КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405318 томов
Объем библиотеки - 535 Гб.
Всего авторов - 146545
Пользователей - 92099
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Аист: Школа боевой магии (тетралогия) (Боевая фантастика)

осталось ощущение незаконченности. а так вполне прилично, если не считать что ГГ очень часто и много кушает...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Конторович: Черный снег. Выстрел в будущее (О войне)

Пятая книга данной СИ... По прочтении данной части поймал себя на мысли — что надо бы взять перерыв... и пойти почитать пока что-нибудь другое... Не потому что данная СИ «поднадоела»... а просто что бы «со свежими силами» взяться за ее продолжение...

Как я уже говорил — пятая часть является (по сути) «частью блока» (дилогии, сезона и т.п) к предыдущей (четвертой) и фактически является ее продолжением (в части описаний событий переноса «уже целого тов.Котова — в это «негостеприимное времечко»). По крайней мере (я лично) понял что все «хроники об очередной реинкарнации» (явлении ГГ в прошлое) представленны здесь по 2-м томам (не считая самой первой по хронологии: Манзырев — 1-я «Черные Бушлаты», Леонов — 2-3 «Черная пехота» «Черная смерть», Котов — 4-5 «Черные купола», «Черный снег» ).

Самые понравившиеся мне части (субъективно) это 1-я и 3-я части. Все остальное при разных обстоятельствах и интригах в принципе «ожидаемо», однако несмотря на такую «однообразность» — желания «закрыть книгу» по неоднократному прочтению всей СИ так и не возникало. Конкретно эта часть продолжает «уже поднадоевший бег в сторону тыла», с непременным «убиВством арийских … как там в слогане нынче: они же дети»)). Прибывшие на передовую «представители главка» (дабы обеспечить доставку долгожданной «попаданческой тушки») — в очередной раз получают.... Хм... даже и не «хладный труп героя» (как в прошлых частях), а вообще ничего...

Данная часть фактически (вроде бы как) завершает сюжет повествования «всей линейки», финалом... который не очень понятен (по крайней мере для того — кто не читал «дальше»). В ходе череды побед и поражений из которых ГГ «в любой ипостаси» все таки выкручивался, на сей раз он (т.е ГГ) внезапно признан... безвести пропавшим...

Добросовестный читатель добравшийся таки до данного финала (небось) уже «рвет и мечет» и задается единственно правильным вопросом: «... и для чего я это все читал?». И хоть ГГ за все время повествования уничтожил «куеву тучу вражин» — хоть какого-то либо значимого «эффекта для будуСчего» (по сравнению с Р.И) это так и не принесло (если вообще учесть что «эти вселенные не параллельны»... Хотя опять же во 2-й части «дядя Саша» обнаружил таки заныканные «трофейные стволы» в схроне уже в будущем...?). В общем — не совсем понятно...

Домой не вернулся — это раз! Линию фронта так и не перешел — это два! С тов.Барсовой (о которой многие уже наверно (успели позабыть) так и не встретился — это три... Есть конечно еще и 4-ре и 5... (но это пожалуй будет все же главным).

Однако еще большую сумятицу в сознанье читателя привнесет … следующий том (если он его все-таки откроет))

P.S опять «ворчу по привычке» — но сам-то, сам-то... в очередной раз читаю и собираю тома «вживую»)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
lionby про Корчевский: Спецназ всегда Спецназ (Боевая фантастика)

Такое ощущение что читаешь о приключениях терминатора.
Всё получается, препятствий нет, всё может и всё умеет.
Какое-то героическое фентези.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

В тени другого (отредактированный текст) (fb2)

- В тени другого (отредактированный текст) 1.01 Мб, 321с. (скачать fb2) - Ирина Коваленко

Настройки текста:




Книга от начала и до конца является вымыслом автором, любые совпадения имен и событий случайны.

Пролог

Воспоминания Андрея.

…Сегодня мне опять приснился тот же сон. Он снится мне регулярно, и когда я просыпаюсь, то понимаю, что ещё раз увижу его. А может, ещё много раз… Мне снится мой брат. Будто мы с ним играем на зелёной лужайке, залитой солнечным светом. Бегаем друг за дружкой, веселимся. Он кидает мне мяч и кричит, что я его не поймаю. А я поймал. И показываю ему язык. Мол, это ты не отобьёшь мой удар, а я могу! И мы опять бегаем по траве. Нам весело. Мы, наконец-то, встретились. Мы вместе.

Но это был только сон. И он опять закончился также неожиданно, как и начался. Я лежал на кровати и думал о том, как я одинок. Думал, что этот сон ещё обязательно повторится. Он будет повторяться до тех пор, пока я не найду ЕГО.


Глава 1. Алиса. Осень-зима 2009 года.

…Мне крупно повезло. Именно так можно было назвать мой брак с молодым богатым красавцем Андреем Шереметьевым, за которого я вышла замуж через несколько месяцев после нашего случайного знакомства. Но обо всём по порядку.В том году я только-только закончила учёбу в университете и находилась в поисках работы. По образованию я — переводчик с испанского, однако найти работу по специальности в современной Москве не так уж просто, как казалось мне все те годы, что я училась. Правда, учить испанский я взялась вовсе не из корыстных целей, а из-за большой любви к языку, который мне нравился ещё в детстве, когда мама мне включала песни самого сладкоголосого певца в мире — Хулио Иглесиаса. Именно тогда я и решила, что выучу испанский в совершенстве, и сейчас, когда моя мечта реализовалась, я с одной стороны была счастлива, но с другой — нужна была работа, которая могла бы в будущем меня прокормить, а работы всё не было и не было…

— Нужно было учить английский! — Говорила мне мама, — Сейчас английский — международный язык, во всех нормальных фирмах требуются сотрудники с хорошим знанием английского, а не испанского! Твой испанский никому не нужен, Алиса!

В то время мы жили втроём — я, мама и мамина младшая сестра тётя Люба. Мой папа умер, когда мне было десять лет — несчастный случай на работе, и поэтому мы остались в "чисто женском коллективе", как частенько шутила тётя Люба.

Моя тётя — старая дева, замужем так и не побывала, но по её словам, особо туда и не стремилась. Она — библиотекарь, безумно любящий всё, что связано с книгами. И ещё она умеет гадать на картах. Именно она и нагадала мне встречу с Андреем и скорое замужество.

Правда, узнать я тогда хотела совсем другое. А именно — найду ли я хорошую работу и когда это произойдёт.

— Тебя ждёт кое-что получше, — сказала она, внимательно вглядываясь в карты, — скоро в твоей жизни будут серьёзные перемены. И связано это с мужчиной…

Разумеется, я тогда не предала этому значения. У меня на тот момент даже на примете никого не было. И на то были свои причины — ещё учась на втором курсе, я познала очень тяжёлую для меня безответную любовь, и с тех пор моё сердце будто очерствело. Многие мои однокурсники пытались за мной ухаживать, некоторые даже открыто признавались в любви и, но, увы, достучаться до моего сердца им так и не удалось.

— Ты, что, до старости лет хочешь принца ждать! — Смеялась надо мной Машка — моя давняя подруга, которая постоянно меняла кавалеров, при этом стараясь выбирать тех, что побогаче, — Хочешь, как твоя тётка, старой девой остаться, что ли?

— Никого я не жду, — тут же отвечала я, — просто я хочу по-настоящему влюбиться, понимаешь? Просто так, абы кто мне не нужен.

— Ох, какая ты старомодная, — говорила подруга, — любовь, любовь… В наше время это уже вообще не важно! Главное, чтобы было хорошо вместе, а остальное приложится.

Но моя мечта всё-таки сбылась. В Андрея я влюбилась буквально с первого взгляда. Мы познакомились случайно и очень банально — на улице. Я тогда шла с очередного неудачного собеседования по поводу работы, настроение у меня было просто паршивое, как вдруг передо мной остановился новенький Форд, из которого на меня смотрел, приветливо улыбаясь, очень симпатичный молодой блондин. Я никогда не знакомилась на улицах, это вообще не входило в мои привычки, но тут… Наверное, это и правда была любовь с первого взгляда.

— Садитесь, подвезу, — сказал он, глядя на меня своими красивыми ярко-голубыми глазами, — да не бойтесь вы, я не маньяк. Хотите документы покажу?

И я села. Даже не глянув в его документы. В тот момент мне хотелось смотреть только в его прекрасные, как ясное летнее небо, голубые глаза…

— А вы ко мне в фирму, вообще-то, приходили, — сообщил красавец, едва мы тронулись с места, — что, вас, не приняли?

— Вы хозяин этой фирмы? — Я удивлённо смотрела на него, не веря своим ушам.

— Да, а что тут удивительного? Думаете, что начальниками могут быть только старые пузатые дядечки?

…С этого всё и началось. Поначалу мне казалось, что всё происходящее со мной — просто сон, из которого я скоро проснусь. Но сон даже и не думал кончаться.

Работу в фирме Андрея я так и не получила — им был нужен переводчик с французского, а поскольку французский был у меня только вторым языком, который я знала намного хуже испанского, я им, конечно же, не подошла. Однако я получила намного больше, чем место переводчика в его фирме. Я получила предложение руки и сердца.

Если и существуют принцы на белом коне или серебристом Мерседесе, как принято теперь говорить, то мой Андрей — один из таковых. Он красив, молод, богат, хорошо образован, и главное, влюблен в меня по уши! Правда, вот Мерседеса у него нет, но по сути это не важно.

На момент нашего знакомства Андрею только-только исполнилось двадцать шесть. Хозяином серьёзной фирмы, которая занималась поставкой товара из Европы на российский рынок, он стал после гибели своих родителей. Это случилось, когда Андрею было семнадцать. Андрей не любил вспоминать об этом, и когда в разговоре мы случайно затрагивали эту тему, он сразу становился грустным — в душе он явно всё ещё переживал ту трагедию, хотя и не любил это афишировать. На людях он старался выглядеть весёлым и жизнерадостным.

— Он тобой поиграет и бросит! — Твердила мама, которая всегда была скептиком в любовных делах, — Богачи все такие. Задурят голову молодой девочнке, а потом наиграются и бросают, как надоевшую игрушку. Женятся они только по расчёту!

— Марина, прекрати! — Отвечала ей тётя Люба, — Пусть девочка порадуется, пока молодая. Надолго — ненадолго, сейчас это не важно. Иногда даже полезно жить одним днём и не думать о будущем…

Тогда я была полностью согласна с тётей Любой. Правда, планы на будущее мы с Андреем всё-таки строили. Мечтали о совместном будущем, детях и семейном счастье. Именно этого мы оба ждали от наших отношений.

О нашем решении пожениться в самое ближайшее время мама и тётя Люба узнали во время нашего совместного ужина в дорогом ресторане. Ресторан для этого ужина мы с Андреем подбирали долго. Поначалу Андрей рассматривал только экзотические рестораны — мексиканский, японский, даже индийский предлагал. Но я сразу же сказала — это не подойдёт. Заморскую кухню ни мама, ни тётя Люба не оценят, они твердят, что русскому человеку нужно есть только нашу русскую еду, а все эти суши-роллы только портят желудок.

В общем, в итоге мы пошли в ресторан с русской кухней. Весь вечер Андрей держался молодцом, пытаясь всячески расположить к себе мою недоверчивую маму. В конце вечера он в торжественной обстановке приподнёс мне кольцо с огромным бриллиантом и заявил, что хочет видеть меня своей женой уже через месяц. Я, разумеется, ответила согласием, а тётя Люба и мама даже прослезились, наблюдая за этой трогательной сценой…

— Что-то этот парень слишком торопится, — сказала мама, когда мы все втроём вернулись домой, — не нравится мне всё это. Вот не верится, что он так хочет жениться по большой любви!

— Да полно тебе, Марина! — Вставила своё слово тётя Люба, — Какой смысл ему врать? Да он по уши влюблён в Алиску, неужели не видно?

— Не видно, — упрямо ответила мама, — вот именно, что влюблённым он не кажется! Такое впечатление, что он что-то скрывает от нас. Да оно и ясно — мы же его совсем не знаем! Кто он? Что у него на уме? Может, он голубой и женится просто, чтобы прикрыться…

— Мама! — На этот раз терпение лопнуло у меня, — Прекрати сейчас же! Это уже полнейший бред! Ты оскорбляешь моего жениха, и я тебе этого не позволю.

— И я не позволю! — Тут же заступилась за меня тётя Люба, — Андрей потрясающий парень! И потом, что, наша Алиса, уродина? Или глупышка какая-то? Почему он не может в неё влюбиться?

Должна сказать, что уродиной я себя действительно не считала. От природы у меня длинные, каштановые волосы, большие зелёные глаза и почти идеальная фигура. Правда, вот рост далеко не идеальный, но поскольку в модели идти я никогда не мечтала, меня мой рост вполне устраивал. Глупышкой я тоже, надо признать, себя никогда не считала. У меня было высшее образование, я была начитанной (не зря же я все школьные каникулы торчала в библиотеке у тёти Любы), и в школе я всегда училась очень хорошо, почти на одни пятёрки и четвёрки.

Спустя несколько дней после ужина в ресторане мне предстояло ещё одно испытание — встреча с родными Андрея в его загородном доме, который незадолго до своей смерти его отец, Вениамин Шереметьев, построил по собственному проекту. Сейчас Андрей жил там один. То есть, не совсем один, но обо всём расскажу по порядку…

Андрей заехал за мной в назначенное время, и когда я вышла из дома, он сразу заметил, что я выгляжу просто потрясающе. Надо сказать, что я тогда долго выбирала, что надеть и остановилась на скромном брючном костюме персикового цвета. Что-то очень яркое и праздничное одевать не хотелось — побоялась, что обвинят в плохом вкусе, а этот костюм на мой взгляд был самым подходящим для такого вечера.

— Ты один живёшь в доме? — Спросила я, и тут же разозлилась на саму себя за свой крайне идиотский вопрос. Ну, конечно, не один. С прислугой. Вряд ли Андрей всё делает сам в таком огромном доме.

— Можно сказать, да.

— Можно сказать? Значит, не один? — Я решила отшутиться, желая достойно выйти из глупого положения.

— С одной женщиной…

— О, вот оно как! — Я уже всерьёз забеспокоилась. — И кто эта женщина?

— Наша домработница. Понимаешь, Алиса, моя мама часто болела, у неё было слабое здоровье, и поэтому они с папой были вынуждены взять кого-то, кто бы помогал ей по хозяйству. Вот и взяли Дину. Она, конечно, немного своеобразный человек, но я думаю, что вы с ней поладите.

Примерно через час мы были у дома Андрея. Это был огромный двухэтажный особняк,

обнесенный высоким кирпичным забором. Мы въехали в ворота и вышли из машины. Вечером, в освещении разноцветных фонарей, которые стояли в саду, дом напомнил сказочный замок в готическом стиле — даже небольшая башенка тут была! Мы прошли по саду и остановились перед внушительной дубовой дверью. Мне стало немного не по себе.

— Добро пожаловать в НАШ дом! — Сказал Андрей, — Ну, не бойся, что ты так сжалась…

Я молча последовала за ним и вскоре увидела огромный холл, на стенах которого висели дорогие картины, а полы были устланы роскошными коврами… Мы сняли обувь и прошли дальше. Гостиная. Я изумлённо оглядывалась по сторонам — здесь и правда было всё так, как обычно показывают в фильмах. Дорогая мебель, дорогие картины, в углу камин… В другом углу — широкая деревянная лестница, ведущая на второй этаж. На потолке дорогая хрустальная люстра, а у стены прямо на полу стоят огромные фарфоровые вазы. Всё в лучших традициях богатого дома, жилища миллионеров. Всё богато, элегантно и со вкусом. К нам выбежала молоденькая девушка в фартуке, которая едва завидев нас с Андреем, громко закричала:

— Дина! Они уже приехали!

— Это Оксана, она помогает Дине, — пояснил мне Андрей, когда девушка, поздоровавшись с нами, неожиданно исчезла, — немного застенчивая девчушка, но работает хорошо…

— Добрый вечер! — Услышала я позади себя чей-то голос. Я оглянулась. По лестнице со второго этажа спускалась женщина. На вид я бы дала ей лет около сорока, может чуть меньше. Одета просто, но со вкусом, на лице минимум косметики. Чёрные волосы зачёсаны назад и собраны сзади в огромный "хвост". Лицом женщина была похожа на азиатку — разрезом глаз и широкими выдающимися скулами.

— Дина, это Алиса, — тут же сообщил Андрей, — Алиса, это Дина, та самая женщина, о которой я говорил…

— Очень приятно, — подойдя ко мне, сказала Дина, — меня зовут Динара. Полное имя Динара Саидовна, но думаю, что вам будет удобнее звать меня Диной..

— Взаимно, — ответила я, — Андрей рассказывал о вас… Меня зовут Алиса.

— А отчество?

— Юрьевна. Но лучше без него. Просто Алиса.

— Отлично, — кивнула Дина, при этом продолжая сверлить меня своими недобрыми темно-карими глазами, — проходите, сейчас приедут Леонид Андреевич и Анна…

Она не договорила, так как к дому подъехала машина, и они с Андреем пошли встречать гостей. Вскоре в гостиную зашли родственники Андрея — его родной дядя Леонид Шереметьев с женой Анной и их сыном Вадимом. Сейчас кратко опишу их. Леонид, которого я больше всех боялась, оказался приятным полноватым мужчиной с большой тёмной бородой. Он по-отцовски обнял Андрея, а потом очень добродушно поздоровался со мной. Его жена Анна мне тоже сразу понравилась — это была элегантная рыжеволосая женщина, одетая в очень стильный темно-синий костюм. А на шее у нее я сразу же заметила блеск бриллиантов. Потом я пригляделась и увидела, что у Анны бриллианты были также в ушах и на пальцах, а на руке поблескивали дорогие золотые часики. На мне же в тот вечер из украшений было лишь бриллиантовое кольцо, которое подарил Андрей, а также скромные серёжки без камней и тонкая цепочка с крестиком. Но тем не менее Анна тоже приняла меня очень хорошо и сразу же похвалила Андрея, сказав, что у него хороший вкус.

Вадим…. Вот этот товарищ, надо сказать, почему-то меня насторожил. Как и Дина, если не больше. На первый взгляд он был обычным. Среднего роста, чернявый, коренастый — полная противоположность своего двоюродного брата — высокого стройного блондина. Когда Вадим смотрел на меня, то мне опять показалось, что в его взгляде есть какой-то скрытый интерес ко мне. Интерес мужчины. Но вёл себя он со мной довольно вежливо — поздоровался, руку поцеловал, сделал комплимент.

После этой церемонии мы все пошли ужинать. Надо сказать, что приготовлено всё было очень вкусно — различные холодные и горячие закуски, салаты, а на горячее — жаренная осетрина с печеной картошкой. Также Андрей открыл бутылку дорогого вина, которое мы выпили за встречу.

Закончив ужин, мужчины, которые были не только родственниками (я забыла написать — Леонид приходился младшим братом Вениамину, отцу Андрея), но и компаньонами, пошли в кабинет Андрея — обсуждать дела, а для меня Анна устроила обзорную экскурсию по дому. Больше всего меня впечатлил зимний сад, который располагался на первом этаже — там стояли различные экзотические растения в огромных красивых горшках. На втором этаже мы также осмотрели все комнаты, а вот в башню подниматься так и не решились.

— Готова стать хозяйкой всего этого? — Спросила меня Анна, когда мы опять спустились в гостиную.

— Ой, не знаю, — откровенно ответила я, — что-то мне на самом деле не по себе немного. Я привыкла к простой жизни, а тут такой дом, прислуга…

— Привыкнешь! — Заверила меня Анна, — Поверь, к хорошему быстро привыкаешь. Кстати про прислугу… Как тебе Дина?

— Динара… — я хотела назвать её отчество, но поняв, что я его уже забыла, исправила, — Дина… Ну, нормальная женщина… Она не русская, что ли?

— Ну да. Татарка. Я называю её татаро-монгольская змея. Но это, конечно, строго между нами, — Анна немного понизила тон и добавила, — будь с ней осторожна, Алиса. Эта змеюка привыкла здесь всем управлять, как хозяйка. Так что с ней будь построже. Дай понять, что ты здесь единственная хозяйка. И точка.

— Мне показалось, что она нормальная, — я равнодушно пожала плечами, — просто немного странная…

— Говорю тебе — она гадюка ещё та. Лена, царство ей небесное, её разбаловала, конечно. А потом, когда Лены и Вениамина не стало, она и вовсе тут расхозяйничилась. Если что, Алиса, ты ко мне обращайся — я её быстро на место поставлю…

Я хотела что-то ответить, но тут в комнату вошла Дина. С подносом. Принесла нам чай со сладостями.

— Хотите ещё что-нибудь? — Спросила она, не отрывая от меня свой пронзающий насквозь взгляд. — Может, принести ещё конфет? Или джем?

— Ничего не надо, спасибо, — я хотела взять чашку и отпить немного чая, но тут моя рука дрогнула, и горячий чай разлился прямо мне на колени. Анна схватила салфетку и стала мне помогать, а Дина, молча понаблюдав за этой сценой, удалилась, цокая каблуками по паркету,

— Какая же я неловкая! — Промокнув салфеткой свой костюм, говорила я, — Хорошо хоть Андрей это не увидел.

— Не переживай, дорогая. Это же просто чай, — Анна утешала меня, как маленькую, — Вот увидишь, пятна не останется… Давай я ещё тебе налью.

Во время чаепития (кстати, чай был просто необыкновенно вкусным) Анна рассказала мне, что она работает в частной школе — даёт богатым детям уроки французского. Узнав, что мы с ней в какой-то степени коллеги, она сразу же намекнула мне, что если мне нужна работа, то она могла бы меня устроить в свою школу — испанский там тоже учат, а вот желающих преподавать его очень немного.

— Если Андрей разрешит, то я бы с радостью, — отозвалась я, — во время учёбы в университете я уже один раз подрабатывала этим — давала частные уроки девушкам, которые только-только начинали обучение… И мне это нравилось.

— А что это Андрей против будет? У нас же не Саудовская Аравия, Алиса. И жёны бизнесменов тоже вполне могут работать. Тем более на такой достойной работе. А вообще, Алиса, ты мне нравишься. Вот честно. Если что, всегда на меня рассчитывай. И с Динкой, и с работой — со всем помогу…

Я ещё раз поблагодарила Анну, и тут из кабинета вышли мужчины. Андрей подошёл ко мне и ласково поцеловал в губы. Я немного засмущалась, особенно когда увидела, как пристально на нас смотрит Вадим…

Мы посидели ещё примерно час, а потом родственники Андрея уехали. С Леонидом и Анной мы простились тепло, почти по-родственному, а вот к Вадиму у меня пока таких чувств не возникло. Правда, он на прощанье опять поцеловал мне руку.

— Ну, и как тебе мои родные? — Спросил меня Андрей, когда мы остались вдвоём, — Смотрю, вы с Анной нашли общий язык?

— О, да, она хорошая женщина! И твой дядя Леонид тоже…

— Да, и Вадик! — Тут же вставил Андрей, — Я тебе не говорил вроде — Вадик мой самый близкий друг, мы с ним даже в Америке вместе жили… Ну, тогда, когда мама с папой…

Он неожиданно замолчал и отошёл в сторону. На его красивом лице я сразу же заметила печаль. Подойдя к нему, я увидела, что он держит в руках фотографию своих родителей, которая до этого стояла на столике в красивой деревянной рамке.

Я тоже взглянула на фотографию. Отец Андрея был очень похож на Леонида — такой же крупный, широкоплечий, темноволосый. Настоящий русский богатырь. А рядом с ним — симпатичная худенькая блондинка с очень бледным лицом. Наверное, её лицо было таким из-за болезни — по рассказам Андрея его мама страдала сердечным заболеванием…

— Красивая у тебя была мама, — сказала я, рассматривая фотографию, — вы с ней очень похожи…

Услышав мои слова, Андрей как-то странно дёрнулся, как будто его ошпарили, и быстро поставил фото на место. Его лицо заметно побледнело. Потом он взял себя в руки и сказал:

— Извини, Алиса, давай я тебя домой отвезу… Уже поздно, а мне завтра на работу рано вставать.

Я кивнула и пошла собираться. К нам вышла Дина. Увидев, что мы уезжаем, она любезно улыбнулась и пожелала мне спокойной ночи. Когда мы с Андреем уже сидели в машины, он с тоской посмотрел на дом и сказал голосом полным печали:

— Иногда мне кажется, что ОНИ всё ещё тут, дома… И становится не по себе, когда я понимаю, что они тут больше не появятся. Это очень грустно, Алиса.

Глава 2. Алиса. Осень-зима 2009 года.

Наступил долгожданный день свадьбы. За окном стояла поздняя осень, но на душе у меня была весна. Когда Андрей увидел меня в свадебном платье (его заказали в одном из самых дорогих свадебных салонов Москвы, и когда мама узнала его цену, то едва не упала в обморок), то сразу сказал, что ещё никогда не видел такой прекрасной невесты. Я была на седьмом небе от счастья.

В ЗАГСе я увидела родственников Андрея и некоторых его друзей. Знакомы мне были только Леонид и его семья. Когда нас расписали, все стали нас поздравлять, и только одна девушка, которая стояла позади всех, так и не подошла ни ко мне, ни к Андрею. По её грустному взгляду я поняла, что она вовсе не рада этой свадьбе. Однако вскоре я о ней забыла, и мы все отправились в ресторан. Той самой загадочной блондинки, которая была в ЗАГСе, среди приглашённых гостей я не увидела.

Потом нам с Андреем поднесли два бокала шампанского, которые согласно свадебной традиции, мы должны были выпить, а потом разбить — на счастье. Мы выпили и бросили бокалы, при этом весело смеясь и позируя фотографу, который старался не упустить ни одного важного момента праздника, при этом стараясь обязательно захватить в кадр жениха и невесту. Бокалы упали на пол, но НЕ разбились. В огромном зале ресторана повисло напряженное молчание. Все молча смотрели на нас с Андреем, а позади нас кто-то начал громко перешептываться:

— Какая плохая примета! Не будет счастья в этом браке! Оба будут мучить друг друга, а потом разбегутся… Или ещё хуже…

— Да-да! Примета плохая, ты права! Ничего хорошего не ждёт эту пару. Бедные, мне их даже жаль…

Я молчала, усиленно стараясь делать вид, что ничего не слышала. И тут Андрей, улыбнувшись, как ни в чём не бывало, первым нарушил это неприятное всеобщее молчание:

— Ну, значит, бокалы такие хорошие попались! Надо бы узнать, кто производитель и написать им… Посоветовать на упаковке писать следующее: "Эти бокалы не подходят для свадебных торжеств, так как разбить их всё равно не получится".

Некоторые мужчины в зале громко захохотали, я тоже постаралась натянуть улыбку, но моя мама и тётя Люба молчали, при этом обеспокоенно глядя в мою сторону. Чуть позже, когда все присутствующие почти забыли об этом неприятном инциденте, ко мне неожиданно подошла мама и сказала:

— Ты не переживай, родная, я в молодости частенько на свадьбах гуляла, и не раз видела такое, что бокалы не разбивались. Либо оба, либо один. Но ничего страшного в этом нет, на самом деле это просто такая дурацкая примета, суеверие типа. Так что не думай об этом. Не порти себе праздник.

— Да я уже забыла, мама, правда, глупости всё это, я не верю в такое.

— Ну, и правильно! — Мама улыбнулась, видимо почувствовав сильное облегчение, — Всё будет хорошо! Давай, продолжаем веселье!

Когда я подошла к Андрею, то увидела рядом с ним Вадима. Они о чём-то перешёптывались. Заметив меня, оба замолчали, как будто испугались, что я подслушаю какую-то страшную тайну. Вадим быстро отошёл в сторону, а Андрей обнял меня и шепнул на ухо, что ему не терпится остаться со мной наедине…

К полуночи праздник закончился, и мы с Андреем поехали в отель, где специально для нас был подготовлен роскошный номер-люкс с огромной кроватью, усыпанной лепестками роз.

— Наконец-то, мы одни, — засмеялся мой муж, снимая пиджак, — ох, свадьба всё-таки утомительное дело… Но теперь впереди нас ждёт только приятное!

Напишу кое-что удивительное для многих — до свадьбы мы с Андреем ни разу не занимались любовью. От Машки и других подруг я, конечно, это скрывала, чтобы они ничего не подумали про Андрея, но мама и тётя Люба, когда узнали, тут же заявили, что это очень хорошо. Значит, Андрей меня действительно уважает. Раньше, по словам мамы, так всегда было, и ничего плохого в этом нет. Никто без этого не умирал.

Не скажу, что у меня очень уж высокий сексуальный темперамент, но признаюсь честно — о близости с любимым я втайне мечтала уже давно. Конечно, ни с первого дня знакомства, но примерно через неделю после той самой встречи около его фирмы, я уже начала фантазировать о том, как мы останемся одни и отдадимся нашей страсти… Но, увы, Андрей ни разу даже не делал никаких намёков на это. Целоваться — целовались, но до большего так и не дошло. И вот сейчас…

Андрей был очень ласковым и нежным любовником. Но при этом он делал всё как-то механически, будто бы просто выполнял какую-то обязанность, пусть даже и приятную для него самого… СТРАСТИ в первую брачную ночь я в нём так и НЕ ПОЧУВСТВОВАЛА.

"Он устал, — думала я, глядя на спящего рядом мужа, — поэтому и вёл себя так. Да и потом, что я жалуюсь, ведь мне было с ним хорошо… А это самое главное".

А на следующее утро мы простились с родственниками и улетели в Доминикану — тропический рай возле тёплого ласкового моря. Для меня это была вторая поездка за границу — несколько лет назад я отдыхала вместе с мамой в Турции, на Средиземном море. Тогда Турция показалась мне раем, и я всё никак не могла не понять, почему многие наши туристы ей так недовольны. Мечтала снова туда поехать. Но теперь вот попала в Доминикану, настоящий райский уголок, после которого воспоминания о Турции со всеми её красотами сразу как-то поблекли. Какая уж тут Турция, когда вокруг такая красота.

Первую неделю нашего медового месяца мы с Андреем провели, практически никуда не выходя за территорию отеля. Только номер с роскошной кроватью, джакузи и мини-баром, наполненным напитками, или пляж с приятным белым песочком и ласковым голубым морем. А вечером посещали многочисленные рестораны, расположенные рядом с отелем. И были очень даже счастливы. Но на вторую неделю мы начали выбираться на экскурсии. Съездили в столицу Доминиканы, посетили местные водопады, посмотрели на горбатых китов, которые приплывают сюда каждую зиму… И вот наш последний вечер в Пунта-Кане. Мы сидим в мексиканском ресторане и пьём текилу, которую надо закусывать лаймом и солью. У мексиканцев всё гораздо проще, чем у русских. Никакой вам колбасы, огурцов и т. д.

— Ты счастлива? — Спросил меня Андрей, — Тебе понравился наш медовый месяц?

— И ты ещё спрашиваешь. Конечно! Я такое увидела! А какое тут море — я прямо-таки влюбилась в него!

— Мы сюда вернёмся, обязательно. Но прежде побываем в Европе и в США — мне хочется показать тебе свои самые любимые места во всём мире.

На другой день, прощаясь с морем, я бросила в него монетку. И мне стало грустно. Почему-то появилось нехорошее ощущение, что наше счастье, которым я буквально жила все эти дни здесь, в Пунта-Кане, может закончиться как только мы прилетим в Москву…

Андрей тоже был какой-то невесёлый. Всю дорогу в самолёте молчал. То спал, то читал журналы, то просто сидел молча. Ещё ночью, перед отъездом, я поняла, что с мужем что-то происходит. Что-то, чего я не понимаю. И чего мне пока и не нужно понимать…

В аэропорту Домодедова нас встречали Леонид с Вадимом и моя мама. Все, разумеется, первым делом начали говорить о том, как мы с Андреем отлично загорели и расспрашивать, понравилась ли нам поездка. Вадим опять очень пристально смотрел на меня, а потом заявил, что мне очень идёт южный загар.

Дома нас встретила Оксанка, которая сообщила, что Дина всё ещё не приехала. Я тогда ничего не поняла и тихонько спросила у мужа:

— А куда Дина-то уехала? Я не поняла…

— В Казань, к родственникам, — коротко ответил Андрей и тут же сменил тему разговора.

Вечером, когда все разошлись, я начала постепенно обживаться в новом доме, хотя мне по-прежнему было непривычно и даже немного жутковато от того, что теперь я здесь полноправная хозяйка. Андрей работал в своём кабинете, а потом куда-то уехал, даже не предупредив меня о том, когда он вернётся обратно. Я, понятное дело, занервничала и решила не ложиться, не дождавшись мужа. Но муж вернулся далеко за полночь, и при этом вид у него был неважный.

— Где ты был? — Спросила я, не скрывая своего беспокойства, — Я ждала тебя, даже спать не ложилась…

— Теперь ложись, — недовольно бросил Андрей и тут же удалился в свой кабинет. Я, разумеется, сразу поднялась в спальню, но заснуть мне так и не удалось — в голову лезли всякие неприятные мысли. Где был мой муж? И, главное, С КЕМ? Во мне начала просыпаться самая обычная женская ревность.

На другой день Андрей долго извинялся передо мной и утверждал, что был на работе. С Вадиком. Если я не верю, то Вадик может подтвердить. Я, разумеется, Вадику звонить не стала, но Андрею поверила. Отчего-то тогда мне казалось, что он говорил правду.

А вечером я решила устроить мужу сюрприз — романтический ужин. Специально для этого я съездила в Москву, где купила все необходимые для ужина продукты — рыбу, овощи, фрукты, приправы. Рецепты я нашла в Интернете, и вечером, сразу после возвращения домой, направилась на кухню, где начала готовить сюрприз для Андрея. Рыбу отправила в духовку, порезала овощи на салат, а на десерт приготовила мороженое с фруктами… И тут в гостиной я услышала чьи-то шаги.

— Дорогой, ты уже вернулся? — Я была уверена, что это приехал Андрей. Но оказалось, что это была… Дина. Она только что вернулась из Казани и направлялась прямо на кухню.

Мы с ней поздоровались, а потом я, по простоте душевной, рассказала ей о своём сюрпризе для Андрея.

— А что именно вы там готовите? Какие салаты, что на горячее? — Спросила Дина.

— Салатов будет много. Один с помидорами, болгарским перцем и сыром… Второй с фасолью и с…

— Андрей не ест фасоль, — тут же вставила Дина, не дав мне закончить, — и вообще он к салатам равнодушен.

— Тогда будет рыба… на горячее, — немного смутилась я, — рыба с овощами и с…

— Рыбу он тоже не любит, — Дина усмехнулась и с видом королевы, которая только что прибыла в свой дворец, направилась на кухню, — вы бы сначала его вкусы узнали, Алиса.

— А на десерт я сделала мороженое с фруктами, — чувствуя себя полной идиоткой, добавила я.

— Мороженое с фруктами… Вы, что, Алиса, это может на отдыхе Андрей и ест такую ерунду, но дома он на ужин любит жареную картошку с мясом. Либо мясной плов.

— Но я же не знала…

— Ничего, теперь знаете. Так что можете не беспокоиться, я сейчас сама всё приготовлю.

Я стояла с открытым ртом, опешив от её наглости, и не знала, что делать. Через полчаса обещанная картошка с отбивным мясом были готовы, и как раз к этому времени приехал Андрей.

— Я голоден, как волк! — Сказал мой муж, проходя в столовую. — Ну, что там у нас на ужин?

— Всё, как ты любишь, — из кухни тут же выскочила Дина с тарелкой, — вот твоя любимая картошка…

— Ты приехала? — Андрей заметно изменился в лице и как будто бы растерялся, — Когда?

— Только что. Увидела, чем хочет порадовать тебя твоя жена, и решила сама тебе приготовить ужин. Я-то знаю, что ты любишь!

— А что приготовила Алиса? — Андрей резко вскочил со стула.

— Я… я сделала рыбу и салаты, — негромко ответила я, — но Дина сказала, что ты это не любишь и…

— Принеси сюда всё, что приготовила! — Тут же скомандовал Андрей, демонстративно отодвинув от себя картошку с отбивным.

— Но, Андрей, ты же не любишь рыбу и салаты, — в голосе Дины я уловила обиду и разочарование. Она явно не ожидала, что Андрей так отреагирует на мои слова.

— Раньше не любил, а теперь люблю! — Грубо ответил тот, — Так что уноси свою еду, сама её ешь!

Я принесла с кухни свои салаты (только тот, что с фасолью оставила) и рыбу, которая уже была готова, и Андрей тут же принялся за еду. Когда он закончил есть, то похвалил меня и заметил, что я отлично готовлю. Правда, от десерта отказался и пошёл в свой кабинет — ему нужно было поработать. Из кухни опять вышла Дина — забрать тарелки, и увидев, что Андрей почти всё съел, тяжело вздохнула и как-то странно посмотрела в мою сторону. Мне показалось, что она была недовольна. Похоже, её очень задело то, что Андрей выбрал МОЮ еду, этого она явно не ожидала. Наблюдая за ней, я вспомнила слова Анны в день нашего знакомства. Что ж, в чём-то она была права. По взгляду Дины было заметно, что она объявила мне "холодную войну". С самого первого дня нашего знакомства. И сейчас, впервые за всё время, я выиграла. Не войну, конечно, а первый бой. Чем закончится наше следующее сражение — известно было только Богу.

И тут я впервые задумалась над тем, что до этого казалось мне совершенно не важным — а ЗА ЧТО мы сражаемся? За право вести хозяйство в этом доме? Или за… внимание Андрея? Второй вариант казался мне совершенно невероятным, но тем не менее в одном из наших разговоров с мужем, я всё же решилась озвучить своё предположение. Так прямо и сказала — мне кажется, что Дина просто ревнует. Как мать обычно ревнует своих сыновей к невесткам.

— Дина мне не мать, — Андрей явно разозлился, — и вообще, не думай ты о Дине, ладно? Она просто сложный человек, но я с ней поговорю. Обещаю тебе.

Я промолчала, а на другой день, спустившись утром к завтраку, я услышала, как мой муж громко ссорился с Диной. Я встала в дверях, но они меня явно не заметили — настолько были увлечены своим спором. Причина спора оказывается была в том, что Оксанка, помощница Дины завела роман с нашим шофёром, Максом. И сегодня они даже провели ночь вместе.

— Недопустимо превращать этот дом в бордель! — Кричала Дина, — Если им негде встречаться, нас это не касается! Пусть снимают комнату! А в этом доме я бесстыдства не потерплю.

— Да не будь ты ханжой, Дина! — Возразил ей Андрей, — Они же любят друг друга, ничего плохого они не делают. И вообще не тебе говорить, знаешь ли… Или тебе напомнить С КЕМ спала ты?!

Услышав последнее, Дина вздрогнула, но ничего не ответила. Андрей явно попал в самое больное место.

— Доброе утро, — нерешительно вымолвила я, воспользовавшись тем, что они оба замолчали, — что случилось?

— Ничего, дорогая, — Андрей подбежал ко мне, поцеловал, а потом усадил за стол рядом с собой, — Дина, принеси Алисе завтрак.

— Сейчас, одну минуту, — она быстро вышла, бросив на меня как обычно свой недовольный взгляд.

После завтрака Андрей уехал, оставив нас с Диной вдвоём. Правда, я её особо не касалась, как и она меня. Вечером Андрей приехал пораньше и сказал, что у него для меня есть сюрприз.

— Закрой глаза! — Сказал он мне, — Давай, давай… Ну-ка, не подглядывай! Всё должно быть по-честному!

Я засмеялась, но всё же глаза закрыла. И тут моей шее коснулось что-то холодное…

— Вот так! Теперь открывай! Разрешаю.

Я открыла глаза и тут же ахнула, увидев у себя на шее невероятно красивое ожерелье с огромными изумрудами. Признаюсь честно, прежде таких дорогих и изысканных украшений я даже вблизи не видела, не говоря уж про то, чтобы их носить.

— Твои глаза такие же красивые, как эти камни, — сказал Андрей, целуя меня в волосы, — хотя нет, конечно, твои глаза намного прекраснее.

— Спасибо, любимый! — Сказала я, аккуратно трогая сверкающие в лучах света изумруды, — Какая прекрасная вещь… Никогда не думала, что у меня будет нечто подобное!

Сказав это, я подошла к мужу и поцеловала его в губы. В тот вечер мы были очень счастливы, мы любили друг друга и наслаждались нашей любовью. А на другой день меня навестила моя подруга Машка, которой не терпелось осмотреть наш особняк и узнать, как я живу.

— Ехала до вас, конечно, два часа с пересадками, — сказала подруга, снимая мокрое пальто, — на машине, наверное, до Москвы не трудно добраться, а вот без машины… В какую глушь вас занесло, боже ты мой!

— Зато здесь свежий воздух и рядом лес, — сообщила я.

— Верю! Ладно, давай показывай свои хоромы!

Наша с Машкой обзорная экскурсия по особняку Шереметьевых длилась почти час — моя любопытная подруга желала заглянуть в каждый угол и потрогать всё, что ей нравилось на внешний вид. Когда не осмотренной осталась только загадочная башня, Машка решительно сказала "Пойдём туда!".

— Но я сама там ещё не была!

— Ну, и что? Интересно же глянуть, что там за таинственная комната!

Пришлось подчиняться желанию Машки и лезть по жутко неудобной деревянной лестнице на самый верх. Когда мы всё-таки туда добрались, Машка начала чихать — наверху, в башне было очень пыльно.

— Что это? — Спросила Машка, показывая на запертую дверь, расположенную прямо напротив лестницы.

— Какая-то комната, тут же что-то должно быть, не пустота же… — Я подошла к двери и попробовала её открыть. Дверь не открывалась.

— Пошли отсюда! — Всё ещё продолжая чихать, скомандовала подруга, — Ничего интересного там нет, наверное. Хлам какой-нибудь да пылища.

Я не стала с ней спорить, однако про себя подумала — надо бы поговорить с Андреем насчёт этой комнаты. Что, мол, там такое и почему заперто.

— Ну, рассказывай, — сказала мне Машка, когда мы с ней расположились на диване в гостиной, — как съездили? Как живёшь тут?

— Всё хорошо, — ответила я, — только немного непривычно. Дом такой большой, столько комнат… Но я привыкаю. Скоро работать начну.

— Как? — Машка удивлённо подняла брови, — Где?

— Буду учить детей. В школе.

— Ну, ты даёшь! Вышла замуж за богача, чтобы сопляков чужих учить! Лучше своих роди…

— Рожу, конечно. Мы с Андреем хотим детей. Но немного попозже, через годик примерно. Ладно, пойдём, посмотрим наши фотографии из Доминиканы!

…Мы проболтали около двух часов, и Машка уже хотела собираться уходить, когда в доме появились Андрей и его двоюродный брат Вадим. Я, разумеется, сразу же познакомила Вадима с подругой, и при этом про себя отметила, что Машка смотрит на Вадима с интересом. Да и он ей тоже вроде как заинтересовался, что было в общем-то неудивительно — моя подруга очень видная девушка и при этом моя полная противоположность. Высокая блондинка с короткой стрижкой, и одевается она всегда очень модно и стильно, стараясь при этом подчеркивать достоинства своей прекрасной фигуры.

Все вчетвером мы направились ужинать, и за ужином, как я сразу заметила, Машка всячески пыталась заигрывать с Вадимом. И, похоже, он её намёки понял, потому как после ужина они вместе вышли покурить, чем занимались достаточно долго. Пришли с мороза красные, но довольные, шутили и переглядывались. Потом Вадим подошёл ко мне и негромко, как бы между прочим, заметил:

— Красивая у тебя подружка, Алиса. Хотя ты всё-таки лучше, — он усмехнулся и, помолчав немного, добавил, — шучу, не надо сразу краснеть!

Я хотела что-то ответить, но к нам подошёл Андрей и пригласил на чаепитие перед камином. Чай подавала Дина. И при этом, как всегда, смотрела на меня холодным, недобрым взглядом. Когда мужчины отошли обсуждать дела, Машка заметила:

— Домработница у вас, конечно… Я бы с такой ни за что не ужилась. И как ты её терпишь?

— Она нормальная, — коротко ответила я и тут же перевела разговор на другую тему, — как тебе Вадим? Понравился?

— Ничего такой. Видный парень и, главное, богатый. У него, кстати, подружка есть?

— Я не видела. И Андрей ничего не говорил.

— Значит, нет, — сделала заключение Машка, — по крайней мере серьёзных отношений. Если бы были, то ты бы знала.

Когда Андрей и Вадим вышли из кабинета, то Вадим засобирался домой. И намекнул, что мог бы довести Машу до дома. Моя подруга тут же просияла и согласилась. Они уехали вдвоём.

— Похоже, Вадику твоя подружка понравилась, — заметил Андрей, — что ж, это хорошо. А то Вадик в холостяках прилично засиделся…

Мы немного погуляли возле дома, потоптали первый снег, который был ещё совсем чистым и от этого сверкал в свете фонарей, а потом вернулись домой и вдруг… Андрей пропал. Я начала искать его по всему дому, но всё было бесполезно. Отчаявшись, я поднялась наверх и вдруг услышала какой-то странный шум. Прислушалась. Шум доносился откуда-то сверху. Я походила по коридору второго этажа и тогда до меня дошло — кто-то ходит в той башне, куда мы сегодня лазили с Машей. Не раздумывая ни секунды, я поднялась по лестнице и опять остановилась перед запертой дверью. Постучала в неё. Прислушалась снова. Тишина. Я опять постучала. Но там, похоже, и правда, никого не было. Либо у меня начались галлюцинации, либо тот, кто там БЫЛ и ШУМЕЛ, уже ушёл оттуда. Только вот как? Или там, в этой башне, есть ещё одна лестница?

— Этот дом похож на лабиринт! — Сказала я, аккуратно спускаясь по лестнице, — Так где же Андрей? Неужели в башне был он?

Я опять спустилась на первый этаж и тут же заметила, что в кабинете мужа горит свет. Вошла. Андрей сидел за столом, очень бледный и какой-то странный. Я попыталась узнать, в чём дело, но Андрей попросил меня уйти.

— Что с тобой? Дорогой, может, тебе нужно выпить лекарства?

— Ничего мне не нужно, — с трудом ответил муж, — иди, пожалуйста, спать… А я приду позже.

Мне ничего другого не оставалось, как уйти. Но уснуть я так и не смогла. И Андрей не пришёл. Ночью я опять встала и пошла посмотреть, что делает муж. Cвет в кабинете всё ещё горел. Я зашла. Андрей спал, сидя в своём кожаном кресле, а рядом с ним валялась пустая бутылка из под виски…

Глава 3.

Воспоминания Андрея. Осень, 1998 год.

Все говорят, что у меня трудный возраст. Мама постоянно на меня жалуется и говорит, что я стал капризный и непослушный. Но при этом она любит меня больше всех на свете. И я люблю своих родителей. И ещё я люблю Её. Так я называю свою тайную любовь. Самую большую любовь в своей жизни.

Конечно, мои родители пока ничего не знают. Но я-то знаю, что как только вырасту и стану совершеннолетним, так сразу женюсь на Ней. И никто мне не помешает. Даже если все будут против меня, я всё равно женюсь. Я уже даже начал копить деньги. Разумеется, предкам я говорю, что это на новый компьютер, но на самом деле я хочу купить ей кольцо. С настоящим бриллиантом. У мамы есть такие. И у моей любимой тоже будет.

На днях она заходила ко мне перед сном. В одном тонком халатике. А её блестящие чёрные волосы были распущены по плечам… Я обожаю Её волосы — они всегда пахнут цветами и переливаются, когда на них падает свет. Таких волос ни у кого нет, только у Неё.

Она села рядом со мной и долго смотрела на меня. Сказала, что я уже совсем взрослый стал, почти мужчина. Спросила насчёт невесты

— Какая невеста?! — Возмутился я, — Нет, конечно же!

— Скоро появится, — Она мне подмигнула и потрепала по волосам, — и не одна. За таким красивым мальчиком все девочки скоро бегать будут. Ладно, спи. Завтра тебе в школу, жених.

И поцеловала. Обожаю Её поцелуи. Только, конечно, мечтаю я о ДРУГИХ поцелуях. О таких, как в кино показывают — по-настоящему, в губы. У меня всё внутри замирает, когда я смотрю на ТАКИЕ поцелуи, и представляю, как буду целовать Её… Вот и сегодня я смотрел на неё и думал об этом. Мечтал. Как я поцелую Её, а потом… Потом будет, как в кино, которое родители смотрят по ночам, когда я сплю. Но я тоже иногда смотрю такие фильмы! Да и от друзей много знаю об ЭТОМ. В школе некоторые девочки намекали мне, что не против бы заняться этим со мной, но я не хочу. С ними не хочу. Я хочу с Ней. Хочу целовать мою Любимую, гладить её прекрасные угольно-черные волосы и говорить ей, как сильно я её люблю. А потом заснуть в её объятиях…

Мой секрет не знает никто. Даже Вадик. Я не умею делиться секретами, у меня такая натура. Только Ей я могу сказать о том, что я чувствую. И однажды скажу. Только вырасту немного, чтобы она не смеялась надо мной и не говорила, что я маленький. Но, к счастью, ждать осталось недолго…

Алиса. Осень-зима 2009 года.

Когда я проснулась (а проснулась я достаточно поздно, проведя почти бессонную ночь после вчерашнего происшествия), Андрей тоже уже проснулся. Он пил кофе в гостиной и читал газету. Вид у него был здоровый и спокойный.

— Что произошло вчера, Андрей? — Спросила я, едва увидев его.

— А, Алиса… Да ничего! Не бери в голову. Просто голова заболела. Вышел прогуляться, а потом захотелось побыть одному. Забудь об этом, хорошо?

При этом я заметила, что глаза у него были красные и какие-то уставшие. Но я ничего не сказала. Муж выдал мне кредитную карточку и сказал, что я должна устроить шоппинг. Максим отвезёт меня в магазины, где я должна купить всё, что мне нужно. А нужно мне очень многое. Пора привыкать к тому, что я — жена богатого человека.

Пришлось соглашаться, хотя скажу сразу — шоппингом я никогда особо не увлекалась, считая это занятие скучным. Я лучше схожу на выставку или в театр — это куда интереснее, чем целый час примерять разную одежду, подбирая то, что тебе больше подходит. Если я иду в магазин (сама, не по нужде!), то чаще всего в книжный. Обожаю запах новых книг — в этом есть какая-то особая прелесть. Люблю их полистать, посмотреть новинки, почитать аннотацию… А потом, не торопясь, что-то выбрать и купить.

Но сегодня мне пришлось ехать в магазин одежды. Меня отвёз шофёр. Магазин был очень дорогой и очень красивый. Ко мне сразу же выбежала продавец-консультант, внешне очень похожая на куклу Барби, и сама начала подбирать мне одежду, а я лишь поддакивала и мерила всё то, что она мне подавала. Купить пришлось многое, так как Андрей мне ясно дал понять — я должна полностью сменить гардероб. Никаких китайских джинсов и турецких тряпок, купленных на черкизовском рынке или в "сэконд-хэнде". Всё должно быть новое, модное и очень дорогое. И желательно европейское. От известных дизайнеров.

Вернувшись домой, я долго примеряла свои покупки, при этом испытывая очень странные и противоречивые чувства. С одной стороны мне нравилось, как я выглядела в новой одежде, а с другой — почему-то возникало ощущение, что эта одежда мне не подходит, и вообще весь этот новый мир, в который я попала, выйдя замуж за Андрея, совершенно не для меня. И опять вспомнился вчерашний вечер, который, признаюсь честно, не выходил у меня из головы. Всё-таки Андрей вчера странно себя вёл. И ещё этот странный шум в башне. Кстати, башня! Надо бы опять туда сходить.

Я выскочила из комнату и метнулась в западную часть дома, которая вела к лестнице в башню. И тут из темноты выскочила какая-то тень. По очертаниям фигуры и роста это явно был человек, но его лица я рассмотреть не могла.

— Не бойтесь, Алиса, здесь нет привидений, — услышала я насмешливый голос… Дины! И тут же увидела её лицо, — что вы хотели?

— Я хочу подняться наверх, в эту башню, — сказала я, — вчера оттуда доносился какой-то шум, и я поднялась, чтобы посмотреть, в чём дело. Но увидела запертую дверь.

— Никого там нет, это крысы, — спокойно ответила Дина, — эта башня была сделана больше для красоты, та комната даже не отапливается. И там сейчас хранится только всякий хлам да крысы бегают…

— Там крысы? Их много?

— Угу. Травишь их, травишь, а эти твари всё равно непонятно откуда вылезают. Так что не ходите туда. Там нет ничего интересного, поверьте.

Поскольку я панически боюсь крыс, то после того разговора с Диной у меня сразу пропало желание подниматься в загадочную башню. И вскоре я забыла о ней, придя к выводу, что ничего интересного там нет и быть не может. А встречаться с крысами мне совершенно не хочется, брр! Не дай Бог!

После того вечера у нас с Андреем, наконец-то, началась полная идиллия. С Диной у меня тоже не было никаких проблем, и её присутствие меня уже совсем не напрягало. Всё шло так хорошо, что порой становилось даже страшно — а надолго ли это? К сожалению, мои страхи оправдались. Но обо всём расскажу по порядку.

…В выходной нас с Андреем пригласили в ночной клуб. На день рождения одного его друга и партнёра в бизнесе. К этому выходу "в свет" я готовилась очень тщательно, особенно долго я выбирала платье. В итоге я надела длинное темно-красное платье с небольшим вырезом на спине, которое, по словам мамы (она помогала мне готовиться, специально приехав ко мне на целый день) очень подходило к моим темным волосам и смугловатой коже.

Когда мы приехали в клуб, Андрей тут же начал представлять меня своим друзьям. Многих из них я видела на нашей свадьбе. Рядом с нами неизменно крутился Вадим, который тоже, как и Андрей, считался одним из лучших друзей Валеры — виновника торжества. Этот Валера произвёл на меня приятное впечатление, как и его жена Карина — симпатичная общительная брюнетка, с которой мы быстро нашли общий язык. Оказывается, Валера и Карина жили во Франции, а в Россию приезжали лишь иногда, чтобы повидаться с родными и друзьями. Кстати, в Париже Валера работал в той самой компании, с которой сотрудничала фирма моего мужа.

— В Париже, наверное, очень красиво, — заметила я, — и жить, наверное, лучше, чем в России.

— Да не знаю, — пожала плечами Карина, — это только сначала так кажется, а потом начинаешь замечать недостатки и понимаешь, что за границей тоже всё не так идеально. Париж, например, достаточно грязный город. И там полно негров. Я, конечно, не расист, но количество арабов и африканцев в Западной Европе даже меня напрягает. Порой кажется, что я живу не в Париже, а в каком-нибудь Чаде или Алжире!

Мы ещё немного поболтали про Париж и про раздражающих Карину французских негров, которые по её мнению годятся только для игры в футбол за французскую сборную, а потом Карина куда-то убежала, пообещав скоро вернуться. Я же от скуки начала рассматривать гостей и тут…

Это была она. Та самая блондинка, что была в ЗАГСе на нашей с Андреем свадьбе. Тогда я подумала, что она оказалась там случайно, и никакого отношения к нам не имела, но сейчас… В роскошном шелковом платье цвета морской волны и с длинными, как у русалки, платиновыми волосами она мне чем-то напомнила молодую Шэрон Стоун — такая же соблазнительная и в то же время опасная.

— Кто это? — Спросила я у Вадима, который как-то неожиданно оказался рядом со мной, — Вон та блондинка!

— Света Вебер, — сказал Вадим, покручивая в руке бокал шампанского, — бывшая девушка Андрея, то бишь твоего мужа. Но сейчас она замужем за каким-то крутым бизнесменом.

Услышав это, я буквально остолбенела. И тут же увидела Андрея, который в стороне разговаривал с Валерой. Он тоже смотрел на Свету. И в его глазах я уловила что-то странное. Что-то очень похожее на грусть или даже боль.

Преодолев собственные сомнения, я тут же бросилась к мужу. Андрей, заметив меня, несколько изменился в лице и даже попытался изобразить улыбку. Протянул мне шампанского и сказал, что я самая красивая на этом вечере. Хотя в его глазах я прочитала другое. Наверное, эти слова он хотел сказать вовсе не мне.

— Ой, Андрей, привет! — Услышала я позади себя. Оглянулась. Прямо напротив нас стояла Света, улыбаясь своей ослепительной голливудской улыбкой. — Говорят, что ты женился?

— Да, Света, — сухо ответил мой муж, — женился. Вот моя жена, Алиса.

Мы познакомились. Потом Света пожелала нам счастья в семейной жизни и убежала к другим гостям. А Андрей ещё долго смотрел ей вслед. И в его глазах я опять увидела боль и тоску.

Вечер был испорчен и для меня, и для Андрея. Хотя муж не показывал вида, что ему плохо, я-то чувствовала, что с ним творится что-то не то. Потом Андрей неожиданно пожаловался на головную боль, и мы уехали. Всю дорогу муж молчал. Он выглядел очень подавленным, и я даже не решалась спросить, что именно произошло. Хотя ответ на этот вопрос я, увы, уже знала. Всё дело в той блондинке, Свете Вебер!

Мы приехали домой. Я пошла переодеваться, а Андрей удалился в свой кабинет. Когда я переоделась и повесила платье, то, немного подумав, всё-таки решила спуститься и узнать, что случилось с Андреем. Но когда я дошла до его кабинета, то услышала — Андрей там не один. Он с кем-то разговаривает. Я осторожно прислонилась к двери и прислушалась. Второй голос принадлежал Дине.

— Ты ничего не понимаешь! — Кричал он, нервно расхаживая по кабинету, — Ты не понимаешь, что мне всё ещё больно! Ведь я любил её, любил! И хотел жениться! А ты всё испортила… Это из-за тебя всё так вышло!

— Прекрати, Андрей! — Голос Дины как всегда звучал ровно и спокойно, — Ты же сам понимаешь, что ТОГДА ты не мог жениться! И ты её не любил. Просто ты был в отчаянии и хотел забыть то, что произошло. Вот и цеплялся за эту…

— Не важно! Мне было хорошо с ней, я был счастлив рядом со Светой! И она меня любила!

— Не любила. Любила бы — не вышла бы замуж, а дождалась бы тебя. Ведь ты же был готов на ней жениться, закончив учёбу.

— Тогда было уже поздно. Я разочаровал Свету. А всё из-за тебя! Как всегда, Дина! Всё плохое в моей жизни случается из-за тебя! — Он кричал, задыхаясь от злости и бессильной ярости, — Да! Именно так! Ты портишь всё, к чему прикасаешься! Ты, ты просто…

— Успокойся, Андрей! — Опять перебила его Дина. Теперь в её голосе я уловила обиду, — Прекрати истерику. Ты должен понять, что всё это в прошлом. Ты женился, у тебя хорошая жена… Пожалуйста, забудь ты об этом. Забудь!

— Не могу! — Опять взорвался Андрей, — Ты, что, не понимаешь?! Рад бы забыть, но не могу!

Дальше я уже ничего не слышала. Не могла. Меня душили слёзы, и я со всех ног бросилась наверх, в спальню. Не знаю, заметили ли меня Андрей и Дина, но когда я прибежала в спальню, то тут же упала на кровать и разрыдалась. Рыдала я долго. Меня переполняла обида и боль от того, что я только что услышала. И ещё я снова и снова взгляд Андрея. Там, в ночном клубе, когда он смотрел на Свету. Теперь я понимала ПОЧЕМУ он так на неё смотрел…

Когда я, наконец-то, успокоилась и привела себя в порядок, Андрея всё ещё не было. Я легла спать одна, особо не надеясь на то, что он придёт. Но он пришёл. Лёг рядом и нежно обнял меня. А потом спросил:

— Ты ВСЁ слышала, да? Ну, что мы с Диной в кабинете…

— Да, — перебила его я, — слышала. И теперь многое понимаю. Ты её всё ещё любишь, да?

— Кого? — В голосе Андрея послышался испуг.

— Ну, Свету, кого же ещё-то…

— Нет, конечно! Не люблю. Она в прошлом. Просто воспоминания нахлынули. Ведь она была моей первой любовью.

— И ты собирался на ней жениться?

— Да, было дело… Но сейчас я даже рад, что этого не произошло. Так как если бы я женился на Свете, я бы не встретил тебя…

В ту ночь мы любили друг друга как-то по-особенному, ни как обычно. Андрей был очень ласков со мной, старался доставить мне побольше удовольствия, как будто таким образом он пытался загладить передо мной свою вину. А утром он отвёл меня в другую комнату — в ту самую, где он жил раньше, до нашей свадьбы, достал фотоальбом и показал мне кучу разорванных фотографий. Я была в шоке от увиденного.

— На этих фотографиях ты был со Светой, да?

— Да. Но я их разорвал. Светы больше нет в моей жизни. И я не хочу вспоминать о том, что было когда-то.

— А что у вас было? Ты собирался на ней жениться, но тебя отговорила Дина? Или я чего-то не понимаю?

— Это случилось сразу после гибели моих родителей, — Андрей тяжело вздохнул и, немного помолчав, добавил, — я тогда был в таком отчаянии, что решил жениться на Свете. Чтобы не чувствовать себя таким одиноким, чтобы забыть о боли! А Света была моей единственной девушкой, больше у меня ни с одной девушкой не было отношений. И поэтому я и выбрал её…

— Ты её любил? Сильно? — Спросила я, при этом чувствуя себя настоящей мазохисткой. Однако мне нужно было знать ВСЮ ПРАВДУ. До конца.

— Не знаю, не уверен. Да, я был влюблён в неё, но, знаешь, влюблённость и любовь это две очень разные вещи, просто многие их путают по молодости. Вот и я тогда запутался. Считал, что любил её. Но Дина и дядя Леонид меня отговорили. Внушили, что мне тогда рано было жениться. А потом мы с Вадиком в Америку уехали. Нас дядя Леонид отправил туда — к своему старому приятелю, который уже много лет там жил. Мы там английский учили. И это мне очень помогло тогда пережить моё горе. Когда я вернулся в Москву, то чувствовал себя абсолютно другим человеком, Алиса. Я снова вернулся к учёбе. Со Светой мы тогда опять начали встречаться — сначала это были просто встречи двух старых друзей, которые проводили вместе время, а потом мы опять заговорили о свадьбе. Но я решил, что женюсь на ней только тогда, когда закончу учёбу. И сказал ей об этом открыто. Света поначалу согласилась, а потом… Потом неожиданно я узнал, что она вышла замуж за другого.

— Ты страдал, когда узнал об этом?

— Сначала да, а потом смирился. Понял, что всё, что Бог не делает, всё к лучшему. А сейчас я и вовсе счастлив, что всё так вышло. Потому, что в моей жизни есть ты!

Тогда я поверила Андрею. Говорят, что люди верят только в то, во что сами ХОТЯТ верить, и я отчасти согласна с этим утверждением. Очень часто так и бывает. Мы верим тому, что нам нравится, оставляя на второй план логику и даже интуицию, которые кричат нам до последнего "Не верь, не верь!". А мы верим. Потому, что верить удобнее.

После того откровенного разговора в наших отношениях с Андреем опять наступила светлая полоса. Длилась она, правда, недолго. А если говорить конкретно — до Нового Года. Но об этом расскажу позже…

Андрей и Руслан. Первая встреча. Середина 2009 года.

Мы встретились случайно. Я даже не помню, как это произошло. Просто я открыл глаза и увидел — мой брат стоит передо мной и улыбается. И он такой же, как я. И такой, как я его и представлял все эти годы.

— Привет, — сказал он, приветливо улыбаясь, — значит, всё-таки встретились… Ты не рад меня видеть, братишка?

— Нет, — я тогда немного смутился, — я рад. Я очень рад. Я всегда знал, что мы встретимся.

Это была чистая правда. С самого детства я точно знал, что у меня есть брат. Когда именно я это понял — уже не помню, даты я вообще плохо запоминаю, но наша мистическая связь, свойственная только близнецам, была настолько сильной, что мы иногда даже общались. На расстоянии.

— Я тоже знал. Но всё-таки мы встретились. Спустя столько лет. Давай обнимемся, братишка!

Я, не раздумывая ни секунды, подошёл к нему и обнял. Именно по-братски. Даже Вадика я никогда так не обнимал. Потом мы сели на скамейку. Стоял по-настоящему жаркий день, середина июля — самый разгар лета и летнего зноя. Мы сидели в каком-то московском парке (я там доселе даже не был ни разу, и, честно говоря, не знаю, как меня вообще туда занесло), где мой брат обычно писал свои картины. Он — художник. Причём не просто там какой-то любитель, нет, у моего брата есть дар. Дар от Бога. Чтобы понять это достаточно взглянуть на его картины — так рисовать могут только по-настоящему одаренные люди.

— Как тебя зовут? — Спросил я его. — Должен же я как-то тебя называть.

— Руслан. А фамилия у меня Макеев.

— Очень приятно. А я Андрей. Андрей Шереметьев.

— Взаимно, — мы пожали друг другу руки.

Потом Руслан показал мне свои картины. Он действительно был талантлив. Писал он всё — природу, животных, птиц, людей. Всё, что его вдохновляло. Сейчас, например, он писал летний пейзаж — зелёная поляна, на которой стоит несколько стройных, с пушистой изумрудно-зелёной кроной, берёзок, вдали серебрится речка, а ещё дальше, за речкой, начинается сосновый лес.

Мы разговорились. Вспоминали детство. Оказывается, Руслан вырос в детском доме. В небольшом городке где-то под Москвой. Там он закончил школу-интернат и приехал сюда, в Москву. Начал работать. А в свободное от работы время рисовал. Это его хобби.

Слушая рассказы брата о детском доме, я вдруг почувствовал, как у меня сжимается сердце. От жалости к брату и от страха. От страха, что на его месте мог быть я.

— Ты знаешь, — будто прочитав мои мысли, добавил брат, — я никогда не страдал от того, что я вырос без родителей. В детстве, конечно, я мечтал о нормальной семье, о маме, папе, но потом… Потом я понял, что могу быть счастлив БЕЗ семьи. И сейчас я счастлив. У меня есть всё, что я хочу, Андрей. Всё, что мне нужно для счастья.

— А что тебе нужно для счастья?

— У меня есть хорошие друзья, любимое дело, которому я буду предан до конца жизни. У меня есть мечта, к которой я постепенно иду. И есть свобода… Да, я свободен. И я счастлив. Я просыпаюсь и думаю о том, как прекрасен рассвет. А потом беру холст и краски, сажусь и начинаю его писать… Это и есть СЧАСТЬЕ, Андрей.

Слушая брата, я вдруг задумался о том, о чём прежде ещё никогда не думал. До встречи с Русланом мне просто не приходило в голову думать о таком. А сейчас вот пришло. Я думал о том, счастлив ли я. И знаю ли я вообще, что такое счастье. И что такое свобода. И выводы мои по этому поводу были самыми неутешительными.

Я не был счастлив. Вся моя жизнь это ложь. С самого рождения. С того момента, как нас разлучили с Русланом. В моей жизни нет ничего настоящего. Даже моё имя и то не настоящее. И фамилия. Она мне не принадлежит. У меня нет настоящих чувств и настоящей мечты. Нет любимого дела. Нет никаких талантов. Я даже не коллекционирую марки. Я никогда ничего не коллекционировал. Я никогда не писал стихи. Не вёл дневник. Меня никогда не привлекала музыка и не интересовала живопись. Я абсолютно пустой и никчёмный человек.

А потом я спросил Руслана о НЕЙ. О нашей матери. О той женщине, которая когда-то жестоко определила наши судьбы, отдав меня в семью Шереметьевых, а его просто выбросив, как ненужную вещь. Впрочем, я тоже был для неё ненужной вещью. Просто ТОГДА мне больше повезло. Тогда.

— А что о ней говорить, — равнодушно пожал плечами брат, не отрываясь от своей картины, — я предпочитаю не думать о ней. Раз мы ей были не нужны, то что теперь? Это её выбор.

— Ты её ненавидишь?

— Ненавижу? Нет, ты что. Я к ней вообще никаких чувств не испытываю. Её для меня просто не существует.

— А если бы ты её встретил, чтобы ты ей сказал? — Не унимался я.

— Не знаю. Наверное, ничего бы не сказал. У меня своя жизнь, у неё своя. Мне от неё ничего не надо. Но и ненависти я не испытываю. Раз она так поступила, значит, у неё были на то свои причины. Без причины ничего не бывает. А если она действительно виновата, то пусть её судит Бог.

И тут я понял ещё кое-что. Это было неприятно, но правда вообще редко бывает приятной. И особенно для меня. В моей жизни не было ни одной приятной правды. И вот сейчас, глядя на Руслана, я осознал ещё одну правду. Он лучше меня. Лучше во всём. Он талантлив. Он умён. Он умеет прощать. Он простил ЕЁ. Женщину, сломавшую наши жизни. А я нет. Я не умею прощать. Я глупый, злой и бездарный. Я полное ничтожество.

Потом мы с Русланом пили пиво и закусывали дешёвыми чебуреками, которые я ел первый раз в жизни. А Руслан ест их каждый день. И ему нравится. Мне тоже они понравились, и я даже про себя подумал, что не так уж это и страшно — питаться чебуреками. Главное, что бы был аппетит и хорошее настроение.

Под пиво мы с Русланом опять вспомнили детство. И снова пришли к выводу, что мистическая связь между близнецами вовсе не миф, придуманный учеными, она реально существует, и мы можем о ней поведать любому, кто в этом усомниться. А теперь конкретные факты.

Когда нам с братом было по пять лет, мы оба принесли операцию по удалёнию аппендицита. Ладно, предположим совпадение. Дальше. Когда нам с Русланом было по девять лет, я играл в футбол с ребятами во дворе, то во время игры я упал и сильно повредил ногу. Боль была такой сильной, что мой крик слышал, наверное, весь двор. Но самое удивительное — Руслан тоже испытал эту боль, при том, что он тогда вовсе не падал. Но он тоже до сих пор помнил об этой боли, которую, как оказалось, мы испытали тогда вместе. Также выяснилось, что в двенадцать лет мы с Русланом чуть не утонули. В один и тот же день и в одно и то же время. Разница была только в том, что я тогда отдыхал с родителями на Кипре и плавал в Средиземном море, а Руслан купался в пруду за городом, в котором он вырос. Но в тот момент мы оба нахлебались воды, и нас обоих вытаскивали на берег без сознания. Правда, Руслана вытащили его друзья, с которыми он обычно бегал на пруд, а меня — спасатели, дежурившие на пляже. В школе мы с братом одинаково ненавидели химию и любили литературу. Также оказалось, что в первом классе мы оба были влюблены в наших соседок по партам, но во втором классе синхронно поняли, что наши соседки — некрасивые и глупые девчонки, с которыми совершенно не о чем поговорить. Лучшим футболистом мира мы оба, не сговариваясь, считали француза Зидана, а болели и я, и Руслан за московский "Локо". Из иностранных клубов больше всего симпатизировали итальянскому "Ювентусу", хотя в юности оба были фанатами мадридского "Реала"… И таких подозрительных совпадений было ещё очень и очень много.

Мы с Русланом болтали до вечера. Потом я пригласил его к себе домой, но Руслан отказался. И попросил меня никому не говорить о нашей встрече. Я тогда очень огорчился и сказал:

— Ну, вот, а я так хотел познакомить тебя со своей семьёй! Даже надеялся, что ты поживёшь у меня в доме — там же столько места, а я там живу совсем один.

— Не надо, Андрей, прошу тебя. Ты правильно сказал — это ТВОЯ семья и ТВОЙ дом. А мне ничего твоего не надо. Спасибо за предложение, но я не хочу.

И я принял его условия. Надо молчать, значит буду молчать. Ради брата я готов на всё. Даже на то, чего я сам не понимал. И не хотел понимать. Но его желание для меня закон.

А потом Руслан вдруг исчез. Неожиданно, будто бы его и не было. Я поначалу даже испугался. А был ли он вообще? Или весь наш разговор был всего лишь моей фантазией? Нет, этого не может быть… Я не сумасшедший. И у меня нет галлюцинаций.

Поднимаясь со скамейки, я наклонился и увидел на асфальте листок бумаги. Я поднял его. Это был рисунок моего брата. Значит, ОН существует. Теперь у меня есть доказательства.

Домой я ехал в отличном настроении. Впервые за все последние годы своей никчемной жизни я был счастлив.

Глава 4.

Алиса. Конец 2009 — начало 2010 гг.

Итак, мы готовились к Новому Году. Отмечать праздник мы с Андреем планировали вдвоём, в нашем доме. То есть я, конечно, приглашала маму и тётю Любу, а Андрей — Леонида с семьёй, но все отказались по совершенно разным причинам. Мама с тётей Любой явно не хотели нам мешать, Леонид с Анной на Новый Год улетали в Чехию, а Вадим с Машкой (да-да, у них начался серьёзный роман) решили встретить Новый Год в модном ночном клубе. А второго числа мы все вчетвером планировали лететь в Лапландию. Вот такие у нас были планы.

Но, как говорят в народе — человек предполагает, а Бог располагает. И получилось всё совсем не так, как мы хотели. Вернее, не так, как хотела я. Но обо всём по порядку.

До Нового Года у нас с Андреем всё шло почти идеально. Правда, он порой задерживался на работе или подолгу стоял в пробках, а я не могла дозвониться до него, и поэтому начинала волноваться. Но потом он возвращался, и я быстро прощала его, стараясь не думать о том, что муж мог мне соврать. Как я уже и говорила — в те счастливые дни я предпочитала не думать о плохом. Старалась искать во всём только хорошее. Да и предстоящие праздники благотворно действовали на моё настроение. Перед Новом Годом люди начинают верить в чудеса… И вот наступило тридцать первое декабря.

Весь день мы с Диной занимались праздничным столом. Планы на вечер и новогоднюю ночь у нас были следующие — вечером приедут мама и тётя Люба, и мы все вместе поужинаем и проводим старый год. Потом они уедут, а мы с Андреем вдвоём будем ждать полуночи… С шампанским, свечами и прочей романтикой.

Ровно в шесть часов, как и договаривались, появились мама и тётя Люба. Их привёз наш шофёр, так как мамин "Жигулёнок", как всегда, был в ремонте. Я велела Оксанке ставить мясо в духовку. И мы стали ждать Андрея, который должен был появиться с минуты на минуту.

— Твой муж задерживается, — мама посмотрела на часы, — уже двадцать минут седьмого! И где он вообще пропадает в праздники?

— У него дела на фирме, — ответила я, — перед отъездом нужно всё уладить, так как завтра всё равно не до работы будет. Ну, и в магазин за подарками обещал заехать.

— О, тогда ждём! И твоего мужа, и подарки, — рассмеялась мама.

Прошло полчаса. Час. Мясо по-французски, которое мы планировали подать на горячее, было уже готово. Стол накрыт. Только не было Андрея. И его подарков.

Ровно в восемь часов вечера я начала звонить. Начала с мобильного мужа — не ответили. Позвонила в офис. Там никого не было. Кроме пьяного охранника, который поздравил меня с наступающим, а потом сообщил очень довольным голосом, что Андрей Вениаминович, оказывается, выехал из офиса в пять часов! А на часах уже восемь! В отчаянии я позвонила Вадику. Он, похоже, уже собирался в клуб.

