КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605922 томов
Объем библиотеки - 924 Гб.
Всего авторов - 239918
Пользователей - 109973

Последние комментарии

Впечатления

Stribog73 про Красный: Двухгодичный курс обучения игре на семиструнной гитаре. Часть II (Второй год обучения) (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Сделал, как и обещал. Времени ушло много, зато качество лучше, чем у других.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Красный: Двухгодичный курс обучения игре на семиструнной гитаре. Часть I (Первый год обучения) (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Всю ночь потратил на эту книгу, но получился персик. На вторую часть уйдет намного больше времени.

Уважаемые пользователи!
Я знаю, что просить вас о чем-либо абсолютно бесполезно, но, все же, если у кого есть эта книга в бумаге - отсканируйте, пожалуйста, недостающие 12 страниц и пришлите мне.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Ланцов: Para bellum (Альтернативная история)

Зачем заливать огрызок?
https://author.today/work/232548

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Неизвестен: Как правильно зарезать свинью. Технология убоя и разделки туши (Животноводство и птицеводство)

Самое сложное в убое домашних животинок это поднять на них руку. Это,как бы из личного опыта. Но резать свинью, лично для меня, наиболее сложно было.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Дед Марго про Щепетнёв: Фарватер Чижика (СИ) (Альтернативная история)

Обычно хорошим произведениям выше 4 не ставлю. Это заслуживает отличной оценки.Давно уже не встречался с достойными образцами политической сатиры. В сюжетном отношении жизнеописание Чижика даже повыше заибанского цикла Зиновьева будет. Анализ же автором содержания фильма Волга-Волга и работы Ленина Как нам организовать соревнование - высший пилотаж остроумия, практически исчезнувший в последнее время. Получил истинное

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ASmol про Кречет: Система. Попавший в Сар 6. Первообезьяна (Боевая фантастика)

Таки тот случай, когда написанное по "мотивам"(Попавший в Сар), мне понравилось, гораздо больше самого "мотива"(Жгулёв.Город гоблинов), "Город гоблинов" несколько раз начинал, бросал и домучил то, только после прочтения "Попавшего в Сар" ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Полночная разбойница [Марлен Сьюзон] (fb2) читать онлайн

- Полночная разбойница (пер. О. Серебровская) (а.с. Полночная -3) (и.с. Соблазны) 1.1 Мб, 330с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Марлен Сьюзон

Настройки текста:



Марлен Сьюзон Полночная разбойница

1

Англия, 1743 год

– Кошелек или жизнь! – прозвучал в полночной тишине грозный окрик одинокого разбойника, и в лунном свете блеснула вороненая сталь пистолета.

Карета, медленно тащившаяся по дороге, послушно замерла, издав жалобный скрип.

Леди Дэниела Уинслоу втайне порадовалась тому, как уверенно и жестко звучит ее голос, в котором не было и намека на женственность. Это было уже ее шестое ограбление с тех пор, как она решилась принять на себя нелегкое бремя славы Благородного Джека, легендарного рыцаря с большой дороги! И теперь она вполне могла играть эту роль с той необходимой степенью бравады и безрассудства, которые с успехом заменяли ей отвагу и уверенность в себе.

Конечно, в первый раз все было далеко не так просто! Тогда она так волновалась, что едва смогла произнести необходимые в этом случае слова. Пересохший язык никак не желал ей повиноваться, а сердце колотилось так громко, что ей было впору беспокоиться, как бы ее жертва – этот жалкий, тщедушный, трусливый человечишка, известный подкаблучник и пьяница, – не услышал бы стука и не догадался о ее страхах.

К счастью, он, кажется, был испуган еще больше, чем она. Едва она произнесла имя Благородного Джека, как этот трус тут же бросил к ее ногам свой туго набитый кошелек.

То же самое происходило и со всеми другими ее жертвами. Имя Благородного Джека действовало на них как заклятие, превращая взрослых людей в покорных, угодливых, готовых на все трусов. И никто из них никогда даже не заподозрил, что перед ними вовсе не знаменитый разбойник, наводящий ужас на всех богатеев округи, а всего лишь его не совсем удачная копия. И уж тем более никто не догадался, что перед ними женщина. Никто, до сегодняшней ночи.

Впрочем, в этом не было ничего удивительного, ведь Дэниела была очень высока для женщины – до шести футов ей не хватало каких-нибудь двух дюймов, – и голос, низкий, волнующий, всегда отличался чуть заметной хрипотцой. Помогло Дэниеле и то, что она собирала все известные сведения о Благородном Джеке. Все баллады и песни, посвященные ему, она знала наизусть. Дэниела точно скопировала костюм известного разбойника – благо это было делом нехитрым. Широкий плащ хорошо скрывал фигуру, черная шляпа с большими полями затеняла лицо, скрытое маской, перчатки скрывали изящные женские руки. И коня она подобрала себе именно такого, какой был у Джека.

Знаменитый разбойник был ее кумиром. Лихой и бесстрашный, он совершал дерзкие налеты на кареты, устраивая хитроумные ловушки сопровождающим охранникам, и всегда выходил победителем из любой схватки. Как когда-то Робин Гуд, Благородный Джек помогал беднякам и по-своему вершил справедливый суд в Йоркшире. Местные власти не могли его поймать, как ни пытались, но примерно три года назад Благородный Джек таинственным образом исчез.

И вот теперь Дэниела решила воспользоваться славой знаменитого разбойника в своих собственных целях. До сих пор ей везло, но на этот раз все вышло по-другому.

Только остановив карету, Дэниела поняла, что ошиблась.

– Черт возьми, – сердито пробормотала она, – кажется, это вовсе не Уальд Флетчер!

Дэниеле оставалось только надеяться, что сидящие в карете люди, которые скорее всего ехали в Гринмонт на бал, устроенный ее братом, принадлежали к числу его друзей. Она презирала этих пустых, напыщенных бездельников и не сочла бы за большой грех ограбить кого-либо из них. Во всяком случае, совесть ее была бы чиста – Дэниела была уверена, что всем им пошло бы только на пользу, если бы кто-нибудь взял на себя труд облегчить их кошельки.

Но кто бы ни был ее неожиданной жертвой, ему принадлежала самая красивая и дорогая карета, которую Дэниела когда-либо видела. Полированные черные бока и серебряные украшения тускло поблескивали в ярком свете луны. Сиденье кучера было также богато украшено, а герб на дверце свидетельствовал о том, что ее владелец не только богат, но и знатен.

За каретой на длинной привязи следовали две великолепные лошади под дорогими седлами. Жеребец, черный, без единого пятнышка, как и ее собственный вороной, и гнедая кобыла с гривой такого же яркого цвета, как и волосы самой Дэниелы. Такой красивой лошади девушке еще никогда не приходилось видеть в своей жизни.

Да, хозяин кареты был совсем не тем человеком, которого она ожидала. Но не идти же на попятный! Наверное, это тоже какой-нибудь богатый жирный индюк. Во всяком случае, деньги у него есть, а деньги ей сейчас нужны позарез.

Чуть качнув одним из пистолетов в сторону кучера, Дэниела грозно крикнула:

– Руки за голову!

Как показывал опыт, напуганные возницы обычно слушались беспрекословно. Но, к ее немалому удивлению, этот невысокий, коренастый, еще не старый человек, кажется, совсем ее не испугался. Более того, когда он с явной неохотой, медленно поднимал руки, Дэниеле показалось, что она разглядела на его лице насмешливую улыбку.

Казалось, он даже рад этой встрече. Неужели, подумала Дэниела, этот негодяй так ненавидит своего хозяина, что с радостью предвкушает, как его сейчас ограбят!

Слишком поздно до нее дошло, что это не единственная странность, и мгновенно противный липкий страх сжал ее сердце. Почему карета ехала так медленно? Ведь светлой лунной ночью дорогу хорошо видно. И почему такую богатую карету не сопровождают верховые? Не было даже грума! Ночью на лесной дороге одинокая богатая карета – слишком легкая добыча для разбойников, если только...

Пытаясь сдержать невольную дрожь, Дэниела, продолжая держать кучера на мушке, направила второй пистолет на окно кареты:

– Открывай, живо!

Дверца кареты распахнулась, и перед Дэниелой предстал ее единственный пассажир – высокий, богато одетый мужчина. Он сидел в небрежной расслабленной позе, чуть откинувшись назад и опустив руки в карманы своего широкого плаща.

Дэниела смотрела на него во все глаза. Нет, она не узнала этого человека, напротив, она была твердо уверена, что никогда до этой минуты его не встречала. Она никогда бы не смогла забыть это великолепное лицо, широкий лоб, твердый подбородок. В тяжелом, чуть ленивом взгляде из-под полуопущенных век читался открытый вызов.

Но окончательно лишила ее мужества насмешливая, издевательская улыбка, искривившая этот чувственный рот.

Подумать только, он имеет наглость ухмыляться, когда дуло ее пистолета направлено прямо ему в грудь!

Стараясь говорить как можно более хриплым, низким голосом, Дэниела приказала:

– Руки вверх, если не хочешь познакомиться с клыками моих железных псов! – Ей рассказывали, что именно эту фразу часто любил произносить Благородный Джек во время своих ночных рейдов.

Но, к ее ужасу, предполагаемая жертва не только не подняла покорно руки вверх, но еще и рассмеялась прямо ей в лицо.

– Ну что ж, по крайней мере это ты делаешь правильно.

Его глубокий, низкий голос лишил Дэниелу остатков самообладания. Ей внезапно стало жарко.

Что он хотел этим сказать? Его беззаботность просто бесила ее – и в то же время приводила в замешательство. Почему, черт возьми, он не принимает ее всерьез?

Но отступать было поздно, и Дэниела еще более грозно и решительно потребовала:

– Кошелек или жизнь!

– Думаю, ни то, ни другое, – произнес незнакомец спокойно, все так же не меняя позы.

Его невозмутимость совершенно ошеломила Дэниелу. Черт возьми, неужели этому глупцу не понятно, что она может в любое мгновение продырявить его шкуру!

Но нет, этот незнакомец отнюдь не выглядел глупцом. Он выглядел как самый обворожительный, самый красивый мужчина из всех, кого она встречала за свою жизнь. И самый невозмутимый... Или то была просто бравада? Дэниела, словно зачарованная, не могла отвести взгляд от густых волнистых каштановых волос, обрамлявших это мужественное лицо. До сих пор она полагала, что совершенно не восприимчива к мужским чарам. Но сейчас от незнакомого неясного волнения у нее перехватило дыхание.

Но дело есть дело, и Дэниела вновь повторила свою угрозу:

– Выкладывай деньги и ценности, не то я застрелю тебя!

Незнакомец продолжал изучать ее с неторопливой задумчивостью, и Дэниеле на мгновение показалось, что его спокойный, проницательный взгляд достает до самых глубин ее души.

Прошло несколько долгих мгновений, показавшихся Дэниеле вечностью.

– Что ж, стреляй, – спокойно произнес незнакомец, небрежно пожав плечами.

Черт бы его побрал! И что же ей теперь прикажете делать? Одна только мысль, что придется стрелять в человека, притом безоружного, вызвала у Дэниелы панику. Такого она сделать уж точно не могла. До сих пор, слава богу, обходилось без этого.

Вот только он этого знать не должен!

Делая огромные усилия, чтобы пистолет не дрожал в ее руке, Дэниела сделала последнюю попытку.

– Не советую испытывать мое терпение, – произнесла она так грубо, как только могла. – Я – Благородный Джек!

Это грозное имя обычно наводило ужас на все ее предыдущие жертвы. И она очень надеялась, что так же будет и в этот раз. Не тут-то было!

Несмотря на насмешливую улыбку, в лице незнакомца появилось жесткое циничное выражение.

– Черта с два ты Благородный Джек! – Это уверенное заявление так удивило Дэниелу, что она выпалила, забыв на этот раз изменить голос:

– Что вы имеете в виду?

Незнакомец подозрительно прищурился и, внимательно вглядываясь в нее, сказал все с той же насмешкой:

– Я имею в виду, что ты не Благородный Джек. «Интересно, почему он так в этом уверен?» – с отчаянием подумала Дэниела, понимая, что теряет контроль над ситуацией.

– Хочешь проверить? – опять понизив голос, произнесла она, делая вид, что готовится выстрелить.

– А в этом нет необходимости, – с видимым пренебрежением сказал незнакомец, свободнее откидываясь на сиденье, – потому что, клянусь, ты не только не разбойник, но даже не мужчина!

Слова незнакомца ошеломили Дэниелу. Такого она никак не ожидала. Не зная, что сказать и сделать, она продолжала растерянно смотреть на него. Рука ее дрогнула, и дуло тяжелого пистолета чуть опустилось.

В то же мгновение незнакомец рванулся вперед, его спокойствия и безмятежности как не бывало.

И прежде чем Дэниела поняла, что произошло, он ухватил ее за руку и сдернул с седла на землю, одновременно вырывая из ее рук оружие.

Все было проделано так молниеносно, что Дэниела только и успела, что удивиться. Ни разу ей не приходилось видеть, чтобы столь крупный мужчина двигался с такой быстротой и ловкостью.

– Забери-ка ее пистолеты, Ферри, – обратился он к подошедшему кучеру, только что спрыгнувшему с козел.

В тот же миг, когда ухмыляющийся Ферри взял у хозяина пистолеты, растерянное оцепенение Дэниелы сменилось отчаянным страхом, удесятерившим ее силы. Она попыталась вырваться из цепких рук незнакомца. Дэниела была крупной женщиной и далеко не слабой, но с таким противником ей было не справиться. И хотя она вырывалась и выкручивалась, как дикая кошка, ему понадобилось всего несколько мгновений, чтобы прижать ее к боку своей кареты, навалившись на нее всем телом. Несмотря на все свои усилия, она даже не смогла высвободить запястья, зажатые, как в тисках, его железной хваткой.

Благодаря своему росту Дэниела частенько смотрела на мужчин сверху вниз или, в лучшем случае, – глаза в глаза. Но только не с этим великаном. Чтобы посмотреть ему в глаза – удивительные, блестящие в лунном свете, как два голубых сапфира, – ей пришлось откинуть назад голову.

Чувства, охватившие Дэниелу в это мгновение, даже трудно описать: ужас, удивление, недоверие – ей все еще не верилось, что она попалась. Но ведь положение и в самом деле было ужасно. Ее схватили на месте преступления во время грабежа. Она хорошо знала, чем это может ей грозить. Грабителей с большой дороги ждала виселица. Никто не посмотрит на то, что она женщина... С каждым мгновением ужас все сильнее сжимал ее сердце. Холод сковал ее тело, словно тень виселицы уже нависла над ее головой, неся ей не только смерть, но и позор всей ее семье.

И она уже никогда не сможет помочь людям, которые так на нее рассчитывают. А ведь, кроме нее, им помочь некому.

Пытаясь унять дрожь, Дэниела судорожно глотнула. Только бы не заплакать! Она ни в коем случае не должна показывать ему свою слабость! Она встретит свою судьбу с достоинством и отвагой. Никто, и уж тем более этот дылда, не должен догадаться, что именно отваги-то ей сейчас и не хватает!

– Как вас зовут? – спросил незнакомец. Она дерзко взглянула прямо ему в глаза.

– Дэн... Дэниел Робертс, – с вызовом произнесла Дэниела, упрямо не желая признаваться в том, что она не мужчина. Этот ответ был почти правдой, ибо ее полное имя – Дэниела Роберта Уинслоу – было дано ей отцом в честь двух своих братьев – Дэниела и Роберта, умерших еще в детстве.

– Ложь, моя милая. Неужели ты думаешь, я не в состоянии отличить женщину от мужчины, – усмехнулся в ответ незнакомец и, отпустив ее руку, приподнял пальцем длинную прядь волос, выбившуюся из-под черного платка, которым Дэниела тщательно завязывала волосы, отправляясь на ночную охоту. Шляпа слетела еще раньше, во время драки.

Резким движением он сдернул платок с головы Дэниелы, и ее густые волосы прямыми, упругими прядями рассыпались по плечам, сверкая в серебристом свете луны.

Его насмешливый, холодный взгляд встретился с ее взглядом. Внезапно выражение его глаз изменилось. В них появилась странная задумчивость, может быть, даже удивление. Легко, едва касаясь ее головы, он провел рукой по волосам, затем по щеке, и Дэниела почувствовала, как ее охватывает жар. И, судя по тому, как сверкнули его глаза, это не осталось им незамеченным.

Неожиданно для себя она вдруг очень ясно ощутила каждый изгиб, каждую жесткую линию его сильного, крепкого тела, прижимающего ее к боку кареты. Он резко вздохнул и, как ей показалась, едва слышно выругался. Однако через мгновение его дыхание вновь сделалось ровным, и он произнес насмешливо, чуть лениво растягивая слова:

– Вот именно в таком положении я и предпочитаю видеть женщин. Тут уж никакой плащ не скроет всех прелестей женской фигуры.

Дэниела задохнулась от такой недвусмысленной наглости.

– Да как вы... как вы смеете!

Он только рассмеялся в ответ и наклонился к ней, приблизив свои губы к ее губам. Горячее дыхание почти обожгло кожу Дэниелы.

И в то же мгновение воспоминание о другой ночи и о другом мужчине вспыхнуло в ее мозгу. Ужасное воспоминание, такое яркое, что она содрогнулась от отвращения, а ее тело вновь пронзила боль. Все было как тогда – и эта тяжесть мужского тела, и этот ужас, который охватил ее в тот момент, и ощущение полной беспомощности...

Не чувствуя больше ничего, кроме панического страха, Дэниела вновь попыталась вырваться из сильных рук незнакомца. Но, как и в первый раз, сколько бы она ни брыкалась и ни царапалась, он все сильнее сжимал ее в своих медвежьих объятиях.

И тут ночную тишину прорезал жуткий, отчаянный вопль. В нем было что-то звериное, словно смертельно раненная самка выла над телом своего мертвого детеныша.

Мужчина застыл, продолжая сжимать Дэниелу в своих далеко не нежных объятиях. И только теперь, увидев ужас, отразившийся в его глазах, Дэниела внезапно пришла в себя и поняла, что кричала она сама и что теперь ее колотит дрожь, а ноги стали как ватные, так что, если бы незнакомец не держал ее так крепко, она попросту свалилась бы на землю.

– Ад и сто чертей, женщина! Я вовсе не собирался тебя зарезать! Я всего лишь хотел тебя поцеловать!

– Поцелуи ранят сильнее кинжала! – чуть хрипло прошептала Дэниела, все еще дрожа и не в силах прийти в себя.

Несколько долгих мгновений он молча изучал ее лицо, затем тихо сказал:

– Только не мои поцелуи. Не бойся. Я не причиню тебе боли.

Он наклонился и легко коснулся поцелуем ее сомкнутых губ. Чуть отстранился, внимательно посмотрел ей в глаза и, не увидев там больше страха, несколько раз нежно, едва касаясь, провел губами по ее губам. Только после этого он полностью завладел ее ртом. Это был удивительный поцелуй, нежный, бережный, ничуть не похожий на то, что ей когда-то пришлось пережить. Но не успела она прочувствовать его до конца, как он оторвался от ее губ и ласково провел кончиками пальцев по ее щеке. Дэниела закрыла глаза, желая и боясь отдаться этим новым ощущениям. Его прикосновения были легкими и осторожными, словно он ласкал испуганную лань.

Но, возможно, она и была этой испуганной ланью, дрожащей и готовой убежать от первого же резкого движения.

А затем он вновь поцеловал ее.

В его поцелуях не было ничего, что напоминало бы ей о других – жестких, грубых, жадных, вызывающих в ней одно только отвращение.

И постепенно ее страх отступил, сменившись все нарастающим возбуждением, чувством томительной истомы, и Дэниела полностью растворилась в этих новых, неизведанных ею прежде ощущениях. Последней ясной мыслью ее было удивление, что такой сильный мужчина – или вообще любой мужчина – может быть таким нежным и ласковым.

Но через какое-то время его поцелуи стали жарче, нетерпеливее, требовательнее – казалось, он ждал, что она начнет возвращать их ему. И она возвращала... Впервые в жизни ей самой захотелось поцеловать мужчину. И странный жар, охвативший ее от первого нежного прикосновения, теперь разгорался в ней все сильнее.

Он заставил ее чувствовать себя тающим на огне медом.

А когда он наконец прервал поцелуй, она вновь почувствовала, что дрожит, но это была уже совсем другая дрожь, сладкая и томная. Ее колени едва не подгибались, казалось, она так ослабла, что, если бы он ее не держал, она бы не смогла стоять.

Заметив лукавый огонек в сверкающих глазах, который он постарался спрятать за полуприкрытыми веками, Дэниела поняла, что ему прекрасно известно, какой эффект произвели на нее поцелуи. Облизав чуть припухшие губы, она прошептала (при всем своем желании она не смогла бы говорить сейчас громко):

– Кто вы?

Уже не сдерживая больше улыбки, он сказал с ласковой насмешливостью:

– А это уж вы сами постарайтесь выяснить, моя маленькая разбойница! Раз вы упорно не хотите признаваться в том, кто вы такая, я тоже не вижу причины называть себя.

– А что, если я и в самом деле Благородный Джек?

Добрая усмешка в его взгляде внезапно сменилась вспышкой такого гнева, что Дэниела тут же пожалела, что не придержала язык за зубами. И почему его так злит то, что она выдает себя за этого благородного разбойника?

– Вы позорите имя Благородного Джека! – жестко произнес он. – К тому же он никогда бы меня не ограбил!

– Ну этого вы точно не можете знать!

– Могу. Этот человек никогда не грабил ни в чем не повинных путешественников, чтобы обогащаться за их счет. Он отбирал деньги только у богатых бессердечных негодяев, грабивших своих людей, и часто отдавал деньги их же жертвам.

Возмущенная тем, что ее могли заподозрить в том, что она использовала славу и имя Благородного Джека в своих собственных корыстных целях, Дэниела в запальчивости воскликнула:

– Но ведь вы же богаты!

– Да, но это еще не преступление. И уж кем-кем, а безжалостным негодяем я никогда не был. – Внезапно в его глазах вновь сверкнул лукавый огонек. – Хотя, если честно признаться, кое-кто из моих знакомых все же мог бы назвать меня негодяем. – Но, едва зажегшись, его взгляд вновь потух, и он сурово закончил:

– Вы погубили репутацию Благородного Джека. А своими неумелыми действиями сегодня едва не погубили себя. И вообще, этот благородный разбойник, насколько я слышал, грабил, чтобы помогать другим.

– Но ведь и я тоже!

Недоверчиво-скептический взгляд незнакомца не оставлял сомнений в том, что у него на этот счет совсем другое мнение.

– Даже если и так и намерения ваши благородны, хотя я в этом очень сомневаюсь, у вас все равно нет ни умения, ни сноровки заниматься грабежами. И сегодняшняя наша встреча – лучшее тому подтверждение.

Что ж, следовало признать, что он абсолютно прав – ни умения, ни сноровки у нее действительно не было. А от одной мысли, что придется стрелять в кого-нибудь, Дэниеле и вовсе становилось плохо. Но что же ей делать, если у нее нет другой возможности раздобыть денег для ее друзей. Кто еще им поможет, если не она!

Между тем он продолжал:

– Вы только посмотрите, с какой легкостью я вас обезоружил. А когда я отказался отдать вам деньги, что вы сделали? Начали лепетать что-то беспомощное. Сразу было понятно, что вы никогда не пустите в ход свои пистолеты. Запомните, это большая ошибка – прибегать к угрозам, которых вы не в состоянии осуществить! Это верный проигрыш. – Подумать только, он укоряет ее за то, что она его не застрелила!

– Но я же не могла стрелять в безоружного! – сердито воскликнула Дэниела.

– А кто вам сказал, что я был безоружен? – И незнакомец вытащил пистолет, который прятал в складках своего плаща.

– Все время, пока мы разговаривали, я держал вас под прицелом. Если бы я только заметил, что вы собираетесь в меня выстрелить, можете быть уверены – вы бы сейчас уже были мертвы.

Не сомневаясь ни минуты, что незнакомец говорит правду, Дэниела почувствовала, как по ее спине пробежал противный холодок.

– Что ж, – продолжал он все тем же суровым тоном, – я вижу, вы наконец поняли, что это не игрушки и что сегодня ночью вы из-за своей глупости оказались на волосок от смерти. Оставьте-ка вы лучше эти игры нам, мужчинам, а сами займитесь тем, что вы умеете делать лучше, – танцевать на балах и кокетничать с кавалерами, ну, может, еще вышивать.

Дэниела едва сдержалась, чтобы не высказать этому наглецу все, что она думает по этому поводу. И дело было даже не в том, что в седле она чувствовала себя гораздо лучше и увереннее, чем в бальном зале. Но как смеет этот человек решать, чем именно ей заниматься! А что, если она любит приключения ничуть не меньше, чем иной мужчина, а то и больше!

Но она не стала спорить. В конце концов, приходилось мириться с подобной несправедливостью. Так было всю ее жизнь. Лишь втайне от всех она могла дать себе волю и, переодевшись в мужское платье, скакать верхом или разыгрывать из себя благородного разбойника. Дэниела решила перевести разговор в более безопасное русло, а заодно и узнать кое-что для себя полезное... на будущее. – Почему вы сразу не застрелили меня, когда только открыли дверцу кареты, – спросила она.

– Я просто хотел сначала выслушать вашу историю.

– Но как... откуда вы так быстро узнали... ведь вы сразу поняли, что я не Благородный Джек?

Он рассмеялся.

– Вот вы и выдали себя. Так, значит, вы признаете, что вы самозванка? – поддразнил он Дэниелу. – Дело в том, что я знал это с самого начала. Благородного Джека больше нет.

– Что? – Дэниеле показалось, что ей нанесли удар, у нее даже перехватило дыхание. Этот необыкновенный человек всегда был ее героем, более того, это был единственный мужчина, к которому она относилась с восхищением, наделяя его всеми мыслимыми и немыслимыми достоинствами.

– Вы же не хотите сказать, что он... умер? – прошептала она.

Незнакомец нахмурился, несколько удивленный ее реакцией. Можно подумать, что он сообщил ей о смерти ее любимого или брата.

– А вам-то какое до него дело? Ведь вы с ним даже незнакомы, не так ли? Кто же вы такая, черт вас возьми! И что у вас общего с этим разбойником? Если, конечно, не считать того, что вы присвоили себе его славу?

Он взялся за край ее маски, с явным намерением снять ее, и Дэниелу мгновенно охватила паника, удивившая ее саму. Страх, что он увидит ее лицо, был понятен – ведь он мог ее узнать, встретив где-нибудь в обществе. Но за этой ее реакцией крылось что-то еще, более важное для нее. Дэниела судорожно вцепилась в его запястье.

– Нет, умоляю вас, только не это! Не снимайте с меня маску!

Должно быть, эта отчаянная мольба не оставила его равнодушным. Чуть помедлив, он отнял руку.

– Почему это так важно для вас? – спросил он, нахмурившись. – Уверен, что за этим стоит не только ваше нежелание, вполне, впрочем, понятное, быть узнанной. Я прав, не так ли?

Дэниела промолчала, не в силах слова вымолвить от изумления. Откуда ему это знать? Неужели этот человек, или вообще какой-либо человек, может быть так проницателен?

– Ответьте же мне.

Легко сказать. Но разве можно объяснить это странное, почти паническое чувство, которое охватило ее при мысли, что она может лишиться единственной защиты, пусть и такой призрачной, отделяющей ее от реального мира!

– Если я скажу, вы подумаете, что я просто сошла с ума.

– Поверьте, это не так. Доверьтесь мне. Уверяю, что смогу вас понять.

Не столько слова, сколько доброе выражение его лица и взгляд, в котором она прочитала явную симпатию и неожиданное понимание, убедили Дэниелу ответить с полной откровенностью.

– Может, это звучит глупо... Но когда я надеваю маску, я чувствую себя совсем другим человеком... и мне просто страшно снять ее, стать самой собой. Я не готова к этому сейчас.

И это была чистая правда. Одеваясь в костюм Благородного Джека, Дэниела переставала быть неинтересной, неуклюжей, – обыкновенной Дэниелой Уинслоу, на которую никто не обращал внимания. Она перевоплощалась в таинственную, легендарную личность, становилась совсем другим человеком – ловким, смелым человеком, с которым считались. Может быть, в этом и заключалась особая притягательность для нее в этом маскараде – возможность расстаться хоть ненадолго с опостылевшей ей ролью не слишком счастливой, некрасивой, бесправной женщины. Ведь даже поцелуи, которые только что так потрясли ее, – они предназначались не ей, а таинственной, загадочной незнакомке в маске. Едва ли этот великолепный красавец обратил бы на нее внимание, встретившись с ней в бальном зале. Он бы ее даже не заметил или, еще того хуже, отвернулся бы с презрением или жалостью.

– Вы чувствуете себя другим человеком, – задумчиво повторил он. – Совсем не такой, какой вас знают окружающие вас люди. Человеком, имеющим власть, силу, способным вершить свой суд и восстанавливать справедливость...

Дэниела с изумлением подняла на него глаза.

– Я не ожидала, что вы все так хорошо поймете...

Он ласково коснулся ее лица, не делая больше попыток снять маску.

– Как видите, понял.

Что-то в его голосе, ставшем вдруг таким нежным, или в его заботливых интонациях заставило сердце Дэниелы вдруг сладко сжаться от несбыточной, но такой прекрасной надежды – той самой надежды, которая живет в сердце любой женщины, даже самой некрасивой.

А он вновь наклонился к ней и легко коснулся прощальным поцелуем ее губ, заставив трелевать от уже знакомой ласки.

– А теперь вам лучше исчезнуть, пока я не передумал и не снял с вас маску, – тихо сказал он, разжимая объятия.

Дэниела не стала заставлять долго себя упрашивать и, резко развернувшись, подошла к коню и вскочила в седло. Незнакомец поднял с земли ее шляпу и с учтивым поклоном протянул Дэниеле. Она поблагодарила и, надвинув шляпу низко на лоб, подобрала поводья и уже совсем собралась уезжать, как вдруг вспомнила о своих пистолетах.

– Отдайте мне мое оружие, – попросила она. Кучер, продолжавший держать пистолеты, вопросительно взглянул на хозяина, но тот отрицательно покачал головой.

– Не отдавай их ей, Ферри, – сказал он, бросив на Дэниелу насмешливый, вызывающий взгляд. – Я верну их вам только в том случае, если вы скажете, кто вы такая, и поклянетесь никогда больше не выходить на большую дорогу.

– А какое вам, собственно, дело до того, чем я занимаюсь? – довольно резко ответила Дэниела, сердясь на него за пистолеты. – Ведь я рискую своей головой, а не вашей?

Незнакомец одарил ее обворожительной улыбкой.

– Когда вы как следует обо всем подумаете и будете готовы дать мне слово и получить назад свои пистолеты, – сказал он, словно не замечая ее резкого тона, – вы сможете найти меня в Гринмонте. Я остановлюсь там на пару недель.

От этого неожиданного сообщения Дэниела на мгновение застыла. Только этого ей не хватало! Провести с ним полмесяца под одной крышей! Но в волнении, охватившем ее, был не только страх, но и совершенно непонятная и ни чем не оправданная радость.

– Я настоятельно советую вам бросить это опасное дело, – тем временем продолжал незнакомец уже совсем другим, суровым тоном.

Дэниела на мгновение задумалась, но, вспомнив, что должна во что бы то ни стало помочь тем, кто зависит от нее, тяжело вздохнула и покачала головой.

– Я не могу, – почти с отчаянием произнесла она.

– Маленькая дурочка! – воскликнул он, сердясь все больше. – Неужели вы не понимаете, что дергаете дьявола за хвост? Да ведь это прямая дорога на виселицу!

Ничего ему не ответив, Дэниела развернула коня и помчалась домой короткой дорогой через лес.

2

Лорд Морган смотрел вслед девушке, весьма довольный тем, как ловко заманил в ловушку мнимого Благородного Джека.

Вся его поездка в Гринвуд была как раз и рассчитана на то, чтобы выманить этого самозванца и расправиться с ним. Как он и предполагал, ни один разбойник не мог устоять перед искушением напасть ночью на богатую одинокую дорожную карету, которую Морган специально для этой цели одолжил у своего брата, герцога Уэстли.

Но вот чего Морган никак не ожидал, так это того, что самозванец окажется женщиной. Откровенно говоря, он все еще не мог прийти в себя от изумления.

Когда всадница скрылась из виду, он повернулся к Ферри:

– Что это ты так ухмыляешься, хотелось бы знать?

– Да вот вспомнил, что вы грозились сделать с этим самозванцем, когда поймаете его. А сами отпустили на все четыре стороны и даже не попытались узнать, кто она такая.

– Но кто же мог предположить, что самозванец окажется женщиной?

Ухмылка Ферри стала еще шире.

– Да еще такой соблазнительной, что не возможно удержаться от поцелуя.

– Да уж, – согласился Морган. Он и вправду не мог припомнить, чтобы когда-нибудь так воспламенялся от простого поцелуя.

– Но почему вы позволили ей уйти, даже не попытавшись увидеть ее лицо, вот чего я никак не пойму.

Но Морган и сам толком не понимал, почему так поступил. Быть может, все дело было именно в этом поцелуе, а возможно, он слишком хорошо представлял себе, каким беззащитным себя чувствует человек, снимая маску. Ему ли этого не знать! Но скорее всего причина была в другом. Эта удивительная женщина поразила и заинтриговала его своей отвагой и решимостью. Среди его знакомых не было ни одной женщины, настолько отважной или, может быть, настолько глупой, чтобы под видом знаменитого разбойника пытаться помочь беднякам.

Впрочем, можно ли ей верить?

Морган усмехнулся:

– Думаю, что смогу узнать ее при встрече, даже не увидев сейчас ее лица.

Ферри с сомнением покачал головой:

– Едва ли у вас это получится. В платье и всех этих женских штучках она будет выглядеть совсем иначе!

– И все-таки я ее узнаю! – весело заявил Морган.

Поездка, от которой он ждал одних неприятностей, обернулась интересным приключением. Он ни на минуту не сомневался, что сразу узнает эту удивительную женщину – по высокому росту, по роскошным пламенеющим волосам, что так красиво рассыпались по ее плечам, когда он стянул с ее головы черный платок. И по запаху – тонкому аромату жасмина, который все еще волновал его кровь.

– И держу пари, это произойдет совсем скоро. Мне не за чем далеко отправляться на ее розыски. Ведь она наверняка живет где-то поблизости. Едва ли женщина рискнула бы переезжать с места на место так же свободно, как мужчина. Она, несомненно, благородного происхождения – ты же видел ее костюм и великолепную лошадь, слышал ее речь! А знатная леди всегда связана множеством условностей, которые не так-то просто преодолеть даже такой смелой и отважной крошке, как наша разбойница.

– Ну, я бы не назвал ее крошкой, – усмехнулся Ферри.

– Возможно даже, я увижу ее завтра. Она наверняка будет приглашена на бал в Гринмонт, – продолжал рассуждать вслух Морган. – Его хозяин, Бэзил Уинслоу, виконт Хоутон, достаточно честолюбив и скорее всего созвал на свой бал знать со всей округи.

И Морган улыбнулся, предвкушая эту встречу. Он уже представлял, как она будет смущена и раздосадована, увидев его в бальном зале. Интересно, на какие милые уловки она пойдет, чтобы уговорить его скрыть ее тайну?

Конечно, он вовсе не собирался ее выдавать, но ей-то об этом знать совсем не обязательно! Пусть помучается, может, это чему-нибудь ее научит. К тому же это даст ему шанс на дополнительное внимание с ее стороны. Если, конечно, ему этого захочется. Но Морган почему-то был уверен, что ему очень захочется встретиться с этой необыкновенной женщиной, и лучше в столь же интимной обстановке, как сегодня.

Направляясь в Уорикшир, Морган прежде всего намеревался схватить самозванца, выдающего себя за Благородного Джека, а также выполнить тайное поручение короля Георга. Первую задачу можно было, пожалуй, считать решенной. Оставалась еще одна, наиболее важная проблема. Он должен был выяснить, кто снабжает деньгами заговорщиков-якобитов, поставивших своей целью свержение законного короля и передачу короны в руки Стюартов. По сведениям королевских шпионов, этот человек или эти люди обитали где-то здесь, в Уорикшире.

– Если бы я мог выполнить поручение короля так же просто и быстро, как покончить с этим так называемым Благородным Джеком, – задумчиво сказал он Ферри. – До сего дня я был почти уверен, что добыча этого самозванца идет на нужды заговорщиков и, поняв, кто он такой, я одним выстрелом убью двух зайцев. Однако теперь я очень сильно в этом сомневаюсь.

– Но почему бы и нет? Ведь вы же не выяснили ее политические пристрастия.

– Обязательно выясню... ее пристрастия. При следующей встрече, – и Морган улыбнулся, словно кот, почуявший сливки.

– Если эта встреча состоится, – упрямо твердил свое Ферри. Оптимистом его явно нельзя было назвать.

– В этом можешь не сомневаться. Эта леди никуда от меня не денется.

В лесу несколько раз ухнул филин.

Морган огляделся, внимательно рассматривая место, которое леди-разбойница выбрала для засады. Здесь как раз лесная дорога огибала холм, что позволяло разбойнику приблизиться к карете совсем близко, не насторожив путешественника раньше времени. Что ж, надо отдать ей должное, он и сам не смог бы выбрать места лучше.

Однако следовало трогаться в путь. Погода портилась на глазах. Яркая луна, еще совсем недавно заливавшая своим светом все вокруг, теперь скрылась за тучами, стало совсем темно.

– Что ж, пора ехать, – сказал Морган. – Лорд Хоутон едва ли будет в восторге, если мы заявимся к нему под утро. Правда, Гринмонт пока еще ему не принадлежит, но я слышал, что он ведет себя там как полновластный хозяин.

При упоминании о лорде Хоутоне в голосе Моргана послышалась явная неприязнь. Этот человек был ему крайне неприятен, хотя сам Морган едва ли отдавал себе отчет, в чем причина такого отношения. Бэзил всегда был любезен с ним, пожалуй, даже слишком любезен. А может быть, дело было в его приятелях? По мнению Моргана, их никак нельзя было считать достойными людьми.

– Но кому же принадлежит в таком случае Гринмонт? – спросил Ферри, прерывая размышления хозяина.

– Отцу Хоутона, графу Крофтону. Однако с тех пор, как с графом случилось несчастье и его парализовало, всем заправляет его наследник. А сам граф безвыездно живет в Бате, надеясь, что лечебные ванны смогут поставить его вновь на ноги.

– Похоже, вы не слишком жалуете этого Хоутона, не так ли?

– Ты прав. Признаться, мне смертельно не хотелось принимать его приглашение, но это был прекрасный повод наведаться в Уорикшир. Но чему ты так хитро улыбаешься, Ферри?

– Помнится, ваш брат то же самое говорил по поводу приглашения Софи Уингейт перед тем, как отправился в Уингейт-Холл. А посмотрите-ка, что из этого получилось!

«Да, из этого получился вполне счастливый брак», – подумал Морган. Джером, герцог Уэстли, неожиданно для всех и в первую очередь для самого себя встретил в Уингейт-Холле женщину своей мечты, очаровательную леди Рейчел Уингейт, ставшую вскоре герцогиней Уэстли.

Этот союз воистину оказался счастливым. И чем дольше смотрел Морган на эту влюбленную пару, тем сильнее ему хотелось встретить такую же любовь, как у его брата. Как были бы поражены лондонские сплетницы, узнай они, что один из самых завидных холостяков, лорд Парнелл, женить которого на себе или своих дочерях безуспешно пытались многие знатные дамы, на самом деле мечтает о любви и тихой семейной жизни.

Если бы Моргану выпала удача встретить такую же милую женщину, как его невестка, он женился бы на ней, не задумываясь. Однако на свете существовала лишь одна Рейчел, и они с Джеромом прекрасно подходили друг другу.

Нет, конечно, Морган ни минуты не желал жены брата своего. Просто он немного завидовал его счастью и мечтал о таком же.

– Я был бы счастлив, если бы встретил такую же женщину, как Рейчел, – сказал он Ферри.

– Что ж, как знать, может, вы ее уже встретили, – серьезно ответствовал Ферри, занимая свое место на облучке. – Эта таинственная леди в маске – на редкость замечательная особа.

Морган неожиданно вспылил:

– Дьявол тебе в глотку, Ферри, как ты смеешь сравнивать эту рыжеволосую разбойницу с леди Рейчел! Неужели ты хоть на мгновение можешь подумать, что я женюсь на какой-то бандитке с большой дороги.

Ферри оглянулся, и его глаза лукаво блеснули.

– Но у вас с ней так много общего!

– Тебе не кажется, что ты забываешься? – проворчал Морган, впрочем, не слишком сердито.

Следует заметить, что Ферри не просто служил грумом у герцога Уэстли. С самого детства он был его верным другом и поверенным во всех делах и тайнах. Морган в свою очередь полностью доверял Ферри и потому попросил брата отпустить с ним своего грума в Уорикшир. Лучшего помощника ему трудно было бы найти.

– Герцог будет возмущен, если только узнает, что ты подстрекаешь меня жениться на этой леди с большой дороги, – все тем же ворчливым тоном добавил Морган, забираясь в карету.

Но что бы он ни говорил, воспоминание о поцелуе продолжало волновать его. И еще у него из головы не выходило, почему она так странно отреагировала в первый раз на его вполне невинную попытку поцеловать ее. От женщины, достаточно смелой, чтобы заниматься грабежами на большой дороге, он вправе был ожидать чего угодно – возмущения, сопротивления, – но только не того животного ужаса, который заставил ее кричать, словно раненый зверь.

«Поцелуи ранят!» – сказала она. И то, с какой отчаянной решимостью она сопротивлялась ему вначале, не оставляло сомнений – она знала это по собственному опыту.

После этих слов он просто должен был доказать ей обратное. Очевидно, ему это в конце концов удалось, хотя и оказалось совсем не просто. Пришлось потрудиться, чтобы ее ужас постепенно растаял, уступив место сначала удивлению, а затем и удовольствию. Но зато уж когда она почувствовала возбуждение и стала отвечать на его поцелуи... Воспоминание было таким ярким, что у него перехватило дыхание, и волна жара прокатилась по телу.

Внезапно он понял, что уже не жаждет как можно быстрее выполнить свою миссию и покинуть Уорикшир. Нет, он непременно разыщет загадочную леди-разбойницу, чего бы ему это ни стоило, и еще не раз сорвет с ее губ жаркий поцелуй.


Морган и Ферри благополучно добрались до Гринмонта еще до полуночи.

На следующий день, после ленча, Морган вышел из дома и, обогнув цветник, направился по обсаженной невысоким кустарником дорожке в направлении конюшен. Там он договорился встретиться с Ферри, которому поручил по возможности узнать все, что только можно выведать у слуг.

До встречи оставалось еще несколько минут, и Морган, обернувшись, принялся разглядывать мрачный силуэт огромного, неуклюжего дома с несметным количеством труб и чердачных окон. Гринмонт относился к тем громоздким, неудобным сельским домам, чей первоначальный облик был безнадежно испорчен многочисленными поздними пристройками в самых разных стилях, свидетельствующими об амбициях и плохом вкусе его владельцев.

Переведя взгляд на дорожку, Морган увидел спешащего ему навстречу Ферри.

– Ну как, узнал что-нибудь? – нетерпеливо спросил Морган, едва Ферри поравнялся с ним. Другого такого мастера выкачивать сведения из слуг, ведя с ними обычную невинную болтовню, надо было еще поискать.

– Кое-что. Ваша разбойница говорила правду. Она действительно помогает беднякам. Этот Благородный Джек за последнее время спас от голода несколько семей здешних шахтеров, которым сейчас очень тяжело приходится.

– А кто владелец здешней шахты?

– Она расположена на земле Гринмонта, однако лорд Хоутон сдал ее в аренду, и за то, что там делается, теперь ответственности не несет.

– Но Хоутон мог бы настоять...

– Он, конечно, мог бы. Но, к сожалению, его это, видимо, совершенно не волнует. Его интересуют только деньги, которые он получает за аренду.

– И кому он ее сдал?

– Вы будете удивлены, – хмуро сказал Ферри, отводя взгляд.

У Моргана от недоброго предчувствия засосало под ложечкой.

– Неужели...

– Сэру Уальду Флетчеру.

– Ад и сто чертей! Что делает здесь этот негодяй?

– Он перебрался сюда после того, как герцог выгнал его из Йоркшира. Когда после несчастья с отцом лорд Хоутон получил контроль над имением, он сразу же сдал шахту Флетчеру, позволив делать там все, что ему заблагорассудится. А вы ведь знаете, что это за негодяй!

– Так, значит, наша леди-разбойница помогает шахтерам Флетчера, – задумчиво произнес Морган. Такое известие пришлось ему очень по душе. Она не солгала ему! – Что еще ты о ней узнал?

– Здешние жители уверены, что это и в самом деле Благородный Джек. Никто ни о чем не догадывается. И имя Благородного Джека здесь так же популярно, как и в Йоркшире. Так что вы зря беспокоились, она его достойная преемница.

Эти новости только еще больше усилили нетерпение Моргана. Как бы ему хотелось снова встретиться с этой отважной женщиной, но уже без маски. Он почему-то был уверен, что она должна оказаться красавицей.

– Ладно, что-нибудь узнал о другом деле?

– Граф Крофтон всегда был приверженцем Ганноверской династии и не раз подтверждал это делом. Что же касается его сына, то, по-видимому, он разделяет взгляды отцы. Никто никогда не слышал от него других речей.

– А как насчет лошадей? Разделяет ли лорд Хоутон пристрастие своего отца?

– Нет, как я понял. После смерти его жены за всем хозяйством здесь приглядывает его незамужняя сестра, она же занимается и конюшнями.

Морган насмешливо фыркнул.

– И Бэзил позволяет женщине заниматься лошадьми?

– Это не совсем обычная женщина, сэр. Грумы и конюхи относятся к ней с огромным уважением. Говорят даже, что она заправляла здесь делами еще задолго до несчастного случая с отцом. И именно ей принадлежит заслуга в разведении этих замечательных животных.

– Вот как! Странно, что я до сих пор не был представлен хозяйке дома.

– Не так уж и странно, если подумать, – хитро прищурился Ферри. – Леди Дэниела любит лошадей и предпочитает конюшни гостиным. Она на редкость высока для женщины, великолепно ездит верхом и стреляет получше любого мужчины, включая и своего собственного брата.

– Леди Дэниела? – Морган улыбнулся, вспомнив, что таинственная разбойница назвала себя Дэниелом Робертсом. – Так ты думаешь, это она? И что она сознательно избегала встречи со мной сегодня днем?

Ферри торжественно кивнул.

Что ж, если его леди-разбойница и впрямь хозяйка этого дома, сегодня вечером он непременно ее увидит. Морган не помнил, когда он еще с таким нетерпением ждал начала бала.


Хотя Дэниела была уже давно готова, она всячески оттягивала свое появление внизу, в бальном зале. Она прекрасно понимала, что ей не избежать встречи с незнакомцем, которого она пыталась ограбить предыдущей ночью.

Всю ночь и весь день, занимаясь подготовкой к балу, она не переставала думать о красивом незнакомце. Эти мысли смущали и волновали ее необычайно. Она снова и снова мысленно возвращалась к тем удивительным мгновениям, когда трепетала от наслаждения в его объятиях. И в то же время ее очень беспокоило, что он мог оказаться одним из приятелей ее брата. До сих пор она не встречала среди них ни одного порядочного человека.

Как последняя трусиха, она изо всех сил оттягивала неизбежный момент. И даже старалась как можно меньше попадаться в течение дня на глаза гостям, так как очень боялась этой встречи. Что, если он ее узнает? И будет разочарован, увидев перед собой самую заурядную и совсем некрасивую женщину. Мысль об этом угнетала Дэниелу гораздо больше, чем то, что он может выдать ее тайну.

– Ну что, ты готова наконец? – прервал невеселые мысли Дэниелы голос ее лучшей подруги Шарлотты Флеминг, и сама Шарлотта стремительно впорхнула в ее комнату. – Бэзил послал меня за тобой.

– Странно, что он вообще заметил мое отсутствие.

Отношения Дэниелы с братом были весьма натянутыми, последнее время они почти не разговаривали. И если он обращал внимание на сестру, то только для того, чтобы съязвить по поводу ее высокого роста, неуклюжести или дурного нрава.

Шарлотта окинула подругу одобрительным взглядом своих широко посаженных карих глаз.

– А ты сегодня очень хорошенькая.

Дэниела была благодарна подруге за комплимент, хотя в глубине души не сомневалась, что уж хорошенькой-то ее, во всяком случае, никак нельзя было назвать. Бэзил старательно вбивал ей это в голову. И если с остальными его суждениями она могла бы поспорить, то тут полностью была с ним согласна.

Слишком высокая и худая, с неправильными чертами лица и непокорной огненно-рыжей гривой волос, которые никак не желали укладываться в модную прическу и при каждом удобном случае норовили выбиться из-под гребней и шпилек! Какая уж тут хорошенькая! В довершение всего Дэниела так стеснялась, когда на нее обращали внимание, что ее движения тут же становились неловкими и скованными, и она вечно умудрялась что-нибудь на себе порвать, наступив на подол или за что-нибудь зацепившись.

Дэниела последний раз бросила взгляд в зеркало на свое зеленое шелковое платье. Легкое, с пышной юбкой, раскрывающейся спереди углом, так чтобы была видна белоснежная нижняя юбка с кружевами, оно очень шло ей. Это был ее лучший наряд за последнее время. Обычно Дэниела не слишком придавала значение тому, что на ней надето. Но в этот вечер, думая о встрече со вчерашним незнакомцем, она хотела выглядеть как можно лучше. Только бы ничего не порвать и не испортить за вечер!

– У тебя новое платье? Очень миленькое, – тут же отреагировала Шарлотта.

– Да. Его сшили по настоянию Бэзила.

– Удивительно! – В голосе подруги отчетливо слышался сарказм. – Откуда эта неслыханная щедрость? Уж не задумал ли он тебя посватать?

Зная необычайную скупость брата во всем, что касалось ее нужд, Дэниела также была не на шутку обеспокоена этой необычной заботливостью. И опасения, высказанные ее подругой, уже приходили ей в голову.

– Ну все, пойдем. Пора пожинать плоды твоих усилий. Ты просто молодец, все приготовила просто замечательно. Теперь будешь отдыхать.

– Ах, как же мне не хочется туда идти!

Нежелание Дэниелы спускаться к гостям объяснялась не только страхом перед неизбежной встречей с красивым незнакомцем. Были и другие причины. В последнее время стоило ей войти в зал, как она чувствовала на себе осуждающие взгляды и слышала перешептывания за спиной. Ей не составляло труда представить себе, что именно говорили за ее спиной все эти сплетницы. Порядочные джентльмены обычно игнорировали ее, за исключением тех немногих, которые по тем или иным причинам считали своим долгом пригласить ее на танец. А распутники, наоборот, считали ее легкой добычей и часто вели себя соответственно.

– Все равно тебе придется идти, так что не трусь, – и Шарлотта ободряюще сжала руку подруги.

– Я презираю мужчин, которые там будут. Все они – приятели Бэзила! Чего стоит один только сэр Уальд Флетчер. А еще приедет этот знаменитый ловелас, лорд Морган Парнелл. – Дэниела поморщилась. – Ты ведь знаешь, я не переношу подобных типов!

– Лорд Парнелл далеко не Джилфред Ригсби.

Дэниела невольно замерла при упоминании ненавистного имени человека, погубившего ее репутацию.

– Лорд Морган самый красивый и обаятельный мужчина, которого я когда-либо встречала, – продолжала как ни в чем не бывало Шарлотта. – И кроме того, он брат герцога Уэстли, одного из самых богатых и влиятельных людей Англии.

– И одного из самых надменных к тому же. Меня однажды представили ему во время сезона в Лондоне. Более высокомерного и неприятного человека я не встречала!

– Я незнакома с герцогом, но знаю его брата. Уверяю тебя, лорд Морган совсем другой. Он способен свести с ума любую женщину.

– Даже тебя? – лукаво спросила Дэниела, зная, что ее подруга обожает своего мужа и другие мужчины для нее попросту не существуют.

– Даже меня, – улыбнулась Шарлотта. – А теперь идем, не трусь. Мы уже давно должны были спуститься.

– Ну подожди еще немного! – взмолилась Дэниела.

Шарлотта приподняла брови.

– И это я слышу от женщины, которая не уступает мужчинам в бесстрашии! Ты не боишься скакать верхом на самых бешеных жеребцах, а перед обыкновенным балом волнуешься, как дебютантка!

Но вся беда была в том, что настоящие опасности пугали Дэниелу гораздо меньше, чем язвительные языки сплетниц. Она на себе испытала злобную силу клеветы и знала, как больно она может ранить.

Но делать было нечего, и, взяв со столика веер, она покорно пошла за Шарлоттой. И все же при приближении к бальному залу сердце Дэниелы билось все быстрее и тревожней. Вопреки здравому смыслу ей не терпелось увидеть вчерашнего незнакомца, услышать его глубокий, волнующий голос. А в голове была только одна мысль – узнает или не узнает?

Дэниела переступила порог бального зала и тут же почувствовала привычную скованность, которая заставила ее сжаться. Стараясь казаться меньше и незаметней, Дэниела поспешно проскользнула в самый дальний угол, мечтая лишь о том, чтобы превратиться в невидимку.

– Ты никогда не найдешь себе мужа, если будешь вечно прятаться в тени, – упрекнула ее Шарлотта.

– А я и так его не найду. Мужчины предпочитают жениться на таких красавицах, как леди Элизабет Сандерс.

Даже если ее рост и заурядная внешность не оттолкнут возможного поклонника, то это сделает погубленная репутация. Но Дэниелу это ничуть не огорчало.

– Ты же знаешь, я не хочу выходить замуж. Не всем так везет, как тебе. Большинство мужчин ужасно обращаются со своими женами.

Конечно, Дэниела лукавила. Как и все женщины, она мечтала о любви. Но до сих пор существовал только один мужчина, которому она могла бы отдать свое сердце, – романтический герой ее девичьих грез, благородный разбойник, которому она старалась подражать.

Иногда по ночам она лежала без сна и грезила о том, как Благородный Джек, узнав о своей последовательнице, приедет в Уорикшир, чтобы встретиться ней. И, конечно, он сразу же почувствует в ней родственную душу и полюбит ее одну и навсегда, потому что до сих пор ни одна женщина не могла его понять. Они поженятся, и он увезет ее с собой.

Интересно, будут ли его поцелуи такими же восхитительными, такими же нежными и страстными, как поцелуи того, другого... Ох! О чем она только думает! И как ей в голову могли прийти такие возмутительные мысли!

Очнувшись от своих нескромных мыслей, Дэниела оглядела освещенный сотнями свечей бальный зал, в котором толпились разряженные мужчины и женщины. Из-за резной деревянной перегородки лилась музыка: там играли музыканты.

Ее взгляд невольно привлекла изящная невысокая блондинка с живым прелестным лицом и чарующей улыбкой, окруженная толпой мужчин. Ее сложная прическа была безукоризненна, наряд продуман до мельчайших деталей, движения легки и грациозны. Она игриво обмахивалась веером, мило кокетничала, смеялась и оживленно болтала, ничуть не смущаясь и как должное принимая восхищение своих поклонников.

Это была леди Элизабет Сандерс. Шесть лет назад она была признана самой красивой дебютанткой единственного в жизни Дэниелы – и поистине ужасного для нее – лондонского сезона. Толпы поклонников тогда искали ее руки. Леди Элизабет легко играла их сердцами, пока не выбрала себе в мужья старшего сына графа Бэтхемптона. Рассказывали, что некоторые из ее отвергнутых поклонников рыдали на ее свадьбе.

Но так случилось, что год назад ее муж был убит каким-то лондонским бродягой. Детей у них не было, а поскольку был еще жив старый граф, Элизабет не получила ничего, даже титула, и теперь, едва сняв траур, вновь оказалась на ярмарке невест.

Дэниела с завистью и восхищением наблюдала, как, окруженная поклонниками, леди Элизабет беспечно и легко флиртует то с одним, то с другим своим поклонником, никого не обижая и никому не подавая несбыточных надежд. Такое искусство было Дэниеле совершенно недоступно. Да и вообще красавица Элизабет обладала всем тем, чего была лишена Дэниела, – изяществом, грацией, красотой. Находясь с ней в одной комнате, девушка чувствовала себя еще более неуклюжей и нескладной, чем всегда.

– Странно, – заметила она, обращаясь к Шарлотте, – ведь сначала леди Элизабет отказалась приехать, она прислала Бэзилу извинения и вдруг в последний момент изменила свои намерения.

– Ничего удивительного, – пожала плечами Шарлотта. – Просто она узнала, что сюда приедет лорд Морган, брат герцога Уэстли. Всем известно, что она спит и видит, как бы заполучить его в мужья.

– Но зачем ей этот повеса в качестве мужа? – искренне удивилась Дэниела. – Она может получить любого, кого только захочет!

– Если бы ты хоть раз увидела лорда Моргана, то не задавала бы таких вопросов, – многозначительно улыбнулась Шарлотта.

– Нет ли его среди тех мужчин, что вьются сейчас возле нее? – спросила она, заинтригованная против воли многозначительными намеками Шарлотты.

– Нет, что ты! Женщины сами ищут его общества. Даже Элизабет со своей красотой и обаянием будет нелегко уговорить его пойти под венец. Он слишком опытен в таких делах, чтобы попасться в брачные сети.

– А вот и ты, Дэниела! – неожиданно прозвучал за их спиной голос Бэзила.

Появление брата вызвало у Дэниелы недобрые предчувствия. Он крайне редко обращался к ней таким дружеским тоном, и она сразу поняла, что дело здесь нечисто. Она нехотя обернулась.

Бэзил, самый старший из детей лорда Крофтона, отличался невысоким ростом и коренастой, довольно непропорциональной фигурой. Он едва доставал сестре до подбородка, и ей всегда приходилось смотреть на него сверху вниз, что, видимо, его очень злило. Кроме того, он обычно выпячивал грудь, надеясь придать себе более внушительный вид, отчего казался еще более нелепым и неприятным.

Дэниеле, самой младшей из детей графа Крофтона, всегда казалось, что они с Бэзилом – два гадких утенка в семье. Их брат Джеймс был, бесспорно, очень красив, да и сестры слыли красавицами и никогда не знали недостатка в поклонниках. Они без труда сделали очень хорошие партии.

Но как ни неприятен был ей Бэзил со своей приторно-сладенькой улыбочкой, его спутник был Дэниеле еще неприятнее. Едва девушка увидела его, как поняла, что ее дурные предчувствия начали сбываться.

– Ты помнишь, разумеется, сэра Уальда Флетчера? – все с той же фальшивой улыбкой обратился к ней Бэзил.

Помнит ли она его? Разве можно забыть этого негодяя, чья бесчеловечная жестокость привела к тому, что с ним не хотел поддерживать отношения ни один уважающий себя джентльмен? По его милости умирали от голода дети шахтеров, и во многом именно из-за него она надела маску и плащ Благородного Джека.

– Помню, – сухо произнесла Дэниела.

– Я польщен, миледи, – словно не замечая ее холодного тона, расплылся в улыбке сэр Уальд. Он был такого же невысокого роста, что и Бэзил, но при этом чрезвычайно толст. А в костюме из пурпурного атласа он казался еще более нелепым и толстым. Его полное круглое лицо, обрамленное локонами напудренного парика, постоянно краснело и лоснилось, соперничая оттенком с яркими красками камзола.

– Не окажете ли честь потанцевать со мной?

Прежде чем Дэниела успела открыть рот, чтобы решительно отказать ему, Бэзил ответил за нее:

– Она будет счастлива.

При этом он бросил на сестру быстрый угрожающий взгляд, который не оставлял сомнений в том, что, если она откажется, ей придется об этом пожалеть.

С трудом подавив неприязнь, Дэниела нехотя подала руку и позволила Флетчеру вывести ее на середину зала.

Но не сделала она и трех шагов, как увидела его – вчерашнего незнакомца, с которым так самозабвенно целовалась прошлой ночью.

3

Дэниела не могла отвести от него взгляд. Да, это, без сомнения, был тот самый человек, карету которого она остановила прошлой ночью. Она видела его лишь при свете луны, и сейчас в ярко освещенном бальном зале он показался ей неправдоподобно, просто вызывающе красивым – той самой грешной и мужественной красотой, которая способна свести с ума любую женщину.

Этот человек мгновенно притягивал к себе взгляд. Высокий, сильный, в идеально сидящем на его широких плечах богатом камзоле из темно-синего бархата, он был неотразим. В отличие от большинства мужчин он не носил парика, и его длинные темно-каштановые волосы были просто зачесаны назад и прихвачены сзади узкой лентой. Такое пренебрежение модой пришлось Дэниеле по вкусу. Тем более что во всем остальном его внешний вид был безупречен.

Его взгляд на мгновение остановился на ней, и уголки его чувственного рта изогнулись в легкой улыбке. У Дэниелы внезапно закружилась голова – она слишком хорошо помнила ощущения, которые еще так недавно дарили ей эти губы.

Девушка споткнулась и тут же почувствовала, как отрывается оборка платья, на которую она неловко наступила. С досады на саму себя Дэниела закусила губу. Ну вот, она так и знала! Впрочем, она не слишком огорчилась – теперь у нее появился благовидный предлог, чтобы избавиться от Флетчера.

– Вы должны извинить меня, сэр Уальд, я покину вас ненадолго. Мне нужно поправить кое-что в наряде, – быстро произнесла она и поспешно выскользнула из зала в дамскую комнату.

Приколов наспех кружевную оборку, Дэниела вернулась в зал, но вошла в него с другой стороны, чтобы не попасться на пути своему незадачливому кавалеру. Флетчер стоял на том же месте, где она его оставила, и с жадностью пил шампанское. Поставив бокал на поднос, он тут же схватил новый и в несколько глотков осушил его. Дэниела презрительно улыбнулась. Что ж, отлично! Судя по всему, уже через час он не сможет стоять на ногах. Тут же забыв о нем, Дэниела отвернулась, ища глазами человека, который занимал ее мысли весь этот день.

Найти его оказалось совсем несложно. Он выделялся среди гостей своим ростом. И еще чем-то, чему Дэниела не могла подобрать слова. Обаянием? Мужским магнетизмом? Красотой?

Но так, видимо, думала не одна Дэниела. Две очаровательные молодые дамы подошли к нему, кокетливо улыбаясь и бросая на него призывные взгляды. Незнакомец был вежлив и немного поболтал с ними, но его небрежный поклон и чуть натянутая улыбка яснее слов сказали Дэниеле, которая очень хорошо чувствовала такие вещи, что их попытка заинтересовать его обречена на неудачу.

И верно, при первой же возможности он вежливо раскланялся и отошел в сторону. Дэниела не могла оторвать от него взгляд. Словно завороженная, она наблюдала, как он идет по залу, встречаясь с молодыми и не очень молодыми женщинами, жаждущими его внимания. Он любезно улыбался, раскланивался, но ни разу не задержался.

Наконец, ужаснувшись тому, что уставилась на него, словно влюбленная дурочка, забыв все правила хорошего тона, Дэниела с трудом отвела взгляд. И в ту же минуту заметила, как леди Элизабет внезапно покинула круг своих поклонников и решительно направилась... Куда это, интересно? Ну конечно! Леди Элизабет уже подходила к незнакомцу! С улыбкой, которая могла бы растопить сердце любого мужчины, она нежно коснулась рукава его камзола. Впервые в жизни Дэниела увидела, что леди Элизабет пытается привлечь внимание мужчины.

Почувствовав прикосновение, он обернулся и, увидев красавицу, так ослепительно улыбнулся ей в ответ, что у Дэниелы защемило сердце. Полностью поглощенные друг другом, они оживленно заговорили с непринужденностью старых друзей. И Дэниела, которая никак не могла овладеть сложным искусством кокетничать, играя веером, с завистью наблюдала, с каким совершенством это сейчас проделывала прелестная Элизабет.

Глядя на эту красивую пару, Дэниела внезапно ощутила глухую щемящую боль. Ни одна женщина в этом зале не могла сравниться с этой изумительной красавицей. А что уж говорить о самой Дэниеле!

– На кого это ты там смотришь? – раздался рядом тихий голос Шарлотты, прервав грустные размышления девушки.

– Кто этот мужчина, рядом с леди Элизабет?

– Ушам своим не верю! Неужели нашелся хоть один мужчина, который смог тебя заинтересовать? – весело отозвалась подруга. – Где?

Проследив за взглядом Дэниелы, Шарлотта улыбнулась еще шире, и в ее глазах заплясали лукавые чертики.

– Ах вот что! Дьявольски красив, не правда ли? Это и есть тот самый лорд Морган Парнелл.

Дэниела почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног, а щеки заливает жаркий румянец. Тот самый знаменитый повеса, распутник, разбивший столько женских сердец! Черт возьми! Ей следовало бы самой догадаться! Во всяком случае, о том, что он собой представляет. Дерзкая уверенность, с которой он целовал ее вчера вечером, ясно говорила об огромном опыте обольщения. Если бы она не была так потрясена своим разоблачением... Он просто застал ее врасплох!

Дэниела с трудом перевела дыхание. Что бы там ни говорила Шарлотта, судя по тому, какими нежными взглядами обменивались эти двое, Элизабет уже близка к своей цели.

– Сразу видно, почему он с такой легкостью покоряет женские сердца, – заметила Шарлотта, не подозревая, какие чувства бушуют сейчас в душе подруги. – Хочешь, я тебя с ним познакомлю?

– Нет! – испуганно воскликнула Дэниела.

Хотя она и была уверена, что лорд Морган не сможет узнать ее, но было бы слишком глупо специально привлекать к себе внимание.

– Но почему же нет? – изумленно спросила Шарлотта. – Я тебя не понимаю.

– Я терпеть не могу таких мужчин, как он, – с горечью произнесла Дэниела. Да, конечно, он красив, даже слишком красив... но именно поэтому она не сомневалась, что он мало чем отличается от Джилфреда Ригсби – ленивый, самовлюбленный аристократ, занятый лишь своими собственными удовольствиями.

Дэниела хорошо знала, что такие, как он, считали женщин всего лишь игрушками, временным развлечением, созданным для забавы. Ему наверняка ничего не стоит соблазнить женщину, а затем выбросить ее из своей жизни безо всякой жалости, не думая о том, что он разбил ей сердце или сломал жизнь.

– Но, Дэниела, лорд Морган очень приятный человек и интересный собеседник, – попыталась убедить ее Шарлотта. – Он всем нравится без исключения, как женщинам, так и мужчинам.

– Ну а мне нисколько не нравится! – Но тихий насмешливый голосок внутри ее настойчиво шептал ей, что она лгунья.

В этот момент к ним подошел муж Шарлотты, обаятельный молодой человек с карими веселыми глазами и жизнерадостной улыбкой. Он пригласил жену на танец, и Дэниела осталась одна. Стараясь не попасться на глаза лорду Парнеллу, она отошла к стене и сжалась, стараясь казаться хоть чуть-чуть поменьше ростом. Впрочем, убеждала себя Дэниела, ей нечего беспокоиться. Даже если он ее и заметит, то все равно не обратит никакого внимания, ведь он полностью поглощен своей прекрасной собеседницей.

Решив, что больше не станет смотреть в ту сторону, Дэниела перевела взгляд на танцующих.

Музыка смолкла. И через минуту начался следующий танец.

– Кажется, нас так и не представили друг другу.

Дэниела вздрогнула при звуке чуть ленивого глубокого голоса, который не могла не узнать. Стремительно обернувшись, она посмотрела вверх, в голубые, с тяжелыми веками, глаза лорда Моргана. До чего непривычно для нее было запрокидывать голову, чтобы встретить взгляд мужских глаз!

Сердце ее билось так сильно, что он вполне мог услышать его стук.

– Верно. Мы ведь с вами раньше не встречались. – Ее голос предательски задрожал.

