КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615027 томов
Объем библиотеки - 955 Гб.
Всего авторов - 243075
Пользователей - 112815

Впечатления

Телышев Михаил Валерьевич про Комарьков: Дело одной секунды (Космическая фантастика)

нетривиально. остроумно. хорошо читается.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Самет: Менталист (Попаданцы)

Книга о шмоточнике и воре в полицейском прикидке. В общем сейчас за этим и лезут в УВД и СК. Жизнь показывает, что людей очень просто грабить и выманивать деньги, те кому это понравилось, никогда не будут их зарабатывать трудом. Можете приклеивать к этому говну сколько угодно венков и крылышек, вонять от него будет всегда. По этому данное чтиво, мне не интересно. Я с 90х, что бы не быть обманутым лохом, подробно знакомился о разных способах

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Dce про Яманов: "Бесноватый Цесаревич". Компиляция. Книги 1-6 (Альтернативная история)

Товарищи, можно уточнить у прочитавших - автор всех подряд "режет", или только тех, для которых гои - говорящие животные, с которыми можно делать всё что угодно?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Аникин: В поисках мира (Попаданцы)

Начало мне по стилистике изложения не понравилось, прочитал десяток страниц и бросил. Всё серо и туповато, души автора не чувствуется. Будто пишет машина по программе - графомания! Такие книги сейчас пекут как блины. Достаточно прочесть таких 2-3 аналогичных книги и они вас больше не заинтересуют никогда. Практика показывает, если начало вас не цепляет, то в конце вы вряд ли получите удовольствие. Я такое читаю, когда уже совсем читать

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Дейнеко: Попал (Альтернативная история)

Мне понравилась книга, рекомендую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Яманов: Режиссер Советского Союза — 4 (Альтернативная история)

Админы, сделайте еще кнопку-СПАСИБО АВТОРУ

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Дед Марго про Фишер: Звезда заводской многотиражки (Альтернативная история)

У каждого автора своей читатель. Этот - не мой. Триждды начинал читать его сериалы про советскую жизнь, но дальше трети первых частей проходить не удавалось. Стилистикой письма напоминает Юлию Шилову, весьма плодовитую блондинку в книжном бизнесе. Без оценки.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Линейные крейсера Англии. Часть II [Валерий Борисович Мужеников] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Валерий Борисович Мужеников Линейные крейсера Англии. Часть II

Санкт-Петербург 2000 г .

Боевые корабли мира

На 1-й стр. обложки: линейный крейсер “Куин Мери";

на 2-й – 4-й стр. обложки даны фотографии линейного крейсера “Принсес Роял".

На 1-й стр. текста: линейный крейсер “Лайон".

Автор выражает благодарность И. Буничу. С. Виноградову, В. Скопцову и Н. Масловатому за предоставленные фотографии.

Научно-популярное издание

Тех. редактор В.В. Арбузов

Лит. редактор Е.В. Владимирова

Корректор В.П. Егоршина

Проектирование


Обычная программа согласно смете 1909 бюджетного года включала три линейных корабля ("Колоссес", "Геркулес" и "Орион") и один броненосный крейсер ("Лайон"). Но затем вышло специальное решение правительства Великобритании о закладке еще четырех крупных боевых кораблей (три типа "Орион" и броненосного крейсера "Принсес Роял"), известных как "непредвиденные дредноуты", закладку которых парламент одобрил 28 августа 1909 г. Обычно проект новых броненосных крейсеров воплощал в себе "крейсерскую версию дредноутов". Проект крейсеров третьего поколения типа "Лайон" представлял собой "крейсерскую версию" "Ориона", хотя первоначально в начале 1909 г. планировалось дублировать закладку броненосных крейсеров типа "Индефатигейбл" с учетом их самой широкой модернизации.

Адмирал Фишер оставил пост первого морского лорда в 1910 г., но, прежде чем уйти, он сделал следующий важный шаг. По его настоянию после нескольких серий дредноутов, вооруженных 305-мм орудиями, заложили первый супердредноут "Орион", имеющий на вооружении 10 343-мм орудий. Для новых линейных кораблей потребовались их крейсерские варианты – линейные крейсера с новым калибром орудий. Ими стали "Лайон", "Принсес Роял" и "Куин Мери", заложенные в 1909-11 гг.

Это значительное увеличение судостроительной программы Великобритании предвосхищало ускоренную постройку Германией своих крупных боевых кораблей. В результате напряженной политической ситуации и возрастающего соперничества с Германией в морской области при разработке проектов крупных британских боевых кораблей Адмиралтейство фактически перестало экономить средства. Начальник британского управления военного кораблестроения Филипп Уатс заявил, что "только теперь стало возможным в новых проектах полностью реализовать их наступательные боевые качества".

Неясность точного содержания германской программы в известной мере прояснила информация из частных источников, полученная Адмиралтейством, и только тогда Одобрили британские проекты. Проектируемый в это время в Германии броненосный крейсер типа "Мольтке" обещал стать значительно крупнее, чем это ожидали. Поэтому проекты крейсеров, которые противостояли ему, должны были стать мощнее крейсеров типа "Индефатигейбл".

Развязанные руки и проницательность конструкторов Аттвуда, Девиса и Филиппа Уатса помогли создать проект линейных крейсеров "Лайон" и "Принсес Роял" в качестве ответа на новые германские проекты, и это дало Великобритании в лице крейсеров третьего поколения иметь крупнейшие корабли в мире. В проект этих двух крейсеров внесли значительные усовершествования по сравнению с проектом "Индефатигейбла", что при увеличении их водоизмещения на 7600 т удалось относительно легко осуществить.

Об их огневой мощи и скорости хорошо позаботились, но, хотя увеличенный по толщине главный броневой пояс вполне мог устоять против германских 280-мм снарядов, большие площади бортов не забронировали вообще, и на нем имелось достаточно незащищенных мест. Как и в случае с линейными кораблями типа "Орион", новые броненосные крейсера воплощали в себе усиление вооружения и бронирования по сравнению с типом предыдущих крейсеров за счет установки 343-мм орудий вдоль диаметральной плоскости корабля и превосходства бортового бронирования над палубным.

Сущность отличия нового проекта от крейсеров типа "Индефатигейбл" заключалась в следующем: увеличение водоизмещения на 7600 т привело к увеличению полной длины корабля на 33,6 м, ширины на 2,6 м и средней проектной осадки на 0,45 м, но при этом корпуса имели довольно слабый набор. Калибр главной артиллерии увеличивался с 305-мм до 343-мм при установке башен с орудиями вдоль диаметральной плоскости; максимальную толщину главного броневого пояса увеличили со 152 мм до 229 мм и верхнего до 102-152 мм (между верхними палубами, чего на "Индефатигейбле" вообще не было); проектную скорость увеличили с 25 до 27 уз., дальность плавания до 1080 миль.

Они оказались на 6 уз. быстроходнее соответствующих им линкоров, чего достигли увеличением мощности энергетической установки на 150%. Вместо ликвидациии в средней части корабля башни "Q" с 343-мм орудиями убрали кормовую возвышающуюся надстройку, на месте которой образовали громоздкое устройство из снарядного и зарядного погребов между двумя котельными отделениями, что ограничило сектор ведения огня этой башни. Повышение боевых качеств, как и на линейных кораблях второго поколения, использовалось совершенно односторонне, поскольку защита не возрастала адекватно боевой наступательной мощности.

Это ярко проявилось во время войны.

Большим недостатком явилось обеспечение броневой защиты только против 280-мм снарядов и то в отдельных местах. Огромный корпус корабля в целом оказался сильно уязвим для 305-мм снарядов, а в многих местах бортовая броня могла быть пробита и 280-мм снарядами. Более серьезным заблуждением оказалось распространение официальными властями заведомой неверной информации о состоянии броневой защиты корабля (утечкой информации в прессу старались навести на мысль, что понятие "линейный корабль" и термин "крупный боевой корабль" – это стороны одной и той же медали, имея в ввиду быстроходные линейные корабли). "Лайон" дважды с трудом избежал катастрофы, а "Куин Мери" преследовал злой рок.

Проектное нормальное водоизмещение линейных крейсеров типа "Лайон" составляло, согласно Conway [1] и Brayer [4], 26270 т при средней осадке 8,43 м, согласно Campbell [2] и Burt [3], 26350 т (после перепроектирования 26475 т), что на 7600 т было больше, чем у "Индефатигейбла" (18750 т) при средней осадке 8,07 м. Проектное водоизмещение в полном грузу составляло, согласно Conway [1] и Brayer [4], 29680 т при средней осадке 9,32 м, против 21240 т и 9,14 м у "Индефатигейбла", согласно Campbell [2] и burt [3], 30084 т.

Длина крейсеров типа "Лайон": между перпендикулярами, согласно Campbell [2] и Burt [3] 201,3 м, (Burt [3] ("Принсес Роял" – 201,15 м), Brayer [4] 201,2 м, по ватерлинии 212,9 м и полная 213,4 м, что на 33,6 м больше, чем у "Индефатигейбла". Ширина 27 м (согласно Brayer [4], 26,9 м), что на 2,6 м шире, чем у "Индефатигейбла". Отношение L/B=7,9, против 7,37 у "Индефатигейбла" и 6,95 у "Зейдлица".

Высота надводного борта при проектном нормальном водоизмещении в носовой оконечности составляла 9,14 м, на миделе 7,62 м и в корме корабля 5,79 м, почти столько же, как у "Индефатигейбла". Высота борта на миделе составляла 16,15 м, что было на 1,3 м больше, чем у "Индефатигейбла". Увеличение осадки на 1 см соответствовало увеличению водоизмещения на 38,6 т. Корпус разделили водонепроницаемыми переборками на XXII основных отсека. Двойное дно установили на 76% длины корабля. Способ связей клепаной конструкции корпуса – смешанный набор поперечных шпангоутов и продольных стрингеров. Необходимо заметить, что "Лайон" оказался наиболее длинным кораблем, когда-либо построенным на государственных верфях. Форштевень остался все таким же выступающим, хотя не имел ярко выраженного таранного профиля.

Установка впервые после 20-летнего перерыва 343-мм орудий в линейно-возвышенных башнях, как и на одновременно построенных линейных кораблях типа "Орион", явилась хорошо заметным отличием этого проекта от предыдущих. У 343-мм орудий вес снаряда оказался почти на 50% больше 305-мм, энергия у дульного среза почти на столько же, а пробиваемость на дистанции 4500 м (24 каб.) на 25% больше. Вес бортового залпа увеличился почти вдвое (4540 кг против 2361 кг). Не было неожиданностью заметное увеличение пробивной способности снаряда и силы разрыва.

Возрастание калибра главной артиллерии свыше 305-мм отразилось, главным образом, на увеличении дистанции решительного боя и нуждалось в большей мощности метательного заряда. Дистанцией решительного боя тогда считали такую дистанцию, на которой снаряды на излете ложились под углом 15° к горизонтали. Для различных орудий и различных снарядов она сильно различалась* но приближенно можно сказать, что для 305-мм орудий эта дистанция составляла около 13000 м (70 каб.), а для 343-мм около 16700 м (90 каб.), так как последняя как раз была на пределе возможности следить за стрельбой из боевой рубки. Эта возможность определяется видимостью над водой высоты борта неприятельского корабля.

Для высоты глаза (на уровне визиров боевой рубки) около 14,5 м выше уровня ватерлинии видимость горизонта составляет около 15000 м (80 каб.). При больших дистанциях над горизонтом видна все меньшая часть неприятельского борта, и стрельба становилась мало действенной или даже вовсе невозможной при худшем состоянии атмосферы.

Новые 343-мм орудия обладали большей точностью попаданий снаряда на большей дистанции, чем 305-мм орудия с длиной канала ствола в 45 и 50 калибров, на крейсерах типа "Инвинсибл" и "Индефатигейбл", а также на всех дредноутах более ранней постройки. Отказ от 305-мм орудий объяснялся просто потребностью в более сильных линкорах и невозможностью надлежащим образом управлять более чем десятью орудиями. Правда, на многие линкоры установили по 12 305-мм орудий, но в английских морских кругах были против такого количества. Увеличение же калибра давало и большую силу удара и большую дальнобойность.

Одним из важнейших аргументов в пользу установки башен 343-мм орудий вдоль диаметральной плоскости корабля явилось то, что более тяжелый вес башен и дополнительного бронирования делали смещение башен к борту и стрельбу через палубу совершенно невозможным. Косвенно это говорило о сравнительной неудаче проектов линейных крейсеров типа "Инвинсибл" и "Индефатигейбл". Сначала конструкторы были готовы усовершенствовать систему установки башен по сравнению с той, что было на "Индефатигейбле", простым перемещением обеих средних башен в диаметральную плоскость и на одном из этапов проектирования предлагали установить пять башен вместо четырех. Для этого предлагали установить в корме две линейно-возвышенные башни, но из-за необходимости свободного пространства в корпусе для еще одного котельного отделения и по финансовым причинам от этого отказались.

Уаттс полагал, что при увеличении длины корпуса на миделе на три шпации (0,91 м) появится возможность расположить совмещенные бортовые башни так же, как на линейных кораблях типа "Колоссус". Но не все конструкторы согласились с тем, что это будет осуществимо. В конце концов решили установить только четыре башни. Две передние орудийные башни "А" и "В" были линейно-возвышенные, в то время как третью "Q" расположили между второй и третьей дымовыми трубами, что впоследствии рассматривалось как недостаток из-за ограниченного сектора ведения огня (60° в нос и корму на оба борта). Тем более что вследствие этого расположения выявился другой недостаток в виде чередования погребов боезапаса и котельных отделений.

Погреба боезапаса кормовых башен разместили в середине корпуса между двумя группами котельных отделений. Четвертую башню "Y" расположили намного ближе к корме, что обеспечило ей прекрасный сектор ведения огня. Обе носовые и кормовая башни имели сектор обстрела 300°, средняя башня "Q" 240°. Таким образом, суммарный сектор обстрела всех четырех башен линейных крейсеров третьего поколения составлял 1140°, или 285° на башню, против соответственно 940° и 235° "Индефатигейбла". При этом в различных секторах обстрела действовало разное число орудий главного калибра: сектор обстрела 0-60° – четыре орудия, 60-150° – восемь орудий, 150-180° – два орудия.


13, 5-дюймовое (343-мм) орудие изготовленное на заводе Викерса для линейного крейсера “Принсес Роял”


Очевидно, за основу можно было выбрать размещение десяти орудий главного калибра в пяти башнях на линейных кораблях типа "Орион", имеющих корпус на 2,75 м длиннее, чем у "Лайона", выбор длины которого вынудил ограничиться четырьмя башнями. К сожалению, была выбрана четырехбашенная схема, вместо пятибашенной, где отсутствовала пятая линейно-возвышенная башня в корме. Таким образом, на вооружении кораблей в качестве артиллерии главного калибра находилось восемь скорострельных 343-мм орудий образца Mk.V в четырех двухорудийных башнях: двух линейно-возвышенных орудийных башен "А" и "В" в носовой части корабля, третьей башни "Q" между второй и третьей дымовыми трубами и четвертой "Y" в кормовой части.

Расстояние от форштевня до оси барбета башни "А" составляло 46 м, между осями барбетов башен "А" и "В" – 10,4 м, "В" и "Q" – 58,5 м, "Q" и "Y" – 59,5 м, от "Y" до ахтерштевня – 39 м. Расстояние между осями барбетов концевых башен "А" и "Y" составляло 128,4 м, что определяло длину главного броневого пояса. Высота осей стволов орудий над уровнем ватерлинии при нормальном водоизмещении составляла для башни "А" 10 м, башни "В" 12,4 м, башни "Q" 9,4 м и башни "Y" 7 м. На "Индефатигейбле" высота осей стволов орудий над уровнем нормальной ватерлинии составляла для башни "А" 9,7 м, башни "Р" и "Q" 8,5 м и башни "Y" 6,4 м. На "Мольтке" соответственно 10,4 м, 8,2 м и кормовых 8,4 м и 6,0 м.

Спроектированные в 1910 г. скорострельные 343-мм орудия образца Мк.У с длиной канала ствола 45 калибров (15435 мм) и длиной нарезанной части ствола 12943 мм представляли собой прекрасные орудия, имеющие более совершенную и удачную конструкцию и обладающие большей точностью, чем 305-мм орудия образца Мк.Х. Ствол весом 76 т скреплялся при помощи стальной проволоки. Система нарезов (число нарезов 68) представляла собой обыкновенный профиль с постоянной крутизной нарезов – один оборот на 30 калибров.

Орудия стреляли снарядами весом 568 кг и 636 кг (вес заряда 133 кг кордита "MD" с начальной скоростью 760-788 м/с, против соответственно 386 кг и 831 м/с у 305-мм орудий "Инвинсибла" и "Индефатигейбла", и развивали дульную энергию 28700 т/м. Стволы орудий имели угол склонения 5°, угол возвышения 20°, обеспечивая максимальную дальность стрельбы снарядами с радиусом оживала головки в четыре калибра 22000 м (118 каб.). Скорострельность составляла 1,5 выстрела в минуту. Но в 1914 г. не имелось таблиц для стрельбы с углом возвышения более + 15°2Г, что обеспечивало дальность стрельбы только 18700 м (101 каб.).

Ко времени Ютландского боя недостатки визирования устранили установкой призм "угла возвышения" на 6° на визиры приборов управления огнем центральной наводки и центральные визиры башен, и таким образом можно было использовать полный угол возвышения стволов орудий. Как и на других британских кораблях того периода пороховые погреба разместили над снарядными. Их крышу образовала нижняя (бронированная) палуба, за исключением погребов башни "Q", где была только одна верхняя палуба.

В мирное время боекомплект состоял из 640 снарядов для всех восьми орудий главного калибра или 80 снарядов на ствол. Комплектация боекомплекта включала 24 бронебойных, 28 полубронебойных, 28 фугасных, а также 6 шрапнельных снарядов. Во время войны боекомплект увеличивался до 880 снарядов для всех восьми орудий главного калибра или 110 снарядов на ствол (33 бронебойных, 38 полубронебойными и 39 фугасных). Ко времени Ютландского боя комплектация изменилась на 66 бронебойных, 22 полубронебойных и 22 фугасных. После Ютландского боя рекомендовали уменьшить количество фугасных снарядов до 10 на орудие, затем иметь 55 бронебойных и 55 полубронебойных. Окончательно боекомплект на орудие составлял 77 бронебойных новой конструкции и 33 полубронебойных.

Когда корабль вступил в строй, на нем в гидравлической системе для осуществления поворота всех четырех башен имелось только два насоса наводки орудий с помощью гидравлического привода, что было явно недостаточно. Третий насос гидравлической системы добавили в 1913 г. По окончании постройки на "Лайоне" и "Принсес Роял" приборов управления стрельбой центральной наводки установлено не было. Их установили на марсы фок-мачты "Лайона" к маю 1915 г., на "Принсес Роял" в начале 1916 г. Второй комплект таких же приборов установили в кормовой части "Лайона" в сентябре 1918 г., а на "Принсес Роял" к концу 1918 г.

Противоминная артиллерия, предназначенная для ведения огня по всем видам морских и береговых целей, первоначально состояла из 16 скорострельных 102-мм орудий с длиной канала ствола 50 калибров (5100 мм) образца QF.Mk.VII в установках образца P.IV на "Лайоне" и образца P.II на "Принсес Роял". Восемь из них разместили в передней надстройке, восемь в задней. 102-мм орудия противоминной артиллерии разместили довольно удачно . Они имели высокорасположенный пункт управления стрельбой и хорошо спланированную концентрацию огня из восьми орудий вперед, четырех назад и восемь побортно. Переднюю пару орудий кормовой группы установили в углах надстройки, что обеспечило им значительный сектор ведения огня вперед.

В мирное время общий боекомплект составлял 2400 выстрелов или по 150 на ствол. Первоначально боекомплект составлял 45 полубронебойных и 105 фугасных выстрелов, позднее 38 полубронебойных и 90 фугасных и 22 фугасных с ночным трассером. Во время военных действий общий боекомплект возрастал до 3200 выстрелов или по 200 выстрелов на орудие.

В апреле 1917 г. количество 102-мм орудий на обоих кораблях уменьшили до 15, сняв на "Лайоне" левое кормовое орудие и на "Принсес Роял" правое кормовое. Приборы центрального управления стрельбой противоминной артиллерии предполагали установить на этих крейсерах к маю 1918 г., но до конца первой мировой войны их так и не установили. На вооружении кораблей имелась также одна 76-мм десантная пушка и пять пулеметов системы Максим.

Состав зенитного вооружения часто менялся и в разные периоды службы крейсеров был различным. Превоначально на вооружении "Лайона" находилась одна 76-мм зенитная пушка Готчкисса, установленная в октябре 1914 г.

В январе 1915 г. добавили еще одну 76-мм зенитную пушку образца Mk.I. В июле 1915 г. 76- мм зенитную пушку Гочткисса заменили второй 76-мм зенитной пушкой образца Mk.I, затем одну из них сняли. В течение 1915-16 г.г. на нем в наличии имелась только одна такая зенитная пушка. В апреле 1917 г. еще одну 76-мм зенитную пушку образца Mk.I получили с "Принсес Роял" взамен ближайшего к корме 102-мм скорострельного орудия, снятого с левого борта. Его переделали под угол возвышения ствола в 60° и установили на "Принсес Роял". С апреля 1917 г. на "Лайоне" снова стояли две 76-мм зенитные пушки образца Mk.I, которые оставались до конца его службы.

Первоначально боекомплект 76-мм зенитных пушек Готчкисса составлял 500 фугасных выстрелов и 30 шрапнельных. Боекомплект 76- мм зенитных пушек образца Mk.I составлял 270 фугасных выстрелов и 30 шрапнельных, но в дальнейшем его уменьшили до 120 фугасных и 30 зажигательных выстрелов. Боекомплект 102- мм зенитных орудий составлял 75 полубронебойных с головным взрывателем и 75 шрапнельных выстрелов, а позднее 160 фугасных и 40 зажигательных.

По окончании постройки оба крейсера имели по четыре 47-мм салютных пушки Готчкисса. В 1914 г. на "Лайоне" во время шторма смыло одну такую пушку с правого борта. В апреле 1915 г. с него сняли еще две 47-мм салютные пушки, а последнюю демонтировали в августе 1915 г. В апреле 1915 г. с "Принсес Роял" демонтировали все 47-мм салютные пушки Готчкисса. В мае-июне 1919 г. их в количестве четырех снова установили на каждом корабле.

Торпедное вооружение крейсеров, как и на "Индефатигейбле", состояло из двух бортовых 533-мм подводных торпедных аппаратов перед барбетом башни "А" с общим боекомплектом в 14 торпед.

Вертикальное бронирование оказалось существенно сильнее, чем у крейсеров предыдущих типов. Согласно первоначального проекта общее бронирование посчитали недостаточным и решили усилить вертикальную броню с 18 по 138 шпангоут (переднее расположение броневого пояса), а переднюю броневую переборку передвинуть вперед. Толщину верхней и нижней (бронированной) палуб в этом районе также увеличили.

3 января 1910 г. первый морской лорд Фишер утвердил эти изменения. Общий вес их вертикальной брони составлял 3878 т (60,6% общего веса брони), но в процентном отношении это было меньше, чем у его германского двойника "Зейдлица".

Различия в бронировании "Лайона" и "Принсес Роял", по сравнению с "Индефатигейблом", заключалось в следующем: главный броневой пояс был на 77 мм толще напротив погребов боезапаса в средней части корпуса, котельных и машинных отделений, в районе погребов боезапаса передних башен и на 25,4 мм в районе кормовой башни. 127-152-мм верхний броневой пояс установили в районе между верхней и главной палубами для защиты погребов боезапаса, котельного и машинного отделений, чего вообще не было на "Индефатигейбле". Общая толщина бронирования палуб была на 51 мм меньше над погребами боезапаса и на 13 мм над энергетической установкой; максимальная толщина бронирования барбетов увеличилась на 51 мм; продольные бронированные экраны имели толщину 64-51-64 мм по сравнению с 51 мм на "Индефатигейбле".

Вертикальное бронирование борта состояло из верхнего и главного (нижнего) броневого пояса из крупповской цементированной брони. Оно покрывало борт крейсера до верхней палубы и от передней боевой рубки до кормовой переборки помещения главных конденсаторов. Главный броневой пояс толщиной 229 мм и длиной 116 м простирался от переднего конца передней боевой рубки до внутренней стороны барбета башни "Y". Его верхний край проходил на уровне главной палубы на 2,59 м выше ватерлинии при нормальном водоизмещении. Нижний край уходил под воду на 0,91 м ниже нормальной ватерлинии (1,07 м при водоизмещении в полном грузу). Вся ширина главного броневого пояса составляла 3,5 м.

Далее в носовую часть броневой пояс простирался толщиной 152-127-102 мм на той же высоте, что и средняя часть главного броневого пояса толщиной 152 мм, на длину 14 м до внутренней стороны барбета башни "А" и 127 мм на длину 8,5 м в районе барбета этой башни, после чего на длине 26 м он уменьшался до 102 мм, не доходя 15,2 м до форштевня. В кормовую оконечность главный броневой пояс продолжался толщиной 127-102 мм на длине 11,3м на той же высоте, что и средняя часть, оканчиваясь в 22,3 м от кормы. Общая длина прикрытой броневым поясом части корпуса по ватерлинии составляла 175,8 м (82,6% длины корпуса по ватерлинии). По концам бронированных поясов в носу и корме корпуса установили поперечные 102-мм броневые переборки.

Между главной и нижней (бронированной) палубами верхний броневой пояс имел толщину 152 мм и простирался на ту же длину, что и главный броневой пояс, ограничиваясь районом между главной и верхней палубами. В районе барбета башни "В" его уменьшили до 127 мм, в районе барбетов башен "А" и "Y" и далее к носовой и кормовой оконечностям до 102 мм, причем он не доходил до оконечностей и оканчивался в носу и корме 102-мм поперечными броневыми переборками.

Первоначальный проект вообще не включал бронирование носовой и кормовой частей корпуса корабля, а толщину бронирования палубы уменьшили. Продольные 19-мм защитные экраны простирались в средней части корпуса вдоль бортов между палубами полубака и верхней палубой и располагались ближе к борту в районе от начала средней дымовой трубы до конца задней.


