КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 409344 томов
Объем библиотеки - 544 Гб.
Всего авторов - 149069
Пользователей - 93202

Впечатления

Serg55 про Федотов: Абсолютный слух (Счастливчик Майки) (Альтернативная история)

непонятки есть, но это же только начало истории?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Карпова: Брак на выживание (СИ) (Любовная фантастика)

Повелась на такую шикарную аннотацию, думала что-то интересное…
Продолжения не было , поэтому было и неинтересно. А тут обрадовалась , а зря…
Эльфы, вампиры, драконы, и все вперемешку в одном ГГ как ребенок малый, неграмотная, затурканая родней, как вундеркинд ,во время пути за несколько дней, научилась и писать и читать и оп.. оказывается умеет делать все.
Про рояли даже писать не буду…. Не состыковок куча.., муторная бытовуха.
Даже полистать скучно было ..Не книга , а печалька…..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Олефир: Возвращение некроманта (Любовная фантастика)

есть правило: если первая книга понравилась, то жди подлянки – вторая точно полное небалуйся. поэтому читать начинал с осторожностью, и к трети прочитанного расслабился. зря.
и договаривается ггня, глава детективного агентства с преступником, что подпишет тот док-ты и фиктивно умрёт, а она даст ему зелье летаргии, если он всё ей расскажет. после чего, не расспрашивая, едет варить зелье. потом возвращается, опять ни о чём не расспрашивает, и говорит: «пей, оно будет действовать 8 часов, а потом я дам тебе противоядие, ЕСЛИ УСПЕЮ». а ЕСЛИ НЕ УСПЕЕШЬ??? ЗАЧЕМ огород городить? ты что, прости господи, полная круглая дура?
труп-то проверять будут врачи в больнице, полиция, в морге. ты РАССПРОСИ СНАЧАЛА! а потом летаргируй до полной усрач… невозможности.
читать бросил, сил нет уже на этих, которые из себя писательниц строят.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Олефир: Спящая память Разрушителя (СИ) (Фэнтези)

приятная вещь.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Помазуева: Кадетки академии национальных сил (Фэнтези)

честно пишу: идея есть, и она прекрасная, сюжет тоже пробит чётко, шагов вправо-влево нет. исполнение - отвратительное.
кадеты - это учащиеся военных школ, ШКОЛЬНИКИ! учащиеся военных вузов и училищ - КУРСАНТЫ! а от майора и выше, поступающие в военные академии - СЛУШАТЕЛИ! автор этого не знает, но пыжится тем, что ей ум заменяет.
у военных курсантов ЕЖЕДНЕВНАЯ СПОРТИВНАЯ ПОДГОТОВКА. они не могут пойти (побежать) и вдруг, у них заплелись ноги на ровном месте!
ЭТО НЕВОЗМОЖНО, помазуева елена.
курсант может споткнуться, подпрыгнуть, перепрыгнуть и побежать дальше. упасть - нет. мышца сама сработает, упасть не даст.
когда ггня упала в 10-й раз, я считать перестал. это так глупо, что сил нет даже на обсценную лексику.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Вавилов: Испанский народный танец (для 7-струнной гитары) (Партитуры)

Уважаемые гитаристы-семиструнники, в 4-м и 5-м такте с длительностями нот полная фигня. Я сейчас набираю этот "Сальвадор" в MuseScore и в нем уточняю всё. Подождите два-три дня, и я выложу исправленную версию этого испанского танца.

P.S. Жалко, что у меня сейчас нет семиструнки и в ближайшее время не предвидится.

Рейтинг: +6 ( 7 за, 1 против).
кирилл789 про Клевер: Улыбнитесь, господин Ректор (СИ) (Любовная фантастика)

очень милая вещь, где победившее добро победило настолько справедливо, что вот даже вопросов нет! почему, отчего, зачем он, она или они это сделали, делали потому, что по сюжету шло, и сюжет этот нигде не рвался.
да и просто интересно.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Эддлтонское проклятие (fb2)

- Эддлтонское проклятие (пер. Алексей Капанадзе) (а.с. Шерлок Холмс. Свободные продолжения) (и.с. Шерлок Холмс. Игра продолжается) 196 Кб, 32с. (скачать fb2) - Барри Робертс

Настройки текста:




Барри Робертс Эддлтонское проклятие

Следует воздать должное моему другу Шерлоку Холмсу: его желание заняться тем или иным расследованием никогда не имело под собой финансовой подоплеки. Он нередко отказывался от возможности заработать немалый гонорар, если дело не возбуждало в нем интереса, и так же часто без надежды на какую-либо мзду втягивался в истории, разжигавшие его любопытство и предоставлявшие ему шанс употребить свои логические способности на то, чтобы разобраться в сложном хитросплетении событий.

