КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403276 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171603
Пользователей - 91585

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

djvovan про Булавин: Лекарь (Фэнтези)

ужас

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nga_rang про Семух: S-T-I-K-S. Человек с собакой (Научная Фантастика)

Качественная книга о больном ублюдке. Читается с интересом и отвращением.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Лысков: Сталинские репрессии. «Черные мифы» и факты (История)

Опять книга заблокирована, но в некоторых других библиотеках она пока доступна.

По поводу репрессий могу рассказать на примере своих родственников.
Мой прадед, донской казак, был во время коллективизации раскулачен. Но не за лошадь и корову, а за то что вел активную пропаганду против колхозов. Его не расстреляли и не посадили, а выслали со всей семьей с Украины в Поволжье. В дороге он провалился в полынью, простудился и умер. Моя прабабушка осталась одна с 6 детьми. Как здорово ей жилось, мне трудно даже представить.
Старшая из ее дочерей была осуждена на 2 года лагерей за колоски. Пока она отбывала срок от голода умерла ее дочь.
Мой дед по материнской линии, белорус, тот самый дед, который после Халхин-Гола, где он получил тяжелейшее ранение в живот, и до начала ВОВ служил стрелком НКВД, тоже чуть-было не оказался в лагерях. Его исключили из партии и завели на него дело. Но суд его оправдал. Ему предложили опять вступить в партию, те самые люди, которые его исключали, на что он ответил: "Пока вы в этой партии - меня в ней не будет!" И, как не странно, это ему сошло с рук.
Другой мой дед, по отцу, тоже из крестьян (у меня все предки из крестьян), тоже был перед войной осужден, за то, что ляпнул что-то лишнее. Во время войны работал на покрытии снарядов, на цианидных ваннах.
Моя бабушка, по матери, в начале войны работала на железной дороге. Когда к городу, где она работала, подошли фашисты, она и ее сослуживицы получили приказ в первую очередь обеспечить вывоз секретной документации. В результате документацию они-то отправили, а сами оказались в оккупации. После того, как их город освободили, ими занялось НКВД. Но ни ее и никого из ее подруг не посадили. Но несмотря на это моя бабушка никому кроме родственников до конца жизни (а прожила она 82 года) не говорила, что была в оккупации - боялась.

Но самое удивительное в том, что никто из этих моих родственников никогда не обвинял в своих бедах Сталина, а наоборот - говорили о нем только с уважением, даже в годы Перестройки, когда дерьмо на Сталина лилось из каждого утюга!
Моя покойная мама как-то сказала о своем послевоенном детстве: "Мы жили бедно, но какие были замечательные люди! И мы видели, что партия во главе со Сталиным не жирует, не ворует и не чешет задницы, а работает на то, чтобы с каждым днем жизнь человека становилась лучше. И мы видели результат". А вот Хруща моя мама ненавидела не меньше, чем Горбача.
Вот такие вот дела.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Stribog73 про Баррер: ОСТОРОЖНО, СПОРТ! О ВРЕДЕ БЕГА, ФИТНЕСА И ДРУГИХ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК (Здоровье)

Книга заблокирована, но она есть в других библиотеках.

Сын сослуживца моей мамы профессионально занимался бегом. Что это ему дало? Смерть в 30 лет от остановки сердца прямо на беговой дорожке. Что это дало окружающим? Родители остались без сына, жена - без мужа, а дети - без отца!
Моя сослуживеца в детстве занималась велоспортом. Что это ей дало? Варикоз, да такой, что в 35 лет ей пришлось сделать две операции. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Один мой друг занимался тяжелой атлетикой. Что это ему дало? Гипертонию и повышенный риск умереть от инсульта. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Я сам в молодости несколько лет занимался каратэ. Что это мне дало? Разбитые суставы, особенно колени, которые сейчас так иногда болят, что я с трудом дохожу до сортира. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!

Дворник, который днем метет двор, а вечером выпивает бутылку водки вредит своему здоровью меньше, живет дольше, а пользы окружающим приносит гораздо больше, чем любой спортсмен (это не абстрактное высказывание, а наблюдение из жизни - этот самый дворник вполне реальный человек).

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Symbolic про Деев: Доблесть со свалки (СИ) (Боевая фантастика)

Очень даже не плохо. Вся книга написана в позитивном ключе, т.е. элементы триллера угадываются едва-едва, а вот приключения с положительным исходом здесь на первом месте. Фантастика для непринуждённого прочтения под хорошее настроение. Продолжение к этой книге не обязательно, всё закончилось хепи-эндом и на том спасибо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины. Хотя сильно не сцы - казахи, в большинстве своем, ребята не злые и не жестокие. Сильно и долго бить не будут. Но от выражений вроде "овце*б-казах ускоглазый" отучат раз и на всегда.

Кстати, в Казахстане национализм не приветствовался никогда, не приветствуется и сейчас. В советские времена за это могли запросто набить морду - всем интернациональным населением.
А на месте города, который когда-то назывался Ленинск, а сейчас называется Байконур, раньше был хутор Болдино. В городе Байконур, совхозе Акай и поселке Тюра-Там казахи с украинскими фамилиями не такая уж редкость. Например, один мой школьный приятель - Слава Куценко.

Ты вот тут, ЗЫРЯ, и пара-тройка твоих соратников-фашистов минусуете все мои комментарии. Мне это по барабану, потому что я уверен, что на КулЛибе, да и во всем Рунете, нормальных людей по меньшей мере раз в 100 больше, чем фашистов. Причем, большинство фашистов стараются не афишировать свои взгляды, в отличии от тебя. Кстати, твой друг и партайгеноссе Гекк уже договорился - и на КулЛибе и на Флибусте.

Я в своей жизни сталкивался с представителями очень многих национальностей СССР, и только 5 человек из них были националисты: двое русских, один - украинский еврей, один - казах и один представитель одного из малых народов Кавказа, какого именно - не помню. Но все они, кроме одного, свой национализм не афишировали, а совсем наоборот. Пока трезвые - прямо паиньки.

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
Stribog73 про Кулинария: Домашнее вино (Кулинария)

У меня дед делал хорошее яблочное вино, отец делал и делает виноградное, и я в молодости немного этим занимался. Красное сухое вино спасло мне жизнь. В 23 года в результате осложнения после гриппа я схлопотал инфаркт. Я выжил, но несколько лет мне было очень хреново. В общем, я был уверен, что скоро сдохну. Но один хороший человек - осетин по национальности - посоветовал мне пить понемножку, но ежедневно красное сухое вино. Так я и сделал - полстакана за завтраком, полстакана за обедом и полстакана за ужином. И буквально через 1,5 месяца я как заново родился! И вот уже почти 20 лет я не помню с какой стороны у меня сердце, хотя курю по 2,5 - 3 пачки в день крепких сигарет.

Теперь по поводу данной книги.
Я прочитал довольно много подобных книжек. Эта книжка неплохая, но за одну рекомендацию, приведенную в ней автора надо РАССТРЕЛЯТЬ! Речь идет о совете фильтровать вино через асбестовую вату. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НИГДЕ И НИКОГДА НИКАКОГО АСБЕСТА! Еще в середине прошлого века было экспериментально доказано: ПРИ ПОПАДАНИИ АСБЕСТА В ОРГАНИЗМ ОН ЧЕРЕЗ 20 - 40 ЛЕТ 100% ВЫЗЫВАЕТ РАК! Об этом я читал еще в одном советском справочнике по вредным веществам, применяемым в промышленности. Хотя в СССР при этом асбестовая ткань, например, была в свободной продаже! У многих, как, например, и в нашей семье, асбестовая ткань использовалась на кухне - чтобы защитить кухонный шкаф от нагрева от газовой плиты.
У меня две двоюродные бабушки умерли от рака, младший брат умер от рака, у тети - рак, правда ей удалось его подавить. Сосед и соседка умерли от рака, мать моего друга из Казахстана, отец моего друга с Украины, моя одноклассница, более 15 человек - коллег по работе. И все в возрасте от 40 до 60 лет! И все эти родные и знакомые мне люди умерли от рака за какие-то последние 20 лет. Вот я и думаю - не вследствие ли свободного доступа к асбестовым материалам и широкого применения их в промышленности и строительстве в СССР все это сейчас происходит?

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
загрузка...

Заблудший. Дилогия (fb2)

- Заблудший. Дилогия (а.с. Наруто: фанфик) 2.12 Мб, 632с. (скачать fb2) - Владимир Владимирович Ящерицын (Ssherssen)

Настройки текста:



Ящерицын Владимир Сминающий.



  Пролог.


  Столетия у меня ушли на жесточайшие тренировки. Столетия я добивался положения и власти в этом гребаном месте...

  Сточная канава, отрыжка Вселенной...Проклятое место, по какому-то недоразумению называющееся словосочетанием 'столица иллитидов'. Но мало всего этого: эта лужа грязи и крови еще и имеет название - Ишакши...

  Ишакши. Сколько ненависти и боли в этом простом названии для любых разумных. Город рабов. Город, где каннибализм - повседневное и нормальное явление.

  За тысячу лет пребывания в этом месте я настолько насмотрелся на разные кошмары, что обычные страдания уже не вызывают у меня никаких эмоций. Пытки, насилие - мне уже все равно. Моя душа зачерствела.

  Проклятый город, расположенный в гигантской пещере глубоко под землей...

  Хотелось бы сказать 'правят', но... скорее - находятся на вершине пищевой цепочки... Так вот: заправляют тут всем жуткие белесые твари, напоминающие помесь осьминога и человека.

  Какие же они...мы...я...мерзкие. Тысячу лет назад, осознав себя в теле иллитида, я едва не смалодушничал, чуть не покончив с собой, прыгнув в пропасть. Но тогда мне случайно попался на глаза местный аристократ - древний иллити. Эти твари достигли такого уровня управления своим сознанием, что могли жить вечно: они ничтоже сумняшеся просто переписывали свое сознание в новорожденных. Назвать их чудовищами? Или гадами? Так они даже внешне они и есть. Назвать термином 'бесчеловечные' существа даже отдаленно не напоминающие людей? Смешно...

  Почему судьба так несправедлива? Почему я оказался в теле этих...этих...иллитидов? А ведь в этом мире было множество других рас: эльфы всех цветов, гоблины, гномы и даже люди! Почему!!??

  Из-за моего мысленного вопля человеческая рабыня, успокаивающе поглаживающая мои щупальца, дернулась и завалилась на спину. Твою мать! Неужели убил? Нет. Едва не погасшая искра души-разума снова начала разгораться. Довольно красивая изящная девушка с примесью темноэльфийской крови часто заморгала и пришла в себя. Не понимая что произошло, она села и в этот момент из ее носика закапала кровь...

  Это - особенность иллитидов. Они не только могут читать мысли и выжигать чужие разумы, но даже силой мысли искажать само время и пространство. Последнее получается лишь всего у двух десятков иллитидов во всем городе. Ну, и у меня заодно. Наверное, только из-за последнего меня и терпит царь иллитидов Эрруу.

  Ну, да. Скрыть, что я не иллитид мне не удалось. Меня раскусили секунд через десять после 'прибытия'. Да и как можно шифроваться в обществе телепатов?

  Тогда меня резво скрутили и приволокли этому жуткому гиганту с огромной жабьей пастью носящему имя Эрруу. Мощнейший телепат из всего народа иллити думал над моей судьбой недолго и почти сразу приступил к выжиганию моей личности. Вот только я начал огрызаться. Ну и в порыве отчаяния врезал по нему всем своим естеством. Эрруу проняло. Где-то через час он сумел собрать свои глаза до кучи и отменил мою казнь.

  Мне предложили жизнь... И тогда я не смог отказаться. Если бы я только знал...

  Уже через десять дней я полез к обрыву. Причина? Она проста как тарелка: у иллитидов не было чувства секса в привычном для меня понимании - они не были живородящими. Они откладывали яйца или икру или хрен его знает, что это было...

  К тому же иллитиды были абсолютно иными: иная мораль, иные ценности, иное мироощущение. Да у них даже зрение было черно-бело-тепловым-инфразвуковым! Да-да. Вот так все сурово. Вдобавок ко всему они видели-ощущали чужие разумы и даже души.

  Что-то я не туда уплыл...Вот значит стою я над обрывом и смотрю вниз. В общем уже собираюсь сигануть и тут вижу, как по мосту идет этот аристократ. Они называются 'иллити'. Я мрачно смотрю на его толпу рабов-прислужников и тут мне приходит мысль-идея: если древние записывают свое сознание в новорожденных, то может я смогу записать себя в... скажем темного эльфа?

  В этот день у меня появилась Цель Моего Существования. С этого дня я планомерно шел к цели: ходил учиться к Эрруу. Для него моя Цель не стала чем-то из ряда вон, ему даже стало забавно. Когда он понял, зачем мне это все он смеялся очень долго. Нужно сказать, что за тысячу лет - это был единственный случай, когда я видел его в таком состоянии.

  Царь иллитидов был даже рад тому, что у меня появилась Цель. Он сразу предупредил, что путь будет долгим. Очень долгим.

  Он оказался прав.

  И вот я уже почти тысячу лет в пути.

  Дело в том, что при переписывании как раз личная сила не важна. Если бы дело было в силе я бы смог переписаться сразу. Но - нет. Работа по переписыванию должна быть филигранной, невероятно точной. Пара ошибок и чужое сознание будет затерто не полностью. Может получиться сплав двух личностей. При этом возможна полная потеря моих сил, частей воспоминаний, рефлексов. Да даже можно было оказаться парализованным. Потому иллити и записываются прямо в младенца. Они ведь чисты, почти как листы бумаги - что захотел, то на ней и нарисовал. Перезапись же во взрослого похожа на процесс вытирания ластиком чужих записей на бумаге. Все бы ладно, но неосторожное, резкое движение и - бумага прорвана.

  Собрав щупальца в нечто вроде кулака, я шел к своей Цели не взирая на горы трупов, остающихся после моих экспериментов.

  И вот сейчас, когда мне удалось впервые пробить защиту Эрруу, темные эльфы опять начали какую-то заварушку.

  Царь послал меня как самого злобного и беспринципного из своих слуг. Ну и до кучи - самого сильного.


  *****


  Проклятье.

  Не-на-ви-жу...

  Меня оторвали в тот момент, когда я уже готовился к первому шагу моего переноса - затиранию сознания-разума. И вот теперь, вместо того что бы уже ощущать себя не белесым осьминогом, а вполне гуманоидным темным эльфом, я прусь во главе небольшой армии давать по хребту вторженцам.

  Я аж заклекотал от негодования.

  Эрруу выделил мне почти три тысячи рабов, из которых было аж пять десятков магов разных рас. Вообще армия у местных четко делилась на неодаренных солдат и магов, существ, способных оперировать некими энергиями. Иллитиды пользоваться ими практически не умели. Но им и не нужно это было - они промывали мозги своим пленникам до такого состояния, что те их боготворили.

  Два десятка из них сейчас несли мой паланкин в котором и находилась моя тушка. Управлялась вся армия довольно легко напрямую через мысленные приказы.

  Это только кажется что просто 'мысленные приказы', а на самом деле мне передать мысль было намного труднее чем, к примеру, потушить чью-то искру.

  Другие иллитиды меня за это не очень любили: кому понравится после разговора со мной пару часов слоняться с сильной головной болью. Но я был этому даже рад - эта моя особенность отпугивала самок моего вида от меня надежней советского дезодоранта.

  Отношение ко мне окружающих всегда было одним и тем же коктейлем из уважения, ненависти, зависти и, конечно же, страха.

  Чужак, крайне сильный личный ученик Эрруу... Какие еще я эмоции мог вызывать у окружающих?

  Череду воспоминаний прервала гибель передового отряда разведки - больше десятка искр солдат просто потухли. Ну, привет...

  Может быть, я в этом бою смогу захватить в плен белокожую аристократку темных эльфов? А еще лучше - аристократа. О, да! Я бы по-отжигал...

  Главное сделать все по-умному.

  Повинуясь моей команде, паланкин остановился и я вывалился-вылез из него. Наверное, в миллионный раз прокляв неуклюжесть своего амебообразного тела я замер, начав сосредоточенно координировать передвижения солдат.

  Темные вступили в полноценный контакт с передовыми частями моей армии. Пока что у них получалось неплохо. Они же не могли знать, что моя армия стремительно завершает фланговый охват, а рубятся они с пушечным мясом?

  Подсоединившись к глазам одного из солдат, я стал получать информацию так сказать из первых рук.

  Черные сгустки мрака вылетали из-за поворота очень широкой пещеры и врезались в правильное построение рабов. Их воздействие было очень приятным - каждый из сгустков после удара расплескивал во все стороны абсолютно черный туман, одинаково эффективно сжирающий плоть одежду, оружие и доспехи. Хорошо, что этот туман-дым быстро таял в воздухе, но даже этого было достаточно, что бы гарантированно убить трех-четырех солдат и ранить еще десяток.

  В ответ мои солдаты огрызались беглым арбалетным гнем. Кстати, судя по лежащим вдали телам, довольно эффективным.

  Неожиданно из-за поворота выскочила пара какие-то угольно-черных тварей. У них было черным все: жуткие клыки. языки, глаза, гладкая лоснящаяся шкура, когти... Сильно смахивающие на огромных поджарых собак, твари буквально за пару секунд преодолели расстояние до моих солдат и врезались в поднятые щиты всей своей мощью. От удара центр построения сломался окончательно - твари просто расшвыряли солдат во все стороны. Практически не обращая внимание на стрелы, копья и мечи они стали рвать солдат на куски тут же и заглатывая.

  Мало того - чужие заклинания продолжали падать в образовавшийся хаос не нанося псам никакого урона.

  Что ж. Без меня и корпуса магов точно не обойдется.

  Короткая команда и маги строятся вокруг меня и создают общую защиту.

  Одновременно с этим тот солдат, глазами которого я смотрел на бойню, получает прямое попадание заклинанием.

  Подождав того момента когда окружение завершится, мы начинаем двигаться в сторону битвы. Дабы темные эльфы никуда не делись, я постоянно связываю их боем с пушечным мясом.

  И все таки они оказали не совсем тупы и, буквально перед непосредственным контактом с моей группой, подумали о тылах и попытались вырваться обратно. Вот только там были совсем другие солдаты - не странные смески гнома с человеком и еще не пойми с кем, а чистокровные светлые и темные эльфы.

  Получив серьезный отпор, они откатились обратно в образовавшийся 'котел'.

  Я послушал мысли пары своих магов и согласился с ними: очевидно, там действительно был кто-то из белокожих аристократов. Похоже, он собрал вокруг себя оставшихся у него солдат и готовил какую-то пакость.

  Зря... Лучше бы попытался уйти. Так у него был бы шанс нанести моим войскам серьезный ущерб, да и шанс захватить его живьем выглядел бы призрачно.

  А так... Во всяком случае мы уже рядом. Неужели моя мечта захватить одну из этих жестоких белокожих тварей сбудется? Я пол армии положу, но смогу поиграть с ним. Или с ней. О, да! Мои щупальца затрепетали от предвкушения.

  Прислушавшись к мысли мага идущего по соседству, я отдал приказ идти плотнее, что бы я смог, в случае чего прикрыть всю группу, а не только себя.

  Вот и место побоища.

  Три десятка полугномов-полулюдей жмутся за ростовыми щитами. Многие из них ранены. Вот и все, что осталось от пяти сотен заградотряда. Ах ну да еще и - гора трупов.

  Дальнюю часть пещеры закрывает от пола до потолка облако Тьмы. Во всяком случае, так думает один из моих магов и не вижу причин ему не верить. Из тучи доносится какой-то громкий скулеж и из Тьмы выныривают давешние псы. Да уж ну и размер. Они что добавили в весе?

  Мои маги наносят удар по тварям, но безрезультатно: пара ярких молний беспомощно стекает с из тел, а огнешар бессильно гаснет от одного касания их плоти. Повинуясь моему приказу они тут же отбегают мне за спину, очищая мне сектор удара. Псы уже рядом и прыгают в мою сторону, вытянувшись словно пружины.

  Глупо - за это тысячелетие я наполнил свой арсенал множеством фокусов. Если я бы не был уверен в том, что смогу справиться с этими тварями - я бы сюда не полез.

  Траектория прыжка меняется кардинально, изогнувшись почти на прямой угол в лево и право от меня. Тела псов словно вода повторяют ее. Я даже поморщился, когда тварей протянуло вслед за исказившимся пространством. Будь они из крови и плоти они бы даже не поняли, что уже мертвы: все их кости сломало или даже раздробило. Ну, а так тварей лишь впечатало со всего маху в стены тоннеля. В момент касания псы почти жалобно тявкнули. Впрочем, они тут же грозно зарычали.

  Тоже мне. У меня есть еще кое-что. Если предыдущий фокус можно было сравнить с мощной пощечиной, то это - удар молота. Нечто, легко могущее убить дракона.

  Псов, изготовившихся к прыжку, начинает тянуть к центру передо мной. Медленно, но неотвратимо упирающихся и скулящих тварей тянет в точку примерно в двадцати метрах передо мной. По стенам, полу и потолку пещеры бегут трещины, рождающиеся из точки искажения. В конце концов, трещины соединяются и образовавшиеся куски породы плывут вместе с уже воющими псами. В центре возникает стремительно темнеющая мутная сфера. Тварей и камни затягивает и все это облако начинает вращаться в разных напрвлениях правильно разделившись на кольца. Псы как единое целое существуют лишь пару секунд, а потом их разрывает на части, которые тем не менее продолжают жить своей жизнью. Лишь когда их тела растирает и перемешивает в равномерную кашу с обломками камней, я чувствую, что их существованию наступил конец. Максимально спрессовав сферу, я бросаю ее прямиком в центр облака Тьмы. Чужая защита уплотняется пытаясь сдержать многотонный шар, но мое ядро ее практически не замечает. Глубоко погрузившись во Тьму, словно в вязкий гель или нефть, мой шар лопается, практически разорвав чужое облако каменной шрапнелью.

  В то же мгновение рождается ощущение десятков гаснущих чужих разумов. Ха! А я только разогрелся...

  Что ж нужно спешить: может не все чистокровки погибли и мы сумеем вытянуть с того света хоть десяток будущих рабов. Может и аристократ выжил?

  Мы крайне осторожно продвигались вперед, огибая, валяющиеся там и тут, обломки скал и лужи крови. От тварей остались лишь маленькие лужицы странной черной субстанции очень вязкой консистенции. Многие камни были полностью вымазаны и даже покрыты ей.

  При движении мне приходилось таскать свое тело на некотором расстоянии от пола. Почему я этим не пользуюсь постоянно? Представьте, что вас схватили под руки чем-то вроде стального манипулятора. Вот-вот. Ощущения у меня были не очень приятные: чуть слабее - и я могу шлепнуться на пол, чуть сильнее - и уже довольно больно.

  Вот и месторасположение вторженцев. М-да уж. Похоже, я погорячился. Одни порванные и раздавленные трупы. Вот так всегда! Хотя...

  Вот еще одна искра чуть теплится. Медленно подплываю к распростертому телу. Ура! Вот это везение! Белокожая аристократка! Живая и даже почти не раненая! Очевидно, ее лишь немного задело обломком скалы...

  Я отдаю короткий приказ магам проконтролировать территорию и собрать трофеи и раненых.

  А после становлюсь на колени перед телом.

  Аристократка чуть шевельнулась и натужно задышала. Сломаны ребра? Но кровотечения изо рта нет - значит не смертельно. К тому же, я слышал, они способны выживать даже после серьезнейших ранений.

  Я жадно стал осматривать ее тело, скрытое порванным и посеченным доспехом. Какая красота и изящество! Решено: я перенесусь прямо сейчас! А что? Технология отработана и последние подопытные даже выживали после выжигания личности...

  Да, это женщина, но в данный момент мне на это плевать. Не будучи внешне иллитидом я выберусь в цивилизацию и найду себе другого носителя...уже мужского пола. А может, и останусь в этом теле. Посмотрим, какие будут ощущения...

  Приказав магам найти где ни будь недалеко место более подходящее для переноса, я нежно обвил щупальцами свою драгоценную ношу и уже собирался ее поднять, как аристократка застонала и открыла глаза.

  Лишь секунду она смотрела на меня и тут же стала вырываться, параллельно собираясь долбануть какой-то магией. Поздно, малышка! На таком расстоянии моя мощь превосходит даже Эрруу, а значит - для тебя я непобедим! Боишься? И правильно. А что в мыслях-то творится!

  Маги расчистили невдалеке площадку и сообщили мне об этом. Поудобней перехватив свою добычу, я уже было двинулся в их сторону как бешено брыкающееся тело замерло. Сдалась? Ну и молодец! Нечего мою энергию тратить...

  А площадочка ничего так - маги подчистили ее магией. Глядя на их работу, меня кольнуло застарелой завистью: я так не могу. И никто из иллитидов не может. Взять под контроль, удаленное видение, телепатия, телекинез, разрывы пространства и даже нарушение протекания времени - это все наше. А вот воскресить или вылечить, создать зомби или скелета, вызвать огонь или дуновение ветерка - нет. Хотя, конечно, можно создать условия для возникновения всего этого в качестве побочного явления...

  Аккуратно уложив свою ношу и вдоволь насладившись волнами ужаса, испускаемыми ей, я опять стал рядом с ней на колени и приблизил свое лицо к ее. Ужас стал все больше заполнять ее взор.

  Начинаю...

  И вдруг, в тот момент, когда я уже коснулся лбом ее лобика, а мои щупальца заползли ей в рот дабы предотвратить заглатывание языка и остановку дыхания, ее глаза полыхнули решимостью.

  'Сейчас что-то будет.' - мелькнула мысль.

  В следующее мгновение из ее рта потекла Тьма. Не взирая на всю мою мощь, за какое-то мгновение она спалила мои щупальца, бывшие у нее во рту и ядовито выдохнула мне в морду.

  От моего мысленного крика все искры разумов вокруг мигнули и потухли. Кроме ее. От боли и ужаса я отшатнулся от эльфийки, но она неожиданно скинула оцепенение и схватила меня в объятия и нанесла удар уже своим разумом по моему.

  Если бы я был в трезвом, не ослепленном болью, состоянии я бы смог отразить удар, но это было похоже на удар кинжалом в закованного в полный доспех рыцаря: если бы было место и время для удара мечом, ее кинжальчик мне был бы не опасен, но ничего этого небыло.

  Защита пала и она оказалась внутри моего разума. Нет! Как? Растянув саму ткань времени мне удалось выкроить пару лишних секунд на сознание неприятностей. Я слышал, что один из темноэльфийских Домов практикует обучение похожим приемам как у нас. Неужели это он? Как же его название? К...Кхитар? Неужели уже повреждена моя идеальная память? Да! Кхитан! О, демоны! Как не повезло... Что же делать? А если затянуть ее на другой план? При переходе между мирами неподготовленный разум испытывает острый дискомфорт и коротковременное нарушение мысленного конвейера. Мне тоже будет плохо, но я должен справится, а вот ее атака прервется и я смогу нанести ответный удар!

  Мгновение концентрации и за моей спиной начинает рваться сама ткань пространства-времени образуя щель в иной мир.

  Секунды, выигранные мной, закончились и время вернуло свой бег. Эльфийка сумела увидеть за моей спиной портал лишь краем глаза, но не предала вспышке значения: черезчур сильно увлеклась атакой и сдерживанием моего разума. Я умудряюсь наклониться спиной назад и увлекаю ее в бездну.

  Мы оказываемся в Междумирье.

  Бездна как она есть. Вообще-то здесь глубокий вакуум, но мы пребываем в первичном пузыре материи, который я инстинктивно захватил с собой. Секунда и мы вываливаемся уже совсемв другом месте.

  Какая-то вулканическая пустошь. Темное небо.

  Эльфийка все еще в моем разуме! И особой дезорганизации незаметно! А-а-а-а! Еще раз!

  На этот раз с неба идет серый пепел.

  А вот теперь ей поплохело. Она уже не атакует, а замерла в ожидании.

  Зря! А если еще раз?

  Какое-то каменистое высокогорье. И стремительно зеленеющее ее лицо. Она разрывает контакт и бессильно отталкивает меня. После чего падает на четвереньки и блюет.

  Я пытаюсь отрешиться от чудовищно обжигающей боли и хаоса в памяти. С трудом отыскиваю в завале мыслеобразов знания для своего удара. Концентрируюсь и... вижу, как мне в грудь входит длинный изогнутый кинжал.

  Проклятье...

  Эльфийка умудрилась метнуть его и даже попасть... Как неудачно...

  Удерживаемый мной портал схлопыватся.

  Я падаю на спину.

  Ты уйдешь со мной. Знания уже найдены. Наношу удар по ее искре и... ничего. Она сблокировала удар? Что? Еще раз! Сильнее!

  Эльфийка смотрит на меня, наклонив голову к левому плечу, и неожиданно произносит:

  - Как я это делаю? И почему я помню твою жизнь? Так ты не был изначально иллитидом? - От неожиданности я прервал бесполезную атаку. Что? Как она узнала? Неужели...но...но... Она продолжает: - Сколько возможностей. Сколько силы и знаний. - Она чуть поворачивает и наносит псионный удар по какой-то скале невдалеке - та кренится и падает, раскалываясь на части. Это мой прием. Она косит на меня глазом: - Вот это подарок. - Оглянувшись вокруг, она шумно вдыхает носом прохладный воздух и говорит: - Как-то тут неприятно. Надеюсь, ты сдохнешь в муках. Хотя... - она подошла ко мне и, вытащив кинжал, ударила еще пару раз в бок. После чего отошла и создала портал. Пару секунд она всматривалась в него. Обернувшись, эльфийка послал мне воздушный поцелуй и шагула во мрак. Сразу после этого трещина в мире за ней закрылась.

  Воздух был каким-то разряженным. Было тяжело дышать. Неужели это - конец?

  Всего одна ошибка и все мои планы оказались в мусорном баке. Но не только все мои надежды обрести тело пошли крахом - я еще и умираю.

  Впрочем, не стоит сдаваться.

  Да, это место безжизненно, но я ощущаю здесь течение так называемой магии. Не может быть, что бы тут не было жизни. А вдруг здесь есть и разумные? А на перерождение мне ой как не хочется.

  Но я умираю. Значит нужно сделать то, что не рекомендуется делать никогда.

  Порывшись в своей памяти, я накрыл почти все свое тело в кокон замедленного времени, оставив лишь голову. Это лишь оттянет конец, но...

  Да, это тело повреждено, но быть может...

  Ничего не может! Я умираю!

  В отчаянной попытке я стал звать телепатически на помощь. В моем затухающем сознании возникло далекое ощущение чьего-то сознания. Кто-то очень быстро приблизился ко мне и остановился рядом. Смотрит. Вторгнуться в его сознание удалось лишь частично и все, что я смог - это лишь на мгновение взглянуть на свою обожженную и израненную тушку чужими глазами. В следующую секунду меня выкинуло из чужого разума. Как интересно... Человек и может противостоять мне? Хотя, я сейчас очень слаб, а мой разум затуманен. Моя же гордость - идеальная память - в настоящем хаосе.

  Возникло ощущение еще пары быстро приближающихся разумов. Приложив усилие, я отогнал тьму начавшую застилать взор и неожиданно увидел стоящего надо мной...человека?

  Интересно, он меня убьет? Иллитидов ненавидят во всех мирах и вселенных. Как жаль...

  Сосредоточившись, мне удается послать ему мысль:

  - Помоги...мне...

  Человек склоняется надо мной. И как-то водит над моими ранами руками. Я вижу его волевое лицо, длинные рыжие волосы собранные в хвост. На лбу странный...протектор с изображением еще более странного наконечника копья, в который вписана спираль.

  Рядом с человеком неожиданно возникли еще двое. Мелькнула запоздавшая мысль, что они могут быть врагами, но была развеяна самими людьми начавшими активно совещаться. Прокляв собственную слабость, я касаюсь уже разумов всех троих.

  - Помогите мне...

  Внезапно я услышал их неоформленные мысли: оказалось, что они думали и общались на неизвестном для меня языке. Ну что ж остается общение образами.

  Сосредоточившись на их разумах и своих попытках хоть как-то объяснить, я упустил тот момент, когда мое сознание поглотил мрак.


  *****


  - Сходи проветрись. - Вот что сказал Третий. А Данзо молча кивнул. - Сходи проветрись, Фу. Хватить сидеть у его кровати. Ему никто не может помочь. Цунаде расписалась в своем бессилии. Его разум даже не поврежден, а полностью уничтожен. Невозможно восстановить то, что было полностью утрачено...

  Фу хотелось выть. В душе он страстно желал вбить сказанные ими слова им же в глотку. Он хотел кричать и крушить...

  Это неправда...Неправда...

  Но тем не менее...

  Проклятый Кьюби забрал у него все.

  Жену...Его любимую Аки нашли под тлеющими обломками... Три дня назад он ее похоронил.

  Сын. Акио. Любимый и талантливый. Сколько было планов на его судьбу! И как же все удачно складывалось: у Иноичи родилась дочка, а у Фу - сын! И вот теперь... После похорон джонин не мог больше жить в резко опустевшем доме. Он или был на кладбище Конохи или сидел возле постели безразличного ко всему сына. Спал же он в гостинице.

  Как так получилось? Зачем он, совсем еще малыш, попытался схватить неоднократно проклятого всеми демона в 'Шитеншин'? Говорят, он сумел удерживать девятихвостого целую секунду. Талантливый, умный мальчик.

  Как же был горд Фу, когда он в четыре года начал изучать клановые техники. И не просто начал изучать, а у него они даже получались! В четыре года изучить 'Шитеншин'!

  Вот теперь не осталось ничего. Все, все пошло прахом.

  Фу с детства никогда не плакал. Сейчас он был бы и рад пустить слезу, но безразличная маска профессионального шиноби была тем единственным якорем, что еще удерживал его от броска на кунай.

  Фу ничего не сказал им тогда. Он лишь поклонился и вышел.

  На выходе из здания он заметил Иноичи, разговаривающего с последним из клана Хатаке - Какаши. Не желая встречаться с обоими и в который раз слышать их искренние соболезнования он свернул в какое-то помещение и выпрыгнул в окно.

  Правда была в том, что Яманак всегда было мало и то, что случилось с семьей Фу было серьезным ударом по и так невеликому клану. Не обладающих огромными запасами чакры, но способных разговорить абсолютно любого шиноби, даже S-класса, всегда ненавидели за пределами Конохи и, прекрасно зная об их числе, старались выбить, часто даже не считаясь с потерями. В последние годы количество действующих шиноби этого клана сократилось до трех. Фу видел награду в розыскных листах за головы всех троих и она была чуть ли не больше, чем за любого из элиты Учих. А если учитывать то, что Яманаки были не так опасны, то становится понятно почему о встрече с членами этого клана мечтали все, начиная от нукенинов и заканчивая рейдерскими отрядами других деревень.

  Но Яманак ценили не только враги - Коноха тоже берегла их как зеницу ока. В связи с этим Иноичи за последний год так ни разу и не выбрался за врата деревни, а Фу и Санту всегда включали в состав элитных команд.


  *****


  Ради Фу, Третий с Данзо собрали даже его старую команду: Яманака были известны тем, что благодаря своим способностям и особой психологической организации могли сглаживать 'острые углы' в общении между представителями разных кланов. Даже горделивые Хьюга и свободолюбивые Учихи могли эффективно работать в команде, если третьим был Яианака. В основном, конечно, из-за того, что им не требовалось общаться лицом к лицу: благодаря 'Шитен' Яманаки работали не только координирующим центром, а иногда и мозгом команды. А уж что могли делать аристократичные и холеные куноичи этого маленького клана! К сожалению, сейчас все они, до единой, были мертвы...

  Сестры, братья, мать, отец...Не осталось никого кроме трех мужчин, из которых относительно чистокровным был лишь Иноичи.

  Старая команда Фу дожидалась его возле ворот Конохи.

  Кэтсу Учиха и Тэкео Хьюга. Опытные и сильные джонины. Не взирая на то, что они вместе когда-то прошли не одно сражение Третьей Войны контакта между собой они так и не смогли навести. Единственное, что могло заставить их работать вместе - Яманака. Поэтому, когда Фу ушел в Корень команда и развалилась. Четвертый попытался дополнить команду женщиной, но вышло только хуже - дошло даже до драки. Проблема была в том, что Кэтсу и Тэкео были яркими личностями, не терпевшими над собой командиров и чужих авторитетов. Им было тесно вдвоем в одной команде. Фу же, благодаря 'Шитен', мог лавировать между их перераздутыми островами эго и направлять их силу не на друг друга, а на врага. Либо вообще сводить личное общение почти на нет.

  Вот и сейчас они не стали рядышком, как нормальные члены команды, а подперли спинами столбы главных ворот и, сложив руки на груди, сверлили друг друга вроде бы безразличными взглядами.

  Глядя на них, Фу в который раз подумал о том, что они чересчур похожи: бледные узковатые аристократичные лица, черные, ниспадающие прямым водопадом за плечи, волосы, почти зеркальные позы, очень похожая одежда... Их бы можно было назвать братьями вот только...глаза. Глядя друг на друга, они активировали свои кеккей генкай: бъякуган и шаринган.

  Фу вздохнул - миссия еще не началась, а уже придется их мирить.


  Сама миссия прошла чересчур спокойно: вероятность наткнуться на врага в приграничье с Суной была исчезающее мала, а благодаря стараниям Фу, Кэтсу и Тэкео кое-как взаимодействовали.

  Но на обратном пути Фу неожиданно почувствовал нечто. Какой-то далекий зов. Он шел издалека и проникал в каждую клетку мозга. Его сила была такова, что его почувствовали и напарники.

  После совсем короткого совета Фу двинулся прямо на него, а Хьюга и Учиха отправились на разведку слева и справа.

  Зов был очень непростым. Фу никогда такого не чувствовал. Это было невероятно...

  Зов то возрастал до рева то падал до еле слышного шепота. Одно единственное слово на неизвестном языке.

  Нечто тянуло и звало.

  В какой-то момент сопротивляться стало невозможно и джонин рванул к источнику, наплевав на безопасность. Частичка разума выла об осторожности, но воля уже не слушалась Яманаки.

  И вот он стоит перед...перед... Что же это за тварь?

  Неизвестное существо было тяжело ранено: несколько глубоких ножевых ранений в бок и центр груди. Кроме того его морда была настолько сильно обожжена, что казалось будто ее очень долго поливали какой-то сильнейшей кислотой.

  Самое главное - из ран текла отнюдь не красная кровь, а черно-фиолетовая.

  Фу поколебался и склонился, попытавшись применить Мистическую Руку, но что-то ему стало мешать. Сам воздух не хотел пропускать его руку ближе.

  Рядом возник в 'шуншине' Хьюга:

  - Я никого не увидел. Это не ловушка.

  Кэтссу кивнул, глядя на раненое существо:

  - Согласен. Если бы это была ловушка - они бы уже давно напали. Что будем делать, Фу?

  Фу пожал плечами:

  - Я не знаю. Лечить его не удается - что-то его защищает.

  Неожиданно в его голове опять раздался шепот-зов. Джонин бросил взгляд на напарников и спросил:

  - Вы тоже слышали?

  - Да... Защита пропала! - Хьюга метнулся к телу и положил окутавшиеся в чакру ладони на рану на груди: - Помогайте!

  Уже втроем они стали лечить странное существо. Их усилия увенчались успехом: кровотечение остановилось. Тем не менее, пришелец был очень плох. Вдобавок ко всему, Фу показалось, что раны были нанесены отравленным оружием.

  Решив отнести существо в Коноху, они забинтовали его раны и понеслись что есть мочи.


  Часть 1.

  Обретение.


  Как ни странно, но я пришел в сознание. Новость была бы отличной, если бы не ужасное самочувствие и пожар внутри моего тела.

  Я долго пытался всматриваться в окружающий меня мрак, но лишь спустя какое-то время до меня дошло, что очевидно я ослеп, поскольку меня окружало несколько разумных, но я не видел даже того, кто наклонился надо мной.

  Незаметно скользнув ему в разум я немного пощупал его мысли и, опять натолкнувшись на языковой барьер, решился нырнуть глубже в его воспоминания. Сопоставление понятий и изображений заняло какое-то время прежде чем я сумел понять, что я сейчас нахожусь в больнице какого-то большого поселения людей. Меня окружали чиновники высокого ранга и лекари. Мне даже стал известен свой диагноз: ранение отравленным оружием. Яд был местным неизвестен.

  Ну, конечно же - темные эльфы мастера по части ядов, а уж аристократы пользуются такими образцами, что без противоядия мало что можно сделать.

  Белокожая сучка явно пырнула меня оружием, смазанным отнюдь не обычным ядом. Она хотела что бы я сдох в муках, даже воспользовавшись парой мощных лечебных артефактов, бывших при мне.

  Вывод прост: мои - даже не дни, а часы - сочтены. Вполне возможно, если бы не усилия местных, заглушивших боль, я бы уже корчился в муках.

  Нужно попытаться переселиться и срочно: неизвестно, сколько я еще пробуду в сознании и смогу ли четко мыслить по следующем пробуждении. Да и будет ли оно, это почти мифическое 'следующее пробуждение'?

  Само 'Переписывание Сущности' сложно осуществить. Представьте, что тело - это стул или кресло в машине. На этом стуле сидит владелец. Причем не просто сидит, а крепко-накрепко примотан к 'стулу' цепями. При попытке отодрать от него 'стул', владелец бешено сопротивляется, рычит, кусается и дерется. Кроме того - он еще и может убежать от вас. Я же выступаю в роли огроменного рыцаря в стальных латах и с двуручным мечем в руках. Для меня порубать хозяина и стул - не проблема, а вот отодрать его от стула, при этом не разрушив оный - задачка еще та.

  Если бы я был не в таком плачевном состоянии, то можно бы было лишить их всех сознания и приступить к процедуре, но даже крох информации, почерпнутых из сознания лекаря, хватило, что бы понять, что меня окружают местные аналоги магов, готовые ко всему...

  Попытка будет безуспешной...

  Что же делать? Так не хочется умирать...

  Моего лица что-то коснулось и в мой разум попытались проникнуть. Очень коряво. До эльфийской сучки им как до от Ишакши до Альверист`аса раком. Может, конечно, и не так далеко, но...

  Я немного взвесил вероятности. Потушить его искру было возможно, хоть она и была защищена. Но что делать дальше? Ничего - тут меня судя по всему и порешат. Да даже убивать не нужно - просто перестать блокировать болевые ощущения и все...

  Ну, ладно - пойдем на контакт. Все равно терять уже нечего.

  Чуть приоткрываю защиту и мы начинаем общение. Языковой барьер пока непреодалим, но остается же общение образами.

  Он хотел узнать ответ на вопрос: кто я?

  Моя проекция пожимает плечами и я перестраиваю серую пустоту вокруг нас в удобный зал кинотеатра и демонстрирую ему сильно урезанную версию моей жизни в Ишакши. Пришелец держался недолго: да он был воином, магом и даже пыточных дел мастером, но такого он не ожидал увидеть.

  Я аж заклекотал от удовлетворения, когда он от ужаса попытался вынырнуть из глубин моей памяти. Не-е-е-т! Смотреть до конца!

  В конце концов, мне надоело демонстрировать ему быт иллитидов и я стал ему показывать архитектурные чудеса, иные расы, магию, схватки и битвы. Все это его настолько заинтересовало, что он забыл о своем ужасе и сквозь его хлипенькую защитку стало во всю фонить восторгом. К сожалению, я стал выдыхаться и 'фильм' стал подергиваться помехами. Показав ему напоследок последние события, приведшие меня в это удручающее положение, мне пришлось его вытолкнуть из своего разума.

  Гость был настолько поражен тем, что я ему показал, что неосторожно перебросил мне сведения о том месте, где я находился. Но не только это: он показал, что его родственник, маленький мальчик лишился разума и тоже лежит ЗДЕСЬ! Всего на несколько этажей выше!

  Даже попав к иллитидам и столкнувшись с тем, что в их мире было (как ни глупо это прозвучит) до демона богов, божков и божеств я как-то такой штукой как 'вера' не обзавелся. Ведь одно дело - знания, что боги есть, а совсем другое верить в них. Но сейчас... Я даже не знаю...

  Осознав, что рядом существует не просто тело, а пустое тело, я был готов начать резать на алтаре жертв...

  Не поняв, какой подарок он мне преподнес, гость исчез.

  Если бы не сожженная морда, я бы не только 'улыбнулся', так как это делают иллитиды, но даже рассмеялся...

  Тут же расширив восприятие до предела я начал искать. Спустя немного времени я обнаружил искомое и тут же начал процесс - неизвестно сколько я буду в сознании. Или, скорее, сколько меня продержат в сознании...


  *****


  - Это невероятно... Невероятно... - шептал Иноичи вырвавшись из чужого разума.

  Третий, за спиной которого стоял как обычно забинтованный Данзо, нетерпеливо спросил:

  - Ну, что удалось?

  Глава клана Яманака с трудом вернулся в настоящее и ответил:

  - Я контактировал с ним. Это нечто. Он не знает наш язык, поэтому мы общались лишь при помощи образов и немножко эмоций... Он мне показал не только свой мир, но и всю Вселенную... - голос Иноичи скатился до шепота. Глядя перед собой, он начал пятиться. Уперевшись спиной о стену комнаты он неожиданно съехал на пол, продолжая говорить: - Он был чем-то вроде доверенного лица и ученика правителя в кошмарном месте...

  Третий сощурился и бросил короткий взгляд на распростертое на операционном столе тело:

  - Да? Как он очутился здесь и кто его так обработал?

  Яманака поднял почти безумный взгляд и посмотрел в глаза Сарутоби и ответил:

  - Его мир и общество еще жестче нашего. Кроме его расы в его мире существует множество иных, отличных, как внешне так и внутренне, от них существ. Они постоянно воюют друг с другом... Насколько я понял - у каждой расы своя особенность. - джонин бросил короткий взгляд на лежащее на столе тело: - Они вот очень сильно похожи на конкретно нас, Яманак, только многократно сильнее...

  Их прервал один из ирьенинов:

  - Состояние ухудшается!

  Третий выругался:

  - Проклятье! Цунаде так не успеет!

  Иноичи между тем говорил, погрузившись в себя и мало обращая внимание на окружающее:

  - ... Они могут лишь усилием своего разума создавать коридоры, проходы между мирами...

  Неожиданно один из ирьенинов, судя по глазам - из Хьюг, закричал:

  - Сердце остановилось!

  Первый из медиков коротко ругнулся и начал командовать:

  - Реанимируйте! По моей команде! И-и-и-раз! И-и-и-два!.. Повторяем!..

  Но все их попытки были безуспешны - яд продолжал свое победное шествие по организму. Спустя немного времени ирьенинам пришлось уже поддерживать другие отказывающие органы. Но мало этого - мозг существа тоже начал разрушаться. Спустя полчаса главный ирьенин признал, что дальнейшая борьба потеряла смысл, поскольку повреждения центральной нервной системы достигли критических отметок.

  Когда еще через час в госпиталь ворвалась растрепанная Цунаде, она застала лишь пустую операционную с застывшим жутковатым телом на столе, а в соседней комнате пьяного вдрызг Иноичи, что-то сбивчиво объясняющего Сарутоби и Данзо...


  *****


  Для переноса мне понадобилось лишь десяток секунд внешнего мира. Почему так мало? А много вам нужно времени что бы уместить свою задницу в пустующее кресло? Вот если бы пришлось кого-то выгонять или применить 'Выжигание Личности'...

  А так - я шустро 'собрал чемоданы' с информацией, благо подготовка была уже давно совершена, и начал выливать свою сущность в пустую оболочку.

  Когда я уже вылился из тела, оно стало неожиданно умирать. Осталось лишь обрадоваться тому что я так вовремя убрался из той помойки в которую превратилась моя оболочка.

  Устроившись и умостив кое-как ворох информации, я посетовал на царящий в ней хаос, вызванный схваткой с эльфийкой. Быстро проинспектировав свое новое тело я остался доволен: возраст конечно не ахти(примерно один цикл по времени Хейреша), но радует то, что люди взрослеют и растут довольно быстро. А кроме того - мальчик был хорошо развит для своих малых лет. Последнее касалось не только тела, но и нервной системы. А уж как был развит мозг! Я даже смог прикинуть навскидку, что уже сейчас смогу использовать минимум треть всех своих знаний и возможностей. Невероятно! И это при том, что только пребывая в теле белокожей сучки, я бы смог развернуться на все сто. А значит - не все так плохо, как кажется. В Ишакши мы специально угнетали у рабов некоторые отделы мозга, а здесь, похоже, придется его наоборот развивать. Я правда этим никогда не занимался, поскольку личный ученик Эрруу по определению не чернорабочий, но м-м-м-м технологию(?) знал. Все дело в том, что мозг (как и любая мышца) получает стимул к развитию только при нагрузках. При этом для престройки ему необходимо определенное и обильное питание. Да-да мозг жрет неприлично много энергии и полезных веществ: в обычном режиме раза в три больше чем мышцы такого же веса, а в пиковых нагрузках расход может дойти и четырех-пяти раз...

  Ну, да ладно. Это дело решаемое. Сейчас главное забрать у местных самое ценное из своих вещей, а то я людишек знаю - запрячут так глубоко, что и сами потом не найдут.

  Вообще вещей при мне было немного - никто не предполагал такого развития событий, но все же две нужные и полезные побрякушки были: мой личный лечебный артефакт и небольшой темноэльфийский кинжал. В принципе местные лечить умеют да и оружие какое-никакое должно быть, но все дело в том, что эти два предмета были из адаманта, а подобный материал мне и самому пригодиться.

  Из прежних знаний предыдущего владельца не уцелело почти ничего, кроме интуитивного знания местного языка. Честно говоря, я насторожился этому факту - это ж какой нужно обладать силой, что бы походя уничтожить так филигранно искру? Я бы, конечно, могу тушить искры, но, боюсь мозги после этого разлетаются во все стороны.

  Вообще, иллитиды разделяются на две основные профессии: манипуляторы и псионы. Манипуляторы занимаются тем, что копаются в чужих мозгах, перековывая самостоятельно существо в преданного раба. Они могут многое. Их основной инструмент - телепатия. Как телекинеты - они жалкое ничтожество. Примерно девяносто девять иллитидов из ста являются манипуляторами. Но один на сотню рождается с редким даром псиона. Псионы - это аналог боевых магов в магократическом обществе. Если манипуляторы - это скальпель, то псионы - это скорее боевой молот или двуручный меч. Именно из-за того, что псионов рождается так мало, а из-за постоянных войн их прослойка в обществе и того меньше, со мной Эрруу и носился как дурак с бриллиантом.

  Это я к чему - убить кого-го для меня, даже сейчас, не особая проблема, а вот поковыряться в мозгах я мог с трудом даже на пике своего могущества. То есть перелезть в новое тело я не смогу еще лет... короче, долго. Данных слишком мало, что б рассчитывать сроки. Вот как войду в полную силу вот тогда и посмотрим.

  Впрочем, хватит мандражировать.

  Медленно открываю глаза.

  Как же я отвык от обычного людского зрения!

  В комнате очень темно. Я лежу на высокой кровати в маленькой больничной комнате с большим раскрытым настежь окном. Легкий летний ветерок чуть шевелит занавески. Дверь в комнату закрыта, но из под дверной щели вырывается ярчайший луч света.

  Я сажусь на кровати. Тело слушается неплохо. И не скажешь, что неделю пролежало почти без движения. Из одежды на мне лишь больничная рубашка в голубую клеточку.

  Свесив свои короткие ножки с края кровати, я неожиданно легко спрыгнул на пол.

  Тем не менее, попытка пройтись чуть не завершилась плачевно - я чуть не упал. Пришлось схватиться за кровать.

  Координация восстанавливалась на удивление быстро. Пройдясь вдоль кровати, я привык к своим новым ногам и первым делом подошел к окну.

  Первое, что я сделал - это посмотрел на ночное небо. Множество звезд, луна(пока что одна)... Удивительно, как много информации можно почерпнуть лишь с одного взгляда! Вселенная высокого порядка - раз. Стабильная ось вращения - два. Примерное расположение... Центра галактики не видно. А значит - у черта на куличках. Это же отлично! Война Владык идет далеко отсюда, а значит, у меня будут время и возможности вкусить запретные плоды власти...

  Мой взгляд опускается вниз. О, да! Большой ночной город. Конечно, многоэтажек, как в иных технологических мирах, нет, но да это не проблема. Самое главное - тут везде кипела жизнь. Расширив восприятие, я почуял сотни и тысячи искр. Множество магов, обилие токов разнообразных энергий...

  Большой мир! Жди меня.

  Я уже хотел повернуться, как дверь скрипнула, отворившись. Обернувшись, я увидел в ярко освещенном проеме того же мужчину, что нашел меня.

  Пару секунд он смотрел на меня, во всю излучая все спектры надежны и неверия, а потом - молниеносно бросился ко мне. Я просто не успел среагировать как он крепко меня обнял. Пожалуй, чересчур крепко.

  - Акио! Акио! Ты пришел в себя...

  - Кто вы, дядя?

  Мужик отстранился и испуганно посмотрел на меня:

  - Ты ничего не помнишь?

  Я чуть пожал в плечами:

  - Не знаю. Все как-то в тумане. Общие слова... и все.

  - А-а-а... Ну... Меня зовут Фу. Я...м-м-м...твой отец.

  Ну, хоть что-то. И почему у мужчин всегда это простое признание нужно вытягивать чуть ли не раскаленными щипцами?

  - А мое имя Акио?

  - Угусь. - а он забавный. Ладно, поиграем в сына это мужика. Чай - не простой человек. Так и легче будет прогрызать дорогу наверх. Не с низов же начинать? А так - неплохой трамплинчик.

  - А где мама?

  Мужик помрачнел, но не смолчал и даже не соврал, хотя и немного замялся:

  - Она...она...больше не с нами. Она теперь существует совсем в другом месте. - Родившееся ощущение его печали было прекрасным. Он продолжил довольно твердо: - Но мы живы. Пока мы живы, существуем - мы клан. Яманаки своих не бросают.

  Так... Сколько вопросов...

  - Отец, ты ответишь мне на вопросы? Я не помню ничего. Вообще ничего из этого. А то, что осталось - как в тумане.

  Мужик кивнул:

  - Хорошо. Но не здесь, а дома. А пока я покажу тебя врачам.

  И он забегал по комнате, словно небольшой вихрь. Итогом его действий стало то, что небольшая тумбочка, спрятанная за занавеской, чуть не взорвалась, исторгнув из своего нутра одежду явно моего размера: трусы, черные штаники, сандалии и синяя футболочка с каким-то огромным символом, вышитым на груди. Одевался я хоть и долго, но правильно - я ж не дурак, чтоб штаны на голову одеть?

  Сразу после завершения моего одевания, он без проблем подхватил меня на руки и потащил сначала по больничному коридору, а потом по лестнице вниз.

  Подбежав(иначе и не скажешь) к какой-то двери, возле которой стоял какой-то мужик в странной маске, он остановился и вежливо постучал в нее. Из-за двери до меня донеслось усталое:

  - Да-да. Войдите!

  Фу со мной на руках открыл дверь и переступил порог.

  В комнате собралась, даже на мой искушенный взгляд, преинтересная компания: старик в явно дорогой одежде сидел за столом, напротив него 'развалился' (хотя даже не так...скорее - 'находился') длинноволосый блондин с резкими чертами лица, замотанный, почти как мумия, в бинты ветеран, с взглядом закоренелого наемного убийцы, сидел на диване. Рядом с последним, максимально отодвинувшись от него, сидела невероятно прекрасная кареглазая блондинка с вытатуированным маленьким синим ромбиком на лбу. Все они были сильными магами: уж я-то их дар чувствовал запросто. Но еще я чувствовал эмоции. Прекрасный коктейль из ненависти, презрения, вины... Весь этот коктейль был приправлен похотью и желанием исходящем от старика за столом и направленном на женщину. От это да-а-а... Хотя, даже забинтованный ветеран, по-моему, хотел ей обладать, но похоже прекрасно понимал как она его презирает. О, женщины, коварное вы племя! Чем дальше я ощущал эмоции окружающих, тем больше я понимал, что если бы она захотела, то все трое лизали бы ей пальчики на ее ножках...

  Однако, они все ей были ей абсолютно безразличны.

  На наше появление обратил внимание только старик. Он удивленно привстал с кресла и произнес:

  - Пришел в себя? Ну, хоть одна хорошая новость на неделе.

  - Да, Хокаге. - произнес Фу. - Однако он ничего не помнит.

  - Совсем ничего? - загрустила обратившая внимание на нас красавица.

  - Не совсем так, госпожа Цунаде. Он говорит вполне связно и осознает себя, вот только наблюдается потеря памяти.

  Цунаде поднялась и подошла к нам.

  - Акио, как ты себя чувствуешь?

  - Не знаю. Не плохо. Обычно. А можно я буду вас звать 'тетя Цу'?

  Это ее явно выбило из колеи. Хокаге хихикнул.

  - Эм-м-м. Можно. - она перевела взгляд своих глаз на моего отца и я понял, что он тоже не прочь чтоб она его высокомерно попинала своей ножкой. - Сейчас я его обследую.

  Оно приблизила к моей голове свои изящные ручки и они тут же окутались зеленым свечением. Я почувствовал, как мне стало тепло.

  Однако она тут же убрала руки и задумчиво стала меня рассматривать.

  - Ну что? - не вытерпел Хокаге.

  - Вроде бы все нормально. Физически он здоров.

  - Это прекрасно! Нужно отметить! - пьяным голосом произнес блондин.

  - Иноичи, тебе уже достаточно. - впервые заговорил забинтованный ветеран и блондин тут же скис.

  И тут я не вытерпел:

  - Тетя Цу!

  - Да, малыш?

  - Когда я вырасту, вы выйдете за меня замуж?

  Иноичи громко икнул и выпучил глаза. Ветеран скривился и сморщился, словно засохшая груша, ну, а Хокаге - сначала сильно-сильно зажмурился, а потом как-то несмело приоткрыл правый глаз.

  - Такой маленький, а уже - мужлан! И в кого он такой пошел? - Цунаде подозрительно-возмущенно уставилась на покрасневшего, как рак, батю.

  Пару секунд она смотрела на отца, а я смотрел на нее.

  Потом Хокаге кашлянул, привлекая внимание, и произнес:

  - Если с Акио все в порядке, пусть Фу его забирает.

  Цунаде очнулась и кивнула:

  - Фу, в течении недели будешь показывать своего мужлана квалифицированному ирьенину. Свободны! - почти рыкнула она.

  Ух, какая злобная! Говорят, подобные женщины становятся прекрасными матерями и очень нежными женами... Хотя и требовательными...

  Кстати, мне кажется или в твоей искре какая-то аномалия?

  Но разобраться мне не дали - отец протиснулся мимо нее к Иноичи и очень тихо спросил у него:

  - У меня в доме не прибрано. Мы переночуем в вашем гостевом домике?

  Блондин взглянул на Фу неожиданно трезвым взглядом и, подумав секунду, кивнул.

  Сразу после этого отец вымелся из кабинета и, под взглядом охранника в маске, очень аккуратно прикрыл дверь.

  Фу со мной на руках вышел на ночную улицу и почти побежал по ней куда-то.

  На всякий случай, я крепко ухватился за его одежду и стал во все глаза рассматривать проносящиеся мимо меня ночные городские пейзажи. Дома в своей основе были невысокими, максимум - пятиэтажными. Их архитектура что-то мне напоминала, что-то далекое. И причем не из жизни иллитида...

  Что-то безмерно далекое... С привкусом чего-то...чего-то...

  Кстати, отслеживая окружающие меня искры, я обнаружил пару следующих за нами. Но даже твердо зная их расположение, увидеть их мне не удавалось. Конечно - ночь и связанные сней ограничения обычного зрения, но все же... Они - же движутся.

  Охрана? Слежка? И то и другое?

  Но долго глазеть и думать мне не дали - отец резко свернул в подворотню и сходу мягко перепрыгнул какой-то забор. За ним оказался большой красивый сад и в стороне ряд больших крытых стеклянных оранжерей. Невысокие деревца, маленькие мостики через искусственный пруд в котором отражалась луна - здесь все навевало спокойствие. Здесь Фу перестал двигаться быстро и пошел довольно медленно. Я бы даже сказал - важно.

   Через сад проходило несколько дорожек, а когда отец вышел на одну из них весь сад осветился множеством низеньких фонарей.

  Уютно. Красиво. Сюда бы пару-другую изящных статуй и было бы вообще... Да и освещение бы переделать - технологию изготовления магических светильников я знаю. Вообще я знаю до хрена чего, вот только не все знания пока умещаются в новом мозгу. Придется жонглировать пакетами информации, а так, учитывая бардак в моей памяти, я очень долго могу искать нужные знания. Так что отложим это на будущее.

  Тем временем отец прошел через сад и оказался перед двухэтажным домом в традиционно-восточном стиле. И откуда у меня вылезло это понятие? А, не важно.

  Мы не стали в него заходить, а обошли. Строение оказалось неожиданно очень обширным и соединялось с еще тремя относительно небольшими домиками крытыми двухэтажными переходами, сделанными из дерева.

  Фу ловко заскочил на одну из галерей и прошел к двери. Когда он коснулся е рукой, мне показалось, что по ее поверхности от руки отца побежали быстро тухнущие искры. Очевидно, какая-то магия.

  Дверь беззвучно откатилась по направляющим в сторону, явив длинный пустой коридор ограниченный слева и справа такими же сдвигающимися дверями. Коридор заканчивался лестницей на второй этаж. Среагировав на наше присутствие, загорелись светильники. Отец поднялся по лестнице и мы оказались на темном втором этаже с рядом таких же роликовых дверей как и на первом этаже. Отец поставил меня на ноги и, убедившись, что я стою самостоятельно довольно твердо, начал показывать, что за ними находится довольно небольшие комнатки практически без мебели. Туалет и душевая были в конце. А вот в них двери были вполне привычные мне.

  Выбрав крайнюю комнату, отец вытащил из стенного шкафа нечто вроде широкого матраца и, раскатав его прямо на полу, уложил меня на него не раздевая. После чего улегся на него рядом спать.

  Не понял, а сквозняки?

  Хорошо, хоть одеяло было...

  Легкое волевое усилие и мое сознание погружается в полудрему.


  *****


  Объятая оранжевым пламенем чудовищная лиса разрушает дом, снося ударом лапы потолок и смотрит на меня. Мои руки поднимаются и очень быстро складывают какие-то знаки. Пальцы рук соединяются, образовав нечто вроде овала в который я ловлю морду лиса. Губы что-то выкрикивают и я оказываюсь окутанным огнем. Чей-то зычно-глухой голос орет:

  - Как ты посмел? Умри же, жалкая букашка! Сгори в пламени моей ярости!

  В следующее мгновение меня затапливает невероятная боль...

  Глаза раскрываются сами. Я мокрый как мышь и тяжело дышу. На мне лежит рука отца.

  Аккуратно откладываю ее в сторону и, скинув одеяло, отодвигаюсь от него и сажусь на краю матраца. Сквозь довольно большое окно прорывается сумеречный свет. Восход.

  При воспоминании о кошмаре тело пробивает мелкая дрожь. Пытаясь отринуть ужас, я закрываю глаза и подтягиваю пол себя ноги, становясь на колени.

  - Проклятый демон... - шепчут мои губы.

  Но самое главное - откуда у меня эти воспоминания? Это же часть тех воспоминаний, которых не должно быть.

  Возможно ли, что искра была уничтожена не полностью, а как бы рассеяна или захвачена демоном? При поединке разумов подобное возможно - я сам так однажды сделал. При этом можно присвоить все знания противника. Да-да - абсолютно ВСЮ память. Минусы? Да их дохрена: дело в том, что фактически получается так, что твои собственные воспоминания могут поблекнуть по сравнению с приобретенными. Со мной так и произошло - я хотел узнать, как маги пользуются заклинаниями и их ощущения при этом. Ну и не особо стесняясь полностью 'выел мозг' одному из пленников. Результат меня отрезвил: часть знаний о доме оказалась безвозвратно утрачена, а оставшееся - выглядело объеденным пирожком рядом со свадебным тортом воспоминаний мага. Все-таки я не манипулятор, чтобы творить с чужими искрами что в голову взбредет.

  Очевидно, в том блоке, что остался от предыдущего владельца тела, вместе с языком остались и некоторые ярчайшие воспоминания. Что с одной стороны - хорошо, а с другой - не очень. Почему 'хорошо'? Адаптация пройдет легче, намного легче. Почему 'плохо'? Возможны побочные эффекты. Ну, навроде недавнего кошмара. Конечно, избавиться от них можно, но дай Боже суметь разгрести завал в своих воспоминаниях, а то еще лезть в чужой обгрызенный и завалившийся свинарник...

  Самоанализ меня успокоил и я обратил внимание, что Фу явно не спит, а смотрит на мою спину.

  Ну и хрена ты спишь? Я жрать хочу в конце то концов! А то в больнице, суля по пустому желудку, меня, похоже, кормили внутривенно.

  - Отец! Я чувствую, что ты уже не спишь...

  - Тебе приснилось что-то плохое? - спросил он садясь.

  - Мне приснился кошмар... Прошлое. Демон-лис.

  - Кьюби. Его зовут Кьюби но Йоко.

  - Кто он или что он? И откуда он взялся?

  Отец чуть помолчал, очевидно раздумывая какую из версий мне выдать, и заговорил:

  - Ты уже большой... Слушай. Был один... Человек, скорее всего... И был один демон - Десятихвостый. Этот демон был стихийным бедствием. Всесокрушающим... Этот человек смог его победить и запер внутри себя. Но когда он умирал от старости, он понял, что демон вырвется на свободу и продолжит уничтожать все вокруг. Тогда он разделил его сущность и чакру на девять частей, а его тело запечатал в Луну. - Ничего не понял. Если этот мужик был так нереально силен, как он мог умереть? Да еще от старости? Убить-то кого угодно: будь то Боги или Владыки все когда ни будь сдохнут. Но от старости??? Явно это просто легенда, а на самом деле его кто-то прирезал адамантовым клинком, но не добил, вот мужик и... Хм. А если так: бой с врагом, смертельное ранение. И нежелание давать этому врагу или кому-то еще этого демона. Вот это уже более реально. А легенды - они на то и легенды, чтоб перевираться по сто раз... Отец между тем продолжил: - Каждая из частей этого демона - самостоятельна. С образованием деревень их стали ловить и запечатывать в других носителей. Носитель при этом получал серьезную прибавку к силе. Очень серьезную. Демоны возненавидели своих носителей и вместе с ними - все человечество. Носителей демонов называют 'джинчуррики'. Неделю назад кто-то сумел проникнуть в деревню и убил нашего джинчуррики. Демон вырвался на свободу. Четвертый Хокаге, ценой своей жизни, запечатал его снова, но уже в своего ребенка. Новорожденного. В данный момент его судьба решается.

  Не думал, что после всего, что со мной произошло, меня еще можно шокировать.

  Мать вашу! Здесь клепают одержимых? Сколько вопросов!

  - А почему демонов не убивают?

  Отец хмыкнул:

  - Пытались и неоднократно. Во-первых - это очень трудно, а во-вторых - они возрождаются.

