золотую брошку в виде двух сплетенных сердец.

— О, какая красота! — восхитилась она.

— Она принадлежала еще моей бабушке, а теперь станет твоей.

— Но я… я не уверена…

— От Келли ты приняла подарок, а от меня не хочешь? — укорил ее Митч.

— Но он же просто взял эту цепочку в своем магазине. А ты… ты даришь мне семейную реликвию.

Митч прикрепил брошку к платью Вирджинии.

— Я хочу, чтобы она стала твоей, — тихо произнес он.

Вирджиния долго смотрела ему в глаза и наконец прошептала:

— Спасибо… — Ей хотелось, чтобы он снова обнял ее, и тогда она попросила бы отказаться от решения уехать из Логана. Но Митч вдруг резко отстранил ее. Наверное, он боится связать себе руки, подумала Вирджиния. Значит, утром он уедет, и не в ее силах убедить его остаться.

20

Просеменив босиком по холодному дощатому полу, Вирджиния осторожно пробралась в темную прихожую в другом крыле дома. Она остановилась у двери в комнату тетки и услышала ее раскатистый храп. Тогда, прошмыгнув через гостиную и кухню, она вышла из дома. У дверей сарая она, затаив дыхание, прислушалась и быстро заглянула внутрь. Митч спал на сене, завернувшись в одеяло.

Вирджиния склонилась над ним и с трудом проглотила комок в горле, пытаясь приглушить внутренний голос, который кричал, что она должна немедленно бежать отсюда.

Лицо Митча выглядело таким безмятежным, что она чуть не заплакала от обиды. Она присела рядом, но тут же поднялась, чтобы случайно не разбудить его. Вирджиния ненавидела долгие прощания перед разлукой, но сегодня, уже лежа в постели, вдруг поняла, что никогда не простит себе, если не посмотрит на него в последний раз.

Она долго смотрела в лицо любимого мужчины, потом не удержалась и прикоснулась к его спутанным волосам и шелковистым усам, затем перевела глаза на сильные руки, вспоминая, как они ласкали ее.

— Кажется, я потеряла тебя, Митч, — еле слышно пробормотала она и повернулась к двери.

Сильная рука сжала ее лодыжку.

— Ты что-то хотела мне сказать, Джинни?

— Я… я только хотела убедиться, спишь ли ты. Не могла заснуть и…

Рука Митча пробежала по кружевному подолу ее ночной рубашки и поднялась по обнаженным ногам к коленям. Вирджиния ощутила, как тепло волной приливает к телу, и оглянулась на залитый призрачным лунным светом сарай, лишь бы не смотреть в его глаза.

Руки Митча поднялись еще выше и сжали упругие бедра Вирджинии. Он притянул ее к себе, прошептав:

— Иди ко мне.

Безвольная, не способная сопротивляться, Вирджиния опустилась на колени, и Митч нежно коснулся ладонью низа ее живота под тонкой рубашкой.

— Скажи мне, что ты хотела, — настаивал он.

— Попрощаться, — вымолвила она.

— Попрощаться? — Митч повернулся на бок, одеяло соскользнуло с его обнаженных бедер. Их глаза встретились. — Можно, я тебя поцелую, Джинни? — умоляюще проговорил Митч, и она кивнула, не в силах противостоять собственному желанию.

Вирджиния набралась храбрости и сама припала губами к его рту. Она ласкала руками его мускулистую грудь и, приоткрыв рот, водила языком по его губам, как это делал он. Потом подняла руки, погрузила пальцы в его волосы и легла на него. Митч быстро снял с нее ночную рубашку.

Обнаженные, они продолжали с упоением целовать друг друга. Митч все крепче прижимал ее к себе, пока ей не показалось, что она парит в воздухе и раскрывается навстречу его страсти, подобно цветку, распускающемуся навстречу солнцу.

Митч рывком убрал одеяло, и Вирджиния ощутила тяжесть его горячего тела.

— Хочешь быть моей, Джинни? — хрипло спросил он.

— Я не могла… не могла позволить тебе уехать, не взглянув на тебя в последний раз, — всхлипнула она.

Митч целовал ее глаза, нос, шею. Руки нежно ласкали тело, а губы упивались вкусом бархатистой кожи. Наконец его рука проскользнула к тому заветному месту, которое только он и знал. И Вирджиния забыла обо всем. Она шептала его имя, прижимаясь к нему, и миллион ярких звезд, танцуя, сияли в ее глазах.

— Я же говорил, что ты только моя! — С этими словами Митч вошел в нее, и она чуть не задохнулась от переполнившего ее восторга. — Так будет всегда!

Вирджиния наслаждалась каждым его движением, и каждое ласковое слово разжигало ее страсть все сильнее. Она со стоном прижимала его к себе, долго не отпуская, а когда все кончилось, зарыдала, зная, что это было в последний раз.

21

Два дня спустя Вирджиния сидела на ступеньках крыльца, вдыхая свежий утренний воздух и подбадривая себя крепким кофе. Митч уехал, и ей было очень грустно. Он ускакал еще до рассвета, прежде чем она проснулась на куче сена в сарае, где они вместе провели ночь.

При воспоминаниях о той последней ночи тепло разливалось по всему ее телу. Воспоминания — все, что осталось ей от Митча, да еще брошь его бабушки.

Она дотронулась до золотой булавки, заколотой у сердца, и подумала, что Митч тоже никогда не забудет ее, Вирджинию. Но эта мысль не успокоила ее, как не успокаивала ни работа в школе, ни домашние дела, ни заботливые хлопоты тетки и Брюса Келли, которые не понимали, что с ней происходит. А она чувствовала себя потерянной. Иногда ей казалось, что стоит обернуться, и она увидит Митча. Жар пламени в плите напоминал ей о горячем теле Митча, а небо над головой — о синеве его глаз.


Вдали показалось облако пыли. Всадник скакал к их дому. Вирджиния прикрыла глаза, мечтая, что это Митч, как ветер, несется к ней, и зная, что этого не может быть. Все равно она была разочарована, увидев, что это всего-навсего шериф Мик Харви.

— Доброе утро, шериф Харви.

Желтые глаза задержались на ней дольше, чем следовало, и Вирджиния вздрогнула. Шериф спешился и снял шляпу.

— Судебный исполнитель Стоун просил меня присмотреть за вами, мисс. Вот я и решил узнать, как тут у вас дела, — начал он. — Нет никаких проблем?

— Нет. Все спокойно. Да я и не нуждаюсь в том, чтобы за мной присматривали…

— А куда направился мистер Стоун? — поинтересовался шериф.

— Не знаю точно, — помешкав мгновение, ответила Вирджиния. — Думаю, если бы он решил, что вам необходимо это знать, то обязательно сказал бы.

— Я всего лишь пытаюсь помочь вам, — обиженно проговорил Харви. — И мне кажется, мисс, что вам лучше доверять мне. Быть может, я еще пригожусь вам…

— Какого черта вы делаете у моего дома? — раздался пронзительный голос тети Дорис. Она выскочила из дома, угрожающе размахивая метлой. — Держитесь подальше от моей племянницы и от моего дома!

Шериф поспешно отскочил в сторону.

— Господи, что за зловредная старуха! — пробурчал он, оказавшись в седле.

Вирджиния долго смотрела ему вслед.

— Этот человек почему-то мне неприятен, — наконец произнесла она.

— Так и есть. Он служит здесь шерифом не более двух месяцев, а уже считает себя хозяином. Харви появился у нас после того, как бандиты застрелили нашего прежнего шерифа. Хороший был человек, большой души…

— Разве Харви не здешний? — удивилась Вирджиния.

— Нет, ему просто удалось убедить большинство горожан в том, что он неподкупен и смел. — Дорис пренебрежительно фыркнула. — Но меня ему не провести! Меня тошнит при виде его лживой рожи.

Мурашки пробежали по спине Вирджинии.

— Митч не просил бы Харви заботиться о моей безопасности, если бы не доверял ему, — попыталась она успокоить себя и тетку.

— Забудь о Стоуне! — рявкнула Дорис. — Но если этот Харви проявляет к тебе внимание, жди неприятностей.


Стоун все больше удалялся от Логана. Он был в пути уже два дня и неуклонно следовал за бандитами. У одной из их лошадей копыто было прибито кривым гвоздем. Вначале Стоун не мог понять, почему Том Легри не спешит перековать свою лошадь, но затем догадался, что бандиты ведут с ним свою игру. Они направлялись в Неваду, будто бы поверив, что найдут его там. Возможно, он догонит их завтра перед сумерками.

Сумерки… В эти часы он особенно остро ощущал одиночество и неизбежно возвращался к мыслям о Вирджинии. Как она там? Уже проводит занятия в школе? Интересно, пришлась ли она по душе своим ученикам? Кому же она может не понравиться!

Стоун нахмурился: не время отвлекаться на посторонние мысли. Он продолжал внимательно следить за дорогой, зная, что по мере наступления сумерек им вновь овладеют тоска и горечь неутоленной страсти.


Шериф Харви вошел в помещение, где работал местный телеграфист. Оторвавшись от аппарата, тот спросил:

— Чем могу быть полезен, шериф?

— Мне нужно срочно отправить телеграмму. Вот, здесь все указано, — ответил Харви, протягивая телеграфисту бумажку.

Вскоре в Неваду полетело сообщение: «Тот, кого ищете, здесь. Спешите, но будьте осторожны».

Шериф Харви мог удовлетворенно вздохнуть. Братья Легри были предупреждены.

22

Спустя почти неделю после того, как уехал Митч, Вирджиния снова увидела на горизонте облако пыли. У нее перехватило дыхание от радости. Наверно, Митч уже разобрался с Легри и возвращается ко мне, подумала она. Но когда оказалось, что это скачут двое каких-то незнакомых всадников, Вирджиния испытала горькое разочарование. Ей ни к чему были незваные гости. Она поспешно удалилась в спальню, надеясь, что они проскачут мимо. Однако через несколько минут передняя дверь с грохотом распахнулась. Затем из гостиной донесся грохот. Вирджиния застыла на месте от страха.

— Мы знаем, что вы здесь, леди! — раздалось из-за двери, и в комнату вломились двое огромных рыжеволосых бандитов. Их наглые лица расплылись в ликующих ухмылках.

— Мисс Холден, полагаю? — спросил один, а другой разразился издевательским хохотом, обнажив гнилые зубы.

Вирджиния изо всех сил старалась скрыть от них свой ужас. Она заставила себя взглянуть прямо в желтые глаза того из них, кто казался старшим, и крикнула:

— Убирайтесь вон из моего дома!

— Слишком много себе позволяешь! — рявкнул бандит. Он схватил ее за волосы и потащил к двери. — Не терплю сук, которые слишком много себе позволяют!