– Вы уверены? – с легкой насмешкой спросил он.

Дэниела судорожно глотнула. Боже, неужели он узнал ее? Она попыталась взять себя в руки и сказала как можно спокойнее:

– А вам кажется, что мы встречались?

– Да. – Он улыбнулся ей своей неотразимой улыбкой. – Мне кажется, я вас где-то видел. Не поможете мне вспомнить, где именно?

У Дэниелы мгновенно пересохло во рту. Будь на ее месте леди Элизабет, она бы раскрыла веер и принялась игриво им обмахиваться, отвлекая внимание собеседника. Увы, Дэниеле эти приемы были недоступны, она даже не стала пытаться.

– А я уверена, что вы ошибаетесь. Я вас не знаю.

– Неужели? В таком случае позвольте исправить это досадное недоразумение. Мое имя Морган Парнелл. – И он улыбнулся ей так, что у Дэниелы сразу перехватило дыхание. На мгновение ей даже показалось, что он улыбается ей так же, как и леди Элизабет, чего, конечно же, просто не могло быть. – Но позвольте узнать ваше имя?

– Дэниела Уинслоу.

– Вы сестра лорда Хоутона? – Морган совсем не казался удивленным. – Вы на него не похожи.

– С этим трудно спорить.

Его загадочная улыбка и волновала, и притягивала. Неужели он все-таки узнал ее и теперь играет с ней, как кот с мышкой? Боже, что ему от нее нужно? Что он задумал?

Но красивое лицо Моргана оставалось непроницаемо.

– Не окажет ли мне миледи честь потанцевать со мной?

И тут в Дэниеле проснулись ее былая неуверенность и прежние страхи показаться неуклюжей и неловкой. Обычно ей было безразлично мнение мужчин на свой счет, но по какой-то непонятной причине ей захотелось выглядеть в глазах Моргана как можно лучше. И, словно сопротивляясь этому чувству, она с неожиданной язвительностью ответила:

– Если я приму ваше приглашение, вы едва ли станете считать это честью для себя.

Его пронзительный взгляд, казалось, проник в самые глубины ее души, пытаясь раскрыть ее тайны. Под этим взглядом она чувствовала себя очень странно. Незнакомое прежде ощущение, что ее понимают, заставило ее иначе взглянуть на стоящего рядом с ней человека. Нет, определенно, лорд Морган был совсем не тем легкомысленным мотыльком, каким изображала его молва.

– Ерунда, – твердо сказал он, беря ее за руку. – Идемте.

– Нет, пожалуйста! Я только поставлю вас в неловкое положение!

«И себя тоже», – мысленно добавила она. Он ободряюще сжал ей локоть.

– Это просто невозможно, – с галантной настойчивостью заявил он, и Дэниела почувствовала, что больше не может противиться его очарованию.

Когда они заняли место среди танцующих пар, Дэниела обратила внимание, какими взглядами провожали их многие женщины.

– Держитесь свободнее, следуйте моим движениям, и все будет прекрасно, – прошептал он ей на ухо. Дэниела почувствовала на щеке тепло его дыхания, и ее мгновенно бросило в жар.

Каким-то образом его спокойная уверенность передалась и ей. Танцевать с ним было необыкновенно легко. Дэниела сама не ожидала, что у нее все так хорошо получится. Она танцевала лучше, чем когда-либо. Даже если она делала неверный шаг, Морган словно бы не замечал этого и вел ее спокойно дальше, не сбиваясь с ритма.

Когда танец кончился, Дэниела впервые в жизни пожалела об этом.

Они остановились лицом друг к другу, и Морган так ослепительно ей улыбнулся, что у девушки снова перехватило дыхание.

– Не хотелось бы спорить с вами, миледи, но танцевать с вами – большая честь и огромное удовольствие для меня.

Дэниела почувствовала, что краснеет. Нет, она ни на мгновение не поверила, что он говорит правду. Но ей пришлось напомнить себе, что человек с такой репутацией, как у него, – мастер говорить пустые, ничего не значащие комплименты. Она уже сделала шаг, чтобы отойти от своего партнера, но Морган удержал ее за руку.

– Я прошу у вас следующий танец, миледи.

Дэниела не поверила своим ушам. Ее вообще редко приглашали танцевать, и о втором танце просили, только если намерения у ее партнера были не чисты. Не значило ли это, что лорду Моргану известна ее репутация?

Но она не стала отказываться. И второй танец, как и первый, кончился слишком быстро. Дэниела не помнила, чтобы когда-нибудь получала такое огромное удовольствие от танцев. Вся светясь от возбуждения, она обернулась к своему партнеру.

Парнелл улыбнулся, как показалось Дэниеле, чуть насмешливо.

– Ну что, леди Дэниела, не нарушить ли нам с вами все правила приличия и не потанцевать ли в третий раз? Пусть почешут языками!

Дэниела замерла. Ни один мужчина, если только он не собирался объявить всему обществу о своих серьезных намерениях в отношении своей дамы и дорожил ее репутацией, никогда бы не осмелился пригласить ее на танец третий раз подряд.

А в отношении женщины с такой репутацией, как у Дэниелы, мужчина мог иметь лишь вполне определенные намерения.

Значит, лорд Парнелл слышал все эти ужасные сплетни и, решив, что она легко доступна, захотел развлечься короткой связью на время своего визита. Одна мысль причинила ей такую боль, что Дэниела едва не застонала.

– Нет, – прошептала она с таким отчаянием в голосе, что у Моргана от изумления приподнялись брови.

– Но почему? Вы казались мне женщиной, не обращающей внимания на условности.

Эти слова окончательно убедили Дэниелу, что она правильно поняла его намерения. Задыхаясь от унижения, она резко покачала головой:

– Нет, прошу вас. Мне хотелось бы отдохнуть.

Пораженный такой резкой сменой настроения, лорд Морган озадаченно нахмурился, но покорно вывел ее из круга танцующих.

– Почему я никогда не видел вас в Лондоне? – спросил он, стараясь как-то разредить обстановку. – Вы ведь приезжаете туда на время светских сезонов?

– Я не была там со своего первого сезона шесть лет назад.

– Но почему? – искренне удивился он.

– По той же самой причине, по которой вы решили пригласить меня в третий раз, – резко ответила Дэниела, опустив взгляд.

Однако искреннее недоумение, прозвучавшее в его голосе, заставило ее вновь взглянуть на своего собеседника.

– Не понимаю, какая тут связь! Я пригласил вас только потому, что очень хотел танцевать с вами. Прошу вас, поверьте, это единственная причина.

Дэниеле очень хотелось ему верить. Она внимательно посмотрела на него, и он ответил неожиданно теплым, дразнящим взглядом, в котором светилось столько понимания и дружеского участия, что ее сердце тревожно и радостно забилось в ответ.

В этот момент какой-то человек за ее спиной привлек внимание Моргана. Ласковый свет в его глазах мгновенно погас, уступив место явному отвращению. Удивленная, Дэниела оглянулась и увидела, что к ним подошел Уальд Флетчер. Похоже, что Морган относится к этому негодяю столь же нетерпимо, как и она.

Если не хуже. Что, конечно же, говорит только в его пользу. Определенно, с каждой минутой Морган нравился ей все больше и больше. Возможно, она слишком быстро вынесла в отношении его несправедливое суждение, основанное только на слухах. А кто лучше ее мог знать, как несправедлива бывает людская молва!

– Я не имел чести быть знакомым с вашим партнером, леди Дэниела, – обратился к ней Флетчер. – Не будете ли вы так любезны представить меня.

Удивившись, что Морган так неприязненно относится к человеку, с которым даже незнаком, Дэниела тем не менее выполнила просьбу сэра Уальда.

– Это такое удовольствие для меня, милорд, и такая честь! – воскликнул Флетчер.

Морган ничего не ответил, но выражение его лица не оставляло сомнений в том, что он отнюдь не разделяет его чувств.

– Я очень надеюсь, что вы поможете мне уладить одно досадное недоразумение, возникшее между мной и его светлостью герцогом Уэстли, – продолжал сэр Уальд. По его заплетающемуся языку было видно, что, начав отдавать должное винным запасам этого дома, он весьма в том преуспел. – Боюсь, что неприязнь его светлости происходит от нежелания простить мне небольшой роман с ее светлостью герцогиней, когда еще она не была замужем.

Морган в ответ обжег его таким яростным взглядом, что Флетчер в испуге даже попятился.

– Герцог будет возмущен еще больше тем, что вы смеете порочить имя его жены, распространяя ложь о несуществующем романе между вами и ее светлостью. Рейчел считает и всегда считала вас хитрой, злобной тварью, так же, как и мы с братом!

Хотя Дэниела всем сердцем была согласна с такой характеристикой сэра Уальда, ее все же поразила откровенная прямота лорда Моргана. Видимо, сам Флетчер был поражен не меньше.

Неожиданно Дэниела вспомнила слова Шарлотты, которая как-то сказала ей, что Флетчер – это злобный, хитрый хорек и что нельзя верить ни одному его слову. Совпадение оценки сэра Уальда такими разными людьми позабавило ее.

– Милорд, – запинаясь, проговорил Флетчер, мгновенно трезвея, – я не позволю вам так оскорблять меня!

Мрачная улыбка Моргана не предвещала ничего хорошего.

– Ну так вызовите меня на дуэль! Лично я предпочитаю пистолеты. Допустим, завтра на рассвете вас устроит?

Красное от выпитого вина лицо баронета внезапно побледнело. Он, видимо, никак не ожидал такого поворота событий. Впрочем, так же, как и Дэниела.

– Милорд, – дрожащим голосом произнес он, – мне претит стрелять в человека только для того, чтобы выяснить с ним отношения.

– По крайней мере тогда, когда он стоит к вам лицом.

Флетчер вновь побагровел.

– Уж не хотите ли вы сказать, милорд, что я способен выстрелить человеку в спину?

– Именно это я и хочу сказать, – с дьявольской усмешкой подтвердил Морган.

Дэниела видела, что Морган откровенно пытается спровоцировать Флетчера, но подозревала, что тот слишком труслив, чтобы принять вызов.

– Лорд Морган, надеюсь, вам нравится у нас? – раздался сзади подобострастный голос Бэзила. – Для меня и моей сестры огромное удовольствие принимать вас на нашем балу.

Было очевидно, что Бэзил пытается снять напряжение, возникшее между его гостями. Но по взгляду, который бросил Морган на ее брата, Дэниела поняла, что он не жалует и Бэзила. Почему же в таком случае он принял его приглашение и приехал в Гринмонт?

Между тем сэр Уальд воспользовался появлением хозяина и растворился среди гостей.

– Примите мою благодарность, милорд, за то, что пригласили на танец мою невзрачную, неуклюжую сестру, – продолжал Бэзил, заискивающе улыбаясь. – Да еще дважды. Вы оказали нам большую честь. Надо заметить, что немногие мужчины отваживаются на такой подвиг! – Его шутливый тон явно противоречил оскорбительному смыслу слов.

– В таком случае они просто слепцы, – раздраженно бросил Морган.

– О, как вы галантны, милорд! Неудивительно, что все женщины от вас без ума.

Дэниела чувствовала, как пылают ее щеки. От стыда она не могла поднять глаз. Ей хотелось сейчас одного – исчезнуть, раствориться, как это сделал сэр Уальд. К оскорблениям и постоянным шуточкам брата по поводу своей внешности она давно привыкла, но выслушивать все это в присутствии Моргана! Она готова была провалиться сквозь землю!

– Это не галантность, Хоутон. Я говорю искренне. Ваша сестра самая привлекательная женщина на этом балу.

Дэниела украдкой бросила на него взгляд из-под ресниц. Он был явно рассержен. Темные брови угрожающе сдвинуты, глаза сверкают от гнева. Конечно, он говорил неправду. Но она все равно была ему за это бесконечно благодарна. Он встал на ее защиту! До сих пор ни один мужчина никогда этого не делал.

Морган поклонился Дэниеле и, взяв ее руку, поднес к губам. Одно легкое касание губ – и все тело Дэниелы пронзила горячая дрожь.

– Очень рад нашему знакомству, миледи, – произнес он с улыбкой, от которой ее душа наполнилась странным трепетом. – Надеюсь, за время моего пребывания в Гринмонте я смогу узнать вас получше.

Бэзил едва дождался, когда Морган отойдет, и грубо схватил сестру за руку.

– Я не позволю, чтобы этот беспутный повеса окончательно опозорил твое имя и занес его в длинный список своих побед. Поэтому, пока лорд Морган гостит здесь, изволь-ка держаться от него подальше!

Дэниела с вызовом взглянула на брата.

– Мое имя и так опозорено, так какое это имеет значение? И что я могу поделать, если он будет искать моего общества, как, например, сегодня вечером?

– Можно подумать, ты не понимаешь, зачем он это делает! Ему хорошо известно о твоем постыдном прошлом, так почему бы и не развлечься с тобой!

Дэниела очень боялась, что Бэзил мог оказаться прав.

– Предупреждаю, я не позволю тебе путаться здесь с ним и развратничать!

– Я никогда ни с кем не путалась, ни здесь, ни где-либо еще! – яростно прошептала Дэниела. – Ну почему ты мне не веришь?

– Потому что ты лжешь!

Бэзил резко развернулся и отошел от нее, даже не дав ей возможности что-нибудь сказать в свое оправдание.

Дэниела стояла, отвернувшись к окну, едва сдерживая слезы. Боже, неужели Бэзил прав и лорд Морган ухаживал за ней сегодня только потому, что видел в ней легкую добычу?

Сначала она испугалась, что он узнал ее. Но потом убедила себя, что это не так. Какая же она дура! Разве могла она заинтересовать лорда Моргана, баловня и любимца женщин, за которым бегает даже такая красавица, как леди Элизабет! Раз он проявил к ней интерес, значит, ему от нее что-то нужно.

И что бы это ни было – ее честь или ее тайна, – она не может ему поддаться. А значит, ей придется избегать его.

Но почему одна только мысль об этом наполняет ее душу такой горечью?


С первой же минуты, когда леди Дэниела вошла в зал, Морган окончательно уверился, что она и есть загадочная ночная разбойница. Высокий рост и огненно-рыжие волосы мгновенно выдали ее. Но затем у него зародились сомнения. Почему-то он ожидал, что она должна была быть красавицей. Обычно интуиция его не подводила в таких вещах. Но леди Дэниела оказалась удручающе невзрачной. К тому же она показалась ему гораздо более тонкой и гибкой, чем та женщина, которую он держал в своих объятиях ночью. Но здесь он вполне допускал, что одежда разбойницы специально была подбита ватой, чтобы скрыть женские формы и тонкий стан.

Но больше всего Моргана смутило ее странное поведение. Вместо того чтобы держаться гордо и свободно, с той грациозной раскованностью, которая так восхитила его при их ночной встрече, леди Дэниела сутулилась, сжималась и пряталась по углам, стараясь быть как можно менее заметной. Это никак не вязалось с обликом смелой женщины, который запечатлелся в его памяти.

Даже когда он подошел к ней ближе, он все еще не был уверен, что это она. И только тонкий аромат жасмина да большие, широко открытые зеленые глаза рассеяли его последние сомнения.

Тем не менее ему было очень трудно соединить для себя образы Дэниелы Уинслоу и той великолепной ночной разбойницы, что так поразила его воображение.

И брат Дэниелы, этот льстивый Бэзил, также предстал перед ним совершенно с неожиданной стороны. До сегодняшнего вечера Морган не подозревал в нем той отвратительной жестокости, которая проявилась по отношению к своей собственной сестре. При воспоминании об этом у Моргана до сих пор сжимались кулаки. А ведь мог бы догадаться и раньше – хотя бы по тому, с каким подобострастием относился Бэзил к тем, кто выше его по положению.

Морган еле удержался, чтобы не ударить подлеца, когда увидел, каким несчастным стало выражение лица Дэниелы после его оскорбительных слов.

Его охватило тогда совершенно неуместное в той ситуации желание обнять и утешить девушку.

Но что стояло за этим странным отношением Бэзила к сестре? Моргану вспомнились слова Ферри о том, что Дэниела ездит верхом и стреляет гораздо лучше своего брата. Может быть, дело именно в этом? Бэзил производил впечатление самолюбивого маленького человечка с непомерными амбициями, который едва ли смирится с превосходством над собой женщины.

Возможно, Моргану за то время, что он проведет в Гринмонте, еще представится случай выбить дурь из этого коротышки. Как ни странно, эта мысль немного подняла ему настроение.

Краем глаза Морган заметил, что к нему вновь направляется леди Элизабет Сандерс и вид у нее крайне недовольный, если не сказать больше. Морган усмехнулся. Ну еще бы, она, видимо, разгневана тем, что он пригласил Дэниелу на танец дважды, в то время как ее – ни разу. Он прекрасно знал, что красавица жаждет заполучить его в свои сети, и почти готов был уступить. Почти.

Леди Элизабет ближе всех подходила к тому идеалу женщины, которую искал Морган, а идеалом для него служила красавица Рейчел. Пожалуй, красотой и очарованием леди Элизабет почти ей не уступала. Но Морган очень сомневался, что найдет в ней то, что так привлекало его в невестке, – бесконечную доброту, силу духа, взаимопонимание. Внезапно ему пришло в голову, что этими качествами в полной мере обладает его ночная разбойница, и такое направление мыслей ему очень не понравилось.

К своему удивлению, Морган вдруг понял, что не испытывает никакого желания танцевать с леди Элизабет. Резко развернувшись, он постарался незаметно выскользнуть из танцевального зала в соседнюю комнату прежде, чем красавица успела запустить в него свои коготки.

Внезапно он поймал себя на мысли, что взглядом ищет Дэниелу. Сейчас она показалась ему более привлекательной, чем в первый момент. Ее огромные зеленые глаза были великолепны, а веснушки, рассыпанные по хорошенькому носику, придавали девушке особенное очарование. Нравилась ему и ее высокая, стройная фигура. Как приятно встретить женщину, с которой можно разговаривать, не сгибаясь при этом в три погибели.

В соседнем небольшом зале возле столов с угощением и вином Морган увидел некоторых лондонских друзей Бэзила и невольно поморщился – никого из них он не хотел бы видеть среди своих знакомых.

С угодливой улыбкой к нему подошел лорд Руфус Олдфилд. Этого бесчестного сплетника и негодяя Морган презирал почти так же, как Уальда Флетчера.

– А вы и в самом деле бесценный гость, лорд Морган, – обратился к нему сей достойный джентльмен. – Пожертвовали собой, чтобы оказать честь хозяину и станцевали два танца с его не слишком привлекательной сестрой.

Морган ответил ему таким холодным взглядом, от которого более чуткий собеседник почувствовал бы себя крайне неуютно.

– Я пригласил леди Дэниелу не по обязанности и не из уважения к хозяину, а просто потому, что мне хотелось с ней танцевать.

Олдфилд понимающе ухмыльнулся.

– А, так вы услышали о ее скандальном прошлом и решили немного порезвиться с ней, пока вы здесь?

Морган внутренне напрягся.

– Что вы имеете в виду? Какое скандальное прошлое? – угрожающе спросил он.

– Как, вы ничего не знаете? Я полагал, о ее загубленной репутации знает весь Лондон. Еще семнадцатилетней дебютанткой она стала любовницей Джилфреда Ригсби. Говорят, она была влюблена в него как кошка и сама добивалась того, чтобы он лишил ее невинности.

– Джилфред Ригсби? – недоверчиво переспросил Морган. Он неплохо знал этого беспринципного негодяя и карточного шулера. Конечно, этому развращенному бездельнику нельзя было отказать в привлекательности и умении обращаться с женщинами, но Моргану как-то трудно было представить такую разумную женщину, как леди Дэниела, жертвой его чар.

Но, возможно, в семнадцать лет Дэниела была еще слишком неопытной, чтобы разглядеть суть этого привлекательного ловеласа.

Ухмылка Олдфилда стала еще шире.

– И следует заметить, что Ригсби был не единственным, кто пользовался благосклонностью леди Дэниелы. Были и другие.

Но этому Морган уж точно не мог поверить. Он прекрасно помнил панический страх Дэниелы, ее неопытность. Тогда она показалась ему скорее женщиной, которая испытала на себе жестокое обращение мужчины, чем опытной развратницей, ищущей мужских ласк. Тем не менее ее образ становился для него все более загадочным и интригующим.

– Конечно, теперь на бедняжке никто никогда не женится, – продолжал Олдфилд, радуясь возможности рассказать такие пикантные новости свежему человеку. – Две ее сестры, обе настоящие, красавицы, сделали прекрасные партии, но Дэниела навсегда останется на шее несчастного Бэзила. Он очень из-за этого переживает.

«Но тогда почему, – думал Морган, – Бэзил попытался оттолкнуть такого завидного жениха, как брат герцога Уэстли?» Если бы брат действительно пытался сбыть ее с рук, ему бы следовало расхваливать ее таланты, а не выставлять свою сестру перед ним в неприглядном свете.

Нет, что-то тут было явно не так.


Полчаса спустя Морган заглянул в библиотеку Гринмонта и присоединился к беседе двух пожилых джентльменов. Он ни на минуту не забывал о поручении короля и весь вечер то и дело заводил разговор с самыми разными гостями, внимательно прислушивался к разговорам, но ничего подозрительного ему узнать не удалось. Да и среди гостей, большинство из которых были ему знакомы, он не мог никого заподозрить в причастности к якобитскому заговору.

Поэтому, когда один из джентльменов спросил его, что слышно в Лондоне, он не преминул воспользоваться случаем.

– Ходят слухи, что готовится заговор якобитов.

– Слава богу, что после того, как исчез Уолтер Бригс, в наших краях больше не осталось изменников, – заметил сквайр Флеминг.

– А кто это такой? – тут же заинтересовался Морган.

– Бывший управляющий в Гринмонте. Он пропал три месяца назад, вместе с довольно большой суммой денег. Да вот Бээил вам лучше обо всем расскажет.

Только сейчас Морган заметил, что в библиотеку вошел хозяин и стоит возле двери, прислушиваясь к разговору.

– Пожалуй, пойду, – сказал Флеминг, поднимаясь из-за стола, – привык рано ложиться спать.

Вместе с ним вышел и второй джентльмен. Морган остался вдвоем с Бэзилом.

– Нам так и не удалось поговорить с вами, милорд, – обратился Бэзил к гостю. – Не выпьете ли со мной рюмочку бренди?

Как бы ни было неприятно для Моргана общество брата Дэниелы, особенно после отвратительной сцены на балу, он не мог упустить возможность расспросить об исчезнувшем управляющем. Пока это была единственная ниточка, которую ему удалось нащупать.

– Так это правда, то, что сказал Флеминг о вашем управляющем? – спросил он, присаживаясь в кресло.

– Абсолютная правда. Бригс сбежал, украв пятьдесят тысяч фунтов из доходов имения. Мы заметили недостачу только после его исчезновения. На протяжении последних лет этот негодяй ловко нас обкрадывал. Он почти разорил Гринмонт.

– И вы до сих пор не смогли разыскать его?

– Нет, к сожалению.

Бэзил подошел к буфету в углу и налил две рюмки из стоящего там графина.

– Кажется, вас очень интересует, кто в наших краях симпатизирует Стюартам? – спросил он, протягивая рюмку Моргану.

– А что, есть и другие, помимо вашего управляющего? – не отвечая прямо на вопрос, поинтересовался Морган.

Бэзил пожал плечами:

– Ну, со мной здесь кто-нибудь из них едва ли будет откровенничать. Всем известно, что мы, Уинслоу, – давние враги Стюартов, еще со времен «Славной революции».

Морган знал это и все же сейчас предпочел бы видеть в Бэзиле врага, а не единомышленника.

– Правда, у меня есть кое-какие подозрения по поводу одного человека, – задумчиво глядя на своего гостя, сказал тот. – Но вы не ответили на мой вопрос о причинах своего интереса. Может быть, вы сами хотели бы встретиться с заговорщиками?

Морган небрежно пожал плечами:

– Зачем мне это?

Бэзил как-то странно взглянул на гостя, на мгновение напомнив Моргану гончую, выслеживающую добычу.

– О вас говорят, что вы по натуре бунтарь и романтик, который всегда идет своим путем. Другими словами, вы как раз тот человек, который мог бы встать под знамена Стюартов.

Интересно, чего добивается Бэзил? Хочет просто выяснить взгляды гостя или же пытается спровоцировать на признание в измене? Теперь Морган уже не был так уверен в лояльности Бэзила. Во всяком случае, доверять ему не следовало.

– Я не собираюсь вставать ни под какие знамена.

Бэзил скептически поднял брови, но ничего не сказал.

– Так вы сказали, что кого-то подозреваете, или я ослышался?

– Одного нашего соседа, сэра Джаспера Уилтона. Он владелец Мирривуда, расположенного на запад от Гринмонта.

– Здесь, кажется, его сегодня не было?

– Разумеется, нет! – Презрительная кривая усмешка исказила широкое лицо Бэзила. – С Уилтоном я не общаюсь. Он был дружен с Бригсом, не удивлюсь, если именно Джаспер и помог ему скрыться. Я собирался уволить своего управляющего еще несколько месяцев назад, узнав, что он разделяет взгляды якобитов, но мой отец даже и слышать об этом не хотел, он вообще плохо разбирается в людях. К сожалению, я оказался прав.

В библиотеку вошел лорд Руфус Олдфилд, и Морган, крайне этим раздосадованный, покинул приятелей под каким-то благовидным предлогом. Больше в этот день ему ничего интересного узнать не удалось.


Даниела зашла за угол дома и оказалась в саду, разбитом против одного из фасадов. Гравиевая дорожка вилась между клумб, засаженных белыми и голубыми анютиными глазками. В конце сада находилась каменная скамья, окруженная подстриженными кустами и невысокими деревьями. Именно к ней и направлялась сейчас Дэниела.

Неожиданно сзади послышались шаги, и так хорошо ей знакомый бархатный голос произнес:

– Леди Дэниела!

Захваченная врасплох, Дэниела оглянулась. При виде Моргана Парнелла, направляющегося к ней широким уверенным шагом, ее сердце замерло на мгновение, а затем бешено забилось. Господи, помоги ей! Этот мужчина просто не имеет права быть таким красивым!

От неожиданности она неловко оступилась, подвернув ногу на камешке, но лорд Морган мгновенно протянул руки и подхватил ее, смутив еще больше. От прикосновения горячих рук по всему ее телу разлилась жаркая истома.

Черт побери, да с этим человеком вообще опасно находиться рядом! Дэниела попыталась вырваться и отступила на шаг, чувствуя непонятное смятение от близости его тела. Морган выпустил ее, но его ленивый внимательный взгляд медленно скользил по ее лицу и груди, заставив девушку вспыхнуть.

– Леди Дэниела, – повторил Морган странным, глухим голосом.

Она подняла глаза и поразилась мгновенно изменившемуся выражению его синих глаза. Теперь он смотрел на нее пристальным, пронзительным взглядом, словно хотел сразу разгадать все ее тайны.

– Я искал случая поговорить с вами наедине о вашей собственности, которая сейчас находится у меня.

Сердце Дэниелы упало. Итак, он узнал ее. Но она продолжала смотреть на него, будто не понимала, о чем он говорит.

– Я имею в виду ваши пистолеты, моя дорогая леди-разбойница.

– Милорд, я вас не понимаю. – Она украдкой оглянулась, чтобы удостовериться, что их никто не подслушивает. К счастью, они были в саду одни.

– Я всего лишь хотел вам напомнить, что у меня находятся ваши пистолеты, которые я отобрал у вас позапрошлой ночью, когда вы пытались меня ограбить, – в его голосе послышались насмешливые нотки.

Дэниела попыталась изобразить удивление:

– Ограбить вас? Да вы с ума сошли, милорд!

– Неужели вы думаете, я не узнал вас вчера, как только вы вошли в зал?

Итак, он просто играл с ней. А она-то, дурочка, решила, что смогла заинтересовать его! Что ж, он все равно не сможет ничего доказать, а она лучше умрет, чем признает, что он прав. Впрочем, умрет она как раз тогда, когда признается!

Заметив решительное выражение ее лица, Морган рассмеялся.

– Вы, кажется, забыли о нашей встрече? Ну что ж, позвольте напомнить вам.

Неожиданно для Дэниелы он шагнул к ней и, обхватив ладонями лицо, чуть нагнулся, касаясь губами ее губ. Она не должна была позволять ему это делать! Но и заставить себя сопротивляться была не в силах. При одной только мысли о том поцелуе ее всю охватывал огонь. И никакие доводы рассудка были над ней не властны. Она жаждала вновь оказаться в его объятиях и пережить эти восхитительные мгновения.

Губы Моргана были так же нежны и настойчивы, как и тогда, а объятия так же жарки. И она вновь забыла обо всем, кроме этого наслаждения, молясь лишь, чтобы оно никогда не кончалось.

Когда он наконец отпустил ее с тяжелым вздохом, словно ему и самому было трудно это сделать, Дэниела почувствовала такое разочарование, что испугалась самой себя.

Морган посмотрел на девушку с ласковой улыбкой. Но при этом в его глазах мелькнуло еще какое-то выражение, которое она не поняла. Восхищение? Изумление? Может быть, осуждение?

– Теперь вспомнили? – спросил он со своей прежней ленивой насмешкой.

Да, она вспомнила, еще как! Но будь она проклята, если сознается в этом!

– Мне нечего вспоминать, – с трудом усмиряя дыхание, упрямо сказала Дэниела.

Он рассмеялся глубоким, низким, чувственным смехом, от которого она вся затрепетала и едва не бросилась вновь в его объятия.

– Упрямица! А между тем пистолеты у вас очень дорогие. И я буду счастлив вернуть их вам, как только вы скажете, зачем вам понадобилось выдавать себя за Благородного Джека, и пообещаете, что никогда больше не станете этого делать.

Отрицать что-либо было бесполезно, Дэниела это прекрасно понимала, но и признаваться она не собиралась. Поэтому постаралась обратить все в шутку.

– Я и Благородный Джек! Да вы, верно, смеетесь надо мной, – с притворным возмущением сказала она. – Ну скажите, неужели я похожа на этого бандита с большой дороги?

Морган засмеялся, принимая ее игру.

– Не похожи. Вот именно поэтому вам и не стоит этим заниматься. Просто чудо, что вы еще не попались.

Чтобы скрыть замешательство, Дэниела повернулась и направилась в сторону скамейки. Морган пошел рядом. Почему-то в эту минуту Дэниела подумала о своем немодном старом сером платье. Неужели она еще на что-то надеется, одернула она себя.

Сегодня утром она слышала, как леди Элизабет говорила ее кузине, что они с лордом Морганом вот-вот должны объявить о своей помолвке. Дэниела вспомнила, как Морган улыбался леди Элизабет, и ее сердце сжалось от острой боли. Нет, она не должна поддаваться его очарованию. Но как же быть с пистолетами? Впрочем, он наверняка держит их где-нибудь у себя в комнате. Он собирался пробыть в Гринмонте две недели. Неужели за это время она не найдет их? Дэниела внезапно повеселела. Да, она так и сделает!

Тем временем они дошли до скамейки, и девушка присела на нее. Морган расположился рядом. Слишком близко, чтобы она чувствовала себя в безопасности.

– Что означает этот внезапный задорный блеск в ваших прекрасных глазах? – подозрительно спросил Морган, нарушив затянувшееся молчание.

Черт возьми! От его проницательного взгляда ничего не скроется!

– Я... я просто вспомнила вашу ссору с Уальдом Флетчером вчера на балу. Как трусливо он от вас сбежал! Но отчего вы так его не любите?

При упоминании ненавистного имени глаза Моргана потемнели.

– На это есть причины, – коротко сказал он. – А вот почему вы его так не любите?

– А что, это было очень заметно? – От его внимательного, чуть насмешливого взгляда ее вдруг бросило в жар.

– Боюсь, что так. Что он вам сделал?

– Не мне... Это ужасный человек. Бэзил сдал ему нашу шахту... Я давно знаю людей, которые там работают, их семьи... С тех пор как там заправляет этот негодяй, многие дети умерли от голода... если бы вы видели... – Дэниела внезапно оборвала себя. Какое дело брату герцога Уэстли, этому молодому богатому волоките, до судьбы каких-то бедняков!

– Видел что? – настойчиво продолжал выпытывать Морган.

Дэниела покачала головой:

– Едва ли вам это будет интересно.

– Не торопитесь с выводами. Вы меня совсем не знаете. Я ведь могу вас и удивить. – Может, и так, но Дэниела с сомнением покачала головой.

– Я имела в виду те жуткие условия, в которых живут и трудятся эти люди. А Уальд Флетчер попросту их обирает. За последние годы было несколько обвалов, остались вдовы, которым не на что прокормить детей.

– Меня это ничуть не удивляет. То же самое было и с его шахтами в Йоркшире. Именно поэтому мой брат и выгнал его оттуда.

– Герцог Уэстли его выгнал? – Дэниела не могла скрыть удивления. Она всегда считала герцога высокомерным, бездушным человеком, неспособным к состраданию.

Словно прочитав ее мысли, Морган сказал:

– Вы судите о человеке, основываясь только на слухах да на впечатлении от случайной встречи. А между тем мой брат был возмущен делами Флетчера ничуть не меньше, чем мы с вами.

Мы с вами! Как легко он произнес это. Так, значит, он разделяет ее чувства! Дэниеле вновь пришла в голову мысль, что образ беззаботного повесы и ловеласа, который закрепился за лордом Парнеллом, имеет мало общего с оригиналом.

– Так вы поэтому надели маску Благородного Джека, Дэниела? – вдруг ласково спроса Морган. – Чтобы помочь этим людям выжить?

Девушка замерла и отвернулась. Он слишком проницателен.

– Не бойтесь меня, – продолжал он. – Вы можете полностью мне довериться. Я никогда не выдам вашу тайну.

– Вы ошибаетесь. Но допустим на минуту, что вы правы. Скажите, неужели вы стали бы покрывать разбойника с большой дороги? Зачем вам это?

Внезапно он поднял руку и провел кончиками пальцев по ее шее.

– Просто я не хочу видеть, как на этой прелестной шейке затянется веревка.

От этой неожиданной ласки по телу Дэниелы прошла легкая дрожь. Морган почувствовал это, но приписал совсем другой причине. Он уже совсем собрался продолжить свои увещевания, но девушка его перебила.

– Скажите, – неожиданно спросила она, – зачем вы приехали в Гринмонт? Почему приняли приглашение моего брата? Ведь он вам очень несимпатичен.

– Еще бы! Особенно после того, как постарался оскорбить вас при всех!

Дэниела смутилась.

– Я привыкла. Он постоянно напоминает мне, какая я некрасивая. Меня это совсем не задевает.

– Однако вчера вы были задеты, – ласково сказал он, взяв ее за руку. Тембр его мягкого голоса, простые слова, полные участия, казалось, проникли ей в самую душу, вызвав щемящее чувство одиночества и еще безотчетную надежду, которой, как хорошо знала Дэниела, не суждено сбыться. Боже, помоги ей! Еще ни один мужчина не нравился ей так, как этот красивый и беспутный лорд Парнелл!

Отняв руку, Дэниела постаралась перевести разговор в более безопасное русло:

– Вы ведь приехали сюда прямо из Лондона. О чем... о чем в эти дни там говорят?

– Говорят, что якобиты вновь готовят заговор против нашего короля.

– Я об этом даже не слышала. Боюсь, мы здесь совсем отстали от жизни. – Казалось, такой ответ разочаровал Моргана.

– И что, в Уорикшире нет никого, кто бы сочувствовал заговорщикам?

Дэниела задумалась, словно что-то вспоминая.

– Сейчас, пожалуй, нет. Хотя я, конечно, могу не знать.

Она не заметила, каким острым вдруг сделался взгляд Моргана.

– А раньше?

– Когда-то Мерривуд принадлежал лорду Чарльзу Болтону. В тысяча семьсот пятнадцатом он участвовал в организации якобитского восстания против Георга I.

– И что с ним сделали? Повесили?

– Нет, его не смогли поймать. Солдаты окружили поместье, но Болтону удалось бежать. Отец тогда говорил, что в доме, возможно, имелся подземный ход, которым и воспользовался Болтон.

– А как ваш отец относился к этому Болтону?

Дэниела давно поняла, что Морган заговорил об этом неспроста. Но ей нечего было скрывать.

– Папа не любил Болтона и, конечно, не разделял его взглядов. Мы, Уинслоу, всегда были против Стюартов.

– Вы что-нибудь знаете о дальнейшей судьбе Болтона?

– Он бежал во Францию, а Мерривуд тогда же был конфискован в пользу короны, а затем продан.

– Как я понял, настоящий владелец Мерривуда, Джаспер Уилтон, также сочувствует Стюартам.

Дэниела подняла голову и удивленно посмотрела на своего собеседника.

– Я никогда ничего подобного не слышала.

– Его не было вчера на балу.

– Ну разумеется, – усмехнулась девушка, – Бэзил никогда бы его не пригласил. Дело в том, что он происходит из не слишком знатной семьи и свое состояние получил не по наследству. Когда он купил Мерривуд, Бэзил возмущался, что такое прекрасное имение попало в недостойные руки.

– А вы так не думаете? – с интересом спросил Морган.

Дэниела неопределенно пожала плечами.

– Поместье было в очень плохом состоянии, когда сэр Джаспер купил его. Он вложил много труда, чтобы восстановить его в прежнем величии. Он даже обставил дом настоящей французской мебелью!

– Вот как? – Морган чарующе улыбнулся. – Я просто обожаю французскую мебель! Может быть, вы согласитесь поехать со мной в Мерривуд и представить меня сэру Джасперу?

Дэниела невольно улыбнулась ему в ответ. Она прекрасно поняла, что Моргана интересует отнюдь не мебель. Но когда он так ей улыбался, она готова была сделать для него все, что угодно.


Морган спустился в гостиную и обнаружил, что все гости за исключением леди Элизабет уже собрались, готовые идти в обеденный зал. Он взглядом поискал Дэниелу и увидел ее, одиноко стоящую возле дальней стены. Одновременно он заметил, как сэр Уальд Флетчер, разодетый в малиновый бархат, направился прямиком к ней.

Она заметила баронета одновременно с Морганом, и ее встревоженный взгляд выдал смятение, овладевшее ею при мысли, что придется идти с ним к столу. Чтобы избежать этого, Дэниела поспешно отошла на другую сторону комнаты.

Морган очень хорошо понимал Дэниелу. Даже сидеть с ним рядом за столом было бы для нее мучением. Пожалев девушку, он направился прямо к ней.

– Вы позволите проводить вас к столу? – произнес он с изысканным поклоном, предлагая ей руку.

– Да, конечно, – растерянно пролепетала Дэниела, столь же удивленная, сколь и обрадованная. Ее щеки мгновенно вспыхнули от смущения, и Морган невольно залюбовался ее нежной кожей.

Сэр Уальд, опоздавший всего на каких-то несколько мгновений, остановился в двух шагах от них и с багровеющим лицом наблюдал, как Морган уводит его даму.

Но в этот момент к ним наперерез поспешил Бэзил с приторной улыбкой на лице, которая, однако, не затронула его цепкого, настороженного взгляда.

– Я уверен, милорд, что вы предпочли бы общество леди Элизабет. Она появится здесь через пару минут. Сэр Уальд охотно избавит вас от труда развлекать мою сестру.

Слова Бэзила не на шутку взбесили Моргана. Жестким, не терпящим возражений тоном он отчеканил:

– Этикет требует, чтобы хозяйку дома к столу вел я. А теперь позвольте нам пройти.

Льстивая улыбка Бэзила на мгновение сменилась разочарованной гримасой. И это очень не понравилось Моргану, заподозрившему неладное. Отношения сэра Уальда и брата Дэниелы предстали перед ним совсем в ином свете.

В этот момент в гостиной появилась леди Элизабет, как всегда прелестная и неотразимая. Она уже направилась было к Моргану, но тут заметила рядом с ним Дэниелу и резко остановилась. Недовольное выражение, исказившее на мгновение лицо красавицы, очень напомнило Моргану ту гримасу, которую он только что наблюдал на лице Бэзила.

В конце концов к столу ее повел Бэзил. Дэниела и Морган следовали за ними.

Очень тихо, чтобы никто ее не услышал, Дэниела сказала:

– Это очень великодушно с вашей стороны, милорд. Уверена, что вы на самом деле предпочитаете общество леди Элизабет.

При этих словах она вновь залилась румянцем, который так шел ей, и Морган невольно залюбовался ее нежной шелковистой кожей.

– В таком случае вы ошибаетесь.

– Но вы не можете на самом деле так думать!

– Пожалуйста, не указывайте мне, что я должен думать. Мы не так хорошо знаем друг друга, чтобы быть уверенными в чувствах или мыслях другого.

«Во всяком случае, пока», – мысленно добавил он. Еще до своего отъезда он очень надеялся узнать Дэниелу как можно лучше.

– К тому же я льщу себя надеждой, что вы едва ли предпочитаете компанию сэра Уальда моей.

– Еще бы! Поэтому вы и решили меня выручить?

Но Морган внезапно понял, что это была не единственная причина. Он действительно искал общества Дэниелы.

Ощутив тончайший запах жасмина, он вдруг почувствовал совершенно безумное желание поцеловать ее. Желание было таким острым, что он едва поборол искушение. Но чего он никак не мог подавить, так это откровенную реакцию своего тела. Это смутило и озадачило его. Обычно он хорошо владел собой в подобных ситуациях. Да и Дэниела слишком отличалась от того типа женщин, который его привлекал. Так что же такое с ним происходит?

Морган провел ее к тому концу стола, который был достаточно удален от места, занятого Флетчером, и сам занял стул по правую руку от нее.

Во время первой перемены блюд он вел разговор только с Дэниелой и с Джорджем Флемингом, мужем Шарлотты, сидящим напротив.

Рядом с Шарлоттой сидел Уильям Энрайт, который не сводил влюбленного взгляда с леди Элизабет. Морган от души пожалел его беременную жену, наблюдавшую за ним через стол с печальным, покорным выражением на лице. А вот Флетчер, сидящий напротив леди Элизабет, как ни странно, не проявлял к красавице никакого интереса, зато несколько раз пытался привлечь внимание Дэниелы, впрочем безуспешно.

Сопоставив ряд наблюдений, Морган без особого труда понял, что Бэзил намерен выдать свою сестру замуж за Флетчера. Негодяй, не колеблясь, готов был соединить ее с человеком, которого она презирала. Более того, возможно, это доставило бы ему особое удовольствие.

Соседом Моргана справа оказался друг Бэзила Мартин Берд, негодяй и развратник, каких поискать. Морган как мог пытался игнорировать его, но во время второй перемены блюд тот обратился к Моргану с неожиданным вопросом:

– А вас, милорд, не встретил при въезде в Уорикшир Благородный Джек? Неужели я один оказался его жертвой?

Почувствовав, как замерла рядом с ним Дэниела, Морган обернулся к Берду и ответил вопросом на вопрос:

– Вас ограбил этот разбойник?

– Да, взял у меня сто фунтов и кольцо с бриллиантом.

Морган мысленно поздравил Дэниелу с выбором жертвы. Такого мерзавца не грех немного и пощипать.

– Странно, что ваша роскошная карета не привлекла его внимания, – с видимым сожалением заметил Берд. – Мне сказали, что я – пятая жертва за последние три месяца. – Он перевел взгляд на хозяина. – Если этого разбойника не схватят в ближайшее время, Бэзил, твои друзья будут скоро бояться навещать тебя. Уж слишком велик риск нарваться на Благородного Джека.

– А я уверяю, что Благородный Джек мертв! – с какой-то излишней горячностью вдруг воскликнул Флетчер. По его багровому лицу было заметно, что он вновь выпил лишнего. – Я заявляю, что проклятый разбойник, который наводит страх на нашу округу, – это всего лишь самозванец!

Дэниела тихо ахнула. Морган увидел, как побледнело ее лицо, и возблагодарил небо за то, что всеобщее внимание было приковано сейчас к Флетчеру.

– Я слышал, что Благородный Джек исчез из Йоркшира три года назад, – вступил в разговор Джордж Флеминг. – Говорили, что он был застрелен своей последней жертвой.

– Совершенно верно, – хвастливо заявил Флетчер. – Именно я и был его последней жертвой. И это я его убил.

– Вы?! Вы убили Благородного Джека? – Чуть дрожащий голос Дэниелы был полон сарказма. – Да вы бы ни за что в него не попали! Я видела, как вы стреляете! Вы и с трех шагов в дерево не попадете!

Красное лицо Флетчера побагровело еще больше.

– Вы оскорбляете меня, леди Дэниела! Я действительно стрелял в этого разбойника, когда он попытался меня ограбить. И уверяю вас, что в него-то уж я попал! Именно поэтому он исчез, и целых три года никто ничего не слышал об этом негодяе.

На самом деле Благородный Джек исчез совсем по другой причине, но Морган не мог открыть правду, хотя и видел, как расстроена Дэниела. Девушка едва сдерживала слезы.

– Благородный Джек не был негодяем! – воскликнула она, не обратив внимания на то, что Морган взял под столом ее руку и сжал, пытаясь предупредить. – Как когда-то Робин Гуд, он грабил только богатых и все отдавал беднякам! Он стольких людей спас от смерти и стольким помог! Он настоящий рыцарь!

– А, так вот что он сейчас делает здесь, в Уорикшире, – насмешливо сказал Морган, – играет в Робин Гуда?

Однако попытка Моргана свести разговор к шутке и успокоить страсти не удалась. Дэниела с вызовом посмотрела на него, словно ожидая, что он сейчас при всех ее разоблачит.

Морган сдержанно, но ободряюще улыбнулся, давая понять, что ни за что ее не выдаст. Их взгляды встретились, и Дэниела растерянно моргнула, словно ожидала от него совсем другого. Затем она снова перевела взгляд на Флетчера. Мысль о том, что этот человек мог и в самом деле убить Благородного Джека, жгла ее как огнем. И сейчас ей хотелось только одного – выместить на нем всю свою боль и отчаяние.

– Доброта и благородство этого человека стали легендой! – Дэниела почти кричала. – Он никогда никого не убивал! А сколько человек обязаны ему жизнью! И вы, сэр Уальд, называете его негодяем, вы, на совести у которого смерти десятков детей, женщин и тех несчастных, что день и ночь трудятся на вас на этой проклятой шахте!

Заплывшие жиром глазки сэра Уальда сузились от ярости, превратившись в щелочки. Он еле сдерживал себя, чтобы не ответить оскорблением на оскорбление.

А Морган едва сумел подавить радостную улыбку. Дэниела, сама того не подозревая, только что разрушила планы своего брата выдать ее за Уальда Флетчера. И он был несказанно этому рад. Хотя, если подумать, его это совсем не должно было бы касаться. Но какая женщина! Не побоялась бросить открытый вызов не только Флетчеру, но и всем тем из присутствующих, кто считал Благородного Джека негодяем, заслуживающим смерти. А таких здесь было большинство, в этом Морган не сомневался.

Неожиданно Бэзил стукнул кулаком по столу:

– Я не позволю тебе оскорблять моих гостей, Дэниела!

– Разве правда может быть оскорблением? – все еще пылая негодованием, парировала она.

Лицо Бэзила покраснело от гнева.

– Ты позоришь меня и всю нашу семью! Неужели ты настолько бессовестна или настолько глупа, что можешь защищать преступника, по которому плачет виселица? Иди сейчас же в свою комнату и как следует подумай над своим поведением. Но прежде извинись перед сэром Уальдом.

Дэниела побледнела, словно Бэзил ударил ее.

– Я не ребенок, чтобы выгонять меня из-за стола и отправлять в свою комнату.

– Я обращаюсь с тобой так, как ты того заслуживаешь! Убирайся!

Дэниела продолжала неподвижно сидеть, не отрывая гневного взгляда от брата.

Бэзил вскочил, уронив при этом стул, который с грохотом полетел на пол. Глаза его пылали такой яростью, что Морган испугался за девушку. Он сжал кулаки, готовый броситься на ее защиту, если понадобится. Каким же гнусным тираном оказался этот льстивый змееныш!

– Сейчас же выйди вон! – заорал Бэзил. – Иначе я сам тебя выкину отсюда!

Дэниела, бледная как смерть, поднялась со стула.

– Я уйду, но только потому, что мне самой неприятно общество некоторых личностей за этим столом, – с достоинством произнесла она, бросив на Флетчера пылающий взгляд. Затем, гордо подняв голову, вышла из комнаты.

Морган с восхищением следил за ней. Ему нравилось, как она держалась, нравилась ее выдержка, ее достоинство. Куда делась та неловкая, застенчивая девушка, робко жавшаяся к стенке в бальном зале? И еще он поймал себя на мысли, что ему нравится ее стройное тело. Провожая ее взглядом, он вдруг представил себе, как это гибкое обнаженное тело извивается в его объятиях. Но в ту же минуту ему пришлось отогнать это соблазнительное видение, ибо его собственное тело не замедлило отреагировать на столь неуместную игру воображения.

Лакей поднял стул Бэзила, и хозяин занял свое место во главе стола. Мрачным взглядом он обвел своих гостей.

– Прошу прощения за возмутительное поведение моей сестры, – произнес он хмуро.

– Позвольте вам заметить, что скорее ваше поведение по отношению к вашей сестре требует извинений! – не удержался Морган.

Бэзил смерил его таким ненавидящим взглядом, словно вот-вот готов был наброситься на него! Но затем огромным усилием воли овладел собой и примирительным тоном сказал:

– Я просто не могу позволить своей сестре так жестоко оскорблять никого из моих гостей.

Его титанические усилия были по достоинству оценены Морганом, но он тут же задался вопросом – ради чего? Что нужно от него Бэзилу?

– Ваша сестра, – заметил он спокойно, – всего лишь сказала правду. Я знаю из первых рук о том, как сэр Уальд обращается со своими рабочими. Именно по этой причине мой брат, герцог Уэстли, выгнал его из Йоркшира. И, судя по всему, то же самое происходит здесь.

– К сожалению, вы правы, – громко поддержала его Шарлотта.

Флетчер бросил в сторону Моргана яростный взгляд, но, видимо, вспомнив вчерашнюю стычку с ним, счел за благо промолчать.

За столом воцарилась мертвая тишина. Робкие попытки возобновить разговор не имели успеха, и остаток обеда прошел в гнетущем молчании.

После десерта, когда женщины вышли, Морган поднялся со своего места.

– Прошу извинить меня, джентльмены. Я вспомнил, что должен кое-что сделать сегодня. – Будь он проклят, если останется пить портвейн в компании с Бэзилом, Флетчером и Бердом, которых откровенно презирал. Присоединяться к женщинам в гостиной ему также не хотелось, ведь там не будет Дэниелы.

Надо заметить, что после его ухода вся компания облегченно вздохнула. В холле Морган столкнулся с Шарлоттой.

– Лорд Морган, – обратилась она к нему, – вы поступили очень благородно, заступившись за Дэниелу, благодарю вас.

– Вы не знаете, почему Бэзил ее ненавидит? – задал он вопрос, который последнее время очень занимал его. – Он что, относится так ко всем своим сестрам?

– Нет, – печально вздохнула Шарлотта. – Только к Дэниеле. И больше того, другие сестры следуют его примеру и так же издеваются над ней. Из всего семейства только Джеймс хорошо к ней относится. Но сейчас его здесь нет, к сожалению. Вы присоединитесь к нам в гостиной? – добавила она, заметив его задумчивый взгляд.

– Нет... Я иду к себе.

– Леди Элизабет будет в высшей степени разочарована, – усмехнулась Шарлотта не без ехидства.

Морган сам удивился, как мало это его волнует.

Попрощавшись с Шарлоттой и от души пожелав ей хорошо провести вечер, он поднялся к себе в комнату.

Многолетняя привычка к осторожности, так же, как и способность двигаться неслышной кошачьей походкой, много раз выручала его и стала как бы второй натурой. Поэтому, когда он открыл дверь и увидел свет, тут же потухший при его появлении, он мгновенно сориентировался. Кто-то был в его комнате.

Поскольку глаза не сразу привыкли к темноте, он со стуком распахнул дверь, чтобы удостовериться, что никто не прячется за нею.

Морган огляделся. В комнате было мало мест, где можно спрятаться. Особое подозрение вызвал большой дубовый шкаф между окном и кроватью. Он осторожно двинулся через комнату, но, проходя мимо небольшого комода, больно обо что-то ударился. Посмотрев вниз, он увидел, что ящики выдвинуты, а их содержимое в полном беспорядке валяется на полу. Морган обогнул кровать и приблизился к шкафу. Резко распахнув дверцы, он заглянул внутрь. Никого!

Внезапно он скорее почувствовал, чем услышал, какое-то движение у окна. Он обернулся как раз в тот момент, когда чья-то тень мелькнула из-за портьеры и метнулась к двери. Морган рванулся за ней. Его руки обхватили тонкий стан, но в ту же секунду его добыча превратилась в яростно отбивающуюся и царапающуюся фурию.

Ярость атаки застала его врасплох. Он потерял равновесие и упал на кровать, увлекая за собой непрошеную гостью. Внезапно на него пахнуло знакомым запахом жасмина.

Дэниела! Что ж, мог бы и раньше догадаться. Она продолжала яростно извиваться в его руках, в тщетной попытке вырваться. Он опрокинул ее на спину и навалился всем телом, ощущая под собой ее упругие груди, бедра, стройные длинные ноги. Еще мгновение, и его собственные реакции выйдут из-под контроля.

Кажется, его недавним мечтам – почувствовать под собой ее гибкое тело – суждено было исполниться. Черт бы побрал эту сладкую, сводящую с ума пытку! Морган тихо застонал.

– Проклятие, Дэниела! – прохрипел он, тяжело дыша. – Перестаньте бороться, или я за себя не ручаюсь! Вы что, не понимаете, что со мной делаете?

Почувствовав его возбуждение, Дэниела мгновенно затихла. Моргану даже показалось на мгновение, что она перестала дышать.

– С вами все в порядке?

– Да, прошу вас... не надо. Только не это, – испуганно прошептала она.

Он почувствовал, как она дрожит, и, тихо выругавшись, перекатился на бок. Затем сел на кровати, рывком поднял ее за руку и прижал к себе.

– Да успокойтесь вы! Ничего я не собираюсь с вами делать! Обещаю!

Ему очень хотелось поцеловать ее, но он побоялся напугать ее еще больше. Вместо этого, кое-как подавив возбуждение и стараясь говорить шутливым тоном, он спросил:

– Вы собираетесь и дальше устраивать эти тайные свидания со мной?

– Я не думала, что встречу вас здесь в такой час. Я не за тем пришла!

– Ну разумеется. – Он засмеялся. – Вы пришли за своими пистолетами!

– Я... нет... отпустите меня! – Она попыталась высвободиться, но он только крепче прижал ее к себе. Он был слишком возбужден, чтобы вот так сразу отпустить, тем более что сжимать ее в объятиях оказалось так приятно.

– Почему-то мне кажется, что вы пришли за своими пистолетами именно сегодня потому, что собираетесь напасть на карету Уальда Флетчера. Я прав?

– Я не могу слышать, как этот лживый негодяй хвастается, будто он застрелил Благородного Джека! – сердито заявила она.

– Сэр Уальд говорил правду. Он действительно стрелял в этого разбойника и ранил его.

– Я вам не верю! – воскликнула Дэниела, вновь возобновив свои попытки вырваться из его рук. – Если бы вы видели, как он стреляет!

– Что ж, значит, в тот раз ему повезло. Сидите спокойно! Я не собираюсь причинить вам вред. Я хочу просто поговорить.

– Вы хотите сказать... что сэр Уальд действительно... убил Благородного Джека? – вдруг затихнув, спросила Дэниела дрогнувшим голосом. – Вы именно это имели в виду, когда сказали в тот вечер, что Благородного Джека больше нет?

– Нет. Я имел в виду только то, что Флетчер стрелял в него... Но Благородный Джек не умер.

– Откуда вы знаете?

Лгать Дэниеле ему не хотелось, но и открывать всю правду он также не собирался. Поэтому, очень осторожно подбирая слова, Морган ответил:

– Мой брат и я были в ту ночь в Йоркшире. К моей невестке, леди Рейчел, обратились с тайной просьбой помочь раненому, который оказался Благородным Джеком.

– И она согласилась?

– Да. Она спасла ему жизнь.

– Да благословит ее господь! А вы сами его встречали?

– Рейчел скрыла это от всех нас. Но почему судьба этого человека так вас тревожит?

– Я всегда им восхищалась... Он нашел единственный способ бороться со злом и несправедливостью этого мира... Я так хотела бы встретиться с ним!

В голосе Дэниелы внезапно послышалось такое неподдельное чувство, что Морган невольно ощутил укол ревности. Что за черт! Уж не ревнует ли он? Только этого ему не хватало!

В коридоре послышались женские голоса. Дэниела замолкла на полуслове и прислушивалась, пока голоса не стихли.

– Должно быть, это служанки, – сказала она.

– Вам надо уходить.

Морган поднялся с постели, не желая сознаваться в том, что больше всего сейчас хотел бы оставить ее у себя. Он понимал, что испытывает к ней откровенное влечение. После их возни на кровати его тело изнемогало от желания. Но он старался убедить себя, что это всего лишь физиологическая реакция. Да, Дэниела – замечательная женщина, смелая, сильная духом, дерзкая. Но ему-то нравились совсем другие – очаровательные, нежные, слабые... Вот хотя бы леди Элизабет.

Но почему-то сейчас мысль об этой капризной красавице мгновенно охладила его пыл.

Морган взялся за ручку двери.

– Посмотрю, нет ли кого в коридоре, прежде чем вы выйдете. Не хочу быть причиной гибели вашей репутации.

– А моя репутация и так... – Дэниела не договорила и, поднявшись с кровати, подошла к Моргану. – Ничего нового в этом уже не будет, – с горечью добавила она.

У нее был такой грустный голос, что ему вновь захотелось обнять ее и утешить. Пытаясь превозмочь это желание, он спросил резче, чем намеревался:

– Так это правда, что вы и Ригсби... Что вы были с ним?

Она опустила голову и кивнула.

– Да, – коротко ответила она. – Правда.

Морган сам не ожидал, что его так потрясет ее признание. Его охватила непонятная, бешеная ярость. До сих пор он был уверен, что все эти слухи – всего лишь клевета. Да как она могла! И, главное, с этим недалеким, смазливым подонком!

Морган открыл дверь и выглянул в коридор.

– Свободно. Можете идти. – Его голос звучал холодно и неприязненно. – И запомните, вы получите назад то, что искали, лишь в обмен на клятву, что бросите свое занятие. А теперь идите!

Пораженная изменением в его тоне, Дэниела быстро выскользнула из комнаты и побежала по коридору.

Морган быстро закрыл дверь и, тяжело дыша, прижался спиной к косяку. У него появилось бешеное желание кого-нибудь придушить! Предпочесть какого-то Ригсби и так откровенно отталкивать его, Моргана! Она сопротивлялась, словно была невинной овечкой! А он-то хорош, поверил! Но, помимо оскорбленной мужской гордости, его душило и другое чувство. И имя этому чувству было – как бы ему ни неприятно было в этом сознаваться – самая обыкновенная ревность.

5

Выглянув в окно, Морган заметил Дэниелу, одетую в коричневую амазонку. Она направлялась по дорожке в сторону конюшни. Решив, что сейчас настал благоприятный момент уговорить ее съездить в Мерривуд, Морган поспешил следом. Спал он очень плохо, его всю ночь мучили воспоминания об извивающемся под ним гибком женском теле.

– Леди Дэниела!

Она вздрогнула и оглянулась. Они не виделись со вчерашнего вечера, и очаровательный румянец, заливший ее щеки, яснее слов сказал ему, что она ничего не забыла.

И вновь его тело отреагировало на нее самым откровенным образом. Теперь ему уже было достаточно просто увидеть ее. Морган даже замедлил шаг. Что с ним происходит? Его гордость до сих пор была уязвлена, и мысль о Ригсби в роли ее любовника отравляла ему настроение. Она была совсем не красива и к тому же не отличалась целомудрием. Так почему же он не может сопротивляться своему влечению к ней, как какой-нибудь мальчишка, впервые вкусивший любви женщины?

День был ветреный и прохладный, резкий ветер развевал юбки Дэниелы. Морган внимательно взглянул на ее амазонку. Платье было уже старым и вышедшим из моды, но оно прекрасно облегало стройную фигуру, подчеркивая тонкую талию и высокую грудь девушки.

– Добрый день, милорд! Хотите проехаться верхом? – спросила она.

– А вы не хотите ли составить мне компанию? – предложил Морган.

Дэниела чуть замялась, и Морган продолжил:

– Может, вы согласитесь проехаться со мной в Мерривуд и представить лорду Джасперу? Я бы очень хотел посмотреть на его французскую мебель.

– Сегодня я не могу. Обещала встретиться кое с кем из своих знакомых.

Ответ очень не понравился Моргану. И более резко, чем позволяли приличия, он спросил:

– И с кем же, если не секрет? – Дэниела с удивлением взглянула на него и пожала плечами:

– Вы ее не знаете, едва ли вам будет это интересно.

Морган с облегчением вздохнул и тут же сам себе удивился. Какое ему дело до ее знакомых! Никакого, если это не кто-то вроде Ригсби.

– Мы обязательно съездим с вами, как-нибудь на днях. – Дэниела смотрела при этом в сторону, вниз, на дом – куда угодно, только не на него.

– Ну, тогда, может быть, мы проедемся с вами и вы покажете мне окрестности? Или... куда вы едете? Я мог бы просто сопровождать вас?

Казалось, Дэниела колеблется, и это очень задело Моргана. Наконец она пожала плечами:

– Хорошо. Сказать Джимми, чтобы он оседлал вашу кобылу?

– Нет, это я делаю всегда сам. – Он прошел за мальчиком-конюхом в глубь конюшни. Ферри рассказал ему о некой запертой комнатке рядом с помещением, где хранился овес для лошадей, и Морган решил взглянуть сам. Он тихонько подергал дверь, но она действительно оказалась заперта.

Взяв седло, он спросил Джимми как бы между прочим, что это за помещение.

– Это комната леди Дэниелы, – простодушно ответил тот.

Морган решил, что в этой комнате хранится наряд Благородного Джека.

Когда Морган выводил свою лошадь из конюшни, во двор въехал один из слуг верхом на серой кобыле. Лошадь слегка прихрамывала на переднюю ногу. Дэниела, которая все еще ждала, пока ей оседлают ее коня, воскликнула:

– Что с ее правым копытом? Дай-ка посмотрю. – Слуга соскочил, а Дэниела ловко подняла ногу кобылы, нимало не заботясь, что испачкает себе платье. Этот привычный жест очень удивил Моргана. Он следил за ней с веселым восхищением. Было очевидно, что девушка привыкла обращаться с лошадьми.

– Ну вот, так я и знала! Копыто стерто! – Дэниела подозвала конюха. – Сними подкову и прикладывай припарки до тех пор, пока не пройдет воспаление. Я посмотрю, когда вернусь.

Глядя на то, как Дэниела умело обращается с лошадьми, как почтительно выслушивает ее конюх, Морган вспомнил слова Ферри, будто Дэниела руководит конюшнями Гринмонта уже много лет. Теперь он готов был в это поверить.

Спустя четверть часа Морган и Дэниела уже ехали верхом по узкой тропинке, бегущей вдоль леса. С каждой минутой настроение Моргана становилось все лучше. Он с удовольствием поглядывал по сторонам, но его восхищенный взгляд неизменно возвращался к спутнице, он откровенно любовался ее уверенной посадкой и той легкостью, с которой она управляла своей горячей гнедой кобылой.

– А где ваш грум? – внезапно спросила Дэниела.

– Я отослал его с поручением. – Ферри в основном занимался тем, что крутился среди местных жителей, пытаясь узнать что-нибудь любопытное.

– Так вы, значит, не забыли его еще с той ночи, когда пытались меня ограбить? – решил он ее подразнить.

Дэниела холодно взглянула на него:

– О чем вы говорите?

– Кстати, я видел сегодня в конюшне вороного, на котором вы были в тот вечер. Прекрасный конь.

– Милорд, в Уорикшире множество вороных лошадей. Кстати, вы ведь тоже привели с собой вороного. Тоже великолепный конь, – в тон ему ответила Дэниела.

Впереди показался шпиль белой деревенской церкви.

– Мы едем в эту деревню? – спросил Морган.

– Да, в дом приходского священника.

– Нанести визит его жене?

– Нет, его экономке, мисс Бригс.

Морган постарался не показать своего внезапно вспыхнувшего интереса. Его вопрос прозвучал вполне непринужденно:

– Это родственница вашего бывшего управляющего?

– Это его жена.

– И вы едете навестить жену человека, который обокрал вас? – изумленно спросил Морган, думая о том, каким образом эта женщина оказалась в доме священника.

Дэниела нахмурилась и бросила на него быстрый, незаметный взгляд.

– Кто вам сказал о краже?

– Ваш брат.

Они остановились перед домом, над которым раскинул свои ветви огромный вяз. Морган спешился и помог сойти Дэниеле.

– Могу я зайти вместе с вами? – Моргану казалось совсем не лишним взглянуть на эту женщину.

– Нет! – довольно резко ответила Дэниела. – Я хочу поговорить с Нелл... с миссис Бригс наедине. А вы вполне можете ехать дальше без меня.

Но это никак не входило в планы Моргана.

– Я бы не хотел, чтобы вы возвращались домой одна, без защиты...

Дэниела рассмеялась, и ее мелодичный смех прозвучал для Моргана музыкой.

– Но я все время езжу одна. Вы забыли, что это Уорикшир, а не Лондон!

Дверь дома отворилась, и на двор выбежали два светловолосых мальчугана.

– Дана, Дана! – радостно закричал тот, что постарше, и, подбежав к девушке, обхватил ее ноги. С другой стороны к Дэниеле спешил карапуз поменьше. Девушка нагнулась, обняла старшего и поцеловала его в вихрастую головку, затем подняла малыша на руки и, потеребив немного, опять поставила на ножки.

– Ну, здравствуйте, здравствуйте, чертенята. Питер, ты меня так свалишь. Ваша мама дома?

Морган, честно говоря, был удивлен той легкостью, с которой Дэниела общалась с малышами. В этом она напомнила ему Рейчел. Наверное, она будет такой же хорошей матерью, как и его красавица невестка.

Но почему, глядя на Дэниелу, он все время вспоминает Рейчел? Морган нахмурился. Если бы она была так же красива!

Заметив валяющийся на траве небольшой мячик, Морган поднял его и взглянул на Питера. Мальчуган, оторвавшись от колен Дэниелы, отошел чуть в сторону и теперь застенчиво рассматривал незнакомца.

– Поймаешь? Лови! – и Морган бросил мяч мальчику.

Питер бросился к мячу и, поймав его на лету, завизжал от радости.

На пороге дома появилась молодая женщина с мягкими чертами лица и грустными глазами. Она была одета в простое платье и белый передник.

– Мама, мама, смотри! Я поймал! – радостно закричал Питер.

– Молодец, – ласково отозвалась женщина и в эту минуту заметила Моргана. Выражение ее лица мгновенно стало удивленно-настороженным.

– Мое имя Морган Парнелл, – сказал Морган, не дождавшись, когда Дэниела представит их друг другу. – А вы, верно, миссис Бригс?

Женщина молча кивнула. Она оказалась гораздо моложе и красивее, чем он себе представлял. Однако ее лицо хранило следы затаенной печали и глубокого горя. Такой взгляд он встречал только у людей, много страдавших. Судя по ее бедной одежде и загрубевшим рукам, она явно терпела нужду. Как же мог этот негодяй Бригс бросить свою семью и даже не оставить им часть украденных денег? Этого Морган никак не мог понять.

Он тепло улыбнулся миссис Бригс.

– Очень приятно с вами познакомиться. – Ее ироничный, грустный взгляд сказал ему, что она в этом сильно сомневается, словно не представляет себе человека, которому могло бы быть приятно знакомство с ней.

– Дана, Дана, лови! – крикнул Питер и бросил в Дэниелу мячом. Та мгновенно отреагировала и, легко подпрыгнув, поймала мячик вытянутой рукой.