  'Плохо старались!' - хотелось крикнуть мне. Не бывает бессмертия! Даже богов Смерти можно 'убить', т.е. прекратить их существование... Хотя это и чрезвычайно трудно.

  Тут же вообще все должно быть просто - разрушить процесс возрождения (или что там еще?) и конец.

  Впрочем, кто его знает, как тут дела обстоят.

  Неожиданно мой взгляд упал на лежащий в стороне отцовский зеленый жилет-разгрузку. Должно быть удобно. Несколько кинжалов странной формы с треугольным лезвием выглядывало из чего-то наподобии ножен.

  Виновато оглянувшись на Фу, я потянул один из них. Тяжелый...

  - Это кунай, сделанный из чакропроводящего металла.

  Может у вас на задворках это и называют 'чакропроводящим металлом', но во всех Вселеных его называют просто - 'а-да-мант'. Мать вашу! Да за сходный по весу кинжальчик, я отдал пять сотен первоклассных рабынь! Да еще работа мне влетела в копеечку! О, Великие Боги! И изначальный Хаос!

  - А этот металл - дорогой? - во всю стараюсь проецировать лишь интерес. Все хорошо... Все прекрасно...

  - Не то что б очень, но и не дешевый.

  Мама дорогая... Куда я попал? Похоже, поход за моими пожитками откладывается на неопределенный срок за бессмысленностью и ненадобностью...

  Живот предательски забурчал. Как там говорили? За делами духовными не забудь о делах телесных...

  Аккуратно засунув его обратно, я справился с эмоциями и, повернувшись к Фу, говорю:

  - Отец, я хочу есть.

  Он тут же вскочил и произнес, подхватывая свою жилетку:

  - В принципе, уже рассвет и у Иноичи наверное можно будет уже чего-то перехватить. Ну, а если они еще спят, то перекусим в ичираку.

  'Ичираку'? Что за хрень? Ресторанчик? Общепит? Наверное. В принципе мне - пофигу. В подтверждение этому я пожимаю плечами.

  Отец быстро скатывает матрац с одеялом в рулон и прячет его в шкаф.

  А следующим движением он подхватывает меня на руки (я даже квакнуть не успел) и сажает меня себя на плечи.

  Пройдя в дом, мы поняли, что хозяева поместья еще явно спали. Яркой иллюстрацией этому был Иноичи, лежащий в гостиной первого этажа на максимально разложенном кресле ничком. Что интересно - он не храпел, а лишь очень тихо посапывал. Все помещение пропахло перегаром настолько, что мне пришлось прикрыть рот и нос ладошкой.

  Отец, неодобрительно покосился на блондина и тихо произнес, вздохнув:

  - За всем этим я и забыл, что Хидеко разродилась и Иноичи уже не хозяин в своем доме... Ладно Акио, не будем их беспокоить.

  Выйдя наружу, Фу легко понесся по дороге к большим вратам. Удерживая меня одной рукой, он сходу перепрыгнул препятствие.

  - Отец, а это не опасно? Я имею ввиду поместье. Такое впечатление, что в него может кто угодно забраться.

  Фу не спеша пошел по кварталу и заговорил:

  - Не знаю, поймешь ли ты, но я попытаюсь объяснить. Дело в том, что наш клан чрезвычайно полезен для деревни. Мы не просто единственный клан занимающийся разумом и сознанием людей в Конохе, но и практически единственный клан достигший в этом особых успехов на все известные страны. Иноичи служит Хокаге, а я и Санта - Данзо. Как результат только за домом Иноичи присматривают сразу два оперативника - по одному из этих структур. Плюс ко всему отдельная защита для его дома созданная еще Четвертым Хокаге, которая может пропустить во внутрь только членов клана... - мы неожиданно пересекли перекресток и, повернув голову направо, я увидел дальше по улице полностью разрушенные дома. В ответ на мой невысказанный вопрос отец остановился и, тоже посмотрев на разруху, произнес: - Это сделал Кьюби. Там был квартал Узумаки. Подумать только - от них всех осталось лишь четверо: три старика мастера фуин-печатей и младенец. От могучего клана осталось еще меньше чем нас...

   Он замолчал, а я спросил:

  - Отец, а Хокаге - это правитель этого города?

  Фу хмыкнул и пошел дальше:

  - Правители деревни - могущественные кланы, а Третий Хокаге Сарутоби Хирузен лишь воплощает их волю.

  - Третий Хокаге? А как же появился Четвертый?

  - Должность Хокаге выборная. Перестать быть Хокаге возможно если ты умер или кланы перестали тебе доверять. Так и был избран Четвертый. А после его гибели позавчера был снова избран на должность Хокаге Сарутоби. Кстати, вон, смотри! - Фу указал мне на скалы над нами и я увидел высеченные четыре огромных лика. Он стал тыкать в них пальцем и называть: - Первый Хокаге Хоширама Сенджу, Второй - Тобирама Сенджу. Они братья. Сенджу был невероятно сильным кланом. Его мощь потрясала мир. Но они растратили свою силу в войнах и на данный момент существует лишь один известный член клана Сенджу. Ты с ней встречался - это Цунаде. Тетя Цу. - он хи-хикнул и продолжил: - Ее сила по сравнению с их силой невелика. Но даже она - одна из сильнейших шиноби этой части мира. Цунаде является также внучкой Первого Хокаге. - я проникся дороговизной плода на который раскрыл хавальник. Также очевидно, почему это яблочко много кому не по зубам. Отец же продолжил: - Третий Хокаге Сарутоби Хирузен учился у Первого и Второго и обучал Четвертого. Сейчас деревней руководит он. - дав мне еще секунду посмотреть на лики правителей, он двинулся дальше.

  - А сколько вообще кланов?

  - Много. - Буркнул он - Только в Конохе около двадцати. Самые известные: Сенджу, Учиха, Хьюга, Абураме, Акимичи, Нара, Сарутоби, Юхи, Узумаки, Инудзука ну и мы - Яманака. Никого не забыл? Все перечисленные обладают определенной врожденной силой, способностями и склонностями. Эти кланы в основном боевые, но кроме них в Конохе множество разных кланов больше экономических или политических. Они не обладают особыми силами, хоть и пытаются нащупать их в себе или как-то заполучить в свою кровь, породниться... Иногда некоторые кланы исчезают, иногда рождается ребенок с сильной предрасположенностью и клан возникает из небытия снова... Ну вот мы и на месте.

  За следующим поворотом показалась...нечто, что вполне можно назвать словом 'забегаловка'. Ну, надеюсь, кормят тут лучше, чем выглядит само здание. Ичираку фактически состоял из кухни и прилавка-стола за которым стояло шесть стульев. От улицы посетители отделялись чем-то вроде разрезанной на шесть кусков занавески.

  Два стула было занято. С одного свисал до земли салатовый плащ с красным кругом в котором было что-то написано черными иероглифами. 'Сорвиголова' - гласили символы. Где-то я его уже видел этот плащ...

  Соседний стул был занят уже более явной женской фигуркой в черном плаще.

  Отец хмыкнул и было остановился, но мой живот тихо буркнул, почувствовав еду.

  Вздохнув, он подошел ближе и поднырнул под занавесь.

  Ба, да это же тетя Цу и моя невеста в одном лице. А рядом с ней какя-то черноволосая коротко стриженная девушка.

  Цунаде повернулась на звук и произнесла:

   - И снова привет, Фу Яманака. Вы уже поспали? А я всю ночь проводила вскрытие той хрени, что вы притянули. Потом пыталась выделить яд...

  - И как? - заинтересовался Фу, снимая меня с плеч и усаживая на стул.

  - Ах! - махнула рукой Цунаде - Только и выяснила, что он был двухкомпонентный органического происхождения. А жаль: мощная штука. Нечто подобное по действию только в Суне и видела. Я даже начала сомневаться, что смогла бы помочь этому осьминожку.

  Ее соседка произнесла:

  - А какая ткань у его одежды. Необычный шелк. Аж переливается.

  - Ага. - произнесла Сенджу. - Я б не отказалась бы даже от свадебного платья, если бы оно было сшито из него...

  Ловлю на слове. Правда, свадебное платье из паучьего шелка...М-да. Ну и запросы.

  Цунаде неожиданно громко пьяно икнула. Оп-па... Это ж до чего нужно довести такую красавицу, чтоб она бухала с утра?

  Из прохода за прилавком выглянула вполне бодро выглядящая не смотря на утренний час довольно симпатичная девушка. Она чуть поклонилась отцу и спросила:

  - Здравствуйте, господин Фу. Что-то вы рано сегодня. Что будете? Как обычно?

  Отец кивнул:

  - Да. Рамен с морепродуктами. - он повернулся ко мне: - А ты, Акио?

  - Отец, а что такое 'рамен'?

  Фу выразительно посмотрел на девушку. Она заглянула за прилавок в широко улыбнулась:

  - Ой! Это ваш сын?

  - Да, Аяме. Он сегодня ночью пришел в себя. Я благодарю Ками, за то, что она оставила его мне и проклинаю Кьюби, за то, что он забрал Аки. - он явно помрачнел и продолжил: - Его память повредилась и некоторые вещи для него настоящее открытие...

  Цунаде громко хмыкнула у него за спиной:

  - Тем не менее, уже успел позвать меня замуж... - она опять громко икнула и ее соседка дернулась ей помочь, но она чуть ее отстранила: - Я в порядке Шизуне. Аяме достань мне еще саке: все никак не идет из головы фиолетовая кровь.

  Простоявшая всю ее тираду с испуганно поднятыми руками, закрывавшими ей рот, Аяме отмерла и, осуждающе покачав головой, достала из-под прилавка маленькую запечатанную бутылочку. Передав ее Сенджу, она снова посмотрела на нас и начала говорить:

  - Госпожа Сенджу, он же еще маленький, а вы - обижаться. Даже львы прощают львятам все пригрешения, ошибки и позволяют им играться со своим хвостом... - Цунаде проигнорировала ее нравоучение, распечатав бутылочку и шумно глотнув из нее. Вздохнув, Аяме снова наклонилась ко мне: - Рамен - это тонкая пшеничная лапша с бульоном. В нее можно много чего добавить и от добавки меняется и название. У нас есть со свининой, говядиной, морепродуктами...

  - Сделайте со свининой. - прервал ее я.

  - Один с морепродуктами и один со свининой? - она посмотрела на Фу и, дождавшись его кивка, исчезла на кухне.

  Я попытался устроиться поудобней, но все равно был немного ниже прилавка-стойки. Пришлось подтянуть под себя ноги и стать на стуле на колени. Вот теперь - нормально.

  Спустя буквально пару минут появилась Аяме. В руках она держала две большие парящие тарелки. Одну она поставила передо мной, а другую перед отцом. В качестве столового прибора выступали две палочки. Понаблюдав пару секунд за тем как с ними управляется батя, я понял что ничего сложно тут нет. Тем более для меня, все бытие иллитидом пользовавшимся стальными спицами, острейшим кинжалом или щипцами.

  Вдобавок ко всему у моего нового тела была наработана определенная моторика. Так что...

  О, да! Я забыл, какие яркие вкусовые ощущения у людей. М-м-м! Чуть не расплакался.

  Прекрасно. Вот я и сыт - тело то маленькое, а вот порция была взрослой.

  Пока мы ели, Цунаде с Шизуне расплатились и удалились. Причем, судя по всему, останавливаться последняя из Сенджу была не намерена и собиралась продолжать пьянку где-то еще.

  Все это время я ощущал ее искру. Яркая, словно кусочек солнца, она была чем-то искажена. Хотя почему это 'чем-то'? У меня возникло ощущение, что в ее разуме кто-то покопался из манипуляторов. Здесь нужно разбираться. Я-то могу ослабить или даже полностью убрать чужое воздействие. Вот только... Я, конечно, иногда бываю эксцентричен и несдержан(а может и не 'иногда'), но дураком и идиотом меня еще повода назвать не было.

  Если в разумах копаются только Яманака, которые служат местным шишкам, то я с ходу влезу куда-то в высокие разборки. Итог? Эти разборки меня просто переедут.

  Последняя из великого клана Сенджу. С искаженным восприятием действительности...

  Бог ты мой, да над ее телом уже давно стервятники кружатся! Интересно, а чего она еще не украшает чью-то постель? Не могут поделить? Очевидно, что так. Могущественный клан по определению не может быть беден. Иногда бывают случаи, что не хватает наличных денег, но есть и другие критерии слова 'богатства'. К примеру - имущество, знания, доля экономики, власть, авторитет...

  - Отец, а какие из кланов в городе самые сильные?

  Фу нахмурился и, быстро оглянувшись, заговорил:

  - В Конохе все сильны. Но особо выделяются Учихи и Хьюги. На данный момент Учихи сильнее всех. Они всегда были сильны и изначально поддерживали Сенджу. Вот только в войне Учихи теряли силы намного медленнее. Дело в том, что их источник силы зависит от эмоций, испытываемых ими. Ну, а сильные потрясения способны дать им небывалое могущество. Гнев, ярость, боль потери - это все питает Учих. Сенджу же для получения силы нужно много тренироваться и учиться. Не подумай - Учихам тоже это нужно, но в условиях войны они растут. И очень быстро. Во время Третьей Войны Шиноби бывало на миссию Учиха уходил с одним томое, а возвращался - уже с тремя...

  - Томое?

  - М-м-м-м. Долго объяснять. Если вкратце - это уровень доступных способностей внешне выражаемых в изменении строения глаз. Ну, появляются такие большие точки вокруг зрачка.

  Что бы это значило? Люди мутировали под влиянием свободной манны? Вполне возможно. Мелькнула мысль, что под действием внешних раздражителей некоторые представители людей стали настолько сильны и могущественны, что я со всеми своими многочисленными фокусами буду выглядеть блекло.

  За прилавком появилась Аяме. Она собрала пустую посуду и снова исчезла на кухне.

  - Пойдем домой... - произнес Фу

  - Хорошо, отец. Только я хочу пройтись своими ногами.

  Я схватился за его руку и мы не спеша пошли по деревне.

  Улицы стремительно заполнялись спешащими по своим делам людьми. Неожиданно я заметил, как по крышам пробежался какой-то человек, одетый в серую одежду. Указав на него пальцем, я спросил:

  - Это нормально?

  - Да, Акио. Этот шиноби спешит по своим делам.

  Пока мы шли, я еще пару раз видел, как похожим образом двигались люди. А однажды шиноби, одетый в черную одежду, буквально попрыгал по крышам. При этом прыжки были явно длиннее пятидесяти метров.

  Честно говоря, последний шиноби выбил меня из колеи надолго. Это ж какую физическую форму нужно иметь чтобы двигаться подобным образом? Я уж не говорю о строении скелета, мышц и всего остального... Еще немного и арбалетные болты можно будет прессом отбивать.

  Мое предыдущее предположение о мутации организмов в среде сверхнасыщенной свободной маной под действием внешних раздражителей получило серьезное подтверждение. Впору писаь научный труд.

  Интересно, если люди настолько изменяются то что должно происходить с животными? Бр-р-р. Воображение живо нарисовало змею размером с дракона и черепаху величиной с остров...

  Меня пробрало так, что я стал идти намного ближе к Фу.

  В свете всего этого богатые месторождения магических металлов вполне объяснимы.

  Вместе с тем, вполне возможно, что посредством физических тренировок даже вполне обычный человек может стать настоящей машиной смерти.

  Вывод прост: мне тоже нужно приступать к тренировкам. И чем раньше, тем лучше.

  Жил Фу в небольшом трехэтажном домике, втиснутом между другими домами. Причем третий этаж был уже под двускатной крышей. Перед ним было всего два метра коротко стриженой зеленой травы, огражденной от улицы чисто символически-декоративной кованой оградкой.

  Фу подошел к двери и открыл ее. Мы вошли и как-то замерли на коврике возле двери.

  М-да уж. Дом без женщины - пуст и неуютен. Нужно хоть кошку завести. А то и две. Я видел бродячих на улице. И еду придется вспоминать, как готовить. Хотя, если бы последнее было великой проблемой...

  Неожиданно мене показалось, что как буд-то кто-то выйдет нас поприветствовать, но никого не было...

  Точно кошку заведу. Ну его все на... Кошка быстро справится с призраком.

  Фу неожиданно сорвался и заметался по дому. Ее ищет...

  Я вздохнул. Раздавило мужика. Наверное, если бы я не влез в тело его сына, он бы вообще двинулся. И хорошо если на работе (или как она там называется у шиноби) став бы уделять ей все свое время, а ведь могло и полдеревни унести...

  Я снял сандалии и найдя небольшую цветастую тряпочку возле входа вытер ей ноги от пыли. Ориентируясь по его искре, я углубился в дом и нашел его. Фу стоял и смотрел на что-то на обеденном столе, невидимое моему взору.

  Естественно, не нашел ее и замер в ступоре.

  Подхожу к нему и дотрагиваюсь своей рукой его ладони. А взгляд-то у него немного безумный... Надеюсь, пройдет. Время, говорят, лечит. Это я как тысячелетний иллитид вам подтверждаю.

  - Отец, ее больше нет, но мы живы. Все поправится.

  - Я не уверен. - прошептал он и став на колени обнял меня.


  *****


  Потихоньку мы стали заново обживаться в доме.

  Пару дней отец был со мной, а потом стал отлучаться на работу. С каждым днем все дольше пока не стал пропадать там с утра до вечера.

  Я конечно же не обвинял его - учитывая количество членов нашего клана было удивительно что его не напрягали в приказном порядке и дали ему хотя бы эти несколько дней.

  Осознав, что маленькому мальчику просто не потянуть хозяйство Фу нанял домработницу - толстую и добродушную тетку по имени Моммо. Про себя(да и не только) я ее тут стал называть 'мамашей'. Брала она не много, а тянула на себе просто до черта. Впрочем, ее обязанности были расписаны: уборка всего дома раз в четыре дня и на следующий день постирушки. Также готовка: трехразовое питание для меня и два раза на Фу.

  Вообще, я заметил, что окружающие сторонятся членов нашего клана. Для меня все было понятно. Нас не особо любили из-за нашей силы, но учитывая, что весь клан служил в каких-нибудь спецслужбах, иным людям приходилось прятать страх и даже ненависть за почти добродушными улыбками. Когда я ощущал их настоящие эмоции - у меня возникало желание прогуляться перед подобными людьми снова. Конечно, я держал себя в руках, но даже если бы моя беззащитная персона вывела кого ни будь из себя на помощь всегда бы подоспел либо оперативник от Хокаге, либо от Данзо.

  АНБУ и Корень. Фу пытался мне объяснить, чем они отличаются, но я понял лишь то, что шиноби Корня покрыты печатями с ног до головы, их разумы забиты закладками так, что я удивлялся, как они хоть что-то соображают. Особенно в свете того, что до манипуляторов клану Яманака было далеко.

  Внешне же разница между шиноби из этих организаций почти не было: и те и те носили черную форму с серым усиленным жилетом поверх нее. Лица и тех и тех закрывали маски, изображающие зверей.

  Вооружение у этих спецслужб было неплохим, но - не более: короткий чуть изогнутый узкий меч, набор метательных ножей причудливой формы и звездочек, дымовые бомбы и набор печатей.

  Честно говоря, я различал АНБУ от Корня лишь по тому признаку, что искры оперативников Корня были намного сильнее искажены, чем искры членов АНБУ. Я не спрашивал у Фу чья это работа, но судя по тому, что он знал многих из них по именам, а не по кличкам, на которые указывали их маски... В общем, вывод напрашивался сам собой.

  Вообще, как я понял, местные войны и общая военная доктрина была очень похожа на доктрину моих знакомцев из Хейреша - эльфов. Те же террористические вылазки в тыл врага, убийства высокопоставленных чиновников и офицеров, да диверсии всех объемов и размеров.

  О, Проклятые Владыки Ада! Да Коноха, даже победив в последней войне, не добила своих противников! Ослабила, навязала свои условия, принудила к 'миру и сотрудничеству', но - не добила. Прям как темные и светлые с их играми. Пожалуй, сведи их нос к носу - они бы тут же снюхались. И языковые, культурные различия бы не помешали...

  Кстати, возникало впечатление, что шиноби вообще сводили тренировки солдат лишь на нападения из засады, ловушки, шпионаж. Все это сводилось к тому, что линейных солдат в деревнях не было вообще. Это было очень интересно и странно лишь до той поры пока Фу не объяснил мне, что в странах Каге не являются абсолютной властью. Есть еще какие-то Дайме, под началом которых и находится линейная пехота. Да и вообще, к примеру в стране Огня, где и находилась Коноха, Дайме управлял всей экономикой и армией, а Хокаге 'лишь' силами шиноби и одним городом. При этом три-четыре десятка не особо элитных шиноби, если что, запросто разгоняли обычную армию солдат...Это в лучшем случае разгоняли ударом 'ки'(кстати классная штука - меня пробрало до костей), а в худшем - братская могила на пару тысяч тел.

  Вот здесь я логику и потерял. На простой вопрос: 'А зачем Хокаге терпит Дайме?', Фу ответить внятно так и не смог. Я бы мог задать и более умные вопросы. Вроде: 'Почему Хокаге довольствуется крошками от торта в виде заказов, если можно сжирать весь торт? Иными словами взять под полный контроль всю экономику государства?' Или уже конкретное предложение: 'Убить Дайме, а вместо него посадить какого-нибудь администратора из АНБУ. Армию протестировать на чакро-чувствительность. Способных переучить в шиноби. Остальных - разогнать нафиг... Да хоть прирезать! Или можно сделать процесс гораздо медленнее: просто сокращать набор в солдаты...'

  Не удовлетворившись ответом, я тем не менее решил не перегибать палку и отложил вопросы(а может и решение) на далекое 'потом'.


  Сегодня Фу отправился во внешний рейд. Взяв с него твердое обещание голову под меч не подсовывать, я с почти спокойной душой отпустил его в недельное плаванье.

  Проводив его спину задумчивым взглядом, я понял, что время наступило. Хватит оправданий! Сколько можно оттягивать необходимые процедуры? Да-да. Я до сих пор так и не навел порядок в своей памяти...

  Я просто боялся заглядывать в этот информационный хаос. Мысль, что некоторые трепетно лелеемые знания...утрачены... вгоняла меня сначала в ступор, а потом в панику. Хрен с воспоминаниями о битии иллитидом или истории, но если деструктивными явлениями затронут тот сектор, где хранятся боевые умения, классифицирующие меня как псиона... Я даже не знаю, что мне делать дальше в случае утраты почти всего моего арсенала. Восстанавливать по крохам? Обучаться им заново? Я даже вздрогнул.

  Но довольно сомнений! Фу отправился на миссию, Моммо наготовила жратвы и придет только вечером проконтролировать: все ли я съел. Значит, у меня больше десяти часов абсолютно свободного времени.

  Когда Фу уходил, он показал мне где хранятся копии свитков с клановыми техниками. Не бог весть какое их количество - всего-то шесть толстых цилиндров, на которые наматывалась рулоном плотная бумага. Эти свитки содержали полное и исчерпывающее описание техник, разработанных Яманака лишь для Яманака. Клановые техники были легко доступны для членов нашего клана: замок открывался довольно просто - нужно было своей кровью начертить символ на специальном месте над замком двери и она открывалась. С остальными техниками было сложнее: Фу хранил их свитки и часть оружия специальном сейфе, ключ от которого был всегда при нем.

  Честно говоря, меня конечно же интересовало, что он там скрывает, но взламывать сейф, когда через пару лет Фу сам мне отдаст ключ - глупо. Да и, я думаю, что не просто так он мне не дает к ним доступ. В Хейреше маги довольно часто гибли еще в детстве: непосредственность, любопытство и оформленная в силу магия не способствуют счастливой и долгой жизни экспериментаторов...

  Я спустился в подвал и, открыв несгорающий шкаф, с натугой вытащил крайний свиток. Взглянув на маркировку, гласящую 'Шинтеншин но Дзюцу' я в превеликим трудом потянул его по лестнице на первый этаж. Здесь была маленькая комнатка с постеленным на полу круглым шерстяным ковриком, выглядящем даже на вид очень дорого. Здесь отец садился на колени и вникал в написанное.

  В принципе жили Яманака очень не бедно и хоть десятков, а то и сотен миллионов ре(местной валюты) под подушкой не держали, но могли себе много чего позволить.

  Раскрыв свиток, я расстелил его на полу и сел перед ним в позу лотоса. Вот теперь я для всех изучаю технику.

  Пару раз глубоко вздохнув для храбрости, я прикрыл глаза и нырнул в глубины своей памяти.

  Погрузившись в память я увидел, что там происходит и выругался.

  Остаток моих знаний, память о тысяче лет экспериментов, бытие иллитидом, остатки памяти Акио, фрагменты жизни сожранного мной темного эльфа - все это собралось в гигантское мутное облако хаотически расположенных элементов. Но мало того - сбоку всего этого собрался огромный черно-серый шар, которого никогда у меня не было. Что бы это могло быть?

  Мое сознание немного повисело перед шаром, а потом я все-таки решил это не трогать и занялся сортировкой воспоминаний на четыре плотные тучки. Кое-как расположив их и упорядочив, я успокоился: ни одно из моих умений не было не то что утрачено, но даже искажено. А значит - пару дней работы и память будет даже лучше чем была. Новости были достаточно позитивные что бы я уделил внимание странному шару. Покрутившись вокруг него, я осторожно его коснулся и он неожиданно раскрылся словно цветок, продемонстрировав невероятное содержимое - полностью целые воспоминания...белокожей аристократки.

  Невероятно. Откуда? Неужели мы обменялись во время переходов между мирами с ней памятью? Сбой мыслительного конвеера в момент удачной атаки эльфийки привел этому исходу? А как же... Но ведь ничего не затерто!

  Ничего не понимаю. На лицо какой-то феномен перехода между мирами.

  Конечно, повторять этот эксперимент слишком рискованно. Как-то не хочется кого-то пускать себе в разум и в таком состоянии нырять в межмировой портал.

  Хм. А ведь эльфийка сразу смогла пользоваться моими возможностями.

  Ану! 'Сфера Тьмы'! А-а-а-а... Маны Тьмы вообще нет в том, что у местных напоминает магический дар. Жаль, жаль. У меня мана вообще какая-то нейтральная. Хрен знает, что с ней делать. Феноменальный мир, населенный феноменальными живыми существами.

  Короче говоря, эксперементировать с магическим наследством аристократки и наполнять заклинания этой нейтральной маной, которую местные называю 'чакра', я и не подумаю до тех пор пока не найду знания по барьерам, могущим меня оградить от отрицательных эффектов получившихся заклинаний.

  Что еще тут полезного? Макияж. Спрячем от греха подальше. Уход за внешностью и телом. Штука вроде нужная. Значит - поближе. Псионика... Так-так-так...Что тут у нас? Ба! Тьфу! Только время потерял. Следующее. Секс... Довольно интересно. Пока что для этого всего рано, так что спрячем в надежное место. Дальше. Стоп... А это что?

  И моему сознанию открылась темноэльфийская система рукопашного боя и обращения с оружием. Стойки, удары, связки, движения, приемы... Все это было заточено под гуманоидное тело с обычным набором рук-ног и пальцев на них. О-о-о-о! Вот это - сокровище. Готовый к употреблению хоть сейчас комплекс. Да, эльфы в целом быстрее и намного гибче людей, но, тренируясь при местных условиях сверхнасыщенности окружающей среды свободной маной, я легко догоню и превзойду идеал темноэльфийского тела...

  Вынырнув из глубин памяти, я посмотрел на свет заходящего за горизонт солнца, пробивающегося через небольшое оконце под потолком, и тонко улыбнулся.


  Часть 2.

  Начало.


  Двое суток я полностью посвятил наведению порядка в своей памяти и инвентаризации моих боевых умений как псиона.

  К сожалению, даже просто сильных умений я пока использовать не мог. Все что осталось это приемы невысокого уровня напряжения. Там просто ничего особого не было: совсем немного телекинеза, телепатии (она мне давалась всегда плохо), пара фишек криокинеза и пирокинеза. И все - если я не хочу получить кровоизлияние в мозг и сдохнуть окончательно - лучше в иные умения даже не заглядывать.

  Вообще окружающий мир меня сильно удивлял. Взять, к примеру, странный расцвет технологий при явно магократическом обществе: холодильники, телевизоры, вентиляторы, шрицы... У меня возникло такое впечатление, что это Коноха живет средневековье, а где-то совсем в другом месте существуют высокотехнологичные производственные линии, которые и поставляют это все.

  В связи с этим возникало множество вопросов, относящихся к метательному оружию. Вопросы были простыми, но ответов я ни них не видел.

  Ну, к примеру.

  Технология произвожства телевизоров намного сложнее технологии производства простенького огнестрельного оружия. Где оно? А я не говорю об автоматах, но дульнозарядные выинтовки и пистолеты сделать не бог весть какая сложность.

  Хрен с ним с огнестрелом, но где луки и арбалеты?

  Порох местные используют. Где простейшие гранаты?

  Одежда. Пошив с использованием стальных игл. Высокое качество ткани.

  Но это так, фигня. Я впал в глубокий ступор, увидев у бати в выкладке рацию. Да-да. Радиоволновую рацию на аккумуляторах. Картина окружающего меня мира просто рухнула в момент. Что дальше? Танк в гараже Хокаге? Ядерные подземные убежища? Да и вообще - ядерное оружие! Черт побери! Да если бы мне была нужна ядерная бомба, я при наличии определенных технологий ее сам сделаю! Другой вопрос, что мне оно нафиг нужно - я сам себе ядерная бомба и штурмовик в одном флаконе. Но местным? Воображение живо нарисовало щуплого старичка с небольшим рюкзачком, заходящим в Коноху и со злобной ухмылкой втапливающий пальцем красную кнопку на детонаторе.

  Похоже, я не обладаю всей полнотой информации. Может, что-то произошло? Что, часть технологий осталась, а часть была затерта без следа? Это возможно, если уничтожить образовательные центры и отринуть старые знания. Тогда остаются оставшиеся запасы со старых времен или роботизированные линии...

  Поиск по учебникам истории ничего не дал - просто этих самых учебников не было. Книги были редкостью и касались в основном техник шиноби...

  История же отображалась почти на уровне легенд. Дошло до того что даты рождения и смерти Первого и Второго Хокаге были чуть ли не приблизительными...

  Это все я к чему веду? Я держал в руках оцинкованную баночку из-под консерв. Пустую. Это просто кажется: баночка и баночка - что тут такого? Я же видел - кучу вопросов.

  Ну, ладно. Хватит на нее смотреть - она все равно ничего не скажет.

  Сегодня Мамаша приготовила мне поесть и ушла по своим делам. Мне же нужно начинать практиковаться в своих умениях.

  За домом Фу находился маленький вытянутый пятидесятиметровый полигон, закрытый со всех сторон высокой бетонной стеной. На его противоположной стороне висели в ряд круглые мишени. Они были подвешены к стене на стальных штырях и чуть покачивались от слабого ветра. Фу тренировался на них в метании кунаев.

  В ширину полигон был едва два десятка метров и соседи легко могли наблюдать за тем что происходило на нем даже не забираясь на крышу, а лишь выглянув в окно.

  Конечно, хотелось бы скрыть мои тренировки от чужих глаз, но я в доме пирокинезом баловаться не буду. Он у меня всегда не особо контролировался. Да и телекинетику не хотелось бы тренировать под крышей...

  Вообще все мои умения можно было охарактеризовать одним словом: 'Телекинез'. Совсем другой вопрос, что в нем я был настолько силен, что мог воздействовать на материю на молекулярном уровне. Итак, что такое тепло и передача тепла? Атомы и молекулы бешено бьются друг о друга, передавая колебание. Чем выше температура - тем чаще эти колебания. Пирокинез у меня так и развился - я повышал частоту колебаний молекул и атомов. Таким образом можно было добиться жутких эффектов. Криокинез - это всего на всего обратное предыдущему умению. То есть, я замедлял колебания до полной их остановки. Вещество замерзало.

  Ну ладно, нужно начинать тренировку...

  Сажусь на бетонных ступеньках крыльца лотос и ставлю пред собой на посыпанную белым песком землю жестяную баночку. Немного подумав, отодвигаю ее подальше.

  Сначала телепатия. Раздел - Воздействие на разум.

  Увидеть искры разумов. Хм, вот и оба соглядатая. На дереве сидят. Если б не их искры - никогда б не увидел. Соседка выперлась на балкон. Хрена ей не сидится дома?

  Ну что ж. Пора применить одно из самых слабых умений иллитидов - 'эмоциональное давление'. Оно состоит в том, что б передать свои эмоции противнику. К примеру, безразличие. Это довольно просто и иллитиды умеют это делать почти на инстинктивном уровне.

  Начинаю. У меня три цели. Безразличие и скука... Спустя минуту соседка зевнула и зашла в дом. Двум АНБУшникам этого оказалось мало.

  Ладно. Следующая ступень - 'чужая мысль'.

  Это сложнее. Нужно оформить четкую мысль и внедрить в чужую искру.

  Пару раз глубоко вдохнув, я формирую два простых посыла: 'он не интересен' и 'мне надоело - я лучше буду смотреть в другую сторону'.

  А вот это их проняло - оперативники повернулись ко мне спинами.

  Я едва успел обрадоваться удаче, как все вокруг меня потемнело: я явно перенапрягся и чуть не потерял сознание. Улегшись на спину, я отдохнул пару минут и снова сел.

  Проверив соглядатаев, я убедился, что они все еще сидят ко мне спинами. Установка должна действовать около получаса.

  Ну что ж. Я сосредотачиваюсь на банке. 'Давка' и банка мгновенно сминается в бесформенный ком. 'Импульс' - комок унесло по дуге к далекой бетонной стене. До меня донеслось громкое 'тум'.

  АНБУшники никак не среагировали на этот звук. Слабовато. Я потерял в телекинетике больше половины силы. Надеюсь, тренировками все поправится.

  Теперь пространственные техники.

  Простейшая из них - 'искажение пространства'. Итак, как она тренируется? Все очень просто: над землей создается вогнутый конус с направлением острия в сторону солнца или высоко поставленного источника света. Свет следует за 'вогнутостью' и как результат не падает на освещаемую плоскость. Внешним эффектом этого является то, что на земле появляется круг затемненной(неосвещенной) земли. Подобным образом измеряется техничность и сила воздействия. Техничность - круг должен быть как можно ближе к идеальному. Сила - круг должен быть как можно больше. На пике моей силы я загибал свет на прямой угол в эпицентре техники, а пятно у меня достигало диаметра больше полукилометра. Хотя круг и не был идеальным.

  Сейчас же у меня получилось лишь два метра тьмы...

  Хоть плачь...

  Я разрушил технику и, улегшись спиной на пол, закрыл лицо ладонями. По моему телу градом тек пот. С такой силой, я даже до среднего иллитида не дотягиваю. И неизвестно, поднимутся ли мои способности вообще? А ведь если я не дотяну телепатию до приемлемого уровня о 'переселении' можно будет только мечтать. Да и в кого переселяться? Яманаки тут единственные, кого можно с натяжкой назвать термином 'телепаты'...

  Ладно, нужно взять себя в руки... Мне всего четыре местных года. Еще не все потеряно. Через десяток лет тренировок я должен выйти на половину своих возможностей пространственных техник. Если же нет - о межмировых порталах придется забыть.

  Что там дальше? Криокинез?

  Я сосредоточился и стал 'останавливать' воздух. Спустя минуту мне удалось наморозить кристаллик льда размером с ноготь мизинца. Причем это был водяной лед, а не замороженный воздух, как я делал совсем недавно... Впрочем 'недавно' я за секунды намораживал глыбу азото-кислородной смеси диаметром в метр. Одним из побочных эффектов было мгновенное падение давления и образование узких вихрей, засасывавших воздух в мою сторону.

  Все что у меня осталось - лишь тень от моих способностей.

  Пирокинез я даже не стал пробовать. И так было ясно, что максимум чего мне удастся добиться это повышение температуры градусов на сто на площади максимум в ладонь.

  Попробовать дезинтеграцию? Воссоздание? Последнее я и так и не смог освоить (впрочем как и Эрруу). Причем на пике своего могущества. Что уж пытаться теперь?

  Я грустно улыбнулся.

  Мой учитель-мучитель. Как же ты, всеми проклятая жаба, далеко от меня. Хрен найдешь. Да я и не горю желанием, что б ты меня нашел. Сумею ли я восстановить свою псионную мощь без тебя?

  Внутри родилось чувство голода.

  Поднявшись, я зашел в дом и, разогрев пищу, приготовленную мамашей, сел за обеденный стол, начав мрачно поглощать ее стряпню. По всему выходило, что я откатился чуть ли не до уровня, который у меня был в момент вселения в иллитида: фактически один телекинез в грубой форме и зачатки телепатии. Более тонкие формы телекинеза сейчас оказались мне почти недоступны. А значит, никакой 'шрапнели', 'дезинтеграции' или 'плазменного шара'. О толпе рабынь тоже придется забыть. И вообще многие планы придется корректировать.

  Для достижения определенной градации силы мне необходимы тренировки. Постоянные. Изматывающие. И не только тренировки разума. Тренировки тела нужно начинать уже сейчас. Плюс ко всему тренировки местных на эту 'чакру', а то я попробовал эту клановую пальцевую технику под названием 'Шитеншин но дзюцу' и серьезно удивился ее эффекту: мало того что она интуитивно получилась с первого раза, так ее возможности при должном использовании были безграничны. Фактически она выталкивала чужое сознание, замещая его моим. Можно было получить не только полный контроль над телом, но даже над способностями от тела не зависящими. Хотя минусы тоже были. Основной состоял в том, что мало что тело создающего 'Шитеншин' оставалось без защиты, так еще и ущерб нанесенный жертве накладывался на него.

  Вообще получалось так, что в этом мире тело и его энергоструктура под действием нагрузок приспосабливались к нагрузкам очень быстро. А благодаря свободной мане с течением времени могли даже возникнуть явные признаки мутации. Другое строение глаз и неестественный цвет волос - это цветочки. А что если изменения затронут все аспекты тела? Волосы, кожу, зубы, мышцы, скелет? Мне бы не хотелось превратиться обратно в иллитида или какую другую не особо красивую тварь. Не для этого я рисковал всем...

  Впрочем, не думаю, что все настолько серьезно. Вряд ли, что б серьезные внешние изменения проявились на мне. Я сомневаюсь, что они проявятся даже на детях моих детей. Ведь не будут же мои потомки, как эльфы, жениться друг на друге? Это эльфам подобное пренебрежение генетических законов сходит с рук, а здесь мутации будут гораздо более сильными. Возможно, что дети от подобных союзов будут рождаться вообще мертвыми. А с внешним притоком крови сильные мутации сойдут на нет.

  Впрочем, это дело очень отдаленного будущего. Правда, первый кирпич в фундамент для него я закладываю уже сейчас.

  Приставив табуретку к мойке, я забрался на нее и помыл посуду.

  Детство - это временное неудобство. Оно быстро проходит и остаются лишь сожаления о нем...

  Завершив, я стал тщательно вытирать тарелки специальным полотенцем насухо. Мыслями же я был далеко: пришлось нырнуть в воспоминания почти тысячелетней давности дабы вспомнить начало программы тренировок моего учителя, Эрруу. Кроме того - нужно было найти в воспоминаниях аристократки, с чего начинала она...

  И первое и второе нашлось быстро. Вот уж бы не подумал, что эти воспоминания мне когда-то пригодятся, а вот нате вам.

  Чуть передохнув после еды, я снова вышел во двор и начал с простой разминки. Приседания, пресс, отжимания. Это все необходимо. Можно конечно проводить приемы основываясь лишь на скорости и ловкости, но они могут быть недостаточно эффективными и противник вожет выезжать лишь благодаря голой физике. Многие из захватов проводить против физически более сильного бойца лучше и не пробовать - противник может просто разорвать удушение или вам просто не хватит сил сломать или вывернуть чужую руку или ногу. С другой стороны, зацикливаться на голой силе и выносливости - невероятная глупость. Да, такого воина будет трудно измотать, но... вот убить - проще простого. Я бы сказал, основываясь на моем и позаимствованном опыте, что самое главное - это скорость. Потом - ловкость. И лишь за ними идет грубая сила. Иногда после скорости ее ставят, но если поставить физическую силу как самоцель - то ничего путного не выйдет.

  Программу тренировок я взял эльфийскую, смягчая ее, где только можно. Почему? Ну, скажем так, я бы мог вывихнуть себе почти все суставы, а потом, спустя продолжительное время, поставить их на место, но не обладая маной Жизни и, как следствие, не имея возможности себя лечить, приходилось действовать очень осторожно.

  После того, как меня схватил неожиданно очень болезненный спазм, я отдышался и решил, что с тренировками на сегодня достаточно. И так неизвестно, что будет завтра утром с моими мышцами: молочную кислоту никто не отменял, а значит - завтра будет самая важная тренировка за последующие дни.

  С трудом встав, я на подгибающихся ногах зашел обратно в дом и спустился в подвал. Это было единственное место, защищенное от чужих взглядов(так мне сказал отец и я не видел причин ему не верить). Именно здесь я стал тренировать телекинетику, искажение и криокинез. Тренировки были очень примитивными: телекинез - я сминал жестяную баночку в шарик и просто держал его в воздухе до изнеможения, искажение - формирование маленького конуса под светильником, а криокинез - простое намораживание на стальном подносе льда.

  Вообще пси-сила тренируется как мышцы. То есть нельзя зацикливаться всего на паре упражнений иначе - будет беда. Ну вроде как я смогу держать шарик очень долго, а вот бросить его - могут возникнуть проблемы: или скорость будет маленькой или точность ужасной.

  Поэтому все это - временные меры, призванные развивать хоть что-то. Ну, а в будущем придется как-то чуть приоткрыть правду Фу или придумать какую-нибудь легенду о приобретенных возможностях, что бы он (или вообще клан Яманака) где-нибудь нашел мне полигон для отработки моих умений. Потому что я сомневаюсь, что Фу будет рад тому, что я буду швырять стальное ядро в сену его дома. Да и 'импульс' нужно отрабатывать. Я уж не говорю про 'гравитационный удар', 'опустошение', 'рассекающую волну', 'шрапнель'...

  Фокусов у меня было множество и все они обладали великолепным свойством разрушать и уничтожать все вокруг. Будет прискорбно, если я не удержусь и в прямом смысле сровняю наш дом с землей...

  Когда, я уставал от всего этого, я начинал просто читать свитки по клановым техникам и развивал чакроканалы различными техниками изобретенными местными. Как я понял этой 'чакры' у меня было не особо много, а вот контроль был на высоте. Что закрывало мне одни дороги и открывало другие. Хотя, как я понял, при должных тренировках можно пойти по любому пути.

  Вообще, манипуляции с чакрой давали мне очень неплохие возможности: передвижение по вертикальным и отвесным плоскостям, усиление, увеличение скорости передвижения. Местные даже пользовались ей в качестве некоего 'костыля' для передачи ложных сигналов в сознание противника. Осознание того факта, что это учение почему-то выдавило псионику как класс меня довольно сильно позабавило.

  Вечером пришла Моммо и наготовив мне вкусной еды убежала к себе домой. Как слуга мне она нравилась: вопросов не задает, в чужие дела не лезет, клановых(и меня заодно) побаивается, но и уважает, в то же время может проявить заботу и даже материнский инстинкт. Эта толстая и не красивая женщина привносила в дом Фу то, чего он лишился - тепло и уют. Был только один минус: когда она уходила, она забирала их с собой.

  Неделя пронеслась быстро. Но лишь вечером восьмого дня, когда я уже начал беспокоиться, что Фу сгинул на задании, он устало открыл входную дверь.


  *****


  Не-на-ви-жу...

  Сегодня Фу повел меня в подготовительную группу. Это нечто вроде детсадика для детей шиноби. Тут впервые клановые и обычные дети сводятся вместе, нос к носу. Здесь - появляются враги и друзья. Здесь - начинаются плестись первые интриги. Здесь - рождается первая самая яркая любовь и пускает ростки самая первая жгучая ненависть...

  Как бы я хотел избежать этого места. Но, как объяснил мне отец, Третий Хокаге Сарутоби Хирузен провозгласил курс на увеличение бесклановых шиноби и снял монополию кланов на многие аспекты жизни. Кланы, конечно, были этим недовольны, но формально повода подкопаться к произошедшему не было: Коноха была сильно обескровлена последней войной, а восстановить потери кланы просто не могли, так как сами потеряли многих и многих.

  Конечно, клановые дети до восьми лет воспитывались внутри клананов, но Яманака был очень маленький клан и у него сейчас просто не кому было воспитывать одного малыша. Впрочем, как и всегда.

  Конечно, не все кланы отдают сюда детей. Хьюга и Учиха плевать хотели на чьи-то пожелания и не выпускают своих детей до восьми лет вообще за границы своих владений. Что поделаешь - мир шиноби жесток.

  Фу долго объяснял градацию шиноби. Хочу сказать одно: она мне понравилась.

  Дело в том что все техники(дзюцу) подразделяются на шесть условных критерий мощности E, D, C, B, A, S.

  Е - это простейшие дзюцу. Нечто вроде фантомов.

  S - сильнейшие техники. Они способны нарушать законы природы, уничтожать, убивать, призывать и воскрешать. Они могут все.

  Так вот, в зависимости от дзюцу, которые может применять шиноби он имеет ранг его максимальной техники.

  Но кроме этого существуют еще и нечто вроде званий. Их четыре.

  Первое - 'генин'. Генин - это звание получает каждый выпускник Академии.

  Второе звание - 'чунин'. Для получения этого звания необходимо пройти целый чемпионат который проходит два раза в год в каждой из пяти Великих деревень по очереди. Во время войны так же можно получить это звание из рук Каге. Это называется 'полевым патентом'. Но сейчас войны нет и этот вариант невозможен. Чунин - это нечто вроде армейского офицера среднего звена. Он может получить под свое командование отряд или даже несколько отрядов генинов.

  Третье звание - 'токубецу джонин'. Это звание дает Каге тому чунину, который значительно сильнее остальных. Невзирая на то, что это звание значительно выше чунина, официально оно ничем в правах не отличается от него. Тем не менее кому попало его не дают. К примеру, в клане Яманака все трое мужчин имеют звание 'токубецу джонин' и фактически они подчиняются лишь своим непосредственным начальникам и никому более.

  Четвертое и последнее - 'джонин'. Это вершина мечтаний каждого шиноби. Почет, слава, влияние, деньги и даже возможность стать самим Каге.

  Чтобы получить это звание, нужно не только обладать серьезными заслугами перед деревней, но и являться при этом шиноби минимум А-класса.

  Казалось бы все просто, однако существует возможность быть шиноби S-класса и при этом являться всего лишь генином. Вот так и получается, что Яманаки все как один от силы шиноби С или В-класса, но при этом - токубецу джонины.

  Вне всей этой системы Корень АНБУ и собственно сама АНБУ - разведка и контрразведка. Впрочем, последнее только мое...ммм...желание(?), потому что я плохо представлял как будут взаимодействовать между собой организации, выполняющие одинаковые функции, одетые в одинаковую экипировку, да и тренирующиеся практически одинаково...

  Кроме этого существуют ирьенины - шиноби-медики, основная задача которых оказывать первую(и не только) помощь раненым.

  Одно время организация ирьенинов существовала отдельно от остальных. Однако, во время последней войны небезызвестная мне Цунаде предложила включать в группы шиноби ирьенина, поскольку все-таки основная часть шиноби представлена узкоспециализированными боевиками, зачастую не способными оказать себе что-то выше первой помощи. Нововведение оказалось очень эффективным и способствовало тому, что о Цунаде впервые стали говорить не как о чьей-то добыче, а как о феноменальном ирьенине, способном протолкнуть свое мнение.

  Нужно заметить, что ирьенины всегда были как бы 'сами по себе' в Конохе и пересечься с ними было возможно лишь в госпитале. Доходило даже до того, что их начинали ненавидеть и презирать. Тем не менее, с нововведением Цунаде не только снизился процент безвозвратных потерь среди шиноби, но и они успешно интегрировались в само клановое общество шиноби. А в последнее время даже могущественные кланы Учиха и Хьюга предпочитали немного обучиться лечению, чем рассчитывать на ирьенина, который может и погибнуть в пылу схватки.

  Нашу воспитательницу звали Рико Нацуя. Это была красивая высокая женщина с черными волосами почти по пояс. Одевалась она в длинное платье салатового цвета. Звание - генин, а класс D или максимум C. Что, впрочем, не отменяло ее умения общаться с детьми. Она была доброй и терпеливой. Иногда, когда она смотрела на оду из девочек со светлыми волосами, я чувствовал ее печаль. Похоже, ее одиночество имело жестокое объяснение.

  Казалось бы, чему можно обучить четырех-пяти летнего ребенка? А вот нате: практически все, чем мы занимались, было подготовкой к жизни шиноби и подавалось в форме игры. Будь то прятки или объяснения, какая из травок, растущих на этом лугу, полезна, а какая - вредна и может принести большой вред если ее взять в рот.

  Конечно, ее рассказы слушали не все. Они же ведь все-таки дети. Хотя, нужно признать, что местные взрослели очень и очень рано. Я имею ввиду не физические аспекты, а психические. Нередки были случаи, когда первое убийство врага происходило в возрасте восьми лет, а бывало и раньше. Тут нужно уточнить, что подобное происходило только у клановых детей. Но, тем не менее, когда я понял этот факт - это сильно удивило.

  Игра в прятки, в 'Лжеца', в пятнашки, начальные приемы обращения с чакрой - этим всем наша воспитательница с упорством достойным сравнения со сталью готовила к Академии и взрослой жизни.

  Мне здесь не нравилось ровно до того момента, когда мою голову посетила мысль, что на окружающих можно испытывать клановые техники. Это было просто - я или садился спиной к дереву или вообще ложился на землю чуть в стороне от ребятни и незаметно применял одну из техник 'шинтен'.

  С моей почти абсолютной памятью запомнить клановые свитки до последнего значка и точки не было особой проблемой. А вот задействовать техники было очень проблемно из-за моего невеликого резерва чакры. Тем не менее, доставшийся мне контроль моей чакры был совершенным. Я вообще не имел потерь чакры при создании дзюцу. К счастью, все книги, что я прочитал по этому вопросу, говорили, что при частом использовании моего резерва он будет увеличиваться. По чуть-чуть, но если задаться самоцелью... К сожалению, выжимать абсолютно всю чакру было нельзя - энергосистема местных была накрепко завязана с телом и по достижении девяноста процентов расхода наступала резкая слабость. Если расходовать чакру дальше - можно было потерять сознание и даже умереть.

  Самая забавная из прочитанных мной техник были 'Шинтен-Буншин' и 'Шинран-Энбу'. Они были довольно чакрозатратны и всего моего резерва хватало максимум на шесть семь секунд ее воздействия. После - окружающий меня мир резко темнел и я разрывал воздействие. По воздействию эти две техники были похожи, а вот по принципу - они были абсолютно разные. 'Шинтен-Буншин' являлась доработанной версией 'Шинтеншин' и, в отличии от нее позволяла вытеснять не одно а сразу несколько. Кроме того прямой зрительный контакт был необязателен. К сожалению, у нее остался недостаток оригинальной техники - все повреждения получаемые телами накладывались на мою энергосистему, а так как она была полностью завязана на физическое тело, то... Однажды организовав небольшую драку с помощью 'Шитен-Буншин', я, вернувшись в тело, обнаружил его в довольно плачевном состоянии. Слава Богам, ко мне никто не лез и я смог утереть кровь и немного отдышаться и привести себя в порядок.

  Но это было лишь раз - я все таки не полный мазохист, что бы начинать драку, используя 'Шинтен-Буншин'. Для этого вполне походила совсем иная техника - 'Шинран-Энбу'. Кстати, она и создавалась конкретно для случая, когда требовалось уничтожить противников их же руками.

  Это дзюцу не выталкивало чужое сознание, замещая его моим. Нет, оно как бы затуманивало восприятие у людей, попавших под нее. При этом в чужие разумы можно было вбросить самые разные установки - от просто веселых массовых плясок до 'королевской битвы' с использованием всего доступного арсенала. Использовалась естественно последняя версия.

  Кстати, после первого вброса 'Шинран-Энбу' в нашу кагалу, я, взирая на впечатляющие разбитые лица наших мальчишек и похожих на болотных кикимор девчонок, решил более этого не делать, отрабатывая на них лишь 'Шинтен-Буншин', которая была намного более затратная. Кстати, последняя пугала нашу воспитательницу до зеленых чертиков. Представьте, она садит нас на землю и начинает рассказывать что-то по географии, навроде 'Далеко-далеко за морями-океанами находится страшная-престрашная Деревня Кровавого Тумана...', и тут все дети замолкают и начинают следить за ней, словно голодные питоны за бегающей перед ними белой крысой.

  Вот так и получалось, что в группе я тренировал клановые дзюцу, дома - занимался силовой подготовкой, а в своей комнате - псионикой.


  Наша группа была очень неоднородной. 'Сбор блатных и шайка нищих' - это очень емко описывало детей в ней. Я относился естественно к 'блатным'. Сейчас поясню.

  Дело в том, что на самом деле разграничение общества в Конохе было еще более контрастным, чем казалось на первый взгляд. Естественно, что вершину занимали клановые шиноби - родовые воины-маги, исчисляющие свою родословную десятками имен людей, посвятивших свою жизнь лишь искусству убивать. Эти шиноби обладали самыми разнообразными ярко выраженными способностями. Именно они всегда составляли костяк офицерского состава(чунины, токубецу-джонины, джонины). Далее шли те, кто не мог похвалиться такими родственниками. В своей основе эти шиноби могли похвастать лишь своими родителями либо погибшими за Коноху, либо все еще служившими ей. У них не было клановых техник вообще: все, что они знали - это то, что было общедоступно. Именно эти шиноби, как никто другой понимали всю пропасть между кланами и простыми людьми. Почему? Они просто постоянно контактировали и с теми и с другими.

  Но кроме этих двух слоев общества существовал еще один - это люди с развитыми чакроканалами, родившиеся в обычной семье. Как это может быть, спросите вы? Если все, я повторюсь, все, подобные признаки передавались лишь по крови? Ответ прост - местное общество было гораздо более свободным, чем казалось на первый взгляд. Лишь Хьюга и Учихи следили за собой, а вот все остальные ходили 'налево и направо' с завидной регулярностью. Последствия всего этого были как говорится 'на лице' Конохи: нередко можно было встретить светловолосое семейство в котором, к примеру, было пять обычных детей с цветом волос как у родителей, бегающих друг за другом, и одного мрачноватого черноволосого ребенка, восхищенным взглядом смотрящего на идущих мимо шиноби. Чего далеко ходить - те же самые Узумаки обладали родовым красным цветом волос, а их любвеобильность была легендарна. Как следствие, даже после того как целый клан практически исчез на улицах легко можно было встретить ребенка, конечно, не с чисто-красными волосами, но со всеми градациями горяче-оранжевого и даже тепло-розового. А кроме всего этого, в Конохе был даже целый квартал 'терпимости'.

  Для меня это все не было чем-то удивительным и странным. Я прекрасно понимал, что неся постоянные потери Конохе нужно как-то их восстанавливать. Кланы на это не очень способны: рождаемость у них была довольно низка(в них ведь временами доходило до абсурда: одна семья - один или два ребенка!). Да, кланы были Конохе необходимы - лишь они поставляли шиноби A и S класса, штучный товар способный справиться с его аналогами из других деревень. Однако, две-три подобные машины смерти за поколение - этого крайне мало. Поэтому Каге и крутились как только могли. Дошло даже до того, что семья, отдавшая своего ребенка в шиноби, получала дотации, преференции, субсидии и еще много чего слабо понятного даже для меня. Ну, а фактически даже проститутка, сумевшая родить ребенка от клановца, могла легко выбраться из 'низов' куда-нибудь в 'серединку'.


  Время шло очень неспешно. Казалось, что жизнь дала мне, ужасному демону из кошмаров, своеобразный отпуск в залитом мягким светом раю...

  Я чувствовал, что это не может длиться вечно и пытался тренироваться по-максимуму.

  И вот.


  Первым буревестником для меня послужило исчезновение соглядатаев. Целый год они следили за домом, а потом раз - и исчезли.

  Спустя пару дней в нашей группе неожиданно появились близнецы - пара девочек, одетых в свободные синие костюмчики и с красно-черными изображениями вееров на спинах. Учиха. Черные ровные волосы у них были собраны в тонкие хвостики, кончики которых были захвачены колокольчиками, которые, как ни странно, не звенели при ходьбе.

  При виде их наша группа во главе с воспитательницей выпала не просто в осадок, а камнями погрузилась в придонный ил.

  Кто такие Учиха тут знали все - начиная от Хокаге и заканчивая блохами на последней шавке. И если Сенджу уже стали потихоньку забывать, то Учиха только добирали дурной славы. Последнее, что я слышал от отца про них - это то, что этот клан втихую обвиняют в нападении Кьюби на Коноху. Дескать у демона в глазах видели эффект от додзюцу Шаринган, эксклюзивным правом на который имеют лишь Учиха.

  Девочки пришли не сами. Их привела аристократичная представительница этого древнего клана, который был теми, кто, на пару с Сенджу, и основал Коноху. Коротко переговорив с воспитательницей и доведя ту этим чуть ли не до экстаза, она оставила близнецов и ушла.

  Если честно, то я тоже был в растерянности - Учихи никогда не выпускали своих детей за пределы квартала до Академии. Да, и, как часто бывало, они и в Академии не появлялись, сдавая лишь выпускные экзамены.


  Я не стремился заводить друзей. Мне было некогда общаться: я или постигал аспекты местной медитации(каюсь, со стороны это выглядело, будто я сплю или наблюдаю за облаками) или практиковал вброс чакрозатратной 'Шинтен-Буншин'. Конечно, другие дети пытались меня завлечь в свои игры, но я им внушал что я 'неинтересен' и про меня быстро забывали.

  Лишь однажды пара мальчишек, веселый красноволосый голубоглазый Тору и хмуроватый паренек с очень бледной кожей и змеиным разрезом глаз, по имени Мичи, попытались дать в зубы такому мирному мне.

  Итогом стало то, что я наложил на них гендзюцу, внушив им, что они собаки. Ах, да - это гендзюцу было первой моей экспериментальной наработкой. Наложение прошло не идеально - они неплохо сопротивлялись и смогли сохранить разум. Но вместо разговора они могли лишь лаять. Воспитательница сняла его с них с трудом, а потом долго перед всеми выговаривала мне о недопущении наложения таких мощных техник на детей. Кстати, по попе нашлепать не осмелилась. А вот отцу пожаловалась. Фу меня для вида поругал, хотя я чувствовал, что он доволен и даже гордится мной.

  Из-за этого случая ко мне никто больше не лез, да и старались даже не общаться со 'страшным Яманакой'.


  Поэтому, я удивился тому, что близняшки проигнорили детвору и воспитательницу и прошли прямиком ко мне, развалившемуся на все еще не жарком утреннем солнышке. Глядя на меня сверху вниз, девочки внимательно осмотрели меня. За эти секунды мне показалось, что две пары черно-багровых глаз меня общупали, взвесили, обмеривали, заглянули в желудок, штаны, и, наконец, признали годным.

  - Привет! - громко произнесла маленькая девочка с большими изумительными глазами - Меня зовут Тоши(про себя я отметил, что ее имя значило 'аварийная'), а ее - она указала на сестру - Шизука('тихоня').

   Похоже, то что они Учиха - даже не стоило упоминания. Я мысленно пожал плечами: шанс очень неплохой. Почему бы и нет? Хотя и ежу понятно, что это все не просто так. Они явно знали кто я, как выгляжу и даже что обычно делаю...

  Интересно, над моей тушкой уже кружатся стервятники, как над Цунаде? Или нет? Хотя, вроде бы, пара уже стоит надо мной.

  Почему бы и не словиться на крючок? Тем более с такой соблазнительной наживкой. Как говорится, первая ступенька на лестнице власти.

  - Привет. Я - Акио Яманака. - скучно-вяло вздохнул я.

  - Что ты делаешь? - продолжила она.

  Я лежа пожал плечами:

  - Медитирую, собирая чакру.

  - Зачем? - мой ответ их явно заинтересовал

  Я чуть улыбнулся:

  - Собираюсь накрыть их всех сильной клановой техникой.

  Близнецы синхронно выпучили свои глазки и молчавшая до сих пор Шизука:

  - Неужели ты уже выучил клановые техники? Я не верю! Наверняка это что-то простое!

  Я улыбнулся шире и, прикрыв глаза, лежа сложил печати, тихо прошептав:

  - Шинтен Буншин но Дзюцу. - начинаю следить за своим объемом чакры.

  Как же мне нравится эта техника! Может, кого она и пугает, а я ощущал чуть ли не восторг, когда мое сознание разбивалось на два десятка частей и я начинал воспринимать мир чужими телами.

  Вся группа одновременно обернулась, посмотреть на близняшек и улыбнулась им. После чего быстро построилась в отряды по пять человек(четыре и один командир) перед застывшей столбом воспитательницей.

  За почти год постоянных тренировок мне удалось довести время контроля с пяти секунд до минуты.

  Самое интересное в техниках Яманак то, что они не являются простым гендзюцу. Уровень их влияния на разум выше, чем у сильнейшего додзюцу Шарингана. Что означает, что вырваться из них без посторонней помощи невозможно. Да и с посторонней помощью могут возникнуть проблемы. Так что шанса вырваться из 'Шитеншина', или даже осознать воздействие этой техники у жалкого генина С-класса не было вообще.

  Постояв не шелохнувшись ровно пять секунд дети разбились на пары и сделав по синхронному удару кулаком по блоку товарища снова стали в пятерки.

  Этот набор действий забирает примерно десять секунд времени. Сделав так еще два раза, я усадил детей на траву перед немигающей и почти не дышащей воспитательницей и развеял технику.

  Как обычно дети ничего не поняли, а воспитательница, пару секунд проморгавшись, обнаружила что дети ее прекрасно слушают и начала тут же одухотворенно что-то вещать.


  Чувствовал я себя неплохо. Очевидно, что резерв продолжает расширяться и я могу удерживать технику уже чуть больше минуты без особых проблем.

  - Ничего себе... - протянула Тоши, глядя на детей и продолжающую рассказывать что-то примитивное по географии воспитательницу.

  Я хмыкнул. Это еще цветочки. Если развитие продолжится, то я смогу контролировать уйму народа. Вот только не верится, что развитие бесконечно. Эдак до уровня бога рукой подать. Подозреваю, что однажды появится некий 'потолок', пробить который не удастся. Ну, а пока я его не достигнул, будем продолжать развиваться.

  Хотя не известно, есть ли этот 'потолок'. К примеру, в псионике потолка еще не достиг никто. Даже я. Да, развитие несколько замедлилось, но оно все еще было. Возможно, потолок псионики - это уровень Творца? Я поднял взгляд в голубые небеса. Создавать Вселенные, Миры и Планы лишь усилием воли... Отбросить оболочку за ненадобностью навсегда и стать чистой пси-энергией...

  Неожиданно возникло желание взлететь и я, лишь в последний момент, остановился. Неизвестно точно, выйдет ли у меня? Да и пробовать нужно на полигоне, а не перед девчонками красоваться. А то захочу взлететь и пропашу землю мордой... Да и летать с помощью телекинетики неприятно. Хотя и несложно. Вешу-то я дай боже двадцать пять кило, а поднять их - это не тоже самое, что стокилограммового иллитида. Хотя я и потерял больше половины силы только в грубой телекинетике.

  Я думаю, если усиливать тело чакрой, то летать должно быть вполне безболезненно.

  - Ладно. Я - медитировать. - произношу я и сажусь обратно на траву в 'лотос'.

  Девчонки быстро переглядываются и, почти хором, произносят:

  - Мы тоже. - девочки сели за моей спиной в похожую позу и замерли.

  Ну и молодцы. Я ложу руки на колени ладонями вверх и, прикрыв глаза, начинаю качать чакру из левой руки в правую. Это - простейшее упражнение на развитие чакроканалов, которое я нашел. Следующий уровень - это уже четкое выделение чакры через 'тенкецу'(это такие точки на моем теле, через которые чакра выходит в пространство вне моего тела) и всасывание ее обратно.

  Вообще, чакросистема состоит из источника чакры(он у меня находится в солнечном сплетении), чакроканалов и тенкецу. Чакра похожа на воду, которая циркулирует в моем теле. Чакроканалы - это трубы, а тенкецу - краники, через которые она выходит и формируется в техники. Чакра рождается в источнике и протекает по чакроканалам по всему телу питая его. Это в обычном режиме. При создании техник чакру нужно выпустить из чакро каналов опустошая систему. При полном опустошении системы тело умирает. Существует четыре показателя чакроситемы.

  Первый - емкость. Источник активно развивается с самого рождения постепенно замедляясь до тридцатилетнего возраста, когда его развитие фактически сходит на нет.

  Скорость восстановления чакры - это второй показатель. На эту тему чего только не было описано в книгах. Самые странные и разнообразные случаи. Особенно мне запомнилось два из них: шиноби из Конохи с очень маленьким источником, но огромной скоростью его восполнения и шиноби из Облака с огромным объемом и фактически не способным восполнить чакру своими силами. Оба были известными личностями своего времени и погибли в Первой Войне Шиноби.

  Третий показатель - пропускная способность чакросистемы.

  И последний, четвертый - пропускная способность тенкецу.

  Естественно, что однобокое развитие всей системы очень трудно и вредно. Вся вместе она тренируется во время создания дзюцу. Ее так же можно развить тренировками и разогнать нагрузками.

  Почему же я создаю только 'Шинтен Буншин'? Все просто - эта техника как никакая другая отлично тренирует ВСЕ аспекты моей чакросистемы: высокий расход чакры увеличивает объем источника и его восстановление, а активируя же эту технику я пропускаю чакру через все свои чакроканалы и выпускаю ее почти из всех своих тенкецу.

  В этом и состоит разница клановых шиноби и бесклановых. Клановые знают что и как тренировать, чтобы стать более сильным. Они не спешат делиться секретами. Бесклановые же тыкаются как слепые кутята среди углей.

  Вот к примеру, сейчас клановые дети уже приступают к тренировкам(иногда довольно жестоким), а бесклановые бестолку прожигают свое детство, не понимая, что если не начать обучение сейчас то не то что В-класс, а даже С-класс будет их потолком. Не говоря уж о том, что на поле боя они могут оказаться в качестве пушечного мяса.

  Вот уж действительно: хочешь дожить до старости - тренируйся всю жизнь до упада и потери сознания...

  Простая истина.


  От погружения в глубины своей памяти параллельно тренировке меня отвлек звук далекого грома. Я открыл глаза и увидел, что треть неба затянуло низкими темными тучами. На моих глазах между ними и землей мелькнула далекая молния. Средняя скорость распространения звука в воздушной среде известна. Начинаю считать про себя. За те одиннадцать секунд, что до меня шел звук грома, молния сверкнула еще дважды.

  Воспитальница начала криками собирать и считать детей.

  Близняшки встали и я тоже поднялся следом.

  - ...Шизука, Тоши, Акио... Будет сильная гроза. Все идем в корпус. Не отставайте!

  Она повела нас в расположенное неподалеку от полянки деревянное здание. Когда мы в него зашли солнце уже скрылось за тучами, а гром уже гремел, почти не умолкая.