Вирджиния вскрикнула от боли, и у бандита загорелись глаза. Он явно наслаждался ее страхом и страданием. Тогда она поклялась себе, что больше не издаст ни звука. Бандит не скрывал вожделения. Он притянул ее к себе за волосы и грубо сжал грудь. От зловонного запаха Вирджинии чуть не стало дурно.

— Скажи-ка, твой законник еще не выпал из седла? — злобно спросил он и попытался просунуть руку между ее бедрами. Изловчившись, Вирджиния сильно ударила его коленом в пах. Согнувшись от боли, он выпустил ее, и она кинулась к двери, но не успела. Другой бандит отшвырнул ее на пол. Падая, Вирджиния ударилась головой о кровать и ощутила вкус крови во рту.

Огромный бандит навис над ней, сощурив глаза.

— Я убью тебя, сука, если ты еще выкинешь подобный фортель!

Дверь с улицы открылась. На пороге появилась Дорис. С недоумением вглядываясь в незнакомцев, она вдруг закричала:

— Шериф, помогите!

— Займись старухой, Кайл! — приказал старший. — У нас мало времени.

Собрав последние силы, Вирджиния вскочила и бросилась к столу. Она схватила тяжелую медную лампу и угрожающе подняла ее над головой.

— Возможно, я и умру, мистер, — закричала она, — но надеюсь и вас прихватить с собой!

Массивные плечи бандита затряслись от хохота.

— Ты даже представить не можешь, сколько законников пытались сделать это! А скольких я убил? Положи эту штуку, сучка, или я пристрелю тебя.

Вирджиния не дрогнула.

— Что вы хотите от меня? Я даже не знаю, кто вы! — крикнула она.

Бандит мерзко ухмыльнулся.

— Я охочусь за твоим судебным исполнителем, сладкая моя, и ты послужишь приманкой для него.

Теперь Вирджиния догадалась, что это и есть те самые братья Легри, за которыми охотился Митч. В страхе за него она сильнее сжала в руках лампу.

— Ничего у вас не получится. Митчелл Стоун слишком умен. У вас руки коротки, чтобы заманить его в ловушку!

Желтые глаза бандита сверкнули.

— Если дело коснется твоей жизни, ум оставит его, — сказал он и крикнул: — Кайл, долго еще будешь возиться с этой проклятой старухой?

Закрыв глаза, Вирджиния молилась про себя, чтобы с тетей ничего не случилось.

Том Легри достал револьвер и направил его прямо в лоб Вирджинии.

— Опусти эту штуку. Мне все равно, умрешь ты сейчас или позже, — пригрозил он.

Вирджиния сдалась и медленно поставила лампу на стол. Легри выволок ее за волосы в кухню. Здесь младший брат держал Дорис на мушке.

— Ты все еще не пристрелил ее, Кайл? — рявкнул Том Легри.

— Это старуха, Том, — заныл тот. — Она точь-в-точь наша мама. Я не могу застрелить ее. Это все равно, что убить нашу маму!

— Проклятье, это не наша мать! Посмотри на нее!

Входная дверь сильно хлопнула, и Вирджиния с надеждой подняла глаза. На пороге стоял шериф Харви. Она было обрадовалась, но радость ее тут же исчезла при виде того, как дружелюбно встретили шерифа бандиты. Она вдруг вспомнила желтые глаза Мика Харви и содрогнулась от ужаса.

— Быстро уходим, Кайл. Наш двоюродный брат заприметил Стоуна всего в двух милях от города. Он может появиться с минуты на минуту.

— Привет, дорогая мисс Холден, — усмехнулся шериф. — Я же говорил, что еще пригожусь…

— Бесчестный двуличный подонок! — вознегодовала Дорис.

— Вы еще не укокошили ее? — удивился Харви.

— Не волнуйся! Кайл позаботится об этом, — успокоил его Том. Он схватил Вирджинию за руку и потащил к двери, рявкнув на ходу: — Убей старуху, Кайл.

— Нет! — закричала Вирджиния.

Мик Харви седлал лошадь, когда в доме раздался выстрел, а затем появился Кайл Легри с безмятежным лицом. Вирджиния уже не могла даже кричать. Ее усадили на лошадь, привязали к седлу и увезли.


Стоун придержал лошадь, внимательно разглядывая пыльную дорогу. Он не понимал, почему, уже достигнув Невады, Легри внезапно повернули обратно, к Логану. Они опережали его не более чем на полчаса. Внезапно пришло озарение, и от тяжелого предчувствия он сжал зубы. Они узнали, где он оставил Вирджинию, и она станет разменной монетой в их игре.

Он поскакал обратно к городу так, будто сам дьявол гнался за ним, и вскоре спешился у дома Дорис. Здесь было зловеще тихо. Митч толкнул дверь и вошел. В доме все было перевернуто вверх дном. От кресла-качалки остались только щепки, осколки разбитой лампы валялись повсюду, и даже занавески были сорваны с окна. На мгновение Митч остановился, страшась увидеть то, что, возможно, ждет его в следующей комнате. Наконец, собравшись с силами, он поспешил в кухню.

— Черт возьми, откуда вы явились! — услышал Митч знакомый голос и увидел в углу связанную Дорис. — Не иначе как вы сошли с ума, господин судебный исполнитель, оставив двух слабых женщин без защиты!

— Где Джинни? — спросил Стоун.

— Они увезли ее, Митч! — разрыдалась Дорис.

— Кто? Кто увез ее? — Стоун наклонился и развязал Дорис.

— Такие здоровенные рыжие бандиты! И этот ублюдок Мик Харви с ними!

— Шериф Харви?! — опешил Стоун, бледнея.

— Он им двоюродный брат. Представляете?

— О господи! — с отчаянием простонал Митч.

— Они уехали всего несколько минут назад! Спасите мою племянницу, Митч!

Стоун выбежал из дома и столкнулся с Брюсом Келли, который не смог скрыть разочарования.

— Вы уже вернулись? — с досадой произнес он.

— Вирджинию похитили! — ответил Стоун, вскакивая в седло.

— Похитили? Вы собираетесь ее выручать?

— А как вы, черт возьми, полагаете, Келли? — рассердился Стоун.

— Я с вами, — заявил Брюс Келли решительно.

— Не хватает еще присматривать за вами, — язвительно заметил Митч.

Но Келли уже был в седле и осматривал винчестер.

— Вы, может быть, удивитесь, судебный исполнитель, но я довольно хорошо стреляю.

— В самом деле? — фыркнул Стоун.

Келли прицелился и прострелил дыру в ведре, висевшем в пятидесяти ярдах от них. Ведро взлетело в воздух. Келли снова выстрелил и попал в него, прежде чем оно упало на землю.

Стоун был поражен. Ему ничего не оставалось, как согласиться:

— Ладно, у нас нет времени. Не буду вам препятствовать. Но учтите, если будете путаться под ногами, я вас просто пристрелю.

23

У Вирджинии ныла спина, руки, привязанные к передней луке седла, затекли. Они ехали уже два часа. Впереди и позади нее скакали братья Легри. Шериф Харви давно повернул коня и скрылся. Его служба в Логане, очевидно, завершилась.

— Бьюсь об заклад, ты удивлена, как это мы узнали, что ты и твой законник поехали в Логан, — пытался завязать разговор Кайл, ехавший сзади. — Об этом проболтался твой бывший дружок…

Так это Дадли предал ее! Вирджиния пожалела, что у нее не хватило храбрости застрелить его тогда, в сарае.

— Теперь я понимаю, почему он так напился, потеряв тебя. А ты, Том? — спросил Кайл брата.

— Да. Но не стоило напиваться в стельку, — ответил старший Легри. — Можно придумать что-нибудь получше.

— Да, — хихикнул Кайл, — например, убить судебного исполнителя.

— Свиньи, — пробормотала Вирджиния.

— Что? — Том обернулся к ней. — Ты что-то сказала?

— Сказала, что вы парочка грязных свиней!

— Ну, ладно, я от твоей ругани не помру. А вот ты пожалеешь!

Вирджиния смотрела прямо перед собой, не желая, чтобы бандит заметил ужас в ее глазах.

Том указал на ее брошку и спросил:

— Что это у тебя?

Она попыталась увернуться, но он сорвал брошку с ее груди. Однако прежде чем бандит успел убрать руку. Вирджиния вонзила в нее зубы. Взвыв от боли, бандит дал ей такую оплеуху, что она вылетела бы из седла, если бы не была привязана.

— Подожди, сладенькая моя, дай только добраться до каньона. Там я займусь тобой как следует, — пригрозил он.

Они ехали еще почти час. Пронзительное карканье вороны привлекло внимание Вирджинии, и она бросила быстрый взгляд на деревья. У нее перехватило дыхание. Митч подал ей знак и скрылся в густой листве. Вирджиния поспешила отвести глаза. Митч здесь и непременно спасет ее!..


Стоун бесшумно вернулся к Келли.

— Вы видели их? — спросил Келли с тревогой в голосе.

— Пока с ней все в порядке. Они направляются в каньон. Туда ведет только одна дорога. Вы готовы, Келли?

— Судебный исполнитель, склоны каньона совершенно отвесны. Это очень опасное место.

— Я не вынуждаю вас следовать за мной, — резко сказал Стоун и пришпорил лошадь. Поколебавшись, Брюс Келли поскакал за ним.

— Надеюсь, вы знаете, что делаете.

Стоун мысленно послал его к черту. Он без малого целую неделю почти не спал, и сердце его разрывалось от разлуки с Вирджинией. А теперь эти бандиты увезли ее прямо у него из-под носа. Все складывалось против него, и ему понадобится проявить и умение владеть собой, и остроту ума, чтобы спасти ту, которую любил больше жизни.


Вирджиния стояла рядом с лошадью и растирала затекшие запястья, натертые веревкой. Небо на западе окрасил багровый закат, когда они остановились в каньоне с отвесными скалистыми склонами. Легри проверили свои ружья и стали разбирать пожитки, не обращая никакого внимания на пленницу. Отсюда ей некуда было бежать. Огромные скалы, словно стены, нависали со всех сторон над терявшейся среди них дорогой. Митчу никогда не выбраться отсюда живым, подумала Вирджиния. Теперь она поняла, что задумали Легри.

Вдруг она услышала, как кто-то затянул песню, ужасно фальшивя. Голос звучал все громче, и наконец она увидела всадника.

— Боже мой, — прошептала Вирджиния, — это же Брюс Келли.

Вначале она не поверила своим глазам. Брюс был настолько пьян, что едва держался в седле. Очевидно, поэтому его и занесло в каньон.

— Кого это там несет? — прищурился Том Легри.

— Не знаю, брат, — ответил Кайл, — но выглядит он счастливцем.

— Видно, совсем одурел…

— Хотел бы я отведать того, чем он так накачался, — прошептал Кайл, облизываясь. — Может, спросим, не осталось ли у него хоть немного?

— Мне сейчас не до выпивки, — огрызнулся Том.