Где-то я уже отмечал, что 1894 год был для Холмса весьма насыщенным[1]. Мои заметки о тогдашних делах составили три больших тома, однако даже в тот год он взялся за расследование, не сулившее ему никакой денежной прибыли.

В ту осень мы как-то раз сидели за завтраком, не спеша листая многочисленные ежедневные газеты, которые выписывал Холмс.

— Вы ведь мне говорили, — вдруг произнес он, — что ваш друг Стэмфорд лечил сэра Эндрю Льюиса?

— Да, — подтвердил я, — Стэмфорд рассказывал мне, что вынужден был обратиться за советом к сэру Уильяму Гридону, но даже этого выдающегося специалиста озадачили симптомы.

— Вот как! — воскликнул Холмс. — А вы не помните, каковы они?

Я восстановил в памяти беседу, которую недели две назад вел со Стэмфордом за бильярдным столом.

— По-видимому, у сэра Эндрю полное истощение организма: очаговые повреждения кожи, головные боли, обмороки, выпадение волос, приступы тошноты. Судя по всему, пострадал и рассудок бедняги. Он верит, что стал жертвой проклятия.

— А Стэмфорд тоже в это верит?

— Он признался мне, что понятия не имеет, в чем дело. Гридон решил, что это какое-то редкое тропическое заболевание, которое сэр Эндрю подхватил, работая за границей. Кажется, сын Льюиса умер в двадцать с небольшим лет от чего-то подобного, хотя смерть унесла его быстрее. Гридон считает, что они оба заразились в какой-то другой стране и что сын оказался более уязвим, так как подцепил болезнь в юном возрасте. А почему вы спрашиваете?

— Потому что соединенные усилия Стэмфорда и сэра Уильяма Гридона не помогли спасти Льюиса, — изрек Холмс. — Его некролог появился сегодня утром. — И он протянул мне газету.

В статье перечислялись научные заслуги и звания покойного, описывались самые знаменитые его археологические экспедиции, приводился перечень многочисленных музеев, где выставлены его находки. Упоминалось и о некоем конфликте, омрачившем его карьеру и побудившем его отстраниться от общественной деятельности.

— Бог ты мой! — вскричал я, дочитав до конца. — Возможно, он и впрямь пал жертвой проклятия.

— Отчего вы так думаете? — спросил Холмс, поднимая бровь.

— Потому что здесь об этом говорится. Вот послушайте.

И я прочел ему абзац из статьи:

Нападкам подверглось его поведение во время раскопок так называемого «проклятого кургана» в Эддлтоне, что явилось для покойного еще одним ударом: тогда же он потерял своего сына. Сэр Эндрю не предпринял никаких попыток защититься от обвинений, лишь заметив, что в Эддлтоне он действовал честно. Его коллеги-археологи единодушно осудили эти наветы, однако сэр Эндрю, судя по всему, принял их близко к сердцу, так как впоследствии не участвовал больше ни в каких раскопках, ограничившись работой над циклом статей и иногда выступая с лекциями. Эта история (во всяком случае, по мнению ученого) бросила тень на его профессиональную репутацию, теперь же он скончался от заболевания, которое поставило в тупик лучшие медицинские умы Великобритании и которое, быть может, укрепит жителей деревни Эддлтон в убеждении, что над их курганом и в самом деле тяготеет проклятие. У сэра Эндрю осталась незамужняя дочь.

— Что вы об этом думаете? — спросил я. — В чем его обвиняли?

— Я не ожидал найти столь низкопробную писанину на страницах этого уважаемого издания, — изрек Холмс. — Что касается обвинений против Льюиса, то их выдвинул некий Эдгар, его помощник на раскопках в Эддлтоне. Он опубликовал письмо, где заявлял о таинственном противоречии между чрезвычайно оригинальными узорами на запечатанном ларце, извлеченном из кургана, и содержимым этого ларца, которое при всей своей ценности не представляло собой ничего необычного. Эдгар не говорит об этом прямо, но хитроумно подводит читателя к мысли, что ночью, еще до того, как находку увезли с раскопок, из нее похитили некий ценный предмет… Как вы только что прочли, — продолжал он, — ученый мир возмутился и встал на защиту Льюиса. Эдгар сам поплатился за свой поступок. До эддлтонской истории он имел в своей среде вес, а теперь, насколько мне известно, читает лекции в каком-то заштатном пригородном институте.

Мы вновь обратились к своим газетам. Холмс взялся за бульварные