Карапуз радостно захлопал в ладоши.

– А теперь мне, а теперь мне! – крикнул он. Дэниела бросила ему мяч. Он попытался поймать его, но, не удержав равновесия, с размаху сел на землю. Нисколько не смущенный этим, перевернулся, встал на четвереньки, затем поднялся на ноги и побежал за мячом, не переставая звонко сменяться.

Морган подошел к нему ближе и с самым серьезным видом сказал:

– А теперь мне! Примете меня?

Он легко поймал мяч и обернулся к Дэниеле, наблюдавшей за ним с таким изумлением, словно перед ней был монстр, вздумавший поиграть с детьми, вместо того чтобы съесть их. Морган почувствовал невольное раздражение. За кого она его принимает?

– Вы поговорите пока с миссис Бригс, а я поиграю с ее малышами.

Конечно, его намерение объяснялось не столько любовью к детям, сколько желанием сблизиться с миссис Бригс, чтобы выведать у нее побольше о ее муже. А как проще всего добиться доверия матери, чем расположив к себе ее детей? И все же ему было неприятно, что его простой человеческий порыв был воспринят Дэниелой с таким неприкрытым изумлением.

Дэниела пожала плечами и, кивнув, направилась к дому, продолжая удивленно качать головой. Морган проводил ее взглядом и заметил, как, поравнявшись с миссис Бригс, она вытащила из кармана тяжелый кошелек.

Итак, самозваный Джек намерен поделиться своей добычей. Видимо – припомнил Морган разговор за столом – это бывшее имущество Берка. Неясно почему, но ему было чертовски приятно это видеть.


Когда полчаса спустя Дэниела вышла из домика, лорд Морган боролся на траве с двумя маленькими Бригсами, которые от удовольствия визжали и смеялись не переставая.

Сказать, что Дэниела была удивлена, значило ничего не сказать. Ни ее отец, ни брат никогда не обращали внимания на своих детей. И она никак не могла ожидать, что знаменитый светский лев и повеса лорд Морган Парнелл может вот так запросто возиться с ребятишками на траве. Причем было видно, что он сам получает от игры не меньше удовольствия, чем они. Впервые за все дни знакомства Дэниела услышала его искренний веселый смех. Неожиданно он сам напомнил ей мальчишку, обнаружив тем самым еще одну – самую неожиданную грань своей загадочной, притягательной натуры.

Вышедшая вместе с ней Нелл Бригс заметила, глядя на эту счастливую Троицу:

– Я не видела своих сыновей такими веселыми с тех самых пор, как... с тех пор... – Ее голос дрогнул, она украдкой вытерла глаза. Затем, вздохнув, закончила: – Простите меня. Их отец тоже часто так играл с ними. Как это было давно...

Дэниела обняла Нелл за плечи и тихо шепнула ободряющие слова.

Мальчики были страшно разочарованы, что гости уже уезжают, и принялись хором упрашивать их остаться, а когда Морган решительно поднялся с земли и направился к Дэниеле, стали просить его приехать еще.

Элегантный верховой костюм Моргана был изрядно измят и испачкан, но его это, казалось, ничуть не волновало. Он принялся отвязывать лошадей, а Дэниела тепло попрощалась с миссис Бригс и детьми.

Когда Дэниела и Морган повернули коней в сторону Гринмонта, девушка заметила:

– Я была очень удивлена, когда увидела, что вы так увлеченно и с удовольствием играли с мальчиками.

– Я заметил, – довольно холодно ответил Морган. – Но почему вас это удивляет?

– Ведь у вас нет своих детей...

– У меня есть племянники и племянницы. И я очень люблю заниматься с ними. Как видите, я не такое уж чудовище, каким вы меня, по-видимому, представляете.

– Вы имеете в виду детей Рейчел и вашего брата, герцога Уэстли? – Дэниеле хотелось узнать побольше о женщине, спасшей жизнь Благородному Джеку. – Расскажите мне о вашей невестке, – попросила она.

– Рейчел, – мечтательно проговорил Морган, – о, это самая чудесная, самая добрая и прекрасная женщина, которую я когда-либо знал.

Грустный тон Моргана, то благоговение, с которым он говорил о Рейчел, нежная грусть, появившаяся вдруг в его взгляде не оставили никаких сомнений в том, что беспечный повеса и безжалостный покоритель женских сердец страдает от неразделенной любви.

– Да вы же влюблены в нее! – воскликнула Дэниела, сама изумленная своей догадкой. Это открытие поразило девушку в самое сердце. Оно оказалось таким болезненным, что Дэниела некоторое время ехала, даже не замечая внезапно повисшего молчания.

– Да, – наконец тихо произнес Морган. – Но мой брат ее любит больше жизни. Она идеально ему подходит. И главное, тоже безумно его любит. Я понял это сразу, как только познакомился с ней. Поэтому я и настоял, чтобы они поженились.

Дэниела внимательно посмотрела на него.

– Несмотря на то, что сами в нее были влюблены?

– Джером любил ее больше. Я все готов сделать для своего брата, а он – для меня. Но поверьте, я вовсе не мечтаю о его жене. Я просто хотел бы встретить однажды такую же как она – отважную, добрую, красивую...

Эти слова вновь больно задели девушку. Он мечтает о таком образце совершенства, как Рейчел, и ей, Дэниеле, нечего и думать сравниться с ней.

Морган повернулся к своей спутнице, и его грустный, открытый взгляд сказал, что он был полностью с ней откровенен. Несмотря на досаду, Дэниела не могла не оценить по достоинству необыкновенное благородство его души. Как же отличался этот человек от того бессердечного, холодного повесы, за которого она приняла его вначале. Но самое ужасное, что еще немного, и она окончательно влюбится в лорда Моргана. А этого допустить никак нельзя. Это будет самая чудовищная ошибка в ее жизни, так как не принесет ничего, кроме слез и разбитого сердца.

Постаравшись сдержать навернувшиеся слезы, Дэниела сказала:

– Такая привязанность и преданность, как у вас с братом, просто поразительны. – Она произнесла это так грустно, что Морган тут же вспомнил о ее собственном брате.

– У вас в семье не так? – участливо спросил он.

– Мои братья и сестры никогда не были близки между собой и тем более со мной. Они не были даже просто добры друг к другу. С тех пор как я себя помню, Бэзил обращался со мной так, словно терпеть меня не мог. Он всегда надо мной насмехался, называл меня «наказанием господним». А сестры брали с него пример и тоже надо мной смеялись. Только Джеймс защищал меня.

Во взгляде Моргана она увидела искреннее сочувствие. Или ей показалось?

– А что же ваш отец?

Дэниела горько усмехнулась.

– Мой отец... он не обращал на меня почти никакого внимания. Он... меня совсем не любил. – Голос ее прервался.

Она вздохнула, вспоминая, как старалась добиться его любви и одобрения. Как старалась научиться великолепно ездить верхом, лишь бы он мог ею гордиться. Как занималась лошадьми, чтобы заслужить его благодарность. Но все было напрасно. Отец словно не замечал ни ее саму, ни ее стараний. Правда, ездить верхом она выучилась так, что никто в графстве, ни женщины, ни мужчины, не мог с ней сравниться.

Дэниела взглянула на Моргана и, увидев в его глазах невысказанный вопрос, нехотя пояснила:

– Он очень любил мою мать и винил меня за то что, дав мне жизнь, она умерла.

– Но это жестоко и несправедливо! Вы ведь не просили, чтобы вас произвели на свет!

Горячее негодование и сочувствие Моргана пролили бальзам на растревоженные раны Дэниелы.

– Да, конечно, казалось бы. Но и отец, и брат не могли мне простить ее смерть. А мне так больно, что я ее никогда не знала. Все говорят, что она была удивительная. Даже Бэзил любил ее! Иногда мне кажется, что она была единственным человеком, которого он любил. Да он и сам был ее любимчиком.

День был хоть и солнечный, но прохладный. Они проехали небольшой мост над речкой, подковы их копыт глухо стучали по деревянному настилу. Дэниела поежилась. Этот разговор угнетал ее, но она все же продолжила:

– Перед смертью мама дала Бэзилу свой дневник. Я просила Бэзила дать мне прочитать, чтобы узнать ее получше, но он категорически отказался. – Голос Дэниелы дрогнул. – Он вообще никому его не показывал, не хотел делить ее ни с кем. Он держит дневник где-то в спальне.

Проехав мост, Морган обернулся к своей спутнице и спросил со своей прежней ленивой усмешкой, от которой у Дэниелы всегда захватывало дух:

– Зная вас, я нисколько не сомневаюсь, что вы попробовали пробраться в его комнату и найти его. Так как же вы его еще не прочитали?

Дэниэла вспыхнула и смущенно опустила взгляд. Морган весело рассмеялся.

– Так вы его нашли?

– Я пыталась, – призналась она, – но мне не удалось. Я считала, что, раз его можно читать Бэзилу, значит, можно и остальным, – с вызовом добавила она.

Морган, видя, как она расстроена, решил перевести разговор на другую тему.

– У вас ведь есть еще один брат, но я его ни разу не видел.

– Он в Канаде. Служит в армии. Он в чине майора, хотя его душа совсем не лежит к этому. Сам он хотел бы стать священником. Это Бэзилу удалось убедить отца, что для семьи будет лучше, если он пойдет в армию. А сам Джеймс слишком добрый и мягкий, чтобы сопротивляться воле отца и брата.

Морган нахмурился, вновь поражаясь лорду Хоутону.

– Не вижу в этом особенного смысла.

– Я тоже. Но отец согласился с его доводами. Иногда мне просто кажется, что Бэзилу доставляет удовольствие заставлять людей делать то, к чему душа у них не лежит, и отказывать в их самых важных желаниях. Он сам никого не любит и не признает за другими права на это чувство.

– У него ведь была жена, насколько я знаю. А дети?

– Они рождались очень слабенькими, и ни один не дожил до трех лет. – Дэниела грустно вздохнула, вспоминая свою несчастную невестку. – Бэзил во всем обвинял свою жену. Он часто бил ее, она была очень несчастна, много плакала. Мне кажется, поэтому и дети были такими слабенькими. И с каждым разом Бэзил сердился все больше и все сильнее ее бил.

Морган не первый день родился, о таких историях он слышал и раньше, но, слушая сейчас простой, печальный рассказ Дэниелы, почувствовал, как его пробрал озноб. Он не допустит, чтобы этот негодяй исковеркал жизнь такой чудесной женщине как Дэниела. Он должен ее защитить во что бы то ни стало!

Дорога свернула в рощу. Они молча ехали под сенью раскидистых дубов, образующих здесь сплошной полог, закрывающий небо. Дэниэла почувствовала, как ее внезапно охватывает жуткий холод. А может, всему причиной были неприятные воспоминания, вызванные любопытством ее спутника.

Между тем Морган решил поговорить на интересующую его тему и заодно отвлечь девушку от грустных мыслей.

– Как я понял, вы помогаете этой несчастной женщине, миссис Бригс? Последний раз это были деньги Берда, я угадал? – Морган лукаво взглянул на девушку, но та лишь пожала плечами. Этой темы ей касаться не хотелось.

– Но объясните мне, – продолжил Морган, видя, что она не собирается ничего говорить, – ваш брат сказал мне, что ее муж скрылся, прихватив с собой большую сумму. Почему же он не обеспечил жену и двоих малышей? Как мог он оставить их в таком плачевном положении?

Если Дэниелу и удивило такое направление разговора, она решила его поддержать – все же это было лучше, чем обсуждение ее ночных приключений на большой дороге.

– Нелл совершенно уверена, что он не мог украсть эти деньги, – тихо сказала она.

– Это естественно. Какая жена признается, что ее муж виноват в таком преступлении. Но тогда почему и куда он исчез?

– Я бы тоже очень хотела это знать, – вздохнула Дэниела. – Я всегда считала Уолтера Бригса честным, порядочным человеком. Он очень любит жену и души не чает в мальчиках. Не представляю, что заставило его сбежать. Но я также не верю, что он вор. Он всегда был так предан отцу.

– А Бэзилу он тоже был предан?

Дэниела ненадолго задумалась. Вопрос Моргана оказался для нее неожиданным.

– Я не знаю. Все, что происходило здесь, в Гринмонте, казалось, шло по своему раз и навсегда заведенному порядку, и Уолтер Бригс всегда был частью этого порядка. Хотя они с Бэзилом и не любили друг друга. Правда... да, я сейчас вспомнила. Уолтер как-то обмолвился в сердцах, что терпеть не может Бэзила и, если бы мог, ушел бы из Гринмонта куда глаза глядят... – Она взглянула на Моргана, и в глазах ее мелькнули страх и сожаление. – Так вы думаете, он мог... из-за этого... – У Дэниелы не повернулся язык закончить фразу. Ей никак не верилось, что человек, которого она любила и уважала, оказался простым вором. Морган неопределенно пожал плечами:

– Все может быть. Мне кажется это вполне вероятным, но кто знает...

Когда они вернулись в Гринмонт, то первая, кого они встретили, была леди Элизабет. Красавица выглядела просто ослепительно в великолепной васильково-синей амазонке, сшитой по последней парижской моде, и в шляпке с пером. Рядом с ней Дэниела особенно остро ощущала неловкость, глядя на свое старое, скромное платье. Впрочем, если бы она вдруг об этом забыла, насмешливый, сочувственно-презрительный взгляд леди Элизабет, брошенный на ее наряд, напомнил бы ей об этом. Тонкая улыбка, мелькнувшая на губах Моргана, сказала Дэниеле, что этот взгляд не остался им незамеченным и по достоинству оценен. Она сразу внутренне сжалась и сникла, вновь чувствуя себя некрасивой и неловкой.

Между тем красавица перевела свой преувеличенно опечаленный взгляд на Моргана.

– А я так надеялась поехать с вами на верховую прогулку после ленча, милорд.

При виде ослепительной улыбки, осветившей лицо Моргана, сердце Дэниелы упало. Ей было больно и обидно, но она изо всех сил старалась это скрыть.

– Увы, но я не знал об этом! – любезным тоном произнес Морган. – Как жаль, что я лишил себя такого удовольствия.

Дэниела повернулась и, ни слова не говоря, пошла прочь, не видя ничего вокруг и не разбирая дороги. Какой же она была наивной дурочкой, если решила, что может стать для лорда Моргана чем-то большим, чем просто легким развлечением, с кем приятно провести время или даже поцеловаться, когда нет рядом более красивых и интересных женщин.

Ей вспомнились слова Моргана, сказанные о Рейчел: «Самая чудесная, самая добрая и прекрасная женщина, которую я когда-либо знал».

Конечно, если он не может жениться на самой красивой, то уж, во всяком случае, не согласится на меньшее, чем леди Элизабет, которую, видимо, считает второй по красоте.

Когда Дэниела, погруженная в свои невеселые мысли, подошла к дому, Доббс, дворецкий, сообщил ей, что миссис Флеминг ожидает ее в гостиной. Попытавшись скрыть свою боль за деланным оживлением, Дэниела поспешила к подруге.

Шарлотта радостно поднялась ей навстречу. Она выглядела, как всегда, очень мило в новой соломенной шляпке с желтой лентой.

– Какая у тебя прелестная шляпка! – воскликнула Дэниела. – Надеюсь, ты не очень долго меня ждешь?

– Всего несколько минут. Я видела, как вы подъехали с лордом Морганом Парнеллом. – Шарлотта устремила на подругу испытующий взгляд, надеясь услышать подробности.

– Он просто проводил меня до домика священника, – стараясь говорить как можно более равнодушным тоном, сказала Дэниела. – А потом настоял на том, чтобы подождать меня. Знаешь, пока я разговаривала с Нелл, он очень непринужденно играл с Донни и Питером. Вот бы уж никогда не подумала, что он способен на такое!

– Почему тебя это удивляет? Лично мне его милость кажется способным на самые искренние чувства. И ничего удивительного, что он любит детей.

– Но ведь это повеса, легкомысленный, безответственный ловелас! Разве такие люди способны на глубокие и искренние чувства! – В Дэниеле явно говорили обида и разочарование.

Шарлотта покачала головой, внимательно всматриваясь в лицо подруги.

– Я знаю, Дэниела, что в твоих глазах он олицетворение всех самых отвратительных мужских пороков. Но, поверь мне, это далеко не так.

Дэниела упрямо покачала головой, мысленно надеясь, что слова подруги окажутся правдой. Шарлотта слишком уверена в своей правоте! Впрочем, для самой Дэниелы будет безопаснее, если она станет думать о нем как о бессовестном ловеласе.

– Лорд Морган является объектом самых злых сплетен. Думаю, он не совершил и десятой доли тех прегрешений, которые ему приписываются. Кстати, его милость проявляет к тебе весьма повышенный интерес. Я бы даже сказала, что это для него не совсем обычно.

– Интерес ко мне?! Да что ты такое говоришь! – искренне удивилась Дэниела.

– Но ведь ты – единственная женщина, удостоившаяся чести танцевать с ним дважды.

– В самом деле? – недоверчиво переспросила Дэниела.

– Можешь не сомневаться. Леди Элизабет была в ярости. Она едва с ума не сошла от злости, когда после танца с тобой он куда-то исчез. С ней он не танцевал ни разу. И потом вчера, во время обеда, он вел тебя к столу. А после того, как Бэзил устроил эту безобразную сцену, он заявил Бэзилу что тот должен был бы перед тобой извиниться, так как ты сказала правду.

– Он так сказал?! – Дэниела не могла поверить своим ушам.

– А после обеда он исчез сразу, как только женщины вышли в гостиную.

Дэниела залилась румянцем, вспомнив, что случилось вслед за этим. Она была уверена, что он останется в приятной компании леди Элизабет, поэтому смело отправилась в его спальню.

– Говорю тебе, все это выглядело так, словно его уже никто не интересовал, раз ты ушла.

Ах, если бы это и в самом деле было так! Но Дэниела-то знала истинную подоплеку его поступков.

– Ох, Шарлотта, ты видишь в его действиях то, чего там в действительности нет. Все совсем не так, как ты думаешь.

– И кстати, не я одна. Леди Элизабет была сегодня вне себя из-за того, что он уехал с тобой на прогулку.

– Можно подумать, я могу с ней соперничать хоть в чем-то! – горько усмехнулась Дэниела. – Если бы ты видела, какой счастливой улыбкой он встретил ее по возвращении, ты бы поняла, что он... – к ее ужасу, голос неожиданно сорвался, выдав ее смятение, – что он предпочитает ее всем другим.

«Во всяком случае, в качестве жены», – мысленно добавила Дэниела.

– Видишь ли, ему, как и всем остальным, известно о моей репутации. И если он и проявляет ко мне хоть какой-нибудь интерес, то только с этой точки зрения. Я бы сказала, что это показывает его с не слишком хорошей стороны. И его намерения в отношении меня... вряд ли можно назвать честными.

– Но ты этого не можешь знать, – горячо возразила Шарлотта. – Этот негодяй Ригсби посеял в тебе подозрительность и недоверие ко всем мужчинам без исключения. Хотя я едва ли могу осуждать тебя после того, что он с тобой сделал.

Воспоминание о той страшной ночи заставило Дэниелу содрогнуться от отвращения. Она отвернулась и, обхватив себя руками, попыталась унять дрожь.

– Милая Шарлотта, только ты одна веришь в то, что в ту ночь все случилось именно так, как случилось на самом деле.

Никто больше, включая ее брата и сестер, не поверил, что такой красивый, обаятельный молодой человек, как Ригсби, баловень женщин, по отношению к которому готовы были проявить благосклонность многие красавицы, станет насиловать столь непривлекательную особу, как Дэниела. Именно по этой причине Дэниела не стала ничего объяснять вчера Моргану. Он все равно бы ей не поверил, а переживать заново весь этот стыд было выше ее сил. Он и так, видимо, считает ее развратной особой, если позволяет себе с ней такие вольности, так зачем еще вызывать его раздражение рассказом, который он непременно посчитает ложью.

Шарлотта поджала губы.

– Я одного понять не могу, как мог твой брат поверить Ригсби, а не тебе, – сказала она с возмущением. – Любой, кто видел бы тебя той ночью, не стал бы сомневаться, что ты говоришь правду.

Так-то так. Но в ту ночь ее видели только трое: Шарлотта, Бэзил и Ригсби. Дэниела была слишком потрясена и измучена, чтобы что-то кому-то доказывать или демонстрировать брату убедительные свидетельства насилия.

Со временем ссадины и синяки зажили, но душевная рана становилась все глубже и болезненнее. Дэниела с ужасом думала о том, что такое может когда-нибудь повториться. Она больше не доверяла ласковым речам и умелому обхождению мужчин, особенно красивых и обаятельных. Даже мысль о том, что мужчина может ею обладать или даже просто целовать ее, вызывала у нее ощущение панического ужаса, как это случилось в ту ночь, когда Морган впервые пытался поцеловать леди-разбойницу.

Заметив отчаянную решимость на лице подруги, Шарлотта вздохнула.

– Я понимаю, сколь чудовищно было для тебя все случившееся той ночью, но самое ужасное, что этот негодяй посеял в тебе отвращение к браку вообще. Поверь, не все мужчины такие звери. Среди них есть и очень нежные, добрые. Такие, как мой Джордж, например. Ты ведь любишь детей, Дэниела, и наверняка захочешь иметь своих. Ты должна перебороть в себе этот страх и научиться доверять.

– Да, я очень хочу детей, – с болью в голосе сказала Дэниела. – Но не настолько, чтобы ради этого пережить еще раз подобный кошмар. К тому же на мне никто никогда и не женится. Возможно, это единственное, за что я могу поблагодарить Ригсби.

– Но Дэниела... – попробовала возразить Шарлотта.

– Пойми, я не хочу даже думать о браке! – Дэниела упрямо сжала губы. – Мне хватило примера бедняжки Сары. Ты ведь знаешь, как нещадно избивал ее Бэзил! Я никогда бы не пошла на риск оказаться в таком же положении, как она!

Шарлотта покачала головой, не в силах дальше спорить.

– Ах, как я была бы счастлива, если бы лорду Моргану удалось убедить тебя, что не все мужчины похожи на Ригсби или твоего брата!

– Лорд Морган тут совершенно ни при чем! И меня вовсе не нужно ни в чем убеждать! – горячо воскликнула Дэниела.

В глубине души она знала, что есть только один человек, который смог бы изменить ее отношение к мужчинам, – Благородный Джек. И как бы сильно ни привлекал ее Морган, как бы ни трепетала она в его объятиях, такому, как он, никогда не удастся завладеть ее душой и телом.

6

Прошло несколько дней, прежде чем Морган добился, чтобы Дэниела выполнила свое обещание и поехала вместе с ним к сэру Джасперу Уилтону. Она не отказывалась, но ее постоянно удерживали дома какие-то неотложные дела. Но наконец, как, посмеиваясь про себя, думал Морган, у нее закончился запас отговорок и всевозможных хитростей, с помощью которых она ловко избегала его общества на протяжении этих дней, и теперь они скакали бок о бок по направлению к Мерривуду.

Вот если бы он попросил леди Элизабет поехать вместе с ним, она согласилась бы тут же, а не мучила его отговорками целых четыре дня! Но перспектива кататься верхом с красавицей Элизабет почему-то вовсе не прельщала Моргана. К тому же она, как и многие женщины, предпочитала ездить медленно, чинно, ведя бесконечные скучные разговоры о всяких пустяках. Такие прогулки навевали на Моргана отчаянную скуку. Сам он любил быструю верховую езду, так, чтобы ветер свистел в ушах.

Вспомнив, что ему рассказывали о пристрастиях Дэниелы, Морган предложил ей перейти на галоп, к его удовольствию, девушка тут же с радостью согласилась, и они помчались вперед по широкой равнинной дороге, петляющей между холмами и перелесками.

Настроение у Моргана было великолепное. Его все радовало – и ясное солнечное утро, и свежий после дождя воздух, напоенный запахом свежескошенной травы, и более всего – его прелестная спутница. Он слегка придерживал своего горячего коня, чтобы постоянно находиться на полкорпуса позади Дэниелы. Ему доставляло удовольствие смотреть на то, как она ловко держится в седле, как уверенно и вместе с тем с какой грацией управляет своей лошадью. На ней, как и в тот, первый, раз была надета скромная коричневая амазонка, подчеркивающая ее тонкую талию и эффектно обрисовывающая аппетитные округлости бедер, и Морган поймал себя на том, что откровенно любуется ею.

Эта девушка не переставала его удивлять. А если быть более точным – она все более занимала его мысли. Морган вспомнил тот день, когда они вместе с Дэниелой ездили к домику священника. По возвращении их встретила разобиженная Элизабет, и, чтобы успокоить свою предполагаемую невесту, Моргану пришлось пообещать, что вечер он посвятит ей. И действительно, он вполне искренне старался уделить ей максимум своего внимания. Но во время обеда, сидя рядом с Элизабет, он с некоторой досадой обнаружил, что ему откровенно скучна его спутница, и стал прислушиваться к тому, что говорит Дэниела, сидящая на другом конце стола. В отличие от большинства женщин, утомляющих его своей пустой болтовней о нарядах, модах и последних сплетнях, Дэниела с живостью и остроумием рассуждала на самые разные темы, могла легко подхватить самый неожиданный разговор.

Морган и сам поражался, насколько ему приятно общество этой удивительной, ни на кого не похожей девушки. Но в то же время, несмотря на весь свой опыт обращения с женщинами, он подчас терялся и не знал, как себя с ней вести. Он привык к тому, что женщины сами искали его внимания, а если и делали вид, что отвергают его, то лишь затем, чтобы раздразнить в нем азарт охотника. Морган прекрасно знал все их уловки и правила игры. Однако поведение Дэниелы никак не укладывалось в общепринятые рамки. Она откровенно избегала его. Это не было игрой или притворством – и именно это задевало его самолюбие гораздо больше, чем он сам готов был в том признаться.

Она избегала его, но, по ее же собственному признанию, была вовсе не так строга с этим хлыщом и сластолюбцем Ригсби! Если бы не подтверждение самой Дэниелы, Морган ни за что бы в это не поверил. И теперь мысль о том, что она могла предпочесть такое ничтожество, но отвергает его, Моргана, казалась ему особенно нестерпимой.

Погруженный в свои мысли, Морган не заметил, как они подъехали к узорчатым чугунным воротам, покрытым позолотой. Здесь начиналось поместье Мерривуд. Они подождали, пока старик привратник откроет им, и въехали на широкую подъездную аллею, ведущую к красивому особняку, расположенному на вершине невысокого холма. Шесть ионических каменных колонн, поддерживающих портик центрального входа, придавали всему строению вид величественный и строгий.

Пока они ехали по тенистой аллее, Дэниела обернулась к Моргану с неожиданно озорной и чуть кокетливой улыбкой, от которой у Моргана все внутри перевернулось и он едва не забыл, с какой целью приехал сюда. В эту минуту он готов был забыть обо всем на свете.

– Интересно, как вам понравится сэр Джаспер, – между тем сказала Дэниела. – Мне он кажется очень приятным собеседником. Я разговариваю с ним гораздо охотнее, чем со многими другими, в особенности теми джентльменами, что собрались в эти дни у нас в доме. И я очень рада, что вы предоставили мне предлог навестить Мерривуд.

Морган вопросительно приподнял брови.

– Не думал, что вам нужен предлог, чтобы навестить соседа.

– Нужен, если этот сосед – сэр Джаспер. Бэзил будет вне себя от ярости, когда узнает, что мы приезжали сюда.

Но в планы Моргана вовсе не входило сообщать кому бы то ни было, и тем более – Бэзилу, о своем визите. Чем меньше народу будет об этом знать и задавать вопросы, на которые он вовсе не собирался отвечать, тем лучше для всех.

– Так зачем же сердить нашего гостеприимного хозяина, – он заговорщицки улыбнулся Дэниеле. – Давайте не станем упоминать при нем о нашей поездке. Согласны?

– Ну конечно, согласна. Мне совсем не хочется переживать еще один неприятный разговор с братом. Хотя я совершенно не понимаю, отчего Бэзил так ненавидит сэра Джаспера, – добавила она задумчиво.

– Вот как? Вы полагаете, что он его ненавидит? – Морган с любопытством посмотрел на девушку. Бэзил довольно откровенно высказывался по поводу политических пристрастий своего соседа, но едва ли это можно было назвать ненавистью. Возможно ли, чтобы Дэниела так заблуждалась? Или здесь скрывалось что-либо иное? – Может быть, ваш брат просто не одобряет его политические взгляды?

– Да нет, что вы, политика тут ни при чем. Просто Бэзил воспринял как личное оскорбление, что человек такого низкого происхождения смог получить одно из богатейших поместий в нашем округе. Брат говорит, что сэр Джаспер – всего лишь торговец и недостоин нашего внимания. Боюсь, Бэзил, как многие аристократы, придает гораздо большее значение родословной человека, а не его личным качествам.

– Надеюсь, меня вы к их числу не относите? – насмешливо спросил Морган.

– Я... честно говоря, я и сама не знаю, что мне о вас думать, – тихо ответила девушка, отворачиваясь.

Ее неуверенный, смущенный тон очень порадовал Моргана. Он надеялся, что она испытывает к нему такое же влечение, как и он к ней, но только еще не вполне осознает это.

– Поверьте, для меня личные качества человека значат гораздо больше, чем его происхождение. Я вообще придаю не слишком большое значение родословной.

– В отличие, конечно, от вашего важного брата.

– Вы несправедливы к Джерому. Вы просто его еще мало знаете.

– А я и не собираюсь узнавать его лучше. По-моему, он очень скучный и надменный человек. Он, наверное, вообще никогда не улыбается.

– Вы не правы. Напротив, последнее время он улыбается очень часто – с тех пор, как женился на Рейчел. Да и какой бы мужчина на его месте не улыбался, глядя на такую жену.

Дэниела ничего не ответила и нахмурилась, чуть поджав губы. Такая реакция весьма озадачила Моргана. Он никак не мог понять, что в его словах могло ее рассердить, но благоразумно решил переменить тему.

– Вы сказали, что ваш брат считает сэра Джаспера недостойным своего внимания. Однако, как я вижу, вы так не считаете?

– Конечно, нет. Я уважаю и восхищаюсь им. Он многого достиг благодаря своему уму и исключительной трудоспособности.

– И все же, откуда он родом?

– Этого я не знаю. Он никогда не рассказывал о своем прошлом. Только однажды, по случайно сорвавшимся у него словам я смогла заключить, что он вырос в одном из беднейших кварталов Лондона. Я знаю лишь, что он был моряком, сначала простым матросом, а потом капитаном и владельцем корабля. Теперь он владеет несколькими торговыми кораблями, фарфоровой фабрикой и бог знает чем еще. Ему около шестидесяти, и он, как сам часто про себя говорит, богат, как Мидас.

– И любит, видно, похвастаться?

Дэниела задумчиво улыбнулась, качая головой.

– Будь на его месте другой человек, так это, наверное, и выглядело бы. Но он просто очень откровенен, даже в чем-то простодушен. Ему совершенно не свойственны никакие претензии. Этим-то он мне и симпатичен. Он откровенно говорит, что купил свой титул и за сколько, и ничуть не стесняется этого. Он вообще очень независим, его совершенно не интересует, что говорят или думают о нем другие люди.

Они подъехали к входу и спешились. Дэниела любовным взглядом окинула высокий портик и увитую плющом стену.

– Мне всегда нравился этот дом. Не сравнить с таким архитектурным монстром, как Гринмонт.

Они вошли в дом, где их встретил лакей в ярко-красной, расшитой золотом ливрее, и провел в салон, напоминающий убранством залы королевского дворца.

Потолок здесь был украшен позолоченной лепниной, а пол выложен геометрическим орнаментом из черного, белого и голубого мрамора. Большие полотна известных художников в резных золоченых рамах украшали стены. Стулья, кресла и канапе были выполнены из дорогих пород дерева и обтянуты роскошным дамасским шелком малинового цвета. На столиках с инкрустацией стояли изумительные по красоте вазы с цветами.

Заверив гостей, что сэр Джаспер выйдет к ним через минуту, слуга величественно удалился.

И действительно, хозяин не заставил себя ждать. Спустя всего несколько минут в комнату вошел невысокий худощавый человек с пышными седыми волосами. Весь его облик излучал энергию и радушие.

– Неужели леди Дэниела! Клянусь честью! Какой приятный сюрприз! – И тон, и радостное выражение лица яснее слов говорили, что он искренне рад ее видеть.

Затем его внимание привлек лорд Морган, и он обратил на него проницательный взгляд своих умных светло-серых глаз.

– А кто этот господин с вами? Лакей сообщил, что вы приехали не одна, но он, очевидно, не правильно расслышал имя.

Дэниела представила их друг другу, и сэр Джаспер заметил с неожиданной хитрой улыбкой:

– Именно так и доложил мой слуга, но я решил, что он ослышался. Ведь вы – брат герцога Уэстли, не так ли?

– Совершенно верно. Но отчего это так вас удивляет?

– В здешней округе даже бароны считают ниже своего достоинства навещать меня. – Спокойный, чуть насмешливый тон Уилтона явно свидетельствовал, что его мало заботит пренебрежение соседей. – Вот я и спрашиваю себя, чему я обязан такой честью – видеть в моем доме брата самого герцога.

Такая откровенность позабавила Моргана. Но Дэниела ведь его предупреждала, что сэр Джаспер привык все говорить напрямую. Теперь Морган получил возможность сам в этом убедиться и не смог удержаться от улыбки.

– Я приехал к вам потому, что меня очень интересует французская мебель. Леди Дэниела говорила, что у вас есть великолепные образцы.

– Да, верно, есть. Мне и самому она нравится. Надо отдать должное этим лягушатникам, они умеют делать мебель.

Сэр Джаспер охотно провел их по комнатам, с гордостью показывая прекрасные столики, бюро и секретеры, изготовленные из дорогих пород дерева, искусно украшенные золоченой бронзой и инкрустацией. Интерес Моргана был далеко не так велик, как он демонстрировал, но даже он не остался равнодушен к изумительной коллекции баронета. Вкус у этого человека был превосходный.

Затем хозяин провел своих гостей обратно в салон и предложил напитки и сладости. Но они отказались.

– Готов поклясться, ваш братец не знает, что вы здесь, – сказал Уилтон, бросив на Дэниелу проницательный взгляд.

– Вы правы, – смущенно призналась девушка. – И поэтому нам уже пора ехать.

– Но я бы хотел посмотреть картины, – поспешно сказал Морган. Уезжать, ничего не узнав по интересующему вопросу, никак не входило в его планы. – Если наш любезный хозяин, конечно, не против.

– Прошу вас, милорд. – Уилтон гостеприимным жестом обвел комнату. – К сожалению, я не знаю, кто именно изображен на этих портретах, знаю лишь, что все это – представители рода Болтонов.

Морган обошел комнату, разглядывая полотна. В большинстве своем это были портреты в полный рост. На них были изображены представительные мужчины и женщины в роскошных нарядах. Когда Морган дошел до окна, где висел портрет коренастого молодого человека в красном, расшитом золотом камзоле, Уилтон заметил:

– Это единственный портрет, о котором я что-то знаю. Вы сейчас смотрите на последнего хозяина Мерривуда. Лорд Чарльз Болтон владел этим поместьем до того, как оно было у него конфисковано за измену.

Морган едва не потер руки – наконец-то разговор принимал нужное ему направление.

– Мне говорили, что этот Болтон участвовал в восстании якобитов в тысяча семьсот пятнадцатом, – небрежным тоном заметил он, внимательно вглядываясь в портрет.

– Да, именно так. Он должен был быть арестован, но ему удалось бежать из страны.

– Возможно, ему помогал кто-нибудь из соседей? Наверное, здесь есть и другие, разделяющий его взгляды, как вы думаете?

Сэр Джаспер невесело рассмеялся.

– Большинство здешних господ, как брат леди Дэниелы, например, вообще не желают со мной знаться, а тем более говорить о своих политических симпатиях.

Тем временем Морган внимательно разглядывал портрет. Чарльз Болтон ему неуловимо кого-то напоминал, но он никак не мог понять – кого именно. Молодому человеку на портрете было лет двадцать – двадцать два. Приземистый, широкий в кости, он был облачен в дорогой, расшитый золотом камзол до колен. Белые шелковые чулки поддерживались подвязками с алыми, в тон камзолу бантами. Красные туфли на высоких каблуках украшены золотыми пряжками с рубинами. Пышный парик с длинными каштановыми локонами обрамлял широкоскулое лицо. Что-то знакомое почудилось Моргану в его вызывающей позе – выпяченная грудь, надменно поднятый подбородок, дерзкий взгляд маленьких, глубоко посаженных глаз.

– Пожалуй, красавцем его не назовешь, – сообщил Морган результат своего пристального изучения сэру Джасперу.

Тот усмехнулся и подошел ближе к портрету.

– Что верно, то верно. И тем не менее я слыхал, что он имел особый подход к дамам. Говорят, некоторые здешние девицы и даже замужние дамы выплакали себе все глаза, когда он исчез.

– А сам он не был женат?

– Нет. Да и вообще он был дураком.

– Почему? – удивился Морган. – Потому что не женился?

– Да нет. Просто я никак не могу взять в толк, зачем человеку рисковать своей жизнью и всем своим имуществом ради такой дурацкой цели. Посадить на трон сына короля, который, насколько я могу судить, не лучшим образом справлялся со своими обязанностями и вверг свою страну в неисчислимые бедствия! Да для этого надо быть круглым дураком!

Слышать такие высказывания от предполагаемого сторонника якобитов? Ну это уж слишком. Морган искоса взглянул на сэра Джаспера. Не пытается ли тот нарочно убедить его в своей лояльности королю Георгу?

Осторожно выбирая слова, Морган заметил:

– Я полагаю, вы не испытываете большой симпатии к якобитам?

– Да совсем никакой! Впрочем, я вообще далек от политики. Скажу вам честно, я даже не вижу явной разницы между вигами и тори.

– А как вы думаете, нет ли здесь, в доме, подземного хода, через который Чарльз Болтон мог бежать, когда его пришли арестовывать? – спросил Морган, стараясь не выдать своего особенного интереса к этой теме.

– Есть, есть! – оживился Уилтон. – Я недавно наткнулся на такой ход. Вполне возможно, что Болтон выбрался через него.

– Подземный ход? – с интересом воскликнула Дэниела, которой весь этот разговор о якобитах начал порядком надоедать. – Вы нам его покажете?

Однако по некоторому замешательству, отразившемуся на лице сэра Джаспера, Морган понял, что тот не в восторге от этой идеи. И его подозрения, которые начали было утихать, вновь вспыхнули с новой силой.

– Ну пожалуйста, сэр Джаспер, – между тем упрашивала старика Дэниела, – ну пожалуйста, покажите нам его!

И сэр Джаспер, который, по-видимому, был очарован Дэниелой, не смог ей отказать. Он жестом пригласил их следовать за собой и повел в библиотеку. Стены здесь были отделаны дубовыми панелями, а возле одной стены стояла массивная конторка, на которой возвышался канделябр вычурной формы. На столешнице лежала раскрытая конторская книга. Видимо, перед их приходом Уилтон проверял счета.

Возле конторки на стене висел щит. На поле, разделенном на три части, были изображены три льва, стоящие на задних лапах, два в профиль, и один – анфас. К этому щиту и подошел хозяин.

– Фамильный герб Болтонов, – пояснил он и надавил на правый глаз изображенного в центре льва. Вся дубовая панель, на которой висел щит, повернулась, открывая узкий проход с уходящей вниз каменной лестницей.

– И как же вы смогли обнаружить этот ход? – с подозрением спросил Морган.

– Да очень просто. Мне показалось, что в глазу у льва какое-то грязное пятно. Я принялся его оттирать и случайно с силой нажал, – с охотой объяснил сэр Джаспер.

– Леди Дэниела, – вдруг воскликнул Морган, – куда вы?

Но Дэниела, выхватив свечу из канделябра, уже спускалась по лестнице.

– Я хочу посмотреть!

– Боже правый, – воскликнул обеспокоенный хозяин, – леди, вернитесь! Там темно, грязно и опасно. Этим ходом уже много лет никто не пользовался!

– Куда ведет эта лестница? В погреб?

– Нет, в потайную комнату. А из нее начинается подземный ход.

– И где он заканчивается?

– Не знаю. Я никогда по нему не ходил. Ход старый, он просто выкопан в земле и очень плохо укреплен. Умоляю вас, леди, вернитесь, пока стены не обрушились на вас!

Слова Уилтона не на шутку встревожили Моргана.

– Ад и сто чертей! – воскликнул он. – Дэниела, сейчас же вернитесь! Я вам приказываю!

Едва ли это был правильный тон, но ему некогда было выбирать выражения.

– Я просто хочу посмотреть, куда ведет туннель! Это очень интересно! – Голос Дэниелы звучал все глуше.

Морган скрипнул зубами. Ну какого черта она его не слушает! Безрассудная девчонка! Выдрать ее как следует!

– Боже мой, – внезапно донеслось до них из темноты. – У меня свеча погасла.

Бормоча про себя ругательства, Морган скинул камзол и, вытащив еще одну свечу из канделябра, поспешил к лестнице.

– Я приведу ее назад! – крикнул он сэру Джасперу.

Лестница была такой узкой, что его плечи с трудом помещались между стенами. Моргану пришлось повернуться боком, чтобы не задевать грязные, влажные камни. По мере того, как он спускался, воздух становился все более затхлым и тяжелым.

Достигнув конца лестницы, Морган оказался перед черным туннелем, уходящим куда-то в сторону. Он старательно прислушивался, но ничего не услышал. Черт возьми, где же Дэниела? Он громко окликнул ее.

– Я тут, в потайной комнате, – донесся до него из темноты оживленный голос.

Как бы Морган ни сердился, он не мог не оценить спокойного мужества девушки, не испугавшейся кромешной тьмы. Сам он ненавидел такие вот узкие, тесные пространства. Ему сразу же становилось трудно дышать, сердце начинало неистово колотиться, и лоб покрывался холодным потом. Он ничего не мог с собой поделать.

К его ужасу, потолок в проходе был совсем низким, так что ему пришлось наклонить голову и немного согнуть колени. В такой неудобной позе Морган, тяжело дыша, шел вперед, проклиная бездумную отвагу Дэниелы и мечтая снова оказаться на свежем воздухе. Он предпочитал свет и простор.

– О, как хорошо, вы принесли свечу!

Морган, изогнувшись, поднял голову и увидел впереди проем, ведущий в небольшое помещение. Через несколько шагов он вошел в комнату и с облегчением выпрямился. Дэниела ждала его здесь, с испачканным лицом и глазами, сверкающими в предчувствии приключений. Неожиданно она показалась ему такой желанной, что он с трудом подавил порыв прижать ее к себе и поцеловать.

Поразившись своей столь странной в данных обстоятельствах реакции, Морган подошел к девушке. Она зажгла свою свечу от пламени горящей свечи и с улыбкой посмотрела ему в глаза. Еще немного, и он бы поддался своему внезапному порыву. Чтобы избежать искушения, Морган оглянулся вокруг, рассматривая небольшую комнату, больше похожую на склеп.

У дальней стены стояла удобная на вид кровать, возле нее стул и стол, на котором стояли подсвечник и пустая бутылка из-под вина. Морган с удивлением присвистнул.

Похоже, этой комнатой пользовались не так уж давно. Внезапно он заметил под кроватью какой-то листок. Нагнувшись, он поднял старый номер «Ирвинг пост» и сразу же взглянул на дату. Газета вышла три месяца назад. Итак, совсем недавно кто-то скрывался в этой комнате. Морган недоуменно покачал головой. Но в следующую минуту он уже забыл об этом, так как обнаружил, что Дэниела опять исчезла.

– Дэниела! – крикнул он в темноту, теряя последнее терпение. – Где вы, черт вас возьми!

– Я хочу посмотреть, куда ведет этот ход, – услышал он откуда-то издалека.

Морган шагнул следом, с ужасом вспоминая слова Уилтона, что проход не укреплен и может в любую минуту рухнуть.

– Немедленно возвращайтесь! – с отчаянием крикнул он. – Это слишком опасно!

– Если вы боитесь, то не ходите за мной! А я пройду до конца и вернусь!

Только этого еще не хватало! Чертыхнувшись про себя, Морган поспешил следом. Как и предупреждал Уилтон, дальше ход не был укреплен каменными стенами и представлял собой что-то вроде норы, вырытой в земле. Он был таким же узким и низким, как и предыдущий, и Моргану вновь пришлось согнуться в три погибели. Наконец где-то впереди забрезжил неяркий свет.

– Дэниела, подождите! – хрипло крикнул Морган. Он опять начал задыхаться.

Дэниела остановилась и обернулась к нему с таким радостным, оживленным выражением на лице, что вся злость Моргана тут же растаяла без следа.

– Идемте быстрее, вон там уже виден конец! – И, снова повернувшись, она поспешила вперед по сырому грязному туннелю, который начал подниматься вверх под небольшим уклоном.

Девушка явно не разделяла его неприязни к тесным, темным помещениям. Морган едва не застонал. Да ей нужен телохранитель, который охранял бы ее от ее же собственного безрассудного упрямства!

Казалось, прошла еще целая вечность, когда они наконец достигли конца этой проклятой норы. Здесь проход расширялся, так что Морган мог наконец стоять рядом с Дэниелой, выпрямившись во весь свой рост. Свет пробивался сквозь узкую щель вверху. Внимательно приглядевшись, Морган увидел деревянную дверь, а под ней к стене туннеля была прислонена грубо сколоченная лестница, связанная для верности кожаными ремешками.

Морган потянулся вверх и, приподняв дверцу, выглянул наружу. Он увидел камни и корни деревьев. В следующее мгновение он уже взобрался по лестнице и оказался в сосновом лесу, с жадностью вдыхая чистый свежий воздух, пропитанный целительными ароматами нагретой хвои и цветов. Он несколько раз с шумом выдохнул, стараясь очистить легкие от удушливого смрада подземелья. Боль и непонятный ужас, которые всегда сжимали его сердце в тесном помещении, постепенно отпускали его, тело наполнялось легкостью и живительной энергией.

Из проема показалась голова Дэниелы. Ее непослушные огненно-рыжие кудри, выбившиеся из прически, были щедро обсыпаны землей. Морган нагнулся и, обхватив девушку за талию, одним рывком вытащил на поверхность. Но не спешил отпускать ее. Так они и стояли, тесно прижавшись друг к другу, и руки Моргана, словно против его воли, двигались по соблазнительным изгибам ее стройного тела. В эту минуту он не смог бы отпустить ее даже под страхом смерти.

Неожиданно Дэниела громко прыснула. Морган замер, продолжая сжимать ее талию.

– Могу я узнать, что вас так рассмешило? – глухо спросил он, пытаясь выровнять дыхание.

– Да вы же сами, – весело ответила Дэниела. Никогда еще женщины не смеялись над ним в столь интимные моменты!

– Вот как, – сухо сказал Морган, опуская руки. – Счастлив, что дал вам повод для веселья.

– Вы бы тоже смеялись, если бы могли себя увидеть, – беззаботно сказала она, не обращая внимания на внезапное изменение его тона. – Вы покрыты таким слоем грязи, что напоминаете сейчас какого-нибудь углекопа.

Морган оглядел себя и с грустью убедился в правоте Дэниелы. Можно было себе представить, что там с его лицом.

Чтобы скрыть замешательство, Морган нагнулся и прикрыл дверцу. С наружной стороны она была покрыта слоем дерна. Морган обратил внимание, что вокруг валялось множество веток. Видимо, ход был тщательно замаскирован. Тогда он опустился на колени и навалил на дверцу ветки и иглы, стараясь сделать ее как можно незаметнее.

– Вы знаете, где мы сейчас? – спросил он, поднимаясь на ноги. Дэниела кивнула:

– Да, конечно. У нас здесь только один сосновый лес. Мерривуд должен быть вон в том направлении. – Она показала рукой на запад. – Если мы пойдем туда, то выйдем к ручью.

Девушка вся так и светилась от возбуждения. И Морган с восхищением отметил, как преобразилось при этом ее лицо. Свежий румянец и сверкающие зеленые глаза сделали ее по-настоящему хорошенькой.

Они отправились в сторону Мерривуда, оставив сосновый лес позади. Теперь они шли по лугу, и тропинка спускалась все ниже, пока наконец не вывела их к ручью. Стоя на берегу по пояс в высокой прибрежной траве, Морган огляделся и неожиданно для себя увидел невдалеке, прямо на высоком берегу, убогую лачугу, кое-как сколоченную из досок и уже порядком сгнившую.

– А это что там еще такое?

– Это хижина старого Руфуса Денни. Он не совсем в своем уме. Его здесь называют Полоумный Денни. – Дэниела поддела носком туфли камешек и скинула его в ручей. – Вообще-то он не опасен. Хотя последнее время поговаривают, что он совсем тронулся умом. И ему чудятся всякие лешие и привидения.

– И давно он живет здесь?

Дэниела покачала головой, стараясь не смотреть на Моргана.

– Он из семьи фермера-арендатора из Гринмонта. Там он прожил всю свою жизнь, пока Бэзил не обвинил его в браконьерстве. И тогда отец выгнал его из имения. Я никогда не верила, что Денни был виновен, и пыталась заступиться за него, но отец и слушать ничего не хотел. Тогда Денни пришлось уйти в лес.

– И на чьей же земле он теперь живет?

– Эта земля принадлежит сэру Джасперу. Он один из немногих, кто не чурается бедного Денни. Сэр Джаспер, как и я, уверен, что он никому не причинит вреда. Да только с нами мало кто согласен.

Пока она говорила, Морган присел над ручьем и вымыл перепачканные землей руки и лицо. Затем достал из кармана батистовый платок и, обмакнув в воду, поднялся и стер несколько грязных полос с лица девушки.

– Я знаю еще всего двух женщин, – с неожиданной нежностью сказал он, – которым хватило бы смелости вот так же запросто отправиться по этому темному ходу, ведущему неизвестно куда.

При этих словах неожиданная тень набежала на лицо Дэниелы, и оно потухло, словно облако закрыло солнце.

– Почему-то я не сомневаюсь, что одна из них – Рейчел, – сказала она, даже не пытаясь скрыть язвительные нотки, внезапно прозвучавшие в ее тоне.

Морган не мог этого не заметить и с изумлением уставился на нее.

– Как вы догадались? – спросил он, не зная, что ему и думать.

Дэниела только молча пожала плечами. Кто же еще это мог быть, если не Само Совершенство? Она сама удивлялась, откуда вдруг взялась эта неприязнь по отношению к женщине, которую она никогда даже не видела. С внезапным раскаянием она напомнила себе, что еще совсем недавно была благодарна этой незнакомой женщине за то, что та спасла жизнь Благородного Джека.

Но теперь вместо благодарности она вдруг ощутила горький укол ревности. Что, если Благородный Джек так же влюбился в эту несравненную красавицу, как герцог и его брат? Ведь, судя по тому восторгу, с которым говорил о ней лорд Морган, никто не мог устоять против ее чар.

– А кому же принадлежит честь быть второй после Рейчел? – спросила Дэниела, пытаясь отвлечься от неприятных мыслей.

– Ее невестка Меган, леди Арлингтон. Она замужем за Стивеном, братом Рейчел.

– Это не тот ли самый лорд Арлингтон, который принадлежит к кругу друзей Энтони Дентона? – спросила Дэниела.

Во время ее первого и единственного лондонского сезона многие молодые люди мечтали быть принятыми в этот заветный узкий круг утонченных циничных аристократов, посвятивших свою жизнь одним только удовольствиям, но зато достигших в этом самых невероятных и подчас запретных высот.

Эти бездельники вызывали у Дэниелы откровенное презрение, но она никак не могла избежать их общества, так как Бэзил отчаянно стремился стать среди них своим человеком. Он упорно обхаживал этих молодых людей, но, несмотря на все его усилия, они так и не сочли его достойным быть принятым в их круг, чем страшно задели его самолюбие.

Вопрос Дэниелы заставил Моргана напрячься.

– Вы встречали Стивена и Тони? – подозрительно прищурившись, спросил он.

– Да, – ничего не подозревая, просто ответила Дэниела. – Нас знакомили. Но я не принадлежу к тем женщинам, которые могут их интересовать. В числе любовниц Арлингтона были самые красивые женщины Лондона.

– Да уж, действительно, – заметно повеселев, согласился Морган. – Вы явно к ним не принадлежите. – И он с явным облегчением рассмеялся.

Дэниела нахмурилась и поджала губы. Она и сама знает, что не слишком красива, чтобы привлекать внимание мужчин, но, черт побери, разве это повод для смеха?

– Я слышала, что лорд Арлингтон умер.

– Да, так все считали после того, как его похитили в Дувре. О нем ничего не было известно более двух лет. А затем он сумел вернуться на родину. Да еще и привез с собой милую жену. Впрочем, Рейчел никогда не теряла надежды на то, что он жив.

«Ну вот, еще одно достоинство этой несравненной леди!» – подумала Дэниела и, устыдившись своего раздражения, заметила:

– Как мне жаль его бедную жену! Ведь это, наверное, ужасно – быть женой такого бессердечного сластолюбца, как лорд Арлингтон.

– Почему же, – было видно, что Моргана откровенно позабавило такое замечание, – Меган просто светится от счастья. Она обожает Стивена.

– Значит, она просто не представляет себе, что это за тип мужчин, к которым принадлежит ее муж, – уверенно заявила Дэниела.

Морган так игриво усмехнулся ей в ответ, что ее бедное сердце внезапно остановилось, а затем забилось в бешеном ритме.

– Подозреваю, что именно вы об этом знаете меньше всех. К тому же Стивен очень изменился с тех пор, как вернулся из Америки.

Дэниела позволила себе в этом усомниться, но промолчала. Вместо этого она взяла из рук Моргана носовой платок.

– Теперь моя очередь, – сказала она тихо и принялась оттирать остатки грязи с его лица. Морган застыл и стоял, не шелохнувшись, все время, пока она старательно вытирала его щеки, нос и лоб.

Наконец она закончила и, опустив руки, улыбнулась своей заразительной озорной улыбкой.

– Ну вот. Теперь гораздо лучше. На углекопа вы больше не похожи – правда, на лорда пока тоже.

Она посмотрела ему в глаза, и словно что-то вспыхнуло у нее внутри от его странного взгляда, приковавшего к себе ее взгляд. Дэниела судорожно вздохнула, и в следующее мгновение он притянул ее к себе и припал к ее губам жадным, долгим поцелуем. В первое мгновение она была слишком ошеломлена этим бурным натиском, чтобы как-то отреагировать, но затем пламя, которое он разжег в ее сердце, поглотило ее, и она начала отвечать на его поцелуи с не меньшим пылом.

Морган застонал и прижал ее к себе еще крепче, словно стремясь полностью поглотить ее тело, тающее в его объятиях.

Дэниела почти не чувствовала под собой ног – только этот странный расплавленный огонь, текущий по всему ее телу и туманящий голову. И если бы не сильные объятия Моргана, она, наверное, просто упала бы. В безотчетном порыве она откинула назад голову, подставляя ему для поцелуев шею.

Морган не заставил себя долго упрашивать. Его горячие губы медленно заскользили вниз, прокладывая цепочку обжигающих поцелуев вдоль изящно изогнутой шеи к вырезу платья.

Поддерживая ее одной рукой, Морган резким движением сорвал с ее платья кружевную косынку, завязанную поверх глубокого декольте. Она чувствовала, как его торопливые пальцы расстегивают лиф платья, но была так ошеломлена захватившими ее чувствами и ощущениями, что просто не сознавала до конца, что он делает и что затем последует.

Его горячие губы двинулись дальше, покрывая поцелуями верхнюю часть груди.

– Дэниела, – почти простонал он, – ты сводишь меня с ума.

Наконец его губы добрались до вожделенной цели, и он припал к ее соску, лаская его языком. Неизведанные, дивные ощущения пронзили девушку, лишая ее всякой способности сопротивляться непонятным и пугающим чувствам. Невероятное пьянящее наслаждение охватило ее тело.

Но вместе с этим наслаждением в памяти, подобно взрыву, вспыхнуло страшное воспоминание о других – жестких и беспощадных – губах, возвращая ее из сладкого полусна. Она вдруг отчетливо вспомнила, что последовало за этими поцелуями, и поняла, что сейчас произойдет.

С неожиданной силой, удесятеренной ужасом, пришедшим на смену сладкому опьянению от поцелуев, Дэниела внезапно забилась, вырываясь из объятий Моргана.

От неожиданности Морган мгновенно выпустил ее.

– Ад и сто чертей! Дэниела! Что случилось? – Казалось, он был смущен не меньше, чем она.

– Оставьте меня! – выкрикнула Дэниела, едва сдерживая рыдания. Она резко повернулась и, подхватив подол платья, побежала в сторону Мерривуда, почти не разбирая дороги. Прочь, прочь от этого человека и его обольстительных, невыразимо сладких поцелуев.

Но в глубине души она понимала, что бежит не от Моргана. Она пыталась убежать от самой себя и от своих ужасных воспоминаний.

7

Вечером того же дня Дэниела осталась в своей спальне и даже не спустилась к столу. Сказавшись больной, она велела подать обед себе в комнату. После сцены у ручья, о которой она не могла вспоминать без дрожи и краски стыда, Дэниела даже представить себе не могла, как она теперь встретится с лордом Морганом.

В полном смятении она бесцельно ходила по комнате, снова и снова перебирая в памяти события сегодняшнего утра. Как же получилось, что она так легко поддалась ему? Ее потрясло даже не то, что он пытался с ней сделать, – что еще можно было ждать от мужчины, а в особенности от такого повесы и донжуана, как лорд Морган. Но как она могла позволить ему это, да еще с такой охотой! Дэниела не собиралась лукавить перед собой – она хорошо помнила, с какой страстью отвечала на его поцелуи. Даже сейчас от одного только воспоминания о его горячих губах у нее кружилась голова и сладко щемило в груди. И это пугало ее больше всего остального. Но, кроме страха, в ее душе поселилась крохотная надежда.

После того как Ригсби с грубой силой овладел ею, она не могла думать о прикосновении и поцелуях мужчин иначе как с отвращением. И она не сомневалась, что так будет всегда и что в объятиях любого мужчины она может испытывать лишь омерзение. Но с Морганом все было иначе. Дэниела с задумчивой улыбкой коснулась пальцами губ, вспоминая, какими нежными и горячими были его губы...

«Какая же ты глупая, Дэниела Уинслоу! – одернула она себя. – Ведь это лорд Парнелл – самый известный распутник и волокита в Лондоне! Ему ничего не стоит соблазнить любую женщину. Теперь понятно почему! А ты и растаяла, вообразила себе невесть что!» И Дэниела схватилась за щеки, вдруг запылавшие от невыносимого чувства стыда. Как быстро и просто он смог добиться своего – теперь, наверное, потешается над глупой деревенской дурочкой! Ну нет, черт возьми, больше этого не случится! Она покажет этому лондонскому щеголю, что ее не так легко соблазнить, как он думает. Вот только хватит ли у нее самой сил противостоять человеку, одна улыбка которого способна лишить ее воли, а поцелуи просто сводят с ума.

В эту ночь Дэниела спала очень плохо, и даже во сне ее преследовал образ лорда Моргана...

Наутро она встала рано с твердым намерением не думать больше о лорде Моргане и отправилась на верховую прогулку. Она навестила некоторых своих друзей и знакомых из семей угольщиков сэра Флетчера, кому-то отвезла лекарства, кому-то одежду, а кому-то достались и деньги из последнего улова Благородного Джека. Да вот беда, деньги почти закончились, а в некоторых семьях, где было много детей или кто-нибудь из взрослых серьезно болен, положение было просто отчаянное. Дэниела не могла без слез смотреть на голодных детишек с печальными глазами и на серые безрадостные лица их матерей, понимая, что она ничем не может им помочь.

Возвращаясь домой, она думала о том, что пора Благородному Джеку вновь браться за оружие. Да только где оно, это оружие? Пока она не найдет способ выкрасть у лорда Моргана свои пистолеты, она ничего не может сделать. Значит, придется действовать – и действовать в самое ближайшее время.

Когда она вечером спустилась к обеду, перед ней тут же возник Морган.

– Что за болезнь лишила нас вашего приятного общества, миледи? – спросил он, и в его голосе неожиданно прозвучала искренняя забота. Дэниела была невольно тронута, но тут же покраснела, вспомнив, какой недуг не позволил ей вчера выйти к гостям.

В голубых глазах Моргана мгновенно вспыхнули веселые искорки, он все понял и улыбнулся.

Разозлившись на него за самодовольную, как ей показалось, улыбку, а пуще на себя, Дэниела напустила на себя надменный вид и холодно ответила:

– Я просто устала и хотела избежать еще одного утомительного и скучного вечера.

Теперь его глаза просто откровенно смеялись.

– Позвольте предложить вам руку и проводить вас к столу, миледи. Обещаю, что сегодня вечером вам скучно не будет.

– Однако вы очень самоуверенны, милорд! – заметила Дэниела, подавая ему руку.

И тем не менее когда час спустя она встала из-за стола, то была вынуждена признать, что Морган сдержал обещание – что-что, а скуки она уж точно не испытывала.

Ей не хотелось признаваться самой себе, но ей было необыкновенно приятно общество этого милого повесы. Он совершенно обезоружил ее своим неиссякаемым чувством юмора и обаянием. И это при том, что у нее не оставалось никаких иллюзий по поводу его истинных намерений. Снова и снова она говорила себе, что должна быть с ним осторожна – еще немного, и она потеряет свое сердце, а это было бы для нее непоправимой, трагической ошибкой.


На следующий день Морган выехал из ворот Гринмонта на своем жеребце в надежде немного развеяться. Ему следовало бы сосредоточиться на якобитском заговоре и задании короля, а вместо этого все его мысли занимала Дэниела. Воспоминания о ее податливых нежных губах, атласной коже и, главное, о ее страстном отклике на его поцелуи на берегу ручья, преследовали лорда днем и ночью, не позволяя думать ни о чем другом.

Ему отчаянно хотелось заняться с ней любовью. В тот вечер он лег спать, изнемогая от желания, и наутро поднялся с одной этой мыслью. Она снилась ему ночью и занимала все его мысли днем. Причем и во сне, и в своих дневных фантазиях он шел гораздо дальше, чем те реальные отношения, на которых они остановились по ее вине.

В этом не было ничего необычного – не она первая вызывала в нем вожделение, а в том, что это всего лишь вожделение, он ни минуты не сомневался. Правда, сила его влечения поражала его самого. Этого он никак не мог объяснить, и это его не на шутку тревожило.

Его богатый опыт в делах такого рода говорил, что стоит овладеть предметом своего вожделения, и очень скоро наступает пресыщение и охлаждение. И сейчас его навязчивой мыслью стало заполучить Дэниелу себе в постель, чтобы избавиться таким образом от этого мучительного влечения к ней, освободить наконец свои мысли и чувства.

Недалеко от Гринмонта с ним поравнялся Ферри, возвращающийся из своей очередной поездки по окрестным деревням.

– Ну что, – нетерпеливо спросил Морган, – удалось узнать что-нибудь новое?

– Да нет. Якобитам здесь, похоже, никто не сочувствует. Говорят, что Уолтер Бригс, укравший деньги у хозяев Гринмонта, был единственным якобитом.

– Черт, мы здесь уже две недели, а не продвинулись ни на шаг! – Морган не мог сдержать раздражения.

– Сегодня вечером в кабаке «Пятнистая корова» соберется много народу. Один местный житель женится и собирается праздновать конец холостой жизни. Пить будут много, а где много пьют, там и много болтают. А о чем еще поговорить, как не о политике. Думаю пойти туда сегодня.

– Я с тобой, – заявил Морган. Все лучше, чем сидеть еще один вечер рядом с Дэниелой, изнемогая от желания и не смея к ней прикоснуться.

Ферри критическим взглядом окинул богатый костюм своего хозяина.

– Только уж тогда придется вам переодеться. Не то с нами вообще никто не станет разговаривать.

– Что ж, значит, тебе придется раздобыть для меня одежду. – И Морган развернул коня в сторону Гринмонта.

По приезде он нашел Бэзила в библиотеке и объявил ему, что не будет на обеде.

– Я намерен немного развлечься сегодня вечером, – небрежным тоном сообщил он. – Хочу посмотреть, что мне может предложить Уорикшир в этом смысле.

Бэзил насмешливо взглянул на лорда и многозначительно ухмыльнулся.

– Полагаю, вы намерены оказать свое внимание какой-нибудь красотке?

– И, возможно, не одной, – в тон ему, с такой же идиотской ухмылкой ответил Морган. – Я слышал, в здешних краях водятся прехорошенькие селяночки.

Моргану было на руку, что виконт решил по-своему объяснить его отсутствие. Меньше будет вопросов.


Дэниела как раз спускалась по лестнице, когда Морган выходил из дома. Она увидела его и на минуту остановилась, не в силах отвести взгляд от его ловкой, высокой фигуры, в который раз подивившись легкости и быстроте его движений, мало свойственной людям его роста и сложения.

Проходя мимо библиотеки, она услышала, как Бэзил ее окликнул.

– Нам сегодня понадобится на один прибор меньше, – сказал он. – Лорд Морган не обедает с нами. Он вообще скорее всего вернется утром.

Неожиданная боль, которую она почувствовала при этом известии, неприятно поразила Дэниелу. Ведь она же собиралась выкинуть его из головы. Так не все ли ей равно, где он собирается провести сегодняшний вечер?

– А куда он пошел?

– По шлюхам.

– Что? – ахнула Дэниела, потрясенная не столько грубостью брата, к которой она привыкла, сколько отвратительным смыслом его слов.

Увидев ее реакцию, Бэзил удовлетворенно хмыкнул.

– Он сам мне сказал, что пойдет по шлюхам. Хотя, если правда то, что я о нем слышал, он и без денег способен соблазнить любую красотку, какую только захочет.

Дэниела отвернулась, не в силах скрыть отвращения. Хотя, с чего бы ей так реагировать? Бэзил ведь не сказал ей ничего нового. Она сама знает, и не только по слухам, какая репутация у лорда Моргана.

– Хорошо еще, что ему хватило благородства не оскорбить мой дом, нарушив законы гостеприимства, – продолжал Бэзил, видя, как неприятен Дэниеле этот разговор. – И, несмотря на все твои заигрывания и бесстыдное поведение, он благоразумно отверг тебя. Что ж, ему не откажешь в здравом смысле или, возможно, просто в хорошем вкусе.

Дэниела едва не задохнулась от ярости и обиды.

– Я никогда не заигрывала с ним, и тебе это прекрасно известно!

– Вот как? – с издевкой спросил Бэзил. – А что же ты делала во время обеда и до этого – в гостиной, когда навязала ему свое общество? Если это называется не заигрывание, то, может, лучше сказать, что ты просто вешалась ему на шею?

– Неправда! Он сам подошел ко мне! И сам предложил мне руку!

Дэниела яростно развернулась и направилась из библиотеки, а вслед ей несся издевательский голос Бэзила:

– Глупости! Ни один мужчина, имеющий хоть толику вкуса, никогда не предпочтет твое общество обществу леди Элизабет Сандерс.

«Что ж, – мрачно подумала Дэниела, – в этом он, без сомнения, прав».

Однако ее настроение немного улучшилось, когда она вспомнила про пистолеты. Отсутствие лорда Моргана открывало перед ней долгожданную возможность – незаметно проникнуть в его спальню. Если его не будет до утра, что ж, тем лучше! У нее хватит времени, чтобы обыскать каждый уголок в его апартаментах.


В «Пятнистой корове» в тот вечер действительно собралось много народу. В большом помещении было довольно темно, и Морган мог не бояться, что кто-нибудь его узнает в той простой грубой одежде, которую раздобыл ему Ферри.

Сам Ферри уже несколько раз посещал эту таверну, его здесь знали, и несколько человек с грубоватой непринужденностью, дружески приветствовали его. Ферри представил им Моргана как своего двоюродного брата. Остальные вообще не обратили на них никакого внимания.