Линейный крейсер "Лайон”,

(Продольный разрез и планы палуб с указанием бронирования)


Верхняя палуба толщиной 19-25,4 мм простиралась на такую же длину, что и верхний броневой пояс, и имела толщину 25,4 мм над бортовой броней, а палуба полубака толщину 31-38 мм в середине корабля. Нижняя (бронированная) палуба, имевшая по краям скосы, своей горизонтальной частью располагалась на уровне ватерлинии, а своими скосами уходила к нижнему краю главного броневого пояса на 0,91 м ниже ватерлинии. Она имела толщину 25,4 мм от носовой 102-мм поперечной переборки до барбета башни "Y", 31 мм от барбета башни "Y" до кормовой 102-мм поперечной переборки и 64 мм от поперечных переборок до носовой и кормовой оконечностей.

Скосы и плоская часть от передней переборки до внешней стороны барбета башни "Y" имели толщину 25,4 мм, от внешней стороны барбета башни "Y" до задней переборки 31 мм и от передней и задней переборок до оконечностей корпуса 64 мм. После Ютландского боя на верхней палубе около барбетов всех башен, а также на нижней палубе около барбетов башен "В" и "Y" добавили 25,4-мм броневые плиты общим весом 130 т.

Орудийные башни имели толщину лобовой плиты и боковых стенок 229 мм, задней стенки 203 мм. Толщина крыши составляла 82-108 мм, уменьшаясь на заднем скосе до 64 мм. Толщина настила пола в задней части башни составляла 76 мм (согласно Burt [3], 51 мм). После Ютландского боя толщину крыши башен увеличили до 89-108 мм. Барбеты башен орудий главного калибра имели внутренний диаметр 8534 мм. Барбеты башен "А", "В" и "Q" имели наружную толщину стенки 229 мм до нижней (бронированной) палубы и 76 мм ниже. Их внутренняя стенка имела толщину 203 мм. 203 мм было также за бронированием борта и только 76 мм между главной и нижней палубами, за исключением наружной стенки барбета башни "Y", где ее увеличили до 102- 76 мм, и внутренней стенки барбета башни "Q", где ее уменьшили до 25,4 мм ниже главной палубы.


Линейный крейсер “Лайон”. (Продольный разрез башни для 343- мм орудий с указанием пути подачи снарядов)


Передняя боевая рубка имела овальную форму и была больше по величине. Ее бронирование с лицевой стороны и боков выполнили толщиной 254 мм, сзади 178 мм, крыши 76 мм и настила пола 102 мм. Толщина стенки ведущей вниз трубы со скобами для аварийного выхода составляла 102 мм. Расположенный сверху боевой рубки колпак поста управления огнем главного калибра имел кругом толщину 76 мм. Боевая рубка управления торпедной стрельбой, расположенная на заднем конце кормовой надстройки, имела небольшие размеры и одинаковую толщину стенки 25,4 мм.

Кожухи передней дымовой трубы имели толщину 25,4-31 мм, средней 13-25,4-38 мм, задней 12,7-44 мм между верхней палубой и палубой полубака. Вокруг основания средней и задней дымовых труб на уровне палубы полубака проходили 51-мм экраны.

Для защиты кожуха вентилятора от дульного пламени башни "Q" установили 19-25,4-мм бронированные экраны.

У всех башен зарядные погреба размещались над снарядными. Погреба боезапаса башен "А", "В" и "Y" имели защиту в виде левого и правого 38-64-мм продольных бронированных экранов.

Башня "Q" имела близко расположенный к правому борту корпуса 64-мм продольный бронированный экран и более удаленный от левого борта 38-мм продольный бронированный экран.

Первоначально 102-мм орудия противоминной артиллерии не были ничем защищены, но во время войны их прикрыли 51-мм щитами, а некоторые поместили за броневыми листами в надстройке.

В расположенных двумя группами семи котельных отделениях (КО) установили 42 водотрубных котла типа Ярроу с трубками большого диаметра, обеспечивающие рабочее давление пара 16,5 кгс/кв.см с устройствами форсирования тяги по системе закрытых кочегарок. В каждом КО установили по 6 котлов. В первой группе КО N1 длиной 10,4 м расположили по осевой линии, следующие четыре попарно в две линии по правому и левому борту длиной 15,8 м каждая. Таким образом, КО N1-N5 первой группы находились до башен "Р" и "Q" и занимали общую длину 42 м с выходом на переднюю дымовую трубу.


Турбина изготовленная на заводе Викерса для линейного крейсера “Лайон”.


КО N6 и N7 второй группы расположили после башни "Q" и до машинных отделений, и они занимали длину 15,8 м с выходом на заднюю дымовую трубу. Общая длина котельных отделений составляла 57,8 м (27,1% длины корпуса по ватерлинии). Каждый котел оборудовали тремя одиночными форсунками для сжигания нефти в количестве 136 кг/час на форсунку.

14 главных и вспомогательных питательных помп приводились в действие паровыми поршневыми машинами простого действия. В каждом КО установили по одной главной и вспомогательной питательной помпе. В каждом КО имелись паровые воздушные компрессоры как для чистки трубок снаружи, так и для подвода воздуха над топками котлов. На каждый котел имелось по вентилятору для тяги.

Энергетическая установка включала два комплекта турбин Парсонса с прямой передачей на четыре гребных вала с трехлопастными винтами, установленных в двух расположенных побортно передних машинных отделениях (МО) длиной 18,9 м. Каждый комплект состоял из турбины высокого давления переднего хода, на переднем конце которой имелась ступень турбины крейсерского хода (при полном ходе пар пропускается мимо нее), турбины высокого давления и турбины низкого давления заднего хода.

Турбины высокого давления переднего и заднего хода были отделены друг от друга и вращали наружные гребные валы. Турбины низкого давления переднего и заднего хода были объединены вместе на внутренних гребных валах. Таким образом, все четыре гребных вала могли реверсироваться на передний и задний ход. Турбины высокого давления в правом и левом МО вращали наружные гребные валы, турбины низкого давления вращали внутренние гребные валы. Отдельных турбин крейсерского хода не было. Их заменили ступени турбин крейсерского хода, установленные на переднем конце турбин высокого давления.

За машинными отделениями следовали два расположенных рядом отделения главных конденсаторов длиной 15,2 м. Здесь располагались четыре конденсатора (холодильника) вместе с центробежными помпами, двумя отдельными воздушными насосами и другими вспомогательными механизмами. Их общая длина составляла 34,1 м (16% длины корпуса по ватерлинии), площадь машинных отделений составляла 650 кв.м, котельных 1170 кв.м.

Трехлопастные винты отлили из марганцовистой бронзы. Оба наружных винта установили на 6 м ближе к носу, чем внутренние. Все они вращались наружу при переднем ходе корабля. Гребные валы выходили из корпуса на значительную длину, и каждый вал поддерживался А- образным кронштейном из литой стали. Проектная мощность на валах составляла 70000 л.с. или 2,27 л.с./т полного водоизмещения, против 43000 л.с. и 2,02 л.с./т у "Индефатигейбла", что должно было обеспечивать кораблям скорость 27,5 узлов.

11 января 1912 г. на ходовых испытаниях на мерной миле в Полперро во время первого пробега "Лайон" прошел мерную милю за 2 мин.38 сек., развив форсированную мощность турбин 65470 л.с. (93,5% номинальной мощности), что при частоте вращения гребных валов в среднем 264 об/мин. обеспечило кораблю скорость 26,19 уз. В тот же день крейсер совершил еще пять пробегов и в последнем, шестом, показал наибольшую скорость. Он прошел мерную милю за 2 мин.28 сек., развив форсированную мощность турбин 76890 л.с. (увеличение на 9,8%), что при частоте вращения гребных валов в среднем 278,2 об/мин. обеспечило кораблю скорость 27,62 уз.

8 июля 1912 г. на мерной миле в Полперро во время своего первого пробега "Принсес Роял" развил форсированную мощность турбин 76700 л.с. (увеличение на 9,6%), что обеспечило кораблю скорость 27,96 уз. При продолжении испытаний крейсер развил форсированную мощность 78803 л.с. (увеличение на 12,5%), что при частоте вращения гребных валов в среднем 284,8 об/мин. обеспечило кораблю максимальную скорость 28,5 узла.

Впоследствии проводили ходовые испытания с различными винтами, чтобы определить, сможет ли он достичь скорости 29 уз., если котлы и турбины разовьют максимальную мощность. В 1913 г. во время очередного пробега "Принсес Роял" развил форсированную мощность 96240 л.с. (увеличение на 37,5%), сжигая в котлах уголь с нефтью, но достиг только скорости 28,06 уз. Это было через три месяца после выхода его из дока и при осадке 9,09 м носом и 9,53 м кормой. И, хотя результаты были не сопоставимы, еще оставалась некоторая надежда достичь более высокую скорость.

Во время 30-часовых ходовых испытаний "Лайон" поддерживал среднюю мощность энергетической установки 54763 л.с. (78,2% от номинальной) при расходе угля 0,775 кг/л.с. в час. Во время 8-часовых ходовых испытаний на полный ход он развил среднюю мощность 75685 л.с. (увеличение на 8,1%) при таком же расходе угля.

Оба корабля имели винты одинаковой конструкции и на ходовых испытаниях сжигали в топках только уголь. Различие заключалось только в окраске днища на "Лайоне". По окончании постройки они оказались самыми быстроходными из кораблей крейсерского типа. Их номинальная скорость на два узла превышала скорость крейсеров типа "Инвинсибл" и "Индефатигейбл".

Как можно видеть по результатам ходовых испытаний, оба крейсера оправдали ожидания, которые возлагал на них главный конструктор военного кораблестроения. Но, как ни странно, Совет Адмиралтейства был озабочен и поставил в известность, что не все так уж хорошо, поскольку там ожидали, что корабли разовьют скорость 29 уз. Аргументы типа того, что эта цифра могла быть выше, если бы погода стояла лучше, или, если бы он проходил испытания где- нибудь еще, а не Полперро, где глубина была всего 44 м, не могут оправдать того факта, что крейсера должны были развить более высокую скорость.

Официальные источники также значительно преувеличили скорости этих кораблей. Как обычно в таких случаях, в газетах появились примерно одинаковые статьи, содержащие различные спекуляции по поводу скорости новых кораблей. Так "Принсес Роял" приписывали скорость 33 уз., что означало достижения 34,7 уз. с форсированием энергетической установки, а "Лайону" 31 уз. Фактически ни один из этих кораблей не мог долго развивать больше 28 уз. Но ничего не было более некорректного, чем статья из журнала "The Army and Navy Gasette", в которой писали: "Скорость "Принсес Роял" на ходовых испытаниях достигла 34,7 уз. и это означает, что германские линейные крейсера следующих проектов должны развивать 35 уз., чтобы противодействовать британским кораблям".

Нормальный запас топлива составлял 1000 т угля (максимальный 3520 т угля) и 1135 т нефти. Расход угля составлял 336 т в сутки при 14 уз. (экономическая скорость) и 1410 т в сутки при полной скорости. Объявленная дальность плавания составляла 3395 миль при скорости 16,75 уз. и 1665 миль при 24,5 уз. только при угольном отоплении и увеличивалась соответственно до 4935 и 2420 миль, когда нефть сжигалась в топках котлов смешанного отопления в распыленном состоянии в качестве добавки к углю. Максимальная дальность плавания составляла 5610 миль при скорости 10 уз.

Для пожарной системы и водопровода имелось 11 паровых помп, четыре из них разместили в МО, остальные по одной в каждом КО.

Вычисленная метацентрическая высота при нормальном водоизмещении для линейных крейсеров типа "Лайон" равнялась 1,48 м (для "Индефатигейбла" 1,06 • м), в полном грузу (без запаса нефти) 1.52 м (для "Индефатигейбла" 1,19 м), с нефтяным топливом 1,78 м. В то же время реальные цифры для "Лайона" соответственно составляли 1,53 м; 1.53 м и 1,83 м; для "Принсес Роял" 1,51 м; 1,54 м и 1,81 м. Период бортовой качки равнялся около 12 секунд. Для уменьшения периода качки на крейсера установили скуловые кили. Корма имела длинный свешивающийся подзор, где, как и на "Индефатигейбле", установили два параллельных балансирных руля, подвешенные без опорных пят и кронштейнов. Это делало их поворотливыми кораблями с довольно небольшим тактическим радиусом циркуляции. В то же время ими трудно было управлять при движении кормой вперед.

Так же, как и на "Индефатигейбле", офицерские каюты находились в носовой части корабля, а рядовой и старшинский состав размещался в середине и в корме. Но это были последние крупные корабли в британском военно- морском флоте с таким расположением жилых помещений экипажа.


Эскадра линейных крейсеров в походе.


Линейные крейсера имели три 6,35-тонных якоря адмиралтейского типа без штока, один 2,13-тонный якорь без штока и четыре 0,254-тонных (стоп-анкер и верп).

В состав корабельных спасательных средств входили один паровой полубаркас длиной 15,2 м, один парусный полубаркас длиной 11 м, один паровой баркас длиной 12,8 м, спасательных катера: три длиной 10,4 м, один длиной 9,14 м, две гички длиной 9,14 м, три вельбота длиной 8,23 м, один динги длиной 4,9 м.

При постройке их укомплектовали восемью парами осветительных прожекторов с диаметром зеркала 610-мм. Четыре из них находились на переднем мостике, две на платформе у задней дымовой трубы и две на кормовой надстройке. Дальномеры размещались: один на марсе фок-мачты для наблюдения за стрельбой, по одному на каждой башне, и один на задней надстройке. В 1909 г. на мачтах установили указатели дистанции – большие циферблаты, на которых для других кораблей с помощью стрелок показывалось расстояние до кораблей противника. На момент вступления в строй каждый корабль имел радиостанции типа Mk.I, Mk.2 и типа "9" ближнего действия.

По внешнему виду они отличались от линейных крейсеров первого и второго поколения величиной и расположением дымовых труб. Индивидуальные различия между "Лайоном" и "Принсес Роял" найти было довольно трудно, но главная особенность заключалась в том, что салинг грот-мачты на "Лайоне" расположили выше задней дымовой трубы, на "Принсес Роял" ниже, а на "Куин Мери" его вообще не было.

Только "Лайон" сразу после постройки имел переднюю дымовую трубу впереди треногой фок-мачты ("Принсес Роял" в период постройки), пока в 1912 г. их не поменяли местами. После переделки крейсера по внешнему виду выглядели типичными британскими кораблями. Их значительно усовершенствовали по сравнению с первоначальным проектом, когда передняя дымовая труба располагалась перед треногой фок-мачтой. Получив прозвище "великолепных кошек", они имели исключительно красивый внешний вид и в общем считались вполне современными и прекрасно выглядевшими кораблями. В годы перед первой мировой войной внешне они не претерпели сколько-нибудь значительных изменений.


Весовая нагрузка линейных крейсеров Англии*
  "Инвинсибл " т / % "Индефатигейбл " т / % "Лайон" т/% 
Корпус и судовые системы 6200 (35,9%) 7000 (37,4%) 9660 (36,5%)
Бронирование 3460 (20,1%) 3735 (19,9%) 6400 (24,2%)
Энергетическая установка 3390 (19,7%) 3655 (19,5%) 5290 (20,0%)
Вооружение с башнями 2440 (14,1%) 2580 (13,8%) 3220 (12,1%)
Топливо (уголь) 1000 (5,8%) 1000 (5,3%) 1000 (3,8%)
Команда и провизия 660 (3,8%) 680 (3,6%) 805 (3,0%)
Запас водоизмещения 100 (0,6%) 100 (0,6%) 100 (0,4%)
Суммарное водоизмещение 17250 (100%) 18750 (100%) 26475 (100%)
* При проектном нормальном водоизмещении. Запас водоизмещения из обычных для британских кораблей 100 т был использован на установку дополнительной брони, и проектное водоизмещение было превышено на 125 т.


С 1912 г. оба корабля имели легкие полые трубчатые мачты, но очень скоро фок-мачты получили дополнительные опоры в виде легких стоек. В 1912-13 гг. в передней надстройке у нижнего ряда 102-мм орудий установили бронированные щиты.

В 1913-14 гг. бронированные щиты установили у остальных 102-мм орудий верхнего ряда. В 1915 г. на крейсерах установили настоящие треногие мачты, изготовленные на месте во время базирования в Скапа-Флоу (надо было увеличить высоту расположения фор-марса с постом управления стрельбой центральной наводки). Эти посты на крейсерах установили в январе 1915 г. после боя у Доггер-банки, причем на "Лайоне" это сделали с января по март во время устранения боевых повреждений и ремонта. В это же время на их корпуса нанесли камуфляж.

В 1915-16 гг. с кораблей убрали противоторпедные сети, огородили платформы прожекторов и провели другие различные переделки, необходимость в которых возникла в период войны. Закрасили камуфляж. Реи радиоантенны использовали для поднятия сигнальных флагов. В 1916-17 гг. зенитную артиллерию увеличили на одно 102-мм орудие и одну 76-мм пушку, установленные слева и справа от средней дымовой трубы на уровне полубака. Затем одну 76- мм зенитную пушку убрали.

В 1917-18 гг. увеличили размеры площадок на марсах фок- и грот-мачт для постов управления огнем центральной наводки. Циферблаты целеуказания установили на лицевой стороне площадок марсов и на задней надстройке. На крышах башен "В" и "Y" нанесли шкалу пеленгов. Изменили места расположения прожекторов. Сдвоенные прожектора с диаметром зеркала 914-мм с задней боевой рубки сняли и установили один над другим на специальных платформах по сторонам задней дымовой трубы. Третью платформу со сдвоенными прожекторами установили ближе к грот-мачте.

С 1918 г. оба корабля имели на вооружении по два легких колесных разведывательных самолета типа "Сопвич Кэмел", взлетающих со специальных, установленных на башнях "Q" и "Y" платформ. Сначала установили экспериментальную платформу на башне "Y", поднятую целиком над ней. На платформе имелись большие сетчатые экраны для защиты самолета. В 1919 г. на них установили дальномеры на крыше командно-дальномерного поста. Со всех дальномеров сняли защитные кожухи.

Стоимость постройки каждого корабля, согласно предварительной смете, составляла 2 000 000 фунтов стерлингов или 20 000 000 рублей золотом.

Военная судьба постоянно бросала "Лайон" и других "великолепных кошек" в гущу военных событий, и их репутация держалась на должной высоте, пока в Ютландском бою не погиб "Куин Мери" и едва не погиб "Лайон".

Благодаря благоприятным публикациям прессы, они пользовались любовью публики. Но это были уже в малой степени удовлетворяющие предъявленным требованиям крупные боевые корабли, построенные для британского флота. Линейные крейсера типа "Лайон" оказались дорогостоящими второразрядными кораблями.

Линейный крейсер "Лайон"

(В составе флота находился с января 1912 г. по март 1920 г.)

Заказ на постройку выдали в октябре 1909 г. Линейный крейсер "Лайон", согласно Conway [1] и Campbell [2], заложили 29 сентября, согласно Burt [3] и Brayer [4], 29 ноября 1909 г. на казенной судостроительной верфи в Девонпорте. Энергетическую установку изготавливала частная судостроительная верфь "Виккерс" в Барроу- на-Фирнесс, Бирмингем. Крейсер спустили на воду 6 августа 1910 г. Водоизмещение при спуске на воду составляло 8535 т, из них корпус весил 7845 т. Закончили постройкой 4 июня 1912 г. Стапельный период постройки корабля составлял чуть больше 8 месяцев, достройка на плаву заняла 22 месяца. Всего постройка продолжалась 30 месяцев. В январе 1912 г. начались испытания корабля.

Действительное нормальное водоизмещение "Лайона" составляло, согласно Conway [1] и Brayer [4], 26600 т при средней осадке 8,53 м (согласно Burt [3], в сентябре 1917 г. 26400 т), водоизмещение в полном грузу (без нефтяного топлива) 30816 т при средней осадке 9,65 м, (согласно Burt [3], 30186 т в сентябре 1917 г.).

Стоимость постройки "Лайона" составляла 1 965699 фунтов стерлингов (19 657000 рублей золотом). Кроме того, изготовление орудий обошлось еще в 1 18300 фунтов стерлингов (1183000 рублей золотом). Общая стоимость составила 2 083999 фунтов стерлингов (20 840000 рублей золотом) или 79,3 фунтов стерлингов за тонну нормального водоизмещения. Это были первые крупные британские корабли, стоимость которых превысила 2 миллиона фунтов стерлингов. В то же время стоимость постройки за тонну нормального водоизмещения по сравнению с "Инвинсиблом" снизилась на 22,6%.

Экипаж согласно штатного расписания насчитывал 907 человек, окончательно по штату 1910 г. – 984 (Brayer [4] приводит 997), в 1912 г. – 1000, в 1915 г. – 1092, в Ютландском бою – 1264. Первым командиром корабля стал кэптен Даффи.

После окончания постройки "Лайон" оказался на 3370 т тяжелее "Мольтке" и имел более мощную артиллерию главного калибра (восемь 343-мм орудий против десяти 280-мм). Однако 229-мм главный броневой пояс, 31-мм палуба и 229-мм барбеты "Лайона" не шли ни в какое сравнение с соответственно 279-мм, 75-мм и 267- мм "Мольтке". Германский линейный крейсер "Зейдлиц", заложенный в 1911 г., явился увеличенной копией "Мольтке", и Совет Адмиралтейства произвел его обстоятельное сравнение с "Лайоном".

"Лайон" оказался на 12,3 м длиннее, на 1,5 м уже, имел на 1,8 м более высокий надводный борт и на 1420 т большее, чем у "Зейдлица", водоизмещение. Энергетическая установка "Лайона" была на 15% мощнее, котельное отделение на 25% и машинное на 60% больше. Уменьшение объема этих отделений на "Зейдлице" позволило так значительно уменьшить его длину и водоизмещение, что экономию веса корпуса удалось использовать для дополнительного бронирования.

Согласно первоначального проекта, рангоут "Лайона" предусматривал крупную треногую фок-мачту. Когда "Лайон" впервые вышел с судостроительной верфи в Девонпорте, он имел именно такую треногую фок-мачту перед передней дымовой трубой, длина которой была на 2,5 м выше остальных труб – удивительное сооружение, введенное еще на "Дредноуте" и линейных кораблях типа "Колоссус" и "Орион". Расстояние от поста наблюдения и корректировки стрельбы на марсе фок-мачты до раструба передней дымовой трубы составляло 12 м и повторяло дефекты "Колоссуса" и новых линкоров типа "Орион".

Одним из достоинств такого расположения фок-мачты было то, что ее очень удобно было использовать как опоры шлюпбалки. Треногая фок-мачта нависала над передней дымовой трубой, но там, где у линкоров типа "Орион" имелось только 6 котлов, задействованных на эту дымовую трубу, на линейных крейсерах типа "Лайон" располагалось 14. Дым и копоть передней дымовой трубы еще можно было терпеть на фок-мачте линейных кораблей, но у "Лайона" температура выходящих из этой трубы газов и пара достигала 550°С, чего вынести было никак нельзя. Кроме того, штурманская рубка находилась непосредственно над боевой рубкой.

Таким образом, не реагировать на проблему с дымовыми трубами было невозможно. Британский специалист по артиллерии адмирал Перси Скотт представил свои рекомендации по модернизации рангоута фок-мачты и передней дымовой трубы из-за дыма, создававшего помехи находящимся на фор-марсе на посту наблюдения и корректировки стрельбы. Все это отклонил Совет Адмиралтейства, который, хотя в принципе и согласился с его точкой зрения, считавшего обоснованной установку дымовой трубы перед фок-мачтой только потому, что это позволяло использовать грузовые стрелы для спуска и подъема катеров и шлюпок.

Тем не менее, "Лайон" достроили согласно первоначального проекта, но в январе 1912 г. во время предварительных ходовых испытаний тепло и дым из раскаленных двух передних дымовых труб сделали фор-марс с постом наблюдения и корректировки стрельбы полностью неработоспособным, сильно нагревая дальномер на марсе и компас на ходовом мостике. Когда крейсер развивал полную мощность, опоры треногой фок-мачты так разогрелись, что личный состав корректировочного поста на марсе не мог спуститься вниз, поскольку приходилось передвигаться по этим опорам.


Линейный крейсер “Лайон" после вступления в строй. 1912 г.


Замечание, сделанное первым командиром "Лайона" кэптеном Даффи, очень хорошо объясняет сложившуюся ситуацию: "Возможность наблюдения и корректировки стрельбы с марса фок-мачты во время войны будет минимальной или вообще невозможной. Вероятно, ни один корабль не может идти в бой без полного использования всех котлов, но в результате этого личный состав поста управления стрельбой центральной наводки на фор-марсе либо задохнется от дыма, либо сгорит.

По результатам наблюдения за состоянием "Лайона" во время испытаний я понял, что самое худшее – это бесполезно надеяться на пост управления на фор-марсе. При ветре к корме на фор-марсе совершенно невозможно находиться, идя с любой скоростью. При ветре в любую сторону необходимость поворота руля произведет тот же эффект. Следующим местом, которое, естественно, будет также награваться, но с разницей в 5°С, является командно-дальномерный пункт, расположенный в верхней задней части боевой рубки, и меньшей температуры нагрева мы никогда не будем иметь. Ввиду этого компас на мостике всегда будет закопчен, что в боевых условиях допускать совершенно невозможно".

В результате этого и других фактических обстоятельств на линейных кораблях "Монарх" и "Орион" решили рассмотреть возможность перестановки местами передней дымовой трубы и фок-мачты, но в конце концов никаких мер не приняли. В феврале 1912 г. Адмиралтейство приняло решение заменить на "Лайоне" треногую фок-мачту на полую шестовую, установленную перед передней дымовой трубой. Это произошло по инициативе нового первого морского лорда Адмиралтейства Уинстона Черчилля, который имел представление об условиях обитания на крейсере в его первозданном виде от адмирала Джеллико и экипажа "Лайона" и обеспечил финансирование. Общая стоимость переделки "Лайона" и еще незаконченного постройкой "Принсесс Роял" составляла 60170 фунтов стерлингов, куда входила и стоимость переоборудования передней боевой рубки, и монтаж в ней новых навигационных приборов.