  Поднявшись на второй этаж мы смотрели через большое панорамное окно на приближающуюся бурю.

  Спустя пару минут дождь хлынул как из ведра. Честно говоря дожди были для Конохи обычным делом: судя по всему деревня находилась очень близко к экватору. Как следствие климат тут был настолько влажный и жаркий, что дожди были каждый день. Ну, а население в качестве обуви редко когда носило что-то кроме специальных босоножек на толстой подошве.

  Гроза разыгралась не нашутку. Молнии сверкали не переставая.

  Глядя на гнущиеся под порывами ветра деревья, я неожиданно почувствовал на границе моего ощущения яркие искры разумов более активные, чем иные. Вот эти искры соединились с еще парой искр, более тусклых чем они и... спустя пару секунд те стали гаснуть и исчезли. Это точно убийство. Хм. Нападение? Под прикрытием грозы?

  Мое ощущение разумов работает не так далеко как хотелось бы. Это раньше оно могло нкрывать километры, а сейчас - жалкие сто пятьдесят или сто шестьдесят метров.

  Искры явно двинулись к нам. К слову, искра нашей воспитательницы, Рико Нацуи, серьезно уступает не только этим двоим, но даже тем, кого они убили перед этим. Значит - особого толку от нее не будет.

  Хоть бы не А-класс...

  Я подошел к воспитательнице и подергал ее за руку.

  - Тетя Рико! Тетя Рико!

  Она удивленно обратила на меня внимание(не часто я привлекаю ее внимание):

  - Что такое, Акио?

  - На нас напали. Двое идут сюда. Они только что двоих убили. - она непонимающе захлопала глазами и уже хотела улыбнуться, но я, скрипнув зубами, заложил ей мысль: 'Что-то тут не так. Осторожно.' Как раз в этот момент где-то далеко скрипнула ступенька деревянной лестницы. Я словил ее испуганный взгляд: - Я справлюсь тетя Рико. Останьтесь с детьми.

  - А-а-а? Ты что-о-о? Нет-нет-нет! - она повернулась к настороженно замершей ребятне: - Дети! Все в класс! И не высовываться! Спрячьтесь в шкаф, как я вас учила! Хоп! Хоп!

  Дура... Они у же здесь. Я их чувствую в конце коридора, но не вижу. Твою мать, неужели А-класс? Проклятье, у меня будет только один шанс. Нужно подпустить их поближе, для максимального эффекта. Вряд ли мне дадут время для повторного удара...

  Рико наконец-то затолкала детей в класс и закрыла за ними дверь. Как будто их это спасет...

  Ей не дали повернуться - из глубины темного коридора вылетел целый рой кунаев и звездочек. Целили только в Рико, однако броски были довольно неточными и даже мне пришлось отпрыгнуть в сторону. Воспитательнице же пришлось очень плохо: она оказалась полностью не готова к этому и три куная, попав ей в плечо, просто отбросили ее в сторону. От удара Рико вскрикнула. Ей не дали упасть на пол - рядом с ней просто из воздуха возник мужчина, замотанный в черную ткань, и сильнейшим ударом в живот подбросил ее тело в воздух.

  О, Боги! Как быстро! Испугавшись, что не успею, я торопливо швырнул в них 'неосторожность'.

  В следующее мгновение возле меня появился второй шиноби и схватил меня за волосы. Приблизив свое лицо к моему, он смотрит мне в глаза.

  - Сейчас будет потеха... - прошипел его голос.

  В следующее мгновение я наношу удар прямо по их искрам со всей силы. Но, не взирая на расстояние, их искры не гаснут. Более того - хоть какое-то воздействие удар оказывает только на того что держит меня за волосы. Его искра почти гаснет.

  Шиноби отпускает меня и, упав на колени, обхватывает голову руками и издает пронзительный, почти животный, крик. Его товарищ лишь роняет уже поднятый для завершающего удара кунай и шипит какое-то ругательство, оперевшись о руками о стену.

  Мой шок от того, что они выдержали длится лишь мгновение. Не теряя времени, я взбегаю по туловишу того что передо мной и, ухватив его за руки, наношу удар 'импульсом' ему в шею. В последнее мгновение шиноби почти приходит в себя и я вижу его полубезумный взгляд слезящихся глаз. А потом - сфокусированный телекинетический удар просто разрывает его шею на ошметки, полностью отделяя его голову от туловища. Та отскакивает к потолку как пробка. Мелкая кровавая капель шедро брызгает мне в лицо, шею и грудь.

  Времени нет ни секунды - я чувствую, что его товарищ уже поворачивается ко мне и я повторно ударяю 'импульсом' вслепую по нему.

  Еще один громкий вскрик и звук удар тела о стену.

  Оттолкнув от себя дергающееся обезглавленное тело я мягко спрыгиваю на пол и перекатом ухожу в сторону: искра не погасла, а значит другой еще жив. Рядом взгвизгивают от удара об пол звездочки, лишь чуть-чуть не задев меня. Еще один перекат и быстрый взгляд в сторону его искры. Шиноби стоит у стены, опираясь лишь на одну ногу. Явно сломана. Руки уже складывают печати. Твою мать... Я не успеваю ударить!

  - Катон: Гокакью но Дзюцу.

  Глядя на то, как враг выдувает изо рта огромный шар ярко-оранжевого пламени, мне осталось лишь скрипнуть зубами и исказить вокруг меня пространство. Спустя мгновение пламя обтекло мою защиту и, разочарованно лизнув ее напоследок, врезалось в окно за моей спиной. Прызги пламени подожгли занавески. Похоже начинается пожар.

  Пару секунд мы взирали друг на друга. Я лишь чувствовал свою и чужую ненависть, концентрируясь на доступных возможностях, а он - сосредоточенно собирал чакру.

  Я и он начали атаку почти одновременно. Когда шиноби начал складывать первые печати, я снова ударил по его искре и когда он вскрикнул, сбившись, я снова ударил его 'импульсом'. Врага бросило на стену и он упал на четвереньки. Не давая ему времени прийти в себя, я прыгнул к нему ближе и еще ударил 'импульсом' в центр туловища. Отчетливо хрустнули ребра.

  Я довольно хмыкнул.

  Пару секунд ничего не происходило, а потом шиноби вырвал кровью.

  Сосредотачиваюсь на плече его правой руки. 'Давка' со всей силы на сустав. На таком расстоянии эффект более чем впечатляющ - сустав и кости дробит в кашу. За секунду плечо ужимается до толщины моего пальца. Плоть и ткань не выдерживают и лопаются, щедро брызнув вокруг кровью. Шиноби начинает пронзительно кричать и спустя пару секунд умирает от шока.

  Недовольно оглянувшись, я обозрел поле боя и покосившись на вяло горящую деревянную стену подхожу к воспитательнице. Пока что жива. Остановить кровотечение и, я думаю, она еще побегает.


  Дверь чуть приоткрылась и в щели мелькнул темный глаз. Я посмотрел в него и, узнав искру Тоши, произнес:

  - Я убил их. Позови сестру, найдите аптечку и бегом сюда - Рико тяжело ранена: если ей не остановить кровотечение, то она умрет.

  Дверь захлопнулась и за стеной послышался тихий разговор и топот ног.

  Я отвернулся от двери и уделил внимание медленно разрастающемуся очагу огня. Как остановить пожар? Сама реакция окисления идет при определенной температуре и доступе окислителя. Если нарушить один из этих столпов - пожар прекратится. Вода не только охлаждает топливо - ее пары перекрывают доступ кислорода. Песок, пена делают то же самое.

  В моем случае нужно применить криокинез и побыстрее, иначе деревянное здание выгорит полностью. А я сомневаюсь, что мы сможем оперативно вытащить раненую воспитательницу. А скрывать что-то уже поздно.

  Под моим взглядом пожар сдулся и, последний раз пыхнув языками пламени, бездымно погас. Лишь обугленная стена и вытягивающиеся в выбитое окно остатки дыма показывали, что тут что-то горело.

  За моей спиной распахнулась дверь и близнецы, замерев на секунду, бросились к воспитательнице.

  Повернувшись к ним, я скользнул взглядом по их дрожащим ручкам, тут же вымазавшимся в текущей из ран крови. В целом у них должно получиться. А меня ждет совсем иное занятие. И оно не терпит отлагательств - мозг начинает умирать уже через пять-шесть минут, через двадцать - из него не вытянуть уже ничего.

  Честно говоря, сканирование я не любил даже в бытность иллитидом, а уж применять его сейчас, когда моя сила телепата не смогла даже убить противника впритык? Но узнать хотя бы приблизительные планы врага необходимо. Я же не дурак думать, что такое прикрытие как гроза было сделано для атаки двух шиноби на детский садик?

  Подхожу к распростертому телу с почти оторванной рукой. Под ним расплылась впечатляющая лужа крови и последние пару шагов я ступаю по ней. Ложу руку на затылок.

  Про себя крепко выматерившись на последок, я ныряю в чужую память.

  Почему я ненавижу сканирование и в особенности сканирование мертвецов? Чужая память напоминает не фильм, а скорее книгу или фотоальбом. Когда натыкаешься на какую-то картинку возникает ассоциативный ряд иногда абсолютно не нужно информации. К примеру, кровь-красный-платье-заколка-стрела-меч-доспех...и т.д. К тому же при сканировании живого существа чужое сознание, искра активно мешает этому процессу. При сканировании мертвеца этой проблемы нет, но возникают совсем иные. При первом случае чужое сознание 'перелистывает' информацию, мешая ее читать, а при втором вам никто не мешает, но страницы книги выпадают при прочтении и чем дальше - тем больше скорость деструктивного процесса.

  Детство. Не то. Техники. Некогда. Последние. Да.


  Шиноби с перечеркнутым шрамом наискосок лицом и надетым на лоб протектором, на котором было изображено четыре вертикальные лини произносит:

  - ...Вы должны убить всех в этом здании. Это одаренные дети - будущие шиноби. Основа силы Конохи. Стоит уничтожить их и мы подорвем их силу на десятилетия вперед. Тахиро, Дейки - вам все понятно? Убейте там всех и возвращайтесь. Все остальные - основной удар по карталу Учих!


  Я выныриваю из чужого сознания. Дождь? У них же гражданская война! Какого...

  Что мне делать? Да, я убил двух шиноби А или В-класса. Скорее - В. Момент внезапности сыграл с ними плохую шутку. Влазить в разборки местных? Или остаться охранять детей?

  Судя по всему, поддержки у этих двоих не было. Они явно обладали неплохими разведданными и ничего не опасались. Детей можно спрятать в убежище под корпусом. Оно бетонное и даже если корпус снова подожгут - они должны уцелеть. Должны... Проклятье.

  Я отпустил затылок мертвеца и, подхватив его в телекинетический захват, поднял его над полом. Меня интересовал черный жилет-разгрузка, буквально забитый смертоносными вещами. Звездочки, кунаи, печати, ампулы с ядом, маленькая аптечка. Эти двое были элитой. Хоть и отморозками - не каждого пошлют убивать детей даже в этом мире.

  Использовав 'давку' я оторвал трупу руки и вытряхнул его из жилета. Тело грузно шлепнулось в кровь, еще раз брызнув ей во все стороны.

  Решение принято.

  Я тяну захваченный в телекинетику жилет за собой и подхожу обезглавленному телу первого. Оторвав и ему руки, вытряхиваю и его из жилета.

  Все что мне нужно в их разгрузке - это оружие и аптечки. Печати я знаю как активировать только в теории и экспериментировать что-то не очень хочется.

  Сами жилеты бросаю на пол, а кунаи и звездочки удерживаю в воздухе. Что же делать с аптечками? Они довольно большие и тянуть их в руках - нарушать и так не особо глубокую концентрацию...

  Так, стоп. У меня же есть две Учиха. Я все равно попрусь в их квартал, а с ними меня их соклановцы не оприходуют.


  Пока я думал, из класса высунулась пара друзей - Мичи и Тору. Последний с возгласом 'разве так нужно накладывать жгут?' оттолкнул сестер и сел возле воспитательницы. Под его руками первая помощь бессознательной Рико все-таки начала оказываться. Мичи же подошел к валяющейся оторванной голове первого шиноби и абсолютно безбоязненно пошевелил ее ногой.

  - Это ты их, Акио? - спросил он. Я мрачно кивнул головой. - Скажешь как?

  - Доработанная клановая техника. Две ее разновидности.

  Он хмыкнул и покосился на парящие в воздухе кунаи и сюрикены. Очевидно, сомневается. Плевать. Поворачиваюсь к сестрам:

  - Шизука, Тоши. Я узнал из их разумов, что это Деревня Скрытая в Дожде. Мы не побочная цель. Основная - квартал Учих. Они, наверное, уже напали. Я пойду туда. Вы - берите аптечки этих двоих и идите за мной. Я там никогда не был - будете мне помогать и показывать дорогу. Тору, Мичи. На вас Рико и остальные дети. Я не знаю, что вам делать. Действуйте по обстановке. Вы - будущее Конохи. Если вы погибните - деревня очень сильно ослабнет. Я бы вам посоветовал оттянуть воспитательницу в подвал и спрятаться там вместе с ней до прихода наших. Осторожнее, у нее по-моему сломаны ребра. - Я кивнул в сторону второго тела: - Он ее ударил ногой, усилив удар чакрой. - Посмотрев на то, как близняшки подобрали аптечки, я посмотрел Мичи в глаза и прошептал: - Если что - бейте наверняка. Выживите.

  Он мрачно кивнул. Вот за что мне нравятся местные. Рядом два порванных тела, всё в крови, воспитательница ранена, а им - все нормально. Даже никто не плачет, хотя кто-то из особо впечатлительных и опорожняет желудок.

  - Мы готовы. - сказала Тоши.

  Я позволил себе чуть улыбнуться. Клановые. Несмотря на годы, собраны и сосредоточены.

  Посмотрев на них, я произношу:

  - В схватку не лезете. Если меня убьют - тут же возвращаетесь сюда и вместе со всеми ждете наших. Все ясно? - дождавшись пока они кивнут, говорю: - Показывайте дорогу.

  Мы выбежали под потоки дождя на необычно пустынную улицу.

  Коноха была построена так, что упиралась административным центромв в скалу с ликами Четырех Хокаге. Перед комплексом административных зданий находилась довольно большая площадь, способная вместить все население Конохи и еще места останется до черта. От этой площади расходились прямые лучи улиц, служащие некими границами между кварталами кланов. Квартал Учиха был с самого края поселения.

  Объяснений этому было несколько. И ни одно из них мне особо не нравилось. Самые логичные: Учиха должны были принимать на себя первый удар врага для защиты более мелких кланов и кто-то наоборот его выселил на окраину для того же. Вот только вывод из последнего мне не нравился. Получалось, что сильнейший клан Конохи заимел не только множество внешних врагов, но пару-другую внутренних. Предполагалось, что налеты врага будут наносить ущерб Учихам, ослабляя клан. Ну, ладно. Все прекрасно, все отлично - Учиха ослабели. Но только с ними слабеет и деревня, а с Конохой слабеет и вся страна Огня. Неужели внутренние распри этого стоят? Для меня это было дикостью - я тысячу лет прожил следи тварей, всегда выступавших единым фронтом перед лицом многочисленных врагов. О, Демоны Бездны, да меня и то - терпели и даже немного уважали! А вот темные эльфы... Те - да. Ситуация аналогична. Они так же грызлись между собой и ослабляли друг друга до предела. Подобное бывало даже во время внешних войн. Но это - темные! Та же Пещерная Цитадель гномов была крайне консолидированным государством. И всегда выступала единым фронтом. Говорили, что даже оппозиция королю была формальной и почти всегда безоговорочно его поддерживала. Что уж говорить про государство светлых эльфов? Где Владычица спокойно правила уже почти четыре тысячи лет?

  Я думал об сложившейся ситуации во время перебежек по улице и вывод из происходящего сейчас мне нравился все меньше. Просто если учесть гражданскую войну в Стране Дождя... Какая Коноха? Они должны быть там! Правда, если их кто-то нанял... А если еще и из Конохи... Есть теневые игроки: первый из них - сам Хокаге, желающий укрепить свою власть. Второй - работодатель отца, Данзо. Почему? Да просто потому, что сама эта фигура очень мутная и вполне может пожелать чего-нибудь эдакого. Но есть еще третий вариант - другой клан. Хьюга, к примеру...

  Моя одежда насквозь промокла и прилипла к телу. Тяжелые капли дождя бились о пярящее рядом со мной оружие. Девочки вымокли до нитки, но были сосредоточены.

  Я чувствовал искры. Жители что-то чувствовали и почти не шевелились, прячась в подвалах своих домов.

  Неожиданно в область моего ощущения попало несколько ярких искр шиноби, стоящих почти в линию. Вот одна из них погасла. Сражающиеся.


  Чья-то смерть. Еще одна.

  Мы осторожно подбегаем к какому-то дому. Я, остановив близняшек, прижимаю их рукой к стене и аккуратно выглядываю за угол.

  Увиденная картина сильно портит мне настроение. Улица щедро засыпана теми раненых и убитых. Сквозь гром слышится звон оружия и крики. Совсем рядом шестеро шиноби в черных одеждах вооруженных короткими мечами медленно и аккуратно теснят двух людей, жещину и мужчину, одетых в одежду с нашивками Учих. Они вооружены лишь кунаями, но даже так под ногами шиноби Дождя лежит несколько трупов их товарищей, а один их них стоит в стороне и увлеченно рубит кунаем воздух. Учихи молча стали спинами друг к другу. Похоже, я прибыл очень вовремя.

  Нужно помочь. Мое облако сюрикенов и кунаев на максимальной скорости вылетает из-за поворота и обрушивается на черные фигуры. Скорость полета оружия настолько велика, что воздух пронзительно свистит, рассекаемы лезвиями. Все шиноби успевают среагировать, но лишь двое из них поступают правильно и отпрыгивают в сторону, избегая удара, а остальные лишь поворачиваются на звук и пытаются отбить летящее оружие мечами. Кому-то даже удается отбить пару предметов из летящего в них роя. Но остальные - прошивают их тела насквозь. Рой, повинуясь моей воле, разделяется надвое и послушно обтекает Учих, лишь вскользь задев рукав одежды мужчины. Оставшаяся пара пытается разорвать дистанцию, но я наношу удар по их искре. Расстояние играет свою роль, однако эти шиноби явно слабее той пары, что явилась в детский садик. Одного удар настигает в момент прыжка, а второго уже в воздухе. Первый не допрыгивает до крыши и смачно прикладывается о стену, а второй, вместо приземления на обе ноги, падает на черепицу как кусок безвольного мяса и скатывается по ней вниз. В тот момент, когда я уже собираюсь направить на них рой, рядом с нами появляется, как из ниоткуда, искра. Я оборачиваюсь и вижу, что это еще один шиноби Дождя. Он уже замахнулся для удара. Опять недооценка меня. С этой стороны быть ребенком хорошо: меня недооценивают все...

  Я отпустил рой и ударил 'импульсом'. Он вошел вражескому шиноби в грудь со звуком мощнейшего удара кувалды. С хрустом дробящихся костей шиноби швырнуло в противоположную от нас каменную стену. При ударе о препятствие он всхлипнул-вскрикнул, выпустив изо рта густую струю крови. Готов - осколки ребер проткнули сердце.

  Выглянув еще раз за угол, я застал тот момент, когда спасенная мной женщина довольно жестоким приемом перерезала горло шиноби попавшему в гендзюцу и, словно не удовлетворившись этим, с коротким выкриком сломала ему позвоночник минимум в трех местах. Сразу после этого она молнией метнулась к паре людей, оглушенных мной, так как упавший с крыши мужчина уже поднялся на четвереньки. С ходу разрубив его туловище в районе поясницы подхваченным мечем, она тут же пришпилила к брусчатке другого. Мужчина же, подобрав у мертвецов пару мечей-ниндзято, быстро бежал дальше по улице к еще одной яростно сражающейся группе людей.

  Жещина как-то бешено оглянулась и заметила нас, стоящих в подворотне. Скользнув по нам взглядом, она перевела взгляд на мертвеца, лежащего возле нас. Ее брови выразительно поползли вверх.

  В следующую секунду она оказалась возле нас. Молниеносно вогнав трупу в глазницу кунай по самую рукоять, она развернулась к нам и прошипела:

  - Тоши! Шизука! Какого черта вы тут делаете? Вы должны быть в садике!

  - Тетя Наоми! Но на садик напали! - неожиданно заревели те и бросились к ней.

  И все таки - они всего лишь дети.

  - Ну-ну. Вы уже большие девочки. А ты кто? - спросила она меня.

  - Акио Яманака. И я бы вам посоветовал приготовиться: сюда идут еще шиноби Дождя. - не дав ей возмутиться, я произнес: - Я вброшу на них Шинран Энбу. Так что вам останется лишь добить раненых...

  Наоми успела распрямиться, как с крыши дома донесся издевательский голос:

  - И кто тут у нас прячется? А? - и уже громче: - Эй, идиоты! Быстрей сюда! Смотрите, кого я нашел!

  И горазды же местные поболтать! Нет бы молча напасть... Хотя сам такой, а еще кого-то попрекаю.

  На крыше стали появляться шиноби - кто просто запрыгивал на крышу, а кто возникал в небольшом вихре водяных капель.

  Тот же шиноби начал что-то издевательски говорить, но я его не слушал. Идиот и отморозок.

  Я шагнул за широкую юбку Наоми и быстро сложил печати, вбухав в технику половину своей чакры.

  - Шинран Энбу но Дзюцу.

  Спустя мгновение техника сработала, четко накрыв все одиннадцать искр. Что тут началось! Впервые вижу действие этой клановой техники на взрослых шиноби.

  Казалось, что эти люди окончательно потеряли разум и забыли как пользоваться чакрой. Они дрались, душили друг друга, кусались и раздирали плоть голыми руками.

  - Можете приступать - на расстоянии двухсот метров я не чувствую противника.

  Наоми сглотнула и, подобрав еще один меч, с места прыгнула на крышу, схода добив пару сцепившихся тел. Я же схватил за руки сестер и потянул их к какому-то раненому мужчине, одетому в одежду с символикой Учих.


  - Займитесь ранеными. - и крикнул уже вверх: - Наоми, вы закончили?

  Она одним ударом обезглавила последнего и столкнула дергающееся тело с крыши вниз.

  - Да!

  - У меня еще есть половина резерва чакры. Я смогу накрыть двадцать человек на полминуты в 'Шитен Буншин' или столько же в 'Шинран Энбу'.

  Она свесилась с края крыши глядя на меня:

  - А в чем разница первой от второй? Я в ваших техниках не разбираюсь...

  - 'Шитен Буншин' позволяет полностью контролировать существ, но все физические повреждения накладываются на меня.

  - Значит, у нас будет абсолютный контроль? Они не будут сопротивляться?

  - Да, я могу поставить всех на колени секунд на тридцать но убивать их нельзя. И даже бить не желательно: если на меня наложатся повреждения с двадцати тел - то я могу умереть.

  - А 'Шинран Энбу' сотворит хаос?

  - Да...

  - А что ты еще можешь?

  - Кидать предметы и объём воздуха. Так же бить по сознанию и видеть разумы.

  - Так это ты нам помог?

  - Да.

  Она на секунду задумалась и произнесла:

  - Я возьму тебя на плечи и мы отправимся к дому главы клана. Основная часть 'дождевиков' отправилась к туда...

  В этот момент в конце улицы клановые добили врагов и, подняв окровавленные кунаи вверх, громко и дружно выкрикнули:

  - Учиха!!!

  Наоми тут же выпрямилась и тоже крикнула:

  - Учиха!

  С соседней улицы тоже донеслось нечто очень похожее.

  В этот момент из-за поворота выбежала группа людей с мечами в коричневых одеждах, щедро разбавленная шиноби в белых одеждах. Это ирьенины - местные медики.

  Наоми мягко спрыгнула ко мне и, глядя на них, процедила сквозь зубы:

  - Наконец-то...

  Словно в ответ где-то громко бахнул взрыв и оранжевое пламя поднялось значительно выше крыш.

  - Госпожа Наоми-сан! - закричал какой-то мужчина подбегая к ней - Что произошло?

  - На нас напали шиноби Дождя. Сузу! Позаботься о вот тех девочках. Они - дети Мэй, моей сестры. Отдашь их только мне или ей. Если с ними что-то произойдет... Ты меня знаешь. Проверяй всех шаринганом.

  - Будет сделано! Я не подведу, Наоми-сан!

  Она отвернулась и я увидел как ее лицо чуть исказилось в презрении. Посмотрев на меня, она произнесла:

  - Ну что ж. Ты готов? - я кивнул и меня тут же забросили себе за спину: - Держись крепче.

  И она одним прыжком с места запрыгнула на крышу и понеслась, делая длинные прыжки.


  Гроза начала затихать, но дождь похоже только усилился. Не взирая на мутные потоки воды, некоторые из домов во всю полыхали. Местами схватка уже затхла, оставив после себя лишь распростертые тела, разбросанные то тут то там.

  Чем глубже мы продвигались вглубь квартала Учих, тем разрушения становились масштабнее: воронки на мостовой толи от взрывов, толи от мощных ударов быстро заполнялись дожевой водой. Кое-где стали попадаться горы скальных обломков и грязи.

  Наоми перестала прыгать и начала двигаться намного острожнее.

  На улице попадались живые люди, оказывающие помощь раненым и оплакивающие погибших.

  При виде разрушений и трупов Наоми становилась все мрачнее и мрачнее, а временами мне казалось, что я слышу скрип ее зубов.

  Неожиданно сквозь пелену дождя, по пути моей носильщицы на крыше проступили фигуры, одетые в одежду с клановыми нашивками Учих.

  Когда Наоми оказалась ближе среди людей вышел мрачный мужчина в зеленой жилетке с высоким толстым воротником поверх черной одежды.

  - Наоми? Хорошо, что ты здесь.

  - Фугаку! Что случилось? Почему вы тут?

  Он плотно сжал губы.

  - Враг завяз и уже думает отступать. Они отгородились барьером. Я не хочу атаковать - мы и так понесли очень большие потери, а чакры даже у меня осталось немного. Лезть же в лобовую... - его лицо исказилось гримасой ненависти: - Что там?

  Наоми мрачно усмехнулась:

  - Мы отбились. Но какой ценой... Ты не видел Мэй?

  Фугаку еще больше помрачнел и, отведя взгляд, произнес:

  - Мэй мертва.

  - Что?... - Наоми покачнулась и даже немного попятилась: - Нет! Ты лжешь! - Она стала смотреть на людей за спиной Фугаку, но те опускали взгляд в черепицу под своими ногами: - Нет. Нет-нет нет... - зашептала она эти слова словно мантру. - Что мне говорить ее дочерям, Фугаку? Что?

  - Я не знаю, Наоми... Сегодня многие потеряли близких. - прозвучал его ответ. Переведя взгляд на меня, он спросил: - А это кто?

  - Это Яманака Акио. - прошептала она, опускаясь на колени, и давая мне возможность слезть с ее спины.

  Но даже когда я оказался на черепице, она не торопилась подниматься и так и стояла, сжав кулачки и крепко зажмурившись. Не взирая на хлещущий дождь, я понял, что она плачет даже не слушая ее эмоции.

  - А что он тут делает? - удивленно поднял брови Фугаку.

  - Он спас мне и Яро жизнь. Кроме того он владеет клановыми техниками на невероятном уровне. Благодаря ему я убила шестнадцать вражеских шиноби.

  - Да ну? - засомневался Фугаку - Даже Учихи в таком возрасте мало на что способны, а уж Яманака? Я слышал, что он гений, но...пф.

  Я спокойно посмотрел ему в глаза снизу вверх и произнес:

  - У меня еще есть чакра и я могу захватить в хиден до двадцати врагов на тридцать секунд и уложить их на землю. Только их повреждения накладываются на меня. И еще я могу наложить на определенную зону 'Шинран Энбу'. Сколько бы там ни было врагов - они начнут драться друг с другом.

  - Пф. - фыркнул Фугаку.

  - Это правда. - поддержала меня Наоми и поднялась с колен: - Он накрыл ей одиннадцать чужих шиноби. Было даже забавно резать их как свиней. Мальчик не просто талантлив - он гений. Так что можно и попытаться атаковать.

  - Но пробьет ли он сквозь барьер? - произнес Фугаку и сделал шаг в сторону. Остальные Учиха расступились. Дождь все больше слабел и я увидел сквозь его пелену прозрачную стену, за которой было видно черные фигуры. Пространство от края крыши и до чужой защиты занимали развалины - минимум два дома было разрушено в обугленный мусор, из-под которого, не взирая на дождь, местами поднимались тонкие струйки дыма.


  Я их неплохо ощущаю, но вот удастся ли нанести удар сквозь него? Техника 'Шинран Энбу' основана на манипулировании своей чакрой, которая влияет напрямую на восприятие мира цели. Иными словами, моя чакра должна достигнуть противника, что бы техника подействовала. Барьер же явно будет этому препятствовать. Вполне возможно, что он будет так же устойчив к физическим атакам.

  - Фугаку-сан, ничего, если я попытаюсь пробить эту защиту?

  - Пф! Попытайся, мальчик. Но даже мне это в одиночку будет не под силу. Потому мы и не атакуем, что для пробития барьера у нас уйдет почти вся оставшаяся чакра и убивать врага будет просто нечем. Патовая ситуация: они - ждут отходящих своих, а мы - ждем подкрепления.

  Я подошел к краю крыши и сел на колени на самом краюшке. Сейчас даже лишних полметра может сыграть свою роль.

  Самое нехорошее это то, что за год упорных тренировок я не особо поднялся в силе подтянув лишь грубую телекинетику. Соответственно мне стала доступна 'шрапнель', но ее мощность была еще не велика и до той бомбы, которой я уничтожил темных эльфов в Хейреше год назад, еще в бытность иллитидом, было еще очень далеко. Тем не менее, приемы псионики не требовали чакры вообще - и в этом было их преимущество. Ведь выходило, что я мог поддерживать уровень их применения(в идеальных условиях) почти бесконечно. Хотя пропускать силу Творца через себя даже недолгое время очень неприятно.

  - Будьте осторожны: от взрывов могут до нас долетать поражающие элементы. - произнес я.

  - Каких взрывов? - спросила Наоми за моей спиной.

  Я не стал отвечать.

  Тлеющие обломки стали подниматься с уровня земли и, медленно всплывая ко мне, начали перемалываться в мелкий щебень. Камни и дерево прессовались в полуметровые гладкие сферы. Внутри них создавалась полость, в которой воздух собирался под огромным давлением. В более поздних модификациях я создавал внутри, вдобавок к сжатому воздуху, еще и псионное напряжение, которое срабатывало лучше чем сильнейшие виды взрывчатки.

  Поднатужившись, я выстрелил получившимся ядром в чужой щит. Спустя секунду сфера врезалась в него примерно чуть ниже моего уровня и взорвалась, разбросав вокруг мелкий щебень. По щиту пошла волна как по водяной глади.

  Еще раз.

  'Шрапнель' послушно собралась и я ее выпустил туда же. И опять эффекта немного.

  Рядом раздался голос Фугаку:

  - Барьер держится. Хоть и слабеет.

  В подтверждение его слов черные фигуры явно отдалились. Но не все. Четверо из них осталось. В самого ближнего я и буду целиться. Может они как-то поддерживают барьер...

  Хм. Может попробовать сплошное ядро? Оно, правда, будет меньше, но скорость будет больше. Тщательнейшим образом утрамбовав снежок из обломков я поднял его над собой и начал отводить его дальше назад: мне нужно место для его разгона: все-таки, судя по ощущениям, ядро весит больше полутоны и с места придать ему хорошую скорость не получится.

  - Расступитесь и не трогайте его руками: оно очень горячее. Если щит разрушится то я сразу вброшу 'Шинран Энбу'. После этого дело за вами... Заткните уши!

  Отведя ядро метров на двадцать назад, я встал и отошел в сторону.

  Пару раз глубоко вздохнув, я со всей силы стал его толкать вперед. Результатом было то, что когда шар пролетал мимо меня, его скорость вплотную приблизилась к скорости звука. Когда он врезался в барьер, то пробил его как буд-то его и небыло. А дальше срикошетив от крыши оно подпрыгнуло и оторвало руку тому шиноби в которого я и целился.

  Защита тут же стала рушиться. Я же начал быстро складывать печати и выкрикнул:

  - Шинран Энбу но Дзюцу!!!!

  Черные фигуры тут же бросились друг на друга, а Учихи с места попрыгали к ним.

  Я покачнулся и начал падать назад, но меня поддержал какой-то хмурый мужик с длинными седыми волосами.

  Уложив меня на черепицу, он остался рядом охранять меня.

   Перед глазами носились черные пятна. На лицо все признаки чакроистощения...

  Сознание стало меня покидать. Это не хорошо...


  Черная фигура возникла из 'шуншина' рядом с тремя шиноби, одетых отнюдь не в такие

  - Защита пробита, Яхико-сан! Учиха начали контратаку!

  - Я убью их. Я убью их всех. - произнес мужчина рядом с тем кого назвали Яхико.

  - Нет, Нагато. Коноха уже начала просыпаться.

  - Но...

  - Они уже подтянули пушечное мясо, да и барьер кто-то же пробил?

  - Я понял.

  - Учиха - это паразиты на теле мира. Они существуют лишь в войне. Лишь сражаясь, они прогрессируют. Лишь убивая - они живут. Мир невозможен, пока существуют древние кланы и Учиха - в особенности. - отвернувшись фигура произнесла: - Когда ни будь мы вернемся. Мы достаточно пустили им кровь. Нагато, технику не развеивай. Пусть постепенно разрушится сама, прикрывая наш отход.

  - Хорошо, Яхико...


  Сознание возвращалось медленно. Я будто бы всплывал из морских глубин, словно Эрруу из своего озера. События последнего дня разворачивались во всей своей красе. Я одобрительно улыбался. Я - воин. Меня создал и воспитал жестокий учитель как защитника его города. Я - его изделие. Я не буду врать самому себе - мне нравится убивать и властвовать. Это часть моего естества.

  Почти все время моего существования я двигался к цели. Для меня все было вторично кроме нее. Если нужно было убивать - я убивал. Пытать? Почему нет?

  И вот теперь она достигнута. Мало того - я свободен. Ну, почти. Передо мной открыты все дороги все пути. Но я не хочу быть пахарем или пекарем. У меня есть сила. Почему бы ей не воспользоваться?

  Коноха для меня идеально подходит. Пост Хокаге будто создан для меня. Я сделал первый шаг на лестнице - примелькался перед главой могущественного клана и продемонстрировал свою силу. Они еще не знают, на что я буду способен совсем скоро...

  Рядом со мной нет чужих искр. Хотя уже метрах в пяти их просто множество. Псионика - отзывается. Чакра есть и с ее циркуляцией все нормально.

  Медленно открываю глаза. Зрение послушно фокусируется на потолке. Мягко сажусь на постели. Простыня соскальзывает с груди. Я одет в больничную рубашку со знаками клана Яманака.

  Ну, что ж. Жив, не в тюрьме, а в больнице.

  Восход. Сквозь открытое окно льется яркий свет.

  Мягко спрыгиваю с кровати на холодный пол и босиком подбегаю к окну. Ну, навроде Коноха сильно не пострадала после атаки. Похоже, в тот момент, когда я потерял сознание, действительно был уже конец битвы.

  Одна из искр сидит на дереве неподалеку. Мужчина в обмундировании АНБУ. Или Корня. Кто их разберет? Хотя искра не особо замутнена. А значит скорее АНБУ. Присматривает за мной или за всей больницей? Я из озорства помахал ему рукой. Он не среагировал. Ну и демон с тобой.

  Ладно. Что толку сидеть? Мне хочется есть - примерно в это время мы с отцом завтракали. Интересно, Фу не погиб? А то с него станется.

  Тряхнув золотыми волосами, я кое-как их уложил на спине. В который раз недовольно хмыкнув, я было уже начал планировать как бы их постричь, но в памяти услужливо всплыл кусочек памяти эльфийской аристократки в котором рассказывалось от уходе за кожей и волосами. Вот это да! Отпущу волосы до пояса и будет прическа как у дяди Санты, только лучше. Он же ходит с оранжевым хвостом до середины спины. Знания как содержать есть, а уж как будет классно выглядеть!

  Начинаю тихо обыскивать нехитрую обстановку на предмет одежды и обуви. Практически сразу найдя искомое в верхнем ящике стола, я тут же оделся и обулся.

  За дверью находится две искры. Они практически не движутся. Искажение слабое, но оно есть. Это точно АНБУ. Я не сбегаю. Зачем мне сбегать?

  Очень осторожно подхожу к двери и тихо открываю, выглядывая в щелочку.

  За дверью стоят двое мужчин-АНБУшников. Один стоит напротив другого. У того что напротив волосы белые как снег, а его маска изображает...изображает...эммм... Хрен его знает что она изображает! Собако-жабо-змее-кот... Ох, как стану Хокаге - я этому художнику, от слова 'худо', руки-то с ногами местами да поменяю. Я злопамятный. А по-другому никак с почти абсолютной-то памятью. Если б еще всей памятью уметь оперировать, а то погрузиться в некоторые отделы можно только во время медитации.

  Хотя, может, я чересчур строг и в этом мире такая зверушка обитает?

  АНБушник меня замечает и делает знак товарищу. И когда тот оборачивается, я вижу, что его маска изображает уже более явного кота или тигра.

  Поиграем в маленького мальчика.

  - АНБУ, а покушать куда бы сходить? Очень уж хочется.

  Собако-хрено-кот задумался на секунду и ответил:

  - Я думаю, завтрак будет через час.

  Нет, ну а чего я ждал? Раннее же утро...

  А жрать то хочется нестерпимо! Час ждать?

  - Дядя АНБУ, я знаю, что у вас таблетки специальные есть. Дайте мне одну, а?

  Спецназовцы переглянулись и Тигр достал из кармашка на штанах упаковку фасованных в полиэтилен таблеток. Оторвав одну, он протянул ее мне.

  - Спасибо, дяди АНБУ.

  Закрываю дверь и рассматриваю добычу. Я, конечно, видел подобные у отца, но только раз. Он же ценный кадр и из деревни выбирается очень редко. А выдают их только на задание: они не дешевые и делает их только какой-то клан толи Акимичи, толи Нара... Хотя Нара делают в основном лекарства... Так вот, часть таблеток передается безвозмездно деревне на внутренние нужды(для АНБУ и Корня), а остальные продаются, причем тоже только в деревне.

  В маленьком кулечке была круглая таблетка коричнево цвета с зелеными прожилками. Разорвав упаковку, я вбросил ее в рот и начал смачивать ее слюной, а потом потихоньку жевать. На вкус - пресная и вообще нейтральная. Туалетная бумага и то - вкуснее...


  Радует в этих пилюлях лишь одно - они богаты на полезные минералы и витамины. Плюс немного углеводов. Но кроме всего этого они содержат одно растение, которое стимулирует выработку чакры. Ничего серьезного. Если не злоупотреблять и не жрать их пачками. Кстати, подобных стимуляторов в этом мире существует великое множество. Отец говорил, что существуют даже секретные таблетки, способные сделать принявшего их на пару-другую минут невероятно сильным. Но после завершения их действия человек падал в лучшем случае от резко наступившего изнеможения, а в худшем - наступала смерть.

  Я посмотрел в небольшое прямоугольное зеркало, висящее на стене. С него на меня смотрел платиновый блондин с красивым аристократичным худощавым ликом, украшенным очень странными серо-стальными глазами. Эти глаза являются отличительной чертой клана Яманак. Они не являются додзюцу в том смысле, что для наших техник они не нужны. Да и если пересадить их кому-либо еще толку от этого не будет. Тем не менее, каждый из нашего клана обладает настолько странными глазами, что одно время считалось, что Яманаки могут пробудить бъякуган, но это оказалось не так. Что в наших глазах странного? В них невозможно рассмотреть зрачок - он полностью сливается с радужкой. Еще одна мутация под действием уникальной энергетики этого мира - природной чакры.

  Посмотрев в зеркале самому себе в глаза, я улыбнулся: уникальный взор Яманак настолько же полезен как бриллиант за бронированным стеклом выставки. Они всего лишь незабываемо красивы и заставляют невольно заглянуть в них. Чего делать категорически нельзя: уж в чем-чем, а кроме интересных клановых техник Яманаки известные мастера в гендзюцу. А вот в ниндзюцу и тайдзюцу мы серьезно уступаем великим кланам.

  Хотя, возможно, последнее утверждение ошибочно: дело в том, что Яманаки довольно ленивы и не гробят все свое время в изматывающих тренировках. Конечно, до Нара нам очень далеко, но если сравнивать наш быт и быт Учих или Хьюг, возведших войну в некий фетиш...

  Учихи вот считали - 'Пока сражаешься - пока и живешь'. Ходили слухи, что даже в личной жизни у Учих доходило до рукоприкладства. Ну, вроде как: 'Бъет - значит любит'. Причем не обязательно муж - жену. Вполне бывало и наоборот. Их чувства были как родная им стихия Огня: они жгли и бушевали так яростно, что никто не удивлялся, когда на поле боя на ровном месте у них появлялось еще одно томое в глазах. Максималисты по жизни, они могли ненавидеть настолько сильно, что теряли себя на пути мести, могли любить так страстно, что запросто могли отдать жизнь за свою любовь, ну, а в гневе - они убивали, не оглядываясь ни на что... Ненависть, ярость, любовь, страх, долг, честь, клан. Для Учих это были не просто слова - это была радуга их жизни, существования.

  Хьюги же были их полной противоположностью. Собирательный догмат их клана можно было характеризовать некой фразой :'Совершенства еще никто не достиг, но это не значит, что к нему не нужно стремиться.' И этим было сказано все. Чайная церемония? Ее нужно отточить до совершенства. Боевой стиль? Каждое движение должно впитываться уже с молоком матери. Чакра? Владению ей Хьюга обучается с раннего детства. Броски кунаев? Флирт? Манеры? Внешность? Одежда? Постоянное совершеноствование...

  Дожевав таблетку, я проглотил ее и уселся обратно на кровать, став с нее смотреть в окно.

  Неожиданно к двери приблизилась очень яркая искра. Я повернулся в ожидании и спустя секунду в дверь без стука вошел Третий Хокаге Сарутоби Хирузен в сопровождении отца.


  Вскочив с кровати, я чуть поклонился и произнес:

  - Приветствую вас, Хокаге, отец.

  Хирузен был низеньким и худощавым мужчиной на вид лет пятидесяти. Короткая козлиная бородка украшала изборожденное морщинами лицо. Взгляд был острым и очень тяжелым, что не очень вязалось с улыбчивым лицом. Впрочем, Хокаге очевидно знал об этом и постоянно прятал глаза под полями своей бело-красной титульной шляпы.

  Фу был выше Хирузена почти на две головы и, тем не менее, я знал, что в этом мире размер тела не важен и Хокаге не нужна охрана. Хокаге - это не дайме страны Огня, неспособный даже сам подтереться. Вообще любой Каге является одним из сильнейших и опытнейших шиноби, а зачастую и является первым номером. Да и нельзя стать Каге, не являясь шиноби А-класса. А уж опыта этому старику явно не занимать.

  Хокаге улыбнулся, причем его улыбка мне не понравилась: так улыбается волк, глядя на ягненка и думая: сожрать его сейчас или подождать на вырост? Голос его был немного глуховат, но звучал доброжелательно:

  - Здравствуй, Акио. Какой умный и милый мальчик у тебя растет Фу!

  - Благодарю вас. - отозвался тот.

  - Мы пришли вот за чем, Акио... Во время боя ты продемонстрировал очень сильные возможности и многие заинтересовались ими. Я тоже не исключение... - отец явно напрягся, а Хирузен продолжил: - Меня интересует, как ты развил их и что ты можешь?

  Я попытался осторожно считать его мысли, но у меня не получилось. К сожалению, тонкие воздействия мне доступны, да и иска чересчур яркая, что б в ее свете что-то рассмотреть...

  - Я не очень могу объяснить. Многого я сам не понимаю. - Это правда: природу телепатии и псионики так никто и не смог объяснить даже среди иллитидов. За тысячелетия развития их цивилизации они сумели только нащупать методом проб и ошибок общие упражнения для тренировки телепатов-манипуляторов и телекинетиков-псионов. Итак, я задействую легенду номер один. Она довольно продуманная и подловить меня на чем-то будет очень трудно. Но кроме нее есть легенда номер два и полуправда(всю правду я никому не скажу: проще всех убить и стать нукенином - предателем-беглецом): - Это стало проявляться после того как я очнулся от применения 'Шинтеншин но Дзюцу' на Кьюби но Йоко. Сначала я мог только поднимать небольшие предметы, но постепенно спектр возможностей становился все шире,а сами воздействия все сильнее. Я разделил тренировки и дома тренировал тело и эти способности, а в садике чакру.

  - О-о-ч-чень интересно... - Хокаге обошел меня по кругу: - Резерв уже минимум С-класса, а учитывая плотность чакры, присущую только кланам... Гм-м-м. Еще один гений на мою голову. - пробурчал он и уже скомандовал: - Акио, выпусти чакру из всех тенкецу, каких можешь. Используй весь резерв, но не до самого конца...

  - Да. Хокаге.

  Чакра послушно отозвалась и вырвалась в пространство, начав очень быстро испаряться. Оставив лишь совсем немного, я прекратил. От накотившей слабости я покачнулся и схватился рукой о кровать.

  - Просто прекрасно. Я такое только у Хьюг и видел. Разработаны почти все. Чем ты их тренировал, Акио?

  - Клановой техникой 'Шинтен Буншин но Дзюцу'. Я захватывал в контроль всю группу детей и нашу воспитательницу, Рико Нацую.

  - И она не замечала?

  - Техники 'Шитен' очень сильные и не шиноби D-ранга заметить ее воздействие.

  - И к тому же умен и начитан... - продолжил бурчать Хирузен - А обычные техники?

  - Отец держит их в сейфе и не дает их мне. - немного обиды в голосе.

  Хокаге бросил взгляд на Фу и рассмеялся:

  - Правильно делает. Однако меня интересует еще кое-что. Покажи мне то, что ты использовал во время нападения.

  Я оглянулся.

  - Здесь? Некоторые из них довольно разрушительны и я их в полной мере смог применить только... ммм... вчера?

  - И действительно. Но должно же быть нечто менее впечатляющее?

  Я покрутил головой вокруг. Больничная обстановка и так довольно бедна, а если ее немного порушить. К тому же не хочется светить 'искажением' и граней крио-пирокинез. Ведь если кто-то меня захочет как-то убрать у меня будет чем удивить. На помощь мне пришел отец, достав кунайи протянув его мне. Ну, что ж. Легкое усилие и оружие легко взмывает с его ладони и, чуть вращаясь, зависает перед Хокаге. Я сделал шаг назад и чуть потянул его за собой. Куда его запустить вопроса не было - конечно же в пол. Перекрытия в госпитале довольно толстые и, как говорил отец, усилены фуин-печатями. Но все равно запускать я буду отнюдь не со всей силы, а примерно с одной десятой или даже меньше. Конкретно под нами искр нет, так что даже если я пробью пол насквозь жертв быть не должно.

  - Стреляю в пол. - предупреждаю на всякий случай.

  И запускаю кунай. Тот вошел в дерево на всю длину лезвия и ручки, оставив вне дерева лишь кольцо.

  - Х-м-м-м. И почти никакого расхода чакры... - Вот зачем это все было? Подтвердить чей-то доклад? Хокаге наклонился и, ухватившись за кольцо, выдернул кунай из пола: - Неплохо, неплохо. Скажи мне, Акио, а кем ты хочешь стать?

  - Я хочу стать Хокаге. А потом - покорю весь мир и сделаю Коноху столицей! - и ведь не вру же.

  Хирузен поперхнулся и закашлялся.

  - Но до Хокаге долгий путь. Чем ты будешь заниматься до этого?

  - Простите, но я не очень задумывался. Может АНБУ?

  Хокаге одобрительно закивал и вернул кунай отцу, на мгновение многозначительно сжав его руку:

  - Похвально, похвально... - он еще раз покосился на дыру в полу и продолжил: - Я буду рад увидеть тебя в рядах АНБУ. С завтрашнего дня твой отец будет брать тебя на службу. Ты уже взрослый, умный мальчик и должен понимать, что работа АНБУ отнюдь не настолько чиста и приятна как многие думают. Ты ведь уже убивал?

  - Да, я убил двоих шиноби, напавших на меня в садике.

  - Было неприятно? - снова проявил он интерес.

  - Немного. Я бы сказал мерзко. Но это было необходимо: если бы я этого не сделал, они бы убили меня. Ведь правильно? - я просящее посмотрел на помрачневшего отца и перевел взгляд на Третьего.

  - Да-да. Все верно. - закивал Хирузен. - Ты поступил правильно. Мир шиноби жесток. Убив их, ты защитил остальных детей и спас воспитательницу. Кстати, она говорит, что ты почувствовал их, хотя она не ощущала вообще ничего?

  Вот блин! И как же тут не соврать?

  - Да. Мои новообретенные способности позволяют видеть сознания в виде неких искр. Чем сильнее шиноби, тем ярче искра.

  Хирузен даже улыбнулся.

  - Давай кое-что попробуем. Сейчас я создам своего 'теневого клона', а ты скажешь кто из нас настоящий.

  Чего? Что за 'теневой клон'?

  Хирузен легко хлопнул в ладоши и вокруг него разлилась чакра. Воздух стал на секунду непрозрачным, будто поднялась пыль, и сразу же вновь приобрел чистоту. Что за?

  Рядом с отцом стояло два полностью одинаковых Хокаге. Вот только искры разума Хирузена в них не было - он сам стоял за спиной Фу.

  - Ну! - произнесла левая копия - Кто из нас настоящий?

  Я наклонился налево и заглянул за отца. И ни хрена там нету. Где же Третий?

  - Я не знаю почему, но вы за отцом, хотя я вас и не вижу.

  Хокаге проявился прямо из воздуха и рассмеялся:

  - Вот это неплохо! Сенсор! И какой сильный! Ладно, на этом все. Фу, можешь забирать его из больницы: с ним все в порядке и палату нужно освобождать, а то койки в проходах стоят...


  Копии Хокаге исчезли со слабыми хлопками, а сам он не спеша вышел из палаты. Когда он зашел за угол коридора, его искра исчезла, будто ее и не было. Как? Неужели так быстро нашел способ скрывать ее?

  Захотелось зажмуриться. Мысли скакали бешенным хороводом. Я искал и не находил способа скрыть искру полностью.

  Поскольку я был уже одет, а больше моих вещей в палате не было, Фу произнес пресное:

  - Идем...

  И, повернувшись, вышел в коридор. Я был занят решением загадки, поэтому молча последовал за ним.

  Быть может, существует способ очень быстрого передвижения? Но... Первый путь: создать портал и уйти через него. Минусы этого способа очевидны: лишь псионики могут пользоваться им практически бесплатно, маги же несут очень большие энергетические траты. Второй путь состоит в прямом перемещении своего тела в пространстве. Этот путь намного менее энергозатратен, но полностью был закрыт для меня, когда я был илитидом. Возмущения пространства я не почувствовал, значит - явно второй вариант.

  Гм, до меня слухи о людях, специализирующихся на ликвидации магов. Они были способны мгновенно перемещаться на небольшое расстояние. К сожалению, живым в руки за тысячу лет никто так и не попал. Пару раз до меня доходили сведения о боевых столкновениях с подобными воинами. И всегда иллитиды предпочитали не рисковать и разбираться с ними очень быстро, а кашу, в которую превращаются мозги после удара манипулятора в полную силу, особо не просканируешь...

  Спускаясь по лестнице, я спросил:

  - Отец, а сколько я был без сознания?

  - Меньше суток. Нападение было всего лишь вчера.

  - Понятно... Я же сделал правильно, что помог Учихам?

  - В общем...- он неожиданно чуть запнулся - Да.

  Из книг я знал, что местные лекари-ирьенины довольно умелы: конечно до светлого эльфа-целителя им было далеко, но уж если ты дожил до их рук то умереть крайне трудно. Должно быть нечто невообразимое - мощный и сложный яд или масштабное повреждение чакроканалов, совмещенное с физическими ранами.

  Поэтому я был довольно сильно удивлен тем, что больница была буквально забита ранеными: кто лежал на койке в коридоре, а кто, полностью забинтованный как мумия, сидел забинтованный рядом.

  Когда мы вышли из больницы на солнечный свет, я спросил Фу:

  - Отец, а мы случайно не враждуем?

  Он даже улыбнулся:

  - Враждовать с Учиха? Когда-то было пара кланов, враждовавших с нашими глазастиками... Да только Учиха вырезали всех. До единого. - он жестко улыбнулся и продолжил: - Нет, мы не враждуем с ними. Скажем так: нам, да впрочем - как и всей деревне, все равно существуют они или нет.

  - А почему? Ведь чем сильнее древние кланы, тем сильнее Коноха!

  - Оно-то да. Вот только с такими союзниками и врагов не нужно. - он выразительно замолчал.

  Хм. Даже так? Поэтому и помощь не спешила идти?

  Похоже, Учих тут все боятся до усрачки да спят и видят как от их силы останется лишь тень.

  Неожиданно отец выругался и, остановившись, даже как-то задвинул меня за спину. Чья-то очень-очень яркая искра оказалась перед отцом и кто-то вкрадчивым голосом произнес:

  - Здравствуй, Фу. Давно не виделись.

   Голос отца оказался неожиданно очень ровным и почти безжизненным:

  - Здравствуйте, Орочимару.


  Из того места где я находился лицо человека видно не было - лишь часть форменных черно-синих штанов джонина и зеленого жилета с защитными вставками. Поэтому, я позволил себе выглянуть из-за ноги отца.

  Перед нами стоял высокий очень бледнокожий мужчина с длинными черными волосами и красивым узким разрезом глаз, подведенных фиолетовыми тенями.

  Когда он улыбнулся, я впервые понял выражение 'улыбка до ушей'. Какой-то этот Орочимару чересчур хищный, что ли?

  Неожиданно он опустил взгляд на меня и облизнулся чересчур длинным языком. Б-р-р-р-р. Наверное, он любимец женщин.

  Тем временем Орочимару произнес, все так же глядя на меня:

  - Говорят, что твой сын обладает особыми силами...

  - И кто это говорит? - скрипнул зубами Фу.

  Однако, его собеседник на это не среагировал, продолжив:

  - Неужели, то, что говорили будто Яманаки - это выродившийся осколок Сенджу...верно? И в вашем клане проявился риннеган?

  Фу даже чуть попятился:

  - Не знаю, о чем ты. Мы в таком же родстве с Сенджу как и Нара. А начет риннегана - Хирузен сомневается, что силы Акио берут начало в его глазах. Он практически не тратит чакру на действие.

  - Очень интересно. Но про риннеган очень мало сведений даже в закрытых библиотеках. В любом случае пока рано говорить об этом - у риннегана четкие внешние проявления. Ладно. Был рад тебя увидеть, Фу... Я поищу сведения и если чего найду, то загляну на днях...

  Как-то это прозвучало многообещающе...

  Не нравится мне он. И, боюсь, сил моих не хватит убить его. Максимум - я его немного потрепаю. Но озваться стоит.

  Шагнув вперед, я с вызовом произношу:

  - Я буду ждать вас, Орочимару. Мы будем готовы.

  Секунду ничего не происходило. Я даже начал опасаться, что он атакует меня прямо тут и приготовился, но... Он вдруг прикрывает глаза и начинает смеяться низким приятным голосом. Вот только смех у него зловещий. Эх, взять бы у него пару уроков смеха! Хотя - и зеркала хватит...

  Закончив смеяться, он снова смотрит на меня и произносит:

  - Как твое имя?

  - Акио Яманака.

  - Я запомню...

  И он исчезает с последним звуком его голоса. Лишь листва чуть взвихрилась.

  На правое плечо легла рука Фу. Я обернулся к нему и спросил:

  - Отец, а кто это?

  Он зыркнул по сторонам и, вздохнув, произнес:

  - Один из учеников Сарутоби Хирузена. Многие прочили ему великое будущее. Он должен был стать Четвертым Хокаге, но в последний момент вместо него был выдвинут Намикадзе Минато. Как личность Орочимару очень неприятен, а в последнее время ходят слухи определенного толка, что те, кто с ним общается - бесследно исчезают... - чуть помолчав, отец продолжил - Я бы сказал, что он сильнейший шиноби всей деревни. Он был напарником Цунаде Сенджу и Джирайи. В битве с Ханзо они были побеждены, но он их не добил и за храбрость дал им троим титул 'саннины'.

  Ничего себе! Так он знакомец Цу? Что-то мне подсказывает, что все трое этих 'саннинов' абсолютно разные личности. Цу довольно общительна и добра, а этот Орочимару - вроде маньяка-потрошителя. Интересно, а каков Джирайя?

  А что если Орочимару действительно заявится к нам домой? Но зачем? И что такое 'риннеган'? А из ответа на последний вопрос я пойму, зачем он ему сдался. И причем здесь мои глаза?

  Шли мы не спеша и солнце на моих глазах медленно поднималось над домами. Коноха оживала: раскрывались окна и лавки, а спешащие по делам люди заполняли улицы.

  А вот и наш дом.

  Фу отрыл дверь и мы вошли.


  Со вчерашнего утра ничего не изменилось.

  С кухни вышла Моммо и радостно улыбнулась:

  - Здравствуйте господин Фу. Завтрак готов.

  - Благодарю. - просто ответил он и разувшись пошел в столовую.

  Я последовал за ним.

  С трудом дождавшись окончания трапезы, я спросил Фу:

  - Отец, а что такое 'риннеган'?

  Он нахмурился:

  - Риннеган - это мощнейшее додзюцу. Позволяет управлять всеми стихиями и дает чистое видение. Владел им в полной мере лишь Рикудо. Ходят слухи, что есть еще один владелец в Стране Дождя, но там идет гражданская война поэтому сам понимаешь...

  - А зачем оно Орочимару?

  - Любые глаза можно вырвать и пересадить новому владельцу. Это же в полной мере касается и любого додзюцу. Новый владелец сможет пользоваться всеми их преимуществами и техниками. Сам понимаешь, риннеган даст своему владельцу почти божественные возможности и для любого честолюбивого шиноби они не то что лакомый кусок, а великая драгоценность. - чуть помолчав он продолжил: - Я боюсь того, что пойдут слухи о том, что у тебя риннеган. Будь очень осторожен, Акио. Если кто-то уровня Орочимару захочет твои глаза... Вряд ли ему кто-то сможет помешать.

  Про себя я очень долго ругался.

  Из слов Фу был простой вывод - отныне мне придется следить не просто за искрами, но даже за своей тенью, а учитывая то, как Орочимару перемещается, то и быть готовым к атаке-защите постоянно.

  Засветился я капитально. Да, Учихи будут чувствовать себя в долгу передо мной за помощь, но... ради долга вступаться за мальца перед могущественнейшими? Да, они замолвят пару слов... Но будет ли этого достаточно?

  Кстати...

  - Отец, а почему Орочимару сказал, что мы осколок Сенджу?

  - Э-а-х-х-х... - он махнул рукой - Мы внешне сильно похожи на представителей этого древнего клана ну и иногда возникают слухи, что... М-м-м... Ну мы вроде как в некотором родстве. Но подтверждений этому нет.

  Ну, так бы и сказал, что наша прабабка любила подгулять на стороне и пару раз была замечена в постели Сенджу. Зачем-то воду мутить - и так фиг что поймешь. Кстати, учитывая общую холеность наших предков, данный факт нельзя сбрасывать: все таки наш клан всегда славился аристократичной красотой. Да и сейчас я часто видел как женщины бросали на Фу очень внимательные взгляды. Что уж говорить о Иноичи или Санте за улыбку которых некоторые куноичи готовы были расшибиться в лепешку. Вот только глава нашего клана почти не улыбался, а Санта так вообще, по-моему, разучился это делать: специфика работы накладывает на нас определенный отпечаток.

  Так что мне вот легко представлялось как куноичи из нашего клана вьет веревки из Первого или Второго Хокаге.

  Ладно...

  - Я все понял отец и буду осторожен. Что начтет завтра?

  - Ну, Хирузен выразился четко, а значит - завтра ты идешь со мной. Честно говоря, это даже лучше: Орочимару или кто-то еще не посмеют на тебя напасть в допросной. Вот только у меня сейчас дел невпроворот и заниматься тобой мне будет некогда. Дело в том, что мы захватили больше десятка раненых врагов и сейчас допрашиваем их.

  Я заинтересовался.

  - Что-то удалось узнать?

  Он помрачнел:

  - Только то, что они из Деревни Скрытой в Дожде, а дальше какой-то мощный блок, не дает пленным говорить. Иноичи всю ночь долбался над каким-то шиноби, но чего-то путного достичь не удалось.

  - Хм. Отец! А вот когда я убил тех двоих в садике, мне удалось узнать кое-что у трупа. Может, если попробую я - то у меня получится?

  Фу сузил глаза:

  - И как это тебе удалось?

  - Это трудно объяснить. После того случая с Кьюби я многое вижу и ощущаю совсем не так, как все... Словно у меня раскрылись глаза и я вижу то, что все не видят... Будто вокруг меня слепцы, а я вот раскрыл глаза и смотрю на мир, который все ощущают лишь помощью тактильных ощущений, нюха, слуха и вкуса... Как вроде у всех есть руки, но никто не берет в них палку или камень... Отец, а у АНБУ есть же полигоны? Мне хочется много чего опробовать. Да и тренироваться нужно - боюсь наш полигочик не выдержит и минуты тренировки моей силы в полную мощность.

  Он явно задумался, а потом произнес:

  - Хорошо. Я думаю, что Данзо или Ибики мне не откажут: в их хозяйстве много чего не используется.


  На этом разговор затих. Отец сегодня был со мной целый день практически не отлучаясь.

  АНБУшники же так и не появились. В свете последних событий их отсутствие меня нервировало. Хотя и имело объяснение: очевидно, что нападение выявило недочеты в системе защиты и, кроме увеличения количества внешних патрулей, часть сил была брошена на нащупывание врага, посмевшего отвесить подобную пощечину.

  Ночью я спал вполглаза - из головы все не шло ухмыляющееся лицо Орочимару и его многообещающие намеки. Как результат - утро было не совсем добрым.

  Наскоро позавтракав рано утром мы отправились в центр деревни. Бывал я тут очень нечасто: можно сказать, что за год я тут побывал всего два раза. Поэтому активно крутил головой по сторонам.

  База АНБУ находилась как раз за центральным административным зданием. Корень АНБУ находился (как и должно быть понятно из названия) под этими двумя структурами. Официально Корень был частью АНБУ, а вот неофициально... АНБУ отчитывалось перед Хокаге, а Корень - перед Данзо. А вот теперь вопрос: кто такой Данзо, что с ним считаются все в Конохе? Ну ладно Фугаку - глава клана Учих и всей полиции Конохи. Ну, ладно Хокаге - АНБУ ему, как переходящее знамя, досталось по наследству вслед за титулом. Но кто такой Данзо? Почему он утром просыпается, в конце-то концов? Честно говоря, я начал подозревать, что в тенях Конохи прячется много чего нехорошего.

  На самом деле, когда мы зашли в какое-то задние и начали спускаться по длинной лестнице явно ниже уровня земли, я даже как-то облегченно вздохнул: проведя почти тысячу лет в пещерах практически не видя неба я с трудом адаптировался к открытым пространствам, а чистое ночное небо поначалу вызывало у меня легкий приступ паники. Правда, сейчас я уже привык к новой жизни, но все равно очутиться под землей было как-то даже приятно. На какое-то мгновение я даже пожалел о прошедших временах. Но лишь на жалкое мимолетное мгновение.

  Шли мы долго - минимум минут двадцать. И все по сплошь бесконечным коридорам с рядами дверей и коротких лестниц.

  Местные явно знали толк в подземном строительстве...

  Неожиданно свернув в ответвление, мы спустились на два пролета по лестнице и оказались перед постом АНБУ: двое шиноби в масках, изображающих странную вислоухую собаку и вообще непонятно что, развалились за столом и явно скучали. При виде нас они вскочили и Собака произнесла неожиданно приятным женским голосом:

  - Доброе утро, господин Фу.

  - И тебе доброе утро, Собака. - вполне приветливо произнес отец: - Как там с пленниками? Кого-то раскрыли?

  - Двое умерло, господин Фу. Господин Иноичи говорит, что у них установлена какая-то странная печать.

  - Хм. Я сегодня с сыном.

  - Так это ваш сын? - Собака явно заинтересовалась.

  - Да. Он сегодня попробует разговорить наших 'гостей'. Где Иноичи?

  - Час назад отбыл домой.

  Фу вздохнул:

  - Ладно. Кто умер?

  - В седьмой и восьмой. В двенадцатой сейчас ирьенины пытаются вытащить из лап шинигами то что осталось после работы Наоми Учиха, а в четырнадцатой - Ибики. В какую вы?

  Отец пожал плечами:

  - Давай в десятую.

  Собака кивнула и достала из-под стола большой и толстый свиток. Когда она его развернула, я увидел, что на нем на рисовано два больших круга, от окружности которых отходят, словно лучи, надписи иероглифов. Отец положил на них ладони и тут же по символам пробежалась яркая световая волна.

  АНБУ секунду напряженно смотрели на бумагу, а потом Собака произнесла:

  - Все в порядке. Проходите.


  Очевидно, это была какая-то магическая система проверки местных. В одной из книг нашей библиотеки я читал, что чакра у каждого шиноби своя и найти двух одинаковых в этом плане шиноби, так же трудно как и найти похожие отпечатки пальцев. Поэтому вполне возможно, что отец просто выделил порцию чакры на свиток, содержащий образцы допущенных сюда. Заодно так и регистрировались посетители.

  Когда мы двинулись дальше по коридору, Собака последовала за нами. Я обратил внимание, что у нее ярко-синие глаза и короткие светлые волосы. Больше ничего из-за маски разглядеть было нельзя. Разве что примерный цвет кожи - бледно белый.

  Мы подошли к одной из дверей, но, прежде чем открыть ее, Фу произнес, не поворачиваясь ко мне, а глядя перед собой:

  - Акио, ты - уверен? Работа допросной группы - это отнюдь не то чем обычно занимается большая часть АНБУ и даже Корень. Что уж тут говорить о службе обычных шиноби?

  Я чуть пожал плечами:

  - Наш клан - всего лишь игрушки Хокаге и его приближенных. Я сильно сомневаюсь, отец, что мне, даже если я сильно захочу, удастся избежать твоей или дяди Санты судьбы. Если смотреть на мою жизнь в таком ключе - то днем раньше или годом позже...

  - Понятно. - произнес он немного грустным голосом и, положив ладонь на вполне обычную дверную ручку, почти без усилий повернул ее.

  Моему взору предстало высокое циллиндрическое помещение, хорошо освещенное интегрированным в потолок светильником.

  Пленник был, можно сказать, частично вмурован в стену - вглубь бетона были погружены кисти его рук и ноги по колено. Кроме этого узника ничего не удерживало. Из всей одежды на нем остались аккуратно обрезанные под шорты черные форменные штаны. Наискосок через грудь шел узкий разрез: именно такие оставляют короткие изогнутые мечи. Очевидно, неизвестный мечник задел пленника лишь самым кончиком клинка. Тем не менее, меч рассек кожу, мышцы и кое-где даже кости. Не смотря на то, что рана была открытой, кровь не текла и даже на полу ее было лишь пара капель.