— Андрюха? Нет, не у меня! А что случилось-то, Алис? Как пропал? Да не волнуйся ты, он, наверное, по магазинам катается — ищет подарок. Давай, с наступающим вас! До встречи в новом году!

И отключился. А я стояла с трубкой в руках, не зная, что делать дальше. Маме и тёте Любе я наврала. Придумала, что Андрей с Вадимом в офисе. Они, разумеется, в эту байку не поверили, но сделали вид, что верят. В такие моменты я особенно жалею, что не умею врать. Не дал Бог этого таланта. А точнее порока. Впрочем, талант часто бывает пороком. И наоборот…

Мы поужинали. Ели без аппетита, тостов никаких не говорили. Просто выпили молча за уходящий год и всё. И начали ковыряться каждый в своей тарелке.

Время девять. Всё по-прежнему. Я опять позвонила Андрею на мобильный, но получила опять тот же ответ: "Абонент временно недоступен". В тот момент я была готова разбить об пол свой мобильный и зарыдать на весь дом, так, чтобы наружу вышли все эмоции и чувства, переполнявшие мою душу. Но я сдержалась, продолжая верить в лучшее. Надеялась, что Андрей сейчас войдёт в костюме Деда Мороза и скажет, что решил устроить нам сюрприз. С подарками и хлопушками. Но этого так и не произошло.

— Твой муж просто свинья! — Первой не выдержала мама. На часах в тот момент было почти двенадцать. До Нового Года оставались считанные минуты.

— Успокойся, Марина, всякое могло случиться, что ты сразу шум поднимаешь! — Зацыкала на неё тётя Люба. — Алиса, я, конечно, не хочу тебя пугать, моя девочка, но… Может, с ним и правда что-то случилось?

— Не знаю, — коротко ответила я и направилась на кухню. К Дине. Та сидела за столом в гордом одиночестве (Оксанка и Макс уехали в город), держа в руках бокал шампанского, и смотрела в телевизор, где президент уже начал зачитывать своё ежегодное обращение к народу.

— Что с Андреем? — Спросила я, встав напротив неё. — Где он?!

— Я не знаю, — негромко ответила та, — он мне ничего не сообщает о своих планах. Я всё понимаю, Алиса, правда, но помочь ничем не могу.

— Не верю. Вы знаете, где Андрей, знаете! — Я была готова разреветься, однако сдерживалась из последних сил, считая, что это будет полнейшим унижением — реветь перед этой женщиной, — Вы же всё про него знаете!

— Нет, Алиса, не всё. Вы ошибаетесь. Извините, но сейчас я и правда ничем не могу вам помочь. Единственное, что могу сказать — Андрей появится. Вот увидите…

Дальше я её уже не слышала. Выбежав из кухни, я опять бросилась в гостиную. В сердце по-прежнему была крохотная, мизерная надежда — двенадцати ещё нет, а вдруг сейчас…

— Куранты начинают бить! — Закричала тётя Люба, — Всё, с Новым Годом!

Дальше всё было как в тумане. Нам звонили, поздравляли, а я что-то врала по поводу Андрея и изображала радость. Потом мама с тётей Любой пошли спать — я сама постелила им в комнате для гостей. Перед тем, как лечь, они, разумеется, долго и красочно высказывали своё мнение по поводу Андрея, но я их практически не слушала, находясь в мыслях где-то далеко от окружающей меня реальности.

Россия праздновала Новый Год, а я сидела одна в гостиной и смотрела на новогоднюю ёлку, которую мы украшали вместе с мужем. В тот момент я ненавидела праздник и ёлки. А ещё больше я ненавидела саму себя.

Андрей вернулся рано утром. Вид у него был неважный, и сразу было видно, что он прилично выпил. Увидев меня в гостиной, он тут же хотел уйти, но я его остановила.

— Ну, и какое оправдание будет сейчас? С кем ты был?! Где?!

— Я не могу сказать, — заплетающимся языком ответил Андрей, — прости, но это тайна. Моя тайна. Пока я тебе ничего не могу рассказать… Кстати, с Новым Годом, любимая.

— Спасибо, — буркнула я в ответ, не зная что ещё ответить на подобную наглость.

Андрей поднялся наверх и сразу же лёг спать. Я зашла в спальню и увидела, что он лёг, даже не раздевшись. Постояв немного, я наклонилась к нему и с удивлением заметила — его рубашка почему-то была испачкана краской…

Алиса. Зима 2010 года.

Поездка в Лапландию, конечно же, сорвалась. Вечером первого января, когда все нормальные люди отмечали наступивший Новый Год, мы с Андреем выясняли отношения. Он оправдался, как мог.

— Алиса, я клянусь, клянусь, что я был НЕ с женщиной! И тем более не со Светой! Клянусь тебе, клянусь!

— И с кем же ты тогда был? С друзьями? — я горько усмехнулась, — Придумай что-нибудь более правдоподобное! Новый Год это семейный праздник, и я не верю, что ты провёл его в обществе старых приятелей, которых встретил случайно, возвращаясь домой!

— Да, он семейный, именно семейный, — Андрей отвёл взгляд, как будто не желая смотреть мне в глаза, — но я тебя уверяю — однажды ты поймёшь, всё поймёшь… Просто сейчас я не могу тебе рассказать!

— Ты даже не оправдываешься. Просто говоришь какую-то ерунду и надеешься, что я пойму. Но я НЕ ПОНИМАЮ. И поэтому ухожу. Возвращаюсь домой. К себе домой!

— Нет! — Андрей попытался меня остановить, — Не уходи! Пожалуйста!

— Пусти! — Я резко оттолкнула его, — Не желаю больше ничего слушать. С меня довольно.

Я быстро собралась и попросила Макса отвезти меня в Москву. Когда мы ехали по вечернему городу, украшенному праздничными огнями и многочисленными ёлками, у меня снова к глазам подступили слёзы. Ещё совсем недавно мне казалось, что я — самая счастливая женщина на свете, что моё счастье с Андреем будет вечным и что я никогда и ни за что не оставлю его. Моя любовь ослепила меня настолько, что я была готова закрыть глаза практически на всё. На его ложь, на его безразличие, на его тайны. А тайны у него были — в этом я не сомневалась. Интуиция редко меня подводила, и сейчас она подсказывала мне одно — я не могу верить словам Андрея. Я вообще не могу ему верить. Ни в чём. Вся его жизнь это одна сплошная тайна. И мне никогда её не разгадать. Как бы я не старалась.

Итак, я вернулась домой. Причём, с твёрдым решением, что я больше никогда не вернусь в особняк Андрея. В особняк, который никогда не принадлежал мне. Как и сам Андрей. Он тоже никогда не был моим по-настоящему. Да, официально, по документам, он был моим мужем, но при этом его сердце, его мысли, его любовь никогда не принадлежали только мне. В них был ещё КТО-ТО. Тогда я была уверена, что это была Света.

— И что ты решила? Развестись? — Допытывалась мама.

— Не знаю, — честно отвечала я, — мне надо подумать. Понять, чего я хочу.

— Ты тут страдаешь, а твой муж, в это время, наверное, уже любовниц в дом водит, — тут же вставила мама, — всё-таки я была права — у богачей этих нет никаких чувств. Люди для них игрушки. И с чувствами других они не считаются, у них это просто не принято.

Увы, но сейчас я понимала, что мама в чём-то права. Андрей действительно не считался с моими чувствами. Только вот поняла я это слишком поздно.

Машка и Вадим были в Финляндии, откуда моя подруга звонила мне каждый день. В деталях описывала впечатления и интересовалась, что у меня новенького. В отличии от мамы Машка советовала мне простить Андрея и забыть о том, что произошло между нами в новогоднюю ночь. Она считала, что ничего страшного не случилось, и я не должна рисковать своим удачным браком из-за такой ерунды.

— Ты называешь ЭТО ерундой?! — Я была искренне возмущена высказыванием подруги, — Мой муж не пришёл ночевать в новогоднюю ночь и даже не объяснил внятно, где он был! И это по-твоему ерунда?!

— Алиса, сними ты розовые очки! Все нормальные мужики хоть раз в жизни изменяют своим женам. А хорошие, то бишь красивые и богатые, такие как наши Вадик и Андрей, сделают это ни один раз. И с этим придётся смириться. Просто научиться принимать это как должное. Увы, такова реальность, и с этим ничего не поделаешь. Но уходить из-за этого и тем более разводиться… Нет, подруга, это слишком. Глупости ты делаешь, говорю тебе. Он же к тебе хорошо относится, не бьёт, всё покупает, деньги даёт, с семьёй твоей поладил. Что ещё тебе надо? Верность? Не смеши. Хочешь верного мужа — находи урода. Такого, на которого ни одна баба не позарится. И желательно без денег. Вот тогда будет тебе верный муж. А с таким, как Андрей, о верности забудь. Просто забудь.

Что самое обидное — Машка была права. И я это понимала. Красивый муж — чужой муж, эту фразу я знала с самого детства. Однако сейчас я вдруг поймала себя на мысли, что Андрей ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫЛ МНЕ ЧУЖОЙ. Даже в постели, когда мы занимались любовью, он не был до конца со мной. Какая-то часть его мозга или души были далеко.

Все новогодние праздники я бесцельно слонялась по квартире. Андрей звонил каждый день, но я с ним не общалась. Я просто не знала, что ему сказать, а слушать его нелепые оправдания было выше моих сил. После Рождества тётя Люба предложила мне погадать на картах. Типа сейчас Святки, все гадают. На Руси такой обычай существует с древности. Я согласилась. Тётя Люба достала свои карты и разложила их на столе. Я молча наблюдала за ней.

— Так, вижу мужчину, — серьёзно сказала тётя Люба, внимательно вглядываясь в карты, — вот он. Это твой король. Твоя судьба. Но… Я также вижу ещё одного мужчину. Тоже короля. И он тоже твоя судьба, Алиса. В твоей жизни есть двое мужчин. И они как-то связаны между собой.

Я молчала. Не скажу, что я никогда не верила в гадания, нет, определенно в этом что-то есть. Но с другой стороны доверять свою судьбу картам я тоже не могла. Да и потом какая гарантия, что тётя Люба действительно это видит? Может, то, что она увидела в картах, намного хуже, а она просто пытается меня развлечь и одновременно запутать?

— Ещё вижу женщину. Эта женщина не хорошая, и как-то связано с прошлым твоего мужчины. Ты должна быть с ней осторожна. Она действительно опасна и хочет вас разлучить…

— Вот это уже ближе к истине, — невесело усмехнулась я, — а кого любит мой муж? Её или меня?

— Этого я не вижу. Но я вижу, что Королю тяжело. В его прошлом есть тайна, которая его мучает. А вот другой Король…

— Что ещё за другой король? Кто он?

— С ним всё как-то непонятно, Алиса. Вроде как это один и тот же Король, но при этом они разные. И оба сыграют в твоей судьбе важную роль. А ты будешь выбирать между ними. Но это будет ещё очень не скоро…

Час от часу не легче, честное слово. Теперь ещё и другой король появился. Но о другом мужчине я тогда даже и не думала! С одним-то бы разобраться, а тут ещё другой. И выбирать между ними… Нет, всё-таки тётя Люба ошиблась. Я буду в это верить.

Я подошла к окну. На улице началась сильная метель. Снег сыпал с неба, словно белая крупа, и с каждой минутой этой крупы становилось всё больше и больше. И тут в дверь позвонили. Открыла дверь мама, а я вышла из своей комнаты, чтобы посмотреть, кто пришёл. На пороге стоял Андрей.

— Можно поговорить? — Он умоляюще смотрел в мою сторону. — Алиса, пожалуйста… Я очень прошу.

Мама тоже смотрела на меня. Вопросительно. Около минуты мы так и стояли, молча глядя друг на друга, а потом я решилась:

— Хорошо, я поговорю с тобой. Проходи на кухню, я сейчас приду…

Мама тут же удалилась, а я быстро зашла к себе, привела в порядок свои волосы и пошла на кухню. Андрей уже сидел. Я тут же предложила ему чая, но он отказался, а потом вынул из кармана пиджака небольшую коробочку и положил на стол.

— Это мой подарок, — сообщил он, виновато улыбнувшись, — извини, что так поздно, но лучше поздно, чем никогда…

Я нехотя взяла её, открыла. Там лежали удивительно красивые серьги — из белого золота, украшенные россыпью бриллиантов и изумрудов. Я молча смотрела на них, не зная, что сказать.

— Есть ещё один подарок, — так и не дождавшись моей реакции, добавил Андрей, — но он ждёт тебя дома… У нас дома.

— Это не мой дом, — я быстро положила коробочку на стол, — и подарки мне твои не нужны. Извини.

— Я люблю тебя, Алиса, — сказал Андрей, глядя мне прямо в глаза, — и я хочу, чтобы ты дала мне самый последний шанс. Клянусь, если я опять тебя подведу, если я опять буду вести себя недостойно, то всё. Я больше не буду ничего у тебя просить. Но сейчас я даже не прошу, я УМОЛЯЮ тебя, Алиса…

Я смотрела в его прекрасные голубые глаза, отмечая про себя бледность его лица и черные круги под глазами, и понимала, что больше не могу. Моя любовь к Андрею была сильнее моей гордости, а моё желание быть с ним было сильнее обиды. Но я всё-таки спросила:

— Где ты был тогда? С кем? Ответь мне честно, пожалуйста… Как бы там ни было, я постараюсь тебя понять.

— Я не могу, Алиса, не могу я тебе сказать! Но я был НЕ с женщиной. Клянусь памятью своих родителей. Я был с человеком, который для меня очень важен, но это не Света и не другая женщина. Это вообще НЕ женщина, это…

— Ладно, — нерешительно вставила я, — успокойся. Я вижу, что тебе плохо и… Ладно, я подумаю над твоими словами. И завтра позвоню. Так пойдёт?

Он кивнул и быстро встал со стула. Направился к выходу. Я долго смотрела ему вслед. Подарок он, разумеется, не забрал, и я взяла серьги в свою комнату. Положила их перед собой и смотрела, как красиво блестят драгоценные камешки в лучах электрического света. И думала о словах Андрея. Вспоминала его глаза, полные боли и отчаяния, его голос, его бледное похудевшее лицо. Ночью мне приснился кошмар. Будто бы я захожу в незнакомую мне квартиру, где совершенно нет мебели. Только голые белые стены, как в больнице. И вижу там Андрея… в лужи крови на полу. Я пытаюсь кричать, но у меня будто бы пропал голос. Такое иногда во сне бывает. Я хочу позвать на помощь, но дверь заперта. Я не могу её открыть. И вдруг из другой комнаты выходит НЕЧТО, очень похожее на тень — всё чёрное и без лица. И подходит к Андрею. Андрей ещё жив. Он смотрит на меня и на эту тень, его лицо искажает гримаса боли и ужаса. А "Тень" вынимает откуда-то нож и неторопливо вставляет его в Андрея. Андрей умирает. Я опять хочу кричать, но опять нет голоса. Я вижу перед собой мёртвого Андрея и понимаю, что ничего не могу сделать, чтобы помочь ему. А также я не могу защитить себя. И тут "Тень" начинает приближаться ко мне…. Я пытаюсь открыть дверь, но у меня не получается, наконец-то, кричу во весь голос и… просыпаюсь вся в холодном поту!

После этого сна я долго не могла заснуть. Всё крутилась с бока на бок и думала, что это было. Просто сон, созданный моей болезненной фантазией или НЕЧТО БОЛЬШЕЕ? Что-то вроде предупреждения об опасности. О таком я слышала, но мне никогда не снились подобные сны. С предупреждениями. Я лежала, прислушиваясь к своему внутреннему голосу, к своей интуиции, пытаясь понять, что именно она может мне подсказать. И я её услышала.

— Ты должна простить Андрея! — Кричала мне моя интуиция, — Да, с ним будет сложно, но ты ему нужна. И он тебе нужен. А если ты бросишь его, он погибнет…

Андрей, зима 1999 года.

…Сегодня мы целый вечер были одни. Только Она и я. Предки уехали в гости, а я отказался, сказав им, что надо готовиться к контрольной. Предки, естественно, поверили и уехали, предупредив, что вернутся поздно. Наконец-то! Когда они уехали, я пошёл на кухню и долго наблюдал за тем, как Она готовит. Наврал ей, что очень голоден. На самом деле я хотел не есть. Я хотел Её. Она сделала мне мою любимую картошку-фри (такую вкуснятину я даже в "Макдональдсе" никогда не ел, хотя там картошка-фри тоже вкусная) и отбивное мясо! Обожаю! Я ел и представлял, что скоро ТАК будет ВСЕГДА — мы с ней вдвоём, она готовит для меня, потом мы ужинаем вместе, после чего ложимся вместе спать. От одной только мысли об этом у меня сладко замирало сердце, и я чувствовал сильное возбуждение, которое мне прежде было незнакомо. То есть, конечно, у меня были похожие ощущения, например, когда я смотрю фильм с откровенными сценами, но это всё равно не то. А Она, будто бы читая мои мысли, села напротив меня, разбросав по плечам свои блестящие черные волосы и стала внимательно смотреть на меня, будто бы изучая моё лицо.

— Какой ты стал красивый, — неожиданно сказала Она, продолжая смотреть на меня, — ты с каждым годом всё хорошеешь и хорошеешь.

И тут она подошла совсем близко, наклонилась ко мне и… Я закрыл глаза, представляя, что сейчас может произойти, но она неожиданно рассмеялась и сказала:

— Ты, что, весь покраснел-то? Неужели, ты думал, что я… — И она опять рассмеялась, — Или ты представил на моём месте какую-нибудь подружку из школы?

— У меня нет подружки, — быстро ответил я, а она, как обычно, не поверила, и сказала, что за таким красивым мальчиком, наверное, бегают все девочки из класса.

— Бегать-то бегают, да мне они не нужны. Они все глупые и некрасивые.

— А как же Света, которая тебе постоянно звонит? — Не унималась Она, — Я её видела — красивая девочка, между прочим. Ну, что смущаешься? Нравится, да?

— Ну, немного. Хотя сейчас уже нет, почти не нравится.

— Так-так… Сейчас почти не нравится, а раньше? — Она так пристально смотрела на меня своими красивыми тёмными глазами, что я опять смутился и, наверное, покраснел.

— Ну, нравилась она мне раньше, да, а сейчас нет! — Решительно отрезал я, — Сейчас я влюблён в другую!

Последнее у меня вырвалось неожиданно, и я даже сам немного испугался, когда понял, что я всё-таки сказал ЭТО. А Она опять весело рассмеялась и сказала, что очень хочет увидеть эту счастливицу, в которую я влюблён. Я молчал. Она тоже замолчала. Потом она отошла к плите, а я быстро доел то, что она приготовила и вышел из-за стола. Пошёл в свою комнату. Включил телевизор. Там идёт какая-то бразильская ерунда — "мыльные оперы" я ненавижу, там одни сопли и тупость, даже мама такое больше не смотрит. Переключил на другой канал — там новости. Тоже не люблю. Хоть бы боевик какой-нибудь найти или кино для взрослых, но везде одна ерунда. Выключил телевизор. Пошёл на кухню. Она всё ещё там — готовит ужин для моих предков — вдруг они вернутся голодными. Я долго смотрел на неё, а потом неожиданно спросил:

— А у тебя есть жених? Ну, парень, в смысле…

— У меня? — Она резко обернулась и удивленно посмотрела на меня, — А почему ты спрашиваешь?

— Интересно! Ты же меня спрашиваешь, почему я не могу?

— Да можешь, конечно. Но у меня парня нет, и жениха тоже нет.

— А почему?

— Что это ты такой любопытный стал? Марш в свою комнату, а то родители приедут, а ты всё ещё не спишь. Вряд ли им это понравится.

— Да они долго не приедут, я знаю. Расскажи, а почему ты не замужем? У тебя, что, никогда не было парня?

— Почему не было? Был! — Она накрыла кастрюлю крышкой и выключила газ, — И я его очень любила. А замуж почему не вышла… Длинная история! Потом как-нибудь расскажу.

— А мне интересно! Скажи, а ты его сильно любила?

Она как-то необычно посмотрела на меня, потом подошла поближе и неожиданно прижала к себе. Как же я люблю, когда она так делает! Обожаю! Я бы вечно обнимал её, вздыхая её запах и чувствуя её тепло.

— Тебя я люблю больше, мой мальчик, поверь… — Прошептала она мне на ухо, при этом ласково проведя рукой по моей голове, — ты у меня самый любимый на свете…

— А я тебя люблю, — тут же произнёс я, чувствуя, что больше не могу это скрывать, таить в себе, — да, я люблю тебя, люблю, люблю!

Я прижался к ней сильнее, а потом она резко отстранилась и села. Я сел рядом, взял её за руку и… Я признался. Признался ей во всём. Она слушала меня молча, опустив глаза. Потом я сказал, что хочу жениться на ней.

— Это невозможно! — Она резко встала и отвернулась. — Никогда больше не говори об этом, пожалуйста…

— Сейчас да, но через два года я смогу жениться на тебе! — Тут же ответил я, чувствуя, как внутри меня всё переворачивается от волнения, — И не говори, что я маленький, потому, что это не так. Я уже взрослый, и я люблю тебя. Я постоянно думаю о тебе, и я хочу быть с тобой, как… с женщиной, — тут я запнулся, так как не знал, как точнее выразить свои чувства и желания, чтобы не обидеть мою Любимую.

— Это всё переходный возраст, гормоны, ты ничего не понимаешь! — Говоря это, она была готова разрыдаться, — Всё пройдёт, само пройдёт! Забудь о том, что ты мне сейчас сказал, пожалуйста… Я не хочу больше это слышать, никогда.

Но я уже не мог остановиться. Я резко повернул её к себе, наклонился и… поцеловал в губы. Сколько раз я мечтал об этом поцелуе, сколько раз я представлял этот момент, когда я, наконец-то, решусь сделать это. И сегодня это произошло. Я поцеловал её. Теперь я знаю вкус её губ. Теперь я знаю, что такое — поцелуй с Любимой.

— Не надо, прошу тебя! — Она неожиданно вырвалась из моих объятий и громко зарыдала. Её рыдания разрывали мне душу. Я стал утешать её, гладил по волосам, целовал, а она твердила что-то про мой возраст, что она мне в матери годится, что всё это пройдёт и прочую ерунду. Но я знаю точно — это не пройдёт. Никогда. И это не глупость, это любовь. Просто она не понимает этого, считает, что я ещё маленький и не могу любить. Взрослые все так считают, но от этого ничего не изменится — я всё равно буду бороться за неё, потому, что я чувствую — она тоже меня любит. И боится этой любви. Боится потому, что я моложе её, боится моих предков, боится проблем и скандалов. Я всё понимаю. И готов вместе с ней защищать нашу любовь. Главное, чтобы она это поняла.

После этого я отвёл её в свою комнату. Показал ей деньги, которые коплю на кольцо для неё. Она почему-то плакала и смеялась одновременно, когда я ей сказал про кольцо. Потом я сказал ей, что я готов бороться за нашу любовь, и ни за что не откажусь от неё. Что даже если все будут против нас, я всё равно не брошу её.

— Какой ты у меня романтичный, — она нежно чмокнула меня в щёку, — и почему я не встретила тебя лет пятнадцать назад?

— Зато сейчас встретила! И мы обязательно будем вместе. Обещаю. Нас никто не сможет разлучить, даже мои родители.

— Ах, ты мой влюблённый принц на белом коне! — Она обняла меня и прижала к себе. А потом мы опять целовались. Сначала она, конечно, сопротивлялась, но я всё же смог её снова поцеловать. А после поцелуя она сказала мне, что тоже меня любит.

Андрей и Руслан. Вторая встреча. Лето 2009 года.

…Мы опять встретились. В том же самом парке, что и первый раз, но на этот раз я уже точно ЗНАЛ, что Руслан ждёт меня там. Мы не виделись почти месяц, и этот месяц показался мне вечностью. Я уже скучал по своему брату.

На этот раз Руслан рассказывал мне о своём детстве и о том, как он начал рисовать. Когда ему было десять лет, его учительница по рисованию, к которой он ходил на дополнительные занятия, пообещала ему отправить несколько его рисунков на конкурс молодых талантов. Она верила в то, что Руслан его выиграет. И Руслан выиграл. Об этом стало известно в последний день учебного года, тридцать первого мая…

— Это был самый счастливый день в моей жизни! — Счастливо улыбаясь, рассказывал брат. — Тогда меня все поздравляли, а та учительница, которая мне помогла с конкурсом, гордо сказала, что сегодня она открыла миру ещё один талант. Она верила, что лет через десять мои картины будут висеть во всех выставочных залах мира!

— Я её понимаю, — улыбнулся я, — ты действительно очень талантлив.

— Спасибо! Только вот вторым Пикассо я так и не стал. Не повезло. Хотя, впрочем, это не важно… Зато я с улыбкой вспоминаю тот день. Я его никогда не забуду. Тридцать первое мая девяносто третьего года. А ты что тогда делал? Помнишь?

— Я? Дай подумать… Девяносто третий… Май… Сейчас, сейчас.

Я задумался. Очень странно, но как бы я не напрягал свою память, мне ничего не удалось вспомнить. Я помнил то лето, ту весну, помнил, что в этом году мы впервые с родителями отдыхали заграницей, а осенью я перешёл в новую школу… Но то, что я делал именно тридцать первого мая девяносто третьего года я так и не вспомнил. Этот день как будто навсегда удалили из моей памяти.

Потом Руслан предложил мне порисовать. Я удивился его предложению, но Руслан меня заставил.

— Попробуй, — сказал он, передавая мне бумагу и карандаш, — это совсем не трудно, уверяю тебя.

— Ага, не трудно! Ты-то с детства рисуешь, а я ни разу этого не делал. Детские каракули фломастером на обоях не считаются!

— А ты закрой глаза и что-нибудь представь. Что-нибудь такое, чтобы ты хотел нарисовать…

Я тут же последовал его совету. Закрыл глаза и представил. Золотисто-медный диск солнца над самым горизонтом. Над ним — несколько облаков. Все разных цветов и размеров, а по форме напоминают снежные верхушки гор… Одно облако, самое большое, розоватого оттенка. Оно всё залито лучами уходящего за горизонт солнца. Второе, что поменьше, почти белое с золотистым отливом. Красивый цвет, немного необычный для облаков. Похоже на матовое стекло, залитое солнечным светом. Третье облако было самое маленькое, оно всё разорвано, будто вата, и имеет оттенок голубого.

Я начал рисовать. Солнце получилось совсем не таким, каким я его представлял. На бумаге у меня получился просто круг, без какой-либо изюминки. Я попытался изобразить облака, но в итоге увидел лишь уродливые огрызки, совсем непохожие на то великолепие, которое я увидел в своём воображении… В итоге я распсиховался и порвал рисунок на много мелких клочков, которые тут же бросил в урну.

— Надо тренироваться, — спокойно заметил Руслан, — сразу ничего не получится.

— Нет, это не тот случай, — ответил я, отдав ему карандаш, — у меня просто нет таланта. В школе я терпеть не мог уроки рисования, да и учителя особо не заставляли меня напрягаться — они все в один голос твердили, что художник из меня всё равно не получится, и поэтому советовали просто не тратить время.

— А ты всё-таки попробуй, — настаивал на своём Руслан, — может, не сразу, а потом, когда ты будешь каждый день упорно работать, всё получится. Посмотри на меня, ведь это так легко!

Потом мы пошли в кафе. Опять дешёвое. Взяли пиво и стали пить его вдвоём из одной бутылки, прямо из горлышка. И при этом я совсем не испытывал никакой брезгливости. Наоборот, мне было даже приятно от того, что мы с Русланом стали настолько близки.

— О, смотри, пришла Ная! — Неожиданно сказал Руслан, — Это моя подруга, она тоже художница. И, похоже, она в меня влюблена, — сказав это, брат мне подмигнул, а потом пошёл навстречу Нае.

Наина (или Ная, как её звал Руслан) оказалась молодой, но немного странной на вид девушкой. Одета была в длинное старомодное платье-балохон, на голове какие-то немыслимые косички. На лицо, правда, симпатичная. И очень улыбчивая.

Она села к нам за стол и, как будто, не замечая меня, начала болтать с Русланом. Она и правда была влюблена в него. А потом… Потом я встал и направился к выходу. Руслан, который был так увлечён флиртом со своей Наей, даже не заметил, что я ушёл, а я, выйдя на улицу, вдруг почувствовал, что больше не могу никуда идти. В голове шумело так, будто меня ударили чем-то тяжелым. Я сел на первую попавшуюся скамейку и моментально отключился. Будто бы уснул. Во сне я видел Руслана с Наей. Они шли по улице, смеялись, целовались… А потом я очнулся. Но НЕ ТАМ, где я уснул. Я очнулся в квартире, которая была почти пустой. Только старый диван, стол и стул. Я огляделся по сторонам и тут до меня дошло. Конечно, это квартира, которую снимает Руслан! В углу лежат его вещи — мольберт, палитра, краски, кисти, карандаши, а на полу разбросаны его рисунки. Я вышел из комнаты и, шатаясь, побрёл на кухню. Там даже не было холодильника. Заглянул в ванную — только унитаз и раковина, даже душа нет. Но брату, похоже, больше и не надо. Я открыл входную дверь и вышел в коридор. Пошарил в кармане. Ключ. Вынул, посмотрел. Ключ оказался незнакомый. Но к ЭТОЙ двери он подошёл. Похоже, Руслан оставил мне ключ от своей квартиры, а сам исчез, как всегда, ничего мне не сказав.

Я вышел на улицу. Было темновато, похоже, был вечер. Я огляделся по сторонам и понял, что я НИКОГДА тут не был. Двор, дома, улица — всё вокруг было незнакомым. Я задумался. Как же я тут оказался? Пришёл вместе с Русланом? Но почему я совсем ничего не помню об этом? И что я делал всё это время, которое провёл в забытье? Я посмотрел на часы. Почти девять вечера. А ведь когда мы с Русланом были в кафе, было всего три часа дня! Выходит, что шесть часов моей жизни были просто стёрты. Или украдены?

Глава 5.

Алиса. Зима 2010 года.

Андрей приехал за мной с роскошным букетом роз и выглядел очень счастливым. Я тоже была счастлива, хотя определенные сомнения по-прежнему мучили меня, не давая мне окончательно признать правоту моей интуиции. Но в самый последний момент я всё же доверилась интуиции и, честно говоря, абсолютно не жалела об этом. Мама, правда, была недовольна, что я так быстро уступила уговорам мужа — она считала, что Андрей не заслуживал моего прощения. Зато тётя Люба, как всегда, была полностью на моей стороне.

— Правильно решила, Алиса! — Сказала она, едва услышав о том, что я возвращаюсь к мужу,

— Все мы ошибаемся, все грешны, но не стоит из-за этого жизнь свою губить! Ведь вы такая хорошая пара, ей-богу, вы созданы друг для друга.

Всю дорогу до дома Андрей рассказывал мне о том, как ему было тяжело без меня. За это время, что мы провели вдали друг от друга, он многое осознал и принял решение, что с сегодняшнего дня наша жизнь должна измениться. Разумеется, к лучшему.

Когда мы подъехали к дому и вышли из машины, я посмотрела на занесенный снегом особняк и тут же поймала себя на мысли, что я скучала по этому дому. Несмотря на то, что в этом доме я пережила не только хорошие моменты, но и горькие, обидные, в тот момент я почему-то помнила только хорошее. И шла в дом, внушая себе, что в этот раз я вернулась сюда навсегда.

В гостиной нас встретила Дина. Она, как всегда, изображала радость, но её улыбка и слова приветствия были насквозь пропитаны фальшью. Как и её взгляд. Но тогда мне было как-то не до неё.

— А теперь мой сюрприз! — Сказал Андрей, и в комнату вошла Оксанка, держа на руках очаровательного щенка кокер-спаниеля. Рыженького.

— Это Арчи, — торжественно объявил Андрей, беря "рыжика" к себе на руки, — твой новый друг. Ну, как он тебе, дорогая? Правда, он красавчик?

— Он прелесть! — Я была на седьмом небе от счастья, беря на руке маленького Арчи, — Здравствуй, собачка! Ну, что, мы с тобой подружимся, да?

Арчи тявкнул, но как-то совсем по-доброму, и я отпустила его на пол. Он начал бегать по комнате, то и дело натыкаясь на стоявшую мебель.

— Ну, что, ты счастлива? С подарком я тебе угодил? — Спросил Андрей, глядя на меня.

— Конечно, милый, он будет моим лучшим другом. Я же тебе говорила, что я с детстве мечтала о такой собаке!

— Твои мечты всегда должны исполняться, — серьёзно заметил муж, — только я, конечно, буду немного ревновать. Ведь теперь твоё сердце принадлежит мне только на половину!

Я рассмеялась и побежала за щенком, который уже успел уронить журнальный столик и залезть на диван. Дина с недовольным выражением лица наблюдала за нами, но так ничего и не сказала. Позже Оксанка рассказала мне, что Дина была категорически против собаки в доме, а Арчи, будто чувствуя её отношение к нему, первое время злобно рычал на неё и даже хотел укусить.

Все последующие дни пролетели для меня, как одно мгновение. Днём я возилась с Арчи, занималась домашними делами, а вечерами, когда Андрей возвращался с работы, мы, как и полагается влюбленным молодоженам, наслаждались обществом друг друга. Мы много разговаривали, строили планы на будущее, смотрели вместе телевизор, а перед сном обязательно прогуливались с Арчи возле дома, глядя на звёзды и наслаждаясь магической красотой тихих морозных ночей…

В середине января из Лапландии вернулись Вадим и Машка. Разумеется, мы отужинали у нас дома, а потом мы с Машкой долго болтали, обсуждая наших мужчин и всё происходящее с нами. Надо сказать, что тогда мы обе были очень счастливы и безумно влюблёны, и это состояние делало нас ещё ближе друг другу.

А вот в конце января прозвенел первый тревожный звоночек, который снова заставил меня на время спуститься с небес на грешную землю и понять, что всё происходящее всего лишь временное затишье перед бурей. Впрочем, до самой бури было ещё далеко.

Двадцать восьмого января была очередная годовщина со дня смерти родителей Андрея. Прошло ровно девять лет со дня их трагической гибели. В тот день всё и началось.

С утра мы с Андреем, Леонидом и Анной отправились на кладбище. Андрей держался молодцом, но когда мы подошли к их могилам, я вдруг заметила, что он плачет. Тихо, по-мужски, без истерик и рыданий. Я подошла к нему и попыталась обнять, но он как будто бы не заметил меня и отвернулся в сторону. Ледяной ветер, который неожиданно поднялся в тот день на кладбище, изо всех сил трепал его мягкие золотистые волосы, а его губы тихо дрожали, как будто он вот-вот зарыдает. Мы положили цветы на могилы Лены и Вениамина, постояли там немного, а потом Анна тихо отвела меня в сторону, дав понять, что Андрей хочет побыть один, наедине со своими мыслями и воспоминаниями. Он простоял там недолго. Мы ждали его в машине, так как на улице стоял тридцатиградусный мороз, и Андрей тоже весь продрог. Его лицо было красным от слёз и от мороза. Но при этом он, как и там, на кладбище, молчал. Мы поехали домой.

Дома Андрей тоже был очень молчаливым. Он будто бы весь ушёл в себя, отключившись от тяжёлой для него реальности. Обед тоже прошёл тихо — никто так и не решился заговорить на какую-либо отвлеченную тему, просто помянули родителей Андрея и молча приступили к еде, хотя есть никто из нас не хотел.

Андрей закончил есть первым и, не говоря ни слова, вышел из-за стола. Леонид пошёл за ним. Я, нехотя доедая остатки гуляша в своей тарелке, сказала, глядя им вслед:

— Андрей всё ещё не оправился после случившегося. Хоть он и пытается это скрыть, но я-то вижу, как ему тяжело.

— Да уж, он пережил страшное горе, бедный! А если учесть то, что… — Анна резко осеклась, как будто хотела сказать что-то лишнее.

— Что учесть? — Тут же переспросила я, чувствуя, что сейчас для меня может открыться ещё одна тайна из всё ещё не до конца известного мне прошлого Андрея. — Анна, умоляю, расскажите мне, что именно тогда произошло. Ведь я имею право знать, что ТАК мучает моего мужа! Я должна это знать!

— Да, ты права, Алиса, ты должна это знать. Поэтому слушай. Всё с начала и до конца. И сама делай выводы. В общем, Лена и Вениамин погибли не совсем случайно. То есть, конечно, это был несчастный случай, но… Андрей был косвенно виноват в этой трагедии, Алиса.

От неожиданности я даже выронила вилку, которую держала в руках. Вот это да! И после этого я ещё могу утверждать, что я знаю своего мужа!

— Я не знаю всех деталей того вечера, — Анна допила вино, которое было налито в её бокал, и продолжила свой рассказ, при этом значительно понизив тон, — мы же с Лёней тогда дома были, сама понимаешь. Но известно мне следующее — в тот вечер Андрей серьёзно поссорился с родителями. По какому поводу — я не знаю. Этого НИКТО НЕ ЗНАЕТ, даже Вадик, хотя он вроде бы знает все тайны Андрея. Но о том вечере он мне потом клялся, что ничего не знает. Сама догадываешься, мы с мужем пытались всё узнать, но… — Она опять замолчала, выпила ещё вина, а потом снова продолжила, — В тот вечер у Андрея с родителями произошла серьёзная ссора. И после этого он убежал из дома. Вениамин тогда звонил Лёне и жаловался. Лене, у которой и без того были проблемы с сердцем, тогда было очень плохо. Лёня мой тогда тоже очень заволновался и решил ехать к ним. Я тоже с ним поехала. Когда мы приехали, Вениамина и Лены уже не было дома. Они уехали Андрея искать. Так нам сказала Дина…

— А Дина? Она знала о том, что произошло тогда? — Неожиданно спросила я.

— Чёрт её знает. Эту бабу не поймёшь. Может, и знала. Но, короче, мы тогда решили подождать у них, думали, что сейчас они вернутся все вместе, ну, или же мы поедем с ними, поможем им Андрея искать. Прошло несколько часов. Мобильный тогда был только у Вениамина, но он забыл его дома. Ночью нам всё же позвонили. Из больницы. Сообщили об аварии… Вениамин скончался почти сразу, его даже не довезли до больницы — у него были серьёзные травмы, при которых обычно не выживают. А Лена была жива. Её прооперировали, но больное сердце не выдержало. Её отвезли в реанимацию, делали всё, что могли, но к утру она тоже скончалась. Так и не придя в сознание.

— А что Андрей? Где он был всё это время?

— Андрей появился только на следующий день. Лёня уже всё подготовил к похоронам. Где он был — мы так и не узнали. Но, похоже, у каких-то приятелей. Когда он вошёл в дом и увидел гробы… Нет, Алиса, я даже рассказывать не могу. У него была настоящая истерика, он кричал, падал на пол, потом упал на гроб Лены и кричал, что это неправда, что его мама жива! С ним творилось что-то страшное. А потом он сказал то, что мне на всю жизнь запомнилось - "Это я должен был умереть, а не они". И всё. Больше он не плакал. Стоял молча, как будто весь ушёл в себя. Вот типа как сегодня. И на похоронах такой же был. Плакал тихо, без истерик. Но было видно, что ему очень плохо.

Закончив свой рассказ, Анна встала и направилась в гостиную. Я пошла за ней, находясь под впечатлением от её рассказа. Из кабинета вышли Леонид и Андрей. Когда я увидела своего мужа, его грустные, полные душевной боли, глаза, мне захотелось подойти к нему, обнять его и сказать: "Я всё знаю. Ты не должен так страдать. Ты ни в чём не виноват, это судьба…". Боже, как банально бы звучали эти фразы! Но я всё-таки подошла к нему и просто обняла. Прижала к себе, как маленького ребёнка. Так мы и стояли. Леонид и Анна, понимая, что они нам больше не нужны, тут же уехали, даже не простившись с нами. Всё было молча, без лишних слов. Мы с Андреем сели на диван, и он опять заплакал. Тихо, не говоря ни слова. А я гладила его по волосам, лицу, рукам… Чувствуя, как ему плохо, как рвётся на части его душа, я была готова на всё, лишь бы облегчить его душевные страдания, но, увы, сейчас я была бессильна, что либо сделать..

Вечером Андрей уехал. Я не стала задавать ему лишние вопросы — после разговора с Анной я стала иначе смотреть на его поведение и на его внезапные исчезновения. И меня начал мучить другой вопрос, уже не связанный с его возможными изменами, но, к сожалению, не менее серьёзный. Тогда я впервые начала сомневаться в психическом здоровье мужа. Конечно, я не психолог, но даже с моими скудными познаниями в этой области, я чётко понимала — такие травмы не проходят без последствий для психики. Вполне возможно, что Андрею нужна помощь профессионала.

За ужином я собралась с мыслями и решила поговорить об этом с Диной.

— Я знаю всё, что случилось в тот вечер, когда погибли родители Андрея, — сказала я, стараясь забыть о наших прошлых разногласиях, — и также я знаю, что тогда вы тоже присутствовали при этой ссоре….

— Вам Анна рассказала? — Тут же догадалась Дина.

— Да, она. Но Андрею лучше об этом не знать. Я не хочу обсуждать с ним этот вопрос. Это слишком болезненно для его психики. Но, вас, Дина, я хочу кое-что спросить…

— Спрашивайте, — Дина отвечала на удивление спокойно, без каких-либо эмоций, и это её спокойствие меня очень задевало.

— Когда Андрей поссорился с родителями, вы, по словам Анны, тоже были дома. И вы, Дина, могли знать, из-за чего это случилось.

— А, ясно, — теперь в её голосе мне послышался сарказм, который она даже не пыталась скрыть, — вы хотите знать, из-за чего Андрей тогда поссорился с родителями, а потом сбежал из дома? А вы сами, Алиса, не догадываетесь, из-за чего это могло произойти?

- Нет, — я даже смутилась, никак не ожидав от Дины такого ответа. — откуда ж мне знать

— А ведь можно догадаться… Из-за любви это случилось, Алиса. Вот собственно весь ответ на ваш вопрос.

— Вот оно что… — Признаться, ответ Дины меня слегка шокировал, хотя в последнее время я уже привыкла к подобным потрясениям, — Значит, у Андрея была девушка, а его родители были против их отношений, так?

— Я не в курсе деталей той истории, Алиса. Да и давно всё это было… Знаю только одно — Андрей тогда был влюблён в какую-то девицу, собирался на ней жениться, но его родители, когда узнали, разумеется, были против столь раннего брака, а дальше сами всё понимаете. Он разозлился, сказал им, что всё равно на ней женится, даже если они ему не позволят, и ушёл из дома.

— Это была Света? Света Вебер? Та девушка, на которой хотел жениться Андрей, это была она, да?

— Вот этого я не знаю, Алиса, и вообще… Вы больше не спрашивайте меня об этом, ладно? Я ничего не знаю о том, что тогда случилось, да и ни к чему сейчас прошлое ворошить!

Сказав это, Дина резко развернулась и ушла на кухню, оставив меня с неприятным ощущением того, что в этом доме ещё полно тайн и секретов, в которые меня посвящать никто не намерен.

Спать я легла в тот день, так и не дождавшись Андрея. И что самое главное — я его уже и не ждала. Поступила так, как советовала Машка — смирилась и приняла неприятную мне действительность. И при этом старалась не думать, ГДЕ и С КЕМ сейчас пропадает мой муж. Правильно говорят — в такие минуты лучше вообще ничего не думать, чем думать о плохом.

Я проспала несколько часов, а потом вдруг проснулась от какого-то шума. Выскочила в коридор. Шум доносился откуда-то сверху. Значит, из той проклятой башни, тут же подумала я и побежала в сторону лестницы, ведущей в башню. Но когда я дошла до запертой двери, там уже было тихо. Ни шума, ни голосов. Может, я схожу с ума и у меня начинаются галлюцинации? Признаться, подобный вариант мне тогда показался очень даже реальным.

Я зашла на кухню и выпила воды. Во всём доме была тишина. Даже Арчи спал на своём месте в гостиной. Побродив немного по тёмному пустому дому, я снова поймала себя на мысли, что я схожу с ума. Поднялась наверх, зашла в спальню и… увидела Андрея, лежащего на нашей кровати.

— Что ты тут делаешь? — Спросила я, испуганно глядя на него, — Как ты вошёл?

— Через чёрный ход, — буркнул Андрей, поправляя подушку, — извини, давай потом поговорим. Сейчас очень спать хочется.

Тяжело вздохнув, я легла рядом с ним, при этом подумав, что теперь я вообще вряд ли засну. Так оно и вышло — Андрей уснул моментально, а я крутилась с боку на бок, и в итоге промучилась так до самого утра.

Утром я опять начала пытать мужа и Дину насчёт башни. Я уже поняла, что черный ход, о котором говорил Андрей, находился именно там, и теперь я требовала от мужа только одного — чтобы он позволил мне зайти в эту чертову башню.

— Алиса, там ничего нет. Холод и пыль. И крысы, которых ты боишься, — говорил Андрей, который явно не хотел, чтобы я туда поднималась, — эта башня чистая декорация, моему отцу просто всегда нравилась готическая архитектура, вот он и спроектировал этот дом так, чтобы было похоже на европейские замки! Маме, кстати, эта идея жутко не нравилась…

— Ну, и что? — Я решила идти до конца и не собиралась сдаваться без боя, — Я имею право посмотреть, что там такое! И, кстати, я хочу знать, почему ты вчера зашёл через чёрный ход?

— Чтобы никого не будить, ночь же была! Если бы я вошёл через парадный вход, то проснулся бы Арчи, потом Оксанка, Дина… Короче, ты спрашиваешь ерунду, честное слово!

И он уехал на работу, даже не поцеловав меня на прощание. Забыл? Или это было умышленно? Немного подумав, я пошла на кухню и увидела там Дину с огромным пакетом в руках.

— Что это? — Спросила я, указав на пакет.

— Хлам всякий, я сейчас отнесу его на помойку, — быстро ответила Дина, отодвигая пакет на задний план.

— Я хочу войти в башню, — решительно произнесла я, — и я войду туда. Так что дайте мне ключ. И не забывайте, что здесь хозяйка я, и вы ДОЛЖНЫ исполнять мои приказы, Дина.

Не ожидав от меня такого напора, Дина быстро вынула из кармана связку ключей и нехотя сказала:

— Хорошо, идёмте. Но Андрею ни слова об этом. Иначе он будет очень недоволен.

Я кивнула и пошла следом за ней. Мы поднялись в башню, и там Дина всё-таки открыла дверь загадочной комнаты. Мы вошли туда вместе — сначала она, потом я.

— Ну, смотрите, — ехидно усмехнувшись, сказала Дина, — можете заглянуть во все углы. Если увидите крыс, то знайте — я вас предупреждала.

Я огляделась по сторонам. Комната была овальной — с одной стороны было несколько маленьких окон, рядом с которыми стоял старый потёртый диван. Рядом с диваном стол. Тоже старый и весь в пыли, под которым валялись какие-то ящики. А с другой стороны — дверь, тоже запертая. И всё.

— Как тут холодно, — поёжилась я, — а это что за дверь? Она связана с чёрным ходом?

— Да, конечно. Она выходит на лестницу, а лестница ведёт вниз, к запасному выходу. Это было придумано на случай пожара.

Постояв ещё немного, я подошла к окошкам, из которых открывался очень красивый вид на лес, расположенный недалеко от коттеджного городка, а потом всё-таки вышла, при этом стараясь не смотреть на Дину, которая по сути оказалась права - ничего интересного я в закрытой комнате не нашла, разве что удовлетворила своё любопытство.

…Прошло ещё несколько дней. Начался февраль. Машка и Вадим начали встречаться официально, и вроде как дело шло к помолвке. А как верила Машка — к свадьбе. По этому поводу мы все вчетвером отужинали в дорогом ресторане, куда нас пригласил Вадим. Он выглядел очень довольным, говорил длинные тосты и твердил, что любовь сотворила с ним настоящее чудо.

— Если бы год назад мне кто-то сказал, что я буду думать о помолвке, я бы ни за что не поверил, — смеялся он, прищуривая при этом свои небольшие светло-коричневые глаза, — но встреча с этими чудесными девушками изменила наши жизни, Андрей. Сначала твою, потом мою, — он опять рассмеялся, а потом, как мне показалось, подмигнул, при этом продолжая смотреть в мою сторону.

В моей жизни тогда тоже начались кое-какие перемены. Во-первых, я вышла на работу. Андрей поначалу был против моей идеи работать в школе, но потом, немного подумав, согласился. Школа была частная и очень приличная, она располагалась недалеко от нашего коттеджного городка, а если говорить по меркам Москвы — почти рядом. На машине ехать всего двадцать минут. Кстати, машина у меня тоже появилась. И не абы какая, а красная "Тойота" — подарок Андрея на День Святого Валентина. Такого подарка я, разумеется, от него никак не ожидала и буквально визжала от радости, увидев в своей руке ключи от симпатичной красной машинки, которая уже стояла прямо под окном нашей спальни.

Итак, на работу я ездила всего два раза в неделю, но даже этого мне хватало, чтобы не скучать дома и при этом чувствовать себя полезной. Анна меня понимала и полностью поддерживала во всех моих начинаниях.

— Ну, что там у тебя с Диной? — Спросила она меня, когда мы как-то после занятий заглянули в симпатичное кафе, расположенное напротив школы, — Холодная война продолжается или она уже успокоилась и поняла, что всё бесполезно?

— Да не знаю, я уже и не думаю о ней, если честно. Войны, конечно, нет, но взаимная неприязнь… Мне кажется, что это у нас никогда не кончится.

— И это совсем неудивительно. Она же любит власть и не хочет никому подчиняться! Помню ещё при покойной Лене она вела себя так, будто она, Дина там всем командует! Никогда не забуду, как Лена перед ней отчитывалась во всём, а эта змеюка смотрела на неё с видом хозяйки и ещё делала недовольный вид, если Лена вдруг забывала что-то купить из продуктов или делала перестановку в доме, не посоветовавшись с Диной. Нахалка, одним словом!

— А отец Андрея как с ней обращался?

— Насколько я помню, с уважением, но более строго, чем Лена. Вообще, Вениамин был такой, ну, сухой, что ли… Нет, он был неплохой человек, Лену с Андрюшей очень любил, но такой уж у него характер был, ничего тут не поделаешь.

— А сам Андрей? — Неожиданно спросила я, — Какие у него были отношения с Диной?

— Не знаю, Алиса. Андрей всегда был скрытным мальчиком, а я особо никогда этим не интересовалась. Знаю только, что она вроде как Лене с ним помогала — уроки учила с Андреем, забирала его из школы, присматривала за ним, когда Лена и Вениамин уезжали. Но насчёт их отношений мне мало что известно. Насколько я знаю, он её всегда уважал, относился к ней, как к члену семьи… И всё. А почему ты спрашиваешь?

— Да так, просто любопытно, — быстро ответила я и тут же перевела разговор на другую тему. Но её слова насчёт Дины почему-то прочно засели у меня в голове.

Андрей. Зима 2000 года.

В тот вечер мы опять были вдвоём. Я и Она. Предки укатили в гости к дядя Леониду с Анной, а я им наврал, что у меня полно уроков, и остался дома. С Ней.

Как только их машина отъехала от нашего дома (я специально наблюдал из окна, чтобы они, не дай Бог, не вернулись), я тут же подошёл к своей Любимой, которая, как всегда что-то делала на кухне, и сказал:

— Наконец-то, мы остались одни. Ты ведь тоже этого хотела, да? — Я попытался её обнять, но Она тут же отстранилась от меня и попросила "не начинать снова".

— Но почему ты не хочешь, чтобы мы снова сделали то, что делали тогда? Ведь нам было так хорошо тогда!

— Это неправильно, Андрей, пойми это! Если кто-то узнает о том, что мы тогда делали…. Я даже не представляю, что тогда будет!

— Тебя пугает то, что я несовершеннолетний, да? Но ты не волнуйся, любимая, я никому ничего не сказал, даже Вадику! Все по-прежнему считают, что я ещё девственник!

— Это нехорошо, Андрей, и даже не спрашивай, почему, — Она отвернулась к плите, продолжая жарить картошку для меня на ужин, — сейчас я приготовлю тебе ужин, ты поешь и будешь учить уроки в своей комнате.

— Не буду я учить уроки! Я хочу быть с тобой, пожалуйста, пойми! Я так соскучился по тебе, любовь моя…

Я снова попытался обнять Её. На этот раз Она не сопротивлялась. Потом мы опять целовались, а после того, как повторилось всё то, что было в прошлый раз (только на этот раз всё было намного лучше!), Она молча встала и начала одеваться, стараясь при этом не смотреть на меня.

— Ну, не уходи, пожалуйста, — взмолился я, — побудь со мной ещё немножко, прошу! Если не хочешь, мы больше не будем это делать, просто поговорим, помечтаем о том, как мы будем жить вместе…

— Андрей, — Она всё-таки обернулась и серьёзно посмотрела на меня, — пойми, пожалуйста, мы НЕ БУДЕМ жить вместе. Так, КАК ты хочешь, не будем. Никогда.

— Но почему? Ведь мы любим друг друга, и очень скоро мы сможем пожениться! Вот увидишь, мама с папой всё поймут, они тебя любят, и будут только рады, если ты будешь членом нашей семьи!

— Какой ты ещё маленький у меня, — рассмеялась она, присаживаясь рядом со мной, — совсем ребёночек…

— Не ребёнок я! Ты сама прекрасно знаешь, что я уже мужчина!

— Если ты мужчина, то докажи это. Рассуждай, как взрослый, Андрей.

— Я тебя не понимаю… Ну, почему мы не можем быть вместе? Объясни, пожалуйста!

— А ты сам не догадываешься? Я же старше тебя, пойми. Представь, Андрей, я бы могла быть твоей матерью.

— Но ты не моя мать! Ты — моя любимая, моя женщина, моя невеста! А то, что ты старше меня, это ерунда. Главное, это наши чувства!

Она молчала, внимательно слушая меня. А потом потрепала по волосам, как маленького, и сказала:

— Всё это пройдёт, Андрей, вот увидишь. Ты влюбишься в девушку своего возраста, а то, что было между нами, так и останется нашим маленьким секретом… И ты будешь со смехом это вспоминать, тебе самому лет через пять смешно будет, когда ты вспомнишь то, что мне сейчас наговорил, дурачок мой маленький.

Ну, вот опять она назвала меня маленьким! И ничего, что я выше её ростом, причём уже на полголовы? И ещё я её мужчина, который её любит и хочет на ней жениться! А она опять заладила своё — маленький, маленький… Я подошёл к ней и снова обнял её. В этот момент я чувствовал себя старшим — это Она в моих объятиях была такой маленькой, как будто девочка. И мне было очень приятно это сознавать — я хотел быть её опорой, её защитником, хотел дать ей то, чего она была лишена всё это время, живя в одиночестве и посвящая всё своё время только мне и домашней работе. Мне хотелось, чтобы жизнь моей Любимой изменилась, чтобы она жила так, как, например, живёт моя мама — ездила в салоны красоты, покупала дорогую одежду и драгоценности, ходила бы со мной на вечеринки, а не стояла целый день на кухне, растрачивая свою молодость и красоту на эту неблагодарную работу.

— Вот увидишь, — сказал я, лаская её красивые, чёрные волосы, — когда мы поженимся, ты быстро привыкнешь к новой жизни. Я буду покупать тебе украшения, подарки, мы будем путешествовать, потом ты родишь мне ребёнка…

— Нет! — Резко оборвала Она меня, как будто бы чего-то испугавшись, — Не говори больше такого! Никогда! У нас не будет общих детей, это невозможно, Андрей.

- Почему? Ты не хочешь детей? Или ты не можешь рожать?

— Пожалуйста, не спрашивай, хватит! — Она была готова разрыдаться, — Давай забудем о том, что было между нами сейчас и тогда… Это не может больше повториться, никогда!

Она ушла, а я остался один и долго думал о нас и о том, что будет дальше, а потом всё-таки решился снова поговорить с ней. Она сидела на кухне, просто молча сидела и думала. У неё было очень грустное лицо. Похоже, она плакала, потому, что её глаза покраснели и припухли от слёз. Я сел напротив неё и взял её за руку. Она молчала и гладила мою руку. Потом она первая нарушила наше общее молчание и спросила:

— Что у тебя с этой девочкой, Светланой? И не обманывай, что она тебе не нравится, ведь я же видела, как ты поцеловал её тогда, когда вы вышли из дома… Ну, когда она за тобой заходила на прошлой неделе.

Ох, теперь всё понятно. Она просто ревнует меня к Свете. Ревнует! От одной только мысли об этом моя душа наполнялась приятным теплом, будто туда проникал луч солнца.

— Да не ревнуй ты! Света мне нравится, но я её не люблю! И у нас с ней никогда ничего не было, что было с тобой. И не будет. Ты будешь моей единственной женщиной и единственной любовью. Поверь!

Она тяжело вздохнула и посмотрела на меня так, будто была очень мной недовольна. Я подошёл к ней и снова хотел её поцеловать, но она встала и сказала, что мне надо поужинать. Тем более, что ужин уже давно готов.

- А ты посидишь со мной? — Спросил я, наблюдая за тем, как она накладывает мне на тарелку мою любимую жареную картошку.

— Конечно, посижу. Куда же я денусь от тебя?

— Значит, ты всегда будешь со мной? Если я очень-очень тебя попрошу об этом!

— Ну, разумеется, я всегда буду с тобой. Кто же, кроме меня, приготовит твою любимую картошку, а потом поможет тебе решить задачку по алгебре? А теперь ешь, пока всё не остыло..


Алиса. Зима-весна 2010 года.

В конце февраля морозы, которые стояли в Центральном регионе России чуть ли не с Нового Года, наконец-то, закончились, и в воздухе неожиданно запахло весной. Начал таять снег. Арчи подрос и ещё больше похорошел. Он стал для меня настоящим другом, и поэтому всё своё свободное от работы время я посвящала либо ему, либо Андрею. Кстати, два моих любимых "мужчины" вполне дружили между собой и ни капли не ревновали меня друг к другу.

Машка и Вадим опять укатили за границу, разумеется, по просьбе Машки. На сей раз они улетели в тёплые края, на экзотический остров Бали. Машка звонила мне каждый день и твердила, что у них очень жарко, и поэтому они практически не вылезают из моря. Даже по ночам купаются.

В тот день я вернулась с работы чуть позже обычного — по дороге попала в пробку, в которой простояла больше часа. Когда я приехала домой, то была уверена, что Андрей уже дома. Дело в том, что вечером мы планировали съездить в театр, вместе с Леонидом и Анной, и поэтому я была уверена, что муж уже приехал и с нетерпением ждёт меня, готовый к выходу. Но его не было. Я тут же набрала его рабочий номер, но там мне сказали, что Андрей уже выехал. Позвонила на мобильный. Муж не ответил. В моей душе неприятно зашевелилось НЕЧТО, очень похожее на дурное предчувствие. И, увы, на сей раз интуиция опять меня не подвела. Андрей появился дома только через три часа после моего приезда. По моим подсчётам спектакль уже давно начался, и мы никак на него не успевали. Точнее, мы на него уже не успели.

— Где ты был? — Спросила я, едва увидев его в дверях, — Я тебе звоню, звоню, а ты даже не отвечал! И, между прочим, мы уже опоздали на спектакль!

— Я спал, — нехотя ответил Андрей.

— Как спал? Где?

— В машине. Выехал с работы и неожиданно вырубился. Потом проснулся… Думал, что проспал всего-то минут пять, от силы десять, а как взглянул на часы — так ахнул — почти два часа прошло!

— Ну и ну! А часто у тебя бывает такое? — Кажется, я уже забыла и о спектакле, который сейчас, наверное, заканчивался, и об испорченном вечере. Меня волновал только мой муж.

— Да нет… Было как-то пару раз. Один раз я уснул в гостях у… одного знакомого, потом ещё в машине было такое. Я как будто отключаюсь, Алиса. И теряю счёт времени. Мне кажется, что прошло несколько минут, а на самом деле проходит несколько часов! Это просто ужас какой-то!

— Тебе надо обратиться ко врачу, — серьёзно сказала я, — такие проблемы никак нельзя запускать.

— Ко врачу? Да ладно! К какому ещё врачу? — Андрей явно был недоволен моим предложением.

— Ну, к невропатологу, например. Или к психотерапевту…

— Ой, Алиса, не смеши! Я не верю, что они помогут. Только будут гонять на анализы, обследования там разные, а в итоге так ничего и не найдут. Ты, что, нашу медицину не знаешь? Да и потом, со мной всё в порядке, просто я устал на работе, и от этого вся эта ерунда началась. Ладно, я пойду отдохну, а завтра всё будет хорошо, вот увидишь!

Однако я не была так уверена, что с мужем всё в порядке, и мои худшие опасения вскоре подтвердились. Когда я поднялась в спальню, Андрей опять вёл себя очень странно.

— Тут кто-то был, — твердил он, испуганно глядя на меня, — пока я ходил в душ, кто-то выключил мой мобильный, а потом трогал мои вещи! И такое уже не в первый раз. В офисе сегодня было тоже самое. У меня даже несколько важных бумаг пропало! А потом мне показалось, что кто-то сидел в моём кресле, пока меня не было.

Он резко замолчал и подбежал к зеркалу. Увидев своё отражение, он сильно побледнел, а его красивое лицо исказила гримаса ужаса.

— Я должен уехать, — неожиданно сказал муж, — извини, я вернусь позже.

Видя его возбужденное, и как мне тогда показалось, ненормальное состояние, я попыталась его остановить.

— Прекрати! Ты не помешаешь мне! — Он грубо оттолкнул меня, и я упала на кровать, — Никто мне не помешает!

С такими словами он выбежал из комнаты, на ходу застёгивая на себе рубашку и брюки.

…Андрея не было дома до следующего вечера. Я позвонила Леониду, но тот ничего не знал о местонахождении моего мужа.

— Что с Андреем, Леонид? — Спросила я, надеясь, что хотя бы родственник моего мужа сможет мне что-то объяснить, — Вчера он вёл себя очень странно. Говорил, что за ним следят, кричал и был очень похож на сумасшедшего! Я серьёзно, Леонид, вы не думайте, что я из мухи слона делаю, нет! Это чистая правда. Вчера вечером Андрей был сам на себя не похож, в него будто бес вселился.

— Такое уже было, — тяжело вздохнул мой собеседник, — после смерти Вени и Лены. Тогда Андрей много пил и вёл себя… ненормально. У него даже были галлюцинации.

— О, Господи! — Я даже присела на диван, при этом едва не выронив из руки телефонную трубку, — Значит, Андрей… он… болен?

— Как тебе сказать, Алиса… Он, конечно, не сумасшедший, но тогда вёл себя действительно очень странно. Мы его даже к психологу водили. Потом, когда он вернулся из Америки, ему стало лучше. Причём значительно лучше. Он тогда учился и жил в Москве, квартиру снимал. Встречался с девушками, развлекался… Потом работать начал. Я уже думал, что всё это давно прошло, но теперь понимаю, что нет. Похоже, придётся его врачу показать.

Когда Андрей всё-таки объявился, выглядел он просто ужасно. Но алкоголем от него не пахло, он просто был очень уставшим и, похоже, не выспался. Я проводила его в спальню и там всё же решилась серьёзно поговорить с ним.

— Андрей, — мягко, но решительно начала я, — что с тобой происходит? Пойми, я же вижу, что с тобой что-то не то. Тебе нужна помощь. Нужен врач…

— Пожалуйста, прекрати! — Он опять начал раздражаться, — Мне надоели эти разговоры. Я не сумасшедший, ясно тебе? Я не сумасшедший!

— А я и не говорила, что ты сумасшедший, — смущенно ответила я, чувствуя, что всё это бесполезно, — но ведь к врачам ходят не только сумасшедшие… У нормальных людей тоже могут быть проблемы. Ты же сам говорил, что ты устаёшь от работы, постоянно напряжён. Вот с этого и могут начаться проблемы, поэтому очень важно вовремя начать лечение.

Андрей же меня не слушал, он уже переключился на чтение газеты, которую нашёл на тумбочке рядом с кроватью. Я тяжело вздохнула и спустилась вниз. Зашла на кухню, где Дина занималась ужином и, поняв, что у меня нет другого выхода, решила поговорить с ней о проблемах Андрея.

— Вы его с детства знаете, Дина, он вырос у вас на глазах! И все эти годы вы каждый день его видели, общались с ним. Скажите, Андрей и правда… не совсем здоров?

— С чего вы это взяли? — Дина настороженно посмотрела на меня.

— С того, что он часто исчезает, ничего никому не сказав, у него бывают "отключки" сознания, даже галлюцинации! Представьте себе, вчера он заявил, что за ним кто-то следит. Трогает его вещи, пока его нет в комнате!

— Мдя, — Дина покачала головой, не отрываясь от плиты, — вы правы, надо что-то делать. Вы хотите, чтобы я уговорила его сходить к врачу?

— Если вы сможете, то…

— Смогу. Или по крайней мере попробую. Завтра же, — Дина отошла от плиты и села за стол, — что смогу, то сделаю. Если всё действительно так далеко зашло, то ему нужно лечение.

Впервые за всё время нашего знакомства с Диной, я была с ней полностью согласна. И очень надеялась на её помощь. О наших прошлых разногласиях и проблемах я на тот момент уже забыла, так как на фоне того, что происходило с Андреем, всё остальное казалось незначительной ерундой.

Утром следующего дня я спустилась вниз и услышала, как Андрей громко спорит с Диной в кабинете.

— Прекрати, оставь меня в покое! — Кричал он на весь первый этаж. Казалось, что у него вот-вот начнётся истерика, — Вы все хотите меня убедить, что я псих, но это не так! И ты лучше других знаешь о том, что я прав! Ты знаешь, что я…

— Андрей, возьми себя в руки, умоляю, — перебила его Дина, — тебе нужно лечение. Нужен врач. Тогда тебя вылечили, и ты забыл об этом. Вот и сейчас будет то же самое.

— Сейчас всё иначе! И ты сама знаешь почему! Прекрати лгать, Дина, прекрати! Хоть один раз в жизни скажи правду! Признайся в своём грехе!

— Успокойся, — она резко встряхнула его за плечи, — у тебя истерика. Это ненормально. Тебе нужно лечение, Андрей!

— Нет! Замолчи! Заткнись! — Андрей кричал так, словно в него вселился дьявол, а его руки дрожали от ярости, — Я тебя ненавижу! Я всех вас ненавижу!

Тут он резко замолчал и перевёл взгляд на меня. Его глаза горели каким-то ненормальным огнём, и в них было отражено только одно чувство — ненависть. Похоже, он ненавидел всех, включая и самого себя.

— Уйди! — Закричал он, глядя на меня, — Убирайся! Обе убирайтесь! Вы обе мне надоели!

Я хотела выйти, но Андрей меня опередил — он сам выскочил из кабинета и побежал наверх. В первый момент я хотела пойти за ним, но Дина меня остановила, осторожно взяв рукой за плечо.

— Не ходите за ним. Он сейчас в башне, наверное. Он всегда там запирается, когда ему плохо.

Дина оказалась права. Спустя пару часов после этого скандала, Андрей всё-таки вышел из башни. И начал просить прощение.

— Забудь об этом, Андрей, — немного растерявшись, сказала я, — не стоит вспоминать, правда. Я уже всё забыла, клянусь!

— Ты… ты самая лучшая женщина на свете! — Он подошёл ко мне и начал целовать мои руки. — Прости, что не ценю тебя, твою любовь, твоё терпение! Ты такая хорошая, Алиса…

И тут он расплакался. Плакал так, как обычно плачут обиженные дети. Положив его голову к себе на колени, я начала гладить его мягкие волосы, при этом приговаривая:

— Всё будет хорошо, вот увидишь. Я тебе это обещаю, любимый...

Когда Андрей успокоился и заснул, я ещё долго сидела возле него и смотрела на его красивое нежное лицо, такое любимое и родное. Тогда мне очень хотелось верить, что всё действительно будет хорошо…

Глава 6.

Андрей. Осень 2009 года.

Сейчас в моей жизни есть только два по-настоящему дорогих мне человека. Это мой брат и моя невеста. Алиса… Я познакомился с ней совсем недавно, но я верю, что она может изменить мою никчемную пустую жизнь. Ведь мне уже двадцать шесть. Хотя Руслан говорит, что это ещё совсем немного, и у нас с ним вся жизнь впереди, но мне кажется, что мне пора что-то менять в своей жизни, а именно — жениться. Руслан полностью разделяет моё решение и поддерживает меня в этом.

Этот день рождения мы впервые отмечали вместе. Вдвоём. Никаких женщин, друзей, родственников. Только я и мой брат. Сначала мы посидели в баре. Выпили, поболтали обо всякой ерунде, посмеялись, подшучивая друг над другом. Многие девушки кокетничали с нами и даже хотели познакомиться. То есть они хотели познакомиться с Русланом, а не со мной, так как он лучше меня. А он шутил и говорил, что они хотят меня, так как олигархи на дорогих машинах сейчас больше пользуются спросом, чем бедные безработные художники. Но всё-таки он лучше. Я смотрю на его красивое лицо, покрытое приятным золотистым загаром, на его взъерошенные, изрядно выгоревшие на солнце, волосы и понимаю, что я всего лишь его бледная копия. Нет во мне той жизненной мудрости, той уверенности в себе и того магнетизма, свойственного только одаренным людям, таким, как Руслан. Он всего добился сам, в то время, как мне всегда кто-то помогал. Меня всюду устраивали — с самого детства, когда отец, несмотря на мои неважные оценки по многим предметам, перевёл меня учиться в престижный колледж для отличников. А потом сам устроил в университет. И сам выбрал мне профессию. А я учился. Что ещё мне оставалось? Моя жизнь изначально была решена — я должен хорошо выучиться в школе (а если вдруг плохо, то мне всё равно купят хорошие оценки, это же сейчас не проблема!), потом хорошо отучиться в университете (диплом тоже можно купить, так что напрягаться особо не пришлось), а после этого, наконец-то, занять заветное кресло отца в его кабинете на фирме. И вести его бизнес, в котором я, в общем-то, тоже не особо разбираюсь. У меня куча помощников, консультантов и всяких разных специалистов, которые решают за меня все тонкости моего бизнеса. Моего! А я только подписываю бумаги, езжу на переговоры и делаю вид, что работаю. Вот и всё. Вот и вся моя жизнь.

— Как ты думаешь, — спросил я у брата, — кто из нас старше? Ведь кто-то из нас всё равно раньше появился на свет.

— Ты, — уверенно ответил Руслан, — я родился вторым.

— А я так не думаю. Мне кажется, что ты родился первым. Ты рассуждаешь так, будто ты действительно старше. Причём не на несколько минут, а на несколько лет.

Руслан рассмеялся и предложил ещё выпить. Мы выпили. Потом Руслан предложил мне пойти к нему в квартиру. Оказывается, она тут, недалеко. Мы вышли. На улице шёл неприятный осенний дождь, всюду были лужи, но нам было весело и хорошо. Вот бы так всегда, думал я, всегда вместе. Тогда бы я даже мог никогда не жениться. С Русланом мне никто не нужен — ни друзья, ни женщины, ни семья. Он всё для меня.

Дома у Руслана мы ещё немного посидели на его тесной кухне, а потом к нам заглянула Ная. Та самая подружка Руслана, художница, с которой он тогда меня познакомил. Сегодня она мне показалась намного симпатичнее, чем там, в кафе, но её приход меня, прямо скажем, не порадовал. Зачем здесь ещё эта Ная, когда нам и так хорошо?

— Зачем ты её позвал? — Шепнул я Руслану, — Ведь нам было так хорошо вдвоём…

— А ты всё равно скоро уснёшь, — усмехнулся Руслан, протягивая мне ещё одну рюмку коньяка, — и что мне теперь, одному скучать, что ли?

Он оказался прав. Я уснул очень быстро, на его диване в комнате. Запах краски и шум, который доносился с кухни, мне совсем не мешали, и засыпая, я опять подумал — вот бы так всегда, с Русланом, в этой квартирке… И уснул. Проснулся утром. Увидел довольного Руслана, который уже давно был на ногах.

— Какой хороший день сегодня! — Сказал он, раздвигая шторы, — Смотри, прямо золотая осень! И солнце светит почти как летом.

Да, погода стояла отличная, но настроение у меня почему-то испортилось. Я опять начал уговаривать Руслана переехать ко мне, но это было бесполезно. Руслан ясно дал понять — он не хочет, чтобы кто-то знал о наших встречах. Иначе он исчезнет навсегда. Потерять брата, которого я столько лет искал, для меня представлялось почти что концом света, и поэтому я был согласен на любые его условия. Лишь бы он был рядом.

Потом мы шли по улице и говорили о наших мечтах. Каждый о своих. И оба пришли к неутешительному выводу — мы бы очень хотели родиться заново. Оба. И прожить свою жизнь сначала, но совсем иначе, не так, как мы её проживали.

— Но ты же счастлив в своей жизни! — Удивился я, — Тебе ничего не надо, ты всем доволен! Или, — я на минуту замолчал, обдумывая то, что только что пришло мне на ум, — ты всё-таки хотел бы изменить свою жизнь? Стать таким, как я?

— Таким, как ты, точно нет, — Руслан усмехнулся, — но изменить свою жизнь я бы хотел.

— И как? Как бы ты хотел изменить свою жизнь?

— Хотел бы съездить в Италию, посмотреть тамошние галереи, увидеть работы знаменитых художников… Я же с детства мечтаю побывать в галереи Уффици. Эх, мечта, мечта! Рафаэль, Леонардо да Винчи, Сандро Боттичелли, Джорджоне, Тициан…

— А я там был, Руслан.

— Да? И как там? Понравилось тебе? — Глаза Руслана тут же загорелись.

— Честно? — Я криво усмехнулся, встретившись с ним взглядом, — Мне тогда было лет четырнадцать, наверное. Мы ездили с мамой - у нас был тур по городам Италии. Ну, вот, и когда мы побывали в Уффици, я уже так утомился всеми этими экскурсиями и переездами из города в город, что мне было как-то всё равно… Меня вообще живопись особо не интересует, ты же знаешь.

— Догадываюсь. Тебе, наверное, было там скучно. А ты знаешь, — Руслан мечтательно заулыбался, при этом глядя куда-то вдаль, — когда мне было лет четырнадцать, я тоже как будто там побывал. Во Флоренции, в Уффици! Мне постоянно снилось это место, причём так реально, будто я там был НА САМОМ ДЕЛЕ! У тебя никогда такого не было, Андрей?

— Почему? Было пару раз. Один раз мне приснилось, что я рисую. Также, как ты. Представляешь? И у меня всё ПОЛУЧАЛОСЬ. Я рисовал небо, облака, деревья, цветы. И у меня было такое ощущение, что всё это уже было на самом деле, понимаешь?

— Отлично понимаю. Поверь!

— А давай, — меня вдруг осенила мысль, от которой мне стало очень легко и весело на душе, — вместе уедем. В Италию. Плюнем на всё и уедем.

— А что? Неплохая идея! Надо подумать, — Руслан весело рассмеялся, — Я бы съездил…

Так мы дошли до стоянки, где я бросил свою машину, и там расстались. Всю дорогу я думал о поездке в Италию и о том, как нам будет хорошо вдвоём. Но, увы, эта мечта так и не осуществилась.