С января по май 1912 г. "Лайон" находился в переоборудовании на казенной верфи в Девонпорте. При этом на "Лайоне" переднюю дымовую трубу сдвинули на 5 м назад, поменяв местами ее и шестовую фок-мачту, что позволило существенно увеличить передний мостик. Одновременно высоту остальных двух дымовых труб увеличили на 2,5 м, так что все трубы стали одинаковой высоты. В свою очередь, впоследствии, фок-мачту опять переделали в треногую с опорами, не достигавшими, однако, марса.

Таким образом, во время переделки на "Лайоне" (а также во время окончании постройки "Принсес Роял") произвели следующие работы: установленную при постройке треногую фок-мачту полностью демонтировали; переднюю дымовую трубу переставили на то место, где до этого первоначально располагалась треногая фок-мачта; установленную при постройке трубчатую грот-мачту диаметром 0,76 м демонтировали и в ее первоначальном виде перенесли в качестве фок-мачты на место передней дымовой трубы; на обоих кораблях изменили положение всех грузовых стрел; стеньгу прежней фок-мачты переставили на место грот-мачты; все дымовые трубы увеличили по высоте до 24,7 м над ватерлинией; площадку марса с постом наблюдения и корректировки стрельбы подняли выше и удлинили ее переднюю часть; установили бронированный кожух на вращающийся дальномер; капитанский мостик уменьшили в размерах, так что теперь он не слишком нависал над боевой рубкой; оборудовали казематы 102- мм орудий правого и левого борта; на башнях "В" и "Y" установили колпаки для управляющего стрельбой; дальномеры на башнях прикрыли бронированными кожухами; установили дополнительную радиостанцию ближнего действия и только на "Лайоне" усилили переборки помещения рулевого привода.


Линейный крейсер “Лайон”. (Наружный вид. 1912 г.)


Сравнение габаритов котельного и машинного отделений линейных крейсеров "Лайон" и "Зейдлиц"
  "Лайон" "Зейдлиц"
Мощность энергетической установки (л.с.) 70000 61000
Длина котельного отделения (м) 57,8 46,5
Ширина котельного отделения (м) 20,1 19,8
Длина машинного отделения (м) 34,1 21
Ширина машинного отделения (м) 18,9 19,2

1 июня 1912 г. провели кренование "Лайона" для определения метацентрической высоты при двух режимах загрузки. Сначала провели измерение в полном грузу (200 т угля в верхних и 800 т в нижних ямах, но без нефтяного топлива). При средней осадке 8,46 м метацентрическая высота составляла'1,52 м. Остойчивость была максимальной при 43° крена и нулевой при 76°. Затем провели измерение при полном водоизмещении (3520 т угля, но без нефтяного топлива). При средней осадке 9,37 м метацентрическая высота составляла те же 1,52 м. Остойчивость была максимальной при 42° крена и нулевой при 78°. Для сравнения метацентрическая высота "Зейдлица" составляла 3,12 м (самая большая из всех крупных немецких кораблей), остойчивость соответственно 33° и 72°.

4 июня 1912 г. в Девонпорте "Лайон" вошел в состав 1-й эскадры крейсеров, а с июля 1912 г. стал ее флагманским кораблем. С 1 января 1913 г. 1-ю эскадру крейсеров переименовали в 1-ю эскадру линейных крейсеров. Весной 1913 г. освободился пост командующего 1-й эскадрой линейных крейсеров в водах Метрополии. На эту должность морской министр Черчилль назначил командующего эскадрой броненосных крейсеров самого молодого британского контр-адмирала Дэвида Битти. Когда 1 марта контр-адмирал Битти поднял свой флаг на "Лайоне", в состав его эскадры входили только четыре линейных крейсера – "Лайон", "Принсес Роял", "Индомитейбл" и "Индефатигейбл". "Инвинсибл" проходил плановый ремонт. Недавно вступившие в состав флота "Австралия" и "Нью Зиланд" находились в дальнем плавании с посещением доминионов, имена которых они носили. Постройку "Куин Мери" еще не завершили. "Тайгер" присоединился к эскадре только в октябре 1914 г., уже во время войны.

В феврале 1914 г. эскадра линейных крейсеров в составе "Лайона", "Принсес Роял", "Куин Мери" и "Нью Зиланда" направилась с дружеским визитом во французский порт Брест. Цель визита состояла в налаживании взаимодействия английских и французских военно-морских сил на случай войны. В июне 1914 г. эскадра линейных крейсеров нанесла визит в Россию, посетив Ригу, Ревель и Кронштадт, с целью продемонстрировать своему континентальному союзнику морскую мощь "владычицы морей" и ее непримиримое отношение к Германии.

В эскадру под командованием контр-адмирала Битти входили "Лайон", "Принсес Роял", "Куин Мери" и "Нью Зиланд", а также легкие крейсера "Блонд" и “Боадичиа". 18 июня британские корабли бросили якорь на Ревельском рейде, где пробыли четыре дня. 22 июня эскадра вышла из Ревеля и рано утром 23 июня прибыла в Кронштадт, где царь Николай II в сопровождении морского министра И.К. Григоровича осмотрел "Лайон".


Линейный крейсер “Лайон”. (Наружный вид. 191А г.)


Английские линейные крейсера представляли собой последнее слово военно-морской техники того времени, и они, естественно, вызывали большой интерес к себе у русских моряков. С разрешения Битти линейные крейсера осмотрели русские морские инженеры, представившие своему командованию подробные отчеты. По всей видимости, наши инженеры ожидали увидеть на кораблях англичан нечто совершенно особенное, но поскольку этого не произошло, главным лейтмотивом их отчетов было разочарование. "По-крупному" на привередливых русских офицеров ничего не произвело особого впечатления, даже демонстрация заряжания 343- мм орудия, во время которого не прекращалась наводка. Зато всевозможные "мелочи" вроде табличек с надписями удостоились всяческих похвал.

28 июня, когда демонстрация англо-русской дружбы была в самом разгаре, пришло известие об убийстве в Сараево наследника австрийского престола Франца Фердинанда и его супруги. Битти получил приказ немедленно возвратиться в Великобританию. 31 июля эскадра Битти прибыла в Скапа-Флоу, имея в своем составе "Лайон", "Принсес Роял", "Нью Зиланд" и "Инвинсибл". 2 августа Битти присвоили звание вице-адмирала, оставив командующим 1-й эскадрой линейных крейсеров.

"Лайон" стал известен тем, что на протяжении всей первой мировой войны, за исключением пребывания в доке или ремонте, являлся флагманским кораблем 1-й эскадры линейных крейсеров, которая находилась в составе Гранд- Флита с августа 1914 г. по апрель 1919 г. На нем Битти принимал участие во всех основных боях. Первые два года войны "Лайоном" командовал кэптен Эрнел Четфилд.

28 августа 1914 г. 1-я и 2-я эскадры линейных крейсеров под командованием вице-адмирала Битти в составе "Лайона", "Куин Мери", "Принсес Роял", "Нью Зиланда" и "Инвинсибла" приняли участие в первом бою в Гельголандской бухте против германских легких крейсеров и эсминцев. Придя на выручку своих легких крейсеров, "Лайон" тяжело повредил легкий крейсер "Кельн" и потопил легкий крейсер "Ариадне"(1901 г., 3006 т, 10 105-мм, 22,2 уз.). В конце боя "Инвинсибл" потопил поврежденный "Кельн".

Первым в 12 ч.ЗО м. на пути британских линейных крейсеров попался "Кельн". Обнаружив корабли англичан, он немедленно повернул и стал уходить полным ходом, надеясь укрыться в тумане. "Лайон" дал ему вслед несколько залпов и дважды попал, буквально превратив "Кельн" в груду металлолома. Через несколько минут такая же судьба постигла старый легкий крейсер "Ариадне", который вел перестрелку с британскими эсминцами. Шедший во главе колонны линейных крейсеров "Лайон" с ходу обстрелял его, достигнув не менее двух попаданий. Охваченный пожаром, "Ариадне" начал медленно дрейфовать в юго-восточном направлении, пока в 15 ч.25 м. не затонул.

После этого британское оперативное соединение начало отход из Гельголандской бухты в базу. У англичан повреждения получили несколько крейсеров и эсминцев, погибло 32 человека и было ранено 55. У немцев легкие крейсера "Кельн", "Майнц", "Ариадне" и эскадренный миноносец V-187 были потоплены. Они потеряли 712 человек убитыми, 145 ранеными и 381 англичане подобрали из воды, взяв в плен. Среди убитых был контр-адмирал Л. Маас – первый погибший во время войны флагман, а среди пленных – один из сыновей Тирпица.

16 декабря возглавляемая "Лайоном" 1-я эскадра линейных крейсеров приняла участие в операции по перехвату германских линейных крейсеров, совершавших рейд к британскому побережью с целью обстрела Хартлпуля и Скарборо, но не смогла найти их в условиях плохой погоды. 20 декабря оперативное соединение линейных крейсеров перешло из Кромарти в Скапа-Флоу.

24 января 1915 г. в бою у Доггер-банки впервые с начала войны линейные крейсера обеих сторон вступили в непосредственное боевое соприкосновение. Обнаружив превосходящие силы англичан у восточного края Доггер-банки, германские линейные крейсера повернули обратно. В тот момент противников разделяло 14 миль. На "Лайоне" подняли сигнал: увеличить ход до 29 уз. Расстояние неумолимо сокращалось. Шедшие в строю пеленга британские линейные крейсера постепенно настигали немецкие.

В 8 ч. 52 м. с расстояния около 20000 м (110 каб.) "Лайон" дал одиночный пристрелочный залп, упавший недолетом по концевому тяжелому крейсеру "Блюхер" (1910 г., 17250 т, 12 210-мм, 8 150-мм, 24,25 уз.). Дав еще несколько пристрелочных залпов, в 9 ч.05 м. Битти приказал открыть огонь всем кораблям, пришедшим на дальность огня. Хиппер также построил свои крейсера в строй пеленга, но из-за густого дыма из труб германских крейсеров и миноносцев противникам было трудно видеть друг друга.

"Лайон", "Тайгер" и "Принсес Роял" стреляли преимущественно по "Блюхеру" до 9 ч. 14 м., когда "Лайон" перенес огонь на "Мольтке". С 9 ч.35 м. "Лайон" начал стрелять по "Зейдлицу". Немецкие линейные крейсера ответили через 15 минут в 9 ч.09 м., когда дистанция уменьшилась до 18000 м (99 каб.) и их главными мишенями стали ближайшие к ним "Лайон" и "Тайгер".

В этом бою "Лайон", в основном с дистанции 14500 м (79 каб.), выпустил по противнику 243 343-мм бронебойных снаряда (27,6% боекомплекта) и добился четырех попаданий (1,65% выпущенных снарядов). Одно попадание пришлось в "Блюхер", одно в линейный крейсер "Дерфлингер" (1914 г., 30700 т, 8 305-мм, 12 150-мм, 26,5 уз.) и два в флагманский "Зейдлиц" (1913 г., 28100 т, 10 280-мм, 12 150-мм, 26,5 уз.). В 9 ч.43 м. один из этих двух 343-мм снарядов вызвал взрыв пороховых зарядов в двух кормовых башнях "Зейдпица".

В момент боя дистанция составляла около 14600 м (79 каб.) и более, но артиллеристы "Лайона" были явно не в лучшей форме. Они также без особого успеха из-за дальности расстояния израсходовали 54 102-мм снаряда по немецким эскадренным миноносцам.

Немцы стреляли, главным образом, по "Лайону", так как видели его лучше других кораблей, и, таким образом, огонь был сосредоточен на головном корабле британской колонны. За период боя немцы поразили сам "Лайон" шестнадцатью 280-мм и 305-мм снарядами, большей частью, вероятно, 280-мм и одним 210- мм с "Блюхера" (согласно Вгауег [4], 18-ю попаданиями), из которых первые девять пришлись в левый борт, причинив ему столь серьезные повреждения, что ему пришлось выйти из строя. Это был как раз тот случай, который явно продемонстрировал слабое бортовое бронирование британского линейного крейсера, хотя потери его экипажа составили только из одного убитого и 20 раненых.

"Лайон" получил два попадания ниже ватерлинии и семь выше. Попадания ниже ватерлинии причинили значительные повреждения, вдавив в этих местах в деревянные прокладки борта плиты главного броневого пояса и повредив подкрепления корпуса в этом районе. В результате полностью затопило некоторые помещения ниже ватерлинии, часть кают, выгородку шпиля, цепной ящик, механическую мастерскую, угольные бункера "А", "Д" и "Е" левого борта и разбило колено трубопровода отработанного пара левой турбины.

Последнее было разворочено осколком снаряда, в результате чего левая турбина полностью вышла из строя. Крейсер сразу же получил крен в 10° на левый борт. Немного погодя его уменьшили до 5°, хотя вода продолжала просачиваться через поврежденную крышку торпедного аппарата.

В хронологическом порядке все происходило следующим образом:

В 9 ч.21 м. первый снаряд попал в корпус корабля в 5,2-5,5 м ниже ватерлинии. В результате вода поступила внутрь корабля и затопила одно помещение.

Второй снаряд также попал в корпус корабля ниже ватерлинии.


Линейный крейсер “Лайон”


В 9 ч.45 м. третий 280-мм снаряд с "Мольтке" с дистанции 16400 м (88 каб.) нанес тяжелые повреждения, от которых "Лайон" едва не погиб. Снаряд упал в воду в 4,6 м от борта в районе кормы, подняв огромный столб воды, отрикошетил и пробил 127-мм бортовую броню на 0,6 м выше главной ватерлинии, образовав в ней пробоину размером 450 х 600 мм. Затем он прошел через дверь в коридор погреба 102-мм выстрелов, отрикошетил вверх и упал, не взорвавшись, на верхней палубе. Внутрь погреба через главную палубу толщиной 6 мм вошли только разлетевшиеся осколки брони. При этом затопило помещение кормового распределительного щита, произошло короткое замыкание двух из трех динамомашин корабля.

В 9 ч.54 м. четвертый 210-мм снаряд с "Блюхера" попал в 83-мм крышу башни "А". Плита крыши немного вдавилась внутрь. Левое орудие башни вышло из строя на несколько минут.

В 10 ч.18 м. пятый и шестой 280-мм снаряды с дистанции 14600 м (79 каб.) попали почти одновременно. Удар был таким сильным, как будто "Лайон" торпедировали. Один снаряд пробил 127-мм бортовую броню в носовой части корабля немного ниже главной палубы, образовав в ней пробоину размером 600 х 760 мм. Он разорвался в отсеке на расстоянии 1,8 м от борта, причинив большие разрушения. Вода затопила помещение хранения торпед до главной палубы, помещение торпедного аппарата и помещение под ним и выгородку шпиля. Осколок снаряда пробил подводящую трубу парового привода шпиля, ведущую во вспомогательный холодильник. Через пробоину внутрь холодильника попала морская вода, и, в результате, произошло засоление котлов, из-за чего пришлось в конце концов остановить турбину правого борта. Это явилось причиной выхода из строя и поворота на обратный курс, так как левую турбину пришлось остановить в результате попадания шестнадцатого снаряда.

Другой снаряд попал немного ближе к корме и взорвался на 152-мм бортовой броне приблизительно на один метр ниже грузовой ватерлинии. Снаряд не пробил броню, и его разрыв произошел на бортовой броне, в результате чего две броневые плиты вдавило в деревянную прокладку на глубину 50 мм. Наружное и внутреннее днища прогнулись на площади 12 х 21 м, 25,4-мм скос нижней (бронированной) палубы разорвало в нескольких местах и затопило передние угольные ямы.

В 10 ч.35 м. седьмой и восьмой 280-мм снаряды с дистанции 15500 м (83 каб.) попали в середину корабля. Один снаряд ударил в 152-мм бортовую броню немного ниже верхней палубы, образовав в ней пробоину диаметром 200 мм. Другой ударил в стык 152-мм и 229-мм бортовой брони на уровне главной палубы и разорвал его на длине 0,6 м. Эти попадания также причинили большие повреждения легким конструкциям.


Линейный крейсер “Лайон”. Вид на башню “G”


В 10 ч.41 м. девятый 280-мм снаряд прошел через борт полубака, 25,4-мм верхнюю палубу и разорвался напротив 203-мм брони барбета башни "А". Взрыв вызвал небольшие повреждения и пожар в пороховом погребе башни "А". В это время удалось затопить погреб, и пожар погасили.

В 11 ч.06 м. "Лайон" вышел из строя, отстал и повернул влево, подставив противнику правый борт. В боевом строю эскадры его обошел следующий за ним линейный крейсер "Тайгер", который повел эскадру дальше.

Следующие семь попаданий снарядов с десятого по шестнадцатый с дистанции 16400 м (88 каб.) произошли в течение следующих 10 минут, так что их трудно перечислить в хронологическом порядке.

Десятый снаряд разорвался в пекарне и полностью ее разрушил. Крупный осколок снаряда прошел через бронированные колосники и пробил входное колено трубопровода у входа внутрь конденсатора, при этом трубы самого холодильника повреждены не были.

Одиннадцатый снаряд попал в 229-мм броневой пояс в средней части корпуса, но брони не пробил и разорвался на броне.

Двенадцатый снаряд пробил переднюю дымовую трубу и 31-мм палубу полубака и разорвался в 2,4 м ниже ее.

Тринадцатый снаряд пробил среднюю дымовую трубу и разорвался на световом люке.

Четырнадцатый пробил среднюю дымовую трубу и улетел, не взорвавшись, за борт.

Пятнадцатый пробил палубу полубака и разорвался, как только прошел через небронированный борт крейсера.

Шестнадцатый (305-мм) снаряд с "Дерфлингера" попал в нижний край 229-мм главного броневого пояса ниже грузовой ватерлинии напротив машинного отделения, образовав в бортовой обшивке пробоину размером 1,8 х 4,9 м и загнув ее почти на 0,6 м внутрь. Силой взрыва разорвало и искорежило внешний и внутренний листы обшивки днища и 25,4-мм скос нижней (бронированный) палубы. В цистерну питьевой воды левого борта стала поступать морская вода и, переливаясь через резервную цистерну питьевой воды, начала поступать в левое машинное отделение.

Машинная команда успела закрыть клапана и тем самым спасла левое машинное отделение от затопления. К счастью, отливная труба от воздушного насоса к цистерне питьевой воды выдержала значительную деформацию без повреждения. Поскольку на ней не было перекрывающих клапанов, то в случае ее разрушения левое машинное отделение непременно бы затопило. Правда, к этому времени в левом машинном отделении турбину уже остановили, и поступление засоленной воды в котлы прекратилось. При этом выпучило переборку цистерны пресной воды в левом машинном отделении, затопило два ниже расположенных угольных бункера. До этого крейсер шел со скоростью не более 15 узлов с креном 10° на левый борт, немного погодя выправленный до 5°, хотя вода продолжала просачиваться через поврежденную крышку торпедного аппарата. Левое машинное отделение окончательно затопило, и в конце концов турбины правого борта также пришлось остановить. Поднявшийся уровень воды вызвал короткое замыкание оставшейся динамо-машины, в результате свет на корабле погас, электродвигатели остановились, и скорость еще больше уменьшилась.

Семнадцатый снаряд попал в правый борт в 5,1-5,4 м ниже ватерлинии. В 11 ч.16 м. германские корабли прекратили стрельбу.

Так как в период боя все три германских линейных крейсера постоянно вели огонь по "Лайону", только некоторые попадания можно отнести к конкретным кораблям. В добавок к вышеперечисленным повреждениям, правое орудие башни "Q" вышло из строя после первых 15 выстрелов в результате поломки стреляющего механизма, которую не смогли быстро отыскать, и за 4 минуты до того, как "Тайгер" обогнал "Лайон", из зарядного погреба башни "А" сообщили, что там возник пожар. Помещение затопили до уровня 0,6 м прежде чем выяснилось, что произошла ошибка.


Линейный крейсер "Лайон”. (Наружный вид. 1916г.)


Не без труда и опасностей в сопровождении крейсеров и миноносцев "Индомитейбл" отбуксировал "Лайон" в Ферт-оф-Фирт.

С помощью деревянных наделок и 150 т высокопрочного цемента его временно отремонтировали в Розайте. Потом на верфи Пальмерс, где он проходил более основательный ремонт, удаление этого цемента с помощью небольших подрывных зарядов заняло две недели, поскольку командование флота не решилось сразу же переводить тяжело поврежденный корабль в Портсмут или Девоншир.

Таким образом, его ремонтировали на верфи Армстронга в устье реки Тайн с 9 февраля до 28 марта 1915 г. (48 суток) с созданным при помощи кессонов креном 8° на правый борт. Пришлось снять около 140 кв.м наружной обшивки борта и днища, чтобы отремонтировать расположенные под ней механизмы. Взамен поврежденных, установили пять новых броневых плит.

После выполненного на судостроительной верфи Пальмерс дополнительного ремонта, 7 апреля в Розайте "Лайон", в качестве флагманского корабля, присоединился к флоту.

Повреждения "Лайона" хорошо продемонстрировали неспособность 127-мм и 152-мм броневых поясов противостоять германским 280-мм бронебойным снарядам даже при угле встречи с броней 20°. Необходимо заметить, что наличие деревянных прокладок позади броневых стыков и закругление острых кромок внутренних поверхностей броневых плит уменьшало их перерезывающее действие на конструкции корпуса корабля при смещении, что впоследствии реализовали в конструкции корпуса линейных крейсеров "Рипалс" и "Ринаун", заложенных на следующий день после этого боя.

Мелководье, в условиях которого происходил бой, при высоких скоростях кораблей создавало невероятно высокий профиль волны, одновременно с разряжением в средней его части и в кильватерной струе, что делало значительно большей уязвимую поверхность корпуса корабля на мелкой воде, чем на обычной.

В 1915 г. с "Лайона" сняли сигнальный рей. Для поднятия сигнальных флагов использовали реи радиоантенны.

Открыв огонь в 15 ч.48 м. (по Гринвичу) 31 мая 1916 г., "Лайон" начал Ютландский бой. После боя крейсер имел более серьезные повреждения, чем в бою у Доггер-банки, получив с "Лютцова" 13 попаданий 305-мм снарядами. Наиболее опасное попадание вызвало пожар в башне "Q", взрыв которой предотвратили затоплением ее порохового погреба по приказу еще находящегося в сознании, но смертельно раненного командира башенного расчета Харви. Впоследствии его посмертно наградили "Крестом Виктории".

Германские линейные крейсера пристрелялись чрезвычайно быстро и через три минуты после открытия огня достигли попаданий: по "Лайону" – 2, по "Принсес Роял" -2, по "Тайгеру" – 4. В то же время английские линейные крейсера достигли первого попадания через 6,5 минут.

Английские линейные крейсера в начале боя не сумели использовать некоторые преимущества в дальности стрельбы артиллерии главного калибра: "Нью Зиланд" – 21500 м (116 каб.), "Лайон" и "Тайгер" – 22000 м (118 каб.), так как в действительности оказалось весьма затруднительным (из-за неточности дальномеров) уловить эту границу, удержать ее и, таким образом, оправдать теоретические расчеты, на основании которых более дальнобойная и крупнокалиберная артиллерия и большая скорость хода (важные для удержания дистанции) искупались ценою более слабого бронирования.



"Лайон” в Ютландском бою.


На предельных дистанциях англичане имели бы заметное преимущество, если бы была возможна меткая стрельба. Не может быть и речи о том, чтобы Битти опрометчиво атаковал сильнейшего противника, и его артиллерия открыла огонь с дистанции 16700 м (90 каб.). В результате англичане дали несколько залпов перелетом.

Немцы были удивлены тем, что англичане не открыли огня с предельной дальности, находясь еще вне досягаемости их орудий. Это объясняется плохой видимостью в восточном направлении; стояла легкая мгла, с которой сливались окрашенные в светло-серый цвет германские корабли, а британские дальномеры на такой дистанции работали неудовлетворительно. Британские же крейсера отчетливо обрисовывались на чистом от мглы западном небосклоне.

В Ютландском бою основной целью "Лайона" являлся флагманский корабль вице-адмирала Хиппера -линейный крейсер "Лютцов", хотя временами ему приходилось стрелять по "Дерфлингеру", германским линейным кораблям типа "Кениг" и легким крейсерам "Висбаден" и "Пиллау".

Дистанция боя в основном составляла 12700-19100 м (69-103 каб.), но временами она уменьшалась до 10000 м (54 каб.). В бою "Лайон" израсходовал 326 343-мм снарядов (37% боекомплекта) и добился пяти попаданий (1,53% выпущенных снарядов): четыре в "Лютцов" и одного в "Дерфлингер". Из них одно в "Дерфлингер" и два в "Лютцов" произошли на дистанции менее чем 10000 м (54 каб.).

По словам старшего артиллерийского офицера "Лютцова" фрегаттен-капитана Пашена [12]: "Одно наблюдение, сделанное нами в начале боя, нас изумило и подбодрило. Два упавших близко неприятельских снаряда отрикошетили и пронеслись над "Лютцовым" – два длинных белых снаряда, которые по их цвету я признал за обыкновенные, начиненные черным порохом. Черный порох! Вот почему так незначительны были действия английских снарядов.

Ошибка англичан заключалась в их пристрастии к большим калибрам: куда бы ни попал снаряд – удар был мощным и пробоина пещерообразного вида, но разрывное действие его было сравнительно слабо. Один раз наш пост управления огнем наполнился знакомым запахом черного пороха, и мы улыбнулись друг другу. Мы также получили несколько попаданий снарядов, начиненных более сильной взрывчаткой, но, по-видимому, не бронебойных, и действие их было поверхностное."


“Лайон” в Ютландском бою. На фотографии видна горящая башня “Q”.


"Лайон" также выпустил семь торпед калибра 533-мм: четыре в германский линейный флот, две в "Лютцов" и одну в сильно поврежденный "Висбаден", но попаданий не достиг. Он также принял участие в последнем коротком боевом столкновении с крупными кораблями флота Открытого моря около 20 ч. 20 м.

В свою очередь крупные германские корабли достигли девяти попаданий 280-мм и 305-мм снарядами в правый борт "Лайона" (согласно Вгауег [4], 12 попаданий снарядами крупного калибра). Среди них было одно действительно опасное попадание в башню "Q". В 15 ч.57 м. (согласно Вильсона [6], в 16 ч.ОО м.) с дистанции около 15000 м (81 каб.) снаряд с "Лютцова" ударил в правый верхний угол левого орудийного порта близко к месту стыка 229-мм лицевой плиты и 83-мм крыши.