Правда, это никак не относилось к пышногрудой девице, что обслуживала посетителей. Едва завидев Моргана, она тут же оценивающе оглядела его с головы до пят и, видимо, оставшись довольной осмотром, прямо направилась к нему, призывно покачивая бедрами. На вид ей было лет двадцать пять. С пышными черными волосами, рассыпавшимися по обнаженным плечам, и выразительными карими глазами, она показалась Моргану довольно хорошенькой.

Она подошла к ним и низко наклонилась над Морганом, касаясь грудью его плеча. На Моргана пахнуло резким ароматом дешевых духов.

– Что, впервые здесь, красавчик? – спросила она низким грудным голосом.

– Да, – коротко ответил Морган. Любезничать с этой соблазнительной пышечкой никак не входило в его планы.

Девица кокетливо улыбнулась.

– Дженни с удовольствием обслужит тебя, красавчик. И не только за столом.

– По кружке эля мне и моему приятелю, – стараясь говорить хриплым голосом, потребовал Морган и похлопал красотку пониже спины. – Да поживее.

Когда Дженни отошла, Ферри кивнул на длинный стол в глубине. Оттуда доносились грубые голоса и взрывы пьяного хохота.

– Пересядем туда. Я заметил одного старика. Мне говорили, что лучше его никто не знает о том, что творится в округе. Однако Ной, так его зовут, никогда не распускает язык с теми, кого плохо знает, если только его как следует не подпоить. Судя по всему, сейчас благоприятный момент.


Во время обеда Дэниела раздумывала, какой бы ей найти предлог, чтобы улизнуть наверх. Обычно после обеда все допоздна засиживались в гостиной, и у нее было бы достаточно времени, чтобы обыскать комнату Моргана, пока на верхнем этаже никого не было. Однако ее планы неожиданно нарушила Элизабет. Узнав, что Моргана сегодня вечером не будет, она едва дождалась окончания обеда и, сославшись на головную боль, сказала, что поднимется к себе.

Единственными гостями, кроме Элизабет, задержавшимися в Гринмонте после бала, были кузина Дэниелы Марта с мужем, Уильямом Энрайтом. Когда-то Уильям Энрайт был одним из самых верных и преданных поклонников красавицы Элизабет. И вот теперь его интерес вспыхнул вновь. Он явно не собирался уезжать, пока здесь гостила Элизабет. Его беременная жена была просто в отчаянии.

– Я ничуть не удивлен, что леди Элизабет неважно себя чувствует, – заявил сей достойный джентльмен. – Видимо, эти дни что-то неблагополучно с погодой. Я и сам очень плохо спал и теперь просто умираю от усталости. Надо лечь сегодня пораньше. Пожалуй, я тоже пойду к себе. Извини меня, Бэзил.

Он поспешно направился к выходу, а Дэниела подумала, уж не собирается ли он нанести визит красавице Элизабет. Видимо, точно такая же мысль посетила и Марту. Она также встала:

– Я тоже пойду наверх. Знаете, последнее время бедный Уильям что-то жалуется на недомогание. Я очень тревожусь за него. Прошу меня извинить.

Проследив за ней взглядом, Бэзил недовольно проворчал:

– Я тоже пойду. Что толку здесь оставаться?

Дэниела прикусила губу от досады. Теперь, когда все разошлись по своим комнатам, она не сможет незаметно проскользнуть в комнату Моргана. Придется ждать ночи. Хорошо еще, что Морган не вернется сегодня до утра.


Морган начинал уже терять терпение. Ной осушал кружку за кружкой, которые по просьбе Моргана услужливо подносила ему Дженни, и болтал не переставая. Однако до сих пор в его болтовне ничего интересного не было.

Он долго и нудно жаловался на жизнь, на Уальда Флетчера, который платил своим рабочим гроши, помянул добрым словом Благородного Джека, но все это было не то, что хотел бы услышать Морган.

– Некоторые говорят, что было бы лучше, если б на троне оказались Стюарты, – заметил Морган, подделываясь под простонародную речь своих собеседников, – а не иностранец, которому плевать на англичан.

– Ну, здесь вы вряд ли найдете человека, которому бы понравились такие речи, – криво усмехнулся Ной.

– Точно, – поддержал его сосед справа. – На кой шут нам этот папский прихвостень на троне.

– Только такой вор, как Бригс, и мог поддерживать этих Стюартов, – заметил Ной.

– Не забудь Уилтона из Мерривуда, – мрачно сказал сосед.

– Уилтон? Я слышал что-то о нем, – пожал плечами Ной, – только, думаю, вранье все это. И вообще, судя по тому, что говорят о нем арендаторы, таких хозяев, как Уилтон, еще поискать. Вот разве что наш граф.

– Да, жаль, что после того, как с ним произошел несчастный случай, он передал поместье сыну. Лорд Бэзил не хозяин, – пробурчал сосед.

– А это не был несчастный случай, – вдруг заявил Ной, мрачно усмехнувшись. Морган тут же насторожился.

– Как же так? Говорят, коляска просто перевернулась.

– Перевернуться-то она перевернулась, – хитро сощурившись, сказал Ной, – да весь вопрос в том, отчего она перевернулась. Я был там. Я его тогда и вытащил. И я сам видел эту ось. Она была явно подпилена с таким расчетом, чтобы сломаться на первом же камне или ухабе.

– Но тогда это уже убийство! – воскликнул его сосед. – Ведь кучер-то тогда погиб! Почему ты раньше ничего не сказал шерифу?

– А шериф сам там был, – мрачно буркнул Ной. – И сам все видел. У него такие же глаза, как и у меня, разве нет? Другой вопрос, что они хотят видеть. Но это уж его дело, верно?

В его голосе прозвучала явная неприязнь к шерифу.

– Кто же мог желать графу смерти? – спросил Морган, не надеясь, впрочем, на ответ.

– Да был тут один сумасшедший. Очень он серчал на графа. Полоумный Денни. Может, слыхали? Когда граф его выгнал за то, что тот якобы охотился в его лесах, он очень сердился. Да ведь и подумать – его отец и дед жили на этой земле и обрабатывали ее. Тут бы и любой озлился.

– Так вы думаете, это Денни потрудился над осью? – спросил Морган.

– Кто ж его знает. Да тут все слышали, как Денни кричал, что еще поквитается с графом. Ну сумасшедший, чего с него возьмешь.

– А сейчас он и вовсе спятил, – заметил сосед. – Все твердит, что по лесу ходят мертвецы.

Больше в тот вечер Моргану ничего не удалось услышать интересного. С трудом избежав призывных взглядов Дженни, он вскоре ушел, оставив Ферри в компании Ноя и его словоохотливого соседа.

По дороге в поместье Морган вновь думал о Дэниеле. Заигрывания пышнотелой Дженни оказали на него некоторый эффект, пробудив его чисто мужские инстинкты. Но он прекрасно понимал, что сейчас для него существует всего одна женщина на свете, которую он хотел бы увидеть в своей постели. Так почему бы ему это не сделать? Ведь она, черт возьми, далеко не невинная девушка. Она сама призналась, что отдалась этому негодяю Ригсби, а может быть, не ему одному. И он будет трижды дурак, если не воспользуется этим. Однако по какой-то непонятной ему самому причине эта мысль вызвала в нем лишь бешенство, которое накатывало на него каждый раз, когда он думал о Дэниеле в объятиях другого мужчины.


Дэниела прислушалась, чуть приоткрыв свою дверь. В коридоре было тихо. Тогда она осторожно выглянула и, убедившись, что все спокойно, выскользнула из комнаты. На ней был надет светло-зеленый пеньюар, накинутый поверх тонкой ночной сорочки, и мягкие домашние туфли. Если кто-нибудь ее встретит, она всегда может сказать, что ей не спится и она решила спуститься в библиотеку за книгой.

Дойдя до спальни Моргана, она осторожно взялась за ручку и бесшумно повернула ее, осторожно оглядываясь. Дверь скрипнула, и Дэниела в испуге замерла. Но кругом было тихо, и девушка, успокоившись, тихо скользнула внутрь.

В комнате было совершенно темно, и Дэниела успела подумать о том, что следует наказать горничным оставлять в комнате гостей хотя бы по одной свече – иначе им будет неприятно возвращаться.

Она вышла в коридор и вытащила из подсвечника свечу. Затем вновь зашла в комнату Моргана.

Повернувшись к двери, она осторожно повернула ключ в замке, чтобы никто не смог помешать ей в ее поисках. Но в то же мгновение какая-то тень мелькнула мимо нее, и она оказалась зажатой в железных объятиях.

8

Дэниела тихо вскрикнула от неожиданности.

– Какой приятный сюрприз! Леди Дэниела! – произнес знакомый голос.

Подняв глаза, она встретилась со сверкающим взором Моргана. Этот взгляд обжег ее, вызвав в душе самые противоречивые чувства. Сердце Дэниелы бешено колотилось – и не только от изучения.

Продолжая прижимать ее к себе одной рукой, Морган вытащил ключ из двери и отбросил его в ту сторону, где стояла кровать. Ключ упал на что-то мягкое. Затем он взял из ее дрожащей руки свечу и, подойдя к высокому бюро, вставил ее в серебряный подсвечник.

– Как это мило с вашей стороны, нанести мне еще один ночной визит, миледи. – Чувственные интонации в его голосе вызвали в Дэниеле легкую дрожь. В полумраке комнаты его голос прозвучал как-то по-особенному многозначительно.

– Я... я не...

– Не беспокойтесь. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы вы не были разочарованы.

Он вернулся к ней и, властно притянув к себе, прижался к ее губам жарким поцелуем. Его требовательные, горячие губы вызвали в Дэниеле настоящий пожар. Ей следовало бы оттолкнуть его, и она даже попыталась это сделать, но сладость страстного поцелуя полностью лишила ее сил и желания бороться.

Когда он наконец выпустил ее, у Дэниелы так дрожали ноги, что она была вынуждена прислониться к стене, чтобы не упасть.

Морган оценивающим взглядом окинул ее зеленое шелковое одеяние и лукаво прищурился:

– Вижу, вы оделись как раз соответственно случаю. Я польщен.

Дэниела тихо ахнула. До нее только теперь дошло, что он мог подумать, увидев ее у себя в спальне в такой час, да еще в одном пеньюаре. Она вспыхнула и опустила глаза. Но в следующее мгновение ее щеки запылали еще ярче – она обнаружила, что смотрит на его голую грудь.

– А вы, милорд! Вы... не одеты!

– Приношу свои извинения. Но меня можно простить – я ведь не знал, что вы собираетесь нанести мне визит, и уже лег спать.

– А где же ваша... ночная сорочка? – растерянно спросила Дэниела, ужасаясь про себя глупости подобного вопроса. Ну какое ей дело до того, в чем спит Морган?

– Мне жаль разочаровывать вас, миледи, – в его голосе слышались насмешливые нотки, – но я всегда сплю раздетым. Так что в следующий раз, направляясь в спальню к мужчине с неожиданным визитом, будьте готовы к риску увидеть его в чем... гм-м, не совсем одетым.

– Я не собиралась к вам с визитом, – пролепетала Дэниела, чувствуя, как пересохло у нее во рту и язык отказывается служить. – Я... черт возьми, как вы вообще здесь оказались?

У Моргана от изумления вытянулось лицо.

– Но ведь это моя спальня. Где еще я, по-вашему, должен был быть?

– Но ведь вы пошли... к шлюхам.

– Что? Хорошего же вы обо мне мнения, нечего сказать! Да с чего вы это взяли?

– Так сказал Бэзил. И еще он сказал, что вы не вернетесь до утра.

Ее слова неожиданно разозлили Моргана. Но Дэниеле показалось, что она увидела растерянность в глубине его голубых глаз.

– И вы ему поверили! – Он не мог скрыть своего разочарования. С чего бы это? – Ну что ж, как вы можете сами убедиться, миледи, ваш мерзкий братец ошибся в обоих случаях. Но я на него не в обиде. Он сослужил нам хорошую службу.

И прежде чем Дэниела успела поинтересоваться, что он, собственно, имел в виду, Морган вновь обнял ее и поцеловал. Но это был уже совсем другой поцелуй – нежный, ласковый. И он вновь застал ее врасплох. Она таяла в его объятиях, чувствуя странное томление. Казалось, ее тело реагировало на его ласки независимо от ее воли и желания. Словно оно знало что-то важное, недоступное ее пониманию.

Но наконец, собравшись с силами, она все же оттолкнула его. Морган покорно разжал руки.

– Ну что такое? – В его голосе послышалось недоумение.

– Пожалуйста, не надо больше! – Но ее слова прозвучали неубедительно даже для нее самой.

Чувственная улыбка медленно скользнула по губам Моргана. У Дэниелы перехватило дыхание.

– Это неизбежная цена за ваш опрометчивый поступок. Чего же еще вы можете ожидать, появившись перед мужчиной в таком соблазнительном виде.

– Я не собиралась появляться перед вами! Говорю же вам! Я думала, вас не будет всю ночь., и я... я... – Дэниела запнулась, понимая, что попалась.

– И вы собирались тщательно обыскать мою комнату в надежде найти свои пистолеты, – закончил он за нее.

Дэниела закусила губу.

– Дэниела, я ведь сказал, что верну ваши пистолеты в обмен на обещание оставить эту глупую затею и никогда больше не рядиться в Благородного Джека. Так в чем же дело?

– Но если я дам вам такое обещание, то зачем тогда мне пистолеты? – дерзко спросила она, глядя ему прямо в глаза.

Морган рассмеялся.

– Убедительный довод. Ну что ж, тогда я могу предложить вам кое-что на выбор. Уверен, это может оказаться гораздо более приятным!

– И что же это? – спросила она несколько обеспокоено. Тон Моргана странно волновал и пугал ее.

Морган вновь улыбнулся. Он давно понял, какое действие оказывает на нее его улыбка.

– Позвольте мне любить вас сегодня ночью, здесь, в этой постели.

В первое мгновение Дэниела решила, что не поняла его, слишком бесстыдным было это предложение.

– Что? – переспросила она потрясенно. Он обхватил ее лицо ладонями и медленно провел подушечкой большого пальца по ее губам, вызвав томительный жар, разлившийся по всему телу, и еще какое-то новое, болезненное ощущение.

– Вы меня прекрасно слышали. – Его глаза сверкали, как море в солнечный день. Он нагнул голову и завладел ее губами.

В первое мгновение Дэниела ответила на его поцелуй, не найдя в себе сил противиться той мощной внутренней волне желания, которая завладела всем ее существом. Но вместе со страстью в ее теле разгоралась боль. В следующее мгновение все прежние страхи вновь вернулись к ней. Она ощутила ужас, оказавшийся сильнее тех новых чувств, что будили в ней его поцелуи. Она резко отпрянула, упершись в его грудь руками, и замотала головой:

– Нет, нет, прошу вас!

– Обещаю, что вам будет очень приятно, моя леди-разбойница, – чувственный голос Моргана обволакивал ее, вызывая смятение, лишая последних сил.

В голове Дэниелы мелькнула опасная мысль – а что, если... Его объятия и поцелуи были так восхитительны!

Но вновь в ее памяти возникло перекошенное похотью и злобой лицо Ригсби, и та дикая боль и стыд, что ей пришлось пережить той ночью.

Эти воспоминания были такими яркими, что к Дэниеле вернулись все ее силы. Она решительно оттолкнула Моргана:

– Нет!

На этот раз Морган понял, что она не играет. Он опустил руки, но продолжал уговаривать ее:

– Но почему же нет, дорогая? Вы же видите, как сильно я хочу обладать вами. Вы не можете не понимать, что делаете со мной! Я хочу ваших поцелуев, ваших ласк... И вы ни за что не убедите меня, что сами этого не хотите!

– Нет! – воскликнула в отчаянии Дэниела, чувствуя, что еще немного, и она потеряет голову. Голос Моргана, его слова сводили ее с ума. – Как вы могли подумать, что я соглашусь на это!

Взгляд Моргана стал неожиданно мрачным и. жестким, а губы искривились в циничной усмешке.

– А почему бы и нет, – с издевкой сказал он. – Ведь для вас, кажется, в этом нет ничего нового. Будет вам изображать из себя невинную девушку! Вы пришли ко мне ночью, почти раздетая, вы не можете не понимать, что за этим должно было последовать. Ведь у вас в этом деле богатый опыт, не так ли? Уж кто-кто, а Ригсби хороший учитель! С ним-то вы не играли в невинность!

У Дэниелы внезапно закружилась голова, ей стало трудно дышать. Его несправедливые слова поразили ее в самое сердце, оставив в душе ощущение пустоты и отчаяния. Все эти обвинения были ей хорошо знакомы. Но в его устах они прозвучали как смертный приговор – смертный приговор ее чувствам к нему. Унижение и боль переполняли сердце. И еще горькое разочарование. Морган ничем не отличался от тех, кто все эти годы обливал ее грязью, считая распутной, готовой лечь в постель с любым, кто ее позовет. Как ей хотелось объяснить ему все, рассказать, как было на самом деле! Но разве он поверит ей? Он уже вынес о ней свое суждение. Ей никто не поверит, никто! Даже родной брат!

А Морган продолжал хлестать ее резкими словами, давая волю накопившейся в нем обиде:

– И, как я слышал, Ригсби был не одинок. Были и другие, добившиеся вашей благосклонности! Так почему же вы отказываете мне? Или я недостаточно хорош для вас?

Возмущенная дикой несправедливостью его обвинений, Дэниела ощутила внезапный прилив сил. Да кто он такой, что смеет обвинять ее!

– Почему я отказываю вам? Да потому, что вы наглый развратник! Вы полагаете, что ни одна женщина не в состоянии устоять перед вами?! Ну так я докажу вам, что это не так! Меня вам не удастся добавить к своей коллекции! Будьте вы прокляты! Вы мне просто отвратительны!

Лицо Моргана исказилось от гнева.

– Вот как? Я вам отвратителен! А какой-нибудь бродяга с большой дороги, вроде Благородного Джека, вам не отвратителен? Ему бы вы, без сомнения, отдали все, чего бы он ни пожелал, не так ли?!

Этого Дэниела вынести уже просто не могла.

– Да, именно так! – воскликнула она со злостью. – Потому что вы и мизинца его не стоите со всеми своими титулами и богатством!

Она повернулась и бросилась прочь, чтобы он не увидел ее слез, которые она уже больше не могла сдерживать. Такого удовольствия она ему не доставит!

Дэниела подбежала к двери и изо всех сил дернула за ручку. Но та не поддалась.

– Вы заперли меня! – воскликнула она в панике.

– Вы сами себя заперли, – холодно напомнил он ей, не двигаясь с места.

Дэниела повернулась к нему.

– Где ключ? – У нее дрожали губы, и слезы застилали глаза, но она мужественно держалась, чтобы не зареветь.

Несколько мгновений он не сводил с нее пристального взгляда своих холодных голубых глаз. Затем взял свечу и отвернулся.

– Ключ где-то на кровати. Я сейчас найду его. – Он сразу же обнаружил ключ и, подойдя к двери, отпер ее.

Дэниела уже хотела выскользнуть, но он схватил ее за запястье.

– Подождите, я посмотрю, нет ли там кого. Вдруг еще кому-нибудь не спится.

Пока он оглядывал коридор, она сердито прошипела:

– Раз вы так уверены, что моя репутация уже окончательно погублена, то уж не боитесь ли вы за свою?

Но Морган, казалось, не обратил на ее выпад никакого внимания.

– Никого нет, можете выходить. – Он отпустил ее руку, и Дэниела опрометью бросилась в свою комнату.


Глядя вслед бегущей Дэниеле, Морган невольно любовался ее тонкой гибкой фигурой и пламенем развивающихся за спиной волос.

Когда она скрылась в дверях своей спальни, он почувствовал страшное разочарование и пустоту. Он безумно, просто отчаянно хотел ее. Заскрипев зубами от боли, он закрыл дверь и прислонился спиной к дверному косяку, вытирая рукой пот. Чертова Дэниела! Но сильнее, чем телесная боль неудовлетворенного желания, его мучила рана, нанесенная его самолюбию. Еще ни одна женщина не отказывала ему в любви после столь пылкого начала. Ведь она отвечала на его поцелуи, и отвечала так страстно и охотно, что, казалось, еще немного – и заветная цель будет достигнута.

«Вы мне отвратительны!» Вот как! А Ригсби, этот негодяй и развратник, выходит, ей не был отвратителен! Эта мысль жгла Моргана, как раскаленное железо. Почему ей нравятся всякие проходимцы? Этот Благородный Джек, например? Постой-ка, что она там еще сказала? «Вы и мизинца его не стоите!» А ведь девочка-то, кажется, не на шутку влюблена в этого бродягу! Морган злорадно рассмеялся. Подумать только, какой сюрприз ее ожидает! А что, не грех воспользоваться этой ситуацией!

Морган немного повеселел. Возможно, он сумеет устроить ей свидание с ее любимым героем.

9

После неудачной попытки Дэниелы проникнуть в его комнату в поисках пистолетов, Морган каждый раз, уходя, запирал спальню и уносил ключ с собой. Вот только он не сообразил, что у экономки были дубликаты всех ключей. Когда Дэниела попросила у нее второй ключ от некоторых комнат, это ее нисколько не удивило. В конце концов, именно Дэниела вела здесь все хозяйство.

И вот теперь Дэниела решительно вставила ключ в замок. На этот раз она уже точно уверилась, что Морган уехал. Она вошла в комнату, бросила на кресло холщовую сумку, которую захватила с собой, и, тихо прикрыв дверь, заперла ее изнутри.

И на нее сразу нахлынули воспоминания, заставив щеки пылать от унижения. Обидные слова Моргана вновь зазвучали в ее ушах:

«Будет вам изображать из себя невинную девушку! Ведь у вас богатый опыт, не так ли? Уж кто-кто, а Ригсби хороший учитель! Были и другие, добившиеся вашей благосклонности! Так почему же вы отказываете мне? Или я недостаточно хорош для вас?»

Дэниела невольно сжала кулаки. Он считает ее всего лишь легко доступной девицей, которой не прочь воспользоваться, чтобы удовлетворить свою похоть! Дэниела прижала ладони к щекам и почувствовала, как они горят. Да что ей за дело до того, что он думает о ней! Она давно уже должна была привыкнуть к подобному отношению. И все-таки до сих пор ей не было так мучительно больно от этого, ничей взгляд не мог ранить ее больше, чем презрительный взгляд Моргана.

Но у нее не было времени предаваться грустным размышлениям и воспоминаниям. Всего несколько минут назад она видела, как Морган и Ферри отъехали от дома. Не зная, как долго они будут отсутствовать, Дэниела принялась за тщательные поиски.

Ей было совершенно необходимо найти эти пистолеты. Бэзил сказал, что сегодня вечером приезжает Уальд Флетчер. Такой прекрасный случай нельзя было упускать. Да, конечно, она прекрасно помнила предупреждение Моргана о том, что этот человек опасен, и все же возможность поквитаться с ним приятно щекотала ей нервы. Только бы найти оружие! Впервые в жизни Дэниела подумала, что, если понадобится, она сможет выстрелить в этого человека. Ведь именно он едва не убил Благородного Джека!

Свои поиски Дэниела начала с ящиков комода. Перебирая тонкие сорочки Моргана, она внезапно почувствовала странное волнение. Она скучала по нему. С того самого памятного вечера, когда она сказала ему, что он ей отвратителен, Морган открыто избегал ее.

Ах, если бы он и в самом деле был ей отвратителен! Насколько легче была бы сейчас ее жизнь! Дэниела пыталась убедить в этом себя, но, к несчастью, без малейшего успеха.

В довершение всех несчастий, Дэниеле приходилось наблюдать, как Морган в течение всех этих дней расточает свои улыбки леди Элизабет. Казалось, она полностью завладела его вниманием и не скрывала своего торжества по сему поводу. А, собственно, почему бы и нет? Конечно, он собирается на ней жениться. Это всякому понятно. Как понятно также и то, что Дэниела ему нужна всего лишь для постели. Эта мысль не давала ей покоя, превращая в пытку каждый вечер, проведенный в обществе этой милующейся парочки.

И сколько бы она ни твердила себе, что лорд Парнелл всего лишь беспечный светский мотылек и волокита, она не могла подавить внезапно вспыхнувшего влечения к нему.

Все, хватит! Надо браться за дело! Дэниела поспешно начала проверять содержимое ящиков. В самом нижнем она обнаружила черную холщовую сумку.

Обрадованная, что наконец нашла, что искала, она схватила сумку, но та оказалась такой легкой, что ей даже не потребовалось открывать ее. Проклятие! Пистолетов здесь явно не было. Дэниела раздраженно бросила сумку обратно в ящик и резко задвинула его.

Где же они еще могут быть? Может быть, в этом массивном дубовом шкафу возле окна?

Она поспешила к нему и распахнула дверцы. Перевернув все вверх дном, она не нашла своих пистолетов и здесь. Зато обнаружила кое-что другое. Пистолеты самого Моргана, которые хранились в специальном деревянном ящичке на нижней полке.

Украшенные серебром, с рукоятками из орехового дерева, они были очень красивы. И к тому же содержались в хорошем состоянии. Начищенные и смазанные, они были готовы к своей смертельной работе.

Дэниела с сожалением положила их на место. Как бы ей ни хотелось их взять, она должна найти свои собственные. Однако дальнейшие тщательные поиски ни к чему не привели. Что же ей делать? Уж очень не хотелось упускать сэра Уальда.

Решение пришло незамедлительно. Если Морган отобрал ее пистолеты, будет только справедливо, если она воспользуется его собственными.

Дэниела вновь подошла к шкафу, вынула из футляра пистолеты и переложила их в свою холщовую сумку. Пустой футляр она положила на место и постаралась привести все в порядок.

Запирая за собой дверь, Дэниела не удержалась от улыбки. Она вернет пистолеты завтра на место, так что лорд ни о чем не догадается. Едва ли он каждый день проверяет свое оружие.


В тот же день вечером в гостиной Морган отчаянно скучал в обществе красавицы Элизабет и подумывал о том, как бы ему улизнуть. Он, конечно, видел, что Дэниела постаралась незаметно выскользнуть после обеда из зала, но не придал этому большого значения. За обедом Бэзил объявил, что скоро к ним присоединится сэр Уальд, и неудивительно, что Дэниела постаралась побыстрее уйти, чтобы не встречаться с этим мерзким типом. Если бы не леди Элизабет, он сам с удовольствие последовал бы ее примеру. Красавица не отходила от него ни на шаг. Он имел неосторожность похвалить ее платье цвета лаванды, и леди Элизабет пустилась в пространный рассказ о своей портнихе.

Где-то в середине ее рассказа к изнывающему от скуки Моргану подошел дворецкий:

– Милорд, здесь ваш грум. Он говорит, что должен видеть вас немедленно.

Морган насторожился. Должно было произойти нечто из ряда вон выходящее, если Ферри осмелился его вот так потревожить.

Не обращая внимания на недовольный взгляд леди Элизабет, Морган извинился и подошел за Добсом к боковой двери, где его поджидал Ферри.

– Что произошло? – спросил Морган, выйдя из гостиной и прикрыв за собой дверь.

Ферри молчал, пока они не отошли на приличное расстояние от двери, туда, где их уж точно никто не мог подслушать.

– Леди Дэниела сейчас в конюшне. Дождалась, пока конюхи ушли, и седлает черного жеребца.

– Черт побери, что еще она задумала? – встревожился Морган. – Ведь у нее нет пистолетов.

– Может, она нашла другие?

– Черт бы ее побрал! Иди за ней и проследи, куда она поедет. Я спущусь через несколько минут.

Морган поспешил вверх по лестнице. Отперев дверь, он прямиком направился к шкафу и вытащил футляр для пистолетов.

Убедившись, что он пуст, Морган сквозь зубы выругался. Не было ни малейшего сомнения, что это дело рук Дэниелы. Неужели она снова собралась на большую дорогу? У этой безрассудной девчонки храбрости больше, чем мозгов! Он просто обязан спасти ее от самой себя!

Проклиная все на свете, он быстро переоделся и выбежал из комнаты, не потрудившись на этот раз запереть дверь – Дэниела уже получила все, что ей было нужно. И несмотря на все его предостережения и уговоры, Морган был готов побиться об заклад, что Дэниела сегодня вечером собралась напасть на Флетчера.


Еще не совсем стемнело, когда Дэниела вышла из небольшой полуразвалившейся сторожки, приютившейся в лесу, в тени старой липы, недалеко от их поместья, где она обычно переодевалась в костюм Благородного Джека. Вскочив на своего вороного, она направила его по тропке, вьющейся среди могучих деревьев. Это был не самый ближний, зато самый безопасный путь к тому повороту дороги, где она прошлый раз так неудачно остановила карету Моргана. Именно здесь она решила подкараулить Уальда Флетчера и от всей души надеялась, что на этот раз добьется большего успеха.

Пока она ехала по лесу, стало совсем темно. В отличие от той ночи полнолунья, когда она впервые встретилась с Морганом, сейчас на небе висел лишь тонкий серп месяца. Что ж, это было ей на руку. Оказавшись рядом с дорогой, Дэниела остановилась, вглядываясь в темноту сквозь густую листву придорожных кустарников. Как и в прошлый раз, она намеревалась подождать, пока не услышит звук приближающейся кареты. Где-то недалеко в темноте ей послышался шорох. Едва она подумала, что это, видимо, какое-то животное, как вдруг почувствовала, что кто-то схватил под уздцы ее лошадь и вырвал поводья из рук.

– Руки вверх, если не хочешь познакомиться с клыками моих железных псов! – раздался прямо рядом с ней грубый мужской голос.

Дэниела тихо охнула, продолжая неподвижно сидеть.

– Руки вверх, – повторил незнакомец еще более угрожающим тоном.

Дэниела медленно подняла руки и вгляделась в темноту.

Тусклого света луны было недостаточно, чтобы как следует рассмотреть стоящую рядом с ее лошадью фигуру, но она отчетливо видела направленные на нее пистолеты. В какой-то миг ей показалось, что она смотрит на свое отражение в зеркале. На незнакомце был такой же черный плащ, маска и широкополая черная шляпа.

– Ну и ну! Кажись, я наконец поймал самозванца, который решил набить себе карман, прикрываясь моим именем! – произнес он с заметным раздражением. В звуках его хриплого голоса Дэниеле послышалось что-то очень знакомое. Но разве она не таким представляла себе Благородного Джека?

– Вы... Благородный Джек? – спросила она, даже не подумав изменить голос.

– А вы, я вижу, к тому же еще и женщина! – насмешливо воскликнул разбойник. – Вот так дела! Какой приятный сюрприз! – И он грубо расхохотался.

Дэниела растерялась. Этой встречи она ждала так долго, так мечтала о ней, представляла во всех деталях! И вот ее мечта сбылась. Но сейчас все происходило совсем не так, как ей мечталось. Что-то во всем этом было подозрительное. На самом ли деле это знаменитый разбойник? Этот хриплый голос, эта простонародная речь...

– А вы действительно Благородный Джек? – спросила она неуверенно.

– А кто же еще, по-вашему? Думаете, я не знаю, кто я такой? А ну-ка, выньте ноги из стремян.

Она подчинилась. Не опуская пистолета, он обхватил ее одной рукой и довольно бесцеремонно стащил с лошади. Однако не спешил отпускать. Прижатая к его крепкому сильному телу, Дэниела во все глаза смотрела на того, кто был ее кумиром. Такой же высокий и широкоплечий, как лорд Морган. И даже подбородок чем-то похож. Интересно, он так же красив, как Морган?

И сумеет ли он вызвать в ней такие же волнующие ощущения, которые охватывали ее рядом с Морганом?

Между тем разбойник, казалось, и не думал отпускать ее. Дэниела чувствовала себя странно. Она пока никак не могла разобраться в своих чувствах.

– Почему вы решили подражать мне? – между тем спросил разбойник.

– Потому что я восхищаюсь вами. Вы – мой герой!

Его внимательный, изучающий взгляд впился в ее лицо. Она не могла разглядеть выражение его глаз, видневшихся в прорезях маски, но под этим взглядом ей стало вдруг неуютно.

– Вот так так! – насмешливо хмыкнул он. – Всегда мечтал стать героем для хорошенькой женщины.

Неожиданно Дэниела почувствовала, что ее отпустили. Она чуть качнулась, но в следующую секунду ловкие руки разбойника нырнули под ее плащ, и он выхватил у нее из-за пояса оба пистолета.

– Что вы делаете! – возмущенно вскрикнула она.

– Хочу быть уверенным, что вы не пристрелите своего героя, милочка. Какие роскошные пистолеты! Интересно, откуда они у вас?

– Я... я позаимствовала их у одного человека. Пожалуйста, отдайте их мне. Я должна вернуть их завтра утром, прежде чем хозяин их хватится.

– Негоже девице баловаться с оружием, – строго сказал Благородный Джек. – Это мужские игрушки.

– Но у меня не было другого выхода! – горячо воскликнула Дэниела.

– Ну да! – насмешливо осклабился он. – Это почему же? На ленты не хватало?

– Это слишком длинная история, – пытаясь скрыть возмущение, сказала Дэниела и решила перевести разговор на другую тему. – А почему вы приехали к нам сюда, в Уорикшир?

– Да вот услышал, как какой-то наглец называется моим именем, и решил остановить его, пока он не погубил до конца мою репутацию!

– Но я не гублю вашу репутацию, можете мне поверить! – Дэниелу больно задело, что Благородный Джек может так думать о ней. А она-то надеялась... – Я знаю, что вы всегда грабили только недостойных, жадных негодяев и отдавали свою добычу тем, кто больше всего в ней нуждался. Я клянусь вам, что всегда делала то же самое!

– Вот как? – Голос разбойника смягчился.

– Я поверить не могу, что вижу вас. Я так мечтала, что когда-нибудь вы и в самом деле услышите обо мне и захотите увидеть... – О чем еще ей грезилось, Дэниела решила умолчать. Ее вдруг охватили сомнения, так ли уж она хочет, чтобы сбылись ее смелые мечты. Ее мучили какие-то неясные подозрения и сомнения по поводу этого грубоватого, несколько неотесанного человека, стоящего сейчас перед ней.

– Захочу увидеть и... что дальше?

– Ну и... мы станем... друзьями, – смущенно ответила девушка.

– Что ж, это мне по вкусу, – с грубоватым смешком заметил разбойник. При этом его глаза сверкнули каким-то странно знакомым блеском. – Ничего мне так не греет душу, как... дружба с хорошенькой, покладистой женщиной.

Что-то в его тоне встревожило Дэниелу. Она подозрительно на него посмотрела:

– Вы смеетесь надо мной?

– Да нет, что вы! Я совершенно серьезен! Я тут знаю местечко неподалеку, там мы можем очень даже неплохо устроиться, чтобы... подружиться.

– Мы должны сегодня ограбить сэра Уальда Флетчера!

– Черта с два мы должны! – На этот раз голос разбойника прозвучал вполне серьезно. В нем послышался настоящий гнев.

– Но почему нет? – удивилась Дэниела. Благородный Джек промолчал. – Я слышала, что Уальд Флетчер ранил вас в Йоркшире. Это правда? – осторожно спросила Дэниела.

– Да, правда, – сухо ответил он.

– И герцогиня Уэстли спасла вам жизнь, – продолжала свои расспросы Дэниела.

– И это правда. – Его голос мгновенно смягчился, и губы тронула легкая улыбка, едва она упомянула ее имя. Сердце Дэниелы упало. Не было никакого сомнения в том, что Благородный Джек был влюблен в Само Совершенство точно так же, как и лорд Морган.

Голос Дэниелы предательски дрогнул когда она спросила:

– Почему вы не хотите помочь мне сегодня ночью? Уальд Флетчер заслужил, чтобы его ограбили. Неужели вы боитесь его из-за того, что он едва вас не убил?

В глазах разбойника полыхнула такая ярость, что Дэниела даже испугалась.

– Нет, черт побери! Я не боюсь его. Но и вам не позволю рисковать своей жизнью. Этот негодяй труслив и подл. Он угодливо лебезил и пресмыкался передо мной. А потом выстрелил мне в спину. Да и того не сумел сделать как следует. Пуля срикошетила и попала мне в бедро, а потом рана загноилась.

На мгновение Дэниеле показалось, что его речь зазвучала, как речь образованного джентльмена, но при следующих же его словах эта иллюзия развеялась.

– Так что, сами понимаете, вам с ним связываться никак нельзя.

Дэниела нахмурилась.

– Так, значит, именно эта рана и положила конец вашей благородной деятельности?

– Ну скажете тоже, – хмыкнул разбойник. – Просто я с дуру заключил сделку со своим братцем. Мол, если он кое-что сделает, я навсегда сниму маску Благородного Джека.

Дэниела вздохнула с облегчением. Ей было бы нестерпимо думать, что Уальд Флетчер мог остановить такого бесстрашного человека.

– Я полагаю, ваш брат выполнил то, о чем вы его просили?

– Ну еще бы, – ухмыльнулся разбойник.

– А можно узнать, что это было?

– Нет, дорогуша. Это наши с ним дела. Они вас не касаются.

Он наклонился, поднял с земли упавшую шляпу Дэниелы и протянул ее девушке:

– Берите вашу лошадь, и идем.

– Куда? – Дэниела с сомнением взглянула на него.

– У меня здесь недалеко привязан мой вороной.

– О, ваш знаменитый конь! – воскликнула Дэниела, мгновенно забывая все свои подозрения. Она натянула шляпу и взялась за поводья своего коня.

– Как зовут вашу лошадь?

– Черный Джек. Я назвала его в вашу честь.

– Вот как? – Ответ Дэниелы его, кажется, развеселил. – Я, по-видимому, должен чувствовать себя польщенным?

Дэниела смутилась, не зная, что ответить. Но они уже подошли к привязанному в глубине леса вороному. Конь насторожил уши и тихо заржал.

– Тихо, тихо, дружище, – разбойник успокаивающе похлопал его по шее. Великолепный конь тут же замер и ткнулся носом в плечо хозяину.

Такое доверие коня к своему хозяину несколько успокоило Дэниелу, у которой личность этого человека продолжала вызывать сомнение. Ее очень смущало его предложение пойти с ним. В ней боролись любопытство и подозрительность.

И все же любопытство победило. Как, впрочем, случалось почти всегда с Дэниелой. Ведь он был ее героем, и ей очень, ну просто нестерпимо хотелось увидеть его лицо без маски.

«Будет ли оно таким же красивым, как лицо лорда Моргана?» – подумала Дэниела и тут же почувствовала раскаяние. Неужели даже в такую минуту она не может не думать об этом повесе, который, она была уверена в этом, и в подметки не годился Благородному Джеку?

Он помог ей сесть на лошадь, и они выехали из густых зарослей на более светлое место. Разбойник направился по едва заметной тропке, которая привела их к небольшому домику в лесу. Дэниела узнала его – здесь часто останавливались на ночлег лесники. Вот и сейчас там кто-то был – в домике горел свет.

– Подождите! Там кто-то есть! – тихо сказала Дэниела, показывая на огонек.

– Нет, это я оставил свечу.

Когда они спешились и подошли к дому, Дэниела заметила:

– Просто удивительно, как вы так хорошо успели узнать здешние места.

– В этом один из залогов моего успеха, – пожал плечами разбойник. – Если хочешь, чтобы тебя не поймали, нужно знать все укромные уголки, все звериные тропы, чтобы успеть скрыться.

Когда они вошли, Дэниелу поразила чистота. Конечно, обстановка в хижине была убогая – грубо сколоченный стол, трехногий табурет да кровать у окна. Но чувствовалось, что кто-то здесь недавно похозяйничал.

Благородный Джек отстегнул плащ, скинул шляпу и перчатки и подошел к девушке. Заботливым жестом он снял с нее шляпу и сдернул с головы черный платок, под которым она скрывала свои чудесные волосы, а затем развязал тесемки, удерживающие на лице маску. Дэниела стояла, не шелохнувшись, пытаясь разобраться в своих собственных желаниях и чувствах, которые находились в совершеннейшем смятении.

Тряхнув головой, чтобы чуть растрепать волосы, долго стянутые платком, она выжидательно взглянула на Благородного Джека. Тот так же безмолвно смотрел на нее. В воздухе повисло напряжение, которое никто из них не спешил смягчить. Наконец разбойник резким движением привлек Дэниелу к себе и прижал к своему сильному, крепкому телу. Ее сердце забилось еще тревожнее, но она не сделала попытки освободиться.

– К сожалению, здесь некуда больше сесть, кроме кровати, – словно извиняясь, произнес тихо разбойник. Он подвел Дэниелу к этому убогому ложу и посадил рядом с собой. – А теперь, миледи, не назовете ли вы свое имя?

– Дэниела Уинслоу, – тихо, но без колебаний ответила девушка.

Разбойник продолжал крепко обнимать ее одной рукой, и Дэниела чувствовала даже сквозь одежду жар его тела. Этот жар все больше передавался и ей.

– Может быть, вы отпустите меня?

– Зачем? Разве вам не нравятся наши... теплые дружеские объятия?

– Чересчур теплые, – тихо прошептала Дэниела, чувствуя, как пылают ее щеки. – Мне кажется, я сейчас растаю.

– О, ну это дело поправимое. – Разбойник отпустил ее на миг и принялся развязывать завязки плаща. – Вам просто надо снять лишнюю одежду. Вот так-то лучше! – Он распахнул плащ и откинул его на кровать. Затем он вновь обнял девушку и притянул к себе. – А теперь, моя дорогая подружка, расскажите-ка мне, в какие дела вы тут меня втянули и какие преступления на меня теперь еще навесят благодаря вам.

– Ох! Я об этом не подумала! – Она судорожно глотнула. – Поверьте, мне очень жаль, честное слово. Я не хотела навлечь на вас беду!

– Теперь поздно сожалеть об этом, – сурово заметил разбойник. – Но в будущем было бы неплохо, если бы вы думали о последствиях до того, как соберетесь совершить очередную глупость.

Его слова больно задели Дэниелу. Благородный Джек был и оставался единственным человеком, чьим мнением она по-настоящему дорожила.

Правда, был еще один человек... Но Дэниела, к сожалению, слишком хорошо знала, какого он о ней мнения...

– Пожалуйста, простите меня, – прошептала она, опустив голову и не увидев поэтому лукавые искорки, вспыхнувшие в его ласковых светло-голубых глазах.

– Что ж, там посмотрим. Но сначала расскажите честно, что вы тут наделали, прикрываясь моим именем? Знаете, не очень-то мне хочется болтаться на виселице за ваши делишки.

– О боже! Нет! – в ужасе воскликнула Дэниела, прижимая руки к пылающим щекам. – Если дело до этого дойдет, клянусь вам, я во всем признаюсь. Вам не придется расплачиваться за то, что сделала я!

– Хотите сами поплясать между небом и землей? – насмешливо спросил разбойник. – Это далеко не так приятно, как танцевать с кавалерами в бальном зале, поверьте мне.

– Не надо так шутить! – Голос Дэниелы дрогнул от страха. Может быть, впервые ужасная возможность наказания предстала перед ней во всей своей жестокой очевидности. – Я говорю серьезно! Я ни за что не позволю, чтобы вас повесили вместо меня.

– Если они меня схватят, то моих собственных приключений с лихвой хватит, чтобы повесить меня десяток раз. – Голос разбойника неожиданно потеплел. – Так что мне не составит труда ответить заодно и за ваши дела. Не торопитесь оказывать мне эту любезность. Виселица – не то место, где приятно встретиться с друзьями. – Он крепко сжал ее руку, и Дэниела почувствовала, как от этого горячего искреннего жеста тают ее последние сомнения. – Вы слышите меня? Обещаете не совершать такой глупости? – уже обеспокоено спросил он.

Понимая, что спорить с ним сейчас бесполезно, Дэниела кивнула:

– Да. Вы очень благородный человек.

– Да не благородство это, а здравый смысл. А вот у вас в голове больше глупых романтических бредней, чем здравого смысла. Да что я говорю, у вас здравого смысла, видно, и вовсе нет. – Разбойник покачал головой. – Ну скажите на милость, зачем вам понадобилось изображать меня? Неужели вы не понимаете, как это опасно? Вы когда-нибудь всерьез задумывались, что с вами будет, если вас поймают под видом Благородного Джека?

Дэниела вздохнула.

– Да, я все понимаю, меня повесят. Но когда я вижу, какую радость беднякам приносят деньги, которые я отбираю у этих толстосумов, мне кажется, что рисковать все-таки стоит.

– Вы удивительная женщина, – тихо произнес разбойник. Искреннее восхищение, прозвучавшее в его голосе обрадовало Дэниелу.

Она подняла голову, и их глаза встретились на короткий миг, показавшийся им бесконечным. Казалось, сам воздух сгустился, звеня от напряжения. Дэниела первая опустила взгляд. Его глаза напомнили ей глаза Моргана. Черт побери! Неужели и сейчас она может думать об этом ловеласе, мелькнула у нее мысль и тут же растаяла без следа, а сердце замерло в предвкушении – он наклонялся к ней. Он поцелует ее сейчас, поняла она. Дэниела не подумала сопротивляться. Ей хотелось узнать, что она почувствует – будет ли его поцелуй таким же сладким и волнующим, как тот, другой...

Губы разбойника с жадностью завладели ее губами, и для нее перестало существовать что бы то ни было, кроме этого удивительного человека, чьи поцелуи вызывали в ее теле странную боль неудовлетворенности и непонятные, мучительные желания.

Дэниела могла больше не беспокоиться, что не сможет отозваться на ласки другого мужчины так же пылко, как на ласки Моргана. Но на самом деле ее поразило это открытие. Жар, томление, неутоленное желание – все ее чувства и ощущения были точно такими же, как и в объятиях этого невозможного повесы, бесстыдного развратника лорда Моргана. Господи! Как же так случилось, что два таких разных человека вызывают в ней почти одинаковое страстное желание? Неужели она настолько развратна сама?!

Между тем, не подозревая о ее мучительных сомнениях, разбойник погрузил пальцы в густую, непослушную гриву ее волос. Он пропускал шелковистые локоны сквозь пальцы, наслаждаясь их струящейся ласковой прохладой.

– Такие красивые, такие нежные, о моя красавица, – шептал он, покрывая поцелуями ее щеки, лоб, глаза.

Затем он вновь припал к ее губам, начав восхитительную эротическую игру с ее языком. Его руки двигались по всему ее телу, давая ей почти невыносимое наслаждение своими легкими, нежными прикосновениями. А затем он увлек ее за собой на кровать.

– Пожалуйста, снимите маску, – внезапно попросила она.

– Нет, моя прелесть. Никто никогда не должен видеть мое лицо.

– Даже Рейчел? – Дэниела не смогла сдержать явной обиды, прозвучавшей в ее голосе. Он чуть улыбнулся.

– Можно подумать, что вы ревнуете, моя радость.

К сожалению, это было слишком точно подмечено. Дэниела вскипела и заговорила гораздо резче, чем намеревалась:

– Но ведь ей вы позволили увидеть свое лицо, разве нет?

– Да, но, когда она увидела меня в первый раз, я был без сознания. Поверьте, будет гораздо лучше, если вы не увидите моего лица.

– Почему? – настаивала Дэниела.

– Оно вам не понравится.

Разбойник произнес это так грустно, что Дэниела подумала, уж не скрывается ли под этой маской какой-нибудь ужасный шрам или другое физическое уродство, которое, как он думает, может ее оттолкнуть. Она решила подбодрить его:

– Но вы не можете этого знать определенно. Я не такая малодушная особа, чтобы испугаться человеческого лица, каким бы оно ни было.

– О да, вы совсем не малодушны, – он усмехнулся, – но даже вашего мужества может не хватить, чтобы выдержать это испытание.

Мрачная уверенность, с которой он это сказал, заставила Дэниелу увериться, что он и в самом деле скрывает какое-то уродство.

– И все же вы ошибаетесь на мой счет.

– Нет, – грустно сказал он. – Это вы ошибаетесь на свой счет.

А затем он вновь поцеловал ее, да так крепко, что сразу же положил конец их спору. Его рука скользнула по ее плечу вниз и остановилась на груди. Дэниела замерла то ли от испуга, то ли от наслаждения, когда его большой палец, нащупав сосок сквозь ткань черной рубашки, принялся описывать вокруг него круги.

Его губы и руки продолжали свою эротическую, волшебную игру, сводившую ее с ума, до тех пор, пока она не задышала часто и порывисто, выгибаясь ему навстречу, вся во власти новых, неизведанных доселе, ощущений. Она чувствовала, как его руки спустились вниз и принялись медленно, ласково поглаживать ее тугие бедра и живот, а затем она и вовсе уже ничего не понимала, только вдруг обнаружила, что ее рубашка расстегнута, а он припал своими жадными горячими губами к ее обнаженной груди. Он ласкал языком, целовал и покусывал ей грудь, в то время как его рука легко скользила по обнаженной коже живота, доводя Дэниелу до исступления этой невыносимой нежностью. У нее кружилась голова, и она уже ни о чем не могла думать.

Но так было лишь до того момента, как она почувствовала, что его руки скользнули ниже, под черные штаны, составлявшие неизменную часть наряда Благородного Джека, и двинулись к самому сокровенному месту. Дэниела мгновенно напряглась и, охваченная паникой, с силой оттолкнула его руку.

Все ее чувства словно замерли, она уже больше ничего не хотела, только вскочить и убежать отсюда. И она ощутила такое отчаяние, будто он предал ее, нанес ей смертельный удар. Единственный мужчина на земле, который, как она думала, мог помочь ей преодолеть этот ужас перед физической близостью, лежал сейчас рядом с ней, а ей хотелось лишь одного – бежать без оглядки.

Она оттолкнула его и попыталась подняться. Разбойник, ничего не понимая, старался удержать ее, но Дэниела вдруг принялась изо всех сил вырываться.

– Нет, – прошептала она, задыхаясь. У нее не было сил говорить. – Нет, только не это, прошу вас, не надо!

Тогда он разжал руки и, не скрывая своей обиды и недоумения, спросил с некоторым сарказмом в голосе:

– Что случилось, моя радость? Неужели я вам не по нраву?

Дэниела, подавив в себе отчаянное желание сорваться с места и бежать, не могла не почувствовать его смертельной обиды. Она жалобно прошептала:

– Вы мне нравитесь, очень, но я просто не могу... я ничего не могу с собой поделать! – почти с отчаянием докончила она, и неожиданно горькие слезы хлынули из ее глаз.

Разбойник растерялся, но затем попытался ее утешить:

– Не плачьте, дорогая, не надо, прошу вас. Вы ведь знаете. Благородный Джек никогда не причинит вам никакой боли. Вы можете доверять мне.

Дэниела помотала головой, пытаясь справиться с рыданиями.

– Отпустите меня.

Он тяжело вздохнул и сел на кровати. Она также поднялась, полуобнаженная и невыразимо прекрасная. Губы распухли от его поцелуев, щеки горят жарким румянцем. Поистине – выше его сил отказаться сейчас от нее. Он не мог отвести от девушки своего восхищенного взгляда. Наконец она немного успокоилась.

– Чего вы боитесь? – тихо спросил он, озабочено заглядывая ей в глаза. Затем легким движением отвел прядь волос с ее лица.

Дэниэла судорожно вздохнула, и по ее телу прошла дрожь.

– Я не могу... чтобы мужчина... чтобы до конца...

– Хорошо, я понял, я не буду этого делать, клянусь тебе. Я даже не стану раздеваться. Ну успокойся. Тебе ведь было хорошо со мной, признайся.

– О да, очень хорошо, – кивнула Дэниела, разрумянившись еще больше.

– Тогда больше ни о чем не думай и не бойся. Доверься мне.

Дэниела колебалась. Благородный Джек был единственным мужчиной, которому она могла доверять, и все же...

– Но вы не станете... вы клянетесь?

– Клянусь, дорогая, а теперь успокойся и доверься мне.

И вновь ее закружило в бешеном водовороте наслаждения. Только теперь его губы и язык путешествовали по всему ее телу, касаясь самых потайных его уголков. Так же бесцеремонно вели себя и его руки. И когда он добрался наконец до заветной точки, подарив ей ни с чем не сравнимое наслаждение, она только тихо застонала в ответ на его ласковые успокаивающие слова.

А он все больше и больше возбуждал в ней чувственность. Его ласки становились все более настойчивыми, и наконец Дэниела полностью утратила над собой контроль. От восторга и сладкой муки она не помнила себя. Она стонала и выгибалась под его умелыми руками и губами, чувствуя, что еще немного, и она либо провалится в бездну, либо взлетит к небесам.

А затем внезапно ее тело содрогнулось, пронзенное невероятным по своей силе наслаждением. Она громко застонала и почувствовала, как с этой дрожью уходит всякое напряжение и ее охватывает потрясающее ощущение покоя и сладкой истомы. Она лежала потрясенная, ошеломленная, не в силах шевельнуться. Такого она никак не могла ожидать и даже не могла себе представить, что такое наслаждение вообще существует. И это все подарил ей он! Ее герой.

А ее герой тихо лежал рядом, пытаясь умерить дыхание, и бережно прижимал ее к себе, как самую большую драгоценность на свете. Казалось, им обоим не хотелось нарушать молчание – может, из страха разрушить хрупкое ощущение близости и доверия, связавшее их в эти последние волшебные минуты.

Наконец он сел на кровати и принялся застегивать на ней рубаху и брюки.

– Вот видишь, я сдержал обещание, – криво усмехнувшись, сказал он. При этом в его голосе прозвучала явная гордость. – А ты оказалась весьма страстной особой, как я и думал, – добавил он с ноткой восхищения.

Дэниела открыла глаза и встретилась с его взглядом. Сквозь прорези в маске его глаза лучились такой нежностью, что у Дэниелы сладко защемило сердце.

Да, она не ошиблась. Именно он – избранник ее души.

В своих фантазиях она воображала, что однажды Благородный Джек придет и увезет ее с собой навсегда. Они тайно поженятся и будут жить долго и счастливо... Неужели ее мечта может сбыться?

Прежде Дэниела не осмеливалась в это поверить, но сейчас...

И, глядя мечтательно на закрытое маской лицо, она вдруг сказала:

– Пожалуйста, увези меня отсюда...

10

Слова Дэниелы, казалось, сразили Моргана.

– Вы хотите, чтобы я вас увез отсюда? – потрясенно переспросил он.

А что, возможно, ему следовало бы поступить именно так. Он искренне восхищался ее отвагой и добрым, безрассудным сердцем, но прекрасно понимал, что рано или поздно именно эти качества доведут ее до беды. А он не мог допустить этого. И неважно, откуда вдруг у него появилось такое стремление защищать ее. Он должен ее уберечь от нее самой.

Да, он мог бы взять ее с собой. Ее пылкая, страстная натура сулила им обоим громадное удовольствие. Он прекрасно понимал, что, какими бы ни были причины ее отказа, она не сможет долго сопротивляться и вскоре он завоюет ее полностью.

Он вспомнил, как горячо отвергала Дэниела саму идею брака. Ясно, что она не станет так уж сильно беспокоиться по этому поводу и ждать от него предложения руки и сердца. Что ж, ему это вполне подходит. Он даже улыбнулся при мысли о том, как хорошо будет сделать Дэниелу своей любовницей. Он купит ей дом и позаботится, чтобы ей там было хорошо и она ни в чем не нуждалась....

– А вы готовы поехать со мной? – Эта перспектива настолько увлекла Моргана, что он заговорил своим обычным голосом, не подделываясь под грубоватые интонации и говор простонародья. К счастью, Дэниела этого, кажется, не заметила.

Она тоже была поглощена какими-то своими мыслями. И он залюбовался ею. Ее глаза сверкали подобно изумрудам, а губы припухли и алели от поцелуев.

– Да, поеду! – воскликнула она, глядя на него таким влюбленным, восхищенным взглядом, что Морган едва не застонал, ощущая странное чувство ревности. Ну почему она не может вот так же смотреть на него, когда он без маски?

Понимая всю сложность ситуации, в которую он сам же себя и загнал, Морган осторожно спросил:

– Я слышав, что лорд Морган Парнелл проявляет к вам откровенное внимание. Что вы о нем думаете?

– Он известный сердцеед и беспутный повеса, – с явным осуждением произнесла Дэниела. – Я не хочу иметь ничего общего с таким человеком.

Ее ответ явно озадачил и встревожил Моргана.

– Но он к тому же богат и принадлежит к очень древней и благородной семье. Он сможет дать вам гораздо больше, чем какой-то простой разбойник без роду, без племени.

– Вот уж не думаю, – улыбаясь, покачала головой Дэниела, – да меня это нисколько и не интересует. Потому что обыкновенный разбойник мне во сто крат дороже.

Вот и пойми этих женщин! Нет, определенно, ему никогда не постигнуть тайн женской души!

– Но почему? Отчего именно я?

– Потому что я вам верю, – просто ответила Дэниела. – Вы единственный мужчина на свете, которому я могу довериться.

Морган мрачно смотрел на ее сияющее от счастья лицо, и его сердце сжигала самая настоящая ревность – ревность к тем чувствам, которые она испытывает к этому чертову Благородному Джеку!

Господи! Это было бы смешно, если бы не было так грустно! Да он ведь ревнует к самому себе! Черт бы побрал этот дурацкий маскарад! И этого дурацкого Благородного Джека! Она, видите ли, ему доверяет!

И он знал так же точно, как то, что его зовут Морган Парнелл, что он не сможет обмануть это доверие. Он не посмеет увезти ее отсюда, прикрываясь чужим именем, пусть и вымышленным, не открыв ей правды о самом себе. И пусть он грабитель с большой дороги и одновременно – беспутный повеса, но у него есть свои представления о чести, и он никогда не сможет так бессовестно, так жестоко обмануть ее.

Но что будет, когда он откроет ей, кто он такой? Ведь это может иметь роковые последствия, и не только для него самого. Уверен ли он, что Дэниела его ни при каких условиях не выдаст?

– В чем дело? – обеспокоено спросила она, почувствовав, как меняется его настроение.

– Дэниела... могу ли я положиться на вас? – Он сжал ее руки безотчетным движением. – Могу ли доверить вам свою тайну, очень важную и опасную тайну? Могу ли положиться на вас, могу ли быть уверен, что вы никогда, ни при каких обстоятельствах не выдадите меня?

– Ну разумеется. – Дэниела улыбнулась, с обожанием глядя на него. – Конечно, можете. Вам следовало бы это знать. Жена никогда не предаст мужа.

Морган в полном изумлении уставился ни нее.

– Жена? Мужа? – Он был так потрясен, что уже не заботился о том, что она узнает его голос. – О чем, черт побери, вы здесь толкуете? Вы ведь сами всего пару недель назад говорили, что не собираетесь выходить замуж!

Дэниела отпрянула, как от удара.

– Что?!. Ваш голос!.. Черт возьми, кто вы такой? Вы...

И прежде чем он успел остановить ее, она молниеносным движением сорвала с него маску.

И ахнула, зажав рукой рот.

До конца жизни своей Морган, наверное, не забудет взгляд, которым она наградила его. В нем были и гнев, и негодование, и боль, и отчаяние...

– Морган Парнелл! Вы! Лживый негодяй!

Он поморщился, затем заметил с кривой усмешкой:

– Я же предупреждал, что вы будете очень расстроены, увидев мое лицо.

– Я не расстроена! Я... я вне себя от возмущения! Вы подло обманули меня, вы... вы бессовестный, бесчестный негодяй!

– Напротив, – мрачно возразил он, – я только что доказал, что слишком честен.

– Боже! Вы одурачили меня, притворившись Благородным Джеком! Вы использовали против меня мою же собственную выдумку. И я оказалась настолько наивна и глупа, что поверила вам!

Дэниела сделала попытку вскочить с постели, и Морган схватил ее за руки, пытаясь удержать.

– Ад и сто чертей! Дэниела! Послушайте! Я не притворялся! Я и есть Благородный Джек!

– Вы лжете! Неужели вы думаете, что я и сейчас поверю вам!

Морган выругался сквозь зубы. Какая злая насмешка судьбы! Дэниела – единственный человек, которому он осмелился открыть свою тайну, и именно она не желает ему верить! Она пыталась вырваться, но он крепче сжал тонкие запястья и притянул ее к себе.

– Выслушайте меня, Дэниела! Это и есть моя тайна. Я доверился вам одной!

– Лжец! Отпустите меня! – Дэниеле все-таки удалось вырваться, и, вскочив с постели, она бросилась к выходу.

– Я не лгу! – в отчаянии крикнул Морган, устремляясь за ней.

Однако догнать не смог. Дэниела, если ей не мешали юбки, бегала быстро и легко, как лесной олень. Она первой добежала до своей лошади и легко вскочила в седло. Разворачивая своего вороного, она крикнула Моргану:

– Я ненавижу вас! – И ускакала прочь. Морган яростно выругался. Ад и сто чертей! Чем он только занимается здесь! Мало того, что ему не удалось отыскать никаких следов заговорщиков, так он еще умудрился открыться женщине, которая ненавидит его и считает подлым лгуном и соблазнителем. Не поверив ему, она может ненароком проболтаться, выдав его страшную тайну, и тогда уж ему не избежать виселицы! Будь оно все проклято!


На следующий день Морган твердо решил забыть Дэниелу, из-за которой провел не самую лучшую в своей жизни бессонную ночь, и вместе с Ферри направился к Полоумному Денни. Оставив лошадь в пятидесяти ярдах от дома под присмотром грума, он один прошел вдоль ручья до хижины. Сосновый лес был тих, лишь журчание ручейка нарушало тишину.

За последние дни Морган не первый раз приезжал сюда, но никак не мог застать хозяина. Времени у него оставалось совсем немного. Всего час назад ему с нарочным передали письмо от брата с ясным распоряжением возвращаться домой, в «Королевские вязы». Он понимал, что у брата, были, видимо, серьезные причины для того, чтобы вызвать его. Поэтому Морган решил, что выедет завтра утром, и сегодня ему во что бы то ни стало надо было увидеться с Денни.

Морган подошел прямо к хижине. Неожиданно из нее выскочил сгорбленный тощий человек с всклокоченными седыми волосами и бородой. В руках он держал вилы и, судя по его решительному виду, намеревался пустить их в ход, защищая свои владения.

– Стой, где стоишь! Не то продырявлю насквозь!

Морган разглядел, что глаза у Денни горели нехорошим, диким блеском.

– Здравствуйте, мистер Денни. Я бы хотел просто поговорить с вами и буду очень признателен, если вы опустите свои вилы. Я не хочу причинять вам вреда.

– Мистер? – Старик явно растерялся от такого вежливого обращения. – Никто еще никогда не называл меня мистером. Все только и дразнят полоумным. – Он опустил вилы и, воткнув их в землю, оперся на рукоятку. – И что же вам от меня надо?

– Да вот, хотел бы услышать о тех привидениях, которых вы недавно видели в лесу.

Денни явно насторожился, а его глаза блеснули недобрым блеском. Он подозрительно уставился на Моргана.

– Вы что ж, хотите сказать, что я безумный? – угрожающе произнес он.

– Вовсе нет, – поспешил успокоить его Морган. – Я верю, что вы и в самом деле видели призраков. А вы часто их видели?

– Только один раз. – Старик поморщился. – И надеюсь, что никогда их больше не увижу.

– А давно это было?

Денни явно задумался, пытаясь что-то припомнить.

– Да, почитай, уже три месяца прошло.

Морган без труда прикинул, что это время примерно совпадало с датой на газете, которую он нашел в подземелье. Его подозрения еще больше укрепились.

– И что же делали эти привидения?

– Да известно, что делают привидения, – прятали сокровища.

– Что? – Морган не смог скрыть изумления. Уж не деньги ли, украденные в Гринмонте! – Какие сокровища? Деньги? Золото?

Старик пожал плечами:

– Вот уж не знаю. У них был большой мешок, да такой тяжелый, что они еле несли его.

Морган нахмурился, что-то здесь было не то. Едва ли это были сокровища.

– И как же они их прятали?

– Ну, известно как. Выкопали большую яму под деревьями.

– Вы сможете мне показать это место?

Но при этих словах старик вдруг не на шутку испугался.

– Нет! – замахал он руками на Моргана. – Ни за что! Они убьют меня!

– Почему вы решили, что они вас убьют? – удивился тот.

– Да призрак старого лорда сам мне сказал. Мол, убью, если что скажешь. И он убьет, точно, не помилует. Он всегда меня недолюбливал.

Морган нахмурился. Видимо, старик говорил об отце Дэниелы. Морган вспомнил рассказ всезнающего Ноя вечером в таверне о том, что несчастный случай с лордом Уинслоу произошел по вине Денни. Мол, именно он подпилил ось кареты графа. Неужели Денни считает, что граф погиб тогда и теперь его призрак может ему отомстить?

– Но почему вы считаете, что старый лорд умер, мистер Денни? – спросил Морган.

– Я его не видел столько лет. Раньше-то он все время ездил туда-сюда. Да и говорили, что не жив он уже.

Да, разумеется, Денни больше не видел отца Дэниелы – ведь тот был все это время в Бате. Но старый граф был жив, хотя никак не мог рыть ямы в лесу.

– Вы уверены, что видели призрак именно старого лорда?

– Да уж как увидел, так сразу и узнал. Я очень хорошо помню этого негодяя. Это точно был он!

Интересно, раздумывал Морган, не был ли это один из родственников графа, похожий на него? Это явно не мог быть Бэзил – тот нисколько не походил на своего рослого, могучего отца. Но как насчет другого сына, Джеймса? Мог ли тот уехать из Канады, оставив службу в армии, которую ненавидел, и тайно вернуться домой? Такая кандидатура на роль заговорщика казалась ему вполне подходящей.

– Но вы говорили о нескольких призраках. Значит, лорд был не один?

– Да, их было двое. Но второго я не узнал. Он был в длинном черном плаще с капюшоном, и знаете что? – он был похож на монаха.

Так, второй явно не желал, чтобы его узнали. Возможно, это был Уолтер Бригс. Но почему тот, первый, не надел капюшон? Странно. Если только он не хотел, чтобы его приняли именно за старого графа.

– А что, росту они были разного?

– Одинакового росту. Как горошины в стручке.

Морган вытащил из кармана монету:

– Вот возьмите, мистер Денни. Это ваше, если покажете мне, где призраки закопали сокровища.

– Нет, нет, – затряс головой старик. – Они меня убьют!

Морган потратил еще несколько минут, пытаясь переубедить Денни, но напрасно. Наконец он махнул рукой и, отдав старику монету, вернулся к тому месту, где его ждал Ферри с лошадьми.


Когда Дэниела вышла из задней двери дома, на нее пахнуло ароматом свежескошенной травы.

Доббс только что передал, что ее срочно ищет лорд Морган Парнелл, но Дэниела не хотела его видеть.

Она все еще злилась на него за бессовестный трюк. Мало того, что он помешал ей напасть на Флетчера, так он еще обманом завлек ее в постель.

Правда, она не могла вспоминать об этом, не испытывая жгучего желания вновь оказаться в его объятиях и пережить снова такие восхитительные мгновения... Но каждый раз при мысли об этом краска стыда заливала ей щеки – какой дурочкой она оказалась, поверив, что Благородный Джек и в самом деле мог проявить к ней интерес и даже предложить уехать с ним! Наивная, легковерная дурочка!

Дэниела медленно брела по тропинке, той, что вела к регулярному саду. Вдалеке трое садовников косили траву на газоне. Строго говоря, из них только Тейлор был опытным косцом. Второй – юноша лет пятнадцати – так неловко держал косу, что было ясно – эта работа для него внове. Однако при виде третьего Дэниела невольно сжала кулаки. Фредди Уоткинсу было всего десять лет. Ребенку нельзя было поручать такую работу, но Бэзил не считался ни с чем.

Дэниела медленно шла между клумбами с анютиными глазками. Тропинка свернула к ее любимой каменной скамейке. Когда она поравнялась с солнечными часами, то услышала сзади быстрые шаги, и знакомый до боли голос произнес:

– Ну наконец-то я вас нашел! – Лицо Моргана было хмурым, глаза казались воспаленными. Видимо, он тоже не спал этой ночью. – Нам обязательно нужно поговорить!