В следующую нашу встречу, когда я опять заговорил об этой поездке, Руслан неожиданно отказался. Сказал, что у него есть какая-то работа, и пока он никак не может.

— Потом как-нибудь съездим, — сказал Руслан, похлопав меня по плечу, — у нас ещё вся жизнь впереди, всё успеем!

Вот он какой, мой брат. Оптимист. И всегда умеет поднять настроение. А у меня не получается так легко ко всему относиться. Мне всегда плохо, грустно, одиноко. Даже рядом с Алисой я не чувствую себя до конца счастливым. И мысль о нашей скорой свадьбе меня совершенно не радует.

В тот вечер я возвращался как раз со свидания. Сегодня мы с Алисой обсуждали нашу предстоящую свадьбу. До неё оставалось всего десять дней — совсем мало, а ведь столько ещё нужно сделать! Все мои знакомые удивлялись, почему мы так торопимся, некоторые даже начали намекать на то, что Алиса беременна. Смешно! У нас с Алисой даже близости-то ни разу не было. Но некоторым об этом лучше не знать. Даже Вадику, который вроде как мой самый близкий друг и знает все мои тайны. Но не все, конечно, далеко не все!

Зачем я тогда заглянул в то кафе, честно скажу, не помню. Вроде бы пробка была, и пришлось остановиться. Зашёл в кафе, попросил принести чашечку эспрессо. И тут прямо напротив меня совершенно неожиданно возникла, как будто из воздуха появилась, ОНА!

— Привет, — она кокетливо улыбнулась, — можно присесть за твой столик?

— Садись, — нехотя ответил я, — что будешь пить?

— Принесите мне, пожалуйста, каппучино с корицей, — обратилась она к официанту, а когда тот записал заказ и быстро отошёл к другому столику, снова обратилась ко мне, — ну, что, ты жениться надумал? Правда, что ли?

— Да, правда. И не понимаю, чему ты удивляешься. Ведь ты же вышла замуж. И вроде как счастлива. А мне нельзя?

— Можно, конечно, — она помолчала, а потом неожиданно взяла меня за руку и прошептала, — может, поедем ко мне сейчас? Муж в отъезде, в Германию укатил на неделю. Вспомним старые времена…

— Света, не надо! Нечего нам вспоминать. Ты сама всё решила. Вышла за другого, уехала с ним в Гонконг…

— В Сингапур мы уехали вообще-то...

— Какая разница? — Искренне возмутился я, — Хоть на планету Нибиру! Важно, что ты ПРЕДАЛА меня!

— Что? - Сейчас она была не менее возмущена, - Я тебя предала? Разве? Ты сам меня предал, дорогой! Или забыл, как в постели называл меня именем ДРУГОЙ женщины? Не помнишь, да? Так я тебе память освежу! Ты и во сне её звал потом, и говорил, что любишь! Думаешь, приятно мне было? Вот и пришлось выходить за Матвея. Он человек надёжный, с папой в хороших отношениях…

Черт! Услышав такое, я вдруг испытал непреодолимое желание провалиться сквозь землю. Мне стало стыдно и противно. Я столько времени обвинял Свету в предательстве, в измене, а теперь выходит, что это я ПРЕДАЛ её! Но как такое возможно, чтобы я, занимаясь любовью с девушкой, которая мне тогда очень нравилась, всё равно думал о ТОЙ, Другой?! Нет, это было слишком даже для меня.

— Андрей, куда ты?! — Закричала мне вслед Света, — Постой, что случилось-то?!

Но я её уже не слышал. В моей голове опять всё перепуталось, а внутри меня будто разлили обжигающий кипяток. Не помню, как я тогда добрался до дома… Бросил машину, снял обувь и бегом бросился в свою комнату. Достал фотографии, на которых мы были со Светой и начал вспоминать…

…Наш роман со Светой начался сразу после моего возвращения из Америки. Тогда, пытаясь забыть о том, что мне пришлось пережить по вине ДРУГОЙ, Той самой, которая так жестоко поломала мою жизнь, я цеплялся за наши отношения со Светой, как за спасательный круг в открытом море, надеясь, что любовь этой красивой и, как я тогда был уверен, влюбленной в меня девушки поможет мне, наконец, оставить в прошлом страшные воспоминания о былой любви.

Так оно и вышло. У нас со Светой начался красивый и вполне серьёзный роман. Я переехал жить в Москву, чтобы почаще бывать рядом с ней. Мы даже начали говорить о женитьбе, как вдруг Света исчезла. Я звонил ей домой, но её родители говорили, что она уехала отдыхать. По мобильному она не отвечала. Тогда я нашёл её подруг и допросил их, желая узнать, что именно произошло. И узнал. Света, оказывается, уже месяц как замужем. Свадьба была скромная, так как они с женихом торопились заграницу. Там у её мужа был какой-то бизнес. Поэтому их расписали быстро, через неделю после подачи заявления в ЗАГС, а потом они сразу же улетели. На полгода. Светиному мужу надо было что-то там наладить. Кстати, этим счастливчиком стал никто иной, как друг и партнёр её отца, которого я несколько раз видел у них дома.

…Покрутив в руках несколько фотографий, на которых мы были сняты со Светой, я быстро разорвал их пополам. Те части, на которых был я, сунул обратно в альбом, а оторванные половинки со Светой, бросил в мусорное ведро. Всё, с прошлым покончено. Нужно жить настоящим. Недолго думая, я вынул из кармана мобильный и набрал номер Алисы…

Алиса. Весна, 2010 год.

Прошло две недели с того дня, как у Андрея был последний приступ. Всё вроде было в порядке, но дурное предчувствие, ощущение того, что должно случиться что-то плохое, не оставляло меня ни на минуту. Однажды я всё-таки решилась и попросила тётю Любу разложить для меня карты. Я очень хотела узнать, что нас с Андреем ждёт в будущем.

— Только прошу, — сразу же предупредила я, — говори мне всё, что ты увидишь. Какой бы ужасной не была правда.

— Хорошо, — кивнула тётя Люба, — так и быть. Буду говорить правду, только правду и ничего, кроме правды. Но пока я вижу, что всё хорошо. Честное слово, Алиса. Карты говорят мне, что скоро в твою жизнь придёт настоящая любовь. И эта любовь принесёт тебе много счастья.

— Как понять скоро? — Насторожилась я, — А что, сейчас её, этой любви, нет рядом со мной?

— Вроде как и есть, но… Я ничего не понимаю, дорогая, честное слово! Вот смотри, тут сказано — рядом с тобой сейчас находится мужчина, а рядом ещё один мужчина. Как бы его тень. И этот второй мужчина будет твоей любовью. И отцом твоих будущих детей!

— Так это всё-таки Андрей или нет?

— Не знаю, говорю же тебе! Или мои карты стали такие старые, что у них приключился маразм, либо я сама старею и перестаю понимать их намёки! Вроде как это Андрей, но вроде как и не он… Тьфу, ничего не понимаю.

Я, конечно, не предала большого значения её словам, но задуматься — задумалась. Тень Андрея. Что бы это значило? И в том кошмаре, который мне приснился во время нашей размолвки с мужем, тоже была ТЕНЬ! И эта Тень убивала Андрея. Нет, я схожу с ума. Однозначно. Такая ерунда бывает только в фильмах ужаса, которые я, кстати, никогда не смотрю, а в жизни всё гораздо проще. А потом, чтобы немного улучшить себе и тёте Любе настроение, спросила:

— Ну, а что там про детей было сказано? У нас с Андреем дети будут?

— Да, будут. Двое. Вот тут это ясно сказано. Двое детей.

Вернулась домой я, разумеется, в хорошем настроении. Андрей уже был дома, и я тут же, на волне своего душевного подъёма, выложила ему всё про гадание тёти Любы.

— Представляешь, у нас будет двое детей! Я так счастлива! Двое! Интересно, кто девочка и мальчик? Или две девочки?

— …Или два мальчика, — перебил меня муж, а потом весело рассмеялся, — или ты не хочешь двух мальчиков? Дочку хочешь?

— Ну, почему? Будут оба мальчики, тоже неплохо. Интересно, а, может, у нас будут близнецы? Вот это было бы здорово…

— Нет, нет, только не близнецы, — Андрей сильно побледнел, как будто его что-то сильно напугало, — не надо нам близнецов…

— Что с тобой, Андрей? — Я испуганно смотрела на мужа, не в силах понять, что с ним происходит, — Тебе опять нехорошо, да?

— Всё в порядке, просто… — Он начал нервно озираться по сторонам, будто бы ища кого-то в комнате, — извини, мне нужно уйти, это срочно!

— Андрей, постой! — Я схватила его за руку. Его ладонь была холодной.

— Что тебе? Отпусти меня! — Его лицо неожиданно стало таким злым, что я даже испугалась, — Я же сказал, мне идти надо!

И он ушёл. А я опять осталась наедине со своими невесёлыми мыслями. Что же, чёрт возьми, творится с моим мужем? Что с ним? Услышав, как под окном заводится машина Андрея, я поняла, что сегодня, скорее всего, мне опять не стоит ждать мужа, так как вернётся он всё равно после полуночи. Или же на рассвете.

От отчаяния я опять пошла к Дине. На сей раз я зашла в её комнату, однако её там не было, и я решила подождать. Стала рассматривать её вещи. Но ничего особенного среди них мне в глаза не бросилось - дешёвая бижутерия, недорогая косметика российского производства, книги на полке, среди которых были, в основном, детективы и любовные романы...

— Вы тут? — Услышала я позади себя её голос. Оглянулась. Дина стояла и смотрела на меня, явно недовольная тем, что я без разрешения зашла на её территорию.

— У Андрея опять был приступ, — сообщила я, решив обойтись без предисловий, — и он уехал. Я за него боюсь. Вдруг он попадёт в аварию или наделает каких-нибудь глупостей?

— Поверьте, всё будет хорошо, — спокойно ответила Дина, подходя к своим книгам, — Андрей хорошо водит, и он очень внимательный на дороге…

Я стояла, молча наблюдая за ней, и не зная, что ещё сказать ей, чтобы она хоть как-то забеспокоилась и поняла, что Андрей в беде. Впрочем, подумала я, ей-то какое дело до Андрея? Он для неё чужой человек, и вся её любовь к нему не более чем игра. Просто ей это выгодно, вот она и играет роль его "второй матери", а на самом деле…

Тем временем Дина достала какой-то детективчик в яркой обложке, и в этот момент с полки, на которой стояла книга, упала фотография. Да прямо к моим ногам! Я тут же наклонилась и подняла её. Фотография была чёрно-белая, старая — на мой взгляд ей было лет тридцать, наверное, если не больше, а на ней был изображён молодой мужчина в военной форме. Высокий, статный, с очень привлекательным лицом и приятной улыбкой. И отчего-то мне вдруг показалось, что улыбка этого мужчина была мне знакома. Или кого-то очень напоминала. Да и не только улыбка… Впрочем, повнимательнее я фото рассмотреть не успела — Дина тут же выхватила его у меня из рук и убрала обратно. А точнее — спрятала обратно в свои книги.

— Кто это? — С нескрываемым любопытством спросила я.

— Родственник, — сухо ответила Дина, — но он уже давно умер.

— Симпатичный, — заметила я, — а он… ммм… русский был?

— Немец, — Дина почему-то отвела взгляд, — он был не кровный родственник. Все мои кровные родные татары да башкиры. А почему вас он так заинтересовал?

— Да нет, просто спросила. Извините, если что.

Выйдя из её комнаты, я тут же забыла о странном родственнике Дины, который в первый момент произвёл на меня такое сильное впечатление. Весь вечер я прождала Андрея, и когда он вернулся, я опять начала с ним разговор про врача.

— Извини, я очень устал, — как всегда, ответил Андрей, — а на эту тему я вообще не хочу говорить. Понятно тебе?

— Где ты был? С кем?

— С друзьями, — Андрей бросил на пол рубашку и ушёл в душ, а когда я подняла её и присмотрелась, то замерла от удивления. Опять краска! Что такое? Почему у Андрея уже два раза на рубашке следы краски?

Когда Андрей вышел из ванной, я всё-таки спросила его о краске на его одежде. Муж поначалу смутился, а потом нехотя буркнул:

— Мой друг любит рисовать, а я случайно испачкался. У него же там в квартире чёрт знает чего творится! Эти творческие натуры, ну, сама знаешь, они слишком заняты своими творениями, об уборке им думать некогда.

Как ни странно, меня это объяснение вполне устроило, и больше я тогда ничего не спросила. А на другой день, едва вернувшись с работы, Андрей сообщил мне очень хорошую новость — он всё-таки записался на приём ко врачу, куда поедет завтра после обеда.

— Можно, я поеду с тобой? — Тут же попросила я.

— Конечно, можно! — Он нежно поцеловал меня в губы, а потом добавил, сделав при этом наигранно-строгий взгляд, — Я согласился на это испытание только из-за тебя.

— Ничего страшного, — ответила я так, будто утешала ребёнка, который боялся уколов, — вот увидишь, всё пройдёт хорошо.

— Надеюсь, — как-то неуверенно ответил Андрей.

…На другой день я приехала на работу к мужу, мы вместе пообедали и поехали в медицинский центр, который находился не так далеко от офиса Андрея. За обедом Андрей был очень спокоен, шутил и говорил, что у него просто замечательное настроение. И дорогой тоже держался молодцом. Правда заметил, что если бы не я и моё постоянное беспокойство за его здоровье, он бы ни за что на свете не согласился бы на такую глупость.

Когда мы приехали в медицинский центр, Андрей сразу же направился к своему невропатологу, а я ждала его в коридоре. Народу здесь было совсем немного — медицинский центр этот был довольно-таки дорогой, простым россиянам явно не по карману. Андрей пробыл в кабинете всего минут двадцать — я засекала время специально, а потом вышел и попросил меня зайти с ним к доктору. Вид у него снова был очень довольный.

Врачом Андрея оказалась уже не молодая, но очень приятная женщина. Её звали Татьяна Николаевна. Увидев меня, она приветливо улыбнулась и попросила присесть. Потом спросила, продолжая улыбаться:

— Вы беспокоитесь за своего мужа, да?

— Да, — кивнула я, — разумеется. Меня очень волнует его здоровье.

— Я вас понимаю, — ответила врачиха, — но вы зря волнуетесь. Ничего страшного у вашего мужа нет. Хотя… — Она сделала небольшую паузу, а потом продолжила, — всё это на почве переутомления на работе. К сожалению, для современных деловых людей этот диагноз не редкое явление. Поэтому первое, что я могу посоветовать — не переутомляться и давать своему организму отдохнуть. Это просто необходимо для поддержания здоровья вашего мужа…

Потом она прочитала мне список лекарств, которые должен принимать Андрей, а также посоветовала съездить отдохнуть. Причём желательно в санаторий.

— Но если, — внимательно посмотрев на меня, добавила Татьяна Николаевна, — приступы, страхи или что-то в этом роде повторится, я бы рекомендовала обратиться к психиатру. Могу даже порекомендовать одного специалиста…

— А вот это уже лишнее, — перебил её Андрей, — я же не псих какой-то, чтобы к психиатру идти! Может, вы меня ещё на учёт в психбольницу предложите поставить?

— Ваше психическое состояние достоверно определит только специалист, — мягко, но очень настойчиво ответила врачиха, — и поэтому в случае ухудшения вашего состояния я настоятельно советую вам обратиться к психиатру…

— Спасибо большое! — Андрей снова оборвал её на полуслове, — Вы мне очень помогли. Но ваши советы насчёт психиатра — лишние. Так что мы лучше поедем. Всего хорошего!

С такими словами он забрал с её стола свою медицинскую карточку и направился к двери. Я была вынуждена последовать за ним. Когда мы вышли из кабинета, Андрей недовольно пробурчал:

— Вот ведь так и знал. У нас в стране всегда так! Идёшь жаловаться на зубную боль, а тебе начинают лечить голову, жалуешься на желудок — лечат сердце…

— А мне она понравилась, — тут же вставила я, — мне показалось, что она действительно разбирается в своей области. И то, что она тебе посоветовала, мне кажется вполне нормальным…

— Что?! — Андрей весь аж покраснел от злости, — И ты, значит, считаешь, что мне нужен психиатр?! Вы все сговорились, что ли! Ну, неужели, вам не ясно — со мной всё в порядке! Я абсолютно здоровый человек! Я же не слышу никакие голоса, не разговариваю сам с собой, у меня нет навязчивой идеи! Я не называю себя Наполеоном или Гитлером. Не кричу, что завтра наступит конец света и будет второе пришествие Христа!

— Успокойся, Андрей, — я тяжело вздохнула, про себя думая, что опять всё бесполезно. Врачиха права — Андрею нужен специалист, который смог бы до конца понять его проблему, а также, разумеется, вылечить её. Однако для этого нужно главным образом только одно — чтобы Андрей САМ этого захотел. Сам захотел лечиться и сам понял, что это нужно, и в первую очередь, ему самому. Пока же этого не произойдёт, никакой врач не сможет найти к нему правильный подход. А, значит, не сможет и помочь.

Домой я вернулась не в самом лучшем настроении, однако Дине о том, что произошло, рассказывать не стала. Вечером Андрей опять где-то задержался. А когда вернулся, то от него на километр пахло вином и дешёвыми женскими духами. Ещё, оказывается, он где-то бросил свою машину и приехал домой на такси.

— Я был с приятелем в ресторане, — на ходу буркнул он, поднимаясь в спальню, — хотелось расслабиться…

— А пахнет от тебя, между прочим, женским парфюмом! — Не выдержала я. — И не ври! Ты был с какой-то девицей, да?

— Не я был, а мой приятель! Он да, был с одной… Курицей. Ненавижу её. Уродина чёртова, и что она всё время к нам лезет! Наина, блин! Имя-то какое у этой дуры!

— Ты о ком? — Не поняв ничего из того, что только что наговорил Андрей, переспросила я, — Я ничего не понимаю…

— И не надо тебе понимать, — грубо перебил меня муж, — когда-нибудь ты всё узнаешь и тогда сама всё поймёшь! Но только не сегодня. Сегодня я дико устал и хочу спать!

Когда-нибудь я ВСЁ узнаю и ВСЁ пойму сама. Эти слова крутились у меня в голове весь последующий день. Я, конечно, не специалист по мужской психологии (да и по женской тоже), но отчего-то твёрдо уверена в одном — если муж изменяет, то он никогда не скажет такое своей жене. Будет оправдываться, придумывать всякие нелепости, но чтобы ТАК ответить… Нет, всё-таки не похоже это на измену. Дело в другом. Но в чём?

На другой день Андрей опять был очень ласков и внимателен. И даже пригласил меня в ресторан. Когда мы уже выходили из дома, в холле неожиданно появилась Дина. С каменным выражением лица и пронизывающим насквозь взглядом. Другого лица и другого взгляда у неё просто не было.

— Вы не вернётесь к ужину? — Спросила она, внимательно глядя на нас.

— Нет, — буркнул на ходу Андрей, — мы сегодня в ресторане ужинаем.

На это она ничего не ответила, только проводила нас взглядом, в котором, как мне на минуту показалось, была обида и… ревность. Неужели, Дина всё-таки ревнует Андрея? Но как? Как мать или как женщина? Второй вариант практически не укладывался у меня в голове. Я даже озвучивать эти мысли не хотела. Полнейший бред. И Андрею лучше об этом не знать. Иначе он сам обвинит меня в безумии и потащит к психиатру.

Мы приехали в ресторан и сели за столик. Сделали заказ — здесь была, в основном, итальянская кухня, Андрей выбрал вино, а когда официант, наконец, удалился, сказал, счастливо улыбаясь:

— Всё-таки хорошо вот так вдвоём посидеть вдали от дома. Согласна?

— Конечно. Спасибо за этот вечер, — я взяла его за руку, — я так давно его ждала…

— Ты подожди, — он весело усмехнулся, — вечер ещё только начинается. Тебе нравится этот ресторан?

— Тут очень красиво, — оглядевшись по сторонам, сказала я, — смотри, какая картина там висит. Это Флоренция! А ты был во Флоренции?

Андрей не ответил. Он лишь смотрел в одну точку куда-то вдаль, при этом заметно побледнев. На его лбу появилась испарина пота.

— Там был он, я видел его! — Андрей неожиданно вскочил из-за стола, — Он был тут, он…

Андрей бросился к выходу, совершенно забыв о том, что на улице почти по-зимнему холодно, а он был в одном костюме.

— Куда ты? Постой! — Я бросилась следом за ним. Мы выскочили из ресторана и встали возле входа. На нас начали озираться удивленные посетители ресторана, а также прохожие на улице. Да ещё бы! На улице всего плюс один, все ходят в пальто да в куртках, а мы стоим — я в открытом платье, он — в костюме.

— Ушёл, — растерянно сказал Андрей, — но я его точно видел! Вон там, через окно…

— Кого? Кого ты видел?

— Моего… моего друга, — пробормотал муж, и мы вернулись в зал ресторана. Андрей по-прежнему был бледен, а его лицо блестело от пота.

— Что с тобой? — Забеспокоилась я, — Опять приступ?

— Нет! Нет у меня никаких приступов, — он явно разозлился на моё высказывание, — забудь ты об этом. Давай лучше поужинаем спокойно, без разговорах о болезнях!

— Как скажешь, — нехотя пробормотала я, думая при этом, что лучше будет и правда сейчас не касаться этого вопроса.

Ночью Андрей плохо спал и что-то бормотал во сне. Как будто звал кого-то. Утром я спросила его о том, что ему приснилось, но Андрей ничего конкретного не ответил. В обед я встретилась с Машкой и, не выдержав, поделилась с ней своими проблемами.

— Есть только один выход решить твои проблемы! — Тут же высказалась моя сообразительная подруга, — Проследить за мужем. Или самой, или частного детектива нанять. Второе мне кажется более разумно в твоём положении.

— Проследить? Но зачем?

— Как зачем? — Машка чуть не подавилась своим соком, — Узнать, есть у него любовница или нет!

— Я так не думаю, — тут же отрезала я, — дело в чём-то другом…

— Ты просто НЕ ХОЧЕШЬ ТАК ДУМАТЬ, дорогая, вот в чём проблема. Но это твоё дело, конечно. Я бы на твоём месте всё-таки проследила за ним. Чтобы не думалось. А то вдруг…

Поначалу Машкина идея показалась мне абсолютно бредовой, и я даже перевела разговор на другую тему. Но чуть позже, когда я вышла из кафе, в котором мы сидели с Машкой, её слова вновь и вновь зазвучали у меня в ушах. Идея, бесспорно, бредовая, но при этом заманчивая. И да, Машка права. Чтобы не думалось. С такими мыслями я прыгнула в первое попавшиеся такси, оставив свою машину отдыхать на стоянке, полная решимости последовать сумасшедшему совету своей подруги.

Когда мы подъехали к зданию, в котором располагался офис Андрея, я попросила таксиста подождать. Разумеется, за определенную плату. Тот, видимо, сразу понял суть проблемы и терпеливо вздохнув, потихоньку включил "Русское радио". Примерно через полчаса на стоянке появился Андрей…

— Вон за тем "Фордом"! — Сказала я таксисту, — И не упускайте его, пожалуйста!

Таксист кивнул, приглушил радио, и мы помчались следом за машиной Андрея. Поначалу всё шло хорошо, но потом и мы, и Андрей попали в пробку, которая и испортила нам всю погоню. В итоге Андрей всё-таки уехал, а мы простояли там ещё лишние полчаса.

Домой я вернулась на такси, наврав Андрею (а он уже был дома), что были жуткие пробки, и поэтому по Москве я ехала на метро. На другой день всё повторилось. На этот раз погоня удалась, пробок почти не было, и мы с таксистом (разумеется, с другим) благополучно ехали за Андреем до… самого нашего дома!

Второй раз на такси возвращаться я, конечно, не рискнула, и тут же попросила таксиста отвезти меня обратно на стоянку, где я оставила машину. В итоге домой приехала я поздно, когда на улице уже вовсю сгущались сумерки. Андрей был недоволен и начал спрашивать о том, где я второй день пропадаю.

— Ты же знаешь какие сейчас пробки! — Это было моё единственное оправдание, но мужа оно не устроило, и он сказал, при этом переходя на какой-то жуткий угрожающий тон:

— Раньше они тоже были, но только это не мешало тебе быть дома вовремя! А тут второй день тебя где-то носит… Если это то, о чём я подумал, то… Алиса, этого я не потерплю, слышала меня?

— О, Господи! — Мне было и смешно, и вместе с тем очень обидно из-за подобных намёков мужа, — Неужели ты подумал, что я могу тебе изменить? Я тебе?! Ради Бога, Андрей… Это даже не смешно!

— Вот именно! И, кстати, ничего удивительного в этом нет. Многие жены от хорошей жизни начинают изменять. Просто от скуки заводят себе любовников-альфонсов!

— Но я не такая! Я люблю тебя, а других мужчин для меня просто не существует! Я… я даже в мыслях никогда бы тебе не изменила, клянусь.

— Не клянись! — Андрей отвернулся от меня, в его голосе звучала злость и обида, — Вы все, женщины, такие. Клянетесь, а потом… Потом предаёте!

— Прекрати сравнивать меня со Светой! — На этот раз уже не выдержала я, — Я не виновата в том, что она вышла за другого! Но тебя, похоже, это всё ещё задевает!

— Не говори о Свете! — Он уже кричал, а его лицо всё покраснело от ярости, — Не надо о ней! Мы о нас говорим! О нас с тобой!

Потом он, как всегда, исчез, а из столовой вышла Дина, которая, похоже, слышала весь наш разговор, и сказала, при этом как-то странно усмехаясь:

— Алиса, у Андрея такой характер. Не обижайтесь на него. Раз он ревнует, значит, любит…

— Не меня он любит! — Неожиданно вырвалось у меня, — Он всё ещё Свету свою забыть не может!

— Откуда вы знаете? — Дина опять усмехнулась, — Я могу поспорить с вами на эту тему…

— На какую? Что он любит Свету? А я даже спорить не хочу! Всё и так ясно.

— Ничего вам не ясно, — бросила мне в ответ Дина и тут же удалилась.

…Я опять плакала. И была готова послать к чертям все свои чувства к Андрею и убраться из его дома в тот же вечер. Из дома, в котором я ни единого дня не чувствовала себя хозяйкой. Но я всё-таки не ушла. Дождалась Андрея. Он пришёл поздно и выглядел расстроенным. Заметив меня, он тут же принялся извиняться и обещать, что ничего подобного больше не повториться. Опять начал ссылаться на расшатанные нервы и на то, что он очень устаёт на работе.

А чуть позже, когда он ушёл, чтобы сделать какой-то важный звонок, я спустилась вниз и опять услышала, как Андрей и Дина разговаривали на повышенных тонах в его кабинете.

— Ты ведёшь себя слишком подозрительно! — Говорила Дина, — Твоя жена может ВСЁ узнать. Она уже догадывается… Понимаешь?

— Да пусть узнает, пусть! Я уже сыт всем этим по горло! Я готов сам ей всё рассказать, чёрт возьми.

— Не выдумай! — Перебила его Дина, — Ты всё погубишь, если расскажешь ей правду! И твоя жена никогда тебя не поймёт и не простит.

— Ты так думаешь? — Он невесело усмехнулся, — А я думаю, что хуже, чем сейчас уже не будет…

Дальше я слушать не стала. Всё и так ясно. Вернувшись в спальню, я опять начала думать о том, что я должна навсегда уйти из этого дома. И из жизни Андрея тоже…

Глава 7.

Андрей. Осень 2009 года.

— Послезавтра я женюсь! — Сообщил я брату, когда мы по уже сложившейся у нас традиции сидели в парке.

— Поздравляю, — сказал Руслан, при этом не отрываясь от своей новой работы. На сей раз он писал осенний пейзаж.

— Ты не придёшь на свадьбу?

— Я? Да ты что!

— А что такого? — Я был очень удивлён реакцией брата, — Ты же мой брат! А это моя свадьба. Ты просто обязан прийти на неё.

— Я завтра вечером уеду, — ответил Руслан, — когда вернусь — не знаю. Но думаю, что не скоро.

Я хотел было спросить, куда именно брат уезжает, но что-то мне помешало. Я даже сам не понял, что это было. Потом я вдруг загрустил. Мысль о предстоящей свадьбе совсем меня не радовали, и с каждым днём я понимал это всё больше и больше. Я женюсь, чтобы убежать от себя. И от своей любви к Ней. К той, которую не могу любить. И которая разрушила мою жизнь и мои мечты. А ведь всё могло быть иначе. Могло быть, если бы не…

— Ты не рад предстоящей свадьбе? — Будто бы прочитав мои мысли, неожиданно спросил брат. — Что-то ты не похож на счастливого жениха!

— Ты прав, — кивнул я, — совсем не рад. Но со временем всё изменится. Я буду счастлив. Алиса — хорошая девушка и очень меня любит. Я думаю, что у нас всё должно быть хорошо.

— Но ты её не любишь, да?

— Не люблю. Конечно, я признаю, что она - красивая и очень порядочная девушка, с которой мне легко и спокойно. И которая любит меня по-настоящему. Но... Нет, не люблю. Не могу никак.

Руслан закончил свою картину, и мы поехали в его квартиру. Там, как всегда, был беспорядок, и у меня даже сложилось впечатление, что Руслан в ней почти не бывает. У него даже продуктов никаких нет на кухне! Странно, где же он питается? В кафешках чебуреки ест? Или в "Макдональдсе"? На дорогие рестораны у него вряд ли есть деньги.

— Хочешь я найду тебе другую квартиру? — Предложил я Руслану, — Побольше и в хорошем районе? За деньги не беспокойся, я всё оплачу.

— Не надо, Андрей, прошу. Мы же договорились. Никаких денег. Мне от тебя ничего не надо.

— Но ведь это несправедливо, брат! Ты живёшь в этой дыре, питаешься дешёвым фаст-фудом, ездишь на метро, в то время, как я живу в большом доме и трачу деньги направо-налево. Ну, хорошо, давай я у тебя картину куплю? Хочешь?

— У меня уже есть покупатели на все картины, — тут же сообщил брат, — Ная и её друзья нашли покупателей. Это богатые люди, с Рублёвки, между прочим!

— Ну, блин, опять Ная! Тебе, что, реально нравится эта девица?

— Нравится. Мне хорошо с ней.

— Но ты её не любишь, да?

— Неа, — покачал головой Руслан, — не люблю. Я ещё не встретил ту девушку, которую бы полюбил по-настоящему. А ты? Ты встретил такую?

Я отрицательно покачал головой, но при этом про себя подумал: "Увы, встретил. Но только лучше бы я её никогда не встречал… Может, тогда я мог бы найти своё счастье, а не страдать, как страдаю сейчас!"

В дверь позвонили. Руслан отложил в сторону свою работу, вытер руки и побежал открывать. Я тоже нехотя за ним поплёлся, думая о том, что кто бы это ни был, я совершенно не рад его визиту. Руслан открыл дверь. На пороге стояла Ная! В тёмном сторомодном плаще, и как всегда, с нелепыми косичками на голове. Руслан, похоже, был рад её видеть, а вот я… Я был готов её убить. Честно. Опять всё испортила эта девица, опять! И на кой чёрт её принесло вообще?

Однако Руслан на сей раз моих мыслей не понял и сразу же пригласил её в комнату. Там они флиртовали прямо у меня на глазах, а потом даже начали целоваться. Вот бесстыдники! Может, они ещё и… И тоже прямо при мне? Ну, и нравы!

Понимая, что всё как раз идёт к ЭТОМУ, я быстро вышел и направился на кухню. Нашёл там пиво и начал пить. Прямо из горлышка, при этом стоя в темноте. Одну бутылку, вторую… А потом я вдруг отключился. Опять. И мне было очень хорошо, хотя ощущения были странные — я будто видел эротический сон, но при этом в какой-то момент я сам принимал участие в нём. И ощущения были очень реальные. Когда я открыл глаза, то увидел, что лежу в комнате, на диване, раздетый до пояса. А рядом стоят Руслан и Ная, при этом Ная тоже была раздета — на ней была только лифчик и трусики.

Я тут же начал одеваться, а эта молодая нахалка даже и не думала натягивать на себя свою одежду, которая валялась на полу. И при этом смотрела на меня так, будто именно я, а не Руслан, был её любовником.

— Ты проснулся? — Она хотела обнять меня, но я её резко оттолкнул, — Да что с тобой? Тебе нехорошо, что ли?

— Выйди, я должен одеться! — Закричал я, — Иди же отсюда, немедленно! И сама прикройся! Я не собираюсь смотреть на тебя в таком виде!

Ная, явно испугавшись моей реакции, схватила всё-таки свою одежду и выбежала в коридор.

— Чем мы тут занимались, чёрт возьми?! — Закричал я на брата, — Почему я голый, эта твоя подруга тоже… Я, что, тоже принимал участие в…

— Да расслабься ты, не нервничай. Ты напился и уснул, ну, мы тебя и притащили сюда. Не бойся, никакой групповухи у нас не было. Ная — порядочная девушка, она только со мной может… Кстати, — Руслан довольно хихикнул, — я у неё первый. И пока единственный.

"Кто бы сомневался, — пронеслось у меня в голове, — небось, счастлива до безумия, такого красавца отхватила! Больше на неё, серую мышь, никто не позарился!"

Тут Руслан неожиданно встал и, подхватив свою куртку, вышел из квартиры, предупредив меня, что будет ждать меня на улице, у подъезда. Я ничего не понял, но когда Руслан быстро покинул комнату, я поднялся с дивана и тоже стал поспешно собираться. Нашёл свою одежду и стал поспешно натягивать на себя рубашку — мне не хотелось, чтобы странная подружка Руслана увидела меня без одежды, если вдруг вернётся в комнату. И не успел я подумать об этом, как Ная опять зашла, стоя в дверях и как-то странно улыбаясь, глядя на меня. А потом неожиданно назвала меня… Русланом. Я даже опешил от удивления, когда услышал такое. Нет, мы с Русланом, конечно, похожи, но чтобы нас путать… Это уже слишком! У этой девицы, похоже, проблемы со зрением или даже с головой.

— Руслан уже ушёл, — ответил я, надевая пиджак, — он ждёт меня около дома.

— А, я совсем забыла, — странная подруга Руслана как-то по-дурацки хихикнула, что меня ещё больше взбесило. А потом посмотрела на меня и игриво улыбаясь, добавила, — Ты фантазёр, честное слово. Но этим ты мне и нравишься.

Отвечать мне было абсолютно нечего. Эта девица, скорее всего, просто сумасшедшая, и я не собираюсь больше тратить на неё своё время. Я быстро вышел из квартиры, спустился на лифте вниз и, выйдя из подъезда, сразу же увидел Руслана. И тут же пожаловался брату на его ненормальную подружку. Что это, мол, она нас путает.

— Так это ж понятно, братишка, — усмехнулся Руслан, — мы близнецы, вот нас и путают…

— Она дура, — тут же бросил я, — нас невозможно перепутать.

— Да забудь ты о ней! Она немного странная, конечно, но ты не обращай внимание. Зато она добрая.

— Ная, — усмехнулся я, — странное имечко! Её так в честь жены Ельцина, что ли, назвали?

— Не знаю, — пожал плечами брат, — да и не волнует меня в честь кого её назвали. Ей, по-моему, такое имя очень даже идёт.

Мы с братом дошли до стоянки, где я опять начал звать его на свадьбу, но Руслан отказался и снова предупредил меня — о наших встречах никому. Даже будущей жене. Я, конечно, немало удивился такому условию, но всё-таки дал брату обещание. Мы обнялись на прощание, и я сел в машину, а Руслан, помахав мне на прощание рукой, направился к своей Наине.

Когда я вернулся домой, мне сделалось очень плохо. Меня мутило, тошнило, и на душе было так погано, будто туда налили какого-то яда. И этот яд постепенно разъедал мою душу, при этом причиняя мне невыносимую боль. Боль, которая усиливалась с каждой минутой…

Отчего-то вдруг мне захотелось напиться, что я и сделал, плюнув на всё, даже на предстоящую свадьбу. Я пил виски, который нашёл в кабинете, а потом, когда почувствовал, что мои мысли начали путаться, а перед глазами всё поплыло, будто в нашем регионе началось десятибалльное землетрясение, я просто рухнул на один из диванов, что стоял в гостиной и попытался уснуть, забыв обо всём. Но тут я услышал чьи-то негромкие осторожные шаги, которые заставили меня открыть глаза. Передо мной стояла Она. Как тогда, когда я был ещё почти ребёнком, она распустила по плечам свои тёмные блестящие волосы, а её глаза были полны нежности и желания.

— Хочешь, я помогу тебе подняться наверх? — Предложила она.

Я кивнул. На самом деле мне было по сути всё равно, где я проведу ночь, но я просто не мог ей сопротивляться. Мне опять, как тогда, в детстве, хотелось прикоснуться к ней, почувствовать её запах, её тепло. Она была НУЖНА мне.

Когда мы поднялись в спальню, она помогла мне раздеться — опять, как в детстве, когда я буквально падал на кровать, приходя с прогулок, а она сама переодевала меня в пижаму, в то время как я уже находился в бессознательном состоянии. И я опять чувствовал её прикосновения на своей коже, её дыхание рядом с собой…

— Ну, что, сам уснёшь или посидеть с тобой? — Сказала она, и усмехнувшись, добавила, — Как в детстве, помнишь?

Я молчал, глядя на её лицо, волосы, руки. Она была так близко от меня, что я просто не мог подчиняться своему разуму, желание прикоснуться к ней, поцеловать, погладить её волосы было сильнее… И пусть завтра я буду ненавидеть себя за собственную слабость, сегодня, сейчас, в этот самый момент я не хочу об этом думать. Пусть время остановится. Пусть вся жизнь вокруг исчезнет, и в мире останемся только Она и Я.

— Я люблю тебя… Не уходи… — Это всё. что я мог сказать, глядя на неё в тот момент.

— Я тоже тебя люблю, мой маленький, — ответила она, приблизившись ко мне, — и я не уйду. Никуда не уйду. Никогда. И ты это знаешь.

Сказав это, она нежно поцеловала меня, по-настоящему, в губы. И я ответил на её поцелуй.

Алиса, весна 2010 года.

На следующий день Андрей опять задержался. Правда, он позвонил и НАВРАЛ (да-да, я сразу поняла, что это было враньё), что у него очень важное совещание, полно работы и ещё что-то в этом духе. Ужинать я села в одиночестве, даже не рассчитывая на то, что Андрей может вернуться раньше полуночи. Во время моего ужина в дверь неожиданно позвонили. Открыла Оксанка.

— А, Вадим Леонидович! — Услышала я из гостиной, — Проходите! Алиса Юрьевна, это Вадим Леонидыч…

— Привет! — Сказал Вадим, едва зайдя в столовую, где в гордом одиночестве ужинала я, при этом стараясь не думать о том, почему я сейчас одна и усиленно заставляя себя доесть всё, что было у меня в тарелке.

— Привет, — я немного удивилась, — хочешь поужинать?

— Не откажусь… Тем более, пахнет у вас вкусненько, — он как-то странно улыбнулся, присаживаясь напротив меня, — руки у меня чистые, не переживай. Я на улице в перчатках хожу.

Оксанка убежала за ужином для Вадима, а я всё ещё не понимая цели его визита, на всякий случай спросила:

— Ты пришёл к Андрею? Если так, то…

— Нет, я не к нему пришёл. Я к тебе, — перебил меня Вадим, при этом сделав очень серьёзный вид.

— Ко мне?

— Ага, решил поговорить. Об Андрее.

Появилась Оксанка с ужином для Вадима. Мы оба замолчали. Когда девушка ушла, Вадим подвинул к себе тарелку, но есть не стал. Он смотрел на меня.

— Я знаю, что у тебя с Андреем проблемы, — продолжил Вадим, — и хочу тебя предупредить — я могу тебе помочь, но Андрей ничего не должен знать об этом разговоре.

— Чем именно ты можешь мне помочь?

— Я Андрея с детства знаю, так что… Я в курсе всех его проблем. А ты, я вот думаю, нет…

— Я тоже так думаю, — честно призналась я, — у меня постоянно возникает ощущение, что мой муж что-то не договаривает…

— Так и есть. Более того, он тебе никогда об этом не скажет. Я уверен.

— Ты будешь ужинать? — Спросила я, отодвигая от себя тарелку с остатками еды — от волнения у меня совсем пропал аппетит.

— Да, но я быстро.

— Отлично. После ужина перейдём в кабинет. Там надёжнее. Не хочу, чтобы нас подслушали.

Вадим кивнул, немного поковырялся в тарелке, хотя было видно, что он тоже особо не голоден, а потом резко встал и, ни слова не говоря, направился в кабинет. Я последовала за ним.

— Ну, слушаю, — сказала я ему, когда мы остались за закрытыми дверями.

— Андрей, он… — Вадим помедлил, явно не зная как начать то, что он хотел сказать, — в общем, он болен. Это началось давно, ещё в детстве, но тогда никто не обращал внимание. Считали, что это со временем пройдёт. Но не прошло. А после смерти дяди Вени с тётей Леной у него и вовсе поехала крыша. Отец даже хотел его в больницу поместить. Но потом мы с ним в Америку укатили, и там вроде всё нормализовалось. Думали, что навсегда, но оказалось…

— Что с Андреем? — Спросила я дрожащим от волнения голосом, — В чём его проблема?

— А ты сама-то не видишь, что ли, Алиса?

— Вижу, но… Я ж не специалист. У него бывают провалы в памяти, отключки, иногда ему что-то мерещится…

— Вот-вот, — перебил меня Вадим, — только, поверь, это ещё цветочки. Ягодок ты пока не видела…

— И что там за ягодки? Что ещё происходит с Андреем?

— Да разное, я даже объяснить сейчас не могу. У него бывают галлюцинации, навязчивые идеи, он не помнит, что делал днём и т. д. Короче, Алиса, я не хочу тебя пугать, но если ты хочешь помочь Андрею, то ты должна уговорить его сходить к специалисту. А конкретно — к психиатру.

— Но он ни за что не согласится!

— Знаю! Но это необходимо. Поэтому попытайся его уговорить. И я в свою очередь буду делать всё от себя зависящее. Пойми, я очень переживаю за брата. Да, Андрей для меня именно брат! Я его очень люблю и должен ему помочь.

— Но что же делать? — Я уже была готова разрыдаться от нахлынувшего на меня отчаяния, — Андрей не хочет лечиться, он убеждён в том, что он абсолютно здоров и что ему не нужны врачи.

— Увы, большинство людей с психическими отклонениями так считают, Алиса, — Вадим тяжело вздохнул, — они считают себя абсолютно здоровыми, и согласно их логики, все вокруг плетут заговор против них… Но мы-то с тобой видим, что это не так! И многие уже замечают. На работе, например, уже многие сотрудники шушукаются между собой, говорят, что шеф типа совсем спятил. Так больше не может продолжаться, Алиса!

— Боже мой! Значит, дело совсем плохо?

— Хуже некуда, Алиса. Иначе бы я не пришёл к тебе. Мы должны объединиться, Алиса. Ты и я, два самых близких для Андрея человека. Папу я в это вмешивать не хочу — он в последнее время неважно себя чувствует, на сердце жалуется. Всё-таки лучше нам с тобой вдвоём всё это решить…

Я кивнула. Мне было так плохо, что я даже не могла говорить. Хотелось зарыдать, но я держалась из последних сил.

— Понимаю, будет нелегко, — продолжил Вадим, подойдя поближе, — но ведь мы-то с тобой понимаем, что так будет лучше для всех. И в первую очередь для Андрея. Мы должны его спасти. Так что будет действовать. И ещё… Ничего не говори этой женщине… эээ… Дине. Она может обо всём рассказать Андрею и настроить его против нас.

— Не скажу, — кивнула я, — между нами говоря, Вадим, я ей и сама не особо доверяю.

— Правильно! Я ей тоже не доверяю. А вот Андрей доверяет, так что сама делай выводы.

— Ага, — снова кивнула я, изо всех борясь с желанием расплакаться, — я знаю. Не беспокойся, я всё сделаю, как надо. Я сегодня же начну уговаривать Андрея сходить ко врачу. Только мне нужно подумать, как лучше это сделать…

— Умница, я верю в тебя, — Вадим улыбнулся и, подойдя совсем близко, неожиданно взял меня за руку. Я поначалу смутилась, но потом, поняв, что это, разумеется, только в знак поддержки, сжала его руку и поблагодарила за то, что он пришёл помочь нам.

…Андрей приехал домой после полуночи. Я, разумеется, сообщила ему о приезде Вадима (как мы с ним условились), сказав, что тот приходил забрать какие-то бумаги по работе. И заодно составил мне компанию за ужином.

— Значит, тебе теперь нужна компания? — Андрей недовольно хмыкнул, — Понятно, понятно…

— Представь себе да! — Тут же взорвалась я, — В конце концов я тоже человек. И мне надоело целыми днями сидеть в одиночестве, пока ты гуляешь непонятно где и с кем!

— Я был на работе, — бросил на ходу муж, а потом исчез в ванной. Я, плюнув на всё, быстро переоделась и залезла под одеяло. Когда Андрей пришёл из ванной, то подумал, что я уже сплю и тоже лег рядом, повернувшись ко мне спиной…

…Прошло две недели, хотя мне они показались вечностью. Между нами с Андреем постоянно возникали конфликты, причём чаще всего на пустом месте. Как говорится, был бы повод. Правда, вечерами он почти всегда был дома, но со мной вел себя сдержанно — никаких шуток, поцелуев и знаков внимания. Дважды я пыталась завести разговор про его лечение, однако обе мои попытки оказались крайне неудачными. После первого разговора и первой ссоры на эту тему, Андрей несколько дней со мной не разговаривал, а после второй — переехал в свою бывшую комнату, отказавшись спать со мной в одной постели. Я в отчаянии позвонила Вадиму и рассказала обо всём, что произошло. Больше мне было не с кем поделиться своим горем — маму и тётю Любу я в свои проблемы не посвящала, Машке тоже рассказывала выборочно и без подробностей, а других близких людей у меня не было.

— И что, он теперь, спит в другой комнате? — Спросил Вадим, внимательно выслушав мои жалобы.

— Ага. Уже две ночи подряд. За завтраком и ужином, если встречаемся, то очень холоден, будто мы чужие люди. Скажи, Вадим, а на работе Андрей как себя ведёт?

— Да всё также. То уходит куда-то, то забывает что-то сделать… Я всё от отца скрываю, конечно, по возможности, — Вадим грустно вздохнул, — но тот всё равно догадывается. Надо что-то делать, Алиса.

— А ты с ним не говорил о лечении?

— Говорил! Но ты сама знаешь, как это тяжело. Он ничего слушать не желает о врачах. Но я ещё попытаюсь. Не могу я допустить, чтобы ему хуже стал!

В общем, после разговора с Вадимом мне легче не стало. Чтобы хоть немного отвлечься, я вышла погулять с Арчи, который стал уже совсем взрослым. На улице начиналась настоящая весна, даже воздух был какой-то совсем весенний. Снега почти нигде не было, а кое-где сквозь всё ещё не до конца оттаявшую почву пробивалась молодая травка… Я горько вздохнула. В былые времена я обычно радовалась весне, наслаждалась весенним настроением, но, похоже, в этом году радости от весны я не получу. Как бы я ни старалась, забыть о наших проблемах с Андреем я так и не смогла. И внушить себе, что всё будет хорошо, тоже.

Ночью я очень плохо спала, так как в голову лезли разные мысли — об Андрее, его загадочной болезни и нашем будущем, которое в данный момент мне виделось очень туманным. Проснувшись почти на рассвете, и поняв, что больше я не усну, я встала с постели и сразу же включила свой ноутбук. Зашла в Интернет, где начала искать информацию о психических заболеваниях, по симптомам похожих на проблемы Андрея. Кое-какие ответы на свои вопросы я там нашла, но выводы мои в итоге были самые неутешительные. Всё указывало на то, что Андрей действительно болен и нуждается в профессиональном лечении.

Я быстро оделась и спустилась вниз. В тот момент мной двигало отчаянье. Я понимала, что если я СЕЙЧАС не начну действовать, ПОТОМ может быть слишком поздно. Когда я уже собиралась выходить, за моей спиной раздались шаги. Я оглянулась — точно, я угадала. Дина собственной персоной.

— Вы не собираетесь завтракать? — Спросила она, пристально глядя на меня.

— Нет, я уезжаю и не знаю, когда вернусь. Может, и к обеду тоже не вернусь, — быстро ответила я, стараясь при этом не встречаться с ней взглядом.

— Вы что-то последнее время плохо питаетесь, — очень спокойным и невозмутимым тоном продолжила Дина, — это вредно. Может, сахар в крови упасть, например. Или вы на диете, Алиса?

— Да, я на диете! — Бросила я и тут же выскочила за дверь.

…Через час я уже была в офисе Андрея. Секретарши не было на месте, и я решила сама войти в кабинет, без предупреждения. Подойдя к двери, я услышала, что в кабинете кто-то разговаривает. Прислушалась. Это были Андрей и Вадим.

— Давай выпьем ещё, — сказал Андрей, — ну, хотя бы по рюмочке…

— Нет, Андрюх, хватит, — протянул Вадим, — ведь мы же на работе!

— Ты, как хочешь, а я ещё выпью. Подай бутылку. За тебя, брат.

— И всё, больше не пей! А то так и алкоголиком стать недолго, — недовольно заметил Вадим.

— Да ладно тебе, Вадик! Можно же нам хоть раз в жизни на работе расслабиться… Ладно, на чём мы там остановились-то?

— На твоих проблемах с Алисой. Я что-то не очень понял, брат, проблема всё-таки в той женщине, да? Ты её всё ещё любишь?

— Да, люблю, — Андрей поставил на стол пустой стакан и тяжело вздохнул, — очень люблю. И в то же время я противен сам себе из-за этого… Мне плохо от того, что я обманываю Алису, Вадик. Ведь она-то думает, что я женился на ней по любви!

— Значит, ты не любишь жену, да?

— Угу. Хотя я бы многое отдал за то, что любить Алису ТАК, как люблю ту, другую. Ведь умом-то я понимаю, что Алиса лучше её. Достойнее. И она бы никогда не поступила со мной так… Алиса чистая девушка, порядочная. И любит меня по-настоящему.

— А та, другая? Она тоже любит?

— Нет! Её жизнь — сплошная игра, и на искренние чувства она точно не способна. Всё, что она испытывала ко мне — грязная похоть, которая постепенно растоптала все мои светлые чувства к ней и превратила их в болезненную одержимость. А ведь когда-то я хотел жениться на ней… Даже копил деньги на кольцо для неё. Вот дурак был!

— Понимаю. А что сейчас? Ты спишь с ней? Ну, только честно… И строго между нами.

— Неа, я не могу. Хотя каждый раз, когда я занимаюсь любовью с женой, я представляю на месте Алисы Её! И ещё мне часто снится, что мы с ней снова вместе, и всё то, что произошло — просто дурной сон. А потом просыпаюсь и на душе ещё хуже становится. Ты даже не представляешь, Вадик, как мне плохо из-за этой чертовой бабы!

Вадим хотел что-то ответить, но тут они оба оглянулись и увидели, что в дверях стою я и молча смотрю на них глазами полными слёз.

— Алиса! — Андрей резко вскочил из-за стола и подбежал ко мне, — Что ты здесь делаешь? Ты… ты тут давно?

— Я всё слышала, — прошептала я, — всё.

— Алиса, дорогая… — мой муж явно растерялся, не зная, что сказать в своё оправдание, — ты… ты должна понять…

— Ничего я не должна понимать! Ничего! Всё и так ясно! Ты сказал, что любишь другую, что думаешь о ней, что представляешь её, когда мы с тобой в постели! Что ещё ты можешь сказать?! Что?!

— Я лучше выйду, — Вадим взял в руки свой пиджак и направился к двери, — такие разговоры лучше без свидетелей…

— Алиса, — Андрей стоял прямо напротив меня, не решаясь подойти ближе, — я понимаю, я всё понимаю, но… Ты мне тоже дорога! И потому я прошу...

— Не надо ничего просить! — Я кричала, захлёбываясь собственными рыданиями, — Не надо. Мне и так больно. Сейчас единственное, чего я хочу — это навсегда забыть о тебе, Андрей. Вычеркнуть тебя из своей жизни!

Андрей, не зная, чего делать, метался по кабинету, словно зверь, запертый в клетку. Я стояла в дверях, не в силах сдвинуться с места. Потом он всё-таки решился подойти ко мне. Хотел обнять. Но я, до глубины души оскорбленная его ложью, тут же оттолкнула его от себя. Удар был такой сильный, что Андрей упал на пол.

— Алиса! — Он встал передо мной на колени, в его глазах блестели слёзы, — Прости меня! Прости! Ради Бога! Ради нашей любви…

— Нет у нас никакой любви, — с трудом ответила я, руками вытирая мокрое от слёз лицо, — а теперь я ухожу. Из твоего дома и из твоей жизни. Навсегда.

И я вышла. Андрей что-то кричал мне вслед, пытался догнать, но я успела сесть в лифт, который закрылся прямо перед лицом Андрея.

…Как я добралась до дома, не попав в аварию, я уже не помню. Дины, к счастью, не было дома, и поэтому я, едва войдя в спальню, сразу же достала чемодан и начала укладывать туда свою одежду. Брала, в основном, самое необходимое, а также то, что было куплено мною до свадьбы с Андреем. Сверху я загрузила свой ноутбук. Потом я позвала Оксанку и велела ей собрать всё необходимое для Арчи — пса я решила взять с собой.

— Вы уезжаете? — Девушка удивлённо смотрела на мой чемодан.

— Да, уезжаю. Причём срочно. Поэтому побыстрее, пожалуйста.

Через десять минут Оксанка отдала мне сумку с кормами для собаки, а я уже стояла в холле с Арчи на руках. Рядом со мной стоял чемодан.

— Вам помочь донести чемодан до машины? — Спросила она, предусмотрительно держа в руках куртку.

— Нет, я поеду на такси, — ответила я, — но если можешь, то пойдём.

Оксанка молча кивнула, и мы направились к выходу. Арчи, будто чувствуя моё настроение, тихонько и жалобно скулил. Я прижала собачку к себе и вышла за ворота дома. Потом я остановилась и ещё раз оглянулась на оставшийся позади меня особняк. Вот и всё. Сказка, в которую я попала в общем-то случайно и которая изначально была фарсом, для меня закончилась. В этот дом я больше не вернусь. И в жизнь Андрея тоже.

Глава 8.

Андрей. Осень 2009 года.

Я проснулся как-то неожиданно и тут же чуть не вскрикнул от сильной головной боли, которая была в то утро просто невыносимой. Мне казалось, что под кору моего мозга был брошен огненный шар, который вот-вот взорвётся. Сев на постели, я повернулся и увидел, что рядом со мной лежит Она. Спит, разбросав по подушке свои темные длинные волосы…

Не может быть! Я столько лет боролся с собой, со своим желанием, со своей страстью, и теперь вот опять! Вчера я опять уступил её грязной похоти, а теперь я снова чувствую себя так, будто меня с ног до головы облили дерьмом. И ненавижу самого себя. Свою слабость. Своё бессилие. Свою страсть.

Я быстро оделся и спустился вниз. Выпил таблетку от головной боли. Потом чашку чая. Кажется, физически стало легче. Шар, который катался у меня в мозгу, начал уменьшаться, а потом и вовсе исчез. Но в душе мне по-прежнему было плохо. Завтра… Завтра я женюсь. Всё уже готово. Завтра я женюсь на Алисе. Но зачем? Что даст мне эта свадьба? Новую ложь? А то в моей жизни было мало лжи! Но нет, вместо того, чтобы покончить со старой, я создаю новую, сам, собственными руками. Опять ложь. Опять!

И тут я вспомнил о Руслане. О наших мечтах поехать в Италию, вдвоём. А почему бы и нет? Плюнуть на всех и всё, собрать вещи и уехать. Сначала в Италию, а там можно хоть в Америку, если нужно будет! Главное, подальше отсюда. От воспоминаний, причиняющих боль. И от Неё.

Вдохновленный своей неожиданной идеей, я сел в машину и поехал. В квартиру брата. Открыл дверь своим ключом. Руслана не было. Не было и его вещей. Я тяжело вздохнул. Значит, я опоздал. Руслан уехал, как и обещал вчера. А я остался один со своей новой ложью. И со своей болью, от которой меня уже никто не спасёт. Что ж, я опоздал. У меня был шанс изменить свою жизнь, но судьба опять посмеялась надо мной. Теперь меня ждёт только бесконечная ложь. Ложь Алисе, ложь самому себе…. И конца этой лжи уже не будет. Засосёт как в болото, а выбраться из него уже невозможно. Но такова моя судьба.

Алиса. Весна 2010 года.

Прошло ещё две недели. Я вернулась домой, однако мои проблемы на этом не закончились. Во-первых, мама изначально была категорически против собаки в квартире, и мне стоило огромных усилий уговорить её оставить Арчи.

— От него кругом одна шерсть будет! — Кричала мама, — Вон, смотри, залез на диван, и что в итоге? Теперь диван в его шерсти! А обувь зачем погрыз? Между прочим, пострадали мои лучшие туфли, которым и года не было!

Обувь, правда, мы быстро убрали, но мама всё равно была недовольна. Но ещё больше она была недовольна тем, что я ушла от Андрея, прихватив с собой только личные вещи да никому не нужную, на её взгляд, собаку.

— Этого олигарха нужно ободрать до нитки! Ведь ты его жена, а значит, имеешь право на половину его имущества в случае развода. Да-да, именно так! Я сегодня же проконсультируюсь у адвоката насчёт раздела имущества, надо проучить этого типа, как следует, чтобы знал, как любовниц заводить! Хотя я так и знала, что всё этим кончится! Богачи все бесстыдники! Вот ты сейчас тут сидишь, слёзы льёшь, а он там небось уже оргии устраивает со своими девицами.

Я тяжело вздохнула, прекрасно понимая, что мама перегибает палку в своих обвинениях, но вот только легче мне от этого не становилось. Андрей мне не изменял — теперь, подслушав их разговор с Вадимом, я это понимала. У него не было другой женщины, не было любовницы, но при этом каждый день, каждую минуту, когда он был рядом со мной, в его сердце и его мыслях была она, та красивая блондинка, Света… И от этого мне было просто невыносимо. Лучше бы он и в самом деле мне изменял! Физически! Но при этом не думал бы о другой женщине, находясь в постели со мной!

На другой день я встретилась с Машкой.

— Вадик мне уже всё рассказал, — призналась подруга, — но ты зря вот так ушла, не дав Андрею ничего объяснить. Он хоть звонил тебе?

— Да, звонил. Но я с ним не разговаривала. Не хочу. Мне его оправдания не нужны, Маш. Он ясно сказал, что всё ещё любит свою бывшую, эту Светлану. Я и раньше об этом догадывалась, но после его признания… Теперь уже всё ясно.

— А он называл её имя? Ну, этой Светы.

— Нет, не называл. Но я и без имени всё поняла.

— Подожди, Алиса, а вдруг это всё-таки не она? Вдруг это другая женщина?

— Да нет, Маша, это она, другой просто быть не может. Видел бы ты, КАК он на неё смотрел, тогда, в клубе, где мы случайно встретились! А потом говорил Дине, что хотел жениться на этой Свете, что любил её! И что, если бы тогда ему разрешили жениться на ней, он был бы сейчас счастлив.

— Ясно, — Машка покачала головой, — и что ты теперь будешь делать? Разводиться?

— У меня нет другого выхода, Маш. Этот брак построен на лжи, и мне нет смысла пытаться его сохранить. Нет уж, лучше покончить со всем сразу и не мучиться.

— Но ты же его всё ещё любишь!

— Люблю, а что толку от моей любви? В последнее время Андрей даже не пытался скрыть своего равнодушия ко мне. Искал предлог, чтобы не спать со мной, чтобы пореже общаться…

— Понятно. Кстати, Вадик сказал, что твой муж вчера был очень расстроен. Вроде даже напился.

Я ничего на это не ответила, но стоило мне вернуться домой, как неприятные мысли с новыми силами полезли в мою голову. Что я делаю? Ведь я нужна Андрею! Спасти его! Да-да, я должна простить его и забыть о том, что слышала! И тут же что-то изнутри кричало, пытаясь перебить мои мысли: "Он же тебя не любит! Он же тебя обманул! Он тебя использовал…" Да, обманул. Использовал. Да. Но что делать? Разводиться? Или дать мужу ещё один шанс? Последний шанс?

Андрей перестал звонить мне, что породило во мне только ряд новых сомнений. Моя дилемма становилась ещё более трудной. Мама же, вдохновленная моим возможным разводом, на другой же день сообщила мне, что она была у адвоката, своей давней знакомой, и та дала ей понять, что у меня есть шансы отсудить у мужа часть его состояния.

— Ты должна представить доказательства его измены! — Сказала мама, — Тогда будет проще. А ещё должна убедить суд, что муж причинял тебе моральный вред — врал тебе постоянно, унижал, не приходил ночевать. Мы с Любой выступим свидетелями.

— Марина, прекрати! — Вмешалась тётя Люба, — Что ты горячку поришь? Может, они ещё помирятся. А ты уже всё, раздел имущества.

Через несколько дней после моего возвращения домой мне позвонил Вадим и пригласил на встречу. Я согласилась. Через час мы встретились в кафе недалеко от моего дома.

— Ты не думай, что меня Андрей прислал, — тут же предупредил меня Вадим, — он ничего не знает о нашей встрече. Я сам решил с тобой поговорить. Что ты будешь делать, Алиса?

— Не знаю, — пожала плечами я, — честно скажу, не знаю.

— Я тебя понимаю. Отлично понимаю. Но теперь ты постарайся понять — Андрей очень страдает. Ему, правда, сейчас тяжело. Он, бедный, места себе не находит после твоего ухода. И, похоже, его болезнь ещё больше обостряется.

— Меня это не волнует, — сухо ответила я, — пусть страдает. Я всё решила, Вадим. Я хочу развода.

— Развода? — Вадим явно не ожидал от меня такого решения, — Но… Зачем? Алиса, ведь ты его любишь, ты…

— Одной моей любви мало, Вадим. Я долго терпела, почти полгода. Пыталась оправдать его отношение ко мне тем, что он устаёт на работе, что у него нервы не в порядке, что… Но теперь оправданий больше нет. Я всё слышала. Он любит Свету. В принципе, я об этом давно догадывалась, но одно дело догадываться, и совсем другое — услышать это от него.

— Понимаю, — мой собеседник тяжело вздохнул, — я всё это понимаю, правда. И не буду тебя уговаривать… Хотя ты всё-таки подумай. Взвесь всё хорошенько. Пойми, Андрею сейчас плохо, он говорит, что ты ему нужна. Значит, он всё-таки любит тебя… Пусть по-своему, но любит.

— Вот именно, по-своему, — невесело усмехнулась я, — только вот принять такую любовь тяжело. И научиться жить с такой любовью.

Вадим не стал со мной спорить, хотя было видно, что он очень переживает за Андрея. Мы допили свой кофе и разошлись, но осадок после этой встречи у меня остался очень нехороший. Опять появилось волнение за здоровье Андрея. А вдруг он и правда болен? Вдруг ему нужна моя помощь, поддержка? Ведь он сейчас совсем один! А одиночество не лучший лекарь от душевных болезней. Но с другой стороны… Если бы я была нужна ему, он бы мне позвонил. На мобильный или на домашний. Ведь он прекрасно знает оба номера. А ещё лучше бы приехал. Как тогда, после Нового Года. Но он не звонит и не приезжает. Да и Вадим приезжал явно не по его просьбе. Хотя, может, и по его, но всё равно это мало что меняет. Может, Андрей тоже хочет развода? Может, он согласен на мои условия и уже занимается бумагами?

— Ты уехала из дома две недели назад, а этот нахал даже не нашёл время позвонить! — Заявила мне мама, когда мы сели ужинать. — Алиса, ты надави на него, если что. Пусть платит. Иначе не давай развод и всё.

— Я сегодня с Анной разговаривала, мы после уроков встречались, — будто не слыша последних слов мамы, сказала я, — она сказала, что Андрей всё время в офисе, даже ночует там иногда. Леонид сильно беспокоится за него, и Вадим тоже…

— Правильно беспокоятся, — подала голос тётя Люба, садясь за стол, — я тут как-то в карты глянула…

— И что? — Я тут же насторожилась. — Что там?

— Ничего хорошего. Алиса, твоему мужу грозит опасность. Большая опасность. У него есть враги, плохие люди, которые хотят его уничтожить.

— Что за враги? О чём ты говоришь, тётя Люба?

— Есть молодой мужчина, который только притворяется другом Андрея, а на самом деле… И ещё есть женщина… И она очень опасна.

— Всё ясно, — вставила мама, — конкурент и очередная любовница. Это я и без гадания вам скажу. А, может, какой-то приятель, с которым они бабу не поделили.

— Нет, Марина, тут всё намного глубже. Этот парень вроде как очень близок Андрею. А женщина, она… С ней что-то ничего не ясно. Вроде как она связана с прошлым Андрея, но при этом она ещё и хранит тайну, которая может причинить много зла.

— Это Света, — прошептала я, — большая любовь Андрея. Он её с детства любил. И даже собирался на ней жениться. Из-за этого его родители погибли. Он тогда с ними поссорился и сбежал из дома. А они поехали его искать и попали в аварию…

— О, Господи! — Тётя Люба даже перекрестилась, хотя она никогда не была особо верующей, — Какой ужас! Так это из-за неё всё это? Ну…

— Да, из-за неё. Андрей всё ещё её любит.

— А она?

— Замужем она. И похоже сейчас между ними ничего нет.

— Да, именно так. В картах тоже сказано, что сейчас он с чувствами к ней борется, а она хочет его вернуть. Любым способом. Она даже на преступление пойдёт, лишь бы вас разлучить. Это очень опасная женщина, Алиса.

Ночью я почти не спала. В голове то и дело звучали слова тёти Любы об опасности, которая угрожает Андрею, а также об опасной женщине, которая по словам тёти Любы, была способна на всё. Кто она? Неужели, всё-таки Света? Эта красивая ухоженная блондинка с очаровательной улыбкой. Но почему она готова на всё? И что мешает ей быть с Андреем, если они оба любят друг друга? Муж? Или дело в чём-то другом? Но в чём?

…На другой день я всё-таки собралась с мыслями и вечером позвонила Андрею домой. Ответила Дина.

— А, Алиса! — В её голосе, как обычно, звучала наигранная любезность, — Добрый вечер. Как вы?

— У меня всё нормально. А… где Андрей? — Немного помедлив, спросила я.

— Уехал он. Как раз сегодня. На Волгу. Там у Леонида Андреича домик есть, и Андрей туда уехал, чтобы отдохнуть. Сейчас там тепло уже, говорят, настоящая весна!

— Он уехал один? Или с…

— Один, один. Он так и сказал — хочу побыть один, подумать. На природе, на свежем воздухе…

Я быстро поблагодарила Дину и повесила трубку. Потом, немного подумав, решила набрать Андрея. "Абонент недоступен" — услышала я в ответ и отключилась. Значит, Андрей уехал на природу подумать… Интересно только о чём. О нашем разводе? Но в любом случае мне надо как-то с ним связаться. Недолго думая, я позвонила Вадиму.

— Алиса, а я как раз собирался тебе звонить! — Сказал Вадим, едва услышав мой голос, — Слушай, Андрей уехал из Москвы. В папин дом на Волге. Хочет побыть один и подумать о том, что делать дальше…

— Он хочет развестись со мной?

— Не знаю. Мне он ничего конкретного не говорил. Сказал только, что очень устал и хочет побыть вдали от дома и от московской суеты. Но не на курорте. Потом вспомнил про папин домик в Поволжье и решил ехать туда. Там сейчас просто чудесно — уже тепло, даже позагорать днём можно.

— А он точно один? — На всякий случай спросила я. — Не со Светой?

— Неа, Светы там точно нет и не будет, — при этом Вадим как-то странно усмехнулся, — а ты сама ему позвони! Думаю, он будет рад. Он о тебе вспоминал перед отъездом. С печалью. Говорил, что многое бы отдал за то, чтобы ты с ним поехала…

…В ту ночь мне опять снились кошмары. Сначала приснилась вода. Будто мы с Андреем в ней купаемся, плаваем, барахтаемся, как дети. Потом Андрей ныряет и… исчезает под водой. Я пытаюсь найти его, но его нигде нет. И вода становится тёмная-тёмная, словно в неё налили чернила. На этом моменте я проснулась. Побродила туда-сюда по комнате, потом опять легла. Уснула не сразу, но достаточно быстро. И снится мне новый кошмар. Я вхожу в нашу с Андреем спальню и вижу — на нашей кровати лежат Андрей и… Света. Голые, едва прикрывшись простыней. И счастливые. Целуются в губы. Потом он кладёт её голову себе на грудь, гладит её нежные белокурые локоны и говорит:

— Я всегда любил только тебя… Да, я женился на Алисе, но я никогда её не любил. И каждую минуту я думал лишь о тебе. Даже когда занимался с ней любовью, я думал о тебе.

И опять целует, очень страстно, как никогда не целовал меня. Я отворачиваюсь и хочу уйти, но что-то заставляет меня снова повернуться. И я вижу перед собой ту же картину, но… Вместо Светы рядом с Андреем лежит Дина! Тоже обнаженная, с распущенными волосами. И они тоже целуются. А потом она шепчет, проведя пальцем по его лицу:

— Я тебя никому не отдам, мой мальчик. И особенно твоей жене…

На этом я проснулась. Лежала и думала о том, что я только что увидела. Нет, я точно схожу с ума. А мои сны лишь отражение тех бредовых мыслей, которые вертятся у меня в голове. Со Светой всё понятно, но как я могла представлять Дину рядом с Андреем?! Даже если предположить, что та женщина, о которой говорил Андрей - не Света, то ею точно никак не могла быть Дина! Это просто бредовая фантазия моего воспаленного мозга.

А утром мне позвонил Андрей…

Андрей. Лето 2000 года.

Этой весной мы переехали в новый дом, который папа строил почти два года, и вот, наконец-то, дом папиной мечты готов. Поначалу было непривычно — дом очень большой, двухэтажный, да ещё и с башней! Папа говорит, что ему всегда хотелось жить в таком доме — он выстроен в готическом стиле и похож на западноевропейские замки. В башне, правда, совсем мало места — всего одна комната, а также запасной выход на случай пожара. Но это моё самое любимое место в доме! Во-первых, из окон башни, открывается просто великолепный вид. С одной стороны — сосновый лес, а за ним озеро, которое днём сверкает на солнце, словно кусочек зеркала. С другой — разноцветные крыши соседних домов. А вдали шоссейная дорога, за которой начинается берёзовая роща. Вечером отсюда можно наблюдать, как ярко-красный диск солнца садится за горизонт, а утром я частенько вижу рассвет… Солнце по утрам такое красивое, что словами не передать! В Москве такого не увидишь. Там всё закрыто домами, а из окон в нашей квартире раньше можно было наблюдать лишь угол двора, часть улицы и бесконечные многоэтажки, за которыми прячется горизонт…

Но есть ещё одна причина, по которой я люблю башню. Она, собственно говоря, главная. Башня — моё укромное место для встреч с Любимой. По ночам, когда все спят. Ночами здесь прохладно и при этом как-то особенно романтично. Особенно если с неба светит Луна, большая и бесстыжая, которая молча наблюдает за нами, освещая комнату своим загадочным бело-голубым светом. Здесь почти каждую ночь я и Моя Любимая любим друг друга, наслаждаясь нашим уединением. Иногда мы делаем это прямо на полу, иногда на старом диване, который стоит в углу… Ещё никогда в жизни я не был так счастлив. Моя мечта сбылась, и порой реальность казалась мне просто сном, из которого мне так не хотелось просыпаться. Особенно когда я лежу рядом с Моей Любимой, ласкаю её прекрасное тело, целую её блестящие волосы… И кажется, что мы сливаемся с ней в единое целое. И душами, и телами.

— На следующей недели я еду в Адлер с ребятами, — сообщил я Любимой в одну из таких незабываемых ночей, — родители полетят в Испанию, на Майорку, а я в Адлер. Я хочу, чтобы ты поехала с нами.

— Я? — Она приподнялась на локте, — А что я-то там буду делать? Ведь ты поедешь со своими друзьями.

— А ты возьми отпуск и приезжай ко мне! Будет классно, вот увидишь — мы будем вдвоём, у моря, будем гулять, купаться, загорать… И, главное, нам не придётся ни от кого прятаться. Ну, соглашайся!

— Я подумаю, Андрей, но… Это рискованно. Вдруг кто-нибудь догадается!

— Никто ни о чём не догадается, правда. Будем жить в разных местах, но днём будем встречаться. А я и на ночь смогу отлучаться иногда — сочиню ребятам байку про курортный роман. Они ничего не заподозрят, я их знаю. А родители и тем более! Они ж на Майорке будут.

Она ничего не ответила, только поцеловала меня в губы, а потом прижала к себе и стала нежно гладить по голове. А я лежал и наслаждался её ласками, её запахом, её бархатистой кожей…. В такие моменты мне порой казалось, что время остановилось, и в мире не осталось никого, кроме нас двоих.

— Привыкай, — заметил я, — скоро мы будем часто ездить вдвоём. А в наше свадебное путешествие поедем в Италию… А оттуда в Париж… Я тебе весь мир покажу, моя любимая!

— Прекрати, Андрей, — она тихо засмеялась, — ты, что, не понимаешь — не можем мы с тобой пожениться. Даже не думай об этом.

— Почему? Ты — моя невеста, это уже решено, — серьёзно ответил я, — и как только мне исполнится восемнадцать, я женюсь на тебе.

— Ах, какой ты ещё маленький у меня… Ну, пойми ты, не могу я быть твоей невестой, даже не думай об этом. Потом ты сам поймёшь, какую глупость ты сейчас говоришь… Да, я стала твоей любовницей, но это временно. Вот увидишь, скоро в твоей жизни появится молодая девушка, твоя ровесница, которая и станет твоей невестой. А потом и женой.

— Нет! Я ничего не хочу слушать! Ты моя невеста, моя любимая, моя любовница и моя будущая жена. Никто другой мне не нужен, пойми ты!

— Ох, какой же ты ещё маленький, — сказала она, поднимаясь с пола. Начала одеваться. Её прекрасные длинные волосы упали ей на грудь, и она стала похожа на русалку, — ладно, давай, одевайся. А то уже скоро рассвет, а мы ещё не спали…

Я тяжело вздохнул и начал нехотя натягивать на себя джинсы. Мне очень не хотелось расставаться с Любимой, но ни на что большее я, увы, рассчитывать не мог. Сегодня я уже получил то, что мне полагалось. О большем я мечтать не могу.

— Ты всё-таки подумай насчёт юга, ладно? — Сказал я, выходя из башни. Она ничего не ответила, и я, постояв немного, направился в свою комнату. Через неделю я уехал в Адлер. В нашу прощальную ночь с Любимой, я опять напомнил ей о том, что буду ждать её там, на море, но определенного ответа так и не получил. Я надеялся, что она всё-таки согласилась, но, увы… Мои надежды были разбиты. Любимая так и не приехала.