— Ну а я подойду, брат, — решил младший Легри. — Я только немного пригублю. Да и когда мы шлепнем Стоуна, спиртное понадобится, чтобы привести в чувство эту леди.

Глаза Тома злобно сверкнули. Вирджиния не знала, что ей делать. Попробовать ли предупредить Брюса или оставить все как есть, и тогда его, может быть, не тронут? А может быть, он явился сюда, чтобы помочь ей?

— Зови его, Кайл, — распорядился Том и добавил, взглянув на Вирджинию: — Одно слово, и я разнесу этому парню голову.

Митч ни за что не пустил бы пьяного Брюса в опасный каньон, подумала она. Наверное, это неспроста.

Вскоре Брюс подъехал к ним.

— У вас еще осталось выпить, мистер? — спросил Кайл. — Мы были бы благодарны, если бы вы поделились с нами.

— А на… насколько вы будете благодарны? — невнятно промычал Брюс. Он остановился рядом с ними, но не удержался в седле и упал. С трудом встав на ноги и слегка покачиваясь, он забормотал: — Мне бы… мне бы хватило нескольких монет.

— О, будьте уверены, у нас есть деньги. Ведь правда, Том?

— Не волнуйтесь на сей счет, мистер, — сказал Том Брюсу и обратился к брату: — Этот парень настолько пьян, что его достаточно слегка толкнуть.

Пока братья Легри уговаривали Брюса отдать бутылку, Вирджиния нервно посматривала в сторону входа в каньон, надеясь увидеть Митча. Когда она наконец разглядела его, сердце ее подпрыгнуло от радости и беспокойства. Стоун все ближе подбирался к ним, прижимаясь к скалам. Серая рубашка и запыленные волосы делали его почти незаметным среди камней и серых стволов деревьев.

Между тем Кайл уже начал терять терпение, убеждая Келли:

— Послушайте, мистер, или вы сами отдадите вашу чертову выпивку, или мы отберем ее у вас силой!

Вирджиния отвела взгляд от Митча и, надеясь выиграть время, вмешалась в разговор:

— Лучше отдайте им все, что у вас есть, а то они укокошат вас. Неужели вы настолько пьяны, что не понимаете, с кем имеете дело!

Том Легри ударом кулака сшиб ее с ног и заорал:

— Заткнись, сука, или я пристрелю тебя!

Вирджиния, опасаясь, как бы Брюс не выдал себя, бросившись ей на помощь, поднялась на ноги. Когда Легри снова заспорили с Келли, она рискнула бросить взгляд через плечо. Митч был уже ярдах в пятидесяти от них. Он приближался, бесшумно скользя за деревьями. Нервы Вирджинии напряглись до предела. Когда раздался крик птицы, она вдруг уловила в глазах Брюса новое выражение и приготовилась бежать.

Внезапно Келли выхватил из-за пояса револьвер и выстрелил в грудь Кайла Легри. Тот выронил оружие и рухнул на землю.

Том взревел от ярости и мгновенно навел свой револьвер на Келли. А тот явно растерялся и застыл на месте. Пока Том взводил курок, Вирджиния, не колеблясь, метнулась вперед.


Когда Келли выстрелил, Стоун удовлетворенно улыбнулся.

— Один готов, — с облегчением вздохнул он, тщательно прицеливаясь в грудь Тома Легри.

Его план действовал точно… И в это мгновение Вирджиния, бросившись к бандиту, закрыла Митчу линию огня.

24

Вирджиния, собрав все силы, кинулась к Тому Легри, когда он уже нажимал на спусковой крючок, толкнула его, и он промахнулся, а револьвер отлетел далеко в сторону. Брюс, ошеломленный происходящим, юркнул за ближайшее дерево.

Митч резко выдохнул. Еще секунда, и все было бы кончено, но в этот момент Том схватил Вирджинию. Огромная ручища сжала ей горло. Она попыталась вырваться, но все было бесполезно.

— Выходи, — прорычал Том Брюсу, — или я вдребезги разнесу ей голову!

Однако Брюс даже не шевельнулся. Митч видел, что Вирджиния уже задыхается. И тогда он поднялся, держа ружье наготове.

— Тебе ведь надо разобраться со мной, Легри. Отпусти ее! — крикнул он бандиту.

Том обернулся и злорадно рассмеялся.

— Стоун? Ну и сукин ты сын! Я должен был догадаться, что ты выкинешь что-нибудь в этом роде.

— Отпусти ее, Легри!

— Брось ружье, или я сейчас же сверну ее прекрасную шею.

— Как только ты убьешь ее, сразу получишь пулю в голову, — предупредил Стоун.

— Думаешь, меня это остановит? Проклятье, ведь ты истребил всю мою семью! — И Легри стиснул шею Вирджинии так, что она захрипела.

Стоун мгновенно принял решение:

— Отпусти ее, Легри, и мы сразимся один на один. Давай! Два больших мальчика выяснят отношения. Ну как, идет?

Том Легри недолго колебался. Уж очень привлекательной была надежда покончить со Стоуном своими руками.

— Идет, законник! Я отпущу твою крошку. Бросай ружье, и займемся делом!

Стоун взглянул на дерево, за которым прятался Брюс Келли, и понял, что на него ему нечего рассчитывать. Он сделал несколько шагов и положил оружие на землю, а затем направился к Легри.

— Ну а теперь отпусти ее, — потребовал он.

Легри, ухмыляясь, сильно оттолкнул Вирджинию. Судорожно пытаясь вздохнуть, ошеломленная случившимся, она упала на землю. Схватка за жизнь началась. Двое мужчин кружили по маленькому пятачку дороги, настороженно следя друг за другом.

— Я еще не решил, как покончу с этой сукой, — стараясь вывести Стоуна из себя, сказал Том. — Сломать ей шею, удавить или содрать с нее кожу дюйм за дюймом?.. Что бы ты предпочел, Стоун?

Бандит резко бросился вперед, но Стоун увернулся от его кулака и успел нанести удар в челюсть. Они отскочили друг от друга.

— Я предпочитаю получить пулю, Легри. Как получил от меня твой братец.

Легри бешено зарычал, и глаза у него налились кровью.

— С каким наслаждением я прикончу тебя, Стоун!

— Не надейся, Легри!

Взвыв, Легри бросился на Стоуна, но на него обрушился град сильных, точных ударов. Бандит согнулся от боли, и Стоун прыгнул на него. Они покатились по земле, не выпуская друг друга из смертельных объятий. Внезапно Легри выхватил из-за голенища нож и приставил острое лезвие к горлу Стоуна.

— Ты истребил всю мою семью, чертов законник! Прежде чем я зарежу тебя как барана, хочу, чтобы ты знал, что я сделаю то же с твоими родичами! — злобно прошипел бандит.

Липкий пот залил глаза Митча. Он понял, что сейчас умрет, и взмолился про себя, чтобы Брюс Келли нашел в себе мужество и попытался спасти Вирджинию. Он еще увидел, что Вирджиния стоит, подняв его ружье. До него донесся ее хриплый от волнения голос:

— Отпусти его, негодяй!

— Что я слышу? — ухмыльнулся бандит. — Неужели это твоя леди, Стоун? Славная злючка! Я свяжу ей ручки, прежде чем насладиться ею.

— Бог поможет мне! — крикнула Вирджиния. — Отпусти его или я стреляю!

Но бандит, смеясь, слегка надавил на лезвие. Кровь брызнула из пореза на шее Митча.

— Брось ружье, сука! — прорычал бандит. — Иначе твой любовник сейчас умрет.

Последнее, что услышал Митч, был грохот выстрела.


Отдачей при выстреле Вирджинию опрокинуло на спину. Она больно ударилась, но тут же вскочила и увидела, что Легри, весь в крови, лежит на Митче. Никто из них не шевелился.

Она подбежала к ним и из последних сил оттащила тяжелую тушу бандита. Желтые глаза Легри безжизненно смотрели на нее. Митч был неподвижен, по его левому плечу растекалось кровавое пятно.

— Митч? Что с тобой? Ты слышишь меня? Митч! — пыталась она добиться от него хоть слова.

Рука, которой Вирджиния хотела приподнять голову Митча, оказалась в крови. Она все же осторожно повернула его голову и увидела, что весь затылок Митча залит кровью. Очевидно, падая, он ударился головой о камень.

— Брюс! — позвала Вирджиния. — Помогите мне!

Келли наконец пришел в себя и выбрался на дорогу.

— Этот желтоглазый шакал мертв? — опасливо спросил он Вирджинию.

— Да! — рыдая, проговорила она. — Мы должны немедленно отвезти Митча к доктору. Надо торопиться. Ну, помогите же мне!

25

Доставить Стоуна в Логан можно было, только перекинув его через седло. Вирджиния боялась навредить ему, но Келли убедил, что иначе не получится.

Два долгих часа они везли так бесчувственное тело Митча и лишь на закате добрались до дома Дорис.

У Вирджинии еще хватило сил улыбнуться при виде живой и невредимой тетки. Верно, Кайл Легри так и не решился убить женщину, которая напоминала ему мать. Привели доктора, который сразу же занялся раненым. Брюс Келли, Дорис и Вирджиния сидели на кухне, с тревогой ожидая, что он скажет. Наконец в кухне появился доктор. Он был очень серьезен.

— Наложил с десяток швов, зашивая рану. Он сильно ударился головой. Кроме того, у него пулевое ранение. — Вирджиния закрыла глаза и бессильно опустилась на стул. — Но это, можно сказать, самая несерьезная из его ран. Плохо, что зрачки у него расширены, и он ни на что не реагирует. Боюсь, чем дольше он будет без сознания, тем меньше у него шансов выкарабкаться.

Слезы залили лицо Вирджинии, и даже глаза Дорис увлажнились.

— Что нам следует делать? — спросила Дорис доктора.

— Ждать! Это все, что вам остается… Очень жаль…

Пока Дорис провожала доктора, Вирджиния проскользнула в свою спальню, где на узкой кровати неподвижно лежал Митч. Голова, шея и плечо его были перевязаны, он был раздет. Вирджиния опустилась рядом с ним и крепко сжала его руку, такую же теплую, как всегда. Казалось, Митч спит, и стоит ей поцеловать его, как он проснется, откроет свои синие глаза и улыбнется ей.

— Доктор обещал навещать нас, — услышала она голос Дорис.

— Это все из-за меня, — всхлипнула Вирджиния.

— Не плачь, Джинни. Такие, как он, зарабатывают на жизнь, постоянно рискуя головой. Раны и ушибы для них привычны. Он скажет тебе то же, когда встанет на ноги.

— Чем дольше он будет без сознания, тем меньше у него шансов, — рыдала Вирджиния, закрыв лицо руками.

— Выше голову, Джинни! — прикрикнула Дорис. — Он бы не хотел, чтобы ты плакала.