  Среагировав на движение, заключенный поднял голову и уставился на нас немного мутным взглядом. Благодаря этому я увидел, что шиноби - черноволосый довольно молодой мужчина с узким шрамом идущим из уголка левого глаза через висок к уху.

  - Пришли? Я уже заждался...

  Мы молча вошли в камеру и Собака закрыла за нами дверь.

  - Ну, что, Акио, готов? - произнес отец.

  Узник рассмеялся:

  - Неужели Коноха выродилась, что меня будет допрашивать этот мальчик? Или ты будешь учить своего ублюдка на мне?

  Я поймал его взгляд и произнес:

  - Заткнись... - и слегка ударил его по его искре. Пленник закричал от боли. Когда он выдохся, я спросил отца: - Я приступаю?

  Он чуть улыбнулся:

  - Да.

  Я подошел ближе. Зрачки моей жертвы были расширены от боли и их взор бегал, не в силах остановиться. Мне снова удалось легко поймать его взгляд. Искра немного слабее тех противников, с кем я сталкивался раньше. Может ее как-то ослабляют искусственно? Дело в том, что даже на Хейреше ослабить искру было проблематично. Но в этом сумасшедшем мире все было через одно место и, похоже, нужно кое-что прояснить. Фу стоит у меня за спиной. Не оборачиваясь, я его спрашиваю:

  - Отец! Его разум ослаблен. Чем это его здесь обработали?

  - Есть одно растение - из него делают нечто вроде сильного наркотика, ослабляющего разум и контроль техник...

  Хм... Невероятно, но - этот мир сам по себе не очень вероятен...

  При ближнем рассмотрении искра была как бы оплетена чем-то вроде корней растения.

  - Его искра как бы обвита чем-то. Это и есть печать?

  Озвалась Собака:

  - Да. В данный момент ведутся поиски информации в библиотеке Хокаге и определенные подвижки в том, как ее снять, уже есть.

  - А этот пленник не особо ценен? Я могу попытаться ее снять, но вдруг он умрет или еще чего.

  Отец ответил:

  - Этот генин вряд ли что-то знал... Так что - пробуй.

  Я прикрыл глаза и, сконцентрировавшись, начал выдирать корни из искры пленника. Практически сразу же тот начал кричать на всю мощь своих легких. Потерпев пару секунд, я заткнул уши пальцами. Нет, можно было вырвать ему язык или повредить голосовые связки, но что дальше? Пусть рисует? Сканировать ему мозг-то я смогу, а вот передать кому-то полученную информацию... Я говорил, что как телепат я не очень? И те, кому я попробую передать что-то, будут орать как этот хрен на стене.

  Наконец-то печать отделилась от искры и истаяла в воздухе. Пленник затих лишь хрипло дыша.

  Я еще осмотрел искру и, не обнаружив иных включений, подитожил:

  - Ну это...эту печать я выдрал, но насколько этот шиноби стал вменяем - другой вопрос...


  Пот стекал по лицу пленника и, собираясь в большие капли, капал на бетонный пол.

  Фу обошел меня и положил ладонь на затылок узника.

  - И действительно - печати больше нет... - произнес он и замолчал, закрыв глаза.

  Уже погружается в чужие воспоминания? Хм, контакт разумов происходит не телепатическим способом, а путем внедрения своей чакры в мозг пленника. Это грубо и не эффективно. Всеравно что скакать с костылями на беговой дорожке не опираясь на ноги.

  Впрочем, если псионика здесь неизвестна то это - выход из положения. При этом лично для меня - это как еще она пара длинных мускулистых и прекрасно управляемых рук.

  Чакра, магический дар. Я отлично помнил как, будучи иллитидом, иногда завидовал возможностям иных рас. Здесь же я получил это все в комплект к человеческому телу.

  Благодаря возможностям оперирования чакрой я получил возможность нивелировать недостатки псионики (в общем) и телекинетики - в частности. К примеру - 'полет'. По идее эта техника состоит в том, что бы передвигать телекинетикой в воздухе свое тело. Минусы очевидны: при моей мощи увлечься и сжать свое тело так, что б сломать ребра в секунду - плевое дело. Дабы было понятнее: телекинетика - это особо сильный манипулятор с достаточной силой, чтоб сминать и рвать толстые броневые металлические плиты. И вот этим манипулятором нужно поднять... ну, яйцо не яйцо, а стеклянный стакан - да. Проблема? Конечно. Особенно в бою, когда меня могут отвлечь. А так - усиливаем тело чакрой и проблема становится несущественна.

  Если рассматривать проблему телекинетики в этом ключе, то она - нечто вроде двуручного меча, которым можно парировать чужие атаки. А вот чакра дает мне щит и доспехи, благодаря которым, я могу допускать некие вольности и даже совершать ошибки.

  Почему я считаю свою псионику двуручным мечем, а не рапирой, к примеру? Это просто - практически все мои умения крайне разрушительны. Даже сейчас, когда большую их часть я просто не вытяну, если я буду участвовать в квалификации мне запросто дадут В-класс, а это уровень средненького джонина. А вот лет через пять я смогу производить масштабные воздействия на пространство и легко превзойду пресловутую S-ку. А там и до вершины недалеко...

  Из дум и мечтаний меня вырвало то, что отец раскрыл глаза. Пару секунд он смотрел просто перед собой, а потом произнес, обращаясь ко мне:

  - Акио, я узнал интересные сведения и мне нужно на доклад к начальству... Ты же побудешь пока с Собакой в моем кабинете?

  Ну и что я буду делать в его кабинете? Скучать? Бросать карандаши в потолок? Дразнить Собаку? Или испытывать на ней клановые техники? Не смешно...

  - Отец, а можно я останусь тут и пороюсь в его голове? Или у другого узника?

  - Ну... - явно засомневался он.

  - Собака за мной присмотрит, ведь так? - Я повернулся к АНБУшнице.

  - Ам-м-м-м... - только и смогла сказать она

  - Ну, ладно. - решился Фу - Только будь осторожнее. Не с этим пленником - он все равно не жилец, а со своим разумом. Понятно?

  - Да, отец!

  - Гм-м-м-м...

  Поколебавшись еще секунду, он испытующе посмотрел на Собаку и вышел из камеры, прикрыв за собой дверь.


  Лишь с трудом мне удалось удержать свои эмоции и не улыбнуться. Временами быть ребенком хорошо...

  Бросив короткий взгляд на Собаку, я подошел к безвольно обвисшему пленнику. Для полноценного сканирования, в идеале, мне бы коснуться его головы своей головой. На худой конец - рукой. Это нужно для передачи пси-энергии. Но, в принципе, это не необходимо - энергию может проводить и нейтральная материя навроде воздуха.

  В принципе, для этого мне даже не нужен зрительный контакт.

  Вторжение в чужой разум прошло успешно. Пленник задергался и даже как-то заскулил.

  Недавние воспоминания - не интересно. Личная жизнь - не нужна. Период обучения в Скрытой Деревне Дождя. То, что нужно...


  Что-то вещающий с трибуны Амекаге Ханзо Саламандр.

  - ...дальнейшая война будет продолжаться, пока наша страна находится между Огнем, Камнем и Ветром. Великим странам плевать на нас. У них тупо больше территории и ресурсов. В том числе и людских. Нас заваливают пушечным мясом с трех сторон. Здесь все против всех. Лишь когда они выдохнуться война на нашей земле закончится, но этого не произойдет никогда...

  Так вот он какой. Великий Ханзо. Маска-фильтр на нижней половине лица. Светлые волосы почти до пояса, пронзительный взгляд темных глаз. На лице - шрам, идущий через правую половину лица к уху.

  Это воспоминание довольно интересно, но некогда...Дальше.

  Инструктор Норайо Ира. Тоже с респиратором на лице, а в добавок на глазах очки как для подводного плавания и низко натянутый капюшон. Может это вообще женщина?

  - Сосредоточьтесь и почувствуйте чакру. Поменяйте ее природу и складывайте ручные печати: Тигр, Лошадь, Тигр, Крыса! Цельтесь в цель!

  Мои руки складываются в причудливые знаки, а мои уста выкрикивают:

  - Суитон Суидан но Дзюцу!

  Резко вдохнув, я выдыхаю тугую струю воды. Однако она не достала до круглой деревянной цели и излилась на землю в паре шагов от нее.


  Я чуть отстраняюсь от воспоминаний и довольно осматриваю попавшее мне богатство. Итак, у меня есть полное описание применения этой техники. Кроме нее есть еще парочка дзюцу, которых узник применять не мог по причине нехватки чакры, но знал что это такое досконально.

  Мне бы даже возможно удалось применить их с первого раза, если бы мне было известно мое сродство и оно было бы с Водой. Значит, нужно потрясти Фу на чакропроводящую бумагу и приступать к тренировкам по разработке чакроканалов...

  Кстати-кстати...

  Меня в последнее время начал интересовать источник чакры.

  Я вынырнул из чужих воспоминаний и, придавив пленника к стене телекинезом, стал рассматривать его источник. Он был похож на облачко синего газа, из которого оно растекалось по всему телу узника. Экспериментировать над своим источником довольно страшно - можно легко умереть или стать инвалидом, а вот над чужим - это да.

  Выделять чакру я уже умею - это не трудно. Придать форму - намного сложнее, а уж поменять природу... В тех книгах, что я читал, говорилось, что овладеть даже двумя стихиями - очень трудно. При этом первая стихия считается основной. Вроде как затраты чакры на основную стихию меньше, чем на другие.

  Вообще местные почему-то выделяют пять стихий. Четыре обычных и Молния. Помнится, когда я прочитал этот момент, я чуть не рассмеялся. Хрен его знает, почему так получилось и Молния стала пребывать отдельно от Воздуха. Тем не менее - это факт. И мне придется с ним считаться.

  Я чуть повел плечами и, вытянув руку вверх, положил ладонь просто на солнечное сплетение прижатого к бетонной стене узника. Именно здесь и находился источник. Кстати, поражение источника считалось местными абсолютно смертельным и практически неизлечимым. Именно от подобных повреждений шиноби(особенно высококлассные) и умирали. Да-да. Можно было разорвать сердце, вырвать печень и почки, но воин мог дальше драться, причем довольно успешно. Это достигалось управлением пресловутой чакрой в своем теле. А вот если повредить источник - смертность от подобных ран была абсолютной и очень быстрой. Здесь, правда, нужно заметить, что иногда шиноби сдвигали источник из этой точки, располагая его за сердцем или вообще совмещая с ним. Логика была мне понятна - легче защитить одно место в теле, чем два.

  Сам по себе источник хоть и завязан на тело, но полностью состоит из чакры. Поэтому внедрение чужой чакры, особенно форм или природ, может легко его уничтожить.

  Я осторожно потыкал в источник пленника телекинетикой. Пленник от этого вздрагивал всем телом, но я держал его крепко.

  Неожиданно шиноби хрипло зашептал:

  - Нет...чего ты хочешь? Прекрати это... Я расскажу тебе все, что знаю. Спра...шивай...

  - Мне нет нужды тебя спрашивать. Все что мне нужно - я узнаю и так. - я посмотрел на АНБУшницу: - Собака-сан, я же могу его убить?

  - Ну, это не желательно. Некоторые сведения могут потребовать подтверждения.

  - Понятно. - поджал я губы и произнес, уже обращаясь к узнику: - Если ты думаешь, что тебе повезло, то я тебя разочарую: есть множество вещей страшнее смерти и слишком многие очень долго молят о ней, прежде чем она принесет им избавление от страданий.

  Что там еще было интересного в его памяти?

  Когда час спустя в камеру заглянул отец, он увидел мрачную, словно грозовая туча, Собаку и меня довольно медитирующего перед безвольно обвисшим на стене узником.


  - Он жив? - спросил Фу.

  - Да, без сознания. - ответила Собака.

  В камеру зашел еще один человек одетый в одежду чунина и c протектором листа на лбу. Через лицо новоприбывшего шел широкий шрам. Отец его представил:

  - Акио! Это Морино Ибики, глава допросной группы.

  Я поднялся и чуть поклонился:

  - Здравствуйте, Ибики-сан.

  Отец продолжил:

  - Идем, он хочет посмотреть на то, как ты убираешь печать. Среди пленных есть один чунин. Над ним сутки бился Иноичи так и уйдя домой, в конце концов.

  - Я могу попробовать, Ибики-сан. Но даже этот пленник при уничтожении печати испытывал очень сильную боль. Может, на чунине вариант более...совершенный?

  Ибики улыбнулся:

  - А он действительно так умен, как про него говорят. Что ж, Акио, идем - ты сам все увидишь.

  - Хорошо, Ибики-сан.

  - Собака, ты с нами.

  Мы вышли из камеры и пошли по коридору дальше. Возле одной из дверей стояла спиной к нам высокая статная женщина с длинными, аж до колен, густыми черными волосами. Одета она была в темный костюм чунина с зеленой жилеткой с броневыми вставками. Перед ней мялось двое медиков в своих белых одеждах. Женщина неожиданно стала тыкать пальцем в грудь одного из них и до нас донеслось:

  - ...вы пропустите меня! Я пройду - так или иначе! Не вам меня останавливать!

  Ибики коротко ругнулся и, так как мы были уже близко, громко заговорил:

  - Госпожа Наоми! - при первом звуке его голоса женщина обернулась так быстро, что мои глаза не разглядели самого движения. Она просто стояла к нам спиной, а потом - раз и уже она к нам лицом. Ибики же продолжил: - Ну, зачем вы так? Они выполняют мой приказ. К тому же узник и так не в отличном состоянии, а если вы врежете по нему мощным гендзюцу - то мы из него не вытянем вообще ничего.

  Так это моя знакомая? Когда она одета в гражданскую одежду - то ее не узнать. Словно два разных человека.

  Ее горящий алым светом взгляд как-то бешено уткнулся в Морино:

  - Ибики! Не зли меня. Я только что похоронила сестру и мне уже плевать на все. Я сейчас зайду вовнутрь.

  Ибики вздохнул:

  - Хорошо. Только успокойтесь. Сначала пусть попробует Акио Яманака, наш маленький гений, а уж если у него не получится - то тогда вы. Хорошо?

  Наоми пару секунд смотрела ему в глаза, а потом ее глаза потухли и она соскользнула взглядом сначала на лицо Фу, а потом и на меня.

  Я поклонился и произнес:

  - Здравствуйте, Наоми-сан.

  Она удивилась:

  - Акио? А ты что здесь делаешь?

  - Сопровождаю отца, Наоми-сан. Ну и применяю свою силу для нужд деревни.

  Она долго смотрела на меня, потом подняла взгляд и, рассмотрев всех, даже спрятавшуюся за спиной своего начальника Собаку, произнесла:

  - Пусть будет так.

  Ибики кивнул и посмотрел на ирьенинов:

  - Он в сознании?

  - Минуту назад был.

  - Тогда заходим.

  Камера была аналогичной той, в которой я был только что. Возникло даже легкое чувство дежавю.

  Вот только висящий на стене пленник был совсем другой мужчина. Левая половина его головы была сильно обожжена. Кожи на ней практически не было. От глаза осталась лишь пустая пропеченная глазница. Левого уха не было вообще - лишь остатки ушного отверстия намекали о том, где оно должно было бы быть. Щека тоже отсутствовала, как и часть зубов с этой стороны. В камере висел тяжелый дух, состоящий из тошнотворной смеси запахов паленой плоти, каких-то медикаментов и дерьма.

  Тот ирьенин, в которого тыкала пальцем Наоми, произнес:

  - Он под действием сильного обезболивающего - настойки пустоцвета. Без него он бы умер от шока или сошел с ума...

  Фу наклонился ко мне:

  - Акио, ты уверен?

  Я вздохнул:

  - Да.

  Собака закрыла за нами дверь.

  Узник среагировал на звук наших голосов и медленно поднял на нас мутный бегающий взгляд и произнес:

  - Убейте меня. Я ничего вам не скажу...

  Я подошел к нему ближе и когда он перевел взгляд на меня, прошептал:

  - Мне это и не нужно.


  Эта печать была сильнее и более разветвленной. Вдобавок ко всему, она охватывала всю голову пленного чунина.

  - Она намного обширнее предыдущей. Вы уверенны, что мне стоит пробовать. Он может и не выдержать моего способа.

  Ибики чуть пожал плечами:

  - Ему в любом случае немного осталось. Или ты или госпожа Наоми уж точно загонит его в могилу. И более выносливые часто умирают. А уж он...

  Ну что ж. Я подошел еще ближе, оказавшись практически под лицом пленника и, посмотрев ему в глаза, захватил чужой взгляд, сразу после этого начав атаку.

  Как только я начал выдирать печать, пленник тут же заорал от фантомной боли. Хотя может и совсем не фантомной, ведь если печать состоит из чакры и завязана на чакроситему, а чакросистема завязана на физическое тело... Заткнув уши пальцами, я продолжил экзекуцию, практически не обращая внимание на его дергание и крики.

  Этот образец вел себя совсем не так как предыдущий. Тот был пассивным образованием, а этот образец сопротивлялся и даже оторванные корни как-то тянулись обратно к чакросистеме. Временами корни начинали вести себя как щупальца и, пытаясь выскользнуть из моих незримых рук, упрямо тянулись обратно.

  В конце концов, мне это надоело и я стал просто разрывать эту чужеродную систему на куски, отшвыривая ее ошметки в стороны. Эта тактика увенчалась частичным успехом: основная структура печати была бесповоротно разрушена, но некоторые ее части остались в чакросистеме пленника и, словно какие-то черви, стали углубляться в чакроканалы. Тем не менее они были многократно слабее и мне не составило труда выловить их всех.

  Критически осмотрев свою работу, я открыл глаза и вытащил пальцы из ушей.

  Чунин, насколько я мог судить, был жив. Искра горела даже чуть ярче, чем до этого.

  Эх, если бы мне дали покопаться в его мозгах! Это же целый чунин! Он наверняка знает больше десятка разных техник. Эти сокровища лежат совсем рядом - только протяни руку, но...

  Может еще представится возможность?

  Хотя, как я понял, здесь все воюют со всеми, а значит - стоит набраться терпения и когда ни будь мне еще удастся поковыряться в памяти даже не чунина, а джонина.

  - Я закончил. Эта печать была очень сильной. И она была как бы живой и пыталась самовосстановиться.

  Обернувшись, я увидел, что все шестеро тихо обсуждают происшедшее, излучая разные эмоции: Ибики был доволен, Фу светился гордостью как уличный фонарь, Собака и ирьенины явно боялись, а Наоми, излучая багровый свет своими глазами, была несомненно озадачена, но - тоже довольна. Насчет последней - похоже, пленник страдал достаточно эффектно, что бы ее жажда мести немного поутихла.

  - Печати больше нет? - спросил Ибики Учиху

  - Я больше ничего не вижу. - ответила Наоми.

  - Отлично. - произнес Ибики - Ирьенины - проверьте его физическое состояние.

  Медики поводили руками по телу пленника и один из них произнес:

  - Все в пределах нормы. Только у него шоковое состояние. Дать ему лекарства?

  - Да. - кивнул Ибики и, после того как ирьенин залил узнику что-то в рот из баночки, которую достал из кармана своего белого костюма, продолжил: - Фу, просмотри его память - нам нужно знать ответ на вопрос: кто организовал нападение?

  Отец кивнул и положил руку на голову пленного шиноби.

  Я отошел в сторону и, критически осмотрев стену, облокотился на нее.

  Ко мне подошла Наоми.

  - То, что ты делаешь, Акио, очень интересно и я бы даже сказала - невероятно. Как это у тебя получается - ты влияешь на чужую чакру, не вливая туда свою?

  - Не знаю Наоми-сан. Вот представьте: вы слепы от рождения и просите меня объяснить как выглядит цветение сакуры... У вас никогда не было обоняния и вы спрашиваете меня как пахнет персик... Уже год как я вижу все по-иному.

  Неожиданно отец открыл глаза:

  - Я видел носителя риннегана в Стране Дождя. Его зовут Нагато. Он один из приближенных командира этого чунина, Яхико. Они все шиноби Деревни Скрытой в Дожде.

  - Ханзо? - спросила Наоми.

  - Я не уверен... Такое впечатление, что этот Яхико провоцирует раскол в Дожде.

  Ибики удивился:

  - Неужели еще один очаг гражданской войны?

  - Похоже, все идет к этому. И полный риннеган - это сила, с которой придется считаться.

  Вдруг все повернулись ко мне и смерили меня взглядами.

  Наоми задумчиво произнесла:

  - М-да. Риннеган... - после чего посмотрела на отца и произнесла: - Фу! Учиха не забывают ничего: ни долгов, ни врагов. Если Акио будет что-то нужно, в разумных пределах, пусть обращается к нам.


  М-м-м-м?

  Может меня пустят на полигон к Учихам?

  Учиха уже повернулась к выходу из камеры, когда я резво забежал перед ней и спросил:

  - Наоми-сан! Мне бы на полигон какой-нибудь попасть...

  - Полигон? - озадачилась она.

  - Ну, да, полигон. Место, где я смог бы тренироваться. Какое ни будь место, которое я бы мог спокойно уничтожать.

  Я заметил, как отец как-то неодобрительно покачал головой.

  Наоми поджала губы:

  - Дело в том, что полигоны нашего клана находятся за пределами Конохи, а время сейчас очень не спокойное. Правда, один из них находится в скалах... В любом случае, я думаю, что тебе сначала стоит спросить своего отца.

  - Хорошо, Наоми-сан. Но если что - вы же не откажете?

  Она усмехнулась:

  - Нет, конечно же нет.

  Отец же разговаривал с Ибики:

  - ...еще раз погружусь в его память: возможно, увижу что новое о Скрытом Дожде.

  - Ладно. Мы подождем. Хотя - может быть оттянем его в допросную?

  Фу пожал плечами:

  - Если от печатей не осталось вообще ничего - то незачем: и тут нормально.

  После чего снова положил ладонь на затылок пленника.

  Наоми хмыкнула и вышла из камеры, махнув своими волосами, словно роскошным хвостом.

  Когда дверь за ней закрылась, присутствующие заметно расслабились.

  Я вздохнул и прикрыл глаза: похоже, это надолго.


  Все утро до обеда отец с Ибики бегали с разнообразными докладами по всем своим начальникам, побывав везде неоднократно и в разных составах: отдельно Данзо, отдельно Хокаге, они оба вместе плюс советники.

  Меня таскали с собой и демонстрировали при любой возможности скорее как диковинное животное, а не как человеческого детеныша. Честно говоря, мне было индифферентно на все эти пляски и заигрывания. Два советника - пожилая женщина Утатане Кохару и такой жестарый мужчина Митокадо Хомура - мне не понравились сразу. Те еще твари, трясущиеся за свою власть посильнее Хокаге. Как минимум всю их веселую компанию во главе с Данзо нужно было пускать в расход и если этого не произошло, то очевидно ситуация с ними была чуть ли не такая же как и с главой Корня.

  Я во всю демонстрировал скуку и сдержанную вежливость, не забывая кланяться. Судя по эмоциям, впечатление я оставил о себе хорошее. Даже Данзо позволил себе улыбнуться, глядя на меня. Вот только от его улыбки мне захотелось прикончить его прямо тут и сейчас и податься в нукенины. Его эмоции можно было описать одним словом - жажда. Нет-нет - не физическая, а духовная. Ему хотелось всего и сейчас: власти, денег и даже женщин. Всех окружающих он рассматривал лишь как инструменты для достижения данного. Но мало этого - он умело прятал все это за маской старика-инвалида. Что интересно: все остальные тоже любили включать эту маску и довольно кряхтели от почти воображаемого радикулита.

  Но было две вещи, что меня насторожили.

  Первая - все вокруг были уверенны, что у меня какой-то неразвившийся риннеган или какая-то его слабая форма, не проявляющаяся внешне. Как следствие, я стал действительно опасаться за свои глаза.

  Вторая - кое-какими знаниями о риннегане владели лишь Учихи, но отдавать меня им на учебу никто очень явно не хотел. Все же что было известно о этом додзюцу всем остальным было лишь общие показатели да слухи, либо вообще легенды.

  Но совершенно неожиданно Данзо выступил сам с предложением направить меня контактировать с Учихами. А остальные советники высказали пожелание, чтобы моими тренировками занялся параллельно кто-то из АНБУ.

  Короче говоря, подытоживая это все я понял, что совсем скоро моя жизнь резко осложниться.


  Я не задумывался, чем питаются АНБУшники у себя на базе, а зря. Как оказалось, у них есть большие столовые. В АНБУ она была расположена на поверхности, а в Корне - где-то глубоко под землей.

  Вообще подземная база Корня была огромной и почти полностью автономной от остальной Конохи. Так что, в принципе, на поверхности члены Корня появлялись только для миссий. Следствием этого было то, что многие из них были очень бледнокожими.

  Казалось бы - а не слишком ли большая роскошь для такой небольшой организации как Корень отстроить настолько огромную подземную базу? Однако, это было странно только на первый взгляд. Вот маленький фактик - Коноха обладала огромными прекрасно защищенными убежищами, способными без проблем разместить около двухсот тысяч гражданских. Да, запасов еды и воды там было лишь на пару дней, но сам факт - отстроить такую систему...

  А ответ очень прост - две пары шиноби В-класса с основной стихией Земля способны за сутки (конечно, в идеальных условиях) легко создать круглый туннель длиной два километра и шириной три метра.

  Так вот, в обед отец отвел меня в большую и светлую столовую. Цены здесь были относительно невысокими, кроме того для АНБУ и иже с ними действовала пятидесятипроцентная скидка.

  Ну, а теперь самое главное: как насчет ядов? А вот здесь действовал некий фатализм местных. Вроде как - если бояться, что меня отравят многократно проверенные повара АНБУ то тогда уж и в туалет лучше не заходить. Да и из деревни неплохо бы сбежать...

  Кроме этого многие из служащих носили обеды с собой.

  В основе своей пища была нехитрой - на первое овощной суп, а на воторое нечто вроде риса и немного морепродуктов или мяса.

  А уж после обеда мы с отцом отправились на один из внешних полигонов АНБУ.

  Шли мы долго - около получаса. Дорога проходила между сплошными заборами клановых частных владений. Все это время отец рассказывал мне о полигонах Конохи.

  Как оказалось, полигоны АНБУ находятся справа и немного сзади скалы с изображением лиц Хокаге. В то же время слева от них находятся общедоступные полигоны, а также небезызвестный Лес Смерти.

  Некоторые из полигонов были ограждены по периметру пятиметровой сеткой-рабицой с вывешенными предупреждениями о том, что это полигон и пребывание на нем может быть смертельно опасно. На этих полигонах либо тренировались клановые, либо на них когда-то было применено нечто, что повлияло на флору или фауну на нем. Некоторые из полигонов были ограждены символической оградой и представляли собой аккуратные ухоженные рощи с полянками в центре. Полигоны были разными по размеру. Лес Смери был самым большим - его диаметр в самом широком месте был больше пятнадцати километров. Сначала меня этот факт очень обрадовал, так как мои самые разрушительные умения можно было вполне применять там, а потом отец сказал, что это место крайне опасно: Первый Хокаге отрабатывал там свои техники и что из этого вышло словами не описать - это нужно видеть.

  Я уже хотел поспрашивать о других полигонах как мы наконец-то оказались перед минимум шестиметровой оградой, сплетенной из стальных прутьев самых различных диаметров. На многих их них были наклеены нисколько не потемневшие от времени и погоды бумажные прямоугольники печатей. Барьер?

  За этим жутковатым забором простиралось, ровное как тарелка, прямоугольное поле почти до горизонта. На первый взгляд на нем не было ничего живого. Лишь крупный рыжий песок. На моих глазах вдали образовался маленький пылевой вихрь и побежал вдаль от нас.

  Отец произнес:

  - На этом полигоне отрабатывали свои самые разрушительные техники джинчурики нашей Деревни и Четвертый Хокаге. Третий дал разрешение на его расконсервацию.

  Подойдя к ограде, Фу начал срывать печати с одного из участков стены. Очистив примерно два метра ограды, он приложил ладонь в центр этого участка и, прошептав 'Откройся' выпустил немого чакры. Секунду ничего не происходило, а потом секция вздрогнула и стала довольно медленно погружаться в землю.

  Когда проход открылся, мы с отцом вошли во внутрь и он произнес:

  - Тренироваться будешь здесь: защита тут очень мощная... Даже Девятихвостому бомбой биджу не удалось ее пробить. Конечно, скоро будет уже полтора года как нет Четвертого, но я не думаю, что в защите могли образоваться прорехи - делалось тут все капитально.


  Я осмотрелся и сказал:

  - Отец, ты будешь стоять здесь?

  - Нет, зайду за ограду - видишь дерево? Я буду возле него.

  Вздохнув, произношу:

  - Я пойду дальше к центру...

  - Будешь тренировать что-то мощное?

  Пожимаю плечами:

  - У меня появилось много вопросов после атаки на Учих и я боюсь, что все ответы на них довольно разрушительны.

  - Понятно. - участливо кивнул он.

  Я же отвернулся и потопал к центру пустоши. Полигон занимал довольно большую площадь - где-то в районе шести-семи квадратных километров. А может и все девять.

  Слой рыжего песка был неглубоким - примерно ладонь толщиной, а под ним была оплавленная каменная поверхность. Из-за этого, двигаться по нему было трудно - мои ноги были коротковаты и я сильно груз. Кроме того нещадно палило солнце и приходилось немного помогать организму усиливая ток чакры внутри тела.

  Отойдя метров на сто от входа я уселся на горячий песок и начал тренировки. На этот раз скрываться не было нужды и я стал полностью задействовать телекинетику.

  Первое: тренировка 'искажения' - создание острого цилиндра на максимум. За прошедшее время прогресс был довольно большим - и хоть до пика моей силы было еще очень далеко, но прогресс был очевиден и я стал оптимистично смотреть в будущее. Сегодня радиус основания конуса вышел почтив два десятка метров. Правда, удержать его удалось всего три секунды, после чего я чуть не потерял сознание. Пришлось опереться о песок руками.

  Придя в себя, я тут же стал собирать из песка 'шрапнель'. Вообще тренировать телекинетику на песке - одно удовольствие. К примеру, у той же 'шрапнели' не образуются осколки, ну а 'давкой' удерживать объёмами песка гораздо сложнее, чем крупными обломками или щебнем.

  Для меня это усложняет тренировку многократно. Сложнее только работать с жидкостями. Кстати, нужно не забыть спросить о полигоне с водой.

  Первая сфера унеслась к центру полигона по высокой дуге и, упав на песок примерно в километре от меня, разорвалась громким взрывом. Песок вспух впечатляющим пыльным облаком, образовав серьезную ударную волну, взволновавшую поверхность полигона и тут же стал быстро оседать.

  Следующая...

  Больше часа я швырял 'шрапнель' радуясь, что наконец-то я могу развернуться и вдоволь повзрывать и разрушать.

  Но и этому наступил предел.

  Теперь тренировки грубой телекинетики - 'импульс' и 'давка'.

  Нанося однообразные удары по песку, я погрузился в свои мысли.

  Сам по себе 'импульс' представляет собой телекинетическое отталкивание материи от своей искры. Это простейшее воздействие и такие показатели как его эффективность и сила зависят напрямую от силы псиона. Следующий уровень искусства 'импульса' - это рождение телекинетического момента в стороне от искры. Ну, к примеру, сверху вниз или толчок по направлению уже к своей искре.

  Не знаю почему, но мне особенно удавался удар сверху. Особенно по площади либо вокруг меня, либо с эпицентром в стороне. Удар сверху по площади я называл 'гравитационным ударом' - просто внешние эффекты были очень похожи на резкое возрастание гравитации в этом районе (на глаз до десяти g). Одновременный телекинетический импульс сверху и в стороны вокруг меня, я называл - 'опустошение'. По действию, я фактически создавал горизонтальный взрыв, сдувавший всю материю в стороны. При применении 'опустошения' приходилось прикрываться защитной версией 'искажения', что было не всегда удобно, однако если меня, не дай Боги, окружали враги - опустошение просто уничтожало их. Конечно область поражения была не абсолютной и с увеличением расстояния от эпицентра эффект быстро падал. Тем не менее, на пике силы полностью уничтожить все вокруг эпицентра на сто метров было для меня проще простого, а дальше уже плотность образовавшейся очень толстой ударной волны быстро начинала падать.

  Вообще, то, что я был человеком, здорово влияло на меня. Одним из эффектов этого было то, что я старался приспособить самые разные умения псионов и манипуляторов для убийства врагов. Особой моей гордостью на этом поприще служила 'рассекающая волна'.

  Все знают что такое 'портал' и зачем он вообще нужен? Он прокалывает пространство, совмещая две его точки практически в одну. А вот теперь вопрос: а какой толщины сам по себе 'портал'? Задавшись этим вопросом, я узнал, что его толщина стремиться к нулю. Да-да - арка портала настолько острая, что режет алмаз, практически не замечая его. Сталь, адамант, митрил - о кромку портала можно разрезать все. Эдакая идеальная гильотина.

  После долгих экспериментов я придумал способ создания неправильного быстро расширяющегося кольцеобразного портала. В бою я, правда, эту свою разработку не применял, но на испытаниях тренировал ее постоянно. Итогом моих тренировок стало кольцо, возникающее вокруг меня и расширяющееся за секунду до диаметра полутора километров. Создавал я его на высоте метра над поверхностью. Фактически, все, что было бы выше метра - было бы рассечено.

  Защититься можно только 'искажением' или сильнейшими заклинаниями, действующими на пространство.

  Конечно, это чрезвычайно мощные умения, но минимальные воздействия нужно уже начинать пробовать. Заодно - это и будет тренировка.

  Хотя - не сегодня.

  Сегодня у меня будет 'полет'.

  Я долго откладывал над ним эксперименты. Практически с того самого момента как научился выделять чакру из почти всех тенкецу моего тела. Вырываясь в окружающее пространство, чакра создавала медленно тающий покров, способный защитить меня от огрехов телекинетического захвата. Кроме того, чакрой можно было укреплять свое тело.

  Я поднимаюсь на ноги и, начав выделять чакру, чуть приподнимаю свое тело над песком. Пока все нормально. Чакры хватит еще минуты на три. Резко вздергиваю себя вертикально в небо. ОТ перегрузки потемнело в глазах. Взмыв в небо метров на пятьсот, я затормозил и завис, обозревая окрестности.

  Фу с такой высоты выглядит букашкой. Из зарослей по соседству от него выскочило еще две фигурки - соглядатаи.

  Ладно, хватит их нервировать...

  Аккуратно приблизившись к краю полигона, я осторожно потыкал в пространство над оградой рукой. Как и ожидалось, мои пальцы наткнулись на упругую невидимую поверхность. Надо же - защита идет и вверх. Очень интересно, а как высоко?

  Я стал быстро подниматься вверх, ведя рукой вдоль него. Как оказалось, барьер не прерывался резко. Он как бы постепенно слабел с высотой. К примеру, всего на сто метров ниже рука легко погружалась в него уже почти по локоть, хоть и не пробивала его.

  На высоте было прохладнее, но и ветренее.

  Две трети чакры ушло почти незаметно. Осознав необходимость скорого приземления я, вздохнул, быстро спикировал к выходу и, мягко затормозив, опустился на песок к ожидающей меня делегации.


  Собака замерла перед сидящим за столом забинтованным как мумия Шимура Данзо. Его правая рука чуть дрожала. Собака подумала, что сегодня создатель всего Корня необычно слаб.

  - Продолжай... - поторопил он Собаку.

  - Он проявляет невероятную для своего возраста рассудительность и равнодушие, жестокость. А некоторые его высказывания загоняют меня в тупик. Когда сегодня он разрушал печать чунина даже Ибики был удивлен, а ирьенины Сэдэо и Рио были шокированы. И я бы хотела повторить: он практически не использует чакру для этих воздействий, но, тем не менее, он очень развит для своих лет.

  Данзо чуть прикрыл глаза и достал из стола тонкую папку. Пододвинув ее в сторону Собаки, он произнес:

  - С завтрашнего дня ты будешь часто контактировать с Фу и Акио. Следи за ними. Возьми вот это. Здесь результаты наблюдений за Акио в детском садике: характеристика, список демонстрируемых умений, разбор разнообразных случаев с его участием. Твоим напарником будет Торуне - я прервал его задание и уже завтра он будет в Конохе. - чуть помолчав, Шимура добавил: - Учихи начали очень плотно его опекать. Фугаку чуть не пошел на прямую конфронтацию с остальными старейшинами в борьбе за его судьбу, а Яманак подперли Нара и Акимичи. Хьюга заняли выжидательную позицию и прямо заявили, что им-де все равно что произойдет с Акио Яманака, главное, чтоб он не стал в результате ненавидеть Коноху. Докладываешь мне обо всем: контакты, тренировки...

  Неожиданно на стол забежала большая черная длинношерстная в маленьких золотых очечках на тонкой мордочке крыса. Остановившись прямо напротив Данзо, крыса села и, сняв очки, близоруко посмотрела на главу Корня. Пару секунд она его рассматривала, а потом кивнула мордочкой и в ее лапках появился довольно большой свиток. Молча протянув его Шимуре, она тут же стала каким-то с интересом озираться по сторонам. Глава Корня привычно достал из кармана большой кусок шоколадного печенья и обменял его на свиток.

  Быстро пробежав глазами содержимое, Данзо ухмыльнулся и произнес:

  - Только что Акио Яманака освоил полет...

  В наступившей тишине было отчетливо слышно, как крыса, ожидая приказа, грызет печенье.

  - Риннеган? Но...как? Яманаки же не Сенджу и уж тем более не Учиха. - зашептала Собака.

  Данзо поднял взгляд:

  - Пути получения риннегана и источники его силы не ясны. Лишь Рикудо постиг их. Почти все что мы и даже Учихи знаем - это лишь наши домыслы. Кто-то что-то видел, кто-то что-то слышал... Ты свободна.

  Собака поклонилась и исчезла за дверью.

  Данзо написал что-то на бумаге и сунул крысе маленький свиток в лапки вместе с еще одним кусочком печенья. Сразу после этого крыса исчезла, словно ее и не было.

  Еще немного подумав, Данзо позвонил в колокольчик и, когда перед ним появился агент Корня скомандовал:

   - Сегодня ночью проведите эксгумацию могилы жены Фу, Аки. Быть может ответы мы найдем там. Да, и нужно взять кровь у Акио и самого Фу: существует вероятность, что Акио не является чистокровным Яманакой... Нужно связаться с Ханзо из Скрытого Дождя и передать ему полученную нами информацию. Пусть он примет меры и разработает план по уничтожению своего носителя риннегана...


  Под вечер мы с отцом пошли домой. Анбушники сделали вид, что проходили мимо и, после того как я без проблем приземлился, вроде как пошли дальше. Я же чувствовал их присутствие. Держались они довольно далеко, практически на границе восприятия.

  Ну и плевать на них. Я был даже рад, что за мной присматривают.

  Дома нас ждала Моммо. Она приготовила отличный ужин.

  После него отец поманил меня в подвал:

  - Пойдем. Я считаю, что ты уже достаточно взрослый... Лезешь в взрослые разборки, убиваешь... Создаешь свои техники. Быстро вырос. Что ж...

  Он остановился перед своим несгораемым шкафом, вмурованным в стену и приложил в специальное контурное углубление свою руку. Спустя секунду щелкнул замок и отец убрал от двери свою ладонь. Я заметил на углублении маленькое пятнышко крови.

  Когда Фу открыл дверь своего сейфа, первое что я увидел - один из секторов двери занимала открытая часть замка. Она представляла собой барабан с шестью длинными тонкими металлическими иглами. Кончик одной из них был окровавлен. Отец достал чистую иглу произнес:

  - Эти иглы являются частью замка и сделаны из чакропроводящего металла. При открытии замка игла берет не только образец крови, но и образец чакры. Механизм сверяет его с образцом и если образцы совпадают - замок открывается. Дай свою ладонь...

  Я со вздохом протянул руку Фу и он не медля воткнул иглу мне прямо в указательный палец. Я ожидал, что появится хоть немного крови, но ее не было вообще - игла ее тянула всю без остатка. Палец онемел. Однако спустя пять секунд отец вытянул иглу и вставил ее обратно в гнездо замка. Я осмелился задать вопрос:

  - Все?

  - Да. Теперь ты обладаешь допуском ко всему в этом сейфе.

  Илишь после этого я понял, что не вижу содержимого. Однако загадка разрешилась спустя секунду: оказалось, что существует еще одна дверка, отделяющая замок от содержимого. На ней не было никаких замков и отец просто открыл ее потянув за небольшую ручку.

  Сейф был разделен на три полки: на первой сверху лежали деньги, на второй оружие(связки кунаев и звездочек, пара очень коротких мечей-ниндзято и кинжалы разных форм и размеров), а на третья полка была занята большим количеством свитков. Указав на последнее, отец произнес:

  - Это те описания дзюцу, что мне попадались в моей жизни. Что-то я вытаскивал из чужих мозгов, что-то - было общедоступным в мое время. Здесь есть как простейшие техники, так и две пары пары техник класса А. Мне так и не удалось их освоить, но это не те знания, что можно выкинуть на свалку...

  О-о-о-о-о! Вот это да...

  - Благодарю за доверие, отец.

  Он довольно хмыкнул и продолжил:

  - Оружие и техники можешь брать хоть все, но деньги и печати - только с моего разрешения. И не разбрасывайся свитками по всему дому - это не игрушки.

  - Понятно. - кивнул я.

  - Что-то я забыл... - задумчиво протянул он и смешно наморщив лоб, прикрыл глаза и задумался. Но уже спустя пару секунд он их открыл и поизнес: - О, Ками! Свитки с техниками дал, а сродство узнать забыл... Где-то у меня была чакропроводящая бумага...- он начал вытаскивать оружие на пол. Э-эм... Бятя, что - хомяк? На кой хрен он держит все эти кинжалы? Их же минимум четыре десятка! И совершенно разного качества! Боевые трофеи? Я присел возле быстро растущей кучи оружия и выдернул из кучи приглянувшуюся цацку. Кинжал полностью с ножнами был сделан из черного чаропроводящего металла с капельками белого золота. Рукоять изображала дракона. Разглядывание трофея прервал голос Фу: - Вот она! - Его добычей было два квадратных листика пожелтевшей от времени бумаги. Протянув один мне, он произнес: - Подай в нее немного чакры.

  Я знаю про сродство со стихиями и читал про этот старый прием определения сродства. Идаже планировал поднять этот вопрос первым, но в последнее время дел было не впроворот.

  Я чуть пожал плечами и зажав ее между пальцами выделил чакру в нее. Спустя мгновение листок разрезало на две половинки. Ветер. Не так уж и плохо.

  - Хм. Ветер...- повторил Отец. - А у меня Вода. - Он указал на свитки: - Видишь они перевязаны цветными ленточками? Синий - Вода, коричневый - Земля, красный - Огонь, зеленый - Ветер, желтый - Молния...

  На Ветер не так уж и много - всего шесть свитков...

  Я решился на вопрос:

  - М-м-м... Насколько я знаю, мало узнать свое сродство - нужно долго тренироваться для того что бы прочувствовать стихию. И лишь после этого можно изучать дзюцу.

  - Тренируйся. - хитро улыбнулся Фу.

  Ну вот... Это так меня отвлекают от успевшего мне полюбиться полигона?

  Ну-ну...


  Проснулся я ночью от ощущения тревоги.

  Я всегда доверял своим чувствам, хоть и так и не смог развить 'предвидение'.

  На первый взгляд все было в порядке - защита была на месте, а в деревне не ощущалось ничего необычного. Даже искры соглядатаев оказались на своих местах. Но внутренний голос просто вопил об опасности.

  Я очень аккуратно и беззвучно встал с футона и сосредоточился. За окном ярко светила луна и ее бледно-белый свет падал через окно, дотягиваясь аж до закрытой двери.

  Совершенно неожиданно со всех сторон зашептал голос:

  - Очень интересно... Как ты почувствовал мое приближение?

  И возле двери возникла очень яркая искра.

  Я тут же телепатически ударил по ней, но из-за ее яркости эффекта было немного. Сразу за ударом я выстрелил 'импульсом' точно в нее, но неожиданно пришелец непостижимым образом исчез с пути удара и тот выплеснул свою ярость на межкомнатном деревянном перекрытии, пробив в нем метровую дыру. Раздался оглушающий звук падения мебели и звон бьющейся посуды.

  Искра же возникла у меня за спиной и чьи-то руки обхватили меня за шею оттягивая голову в сторону. Сразу после этого я почувствовал, как в артерию воткнулось что-то острое.

  Наношу удар в слепую, но чужака снова нет на пути 'импульса' и тот врезается в потолок, пробивая и его и крышу насквозь.

  Искра возникла на лунном свету и я разглядел одежду и лицо нападающего.

  Орочимару.

  Он наклонил голову к левому плечу и издевательски улыбнулся

  На улице раздались звуки падающих деревянных обломков крыши. Почему не реагируют наблюдатели и отец? Мы уже секунд пять разбираемся...

  И почему он не нападает? Опять бью по его искре, но саннин даже не морщится и улыбается до ушей:

  - Слабее, чем в первый раз. Наркотик действует...

  И он картинно поднял на уровень своих глаз ладонь с лежащем на ней пустым стальным шприцем.

  Твою мать...

  Неожиданно мир помутнел и я покачнулся от навалившейся слабости.

  Нет-нет-нет-нет...

  Ты меня так просто не возьмешь! Ударяю 'импульсом' себе под ноги - и удивленно вижу, что я не смог пробить пол, лишь доски потрескались. Еще раз! Тело покачнулось и я упал на колени а потом и на четвереньки. Да что же это такое? Пол прямо перед глазами и я наношу еще один 'импульс' все-таки пробив в нем дыру на первый этаж. Наклонив тело вперед я пытаюсь нырнуть в гостиную и мне это почти удается, но меня хватают за ногу и грубо вздергивают вверх.

  Сознание мутится окончательно.

  Орочимару поднимает меня на уровень своих глаз и вкалывает мне в шею еще один шприц черно-фиолетовой жидкости.

  Мир поглощает тьма.


  Кошмары...

  Эрруу забрасывает себе в пасть живых людей и со смаком причмокивает.

  И потом говорит:

  - Вкуснее людей лишь эльфы... Правда?...

  Его образ рассыпается на кусочки, из которых собирается тело гигантского демона с рогатой мордой быка и ногами, заканчивающимися копытами. Он сидит на еще более огромном троне, будто бы слепленном из застывшей магмы. Его глаза закрыты, но вдруг открываются. Он поднимает правую лапищу с длиннющими загнутыми когтями и, указывая прямо на меня, произносит:

  - Тебе не место здесь...

  В следующую секунду его тело развеивается черной пылью, из которой собирается огромный дракон будто бы слепленный из раскаленной лавы. Его жуткие пылающие глаза смотрят на меня и я слышу его голос:

  - Чтобы управлять мной, тебе придется победить меня...

  Он расплывается комком сверхгорячей лавы, которая изливается мне на грудь, собираясь в обнаженную рогатую суккубу. Ее касания обугливают мою плоть и я кричу от боли.

  Она подползает к моему лицу и произносит томным голосом:

  - Неужели так больно?

  Ее пышущее жаром лицо охлаждается и каменеет. А потом превращается сначала в дерево, а оно, в свою очередь, превращается в лед.

  Ледяная фигура шепчет мне на ухо:

  - Еще увидимся...

  Она отстраняется от меня и начинает меняться, превращаясь в ухмыляющегося Орочимару, стоящего справа от меня.

  Холод стального стола. Я не могу пошевелиться. Грязная комната. Где-то капает вода. Мои силы покинули меня.

  Орочимару деловито копается у меня где-то в районе груди. Слева стоят три капельницы, трубки от которых входят мне куда-то в плечо. Две из них - черно-красные, а третья - ярко-фиолетовая.

  - О, с пробуждением Акио... - произнес саннин, прервавшись на секунду, он заглянул мне в глаза, неожиданно облизнувшись неестественно длинным языком. В область моего зрения попала его рука замазанная...замазанная чем-то алым. Неужели это моя кровь? Орочимару же продолжил: - Ты неожиданно начал умирать, поэтому мне пришлось уменьшись дозу наркотика. - Сказав это, он вернулся к прерванному занятию, пробормотав что-то вроде: - Как интересно: образовалось еще одно кольцо...

  Я захрипел и зашептал:

  - Я...не...прощу...тебя...убью...всех... кто...

  - Да сколько угодно, мальчик. Сколько угодно... - улыбнулся Орочимару, даже не посмотрев на меня, будучи полностью поглощенным своим занятием. Неожиданно он заговорил: - Сейчас мне нужно, что б ты был в сознании, поэтому я буду тебя развлекать разговором. Нечасто у меня бывают собеседники...- Немного помолчав, он продолжил: - Я твердил Цунаде, что без толку искать кровь Сенджу где-то еще кроме Конохи, но она была ослеплена отчаянием и не хотела слушать. А вот нате - ты знаешь, что твоя мать, Аки, имеет довольно большой процент их крови? Я бы сказал на глаз одна восьмая. - чуть помолчав саннин, ковыряясь во мне, продолжил: - Сенджу были большим кланом и многие из них даже и не думали сдерживаться в деревне. Ситуация с их кровью почти как с Узумаки: вроде бы клан и канул в лету, а вот нате - постоянно рождаются дети с теплым цветом волос и не только у нас. То же и с Сенджу, только не в масштабе всех Пяти Великих Деревень, а лишь в Конохе. Как же Цунаде глупа! Она ищет мифических членов Лесного Клана, не захотевших идти за Хоширамой. Пфе! Иногда я думаю, что у нее все мозги ушли в грудь... Хотя тут я с Джирайей согласен - грудь у нее очень неплоха... - он широко ухмыльнулся: - Хы...


  Я выдохнул:

  - Что...ты...

  - Что я делаю? - спросил он, не отвлекаясь от своего занятия и начал отвечать: - Не думаю, что ты поймешь, но я участвовал во Второй Войне Шиноби и воевал в Третьей, которая закончилась совсем недавно. Это - большие конфликты, по сравнению с которыми пограничные стычки, случающиеся по три раза в год - ерунда. Так - немного подрались на территории третьих стран и разбежались... Знаю, по мне не скажешь, но мне уже давно за тридцать лет. По меркам шиноби нас, троих саннинов можно назвать стариками... Мы видели чересчур многое за свою жизнь. И знаешь, что я вынес из этих войн? - неожиданно ему в лицо прыснуло кровью и он ругнулся: - Черт!... - утеревшись рукавом, он заговорил: - О чем это я? А! Люди хрупки и я - не исключение. Поэтому нужно бросать эту игру в хорошего мальчика и начинать делать то, что я планировал всю свою жизнь: изучение всех техник. Но, ты знаешь, я натолкнулся на одну проблему: даже находясь в библиотеке постоянно всю свою жизнь, я не смогу выучить и половину техник Конохи. А что уж говорить о других деревнях? Кроме того техники создаются постоянно. Ты ведь еще не знаешь, но для того что бы стать джонином, нужно не просто соответствовать определенному уровню силы. Нужно и придумать что-то самому. Дело это кропотливое и тяжелое, но тем не менее сейчас в Конохе ежегодно получают патент до трех джонинов... Три новых техники в год... И вот здесь я узнал, что существуют сильнейшие глазные додзюцу: бьякуган, шаринган и риннеган. Каждое из них обладает определенными преимуществами, но самое главное - шаринган и риннеган позволяют своему обладателю изучать техники невероятными темпами. Обладая такими глазами я смогу достичь своей мечты не только изучить все техники, но и стать бессмертным... Ты еще в сознании? - он заглянул мне в глаза: - Это хорошо... Еще одно кольцо... И вот здесь появляешься ты со своим риннеганом. Может тебе не говорили, но риннеган позволяет пользоваться всеми пятью элементами, словно основным сродством. Кроме того, он позволяет смотреть в самую суть чакры и осознавать техники почти интуитивно. Это ускоряет изучение любых дзюцу многократно. Однако, ждать пока твой риннеган проснется окончательно времени у меня нет. Да и не известно, какую силу ты можешь набрать к тому времени. А вдруг риннеган так и не пробудится полностью? Поэтому ты и тут. Видишь эти капельницы? В них заряженная чакрой кровь Хоширамы и одного из Учих, которого мне удалось поймать в недавней свалке. Конечно, смешивать кровь Первого с кровью какого-то выродка Учих не очень, но искать что-то эксклюзивное... Сам понимаешь: не время и не место. И так глаза для Данзо пришлось ковырять у кого попало. Конечно, шансы выжить после переливания крови двух настолько разных людей у тебя очень не велики. К примеру, я недавно залил кровь Хоширамы в пять десятков детей и выжил только один. Кстати, я отложил эксперименты над ним ради тебя. Гордись! - он опять издевательски улыбнулся - А в тебя я заливаю целый коктейль. Так что сам понимаешь: вряд ли ты выживешь, но риннеган я с твоего тела заберу...


  Неожиданно он неестественно повернул голову назад так, что я увидел его затылок, и вытер руки, вымазанные в моей крови, о свой зеленый жилет чунина. До меня донеслись его слова: 'Проклятье! Почему, ну почему именно сейчас? Почему не на час позже?'

  Откуда-то донесся совсем другой голос, хриплый и старый:

  - Орочимару! Ты перешел грань дозволенного. Все, с кем тебя видели, исчезают, а сегодня ночью кто-то убил Фу Яманака, а его сын исчез...

  - И что вы сделаете, сэнсэй? Я же работал на благо деревни!

  - Работа на деревню была вытеснена работой на себя, Орочимару! Ты стал убивать АНБУ! Ты потерял чувство меры!

  - Что ж. Я ухожу, сэнсэй, и не вам меня останавливать...

  Раздались другие голоса:

  - Задержите его!... - но они сменились бульканьем и затихли.

  Спустя немного времени в поле зрения появился собственной персоной Третий Хокаге Сарутоби Хирузен. Мне показалось, что он одномоментно сильно постарел. Он с ужасом и жалостью начал скользить по мне взглядом. Сглотнув, он произнес:

  - Вызовите Таро из госпиталя и других ирьенинов... Срочно... - Он начал водить по моему телу светящимися зеленым светом ладони, приговаривая: - Ох, Орочимару, что же ты делаешь...

  Параллельно с этим мое сознание стало меркнуть, пока не погасло.


  3. Академия.


  Сознание вернулось неожиданно резко. Просто раз - я в черном небытие и два - я уже в своем теле.

  Первую секунду думалось, что это просто очередной кошмар. Но...

  Болело все. Мне казалось, что болела не только каждая клетка моего тела, но даже каждый волосок. Было такое впечатление будто я горел. Каждая часть моего естества беспрерывно обугливалась, восстанавливалась и снова сгорала.

  Раскрыв глаза, я попытался дернуться, но не смог и в отчаянии стал шарить взглядом по белому потолку пытаясь отрешиться от боли.

  Неожиданно до меня дошло, что псионика снова доступна и первым делом, я вырубил болевые ощущения.

  Я жив и глаза при мне. Во всяком случае - пока что...

  Телекинетика показала, что мое тело жестко зафиксировано, а в вены воткнуты две капельницы. Трубочка от одной из них оказалась пережата.

  Случайность? Понадеемся на это. Потому, что если это не случайность... Час-два подобной боли и даже я мог бы тронуться умом, а уж нормальный человек - так уж точно...

  Если пси-силы были доступны, то чакра не ощущалась вообще, а значит даже шиноби не смог бы ничего сделать и лишь метался бы в бессилии.

  Проклятый Орочимару! О, я буду тренироваться постоянно и восстановив старые силы и обретя новые найду его. И...уничтожу...разрушу все, что ему дорого... Интересно, что это?

  М-м-м-м-м... Женщина? Цунаде? Нет. Вряд ли у подобной твари есть постоянная дорогая ему спутница.

  Дом? Страна? Но я же планировал стать Хокаге. Значит, стану...

  Ты хочешь узнать все техники? Хм... Я могу разрушить твою память, так что бы в ней ничего не могло удержаться больше определенного объема...

  Но все это мелковато. Уничтожить весь этот мир? Нет. А как же мечты о власти? Уйти в другой мир? А там уж меня встретят с распростертыми объятиями. Ага-ага...

  Планирование мести прервал звук открывающейся двери. В палату зашла молоденькая девушка ирьенин.

  Я прикрыл глаза и стал ждать ее действий. Если это она перекрыла поступление обезболивающего, то тут она и умрет. 'Давка', конечно, сравнительно медленное умение, но эффективное.

  Девушка подошла к капельнице и, достав планшет, стала сверивать отметки на стеклянных банках. Пока все нормально. Дойдя до капельницы с пережатой трубкой она несколько секунд сверивала надписи и выпучила глазки от удивления. Потрусив капельницу, она стала общупывать трубочку и естественно сразу нашла перегиб. Ну что ж... Живи.

  Я медленно раскрыл глаза.

  Поправив трубочку и убедившись, что наркотик поступает, ирьенин уже собиралась уходить и бросила на меня взгляд. Увидев, что я на нее смотрю, она вернулась к моей кровати и, заглянув мне в глаза, убедилась, что мой взгляд осмысленен. Сразу после этого она торопливо вышла из палаты.


  Но я недолго пробыл в одиночестве. Совсем скоро послышались приближающиеся шаги и к двери приблизилась очень яркая искра. Дверь открылась и в палату вошел довольно старый мужчина, в одежде ирьенина. Подойдя ближе он заглянул мне в глаза и произнес:

  - Если ты меня понимаешь, мигни глазами четыре раза. - когда я сделал требуемое, он продолжил: - Меня зовут Таро Киширо. Я - Главный ирьенин госпиталя Конохи. Сейчас я сниму ограничивающую печать с твоих пальцев на правой руке. - когда он что-то сделал с моей рукой вернулось ощущение моей конечности. Таро поросил: - Пошевели ими, Акио-кун. Молодец. Теперь левая рука... Отлично! Ну что ж, я снимаю ограничители с твоего лица. Теперь ты можешь говорить, вот только не на все вопросы я смогу ответить: все-таки я, можно сказать, живу в госпитале.

  Я чуть раскрыл рот и пошевелил тем непослушным бревном во рту, которое заменило мне язык.

  - Что... со мной и почему я... не могу пошевелиться? Скажите... правду. - я сосредоточился и всунул ему в искру простую закладку 'правда'. Зрение на секунду потемнело. Всовывать свою мысль в настолько сильную искру было несколько преждевременно. Но...я должен знать.

  Главный медик вздохнул:

  - Всем нужна правда... Но вот вынесешь ли ты ее вес? - однако заглянув в мои глаза он еще раз вздохнул и продолжил: - Перечисление повреждений твоего тела займет очень долгое время... Если в кратце: большая часть костей твоего скелета имеет масштабные повреждения - начиная от распилов и даже дробления. Я думаю, что костный мозг в этих костях был частично заменен. Твоя грудная клетка утратила целостность. Тем не менее, сейчас идет активный процесс наращивания костной ткани и, опираясь на эти данные, прогнозы положительные. Если кости будут восстанавливаться в таком же темпе, то примерно через неделю большую часть печатей мы снимем. Дальше...Части некоторых органов были заменены на другие. Кто был донором - неизвестно. Мы до сих пор боимся, что начнется масштабное отторжение с последующим заражением крови, а поскольку печень, почки и некоторые железы внутренней секреции тоже затронуты трансплантацией... В общем, твоя жизнь до сих пор висит на волоске. Теперь о плохом... Восстановление будет долгим. Вполне возможно, что ходить тебе придется учиться заново.

  - Что с моей чакрой?

  Таро вздохнул:

  - Твой источник подвергся чужому воздействию и изменился. Чакра, выделяемая им, постоянно воздействует на чакроканалы и тенкецу, меняя в свою очередь их. Есть обоснованные опасения, что, когда изменения закончатся, ты не сможешь быть шиноби и вообще жить без обезболивающего. Мы сдерживаем потоки чакры, но если мы их перекроем... В общем, последствия нашего вмешательства могут быть еще более рискованные, чем ничего не делание.

  - То есть вы просто ждете, чем все закончится?

  - Да, Акио-кун.

  Наркотик снова начал действовать и я почувствовал как тяжелеют веки.

  - Последние два вопроса Таро-сан...

  - Да?

  - Сколько я был без сознания? И что с Орочимару?

  - Сегодня пятый день как ты тут. А Орочимару ушел из деревни и его официально объявили нукенином и дали за его голову большую награду.

  Я закрыл глаза и прошептал:

  - Благодарю, Таро-сан...

  Уже погружаясь в пучины мрака, я услышал недоуменный вопрос ирьенина:

  - И зачем я все это рассказал?


  Следующее пробуждение было намного лучше.

  Я проснулся от того, что мне на глаза упал тоненький лучик света.

  Раскрыв глаза, я сдвинул голову в сторону и только потом понял, что я сделал.

  Фиксации и зажимов больше нет?

  Голова неожиданно легко поднялась над подушкой. Я поднял перед лицом руки и стал осматривать, как будто впервые их увидел. Изнутри шел очень широкий и черный шрам, как река через ладонь и разветвляющийся до кончиков пальцев.

  Я пару раз сжал-разжал кулаки. Чувствовалось странное онемение, а так было все в порядке. Стоп. Онемение? Ах ну да - я же отключил болевые сигналы. ,

  Включив их обратно, я ожидал болевой вспышки, но ее все не было. Только исчезло чувство онемения и вернулись ощущения ткани и окружающей температуры.

  Тянуло левое плечо. В него была воткнута только одна капельница.

  Я что, уже без обезболивающего?

  Пси ощущается, а вот чакра практически нет. Лишь чуть-чуть, самую малость. Однако, помня слова ирьенина, трогать я ее не стал: неизвестно измененились ли уже мои чакроканалы и тенкецу. Хотя то, что в бутылке вроде бы не наркотик, а что-то вроде глюкозы. Значит изменении прошли довольно удачно.

  Из одежды на мне была уже знакомая больничная рубашка с символикой Яманак.

  Тщательно прислушиваясь к своему организму, я сел на кровати. Тело слушалось идеально. Буд-то я и не валялся хрен знает, сколько времени без движения. Хотя тела клановых способны и не на такое.

  Аккуратно свесив ноги с той стороны кровати, где стояла капельница, я крайне осторожно, помня слова главного ирьенина, держась за кровать, стал на ноги. Равновесие держалось очень легко.

  Эдак скоро я пропишусь в этом госпитале. Правда, палата другая.

  Иглу из плеча я не стал вытаскивать, поскольку капельница имела колесики, на которых ее можно было если аккуратно, то таскать за собой.

  Я медленно потянул за собой капельницу, аккуратно придерживая ее рукой. Моей целью было зеркало, висящее на стене.

  Подойдя к нему, я стал мрачно смотреть в отражение своих глаз. Теперь моя радужка стала похожа на рябь идущую по поверхности сине-стальной водной глади. Кроме того она стала заметно больше, вытеснив белок и заняв почти все видимое пространство глаз. Лишь в уголке еще оставалось белое тело. Когда зрачок расширялся наблюдался очень интересный эффект как бы складывания этих колец. Довольно жутковато. Особенно если учесть, что зрачок где-то глубине самую чуточку светился.

  Это и есть риннеган? Впечатляет. Даже внешние эффекты завораживают, а уж если Орочимару не ошибался, то это, заодно, и мощный атрибут силы и власти...

  Посмотрим-посмотрим.

  Налюбовавшись на приобретенное сокровище, я задрал рубашку и стал мрачно рассматривать очень широкий почти черный шрам. Он начинался тонкой ниточкой от кадыка, достигал ширины ладони взрослого человека на моем солнечном сплетении и снова, сужаясь, исчезал в районе паха. От этого основного шрама расходились, будто темные ростки, тонкие шрамы по рукам и ногам.

  Мышцы как-то не особо затянули рану и тоненькая темная кожица четко очерчивала кости грудины и расходящиеся от нее ребра. Вообще в больнице я довольно сильно похудел...

  Я скрипнул зубами.

  Что самое хреновое: я обладатель сокровища, а вот удержать его в своих руках могу и не суметь.

  Фу - мертв. Отношения с кланом Яманака у меня никакие. За то время что я здесь, я всего-то раза три и видел главу. Один раз он заглянул ровно на пять минут на мой день рождения и тут же смылся, а еще два - издалека в конце улицы. И всегда он куда-то бежал, что-то торопился сделать...

  Надеюсь хоть Фу похоронили, и его хладный закоченевший труп меня не дожидается дома...

  По крайней мере, я под охраной(надзором?) АНБУ и Корня. Но неизвестно как надолго.

  Я отпустил подол больничной рубашки и он свободно упал вниз, скрыв чудовищный шрам.

  Риннеган. Мощнейшее додзюцу. Я грустно улыбнулся своему отражения. Весь прикол в том, что мне он не особо и нужен. Сила у меня и своя была, а уж раскачав псионику, я бы лет через -надцать и Орочимару бы запихнул бы за пояс. Сейчас же он будет мне скорее мешать, как раскрытый грузовик золота посреди квартала нищих. И бросить жалко и привлекает чрезмерное внимание.

  Вариантов действия много. И нужно один из них выбрать. Вот только если я ошибусь, то в лучшем случае лишусь своих глаз...

  Данзо. Работодатель Фу. Один из советников Хокаге. Орочимару признался, что ковырял Шаринган Учих для него. Если ему нужно это додзюцу, то почему не нужен будет риннеган?

   Какой-то из могущественных кланов. Учиха или Хьюга. Учихи мне вроде как немного должны, но захотят ли они вспомнить о долге? И не вырежут глазки в свою пользу? Хьюгам я буду в лучшем случае равнодушен.

  Хокаге. При всех его недостатках в его пользу говорит то, что глаза все еще при мне...


  При мыслях о том, что не только власть Хокаге, но и возможно сущуствование деревни зиждется на противовесах, я лишь фыркнул и медленно пошел обратно к кровати, волоча за собой капельницу.

  Выбор сделан...

  Я забрался обратно на кровать и улегся в то же положение, в каком и лежал до этого.

  Прикрыв глаза, я стал следить за искрами в больнице и за ее пределами.

  Больница полна людей. По коридору постоянно ходит персонал. За дверями пара искр почти не двигается. Судя по искажению - АНБУ. Еще три на улице. Именно АНБУ, а не Корень. Хм...

  Кстати, я уже придумал способ обмануть свое же видение разумов. Орочимару нажрется какой-то местной гадости, подавит свою искру и, под видом персонала, проникнет ко мне. Здесь, в палате он принимает противоядие и...

  Надеюсь, что не все так просто.

  Что-то посетителей все нет. Ну не поверю я в то, будто за моим состоянием не следят и не докладывают куда нужно. Вполне возможно, что Хокаге, не появившись прямо сейчас, просто не хочет создавать впечатление, что слежки нет и я не особо интересен.

  Забавно...

  Как же это я так самоослепился, посчитав, что Орочимару мне опасен? И куда делся весь мой тысячелетний опыт? Но сумел бы я противостоять ему, даже будучи готовым к схватке? Очевидно, он следил за мной и выбрал тот момент, когда я буду максимально не боеспособен.