Отколовшийся кусок 229-мм лицевой части брони и сам снаряд проникли в боевое отделение башни "Q". Снаряд отрикошетировал от хомута левого орудия и взорвался на расстоянии одного метра от последнего. Красное пламя вылетело из третьей башни "Лайона", и большой обломок – половина крыши башни – взлетела в воздух.

Всех находящихся в боевом отделении башни убило или ранило. Сорвало переднюю плиту крыши и центральную лицевую плиту. Пламя охватило боевое отделение башни, и пожарная партия пыталась тушить его сверху. Благодаря распорядительности тяжело раненного командира башни Харви дверь в зарядное отделение закрыли, а отделение затопили.

Положение осложнилось тем, что заряды для 343-мм орудий находились в подъемной клетке правого орудия на расстоянии 1,2 м над рабочей камерой, в левой подъемной клетке, в обеих нижних подъемных клетках, которые находились в нижнем помещении, и в обоих зарядных толкателях перегрузочного отделения башни. В общей сложности в башне находилось восемь полных зарядов.

В 16 ч.05 м. через 17 минут после начала боя "Лайон" положил руль на борт и повернулся к противнику кормой. Временно головным стал "Принсес Роял".

В башне в 16 ч.20 м., через 23 минуты после попадания германского снаряда, форс пламени начавшего гореть заряда неизвестно каким образом проник в рабочую камеру. Хотя отверстие для выхода горящих газов увеличилось за счет части крыши башни, оторванной при взрыве, а дверца перегрузочного отделения башни была закрыта, восемь находящихся на выжидательной позиции зарядов почти одновременно вспыхнули, и огромный столб пламени до 65 м высотой поднялся над "Лайоном".

Переборка погреба башни "Q" оказалась сильно выгнутой наружу. Это способствовало его затоплению водой.



Линейный крейсер “Лайон” после Ютландского боя. Повреждения крыши башни "G” (фото вверху) и ее установка после ремонта.


Сбитая плита позволила пламени проникнуть в погреб, но взрыва с катастрофическими последствиями не произошло. Если бы дверь не закрыли, "Лайон" без сомнения должен был взорваться. Это произошло, если бы зарядный погреб не был затоплен. Все это спасло "Лайон" и державшего на нем свой флаг вице-адмирала Битти.

Немцы стреляли хорошо: между 16 ч.ОЗ м. и 16 ч.07 м. "Лайон" получил еще шесть попаданий, не причинивших, однако, существенного вреда, хотя на нем неоднократно вспыхивали пожары и он имел большие потери среди личного состава. Остальные восемь попаданий пришлись в левый борт, начиная с носа к корме.

Первый 280-мм снаряд прошел через палубу полубака и улетел за борт, не взорвавшись.

Второй 280-мм снаряд пробил 102-мм поперечную переборку, разорвался и произвел значительные разрушения у входа в штурманскую рубку.

Третий 280-мм снаряд разорвался на 31-мм палубе полубака у основания средней дымовой трубы, образовав в ее кожухе пробоину размером 3,6 х 4,6 м. Две кочегарки наполнились дымом и паром, но большая часть осколков застряла в бронированных колосниках.

Четвертый 280-мм снаряд рикошетом упал около средней дымовой трубы.

Пятый снаряд попал в верхний 152-мм броневой пояс и взорвался при ударе о броню.

Шестой снаряд, не взорвавшись, прошел через крышу и борт небронированной бортовой рубки управления стрельбой кормовых 102-мм орудий.



Линейный крейсер “Лайон” после Ютландского боя. Повреждения палубы (вверху) и надстройки.


Седьмой и восьмой 305-мм снаряды с "Лютцова" попали на расстоянии 1,5-1,8 м друг от друга в 19-мм броневую плиту между палубой полубака и верхней палубой позади кормовой батареи 102-мм орудий. Они также пробили 19-мм броню правого борта и разорвались при ударе в нее или над 25,4-мм верхней палубой, образовав пробоину размером 2,4 х 2,4 м и нанеся большие потери расчетам 102-мм орудий.

В 16 ч.08 м. "Лайон" получил попадание, выведшее из действия его основную радиостанцию.

Четыре 305-мм снаряда попали в правый борт: Первый снаряд пробил броневую плиту корпуса и разорвался на левом борту корабля. Второй снаряд пробил грот-мачту и, не взорвавшись, улетел за борт. Третий снаряд пробил всю заднюю часть кормовой надстройки и 31-мм палубу полубака и разорвался, причинив большие повреждения легким конструкциям. Готовые к заряжанию заряды 102-мм орудий, снаряженные кордитом, воспламенились, и по правому борту были выведены из строя два 102-мм орудия кормовой батареи. Четвертый снаряд пробил в корме 25,4-мм верхнюю палубу и разорвался ниже ее в четырех метрах от 102-мм бортовой брони. Дым проник в нижние помещения, вызвав нервозные доклады о пожаре в пороховом погребе башни "Y", который частично затопили, прежде чем обнаружили ошибку.

Один 150-мм снаряд разорвался над машинным отделением, вызвав небольшой пожар. Близкие разрывы вызвали аварии обоих главных гирокомпасов, в результате чего корабль совершил циркуляцию на 360°.

Хотя общие повреждения "Лайона", кроме башни "Q", были значительно менее серьезными, чем во во время боя у Доггер-банки, потери "Лайона" в Ютландском бою составили 99 убитых (48 человек умершими от ран, причиненных осколками снарядов, и ожогов, 49 только от ран осколками и два только от ожогов) и 51 раненых. После боя пятеро человек умерло от ран. Потери составляли 12,3% от численности экипажа.

В полдень 1 июня на "Лайоне" хоронили убитых. На палубе выстроились серые от усталости офицеры и матросы, проведшие на ногах сутки без еды и сна, в страшном нервном напряжении. 99 трупов лежали на палубе, готовые отправиться в свой последний путь. Поскольку корабельный священник был среди убитых, заупокойную прочитал сам командир кэптен Эрнел Четфилд. Аналогичная церемония происходила и на других кораблях флота в почти мистической обстановке молчания. Чувством скорби прониклись все – от кочегара до адмирала.

После боя на "Лайоне" в течение 4 часов проводили осмотр повреждений. С 5 по 26 июня 1916 г. крейсер находился в ремонте в Розайте, затем с 27 июня по 8 июля на верфи Армстронга в устье реки Тайн, где с него сняли башню "Q". С 8 по 20 июля он находился в сухом доке в Розайте с тремя башнями. Там закончили ремонт корпуса и замену брони.

С 21 июня по 22 сентября "Лайон" все еще без башни "Q" выходил в море в составе оперативного соединения линейных крейсеров. Башню "Q" установили во время его следующего нахождения на верфи Армстронга с 6 по 23 сентября. Во время ремонта одиночные прожектора с диаметром зеркала 610-мм временно установили побортно на задней надстройке . Кожухи дымовых труб покрыли черными и белыми полосами камуфляжа.

В ноябре 1916 г. "Лайон" стал флагманским кораблем нового командующего эскадрой линейных крейсеров контр-адмирала Пакингхема, командовавшего ей до января 1918 г. За это время крейсер совершил многочисленные выходы в море.

19 августа 1917 г. "Лайон" принял участие в операции по поиску флота Открытого моря в Северном море, но боевого столкновения тогда не произошло. 17 ноября 1917 г. "Лайон" принял участие в операции британских линейных крейсеров в Гельголандской бухте, но тогда один лишь линейный крейсер "Рипалс" вел бой с кораблями противника. В том же году с "Лайона" сняли переднюю правую группу 102-мм орудий.

В 1918 г. на кормовой надстройке установили новую боевую рубку торпедной стрельбы, а на передней дымовой трубе отдельный колпак. На башнях "Q" и "Y" оборудовали платформы для взлета легких колесных самолетов.

С апреля 1919 г. "Лайон" входил в состав Атлантического флота. В 1919-20 гг. он являлся флагманским кораблем эскадры линейных крейсеров, а с марта 1920 г. в резерве в Розайте. 30 мая 1922 г. согласно Вашингтонгского договора по сокращению морских вооружений его исключили из состава флота и он находился в Розайте. 31 января 1924 г. корабль продали за 77000 фунтов стерлингов, разрезали на две части, после чего разобрали на металл.


Линейный крейсер “Лайон” (Наружный вид. 1918 г.)

Линейный крейсер "Принсес Роял"

(В составе флота находился с сентября 1912 г. по март 1922 г.)

Заказ на его постройку выдали 15 ноября 1909 г., заложили 2 мая 1910 г. на частной судостроительной верфи "Виккерс" в Барроу-на- Фирнес, Биргенхем, там же изготовили его энергетическую установку.

Крейсер спустили на воду 29 апреля 1911 г. Водоизмещение при спуске на воду составляло 10500 т. Осадка носом 4,06 м, кормой 4,27 м. Из них вес корпуса достигал рекордной величины 8828 т, установленной части энергетической установки 280 т, бронирования 972 т, части экипажа, балласта и различного оборудования 420 т. Закончен постройкой 14 ноября 1912 г. Стапельный период постройки составлял почти 12 месяцев, достройка на плаву заняла 18 месяцев. Всего постройка продолжалась 30 месяцев. Испытания корабля начались в сентябре 1912 г. "Принсес Роял" являлся однотипным с "Лайоном" и имел такие же тактико-технические данные.

Стоимость его постройки составляла 1 955922 фунта стерлингов (19 560000 рублей золотом). Кроме того, изготовление орудий обошлось 120300 фунтов стерлингов (1 203000 рублей золотом). Общая стоимость составляла 2

076222 фунта стерлингов (20 762000 рублей золотом) или 78,8 фунтов стерлингов за тонну нормального водоизмещения.

Экипаж крейсера согласно проекта насчитывал 997 человек, окончательно по штату 1912 г. 985. Согласно Burt [3], в Ютландком бою экипаж насчитывал 1275 человек, из них 60 офицеров. В период первой мировой войны кораблем командовал кэптен Уолтер Кауна.

Состав противоминной и зенитной артиллерии "Принсес Роял" часто менялся. С октября 1914 г. по декабрь 1916 г. крейсер имел на вооружении одну 76-мм зенитную пушку Готчкисса. В январе 1915 г. добавили одну 76-мм зенитную пушку образца Mk.I, и они находились на борту по апрель 1917 г. В апреле 1917 г. обе 76-мм зенитные пушки сняли и одну из них передали на "Лайон". Взамен них установили два 102-мм скорострельных орудия с длиной ствола 50 калибров (5100 мм) образца QF.Mk.VII, снятые с кормы левого борта "Лайона" и с кормы правого борта "Принсес Роял" (в установке с углом возвышения +60°). В мае 1919 г. их снова заменили двумя 76-мм зенитными пушками образца Mk.I, а с июня 1919 г. по март 1922 г. на нем также были установлены два 40-мм зенитных автомата образца Mk.II (сняты в марте 1922 г.).

14 ноября 1912 г. "Принсес Роял" ввели в состав флота и зачислили в 1-ю эскадру крейсеров, с января 1913 г. получившую наименование 1-й эскадры линейных крейсеров. В 1913 г. на верхней стойке фок-мачты добавили длинные сигнальные реи. В составе 1-й эскадры линейных крейсеров Гранд-Флита "Принсес Роял" находился по август 1914 г. и с начала 1915 г. по апрель 1919 г. 17 мая 1913 г. провели кренование крейсера для определения метацентрической высоты при двух режимах загрузки. Сначала провели измерение в полном грузу (1000 т угля, но без нефтяного топлива). При средней осадке 8,36 м, метацентрическая высота составляла 1,07 м. Затем провели измерение при полном водоизмещении (1000 т угля плюс 840 т нефти). При средней осадке 9,14 м метацентрическая высота составляла 1,46 м.

В 1913 г. во время 30-часовых ходовых испытаний "Принсес Роял" поддерживал среднюю мощность энергетической установки 53315 л.с. (76,2% от номинальной) при расходе угля 0,73 кг/л.с. в час. Во время 8-часовых ходовых испытаний он развил среднюю мощность 76510 л.с. (увеличение на 9,3%) при расходе угля 0,775 кг/л.с. в час.

28 августа 1914 г. в составе 1-й эскадры линейных крейсеров "Принсес Роял" принял участие в первом бою в Гельголандской бухте против германских легких крейсеров и эсминцев.

В 1914 г. на него установили 76-мм зенитные пушки на платформу задней надстройки и на бывшую платформу прожекторов. Новые платформы для установки прожекторов на задней надстройке установили побортно, как на "Лайоне".


Линейный крейсер “Принсес Роял” во время достройки.


В сентябре 1914 г. "Принсес Роял" вывели из состава оперативного соединения британских линейных крейсеров и направили для встречи и эскортирования канадского конвоя с войсками, идущего в Великобританию. 28 сентября крейсер вышел из Кромарти и 10 октября в Северной Атлантике встретил конвой. 26 октября он вернулся в состав 1-й эскадры линейных крейсеров. Затем его снова направили для усиления эскадр в Северной Атлантике с целью перехватить и уничтожить эскадру адмирала фон Шпее в случае, если бы тот решил пройти в Атлантику через Панамский канал.

21 ноября "Принсес Роял" появился в Галифаксе. С 29 ноября он находился в качестве стационера в Нью-Йорке, затем перешел в Вест- Индию и базировался на Ямайке, Карибских островах и в зоне Панамского канала. В связи с уничтожением 8 декабря крейсеров эскадры адмирала фон Шпее "Принсес Роял" 19 декабря покинул Кингстаун и начал переход в Метрополию. В начале 1915 г. он снова вернулся в состав 1-й эскадры линейных крейсеров, где стал флагманским кораблем.

В бою у Доггер-банки 24 января 1915 г. "Принсес Роял" шел третьим в боевой линии британских крейсеров и на полной скорости следовал в кильватер "Лайону" и "Тайгеру", с трудом поспевая за ними, возможно, из-за неудовлетворительного качества своих винтов, либо из-за сильного обрастания днища за время его похода в Вест-Индию.

В этом бою "Принсес Роял" выпустил 176 бронебойных и 95 фугасных 343-мм снарядов (всего 271 снаряд или 30,8% боекомплекта), а также две шрапнели по дирижаблю L-5. Его целью были сначала тяжелый крейсер "Блюхер", а затем "Дерфлингер". Он также произвел несколько залпов по немецкому эскадренному миноносцу V-5. Точное количество его попаданий в "Блюхер" неизвестно, но можно учесть, по крайней мере, два попадания, включая и то, после которого "Блюхер" вышел из строя, а также одно попадание в "Дерфлингер" (1,1% выпущенных снарядов). В бою у Доггер-банки "Принсес Роял" не получил никаких повреждений и не понес потерь.

В 1915 г. с фок-мачты крейсера сняли сигнальный рей. Для поднятия сигнальных флагов использовали реи радиоантенны. Более длинный рей установили ниже фор-марса с постом управления стрельбой центральной наводки.

Во время Ютландского боя "Принсес Роял" шел вторым в боевой линии соединения британских линейных крейсеров вице-адмирала Битти и нес флаг командующего 1-й эскадрой линейных крейсеров контр-адмирала Брока.

"Принсес Роял" вместе с "Лайоном" вступил в бой с флагманским линейным крейсером "Лютцов" и некоторое время находился под обстрелом никем не обстрелянного "Дерфлингера". С 17 ч.18 м., после временного выхода из строя "Лайона", в течение некоторого времени его обстреливал "Лютцов".


Линейный крейсер “Принсес Роял”. (Наружный вид. 1914 г.)


Значительную часть боя его закрывал пороховой дым артиллерийских залпов "Лайона", и он смог израсходовать только 230 343-мм снарядов (26,1% боекомплекта), меньше, чем в бою у Доггер-банки. Его целью был, главным образом, "Лютцов", хотя временами ему приходилось стрелять и по "Дерфлингеру", а в конце боя он стрелял по "Зейдлицу" и "Ганноверу", легким крейсерам "Регенсбургу" и "Висбадену". "Принсес Роял" достиг трех попаданий в "Лютцов", первое из них в 16 ч.ОО м., и двух с дистанции около 9100 м (49 каб.) в "Зейдлиц" (2,2% выпущенных снарядов). Он также выпустил одну 533- мм торпеду в германские линкоры-додредноуты 2-й эскадры, но попаданий не достиг.

В свою очередь, согласно Burt [3], "Принсес Роял" получил шесть попаданий 280-мм и 305-мм снарядами, потеряв 22 убитыми и наибольшее число ранеными – 78 человек (после боя трое умерли от ран). Потери составляли 7,8% численности экипажа.

Крейсер получил следующие повреждения: на некоторое время вышел из строя механизм горизонтальной наводки башни "А"; пробоину в левом борту около верхней палубы, разрыв этого снаряда причинил большие потери среди расчетов 102-мм орудий; башня "У'вышла из строя; пробоину в левых запасных угольных ямах, пожар долго бушевал в этом районе, освещая корабль, затем пламя удалось погасить.

Согласно Campbell [2] и Вгауег [4], во время Ютландского боя германские линейные крейсера достигли в "Принсес Роял" девяти попаданий. Крейсер получил с "Дерфлингера", "Маркграфа" и "Позена" одно попадание 280-мм и восемь 305-мм снарядами, потеряв 22 убитыми и 81 ранеными. Из них шесть попаданий 305- мм снарядами (все с "Дерфлингера") пришлись в правый борт, а также два 305-мм снаряда и один 280-мм в левый борт. На корабле возникали многочисленные пожары. Снаряды пробили и серьезно повредили две опоры треногой фок-мачты, но корабль остался боеспособным.

Фон Хаазе [13]: “В 15 ч.ЗЗ м. флагманский корабль линейный крейсер "Лютцов" повернул на юго-восток, за ним вторым последовал наш "Дерфлингер". Начался первый этап боя авангардов – "бег на юг". Непрятель также повернул на юг, и теперь обе колонны, постепенно сближаясь, устремились полным ходом в южном направлении. Мы поняли намерение вице-адмирала Хиппера – с боем навести неприятельские линейные крейсера на наши главные силы.

Я наблюдаю в перископ за неприятельскими кораблями, которые оказались новейшими британскими линейными крейсерами: их было шесть против наших пяти – почти равные силы. Теперь они перестраивались в одну кильватерную колонну могучими медленными движениями, как стадо допотопных гигантских животных. Сейчас же после поворота флагманского корабля, в 16 ч.35 м., на "Лютцове" взвился сигнал: "Разделение огня слева". Согласно этому сигналу на нашу долю пришелся крейсер типа "Лайон", как выяснилось впоследствии, "Принсес Роял".

15 ч 35 м. Поворачиваем вправо. Переключение для боя правым бортом. Крупная артиллерия – бронебойные снаряды. Направление на второй линейный крейсер слева. Скорость 26 узлов, курс юго-восток. У нашего противника две мачты, две широкие трубы, кроме того, узкая труба вплотную к фок-мачте.

15 ч.48 м. Раздается глухой звук залпа "Лютцова", и одновременно взвивается сигнал: "Открыть огонь". В ту же секунду я крикнул: "Прицел 15000 м (80 каб.). Залп!" Проходит почти 30 секунд, пока не раздается сигнал всех трех указателей падений снарядов. Падения хорошо легли по кучности, но вправо и большим перелетом. Стрельба велась по одному орудию в каждой башне – четырьмя снарядами в залпе. Часто случалось, что из-за изменения курса противника наш огонь становился недолетным или перелетным. Тогда я переходил на раздельное командование каждым залпом, пока снова не достигал накрытия.

После исчезновения погибшего крейсера ("Куин Мери") я стал поворачивать свой перископ, разыскивая новую цель. К моему удивлению, я увидел слева еще два крейсера. Только теперь я понял, что все время обстреливал третий в строю крейсер, и что теперь "Лайон" снова стал головным. Нашей целью опять стал "Принсес Роял".

В 16 ч.27 м. 15 с., через 1 минуту 5 секунд после последнего залпа по "Куин Мери", с дистанции 12200 м (60 каб.) был произведен первый залп по "Принсес Роял". Противник находился сейчас на кормовом курсовом угле, а мы шли переменными курсами, что видно из постоянно изменявшегося угла поворота башен. Управление огнем было затруднительно, каждый залп приходилось корректировать, выжидая всплески от падения снарядов, поэтому теперь залпы следовали через одну минуту.

В 16 ч.Зб м. дистанция была 16800 м (90,5 каб.). Между тем мы увидели, что неприятель получил подкрепление из четырех линейных кораблей 5-й эскадры типа "Куин Элизабет" (27500 т, 8 381-мм, 14-16 152-мм, 23 уз.). Их скорость почти равнялась нашей, а вес их снарядов был вдвое тяжелее веса наших. С громадной дистанции они открыли огонь, от которого мы спасались зигзагообразными курсами. С 16 ч.Зб м. по 16 ч.45 м. мне не пришлось произвести ни одного выстрела артиллерией главного калибра.

С 16 ч.45 м. до 16 ч.50 м. "Дерфлингер" произвел 8 залпов из 305-мм орудий с дистанции 18000 м (97 каб.) по "Принсес Роял", вероятно, без особого результата."

Попадания в правый борт "Принсес Роял" в порядке от носа к корме были следующие:

Первый 305-мм снаряд попал в 152-мм броневой пояс, пробил броню, хотя дистанция составляла 14100 м (76 каб.) и угол встречи с броней 25-30°, и взорвался в 1,5 м от места удара в угольной яме. Удар этого и третьего снаряда временно вывели из строя дальномер типа "Арго" системы управления стрельбой центральной наводки на передней боевой рубке.

Второй 305-мм снаряд прошел через обшивку левого борта позади места попадания первого снаряда и взорвался в 6-7 м на 25,4-мм верхней палубе. В результате на расстоянии 2,4 м от места взрыва слегка сместилась 203-мм плита барбета башни "В". Легкие конструкции получили некоторые повреждения.

Третий 305-мм снаряд разорвался или разрушился в пробоине, образованной в 152-мм верхнем броневом поясе.

Четвертый 305-мм снаряд попал, вероятно, рикошетом и взорвался на стыке 152-мм и 229- мм бортовой брони.

Пятый 305-мм снаряд прошел через среднюю дымовую трубу, не взорвавшись.

Шестой 305-мм снаряд задел срез дула правого орудия башни "Q" и разорвался в воздухе в трех метрах от него. Ствол получил небольшие повреждения, но орудие продолжало стрелять.

Остальные три попадания, из них два 305-мм снарядами и одним 280-мм, пришлись в левый борт:

Первый 280-мм снаряд с линейного корабля "Позен" прошел, не взорвавшись, через половину левой опоры фок-мачты в 6 м над полубаком, затем через переднюю дымовую трубу и задел край правой опоры фок-мачты, однако не перебил их полностью.

Второй 305-мм снаряд с линейного корабля "Маркграф" с дистанции 11800 м (64 каб.) пробил 152-мм броневой пояс, образовав трещину длиной 5,2 м в главной палубе, отрикошетил вниз, сильно повредил переборки обоих помещений главных конденсаторов и взорвался в 16 м от места попадания ниже 25,4-мм верхней палубы, образовав в ней пробоину размером 1,8 х 1,8 м. На главной палубе воспламенилось некоторое количество кордита, рассыпавшихся из разбитых гильз 102-мм снарядов, и оба помещения главных конденсаторов наполнились едким дымом.

Третий 305-мм снаряд с линейного корабля "Маркграф", почти одновременно со вторым, попал под острым углом в 229-мм броню барбета башни "Y", отрикошетил, скользнул по 25,4-мм верхней палубе и разорвался на ней. В результате крупный осколок 229-мм брони барбета откололся и вдавился внутрь боевого отделения башни "Y", заклинив ее. Одновременно взрывом сместило и деформировало броневую плиту барбета. Взрыв нанес большие повреждения легким конструкциям кормовой надстройки.

В дополнение к этим повреждениям в самом начале боя прогнулась ось шестерни затвора на левом орудии башни "А". Это повреждение не могли исправить в течение 11 часов, в результате чего башня делала пропуски при стрельбе, поскольку огонь вело только правое орудие башни.

До 10 июня 1916 г. "Принсес Роял" находился на ремонте в Розайте, после чего ушел в Портсмут и ремонтировался там с 13 июня по 10 июля. После ремонта 15 июля 1916 г. крейсер снова появился в Розайте и присоединился к эскадре линейных крейсеров. 17 ноября "Принсес Роял" принял участие в операции в Гельголандской бухте.

В 1917 г. для опознавания своей авиацией на борту и шканцах "Принсес Роял" нанесли литеры "PR". В 1918 г. по правому и левому борту кормовой надстройки добавили одиночные прожектора с диаметром зеркала 914 мм. На башнях "Q" и "Y" установили платформы для взлета колесных самолетов.

С апреля по октябрь 1919 г. "Принсес Роял" находился в составе Атлантического флота. С лета 1920 г. крейсер перевели в состав резервного флота в Розайте. Летом 1920 г. англичане предложили Чили купить его, но те предложение отклонили. 28 февраля 1922 г. на нем подняли флаг командующего морскими силами шотландского побережья.

В марте в Розайте, согласно Вашингтонгскому договору по сокращению вооружений, его внесли в список кораблей, подлежащих списанию. Крейсер продали на слом компании по разделке кораблей и судов, созданной специально для утилизации линкора "Эджинкорт", линейных крейсеров "Принсес Роял" и "Нью Зиланд". 13 августа 1923 г. его перевели на верфь этой компании для разборки.


Линейный крейсер “Принсес Роял”.

Линейный крейсер "Куин Мери"

(В составе флота находился с сентября 1912 г. по 31 мая 1916 г. Погиб в Ютландском бою.)

Программа 1910 финансового года предусматривала постройку четырех линейных кораблей и одного броненосного (эскадренного) крейсера, позднее, 14 марта 1911 г., получившего название "Куин Мери". Согласно Вгауег [4], по морской программе 1914 г. первоначально запланировали еще один крейсер типа "Куин Мери" – "Тайгер". Но из-за различных конструктивных изменений и усовершенствований при постройке каждый из них оказался одиночкой.