Вирджиния вытерла слезы и постаралась взять себя в руки.

— Позаботьтесь о мистере Келли, — попросила она Дорис. — Ему еще надо добраться до дому.

— Успеется, Джинни. Тебе тоже надо подкрепиться.

— Я ничего не хочу. Кусок не пойдет мне в горло, — отказалась Вирджиния, не сводя глаз с Митча.

— Ты собираешься сидеть здесь и смотреть на него всю ночь? Но это не поможет ему, Джинни. Он откроет свои синие глаза, только когда это будет угодно Богу, — уговаривала Дорис.

— Я знаю. Но не могу оставить его одного. А сейчас идите…

Дорис, не споря, ушла. Вирджиния натянула на Митча одеяло, уселась на стул и приготовилась ждать…

Ночь была уже на исходе, а Митч так и не пошевелился. На рассвете Вирджиния настолько обессилела, что уткнулась головой в подушку рядом с Митчем и заснула. Разбудили ее обычные утренние шумы. Открыв глаза, она обнаружила, что рука ее лежит на груди Митча, а голова покоится у его плеча.

— Митч! — окликнула она. — Митч, ты слышишь меня? — Она дотронулась до подбородка, провела пальцем по шелковистым усам. Митч по-прежнему был без сознания.

Вирджиния отправилась на кухню, где Дорис уже жарила яичницу.

— Хочешь позавтракать, Джинни? — спросила она.

— Нет, тетя. Я должна кое-что сделать утром. Думаю заняться этим прямо сейчас, прежде чем у меня совсем расшалятся нервы.

— Надеюсь, ты не собираешься в школу? — удивилась Дорис.

— Нет. Я попрошу заменить меня на несколько дней. Надо послать телеграмму семье Митча и сообщить им о случившемся. Тетя, если Митч… если что-то с ним будет не так, пусть он останется с нами, — умоляюще попросила она.

— Иди на телеграф, Джинни, и займись тем, что считаешь необходимым, — не давая прямого ответа, проговорила Дорис. — Если судебный исполнитель очнется, когда тебя не будет, я замучаю его расспросами, — мягко пошутила она.

Вирджиния поспешила к двери и на пороге столкнулась с Брюсом Келли. Судя по тому, как он был бледен, бодрость еще не вернулась к нему.

— Вы собираетесь в город, мисс Холден? — спросил Брюс.

— Я иду на телеграф, чтобы послать телеграмму Стоунам.

— Он… — побелев как мел, начал Келли.

— Нет, — оборвала его Вирджиния, — но я считаю, что Стоуны должны быть здесь. А вы, похоже, плохо спали ночью?

— Я убил человека, мисс Холден, — опустил он голову.

— Но, мистер Келли, это был бандит, который всю жизнь грабил и убивал.

— Можно ли этим оправдать убийство?..

— Если защищаешь тех, кто вам дорог, можно пойти на все, — убежденно ответила Вирджиния.

— Вы очень любите Стоуна? — прямо спросил Келли.

— Я не могу без него жить, — призналась Вирджиния, не сдержав слез.

— Могу ли я чем-нибудь помочь вам? — тихо предложил он.

— Проводите меня до телеграфа. Я не очень уверена в своих силах.

Брюс протянул ей руку.

— Обопритесь на меня, мисс Холден.

Добравшись до телеграфа, Вирджиния растерялась. Как сообщить семье, что их упрямый и своевольный Митчелл при смерти? Брюс Келли нашел нужные слова, и телеграмма была отправлена. Затем он проводил ее к дому Дорис.

Вирджиния поднялась к Митчу, снова уселась рядом и стала терпеливо ждать.

День тянулся медленно. Приходили горожане, выражали сочувствие, предлагали помощь. К тому времени, как стемнело, Вирджиния настолько ослабела, что Дорис почти силой заставила ее съесть немного супа. Затем Вирджиния снова свернулась клубочком рядом с Митчем, готовясь провести еще одну мучительную длинную ночь.


Митч открыл глаза и недоуменно нахмурился, пытаясь понять, как он оказался в этой темной комнате. Он повернулся к женщине, прижавшейся к нему, не сразу сообразив, кто она такая.

— Джинни? — позвал он слабым голосом.

Она прижалась к нему теснее и что-то пробормотала во сне.

— Неплохо бы выпить чашечку свежих сливок, — сказал он громче.

Она открыла один глаз и недоверчиво посмотрела на него.

— Так поздно… О господи, неужели ты очнулся!

Ее возглас болью отозвался в голове Митча, и он простонал:

— Ох, как болит голова.

Вирджиния спрыгнула с кровати и зажгла лампу.

— Тетя! — закричала она. — Тетя, идите сюда скорей!

Через мгновение в комнату влетела Дорис, на ходу запахивая полы своего халата.

— Что случилось? Ох, неужели этот парень наконец решил уделить нам немного внимания?

— Неужели это не сон, тетя Дорис? — радостно спросила Вирджиния.

— Нет, если только и я не сплю. Но танцевать среди ночи ради его удовольствия — это не то, о чем я мечтала.

Митч сел на кровати и прикоснулся к своей голове. Он вздрогнул, проведя пальцами по толстой повязке, и взглянул на перевязанное плечо.

— Кто-нибудь мне объяснит, что, черт возьми, со мной произошло? — спросил он женщин.

Вирджиния не знала, смеяться ей или плакать.

— Ты ударился головой, — попыталась она объяснить.

— Так вот почему ты так счастлива? — через силу пошутил Митч.

— Нет, я счастлива потому, что ты в конце концов очнулся.

— В конце концов?.. — удивился Стоун.

— Ты так сильно ударился головой, что был без сознания почти два дня, — вмешалась Дорис.

Пораженный, Митч перевел глаза на свое плечо.

— А это?.. — Даже слепой не мог не заметить, как покраснела Вирджиния. — Уж не ты ли выстрелила в меня?

— Не знаю, как это получилось, — пробормотала она. — Я выстрелила в Легри, чтобы спасти тебя, но пуля прошла сквозь него и зацепила твое плечо.

Митч согнул руку и поморщился, почувствовав сильную боль.

— Кажется, не просто зацепила… А что с Легри?

— Он уже покойник…

— А Келли? — удовлетворенно кивнув, продолжал расспрашивать Митч.

— Раскаяние из-за того, что он спрятался за деревом, до сих пор гложет его, — рассмеялась Дорис, — но, тем не менее, выглядит он прекрасно.

— Ты голоден? — спросила Вирджиния.

— Да, я готов проглотить…

— Большой кусок пирога? — подсказала она. Митч только улыбнулся. — Политый толстым слоем крема из хорошо взбитых сливок? — Женщины переглянулись и прыснули от смеха.

26

Вирджиния спешила на телеграф. Митч уже начал подниматься, и доктор сказал, что его жизнь вне опасности. Надо было отправить телеграмму, что с ним все в порядке. Оставалось только надеяться, что Стоуны еще не выехали в Логан. Однако когда она подходила к телеграфу, неподалеку остановился дилижанс. Такого количества багажа она еще не видела, и с трепетом подумала, уж не родственники ли это Митча.

Первым из дилижанса вылез мужчина, и Вирджиния поняла, что ее догадка подтвердилась. Этот джентльмен был копией Митча, хотя и выглядел старше лет на двадцать. Он помог спуститься женщине средних лет в элегантном платье. Вероятно, это была миссис Стоун. Следом за ней вышла седая, грозная на вид старая дама, опиравшаяся на трость. И наконец из дилижанса выпорхнули две молодые леди. Одна из них была очень похожа на миссис Стоун. А другая… Ее вид просто изумил Вирджинию. На вычурной прическе непонятно как держалась замысловатая ярко-розовая шляпка. Множество оборок украшало платье. Тонкий рот изгибался в капризной гримасе, а глаза надменно взирали на окружающих.

Вирджиния заторопилась к приезжим и неуверенно произнесла:

— Здравствуйте. Простите, вы Стоуны?

— Да, я миссис Стоун, — подтвердила старая дама, с любопытством взглянув на нее.

Модная же красотка, пренебрежительно осмотрев Вирджинию, протянула:

— А вы-то кто?

— Вирджиния Холден. Это я послала вам телеграмму. — Пять пар встревоженных глаз уставились на нее, и она поспешила улыбнуться: — Я счастлива сообщить вам, что Митч вчера ночью пришел в себя, и сегодня ему намного лучше. Доктор говорит…

— Митч? — взвизгнула модная девушка.

— Да, Жаклин, — вмешалась другая девушка, — именно так зовут моего брата.

— Где мой сын? — обратилась к Вирджинии мать Митча.

— Сейчас он живет у нас с тетей… — нерешительно ответила она.

— Так он живет с вами или с вашей тетей? — негодующе поинтересовалась Жаклин. — Почему он не в больнице?

— Жаклин, пожалуйста, — перебил ее мистер Стоун. — Молодая леди сказала, что он пришел в себя, и его жизнь вне опасности. Я уверен, что с Митчем все в порядке.

— Все в порядке? — передразнила его миссис Стоун. — Эта женщина прислала нам телеграмму, из которой следовало, что наш сын при смерти. Как же это понимать, что у него уже все в порядке?

— Но ему на самом деле гораздо лучше. Вы можете сами убедиться в этом. Вам придется спуститься вниз по этой улице, повернуть налево, а там вы увидите дом моей тети.

Вздернув нос, Жаклин подхватила под руку мать Митча, и они зашагали к дому Дорис. Мистер Стоун последовал за ними.

Ошеломленная Вирджиния повернулась к пожилой даме с тростью и сестре Митча.

— Если вы не против, я покажу вам дорогу, — предложила она.

— Ты видишь, Кэтлин? — спросила пожилая леди.

— Я сразу заметила, — кивнула сестра Митча. — Как ты думаешь, это что-нибудь значит?

— Мне кажется, это значит именно то, что значило не одну сотню лет, — загадочно усмехнулась старая леди.

Вирджиния решила, что у этого семейства явно не все дома. Она заметила, что глаза обеих дам прикованы к ее платью. Проследив за их взглядами, она поняла, что они уставились на золотую брошку, ослепительно сиявшую в лучах полуденного солнца. К счастью, она не забыла достать ее из кармана убитого Тома Легри.

— Какая прелестная вещица, и дорогая, наверно, — проговорила сестра Митча. — Откуда она у вас?

Вирджиния притронулась к брошке. Митч говорил, что это семейная реликвия. Возможно, его родные возмущены тем, что она носит ее, и собираются потребовать, чтобы она вернула им брошь.

— Это подарок, — коротко пояснила она.

— Может, вы расскажете нам, при каких обстоятельствах вам ее подарили, — попросила пожилая леди.

— О, в них нет ничего особенного.

— Он ее просто подарил, бабушка, — улыбнулась сестра Митча.