Хотя мой двухнедельный отдых на Черном море никак нельзя было назвать неудачным, в глубине души я был разочарован. И пытаясь скрыть это разочарование завёл роман с одной из местных девушек, которая мне чем-то напомнила Мою Любимую. Такая же смуглая, черноглазая, черноволосая. Только волосы у неё были короче и не такие блестящие. Наш роман протекал легко и спокойно. Однажды Лиля (так звали мою подружку) пригласила меня к себе домой. Мы были там одни. Сначала мы с ней ели фрукты и слушали музыку, а потом Лиля начала меня целовать. Поняв, к чему всё идёт, я ответил на её поцелуи, но… дальше поцелуев дело так и не зашло. Я не смог. Не смог изменить Ей, Моей Любимой.

Лиля, конечно, была сильно разочарована и даже намекнула на то, что у меня, наверное, есть какие-то сексуальные проблемы. Посоветовала сходить к психологу. Но я-то знал, в чём моя проблема! В Ней! Мне нужна Моя Любимая и только она. Другие мне не нужны.

Когда я вернулся из Адлера, Любимая встретила меня виноватой улыбкой. В её глазах я тоже прочитал что-то вроде "Прости, так вышло! Не получилось!". Я, конечно, тогда промолчал, хотя в моей душе всё кипело. Хотелось высказать ей всё прямо тут, в гостиной, на глазах у родителей, дяди Леонида, Вадика, Анны… Но я сдержался. Дождался ночи.

— Почему ты не приехала? — Спросил я, как только зашёл в башню и увидел Любимую у окна. — Ведь я так ждал, так надеялся!

— Я не смогла, — коротко ответила она, поворачиваясь ко мне. Луны не было, но даже в темноте я сумел рассмотреть её лицо. Оно было грустным.

Потом мы с ней любили друг друга. Как всегда, на полу… Я так соскучился по Ней и по Её ласкам, что никак не мог насытиться её любовью. Но к неприятному разговору мы всё же потом вернулись.

— И всё-таки почему ты не приехала? — Снова задал я свой вопрос, когда она Она лежала на моей груди. — Скажи мне, честно, пожалуйста.

— Так нужно было, мой малыш. Нужно. В первую очередь для тебя. Скажи честно, у тебя был там какой-нибудь курортный роман?

— Ну, да… Был.

— Это хорошо, — она рассмеялась и провела пальцем по моей груди, — ты начинаешь взрослеть, мой мальчик.

— Ты не ревнуешь, что ли? Не капли? — Признаться, меня очень задела её реакция. Я-то ожидал, что она совсем иначе отреагирует на моё признание!

— Ревную? Прекрати! Это жизнь. И я рада, что ты взрослеешь, знакомишься с другими женщинами, познаёшь любовь с ними… Вот поэтому я и не поехала к тебе. Ты должен был побыть там без меня, понимаешь?

— Не понимаю! — Я резко вскочил и начал одеваться, — И не хочу понимать! И что б ты знала — я тебе не изменил! Да, была у меня девочка, мы с ней гуляли, купались, ходили в кафе, на дискотеки. Даже целовались. Но ничего большего у нас с ней не было! Ты понимаешь, о чём я говорю? Я не смог предать тебя! Не смог!

— Ничего, будут и другие девочки. И однажды ты не устоишь перед соблазном. Ведь они такие молодые, красивые… А я уже через несколько лет буду для тебя старухой, Андрей.

— Никогда ты не станешь для меня старухой. И пока ты рядом со мной, мне никто другой не нужен! Можешь ты это понять или нет?

Она, как всегда, молчала. Я тоже ничего не хотел говорить. Всё уже было сказано…

…В ту ночь я вдруг осознал, что моя любовь к Ней может приносить мне не только радость и удовольствие, но и острую боль, которую не смогли успокоить даже Её ласки и поцелуи. Впервые после близости с Любимой я не испытывал ни радости, ни морального удовлетворения. Была только горечь и ощущение того, что моя любовь обречена. И я уже ничего не смогу сделать, чтобы спасти её…

Глава 9.

Алиса, весна 2010 года.

Поезд тронулся, и я, попросив проводницу принести мне чай, задумалась, глядя на то, как за окном начали мелькать окрестности родного города. Итак, Андрей мне позвонил. Сам. Очень неожиданно. Услышав его голос, я в первый момент даже растерялась, не зная, что ответить. Выяснять отношения не хотелось, но и разговаривать так, как будто ничего не произошло, я тоже не могла. Андрей, заметив мое смятение, начал первый:

— Ты, наверное, знаешь, что я сейчас на Волге, да? Так вот, я тут подумал… Алиса, я знаю, что поступил плохо! Нет, не плохо, отвратительно! Но… Мы всё-таки должны поговорить. Насчёт нашего будущего.

— Насчёт развода? — Я, наконец-то, не выдержала и решила сама перевести разговор в нужное русло.

— Ну, в общем, насчёт всего. Ты же понимаешь, нам надо как-то жить дальше…. И, короче, я тут подумал и решил — приезжай сюда, ко мне на Волгу. Тут уже лето начинается, днём загорать можно! Отдохнёшь от Москвы, погреешься. Заодно и всё выясним.

— Но я работаю….

— Возьми отгул. Хотя бы на пару дней. Тут такая красота, всё уже зелёное… Дом большой, три спальни, все удобства! Ну, подумай, пожалуйста.

— Мы там будем вдвоём? Я имею в виду — в доме…

— Разумеется. Но если ты не захочешь, ничего не будет… Ну, ты понимаешь, о чём я. Комнат тут хватит, так что можешь не волноваться.

В тот день я ничего конкретно не ответила, но подумать обещала. И тут же, стоило мне только заикнуться о том, что Андрей пригласил меня к себе на разговор, со всех сторон посыпались советы, причём совершенно разные и, можно сказать, даже противоположные по своему содержанию.

— Ты должна поехать, — твердила мама, — поговоришь о разводе. И дай понять, что если он откажется купить тебе квартиру и не назначит ежемесячное содержание, то никакого развода не будет. А если и будет, то со скандалом. Вся пресса узнает о том, какой бизнесмен Шереметьев негодяй и жмот!

— Не слушай её! — Тут же вставляла своё слово тётя Люба, — Твоя мать сама не знает, что говорит. Но насчёт того, что ты должна поехать, я с Мариной согласна. Поезжай. Поговори с мужем и попытайся понять его. Выслушай спокойно, что он тебе скажет, не горячись, не принимай поспешных решений! Иначе потом сама жалеть будешь. Да поздно уже будет. Ведь ты его любишь! Любишь и не отрицай! Вот и слушай своё сердце. Но и о разуме, конечно, не забывай.

— Даже не думай, подруга, езжай первым же поездом! — Заявила Машка, когда я позвонила ей и рассказала о приглашении Андрея, — А там — по обстоятельствам смотри. Если будет о разводе говорить, ты своего не упускай. Твоя мама права, ты не можешь уйти от мужа с пустыми руками. Хотя бы машину и драгоценности забери. И попроси дать денег. Он вроде не жадный, вряд ли откажет. В крайнем случае скажи, что это как компенсация за то, что он тебе устроил… Ну, а если будет умолять дать ему последний шанс и всё такое, то… Можешь и уступить. Только обязательно выпроси какой-нибудь дорогой подарок. Драгоценности, например, или круиз по Средиземному морю!

На другой день я поехала в школу, где после уроков встретилась с Анной и сразу же рассказала ей о последних событиях.

— Ты поезжай, конечно, — сказала та, внимательно выслушав мой рассказ, — Андрей очень страдал, последнее время даже дома почти не появлялся. Леня очень волновался за него. Хотел отправить его куда-нибудь в путешествие, но потом вспомнил про наш дом на Волге и посоветовал съездить туда. Там место красивое, а летом там теплее, чем на юге, и фруктов полно. Мы туда на рыбалку с Леней ездим.

— Но я же работаю, Анна. Я не могу бросить работу!

— Это всего на несколько дней. Не волнуйся, я что-нибудь придумаю, скажу, что ты заболела, например…

Я думала несколько дней. Взвешивала все "за" и "против". А потом всё же сдалась и пошла покупать билет на поезд. Собралась я быстро, и хотя сомнения оставались до конца, в поезд я села полная решимости поставить точку в наших отношениях с Андреем. Конечно, я его выслушаю. Постараюсь понять. Но никаких вторых, а точнее третьих шансов я ему не дам. Нельзя вечно наступать на одни и те же грабли, а потом жаловаться на боль и страдать. Я уже давала ему шанс. Тогда, после Нового Года. Он его не использовал. А, может, мы оба его не использовали… Впрочем, сейчас это уже не важно.

Утром я приехала на вокзал небольшого районного города, где меня уже ждал мой муж. Встретил он меня очень сухо, без лишних эмоций, посадил в машину, и мы отправились в посёлок, который располагался всего в нескольких километрах от этого городка. Можно сказать, был его окраиной. Природа здесь была весьма необычная и совсем не похожая на пейзажи средней полосы России. Вокруг была настоящая лесостепь с невысокими редкими деревьицами, а чуть подальше, за городом, она постепенно превращалась в степь, в которой и вовсе была одна трава да кустарники. Деревья тут были похожи на карликовые, которые растут на Крайнем Севере — такие же хилые и низкорослые. Только пирамидальные тополя, слово гигантские свечки, которые в нашем регионе встречаются не так уж и часто, здесь растут на каждом углу.

Мы подъехали к небольшому двухэтажному дому — первый этаж у него был кирпичный, второй — из бревен. Вокруг стояли примерно такие же по размеру домики, а с другой стороны, за дорогой, на солнце блестела вода…

— Там Волга! — Сказал Андрей, — Купаться в ней пока, правда, рано, но погулять у воды можешь вполне. Можно даже позагорать.

Мы вошли в дом, и Андрей сразу же показал мне мою спальню. Как он и обещал, мы с ним поселились в разных комнатах, и, похоже, его это вполне устраивало. Когда я переоделась и разложила свои вещи, а также позвонила маме с мобильного, чтобы сообщить, что я добралась нормально, Андрей постучался в мою дверь и предложил пообедать. Я спустилась. Обед приготовила тётя Вера — соседка-пенсионерка, которая в отсутствие хозяев следила за домом и огородом, а сейчас помогала Андрею в домашнем хозяйстве.

— Ужин я сама приготовлю, — сказала я тёте Вере, когда та подавала на стол, — и посуду можете оставить. Я сама всё помою.

— Хорошая у вас жена, Андрей Вениаминыч, — покачала головой пенсионерка, — обычно жены богатых быстро наглеют. Приезжают тут одни из Москвы… Вон в тот дом, самый большой, он на холме стоит. У них даже катер есть. Он типа банкир там какой-то, а она не работает и при этом палец о палец не ударит. Даже чашку за собой никогда не помоет! Маникюр у неё, видите ли…

Потом тётя Вера удалилась, а мы сели обедать. Андрей предложил ещё и выпить за встречу, но я отказалась. Себе он всё-таки налил немного и тут же выпил, быстро закусив свежей зеленью. Обедали мы, можно сказать, молча — так, перекинулись дежурными фразами о погоде и о планах на сегодня.

— Я, кстати, уеду послезавтра, — сообщила я, — у меня уже билет есть.

Андрей на это ничего не ответил, а когда мы пообедали, он встал и ничего не говоря, ушёл из дома. Не появлялся до вечера. Я, вдоволь побродив по дому, больше от скуки, чем от голода, решила заняться ужином. А вечером в доме неожиданно появился… Вадим!

— Вадим? Что ты здесь делаешь? — Я даже выронила из руки нож.

— Приехал сегодня! Следом за тобой. Я в городе живу, в гостинице.

— Андрей не знает, что ли?

— Нет! Я приехал потому, что Андрюхе совсем плохо. Боюсь, что ты с ним не справишься, если у него очередной приступ начнётся.

— Значит, всё так плохо?

— Да хуже некуда. Он же снова пить начал! А это для него очень опасно!

— И что теперь мне делать? — Я совсем растерялась, — Ведь я хотела поговорить с ним о разводе…

— Ты попробуй, но в случае, если у него будет приступ, звони мне на мобильный, ладно? Даже не думай, хоть днём, хоть ночью — звони. Я тут же приеду.

Я поблагодарила Вадима, и он тут же уехал, оставив меня в полном недоумении. Закончив с салатом, я села за стол и стала ждать Андрея. Он появился примерно через час после внезапного приезда Вадима.

— Ужин готов? — Спросил он, проходя в кухню. Там он достал из холодильника открытую бутылку вина и начал пить прямо из горлышка.

— Зачем ты пьёшь? — Я хотела было вырвать у него бутылку, но он отошёл в сторону.

— Ты хотела говорить о разводе? — Спросил он, продолжая пить.

— Да! Я всё решила, Андрей, — поняв, что оттягивать этот разговор больше не стоит, начала я, — я хочу развестись с тобой.

— А ты меня любишь? — Неожиданно спросил муж, наконец, поставив в сторону бутылку, — Или уже нет?

— К чему этот вопрос? — Я нахмурилась, тяжело вздохнув. Лирические отступления меня сейчас очень напрягали, и меньше всего в данный момент мне хотелось рассуждать о том, что я чувствовала или чувствую сейчас к своему, уже ПОЧТИ бывшему мужу.

— Я хочу знать всё, Алиса. Ты ведь меня любила, да? А сейчас? Что ты сейчас чувствуешь?

— Не важно! Между нами всё кончено, и теперь уже не важно, что я к тебе чувствую, Андрей…

— Я тебя так разочаровал, да? Знаешь, наверное, скажу сейчас странную вещь, но… Я был бы очень рад, если бы ты мне сейчас сказала, что ты меня тоже не любила. Так я меньше чувствовал бы себя виноватым перед тобой. Я разрушил жизнь всем, кто меня любил, Алиса. Хотя и свою я тоже здорово поломал… Теперь у меня вряд ли есть надежда на счастливое будущее.

— Это всё из-за неё, да? Из-за Светы? — Я решила говорить начистоту, — Ты страдаешь из-за неё?

— Да какая разница, из-за неё или нет! — Андрей поставил бутылку на стол и сел напротив меня, — Всё равно моя жизнь кончена. Знала бы ты, как мне сейчас больно из-за того, что у нас с тобой всё вот так закончилось… Я-то верил, что у нас будет нормальная семья.

— У тебя ещё будет семья, — нерешительно вставила я, — ты молодой и найдёшь своё счастье. Вот увидишь!

— Только не надо делать из меня идиота! — Андрей неожиданно вскочил с места и закричал. При этом выражение его лица сильно изменилось. — Ты сама не знаешь, что говоришь! Я никогда не буду счастлив! А всё из-за неё! Это она разрушила мою жизнь, эта…

Он не договорил, так как его душили рыдания. Я молча наблюдала за ним, мысленно поражаясь тому, насколько слабой и болезненной была психика Андрея на самом деле. А я так долго и так упорно отказывалась это признать! Боже мой, а ведь он болен, тяжело болен, и ему нужна помощь специалиста. А, возможно, и курс лечения, который поможет ему справиться с его проблемами.

— Андрей, тебе нужно лечиться, — само собой вырвалось у меня, — ты не можешь и дальше делать вид, что с тобой всё в порядке… Не знаю, что с тобой случилось, что довело тебя до такого состояния, но ты должен это признать. У тебя расшатаны нервы…

— Это всё она, она, она! — Резко перебил меня муж, — Она сломала мою жизнь! Своей ложью! Своим обманом! Если бы не она, сейчас бы всё было иначе, Алиса! Может, я бы влюбился в тебя, и мы были бы счастливы! Да-да, я бы мог тебя полюбить! Ты хорошая, добрая, честная… И ты совсем не похожа на неё!

Видя, что у мужа началась истерика, которая не известно чем может закончиться, я схватила мобильный телефон и решила вызвать Вадима. Будь что будет. Андрею нужна помощь врача, иначе всё это плохо закончится. Остальные проблемы лучше всего решить потом.

— Кому ты собираешься звонить?! — Андрей подбежал и выхватил у меня из руки мобильный, — Вадику? Ты, что, сошла с ума?! Он же в Москве!

— Он здесь, в городе, — ответила я, при этом плохо соображая, что я вообще творю, — он приехал потому, что…

— Зачем он приехал?! — Истерика Андрея не прекращалась. — Где он?!

— В какой-то гостинице… Андрей! Куда ты?! — Я попыталась остановить мужа, но он уже выбежал из дома, на ходу одевая куртку. Через пару минут я услышала, как он завёл свою машину и уехал…

"Он же пьян, да ещё в таком состоянии! — Подумала я, глядя ему вслед, — Надо было его остановить! Он не может сейчас ехать в город…"

Но было уже поздно. Оставалось только одно — дозвониться до Вадима. Но тот, как назло, с кем-то разговаривал по телефону, а потом и вовсе стал недоступен. От отчаяния я вышла на улицу, хотя там было уже темно и довольно прохладно — со стороны Волги дул холодный ветер, да и земля всё ещё не прогрелась, несмотря на дневную жару. Примерно через двадцать минут к воротам опять подъехала машина. Из неё выскочил Андрей.

— Поехали отсюда! — Закричал он, хватая меня за руку, — Мы должны уехать отсюда немедленно!

— Ты, что с ума сошёл? — В тот момент я была так напугана поведением мужа, что уже не могла контролировать свои слова, — Пусти, ты совсем спятил!

— Я не сумасшедший, — Андрей перешёл на шёпот, при этом то и дело оглядываясь по сторонам, — это ОНИ хотят представить меня сумасшедшим! Хотят отнять у меня мой бизнес, мои деньги… А от меня хотят избавиться!

— О, Господи, да ты совсем уже спятил, Андрей, — Тяжело вздохнув, я попробовала увести его в дом, но у меня ничего не получилось.

— Я не пойду в этот дом! Я пойду в машину и буду ждать тебя там. А ты быстро собирайся и едем отсюда! Мы должны на время исчезнуть. Поживём пока у моего брата.

— У Вадима?

— Нет! Вадим мне не брат! У меня есть настоящий брат, родной… Мы с ним близнецы.

— Что?! — В первый момент мне показалось, что я ослышалась, — Какой брат? Какие близнецы? О чём ты говоришь, Андрей?!

— Настал момент, когда я должен тебе всё рассказать, Алиса, — серьёзно сказал Андрей. При этом он вовсе не был похож на безумного, и я опять начала сомневаться в его болезни. А может он и правда здоров? Может, всё это нам просто кажется? Ведь, как говорится, у страха глаза велики, вот мы и начали раздувать проблему, игнорируя то, что на самом деле происходит с Андреем.

— Я часто уходил, когда мы с тобой жили вместе, — продолжил он, при этом глядя мне прямо в глаза, — даже на Новый Год ушёл тогда… Так вот я ходил к нему. И в Новый Год я был со своим братом, Алиса. Да-да, с близнецом. Нас разлучили в детстве, сразу после рождения. Мои родители скрывали от меня правду, пытались убедить, что никакого брата у меня нет и не было, но я всегда чувствовал, что он есть! Понимаешь, мы чувствовали друг друга на расстоянии, как бы общались, не видя друг друга… Это было что-то странное, не понятное простым людям, но такая связь существуют, я потом сам в Интернете читал об этом. Это связь между близнецами!

Я молчала. То, что говорил Андрей было очень похоже на бред сумасшедшего или пьяного человека, но в его словах всё же была своеобразная логика. Пусть даже немного не понятная моему разуму. Хотя в бредовых фантазиях шизофреников и параноиков тоже бывает логика, причём такая, которую вполне можно принять за правду.

— И вот сейчас мы с ним встретились, Алиса! Наконец-то! Мы с ним похожи, как две капли воды, но при этом мы совершенно разные, я и мой брат… Знаешь. он художник, причём очень талантливый — говоря о брате, Андрей неожиданно заулыбался, а его голос стал намного спокойнее, — я горжусь своим братом, Алиса. И скоро ты сама поймёшь, почему я так говорю.

— А ты уверен, что он… этот человек, твой брат? Может, вы с ним просто похожи и… — совсем растерявшись, спросила я.

— Нет! Он — мой брат! Мы с ним не просто похожи, мы одинаковые! Нас никто не отличит, если нас одинаково одеть. Даже ты. Ну, давай, собирайся, — он опять поменял выражение лица, его взгляд снова стал каким-то напуганным, а руки дрожали, — мы должны уезжать отсюда. Иди же в дом, быстрее!

— Андрей, подожди… Куда мы поедем? Зачем?

— Не спрашивай! Иди и собирайся, мигом! У нас мало времени!

— Я позвоню Вадиму, — решительно сказала я, вынимая из кармана куртки свой мобильный, — он должен знать о том, что…

— Нет! Только не ему! — Андрей неожиданно выхватил телефон из моей руки и бросил его на землю, — Поехали быстрее! Они уже могут приехать! Бежим!

Он схватил меня за руку и потащил к машине. Я, понимая, что происходит что-то не то, начала сопротивляться, умоляя Андрея отпустить меня. Потом мне всё-таки удалось вырваться.

— Хочешь погибнуть — оставайся! — Крикнул он мне, запрыгивая в машину, — А я уезжаю. И больше меня никто не увидит! И не найдёт!

С такими словами он завёлся и рванул на очень высокой скорости, при этом едва не врезавшись в стоявший на обочине дороги фонарный столб. Я испуганно смотрела ему вслед, мысленно прося Бога защитить Андрея, который явно был не в себе.

Подняв с земли телефон, я поняла, что он разбит, и я ничего не могу сделать, чтобы починить его. Я вернулась в дом. В тот момент я надеялась только на одно — Андрей одумается и вернётся обратно, забыв о том, что он мне сейчас наговорил. А там будь что будет. Главное сейчас, чтобы он вернулся.

Примерно через полчаса после этих событий я услышала, как к дому подъехала машина.

— Это Андрей! Он вернулся! — Воскликнула я и, забыв обо всём, кинулась его встречать. Но каково же было моё разочарование, когда рядом с домом я увидела вовсе не Андрея, а Вадима, который озабоченно смотрел на меня, не решаясь подойти ближе.

— Вадим? Что случилось?

— Я был в мотеле, Алиса, — сказал он, нервно теребя в руке свой мобильный, — поужинал и после ужина прилёг отдохнуть… Потом я задремал… А когда проснулся, узнал, что ко мне заходил Андрей!

— Андрей был у тебя? Но когда?

— Примерно час назад. Я сразу начал звонить ему, а потом у меня разрядился мобильный… Я поехал в город, думал там его найти, но у меня по дороге машина сломалась. Пока всё исправил, приехал обратно в мотель, телефон уже зарядился… Смотрю — от тебя пропущенный вызов был. Ну, я и поехал сюда к вам… А что у вас произошло? Где Андрей?

Я быстро, стараясь не опускать никакие детали, рассказала ему о том, что случилось. То есть кое-что я всё-таки пропустила, причём сделала это умышленно. А именно — историю про близнеца мужа, в которой я продолжала сомневаться. Поэтому, прикинув в мыслях возможную реакцию Вадима на бредовый рассказ Андрея, я не решилась в тот момент рассказывать ему об этом.

— У Андрея началась мания преследования, — Вадим глубоко вздохнул, — это очень опасно… — Он немного помолчал, а потом бросился обратно к машине.

— Я поеду искать Андрея. Надеюсь, что он где-то здесь и не уехал далеко, — сказал он, садясь в машину.

Я хотела сказать, что поеду с ним, но не успела — Вадим уже уехал, подняв на дороге облако пыли.

…Вернулся он только под утро. Один.

— Ну, что? — Это был мой первый вопрос, — Где Андрей?

— Я не знаю, — сказал он, проходя в дом, — я всю ночь искал его, весь город облазил, всех спрашивал, потом тут всё объехал… Ни-че-го! Ну, а ты как? — Он перевёл взгляд в мою сторону, — Спала хоть ночью-то?

— Даже не ложилась, — честно ответила я, — всё ждала. Или тебя, или Андрея.

— Я так и не понял, — он устало вздохнул, потом зевнул и добавил, — ох, Андрюха, сколько бед он нам доставил… И когда всё это кончится?

Мы с Вадимом молча выпили кофе, чтобы победить сон, который буквально смаривал нас обоих, и решили поехать вместе на дальнейшие поиски. Сейчас, когда стало светло, было больше шансов найти Андрея, и мы оба это понимали.

На поиски мы потратили целый день. Ездили по городу, спрашивали людей, потом проехались по окрестным деревням, даже в поля заезжали, но никаких следов Андрея так и не нашли. Вечером я впервые предложила пойти в милицию. Вадим согласился, и на другой день с утра мы отправились в районное отделение милиции. Написали заявление. Участковый, который принял наше заявление, сообщил, что поиски начнутся только на третий день после исчезновения — так у нас по закону положено, а до этого мы должны искать сами. На сей раз Вадим поехал один — у меня так болела голова после двух бессонных ночей, что я просто не могла больше никуда ехать. Вадим всё понял и заверил меня, что сделает всё возможное, чтобы найти Андрея. Потом он оставил мне свой мобильный, чтобы я могла связаться с Москвой, но при этом попросил ничего не говорить Леониду, чтобы заранее не беспокоить. Когда он уехал, я немного подумав, набрала домашний номер Андрея.

— Алиса Юрьевна! — Услышала я на другом конце голос Оксанки, — Как вы? Отдыхаете? Как у вас погодка-то? Тепло?

— Да, всё нормально, погода хорошая. А Дина где сейчас? Можно её?

— Дина? А её нет дома. Она срочно уехала. Позавчера утром.

— Что? — Меня почему-то очень удивило такое совпадение. Если, конечно, это вообще было совпадение…

— Ага, собралась быстро и уехала. Ей перед этим какой-то мужчина позвонил, как она потом сказала — это её родственник из другого города. Что-то там у них случилось… А вы что-то хотели у неё узнать?

— Да нет, ничего, — быстро ответила я, — ладно, давай, до встречи…

…Этот день опять не принёс желаемых результатов. Всё, с завтрашнего дня Андрея должна искать милиция. Вадим, как мог утешал меня, говорил, чтобы я не думала о плохом, но о чём ещё я могла думать, вспоминая состояние Андрея накануне его исчезновения?

Ночью мне опять снились кошмары. Снилось, что приехал Андрей, я вышла из дома и хотела бежать к нему, но он неожиданно исчезал прямо у меня на глазах. Проснувшись, я стала искать успокоительное, но так ничего и не нашла. Меня захлестнуло отчаяние.

Это я, крутилось у меня в голове, я во всём виновата! И если с Андреем что-то случиться, то это тоже будет на моей совести. Ведь я же видела, прекрасно видела, что с ним творилось! Господи, только бы он нашёлся… Только бы нашёлся.

Андрей, осень-зима 2009 года.

— Вот уже месяц, как я женат! — Сказал я брату, когда мы снова сидели с ним в его квартире, друг напротив друга, — Ну, а ты как? Что у тебя нового?

— Да ничего особенного, — ответил Руслан, скрестив под собой ноги, как турецкий султан, — как-то совсем уж бездарно месяц прошёл. А ты, я смотрю, счастлив?

— Не знаю. Мне с Алисой хорошо, но я чувствую, что не люблю её. Понимаешь? Она хорошая, добрая, любит меня, а я нет. Не люблю и всё тут.

— Может, со временем полюбишь ещё… Такое тоже бывает. Любовь, которая рождается в браке, говорят, более крепкая, чем та, что с первого взгляда.

— Я тоже слышал об этом. И ещё я слышал, что настоящая любовь бывает только раз в жизни. А ты что об этом думаешь?

— У всех по-разному бывает, брат. Ты только не парься из-за этого, слышишь? Всё у тебя хорошо будет, поверь. Ты этого заслужил.

Я промолчал, не зная, что ответить на это брату. Заслуживаю ли я счастья — тут же пронеслась в голове навязчивая мысль. Нет, ничего я не заслуживал. Мне ещё платить и платить за все свои грехи и ошибки. Да и за чужие грехи тоже.

Мы с Русланом выпили чая (спиртное решили не пить), поболтали о том, о сём, и я поехал домой, хотя возвращаться мне туда совсем не хотелось. Эх, остаться бы сейчас с Русланом, в его однушке, на диване… Утром проснуться вместе, поболтать, вместе идти на работу. Но это невозможно. К сожалению.

Не успел я вернуться домой, как Алиса начала спрашивать о том, где я был. Так я и знал! Пришлось врать. Опять враньё. Кругом одно враньё, чёрт возьми! Но надо терпеть, ведь я сам заварил эту кашу. Теперь сам буду всё расхлёбывать.

На нашей следующей встрече я признался Руслану, как за день до свадьбы с Алисой я приезжал к нему в квартиру. И как хотел предложить ему уехать в Италию.

— Значит, ты был готов бросить свою жену накануне свадьбы? — Руслан удивлённо посмотрел на меня.

— Да, именно так! Ты просто не представляешь, как мне всё надоело. Хочется послать всё к чёрту и уехать подальше от всего этого кошмара!

Моя жизнь и правда в последнее время стала кошмаром. Именно так, иначе не скажешь. Дома постоянные склоки и конфликты, а после них жуткая головная боль и ощущение, что я вот-вот потеряю сознание. Даже от общения с Русланом я уже не получаю такой радости, как раньше. Мне и говорить-то уже не хочется. Просто лежу и наблюдаю за тем, как он рисует, как общается со своими друзьями, которые к нему заходят, а потом как-то неожиданно отключаюсь и засыпаю…

С Алисой у нас проблем достаточно. И с каждым днём их становится всё больше и больше. А после той злополучной вечеринке по случаю дня рождения Валеры стало вообще невыносимо. Начиналось всё очень хорошо — Алиса долго готовилась к этому вечеру, прихорашивалась, купила новое платье… Она и правда была очень хороша в этом своём новом платье! Я даже залюбовался своей женой, когда она спустилась в новом наряде, с причёской и с макияжем. И Алиса тут же вся просияла, заметив моё восхищение её красотой. А вот когда приехали…

Ни Вадим, ни Валера почему-то не предупредили меня о том, что на праздник явится Света. и поэтому её внезапное появление стало для меня сюрпризом, причём достаточно неприятным. Я тут же вспомнил нашу последнюю встречу и её слова о моём предательстве. На душе стало мерзко и противно. А тут ещё Алиса, которая как-то узнала о нашем старом романе со Светой, начала нервничать и, похоже, заревновала. В итоге настроение у меня сильно испортилось. Я начал пить шампанское, потом перешёл на водку, но алкоголь только больше отяжелил мою душу, да и Алиса была недовольна тем, что я начинаю напиваться. Все вокруг танцевали, веселились, на сцене пела какая-то известная поп-группа, но мне было не до чего. Да ещё и пристальный взгляд Светы не давал расслабиться. Весь вечер она смотрела на меня так, будто хотела сказать: "И ты ещё меня упрекал! А сам-то, сам, предатель! И жену свою ты не любишь! Используешь, как и меня. Ты всех используешь, кто тебя любит".

Когда мы вернулись домой, и Алиса ушла наверх, откуда не возьмись появилась Она. Заметив мой недовольный вид, начала спрашивать, как, мол, всё прошло.

— Да ужасно всё прошло! — Не выдержал я, — Хуже некуда! Там Света была!

— И что? Тебя с ней вроде как ничего не связывает…

— Связывает! И многое связывает! Я вот смотрел на неё и думал — может, если бы я тогда тебя не послушал и женился бы на Свете, всё было бы иначе? Может, я сейчас был бы счастлив?

Она, как я и предполагал, тут же начала убеждать меня, что это не так, что Света меня никогда не любила и всё такое. Если бы любила, мол, замуж бы за другого не вышла. Ага, знала бы ты всё до конца… Но нет, ничего я тебе не скажу. Не надо тебе знать о том, до какой степени я был болен тобой… Да я и сейчас болен. Только теперь эта болезнь перешла в другую стадию развития. И лечиться от неё уже поздно. Слишком поздно…

После этой ссоры меня ждал ещё один неприятный сюрприз — нужно было объясняться с Алисой, которая подслушала наш с Ней разговор. К счастью, не весь, а только часть. И из этого сделала совершенно неправильные выводы. Решила, что я всё ещё люблю Свету. Глупышка! Пришлось ей объяснять, что это не так, но она, похоже, всё равно сомневалась. А мне вдруг стало её жаль. Как маленького ребёнка, которого обидели жестокие взрослые люди, надругавшись над его самыми светлыми чувствами. И захотелось защитить её от всего этого зла, которое окружает нас со всех сторон. Ведь она ни в чём не виновата! Она расплачивается за мои грехи, а я лишь использую её, пытаясь таким образом забыть о своей грешной страсти к Той, Другой. Было ли это справедливо? Нет! Но менять что-то в наших отношениях было уже поздно.

На следующий вечер мы с Русланом поехали на выставку, на которой, благодаря знакомствам Наины (опять эта девица!) были представлены и его работы. Влюбленная Ная была готова на всё, лишь бы помочь моему брату, а тот, похоже, был в курсе её хороших связей и поэтому был с ней очень ласков и внимателен. На выставке Руслан познакомился с покупателями своих картин и даже получил несколько новых заказов. Он был доволен, в то время как я, находясь рядом с ним, постоянно ощущал себя лишним на этом мероприятии.

— Да брось ты! — Сказал Руслан, отойдя, наконец, от своей Наи и её друзей, — Смотри, как тут хорошо! Я так счастлив, брат!

— Ты неплохо устроился, — ехидно заметил я, — эта девица, похоже, не такая простушка, как кажется на первый взгляд. Теперь я начинаю понимать, почему ты так за неё держишься…

Руслан ничего не ответил, а потом к нему опять подошли какие-то люди. Он начал болтать с ними, обсуждать своё творчество, а на меня почему-то никто не обращал внимание. Будто меня вообще не существовало! Я присел на скамейку возле выхода из галереи и тут же зазевал. Только бы не уснуть, прямо здесь, на выставке — брат мне этого никогда не простит. И не успел я об этом подумать, как моё сознание неожиданно выключили, и я опять провалился в какую-то черную бездонную яму, при этом не испытывая абсолютно никаких эмоций. Это был вовсе не сон, нет, я не спал, я просто отключился. Исчез на время, оставив только своё тело. Мой мозг при этом как будто бы не работал…

Когда я пришёл в себя, мы уже были у Руслана. Вдвоём.

— Ты напился шампанского, — усмехнулся брат, — и поэтому тебе стало плохо. Пришлось тащить тебя к себе домой.

— Да что со мной происходит? — Я сел на его диване, пытаясь вспомнить, как мы с Русланом добрались до его квартиры. — У меня такое уже не впервые. Может, мне ко врачу сходить?

— Даже не выдумай, — строго сказал Руслан, — только время потратишь и всё. Наши врачи, сам знаешь, как работают.

— Да, ты прав, — поспешно согласился я с братом, — действительно лучше не тратить время. Ничего страшного у меня нет, наверное, это всё от переутомления…

— Конечно! Отдыхать надо побольше, спать. И всё будет хорошо. Хочешь, оставайся у меня на ночь!

— Я бы с радостью, но… Моя жена. Она-то не в курсе, что я с тобой, ревновать начнёт.

— А, ну да, тогда иди, конечно, — он похлопал меня по плечу, — не переживай, брат, всё будет хорошо.

Я посмотрел на Руслана, и мне опять показалось, что мой брат всё-таки старше меня. Пусть даже на несколько минут.

Алиса, весна 2010 года.

…Прошло ещё несколько дней. Из Москвы прилетели Леонид и Машка, которые тут же начали убеждать меня, что всё будет хорошо, и Андрей обязательно найдётся. Живым и здоровым. Леонид и Вадим рассказывали, что такое уже было — после трагической гибели родителей Андрей также неожиданно исчезал и не появлялся дома неделями. Правда, это происходило в Москве, где у него было полно знакомых и друзей, но вполне возможно, что и сейчас Андрей уехал в Москву или ещё куда-то, где живут его знакомые.

— Вот увидишь, явится твой муж, живой и невредимый! — Твердила Машка, — Наверное, сейчас отсиживается у какого-нибудь приятеля на даче и боится нос показывать оттуда. Знает, что дома его ничего хорошего не ждёт!

Я кивала, делая вид, что согласна, но моя интуиция снова и снова кричала, что Андрей в беде. И не проходило и дня, чтобы я не спросила Леонида или Вадима о том, нет ли новостей из милиции. Они отвечали, что нет, хотя милиция уже официально начала поиски моего мужа — даже объявления о его пропаже были всюду расклеены.

Ровно через неделю после того, как пропал Андрей, в город приехала Дина. Она была очень взволнованна и то и дело повторяла, что Андрей жив, просто наша милиция, как всегда, плохо работает и ничего не может сделать, чтобы найти его. Она настаивала, чтобы Леонид задействовал свои связи из Москвы и подключил нужных людей к поискам Андрея.

— У нас в милиции работают одни бездельники, — возмущалась она, — да ещё в такой дыре! Тут никто и палец о палец не ударит, чтобы что-то сделать! Только чай пьют да штаны протирают на одном месте!

Потом она заплакала — искренне, по-настоящему. Я впервые видела её слёзы и поэтому не знала, что сказать и что сделать, чтобы она успокоилась. Вадим дал ей воды и сказал, что он сегодня же пойдёт в милицию и сам потребует от них посерьёзнее заняться поисками. Дина поблагодарила его, но плакать не перестала. Не зная, что делать, я отвела её наверх и уложила спать в комнате, которую прежде занимал Андрей. Дина уснула быстро, а я опять не спала всю ночь и думала о том, что же всё-таки случилось с мужем. О плохом думать не хотелось, но с каждым днём вера в то, что Андрея найдут живым и невредимым, становилась всё меньше и меньше.

На другой день Вадим сообщил нам, что ходил в милицию и пригрозил начальнику района пожаловаться на их работу в Москву, если тот не найдёт его брата в самое ближайшее время. Леонид был не доволен поведением сына и считал, что это уже чересчур, а вот Дина тут же поддержала Вадима и сказала, что если Андрея не найдут, она до президента дойдёт, если надо будет, но нажалуется на этих бездельников.

— Они не дураки, — заметил Вадим, — сразу поняли, что к чему. Работу потерять вряд ли кто-то хочет, тем более здесь, в такой глуши, где рабочие места на вес золота. Так что ждите новостей, думаю, что скоро что-то появится.

Он был прав - новости появились. На следующий же день. Но обо всём по порядку… С утра, казалось, что ничего не предвещало беду. День был солнечный и по-настоящему летний — некоторые, особо закаленные, даже на местный пляж подтянулись — попробовать водичку. Вадим тоже с утра сбегал на реку, окунулся разок, но больше не выдержал — вода ещё ледяная, в такой воде только моржам плавать. Потом проснулись мы с Машкой, и все сели завтракать. Только Дины не было — она с утра куда-то отправилась, похоже, всё ещё надеялась самостоятельно отыскать Андрея.

— У Дины это уже навязчивая идея! — Заметил Леонид, — Внушила себе, что сможет найти Андрея сама и бродит теперь непонятно где. Как бы не нарвалась на неприятности.

— Да ладно, пап, — возразил ему Вадим, — она же не ночью уходит. Дина — осторожная женщина, думаю, что с ней ничего не случится. А насчёт навязчивой идеи… Она, похоже, и правда, Андрея очень любит. И никак не может… ну, короче, ей кажется, что она сможет его найти сама.

Я промолчала, но про себя подумала, что, несмотря на все наши былые разногласия, мне было очень жаль Дину — теперь-то я поняла, что она действительно любила Андрея, он был для неё как сын, и сейчас она убивалась также, как бы убивалась мать по поправшему ребенку. А как она похудела и осунулась за последнее время! Да оно и понятно — ест мало, спит мало, целыми днями где-то ходит, надеется, что какие-нибудь добрые люди помогут ей выйти на его след.

Мы уже заканчивали завтрак и собирались расходиться каждый по своим делам (хотя особо важных дел ни у кого не было), как вдруг раздался телефонный звонок. Мы все вчетвером вздрогнули. Трубку снял Вадим.

— Алло! Да, это я. Добрый… Что? Когда? — Брат Андрея заметно побледнел, — Вы уверены? Что? Да, это его номер… Да, машина… Да… Господи, не может быть…

Я встала первая и подошла к Вадиму. Он уже закончил разговор, но его руки сильно дрожали, а на лице выступила испарина пота.

— Андрея нашли, — с трудом выговорил он, обращаясь ко всем нам.

— Нашли? — Я даже не знала, как реагировать на его заявление, — Где он? В больнице?

— Нет, Алиса, всё намного хуже… Нашли его машину… В воде… Он попал в аварию и, короче… Мы должны ехать в морг на опознание тела…

Машка вскрикнула, Леонид подошёл к сыну, при этом тоже сильно побледнев, а у меня всё поплыло перед глазами, и я вдруг почувствовала, как моё тело, перестав мне подчиняться, стало медленно оседать на пол. Короче, я потеряла сознание.

При помощи нашатырного спирта меня быстро привели в чувство, но я всё равно находилось будто во сне. Помню, как мы сели в машину, как ехали куда-то, Вадим и Леонид кому-то звонили по мобильному… На процедуру опознания меня не пустили. Вадим и Леонид пошли сами, предупредив нас с Машкой, что это зрелище не для молодых девушек, которые только-только начинают жить…

Первым вышел Леонид. Его тошнило, и он зажимал рот влажной салфеткой, при этом весь дрожа и, похоже, тихо рыдая. Вадик вышел через несколько минут.

— Это Андрей, — сказал он, глядя на нас с Машкой покрасневшими от слёз глазами, — никаких анализов делать не надо. Это точно он… Таких совпадений не бывает.

Как я узнала чуть позже, когда немного пришла в себя, машину Андрея обнаружила местная молодёжь, которая ныряла в воду в одном заброшенном месте, где обычно никто не купается. Они-то и вызвали милицию, так как сразу заметили, что в разбитой машине лежит труп! Тело Андрея было сильно изуродовано. Во-первых, оно было порезано осколками разбитых стёкол, а во-вторых, в воде оно пробыло больше недели, и его вроде даже успели поесть хищные рыбы. Но опознать его удалось без проблем — даже экспертиза на ДНК не потребовалась, как обычно бывает в таких случаях.

— Это машина Андрея, сто процентов, — говорил Вадик, когда мы все вместе возвращались обратно, — я и по номеру опознал, и по его вещам. Одежду, которая была на найденном трупе, я тоже сразу узнал — это куртка Андрея. А в кармане его мобильный. Потом ещё обручальное кольцо. На нём ведь выгравированы их с Алисой имена и дата свадьбы! И ещё часы… Это очень дорогие часы, мы с Андреем их покупали в Швейцарии, когда ездили туда по делам. Вряд ли у кого-то в такой глухой и нищей провинции могут быть такие же часы. Слишком много совпадений, увы… Ещё шрам от аппендицита, рост, светлые короткие волосы… Таких совпадений не бывает.

— Почему вы не дали мне его увидеть? — С трудом выговорила я, — Я хотела увидеть его… В последний раз…

— Пойми, дочка, — на этот раз мне ответил Леонид, — то, что мы с Вадиком видели, это уже не Андрей. Так что сохрани его в своих воспоминаниях таким, какой он был при жизни. Так будет лучше для тебя самой.

Когда мы вернулись, Вадим и Леонид сразу начали собираться в Москву и готовиться к похоронам. Я же безучастно сидела в стороне, всё ещё не в силах до конца осознать и поверить в то, что Андрея больше нет. Кажется, мне что-то говорили Машка, Вадик, потом позвонила мама… Я отвечала им всем короткими фразами, особо не вдумываясь в суть их слов и вопросов. Ближе к вечеру, наконец-то, объявилась Дина. Как ей сообщили о гибели Андрея, я не слышала, но зато потом…

— Этого не может быть! Нет! Нет! — Кричала она, захлёбываясь рыданиями, — Это не Андрей! Это не мог быть он… Андрей жив, я знаю, он жив!

Леонид и Вадим начали ей что-то объяснять, но она ничего не желала слушать и умоляла их об одном — отвезти её в морг и показать ей тело Андрея.

— Я уверена, что вышла ошибка, — твердила она, продолжая рыдать, — я чувствую это! Андрей жив, а это просто ошибка… Да-да, ошибка!

Ей дали успокоительное, но несчастная женщина ещё долго ходила по дому и твердила, что произошла ошибка, и Андрей жив. Потом она подошла ко мне и, взяв меня за руку, неожиданно сказала:

— Я знаю, что вы очень его любили, Алиса. И я, я тоже очень его любила. Андрей был для меня как сын… И я не верю, что он умер. Не верю… Скажите, Алиса, ведь вы тоже в это не верите, да? Не верите?

— Не верю, — честно ответила я, — но я должна поверить, Дина. Мы обе должны в это поверить. Как бы нам ни было тяжело, мы должны признать, что Андрея больше нет.

Глава 10.

Алиса. Весна 2010 года.

…Андрея похоронили в Москве, рядом с могилой его родителей, Елены и Вениамина Шереметьевых. На поминках собрались лишь самые близкие, хотя на сами похороны пришло достаточно много народу — это были и друзья Андрея, а также его коллеги по работе, партнеры по бизнесу, одноклассники и просто знакомые. Когда гроб уже опустили в землю, мне вдруг показалось, что чуть в стороне от тех, кто пришёл проститься с Андреем, я увидела Светлану — в траурном черном костюме, с черной косынкой на голове и в темных очках. Но я её почему-то сразу узнала. Она стояла вдалеке и, судя по всему, так и не решилась подойти к гробу, чтобы проститься со своим бывшим возлюбленным. После похорон она сразу же исчезла.

Тяжелее всех перенесла эти похороны Дина — она падала на гроб и кричала, что Андрей не может её оставить. Я же не могла дать волю своим чувствам, и даже когда гроб опустили в землю, и многие начали плакать, я так и не смогла по-настоящему зарыдать.

Когда, после похорон, мы все вместе вернулись в дом Андрея, мама и тётя Люба стали настаивать на том, чтобы я поехала с ними, но я почему-то не могла вернуться домой. Мне хотелось побыть здесь, в этом доме, среди вещей Андрея, остаться наедине со своей болью и со своими воспоминаниями. И только когда все уехали, а я поднялась в нашу уже бывшую с Андреем спальню, я, наконец-то, дала волю своим чувствам и разрыдалась, уткнувшись лицом в подушки…

Прошло ещё несколько дней. Эти дни казались мне вечностью. Ко мне постоянно кто-то приходил, успокаивал, уговаривал хотя бы немного поесть… Но я не могла ни есть, ни общаться с ними. От еды меня мутило, а в мыслях было только одно — Андрея больше нет, он умер, и я его больше никогда не увижу.

В то утро я проснулась достаточно рано и поняла, что одно желание у меня всё-таки есть. А именно — съездить на кладбище, на могилу Андрея. Причём одна, без сопровождающих лиц.

В доме все ещё спали, когда я села в свою "Тойоту" и уже через полчаса была на нужном мне месте. А именно — на могиле мужа.

Стоял теплый весенний день. Народу на кладбище в столь ранний час ещё не было, только маленькие воробьи летали между могилами, надеясь отыскать что-нибудь съедобное.

— Прости меня, любимый, — сказала я, склонившись над свежей могилой Андрея, — если бы ты знал, как мне сейчас тяжело! Почему ты оставил меня, Андрей? Почему? Ведь всё могло быть так хорошо… Мы бы ещё могли быть счастливы, могли бы… Просто тебе нужно было вылечиться…

На кладбище я пробыла примерно полчаса. Что-то говорила, непонятно к кому обращаясь при этом, потом просто стояла, вспоминая Андрея и наше короткое счастье. Такое неожиданное и такое яркое. Вспоминала нашу первую встречу, свадьбу, медовый месяц в Пунта-Кане…

— Алиса! — Услышала я позади себя.

Я оглянулась и не поверила своим глазам. Рядом со мной стояла… Света Вебер! В черном брючном костюмчике, белокурые волосы зачесаны назад, а на лице огромные темные очки. В руках у Светы был скромный букет цветов.

— Что вы тут делаете? — Удивленно спросила я.

— Пришла к Андрею, — ответила она, подходя поближе к могиле, — я давно собиралась это сделать, да погода была жуткая. Сегодня первый теплый день после похорон выдался, вот и решила прийти…

И правда, тут же промелькнуло у меня в голове, кажется, все эти дни на улице шёл бесконечный дождь с холодным северным ветром. Вон и сейчас лужи повсюду блестят. Да и трава мокрая. Только я не обратила внимание на эти мелочи, была вся в своём горе!

— Вы… — я снова обратилась к Свете, — вы давно знали Андрея, да?

— Со школы, — ответила Света, — мы тогда с ним… дружили. Андрей мне помогал тогда с некоторыми предметами, да и я ему тоже. Знаете, Алиса, я всё ещё не могу поверить, что его больше нет… Ужас, такая несправедливая смерть!

— Да уж, — не зная, что ответить, пробормотала я, — а последнее время вы общались с Андреем?

— Нет, очень мало. Не стану скрывать, Алиса, после того, как Андрей вернулся из Америки, у нас с ним были определенные отношения… Мы даже пожениться собирались. Да вы, наверное, сами об этом знаете…

— Знаю. Я всё знаю.

— Всё? — Света изменилась в лице, как будто чего-то испугавшись, — А что ещё вы знаете?

— Я знаю, почему погибли родители Андрея. О том скандале, который случился у них незадолго до аварии. А также я знаю, что несмотря ни на что, мой муж всё ещё любил вас.

— Что?! — Она сняла тёмные очки и посмотрела на меня так, будто я превратилась в гуманоида с другой планеты, — Нет, простите… Вы что-то путаете!

— Ничего я не путаю! Можете не притворяться, Света. Я даже рада, что мы с вами встретились — мне хотелось с вами поговорить. Ведь вы тоже любили Андрея?

— Любила когда-то, но потом…

— А он вас любил. С детства и до последнего дня своей жизни.

— Почему вы так решили, Алиса?

— Незадолго до аварии он сам в этом признался.

— И что? Он называл моё имя, что ли?

— Нет, — немного смутилась я, — но это и так ясно…

— Ничего вам не ясно, Алиса! — Света тяжело вздохнула, положила цветы на могилу, а потом, серьёзно посмотрев на меня, продолжила, — Сейчас, когда Андрея больше нет, я думаю, что больше нет смысла хранить этот секрет. Вы должны узнать ВСЮ ПРАВДУ о своём муже, Алиса.

— Какую правду? — Я начала волноваться. Неужели, есть ещё что-то, ещё одна тайна, которую я так и не узнала?

— О любви Андрея. Да, я знаю и всегда знала, что он вас не любил. Это был брак без любви….

— Ну, наконец-то, вы признались! С моей стороны, между прочим, любовь была, а вот Андрей…

— Он любил другую женщину. С детства. Но этой женщиной была не я, Алиса.

— Что?! — В первый момент я не поверила своим ушам, — О чём вы говорите?

— Я говорю правду. Когда мы с Андреем встречались, он несколько раз намекал, что в его прошлом уже было любовное разочарование. Но конкретно ничего не говорил. А потом, однажды, когда мы с ним… извините за такие неприятные для вас подробности, занимались любовью… он назвал меня ЕЁ именем! И ещё он во сне звал её, говорил, что всю жизнь будет её любить…

— Кто она? Вы помните её имя? Вы знаете, кто это?

— Имя не запомнила, и кто она тоже не знаю. Но Андрей её очень любил. И, похоже, так и не смог забыть о ней.

— Тогда выходит, что… Накануне гибели его родителей, он поссорился с ними не из-за вас? И не на вас он тогда собирался жениться?

— Нет, конечно, Алиса, — Света горько усмехнулась, — не на мне. Тогда у нас с ним ничего не было, мы были просто друзья. Всё началось после его возвращения из Штатов, когда, благодаря мне, он пытался забыть о той неудачной любви. Но так и не забыл. Именно поэтому, Алиса, я тогда и вышла замуж. Мы же, женщины, всегда чувствуем, что нас не любят. Впрочем, вы об этом, наверное, сами не хуже меня знаете…

…Я плохо помню, как в тот день добралась до дома. До сих пор удивительно, как я вообще доехала, не попав дорогой в аварию и не нарвавшись на штраф за превышение скорости! Когда я ворвалась в дом, ко мне выбежала Оксанка и начала говорить что-то насчёт завтрака или обеда…

— Где Дина? — Это был мой единственный вопрос.

— Дина… — Оксанка заметно растерялась, — вы знаете, после смерти Андрея она, как мне кажется, немного не в себе. Всё время куда-то уходит, звонит кому-то… А то запирается в своей комнате и что-то бормочет там одна. Аллаху, что ли, молится. Хотя она вроде не религиозная… Кстати, она и сейчас там, у себя. С утра выходила ненадолго, а потом…

Не дослушав до конца Оксанку, я со всех ног бросилась наверх, в комнату Дины. Когда я вошла туда, Дина сидела на стуле, а перед ней, на невысоком комоде стояли фотографии Андрея. Их было так много, что я даже растерялась.

— Это всё Андрюшкины фотографии, — сказала Дина, при этом даже не повернувшись в мою сторону, — смотрите, это он совсем маленький, видите? В песочнице играет… А это он на море, здесь ему шесть лет. Они тогда с родителями в Крым ездили. А это он в первый класс пошёл. Видите, какой серьёзный….

— Дина, — я нерешительно перебила её рассказ, — мне надо с вами поговорить.

— Да, — она всё-таки обернулась, — я вас слушаю.

— Сегодня я была на кладбище, на могиле Андрея. И видела там Свету…

— Вебер? Эту нахалку? — В голосе Дины звучала сильная неприязнь.

— Её. И она мне кое-что рассказала.

— Что именно?

— Андрей любил другую женщину, Дина. Не Свету. И тогда, в день аварии его родителей, он поссорился с ними не из-за Светы. Вы знали, кто была эта женщина, Дина?

— Нет, Алиса, — помолчав немного, Дина всё-таки ответила, при этом глядя мне прямо в глаза, — я не знаю ничего об этой женщине. Клянусь вам. Я только знаю, что Андрей очень её любил и хотел жениться на ней. Но потом между ними что-то произошло и… Они перестали встречаться. Но что именно там произошло, я не знаю. Андрей не любил со мной делиться своими личными проблемами, но я знаю, что он тогда очень страдал. Очень. Даже хотел жениться на этой… Свете. От отчаяния. И типа назло ей, этой женщине…

— Она была старше Андрея? — Эта мысль пришла мне в голову весьма неожиданно, — Эта женщина, в смысле.

— Не знаю. А почему вы так решили?

— Сама не знаю, почему. Просто я вдруг представила… Андрею ведь тогда было семнадцать! И по его словам он её любил с самого детства. Так что вполне возможно, что это могла быть его учительница, например…

— Может быть, — Дина опять отвернулась, — но сейчас это уже не важно. Андрея уже не вернёшь…

Тяжело вздохнув, я вышла из комнаты Дины. Меня снова захлестнуло отчаяние. Придя в нашу с Андреем спальню, я подумала, глядя на нашу свадебную фотографию:

"Я ведь совсем не знала своего мужа. Я только думала, что знаю всё о его чувствах и его прошлом, а на самом деле… Я столько раз обвиняла его в неверности, упоминая при этом Свету, столько раз требовала от него объяснений, всё время что-то искала, копалась в его прошлом, требовала чего-то! А ведь Андрей был болен. И он очень страдал. Но мне было наплевать на это. Мне нужна была какая-то правда. Вот и получила я правду… Правда, сейчас она мне уже не нужна!"

Я опять зарыдала. А потом… Нет, мысли о самоубийстве посещали меня и раньше, например, в день похорон Андрея я уже думала о том, что вот, мол, умереть бы и всё. И не страдать больше. Потом, правда, появился какой-то непонятный страх… Ведь говорят, что самоубийцы попадают в ад, и их души проходят через страшные муки, которые длятся целую вечность. Но правда ли это? Может, и нет там никакого ада? И вообще нет никакой загробной жизни?

Я решительно подошла к аптечке с таблетками. Нашла упаковку снотворного. Потом налила воды из графина. Если загробная жизнь всё же существует, то, возможно, я уже скоро встречусь с Андреем. И ещё увижу папу… Бабушку, дедушку… Другого дедушку, который погиб на войне и которого я видела только на фотографиях… Другую бабушку, которая умерла за год до моего рождения… А если там и правда ничего нет, то ещё лучше. Значит, не будет ничего. Пустота. И не будет больше страданий, мучительных воспоминаний и чувства вины, которое постепенно съедает мою душу. Что ж, тоже вариант. Лучше никак, чем плохо. Лучше ничего, чем постоянные страдания.

Я проглотила таблетки. Запила водой. Потом, постояв немного на одном месте, я подумала о том, что надо бы оставить предсмертную записку. Но что я напишу? Что? Найдя ручку и бумагу, я задумалась. В голове появился какой-то неприятный туман… Наверное, это конец. Вот и всё. Сейчас, через несколько минут, я, возможно, узнаю тайну жизни. И тайну смерти. А ещё, возможно, я увижу его, Андрея… И скажу ему, как сильно я его любила. И попрошу прощение за всё.

Взяв в руки нашу свадебную фотографию, я легла на кровать. Перед глазами всё плыло, потом я почувствовала сильный озноб и тошноту, которая неожиданно подступила к горлу.

"Скоро всё закончится, — думала я, прижимая к себе фото в рамке, — надо только потерпеть… Ведь ничего страшного не происходит. И умирать совсем не страшно."

***

…Облака были мягкие, белые и пушистые. Как перья из больших подушек, только ещё и тёплые. Я прикасалась к ним руками, лицом, всем телом, и мне было тепло и приятно. А потом всё завертелось перед глазами. Перья-облака вдруг исчезли. Стало темно, холодно и неуютно. А потом…

— Нет, всё-таки психолога я бы вам рекомендовал, — услышала я чей-то незнакомый голос, — в таких случаях только психолог может конкретно помочь, уверяю вас.

Я с трудом открыла глаза. Вокруг был туман, который начал быстро рассеиваться. Приглядевшись, я увидела, что я лежу на кровати, но не в своей комнате, а где-то в незнакомом месте. Вокруг белые, выкрашенные масляной краской стены, окно без занавесок, в углу белый столик с пустой вазой… Рядом с моей кроватью стояла мама и немолодой мужчина с огромной рыжей бородой.

— Она пришла в себя! — Произнёс мужчина, едва заметив, что я смотрю в его сторону, — Отлично, значит, всё в порядке….

Он подошёл поближе, и я, наконец-то, увидела его глаза. Темно-серые, как мокрый асфальт, но при этом добрые и понимающие. И улыбка добрая.

— Что ты наделала, дочка? — Услышала я голос мамы, — Да как тебе такое в голову могло прийти?!

Позже я узнала, что меня нашли в спальне без сознания. Рядом обнаружили пустой пузырёк из-под снотворного. К счастью, врачи успели промыть мне желудок. Всё обошлось, хотя без сознания я провалялась почти сутки. И потом ещё долго всё болело, а в голове стоял такой звон, будто внутри моего мозга повесели огромный колокольчик.

— Я не знаю, как мне пришла в голову мысль о самоубийстве, — сказала я, когда чуть позже меня всё-таки заставили рассказать, что именно произошло со мной в тот день, — но я тогда подумала, что смерть может принести мне облегчение. Ещё подумалось, что, может, после смерти я снова увижу Андрея… Мне даже показалось, что он сам звал меня к себе.

— Ты так его любишь, да? — Спросила мама, украдкой вытирая слёзы.

— Увы, да. Только сейчас, потеряв его навсегда, я поняла, как много он для меня значил. А я… Я не ценила его. И не понимала. Эх, если бы можно было всё это вернуть… И начать с начала… Но только это невозможно. В моей жизни больше не будет любви…

— Будет! — Неожиданно вставила тётя Люба, которая до этого молча стояла в стороне, слушая наш с мамой разговор — Будет, Алисонька, любовь в твоей жизни, да ещё какая. Вот увидишь.

— Нет, тётя Люба, увы… Я больше не смогу любить. Никогда.

— А я говорю, что полюбишь. И очень скоро. Я сама в картах видела. И это будет твоя настоящая любовь, которая принесёт тебе много радости! Вот увидишь, скоро ты сама всё поймёшь.

— А сейчас поспи, дорогая, — сказала мама, недовольно посмотрев в сторону тёти Любы, — и не думай больше о смерти. Ты всем нам очень нужна! О тебе все беспокоятся, даже Дина! Кстати… Ведь это именно она нашла тебя. Так что в какой-то степени это она тебя спасла от смерти.

На другой день Дина сама появилась в больнице. Принесла мне фруктов и татарские сладости, которые испекла сама.

— Вы не должны были этого делать, Алиса, — сказала она, передав мне свои угощения, — вы ещё такая молодая… Со временем всё забудется, вот увидите! И не такие раны заживают, время лечит, поверьте. Я сама многое пережила, поэтому знаю, что вы сейчас чувствуете.

— Андрей был болен, — прошептала я, чувствуя, как опять в моих глазах появились непрошенные слёзы, — а я ничем не смогла ему помочь. Это по моей вине он погиб, Дина!

— Нет, Алиса, конечно, нет. Не было в этом вашей вины! Наоборот, вы очень ему помогли… Знаете, Алиса, Андрей вас очень любил. Может, немного не так, как вы бы хотели, но вы были ему очень дороги. В какой-то степени он любил вас даже больше, чем ту женщину.

Я с благодарностью смотрела на Дину, при этом чувствуя себя виноватой и перед ней тоже. Ведь я всегда так плохо о ней думала, считала её чуть ли не своим врагом и даже думала, что она хочет выжить меня из дома! Какая же я была глупая! А ведь Дина по сути одинокая несчастная женщина, которая всю свою жизнь посветила Андрею и его семье. И она никогда не была против меня и нашего с Андреем брака. Сейчас это было очевидно.

Вечером ко мне приехал Вадим. Привёз букет цветов, конфеты, соки, книги (чтобы я не скучала) и в шутку отругал меня за то, что я хотела сделать.

— Тебе жить да жить! Ишь ты молодая такая, а собралась умирать. Надеюсь, ты выбросила из головы эту дурацкую идею с самоубийством?

— Да, конечно, — ответила я, при этом стыдливо опустив глаза, — это был просто порыв. Но сейчас я поняла, что не должна была этого делать.

— Конечно, не должна была! Ты ж молодая, красивая, богатая! Кстати… — Вадим сделал многозначительную паузу, — слушай, Алиса, у меня к тебе есть одно дело. Речь идёт о наследстве Андрея. Ведь теперь ты его наследница, причём единственная.

— Как понять? Я…

— Да! Ты, Алиса, ты! Смотри, дорогая, как это с юридической точки зрения обосновать можно — ты законная жена Андрея, и его единственная близкая родственница. Родителей, детей, братьев и сестёр родных у него ведь всё равно нет! И завещания тоже нет! А это значит, что ты должна всё получить, по закону именно так…

— А как же вы? Ты, твой отец…

— Мы? Ну, Алиса, мы же ему дальше, чем ты. По закону опять-таки говорю — жена имеет больше прав на наследство, чем дядя и двоюродный брат! Да и потом мы-то обеспечены, у нас есть своя доля в компании, есть деньги…. Кстати, насчёт компании. Сейчас у нас там большие проблемы. После смерти Андрея его бизнес остался без руководителя, нужно выбирать нового президента.

— И при чём тут я? Не я же буду руководить бизнесом Андрея! Я в этом ничего не понимаю…

— Знаю, знаю! Но если ты получишь наследство, то у тебя в руках будет пятьдесят семь процентов акций! А это значит, что твой голос будет решающим…

В общем, мне добавилась ещё одна проблема, о которой я прежде даже и подумать не могла. А теперь оказывается, я — наследница Андрея, и должна решать, кто будет управлять его бизнесом! Но ведь я в этом ничего не понимаю! Я даже толком не знаю, что за бизнес там у Андрея. Знаю только, что у него есть партнёры в Европе, которые что-то там производят, а через компанию Андрея это поставляют в Россию. Вот и всё. На этом мои познания о бизнесе мужа резко заканчивались.

Через несколько дней после разговора с Вадимом, мне предстоял разговор с Леонидом, который тоже начал уговаривать меня принять наследство Андрея.

— Ты ещё молодая, — говорил он, присев рядом с моей кроватью, — тебе в любом случае деньги пригодятся. Будешь путешествовать, со временем, может, бизнес свой откроешь, замуж выйдешь…

— Я не выйду замуж, — тут же выпалила я, — мне не нужен другой мужчина. Никакой. Только Андрей.

— Но ведь ты же ещё молодая, а Андрея уже не вернёшь, к сожалению, — Леонид грустно улыбнулся, — но даже если ты и не выйдешь замуж, это ничего не меняет. Ты имеешь право на эти деньги, Алиса.

— А вы? Вы разве не имеете? Вадим? Ведь вы родственники Андрея, вы его семья!

— В бизнесе у нас с братом была у каждого своя доля, Алиса. Мы были партнёрами. И, поверь, моя семья прекрасно обеспечена. Нам не нужно это наследство.

— Но и мне оно не нужно! Поймите, Леонид, я выходила за Андрея ни ради денег, я его любила!

— В этом никто не сомневается, Алиса. Но так сложилось, что Андрея больше нет. А его бизнес остался. И нам нужно решать, кто будет всем управлять. В любом случае на твои хрупкие плечи никто компанию Андрея взваливать не станет. Всем займётся Вадим. Он займёт место Андрея. Но владелицей его акцией будешь ты, как его вдова и наследница…

…Как странно звучат эти слова! Вдова, наследница, владелица акций, хозяйка дома… Но только постоянно возникает ощущение, что речь идёт вовсе не про меня. И не про мою жизнь.

— Алиса, не будь дурой! — Едва узнав о наследстве, заявила мама, — Пойми, ты просто обязана принять эти деньги. Мы с Любой уже скоро на пенсию уйдём, а что такое пенсия в нашей стране, ты знаешь? Копейки, которых хватит лишь на оплату коммунальных услуг да дешёвые продукты! Ты, что ли, много заработаешь? Да ладно! Сейчас конкуренция огромная, а учителя и переводчики получают гроши! Да и не такой ты специалист, будем говорить откровенно. И что ты будешь делать? Искать другого богатого мужа, что ли? Только вот не думай, что это легко. На богатых да неженатых желающих половина России…

— Я вообще больше не выйду замуж, — само собой вырвалось у меня, — и вообще, мама, хватит. Мне нужно подумать. И хорошо подумать.

В ту ночь мне приснился Андрей. Он стоял в дверях палаты и долго смотрел на меня, при этом как-то странно улыбаясь. А потом подошёл и сказал:

— Ты забыла то, что я тебе сказал в нашем последнем разговоре… О моём брате. А ведь он тоже имеет право на мои деньги, Алиса. Ты и он. Вы вдвоём должны всё унаследовать. Поэтому ты должна выполнить мою последнюю просьбу. Ты должна найти моего брата и поделиться с ним наследством. Если ты меня действительно любила, то ты должна это сделать.

Сказав это, Андрей исчез, словно растворился в темноте. А я тут же открыла глаза и увидела, что всё было также, как во сне — в палате темнота, только из окна выглядывает голубоватый диск луны. И сон был такой явный, будто и не сон вовсе… Будто бы Андрей и правда ПРИХОДИЛ и ГОВОРИЛ со мной! И просил найти брата. Стоп, брат! Брат Андрея, близнец. Я совсем забыла о нём! Надо завтра же поговорить об этом с Леонидом. Если этот брат действительно существует, то Леонид, наверняка, должен об этом знать.

На следующий же день Леонид приехал ко мне в больницу, и я, желая покончить раз и навсегда со всеми сомнениями, рассказала ему о том, что поведал мне Андрей за несколько часов до своей гибели. Леонид слушал меня внимательно, но при этом то и дело чесал затылок и гладил свою бороду. Он явно нервничал.

— Вы знали Андрея с самого рождения, — закончив свой рассказ, добавила я, — и знали его родителей. Только вы, Леонид, можете ответить на мой вопрос — говорил ли тогда Андрей правду или…

— …Или это была его очередная фантазия? К сожалению, Алиса, к сожалению, это так. Андрей был болен. Это началось после гибели Вени и Лены. Ты, наверное, уже много слышала об этом… Ну, так вот тогда с Андреем творилось что-то страшное! Он пил, убегал из дома, у него были галлюцинации. Тогда-то всё и началось. Мы его тогда к психотерапевту даже водили. А потом я отправил их с Вадиком в Америку. И там он всё это забыл. Но теперь, судя по всему, опять это началось.

— Но ведь Андрей так серьёзно говорил об этом! О том, что у него есть брат, и что он встречается с ним. Мне даже показалось, что он очень привязан к этому брату. Что тот был очень дорог для него…

— Увы, Алиса, увы! Андрей настолько верил в свои фантазии, что не мог отличить реальность от вымысла… Ты лучше не думай об этом, ладно? Забудь об этом раз и навсегда.

На другой день меня выписали из больницы. Мама и тётя Люба опять настаивали на том, чтобы я вернулась в нашу московскую квартиру, но уговорить меня им так и не удалось. Я вернулась в дом Шереметьевых, который теперь уже считался моим домом. И сразу же, как только все разъехались, направилась в кабинет Андрея — я должна была найти хоть какую-то зацепку, которая привела бы меня к разгадке очередной его тайны. Первым делом я включила его компьютер. Полезла в папку с документами, однако там содержалось только то, что касается работы — контракты всякие, договора… В общем, ничего интересного. Пришлось порыться в бумагах. Записная книжка. Адреса, телефоны… Понимая, что это может привести меня к разгадке, я начала внимательно исследовать все имена и фамилии, которые были там записаны…

— Роман, телефон рабочий… Телефон мобильный… Рощин Владислав, телефон… адрес… Руслан, БРАТ!!! Стоп! — Я резко вскочила с места, — Адрес…!

Значит, он всё-таки существует! Брат Андрея, которого зовут Руслан. Не мог же Андрей настолько помешаться, что даже в записной книжке написал бы несуществующий адрес! Нет, это исключено. Но почему же тогда Леонид так убеждён, что никакого брата не существует? От этих мыслей меня отвлекли чьи-то легкие шаги, которые явно приближались.

— Что вы тут делаете, Алиса? Вам же полежать надо.

Я подняла голову. Дина! Ну, конечно, опять она следит за мной. Хотя зачем ей следить? Скорее она беспокоится.

— Да вот решила разобрать вещи Андрея, — нехотя ответила я, — лежать не хочется, я в больнице на год вперёд належалась.

— Я вас понимаю, — Дина подошла поближе, — сама не люблю целый день без дела лежать. Не привыкли мы к такой жизни! Всё время хочется что-то делать, шевелиться…

Я ничего не ответила ей на это, и Дина, немного постояв, направилась к двери.

— Дина! Постойте!

— Да? — Она оглянулась.

— Андрей когда-нибудь говорил вам о своём брате? О брате-близнеце, с которым его разлучили в детстве.

— Брат-близнец? — Дина тут же изменилась в лице, а её губы задрожали, будто она чего-то сильно испугалась, — Ну, были у него такие фантазии… Но, поверьте, это была только фантазия, Алиса, уверяю вас! К сожалению, с Андреем периодически такое случалось. У него бывали фантазии, которые он потом выдавал за реальность. Ладно… Вы будете ужинать? — Она решила перевести разговор на другую тему, при этом изо всех сил пытаясь казаться спокойной, — А то я тушеные овощи с мясом приготовила. И кисель сварила…

— Да, я скоро приду, спасибо, — быстро ответила я, — сейчас закончу тут кое с чем и приду.

Когда Дина ушла, я быстро переписала адрес Руслана на отдельный лист и, положив записную книжку Андрея на своё место, вышла из кабинета. Нет, всё-таки Дина что-то недоговаривает. И уж слишком подозрительно она нервничала. Так обычно нервничают только тогда, когда ЧТО-ТО знают. Что-то такое, о чём не могут сказать. Да и Леонид тоже как-то напрягся в разговоре. Значит, я права. Возможно, мой муж вовсе не был сумасшедшим. И я должна это выяснить.


Глава 11.

Андрей и Руслан. Новый Год.

Ещё с раннего детства мне привили такую мысль, что Новый Год это чисто семейный праздник, который положено отмечать дома, в кругу самых близких тебе людей. Хотя такое было у нас не каждый год — порой я вырывался от родителей к друзьям или, наоборот, они куда-нибудь уезжали, а я оставался дома. Иногда мы все вместе уезжали заграницу. Но это было скорее исключение из правил. И позже, когда родителей не стало, я всё равно старался соблюдать эту традицию. Старался отмечать праздник с дядей Леонидом, Анной и Вадиком, например. Этот Новый Год я решил отмечать дома, с Алисой — моей женой, а значит, самым близким для меня теперь человеком.

В тот день я немного задержался на работе. Секретаршу я, конечно, отпустил пораньше, а сам позвонил Алисе — предупредил, что немного задержусь, так как полно работы, которую никак нельзя откладывать. Тем более, что второго января мы все вместе летим в Лапландию, где пробудем до середины января, а это значит, что многие дела будут стоять ещё неделю, как минимум — дядя Леонид и Анна тоже уехали из Москвы, они сейчас в Чехии, где отмечали сначала католическое рождество, теперь будут отмечать Новый Год, а после православного рождества, наконец-то, прилетят домой.

— Ты только особо не задерживайся, — умоляюще произнесла Алиса, — а то мама с тётей Любой вот-вот приедут… И еда уже готова, скоро мясо в духовку поставим.

— Не волнуйся, я выеду через полчаса, обещаю тебе! Так что можете мясо ставить — хочу, чтобы к моему приезду по всему дому стоял аппетитный аромат… Ладно, целую, ждите.

И я повесил трубку. Достал ещё одну папку с документами, пытаясь сконцентрироваться на работе, как вдруг…

— Сюрприз! — Услышал я из-за двери. Поднял голову. Руслан!

— Что ты здесь делаешь? Ты же никогда сюда не приходил!

— А вот теперь пришёл, — брат отряхнул с дублёнки снег и вошёл, — у вас уже никого нет, я смотрю. Даже секретаршу ты отпустил…

— Да в такой день грех людей в офисе задерживать! Праздник как никак… Я и сам скоро домой пойду. Не хочешь пойти со мной?

— Может, лучше ты со мной? А то мне скучно одному будет. Даже Ная уехала. К родственникам каким-то на Урал. С родителями уехала. Вот я и решил — почему бы нам не отметить этот Новый Год вдвоём? — При этом брат подмигнул мне.

Я молчал, не зная, что ему на это ответить. С одной стороны предложение брата было очень заманчивым. Да что там говорить — я и сам ни раз мечтал о том, чтобы вот так, вдвоём с братом, по-семейному, как в старые добрые времена отмечать любимый праздник! И пусть даже это будет в его скромной квартирке, без мяса по-французски, заливного языка и прочих изысков, которые ждали меня дома. Ну, и пусть! Зато всё будет по-честному. И я не буду видеть Её и вспоминать о прошлом! Но с другой стороны… Алиса! Да, она такого явно не заслуживает. Ведь она-то ждёт меня, готовится. И её семья скоро приедет. Мдя, нехорошо получится.

— Ну, что, брат, идём? По пути заедем в магазины, купим что-нибудь… Пошли, что тут думать! Ведь домой идти тебе всё равно не особо хочется, это очевидно!

— Пошли! — Бросив на стол папку с не просмотренными документами, ответил я…

…Через час мы с Русланом уже были в его квартире. Вынимали купленную в супермаркете еду — салаты в пластмассовых коробочках, морепродукты, овощи, фрукты, бутылку шампанского. Ещё мы прихватили с собой вино и даже водку. И торт, чтобы как в детстве на сладкое что-то было. Гулять так гулять!