  Да и вряд ли я со своим(нужно смотреть на вещи трезво) А или В-классом(а по знаниям так вообще Е) сумел бы сопротивляться напору полноценного S...

  Ведь даже 'тушение искры' оказалось полностью бесполезным! А его скорость?

  Что может сделать мальчик против подобного монстра?

  Я заскрипел зубами.

  Мне бы выиграть время, что бы подрасти...

  Мои мысли опять вернулись к риннегану. Возможность быстро выучивать техники... Я вспомнил забитый свитками техник сейф Фу. Время, время...

  А дадут ли мне вообще вернуться в дом Фу?

  И ведь еще нужно овладеть силой риннегана, а значит - Учихи. И Хокаге.

  Проклятье...

  Придется балансировать между ними. Балансировать между всеми. Улыбаться и кланяться Данзо. Разговаривать с осиротевшими Шизукой и Тоши. Наладить хоть какой-то контакт с главой своего клана Иноичи. И принять Хокаге как своего учителя...

  Яркая искра подошла к двери и после короткого контакта с одним из АНБУ вошла в палату.

  Главный ирьенин держал в одной руке планшет, а в другой ручку. Взглянув на меня, он улыбнулся и произнес:

  - Здравствуй, Акио-кун. Как самочувствие?

  - Здравствуйте, Таро-сан... На удивление хорошо. Такое впечатление, что все произошежшее было лишь дурным сном.

  Он подошел к кровати и произнес:

  - Очень рад. Сейчас я проверю твои раны... - положив планшет и ручку на кровать, он прикрыл глаза и стал водить руками, светящимися зеленым светом, по моему телу. Уделив особое внимание моей голове и глазам, ирьенин чуть улыбнулся и закончил осмотр: - Восстановление твоего организма идет отличными темпами. Мы и не надеялись на такое. Вполне вероятно, что ты даже сможешь оперировать чакрой. Во всяком случае, прогноз позитивный. - он взял в руки планшет и начал на бумаге что-то быстро писать. - Постарайся чакру не трогать вобще, даже если ее и чувствуешь. Пока что мы даем тебе подавляющее, но если восстановление будет идти такими же темпами, то уже послезавтра его не будет и под моим присмотром можно будет попробовать. Открой рот и скажи 'а-а-а'. - когда я сделал требуемое, он заглянул мне в рот и, нахмурившись долго смотрел на что-то там чуть шевеля губами. Что-то считает? - А вот пищу тебе пока рановато... - Он продолжил что-то записывать на бумаге. Что?? Почему это? Я захлопнул рот, сглотнул и стал ощупывать языком зубы. Оп... Это что? Набор зубов у меня явно отличался. Спереди у меня все было нормально - обычный набор резцов, а вот дальше с боков начинались острые клыки, которые дальше и не думали переходить в нечто вроде человеческих коренных маляров для перетирания пищи.

  Открыв рот, я стал руками ощупывать приобретение, борясь с желанием опять побежать к зеркалу. А острые-то какие! Как бы кусок своего языка случайно не отхватить.

  Это что мне - теперь сырое мясо жрать? А я даже насладиться человеческой едой толком не сумел...

  - И что же мне теперь есть? Сырое мясо?

  Похоже, шок отразился на моем лице, поскольку Таро улыбнулся и ободряюще похлопал меня по плечу:

  - Да что и обычно. А сырое мясо и простые люди могут потреблять. Просто оно переваривается больше двенадцати часов, а готовое - всего шесть. Что уж говорить про организмы шиноби? Просто тебе будет легче его кусать. Ну да не переживай ты так. Вон у Инузук зубы почти как у тебя - и ничего. Живут и остальные им завидуют. А в Скрытом тумане у каждого второго зубы как у акул. Так что - обычная аномалия в нашем безумном мире. - И действительно. Чего это я запаниковал? Главный ирьенин же продолжил: - Ладно, я ухожу: у меня еще много дел. Сегодня может зайти наш Хокаге, так что по палате не бегай и капельницу не вытаскивай. Если что - позови кого из АНБУ, что стоят за твоими дверями. Будь умным мальчиком...

  И Таро вышел из палаты.

  Я же тут же слез с кровати и подошел к зеркалу, потянув за собой капельницу.

  Когда я рассматривал свои клыки, даже ругательств не было. М-да уж. Мутация под действием чакры во всей своей красе.

  Громко, даже не клацнув, а лязгнув, челюстями я попытался улыбнуться зеркалу. Улыбка вышла ошарашенной. Как-то меня мои зубы потрясли сильнее, чем риннеган и все остальное.

  Может, дело в том, что риннеган бы управляемой мутацией и известным финалом, а мои зубки - уже непредсказуемым фактором?

  С тяжелым камнем на душе я вернулся на кровать и стал ждать Хокаге.


  Он не заставил себя долго ждать.

  Похоже Третий Хокаге Сарутоби Хирузен послал на разведку сначала медика, а после его доклада отправился ко мне сам.

  Он и не думал скрываться или перемещаться прямо к двери моей палаты. Наверное, он нуждался в некотором времени, что бы подумать или подготовиться к разговору со мной.

  Когда он подошел к двери, я повернул голову в сторону двери.

  Хирузен был одет в ритуальную одежду Хокаге с красно белой шляпой, надвинутой на глаза.

  - Здравствуй, Акио.

  Я сел на кровати:

  - Здравствуйте, Хирузен-сан.

  - Я слышал, что ты поправляешься и пришел навестить.

  Чуть состроив скорбную мину, я спросил:

  - Это хорошо, что вы пришли. У меня много вопросов. И первый из них: отца похоронили?

  Хокаге вздохнул:

  - Да. Уже больше недели назад. Расходы взяла на себя деревня и клан Яманака. Что-то еще? Только не на все вопросы я смогу ответить, а если и отвечу, то скажу, скорее всего, не все...

  - Я понимаю... Что с Орочимару?

  Хирузен ответил не сразу. Пройдя к окну, он посмотрел из окна вниз и заговорил спиной ко мне:

  - Он ушел из деревни и стал нукениом. Мы объявили за него награду и послали АНБУ по его следам. Пока что безрезультатно. - чуть помолчав он продолжил: - Он был моим лучшим учеником и, я этого не скрываю, самым любимым. Для меня это личное поражение.

  На этот раз он замолчал на намного большее время и я осмелился задать еще один вопрос:

  - Он рассказывал, что со мной делает и при этом улыбался... Вы уверены, что он не вернется за мной? Особенно сейчас, когда этот риннеган проснулся...


  Хокаге повернулся и поднял голову пронзительно посмотрев мне в глаза. Задумчиво чуть-чуть покивав головой, наверное в такт своим мыслям, он ответил:

  - Еще один мой ученик, Джирайя, пока побудет в деревне на всякий случай... Правда, потом он хочет уйти следить за Орочимару. Он был его другом.

  - Понятно. И последнее... - Я глубоко вдохнул: - Орочимару говорил, что сделает из меня некий коктейль из Первого Хокаге и Учих. Я должен был умереть, но... выжил. В связи со всем этим, какова будет моя судьба?

  Хирузен опять спрятал глаза за полями своей шляпы.

  - На меня пытаются оказать определенное давление Учихи - они хотят, что бы я отдал тебя им. Но я и Иноичи против. Ты родился Яманака и останешься Яманака. Совет Джонинов и остальные кланы меня поддержали. Все остальное зависит от тебя.

  - Понятно... У меня не заберут права ходить тренироваться на полигоне?

  Хокаге немного раздраженно хмыкнул:

  - Ты сначала выздоровей и почувствуй чакру, дурья ты голова!

  Я широко улыбнулся, продемонстрировав свои клыки:

  - Я уже ее чувствую. Правда, слабо.

  - Гм... - озадачился старик.

  - И еще... Отец служил в Корне, но я туда не хочу. Я прошу разрешения обучаться на шиноби АНБУ.

  Хирузен заходил туда-сюда по палате.

  - Даже если кланы согласятся на это: обучение в детской группе АНБУ очень жесткое и поблажек там никому не дают. АНБУ - это жестко централизованное подразделение специальных операций. Я-то против не буду - шиноби нам всегда нужны... Давай сделаем так, Акио. Ты в этом году должен был поступать в Академию. Вот закончи ее, а там ты будешь полноправным генином и где служить - никто тебе будет не указ. Может, к тому времени ты передумаешь и останешься служить деревне как Акио Яманака, а не как безликий сотрудник АНБУ.

  Я вздохнул:

  - Хорошо, Хирузен-сама.

  - Ладно. Тебя еще хотел проведать Иноичи и Фугаку Учиха. - произнес Хокаге, направившись к выходу: - Выздоравливай...


  Как только Третий вышел за дверь - он исчез.

  Буквально через пару минут к двери приблизилась одна яркая искра и в палату вошел Иноичи Яманака.

  Похоже, последнее время было тяжелым.

  Непослушные длинные волосы были как обычно собраны в длинный хвост. С последнего раза как я его видел, у него появилась упрямая морщина в левом уголке рта. Но, похоже, он был рад, что я себя чувствую хорошо.

  Я сделал вид, что пытаюсь встать. Одно дело нахер не нужный чужой дядька, пусть и носящий титул Хокаге, и совсем другое - глава нашего маленького клана, которого, судя по всему, не смогли заткнуть горделивые и могущественные Учихи.

  - Нет-нет-нет! - бросился он ко мне помешав моей не особо активной попытке. - Не вставай!

  - Иноичи-сан... - вполне натурально всхлипнул я, неожиданно обняв его зеленую жилетку чунина, крепко прижался к ней... - Вы похоронили отца?

  - Да. - произнес он.

  - Отец мне показал, как открыть его сейф... Я отдам вам деньги.

  - Сумма там небольшая, так что не стоит.

  Ну и ладно. Деньги мне понадобятся...

  И словно вторя моим мыслям, Иноичи произнес:

  - Деньги тебе еще будут нужны.

  Я вздохнул и отстранился:

  - Иноичи-сан, а какова будет моя дальнейшая судьба?

  Он пожал плечами:

  - Ты часть клана и нам удалось тебя отстоять у Фугаку и Данзо. Поступишь в Академию и станешь шиноби, как и все клановые.

  - Вам же все обо мне рассказали? - спросил я, посмотрев ему в глаза.

  - Вроде бы все.

  - И об этом? - Я широко 'улыбнулся', продемонстрировав клыки.

  - И об этом... - неожиданно его губы дрогнули. Мне даже показалось, что этот суровый мужчина, убивший и пытавший, наверное, сотни людей, сейчас заплачет. Он снова меня обнял.

  - Иноичи-сан, а о чем мне молчать и что говорить? Показывать мой риннеган всем или как-то пытаться скрыть?

  - Я обучу тебя 'хенге'. Это умение позволяет менять свою внешность. Или ты будешь носить очки, пряча свои глаза за ними. Может и то и то.

  - Понятно.

  Хороший он мужик, хоть и странный. Впрочем, как и все Яманаки. Да и вообще клановые.

  Посидев еще немного молча, он со мной коротко попрощался:

  - Ладно, Акио. Уже вечер. Я пойду. Завтра или я или моя жена тебя навестим.

  - Спасибо, Иноичи-сан.

  Однако, когда он уже взялся за ручку двери, напротив нее замерла еще одна яркая искра.

  Иноичи открыл дверь и чуть не столкнулся со стоявшим за ней Фугаку Учиха, одетым в ритуальную одежду со знаками своего клана.

  - Здравствуйте, Фугаку-сан. - произнес он, чуть склонившись и отойдя в сторону порпуская его вовнутрь.

  - Здравствуйте, Иноичи-сан, Акио-кун. - ответил тот, входя в помещение.

  Глава моего клана немного поколебался, но все же вышел из палаты, аккуратно прикрыв дверь.

  - Здравствуйте, Фугаку-сан. - наметил поклон я.

  Глава самого воинственного и устрашающего клана шиноби не только в Конохе, но и во всех известных странах подошел к моей кровати.

  - Как себя чувствуешь Акио-кун?

  - Спасибо, я быстро поправляюсь и Таро-сан говорил, что скоро меня могут выписать.

  - Гм... - засомневался он.

  Мне захотелось закатить глаза и покачать головой: опять мне придется вздыхать и плакаться. Но ничего не попишешь - это необходимо...

  - Вам же все рассказали обо мне?

  - Да, Акио-кун. - поколебавшись секунду, он сел на краюшек моей кровати и попросил:

  - Можно я взгляну?

  - Конечно.

  - Постарайся не моргать. - Фугаку приблизил свое лицо к моему и я увидел как его глаза вспыхнули алым светом, высветив черный зрачок и три точки вокруг него, как бы вращающиеся по орбите. - Смотри на мой палец. - он вытянул указательный палец и приблизил к моему носу сразу же отдалив руку. - Пожалуй, все... Я увидел, что было нужно...

  - У меня все в порядке? - заинтересовался я.

  Фугаку опять взглянул мне в глаза шаринганом и, спустя секунду, выключил его.

  - Я думаю... Впрочем, это не только мое мнение, что твой риннеган незавершен. Что бы не делал Орочимару, ему не дали закончить. Очевидно, потому тебе и удалось выжить.

  - Понятно...

  Фугаку немого помолчал и продолжил:

  - Я помню, что ты помог нам и ты должен знать, что мы не забываем долгов. Если что-то будет нужно - обращайся к нам. Я говорил это Иноичи и Хирузену, но не думаю, что они услышали то, что я хотел сказать. У моего клана всегда была ужасная репутация и она часто играла против нас. Как и сейчас. А тут еще и это происшествие с Кьюби, которое хотят свалить на нас...

  Как бы ему кое-что сказать? Если не сейчас, то неизвестно когда еще я его увижу.

  Нас наверняка как-то прослушивают и контролируют. Написать записку? Не-е-ет. Шаринган может копировать все движения цели. Благодаря этому изучение техник и приемов тайдзюцу у Учих с активным додзюцу даже не считается за проблему.

  Значит можно написать пальцем на простыне. Пишут здесь иероглифами в столбик сверху вниз. А значит - проблем быть не должно. Нужно только привлечь его внимание.

  Я молча дотронулся до его руки и указав пальцем на него, а потом сразу на свои глаза.

  Фугаку прищурился и снова активировал шаринган.

  Я же стал аккуратно водить пальцем на простыне: 'Орочимару говорил, что добывал шаринганы с мертвых тел для Данзо.'

  Судя по тому, как расширились его глаза, я понял, что он осознал информацию.

  Вслух же Фугаку произнес:

  - Учихи не забывают ничего... Что ж Акио-кун, мне нужно идти. Повторюсь еще раз: если что-то потребуется - приходи. Ты будешь всегда желанным гостем...

  Он встал с кровати и направился к выходу. Взявшись за ручку двери, Фугаку еще раз обернулся и посмотрел на меня.

  После чего он вышел.

  На этой ноте важные посетители закончились.

  До позднего вечера я лежал на кровати почти без движения, глядя в потолок.

  Лишь девушка ирьенин еще дважды меняла банки на капельнице, а перед сном вколола мне укол в предплечье. Очевидно, это было снотворное или успокаивающее, поскольку сразу после этого я заснул.


  Все вокруг залито молоком, в котором сражаются, возникающие то тут - то там, размытые темные силуэты.

  Женский голос кричит:

  - Проклятый туман! Вы их видите? Они атакуют из него! И уходят туда же! Спина к спине! Катон: Горьюка но Дзюцу!

  Ярчайшая вспышка пламени. Сквозь стену огня прорывается фигура со странным тонким мечем в руке. Скрежет стали о сталь превращается в скрип открывающейся двери.

  Я раскрыл глаза и пару секунд смотрел на белый больничный потолок тяжело дыша.

  Это что было? Еще кошмар?

  Проклятье.

  Сердце колотится как бешеное. И это у меня!

  Надо мной наклонился главный ирьенин, Таро Киширо. Утренний обход?

  - Что случилось Акио-кун? Все в порядке?

   Я резко сел:

  - Плохой сон, Таро-сан. Кошмары. Белый туман и сражающиеся в нем шиноби. Огонь, крики, кровь...- что-то я разоткровенничался. Хотя почему нет?

  - Кошмары - это не хорошо. Ты многое пережил, но почему тебе не снится Орочимару или что-то из твоей жизни? - немного задумался ирьенин. - Ну, ладно... Время осмотра. - он начал водить руками над моим телом. После чего он уделил внимание моим глазам и снова пересчитал зубы во рту: - Все прекрасно. Сегодня можно попробовать бульончик...

  - Лучше бы сырого мясца... - сделал попытку пошутить я.

  - Акио-кун! - укоризненно покачал головой: - Экспериментировать будешь дома, как я тебя выпишу. И тут госпиталь, а не ресторан!

  - Да я понимаю Таро-сан. Просто пошутил...

  - Если пациент шутит, значит дела идут на поправку. А от кошмаров я тебе дам успокоительное. Его наши боевики жрут в просто огромных количествах после боя. Кстати, если кто тебе скажет, что его нужно всю упаковку сразу глотать, ты их, лоботрясов, не слушай и употребляй строго по рецепту. Понятно?

  Ото да. Такой уж я и дурак - антидепрессанты хавать пачками, а потом без них и в туалет не ходить.

  - Конечно, Таро-сан.

  - Вот и хорошо. Давай эта баночка дольется в тебя и через час тебе принесут покушать и твою одежду. Хорошо?

  - Я не против, Таро-сан.

  - Ну что ж. Загляну после завтрака.

  И он вышел

  Через час ничего не делания капельница закончилась и зашедшая девушка-ирьенин вытащила иглу из моего плеча. Вот только когда она хотела залепить ранку пластырем, то не смогла найти место укола. Оно затянулось сразу же. Выпучив глаза, она испуганно бросила взгляд на меня и, собрав капельницу, выкатила ее в коридор.

  Я согнул-разогнул руку. Если бы Орочимару не убил Фу и не почти убил меня, я бы даже его поблагодарил.

  Я и раньше не был слабаком - постоянные тренировки тела и чакры кого угодно сделают в условиях свободной маны суперубийцей. Но то, что я чувствовал в себе сейчас, было на порядок сильнее меня предыдущего.


  Встав с кровати, я завел левую руку за спину и мягко упал на правую. Оттолкнувшись ей от пола, я опять принял вертикальное положение.

  Было впечатление, что я на это действие вообще не затратил усилий.

  Спустя пять минут в комнату зашла давешняя девушка. Она затянула за собой столик с большой тарелкой бульона и двумя кусочками черного хлеба.

  Ирьенин не успела выйти из палаты, как я все это уже съел: бульон я просто залил в свой желудок, даже не глотая. Хлеб последовал туда же.

  Мало. Очень мало. Это меня лишь раззадорило.

  Пока девушки не было, я аккуратно открыл дверь и подождав, пока АНБУ обратит свое внимание на меня, испытал уже опробованный способ выпрашивания пищевых пилюль:

  - Здравствуйте, дядя АНБУ, а вы бы не могли дать мне пищевую пилюлю? Очень кушать хочется, а кормят меня бульоном с хлебом.

  - Значит, тебе нельзя есть что-то другое. - произнес тот же странный Кот. Он и сегодня меня охраняет?

  - Ну, дайте, а то я из палаты сбегу в 'Ичираку'. Я смогу - я сильный и очень быстрый. Мне всеравно завтра выписываться. Пожалуйста... - заканючил я.

  - Ну-у-у... - Кот неуверенно переглянулся с Рыбой.

  Не дожидаясь пока мне откажут, я сосредоточился и вложил в их искры 'милосердие'. Сработало лишь на дальнем - он протянул мне сразу пять таблеток. Кот уставился на товарища, как вроде бы впервые в жизни увидел АНБУ.

  Я торопливо выхватил упаковку и забросил все пять в рот одну за одной. А вот теперь мои новые челюсти играясь справились с задачей по раскусыванию шариков. Дикий голод затих.

  Вместе с этим вернулась ясность мысли и я даже как-то застыдился:

  - Спасибо. Извините.

  Когда я уже закрыл дверь, до меня донеслось из коридора:

  - Не узнаю тебя, Рыба...

  - Сам себе удивляюсь. Он почему-то напомнил мне моего погибшего младшего брата. И я не смог отказать...


  Конечно, зря я, наверное, сразу пять штук сожрал.

  Как доказательство - у меня возникло ощущение, сравнимое с ощущениями питона, проглотившего кабана. И вроде бы сыт и в то же время явно перебор.

  Довольно икнув, я улегся на кровать.

  Минут через десять снова появилась девушка-ирьенин и, положив на кровать какой-то большой пакет, укатила столик в коридор.

  В пакете оказалась аккуратно сложенная одежда с красивой символикой Яманак.

  Иноичи хочет, что бы я не забыл про то, к какому клану я принадлежу?

  Белье, темно-серый глухой тонкий свитер, и светло-серые штаны. Обувь была представлена традиционными босоножками.

  Размер больше нужного. Но я росту, поэтому все в порядке. Чуть подкотив штанины и рукава, я улыбнулся и, легко выпрыгнув на пальцы правой руки, стал отжиматься от пола, держа туловище вертикально. Отжавшись сто раз, я понял, что это бессмысленно: непросто не наблюдалось усталости, а даже не сбилось дыхание, сердцебиение же ускорилось совсем не намного.

  С одной стороны - это просто прекрасно: физическая форма идеальная. С другой - очевидно, что дальнейший прогресс без каких-либо ухищрений невозможен.

  Оттолкнувшись рукой от пола, я сделал сальто и идеально вышел на первую стойку эльфийского комплекса.

  А если...

  Моя палата была довольно маленькой. Я подергал кровать, пытаясь освободить место для танца, но она оказалась намертво прикручена к полу. Пришлось выйти в коридор.

  Критически осмотрев его ширину, я признал, что она более чем достаточна.

  Покосившись на АНБУ, наблюдающих за мной, я отошел на середину коридора и, прикрыв глаза, погрузился в отдел памяти, доставшийся мне в наследство от эльфийской аристократки. Полностью перебрав все стойки их боевого танца, я раскрыл глаза и на всякий случай проверил гибкость суставов. Не идеал, конечно. В этом направлении еще нужно поработать, но что-то мне подсказывает, что теперь путь будет многократно короче. Может, я выйду на идеал гибкости уже через год или даже меньше, а там останется только поддерживать это состояние скелета и иногда делать робкие попытки превзойти идеал древней расы, доведшей искусство убивать до идеала.

  Да и потом - неизвестно, чего там начудил это сумасшедший Орочимару. Может прогресс не остановится.

  Помотрим...

  Я наклонился влево и поднял правую ногу вверх, после чего взялся рукой за стопу и стал тянуть ее дальше. Левую же руку использовал в качестве дополнительной точки опоры.

  Мгновенно перекатившись, я стал в зеркальную позу.

  В общем можно попробовать почти все элементы.

  Все отличие в том, что мастер-мечник легко загибает свои ноги на лишь мускульной силе конечности. То есть, не помогая ногам руками или еще как. Поэтому в бою мастер предпочитает практически не пользоваться доспехами - они снижают его подвижность. А подвижность и даже некая текучесть тела - это то, что позволяет, при общей субтильности, мастеру-мечнику легко справиться с многократно более сильным и даже более быстрым противником. Возможность использовать преимущества врага против него самого - это признак эльфийской элиты.

  Начинаю...

  Стойки перетекают одна в другую. Я понимаю, что выходит отнюдь не идеально, но как для человеческого тела, пусть и усиленного сумасшедшим ученым - это просто невероятно.

  Удары по воздуху, изгибание тела под действием силы и инерции - все как по руководству. Даже аристократка достигала этого уровня довольно долгое время, а уж мне получить такой единовременный прирост по всем показателям - это нечто невозможное.

  Совершенно неожиданно чакра стала вырываться из рук и ног, принимая облик жутких вытянутых пастей. Они голодно клацали зубами по воздуху, сразу после этого втягиваясь сквозь одежду обратно. Я был ошарашен, но сумел выйти на завершающую стойку. Чакра сама приняла форму? Да разве так бывает? Какого...

  Я перевел взгляд на АНБУ. У одного из них левый глаз ярко светился шаринганом. Не понял - тут, что глазными додзюцу из подполы торгую налево и направо? Впрочем это АНБУ, а значит Хокаге в курсе.

  Тело приятно разогрелось, а чакру я снова почувствовал так же как и до операции. Можно попробовать какую ни будь технику, меня предупредили этого не делать. Ну и ладно -у меня есть чем заняться.

  Снова становлюсь в стойку и начинаю комплекс заново.

  Чакра снова стала вырывается сама, принимая форму зубатых пастей. Правда сейчас они становятся более плотными и клацают еще более яростно, вырываясь из рук больше чем на полметра.

  Я прервал танец и стал сосредоточенно отрабатывать лишь удары по воздуху, пытаясь поймать само ощущение того момента, когда чакра начинает вырываться и собираться в форму.

  И в ту секунду, когда мне уже удалось нащупать ключик, сзади раздался недовольный голос главного ирьенина:

  - Акио! Немедленно прекрати!

  От неожиданности очередная пасть вырвалась дальше обычного и чуть не откусила часть оконного подоконника. Ой...

  В двух шагах стоял Тору и, уперев руки в бока, запричитал:

  - Лечишь их лечишь, толкуешь-толкуешь им о необходимости сдерживаться, а они? Бестолковые малолетние идиоты! Силу им-де тут и сейчас вынь да положь, а то, что за все есть своя плата им и невдомек! Только-только чакроканалы укрепились и кости посрастались, а он уже по ним гонит чакру да сразу придает ей форму! И почему мне приходится лечить таких идиотов? - и уже намного тише: - Хотя не идиоты и намного реже попадают в госпиталь. Там или вообще не ранен, или прямиком на кладбище...

  Я сделал раскаянный вид и понурился:

  - Простите Тору-сан, но оно само. Я только хотел размяться, а моя чакра стала сама вырываться и сразу в форму...

  - Ну и прекратил бы тут же! Так нет же - давай на полную! Да?

  Сказать нечего. Тут он кругом прав.

  - Простите...

  Ирьенин обратил внимание на АНБУ:

  - И вы, два остолопа, хороши!

  - Все было под контролем. - произнес АНБУшник с шаринганом.

  - Под контролем??! О, Ками! За что мне это? Почему каждое следующее поколение глупее предыдущего? - обратив на меня свой взор, ирьенин рыкнул: - А ну в палату! Сейчас я проведу осмотр и, не дай Рикудо, у тебя повреждения тенкецу, я, так уж и быть, уложу тебя еще на недельку! И эти два идиота будут лежать в соседней палате! - Сощурив глаза, он взглянул на АНБУшников: - Думаете, у меня сил не хватит заломать вас обоих? Я джонина получил на из рук Второго на поле не за красивые глаза... - АНБУ прониклись. Обратив на меня испепеляющий взор, ирьенин уже откровенно заорал: - Ты все еще здесь?!!!

  Я трусливо ретировался в свою палату и залез на кровать.


  Буквально сразу в палату ворвался ирьенин. И, склонившись надо мной, начал озабоченно водить надо мной светящимися зеленым светом руками. К концу осмотра его морщины разгладились и он произнес:

  - Гм. Как ни странно, но я наблюдаю только улучшение. Это очень необычно. Но, похоже, выпуск чакры только улучшил твое состояние. И все-таки я советую тебе воздержаться от подобных экспериментов до завтра - чакроканалы еще не достаточно укрепились для больших нагрузок.

  - Хорошо. Тору-сан. Просто оно само получалось. И я пытался понять почему.

  - Понимать будешь на полигоне под присмотром наставника, а не в госпитале, находясь под моей ответственностью. Кстати, у тебя источник очень активно себя ведет, да и желудок полный. Неужели ты АНБУ раскрутил на пищевые таблетки?

  И как он догадался?

  - Вы только их не ругайте - уж очень кушать хотелось. Я, конечно, могу простыню жевать, но... - я состроил жалобное выражение лица.

  - Ладно уж. Вреда я не почувствовал. Но будь осторожным, даже взрослые предпочитают ими не питаться.

  - Скорее это связано с их вкусом.

  - Ну, это, конечно, да. Но - не только. После них бывает несварение желудка даже у шиноби да и разные побочные эффекты, связанные с источником.

  - Я пять штук съел...

  Ирьенин наклонил голову на правое плечо и еще раз поводил ладонями над моим животом:

  - Похоже, на тебя они не оказывают никакого негативного влияния. И если ты уже можешь есть это говно, то пора тебе питаться в столовой и завтра я тебя выписываю.

  - Спасибо, Тору-сан.

  - Пфе! Наконец-то я избавлюсь от тебя, малый сорванец. А то уже и ночую тут из-за тебя. - сказал он, направляясь к выходу из палаты. И уже выйдя в коридор, он сказал АНБУ: - Пронесло вас - негатива я не увидел.

  Звук его шагов стал удаляться. Я же сел возле окна и стал грустно смотреть на поднимающееся все выше солнце.

  До обеда еще далеко, а кушать опять захотелось.

  Я вздохнул.


  Спустя час, изнывая от безделья, я уже было собирался помедитировать, занявшись упорядочиванием каких ни будь отделов памяти, но к двери приблизилось две искры одна товольно яркая, а другая была похожа на маленького светлячка.

  В палату вежливо постучали и, спустя секунду, вовнутрь вошла красивая аристократичная женщина с длинными каштановыми волосами и странными светло-карими глазами. На руках она держала маленькую девочку в красивом розовом платье и небольшую сумку. У девочки были невероятные глаза бирюзового цвета.

  - Здравствуй, Акио-кун. - произнесла она

  Я вспомнил ее - это жена Иноичи, Хидеко Яманака. А это - его дочь Ино.

  Вообще в нашем клане была интересная традиция называть детей в честь родителей. Иноичи назвал дочь просто Ино. Меня же назвали в честь моей матери Аки - Акио.

  - Здравствуйте, Хидеко-сан. - Я легко спрыгнул с кровати и чуть поклонился.

  - Как себя чувствуешь? Иноичи не смог прийти - на него свалилось много работы.

  - Я понимаю.

  Клановая. Наших узнаешь с первых слов и действий. Может она и ранг имеет. Я вон слышал, что половина женщин Учих имеет полного джонина. Что поделать, наше поселение насквозь милитаризовано и семейные пары шиноби-шиноби тут отнюдь не редкость. А если учитывать, что некоторые из кланов могут или зачать или выносить ребенка только в паре от другого шиноби...

  - Я вот принесла тебе немого поесть. Знаю я, как тут кормят. Поговаривают - это делают специально, чтоб больные не задерживались...

  Мне захотелось присвиснуть и захлопать в ладоши. Счастье-то какое: еда прибыла!

  - Большое спасибо, Хидеко-сан! А то сегодня мне принесли бульон с хлебушком и пришлось клянчить пищевые таблетки у АНБУ.

  - Какой кошмар! - Она усадила ребенка на мою кровать и всплеснула она своими ухоженными руками. - Они же ужасны на вкус! Я уже давно не хожу на задания, но помню их до сих пор.

  - Так уж и давно... - засомневался я.

  - Ну, скоро будет года...два. Да. С конца Третьей Войны. Как-то я узнала, из чего их готовят, и знаешь, Акио, лучше бы я этого не делала. Видеть я их не могу с тех пор. Какой ужас...

  Похоже, лучше мне об этом не узнавать. А то окажется, что их действительно делают из говна...


  - Ой, что это я! - опять всплеснула она руками, а сидящая на моей кровати Ино восхищенно сказала 'агу'. Хорошая девочка. Как же жаль, что все куноичи урожденные Яманака лежат на кладбище...Жена Иноичи тем временем достала из своей сумки мне еды в пластиковом судочке.

  Увидев его, я аж сглотнул. - Вот я приготовила рис и мясо.

  Когда она протянула судок мне, я понял что расчувствовался.

  - Спасибо, Хидеко-сан.

  Она протянула мне палочки для еды:

  - Да ты ешь, ешь... Я еще фруктов принесла.

  Готовила она вкусно. Я почти не заметил, как съел все, что было. Фрукты прятал под простынь. В ответ на вопросительный взгляд, я пояснил:

  - Неизвестно чем меня будут кормить в обед и ужин...

  Она понимающе кивнула и произнесла:

  - Ладно. У меня еще дел сегодня много. Скоро уже дочку кормить...

  - Да-да. Я все понимаю Хидеко-сан. Хорошо, что я завтра выписываюсь.

  - Как? Уже? - удивилась она.

  - Да. Мое тело полностью восстановилось и даже чакра снова отзывается. Плюс ко всему...- я указал себе на глаза пальцем.

  Она задумчиво покивала и сложив пустую посуду в сумку, взяла на руки ребенка и направилась к выходу.

  Я встал и проводил ее к дверям.

  Она уже взялась за ручку как воскликнула:

  - Чуть не забыла! - и начала рыться в сумке. Она достала кулек, в котором был небольшой свиток, перевязанный голубой ленточкой. - Муж сказал, что тебе нужно 'хенге'. Это он. Техника довольно простая. Класс - Е. Однако для поддержания ее долгого времени нужно много чакры. Что ж. Вроде бы все. До встречи, Акио-кун.

  - До встречи, Хидеко-сан.

  Она чуть кивнула и вышла.

  Эх найти бы себе такую же глав.жену как эта Хидеко. А то Учих еще и готовить придется учить. Это если еще с Учихами срастется. А то за десять лет или меня убьют или их или Коноха исчезнет.

  Ну уж нет. Я же собрался делать тут столицу и становиться Хокаге!

  Вздохнув, я развернув свиток и углубился в изучение.

  Техника была действительно очень простой. Фактически, она зависела от воображения создающего ее. Это делало ее многогранным оружием в руках опытного и умного шиноби.

  'Хенге' позволяло создать образ из чакры и удерживать его на себе. Практически, можно было выбрать любой образ от человека до медведя и камня или куста. Минусы? Иллюзия была нематериальна и очень неустойчива к внешним воздействием. Даже стакан воды, выплеснутый на 'хенге' запросто развеивал технику. Однако для меня она была подходящей - ее можно было наложить даже частично на глаза.

  'Хенге' не было абсолютной панацеей. Сквозь нее спокойно видел шаринган, бьякуган и риннеган. Ну и может еще какие артефакты или печати.

  Свиток я выучил моментально, пробежав его глазами лишь раз.


  Не взирая на слова главного ирьенина, еду мне в обед все-таки привезли и я так и не увидел больничную столовую.

  Рис, овощной салат, и совсем немножко вареного мяса. Ничего особенного и по сравнению с готовкой Хидеко - явно слабовато.

  Тем не менее, я съел все.

  День тянулся медленно и что бы скоротать время, мне пришлось погрузиться в медитацию, вынырнув из глубин памяти лишь для ужина.

  Поздно вечером заглянул на осмотр главный ирьенин. Быстро его завершив, он оставил на мне две капсулы успокоительного, которые я тут же проглотил.


  Утром следующего дня меня опят разбудил скрип открывающейся двери.

  - Доброе утро, Акио-кун.

  - И вам того же, Тору-сан.

  Старик подошел к моей кровати и стал водить над моим телом ладонями. Проверив мои глаза и пересчитав зубы, он произнес:

  - Сейчас все намного лучше. Я бы сказал, что укрепление чакроканалов завершилось. Пойдем во двор, посмотрим, как выделяется чакра и если все в порядке, то я тебя выписываю и, надеюсь, не увижу тебя очень долго.

  - Не могу обещать, Тору-сан.

  Хмыкнув, он вышел из палаты.

  Я поторопился за ним.

  Пара уже других АНБУ последовала за нами.

  Возле выхода стоял какой-то высокий парень и мальчик. У обоих были длинные черными волосы. Одеты они были в традиционную одежду. На их спинах был изображен сложный символ взаимопроникновения Тьмы и Света друг в друга. На местном - Инь и Янь. Знали бы они, что там происходит при смешивании этих фракций Порядка-Хаоса воедино - не изображали бы сам этот процесс на своих одеждах. Всеравно что изобразить на спине ядерный взрыв.

  Хьюга. Потомки бога. Как и Учихи. Только более уравновешенные психически.

  - О, Эйджи-сан и Токума-кун! - доброжелательно воскликнул ирьенин. - Я рад, что именно вы смогли выкроить время для нас.

  Хьюги обернулись на звук его голоса, и я смог лицезреть еще одно из легендарных глазных додзюцу - бъякуган.

  У парня цвет глаз был серо-белый, а у мальчика глаза были невероятно-красивого фиолетового оттенка.

  - Я глубоко уважаю вас Тору-сан. В данный момент я учитель Токумы-куна, поэтому взял его с собой. Практика ему не помешает.

  - Это хорошо. - я уже был рядом, поэтому ирьенин представил меня: - Это Акио Яманака. Я думаю, вам говорили о нем.

  Хьюги церемониально поклонились и мне пришлось кланяться в ответ. Разогнувшись, Эйджи произнес:

  - Для нас честь познакомиться с носителем глаз Рикудо. Теперь я ясно вижу - они уже не просто легенда.

  Ирьенин произнес:

  - Давайте пройдем в сад.

  Мы вышли в аккуратный внутренний дворик госпиталя, украшенный красивыми цветами и невысокими, но развесистыми деревьями. Пройдя метров пять, мы сошли с дорожки на утоптанный пятачок земли и остановились.

  - Здесь? - спросил Эйджи.

  - Да. - ответил ирьенин: - Это место подходит. Акио-кун, выдели чакру.

  Я чуть пожал плечами и выпустил чакру из всех тенкецу. Чакра вырвалась сквозь одежду и сформировала плотный парящий покров.

  Практически сразу Эйджи и Токума приставили к губам два пальца в знаке концентрации и произнесли:

  - Бьякуган!

  Сразу вокруг их глаз вздулись вены, а невидимый прежде зрачок стал более заметным.

  Не сходя с места, Хьюги меня очень внимательно рассматривали.

  Эйджи спросил:

  - Что скажешь, Токума-кун?

  Мальчик чуть помолчал и тут же ответил:

  - Я не вижу повреждений. Чакра очень плотная. Я бы даже сказал - вязкая. Тенкецу по размеру больше обычных примерно в два раза.

  Эйджи кивнул:

  - Я такого никогда не видел. Это уникально. Обратите внимание, Тору-сан: чакра растворяется в пространстве намного медленнее обычного. Я думаю, если Акио-кун будет создавать техники иллюзий, то они будут очень плотными, а 'теневые клоны' будут намного более живучими, чем обычно. Я бы сказал, что его чакра плотнее даже чем у Сенджу. Как много ты теряешь на поддержание этого покрова, Акио-кун? - обратился он ко мне.

  Я закрыл глаза и опустил голову. Сколько теряю? Они же Хьюга и должны все видеть.

  - Я так и минут двадцать простою... А может и больше.

  - Ху-у-у... - покачал головой Тору-сан.

  - Думаю, гендзюцу на него накладывать - не самая умная затея... - произнес старший Хьюга.


  Хьюги подошли ближе и пошли вокруг меня по часовой стрелке.

  - У него сильно развиты тенкецу. - произнес мальчик

  - Да но не равномерно. Некоторые развиты сильнее. Видишь, как из них фонтанирует чакра, образуя нечто вроде зонтика?.

  - Да, Эйджи-сан. У нас такое бывает, только если бросить заниматься. Правда?

  Старший Хьюга произнес уже мне:

  - Слышал, Акио-кун? Пока тенкецу не остановили развитие, старайся развивать все. Из упраженений - какая ни будь общая техника. У нас используется для этих целей 'кайтен'. М-м-м-м? Токума-кун, давай-ка отойдем. Пусть Акио-кун попробует крутнуться... - Интересно, что они задумали? Эйджи между тем произнес мне: - Акио-кун выстави в стороны руки и попробуй покрутиться на одном месте.

  - Я так понял, нужно это сделать быстро?

  - Да, на максимальной скорости.

  Пожав плечами, я пару раз глубоко вдохнул и, расставив руки в стороны ладонями от меня, сделал на максимальной скорости пять оборотов. Практически сразу чакра начала срываться с покрова густыми комками и переливаться сначала на другую руку, а потом, поддействием центробежной силы, и лететь брызгами в стороны. Область зрения тут же снизилась. Почти полностью. На пятом обороте чакра вокруг меня засветиласть ярким бело-голубым светом и я на всякий случай остановился.

  Первое, что я увидел - дымящаяся земля под моими ногами. Потом - отплевывающийся от земли и пыли Тору-сана и самдовольно улыбающегося Эйджи с мальчиком на руках. Они стояли метрах в пятнадцати от меня. И когда только успели отсткочить?

  - Нафиг ваши эксперименты! Здесь госпиталь! И мой садик! - крикнул ирьенин, яростно пнув вывернутую из дорожки бетонную плитку. - Акио! Ты выписан! Газуй к себе на полигон с Хьгами и хоть вверх ногами его переворачивайте... - он уже было почти успокоился, как его взгляд упал на что-то за моей спиной: - Мой имераторский персик!!!!

  Я обернулся и ничего не увидел. Хм, очевидно в этом-то все и дело: пятачок стал больше в радиусе раза в два. Цветы, деревца - все слизало и разбросало в разные стороны.

  - Простите, я не специально...

  - Г-р-р-р-р-м-м-м-м... - зарычал-загудел ирьенин. Впрочем, он тут же взял себя в руки и плюнул на выкорчеванную землю: - Дети...

  После чего, не прощаясь, направился к госпиталю.

  - Да, не хорошо получилось. - произнес Эйджи, ставя на землю мальчика. - Придется извиняться. Акио-кун, то, что ты сделал, очень похоже на 'кайтен'. Кайтен - это идеальная защита. В пространство, напитанное твоей чакрой, практически не могут попасть физические предметы и чакра вплоть до форм. Лишь когда чакра принимает стихийное свойство - тогда она может пробить 'кайтен'. И то - стихиальная техника должна иметь очень сильный эффект. Продолжительность 'кайтена' определется только тобой и зависит лишь от количества твоей чакры и выносливости твоего вестибулярного аппарата. Тут уж ты должен понять, что 'кайтен' техника крайне трудно приспособляемая для атаки, но, хоть и очень чакрозатратная, для защиты - это лучшая из возможных форм. Кроме того, под действием центробежной силы, чакра вытекает из всех тенкецу, прочищая каналы и разрабатывая их.

  Я поднял левую бровь. То есть, просто создал покров чакры, крутнулся на месте и - идеальная защита?

  - Эммм... Эйджи-сан, я вам сейчас кое-что покажу.

  - Что? - заинтересовался он.

  Я же быстро разогрелся и сделал первй ударный комплекс, естественно не целясь в Хьюг. Уже в середине чакра стала вырываться из рук, собираясь в клацающие зубатые пасти. В конце я вышел на завершающий удар и вырвавшаяся из правого кулака пасть, выскочила из руки больше чем на полметра, приняв явный вид рогатой головы со светящимися ярко голубым светом глазами. Она неожиданно громко рыкнула и, клацнув клаками, втянулась обратно.

  Тяжело дыша, я повернулся к Хьюгам и увидел зрелище двух сощурившихся пар бьякуганов.

  - Это определенно форма, но почему... - произнес Эйджи. Он еще раз глянул на мои руки и снова стал смотреть в точку воздуха, где лязгнули призрачные челюсти. Тряхнув головой, он выключил бьякуган и произнес: - Ну, определенно тебе, Акио-кун, уже можно давать джонина, вот только без генина и чунина, конечно же, этого делать никто не будет... Я бы тебе посоветовал дать этой технике название и на поле боя всегда выкрикивать его. Так ты столбишь его за собой. Да и запоминаешься врагам, а друзья будут лучше подготовлены к происходящему... В последствии одним лишь выкриком можно обращать врага в бегство.

  - Название? - задумался я и начал перечислять: - Дракон? Стиль Дракона? Голова Дракона? Пасть Дракона? Укус Дракона? Ярость Дракона?

  - 'Ярость Дракона' лучше звучит. - кивнул Эйджи - Акио-кун, а ты не против если мы позаимствуем твою технику и попытаемся приспособить ее под себя?

  - Ну, если вы уверены, что у вас выйдет... Вы же сами говорили, что у меня особая чакра.

  - Посмотрим. Попробовать стоит. В конце концов, некоторые техники так и появились, когда умения Рикудо его потомки пытались приспособить для своих нужд, не имея его возможностей...


  - Я понял, Эйджи-сан. - сказал я, снимая с себя 'покров'.

  Старший Хьюга произнес:

  - На этом, к сожалению, нам нужно попрощаться - у нас еще много дел.

  Обменявшись прощальными поклонами, мы разошлись. Хьюги пошли в госпиталь(наверно извиняться за непроизвольные разрушения), а я направился на кладбище. АНБУ неслышными тенями последовали за мной.

  Лишь выйдя за территорию госпиталя, я вспомнил о 'хенге' и, остановившись в тени дерева, прикрыл глаза, вспоминая детали техники и концентрируясь.

  С первой попытки наложить на себя 'хенге' ожидаемо не получилось и дзюцу просто расплылось. Вторая попытка была более плодотворна. А третья, судя по ощущеним, уложилась идеально. Образ я спользовал свой до происшествия с Орочимару. Так как зеркала не было пришлось направится прямиком к маячищим АНБУ.

  Эти оказались намного более молчаливыми, чем предыдущие, и в ответ на мой вопрос об удачности техники лишь кивнули.

  Кладбище в Конохе было красивым. Мемориальный комплекс в виде огромного факела, стелла с именами героев и большое поле с рядами маленьких бетонных плит с выбитыми на них именами.

  Фу я нашел не сразу. Либо Орочимару ушел с помпой либо начался очередной приграничный конфликт. Сколько я был в госпитале? Полторы недели? И за полторы недели два десятка новых могилок. Это серьезно. В ряду даже лежал один Хьюга. Конечно, я думаю, что максимум тут была урна с его прахом - даже мертвые тела клановых содержат слишком многие секреты.

  И тем не менее.

  Насколько я знал, АНБУ не хоронят. Они - безликие. Живут в тени Листа и исчезают там, буквально сгорая на работе. Немногим удается вырваться.

  Это я к чему. Врядли, чтоб за Орочимару послали официальных наемников, а значит - эти могилы точно не его рук дело. Ну, разве что, случайно наткнулся и убрал ненужных свидетелей.

  Вот и Фу. За то время, что я жил с ним, я его хорошо и так не узнал. Он днями пропадал на работе, горбатясь и проливая кровь на двух господ. И умер от руки съехавшего с катушек на почве поиска силы шиноби S-класса.

  Кстати, Фу же официально состоял в Корне, а значит, вполне возможно, что и его тела под этой плитой нет.

  Сгорело в ту ночь дотла.

  Интересно, а от дома хоть что-то осталось?

  В любом случае спешить уже некуда.

  Вздохнув, я направился домой.

  К счастью, дом был на месте и следов пожара не наблюдалось. Чего не скажешь о разрушениях, которые причинил я: дыра в крыше, почти снесенные перегородки на втором этаже и дыра в полу-потолке гостиной. Выбитые двери и даже некоторые окна... Наверное это уже полиция или АНБУ.

  Все проломы замотаны толстой желтой лентой с черной надписью 'Не входить! Частная собственность! Ведется расследование!'

  Хорошо, хоть за эти полторы недели в Конохе дождя не было.

  Подняв одну из лент, я вошел внутрь.

  Под ногами скрипели осколки битого стекла.

  Место смерти Фу я нашел: большая опаленная область возле одной из стен. И все. Похоже, то что не сгорело - похоронили или забрали

  Из коридора донесся хруст битого стекла. Выглянув туда, я увидел одного из АНБУ, глядящего себе под ноги.

  Да уж. Нужно прибраться и пригласть плотников, что бы они починили окна, двери и крышу. С этой точки зрения то, что АНБУ меня опекают так плотно - очень хорошо: плотники будут прислушиваться к моим словам и не попытаются меня кинуть.

  Первым делом я спустился в подвал и открыл сейф. Из денег в нем было двести двадцать две тысячи ре. С одной стороны - сумма довольно большая, а с другой - мне на нее несколько лет еще жить. Хотя, я слышал, Академию можно закончить экстерном. Как пример, в этом году ее закончил в возрасте семи лет старший сын Фугаку Учиха - Итачи. Фактически шесть лет он уложил в один год. Конечно, уж очень это напряжно, но можно попытаться повторить его успех. Хотя, конечно же, если будет уж очень тяжело, то можно растянуть обучение и на два года...

  С этой стороны есть плюсы. Можно попытаться сформировать свою группу поддержки, протягивая ее через экзамены следом за собой. Основа для нее есть - близнецы Учих, да друзья Тору и Мичи. Первый - ярко выраженный Узумаки, а второй - явно бастард какого-то клана. Знать бы какого...

  В принципе, если уж так будет туго можно будет продать коллекцию кинжалов Фу или попроситься на сиротскую стипендию. Ну, а на крайний случай есть вариант обратиься с просьбой к Иноичи. К примеру, устроиться на работу в его цветочный магазин...

  От этой мысли я аж замер. Устроиться на подработку в магазин, принадлежащий главе клана. Я рассматривал ее совсех сторон и изьянов находил в ней все меньше. Стабильный денежный приход, никаких поклонов и одолжений чужим дядям (за которые придется когда нибудь расплачивыаться), работа не особо напряжная - знай себе сажай цветочки, да поливай и удобряй их правильно. Продажа... Ну, не знаю, допустят ли меня к деньгам... Всетаки пять лет - тот еще возраст. Но это и не так важно.

  Итак, плотники, потом Иноичи и Моммо напоследок.

  Со служанкой нужно тоже переговорить - очевидно есть какая-то задолженность, которую нужно погасить. Да и из результатов разговора с Иноичи будет понятно, продолжать ли наем Моммо или нет...


  Время еще утреннее. Должен успеть.

  К сожалению, я не знаю реальную покупательную способнотсь местной валюты. Однако, врядли что б плотники потребовали оплату вперед. Я же представитель хоть и маленького, но - клана.

  Вздохнув, я взял две тысячи ре и, скользнув взглядом по свиткам с техниками и оружию, закрыл сейф. Могущество - вот оно. Но, опять, у меня нет времени. Насущные дела важнее.

  Поднявшись по лестнице на верх, я обнаружил явно скучающих АНБУшников. Подойдя к ним, я спросил:

  - Вы знаете, где квартал ремесленников? Мне нужны плотники или рабочие для починки дома.

  Один из АНБУ кивнул и произнес:

  - Следуй за мной.

  Я последовал за ним. Хоть мы и шли довольно быстро, но до места работы и жительства строителей шагали минут десять минимум.

  Как оказалось, мы пришли к большому крытому складу сторойматериалов, возле которого суетилось больше десятка здоровых мужиков, одетых в одни лишь шорты. Командовал ими еще больший зверообразный мужик с небольшим пивным брюшком и в белой майке.

  АНБУ повернулся ко мне, указал пальцем на мужика и произнес:

  - Зде всем заведует Кента-сан. Можно конечно походить по клановым кварталам Учих, Хьюг ли Сарутоби.

  - Спасибо. Мне всеравно. Только не отходите далеко.

  Он кивнул.

  Я вздохнул и решительно зашагал к командующему рабочими мужику.

  Приблизившись к нему, я твердым голосом произнес:

  - Здравствуйте, Кента-сан!

  Он прервался и попернулся в мою сторону. Естественно, так как я был втрое его ниже, он меня не увидел и, деловито поковырявшись в ухе мизинцем, который был наверное с мою руку толщиной, проорал рабочим:

  - Ану шустрее давайте, мать вашу!

  Когда звон в моих ушах утих, я сделал новую попытку:

  - Здравствуйте, Кента-сан! - он замер и уже медленнее повернулся в мою сторону.

  На этот раз я помахал руками над собой, надеясь, что хоть они попадут в его область зрения. Прием сработал и гигант меня заметил.

  - А ты кто? - спросил он, чуть наклонившись ко мне.

  - Я - Акио Яманака. - произнес я, стараясь смотреть гиганту в глаза, что было непросто.

  - И что тебе нужно? - пророкотал он.

  Я пожал плечами:

  - Мне дом нужно починить.

  - Починить? - Гигант нахмурился, спрятав маленькие глазки за толстыми лохматыми бровями - А что случилось?

  - На нас напали и отца убили. Я остался один. - гигант нахмурился еще сильнее и посмотрел на пару АНБУ за моей спиной: - Денег, я надеюсь, у меня зватит...

  - Гм-м...- прогудел гигант: - А что хоть повреждено?

  - Много чего. Нужно чтоб кто-то взглянул. Может, я и не потяну все это починить по деньгам.

  Гигант посмотрел на меня, снова на АНБУ и опять на меня. После чего повернулся к складу и проорал:

  - Джи-иро-о!

  - Да! - донеслось откудато.

  - Я отойду к с заказчиком! Ты - за главного! Не забудь: через час навес под песок должен быть готов! И сразу начинайте следующий!

  - Хорошо, Кента-сенсей!

  Гигант повернулся ко мне и прогудел:

  - Ну, веди, малец.

  Честно говоря, хоть я и понимал, что эту гору мяса и жира даже генин Е-класса разделает под орех, всеравно гигант внушал немалое ощущение уверенности.

  Когда мы прошли к дому, гигант только вздохнул, взглянув на выбитые двери и окна. Заглянув во внутрь и покачав головой, увидев пробитый потолок и крышу, он подвел итог.

  - Слушай сюда, малец. Значит, так: три тысячи на двери, восемь - на крышу, еще две тысячи - дыры в потолке и полу, пять - окна. И две тысячи - замена досок и паркета на том обугленном месте. Итого укладываемся в двацать тысяч ре. - он покосился на АНБУ - Потяешь?

  Я вздохнул:

  - Да.

  - Ну и отлично. Десять тысяч мне на материалы сейчас, а еще десять - за работу - после завершения. Мы можем и убраться тут за сотню.

  - Только мусор тоже унесете.

  - Тогда еще пятьдесят на телегу, что б вывезти.

  - Хорошо.

  - Итого двадцать тысяч сто пятьдесят. Я жду половину.

  Кивнув. Я спустился в подвал и достал из сейфа деньги. Предавая их гиганту в руки, я просил:

  - Когда ждать рабочих?

  - Через два часа. Приедут двое на телеге с материалами.

  - А можно, что б они сначала крышу стали делать, а то у меня такое ощущение, что завтра будет дождь.

  Гигант насторожился:

  - Дождь? Завтра? Гммм... Ладно. - Пересчитав деньги, он спрятал их в карман и произнес: - Ну, все? Я пошел?

  Дождавшись моего кивка, он вышел из дома.


  Следующий пункт моего плана - Иноичи Яманака, глава клана и владелец цветочного магазина, а так же сопутствующей инфраструктуры.

  Где его искать? Как и Фу, он - часть допросной группы АНБУ. Вот только он никогда не относился к Корню. Время сейчас, конечно, утреннее, но Иноичи всегда загружен работой по самые уши. Вдобавок к всему, сейчас похоже идет один из тех конфликтов, о котрых говорил Орочимару, и допрашивать явно есть кого. Поэтому если где его и искать - то на базе АНБУ.

  Я подошел к беликим, глядящим на что-то в конце улицы. Взглянув туда же, я увидел в конце улицы две юношеские фигуры с символами Учих на спинах.

  Пожав плечами, я подергал ближайшего АНБУшника за одежду:

  - Идем на базу. Мне нужно найти Иноичи Яманака.

  Не дожидаясь их реакции, я пошел по улице к центру Конохи.

  Мне повезло - на входе я натолкнулся на Собаку, разговаривающую с каким-то шиноби из допросной группы.

  Остановившись рядом, я терпеливо подождал, пока она обратит на меня внимание, и произнес:

  - Здравствуйте, Собака-сан.

  Неожиданно она чуть поклонилась:

  - Здравствуй Акио-кун. Я тебе нужна?

  - Вы не видели Иноичи-сана?

  - Он только что был у себя. Тебя провести?

  - Если вам не трудно.

  - Только сними 'хенге' иначе стработает тревога - мы сейчас перешли на военное положение.

  Я развеял технику.

  - Что-то происходит? Мы с кем-то воюем?

  - Произошли боевые столкновения с отрядами Облака.

  Война между Великими Странами? Это серьезно.

  Мы поднялись по лестнице и оказались перед рядом одинаковых дверей.

  Собака постучала в одну из них. Из-за нее донеслось:

  - Войдите!

  Однако Собака не стала открывать дверя и даже шагнула назад. Вздохнув, я открыл дверь и шагнул вовнутрь.

  За большим деревянным столом сидел хмурый Иноичи, а напротив него сидел какой-то шиноби. У него были черные жеские волосы, собранные в такой же непослушный хвост. А когда он обернулся, я увидел, что его лицо пересекают широкие шрамы.

  Я поклонился:

  - Здравствуйте, Иноичи-сан.

  Иноичи удивился:

  - Акио-кун? Шикаку, это - сын Фу, Акио, носитель риннегана, о котором столько говорят. Тебя уже выписали?

  - Тору-сан сказал, что я уже выздоровел.

  Я прикрыл дверь.

  - Понятно. Что тебя привело ко мне? - он посмотрел мне за спину на дверь, отделившую АНБУ от меня.

  - Возможно, я не вовремя? Я по личному вопросу. - я выразительно кошусь на Шикаку.

  Иноичи беззаботно махнул рукой:

  - Шикаку Нара мой старый друг, от которого у меня нет секретов. А сам клан Нара наш верный союзник. Мы, Нара и Акимичи по отдельности - небольшие кланы, но в союзе мы заставляем считься с нами основных игроков Конохи.

  Я чуть поклонился Шикаку:

  - Понимаете, Иноичи-сан, отец, конечно, оставил мне кое-какие деньги, но, я думаю, что мне нужно искть подработку. Деньги имеют свойство заканчиваться. Конечно, я могу пойти к Хокаге и попросить сиротскую стипендию, но...

  Нара чуть улыбнулся, а глава моего клана произнес:

  - Это правильно. Руки мне всегда нужны. Вот только не каждого можно пустить мне в дом. Да и зарплата у меня не высокая. Если не передумаешь - то приходи завтра с утра.

  Я опять поклонился:

  - Спасибо, Иноичи-сан. Вот только завтра наверное не получится - я пригласил рабочих для ремонта дома. Сегодня они обещались починить крышу, а сколько будет длиться остальной ремонт я не знаю. Оставлять же их без присмотра...

  Шикаку чуть улыбнулся, а Иноичи покивал:

  - Ну, значит как только - так сразу.

  Я еще раз поклонился:

  - Спасибо. Иноичи-сан, Шикаку-сан - я пойду, а то рабочие приедут уже совсем скоро.

  - А кого хоть ты нанял? - неожиданно спросил Нара.

  - В том, что за мной ходят АНБУ есть много плюсов, Шикаку-сан. - грустно улыбнулся я. - Не буду вас больше отвлекать. - я попятился к выходу.

  Неожиданно Иноичи произнес:

  - Эм-м-м... Акио-кун, понимаешь мы столкнулись с одной проблемой. Недавно АНБУ обнаружили ученицу Орочимару. Ее имя Анко. К сожалению, ее память повреждена и мы ничего от нее путного не добились... Может ты взглянешь?

  Почему Орочимару ее не убил? Она сбежала? С поврежденной-то памятью? Жаль, что я как манипулятор сейчас не особо силен. Впрочем, у меня всегда не очень получалось.

  Я пожал плечами:

  - Почему нет? Вот только мой способ очень болезненный...

  - Ну, ты только взгляни. Орочимару исчез без следа и она - последняя зацепка.


  - Кстати, а рабочие? Это ведь может занянуться надолго...

   - Ты деньги заплатил?

   - Ну, да. - кивнул я.

   - Пусть АНБУ за ними посмотрит. - продложил Шикаку.

   - Использовать АНБУ для этого? - Иноичи поджал губы.

   - Это если мы будем серьезно не вписываться по времени. Пусть перенесут его к дому 'Шуншином'.

   Я пожал плечами - это их предложение и ответственность.

   Иноичи вышел из кабинета и мы с Шикаку последовали за ним. Мы спустились по лестнице до первого этажа и оказались перед высокой дверью.

   Когда Иноичи открыл ее, то до нас донесся обрвывок фразы:

   - ... Я ничего не помню. Даже своего детства. Я даже не помню точно - обучалась я у Орочимару или у кого-то другого!

   Мы прошли внутрь.

   Эта допросная была даже не комнатой, а большой круглой залой. В центре стоял стул, к которому был пристегнута девочка лет двенадцати на вид. Внешность у нее была не совсем обычная. Я бы сказал, что она была даже красива: непослушные темно-темно-фиолетовые волосы, собранные в короткий хвост, карие глаза с почти обычным для местных скрытым в радужке зрачком и приятный овал лица. Одета она была в бардовую грязную футболку и коричневую юбчонку.

   Вокруг струла были расположены кругами выдавленные знаки.

   Перед девочкой ходил туд-сюда мрачный Морино Ибики. Компанию ему состалали пара АНБУ и один ирьенин.

   Все они повернулись на звук открывающейся двери.

   Ибики произнес:

   - Иноичи, ты сказал, что бессилен? - и тут его взгляд упал на меня. Ибики было открыл рот собираясь сказать еще что-то, но как рыба не произнес ни звука и закрыл его. Цыкнув, он отошел в сторону.

   - Анко, я привел сына моего клановца, убитого Орочимару.

   Девочка сильно побледнела, а на ее глазках появились слезы:

   - Я ничего не...

   Иноичи превал ее жестом руки:

   - Я не собираюсь тебя винить. Он - гений нашего клана и если и он не сможет ничего найти у тебя в памяти, то ты будешь свободна.

   Пока он это говорил, я пошел по кругу вокруг нее, рассматривая чакроканалы и ее чакру. Что-то было не так. Ее чакра как буд-то сражалась сама с собой. Было такое ощущение, что в ее чакросистему внедрили еще один маленький, но мощный чакроисточник. Причем он вырабатывал явно враждебную чакру и вбрасывал ее в чакросиситему. Значит, источник можно создать? Кстати, вот и он - сгусток почти черной чакры позле шеи. Я заметил, что девочка пытается как-то прикрыть это место.

   - Что это? - указал я на источник.

   - Мы не знаем. - ответил ирьенин. - Хокаге говорит, что это личная разработка Орочимару. Мы не знаем, как ее снять.

   Чакра девочки была синей и она постоянно боролась с черной. Очевидно, она испытывает сильную боль. Постоянную.

   Ее искра была немного повреждена чакрой. Область небольшая, но очевидно она и взаимодействовала с будто бы утраченной памятью.

   Вообще на Хейреше (и во все остальной Мультивселенной) повредить искру магией напрямую очень трудно.

   Что такое 'искра'? Мнений существует множество. Я придерживаюсь одной очень старой теории.

   Любое сознание источает в окружающее пространство пси-искажение, волны пси-энергии. Чем сильнее сознание тем "ярче" оно выглядит. Пси волны можно концентрировать в лучи, которыми и проводятся воздействия. С этой стороны сознание можно рассматривать как плазму, которая может существовать некоторое время вне того места где она была рождена. Тем не менее у иллитидов и всех существ, которые живут вне этого мира, очевидно другой обмен энергий и искра слабее завязана в систему дар-тело-разум. Столкнувшись с чакрой, я сначала думал, что она - это та же мана, что у магов вырабатывается источником. Однако чем дальше я здесь, тем все больше отличий я вижу. Ману не нужно преобразовывать в Силы или Стихии - у тебя или есть, к примеру, мана Огня или ее нет. Здесь же принцип универсален - у тебя есть чакра? Значит, ты можешь с ней делать что угодно - нужна Вода? Молния? Огонь? Производишь преобразование и вот то, что тебе нужно. Но, кроме этого преимущества, система и более уязвима. И ее уязвимость в ее силе. Да, система чакра-тело-искра завязана более плотно, но из-за этого чакрой можно повлиять на искру, а влияние на искру может отразиться на теле.

   Как ни прискорбно, но как мне может это помочь я не придумал, а вот один из способов мне навредить... Местные яды и наркотики оказались способны лишить меня сил. Просто влияя на тело - они влияли на чакру, а она, в свою очередь, тушила искру.

   Я вот начал думать, что из-за моей силы как псиона, моя искра сумела начать влиять на тело, создавая предпосылки для риннегана...

   Неправильный мир. Здесь все не так. По-другому. Сколько возможностей... Сколько опасностей.

   Я подошел ближе и положил ладонь Анко на колено.

   - Не плачь. Я не держу на тебя зла. Если кто и виновен - то это Орочимару. Сейчас я загляну в твою память и разум. Это будет больно, очень больно. - я повернулся к ирьенину - У вас есть что-то жесткое, что бы закусить зубами? - ирьенин кивнул и достал из кармана резиновуб трубку. Я всунул ее Анко в рот и спросил: - Готова?

   Она пару секунд часто подышала и кивнула.

   И в следующую секунду я сжал ее искру и погрузился в нее, словно раскаленная игла в плоть. Анко закричала.


  Чужая искра...

  Работа с самой сутью, ядром огонька, что управляет информацией и создает новую. Комбинирование, рекомбинирование...

  Орочимару сделал великолепную работу, вырезав кусочек искры. Это сложно сделать даже псионикой, а уж чакрой...

  Анко действительно не помнила почти ничего из своего прошлого. Детство, родители и даже учеба в Академии - все было будто стерто.

  Я-то понял, в чем дело, а вот местные, столкнувшись с этим, очевидно были очень озадачены.

  Без знаний о строении искры пытаться добиться ее восстановления? Это даже не смешно.

  Орочимару - хирург, с помощью гаечного ключа сделавшего сложную операцию. Рана, оставленная его воздействием, когда ни будь затянется. Но на это может потребоваться и десять лет и даже двадцать. Я-то могу и подождать, но зачем?

  Воспользовавшись полетом, я взлетел и, приблизившись к орущей от боли Анко, схватил ее голову руками и коснулся своим лбом ее.

  Моя искра была похожа на голубую звезду рядом с маленьким желтым карликом. Я стал изливать энергию прямо на пораженный участок. Рана тут же стала затягиваться.

  Конечно, разжигание и излечение чужой искры моей может быть неприятно(и в первую очередь для меня), но мне нужна информация.

  Когда поврежденный сектор искры восстановился, я прервал поток энергии.

  Теперь, когда этот участок искры восстановлен я могу проникнуть через него непосредственно в память.

  Перед полномасштабным вторжением в чужой разум я остановился.

  Жаль, что я не в Ишакши, а здесь, в Конохе. Здесь нужно играть роль мальчика...

  Эх-х-х-х... Снять бы эту маску и явить всем того демона что скрывается за ней. Смять сопротивление и воцариться на троне. Но этого пока нельзя делать.

  Да, я уже не иллитид, но я никогда и не был им полностью. Изначально я был человек. Впоследствии же я принял правила игры Эрруу и следовал им неукоснительно. Я надел маску иллитида, принял их образ жизни и не обратил внимание, что маска приросла к моему 'Я', исказив его до не узнавания. Я плыл по течению, меняясь, словно я был слитком металла под ударами молота-судьбы, который держал в руках Эрруу. Он создал оружие, но судьба вырвала его из щупалец царя иллитидов и забросила сюда...

  Убивать? На самом деле для псиона это - очень просто. Мы можем это инстинктивно. Всего лишь ударить по чужой искре и - она потухнет. Пытки? Пф! Мне стоит сжать искру и - существо будет страдать, как никогда не страдало до этого...