— А я совсем не против этого. Меня зовут Харриет Стоун, а это моя изредка восхитительная внучка Кэтлин.

Кэтлин попыталась сделать вид, что обиделась на бабушку, но тут же рассмеялась и протянула руку Вирджинии.

— Мы очень рады с вами познакомиться, мисс Вирджиния.

Харриет взяла Вирджинию под руку, и они пошли вниз по улице за остальными.

— Скажите, моя дорогая, давно ли вы знакомы с моим внуком? — спросила она.

— Мой брат говорил вам о Жаклин Дюпрэ? — не утерпев, вмешалась в разговор Кэтлин.

Вирджиния не знала, кому отвечать.

— Около двух месяцев, — ответила она бабушке и, обращаясь к Кэтлин, добавила: — О Жаклин Дюпрэ он мне ничего не говорил. Та модная дама… Это она?

— Что ты обо всем этом думаешь, бабушка? — не отвечая, осведомилась у старой леди внучка.

— Откуда мне знать? Тем не менее, мне кажется, что впереди нас ждет много интересного, — усмехнулась Харриет.

Митч в полном изумлении взирал на своих родственников и Жаклин Дюпрэ, входивших в дом Дорис.

— Что случилось? — тревожно спросил он.

Мать крепко обняла его и запричитала:

— Нам сообщили, что ты серьезно ранен, Митчелл. — Она коснулась повязки на его голове. — Ну как ты себя чувствуешь?

Митч взглянул на Дорис, которая, беспомощно опустив руки, растерянно смотрела на происходящее.

— Все хорошо, мама. Не стоило ехать ради меня в такую даль, — попытался он успокоить мать.

— И когда же ты сам собирался явиться в родной город? — спросила Жаклин.

— Я должен завершить здесь свои дела, а после этого как раз надеялся навестить вас, — чуть поморщившись, ответил Митч.

— Неужели? А что это за дела у тебя здесь, Митч? — допытывалась Жаклин.

— Да, кстати, Митчелл, — вмешалась и его мать, — кто эта женщина, и что это за Вирджиния Холден?

— Это — Дорис Уолтон, которая любезно позволила мне остаться у нее в доме на некоторое время. А Вирджиния — ее племянница и дочь моего старого друга…

— Она влюблена в тебя! — истерично взвизгнула Жаклин. — Безумно влюблена! Это просто написано на ее бесхитростном личике. Ты ей рассказал о нас?

— Нет. Я ей ничего о нас не рассказывал, — нахмурившись, проговорил Митч. — Да, по правде говоря, нечего рассказывать…

— Митчелл, ты не имел права разбивать сердце бедной девушки. Ведь у тебя с Жаклин… — начала миссис Стоун.

— Ведь у меня с Жаклин нет ничего общего, мама! — оборвал ее Митч. — Ну вот, опять у меня дикая головная боль. Может, вам стоит пойти в гостиницу, и мы все обсудим позже?

— Почему же? Это очень интересно, — послышался из-за двери голос Вирджинии. — Продолжайте, миссис Стоун. Что там у Жаклин с Митчеллом?

— Они должны пожениться, вот что, — выпалила миссис Стоун. — Это решено уже много лет тому назад.

Митч не мог заставить себя взглянуть в глаза Вирджинии. Он понял, что она испытывает, услышав ее дрогнувший голос:

— Я рада за них. Извините, но у меня много дел по дому.

Митч попытался остановить ее, когда она повернулась к двери, но Вирджиния оттолкнула его руку. Стук захлопнувшейся за ней двери болью пронзил его сердце. Он бросил на мать убийственный взгляд и, с трудом поднявшись, вышел из дома.

Его бабушка и Дорис поспешили за ним к сараю.

— Ты низкий и подлый развратник! — с яростью выкрикнула Дорис ему в лицо.

— Немедленно замолчите, мэм, — прервала ее бабушка Митча. — Я не позволю вам так разговаривать с моим внуком. — Пристально посмотрев на внука, она добавила: — Только мне позволено делать это. Договорились, миссис Уолтон? Отвечай только за себя, мой мальчик. Мы внимательно слушаем. Что, черт возьми, у тебя произошло с этой бедной девушкой?

— Какую из бедных девушек ты имеешь в виду, бабушка? — спросил внук.

— Не юли, говори прямо! Ты знаешь, как я отношусь к этой кривляке Жаклин Дюпрэ. Я вовсе не хочу видеть эту стервочку в нашей семье.

— Вы что, специально для меня разыгрываете этот спектакль? — язвительно осведомилась Дорис.

— У тебя ведь серьезные намерения в отношении Вирджинии, не так ли, Митчелл? И не отрицай. Ведь я видела у нее брошку…

— Это всего лишь подарок, — спокойно ответил Митч.

— Ну, конечно… Но мы оба знаем, что означает в нашем семействе подарить эту брошку. Жаклин ждет этот подарок бог знает сколько лет и дуется на тебя каждое Рождество и каждый свой день рождения, так и не получив его.

— Он преподнес брошку Джинни в день ее рождения… — начала Дорис.

— И предложил ей руку и сердце, я надеюсь?.. — уточнила бабушка.

— Ну уж нет! Я так же не хочу, чтобы этот парень оказался в нашей семье, как вы не желаете видеть эту задаваку в вашей, — сурово возразила Дорис.

— Дорис уже подобрала жениха для своей племянницы, — рассерженно объяснил бабушке Митч.

— И это правда, — подтвердила Дорис. — Брюс Келли очень порядочный молодой человек. У него свой бизнес в нашем городе. К тому же у него доброе сердце, и есть свой дом.

— Все то, чего нет у меня, — горько усмехнулся Митч.

Старая Харриет Стоун гневно стукнула тростью.

— Почему ты позволяешь этой женщине препятствовать тебе? Почему не добиваешься того, о чем так мечтаешь? Помнишь, как твоя мать потребовала у правительства, чтобы оно отклонило твою просьбу назначить тебя судебным исполнителем? Даже это не остановило тебя. А когда Жаклин попробовала в виде сюрприза устроить вашу свадьбу в октябре, ты умудрился бежать прямо из-под венца. Так почему же эта Дорис Уолтон пугает тебя?

— Но она права, бабушка. Я не могу дать Вирджинии того, в чем она нуждается. Ей действительно будет лучше с Келли.

— Господи, как я ненавижу добровольных мучеников! А кто-нибудь догадался спросить Вирджинию, чего она сама хочет? Вы уверены, что она обязательно выберет этого Келли? Возможно, вы обрекаете ее на постоянные страдания. Ведь она никогда не сможет забыть Митчелла. Когда-нибудь она еще обвинит вас, миссис Уолтон, что вы разрушили ее жизнь. Вы сказали, что этот парень не подходит вашей драгоценной племяннице? Я сейчас же намерена удостовериться, думает ли она так же.

Митчу оставалось только молча покачать головой и пожать плечами. Бабушка явно не была безучастна к судьбе любимого внука.

— Но он же судебный исполнитель, — вскипела Дорис. — Он не сможет обходиться без постоянных разъездов, и Джинни придется месяцами в одиночестве дожидаться его. Вы же сами редко видите его в родном доме!

— А все потому, что мой храбрый внук таким образом пытается избежать встреч с Жаклин. Ведь так, мой мальчик? А вы бы сами не убежали, куда глаза глядят, от такой жизни? Готов ли ты остепениться и стать семейным человеком? — торжественно обратилась Харриет Стоун к внуку.

— Только не с Жаклин, — коротко ответил Митч.

Харриет посмотрела ему в глаза и задала самый важный вопрос:

— Любишь ли ты Вирджинию настолько, что готов сделать ее счастливой?..

27

Между тем Вирджиния, уставившись на розовые обои в спальне, еле сдерживала рыдания и старалась побороть желание выпрыгнуть в окно и убежать, куда глаза глядят.

В дверь постучали, и в комнату, не дожидаясь разрешения, вошла Харриет Стоун.

— Я принесла тебе поесть, моя дорогая. Ты выглядишь очень бледной, — сказала старая леди.

Вирджиния вытерла слезы и кое-как выговорила:

— Просто я две ночи подряд дежурила у постели вашего коварного внука. А теперь я больше не хочу его видеть. — И она снова залилась слезами.

— Да, ты права, Джинни. Я бы на твоем месте, моя девочка, расквасила ему нос! — Харриет поставила тарелку с печеньем на столик рядом с кроватью. — Если ты хоть на несколько минут перестанешь реветь, Джинни, я расскажу тебе кое-что.

— Простите, — прошептала Вирджиния. — Я никогда еще так не плакала!

— Вытри нос и скажи мне, что ты собираешься делать с Митчем и Жаклин? — подавая ей шелковый носовой платок, спросила старая леди.

— Делать? — горько усмехнулась Вирджиния. — Я не намерена вставать между ним и его любимой невестой.

— Немедленно прекрати причитать, или я сейчас же уйду, — пригрозила Харриет. — Ты носишь эту брошь, и значит, у тебя есть сила воли. Другой женщине Митчелл не вручил бы нашу семейную реликвию. Поэтому, прежде всего, перестань обращать внимание на то, что говорит его мать. Фейт Стоун никогда не интересовалась тем, чего чувствует ее сын. А он никогда не любил Жаклин Дюпрэ. Эта жеманная модница считает, что деньги ее отца могут все. Но она ошибается. И мы с Кэтлин поможем тебе. Есть только одно препятствие…

Вирджиния вопросительно взглянула на старую леди.

— Оно связано с самим Митчем. Ему вбили в голову, что он недостаточно хорош, чтобы быть твоим мужем, что тебе больше подходит Брюс Келли.

— Но я же говорила ему, что это не так! — вспыхнула Вирджиния.

— Вот и убеди его. И помни, Митч никогда не собирался жениться на Жаклин Дюпрэ.

Митч, несмотря на то что был еще слишком слаб, помог перетащить вещи родни в гостиницу. Туда уже явились его родители и Жаклин.

— Здесь вам будет удобно, — сказал Митч.

— А где остановишься ты? — нервно осведомилась Жаклин.

— Я в последнее время питаю нежность к сараям.

— Он хочет остаться с ней! — вскричала Жаклин, с надеждой глядя на мать Митча.

И та не замедлила прийти ей на помощь:

— Право же, Митчелл, мне трудно представить… — начала она, но сын перебил ее:

— И мне тоже, мама! Что вы, черт возьми, здесь делаете? Разве раньше я не бывал ранен? Почему вы тогда спокойно ждали развития событий, а сейчас примчались сюда?

Жаклин и его мать переглянулись, а отец слегка кашлянул.

— Молодая леди, пославшая телеграмму, стала причиной беспокойства Жаклин, сынок. Она решила, что ей лучше отправиться в Логан и самой позаботиться о тебе.

— Позаботиться обо мне? Да ведь она не способна промыть даже царапину на коленке. Так, значит, это Жаклин погоняла вас, а вы безропотно следовали за ней? — возмутился Митч.