— Обожаю этот праздник! — Говорил я, открывая бутылку шампанского, — Но в последнее время никак не могу отметить его так, как хочется. По-семейному, с близкими людьми. Дядя Леонид с Анной всё время на праздники заграницу уезжают, Вадик любит отмечать со своей компанией в ночных клубах… Ладно, давай бокалы! Что, бокалов нет? И стаканов? Только пластиковые? Ну, брат, ты даёшь… Ты свою подружку попроси, пусть хоть посуду принесёт, что ли! Ладно, тащи то, что есть. Когда у меня хорошее настроение, я могу из чего хочешь пить!

Я разлил шампанское в стаканы, Руслан нарезал колбасу, открыл все салаты, овощи намыл, и мы с ним, наконец-то, сели. Выпили, чтобы проводить уходящий год.

— А ведь год был хороший, брат! — Сказал Руслан, когда мы с ним выпили, — Для нас обоих причём. Смотри, во-первых, мы с тобой, наконец-то, встретились. Это раз. Второе — ты женился. Третье — мои картины, наконец-то, на выставке появились. Для меня это большой успех. И заказы посыпались со всех сторон…

— А ещё Ная, — усмехнулся я, кладя в рот кусок ветчины, — или она для тебя не успех?

— Успех, да ещё какой. Она мне очень помогла. И вообще она классная. Но сейчас о ней не будем. Давай за нас с тобой выпьем! За нашу встречу и за то, чтобы мы и следующий Новый Год вот также вместе встречали!

— Отлично! А ещё лучше, чтобы каждый Новый Год так было! Ну, что, за нас!

…Мы встретили Новый Год вместе. Под бой курантов я, как в детстве, загадал желание. И Руслан тоже что-то загадал. Что он загадал — я не знаю, но я моё желание было таковым — пусть всегда так будет, я и мой брат вместе. Мы одна семья. И почему-то я опять вспомнил об Алисе. Нехорошо всё-таки получилось — она так готовилась, так ждала этого праздника, и на меня рассчитывала. Мы с ней и меню вместе составляли, и ёлку украшали… А теперь получается, что она там одна, а я тут с Русланом.

— Может, всё-таки позвонить Алисе? — Спросил я у брата, когда мы с ним стояли у окна и наблюдали бесконечные фейерверки, которые то и дело окрашивали чёрное ночное небо тысячами разноцветных огней, — Ведь она ждала меня, и сейчас, наверное, всё ещё ждет.

— И что ты ей скажешь? Что ты на работе? Или с друзьями? А она, думаешь, поверит? Подумает, что ты ей изменяешь! Они, женщины, такие.

— Почему ты не хочешь, чтобы я рассказал Алисе правду. Руслан? — Я снова решил задать волнующий меня вопрос. — Ведь если она узнает, что я был с тобой, вряд ли обидится…

— Думаешь? Что-то я в этом не уверен, Андрей. По-моему, все женщины — эгоистки. Даже если ты был не с любовницей, а с друзьями, например, или с родственниками, они всё равно начнут претензии предъявлять. Как же, ты там пил, развлекался, а я тут одна тебя ждала. Тебе хорошо, мне плохо. Женщины такое не любят, брат. Им по любому всегда обидно, когда их подводят и обманывают!

— Да, ты прав. Наверное, пока лучше не стоит… Ладно, может, ещё выпьем? Только не шампанское! От него уже нехорошо как-то… Давай лучше водку! Закуски у нас полно! И торт принеси, надо бы и его съесть!

Напился я, как всегда, быстро и незаметно. А Руслан почему-то совсем не выглядел пьяным, хотя выпили мы с ним одинаково. В итоге я заснул. Как всегда, отключился. Без сновидений. Просто провалился в черную яму и всё. Проснулся утром, от сильной головной боли и запаха краски. Оказывается, пока я спал, Руслан затеял рисование. Написал красивый пейзаж — небольшой деревянный домик, весь в снегу, а внутри огни и новогодняя ёлка. А на небе яркая луна и сияющие звёзды.

— Что-то вдохновение пришло, — пояснил Руслан, не отрываясь от своей работы, — сам понимаешь, настроение новогоднее.

— Ага, — кивнул я, протирая глаза, — а ты не спал, что ли?

— Да нет, что-то совсем не хочется. Настроение такое, хочется творить, воплощать свои идеи в реальность. Тут уж как-то не до сна. Не хочется такой момент упускать. Понимаешь?

— Неа. Я ж не творческая личность. Мне такого не понять… Лично меня на работу никогда не тянет, я лучше бы проспал целый день. Или с книгой бы на диване провалялся. А работать это просто по необходимости.

— Ты не любишь свою работу?

— А за что мне её любить? Этот бизнес мой отец открыл. И дядя Леонид. А мне просто по наследству всё досталось. Я бы сам никогда не стал этим заниматься… Скучно!

— Понимаю! А чем бы ты хотел заниматься, если бы был выбор?

— Не знаю, — я потянулся на диване, — никогда не думал об этом… Ладно, извини, я пойду, а то у меня башка просто раскалывается, да ещё и краской воняет. Пойду на свежий воздух.

Мы с Русланом быстро попрощались, и я ушёл, ещё раз поблагодарив его за замечательный вечер. Выйдя на улицу, я тут же вспомнил, что дома меня ждёт объяснение с Алисой, которое меня совершенно не радовало. Ну, ничего, выкручусь. Алиса меня любит и всё простит. В крайнем случае попрошу Вадика или приятелей меня прикрыть. Ну, или расскажу ей про Руслана… Хотя нет, нельзя. Я же обещал! Вот только зачем Руслану эти тайны? Почему он так боится моей семьи? Эх, надо будет поговорить с ним на эту тему. Но не сейчас. Сейчас домой…

Алиса. Весна-лето 2010 года.

На другой день с самого утра я отправилась в Москву. День стоял тёплый, солнечный — кажется, в наш регион, наконец-то, заглянула настоящая весна. На деревьях даже начали появляться миниатюрные зелёные листики… Эх, какая всё-таки весной зелень — свежая, чистая, даже цвет другой. Через месяц уже не то будет.

Вот, кажется, и нужный мне дом. На вид — обычная панельная многоэтажка. И двор обычный. Детская площадка, кусты, помойные баки, возле подъездов синие, недавно окрашенные скамейки. Я зашла в подъезд и сосчитала этажи. Нужная мне квартира, похоже, на восьмом этаже. Села в лифт. Вышла на восьмом этаже — точно, вот эта дверь. Кстати, дверь меня не впечатлила — старая, и кожа, которой она обшита, местами порвалась. Я нерешительно позвонила…

— Иду, иду! — Услышала я.

Шаги. Лязг открывающихся замков. Наконец, дверь открылась, и на пороге возникла тучная женщина неопределенного возраста. В грязном халате и босиком. Окинув меня пристальным взглядом, тётка спросила:

— Вы к кому? По объявлению, что ли?

— Вообще-то нет… — Я слегка растерялась, — Я ищу… Руслана…

— А, этого. Художника, что ли?

— Да, именно! — Моё сердце тревожно забилось. Значит, Андрей всё-таки был прав! Он говорил правду, это не было бредом, у него действительно был брат!

— Уехал он, — помолчав немного, сообщила тётка, — а квартира эта продаётся. Хозяйка дала объявление через этот… Ну, Интернет!

— А куда он уехал? И когда?

— Когда — да недавно, в пятницу утром. Вещей у него было немного. А куда — этого он мне не сообщил. Вы знаете, я же не хозяйка, я соседка, живу на шестом этаже, а тут просто убираюсь. За порядком слежу. Хозяйка меня попросила…

— А вы фамилию Руслана знаете?

— Да откуда? Я его вообще мало знаю. Он редко тут появлялся, всё время где-то у друзей пропадал.

— А как он выглядел? — Я тут же полезла в сумку и достала фото Андрея, — Он похож на этого мужчину?

— На этого? — Тётка пригляделась, — Неа, не похож, вы что…

— Как не похож? - Услышав такой ответ, я даже приуныла. Что же это получается? Руслан существует, но он не брат-близнец Андрея? Но кто же он тогда?

— Да не похож, а одно лицо! — Тётка рассмеялась, — Девушка, это же его фотография! Руслана! Только он одет тут по-другому…

"Значит это правда, — подумала я, едва справляясь с нахлынувшими на меня чувствами, — у Андрея был брат! И они с ним близнецы… Но что со мной будет, когда я увижу этого человека? Ведь он же копия Андрея!"

— Извините, — немного отдышавшись, спросила я, — а с хозяйкой квартиры я как-то могу поговорить?

— Боюсь, что нет, девушка. Она сейчас далеко - работает она заграницей. В Канаде. В Торонте каком-то… Вроде так этот город называется. В Москве практически не появляется.

— А позвонить ей нельзя? Или как-то с ней связаться?

— Да нет, я её номера не знаю. Она изредка звонит, чтобы узнать, как квартира, а я ей не звоню сама. Это ж сколько денег надо, чтобы звонить в Канаду! А я пенсионерка, и так ни на что денег не хватает…

…Выйдя из подъезда, я поняла, что у меня не хватает сил даже дойти до машины. Я присела на скамейку и задумалась. Значит, всё-таки брат Андрея существует… Его зовут Руслан, и он художник. Но почему же этот парень вырос вдали от своей семьи? Его, что, отдали родители Андрея? Или… Нет, это уже какая-то Санта-Барбара. Но, как бы там ни было, семья Андрея явно не хочет, чтобы этот брат появился. И они готовы были внушить Андрею то, что он сумасшедший, лишь бы скрыть от него факт существования брата. А ведь Андрей не был сумасшедшим! Да, у него были проблемы с нервами, но он был вполне здоров, и у него не было галлюцинаций.

Подумав ещё немного, я села в машину и неожиданно для самой себе поехала… на кладбище! Приехав туда, я встала перед могилой мужа и сказала:

— Теперь я знаю правду, Андрей. Ты не был сумасшедшим. Не знаю, какие причины были у твоих близких, чтобы убедить тебя в этом, но я знаю правду. У тебя есть брат, которого зовут Руслан. Он художник. И вы с ним похожи, как две капли воды. Что ж, теперь мне известно очень многое. И я даю тебе слово, любовь моя, клянусь, что найду его. Найду твоего брата и поделюсь с ним твоим наследством! Даю тебе слово, Андрей…

Возвращаясь домой, я всё время думала только об одном — с чего начать поиски этого Руслана? Ведь я решила найти его сама, значит, рассчитывать мне не на кого. Разве что на частного детектива. Но нет, сама значит сама. Я сама найду брата Андрея, а потом докажу всем, что мой муж не был сумасшедшим. Да-да, именно так! А также отдам ему большую часть того, что получу в наследство как вдова. И тогда справедливость будет полностью восстановлена.

Приехав домой, я первым делом бросилась к компьютеру. Зашла в "Яндекс" и набрала "Руслан художник". Вышло почти тысяча страниц. Я начала внимательно просматривать их, но к моему огромному разочарованию, ничего интересного я так и не нашла. Либо это были ошибки, либо речь шла о других художниках, которые ни по возрасту, ни по месту жительства не подходили под мои требования.

— Ничего! — Сказала я самой себе, оторвавшись от монитора, — Я найду его. Пусть не так быстро, но я уверена — что-то появится, обязательно. Какая-то ниточка, которая приведёт меня к этому Руслану…

Вечером, когда я собиралась садиться ужинать, раздался телефонный звонок. Это был Леонид.

— Ну, что ты подумала? Я о наследстве Андрея, — спросил он, — Ты согласна вступить в права наследства?

— Да, я подумала, — ответила я, — и я согласна. Я согласна получить наследство Андрея.

— Ты молодец, Алиса, — тут же похвалил меня Леонид, — я так и думал, что ты согласишься. Тогда я сейчас же позвоню адвокату и…

***

Прошёл месяц. Месяц бесконечных поисков, забот и суеты. Странно, но со всеми этими проблемами я даже не чувствовала себя одинокой. Каждый день я начинала с того, что пыталась найти хоть какую-то зацепку, которая привела бы меня к Руслану. Искала всюду — начиная с Интернета и заканчивая различными художественными выставками и галереями. Но всё было безрезультатно! Никакого Руслана никто не знал.

В Москве, наконец-то, началось лето. Занятия в школе закончились, и теперь я подрабатывала, давая частные уроки на дому.

— Зачем ты вообще работаешь? — Удивлялась мама, — Ты же скоро получишь наследство мужа и станешь миллионершей! Лучше бы в путешествие отправилась. Чего тут, в этой пыльной Москве сидеть с такими деньжищами! Да ещё и работать!

Надо сказать, что мама и тётя Люба уже почти месяц жили в моём доме, куда переехали под предлогом, что они беспокоятся за меня и не могут оставить меня без присмотра. То есть для тёти Любы это была, конечно, истинная причина, а не предлог, а вот мама сразу после переезда, дала мне понять, что больше не намерена возвращаться в свою старую квартиру. И в прошлую жизнь тоже. Потом мама неожиданно уволилась с работы, и теперь целыми днями ездила по магазинам и салонам красоты, а вечерами — развлекалась в ночных клубах и ресторанах.

— Иногда мне кажется, что вдова Андрея вовсе не ты, а твоя мать, — говорила мне тётя Люба, — ты за всё это время даже платья нового себе не купила, а твоя мама сорит деньгами, как вдова миллионера! Никогда не думала, что Маринка может до такого дойти… Даже подруг каких-то завела. Теперь вместе гуляют вечерами по всяким сомнительным заведениям.

Последнем капризом моей мамы стала покупка новой машины, и мне, разумеется, пришлось оплачивать эту прихоть. Мама, как и следовало ожидать, не растерялась и выбрала себе новенькое "Рено", которое стоило приличных денег, а когда я намекнула ей на цену, она предпочла отшутиться:

— Ты скажи спасибо, что не "Бентли"! А что, я дочь миллионерши, и езжу на "Жигулях"? Не солидно как-то! Вон Алка, моя подруга, на "Лексусе" катается. И ничего. Муж-банкир, что вы хотите?

— Но у тебя же нет мужа-банкира, — усмехнулась я, — и вообще это не наши деньги, мама.

— А чьи же? Они твои, Алиса! И деньги, и дом, и ещё много чего! Я же слышала, что адвокат перечислял в списке твоего наследства!

Я не стала спорить с мамой, но про себя подумала, что появлению Руслана она вряд ли обрадуется. Хотя меня это мало волнует. В любом случае я найду Руслана и постараюсь убедить его принять наследство брата. Только тогда моя совесть будет спокойна.

В тот день я вернулась домой в плохом настроении. Прошёл ровно месяц, как я побывала в той квартире, а поиски Руслана всё стоят на месте! В голову тут же полезли неприятные мысли — может, его и в Москве уже нет, а я всё надеюсь на чудо. Нет, всё-таки сама я этого Руслана не найду — надо подключать к поискам частного детектива.

Я выглянула в окно. С самого утра на улице моросил неприятный, совсем не летний дождик. Будто бы сейчас не начало июня, а конец сентября! Брр! Прикрыв окно, я села за компьютер и больше по привычке начала просматривать информацию о предстоящих выставках.

— Выставка молодых художников России пройдёт в эту субботу по адресу… Открытие выставки в 18.00… На ней будут представлены работы молодых, но талантливых художников Москвы, таких как… и Руслан Макеев! Руслан Макеев? — Я перечитала объявление ещё раз. Нет, я не ошиблась. Молодой художник Руслан Макеев! Таких совпадений не бывает. Значит, это он, это брат Андрея!

Достать билеты оказалось не сложно — я купила их через Интернет. Подумав, я купила два, но вот только с кем мне идти. С мамой? Тётей Любой? Машкой? Последний вариант мне показался самым подходящим, и я тут же позвонила подруге и попросила её приехать.

— Ну. что за срочное дело, Алиса? — Спросила меня подруга, когда мы с ней сидели за чаем, который нам только что принесла Оксанка, — Что у тебя случилось?

— Маш, мне нужна твоя помощь. Только заранее тебя попрошу — никому об этом! Это тайна. Секрет. И особенно Вадиму ничего не говори, очень прошу!

— Да что такое? Ты меня уже пугаешь, подруга! Хотя… Я, кажется, поняла, куда ветер дует. Ты влюбилась, так?

— Нет, Маша, дело не в этом…

— А я уж думала, что у тебя новый кавалер появился. И не смотри на меня так! Это было бы вполне нормально — ты же свободная молодая женщина. И при этом богатая и красивая…

— Но я люблю Андрея, Маша! Ладно… Перейдём к делу. Ты в субботу вечером занята?

— В субботу? Нет. Если Вадик ничего не придумает, конечно… Хотя он в последнее время всегда занят, как не позвоню — так работа, работа, работа! Честное слово, такое впечатление создаётся, что он меня начал избегать. Ну, так что там у нас в субботу?

— Мне нужно сходить на выставку. Если ты можешь, то я бы хотела, чтобы ты пошла со мной.

— На выставку? Чего? Автомобилей?

— Нет, — усмехнулась я, — картин! Это выставка молодых художников…

— А давно ли ты живописью увлеклась, Алиса? — Машка опять подозрительно посмотрела на меня, явно намекая на что-то большее.

— Мне надо встретиться с одним человеком, который там будет. С одним художником…

— Ааа, ну, всё понятно! Я так и знала… Значит, теперь тебя потянуло на художников…

— Нет, Маш, это ни то, что ты думаешь! Этот художник, он… Он брат Андрея! Они были близнецами. И теперь я должна найти его.

— Что?! Брат Андрея?! Близнец?! Это что за Санта-Барбара такая?

— Честно говоря, очень похоже на то, — ответила я и в деталях рассказала Машке всю историю — начиная с того рокового вечера, когда погиб мой муж, и кончая разговором с бывшей соседкой Руслана. Машка слушала меня в буквальном смысле слова с открытым ртом, и даже забыла про чай со своими любимыми эклерами, которые стояли рядом с ней.

— Но как же так получилось, что этот брат пропал? И почему Леонид и Вадик ничего о нём не знали? Или… — Машка испуганно посмотрела на меня, — Думаешь, они всё знали?

— Насчёт Вадима не думаю, а вот Леонид… Маш, интуиция мне подсказывает — и он, и Дина что-то об этом знают!

— И Дина?! Понятно! А как ты думаешь этот брат пропал? При рождении их, что ли, разлучили?

— Я много об этом думала, Маша, и… Мне кажется, вариант может быть только один — брат Андрея родился больным, и поэтому его оставили в роддоме. Может, врачи говорили, что он не выживет или ещё что-то такое. И мать Андрея отказалась от него. Тем более, что судя по рассказам, мать Андрея сама была больна. У неё были проблемы с сердцем…

— Понятно! Наверное, сказали, что мальчик унаследует её болезнь и… В общем, мексиканский сериал! Или бразильский. Но что ты-то хочешь делать? Найдёшь ты этого брата, а дальше что?

— Поговорю с ним, попытаюсь уговорить приехать в этот дом… Ведь это и его дом тоже! А также докажу всем, что Андрей не был сумасшедшим! Его брат реально существовал, и похоже, они часто общались в последнее время. Он даже Новый Год встречал с братом.

— А если этот брат станет претендовать на наследство, что тогда? Об этом ты не подумала, Алиса?

— Подумала. И это ещё одна причина, по которой я хочу найти его. Я хочу отдать брату Андрея его часть наследства. А если надо, то отдам всё. Мне самой эти деньги совсем не нужны.

— Да ты с ума сошла! — Машка даже вскочила от возмущения, — Это всё твоё, Алиса, зачем тебе с кем-то делиться?!

— Я всё решила, Маша. Мне эти деньги счастья не принесли, и если этот парень… Руслан захочет, я готова отдать ему всё, что принадлежало его брату.

— Дурак он, откажется, ага! Жди того! — Машка всё-таки вспомнила про пирожные и начала быстро поглощать их, запивая чаем, — Да он всё у тебя отнимет, всё до последней копейки!

— А мне кажется, что ему это не особо надо, Маш. Если бы надо было, он бы давно тут появился и потребовал бы свою часть. А то он даже на похороны не пришёл…

— Странно! — Передернула плечами Машка, — Вообще, ты права. Такое впечатление, что ему все эти миллионы до лампочки. А ты знаешь что… — Подруга вдруг ни с того, ни с сего рассмеялась, — Если этот брат Андрея не женат и… Ты бы могла его соблазнить, Алиса. Вот и был бы тебе живой Андрей. Ведь он же копия твоего погибшего мужа!

— Прекрати! Это же люди, а не вещи, — тут же одёрнула я подругу, но сама при этом подумала — а ведь я всё это время, пока искала Руслана, как-то упускала из виду то, что он похож на Андрея. Нет, даже не похож, а копия, как правильно выразилась Машка. Живой портрет моего погибшего мужа! И как же я встречусь с ним тогда? Ведь я буду смотреть на него, как на Андрея, а он… Впрочем, ладно. Главное, встретиться. Остальное решим на месте.

Когда Машка ушла, пообещав позвонить мне в субботу утром, я опять стала думать о предстоящей встрече с Русланом. Что я ему скажу? Как буду общаться? И что будет, если он откажется от наследства? Ведь мне оно тоже не нужно!

От этих мыслей меня отвлекла мама, которая только что приехала домой. Я оглядела её с ног до головы и поразилась — за последний месяц она настолько изменилась, что я сама порой перестала узнавать в ней свою маму, какую знала всю свою сознательную жизнь. Волосы выкрашены в огненно-рыжий цвет (и это у мамы, которая всю жизнь гордилась своими натуральными каштановыми волосами!), на лице ненатуральный загар (солярий!), одета — маленький вишневый костюм с мини-юбкой и остороносые позолоченные туфли на высоченной шпильке! А на лице яркий макияж. И в ушах сверкают длинные серьги с разноцветными камнями.

— Мы с Аллой собираемся в Грецию, — даже не поздоровавшись, сообщила мама, — отель пятизвездочный, со спа...

— Отлично! — Усмехнулась я, — А оплачивать всё это я должна, да?

— Ну, Алиса, не будь жадной! Я же тебя всю жизнь содержала! Теперь могу я хоть немного отдохнуть от прежней жизни. Ведь я уже столько лет никуда не выезжала! Вся жизнь прошла на этой чертовой работе. Кстати, а ты сама не хочешь с нами в Грецию поехать? Там же сейчас красота! Алла говорит, что Эгейское море просто шикарное. И природа там сказочная!

— Нет, мама, извини, но мне сейчас не до Греции. А вы когда едите-то?

— В субботу утром. Мы всего-то на десять дней!

— Ладно, езжайте. Мам, кстати, а где ты с этой Аллой познакомилась? У тебя же раньше не было таких подруг.

— Ты права! Мы с ней в салоне красоты познакомились. Алка - классная, надо бы тебя с ней тоже познакомить. Хочешь сегодня все вместе в клуб поедем? Там будет гавайская вечеринка, заодно развлечешься!

— Нет, спасибо, как-нибудь в другой раз, — ответила я.

— Как хочешь! — Сказала мама и тут же удалилась. А я снова начала думать о том, что ждёт меня в предстоящую субботу…

…В субботу я проснулась намного раньше обычного. Мама уже собиралась. Она была безумно счастлива из-за предстоящего путешествия и твердила, что я тоже должна куда-то съездить, чтобы отвлечься и забыть о пережитой трагедии. Я отвезла её в аэропорт, а на обратном пути встретилась с Машкой. Та сказала, что готова пойти со мной на выставку и пошутила, что в любом случае одну бы она меня ни за что не отпустила:

— Вдруг ты там в обморок шлёпнешься, когда увидишь этого близнеца! Я хотя бы поддержу тебя в случае чего.

Я рассмеялась, а про себя подумала, что, возможно, Машка права. Ведь передо мной будет стоять копия Андрея! Но, неужели, они действительно так похожи? Или всё-таки какие-то отличия между ними есть?

— Близнецы бывают так похожи, что их даже родители путают, — неожиданно добавила Машка, — я знала двух девочек, у нас в доме жили — за десять лет, что общались, я их так и не научилась различать! Ну, совершенно одинаковые! Прямо один в один, как будто одну с другой скопировали.

— А по характерам тоже одинаковые? — Заинтересованно спросила я.

— Нет, ты что! Таня всегда была боевая, с мальчишками по деревьям лазила, а Юля — тихоня, скромница. В школе была отличницей, в то время как Танька всегда на тройки училась. Я Юльку, кстати, часто вижу — она сейчас специально в блондинку красится, чтобы с сестрой не путали. Работает учительницей истории. А сестра в спорт ушла после школы, борьбой какой-то занимается...

— Значит, — задумчиво протянула я, — этот Руслан характером может быть совсем другой? Не похож на Андрея?

— Вполне возможно. Близнецы редко бывают одинаковые по характеру. А если этот Руслан ещё и художник, то скорее всего, так и есть. Он же, небось, творческая личность. А Андрей был бизнесменом. Так что у них совершенно разный склад ума. Этот художник, наверное, более романтичный…

Вернувшись со встречи с Машкой, я поднялась наверх и, проходя мимо комнаты Дины, заметила, что дверь в её комнату открыта. Заглянув туда, я увидела следующее — Дина стоит перед открытым чемоданом и аккуратно укладывает в него свои вещи.

— Вы уезжаете? — Удивленно спросила я.

— Да, Алиса, уезжаю. Если вы, конечно, не против… В этом доме после смерти Андрея стало очень грустно. Мне всё здесь его напоминает! Как прохожу мимо его комнаты, так слёзы на глаза наворачиваются. Не могу поверить, что его больше нет.

— Значит, вы уезжаете навсегда? Или просто в отпуск?

— Сначала в отпуск съезжу, а там посмотрим… Я вам позвоню, если решу не возвращаться. Тогда вы подыщите на моё место другого человека.

— Да, конечно, — я немного растерялась, — вы не волнуйтесь, мы тут сами управимся… Но… Просто так неожиданно всё это. Вы уезжаете в Казань, да?

— Нет, я еду в Турцию, — ответила Дина, — в Стамбул. Там уже много лет живут мои дальние родственники… Если мне понравится, то я тоже там останусь. Город, говорят, красивый, а турецкий язык похож на наш, татарский, так что выучить будет нетрудно. И зимы там тёплые, снега почти не бывает.

— Понятно. Ну, что же, всего хорошего вам, Дина! — Я подошла к ней поближе, — Если решите вернуться — возвращайтесь, я пока никого искать не буду на ваше место.

— Да, я позвоню… Через недельку. Если решу остаться в Турции, то обязательно вам сообщу! Вы, Алиса, извините, что так неожиданно собралась, даже вас не предупредила…

— Да ничего, ничего! Не волнуйтесь! Ещё раз удачи вам во всём!

— И вам тоже, Алиса! Спасибо за всё! И ходите хотя бы иногда на могилу к Андрею… Носите ему цветочки от меня!

— Конечно, Дина, обязательно. А вы когда уезжаете?

— Завтра. С утра съезжу на кладбище, а потом на самолёт… Немного грустно покидать этот дом, но без Андрея я не могу тут оставаться. Надеюсь, вы меня понимаете.

Я кивнула и поспешно вышла из её комнаты. Меня охватило странное чувство. Конечно, в последнее время я стала лучше относиться к Дине, у меня даже появилась к ней небольшая симпатия, но ощущение того, что она ЧТО-ТО от меня скрывает, не покидало меня ни на секунду. Вот и сейчас тоже появились мысли — может, вернуться, и пока она не уехала, попросить её рассказать правду. Но какую правду? И почему я решила, что она мне обязательно её расскажет? Нет, не стоит. Всё, что мне нужно, я узнаю сегодня вечером, когда увижу Руслана. Остальное мне знать не к чему. Но почему Дина так неожиданно решила уехать? Такое впечатление, что она просто убегает от чего-то! Или это опять моя фантазия? Не от кого она не бежит, просто она одинокая несчастная женщина, которая была очень привязана к Андрею. Возможно, она даже видела в нём своего сына, которого у неё никогда не было. А сейчас, без него, ей тяжело находиться в этом доме и прислуживать чужим людям, вот и решила она уехать. Начать новую жизнь в солнечной Турции, вдали от этого дома и своих воспоминаний.

Около пяти часов я снова выехала из дома. Решила ехать на такси, так как сама вести была не в состоянии — слишком нервничала из-за предстоящей встречи с Русланом. Ровно в шесть часов вечера мы с Машкой были на выставке.

— Здесь полно народу, — сказала подруга, оглядываясь по сторонам, — давай у кого-нибудь спросить этого Руслана… А то вдруг его тут нет, а мы будем его искать, как дуры!

— На открытии должен быть, — ответила я, всматриваясь в толпу, — но ты права, можно у кого-нибудь спросить… Извините, — я подошла к немолодому полному мужчине с очень добродушным выражением лица, — вы не подскажете, а Руслан Макеев здесь есть?

— Конечно! Здесь полно его новых работ! — Толстяк улыбнулся нам с Машкой, — Хотите я покажу его картины? А заодно свои могу показать… Я вообще-то тоже художник…

— Спасибо, — быстро ответила Машка, — а где Руслана можно найти?

— Сейчас, сейчас… Идёмте, девочки!

Мы с Машкой последовали за толстяком, который повёл нас к своим картинам. Начал показывать нам свои новые работы — в основном, пейзажи. Рисовал он, кстати, весьма недурно, и Машка даже пообещала ему купить что-нибудь из его работ, чем очень обрадовала своего собеседника.

— А вон и Макеев! — Воскликнул тот, — Девочки, вон там, смотрите…

— О, Господи! — Вырвалось у меня, — Этого не может быть!

— Боже мой! — Машка заметно побледнела и даже перекрестилась, — Мамочка! Если бы я не знала…

— Руслан, эти симпатичные барышни тебя спрашивают, — сказал толстяк, подходя к стоявшему в углу молодому человеку. — Иди, пообщайся с девушками, а то я их у тебя уведу!

Руслан кивнул толстяку и тут же подошёл ко мне. Машка, испуганно глядя на него, отошла в сторону. Ей явно было нехорошо. А я… Я смотрела на Руслана, на его мягкие золотистые волосы, тонкие темные брови, огромные ярко-голубые глаза, аккуратный прямой нос с едва заметными рыжими веснушками, ямочки на щеках… И моя душа кричала — это ОН, ОН, ОН! Это Андрей! Он вернулся к тебе, и это не сон и не фантазия, это реальность. Подарок судьбы, который ты обязана принять!

— Вам нехорошо, девушка? — Спросил Руслан, — Вы побледнели… Давление, что ли, упало?

— Нет-нет, — с трудом ответила я, — всё… всё в порядке…

— Может, все вместе выпьем шампанского? — В разговор опять вмешался толстяк, — Я сейчас принесу! Руслан, а ты оставайся с девушкой, она же тебя искала.

— Вы интересуетесь моими картинами? — Тут же спросил тот, внимательно глядя на нас с Машкой, — Если хотите, я могу вам показать…

— Я вас оставлю, — неожиданно пробормотала моя подруга и быстро исчезла в толпе.

— Вы Руслан Макеев? — Я решила сразу перейти к делу.

— Да. — кивнул он, — конечно. А что вы всё-таки хотите? И почему вы так смотрите на меня? Мы с вами разве знакомы?

— Нет, но… Мне нужно с вами поговорить. Это очень важно. Но с вашими картинами это не связано. Это личное дело.

— Личное? — Руслан усмехнулся, — Тогда давайте после выставки, ладно? Кстати, вы не представились…

— Алиса, — ответила я, — Алиса Беляева.

— Очень приятно, Алиса! Пойдёмте я покажу вам мои картины, если вы не против. Вот смотрите, это самая последняя… — Он указал на висевший перед нами пейзаж. — Вам нравится?

Я присмотрелась к картине. Сверху синее, пасмурное небо с низкими темно-серыми тучами, за которыми спрятано солнце. Внизу — такого же цвета море. Тоже тёмное, с высокими волнами. Похоже, вот-вот начнётся шторм. А между ними белая полоса из прибрежных скал, на которых стоит южный город. Тоже белый, как и скалы. "Наверное, мама с Аллой сейчас видят нечто похожее в Греции, — промелькнуло у меня в голове, — там ведь тоже белые домики и синее море…"

— Очень красиво! — Искренне воскликнула я, — Вы действительно хорошо рисуете!

— Спасибо! Извините, я отойду, — сказал он, — после выставки поговорим…

…Всё оставшееся время, что я провела на этой выставке, я помню как во сне. Мне что-то говорила Машка, потом толстяк, который явно заинтересовался моей подругой, угостил нас шампанским. Он что-то рассказывал нам о своей работе, о выставках, потом подошёл Руслан и тоже начал говорить о выставке и картинах. А я смотрела на него и не могла поверить своим глазам — их сходство с Андреем было просто поразительным! Раньше я даже и представить не могла, что люди могут быть настолько похожи. Да что там похожи, они были совершенно одинаковые. Да, Андрей был прав, когда говорил, что я могу их перепутать. Действительно, если бы Андрей был жив и… Нет, сейчас не время об этом думать!

— Ну, что? — Шепнула мне на ухо Машка, — Пришла в себя?

— Не знаю, — честно призналась я, — иногда мне кажется, что это сон…

— Я тебя понимаю. У самой такие же ощущения. Ты посмотри на него — он же вылитый Андрей! Нет, я видела, конечно, близнецов, но ТАКИХ похожих — первый раз. Честно тебе скажу. Ну, так что? Вы с ним пока не говорили об Андрее?

— Нет, после выставки! Сейчас ему некогда.

— Тогда я лучше поеду сейчас, чтобы вам не мешать. Ты-то, наверное, задержишься на своём первом свидании с художником!

— Маша!

— Что Маша, что? — Подруга рассмеялась, — Пользуйся случаем! Он на тебя, по-моему, с интересом смотрит…

— Отстань! Ты много выпила! Больше не пей шампанское, прошу.

— А ты выпей. Тебе расслабиться надо. А то ты слишком напряженная. Выпей, расслабься и получай удовольствие…

…Машка исчезла с выставки почти сразу после этого разговора. Толстяк, похоже, не ожидал, что она так быстро уйдёт и долго искал её. Потом, поняв, что она ушла и больше не появится, загрустил и отошёл в сторону. На меня он даже не смотрел — обиделся, наверное. Я тоже решила не попадаться ему на глаза и ушла в другой зал. А потом ко мне неожиданно подошёл Руслан и сказал:

— Алиса? Ну, что, пойдёмте? Ведь вы хотели со мной поговорить.

— А вы сейчас можете? — Я посмотрела на него и опять немного смутилась. "Возьми себя в руки, — тут же сказала я самой себе, — это не Андрей, и у тебя к нему чисто деловой разговор. И вообще ты здесь только ради Андрея, не забывай об этом!"

— Через десять минут жду вас на крыльце, — ответил Руслан и опять исчез в толпе.

…Вечер стоял тихий, но прохладный. По небу плыли неприятные серые тучи. Я вышла на улицу и опять начала убеждать саму себя, что меня ждёт вовсе не свидание с копией Андрея, а важный разговор по поводу наследства. Но сердце почему-то сжималось так, будто я собираюсь именно на свидание. И не просто на свидание, а на свидание с ЛЮБИМЫМ!

— Ну, что, я задержался? — Услышала я позади себя, — Извините, просто народу очень много, даже сам не ожидал, что мои картины так заинтересуют посетителей… Ну, так куда пойдём? Может, в кафе?

Я кивнула, и мы направились в небольшое кафе, расположенное рядом со зданием, в котором проходила выставка. Когда мы сели за столик и заказали по чашке чая, Руслан долго смотрел на меня, а потом сказал, загадочно улыбнувшись:

— У вас очень красивое лицо, Алиса. Я бы хотел вас написать.

— Спасибо, Руслан, — я опять засмущалась, — но на самом деле…

— Знаете, Алиса, у меня почему-то возникает такое чувство, что я вас уже где-то видел. Только не знаю где… Может, во сне? — Он рассмеялся, и своим смехом ещё больше напомнил мне Андрея, — Нет, я серьёзно, хотя понимаю, что со стороны это немного глупо звучит, но я вот смотрю на вас, и мне кажется, что ваше лицо мне знакомо.

Нам принесли чай. Я отпила немного из своей чашки, а потом сказала, стараясь при этом не встречаться с ним взглядом:

— Я искала вас, Руслан. Больше месяца. Даже была в той квартире, где вы жили прежде.

— Зачем? — Руслан насторожился, — Откуда вы меня знаете?

— У меня был муж, Руслан. Совсем недавно он погиб… В автокатастрофе.

— Сочувствую. Но… При чём тут я? Ваш муж был художником?

— Нет, он… — я опустила взгляд, — он был вашим братом, Руслан.

Услышав последнее, Руслан заметно побледнел. Я же, чувствуя, что наступил долгожданный момент, продолжила:

— Андрей никогда не говорил мне о вас, Руслан, но незадолго до его гибели… Короче, Андрей всё мне рассказал. Он очень любил вас, Руслан. Вы очень много значили для него и… Я решила найти вас. Чтобы поделиться с вами наследством вашего брата.

— Наследством? — Руслан нервно сглотнул, — Мне оно не нужно. Я много раз говорил Андрею, что меня не интересуют эти деньги! Они не имеют ко мне никакого отношения.

— Как это не имеют? Это ваши деньги! Это наследство ваших родителей. Ваших и Андрея.

— Они не были моими родителями, — недовольно ответил Руслан, — и, вообще, Алиса, я не понимаю, зачем вы искали меня? Если из-за наследства, то зря тратите время — я не приму его. Мне оно не нужно.

— Но… — Я совсем растерялась, — Я хотела вас увидеть… Андрей говорил о вас незадолго до гибели и… Кстати, а почему вы не были на похоронах брата?

— Меня не было в городе, — недовольно буркнул Руслан.

— А вы не хотите сходить на кладбище? Ведь это могила вашего брата и… ваших родителей.

— Это не мои родители, сколько раз можно повторять! — Он явно начинал заводиться, — Алиса, извините за грубость, но вы ничего не знаете и не лезьте, куда вас не просят. А теперь, простите, мне уже пора идти. Я вам всё сказал, так что обсуждать больше нечего, прощайте.

Он встал из-за стола и полез в карман — видимо, решил заплатить за чай, который он сам не выпил ни глотка.

"Сейчас он уйдёт! И я его больше не увижу. Нет, я не могу, не могу его отпустить, нет…"

— Постойте, Руслан! — Я неожиданно схватила его за руку, — Вы не можете уйти!

— Почему? — Он смотрел на меня, как на сумасшедшую.

— Потому, что я искала вас! Вы… вы должны мне помочь… Ради памяти вашего брата, умоляю!

— Что вам нужно от меня, Алиса? Я вас не понимаю.

— Я хочу, чтобы вы пошли со мной, в дом Андрея. И познакомились с… его семьей. И доказали всем, что Андрей не был сумасшедшим, что… Что вы реально существуете, что…

— Я этого не хочу! — Мягко, но решительно ответил Руслан, — Хотя…

— Что? Вы всё-таки согласны?

— Я подумаю. Но при одном условии…

— Каком условии?

— Что вы завтра придёте ко мне и будете позировать для моей новой картины. Ну, что, согласны? Тогда я обещаю подумать!

— Хорошо! — Не думая ни секунды, выпалила я, — Приду я завтра. Только дайте мне адрес.

— Сейчас напишу, — он вынул из кармана записную книжку и ручку, — приходите завтра вечером, часов в семь. Договорились?

Я кивнула, и Руслан, даже не простившись, выбежал из кафе, на ходу сунув мне в руки записку с адресом…

…Я заснула только под утро. Предстоящая встреча с Русланом напрочь лишила меня покоя. Как я пойду к нему? И что мы будем делать в его квартире? Да ещё и одни! Ведь я его совсем не знаю! И как я могла так быстро согласиться? Наверное, это шампанское в голову ударило. Вот я и поддалась мимолетному порыву… И что теперь делать? Что?

— Вставай, время уже почти двенадцать! — Услышала я чей-то голос сквозь сон. С трудом открыв один глаз, я увидела тётю Любу, которая стояла посреди комнаты со стаканом сока в руках. — На, я принесла тебе сок в постель! Выпей, чтобы проснуться.

— Я уснула только под утро, — сказала я, протирая глаза, — а… Дина уже уехала?

— Куда?

— Она же в Стамбул сегодня улетает…

— А, точно! Да, уехала. Но я её не видела. Вчера то есть видела… К ней какой-то мужик на иномарке приезжал. Они около дома разговаривали.

— Что за мужик?

— А я откуда знаю? Я к окну вчера подошла, смотрю стоит иномарка, вроде синяя. Модель не знаю, я в машинах мало понимаю! И выходит Дина. Из машины мужик вышел. Вроде немолодой, лет за сорок. Они поговорили, а потом он уехал. Ладно… Маринка вчера звонила со своего Родоса. Говорит, что вода в море ещё холодная, но ей всё нравится. Вчера уже на танцы со своей подружкой бегали, с греками там знакомились! Ну, а ты-то где вчера была?

— Да мы с Машкой ездили… — уклончиво ответила я, при этом думая о том, что надо бы позвонить Машке и рассказать об итогах встрече. Что я и сделала, как только тётя Люба удалилась, предупредив меня о том, что я обязательно должна позавтракать.

— Как всё прошло? — Едва услышав мой голос, спросила Машка. — Вы до чего-то договорились?

— Угу. Сегодня вечером я поеду к нему в квартиру…

— О, как у вас всё быстро! Раньше ты такой не была, Алиса!

— Это не то, что ты думаешь. Просто он хочет… чтобы я позировала для его картины!

— Ну, вы даёте! — Машка громко рассмеялась, — Стартовали хорошо, ничего не скажешь!

— Прекрати! У тебя всё шуточки, а дело серьёзное. У меня не было другого выхода, понимаешь? Он не хочет ничего знать ни о наследстве, ни о семье Андрея! И поставил условие, что подумает над моими словами, если я соглашусь позировать…

— А он шустрый парень, этот художник. И сообразительный. Быстро понял, как надо действовать… Ладно, значит, вы сегодня встречаетесь?

— Да. Хотя мне немного страшно, Маш… Я тебе сейчас на всякий случай адрес продиктую, который он мне дал.

— Диктуй! Но зря ты боишься. По-моему, тебе надо радоваться, а не бояться. Ведь это твой шанс снова быть счастливой. Да-да, я знаю, это не Андрей, но ведь ты сама не станешь отрицать, дорогая, что ты ВИДИШЬ В НЕМ Андрея! Вот и продолжай в том же духе. А со временем полюбишь его, Руслана, и перестанешь видеть в нём погибшего мужа!

Я вздохнула, но с Машкой спорить не стала. Бесполезно это. Если моя подруга в чём-то уверена, её никто не переубедит. Продиктовала адрес и попросила ничего не говорить Вадиму.

— Да ясное дело, могла бы не предупреждать! Но только, знаешь, нам сейчас не до чужих проблем. Со своими бы разобраться.

— А что у вас происходит? Ты же вроде вчера говорила, что вы помирились.

— Ага, только ночевать он вчера опять не пришёл! А утром звонил, нервный какой-то. С ним что-то происходит, Алиса. И хотя он говорит, что это всё из-за проблем в компании, я думаю, что дело не в этом. Мне кажется, у него другая женщина.

— Ты уверена?

— Не уверена. Но думаю, что скоро узнаю. Я уже наняла частного детектива. Хочу увидеть физиономию этой красотки, на которую он меня променял! Впрочем, всё, стоп. Не буду тебя грузить своими проблемами. Ты собирайся и дуй к своему художнику. Потом расскажешь, как у вас всё прошло! Удачи!

...Ровно в семь часов я была в квартире Руслана. Эта квартира, как я сразу отметила, была намного лучше той, в которой он жил прежде. И дом лучше — почти новый, в самом центре Москвы, а сама квартира была двухкомнатная, с большой кухней и широким коридором-холлом. В одной комнате Руслан спал, а в другой была его мастерская. Мы сразу же прошли во вторую.

— Я буду рисовать карандашом, — сказал Руслан, садясь напротив меня, — хочу попробовать, что получится. Мне кажется, что у тебя очень яркое лицо, поэтому…

Я сидела, молча наблюдая за его действиями. Он же был настолько увлечён своим делом, что, казалось, не замечал моего присутствия. Будто бы меня не существовало, а вместо меня перед ним стояла какая-то вещь, которую ему нужно было изобразить на бумаге. И вот что странно — в процессе работы над портретом Руслан мне совсем не напоминал Андрея! Это был совершенно другой человек, даже лицо у него стало другим. Будто они вовсе не близнецы, а совершенно чужие люди.

Потом Руслан сделал перерыв, однако незаконченный портрет мне так и не показал. Я, разумеется, настаивать не стала. Мы пошли на кухню.

— Будешь чай? — Спросил Руслан, включая электрический чайник, — Или кофе хочешь?

— Лучше чай, — ответила я, а потом, немного помолчав, спросила, — ты подумал о моей вчерашней просьбе?

— Подумал.

— И что?

— Пока ничего. Ещё буду думать… Тебе с сахаром?

— Да, одну ложку. Руслан, — я вздохнула и продолжила начатый разговор, — пойми, мы должны это сделать. Мы должны убедить всех, что Андрей был не сумасшедший.

— А что это даст? Андрея всё равно уже не вернуть…

— Я знаю, но для меня это важно! Пойми, я любила… люблю Андрея и хочу, чтобы все знали, что никаких галлюцинаций у него не было. Что ты его брат, и ты существуешь.

Руслан ничего не ответил на это, а потом перевёл разговор на другую тему. Начал рассказывать о детстве, о том, как начал рисовать, о переезде в Москву…

— А как вы встретились с Андреем? — Спросила я, когда он замолчал. — Это произошло случайно?

— Да, вроде бы, — он как-то странно усмехнулся, — я не помню уже, как это случилось. Просто помню, что мы встретились и всё. И с тех пор я точно знал, что Андрей существует. Мой брат-близнец…

— А до этого ты тоже догадывался? Были какие-то подозрения?

— Были, конечно. Ведь связь между близнецами реально существует, Алиса. Мы даже на расстоянии чувствовали друг друга. Видели одинаковые сны, даже общались друг с другом на расстоянии… Это странно, конечно, но тем не менее, это реальность. Хотя я понимаю, что в это сложно поверить.

— Андрей что-то говорил об этом… Как странно, вы с ним так похожи, но при этом такие разные! Когда ты был занят моим портретом, мне даже показалось, что вы не так уж и похожи. У тебя был совсем другой взгляд, другое выражение лица.

— Это потому, что я художник, — хихикнул Руслан, отправляя в посудомойку наши чашки с недопитым чаем, — причём талантливый. А Андрей был бездарным, он был полным ничтожеством!

— Не говори так! Андрей был твоим братом! И он любил тебя.

— Да, прости. Я и сам не знаю, что говорю. Сорвалось с языка. Сам не пойму, откуда такие мысли появились. Ладно, пойдём, закончим наш портрет!

…Когда портрет был закончен, Руслан всё-таки показал мне свою работу. Когда я её увидела, то была немного шокирована тем, насколько похожим получилось моё лицо. Всё-таки у Руслана есть талант, Андрей был прав! Он не простой художник, а очень одаренный свыше человек.

— Потом я напишу ещё один твой портрет. Цветной, в полный рост. Только добавлю туда немного фантазии…

— Какой фантазии? — Насторожилась я.

— Пока не могу сказать, надо подумать. Может, одену тебя как древнегреческую богиню. Или как восточную принцессу… А могу и вовсе нарисовать обнаженной!

— Ты нахал! — Я не сдержалась, — Зря я согласилась на эту встречу!

Руслан расхохотался, а потом схватил меня за руку и потянул к себе.

— Отпусти! — Выкрикнула я, стараясь отвернуться от него, — Ты переходишь всякие границы!

— Это ты нашла меня! Ты вчера схватила меня за руку, когда я хотел уйти из кафе! А теперь кричишь, что я нахал и лезу к тебе… Да ты сама нахалка!

Сказав это, он подошёл ещё ближе, а затем со всей силой прижал меня к своему телу и… поцеловал в губы. Поначалу я пыталась вырваться, однако он держал меня очень крепко, а его руки уже скользили по моему платью. Его руки… Они были такие сильные и в то же время нежные. А губы… Это были губы Андрея, но при этом Андрей никогда не целовал меня с такой страстью и похотью. Да-да, именно похотью! Андрей мог быть нежным, ласковым, он отлично целовался, мне было хорошо с ним в постели, но… Даже в самые сладкие моменты близости у меня никогда не было ощущения, что страсть, подобно огню, накрывает с ног до головы, лишая возможности думать, говорить, дышать…

— Нахал! Мерзавец! — Закричала я, когда он всё-таки отпустил меня и отошёл в сторону. Мне хотелось ударить его, но в душе я понимала, что ненавижу я сейчас не его, а саму себя. И своё желание, которое приятным тёплыми волнами прокатилось по всему телу, при этом сильно сжимая низ живота…. О, Господи, о чём я думаю? Бежать отсюда, пока я…

— Хочешь позировать мне для нового портрета? — Он опять нагло усмехнулся, — Ну, для того, где, как я обещал, ты будешь обнаженной. Только имей в виду — после работы я потребую оплаты…

— Ненавижу! Забудь обо мне! И не прикасайся больше ко мне своими грязными руками! Никогда!

— Постой! — Крикнул он, когда я уже готова была навсегда покинуть его квартиру, — Я согласен прийти в ваш дом! И познакомиться с семьей Андрея. Я согласен выполнить твою просьбу, Алиса.


Глава 12.

Алиса. Лето 2010 года.

На другой день Руслан позвонил рано утром. К счастью, я уже не спала.

— Если ты не против, я могу подъехать сегодня, — сообщил он, — так что можешь позвонить родственникам Андрея и вызвать их, чтобы продемонстрировать им свои доказательства, — последнее было сказано с заметным сарказмом, но я сделала вид, что не заметила этого.

— Отлично, — холодно ответила я, — тогда приезжай вечером, я буду ждать. И… спасибо, что согласился на мою просьбу, — последнее мне далось тяжело, но я всё-таки заставила себя это сказать.

— Да не за что, — недовольно буркнул он и тут же отключился, при этом даже не попрощавшись. А я, немного подумав, позвонила Леониду и попросила, чтобы они все втроём сегодня вечером приехали ко мне. Причину не сказала, но дала понять, что это очень важно.

— Хорошо, мы приедем, — он немного удивился моей просьбе, но не стал задавать лишних вопросов, видимо, поняв, что я всё равно ничего не расскажу, — сейчас предупрежу Вадика и Анну. Во сколько лучше приехать? В семь? Ну, отлично, тогда в семь будем у тебя.

Как только мы закончили разговор, я спустилась вниз и попросила Оксанку подготовиться к сегодняшнему вечеру. Намекнула, что будут гости и даже сюрприз. Услышав о сюрпризе, Оксанка заинтересовалась, но лишние вопросы задавать не стала.

Чуть позже ко мне приехала Машка, которая уже была в курсе сегодняшнего ужина — ей Вадим сообщил и поэтому сразу же начала допытывать меня о том, что было вчера, когда я ездила к Руслану.

— Да ничего интересного, — как можно проще ответила я, — он нарисовал мой портрет, потом мы чай попили, ну, и он согласился прийти. Вот и всё.

— А портрет где? Ты его не забрала?

— Нет! Потом попрошу привезти.

— И ничего-ничего не было? — Машка недоверчиво посмотрела на меня, — Что-то ты не договариваешь, я вижу…

— Ну, хорошо! — Я не выдержала её взгляда и поняла, что раз красиво врать у меня никогда не получалось, то сегодня уж точно ничего не выйдет, как не старайся, — Он меня поцеловал. Да, в губы! Взасос!

— И всё? — Машка разочарованно вздохнула, — Хотя для первого свидания и так нормально. Я ж говорила, что этот парень к тебе неравнодушен… А как, кстати, целуется? Лучше Андрея?

— Да нет! Он грубиян и хам! Андрей никогда бы не стал вести себя с женщиной, и тем более — с женой брата.

— Но ведь тебе понравилось! И не отрицай это… Я вижу, как ты вся покраснела, когда вспомнила об этом! Захотелось продолжения, да?

— Да ничего мне не захотелось… Просто мне на минуту показалось, что это был Андрей, а потом я опомнилась и сказала этому хаму всё, что о нём думаю!

Машка, конечно же, мне не поверила и заметила, что я сама себе противоречу. То говорю, что Андрей никогда бы так не поступил, а потом якобы представила Андрея… И что самое обидное — попала в точку.

— Жаль, что я не смогу присутствовать на семейном ужине, — сказала подруга, собираясь уезжать, — но напрашиваться с Вадиком неприлично. Не хочу выглядеть навязчивой. Ну, удачи, подруга! Думаю, что сегодня вечером она тебе понадобится!

К семи часам в доме Шереметьевых собрались все приглашённые. Не было только Руслана. Я заметно нервничала, и это ещё больше заинтриговало моих гостей.

— Да в чём дело, Алиса? — Спросил Вадим, подойдя ко мне, — Что происходит? Кого мы вообще ждём? Ты, честно говоря, выглядишь так, будто президента ждёшь. Вместе с премьер-министром и правительством в полном составе.

— Скоро узнаешь, — ответила я, наблюдая за всеми собравшимися. Леонид читал журнал, то и дело поглядывая на часы, а Анна с тётей Любой пили лимонад и обсуждали мамину поездку в Грецию. И тут раздался звонок…

— Я сама открою! — Сказала я Оксанке, которая внезапно появилась в гостиной.

Все гости как по команде встали и последовали за мной, а Оксанка бросилась на кухню — принести ещё лимонада. Я открыла дверь…

— Ну, что, вся семья в сборе? — Спросил Руслан, проходя в дом, — А особнячок у вас нехилый, прямо скажем… — Он огляделся по сторонам.

— Алиса, кто там пришёл? — Я услышала голос тёти Любы. Естественно, я хотела что-то сказать, но было уже поздно — Леонид, Анна, Вадим и моя тётя стояли с открытыми ртами и с нескрываемым испугом смотрели на Руслана. Потом тётя Люба начала креститься…

— Покойник! — Закричала тётя Люба, — Он вернулся! Ааа!!!

На шум выбежала Оксанка, держа в руках поднос с бокалами, в которых был налит лимонад. Не трудно догадаться, что вскоре этот лимонад оказался на полу, окрасив угол светло-бежевого ковра в едкий ярко-малиновый цвет.

— Прекратите панику! — Резко сказала я, поняв, что нужно как-то спасать положение, — Это не Андрей. Это его брат-близнец.

Договорив это, я начала представлять Руслана собравшимся гостям. Первой отреагировала тётя Люба, которая внезапно заулыбалась и протянула Руслану руку.

— Очень приятно, молодой человек. Вы уж извините меня, старую дуру, что так среагировала. Но вы ведь так похожи на Андрея!

— Я ничего не понимаю, — пробормотал Леонид, подходя к Руслану, — как вы можете быть братом Андрея? У Андрея никогда не было братьев, а близнецов и тем более!

— Но тем не менее, я существую, — сказал Руслан, надменно глядя на него, — и я брат Андрея. Хотя если вы мне поверите, я не стану на этом настаивать. В этот дом я пришёл только по просьбе Алисы.

— Подождите, пожалуйста, — Леонид огляделся по сторонам, — давайте пройдём в кабинет и поговорим там. Наедине.

— Хорошо, пойдёмте, — с лёгкостью согласился Руслан, — я не против.

— Я пойду с вами! — Тут же вставил Вадим, при этом продолжая смотреть на Руслана с нескрываемым испугом. — Я тоже должен присутствовать при этом разговоре.

Леонид согласился, и мужчины удалились в кабинет. Я стояла, молча наблюдая за тем, как Оксанка пытается оттереть пятно на ковре. Ко мне подошла тётя Люба, и взяв меня за руку, отвела в сторону.

— Этот парень, Руслан, — полушепотом сказала тётя, — он и есть тот самый король, которого я видела в картах. Теперь я всё поняла. Это с ним ты будешь счастлива. Он — твоя судьба…

— Не надо, тётя Люба, умоляю. Забудь о своём гадании!

— Поняла. Сейчас не время. Но потом мы с тобой ещё вернёмся к этой теме, Алиса.

И она ушла, а я подошла к Анне, которая сидела сама не своя и очень нерешительно сказала:

— Извините, что так вышло, но… Мне хотелось доказать всем, что Андрей не был сумасшедшим, и его брат действительно существует. А для этого мне нужно было, чтобы вы сами увидели Руслана!

— Да уж, теперь сомнений никаких нет, — ответила Анна, нервно теребя рукой свою юбку, — Этот парень вылитый Андрей, и честно говоря, мне больше не нужно никаких доказательств. Он действительно близнец Андрея. Чужие люди не могут быть похожи.

Минут через десять из кабинета вышли мужчины. Вадим по-прежнему был немного напряжён, но испуга на его лице больше не было. А вот Леонид, похоже, был счастлив.

— Он действительно брат Андрея! — Заявил он нам, взяв за руку Руслана, — Помнишь, Аня, у Андрюхи на плече было родимое пятно? Ленка ещё беспокоилась, что, мол, вдруг где-нибудь заденет случайно, и кровь будет… Так вот у Руслана такое же родимое пятно! Прямо один в один! Так что теперь сомнений быть не может. Он действительно наш племянник!

— Минуточку! — Неожиданно вставил Руслан, отходя в сторону, — Я хочу сейчас, в присутствии Алисы, из-за которой собственно я и пришёл в этот дом, поставить все точки над И в этой истории. И внести, наконец, ясность во всю эту ситуацию.

— О чём ты? — Леонид напрягся, — Что ты хочешь прояснить, Руслан?

— Я хочу сказать правду, Леонид. Ни я, ни Андрей никогда не были вашими племянниками и детьми вашего брата. Наша мать бросила нас сразу после рождения, а к жене вашего брата Андрей попал абсолютно случайно. Именно это я и хотел прояснить.

Леонид молчал, Анна испуганно смотрела на мужа, как будто желая что-то спросить. Вадим тоже молчал. Я же, находясь в сильном шоке от услышанного, первая решила нарушить это напряженное молчание.

— Как это попал случайно? Руслан, я ничего не понимаю! Андрей был сыном своих родителей, он очень их любил и гордился ими! Я не знаю, как получилось, что ты вырос вдали от них, но…

— Послушай, Алиса, — Леонид медленно сел на диван, откашлялся и продолжил свою речь. — сейчас, когда ни моего брата с Леной, ни Андрея больше нет, я считаю, что ты обязана узнать ещё кое-что… Хотя мы с братом не хотели, чтобы кто-то ещё об этом узнал, это была наша семейная тайна, но сейчас наступил момент, когда я не могу больше это скрывать. — И он начал рассказывать…

…Итак, история началась здесь, в Москве, примерно тридцать лет назад. Тогда Вениамин Шереметьев ещё не был бизнесменом, он был простым студентом, как и его молодая жена Лена, в которую он влюбился буквально с первого взгляда. И понятно почему — Лена в те годы была невероятно красива, а также происходила она из хорошей семьи, была очень воспитанной, скромной, хорошо училась и тоже увлеклась молодым Веней почти с первого дня их знакомства. Поженились они быстро, так как появилась возможность — Веня получил комнату в общежитии и хорошую работу, и потому тянуть с браком они не стали. Первые месяцы после свадьбы они были очень счастливы, жили душа в душу, строили планы, но потом… О том, что у Лены были проблемы со здоровьем, Веня узнал ещё до свадьбы. Лена тогда жила вдвоём с бабушкой, так как её родители погибли во время землетрясения в Ташкенте. В детстве Лена тоже жила в Узбекистане, но потом, после той страшной трагедии в 1966 году (она сама тогда чудом уцелела), родственники её погибшей матери забрали девочку в Москву. Лена росла очень болезненным ребёнком, но несмотря на это, старалась вести активный образ жизни и даже занималась спортом - фигурным катанием. После свадьбы с Веней, женщина стала меньше времени проводить на воздухе — всё больше дома, у плиты, что сильно сказалось на её здоровье. В итоге у неё начались проблемы с сердцем. Веня, как мог, пытался поддержать жену, но самым страшным для молодых супругов было то, что врач Лены категорически не советовал ей рожать. Он считал, что сердце молодой женщины может не выдержать, и она умрёт во время родов. Веня уже смирился с тем, что своих детей у них не будет, и даже начал узнавать насчёт усыновления ребёнка, но тут Лена объявила, что она беременна. И аборт делать не будет. Ни за что!

— Пусть лучше я умру, но этот ребёнок родится, — твердила женщина, — убивать собственное дитя я не буду ни за что!

Веня, конечно, как мог, пытался её отговорить, но это было бесполезно. Лена хотела ЭТОГО ребёнка и верила, что Бог даст ей сил родить его и взять на руки. Хотя бы один раз в жизни. Так и случилось. Вопреки прогнозам врачей, роды были достаточно лёгкие. Но вот ребёнок… Лена долго отказывалось в это поверить. Кричала, умоляла принести ей сына. Медсестра, которая в ту ночь дежурила в больнице, всячески пыталась её успокоить, говорила, что будут у них с Веней ещё дети, что нужно смириться и принять волю божью.

— Хотя Бога нам, конечно, понять не дано, — сказала медсестра, — у вас такая хорошая семья, вам бы детишек надо, а вон той, из соседней палаты ребёнок совсем не нужен. Она ж всё равно от него откажется. И будет ещё один никому не нужный сирота… Эх, несправедлива эта жизнь!

— Тогда давайте исправим эту ошибку Бога, — неожиданно предложила Лена, вытирая слёзы, — вы вполне можете это сделать.

— Как? — Испуганно посмотрела на неё медсестра.

— Подмените детей. Пусть та женщина, которой ребёнок не нужен, считает, что её сын умер, а её ребёнка отдайте нам.

Это было настоящее безумие, но мудрая медсестра, повидавшая на своём веку многое, всё-таки рискнула. Отвела Лену к той девушке. Девушка была совсем юная, и, похоже, провинциалка. Ребёнок ей и правда был не нужен. У неё даже молока не было! А у Лены было. И как только она взяла на руки новорожденного мальчика, так влюбилась в него. Всё, это её ребёнок, её сын, и другого ей не нужно. Мальчик и правда был очень красивый — светлые волосики, голубенькие глазки, а сам такой здоровенький, что сразу видно — вырастит настоящий богатырь.

— Он даже похож на меня и на Веню, — умиляясь на ребёнка, говорила Лена, — будет блондин, как я, и высокий, как Веня!

В общем, сделка (если можно так выражаться) состоялась, и на другое утро та неизвестная девушка навсегда покинула роддом, оставив Лене маленького Андрея. Поначалу Лена всё скрывала от мужа, но потом, однажды, когда Андрей заболел, и ему нужен был донор крови, она призналась. Призналась Вене, что это не его сын.

— Как ты могла?! — Муж схватил её и начал трясти за плечи, чего прежде никогда себе не позволял, — Признавайся, кто отец Андрюши! С кем ты мне изменила?!

— Я тебе не изменяла, — зарыдала Лена, — клянусь Богом, ты мой первый и единственный мужчина! Андрей не твой сын, но также и не мой! Не я его родила, понимаешь?!

Узнав всю правду, Вениамин был в шоке. Поехал к Леониду, который был тогда самым близким для него человеком, и выпив с ним по рюмочке армянского коньяка, рассказал о признании жены. И начал просить совета у брата — мол, как быть, как дальше жить с ТАКОЙ правдой.

— Постарайся принять всё, как есть, — подумав немного, сказал Леонид брату, — ты же всё равно думал об усыновлении ребёнка, а тут даже лучше получилось — ты привязался к Андрюше, как к собственному сыну, и теперь ты уже не сможешь воспринимать его, как чужого. А Ленку ты прости. Она же ради тебя старалась. Хотела, чтобы у вас ребёнок был. И не хотела, чтобы ты страдал, узнав, что ваш сын умер…

На этом и остановились. Вениамин попросил брата хранить их семейную тайну, простил Лену и больше никогда не вспоминал об этом страшном секрете. И Леонид тоже молчал, вплоть до сегодняшнего дня.

— Тогда выходит, что та девушка, настоящая мать Андрея и Руслана родила двоих, — сказал Леонид, закончив свой рассказ, — но почему Лена ничего об этом не знала? Ведь она видела только одного ребёнка!

— Я завтра же всё выясню, папа! — Тут же вставил Вадим, — Поеду в тот роддом, найму частного детектива, чтобы найти ту медсестру! У меня есть один знакомый, который может мне помочь…

— Нечего тут искать! — Обиженно произнёс Руслан, — Я брат Андрея, а если вы мне не верите, меня это не волнует. Я вообще не вижу смысла копаться в этой истории.

— Согласен с тобой, — ответил Вадим, — но я хочу отца успокоить. Чтобы не думалось, как говорится. А так я и сам ни капли не сомневаюсь, что ты… брат Андрея!

С такими словами он хотел обнять Руслана, но тот неожиданно отошёл в сторону, недоверчиво посмотрев на Вадима и Леонида. Те, конечно, не обиделись, но при этом на лице Вадима я заметила легкое недовольство.

…Ужин, разумеется, не состоялся — после такого тяжелого разговора аппетита ни у кого не было, а потому, еще немного посидев и пообщавшись с Русланом, Леонид и его семья уехали домой.

— Ну, что, ты довольна? — Спросил Руслан, как только за их гостями закрылась входная дверь, — Теперь все знают, что я существую. Что тебе ещё от меня надо?

— Ничего, — буркнула я, — но я думаю, что должна поделиться с тобой наследством Андрея. Ведь как бы там ни было, он был твоим братом.

— Понимаю. Я его прямой наследник, — Руслан усмехнулся, — а домик-то и правда у вас классный. Ты не можешь показать мне второй этаж? Я хочу посмотреть, где жил мой брат.

Мне пришлось выполнить его просьбу, и мы вдвоём поднялись на второй этаж. Когда мы зашли в нашу с Андреем спальню, Руслан опять усмехнулся и сказал:

— Не отказался бы я пожить в такой комнате. Да ещё с такой красавицей-женой.

Я сделала вид, что не слышала его комментариев, и поспешно вышла из комнаты. Мы пошли дальше. Когда мы дошли до башни, Руслан резко остановился и сказал:

— Всё ясно, пойдём вниз. Я уже понял, что ваш дом такой большой, что его за целый вечер не обойдёшь. Лучше пойдём поужинаем.

Ужин подавала Оксанка. На Руслана она по-прежнему смотрела с опаской.

— Ммм, как вкусно! — Протянул Руслан, едва попробовав мясо, которое принесла нам Оксанка, — Давно не ел такой вкуснятины! А можно какое-нибудь вино?

Я кивнула и велела Оксанке принести бутылку хорошего белого вина. Когда она выполнила моё поручение и принесла вино, Руслан тут же налил сначала себе в бокал, а потом мне, правда, чуть поменьше, чем себе.

— Я не буду! — Сказала я, отодвигая от себя бокал.

— Ты что? Давай за встречу! Ну, хотя бы чуть-чуть, за компанию.

— Ну, ладно, — ответила я, поднося свой бокал к губам…

В тот вечер мне казалось, что последних месяцев моей жизни просто не было. Всё это был просто дурной сон, который, к счастью, закончился, и в который я больше не вернусь.

— Какой красавчик! — Воскликнул Руслан, заметив Арчи, когда мы с ним выходили из столовой, — Это твоя собака, да?

— Ага, его Арчи зовут. Правда… Он не особо любит чужих, может и укусить.

— Арчи? В честь Арчи Гудвина, что ли? — Руслан расхохотался, — Тогда собачка должна быть умненькая! Арчи, Арчи, ко мне! Вот так, красавчик! Умница! И совсем ты не злой. Алиска зря на тебя наговаривает!

Я стояла в стороне и не верила своим глазам. Арчи, который обычно рычал даже на маму с тётей Любой, не говоря уж про совсем посторонних людей, сейчас с удовольствием облизывал руки Руслана, а потом даже встал на задние лапы и лизнул его в лицо. Нет, мне это не показалось! Как и то, что Арчи вилял хвостом и радостно тявкал, как будто увидел… Но ведь собаки реагируют не на внешность! Насколько я знаю, они могут узнать хозяина по голосу или по запаху. Тогда почему Арчи ведёт себя так, будто перед ним сидит Андрей, а не Руслан? Нет, это просто сон. Прекрасный сон, из которого я вот-вот проснусь.

— Молодой человек, — я услышала голос тёти Любы, которая медленно спускалась вниз, — вы уже освоились в доме?

— Ага! — Кивнул Руслан, не отходя от Арчи, — Он, правда, такой огромный, что я боюсь тут запутаться, как в лабиринте!

— Я вас понимаю. Сама также долго привыкала. Иной раз по полчаса не могла найти нужную комнату. Ладно… Вам постелили в вашей комнате?

— В какой комнате? — Хором спросили мы с Русланом.

— В вашей! Или вы не останетесь у нас ночевать?

— Ночевать? — Руслан как-то странно посмотрел в мою сторону, — А что, идея неплохая…

— Нет! — Вырвалось у меня, — Руслан сейчас поедет к себе домой! Мы уже поужинали и…

— Алиса, ну, куда я сейчас поеду? — Он посмотрел на меня так, будто я хотела отправить его на Луну, — На улице почти ночь. А до моей квартиры ехать два часа, как минимум. А то и больше, если в пробку попаду. Давай я и, правда, останусь тут, у вас. Ведь я же вам не помешаю? А утром я уеду, даю честное слово!

Я молча стояла, глядя то на стоящего рядом Руслана, то на радостно виляющего хвостом Арчи, то на тётю Любу, которая тоже смотрела на меня, при этом как-то загадочно улыбаясь.

…Руслан занял бывшую комнату Андрея. Это было его решение, и я опять (Господи, да что со мной творилось в тот вечер?) не смогла ему отказать. Когда мы легли спать, каждый в свой комнате, разумеется, то я долго не могла заснуть — всё думала о сегодняшнем вечере и о Руслане. Да, именно о Руслане! Думала о том, как ему пришлось нелегко в детстве, какой он талантливый и как он похож на Андрея. О наших мелких ссорах и его не совсем галантном поведении я, как ни странно, в ту ночь почти забыла. И уснула в итоге с одной-единственной мыслью — завтра я снова его увижу! А утром… Мне снился приятный сон. Уже не помню, что именно я тогда видела, но вроде что-то связанное с морем. Сплю я, значит, смотрю красивый сон, а в это время…

— Вставай, соня, сколько можно спать?! Люди уже на обед собираются, а ты всё спишь!

С трудом открыв глаза, я быстро вскочила и замерла от неожиданности - передо мной стоял Руслан, и что самое ужасное — он был до пояса раздет!

— Да ты с ума сошёл! — Натянув одеяло чуть ли не до глаз, выкрикнула я, — Как ты можешь врываться в мою спальню да ещё в таком виде?! Невоспитанный нахал!

— А что такого в моём внешнем виде? — Руслан очень искренне удивился, — Сейчас жара такая, по-моему, все так ходят. Я тут на ваше озеро уже сходил с утра — водичка, конечно, пока прохладная, но зато освежился неплохо!

— Выйди из моей комнаты, — процедила я сквозь зубы, стараясь не встречаться с ним взглядом, — мне нужно переодеться.

Руслан недовольно хмыкнул, но ушёл, а я тут же начала приводить себя в порядок. Когда я спустилась вниз и спросила про Руслана, Оксанка сообщила мне, что он помогает Максу мыть машину. Я очень удивилась, но выйдя в сад, убедилась, что это правда.

— Спасибо вам, Руслан, — сказал Макс, когда они закончили, — знаете, вы совсем не похожи на своего брата… Он никогда не занимался подобным, всё время был занят работой, а вы…

— Да ничем он не был занят! — Ответил Руслан, — Болтался вечно без дела и всё. Как и я сейчас. Только я, в отличии от Андрея, не умею без дела сидеть, мне это скучно!

— Прекрати его оскорблять! — В их разговор вмешалась я, — Ты уже второй раз оскорбляешь Андрея. Такое впечатление, что ты его ненавидел. Или очень ему завидовал.

— Я? Ему? — Руслан так искренне возмутился, что я тут же пожалела о своих словах, — Вот уж кому точно не стал бы никогда завидовать! И не надо говорить, что вот, мол, он богатый был, а ты бедный, и поэтому типа завидовал… Может, я и не жил в таких хоромах, и на Канарах не отдыхал, но я был счастлив. И свободен. А Андрей не знал, что это такое. Его жизнь была пустой и никчемной, как и он сам.

— Прекрати! Он был твоим братом, и ты должен уважать его память. Хотя… Такой грубиян, как ты, наверняка, не имеет ни малейшего понятия о таких вещах!

Сказав это, я со всех ног бросилась обратно в дом. Руслан побежал за мной. Догнав меня в холле, он схватил меня за руку и снова прижал к себе. К своему обнаженному до пояса телу.

— Ты вся дрожишь от страсти, — прошептал он, глядя на меня, — что, соскучилась по мужским ласкам? Или мой брат тебя вообще не удовлетворял?

— Отпусти меня! Ты… ты… ты…

— Ну, кто я? — Он рассмеялся прямо мне в лицо, — Ненавидишь меня? Хочешь ударить? Не ври, Алиска! Ты хочешь только вот этого!

Закончив эту фразу, он снова… поцеловал меня, опять в губы и опять с такой страстью, что у меня всё внутри сжалось! Не в силах больше справляться со своим желанием, я ответила на его поцелуй…

— Может, продолжим в твоей комнате? — Когда мы всё-таки закончили целоваться, прошептал он, — Мне кажется, что мы оба вполне готовы!

Я не могла ему сопротивляться. Не могла! Хотя и ненавидела себя за это! Когда мы поднялись в мою спальню, Руслан опять набросился на меня с поцелуями, не дав мне даже и слова сказать. То, что произошло между нами дальше, я в деталях описывать не стану, но скажу лишь одно — впервые за всю свою в общем-то короткую сексуальную жизнь я действительно чувствовала себя женщиной. А точнее самкой. Самкой, которую не волнуют никакие запреты и приличия, и которая идёт на поводу у своего инстинкта, похоти, желания… Наверное, таким и бывает настоящий секс. Животный секс. Когда нет чувств, нет духовной близости, но при этом есть огромное желание, противостоять которому порой намного труднее, чем бороться с чистыми и светлыми чувствами.

— Ты счастлива? — Спросил меня Руслан, когда, наконец, всё закончилось, и мы лежали, даже не прикрывшись простыней, но при этом совершенно не стесняясь собственной наготы. Должна признаться, что с Андреем у меня такого никогда не было — хоть я и не стеснялась своего мужа, но лежать вот так, обнаженной, я перед ним почему-то не могла. Боялась таким образом оскорбить собственные чувства к мужу. Сейчас чувств не было, и я могла себе позволить абсолютно всё, хотя в душе я испытывала при этом очень противоречивые эмоции.

— Не знаю, — честно ответила я, — не хочу думать об этом. Мне сейчас вообще не хочется думать. Мне стыдно.

— Почему?

— Потому, что мы вели себя неправильно. Мы не должны были этого делать, Руслан.

— Так-так… А почему, объясни, мы не должны были этого делать? Из-за Андрея?