Сердце Дэниелы бешено забилось, как и всегда в присутствии этого невозможного человека, но она постаралась ничем не выдать своего волнения.

– Нам не о чем разговаривать, – холодно произнесла она.

– К сожалению, это не так. Сегодня утром я получил письмо от моего брата. – Он машинально коснулся нагрудного кармана, и Дэниела решила, что письмо находится именно там. – Он требует моего немедленного возвращения в «Королевские вязы».

Внезапно Дэниела почувствовала, что ей стало холодно и очень одиноко. Итак, он уезжает. Увидит ли она его еще когда-нибудь? Но она тут же рассердилась на себя. Да какое ей, собственно, до него дело? После той жестокой, злой шутки, которую он сыграл над ней прошлой ночью, она должна только радоваться, что никогда его больше не увидит.

Но в том-то и дело, радости она сейчас почему-то не испытывала.

– Когда вы уезжаете? – Она изо всех сил старалась, чтобы ее голос прозвучал совершенно равнодушно.

– Завтра, рано утром.

Дэниела растерянно молчала. И что же теперь? Позовет ли он ее с собой? И даже если позовет, как ей найти силы, сказать ему «нет»? Они должны расстаться. На роль содержанки она не пойдет никогда, а ведь это именно то, что он ей может предложить. Она не забыла его слов прошлой ночью.

– Что же вы молчите?

– Счастливого пути. – Дэниела отвернулась, но Морган взял ее за руку и развернул к себе лицом.

– И это все, что вы мне можете сказать?

– А что бы вы хотели услышать? – с вызовом воскликнула девушка, пытаясь вырвать руку.

Она увидела, как заходили желваки на его лице и потемнели глаза.

– К моему несчастью, я открыл вам очень важную и опасную для меня тайну. И я хочу, чтобы вы пообещали не выдавать меня. Как бы вы ни относились ко мне, я хочу знать, что вы меня не погубите.

Дэниела пренебрежительно усмехнулась.

– Как я понимаю, вы говорите о вашей недостойной попытке выдать себя за одного благородного разбойника? Не беспокойтесь. С какой стати я стану рассказывать кому-либо об этой вашей выходке?

Морган с усилием улыбнулся.

– А с какой стати мне выдавать себя за человека, по которому плачет виселица?

– Вы просто хотели заполучить меня в постель, зная мое отношение к этому благородному человеку! – выпалила она.

Дэниела отвернулась, но в ту же секунду почувствовала, как горячая мужская ладонь с невероятной нежностью легла ей сзади на шею. Она вздрогнула, когда горячая волна уже знакомого желания прокатилась по ее телу, словно напоминание о пережитом ею совсем недавно наслаждении.

– Больше всего на свете я хотел и хочу спасти вашу хорошенькую шейку от петли палача, – тихо сказал он. Его голос стал низким и чувственным, сердце девушки забилось сильнее. – И еще я очень хотел показать вам, какое наслаждение может мужчина подарить женщине. И, по-моему, мне это удалось. Разве это преступление?

– Вы не должны были обманывать меня, – упрямо возразила Дэниела.

Морган тяжело вздохнул. Затем взял ее за руки и заставил повернуться к нему лицом.

– Прошу вас, Дэниела, поклянитесь, что сохраните мою тайну.

Она передернула плечами.

– Ну хорошо, я поклянусь, если вы вернете мне мои пистолеты.

– А вы пообещаете, что перестанете меня изображать и лезть на рожон?

– Вас? К вам-то какое это все имеет отношение? Я никогда не изображала из себя развращенного повесу!

Морган начал терять терпение. Его голос уже звенел от гнева.

– Послушайте, как вы смеете! Вы меня совсем не знаете! И хватит шутить! Для меня это вопрос жизни и смерти! Моей жизни и моей смерти, между прочим. Ну как мне доказать вам, что я вас не обманывал!

– Никак! – резко ответила она, вырывая руки из его горячих ладоней. Но в сердце ее уже зародилось сомнение. Морган выглядел слишком уж взволнованным и слишком... несчастным?

– Хорошо, откуда, по-вашему, я знал, что Флетчер ранил Благородного Джека в спину?

– Вам сказала Рейчел.

Но хотя Дэниела продолжала спорить, образ Благородного Джека в ее воображении все больше расплывался, а его место занимал другой – тот, что сейчас стоял перед ней, тот, что еще вчера дарил ей волшебные ласки.

– Черт возьми, мне что, шрам вам показать? – Но прежде чем Дэниела успела что-нибудь ответить, из-за ограды послышался голосок леди Элизабет:

– Лорд Морган! Вот вы где!

Лорд Морган тихо, с досадой выругался. А Дэниела с улыбкой подумала, что никогда еще ей не было так приятно услышать ругательство, сорвавшееся с мужских губ.

Тем временем перед ними появилась леди Элизабет во всей своей изысканной красоте. Она была так прелестна и грациозна, что Дэниела тут же почувствовала себя рядом с ней неуклюжей дурнушкой. В голубом нарядном платье, с короной из золотых, сверкающих на солнце волос, уложенных в высокую модную прическу, она казалась эльфом, порхающим среди анютиных глазок.

Дэниела тут же вспомнила о своей тяжелой гриве, которая сегодня утром как раз никак не желала укладываться в прическу, и она оставила свои попытки причесать как следует волосы, просто связав их сзади в обычный низкий пучок.

Даже не взглянув на Дэниелу, леди Элизабет улыбнулась Моргану такой чарующей улыбкой, что Дэниела тут же сникла. Разве может хоть один мужчина устоять против этой улыбки? – уныло подумала она.

– Мне показалось, я увидела из окна, что вы направляетесь в сад, милорд, – произнесла леди Элизабет нежно, чуть надув губки. – Я еще не видела вас сегодня. Где вы были?

– Здесь и там.

Леди Элизабет даже не удосужилась взглянуть на Дэниелу.

– Не хотите ли прогуляться по саду, милорд? Сегодня такой чудесный день.

– С огромным удовольствием, миледи, – с нежностью, как показалось Дэниеле, ответил Морган. И добавил: – Но, как мне кажется, уже пора переодеваться к ленчу.

Такой ответ вернул Дэниеле утраченное было ею присутствие духа. А в глазах Элизабет вспыхнула обида. Однако она постаралась подавить ее и еще более ласковым тоном сказала:

– Пожалуй, я тоже вернусь вместе с вами в дом. Не возражаете?

Морган улыбнулся и предложил ей руку:

– Весь к вашим услугам, миледи.

Но когда на лице леди Элизабет вспыхнула торжествующая улыбка, Морган добавил, протягивая другую руку Дэниеле:

– Вы, я надеюсь, присоединитесь к нам, леди Дэниела?

Дэниела, безусловно, отказалась бы от этой сомнительной чести, однако, заметив брошенный в ее сторону, пылающий злобой взгляд красавицы, не смогла отказать себе в удовольствии позлить соперницу. С самой лучезарной улыбкой, на которую только была способна, Дэниела приняла приглашение Моргана.

Так они и двинулись втроем по тропинке.

Когда они завернули за угол дома, то как раз поравнялись с косцами, работавшими в этот момент недалеко от дорожки. Мальчик при этом так неловко и широко размахивал косой, что напугал леди Элизабет. Она взвизгнула, когда ей показалось, что коса едва не задела ее платье.

– Следи за своей косой, дурак! – резким голосом, совершенно непохожим на ее обычный нежный голосок крикнула она.

Парнишка, стоящий к ним спиной, вздрогнул от неожиданности и попытался неловко изменить направление движения косы. При этом лезвие задело ногу маленького Фредди Уоткинса. Ярко-алая кровь брызнула на траву. Все застыли.

– О боже, Фредди! – воскликнула Дэниела и бросилась к раненому мальчику. Смертельно побледнев, малыш упал на землю и скорчился от боли. Кровь хлестала из раны, заливая землю вокруг. Надо было срочно остановить кровотечение, иначе ему грозила смерть.

11

Морган не заметил, как все произошло. Только когда Дэниела бросилась вперед, он увидел рану на ноге мальчика и кровь.

Он тоже хотел было поспешить на помощь ребенку, однако леди Элизабет вцепилась в него мертвой хваткой и завизжала так, что у Моргана заложило уши. Он поморщился и попытался от нее освободиться, но красавица без чувств упала прямо ему на руки. Тихо выругавшись, Морган подхватил ее. Однако у него не было времени заниматься с ней, раненому его помощь была нужнее. Поэтому он довольно бесцеремонно уложил леди на траву, не слишком заботясь о ее удобстве, и поспешил на помощь Дэниеле.

Мальчик плакал от боли. Дэниела приказала ему лечь на спину и лежать спокойно. Фредди послушно откинулся назад, на локти. Затем девушка оторвала от своей нижней юбки широкую полосу ткани и зажала рану. Фредди наблюдал за ней круглыми от страха глазищами. Дэниела ласково приговаривала:

– Ничего, малыш, не бойся. Сейчас остановим кровь, и все будет в порядке.

Морган опустился на колени рядом с Дэниелой.

– Позвольте мне помочь вам, – сказал он. – Я знаю, как надо перевязать, чтобы остановить кровь.

Дэниела с благодарностью улыбнулась ему. А Морган подумал, что за эту улыбку он, пожалуй, готов был бы и сам получить такую рану. Ткань уже пропиталась кровью, и Дэниела оторвала еще один кусок от юбки. Морган ловко, со знанием дела, туго перебинтовал мальчику ногу.

Фредди молча наблюдал за ними. А затем поднял испуганные глаза на Дэниелу и тихо спросил:

– Я умру?

– Ну что ты, конечно, нет! – улыбнулась она, стараясь, чтобы ее голос не дрожал. – Ты только не двигайся, и все будет хорошо.

– Мне нужен еще кусок, – сказал ей Морган. – Надо перетянуть ногу повыше.

Дэниела, ни слова не говоря, решительно отодрали еще одну полосу, позволив Моргану насладиться созерцанием своих стройных ножек. До чего же в эту минуту она напомнила ему Рейчел. Такая же уверенная, спокойная, она не потеряла присутствия духа в критический момент и делала ровно то, что нужно, не обращая внимания на разного рода условности. Старший из работников повернулся к пареньку, который стоял ни жив ни мертв, с окровавленной косой в руках, и принялся на чем свет стоит ругать его за неосторожность.

– Но я не думал... я не видел... – оправдывался тот. – Эта дама на меня крикнула, я хотел сдвинуться... – Но затем он не выдержал, и слезы покатились у него по щекам.

– Это был несчастный случай, Тейлор, – спокойно сказала Дэниела. – Разве ты не видишь, Джеффри и так переживает. – И, обращаясь к юноше, добавила: – Если хочешь помочь, беги в дом и скажи слугам, чтобы приготовили таз с горячей водой, чистое полотно и иголку с ниткой.

Джеффри, обрадованный, что может чем-то помочь, бросился выполнять приказание хозяйки.

К счастью, кровотечение постепенно уменьшилось, а через пару минут и вовсе прекратилось. Морган хотел было поднять мальчика на руки, но в этот момент раздался стон с противоположной стороны тропинки. Леди Элизабет! А Морган совершенно о ней забыл!

Дэниела взглянула на Тейлора:

– Пожалуйста, отнесите Фредди в дом. Я там им займусь. Рану надо зашить.

– Я сам отнесу его, – сказал Морган. Но Дэниела остановила его, тронув за плечо:

– Лучше займитесь леди Элизабет.

Морган поморщился от досады. Состояние леди Элизабет в данный момент занимало его меньше всего. Но Тейлор уже поднял мальчика на руки и направился к дому, и Дэниела поспешила за ним. Морган остался стоять возле бесчувственной леди Элизабет, провожая взглядом высокую стройную фигуру Дэниелы. Он до сих пор не мог понять, что его так привлекает в этой женщине. Она была слишком не похожа на ту изящную, хрупкую красавицу, которую он рисовал в своем воображении, представляя себе будущую жену.

И что занятнее всего – наиболее соответствующая этому идеалу женщина лежала сейчас прямо возле его ног и стонала, а он думал лишь о том, что придется тратить на нее время, когда ему хочется сейчас быть совсем в другом месте и совсем с другой женщиной.

Леди Элизабет открыла свои прекрасные голубые глаза и непонимающим, затуманенным взором уставилась на Моргана. Тот опустился на одно колено.

– Вы лишились чувств, – сказал Морган, стараясь не проявлять так откровенно своего нетерпения. – Можете сесть?

Он протянул красавице руку.

Леди Элизабет приподнялась и огляделась, растерянно хлопая ресницами.

– Боже мой? Почему я лежу на траве? Что произошло?

– Я же говорю, вы лишились чувств. Упали в обморок.

– Ах, боже мой! Мое платье! Оно безнадежно испорчено! Эти зеленые пятна! – жалобно воскликнула леди Элизабет. – Помогите же мне встать!

Морган помог красавице подняться, и она принялась отряхивать юбку.

– А почему это случилось? Ах, да! Вспомнила! Кровь! Я совершенно не переношу вида крови!

Едва сдерживая раздражение, Морган предложил Элизабет руку:

– Позвольте, я провожу вас в дом. – Они медленно направились по тропинке. При этом леди Элизабет почти повисла на своем спутнике, явно преувеличенно изображая свою слабость и беспомощность. Конечно, она была соблазнительна, даже слишком, но Морган сейчас думал только о том, как бы поскорее от нее избавиться.

Проходя мимо бокового входа для слуг, они увидели на скамейке раненого мальчика и Дэниелу, стоящую возле него на коленях. Мальчик тихо постанывал. Подойдя ближе, Морган заметил, что вода в стоящем рядом тазу окрашена в алый цвет – цвет крови, а Дэниела, напряженно нахмурившись, аккуратно зашивает рану.

Дэниела что-то тихо говорила своему пациенту, видимо, пыталась его успокоить и отвлечь, но Морган не смог разобрать слов, он слышал лишь голос – нежный, успокаивающий, уверенный. Дэниела все больше восхищала его, и он, в который уже раз, подумал, что она совершенно необыкновенная женщина.

– Что это она там делает? – спросила леди Элизабет, но Моргану не понадобилось отвечать, так как, видимо, догадавшись в чем дело, красавица передернула плечами и прижала руку ко рту.

– О! Какой ужас! Мне плохо! – В ее голосе послышались истерические нотки. – Прошу вас, отведите меня в дом, скорее!

Морган бы предпочел остаться с Дэниелой, но понимал, что самое полезное, что может сейчас сделать, это поскорее увести отсюда леди Элизабет. Но боже мой! Как же он ненавидел подобных истеричных дамочек. Он быстро провел свою спутницу мимо Дэниелы и, обогнув угол дома, почти протащил ее по широкой лестнице к центральному входу.

– Я просто не представляю, как может леди Дэниела делать такие мерзкие вещи! – между тем говорила ему Элизабет, почти повиснув у него на руке.

– Но рана так заживет гораздо быстрее, – попытался пояснить действия Дэниелы Морган.

– Да ведь это же отвратительно! – Красавица брезгливо поморщилась. – Мне от одного вида крови становится плохо! Эта женщина просто груба и примитивна! У нее совсем нет деликатных чувств. Можно подумать, что она не леди, а обыкновенная простолюдинка!

Морган едва удержался от резкого ответа. Нет, эта женщина определенно ничем не напоминала Рейчел. Разве что красотой. Но силой духа, добротой, характером – никогда! И с огромным облегчением сдав леди Элизабет на руки горничной, Морган возблагодарил про себя бога, что так и не решился сделать предложение этой избалованной, капризной красавице. Теперь-то он и сам видел, что интуитивные сомнения, удерживавшие его от женитьбы на ней, имели под собой вполне реальные основания.


Закончив перевязывать рану Фредди и сделав соответствующие случаю распоряжения, Дэниела поднялась к себе в комнату. Она чувствовала невероятную усталость. Несмотря на все кажущееся спокойствие и уверенность в себе, Дэниела едва держалась на ногах. Она очень перенервничала, но старалась изо всех сил сдержаться, чтобы не напугать мальчика. Теперь же, когда опасность миновала и она осталась наедине с собой, Дэниела дала волю своим чувствам.

И все это время она не переставала думать о лорде Моргане. Она была вынуждена признаться, что он очень удивил ее. Ни ее брат, ни один из его так называемых друзей никогда не обратили бы внимания на подобное происшествие, предоставив самим слугам разбираться с этим. Лорд Морган повел себя совсем не так, как в ее представлении мог вести себя беспечный повеса и развращенный, самовлюбленный аристократ, каким она его представляла. Если бы не его умелая помощь, ей, возможно, не удалось бы так быстро помочь мальчику. И теперь в ее душу закрались сомнения. Что, если притязания Моргана на роль Благородного Джека не лишены оснований?

Дэниела устало опустилась в кресло. Две служанки, выполняя приказание хозяйки, наливали в большой овальный чан воду для ванны. Дэниела с нетерпением ожидала, когда сможет погрузиться в горячую воду и расслабиться после перенесенных волнений.

– Миледи, – охнула одна из служанок, взглянув на хозяйку. – Ваше платье! Оно все в крови!

Дэниела перевела равнодушный взгляд на испорченное платье и устало пожала плечами. Что ж, невелика потеря. Когда девушки выходили, она приказала принести обед ей в комнату. После событий сегодняшнего дня ей совершенно не хотелось спускаться к гостям и участвовать в пустой светской беседе за столом.

Приняв ванну, она почувствовала себя значительно лучше. Вот только есть очень хотелось, а обед все не несли. Она позвала горничную.

– Ваш брат запретил подавать вам обед в комнату, – смущенно сказала она. – Он сказал, что вы должны спуститься и есть вместе со всеми. – Девушка перешла на шепот и, наклонившись к Дэниеле, доверительно сообщила: – Но повариха сказала, что накормит вас, если вы спуститесь на кухню. Так она не ослушается приказания его светлости.

Дэниела поблагодарила девушку и отпустила ее. Интересно, чем продиктовано это возмутительное приказание Бэзила – просто ли желанием досадить ей или у него есть свои причины заставить сестру присутствовать за обедом? Дэниела тяжело вздохнула и, переодевшись в простое, закрытое платье из бледно-желтого муслина, спустилась по лестнице для слуг прямо в кухню.

Седая повариха с добрым круглым лицом ласково улыбнулась хозяйке и поставила перед ней большую тарелку с отборными кусочками разных блюд.

Дэниела поблагодарила добрую женщину.

– Надеюсь, это не навлечет на вас гнев моего брата, – грустно сказала она.

– А я не нарушала приказа его светлости, – с вызовом ответила та. – Я ведь не посылала еду вам наверх.

Дэниела поела и, еще раз поблагодарив повариху, направилась назад в свою комнату. Когда она поднималась по широкой лестнице, из обеденного зала вышел лорд Морган.

– Леди Дэниела, – окликнул он ее, – Как себя чувствует малыш Фредди?

Дэниела остановилась и устало обернулась к нему.

– Пока еще очень слаб, но его жизнь, слава богу, вне опасности. Благодаря вашей умелой помощи, – добавила она.

Морган подошел к ней и взял за руки. В его ласковом взгляде Дэниела неожиданно для себя прочла неподдельное восхищение, что окончательно смутило и взволновало ее.

– Моя помощь не была так уж необходима. – Его тихий чувственный голос неожиданно поразил ее какими-то незнакомыми мягкими, бархатными интонациями, отчего ее бедное сердце сладко замерло. – Именно ваши быстрые действия спасли мальчику жизнь. Позвольте выразить вам свое восхищение. Вы очень отважны и решительны. Мало кто из дам способен на такое.

Его искренность тронула Дэниелу, и она уже собралась было ответить, как вдруг Морган удивил ее совершенно неожиданным вопросом:

– Скажите, ваш брат Джеймс такой же высокий, как вы, или он больше похож на Бэзила?

– Он чуть выше меня, растерянно ответила она. – А почему вы спрашиваете?

Но Морган вместо ответа задал следующий вопрос:

– А скажите, Уолтер Бригс был высокого роста?

– Да. Примерно с Джейми. Откуда этот внезапный интерес к росту людей, которых вы никогда даже не видели?

Морган пожал плечами. Он не собирался что-либо объяснять.

– Завтра мы расстанемся, – тихо сказал он. – Обещайте, что сохраните мою тайну.

Он стоял так близко, что Дэниела ощущала его дыхание на своем лице.

– Обещаю, – так же тихо ответила она, – вы можете положиться на меня.

Морган улыбнулся и привлек ее к себе. Дэниела не сопротивлялась. Слишком свежо было воспоминание об удивительном наслаждении, испытанном ею в объятиях этого загадочного человека. Она понимала, что он хочет поцеловать ее, и сама потянулась ему навстречу. Но едва их губы соприкоснулись, как Дэниела резко отпрянула, почувствовав на себе чей-то взгляд. Она обернулась и увидела перекошенную от бешенства, отталкивающую физиономию сэра Уальда Флетчера.

Черт бы его побрал! Теперь он все расскажет Бэзилу! Дэниела развернулась и, вырвавшись из объятий Моргана, поспешно взбежала по ступенькам.

В своей комнате Дэниела упала на кровать и с отчаянием зарылась головой в подушку. Все складывалось просто ужасно! Теперь Флетчер все разболтает брату о той сцене, что застал сейчас на лестнице; Бэзил сразу заподозрит самое худшее и начнет изводить Дэниелу своими гнусными замечаниями. Но хуже всего, что завтра Морган уезжает, и она его, наверное, теперь больше никогда не увидит. Сколько бы Дэниела ни пыталась себя убеждать, что это ей совершенно безразлично, в глубине души она знала, что обманывает саму себя.

Она услышала, как скрипнула дверь ее комнаты. Подумав, что вошла служанка, она даже не обернулась. Неожиданно возле нее на кровать опустилась какая-то огромная, тяжелая туша. Под этой тяжестью кровать резко прогнулась и заскрипела.

Дэниела резко обернулась и... очутилась в медвежьих объятиях сэра Уальда Флетчера. Она вскрикнула, но он зажал ей рот своей большой потной ладонью, а затем навалился на нее, всем своим весом прижимая к постели. Задыхаясь от отвращения, Дэниела слышала, как он кряхтит над ней, чувствовала у самого лица его мерзкое дыхание, пропитанное винными парами.

В то же мгновение страшные воспоминания о другой подобной ночи нахлынули на нее, лишая сил. Ужас сдавил ей сердце. Боже милостивый! Все повторялось снова. Но она не сможет пережить этот кошмар еще раз! Сделав над собой нечеловеческое усилие, Дэниела рванулась и закричала, но он вновь зажал ей рот рукой, едва не задушив ее.

– Чертова сука! Думаешь, слишком хороша для простого баронета? – Язык его заплетался. – Небось брату герцога позволяешь все, что угодно!

Он возвышался над ней – огромный, неуклюжий, словно гора. Дэниела зажмурилась, чтобы не видеть эти выпученные от ярости глаза, эту мерзкую жирную рожу. И тут же почувствовала, как он срывает с нее платье, обнажая грудь.

Нет! Она не допустит, чтобы это случилось снова. С неизвестно откуда взявшимися силами, удесятеренными отчаянием, Дэниела снова начала вырываться, пытаясь спихнуть его с себя. Ей удалось высвободить руки и вцепиться ему в лицо.

Флетчер взвыл от боли, когда ярко-красные следы от ногтей прочертили его дряблые щеки и на них выступили капли крови. Он оторвал ладонь от ее рта, и тогда Дэниела опять громко закричала.

В ту же минуту Флетчер сомкнул руки на ее горле. Дэниела почувствовала, что задыхается. У нее потемнело в глазах, кровь застучала в висках. Еще мгновение – и все было бы кончено. Но словно сквозь туман она услышала, как дверь со стуком распахнулась, раздались быстрые шаги, и руки ее мучителя медленно разжались.

Судорожно вдыхая живительный воздух, Дэниела открыла глаза. Она увидела, как Морган, обхватив Флетчера сзади сильной рукой за шею, мощным рывком сбросил его с кровати. Тот сначала захрипел, а шлепнувшись на пол, громко охнул.

Лорд Морган стоял над ним, сжимая кулаки.

Его лицо было искажено яростью, глаза метали молнии. Даже Дэниеле стало не по себе при взгляде на него, а Флетчер и вовсе сжался от страха. Куда делся тот чуть ленивый, беспечный красавец, которого она так хорошо знала! Сейчас перед ней стоял человек, способный на все – даже на убийство.

– Ах ты, гад ползучий! – прорычал Морган и ухватил баронета за шиворот. Одним резким движением он поднял его на ноги и с такой силой ударил по лицу, что Флетчер отлетел, раскинув руки, и грохнулся спиной о кровать.

Дэниела поспешно отползла в сторону, а Морган, вновь ухватив Флетчера за грудки, приподнял его и нанес еще один удар, от которого тот со стоном плюхнулся на кровать.

В это мгновение в комнату вбежал Бэзил в сопровождении двух лакеев. Он попытался остановить Моргана, вцепившись ему в руку, но тут же отлетел в сторону, словно назойливый щенок. От следующего удара сэр Флетчер, согнувшись пополам, со стоном упал на колени возле кровати. Бэзил снова бросился к Моргану и на этот раз просто встал между ним и Флетчером.

– Милорд! Опомнитесь! Что вы сделали с сэром Уальдом?

– Гораздо меньше того, что заслуживает этот негодяй! – прорычал в ответ Морган. – Этот мерзавец напал на вашу сестру!

Такое решительное заступничество со стороны Моргана вселило в Дэниелу силы и уверенность. Никто и никогда прежде ее не защищал. И теперь она была бесконечно благодарна за это Моргану.

Бэзил бросил на сестру презрительный, негодующий взгляд.

– Я уверен, что это не так, – ледяным тоном произнес он. – Может, она и изображает из себя невинную жертву, но уверяю вас... Милорд! Что вы?! – испуганно воскликнул он, когда Морган, ухватив его за шиворот, чуть приподнял и толкнул прямо к Дэниеле.

Другой рукой Морган взял со стола свечу и поднес ее к девушке.

– Взгляните на следы у нее на шее! Это жирный боров душил ее, когда я вбежал в комнату. – Чуть отведя руку в сторону, он осветил сжавшегося в углу возле кровати Флетчера. – А теперь взгляните на его расцарапанную физиономию. Неужели вы не видите, что ваша сестра отчаянно боролась с ним!

Бэзил в испуге попятился. В его маленьких глазках мелькнул отчаянный страх, когда он наконец понял, насколько взбешен Морган. Этот трусливый взгляд, казалось, еще больше разъярил лорда, – Убирайтесь отсюда! Все! Живо! – рявкнул Морган и, указывая слугам на лежащего на полу Уальда Флетчера, добавил уже спокойнее: – И заберите отсюда эту падаль!

Взглянув на Флетчера, дрожащего от страха, Дэниела вдруг почувствовала такую горькую обиду! Как же все это было несправедливо! И снова, как и в тот первый раз, ее брат и все его приятели – она была убеждена в этом – обвинят ее одну! Но если шесть лет назад она была невинной девочкой, которая не смогла постоять за себя, то теперь она воздаст за зло, которое ей пытались причинить. Дэниела молча сжала кулаки и мысленно поклялась: Уальд Флетчер не уйдет от ее мести. Она высоко ценила заботу и защиту Моргана, но здесь она будет действовать сама! Она не желает больше быть жертвой! Она найдет способ отомстить за себя!

Между тем Бэзил дал знак слугам, и они, подхватив за ноги и за руки, потащили Флетчера прочь. Бэзил, ни слова не говоря и даже не взглянув на Моргана, вышел следом.

Морган проводил их яростным взглядом, но с места не сдвинулся. Дэниела ждала, что он уйдет вместе со всеми, но вместо этого Морган закрыл дверь и повернулся к девушке. Он все еще был полон негодования, но постепенно лицо его смягчилось, и во взгляде, обращенном на Дэниелу, появились озабоченность и явное сочувствие. Морган подошел к ней и осторожно коснулся синяков на ее шее. Его прикосновение было исполнено такой нежности, что у Дэниелы навернулись на глаза слезы.

– Он не... причинил вам... не сделал ничего больше?

Дэниела помотала головой, глотая слезы.

– Он пытался, – тихо сказала она, опуская взгляд. – Но вы подоспели вовремя.

Неожиданно в глазах Моргана появились лукавые искорки, и уголки его губ чуть изогнулись в слабом намеке на улыбку.

– По-моему, вы неплохо сквитались с ним, моя отважная леди-разбойница, – ласково сказал он, легко касаясь кончиками пальцев ее щеки. – Он еще долго будет носить отметины ваших коготков.

Дэниела была готова ко всему – и к нападкам Бэзила, и к любым насмешкам. Но нежность Моргана застала ее врасплох, прорвавшись сквозь толстые стены тех оборонительных сооружений, которые она так долго и так старательно возводила вокруг своей души и за которыми так успешно прятала боль и свою ранимость.

Она всхлипнула, и слезы, прорвавшись однажды, хлынули бурным, неудержимым потоком. В то же мгновение Дэниела оказалась в объятиях Моргана. Он прижал ее к себе, предлагая молчаливое, но очень действенное утешение. Ласково гладя ее по голове, Морган терпеливо ждал, когда пройдет первый приступ отчаяния.

В кольце этих сильных рук Дэниела почувствовала себя в полной безопасности, и от этого, по какой-то странной причине, она заплакала еще сильнее, прижимаясь к нему всем телом, сотрясающимся от рыданий.

– Да, милая, да, поплачьте, – нашептывал ей тихий ласковый голос, – дайте себе волю, отпустите свою боль. Это сейчас самое главное.

Он говорил и говорил, нашептывая успокаивающие ласковые слова, баюкая ее в своих объятиях, словно ребенка. Постепенно Дэниела действительно начала успокаиваться. Когда наконец поток слез иссяк и она подняла заплаканное лицо и взглянула на него, Морган улыбнулся и, вытащив из кармана платок, вытер ей щеки. От этой улыбки сердце Дэниелы сладко защемило.

– Я должен уехать завтра утром, – сказал вдруг он, – и мне совершенно не хочется оставлять вас здесь одну, без друзей и защиты. Я не верю Флетчеру, да и вашему братцу тоже. Вчера ночью я предлагал вам ехать со мной и сейчас повторяю свое предложение. Мне было бы гораздо спокойнее, если бы вы согласились уехать из Гринмонта и отдаться под мое покровительство.

Дэниела внезапно отпрянула и вздернула подбородок:

– Я не стану вашей любовницей, лорд Морган Парнелл! Не надейтесь!

– Клянусь, что не буду настаивать на этом! Я просто не хочу оставлять вас здесь.

– И куда же вы собираетесь меня отвезти?

– В «Королевские вязы», конечно. Джером и Рейчел будут рады оказать вам гостеприимство.

Опять Рейчел! Эта леди Совершенство! Снова этот образец для подражания и недостижимый идеал Моргана! Ну нет! Как бы ни хотелось Дэниеле вырваться из Гринмонта, она не намерена просить приюта у красавицы герцогини. Да ей просто не выдержать этой пытки – ежедневно видеть мужчину, в которого она так безнадежно влюблена – а Дэниела не хотела больше скрывать от себя эту грустную правду, – в обществе женщины, которую тот боготворил.

– Благодарю вас, – покачала она головой, – но я не хочу утруждать вашего брата и его жену.

Если честно, то Дэниела с трудом могла себе представить высокомерного герцога Уэстли в роли гостеприимного хозяина. К тому же она прекрасно понимала, какими глазами будут смотреть на нее эти люди.

– Я благодарна вам за приглашение, но я останусь здесь. Это мой дом. И я сама смогу защититься, сэру Уальду больше не удастся застать меня врасплох.

– Не делайте ошибки, недооценивая его! Не забудьте, ведь ему едва не удалось убить меня! Он вовсе не так неповоротлив и труслив, как может показаться на первый взгляд.

– Ну, думаю, он не скоро забудет ту трепку, что вы задали ему сегодня, – улыбнулась Дэниела, а про себя добавила: «Как и то, что я сделаю с ним сегодня вечером!»

Морган улыбнулся так беспечно и весело, что Дэниела вновь поразилась тому, насколько разным может быть этот человек. То яростный и грозный, прямо дьявол во плоти, то ленивый светский щеголь, расточающий любезности дамам, а то ласковый и нежный любовник. И все его ипостаси нравились ей по-своему. А уж против этой лукавой мальчишеской улыбки она и вовсе не могла устоять.

– Должен признаться, мне самому это доставило большое удовольствие, – доверительно сообщил он ей. – Жаль, что так рано прибежал ваш братец. Я был просто рад воспользоваться случаем и отомстить этому негодяю не только за вас, но и за себя. – На мгновение лицо его вновь приобрело серьезное выражение. – Я хочу отдать вам ваши пистолеты. В случае чего вы сможете защититься от посягательств этого мерзавца. Но прошу вас, поклянитесь, что вы больше не станете использовать их ни для чего другого!

Дэниела вздохнула. Ей придется дать это обещание, хотя она и не собиралась его сдержать. Но пистолеты ей действительно очень нужны.

– Обещаю, что после вашего отъезда я не стану рядиться в Благородного Джека, – сказала она, невольно опуская глаза под его пристальным взглядом. Конечно, она испытывала при этом сильные угрызения совести, но что же ей было делать? Бог даст, он никогда ни о чем не узнает.

– Хорошо. Тогда я принесу сейчас ваши пистолеты.

Морган повернулся к двери и собрался было выйти, но затем снова вернулся к Дэниеле и, приподняв пальцем ее голову за подбородок, прижался к ее губам долгим, неторопливым поцелуем. А затем, резко развернувшись, быстро вышел.

– Боже, – прошептала девушка, глядя на закрывшуюся за ним дверь, – не допусти, чтобы он возненавидел меня за то, что я собираюсь обмануть его!

12

Спускаясь по лестнице, Морган услышал приглушенные голоса, доносившиеся до него из приоткрытой двери в библиотеку. Узнав говоривших, Морган замер и прислушался.

– Выпейте-ка еще на дорожку, сэр Уальд, – увещевал гостя Бэзил приторно сладким голосом.

Уж в чем, в чем, а в этом пьяный баронет как раз нуждался сейчас меньше всего. Тем не менее он, видимо, внял совету хозяина, так как несколько минут в комнате стояла тишина. Затем вновь послышался голос Бэзила:

– Прекрасно, пейте до дна, сразу почувствуете себя лучше.

Морган от души понадеялся, что произойдет как раз обратное. Наутро Флетчеру станет по-настоящему худо. Но какого черта Бэзил так нянчится с человеком, который только что едва не изнасиловал его собственную сестру? И это вместо того, чтобы вызвать негодяя на дуэль! Что ж, от Бэзила, вероятно, не приходилось ждать нормальных, достойных джентльмена действий.

– Вы же знаете, друг мой, – раздался пьяный голос Флетчера, – я не нападал на вашу сестру. Она сама позвала меня в свою комнату. Она так мне улыбалась, так недвус-смыс-сленно вела себя...

– Ну разумеется. – Бэзил отнюдь не собирался обвинять негодяя во лжи, напротив, он всеми силами старался успокоить его. – Ведь она на самом деле мечтает выйти за вас замуж! Ну, ничего, когда вы приедете в следующий раз, уж будьте уверены, вам никто не помешает!

«С чего ради он так старается умаслить Флетчера», – с недоумением думал Морган. Зачем ему выдавать сестру замуж за человека, которого она так ненавидит? Неужели только ради денег? Но Флетчер не так уж и богат. Далеко не завидная партия для дочери графа Крофтона. Особенно если сравнивать с ним – лордом Парнеллом, братом могущественного герцога Уэстли. Тут что-то не так. Уж нормален ли этот человек? Ему на память пришли слова Дэниелы о том, что ее брату доставляет удовольствие лишать кого-нибудь именно того, в чем человек сильнее всего нуждается. Неужели ему доставляет такое удовольствие видеть сестру несчастной?

Погруженный в эти невеселые мысли, Морган вышел из дома и направился к каретному сараю, где стоял экипаж герцога Уэстли. Морган зашел внутрь и остановился. Здесь было совершенно темно. Резкий порыв ветра захлопнул за ним дверь, и Морган невольно вздрогнул. Но делать было нечего, и он на ощупь начал пробираться к тому углу, где, как он помнил, стояла карета Джерома. Споткнувшись обо что-то, он громко чертыхнулся. Внезапно наверху, где спали конюхи и кучера, вспыхнул свет. Морган увидел, что по лестнице спускается мужчина с фонарем в руке.

– Кто здесь? – негромко окликнул он. Морган облегченно вздохнул, узнав голос Ферри.

– Это я, Ферри. Давай сюда фонарь. Я пытаюсь найти нашу карету, но тут так темно, что можно запросто сломать себе шею.

Ферри подошел ближе, и вскоре с помощью фонаря они отыскали черную, с серебряными украшениями карету герцога.

– Так мы, значит уезжаем завтра? – спросил Ферри.

– Да, будь готов к восьми. Хочу выехать пораньше.

– Хорошо. Вы что-то ищете? – спросил Ферри, заметив, что Морган роется под сиденьем.

– Собираюсь вернуть пистолеты леди Дэниеле. Они понадобятся ей, чтобы защищаться от этого негодяя Флетчера. Он пытался сегодня изнасиловать бедняжку.

– Бог мой! Этого еще недоставало!

Между тем Морган просунул руку между сиденьем и боковой стенкой кареты, чтобы открыть потайной ящик. Здесь он с самого начала прятал пистолеты Дэниелы, а после того, как она украла его собственные, он спрятал здесь и свое оружие, отобранное у Дэниелы в тот незабываемый вечер.

Вынув все четыре пистолета, он переложил их в холщовую сумку и тяжело вздохнул. Сомнения грызли его сердце. Как ему не хотелось оставлять здесь Дэниелу одну, пусть даже и с оружием. Но что она, в конце концов, сможет сделать, если даже ее родные против нее? И с некоторым удивлением Морган вдруг осознал, что больше всего на свете его сейчас волнует вопрос, как уберечь от опасностей эту необычную, непредсказуемую, но такую желанную для него женщину.

Он поделился своими опасениями с Ферри.

– Я беспокоюсь, что с ней будет, когда я уеду. От этого негодяя Флетчера можно ожидать всего, чего угодно. И я совершенно не доверяю ее брату. Он готов верить любым лживым заверениям Флетчера, а не словам сестры. Пожалуй, можно сказать, что интересы сестры его волнуют меньше всего.

– Так, может, вам и не стоит оставлять ее здесь на милость этих негодяев? – спросил Ферри.

– Я пытался уговорить ее уехать со мной в «Королевские вязы», но она отказалась. – Морган спрыгнул с подножки кареты. – К несчастью, леди Дэниела самая упрямая особа из всех, что мне приходилось встречать в своей жизни. Не представляю, как ее можно увезти отсюда, разве что похитить насильно.

Ферри многозначительно усмехнулся:

– Ну, так что ж! В вашей семье подобные случаи не редкость. Именно так поступали ваши предки и родственники, в особенности когда какой-нибудь Парнелл стремился защитить свою возлюбленную, – с самым невинным видом заметил Ферри.

Морган резко развернулся и в ярости уставился на своего грума.

– Что ты несешь! Дэниела отнюдь не моя возлюбленная и никогда ею не станет!

– Ну, когда ваш брат, герцог Уэстли, решил похитить леди Рейчел, он говорил почти то же самое. А посмотрите-ка, что из этого вышло. Любо-дорого посмотреть на их счастье!

– Да как ты можешь даже сравнивать какую-то бесстыдную разбойницу с леди Рейчел! – возмущенно воскликнул Морган. – Между ними нет абсолютно ничего общего!

– Неужели нет? – хитро прищурился Ферри.

– Нет! – пророкотал Морган.

– Ну что ж, – не стал дальше спорить Ферри, – пусть так. Но раз уж вы должны оставить девушку здесь, пока вы не уехали, не помешало бы нагнать на Флетчера побольше страху перед божьей карой – и Благородным Джеком. Почему бы не припугнуть его, чтобы не смел обижать невинных девиц, а заодно и напомнить о том, что Благородный Джек ничего не забыл и жаждет мщения? Тогда ему будет просто не до леди Дэниелы. Он поспешит убраться отсюда восвояси и побоится снова приезжать.

Идея Ферри явно пришлась Моргану по душе. Что ж, время у него еще есть. Если он поспешит, то успеет встретить карету Флетчера в том месте, где когда-то его остановила леди Дэниела.

Он, конечно, помнил о своем торжественном обещании брату, но колебался всего несколько минут. Разумеется, Джером простит его, если узнает, какие необычные обстоятельства заставили его, Моргана, нарушить слово. А учитывая отношение Джерома к сэру Уальду Флетчеру, он не станет слишком осуждать брата.

– Оседлай вороного, пока я переоденусь, – сказал он Ферри. – И вот, возьми. – Он протянул ему свои пистолеты, а пистолеты Дэниелы засунул за пояс, прикрыв сверху полами камзола.

Морган сразу поднялся к Дэниеле и тихо постучал. В ту же минуту дверь приоткрылась, словно девушка с нетерпением поджидала его. Свое порванное платье Дэниела сменила на зеленый шелковый пеньюар, в котором уже как-то появлялась в его комнате, и теперь вид этого одеяния вызвал в памяти Моргана весьма соблазнительные картины.

– Пистолеты у вас? – тихо прошептала она. Морган кивнул, с трудом проглотив комок. Он многое сейчас бы отдал, чтобы хоть на мгновение заключить ее в объятия, ощутить изгибы ее стройного, гибкого тела, прижатого к его телу.

– Впустите меня, и я их отдам.

– Нет, – испуганно прошептала она. – Вы не смеете... Я не одета.

– Ну конечно, – усмехнулся Морган, – только вы сами можете являться ко мне в таком виде. Я к вам прийти не могу.

Дэниела отчаянно смутилась и, вспыхнув, быстро отвернулась. Сейчас она казалась ему такой очаровательной и милой, что Морган лишь с большим трудом заставил себя сдержаться. Он очень хотел остаться с ней, но нельзя было терять время. Если он хотел подстеречь Флетчера, надо было, не медля ни минуты, трогаться в путь. Он вытащил из-за пояса пистолеты и протянул их девушке.

Дэниела выхватила их так, словно от этого зависела вся ее жизнь. Морган нахмурился. Что-то в выражении ее лица ему явно не понравилось, и он сделал последнюю попытку уговорить ее:

– Пожалуйста, Дэниела, не будьте такой упрямой. Едем со мной в «Королевские вязы» – там вы будете в безопасности. Джером и Рейчел с радостью примут вас.

Ее губы упрямо сжались, а взгляд сразу стал холодным и каким-то отчужденным.

– Нет, – решительно сказала она и, уже закрывая дверь, добавила: – Спокойной ночи.

Морган смотрел на захлопнувшуюся перед его носом дверь, взбешенный тем, как спокойно, без всяких сомнений она попыталась избавиться от него, едва только получила пистолеты. Он уже поднял было руку, чтобы постучать, но вовремя вспомнил, что должен спешить. Чертыхнувшись вполголоса, он резко развернулся и пошел к себе в комнату.

Здесь он достал спрятанный от чужих глаз наряд Благородного Джека, сунул его в холщовую черную сумку вместе с черными ботфортами.

Спустя всего несколько минут он, стараясь двигаться бесшумно, уже был возле конюшни и осторожно приоткрыл дверь, которая в тот же миг громко заскрипела. Лошади в стойлах беспокойно заржали при его приближении, перебирая ногами и стуча копытами.

– Вот и пытайся ходить тише, – проворчал Морган.

– Зато никто не проскользнет сюда незамеченным, – заметил Ферри и добавил, кивнув на вороного, которого он седлал: – Через минуту Черный Бен будет готов.

Морган зашел в пустое стойло и переоделся. Теперь на нем были черные штаны и широкая рубашка, высокие сапоги, черная широкополая шляпа и плащ. Маску он обычно надевал, отъехав подальше от дома.

– Выведи Черного Бена через дверь в том конце, – Морган показал на противоположный конец конюшни. – Ее не видно из окон.

Ферри вывел жеребца под уздцы и направился к выходу. Морган последовал за ним. Он как раз закрывал за собой дверь, когда услышал громкий скрип входной двери и нервное всхрапывание лошадей.

Морган замер, затем, быстро обернувшись, приник к щели, напряженно вглядываясь в темноту.

Легкие уверенные шаги и высокая стройная фигура вошедшего сразу подсказали ему, кто это мог быть.

Черт возьми, куда могла собраться Дэниела в такой час? Ответ напрашивался сам собой. Но ведь она же обещала бросить свое опасное занятие! Морган почувствовал, что в нем закипает гнев. Тем не менее он постарался сохранять спокойствие. Подойдя к Ферри почти вплотную, он тихо прошептал:

– В конюшню только что вошла леди Дэниела. Я вернусь посмотрю, что она замышляет на этот раз.

Морган осторожно проскользнул назад и притаился в крайнем пустом стойле.

Дэниела вышла из своей комнатки, неся в руках седло. Она была одета в мужской костюм и высокие сапоги. Черный плащ был перекинут через руку, а ее роскошные волосы спрятаны под широкополой шляпой. За широким поясом поблескивали рукоятки пистолетов, которые Морган всего полчаса назад вернул ей.

Итак, она обманула его. А ведь он поверил ей! Считал ее честной, может быть, единственной женщиной, которой можно доверять! Какое жестокое разочарование! Ему хотелось придушить ее своими собственными руками за такое вероломство. Но даже в эти минуты он не мог не любоваться ее плавными легкими движениями и соблазнительными формами. Казалось, в мужском костюме она чувствовала себя более свободно и уверенно, чем в бальном платье.

Дэниела опустила седло на пол и наклонилась, чтобы запереть дверцу. Морган едва не застонал – настолько соблазнительным показался ему вид ее аппетитной попки и длинных стройных ног, обтянутых до нелепости узкими штанами. Больше всего ему сейчас хотелось обхватить ее, провести ладонями по этим соблазнительным ножкам...

Девушка подняла с пола седло и направилась прямо в его сторону. У Моргана пересохло во рту, а лоб покрылся испариной; он как завороженный смотрел за вызывающе чувственным покачиванием ее, бедер. Черт бы побрал этот ее наряд!

Все еще скрытый от ее глаз, Морган наблюдал, как она не спеша, но ловко седлает своего вороного. Как бы он ни сердился на нее, он не мог ею не восхищаться. Да, она была безрассудна, но Морган не знал ни одной женщины и совсем мало мужчин, которые могли бы сравняться с ней в мужестве и благородстве души.

Тем временем Дэниела вывела коня из стойла, и Морган решил, что пора ему вмешаться.

– Куда-то собираетесь, моя милая леди-разбойница? – небрежным тоном спросил он, внезапно появляясь перед ней.

Дэниела невольно вскрикнула от неожиданности. А Морган резким движением обхватил ее и крепко прижал к себе.

– Боюсь, мне придется нарушить ваши планы на сегодняшний вечер, Дэниела.

Девушка продолжала взирать на него в безмолвном изумлении.

– Ад и сто чертей! Дэниела, вы что, хотите получить пулю в спину, как это было со мной? Неужели вы по-прежнему считаете Флетчера таким безобидным? Даже после того, что произошло сегодня?

– Почему вы решили, что я собиралась... – растерянно начала она, но тут же прикусила язык.

– Кажется, я успел слишком хорошо узнать вас, может быть, даже лучше, чем мне бы самому этого хотелось, – проворчал Морган.

Он видел, что, несмотря на внешнее спокойствие, девушка напряжена до предела. Но и в нем самом кипела кровь – и не только гнев был тому причиной.

– Черт возьми, Дэниела! Почему вы обманули меня? Ведь вы же дали мне слово, что прекратите это безумие. Выходит, я оказался легковерным дураком, что поверил лживому обещанию?

Последние слова задели Дэниелу за живое. Она выпрямилась и гордо вздернула подбородок.

– Я не нарушала своего слова, – с достоинством произнесла она.

– Ну да, не нарушала. Но только потому, что я помешал.

– Я поклялась, что не стану изображать Благородного Джека после вашего отъезда... И я сдержу свое слово. Но вы ведь еще пока не уехали.

Морган в бешенстве сжал ее плечи, едва удерживаясь от того, чтобы хорошенько встряхнуть ее.

– Прекратите играть со мной в эти дурацкие словесные игры, миледи. – Голос его звучал угрожающе тихо. – Вы ведь не собирались отказываться от своей глупой затеи и после моего отъезда. Ведь так? Только какого разбойника вы бы стали изображать тогда?

Дэниела вспыхнула и опустила голову, молча подтверждая правильность догадки Моргана. Но затем она с мольбой взглянула на него.

– Вы все же должны признать, что я не нарушила данной вам клятвы.

– Господи, да какое это сейчас имеет значение! – Новая волна гнева едва не свела на нет все его усилия держать себя в руках. Он еще сильнее сжал ее плечи. – Вы нарушили свое слово по сути, пытаясь прикрыться словесными увертками. Вы прекрасно знаете, что именно я хочу от вас.

– Пустите! Вы делаете мне больно!

Морган чуть ослабил хватку, но не отпустил ее.

– Следовало бы задать вам хорошую порку!

– Вы не посмеете!

– А вы не доводите меня до этого!

– Отпустите меня сейчас же! Иначе я закричу.

– В самом деле? Ну что ж, кричите! Только каким образом, интересно, вы собираетесь объяснить всем ваш столь необычный наряд, моя леди-разбойница? – насмешливо заметил Морган.

По ее растерянному выражению он понял, что в пылу их ссоры Дэниела совершенно забыла о том, как она одета. Он усмехнулся.

– Будьте вы прокляты! – воскликнула она с отчаянием.

– Ого! Вы даже выражаться начинаете, как заправский разбойник! – все тем же насмешливым тоном поддразнил ее Морган.

Это было уж слишком! В то же мгновение Дэниела превратилась в самую настоящую фурию, напомнив Моргану их самую первую встречу. Она принялась вырываться из его рук, кусаться и царапаться, но он крепко держал ее, пытаясь лишь увертываться от ударов ее каблуков. Наконец особенно сильный удар по голени едва не заставил его разжать руки. Морган охнул от боли и чертыхнулся сквозь зубы.

– Ну все, мое терпение истощилось, – яростно прошипел он.

Грубым рывком он поднял девушку на руки, перекинул через плечо и направился к двери, не обращая внимания на ее отчаянные протесты и весьма ощутимые удары кулачков по своей спине.

– Вы не туда идете, глупец! – прошипела Дэниела у него за спиной, когда Морган вышел из конюшни и направился к поджидающему их Ферри. – Дом с другой стороны!

– Ну нет, во всем, что касается вас, я перестал быть глупцом.

Морган остановился возле своего коня. Поставив Дэниелу на ноги и продолжая держать ее обеими руками, он сказал Ферри, кивнув на девушку:

– Вытащи у нее из-за пояса пистолеты и спрячь от нее подальше.

Ферри с веселой ухмылкой поспешно выполнил приказание.

– А теперь держи миледи, да покрепче, иначе она вырвется.

С этими словами Морган передал Ферри девушку, а сам расстегнул пряжку своего пояса и, вытащив его, крепко стянул ей руки.

Ловко вскочив верхом, он нагнулся, поднял Дэниелу и перекинул ее поперек седла лицом вниз.

– Что вы... что вы делаете? – прошептала потрясенная Дэниела.

– Собираюсь увезти вас отсюда. Я действительно должен уезжать, но оставить вас здесь не могу. Вы непременно добьетесь, чтобы вас убили или повесили как разбойницу. У меня нет времени вас упрашивать, да и вряд ли вы способны внять голосу разума.

И добавил, уже обращаясь к Ферри:

– Подай-ка ее шляпу и приведи сюда ее вороного. Привяжешь поводья к луке моего седла. Мы поедем через лес прямо сейчас, а ты последуешь по дороге в карете. Собери мои вещи. Только постарайся, чтобы тебя никто не видел, чтобы не задавали лишних вопросов. Моя комната – вторая налево по коридору. Как только соберешься и запряжешь лошадей – сразу уезжай. Пусть все думают, что я спешно уехал в карете. Как отъедешь подальше от Гринмонта, заночуй в придорожной гостинице.

– А вы как же?

– Мы будем ехать всю ночь.

– Мы? – воскликнула Дэниела. – Но вы же не можете увезти меня вот так, безо всего, даже не дав собраться!

– Отчего же не могу? Кто мне может помешать?

– Как же я поеду в этом наряде!

– Да, наряд и в самом деле неподходящий. Но ничего. Мы поедем лесными тропами. Надеюсь, нам никто не встретится по дороге. И перестаньте меня уговаривать, Дэниела. Я не настолько глуп, чтобы отпустить вас сейчас домой. Вряд ли мне представится другая подобная возможность.

– Но если вы меня увезете, что будет с моими друзьями? Кто им поможет?

– Вы тоже не сможете им помочь, болтаясь на виселице. А именно туда вы в скором времени попадете, если я вас сейчас предоставлю самой себе. – Помолчав несколько мгновений, Морган, с сожалением добавил: – Если бы у меня было хоть немного здравого смысла, мне следовало бы именно так и поступить.

Морган понимал: то, что он сейчас делает, – это самое настоящее безрассудство. Но он не мог поступить иначе. При этом он пытался убедить себя в том, что поступает так только для того, чтобы спасти Дэниелу от самой себя и уберечь от негодяев Флетчера и Бэзила, которые ни за что не оставят девушку в покое. Он просто не мог оставить ее без помощи. Кроме того, ему не придется нарушать клятву, данную брату, – никогда больше не выезжать на большую дорогу под видом Благородного Джека. Да-да, именно эти причины руководили им, а вовсе не яростное, непреодолимое влечение к этой сумасбродной девице. Да и зачем ему женщина, которой он совершенно безразличен! Нет, он увезет ее из дома только для того, чтобы спасти ей жизнь, не более того. А репутация ее и так уже погублена.

Ферри привел коня Дэниелы и, получив последние наставления от Моргана, скрылся в конюшне. Морган послал вороного вперед, и Дэниела тут же вскрикнула от боли, когда лука седла вдавилась ей в бок. Морган нарочно не остановился. Ему не хотелось причинять ей боль, но он не видел другого способа заставить ее подчиниться.

– Позвольте мне сесть на лошадь, – взмолилась девушка. – Так будет гораздо быстрее.

– И убежать вам от меня также будет гораздо проще, – усмехнулся Морган. – Нет, миледи, больше вам не удастся меня провести. Я вам больше не доверяю.

– Но я же не могу так ехать всю дорогу! Мне больно!

– Если пообещаете вести себя смирно, я позволю вам сесть на лошадь впереди себя. Но если будете сопротивляться или попытаетесь сбежать, я опять перекину вас через седло. В этом случае наше путешествие действительно окажется для вас весьма мучительным. Только уж тогда ваши уговоры на меня не подействуют, так и знайте!

Он старался говорить по возможности холодным, злым тоном, однако в глубине души не сомневался, что ни за что не подверг бы девушку такой жестокой, унизительной пытке. Вот только ей об этом знать не полагалось.

– Итак, что вы мне скажете? Обещаете не убегать и не вырываться?

Дэниела долго молчала. Когда она заговорила, ее голос дрожал от обиды и едва сдерживаемого гнева:

– Обещаю.

Морган тут же подхватил ее за талию, приподнял и посадил в седло перед собой. Дэниела села верхом, а он обхватил ее одной рукой, прижимая к себе. В то же мгновение его тело недвусмысленно отозвалось на эту близость. Морган тихо выругался, когда понял, кого из них двоих ожидает действительно мучительное путешествие.

Когда они снова тронулись в путь, Дэниела тихо спросила:

– И куда же вы собираетесь меня везти?

– В «Королевские вязы», разумеется.

– Ваш гордый братец герцог на порог меня не пустит, когда увидит, во что я одета.

Морган промолчал, но его не покидало предчувствие, что Дэниела может оказаться на этот раз права.

13

Морган подхватил Дэниелу под руку, и ей ничего не оставалось, как войти вместе с ним в этот огромный дворец, который назывался «Королевские вязы». Они оказались внутри большого мраморного зала. Величественная лестница вела на второй этаж, окруженный каменной балюстрадой. Великолепие этого холла поразило воображение Дэниелы. Она слышала, что «Королевские вязы» не уступают в роскоши королевским дворцам. Теперь она могла убедиться в этом сама.

– Здесь очень... красиво, – с трудом выдавила она из себя, потрясенная и раздавленная этим великолепием.

Они скакали всю ночь. Дэниела, измученная, голодная, покрытая дорожной пылью, еле передвигала ноги от усталости.

– Что подумает обо мне герцог, когда увидит в таком виде, – с отчаянием прошептала она Моргану, кивнув на свой более чем экстравагантный наряд.

Но он не успел ей ответить. Боковая дверь отворилась, и на пороге возникла женщина ослепительной красоты. Увидев Моргана, она бросилась к нему.

– Ты вернулся! – воскликнула она, обнимая его с непосредственностью ребенка, радующегося возвращению любимого отца. – Джером будет очень рад!

Даже если бы Дэниела не догадалась раньше, кто перед ней, благоговейно-восхищенное выражение лица Моргана, с которым он обнимал красавицу, сразу бы ей все подсказало. Перед ней была несравненная Рейчел, герцогиня Уэстли.

И Дэниела мгновенно возненавидела ее.

Наконец Морган выпустил герцогиню из своих пылких объятий, и Дэниела смогла рассмотреть ее получше. Жгучая брюнетка с полными, ярко-вишневыми губами, точеным носом и синими глазами удивительного бархатистого оттенка, напоминающего о цветущих фиалках, – Рейчел и в самом деле была чудо как хороша. А невысокая изящная фигурка, все изгибы которой выгодно подчеркивало красивое бархатное платье в тон глаз, заставила Дэниелу почувствовать себя неуклюжей замарашкой. Если в присутствии красавицы Элизабет ей было неуютно, то что же говорить о Рейчел! Дэниела едва не застонала, представив себе, как нелепо выглядит в мужском черном костюме, грязная и растрепанная, рядом с этой необыкновенной красавицей.

Между тем герцогиня перевела взгляд на гостью. При виде необычного костюма Дэниелы в ее глазах зажглись озорные искорки, и она весело улыбнулась, обнаружив прелестные ямочки на щеках. Дэниела пожалела, что не накинула плащ. Впрочем, Рейчел ее вид, кажется, всего лишь позабавил. Дэниела горячо надеялась, что надменного герцога Уэстли дома не окажется. Уж он-то смеяться не будет.

Однако ее молитвы не были услышаны. На верху балюстрады показалась высокая мужская фигура.

Герцог держал себя поистине с королевским достоинством. Красивое лицо с широким лбом, аристократическим носом, выступающими, резко очерченными скулами и волевым подбородком очень напоминало лицо Моргана, но поражало зрелой, совершенной мужественной красотой.

Дэниела мгновенно сжалась при виде герцога, мечтая лишь о том, как бы ей провалиться сквозь землю или стать невидимой.

– Морган! – радостно воскликнул герцог Уэстли, но тут же нахмурился, разглядев наряд своего брата и его странной спутницы. – Что произошло?

– Совсем не то, что ты думаешь, – поспешил уверить его Морган. – Я сдержал слово.

Герцог улыбнулся, и его лицо мгновенно смягчилось, утратив выражение холодной надменности. Он быстро сбежал по лестнице и порывисто обнял брата.

Дэниелу поразила перемена, произошедшая с герцогом. Она ни разу не видела, чтобы самодовольный, бессердечный герцог Уэстли, каким она всегда его считала, улыбался. Но даже не это удивило девушку, а та любовь и теплота, которые появились в его взгляде, когда он приветствовал своего брата. Но вот Джером повернулся к жене, и в его улыбке появилась нежность, а глаза вспыхнули такой любовью и восхищением, что Дэниела почувствовала невольный укол зависти. На нее никто никогда так не смотрел. Ей вспомнились слова Моргана о том, что герцог стал чаще улыбаться с тех пор, как женился. «А кто бы на его месте не улыбался», – добавил он.

«Да, – грустно подумала Дэниела, – кто бы не улыбался, глядя на такую красавицу, в том числе и сам Морган!»

Рейчел улыбнулась мужу в ответ, затем перевела взгляд на Дэниелу.

– Представь нам свою подругу, Морган. – Ее низкий, чуть хрипловатый, чувственный голос показался Дэниеле чарующим. Черт возьми, ну почему у этой женщины все должно быть совершенно! Какой же наивной она была, полагая, что Морган может заинтересоваться такой невзрачной, неуклюжей особой, когда он был знаком с этим чудом совершенства и, без сомнения, боготворил ее.

– Леди Дэниела Уинслоу, дочь графа Крофтона, – чуть смущенно сказал Морган и взял ее под руку. – Она поживет здесь какое-то время.

Эти слова сразу же вывели Дэниелу из себя.

– Я немедленно уезжаю! – заявила она, вырывая руку.

– Черта с два ты уедешь! – Глаза Моргана яростно сверкнули.

– Я очень рада, что Морган уговорил вас приехать к нам, леди Дэниела, – с веселой улыбкой обратилась к ней герцогиня.

– Уговорил?! – Дэниела не смогла сдержать своего возмущения. – Едва ли можно так назвать действия этого... этого...

– Видишь ли, я не совсем ее уговорил, – пробормотал Морган, стараясь не встречаться взглядом с братом, наблюдавшим за всем этим с веселым удивлением. – Я... э... скорее похитил ее.

– Ах, как замечательно! – воскликнула Рейчел. – Так ты наконец влюбился, Морган!

Если бы это было правдой! Дэниела невольно вздохнула.

Морган сердито посмотрел на свою очаровательную невестку.

– Уверяю тебя, любовь здесь вовсе ни при чем!

Дэниела почувствовала, как ее лицо заливает краска стыда и унижения. Господи, что подумают о ней герцог с герцогиней!

– Вот как? – Герцог скептически посмотрел на брата. – Что же в таком случае могло заставить тебя совершить столь отчаянный поступок?

– Я всего лишь хочу спасти ее от виселицы! – заявил Морган, вызывающе глядя на брата.

Дэниела никогда не падала в обморок, но сейчас, кажется, была близка к этому, как никогда. Неужели Морган готов выложить все герцогу и тем самым окончательно загубить ее репутацию?

У Рейчел от изумления вытянулось лицо.

– Но каким образом может грозить виселица дочери графа Крофтона? – с беспокойством спросила она.

Дэниела опустила голову, взмолившись про себя, чтобы Морган промолчал, не отвечая прямо на вопрос. К сожалению, в этот день господь не слышал ее молитв.

– Дело в том, что леди Дэниела и есть тот самый самозванец, который выдавал себя за Благородного Джека!

Дэниела невольно сжалась, ожидая, что на нее сейчас обрушится гнев герцога и она будет с позором изгнана из его дома. Однако, к ее немалому изумлению, герцог откинул назад голову и весело рассмеялся, словно его брат сказал что-то крайне смешное. Видимо, он не принял всерьез его слова, с обидой решила Дэниела.

Рейчел, напротив, оставалась крайне серьезной. Нахмурив свой хорошенький лобик, она спросила, глядя на Дэниелу с сочувствием:

– Но почему вы решили выдавать себя за Мор... за этого разбойника?

Невольная оговорка Рейчел ярче всех торжественных уверений самого Моргана доказала Дэниеле, что он не лгал, когда говорил, что Благородный Джек – это он и есть. Кто мог знать знаменитого разбойника лучше женщины, спасшей ему жизнь?

Хотя вопрос герцогини был обращен к Дэниеле, ответил на него Морган:

– О, ее мотивы были не менее благородны, чем у самого Джека!

Что ж, спасибо и на этом. Дэниела бросила быстрый взгляд на Моргана.

– А что вы делали со своей добычей, леди Дэниела? – поинтересовалась Рейчел. Кажется, она нисколько не удивлялась тому, что мнимый Благородный Джек оказался женщиной.

И вновь за Дэниелу ответил Морган:

– Отдавала голодающим семьям рабочих Уальда Флетчера в Уорикшире.

Дэниела наконец осмелилась поднять глаза от носков своих грязных сапог и взглянула на Рейчел. Неужели на этом прекрасном лице она увидела восхищение?

– Как это благородно с вашей стороны, леди Дэниела! Мне тоже знаком Уальд Флетчер. Это гнусная грязная скотина!

– Вы правы, ваша светлость, – чуть охрипшим от смущения голосом произнесла Дэниела, обнаружив, к своему удивлению, что любимая женщина Моргана начинает ей нравиться.

– И вы очень смелая! – продолжала герцогиня, ласково взяв Дэниелу за руки. – Я очень рада, что вы приехали к нам. Но вы, наверное, смертельно устали. Без сомнения, наш несообразительный Морган заставил вас скакать всю ночь – ведь путь от Уорикшира неблизкий. Идемте, я прикажу приготовить для вас ванну и покажу вашу комнату.

Дэниела нерешительно взглянула на герцога, ожидая, что он скажет. Правильно истолковав ее замешательство, Уэстли тепло ей улыбнулся.

– Замечательный план, – заметил он. – Поверьте, леди Дэниела, я также счастлив приветствовать вас в своем доме. Морган поступил правильно, что привез вас сюда. Здесь вы будете в полной безопасности.

Его любезный тон и теплый взгляд окончательно сбили Дэниелу с толку. Она совершенно не узнавала холодного, надменного герцога Уэстли в этом обаятельном, сердечном человеке.

– Надеюсь, вы погостите у нас подольше, миледи, – добавил герцог.

– Вы очень добры, ваша светлость, – пробормотала Дэниела, хотя собиралась сбежать при первой возможности.

– Папа! Папа!

Дэниела удивленно оглянулась на звук звонкого детского голоска. Маленький мальчик лет двух подбежал к герцогу и обхватил его за ноги, прижимаясь к нему.

У Дэниелы даже дыхание перехватило, когда она увидела, с какой любовью и гордостью посмотрел на сына человек, которого она всегда считка черствым и бездушным. Герцог нагнулся и подхватил малыша на руки, высоко подбросив его вверх. Мальчик завизжал от восторга и весело засмеялся.

– Наш сын, Стивен Морган, – пояснил герцог Дэниеле, прижимая к себе мальчика.

– Мы назвали его в честь наших братьев, моего и Джерома, – с улыбкой добавила Рейчел.

Ребенок застенчиво поглядел на Дэниелу, но тут заметил Моргана.

– Дядя Морган! – Он даже подпрыгнул от радости на руках отца и потянулся к дяде. Тот подхватил племянника и посадил к себе на плечи.

Дэниела сама не понимала, почему эта обычная семейная сцена вызывает у нее такое щемящее чувство одиночества.

Джером улыбнулся Моргану:

– Если ты сможешь наконец оторваться от моего сына, я скажу тебе пару слов наедине.

Дэниела с беспокойством взглянула на герцога. Как бы ни был он любезен с ней, девушка не сомневалась, что сейчас на голову Моргана обрушится град упреков за то, что тот осмелился привести под их крышу такую малопочтенную особу.

Морган спустил мальчика на землю, и Рейчел взяла его за руку.

– Пойдемте, – обратилась она к Дэниеле, – я провожу вас наверх. Вы почувствуете себя гораздо лучше после того, как примете ванну и отдохнете.

Ее искренняя доброжелательность приятно удивила Дэниелу. Герцогиня вела себя совсем не так, как она себе представляла. Ей казалось, что Рейчел должна быть похожа на Элизабет Сандерс, и почему-то ей было приятно, что она ошиблась.

Уже направляясь вместе с хозяйкой и ее сыном вверх по лестнице, Дэниела услышала, как Морган, проходя вместе с братом в кабинет, сказал:

– Ты можешь не беспокоиться насчет того, что я привез сюда леди Дэниелу. В мои намерения брак никак не входит. Я сделал это с единственной целью – спасти ее от самой себя, потому что невольно чувствую себя ответственным за ее глупые поступки.

Дэниела и так знала, что Морган не собирается на ней жениться, так почему же ей потребовалось столько усилий, чтобы скрыть навернувшиеся на глаза слезы?


Между тем в кабинете Морган напряженно наблюдал за братом, который в свою очередь внимательно и чуть насмешливо изучал его мрачное лицо.