Хотя "Куин Мери" часто воспринимают как один из линейных крейсеров типа "Лайон", его, заказанного по программе 1910 г., нельзя считать однотипным, поскольку в своей конструкции содержал много внутренних, на первый взгляд незаметных усовершенствований, позднее примененных в конструкции следующего за ним "Тайгера". Фактически он отличался от "Лайона" так же, как линейные корабли типа "Кинг Джорж V" отличались от типа "Орион". Немцы выяснили многие интересные подробности конструкции этого корабля, но это никак не отразилось на их собственных проектах.

Заложенный на 10 месяцев позже "Принсес Роял", "Куин Мери" являлся во всех отношениях более усовершенствованным кораблем. Это прежде всего относилось к более мощному снаряду артиллерии главного калибра весом 636 кг и различному устройству 102-мм броневого пояса.

Ширину корпуса увеличили на 0,15 м, водоизмещение на 650 т; расположение 102-мм орудий слегка изменили, обеспечив им некоторую броневую защиту; несколько усилили горизонтальное бронирование с иным расположением брони; вернулись к прежнему расположению жилых помещений офицеров в кормовой оконечности, старшин и матросов в носовой и средней части корабля. Тем не менее, несмотря на круглые дымовые трубы и расположение противоминной артиллерии калибра 102-мм на одной палубе, они внешне казались похожими. "Куин Мери" являлся крейсерским вариантом линейных кораблей типа "Кинг Джорж V".

Согласно Campbell [2] и Вгауег [4], проектное нормальное водоизмещение линейного крейсера "Куин Мери" составляло 27100 т и было на 750 т больше, чем у "Лайона". Согласно Conway [1] и Campbell [2], действительное нормальное водоизмещение составляло 26770 т при средней осадке 8,42 м, водоизмещение в полном грузу (без нефтяного топлива) 30480 т, полное (с нефтяным топливом) 31650 т при средней осадке 9,65 м. Согласно Burt [3], соответственно 26780 т при средней осадке 8,53 м и 31486 т при средней осадке 9,73 м.

Длина "Куин Мери": согласно Campbell [2], между перпендикулярами 201,3 м, по ватерлинии 212,9 м и полная 214,6 м, что на 1,2 м было больше, чем у "Лайона". Burt [3] приводит 201,2 м; 212,7 м и 214,4 м. Ширина "Куин Мери" была немного шире "Лайона" и составляла 27,15 м, что на 2,75 м шире, чем у "Индефатигейбла". Отношение L/B=7,9, как и у "Лайона".

Высота надводного борта при проектном нормальном водоизмещении составляла в носовой оконечности 9,14 м, на миделе 7,62 м и в корме 5,79 м, почти столько же, как у "Лайона". Увеличение осадки на 1 см соответствовало увеличению водоизмещения на 39 т.

Калибр и тип орудия главной артиллерии были такими же, что и на "Лайоне", за исключением того, что 343-мм орудия стреляли снарядами весом 636 кг (568 кг у "Лайона") со скоростью 762 м/с у дульного среза. Установки орудий образца ВИ* обеспечивали угол возвышения до +20°, что допускало ведение стрельбы на дистанцию 22000 м (118 каб.). Боекомплект оставался таким же, как у линейных крейсеров типа "Лайон" – 880 снарядов в период войны.

Более тяжелые снаряды повысили точность стрельбы артиллерии главного калибра, но, несмотря на огромную дальнобойность 343-мм орудий образца Mk.V, дальность действия прицелов в 1914 г. ограничивалась углом возвышения + 15°2Г. Это положение исправили на линкорах и линейных крейсерах Гранд-Флита в начале 1916 г., когда к моменту Ютландского боя в каждой башне на визирах орудий установили призматические устройства “супер-возвышение 6°”. На "Куин Мери" эти устройства установили перед самым Ютландским боем.

Пост управления стрельбой центральной наводки установили на марсе фок-мачты в декабре 1915 г. Переоборудование корабля включало установку дополнительных раскосов до половины полой трубчатой мачты, снижение высоты стеньг, увеличение высоты поста управления стрельбой центральной наводки на площадке марса фок-мачты. Однако в период Ютландского боя "Куин Мери" еще имел противоторпедные сети.

Вспомогательная артиллерия, в отличие от "Лайона", состояла из 14 102-мм скорострельных орудий образца BL.Mk.VII с длиной канала ствола 50 калибров (5010 мм) в установках образца P.VI. Шесть орудий установили в бронированной батарее передней надстройки на уровне палубы полубака, вместо восьми небронированных установок на двух палубных уровнях на "Лайоне", и восемь в кормовой надстройке.

В октябре 1914 г. на крейсере установили одну 76- мм зенитную пушку образца Mk.I и одну 76-мм зенитную пушку Готчкисса. Боекомплект зенитных пушек был таким же, как у линейных крейсеров типа’ "Лайон", так же, как и торпедное вооружение. Установленные при постройке четыре 47- мм салютные пушки Гочткисса сняли в начале 1915 г. На "Куин Мери" с самого начала установили дальномер на передней боевой рубке, что на двух предыдущих кораблях серии сделали позднее.


Линейный крейсер “Куин Мери". (Теоретический чертеж корпуса)


Бронирование "Куин Мери" осталось, в основном, таким же, как у "Лайона", но все же имелись некоторые отличия. Так 102-мм броневой пояс в носовой части корпуса продливался дальше к барбету башни "А", а следующий за ним к миделю 127-мм броневой пояс начинался в 2,1 м за передним краем башни "В". В то же время в кормовой части 102-мм броневой пояс не заходил вдоль главной палубы так далеко, как проходил нижний (был на 3 м короче, чем на "Лайоне"), поэтому в кормовой части 102-мм поперечная броневая переборка образовывала как бы две ступени.

Кожухи дымовых труб и противоосколочную переборку башни "Q" уменьшили до 19 мм, против 13-32 мм на "Лайоне". Переднюю батарею 102- мм орудий прикрыли спереди 51-мм щитами, с боков 76-мм броней и 25,4-мм крышей. С задней стороны этих орудий проходил 76-мм противоосколочный экран. Однако на кормовой батарее 102-мм орудий такого бронирования не было.

Подкрепление под передней боевой рубкой прикрыли 51-мм броневыми плитами, что позволило уменьшить настил пола до 76-64 мм. Задняя боевая рубка торпедной стрельбы имела толщину стенок 152 мм, крыши 76 мм и настила пола 102 мм по сравнению с аналогичной рубкой на "Лайоне", имеющей одинаковое круговое бронирование 25,4-мм плитами.

Толщину верхней палубы увеличили до 51 мм между барбетами башен "А" и "В" и главной палубы до 25,4 мм над 102-мм нижним броневым поясом.

Энергетическая установка, то есть количество и расположение котлов в котельных отделениях и турбин в машинных отделениях "Куин Мери" было такое же, как у "Лайона". Но проектную мощность на валах увеличили на 5000 л.с., и она составляла 75000 л.с. или 2.38 л.с./т полного водоизмещения, против 70000 л.с. и 2.27 л.с./т у "Лайона" (увеличение на 6,7%). Это должно было обеспечивать скорость 27,5 уз. Однако в среднем его скорость оказалась почти одинаковой с остальными линейными крейсерами третьего поколения.

Во время пробега на мерной миле в Полперро 2 июня 1913 г. "Куин Мери" развил форсированную мощность турбин 83000 л.с. (увеличение на 10,7%), что при частоте вращения гребных валов в среднем 289 об/мин. обеспечило кораблю скорость 28,17 уз.

Средняя дымовая труба в плане была круглая, а не овальная, как на "Лайоне". Нормальный запас топлива равнялся 1000 т угля и 1130 т нефти, максимальный 3700 т угля и 1170 т нефти. Объявленная максимальная дальность плавания составляла 3415 миль при скорости 17,4 уз., 1645 миль при 24,9 уз. (согласно Вгауег [4], 2420 миль при 23,9 уз.) при сжигании только угля и увеличивалась соответственно до 4970 и 2390 миль, когда нефть сжигалась в топках котлов в распыленном состоянии в качестве добавки к углю.

Расчетная метацентрическая высота при нормальном водоизмещении определялась как 1,44 м (для "Лайона" 1,48 м), при полном водоизмещении без нефтяного топлива 1,49 м, с нефтяным топливом 1,74 м. Фактические значения были несколько больше и составляли 1,52 м; 1,55 м и 1,81 м.

По окончании постройки "Куин Мери" имел полую фок-мачту перед дымовыми трубами, но позднее ее заменили треногой фок-мачтой с опорами, не достигающими верхней площадки марса. Обычный запас водоизмещения величиной в 100 т использовали на комплектование боекомплекта 343-мм снарядов весом 636 кг, усиление бронирования заднего боевого поста управления торпедной стрельбой и установку третьего насоса гидравлической системы для вертикального наведения орудий главного калибра и горизонтального поворота башен.

На "Лайоне" и "Принсес Роял" сохранилось не удовлетворяющее всех расположение жилых помещений офицеров в носовой части корабля, а старшин и матросов в кормовой. Это повелось на крупных боевых кораблях, начиная с "Дредноута" и "Инвинсибла", по инициативе адмирала Фишера с целью размещения офицерских жилых помещений вблизи их боевых постов на мостике и передней боевой рубки из-за большой длины кораблей.

Однако такое расположение жилых помещений оказалось очень непопулярным как среди офицеров, так и матросов и вызывало много различных критических замечаний. Одно из них исходило от адмирала Шофилда, прослужившего на "Инвинсибле" более двух лет: "Командир корабля располагался на мостике в довольно стесненных условиях. Кают-компанию разместили по правому борту в средней части рядом с кают-компанией младших офицеров в задней надстройке, и матросы по пути на ют могли заглянуть в нее мимоходом в поисках чего-либо, что часто и делали."


Линейный крейсер “Куин Мери”. (Наружный вид. 1913 г.)


Кроме неприязни экипажа, эта новая схема расположения жилых помещений оказалась непрактичной. Приспособленные под жилье помещения матросов разбросали по всему кораблю в зависимости от расположения башен, дымоходов, котлов и турбин.

Начиная с дредноутов типа "Кинг Джорж V" и линейного крейсера "Куин Мери", расположение жилых помещений возвратили к традиционному размещению кают офицеров в корме, а рядового и старшинского состава в носовой оконечности. На кораблях снова появились кормовые балконы.

Крейсер оборудовали шестнадцатью установленными попарно прожекторами с диаметром зеркала 610 мм. Две пары находились на крыльях среднего мостика, две на крыльях нижнего, четыре остальные на защищенных козырьками от дульного пламени кронштейнах перед задней дымовой трубой.

"Куин Мери" заложили 6 марта 1911 г. на частной судостроительной верфи "Пальмерс Шипбильдинг и Инжиниринг, К°" в Гринок, Ньюкастл. Энергетическую установку изготавливала судостроительная верфь Джон Браун в Клайдебэнке. Крейсер спустили на воду 20 марта 1912 г. и закончили постройкой в августе 1913 г. Стапельный период составлял 12 с половиной месяцев, достройка на плаву заняла 17 месяцев. Всего постройка продолжалась 29 месяцев. Крейсер был готов к испытаниям в марте 1913 г., а испытания начались в мае.

Стоимость постройки "Куин Мери" составляла 2 078491 фунт стерлингов (20 785000 рублей золотом) или 78,8 фунтов стерлингов за тонну нормального водоизмещения.

Экипаж крейсера по проекту насчитывал 999 человек. В Ютландском бою, согласно Campbell [2], экипаж насчитывал 1278 человек, из них 60 офицеров, согласно Вгауег [4], 1287.


Линейный крейсер “Куин Мери".

(Вид на носовую надстройку и фок-мачту. 1913 г.)


30 мая 1913 г. на "Куин Мери" провели 24-часовые ходовые испытания. Энергетическая установка развила мощность 56000 л.с. (75% номинальной). Несмотря на сильный ветер и волнение, крейсер развил скорость 27 уз. (на 1 уз. меньше контрактной). Затем провели 8-часовые ходовые испытания, закончившиеся вполне успешно.

2 июня 1913 г. на ходовых испытаниях на мерной миле в Полперро "Куин Мери" произвел восемь пробегов. Во втором пробеге крейсер показал наименьшую из всех пробегов скорость 27,41 уз., развив мощность турбин 76500 л.с. (увеличение на 2%) при частоте вращения гребных валов в среднем 283,5 об/мин. В тот же день крейсер в предпоследнем седьмом пробеге показал наибольшую скорость 28,465 уз., развив форсированную мощность турбин 83350 л.с. (увеличение на 11,1%) при частоте вращения гребных валов в среднем 290,5 об/мин. В остальных пробегах значения достигнутых скоростей колебались между этими двумя величинами.

20 сентября 1913 г. провели кренование для определения метацентрической высоты при двух режимах загрузки. Сначала провели измерение при действительном нормальном водоизмещении 26670 т и средней осадке 8,53 м. Метацентрическая высота составляла 1,52 м. Затем провели измерения при полном водоизмещении 31486 т и средней осадке 9,76 м. Метацентрическая высота составляла 1,74 м.


Линейный крейсер "Куин Мери”


Вступление в строй "Куин Мери" задержали производственные трудности, и окончательно его ввели в строй в Портсмуте 4 сентября 1913 г. "Куин Мери" вошел в состав 1-й эскадры крейсеров под командованием контр-адмирала Битти, которая с января 1914 г. стала называться 1-й эскадрой линейных крейсеров и с августа 1914 г. вошла в состав Гранд-флита.

28 августа 1914 г. "Куин Мери" в составе 1-й эскадры линейных крейсеров принял участие в бою в Гельголандской бухте против германских легких крейсеров и миноносцев. Во время боя у Доггер-банки он находился на текущем ремонте в доке Портсмута, но уже вскоре после боя он снова вошел в состав 1-й эскадры линейных крейсеров.

Во время Ютландского боя 31 мая 1916 г. "Куин Мери" погиб в результате взрыва погребов боезапаса.

Большую часть времени "Куин Мери" был третьим в линии и обстреливал "Зейдлиц", а в последние минуты "Дерфлингер". Как полагают, за это время "Куин Мери" выпустил по противнику около 150 343-мм бронебойных снарядов (17% боекомплекта) и достиг четырех попаданий в "Зейдлиц" (2,6% выпущенных снарядов).

В 15 ч.50 м. "Зейдлиц" открыл огонь по "Куин Мери". В 15 ч.55 м. первый 343-мм снаряд с "Куин Мери" пробил бортовую броню "Зейдлица" впереди фок-мачты и разорвался в отсеке XIII на 25-мм верхней палубе, образовав в ней пробоину 3 х 3 м. На посту энергетики правого борта вышел из действия носовой распределительный пульт. Взрывом сильно повредило легкие конструкции, и в результате этого возникло постоянное поступление потока воды по главной палубе около барбета носовой башни, которая стекала оттуда в погреб и в помещение управления кораблем.

В 15 ч.57 м. второй 343-мм снаряд с "Куин- Мери" с дистанции 13200 – 13600 м (71-74 каб.) попал в 230-мм бортовую броню "Зейдлица" напротив барбета левой бортовой башни и разорвался в проделанной им пробоине. Обломки брони и осколки снаряда пробили 30-мм стенку барбета, проникли в перегрузочное помещение башни и зажгли в рабочем отделении башни два главных полузаряда и два дополнительных зарядных картуза. Заряды состояли из двух частей: главный полузаряд в тяжелой медной гильзе и дополнительный, который помещался в двойном шелковом картузе в латунном пенале, из которого его вынимали непосредственно перед заряжанием.

Механизм наведения орудия, поворота башни и подъемники вышли из строя. Большинство башенного расчета погибло в потоке пламени и газов, но погреб башни был вовремя затоплен. Башня вышла из действия на все время боя, но такого сильного взрыва, как 24 января 1915 г., не произошло. Переделки, произведенные на германских кораблях после боя у Доггер-банки, предотвратили катастрофу.

Третий 343-мм снаряд с "Куин Мери" разорвался под водой рядом с бортом в средней части "Зейдлица", вызвав расхождение швов наружной обшивки корпуса на длине 11 м.

В 16 ч.17 м. четвертый 343-мм снаряд с "Куин Мери" с дистанции 16400 м (88 каб.) ударил в 200-мм бортовую броню корпуса и затем в стык между 200-и 230-мм плитами порога порта 150-мм орудия позади переборки. Снаряд взорвался в лунке и вызвал большие повреждения. Осколки снаряда пробили многие переборки корабля. 150-мм орудие N6 левого борта вышло из строя.

Согласно Burt [3], вскоре после начала боя "Куин Мери" попал одним снарядом в "Зейдлиц" и вывел из строя одну из его башен. Позднее он вступил в бой с "Дерфлингером", ив 16 ч.17 м. в него попали два снаряда с "Куин Мери".

Затем на несколько минут "Дерфлингер" и "Зейдлиц" с дистанции 13900 м (75 каб.) сосредоточили огонь по "Куин Мери". Во время артиллерийского боя с "Зейдлицем" и "Дерфлингером" между 16 ч.24 м. и 16 ч.26 м. на дистанции 13200-14400 м (71-78 каб.) три или более снаряда попали в носовую часть "Куин Мери" вблизи башен "А" и "В". Последовала ослепительная вспышка взрыва – это взорвались зарядные погреба башен "А" и "В", разрушив носовую оконечность почти до фок-мачты. Затем произошло попадание еще одного залпа с "Дерфлингера" в середину крейсера около башни "Q". Произошел новый большой взрыв, и он, казалось, распространялся к носовой части.

Когда поврежденный корпус "Куин Мери" стал крениться на левый борт, следующий взрыв отправил поврежденный корабль на дно, и произошло это в 16 ч.26 м., всего через 38 минут после начала боя. По свидетельству командира "Лайона" Эрнела Четфилда, именно в этот момент Битти процедил свою знаменитую фразу: "Кажется, сегодня что-то не так с нашими проклятыми кораблями."


Линейный крейсер “Куин Мери”. (Наружный вид. 1916 г.)


С "Куин Мери" подобрали девять человек, согласно Campbell [2], 1266 человек экипажа погибли. Вгауег [4] говорит о 1275 погибших. Теперь трудно установить точную причину гибели корабля, поскольку на дистанции не менее чем 13100 м (71 каб.) его броня была уязвима для снарядов, падающих под углом 12°. К тому же характер повреждений находящегося рядом "Лайона" показал, что плохое качество британского кордита и отсутствие водонепроницаемых дверей делало все эти корабли при повреждениях в башне, барбете или перегрузочной камере склонными к возникновению пожара, приводящего к взрыву погребов боеприпасов.

Источник [10]: "… на английском линейном крейсере "Куин Мери" произошел сильный взрыв. Среди черного, пронизанного красным пламенем дыма, свалились мачты, и корабль затонул раньше, чем успел рассеяться дым."

Фон Хаазе [13]: “В 16 ч. 10 м. флагманский "Лютцов" начал склоняться вправо, и противник, видимо, также изменил курс, так что мы снова начали сближаться. В 16 ч.17 м. я снова начал обстреливать второй в неприятельской линии линейный крейсер, думая, что это тот же корабль, с которым мы уже сражались. Но впоследствии выяснилось, что это был третий по счету крейсер неприятельской колонны – "Куин Мери", который стал вторым после временного выхода из строя флагманского "Лайона".

В свою очередь "Куин Мери" также выбрал своей целью "Дерфлингер". "Куин Мери" стрелял медленнее, но его залпы производились всеми орудиями. Таким образом, при каждом его залпе в нас летело восемь 343-мм снарядов, и все они ложились вместе. Но обычно его залпы были перелетными либо недолетными, только два раза произошло накрытие, и в нас попало по одному снаряду.


Линейный крейсер "Куин Мери".

(Продольный разрез и планы палуб с указанием бронирования)



Было ясно, что старший артиллерист на "Куин Мери" производит залпы самолично с помощью знаменитого "firing director'a" Перси Скота. Это было видно по тому, что все его орудия стреляли точно одновременно, и падения снарядов были также одновременными. Вероятно, старший артиллерист находился на марсе фок-мачты на посту управления огнем центральной наводки, откуда он мог наблюдать за результатами стрельбы, не стесненный орудийным дымом.

Кроме нас, "Куин Мери" обстреливал еще и "Зейдлиц". Правда, его орудия калибра 280 мм не могли нанести существенного вреда забронированным частям англичанина, но менее защищенные части последнего жестоко страдали. Дистанция все время превышала 13000 м (70 каб.), и мы не могли ввести в действие среднюю артиллерию.

С 16 ч.24 м. каждый залп "Дерфлингера" по "Куин Мери" был накрытием и имел попадания (16 ч.24 м.20 с. – 13500 м (72,75 каб.); 16 ч.24 м.40 с. – 13400 м (72 каб.); 16 ч.25 м.00 с.

– 13400 м (72 каб.); 16 ч.25 м.20 с. – 13200 м (71,5 каб.); 16 ч.25 м.45 с. – 13100 м (70,75 каб.), и последний залп достиг цели в 16 ч.26 м. 10 с.

– 13200 м (71,5 каб.), когда уже произошел ужасный взрыв внутри крейсера.

Сначала из носовой части корабля поднялось яркое красное пламя. Затем последовал взрыв в носовой части, сопровождавшийся гораздо более сильным взрывом в средней части.

На воздух взлетели темные составные части корпуса, после чего весь корабль был охвачен сильнейшим взрывом. Мачты рухнули к середине корабля, облако дыма скрыло "Куин Мери" и поднималось все выше и выше. Наконец на том месте, где он только что находился, застыло густое облако черного дыма высотой 250-300 м, узкое внизу и расширявшееся кверху”.

Согласно Вильсону [6]: "В 16 ч.24 м. или 16 ч.26 м. в британской колонне произошла вторая катастрофа. На несколько минут "Дерфлингер" и "Зейдлиц" сосредоточили огонь на "Куин Мери" с дистанции 13900 м (75 каб.). По германским данным (Хаазе), "Куин Мери" стрелял быстро, полными залпами, то есть восемью 343-мм снарядами. Однако полными залпами стреляли лишь в исключительных случаях, так как они вызывали в корпусе чрезмерные напряжения. Поэтому Хаазе вряд ли прав.

Но залпы "Куин Мери" неизменно давали перелеты или недолеты и в "Дерфлингер", по которому он стрелял, попало только три снаряда. Сосредоточенный огонь двух германских кораблей оказался гибельным для "Куин Мери". Между 16 ч.24 м. и 16 ч.26 м. "Дерфлингер" выпустил 6 залпов (24 снаряда калибра 305 мм), накрывших "Куин Мери". С соседних кораблей было видно, как, по крайней мере, три снаряда главного калибра попали в его носовую часть и из корпуса вырвалось яркое пламя.

В это время "Зейдлиц" обстреливал его с такой же меткостью. Возможно, в это время в него попало 15-20 снарядов и, во всяком случае, больше пяти. Немедленно вслед за этим залп попал в середину корабля вблизи башни "Q", которая была уже сильно повреждена, а затем над "Куин Мери" через густые облако дыма взвился на высоту 240 м огненный столб красного цвета.

Во время второго взрыва можно было рассмотреть, как в воздух взлетела масса стальных обломков корпуса, невероятное количество листов бумаги, а с ними летевшая кверху днищем шлюпка. Крыши орудийных башен подбросило в воздух на высоту около 30 м. Из корпуса поднялся огромный грибообразный столб совершенно черного дыма высотой 300-425 м. Заднему мателоту "Тайгеру" пришлось пройти через страшный град всякого рода обломков и изменить курс, чтобы обойти окутанный дымом корпус. Когда столб огня и дыма рассеялся, стали видны уходящая под воду корма с вращающимися винтами и люди, вылезающие из кормовой башни. Затем "Куин Мери" исчез.

С крейсером погибло 57 офицеров и 1209 человек рядового и старшинского состава. Англичане подобрали двух офицеров и пять матросов. Позднее одного офицера и одного матроса подобрал немецкий эсминец.

Невозможно точно сказать, что произошло и почему "Куин Мери" взорвался, но полагают, что в первые полчаса боя в него попало приблизительно четыре 280-мм снаряда с "Зейдлица", включая попадание и в заднюю батарею 102-мм орудий и, может быть, еще одно попадание около башни "Y". Возможно, что в батарею 102-мм орудий в кормовой надстройке попали снаряды, и в ней произошло замеченное с "Зейдлица" возгорание зарядов. За 5 минут до взрыва 305-мм снаряд с "Дерфлингера" попал в лобовую броневую плиту башни "Q" справа от правого орудия. В результате этого попадания правое орудие этой башни полностью вышло из строя, но левое орудие продолжало стрелять, поскольку сама башня не получила серьезных повреждений.

За этим последовали попадания еще двух 305-мм снарядов с "Дерфлингера", один из которых попал в башни "А" или "В" или их барбеты, а возможно, и в левое орудие башни "Q". После взрыва где-то в башне "А" или "В" корабль вздрогнул, и, как позднее сообщили уцелевшие, величина гидравлического давления приводов наведения орудий башни "Q" значительно понизилась. Вслед за этим взорвались зарядные погреба башен "А" и "В", носовая часть крейсера оторвалась около полубака, очевидно, полностью разрушенная взрывом.

Пожар кордита в рабочей камере башни "Q" вывел из строя башни "Q" и "Y". Уцелевшая часть крейсера сильно накренилась на борт, корма поднялась в воздух, винты продолжали вращаться и, когда корпус еще больше накренился, в оставшейся на плаву кормовой части раздался еще один взрыв.

Снаряды попали в башни "А" или "В" с дистанции 13100 м (71 каб.) при угле встречи с броней около 12°. Немецкие 305-мм бронебойные снаряды смогли пробить либо 229-мм лобовую плиту башни, либо стенку барбета такой же толщины. В данном случае угол встречи снаряда с лобовой плитой башни оказался близок к 90°. Другим более вероятным путем мог быть путь снаряда через 19-мм наружную обшивку борта или 16-мм обшивку между палубой полубака и верхней палубой, затем 25,4-мм верхнюю палубу и 76-мм стенку основания барбета. Но возможны и другие варианты. Достаточно предположить, что снаряд прошел через один из орудийных портов и, не встретив преграды, при встрече с которой он разбился бы на куски, взорвался и вызвал катастрофу.

Вместе с "Куин Мери", согласно Conway [1], погибли 1266 человек. Спаслось три офицера и 9 матросов.


Взрыв “Куин Мери”. Слева среди всплесков от снарядов виден " Лайон”.