— Но, Митчелл, было бы неосмотрительно отпускать ее одну в такую поездку, — пыталась оправдаться миссис Стоун.

— Разумеется, с вашей помощью ей было бы легче женить меня на себе, прежде чем я успел бы опомниться от удара по голове, — язвительно заметил Митч. — А что здесь делают бабушка и Кэтлин?

— Ну, ты же знаешь свою сестру, сынок, — ответил отец. — Кэтлин и бабушка решили помешать Жаклин и твоей матери организовать заговор против тебя. А я не мог позволить, чтобы наши женщины путешествовали одни, так что… вот и я здесь. Мы не могли пропустить семейное торжество.

— Никакого торжества не будет, — отрезал Митч. — Я говорю это в последний раз. Свадьбы с Жаклин никогда не будет!

— Как не будет?! — вознегодовала мать. — Мы мечтали о ней несколько лет!

— Да. Вы решили все за меня и полагали, что я безропотно подчинюсь. Но я не собираюсь терпеть насилие над собой!

— Ты не можешь так поступить! — зашлась криком Жаклин. — Я ждала тебя столько лет, и ты не имеешь права…

— Послушай меня! Ты осаждала меня, словно крепость, столько лет лишь из-за своего упрямства. Я никогда не давал тебе повода думать, что собираюсь на тебе жениться.

Миссис Стоун уничтожающе посмотрела на сына.

— Ты что же, и в самом деле собираешься жениться на этой Вирджинии Холден?

— Пока я только собираюсь сделать ей предложение, — спокойно ответил непокорный сын.

— Но она всего лишь жалкая учительница в маленьком городке. У нее мизерное жалованье, Митчелл, и даже нет никакого приданого!

Митч пожалел в душе, что мать так и не смогла принять его таким, каков он есть. А он никогда не гонялся за деньгами и роскошью.

— Да, мама. Все, что она может принести в дом, это счастье, любовь и сердечную теплоту. А именно о таком богатстве я всегда мечтал.

28

Кэтлин просунула голову в полуоткрытую дверь в комнату Вирджинии. Белокурая челка закрывала ее синие, как у брата, глаза.

— Ну, как продвигаются дела? — спросила она бабушку.

— Дела идут не совсем хорошо, — еле сдерживая негодование, сказала старая леди. — Эта девушка все еще отказывается спуститься и пообедать. Честно говоря, я ожидала, что у нее более твердый характер.

— Ты, наверно, совсем запугала ее своим воинственным видом, бабуля, — рассмеялась Кэтлин. — Посмотри, она же почти в шоке. Будет лучше, если ты перестанешь давить на нее.

Вирджиния благодарно улыбнулась.

— Спасибо, мисс Стоун.

— Должна же она понять, что мы с ней заодно. Мы не можем допустить, чтобы Митч провел всю оставшуюся жизнь с этой заносчивой стервой, прости меня, Господи!

Вирджиния изумленно взглянула на Кэтлин. Похоже, они приняли ее к себе. Однако она все же возразила:

— Я не хочу туда идти. Не хочу, чтобы какая-то Жаклин оскорбляла меня в присутствии всей вашей семьи. С меня хватит! В конце концов, я хорошо знаю, каковы мужчины, и больше не собираюсь попадать в дурацкое положение.

— Да! А ведь она права! Мой мальчик вряд ли мог ее полюбить, — с горечью заявила старая леди.

Кэтлин кивнула, явно соглашаясь с ней. Но хотя они обе вроде бы признали правоту Вирджинии, это не успокоило ее. Их слова рвали ей сердце.

— Мне кажется, она всего лишь одна из случайных подружек моего брата. Нам сразу следовало понять это, — сказала Кэтлин, сочувственно глядя на Вирджинию. — Он очень бессердечный человек. Постоянно использует женщин и отбрасывает со своего пути.

— Он всегда заботится только о себе, — согласилась старая леди.

— Это неправда! — возмутилась Вирджиния. — Он много раз рисковал своей жизнью, спасая меня. Так было в горах, когда я потерялась, а он несколько часов искал меня. И не сдавался, даже когда ему показалось, что я утонула в реке. Ночью он согревал меня теплом своего тела и днем заботился обо мне. А когда меня похитили, он… — ее глаза снова налились горючими слезами, — он предложил бандитам себя в заложники. Он был готов погибнуть ради меня!

Она совсем смутилась, увидев довольные улыбки на лицах обеих леди.

— Он же любит тебя, Джинни, — засмеялась Кэтлин. — Неужели ты не понимаешь?

— Но он никогда мне этого не говорил, — слабо сопротивлялась Вирджиния.

— А ты хоть раз призналась ему в своей любви? — спросила Кэтлин.

Вирджиния неуверенно покачала головой.

— Послушайте меня, дорогие леди, — прервала их бабушка. — Мой внук самый сильный, самый храбрый из всех, кого я знаю, но не стоит полагаться на его разум. Сейчас он никак не решит, что ему делать: то ли расцеловать Джинни, то ли бежать от нее куда подальше! Я уверена, что ты любишь его, черт возьми! Так будешь ли ты, девочка, бороться за него или отдашь его той, кто его не заслуживает?

Вирджиния все еще опасалась следовать велению сердца, которое подсказывало ей, что она любит Митча. Она не пощадила бы ради него ни души, ни тела. Без него ей просто не жить. Мудрая Харриет Стоун права: надо бороться за любимого.

— Неужели тебе повредит, если ты пообедаешь с нами и заодно поговоришь с ним? — уговаривала ее Кэтлин.

Вирджиния решительно приподняла подбородок. Теперь она была готова отстаивать свою любовь.


Семейство Митча и Жаклин, разместившись в гостиной, поглощали аппетитных жареных цыплят, которыми потчевала их Дорис. Митча не было, и Вирджинии казалось, что мир опустел. В гостиной царила напряженная тишина. Никто не решался начать разговор. Первой не выдержала Кэтлин.

— Джинни, — спросила она, — сколько у тебя в школе учеников?

— Тридцать.

— Кошмар! — скривилась Жаклин. — От такого количества детей я бы, наверно, сразу сошла с ума.

— Не сомневаюсь, — язвительно отреагировала Кэтлин.

— С годами твои манеры не делаются лучше, — проворчала Жаклин. — Ты должна уважать старших.

— Что-то не так, Жаклин? — удивилась Кэтлин.

Вирджиния с трудом сдержала улыбку, заметив, каким взглядом наградила Жаклин сестру Митча.

— Я не обязана терпеть твое поведение, Кэтлин, да еще когда мне в горло не лезет эта дохлая курица, и приходится обедать в лачуге, черт знает в каком захолустье!

— Кэтлин, — строго произнесла мать Митча, — оставь Жаклин в покое.

— Вы, мисс, и вправду не обязаны терпеть все это, — обрушилась на Жаклин обиженная Дорис. — Можете оторвать свой костлявый зад от моего дивана и покинуть мой дом.

Дверь со скрипом отворилась, и вошел Митч. На нем были белая рубашка и те кожаные брюки, в которых он ловил рыбу у дома Холденов. Сердце Вирджинии учащенно забилось.

— О, Митчелл, ты же знаешь, я не выношу, когда ты одет так небрежно, — попеняла ему мать.

— Эти брюки действительно ужасны, — тут же подключилась Жаклин.

Но Митч словно и не слышал их воркотни. Он смотрел на Вирджинию.

— Мисс Холден, — приветствовал он ее.

— Мистер Стоун, — не менее чопорно отозвалась она и вдруг поняла, что не может отвести взгляда от его глаз, что просто тонет в этом теплом синем океане. Гнев, обиду, скопившиеся в ее душе за эти несколько часов, как будто смыло морским прибоем. И ей хотелось броситься в его сильные объятия и утонуть в них.

Харриет красноречиво кашлянула, и Митч отвел глаза в сторону.

— Возьми тарелку, мой мальчик. Тебе необходимо подкрепиться.

— На месте Митча я не отважилась бы есть этого цыпленка, — не сдержала язычок Жаклин.

Дорис нахмурилась, но не успела она и слова произнести, как Вирджиния мягко посоветовала:

— Мисс Дюпрэ, в городе есть довольно сносный ресторан, вы можете пообедать там.

— Нет, спасибо, мисс Холден, — надменно ответила Жаклин. — Не хотелось бы покидать ваше общество.

— О, мы не обратим внимания на ваш уход. Вряд ли он нас огорчит, — ехидно заметила Вирджиния.

Харриет Стоун довольно хихикнула, а Кэтлин захохотала.

— Фейт, вы тоже хотите, чтобы я ушла? — трагически спросила Жаклин у миссис Стоун.

— Ни в коем случае, Жаклин, — замахала та руками. Жаклин бросила на Вирджинию торжествующий взгляд.

Между тем Митч устроился рядом с Вирджинией и спокойно обратился к ней:

— Ну и как идут дела в школе? Все в порядке?

— Да, я только что рассказывала Кэтлин, что у меня тридцать учеников. Они — сущее наказание, но учиться хотят!

— Тридцать? Наверно, все из кожи вон лезут, чтобы обратить на себя внимание новой учительницы, — усмехнулся Митч.

Вирджиния, смутившись, покраснела.

— Ты уже снял повязку. Как твоя голова? — спросила она.

— Лучше. Но, кажется, — проворчал он, бросив взгляд на Жаклин, — начинает болеть снова.

— О, Митч, — поспешила вмешаться Жаклин, — давай я помассирую тебе голову. Помнишь, как я, бывало, сидя у тебя на коленях, заставляла тебя расслабиться, водя пальцами по волосам?

У Вирджинии от ревности заныло сердце. А Митч нахмурился.

— Это было так давно, — ответил он. — Мне было тогда всего тринадцать лет.

— Но ты, конечно, не забыл, как мы с тобой скакали верхом среди цветущих маргариток за городом? Это был самый романтичный день в моей жизни!

— Уж, конечно, я этого не забыл. Ты придумала, что тебе необходимо подышать свежим воздухом. Это была одна из твоих самых удачных уловок.

— Уловка? — истерично вскрикнула Жаклин. — Твоя уловка — вот эта бедная девушка, которую ты используешь, чтобы привлечь мое внимание. Хорошо придумано, Митчелл Стоун!

— Меньше всего на свете я хочу привлечь твое внимание, Жаклин, — сухо проговорил он.

Вирджиния наблюдала за ними, еле скрывая ликование. Харриет оказалась права. Ее внуку действительно не нужна эта женщина.

— Я не могу дышать одним воздухом с этой деревенщиной!.. — не могла остановиться Жаклин. — Что тебя связывает с такой… такой нищенкой?

— Замолчи, Жаклин! — резко проговорил Митч.

Вирджиния вытерла губы Салфеткой и встала.