– Так, значит, жениться ты не намерен? – спросил наконец Джером.

– Нет, – резко ответил Морган, с удивлением отметив насмешливые искорки, вспыхнувшие при этом в глазах брата.

– И ты похитил леди Дэниелу только для того, чтобы спасти ее от петли?

– Не понимаю, чем вызван твой насмешливый тон. Я, например, ничего смешного здесь не вижу.

– В самом деле? Ну конечно, не видишь. Забавно, как точно повторяется история!

Такой туманный ответ только рассердил Моргана.

– Что ты имеешь в виду?

Джером хитро улыбнулся, устраиваясь поудобнее в кресле.

– Садись, Морган. Насколько я понимаю, ты нашел эту необыкновенную леди в Уорикшире?

Морган сел в кресло напротив.

– Да. Она сестра Хоутона.

Джером нахмурился. Это имя вызвало в его памяти какие-то неприятные ассоциации.

– В чем дело? – с вызовом спросил Морган, заметив реакцию брата.

– Кажется, я вспоминаю... я встречал леди Дэниелу несколько лет назад в Лондоне. Тогда ее имя было связано с... – Джером явно искал слово помягче, – с весьма неприятными сплетнями.

Морган вздохнул. Он бы предпочел, чтобы герцог не слышал этих сплетен. Его брат никогда не одобрял слишком вольного поведения женщины.

– Да. Точно. Сейчас я припомнил, что эти сплетни связывали ее имя с Джилфредом Ригсби. – В голосе герцога послышалось откровенное презрение.

– Насколько я понимаю, ты точно так же, как и я, терпеть не можешь этого карточного шулера?

– Так он еще и шулер? Впрочем, что тут удивительного. От этих бездельников, составляющих окружение лорда Биркхолла, можно ждать чего угодно. – Джером сдвинул брови. – Если леди Дэниела позволила этому пустозвону и бездельнику соблазнить себя, это характеризует ее не с лучшей стороны. Во всяком случае, в том, что касается ее вкуса и ума.

– Но она тогда была еще совсем юной, ей было всего семнадцать! – Морган сам удивился тому, с какой страстностью бросился защищать Дэниелу. – Впрочем, – спохватился он, – раз я не собираюсь на ней жениться, то и говорить тут не о чем.

Но Джерома, казалось, продолжали мучить какие-то сомнения.

– Мне кажется, в этой истории есть еще что-то, о чем ты мне не рассказал. Так почему же ты все-таки привез ее сюда?

– Я не доверяю ее чертову братцу. – И Морган рассказал о попытке Флетчера изнасиловать Дэниелу, а также о разговоре между Флетчером и Бэзилом, который он подслушал.

– Понятно. – Лицо Джерома приняло серьезное, задумчивое выражение. Он больше не подшучивал над братом. – Но почему вы оба оказались одеты в эти костюмы? Не самый лучший наряд для длинного путешествия. А если бы вам кто-нибудь встретился по дороге?

– Мы ехали лесными тропами. Да и не было времени переодеваться. А если бы я отпустил Дэниелу за платьем, то едва ли смог бы заставить ее поехать со мной.

– Допустим. И все же, почему вы были так одеты?

Морган вздохнул. Он слишком уважал брата, чтобы лгать ему.

– Я понимаю, о чем ты думаешь. Да, я был очень близок к тому, чтобы нарушить обещание и возродить из небытия Благородного Джека. Но я уверен, если бы ты узнал все обстоятельства, то сам на время освободил бы меня от клятвы.

Джером не отрывал пристального, изучающего взгляда от лица младшего брата.

– Позволь мне самому судить об этом. Так что же это были за обстоятельства?

– Я был уверен, что после своего неудачного нападения на Дэниелу Флетчер не успокоится. А раз ему попустительствует ее родной брат, то она и вовсе окажется беззащитной перед ним. Я собирался напомнить ему о себе, нагнать на него такого страху, чтобы он боялся вообще к ней приближаться.

– И что же тебе помешало?

– Дэниела. Она сама собралась напасть на Флетчера под маской Благородного Джека. У меня не было никакой возможности отговорить или заставить ее не делать этого. Поэтому мне не оставалось ничего другого, кроме как перекинуть ее через седло и привезти сюда.

Джером приподнял брови и покачал головой:

– Необыкновенная женщина.

– Вот-вот, настолько необыкновенная, что того и гляди угодит под пулю или на виселицу! – с горячностью возразил ему Морган. – На самом деле просто глупая, безмозглая девчонка!

Губы Джерома дрогнули в усмешке.

– И тем не менее я благодарен ей за то, что она не дала возродиться к жизни Благородному Джеку.

Желая сменить тему разговора, из-за которого он чувствовал себя крайне неуютно, Морган сказал:

– В своем письме ты просил меня срочно приехать, так как у тебя есть какое-то важное известие от короля. Почему ты не мог сообщить мне о нем в письме?

Джером пожал плечами:

– Желание короля. Он вызвал меня в Лондон, чтобы передать все мне лично. И он же взял с меня слово, что я не доверю это известие бумаге, чтобы письмо не могло попасть в другие руки и не скомпрометировало нашего тайного агента в Риме. Поэтому я все должен передать тебе на словах.

Морган закатил глаза с выражением шуточного отчаяния.

Джером усмехнулся.

– Знаю, знаю, но что я мог поделать? Старый Георг совсем потерял голову от страха перед якобитами.

– Так что же он просил мне передать?

– Должен честно тебе сказать, король весьма недоволен тем, что тебе ничего не удалось узнать о заговоре.

– Проклятие! Я был там всего две недели!

– Разумеется, я напомнил ему об этом, но король нетерпелив. Он был просто вне себя, когда его тайный агент сообщил о большой сумме денег от уорикширских заговорщиков, доставленной претенденту в Рим три месяца назад.

– Ад и сто чертей! Это должны быть те самые деньги, которые были украдены Бригсом в Гринмонте!

– Кто такой Бригс?

– Управляющий в Гринмонте. Он пропал как раз в это время, прихватив с собой пятьдесят тысяч фунтов и почти разорив имение.

Джером нахмурился.

– Но Претендент получили гораздо больше – сто тысяч. Кто в Уорикшире мог предоставить остальную сумму?

Морган вспомнил о лондонской газете, найденной в потайной комнате в подземелье Мерривуда. А ведь Уилтон уверял его, что подземным ходом в последние годы никто не пользовался.

– Возможно, это сэр Джаспер Уилтон. Он очень богат. Говорят, он симпатизирует якобитам и был дружен с Бригсом... вот только...

– Что только? – нетерпеливо подтолкнул его Джером.

– Мне Уилтон понравился. Он производит впечатление человека чрезвычайно далекого от политики и весьма довольного жизнью.

Обычно Морган неплохо разбирался в людях и почти всегда доверял своей интуиции. Но сейчас он спрашивал себя, уж не одурачили ли его?

– Мне показалось, что он человек прямой и бесхитростный, хотя и очень неглупый. Словом, либо он невероятно хитер, либо совершенно чист. И я скорее склонен считать, что он не имеет никакого отношения к заговору.

– А где сейчас этот Бригс? Что-нибудь еще о нем известно?

– Возможно, что он и был тем курьером, что отвез деньги в Рим. – Морган опустил взгляд на свои сапоги, покрытые толстым слоем дорожной пыли. – Так что король хочет поручить мне сейчас?

– Ничего. Он вернул на государственную службу Невилла Гриффина, к его явному неудовольствию, кстати, и посылает его в Уорикшир.

Морган резко поднял голову. Когда-то Гриффин руководил целой сетью королевских шпионов, но затем вышел в отставку и организовал свое сыскное агентство. Джером несколько раз обращался к его услугам и высоко ценил его способности.

– Так, значит, король отстраняет меня от этого дела? – задумчиво спросил Морган. Это известие не могло его не обеспокоить.


Тем временем Дэниела с восхищением рассматривала белую с золотом комнату для гостей. Обстановка здесь была не менее роскошной, чем в холле, но отличалась изяществом и элегантностью. Легкая изящная мебель, шторы и балдахин над кроватью из золотой парчи, зеркала на стенах. Дэниеле еще никогда не приходилось бывать в такой роскошной и вместе с тем уютной спальне.

– Если Морган похитил вас, то скорее всего у вас нет с собой другой одежды, кроме той, что на вас надета, не так ли? – спросила Рейчел.

– Увы. – Дэниела смущенно оглядела свой пыльный наряд. Она не сомневалась, что в душе герцогиня осуждает ее. – Боюсь, что это платье шокирует вас, ваша светлость.

– Нет. – Рейчел весело рассмеялась. – Признаюсь вам откровенно, я сама очень бы хотела носить мужскую одежду для верховой езды и ездить в седле по-мужски. Наверное, это восхитительно – чувствовать себя так же свободно на лошади, как мужчины. Но увы. Я не могу себе этого позволить.

И, заметив некоторое сомнение в глазах гостьи, Рейчел лукаво добавила:

– К тому же могу вас успокоить, вы одеты гораздо более прилично, чем я, когда Джером похитил меня из моего дома. Тогда на мне была надета одна лишь ночная сорочка. Ему пришлось завернуть меня в свой плащ.

– Герцог вас похитил? – Дэниела не верила своим ушам. Чтобы этот холодный, невозмутимый гордец был способен на такое?!

Конечно, сегодня герцог Уэстли предстал перед ней совсем другим человеком, радушным, приветливым и вовсе не надменным. Но похитить красавицу Рейчел в одной рубашке?!

– Наверное, его светлость был безумно влюблен в вас, – предположила Дэниела единственное, что могло хоть как-то объяснить столь невероятное поведение герцога.

Рейчел весело улыбнулась.

– Возможно. А может быть, такое поведение характерно для всех Парнеллов, когда они влюбляются. Сначала Джером, затем Морган. История повторяется.

– Но Морган меня совсем не любит. Я нужна ему только на роль его любовницы, – с горечью сказала Дэниела и с удивлением увидела тонкую ироничную улыбку на лице герцогини. А она-то полагала, что Рейчел возмутится столь неблаговидному поведению своего родственника.

– Неужели? И вы, конечно, ему поверили?

– Разумеется. Он совершенно недвусмысленно заявил мне об этом.

Дэниела отвернулась, чтобы скрыть предательскую влагу, навернувшуюся вдруг на глаза. Ей до сих пор было больно вспоминать этот разговор.

– Какой же он глупец! – Рейчел ласково взяла Дэниелу за руку и сжала ее. – Но вы все же не огорчайтесь, – сочувственно добавила она. – Я совершенно уверена, что все сложится наилучшим образом.


Дэниела медленно спускалась по великолепной мраморной лестнице к обеду, мрачно размышляя о том, что ей предстоит мучительный вечер. Ей очень нравилось платье, которое сейчас было на ней надето, но даже оно не могло улучшить ее настроения.

Когда она проснулась после своего продолжительного отдыха, Рейчел зашла к ней и настояла на том, чтобы Дэниела выбрала себе три платья из ее гардероба. Дэниела не решилась признаться, что не собирается задерживаться здесь и при первой же представившейся возможности уедет. Вместо этого она послушно выбрала себе три наряда. Сейчас на ней было надето белое шелковое платье, юбка которого разделялась спереди на две половинки, и из-под нее была видна нижняя юбка из зеленого шелка.

Платье было Дэниеле коротко, и, чтобы скрыть это, Рейчел повязала ей вместо пояса широкий зеленый шарф, а вызванная тут же портниха пришила снизу к юбке кружевную оборку.

Пока портниха трудилась над платьем, Рейчел провела гостью по великолепным парадным комнатам. Показала она ей и роскошный обеденный зад, в котором запросто могли бы разместиться пятьдесят человек.

Дэниела со страхом ожидала, что ей придется обедать в таком зале, но Джером и Рейчел, встретившие Дэниелу внизу, провели ее и Моргана в небольшую, но очень уютную комнату, где был сервирован стол. Стеклянные двери эркера выходили на зеленую лужайку с извилистой тропинкой, обсаженной цветущими ирисами и королевскими лилиями. Тропинка скрывалась в роще медных буков с темно-красными листьями.

Еда была великолепна, вид из окна услаждал взор, и Дэниела немного повеселела. Морган же напротив, казался странно притихшим и задумчивым. Дэниела не могла не подумать, что ему досталось от герцога за то, что привез ее с собой, и в который уже раз пообещала себе, что уедет сразу, как только сможет. Ей совсем не хотелось вносить разлад между братьями.

В отличие от Моргана герцог и герцогиня поддерживали непринужденную беседу, умело вовлекая в нее Дэниелу. Против своего ожидания Дэниела чувствовала себя гораздо свободнее, чем когда-либо в Гринмонте в присутствии своего брата и сестер. Да и разговор здесь касался совсем других тем, ничем не напоминая пустую болтовню приятелей Бэзила, и был действительно интересен Дэниеле.

За второй переменой блюд – подавали баранью ногу, пирог с курицей и спаржу – разговор зашел о книгах.

– Вы читали «Приключения Джозефа Эндрюса», леди Дэниела? – спросила Рейчел.

– Да. И мне она понравилась гораздо больше, чем «Памела» Ричардсона.

Морган впервые за все время обеда заметно оживился.

– Надо заметить, – сказал он, хитро прищурившись, – что интересы леди Дэниелы простираются гораздо дальше романов. Однажды я подсмотрел, как она читала «Закон свободы» Уинстенли. Можете себе представить?

Дэниела покраснела, словно ее уличили в чем-то неблаговидном. Джером внимательно посмотрел на нее, и девушке показалось, что он шокирован. Она невольно напряглась, представив себе, как бы издевался над ней Бэзил, если бы застал с такой книгой в руках.

– Вы интересуетесь утопическими идеями, миледи? – спросил Джером.

– Да, ваша светлость, – смело сказала Дэниела, внутренне содрогнувшись при мысли о том, в какой ужас должен был привести ее ответ столь богатого и могущественного человека, как герцог Уэстли.

Но, к ее изумлению, герцог даже глазом не моргнул.

– А вы читали работу Джона Беллерса «Предложения по организации промышленных корпораций»?

– Нет. – Любопытство перевесило осторожность. – А вы читали, ваша светлость?

– Да. Должен заметить, там изложены весьма любопытные идеи. Советую прочитать. Морган может одолжить вам свой экземпляр.

– У вас есть эта книга? – изумленно воскликнула Дэниела, поворачиваясь к Моргану. Ну кто бы мог подумать, что этот легкомысленный щеголь интересуется подобными вещами?

Морган в ответ усмехнулся той своей ленивой усмешкой, которая сводила ее с ума.

– Да, моя дорогая леди-разбойница. Я еще и читать умею. Вас это удивляет?

Джером рассмеялся, видя изумление Дэниелы.

– У Моргана довольно большое собрание утопических трактатов.

– Берегитесь, не то я замучаю вас до смерти разговорами о них!

К радости Дэниелы, настроение у Моргана немного улучшилось, он снова начал шутить и все больше становился похожим на самого себя.

После десерта из клубники со сливками мужчины не остались за столом для того, чтобы выпить и поговорить, как было заведено во многих домах, а вышли вместе с дамами в небольшую гостиную, выдержанную в бирюзовых тонах.

Едва они успели сесть, как вошла няня с детьми. Маленький Стивен немедленно подбежал к отцу, а няня передала Рейчел младенца.

– А это Серена, маленькая сестричка Стивена, – сказала Рейчел Дэниеле. Она наклонилась к малышке, и ее нежное лицо осветилось особым светом, став еще прекраснее.

Между тем Стивен направился к стоящей в углу гитаре и ухватился за нее.

– Папа, играй, – потребовал он.

Джером засмеялся и взял гитару, а Стивен немедленно забрался на колени к Моргану.

Дэниела не могла оторвать взгляда от этой пары. Большой красивый мужчина с нежной, мальчишеской улыбкой и маленький мальчик, доверчиво прижавшийся к нему, вызвали у нее бурю самых противоречивых чувств.

И вновь, уже в который раз, она подумала о том, что мир и любовь, царящие в этом удивительном семействе, так разительно отличаются от всего, к чему она привыкла с детства. И как же она сейчас им завидовала! А горше всего было сознавать, что она чужая в этом доме и что свет их любви никогда не коснется ее.

Герцог запел балладу неожиданно красивым, хотя и несильным голосом, подыгрывая себе на гитаре. Рейчел и Морган немедленно присоединились к нему. А через минуту и Дэниела последовала их примеру. Она любила музыку, любила петь, хотя ни отец, ни сестры, ни тем более Бэзил не разделяли ее увлечения.

Джером спел еще несколько песен. Маленькая Серена уснула на руках у матери, а Стивен хоть и слушал с удовольствием, тем не менее начал зевать и тереть глаза.

Наконец герцог отложил гитару и встал, взяв сына на руки.

– Пора спать, Стивен. – И, повернувшись к жене, предложил: – Хочешь отнесу наверх малышку?

– Нет, – Рейчел тоже поднялась, – если Дэниела меня извинит, я сама хотела бы ее уложить.

Герцог кивнул и улыбнулся жене с такой нежностью, что Дэниеле на миг показалось, будто и ее коснулся отблеск их любви, и на душе у нее стало отчего-то легко и немного тревожно. Джером взглянул на Дэниелу:

– Не скучайте. Мы скоро вернемся.

Впервые со времени их приезда в «Королевские вязы» Дэниела осталась наедине с Морганом. Он посмотрел на нее со своей обычной ленивой улыбкой.

– Ну как, освоились? Больше не боитесь моего брата?

Дэниела кивнула. Она и в самом деле начала чувствовать себя здесь очень легко и непринужденно, вопреки всем своим прежним страхам и тревогам.

– Вы дадите мне эту книгу? – спросила она Моргана.

– Разумеется. Пойдемте со мной, я поищу ее в библиотеке.

Он встал и, взяв ее за руку, вывел из гостиной. Дэниела покорно последовала за ним.

Вдоль правого и левого крыла здания тянулись застекленные галереи. Пройдя по одной из них, Морган вошел в небольшой кабинет, окна которого выходили прямо в тенистый парк. Две стены в комнате были полностью заставлены книжными шкафами из красного дерева.

Эта комната казалась меньше остальных комнат особняка, тем не менее здесь было очень уютно. Кроме шкафов с книгами, здесь стояло несколько удобных кресел и письменный стол красного дерева.

– Как здесь мило, – заметила Дэниела.

– Мне тоже нравится. Я прихожу сюда, когда хочу побыть в одиночестве.

Морган направился к книжным полкам, а Дэниела не могла оторвать от него глаз, любуясь фацией и силой, которой веяло от великолепно развитого тела. Неожиданно ей захотелось провести рукой по его плечам, спине, почувствовать под ладонями мощные мышцы... Она тут же одернула себя. Что за дикие мысли! Она не позволит себе больше потерять голову!

Морган снял с полки небольшой томик.

– Вот возьмите. Это и в самом деле интересно.

Дэниела молча взяла книгу, затем подошла к полкам. Хотя Джером и предупреждал, что Морган интересуется утопическими идеями, она не ожидала увидеть столь большое и полное собрание философской литературы, в том числе – утопических трактатов.

– Неужели вы прочитали все эти книги? – с недоверием спросила она.

– Вообразите себе, прочитал. – Он улыбнулся ей.

– Но что могло заставить молодого, богатого аристократа увлечься подобными идеями? – прямо спросила она.

– Меня интересуют вопросы переустройства общества. Я считаю, что оно устроено несовершенно.

И прежде чем Дэниела успела задать следующий вопрос, он добавил:

– Давайте перейдем в гостиную. Наверное, Джером и Рейчел уже вернулись и ждут нас.

Однако хозяев в гостиной еще не было. Морган принялся рассказывать девушке забавные истории из жизни своих предков, и Дэниела подумала, что он хочет уйти от серьезного разговора.

Вскоре в гостиную вернулись Джером и Рейчел. За приятным разговором вечер пролетел незаметно. Джером еще сыграл и спел несколько баллад. А Дэниела, с удовольствием подпевая, между тем с грустью думала о том, как отличается жизнь в «Королевских вязах» от всего, к чему она привыкла в Гринмонте.

Затем, оставив братьев внизу за разговорами, Рейчел проводила гостью наверх, в ее комнату. Проходя мимо большого зеркала, Дэниела посмотрела на свое отражение – в белом красивом платье она впервые показалась себе вовсе не такой неуклюжей, как обычно.

– Вы очень добры ко мне, ваша светлость, – сказала она Рейчел. – Как мне отблагодарить вас?

– Зовите меня Рейчел, – улыбнулась герцогиня.

Антипатия Дэниелы к этой милой женщине давно исчезла без следа, уступив место искреннему восхищению. Теперь ей было понятно, почему Морган с таким благоговением и любовью говорил о жене своего брата. Да и какой мужчина мог бы устоять против чар этой удивительно обаятельной, доброй и необыкновенно красивой женщины!

Они вошли в спальню для гостей.

– Надеюсь, вам у нас понравится, – сказала Рейчел. И добавила, серьезно и вместе с тем ласково взглянув на Дэниелу: – Вы влюблены в Моргана.

Это был не вопрос, а утверждение. Дэниела вспыхнула.

– Неужели это так заметно?

– Для меня – да. Он еще не говорил вам о своей любви?

– Нет, и никогда не скажет! – Голос Дэниелы предательски дрогнул. – Он любит вас!

Рейчел, казалось, была искренне удивлена:

– Он любит меня только как сестру, уверяю вас.

– Нет, я уверена, что его сердце было разбито, когда вы вышли замуж за его брата. Если бы вы этого не сделали, он бы сам женился на вас.

Рейчел, взволнованная и смущенная, отвернулась к туалетному столику и стала рассеянно переставлять многочисленные баночки и флакончики.

Прошло несколько мучительно долгих минут, пока она повернулась к Дэниеле. Выражение ее прекрасного лица говорило о том, что она пришла к какому-то решению.

– Видимо, Морган не рассказывал вам, почему он больше не действует под маской Благородного Джека?

– Он сказал только, что поклялся брату бросить это занятие, если Джером выполнит его условие.

– Но он не говорил о том, что это было за условие, не так ли? Чего он хотел так отчаянно, что готов был ради этого отказаться от важного дела, которое раньше не желал бросать, несмотря на все уговоры брата?

– Нет, – Дэниела покачала головой. – Этого он не говорил. Да мне было и неудобно расспрашивать его о семейных секретах.

– Он поставил условие: если Джером хочет, чтобы его брат навсегда снял маску Благородного Джека, он должен жениться на мне.

– Что? – Дэниела не могла поверить своим ушам. – Но ведь герцог просто обожает вас, это сразу видно! Да и какой мужчина смог бы устоять перед вами! Ведь вы так прекрасны!

Рейчел улыбнулась бесхитростному восхищению Дэниелы.

– Джером смог. Для него красота будущей супруги была недостатком. Красавицам он не доверял. Для него идеалом супруги была скромная, незаметная, добродетельная женщина. Он называл ее Само Совершенство.

Дэниела тихо охнула, вспомнив, что сама именно так называла Рейчел.

– Кто же была его избранница?

– Дочь одного из соседей. Морган хорошо ее знал и за глаза прозвал Святошей.

– Но ведь герцог похитил вас! Вы сами говорили. – Дэниела никак не могла поверить в услышанное.

– Да, – рассмеялась Рейчел. – Но только после того, как я сама его похитила.

Дэниела молча смотрела на герцогиню, не зная, что и подумать. Может быть, Рейчел просто смеется над ней? Уж очень неправдоподобно все это звучало.

Заметив реакцию Дэниелы, Рейчел засмеялась, но затем сказала своим тихим нежным голосом совершенно серьезно:

– Морган догадался, что его брат безумно любит меня, еще до того, как сам Джером это понял.

– Да, я поняла. Но только это совсем другой случай, – Дэниела вздохнула. – Я совсем не та женщина, на которой Морган хотел бы жениться.

– И что же это за женщина, которую, по вашему мнению, он хотел бы взять себе в жены?

– Красивая, грациозная, похожая на вас или, например, на леди Элизабет Сандерс. И уж, конечно, не такая, как я, – неуклюжая, некрасивая верзила.

– Но вы вовсе не некрасивы! – горячо воскликнула Рейчел. Она внимательно осмотрела Дэниелу с головы до ног. – Поверьте мне, понадобится совсем немного усилий, чтобы сделать из вас неотразимую красавицу. Знаете что, я попрошу своего брата Стивена. Он прекрасно разбирается в секретах женской красоты. И он охотно поможет вам.

Дэниела решила, что ослышалась.

– Вы говорите о графе Арлингтоне?

– Совершенно верно. Он с семьей скоро должен приехать к нам.

Перспектива стать объектом насмешливого изучения лорда Арлингтона Дэниелу отнюдь не радовала. Она хорошо помнила, как была однажды на балу представлена графу Арлингтону в тот злосчастный лондонский сезон. Ей до сих пор не удалось справиться с чувством унижения, которое охватило ее, когда этот ловелас и любимец женщин с презрением оглядел ее с головы до ног и что-то насмешливо бросил одному из своих приятелей, отчего тот еще долго посмеивался, глядя на Дэниелу. Но чего иного могла она ожидать от известного ценителя женской красоты, выбирающего себе в любовницы лишь самых красивых женщин?

Хорошо, что завтра она уедет отсюда. Вынести его насмешку сейчас она просто бы не смогла.

– На самом деле вы очень хорошенькая, – сказала Рейчел.

– Морган так не думает, – печально покачала головой Дэниела.

– А кроме того, вы очень смелая и добрая, – словно не слыша ее протестов, добавила Рейчел. – Уверяю вас, Морган ценит это в женщинах гораздо больше внешней красоты.

«Ну что ж, даже если это и правда, в жены себе он выберет изящное очаровательное создание, похожее на Рейчел или леди Элизабет», – с болью в душе подумала Рейчел.

14

На рассвете следующего дня Дэниела тихо спустилась по задней лестнице. Выскользнув в парк, она быстро направилась по направлению к конюшням. К счастью, никто из слуг ей не встретился.

Ей было до боли грустно покидать этот чудесный дом и его гостеприимных хозяев.

И еще горше было покидать Моргана, с которым – Дэниела была уверена в этом – она уже никогда не увидится.

Она осторожно открыла дверь конюшни... и в тот же миг невысокая, крепкая фигура Ферри загородила ей дорогу. Казалось, он ни мало не удивился при виде ее.

– Прошу прощения, миледи, но конюхи получили приказ не впускать вас сюда иначе, чем в сопровождении лорда Моргана или герцога.

– Но я хочу... просто прокатиться верхом, – не слишком убедительно солгала Дэниела. Ферри понимающе усмехнулся:

– Конечно, хотите – и как можно дальше от «Королевских вязов». Но, боюсь, миледи, у вас ничего не получится.

– Уж не собираетесь ли вы покинуть нас, леди Дэниела?

Сердце Дэниелы замерло на мгновение, а затем бешено забилось, когда она услышала прямо за спиной голос Моргана. Неожиданно он обнял ее и притянул к себе.

– Ах, как невежливо уезжать, даже не попрощавшись с хозяевами и не поблагодарив их за гостеприимство.

Тон Моргана был насмешливым, однако глаза его совсем не улыбались.

Двухдневная щетина покрывала его щеки, и Дэниеле вдруг отчаянно захотелось прикоснуться к его лицу.

– Почему мне нельзя поехать на прогулку? – Она попыталась скрыть досаду за напускной обидой. – Вы же знаете, как я люблю по утрам кататься верхом.

– Видите ли, герцог Уэстли и слышать ничего не захочет о том, чтобы отпустить гостью одну, без сопровождения и защиты. – Взгляд Моргана стал жестким. – Так что не ставьте в неловкое положение ни себя, ни конюхов. Вам не позволят уехать одной.

– Неужели вы не понимаете, от меня зависит жизнь людей! – закричала совершенно расстроенная Дэниела. – Я не могу бросить их на произвол судьбы! Там есть несколько семей, в которых тяжело больны дети, и, если я не достану им денег на лекарства, они могут умереть!

– Вот как? И где же вы собираетесь достать деньги?

Дэниела опустила голову и ничего не ответила. Губы Моргана скривились в жесткой усмешке.

– Я так и предполагал.

– Если они умрут, это будет на вашей совести!

– Если вы попадете в руки властей и вас повесят, это тоже будет на моей совести, – резко возразил Морган. – Ну хорошо. Давайте договоримся. Если вы обещаете остаться здесь, в «Королевских вязах», я пошлю им денег.

– А я добавлю столько же от себя, – раздался позади голос Джерома. Герцог подошел и стал рядом с братом. – Советую вам принять наше предложение, тогда эти семьи получат помощь немедленно. А вот если они будут ждать помощи от вас, это может усугубить их положение.

Дэниела колебалась. Затем тряхнула головой:

– Ну хорошо. Я согласна.

– Отлично. Я сегодня же отправлю туда Ферри. А вы подробно расскажете, кому именно он должен передать деньги.


Дэниела торопливо шла по галерее по направлению к убежищу Моргана, напевая веселый мотив, который Джером наигрывал вчера на гитаре.

После того как Джером и Морган отправили довольно приличную сумму – гораздо большую, следует признать, чем мог бы достать «Благородный Джек» за несколько месяцев, собирая дань с проезжающих богатых бездельников, – Дэниела решила сдержать обещание и остаться в «Королевских вязах». Ферри отвез деньги священнику и Нелл Бригс с тем, чтобы они раздали тем семьям бедняков, которые особенно остро нуждались в помощи. Нелл прислала Дэниеле письмо, в котором горячо благодарила девушку за помощь. И при мысли об этом у Дэниелы становилось легко и радостно на душе.

Она жила в «Королевских вязах» уже девять дней и считала их самыми счастливыми днями в своей жизни. Герцог и герцогиня обращались с ней так, словно она уже стала членом их семьи.

«Ах, если бы это было на самом деле!» – думала она с грустью.

Она постучалась в дверь, и Морган пригласил ее войти. При звуке его глубокого, с чувственными нотками голоса сердце Дэниелы, как всегда, тревожно забилось. Это началось уже давно и в последние дни достигло своего апогея. Стоило ей увидеть его или просто услышать, как у нее кружилась от волнения голова и сердце пускалось вскачь.

Морган поднялся из-за стола ей навстречу. Во взгляде, устремленном на Дэниелу, не было обычной добродушной насмешки, к которой она уже привыкла. Сейчас его глаза светились каким-то новым, загадочным светом. Одетый совсем по-домашнему – без шейного платка и камзола, в одной тонкой сорочке с кружевами, расстегнутой на груди, и шелковых черных панталонах, – он показался ей невероятно, просто непростительно красивым. И она на мгновение забыла, зачем пришла.

Но затем, справившись со своей слабостью, она чуть тряхнула головой и протянула ему книгу, которую взяла в свой прошлый визит сюда.

– Я пришла вернуть вам книгу, – сказала Дэниела чуть дрогнувшим голосом. – Для меня это было весьма поучительное чтение. Но скажите, почему вас интересуют такие проблемы? Что вы находите для себя в этих книгах?

Морган вздохнул и отвел зачарованный взгляд от ее лица. Он жестом пригласил ее сесть в кресло, затем снова сел за стол и потер руками виски, словно собираясь с мыслями.

– Видите ли, я считаю, что очень многое в нашем обществе устроено несовершенно. Я выступал несколько раз в парламенте в надежде привлечь внимание к проблемам неправильной организации труда на шахтах и угольных копях, но... Словом, я понял, что, если я хочу что-нибудь изменить, мне надо начать с каких-то конкретных дел, чтобы на практике доказать, что, по-другому организовав жизнь работающих там людей, можно получить превосходные результаты. Труд может стать более продуктивным, а жизнь работников не такой тяжелой... Словом, – оборвал он себя, – я намерен заняться организацией трудовых общин...

– Вы не шутите?! – воскликнула пораженная Дэниела. Чем больше она узнавала Моргана, тем больше этот непредсказуемый человек восхищал ее. Пожалуй, она восхищалась им не меньше, чем Благородным Джеком, а, возможно, даже больше. Он казался более интересным и благородным, чем тот легендарный разбойник, который стал ее кумиром и который – теперь она это хорошо понимала – по большей части был создан ее собственным пылким воображением. Ей было стыдно вспоминать, кем она считала раньше Моргана Парнелла.

– Я серьезен как никогда. К сожалению, для этого мне необходимо иметь возможность претворить свои идеи в жизнь... Сейчас только от короля зависит, получу ли я такую возможность. – И, заметив недоумение на лице Дэниелы, пояснил: – Речь идет о довольно спорном наследстве, которое я должен был получить от своего деда со стороны матери. Оно включает в себя несколько рудных шахт на севере Англии, находящихся в довольно плачевном состоянии, исключительно, на мой взгляд, из-за неумелого управления. Условия труда ужасны, шахтеры голодают, среди них начались волнения... Я подал прошение на имя короля... Теперь от него зависит, в чью пользу он примет решение – мою или моего кузена – пьяницы и игрока, который просто спустит все за игорным столом.

– Я от души желаю вам удачи. Я уверена, что у вас все получится. Я буду молиться за вас!

Морган взглянул на девушку своим загадочным взглядом, и в его глазах заблестели лукавые искорки.

– Другого я от вас и не ожидал.


На следующий день, когда Дэниела и герцогиня сидели в маленькой гостиной, они услышали громкий стук дверного молотка, и в следующую секунду раздался громкий мужской голос:

– А где моя маленькая Рейчел?

Герцогиня вскочила и с сияющим лицом пояснила своей гостье:

– Это Стивен, мой брат.

Почти в то же мгновение в гостиную вбежал высокий, смуглый, необыкновенно красивый мужчина и заключил Рейчел в свои объятия.

Дэниела не видела графа Арлингтона почти шесть лет, но узнала его мгновенно. Он принадлежал к тому типу мужчин, которых любой женщине забыть было бы трудно. За эти годы он возмужал, черты лица стали более резкими, но по странному контрасту синие глаза под черными как смоль бровями показались Дэниеле более добрыми и мудрыми. Она хорошо помнила взгляд этих удивительных синих глаз – оценивающе-холодный, подчас циничный, особенно в том случае, когда он был обращен на женщин.

– Ах, Стивен, как я рада тебя видеть! – воскликнула Рейчел, высвобождаясь из горячих объятий брата.

Сходство между братом и сестрой было просто поразительным – черные густые волосы, тонкие правильные черты лица, синие выразительные глаза, при этом Рейчел, изящная и хрупкая, казалась воплощенной женственностью, в то время как Стивен производил впечатление весьма сильного, уверенного в себе мужчины.

Стивен заметил Дэниелу и обратил на нее неожиданно приветливый взгляд. При их последней встрече шесть лет назад, как хорошо помнила Дэниела, в этом взгляде можно было прочитать насмешку и презрение, но никак не симпатию.

– Э, да у нас гости!

Рейчел представила их друг другу, и лорд Арлингтон улыбнулся Дэниеле так тепло и дружелюбно, что она вмиг забыла о том, что когда-то терпеть его не могла. Ее настороженность сразу исчезла, и она так же приветливо улыбнулась в ответ. Да, за эти годы лорд Арлингтон сильно изменился. Теперь ничто в нем не напоминало того высокомерного, избалованного вертопраха, каким он был когда-то.

– Стивен, ты получил мое письмо? – спросила Рейчел.

– Да. И, как ты и просила, привез с собой лучшую модистку Лондона. Но, может быть, теперь ты объяснишь мне, что ты затеяла?

– Конечно, объясню, здесь нет никакой тайны. Но подожди немного, я хочу поздороваться с Меган и маленьким Джеромом.

Стивен оглянулся на дверь, и в ту же минуту его взгляд засветился нежностью, которую Дэниела уже видела в глазах герцога, когда тот смотрел на свою жену.

Дэниела перевела взгляд на только что вошедшую в гостиную женщину и едва поверила своим глазам. Она ничуть не сомневалась, что жена графа Арлингтона должна быть необыкновенной красавицей, ни в чем не уступающей его сестре. Вместо этого перед ней стояла очень милая, изысканно одетая леди, но красивой ее никак нельзя было назвать.

Но Стивен Арлингтон, этот знаток женской красоты, любимец женщин, повеса и распутник, у которого в любовницах когда-то были самые красивые женщины Лондона, смотрел на свою жену с таким восторгом и обожанием, словно перед ним стояла сама богиня красоты.

Рейчел с ласковой улыбкой подошла к Меган. Женщины тепло обнялись.

– А где же мой племянник? – спросила герцогиня.

– Мой Джером сейчас с большим Джеромом в саду – ты же знаешь, как он любит своего дядю.

Если сама леди Арлингтон и не была красива, то ее голос, глубокий, грудной, казался чарующе прекрасным.

Стивен взял жену за руку:

– Дорогая, познакомься с леди Дэниелой Уинслоу.

Лицо Меган, обращенное к Дэниеле, тут же расцвело улыбкой, мгновенно преобразившей ее. Когда она заговорила, Дэниела сразу же отметила легкий акцент.

– Вы не англичанка, леди Арлингтон? – спросила она.

– Нет. Я из колоний Нового Света, из Виргинии. И зовите меня, пожалуйста, Меган.

В глазах Стивена мелькнули лукавые искорки.

– Меган – единственная из всех известных мне женщин, которая расстроилась, узнав, что стала графиней.

– Ну, с этим я скоро примирилась, – улыбнулась Меган.

Супруги обменялись любящими взглядами, от которых у Дэниелы вновь защемило сердце.

– Как дела у вашего брата Джоша? – спросила Рейчел. – Он пишет вам из Оксфорда?

– Да, совсем недавно прислал письмо. Ему там очень нравится, и учеба идет успешно. Вот только я очень по нему скучаю.

В гостиную вошел Джером с малышом на руках.

– Какого очаровательно тезку ты подарила мне, Меган, – сказал герцог, передавая мальчика матери.

– Это все Стивен. Малыш так похож на него, правда красавец? – улыбнулась Меган с вполне простительной материнской гордостью.

– Что ж, будем надеяться, что он не унаследовал от своего отца те пороки, которые так мешали ему жить в юности, – усмехнулся герцог, подмигнув своему шурину. – Кстати, очень удачно, что вы приехали именно сегодня, завтра вы бы меня уже не застали. Боюсь показаться вам негостеприимным хозяином, но я должен ехать в Лондон. Мне назначена аудиенция у короля. Если его величество не заставит меня ждать слишком долго, то вечером следующего дня я вернусь. И надеюсь, что вы к этому времени еще не уедете. – Он повернулся к жене: – Ты не видела Моргана? Мне надо с ним поговорить.

– Он должен скоро вернуться. Не приказать ли подать нам чаю?

– О, с удовольствием! Признаюсь, я просто умираю от голода! – ответила Меган.

Стивен бережно обнял жену и прижал к себе таким оберегающим жестом, что Дэниела невольно позавидовала ей. Каково это – чувствовать постоянно такую заботу и защиту со стороны мужчины, подумала она, подавив невольный вздох.

– Меган у нас опять ест за двоих, – с гордостью произнес он.

– Ах! Какая чудесная новость! – радостно откликнулась Рейчел. – И когда же вы ожидаете появления младшего Уингейта?

– Через шесть месяцев, – улыбнулась Меган, взглянув на мужа.

– Между прочим, вас в той гостиной ждет модистка, – напомнил Стивен сестре.

– Вы извините нас, Меган, – обратилась Рейчел к гостье. – Мы с Дэниелой и Стивеном оставим вас ненадолго в обществе Джерома.

– Да, разумеется, идите.

Когда Дэниела вошла вслед за Рейчел в гостиную, то едва сдержала возглас восхищения.

Здесь по всей комнате были разложены ткани, платья, коробки со всевозможными лентами и кружевами. Невысокая темноволосая женщина присела перед Рейчел в низком поклоне:

– Ваша светлость!

– Спасибо, что приехали, Мари. – Рейчел повернулась к Дэниеле: – Это одна из самых лучших модисток у нас в стране, и я попросила ее сшить для вас несколько нарядов. Советую положиться на вкус Стивена и прислушаться к его советам. Он непревзойденный знаток женской моды, и, что очень важно, у него безукоризненный вкус во всем, что касается дамских туалетов.

Лорд Арлингтон внимательным, критическим взглядом оглядел Дэниелу. А она готова была провалиться сквозь землю и вся сжалась под этим оценивающим взглядом.

Наконец Стивен хлопнул в ладоши.

– Все, теперь я точно знаю, что вам нужно. – Он повернулся к Мари: – Дайте-ка мне вашу грифельную доску, а пока снимите с нее мерки.

Пока модистка обмеряла красную от смущения Дэниелу, Стивен что-то уверенно и деловито чертил на доске. Когда Мари закончила, он показал ей свой набросок.

– Вот что я хотел бы получить в результате. Покажите мне ваши модели этого типа. Но сначала давайте отберем образцы тканей.

Модистка спокойно кивнула – очевидно, она уже не в первый раз выполняла подобные требования графа Арлингтона, и ее нисколько не смущало его участие в таком деликатном деле.

– Мы с Дэниелой тебе еще нужны, Стивен? – обратилась к брату Рейчел. – Если нет, то мы вернемся к Меган.

Стивен оторвал задумчивый взгляд от очередного образца ткани и кивнул:

– Да, конечно, идите. Я скоро к вам присоединюсь.


Когда Морган направлялся через мраморный холл к парадной лестнице, из обеденного зала вышел его брат.

– Я так и подумал, что это ты вернулся. Пойдем со мной в библиотеку. У меня есть для тебя кое-что интересное.

В этот миг за спиной Моргана раздались веселые женские голоса и смех. Он обернулся и увидел Рейчел и Дэниелу, направлявшихся в гостиную. Женщины были так поглощены разговором, что даже не заметили Моргана. А он, не отрываясь, смотрел им вслед. Его совершенно очаровывал мелодичный смех Дэниелы, который он едва ли пару раз слышал за все время его пребывания в Гринмонте. Здесь же Дэниела смеялась каждый день. Какие еще нужны были доказательства того, что он правильно сделал, привезя ее в «Королевские вязы»? И все же что-то постоянно тревожило его, не давая спокойно спать по ночам.

Она и держалась, совсем иначе – непринужденно, с достоинством, ее движения приобрели плавную спокойную грацию, что было совершено невозможно, когда она постоянно слышала издевательские замечания и насмешки своего братца, этого негодяя Бэзила.

И вновь Морган почувствовал, как в нем нарастает неистовое желание. В такие минуты он мог думать только об одном – как обнимет ее, покроет поцелуями ее лицо, как снимет с нее одежду и погрузится в это великолепное тело, созданное для любви и поцелуев – для его любви и его поцелуев...

– Эй, брат, ты идешь? – Джером выглянул из дверей библиотеки и, проследив за направлением пылающего взгляда Моргана, понимающе усмехнулся.

Морган моргнул и, чуть тряхнув головой, чтобы прогнать распаляющие воображение сладкие видения, вошел в библиотеку следом за Джеромом.

– Ты веришь сплетням, которые распускали в свое время о Дэниеле? – спросил Джером, когда брат плотно прикрыл за собой дверь.

Морган молча прошел к креслу и, сев против Джерома, задумчиво потер подбородок. Вопрос был не из простых. Морган хорошо помнил ужас, написанный на лице Дэниелы, когда его ласки стали слишком настойчивыми и она поняла, что еще немного – и он овладеет ею. Даже в объятиях своего кумира – Благородного Джека – она не могла избавиться от этого страха. Распущенные женщины, изведавшие любви и находящие удовольствие в плотских утехах, так себя не ведут. Но он помнил также и ее признание в том, что она принадлежала Ригсби. Тяжело было признавать, что именно ослепляющая ревность стала причиной того, что он не разглядел очевидного.

– Нет, не верю, – наконец твердо сказал он.

– Я тоже в это не верю, – тут же откликнулся Джером. – Ни ее характер, ни поведение, весьма достойное, ни в коей мере не соответствуют всем этим рассказам о ее доступности и легкомыслии. Я склонен полагать, что Ригсби сильно приукрасил, если не полностью извратил то, что произошло в действительности.

– Я тоже так думаю, – кивнул Морган.

– А если принять во внимание твой рассказ о том, как повел себя ее брат в той постыдной истории с Уальдом Флетчером, о которой ты мне рассказывал... Вполне возможно, что имело место нечто подобное и в случае с Ригсби.

– Только в тот момент рядом не оказалось меня, – мрачно заметил Морган. Его руки сами собой сжались в кулаки. Он убьет негодяя, если выяснит, что все было так, как думает Джером. Да и ему самому это уже не раз приходило в голову.

– Но давай пока оставим это. Я пригласил тебя сюда вовсе не для того, чтобы обсуждать Дэниелу. Полчаса назад я получил от короля ответ на наше прошение.

– Он примет нас? – взволнованно спросил Морган.

– Он примет меня. Одного.

– Но как же я могу подробно изложить свои замыслы...

Джером вздохнул.

– К сожалению, его величество не слишком жаждет тебя видеть и выслушивать твои объяснения. Я сам буду просить его завтра еще раз рассмотреть это дело, но... приготовься к тому, что нам с тобой не удастся склонить короля в нашу пользу. Твой кузен тоже не сидит, сложа руки.

– Но я лучше смогу управлять этими землями и, главное, рудниками, чем этот легкомысленный, великосветский щеголь!

– Что ж, постараюсь убедить в этом завтра короля. Но у меня нет уверенности в благополучном исходе дела.

Морган опустил голову. Если король решит завтра дело не в его пользу, все его мечты пойдут прахом.


На следующий день Морган стоял у одного из окон библиотеки, глядя, как Дэниела играет с маленьким Стивеном в саду. Хотя мальчик обычно стеснялся чужих, он быстро привязался к Дэниеле.

Пока женщина и ребенок резвились на траве, Морган мрачно думал о том, какой изумительной матерью могла бы стать Дэниела. Жаль, что она не могла быть матерью его детей.

За мальчиком пришла няня, чтобы отвести его в дом, и до Моргана долетел отчаянный рев малыша:

– Хочу играть с Дэниелой!

Девушка засмеялась, подняла его на руки и что-то тихо сказала. Он тотчас успокоился, чмокнул ее в щеку и послушно пошел вместе с няней, но все время оглядывался назад и махал ей рукой.

И в этот миг Моргана поразило выражение лица Дэниелы. Она смотрела вслед ребенку с такой отчаянной тоской и болью, что у него невольно сжалось сердце. Она обязательно должна выйти замуж, обязательно должна иметь своих собственных детей. Кто, как не она, заслуживает счастья... Но сможет ли Дэниела когда-нибудь стать женой и матерью, если она так панически боится близости с мужчиной? Конечно, будь она женой его, Моргана, он бы сумел терпением и лаской победить этот страх. Но много ли таких людей, как он? Морган неплохо знал мужчин и почти не сомневался, что Дэниелу ждет безрадостное одиночество... Ах если бы она могла стать его женой... Неожиданная мысль показалась ему очень удачной, а главное, так хорошо соответствовала его тайным устремлениям.

Если он не может жениться на Дэниеле, он по крайней мере может помочь ей преодолеть свой страх!


Когда маленький Стивен ушел с няней спать, Дэниела медленно побрела по извилистой тропинке, усаженной по обеим сторонам лилиями и ирисами, которыми не уставала восхищаться с первого дня своего приезда в «Королевские вязы». Тропинка вела к роще из медных буков, конских каштанов и сикомор.

Дэниела медленно шла, подставляя лицо лучам солнца и блаженно вдыхая аромат белых, розовато-лиловых и пурпурных цветков.

– Позволите ли составить вам компанию, миледи? – раздался сзади до боли знакомый ленивый голос.

Она даже не слышала, как он подошел.

– Да, конечно, – Дэниела тепло улыбнулась.

Прошло то время, когда его появление вызывало в ней отчаянную панику. Сейчас она просто была рада его обществу.

Он улыбнулся ей в ответ и предложил руку. Какое-то время они шли в молчании. Дэниела украдкой бросила взгляд на нахмуренное лицо своего спутника. Наверное, он тревожится из-за встречи герцога с королем, решила Дэниела. Сегодня утром Джером, весьма озабоченный, уехал в Лондон.

Чтобы отвлечь его от тяжелых мыслей, Дэниела решила нарушить молчание.

– Как здесь красиво, – сказала она.

Сначала ей показалось, что он не слышал ее, погруженный в свои думы. Но затем все же рассеянно ответил:

– Да.

Несколько уязвленная его явным невниманием, Дэниела надула губки и больше уже не решалась что-либо говорить. А он, казалось, даже и не заметил этого.

Так они дошли до рощи и оказались в тени могучих деревьев. Здесь Дэниела осмелилась открыто посмотреть в лицо своего спутника и поразилась его серьезному, сосредоточенному виду. Куда девалась его ленивая, чуть ироничная улыбка, которую она так любила? Сейчас он был как никогда серьезен и задумчив, словно грешник перед исповедью. Зачем же он тогда предложил ей составить компанию, если она, по-видимому, была вовсе ему не нужна и его больше занимали собственные мысли, а вовсе не спутница?

Они дошли до скамейки, примостившейся между двумя толстыми стволами могучих деревьев. Морган жестом предложил ей присесть и сам сел рядом, так близко, что его горячая нога притиснулась к ее ноге. Дэниелу охватила уже знакомая ей жаркая волна.

Она попыталась отодвинуться, стремясь избежать этой опасной близости, но вдруг обнаружила, что не может этого сделать, так как оказалась зажатой между Морганом и изогнутым подлокотником скамьи.

– Я наблюдал, как вы играли с малышом Стивеном, – вдруг заговорил Морган. – Вы прекрасно ладите с детьми. Можно позавидовать вашим будущим детям, у них будет такая чудесная мать!

Его слова, словно резкий удар, причинили Дэниеле внезапную и очень острую боль. Больше всего на свете ей хотелось бы иметь ребенка...

– У меня никогда не будет детей, – глухо произнесла она и добавила отрешенно: – Я никогда не выйду замуж.

Морган молча смотрел на нее, и от этого взгляда ей еще больше становилось не по себе.

– Что случилось? – не выдержав этого напряженного молчания, спросила Дэниела.

Морган покачал головой, словно ему трудно было говорить, затем все-таки произнес взволнованным, напряженным тоном:

– Дэниела, я не верю ни одному слову из тех сплетен, что ходили насчет вас. Но я бы очень хотел, чтобы вы сами рассказали мне обо всем, что тогда произошло... Я имею в виду у вас с Ригсби. Я хочу узнать правду. Поверьте, это очень важно для меня.

Дэниела вздрогнула и зябко поежилась, обхватив себя руками. Несмотря на жару, она почувствовала вдруг страшный озноб. Ей было тяжело вспоминать обо всем. Боль, стыд, ужас вновь захлестнули ее. Первым побуждением ее было бежать прочь от Моргана, от его внимательных ласковых глаз... и в то же время ей хотелось рассказать ему правду, хотелось, чтобы он не думал о ней плохо... Неужели он действительно не верит этим сплетням? Она так привыкла к тому, что все считали ее чуть ли не шлюхой, что сейчас ей было очень трудно поверить словам Моргана.

– А что, если вы ошибаетесь и все, что рассказывают обо мне, – правда? – спросила Дэниела, не глядя на Моргана.

Несколько мгновений Морган внимательно изучал ее печальное лицо, опущенные глаза, слабый румянец, вспыхнувший на щеках.

– Но ведь я не ошибаюсь, верно? – тихо спросил он.

Дэниела еще ниже опустила голову, не желая, чтобы он видел ее слезы. Но Морган взял ее за подбородок и повернул лицом к себе.

– А теперь, моя отважная леди-разбойница, расскажите-ка мне все без утайки.

Голос Моргана звучал так ласково, так нежно, что она уже не могла справиться со слезами и громко всхлипнула.

Дэниела отвернулась и помотала головой.

– Я не могу, – тихо прошептала она. Тогда он обнял ее и прижал к себе.

– Он совершил над вами насилие? – спросил он сквозь стиснутые зубы, чувствуя, как в нем нарастает ярость. Если бы здесь сейчас был Ригсби, он, не задумываясь, пристрелил бы негодяя.

Дэниела молча кивнула. Насилие. Она не могла произнести этого вслух. Все эти годы она гнала от себя это слово и воспоминания, уговаривая себя, что этого не было, что все это произошло не с ней, а с кем-то другим... Но Бэзил и его дружки не давали ей забыть.

Морган осторожно стер слезы с ее щек и принялся гладить по голове, словно маленького обиженного ребенка.

– Я сразу понял, что вы, должно быть, пережили нечто ужасное, что навсегда отвратило вас от близости с мужчиной.

Его ласковый тон и искреннее участие что-то отомкнули в душе Дэниелы, воспоминания о боли и унижении той ужасной ночи захлестнули ее с новой силой, и она, уже не пытаясь сдерживаться, зарыдала, уткнувшись Моргану в плечо. Молодой человек очень бережно обнял ее и прижал к себе, шепча на ухо ничего не значащие, но такие необходимые сейчас слова утешения.

Наконец она успокоилась и, подняв залитое слезами лицо, смущенно шмыгнула носом. Морган ласково улыбнулся.

– Ну что, стало легче?

Она кивнула, удивляясь про себя непривычному чувству надежности и защищенности, которое испытывала в его объятиях.

– А теперь вы можете мне рассказать все, что тогда произошло? Конечно, если это не слишком болезненно. Если не хотите, не рассказывайте. Я и так все более или менее понял.

Но, к своему удивлению, Дэниела вдруг почувствовала, что сама хочет рассказать Моргану, как все было на самом деле. Спасительное чувство, что он ей полностью доверяет, придало ей силы.

– Я ответила отказом на настойчивые ухаживания Ригсби, и это взбесило его. Он ворвался ко мне в комнату и принялся избивать меня с такой жестокостью, что я упала, едва не потеряв сознание.

Чувствуя, что в нем закипает ярость, Морган тем не менее попытался сдержаться и только крепче прижал к себе Дэниелу, словно пытаясь взять на себя часть ее боли.

– Он сорвал с меня одежду и швырнул меня на нее.

Дэниела вытерла вновь хлынувшие слезы и дрожащим голосом тихо продолжила:

– Я была так наивна, что даже не понимала, что именно он собирается делать, а он... он... – Она запнулась, не в силах описать остальное.

– Он набросился на вас. – Голос Моргана казался очень мягким, но в нем без труда можно было различить с трудом сдерживаемую ярость. Он чувствовал, как она дрожит в его руках.

– Да. Это было так ужасно! Я никогда еще не испытывала такой страшной боли, такого омерзения... Я кричала, но он зажимал рукой мне рот, а потом изо всей силы ударил... я почти потеряла сознание... Боже, как это было ужасно!

Морган продолжал обнимать ее, укачивая, как ребенка. Он ласково гладил ее по голове, прижимая горячие губы к ее виску. Постепенно она перестала дрожать, но не спешила покидать его надежные объятия и только еще теснее и доверчивее приникла к нему.

– И что сделал Бэзил, когда вы рассказали ему обо всем?

– Ничего. Он сказал, что я все придумала.

Морган был так поражен, что на мгновение отстранился от нее и заглянул в глаза.

– Но как он мог не поверить вам?

– Если бы вы только слышали, каким искренним и убедительным тоном рассказывал Ригсби о том, как я сама просила его... чуть ли не заставила... лишить меня невинности... Он смеялся... говорил, что я сама домогалась его, так что он просто не смог мне отказать...

– Но он вас бил, наверное, остались синяки? Кровь?

– Я смыла кровь, мне было так противно... а синяки... они были на таких местах... их я не могла никому показать. К тому же Ригсби потом забрал с собой мои нижние юбки, испачканные кровью...

– Все предусмотрел, негодяй!

Дэниела тяжело вздохнула. Несправедливость и испытанное унижение ранили ее не меньше, чем само насилие. А Морган снова крепко прижал ее к себе.

– Ригсби заявил, что он никогда бы сам не заинтересовался такой дурнушкой, как я. – Голос Дэниелы дрожал от стыда. – «Зачем, – говорил он, – мне связываться с ней, да еще тратить на нее силы, когда многие красавицы ищут моего внимания?» И это было правдой. Поэтому-то все поверили ему, а не мне. Все, кроме Шарлотты Флеминг, решили, что я распущенная женщина да еще к тому же негодяйка, которая решила опорочить невинного человека.

– И после него у вас никого не было, ведь так?

Дэниела прямо посмотрела ему в глаза.

– Никого. И я поклялась себе, что никого никогда не будет. Одна мысль об этом приводит меня в ужас.

Морган кивнул.

– Я так и думал. Но вам ведь известны разговоры, которые ходили тогда по Лондону. Вы знаете источник этих сплетен?

– Сэр Джон Уинторп и Морис Эймс заявили, что их я так же пыталась соблазнить, как до этого соблазнила Ригсби. Они заявили, что не видели причин отказать мне и оба имели со мной короткую связь. Но это была ложь!

– Вы не знаете, по какой причине им понадобилось клеветать на вас?

– Если бы я знала! – всхлипнула Дэниела. Морган с непонятной для него самого нежностью обнял Дэниелу. Внутри у него все кипело от возмущения. Он поклялся, что когда-нибудь обязательно выяснит у этих двух негодяев истинную причину их подлой лжи. Но, стараясь успокоить девушку, он ласково прошептал:

– Все будет хорошо, моя маленькая разбойница!

– Нет! – покачала она головой. – Хорошо уже никогда не будет! Я не смогу выйти замуж, не смогу иметь детей! Я ничего не могу с собой поделать. Меня охватывает такой ужас, когда я подумаю, что еще какой-нибудь мужчина... что он попытается... Я боюсь!

– Брачной ночи?

Дэниела кивнула, не поднимая головы.

Что ж, после всего, что с ней сделал Ригсби, в этом не было ничего удивительного. А потом еще и Флетчер... Морган сжал челюсти. С каким бы удовольствием он сейчас расправился с обоими негодяями.

А ведь Дэниела по своей природе была страстной женщиной. Морган вспоминал, с каким наслаждением она отзывалась на его поцелуи. И она могла бы стать прекрасной женой и матерью, если бы только смогла преодолеть этот страх перед физической близостью. Несправедливо, что такая смелая, милая, восхитительная женщина должна платить столь высокую цену только за то, что стала жертвой бесчестного негодяя.

Морган не сомневался, что он смог бы растопить этот страх в ее душе, научить наслаждаться своим телом, наслаждаться любовью. Тогда она сможет выйти замуж, родить детей, о которых мечтает... Да, без сомнения, это самое меньшее, что он может для нее сделать.

Впрочем, в глубине души он отдавал себе отчет, что желание заняться любовью с Дэниелой продиктовано не только альтруистическими причинами. Он надеялся, что таким образом он сможет наконец избавиться от этого наваждения – непонятного и мучительного влечения к ней. Он нисколько не сомневался, что, как только Дэниела станет его любовницей, он мгновенно потеряет к ней всякий интерес. Так было всегда, так будет и на этот раз. Так почему же не сделать этого, раз им обоим станет легче жить и это решит многие проблемы?

Погруженный в свои мысли, Морган ласково гладил Дэниелу по голове. Наконец она совсем успокоилась. Тогда он вытер ей слезы своим окончательно промокшим платком и, горя от нетерпения осуществить задуманное, предложил:

– А теперь, моя леди-разбойница, давайте поедем кататься верхом. Это успокоит вас и поднимет настроение.

«Помимо всего прочего», – добавил он про себя.

15

Дэниела и Морган ехали уже довольно долго. Со всех сторон их окружал тенистый лес, состоящий из старых могучих дубов, стройных ясеней с кружевной кроной и высоких вязов. Изредка встречались орешник и дикая вишня. Наконец лес расступился, и они выехали на большую поляну, посредине которой красовался небольшой кирпичный дом.

– Чьи это владения? – спросила Дэниела.

– Это Вдовий домик, часть «Королевских вязов».

– Так мы все еще на территории поместья? – искренне удивилась Дэниела. Они ехали так долго, что она нисколько не сомневалась, что уже давно выехали за пределы земель герцога.

Морган рассмеялся.

– Да, это самый дальний участок поместья. Мой предок настолько не переносил свою мать, что отселил ее сюда, как можно дальше от центральной усадьбы. Не хотите ли осмотреть его? Там очень мило.

Дэниела кивнула, и Морган, спрыгнув на землю, поспешил протянуть ей руки, чтобы помочь сойти с лошади. Но, поставив ее на землю, он задержал руки на ее талии, не отводя горящего взгляда от ее губ. Дэниела почувствовала странное волнение и чуть напряглась, мягко пытаясь освободиться.

Однако Морган и не думал ее отпускать. Он наклонился к ней, и его губы легко коснулись ее губ. Затем еще раз и еще, вызывая в ней странное чувство томления, такое знакомое и такое непонятное... Но вот его поцелуй стал более настойчив, и ее губы сами собой послушно открылись ему навстречу.

Его язык дразнящим чувственным движением скользнул по ее губам, затем проник внутрь, исследуя податливую нежность ее рта. Ритм этого движения отозвался сладкой болью в глубине ее тела, наполнил ее странной истомой.

Захваченная необычными ощущениями, Дэниела не замечала, что он расстегивает пуговицы на лифе ее платья, пока горячие ладони не коснулись ее шеи и груди. Она чуть вскрикнула, а он только крепче прижал ее к себе, покрывая жаркими жадными поцелуями ее обнаженную кожу. Голова у нее закружилась, она тихо застонала. Казалось, еще немного, и ноги перестанут ей повиноваться. Чтобы не упасть, Дэниела обхватила Моргана за плечи, ища опоры. Морган поднял голову и посмотрел ей в глаза, чрезвычайно довольный.

– Что, кружится голова?

– Да, немного. – Дэниела сама не узнала своего голоса и смущенно замолчала, а у Моргана при этом еще ярче вспыхнули глаза.

Загадочно улыбаясь, он взял ее за руки.

– Так пойдем посмотрим Вдовий домик?

Дэниеле не было никакого дела до какого-то там домика. Единственное, чего ей хотелось, – это целоваться с ним и снова ощущать эту сладкую боль и томление, разливающиеся по всему телу. Но она покорно последовала за Морганом к дому. Проходя мимо цветущих кустов, окаймляющих тропинку, она с какой-то неожиданной остротой почувствовала их чистый, сладкий аромат. Она несколько раз глубоко вдохнула в себя свежий воздух, напоенный запахами земли, цветов, скошенной травы. От печали не осталось и следа, ее охватило странное, почти нереальное ощущение счастья и покоя.

Вместе они вошли в дом. Здесь было очень чисто и уютно, казалось, хозяева всего несколько минут назад покинули его.

– Здесь кто-то живет, – удивилась Дэниела.

– Нет. Но поскольку этот дом находится в «Королевских вязах», Джером следит за тем, чтобы здесь был такой же порядок, как и везде.

Морган провел Дэниелу в гостиную, убранство которой составляли дубовые столики, резные позолоченные кресла и диваны, обитые красным дамасским шелком. Здесь царила почти звенящая тишина, нарушаемая только легким шумом их шагов. Дэниеле стало немного не по себе. Ведь она была вдвоем с мужчиной в пустом доме. Она доверяла Моргану, но все же...

Здесь было очень тепло. Морган помог Дэниеле снять накидку, затем снял свой редингот и небрежно бросил на спинку кресла. Не спеша развязал галстук и, выразительно, чуть вызывающе глядя прямо ей в глаза, принялся расстегивать пуговицы своей тонкой сорочки. Дэниела словно завороженная наблюдала за его руками. Ей вдруг отчаянно захотелось довершить то, что он начал, расстегнуть до конца его рубашку, коснуться его груди, почувствовать ладонью тепло его кожи... Господи! Что за бес в нее вселился!

Между тем Морган подошел к ней совсем близко. Обхватив ее голову ладонью, он наклонился к ней и прижался к ее губам горячим страстным поцелуем. И в тот же миг в ответ на его ласку в ее груди вспыхнуло желание, и она с не меньшей страстью ответила на его поцелуй.

Он оторвал на миг губы, и Дэниела тихо, протестующе застонала. Но уже в следующее мгновение, когда он начал целовать ее шею и грудь, она застонала громче, теперь уже от наслаждения.

Наконец Морган поднял голову и посмотрел на нее пылающим взором, от которого у Дэниелы сладко заныло в груди. Она с трудом сознавала, что он говорит ей с такой горячностью. Но постепенно смысл его слов начал доходить до нее.

– Дэниела! Послушай! Ригсби – грязное животное. Поверь мне, не все мужчины такие. Позволь мне помочь тебе освободиться от страха, который он посеял в тебе. Позволь показать, как прекрасно может быть то, что происходит между мужчиной и женщиной.

– Но... почему?

– Когда ты встретишь человека, за которого захочешь выйти замуж, этот страх уже не будет над тобой властен, и ты сможешь стать прекрасной женой и матерью. У тебя родятся дети, которых ты так хочешь!

Дэниела молча смотрела на него, словно не могла поверить своим ушам.

Неужели он сказал это?

– Ты хочешь сказать, что собираешься уложить меня в постель только для того, чтобы я освободилась от своих страхов и смогла выйти замуж за какого-нибудь другого мужчину?

– Ну да! – воскликнул Морган с сияющей улыбкой. – Вот именно!

Но он тут же охнул от боли, так как Дэниела с силой ударила его ногой по голени.

– Черт возьми! Почему? – воскликнул он, с растерянным, недоумевающим выражением глядя на пылающую от ярости Дэниелу. – Что я такого сказал?!

Вот и пойми этих женщин!

Дэниела отвернулась от него и обхватила себя руками. И в самом деле. Ну почему она так разозлилась? Ведь она с самого начала знала, что Моргану даже в голову не может прийти взять ее в жены. Разве она похожа хоть немного на Рэйчел? Вот Элизабет – совсем другое дело!

Она прекрасно знает, что он не любит ее. Но разве можно его осуждать за это? Человек не властен над своими чувствами. Уж кому об этом знать, как не ей – иначе разве она позволила бы себе так безоглядно и глупо влюбиться в этого человека, что сейчас с таким обиженным, недоумевающим видом стоял возле нее.

Он не любит ее. Но он настоящий друг! Ведь только ради ее безопасности он увез ее с собой, в дом своего влиятельного брата. Он один из немногих, кто не поверил грязным сплетням, кто заступился за нее перед ее братом, кто так самоотверженно защищал от гнусных посягательств негодяя Флетчера.

При мысли об этом обида и злость на Моргана растаяли без следа, уступив место печали о том, чего никогда не будет в ее жизни. Ведь Морган – единственный мужчина, которого она хотела бы видеть своим мужем и отцом своих детей. Но это невозможно. Прочь глупые надежды! Теперь она слишком хорошо понимала, что мечтала о невозможном. Она обернулась и грустно посмотрела на него. Морган, мгновенно почувствовавший смену ее настроения, нежно обнял ее за плечи.

– Ты помнишь, как тебе было хорошо той ночью, когда... когда ты узнала, что я и есть Благородный Джек?

Дэниела покраснела. Еще бы ей не помнить! Сколько раз, лежа без сна ночью в постели, она вспоминала о тех восхитительных ощущениях, которые он подарил ей своими ласками. Как бы ей хотелось вновь пережить нечто подобное в его объятиях! Дэниела была слишком честна, чтобы отрицать это. Она кивнула, опустив глаза.

– Поверь мне, если только ты захочешь, тебе будет так же хорошо, как и тогда! Я не причиню тебе боли. Тебе понравится, вот увидишь! Я подарю тебе наслаждение, и ты забудешь об этом негодяе и больше не будешь бояться мужчин.

Дэниела посмотрела прямо в горящие глаза Моргана и, кроме странного возбуждения, ощутила, что в ней просыпается любопытство. Как это будет с ним, с единственным человеком, которому она доверяла и ласк которого жаждала? Что, если это и в самом деле будет так прекрасно, как он обещает?

Дэниела никогда не была робкой. Она предпочитала идти навстречу опасности, а не бежать от нее. И сейчас ей больше всего на свете хотелось очутиться в его объятиях, как бы страшно ей ни было при мысли о том, что последует за его сладкими поцелуями.

– Хорошо, – тихо сказала она. – Я согласна.

– Ты уверена? – Его голос зазвенел от нетерпения. – Это важный шаг. После этого ты уже не будешь прежней!