  Но здесь, в Конохе, если я покажу то, что скрывается под обличьем мальчика, ничем хорошим это не закончится. Этот город чересчур добр. Причем показушно добр.

  По стилю жизни мне бы подошел Кровавый Туман, но не Коноха с ее показушными криками о дружбе...

  Я бы мог поглотить эту жалкую искру, оставив Анко идиоткой, будучи даже в таком ослабленном состоянии как сейчас. Ее жизнь - зависла в моих руках.

  Я бы мог много чего...

  Но...

  За моей спиной стоит Иноичи, Шикаку и Морино Ибики. Они не глупцы. Они сами - палачи, скрывающиеся под масками добрых дядей. И если я буду действовать чересчур открыто - возникнет недоверие, а оно мне не нужно. Пока что я катаюсь у бога на плечах и не стоит злоупотреблять его благосклонностью.

  Воспоминания? Зачем мне воспоминания двенадцатилетней девочки? Техники? У меня дома около пятидесяти свитков. А впереди - Академия.

  Да и потом: Орочимару обучался здесь, в Конохе. Этот город родил множество сильнейших шиноби. Значит, стоит поиграть в послушного мальчика и я получу все - могущество, власть, силу.

  У меня есть риннеган. Все ждут, что он завершится, а значит - время у меня пока есть.

  Прервав слияние(Анко тут же перестала кричать), я спокойно опустился на пол и произнес:

  - Я восстановил ее разум. Закрытые сектора ее памяти должны снова стать доступными. Если, конечно, Орочимару не предпринял чего-то еще.

  Анко выплюнула практически прокушенную трубку на пол.

  Иноичи кивнул и, шагнув вперед, положил руку на голову девочки. По крайней мере, этот способ извлечения информации не так болезненнен.

   Я отошел в сторону и стал с интересом рассматривать разнообразные пыточные приспособления, развешенные по стенам. Еще один способ влияния на чужую психику. Воображение - это и сила и слабость одновременно. Взглянув на эти страшноватые крюки и кривые иглы, пленник может рассказать нужную информацию сам, экономя чакру и силы палачей. И самое главное - время. Своевременность данных так же важна, как и их точность...


  Спустя некоторое время Иноичи открыл глаза:

  - Память действительно восстановилась. Я нашел месторасположение базы Орочимару. Ибики, идем к Третьему, я покажу ее расположение. Спасибо, Акио-кун.

  Ибики посмотрел на тяжело дышащую Анко:

  - А с ней что?

  Иноичи пожал плечами:

  - Она действительно сбежала. Я думаю ее можно отпускать. Я просмотрел ее память за весь период обучения у Орочимару. Она умная девочка.

  Ибики пожал плечами:

  - Ну, если ты так говоришь. Пусть с ней поработают ирьенины, может им удастся узнать, что это у нее за печать на спине...

  Я подошел к ней и мягко позвал ее:

  - Анко-о! - она с трудом сфокусировала на мне глаза: - Прости меня за боль, но это было нужно.

  А вот ответить она не смогла. Из ее глаз текли слезы.

  Иноичи же произнес:

  - Акио-кун, а ты не забыл, что тебя ждут рабочие?

  - Ох-х-х...


  'Шуншин' похож на телепортацию в пределах видимости. Очень сильно похож. Даже в энергетическом смысле. Хочу. Нужно раздобыть любой ценой.

  Когда АНБУшник взял меня на плечи и просто возник в километре над Конохой, я испытал восторг. На секунду мы зависли в воздухе. Похоже, это время было необходимо безликому для ориентировки в пространстве. В следующую секунду мы уже были в метре над дорогой перед крыльцом моего дома.

  АНБУшник очень мягко приземлился на ноги и почти нежно опустил меня на землю.

  Рабочих все еще не было, но как раз в этот момент в конце улицы показалась телега, запряженная низенькой, но коренастой коричневой лошадкой. Управляли ей двое мужчин, одетые лишь в длинные грязные бриджи

  Когда они подьехали ко мне, телега остановилась и один из мужчин спросил меня:

  - Это дом Яманака?

  - Да.

  Он взглянул на все еще висящие желтые ленты, перегораживающие вход в дом и задумчиво покивал.

  - Значит, мы к вам?

  - Вы же от Кента-сана?

  Строитель кивнул и спрыгнул на землю. Его товарищ последовал его примеру.

  На повозке лежали три двери, листы стекла, свежие доски, банки с лаком и красками, массивная черепица, сделанная из обожженной глины.

  Рабочий спросил:

  - Начальник говорил, что сначала нужно заняться крышей. Дыра с той стороны?

  Вздохнув, я начал показывать им фронт работ, опустил лестницу на чердак. Рабочие занесли в дом привезенные материалы, инструменты и работа закипела.

  В какой-то из моментов я оказался абсолютно лишним. Впрочем, у меня было много каких занятий, все время откладываемых на потом. И первое из них - свитки с техниками

  Моя абсолютная память позволяет впитывать огромные массивы знаний. Структурирование, архивация, каталогизирование - я могу применить это все.

  Ну, а техники мне нужны все. Не только Орочимару, но и все остальные говорили мне, что владелец риннегана может применять техники всех стихий. Из этого следует простой вывод: до могущества мне нужно совсем немного - всего лишь выучить все, что хранится в сейфе и почувствовать сродство со стихиями. Вот и все.

  Чакры у меня, судя по всему, благодаря Орочимару огромное количество. Кроме того, она очень качественная. Контроль - почти идеальный. Так что с энергетическим вопросом накачки техник проблем быть не должно..

  Желательно бы попасть в закрытые библиотеки каких-нибудь кланов или Хокаге, но что толку мечтать? Конечно, можно попроситься к Учихам, но не факт что мне, маленькому мальчику, дадут доступ в святая святых древнего могучего клана. Хотя, попробовать можно будет

  Открыв сейф, я повел рукой, касаясь деревянных корешков. Всего свитков с техниками было пятьдесят одна штука.

  В основном техники были невысокого уровня и были даже простейшие (я нашел свиток 'хенге'), но были и чрезвычайно мощные техники.

  Двенадцать общих техник, среди которых нашелся и 'Шуншин' - техника мерцания тела. Кроме этого было сорок девять свитков со стихийными техниками: шесть с Воздухом, семь с Водой, девять с Огнем, девять с Молнией и восемь с Землей.

  К сожалению, когда я начал изучать некоторые стихиальные техники, то обнаружил, что некоторых фрагментов не хватает. Очевидно, Фу не сумел запомнить все нюансы и в некоторых местах он возле описания ставил вопросы или короткие фразы: 'не понятно', 'не точно', 'странно' 'невозможно проверить, сам не видел, спросить не у кого'

  Похоже на эти и другие вопросы мне придется отвечать самому.


  Развернув последний свиток с огненной техникой я неожиданно наткнулся на название 'Драконье пламя'. Очень интересно. А сколько вариантов применения... Очевидно, это одна из самых популярных техник.

  Быстро запомнив все техники до последнего значка, я снова засунул их в сейф.

  Рабочие начали во всю бахкать молотками.

  Вздохнув, я вышел во дворик дома. Отсюда открывался хороший вид на работающих строителей. Они работали быстро и уже разобрали часть крыши, поскидывав вниз сломанные доски и обломки черепицы. В данный момент, они уже приступили собственно к ремонту, вселив мне уверенность, что завтрашний дождь я встречу уже с целой крышей.

  Ощущение дождя... Я чувствовал приближающееся грозовое облако. Оно было большим.

  Это хорошо. Я уже чувствую стихию Воды. Но ощущение - это еще не все.

  Зайдя на кухню, я взял широкую тарелку и бутылку с водой - это для тренировки и ощущения сродства с Водой. Свеча и спички - Огонь. Земли же во дворике достаточно, как и Воздуха.

  Тренировку я решил комбинировать: час Воды, час Земли, час Огня, час Воздуха, час Молнии

  Выйдя во дворик, я стал на колени и налил в тарелку воды. Первая ступенька упражнения - нужно заставить волноваться водную гладь. Это было тудно. Вода сопротивлялась. За час занятий мне удалось поднять лишь совсем маленькие волны. Такие рождаются, если в тарелку падают водяные капли.

  Когда час закончился, я выплеснул воду и, вытерев насухо тарелку насыпал в нее немножко песка. Первая ступень тренировки Земли - это сдвинуть песчинку. Не богвесть какая сложность, но я взмок, двигая ее лишь одним сродством в течении часа и был даже рад, что отведенное мной время закончилось.

  Прежде чем приступить к Огню, я прилег в теньке и минут десять бездумно смотрел в небо.

  В голове вертелась мысль, что сродство идет очень трудно. Очевидно, из-за того что у меня риннеган не полный - скорость обучения у меня и будет не такой быстрой. Вдобавок ко всему, да, я вижу чакру и чакропотоки, но не думаю, что это легендарное 'видение правды' или что-то еще отображенное в легендах. Может, если риннеган завершится я действительно стану обладать всем этим, но пока что-то не заметно.

  Вздохнув, я сел и зажег свечку. Огонь была самая распространенная стихия в Конохе, а уж если брать Учих, у которых это сродство было абсолютно у всех... Говорят, доходило до того, что Учихам для освоения Огня нужно было лишь смотреть шаринганом в свечу или костер. А поскольку этот клан был одним из кланов основателей - про эту стихию было известно особенно много. Техники тренировок Огня и дзюцу этой стихии были чуть ли не общедоступными. При всем этом владельцам Молнии или Воздуха приходилось заниматься почти экспериментаторством.

  Первая ступень тренировок Огня - это изменение формы пламени свечи. Вторая - факел, третья - костер. И лишь после этого можно было приступать к созданию собственно огня из своей чакры. Можно было конечно и раньше, но Огонь не прощает ошибок, как и Молния. Небольшая погрешность и - привет, ирьенины...

  Именно поэтому я захожу с дальнего конца.

  Огонек свечи дрогнул и изогнулся вопросительным знаком, а потом, повинуясь моей воле, стал завязываться в узел. Однозначно, Огонь дается мне легче Воды и Земли. Если контроль настолько хорош, можно кое-что попробовать более сложное.

  Неожиданно я почувствовал желания пламени. Оно было голодно и хотело расти. Пфе! Голодно? Пламя? Да оно всегда голодно...

  Попробовать изменить свойство чакры? Но сначала создам покров - он сможет сработать в качестве защиты. Да и 'кайтен' в любой момент можно будет создать.

  И лишь в последний момент, когда я уже хотел провести эксперимент, я понял, что я сейчас нахожусь у себя дома во дворике, а даже не особо сильные техники Огня могут его поджечь. Поход же на полигон сейчас невозможен.

  Я вздохнул и отпустил огонек свечи. Тот, ярко пыхнув, вернулся в свою обычную форму.

  Четвертая тренировка - Ветер. Здесь тоже может мне помочь свеча. Нужно создать порыв или поток воздуха, могущий поколебать ее огонек. Почему-то во всех книгах говорилось про разрезающее свойство ветра, но...это ведь глупо! Разрезание всегда было прерогативой молнии или, на худой конец, Воды... Воздух всегда манипулировал, грубо говоря, разностью давления в газообразной среде. Оперируя с этим свойством можно было достичь разных природных проявлений: от слабых воздействий навроде ветерка до всесокрушающих - торнадо и бури. Была также другая сторона этого, считающаяся уже искусством: создание крайне низкого давления в определенной области и изменение химического состава воздуха...

  Откуда здесь воздух приобрел рассекающие свойства - я просто не понял.

  Именно поэтому я стал тренироваться не в разрезании бумажных листиков, а в управлении потоков воздуха.

  Задув, в конце концов, свечу порывом ветра, я перешел к последней стихии - Молнии.

  А вот здесь меня ждало разочарование - мне так и не удалось создать искру между указательными пальцами левой и правой руки.

  Кроме того - не было того слабого ощущения, что как будто я чувствовал как производить воздействие...

  Битых два часа я промучался, так ничего и не добившись.

  Очевидно, Молнии у меня нет. Вообще.

  Незавершенный... Риннегган...

  Перед глазами встало ухмыляющееся лицо Орочимару.

  И меня обуяла ярость. Одним коротким воздействием телкинетики я смял и тарелку, воду, свечу и спички в небольшую сферу грязи. Подержав его пару секунд, я бросил ее в далекую цель по высокой дуге и попал почти в центр. Грязь брызнула, замазав всю цель.

  Перед домом появилась яркая искра.

  Интересно, кто это ко мне пожаловал? Надеюсь, не Орочимару стукнуло меня проведать прямо посреди дня. Хотя, в принципе, уже вечереет...

  Скрипнуло стекло под чьими-то ногами. Я выпустил покров и приготовился создать 'кайтен'. Только в этот момент меня пронзила мысль, что Хьюги не просто так меня обучили именно защитной технике. Эдак скоро меня за ноздри возьмут и будут тыкать носом куда им нужно. Не нравится мне это все. В Ишакши и то было лучше... Хотя, Эрруу что хотел то и творил.

  Из коридора показался Сарутоби Хирузен в своем ритуальном наряде.

  - Здравствуй, Акио.

  Я чуть поклонился:

  - Здравствуйте, Хокаге. Чем обязан вашему визиту?

  - Да вот узнал, что ты выписался и решил тебя проведать.

  Грустно улыбаюсь:

  - К сожалению, угостить мне вас нечем. Сам буду питаться в 'Ичираку'.

  Он улыбнулся:

  - Нет-нет. Мне, да еще объедать сироту! Я вот слышал: ты восстановил память Анко?

  Я наклонил голову на левое плечо:

  - Для меня - это было не сложно, для нее же - очень больно. Мне жалко ее.

  - Понятно... Собираешься поступать в этом году в Академию?

  - Конечно.

  - Вот и хорошо. - он прошел мимо меня в гостиннную и посмотрел снизу в дыру в потолке. - А как у тебя с деньгами?

  Хоть Хирузен на меня и не смотрел, я пожал плечами:

  - У отца были некоторые сбережения. Да и я договорился с Иноичи-саном о работе в его цветочном деле.

  - Это хорошо. - он неожиданно повернулся ко мне и пронзительно взглянув мне в глаза, произнес: - Анко испытывает вину, за то, что сделал ее учитель. Она очень ответственная и умная девочка. Я хочу, чтобы она за тобой присматривала - негоже мальчику, потерявшему родителей, жить одному. - я думал, что меня уже ничего не может шокировать, но я ошибался. Разумом то я понимал, что носителя даже неполного риннегана одного не оставят, но мне думалось, что хватит и пары АНБУ.

  - Н-н-н-о-о... - с трудом справившись с эмоциями, произношу: - Я думал, хватит и присмотра АНБУ...

  Хирузен помрачнел:

  - Сейчас каждый из шиноби на счету - на границе замечены отряды Облака. Все идет к очередной войне.

  - А если Орочимару?..

  - Ну, Анко не так слаба и сумеет задержать своего учителя, пока не прибудет помощь.

  - А-а-а-а...

  - Кроме того, Анко помнила координаты некоторых убежищ Орочимару. На проверку их я уже отправил клманды. Одна из них уже сообщила, что он был ранен и уже покинул границы страны Огня.

  - Но кроме него...

  Хокаге улыбнулся:

  - Твой риннеган незавершен. Поэтому, ты пока мало кому интересен... - это-то да, но... Однако он продолжил: - ... и я бы тебе посоветовал по-дольше его развивать, а если... - он снова посмотрел на пролом в потолке: - ...то скрывать это всеми силами.

  Я, как рыба, глотнул воздуха и прошептал:

  - Спасибо за совет, Хирузен-сама.

  Он еще раз коротко взглянул мне в глаза и, повернувшись, пошел к выходу. Я последовал за ним.

  В такт нашим шагам хрустели осколки стекла.

  Возле входа он остановился и, покосившись на разломанную дверь, произнес:

  - С твоей служанкой мы уже поговорили. Надеюсь, ты будешь умным мальчиком и сумеешь вырасти в достойного защитника Конохи.

  Меня загнали в угол. Все что мне осталось это произнести:

  - Я не подведу вас, Хирузен-сама.

  Он покивал и исчез в 'шуншине'.


  Некоторое время я простоял в растерянности, глядя на то место, где только что был Хокаге.

  Но постепенно чувство загнанности стало уступать холодной ярости.

  Они думают, что обложили меня? Загнали в угол? Что я буду плясать под их дудку?

  Я им покажу, что делает дракон, у которого нет другого выхода, кроме как сражаться за свою свободу...

  Он прожигает себе путь к ней, испепеляя все на своем пути.

  Взяв в сейфе два похожих по форме кинжала из чакропроводящего металла, я вышел во дворик и стал танцевать сложнейший гимнастичейский танец темных эльфов.

  В самый разгар тренировки АНБУ исчезли, как будто их и небыло.


  Я уже давно выдохся, а рабочие стали завершать ремонт крыши, перекладывая черепицу, когда на границе ощущений показалась знакомая искра Анко. Уж ее-то искру я теперь смогу отличить от всех остальных. Кусочек моей энергии отлично прижился и светился ярче остального фона. Этот эффект продлится недолго: в конце концов искра хозяина переварит чужую энергию и все вернется как и было до вмешательства. Даже чуточку лучше.

  Правда, на это потребуется длительное время.

  Отставив глиняную чашку с черным чаем на край крыльца, где я и дожидался своей гостьи-надсмотрщицы, я поднялся и приветливо улыбнулся удивленно поднявшей брови девушке.

  - Здравствуйте, Анко-сан.

  Она была одета уже в совсем иную одежду: вместо грязной футболки на ней была оранжевая безрукавка с надетой поверх нее сеткой из чакропроводящих тросиков, которая шла даже под юбкой, навроде обтягивающих штаников, доходя аж до колен. Традиционные для местных глухие босоножки без носка можно сказать даже украшали ее ноги. За ее плечами висел довольно объёмный темно-темно-зеленый довольно потертый вещмешок.

  Да, Анко имела еще некую угловатость и худобу, присущую почти всем подросткам, но я почувствовал уверенность, что это не на долго и совсем скоро тут будет на что положить глаз. Все-таки встретить некрасивую куноичи крайне сложно. Все дело в тяжелых тренировках и постоянным оперированием с чакрой.

  Хотя, конечно, возможен вариант со шрамами.

  Сетка из чакропроводящего металла... Хм. Я слышал, что можно было пропустить через нее чакру, что могло помочь создать защитный покров чакры тем шиноби, что были на это не способны. Ведь это я разработал тенкецу по всему телу, а львиная часть джонинов пользовалась лишь теми, что были расположены на руках. А кое-кто лишь теми, что были на кончиках пальцев...

  Анко тоже улыбнулась и произнесла:

  - Здравствуй, Акио-кун. Хокаге сказал, что я поживу с тобой. Ты же не против? Я хочу хотя бы попытаться загладить вред, нанесенный моим бывшим учителем.

  Я чуть улыбнулся и принял решение. Я изменю тебя... Ты станешь моей навсегда.

  - Некоторый вред невозможно загладить, не будучи богом... Анко-сан, тебе все рассказали про меня?

  Она кивнула:

  - Вроде бы все.

  - Тогда я спрошу у тебя кое-что, прежде чем ты переступишь порог этого дома. Вопрос очень серьезный. От его ответа зависит очень многое. Я не буду скрывать - от ответа зависит и твоя судьба. - она удивленно подняла брови: - Я собираюсь создать организацию высококлассных шиноби. Ее цель будет объединение ветвей власти в стране Огня в одних руках. - Анко выпучила глаза: - Я собираюсь перестроить эту страну о объединить все кланы под своей рукой, став Хокаге. - она уже хотела рассмеяться, но я снял 'хенге' и Анко поперхнулась: - Думаешь, у меня не получится? Сейчас я в начале пути и пока что я - один. Но моя сила и идея сплотит людей. Ты присоединишься ко мне сейчас, став одной из первых, или потом, став одной из многих. Подумай пока... - я помолчал и посторонился: - Можешь входить. В доме не прибрано и полно битого стекла. Поэтому и не думай даже разбуваться. Прибираться также не начинай: рабочие, как закончат крышу, вынесут и весь этот мусор. Завтра-послезавтра они поставят двери, окна и займутся остальными повреждениями. - я последовал за Анко, хмуро смотрящей на пол, засыпанный битым стеклом. Когда она остановилась, я произнес: - И думай, о чем сообщать Данзо, Хокаге или кланам...

  Она покосилась на меня и скинула вещмешок на один из стулов.

  - Мне нужно время. Не каждый день такое услышишь...

  - Я понимаю. - пожал я плечами.

  В данный момент я взвешивал варианты своей реакции на ее ответы и свои действия. К примеру, сейчас можно было вложить в ее искру свою мысль и склонить к положительному ответу. Вот только местные чересчур легко переносили последствия этого приема и Анко вполне может, по прошествии определенного времени, задаться вопросом: 'А зачем я это сказала? Эти идеалы мне чужды.' Тут и до предательства недалеко. Конечно, если она скажет 'нет', то придется медленно влиять на ее искру, для того что бы она переоценивала свои идеалы. В конце концов, 'нет' я превращу в 'да'. Вот только это очень трудно. Придется составить целую программу и влиять буквально по часам на ее мысли на протяжении месяцев.

  Со второго этажа спустились рабочие. Один из них произнес:

  - Крышу сделали. Сейчас приберемся и уже до завтра.

  Я кивнул.

  Уборка затянулась: больше получаса они таскали сломанные двери, битую черпицу и стекло, обломки досок и куски каких-то тепло, гидро, паро изоляторов из стен.

  Оставив стройматериалы в доме, рабочие уехали.

  Здесь нужно сказать, что воровство хоть и, как явление, присутствовало в Конохе, но из-за того, что полицией выступал клан Учиха(а сейчас так вообще было военное положение) можно было дом оставить без непосредственного присмотра.

  Я вот даже слышал, что в Конохе Учихами проводились разные специальные социальные эксперименты. Два из них были очень распространены.

  Первый из них: 'Помоги слепой и немощной старушке с золотой заколкой в волосах'. Естественно в качестве старушки выступал чунин Учих под 'хенге' и незадачливых грабителей( да и просто граждан, решивших податься сиюминутному порыву) ожидала жуткая участь: их приволакивали в участок и долго пытали как гендзюцу, так и физчески. Естественно, подобная забава не добавляла Учихам популярности.

  Вторая была более простой и называлась 'Забытая сумка'. Вот за этим иногда следил даже Хокаге. Естественно, попытавшихся присвоить чужое 'забытое' имущество не ждала участь тех, кто попал в первую ловушку, но получить по руками и услышать 'ай-ай-ай' из уст Хокаге и старейшин было довольно неприятно. А если учесть то, что Коноха была хоть и огромным городом, но все же 'деревней', где все о друг друге знали всё и могли обсасывать кости недругам месяцами...

  В общем, должно быть понятно, что лучше приползти к какому ни будь клану или Хокаге на коленях и попросить помощи, чем попасться на преступлении закона.

  Конечно, это не убирало угрозы заезжих 'гастролеров', но сейчас военное положение и все гости деревни под плотным колпаком. Кстати, возможно это и есть та причина, по которой Хокаге забрал АНБУ.


  Вечер.

  Ичираку.

  На мне 'хенге'. Я стою на стальной табуретке на коленях.

  Владелец Теучи поставил перед нами по тарелке лапши с двойной порцией свинины и говядины. Платил я, поэтому Анко согласилась с моим выбором. Кстати, она переодела свою юбчонку на шортики.

  Мы молча ели. Рамен - это быстрая, жирная еда. Самое то для уталения голода. Хотя питаться им каждый день я бы не рискнул. На подобный подвиг никакого здоровья не хватит. Хотя, если применять техники местных ирьенинов то и камни можно жрать. Кстати, нужно заняться вопросом ирьениндзюцу. Лечение мне понадобится точно. Да хоть себя лечить. Моя чакра очень плотная, а значит - очень высокого качества, что очень ценится в деле ирьенинов.

  Мы доели почти одновременно и смотрели задумчиво в пустые тарелки.

  Владелец забегаловки Теучи протирал полотенцем толькочто вымытую тарелку и, подняв левую бровь, ожидающе смотрел на нас.

  - Будешь еще? - спросил я.

  До не ее не сразу дошло мое предложение.

  - А? Да...- потерянно ответила она.

  - Теучи-сан, повторите, пожалуйста. - он быстро стал готовить следующие порции: - Ну, что, Анко, каков будет твой ответ?

  Она молчала. Неужели 'нет'?

  Хозяин поставил переднами тарелки и словно грухой стук керамики о полированное дерево разбудил ее. Анко подняла взгляд и произнесла, повернувшись ко мне:

  - Я согласна.

  Уже почти вышедший с кухни в подсобное помещение, Теучи удивленно обернулся в дверном проеме.

  - Отлично, тогда сегодня я тебе кое-что покажу. - произнес я, довольно улыбнувшись.

  Теучи споткнулся и грохнулся на пол.


  - Ой, а какое было у него лицо! - рассмеялась Анко, ворвавшись, словно вихрь в мою разбитую прихожую.

  - Да уж. Очень двусмысленно прозвучало.

  Она опять весело рассмеялась, а потом спросила:

  - Так что ты хотел мне показать?

  - Идем...

  Я повел ее в подвал к сейфу и, остановившись перед ним, спросил девушку:

  - Ты знаешь, какое у тебя сродство?

  - Огонь, но Орочимару не хотел меня обучать ему и сосредоточился на обучении меня призыву и связанными с этим техник. Так же за то время, что я у него была, пару раз тренировал меня в тайдзюцу. Ну и я еще учавствовала в паре его экспериментов в качестве подопытного кролика. Оба раза мне везло. В первый раз я получила сильный иммунитет к ядам, ну а второй... - она выразительно коснулась своего плеча.

  - Иммунитет к ядам? - удивился я. Это бы мне очень-очень пригодилось.

  - Ну, не то что бы совсем, но того количества от которого я потеряю сознание, хватит уложить в могилу целую армию.

  Боже мой. Моя слабость может быть нивелирована. Он и подобные ему не смогут получить меня.

  - Понятно. Это очень ценная способность. Меня Орочимару так и поймал, вколов мне чакроподавляющее. Позже я попрошу тебя разрешить взглянуть на твои воспоминания. Ты ведь не будешь против?

  - Ну, это очень больно...

  Я приложил руку к замку сейфа и открыл его.

  - Значит, у тебя Катон... - я вытащил девять свитков - Это техники Огня. Некоторые из них очень мощные.

  Она вздохнула:

  - Ну, если ты так ставишь вопрос...

  - Хочешь - бери. Всеравно я их помню наизусть.

  - А вон то - что за свитки?

  - Воздух, Земля, Вода, Молния и общие.

  - Понятно. Даш глянуть?

  Я пожал плечами:

  - Давай, как дом починят, мы сходим на полигон. Я как раз хочу попробовать 'шуншин'.

  - Ух! Я тоже хочу!


  Как-то так получилось, что за тысячелетие своего существования(да-да, я не считал это время 'жизнью') в Ишакши я не сталкивался с земледелием и выращиванием цветов частности.

  Ну, не сложилось: лишь единицы видов цветов росли под землей и выращивали их преимущественно лишь темные эльфы. Необычные, фосфорецирующие во мраке всеми цветами радуги, они завораживали своей красотой.

  Но...иллитиды, будучи представителями цивилизации зародившейся под водой, ненавидели растения поверхности. Поэтому в этой вонючей клоаке росли лишь самые необходимые растения. Они специализировались на освещении, очистке и обогащении воздуха, переработке отходов, производстве пищи.

  Нет, иллитиды выращивали красивые растения, но они были подводными и даже цвели там...

  Тем не менее в багаже знаний аристократки необходимые знания нашлись. Конечно, подошли лишь общая теория, но даже это было очень много. Эльфийке нравились цветы, если можно назвать этим термином, те фантастические растения, жившие у нее во дворце.

  Когда я отправился на подработку, Анко увязалась за мной. Когда я попросил Иноичи устроить и ее, он лишь хмуро кивнул. Ну, да. Его можно понять - добавилась ему головная боль.

  На самом деле работа не сложная. Поливать, подрезать, садить, удобрять. Тренироваться в разы труднее...

  Немного понаблюдав за поведением Анко, я стал все-таки чуть-чуть влиять на ее разум.

  Быстро выработался ежедневный распорядок дня: с утром - готовка на пару с Анко, потом на работу, обед, опять работа, быстрый перекус в Ичираку и - на полигон до вечера.

  Полигон.

  Я полюбил это место. Лишь здесь я мог быть самим собой - всеразрушающим демоном, вырвавшемся на свободу из кошмарных глубин ада.

  Сплав псионики и чакры был невероятен. Это было то, что было мне нужно. Обретя чакру, я понял, что как будто все время прыгал на одной ноге, а потом у меня отрасла другая и, отбросив костыли и отринув носильщиков, я сначала пошел, а потом и побежал...

  А тем временем война с Облаком шла мимо меня.


  - Здравствуй, Акио. Что-то произошло? - Иноичи был очень уставшим: в последнее время его стали дергать на миссии. Плюс к этому работа в допросном отряде никому не добавит хорошего настроения.

  Война, судя по количеству могил, появляющихся на кладбище, была очень тяжелой для Конохи.

  Кланы тоже несли свою ношу но их потери были несопоставимы с потерями бесклановых. Тех же Учих погибло всего пятеро. И это при том, что они лезли в каждую драку. Учихи всегда прогрессировали на войне.

  Рождались новые легенды и зажигались новые звезды. Я слышал пару раз имя своей знакомой Наоми. Вроде теперь ее называют либо 'Жестокая' либо 'Кровавая'.

  Я даже слышал часть истории, из-за чего это произошло.

  Большую группу шиноби Конохи застало врасплох вдвое большее соединение Облака. Дошло до жесткой сшибки и ближнего боя. Почему-то Наоми осталась без оружия. Однако ее ярость и ненависть были так велики, что она стала рвать врагов на куски голыми руками, вселив ужас не только в сердца врагов, но и друзей. Говорили, что она так изгваздалась в чужой крови, что на ее одежде не было чистого места по размеру больше монеты...

  - Иноичи-сан, я завтра поступаю в Академию и не смогу работать в текущем объеме.

  - Понятно. - вздохнул он

  - А можно подрабатывать неполный день?

  Глава нашего невеликого клана пожал плечами:

  - Попытайся, но я по своему опыту знаю, что после Академии иногда приходишь выжатый как половая тряпка и в таком же состоянии. А как твоя сожительница? - он неожиданно пошло усмехнулся.

  Я помрачнел:

  - Она уходит на продолжительную миссию уже сегодня ночью.

  Иноичи опустил голову:

  - Ты к ней привязался?

  - Конечно. Да, она показывает какая она гиперактивная и бойкая, но Орочимару оставил у нее в душе еще большую рану, чем на теле. Она такая же, как и я. Мне ее жаль. Когда мы жили вместе - это время было очень счастливым. Я ей помогал с тренировками как мог.

  Иноичи неожиданно стал на колени рядом со мной и произнес:

  - Давай не думать о плохом. Она умная и сильная девочка. Давай, я завтра приду на вступление?

  - Спасибо вам, Иноичи-сан.


   Анко стояла возле выхода из дома в своей боевой выкладке генина.

  - Не вздумай умереть, Анко. Иначе я найду способ тебя воскресить когда мне будет лет сорок и отшлепаю тебя.

  Она села передо мной и обняла:

  - Не переживай ты так.

  - Если вас бросят на джонинов Облака, не забывай, что они используют не просто покров, а меняют его природу на Молнию. Из-за этого они очень быстры. Они могут тебя недооценить, поэтому сразу врежь чем-то очень мощным...

  - Ладно-ладно. - она отстранилась и саркастически улыбнулась: - Божество ты наше. Мне пора, Акио.

  - Увидимся еще.

  - Конечно, увидимся! Не бросят же генинов 'на мясо'?

  Она открыла дверь и вышла на улицу. Пройдя пару шагов по дорожке, Анко исчезла в 'шуншине'.

  Я взлохнул и прошептал:

  - Как раз 'на мясо' генины идут чаще всего...

  Еще раз вздохнув, я отправился досыпать оставшуюся часть ночи.


  Каждый год в Академию Конохи поступает полторы-две сотни детей. Они набираются по всей стране Огня. При рождении ребенка размер его источника фиксируется в роддоме специально обученным специалистом. И если он отвечает определенным критериям судьба ребенка уже считается решенной и он по достижении шестилетнего возраста прибывает в Коноху.

  Конечно, существует возможность 'откосить' от этой судьбы, но социальный пакет для семьи будущего шиноби очень соблазнителен и лишь дворяне этим могут пользоваться.

  Но даже среди дворян умение управлять своей чакрой широко распространено. Конечно же она не ходят в Академию - они нанимают специальных инструкторов.

  Вместе с тем существуют аристократические рода шиноби. Самые известные примеры - Учиха, Хьюга и Сенджу. Когда-то очень-очень давно потомки Кагуи(местного легендарного божества) породнились с этими родами аристократов. Возможно, это было сделано ради богатства и власти. С течением времени Сенджу и Учиха растеряли в междоусобных войнах и то и другое, а вот Хьюги веками копили богатства и власть. Тем не менее, даже Хьюги после окончания Третьей Войны растеряли былое могущество.

  Поступающие в Академию проходят еще раз осмотр и, в соответствии с их возможностями, делятся на пять классов, которые и называются по классификации шиноби от 'А' до 'Е'. Как должно быть понятно в 'А' собирается будущая элита Конохи - клановые дети и разные бастарды, а в 'Е' - лишь те, кто не сможет прыгнуть выше и так и останется генином на всю жизнь.

  Тем не менее, каждому классу уделяется одинаковое внимание.


   Сегодня на церемонию вступления пришли почти все из приближенных к власти. В Конохе не так много праздников и официальных мероприятий, что бы кланы пропустили возможность поконтактировать с друг другом.

  Деловые разговоры, сплетни, дружеский смех...

  После того как меня осмотрел член клана Хьюга меня, естественно, определили в класс 'А'. Впрочем, сомневаюсь что могло быть по другому.

  Иноичи и я не спеша заняли место перед сценой.

  Похоже ожидали мы Хокаге, который должен был толкнуть речь. Буквально через минуту он, возникнув из 'шуншина', появился на сцене.

  Оглядев всех присутстующих, он завел речь:

  - Хочу поприветствовать вас всех, что смогли прибыть в это сложное время в Коноху. Хотя, когда это времена не были сложными? Временами мне кажется, что Третья Война все еще не закончилась, просто боевые действия стали не такими насыщенными и больше растянулись во времени. - Старик улыбнулся, а из толпы послышались сдержанные смешки: - Сегодня мы принимаем в Академию Конохи новое поколение детей, которые совсем скоро станут не только выдающимися шиноби, но и верными защитниками деревни. Я вижу, что внутри каждого из них горит Воля Огня! Пусть же она не только продолжает гореть, но и разгорается еще больше!

  На удивление его речь была втречена радостными криками.

  Хокаге покивал и спустился со сцены в толпу, начав обходить ее по кругу. Он разговаривал и с родителями и главами кланов, и с их рядовыми членами.

  Я пытался осмотреться по сторонам, но люди стояли довольно плотно, а учитывая, что взрослые были в два раза меня выше, было вполне естественно, что мне было видно мало.

  Однако толпа неожиданно стала сбыстро рассасываться в разные стороны, образуя некие 'клубы по интересам'.

  Я тут же увидел Наоми, держущую за руки двух дочек своей погибшей сестры. С ней как-то вяло переговаривались Фугаку и какой-то мужчина из Хьюг, стоявший к нам спиной. Рядом с Хьюгой стояли два мальчика. Один из них оглянулся и я узнал в нем Токуму. Мы приветственно кивнули друг другу.

  Хмыкнув, я взял за руку Иноичи и чуть потянул в их сторону.

  - Идем, Иноичи-сан, нам нужно туда.

  Он вздохнул:

  - Ты уверен, Акио?

  Я взглянул ему в глаза снизу вверх:

  - От судьбы не убежать. И если у меня глаза бога, то с кем мне еще общаться как не с его прямыми потомками?

  Он еще раз глубоко вздохнул и, тоскливо покосившись кудато в сторону (там стоял Шикаку и какой-то очень толстый рыжий мужик), пошел за мной.


  Когда мы приблизились, нас заметили. Наоми сначала равнодушно скользнула по мне взглядом, потом уже посмотрела на Иноичи. А потом она сузила свои глаза и, активировав шаринган, стала смотреть на меня. Взглянув в них, я заметил, что у нее три томое.

  Неожиданно для себя я понял, что чуть-чуть улыбаюсь.

  Она шевельнула губами, что-то говоря - мне четко удалось разобрать лишь окончание предложения: '...идет Акио Яманака.'

  Ее собеседники к нам заинтересованно обернулись. Взрослый Хьюга оказался уже знакомый мне Эйджи.

  - Приветствую вас, - наметил поклон Иноичи - Фугаку-сан, Наоми-сан, Эйджи-сан. Это Акио Яманака. Он будет учиться в группе 'А'. - он позволил себе чуть улыбнуться, подчеркивая очевидную вещь.

  Я тоже поклонился.

  Фугаку лишь кивнул, а остальные лишь наметили поклон.

  Наоми произнесла:

  - Это мои племянницы - Шизука и Тоши.

  Эйджи тоже представил мальчиков:

  - Хьюга Токума и Хьюга Атсуши.

  Все помолчали, словно обдумывали предстоящий разговор.

  Фугаку произнес:

  - Вчера не вышли на связь пятнадцатая и восемнадцатая команды. Похоже, что и невыйдут: в их районе видели Нии Югито и Киллера Би...

  - А наш джинчурики еще только грудь сосет. - Кивнул Эйджи. - Пока что, меня не выпускают из Конохи, но... Я думаю, что ждать мне уже недолго. Этих сорванцов... - он положил руки на головы мальчиков - ...я сдаю и оказываюсь практически свободен. Как там, Наоми-сан?

  Учиха повела активированным шаринганом по людям, стоящим вокруг и ответила:

  - Очень кроваво. Хоть и не совсем похоже на то, что было на Третьей Войне. Мы с Фугаку думаем, что этот конфликт затянется. Чересчур серьезно настроены наши Советники и Райкаге. Думаю, тебя точно скоро выпустят 'погулять'. Я вот слышала, что даже Иноичи стал бывать на миссиях. - она перевела на него взгляд.

  Глава моего клана чуть покивал:

  - Да, вчера вернулся. Захват, допрос и уничтожение. Ловили вражескую группу в Стране Чая. Более чем успешно.

  Фугаку поднял бровь и задумчиво повторил:

  - Даже в Чае...

  Неожиданно рядом возник Хокаге и, широко улыбаясь, произнес:

  - Кого я вижу среди твоих собеседников, Фугаку?

  - Здравствуйте, Хирузен-сама. Мы обсуждаем войну.

  Все поклонились.

  Сарутоби покачал головой:

  - Обсуждать войну в такой день...

  Фугаку хмыкнул:

  - Когда еще ее обсуждать?

  Хирузен посерьезнел:

  - На меня давят Советники, предлагая сократить программу обучения и устроить ускоренный выпуск. И я все больше склоняюсь к положительному решению. Кроме того, уже высказываются предложения вообще сократить программу на период войны. Причина серьезная - у Облака целых два взрослых, вошедших в полную силу, джинчуррики и это заставляет многих делать истеричные заявления. - Хокаге посмотрел на меня и добавил: - Война началась чересчур рано. Возникает ощущение, что до них дошли некоторые слухи. При всем этом Ива молчит, занятая внутренними проблемами, а Суна и Кири тоже начали конфликт, но уже между собой, поэтому помощи со стороны нам не дождаться еще долгое время. - он посмотрел в сторону: - Время обсудить войну у вас еще будет. Смотрите - в такой день даже Данзо выбрался из своей норы... Не так уж и много в последнее время официальных мероприятий, что бы даже на них портить друг другу настроение войной. Пойду я - у меня еще много дел.

  Все поклонились и Хирузен направился к забинтованному, словно мумия, Данзо, разговаривающему с Шикаку.


  Пока взрослые разговаривали, мы рассматривали друг друга.

  Шизука и Тоши за эти полгода заметно подросли. Они были одеты в красивые свободные платьица темно-синего цвета с ярко-голубыми вставками. Сверху них были одеты голубенькие жакеты. Прямые черные волосы были перехвачены на затылке разноцветной резинкой и спускались длинными черными хвостами за спины.

  Они заинтересованно выглядывали из-за ног своей родной тети. В их взгляде, направленном на меня, явственно читалось любопытство.

  Я помахал им рукой и они, словно дикие зверьки, мило спрятались за ноги Наоми.

  В противоположность им Токума и Атсуши были одеты в традиционную одежу со знаками клана Хьюга на спине. Глядя на них, я видел явные различия: Токума был более узок в кости и выше, он был шатеном, а у Атсуши лицо было заметно шире, а волосы были чисто черными. Кроме того у последнего цвет радужки был обычного для Хьюг серо-белого цвета.

  Они тоже смотрели на меня, при этом однажды Атсуши даже использовал секунд на десять бьякуган, за что удостоился тычка локтем под ребра от Токумы и очень легкого подзатыльника от Эйджи.

  После визита Хокаге, начавшийся вроде разговор разрушился окончательно и его участники раскланялись и разошлись в свои группы.

  Когда мы уже расходились девочки, крепко держащиеся за руки своей тети, несмело помахали мне ручками на прощание.

  Я попытался дружелюбно улыбнуться в ответ и тоже помахал рукой.

  В целом, на сегодня официального ничего не было больше запланировано и можно было расходиться. Вот только самая важная часть праздника только началась.

  Дело было в том, что увидеть столько важных шиноби деревни в одном месте было очень сложно. Да, были Советы Кланов, Советы Джонинов, но это были до нельзя официальные мероприятия, на которых решались строго определенные вопросы и, к примеру, посплетничать или побухать там было невозможно.

  А в обычной жизни жены глав кланов пересечься между собой иногда просто не могли - ведь в клановом квартале Учих или Хьюг продавалось почти все нужное для жизни шиноби: оружие, ткани и даже продукты.

  Поэтому, было интересно наблюдать вполне мирно разговаривающих друг с другом жену главы Учих Микото и жену главы Хьюг Хоши, в то время как Фугаку и Хиаши даже и не думали о каких-то прямых контактах между собой.

  После распада нашей группы Иноичи наконец-то смог с облегченным вздохом присоединиться к своим не просто друзьям, а союзникам.

  Данзо уже не было - он медленно шагал рядом с Хирузеном.

  - Привет! Шикаку, Чозе - это Акио Яманака, сын Фу. - и уже мне: - Акио, Шикаку Нара ты уже знаешь, а это - он указал на толстого мужика с Алой гривой волос и продолжил: - Чозе Акимичи, глава клана Акимичи.

  Толстяк пророкотал:

  - Наслышан, наслышан... - Я поклонился, а Чозе продолжил: - А...м-м-м-м...почему я ничего не вижу? 'Хенге'?

  Иноичи кивнул:

  - Очень хорошее 'хенге'. Мальчик обладает большой силой. - толстяк поднял брови: - Что опять хотел Данзо?

  Лицо Шикаку неожиданно исказилось в гримасе ненависти и, быстро оглянувшись, он ответил:

  - Эта тварь продолжает проталкивать свое желание на усиление Корня членами кланов.

  Иноичи удивился:

  - Мы же уже усиливали Корень?

  Чозе хмыкнул:

  - Ему мало. А оснавная его карта называется просто - 'Война'. И этой картой он пытается повалить любые возражения. - Он погладил свое объёмное пузо: - Ну что, зарядимся в кафешку? Я уже жрать хочу.

  - Платит каждый сам за себя! - тут же хором протянули Шикаку и Иноичи.

  Но не успели мы выбраться из тусовки, как рядом с Шикаку материализовалась женщина:

  - Куда это ты собрался? - прошипела она ему, сжав кулаки.

  Глава клана Нара, явно испугался:

  - Ну, мы...это...на совещание. Правда? - поискал он поддержки у друзей, но неожиданно обнаружил, что те спрятались за его спиной, что было очень смешно, учитывая то, что Чозе был в два раза его шире и на голову выше.

  - Значит так. - сузила она глаза - Что б дома был не позже десяти. Все ясно? И не пьяный. А то я приду за тобой и выволоку тебя оттуда за волосы!

  - Ладно. - понурился он.

  Интересно, а были преценденты?

  Когда она удалилась к группе женщин, Чозе произнес:

  - А говорили мы тебе, что она своенравная и норовистая, а ты все твердил: '...а какая фигура, а какая грудь...'

  - Эх, и не напоминай. - вздохнул Шикаку.


  Кафешка оказалась совсем не 'кафешкой', а вполне опрятным рестораном с уютными кабинками. Как оказалось, здесь можно жарить самому мясо на маленьких решеточках над углями. Система вентиляции была настолько совершенной, что возникало впечатление, что мы не в помещении, а где то в идеальных условиях на природе.

  Конечно, троица друзей заказала выпивку, но то что здесь называли гордо 'саке' даже гореть не могло. Поэтому, по моему мнению, на среднего шиноби для доведения его до состояния не стояния нужно было не менее половины ведра. Правда, если быть ирьенином и специально угнетать свою печень, то можно и с ложки этого пойла 'уплыть в далекие страны'.

  Им бы вином залиться... Крепленым. Или, на худой конец, спиртом. Организм шиноби и не такое говно может перерабатывать без особого вреда для себя.

  Ну, не поверю я, что в мире с этим странным технологическим уровнем не знают технологию перегонки спирта...

  Три главы клана поназаказывали вежливому официанту много чего для себя и, естественно, не забыли про огромное блюдо с мороженым для меня.

  С грустью провожая бутылочки саке, выплескивающие свое содержимое в рты взрослых, я думал о двух вещах: первая - похоже, я здесь лишний, а вторая - нежелательность употребления алкоголя это один из минусов детства. Не то, что бы уж очень хотелось, или содержимое бутылочек было вкусным (вероятнее всего - наоборот), но запретный плод всегда сладок.

  Посидев с тремя друзьями час и съев три огромные порции мороженого, я отпросился домой.

  Но на самом деле я смотался 'шуншином' домой и, захватив деньги, отправился в торговый квартал Сарутоби за покупками.

  За эти полгода мне удалось отложить неплохую денежную сумму и не только восполнить потраченные деньги на ремонт, но и отложить деньги на обнову.

  Я давно облизывался на одну вещь - сетчатую безрукавку, сделанную из тросиков, сплетенных из чакропроводящих материалов. Еще когда я впервые увидел эту вещь на Анко, я задался вопросом, а так ли она эффективна? И если эффективна, то будет ли она нужна мне?

  Как оказалось, затраты на поддержание полного покрова выше, чем на поддержание напряжения чакры в сетке. Вдобавок ко всему, покров, при определенном желании, запросто пробивался, прорубался и протыкался. Лишь при очень сильном выбросе чакры в окружающее мое тело пространство можно было добиться практически полной неуязвимости почти к любым формам чакры и материального воздействия. В этом смысле 'Кайтен' был многократно эффективнее. В то же время при пропускании через сетку из чакропроводящего металла чакры возникал интересный эффект утрачивания металлом гибкости и приобретение у сетки сопротивления к изгибанию и прорубанию. Т.е при правильном применении сетка могла играть роль серьезной защиты. Минусы, конечно же, были - протыкающее оружие или удар могли запросто соскользнуть с тросика и спокойно войти в ячейку.

  И тем не менее...

  Идя по торговым улочкам, забитых людьми, я вспоминал прочитанное про это место. Клан Сарутоби изначально был просто богатыми торговцами. Тем не менее, благодаря деньгам они начали жениться на бесклановых шиноби, родившихся с сильной чакрой. Результатом стало то, что уже следующее поколение родилось довольно сильными шиноби. Однако, глотнув крови на Второй и Третьей войне, большая часть клана разочаровалась в этом пути и бросила усилия на занятие тем, что у них получалось лучше - торговля.

  Именно благодаря клану Сарутоби Коноха была самой большой из скрытых деревень и могла выставить больше двадцати тысяч ополчения. Но здесь нужно понимать, что времена, когда войны выигрывались количеством, остались где-то в темных веках становления этого мира, и сейчас войны выигрывались не пушечным мясом, а высококлассными шиноби. Из-за этого сейчас Коноха была не самой могущественной из деревень.

  Вот и он. Оружейный магазин клана Сарутоби.

  Я вздохнул и аккуратно открыл дверь. Прозвенел дверной колокольчик.

  Внутри было просторно и прохладно. Зал имел форму большой буквы 'П'. Слева от входа продавались мечи и иное оружие. Прямо - образцы метательного вооружения и разнообразные печати, а справа - снаряжение и специальная одежда. Хоть глаза и упрямо косили в сторону мечей, я повернул направо и подошел к прилавку. Посететителей в магазине было пятеро. Двое из них рассматривали катану, один рассчитывался за связку звездочек и кунаев, а пара других меряла темно-синие куртки с металлическими вставками прямо передо мной.

  Терпеливо подождав, пока два молодых парня рассчитаются за одежду, я встал перед удивленно смотрящим на меня продавцом.

  Я понимаю, что я еле-еле достаю макушкой до уровня столешницы его прилавка, но это же не повод смотреть на меня как на говно?

  Тем не менее(явно посчитав, что я посыльный) продавец проявил интерес:

  - Слушаю.

  Я произнес, указывая на висящие образцы:

  - Здравствуйте. А на меня будет размер?

  Продавец оглянулся:

  - В принципе нет, но есть один костюмчик, он будет тебе на вырост. Размеров на... пять-шесть больше.

  - А померять дадите?

  Продавец скептически поднял бровь:

  - Только если у тебя, малец, деньги есть. Ну, а просто так - конечно же нет.

  Я вытащил из кармана пачку купюр. Продавец пару секунд на нее смотрел, очевидно, прикидывая - обман или нет? Подумав пару секунд, он произнес:

  - Я сейчас схожу на склад.

  В ожидании я прилип к витрине с мечами из чакропроводящего металла. Какая красота. Сам по себе адамант очень тверд и такой показатель как упругость унего полностью отсутствует. Однако, он неплохо сплавляется, образуя невероятные композиционные материалы. Кто-то спросит: а как такое возможно? Сплав с магическим металлом настолько невероятного свойства? Но ответ прост: углерод же с железом сплавляют? Получается обычная сталь. Также похоже и делают местные, не понимая насколько ценна та черная присадка, что они не жалея сыплют в расплав...

  Чуть сероватые клинки, созданные лишь для одной цели. Сплав, которому практически не нужен уход или заточка. Изящные изгибы притягивают взгляд и заставляют взор скользить вдоль них. Все было отлично, но вот цена на мечи была заоблачна. От полумиллиона за самый простенький клинок.

  Но заберите меня Владыки Ада в сексуальное рабство, если за пару этих мечей нельзя нанять для личных целей один из шестисот шестидесяти шести легионов самого Симелиана. Ненадолго, конечно, но все же...

  Я подавленно вздохнул, глядя на ценник, и перешел к витрине с кинжалами и кунаями. Здесь конечно была парочка красивых изделий, но у Фу в коллекции были образцы и получше. Пару из них я таскал под курткой при себе постоянно.

  Насчет же кунаев и звездочек - в наследство мне перешело больше пяти десятков и тех и других. Конечно, половину забрала Анко в миссию, но мне было их не жалко. Главное - что б сама вернулась.

  Жилеты чунинов. На любой размер. Даже женские, приталенные и с выпуклостями под грудь.


  Насколько мне было видно, жилеты чунинов довольно удобны и функциональны. Даже жаль, что не обладая этим званием жилетку купить было невозможно.

  А вот и продавец с бумажным свертком подмышкой.

  - В общем смотри. - он положил его нс прилавок и развернул бумагу - Вот тут, видишь, шнурки. Подтягивая их регулируем размер. Паховая область и задница открыты для справления нужды. Защита для паха продается отдельно. Рукава закрывают локти, а штанины - ниже колен.

  В целом, я был доволен. Да, сетка была великовата, но учитывая то, что я росту, кабы года через два не пришлось покупать новую.

  - И сколько за него?

  Продавец вздохнул:

  - Девять тысяч двести рё... Ну что, малыш, берешь?

  Я вздохнул: цена была несколько выше той, за какую покупала Анко, но если учитывать, что сейчас была война и клан Сарутоби, естественно, грел на ней руки, то наценка была не так и велика. Да и про инфляцию не стоит забывать. Впрочем, деньги были не такой уж и проблемой.

  - Хорошо. А скидку сироте?

  Продавец, прищурив глаза, посмотрел на знак моего клана и, забавно прикрыв левый глаз, посмотрел в потолок:

  - Яманака, да? Ладно... Девять сто. Больше не дам - сам понимаешь, я отрываю от себя.

  - Хорошо.

  Я отсчитал деньги и, забрав тяжелый пакет, уже собрался было на выход, как мой взгляд упал на странный набор браслетов в витрине. При ближайшем рассмотрении это оказались специальные наручи со специальными кармашками, в которых были небольшие грузики.

  - А это что? - полюбопытствовал я.

  - Утяжелители. - охотно ответил продавец и, увидев мой непонимающий взгляд, начал объяснять: - Понимаешь, мастера тайдзюцу при тренировках своего тела в один из моментов достигают определенного потолка развития своего тела. Им требуется увеличение нагрузки для того что бы продолжала расти мышечная масса, но этого трудно достичь: в определенное время начинают развиваться лишь выносливость, а физические показатели практически полностью перестают расти. В ход идут разнообразные ухищрения и утяжелители - одно из них. Это - набор для рук и ног. Максимальный вес на одном браслете - до пятидесяти килограмм. Конечно, их нужно носить только на тернировке, но могие из наших таскают их в и повседневности... Сразу скажу, тебе малыш их носить слишком рано - не вырастешь.

  Обломал так обломал... Но все же

  - Но вес же регулируется?

  - Да. - продавец достал из витрины браслеты и начал их показывать: - Видишь, кармашек открывается. В нем лежит вот такой брусок с размеченными на нем делениями. Деления не светятся. Подаешь немного чакры и переводишь вот этот указатель. Делений пять и каждое отвечает одному килограмму. Каждый грузик нужно региулировать по отдельности.

  - И сколько за них?

  - Восемь тысяч. И цену я сбросить не могу: сейчас таких уже не делают. Видишь вот этот знак на каждом слитке? Это метка Узумаки, а их клана уже как полтора года нет. Все что осталось - три старика, да две пары учеников-подмастерьев, навязанных им Хокаге... Все что они тянут - это печати. Ну что, берешь?

  Я задумался.

  Хм. Деньги-то у меня есть даже при себе, да и вещь нужная: силу тренировать то у меня не получается - все что я делаю, это растягиваю связки и суставы. Ну, еще память мышц.

  Силовые упражнения у меня просто не идут. У отца были гантели по пятьт кило, но для меня - это фигня, я даже их веса не чувствую. Лишь инерцию.

  Вопрос состоит в том, что мне два года сидеть (да и неизвестно что потом) на накопления Фу. Подработка? Но ведь я же собираюсь в один учебный год закрывать три, когда уж тут подрабатывать...

  Хотя... Эти экзамены не должны быть сложными. Все же не итегральные уравнения тут будут спрашивать. И я уверен, что упор на экзаменах будет на управление чакрой да географию. Если бы от меня зависело, я бы сразу попер сдавать все скопом. Но я же собираюсь создать ближайшее окружение и протянуть его за собой. А значит придется возиться... Контактировать, улыбаться, обещать, пудрить мозги и подменять чужие цели своими. Возможно, даже закладывать свои мысли в чужие искры...

  И все же. В этом мире тело-чакра-искра завязаны очень плотно. Развивая одно, ты можешь развивать другое. Качая тело, я смогу влиять на источник и чакросистему, а они будут влиять на мою искру, усиливая ее.

  Я поднял взгляд на продавца:

  - Беру...


  Сегодня первый день занятий. Ради него я даже не отправился вчера вечером на полигон отрабатывать телекинетику.

  Единственное чем я занимался из всей программы тренировок - это моя программа развития тела. Включив каждый из утяжелителей на двадцать килограмм, я впервые за долгое время провел действительно тяжелую тренировку и сейчас встал, с удовлетворением чувствуя ноющую боль во всем теле.

  В первый день я появился в Академии на час раньше.

  Моих воспоминаний о земной школе сохранилось очень немного, однако даже этим Академия соответствовала им почти полностью: большое круглое пятиэтажное здание с десятками даже не классов, а вполне состоятельных лекционных аудиторий со ступенчатым расположением парт.

  Первым делом я нашел стенд с расписанием. Как оказалось, для всех годов обучения оно было размещено одном месте.

  Занятия были представлены: тайдзюцу, метание кунаев и звездочек, полевые занятия, письмо, математика, география, биология, управление чакрой. Причем когда я сравнил расписание с выпускным годом, отличий я почти не обнаружил: лишь занятий по управлению чакрой было заявлено больше на три в неделю.

  Я выдохнул воздух сквозь зубы и раздраженно пыхнул в окружающее пространство чакрой. И из-за этого я уволился от Иноичи? Гр-р-р-р...

  Устроюсь на работу обратно. Но сначала узнаю, как мне сдавать экзамены раньше и стоит ли ходить в Академию вообще.


  В здании стали появляться первые преподаватели. Некоторые из них возникали в 'шуншине', другие - просто запрыгивали на крышу Академии с соседних зданий.

  Одернув черные штаны, одетые поверх сетки (больше из одежды на мне не было ничего, ну развечто бососножки), я раздраженно мотнул своими волосами, собранными в хвост. Дело в том, что ощущения от сетки были необычными, но я бы не назвал их неприятными.

  Вообще, шрамы, оставленные экспериментом Орочимару, очень сильно истончились до толщины нитей. Даже на груди и животе они стали почти не заметными и если не знать что искать их можно было легко не заметить.

  На крыше появилась яркая искра Хокаге с еще двумя более тусклыми на его фоне.

  Повернувшись к ним, я наметил поклон и использовал 'шуншин' появившись чуть в стороне.

  Как оказалось, Хокаге был в сопровождении двух чунинов. Преподаватели?

  - Здравствуйте, Хирузен-сама.

  - Здравствуй, Акио. Ты чего-то хотел? - это мне так намекают, что мое присутствие тут необязательно.

  - Я хотел узнать, а возможна ли досрочная сдача экзаменов и обязательно ли посещение занятий?

  На этот вопрос ответил один из шиноби, сопровождающих Хокаге:

  - Посещение занятий обязательно до тех пор, пока ты не сдашь по этому предмету выпускной экзамен. На сдачу же экзамена неохожимо подать письменную заявку. За образцом можешь зайти в учительскую на перерыве или после занатий.

  - А после сдачи экзамена на этот год я перехожу в группу следующего года?

  Шиноби неуверенно оглянулся на Хокаге:

  - Вероятнее всего - нет. Ты продолжаешь посещать занятия в составе своей группы.

  Похоже, это сделано для социализации одаренных в общество. Ну, а конкретно Хокаге не хочет, что бы из меня вырос повернутый на силе, мести и жестокости второй Орочимару. В целом, я доволен полученной информацией. Получается можно сдать все экзамены кроме одного и освободить большую часть дня. При этом все еще числиться в Академии и тянуть свою свиту.

  - Благодарю. - поклонился я.

  Взглянув вниз, я увидел идущих вместе Шизуку и Тоши.

  Хмыкнув, исчезаю в 'шуншине', возникнув рядом с ними.

  Мягко коснувшись земли ногами, я приветливо улыбнулся и произнес:

  - Шизука-тян! Тоши-тян! Я рад вас видеть.

  Девчонки мило засмущались:

  - Здравствуй Акио-кун. - произнесли они хором.

  - Идемте в Академию вместе! - ну да, я напористый.

  - Ну, идем. - пожала плечами Тоши

  - Угусь. - почти прошептала Шизука.

  Пока мы шли, я решил начать сразу:

  - Я решил закончить Академию за два года.

  Тоши удивилась:

  - Но ведь это очень трудно, Акио-кун!

  Я улыбнулся и сказал:

  - Прошу вас обеих не называть меня 'кун' или 'сан' - просто 'Акио'. Мы же знакомы уже давно. Хорошо? - дождавшись пока девченки покивали я продолжил: - Не думаю, что экзамены будут такими уж сложными. Да и сидеть все шесть лет в этих стенах я не намерен. Ну, а вам бы я тоже посоветовал последовать моему примеру. Конечно, мы не настолько умны как Итачи, что бы закончить Академию за год, но, я думаю, проблем у нас быть не должно. - девочки явно задумались.

  Когда мы поднялись уже к нашему классу, Тоши переглянулась с сестрой и произнесла:

  - Мы подумаем и спросим у тети.

  Куй железо пока горячо?

  - А она сейчас еще в Конохе?

  Тоши остановилась и ответила, посмотрев неожиданно шаринганом с одним томое мне в глаза:

  - Послезавтра ее опять отправляют в глубокий рейд.

  Я прищурился:

  - А ничего если я сегодня провожу вас домой и заодно поговорю с вашей тетей?

  Девочки мило покраснели:

  - Хорошо.

  - Ладно, заходим в класс - наши уже почти все собрались.


  Лекционная аудитория была большой и имела аж пятнадцать рядов парт, между которыми были лестницы. Почти все из них были уже заняты. Но меня слабо волновало где я сяду. Отметив присутствие за одной партой повзрослевших Тору и Мичи, смотревших на меня сощуренным взглядом, я поднялся по ступенькам на верх и сел за первую попавшуюся свободную парту.

  Расслабленно откинувшись на неудобном сиденье, я стал смотреть на потолок.

  Неожиданно девчачий голосок недовольно произнес:

  - Подвинься.

  Я покорно сдвинулся и поднял голову, посмотрев на свою новую соседку.

  Худенькая беловолосая блондинка с тлеющими алыми углями в глубине черных глаз. Одета довольно богато: на ее длинном платье из темнозеленого шелка имеются красивые вставки белого меха.

  Высокомарно смеряв меня взглядом, она села на освободившееся место рядом со мной. Самое интересное - я чувствую ее сильную чакру. Сильна. Очень. На уровне сестер Учих. Я ее не помню среди детей детского садика. Еще один десткий садик? Сомнительно.

  - Акио Яманака. - представляюсь я.

  Эта особа удивленно-высокомерно поднимает левую бровь и, немного подумав, представляется сама:

  - Текера Сейну.

  И, как будто этим было все сказано, отвернулась.

  Окинув ее непонимающим взглядом, я в свою очередь посмотрел вперед. И вовремя: перед большой доской стоял низенький шиноби в зеленой жилетке чунина. Он с громким хлопком положил на тумбочку пухлую папку с какими-то бумагами.

  - Внимание, класс! Я ваш преподаватель по правописанию. Мое имя Мэсэйоши Кобаяси. - он повернулся к доске и написал его на ней мелком. Снова развернувшись к нам, он продолжил: - На следующее мое занятие вам потребуется тетрадь и карандаш. А сегодня будет вводное занятие.

  Он начал что-то рассказывать, обильно сдабривая свою речь высказываниями философов.

  Я же задумался о фамилии своей соседки.

  Сейну...

  Фамилия неизвестная в среде шиноби. Однако, родов аристократов в стране Огня много, очень много. И почти все из них богатые. По этой причине и роднятся с ними шиноби. Деньги и сила - сильнейший коктейль.

  Многие из кланов шиноби грешили браками по расчету. Яманака - не исключение. Иноичи даже был в близком родстве с правителями какой-то маленькой пограничной страны. Именно поэтому Учихи и Хьюги общаются с нами почти на равных.

  Я скосил глаза на соседку, смотрящую с явной скукой на заливающегося соловьем преподавателя. Обычно по внешности можно судить о родстве. Однако не всегда. К примеру, те же Хьюги, если исключить бьякуган, были разными как по цвету волос, так и по строению лиц. Хотя лохматых блондинов у них никогда не рождалось. Учихи - то же самое...

  Я повел глазами, рассматривая одноклассников. Клановые, признанные и непризнанные бастарды, вообще бесклановые и аристократы. Интересная смесь...

  Самое то для создания здесь костяка моей организации.

  Задумавшись, я с рассеянно отметил окончание урока и начало перемены.

  На следующем занятии уже другой преподаватель, явно ветеран, рассказывал про чакру, источник, чакроканалы и тенкецу.

  От того, что я это знал, похоже даже лучше его, мне хотелось его поправлять. Однако, эти порывы мне удавалось давить в самом зародыше. Как результат - мне начало клонить в сон. Очень некстати всплыла странная фраза: 'Когда не спят - они едят...'. Захотелось страшно зевнуть. Для борьбы с этим желанием, я стал гонять чакру по каналам. Сон тут же согнало.

  В общем, я с трудом пересидел занятия и, когда завершилось последнее, испытал настоящую детскую радость.


  Когда прозвенел звонок, я просто сделал короткий 'шуншин' к парте, за которой сидели Шизука и Тоши.

  - Ну что? Идем?

  Тоши обменялась взглядом с сестрой и сосредоточенно кивнула:

  - Идем. Предварительно мы согласны, но все зависит не от нас. Тетя Наоми - наша опекун и если она скажет, что 'нет' - мы подчинимся.

  - Не беспокойтесь - не скажет.

  Что бы избежать толкотни, мы поднялись по лестнице на крышу. Сестры с разбега прыгнули с крыши Академии через парк на специально предназначенную для этого площадку на крыше какого-то административного здания и я последовал за ними.

  Здесь нужно упомянуть, что крыши административных зданий были специально укреплены, что бы выдерживать невероятные нагрузки, возникающие в момент отталкивания и приземления шиноби. Кроме этого, шиноби применяли разнообразные ухищрения для скрадывания своего веса при беге по черепице.

  Владельцев же частных домов, обязывали содержать крыши в чуть ли не идеальном состоянии. Но это не распространялось на кланы: по крышам кланов могли скакать лишь члены этого клана. Исключение было лишь при конфликте непосредственно на территории Конохи.

  Скунды четыре свободного полета и мы приземляемся на бетонную площадку. Приземление сестер было довольно грузным. Триста метров даже для Учих - это не шутки. Но девочки меня удивили - в таком возрасте и манипулировать чакрой даже лучше меня, проводящего все свободное время на полигоне.

  Я же коснулся площадки вообще невесомо и мягко, опустившись на носки. Сплав псионики и чакры - это мой путь к могуществу.

  Девочки с ходу прыгнули дальше. Я последовал за ними.

  Мда уж. Путь занял довольно много времени - я был в их квартале лишь раз и довольно давно, поэтому уже забыл, что этот клан выпихнули на окраину под благовидным предлогом.

  Достигнув квартала, девочки прыгули к его входу, представленному широкими и высокими воротами, над которыми, накрытый специальным двускатным навесом висел флаг Учих.

  На воротах стояло два стражника в тяжелых доспехах и с нагинатами в руках. Военное время. Правда, я сильно сомневался, что на эту защиту можно принять ниндзюцу или сильный удар тайдзюцу, а уж о защите от гендзюцу и речи не шло. Однако, от броска куная, звездочки и вообще от атак не усиленных чакрой это была превосходная защита.

  И еще одно, само наличие стражи подразумевало, что противнику придется разбираться с ними в первую очередь, что даст время для объявления тревоги и, как следствие, подхода подкрепления.