Линейный крейсер "Тайгер"

(В составе флота находился с 3 октября 1914 г. по июль 1931 г.)

"Тайгер" – единственный линейный крейсер, предусмотренный программой 1911 финансового года, стал последним линейным крейсером третьего поколения, заложенным по предвоенной программе, и последним типом корабля, ответственность за который нес Филипп Уатс как начальник управления военного кораблестроения.

"Тайгер" остался единственным британским линейным крейсером с достойной артиллерией среднего калибра, от которой отказались впоследствии на "Худе" ради 140-мм орудий, мощность энергетической установки которого превысила 100000 л.с., и котлы отапливались только углем.

Стало очевидно, что британские линейные крейсера оказались дорогим и сомнительным капиталовложением, и по смете 1911-12 гг. приняли решение о постройке только одного линейного крейсера "Тайгер" типа улучшенного "Куин Мери". Первоначально он должен был стать четвертым крейсером типа "Лайон", но из-за множества усовершенствований по типу строящегося на верфи "Виккерс" в Барроу-на-Фирнесс японского линейного крейсера "Конго" был выделен лордом Фишером и существенно изменен.

Согласно Вгауег [4], планировалась постройка еще одного однотипного с "Тайгером" линейного крейсера под названием "Леопард" . Сначала его предполагали включить в смету 1912 финансового года, потом перенесли на 1914 г. и наконец отказались вовсе.

Первоначально Совет Адмиралтейства потребовал спроектировать корабль, подобный "Куин Мери", но более современный. Однако Уатс не удовлетворился этой идеей и 31 июня 1911 г. предложил третьему морскому лорду, ведавшему в Адмиралтействе военным кораблестроением. рассмотреть три новых эскизных проекта. 14 августа 1911 г. собрался Комитет по проектированию для выбора одного из четырех предложенных для рассмотрения предварительных вариантов проекта линейного крейсера "Тайгер". Сразу же его внимание обратил на себя проект под индексом "А1". Уатс пояснил, что в проектах под индексом "А" и "А1" четыре башни артиллерии главного калибра расположены попарно линейно-возвышенно в оконечностях корабля, в то время как в проекте под индексом "С" две кормовые башни разнесены так же, как и на "Куин Мери".

Из-за необходимости изменения положения кормовой поперечной бронированной переборки с целью размещения там кормового торпедного отделения проектировщики нашли более выгодным разместить центральную башню позади всех дымовых труб и мачт, в результате сектор обстрела этой башни увеличивался с 240° до 300°. Четыре дня спустя Комитет одобрил вариант "А1". Последующая работа над этим проектом заключалась в увеличении нормального водоизмещения до 28200 т, мощности машин до 82000 л.с. и ее закончили 12 ноября 1911 г.

25 октября 1911 г. Маккенну на посту морского министра сменил 36-летний Уинстон Черчилль. По приходе в Адмиралтейство он взялся за дело чрезвычайно рьяно. За первые полтора года в должности главы военно-морского ведомства Черчилль более 6 месяцев провел в море с целью ознакомления со службой на флоте. Он лично посетил практически все военные доки и верфи Англии и почти все крупные военные корабли.

19 декабря 1911 г. военно-морское ведомство во главе с Черчиллем одобрило увеличение мощности энергетической установки до 85000 л.с., что должно было обеспечивать кораблю скорость 28 уз. с форсированием турбин до 108000 л.с. (увеличение на 27%), что, в свою очередь, могло обеспечить кораблю скорость 30 уз.

Одновременно приняли решение использовать все возможное пространство внутри корпуса корабля в качестве нефтяных цистерн. Теперь максимальный запас топлива составлял 3340 т угля и 3800 т нефти, а обычный полный запас по 2450 т каждого вида.

Большое внимание уделили исправлению многих очевидных дефектов в конструкции предыдущих типов крейсеров, особенно в расположении артиллерии главного калибра и снабжения боеприпасами противоминной артиллерии.

В проектах под индексом "А" и "А1" имелась возможность установить от 16 до 12 152-мм орудий противоминной артиллерии с соответствующей корректировкой водоизмещения.

В обоих проектах бронирование противоминной артиллерии имело толщину 127 мм, а в проекте под индексом "С" позади 102-мм орудий имелись только 76-мм броневые экраны.

В проектах "А" и "А1" нижний край главного броневого пояса нарастили узкой полосой шириной 1,15 м и толщиной 76-мм. Такую конструкцию сочленения поясной брони и бортовой обшивки корабля приняли на всех новейших японских кораблях по опыту русско-японской войны 1904 г., и она показала свою устойчивость против снарядов, выпущенных с больших дистанций и попадающих немного ниже ватерлинии. Это увеличение толщины брони нижней части главного пояса на 76 мм не было введено в проекте С".

Во всех проектах длину корабля выбрали одинаковой, такой же, как у "Куин Мери", но ширину увеличили на 1,2 м (с 26,5 м до 27,7 м.).

Проект под индексом "С" отклонили из-за применения в нем 102-мм орудий. Применив 152-мм орудия противоминной артиллерии, как на линейных кораблях типа "Айрон Дьюк", Совет Адмиралтейства полагал, что тем самым они создают крупный и более сильный по вооружению тип крейсера. Из проектов под индексом"А" и "А Г окончательно выбрали проект "А1", но с учетом некоторых изменений секторов ведения огня 152-мм орудий, способ установки которых, как полагали, являлся слабым местом.

Учитывая это обстоятельство, Уатс предложил модифицировать проект "AI" и представил дополнительный проект "А2". Согласно этому проекту расположение башен артиллерии главного калибра было таким же, как на "Куин Мери", но центральная башня "Q" могла вести огонь непосредственно по корме. Бортовое бронирование перераспределили, что позволило придать противоминной артиллерии дополнительную защиту, прикрыв десять расположенных на верхней палубе 152-мм орудий 127-мм броней. Два оставшихся орудия установили в бронированных казематах над двумя передними. Проект "А2", казалось, устроил всех, и его 18 августа 1911 г. представили Комитету по проектированию для одобрения.

12 декабря 1911 г. конструкторы представили окончательный теоретический чертеж, миделевое сечение и весовую нагрузку проекта "А2". 21 декабря Адмиралтейство разослало верфям приглашение участвовать в конкурсе на право постройки нового линейного крейсера. Победителем оказалась частная судостроительная верфь "Джон Браун и К°" в Клайдебанке. 2 марта 1912 г. дирекция верфи получила хелеграмму о выигрыше конкурса. Окончательное утверждение последовало письмом из Адмиралтейства. Контракт был подписан 4 апреля 1912 г.

21 декабря 1911 г. осуществили следующую модификацию проекта "А2. Реализовали предложение морского министра Черчилля использовать пространство между двойным дном в качестве емкостей для нефти, увеличив общую емкость топлива до огромной величины в 3340 т угля и 3800 т нефти.

Предложение приняли с учетом того, что в мирное время запас топлива составит 3240 т угля и только 800 т нефти. Модификацию произвели с намерением перевода отопления котлов корабля только на нефть, но поскольку работа над проектом быстро продвигалась вперед, то он почти полностью повторял энергетическую установку "Куин Мери", но увеличенной мощности. Однако в котлах сохранили оборудование для сжигания как угля, так и нефти.

Основными характерными особенностями проекта "А2" по сравнению с "Куин Мери" являлись: перемещение центральной башни "Q" за заднюю дымовую трубу, вместо прежнего расположения перед нею, с целью достижения более широкого сектора ведения огня в кормовом секторе; установка 152-мм орудий противоминной артиллерии вместо 102-мм; установка двух дополнительных торпедных аппаратов в кормовой части; удлинение главного броневого пояса в оконечности и небольшое усиление горизонтального бронирования; новая компановка котельных отделений в связи с изменением положения башни "Q"; замена полых трубчатых фок- и грот-мачт на одну треногую фок-мачту и установка в дополнение к ней короткой грузовой полумачты (деррик- крана) почти вплотную перед задней дымовой трубой; увеличение бронирования противоминной артиллерии с 76 мм до 152 мм; увеличение проектной скорости с 27 уз. до 29 уз.


Основные характеристики предварительных проектов линейного крейсера "Тайгер"
  "Куин Мери" "А" "А1" "А2" "С"
Водоизмещение (т) 27000 28450 28100 28200 27250
Длина между перпендикулярами (м) 201,3 201,3 201,3 201,3 201,3
Ширина (м) 27,15 27,76 27,76 27,6 27,45
Средняя осадка (м) 8,54 8,54 8,54 8,54 8,61
Увеличение осадки (т/см) 39 39,8 39,8 39,8 39,8
Число 343-мм орудий 8 8 8 8 8
Число 152-мм орудий - 16 12 12 -
Число 102-мм орудий 16 - - - 16
Высота главного броневого пояса над ватерлинией (м) 4,88 7,4 7,4 7,4 7,4
Заглубление главного броневого пояса ниже ватерлинии (м) 1,07 1,83 1,83 1,83 1,83
Минимальный запас угля (т) 1000 1000 1000 1000 1000
Максимальный запас угля (т) 3700 3700 3700 3750 3700
Нормальный запас нефти (т) 1100 1100 1100 1100 1100
Мощность энергетической установки (л.с.) 75000 80000 79000 82000 79000
Скорость (уз.) 28 28 28 28 28
Численность экипажа (чел.) 999 1000 1000 1009 1000
Корпус и судовые системы (т) 9760 9860 9830 9720 9600
Бронирование (т) 6595 7030 6980 7390 6730
Энергетическая установка (т) 5460 5780 5720 5500 5500
Вооружение с башнями (т) 3352 3860 3650 3600 3450
Экипаж и провизия (т) 805 820 820 840 820
Стоимость (фунтов стерл.) 2850000 2235000 2199000 2199000 2100000

Дополнительные изменения в процессе постройки по сравнению с проектом, представленным в августе 1911 г., включали: перепланировку кают, столовых экипажа и т.д. с целью разместить большую часть экипажа в дневное время в помещениях на верхней палубе и предоставить каждому члену экипажа по 0,67 погонных метра для расположения в сидячем положении; установку дополнительного освещения и вентиляции жилых помещений; оборудование гальюна около компасной площадки на верхнем мостике; изменили положение задней боевой рубки управления торпедной стрельбой; сгруппировали штурвалы управления клапанами затопления погребов боезапаса в водопроницаемых выгородках на главной палубе; в средней части корпуса установили скуловые кили; к фок-мачте добавили подпоры и саму фок-мачту значительно передвинули вперед с учетом размещения приборов поста управления стрельбой центральной наводки; добавили помещение для корабельной полиции; по-новому разместили оборудование каюты шифровальщиков; установили клюз для кормового якоря; произвели перекомпановку размещения оборудования в бронированной рубке управления артиллерией таким образом, чтобы управляющий стрельбой офицер имел постоянное место; вместо чемоданов и мешков для одежды экипажа ввели стальные рундуки; под броневой пояс установили деревянные прокладки; плавучие спасательные средства разместили на навесной палубе вместо палубы полубака; сняли противоторпедные сети; изменили расположение прожекторов; количество 47-мм салютных пушек уменьшили с шести до четырех; для офицеров, управляющих артиллерийским огнем противоминного калибра, добавили два бронированных колпака с толщиной стенок 152 мм.

По окончании постройки в конструктивном отношении "Тайгер" оказался значительно лучше по сравнению как с "Лайоном", так и с "Куин Мери", но его бронирование все же оставалось неадекватным пробивной мощности снарядов главного калибра кораблей противника и не могло выдержать их попадания. При сравнении по боевой эффективности с германским линейным крейсером "Дерфлингер", "Тайгер" нельзя считать равным ему, несмотря на более крупный калибр главной артиллерии.

Согласно Campbell [2], проектное нормальное водоизмещение "Тайгера" составляло 28500 т, что было на 2000 т больше, чем у "Лайона", согласно Burt [3], 28100 т.

Согласно Conway [1], Campbell [2] и Вгауег [4], действительное нормальное водоизмещение сос 1Вляло 28430 т при средней осадке 8,68 м против 8,53 м у "Лайона". Согласно Conway [1] и Campbell [2], водоизмещение с полным запасом топлива составляло 35710 т. Согласно Burt [3], действительное нормальное водоизмещение составляло 28800 т при средней осадке 8,61 м, пустого 27550 т, в полном грузу 32800 т (с запасом мирного времени 3240 т угля и 800 т нефти) при средней осадке 9,15 м, полное 33677 т, при средней осадке 9,84 м. Согласно Вгауег [4], полное водоизмещение составляло 35160 т.

Длина "Тайгера", согласно Campbell [2] и Burt [3], составляла: между перпендикулярами 201,3 м (Вгауег [4] – 201,2 м), по ватерлинии 212,9 м и полная 214,7 м (Вгауег [4] – 214,6 м), что на 1,3 м больше, чем у "Лайона". Ширина составляла 27,6 м (Вгауег [4] – 27,5 м), что на 0,6 м шире, чем у "Лайона". Отношение L/B=7,78, против 7,9, как у "Куин Мери" и "Лайона". Высота надводного борта при проектном нормальном водоизмещении была в носовой оконечности 9,14 м, на миделе 7,45 м и в корме корабля 5,79 м, почти столько же, как у "Лайона". Высота борта от киля до батарейной палубы составляла 13,6 м. Высота смотровых щелей передней боевой рубки над ватерлинией составляла 15,3 м; высота передней дымовой трубы 25,3 м; высота нижнего топа фок-мачты 32 м. Увеличение осадки на 1 см соответствовало увеличению водоизмещения на 39,8 т.

Корпус корабля разделили водонепроницаемыми переборками на XXIII основных отсеков. Двойное дно установили на 79% длины корабля. Способ связей конструкции корпуса – смешанный набор поперечных шпангоутов и продольных стрингеров.

В проекте "Тайгера" расположение четырех двухорудийных башен артиллерии главного калибра в диаметральной плоскости корабля изменили по сравнению с расположением таких же башен на "Лайоне". Две линейно-возвышенные орудийные башни "А" и "В" остались в носовой части корабля, четвертая башня "Y" в кормовой. Все котельные отделения свели вместе в середину корабля, а расположенную в середине корпуса башню "Q" установили между котельным и машинным отделениями за третьей дымовой трубой, что соответственно было ближе к корме, обеспечив ей свободное пространство для ведения огня в кормовом секторе. В этом заключалось одно из принципиальных отличий "Тайгера" относительно остальных крейсеров третьего поколения.

В то же время башню "Q" расположили достаточно далеко от башни "Y", чтобы последнюю нельзя было повредить ударной волной орудий третьей башни и устранить риск вывода из строя одним попаданием обеих кормовых башен, как это случилось на германском линейном крейсере "Зейдлиц" в бою у Доггер-банки в январе 1915 г. Четвертая башня "Y" находилась еще дальше в корме. Две последние образовали пару расположенных в кормовой части корабля башен с большими секторами ведения огня, стреляющих одна поверх другой.

Таким образом наконец-то получили суммарный сектор обстрела всех четырех башен 1200° или по 300° на башню. При этом в разных секторах обстрела действовало разное число орудий главного калибра: 0-60° – 4 орудия, 60-150° – 8 орудий, 150-180° – 4 орудия. Расстояние от форштевня до оси барбета башни "А" увеличили по сравнению с "Лайоном" до 50,3 м, между "А" и "В" до 13,6 м, между "В" и "Q" до 66,4 м, сократив расстояние между осями барбетов башен "Q" и "Y" до 43,6 м. Расстояние между "А" и "Y" сократилось по сравнению с Лайоном" на 4,8 м и составило 123,6 м, что теоретически давало возможность сократить длину главного броневого пояса. Высота осей стволов орудий над уровнем нормальной ватерлинии составляла для башни "А" 10,1 м; для "В" 12,4 м; для "Q" 9,7 м и для "Y" 7 м.


Линейный крейсер “Тайгер” (Варианты предварительных проектов)


Основные параметры орудий главного калибра были такие же, как у "Куин Мери". Восемь скорострельных 343-мм орудий образца Mk.V с длиной ствола 45 калибров стреляли снарядами весом 636 кг, а прошедшие небольшую модернизацию установки орудий образца В.II обеспечивали угол возвышения +20°. В мирное время общий боекомплект был таким же, как у "Лайона", но во время войны он увеличивался до 1040 снарядов или по 130 на ствол.

Как и на других крупных кораблях с артиллерией калибра 343-мм в каждой башне на визирах орудий установили призматическое устройство “супер-возвышение 6°”, что позволяло полностью использовать дальнобойность орудий главного калибра. На "Тайгере" это устройство установили незадолго до Ютландского боя.

"Тайгер" оказался последним из линейных крейсеров с 343-мм орудиями главного калибра. К тому времени появились новые 381-мм орудия, и линейные корабли типа "Куин Элизабет" в том же 1912 г. начали приближение к проекту основного корабля.

По многим параметрам, за исключением бронирования, "Тайгер" был определенно лучшим из крейсеров трех поколений и, вероятно, более всего соответствовал требованиям, предъявляемым к кораблям такого типа.

На "Тайгере" систему управления стрельбой центральной наводки установили на марсе фок-мачты, и это был первый британский линейный крейсер, оборудованный таким постом еще во время постройки.

С начала XX столетия качество орудий военных кораблей непрерывно улучшалось, что привело к повышению точности и дальности стрельбы. Однако, для эффективной стрельбы из орудий главного калибра и достижения достаточного процента попаданий в заданную цель было необходимо наличие оптических приборов, способных точно измерить расстояние. Особенно это касалось дистанции свыше 8000 м (43 каб.). На военных кораблях устанавливали оптические дальномеры различных типов. Ко времени появления линейных крейсеров наибольшую известность и широкое распространение получили британские дальномеры системы Барра и Струда, основанные на принципе "совмещения" изображения и имевшие относительно небольшую базу (1,07 м и 2,74 м). Самый большой из них довольно точно измерял расстояние на дальности до 7300 м (39 каб.).

Однако дальномеры сами по себе не обеспечивали выработки исходных данных установки прицела и целика для наводки орудий изнутри башни, для определения степени изменения дальности, курса и скорости цели. Введенные для этой цели электромеханические устройства (по существу на основе электрической передачи, передающей информацию от дальномеров орудиям) не дали нужного эффекта.

Установленное на линейных крейсерах артиллерийское вооружение одного калибра предполагало дать возможность им уверенно поражать цель, более часто и на большей дистанции, чем другие современные им броненосные крейсера. Чтобы осуществить это, они полагались на эффективную систему управления стрельбой, которая, в свою очередь, требовала соответствующего размещения приборов наблюдения и личного состава поста корректировки и управления стрельбой.

В 1908 г. британские морские артиллеристы вице-адмирал Перси Скотт и капитан Думереск предложили усовершенствованную конструкцию прибора под названием "firing director" – систему управления стрельбой центральной наводки, дающую возможность управлять стрельбой всех орудий главного калибра на корабле одним артиллерийским офицером, который самолично осуществлял их наводку.

Система управления стрельбой основывалась на синхронной передаче и совмещении стрелок дающих и принимающих приборов прицела и целика. Она включала в себя расположенный на марсе фок-мачты пост управляющего стрельбой артиллерийского офицера, дальномерщика и вычислителя, и, собственно, прибора Думереска, установленного на площадке под марсом. Этот сложный, способный решать различные задачи прибор являлся механическим аналогом многофункционального диффернциального уравнения, который определял величину изменения расстояния (ВИР) до неприятельского корабля и величину изменения пеленга (ВИП) взаимного движения стреляющего корабля и цели. При этом дальномерщик измерял текущую дальность до цели и каждые 3-5 секунд докладывал ее величину.

Вычислитель при помощи задающего устройства вводил эти данные в прибор. Затем в прибор вводили известную величину скорости стреляющего корабля и пеленг на корабль-цель вместе с приблизительной величиной его скорости и угла между курсами обоих кораблей. После этого прибор показывал величину изменения расстояния (или ВИР) обоих кораблей. Эти имеющие существенное значение данные автоматически выдавались так долго, пока задающий визир прибора Думереска удерживается на корабле-цели.

Счетно-решающее устройство прибора Думереска трансформировало текущее значение расстояния до цели в угол прицеливания в соответствии с баллистической таблицей стрельбы корабельных орудий. Вследствие большой дальности стрельбы 343-мм орудий время полета снаряда до цели достигало 60-80 секунд, поэтому при стрельбе учитывалось изменение начальной дальности до цели, происходящее за время полета снаряда. Сумма текущей дальности и ВИР за время полета снаряда представляла собой упрежденную дальность, то есть расстояние до цели в момент падения залпа.

На расположенном на одной из палуб под передней надстройкой центральном посту управления упрежденная дальность, получаемая с прибора поста наблюдения на фор-марсе, корректировалась с учетом таких факторов, как поправки на отклонение начальной скорости снаряда от нормальной, продольный ветер, скорость течения, плотность воздуха и температуру пороха.

Выработанный таким образом прицел (угол возвышения орудий) устанавливался на задающем устройстве прицела и по электрической линии синхронной передачи передавался на принимающие устройства одновременно во все башни. При этом на принимающих устройствах подвижная стрелка отклоняется от скрепленного с орудием неподвижного индекса на величину, пропорциональную углу прицеливания. В башне установщик прицела совмещает неподвижный индекс прицела с подвижной стрелкой. В результате все орудия получают нужный угол возвышения. Главное достоинство системы центральной наводки заключается в том, что с ее помощью без участия наводчика производится вертикальное и горизонтальное наведение орудий на дальние дистанции, а это, как известно, является наиболее трудным при стрельбе.

После изобретения приборы непрерывно совершенствовались. Испытания продолжались четыре года, пока, после сравнительных испытаний на линейных кораблях "Орион" и "Тандерер", имевших два различных варианта приборов, система управления огнем центральной наводки "Тандерера" была наконец признана отвечающей всем требованиям и принята на вооружение.


"Тайгер” на стапеле.


В начале 1913 г. в присутствии первого лорда Адмиралтейства и многочисленных артиллерийских специалистов на линкоре "Тандерер" провели заключительные испытания системы управления огнем центральной наводки. С дистанции 9400 м (51 каб.) произвели 50 выстрелов из орудий главного калибра: четыре залпа из 5 орудий и три залпа из 10, причем из них в цель попал 41 снаряд (82% попаданий). Ввиду успешного окончания испытаний решили установить эту систему на 50 кораблях.

За изобретение этих приборов вице-адмирал Перси Скотт был пожалован титулом баронета – награды, которой давно не видел британский флот. Получив титул баронета и сделавшись поэтому "сэром", вице-адмирал Перси Скотт в 1913 г. был произведен в полные адмиралы, после чего вышел в отставку.

Вскоре после утверждения проекта "А2" снова началась полемика относительно состава противоминной артиллерии – обычные дебаты относительно большого веса 152-мм орудий по сравнению со 102-мм, которые можно было установить в значительно большем количестве. Кроме того, обсудили предположение, смогут ли расчеты 152-мм орудий справиться со своей задачей, если их состав сократить наполовину, чтобы избежать тесноты в орудийном каземате.

Собравшийся 7 апреля 1912 г. комитет из представителей отдела артиллерийского вооружения военно-морского флота долго обсуждал этот вопрос. Комитет, в котором состояли Брок, Холл и Лей, сделал заключение, что идея использовать тольку половину штатного расчета противоминной артиллерии берет свое начало в 1901 г., когда угроза торпедной атаки еще не была настоящей реальностью. В то время считалось, что эти орудия можно устанавливать полностью не защищенными броней, а расчет также было необязательно все время держать возле орудий.

Вполне вероятно, что во время боя некоторое количество орудий будет уничтожено, прежде чем около них появится прислуга, следовательно, половины штатного расчета окажется достаточно, чтобы укомплектовать уцелевшие орудия на тот короткий период боя, когда необходимо достигнуть максимум успеха.

Но к 1912 г. условия полностью изменились, и можно было полагать, что торпедные атаки в процессе эскадренного боя – дело обычное и что это, фактически, является неотъемлемой частью германской тактики. Германские эскадренные миноносцы имели сильное торпедное вооружение (четыре торпедных аппарата), развивали скорость до 32 уз. Они неизменно выходили в море вместе со своим флотом Открытого моря, где в любой момент могли выйти в атаку.

С другой стороны, крупные корабли германского линейного флота имели на вооружении достаточно крупную (калибр 150-мм) и хорошо защищенную противоминную артиллерию, специальным назначением которой было уничтожение или нейтрализация не прикрытой броневой защитой противоминной артиллерии вражеских линейных кораблей, чтобы повысить их уязвимость от торпедных атак.

Комитет установил, что в предложенном проекте "А2" не имеется возможности удовлетворительно обслуживать противоминную артиллерию половиной штатного расчета орудий. Большинство согласилось с мнением, что начиненный лиддитом 152-мм снаряд является наименьшим по калибру, способным одним попаданием вывести из строя или лишить хода крупный эсминец противника, поэтому интенсивность стрельбы должна быть максимальной в течение относительно небольшого начального периода атаки миноносных сил противника. Следовательно, об обслуживании орудий противоминной артиллерии половиной штатного расчета, который очень быстро может устать, не могло быть и речи.

Комитет рекомендовал, чтобы проект этого корабля и заменивший его в будущем, включали мощную батарею 152-мм орудий, каждое из которых необходимо укомплектовать расчетом минимум из 9 человек.

Поэтому состав противоминной артиллерии был совершенно иной. Она состояла из 12 спроектированных в 1906 г. скорострельных 152- мм орудий образца Mk.VII раздельного заряжания с длиной ствола 45 калибров (6840 мм), согласно Вгауег [4], 50 калибров (7600 мм), в установках образца P.VIII, размещенных в двух батареях. Вес ствола орудия составлял 8,7 т, снаряда 45 кг, скорострельность 3,5 выстрела в минуту, максимальная дальность стрельбы 14700 м (79 каб.).

Десять орудий установили в довольно длинной передней палубной бронированной батарее. Из них восемь расположили от фок-мачты до задней дымовой трубы и два остальных позади башни "Q", еще два в казематах палубы полубака над орудиями батареи к корме от первых орудий нижней батареи.

Расположение противоминной артиллерии "Тайгера" позволяло сконцентрировать ее огонь, в основном, вперед, вместо равномерной концентрации вперед и назад, как это было со 102- мм орудиями "Лайона". Палуба полубака проходила достаточно далеко за башню "Q", обеспечивая удобное размещение противоминной артиллерии в средней части корабля, значительно дальше, чем на одновременно построенном линкоре "Айрон Дьюк".