– Не такой уж важный, – горько усмехнулась она. – Ведь я не девственница.

– Я так не думаю, – загадочно улыбаясь, ответил Морган, погружая пальцы в ее распущенные волосы. – Ты невинна.

Очень медленно он приблизился к ее лицу, согревая его своим горячим дыханием. Дэниела закрыла глаза, отдаваясь во власть его поцелуев и своих ощущений.

Сначала он коснулся ее губ легко, едва скользнув по ним губами, успокаивая и утешая ее. Такими же легкими, нежными были его объятия. Его руки скользили по ее телу, слегка возбуждая, но большей успокаивая.

Постепенно поцелуй становился все более глубоким, жадным, волнующим, словно страсть, как бушующий поток, хлынула, прорвавшись сквозь преграду, и затопила их обоих.

Грудь Дэниелы бурно вздымалась; желание, страх, странное нетерпение охватили ее. Она отвечала на его поцелуи с неистовостью, удивившей их обоих. Морган поднял голову и посмотрел в ее полуприкрытые, затуманенные страстью глаза. От его улыбки сердце Дэниелы забилось еще быстрее.

– Тебе хорошо сейчас, ведь правда? – спросил он своим низким бархатным голосом, сводившим Дэниелу с ума.

Она опустила глаза, и взгляд ее остановился на вырезе его рубашки, сквозь который виднелись колечки каштановых волосков. Ей отчаянно захотелось провести по ним рукой, почувствовать ладонью его разгоряченную кожу.

– Ну же, смелей, – тихо подбодрил он ее, – расстегни мне рубашку. Я твой, делай со мной что хочешь.

Дэниела робко взглянула ему в лицо, полагая, что он смеется над ней. Но в его глазах она прочла только страсть и желание. Он был абсолютно серьезен. Очень медленно, неуверенно она расстегнула до конца его рубашку, заправленную в бриджи, и робко коснулась его груди. Ощущение было очень приятным, и, чуть осмелев, Дэниела провела рукой по мягким завиткам на его груди. Они были на удивление мягкими и слегка щекотали ей ладонь. Полностью поглощенная этими новыми ощущениями, Дэниела даже чуть вздрогнула, когда Морган с шумом втянул в себя воздух. Она подняла на него вопросительный взгляд.

– Сними с меня рубашку, если хочешь. – Голос его звучал глухо, и в нем появились какие-то новые интонации.

Дэниела послушно вытянула полы рубашки из-за пояса бриджей и, едва касаясь его плеч, сняла с него рубашку. При этом ей пришлось провести ладонями по его крепким рукам. Как завороженная смотрела она на его красивое сильное тело, широкие плечи, мускулистые руки, покрытые легким загаром. Неожиданно для себя она подняла руку и легким движением обвела пальцем его сосок, скользнув по нему ногтем. Тело Моргана напряглось, он тяжело задышал.

Удивленная такой неожиданной реакцией, Дэниела обеспокоено спросила:

– Тебе больно?

– Нет, моя невинная душа, – усмехнулся молодой человек, – мне просто слишком приятно.

Эти слова, произнесенные низким, чувственным тоном странным образом взволновали Дэниелу. Она положила ладонь на его грудь и посмотрела ему в глаза, чувствуя, как под рукой быстро и глухо бьется его сердце – почти так же быстро, как у нее.

– Вот видишь, – тихо шепнул он ей, – какое действие ты на меня оказываешь!

Совсем осмелев от его слов, Дэниела провела обеими руками по его груди, откровенно наслаждаясь красотой его тела. Но когда ее ладони коснулись пояса бриджей, она замерла. Любопытство и стыд боролись в ней, и она отчаянно боялась, что победит любопытство. Почувствовав, что краснеет, она опустила глаза.

– Эй, в чем дело? – Морган ободряюще улыбнулся. – Ты ведь хочешь раздеть меня. Я тоже этого хочу. Так не останавливайся! Я весь в твоем распоряжении.

Дрожащими от волнения пальцами Дэниела расстегнула пуговицы на его бриджах из мягкой замши. Он помог ей и через минуту предстал перед ней совершенно обнаженный. Краснея от стыда, Даниела быстро опустила глаза и неожиданно побледнела.

– Господи, теперь я понимаю, почему мне было так больно тогда! – Она испуганно отшатнулась, но Морган удержал ее за руку и привлек к себе.

– Доверься мне, моя невинная девочка, – ласково сказал он. – Я никогда не причиню тебе боли. Если ты не захочешь, я вообще не стану этого делать. Тебе будет хорошо, как тогда в Гринмонте, помнишь? И ничего больше, обещаю!

Дэниела порывисто вздохнула, несколько успокоенная его мягким, нежным голосом. Она верила ему, и все же...

– Мы будем делать только то, что ты захочешь сама, – продолжал успокаивать ее Морган, надеясь, разумеется, что она захочет всего и как можно больше. – Ну а теперь делай, что ты хочешь.

«Попроси раздеть тебя», – втайне взмолился он. Но его молитвы не были услышаны. Дэниела просто молча смотрела на него, растерянная, немного испуганная и... восхищенная. Она не могла отвести взгляда от его великолепного тела. В волнении она облизала губы, едва не сведя Моргана с ума этим соблазнительным и в то же время таким невинным жестом. В довершение всего он вдруг неожиданно почувствовал, что краснеет. Этого еще не хватало! Он ни разу не краснел с тех пор, как был ребенком. Правда, ему ни разу еще в своей жизни не приходилось стоять вот так, совершенно обнаженным перед полностью одетой леди, разглядывающей его с таким жадным любопытством, неосознанным желанием и робостью. Господи! Помоги ему выдержать эту пытку, к которой он сам приговорил себя! Взгляд Дэниелы сводил его с ума, и только страх испугать ее помогал ему бороться с охватившим его отчаянным желанием.

– Я хочу... дотронуться до тебя.

Дэниела придвинулась совсем близко и положила руки ему на плечи. Осторожно, едва касаясь, ее нежные прохладные ладони скользнули вниз – по груди, рукам, животу. Словно зачарованная, она изучала его тело, совершенно не подозревая, какое действие оказывают на Моргана эти нежные прикосновения.

Когда ее руки оказались на его бедрах, Морган сжал челюсти. Сжигающее его изнутри пламя вот-вот готово было вырваться наружу. Его лоб покрылся испариной. Еще немного, и он бы послал к черту все свои обещания. Почувствовав, как дрожит его тело, Дэниела отняла руки.

– Тебе холодно? – участливо спросила она.

– Да, очень, – едва смог произнести он, тяжело дыша.

– Может быть, принести тебе одеяло из спальни?

– Нет, знаешь, мне лучше прилечь. – «Но только вместе с тобой, любовь моя», – мысленно закончил он.

Предприняв героические усилия, чтобы сдержать бушующий в нем огонь, Морган взял ее за руку и повел в одну из спален, что была расположена на втором этаже дома.

При виде огромной кровати под голубым балдахином, Дэниела вновь ощутила страх и неуверенность. Это мгновенно почувствовал Морган, он крепко прижал ее к себе и поцеловал, пустив в ход все свое искусство, отточенное многолетним опытом общения с женщинами. И недаром. Постепенно напряжение покинуло ее, уступив место сладкой истоме. У Дэниелы закружилась голова, она с трудом понимала, где находится.

Когда Морган прервал поцелуй, легкий вздох разочарования сорвался с ее губ. Затуманенный желанием взгляд ее прояснился, и в нем мелькнуло смущение. Морган уже знал, что нельзя упускать момент.

– А теперь что ты хочешь? – чуть хрипло спросил он. Она мило покраснела и покачала головой.

– Я не могу... ты сочтешь меня бесстыдной...

– Никогда! – горячо воскликнул он. Ах, если бы она только догадывалась, насколько очевидной была ее невинность!

– Я хочу... я хочу почувствовать твое тело.

С трудом подавив улыбку, Морган прикинулся, что не понимает ее.

– Но ты ведь только что сделала это!

Дэниела смутилась еще больше.

– Нет, я имела в виду... чтобы я... чтобы ты...

Он не собирался помогать ей, наслаждаясь ее смущением. Он просто поднес к губам ее руку и принялся целовать каждый пальчик, охватывая его теплыми губами.

– Я хочу почувствовать тебя... всем телом... чтобы между нами ничего не было... – продолжала она, запинаясь.

– И я этого хочу, моя радость! Больше всего на свете!

Он припал к ее губам жарким, долгим поцелуем, от которого внутри ее вспыхнул нестерпимый жар. Между тем его пальцы ловко двигались вдоль ее платья, расстегивая многочисленные пуговицы. Но Дэниела ничего не замечала, и даже когда платье пышной волной легло к ее ногам, а вслед за ним туда же соскользнула и ее нижняя юбка, она не почувствовала смущения, страсть полностью захватила ее, не оставив места стыду.

Его горячие ладони легли на ее обнаженные плечи. Быстрым движением он спустил вниз нижнюю сорочку и обхватил ладонями ее полные груди. В глазах Дэниелы вновь мелькнул страх.

– Не бойся, моя красавица, – прошептал Морган. – Я буду делать только то, что ты позволишь. Доверься мне.

Но страх не покинул ее широко раскрытых глаз. Без сомнения, Дэниела чувствовала, что сейчас произойдет неминуемое, и это страшило ее.

– Да, но...

– Тебе надо только сказать мне «нет», и я отпущу тебя. В любой момент. Клянусь тебе! Ты мне веришь?

Страшная мысль пронзила вдруг Моргана: что, если он не сможет вызвать в ней желание и она все-таки скажет «нет»! Боже, какие адовы муки ждут его тогда!

Однако эти слова достигли цели: Дэниела явно успокоилась и вновь расслабилась в его объятиях.

– Я верю тебе, – шепнула она, закрывая глаза. Господи помоги ему! Сам он в себе не был так уверен.

Морган торопливо вытащил шпильки из ее волос и погрузил пальцы в густую непокорную гриву, рассыпавшуюся по ее обнаженным плечам и спине.

– Ты прекрасна! – выдохнул он, ничуть не лукавя.

Но Дэниела вновь напряглась и попыталась вырваться.

– Мне не нужны фальшивые комплименты! – воскликнула она;

– Но это правда! – Морган приподнял ее голову руками и заставил заглянуть ему в глаза. – Ты очень красивая сейчас. Если бы ты могла себя увидеть моими глазами, ты бы поверила мне...

Он вновь поцеловал ее, и Дэниела, охваченная желанием, снова забыла о своих опасениях и прижалась к нему всем телом.

– Нам лучше лечь в постель, – шепнул ей Морган.

Он откинул парчовое покрывало, затем легко, будто пушинку, поднял Дэниелу на руки и уложил на белоснежные, пахнущие свежестью простыни. Для Дэниелы исчезло все, кроме ощущений, обострившихся до предела. Более остро, чем обычно, она чувствовала запахи, прикосновение ткани к своей коже, горячее дыхание Моргана на своей груди, жар его прикосновений. Его руки блуждали по всему ее телу, сжимая, лаская, поглаживая. Утонув в этих ощущениях, Дэниела едва заметила, как его рука проникла в самое сокровенное место ее тела, но она безотчетно раскрылась ему навстречу, словно застенчивый цветок навстречу солнечным лучам.

Морган видел, что она вполне готова принять его, но сдерживался изо всех сил, так как боялся ее спугнуть. Он должен довести ее до экстаза, до того-состояния, когда она сама будет умолять его о том, о чем сейчас едва догадывается. Но одно дело – решить, другое – осуществить задуманное. Никогда еще самообладание молодого человека не подвергалось столь сильному испытанию. Капельки пота выступили на его лбу, он тяжело дышал, но все же нечеловеческим усилием продолжал сдерживать свое желание, сосредоточившись на том, чтобы доставить как можно больше наслаждения своей возлюбленной.

На миг он поднял голову и заглянул ей в глаза. Дэниела тихо прошептала его имя. Морган улыбнулся ей и, вновь наклонившись, обхватил губами сосок. Горячий, жадный язык продолжал свою волнующую игру, и Дэниела почувствовала, что больше не вынесет эту сладкую, ставшую вдруг невыносимой боль, разгорающуюся в ее лоне. Она почувствовала, как туда скользнули его пальцы. При этом Морган вновь внимательно взглянул ей в лицо, и Дэниелу потрясло выражение его глаз. Сердце бешено забилось от небывалого наслаждения, но в ту же минуту страх вновь охватил ее... Ригсби! Он тоже!..

– Ты же обещал, – задыхаясь, пробормотала Дэниела.

– Но ведь тебе совсем не больно, – ласково шепнул Морган. – Верь мне, милая, я ни за что не причиню тебе боли.

И он сдержал обещание. Ритм его движений сводил ее с ума. Но это была не та боль, испытанная ею когда-то, а сладкая, ноющая, которую ей хотелось испытывать вечно, и в то же время как-то прекратить, но она не знала, как это сделать.

Дэниела стонала и извивалась под его умелыми руками, стремясь к чему-то неизведанному, и от предвкушения чего-то у нее кружилась голова и шумело в ушах. Так что до нее не сразу донеслись слова Моргана.

– Что ты сейчас чувствуешь, милая? – тихо спросил он, продолжая свою изощренную пытку.

– Не знаю... Боже мой! Я не могу больше... пожалуйста... Я не знаю, что надо делать...

– Зато я знаю, моя невинная девочка. Ты позволишь мне это сделать? – Его голос дрожал, казалось, он сам испытывает невыносимую боль.

Неожиданно ее собственные переживания отошли на второй план.

– Что с тобой? Тебе плохо? – обеспокоено спросила она.

– То же, что и с тобой. Наши тела взывают друг к другу. Они просто больше не могут вынести эту муку, они жаждут слиться... Ты позволишь им сделать это? Иначе мне будет очень плохо... и тебе тоже.

Дэниела вновь замерла в страхе. Морган осторожно отвел рукой прядь волос, закрывшую ей лицо. Это простое движение было проникнуто такой нежностью, что Дэниела едва не заплакала.

– Не бойся, поверь мне, и все будет хорошо.

Сердце Дэниелы разрывалось между желанием и страхом, но желание победило. А может, это была потребность отдать что-то тому, кого она любила?

– Я верю тебе, – тихо прошептала она.

Ей никогда не забыть то радостное, облегченное выражение, что осветило в этот миг его лицо. В следующую минуту он навис над ней и впился жадными губами в ее губы. Дэниела чувствовала, как он проник в нее, но никакого страха или боли больше не испытывала. Она безоговорочно вверила ему себя и ни о чем в этот миг не жалела.

А затем он начал двигаться внутри ее, и Дэниелу потрясла волна небывалого наслаждения, захлестнувшая ее полностью. Дэниеле хотелось закрыть глаза, чтобы отдаться этим восхитительным ощущениям, но его пристальный взгляд, не отрывающийся от ее лица, не позволял ей сделать это. Постепенно его движения стали быстрее. Она схватила его за плечи, не в силах сдержать крик, рвущийся из горла, когда мощные спазмы наслаждения затрясли ее тело, пугая и вместе с тем вызывая восторг.

Видимо, что-то подобное испытал и Морган, его тело вздрогнуло, и он глухо застонал, сжимая ее изо всех сил. А затем он опустился на нее, громко и удовлетворенно вздохнув. Странное напряжение и боль сменились удивительным чувством спокойной истомы. Дэниела тихонько вздохнула ему в ответ и с необыкновенной нежностью обвила руками мужчину, только что подарившего ей эти необыкновенные, волшебные ощущения.

Все еще тяжело дыша, Морган скатился на бок, продолжая сжимать ее в объятиях.

– Ну, вот видишь, я сдержал слово? – тихо спросил он. – Тебе ведь не было больно?

– Это было чудесно! Я не представляла себе, что это может быть таким... таким... – Она не могла найти слов, чтобы описать то, что с ней только что произошло. И как это было не похоже на то, что ей когда-то пришлось испытать!

Довольный ее ответом, Морган откинулся на подушки и блаженно закрыл глаза. Даниела же, напротив, не в силах сдержать любопытства стала разглядывать его. Она никогда еще не видела так близко полностью обнаженного мужчину. Однако кое-что ее несказанно удивило. Осторожно скользя рукой по его широкой груди, талии, животу, она робко коснулась той части его тела, которая еще совсем недавно выглядела совсем иначе, испугав ее своими размерами. Она осторожно провела по нему пальцами, и, к ее изумлению, он вновь начал увеличиваться – прямо на ее глазах! Тогда Дэниела принялась дальше ласкать его, любуясь произведенным эффектом.

Морган тихо застонал.

– Ты видишь, что ты со мной делаешь, негодница! – пробормотал он, обнимая ее. Дэниела тихонько засмеялась, и тогда он с жаром привлек ее к себе. Его руки и губы опять принялись за свой волшебный танец на ее теле. И вновь Дэниела трепетала от каждого его прикосновения. И когда она взмолилась, не в силах переносить эту сладкую пытку, он вновь вошел в нее, унося ее ввысь на крыльях экстаза.


Они покинули Вдовий домик почти на закате.

– Кажется, сейчас гораздо позднее, чем я думал, – заметил Морган. – Мы можем опоздать на обед. Сможешь ехать галопом?

Дэниела кивнула. Конечно, галопом ей ехать сейчас было не слишком удобно, но она чувствовала себя такой счастливой, и ей не хотелось спорить.

Они скакали бок о бок в дружеском молчании, обмениваясь время от времени ласковыми многозначительными улыбками.

Когда они уже были совсем недалеко от дома – а именно так Дэниела воспринимала сейчас «Королевские вязы», – они придержали лошадей и перешли на неторопливый шаг.

В глубине леса раздался глухой голос кукушки. По ассоциации Дэниела вспомнила их пропавшего управляющего – тот очень искренне возмущался поведением кукушек, подкидывающих своих детей в чужие гнезда, – и грустно улыбнулась, покачав головой. Какая насмешка судьбы, ведь с его собственными детьми произошло почти то же.

– В чем дело? – немедленно заметил ее погрустневшее лицо Морган. – Откуда эта печаль?

Дэниела улыбнулась и чуть покраснела. Значит, он наблюдал за ней?

– Я вспомнила Бригса, – пояснила она. – Он так любил своих детей и жену, а в результате они оказались в чужом доме, словно кукушата. А ведь он – очень хороший человек.

– Хороший? – насмешливо воскликнул Морган. – Это человека, который обокрал вас на пятьдесят тысяч фунтов, ты называешь хорошим?

– Я ни за что не поверю, что Бригс мог взять эти деньги, а тем более скрыться, оставив голодать своих детей.

– Даже ради политических целей? Например, таких, как помощь Стюарту?

Дэниела резко натянула поводья и изумленно посмотрела на Моргана:

– Что?

– Ты удивлена? Но ведь многим известно, что Бригс был якобитом.

– Никогда не слышала ничего подобного! С чего ты взял? Я хорошо знала Бригса, и мне и в голову такое не могло бы прийти.

– Естественно. Ведь не станет же он раскрывать кому бы то ни было свои изменнические настроения.

– Но Бригс не может быть предателем. Он всегда был верен королю, как и мой отец! Кто тебе мог такое сказать?

– Ну, в числе прочих – твой братец и сквайр Флеминг.

– И сквайр тоже? – нахмурилась Дэниела и недоверчиво покачала головой.

– Раз уж мы заговорили об этом, скажи, не помнишь ли ты, когда именно исчез Бригс? Ночью?

– Нет, он пропал сразу после полудня по пути к себе домой.

– А не помнишь ли ты, что было на нем надето? – неожиданно для самого себя спросил Морган. Уверенность Дэниелы несколько поколебала его веру в вину Бригса. Странные и совсем нехорошие догадки волновали его.

– Кажется, на нем был зеленый камзол, черные панталоны и сапоги. – Она обеспокоено посмотрела на Моргана. – Почему ты спрашиваешь об этом?

Тот только пожал плечами:

– Так, есть кое-какие догадки.

– Он тогда сильно упал, – нахмурившись, Дэниела продолжала вспоминать. – Ударился головой о подножие мраморной статуи у нас в саду, так что даже отбил себе кусочек переднего зуба. Бэзил велел ему идти домой, сказав, что от него все равно в таком состоянии нет никакого толку. Но до дома он так и не дошел.

За разговором они незаметно подъехали к дому. Морган спешился и помог сойти Дэниеле, обхватив ее за талию. При этом он не спешил отпускать ее, а, напротив, еще теснее прижал к себе.

– Вот видишь, – сказал он, наклонившись к ее уху, – теперь ты уже больше не будешь бояться мужчин и первой брачной ночи.

У Дэниелы вмиг отхлынула вся краска с лица. И вся ее радость и приподнятое настроение улетучились без следа. Если бы он сейчас вылил на нее ушат холодной воды, то и тогда не смог бы быстрее привести ее в чувство. Все то, что она испытала во Вдовьем домике, вся эта удивительная сказка оказалась всего лишь сном. Она-то, дурочка, надеялась, что и он пережил нечто подобное и то, что произошло между ними, значило для него гораздо больше, чем его обычные любовные утехи. Какая же она глупая! Морган всего лишь преподал ей урок – урок любви, чтобы подготовить к браку с другим мужчиной!

Если бы он только подозревал, что, стремясь показать Дэниеле, какое наслаждение может мужчина подарить женщине, он добился только того, что стал для нее единственным мужчиной, за которого она могла бы выйти замуж!

16

На следующий день Морган снова привез Дэниелу во Вдовий домик.

Сначала она категорически отказывалась ехать.

– Ты вполне убедил меня вчера, – говорила она, пряча глаза. – Я совершенно не нуждаюсь в дополнительном уроке.

Морган лукаво усмехнулся.

– Но я должен в этом убедиться! Хороший учитель всегда проверяет, насколько хорошо ученик усвоил урок.

– А мне кажется, что под этим предлогом ты просто хочешь сделать меня своей любовницей! – воскликнула Дэниела, не в силах сдержать обиды. – Я же сказала тебе, Морган, я никогда не пойду на это!

В его глазах вспыхнули сердитые огоньки. Вот только на кого он сердился, было не совсем ясно.

– Ты вновь не доверяешь мне, моя отважная леди-разбойница. Если у меня когда-то и были подобные намерения, то теперь я в этом искренне раскаиваюсь. Ты заслуживаешь гораздо большего, моя несравненная Дэниела. Ты заслуживаешь любящего, заботливого мужа, который подарит тебя много детей. И когда-нибудь ты станешь замечательной женой!

«Но не твоей», – с горечью подумала Дэниела, отворачиваясь.

– Я просто хочу быть уверен, – горячо продолжал Морган, словно хотел убедить в этом не только Дэниелу, но и самого себя, – что ты совершенно свободна от прежних страхов. Вчера мне удалось подарить тебе удовольствие. Так почему ты отказываешься? Что изменилось?!

Дэниела заглянула в его глаза и прочла в них обещание. В мгновение ока ее кровь превратилась в жидкий огонь.

Господи! И он еще говорит об удовольствии! Да разве этим невыразительным словом можно описать то райское наслаждение, которое она испытала вчера в его объятиях! Но в одном он прав. Для нее уже ничего не может измениться. Так не все ли равно? Может быть, это будет в последний раз в ее жизни и после этого они навсегда расстанутся... Зачем упускать такую возможность?

Они скакали быстро через лес, подгоняемые предвкушением новых чувственных ласк. И все же, когда они доехали наконец до Вдовьего домика, у них не хватило терпения даже добраться до спальни. Начав срывать с себя и с Дэниелы одежду прямо у порога, Морган увлек ее за собой на ковер возле камина.

– Я не могу ждать, – стонал он, набрасываясь на нее с поцелуями.

На этот раз ему не пришлось долго готовить свою возлюбленную – ее сжигал не менее яростный огонь, чем его. И их соединение было подобно вспышке молнии, потрясшей их обоих своей яркой силой и остротой ощущений.

Много позже, лежа уже в постели наверху в спальне, Дэниела вдруг обнаружила, что Морган, приподнявшись на локте, со странным изумлением изучает ее. Этот взгляд вызвал в ней смутное беспокойство. Она насторожилась.

– Что случилось? Почему ты так на меня смотришь?

Морган нахмурился, но промолчал, тем самым еще больше усиливая ее беспокойство.

– Морган? В чем дело?

– Видишь ли, я никогда еще не встречал ни одной женщины, которая так мгновенно отзывалась бы на мои ласки и которая... вызывала бы во мне такую жажду... такое нестерпимое желание, которое я бы не мог контролировать, – задумчиво проговорил он. – Признаюсь, я просто потрясен этим.

Сердце у Дэниелы упало. Неужели он таким образом дает ей понять, что ему неприятна ее откровенная чувственность! Совсем смутившись, она отвернулась от него и уткнулась в подушку. Все! Теперь-то уж точно все кончено! И он тоже будет считать ее распутной, как и все остальные!

Они молча лежали несколько минут, затем его рука принялась легко поглаживать ее бедра и ягодицы. Он наклонился над ней и, тронув языком мочку уха, тихо прошептал:

– Теперь мы все сделаем медленнее, очень медленно...

Дэниела хотела приказать своему телу не отвечать на его прикосновения, но это было выше ее сил, и уже очень скоро она пылала и стонала, задыхаясь от страсти под его умелыми ласками. Он вновь возвел ее на вершину блаженства, дав испытать новые, ни с чем не сравнимые ощущения.

После этого, утомленная и счастливая, она погрузилась в сладкий сон.

Однако пробуждение было совсем не таким приятным. Когда Дэниела открыла глаза, Морган, полностью одетый, сидел на краю кровати и хмурясь глядел в окно. Он показался Дэниеле бесконечно далеким, словно отгородился от нее непроницаемой стеной. Она совсем упала духом, почувствовав себя отвергнутой и очень одинокой.

– Что случилось? – тихо спросила она.

– Ничего, – бесстрастным тоном ответил Морган, даже не повернувшись к ней. – Нам пора ехать.

Он поднялся и вышел из комнаты, оставив Дэниелу в полном недоумении и растерянности. Она посмотрела в окно. Судя по солнцу, до обеда оставалось по крайней мере еще часа два. Почему же Морган так спешит уехать? Но теперь она и сама хотела уехать отсюда как можно быстрее. В конце концов, она не заслужила такого к себе отношения! Именно он уговорил ее приехать сюда, и она могла поклясться, что все, что между ними происходило, доставляло ему не меньшее удовольствие, чем ей. Так почему он вдруг стал так холоден с ней и даже не пытается скрыть свое раздражение?

Весь путь обратно они проехали молча, погруженные в свои невеселые думы. Морган, казалось, просто перестал ее замечать, а Дэниела была слишком обижена и растерянна, чтобы нарушать напряженное молчание.

Неужели все эти волшебные часы, которые они пережили вместе, ничего для него не значат и он уже начал тяготиться их отношениями? – спрашивала себя Дэниела. А чего, собственно говоря, она ждала? Ведь она знала, что у Моргана было много женщин, и куда более красивых, чем она. И они все быстро ему надоедали. Он ведь ясно дал ей понять, что просто хочет помочь ей, как друг. Он не говорил ей ни слова о том, что испытывает к ней какие-либо иные чувства, кроме желания. А сейчас, видимо, и желание оставило его. Так и должно было быть. Но от этого Дэниеле не становилось менее больно.

Уже подъезжая к поместью, они услышали стук копыт и колес о гравий подъездной дороги.

Морган привстал в стременах, а затем пришпорил лошадь.

– Что там? – спросила Дэниела, стараясь не отстать от своего спутника.

– Кажется, Джером вернулся из Лондона. – И Морган быстро поскакал вперед. Дэниела ехала следом, но все же отстала от него. Морган первым подъехал к дверям и, спешившись и перекинув поводья в руки грума, быстро взбежал по ступеням. Когда Дэниела вошла в дом, то услышала мрачный голос Моргана:

– Так, значит, король отказался даровать мне грамоту?

– Его величество считает, что такое обширное поместье должно принадлежать человеку женатому, и, более того, женатому на особе с безупречной репутацией, подобной жене твоего беспутного кузена. Я ведь тебя предупреждал, что король очень неодобрительно относится к твоим похождениям. Он считал и до сих пор считает, что твой долг – дать миру наследника.

– Какое отношение все это имеет к тому, что я написал в своем прошении по поводу реорганизации работ на шахтах! – взорвался Морган.

Дэниела услышала, как брат похлопал его по плечу.

– Ну-ну, не горячись. Не все еще потеряно. Если ты женишься на особе благонравной, образце добродетели, так сказать, способной подать тебе пример...

– А холостяк ему, значит, не подходит, – мрачно пробормотал Морган.

– Вот именно. Кстати, чтобы угодить королю, тебе лучше бы жениться на монахине, – насмешливо добавил Джером. – Думаю, только в этом случае его величество простит тебе твои бесчисленные похождения и поверит в твое искреннее раскаяние и желание начать благонравную жизнь в роли отца семейства. Любая другая женщина, с его точки зрения, не сможет наставить тебя на путь истинный!

Дэниела замерла на пороге. Если у нее еще и оставалась какая-то, пусть крохотная, надежда, после этих слов она должна была с ней расстаться. Приговор короля лишал ее последней возможности стать женой Моргана. Даже если бы он захотел на ней жениться, что само по себе было весьма сомнительно, теперь это будет для него просто невозможно. Ведь тогда ему придется расстаться со своей заветной мечтой.

И робкий огонек надежды, который горел в душе Дэниелы вопреки обстоятельствам и здравому смыслу, теперь окончательно погас.


За обедом Морган был по-прежнему молчалив и мрачен. Он сидел, погруженный в себя, почти не реагируя на разговоры и односложно отвечая на вопросы, часто невпопад. Дэниела задавалась вопросом, уж не перебирает ли он в уме всех женщин, на которых мог бы жениться и которые отвечали бы высоким требованиям короля. Всякий раз, встречая ее взгляд, он хмурился и отводил глаза.

Когда обед закончился, Морган извинился и, сказав, что хочет побыть один, коротко пожелал всем спокойной ночи и быстро поднялся к себе в комнату.

Дэниела едва сдерживала слезы. Эмоциональное напряжение последних дней сделало ее очень ранимой, и холодность Моргана больно задела ее. «Тебе следовало бы жениться на монахине» – звучал в ее ушах насмешливый совет Джерома.

Она отошла к окну. На улице шел дождь, небо затянули серые тучи. В природе царило такое же уныние, как и у нее на душе. Последние слова Моргана прозвучали для нее как последнее «прости». Она приняла решение. Как ни жалко ей было покидать радушных хозяев «Королевских вязов», как ни полюбилась ей здешняя атмосфера доброжелательности и радушия, она твердо решила немедленно уехать в Гринмонт. Чем дольше она останется, тем тяжелее будет разлука с этими милыми людьми и, конечно, с Морганом. Да и оставаться здесь было все более невыносимо. Постоянно видеть Моргана и знать, что он потерян для нее навсегда, было выше ее сил.

После ее первой попытки уехать прошло довольно много времени. Все забылось, и на конюшне уже не проявляли более прежней бдительности. Дэниела решила, что уедет в полночь. Хорошо бы дождь к этому времени закончился. Хотя и дождь не стал бы ей помехой.

Конечно, мысль о том, что ей вновь придется вернуться домой, к Бэзилу, угнетала ее. Но куда еще она могла пойти? Просить приюта у священника она бы не рискнула – тот слишком зависел от милости Бэзила. Оставалась ее верная подруга, Шарлотта Флеминг. Именно к ней и решила ехать Дэниела.


Дэниеле удалось выскользнуть из дома незамеченной. Дождь, к счастью, прекратился, и ночное небо начало проясняться. Тонкий серп луны давал немного света, но небо было все усыпано звездами, и Дэниеле было этого достаточно, чтобы не сбиться с дороги.

Во избежание неприятностей – одинокая женщина ночью на дороге не могла себя чувствовать в безопасности – Дэниела решила ехать верхом, в своей мужской одежде, в костюме Благородного Джека. Она завернулась в черный плащ и волосы убрала под шляпу. Ей повезло, что удалось найти пистолеты. Почти случайно она обнаружила потайной ящичек в карете герцога. С оружием она чувствовала себя в большей безопасности. Впрочем, она была уверена, что оно ей не понадобится. К тому же у нее отпала всякая охота изображать из себя благородного разбойника.

Если она будет скакать всю ночь, то к утру доберется до поместья Шарлотты, решила она. Но на рассвете Дэниела обнаружила, что уехала не так далеко от «Королевских вязов», как надеялась. Ночью она случайно свернула не на ту дорогу, пришлось возвращаться, и много времени она потеряла зря.

Вскоре она оказалась на развилке. Вдалеке, на высоком холме, высились руины старого замка. У подножия холма, на берегу реки расположился небольшой городок.

Дэниела смертельно устала и была очень голодна. В надежде найти в городке какую-нибудь харчевню, она повернула коня в ту сторону. При въезде в город она прочла название на столбе: «Тэппенхем» – и даже застонала от разочарования и досады. Она-то надеялась, что доехала уже до Уорикшира, а Тэппенхем находился в графстве Нортхемптон. Это значило, что она проехала всего половину пути.

Проехав несколько минут по главной улице, она увидела вывеску «Пекарня Дж. Нолла». Спешившись возле небольшой лавки у пекарни, она вошла внутрь и тут же окунулась в необыкновенно соблазнительные ароматы свежеиспеченного хлеба, так что у нее сразу же потекли слюнки. Ее голодный взгляд остановился на удивительно аппетитных булочках с хрустящей корочкой, только что вынутых из печи.

– Что вам угодно? – раздался рядом скрипучий женский голос. Дэниела оглянулась. К ней подошла хозяйка – высокая плотная женщина с седыми волосами, небрежно подоткнутыми под чепец, маленькими колючими глазками и большим крючковатым носом. Ее острый, подозрительный взгляд так и впился в Дэниелу.

– Я хотел бы купить у вас булку, – стараясь говорить как можно более низким голосом, произнесла Дэниела.

Хозяйка продолжала с подозрением буравить ее взглядом.

– А вы, видать, не из этих мест будете, – заявила она, словно обвиняя посетителя в каком-то неблаговидном поступке.

– Да. Я здесь проездом. Еду в Уорикшир, – вежливо отвечала Дэниела, стараясь не раздражать подозрительную хозяйку, но сама едва сдержалась. Ей-то что за дело! – Сколько стоит эта булка?

– Коллис, иди-ка сюда! – позвала хозяйка, не отрывая глаз от Дэниелы, словно подозревая, что посетитель намерен стащить хлеб и убежать не заплатив.

Из глубины лавки появился молодой парень, очевидно ее сын. Он был очень похож на мать, только во взгляде его вместо подозрения читалось полное безразличие.

– Ну что еще? – недовольно проворчал он.

– Два пенса, – ответила наконец хозяйка Дэниеле и, отвернувшись, что-то быстро зашептала сыну на ухо.

Получив долгожданный хлеб, все еще теплый и ароматный, Дэниела едва удержалась, чтобы прямо тут же не впиться в него зубами. Она заплатила хозяйке два пенса и поспешно вышла на улицу, несколько обеспокоенная странным поведением этой неприятной, подозрительной женщины.

Она отъехала уже довольно далеко от городка, когда ей попалась красивая поляна, заросшая высокими цветущими травами. Поляна спускалась вниз к ручью, и Дэниела свернула с дороги и направилась прямо туда. У ручья она спешилась, напилась воды и дала напиться Черному Джеку.

Солнце поднялось уже довольно высоко, начало припекать. Дэниеле стало жарко в плаще, она сняла его, расстелила на траве и прилегла, решив немного отдохнуть, прежде чем пускаться дальше в путь. Дорога ей предстояла неблизкая. Она легла на спину и прикрыла лицо шляпой, чтобы защититься от солнца. Незаметно для себя она задремала.

Проснулась Дэниела от того, что что-то твердое с силой уперлось ей в бок. В следующее мгновение над самым ее ухом раздался чей-то грубый окрик и шляпа слетела с ее головы. Дэниела зажмурилась от яркого солнца, стоявшего уже довольно высоко. Видимо, она проспала больше часа.

– Да это женщина! – воскликнул рядом с ней чей-то молодой голос. – Глянь-ка на ее волосы!

Дэниела прикрыла ладонью глаза и в ту же минуту почувствовала, как все тот же жесткий предмет больно ткнул ее под ребра.

– А ну не шевелись! – приказал грубый голос. Только тут она увидела, что в ее грудь упирается ствол мушкета.

– Что... что вам от меня надо? – спросила Дэниела, не на шутку испугавшись.

– Поставь-ка ее на ноги, – вновь приказал грубый голос.

Чьи-то руки подхватили ее и дернули. Дэниела встала.

– Будь я проклят! Вот это рост! – произнес более молодой голос.

Дэниела обернулась и узнала Коллиса из хлебной лавки. Второй, тот, что держал у ее груди мушкет, был гораздо старше и выглядел настоящим разбойником. Спорить с таким было опасно.

– Если вы хотите меня ограбить, то у меня почти ничего нет, только немного денег, – поспешно сказала Дэниела.

– Мы-то не грабители! В отличие от тебя, милочка!

– А кто же вы такие?

– Я Хендрикс, констебль из Тэппенхема.

Дэниела понимала, что выглядит достаточно подозрительно – одна, да еще в такой одежде. Но с другой стороны – что они могут поставить ей в вину?

– Так вот, мистер Хендрикс, – произнесла она самым надменным тоном, на который была способна, – я леди Дэниела Уинслоу, дочь графа Крофтона. И сейчас я направляюсь домой, в поместье своего отца в Уорикшире.

– Дочь графа? Ха! – насмешливо фыркнул констебль. – Если вы дочь графа, то я – сын английской королевы! Ни одна леди не станет путешествовать верхом, одна, да еще в таком костюме! Коллис, а ну-ка обыщи ее!

Парень поднял с земли черный плащ Дэниелы и обшарил карманы. Дэниела едва не выругалась от досады, когда он с торжеством вытащил оттуда черную маску. Как она могла забыть о ней?

– Мне кажется, это доказывает, что вы и есть тот самый разбойник, что последнее время не дает спокойно жить честным гражданам!

– Так, значит, мы действительно получим награду, как и говорила моя мать? – взволнованно воскликнул Коллис. Его глаза заблестели от возбуждения.

Констебль молча разглядывал Дэниелу. Он был небольшого роста, почти на голову ниже своей пленницы, и смотрел на нее снизу вверх. В ответ на вопрос Коллиса он лишь пожал плечами и усмехнулся.

– Будь я проклят! – восторженно продолжал Коллис. – Вот бы уж никогда не подумал, что Благородный Джек окажется женщиной!

– Послушайте! Как вы смеете! Говорю вам, я леди Дэниела Уинслоу. – Тон, которым это было произнесено, мог бы принадлежать и королеве. Но на коротышку констебля он не произвел никакого впечатления. – Мой отец, граф Крофтон, и брат, виконт Хоутон, снимут с вас голову, если вы посмеете задержать меня под этим идиотским предлогом!

Хендрикс хмыкнул и с прежней бесцеремонностью выразительно оглядел Дэниелу с ног до головы.

– Если вы говорите правду, то ваш отец прежде всего снимет с вас голову за то, что вы позволяете себе появляться на людях в таком виде!

– А вот это уже не ваше дело!

Констебль задумчиво прищурил глаза. Казалось, он был уже не так уверен в своих действиях, как вначале.

– А с чего бы это графской дочке путешествовать одной, в мужском костюме... как две капли воды похожем на костюм Благородного Джека?

Не зная, что ей придумать, Дэниела пробормотала:

– Я не путешествовала. Я просто гостила у герцога и герцогини Уэстли в «Королевских вязах». Я выехала покататься, но заблудилась и обнаружила, что до Гринмонта мне ближе, чем до поместья герцога. Поэтому я и решила вернуться домой.

Такое объяснение даже для самой Дэниелы прозвучало совершенно неправдоподобно, что уж говорить о констебле. Скептическое выражение его лица ясно сказало девушке, что он не верит ни одному ее слову.

– Хм, так вы не только дочка графа, а может, еще и невестка герцога? – насмешливо спросил он. – Так вот, милочка, я арестую вас как Благородного Джека, а там посмотрим, что на это скажут все эти ваши графы и герцоги. Небось они и слыхом о вас не слыхивали!

– Но какой же из меня разбойник! – в отчаянии воскликнула Дэниела. – Разве леди может быть грабителем! Кто меня станет бояться?

Но констебля переубедить было невозможно. На его лице застыло злое, упрямое выражение.

– И не надейся, что тебе удастся отвертеться. По тебе уже давно виселица плачет. А ну, давай пошли!

И вот тут Дэниела впервые по-настоящему испугалась. Боже мой! Неужели ее и впрямь ждет виселица! А ведь Морган ее предупреждал! Ну почему все так глупо получилось! От страха она едва не потеряла сознание, однако сейчас нельзя было распускаться и терять самообладание.

– Я настаиваю, чтобы вы послали сообщение моему брату, виконту Хоутону, в Гринмонт о том, что вы меня задержали. Предупреждаю вас, он будет в ярости.

Дэниела явно лукавила. Зная отношение к ней Бэзила, она не была уверена, как он отреагирует на такое сообщение. Может, даже обрадуется.

– Никогда не видел леди-разбойниц, – ухмыльнулся Коллис. – Интересно будет посмотреть, как ее повесят!

– Увидишь, – мрачно ответил констебль, – и очень скоро!

17

Подъезжая к «Королевским вязам» после безуспешных поисков Дэниелы, Морган увидел встречавших его Арлингтонов и чету Уэстли. Их скорбные лица все сказали ему без слов, но он все же на всякий случай спросил:

– Нет никаких известий о Дэниеле?

– Нет, – ответил Стивен, – ее никто не видел.

Молодой граф стоял на лестнице, крепко прижимая к себе жену, словно боялся, что она может так же внезапно исчезнуть, как и Дэниела. Возможно, он вспомнил, как однажды, несколько лет назад, она так же сбежала от него, уверенная, что он ее не любит и хочет избавиться от ненавистного брака. С тех пор прошло много счастливых дней, полных любви и доверия, но тот страх потери остался с ним навсегда. И он, как никто другой, хорошо понимал сейчас Моргана.

Джером, стоявший чуть поодаль под руку с Рейчел, обеспокоено добавил:

– Ее вороного не было в конюшне уже в четыре, когда туда пришел конюх. Полагаю, она уехала сразу после полуночи.

Морган чертыхнулся про себя, прикидывая, как далеко могла уехать Дэниела за это время. Если только с ней не случилось какого-нибудь несчастья. При мысли об этом Морган похолодел. В эти неспокойные времена ни одна женщина не могла чувствовать себя в безопасности ночью на дороге. Даже такая отважная, как его леди-разбойница.

– Дэниела уехала в том же мужском костюме, что и приехала сюда, – добавила Рейчел. – Ни одного платья она с собой не взяла.

– О черт! – Морган готов был проклинать Дэниелу и вместе с тем едва сдерживался, чтобы вновь не броситься на ее розыски. – Глупая девчонка! Она может попасть в беду! Мы обязательно должны найти ее.

И уж тогда он задаст хорошую трепку этой своенравной, упрямой строптивице! Он заставит ее слушаться!

Хотя нет. Трепку он заменит... Морган едва не улыбнулся при мысли о том, что он сделает с этой упрямицей, когда доберется до нее!

– Куда она могла поехать? – задумчиво спросил Стивен.

– В Гринмонт, конечно, – сразу ответила ему Рейчел.

– Но зачем ей возвращаться туда, где она была так несчастна? – удивилась Меган. – Вы говорили, что брат обращался с ней просто ужасно!

– А куда же еще ей деваться? – грустно заметила Рейчел. – У женщин почти нет выбора.

Морган знал, что Рейчел хорошо это известно из своего печального опыта, и не стал с ней спорить.

– Даже если она не поедет к брату, – продолжала настаивать Рейчел, – она все равно вернется в Уорикшир, туда, где у нее остались друзья.

– Думаю, Рейчел права, – поддержал жену герцог. – Дэниела сейчас наверняка направляется в Уорикшир, причем скорее всего она выбрала ту же дорогу, по которой вы приехали сюда. Она наверняка ее хорошо запомнила.

– Но мы не ехали по главной дороге! Я старался держаться лесных троп. Мы ехали через Нортхемптоншир!

– Давай-ка проедем этим маршрутом, – предложил Джером. – А Стивен и Ферри отправятся по главной дороге... на всякий случай. Надо учитывать все возможные варианты.


Дэниела сидела, сжавшись от холода и сырости, в тесной камере, больше похожей на каменную клетку. Руки и ноги закованы в кандалы. На сыром полу куча гнилой, вонючей соломы, предназначенной заменить постель, на которую она никогда не решилась бы лечь, как бы ни устала и ни была измучена. Решетка в дальнем узком конце ее клетки отделяла камеру от другого помещения, в котором расположился тюремщик. Это был худой, небольшого роста человек с усталым, невыразительным лицом. Окошко в ее камере было настолько маленьким и расположено так высоко, что она едва что-либо могла бы там разглядеть, да и то если бы встала на цыпочки.

В немом отчаянии она смотрела на свои закованные в кандалы руки. Какая злая насмешка судьбы – быть захваченной в качестве Благородного Джека именно тогда, когда она твердо решила покончить с этим занятием и просто мирно ехала домой, никого не трогая!

Неужели ей придется умереть? Дэниела не была уверена, что Бэзил придет ей на помощь, разве только побоится навлечь позор на всю семью. Более того, она не сомневалась, что он с удовольствием отправил бы ее на виселицу, если бы только можно было это сделать тайно.

Конечно, Дэниела могла бы послать весточку Моргану. Но он скорее всего очень сердит на нее за этот побег. Так что, возможно, он тоже не приедет. Да и не может она отплатить черной неблагодарностью герцогу и Рейчел, вовлекая их в такой ужасный скандал.

Дверь тюрьмы распахнулась, и вошел констебль Хендрикс в сопровождении мирового судьи Полка – тучного, довольно уродливого, немолодого мужчины, богато, но неряшливо одетого. Его пышный пудреный парик съехал набок, а дорогой светло-вишневый камзол, расшитый золотом, был залит чем-то темным. К тому же камзол был ему явно маловат. Он едва сходился на объемном животе и нелепо топорщился, открывая не первой свежести сорочку из тонкого полотна.

Его маленькие, глубоко посаженные глазки под густыми черными бровями зло поблескивали, выдавая жадную, не знающую жалости натуру. При взгляде на это неприятное лицо, Дэниела невольно сжалась, прочтя на нем свой приговор. Этому человеку, без сомнения, незнакомо чувство сострадания. Ради своей выгоды он не задумываясь отправит на виселицу и абсолютно невинного человека, не испытывая при этом никаких угрызений совести.

– Где эта женщина, Линдсей? – властным тоном спросил он охранника.

– Она в камере, сэр, – вскочив из-за стола, почтительно произнес охранник. – Прошу вас, сквайр Полк.

Судья подошел к самой решетке и уставился на Дэниелу своими глазками-буравчиками.

Дэниела отпрянула, вжимаясь в каменную стену. От всей нелепой фигуры этого человека, от его хищного взгляда, устремленного на нее, веяло смертельной угрозой. Она едва не застонала. Боже! И этот человек будет решать ее судьбу! Она пропала!

Констебль Хендрикс подошел к решетке вместе с судьей.

– Эта особа уверяет, что она дочь графа Крофтона, сэр, – вытянувшись в струнку, доложил Линдсей. – Правила требуют, чтобы я послал гонца к ее брату, виконту Хоутону, в Уорикшир.

– Но вы ведь никого не посылали? – с беспокойством спросил судья.

– Нет, сэр. Мы полагали, что следует в первую очередь спросить у вас.

– Что ж, прекрасно! Мы пошлем гонца. Но только в Лондон, чтобы сообщить о поимке знаменитого разбойника, который скрывался под именем Благородного Джека. Надеюсь, мы получим награду, которую объявили за его голову! – И Полк потер свои жирные руки, словно уже видя перед собой гору золотых монет.

Такой ответ поверг Дэниелу в полное отчаяние.

Ей уже не приходится беспокоиться о том, приедет или нет за ней Бэзил. Ведь он просто ничего о ней не узнает!

– Прошу прощения, сэр, – смущенно кашляя, сказал Линдсей. – Но не послать ли на всякий случай и к виконту Хоутону? Мало ли, чем черт не шутит, что, если это и впрямь графская дочка? Как бы чего тогда не вышло. Знаете ли, все-таки она женщина... Если бы мы приняли за Благородного Джека какого-нибудь оборванца, а тут – девица благородного происхождения...

Хендрикс презрительно фыркнул:

– Подумай о чем ты говоришь! Разве леди станет рядиться в мужское платье без причины? А маска? А пистолеты? Да будь она хоть трижды благородной девицей, что с того! Костюм, оружие, вороной конь – все в точности. К тому же, держу пари, виконт Хоутон заявит, что и в глаза ее никогда не видел.

К сожалению, Дэниела была вынуждена с ним согласиться. Это было бы совсем в духе ее брата – заявить, что это вовсе не его сестра. А потом объявить, что его сестра пропала... сбежала с... ну все равно с кем. Когда еще отец узнает об этом! Ее кости успеют сгнить к тому времени, когда ее кто-нибудь хватится.

– Нет никакого сомнения в том, что это и есть Благородный Джек, – авторитетно заявил судья Полк. – Что с того, что она женщина? Посмотрите, какая она здоровая! Выше меня на целую голову! Ночью в темноте, в маске – да кто угодно испугается!

«Уж это точно, – злорадно подумала Дэниела, – ты бы наверняка испугался, жирный коротышка, едва увидел бы моих железных собачек! Да тебя бы только чуть припугнуть, все бы отдал! Жаль, видно, до тебя мне уже не добраться!»

– Думаю, у нас не должно быть никаких сомнений. Это Благородный Джек. Вы все поняли, Линдсей? – угрожающим тоном произнес мировой судья.

Тюремщик, видимо, действительно все понял, и, судя по взгляду, который он бросил на судью, ему это совсем не понравилось. Тем не менее он опустил голову и кивнул.

– Вот и прекрасно, – жизнерадостно объявил судья. – Мы повесим ее без лишних хлопот.

Смертельный холод охватил Дэниелу. Шутки кончились. На сей раз ей и в самом деле грозит виселица. Ах, если бы она могла как-то сообщить обо всем Моргану! Теперь это была ее последняя надежда! Только он и герцог могли подтвердить, что она – это она. Но боже мой! Ведь Морган предупреждал ее! Они не посмотрят на то, что она женщина и дочь графа!

Ее рука невольно сама потянулась к горлу. Она вспомнила, как Морган нежно гладил ее шею, уговаривая бросить опасное занятие, которое может привести ее на виселицу.

На ее глаза навернулись слезы. Она никогда не увидит больше Моргана, единственного человека, которого любила больше всех на свете. Если бы еще хоть раз взглянуть на него, услышать его голос, почувствовать на губах его поцелуй... Ах, зачем она убежала от него, да еще в этом костюме... Теперь Дэниела готова была проклинать свою собственную глупость.

Но она должна быть мужественной. Нельзя показывать этим людям, что она чего-то боится.

Глядя с любопытством на пленницу сквозь решетку, судья спросил у констебля:

– А как она объяснила свое появление в таком странном для леди костюме здесь, в нашем городе? Что она делала так далеко от дома, если она хотела убедить нас, что Гринмонт ее дом?

– Она сказала, что была с визитом в «Королевских вязах» у герцога Уэстли.

– Вот как? – Глазки сквайра Полка зло блеснули. – Это лишний раз доказывает, что все сказанное ею – откровенная ложь! Герцог Уэстли слишком важная птица. Он редко кого приглашает в свое поместье. Такой чести не удостаиваются даже пэры. Он, видно, полагает, что слишком хорош для простых смертных. Что уж говорить о столь подозрительной девице.


Несмотря на громкие протесты Моргана, Джером настоял на том, чтобы остановиться в придорожной гостинице перекусить. Морган был в отчаянии. Они провели в седле всю первую половину дня, но не нашли никаких следов Дэниелы.

Едва перешагнув порог полупустой комнаты, Джером бросил хозяину:

– Хлеб, сыр, две кружки эля, да поживее!

Изнывающий от нетерпения Морган с мрачным видом уселся за грубый дубовый стол, ворча себе под нос:

– Мы теряем драгоценное время.

– Но мы с раннего утра ничего не ели. Я, например, чертовски голоден и хочу пить.

– А что, если Дэниелу схватят, пока мы здесь прохлаждаемся?

В эту минуту появился хозяин с кувшином и двумя кружками.

– Обещаю тебе, мы не задержимся здесь надолго, – заверил Джером и сделал большой глоток из кружки, которую налил для него хозяин. Дождавшись, когда тот отошел, Джером сказал: – Я еще не успел сообщить тебе то, что рассказал мне королевский агент. Дело в том, что деньги от уорикширских заговорщиков привез в Рим вовсе не Бригс, как мы думали, а Чарльз Болтон.

Морган резко поднял голову. В его глазах мелькнул интерес.

– А что же Бригс? Он тоже был с Болтоном? Его кто-нибудь видел?

Джером покачал головой:

– Нет. Болтон был один. О Бригсе никто ничего не слышал.

– Черт возьми! Куда же он тогда делся? Не мог же так просто исчезнуть?

Снова появился хозяин с блюдом, на котором лежал свежий, вкусно пахнущий хлеб и кусок золотистого сыра.

Морган сделал несколько глотков и протянул руку за хлебом.

– Так ты надумал наконец сделать предложение Дэниеле? – спросил Джером, внимательно глядя на брата.

Тот едва не поперхнулся и отставил кружку.

– С чего ты взял, что я вообще об этом думать?

Джером отрезал кусок сыра, положил на хлеб.

– На твоем месте я бы не упускал такой шанс. Она будет тебе прекрасной женой.

Морган решил, что ослышался.

– Прекрасной женой? – недоуменно повторил он, с изумлением глядя на брата. Джером усмехнулся.

– Ты выглядишь сейчас точь-в-точь так же глупо, как я когда-то, помнишь? Когда ты сказал мне те же самые слова по поводу Рейчел.

– Но это же совсем другое дело! – Морган с возмущением пожал плечами и сделал большой глоток.

– Неужели? Ты что, в самом деле не видишь сходства между своей теперешней ситуацией и моей, когда я был влюблен в Рейчел и всячески пытался отрицать это?

– Но я не влюблен в Дэниелу!

Джером рассмеялся:

– Вот и я об этом же говорил тогда. Но позволь мне задать тебе вопрос: с чего бы это тебе так не терпится ее найти? Ты даже отказываешься от еды, хотя голоден не меньше, чем я, а это значит, что ты чертовски голоден.

Морган на минуту задумался.

– Просто она в опасности, и... ну, я должен помочь ей. Ведь это из-за меня в какой-то степени она оказалась в такой ситуации.

Однако, уже произнося все это, Морган понимал, что это далеко не вся правда. И Джером тоже это прекрасно понимал.

– Когда в опасности оказалась Рейчел, я тоже убеждал себя, что просто хочу ей помочь и что на самом деле нисколько не люблю ее... Разве только хочу как женщину. Но любовь – нет! Ведь я совсем не так представлял себе свою будущую жену.

Морган покачал головой. Да, он тоже не представляет себе Дэниелу в качестве своей будущей жены. Может, потому, что всегда думал о ней только как о своей любовнице?

Ее нежность, страстность, удивительная способность полностью отдаваться его ласкам совершенно потрясли его вчера, когда он полагал, что просто хочет помочь ей почувствовать вкус любви... подготовить, так сказать, к поцелуям другого мужчины. Другого мужчины?! Да разве он может представить себе Дэниелу в чьих-нибудь объятиях, кроме собственных! При одной мысли об этом у него все обрывалось внутри. Подумать только, что этот подлец Ригсби едва не убил в ней эту восхитительную страстную чувственность! Сейчас ему больше, чем когда-либо, хотелось пристрелить негодяя.

Но что все-таки произошло с ним самим? Раньше он думал, что стоит ему овладеть Дэниелой, и он излечиться от желания, от этого нестерпимого жара, сжигающего его изнутри. Как он ошибался! Теперь этот жар превратился в адское пламя. Он жаждал ее тела, ее нежных, робких, но таких страстных поцелуев, он хотел снова и снова заниматься с ней любовью. Все так. Но, кроме этого, он хотел быть с ней рядом, защищать ее, он хотел... Да, он хотел провести с ней всю свою жизнь! Это открытие так потрясло его вчера, что он впал в мрачную растерянность. Он боялся заговорить с ней, прикоснуться – боялся, что не выдержит, набросится на нее, будет целовать... целовать... и не выпустит уже из своих объятий никогда, до конца своей жизни.

– Подумай о том, что ты на самом деле чувствуешь по отношению к Дэниеле, Морган, – между тем говорил Джером. – Ты увез ее из дома, а теперь гонишься за ней сломя голову, потому что безумно боишься потерять ее. Когда-то я так же едва не потерял Рейчел. Мне пришлось пройти через ад, прежде чем я понял, что она – единственная женщина, которая мне по-настоящему дорога. Не совершай такой же ошибки, брат.

Морган сердцем понимал, что Джером прав, и все же что-то мешало ему с ним согласиться.

– Ты и в самом деле полагаешь, что мне следует жениться на женщине, которая по ночам грабила экипажи на большой дороге?

Джером усмехнулся.

– Почему бы и нет? Подумай только, кем станут мои племянники, а может даже, и племянницы с такой наследственностью! Могу себе представить, чего они смогут натворить в своей жизни!

Однако Морган, кажется, воспринял шутку брата всерьез, так как побледнел и, закрыв глаза, прошептал про себя: «О боже!»

Джером весело рассмеялся, но, поняв, что брату сейчас не до шуток и что он принимает все слишком близко к сердцу, Джером добавил уже совершенно серьезно:

– Дэниела искренняя, любящая, смелая женщина, настоящая подруга для такого бунтаря, как ты. Она умна и отважна, и у нее доброе сердце. Я знаю, что тебе по душе изящные красавицы типа Элизабет Сандерс. Но разум не всегда бывает в согласии с сердцем. Есть те, кого мы любим, и те, кого хотели бы любить. Прислушайся к своему сердцу. Оно не может слукавить. Мое сердце твердо знало, кто именно мне нужен, даже тогда, когда я всеми силами сопротивлялся его выбору.

Но что говорило Моргану его сердце? Он растерянно посмотрел на брата. Только сейчас он понял то состояние, близкое к панике, которое владело Джеромом, когда он обнаружил, что любит Рейчел наперекор голосу разума и своей воле.

Но в ту минуту, когда с его губ уже готово было сорваться признание, в зал торопливой походкой вошел какой-то человек, по виду деревенский сквайр. Оглядев почти пустой зал и, видимо, разочарованный отсутствием посетителей, он растерянно остановился. Но затем его взгляд упал на сидящих в дальнем углу братьев, и он, явно воодушевившись, ринулся прямиком к ним.

– Господа, господа, вы слышали новость?!

– Видимо, нет, а что случилось? – спросил Джером.

– Благородный Джек схвачен! Наконец-то этот бандит получит по заслугам!

Морган почувствовал, что у него замерло сердце. Он застыл, молча уставившись на говорившего.

Довольный произведенным эффектом, тот продолжал:

– Сегодня, около Тэппенхема. И что самое поразительное, этот разбойник, эта гроза всех добрых путников, оказался женщиной! Вы подумайте только! Женщина! Вот смеху-то!

Едва удержав готовое сорваться с языка грубое ругательство, Морган изобразил на своем лице недоверие:

– Не может быть! Разве под силу женщине то, что творил Благородный Джек! Вы, верно, что-то напутали, приятель!

– Если не верите мне, – воскликнул оскорбленный в своих лучших чувствах джентльмен, – то поезжайте в тэппенхемскую тюрьму и полюбуйтесь сами на пленницу! Говорят, она того стоит. Только поторопитесь. Старый Полк Вешатель уж точно постарается повесить ее как можно скорее. Говорят, он уже послал гонца в Лондон за обещанным вознаграждением.

– Сквайр Дадли Полк? – переспросил встревоженный Джером. – Вы его имеете в виду?

– Ну да, он самый.

Джером нахмурился. Он слишком хорошо знал, кто такой Дадли Полк. Если Дэниела действительно попалась ему в лапы, пощады не жди.

– И на что же похожа эта женщина, – спросил он небрежно, – наверное, какая-нибудь мужеподобная крестьянка?

– Да нет вроде бы, говорят, совсем молоденькая и красивая, с рыжими волосами – что твой огонь. Вот только ростом ее действительно бог не обидел. Говорит, что якобы дочь графа, только кто ей поверит! Она была одета в мужской костюм и ездила верхом как мужчина! Не может быть, чтобы граф позволил такое своей дочери! Я бы своих за подобный стыд так наказал, сразу бы забыли всякие глупости!

Джером и Морган переглянулись. Если у них и оставалась какая-то надежда, что это может быть не Дэниела, то теперь она полностью исчезла! У Моргана было такое чувство, что это ему палач накидывает петлю на шею.

– Спасибо за столь интересные новости! – сказал Джером, поднимаясь и бросая на стол несколько монет. – А нам пора в путь.

Они молча вышли из таверны и быстро вскочили на лошадей. Уже подъезжая к Тэппенхему, Морган спросил у брата, что он знает об этом Полке и за что тот получил столь отвратительное прозвище.

– Самый продажный судья во всей Англии, – коротко ответил Джером. – А Вешателем его прозвали за то, что он очень скор на суд и это его любимое наказание. Трудно сказать, сколько невинных жертв на его счету. За деньги он готов повесить собственного брата.

Морган нахмурился еще больше.

– Мы должны спасти Дэниелу, Джером. Любой ценой.

– Без сомнения. Только надо решить, какой именно.

– Может быть, стоит заплатить ему?

– Чтобы он согласился, сумма должна по крайней мере вдвое превышать размер награды, назначенной за голову Благородного Джека. Такую сумму мне не собрать и за три дня. Да и нет у нас даже этого времени.

– Тогда у меня есть другое предложение. – Когда Морган изложил брату свой план, Джером с сомнением покачал головой, но в концов согласился попробовать.


Скованная по рукам и ногам, Дэниела с трудом вышагивала по своей тесной клетке. Она была слишком взвинчена и напугана, чтобы спокойно сидеть на одном месте.

Ей было совершенно ясно, что бесчестный негодяй судья Полк даже не собирался сообщать Бэзилу о ней и проверять, на самом ли деле его пленница – та, за которую себя выдает. Полку дела не было до истины и правосудия. Его интересовала лишь награда за поимку знаменитого разбойника. А если бы Бэзил подтвердил, что она – дочь графа Крофтона, это вызвало бы лишь ненужные осложнения.

Несколько минут назад потный, отвратительно пахнущий сквайр Полк покинул здание тюрьмы, к немалому облегчению Дэниелы. Констебль Хендрикс и Линдсей остались вдвоем.

Неожиданно дверь тюрьмы с шумом распахнулась. Дэниела в своем углу прижалась к решетке и увидела, как в караульное помещение решительным шагом вошел Джером, величественный и грозный, как никогда. Герцог был не один. При виде его спутника сердце Дэниелы бешено забилось. Боже! Неужели Морган! Они пришли освободить ее! Спасена! Спасена!

Девушка не могла отвести глаз от своего возлюбленного. Ведь она почти уже не надеялась вновь его когда-нибудь увидеть! Как же он красив в этом облегающем его высокую статную фигуру темно-синем сюртуке и бриджах для верховой езды!

Страж Дэниелы подскочил, явно робея перед незнакомцами, пораженный их внушительным, высокомерным видом, и, заикаясь, произнес:

– Кто вы, джентльмены?

Джером смерил присутствующих ледяным взглядом.

– Я герцог Уэстли, а это мой брат, лорд Морган Парнелл.

Встревоженный цепкий взгляд Моргана быстро обежал все помещение и остановился на дальнем темном углу, где, приникнув к решетке, стояла Дэниела. Облегченно вздохнув, он шагнул к ней.

За его спиной прогремел возмущенный голос герцога Уэстли:

– Как вы посмели арестовать невесту моего брата, леди Дэниелу Уинслоу, дочь графа Крофтона?!

Хендрикс и Линдсей были явно ошеломлены таким заявлением. Так же как, впрочем, и сама Дэниела. Невеста! Надо же!

Морган, подойдя совсем близко, подмигнул ей.

– Ничему не удивляйся. Мы должны во что бы то ни стало освободить тебя. – И уже громко спросил: – Как ты, моя милая? Как они с тобой обращались?

Ах, если бы она и вправду была его невестой!

Дэниела тихонько вздохнула. Однако сейчас было не до пустых мечтаний. Она покрепче ухватилась руками за решетку:

– Все хорошо. Они ничего со мной не сделали.

Пока.

– Что ж. Их счастье. Если бы хоть один волос упал с твой прекрасной головки, им бы не поздоровилось.

Морган протянул руку сквозь решетку, крепко сжал пальцы Дэниелы, и девушка с удивлением отметила, что рука у него дрожит.

Это горячее прикосновение совершенно лишило ее самообладания. С сияющими глазами она всматривалась в дорогие черты красивого мужественного лица. Как же она любит его!

Тем временем Джером продолжал отдавать приказания надменным, ледяным тоном, всем своим видом показывая, что не потерпит никаких возражений:

– Я требую, чтобы вы немедленно освободили мою будущую невестку!

Констебль нерешительно замялся, но тюремщик сразу потянулся за ключом.

– Слушаюсь, ваша светлость, – тихо произнес он.

– Лучше бы подождать сквайра Полка, а не то он... – нервно дернувшись, начал констебль.

– Мы никого не собираемся ждать! – властно оборвал его Джером.


Сквайр Полк направлялся в таверну, где собирался пропустить кружечку пивка и хорошенько все обдумать. Он знал, что за голову Благородного Джека назначена награда в пять тысяч фунтов, и уже мысленно потирал руки, представляя, как распорядится этими деньгами. Людишки в его округе были слишком бедны, чтобы можно было как следует поживиться за их счет. Суммы, которые ему приходилось брать за прекращение дела или, наоборот, за возбуждение дела против кому-то неугодного человека, подчас не превышали ста-двухсот фунтов. Смешные суммы, особенно для человека с такими амбициями, как у него.

Уже открывая дверь таверны, он услышал стук копыт и, обернувшись, увидел, как мимо него проехали двое незнакомцев верхом на великолепных скакунах. Залюбовавшись лошадьми, сквайр Полк проследил за всадниками и увидел, как те спешились возле здания тюрьмы. Нехорошее предчувствие кольнуло судью в сердце. Что им там нужно?

Чертыхнувшись вполголоса, судья поспешил назад. Он не собирался рисковать своей драгоценной пленницей.

Он открыл дверь как раз в тот момент, когда перепуганный Линдсей вставлял ключ в замок двери камеры. Один из приезжих, человек огромного роста, стоял возле стражника и притопывал от нетерпения ногой.

– Что вы делаете, Линдсей! – взвизгнул возмущенный судья.

Тюремщик отдернул руку от двери так, словно ее ошпарило кипятком. Ключ со звоном упал на пол.

Стоявший посреди комнаты высокий, статный мужчина без парика, со светлыми каштановыми волосами, небрежно стянутыми шелковой черной ленточкой, медленно повернулся к сквайру и смерил его сверху вниз надменным, презрительным взглядом, словно тот был каким-то назойливым насекомым.

Однако сквайра Полка не так-то легко было смутить. Он был искренне возмущен высокомерным поведением незнакомца. Можно подумать, что он по крайней мере герцог! А сам-то одет в простой костюм для верховой езды и приехал сюда верхом. Ни парика, ни слуг, ни богатой кареты! Полк был твердо уверен, что любой человек, обладающий богатством и властью, никогда не упустит возможности всячески подчеркнуть это.

Он самодовольно подумал о своем богатом платье и еще больше раздулся от гордости, презрительно окидывая взглядом простой костюм незнакомца. Как удачно, что он заметил этих людей и вернулся.

Светловолосый и его спутник явно запугали Линдсея. Еще немного, и он бы освободил пленницу! А это могло стоить Полку его законной награды в пять тысяч фунтов.