  Когда мы проходили мимо них, один из них обернулся и я увидел, что их лица были закрыты стальными полированными масками с отверстиями для рта и глаз.

  Хочу такую же...

  Квартал Учих изменился за те полгода что я тут не был. Раньше мы сумели под дождем проникнуть в него подворотнями. Сейчас он обзавелся стеной, отделяющей их от остальной Конохи.

  Тогда квартал был завален мертвыми и ранеными. Не взирая на дождь, бушевали пожары...

  Сейчас же от тех событий ничего не осталось: дома были отстроены, а сам квартал был очень чистым. По улицам бегали дети и ходили взрослые.

  И везде, куда падал мой взгляд, я видел символику этого древнего и могущественного клана.

  Сестры привели меня к одному из больших домов, огражденных высоким каменным забором. Открыв высокую калитку, они провели меня на территорию усадьбы.

  Как мне показалось, дом Наоми был больше дома Иноичи. Кроме того, гостевые пристройки были явно роскошнее.


  Тоши распахнула дверь и махнула мне приглашающее рукой:

  - Заходи, не стесняйся.

  Я зашел в просторную прихожую и, следом за сестрами, разбулся на приступочке.

  Из прихожей шло три коридора. Левый вел на большую кухню, центральный кудато в глубь дома а правый в проходил насквозь гостиную и выходил во двор, переходя в крытую галерею, сворачивающую за угол дома.

  Искра Наоми ощущалась где-то вверху.

  Шизука тихо произнесла:

  - Я позову тетю.

  И убежала по центральному коридору.

  Она забежала за угол, исчезнув из моего поля зрения, но я стал ради интереса следить за ее искрой.

  Тоши спросила:

  - Ты что все еще ее видишь?

  Я покосился на нее:

  - Я вижу ее сознание, а также сознание Наоми-сан.

  Девочка захлопала глазами:

  - И где она?

  - Могу указать направление. - Я указал правой вверх: - Наоми-сан вот тут. - левой рукой я стал указывать другое напрвление: - Это Шизука. Она поднимаетлся на один уровень с Наоми. Сближается...

  А ничего здесь звукоизоляция: Наоми очевидно разговаривает с Шизукой, но ниодного звука до нас не доносится.

  - Ничего себе... - удивленно покачала головой Тоши.

  - Я так ощущаю мир после того происшествия с Кьюби но Йоко. Говорят, я схватил его в 'шитеншин но дзюцу' на секунду.

  - Кьюби? - испуганно прикрыла лодшкой рот девочка.

  - Угу. Потерял все воспоминания до того момента. Не помню мать, а все вокруг кажется мне чужим.

  Тоши помрачнела, очевидно вспомнив свою мать, но потом воскликнула:

  - Что же это я! Проходи! Не стой соляным столбом! - она потянула меня в гостиную.

  Ну что я могу сказать? Довольно роскошно. Удобная мягкая мебель, обтянутая кожей, низенький журнальный столик лакированного красного дерева. И ковровая дорожка на полу. Я с сомнением покосился на Тоши, а потом решил всетаки не стесняться и, пройдя по ковру, уселся на край дивана.

  - А что было после той ночи? Отчего ты больше не появлялся в садике? - полюбопытствовала Тоши.

  - Меня признали носителем непроявившегося риннегана и Хокаге сказал мне ходить с отцом на работу. Сходил я всего раз... - я прервался, так как в этот момент Наоми спустилась уже вниз и вышла в гостиную.

  - Здравствуй, Акио-кун. - произнесла она.

  Я встал и поклонился:

  - Здравствуйте, Наоми-сан.

  Она была одета в черный шелковый брючный костюм. На его фоне выделялся красно-белый веер Учих расположенный на далеко выдающейся груди. Черные волосы подопадом падали ей за плечи, сливаясь с цветом одежды. 'А ведь ей от силы лет девятнадцать' - некстати мелькнула мысль.

  Она прошла к креслу и уселсь в него:

  - Итак, Шизука сказала, что у тебя что-то важное. - она пожала плечиками - Говори, не стесняйся...

  Ну что ж. Я сел обратно на диван.

  - Я хочу, что бы Шизука и Тоши закончили Академию вместе со мной, то есть через два года.

  - Это возможно. Они умные девочки. Вот только ты должен аргументировать свое предложение. И даже принять некую ответственность. Я сейчас объясню почему... - она чуть помолчала, собираясь с мыслями, и продолжила: - Для начала сними 'хенге' - я привыкла видеть настоящее лицо собеседника, каким бы оно ни было. - когда я сделал требуемое, она начала говорить, глядя мне в глаза: - Обучение в Академии не просто так растянуто на шесть лет. Шиноби заканчивает Академию в двенадцать лет. Именно в это время происходит половое созревание и окончательно формируется характер. Кроме того, физические кондиции позволяют новоиспеченному генину сражаться с взрослыми почти на равных. Из-за этого кланы предпочитают умышленно затягивать обучение на полный срок. - дав время осознать информацию, она продолжила: - Мало кто об этом задумывается, но 'генин' - это не просто звание. Это готовность взять на себя определенную ответственность, а также показатель готовности тянуть непростую лямку профессиональных убийц на службе у Даревни Скрытого Листа. Это - правда нашего существования. Ты - носитель риннегана. В перспективе - одно из сильнейших оружий Деревни на данный момент. Ты, Акио, олицетворяешь некую надежду кланов, Хокаге и даже Данзо, что наша козырная карта - джинчурики Кьюби - так никогда и не понадобится, даже если вырастет. Итак... А теперь, отвечай на простой вопрос: зачем?

  Мне захотелось улыбнуться и я поддался своему желанию. Когда Наоми увидела мои зубы, ее лицо окаменело:

  - Одно время я думал, что да, мне будет достаточно судьбы Фу или Иноичи. Сидеть в допросной группе и ковыряться в мозгах пленников. Однако Орочимару мокнул меня лицом в мое же дерьмо. - Я провел пальцем по почти назаметной нитке шрама на груди, видной через сетку - Меня собрали из кусков Акио Яманака и одного из Учих. Кровь последнего залили мне в вены, щедро разбавив ее кровью Хоширамы Сенджу. Лишь из-за моей матери, которая была на 1/8 Сенджу я и выжил. Знаете, что я вынес из той лаборатории? Мне не отсидеться у Хокаге за спиной, а если что - то на Деревню надежды совсем немного. А если, не дай Рикудо, мой риннеган неожиданно завершится - то мне придется тут же уходить отсюда, куда глаза глядят. И я решил создать свою организацию. Нечто на подобии Корня. Вот только цели и структура ее будут совсем иными.

  - И какие же? - хмыкнула Наоми.

  Я улыбнулся:

  - Соредотачивание власти в стране Огня в одних руках - Хокаге.

  Она рассмеялась и обхватила своб голову руками:

  - Ох, Кагуя! Начали за дружбу, а закончили постелью!

  Я поднял бровь:

  - Один член организации уже есть.

  - И кто это? - она закрыла лицо руками.

  - Анко Митараши, ученица Орочимару. За тел полгода, что она у меня жила я завербовал ее.

  Наоми воскликнула:

  - Да она же верна Хокаге кака собака!

  - А кто ей восстановил память, как вы думаете? - Учиха сощурилась, а я продолжил: - Приглашали меня. Это было нетрудно. Доклады, что она посылала сочиняли мы вместе, искажая действительность.

  - И ты рассказываешь это мне... - поизнесла она задумчиво.

  - Ваш клан мне кое-чем обязан. Вы, Наоми Учиха, мне обязаны. И даже Фугаку мне обязан. Если предадите вы все - то нет даже смысла бороться за эту деревню и стоит сразу податься в нукенины.


  - Интересно...Интересно... - протянула Наоми, барабаня пальцами по подлокотнику кресла. - Что ж - я даю свое согласие. Мои племянницы - умные девочки, они справятся. Но что будет после завершения Академии?

  Я сощурился:

  - После выпуска команды формируются из трех человек, плюс наставник - джонин. Вы должны понимать, что в свете всего сказанного у меня могут быть проблемы с доверием к кому-то кроме Шизуки или Тоши. Я прошу об именно таком составе команды. Джонин тоже должен быть из Учих. В идеале - вы.

  Наоми растерянно описала глазами большой круг и произнесла:

  - Наш клан не настолько могущественен, как ты думаешь. И если внутри клана у меня есть влияние, поскольку Фугаку мой дядя, то вне - даже он бывает бессилен. Особенно в последнее время, когда на Учих сваливают чуть ли не все беды Конохи. Команды составляет Третий и здесь даже Советники или Данзо ему не указ. Это раз. Потом - даже если я подам заявку на готовность стать джонином-инструктором, меня еще должны утвердить. А если меня утвердят, то не отнюдь не факт, что мне доверят подготавливать тебя. При рассматривании всех этих 'если' через призму плохих отношений Конохи и Учих то должно быть понятно, что твои пожелания практически невыполнимы. Еще подготовку племянниц мне могут доверить, сунув в довесок кого-то - она неопределенно повела рукой - м-м-м...третьего. То не тебя.

  - Но, в принципе, вы согласны?

  - В целом...да. Но давай не будем так далеко заглядывать: завтра я отправляюсь в глубокий рейд по тылам Облака. Это задание мне не нравится. Попахивает самоубийством. Команда, конечно, надежная, но вот цели кажутся недостижимыми. И даже если я вернусь - война с Облаком будет идти еще очень долго. За это время може произойти всякое.

  Она права.

  - Не думайте о смерти, думайте о будущем.

  - Кто не думает о смерти - погибает одним из первых. - произнесла она вставая: - Преимущество клана в этом и состоит, что даже если я погибну, то о моих племянницах и долгах позаботится клан. Надеюсь, это все?

  Встав тоже, я чуть поклонился:

  - Да, Наоми-сан.

  - Ладно, пойду поговорю с Фугаку. Времени немного и нужно как минимум рассказать ему о нашем разговоре. Тоши, Шизука проводите гостя...


  Выйдя из дома Наоми, я поднял голову вверх, глядя в небо затянутое легкими облачками. Секунду мои глаза искали примерную точку моего появления. Соредоточившись, я выпустил покров и прыгнул 'шуншином' на высобу около пятисот метров. Сразу после этого, подхватываю себя в телекинетический захват и набрасываю на себя 'хенге'. Посмотрев вниз, я сориентировался и прыгнул почти к 'Ичираку'. Что поделать - Анко уплыла на задание, а готовить мне лень.

  В заведении почти никого не было. Лишь крайний стул был занят молодым беловолосым парнем с тканевой полумаской закрывавшей нижнюючасть лица и банданой с протектором Конохи, закрывавшей левый глаз.

  Я мягко оттолкнулся от земли и легко взлетел на стул.

  - Здравствуйте, Теучи-сан! - произнес я.

  - Здравствуй Акио-кун. - ответил он. - Что будешь?

  - Большой рамен с говядиной и свининой.

  - Твой вкус неизменен. - покачал он головой и произнес: - Сейчас займусь.

  Он приступил к готовке.

  Когда он выставил передо мной тарелку, беловолосый парень уже закончил есть. Расчитавшись он понуро выбрался наружу. Теучи сказал ему вслед:

  - Заходите еще Какаши-сан.

  Шиноби неопределенно махнул рукой и побрел по улице.

  Пожав плечами, хозяин заведения обратил внимание на меня:

  - А как у тебя дела Акио-кун?

  Вообще, рамен следует поедать быстро - тонкая лапша быстро размокает и становится никуда не годной. Этому не способствует разговор во время еды. Однако десяток секунд на ответ выделить можно.

  - Поступил в этом году в Академию. Планирую закончить ее года за два...

  Теучи широко улыбнулся:

  - Ну так это же отлично! Ради такого могу дать добавки за счет заведения!

  Я аж удивленно поднял левую бровь:

  - Почему 'нет'? - и, быстро залив в рот остатки лапши и бульона, протянул пустую тарелку.

  - Вот это я понимаю аппетит! - воскликнул Теучи.


  Мой полигон. Наконец-то я на нем! Все-таки 'шуншин' - это невероятная техника. Какой потенциал! Подумать только - шиноби используют ее в основном для отступления или быстрого передвижения. А ведь, я уверен в этом, 'шуншин' разрабатывался в первую очередь для нападения. Ведь очевидно же, что применение этой техники в свободных пределах выводит шиноби на невероятный уровень мобильности.

  Ударить и 'отпрыгнуть' назад, пока враг думает, как реагировать на появление противника в своем построении.

  Сегодня тренироваться я не буду: нужно кое-что испытать.

  Я придумал для себя особую технику. Довольно сильную.

  Ее название очень простое - 'Метеор'.

  Вся ее соль вот в чем. 'Шуншин' может переносить предметы, до которых дотрагивается пользователь техники. Ну, так написано в описании. На самом деле не все так просто - нужно пропитать или захватить в оболочку своей чакры этот предмет. Проблема? Ну, если пытаться протянуть за собой здание - то да.

  А теперь о 'Метеоре'.

  Первая фаза - преобразование чакры в Огонь и сжимание ее в меленькую сферу. Сжимание чакры изменившей свою природу на стихиальную - это очень опасно. Но ведь у меня есть телекинетика. В этом-то все и дело.

  Второй шаг - собрать песок вокруг Огня в трехметровое ядро и начать его прессовать со всей силы, для создания прочной оболочки.

  Собственно говоря, основа 'Метеора' готова. Однако, особой эту технику будет делать не снаряд, а его способ доставки к цели.

  Я выпускаю покров и обволакиваю ядро в свою чакру. Сразу после этого применяю 'шуншин' на максимальную высоту. Сразу после этого еще один 'шуншин' еще выше. Примерная высота тринадцать-четырнадцать километров. Без покрова здесь нельзя находиться. Коноху видно отсюда как на ладони. Оранжевый Квадрат полигона имеет размер ногтя.

  Именно отсюда я начинаю разгон ядра вертикально вниз. Кроме телекинетики мне помогает гравитация. Я следую за ядром постоянно толкая его. Скорость сферы уже на первом километре превышает скорость звука. Само ядро достаточно велико, чтобы создать воздушный карман за собой, в котором мне довольно просто находиться.

  Примерно на высоте трех километров я отпускаю ядро и тут же делаю обратный 'шуншин'.

  Пока что скорость до котрой мне удалось разогнать ядро - в районе семиста метров в секунду. Не так уж и много...

  Ядро попало точно в центр полигона и печатляюще взорвалось, выпустив во все стороны мощнейшую ударную волну, за секунду добежавшую до стен полигона. Она, четко очертив преграду, выплеснулась яростным потоком из входа, вырвав несколько деревьев и разорвав их на части.

  Облако взрыва приняло классическую грибообразную форму с прожилками пламени и стало подниматься вверх по квадратной трубе полигонной защиты.

  Делаю 'шуншин' с внешней стороны стены полигона. Решение оказывается верным: взрыв перемешал песок с воздухом, образовав трехметровый слой пыли, плескавшейся за барьером и, словно жидкость, выливавшийся наружу через вход.

  Мягко приземлившись на носочки, я стал раздраженно ходить туда-сюда возле стены полигона, ожидая пока осядет пыль.

  Эх, если бы у меня была стихия Молнии! Ведь температура молнии промерно тридцать тысяч градусов. Сильнейшие взрывчатки при сгорании не могут достич даже трети такой температуры. Да, Огонь имеет определенные сильные стороны и для взрыва подходит идеально, но если бы сжать чакру Молнии можно было бы получить нечто крайне разрушительное.

  Придется Огонь как-то дополнять псионическими напряжениями. А нехотелось бы.

  Ведь что такое 'псионическое напряжение'?

  Как возникают землетрясения? Со временем литосферные плиты сдвигаются относительно друг друга и одна часть как бы 'застревает', а потом резко 'соскакивает'. Так вот псионическое напряжение - это то же самое, только оно возникает в пространстве, которое имеет, как ни странно, одновременно свойства жидкости и твердого тела. Лично для меня пространство похоже на местами неоднородное желе. Придется создать определенное напряжение в маленьком кусочке пространства, а потом выдрать его и вставить в качестве взрывчатки. А там... Добавить чакры Огня... и...м-м-м... Сжимать в напряженном пространстве чакру? Да, уж. Ну, я и замахнулся.

  Может вместо Огня попробовать Воздух? Сжать его и если его не охлаждать он сильно нагреется.

  Кстати, я читал, что Стихии способны усиливать одна одну. К примеру, Воздух усиливает Огонь... Создам две...нет, объемная фигура - куб, а значит восемь сфер. Четыре с Огнем и Четыре с Воздухом. Соприкасаются, но не смешиваются. Эти сферы будут зарядом 'Метеора'. В момент удара они смешаются друг с другом.

  Если в книге не наврали, усиление будет невероятным...

  В самый разгар мыслительного процесса рядом возникла искра Хокаге. А метрах в пятидесяти вознило несколько искр АНБУ.

  - Здравствуй Акио. - произнес он.

  Я поклонился.

  - Здравствуйте, Хирузен-сан.

  - Что ты тут так взрываешь, что у меня стол в кабинете дрожит?

  Я разогнулся и довольно произнес:

  - Я придумал для себя новую сильную технику.

  - Расскажешь? - по-доброму улыбнулся Хокаге.

  Вот только мне от его улыбки тут же захотелось на него напасть. Подавив желание, я вежливо улыбнулся:

  - Конечно! - хрен ты, старый пердун, сможешь ее повторить. Хотя, как говорили древние: главное - это идея...

  Я пожал плечами и, подняв руку, начал выдувать на ладонь Огонь, удерживая его телекинетикой в сферу. После чего сжал ее и завернул в оболочку из каменистой земли под ногами.

  - Это - только ударная чать моей техники, которую я назвал 'Метеор'.

  - 'Метеор'...Гм. - повторил Хирузен внимательно глядя на ядро в моих руках.

  - Вот это, - я мотнул головой в сторону полигона, над которым почти неподвижно висело большое облако пыли - сделала версия раза в четыре больше этой. Однако, я уже придумал как, ее улучшить. - Хокаге поднял бровь - Испытания я хочу провести, как только полностью восстановлю чакру. Хотите посмотреть? Это будет очень большой взрыв! Минимум раза в три больше этого, а кака максимум - это будет нечто невероятное.

  - В три раза? - Хирузен забавно наклонил голову на левое плечо, выразительно посмотрев на пылевую тучу.

  - Ага. - я кивнул и выстрелил сферой по высокой дуге куда-то в центр полигона. Нырнув в пыль, она взорвалась, сильно полыхнув огнем. - Вы бы не могли закрыть полигон, а то ударная волна вырвется через вход и нанесет серьезные разрушения...

  - Хорошо. - Третий создал порыв ветра, загнавший пыль обратно на полигон и что-то быстро нарисовал-написал на стальной балке возле входа. В ответ на его действия выползший из под земли сегмент закрыл проход. - Сколько, Акио-кун, тебе потребуется времени для восполнения чакры?

  - Не долго. Минут десять от силы.

  - Понятно...

  Хирузен неожиданно достал из рукава трубку и, забив ее табаком, закурил.

  Я стал рядом с ним на колени, а Хокаге сделал какой-то знак и рядом с ним появился АНБУшник с раскладным стульчиком в руках.

   Решаюсь на вопрос:

  - Простите...

  - Да, Акио?

  - Дело в том, что взрыв будет очень сильным. Защита точно выдержит?

  - Смотря что ты хочешь сделать.

  - Я хочу усилить заряд Огня Воздухом.

  Хирузен увернно кивнул:

  - Выдержит. Она выдержала 'Биджудама' Кьюби.

  - А что это?

  Хокаге пожевал конец трубки и начал рассказывать:

  - Хвостатые звери и Кьюби в том числе способны собирать свою чакру и выстреливать ее очень мощным энергетическим лучем. Это сложная и разрушительная техника, способная испепелять одним ударом целые города.

  Я скептически поднял бровь:

  - Простите, что высказываю сомнение, но я думаю, что мой улучшенная Метеор сможет легко разрушить небольшой город. А мне - всего шесть лет. Я тогда что, сильнее биджу? - вопрос очень невинный.

  Хокаге пыхнул сизым дымом:

  - Даже сейчас есть несколько шиноби вполне сравнимые по силе с биджу.


  Я выразительно хмыкнул и удовлетворенно посмотрел на полигон, где пыль уже практически уляглась.

  Поднявшись, я направился к стене полигона, намереваясь ее проскочить 'шуншином'

  - Что, уже все, Акио? - спросил Хокаге.

  Остановившись, я обернулся:

  - Еще немного осталось. Просто нужно взглянуть на последствия удара неулучшенного 'Метеора', дабы было с чем сравнивать.

  - Ну, пойдем, взглянем. - тоже поднялся Хирузен.

  Короткий 'шуншин' за стену и мы молча зашагали по рыжему песку к эпицентру.

  Удар был очень сильным. Очевидно, ядро погрузилось на глубину метров тридцать, прежде чем взорваться. При этом образовался классический круглый кратер, диаметром около ста метров.

  - Предполагается, что улучшенный 'Метеор' взорвется намного сильнее... - повторил я.

  - Все будет в порядке. - уверенно кивнул старик.

  - Ладно, я начинаю...

  С Огнем у меня всегда все получалось и четыре сжатые сферы этой Стихии у меня получились легко. А вот Воздух немного посопротивлялся.

  Собрав куб из оранжевых и ярко-белых шариков, я стал заключать их в очень толстую оболочку из песка. Прослойку между шариками я тоже заполнил песком.

  - Вам нужно уйти с полигона - 'Метеор' готов и я могу начинать его разгон.

  - То есть ты это еще и разгоняешь?

  - Угу. - кивнул я.

  - С какой высоты?

  - Как получится. Примерно тринадцать километров.

  - Что ж, я ухожу.

  Я поспешно добавил:

  - Прикройтесь от возможного теплового излучения.

  Хирузен кивнул и исчез в 'шуншине'. Только песок взвихрился.

  Обхватив ядро чакрой, я спользовал 'шуншин' вертикально вверх. Секунда ориентировки в пространстве и еще один 'прыжок'. Пару секунд я смотрел на далекий полигон, собираясь с решимостью, и нырнул вниз.

  В этот раз я отпрыгнул 'шуншином' в сторону практически с полупути, разогнав 'Метеор' лишь до скорости чуть больше скорости звука. Благодаря этому, я мог видеть все, что произошло потом.

  Поначалу взрыв родил большое пылевое облако, но потом его изнутри пожрало ярко-бело-желтое пламя, которое рвануло не только вверх, но и в стороны, полностью поглотив пространтсво полигона. Тепловое излучение стало настолько сильным, что мне пришлось сделать еще один 'шуншин' в сторону. Огонь же, поднялся вверх огромным медленно темнеющим облаком по трубе защиты, полностью ее заполнив, и вырвался гигантским языком в небеса, начав медленно истаивать там.

  Когда огонь начал гаснуть, оставляя после себя черно-бурое облако дыма, я медленно подлетел вниз к ктому месту, где находился Хокаге. Оказалось, Хирузен создал некий мутно-черный квадратный щит со сторонами примерно пять на пять. За ним находился не только он, но и вся толпа АНБУ в количестве шести шиноби. Вся трава, оказавшаяся незащищенной щитом, пожелтела, а листья деревьев посворачивались от жара.

  - Это было впечатляюще, Акио-кун... - произнес Хирузен.

  - Как выдумаете, какой ранг у этой техники? - спросил я, мягко встав рядом с ним.

  - Твердая A. - он отвернулся и стал смотрель через барьер на все еще пылающую пустыню. Я тоже туда посмотрел. Пламя быстро опадало, являя зрителям раскаленную до красна поверхность полигона. Из-за верхней границы защиты, будто из дымовой трубы, высоко в небо поднимался дым пополам с пеплом. Стало ясно видно, что туча как бы размывается, опускясь вниз. Мне стало ясно, что это оседает пепел. Хокаге скомандовал АНБУ: - Проследите, что б в лесу не начался пожар. - Они тут же исчезли в 'щуншине'. Хокаге обернулся ко мне: - Акио, будь осторожен с изобретением техник подобного уровня. Они сильно влияют на оружающий мир. Вдобавок ко всему ты и сам можешь погибнуть. Я думаю, что мне придется заняться твоей учебой на время отсутствия Анко.

  Оу, меня будет учить Хокаге? А будет ли он меня учить вообще? Или это будет просто присмотр?

  Во всяком случае я попытался изобразить радость.

  - Хорошо, Хирузен-сама. Мне вас теперь называть 'сенсей'?

  - Если тебе не трудно, Акио-кун. Сейчас я возвращаюсь обратно в Коноху. С сегоднящнего дня все эксперименты будешь проводить только в моем присутствии.

  - Да, сенсей.

  - Что ж. Отлично. Я тебя оставляю - можешь продолжать тренироваться, но больше ничего серьезного.

  Ну вот. Хотел поэкспериментировать и тут же попал под надзор.

  Третий Хокаге Сарутоби Хирузен исчез, оставив меня тренироваться одного.


  С трубкой в зубах Хирузен вошел в свой кабинет и увидел, что в нем уже сидят все три Советника: Хомура, Кохару и Данзо. Недовольно покосившись на замершего возле двери АНБУ, он произнес:

  - Приветствую вас всех. Что привело вас ко мне?

  Все трое помотрели в глаза Хирузену и он обрадовался, что не успел снять головной убор и можно избежать их взглядов лишь чуть опустив голову, спрятавшись так за ее полями.

  Начал как обычно Данзо:

  - Ты прекрасно знаешь 'что'. Это видели все. Как мы - так и наблюдатели врага. Итак?

  Хокаге вздохнул и, пройдя мимо них, сел в свое кресло. Его голос был довольно уставшим:

  - Наш мальчик растет в силе. Практически на коленке он создал технику А-класса и тут же переделал ее в S-класс. Я повторюсь: он сам создал технику класса S. Вы все ее видели, как и вся Коноха...

  Данзо взял с колен лист бумаги и, встав, протянул его Хирузену:

  - Доклад наблюдателей: Акио Ямаанка наведывался в квартал Учих. Он проводил своих одноклассниц Тоши и Шизуку Учиха и задержался в их доме на полчаса. Наблюдатели так же говорят, что он имел разговор с Наоми Учиха. Детали неизвестны. Однако после него она отправилась к Фугаку. Они разговаривают до сих пор. - чуть помолчав Данзо произнес: - Я считаю, что Учихи имеют слишком большое влияние на него.

  От этого заявления Хокаге поперхнулся дымом:

  - Данзо, думай что говоришь - он за полгода лишь сегодня их увидел!

  - И все же.

  Чуть помолчав, Хокаге вздохнул:

  - Я сделал его своим учеником до тех пор, пока не вернется Анко.

  Хомура кивнул и одобрительно произнес:

  - Правильное решение.

  А Кохару добавила:

  - Я бы даже советовала остаться его учителем и после того момента как Анко вернется с миссии. Кстати, похоже что она на него оказывала положительное влияние, так как только ее не стало он сразу же пошел в разнос.

  Данзо прикрыл глаз и произнес:

  - Нам нужно сформировать его круг общения. Иначе в нем будут одни Учихи. А Анко может и погибнуть в конце концов - сейчас война.

  Хирузен со вздохом встал и, подойдя к одному из шкафов, достал пухлую папку.

  - Это личные дела класса 'А' набора этого года. Это не то, что знают преподаватели в Академии. Здесь - все, что о них нарыло АНБУ и то, что нашел я. Многое вы знаете и так, а кое-что вы же сами и предоставляли...

  Кохару постучала пальцем по анкете:

  - Это проверенные данные?

  Хирузен пожал плечами:

  - Тест крови и чакра совпадают.

  - Тогда может сообщить Цунаде?

  Хокаге выразительно перевел взгляд на Данзо и тот непременул озваться:

  - Мы же решили, что ей лучше держаться от деревни подальше? А если она узнает - то уже через час будет стоять под окнами как соляной столб. Кроме того, по пути в Коноху на них напали и если бы не оказавшийся рядом отряд Наоми Учиха - они бы точно погибли. Я не верю в совпадения и сейчас идет расследование данного инцендента.

  Кохару чуть пожала плечами.

  Хомура пощелкал пальцем по фотографии:

  - А этот Мичимару знает кто его отец?

  Опять озвался Данзо:

  - Мы думаем да. Однако он не интерсовался своим сыном и лишь раз помог деньгами. Как результат - Мичимару почти ненавидит своего отца...

  - Вокруг одна ненависть... - пробормотал Хомура.


  Данзо опустил взгляд на отобранные личные дела и произнес:

  - Используем их всех. Нам нужно гарантировать его привязанность к Конохе. - Хомура и Кохару кивнули, Данзо же перевел взгляд на Хокаге: - Хирузен, ты взял его в ученики, но чему ты будешь его учить?

  Третий еще ниже опустил голову, так спрятав лицо за полями ритуальной шляпы Хокаге, что остался виден лишь его рот, произносящий слова:

  - Он уже придумывает и применяет техники S-класса... Он может легко погибнуть при своих экспериментах. - Хирузен сделал паузу и продолжил: - Как мимнимум я обучу его 'Каге Буншин' - 'теневым клонам'. Ну, а вообще позже я планирую допустить его и к остальному наследству Тобирамы...

  Советники стали переглядываться. Хомура произнес:

  - Выхода действительно нет. Он уже и так откуда-то знает мимимум четыре техники A-класса и если пустить его на самотек - то он угробит себя. Нам не нужно забывать, что он носитель риннегана, хоть и неполного. А это все-таки сила Рикудо, сила созидания и разрушения, сила бога... - последние два слова он почти прошептал. - Нам не удасться оградить его от знаний. Он всеравно узнает техники. Вопрос лишь только от кого - от Учих, Хьюг, нас или наших врагов. Я думаю, что выскажу общие мысли: мы одобряем твое решение, Хирузен...

  Данзо добавил:

  - Тем не менее, мы должны знать о его прогрессе...

  Хокаге поднял голову и все увидели его глаза и почувствовали их пронзительный взгляд:

  - Я что, перед вами должен отчитываться? Может еще каждый день и в письменной форме?

  Но Данзо не отвел взгляда:

  - Устный еженедельный отчет. И пожалуйста, Хирузен, не утаивай от нас ничего...


  Самая большая трудность у меня возникала с печатями. Выучил-то я их запросто, но... Я просто не понимал их связь с техниками.

  Результатом этого стало то, что я использовал техники, создавая их из чакры напрямую. Именно это Анко и не отражала в своих докладах. Хотя именно этот факт ее не просто потряс, а лишил вообще понимания техник как таковых.

  Однако, мне придется при Хирузене создавать техники именно при помощи печатей. Или пытаться делать вид, чтоя создаю их ими. Удасться ли мне.

  Я сложил печать

  Что ж если с экспериментами покончено до завтра, то останется только создание базовых техник.

  Нужно поробовать.

  Короткий 'шуншин' на полигон. Вот только я не становился ногами на оплавленную поверхность, а завис над ней.

  Здесь все еще было много дыма и пепла. Из-за них воздух был очень мутным. Солнечный свет с трудом пробивался через завесу. С неба падали раскаленные кусочки сплавившегося в базальт песка. Если бы не покров - я бы тут задохнулся.

  Сложив руками печать 'Лошадь' я вдохнул воздух, провел преобразование чакры в Огонь, и выдохнул тонкую, но очень мощную струю пламени. Сначала оно, словно жидкость, расплескалось по остывающей поверхности, а потом поднялось стеной вверх.

  Выпустив так почти всю чакру (оставив лишь немного для 'шуншина'), я тут же 'выпрыгнул' из полигона, накотором опять начался пожар.

  Немного отдохнув, я застегнул на руках утяжелители и начал тренировку исключительно на силу: пресс, приседания, выжимания, вертикальные отжимания от земли. Это - простые физические упражнения, призванные усилить мое тело.

  После этого я снял утяжелители и начал эльфийский комплекс на гибкость и оттачивание приемов. Трудные 'па' танца.

  В целом, сегодня мне удалось потеринроваться неплохо. Вот только псионику потренировать не удалось - поригон уж больно разрушен.

  Сделав программу, составленную мной для самого себя, я сел возле защиты и, немного отдохнув, воспользовался 'шуншином' к Ичираку.

  Сейчас был вечер и посетителей у Теучи небыло вообще.

  - Здравствуйте Теучи-сан! - ворвался я

  - Здравствуй Акио-кун. Что нового?

  - Меня Хокаге взял в ученики!

  Теучи выронил тарелку из рук, но каким-то чудом сумел ее снова поймать.

  - Не шутишь?

  Я смодовольно улыбнулся:

  - Такими вещами не шутят Теучи-сан!


  4. Учеба.


  И все-таки...не-на-ви-жу...

  Проснулся я почему-то в просто отвратном настроении. Хотя почему 'почему-то'? На улице ночью пошел дождь. Постепенно усиливаясь с мелкой гадости он стал почти ливнем.

  Из-за него я не отправился в Ичираку. Поэтому, готовить себе завтрак пришлось самому, а покольку повар во мне умер очень-очень давно и поднялся в виде зомби, то должно бытьь понятно почему это опустило планку из состояния 'отвратно' до состояния 'кого нибудь точно буду пытать'.

  Да демон с этой готовкой! Кусок мяса пожарить любой сможет, но вот если бы я вчера сходил за продуктами - было бы намного лучше...

  И все-таки, трудом поджарив кусок свинины(каюсь - в конце мое терпение лопнуло и я, наколов мясо на кинжал просто немного обуглил его тонкой струйкой Огня изо рта), я сумел приготовить нечто похожее на завтрак.

  Сожрав полусырой-полусгоревший кусок мяса, я отсалютовал себе адамантовым кинжалом руки неизвестного мастера и закусил почти засохшим куском хлеба.

  Настроение тут же улучшилось. Я даже испытал немного благодарности к Орочимару за свои зубы и невероятное пищеварение.

  Закрыв дом, я с ходу сделал 'шуншин' в небеса и лишь потом, оказавшись в мутно-молочном облаке, понял всю гупость своего поступка. Пришлось опустится ниже и уже с границы спикировать на площадку перед Академией.

  Большущую лужу я таковой не распознал в пелене ливня и закономерно приземлился точно в ее центр. Прокляв все на свете и зарекшись летать, да и вообще как-то перемещаться во время дождя кроме как на своих двоих, я мрачно прошелся по воде до крыльца, на котором гы-гыкали друзья Тору и Мичи.

  - Что, Акио, нелетный день? - хохотнул Тору

  Я посмотрел на тучи и, достав из кармана узкую расческу начал вычесывать слипшиеся волосы:

  - Привет. Ага. Представляешь, думал это просто поверхность. Бетон. А это - вода.

  - А видал, как вчера над полигонами огонь до небес поднялся? АНБУ так и полезли туда из всех щелей...

  Я сделал болезненную гримасу:

  - Что, правда?

  - Ну, да. - подтвердил Мичи. - Так что, скажешь, что там было?

  Иногда я думаю, что этот змееглазый паренек знает больше, чем ему следует. А впрочем, что я скрываю?

  - Я это. Технику придумывал.

  - Да, чешешь!

  - Да говорю я: Хокаге появиля с тремя отрядами АНБУ. Ну и пришлось ему показывать свою технику. Ну и по итогам он забрал меня в ученики.

  - Ну, ты и брехло... - плюнул в лужу Тору.

  Я манул рукой:

  - Не веришь - не надо.

  - Не кипятись, Тору. - примирительно произнес Мичи - Ты сам знаешь, что Акио кое-что может.

  Красноволосый паренек нахмурился и что-то забурчал неразборчиво.

  Покосившись с ненавистью на лужу, я сказал:

  - Чтож, смотри. - и сложив для вида печати 'Огненного шара' выдул маленькую пламенную сферу точно в центр лужи. Пламя резво понеслось к цели и, шумно плюхнувшись в воду, громко бухнуло выпустив огонь который тут же поглотился большим облаком пара, поднявшимся с шипением вверх. - Многовато чакры вложил... - поморщился я.

  И тут меня и Мичи схватил за уши наш преподаватель по правописанию Мэсэйоши Кобаяси.

  - Малолетние идиоты! Игры со стихиями - это не шутки! - проорал он - А тем более на территории Академии! Ану в класс!..


  Вот так, держа нас за уши, он и завел нас в нашу лекционную.

  Как оказалось, тут уже были почти все.

  И лишь здесь перед всеми он отпустил нас, отругав напоследок:

  - Стервецы! И чтоб больше такого не было! Все нин-, ген- и тай- отрабатываете только в специально выделенных для этого местах и в присутствии преподавателя! - и уже всем: - Это касается всех! Вы думаете, Академия долго простоит, если вы будете в ней швыряться техниками Катона? Идиоты!

  Лично мне его крики были по барабану. Я почти показательно зевнул, прикрывшись рукой, и, осмотрев класс, увидел Шизуку и Тоши. Приветственно помахав им рукой, я двинулся к своему месту рядом с беловолосой Текерой, возмущенно взирающей на меня с галерки.

  Усевшись рядом с ней, я поздоровался:

  - Привет, Текера-тян.

  В ответ она зашипела змеей и выдохнула:

  - Привет...Акио-кун-н-н-н...

  Какая-то она больно злобная. И почему тут почти у каждой девочки, девушки или женщины характер такой, что хочется забиться в уголок и никогда-никогда не иметь с ними дела?

  Вздохнув о своей злой судьбинушке, забросившей меня в этот не очень гостепреимный мир, я соизволил обратить внимание, что почти перед каждым лежит раскрытая тетрадь и карандаш. А вот это - за своими делами и тренировками я даже забыл купить, не то что взять.

  Это хеново - Кобаяси уже показал свой норов.

  Нужно что-то придумать. Я зашарил глазами по классу. Учитель отвернулся к доске и стал что-то там увлеченно писать. Мой взгляд упал на окно слева, в котором отражался не только я, но и весь класс.

  В голове мелькнула мысль. Разум бросился за ней в погоню и, настигнув ее в два прыжка, со смаком сожрал.

  Я сощурился, глядя на свое отражение. Все дело в этом. Я отражаюсь на зеркальной поверхности. Но не просто я, а и мое 'хенге' поверх моей плоти. Фактически чакра приняла тот вид, который мне был нужен.

  Криво улыбнувшись, я перевел взор на свои руки. Чакра выделилась из тенкецу подушечек пальцев и послушно приняла вид раскрытой тетради.

  Текера, хотевшая что-то мне сказать, картинно уронила челюсть и я не смог устоять перед соблазном немного над ней подшутить. С интересом заглянув ей в рот, я сделал вид, что задумчиво киваю своим мыслям и щелкнул ногием по ее зубкам. Девочка пришла в себя и, звонко клацнув зубами, сомкнула челюсти. Не обращая больше внимание на Текеру, я занялся созданием себе и карандаша. Но если внешний образ тетради я взял у своей соседки, то образ карандаша я взял из глубин своей памяти.

  К сожалению, у 'хенге' есть один очень большой минус: создаваемый предмет должен постоянно получать подпитку чакрой и ни прикаких условиях не терять контакта с телом, создавшего его. В моем случае это вылилось в то, что левой рукой мне придется держать тертадь, а правой - ручку. Впринципе, это терпимо.

  Теперь письмо. На этом этапе нужно создать видимость того, что карандаш, что-то пишет на листе бумаги. Это намного сложнее. Ведь фактически мне нужно не только удерживать от разрушения образ двух соприкасающихся элементов техники, но и вносить в одну из них изменения. Причем по мере написаниня.

  Не обращая внимание на начавшего лекцию учителя, я очень осторожно провел карандашем линию по бумаге. След от грифеля сначала не поспевал за моим движением, а потом стал опережать его. Поймать середину никак не удавалось.

  Конечно если писать уж очень-очень медленно, то этот эффект не заметен, но при быстром письме(ну а фактически это не письмо, а воспроизведение моим разумом знаков на чакре вслед за движением такого же воображаемого карандаша) все выглядит совсем не реалистично.

  В конце концов, я плюнул на это дело. Выглядит, что я пишу? Да! А если Кобаяси будет стоять рядом - буду 'писать' очень медленно...

  Справившись с своей модифицированной 'хенге', я обратил внимание на остальных учеников. Как оказалось, абсолютное большинство из них откровенно скучало: всетаки наш класс - это лучшие из лучших и не то что азбуку(кстати, довольно сложную), а даже писать умели на вполне приличном уровне.

  Преподаватель это быстро понял и даже пообещал на радостях на следующем занятии тест на проверку наших знаний.

  Звонок объявил конец занятия и учитель, объявив перемену, стал собирать свои бумаги.


  Под шокированным взглядом своей соседки я разрушил 'тетрадь' и 'карандаш', втянув обратно в тенкецу свою чакру.

  Следующий урок у нас... Тайдзюцу.

  Кобаяси не успел выйти в коридор, как в класс вошел жилистый мужик с протектором деревни на бритой налысо голове и одетый в стандартный костюм чунина. Его движения казались немного рваными.

  Обменявшись кивками с предшественником, он зычно произнес:

  - Класс! Мое имя Изаму Абэ. Я - ваш учитель по тайдзюцу. Поскольку на улице идет дождь, мы будем заниматься в зале. Все за мной!

  И он вышел из класса.

  Коротким 'шуншином' я возник сразу за спиной учителя. При этом он остановился и внимательно смерил меня взглядом. Покивав своим мыслям, шиноби развернулся и неспеша пошел дальше. Я молча двинулся за ним.

  Благодяря этой заминке, наши уже успели сгруппироваться за нами.

  Пока мы шли по коридору и спускались по лестнице, я лумал над замим Академическим курсом тайдзюцу.

  Сомневаюсь, что нас с самого начала будут чему-то учить. Скорее поставят против друг друга, что бы выяснить наш уровень.

  Хоть медиков пригласят? Я-то буду пытаться сдерживаться, но если припечет, то могу ведь и убить случайно. И это без чакры и псионики. Да и физически я довольно силен...

  Потом - а чему нас будут учить? И как?

  Ладно, скоро увижу.

  Зал был большим. Деревянный пол, высокие крашенные бетонные стены. В зале также был, сейчас пустующий, второй этаж, представляйвший собой нечто вроде ложи в театре. Туда из зала вела довольно узкая лестница.

  Учитель вывел нас на середину помещения и обренулся к нам. Окинув нас всех взглядом, он начал говорить:

  - Вы все состоите в группе 'А', а значит должны представлять что такое тайдзюцу. Каждый шиноби в той или иной мере умеет дратся. Наше тело - это наше главное оружие. Еще не было шиноби, не знающего хотя бы пары приемов в тайдзюцу. Будете ли вы боевиками, поддержкой или ирьенинами - вам всегда будет нужно тай... Это, пожалуй, все, что я вам хотел сказать. - он открыл один из кармашков жилета чунина. Достав из него аккуратно сложенный лист бумали, он медленно его развернул и пробежался по написанному там глазами. После чего, посмотрев на нас, произнес: - Сейчас, я буду называть имена и вызванные будут дратся друг с другом. Правила просты: никакого ниндзюцу или гендзюцу. Одно тай... - Он неожиданно посмотрел на меня: - Если кто из вас может, топусть не использует чакру. - все ясно, не дурак. Учитель заскользил взглядом по остальным: - Я имею право прекратить поединок в любой момент. По моему окрику вы прекращаете кошачью свалку и расходитесь в стороны. Не забывайте, что вы все из Конохи. Поэтому никакого выцарапывания глаз и откусывания яичек... Парни будут драться с парнями, а - он неожиданно широко улыбнулся и продолжил: - наши маленькие бешеные фурии будут разбираться между собой... - Он посмотрел в листок и назвал первые имена: - Джун и Хиро!

  Вперед вышли два мальчика. Я с ними был незнаком. Пара ударов кулаками, неожиданно разразилась обменом резкими ударами ног. - Достаточно! - скомандовал учитель и, коснувшись листка бумаги карандашем, вызвал следующих: - Шин и Сэдэо!

  Еще пара мальчиков обменялась ударами и после команды учителя разошлись. Я не увидел каких-то захватов или бросков. Рукопашка местных состояла в основном из точечных сильных ударов. Впринципе, откуда ноги ростут у этого тайдзюцу мне было понятно.

  Все дело в чакре. Один единственный усиленный чакрой удар и схватке конец. При захвате стоит усилить свое тело чакрой и на этом захват заканчивается так или иначе: если у тебя чакры больше - то ты просто разрываешь противника на куски, а если у врага - он тебя. Вот так. Всвязи с этим необходимо свести контакт с телом противника в минимум, поэтому броски еще возможны, а вот захваты - проводить только при явном преимуществе над противником.

  Задумавшись, я чуть не пропустил свое имя:

  - Акио и Мичимару!


  Не думал, что меня поставят против него. Было бы лучше, если бы был кто-то из Хьюг.

  Итак, если чакрой пользоваться нельзя, то можно попробовать один очень красивый захват. Естественно, в нормальном бою его не особо применишь: проход в ноги - на поле боя, когда все будут применять чакру направо и налево - дело очень рискованное, а вот покрасоваться...

  Криво улыбнувшись, я вышел вперед.

  Правую ногу вперед, корпус наклонить, руки поднять на уровень груди, пальцы рук чуть расслабить...

  Мичи стал в другую стойку. Что-то подвижное.

  Наш учитель явно напрягся больше обычного и, когда мы замерли, произнес:

  - Готовы? - дождавшись нашего кивка он скомандовал: - Начали!

  Мы бросились друг к другу: Мичи ушел в высокую выпрыжку с выходом правой ногой на удар, я же оттолкнулся и проскользнул под ним, руками ухватив его за поджимающуюся левую ногу. Потянув его за собой, я оттолкнулся от пола и, продолжая удерживать его ногу, стартовал вверх уже у него за спиной. Его тело потянуло следом за мной. Изогнувшись в воздухе красивым мостиком, я тяну дальше его ногу по кругу, утаскивая и его тело следом за ней. Лишь каким-то чудом Мичи не долбанулся на первом мотке головой об пол. Гравитация начала делать свое дело и, продолжая тянуть его тело за собой, я почти идеально выернулся, приземлившись на ноги. А вот Мичи, пролетев надо мной, с огромким 'ду-дух' брякнулся об пол.

  - Стоп! - заорал учитель и бросился нас разнимать.

  Я отпустил все еще удерживаемую мной конечность и сделал шаг назад.

  Учитель сел рядом с Мичи и стал водить по нему руками, светящимися зеленым светом. Практически сразу тот зашевлился и сел, тряся головой.

  Изаму встал и, покосившись на меня, сделад очередную пометку в своем листке.

  Я протянул руку Мичи. Пару секунд он смотрел на нее, а потом, все-таки, оперся на нее и встал. Сделав шаг, он скривился от боли.

  - Все в порядке? - я решил проявить заботу.

  - Растяжение связок. - вместо него ответил учитель и продолжил: - После занятия, я тебя, Мичимару, подлечу.

  К нему подскочил Тору и, подперев плечом, помог отойти в сторону.

  Я же подошел к учителю и спросил:

  - Сенсей, а можно я пока потренируюсь в стороне?

  Он покосился на меня и покивал головой.

  Отойдя в сторонку от толпы детей, я стал в начальную стойку и стал отрабатывать гимнатические 'па', вплетая в рисунок 'Ярость дракона'. За полгода тренировок на полигоне он стал у меня очень неплохо получаться и мне удалось научиться контролировать сам момент отрыва чакры и формирование 'пасти'. Тем не менее, я чувствовал, что мне еще есть куда стремиться.

  Я успел выполнить лишь четверть своего ежедневного комплекса, как тестирование в тайдзюцу закончилось и преподаватель созвал всех.

  Похоже, девчонки отовались за все прошлое, настоящее и будущее - разительный контраст между тем, что было до спаррингов и стало после. Растрепанные и расцарапанные они действительно напоминали 'бешеных фурий'. Преподаватель стал оказывать детям помощь в залечивании их синяков, царапин и иных травм(часто морального характера).

  Работы у него было немного - лишь девчонки и пара парней.

  Закончив, учитель произнес:

  - Ладно, ваш примерный уровень мне ясен... Встаньте и постройтесь по росту. Девочти отдельно, мальчики отдельно...

  Естественно тут же начался бардак.

  Изаму пришлось самому расставлять нас. Кое-как наведя порядок, он заговорил:

  - Основа тайдзюцу - это физическая сила, скорость и ловкость. Кроме того, развивая свое тело, вы будете укреплять свои чакроканалы. Итак, отжимания от пола. Девочки - двадцать раз, мальчики - сто. Начали!

  Для меня отжимания были так же тяжелы как и усилие при дыхании. Оттолкнувшись от пола ногами, я принял вертикальное положение ногами вверх и, опираясь на правый кулак, стал выжимать свой вес.

  Хоть какое-то усилие. Может брать с собой утяжелители?

  Выжав сотню, я стопервый раз сделал намного бысрее и оттолкнувшись от пола, воспользовался инерцией, без проблем выйдя в нормальное положение.

  Учитель подошел ко мне. Секунд десять рассматривал меня с ног до головы, а потом спросил:

  - Пользуешься утяжелителями?

  - Только на тренировке, сенсей.

  - И кроме всего прочего, у тебя уже выработался свой стиль тайдзюцу?

  Я кивнул:

  - Да, сенсей. По итогам всего этого, Третий Хокаге Сарутоби Хирузен взл меня в ученики. Если вы видели мою биографию, то должны знать основную причину.

  - Гм-м-м. - задумчиво прогудел он. - Поправде говоря, твоя анкета практически пуста. Там ничего нет кроме твоего имени, краткой биографии и твоего приблизительного класса...

  Я поднял бровь:

  - Я думаю, что если вы спросите напрямую Хокаге, он вам ответит. Не думаю, что некоторые факты моей биографии можно скрывать от непосредственных преподавателей Академии. Уже то, что вас допустили до обучения детей кланов, говорит о многом.

  - Пф! - насмешливо фыркнул он: - Ты еще ребенок и тебе не приходилось сталкиваться с бюрократической машиной Конохи. Ну, ладно. Похоже, обычная программа тебе не подойдет. Однако, одна из целей создания Академии как раз и состоит в том, что бы ученики могли в нормальных условиях сталкиваться с будущей элитой и осознавали разницу между вами на поле боя. Поэтому, ты должен посещать мои занятия в независимости от твоей силы. Хотя тренироваться можешь по своей программе... - он перевел взгляд на остальных ребят, тоже закончивших упражнения и навостривших уши: - А вы чего встали? Качайте пресс: девочки - сто, а мальчики - двести! - и уже мне: - Тебя это не касается - так как я смотрю, что ты даже не вспотел...


  - Спасибо, Изаму-сенсей.

  Он махнул рукой.

  Вот так мы и занимались: я, отдельно ото всех, танцевал свой гимнастический танец, а сенсей занимался тем, что муштровал основную группу.

  Вообще если углубиться в боевую школу темных эльфов, то она была в основном ориентирована на владение мечом. Меч должен быть узкий и чуть загнут вперед. Грубо говоря, мне, в идеале, нужна была катана, но наоборот. Вместе с тем, школа мечников у темных была довольно гибкой и могла подстраиваться под определенный вид оружия.

  А значит, мне нужен был меч. Конечно при росте восемьдесят девять сантиметров, ни о какой местной катане не могло быть и речи. Укороченный ее вариант 'ниндзято' - тоже не особо подходил. Пока что, в качестве меча мне идеально подходили кинжалы из коллекции Фу. Но так долго продолжаться не может - мне нужно переходить к тренировкам именно с длинным клинком.

  Можно было попросить меч у Хокаге. Да, я бы получил нечто средненькое, но для тренировок оно бы отлично сошло.

  Еще один вариант - Учихи. Даже, пожалуй, стоит его поставить перед Хирузеном. Причем можно попросить не у всего клана, а лично у Наоми. Если у нее есть запасной, то, думаю, она не откажет. Правда если она еще вернется с задания...

  Неожиданно из-за туч вырвалось яркое полуденное солнце. Его свет, пронзив узкие окна, расположенные под самым потолком, осветил меня.

  Я сбился с ритма и лишь чудом, вывернувшись в воздухе как кошка, сумел мягко приземлиться на корточки.

  А нечего во время тренировки думать о посторонних вещах, да еще и планировать что-то. Распрямившись, я встал и стал смотреть на яркое солнце. Что интересно - у меня не образовывалось слепое пятно. Только сейчас заметил... Всвязи с этим, вполне возможно, что разные ослепляющие техники на меня не будут оказывать влияние.

  Сколько я простоял так - не знаю. Учитель меня не беспокоил, счев это какой-то тренировкой, и из оцепенения меня вывел лишь зазвеневший звонок.

  Тряхнув головой, я с трудом сфокусировал внимание на словах учителя:

  - Следующее занятие - метание оружия. Вашим учителем по этому предмету тоже буду я. Я думал, что придется вас грузить лишь теорией, но нам повезло: вышло солнышко. Кстати, ученики следующих лет обучения бросают кунаи даже в дождь и ветер. А на последнем году обучения учат бросанию куная в невидимую с вашей точки мишень. Сейчас обеденный перерыв - двадцать пять минут... Всем ясно? Через двадцать четыре минуты я буду вас ждать возле в Академию. Для тех, кто опоздает, чего я вам не советую, - мы отправимся на полигон номер шесть. Он находится справа от Скалы Хокаге.

  И он удалился.

  Метание кунаев и звездочек? Ну и предмет... Интересно, а преподаватели будут следить за применением при этом чакры? А как они будут фиксировать мою телекинетику?

  Между тем мои одноклассники, как оказалось, брали с собой бутерброды, ну, а некоторые из девчонок даже пластиковые судочки с рисом.

  А я ничего не брал - 'шуншин' наше все.

  Ичираку... А ведь некоторые из шиноби питаются этой едой быстрого приготовления каждый день. Это я могу(вродебы) даже стальные болты жрать и все будет нормально, а вот при таком ежедневном питании неудивительно, что некоторые из них сводят счеты с жизнью или по поведению похожи на этого меланхоличного одноглазого Какаши.

  Блин, всего пара дней прошла, а уже я скучаю по не всегда вкусной стряпне Анко. Эх, Анко... Не вздумай сдохнуть...

  Потому, что твою ближайшую замену еще растить да учить готовить.

  За второй порцией супербольшого рамена с мясом, я заметил, что настроение неуклонно поползло вверх. Интересные у меня перепады настроения. Очевидно, что я расту и каких-то питательных веществ начинает не хватать, что и сказывается на настроении. Причем не голод как таковой, а именно портится настроение. Однозначно нужно сегодня затариться продуктами и откопать в своей памяти теорию готовки. Рамен не для каждого дня...

  Спустя двадцать минут после входа в Ичираку, я расплатился с Теучи и слез со стальной табуретки.


  За это время небо почти полностью очистилось от облаков - лишь на горизонте висела пелена темных туч. Солнце нещадно жарило, быстро иссушая грязь.

  Довольно потянувшись, я выпустил покров и прыгнул 'Шуншином' в небеса.

  Наши уже собирались в неорганизованную толпу перед выделяющимся на их фоне преподавателем.

  Рассмотрев их, я ринулся вниз.

  На этот раз я приземлился на уже почти просохшую дорожку. Правда, не совсем погасил импульс своего тела и звук удара вышел глухим и мощным. Нужно поработаль над приземлением...

  - А, это ты, Акио-кун. - произнес учитель, обернувшийся на звук: - Что ж. Теперь все в сборе и можем выдвигаться. Держитесь вместе и старайтесь не растягиваться.

  Шли мы к полигону недолго - он находился всего в километре от Академии и представлял собой огражденный деревянным забором квадратный кусок леса, площадью около четырех гектаров.

  Вход был в виде очень опрятной калитки, на которой была прибита табличка, гласящая: 'Полигон ?5'

  Изаму толкнул дверь и та, протяжно заскрипев, распахнулась. За дверью оказалась порядком вытоптанная большая площадка, а еще дальше было видно толстые стволы деревьев с прибитыми к ним круглыми размаркированными целями.

  - Проходите, проходите! - позвал он. Зайдя следом за нами, он подождал, пока мы обратим на него внимание и продолжил: - Как вы видите, на этом полигоне тренируются в кидании кунаев и звездочек. С этого дня я буду требовать, что бы при вас всегда была пара кунаев. Все услышали? Всегда! Никакие отговорки не принимаются. На сегодняшнее занятие я выдам вам учебные наборы, которые выдолжны будете сдать по завершении занятия. - он достал из кармашка на боку узкий но очень толстый свиток и одним бысрым движением расстелил его на земле. Как мне стало видно, на бумагу нанесено множество неразборчивых письмен с кругами для постановки туда ладоней. Положив туда руки, он подал в свиток немного чакры и над надписями слева от учителя стало возникать оружие. Распираемая снизу гора просто росла и росла. В конце концов Изаму решил, что достаточно и убрал руки со свитка. Как мне было видно, оружие было довольно изношенным и много раз точенным. Кроме того оно носило следы ржавчины. Наш сенсей, распрямившись, заговорил: - Это оружие не является чакро проводящим, поэтому я не советую вам пытаться податьв него чакру: в лучшем случае его вырвет у вас из рук. Ну, а в худшем - оно лопнет, брызнув во все стороны острейшими кусочками. Поэтому, я вас прошу от этого воздержаться. - Он прошелся перед нами и произнес: - Преждечем мы начнем... Существует, - он показал нам три пальца: - Три правила. Первое, - он загнул его другой рукой: - ни в коем случае не тыкать им в своих. Второе, - он загнул второй палец и продолжил: - ни в коем случае не использовать оружие в играх. И последнее... Не вком случае не кидать его в цель если на линии кто-то есть. - выдержав паузу он спросил: - Вопросы? - но вопросов не было: - Тогда разбирайте. Каждому в руки по два куная и паре звездочек. Не толкайтесь. Если чего не будет хватать - у меня этого металлолома с собой еще на дивизию хватит...

  Построив нас в очередь он стал раздавать оружие.

  Став культурно в очередь, я получил пару чуть поржавленных кунаев и звездочек.

  Критично осмотрев его, я пришел к выводу, что оно явно побывало в переделках. К примеру, на одном кунае была большая даже не выщербина, а как будто след от попытки заблокировать что-то острое. Вполне возможно стихиальное воздействие. Может очень слабый Воздух или Молнию...

  Учитель стал рассказывать нам основы метания. В принципе я их знал, но можно и послушать.

  Кунай создан с такой балансирокой что при полете не пращается, а летит прямо как стрела. В качесве дополнительного стабилизатора на кольцо часто привязывают пару лент. А еще чаще к кунаю прикрепляют взрывную печать.

  Звездочки же наоборот сильно вращались и могли быть нестабильны в полете. Из-за этого обычно их кидали сразу веером с двух рук. Вроде как - хоть что-то, но попадет.

  Дав нам пару минут привыкнуть к оружию, учитель заставил нас бросать его в мишень сразу с пятнадцати метров.

  Кунаи я воткнул в самый центр мишени без проблем, а вот звездочки с трудом попали в край мишени.

  Впрочем, я был не одинок - у нас же был класс 'А' поэтому оружием (а конкретнее - кунаями) мы пользовали очень неплохо. Почти генетическая предрасположенность...

  Лично мне было скучно: стать в очередь, добраться до учителя со своим листком в руках, дождаться пока с линии огня уберется мой предшественник, по команде бросить кунаи и звездочки в цель и сразу же сходить собрать его.

  Помучав нас битых два часа, учитель наконец-то удовлетворился и стал собирать обратно выданное оружие.


  Моя очередь неспешно приближалась.

  Изаму принимал кунаи и звездочки. Складывая их на центр свитка, он укладывал на секунду ладони в круги и подавал немного чакры. Сразу после этого оружие исчезало в слабой световой вспышке.

  Меня заинтересовал такой эффект. В книгах упоминалось, что в подобных свитках можно хранить не только оружие, но и еду и даже людей. Правда, последних совсем недолго. Когда в одной из книг я прочитал примерный принцип их действия, то я долго сидел в шоковом состоянии. Подумать только - местные решили проблему не только свернутого пространства, но и 'пузырей'!

  Что такое 'пузырь'? Ну, в общем, здесь нужно опять рассматривать вселенную не как привычное трехмерное пространство, находящееся под постоянным воздействием времени, а...вроде как мыльный пузырь. Очень большой мыльный пузырь. Так вот внутри этого пузыря можно создать еще один пузырек. Махонький-махонький, по сравнению, конечно, с объёмами вселенной. Однако, он будет отделен от остальной вселенной мыльной пленкой и этот пузырек не будет восприниматься обитателями большого пузыря как его часть. Здесь вступают в действие совсем другие законы. Т.е сам этот пузырь лишь частично будет проявляться в нашей вселенной, а соприкасаться с ней - лишь в совсем небольшой точке. Ну, если вернуться к аналогии с пузырями, то маленький пузырь будет одновременно как бы внутри большого и в то же время снаружи, соприкасаясь лишь в сточке касания сфер.

  А вот теперь самое интересное - если можно создать такой пузырь, то и создание огромного пузыря должно встать, лишь за проблемой энергии. И вот здесь если проблема этих 'пузырей' будет решена, то каждый из могущественнейших Адских Владык и сильнейших из Богов сможет зашарахать себе свою Вселенную, где он будет на положении Творца!

  Ведь фактически этот пространственный пузырек - это маленькая вселенная, кусочек мерного пространства, заполненный воздухом этого мира...

  Боже мой... О, Проклытые Властители Бездны... Война Владык, длящаяся с момента образования Многообразия может завершиться...

  О, Творец! Конфликт, разрушающий твои творения, закончится и может наступить мир... Мир, о котором грезят триллионы разумных.

  И почему местные не понимают с чем имеют дело? Если провести аналогию, то происходящее для меня похоже на то, как физик-ядерщик приезжает к туземцам и видит, как какой-то кузнец кует плутониевый меч урановым молотком на урановой наковальне. Нет, ядерного взрыва там не будет, а вот радиационныея вспышки при ударе этих металлов друг о друга - нефиг делать...

  Но голубых вспышек нет и физик смотрит на это действо и чувствует как картина такого понятного окружающего мира рушится вокруг него, как разбитое зеркало...

  Тогда я приходил в себя пару часов. Как нельзя кстати пришлить те таблеточки, что дал мне тот ирьенин из госпиталя Тору-сан.

  Неправильный мир. Невозможный мир. И чакра, которой не должно быть...

  К сожалению, я не идеалист и прекрасно осознаю, что произойдет, когда новое знание выплеснется в пылающий миллиарды лет пожар чудовищной войны. Вы ждете избавления? Его не будет - эффект можно будет сравнить с тем как пожарные перепутают воду с бензином и многоэтажное здание, в котором горит всего пара квартир, начнут заливать топливом из брандспойтов...

  Когда нибудь это знание выплеснется из этого захолустья и название этого мира станет нарицательным. Как название мира Аш-Ре. Мир, принесший гибель.

  Я не вижу выхода. Убивать каждого шиноби, знающего этот секрет? А себя - тоже зарезать?

  Это бессмысленно. Я же сюда проник? Проникнет еще кто-то. Не одни же иллитиды путешествуют по Мирам и Вселенным?

  Протянув оружие учителю, я грустно улыбнулся, когда оно исчезло в свитке.

  В радиус моего ощущения проникла яркая искра. Я узнал ее - это Хокаге.

  Наклонившись к Изаме, я произнес:

  - Здесь Хокаге-сан.

  - М-м-м? - недоумевающее повернулся ко мне он.

  Калитка открылась и на полигон вошел Хирузен в своем облачении.

  - Ох! Здравствуй, Изаме-кун, ты еще не закончил?

  - Здравствуйте, Хокаге-сама! - вскочил шиноби.

  - Здравствуйте! - поклонились дети

  - Приветствую вас, сенсей. Вы за мной? - поклонился я.

  Хирузен покивал:

  - Да-да. Идем Акио-кун, у меня еще много дел на сегодня.


  Обернувшись, я прощально помахал рукой остальным и побежал следом за уже выходящем с полигона Хокаге.

  Хирузен явно направлялся не на мой полигон, а неспеша шел к центру Конохи.

  Я поравнялся с ним и решился на вопрос:

  - Сенсей, а куда мы идем?

  Хокаге немного помолчал и ответил:

  - В закрытую библиотеку. Я думаю, нужно дать тебе доступ к кое-чему. - я выпучил глаза, а Хирузен достал трубку и стал набивать ее на ходу. Закончив, он подкурил ее и затянулся. Выдохнув дым, он неожиданно произнес: - Совет дал свое разрешение.

  Ч-ч-что?

  - Сенсей, это что - последствия того, что я создал 'Метеор'?

  - Да. - ответил Третий: - Ты сам создаешь сильные техники, а значить тебя нужно допустить к неким зананиям, дабы ты не погиб в процессе своих экспериментов.

  - Понятно...

  Между тем мы прошли мимо Академии и вышли на улицу, ведущую к резиденции Хокаге.

  Зайдя сбоку в незаметную дверь, мы неожиданно оказались перед постом АНБУ. Привиде Хирузена они сначала вытянулись в струнку, а потом один из них протянул старику почти такой же свиток, как и в допросной.

  Хокаге приложил руку и после подтверждающего кивка АНБУ произнес:

  - Это Акио Яманака. Он со мной.

  Пройдя мимо поста, мы почти сразу свернули в еще одну одну дверь и оказались в огромной запыленной библиотеке.

  Хирузен остановился и произнес:

  - Это все - наследие сильнейших шиноби нашей деревни. Многие из этих техник наносят самые разные непоправимые последствия как для тела и души применившего их, так и для нашего мира.

  - Это все мне можно изучить? - не поверил я.

  Хирузен рассмеялся:

  - Нет, конечно же. Некоторые из них даже мне страшно открывать, а не то что создавать.

  Он прошелся между стеллажей, на которых лежали запыленные старые знания. Подойдя к одному из особенно больших свитков, он с натугой поднял его и засунул под мышку. Скользнув взглядом по библиотетке он неспеша направился к выходу.

  - Это все что мы берем? - осмелился я на вопрос.

  - Да, Акио. Идем, идем. Для остального еще не время... - произнес он, покосившись на меня.

  Мы вышли на улицу и направились за здание резиденции. Здесь обнаружилась аккуратная, вымощенная гранитной плиткой, квадратная площадка, размером двадвцать на двадцать. Возле нее находился стальной навес, под которым была лавочка из лакированного дерева.

  Когда мы подошли к ней, старик сел на нее и положил рядом с собой свиток.

  - Итак, Акио, сколько ручных печатей ты знаешь?

  - Двенадцать. - ответил я уверенно: - Бык, Лошадь, Кролик, Птица, Тигр, Дракон, Обезьяна, Баран, Крыса, Змея, Собака, Свинья.

  - Отлично. - произнес Хирузен. - Скажи мне Акио, в чем разница между шиноби 'В' и 'S' классов?

  Ну и вопросик...

  - Разработанность чароканалов, источника и тенкецу. Более качественная чакра. Такую нельзя приобрести на тренировках. Можно только родиться с потенциалом для достижения уровня шиноби 'S' класса.