— Конечно! Ведь мы с ним спали в этой постели! И тоже занимались любовью, между прочим…

— Догадываюсь, — хмыкнул Руслан, — и ещё догадываюсь, что со мной тебе было куда лучше, чем с мужем. Вряд ли с ним ты могла позволить себе такое…

— Прекрати! — Я вскочила с кровати и начала одеваться. — Я любила Андрея! Очень! И у нас всё было по большой любви. А с тобой… С тобой всё иначе! Это не было любовью!

— Возможно, ты и любила Андрея, — произнёс Руслан, внимательно наблюдая за тем, как я одеваюсь, — но вот он тебя точно не любил. Уж я-то об этом знаю.

— Что? Что ты знаешь? Ответь!

— Много я чего знаю, — он тоже встал с кровати и начал натягивать джинсы, — но об этом мы потом поговорим. Мне сейчас надо ехать домой…

Я хотела его остановить, но не успела — Руслан уже покинул мою комнату. Всё, подумала я, глядя ему вслед, на сегодня хватит. Достаточно. Теперь я должна прийти в себя и ОСОЗНАТЬ всё то, что я недавно натворила.

Андрей. Весна 2010 год.

— Сегодня мы были у врача, — сказал я брату, когда мы только-только вошли в его квартиру, — Алиса настояла, и мне пришлось согласиться. Хотя… Зря только время потратили! Эти врачи ничего не понимают. Прикинь, Руслан, эта баба, якобы специалист, направила меня к психиатру! Ну, как это можно назвать?

— Я ж говорил тебе — не ходи ты к этим врачам, — Руслан достал бутылки с пивом, которые мы купили по дороге, — ты абсолютно здоров! Не нужны тебе никакие психологи, психиатры… Давай лучше выпьем!

Я согласно кивнул, и Руслан полез за бокалами. Кстати, у него появилась посуда. Похоже, подружка притащила. Мы выпили, закусили, поговорили про жизнь, а потом я опять не сдержался и начал уговаривать Руслана прийти к нам домой.

— Я хочу, чтобы ты познакомился с моей женой, с Алисой. Пойми, брат, она должна узнать правду. О наших встречах, о том, что в Новый Год я был с тобой… Она же ревнивая у меня. И, честно говоря, я её понимаю.

— Ладно, я подумаю, — нехотя ответил Руслан, наливая себе ещё пива, — скажи, а как у вас с ней отношения? Я как понял, ты всё ещё не особо рад своей женитьбе.

— Так и есть! Не рад я, Руслан, совсем не рад. Хотя я многое отдал бы за то, чтобы полюбить Алису. Она хорошая девушка, даже слишком хорошая. Иногда мне кажется, что я её просто не достоин… Эх, не надо мне было на ней жениться!

— Не раскисай, брат! Слушай, может, не всё так плохо? Скоро у вас дети пойдут, и тогда вы будете счастливы. Или ты пока детей не хочешь?

— Не знаю. Может и хочу… Но не уверен. Ладно, давай ещё выпьем!

Не успел я это договорить, как раздался звонок в дверь. Руслан побежал открывать. Чёрт возьми, опять она! Ная! Смотрит на него влюбленными глазами, а потом целоваться полезла. И опять всё это безобразие у меня на глазах! Вот бесстыдница, а!

— Ну, я пошёл, не буду вам мешать, — сказал я, но подняться со стула мне так и не удалось. Перед глазами опять всё поплыло, и я понял, что снова отключаюсь. И последняя мысль, которая появилась у меня перед очередной "отключкой" была такой - что-то со мной и в самом деле не в порядке. И началось всё после нашей встречи с Русланом. До того, как я познакомился с братом, у меня такого не было. Неужели… Впрочем, моя мысль так и осталась незаконченной — я уснул, рухнув прямо на кухонный стол. Дальше в моей голове был туман. И ощущение, что я перестал быть самим собой. Что моим телом управляет кто-то другой, а я, как робот, вынужден двигаться по чьей-то команде. А когда я очнулся, мы с Русланом были одни — он сидел возле своих картин, а я на диване, в одних плавках.

— Твоей подружки нет? — Спросил я, оглядываясь по сторонам, — А то опять будет пялиться на моё тело!

— Да ты ей сто лет в обед не нужен, — рассмеялся Руслан, подходя ко мне, — у неё есть я. Ты ей не интересен.

— Оно и понятно! Я вообще никому не интересен, если нахожусь рядом с тобой. Я твоя бледная копия, на которую никто после тебя не посмотрит… Ох, ладно, пошёл я домой. А то Алиса там, наверное, уже все окна проглядела!

Брат не стал меня задерживать, мы попрощались, и я вышел из его квартиры. На улице было уже темно, а под ногами — жуткая каша из снега и воды. Впрочем, в марте всегда так, когда вокруг всё тает, и даже ночные заморозки не особо спасают положение. Правда, сейчас и заморозков особых нет — воздух тёплый, будто уже не март, а конец апреля. Единственное, что выдаёт ещё по-настоящему зимний месяц — грязный снег на газонах. В апреле такого, понятное дело, уже не увидишь.

Я подошёл к своей машине, щёлкнул сигнализацией и вдруг…

— Андрюха, ты? — Услышал я позади себя.

— Ты?! — Оглянувшись, воскликнул я. — Вадик? Но… как ты тут оказался?

— А у меня тут знакомый живёт, вон в том доме, — он указал пальцем в сторону многоэтажки, стоявшей напротив дома, где живёт Руслан, — я тут частенько бываю, в гости езжу к нему. И уже два раза вижу твою машину. Ты-то что здесь делаешь? Да ещё и так поздно. В такое время семейному человеку положено быть дома, с женой…

— У меня были дела, — смущенно ответил я, стараясь при этом не смотреть на Вадика.

— Дела?! В такое время? Что-то ты не договариваешь, братишка, уж я-то тебя знаю… Женщина, да? Подружка? Мдя, не ожидал я тебя от такого, Андрюх! Только что женился, да ещё на такой красавице, и уже на сторону тянет…

— Прекрати! Нет у меня никакой женщины! Я Алисе верен. А здесь у меня ДРУГИЕ дела. Причём совсем другие.

— Мели Емеля, твоя неделя, — рассмеялся Вадик, — и в Новый Год у тебя тоже были эти самые другие дела, да?

— Да! Именно так. Тут живёт… — я хотел было сказать правду, но потом замолчал, вспомнив обещание, данное Руслану, — Не важно, забудь. Никто тут не живёт.

— Да забыть-то я забуду, и Алисе не скажу, но некрасиво ты поступаешь, Андрюха. Скажи, неужели тебе мало твоей жены? Она же у тебя молодая, красивая… И не пустышка какая-то, с которой на второй день совместной жизни просто заскучаешь. Алиса…

— Да не изменяю я Алисе! — Я не выдержал и решился. Ладно, будь что будет. Должен я хоть кому-то правду сказать. — Я тут не с женщиной бываю! Я тут встречаюсь с моим братом!

— С братом? Андрей, ты что… — Вадик смотрел на меня, как на сумасшедшего, — Ты что-то путаешь, нет у тебя никакого брата. Ну, кроме меня, конечно.

— Есть! Родной брат. Роднее некуда, Вадик. Мы с ним близнецы.

— Что-что? Близнецы? — Вадик замолчал, постоял немного, а потом неожиданно зашагал в сторону своей машины и сказал, — Так, Андрюх, поехали со мной! Машину твою я потом пригоню на стоянку. Ничего с ней тут не будет. Поехали, поговорим в спокойной обстановке.

…Примерно через полчаса мы с Вадиком сидели в небольшой уютной кафешке, где почти не было посетителей — я пил белое вино, он — кофе по-турецки, и вот в такой, можно сказать, интимной обстановке, я и рассказал Вадиму всё. Про Руслана, наши встречи, а также про то, что брат запрещает мне рассказывать о нашем общении. Вадик слушал меня очень внимательно. Сначала, как мне казалось, он смотрел на меня немного недоверчиво, как будто слушать-то слушал, но верить — не верил. Но тем не менее ни разу не перебил меня и не вставил ни единого комментария по ходу моего рассказа. Закончив своё признание, я выпил ещё вина, и вдруг почувствовал, что мне стало легче. Всё же правы психологи, когда говорят, что надо делиться своими тайнами. На душе сразу легче становится! Так уж человек, видимо, устроен — не может самостоятельно носить груз в душе, а если с кем-то поделиться, то сразу всё, жить можно.

— Странная история, — произнёс Вадик, когда я закончил рассказывать, — трудно в такое поверить. Честное слово, правильно мама всегда говорит в таких случаях — жизнь бывает покруче любой Санта-Барбары! Ну, так, что, вы теперь в этой квартире с… Русланом встречаетесь?

— Да, там. Я сам езжу к нему. Ко мне в гости он ехать не хочет. Я его постоянно зову, говорю, пойдём с семьёй познакомлю, дом покажу. А он упёрся, как баран, не хочу и всё тут! И запретил мне о наших встречах рассказывать… Даже самым близким.

— Представляю, — Вадик как-то странно усмехнулся, — но ты не переживай. Я могила! Пока ты… то есть твой брат не решит, что пора с тайнами завязывать, я никому не скажу. Даже если пытать начнут.

— Спасибо, Вадик, — в тот момент я был готов его расцеловать, — ты даже не представляешь, как на душе полегчало после этого разговора! Кстати, может, как-нибудь встретимся втроём, посидим, я тебя с Русланом познакомлю…

— Непременно, — ухмыльнулся Вадик, — если, конечно, Руслан согласится! Хотя ты ему не говори, что ты мне рассказал. А то нехорошо получится…

— Ты прав. Но я всё равно попробую его уговорить встретиться с вами. И как только он согласится, так сразу…

…Домой меня вёз Вадик. Я сидел на заднем сиденье его "Ауди" и смотрел на ночную Москву. Хотелось спать. Я прикрыл глаза, про себя прикинув, что до дома всё равно ещё далеко, но тут мне показалось, что я слышу чей-то голос. И это был НЕ голос Вадика! Я прислушался.

— Андрей, ты не должен был всё рассказывать… Ты нарушил обещание… Нарушил обещание… Нарушил… — Эхом отзывался голос брата у меня в голове. Я открыл глаза и огляделся по сторонам. Рядом со мной никого. А Вадик сидит за рулём и внимательно смотрит на дорогу. Кажется, хочет обогнать фуру, которая едет впереди.

"Показалось, — подумал я, опять прикрывая глаза, — это всё от вина. Намешал я всего — сначала пиво, потом вино… На будущее надо быть поосторожнее с этим".

Алиса. Лето, 2010 года.

— Ну, как всё прошло? Рассказывай! — Едва увидев меня на лестнице, закричала Машка, — Давай, а то я сейчас лопну от любопытства.

— Тебе же Вадик, наверное, всё уже рассказал, — нехотя ответила я, — ведь он тоже присутствовал при разговоре.

— Да дождёшься от него рассказов! Он со мной вообще почти не общается. Всё дела, работа, проблемы… А потом Руслан тут ночевал. Или это не так?

— Так. Пришлось его оставить. Пошли, Маш, ко мне, всё расскажу….

…Выслушав мой рассказ, Машка была в шоке. Особенно её удивило то, что Андрей был не настоящим сыном своих родителей. Такого она уж точно не ожидала.

— Ну, а дальше что? Когда все уехали? Было что-то интересное?

— Да ничего интересного. Руслан лёг спать в бывшей комнате Андрея, а утром уехал к себе. Вот и всё.

— Чего-то ты не договариваешь, подруга, — Машка усмехнулась, — давай, колись, что ещё было? Целовались опять?

— И не только, — тяжело вздохнув, ответила я, — в общем, утром я сделала глупость, Маш…

— Что? — У Машки даже глаза округлились, — Вы с ним… эээ… переспали, что ли?

— Угу, — сказала я, чувствуя, как моё лицо заливается краской, — но я этого не хотела! То есть я хотела, но потом… Потом мне стало стыдно.

— А как тебе Руслан? Понравился? В постели не хуже Андрея?

— Лучше, — честно ответила я, — у меня такого ещё никогда не было. Это прямо безумие. Ураган. Цунами. Но потом, когда всё закончилось, мне стало противно. Я никогда не занималась сексом без любви, Маш!

— И очень зря, между прочим. По мне так секс без любви вполне приятное занятие. Особенно если партнёр опытный и умеет доставить удовольствие. Так что очень хорошо, что ты всё-таки решилась. Надо и о здоровье думать, а то ты всё любовь, любовь… Эти сантименты только для мелодрам подходят, в жизни всё проще, Алиса!

— Ладно, Маш, прекрати. Не надо сейчас мне тут рекламировать достоинства сексуальной свободы. Я такая, какая есть. И мне плохо. Я предала Андрея, понимаешь?

— О, Боже, подруга, опять ты чушь говоришь! Андрей, как бы тебе больно ни было это признать, умер, а ты жива, ты молодая и имеешь право устроить свою жизнь.

— Но не с его же братом, Маша!

— А что в этом такого плохого? Я думаю, что Андрей, наоборот, был бы рад, если бы узнал, что вы с его братом вместе. Будете жить в его доме, со временем здесь появятся ваши дети…

— Да подожди ты, какие ещё дети. И вообще я люблю Андрея, а не Руслана!

— Со временем полюбишь. Главное, что тебе с ним хорошо. И в постели он тебя устраивает. А так, пройдёт время, и ты поймёшь, что Андрей, как сильно бы ты его не любила, твоё прошлое. А настоящее и будущее — Руслан!

…Как бы я не злилась в тот момент на Машку и её циничные комментарии, признать её правоту мне всё же пришлось. Правда, не вслух, а лишь в мыслях. Отчасти, подумала я, когда подруга уехала, она права! Но только отчасти. Слишком уж она торопит события. Руслан-то пока ни о каких отношениях мне не говорил. Даже намёков не делал! То, что мы с ним переспали, никаких прав мне на него не даёт. Он, наверное, привык спать со всеми понравившимися ему девушками, так что серьёзно к этому относиться нельзя. И вообще неизвестно, как он ко мне относится. Это только Машке кажется, что Руслан от меня без ума, но у меня лично другое мнение на этот счёт.

Вечером мне позвонил Леонид и сообщил, что Вадим ездил в роддом, где когда-то родились Андрей и Руслан, и ему там крупно повезло — он получил адрес той медсестры! И сегодня он уже встречался с ней. Она всё подтвердила. Действительно, мальчиков было двое.

— Руслан родился слабеньким, и его мать, та самая девушка, о которой рассказывала Лена, отказалась от него сразу. Врачи считали, что он не выживет. А Андрей родился здоровеньким, даже слишком здоровеньким… Поэтому она, настоящая мать близнецов, и не рискнула сразу его оставить. Но потом подумала и поняла, что не сможет его сама воспитать. И поэтому согласилась на предложение Лены.

— А что известно про эту женщину… ну, мать братьев? Она потом не искала их, не приезжала больше в тот роддом?

— Да нет! Она провинциалка, не знаю, кажется, откуда-то из Сибири, что ли. Совсем молодая тогда была. Сама ещё ребёнок, можно сказать. Не замужем, ясное дело. Отец мальчиков её бросил, вроде так… Короче, банальная история. Сейчас она, наверное, замужем и растит других детей, от законного мужа! Если, конечно, она вообще жива.

"А, правда, жива ли она? — Неожиданно проскочила мысль у меня в голове, — Хотя она сейчас, наверное, не такая уж и старая, если она жива… Но с чего вдруг я о ней думаю? — Я тряхнула головой, желая таким образом выбросить оттуда ненужные мысли, — Даже если эта женщина и жива сейчас, то наши пути уже никогда не пересекутся. У неё своя жизнь, и скорее всего она даже и не вспоминает о своих брошенных сыновьях".

Но как бы я ни старалась, мысли о матери Андрея и Руслана снова возвращались ко мне. Как навязчивая идея. Будто внутренний голос что-то кричал мне насчёт этой женщины, но я не знала, что именно это было. Так, смутные догадки, не более того.

Руслан объявился на следующий день к вечеру. Я читала в гостиной, когда он неожиданно возник на пороге дома.

— Ты не рада меня видеть? — Спросил он, глядя на меня.

— Да нет, проходи… Просто я не ожидала, честно говоря. Почему ты не предупредил, что приедешь? — Я закрыла книгу и встала ему навстречу.

— А с какой стати, Алиса, я должен предупреждать, приезжая в свой дом? — Он усмехнулся и совсем по-хозяйски расположился в одном из огромных кресел, стоявших в гостиной.

— То есть… — Я даже опешила от его наглости, — Это теперь ТВОЙ дом? А давно ли это?

— Алиса, у тебя, что, склероз? То ты приходишь ко мне на выставку, утаскиваешь меня с неё на встречу… А всё зачем? Чтобы сказать, что ты хочешь поделиться со мной наследством брата. Было же такое?

— Ну, да, — я совсем растерялась, — было, но… Ты же отказался…

— А сейчас я передумал! — Он рассмеялся, а потом встал и подошёл ко мне, — Или ты тоже передумала?

— Нет, что ты! Я даже рада. Ты имеешь все права на наследство брата и на этот дом. А я сегодня же уеду отсюда.

— Никуда ты не уедешь! — Он по привычке схватил меня за руку и потянул к себе. Я, зная, что сопротивляться бесполезно, замерла, ожидая от него каких-либо действий, — Ты тоже имеешь право на это наследство, — продолжил он, глядя мне в глаза, — и я не могу выгнать тебя из этого дома. Да и не хочу этого. Я хочу, чтобы ты осталась со мной, Алиса.

А дальше… О, боже, как же я себя за это ненавидела! Опять я сдалась без боя, опять! И где моя девичья гордость, достоинство, которыми я так гордилась всю свою жизнь? Даже с Андреем, самой большой любовью моей жизни, я не вела себя настолько аморально и… Лучше не буду писать как. А то стыдно. Очень стыдно…

Заснули мы в ту ночь почти на рассвете. А до этого занимались любовью и разговаривали. Правда, об Андрее никто из нас вспоминать так и не решался. Более того — мы намеренно не затрагивали эту тему. Не знаю, почему этого не делал Руслан, но я просто не могла, находясь с ним в постели, говорить о его погибшем брате, которого, как мне тогда казалось, я всё ещё любила!

Наутро Руслан разбудил меня нежным поцелуем и предложил вместе сходить на озеро. Я согласилась, и мы вдвоём отправились к воде. Как оказалось, Руслан отлично плавал, чем я, увы, похвастаться не могла. Андрей тоже плавал неплохо, но всё же таких ловких и уверенных движений, какие были у его брата, у него никогда не было.

— Я напишу этот пейзаж, — сказал Руслан, когда мы с ним, вдоволь накупавшись, сидели на берегу, — мне здесь очень нравится. Смотри, какие сосны. Высокие, будто в небо упираются! Красота, не так ли?

— Да, пейзажи здесь живописные, — согласилась я, глядя на него, и про себя думая при этом: "Как же он похож на Андрея! Но при этом он совершенно другой… Бывает же такое — два человека ТАК похожи и не похожи одновременно!".

— Алиса, а давай поженимся, — как-то совсем уж просто, как будто речь шла о приглашении на прогулку, сказал Руслан, — что ты об этом думаешь, а?

— Ты что… серьёзно?! — Потеряв на минуту дар речи от такого неожиданного предложения, спросила я, — Ты хочешь, что бы мы… Ты и я…

— А что тут такого? Мы с тобой, можно сказать, уже живём вместе, спим в одной постели и всё такое… Что нам мешает пожениться?

— Я тебя не люблю, — не очень уверенно ответила я, а потом добавила, — и ты тоже меня не любишь.

— За меня не надо говорить, — он наклонился ко мне поближе, а потом прошептал, глядя мне прямо в глаза, — я влюбился в тебя с первого взгляда. Как увидел там, на выставке…

— Да ну тебя! Ты о таких серьёзных вещах говоришь, как о какой-то ерунде!

— Я серьёзно, Алиса. Я влюбился в тебя с первого взгляда. Правда. Я никогда так не влюблялся, ни в одну женщину. А теперь, когда я с тобой пообщался и знаю, что ты из себя представляешь, я понял, что не ошибся. И хочу, чтобы ты стала моей женой!

— Это невозможно, нет! — Я вскочила и начала собираться домой, — Ты, ты просто сводишь меня с ума, толкаешь на безумие, а потом…

— Нет никакого безумия, Алиса. У нас с тобой любовь и страсть. Именно так. Я люблю тебя и желаю тебя. И ты тоже ко мне неравнодушна…

— Я неравнодушна к тебе только потому, что ты похож на Андрея! Я вижу в тебе его! Да, и в постели тоже! Поэтому я и легла с тобой, потому что… Потому, что ты похож на него! Я представляю его, когда целую тебя! Я… я…

Договорить я не смогла, так как меня души слёзы. Я плакала от собственного бессилия. Ну, зачем я говорю всё это, зачем? И зачем я вообще с ним общаюсь? Зачем отдалась ему… Ладно, тогда, но вчера-то зачем я легла с ним? Надо бежать! Подальше от Руслана и от этого дома! Забыть всё, вычеркнуть из сердца навсегда!

— Ну, что ты как маленькая, а! — Руслан обнял меня за плечи и прижал к себе, — Я всё понимаю, ты запуталась в своих чувствах, ты всё ещё не можешь забыть Андрея… Но я рядом. И я всегда буду рядом с тобой. Буду защищать тебя, любить, заботиться о тебе! Ну, успокойся, всё хорошо! А насчёт свадьбы я тебя не тороплю. Пока мы можем просто так жить…

Он обнимал меня и гладил по волосам, а мне вдруг стало так хорошо, так спокойно, что я даже плакать прекратила. Просто лежала у него на груди и наслаждалась. Солнцем, тишиной, пением птиц и ласками мужчины, в которого я была ПОЧТИ влюблена. А может и не почти…

Глава 13.

Алиса, лето 2010 год.

Первой о нашем романе с Русланом узнала, конечно же, тётя Люба, и, как я и ожидала, была очень рада за нас. Правда, опять вспомнила о своих картах и гадании, в котором по её словам она точно видела, что в моей жизни появится Руслан.

— Это твой мужчина, Алиска, так что держись за него и не отпускай. Он сделает тебя по-настоящему счастливой. И будет отцом твоих будущих детей.

— Не торопись, тётя, пожалуйста! — Взмолилась я, — Руслан про свадьбу уже говорит, ты про детей… Да что вы все так торопитесь-то!

— А чего ждать-то, милая? — Тётя снисходительно улыбнулась, — И свадьба, и дети — всё должно быть. И нечего вам тянуть. Вы ж влюблены друг в друга по уши! И не отрицайте этого. По глазам вижу, как вы смотрите друг на друга!

Господи, а ведь тётя Люба права! Мы действительно были влюблены. И теперь я сама это не отрицала. Осознание этого факта пришло, надо сказать, очень неожиданно, но сие открытие меня даже обрадовало. И если раньше я принимала свои чувства к Руслану за страсть и похоть, то сейчас я больше не стыдилась этой страсти и этой похоти. Ведь я влюблена! И он тоже влюблен! А что может быть прекраснее этого чувства?

Леонид и Анна тоже быстро узнали о нашем романе. Я поначалу беспокоилась и думала, что они будут нас осуждать, но они отнеслись к этому с большим пониманием и были очень рады видеть нас вместе.

— Как бы там ни было, — сказал Леонид, — Руслан мне такой же племянник, как и Андрей. И я очень рад, что ты, Алиса, снова станешь членом нашей семьи! А также очень рад, что именно ты подаришь мне внучатых племянников!

Мы все вчетвером поужинали и даже поговорили о планах на будущее. Правда, меня удивило то, что с ними не было Вадима с Машей, и потому когда Анна с Леонидом ушли, я тут же позвонила подруге, чтобы узнать, как у неё дела.

— А мне Вадик ничего не сказал, — разочарованно протянула она, — ни про приглашение, ни про ваш роман. У вас, что, всё серьёзно?

— Да, Маша, да! Именно так! Мы с Русланом любим друг друга и безумно счастливы. Мы уже даже о свадьбе говорим. И о детях!

— Вы шустры, ничего не скажешь! Ещё неделю назад ты твердила, что не любишь его, что…

— Всё изменилось, Маш. Я даже сама не очень поняла, когда это случилось. Просто однажды я посмотрела на него и поняла, что люблю. Что он мой мужчина, с которым я хочу прожить всю свою жизнь! И, главное, Маша, я совсем не сомневаюсь в его чувствах! Руслан тоже меня любит, я это знаю.

— Значит… У вас всё по-другому, ни как с Андреем?

— Да, Маш, именно по-другому! С Андреем я изначально чувствовала, что он что-то скрывает от меня. Вот не знаю, как это объяснить, но было какое-то предчувствие, интуиция подсказывала, что есть что-то в его прошлом такое, чего я не знаю…

— Понимаю. А ты, кстати, так и не узнала, кто та женщина?

— Неа, Маш, не узнала. И сейчас не хочу я в этом копаться. Чего мне это даст? Ну, узнаю я её имя, фамилию… А дальше что? Просто ради любопытства посмотреть на неё? Зачем? Кто бы она не была — его одноклассница, учительница, хоть принцесса датская, ничего это уже не изменит!

— Ну, и правильно! Ты сейчас за Руслана держись. Это самое главное. Ведь с ним-то у тебя нет никакого предчувствия?

— Нет, Маш, с ним всё нормально, — я весело рассмеялась, — я его насквозь вижу. Характер у него, конечно, сложный, но при этом мне с ним как-то легко, просто… Понимаешь? С Андреем такого не было. Всегда было ощущение, что между нами что-то стоит. А точнее кто-то.

— Понимаю! Даже представить себе не можешь, как понимаю, — Машка огорченно вздохнула в трубку, а голос её стал очень печальным, — у меня с Вадиком сейчас как раз та же картина… Он меня игнорирует, грубит, секса у нас нет уже месяц, наверное. И вообще всё как-то… Ну, не знаю, чувствую я, что не нужна ему!

— А что твой детектив?

— А, ничего! Говорит, что никого он не нашёл. Показал фотки — на них Вадик один, без женщины. Я уже начинаю подозревать, Алис, что это его секретарша. Она же молодая и красивая, брюнетка такая видная. Наверное, прямо в офисе и крутят любовь! Ладно, не буду больше надоедать своими проблемами. Ты давай, радуйся, своему счастью…

После разговора с Машкой я пошла искать Руслана. Обошла весь дом, но его нигде не было. Когда я уже возвращалась в свою комнату, то услышала какой-то шум сверху…

— Башня! — Меня как осенило, — Он там, в башне!

С такими мыслями я кинулась к двери в башню. Поднялась по лестнице. Точно, дверь открыта, и там Руслан. Ходит туда-сюда по комнате. И вид у него странный.

— Что ты тут делаешь? — Спросила я, подойдя к нему.

— Да вот любопытно стало, что тут такое. Оксанка дала мне ключ от этой двери, и я решил один зайти. Интересное местечко, кстати! Я вот подумал, Алиса, а может мне тут сделать мастерскую? И краской пахнуть не будет, и места много…

— Ты это сам решай, — неуверенно ответила я, — тут зимой прохладно, и ещё говорят, что тут много крыс.

— Не проблема! Поставим обогреватель, а крыс я не боюсь. Это ж крысы, а не волки! А комната и правда удобная. И вид очень красивый, посмотри…

И тут произошло нечто странное. Руслан подошёл к окну, хотел что-то мне показать, но вдруг выражение его лица сильно изменилось, как будто он чего-то напугался. Он побледнел, его руки задрожали… Потом он быстро развернулся и направился к выходу.

— Что случилось, Руслан? — Бросившись следом за ним, спросила я. — Что ты там увидел?

— Ничего, Алиса, ничего, — он попытался улыбнуться, но его взгляд всё равно оставался испуганным, — просто какое-то дежавю… Иногда такое бывает. Ложная память, как говорят психологи.

— Дежавю? И что именно тебе показалось?

— Да ерунда, забудь. Показалось, что… Ну, в общем, что я уже бывал в этой башне!

— А что ещё было?

— Ничего, больше ничего, клянусь! — Он, кажется, уже успокоился, — Я же говорю — такое бывает. Ложная память это называется. Бывает приезжаешь в какое-то место, где точно никогда не был, а тебе кажется, что ты здесь уже бывал. Ну, что, не было у тебя такого?

— Было, конечно, но… — Я хотела ещё что-то сказать, но потом передумала и решила больше не напоминать Руслану об этом странном видении. Мало ли что могло ему показаться! Дежавю ведь и, правда, явление не редкое.

Вечером позвонила мама. Она рассказывала, что просто без ума от Греции и что домой возвращаться ей совсем не хочется.

— Эх, Алиска, купила бы ты мне домик или хотя бы квартирку где-нибудь у моря, — тут же принялась за своё мама, — хоть в Греции, хоть в Испании, хоть на Кипре. Так хорошо на море, ну, просто рай! В Москву совсем не хочется…

— Мама, извини, но у нас кое-что изменилось, — решительно ответила я, — поэтому уменьши свои запросы и радуйся тому, что имеешь.

— Что случилось? — Её голос стал таким испуганным, словно я сообщила ей о приближающейся ядерной войне. — У тебя больше нет денег, да?!

— Нет, мама, просто… Короче, появился ещё один наследник. И ещё… Я выхожу замуж.

— Что-что?! За кого? Когда это ты успела, Алиса? Ты же кричала, что никогда больше не выйдешь замуж!

— Многое изменилось, мама. Когда приедешь, сама всё увидишь. А сейчас отдыхай и наслаждайся Грецией!

Когда я рассказала об этом разговоре тёте Любе, та долго смеялась, а потом заявила:

— Ну, что ты такая жестокая, Алиска! Матери весь отдых испортила. Теперь Маринка там от любопытства умрёт. Или прилетит раньше времени! Но хорошо хоть ты таким образом выбила из неё безумные мечты… А то домик в Греции она захотела! Или в Испании! Может, ещё виллу на Лазурном берегу она хочет?! По соседству с Абрамовичем!

Я тоже рассмеялась, а потом пошла на кухню — давать Оксанке распоряжения насчёт ужина. Руслана не было дома — он поехал в свою квартиру за вещами. Я решила подождать его и поужинать вместе. Вернулся он поздно и не один.

— Проходите, Илья Ильич, — сказал он, пропуская вперёд высокого седого мужчину с очень интеллигентной внешностью, — спасибо за помощь… Да-да, можете всё сюда поставить.

— Большой у тебя дом, Руслан, — сказал Илья Ильич, оглядываясь по сторонам, — настоящий особняк!

— Познакомьтесь, — торжественно сказал Руслан, подходя ко мне, — это Алиса, моя… невеста. А это мой друг и помощник — Илья Ильич Левицкий! Он хорошо разбирается в живописи и помогает мне в моей работе. А также он время от времени покупает у меня картины. Вот и сейчас у меня есть очередной заказ от него.

Левицкий галантно поцеловал мою руку, а потом улыбнулся и сказал:

— Очень приятно, Алиса. Честно говоря, вы даже красивее, чем я думал. Не зря Руслан называет вас своей музой.

— Спасибо, Илья Ильич, — ответила я, — хотите с нами поужинать? А то у нас всё уже готово…

— Эх, Алиса, спасибо за приглашение, но я должен ехать домой. Как-нибудь в другой раз, ладно? Кстати, я тут недалеко живу, можно сказать по соседству.

Потом он попрощался с Русланом и удалился, а мы с Русланом пошли ужинать. Весь ужин Руслан говорил о том, какой хороший человек Илья Ильич. и как он счастлив их знакомству.

— А вы давно знакомы? — Спросила я.

— Да нет, месяц примерно. Познакомились случайно, через общих знакомых. И как-то сразу подружились. Завтра я схожу к нему домой — надо доделать одну работу. Тебя не приглашаю с собой, так как это исключительно рабочая встреча.

На другой день Руслан сдержал обещание и с утра поехал к Левицкому. Впрочем, у меня тоже были дела — я съездила в Москву — сначала дала урок испанского одной девушке, с которой занималась в последнее время, а потом проехалась по магазинам.

Когда я вернулась домой, Руслан был уже дома. Рассказывал о визите к Левицкому и о своей новой работе. Выслушав его, я поднялась наверх, чтобы переодеться, а Руслан остался внизу — он ждал меня к обеду.

— Пустите меня! — Неожиданно донеслось до меня снизу, — Отпустите!

Потом я услышала громкий женский плач, чьи-то вопли и крик Руслана. Быстро натянув на себя первое попавшееся платье, я бросилась на первый этаж и… Картина, которую я увидела там в гостиной, была явно не для слабонервных.

Дина, которая, судя по всему только что приехала (на это указывал чемодан, стоящий на полу), громко рыдала и пыталась обнять Руслана, который испуганно смотрел на неё и пятился назад. К счастью, на их крики прибежали Оксанка и Макс, которые вдвоём пытались держать Дину.

— Сынок! Мальчик мой! Ты вернулся! Господи, это чудо! Чудо! — Кричала Дина, обливаясь слезами, — Андрюша, дорогой мой, сыночек мой…

Руслан пытался ей что-то объяснить, но она его не слушала и продолжала причитать о чуде и называть его Андреем. Я, понаблюдав немного за этим леденящим душу зрелищем, всё же решила вмешаться и, подойдя к Дине, громко и очень отчётливо произнесла:

— Дина, это не Андрей. Это Руслан. Его брат-близнец. Это другой человек!

— Что? — Дина тут же перестала рыдать, а её взгляд стал более осмысленным, — Брат? Близнец?… Но…

— У Андрея действительно был близнец, Дина, — терпеливо продолжила я, — их встречи не были фантазией Андрея. Андрей был здоров, у него не было галлюцинаций! Вот доказательство того, что это правда…

— Нет! — Лицо Дины неожиданно исказила гримаса ненависти, — Этого не может быть!

— Очень может быть, — в наш разговор вмешался сам Руслан, — я брат Андрея, и теперь я здесь живу. А Алиса теперь моя невеста.

— Нет! — Дина закричала так, что, кажется, даже стёкла задребезжали, — Нет, нет, нет! Это ложь! Вы все лжёте! Ложь, ложь!

— Это правда, Дина, — неожиданно для всех нас в гостиной появился Вадим, — и вы лучше, чем кто-либо другой знаете это. Вы всегда знали, что у Андрея был брат! Ведь вы… — он помедлил, при этом глядя то на меня, то на Руслана, — вы их настоящая мать!

— Нет! — Вопила Дина, которая уже была близка к истерике, — Господи, нет! Пожалуйста, прекратите, не надо, прошу вас…

— Пора всем в этом доме узнать правду, — совсем не обращая внимания на её вопли, продолжал Вадим, — кто вы такая, Дина, и что из себя представляете. А теперь слушайте саму историю. Когда-то очень давно молоденькая и хорошенькая татарочка Динара приехала в Москву, кажется, в гости к дальним родственникам… Так ведь было дело? Ну, впрочем, ладно. Не хотите говорить — не надо. Я сам расскажу. Динара была воспитана по строгим мусульманским обычаям, училась в специальной школе, ходила в платке и т. д. В Москве, разумеется, восточная красавица вырвалась на свободу — платок сняла, надела платье покороче, косметика, причёска и всё такое. Стала бегать на танцы. Ведь там у себя, в Казани, ей такой роскоши не позволяли! Вечером дома сиди, читай Коран, учись готовить — короче, готовься к тому, что в один прекрасный день выйдешь замуж и будешь заниматься семьёй. Разумеется, замуж Динара могла выйти только за того, кого одобрит её строгий отец. А точнее — за татарина, конечно же, из хорошей семьи и обязательно мусульманина. Настоящего, верующего. А Динаре, конечно, хотелось другого. Не привлекали её черноволосые и смуглые монголоиды с раскосыми глазами, она мечтала о сказочном принце… Высоком голубоглазом блондине с европейской внешностью. В Москве она такого и встретила! Поначалу всё шло прекрасно, и Динара питала иллюзии, что принц женится на ней и оставит жить в Москве. В Казань нашей восточной красавице, ясное дело, совсем не хотелось…

Вадим замолчал. Я, потрясенная его рассказом, перевела взгляд на Дину, которая стояла и молча смотрела на Вадима. Её лицо, кажется, замерло. Потом я посмотрела на Руслана — тот тоже стоял неподвижно, глядя в одну точку. На Дину он не смотрел. Вадим, переведя дыхание, снова начал свой рассказ:

— А дальше всё было банальнее некуда. Принц оказался злым обманщиком, который был женат, а наша принцесса залетела от него. Папаша-мусульманин, разумеется, был в шоке, узнав, что дочь беременна, не будучи замужем да ещё и от женатого, который, что вообще кошмар, был русский и не мусульманин. Динара же не хотела делать аборт. Пришлось ей отсиживаться в Москве до родов, чтобы скрыть свой позор. Ну, а дальше вы всё знаете… Руслан родился слабым, и Динара от него сразу отказалась. А Андрея потом тётя Лена забрала. Динара же вернулась в Казань без детей. И вроде как сам Бог велел ей жизнь устраивать с чистого листа, но не выдержала наша восточная принцесса скучной жизни в мусульманской провинции. Решила вернуться в Москву…

— Хватит! — Резко оборвала его Дина, — Всё было совсем не так! Я не хотела отдавать Андрея, не хотела… Я любила своего сына! И я хотела его вырастить сама. Но я была слишком молода, а поддержки ждать было не от кого. Я была совсем одна в этом мире, в котором и я, и мой ребёнок были никому не нужны! А когда Лена предложила мне… Я не хотела, клянусь, не хотела отдавать ей сына! Но потом она меня уговорила. Убедила, что так будет лучше для ребёнка! Что в их семье у мальчика будет всё — родительская любовь, обеспеченное будущее, хорошее образование, московская прописка… А чего бы я ему дала? Скитались бы по комнатам да по баракам. У меня тогда даже образования не было! Кем бы я в Москве работала? Уборщицей? Дворником? Вот я и решила отдать сына… А потом были десять лет страданий. Я каждую ночь слышала его плач! Вы можете себе такое представить?! Думала, как он там живёт, не болеет ли, любят ли его приёмные родители… И вот через десять лет я, наконец, решилась. Я решила найти Андрея.

После этого опять все замолчали. А затем я, немного подумав, решилась всё-таки задать появившиеся у меня вопросы Вадиму.

— Откуда ты об этом знаешь? — Спросила я, подойдя к нему ближе, — Ведь этот секрет не знал никто, даже твой отец!

— Мне Андрей рассказал, — отведя взгляд, ответил Вадим, — он знал правду и незадолго до… гибели рассказал мне всю правду.

И только теперь я, кажется, начала понимать… Странные претензии Андрея к Дине, их постоянные конфликты, его натянутая неприязнь к ней! И это ощущение, что между ними стоит что-то большее, чем просто привычка друг к другу. И эта её безумная любовь к нему, какая может быть только у матери к своему сыну… Боже мой, как же я раньше до этого не догадалась! А ведь я даже ревновала Андрея к Дине, считая, что… Впрочем, сейчас эти мысли мне казались такими глупыми, что я тут же отогнала их и переключилась на другое, что казалось мне намного более важным в этот момент.

— Когда Андрей обо всём узнал? — На этот раз я повернулась к Дине, — Когда это случилось?!

— В тот вечер, когда погибли его родители, — ответила Дина, глядя на меня немигающим взглядом своих антрацитовых глаз, — тогда они поссорились вовсе не из-за женщины. Андрей тогда… Короче, он случайно узнал об этом… Подслушал один разговор и… Был страшный скандал, Андрей обвинял нас всех во лжи, кричал, что мы все сломали его жизнь, что… А потом сбежал. Через чёрный ход в башне!

И тут, Руслан, который всё это время стоял молча, внимательно слушая весь рассказ Вадима и Дины, со всех ног бросился наверх по лестнице, не обращая внимание ни на кого из нас. Я хотела побежать за ним, но Вадим меня остановил.

— Алиса, он должен побыть один, — тихо сказал он, отведя меня в сторону, — ты пойми, он сейчас в шоке. Столько всего узнал да ещё и встретился, наконец-то, со своей матерью…

Я ничего не ответила, а затем подошла к Дине и, глубоко вздохнув, сказала:

— Руслан тоже ваш сын, Дина. И вы не должны забывать об этом. Ему сейчас очень плохо, и, возможно, вам нужно с ним поговорить…

— Потом, — быстро ответила Дина, бросив на Вадима уничтожающий взгляд, — все объяснения лучше оставить на потом.

Сказав это, она поспешно взяла в руки свой чемодан и молча пошла к себе. Я же стояла сама не своя от услышанного. Хотя, признаться, у меня уже давно появились мысли о том, что Дину и Андрея связывает нечто очень сильное, и что тайны Андрея связаны не только с его запретной любовью к неизвестной женщине, но сейчас, когда правда, наконец, открылась, я всё ещё не могла поверить в то, что мне рассказали.

— Теперь ты знаешь всё об Андрее и его прошлом, — сказал Вадим, при этом слегка усмехнувшись, — и о тайнах этого дома тоже. Хотя, может, были и ещё какие-то скелеты в шкафу, но мне об этом ничего не известно…

— Кто была та женщина, о которой Андрей говорил тебе тогда, в офисе? — Неожиданно спросила я, — Ты знал её?

— Нет, — передёрнул плечами Вадим, — я ничего о ней не знал. Но, поверь, сейчас это уже неважно. Всё это в прошлом, а теперь, когда Андрея больше нет…

— Ты прав, — оборвала его я, — не стоит сейчас в этом копаться. Сегодня мы и так слишком многое узнали. И я очень надеюсь, что больше не будет никаких сюрпризов. И особенно такого рода.

— Кто знает, кто знает, — пожал плечами Вадим, — в жизни всякое может быть.

…Руслан не появлялся целый вечер. В конце концов, я сама решила его найти. Обыскав все доступные ему комнаты, я так и не нашла его, и поняв, что есть только одно место, где он может прятаться, направилась в башню. И я оказалась права. Руслан лежал там, на полу, в полной темноте. Сначала мне показалось, что он спит, но потом я увидела, что его глаза открыты. Он лежал и смотрел в темноту, не обращая внимание на моё присутствие.

— Я видел его, — вдруг прошептал он, продолжая смотреть в одну точку, — я видел Андрея. Он жив, Алиса. Твой муж не погиб!

Андрей, зима 2001 года.

Всё началось с того, что накануне я поссорился с Любимой. Но обо всём по порядку.

Сейчас на дворе зима. В башне холодно, и поэтому мы с Ней встречаемся тайком — либо у меня в комнате, либо у Неё. Но эти встречи обычно бывают такими короткими, что я совсем не успеваю насладиться её любовью. Родители, как назло, уезжают в гости редко, и что ещё хуже — взяли помощницу для моей Любимой — какую-то молдаванку, которая всюду суёт свой нос. Но с другой стороны это, конечно, хорошо — теперь у Неё меньше работы по дому, и больше свободного времени! Для нашей любви! И совсем скоро мне исполнится восемнадцать! Осталось потерпеть всего полгода, и я смогу жениться на Ней!

Такие приятные мысли переполняли меня накануне вечером, и я решил поделиться ими с Любимой. Нашёл её на кухне. Молдаванка уже легла спать, а мы с Любимой начали целоваться. Родители-то уже спят!

— Ну, что, куда пойдём, — спросил я, с трудом оторвавшись от нежных губ Любимой, — ко мне или к тебе? А то я так соскучился, прямо не могу…

— Андрей, пожалуйста, не надо, — она попыталась высвободиться из моих объятий, — сколько раз я тебя просила, давай всё это прекратим!

— Что? Ты с ума сошла! Я не собираюсь ничего прекращать! Я люблю тебя и собираюсь на тебе жениться! Уже в этом году!

— Это невозможно, Андрей, — она посмотрела на меня так, будто была мной недовольна, — я прошу тебя по-хорошему — забудь обо всём, что было между нами. Забудь. Да, я уступила тебе, стала твоей… женщиной, но это было временно. Сейчас ты уже взрослый мужчина и должен найти себе более подходящую пару. Ведь ты такой красивый парень, наверное, девочки тебе прохода не дают!

— Прекрати! — Я не выдержал и стукнул кулаком по столу. Не рассчитав силы, я стукнул так сильно, что вазочка с фруктами, которая стояла посреди стола, перевернулась на бок и медленно покатилась на пол. Я молча смотрел на то, как по полу разлетаются золотисто-розовые персики, синеватый виноград и красные с желтоватыми бочками яблоки. Ваза, к счастью, не разбилась, и Любимая, едва увидев, что я натворил, тут же кинулась убирать разлетевшиеся по полу фрукты.

— Негодник, что ты наделал! — Строго сказала Она, складывая обратно в вазу персики и яблоки. Виноград она решила собрать потом.

— Извини, погорячился, — я немного смутился, увидев её недовольный взгляд, — давай, я помогу…

Я присел рядом и стал собирать виноград. Потом, когда фрукты были на своём месте, Она сказала:

— Давай без истерик, Андрей. Ты же взрослый, сам постоянно кричишь об этом. Вот и веди себя соответственно. И научись принимать жизнь такой, какая она есть. Если тебя говорят — нельзя, значит нельзя. Капризничай — не капризничай, всё равно ничего не изменишь.

— Ах, вон ты как заговорила, — не выдержав её строгого надменного тона, закричал я, — слушай, я начинаю терять терпение! Хватит мне мозги компостировать! Говори лучше, у тебя другой появился, да? — Я от злости опять сжал кулаки.

— Дурачок! — Она рассмеялась, — Не ревнуй, не надо. Просто пойми — у наших отношений нет будущего. И не потому, что у меня есть другой, нет… Причина не в этом.

— А в чём же тогда? Ответь!

— Не могу я сейчас ничего объяснить, мальчик мой, — она тяжело вздохнула и отвернулась от меня, — потом, когда-нибудь, ты обо всём узнаешь и… Я очень надеюсь, что ты меня простишь. И поймёшь, что всё, что я делала — я сделала из любви к тебе!

— Ага, теперь ты о любви говоришь! — Я совсем запутался. Опять возникло это нехорошее ощущение, что Любимая что-то от меня скрывает. И что это очень серьёзно. Но что это может быть? Неужели, всё-таки дело в другом мужчине? Может, она замужем, и у неё есть ребёнок? Нет-нет, полный бред. Не стала бы она работать у нас столько лет, имея мужа и ребёнка. Ведь она практически никуда не ездит, даже в отпуск, и выходные почти всегда в нашем доме проводит… Но всё же какая-то тайна у Неё есть. И тайна серьёзная. Было бы что-то пустяковое, вряд ли бы Она так реагировала. Я-то Любимую отлично знаю!

— Успокойся, Андрей, — она подошла ко мне, взяла за руку и посмотрела прямо в глаза. И тут я прочитал в её взгляде столько боли, отчаяния, что вся моя злость и ярость куда-то исчезли. А она продолжила, — будь взрослым. Мы с тобой как-нибудь потом обо всём поговорим. Обещаю тебе. А сейчас уже поздно, тебе спать пора.

…В ту ночь я так и не смог заснуть. Всё думал, думал, думал. Анализировал. И вспоминал. Пытался зацепиться хоть за что-то. Но нет, всё было бесполезно. Единственный логичный вариант, который тогда вертелся у меня в голове — Любимая боится моих родителей. Боится, что они будут против нашей любви. И разлучат нас. Ничего другого я просто не мог тогда представить.

На другой день мы с родителями, как обычно, ужинали вместе. Сначала папа что-то рассказывал о своей работе, затем мама начала рассказывать про школьную подругу, которая удачно вышла замуж и теперь живёт на вилле в Испании. И нас зовёт к себе в гости. Вроде бы в Малагу. Мама была очень вдохновлена этим приглашением и говорила, что хочет провести там всё лето. А папа тут же пообещал, что скоро купит и нам домик где-нибудь в Испании, и тогда мама сможет ездить туда в любое время. Эх, если бы кто-то из них тогда знал, насколько нереальны были эти их планы и мечты!

После ужина я пошёл на кухню. Решил поговорить с Любимой. По привычке обнял её, поцеловал в губы… А в этот момент…

— Что всё это значит, Андрей? — Услышал я позади себя голос мамы. — Дина, Андрей, вы что…

Любимая тут же отстранилась от меня и испуганно отвернулась. Её лицо стало бледным, почти белым, а руки задрожали. Вот и всё. Настал момент истины. Пора мне доказать Любимой, что я действительно взрослый мужчина!

— Мама, — я быстро собрался с духом и, серьёзно посмотрев на неё, сказал, — я даже рада, что ты всё узнала. Короче, ты всё правильно поняла. Я действительно люблю Дину и хочу на ней жениться!

— Нет! — На сей раз побледнела мама, — Господи, только не это! Только не это, прошу…

— Мам, что с тобой? — Я даже испугался, заметив, как нежное лицо моей мамы исказила гримаса ужаса, — Ты… ты… против, да? Ты не хочешь…

— Ты… Андрей… Вы с ней… спали? — Мама схватила меня за руку и пристально посмотрела прямо мне в глаза, — Говори правду! У вас было…

— Да, — пробормотал я, — но я… я люблю её и…

— Нет! Господи, нет… — Мама неожиданно зарыдала, — Это самое страшное, чего могло случиться! Господи, за что мне это?! За что?!

Любимая, которая молча наблюдала за этой ужасной сценой, всё-таки не выдержала и убежала. Я хотел было кинуться за ней, но мама меня остановила.

— Ты никуда не пойдёшь! Ты должен остаться и выслушать меня. Хотя… Сейчас уже поздно, слишком поздно…

И мама, так и не договорив до конца, опять зарыдала. Я испуганно смотрел на неё, совершенно не понимая, что происходит, а мама всё рыдала и рыдала.

— Что за крики? В чём дело, Лена, Андрей? — Услышав голос папы, мы с мамой оба вздрогнули.

— Веня! — Мама хотела броситься к нему, но когда она повернулась к нему, ей стало нехорошо, и она, громко ойкнув, схватилась за левую сторону груди.

— Лена, что случилось? Тебе плохо? Может, врача позвать? — Папа ни на шутку испугался, увидев маму в таком состоянии.

— Нет, не надо… Сейчас пройдёт… — Мама медленно опустилась на стул, — Ты должен узнать, что случилось… Дина… Она…

— Что она сделала? Что?!

— Она…. И Андрей… Они, они… — Маме было трудно произнести вслух то, что она только что узнала — слишком ужасно звучала эта правда!

— Папа, мама, рано или поздно вы бы всё равно узнали, — я собрался с духом и решил не оттягивать больше неприятный момент, — мы с Диной любим друг друга, и я собираюсь на ней жениться.

— Нет! — Мама опять уткнулась в ладони и зарыдала, — Господи, нет!

— Андрей, ты с ума сошёл! — Закричал папа, — Что за бред ты несёшь?! Ты и Дина…

— Папа, это не бред! Я знал, что сначала вы будете против, что…

— Замолчи! — Рявкнул на меня папа. Его глаза горели от гнева и ярости, — Даже не думай о таком, слышишь?! Забудь об этом!

— Нет! — Бросился в атаку я, чувствуя, что момент, которого я так боялся и одновременно так ждал, всё-таки наступил, — Не забуду! Я люблю её! И она меня любит! Мне не нужны другие женщины, я хочу быть только с ней!

— Это невозможно, Андрей! Ты никогда не сможешь жениться на ней, потому что… — Папа помедлил, как будто боясь того, что он хотел сказать, — потому, что она — твоя настоящая мать!

Услышав это, я замер. В душе словно что-то сжалось, и стало невыносимо больно. Нет, это не правда! Это не может быть правдой! Я брежу! Это кошмарный сон, который должен закончиться! А пока он всё ещё продолжается, но я не хочу его смотреть. И слушать нелепые объяснения мамы и папы про то, как умер их настоящий ребёнок, как мама попросила Дину отдать ей своего новорожденного сына, и как спустя десять лет Дина опять приехала в Москву, чтобы найти меня…

— Нет, нет, нет! — Оборвав их рассказ, закричал я, — Это не правда! Вы лжёте! Оба! Вы просто не хотите, чтобы я женился на Дине, потому, что она старше меня и бедная…

— Андрей, это правда, — с болью в голосе сказала мама, вытирая покрасневшие глаза, — ты даже не представляешь, как бы я хотела, чтобы это была ложь! Что бы ты был моим сыном, тем самым мальчиком, которого я вынашивала в себе, которого рожала…

А потом пришла Она. Её лицо всё распухло и покраснело от слёз. И стала что-то объяснять. Мне говорила, что была очень молода, что не могла оставить себе ребёнка, так как не смогла бы его вырастить одна… А её мусульманская семья была категорически против незаконнорожденного сына да ещё и от русского! Но она так и не забыла о брошенном малыше и решила найти меня спустя десять лет… Нашла моих родителей и стала умолять их взять её к себе. Хотя бы служанкой…

— Как ты могла дойти до такого?! — Резко оборвал её рассказ папа, — Мы к тебе всей душой, а ты… Ты просто мразь! Ведь это твой сын! Как можно было допустить такое?! Он-то хотя бы не знал ничего, но ты… ты…

— Я долго пыталась убедить его, что у нас ничего не может быть, Вениамин Андреевич! — Рыдая, ответила Она, — Как могла, уговаривала! Но потом… Я подумала, что лучше уступить ему, чтобы он успокоился и забыл. Думала, что всё это быстро пройдёт, что он просто получит своё и со временем всё утихнет…

— Дрянь! Извращенка! — На этот раз закричала мама, — Я тебя пожалела! Поверила в твою искреннюю любовь к сыну! А ты…

Тут мама не выдержала и набросилась на Любимую с кулаками. Та не сопротивлялась. Только рыдала и всё. А потом упала на колени и начала просить прощения. У моих родителей, у меня. Кричала, что любит меня, что была готова на всё, лишь бы я был счастлив….

— Ты обманула меня! — Закричал я, стараясь не смотреть ни на неё, ни на родителей, — Вы все меня обманули! И я… я вас ненавижу! Ненавижу!

Договорив это, я выбежал из кухни, громко хлопнув дверью. Все трое что-то кричали мне вслед, но я уже не хотел ничего слушать. Всё, с меня достаточно. Довольно! Хватит объяснений, оправданий, ненужных слов о любви… Никто из них меня не любит и никогда не любил. Они лгали мне всю жизнь, а теперь я вынужден расплачиваться за их ложь. Но прощения им не будет! И особенно Ей! Ещё час назад я любил её, обожал, боготворил, был готов отдать за неё жизнь, если понадобится, а сейчас… Сейчас всё умерло. Костёр, который столько лет горел в моей душе, потух, при этом уничтожив и часть самой души. А в оставшейся, уцелевшей части теперь осталась только боль. И ненависть. Ненависть к ним всем, ненависть к самому себе. К своей страсти…

Я поднялся в свою комнату и быстро достал свою копилку. Ещё пару дней назад я в очередной раз пересчитывал деньги, прикидывая сколько ещё нужно для покупки кольца. На дешевое простенькое колечко уже давно хватало, но для своей Любимой я хотел купить самое лучшее кольцо, с огромным бриллиантом, который бы сверкал точно также, как сверкают её прекрасные антрацитовые глаза. Но сейчас это уже неважно. Боже, каким же я был идиотом! И как я мог так ослепнуть от своей страсти! Я снова и снова перекручивал в голове наши с Ней разговоры, её слёзы, её поцелуи с привкусом горечи… Как же я был слеп и наивен! Но ведь я уже давно чувствовал, что Она что-то от меня скрывает и очень хотел докопаться до правды. Теперь я получил правду. Самую горькую правду в своей жизни. И теперь мне придётся как-то жить с ЭТОЙ ПРАВДОЙ. С правдой, которую я так хотел узнать.

Я оделся и положил в карман деньги. Больше я ничего не взял. Из этого дома мне больше ничего не надо. И от этих людей тоже. Лучше всё забыть и начать жизнь сначала, вдали от них. Затеряться где-нибудь в большом городе, найти работу, а там, со временем, если всё получится, уехать заграницу. В Италию, например.

Дом я покинул через чёрный ход, и выйдя на улицу, я сразу почувствовал облегчение. Под ногами скрипел снег, в лицо дул холодный ветер, но я шёл так быстро, что совсем не успел ощутить этот холод. К счастью, искать такси долго не пришлось. Задремавший в ожидании шофёр вяло спросил меня, куда мы едем.

— В Москву, — негромко ответил я.

— А Москва-то большая, — усмехнулся шофёр, заводя машину, — куда хоть конкретно ехать хотите?

— Мне всё равно, только быстрее, — ледяным голосом ответил я, — мне нужно быстрее уехать отсюда.

Мы ехали молча, и я, глядя на мелькавшие за окном голые стволы деревьев, размышлял о том, что произошло. И о том, что я буду делать дальше. Главное, чтобы меня не нашли! И забыть бы о том, что я Андрей Шереметьев, сын… Хотя какой я Шереметьев? Эта фамилия никогда не была моей! Да и имя тоже! Настоящий Андрей Шереметьев умер больше семнадцати лет назад, в московском роддоме, а я всего лишь занял его место, потому, что моя мать… Она! Моя мать! Любимая! Как теперь я буду называть её в своих мыслях?! Как?! И буду ли вообще как-то называть?

Андрей, весна 2011 год.

Алиса всё-таки ушла. Я это почувствовал сразу, как только подъехал к дому. И моё предчувствие меня не обмануло. Алисы действительно не было в доме. И её собаки тоже. В доме было пусто и тихо, как на кладбище. Только призраки прошлого то и дело мелькали в тёмных стенах этого мрачного и холодного жилища. И почему я только не продал его, когда вернулся из Америки? Надо было плюнуть на все эти воспоминания, на все чувства и начать всё сначала. В другом месте. И, возможно, даже не в Москве. Но я опять струсил! Опять! И вот что получил в итоге…

…Через несколько часов после моего возвращения домой, ко мне приехал Вадик. Вид у него был очень обеспокоенный. Когда он приехал, я сидел в своём кабинете и допивал бутылку виски, которую открыл сразу, как только вернулся и понял, что Алиса уехала. Не хотелось ни о чём думать и никого видеть. Вадик это сразу понял и пробурчал:

— Ты опять напиваешься, да? Ты же алкоголиком станешь, Андрюха!

— А мне пофиг, — ответил я, наливая себе остатки виски, — сейчас пойду ещё что-нибудь поищу… Водки хочется, во!

— Никакой водки! Ты сошёл с ума! — Вадик выдернул у меня из руки бокал, — Давай поговорим лучше. Скажи, та баба, о которой ты мне сегодня рассказывал, это Светка Вебер, да?

— Какая Светка?! И ты туда же! Не люблю я Светку, не люблю…

— И кто же тогда она? Я её хоть знаю?

— Знаешь, знаешь… Её все знают! — Я рассмеялся, — Она у нас знаменитость!

— Она, что, актриса? Или певица? Не верю, Андрюх. Не было у тебя романов с начинающими актрисами или певичками…

— Актриса она, актриса. Только не в кино играет, а в жизни. Но её таланту могли бы позавидовать даже звёзды Голливуда!

— Ах, вон оно что, — Вадим вздохнул и откинулся на спинку кресла, — ну, и кто она?

— Она… моя мать, — я даже сам не ожидал, что решусь сказать такое, — да, Вадик, да! Я как этот, Царь Эдип из Древней Греции или откуда там он был! По моей жизни можно писать трагедию Эдипа на современный лад! Я влюбился в собственную мать и погубил приёмных родителей! Древняя Греция отдыхает на фоне такого!

— Ты, что, Андрюх, совсем, что ли? — Вадик даже вскочил от неожиданности, — Какая Древняя Греция? Какой Эдип?

— Эдип это я. То есть я даже хуже Эдипа. Тот хотя бы приёмных родителей не убивал… Да-да, и не смотри на меня так. Я никакой не Шереметьев! И тебе я никакой не кузен! А моя мать это… — я запнулся, не в силах произнести Её имя, — моя мать это она… это Дина!

— Дина?! — Глаза Вадика округлились от удивления, — Подожди, я что-то запутался совсем… Ты любишь Дину, но она — твоя настоящая мать, так?

— Да! А я её любил, с детства! Хотел на ней жениться! А в тот страшный день, когда погибли родители, я узнал всю правду. Что я был усыновлён, и родила меня она… Тогда я их всех возненавидел. И крикнул им об этом в лицо! А потом сбежал из дома. Мотался где-то почти два дня, думал уехать из Москвы, сбежать! Хотел начать новую жизнь вдали от них всех. Даже прикидывал, куда бежать… Помню, я тогда хотел в Сочи смотаться. А там тайно пробраться на корабль и в Турцию. Или в Болгарию. В общем… А потом одумался. Понял, что родители-то мои ни в чём не виноваты. Что только ОНА, Дина, виновата в моих страданиях. Но я был уверен, что мама её уже выгнала. И вернулся домой. А там…

— Да уж… — Вадим тяжело вдохнул. Он явно был потрясён услышанным. Потом он залпом осушил бокал с виски, который отнял у меня, и немного поразмышляв о чём-то, спросил меня с очень серьёзным видом.

— А как у вас с ней сейчас отношения? Ну, с Диной. Почему ты её не выгнал тогда? И ещё… ты с ней спал, ну, после того как…

— Было дело несколько раз, — поморщился я, — не смог я без неё долго. Я с ней спал, а наутро сам себя ненавидел за это. И её ненавидел. И выгнать не мог. Хотя надо бы…

— Значит, она в тебя влюблена? Ну, в смысле…

— Влюблена! Именно как в мужика, сына она во мне вообще не видит и никогда не видела. И за это я её ненавижу. Мне противно, что она моя мать. Такой дряни, как она, вообще нельзя детей заводить. Нет у неё никакого материнского инстинкта, одна похоть. Она с детства на меня так смотрела — именно с похотью. А когда поняла, что я хочу того же, чего хотела она, то сопротивляться не стала. И даже сейчас, когда я всё знаю, она всё равно смотрит на меня… Ну, в общем, ты понимаешь, как! А стоит мне к ней прикоснуться, так всё, она сразу счастлива до безумия! Только об этом и мечтает, дрянь!

— Понимаю… — Вадик опять о чём-то задумался. А потом резко поднялся и предложил мне пойти отдохнуть. Я поначалу сопротивлялся, но потом согласился. И правильно сделал — если бы не Вадик, я бы, наверное, упал с лестницы. А Вадик помог мне подняться, потом насильно затолкал в душ, а когда я, наконец-то, лёг в постель, ушёл, сказав, что позвонит завтра утром.

…Я задремал почти сразу после того, как он ушёл. Но потом резко проснулся. В комнате было темно, и из темноты на меня смотрел Руслан. Он был здесь. Я вскочил с кровати и бросился к нему, хотел что-то сказать, но в этот момент перед глазами опять всё поплыло, и я упал на кровать, не в силах даже пошевелиться. Может быть, мне всё это приснилось, но клянусь, что последнее, чего я слышал тогда, было:

— Спи, Андрей, спи. Я сам о тебе позабочусь, как это было всегда. И я сам сделаю то, что никогда не решишься сделать ты…

Глава 14.

Алиса, лето 2010.

Боже мой, да что же такое творится? На минуту мне показалось, что Андрей и правда жив. И что сейчас передо мной опять он, а не его брат-близнец. Настолько похожим было состояние Руслана в тот момент, когда он говорил о том, что Андрей жив!

— Да, я видел его, — твердил он, весь дрожа от волнения, — он стоял тут, передо мной! И это был не призрак! Мы с ним даже пообщались. Твой муж сказал мне, что он вернулся.

— Откуда вернулся? С того света? Руслан, ты что, не понимаешь — Андрей мёртв! Его труп нашли в воде, в его машине, опознали и похоронили!

— Опознали? Ты сама опознала, да?

— Нет, — смутилась я, — не я. Его видели Вадим и Леонид…

— Ах, Вадим! Опять Вадим! Не верю я этому Вадиму, Алиса! И Андрей тоже ему не верил!

— Андрей ему не верил? Чушь! Андрей очень любил его, они были, как братья.

— Что-то я в этом не уверен, — Руслан вздохнул и покачал головой, — ну, так вернёмся к опознанию трупа. Ты говоришь, что Вадим и Леонид его видели… И почему они решили, что это был именно Андрей? Они видели его лицо? Лицо трупа?

— Нет, но… Это был он! Они узнали его по личным вещам, по приметам, по…

— Так-так-так, становится очень интересно, — Руслан заметно успокоился, и его голос обрёл былую уверенность, — значит, труп опознали по вещам, приметам, и сделал это Вадим! Ну, прямо супер! Только вот Андрей жив! Я точно это знаю, Алиса, поверь!

Как и следовало ожидать, я не поверила. В привидения я не верила даже в детстве, а то, что Андрей вообще не погиб, я просто логически не могла обосновать — как ни крути, но сама мысль о том, что муж жив, казалась мне практически невероятной и даже фантастической. Как Андрей мог выжить? И кто же был в его машине? Нет, нет и ещё раз нет! Даже думать о таком не стоит.

Спустившись вниз, мы столкнулись с Диной. Она выглядела более-менее спокойно, но при этом на Руслана посмотрела как-то странно.

— Думаю, что мне лучше оставить вас вдвоём, — сказала я, понимая, что им нужно о многом поговорить, — вам есть чего сказать друг другу.

— Нет, Алиса, не уходи, — Руслан оставил меня, — ты вполне можешь присутствовать при нашем разговоре. У меня от тебя нет секретов.

— Даже так? — Дина удивленно подняла брови, — Значит, это правда...

— Что мы с Алисой любим друг друга и хотим пожениться? Да, это чистая правда.

— Отлично! И вы хотите жить в этом доме, хотите занять место своего брата, да? — В голосе Дины я уловила злобные нотки.

— Дина, прекратите! — Не выдержала я, — Руслан тоже ваш сын, как и Андрей!

— У меня был только один сын, — холодно ответила та, — и он погиб. Другого сына у меня никогда не было. Он умер для меня сразу после рождения, и сейчас я не хочу воскрешать его из мёртвых. Вы, Руслан, никогда не займёте место Андрея. Ни в этом доме, ни в моём сердце. Вы всего лишь его жалкая копия!

— Да как вы смеете! — Я была до глубины души возмущена её словами, — Руслан ваш сын, он жив, а вы…

— Оставь её, Алиса, прошу тебя! — Вмешался Руслан, — А вам, Дина, я хочу сказать лишь одно — вы тоже никогда не станете для меня матерью. И я даже рад слышать, что я никогда не займу в вашем сердце место Андрея. Мне чужого места не надо, знаете ли! Мне и на своём хорошо! И кто чья жалкая копия ещё вопрос! Большой вопрос!

— Я не позволю вам оскорблять память моего сына! — Дина сжала кулаки и вся напряглась, — Вы никогда не станете таким, как он. Андрей был воспитанным, образованным…

— Память? — Руслан неожиданно рассмеялся, — А вы вообще уверены, что Андрей погиб? Лично я совсем в этом не уверен!

— Что? — Дина испуганно посмотрела на Руслана, — Да как вы можете нести такой бред!

— Могу, очень даже могу. И я вам обещаю, Дина, что докопаюсь до правды. Если надо будет, я даже потребую сделать эксгумацию его тела!

— Да что за бред вы несёте! — Дина заметно побледнела, — Я вам этого не позволю! Никто не позволит! Это ж надругательство какое-то над могилой моего бедного мальчика… Нет, нет и ещё раз нет! Я не допущу этого! Никогда и ни за что!

Когда она удалилась, Руслан немного помолчал, а потом очень решительно произнёс:

— Я докажу всем, что Андрей жив, Алиса. Очень скоро ты сама поверишь в то, что твой муж не погиб.

Я тяжело вздохнула. Спорить с Русланом я не хотела, но и продолжать эту тему тоже. Вечер прошёл очень напряженно — Руслан был весь в своих мыслях, а вечером опять ушёл в башню. Утром Руслан исчез. Его не видел никто — ни Оксанка, ни Макс, ни тётя Люба. Дины тоже не было. Тётя Люба, заметив моё беспокойство, тут же начала задавать вопросы о том, что происходит между мной и Русланом, но я, конечно же, не стала рассказывать ей подробности.

— Эх, Алиса, я тоже тебе сейчас кое-что расскажу! Дина-то и правда настоящая ведьма, она ещё хуже, чем я думала! — Произнесла тётя Люба, — я с ней вчера стала про Руслана говорить, мол, одного сына вы потеряли, зато другого обрели. Да ещё такого хорошего! А эта змея татарская посмотрела на меня звериным взглядом и говорит, да ещё таким надменным голосом — у меня был и будет только один сын, а Руслан пусть не рассчитывает, что ему удаться занять место Андрея в этом доме! Ну, ты представляешь, Алиса? Это ж надо быть такой гадиной!

Я промолчала, но про себя подумала о том же. И ещё поймала себя на мысли, что я снова очень разочаровалась в Дине. Ведь после смерти Андрея мы с ней сблизились, и я даже начала ей доверять. Считала её неплохим человеком, пусть даже с непростым характером и немного нездоровой любовью к Андрею. Теперь её любовь к Андрею я понимала, но я не могла понять другого — почему она так плохо относится к Руслану? В чём он-то виноват? Почему его она не хочет признать своим сыном? Ведь по идее сейчас, когда Андрей погиб, ей сам Бог велел сблизиться с другим сыном, которого она столько лет считала умершим. Или… Меня вдруг осенила страшная мысль — Дина УЖЕ ДАВНО ЗНАЛА о том, что её второй сын жив! Да-да, именно так! Знала и продолжала убеждать Андрея, что он болен и никакого брата у него нет. Но зачем она так поступала? Чего она так боялась? Неужели, есть ещё что-то, какая-то деталь, какой-то маленький штрих к портрету, который мне пока неизвестен?

После обеда Руслан так и не объявился. Зато позвонил Леонид, голос которого мне сразу показался очень обеспокоенным.

— У меня был Руслан, — сообщил он, — ушёл недавно… Алиса, он говорил странные вещи! Например, сказал, что мы должны провести эксгумацию тела Андрея!

— О, Господи! А что ещё он говорил?

— Странные вещи, Алиса! Если честно, то я даже начал волноваться за него. Алиса, Руслан утверждает, что Андрей жив, и что они общались с ним вчера вечером. Ты можешь такое представить? И как Андрей может быть жив? Ведь мы с Вадиком сами видели его тело там, в морге…

— А вы уверены, что это был он? — Как-то само собой вырвалось у меня. — Вы точно видели его лицо?

— Лица не видел, но все приметы его, Алиса! А потом Вадик сказал, что видел шрам от аппендицита и… Хотя было кое-что странное, Алиса, — Леонид неожиданно замолчал, — раньше я об этом не задумывался как-то, а вот теперь…

— Что такое, Леонид? Что именно было странным?

— Волосы. Может, конечно, это от того, что тело долго было в воде, но мне показалось, что… Короче, у трупа, который был в морге, волосы были более светлые, чем у Андрея. И немного не такая стрижка… О, чёрт, а вдруг… Вдруг мы всё-таки поторопились?! Вдруг это был ДРУГОЙ ЧЕЛОВЕК?!

Дальше всё опять завертелось, и события снова понеслись чуть ли не со скоростью света. Итак, на другой же день к нам приехал Леонид и объявил о том, что эксгумация тела Андрея будет проведена в самое ближайшее время. Он уже разговаривал с судьёй, и тот обещал помочь, так как есть уважительные причины по которым необходима эксгумация — экспертиза на ДНК не была сделана, а это означает, что сомнения у родственников погибшего были реально обоснованы. От Дины мы, разумеется, решили всё скрыть, так как догадывались о её реакции на это решение. Да и потом — вдруг всё это окажется неправдой, а мы подадим ей ложную надежду на то, что Андрей может быть жив…

— Я очень сомневаюсь, что Дина действительно любила Андрея, — сказал Руслан, когда Леонид уехал, а мы вышли прогуляться по саду, — и ещё я точно знаю, что Андрей её никогда не любил. Как мать. Он очень плохо отзывался о нашей матери, когда мы с ним общались.

— А что именно он говорил о ней? Какими были их отношения?

— Не помню точно, Алиса, но похоже, он никогда не воспринимал её, как мать. И имел много претензий к ней. Судя по всему, между ними никогда не было хороших отношений. Он её презирал.

— Даже так? — Искренне удивилась я, — И почему ты так решил?

— Я помню его слова. Что-то крутится у меня в голове, Алиса. Не знаю, как это объяснить, но порой я как будто чувствую то же, что чувствовал Андрей. И я слышу его голос. Он говорит, что ненавидел Дину и…

Тут он неожиданно замолчал и начал всматриваться в темноту.

— Тебе не кажется, что в кустах кто-то есть? — Спросил он меня, подходя к розовым кустам, которые росли в конце сада рядом с забором, — Вон там, в углу, где нет фонарей.

— Кошка соседская, наверное, — я попыталась натянуть улыбку, — ладно, пойдём спать, а то уже поздно.

…На другой день из Греции вернулась мама. Довольная и очень загоревшая. Сразу начала рассказывать про прекрасное море, красивую природу и весёлых греков. Оказывается, она там даже влюбилась.

— Мой Георгос приглашает меня к себе в Афины! — Рассказывала мама, — Он такой красавчик, вы просто упадёте! Если я покажу вам его фотографии, вы ни за что не поверите, что ему уже пятьдесят! Выглядит на тридцать пять!

— Отлично, — засмеялась тётя Люба, — и когда свадьба?

— Свадьба? — Мама немного удивилась вопросу, — Мы пока про свадьбу ничего не говорили вообще-то… Да и потом в этом случае мне придётся католичество принимать. Он же католик!

— Какой католик? — Переспросила я, — Греки же вроде православные….

— Да, но есть и католики! Особенно на островах. Георгос с островов, просто сейчас живёт в столице. У него там свой бизнес. Ну, ладно… Что тут у вас новенького? Все живы, здоровы?

— Да! — Тут же подхватила тётя Люба, — У нас тут всё просто класс, как молодёжь нынче выражается! Вон посмотри на дочь, она вся сияет от счастья. Что значит любовь!

— Любовь? — Мама замерла от неожиданности, — Что ещё за любовь?

Я хотела объяснить маме ситуацию, но не успела — произошло то, чего я так боялась — в гостиной появился Руслан, который, разумеется, сразу понял, что это моя мама и даже хотел с ней поздороваться. Но мама, едва завидев его, стала белее мела, а когда Руслан подошёл к ней, начала медленно пятиться назад, испуганно глядя на него.

— Мама, успокойся! — Поняв, что с объяснениями лучше не затягивать, сказала я, — Это Руслан, брат Андрея! Они были близнецами…

— Близнецы? — С трудом выговорила мама, продолжая пятиться к стене, — Нет, Алис, это же твой муж, Андрей…

— Нет, мама, нет! Это Руслан, он брат Андрея. Они очень похожи, но это два разных человека. Так что не пугайся, призраков тут нет.

Однако мама ещё долго не могла прийти в себя после этой встречи, и тёте Любе пришлось увести её наверх, чтобы она там немного успокоилась. Когда они ушли, Руслан недовольно произнёс, при этом внимательно разглядывая стоявшие на журнальном столике фотографии Андрея:

— Мне кажется, что призрак твоего мужа всё ещё бродит в этом доме. И меня это беспокоит. Я постоянно ощущаю его присутствие, Алиса! И самое ужасное, что иногда я ощущаю себя так, будто я на самом деле занял его место. И не только в этом доме, но и в твоей жизни тоже!