— Я с большим интересом выслушала вас, мисс Дюпрэ. Но, наверное, вместо того чтобы мешать всем остальным, нам лучше завершить этот разговор наедине. Вы согласны?

— Ну что ж, извольте, мисс Холден, — гордо задрав нос, бросила Жаклин.

Извинившись, Вирджиния вышла из дому и направилась к сараю. Жаклин следовала за ней и, не в силах сдержаться, выкрикивала на ходу:

— Ты не получишь его! Я его тебе не отдам!

— Что-то я тебя не пойму, Жаклин, — спокойно проговорила Вирджиния. — Зачем липнуть к мужчине, который явно не переваривает тебя?

— Он хочет…

— Нет, не хочет. Теперь мне все стало ясно. Ты прекрасная женщина, но сама себе вредишь. Ведь ты же хочешь иметь нормальный дом, детей?..

— Я… да, конечно! — в замешательстве согласилась Жаклин.

— Зачем же ты впустую потратила столько времени на мужчину, который не хочет и не может дать тебе всего этого?

— Ты пытаешься меня запутать, чтобы легче было завладеть им! — всхлипнула Жаклин.

— Нет. Пойми наконец, у тебя с ним ничего не получится. Нужно забыть о нем и продолжать жить. Найди того, кто заслуживает твоей любви и сам полюбит тебя.

— Что это ты так беспокоишься о моей жизни? — подозрительно спросила Жаклин.

— Просто я знаю, как ужасно любить мужчину, который разрывает твое сердце, — тихо ответила Вирджиния.

Они постояли молча. Потом Жаклин пробормотала:

— Я знаю, что он не любит меня. Я состарилась, потратив впустую лучшие годы.

— Брось, ты еще молода и полна жизненных сил. Любой мужчина задерживает на тебе свой взгляд.

— Любой, но не Митч, — горестно признала Жаклин.

— Нельзя насильно заставить мужчину полюбить. Я знаю это, поверь мне. Продолжая преследовать Митча, ты сделаешь несчастными вас обоих.

— Ты сама хочешь его, — упрямо твердила Жаклин.

— Да, я люблю его, — не желая больше таиться, призналась Вирджиния.

— Он тоже любит тебя, я уверена, — сказала Жаклин. — Ведь он подарил тебе эту проклятую брошку!

— Я догадываюсь, что это не просто брошка, — с любопытством поинтересовалась Вирджиния, — но в чем дело? Почему она вызывает у всех вас столько эмоций?

— Разве Митчелл тебе ничего не говорил? — удивилась Жаклин.

— Он только сказал, что это семейная реликвия, и ему хочется, чтобы я носила ее.

— Мужчины в семье Стоунов всегда дарили эту брошь своей избраннице, когда делали предложение. Как бы вместо кольца. Это означало, что тебя просят стать женой.

Неожиданно Вирджиния рассердилась. Она отстегнула брошку и, оглянувшись, вдруг увидела Митча, стоявшего на ступенях крыльца. Вирджиния со злостью набросилась на него:

— Объясни-ка мне, что все это значит!

Митч посмотрел на брошь в ее руке и кинул недобрый взгляд на Жаклин.

— Это подарок, — скупо объяснил он.

— Да! Но теперь я знаю, что это гораздо больше, чем просто подарок!

— Эта проклятая вещица — обыкновенный подарок, и я преподнес ее тебе, не думая, что ты начнешь придавать этому кусочку золота такое же значение, как вся моя семья, — не теряя спокойствия, ответил Митч.

— Но ты же знал, что она означает! — Вирджиния вложила брошь в его руку. — Получается, что ты дал мне слово, а теперь ведешь себя как трусливый кролик!

К этому времени все Стоуны и Дорис уже вышли из дома.

— Я просто вообразил себе, что таким образом утру нос мистеру Келли с его цепочкой, — попытался оправдаться Митч.

— Я устала слышать твои упреки насчет Брюса Келли, — чуть не задохнулась от злости Вирджиния. — На самом деле ты просто стараешься оправдаться перед самим собой за то, что хочешь оставить меня! Ты боишься правды!

— О какой правде вы говорите, мисс Холден? — с наигранной вежливостью осведомился Митч.

— О той, что мы любим друг друга, — во всеуслышание заявила Вирджиния.

Все оцепенели. Внезапно напряженную тишину нарушил топот лошадей. Мгновение спустя они ворвались во двор.

— Вовремя вы оказались здесь, — приветствовала Дорис двух всадников. — Мы уже боялись, что произойдет кровопролитие.

Брюс Келли приподнял шляпу и соскочил с лошади. Другой всадник тоже спешился и сразу направился к Митчу.

— Мистер Стоун, это наш мэр Саймон Форест, — представил спутника Келли. — Он хочет поговорить с вами.

Мэр снял шляпу, обнажив седую голову, и откашлялся.

— Судебный исполнитель Стоун? Мне поручено предложить вам престижную должность шерифа нашего графства, — торжественно произнес он.

Все оживились и начали перешептываться. Сердце Вирджинии с надеждой забилось. Если Митч примет это предложение, то останется здесь, в Логане. Но Митч окинул ее ледяным взглядом.

— Это твоя идея? — сурово спросил он.

— Нет, однако, думаю, это просто замечательно.

— Я не останусь по принуждению, Вирджиния, — сухо оборвал он ее.

Устало покачав головой, она пошла к дому и на пороге бросила через плечо:

— Ты льстишь себе, судебный исполнитель. Больше мне нечего сказать тебе. — И она захлопнула за собой дверь, заставив Митча вздрогнуть.

— Ну, мальчик мой, ты еще больший болван, чем я предполагала, — проворчала Харриет Стоун.

— Джинни тут ни при чем, — объяснила ему Дорис. — Это мы с твоей бабушкой придумали.

Митч провел рукой по волосам. Похоже, ударившись головой о камень, я стал хуже соображать, подумал он.

С улицы снова донесся топот. Подскакав к дому, верховой прокричал:

— Мэр Форест! Шериф Харви объявился в городе и стреляет во всякого, кто попадется ему на глаза!

29

Стоун соскочил с лошади недалеко от центра города. Здесь слышались выстрелы. Он только надеялся, что у жителей Логана хватило здравого смысла попрятаться по домам. Медленно продвигаясь по улице, Стоун миновал оружейный магазин, парикмахерскую и тут увидел Мика Харви. Бывший шериф нетвердо стоял на ногах посреди улицы и палил по окнам.

— Харви! — окликнул его Стоун, укрывшись за столбом.

Оборачиваясь на голос, Харви покачнулся и с трудом проговорил:

— К-кто здесь?

Стоун уже подошел совсем близко. Он выглянул из-за столба и насмешливо спросил:

— У тебя какие-то проблемы с этими окнами?

Харви уставился на него, тщательно пытаясь сообразить, с кем говорит.

— Кто… кто это? — переспросил он.

— Судебный исполнитель Стоун, — ответил Митч.

— Ха! — выкрикнул Харви. — Этого не может быть. Стоун мертв.

— Жаль разочаровывать тебя, но у меня много жизней, Харви.

— Стоун?.. Нет… нет, не может быть! Мои двоюродные братья пристрелили этого сукиного сына.

— Неприятно приносить плохие новости, но братьев у тебя больше нет, Мик, — сказал Стоун.

— Значит, я больше не шериф? — вдруг сообразил Харви.

— Не сомневайся.

— Подожди. Так ты что, убил их всех? — дошло до пьяного.

— Прости, что не брал расписок, но уверяю, что мне пришлось приложить к этому руку.

— Тогда я должен убить тебя, — вдруг решил Харви.

Стоун снова укрылся за покосившимся столбом, продолжая наблюдать за бывшим шерифом.

— Послушай, Харви, — снова заговорил он. — Ты пьян. Стоит тебе поднять револьвер, и ты станешь покойником. В этом, конечно, есть свои преимущества. Тебе не придется утром просыпаться с головной болью, спрашивая себя, что же случилось. Ты просто не проснешься.

— Но я… я… — забормотал Харви и, к изумлению Стоуна, заплакал. — У меня больше никого не осталось… никого… — захлебывался он слезами.

— У тебя никого и не было, — сурово произнес Стоун.

— Что ты знаешь о моих братьях? — рыдал Харви. — Пока они не помогли мне, я был никем.

— Ты никем и остался, — усмехнулся Стоун.

— Они были моей семьей! Человек не может жить без родных и близких… — Харви опустился в грязь, раскачиваясь из стороны в сторону. Стоуна охватило отвращение. Какое жалкое зрелище! И этот человек охранял закон! Теперь он не стоил и медного гроша. Митч подошел и приподнял Харви.

— Расслабься! Вскоре пообщаешься вволю там, где тебе место. Пошли!


Вирджиния сидела в комнате, закрывшись от всех и чувствуя себя совершенно опустошенной. Она тихо плакала, не в силах осознать, что, хотя у Митча была возможность остаться с ней, он предпочел другое, и теперь уж точно ушел из ее жизни навсегда.

Внезапно кто-то тихонько постучал в окно. Вирджиния приподняла занавеску и увидела Митча. Мурашки пробежали у нее по спине. Она утерла заплаканные глаза, открыла окно и уселась на подоконник, так и не сумев заставить себя поднять глаза на мужчину, которого так любила.

— Ты поймал Харви? — поинтересовалась она, чтобы как-то снять нараставшее напряжение.

— Да, конечно, — ответил он коротко.

Снова наступила тишина. Митч молча вглядывался в нее. Наконец Вирджиния не выдержала.

— Ты хотел мне что-то сказать? — спросила она, думая, что уж лучше бы он поскорее попрощался и ушел, и одновременно страшась этого.

— Я хотел извиниться. Дорис и бабушка сказали, что не ты просила мэра Фореста предложить мне должность шерифа. Ты же знаешь, когда я чувствую себя загнанным в угол, то ломлюсь головой в открытую дверь.

— Ты прощен, — прошептала Вирджиния, боясь, что голос выдаст ее чувства. — И это все?

— Посмотри мне в глаза, Джинни, — тихо произнес Митч.

— Лучше бы ты поскорей уехал отсюда, — еле сдерживая рыдания, проговорила она.

— Всю жизнь я убегал от людей, не желал быть связанным. Правда состоит в том, что я убегал от жизни. И я устал от этого. Я устал быть трусом, — откровенно признался Стоун.

— Ты не трус, Митч Стоун! — возразила Вирджиния, поднимая на него глаза.

— О нет! Даже ты отвергла меня. Когда я умираю, то я герой, но стоит мне выжить, и я уже проклятый лицемер.

— Ты же знаешь, что это не так… — пролепетала Вирджиния.

Митч улыбнулся, и глаза его зажглись знакомым огнем. Он склонился к ней и прошептал на ухо:

— Можно мне войти?

— Может, не стоит… — все еще колебалась она.