Состав и расположение противоминной артиллерии "Тайгера" оказались очень схожи с расположением противоминной артиллерии на линейных кораблях типа "Айрон Дьюк". На "Тайгере" приборы управления стрельбой артиллерии среднего калибра центральной наводки установили в 1917 г.

Первоначально общий боекомплект составлял 2400 снарядов и зарядов или по 200 на орудие (50 полубронебойных и 150 фугасных). Позднее комплектацию уменьшили до 120 на ствол (30 полубронебойных, 72 фугасных и 18 фугасных с ночным трассером). Как и на большинстве британских линейных крейсерах со 152- мм орудиями, подача боезапаса к орудиям оказалась неудачной.

Носовые погреба снарядов и зарядов 152- мм орудий расположили позади погребов боезапаса башен "А" и "В" . В то же время кормовые погреба 152-мм орудий расположили левее погребов башни "Q". Кормовой погреб 152-мм снарядов располагался над зарядным погребом. Два вертикальных подъемника обеспечивали подъем боеприпасов противоминной артиллерии в коридоры подачи боезапаса, откуда индивидуальные элеваторы и подвесные беседки подавали их снизу к орудиям. В бою у Доггер- банки "Тайгер" начал бой с двадцатью снарядами на орудие в подаче и еще двадцатью у каждого орудия в кранцах.

На крупных немецких кораблях имелись объединенные погреба снарядов и зарядов 152- мм орудий, каждый из которых имел индивидуальный подъемник и обслуживал одно или, реже, два орудия, поэтому коридоров подачи боезапаса там не имелось. Это объяснялось тем, что приходилось обеспечивать высокий темп артиллерийской стрельбы, и только таким образом его можно было выдержать.

В отличие от предшествующих линейных крейсеров "Тайгер" вошел в строй с двумя 76- мм зенитными пушками образца Mk.I, и они находились на нем до 1923 г., когда их заменили четырьмя 102-мм зенитными орудиями образца QF.Mk.V с длиной ствола 50 калибров (5100 мм). В ноябре 1924 г. число этих орудий уменьшили до двух. В январе 1925 г. "Тайгер" снова перевооружили четырьмя 76-мм зенитными пушками образца Mk.I, а в марте-сентябре 1928 г. добавили два 40-мм многоствольных зенитных автомата образца Mk.I. Первоначально боекомплект зенитных орудий состоял из 270 фугасных и 30 шрапнельных выстрелов на орудие, но во время войны его уменьшили до 120 фугасных и 30 зажигательных.

Кроме того, на вооружении крейсера находились одна 76-мм десантная пушка, десять орудий Левиса и пять пулеметов системы Максим. Число 47-мм салютных пушек Готчкисса в марте 1915 г. уменьшили с четырех до двух, а в мае 1919 г. снова увеличили до четырех. Их боекомплект составлял 64 снаряда на ствол.

В этот период по примеру немцев англичане стали придавать повышенное значение торпедному вооружению, которое увеличили до четырех 533-мм бортовых подводных торпедных аппаратов. Они располагались побортно впереди барбета башни "А" и позади барбета башни "Y" с общим боекомплектом в 20 торпед. "Тайгер" успешно стрелял ими на скорости 29 узлов, что было на 2 узла больше, чем "рекорд", установленный "Принсес Роял" и "Куин Мери".

В конце первой мировой войны "Тайгер" имел на вооружении колесный самолет типа "Сопвич Кемел", взлетающий с платформы на башне "Q". Хотя на башне "Q" "Тайгера" появилась платформа для запуска самолетов, в течение своей службы он оставался неизменным, за исключением того, что в 1918 г. стеньгу перенесли с фок-мачты на грузовую полумачту (деррик-кран) между средней и задней дымовыми трубами.


Линейный крейсер “Тайгер” на достройке. Аавгуст 1914 г.


Максимальная толщина бронирования оставалась точно такой же, как на "Лайоне", но распределенная на большей площади. Особенностью являлось распространение бортовой брони в середине корабля до палубы полубака и бронирование мест расположения батареи противоминной артиллерии. Кроме того, имелось чередование толщины палубной брони в отличие от остальных крейсеров третьего поколения.

Основные изменения включали: бронирование бортов почти от носа до кормы; 229-мм главный броневой пояс уходил ниже ватерлинии при нормальном водоизмещении на 0,69 м вместо 0,91 му "Лайона", но при этом добавили 76-мм броневую полосу шириной 1,15 м ниже броневого пояса между наружными сторонами барбетов башен "А" и "Y" (это увеличивало глубину погружения бронированного пояса до 1,84 м); добавили бронирование батареи 152-мм орудий по борту в середине корабля между палубой полубака и верхней палубой от внешней стороны барбета башни "А" до задней стороны барбета башни "Y", которое заканчивалось 127-мм поперечной переборкой в носовой части корабля и 102-мм в корме; усилили бронирование верхней палубы в пределах площади батареи; главная палуба в носовой части корабля имела толщину 25,4 мм при увеличении толщины бронирования главной палубы за барбетом башни "Y"; толщину нижней палубы вне передней поперечной переборки увеличили с 64 мм до 76 мм; задний край бронированной палубы оканчивался, не доходя до кормы 7,63 м.

Главный броневой пояс "Тайгера" общей длиной 197,8 м (92,9% длины корабля по ватерлинии) простирался в нос и корму корабля дальше, чем на "Лайоне". Толщиной 229 мм и длиной 98 м он располагался от района передней боевой рубки до внутренней стороны барбета башни "Y" и заднего конца помещения конденсаторов. Его верхняя кромка проходила на уровне главной палубы, а нижняя уходила в воду на 0,69 м ниже ватерлинии при нормальном водоизмещении и на 1,07 м при осадке в полном грузу. Он продолжался в носовую часть на той же высоте, что и в середине корабля, сначала толщиной 127, затем 102 мм, не доходя 9,2 м до форштевня. При этом 127-мм броневой пояс на длине 25,6 м заходил за барбет башни "А", а 102-мм на длине 36,7 м шел дальше. Толщиной 127-102 мм броневой пояс простирался к корме, не доходя 7,6 м до ахтерштевня, на той же высоте, что и в средней части. При этом 127-мм броневой пояс на длине 8,5 м заходил за барбет башни "Y", а 102-мм на длине 29 м шел дальше.

Проходящий между верхней и главной палубами 152-мм верхний броневой пояс имел ту же протяженность, что и расположенный ниже 127-229-мм главный броневой пояс. В носовой части он также имел толщину 127 мм, доходя до верхней палубы, и простирался от переднего края барбета башни "А" до передней боевой рубки, а в кормовой части имел такую же толщину и высоту до заднего края барбета башни "Y". Вне этих площадей бортовое бронирование имело толщину 102 мм с коротким промежутком до верхней палубы впереди барбета башни "А".

Батарея 152-мм орудий имела бронирование в виде 152-мм верхнего броневого пояса, толщина которого уменьшалась до 127 мм в оконечностях батареи. Бронирование батереи начиналось на уровне верхней палубы и заканчивалось на уровне палубы полубака на высоте 7,4 м выше проектной ватерлинии. Оно имело толщину 152 мм с продолжением бронирования толщиной 127 мм и угловыми 127-мм переборками к барбету башни "А", оканчиваясь 102-мм поперечной прямой переборкой в кормовой оконечности. Крыша батареи, образованная палубой полубака, имела толщину 25,4-38 мм. Позади орудий вдоль всей длины батареи проходили продольные 19-мм противоосколочные экраны. Между орудиями N2 и N3 и между орудиями N4 и N5 установили 25,4-мм поперечные траверзы.

Два верхних каземата 152-мм орудий имели 152-мм наружную броню, 51-мм заднюю стенку, 25,4-мм крышу и настил пола. Толщина бронирования стенки прицельных колпаков управления стрельбой, расположенных побортно между орудиями N2 и N3, составляла 152 мм.

Полоса 76-мм брони ниже главного броневого пояса явилась нововведением в королевском флоте. Это конструктивное решение еще раз повторили только в проекте последнего линейного крейсера "Худ". Кроме указанных выше изменений, бронирование "Тайгера" было аналогично бронированию "Куин Мери", но отличительной особенностью явился 152-мм верхний броневой пояс, расположенный над 229-мм главным броневым поясом.

Тем самым компенсировался главный недостаток первых поколений британских линейных крейсеров, у которых открытый борт под палубой полубака был очень уязвим, поскольку в отсутствие прочной палубы ниже оставлял незащищенными погреба боезапаса против попаданий снарядов при стрельбе с большими углами падения.

102-мм броневой пояс оканчивался поперечными бронированными переборками такой же толщины. Главные поперечные переборки соединяли передние оконечности 127-мм и 102-мм бортовой брони и, тем самым, проходили ниже их до нижней палубы также толщиной 102 мм между верхней и главной палубами и 51 мм от главной палубы и ниже. В корме поперечные переборки соединяли задние оконечности 127-мм бортовой брони позади барбета башни "Y" между верхней и нижней (бронированной) палубами.

Кроме того, имелись дополнительные 51- 102-мм переборки верхнего броневого пояса в носовой части корпуса и 102-мм в кормовой оконечности, а дополнительная 102-мм передняя поперечная переборка соединяла оконечности 102-мм бортового пояса между главной и нижней палубами. В кормовой части аналогичная 102-мм поперечная переборка соединяла кормовые оконечности 102-мм броневого пояса.


Линейный крейсер “Тайгер”.

(Продольный разрез и планы палуб с указанием бронирования)



Орудийные башни имели толщину лобовой плиты и боковых стенок 229 мм, задней стенки 203 мм. Толщина крыши составляла 63- 82 мм (согласно Вгауег [4] – 108 мм), усилинная после Ютландского боя до 88-108 мм, настила пола в задней части башни – 76 мм.

Стенки барбетов башен имели переменную толщину. Толщина наружной и боковых стенок барбета башни'"А" составляла 229 мм до верхней палубы и затем уменьшалась до 102 мм сразу под ней. Внутренняя сторона имела толщину 203 мм над палубой полубака, уменьшаясь до 76 мм за броневым поясом батареи. Барбет башен "В" имел толщину передней и задней стенок 203 мм, за исключением верхней части, где он над палубой полубака имел толщину 229 мм.

Барбеты башен "А" и "В" ниже главной палубы были комбинированными, то есть соединялись между собой в одно целое с продольными переборками. Барбеты башен "Q" и "Y" по расположению толщины стенок были аналогичны башне "А". Барбет башни "Y" имел толщину стенки 102-76 мм позади 127-мм бортовой брони. Барбет башни "Q" отличался тем, что имел 76-мм стенку позади бронирования батареи и 152-мм броневого пояса и 25,4 мм за 229- мм главным броневым поясом.

Бортовое бронирование "Тайгера" представляло собой более совершенную броневую защиту, чем на "Лайоне", но и здесь бортовая броня имела толщину только 127 мм рядом с 76-мм стенками оснований четырех барбетов, а у барбета башни "В" было еще хуже – 127 мм, вместо 152-127 мм.

Передняя боевая рубка имела 254-мм бронирование передней и боковых стенок, 102-мм настила пола и 76-мм – крыши. На уровне полубака проходило подкрепление боевой рубки в виде 51-мм броневых плит, образуя крышу помещений, используемых для телефонного коммутатора и каюты шифровальщиков. Ведущая вниз из передней боевой рубки труба аварийного выхода имела переменную толщину стенки 102-76 мм и доходила до нижней палубы. Колпак поста управления стрельбой центральной наводки на крыше передней боевой рубки имел кругом толщину бронирования 76 мм.

Задняя боевая рубка торпедной стрельбы имела 152-мм переднюю и боковые стенки, настил пола и крыши такой же толщины, как у передней боевой рубки. Ведущая вниз из задней боевой рубки труба аварийного выхода имела 102-мм стенку и доходила только до верхней палубы.

Проходящая над батареей 152-мм орудий палуба полубака имела толщину 38 мм в носовой оконечности и 25,4 мм в середине. Верхняя палуба толщиной 25,4 мм проходила от передней главной поперечной переборки до барбета башни "А" и от заднего конца барбета башни "Y" до кормовой оконечности, имела толщину 38 мм над остальной частью броневого пояса, за исключением того района, где 25,4-38 мм палуба полубака прикрывала противоминную батарею и продолжение 127-мм бортовой брони над верхней палубой. Главная палуба толщиной 25,4 мм простиралась от передней поперечной переборки до задней главной поперечной переборки, между барбетом башни "Y", за задней главной поперечной переборкой и над концами броневого пояса.


Линейный крейсер “Тайгер” (Наружный вид. 1914 г.)


Нижняя (бронированная) палуба имела толщину 25,4 мм в плоской части и на скосах, позади бортовой брони, заканчиваясь у 102-мм кормовой поперечной переборки, но увеличивалась по толщине до 76 мм от передней поперечной переборки до носовой оконечности.

После Ютландского боя некоторые участки верхней палубы и палубы полубака усилили броневыми плитами до толщины 51 мм и 64 мм около барбетов башен. Вес добавочной брони составил 179 т. Обстоятельства сложились так, что "Тайгер" уцелел в Ютландском бою, но он оказался таким же уязвимым от вражеского артиллерийского огня, как и "Куин Мери".

Для защиты погребов боезапаса напротив них побортно установили продольные экраны, проходящие от второго дна до нижней палубы и имевшие толщину 64 мм напротив средних и кормовых погребов боезапаса, 64 мм и 38 мм напротив носовых погребов боезапаса, с соединением переднего и заднего концов экранов с барбетами башен 25,4-мм траверзными переборками.

Энергетическая установка "Тайгера" отличалась от тех, что были на трех предыдущих крейсерах. Осуществив перестановку башни "Q" по сравнению с "Лайоном", отдел проектирования сгруппировал котельные отделения (КО) в одну группу в средней части корабля, что оказалось более удачным, вместо размещения их отдельно двумя группами с погребом боезапаса между ними.

В пяти КО длиной 10,7 м каждое, не разделенных по диаметральной плоскости на лево- и правобортные и расположенные от борта д: борта линейно одной группой, установили 39 водотрубных котла Бабкока и Вилькокса с трубками большого диаметра, обеспечивающие давление пара 16,5 кгс/кв.см. В КО N1 располагалось семь котлов, а в каждом из остальных по восемь Поверхность нагрева каждого котла составляла 15,8 кв.м, площадь колосниковой решетки 0.-1 кв.м. Общая длина котельных отделений составляла 53,5 м (24,9% полной длины корабля ) по сравнению с 57,8 м (27,1%) на "Лайоне".

Главный конструктор проекта начальник отдела военного кораблестроения Теннисон Д'Эйнкоурт отмечал, что еще во время постройки корабля имелась возможность установить котлы с трубками малого диаметра и турбины с зубчатыми редукторами. Это привело бы к увеличению их паропроизводительност и уменьшило вес котельной установки, чтс могло повысить скорость до 32 уз. Но в то время инженерно-механический отдел оказался не готов принять столь радикальное решение, потому что котлы с трубками большого диаметра были более привычны и тоже довольно экономичны, хотя и обладали большие весом и объемом.

Турбины, главные конденсаторы и вспомогательные механизмы расположили в двух машинных отделениях (МО), разделенных продольной переборкой по диаметральной плоскости. В левой и правой половине переднего МО длиной 19,5 м размещалось по одному комплекту активных паровых турбин Броун-Кертиса, впервые установленных на крупных британских военных кораблях и вращавших четыре вала с трехлопастными винтами.

Согласно Campbell [2], турбины высокого давления в переднем МО вращали наружные валы, турбины низкого давления вращали внутренние валы. Согласно Burt [3], турбины высокого давления и турбины низкого давления в переднем МО вращали внутренние валы, а активные части турбин вращали наружные валы.

В левой и правой половине заднего МО длиной 14 м размещались главные конденсаторы и вспомогательные механизмы. Общая длина машинных отделений составляла 33,5 м (15,6% полной длины корабля) по сравнению 34,1 м (16%) на "Лайоне".

Первоначально проектная мощность на валах составляла 85000 л.с. или 2,59 л.с./т полного водоизмещения, против 70000 л.с. и 2,27 л.с./т у "Лайона" (увеличение на 17,6%), что должно было обеспечивать кораблю гарантированную скорость 28 уз. при частоте вращения гребных валов в среднем 275 об/мин. По окончании постройки максимальная форсированная мощность на валах составила 108000 л.с. (увеличение на 27%), согласно Вгауег [4] – 109000 л.с., что должно было обеспечивать скорость 29 уз.

Поиски путей повышения скорости привели к увеличению номинальной проектной мощности его энергетической установки до 85000 л.с. с форсированием турбин до 108000 л.с., чтобы повысить скорость корабля с 28 до 30 уз.

Безответственность при выборе такой важной характеристики проекта, как величина мощности энергетической установки стала очевидной уже во время испытаний в 1914 г. При увеличении мощности до 91103 л.с. (увеличение на 7,2%) "Тайгер" развил скорость 28,34 уз., но при форсированной мощности 104635 л.с. (увеличение на 23,1%) его скорость возросла только до 29,07 уз.

Поскольку для получения мощности 59500 л.с. (70% от номинальной) в топках "Тайгера" сгорало 1245 т угля в сутки, требовалось значительное увеличение вместимости ям только для того, чтобы его дальность плавания была сравнима с кораблями типа "Лайон". Если Комитет по проектированию не удовлетворился такой энергетической установкой или если бы главный инженер-механик дал разрешение использовать котлы с тонкими трубками, это означало бы, что появился бы достаточный запас, чтобы дать этому прекрасному кораблю такую скорость как средство защиты, которую он заслуживал.

Объявленный минимальный запас топлива составлял 450 т угля и 450 т нефти, максимальный 3320 т угля и 3480 т нефти. Запас топлива при осадке по грузовую ватерлинию составлял по 2800 т угля и 2100 т нефти.

Как это обычно делалось, данные о дальности плавания не объявлялись, но она составляла: 2800 миль при скорости 25 уз.; 3270 миль при скорости 24,75 уз.; 4000 миль при скорости 22 уз.; 4900 миль при скорости 18 уз. и 5200 миль при скорости 12 уз. Хотя запасы топлива были сравнительно большие, это не очень увеличивало дальность плавания, поскольку его суточный расход составлял большую величину.

Рассчетная метацентрическая высота при нормальном водоизмещении составляла 1,37 м (для "Лайона" 1,48 м) и 1,92 м при полном водоизмещении с максимальным запасом топлива. Эти цифры допускали увеличение на 0,21 м с учетом свободной поверхности воды в успокоительных цистернах, которые были предусмотрены в проекте, но так и не установлены. Вместо них установили более высокие скуловые кили. В то же время вычисленная в мае 1918 г. при водоизмещении 32800 т метацентрическая высота составляла 1,57 м.

"Тайгер" оказался последним британским линейным крейсером с двумя расположенными рядом балансирными рулями и рулевым приводом системы Девиса. Корабль имел три 6,35-тонных якоря адмиралтейского типа без штока (два носовых и один запасной) и один кормовой 2,13- тонный без штока.

В состав корабельных спасательных средств входили два паровых полубаркаса длиной 15,2 м, один парусный полубаркас длиной 11 м, один паровой баркас длиной 12,8 м,спасательные катера: два длиной 10,4 м, два длиной 9,7 м, один длиной 9,14 м, три вельбота длиной 8,23 м, один динги длиной 4,9 м и один бальсовый плот длиной 4 м. Крейсер при постройке укомплектовали шестнадцатью сдвоенными осветительными прожекторами с диаметром зеркала 610-мм: четыре на среднем мостике, четыре на нижнем, четыре на платформе грузовой полумачты (деррик-крана) и четыре на платформе за задней дымовой трубой.

В период войны добавили около 400 т брони, из них 179 т уложили на палубу и 77 т на крыши башен.

"Тайгер" заложили, согласно журналу "Морской сборник" (1913 г. N 9 с. 176), 20 апреля 1913 г., согласно Burt [3], 20 июня 1912 г., на частной судостроительной верфи "Джон Браун и К°" в Клайдебэнке, там же изготовили его энергетическую установку. Корабль спустили на воду 15 декабря 1913 г. и закончили постройкой в октябре 1914 г.

Стапельный период постройки корабля составлял чуть больше 18 месяцев, достройка на плаву заняла 10 месяцев. Всего постройка продолжалась 28 месяцев.

Испытания начались в августе 1914 г.

Стоимость постройки "Тайгера" составляла 2 100000 фунтов стерлингов (21 000000 рублей золотом) или 73,7 фунтов стерлингов за тонну нормального водоизмещения. Согласно Вгауег [4], она достигала 2 600000 фунтов стерлингов или 91,2 фунтов стерлингов за тонну нормального водоизмещения.

Экипаж, согласно проекту насчитывал 1109 человек, в сентябре 1914 г. 1112, в мае 1915 г. 1344, в апреле 1919 г. 1459. Согласно Вгауег [4], экипаж насчитывал от 1121 до 1185 человек.

В период первой мировой войны кораблем командовал кэптен Генри Пелли.

12 сентября 1914 г. провели кренование крейсера для определения метацентрической высоты при трех режимах загрузки. Сначала провели измерение при водоизмещени 28500 т с объявленным минимальным запасом топлива, который составлял 450 т угля и 450 т нефти. При средней осадке 8,67 м метацентрическая высота составляла 1,59 м. Расчетная остойчивость при нормальном водоизмещении была максимальной при 43° крена и нулевой при 74°. Затем провели измерения при полном водоизмещении 31486 т. Запас топлива при осадке по грузовую ватерлинию составлял по 2450 т угля и нефти.

При средней осадке 9,89 м метацентрическая высота составляла 1,86 м. Расчетная остойчивость при нормальном водоизмещении была максимальной при 43° крена и нулевой при 80°. И, наконец, провели измерения при водоизмещении 32649 т с максимальным запасом топлива, который составлял 3320 т угля и 3480 т нефти. При средней осадке 10,37 м метацентрическая высота составляла 2,04 м. Расчетная остойчивость при нормальном водоизмещении была максимальной при 44° крена и нулевой при 86°.


Весовая нагрузка линейных крейсеров Англии*
  "Лайон" "Куин Мери" "Тайгер"
  т/%
Корпус и судовые системы 9660 (36,5%) 9760 (36,1%) 9770 (34,3%)
Бронирование 6400 (24,2%) 6995 (24,5%) 7390 (25,8%)
Энергетическая установка 5290 (20,0%) 5460 (20,1%) 5900 (20,7%)
Вооружение с башнями 3220 (12,1%) 3380 (12,5%) 3600 (12,65%)
Топливо (уголь) 1000 (3,8%) 1000 (3,5%) 900 (3,15%)
Команда и провизия 805 (3,0%) 805 (3,0%) 840 (2,85%)
Запас водоизмещения 100 (0,4%) 100 (0,4%) 100 (0,35%)
Суммарное водоизмещение 26475 (100%) 27100 (100%) 28500 (100%)
* При проектном нормальном водоизмещении


3 октября 1914 г. "Тайгер" ввели в состав 1-й эскадры линейных крейсеров королевского флота, которая с 6 ноября 1914 г. вошла в состав Гранд-флита и оставалась в его составе до апреля 1919 г. Крейсер окончательно закончили постройкой только в конце октября 1914 г.

Из-за начавшейся первой мировой войны "Тайгер" поспешно ввели в строй, и он не прошел всей положенной программы испытанний. Через 9 дней после его введения в состав 1-й эскадры линейных крейсеров провели ходовые испытания. 14 октября 1914 г. крейсер совершил пробег на мерной миле в Полперро, где была едва лишь достаточная глубина для проведения испытаний.

В первом пробеге "Тайгер" развил форсированную мощность турбин 91103 л.с. (увеличение на 7,18%), что при частоте вращения гребных валов в среднем 267 об/мин. и водоизмещении 28990 т обеспечило кораблю скорость 28,38 уз. В одном из следующих четырех пробегов при водоизмещении 28780 т и средней форсированной мощности 104635 л.с. (увеличение на 23,1%) при частоте вращения гребных валов в среднем 278 об/мин. он развил скорость 29.07 уз. Эта скорость, несомненно, могла быть улучшена при некотором усовершенствовании винтов.

В бою у Доггер-банки 24 января 1915 г. водоизмещение "Тайгера" составляло, по меньшей мере, 31500 т, он смог развить форсированную мощность машин 96000 л.с. (увеличение на 12,9%) и при частоте вращения гребных валов в среднем 270 об/мин. достичь скорости 28 уз.

По внешнему виду со своими тремя круглыми дымовыми трубами, стоящими на одинаковом расстоянии друг от друга, сильно насыщенной треногой фок-мачтой с высоким марсом и грузовой полумачтой с кран-балкой вместо грот-мачты между средней и задней дымовыми трубами, "Тайгер" выглядел совсем по- особому и имел довольно изящный профиль. Он являлся, по общему мнению, одним из наиболее красивых военных кораблей, когда-либо построенных в Великобритании.

Общественное мнение и моряки экипажа соглашались, что "Тайгер" был одним из красивых кораблей.

Хотя архитектуру "Тайгера" часто трактуют как результат влияния проекта японского линейного крейсера "Конго", но по отчету Адмиралтейства этого сказать нельзя. Конструктивные решения проекта "Тайгера" разработали еще до того, как закончили проектирование "Конго", и более вероятно, что главному конструктору фирмы Виккерс при постройке "Конго" уже были известны конструктивные особенности новых британских линейных кораблей, поэтому он мог использовать их при разработке проекта японского линейного крейсера.

Однако существует и другое мнение. Поскольку "Конго" строился в то же самое время, окончание постройки "Тайгера" задержали, чтобы в его проекте отразить интересные конструктивные особенности японского крейсера. Необходимо отметить совпадающие черты обоих проектов: почти одинаковое расположение трех дымовых труб, схему расстановки башен "Q" и "Y", установку полноценной артиллерии среднего калибра.

После боя у Доггер-банки и Ютландского боя "Тайгер" постоянно подвергался несправедливым нападкам за многие неудачные действия линейных крейсеров вице-адмирала Битти. 24 января 1915 г. в бою у Доггер-банки с начала боя "Тайгер" являлся вторым кораблем в боевой линии после флагманского "Лайона". Первоначально его целью был "Блюхер", затем "Зейдлиц" и "Дерфлингер", но только не "Мольтке", по которому он должен был стрелять.