— Успокойся, любимый, — я подошла к нему и взяла его за руку, — ничьё место ты не занимал. И помни — я люблю тебя, и даже если выяснится, что Андрей жив, даже если это произойдёт, и он вернётся в этот дом, я выберу тебя, Руслан. Потому, что я люблю только тебя. Андрей всего лишь прошлое для меня. Прошлое, которое я постепенно забываю.

Руслан на это ничего не ответил — он продолжал смотреть на фотографии Андрея. Я, подумав, что ему нужно побыть одному, поднялась наверх, где прилегла и, кажется, даже задремала… Разбудили меня чьи-то крики, которые были настолько страшными, что я тут же вскочила с постели, и быстро накинув на себя халат, бросилась на первый этаж.

Кричала Дина. Рядом с ней стояли все остальные жители дома — Оксанка, Макс, мама и тётя Люба. Все четверо тоже выглядели очень встревоженными.

— Это он! — Рыдала Дина, собирая с пола какие-то стекла, — Он! Только он мог сделать такое варварство!…

Я подошла поближе и увидела то, что и меня невольно заставило вздрогнуть. Все фотографии Андрея, которые стояли на журнальном столике в гостиной, были разорваны и раскиданы по полу. Рамки от фотографий также были разбиты — кругом валялись осколки стекла, и Дина, громко рыдая, ползала по полу, собирая их, а также пытаясь спасти разорванные снимки.

— Кто это сделал? — Это был первый вопрос, который в тот момент пришёл мне на ум.

— Никто ничего не знает, — ответила тётя Люба, — мы все вчетвером прибежали на крик Дины, которая первой обнаружила этот ужас…

— Мы с Максом были на кухне, — тут же вставила Оксанка, испуганно глядя на меня, — и мы не виноваты в том, что произошло.

— Это он! — Опять начала кричать Дина, — Этот самозванец! Он всё это сделал…

— Где Руслан? — Задала я второй волнующий меня вопрос, — Кто-то из вас видел его?

Но на этот вопрос конкретного ответа я так и не дождалась. Никто не знал, где Руслан, и что тот делал в то время, когда были разбиты фотографии. Я задумалась и неожиданно вспомнила, как внимательно Руслан разглядывал фотографии Андрея перед тем, как я ушла, оставив его одного… Неужели это всё-таки сделал он?! Но зачем? Что он хотел этим доказать? Опять-таки было слишком много вопросов, и почти ни одного ответа!

Вечером Руслан объявился в доме и сразу же занялся своей новой картиной. Он рисовал в башне, где я и нашла его. Узнав о том, что случилось с фотографиями Андрея, Руслан пришёл в ужас.

— Неужели, ты намекаешь на то, что это мог сделать я?! — Он возмущенно посмотрел на меня, — Алиса, ты в своём уме?! Зачем мне нужно было это делать?!

— Но кто-то же это сделал. И это явно не прислуга и не мои мама и тётя! И не Дина! А больше в доме никого не было…

— Ты уверена? Уверена, что в доме никого не было? — Руслан отложил в сторону кисть и вопросительно уставился в мою сторону, — Я лично в этом совсем не уверен!

— Руслан, когда мы последний раз общались с тобой, ты смотрел на эти фотографии, — спокойно произнесла я, — и ты был очень недоволен тем, что тебя сравнивают с Андреем и постоянно принимают за него! Разве это не так?

— Но я этого не делал, Алиса! Я не трогал эти фотографии, не трогал я их! Это сделал он сам… Андрей!

— Ты уверен?

— Да, Алиса, я ПОЧТИ уверен в этом, — Руслан грустно вздохнул, — скорее всего, Андрей жив и сейчас находится где-то рядом. Возможно, он даже прячется где-то в этом доме!

— Но зачем? Зачем он прячется? Почему не хочет показаться нам, если он на самом деле жив?! — Я вдруг поняла, что версия о том, что Андрей может быть жив, которая ещё недавно мне казалось практически фантастической, теперь же воспринималось мной как нечто вполне реальное, и признаться, эта мысль меня слегка испугала. Нет, скорее бы сделали эксгумацию! Иначе мы точно сойдём с ума от этой неизвестности!

— Я видел Андрея, — спокойно ответил Руслан, — и я уверен, что это был не призрак. Он стоял тут, прямо напротив меня и говорил, что он вернулся. Но по какой-то не совсем ясной для меня причине он не может появиться перед всеми и сказать правду. Пока он хочет, чтобы его видел только я.

…В ту ночь я спала очень плохо. Мне то и дело чудились какие-то шаги, крики, подозрительные звуки. Под утро я всё-таки встала и, поняв, что Руслана уже нет в комнате, пошла искать его. Когда я поднялась в башню, то увиденное там поразило меня настолько, что я тут же замерла на месте, не в силах ещё как-то реагировать на увиденное.

Картины Руслана лежали на полу, изрезанные ножницами и перечеркнутые уродливыми красными полосами, а на одной из них крупными неровными буквами было написано: "Предатель!". Прочитав это, я ощутила, как у меня внутри всё буквально похолодело от ужаса.

— Какие ещё доказательства тебе нужны? — Спросил Руслан, который тоже стоял тут и с растерянным видом взирал на свои испорченные работы, — Кто, кроме Андрея, мог это сделать?! Кто?!

— Не знаю, — едва слышно ответила я, не отрывая взгляда от картины с этой страшной надписью, — я уже вообще ничего не знаю…

— А я знаю! И теперь я всем докажу, что Андрей жив! Только он мог сделать это, и на сей раз меня поддержат абсолютно все!

Я подошла к картине с жуткой надписью и всмотрелась в неё. На ней был изображён пейзаж — лазурно-голубое, почти безоблачное небо, бесконечные зелёные поля с редкими, невысокими деревьями, а вдали серебрится река… Где-то я уже видела такой пейзаж! Но где?

Через несколько часов к нам приехали Леонид и Вадим, которым Руслан самостоятельно продемонстрировал свои доказательства. Леонид был в шоке и не знал, как это комментировать, а вот Вадима наши доказательства не убеждали, и он продолжать твердить, что все гипотезы насчёт Андрей — полный бред.

— Андрей мёртв, я в этом уверен на все сто процентов, — говорил он, недовольно морщась, — я же сам видел тело! И я точно уверен, что это был он. Поэтому я категорически против эксгумации — это неуважение к памяти Андрея, вот что я вам всем скажу…

— Тогда кто по-твоему мог ЭТО сделать?! — Резко перебил его Руслан, — Кому могло прийти в голову подобное варварство?

— Не знаю! — Вадим передёрнул плечами, — Может, Дина, например…

— Дина не стала бы портить фотографии Андрея, — вставила я, — ей это ни к чему. И она, кстати, тоже категорически против эксгумации!

— И я с ней согласен! Более того, я быстрее поверю, что в вашем доме появился какой-нибудь барабашка или инопланетяне, и они творят всю эту гадость, чем в то, что Андрей жив и прячется где-то в доме. Это просто нереально.

Потом он удалился, а Леонид, тяжело вздохнув, сказал, что он и сам уже запутался. С одной стороны он признает правоту сына и тоже не видит смысла в эксгумации, но с другой стороны сомнения у него всё-таки есть. И не маленькие. И чем больше он вспоминает и анализирует то, что увидел тогда в морге, тем больше у него возникает этих самых сомнений.

Когда мы все втроём (я, Руслан и Леонид) вышли из дома, то сразу увидели, как в саду, возле калитки, стоят Вадим и… Дина, которые что-то очень жарко обсуждали, при этом не сразу заметив нас на крыльце дома! Но когда они всё же заметили нас, лица у них были какие-то испуганные, как будто они обсуждали что-то секретное, чего нам, троим, знать совсем не надо.

— Мы с Диной говорим о том, что ваша версия насчёт Андрея не выдерживает никакой критики, — тут же сказал Вадим, отвернувшись от своей собеседницы, — но, похоже, в этом доме только мы с ней смотрим на вещи трезво и разумно, а вы во всём видите какой-то детектив!

— Это ещё большой-большой вопрос, кто из нас смотрит на вещи более разумно, — с легкой насмешкой в голосе ответил Руслан, — но ничего, скоро мы всё узнаем. Ждать осталось недолго. Тогда и посмотрим, кто из нас будет рассуждать более трезво…

— Да на что ты намекаешь, а? — Не выдержал Вадим, — Надоели эти ваши интриги и безумные идеи! Сумасшедший дом какой-то, на самом деле!

— Пожалуйста, прекратите! — Вмешался в их спор Леонид, — Не надо ссориться. Мы пока ещё ничего не знаем, но даже если выяснится, что кто-то из нас ошибся, то это не повод оскорблять друг друга! Все имеют право на ошибку! Ладно, а теперь перейдём к делу. Я хочу кое-что предложить, что может нам существенно помочь…

— Что именно? — Хором спросили мы с Русланом.

— Я сегодня же договорюсь, чтобы вам повесили камеры — на всей территории участка. Я давно Андрею об этом говорил, но он ничего не боялся. Считал, что участок охраняется, и бояться ему тут нечего. Но сейчас я думаю, это может помочь нам найти ответы на наши вопросы. Если в дом проникает кто-то чужой, то думаю, что благодаря камерам мы быстро поймаем злоумышленника.

Мы с Русланом согласились, и на другой же день камеры были установлены. Теперь оставалось только ждать.

— Я боюсь оставаться в этом доме, — заявила мама во время ужина, — здесь творится какая-то чертовщина! Пожалуй, я перееду в Москву, обратно в нашу квартиру. И тебе, Алиса, советую то же самое.

Услышав об этом, Руслан тоже начал советовать мне уехать вместе с мамой, что мне показалось немного странным. После ужина я решила поговорить с ним об этом, и Руслан ответил мне следующее:

— Алиса, тебе совсем не обязательно тут оставаться. Здесь и правда становится небезопасно. Андрей может причинить тебе вред.

— Нет, я не верю в это, — испуганно пробормотала я, — Андрей был моим мужем, я знаю его… Да, он был сложным человеком, очень сложным, но он не способен причинить кому-то вред! И тем более мне!

— Ты ошибаешься, Алиса, очень ошибаешься, — покачал головой Руслан, — во-первых, должен сказать тебе откровенно, ты не так хорошо знала своего мужа, как бы тебе этого хотелось, а во-вторых, того Андрея, каким он стал сейчас, ты точно не знаешь. Несчастье, которое с ним случилось, сильно изменило его. И не в лучшую сторону, к сожалению…

…В ту ночь я опять почти не спала. Прислушивалась к малейшему шороху, который доносился из коридора или с улицы. Под утро я всё-таки заснула, а проснулась… от ласк Руслана, который страстно целовал меня, при этом поспешно стягивая с меня ночную рубашку.

Когда всё закончилось, я, одурманенная его ласками и поцелуями, опять задремала, чувствуя на себе его пристальный взгляд. Он не спал, а лежал рядом и молча смотрел на меня. Во время секса он тоже ничего не говорил и был каким-то очень уж нетерпеливым и даже грубоватым. Меня он совсем не слушал, и когда я пыталась что-то сказать ему, то он просто закрывал мне рот ладонью или же начинал страстно целовать… Но, как бы там ни было, удовольствие от секса я получила, и была очень счастлива, что, наконец-то, мы нашли время для любви, забыв о том ужасе, что свалился на нас в последнее время!

— Алиса, — услышала я сквозь сон, — это я…

Я открыла глаза. Кажется, я снова уснула, а Руслан всё это время лежал рядом со мной, не сомкнув глаз. Я улыбнулась ему и сладко потянулась в постели. Нет, вставать совсем не хотелось, и я опять прикрыла глаза, но тут…

— Эй, не спи! Я хочу поговорить с тобой!

— Давай потом, дорогой, — пробормотала я, — ты и так утомил меня своей любовью… Руслан, пожалуйста, дай мне хоть чуточку поспать…

— Я не Руслан! Алиса, проснись, я твой муж, Андрей!

Нет, наверное, я всё-таки сплю. И мне снится кошмар. Потому что…

— Алиса! — Настойчиво повторял он, — Послушай, нам нужно поговорить! Это очень важно! Я твой муж и хочу, чтобы ты мне кое-что объяснила!

Я открыла глаза. Нет, это не сон. Это реальность. Как же я сразу этого не поняла! Напротив меня стоит мой муж Андрей и поспешно одевается. Теперь я узнала его. Это был именно он, мой муж, а не Руслан, за которого я приняла его изначально. Потому как при всей их внешней схожести перепутать их было практически невозможно.

— Так это я с тобой… — Меня осенила страшная догадка, — Мы с тобой занимались…

— Мы с тобой муж и жена, — резко перебил меня Андрей, заправляя рубашку в брюки, — и нет ничего страшного в том, что мы с тобой занимались любовью. Тем более, тебе это очень даже понравилось.

— Но я думала, что…

— Что ты была с Русланом? — В глазах Андрея загорелись злые огоньки, — А вот это уже очень и очень нехорошо, Алиса! Ты спала с моим братом, в то время как я находился между жизнью и смертью! Да я и сейчас там нахожусь, а вам плевать! У вас любовь, счастье, видите ли… Какие же вы всё-таки подлые!

— Но мы… мы ничего не знали, — пробормотала я, испуганно глядя на мужа, — мы думали, что ты погиб, что ты… Мы же твоё тело опознали! И похоронили! Боже мой… Так, значит, это всё же был не ты?!

— Конечно, не я, — недовольно хмыкнул Андрей, — из гроба я, как бы это сказать, не вставал.

— А где ты был всё это время? Где?!

— Это неважно. Сейчас важно другое — я вернулся. И я жив. Я — Андрей Шереметьев, твой муж, а ты смотришь на меня, как на призрак. Неужели, ты совсем не рада моему возвращению?

— Не знаю, — честно ответила я, стараясь при этом не смотреть ему в глаза, — прости, но я не ожидала… Конечно, у нас были подозрения, и Руслан говорил…

— Руслан! — Зло усмехнулся Андрей, — Ты его очень любишь, да?! А, ну, говори! Любишь его?!

Он схватил меня и, не дав мне даже накинуть на себя халат, начал изо всех сил трясти. А потом толкнул прямо на пол, при этом крикнув с нескрываемой злостью:

— Ты об этом пожалеешь! Вы оба пожалеете о том, что предали меня! Вы мне за всё заплатите, обещаю!

Поняв, что он не шутит, и что всё это может очень плохо закончиться, я поспешно завернулась в халат и попыталась остановить Андрея, который уже собирался уходить.

— Постой! Куда ты? Что ты хочешь сделать?

— Потом узнаешь. У меня нет желания с тобой общаться. Ты… ты меня разочаровала, Алиса. Я думал, что ты порядочная девушка, а ты… обычная шалава! Шлюха! Проститутка!

— Андрей! — Понимая, что он может опять совершить какую-нибудь глупость, я схватила его за руку, но он опять со всей силой оттолкнул меня, и я, на сей раз не удержавшись на ногах, упала, при этом ударившись головой об угол стоящей возле кровати тумбочки… Последнее, что я слышала, было:

— Я ещё вернусь, дорогая. Можешь так и передать своему любовнику…

А потом был туман. Только не такой, какой бывает по утрам на улицах — легкий, чистый, похожий на застывшее молоко, которое случайно пролили на город, а другой — тяжелый, горячий и отчего-то красный, с черными тенями. Страшный туман, очень похожий на подобие библейского ада, только всё как-то непонятно и от этого становилось ещё хуже. Не понимаешь, где ты находишься, зачем ты тут и, главное, надолго ли. Может, на несколько минут, а, может, задержишься на целую вечность? Впрочем, последнее мне явно не грозило, ибо спустя какое-то время, я услышала над собой испуганный голос мамы:

— Кажется, она приходит в себя… Слава Богу! А то я уже хотела "Скорую" вызывать!

Я открыла глаза и увидела, что я лежу на кровати, а рядом стоят мама, тётя Люба и Оксанка. Лица у всех были белее снега.

— Что случилось? — С трудом спросила я, чувствуя при этом сильную головную боль и одновременно с этим противную тяжесть во всём теле.

— А это мы у тебя вообще-то хотим спросить! — Быстро ответила мама, — Что за чертовщина в этом доме творится?! Сюда, грабители, что ли, проникли, пока мы спали?

— С чего вы это взяли? — Я попыталась подняться с постели, но сильное головокружение и боль в затылке, которым я, кажется, ударилась во время падения, не позволили мне это сделать, и я опять откинулась на подушки.

— Там внизу будто мамай прошёл! — Закричала мама, — Все камеры, которые вчера устанавливали, разбиты! И компьютер, к которому они были подсоединены тоже сломан!

— Что-что?! А кто это сделал? Вы видели?

— Нет! Мы же спим в такую рань! А вон Оксанка, кажется, что-то слышала…

— Да, слышала, — испуганным голосом залепетала девушка, — я была на кухне, завтрак готовила… Вдруг какой-то шум непонятный. Я напугалась, но потом всё-таки вышла на улицу посмотреть, что там такое… Но опоздала! Камеры были разбиты, а того, кто это сделал, я так и не увидела. Только палка на земле валялась, которой разбили камеры!

— А где Дина? Макс? Руслан?

— Макс и Дина уехали на рынок за продуктами! — Выпалила Оксанка, — Они несколько раз в неделю по утрам ездят в Москву, покупают мясо, творог, овощи… Ну, и сегодня вот уехали пораньше, пока пробок нет! Дина же обычно рано встаёт…

— А Руслан где? — Я решила перебить её затянувшиеся объяснения, так как суть ответа я уже поняла.

— А он… Его нет, Алиса Юрьевна! По-моему, он куда-то ушёл ещё до того, как Дина и Макс уехали в Москву…

— Это был он, — прошептала я, отведя взгляд от Оксанки, мамы и тёти Любы, — это сделал Андрей…

— О, Господи! — Все трое тут же начали креститься, — В доме призраки!

— Нет тут никаких призраков, — вставила я, — Андрей жив и прячется где-то рядом. Возможно, даже где-то в доме. И я думаю, что Дина ему в этом помогает.

— А точно! — Неожиданно вскрикнула Оксанка, будто вспомнив что-то очень важное, — Теперь я поняла, к кому Дина ночью ходила в сад! А я ещё подумала тогда, что у Дины появился любовник…

— А ты видела его? — Забыв о своей головной боли, я резво вскочила с постели, — И что они там делали?

— Да ничего я не видела, Алиса Юрьевна! Говорю же вам, было темно, и я увидела, как Дина и какой-то мужик идут по саду… Она его, кажется, уводила через калитку. Его я не рассмотрела. И подумала, что это её приятель, с которым она тайно по ночам встречается!

…Спустившись вниз, я обнаружила то, что мне уже довольно красочно описала мама — все до единой камеры разбиты, а компьютер, к которому они были подключены, сломан. И все записи, которые были сделаны камерами, перед тем, как их разбили, разумеется, были уничтожены.

— Надо было нанимать охранников! — Кричала мама, которая была очень напугана произошедшим, — А камеры надо было вешать всюду, даже на крыше! А то живём в такой глуши и без охраны. Нет уж, я больше здесь не останусь ни на час. Уезжаю в Москву, сейчас же!

С такими словами мама повернулась и ушла, а тётя Люба, которая всё это время, молча стояла в стороне, подошла ко мне и очень мягко сказала, при этом ласково взяв меня за руку:

— Ну, не переживай ты, моя девочка… Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь, но всё же постарайся взять себя в руки. Я вчера раскладывала карты и… Сейчас у тебя не самый лучший момент в жизни, но это временно! Вот увидишь, скоро этот кошмар закончится, и ты снова будешь счастлива со своим любимым человеком.

Я ничего не ответила, так как в тот момент я отчетливо понимала только одно — я окончательно запуталась и не знаю, как быть дальше. Теперь, когда я точно знала, что Андрей жив, будущее казалось мне весьма туманным и неопределенным…

…Руслан вернулся через час после описанных мною событий. Я тут же подошла к нему и спросила, где он был.

— Я был у Левицкого, — как-то странно посмотрев на меня, ответил он, — ну, у Ильи Ильича, помнишь я вас знакомил тогда?

— Помню, но… Почему ты так рано пошёл к нему? Что-то случилось?

— Ничего, — пожал плечами Руслан, — просто мне не спалось, и я вышел прогуляться. Утром так хорошо — воздух свежий, в лесу птички поют, ветра нет… Ну, вот, я вышел, значит, а навстречу мне Левицкий! Я удивился, увидев его, а он и говорит — пойдём ко мне, посидим, я тебе картины, которые вчера купил, покажу… Ну, я и пошёл.

— И ты был у него всё это время?

— Да! Мы болтали, смотрели картины, потом пили чай вместе… А что собственно случилось? — Он огляделся по сторонам, — Неужели…

— Да, Андрей был тут. Он… разбил все камеры и сломал компьютер, к которому они были подсоединены.

— А ты его видела? Разговаривала с ним?

— Да, — ответила я, и тут же отвела взгляд. Признаваться Руслану в том, что я, пусть даже по ошибке, была близка с Андреем, мне совершенно не хотелось. Подобное признание только больше накалит обстановку.

— И что он сказал? — Руслан сразу напрягся, будто бы почувствовав при этом что-то неладное.

— Он был очень зол. И кричал, что мы предали его. А потом… Потом исчез, перед этим пообещав, что обязательно вернётся!

— Ты должна уехать из этого дома, — тут же сказал Руслан, явно заволновавшись, — возвращайся в Москву, в вашу квартиру…

— Я не боюсь Андрея, — неуверенно ответила я, при этом думая о том, что в чём-то Руслан, безусловно, прав. Андрей действительно очень изменился — он стал более жестоким и озлобленным, а его болезнь, его склонность к постоянным истерикам и скандалам ещё больше усугубилась, приняв ещё более опасную и для него, и для окружающих форму.

— И всё-таки лучше будет, если ты уедешь, — настойчиво произнёс Руслан, — хотя бы на время. А с Андреем я сам разберусь. Поверь, Алиса, твой муж очень изменился. Он не понимает, что творит, и от этого он стал очень опасен. Несчастный случай, который произошёл с ним, очень сильно повлиял на его психику…

— Дина заодно с ним, я уверена! — Решительно вставила я, — Мы должны дождаться её и вывести на чистую воду. Только она может нам сказать, где сейчас находится Андрей.

— Не беспокойся, я поговорю с ней. На сей раз эта женщина не отвертится, я заставлю её говорить!

Не успел он договорить это, как в комнате появилась Дина. Выражение её лица, как впрочем и всегда, было на удивление спокойным, но глаза нервно бегали, и она явно не хотела встречаться взглядом ни со мной, ни с Русланом.

— Оксанка наговорила мне какой-то ерунды, — не слишком уверенно начала она, — и сказала, что вы, Алиса, хотите со мной поговорить…

— Говорить буду я, — резко оборвал её Руслан, — и вы мне ответите, Дина, ответите, где сейчас находится мой брат! И не надо врать и выкручиваться. Андрей жив, и мы все прекрасно знаем об этом!

— Я… я ничего не знаю, — пробормотала Дина, особо не скрывая своего волнения, — да, я видела Андрея, он приходил, но…

— Где он? Когда он приходил? И почему вы нам ничего не сказали об этом, Дина? — Не выдержала я и всё-таки вмешалась в разговор, при этом поймав на себе недовольный взгляд Руслана.

— Он мне ничего не сказал, — нервно сглотнув, ответила Дина, — он приходил всего один раз, просил дать ему кое-что из его вещей и денег… взаймы. И умолял ничего никому не говорить.

— А про нас с Русланом он что-нибудь спрашивал?

— Нет, ничего. Я… я пыталась у него узнать, кто разбил фотографии, но он ничего не отвечал. Сказал, что пока не может появиться в этом доме и… всё.

Когда она ушла, так и не ответив ни на один из наших вопросов конкретно, Руслан недовольно вздохнул и произнёс, серьёзно посмотрев на меня:

— Я ей не верю. Ни единому её слову не верю. Она лжёт и покрывает Андрея — в этом я не сомневаюсь.

— Я тоже, — была вынуждена согласиться я, — но что нам делать дальше? Может, позвонить Вадику и Леониду?

— Не надо! Андрей появится здесь, я в этом не сомневаюсь. И я сам поговорю с ним. Только я смогу убедить его прекратить эти игры и вести себя адекватно.

— Он очень зол на тебя… Вернее, на нас. Он считает, что мы его предали.

— Не волнуйся, Алиса, он ничего мне не сделает, в этом я уверен на сто процентов. А вот тебе — ещё раз повторяю, лучше на время уехать в Москву.

В общем, в итоге я сдалась, и мы, вместе с мамой и тётей Любой собрались и поехали в нашу московскую квартиру, хотя никакого желания уезжать у меня, естественно, не было. Когда мы приехали в Москву, мне в голову сразу же полезли всякие неприятные мысли — вдруг Андрей расскажет Руслану о том, что произошло между нами сегодня утром? А в том, что он расскажет, даже сомневаться не стоит. Расскажет обязательно, причём приукрасит всё так, будто я изначально знала, что занималась любовью с мужем! И как на это отреагирует Руслан? Поверит ли он мне, если я расскажу ему, как всё произошло на самом деле? Вот в этом я очень сомневалась, и мои сомнения пугали меня ещё больше.

"И почему я была такой невнимательной? — Подумала я, вспоминая события сегодняшнего утра, — Ведь я сразу узнала Андрея, как только присмотрелась получше! Их перепутать просто нереально, притом, что они вроде бы совершенно одинаковые… Эх, если бы можно было всё вернуть назад, если бы только можно было…"

Как ни странно, но мысль о том, что я сегодня была близка с Андреем, мучила меня так, будто Руслан был законным мужем, которому я изменила по собственной глупости с малознакомым мне мужчиной! Но, как бы удивительно это не звучало, на самом деле так оно и было — Андрей, несмотря на почти полгода совместной жизни, оставался для меня почти что незнакомцем, о чувствах которого я почти ничего не знала. Да, теперь я знала все тайны его прошлого (по крайней мере, на тот момент я так считала), но тем не менее его чувства, его мысли и его истинные желания по-прежнему оставались для меня загадкой. Любил ли он меня? Или в его сердце всегда была только она, та самая безымянная женщина, о которой он тогда говорил Вадику? И любила ли я его? Или это была просто иллюзия, мечта, которую я так хотела воплотить в реальность?

С Русланом же всё было гораздо проще. И с его чувствами тоже. В его любви я не сомневалась ни секунды, и в моей любви к нему тоже. И сейчас, находясь вдали от него, я испытывала лишь одно желание — плюнуть на всё и бежать к нему, бороться за нашу любовь и спасать её от Андрея. О, Боже! Я боюсь Андрея! Да, именно, боюсь! Как же быстро меняются наши чувства и отношение к другим людям! Когда-то я была очарована Андреем, он казался мне сказочным принцем, идеалом мужчины, о котором я давно мечтала. И что сейчас от этого осталось? Я не испытывала к нему ничего, даже жалость, которая изначально была у меня к бывшему мужу после того, как я узнала всю правду о его рождении, вдруг исчезла, испарилась вместе с моей любовью и нежностью к нему.

Неужели я совсем не рада тому, что Андрей жив? Одна мысль о том, что мне было бы легче, если бы Андрей не выжил в той аварии, приводила меня в ужас. Выходит, я желаю ему смерти! Я желаю смерти собственному мужу! За которого выходила замуж по огромной любви! Невероятно! Ещё немного, и я решу сама убить Андрея!

От этих совсем невесёлых, а точнее сказать, страшных мыслей меня отвлёк звонок мобильника. Звонила Машка.

— Алиса, приезжай, пожалуйста, — всхлипывая, пробормотала подруга, едва я ответила на звонок, — ты мне очень нужна! Очень!

— Что случилось? Маша, что с тобой?

— Ничего, объясню при встрече! Приезжай ко мне в квартиру. Да, туда, где я жила раньше! Всё, целую и жду!

Она отключилась, а я, схватив сумку и переобувшись, выбежала из квартиры. Примерно через сорок минут я уже была у Машки.

— Проходи, — сказала она, едва я перешагнула порог её квартиры, — извини, угостить нечем не могу, есть только заварка, бутылка минералки и пакет чипсов… Это всё, что я успела купить.

— Ничего не нужно, спасибо. Ты лучше скажи, что у вас случилось? Почему ты уехала из квартиры, где вы жили с Вадиком?

— Мы расстались, — тяжело вздохнув, ответила подруга, — мой детектив показал мне кое-что, и теперь я уже не сомневаюсь, что у него есть любовница. Да и он сам, сволочь такая, этого не отрицал!

Тут Машка достала из стоявшей на полу сумочке пакет, а из пакета прямо на пол высыпала фотографии. Я молча наклонилась и посмотрела на них. Да, теперь всё понятно. Вот Вадим с какой-то дамочкой выходит из машины и направляются в кафе. Сидят там… Потом опять садятся в машину… Лица дамы не было видно ни на одной фотографии, его всюду закрывали её роскошные белокурые волосы, которые подруга Вадима, судя по всему, никогда не откидывала с лица. Одета она была весьма обычно — тёмная блузка, джинсы, туфли на невысоком каблуке. Я присмотрелась повнимательнее — странно, но на одной из этих фотографий спутница Вадима на какое-то мгновение показалось мне знакомой. Но где я могла её видеть? Где?

— Я ему бросила эти фотки прямо в лицо, — сказала Машка, вытирая слёзы, которые градом катились по её лицу, — сказала, что всё знаю про его похождения! И что думаешь, он мне ответил? Думаешь, стал врать, оправдываться, говорить, милая, это просто коллега по работе, это совсем не то, что ты думаешь… Фигушки! Он так и признался — да, есть другая, встречаюсь я с ней, а ты типа мне надоела, и я даже рад, что ты теперь всё знаешь. Я аж рот открыла от удивления… Я-то думала, что он будет оправдываться, врать, не краснея и всё в таком духе, а он… Ну, и гад! А я-то верила, что он меня любит по-настоящему!

Откровенно говоря, я никогда не верила Вадиму, и поэтому то, что говорила Машка, меня совсем не шокировало. В отличии от подруги я всегда видела, что Вадим совсем не такой, каким хотела его видеть Машка, и в серьёзность его чувств к ней тоже не до конца верила. Но сейчас, глядя на то, как убивается подруга, я решила, что с моей стороны будет не тактично делиться с ней своими пророческими мыслями.

— Кто эта женщина? — Спросила я, опять глядя на разбросанные по ковру фотографии, — Ты её знаешь?

— Откуда мне её знать?! — Машка недовольно передернула плечами, — Какая-нибудь шлюшка из его офиса, наверное. А, может, и нет. Чёрт знает, где он мог её подцепить! Всё ещё на Бали началось, я просто закрывала глаза на правду, не хотела думать о плохом, но первый звоночек ещё там раздался, когда он там с одной официанткой любезничал! А один раз пропал на весь вечер. Потом наврал, что встретил приятеля, который якобы тоже на Бали отдыхал, но, знаешь, сейчас анализирую его враньё и понимаю — не было там никакого приятеля. Просто эти индонезийки такие красотки, вот и решил он развлечься тайком… Но там я, конечно, могла закрыть глаза на эти его шалости, скажем так, — Машка тяжело вздохнула, — с кем из мужиков такого не бывает? Тем более, что вряд ли там что-то серьёзное было. Так, перепихнулся с азиаткой, чтобы было чего вспомнить на старости лет. Но сейчас… Сейчас это уже совсем по-другому называется. Он меня игнорирует, даже в постели. Последнее время мы никуда не выходим вместе, не занимаемся любовью! И самое обидное — для Вадима это было нормально! Я ему скажу что-то типа, давай сегодня вечером сходим куда-нибудь, а он — нет, я занят, голова болит и всё в таком духе. И при этом знаешь, Алис, сразу видно, что враньё. Голова у него болит редко, он здоровый кабан, вегето-сосудистой дистонией не страдает, и на перемены погоды его физическое состояние никак не реагирует! Но сегодня не выдержал всё-таки… Признался, гад такой!

— И что он сказал? — Осторожно спросила я, — Что у них всё серьёзно и…

— Да нет, просто послал подальше, — перебила меня Машка, которой явно не терпелось высказать всё, что накопилось у неё на душе, — сказал, мол, раз такая гордая — иди, я тебя не держу. И врать я не буду. Да, встречаюсь я с ней, сплю с ней, и очень счастлив. А ты мне больше не интересна! Прямо так и заявил, мразь такая!

Больших трудов мне стоило успокоить Машку, которая то рыдала, то начинала проклинать Вадима вместе с его подружкой, и даже пару раз грозилась их убить. Разумеется, всерьёз я её слова тогда не воспринимала…

Глава 15.

Когда я вышла от Машки, на душе у меня было как-то тревожно. Возникло неприятное ощущение, что нечто страшное, даже чудовищное, окружало нас со всех сторон, сжимая всё плотнее и плотнее в своё кольцо. И скоро, совсем скоро, чудовище покажет своё истинное лицо. Но пощады от него мы точно не дождёмся…

Руководствуясь подобными мыслями, а также собственным беспокойством, я села в такси и попросила отвезти меня в посёлок — мне нужно было увидеть Руслана и рассказать ему обо всём, что произошло сегодня утром. Как бы он не отреагировал на это, ему лучше узнать об этом от меня. И даже если он меня никогда не простит, даже если это будет последний наш разговор с ним, я обязана сама ему всё рассказать, а он должен услышать ПРАВДУ, а не очередную ложь Андрея и Дины, которые, как подсказывало мне моё внутреннее чутьё, намеревались воспользоваться этой правдой в своих интересах. А если они что-то затеяли, то медлить и раздумывать они точно не будут. Надо опередить их. Это единственный козырь, который пока ещё был у меня на руках.

Открыла мне Оксанка, и по её грустному виду я сразу же поняла, что в доме происходит что-то неладное.

— Где Руслан? — Спросила я, стараясь не показывать своего волнения. — Он дома?

— Да, — негромко ответила девушка, — он наверху, в башне….

Не дослушав её до конца, я сорвалась с места и бросилась наверх по лестнице, оставив Оксанку в сильном недоумении. Я ещё могу успеть! Могу! Эти слова стучали у меня в мозгу, пока я бежала в башню. Однако, стоило мне перешагнуть порог некогда запретной для меня зоны, бессилие и вместе с этим сильнейшее отчаяние охватило меня настолько, что я не могла даже вздохнуть…

Они сидели друг напротив друга. Два брата-близнеца, когда-то навек соединенные, а потом разлученные судьбой. Правда, их лица я рассмотреть не могла — в комнате был полумрак, но для меня это стало своеобразным спасением — братья, увлеченные разговором, не заметили меня, и я стояла, внимательно наблюдая за их беседой.

— Я всегда знал, что ты жив! — Эти слова без сомнения принадлежали Руслану, который сидел в кресле ближе к окну, — Но я не хотел травмировать Алису, ведь для неё это был бы слишком сильный удар.

— Что? Удар? О чём ты говоришь? — Я услышала другой голос, более спокойный и при этом какой-то страшный, будто бы он принадлежал не человеку, а роботу, у которого нет никаких чувств, эмоций, желаний. Андрей сидел на другом кресле спиной ко мне. Он сидел ровно и не шевелился.

— Да! Именно удар! Для Алисы это было слишком сильным потрясением! — Руслан вскочил и нервно прошёлся по комнате. Но потом он опять сел и тут же замер, слушая брата.

— А мне сегодня утром, когда я видел Алису, так не показалось, — говорил всё тот же стеклянный, бесчувственный голос, — она была очень рада, что я жив и даже…

— И даже что?! Что произошло у вас?!

— А что бывает обычно между мужем и женой, которые давно не виделись и соскучились друг по другу? — Андрей злобно усмехнулся, — Рассказать всё в подробностях или тебе это неприятно?

— Этого не может быть! — Руслан опять вскочил с места, — Алиса не могла так со мной поступить! Алиса любит меня, меня!

— Сомневаюсь я в этом, — в голосе Андрея послышались нотки злобы и даже ненависти, — она всегда любила только меня, а тебя она воспринимает только как мою копию. Причём не совсем удачную…

— Это ты моя неудачная копия! Ты! — Снова взорвался Руслан, — Ты всегда был неудачником, Андрей, и всегда завидовал мне!

— Нет, братец, вовсе нет, — усмехнулся Андрей, продолжая ровно сидеть в своём кресле, — давай будем честными до конца… Это ТЫ ВСЕГДА ЗАВИДОВАЛ МНЕ, и всегда хотел занять моё место! И, надо признать, у тебя почти получилось осуществить свою давнюю мечту. Но только вот не повезло тебе, ой, не повезло… Я оказался более живучим, чем вы все думали, дорогой брат!

— Прекрати! Замолчи! — Руслан в очередной вскочил с места, — Всё не так, как ты думаешь, Андрей. И когда-нибудь ты сам в этом убедишься.

Он замолчал. Андрей тоже молчал. Я стояла и молча смотрела на них. Наверное, пора, подумала я, глядя на это затянувшееся молчание, но тут…

— Оставьте их, Алиса, им нужно поговорить наедине, — услышала я позади себя. Оглянувшись, я увидела Дину, которая смотрела на меня с такой мольбой во взгляде, что мне стало немного не по себе.

— Они же братья, Алиса, родные братья, — продолжила Дина. Её голос дрожал, а в глазах блестели слёзы, — я знаю, что всё то, что происходит с нами, ненормально, и во всём этом есть моя вина… Но поймите, они оба мои сыновья! И я их люблю! Обоих! Просто Андрей, он же вырос на моих глазах, он мне роднее, ближе! Да вы и сами всё понимаете, я думаю.

Говоря это, она как бы незаметно уводила меня из башни. И вот что странно — я, совершенно не сопротивляясь, послушно шла за ней, находясь будто бы под гипнозом. Она говорила что-то насчёт Руслана, Андрея, их отношений, её чувств к ним, а я слушала её, не пытаясь ничего возразить. Когда мы спустились вниз, я постепенно пришла в себя и сказала, сразу поняв, что происходит что-то ненормальное:

— Я должна поговорить с Русланом. Это очень важно и для него, и для меня. И для Андрея тоже, — немного подумав, добавила я.

— Я ему всё передам, Алиса, можете не беспокоиться, — натянув на себя свою традиционную приторно-сладкую улыбочку, тут же защебетала Дина, — как только они закончат, я поговорю с сыном…

— Нет, — решительно перебила её я, — я сама должна с ним поговорить. Наедине.

— Тогда подождите здесь, — недовольно ответила Дина, и улыбка моментально сошла с её лица, — он должен прежде закончить разговор с братом.

Я была вынуждена подчиниться Дине, хотя в глубине души мне очень хотелось плюнуть на всё и прямо сейчас бежать в эту проклятую башню, к Руслану, а там в присутствии Андрея всё рассказать и потребовать от Андрея подтвердить мои слова! Но этот план не сработает — это я отлично понимала, а ловя на себе недовольный взгляд Дины, я вообще чувствовала себя неловко — появилось такое чувство, что единственная и полноправная хозяйка в этом доме она, Дина, а я всего лишь нежданный гость, от которого спешат побыстрее отделаться. Впрочем, подобное ощущение возникало у меня давно, а если быть точной — с первого дня моего пребывания в этом доме. Но сейчас оно почему-то укрепилось.

Руслан появился в гостиной неожиданно, и едва увидев меня, он сильно изменился в лице и заметно побледнел. Было понятно, что он вовсе не рад моему приходу, но я, готовая к такому повороту событий, подошла к нему и нерешительно начала:

— Я знаю, что ты разговаривал с Андреем, и он тебе… Короче, он рассказал, что произошло…

— Да! — Резко оборвал меня Руслан, — Я всё знаю. И я ни капли не удивлён, Алиса. Наоборот, я даже рад за вас. В конце концов, ты его жена и всегда любила его…

— Нет! Боже мой, — я чуть не задохнулась от возмущения, — ты не должен верить Андрею, он… Он врёт! Да, у нас было утром, да, но… Я думала, что это был ты, Руслан! Я думала, что ты…

— Не оправдывайся передо мной, — Руслан закрыл мне рот рукой, — ты совсем не обязана это делать. Он — твой муж, и вполне естественно, что вы с ним занимались любовью. Он жив, Алиса, и хочет вернуться к тебе. Сегодня мы с ним долго разговаривали, и я, наконец, понял чувства брата. Он многое пережил, Алиса, и это сломало его. Но он совсем неплохой человек, поверь. И он любит тебя. Пусть по-своему, но любит…

Я слушала его и не верила своим ушам! Это говорит Руслан, мой Руслан, которому я так верила, в чувствах которого никогда не сомневалась… И сейчас он фактически САМ ОТДАЕТ МЕНЯ Андрею. И несёт какую-то чушь про наш брак с Андреем и его психологические проблемы. Боже мой, это точно кошмарный сон! Не больше, не меньше!

— Руслан, — тяжело вздохнув, сказала я, при этом стараясь смотреть ему прямо в глаза, — я не знаю, что тебе наговорил Андрей, не знаю, какими аргументами он убедил тебя так разговаривать со мной, но я скажу тебе одно — я никогда не вернусь к Андрею. Никогда. Я его не люблю, и я не думаю, что он любит меня. Наш брак давно рухнул, и я не собираюсь в очередной раз цепляться за то, что…

— Андрей любит тебя! — Перебил меня Руслан, нервно размахивая руками, — И ты его любишь! Я знаю это!

— Ничего ты не знаешь! Ничего! — Отчаянно закричала я, — Послушай, я расскажу тебе, как всё было, а потом..

— Не надо мне ничего рассказывать, Алиса. И вообще, я устал сегодня. Мне нужно отдохнуть. Извини, давай потом обо всём поговорим, а сейчас я пойду, хочу прилечь.

Слушая Руслана, я стояла, как вкопанная, не в силах до конца осознать того, что происходило со мной. Когда он удалился, даже не поцеловав меня на прощание, я была готова разрыдаться, но потом вовремя взяла себя в руки и решила, что должна уйти из этого дома, и на сей раз навсегда. Дороги назад нет и не будет. Теперь уже точно. Я больше не вернусь. Ни к Андрею, ни к Руслану. Пусть живут, как хотят! Они оба меня разочаровали, причём Руслан в какой-то мере разочаровал даже больше, чем его брат. А ведь я так его любила! И так верила ему! Нет, теперь всё. Точно всё. Оба брата оказались слабыми трусами, не способными бороться за свою любовь. Ну и всё, хватит, с меня довольно. Раз они так решили, я ничего не могу изменить. Всё, терпение моё лопнуло…

Выходя из дома, я увидела, как рядом с калиткой стоит Дина и разговаривает с какой-то странной женщиной, которая в свою очередь кричит на свою собеседницу, явно чего-то требуя от неё. Я подошла поближе и услышала — говорят они не по-русски, а по-татарски — хотя в восточных языках я никогда не разбиралась, догадаться, на каком языке они говорили было совсем не сложно. Особенно, если учесть, что собеседница Дины выглядела очень соответствующе — широкое смуглое лицо с сильно выступающими скулами, волосы покрыты платком на мусульманский лад, а одета она была в длинное бесформенное платье, украшенное восточным орнаментом. При этом женщина явно была чем-то не довольна, а вот Дина, как обычно, держалась спокойно, изо всех сил делая вид, что её трудно чем-то задеть или возмутить.

— Я ещё вернусь! — Заметив меня, собеседница Дины тут же перешла на русский язык, — Не забывай, ты мне кое-что должна…

— Не беспокойся, Марьям, — холодно ответила Дина, кинув недовольный взгляд в мою сторону, — я всё улажу. Приходи завтра после обеда.

— Приду, обязательно! — Презрительно хмыкнула Марьям, — Даже можешь не надеяться, что забуду.

С такими словами Марьям, как-то странно покосившись в мою сторону, резко повернулась и вышла за ворота. Дина, глядя ей вслед, облегченно вздохнула и тут же обернулась ко мне:

— Вы уже поговорили с Русланом? — Как ни в чём не бывало спросила она.

— Да, — нехотя буркнула я, — но теперь мне бы хотелось поговорить с Андреем.

— Поговорите, — спокойно ответила Дина, — он тоже очень хочет с вами поговорить…

На это я так и не нашла, что ответить, а потому поспешно вышла за ворота, стараясь не оглядываться на дом, который оставался позади. Добравшись до стоянки, я уже хотела сесть в машину, но внезапно услышала чей-то голос позади:

— Вы Алиса Беляева?

— Да, — машинально ответила я и оглянулась. Передо мной стояла та самая татарка, которая несколько минут назад разговаривала с Диной. Оказывается, она тоже приехала на машине, так как в её руках блестели ключи.

— Я хочу вас кое о чём предупредить, — женщина заметно нервничала, покручивая в руках ключи от машины, — вы должны быть очень осторожны…

— О чём вы? — Я ни на шутку испугалась, прекрасно понимая, что стоявшая напротив меня женщина вовсе не шутит, — Откуда вы вообще меня знаете?

— Не важно, Алиса, всё не важно… Важно только то, что вы в опасности. Поэтому будьте осторожны. Очень осторожны.

— Постойте! — Неожиданно для себя я схватила женщину за рукав её широкого одеяния, — Я требую объяснений. Кто вы такая? И что вам обо мне известно? И самое главное — о какой опасности идёт речь? От кого она исходит, эта опасность?

— Приезжайте ко мне завтра, вот по этому адресу, — сунув мне в руки смятый листок бумаги, загадочная татарка тут же испарилась, быстро запрыгнув на переднее сиденье своего "Жигули".

…Ночь была почти бессонной и только под утро мне удалось немного вздремнуть. Но этот короткий почти утренний сон не принёс облегчения — голова звенела и готова была расколоться на миллионы атомов, а мысли в ней окончательно перепутались — слишком много всего произошло за вчерашний день, и разобраться в происходящем пока что представлялось нереальным. За чашкой утреннего кофе я узнала от тёти Любы, что мама опять собирается в Грецию к своему Георгосу, а меня искала Машка — оказывается, мой мобильник разрядился за ночь, а ей не терпелось поделиться со мной чем-то очень важным.

Сразу после завтрака я позвонила Машке, и мы договорились встретиться с ней в кафе недалеко от дома, в котором она жила после переезда. Когда я приехала в кафе, Машка была уже там — сидела и нервно помешивала трубочкой молочный коктейль, нетерпеливо вглядываясь в сторону входа.

— Что случилось? — Спросила я, присаживаясь напротив неё.

— Я кое-что узнала, — сообщила мне подруга, отставляя в сторону нетронутый коктейль, — насчёт этой… ну, любовницы Вадика!

— Да? — Без особого интереса к делу спросила я, — И кто же она?

— Похоже, что-то тут неладное, Алиска, — оживленно ответила Машка, — правда, пока я не разобралась, в чём дело, но судя по тому, что я узнала вчера… Хотя надо бы по порядку рассказывать, — Машка помолчала, собралась с духом и начала, — ну, вот, вчера, значит, как только ты уехала, я решилась и рванула ни куда-то, а в офис к этому негодяю. Его там, разумеется, уже не было, а вот его секретарша слегка задержалась… Я по началу на нёе косилась как на потенциальную соперницу — она молоденькая, почти наша ровесница, хотя внешне не ахти, но чёрт поймёт этих мужиков! Им сегодня блондинок длинноногих подавай, а завтра мулаток с пышными формами… Короче, я начала на неё давить, а она типа, давайте в другом месте поговорим. Ну, пришлось её в кафе вести. В дорогое, между прочим. Она там себе пять видов всяких суши наказывала, и всё это за мой счёт, но это ладно, мелочи. Зато потом наша любительница японской кухни неожиданно разговорилась…

— Да? — Я была искренне удивлена такому повороту событий, — Из благодарности за суши, что ли?

— Чёрт её знает, но думаю, что дело не в суши вовсе. Просто порода такая — язык без костей, как моя бабушка говорит. Таким лишь бы потрепаться, а уж если случай подвернулся… На работе-то она уже всем надоела, наверное, со своим длинным языком, да и боится лишний раз проблемы на свою голову нажить. Ну, а я тут вся такая несчастная, жених бросил, другую нашёл, типа, женская солидарность и прочая ерунда… Короче, обработала я её…

— И что она сказала? Видела она эту блондинку?

— Видела один раз. И ей многое в этой бабёнке показалось странным, Алис. Во-первых, судя по всему она старше Вадика, на лицо ей Анюта, ну, секретарша Вадика, дала бы лет сорок, ну, тридцать семь это минимум… И, похоже, она в парике ходит. Но даже не это самое странное, Алис…. Не знаю, что там такое на самом деле, но Анюта сказала, что никаким романом там и не пахнет.

— Вот как? — Мне снова не пришлось изображать удивление. — А чем же там пахнет? Она, что, богатая очень? И Вадик с ней… по расчёту, что ли?

— Этого я не знаю, Алиса, — Машка задумалась, а потом опять принялась мешать свой коктейль, — но судя по рассказам Анюты, когда эта бабёнка приехала к Вадику, он был ей вовсе не рад. В кабинете они даже поссорились. И ещё… он её на "вы" называл, прикинь! А потом, когда они уезжали, Анюта услышала как она к нему обращалась "Вадим Леонидович"! Нет, ты представляешь… И ещё Анюта слышала, что она, баба эта, просила его заняться каким-то "нашим делом" и побыстрее! Да-да, так и сказала. Так что же, выходит, у них там не любовь вовсе, а… Ой, Алиса, у меня башка сейчас лопнет! Столько всяких вариантов на ум приходит, просто со счёту сбилась уже!

…В тот день я опять не предала особого значения рассказу Машки. Удивиться — удивилась, но мои мысли были заняты совершенно другим. А именно — той загадочной Марьям, которая вчера сунула мне свой адрес и попросила приехать на встречу.

Приехав по указанному адресу, я оказалась в обычном спальном районе на окраине Москвы. Дом нашла без проблем — им оказалась типичная московская многоэтажка, на первом этаже которой располагался супермаркет. Поднялась на лифте, нашла нужную квартиру, позвонила — никто не открывал. Я уже думала уходить, как дверь всё-таки открылась и передо мной возникла низенькая сморщенная старушка, от которой почему-то сильно пахло луком.

— Вы к татарке? — Сразу спросила старушонка.

Я кивнула. Старушка посторонилась и пропустила меня в коридор. Похоже, она что-то готовила, потому, что луком пахло по всей квартире.

— Она уехала, татарка ваша, — тут же сообщила мне старушка и, немного помолчав, добавила, — она у меня на квартире живёт, я ей сдаю комнату. Знаете, в наше время на одну пенсию не проживёшь, а мне вот повезло, у меня квартира двухкомнатная. Вот я и подумала — какой смысл одной комнате пустовать, если можно пустить кого-то да ещё и деньги за это получать. Правда, я пускаю только женщин и порядочных. Мне проблемы не нужны со всякими кавказцами да студентами-гуляками! Правда, вот татарку пустила на свою шею…

Старушка пригласила меня пройти в зал, который теперь занимала квартирантка. Обстановка в квартире была бедная, но вполне приличная — сервант с посудой, шкаф, цветной телевизор на тумбочке, диван-кровать, два кресла с журнальным столиком.

— Она уехала в два часа, но обещала к шести приехать, — сообщила старушка, — так что можете её подождать. В шесть она обязательно будет — мы с ней вместе один сериал смотрим, а он как раз в шесть начинается! И сегодня там интересная серия — как раз будут разоблачать главного злодея! Наконец-то, а то сколько крови гад людям попортил…

Однако к шести часам Марьям так и не появилась. Сериал начался, злодея поймали и посадили в тюрьму — мне пришлось в ожидании загадочной знакомой Дины посмотреть сериал вместе с хозяйкой квартиры, а её всё не было. Я уже хотела было возвращаться домой, про себя решив, что завтра опять приеду сюда, так как поговорить с Марьям для меня было крайне важно, как вдруг в коридоре громко, на всю квартиру, зазвонил телефон.

— Алло! — Схватив трубку, закричала на свою квартиру старушенция, — Да-да, живёт тут такая. На квартире живёт… А вы откуда? Что? Из милиции?! А что такое-то?…

— В чём дело? — Быстро поняв, что произошло что-то неладное, спросила я…

…А дальше события начали разворачиваться настолько стремительно, что я уже сама не до конца понимала — происходило ли это со мной в реальности или я по-прежнему смотрела сериал со всеми атрибутами своего жанра — интригами и кознями злодеев, погонями, попытками убийства, шантажом и прочим. Но расскажу обо всём по порядку.

По телефоне хозяйке квартиры сообщили, что её квартирантка по имени Марьям Ахмятова попала в серьёзную автомобильную аварию и находится между жизнью и смертью в центральной больнице. Поняв, что дело принимает очень серьёзный оборот, я тут же бросилась в эту самую больницу. Дорогой я мысленно молила высшие силы лишь о двух вещах — чтобы Марьям была жива и желательно была в состоянии принять меня, а также — чтобы меня не опередила Дина! Иначе всё сорвётся, и я никогда не узнаю о той опасности, которая мне грозит по словам этой несчастной женщины.

Через час я уже была в больнице, где сразу же начала искать Марьям. Молодая, но очень любезная медсестра, поинтересовавшись, кем я прихожусь пострадавшей (пришлось наврать, что я её близкая подруга), сообщила мне, что Марьям в тяжелом состоянии и вполне может не дожить до ночи. У неё множество травм, и самое главное — серьёзная травма мозга, после которой по словам медсестры, практически не реально выжить.

— Я бы вообще не хотела, чтобы её сейчас беспокоили — согласно нашим больничным условиям это запрещено. Но… — Девушка сделала многозначительную паузу и серьёзно посмотрела на меня, — вы ведь Алиса Шереметьева, так?

— Да, — быстро ответила я, — если что, могу даже документы показать — у меня в сумочки есть паспорт и…

— Ничего не надо, — торопливо перебила меня медсестра, — я вам верю. Идёмте за мной. Ваша подруга очень хотела вас увидеть.

Марьям была в сознании, но ей было очень плохо. Она держалась из последних сил. Однако, едва увидев меня, она попыталась улыбнуться и сказала:

— Я знала, что вы придёте, Алиса. И, к счастью, вы успели.

— Можете поговорить пять минут, — строго сказала медсестра, — но не больше. Вам, Марьям, нужен отдых.

— Я ещё успею отдохнуть, — слабо улыбнулась та, — мне ещё недолго осталось до вечного отдыха…

— Не говорите так, Марьям! Вы будете жить…

— Нет, Алиса, моя смерть где-то близко, поверьте… Я её даже видела. Она сказала мне, что придёт за мной, но прежде я должна поговорить с вами.

— О чём? — Напряглась я. — Что вы хотите сказать?

— Об опасности, которая вам угрожает, Алиса. Авария, в которую я попала, была подстроена. В моей машине испортили тормоза. Только не бегите в милицию с этим открытием, прошу вас… Там, скорее всего, вам не поверят — моя машина старая была, и я её давно на техосмотр не возила… Всё на Аллаха надеялась…

— Но кто хотел вас убить? — Решительно перебила её я, прекрасно понимая, что от её ответа может зависеть вся моя дальнейшая жизнь. — И при чём здесь я?

— Вы… Вас тоже могут убить, Алиса. Также, как меня… Я надеялась, что Аллах защитит меня, верила… Но я заслужила то, что со мной произошло. Я должна была сразу понять, что представляет из себя Динара…

— Динара? — До меня только сейчас дошло, что мои самые худшие предположения, судя по всему, оказались правдой, — Вы говорите о…

— Да, Алиса, да. О ней. О той, которую вы знаете под именем Дина. Она…она моя дальняя родственница, хотя сейчас мне впервые за всю жизнь стыдно, что в нас течёт одна кровь… Динара это самое настоящее воплощение зла, Алиса. Эта женщина может убить любого, кто встанет на её пути!

— Но зачем ей это? — Я, наконец-то, решилась задать самый главный и самый волнующий меня вопрос. — За что она может меня убить?

— Вы мешаете ей, очень… Сейчас она очень озлобленна… Её планы сорвались… Всё полетело к чёрту, а она… Она… Она…

Марьям не договорила то, что хотела сказать - начала задыхаться и сильно побледнела, а потом вцепилась мне в руку и стала умоляюще смотреть мне в глаза. Я испугалась и с трудом выпустив свою руку, бросилась искать медсестру…

Марьям умерла, так и не открыв мне правду. Она умерла у меня на глазах, и я ничего не могла сделать, чтобы спасти её. Я не знала, что связывало Дину и эту несчастную женщину, какая тайна их объединяла и за что Дина решила избавиться от своей дальней родственницы, но глядя на умершую Марьям и вспоминая её последние предсмертные слова, я твёрдо решила для себя одно — я должна восстановить справедливость. Сама. И для этого я должна вернуться в дом Шереметьевых. Я должна доказать всем, что Дина — жестокая убийца.

Попросив медсестру ничего не говорить Дине, если та приедет за телом родственницы, о моём приезде, я тут же направилась домой. Оставаться в больнице больше не было смысла. Дина приедет, в этом я практически не сомневалась, приедет и будет изображать из себя убитую горем родственницу. А потом поедет в милицию, где сделает всё возможное и невозможное, чтобы смерть Марьям представили, как несчастный случай. И вот затем, когда…

Мне стало страшно. Дина хочет убить меня, я следующая жертва! И я ничего не могу сделать, чтобы защититься! Или могу? Но что я могу сделать? Пойти в милицию и рассказать обо всём, что сказала мне Марьям перед смертью? Но поверят ли мне? И какие у меня есть доказательства против Дины? Какие у неё мотивы, в конце концов, для убийства Марьям и для моего возможного убийства? А ведь милиции нужно именно это — доказательства. Или, по крайней мере, мотивы для преступления. У меня нет ни того, ни другого. Но есть преступление. И есть предчувствие, что это вовсе не последнее преступление, и что следующей жертвой вполне могу стать я сама! Наверное, я сумасшедшая, и у меня развивается самая настоящая паранойя, но с первого дня моего знакомства с Диной я ЧУВСТВОВАЛА, что она хочет причинить мне зло. И даже во времена "потепления", когда я, казалось, начала доверять Дине и поверила в её искренность, шестое (или даже седьмое?) чувство изо всех сил кричало мне: "Будь осторожна, не верь ей!". И вот сейчас, после предупреждения Марьям об опасности, которая исходит от Дины, мне показалось, что вдруг как-то неожиданно всё встало на свои места, и теперь моя интуиция и мой разум, наконец-то, начали дуэтом исполнять песню о том, что я должна опасаться эту женщину и ни в коем случае не должна ей доверять.

Решение вернуться в дом Шереметьевых пришло ко мне поспешно. Поначалу оно казалось мне полным безумием, так как сейчас по идее я должна бы, наоборот, уехать как можно дальше от этого дома и от Дины, спрятаться, затеряться где-то далеко, где она никогда не сможет меня найти. Но куда я могу уехать? Родственников в других городах и тем более заграницей у нас не имеется, близких друзей тоже, а просто так бросить всё и ехать куда-нибудь в Сибирь или на Дальний Восток, например, для меня выглядело ещё большим безумием, чем вернуться в дом мужа. Ну, уеду я, а дальше что? Если Дине будет нужно избавиться от меня, она всё равно меня найдёт. Ведь не стану же я менять документы или жить где-то нелегально! Правда, проскочила шальная мысль о побеге заграницу, но потом сразу же встал вопрос о том, на что я там буду жить. Нет, попытать счастье, конечно, можно, но я пока к этому как-то не готова. Морально не готова. Сейчас мне лучше всего вообще не прятаться от врага, а попытаться максимально приблизиться к нему и понять — какой мотив у Дины, чтобы убить меня. Кстати, вот с мотивом было труднее всего. Раньше, до того, как я узнала правду о рождении Андрея и Руслана, я бы, разумеется, подумала бы, что Дина просто ревнует. Но не может же она ревновать ко мне собственного сына! Хотя… Одна мысль всё-таки промелькнула у меня в голове. Мысль странная и страшная одновременно. Но поработать над этим можно, главное, сейчас снова вернуться туда, где всё это началось…

Когда я появилась в доме Андрея, ни Дины, ни Руслана там не было. Я предупредила Оксанку о том, что ужинать не буду, и сразу же поднялась наверх, в спальню. Нужно было хорошенько подумать. В тишине и наедине со своими мыслями. Только так я могу что-то понять и окончательно разобраться в своих гипотезах и вариантах.

Проходя мимо закрытой комнаты Дины, я на минуту остановилась. Соблазн зайти туда, пока Дины нет дома, был слишком велик. Но нет, стоп, Алиса, не торопись. Ты играешь с огнём. Это раньше ты считала Дину просто мелочной интриганкой, не способной ни на что серьёзное, но теперь… Стоп. Надо всё взвесить и хорошенько подготовиться к тому моменту, когда я войду в это осиное гнездо.

Вечер прошёл быстро и незаметно. Когда я уже собиралась спать, в дверь постучали, и я, сразу почувствовав легкое волнение, пошла открывать. На пороге стояла Дина.

— Вы вернулись? — В её голосе я не уловила ни удивления, ни радости, ни разочарования. Будто бы она уже была готова к тому, что я вернусь.

— Да, — ответила я, отведя взгляд, — мне надо решить вопрос с Андреем…

— Он не появлялся, — тут же вставила Дина, — и Руслана сегодня целый день нет. Но вы правильно сделали, что вернулись. Это ваш дом, и вы не должны были покидать его.

Говорила она это таким голосом, что казалось, будто она поливает меня мёдом и при этом ещё посыпает сахаром. Неприятное ощущение, надо сказать. И не только потому, что сладкое вредно, и от него может быть диабет, но и по той простой причине, что сейчас я уже ЗНАЛА, что это было совсем не от души. Мол, на, ешь свой мёд, может, горло слипнется, но воды я уже тебе не принесу, нет уж… Помрёшь в муках прямо на моих глазах. А я буду смотреть и радоваться, наслаждаться твоими муками!

— Я знаю, — очень твердо и весьма неожиданно для Дины ответила я, — поэтому если Андрей появится, то передайте ему, что я жду его для разговора.

— Ясно, — Дина поджала губы, и я тут же уловила её недовольство. Интересно, в чём именно была причина? Неужели, ей так не хотелось, чтобы я разговаривала с Андреем?

Но наш разговор с Андреем всё-таки состоялся. И прямо в тот же вечер. Я ещё не спала, но уже дремала, лёжа в постели, когда в дверь снова постучали.

— Кто там? — Нехотя спросила я.

— Я, — послышалось из-за двери, — твой муж…

Когда я открыла дверь, Андрей долго смотрел на меня, но потом всё-таки вошёл, при этом виновато глядя куда-то в пол.

— Я рад, что ты вернулась… — Наконец, вымолвил он, продолжая виновато смотреть в пол.

— Где Руслан? — Спросила я, — Он в доме или…

— Нет, его нет. Руслан, он… Отдыхает. Да-да, он спит. Он много работал, а теперь спит.

— Спит? Но где? Где ты его видел? — Услышав такой непонятный на мой взгляд ответ, я уже начала беспокоиться.

— Давай не будем сейчас о нём, пожалуйста! — Андрей подошёл ко мне и схватил за руку, — Давай о нас поговорим, любимая! О нас с тобой!

— Я тебе не любимая! — Я резко выдернула руку и отвернулась, — И вообще, Андрей, я не понимаю, о чём нам говорить. Ты меня не любишь, я тебя тоже…

— Нет! — Он опять попытался схватить меня, но я умело вывернулась, отойдя в сторону, — Я тебя люблю, Алиса! Когда женился — не любил, честно тебе скажу. А сейчас вот понял, что люблю. Гораздо больше, чем когда-то любил ту, другую…

Наш разговор постепенно заходил в тупик. Андрей клялся мне в любви, умолял выслушать его и дать ему последний шанс, даже пытался встать передо мной на колени, но на меня это уже не действовало. Я даже жалости к нему не испытывала, не говоря о других, более нежных и красивых чувствах. Андрей же гнул свою линию, упорно не желая понять одного — этот бой для него уже проигран. Я не тот человек, который будет долго и тщательно выбирать из двух претендентов, взвешивая все их недостатки и достоинства. Свой выбор я уже сделала.

— Я никогда не прощу ни тебе, ни ему предательства! — Неожиданно закричал Андрей и со всей злостью толкнул меня на кровать. В этот момент я испугалась вполне серьёзно — мой муж был явно не в себе и мог сделать со мной всё. что угодно. Ударить, изнасиловать… О, Боже! Этого я не переживу! Если Андрей хотя бы пальцем до меня дотронется, я за себя не отвечаю.

— Не бойся, я не буду тебя бить, — прочитав страх на моём лице, прошипел Андрей, — сейчас я уйду, но потом вернусь. Обязательно.

С такими словами он исчез, а я, не выдержав того напряжения трудного дня, упала на кровать и тихо заплакала. Но если бы я тогда знала, что это было только начало!

…С Русланом мне удалось поговорить утром. После бессонной ночи я чувствовала себя просто кошмарно, но потом всё-таки встала и попросила Оксанку приготовить мне завтрак. Если я не поем и не выпью крепкого кофе, то последние силы меня покинут окончательно, а этого мне как раз и не хотелось. Силы мне сейчас нужны. И явно не последние.

Руслан слегка удивился, увидев меня в столовой, и как мне кажется, был совсем не рад моему возвращению.

— Почему ты так реагируешь на моё появление? — Обиженно спросила я. — Выходит, что ты совсем не рад меня видеть?

— Ты вернулась ради меня или ради Андрея? — Услышала я вместо ответа.

— Ради тебя, — мне пришлось отвечать честно, — я хочу, чтобы у нас всё было, как прежде.

— Ты правда этого хочешь? — Его глаза загорелись неподдельной радостью, — Но как же А…

— Я его больше не люблю, — я не дала ему закончить фразу, — и ты это знаешь. Когда я встретила тебя, я поняла, что именно ты — моя настоящая любовь. Ты — тот человек, с которым…

На сей раз Руслан не дал мне договорить. Закрыл рот страстным поцелуем. Дальше я прерву описание и скажу кратко — наша идиллия длилась весь день, до позднего вечера, пока мы не… Впрочем, обо всём следует рассказать по порядку.

Итак, вечером мы с Русланом решили съездить в Москву. Сначала поужинали в одном не слишком дорогом, но очень симпатичном ресторане, а потом просто бродили по вечернему городу, наслаждаясь летним теплом и нашим общим счастьем. Обожаю летние вечера — тихие, теплые, с высоким голубовато-розовым небом, на одной стороне которого уже начинают мерцать первые ночные звезды, а на другой — всё ещё горят последние лучи уже почти ушедшего за горизонт дневного светила. Кажется, что в такие чудесные вечера встречаются день и ночь, при этом особо не торопясь расставаться друг с другом…

— Как только всё решится, мы уедем из этого дома навсегда, — прошептал мне на ухо Руслан, когда мы с ним опустились на скамейку в одном из тихих зелёных скверов, — и забудем обо всём, что произошло там с нами. Начнём новую жизнь, вдали от этих жутких воспоминаний.

— Конечно, — я улыбнулась, глядя ему прямо в глаза, — вот увидишь, скоро всё закончится. Но прежде я должна развестись с Андреем…

— Я знаю, что вы вчера разговаривали, — неожиданно произнёс Руслан, и с его лица сразу исчезла гримаса счастья.

— Да, — не стала отпираться я, — немного поговорили… А ты откуда знаешь? Ты видел его, что ли?

— Я спал. Уснул в башне во время работы над новой картиной… У меня такое иногда бывает, Алиса. Я как будто отключаюсь… Ну, и вчера такое было… Я уснул. А во сне увидел вас. Тебя и Андрея. Вы разговаривали. Потом начали ссориться… Андрей даже хотел ударить тебя… Так всё было, да?

— Так, — кивнула я, глубоко шокированная его рассказом, — но… как ты мог это видеть? Я не понимаю…

— Связь между близнецами, Алиса, бывает намного более сильной, чем кажется на первый взгляд. Я могу рассказать тебе тысячу примеров этой самой связи. Мы с Андреем ни раз говорили об этом, когда встречались… Вот, например, в детстве, когда нам было плохо, грустно, одиноко, мы на расстоянии поддерживали друг друга. Общались. Я помню, как Андрей приходил ко мне, когда мне было грустно… Он был рядом со мной всегда. Хотя на самом деле мы находились далеко друг от друга.

— А тогда, в день гибели его приёмных родителей, когда Андрей узнал правду про Дину, ты… Ты тоже был рядом? Ты помнишь этот день?

— Да, помню, — Руслан отвёл взгляд в сторону, будто пытаясь что-то скрыть от меня, — но я не был тогда с Андреем. И я ничего не почувствовал. Это был единственный случай, когда боль Андрея мне не передалась. Наоборот, тогда я был счастлив. Я как будто заново родился в тот день, понимаешь?

— Нет, — неуверенно ответила я, в мыслях пытаясь до конца понять всё то, что мне сейчас наговорил Руслан, — это всё как-то странно… Ненормально, я бы даже сказала. Такого не бывает в реальности, нет.

— Бывает, — жестко вставил Руслан, — просто ты с этим никогда не сталкивалась, Алиса. Но такое бывает. И это абсолютно нормально. Хотя это редкое явление, но науке известны подобные примеры связи между близнецами, и поэтому я ещё раз повторяю — это абсолютно нормально. И не смотри на меня так, будто я псих или пришелец с другой планеты!

— Андрей рассказывал мне об этом, — немного помолчав, произнесла я, — но всё равно это как-то странно… Нет, я не отрицаю, что связь между близнецами бывает, я сама читала и слышала об этом, но в вашем случае всё выглядит как-то не так, как должно быть… То есть я не знаю точно, как должно быть, но у вас…

— У нас эта связь просто более сильная, чем у других близнецов! — Снова перебил меня Руслан, — Но в ней нет ничего необычного. Более того, благодаря этой связи мы с Андреем и узнали о существовании друг друга..

— Но эти отключки, — тут же вставила я, — эти странные сны… У Андрея было то же самое, я помню, что он рассказывал мне об этом. Что он может уснуть в одном месте, а проснуться в другом, не помня о том, как он там оказался! Это очень странно, Руслан. Может, вам с Андреем следует обратиться ко врачу?

— Думаешь, мы с ним лунатики? — Руслан усмехнулся и немного странно посмотрел на меня, — Ночами забираемся на крышу и ходим по ней с закрытыми глазами! Нет, такого у нас точно не бывает, поверь. Ой, блин! — Руслан неожиданно стукнул себя ладонью по лбу и поспешно полез в карман своих брюк, — У меня же мобильник звонит! Точно! Смотри, три пропущенных вызова… — Протянул он, вынув мобильник.

— В городе такой шум, поэтому неудивительно, что ты его не услышал! А кто звонил?

— Леонид Андреевич, — настороженно произнес Руслан, — сейчас попробую дозвониться ему… Что же там такое срочное случилось, что он за последние полчаса мне аж три раза звонил?! Ладно, сейчас узнаем… Алло! Леонид? Это Руслан, мы с Алисой сейчас… Что?! — Руслан резко вскочил с места, — Когда?! О, Господи… Мы сейчас приедем, мы в Москве… Да… Я запомнил адрес, сейчас… А что говорят? О, Боже… Сейчас выезжаем…

— Что такое? — Не выдержав, спросила я, — Что случилось?

— Вадика убили, — ответил Руслан, едва закончив разговор с Леонидом, — тело нашли в машине возле дома. Сейчас все там, в его квартире… Нам тоже надо ехать, Алиса!

…Когда мы приехали к дому, где жил Вадим, было уже темно, а часы показывали за полночь, но в этом дворе ночь совершенно не ощущалась. Было полно народу — милиция опрашивала соседей, криминалисты работали возле машины Вадима, в которой было найдено тело, пытаясь по горячим следам найти хоть что-то, чтобы могло вывести на убийцу.

Леонид подошёл к нам, когда мы только-только подошли к нужному подъезду. Сам он был бледен, а его глаза покраснели от слёз.

— Я всё ещё не могу поверить, — прошептал он, подходя к Руслану, — мой сын, Вадик… Господи, это ужас какой-то! Когда нам позвонили…

Руслан начал, как мог, утешать его, а я спросила об Анне, представляя в каком состоянии сейчас находится несчастная женщина.

— Анну увезли в больницу, — вытирая слёзы, ответил Леонид, — ей стало плохо при опознании тела. Но сейчас вроде уже лучше…. Нет, я всё ещё не могу поверить! Мой сын, Вадик, умер… Он же был такой молодой. Нет, это кошмар… Этого не должно было случиться!

Чуть позже, когда Леонид немного успокоился, мы с Русланом узнали подробности того, что произошло с Вадимом. Оказывается, родители хватились его с самого утра — звонили и домой, и в офис, и на мобильный, но он не отвечал, а в офисе его секретарша сообщила, что он там с утра не появлялся и не звонил. Анна уже днём забеспокоилась, а вот Леонид был уверен, что она как всегда делает из мухи слона и постоянно напоминал ей, что их Вадик уже взрослый мальчик, и если даже он пропадёт на один день в неизвестном направлении, не стоит делать трагедию и поднимать тревогу. Уверял жену, что сын, наверное, устраивает личную жизнь или развлекается с друзьями. А уже вечером им позвонили из милиции…

Труп Вадима в его машине обнаружили соседи. Совершенно случайно. Сосед вечером подъехал на своей машине к дому, вылез из неё и заметил, что машина Вадика не заперта. И запах подозрительный почувствовал. Сразу же вызвал милицию. А те, в свою очередь, прибыв на место преступления, сообщили об этом Леониду и Анне.

— Его убили ножом! Два удара в область сердца! — Продолжая убиваться, рассказывал Леонид, — Это был нож Вадика. Он возил его с собой в машине на всякий случай. Ужас, это похоже на кошмарный сон…

— Но кто мог это сделать? — Спросил Руслан, оглядываясь в сторону занятых работой милиционеров, — У милиции нет никаких версий насчёт…

— Пока ничего нет, — поспешно ответил Леонид, — Но я постараюсь пустить в ход все свои связи, чтобы найти и наказать убийцу сына! Он не может остаться безнаказанным!

Через некоторое время к нам подошёл следователь — майор Гринев, который оказался старым знакомым Леонида. Он сообщил нам кое-какие новости об убийстве…

Во-первых, первоначальную версию об ограблении, в результате которого был убит Вадим, оперативники уже не рассматривали. Рядом с трупом Вадима находился дорогой мобильник, а на его руке были швейцарские часы, которые, как подтверждал сам Леонид, стояли баснословных денег. Вторым фактом, опровергающим эту версию стало то, что орудием убийства Вадима был его собственный складной нож, который он возил с собой в бардачке. То есть убийца не был вооружен, и это тоже в корне меняло дело. Вряд ли грабитель залез бы в бардачок, вынул оттуда складной нож, а потом, убив Вадима двумя ударами в левую сторону груди, напугался и убежал бы, не прихватив с собой дорогущие швейцарские часы и современный, очень накрученный мобильный телефон! И третий, самый главный факт — убийство, судя по всему, произошло очень рано, на рассвете, когда Вадим и его убийца решили тайком встретиться в его машине…

— Вадик никогда бы не выехал из дома в таком виде! — Заявил Леонид, тем самым подтверждая слова следователя, — Это была его домашняя одежда! Старые шорты и футболка… Тогда выходит, что… Он был знаком со своим убийцей и согласился встретиться с ним?! Да ещё и ночью! Господи, это невероятно… Невероятно!