– Кто вы такие? – грозно сдвинув брови, спросил он, обращаясь к незнакомцу.

Светловолосый вновь смерил его высокомерным взглядом.

– Я герцог Уэстли, а это мой брат, лорд Морган Парнелл, чью невесту, леди Дэниелу Уинслоу, вы осмелились арестовать.

Сквайр Полк с возмущением фыркнул. Надо же! Сам герцог Уэстли! И почему не король Англии! Конечно, он слышал о герцоге Уэстли, кто же о нем не слышал! Но поверить, что этот гордый, заносчивый вельможа может вот так запросто, верхом прискакать в их городишко! Да за какого же простака его принимает этот наглый, самоуверенный проходимец!

Тем временем высокий, так называемый брат лже-герцога, видимо, потеряв терпение, приказал стражнику:

– Да открывайте же вы эти чертовы двери, наконец!

– Не смей, Линдсей! – рявкнул сквайр Полк. – По какому праву вы тут распоряжаетесь, господа? Эта девица на самом деле – Благородный Джек!

– Какая чушь! – усмехнулся высокий. – Благородный Джек – мужчина! Ни одна женщина не способна на то, что вытворял этот разбойник.

– Вы так думаете? – усмехнулся Полк. – Значит, вы плохо знаете женщин. Но если она не играла роль разбойника, тогда зачем вырядилась в костюм Благородного Джека? Зачем ей черная маска? Зачем пистолеты?

– Дело в том, – снисходительно усмехаясь, начал объяснять тот, который выдавал себя за герцога, – что невеста моего брата действительно играла роль разбойника. Она участвовала в домашнем спектакле. Пьеса называлась «Три веселых разбойника». У нас не хватало одного мужчины, и леди Дэниела любезно согласилась выручить нас.

– Да? – Полк зло прищурился. – Может быть, вы хотите сказать, что ставили пьесу под открытым небом, стреляли из настоящих пистолетов, ездили на настоящих лошадях и останавливали настоящие кареты? Может, вы вообще работали втроем? И на самом деле вы – просто шайка бандитов и приехали сюда выручать свою подружку?

– Послушайте вы!.. – в запальчивости крикнул высокий. Но тот, что выдавал себя за герцога, остановил его одним движением руки.

– Видите ли, – спокойно произнес он, – после спектакля мой брат и его невеста немного повздорили. Чего не бывает между влюбленными! И леди Дэниела, будучи особой весьма несдержанной и вспыльчивой, вскочила на коня, даже не потрудившись переодеться, и ускакала. Когда мы увидели, что ее долго нет, то начали беспокоиться. Мы поняли, что она, по всей видимости, заблудилась в темноте, и поехали ее искать.

– Вот именно это я им и твержу! – вступила в разговор Дэниела. – Я говорила им, что заблудилась в темноте. А когда рассвело, обнаружила, что нахожусь ближе к Гринмонту, чем к «Королевским вязам», поэтому и решила поехать домой! Но они мне не верят! Сквайру Полку так хочется получить награду за поимку Благородного Джека, что он готов объявить Благородным Джеком кого угодно!

– Вы слышали? Мои слова подтверждает и леди Дэниела. Мы не сговаривались, как вы можете видеть. Значит, мы оба говорим правду. А теперь немедленно освободите невесту моего брата! – приказал светловолосый. – И можете быть уверены, оскорбление, нанесенное моей семье, не сойдет вам так просто с рук. Думаю, что могу говорить также и от имени графа Крофтона, отца леди Дэниелы, который будет возмущен до глубины души, когда узнает, как вы поступили с его дочерью!

Констебль и тюремщик в страхе переглянулись, затем вместе, как по команде, взглянули на Полка. Сквайр явно пребывал в нерешительности. Конечно, все сказанное надменным незнакомцем может оказаться правдой, и тогда ему несдобровать. В этом случае следует немедленно освободить пленницу, чтобы избежать еще больших бед. Но, с другой стороны, если эти двое – всего лишь обычные проходимцы, решившие освободить свою подружку, что более похоже на правду, то он лишится законных пяти тысяч. При этом совсем неважно, действительно ли эта красотка – Благородный Джек или просто глупая взбалмошная бабенка, оказавшаяся в нужное время в нужном месте. У него есть все формальные основания считать ее разбойником... то есть разбойницей. Костюм, маска, оружие... Ночью на дороге перепуганный путник запросто может принять такую решительную женщину за настоящего разбойника. И если он отпустит ее сейчас, то лишится всякой надежды на пять тысяч.

Подобная мысль была совершенно невыносима для сквайра. Жадность боролась в его душе со здравым смыслом, и, как всегда, жадность победила.

– Я не верю ни одному вашему слову! Неужели вы так низко оцениваете мои умственные способности, если полагаете, что я приму на веру столь невероятную историю! Докажите мне, что вы герцог Уэстли! Где ваши слуги? Где карета с герцогским гербом? Я скажу вам, что я о вас думаю. Я думаю, что вы заодно с этой дамочкой. Более того, я уверен, что вы помогаете Благородному Джеку. Если только один из вас не сам Благородный Джек, а эта дамочка переоделась в его одежду! И теперь вы собираетесь вызволить ее! Ничего у вас не выйдет. Советую вам, господа, убраться отсюда, пока я не предъявил вам обвинения в соучастии!

– Ты отвратительный жадный негодяй! – вскипел Морган, окончательно теряя терпение. – Думаешь только о своей награде, а на истину тебе наплевать! Арестовал невинного человека, а сам Благородный Джек сейчас где-то гуляет на свободе! Неужели ты и в самом деле думаешь, что, повесив эту женщину, ты покончишь с Благородным Джеком? Хорошо же ты будешь выглядеть, когда он вновь кого-нибудь ограбит и всем станет ясно, что ты повесил невинную девицу!

Давно уже никто не осмеливался так оскорблять сквайра Полка. Он пришел в ярость.

– Этого никогда не случится, – взревел он, Наступая на Моргана, – потому что она и есть этот самый разбойник! Я уверен в этом!

– Довольно! – мрачно произнес Джером, и от его ледяного тона, казалось, могли замерзнуть все костры ада. – Вы горько пожалеете об этом, Полк. На этот раз вы зашли слишком далеко. Обещаю, я воспользуюсь всем своим влиянием при дворе, чтобы вы были лишены своего поста и привлечены к суду за самоуправство. Идем, Морган. Я собираюсь немедленно известить обо всем короля. И горе тому, кто осмелился мне перечить!

Проходя мимо сквайра Полка, высокий молодой человек скривился от отвращения:

– Какой мерзкий запах! Ты и в самом деле самая настоящая жирная свинья!

Сквайр так и застыл с открытым ртом, не в силах поверить, что кто-то осмелился так его оскорбить! Его, самого сквайра Полка!

Незнакомцы уже ушли, громко хлопнув дверью, когда к нему вновь вернулся дар речи.

– Эти проходимцы не могут быть герцогом и его братом! – громко заявил он, стараясь убедить не столько своих подчиненных, сколько самого себя. – А эта женщина – вовсе не дочь графа Крофтона. Негодяи просто хотели взять нас на испуг! Ну ничего. Не на таких напали!


Джером и Морган, который весь кипел от негодования, некоторое время молчали, пока не отъехали на достаточно большое расстояние от тюрьмы.

– Ты должен освободить меня от моего обещания, – заявил наконец Морган. – Это единственный выход. Я должен доказать, что Благородный Джек все еще на свободе!

– Но Морган...

– Всего на один час! Неужели ты не понимаешь, что другого способа доказать этому жирному борову, что Дэниела не Благородный Джек, у нас нет!

– У тебя нет ни одежды, ни коня, ни оружия...

– Да, придется вернуться в «Королевские вязы». Надеюсь, ты сможешь смириться с тем, что Благородный Джек ненадолго воскреснет из небытия?

Джером вздохнул:

– Придется. Что с вами поделаешь. Но только при условии, что его жертвой окажется человек, о котором я сейчас думаю.

Морган усмехнулся.

– Догадываюсь, кого ты имеешь в виду. Не беспокойся. У меня и у самого руки чешутся расправиться с этим негодяем.

– Что ж, мне даже на этот раз захотелось помочь тебе.

– И не думай даже! – с беспокойством заявил Морган. – Я не позволю тебе рисковать всем!

Джером взглянул на него и тепло улыбнулся.

– Ага, наконец-то ты понял, что я чувствовал, когда мой брат изображал из себя благородного разбойника.

18

На следующий день трое усталых, покрытых дорожной пылью всадников с суровыми лицами въехали в Тэппенхем и остановились в гостинице, расположенной недалеко от тюрьмы. Заметив их, сквайр Полк, который как раз выходил из дверей тюрьмы, насторожился. Он вернулся и велел Хендриксу выяснить, что это за люди и с какой целью сюда приехали.

То, что удалось выведать Хендриксу, подтвердило самые худшие опасения судьи Полка. Это были известные в Англии охотники за головами разбойников и сбежавших воров. И интересовались они именно Благородным Джеком. Хендрикс слышал, как, сидя за столом в обеденном зале гостиницы, эти трое громко потешались над местными властями, арестовавшими какую-то женщину, приняв ее за знаменитого разбойника. Тем не менее они поспешили в Тэппенхем, так как были уверены, что, узнав об этом казусе, Благородный Джек, оскорбленный в своих лучших чувствах, а то, может, просто из любопытства, обязательно явится сюда. Вот тут-то они его и схватят.

Судья в ярости стукнул кулаком по столу.

– Где же этот проклятый гонец, которого я послал в Лондон! Почему он до сих пор не вернулся!

Не успел он произнести эти слова, как дверь тюрьмы отворилась, и в караульное помещение вошел гонец в сопровождении высокого худого господина в дорогом темно-синем камзоле и дорожном плаще. Его серые проницательные глаза тут же впились в лицо судьи, а губы чуть изогнулись в холодной циничной усмешке. Гонец поспешно представил его как мистера Ярвуда, агента короля, прибывшего в Тэппенхем с целью убедиться в том, что арестованный действительно является известным разбойником Благородным Джеком.

Судья явно был не готов к такому повороту событий. Однако растерянность мгновенно сменилась яростью – казалось, все силы Англии вознамерились лишить его законной награды. И как смеет кто бы то ни было сомневаться в его словах!

– Неужели король настолько нам не доверяет? – спросил он, едва сдерживая свое возмущение.

– Видите ли, – спокойно произнес посланник короля, словно не замечая возмущения судьи, – награда, объявленная за голову Благородного Джека достаточно высока. И мы время от времени получаем сообщения о том, что этот разбойник схвачен. Однако во всех этих случаях, преднамеренно или невольно, нас вводили в заблуждение. Поэтому, прежде чем выплачивать вознаграждение, необходимо во всем разобраться. Позвольте мне увидеть заключенного.

Спокойная манера мистера Ярвуда держаться и его речь, полная достоинства, еще более взбесили судью. Агент короля производил впечатление абсолютно честного, неподкупного чиновника. А таких людей судья Полк терпеть не мог.

Увидев Дэниелу, сжавшуюся в углу камеры, мистер Ярвуд в изумлении взглянул на судью.

– Ваш посланец ни словом не обмолвился, что подозреваемый – женщина.

– Странно, – судья постарался изобразить на лице недоумение. – Возможно, он просто забыл об этом упомянуть.

– Весьма трудно забыть о таком вопиющем факте, – сухо заметил мистер Ярвуд. – Скорее всего он скрыл этот факт намеренно. Едва ли я поехал бы сюда, если бы знал об этом. Благородный Джек не может быть женщиной.

– Конечно же, я не Благородный Джек! – воскликнула Дэниела, подходя к решетке. – Я леди Дэниела Уинслоу, дочь графа Крофтона. Я много раз просила судью сообщить обо мне моему брату, виконту Хоутону.

Ах, с каким удовольствием сквайр Полк заткнул бы рот этой тощей длинноногой девице! Надо было сразу придушить ее!

– Пытались вы ли, господин судья, проверить слова подозреваемой?

– Ну разумеется, – не моргнув глазом солгал Полк.

– И какой ответ, вы получили?

– Они нашли это утверждение настолько нелепым, что даже не удостоили меня ответом.

– А не могло такого случиться, что ваш гонец что-нибудь «забыл» им сообщить? – спросил мистер Ярвуд, выразительно взглянув на побагровевшего от досады судью.

– Клянусь вам, – воскликнула из-за решетки Дэниела, – что я действительно леди Дэниела Уинслоу!

– А вы можете поклясться, что вы – не Благородный Джек? – спросил мистер Ярвуд, с явной симпатией глядя на Дэниелу.

– Ну конечно! Клянусь! Странно даже представить себе, что этот бесстрашный, жестокий разбойник может быть женщиной! Да у меня духу никогда бы не хватило на что-нибудь подобное! Я ужасная трусиха!

– Что вы слушаете эту преступницу! – взвизгнул Полк, чувствуя, как почва ускользает из-под его ног. – На ее совести столько преступлений, что ей все равно уготован ад, так неужели она отступит перед таким малым грехом, как клятвопреступление!

– Знаете ли вы кого-нибудь в наших краях, кто мог бы подтвердить правдивость ваших слов? – спросил посланник короля, не обращая никакого внимания на судью.

– Да, разумеется. Герцог Уэстли и его брат, лорд Морган, в доме которых я гостила, уже приезжали сюда сегодня, чтобы подтвердить мои слова. Но сквайр Полк отказался освободить меня.

– Она лжет! – воскликнул судья. – Да, сегодня приезжали двое, чтобы вызволить свою подружку, но уверяю вас, если бы вы сами их увидели, сразу бы поняли, что это не могут быть те знатные персоны, за которых они себя выдают.

– Вы в этом уверены? – холодно осведомился мистер Ярвуд.

– Моя забота состоит лишь в том, чтобы восторжествовало правосудие, – пробормотал сквайр, чувствуя, что все идет совсем не так, как он рассчитывал.

– Разве? А я думал, ваша цель – получить награду за голову Благородного Джека, – язвительно усмехнувшись, заметил посланник короля. – Но если вы так уверены, что эта леди – Благородный Джек, то, полагаю, у вас должны быть неопровержимые доказательства.

Полка прошиб пот. Надо было срочно что-то предпринять. Внезапно ему в голову пришла спасительная мысль.

– Разумеется, у меня есть такие доказательства. Эта женщина была одета в точности, как одевался Благородный Джек, она была на черном коне, у и в ее седельных сумках мы нашли то, что с очевидностью указывало на совершенные ею преступления.

– Отлично. В таком случае, покажите мне их.

– Разумеется. Подождите немного, и я вам их привезу. Они хранятся у меня дома. – Он поспешно направился к двери, прикидывая, что именно стоит подложить в сумки Дэниелы – деньги и кое-какие драгоценности жены, только не слишком дорогие, пришлись бы как раз к месту.

– У вас дома? – с подозрением произнес за его спиной посланник короля. – В таком случае я еду с вами.

– Как вам угодно, но, уверяю вас, в это нет необходимости, – пот градом катился по лицу и спине достойного судьи, – вы ведь устали с дороги...

– Но я настаиваю, – решительно заявил Ярвуд. – Едем прямо сейчас.


Морган, переодетый в костюм, так хорошо сымитированный Дэниелой, верхом на Черном Бене, поджидал судью Полка, укрывшись в дубовой роще. Как успел разузнать Морган, судья обычно возвращался домой по этой дороге. Он караулил свою жертву уже несколько часов, и вот наконец вдали послышался стук копыт. Прислушавшись, Морган тихо выругался. Если это и Полк, то он явно не один.

Двое всадников, один из которых оказался все-таки судьей, спокойно въехали в дубраву, и в этот момент из тени деревьев на дорогу выехал всадник в черном плаще, с черной маской на лице. Хриплым, низким голосом, в котором слышалась нешуточная угроза, он произнес свою знаменитую команду:

– Руки вверх, если не хотите познакомиться с клыками моих железных псов!

Оба всадника беспрекословно подчинились.

– Боже мой! – пробормотал судья Полк, вытаращив свои маленькие глазки и растерянно хлопая ресницами. – Кто вы такой?

– Благородный Джек. Небось слышали обо мне? А теперь слезайте с лошадей! Живо!

Мистер Ярвуд спокойно повиновался. Что же касается сквайра, то он попытался было протестовать:

– А вы сами-то знаете, с кем имеете дело? Этот джентльмен – мистер Ярвуд, посланник короля, а я мировой судья этого города!

– Ах вот как! Так ты и есть тот самый продажный судейский, который уже много лет обирает здешних жителей! Как же, наслышан!

– Да как ты смеешь... – сдавленным голосом начал было Полк, но Морган не обратил на это никакого внимания.

– До меня дошли слухи, будто ты держишь в своей тюрьме пленницу, которую пытаешься выдать за Благородного Джека, чтобы получить награду, назначенную за мою голову. Я бы не потерпел такого, будь это даже мужчина. Но женщина! Ад и сто чертей! Мне это совсем не по нраву! Ты хочешь опозорить имя Благородного Джека, выдавая за меня какую-то жалкую девицу! Лучше забудь об этом, иначе не отделаешься одним испугом, как сегодня!

Сквайр сначала побагровел, затем краска полностью отхлынула от его лица, и он стал белее мела.

– Впрочем, я, пожалуй, заберу твою прекрасную лошадь. Она слишком хороша для такого жирного, неуклюжего борова, как ты.

– Но позвольте... – попытался возражать Полк.

– Не испытывай моего терпения! – рявкнул Благородный Джек, направив дуло пистолета прямо в голову судьи. – Слезай, да поживее!

Сквайр поспешно стал спускаться на землю, да так неуклюже, что чуть не свалился прямо под ноги разбойнику.

– Но вы же не заставите нас идти пешком до города, – жалобно захныкал он. – Это так далеко!

– Да, это было бы слишком жестоко, – мрачно усмехнулся разбойник. – Благородный Джек никогда не поступает так даже с такими ничтожествами, как ты. Видишь, вон у того дерева привязан достойный тебя скакун. Сдается мне, у вас с ним очень много общего. Отвяжи и садись. Да пошевеливайся! – прикрикнул он на судью, в нерешительности уставившегося на симпатичного темно-серого ослика, который при виде нового седока вдруг замотал головой и зафыркал.

– Видишь, даже осел тебя не жалует, чего уж о людях говорить... Видать, ты здорово всех здесь разозлил, – усмехаясь, заметил Благородный Джек.

Он сам отвязал осла и махнул пистолетом, показывая судье, чтобы тот быстрее садился.

Трясущимися руками Полк взялся за узду и уже закинул ногу, когда осел вдруг закричал дурным голосом, взбрыкнул и попятился. Судья плюхнулся на его спину животом вниз.

– Ну и всадник из вас, господин судья, – усмехаясь во весь рот, заметил разбойник. – Придется вас, видно, привязать, не то этот скакун вас сбросит.

С этими словами Морган подхватил судью под мышки и заставил его сесть верхом на осла задом наперед, затем придержал животное за уздечку. Почувствовав крепкую руку, осел перестал брыкаться и встал смирно. Несколькими быстрыми движениям Морган крепко связал ноги судьи под брюхом «скакуна».

– Ну вот, – удовлетворенно сказал он, – теперь и ослу ясно, что ты сидишь как положено.

Он слегка шлепнул ослика по крупу, и тот бодро потрусил в сторону города. Судья качнулся, заваливаясь на бок, и, нелепо взмахнув руками, ухватил осла за хвост. Тому это явно не понравилось, он опять взбрыкнул и огласил окрестности громким протестующим криком.

Морган хмыкнул и повернулся к посланнику короля. Мистер Ярвуд с трудом пытался сдержать смех, но в конце концов расхохотался до слез. Отсмеявшись и утирая глаза, он спросил:

– Для меня у вас тоже приготовлен подобный «скакун»?

– Да нет, для вас больше подойдет хорошая лошадь.

Мистер Ярвуд усмехнулся, его глаза весело блеснули.

– Благодарю. Но что вы собираетесь со мной делать?

– Задержу вас здесь ненадолго, а затем отпущу на все четыре стороны.

– Понимаю. Не хотите, чтобы я помешал эффектному появлению мирового судьи в городе?

– Вот именно.

– Это очень жестоко с вашей стороны – лишить меня такого незабываемого зрелища. Клянусь, если вы меня отпустите, я не стану вмешиваться.

– А затем вернетесь сюда вместе с констеблем, чтобы арестовать меня?

– Я должен был бы это сделать... но не сегодня, – усмехнулся Ярвуд. – Не хочется платить черной неблагодарностью за столь изысканное развлечение. Давно я так не смеялся. Возможно, завтра я и попытаюсь арестовать вас... – Выражение его лица вдруг стало серьезным. – Так вы сказали, что этот «осел» еще и продажный?

– А вы поговорите по душам со здешними жителями. Здесь все это знают. Он ловкий вымогатель. Обирает и правых, и виноватых – и порой до нитки. Кто больше заплатит, тот и прав.

– Я подозревал это!

– Продажные судейские мне противны не меньше, чем жадные, хищные аристократы. И мне не по нутру, что такой негодяй собрался выдать за меня женщину, и притом из благородных, чтобы получить незаслуженную награду. Хотя я и сам не в ладах с законом, но мошенничество и откровенный обман мне не по душе.

Мистер Ярвуд рассмеялся.

– Черт вас возьми, а вы мне нравитесь, Благородный Джек!


Заслышав на улице громкие крики, смех и ругань, Дэниела исхитрилась выглянуть в крошечное окошко своей камеры, расположенное почти под самым потолком. Это было совсем не легко, но представшая ее взору картина стоила таких усилий. Грузный, красный, как вареный рак, мировой судья ехал по улице на осле, сидя задом наперед и держась руками за хвост. При этом судья что-то кричал, и ему вторил громкий крик осла и восторженные вопли бегущих рядом ребятишек.

Люди выбегали из своих домов и лавок, чтобы полюбоваться на столь редкостное зрелище, от души смеялись и тоже что-то кричали. Но никто из них даже не попытался помочь несчастному сквайру.

Все это выглядело так нелепо, что Дэниела не удержалась от смешка, хотя ей-то было совсем не до смеха.

Неожиданно ей в голову пришла обнадеживающая мысль: что, если это дело рук Моргана? Вполне похоже на Благородного Джека, особенно если учесть, насколько он был взбешен, когда покидал вчера тюрьму. Без сомнения, он нашел самый верный способ доказать, что Полк арестовал не Благородного Джека. Дэниела тихо, с облегчением рассмеялась. Благослови бог Моргана! Как же она его любит!

Тем временем ослик, не слишком обращая внимание на своего седока, встал у обочины дороги и принялся щипать траву.

– Развяжите меня, – причитал судья. – Помогите же мне кто-нибудь!

Наконец из здания тюрьмы выбежал Линдсей и ножом перерезал веревку, стягивающую ноги бедолаги сквайра.

Полк неловко сполз на землю. Линдсей попытался поддержать своего начальника, но это оказалось ему не под силу, и оба упали прямо в грязь. Причем сквайр вознаградил своего освободителя отборнейшей руганью.

А народ тем временем веселился вовсю. К своему удивлению, Дэниела заметила среди хохочущих зевак смутно знакомое лицо. Внимательнее вглядевшись, она узнала мистера Ярвуда, который, как ей казалось, уехал вместе с судьей. Он о чем-то разговаривал с высоким кузнецом и хозяином гостиницы. Все трое были необычайно серьезны, что сразу выделяло их среди беззаботной толпы, собравшейся поглазеть на своего судью, барахтающегося в грязи.

На помощь Линдсею вышел и Хендрикс. Вдвоем они с трудом подняли сквайра на ноги. Тот, не произнеся ни слова, даже не попытавшись отряхнуться, тяжело пыхтя, отправился восвояси. Вслед за ним поспешил констебль Хендрикс. Дэниела услышала, как кто-то из толпы громко сказал:

– Ставлю добрую кружку эля, что старый пройдоха повстречался с настоящим Благородным Джеком.

– Вы совершенно правы, – ответил мистер Ярвуд. – Мы действительно встретили этого разбойника, который был крайне раздосадован, что судья выдает какую-то женщину за него. Он-то и заставил сквайра Полка прокатиться до города на осле.

Дэниела тихо засмеялась. Итак, ее догадки оказались верными. Морган здесь, и он спасет ее!

Со стороны входа послышался стук колес о гравий, и по толпе, которая уже начала расходиться, прокатился удивленный возглас. К зданию тюрьмы подкатила великолепная черная карета, запряженная четверкой лошадей. Девушка почти не удивилась, когда увидела, что из кареты вышел Джером и направился прямо к двери тюрьмы. Но мистер Ярвуд, еще раньше заметивший карету герцога, поспешил навстречу, остановив его на полпути.

– Ваша светлость! – воскликнул он и начал что-то быстро говорить Джерому вполголоса.

Дэниела не смогла расслышать их разговор, так как в этот момент дверь тюрьмы распахнулась и на пороге появился сквайр Полк. Багровый от ярости, с дико сверкающими глазами, он походил на обезумевшего человека. Дойдя до стола, он тяжело опустился рядом на стул. Вслед за ним показался мистер Ярвуд. Остановившись прямо перед судьей, посланник короля решительно произнес:

– Женщина, которую вы задержали без всякого на то повода, на самом деле не является Благородным Джеком, а посему вы немедленно ее отпустите!

– Нет! – в отчаянии воскликнул Полк. – Почему вы так уверены в том, что человек, остановивший нас на дороге, не самозванец, вступивший в сговор с этой женщиной?

В дверях тюрьмы показался Джером. Ярвуд кивком головы указал на него.

– Точно так же вы утверждали, что этот человек, приходивший к вам вчера, на самом деле самозванец! Так вот, могу подтвердить, это действительно герцог Уэстли. Я уже много лет знаю его светлость.

Лицо Полка из багрового сделалось зеленовато-серым. Он затравленно взглянул на внушительную высокую фигуру его светлости.

– И я нисколько не сомневаюсь в том, что человек, привязавший вас к ослу, и есть самый настоящий Благородный Джек. Так же, как вы можете не сомневаться, что понесете жестокое наказание за то, что намеревались обмануть короля, пытаясь получить незаслуженную вами награду, а также за то, что нанесли оскорбление благородной леди Уинслоу, дочери графа Крофтона и невесте лорда Моргана, брата самого герцога Уэстли! Сожалею, что не обладаю полномочиями немедленно снять вас с должности, но можете быть уверены, сразу по возвращении в Лондон я займусь этим вопросом. И тогда уже не вы, а вас будут судить по всей строгости закона.

Полк молча выдохнул и сразу как-то сжался, словно резиновый шар, из которого выпустили весь воздух. Ярвуд, не обращая больше на него внимания, обратился к Линдсею:

– Немедленно выпустите заключенную.

Линдсей повиновался с видимой радостью и облегчением. Когда с Дэниелы были сняты оковы и она вышла из камеры, Джером галантно предложил ей руку:

– Прошу, леди, нас ждет карета, которая немедленно доставит нас в «Королевские вязы».

Выйдя на улицу, девушка жадно вдохнула свежий воздух и с наслаждением подставила лицо солнечным лучам. Она провела несколько дней в темной, затхлой камере и теперь чувствовала себя словно заново родившейся.

Мистер Ярвуд вышел вместе с ними.

– А где же ваш брат? Что же он не приехал за своей невестой?

– Увы, ему пришлось срочно выехать в Уорикшир с секретным поручением короля. Разумеется, он не мог пренебречь им ради личных дел. С ним вместе отправился лорд Арлингтон, мой шурин. Надеюсь, они уже сегодня к вечеру вернутся домой.

– Да-да, я кое-что слышал о том, что король посылал вашего брата в те края. – Он повернулся к Дэниеле: – Что ж, позвольте мне, миледи, принести извинения за действия этого негодяя, судьи Полка, а также примите мои поздравления с помолвкой. Желаю вам счастья.

Дэниела молча улыбнулась и наклонила голову в ответ на почтительный поклон королевского посланника.

Джером помог ей сесть в карету и, обернувшись к мистеру Ярвуду, сказал на прощание:

– Буду рад видеть вас в ближайшие дни в «Королевских вязах».

Когда карета уже достаточно далеко отъехала от тюрьмы, Дэниела с беспокойством спросила:

– Морган в безопасности? Конечно, это он напал на судью под видом Благородного Джека? Как он мог так рисковать? Где он сейчас?

– Не все сразу, миледи. Давайте по порядку. Да, я надеюсь, что Морган в безопасности. Да, это он напал на судью, и должен заметить, что он сделал это с моего благословения. Ну а насчет риска... Вы же знаете, что он ни перед чем бы не остановился, чтобы восстановить справедливость. Уж так он устроен. Он никогда бы не допустил, чтобы вы пострадали из-за него... Даже если к беде вас привела ваша собственная глупость. Уж извините за откровенность.

– Простите меня! Я сожалею, что навлекла на вас неприятности! Но где сейчас Морган?

– Думаю, что они вместе со Стивеном направляются домой.

– Неужели и лорд Арлингтон? – изумленно воскликнула Дэниела. Только теперь она начала осознавать, какие силы были задействованы в ее освобождении.

– Я же не мог допустить, чтобы Морган рисковал один. Стивен прикрывал его и сообщил бы мне, если бы что-нибудь пошло не так. Надеюсь, у них все в порядке.

Дэниела кивнула, но при этом что-то неясное тревожило ее. Ей не давало покоя недоброе предчувствие, что их неприятности на этом не закончились.

19

Морган проехал на Черном Бене глубже в лес, ведя в поводу лошадь судьи. В зарослях боярышника он остановился и, свистнув три раза, спешился.

На условный сигнал из-за кустов появился улыбающийся Стивен. Он протянул Моргану его одежду.

– Поздравляю! Не знаю, как действовал Благородный Джек раньше, но сегодня все было проделано просто виртуозно! Я давно так не смеялся!

– Надеюсь, этот негодяй надолго запомнит, кто такой настоящий Благородный Джек! – усмехнулся Морган.

Он быстро переоделся в дорогой камзол, шелковые панталоны и белоснежную рубаху с кружевами. Теперь едва ли его можно было бы принять за разбойника. Скорее уж за его потенциальную жертву.

– Ну что, – спросил Стивен, видя, что Морган как-то странно медлит, словно не знает, что предпринять. – Возвращаемся в «Королевские вязы»?

Морган замялся с ответом, затем сказал:

– Вот что. Пока я ждал этого прохвоста, у меня возникла одна очень интересная мысль, и мне не терпится ее проверить! Но вначале надо избавиться от лошади сквайра.

– Охотно возьму это на себя. Давайте мне ваш костюм – его также необходимо поглубже запрятать. Верхом на Черном Бене да с костюмом Благородного Джека в седельной сумке здесь ездить небезопасно, как мы теперь успели убедиться! Когда вас ждать домой?

Морган покачал головой:

– Передайте-ка Джерому вот что. – И он подробно объяснил Стивену, что именно он намерен предпринять.


Дэниела стояла у окна гостиной в «Королевских вязах», глядя на заходящее солнце. Маленький Стивен тянул ее за юбку, отвлекая от мрачных мыслей.

– Ты что, ждешь дядю Моргана? – спросил он, проявляя свойственную детям наивную проницательность. – Ты по нему соскучилась?

– Да, – тихо сказала Дэниела. – Очень. Она уже больше часа стояла у окна, почти не отрывая взгляда от подъездной дороги к дому. Морган и Стивен должны были уже давно вернуться. Уж не случилось ли с ними что-нибудь? И еще одна мысль мучила Дэниелу. Что скажет Морган, когда вернется? Может быть, он не захочет ее даже видеть? Сильно ли он злится на нее за побег и за то, что втянула в эту неприятную историю его самого и герцога Уэстли?

– Я тоже скучаю по дяде Моргану. И еще по дяде Стивену. Они скоро приедут?

Но не успела Дэниела ответить, как на аллею, ведущую к дому, галопом вылетел одинокий всадник. Дэниела прижала лицо к стеклу, пытаясь разглядеть, кто это. На всаднике был черный плащ, но конь под ним – серый, явно не Черный Бен, на котором ездил Благородный Джек. Может быть, Морган поменял коня?

Вскоре ее сомнения рассеялись. Увы, это был лорд Арлингтон. Дэниела прикусила губу от разочарования. Почему не приехал Морган? Он не хочет больше иметь с ней дела? Что могло его задержать? Боже, только бы с ним ничего не случилось!

– Дядя Стивен! – радостно закричал мальчик и побежал ему навстречу. Полная самых противоречивых чувств, встревоженная Дэниела поспешила вслед за ним в мраморный холл.

Когда она вошла, Стивен уже подхватил племянника и подкинул его вверх, к полному восторгу мальчика. Затем он осторожно опустил его на пол и только тогда обратил внимание на Дэниелу.

– А почему... – начала она, чувствуя, как дрожит от волнения голос, и почти не слыша себя за стуком собственного сердца. – Вы один? А Морган? С ним ничего не случилось?

– Нет, все в полном порядке, – ответил он без улыбки и наклонился к мальчику. – Поди скажи маме и тете Меган, что я приехал. Вы не знаете, где Джером?

– Он... кажется, у себя в кабинете.

Стивен проводил глазами малыша, который, спеша выполнить поручение дяди, с милой детской неуклюжестью бежал к двери, и вновь обернулся к девушке.

– Очень хорошо. У меня к нему важное поручение от Моргана. А вас Морган просил отвезти в Уорикшир.

У Дэниелы упало сердце. Итак, все было кончено. Что ж, она сама этого хотела, ведь она рисковала жизнью, и, как выяснилось, не только своей, чтобы вновь оказаться дома. Но именно теперь она хотела этого меньше всего.

За те ужасные часы и дни, что Дэниела провела в тюрьме, она очень много передумала. Она поняла, что не хочет, не может расстаться с Морганом. Что ждало ее дома? Новые издевательства брата да постоянные попреки сестер. Здесь, в «Королевских вязах», ее встретили как друга, почти как члена семьи. Конечно, она не может оставаться здесь долго, да и отношения с Морганом зашли в тупик. Но в глубине души она все еще надеялась... особенно когда увидела, что он приехал спасать ее, что даже рисковал жизнью и свободой, лишь бы вызволить ее из беды, в которую, что уж греха таить, она попала только благодаря собственной глупости.

И вот теперь, когда Дэниела решила поумнеть и исправиться, именно теперь он решил выкинуть ее из дома и даже не захотел проститься с ней. Невозможно было измерить глубину ее отчаяния, когда она медленно кивнула Стивену в ответ на его вопрошающий взгляд. Она чувствовала лишь, как разрывается от боли и тоски ее сердце.

– Мы поедем завтра утром. Я спрошу у Джерома позволения взять его дорожную карету.

Дэниела представила, как они будут ехать в карете весь долгий путь до Гринмонта, и поняла, что не сможет выдержать эту пытку: ведь ей нечем будет отвлечься от мыслей о Моргане и своих разбитых надеждах и мечтах.

– Пожалуйста, – тихо сказала она, – можно я поеду верхом, на Черном Джеке?

– Вы уверены? Честно говоря, я бы тоже с удовольствием поехал верхом.

– Да, совершенно уверена, – твердо ответила Дэниела. – И еще, если вы не возражаете... Я бы хотела взять свое седло, в котором приехала сюда. Я поеду в мужской одежде.

– Что ж, – Стивен, чуть прищурившись, окинул Дэниелу внимательным взглядом знатока, – клянусь, из вас выйдет очень красивый юноша. Только, надеюсь, на этот раз на вас не будет костюма Благородного Джека?

– Рейчел отдала мне кое-что из одежды его светлости.

Она немного помедлила, а затем задала вопрос, который так тревожил ее:

– Скажите, где сейчас Морган? Почему он не вернулся с вами?

Стивен несколько смутился и отвел взгляд.

– Извините, я не могу вам этого сказать.

– Вернее, не хотите, – с укором заметила Дэниела.

– Морган взял с меня слово, что я ничего вам не скажу, – извиняющимся тоном произнес Стивен. Ему явно было неловко.

Что ж, Дэниеле не нужно было другого подтверждения своей догадке, которая теперь переросла в уверенность: Морган решил окончательно вычеркнуть ее из своей жизни.


Стояла глубокая ночь. Едва освещенный коридор был пуст. Морган тихо прокрался мимо спален к двери комнаты, которая была целью его тайного визита в этот мрачный чужой дом. Он приложил ухо к двери, прислушался. Все было тихо. Тогда он осторожно приоткрыл дверь и бесшумно скользнул внутрь.

Тусклый свет одинокой свечи на письменном столе едва освещал небольшой круг, оставляя почти всю комнату во мраке. Морган, осторожно ступая по мягкому ковру, заглушающему шум шагов, направился прямо к столу. Он был уверен, что именно там следует искать то, зачем он сюда пришел.

Выдвинув средний, единственный ящик стола, он увидел там лишь бумагу и сургуч. Он уже собирался закрыть его, раздумывая о том, где еще может хранится то, что он ищет, как вдруг, внимательно приглядевшись, заметил, что глубина ящика гораздо меньше, чем можно было ожидать, судя по размерам самого стола.

Морган засунул руку, ощупал дальнюю стенку, обнаружил на ней едва приметную пластинку и надавил. Задняя стенка повернулась, открыв потайной ящик, в котором хранилась тетрадь в кожаном переплете и пачка писем, перевязанная ленточкой. Морган открыл тетрадь и поднес к свету. Убедившись в том, что это именно то, что он искал, Морган задвинул ящик стола, засунул тетрадь в карман и принялся просматривать письма. Ему было достаточно прочитать обратный адрес и подпись, а также кому и куда были адресованы эти письма, чтобы многое встало на свои места.

Морган мрачно улыбнулся. Теперь он точно знал, где следует искать пропавшего Уолтера Бригса.


На следующий день ранним утром Дэниела и Стивен выехали из «Королевских вязов». Они скакали очень быстро, что никак не способствовало дружеской беседе. Да оно было и к лучшему. Дэниеле совсем не хотелось сейчас разговаривать. Она почти не спала в эту ночь, терзая себя мыслями о том, что могло бы случиться в ее жизни, если бы она не сбежала из «Королевских вязов» и не настроила Моргана против себя. Но чаще всего она вспоминала восхитительные часы, которые они провели во Вдовьем домике. Как красив был Морган, как он был нежен, какие удивительные ощущения дарил ей... И теперь, вспоминая их жаркие ласки, она с болью в сердце думала о том, что этого уже никогда больше не будет в ее жизни.

И еще она думала о том, как жаль ей было покидать своих новых друзей. Меган и Рейчел, которым Стивен также, видимо, передал распоряжение Моргана, очень ласково простились с Дэниелой, выразив надежду, что скоро увидятся вновь. Они были несколько удивлены желанием Дэниелы ехать весь путь верхом, но спорить с ней не стали. Рейчел лишь пообещала, что обязательно перешлет наряды Дэниелы к ней домой. А Меган, прощаясь с Дэниелой, вдруг протянула ей небольшой пистолет.

– Думаю, он может тебе пригодиться в том доме, куда ты едешь, – многозначительно глядя на девушку, сказала она.

Дэниела не удивилась. С Меган, этой мудрой маленькой женщиной, родившейся в далеких американских колониях, они очень подружились за это время и многое поведали друг другу о своей жизни. Дэниела горевала из-за потерянных пистолетов, и Меган выпросила у своего мужа для новой подруги оружие, чтобы какой-нибудь Флетчер не посмел вновь воспользоваться попустительством ее брата.

А с Джеромом Дэниела так и не простилась. Погруженная в свои горести, она не сразу поняла, что герцог уехал почти сразу после разговора со Стивеном. Лишь не увидев его за столом в тот вечер, она спросила, где хозяин, и получила уклончивый ответ, что Джером по просьбе брата отправился куда-то по делам.

К Гринмонту они подъехали уже к вечеру. Придержав лошадь, Стивен подождал, когда Дэниела поравняется с ним, и сказал:

– Морган сказал, что вы с большим удовольствием поживете у своей подруги Шарлотты Флеминг, нежели у себя дома. Поэтому, я думаю, нам лучше поехать прямо к ней.

– Он прав, – оживилась Дэниела. – Мне действительно лучше пожить у Шарлотты.

Такая заботливость Моргана была ей приятна. Значит, она все-таки ему не совсем безразлична, раз он считается с ее чувствами.


– Ты был абсолютно прав, Морган. Твоя догадка оказалась верной.

Морган обернулся и грустно поглядел на Джерома.

– Увы. Если бы ты знал, как бы мне хотелось ошибиться.

Через Стивена Морган передал Джерому просьбу встретиться с ним в лесу в Гринмонте, а сам отправился за тетрадью, из которой надеялся многое узнать. Однако найденные письма ему также очень помогли.

Рано утром Морган навестил беднягу Денни в лесной избушке и все-таки уговорил его, правда не сразу, показать место, где призраки прятали клад.

Встретившись затем с Джеромом и Ферри, Морган отвез их к месту, которое показал ему Денни.

И вот теперь он с глубокой печалью глядел на свежевырытую яму. Рядом с ним стояли Джером, Ферри, Невилл Гриффин, судейский из Лондона, за которым Джером послал сразу, как только Стивен изложил ему в двух словах то, что задумал Морган, а также двое его помощников.

– Стивен привезет Дэниелу завтра к вечеру, – заметил Джером. – Надеешься до этого времени управиться?

Морган молча кивнул. Он тоже рассчитывал на то, что путь до Гринмонта в дорожной карете займет два полных дня. Ему столько надо было сделать до ее приезда, что он бы не возражал, если бы они немного опоздали. Да и то сказать, куда Дэниеле спешить. Едва ли она с нетерпением ждет встречи со своим братцем.

Морган очень надеялся, что Стивен не проговорится. Он строго наказал ему ни словом не намекать Дэниеле о его планах. Она и так была расстроена, и ему очень хотелось избавить ее от новых переживаний. Мысль о Дэниеле заставила его крепче сжать челюсти. Господи, если бы только он мог совсем избавить ее от этого кошмара! Но, к сожалению, это невозможно. Тогда пусть хотя бы узнает обо всем уже после того, как все случится. Еще неизвестно, сможет ли она простить его за то, что он должен сделать!

Джером показал рукой на яму.

– Ты уверен, что здесь зарыт именно Уолтер Бригс?

Стараясь не думать о полуразложившемся теле с проломленным черепом, которое они раскопали, Морган кивнул:

– Нисколько в этом не сомневаюсь. К сожалению, – ответил он, глядя на золотые часы, которые вытащил из кармана зеленого сюртука, в который был одет убитый. – Одежда полностью совпадает с тем, что описала Дэниела, когда я спрашивал ее, во что был одет Бригс в тот последний день, когда его видели живым. И передний зуб сколот. А вот это его часы.

Морган открыл крышку, и они увидели выгравированную на внутренней стороне надпись «У. Бригс». Морган передал часы Гриффину, а сам при этом подумал о нелепой, трагической гибели любящего мужа и заботливого отца, о смерти, которая настигла хорошего человека из-за жадности одних и непомерных амбиций других. Хотя найденное тело блестяще подтвердило правоту догадки Моргана, он был бы рад, как уже сказал Джерому, если бы ошибся и Уолтер Бригс смог когда-нибудь вернуться к жене, и детишкам.

«Как же расстроится Дэниела, когда узнает», – вновь подумал Морган.

Но по крайней мере он сможет восстановить доброе имя этого честного человека и снять с него позорное клеймо вора и предателя. А кроме того, отомстить его убийцам. Они не уйдут от справедливого возмездия!

– Я иду в магистрат, – мрачно сказал Морган.


Вечером того же дня Дэниела и Стивен приехали в Уорикшир, в дом Флемингов. Шарлотта с радостью встретила подругу.

– Как я рада, дорогая, вновь тебя видеть! – воскликнула она, тепло обнимая девушку. – Быстро же вы добрались! Я не ожидала тебя раньше завтрашнего вечера. Ой, да ты, я вижу, снова ехала верхом, в мужском седле! А знаешь, тебе очень к лицу мужской костюм!

– Ты знала, что я приеду? – перебила изумленная Дэниела этот бесконечный словесный поток. – Откуда?

– Я получила письмо от лорда Моргана, в котором он сообщил, что лорд Арлингтон привезет тебя сюда. – И, обращаясь к Стивену, добавила: – Это, должно быть, вы? Добро пожаловать в наш дом. Мы всегда рады друзьям Дэниелы.

Стивен учтиво поклонился, произнеся соответствующие случаю слова благодарности, а Шарлотта продолжала:

– Как же ты напугала нас, когда, никому ничего не сказав, исчезла из Гринмонта. Я не знала, что и подумать! В голову приходило самое страшное – что тебя уже нет в живых!

– Кто там, любимая? – раздался сверху лестницы голос ее мужа. Через минуту он сам появился перед гостями. К удивлению Дэниелы, он все еще был одет в костюм для верховой езды, хотя в это время уже должен был бы переодеться к обеду.

– Простите, кто... Это вы? – Казалось, он был не просто изумлен, но и крайне раздосадован. По всей видимости, приезд гостей его не слишком обрадовал.

Такое отсутствие гостеприимства со стороны хозяина дома очень огорчило Дэниелу. Если еще и Джордж не захочет принять ее у себя, то ей и вовсе некуда будет податься. О том, чтобы поехать в Гринмонт, она не могла даже спокойно подумать.

– Я... я надеялась остановиться у вас на некоторое время, – запинаясь, произнесла Дэниела, – но, конечно, я могу тотчас же уехать, если...

– Не говори глупостей, – с возмущением перебила ее подруга. – Конечно, ты поживешь с нами. Мы счастливы, что видим тебя живой и невредимой, и я никуда тебя больше не отпущу! Правда, Джордж?

Ее супруг не казался таким уж счастливым, тем не менее он вежливо поклонился и подтвердил, что они счастливы.

В ту же минуту громкий стук в дверь прервал эту несколько неприятную для Дэниелы сцену. Слуга открыл дверь. На пороге показался высокий мужчина. Его лица не было видно в темноте, но в скудном свете свечей Дэниела заметила, что его богатый костюм перепачкан землей. Однако на садовника этот человек едва ли был похож, и Дэниела внимательней вгляделась в его высокую, широкоплечую фигуру, которая показалась ей очень знакомой. В этот момент слуга поднял повыше канделябр, который держал в руке, и осветил лицо вошедшего.

Дэниела едва не вскрикнула, ее бедное сердце бешено забилось в груди. Эти русые волосы, это суровое, красиво вылепленное лицо она больше никогда не надеялась увидеть. И все-таки он здесь.

Морган! Она с трудом сдержала свой первый порыв броситься ему в объятия. Как же истосковалась она по этим рукам, как ей хотелось вновь оказаться в их тесном кольце, почувствовать всю их силу и нежность!

Первой реакцией Моргана, когда он увидел ее, было изумление – такое же, как и на лицах самой Шарлотты и ее мужа. Затем он сурово сдвинул брови, так что у нее сразу все похолодело внутри, и резким тоном спросил:

– А вы, Дэниела, что здесь делаете, черт возьми?!

Девушка так и застыла, стараясь изо всех сил не показать, какую боль причинили ей эти слова. Пусть ее сердце разбито, но гордость-то у нее еще осталась. Вскинув голову, она прямо взглянула на него.

– Могу задать вам точно такой же вопрос, милорд. Что вы здесь делаете? Зачем пришли сюда, если знали, что я должна сюда приехать? Разве не об этом вы договаривались с лордом Арлингтоном?

– Да, конечно. – Видно было, что Морган несколько смешался, он бросил возмущенный взгляд на Стивена. – Вы ведь должны были появиться здесь не раньше завтрашнего вечера! Тогда бы я... Ах, черт, теперь уже ничего не поделаешь.

«Тогда бы я уже был далеко отсюда и никогда не встретился с этой особой», – мысленно закончила Дэниела его фразу.

– Ну раз уж ты здесь, тогда пойдем с нами, Стивен. – Морган махнул рукой и, заметив Джорджа, стоящего чуть в стороне, спросил: – Вы готовы?

– Да, – лаконично ответил муж Шарлотты, направляясь к двери и явно избегая встречаться с Дэниелой взглядом. Стивен и Морган двинулись за ним следом. Однако Дэниела, почувствовав неладное, преградила им дорогу.

– Вы должны объяснить, что все это значит, – решительно заявила она.

– У меня совершенно нет времени на объяснения, – буркнул Морган. – Отойдите с дороги!

– Только в том случае, если скажете, куда вы направляетесь.

– В Гринмонт.

Что-то в голосе и тоне Моргана заставило Дэниелу задрожать от ужасного предчувствия. Странный холодок пробежал у нее по спине.

– Возьмите меня с собой, пожалуйста, вы ведь можете...

– Нет, черт возьми, это мужское дело! – Мужское дело?! Дэниела сердито сверкнула глазами на Моргана.

– Меня тошнит от этой вашей всегдашней отговорки, которую вы, Морган Парнелл, используете, чтобы держать меня в стороне от всех важных дел, даже если это касается меня лично! Так вот, я не отойду от двери, пока вы не согласитесь взять меня с собой!

Чертыхнувшись вполголоса, Морган схватил ее за руку. Несмотря на гнев и возмущение, Дэниела почувствовала, как по ее телу разливается горячий огонь от одного только обычного прикосновения. Но и Морган, казалось, ощутил этот пронизывающий ток, его рука чуть дрогнула.

– Ад и сто чертей! Ну почему вы всегда все делаете наоборот, Дэниела? Когда я умоляю вас уехать со мной, вы сбегаете, а теперь готовы идти со мной даже в ад, хотя как раз сейчас вы мне там совсем не нужны! Вы самая несговорчивая женщина из всех, кого я знаю!

Морган решительно отодвинул Дэниелу в сторону, с силой распахнул дверь и вышел, сопровождаемый усмехающимися приятелями.

Как только затих вдали топот копыт, Дэниела обернулась к бледной, огорченной Шарлотте:

– Ты знаешь, что все это значит?

– Нет, я только знаю, что лорд Морган прислал Джорджу письмо, в котором сообщил о твоем приезде... Да, еще я вспомнила, что после того, как Джордж сказал мне об этом, он куда-то уехал... Но я совершенно не представляю, какие там у них дела...

– Ладно, раз так, я сама все узнаю, – сказала Дэниела и, несмотря на отчаянные протесты Шарлотты, выбежала из дома и бросилась к своему коню.

Когда она вспрыгивала в седло, пистолет, подарок Меган, который Дэниела спрятала в карман широкого редингота, больно ударил ее по колену. Она охнула и, потирая ушибленное место, направила коня по тропе, ведущей к Гринмонту. Эта дорога была гораздо короче той, которую выбрали мужчины, и Дэниела надеялась добраться до дома раньше их. Она решила сама разобраться, в чем дело, раз они упорно не хотели посвящать ее в свои дела. Но что бы они ни говорили, девушка чувствовала, что все это самым тесным образом касается ее самой и ее семьи.

Как Дэниела и рассчитывала, она добралась до поместья раньше мужчин. Когда Доббс, их старый дворецкий, отворил двери, его лицо озарила радостная улыбка.

– Леди Дэниела! Добро пожаловать домой! Как я рад вновь видеть вас, да еще в добром здравии!

Дэниела улыбнулась Доббсу, а сама тихонько вздохнула. Пожалуй, за сегодняшний день это были самые приветливые и искренние слова, которые она услышала в свой адрес.

– Вы слышали, ваш батюшка вернулся в Лондон?

– Нет, не слышала! Но почему? Ведь он собирался оставаться на водах еще много месяцев! – Доброе лицо Доббса погрустнело.

– Ах, леди Дэниела, боюсь, со здоровьем у него стало хуже.

– О боже, нет! – прошептала девушка. Пусть отец не любил и не замечал ее, но она-то его искренне любила и очень надеялась, что ему поможет лечение.

Она только успела снять шляпу и перчатки, как раздались стук копыт о гравий и ржание лошадей. К дому подъехали несколько всадников; Дэниела была уверена, что знает, кто это. И тем не менее она невольно вздрогнула, услышав громкий, решительный стук в дверь.

Доббс открыл дверь и впустил Моргана, Стивена, Джорджа и герцога Уэстли. Вслед за ними вошел Ферри, а за ним еще трое незнакомых Дэниеле мужчин. Лица у всех были суровые и решительные.

Дэниелу внезапно охватил страх. Она задержала дыхание и вжалась в самый дальний темный угол в надежде, что ее не заметят.

– Где лорд Хоутон? – резким тоном спросил Морган у Доббса.

– В библиотеке вместе с сэром Уальдом Флетчером, сэр.

– Нам необходимо его видеть. – Морган прошел мимо растерявшегося дворецкого, но вдруг резко остановился, уставившись на Дэниелу. – Господи! Опять вы! Какого черта вы здесь делаете?

– Вам не кажется, что вы повторяетесь? По-моему, вы уже задавали мне сегодня этот вопрос.

– Да. Только это было не здесь.

– Гринмонт – мой дом. И это я должна вас спросить: что вы здесь делаете?

– Идите в гостиную, Дэниела, и не мешайте нам.

– Как вы смеете приказывать мне в моем собственном доме?! – возмутилась девушка, упрямо подняв подбородок.

Судя по выражению его лица, Морган дошел до предела терпения.

– Ступайте в гостиную, или, да поможет мне бог, я отнесу вас туда на руках и привяжу к креслу! Я ведь просил вас не вмешиваться в мужские дела!

Поняв, что Морган не шутит и готов выполнить свою угрозу, а также прочтя на лицах других мужчин явное осуждение, Дэниела не стала больше противиться и, ни слова не говоря, развернулась и вошла в гостиную.

Через неплотно прикрытую дверь она увидела, как Морган направился к библиотеке, открыл дверь и вошел. Остальные последовали за ним. Дождавшись, когда в холле никого больше не осталось, кроме Доббса, Дэниела на цыпочках выскользнула из гостиной и прокралась к двери библиотеки.

– В чем дело? – донесся до нее голос Бэзила. – Кто дал вам право врываться ко мне в дом? – Он явно пытался говорить твердо, но в его голосе Дэниела ясно расслышала смертельную тревогу.

Убедившись, что у входа в библиотеку никого нет, Дэниела осторожно скользнула в дверь и, пробравшись за рядом шкафов в дальний угол, спряталась за книжными полками, из-за которых могла видеть все, что происходит в комнате.

Ее брат сидел за письменным столом, а сэр Уальд Флетчер расположился в кресле напротив.

– Мы пришли сказать вам, что обнаружили Уолтера Бригса, – спокойно произнес Морган, пристально глядя на Бэзила.

При этом известии Дэниела чуть не воскликнула: «Где он?!» – но, вовремя спохватившись, зажала себе рот рукой.

– Вы уверены, что знаете об этом? – Казалось, Бэзил был более обеспокоен, чем обрадован.

– Совершенно уверены, – произнес один из незнакомцев, приехавших вместе с Морганом.

– Кто вы такой? – встревожено воскликнул Бэзил, почувствовав в тоне незнакомца угрозу.

– Невилл Гриффин.

Это имя ничего не значило для Дэниелы, однако было, видимо, хорошо известно ее брату. Бэзил побледнел как полотно.

А Гриффин между тем кивнул на двух других незнакомцев:

– Это также агенты короля.

– Так где же этот предатель Бригс? – Голос Бэзила неожиданно показался Дэниеле незнакомым. Он явно очень нервничал. – Скрывается в Италии вместе с Претендентом?

– Вы прекрасно знаете, что его там нет, – сурово произнес Морган. – И вы также знаете, что Бригс не предатель. Едва ли вас удивит, если я скажу, что мы нашли его тело в гринмонтском лесу, там, где его закопали убийцы.

Новость так потрясла Дэниелу, что она вновь едва не выдала себя, в последний момент сдержав горестный возглас. Казалось, Бэзил был также потрясен этим сообщением.

– Но самое интересное заключается в том, что при нем не было обнаружено ни денег, что, впрочем, не столь уж удивительно, ни бумаг, которые, как вы всем говорили, Бэзил украл вместе с деньгами. Зачем, как вы думаете, эти бумаги могли понадобиться грабителям, если, конечно, предположить, что его убили обычные грабители?

– Но почему... как же... но ведь... – начал, заикаясь, Бэзил, однако быстро взял себя в руки и закончил: – Но ведь вполне можно предположить, что его ограбили... например. Благородный Джек. И он вполне мог прихватить бумаги! Да, ну конечно! Это самое вероятное предположение!

У Дэниелы упало сердце. Бэзил лгал. Она слишком хорошо знала своего брата, чтобы сомневаться в этом. А это могло означать только одно – он знал, кто убил Бригса.

Но все могло быть еще страшнее. Возможно, что сам Бэзил и убил управляющего! Дэниела внезапно почувствовала дурноту. Боже, только бы не потерять сознание! А она еще гордилась, что никогда не падала в обморок, как это было принято у дам света! Дэниела приказала себе держаться.

– Видите ли, тут есть одна небольшая неувязка, – вступил в разговор Гриффин. – Нам доподлинно известно, что деньги были переправлены в Италию и все же попали в руки Претендента.

– Но... это же совсем просто. Благородный Джек и есть тот якобитский предатель, который переправил деньги заговорщикам! Возможности и грабит людей для этого!

– Вы ведь сами говорили мне, что именно Бригс – заговорщик, – не дав Бэзилу опомниться, быстро сказал Морган. – Зачем же в таком случае единомышленнику его убивать и браться за дело самому, если деньги все равно должны были попасть по назначению? Тут ничего не сходится.

Бэзил, никогда не отличавшийся быстротой соображения, здесь и вовсе сник.

– Я... но мне... Но с какой стати я должен отвечать перед вами за поступки какого-то преступника! Поймайте его и спросите! – огрызнулся он наконец.

– Именно поэтому мы и спрашиваем вас, – холодно отрезал Морган. – Потому что именно вы и есть вор, убийца и предатель!

– Как вы смеете обвинять меня?! У вac есть доказательства?

Дэниела видела, что Бэзил был скорее смертельно напуган, нежели возмущен несправедливым обвинением. Для нее уже не нужны были другие доказательства, чтобы понять: Морган говорил правду.

– У нас есть доказательства, – теперь вновь заговорил Гриффин. – Вы присвоили себе пятьдесят тысяч фунтов из доходов гринмонтского имения и убили Уолтера Бригса, своего верного и честного управляющего, только для того, чтобы свалить на него пропажу денег. А затем вы совершили и предательство, переправив деньги Стюартам в Рим, чтобы субсидировать восстание против законной власти короля Англии.

Теперь лицо Бэзила напоминало восковую, безжизненную маску, однако он все же пытался возражать:

– Какая чепуха! Всем известно, что Уинслоу всегда стояли за короля против Стюартов!

– Верно. Уинслоу действительно всегда боролись против Стюартов. Но так то Уинслоу. Вы-то не Уинслоу, не так ли, Бэзил? – Тон Моргана был чуть насмешливым и оттого еще более пугающим.

Бэзил потрясенно молчал, но выражение его лица было красноречивее всяких слов.

Однако слова Моргана оказались неожиданностью не только для Бэзила.

– Что вы имеете в виду? – удивленно спросил у Моргана Джордж Флеминг.

– Мне стало известно, что Бэзил – сын Чарльза Болтона. Того самого, который участвовал в восстании якобитов в тысяча семьсот пятнадцатом году против Георга I. Возможно, именно поэтому он пошел еще на одно преступление – подстроил несчастный случай с коляской графа Крофтона. Но поскольку, как всегда, не смог довести дело до конца, он только искалечил человека, который вырастил его как родного сына.

Это было уже слишком даже для Дэниелы. В полном изнеможении, едва не теряя сознание, она прислонилась к стене за шкафом и закрыла глаза.

Бэзил не был сыном ее отца.

Он пытался убить графа!

Бэзил убил Уолтера Бригса!

Бэзил был изменником-якобитом!

Дэниела вновь открыла глаза и заглянула в щелку между шкафами.

– Боже! Спаси и помилуй! – воскликнул Джордж Флеминг, с ужасом и каким-то даже отвращением глядя на Бэзила. – Но как же он мог подстроить несчастный случай?

Морган пояснил:

– Ось графского экипажа оказалась подпилена, так что обязательно должна была сломаться на здешних лесных дорогах.

– Но зачем ему убивать графа? Ведь он и так прямой его наследник?

– В тот момент якобитскому движению срочно были нужны деньги. Как наследник, Бэзил получил бы доступ к состоянию графа Крофтона. Тогда ему не пришлось бы убивать Уолтера Бригса и обвинять его в краже. Именно Бэзил, а не Бригс, взял деньги и передал их своему настоящему отцу, Чарльзу Болтону, вместе с той суммой, которую пожертвовал его друг Флетчер. Тоже, как я думаю, не безвозмездно. За это, я почти уверен, Бэзил обещал ему руку своей сестры Дэниелы. Возможно, Бригс что-то заподозрил, он был умным и сметливым человеком. Так что у негодяев было много причин, чтобы его убить.

Флетчер при этих словах схватил со стола бутылку бренди и, не давая себе труда даже налить в рюмку, отпил прямо из горлышка. Затем со стуком поставил бутылку на место.

– Все это грязная клевета! Эти беспочвенные обвинения не стоят и выеденного яйца! У вас нет никаких доказательств! – Бэзил вскочил на ноги. – Я никогда не испытывал никаких симпатий к Стюартам. С какой стати мне давать деньги на их безумную затею! Мне и самому бы они пригодились!

– Верно. Вы делали это вовсе не из любви к Стюартам, а для того, чтобы получить власть. Ваш отец обещал вам, что за помощь Претенденту, в том случае, если бы заговор удался и Стюарт взошел на трон, вы бы получили титул герцога.

Затем Морган взглянул на злого, трясущегося от страха Флетчера и добавил:

– А что до вашего приятеля, так ему вы еще обещали и графский титул.

Флетчер издал нечто среднее между рычанием и стоном и, вновь схватив бутылку, отпил из горлышка.

Бэзил нагло усмехнулся.

– У вас богатое воображение, милорд. Вам бы романы писать, как мистеру Филдингу! Занятное было бы чтение!

Дэниела затаив дыхание смотрела на Моргана. У того сейчас был вид хищника, изготовившегося к прыжку.

– Все, что я сказал, – правда от первого до последнего слова!

– У вас нет доказательств!

– Вы в этом так уверены? А что вы скажете, если я сообщу вам, что в мои руки попал некий дневник, а также вот эти письма!

И Морган с видом фокусника вытащил из кармана кожаную тетрадь и пачку писем, перевязанную лентой.

При этом Бэзил смертельно побледнел, вскочил было на ноги, но, судорожно ухватившись за ручки кресла, почти упал обратно на сиденье.

– Очень увлекательное чтение, – между тем говорил Морган, демонстрируя всем присутствующим свою находку. – Ведь это дневник вашей матери, в котором она описывает свое горе и панику, когда ее любовник Болтон бежал из Англии, а она обнаружила, что беременна! Тогда она поспешно вышла замуж за благородного человека, который давно предлагал ей свою руку и сердце, и выдала своего незаконнорожденного ребенка за сына графа Крофтона! Как следует из этих записей, граф ни разу не заподозрил, что Бэзил не его сын!

Дэниела, сжавшись в комочек за шкафом, готова была провалиться сквозь землю. Ей было мучительно трудно выслушивать все это о своих родителях.

– Однако Бэзил знал, кто его настоящий отец, – продолжал Морган. – Его мать сказала ему об этом. И Бэзил всю свою жизнь поддерживал отношения со своим отцом. Они вели тайную переписку. И со временем отец убедил своего сына принять участие в заговоре против законного короля! Все это есть вот в этих письмах! – Морган постучал пачкой по ладони.

Бэзил понял, что полностью разоблачен.

– Моя мать всю жизнь любила только моего отца, а вовсе не того безвольного дурака, за которого ей пришлось выйти замуж! – с вызовом крикнул Бэзил.

– И это несмотря на то, что ваш отец бросил ее? – тихо спросил Морган.

– Да, даже несмотря на это! Мать понимала, что он сделал это не по своей воле! Ей была в тягость жизнь с Крофтоном! Она ненавидела его!

С этим Морган не стал спорить, ведь он сам прочитал откровения несчастной женщины, вынужденной жить с нелюбимым мужем.

– Я одного не пойму, – сказал он, обращаясь к Бэзилу, – почему, имея на руках столь явные и неоспоримые доказательства своей измены и своего незаконного происхождения, вы сразу же не уничтожили их?

– Вы... вы негодяй и бессердечный человек! Вам никогда не понять! – Бэзил теперь уже почти кричал. – Я знал своего отца только по письмам! Это все, что осталось у меня от единственных людей, которые любили меня! От единственных людей, которых любил и боготворил я! Впервые я встретил своего отца четыре месяца назад!

– И тогда же вы вместе убили ни в чем не повинного Уолтера Бригса? – тихо заметил Морган. Но Бэзил, казалось, его не слышал.

– А моя бедная мать! Я любил ее! Бог свидетель, как я любил ее! Мы были так близки! И я был счастлив, пока... пока проклятая Дэниела не отняла у нее жизнь!

Сколько бы раз ни слышала Дэниела обвинения своего брата в смерти их матери, каждый раз ее сердце мучительно сжималось от тоски и боли. А ведь она никогда не видела и не знала ее!

– Вы прекрасно понимаете, что Дэниела не виновата в смерти вашей матери! – сурово сказал Морган. – Только полный невежа и глупец может обвинять ни в чем не повинного ребенка!

Несмотря на всю боль, которую испытывала сейчас Дэниела, неожиданное заступничество Моргана наполнило ее сердце благодарностью.

– Вы сейчас говорите, как этот глупец Крофтон! – Лицо Бэзила, и так не слишком симпатичное, искривилось в отталкивающей презрительной гримасе.

– Неужели в вас нет ни капли благодарности к человеку, который вырастил вас как своего сына, и вы нисколько не раскаиваетесь в том, что сделали с ним?

– Нисколько! Да и с чего бы это? Он абсолютно не интересовался мной, да и своими собственными детьми! Только лошадьми да охотой. Честно говоря, я считаю вполне справедливым то, что теперь он лишен своих единственных удовольствий!

Джордж Флеминг, который с отвращением слушал весь этот бред, сказал возмущенно:

– Я начинаю думать, что виселица еще слишком мягкое наказание для тебя, Хоутон.

– Говорил я тебе, – простонал из своего кресла Флетчер, – чтобы ты не приглашал Парнелла в Гринмонт! Я знал, что это принесет нам одни неприятности. Жаль, что ты меня не послушал.

Бэзил злобно сверкнул глазами на Моргана.

– Думаете, что все обо мне знаете?!

– Все. Кроме одного: я до сих пор не могу понять, зачем вы все-таки пригласили меня в Гринмонт.

– Я хотел через вас добраться до вашего братца! Я был уверен, что смогу скомпрометировать вас, заставить весь мир поверить, что брат герцога Уэстли якшается с заговорщиками. А когда вас объявили бы предателем, это бы поубавило у него спеси, я думаю.

– Что ж, я не сильно ошибся в своих предположениях. Причина-то была достаточно низменна.

Морган с отвращением отвернулся от Бэзила. Теперь его взгляд был направлен прямо в сторону Дэниелы. Девушка вжалась в угол, надеясь, что он ее не заметит.

– Теперь они ваши пленники, господа, – сказал Морган, обращаясь к правительственным агентам.

Внимание всех присутствующих было приковано к Моргану, и только Дэниела заметила быстрое движение Бэзила, сунувшего руку в ящик стола. Она видела, как он вытащил оттуда пистолет и прицелился прямо в спину Моргана.

20

Все произошло так быстро, что Дэниела даже не успела толком испугаться. Когда Бэзил еще только сунул руку в ящик, она уже поняла, что будет дальше. Думая только о том, что ее любимому человеку грозит смерть, она выхватила из кармана своего редингота пистолет, подарок Меган, и нажала на курок.

Два выстрела прозвучали почти одновременно. Бэзил, выронив пистолет, ухватился левой рукой за раненое плечо, а Морган резко развернулся на звук выстрела и молча уставился на Бэзила. Девушка тоже словно завороженная смотрела, как по рукаву ее брата медленно расползается кровавое пятно. На миг ей показалось, что ее сейчас вывернет наизнанку. Она всегда думала, что н