Но Митч уже перемахнул через подоконник и оказался в комнате. Вирджиния быстро отступила к двери.

— Добро пожаловать… Но… я… я действительно не понимаю… — бормотала она.

— Не убегай от меня, Джинни. Все равно, где бы ты ни оказалась, я непременно буду рядом.

— Я не могу… я не могу… Ты при всех отказался от меня. Я не могу… — всхлипывала Вирджиния, даже не стараясь сдержать слезы. Он сжал в ладонях ее лицо.

— Ты знаешь, что всякий раз, когда улыбаешься мне, ты уносишь с собой частицу моего сердца? А когда смотришь на меня так, я снова сгораю от безумной любви к тебе? — признался Митч.

— Пожалуйста, — рыдая, умоляла Вирджиния, — перестань… Уходи… Уезжай и оставь мне те немногие воспоминания о том, что у нас с тобой было…

— Между нами действительно было так немного?.. — спросил Стоун.

— Да! По сравнению с тем, что могло бы быть!

— А что у нас могло бы быть, Джинни?

— Дом, — начала Вирджиния, но запнулась.

Митч провел пальцем по ее губам.

— Семья…

Он заглянул ей в глаза.

— Нежная любовь… — шепотом договорила она.

И тут Митч поцеловал ее. Поцелуй был настолько сладким и долгим, что она не могла остаться безучастной. Она обняла его и притянула к себе, хотя была уверена, что он не останется с ней. В нем столько жизненных сил, что ни одна женщина не смогла бы удержать его. И она должна позволить ему уйти.

— Я люблю тебя, Митч, но не буду удерживать. Иначе я стану тебе обузой, и ты будешь несчастен…

— Жизнь с тобой могла бы осчастливить меня, — возразил Стоун.

— Я прекрасно понимаю, что когда-нибудь тебе захочется уйти…

— Тогда тебе придется удержать меня, ухватив обеими руками, — горячо прошептал Митч.

— Но даже если я никогда не увижу тебя после твоего бегства, хочу, чтобы ты знал: я никогда не забуду тебя и буду любить всегда… — не слушая, продолжала она.

— Я всегда буду с тобой, чтобы напоминать тебе об этом, — прервал ее Стоун.

Вирджиния отстранилась от него и спросила:

— Что ты сказал?

— Я сказал… Хотите ли вы выйти за меня замуж, мисс Вирджиния Холден?

— Что?! — воскликнула она, боясь, что ослышалась.

Митч нежно провел рукой по волнистым волосам.

— Забавно! Я всегда считал, что женщина должна улыбаться, когда ей делают предложение.

— Тебя надоумила твоя бабушка? — с усмешкой осведомилась Вирджиния.

— Никто не заставлял меня, дорогая. Я просто сделал важные выводы, — серьезно заявил Митч.

— Какие же это выводы?

— Ты довела меня до безумия. Хотя ты очень упрямая и своенравная, да еще и посапываешь во сне, но, черт возьми, я уверен, что не могу жить без тебя. Либо ты соглашаешься на мое предложение, либо я прикую себя цепью к твоей ноге, и тебе придется таскать меня за собой всю оставшуюся жизнь.

Вирджиния рассмеялась и снова обняла его, а он обхватил ее за талию и усадил на кровать.

— Давай отпразднуем это событие! — смеясь, предложил он.

— Давай назначим дату нашей свадьбы прямо сейчас, — вырываясь из его рук, потребовала Вирджиния. — Я не собираюсь, как Жаклин, ждать тебя, пока ты будешь где-то бродить и ловить бандитов.

Митч достал из кармана плоский металлический предмет и протянул ей. Это оказался значок шерифа.

— Больше я не буду бродягой, — сообщил он, и Вирджиния в восторге снова прижалась к нему.

— Что, если назначить свадьбу на декабрь? — сказала она.

— Слишком долго ждать, — неодобрительно возразил Митч. — Как ты смотришь на то, чтобы обвенчаться через месяц?

— Через месяц?

— А раз мы так спешим жить, то не начать ли нам прямо сейчас?..

30

Ночью Митч прокрался мимо спальни Дорис к двери Вирджинии. Было около трех часов, а он еще не сомкнул глаз. На цыпочках он вошел в комнату и осторожно закрыл дверь. Вирджиния спала, разметавшись на кровати, ее густые волосы рассыпались по подушке. От догоравшей на тумбочке свечи на стенах играли таинственные блики. Наверно, она ждала его, подумал Митч, снял брюки и забрался под одеяло, сразу ощутив жар ее тела. Она глубоко вздохнула во сне и повернулась к нему, положив руки ему на грудь.

Вирджиния была настолько прекрасна во сне, что Митчу не хотелось ее будить, но он уже не мог бороться с желанием, бушевавшим в нем все последние недели. Он склонился над ней и поцеловал. Еще не открыв глаза, она улыбнулась.

— Не мог потерпеть еще одну ночь?

— Ты не против?.. Если я не буду с тобой, то завтра у тебя окажется злой, шатающийся от бессонной ночи жених.

— А если я разрешу тебе провести здесь эту ночь, буду ли я с тобой все последующие? — спросила она, прижимаясь к нему всем телом и тяжело дыша.

— Ты будешь со мной всякий раз, когда захочешь, — хрипло ответил Митч. — Достаточно поманить меня твоим маленьким пальчиком.

Вирджиния высунул из-под одеяла изящную руку и поманила жениха пальцем. Он нежно опрокинул ее на спину.

— Ты своенравная женщина, Джинни, — выдохнул он ей на ушко, щекоча ее шею усами.

От поцелуев по телу Джинни пробегала дрожь. Они были готовы любить друг друга с той же страстью, что и три месяца назад. И Митч знал, что завтра эта прекраснейшая из женщин будет принадлежать ему по закону, в глазах Бога и людей.

Вирджиния прервала их поцелуй и хихикнула:

— Может, нам лучше пойти в сарай?

— Что за странное желание? — недовольно возразил Митч. — Должен же я хотя бы раз сделать это с вами в кровати, мисс Холден. Никуда мы не пойдем.

— Но как же тетя Дорис? Она спит в соседней комнате, — предостерегла Вирджиния.

— Пусть твоя тетя идет к чертовой матери…

— А что, если она услышит и придет, когда мы… мы будем…

— Не волнуйся, дорогая. — Митч нежно поцеловал ее. — Я надежно запер дверь.


Вирджиния все еще крутилась перед зеркалом. Подол ее свадебного платья мягко шуршал по полу. Кэтлин просунула голову в полуоткрытую дверь.

— Ты все еще не готова, Джинни?

— Сейчас, сейчас, — нервно ответила Вирджиния. — Еще минуту, Кэтлин, пожалуйста. — Она не могла припомнить, когда еще так нервничала. Нет, вспомнила: всего три недели назад, когда она не знала, останется ли Митч с нею.

— В церкви начинают беспокоиться, — рассмеялась Кэтлин. — И если ты не поспешишь, Митч начнет ломиться в твою дверь, решив, что ты бросила его у алтаря. Пойдем. Тебя ждет сюрприз.

— Сюрприз? — удивилась Вирджиния и, глубоко вздохнув, последовала за Кэтлин. Но, не успев сделать и пары шагов, она застыла, не веря глазам. В гостиной ее ждал отец, разодетый в строгий серый костюм.

— Только не плачь, Джинни, — предупредила ее Кэтлин, — а то лицо распухнет.

— О папа! — прошептала Вирджиния, упав в отеческие объятия. — Как ты здесь оказался?

— Стоун оплатил каждую милю моего пути. Он сказал, что не женится, если невесту не поведет к алтарю ее отец. Между прочим, — добавил Рей, и глаза его заискрились от гордости за свою дочь, — ты прекрасно выглядишь!

— Папа, ты тоже замечательно выглядишь, — искренне восхитилась Вирджиния.

Рей Холден взял ее под руку и повел к дверям.

— Я ведь недавно говорил, как горжусь тобой, доченька. Митч Стоун счастливец, и, уверяю тебя, он понимает это.

Вирджиния ощутила такую радость, что ей захотелось кричать. Их с отцом ожидал сверкающий экипаж, предоставленный Брюсом Келли. В нем они направились к маленькой церкви в предместье города.

У церкви ожидали тетя Дорис, Харриет Стоун и мать Митча. Как ни странно, Фейт Стоун легко согласилась на эту свадьбу. Сейчас она взяла Вирджинию за руку и тихо сказала:

— Я еще никогда не видела своего сына таким счастливым, Джинни. Вы единственная, кто научил его радоваться жизни. Желаю вам обоим счастья и удачи.

— Спасибо, миссис Стоун, — поблагодарила она будущую свекровь, чувствуя, что слезы радости выступают на глазах.

— Не пора ли начинать? — вмешалась старая Харриет. — Уже время завтракать, и я проголодалась.

— Подождите! — послышался отчаянный женский голос у входа в церковь. Это была Жаклин. — Хоть я и не приглашена на эту свадьбу, но непременно должна на ней быть!

Ее появление привело всех в замешательство.

— Жаклин, честное слово! — возмутилась Фейт Стоун. — Тебе надо забыть о своей потере и начать новую жизнь!

— А я и начала ее, — победно улыбнувшись, сообщила Жаклин и указала на стоявшего в дверях Брюса Келли.

— Мы решили, что можем прийти, — пробормотал багровый от смущения Брюс. — Но надеялись, что нас никто не заметит…

— Уверена, что мой избранник никогда не отвергнет меня, — сияя, заявила Жаклин. — Желаю тебе счастья, Митч!

Такой благоприятный исход добавил всем хорошего настроения.

Двери распахнулись, и перед Вирджинией открылся широкий проход, ведущий к алтарю. Отец опустил вуаль на ее лицо и спросил:

— Готова ли ты стать миссис Стоун, дочка?

Она нервно кивнула, и отец повел ее по проходу. Митч ожидал их у алтаря. На нем был строгий черный костюм в серую полоску, и даже галстук. Таким Вирджиния его еще не видела. Отец невесты вручил ее руку жениху.

— Теперь она твоя, Стоун. Бери ее и хорошенько заботься о ней, а не то я сам разберусь с тобой… — с шутливой угрозой обратился к Митчу старый Холден.

Брачная церемония началась, но Вирджиния не могла сосредоточиться. Всеми ее мыслями владел только Митч. Их сердца наконец соединились, как те, что были изображены на брошке, подаренной ей Митчем.

— Я буду вечно любить тебя, — услышала она голос Митча и тоже произнесла слова любви.

— Я согласна быть твоей женой, Митчелл Стоун, — твердо проговорила она и почувствовала, как Митч надевает ей на палец обручальное кольцо.

Митч отвел от ее лица вуаль, словно убирая последнюю преграду. Его жаркие губы коснулись ее уст, и церковь наполнилась радостными рукоплесканиями.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30

  • загрузка...