В 9 ч.35 м. вице-адмирал Битти поднял сигнал взять под обстрел соответствующие своему месту в строю корабли неприятельской колонны. При разделении целей командир "Тайгера" кэптен Генри Пелли, считая слева направо, предположил, что концевой "Индомитейбл" стреляет по "Блюхеру", тогда как "Индомитейбл" находился за пределами дальности огня и не должен был идти в счет. Таким образом, "Тайгер" стрелял по "Зейдлицу", а не по "Мольтке", который оставался необстрелянным. Такое положение повысило действенность стрельбы немцев, что подтвердилось впоследствии в Ютландском бою, когда британские линейные крейсера допустили такую же ошибку в распределении целей. Вдобавок из- за дыма "Тайгер" скоро потерял из виду "Зейдлиц" и, таким образом, по германскому флагманскому кораблю стрелял один "Лайон".


1915-1916 гг.


1917-1918 гг.


1918-1919 гг.

Линейный крейсер “Тайгер"

(Фрагменты наружного вида в различные периоды службы)


Когда поврежденный "Лайон" выкатился из строя, а следующие за ним мателоты проходили мимо, лишь с большим трудом удалось просигналить приказ Битти о преследовании противника. Следующие по старшинству офицеры эскадры контр-адмирал Арчибальд Мур на "Нью-Зиланде" и кэптен Генри Пелли на "Тайгере" либо неправильно поняли сигнал командующего, либо побоялись взять на себя дополнительную ответственность. Английские крейсера, вместо того чтобы преследовать отходящие на юго-восток главные силы Хиппера, набросились на агонизирующий "Блюхер”.

В этом бою "Тайгер" выпустил по противнику 355 343-мм снарядов (40,3% боекомплекта). Эффективность действия его артиллерии оказалась весьма низкой, скорее всего потому, что он только недавно вошел в строй.

Точное количество его попаданий в "Блюхер" неизвестно, но среди германских кораблей "Тайгер" считал его одной из двух своих основных целей. Он также выпустил 268 снарядов калибра 152 мм или (11,2% боекомплекта), большей частью по "Блюхеру" и частью по немецким эскадренным миноносцам, и две 533-мм торпеды по "Блюхеру", одна из которых, как полагают, попала в цель, хотя это и мало вероятно.

В бою у Доггер-банки "Тайгер" получил шесть попаданий снарядами крупного калибра, согласно Вгауег [4], два попадания вызвали тяжелые повреждения, потеряв одного офицера и 9 матросов убитыми и 11 человек ранеными.

Попадание первого снаряда произошло еще до того, как "Тайгер" обогнал поврежденный "Лайон". 305-мм снаряд с "Дерфлингера" разорвался на 229-мм главном броневом поясе.

Попадание второго 280-мм снаряда с дистанции 15900 м (86 каб.) пришлось в стык двух броневых плит крыши башни "Q". Снаряд раскололся, и большая его часть отскочила за борт, но осколки проникли в башню, повредив механизм горизонтальной наводки, в результате чего башня вышла из строя. Согласно Burt [3], только левое орудие башни "Q" вышло из строя.

Попадание третьего снаряда произошло в помещении коммутатора телефонной связи под передней боевой рубкой. Снаряд разорвался в 2.7 м от места попадания в помещении сигнального поста. Значительно пострадали легкие конструкции, и прекратилась всякого вида связь между сигнальным постом и главной боевой рубкой.

Непосредственно перед взрывом в носовой боевой рубке и посту управления артиллерией главного калибра и носовых 152-мм орудий, (имевших настил пола толщиной 102 мм), были открыты двери во все помещения, за исключением боевой рубки, отчего все находившиеся там получили ранения. Но этого не произошло в посту управления 152-мм артиллерией правого борта, где двери были закрыты.

Попадание четвертого снаряда в 38-мм палубу полубака на миделе корабля привело к повреждению легких конструкций.

Попадание пятого снаряда в 229-мм главный броневой пояс ниже ватерлинии вызвало только небольшие повреждения.

Шестой снаряд попал в бронированный борт в носовой оконечности корабля. Подробности повреждений неизвестны.

В дополнение к этим попаданиям 210-мм снаряд с "Блюхера" пробил навылет заднюю дымовую трубу.

Все эти повреждения исправили к 10 февраля 1915 г. за 15 суток ремонта. В начале 1915 г. с фок-мачты крейсера сняли верхнюю стойку. Сразу же после боя у Доггер-банки на нем расширили марс с командно-дальномерным постом центрального управления стрельбой. Установили посты центрального управления стрельбой противоминной артиллерии. Нанесли камуфляж на корпусе (черные и светлые узкие полосы с острыми углами по краям) и дымовых трубах (на всех трех узкие горизонтальные полосы). В конце 1915 г. камуфляж закрасили под общий защитный цвет.

В 1916 г. на крыше передней боевой рубки установили дальномер с базой 2,76 м. На заднюю стенку башни "Y" добавили дальномер с базой 4,76 м. Сняли прожектора с нижнего мостика. Одну пару прожекторов, расположенную раньше на платформе позади задней дымовой трубы, временно переставили на башню "Q".

В Ютландском бою "Тайгер" под командой кэптена Генри Пелли шел четвертым в боевом строю, пока не взорвался "Куин Мери", после чего он стал третьим. Во время боя "Тайгер" выпустил 303 343-мм снаряда (34,4% боекомплекта), меньше чем в бою у Доггер-банки, и добился трех попаданий (0,99%): одно в "Мольтке" и два в "Фон-дер-Танн", все в первые 35 минут боя. Кроме этих кораблей, он стрелял по "Зейдлицу", некоторое время по "Дерфлингеру", а также по легким крейсерам "Регенсбург", "Висбаден" и, очевидно, "Ростоку".

В конце дневного боя его целями являлись германские дредноуты 1-й эскадры, устаревший линкор "Гессен" и легкий крейсер "Пиллау". "Тайгер" израсходовал 136 152-мм снарядов (5,5% боекомплекта) по "Висбадену" и германским эскадренным миноносцам.

В свою очередь, согласно Burt [3], "Тайгер" получил 14 попаданий снарядами в левый борт – самое меньшее десятью снарядами крупного калибра и одно в правый (согласно Вгауег [4] – 17 попаданий снарядами крупного и 4 среднего калибра).

Левый борт полубака был сильно поврежден и пробит над ватерлинией, в результате чего значительно пострадали внутренние помещения. В барбет башни "А" попал 305-мм снаряд, пробил его, но не проник внутрь башни. Левое орудие башни "Q" временно вышло из строя в результате попадания 280-мм снаряда, причем подъемники обоих орудий оказались поврежденными. 280-мм снаряд пробил броневой борт и палубу позади башни "Q", взорвался внутри корпуса корабля, причинил большие повреждения и вызвал пожар, в результате чего пришлось затопить левый погреб 152-мм зарядов. Хотя башню "Q" и барбет башни "Y" пробили снаряды крупного калибра, однако взрыва боезапаса не произошло.

В 15 ч.50 м. 280-мм снаряд с "Мольтке" попал в 38-мм палубу полубака в 33 м от носовой оконечности. Снаряд отрикошетил и разорвался в 6,5 м от места падения, нанеся различные повреждения легким конструкциям.


Линейный крейсер “Тайгер” (Пробоина в броневой плите)


Линейный крейсер “Тайгер” (Пробоина броневой плиты крыши башни “Q")


В 15 ч. 53 м. 280-мм снаряд с "Мольтке" пробил 152-мм броневой пояс немного ниже верхней палубы и разорвался в 7 м от места попадания и в 2,5 м позади подъемника 152-мм зарядов. В результате в верхней части подъемника загорелись два заряда противоминного калибра, но пламя не проникло в погреб.

Небольшие повреждения получили легкие конструкции надстройки, в то же время снаряд пробил 25,4-мм бронированную палубу и 19-мм переборку помещения главного паропровода. Другим осколком этого снаряда пробило нижнюю (бронированную) палубу. В результате вода затопила кормовой погреб 152-мм зарядов. По этой же причине произошло затопление зарядного погреба башни "Q". Вода также проникла в снарядный погреб этой башни.

В 15 ч.53 м., уже после одиннадцатого залпа, "Тайгер" получил прямое попадание, которое временно вывело из строя башню "Y". 280-мм снаряд с "Мольтке", выпущенный с дистанции 12300 м (66 каб.), ударил в 229-мм стенку барбета башни "Y" рядом со стыком ее с 76-мм броней и 25,4-мм верхней палубой. Был отбит кусок 229-мм брони размером 400x700 мм, и снаряд проник в башню через вращающуюся систему на расстоянии одного метра ниже щита башни, но не взорвался, вероятно, из-за выпадения взрывателя. Через 7 минут башня снова начала стрелять из обоих орудий. Всего башня "Y" выпустила 75 снарядов. Она могла бы выпустить и больше, если бы через 2 ч.17 м. после попадания не обнаружилось, что наводка орудий башни оказалась сбитой и на 19° отличается от истинной.

В 15 ч.55 м. 280-мм снаряд с "Мольтке", выпущенный с дистанции 12300 м (66 каб.), ударил в переднюю броневую плиту башни "Q" у края среднего броневого колпака, и, не пробив брони, разорвался на 83-мм переднем скосе крыши. Крышу разрушило на площади 1x1,4 м. Взрывом сбило этот колпак, осколки снаряда разбили броневой колпак командира башни, дальномер и перископ, причинив много разрушений.

В самой башне троих убило и пятерых ранило. Подъемные клетки обоих орудий заклинило. Повредило оба зарядника, из которых правый оставался неисправным весь бой. Правое орудие так и осталось неподвижным в среднем положении.

Левое орудие смогли ввести в действие после ремонта пальца рельса, приводившего в движение противопожарную дверь в погреб. Привод прибора управления оказался неповрежден, и левое орудие наводили с помощью прибора управления, но приходилось стрелять по звуку, вслушиваясь в стрельбу передних башен. Башня не была полностью выведена из строя и продолжала стрелять, хотя менее интенсивно. В бою башня "Q" выпустила только 32 снаряда по сравнению со 109 башни "В".

Между 16 ч.08 м. и 16 ч.17 м. "Тайгер" получил два попадания, но не очень серьезные.

Далее приведены попадания все, кроме одного, с "Мольтке" в левый борт по порядку от носа к корме:

Первый снаряд разбил якорный шпиль в 35 м от носовой оконечности, прошел через 13- мм палубу полубака и разорвался в 2,5 м от места попадания, нанеся различные повреждения наружным конструкциям корпуса.

Попадание 280-мм снаряда с "Зейдлица" пришлось в 4,2 м позади места попадания первого снаряда. Снаряд прошел через иллюминатор и разорвался в 5 м от места попадания внутри корабля, произведя значительные повреждения легких конструкций.

Третий бронебойный снаряд пробил броневой пояс и разорвался на 203-мм стенке барбета башни "А", но в башню не проник. Плиту сдвинуло на 150 мм к нижнему краю. Перегрузочное отделение башни "А" заволокло дымом и газом, но башня не вышла из строя.


Линейный крейсер "Тайгер”

(Схема попаданий снарядов в Ютландском бою)


Четвертый снаряд пробил 127-мм броневой пояс и разорвался в 1,2 м от места взрыва.

Пятый снаряд сделал лунку в месте падения в 127-мм броневом поясе и отскочил.

Шестой снаряд, возможно, рикошетом, пробил навылет среднюю дымовую трубу.

Седьмой снаряд пробил броневой пояс правого борта, прикрывавший 10-мм палубу, и разорвался в 5 м от места падения. Крупный осколок пробил кронштейн, поддерживающий главную паропроводную трубу у носовой переборки левого турбинного агрегата. Попади этот осколок непосредственно в трубу, энергетическая установка крейсера вышла бы из строя в самый критический момент боя и корабль, без сомнения, уничтожили бы. Взрывом убило 12 человек и зажгло 152-мм кордитовые заряды, что заставило затопить погреб этих зарядов, расположенный в средней части крейсера.

Восьмой снаряд попал в 152-мм броневой пояс, но не пробил его. Плита броневого пояса вдавилась в деревянную прокладку на 75 мм.

Девятый снаряд ударил в 229-мм главный броневой пояс, но также не пробил его. Броневая плита вдавилась в деревянную прокладку на 100 мм.

Десятый снаряд отрикошетил при ударе о 102-мм броневой пояс в кормовой оконечности. В результате затопило бортовые помещения над нижней (бронированной)палубой.

Один снаряд с "Зейдлица", вероятно, рикошетом, пробил насквозь заднюю дымовую трубу.

В броневые плиты "Тайгера" также попало три 150-мм снаряда, два с левого борта и один с правого. Он был единственным кораблем, получившим столько попаданий.

В дополнение к этим повреждениям правое орудие башни "А" вышло из строя после 27 выстрелов вследствии поломки клапана цилиндра и управляющего плунжера переключающего клапана. Прислуга башни пыталась произвести ремонт орудия, но не успела закончить его до конца боя. Общие потери "Тайгера" в бою насчитывали 24 убитых и 46 раненых. Согласно Burt [3], 24 убитых и 37 раненых.

"Тайгер" отремонтировали в сухом доке N2 Розайта за 28 суток с 3 июня по 1 июля 1916 г. Это был первый отремонтированный после Ютландского боя линейный крейсер с артиллерией калибра 343 мм. 2 июля 1916 г. он стал флагманским кораблем 1-й эскадры линейных крейсеров, пока "Лайон" находился в ремонте.

После Ютландского боя на "Тайгере" произвели усиление бронирования. 25,4-мм броневые плиты общим весом 179 т добавили на палубу над погребами боезапаса, из них 77 т на крыши башен, 24 т над машинным отделением, 15 т брони использовали для усиления поперечных траверз батареи 152-мм орудий.

В 1916-17 гг. на крейсере установили дополнительную платформу для прожекторов вокруг треногой фок-мачты над мостиком и возвышающиеся платформы справа и слева от задней дымовой трубы.

17 ноября 1917 г. "Тайгер" вместе с "Глориесом", "Корейджесом" и "Рипалсом" принял участие во втором бою в Гельголандской бухте.

В 1917-18 гг. на "Тайгере" с крыши передней боевой рубки сняли дальномер с базой 2,76 м. На крышах башен "В" и "Y" нанесли шкалы пеленгов. На крыше задней боевой рубки торпедной стрельбы дальномер с базой 2,76 м заменили дальномером с базой 4,76 м.

Для улучшения условий наблюдения в ночных условиях изменили расположение прожекторов: одну пару прожекторов с диаметром зеркала 610-мм заменили одиночным с диаметром зеркала 914 мм; перед и после задней дымовой трубы добавили специальные платформы с 914- мм прожекторами на каждом; установили побортно на нижнем мостике два 914-мм прожектора; два 914-мм прожектора установили сверху на площадке обеих колонн грузовой полумачты (деррик-крана). Сняли все парные прожектора с диаметром зеркала 610 мм, за исключением пары на среднем мостике.

Расширили пост управления стрельбой центральной наводки на площадке фор-марса и прожекторные площадки на грузовой полумачте (деррик-кране). На башне "Q" оборудовали платформу для взлета колесного самолета. На корпусе корабля восстановили камуфляж из чередующихся полос темного цвета, но уже по другой схеме, чем в 1915 г.

В 1918 г. на "Тайгере" убрали стеньгу с фок-мачты и перенесли ее на грузовую полумачту (деррик-кран) с кран-балкой, предварительно уменьшив ее по высоте. Тем самым грузовую полумачту переделали в грот-мачту. После этого его рангоут соответствовал по внешнему виду многим кораблям того времени, но это не изменило его оригинальный внешний вид.

Фор-марс с постом управления стрельбой центральной наводки расширили еще больше. На крыше передней боевой рубки установили дальномер с базой 4,76 м. На задней стороне платформ с прожекторами позади задней дымовой трубы установили секундомеры, показывающие время полета снарядов до цели.

В июле 1918 г. на фор-марсе на посту управления стрельбой добавили зенитный дальномер с базой 2 м, прикрытый стальным кожухом и целиком поднятым над фор-марсом. Оборудовали пост управления торпедной стрельбой на дополнительной площадке фок-мачты, расположенной ниже марса. Камуфляж закрасили.

Дальномеры размещались следующи/и образом: два с базой 7,63 м на задней стенке башен "А" и "Q"; три с базой 4,76 м на башне "Y", крыше передней боевой рубки, крыше задней боевой рубки торпедной стрельбы; один с базой 3,66 м на марсе фок-мачты для корректировки при ведении стрельбы; два с базой 2,76 М на башне "В", на крыше передней боевой рубки; один зенитный с базой 2 м над компасной площадкой.

"Тайгер" оборудовали средствами радиосвязи. К 1918 г. на корабле установили: в главной радиорубке радиостанции типа "1-34" и типа "16", во второй радиорубке радиостанцию типа "2", в третьей радиорубке радиостанцию типа "2", в третьей радиорубке- радиостанцию типа "9" ближнего действия, на посту центрального управления стрельбой радиостанцию типа "34".

С апреля 1919 г. по 1922 г. "Тайгер" входил в состав эскадры линейных крейсеров Атлантического флота. Временно являлся флагманским кораблём эскадры, поскольку "Худ" еще достраивался. В 1919 г. на крейсере установили шесть прожекторов с диаметром зеркала 914 мм, дальномер с базой 7,63 м на задней стороне башни "А", секундомеры, показывающие время полета снарядов до цели, над задней боевой рубкой управления торпедной стрельбой. Шкалы пеленгов на башнях закрасили. На башне "Q" оборудовали платформу для взлета колесного самолета.

В 1920 г. грузовую полумачту еще увеличили по высоте и вместе с ней по высоте возросла стоящяя на ней стеньга. Расположенные перед задней дымовой трубой платформы с прожекторами демонтировали и вместо них установили две небольшие грузовые стрелы. На крыше передней боевой рубке заменили дальномер с базой 4,76 м дальномером с базой 7,63 м. Платформу для взлета колесных самолетов перенесли с башни "Q" на башню "В" и увеличили.

В мае 1920 г. "Тайгер" послали в Балтийское море для проведения боевых действий против Советской России. 30 мая крейсер вышел из Портсмута и по пути посетил Швецию и Данию. Однако вскоре британскую эскадру отозвали с Балтики в воды Метрополии в связи с изменением политики Великобритании по отношению к Советской России. На обратном пути британская эскадра посетила с визитом Осло. Осенью 1920 г. у Портланда "Тайгер" столкнулся с линейным кораблём "Роял Соверн", причинив последнему значительные повреждения. В декабре "Тайгер" прошел ремонт в Девонпорте.


Линейный крейсер "Тайгер”. Башня “О” с ангаром для самолета.


22 августа 1921 г. в Девонпорте "Тайгер" вывели в резерв. В марте 1922 г. крейсер прошел ремонт в Розайте, во время которого с него сняли прожектора с платформ по сторонам задней дымовой трубы.

В 1922-24 гг. на задней стороне башен "Q" и "Y" установили дальномер с базой 7,63 м взамен дальномера с базой 4,26 м. Со среднего мостика сняли парные прожектора с диаметром зеркала 610 мм. С верхней стеньги грот-мачты сняли сигнальную стойку, но рей оставили. Грузовую полумачту (деррик-кран) увеличили по высоте до уровня дымовых труб и переделали в грот-мачту, установив на ней стеньгу, снятую с фок-мачты. Марс на фок-мачте сохранили, а брам-стеньгу добавили.

В послевоенный период на "Тайгере" произвели изменения в его зенитном вооружении. В январе 1924 г. демонтировали две 76-мм зенитные пушки, установленные по сторонам передней боевой рубки, и взамен их установили четыре 102-мм зенитных орудия образца QF.Mk.V. В ноябре 1924 г. их число уменьшили до двух, а в январе 1925 г. их снова заменили четырьмя 76-мм зенитными пушками образца Mk.I. В марте 1929 г. 76-мм зенитные пушки опять заменили четырьмя 102-мм зенитными орудиями образца QF.Mk.V. В дополнение к ним с марта по сентябрь 1928 г. на корабле стояли два 40-мм зенитных автомата "пом-пом" образца Mk.II.

14 февраля 1924 г. в Розайте "Тайгер" снова ввели в состав флота в качестве учебного артиллерийского корабля (порт приписки Портсмут). С 1924 г. по 1929 г. он использовался в качестве учебного артиллерийского корабля. В 1925-26 гг. с крейсера сняли циферблаты секундомеров, установленные над задней рубкой управления торпедной стрельбой и показывающие время полета снарядов до цели. Заднюю пару 102-мм зенитных орудий переставили на надстройку рядом с передней боевой рубкой.

В апреле-июне 1926 г. "Тайгер" проходил ремонт в Портсмуте. На время его ремонта в качестве учебного артиллерийского корабля его сменил линейный корабль "Айрон Дьюк”. С июня 1929 г. "Тайгер" включили в состав эскадры линейных крейсеров Атлантического флота, где он заменил "Худ" на период ремонта последнего. В 1929-31 гг. его вновь сменил "Худ".

В 1929 г. 102-мм зенитные орудия с надстройки рядом с передней боевой рубкой переставили в первоначальное положение позади башни "Q". Слегка удлинили площадку с прожекторами на грузовой полумачте, расположенную между передней и задней дымовыми трубами. После этого никаких изменений во внешнем виде корабля не производили.

После войны запас топлива мирного времени составлял 300 т угля и 3300 т нефти. В 1927 г. корабль развивал скорость 25 узлов, сжигая в котлах только уголь, и 28,1 узла, сжигая нефть и уголь. Если бы отопление котлов полностью перевели на нефть, то крейсер смог достичь скорости 28,25 уз., но это все время откладывали и так никогда и не сделали.


Линейный крейсер "Тайгер” (Наружный вид и вид сверху. 1924 г.)


28 апреля 1931 г. "Тайгер" вывели из состава эскадры линейных крейсеров Атлантического флота и 15 мая перевели в резерв в Девонпорт. 26 июля находящийся в Розайте корабль внесли в список кораблей, подлежащих списанию согласно статей Вашингтонского договора по сокращению морских вооружений. 30 марта 1931 г. его вывели из состава флота, оставив в гавани Девонпорта. Согласно Burt [3], в феврале 1932 г. (согласно Вгауег [4], 7 марта 1932 г "Тайгер" продали на слом компании по разделке кораблей. 22 марта его разоружили в Розайте и отбуксировали на верфь для разборки

Литература

t. Conway Maritime Press Ltd.

2. Campbell N.J.M. Battle Cruisers. 1978.

3. Burt R.A. British Battleships of Warld War I.

4. Вгауег. Battleships and Battle Cruisers.

5. Raven A./Roberts J. Die britischen Schlachtschiffe des Zweiten Weltkriegs.T.1 6. Вильсон X. Линейные корабли в бою 1914- 1918 г.г. Москва 1938.

7. Флот в Первой Мировой войне. Воениздат. Москва 1964. Действия флотов на Северном, Средиземноморском и океанском театрах. Белли B.A. Том 2. под редакцией Павловича Н.Б.

8. Лихарев Д.В. Адмирал Дэвид Битти. г.Санкт-Петербург 1997 г.

9. Steinweg Die deutsche Handelsflotte im zweiten Weltkrieg. 1954

10. Морской сборник 1916 N9. Германское сообщение о бое у Скагеррака согласно официальным данным, с.85-91.

11. Морской сборник 1916 N9. Донесение главнокомандующего английским флотом сэра Джона Джеллико о бое в Северном море 31 мая 1916 г. с.51-79.

12. Морской сборник 1926 N11. Из иностранных журналов. Германский линейный крейсер "Лютцов" в Ютландском бою. с. 131-136.

13. Морской сборник 1921 N7-12. На линейном крейсере "Дерфлингер” в Ютландском сражении, с.56-91.

14. Морской сборник 1928 N1. На линейном крейсере "Инфлексибл" в бою у Фолклендских островов, с.117-121.


Линейный крейсер “Лайон”.


1914 год. Эскадра линейных крейсеров Англии идет в Кронштадт.


“Лайон” на Большом Кронштадтском рейде.


Линейный крейсер “Куин Мери”.


Линейный крейсер “Принсес Роял”.



На “Лайоне” во время визита в Кронштадт. Июнь 1914 года.


На “Куин Мери” во время достройки. 1913 год.


На “Куин Мери”. 14 июля 1914 год.


Линейный крейсер “Куин Мери”.


Линейные крейсера подходят к месту якорной стоянки.


Линейный крейсер “Куин Мери”.



Линейный крейсер “Куин Мери”.


Линейный крейсер “Тайгер” в доке.


Эскадра английских линейных крейсеров в походе.


Линейный крейсер “Тайгер”.


Линейный крейсер “Лайон” после Ютландского сражения. С корабля снята башня "Q”. Сентябрь 1916 года.


“Лайон” в походе.



Носовые (слева) и кормовая башни линейного крейсера “Тайгер”.



Линейный крейсер “Тайгер” в разные годы службы.


Линейный крейсер “Тайгер”.


Линейный крейсер “Куин Мери”.




На фото (сверху вниз): линейные крейсера “Принсес Роял” в 1917 (вверху) и 1918 гг. и “Лайон” в 1918 г.





Сосредоточенный огонь двух германских кораблей оказался гибельным для "Куин Мери”. С соседних кораблей было видно, как, по крайней мере, три снаряда главного калибра попали в его носовую часть и из корпуса вырвалось яркое пламя. Во время второго взрыва можно было рассмотреть, как в воздух взлетела масса стальных обломков корпуса, невероятное количество листов бумаги, а с ними летевшая кверху днищем шлюпка. Крыши орудийных башен подбросило в воздух на высоту около 30 м. Из корпуса поднялся огромный грибообразный столб совершенно черного дыма высотой 300-425 м. Когда столб огня и дыма рассеялся, стали видны уходящая под воду корма с вращающимися винтами и люди, вылезающие из кормовой башни. Затем Куин Мери” исчез. С крейсером погибло 1266 человек.



Оглавление

  • Проектирование
  • Линейный крейсер "Лайон"
  • Линейный крейсер "Принсес Роял"
  • Линейный крейсер "Куин Мери"
  • Линейный крейсер "Тайгер"
  • Литература