…Летние ночи в Москве необыкновенно коротки — казалось, что вроде ночь ещё не наступила по-настоящему, только начало смеркаться, как на восточной стороне неба в лилово-розовой дымке появляется золотисто-оранжевый диск солнца. Но в ту ночь я не обращала внимание ни на время, ни на цвет неба, ни на расположения его светил.

Собрав все улики, следственная группа объявила, что работы начнутся прямо сейчас. У Гринева уже появились первые новости.

— Что такое? — Тут же насторожился Леонид, — Вам удалось установить, кто убил моего сына?

— Не совсем так, — зевнул Гринев, после чего извинился и продолжил свой рассказ, — но мы допросили одну соседку с первого этажа… Короче, там такая ситуация — на первом этаже вот в этом подъезде живёт бабуля одна, пенсионерка. Страдает бессонницей. В прошлую ночь, на нашу удачу, она тоже не спала, и как обычно бродила по кухне, чтобы не будить семью. От нечего делать бабуля выглянула в окно. Было темновато, но не настолько, чтобы зоркая старушка не рассмотрела… женщину, которая бежала по двору, при этом оглядываясь на машину Вадима!

— Женщина?! — Взволнованно переспросил Леонид.

— Да! Вера Михайловна, та соседка, даже потом хотела выйти и посмотреть, что там случилось. Но у женщины с утра давление поднялось, поэтому не удалось ей выбраться из квартиры. А то бы тело вашего сына обнаружили ещё утром…

— А она, эта Вера, запомнила женщину-то? — Нетерпеливо перебил его дядя Андрея.

— Да! Хотя темновато было, но Вера Михайловна обещала нам помочь её фоторобот составить. Разумеется, точно её лицо она не опишет, но кое-что уже известно. Она молодая, лет тридцать примерно (может чуть меньше или больше, это пока приблизительный возраст), худощавая, высокая… И у неё белые волосы. Короткие…

"Молодая, худощавая, высокая… Блондинка… С короткими волосами, — эхом пронеслись слова Гринева у меня в голове, — неужели… Нет, это невозможно! Машка не могла убить Вадима! Моя подруга не способна убийство, нет…"

Руслан тут же заметил, как я побледнела, и предложил поехать домой — он посчитал, что всё это от усталости и недосыпания. Но, как ни странно, усталости я, несмотря на бессонную ночь, совершенно не испытывала. И поэтому, после небольшой дискуссии с Русланом, я решила поехать домой к Леониду — мне нужно было побыть с Анной.

Когда я приехала в квартиру Шереметьевых, Анна ещё спала. С ней сидела соседка, добродушная женщина по имени Тамара, которая сообщила мне, что Анна приняла снотворное и, возможно, проспит ещё несколько часов. Тамара осталось с Анной в её спальне, а я пошла в гостиную. Мне нужно было подумать и понять, какой именно вариант насчёт убийства Вадима крутится у меня в голове. От мыслей меня отвлёк негромкий, но очень навязчивый звонок мобильного. Я нехотя ответила на него, даже не посмотрев, кто это звонит, и тут же услышала до ужаса перепуганный голос подруги:

— Алиса! — Кричала она, — Это конец света! Апокалипсис! Точно говорю! Вадика ночью грохнули, а теперь меня вызывают в милицию. Прикинь, они хотят свалить на меня убийство этого…

— Я в курсе, — вынуждена была перебить её я, — сама была там, на месте преступления. И слышала, что следователь говорил…

— Да? И что?

— Видели, как от машины Вадима убегала женщина… Блондинка, — помедлив, добавила я.

— Это она! Точно! Та стерва, с которой Вадик встречался! Это она его зарезала, Алиса!

— Точно? — Спросила я, — Ты уверена?

— Ну, да! А ты, что, подумала, что это я этого козла… Ой, пардон. О покойниках нельзя так…

— Я ничего не подумала, — была вынуждена ответить я, — но если ты говоришь, что…

— Самое ужасное, Алис, у меня нет алиби! — Испуганно пролепетала Машка, опять оборвав меня на полуслове, — Всё, мне конец! Менты этим воспользуются и…

— Подожди-подожди… Ты, что, хочешь сказать, что прошлой ночью ты гуляла по улицам? Одна?

— Да нет, конечно. Я спала дома, в гордом одиночестве. Приняла снотворное и вырубилась до полудня. Но… Кто это может подтвердить?

— Соседи…

— С ними беда, Алиска! У нас на этаже три квартиры, как ты помнишь… И в обеих квартирах, которые со мной по соседству, уже вторые сутки никого нет. Мельниковы укатили в Турцию на две недели, у них отпуск, а бабка эта, забыла имя… Она в деревне где-то в области у родственников. Ой, Алиса, всё. Мне точно конец.

Как бы я не уговаривала Машку успокоиться и не паниковать заранее, подруга меня всё равно не слушала и повторяла одно и то же, будто заклинание, оплакивая свою несправедливо загубленную судьбу.

"А может, всё-таки, не зря Машка так боится? — Подумала я, как только та отключилась, — И она… Нет! Машка не такая, — я тотчас отбросила жуткие мысли и решила сосредоточиться на словах подруги, — Вадима убила его подруга, блондинка, из-за которой он бросил Машку! И которая есть у Машки на тех фотках… Фотки! Стоп! Кажется, я знаю…"

И я тотчас же схватила мобильник и стала набирать подругу…

Глава 16.

Анна держалась из последних сил. Мы с Тамарой с большим трудом уговорили её выпить чая, а потом, когда соседка ушла, несчастная женщина схватила меня за руку и стала умолять рассказать ей всё, без утайки, о смерти Вадима.

— Лёня ничего мне не расскажет, я знаю! — Глотая слёзы, шептала она, — А я хочу знать всё, абсолютно всё… Кто убил моего сына? Это были не грабители, ведь так?

— Пока ничего не известно, — с трудом ворочая языком, ответила я, — но убийцу поймают, даже не сомневайтесь.

Однако мои слова утешения мало подействовали на несчастную женщину. Она опять принялась рыдать и умолять меня всё ей рассказать. Положение спас Леонид, который внезапно появился на пороге.

— Анна, — твердо заявил, выслушав мольбу супруги, — мы с майором Гриневым пока ещё ничего не знаем. И мы должны быть сильными. Мне тоже нелегко, но мы должны держаться. Хотя бы ради того, чтобы узнать, кто убил нашего сына…

— Но почему он? Почему? — Продолжала рыдать Анна, глядя куда-то в сторону, — Наш Вадик был такой хороший парень! И он никому не сделал ничего плохого! Уж я-то его знаю, ведь я мать!

Потом супруги Шереметьевы обнялись и вдвоём начали плакать. У меня тоже невольно выступили слёзы. Чтобы не мешать им, я быстро удалилась из спальни и пошла на кухню, где налила сама себе чая и села, ожидая, что Леонид сейчас выйдет от жены. Так оно и получилось…

— После похорон Вадика Анна уедет на некоторое время в Австрию, — сообщил он, вытирая покрасневшие от слёз глаза, — там у неё родственники живут… Я им уже звонил, и они согласились взять её. Ей нельзя оставаться в Москве.

— Да, — согласилась с ним я, допивая свой чай, — ей действительно следует на время уехать. И вам тоже, Леонид Андреевич…

— Нет, Алиса, я не уеду! Ни за что. Прежде я должен разобраться с убийцей сына!

— Но ведь милиция уже…

— Алиса, я всё решил, — оборвал меня Леонид, — и я не уеду. Я сам помогу засадить убийцу моего сына за решётку!

— Вы что… уже знаете, кто это сделал? — Я даже поперхнулась чаем от неожиданности.

— Да, Алиса, знаю. Мы оба это знаем, — и он многозначительно посмотрел в мою сторону, — мы оба знаем, что это сделала твоя подруга Маша Крылова!

Я на минуту застыла, будто всё моё тело перестало мне подчиняться. Наверное, тоже самое испытывают люди, когда их разбивает паралич.

— Не смотри на меня, Алиса. У Кости Гринева уже полно улик против твоей подружки. И внешне она похожа на ту, которую видела та старушка ночью, и мотивы есть… Да-да, мы с Анной знали, что они расстались. И были, честно говоря, не в восторге от этого. Нам Маша нравилась. Особенно Анне. Эх, — он горько усмехнулся, почесав затылок, — не знаю даже, как об этом Анне сказать… Для неё это будет сильный удар!

— Маша не убивала Вадима, — решительно вставила я, как только мой собеседник замолчал, продолжая смотреть в мою сторону с явным укором во взгляде, — и это будет доказано. Вот увидите.

Дальше я, разумеется, выложила всё о фотографиях и о тайной подруге Вадима, хотя изначально это и не входило в мои планы. Рыться в грязном белье умершего человека, да ещё и при его убитом горем отце, согласитесь, не самое красивое занятие! Но мне пришлось всё рассказать, ибо это были единственные реальные факты, которые доказывали невиновность Машки!

— И что ты хочешь этим сказать, Алиса? — Выслушав меня, спросил Леонид, — Хочешь очернить память моего сына? Выставить его негодяем, который соблазнил и бросил несчастную девушку? Между прочим, Америку ты мне своим признанием не открыла. Если хочешь знать, мы с Анной уже были в курсе того, что Вадик влюблён в другую.

— Как в курсе? — Я опять чуть не подскочила от удивления.

— Так в курсе. Вадик нам всё рассказал. И про Машу, и про новую девушку. Обещал нас с ней познакомить…

— А вы знали, как её зовут?

— Нет, мы ничего не знали. Единственное, что нам было известно — Вадим был в неё влюблён, по-настоящему. И собирался жениться.

…Выйдя от Леонида с Анной, я вместо того, чтобы отправиться домой и лечь спать, сразу поехала к Машке. Та уже была дома.

— Этот следователь просто изверг! — Кричала она, вытирая слёзы, — Поднял меня в такую рань и попросил приехать. Нет, ну, разве так дела делаются? Явно Леонид Андреевич ему кругленькую сумму обещал за то, чтобы убийцу сына побыстрее упекли за решётку! Вот он и старается, пользуется своим положением, чтобы отработать денежки! Но только я тут ни при чём, Алиса, клянусь всем святым! Знаю-знаю, про святое мне не подходит немного, я ж атеистка… Но всё равно, поверь, я не убийца.

— Ты показала ему фотографии?

— Да. А что толку? Он взял их, пробежался глазами и убрал. Похоже, его эта версия не привлекает. Отвергнутая любовница, которая убила в порыве ревности, смотрится гораздо интереснее! Три раза ха! Наша милиция это просто…

— Успокойся! Надо что-то делать! У меня, кстати, тоже есть для тебя кое-какая информация. Правда, тебе будет не очень приятно это услышать, но… Это важно для дела, — и я тут же выложила Машке слова Леонида о новой невесте погибшего сына.

— Влюблён? Жениться? — Машка истерично расхохоталась, — Да уж, ну, и новости! А что же эта тварь его тогда прибила? Что, жениться расхотел?

— Не знаю, — пожала плечами я, — но ведь ты говорила, что его секретарша…

— Да я помню! Но я не до конца верю этой сплетнице. Хотя Гриневу надо бы её потрясти, как следует. Может, хоть до чего-то дойдут. А то… Ха, блондинка! С короткой стрижкой! Да чтобы он знал — сейчас такая стрижка в моде. Пол-Москвы ходят с такой стрижкой! И пол-Москвы красится в платиновый блонд, как я!

Аргументы Машки убеждали меня, но не следователя. Пока Машка была подозреваемой номер один, и Гринев этого не отрицал. Мотивы были на лицо, и по внешним признакам очень подходила. Да и Леонид был обеими руками за эту версию.

Если честно, то Леонида я, как раз, могла понять, так как теряя самых близких и дорогих нам людей, нас может утешить только мысль о возмездии. Так устроен человек — наказать виновного в смерти близкого человека это что-то вроде самозащиты, которую выдаёт нам мозг. Это отвлекает и хотя бы на время не даёт в полной мере ощутить горечь потери. С одной стороны функция полезная, но только если она работает в правильном направлении. Но в данном случае Леонид ошибался, и я понимала это, хоть и ничего не могла изменить. Леонид будто специально закрывал глаза на факты, ему было легче считать, что преступник уже известен, и очень скоро он понесёт заслуженное наказание! Конечно, так было удобнее. Не надо напрягаться, искать другие факты, пытаться понять другие мотивы. В данной ситуации оставалось надеяться лишь на одно — Гринев и его группа всё-таки выйдут на след настоящего преступника, и тогда Леонид поймёт, что напрасно обвинял Машку. Но для этого нужен конкретный человек, а не пустые разговоры и домыслы. Нужно имя, фамилия и мотив убийства. Пока всё это неизвестно, пока…

Когда я приехала домой, ко мне тут же подбежала Дина, на лице которой я сразу заметила гримасу фальшивой скорби.

— Ой, Алиса, это какой-то кошмар! — Воскликнула она, — Когда мне Руслан рассказал про Вадима Леонидыча… Нет, сколько смертей в последнее время, прямо жуть!

— А кто ещё умер? — Испуганно спросила я, внимательно посмотрев на Дину.

— Одна моя родственница… В аварию попала. Такая нелепая смерть, Алиса! Я прямо до сих пор поверить не могу! Была такая молодая, здоровая, и тут такое…

На это я не нашла, что ответить, и поэтому быстро поднялась на второй этаж. Мне не хотелось общаться с Диной и слушать её лицемерие — это было выше моих сил, а также я очень боялась выдать себя, случайно как-нибудь намекнув ей, что я, мол, знаю, что на самом деле случилось с Марьям. Но нет, сейчас рано открывать карты! Да и не до этого мне сейчас. Сейчас главное спасти Машку от тюрьмы и поймать настоящего убийцу Вадика!

Руслана я нашла в башне — он, как обычно, находился в своей мастерской и рисовал очередной пейзаж. На сей раз тропический. Белый песок, голубые волны океана, а на берегу раскидистые пальмы… Глядя на этот пейзаж, я невольно вспомнила Пунта-Кану. Но вслух об этом, разумеется, говорить не стала. Да и говорить я собиралась о другом…

— Значит, у Вадима была подружка, ради которой он бросил Машу, и вы с подругой считаете, что именно она его зарезала? — Внимательно выслушав мой рассказ, произнёс Руслан, ни на минуту не отрываясь от своей работы.

— Да, именно так. Причём с этой любовницей что-то непонятное. Леонид Андреич утверждает, что Вадим был в неё влюблён, и даже хотел представить её родителям, а вот секретарша Вадима рассказала Маше совсем другое… По её словам там было что-то иное, и вовсе не любовная связь!

— Надо тогда секретаршу допросить. Тогда всё будет ясно. — Он помолчал, а потом, бросив взгляд в мою сторону, добавил, — Ты очень расстроена из-за случившегося, да?

— Ну, да… Особенно из-за Машки. Вадим… Понимаешь, Руслан, может, тебе не совсем понравится то, что я тебе сейчас скажу, но сам Вадим мне никогда особо не нравился. Почему — не могу объяснить. Вроде бы ничего плохого он мне не сделал, а вот прямо с первого дня знакомства какая-то неприязнь появилась к нему. Скользкий он какой-то… был.

— Я тебя понимаю, Алиса. Мне тоже Вадим не нравился. Хотя я его мало знал, но ты права — он совершенно не внушал доверия. Правильно ты сказала сейчас — скользкий тип. Поэтому сейчас мне больше жаль его родителей, а не его… Они-то мне нравятся, особенно Леонид. Ну, и твою подружку тоже жаль.

— Мне тоже жаль Леонида с Анной, — поддержала его я, — они очень хорошие люди, и им сейчас тяжело. А вот Вадим… Несмотря на то, что Андрей его очень любил и считал братом...

— Андрей его не любил, — неожиданно вставил Руслан, — то есть когда-то да, любил, но потом он очень разочаровался в Вадиме… Поверь, Алиса, у них были очень сложные отношения.

— А он знает? Ну, Андрей, то есть?

— Откуда я знаю! Он сегодня здесь не появлялся, где-то прячется… Когда теперь появится — никто не знает.

Вопреки нашим с Русланом ожиданием, Андрей появился уже на другой день. Но, как обычно, расскажу обо всём по порядку.

На другой день должны были состояться похороны Вадима. Я встала пораньше, выбрала подходящий для траурной церемонии наряд, переоделась и стала ждать Руслана. Однако вместо него в доме неожиданно появился… Андрей!

— Мы должны ехать на похороны, — сказал он, едва заметив меня, — ты, как я вижу, уже готова, поэтому едем. Я должен поддержать дядю Леонида…

— Но мы должны дождаться Руслана! — Ответила я, очень удивлённая его внезапным появлением, — Он тоже хотел поехать на похороны.

— Он задержится, у него срочное дело, — отведя взгляд, ответил Андрей, — Поехали, нехорошо задерживаться!

Мне пришлось согласиться, и мы поехали на кладбище. Народу было немного — видимо, у Вадима было не так много друзей, как казалось мне прежде, или же они просто не были в курсе случившейся беды.

— Дядя Леонид, Анна… — Андрей подошёл к своим родственникам, — Мне очень жаль, правда… Это ужасно. Я всё ещё не могу в это поверить…

— Спасибо, Руслан, — Леонид обнял племянника, — я сам ещё не могу поверить. Кажется, что это просто какой-то дурной сон…

— Дядя, прости, но я не Руслан, — Андрей тут же отстранился от испуганного Леонида, — ты, что, не узнаёшь меня? Я Андрей!

— О, Господи! Значит, это правда?! Ты жив?! — И Леонид снова начал прижимать к себе Андрея, — Нет, это чудо! Настоящее чудо…

На поминках Андрей сидел рядом с Леонидом и всячески его подбадривал. Леонид держался молодцом, и лишь иногда вытирал глаза чёрным платком, который лежал у него в кармане. Появление Андрея явно пошло ему на пользу.

Зато Анна выглядела ужасно. Она то и дело плакала и твердила, что лучше бы убили её, а не сына. Её поддерживали родственники и подруги, но Анна их как будто бы не замечала, и постоянно впадала в истерику.

После поминок, когда все уже начали разъезжаться, я стала искать Андрея, который неожиданно для всех исчез, но так и не смогла его найти.

— Андрей уехал, — сообщил мне Леонид, — сказал, что у него срочное дело и исчез, даже не попрощавшись. Странный он стал какой-то. Сам на себя похож. Алиса, это, конечно, не моё дело, но мне бы не хотелось, чтобы Андрей и Руслан ссорились. Они же всё-таки братья.

— Я тоже этого не хочу, Леонид Андреевич, — честно ответила я, — но я люблю Руслана и не хочу никого обманывать. Андрей знает об этом, но игнорирует мои просьбы о разводе. Он не желает ничего понимать, и тем самым обостряет отношения.

— Ох, как же всё сложно! — Леонид тяжело вздохнул, — Но в любом случае я рад, что мой племянник жив. Хоть какое-то мне утешение после того, что случилось.

Когда я приехала домой, то увидела там тётю Любу. Она приехала в дом Шереметьевых, чтобы узнать о последних событиях, и я, разумеется, выложила ей всё, без утайки, умолчав лишь об одном — о происшествии с Марьям. Эту историю я пока сохраняла втайне от всех, желая самостоятельно разобраться в том, почему Марьям предупредила меня насчёт Дины, и какие у той мотивы, чтобы убить меня.

— Смотрю, ситуация всё больше и больше запутывается, — покачала головой тётка, — может, зря ты вернулась в этот дом? Тут одни проблемы, и особенно сейчас, когда Андрей снова появился. Кстати, я сегодня утром карты раскладывала… Что-то мне всё это не нравится, Алиса!

— И что именно там было? Что?

— Опять эта женщина, от которой исходит опасность, очень большая опасность! И много смертей, которые произошли по её вине. Над этим домом определенно висит проклятие, Алиса, и над этой семьей тоже.

— Скоро всё закончится, — уверенно сказала я, — и мы будем счастливы с Русланом вдали от этого дома. Это дом Андрея, и теперь, когда он жив, мы не имеем никаких прав на его имущество. Да нам и не надо ничего! Мы любим друг друга, и очень счастливы. Знаешь, тётя Люба, сколько у нас планов на будущее…

— А карты говорят другое, — немного странно усмехнулась тётя Люба, — хотя в одном я с тобой согласна, Алиса — действительно этот кошмар скоро закончится. Только вот…

Она не договорила, так как в гостиной появилась Оксанка с подносом, на котором стоял графин с прохладным морсом и стаканы. Тётя Люба тут же налила себе морса и сказала:

— Ох, какая сейчас жара стоит! Прямо пекло! В Москве вообще дышать нечем. Ад какой-то!

— Летом должно быть жарко, — негромко заметила Оксанка, — вот в нашей области всегда так летом. И ничего, все привыкли.

— А ты откуда? — В свою очередь поинтересовалась моя тётя.

— Из Саратовской области. У нас там такая жара, как у вас сейчас, каждое лето бывает! С мая по сентябрь! И нам нравится. Это же лето настоящее, а не то, что у вас обычно — дожди и холод до середины июня, а в конце августе уже осень начинается.

— Всё равно в такой жаре невыносимо! Особенно в большом городе. Если ещё неделю такая жара постоит, да ещё и без дождей, мы точно задохнёмся. Уже сейчас торф начинает гореть, а если весь этот дым на Москву повалит?! Ужас, конец света!

Разговор о погодных аномалиях и возможных природных катаклизмах, которые могут обрушиться на наш регион в связи с этими аномалиями, мог продолжаться вечно, если бы в этот момент в гостиной не появился Руслан.

— Где ты был? — Подбежав к нему, спросила я, — Почему ты не приехал на похороны?

— А что я там забыл? Вадик для меня был чужим человеком, я его совсем не знал, а Леониду приятнее было видеть Андрея — он для него всё-таки более близкий человек, чем я.

— Так ты из-за Андрея не поехал, что ли?

— И из-за него, и из-за дел… Пойми, Алиса, я же работаю. Это только со стороны так кажется, что художники имеют свободный график, и работают только тогда, когда хотят, а на самом деле это совсем не так. Заказов много, надо всё успеть.

Его ответ меня удовлетворил, но тень сомнения всё равно осталась где-то в глубине души, а также нехорошее ощущение, что война между Андреем и Русланом разгорается не по дням, а по часам. И последствия этой войны могут быть очень тяжелыми для всех.

Вечером Руслан опять исчез. Я же, не желая думать о том, что происходит с моим любимым, решила съездить к Машке. Когда я начала собираться, ко мне в спальню заглянула Дина.

— Вы уезжаете? — Спросила она, пристально наблюдая за мной.

— Да, поеду в Москву, к подруге. У неё сейчас проблемы и… Короче, я ей нужна. Приеду завтра утром.

— Её подозревают в убийстве Вадима Леонидовича? Вашу подругу, в смысле.

— Кто вам такое сказал, Дина? — Совершенно искренне возмутилась я. Возмутил меня, разумеется, не сам вопрос, поскольку, увы, это была чистая правда, а тон, которым она об этом спросила. Складывалось такое впечатление, что для Дины это было совершенно нормально.

— Ходят такие слухи, Алиса, — уклончиво ответила она, отведя взгляд.

— Это только слухи, уверяю вас, — как можно более холодно и даже жёстко ответила я, — Маша никого не убивала, и всё, что говорят — полнейшая чушь.

— Я так и знала. Ваша подруга не похожа на убийцу. Да и потом она ведь так любила Вадима Леонидовича… Они были такой красивой парой! Нет, не могла она убить его, вы правы. Скорее всего, это были какие-нибудь наркоманы или грабители…

С последним я была совершенно не согласна, но посвящать Дину в детали расследования мне совершенно не хотелось. Пусть думает, что грабители или наркоманы, мне всё равно! Потом, когда убийцу поймают, слухи дойдут и до неё, а пока… Пока пусть думает, что угодно.

…Машка меня встретила по-настоящему радостной улыбкой и сообщила, что у неё есть хотя бы одна хорошая новость. Ей звонил Гринев, чтобы уточнить кое-что насчёт её алиби, и она намекнула ему, что по идее надо бы допросить не кого-то, а секретаршу Вадима. Уж у неё-то есть настоящий клад полезной для них информации! Гринев оказался далеко не идиотом, и пообещал заняться этой дамочкой в самое ближайшее время.

— Как только Анюта ему всё расскажет про этот странный роман Вадика, наш сыщик сразу поймёт, в какую сторону нужно копать, — подвела итог Машка, — и тогда всё будет хорошо, я уверена.

— Отлично, я рада, что ты перестала паниковать, — в свою очередь сказала я, — я тебе сразу сказала — доберутся они до этой девицы, вот увидишь. И как только её прижмут, ты будешь свободна, как ветер.

— Это моя мечта! Как только всё закончится, уеду подальше из этой Москвы поганой. А то тут скоро задохнёмся в этой гари. Поеду на юг, к морю. Надо хоть немного развеяться, иначе я сойду с ума. Кстати, ты была на похоронах этого…

— Да, была. С Андреем.

— Как? — Машка испуганно выкатила глаза, — Так он, что, уже воскрес из мёртвых? Официально? И как вы там все теперь уживаетесь? У тебя, что, теперь два одинаковых… мужа, так?

— Получается так, — я слегка улыбнулась, а потом, немного подумав, добавила, — А если серьёзно, Маш, то ситуация жуткая. И я не знаю, как быть дальше. Я люблю Руслана и хочу быть с ним, но теперь это не так легко, как было раньше. Андрей теперь твердит, что ни за что не даст мне развод.

Как и следовало ожидать, мы с Машкой проболтали до самого рассвета. Ночью было значительно прохладнее, и поэтому мы специально решили не ложиться. Отоспимся днём, всё равно нам некуда рано вставать! Так мы и сделали, зато на другой день, естественно, проспали почти до полудня! Ну, и ладно, главное, что отдохнули и поговорили вдоволь.

Вернувшись домой, я узнала от Руслана, что вечером нас ждёт Леонид. Хочет что-то нам рассказать.

— Ещё он беспокоится за Андрея, — как бы между прочим вставил Руслан, — говорит, что тот странно себя ведёт.

— А он, кстати, не появлялся?

— Неа. Где-то мотается. Думаю, что Дина знает, но нам она ни за что не скажет, где он скрывается.

— Тебе может сказать, — задумчиво протянула я, — ведь ты ей не чужой…

— Да я знаю, — Руслан почесал затылок, — только я этого совсем не чувствую. Она смотрит на меня с какой-то неприязнью. И мне ни о чём не хочется её расспрашивать.

— Значит, ваши отношения не наладились?

— Нет. И вряд ли наладятся. Я к ней ничего не чувствую. Абсолютно ничего. Иногда мне кажется, что этот пресловутый голос крови, о котором столько говорят, всего лишь чья-то фантазия, которая уместна только в слезливых мелодрамах! А в жизни ничего такого нет и в помине! Вот смотрю я на неё, внушаю себе — она меня родила, меня и Андрея, выносила под сердцем, потом родила. Она моя мать, самый близкий мне человек… И что? А, ничего. Пустота. Ноль эмоций. Как будто напротив меня не мать, а совершенно чужой мне человек, с которым меня ничего не связывает!

"В любом случае, пока рано говорить ему о Марьям и Дине, — подумала я, анализируя слова Руслана, — у меня нет никаких доказательств, да и потом она всё-таки его мать. Вдруг он подумает, что я решила воспользоваться их и без того сложными отношениями, чтобы оклеветать Дину! Да ещё и расскажет ей потом! Нет уж, не стоит так рисковать…"

Вечером мы вдвоём отправились к Леониду. Он был один дома, так как Анна утром улетела в Вену, к родственникам, у которых собиралась пожить до конца августа.

— Конечно, мы её долго уговаривали, — рассказывал Леонид, — она-то поначалу никуда не хотела ехать, твердила, что не может оставить меня одного. Но потом всё-таки согласилась. Сказала, что если останется тут, то медленно сойдёт с ума. Там, в Австрии, ей хотя бы ни что не будет о Вадике напоминать… Эх, Вадик, Вадик… Мне до сих пор не верится! Кажется, что сейчас он войдёт в эту дверь и… Ладно, — Леонид отмахнулся от собственных воспоминаний, — я вас по делу позвал. Хотел с вами поделиться кое-чем…

— Что произошло? — Встревожено спросил Руслан.

— Встречался сегодня с Гриневым, у того появилась кое-какая информация. В общем, Анюта, секретарша Вадика рассказала ему кое-что об этой загадочной подружке моего сына. И, похоже, ты была права, Алиса. Что-то там не то было… Потом Костя навёл справки в кафе, где встречались Вадик и эта девица… Там ему тоже рассказали многое. Короче, это была совсем не юная девушка, как мы с Анной думали. Это была женщина. Примерно лет тридцать пять-сорок. Явно богатая, так как и Анюта, и официанты вспомнили, что на ней были бриллианты. Серьги и кулон. Это они заметили. Анюта ещё сказала, что кулон этот необычной формы. Вроде как цветок, и в каждом лепестке маленький бриллиант… А в середине большой круглый…

— А про парик сказала? — Спросила я.

— Да, это тоже. Она в парике ходила. Так что какие у неё на самом деле волосы никто не знает. Но и Анюта, и официанты из кафе запомнили, что у неё было смуглое лицо. И глаза карие.

— А её имя? Вадим как-нибудь её называл?

— Вот этого никто не слышал. Но! Что самое странное, по словам Гринева официанты никогда не замечали, чтобы они целовались на людях, или даже за руки держались. Хотя в кафе бывали часто. И сидели по часу примерно. Женщина почти всегда просила чай с мёдом. Иногда пирожные брала. Общались они сдержанно, не смеялись, ни шутили… В общем, странно всё это. Может, это была замужняя женщина, и она боялась, что до мужа дойдут сплетни? Но почему же Вадик постоянно твердил, что они скоро поженятся? И ещё он говорил, что мы с Анной будем в восторге от его избранницы! Но если бы мы узнали, что она старше его… Анна бы точно была в ужасе! Она всегда была против таких отношений.

— Да уж, — покачала головой я, — но теперь вы понимаете, что Маша не убивала Вадима?

— Я уже не знаю, что и думать, честно… Странная история, конечно. Мутная, как мой отец говорил. Меня Гринев обещал держать в курсе, он тоже хочет побыстрее поймать убийцу. Кстати, он уже считает твою подругу, Алиса, невиновной. Говорит, что убийца, скорее всего, и правда, та самая женщина. Только вот мотив её нам не понятен. Зачем ей нужно было моего сына убивать? Что их связывало? Эх, Вадик, Вадик…

Потом он начал расспрашивать о наших планах на будущее. И об Андрее. Я ответила честно — мол, хочу развестись, а потом жить вместе с Русланом. Леонид не осуждал меня за это, но за Андрея переживал. Руслан же всё это время молчал. И всю дорогу до дома тоже сидел молча. Только когда мы уже подъезжали к дому, неожиданно сказал:

— Я чувствую себя лишним в этом доме. Наверное, мне нужно будет оттуда уехать.

— Тогда я тоже уеду, — тут же вставила я, — без тебя я там не останусь.

— Останешься. Пока с Андреем не разведёшься. Но прежде, чем развестись, ты хорошенько обо всём подумай, Алиса… Может, и не надо тебе разводиться с ним?

— Ты опять взялся за своё, да? Я же тебе ясно сказала, что не люблю Андрея, что хочу быть с тобой. Зачем ещё что-то придумывать? Зачем всё усложнять?

— Я не усложняю, Алиса, просто хочу уехать из этого дома. Но ты со мной не поедешь. Пока по крайней мере. Я не хочу быть любовником жены моего брата, понимаешь? Одно дело, когда мы считали Андрея мёртвым, и другое дело сейчас! А ты пока уладишь всё с Андреем, и если вы всё-таки разведетёсь, будем жить вместе.

Я не стала с ним спорить, так как в глубине души отлично понимала его чувства. Какими бы сложными не были их отношения с Андреем, они были и навсегда останутся братьями. И эти узы не в силах разорвать даже наша любовь. Узы крови сильнее, они навсегда. А любовь, какой бы долгой она не была, чувство временное. Хотя порой кажется, что всё наоборот.

Легла спать я одна. Руслан, разумеется, не пришёл ко мне, а уснуть в одиночестве никак не получалось. Было очень душно, и даже открытое окно не спасало от этой адской жары! Наоборот, с улицы тянулся душный, пропитанный гарью, воздух. Действительно ад! И как люди живут где-нибудь в Африке, где круглый год стоит такая духота? Нет уж, зимой и то лучше. Уютнее. С неба сыпется ласковый снежок, похожий на манную крупу, мороз рисует на окнах свои загадочные узоры… А ты сидишь с горячим чаем, укутываясь в уютный плед, и наслаждаешься домашним теплом. Но сейчас… Кошмар, иначе не скажешь.

Чтобы хоть чем-то заняться, я решила спуститься вниз, при этом испытывая в душе сомнительную надежду — может, хотя бы там немного попрохладнее? Но нет, оказалось, что на первом этаже было также жарко, как и наверху.

Я бродила по тёмному коридору, как вдруг увидела, что на кухне включён свет. Кто там? Может, Руслан? Но, когда я зашла туда, то была снова разочарована — на кухне сидела Дина и неторопливо что-то пила.

— Вам тоже не спится? — Спросила она, ставя на стол свою чашку, — Хотите чайку? С мёдом, между прочим. Я люблю пить чай с мёдом! Меня бабушка приучила. Кстати, туда можно ещё лимона бросить… И всё. Никакого сахара не надо. Попробуйте, вам должно понравиться.

"А вдруг она решила меня отравить?" — Эта мысль вихрем пронеслась в моей голове.

— Нет, спасибо, — сухо ответила я, — я лучше выпью сока…

И я специально, чтобы не думалась, вынула из холодильника не открытую коробку с соком, и открыв её, налила себе в стакан. Дина молча наблюдала за мной, продолжая допивать свой чай. Потом, опять-таки из мер предосторожности, забрала сок и стакан к себе. Сна по-прежнему не было.

"У меня начинается паранойя, — думала я, глядя на стоящие рядом, на ночном столике сок и стакан, — а ведь если Дина решит меня убить, то она может и в еду мне яд подсыпать, и в кофе за завтраком… Нет, надо уезжать отсюда! Иначе я сойду с ума!".

Ночь была абсолютно бессонной, а наутро моя голова была готова расколоться пополам, словно перезрелый на солнце арбуз. Жара усиливалась с каждым часом, а дыма от горящих где-то под Москвой торфяников становилось всё больше и больше. Казалось, что ещё немного, и весь наш центральный регион скроется под серовато-розовой пеленой дыма.

Когда я спустилась к завтраку, Оксанка сообщила мне, что рано утром Руслан уехал из дома. Собрал свои вещи и уехал.

— И где он теперь будет жить? Он ничего не сказал?

— Сказал, — поспешно ответила Оксанка, протягивая мне кофейник, — он пока живёт у соседа какого-то, кажется его зовут Илья… Левицкий! Вроде так, да.

Сразу после завтрака я, недолго думая, всё-таки решилась пойти к Левицкому. Найти его коттедж труда не составило, и вот я уже стояла у калитки, нерешительно нажимая на кнопку звонка.

Мне открыл сам Илья Ильич. Он был в майке и в шортах, весь мокрый (похоже, поливал сам себя из шланга — сейчас, в такую жару многие этим спасаются), и, увидев меня, заметно удивился и, как мне показалось, слегка занервничал.

— Я к Руслану, — быстро поздоровавшись, сказала я, — он у вас, да?

— Да, на веранде, — Левицкий указал рукой в сторону своего коттеджа, — но вы постойте, он там с…

Последние слова я не расслышала. Мне некогда было тратить время на объяснения, и поэтому я решительно направилась в сторону застекленной веранды, одна сторона которой была обвита диким виноградом. Я приоткрыла дверь и…

На веранде действительно сидел Руслан — он удобно расположился в плетеном кресле-качалке, а напротив него, на обычном деревянном стуле сидела девушка в длинном, почти до пят, старомодном платье. Она держала его за руку.

— Я всё понимаю, — говорила она Руслану, — но и ты тоже должен попытаться понять меня… Я всегда любила тебя, несмотря ни на что. И сейчас, когда ты в таком сложном положении, я должна тебе помочь.

Она хотела ещё что-то сказать, но тут они оба заметили, что на веранду кто-то зашёл, и обернулись. Увидев меня, девушка замолчала и как будто засмущалась, а Руслан быстро выдернул руку из её ладоней и встал, с испугом глядя в мою сторону.

— Алиса! — Удивленно воскликнул он, — Ты здесь?

— Да. Но смотрю, что очень не вовремя, — ответила я, глядя на их растерянные лица, — но вы не беспокойтесь, я уже ухожу!

С такими словами я резко повернулась и направилась к калитке. Руслан выбежал следом за мной.

— Алиса, постой! — Кричал он мне вслед, — Вернись! Это совсем не то, что ты думаешь! Ная для меня…

Но я его уже не слушала. Двигаясь, как самолёт на автопилоте, в сторону дома, в котором я всё ещё жила, я гнала от себя всевозможные мысли, которые подобно огромному водопаду, обрушались на меня после того, что я увидела в доме Ильи Левицкого. Но я не желала понимать то, что приходило мне на ум. Не желала вникать в детали тех мыслей, которые вихрем проносились у меня в голове… Кто бы ни была та странная девушка в старомодном платье-балохоне (и как можно ходить сейчас, в такую жару, в подобном наряде?), какие бы отношения не связывали её и Руслана, я сейчас не хочу об этом думать. Вообще не хочу ни о чём думать. Хочу спать. И забыть обо всём, что произошло со мной в последнее время.

Но и здесь меня ждало разочарование. Уснуть мне так и не удалось. Вернее, я почти задремала, и вроде бы даже видела какой-то сон (или это просто мысли начали путаться в голове от усталости?), как услышала громкий и очень беспокойный стук в дверь.

— Кто там? — Нехотя спросила я, с трудом открывая глаза.

— Это я, — послышался робкий голос Оксанки, — извините, если побеспокоила, но вас хочет видеть какая-то Наина…

— Что за Наина? Кто такая?

— Не знаю. Сказала, что дело срочное. Она странно выглядит, эта Наина… В длинном платье-балохоне, с косичками…

"Подруга Руслана, — подумала я, — пришла, небось по его просьбе".

— Ладно, я сейчас спущусь, — нехотя бросила я Оксанке и начала быстро приводить себя в порядок.

…Когда я спустилась вниз, Наина скромно сидела на самом краю огромного кожанного дивана. Заметив меня, она тут же встала и смущенно опустив глаза, пролепетала:

— Меня зовут Наина, я… Я подруга вашего мужа… Но…

— Руслан мне не муж, — поспешно поправила я свою собеседницу.

— Я знаю, что… Короче, я знаю всё. Абсолютно всё, Алиса. И хочу вам признаться — я действительно люблю… ммм… Руслана. Он мне очень дорог. И как друг, и как… В общем, вы всё понимаете…

— Понимаю. Но не понимаю другого — зачем вы пришли ко мне? О Руслане поговорить хотите?

— В общем… да, о нём, хотя… И о нём, и о вас… — Девушка заметно нервничала и не могла собраться с мыслями, — Алиса, он вас очень любит, правда! И между нами ничего нет… Давно…

— Но когда-то было, ведь так?

— Когда-то было, но… Сейчас это в прошлом. И для меня, и для него. Он…. Он очень нуждается в вашем понимании! И в вашей любви! Только вы сможете спасти его!

— Спасти? От чего?

— От него самого… Он… Он совершил много ошибок! Да, именно ошибок! Но он ни в чём не виноват… Он единственный, кто сейчас расплачивается за эти свои… ошибки!

И тут Наина совершенно неожиданно сорвалась с места и бросилась бежать в сторону выхода. Я же, абсолютно ничего не понимая, молча смотрела ей вслед.

"Нет, — подумала я, как только за неожиданной гостей захлопнулась входная дверь, — в этом доме явно нездоровая атмосфера. Надо уезжать отсюда! Немедленно! В Москве, конечно, сейчас тоже ненамного лучше, но там хотя бы нет такой гнетущей атмосферы тайн и загадок… И никто не попытается отравить меня! Правда, если Дина решила убить меня, то её и это не остановит… Она и в Америке сможет меня найти! Или нет? И какие всё-таки у неё мотивы, чтобы убить меня?"

Из кухни выскочила Оксанка, видимо, посмотреть, ушла ли непрошенная гостья. Завидев её, я спросила:

— А Дина дома?

— Нет, Алиса Юрьевна, её сегодня нет с утра. Уехала куда-то, на такси! Впрочем, её в последнее время часто не бывает дома. Всё дела, дела у неё какие-то…

"Сейчас или никогда! — Сказала я самой себе, поднимаясь на второй этаж, — Я должна всё узнать! И единственный способ это сделать — зайти в её комнату. И попробовать найти хоть что-то, что поможет мне ЭТО ДОКАЗАТЬ…"

Так я оказалась в комнате Дины. Сначала я порылась в её комоде, но там не оказалось ничего интересного. Полезла дальше. Ага, ночной столик возле кровати… Тоже ничего — пара дамских романов в мягкой обложке, стандартный набор лекарств, журналы со сканвордами, зарядное устройство от мобильного… Самого мобильного, кстати, нигде нет. И никаких записных книжек или блокнотов. Понятно, это она, наверняка, с собой носит, в сумочке!

Размышляя над тем, где бы ещё поискать улики против Дины, я села на пол возле кровати и вдруг… Я присмотрелась. Нет, мне не показалось! Под кроватью действительно СТОЯЛА КОРОБКА! Небольшая и задвинутая в угол! Как будто спрятана от кого-то…

Я быстро выдвинула коробку и открыла её. То, что я там увидела, заставило меня вздрогнуть, ибо в коробке лежал белый женский парик со стрижкой под каре! Также в углу лежали какие-то украшения, которые попав под лучи яркого летнего солнца, тут же начали блестеть и переливаться всеми цветами и оттенками радуги.

— Бриллианты… — Прошептала я, беря в руки небольшие, но очень элегантные серьги, — настоящие… Фальшивые так не блестят! Боже, а это что такое? — Я подняла со дна коробки кулон, который висел на длинной золотой цепочке.

— Кулон в форме цветка… В каждом лепестке маленький бриллиант… А в середине большой круглый… Где же я это слышала? Кулон, парик блондинки… Нет! Нет! Нет! — Я закричала так, будто у меня в руке была не золотая цепочка с бриллиантовым кулоном, а ядовитая змея, — Теперь я понимаю…. Теперь я знаю, КТО УБИЛ ВАДИМА!

Последующие пять минут я металась по комнате, словно запертый в клетку тигр. Я не знала, что делать дальше. Ведь это улики. Улики, которые так необходимы Гриневу, чтобы поймать убийцу Вадима! И ещё это доказательство невиновности Машки! Но куда мне это нести? Следователю Гриневу? Леониду? Куда?! Или оставить всё на месте и звонить в милицию?

Первое, что в тот момент пришло мне на ум — позвонить Машке. Может, более опытная (как я тогда подумала) в подобных вопросах подруга поможет мне принять верное решение. Но по закону подлости и это оказалось не так просто, как я думала. Ни домашний, ни мобильный моей подруги не отвечали. "И зачем носить с собой мобильный, если ты его отключаешь или просто не слышишь?!" — Всегда хочется закричать мне в таких случаях. В общем, до Машки я так и не дозвонилась, а тем временем в коридоре послышались чьи-то негромкие, но довольно торопливые шаги.

"Если Дина сейчас войдёт и увидит, что я нашла улики против неё, ей ничего не останется, как прямо сейчас, в сию минуту избавится от меня, — эта жуткая мысль вихрем пронеслась у меня в голове, — и она сможет это сделать! Раз она смогла хладнокровно убить Вадима, меня убить у неё точно рука не дрогнет!"

Дрожащими руками я сложила свои страшные находки в коробку, закрыла её и быстро спрятала под кровать. Потом встала и потихоньку направилась к двери. Кажется, шаги стихли. Но кто-то там есть! И это явно не Оксанка — та в это время занята обедом, а уборку обычно делает по утрам! Поняв, что другого выхода у меня нет, я аккуратно приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Никого. Ох, кажется, опасность миновала. Хотя бы на время. Бегом, пока неизвестно кто опять не появился в коридоре, я кинулась в свою комнату. Открыла дверь и…

Кто-то схватил меня сзади и сильно зажал ладонью рот. Пока я соображала, кто это может быть, напавший на меня прошептал:

— Это я, не пугайся! Не кричи! Я пришёл поговорить…

Это был Андрей. Потом он всё-таки отпустил меня. Пришлось, ибо я слишком сильно вырывалась из его рук, и вполне могла его оцарапать.

— Надо поговорить, — сказал он, умоляюще глядя мне в глаза, — это очень важно, Алиса… Очень.

— Говори, — тяжело вздохнув, ответила я, а потом, немного подумав, добавила более решительным тоном, — а потом я буду собирать вещи. Я уезжаю из этого дома.

— Я не стану тебя задерживать, — неожиданно для меня ответил Андрей, — ты можешь делать всё, что захочешь. Но ты должна кое-что узнать. Это очень важно для нас обоих!

— В чём дело?

— Человек, которого мы оба любили, предал нас, Алиса. Он не тот, кем мы его считали. Он… Он подлый убийца!

— Ты о ком? О… — Я хотела было назвать имя Дины, но потом вовремя осеклась. Не стоит выдавать себя. Пусть он сам назовёт имя. Мне сейчас лишние неприятности ни к чему.

— Я о Руслане, — глядя мне прямо в глаза, ответил Андрей, — мой брат, которого я столько лет искал и которым я так восхищался, на самом деле подлый и расчётливый убийца!

— Неправда! — Тут же вырвалось у меня, — Ты лжёшь! Руслан не может быть убийцей!

— Я тоже так думал, Алиса, — грустно вздохнул муж, — и поэтому я прекрасно понимаю твою реакцию на мои слова. Я бы сам точно также отреагировал, если бы мне кто-то другой сказал такое, но… К сожалению, я сам всё видел. Своими собственными глазами.

— И что ты видел? Что?!

— Это он устроил мне аварию в тот проклятый вечер, когда я для всех погиб! Он вырвал у меня руль, а потом врезался в дерево или ещё во что-то! Я пытался ему помешать, но он ничего не слушал. А потом сказал, что давно мечтал избавиться от меня…

Глава 17.

Андрей, весна 2010 года.

…Всё-таки я решился. Помог, как всегда, Руслан. Мы встретились с ним накануне, в его квартире, где, как всегда, сначала выпили пива, а потом откровенно поговорили.

— Ты должен встретиться с Алисой, — сказал брат, ставя на пол пустые бутылки, — ведь ты же не хочешь её потерять, так?

— Не знаю… Я уже и сам не знаю, чего я хочу! Алиса — хорошая девушка, она достойна лучшего мужа, чем я!

— Значит, ты всё-таки её не любишь?

— Не люблю! Хотя отдал бы многое за то, чтобы полюбить. Но не получается у меня, никак! Вот смотрю я на неё и думаю — она ведь красивая, добрая, не глупая… Порядочная… Молодая… И любит меня до безумия. Что мне ещё-то надо?! Но всё бесполезно. Не могу я смотреть на неё глазами влюблённого мужчины…

— Хочешь, я тебе помогу? — Брат как-то странно посмотрел на меня, и как мне показалось, даже подмигнул, — Хочешь я помогу тебе влюбиться в твою жену?

— Но как? Как ты мне поможешь?

— Поезжай с ней на Волгу, поговори. Постарайся ей всё объяснить. А потом я подъеду туда, и там, на месте, всё решим, брат!

От его слов мне стало теплее на душе, и я согласился. И на другой же день начал собираться…

…В Поволжье стояла настоящая весна. То есть уже даже не весна, а лето! В Москве такой теплоты в этом году ещё не было, а там днём вполне можно было загорать и даже купаться. Вода в Волге, конечно, ещё прохладная, но я попробовал в неё залезть. Хоть я и не морж, но плавать предпочитаю в прохладной воде. Люблю, когда водичка освежает и бодрит.

Алиса приехала через несколько дней после моего приезда. Я вполне был готов к разговору, когда она появилась, и даже решил рассказать ей всю правду. Про свою запретную любовь, про брата… Но Алиса не слушала меня. Ей хотелось говорить о разводе, мои проблемы ей были не интересны. Понятное дело, ведь она считает меня сумасшедшим! Впрочем, как и все остальные. Кроме Руслана. Только он не смотрит на меня, как на психопата. Или смотрит? Не знаю, не знаю…

Кончилось всё тем, что Алиса решила позвонить Вадику. И оказалось, что он тоже приехал сюда, втайне от меня! Но я-то был уверен, что Вадик в Москве! Что-то тут не то, и, похоже, что это самое "что-то" направлено конкретно против меня. Или у меня начинается паранойя?

Алиса сообщила мне адрес гостиницы, где остановился Вадик. Разумеется, я поехал к нему. Надо было всё выяснить, немедленно, так как вся эта атмосфера загадочности меня уже напрягает. Ведь ещё вчера Вадик звонил мне из Москвы и говорил, что находится в ночном клубе с Машкой. Выходит, что… Опять ложь! Боже, сколько же в этой жизни лжи!

Когда я приехал в мотель, где остановился Вадик, то, разумеется, не стал информировать его о своём приезде, а решил сделать сюрприз. Интересно, что мой кузен скажет мне в своё оправдание? Я поднялся на второй этаж, где располагались номера, нашёл нужный мне номер и…

Я уже хотел было постучать, когда понял, что дверь номера приоткрыта. А из-за двери слышен чей-то голос. Я прислушался. Голос Вадика, он говорит с кем-то по телефону…

— Я уже хотел уходить, — недовольно пробурчал он, — да ужинать, да! Тут такая дыра, не знаю, где найду приличный ресторан… Не беспокойтесь, всё под контролем. Мы уже нашли нужного человека. Да не беспокойтесь, Дина! Всё пройдёт гладко. В крайнем случае ментам дадим взятки и всё… Сейчас такие проблемы легко решаются. И особенно в нашей стране. Да-да, скоро Андрюша будет в полном вашем распоряжении. А в моём распоряжении — его акции и его жена! Только имейте в виду, Дина, он — ненормальный, и даже если вдруг… Да, не пугайтесь вы, это я на всякий случай. Так вот, если ВДРУГ что-то сорвётся, и Андрея найдут, я буду вынужден действовать радикально. Как? Да очень просто — в психушку отправлю я вашего Андрюшу! С его диагнозом там как раз самое место… И быстро его не вылечат. Если вообще вылечат когда-нибудь…

Дальше я ничего не слышал. Пулей выскочив из этого убогого мотеля, я сел в машину. Надо срочно уезжать отсюда! Бежать! И забрать Алису. Да-да, она — единственная, кому я могу сейчас доверять. Она и Руслан.

Но и тут ничего хорошего не получилось. Подъехав к дому, я увидел Алису. Похоже, она ждала меня. Я сразу же, ничего не пытаясь ей объяснить, начал умолять её побыстрее собраться и уезжать. Куда — решили бы потом. Главное, туда, где нас бы не нашли Вадик и Дина! По крайней мере пока…

Но Алиса, как и следовало ожидать, начала сопротивляться. И требовать объяснений. Тут я и проговорился. Про Руслана. Вышло всё как-то само собой, но Алиса мне не поверила. Я начал было ей всё объяснять, но потом вспомнил, что время у нас мало, мы должны ехать, и опять напомнил ей об этом.

— Я позвоню Вадиму, — сказала Алиса, вынимая свой мобильный. При этом она смотрела на меня так, будто я был психически болен. Она явно меня боялась.

— Нет! Только не ему! — Я выхватил у неё из рук этот проклятый телефон и бросил на землю. А потом схватил её за кисть руки и потащил за собой в машину. Всё, больше я ждать не могу. Надо уезжать. И желательно подальше.

Но Алиса (как же я ненавидел её в тот момент!) упиралась так, будто я вёл её на казнь. В итоге мне пришлось отпустить её. Чёрт с ней! Она никогда не была мне дорога, а в тот вечер мне и вовсе было не до неё. Главное, бежать. Далеко. И пусть они тут делают, что хотят, мне плевать.

Я ехал по тёмной просёлочной дороге, стараясь не сбавлять скорость. Думал я, как когда-то, много лет назад, о побеге. Только тогда я хотел бежать от любви, а теперь от смерти. Или от психушки. По сути это одно и то же. Надо было как-то добыть загранпаспорт (жаль, что я не взял его с собой), а затем, как можно быстрее, пересечь границу с любой безвизовой страной. Вроде бы Израиль сейчас стал безвизовый для россиян… Значит, туда. Отлично. А там посмотрим. Деньги у меня есть — на кредитных карточках, которые принимаются по всему миру, а со всем остальным поможет Руслан. Он — единственный, кому я сейчас могу доверять…

Я ехал дальше. Слева от меня чернела река, справа — мелькали огоньки домов, которые должны были скоро закончиться. Ага, вот и всё. Вместо домов с желтоватыми огоньками в окнах я увидел тёмное поле. А вдали, на фоне подсвеченного яркой луной, синевато-черного неба, появились очертания крутых холмов…

И тут я резко затормозил. Нет, мне не показалось. Из темноты действительно выскочила чья-то фигура. И это был вовсе ни кто-то, это был Руслан!

— Как ты здесь оказался? — Посадив брата в машину, спросил я. Мы ехали дальше.

— Я понял, что нужен тебе, поэтому и оказался, — уклончиво ответил брат, — ты хочешь бежать, да?

— Ага! Иначе меня отправят в психушку или ещё куда-нибудь! Вадик хочет прибрать к рукам мой бизнес и мою жену… Он оказался предателем!

— Я знаю, — спокойно ответил Руслан, — он действительно плохой человек. И я никогда ему не доверял.

— Я помню, ты давно мне об этом говорил! Но такой подлости я от него никак не ожидал!

— И что ты будешь делать? Куда ты хочешь бежать?

— Да сам не знаю, — я передернул плечами, при этом стараясь не отрывать взгляд от дороги, которая начала сужаться, при этом становясь всё более и более ухабистой, — по идее надо бы заграницу! В какую-нибудь безвизовую страну. В Израиль, например. Или в Турцию. Чтобы побыстрее. А там видно будет. Работу буду искать, может, со временем в Европу переберусь.

— А как же Алиса? — Неожиданно спросил брат, — Ты её оставишь? Вадику?

— Она сама виновата! — С нескрываемым раздражением ответил я, — Не захотела ничего слушать, когда я её попросил быстро собраться и ехать со мной. Ну, и плевать мне на неё! Я всё равно никогда её не любил, так что не велика потеря! Мне бы лучше загранпаспорт сейчас найти…

— Нет, ты не можешь так просто сбежать, Андрей, — очень решительно произнёс Руслан, — ты опять ведёшь себя, как трус! И опять будешь потом жалеть о том, что сделал сейчас.

Я хотел что-то ответить ему на это, но не смог — Руслан неожиданно вырвал у меня руль и сам начал управлять машиной.

— Осторожно! — Закричал я, испуганно глядя на то, как он, даже не глядя на дорогу, погнал вперёд, — Мы же можем врезаться…

Не успел я до конца договорить последнюю фразу, как… Нет, я даже не понял, что именно произошло. Но, кажется, мы во что-то врезались. И последнее, что я тогда слышал, были слова брата:

— Теперь я, наконец-то, смогу занять твоё место, жалкий неудачник! Наконец-то! Ведь я так давно хотел от тебя избавиться, Андрей Шереметьев…

Алиса, лето 2010 года.

— Потом я очнулся у какой-то женщины, — немного помолчав, продолжил свой рассказ Андрей, — она была татарка. Она выхаживала меня и помогала мне прийти в себя… Её вроде бы звали Марьям, и она говорила мне, что это арабский вариант имени Мария.

— Марьям? Татарка? — Я не верила своим ушам, — Этого не может быть!

— Почему? — Удивлённо посмотрел на меня муж, — Она, кстати, очень хорошая женщина, эта Марьям. Я пробыл у неё несколько дней, а потом… Что было потом я плохо помню — всё вспоминается, будто в тумане, и мне постоянно казалось, что я теряю счёт времени. Раньше у меня бывало нечто похожее, но не в такой форме. А тут я вроде бы засыпал на час, а потом оказывалось, что проходило несколько дней! И я ничего не помнил! Будто в чёрную дыру проваливался. А потом я оказался в Москве. Как до неё добрался, тоже почти не помню. У меня вообще были какие-то странные провалы в памяти. Я даже не помнил, что произошло тогда, перед аварией. И только недавно вспомнил, что именно Руслан пытался меня убить…

— Я знаю эту женщину, Марьям, — как только он замолчал, отведя в сторону взгляд, я решила, что теперь моя очередь говорить. Всё, наступил момент истины. Сейчас или никогда. — Она погибла. Вернее, её убили, Андрей. И я знаю, кто это сделал. Это сделала Дина. А потом именно она убила Вадима.

…Андрей слушал меня очень внимательно, при этом стараясь не смотреть мне в глаза. Он явно был очень растерян и потрясён услышанным. Я же во всех деталях рассказала ему о нашей встрече с Марьям, о её смерти и о моей страшной находке в комнаты Дины.

— Вадик был предателем и заслужил такой смерти! — Заявил он, едва я закончила свой рассказ, — Но вот Марьям… Она была очень хорошей женщиной! И я никогда не прощу эту гадину за то, что она сделала! Это она во всём виновата, Алиса! Эта мерзавка, Дина!

— Но ведь она твоя мать…

— Не напоминай мне об этом, пожалуйста! — Его лицо исказила гримаса боли и ненависти, которую он даже не пытался скрыть, — Я ненавижу её больше всех на свете! Её и этого мерзавца, Руслана! Но ничего, он мне заплатит за свою подлость… А я-то верил ему, считал, что он искренне меня любит…

— Руслан не может быть таким, как ты говоришь, — уверенно произнесла я, — это какая-то ошибка. Руслан никогда не желал твоей смерти, Андрей.

— Желал! Он сам признался мне в этом. Скажи, Алиса, — он неожиданно схватил меня за плечи и повернул к себе, — ты его очень любишь? Больше, чем меня, да? Признайся! Скажи, кого ты любила больше — его или меня? — Он смотрел на меня глазами, полными злобы и бессильной ярости, и это напугало меня до такой степени, что я не смогла ничего ему ответить. Теперь я отчетливо понимала, насколько был прав Руслан, когда просил меня уехать из этого дома — состояние Андрея, действительно, ухудшилось, и теперь он в самом деле очень походил на психически больного человека. Причём, совершенно непредсказуемого, а это пугало меня больше всего.

— Отлично! Молчишь, значит? Боишься меня? — Он с яростью толкнул меня прямо на пол, — Правильно делаешь, что боишься! Скоро я разделаюсь с этим предателем! Я убью его собственными руками, Алиса…

С такими словами он быстро вышел из комнаты. Я, с трудом поднявшись с пола, пыталась его остановить, но всё было бесполезно. Когда он ушёл, я понимая, что должна действовать, а не сидеть тут, ожидая следующей трагедии, бросилась к телефону и набрала номер Леонида. К счастью, он ответил.

— Я знаю, кто убил Вадика! — Едва услышав его голос, произнесла я, — Я нашла в нашем доме вещи, которые были на той самой женщине. Парик, серьги и кулон…

— В вашем доме? — Не поверил своим ушам мой собеседник, — И кому же это принадлежит?

— Это была Дина! Она убийца! Вы должны предупредить следователя, чтобы он приехал и обыскал дом! Иначе Дина может и меня тоже убить…

— Спасибо, Алиса, я сейчас же свяжусь с Костей, — быстро ответил Леонид и тут же отключился, не дав мне сообщить ему ещё одну неприятную новость — об угрозах Андрея расправиться с братом. Боже мой! Сейчас Леониду явно не до этого! А ведь Андрей и правда болен, и он может осуществить свою угрозу в любую минуту! Значит, я должна действовать сама. Я должна сама найти Руслана и предупредить его об опасности.

Выйдя из своей комнаты, я решила поискать Руслана в доме, но тут до меня донеслись какие-то крики. Я прислушалась и поняла — кричат в башне, и похоже, там сейчас находятся оба брата.

Когда я поднялась туда, откуда доносились подозрительные шумы, я услышала, что там ссорятся Андрей и Дина. Руслана с ними, похоже, не было. Затаив дыхание, я прислонилась к неплотно прикрытой двери и услышала…

— Ты всё разрушила! Всю мою жизнь! — Истерично кричал Андрей, расхаживая по пустой комнате, — По твоей вине погибли мои родители, по твоей вине я стал таким… Ну, что ты молчишь?! Не знаешь, что сказать в своё оправдание? А ведь когда-то я любил тебя! Я боготворил тебя, ты была самой большой любовью моей жизни! Тьфу, как мне сейчас мерзко и противно от одной только мысли, что ты, изначально зная всю правду, зная, что я твой сын, которого ты выносила и родила, подтолкнула меня к этому греху! Ты — самое омерзительно существо, какое я только встречал...

— Прекрати истерику! — Наконец, подала голос Дина. Как ни странно, её голос звучал спокойно, хотя в нём слышалась обида, — Хватит вспоминать прошлое, Андрей. Сейчас уже ничего не исправишь. Поэтому о будущем надо думать, и оно у нас есть…

— У нас?! — В голосе Андрея звучало неподдельное возмущение, — Да НАС уже давно не существует! И я знать ничего о тебе не хочу! Я люблю свою жену, Алису!

— Только она тебя не любит, — Дина как-то странно усмехнулась и добавила, — она любит Руслана, твоего…

— Он мне не брат! — Снова взорвался мой муж, — Он предатель, и я скоро избавлюсь от него! Убью также, как он пытался убить меня тогда…

Дальше я уже ничего не слышала. С трудом спустившись из башни, я обессилено села на пол, прислонившись спиной к стене, размышляя о том, что делать дальше. Я так долго искала правду, а сейчас, когда, наконец-то, нашла её, получив ответы почти на все мучившие меня вопросы, мне вдруг стало не по себе. Все эти годы Андрей любил Дину! Именно о ней он говорил тогда Вадиму, она — та самая женщина, из-за которой он столько страдал! И она его родная мать! Это было настолько ужасно, что я всё ещё не могла поверить в то, что недавно услышала. Меня мутило — похоже, от жары, а также на нервной почве, и хотелось только одного — сбежать подальше от этого дома с его тайнами и секретами, а также от Андрея и Дины с их извращенной, совершенно непонятной моему рассудку любовью!

"Руслан! — Пронеслось у меня в голове, как только я зашла в свою комнату, — Я должна предупредить его! Иначе Андрей вполне может осуществить свою угрозу. Учитывая его психическое состояние, это, увы очень даже реально…"

Не раздумывая больше ни минуты, я выскочила из дома и почти бегом бросилась к коттеджу Ильи Левицкого. Только бы Руслан был там! Жара на улице стояла просто невыносимая, казалось, что даже асфальт под ногами начинал плавиться, но в тот момент я совершенно не обращала на это внимание.

Мне открыл сам Левицкий. Причём, он смотрел на меня так, будто очень даже ожидал моего появления в своём доме. По крайней мере удивления на его лице я точно не увидела.

— Мне нужно поговорить с Русланом, — сообщила я, — он сейчас у вас?

— Проходите, Алиса, — посторонившись, сказал Левицкий, — очень хорошо, что вы пришли — я сам бы не решился начать этот разговор.

— О чём вы? — Удивилась я, никак не ожидав такого приёма.

— Проходите туда, видите, в том углу сада — беседка. Идёмте туда. Там сейчас не так жарко…

Я послушно следовала за ним. Когда мы зашли в беседу, скрытую в густой кроне высоких раскидистых деревьев, я села напротив Левицкого и сказала:

— Мне очень нужен Руслан. Мой муж Андрей не в себе. Он угрожает убить своего брата. Я должна предупредить Руслана, иначе может случиться несчастье!

— Ничего не случится, — отмахнулся Левицкий, при этом странно усмехнувшись, — Руслана сейчас нет, но я вас уверяю, Алиса, Андрей никогда не сможет убить брата, это я вам гарантирую.

— Вы ничего не знаете! Андрей болен, у него что-то с психикой. Я… я не знаю, что именно, но…

— Вы не знаете, Алиса, вот именно вы не знаете! А я знаю. Короче, пора мне открыть перед вами все карты, ибо вся эта игра зашла в тупик, а вы, Алиса, обязаны знать правду. Всю правду. — Он помолчал, отведя взгляд в сторону, а потом продолжил, опять переведя взгляд на меня, — На самом деле я психиатр. Я даже в Америке работал несколько лет… Изучал одно заболевание, очень редкое и очень интересное, по крайнее мере, для нас, врачей. Но, увы, подобных случаев в моей практике было немного. И поэтому, когда ко мне обратилась Дина…

— Дина? — Переспросила я, нервно сглотнув, — Вы, что, знакомы с ней?

— Да, и уже очень давно. Когда-то у нас даже был небольшой роман, но… Сейчас речь не об этом, Алиса. Дина нашла меня примерно два месяца назад и рассказала о заболевании своего сына. Я сразу заинтересовался его случаем и решил под любым предлогом сблизиться с ним.

— Тогда, выходит, что вы знаете не только Руслана, но и Андрея? И что с ним? Он действительно тяжело болен?

— Не хочу вас пугать, Алиса, но проблемы Андрея гораздо серьёзнее, чем кажется на первый взгляд. И я уже не знаю, чем я могу ему помочь… Ваш муж нуждается в профессиональном лечении!

— Тогда мы и тем более должны найти Руслана! — Ещё больше разволновалась я, — Мы должны предупредить его…

— Не нужно никого искать, — мягко, но решительно оборвал меня Левицкий, — Алиса, сейчас вы должны быть рядом с Андреем — вы очень нужны своему мужу. Более того скажу — вы, Алиса, единственный человек, кто может ему помочь.

— Но как же Руслан? Ведь Андрей может его убить!

— Забудьте о нём, Алиса. Вы должны раз и навсегда забыть о человеке по имени Руслан.

— Нет! — Я едва не задохнулась от возмущения, — Вы не понимаете, о чём вы меня просите! Андрей может убить своего брата, он…

— У Андрея нет и никогда не было брата по имени Руслан, — опять оборвал меня мой собеседник, — это ещё одна правда, которую вы должны знать, Алиса. И, пожалуй, эта правда будет для вас самой шокирующей.

— Как это нет брата? — Я не поверила своим ушам, — Руслан и Андрей — близнецы, они — родные братья и…

— Алиса, а вы смотрели американский фильм "Бойцовский клуб"? — Неожиданно спросил меня Левицкий, — Там ещё молодой Брэд Питт играл…

— Дэвида Финчера? Ну, да… Смотрела. Только… К чему этот вопрос?

— А вы помните, в чём там была главная интрига? Кем оказался так называемый друг главного героя?

— Он… Он был его фантазией, его вторым я, как принято говорить… Но… Неужели, — меня неожиданно осенила страшная мысль, которая ещё совсем недавно могла показаться мне полным безумием, — Вы хотите сказать, что…

— Да, Алиса, именно так! Ваш муж Андрей страдает очень редким и опасным заболеванием — расщеплением личности. И у него никогда не было никакого брата. Руслан — всего лишь его фантазия, его альтер-эго, которое постепенно начало доминировать над его настоящей личностью.

— Но… Я же видела их вместе! — Я уцепилась за своё воспоминание, как за самую последнюю надежду, ибо принять всё то, что говорил мне Левицкий, для меня было слишком тяжело, — Тогда, в башне!

— И что вы видели, Алиса? — С лёгкой насмешкой спросил Илья Ильич, — Вы видели лица обоих, рядом, и при этом они ещё и держались за руки?

— Нет… Я видела Руслана… Да! А Андрей сидел в кресле, его лицо я не видела, но зато я слышала его голос! Они тогда спорили.

— Должен вас сильно разочаровать, Алиса, но в том кресле, спиной к вам, сидел я. Это был спектакль. А Андрей тогда, как обычно, общался сам с собой. Только он видел в той комнате Руслана.

— О, Боже! — Всё ещё не в силах до конца осознать то, что поведал мне мой собеседник, прошептала я, — Но почему это случилось? И как всё это началось? У Андрея это с детства, да?

— Именно так, Алиса. — Кивнул Левицкий, а потом наклонился под стол, за которым мы сидели, и достав оттуда бутылку минералки, быстро сделал несколько жадных глотков воды, после чего недовольно буркнул, — Блин, уже нагрелась! Эта жара проклятая… Как-то в Египте летом отдыхал, и то такой жары там не помню! Ладно, не будем отвлекаться. Проблемы Андрея начались именно в детстве, как обычно и бывает в таких случаях. Андрей очень любил рисовать и мечтал стать знаменитым художником. А его отец был против стремления сына к искусству, он хотел, чтобы тот стал бизнесменом… И он добился того, что Андрей поверил, что он абсолютная бездарность, которой не место в мире живописи. Тогда всё и началось. Второй момент, который сильно поломал психику Андрея — гибель родителей. Он винил себя в том, что с ними произошло. И постепенно возненавидел себя, свою настоящую личность, а всё хорошее, что было в нём (включая и его талант художника) он постепенно перенёс на своего "заместителя", то есть Руслана. Так Андрей стал слабым неудачником, а Руслан — его полной противоположностью. И третий момент — авария этой весной. Тогда Андрей пережил сильный шок, узнав о том, что его все предали, и видимо, под влиянием этого шока, он и подавил в себе личность Андрея, и стал Русланом. На какой-то момент личность Андрея почти умерла в нём, и он был уверен, что он — Руслан. Это была такая своеобразная защита от тяжелых воспоминаний, который его мозг просто заблокировал. Но постепенно, отходя от пережитого шока, его настоящая личность опять начала "просыпаться" в нём, а в его подсознании снова разблокировались страшные воспоминания… Так началась борьба между двумя личностями, живущими в одном человеке.

— А он, что, и правда так талантлив? — Немного помолчав, спросила я, — Руслан… То есть Андрей.

— Да, Алиса, именно так! Он бы мог стать вторым Сальвадором Дали! Я же действительно разбираюсь в живописи. Это у меня на уровне хобби. Но я рад, что благодаря своему хобби мне удалось сблизиться с Андреем. Скажу вам честно, Алиса, я сначала был не в курсе того, что на самом деле случилось с Андреем. Дина же мне совсем другую историю изложила! А потом, когда я сделал Андрею гипноз, и он мне всё рассказал о том, что было у них с Диной, а также то, что Дина и его двоюродный брат затеяли против него, я многое понял… И решил, что пора вам всё узнать, Алиса. Только вы можете спасти своего мужа. Спасти его от Дины и её интриг.

— Тогда выходит, — задумчиво произнесла я, опустив глаза, — я никогда не изменяла своему мужу… И всё это время я была с ним, а не с другим мужчиной!

— Физически да, разумеется, вы были с одним человеком. Но если копнуться в психологию, то Андрей и Руслан это две совершенно разные самостоятельные личности, которых нам необходимо снова объединить в одну. Только так мы сможем спасти его, Алиса.

— Значит, эта болезнь излечима? Есть надежда, что однажды Андрей вылечится и станет нормальным?

— Алиса, вы понимаете, расщепление или, как ещё называют это заболевание, раздвоение личности — проблема ещё не до конца изученная, и как такового лечения этой болезни пока не придумали. Что, в принципе, типично для редких психических заболеваний. Но официально болезнь Андрея называется шизофрения. Именно так в нашей стране принято называть подобные случаи. Вылечат ли его? Не знаю, Алиса, честно вам скажу… Конечно, шансы есть, и нужно верить, а также помогать Андрею, ведь только так, совместными усилиями мы сможем помочь двум его личностям навсегда соединиться в одну… А верить нужно всегда.

Глава 18.

Андрей и Руслан, последняя встреча, лето 2010.

Я ликовал. Наслаждался. Наконец-то, час моего реванша наступил! Теперь Она унижается передо мной! Плачет, умоляет не бросать её! Как же мне всё это знакомо! Сколько раз я также унижался перед Ней, страдал, а ей было хоть бы хны. Сейчас всё было наоборот, и я почти не скрывал перед ней своего триумфа.

— Андрей, у меня есть деньги, — прошептала она, приблизившись ко мне, — я никогда не говорила об этом, но несколько лет назад умер один мой родственник, который оставил мне приличное состояние. Так вот, на эти деньги мы с тобой сможем уехать за границу, исчезнуть, чтобы о нас все забыли. Начнём всё с начала, на новом месте, где нас никто не знает…

— Ты с ума сошла! — Резко оборвал её я, — Как ты это себе представляешь? Думаешь, я смогу жить с тобой, забыв о том, что ты сделала со мной и с моей жизнью?! Нет, ты точно спятила, другого варианта нет.

— Но ведь ты сам когда-то мечтал об этом, — она немного помолчала, а потом подошла ко мне и начала гладить по лицу, опустив глаза, — ты так хотел, чтобы мы жили вместе, чтобы…

— Я тогда ничего не знал! — Сбросив с себя её руку, я быстро отошёл в сторону и отвернулся. — А ты точно больная, раз мечтаешь о таком. Ведь ты, между прочим, моя мать, а мечтаешь только о том, чтобы затащить меня в постель! Ты извращенка, Дина, для которой не существует ничего святого!

— Прости меня. — она закрыла глаза руками и зарыдала, — Прости! Я солгала тебе, Андрей, я… Я обманула всех! Но сейчас наступил момент, когда я обязана открыть тебе правду…

— Что ещё за чушь ты несёшь? — Я недовольно поморщился. Терпеть истерики Дины было выше моих сил. — Короче, так — я ухожу, не хочу больше тебя слышать и видеть. Ты мне противна, Дина!

— Я не твоя мать, — неожиданно произнесла Дина, при этом резко прекратив рыдать, — не я тебя родила, Андрей!

— Что? — Я обернулся, не веря своим ушам. — Что ещё за бред ты несёшь, чёртова психопатка?

— Это не бред, — очень твёрдо и решительно ответила та, — это правда. Твою мать… твою настоящую, родную мать звали Венера! Это была очень красивая романтичная девушка с такими же, как у тебя, светлыми волосами и прекрасными карими глазами. Она была моей подругой…

Немного помолчав и поняв, что я, хоть и против своей воли, слушаю её, Дина горько вздохнула и начала свою историю, которая, как бы то странно и даже невероятно ни звучало, была ещё и историей моего появления на свет.

Дина родилась в Татарстане, в консервативной мусульманской семье, однако исконной мусульманкой никогда себя не ощущала и тянулась всегда к другой, почти запретной для неё жизни, которая юную Дину привлекала в разы больше, чем замужество со своим единоверцем и жизнь по законам их религии. В восемнадцать лет Дина всё же выпросилась в Москву — это была её заветная мечта, и отец, скрипя сердцем, всё же отпустил её туда. Жить Дине предстояло у близкого друга отца, тоже татарина (но много лет живущего в Москве), у которого была дочь — ровесница Дины по имени Венера. Это была редкостной красоты девушка — блондинка с нежной персиковой кожей и загадочными карими глазами. Она была наполовину русской — по матери. И при этом следила за модой, одевалась как и все москвички её возраста и была очень открытой и раскованной в общении с молодыми людьми. Дина же, наоборот, всех стеснялась, чувствуя себя неуклюжей провинциалкой, да и по привычке боялась лишний раз подкраситься или надеть мини-юбку — в Казани её за это ругали! На танцы и в клубы тоже ходила с опаской, но всё же не отказывалась сопровождать свою новую подругу, и вот одн