  - Все верно. - подтвердил Хокаге: - Однако бывают и исключения. И ты - одно из них. Кроме всего этого - шиноби класса 'S' могут игнорировать законы, которым вынуждены подчиняться другие шиноби. К примеру - печати, предельная скорость отклика нервых импульсов и многое другое. Второй Хокаге Тобирама Сенджу и Четвертый Хокаге Намикадзе Минато могли двигаться быстрее света. - он улыбнулся: - Не нужно на меня так смотреть. Это правда. Существет определенная техника позволяющая это делать. Когда нибудь я ей тебя научу. Чакра позволяет многое из того что кажется невозможным. Но запомни, Акио, за все-все-все приходится платить. Кто умудряется отделаться лишь душевными муками, ну а кто - несет на себе отпечатки безрассудно созданных в молодости техник... - Хирузен раскатал на лавочке свиток и всмотрелся в него: - Это техника - наследие Тобирамы. Ее название 'Каге Буншин но Дзюцу' - Техника Теневого Клонирования. Она создает несколько твоих точных копий, состоящих из твоей уплотненной чакры. - рядом с Хокаге неожиданно появилась его копия. Так это та техника которую о применил тогда в больнице? Как и тогда я отлично видел, кто из них обоих оригинал. Хирузен же продолжил: - Они являются твоими точными копиями и их почти невозможно отличить от оригинала. Кроме всего прочего теневые клоны обладают индивидуальностью и даже способны к творческому мышлению. Однако, теневые клоны не материальны и девяносто девять частей их тела состоит лишь из твоей чакры. Все остальное - пыль, воздух и водяной пар. Поэтому они не выдерживают даже слабых физических воздействий и исчезают. - настоящий ткнул свою копию появившемся из рукава кунаем и та развеялась легким облачком пара и чакры. - После исчезновения клона ты получаешь все его воспоминания от момента создания до момента исчезновения.


  Я зажмурился. Это как 'все воспоминания'? Ладно. Нужно взять себя в руки...

  Я раскрыл глаза и посмотрел на развернутый свиток. Вроде бы все понятно. Кроме того Хирузен применил эту технику только что прямо передо мной.

  Есть правда пара вопросов.

  - Сенсей, а для этого покров нужно создавать? И какова примерная сила и возможности копии?

  Хокаге покивал и ответил:

  - Покров не нужен. Многое зависит от создающего эту чехнику. Чем лучше чакра, тем их показатели выше. У среднего шиноби класса 'С' клон имеет физическую силу, равную одной десятой части от силы оригинала. Также копии могут применять техники, затрачивая на них чакру, вложенную в них создателем. Кроме того чакра испаряется и клон не может просуществовать долго даже если просто стоит.

  Я склонил голову, глядя на свиток, запоминая все знаки и символы.

  Сконцентрироватья... Подать чакру... Нужно убрать 'хенге', иначе возможен конфликт. Теперь нужно определить место создания копии... Пусть будет справа от меня.

  Хм. А затраты довольно не велики... Сложить печати. Раз-раз-раз.

  Хлопок!

  Я поворачиваю голову направо и смотрю в жутковатые глаза незавершенного риннегана своей копии. Мы синхронно улыбаемся. Однако я чувствую искру своего клона. Да, она многократно слабее моей, но...

  К тому же у меня такое чувство, что я вижу то же что и он, просто намного слабее, чем мое реальное зрение...

  Наложение изображения. Побочный эффект? Но сам факт создания искры-копии невероятен. Секунду мы всматриваемся друг другу в глаза. Это время я трачу на отделение чужого сигнала от своего. Проклятье - прийдется часть внимания уделять контролю поступающей информации.

  - Интересненько... - произнес Хирузен. - Твой теневой клон очень плотный. А сколько ты можешь еще создать?

  - Их же можно сделать больше одного?

  - Намного больше - кивнул Хокаге и продолжил: - Тобирама даже создал специальную технику под названием 'Таджу: Каге Буншин но Дзюцу' - 'Множественное теневое клонирование'. Ее суть состоит в том. что обычное теневое клонирование подразумевает создание одного теневого клона за раз, а вот множественное создает клонов согласно тому сколько чакры в нее вложить. Бывали случаи, когда за раз создавалось около ста штук. Однако, из-за того, что при воплощении это техники можно запросто увлечься и полностью истощить свою чакру, вплоть до смертельного исхода, ее и отнесли к запретным техникам. Особенно последнее относится к слабым шиноби, котрые умирали создав всего трех теневых клонов. Хотя нас с тобой, Акио, это и не касается, нужно всеравно быть очень осторожным. Поэтому я тебе покажу эту технику когда ты подрастешь. А пока начинай создавать клонов по одному. Заодно и потренируешься. Как начнет заканчиваться чакра - остановись.

  Я пожал плечами:

  - Хорошо, сенсей.

  Повернувшись к своей копии, я скомандовал:

  - Идем. - Итак, площадка довольно большая. Я подошел к ее дальнему краю и произнес: - Стань задесь.

  Складываю печати и подаю чакру. Передо мной возникла моя копия. Говорю ей:

  - Становитесь в плтный ряд, чтоб вас было легче считать.

  Последняя моя копия тихо ответила:

  - Можешь не говорить это нам - мы знаем все тоже, что и ты. Так же мы видим все тоже, что и ты. Ты все продумал? Что ты будешь делать, когда количество сигналов достигнет нескольких десятков? Не разделяй видение. Смотри нашими глазами на окружающий мир...

  Копии настолько самостоятельны? Хотя, - они же как я...

  Чтож - перестаю делить зрение. Очень непривычно видеть себя одновременно с двух точек.

  Ладно, продолжаем...

  Я развернулся и медленно пошел вдоль края площадки постоянно складывая печати. Каждые два шага - возникающий теневой клон. Сорок штук в ряду. И лишь треть чакры израсходована. Была бы точно половина, но уровень восстановления чакры у меня очень большой.

  Намного труднее среди сигналов от глаз клонов выдели сигналы от своих...

  Почти три ряда - всего сто шестнадцать теневых клонов. Было бы сто десять, но я решил выгрести чакру почти до дна.

  Когда я чуть не упал, два клона меня подхватили и не дали упасть. Один из них подхватил меня на руки и подошел к скамейке с Хокаге.

  - Сто шестнадцать. - покачал головой Хирузен - Это очень много.

  Я чуть пошевелился:

  - У меня большой уровень регенерации чакры. Весь мой объём примерно равен чуть больше восьмидесяти копиям.

  - Да... Ты знаешь, Акио, я вот решил изменить твою программу обучения. С таким качеством чакры из тебя получится очень искусный ирьенин, способный как уничтожить врага, так и оказать помощь своим друзьям после боя.

  Лечение? Я всеми руками за!


  - Я буду рад, сенсей.

  - Это хорошо. Пойдем в госпиталь. - он поднялся со скамейки. - Кстати, теневых клонов можно развеять и забрать обратно неизрасходованную ими чакру. - Хокаге сложил печать: - Для того что бы рассеять всех сразу клонов не нужно делать ничего - просто складываешь печать и подаешь немного чакры. А вот для того, чтобы рассеять одного - нужно сконцентрироваться на именно нем. Попробуй.

  Клон опустил меня на землю. Я сложил печать и посмотрел на одну из моих копий. Концентрироваться? Для меня - это очень просто.

  Клон исчез, выплеснув в воздух плотное облачко пара. В меня толкнулась порция чакры.

  Моргнув, я, не подумав, развеял уже сразу всех.

  В следующее мгновение в меня ринулся поток чакры и за секунду переполнил. Чакра вырвалась через тенкецу против моей воли, сформировав довольно большое медленно истаивающее ярко-ярко-голубое облако.

  - А-а-а-х... - только и сумел выдохнуть я.

  Ощущение слабости моментально сменилось опьянением. Мне показалось, что я обладаю могуществом богов и что этот мир настолько маленький, что я с трудом могу устоять на этом шарике...

  Словно сквозь вату до меня донесся обеспокоенный голос Хирузена:

  - Акио, все в порядке? Акио!

  Впрочем, опьянение начало проходить.

  - Сенсей... Все просто прекра-а-асно.

  Я неожиданно хихикнул: однозначно, если мне захочется набухаться, а не будет чем - я буду знать, чем это заменить. О, да!

  Хирузен же явно беспокоился:

  - Ох, Рикудо! Старые мои мозги! Не подумал, об возможности возникновения этого эффекта...

   Я расплылся в улыбке:

  - Не переживай ты так, старик! Сейчас мы к госпиталю быстро доберемся, а то топать по Конохе - только время терять... Я же стану богом этого мира! Ну, и заодно Хокаге! - ничего себе меня вставило. Было такое ощущение, будто меня оттолкнули в сторону от пульта управления телом и я из непосредственного участника превратился в зрителя. Я взлетел и, положив руку на плечо Хирузена, мгновенно обволок его чакрой. В принципе, он и так был в разряженном облаке чакры, но так было надежнее. Старик с опаской на меня покосился и уже поднял руку, начав что-то говорить, но я произнес: - Домчимся до госпиталя с ветерком!

  И создал 'шуншин' без какой либо внешней подготовки.

  Возникли мы на высоте примерно восьми километров над Конохой. Компанию нам составило примерно куб земли, что была под нашими ногами, скамейка со все еще расстеленным на ней свитком и три гранитных плитки с площадки.

  Очевидно, расход чакры был впечатляющ, так как мне вернулась ясность мысли. Почти мгновенно оценив ситуацию, я снова выплеснул в окружающее пространство чакру и, захватив в облако все эти предметы, совершил еще один прыжок куда и собирался изначально - к госпиталю.

  Появились мы в метре над землей перед центральным входом. С шумом и помпой - как полагается. Особено красиво смотрелась вошедшая на половину в ровный газон скамейка. Ну и Хирузен, которого накрыло сверху чудом уцелевшим свитком.

  - Простите меня, Хокаге-сама... Я не нарочно... Словно рассудок помутился... - сделал я попытку извиниться.

  Хирузен аккуратно снял с головы полностью развернувшееся полотнище свитка. Я ожидал увидеть ярость или расстройство, но глаза старика неожиданно озорно сверкнули.

  Он сошел с горки земли, на которой стоял и, быстро окинув взглядом полотнище в руках на предмет повреждений, произнес:

  - Не переживай ты так. Это моя ошибка... Хм. - он изумленно устаивлся на композицию 'горка земли и торчащая из девственно чистой лужайки скамейка' - Ничего себе. Почти как 'хирайшин'. Все что притащил, Акио, отнесешь обратно.

  - Все? - я грустно посмотрел на гору земли.

  - Ну, землю можешь не брать. А скамейку и гранитную плитку - обязательно.

  - Хорошо, сенсей.

  - Это ты так на занятия прибываешь? - заинтересовался старик.

  - В целом - да. Это просто - 'шуншин' в высоту и уже оттуда - вниз.

  - Угу-угу. - закивал он и неожиданно спросил: - Печатями давно не пользуешься?

  - А-а-ам. - закрыл я рот и вздохнул: - Ну, это недавно стало проявляться. И дошло до того, что они мне практически не нужны. Лишь для понимания техники да лучшей концентрации.

  - Об этом я и говорил, Акио-кун. В этом вся разница между 'S' и остальными. То, на что уходит несколько секунд у обычных шиноби, у тебя - происходит почти мгновенно... - он повернулся к госпиталю, из котрого выглянула пара любопытных ирьенинов: - Идем...


  Когда мы вошли в госпиталь, на встретил очень уставший и в необычно сильно помятой одежде главирьенин.

  - Здравствуй, Тору.

  - Здравствуйте, Хокаге. - чуть поклонился он, скользнув по мне взглядом. Я тоже поклонился. - Какими судьбами?

  - Это мой ученик Акио Яманака. - главирьенин удивленно поднял брови: - Я решил этого маленького раздолбая обучить ирьенин-дзюцу. Ему это пригодится явно бурном в будущем.

  - Удивительные вещи происходят в нашей деревне. Чтобы вы да взяли еще одного ученика? - старик закачал головой.

  - А как дела в твоем хозяйстве? - поинтересовался Хирузен.

  Главирьенин сорвался на 'ты', впрочем Хокаге сделал вид что этого не заметил:

  - Ну, ты же знаешь, что вчера прибыла пара тяжелых. Из-за них проспал всего два часа. Обучать будешь по обычной программе? Если - да, то у нас рыбы нет. Только трупы и раненые.

  - Ну, сначала пусть научится выделять лечебную чакру.

  - Хм-м-м. Но зачем ты тогда привел его сюда, если он еще этого не может?

  Хирузен достал из своего рукава трубку и начал набивать ее табаком:

  - Ты верно забыл, кто он. Он быстро учится. Сегодня он за полчаса выучил теневых клонов.

  Главирьенин смерил меня взглядом с ного до головы и засомневался:

  - Да ну? Он же еще ребенок!

  - И притащил меня сюда 'шуншином'... Кстати, не волнуйся за лужайку: когда мы будем уходить, Акио все заберет.

  - Каку-у-ю ЛУЖАЙКУ-У-У!!! - понесся к выходу, завывая волком, ирьенин.

  - Я думаю нам нужно идти. Пока он не вернулся... - произнес Хирузен, торопливо двинувшись по коридору.

  Пройдя немного, он свернул за поворот коридора и открыл одну из дверей. За ней оказалась довольно большая комната без мебели. На ее стенах висели разнообразные медицинские изображения человека - чакросистемы, скелета, расположение внутренних органов, схематическое строение кожи, мышц.

  Хокаге произнес:

  - Это одна из медитативных комнат ирьенинов. Садись в центр на вот этот коврик. По сторонам потом будешь смотреть... - добавил он недовольно. Когда я уселся, он начал прохаживаться передомной туда-сюда, рассказывая: - Слушай внимательно... Что такое лечебная чакра? Как ты знаешь, обычная чакра образуется смешиванием телесной и духовной составляющей. Соотношение равно пяти в пяти. Многие делают это не задумываясь над самим процессом. Для шиноби обычная чакра так же естественна как и процесс дыхания. Однако, что будет если это соотношение нарушить? Сразу скажу: не стоит увеличивать количество духовной составляющей иначе очень легко увлечься и умереть. А вот если сдвигать соотношение в сторону телесной, то в определенный момент чакра станет менять цвет с синего на зеленоватый и приобретет лечебные свойства. При внедрении этой чакры в поврежденные каналы, тенкецу да и просто тело - скорость излечения возрастает в разы. Но лишь одной чакрой довольно трудно излечить тяжело раненого человека. Для этого нужно иметь много знаний и соответствующую плотность чакры. Кроме того - крайне важен контроль. Иначе можно убить своего пациента, просто смяв или разорвав его чакроканалы. Кстати, - он остановился и посмотрел на меня: - именно это все у тебя есть: хороший контроль, плотность чакры. Дело остается лишь за знаниями и практикой. Насчет первого - книги я тебе пришлю домой. Ну, а практика - дело наживное. К тому же сейчас война, а значит - у нас будет много хороших занятий и недостатка в пациентах не будет. - Он немного помолчал и продолжил: - Лучшими ирьенинами всегда считались Сенджу и Хьюги. Первые из-за невероятной чакры, а вторые из-за возможности видеть все аспекты тела своего пациента. Бьякуган Хьюг подходит для ирьенинов идеально и превосходит в этом шаринган. А что видишь ты?

  - Систему чакроканалов, тенкецу и источник. Строение тела мне недоступно.

  - Хм. Постоянно?

  - Да, сенсей. - кивнул я.

  - Это очень похоже на... - он себя оборвал - Впрочем - это неважно. Так вот обычные ирьенины не видят все это - они очень долго учатся ощущать чужую систему чары руками, пропуская свою лечебную чакру через тенкецу на ладонях. Я - не исключение. Что бы ты понял, Акио. Фактически большая часть обучения ирьенина и состоит в том, чтобы обучить его этому. И именно точность ощущения ирьенина и является основным классификатором в этой профессии. Тебе понятно почему?

  - Да, сенсей. Без более-менее точного диагноза нельзя приступать к лечению.


  - Правильно. - кивнул Хирузен и продолжил: - Что ж. Продолжим... Убить медицинской чакрой труднее, но воздействие может быть намного более разрушительным для организма. - Хирузен снова начал прохаживаться передо мной: - Тут нужно принять, что медицинская чакра все-таки лечит и то воздействие которое бы убило среднего шиноби, будучи нанесено обычной чакрой, лечебной - лишь немного ранит. Однако, при больших объёмах прокачки медицинской чакры она способна наносить масштабные повреждения, которые трудно поддаются лечению. Кроме того, медицинскую чакру намного труднее заблокировать - она легче внедряется в чужие чакроканалы. - Хокаге остановился передо мной: - Именно поэтому ирьенины низких классов, до 'С', не представляют почти никакой опасности, а вот включительно 'С' и выше... - он многозначительно помолчал и продолжил: - Поэтому из-за того, что ирьенин может лечить своих, а также выступить в качестве мощного резерва команды, их часто стараются выбить одними из первых сильными ударами ниндзюцу. Собственно из-за того, что команда может в любой момент остаться без поддержки, каждый из джонинов и проходит специальное обучение ирьенин-дзюцу для того что бы он мог оказать помощь в случае чего и себе и товарищам. Поэтому, Акио, я прошу тебя отнестись к обучению со всей серьезностью: вполне может случиться, что тебе, пусть и когда ни будь в далеком будущем, но придется действовать практически в одиночку, а значит оказывать медицинскую помощь себе самому: бороться с ядами, грамотно применять и даже изготавливать в полевых условиях обезболивающие и наркотики, а также, естественно, применять ирьенин-дзюцу по прямому назначанию - заживлять раны.

  - Я буду стараться, сенсей.

  - Ну и отлично. - произнес он и, пыхнув большим облачком сизого дыма, начавшего следовать в сторону открытого окна, продолжил: - А теперь немного о слабостях ирьенинов. Многие из них, особенно высоких классов, после лет использования лечебной чакры настолько привыкают к ней, что в бою забывают о том как применять формы обычной чакры и особенно менять ее сродство. Поэтому, хоть ирьенины высоких классов и смертоносны в ближнем бою, но ниндзюцу от них не дождешься. В тоже время в области гендзюцу они могут быть очень сильны просто по тому, что гендзюцу опирается на контроль как и ирьенин-дзюцу. Да и формы чакры у ирьенинов всегда на высоте по этой же причине. Вместе с тем, у ирьенинов редко встречаются индивидуумы с большими объемами чакры, поэтому иногда стоит брать их на истощение. Все понятно?

  - Да, сенсей.

  - Чтож, будем считать, что небольшую лекцию я тебе прочитал. Поэтому пора переходить к практике. Самое главное сейчас для тебя - выделить лечебную чакру. Запомни соотношение духовной и телесной составляющей должно быть между двух к восьми или трех к семи. Если соотношение духовной будет меньше двух, то возможно образование опухолей в местах влияния такой чакрой, а если духовной чакры будет больше трех, то она уже будет намного слабее лечить. Да и вероятность разрушить каналы пациента будет очень велика. Все понятно? - я кивнул - Тогда приступай. Сначала помедитируй и осознай свой источник и сам процесс образования чакры в нем. Потом попытайся создать чакру с заданными характеристиками.

  - Я все сделаю, сенсей.

  Закрываю глаза.

  Все оказалось, как и говорил Хирузен. Чакра действительно образовывалась, смешиваясь из энергии тела и той энергии, что выделяла душа. Гм. А я ведь натыкался на это в одной книге, но не воспринял в серьез. Просто ведь получается, что тогда у местных нет магического дара вообще! Но почему? Это же мир явно из высокой вселенной. О, Самаэль! Да здесь же адаманта как грязи! Что-то явно не так... Тогда становится понятно, почему шиноби умирает от истощения чакры - он же просто истощает свое тело и душу. Естественно после этого следует смерть. Но причем тогда здесь источник? И как чакра может приобретать стихиальное сродство? Может, не все так просто? Ну, к примеру, душа и магический дар сплавлены у местных настолько тесно, что сливаются в единое целое...

  А что из этого следует? Все очень просто: взяв чистую духовную энергию, я смогу разделить ее на составляющие и выделить ману Сил...

  Если же у меня обнаружится Тьма, я смогу оживить магические знания аристократки...

  Я улыбнулся и, подняв правую руку ладонью вверх, создал над ней сгусток зеленой лечебной чакры.

  - Прекрасно. - произнес Хирузен - Значит пора приступить к следующей ступени обучения - внедрение лечебной чакры в каналы. Для этого нам придется пойти в морг. Акио-кун, ты же не боишься трупов?

  Раскрыв глаза я поморщился:

  - Ну, я не боюсь, но они противные. И холодные.


  Третий хмыкнул и произнес:

  - Идем, это - часть обучения.

  Поднявшись, я последовал за Хокаге.

  Мы вышли в коридор и, пройдя по нему дальше, оказались перед широкой лестницей, ведущей на подземные этажи, которых, судя по пролетам, было явно больше двух. Спустились по лестнице на этаж ниже, мы оказались перед широкими двустворчатые дверями. Третий решительно толкнул их, распахнув настежь. На этом этаже был абсолютно тихо и безлюдно. Коридор справа был прямым и шел так далеко, что мне показалось, что его длина не менее километра, а вот слева - он резко изгибался под прямым углом. Освещение было явно недостаточным - фонари были расположены довольно редко и отчего-то возникало впечатление, что их свет не дотягивается друг до друга. По обе стороны коридора располагались редкие двери. Хирузен не спеша пошел направо и остановился перед высокой стальной дверью. Я обратил внимание, что она герметизирована резиновыми прокладками. Хирузен с натугой повернул скрипнувшую ручку и дверь открылась. Помещение было неосвещено, а пол был покрыт почти полуметровым слоем тяжелого холодного тумана, который тут же стал нехотя выливаться в коридор. Я повысил ток чакры в своем теле, дабы не чувствовать холода.

  - Это и есть морг Конохи. Здесь хранятся самые разнообразные тела шиноби - как наши, так и чужие. Кого-то из них скоро будут хоронить, а кого-то оставят тут навсегда...

  Сказав это, Хирузен вошел в помещение и стал рассматривать стену справа от него. Найдя что-то, он тыкнул туда пальцем и морг тут же осветился ярким неприятно-белым светом.

   Моему взгляду предстал очень большой зал. Пол был покрыт белой кафельной плиткой, а потолок был выкрашен белой краской. Стены же слева, справа и напротив входа были почти полностью заняты одним огромным морозильником с множеством маленьких лючков. Очевидно - это индивидуальные камеры для тел. Также в зале было больше двух десятков пустых стальных столов, выкрашенных в белый цвет. Они располагались в длинный ряд до самого конца зала. Слева от входа стояли стальные табуретки и сложенные металлические лестницы.

  Хирузен поманил меня за собой и подошел к крайнему холодильнику. На дверце была прилеплена с помощью небольшого магнитика какая-то бумага, на которой было что-то написано неразборчивым почерком. Третий пару секунд в нее всматривался, а потом произнес:

  - А вот это будет интересно... Акио, закрой дверь, бери стул и иди ко мне. - С этими словами он открыл камеру и выдвинул из ее глубины стальное ложе, на котором лежал труп, накрытый белой простыней с подозрительными бурыми пятнами. Я поставил стул рядом и взобрался на него, став, в результате, даже выше старика. Хирузен покосился на меня и провел над трупом руками, засветившимися лечебной чакрой. - Видишь ли ты, Акио, его чакроканалы?

  Сначала я ничего не рассмотрел, поэтому приблизил лицо к простыне ближе и действительно увидел чакроканалы. Они были пусты и выглядели тонкими серыми полупрозрачными нитями.

  - Очень плохо, сенсей. Они практически неразличимы.

  Хирузен кивнул:

  - Если чакроканалы не заполнены чакрой их действительно крайне трудно увидеть и почувствовать. К сожалению, подобное часто наблюдается в поврежденных частях тела даже живых, а не только трупах. К подобному приводят воздействия ниндзюцу и атакующих техник ирьенинов. Кроме того, большинство форм при внедрении в структуру чакроканалов способны привести к разрыву системы и омертвению плоти. Итак, не бойся и положи руку на живот, туда где располагался источник. После чего подай в систему лечебную чакру. - я положил руки на простыню и аккуратно стал лить чакру в систему. Поначалу чакра не хотела в нее проникать сквозь мертвую плоть и просто скатывалась с тела словно вода. Но постепенно она начала впитываться в нее. Хирузен контролировал процесс, держа над моими руками свои руки и приговаривая: - Ты все правильно делаешь. Продолжай, продолжай...

  Лечебная чакра разливалась по чакросистеме, медленно наполняя их.

  - И как долго мне это делать? - решился я на вопрос.

  Хирузен немного задумался, а потом откинул простыню с половины трупа, накрыв ей мои руки. Под ней оказалась израненное тело синеволосой девушки. Особенно сильно была повреждена левая часть туловища: рука была сильно изранена, да так что сквозь порезы было видно кости, множество глубоких разрезов левой груди и живота, а левая часть лица оказалась явно вмятой в череп. Левого глаза в глазнице не было.

  - Пока не заполнишь всю систему. Ты увидишь результат твоих действий - тело практически полностью восстановится. Лишь кости лица нужно будет выставить в нужном порядке и они срастутся сами.

  - Сами? - удивился я вливая чакру.

  Хирузен мягко рассмеялся в ответ:

  - У тебя риннеган, пусть и незавершенный, а значит - ты способен на многое. - пока мы говорили, чакра начала снова заполнять омертвевшие чакроканалы, расширяя их стенки. Хокаге произнес: - Смотри, Акио, ты видишь? Мышцы меняют цвет с серо-черного на красный. А вот эта рана была явно глубже... Видишь шов? Это после вскрытия наших патологоанатомов. Однако кожа уже срослась...

  - А она не оживет?

  - Нет. Ее души здесь нет. В лучшем случае у тебя удастся восстановить лишь тело, но источник ты не запустишь без души. А без источника тело будет снова умирать. Не отвлекайся - я чувствую, что чакра застаивается. Если не боишься, то попытайся одной рукой наполнять источник, а другой - помогай чакре пробиваться через каналы.

  - Да, сеснсей.

  Я начал заливать чакру в источник левой рукой, а правой ладошкой проводил над чакроканалами, воздействуя на них.


  Хирузен произнес:

  - Сейчас будем работать над лицом. Это труп, поэтому я буду действовать без перчаток. Главное руки не забыть потом помыть. Хе-хе...

  Поток чакры действительно уже добрался до головы.

  Хокаге стал руками соединять сломанные кости, сплавляя их микро импульсами обычной чакры, постоянно объясняя, что делает:

  - Обычно, живым раздробленные кости соединяют специальными металлическими пластинами, соединяющимися винтами, но сейчас пациент мертв, поэтому я действую напрямую чакрой. Сомневаюсь, что выйдет красиво, но, думаю, для трупа сойдет. Смотри, как быстро затягивается рана! Удивительно... Сколько у тебя осталось чакры, Акио?

  Поменяв руку, потому что в ноги чакра вообще не хотела идти, я ответил:

  - Честно говоря, не знаю - странные ощущения.

  - Смотри, Акио. Истощение телесной составляющей может быть опасно для здоровья. Первый признак внешнее старение организма...

  - Как? - испуганно выдохнул я, отчаянно борясь с желанием отдернуть руки.

  Хирузен поспешил успокоить меня:

  - Не переживай, это - не навсегда. Как только телесная составляющая восстановится - организм придет в норму. Те люди, у которых телесная составляющая очень сильна могут жить очень долго. Некоторые кланы особенно выделялись в этом аспекте. Узумаки могли жить до трехсот лет и имели высокую регенерацию, а Сенджу до глубокой старости выглядели от силы на двадцать - двадцать пять лет. Все дело в качестве чакры и телесной составляющей этих кланов... Смотри, как лицо полностью восстановилось! - он забылся и зашептал: - Даже глаз... Невероятно... Невероятно... - Резкими движениями он стал вырывать нитки из швов на теле. Кожа трупа, до этого будучи бело-серой, стала быстро светлеть и даже розоветь. От источника по телу пошла настоящая волна восстановления. Резкими щелчками сломанные кости становились на свое место. Хирузен произнес: - Я начинаю думать, что мое вмешательство было совсем необязательно... Тело восстановится полностью... А что если сейчас применить Эдо Тенсей?

  - А что это?

  - А? - Хокаге вспомнил, что я здесь. Пару секунд собирался с мыслями и ответил: - Полное название этой техники 'Кучиёсе: Эдо Тенсей'. Это техника, которую создал Второй Хокаге Тобирама Сенджу. После ее создания он же ее и запретил. Она позволяет воскрешать мертвых, однако жертвуя при этом одним человеком. При этом тело жертвы и используется как сосуд для воскрешенного. Однако, если тело удастся оживить, то, я думаю, можно будет обойтись и без жертвы... Сердце забилось... - он положил руку на полностью восстановившуюся грудь и, неожиданно похабно улыбнувшись, добавил: - И кожа теплая. - он быстро провел руками над остальным телом и скомандовал: - Удели особое внимание голове и мозгу в частности, а я пока начну подготовку.

  Вздохнув, я положил ладошку на лоб девушке и в этот момент она вздохнула, ровно задышав. Я обратил внимание, что ее губы так и не порозовели, а даже потемнели, став насыщенного ярко-синего цвета.

  - А вы научите меня этой технике?

  - Потом, как подрастешь. - буркнул он.

  Я же во всю косил за ним глазом, запоминая все его движения и закарлючки, которые он рисовал на полу неизвестно откуда взявшейся кисточкой.


  Рисуя, он часто забывался и бормотал про себя: 'Этот блок не нужен. Да и этот - тоже...'

  Закончив рисовать символы, он быстро нарисовал круг и, поднявшись, подошел ко мне. Быстро продиагностировав состояние тела, он удивленно покачал головой и сказал:

  - Достаточно... Стой тут и не становись на пол, пока это не закончится.

  Завернув безвольное тело в грязную простыню, он аккуратно уложил его в круг. После чего достал кунай и глубоко уколол его острием телу в предплечье. Закапала ярко-алая кровь. Хирузен собрал немного в ладонь и пролил на одно место на полу, очерченное символами и еще одним маленьким кругом, и вышел за границы рисунка.

  Неожиданно кровь потекла обратно к лежащему телу. Алые капли стремительно приблизившись к краю круга, и затекли на его границу. От этого места тут же по полу побежала меленькая синяя рябь-волна чакры. Все символы, которых она касалась, тут же вспыхивали ярко-белым пламенем, моментально выгорая, при этом на белая плитка пола оставалась после этого девственно-чистой. Чем ближе пламя приближалось к телу, тем выше оно становилось. Кроме того, языки огня, сжирая символы, переставали таять в воздухе, зависая в воздухе десятками невероятно красивых белых, чуть шевелящихся, мотыльков. Огни достигли круга с телом и пламя обтекло его полностью поглощая последние знаки. Когда знаков больше не осталось, процесс завершился и на какую-то секунду огоньки замерли в воздухе, не шевелясь.

  А потом они бросились к телу и стали собираться в большую сферу прямо над источником. Когда последний огонек слился с общей массой, сфера ярко полыхнула и быстро погрузилась в живот девушки.

  И в этот момент я увидел, как в теле за какую-то секунду сформировался источник. Практически сразу в нем стала образовываться обычная чакра, которая начала медленно вытеснять мою.

  Девушка неожиданно вскрикнула и, раскрыв глаза, тяжело задышала. Ее взгляд бегал по обстановке. Она подняла дрожащие руки и покрутила их перед лицом.

  - Я...жива? - спросила она.

  На всякий случай я выпустил покров и мягко опустился на пол.

  - У вас все получилось, сенсей.

  Хирузен окинул плотоядным взглядом почти обнаженную девушку и ответил, широко улыбнувшись:

  - Это у тебя получилось, Акио-кун... У тебя. Даже если собрать всю лечебную чакру всех ирьенинов страны Огня, им не удастся сделать и половины того что сделал ты...

  На всякий случай я приготовил 'импульс' и спросил:

  - Что будем с ней делать дальше? Убьем? Не хотелось бы...

  Неожиданно девушка прошептала:

  - Пожалуйста, не убивайте... Там так холодно и одиноко... Я не хочу туда снова... Прошу вас... Я все сделаю и расскажу все что знаю... Пожалуйста. Прошу...

  Хирузен пожал плечами:

  - Меня зовут Сарутоби Хирузен. Я - Хокаге Скрытого Листа. Я уверен, что дознаватели имеют к тебе множество вопросов. Поэтому, сама понимаешь, убивать тебя никто не будет. Ну, а там - если ты согласишься на некоторые условия, то тебе запросто сохранят жизнь. Акио-кун, а как ты себя чувствуешь?

  Я пожал плечами:

  - Очень странное ощущение. Вроде бы и есть море чакры и в то же время она какая-то не такая. Да и тело немного онемело.

  - Перестань поддерживать покров и сходи хорошо поешь. Можешь потом потренироваться на полигоне без меня. Хотя я бы тебе посоветовал хорошо выспаться.

  Я довольно улыбнулся:

  - А можно я лучше проведу эксперимент?

  - Очень опасный?

  - У меня других не бывает...

  Хокаге вздохнул:

  - Хорошо...

  Все это время синеволосая девушка так внимательно рассматривала меня, что я аж немного застеснялся.

  Пауза затянулась. Хокаге задумчиво пыхтел трубкой, а девушка смотрела на меня.

  Я спросил:

  - Ну, я пошел?

  Хирузен оживился и произнес:

  - Да-да, Акио. - и уже обращаясь к девушке: - Иди за мной.

  Пожав плечами, я слегка выпустил чакру и вылетел в коридор.


  - Повтори, Хирузен, что ты сказал?

  - Он полностью восстановил тело Сенго Юки, убитой нами шиноби Тумана. А я применил на ней Эдо Тенсей. Как результат - мы успешно воскресили человека. И не просто человека, а довольно сильную куноичи из клана Юки. Ее сейчас допрашивают Ибики и Иноичи. - Не взирая на то, что Хирузен сделал паузу, советники продолжали потрясенно молчать. Данзо сильно зажмурил свой левй глаз. Хокаге пыхнул сизым дымом и продолжил: - Это не все. Она просится в охрану Акио. Иноичи говорит, что она боготворит его и готова отречься от клана и принять любое имя, которое мы дадим ей. Она даже согласна носить маску всю свою жизнь.

  - Твое решение, Хирузен? - спросил Данзо.

  - Пока что не знаю. Однако, я все больше склоняюсь к 'да'.

  - А дальше?

  - Возможно, стоит ввести ее в клан Яманака, в качестве побочной ветви или образовать еще один клан.

  Кохару произнесла:

  - Нам нужно продумать последствия всего этого. И сперва наперво - переработать систему печатей оперативников АНБУ и Корня, с тем, что бы их трупы при наличии определенных действий других АНБУ не самоуничтожались некоторое время, которого было бы достаточно для воскрешения. Кроме того нужно разработать инструкции для всех остальных, что бы они обязательно забирали тела как наших павших, так и чужих.

  Хирузен кивнул:

  - Обдумайте все и завтра я ожидаю от вас предложений.

  Данзо произнес:

  - В морге лежат тела еще минимум четырех шиноби нашей деревни. Когда вы примените на них воскрешение?

  - Завтра.


  Вот сижу я в заведении у Теучи и мрачно поглощаю уже девятую порцию рамена.

  Голод нагнал меня уже на выходе из госпиталя и если я до этого момента почти беззаботно не спеша шел, то после его нападения мои шаги превратились в бег. Фактически я ворвался в Ичираку и скрипел зубами в ожидании пока владелец и главный повар в одном лице приготовит первую порцию еды.

  За эти десять минут сплошного пожирания пищи голод если и заглушился то ненамного.

  Я рассматривал прошедший сеанс воскрешения со всех сторон и с грустью осознавал, что спрыгнуть с крючка у меня шансов не было. А дальше моя судьба будет, судя по всему, навсегда связана с Конохой: если раньше меня могли еще выпустить попастись за пределами деревни, то теперь я явно превращусь в просто генератор чакры...

  А ведь я так зачахну. Для существа, которое тысячу лет сражалось с врагами Эрруу и всегда было на острие атаки, пребывание в стерильной больнице и ухаживание за пациентами равносильно поливанию цветов для мага-стихийника, имеющего ориентацию дара в Огонь.

  Да и потом, меня могут перестать пускать на полигон. И так Хокаге запретил эксперименты без его присутствия(сегодняшнее послабление не счет - неизвестно что будет завтра).

  А если меня вообще поселят возле госпиталя?

  Следующее, если я после каждого воскрешения буду сжирать пятнадцать порций рамена, то всех моих денежных накоплений не хватит и на несколько месяцев, а значит - бюджет можно скомкать и выкинуть в мусорный бак...

  Нужно завтра же потребовать денежное содержание...

  - Еще, Акио-кун? - спросил Теучи.

  - Минимум две. - прислушавшись к себе мрачно кивнул я.

  - Сейчас будет. - одобрительно кивнул он и решился на вопрос: - Что-то случилось?

  Сказать или не сказать?

  - Теучи, я отвечу. Вы же совсем не простой человек? - он придурковато улыбнулся: - Не стройте из себя идиота - вам не идет. - он убрал улыбку и поднял бровь: - Слушайте. Сегодня мы со стариком провели воскрешение шиноби с помощью Эдо Тенсей. Вы же знаете что это?

  - Ну, в очень-очень общих чертах. Я когда-то был поваром самого Тобирамы!

  - Интересный факт. - я помолчал - Так вот. Мы провели ее без человеческой жертвы.

  - Разве это возможно? - повернулся он удивленно ко мне.

  - Я - носитель риннегана. Хоть и незавершенного. - я снял 'хенге'.

  Теучи выпучил глаза:

  - Это же ведь просто сказка... Легенда о Рикудо. Разве нет?

  - Не отвлекайтесь. - Теучи вернулся к варке порции лапши - Как видите - нет. - Когда он передо мной поставил миску с раменом, я вернул 'хенге' обратно и продолжил: - Именно из-за этих глаз убили отца, а над моей тушкой вьются все кому не лень. Начиная от Хирузена и Данзо и заканчивая Учихами и Хьюгами...

  Теучи покачал головой.

  - Да уж.

  - Теучи-сан, то, что я вам сказал, лучше не отображать в том докладе, что вы пишете для Хокаге. За знание этих тайн могут и убить.

  Он хмыкнул:

  - Не беспокойся Акио-кун - я и так знаю слишком много. И многое из моих знаний никогда не достигнет ушей или глаз Хокаге и Данзо. - он заглянул в почти пустую тарелку: - Ну что, следующую готовить?

  Я встал на табурете на колени и показал ему почти пустой живот:

  - Пища практически сразу перерабатывается в телесную составляющую чакры. Так что ожирение мне не грозит. Давайте...

  Спустя десять минут я понял, что Хирузен оказался прав - меня потянуло в сон. Расплатившись с Теучи (мое обжиралово вышло почти в две тысячи 'ре') я 'шуншином' отбыл домой.

  Не раздеваясь, я завалился спать и отрубился.


  Утром я проснулся в более-менее нормальном состоянии, однако, открыв холодильник, я понял, что продуктов так и не купил. Не было даже сухарей. Лишь в морозилке лежал сиротливо небольшой кусок сырой отбивной.

  Когда я на него посмотрел, то понял, что готовить мне уж очень лень, кроме того почему-то захотелось именно сырого мяса.

  Быстро разморозив его в струе воды из-под крана, я разрезал кусок мяса кинжалом на небольшие куски и покидал по одному в рот.

  Клятвенно пообещав себе закупиться продуктами после школы, я взял деньги и, уже выйдя из дома, вспомнил о тех мыслях, что меня посетили в закусочной Теучи. Приплюсовав к ним то, что Хирузен вчера просто забрал меня с занятий я понял, что мой холодильник все равно останется девственно чистым, так как даже если сегодня мы не будем заниматься воскрешением, то вернусь я довольно поздно, когда купить продуктов будет уже некогда.

  Конечно, можно было заглянуть в круглосуточный магазинчик что находился в центре, но я там уже был однажды и ассортимент мягко говоря не радовал - алкоголь, медикаменты, сигареты и фасованные закуски с той же лапшой быстрого приготовления как и в Ичираку. Вот только Теучи делал последнюю на совесть, а та что была в магазине - клепалась на фабрике и сожри меня дракон, если я эту гадость возьму в рот. Лучше уж сырым мясом питаться, да жрать рамен Теучи на завтрак, обед и ужин...


  Погода меня порадовала - ясное синее небо и поднимающееся в небеса яркое солнце

  Неожиданно, я вспомнил, что выучил вчера новую технику. 'Теневые клоны'? Короткий импульс чакры и рядом со мной возникла моя копия. Вытащив из кармана деньги, я протянул большую часть ему.

  Клон кивнул и легко запрыгнул на крышу соседнего здания, тут же соскочив на соседнюю улицу. Пару секунд рассмотрев со всех сторон свое решение, я создал еще две копии для подстраховки первой.

  По крайней мере, завтра у меня будет полноценный завтрак. Хм, клонов же можно подрядить на готовку... Да и уборку...

  А как насчет тренировки? Нет - это вряд ли. Опыт они еще могут передать мне, а вот разработка мышц и чакроканалов лежит целиком на мне. Моторика, реакция да и просто физические возможности - это все натренировать теневыми клонами невозможно. Хотя, изучение техник и овладение сродством со Стихиями можно повесить на них

  Покивав своим мыслям, я в два 'шуншина' возник возле Академии. Целился я на бетонную площадку, на сей раз уже избавившуюся от последствия вчерашнего дождя в виде лужи.

  Тем не менее, я опять немного промахнулся и приземление вышло очень мощным. Дабы хоть немного погасить скорость мне пришлось согнуться и стать на колено. Пыль тучей взметнулась вверх.

  Проклятье! Я щедро плеснул в окружающее пространство чарой и это импульс резко повысил воздушное давление вокруг меня. Возникший ветер разогнал пыль.

  Интересный эффект... Я втянул покров и распрямился.

  Пара друзей Тору и Мичи как и вчера стояли на крыльце. Они помахали мне руками, крикнув:

  - Привет, Акио!

  Я раздраженно покосился на медленно оседающее облако пыли. Ветра как назло не было вообще. Мне не очень хотелось идти через пыль - и так я спал одетым, а душ принимал вообще позавчера. Может от меня даже воняет...

  Взлетев, я приземлился прямо возле них и произнес:

  - Привет.

  Тору поинтересовался:

  - Так ты действительно стал учеником Хокаге?

  При мыслях о старике я поморщился:

  - Ну, да. Я не опоздал еще на уроки?

  Мичи ответил:

  - Нет.

  Пожимаю плечами:

  - Я в класс. А вы?

  - Мы тоже пойдем - все уже тоже на местах. - ответил он и спросил: - Хокаге уже показывал крутые техники?

   Перед глазами встало воскрешение и посеченный труп синеволосой девушки.

  - Угу. Старик впечатлился моими возможностями и я боюсь, что он запишет меня навсегда в ирьенины.

  Тору воскликнул:

  - Быть ирьенином классно! Я вот хочу работать в больнице...

  Я раздраженно развожу руками:

  - Ну прости, что меня не вдохновляет жить в госпитале круглые сутки! Я же хочу сокрушать врагов Конохи! Сминать их тела, давить их души, ломать их разумы... Лишать их воли.

  Неожиданно я обнаружил, что почти прорычал слова и даже скриплю зубами в предвкушении. Мичи и Тору остановились и последние пару шагов я делаю в одиночестве. Обернувшись, я увидел, что они стоят оба бледные как мел.

  Мичи произнес дрожащим голосом:

  - Ак-кио, у тебя глаза светятся... Синим...

  Неожиданно. Что за? Не дайте архидемоны риннеган завершился.

  - Зеркала нет?

  Тору как-то дергано начал рыться у себя в карманах и нашел маленькое зеркальце размером с ладошку. Протянув его дрожащей рукой, он произнес:

  - Тухнут...

  Выхватив зеркальце я стал смотреть с свое отражение. Глаза действительно светятся ярко синим светом. При этом хенге держится. Очевидно, светились мои настоящие глаза, которые эта техника скрывает. При этом свет пробил поглощающий барьер из моей чакры.

  Снимать ли хенге, чтобы увидеть изменились или нет мои глаза?

  А зачем? Если изменение произошло то изменить я уже ничего не смогу, а если нет - то вообще не нужно.

  Свечение пошло на убыль и исчезло как ни в чем не бывало.


  Я хмыкнул и протянул зеркальце обратно:

  - Молчите об этом. Хорошо? - дождавшись, пока они кивнули, добавляю: - Идем.

  Мичи и Тору догнали меня лишь возле дверей в класс.

  Приветственно махнув рукой сестрам Учиха, я прошел к своему месту.

  - Привет, Текера-тян. - поздоровался я со своей соседкой.

  - Здравствуй, Акио-кун. - вполне приветливо произнесла она.

  Глянув на тетрадку перед ней, я про себя грязно выругался: за всеми этими событиями я опять забыл про эти предметы. Пришлось опять вытягивать чакру и создавать из них тетрадь с карандашом.

  С другой стороны, если так подумать, то может мне и не нужно их покупать? Память у меня огромная.

  Между тем наш учитель размашисто написал на доске мелком: 'Общий контрольный тест.'

  Елки-палки, а смогу я чакрой написать что-то на бумаге? Или легче использовать кровь? Создать клона? Дьявол!

  Учитель направился вдоль парт, давая каждому толстенькую пачку листков, заполненных печатным текстом.

  Когда он протянул листки мне, я обратился к нему:

  - Кобаяси-сенсей, я потерял свой карандаш. У вас не будет запасного?

  Он кивнул:

  - Сейчас я раздам задания и принесу.

  - Спасибо.

  Он действительно принес мне карандаш и, спустившись вниз, обратился ко всем:

  - На тест дается четыре часа. А значит ровно в двенадцать я соберу задания обратно. Списывать запрещено. За это я буду снижать баллы.

  Я быстро пролистал листы.

  В основном вопросы там были несложные и делились на четыре вида: математика, правописание, география и теория чакры.

  Математика была примитивной и адаптированной к будням шиноби. Некоторые из задач меня веселили, в некоторые хотелось приписать дополнительные определения.

  Ну вот к примеру: 'У вас было пять кунаев. Один вы отдали другу, а еще два бросили во врага. Сколько кунаев осталось?'

  Или вот еще одна: 'У вас четыре куная. Вы сражаетесь с пятью разбойниками. Если бросить в каждого рабойника по паре кунаев, сколько разбойников останется?'.

  Не решить подобные задачи было для меня оскорблением. Ну ладно, если бы там какое-нибудь тригонометрическое суперуравнение, но такое... С другой стороны, что еще могли дать шестилетним детям?

  Со вздохом я приступил к решению задач и примеров. Кое-где предлагал альтернативные решения при дополнительных определениях. Благо место для этого было.

  Закончив с математикой минут за тридцать, я перешел к правописанию. Проблем там было еще меньше чем в предыдущем разделе. Единственная запинка образовалась на последнем вопросе, где предлагалось написать короткое сочинение на три предложения. Пожав про себя плечами, я сварганил: 'По мечу сбегают капли крови. Заходящее солнце освещает поле боя. Цель жизни воина.'

  Насмешливо фыркнув, я приступил к географии. Она была вообще простенькой. Вроде: 'Название Скрытой Деревни в Стране Воды?'. Хотя последний вопрос меня озадачил: 'Сколько префектур в Стране Огня? Перечислите их.' Когда я отвечал на него, то пришлось даже помедитировать, чтобы вспомнить все названия двадцати восьми этих образований.

  Теория чакры вообще была простой. Вопросы вроде: 'Сколько тенкецу на теле человека?' вгоняли меня в скуку.

  Закончив контрольную, я поднял руку вверх, привлекая внимание учителя:

  - Да, Акио-кун?

  - Я закончил.

  - Уже? Подумай еще немного.

  - Я уверен.

  Кобаяси пожал плечами:

  - Ну, ладно.

  Поднявшись ко мне он пролистал мою работу. Удивленно смерив меня взглядом, он сказал:

  - Если ты закончил, то до двенадцати ты свободен. Покинь класс.

  Не-е-е-е...

  - А можно я помедитирую возле вашего стола?

  - Ладно. - кивнул он.

  Я спустился вниз и уселся прямо на пол, подогнув ноги по-турецки. После чего на колени положил руки ладонями вверх и прикрыл глаза, отрешившись от действительности и сосредоточившись на сигналах от своих клонов. Они уже давно скупились и принесли покупки домой. Коснувшись их искр, я отдал приказ приготовить мне чего-то поесть к обеду. Порылся в памяти и откопал поваренную книгу местных, прочитанную мной около года назад. Клоны тут же приступили к готовке.

  Вот теперь я заживу.


  В этот день по расписанию у нас было еще два занятия тай. Но не думаю, что там будут проблемы.

  Где-то через час я прервал медитацию и вышел в туалет.

  Не то, что бы мне приспичило, но в нем над умывальником висело большое зеркало, а мне все-таки нужно было проверить свой риннеган.

  Сняв 'хенге' я минут пять пялился в свое отражение, но прогресса во внешнем виде додзюцу не обнаружил: количество колец не увеличилось, да и глазной белок можно было спокойно рассмотреть.

  Интересно, а что это тогда был за эффект? Прорыв пси-энергии?

  Успокоившись, я вернулся в класс, продолжив медитировать.

  Нужно сказать, что наши явно косились на меня - все-таки даже для клановых детей мое поведение было более чем рассудительным. Однако, когда свои работы сдали Учихи и Хьюги, то все четверо представителей аристократических кланов уселись за моей спиной в похожие позы.

  До двенадцати мы медитировали.

  В обед появились мои клоны с сумками забитыми едой.

  Клоны(то бишь я) приготовили замечательно. Я вообще не понимал, почему многие не могут готовить. Мне просто лень, ну, а в идеале, если у меня будет время то... Просто точно следуешь тому, что написано в поваренной книге и все будет нормально.

  Здесь было все: на первое клоны приготовили мне грибной суп, на второе - печеная говядина и каша, а на третье - пирог с яблоками. Кроме всего этого был сделан большой экзотический салат с фруктами, овощами и кусочками сыра. Самое то для растущего организма.

  Наевшись до упора, я удовлетворенно похлопал себя по животу и икнул. И по деньгам вышло намного дешевле, чем если бы я питался в Ичираку.

  До следующего урока оставалось еще много времени, поэтому я решил приступить к проверке своей гипотезы насчет повышения навыка овладевания Стихиальным сродством и создал четыре десятка теневых клонов. Они тут же толпой отправились на полигон. Каждый десяток будет тренировать одну из доступных мне Стихий.

  Но это еще не все. У каждого из клонов присутствовала искра. Намного слабее моей, но... Чем демоны не шутят? Поэтому, я, немного отдохнув, создал еще два десятка клонов и послал их тренировать на полигон псионику.

  Кстати, те клоны, что готовили мне еду, были вполне работоспособны и даже и не думали развеиваться. Уровень их чакры отличался от свежих совсем незначительно. Пожав плечами, я припомнил свое состояние после воскрешения и, выдав им остатки денег, послал их продолжать готовить еду.

  Даже жаль, что физические показатели теневые клоны не способны поднять. Все показатели чакросистемы и моего тела придется тренировать по-старинке.

  Поднявшись, я довольно констатировал, что наконец-то пришел в себя после перерасхода телесной составляющей. Как раз нужно потренироваться.

  Учитель тайдзюцу ждал нас.

  Когда мы все собрались, он произнес:

  - Сегодня мы тренируемся на улице.

  За Акдемией, скрытый за рощей, оказался небольшой стадион. Изаму с ходу погнал бегать детей по нему двести кругов, разрешив пользоваться чакрой.

  Я же решил поэкспериментировать и решил попытаться создать совсем другого, более насыщенного чакрой, клона для парной тренировки. Помучавшись минут пять мне удалось выяснить, что на стадии создания теневого клона техника забирает строго отмеренную порцию чакры и изменить ее в любую сторону крайне трудно. Однако, возможна дополнительная подзарядка уже созданной копии.

  Закачав в клона пятикратную порцию чакры, мне удалось добиться очень большой плотности его тела. Установив его перед собой, я чуть раскачал чакросистему и отхватил ему руку по плечо 'Яростью Дракона'. Клон не развеялся и на моих глазах восстановил потерянную конечность за счет внутреннего запаса чакры.

  Восстановив ему резерв, я сошелся в схватке с ним.

  Вообще это было похоже на игру с самим собой. Лишь абстрагировавшись от сигнала клона, мне удалось провести полноценный полноконтактный спарринг без использования чакры.


  Как оказалось, инициатива клонов не очень велика и серьезно варьируется от количества залитой чакры. Кроме того само творчество, выбор варианта из нескольких, у клонов сильно буксует. И чем меньше чакры - тем больше. Поэтому, если в начале клон сражался на 'отлично', комбинируя разнообразные удары и пару раз эффективно проведя захваты и броски, то с дальше у него начались проблемы: каждый пропущенный им удар выбивал некоторое количество чакры, которая образовывала быстро тающее в воздухе синее облачко. В конце концов, клон фактически перешел в оборону, которая завершилась его эффектной 'смертью'.

  В момент прекращения его существования я получил по нашей связи пакет воспоминаний копии. В ней содержалось все: не только то что он видел, но даже тактильные ощущения при этом, принятые его искрой решения и ощущение безысходности. Кроме этого я получил даже воспоминания о его смерти...

  Очень забавно. Что самое интересное, клон осознавал, что я являюсь настоящим и меня ни при каком исходе нельзя убить. Да и сильно травмировать не желательно.

  Идеальный спарринг-партнер.

  Создавая еще клонов, я продолжил тренировку, пока за мной не зашел Хирузен.

  - Здравствуй Акио-кун. - поприветствовал он меня.

  - Здравствуйте, сенсей. - чуть поклонился я.

  Старик поманил меня и направился к выходу с территории Академии. Я прощально помахал всем рукой и поспешил за ним.

  - Акио ты так и не забрал от госпиталя лавочку. - обвиняющее произнес Хокаге, когда я его догнал.

  Так и знал, что я что-то забыл...

  - Прошу прощения Хирузен-сама - я был не в состоянии это сделать вчера. - Хирузен заинтересованно поднял бровь, ожидая пояснения и я продолжил: - Как только я вышел из госпиталя, я неожиданно сильно захотел есть и сожрал четырнадцать порций рамена в Ичираку. А после этого меня сразу склонило в сон. Я сегодня чуть не проспал и даже завтракать пришлось сырым мясом. - Хирузен осуждающе покачал головой: - Простите, что я должен вас просить об этом, но деньги, отложенные мной и отцом начали таять: только на Ичираку я выкинул вчера больше двух тысяч ре... В связи с этим если подобные затратные действия будут проводиться в дальнейшем... Мне стыдно, но я бы хотел получать некое вознаграждение... Все-таки я работаю на благо деревни.

  Хирузен задумчиво покивал головой.

  А вот не будет тебе халявы, старый хрыч! Я тебе не бесклановый, что бы за 'спасибо' воскрешать всех подряд круглые сутки. Я же так только на еде разорюсь! Хотя, если рассматривать подобные траты телесной (янь) чакры как тренировку, то это очень эффективно. Фактически, я стимулирую абсолютно все системы организма. А в условиях сверхнасыщенности природной чакрой окружающей среды мой организм начнет приспосабливаться к этим нагрузкам.

  - Мы подумаем над этим вопросом. - в конце концов сказал Хокаге, а потом спросил меня: - Так получается ты вчера очень сильно потратился?

  - Да. - кивнул я.

  - Кстати, я тоже вчера забегался и забыл прислать тебе книги. Кстати, есть способы накапливать телесную чакру в специальных зонах на теле. - я навострил уши - Это одно из наследств Сенджу. Цунаде им постоянно пользуется. К сожалению, это секретные знания и выносить их нельзя. Поэтому ознакомиться с ними возможно только в библиотеке.

  Хирузен замолчал, явно ожидая моего вопроса и я не стал его разочаровывать:

  - А мне можно будет это узнать?

  Хокаге расплылся в улыбке, словно кот, которому в пасть сама прыгнула мышка:

  - Коноха сейчас ведет войну и в морге лежит пять трупов наших шиноби. Кроме того, мы проводим эксгумацию недавних захоронений. - по мере его речи мне захотелось не только вспомнить все маты, которые я знал но и проорать их на всю Коноху. Старик же не спеша шагал по дороге, проговаривая слова: - И если чакросистемы еще ощущаются, тебе придется ими заняться.

  Мое переразвитое воображение, что является атрибутом любого псиона, живо нарисовало пожираемые червями трупы, к которым мне придется прикасаться и ощущать их вонь. Мой голос даже охрип:

  - Мамочки... Только не это...

  - Ничего-ничего... - Хирузен положил мне на плечи правую руку: - Нужно обязательно попытаться. А как ты закончишь, можно будет и в библиотеке посидеть.

  Я был шокирован до глубины души той ловушкой, в которую меня загнали обстоятельства. Судя по всему, старик скоро залезет ко мне на спину и будет изображать бравого всадника с мечом.


  При виде здания Госпиталя, я скрипнул зубами.

  В холле здания нас уже ждал мрачный главирьенин, одетый в белый халат. За его спиной стояло двое других ирьенинов в костюмах. Взглянув им в глаза, я понял, что они из Хьюг.

   За нами же появилось две чуть размытые искры и одна очень сильно искаженная. АНБУ и Корень. Чуть повернув голову, я увидел, что Корень представляла уже знакомая мне Собака, а АНБУ - синеволосая девушка в маске Орла и беловолосый парень с активированным шаринганом.

  Ирьенины молча поклонились Хокаге и все вместе мы отправились на подземный этаж..

  В морге спецназовцы неподвижно замерли возле входа. Очевидно, они будут наблюдателями. Хьюги молча открыли холодильную камеру и выдвинули стальное ложе с трупом, после чего они чуть отступили, активировав бьякуган. Возле накрытого простыней тела остался лишь главирьенин и Хокаге.

  Вздохнув, я подтянул телекинетикой стальную табуретку и мягко взлетел на нее.

  - Начинаем? - спрашиваю, посмотрев сначала на Хокаге, а потом на Тору.

  Оба старика кивнули и вытянули руки над телом.

  Ну что ж. Я тоже поднял руки и положил ладони на солнечное сплетение трупа. Можно было бы, конечно, и не касаться простыни, но, я думаю, телесная янь-чакра лучше проходит через непосредственный физический контакт.

  Почти привычно создав лечебную чакру, я начал заливать ее в мертвый источник. Поначалу, как и вчера, не происходило почти ничего - чакра скатывалась с тела, практически не впитываясь. Но вот плоть под руками начала быстро теплеть.

  Главирьенин тоже пытался воздействовать на чакроканалы, но к мне было видно, что его усилия почти стократно слабее воздействия даже одной моей руки. Спустя минуту источник заполнился и от него чакра начала поступать по чакроканалам, оживляя и растягивая их. Пришлось, как и вчера, наполнять источник одной рукой, а второй проводить над чакроканалами.

  Хокаге сдернул с трупа по простыню и я увидел, что это молодой мужчина, весь посеченный какими-то осколками. Черные непослушные волосы и легкая небритость придавали ему мужественный вид. Вместо правого плеча был лишь оголенный костяк. Однако, на наших глазах плоть тянулась, затягивая рану.

  Тело оживало. Когда я положил руку на уже теплый лоб лежащего парня, восстановилась мозговая активность. Сразу после этого забилось сердце и тело начало дышать.

  Хирузен оторвался от мониторинга моей работы и наклонился, коснувшись пола кончиками пальцев. К моему удивлению, сразу же по полу побежала волна чары и на полу стали проявляться вчерашние знаки.

  Когда печать завершилась, он распрямился и произнес:

  - Хватит, Акио.

  Подхватив тело, он положил его в круг и, выйдя за его пределы, активировал процесс.

  Когда белое пламя погрузилось в тело, оно встрепенулось и резко село.

  - Я же был мертв! Как? - парень пробежался по нам взглядом и остановился на Хирузене: - Хокаге-сама?

  Я посмотрел на главирьенина и внезапно увидел на его глазах слезы.

  - Получилось... - шептал он: - Сила бога...

  Хьюги выпучили глаза так, что я забоялся, что они выпадут.

  Все молчали, рассматривая воскрешенного.

  Я пожал плечами:

  - Сенсей, я пойду, поем и посплю.

  - Да-да, Акио-кун, иди. - торопливо произнес он.

  Я мягко взлетел и быстро вылетел из морга.

  Выбравшись на лужайку с торчащей посреди нее лавочкой, я стал на колени и сосредоточился, посылая приказ моим клонам с едой. Они тут же двинулись к госпиталю.

  В ожидании я начал медитировать. Моя чакра, в данный момент, представляла собой очень неравномерную смесь телесной и духовной составляющей. Ее цвет изменился с ярко-голубого до почти темно-фиолетового. Как же это нехорошо...

  Рядом со мной появились клоны. Они расстелили на траве покрывало и стали выставлять еду. Я тут же начал есть.

  Когда моя копия протянула мне очередную порцию еды, мой взгляд соскользнул с тарелки на мою копию и неожиданно меня посетила одна мысль. Она была настолько простой и гениальной, что я прекратил жевать.

  Отрешившись от голода, я разделил свою чакру на составляющие и большую часть духовной энергии просто выкинул в вверх. Сразу после этого, я сложил пальцы в печать, помогая себе сконцентрироваться, и развеял всех клонов, что тренировались на полигоне. К сожалению, они израсходовали болюшую часть своего запаса, но, тем не менее, их чакра заполнила мой резерв и рывком сдвинула его цвет в ярко-синий спектр.

  Голод тут же отступил, хотя и не погас окончательно.

  Что ж, по крайней мере, выход найден...

  Дальше я уже насыщался не так быстро. Клоны готовили замечательно. Они даже испекли прекрасный торт с кремом и лесными орехами.


  Когда моя суперобильная трапеза завершалась из госпиталя вышел Хирузен в сопровождении АНБУ.

  Подойдя ко мне, он окинул взглядом два рюкзака, неторопливо набиваемых пустой посудой клонами, и произнес:

  - Я с Советом обсужу степень вознаграждения и, думаю, уже завтра этот вопрос будет решен. Кроме того... - он оглянулся на АНБУ: - Орлица, сними маску. - Синеволосая подняла ее на темя. Ба, да это же та, что мы вчера воскрешали! Она в АНБУ? Хокаге продолжил: - Ее зовут Сенго. Она из клана Юки. Когда она увидела твою силу, она решила сменить деревню и посвятить свою жизнь охране и служению тебе. Пару лет она должна появляться на людях в маске, что бы ее не смогли опознать. - Хирузен помолчал и произнес: - Акио, ты показал себя рассудительным и очень умным мальчиком, поэтому все остальные действия с ней, я возлагаю на тебя. Можешь даже принять ее в клан...

  Девушка стала передо мной на колени и вытащила из ножен короткий меч ниндзя-то. Положив его на вытянутые ладони, она сместила клинок так, что бы он лежал у нее на запястьях, и протянула его мне, низко склонив голову.

  - Примите мою службу вам.

  - Очень уж это неожиданно и не ко времени... - произнес я, вставая с покрывала. Подойдя к девушке, я остановился, глядя на ярко блестящее в свете заходящего солнца лезвие меча. В раздумьях я стал копаться в своей памяти. Клан Юки, один из кланов Скрытого Тумана. Обладают кеккай-генкаем под названием Лед. И все. Больше информации я не знал. С одной стороны она клановая и не брать такое сокровище, само плывущее в руки - идиотизм. С другой - а если она вздумает меня предать? Ну, к примеру, ее опознают и с ней на контакт выйдет, скажем, ее мать или сестра? С невинным предложением поставлять обо мне информацию? Что тогда? Кто окажется важнее для нее - я или родственные связи? Здесь нужно четко понимать: шиноби(читай 'наемные убийцы, чья верность гарантируется лишь степенью промытости мозгов') - это не самураи(местные потомственные солдаты на службе у дайме). Это последние - что сказали, то и сделали. А если не вышло - вспороли себе живот. Слово же шиноби имеет очень расплывчатое значение. Сегодня она мне улыбается, а завтра - сыплет яд в чай. И тем не менее. Если бы у меня вообще не было дара к телепатии, я бы скорее всего отказался: для ближнего круга у меня есть Анко, Шизука, Тоши. Для дальнего - Наоми, Токума и Атсуши, Эйджи, Фугаку, Хирузен, Иноичи и т.д. Впускать в свое близкое окружение еще и Сэнго Юки? Я всмотрелся в ее искру и заметил легкую размытость - явно присутствует некая печать, как и у всех АНБУ. Что с ней делать? Снимать? Вот не было проблем... Но отказывать клановой девушке и отдавать ее в руки Хокаге или Данзо? Не зря же Хирузен тут стоит? Стервятник. Ждет, что я откажусь. Нетушки, утретесь. Вздохнув, я медленно взялся руками за лезвие и отлично заточенный клинок рассек кожу. Кровь потекла по лезвию. Окровавленной ладонью, я провел по мечу, смачивая лезвие. - Я принимаю тебя. Пусть эта кровь будет последней моей кровью, которую почувствует твое оружие.

  Она почему-то несмело подняла голову и, изумленно окинув взглядом окровавленный клинок, произнесла:

  - Да, Акио-сама.

  Я удивленно поднял левую бровь: надо же - уже '-сама'. Приятно, демон меня задери...

  Один из клонов протянул мне тканевую салфетку. Я вытер ей кровь с ладоней - порезы уже затянулись. После этого я протянул салфетку все еще стоящей на коленях Сэнго. Она поднялась и стал вытирать ей клинок.

  Я посмотрел на Хокаге, но не увидел в его глазах разочарования. Наоборот, он был доволен.

  - Насчет принятия в клан, Хирузен-сама, я должен поспрашивать у главы клана.

  - Хорошо, Акио-кун. Ладно, у меня еще много дел: нужно объяснить произошедшее Йоширо, да и его команду вызвать проведать своего товарища. Я завтра зайду за тобой, Акио-кун, в то же время.

  - До завтра, Хирузен-сама.

  - Да-да...

  Он медленно отвернулся и, в сопровождении двух спецназовцев, не спеша направился в госпиталь.

  Клоны быстро собирали остатки еды. Один из них положил на тарелочку оставшийся кусочек торта и протянул его мне.

  В принципе, я был сыт. Поэтому, я протянул его Сэнго:

  - Поешь.

  Она склонила голову:

  - Благодарю, Акио-сама.

  Эх-х-х, хорошо звучит! Жаль, что мне это сейчас не нужно.

  - Моя первая просьба: не употребляй в отношении меня уважительных или иных приставок. Это для всех остальных я буду '-тяном' и '-самой'. Ты будешь входить в ближний круг моего общения. Именно так будут отличаться те, кто мне дорог и те кто мне почти безразличен. Ты все поняла, Сэнго?

  - Да, Акио. - серьезно кивнула она.

  - Ну и отлично. Ешь быстрее, если не хочешь нести в руках до самого дома тарелку. Как только клоны соберутся, они тут же отправятся домой, готовить ужин.

  Она аккуратно взяла с тарелочки тортик и протянула ее клону.

  Я хмыкнул. Сообразительная.

  Клоны запрыгнули на крышу соседнего здания и скрылись с глаз.


  Когда я было направился к выходу с территории госпиталя, мой взгляд упал на все так же сиротливо торчащую из газона скамейку.

  Мое состояние сейчас нормальное. Можно и заняться.

  Выдернул ее я из грунта телекинетикой. Удерживая ее в воздухе, я подобрал две валяющиеся тут же гранитные плиты. Пройдясь туда-сюда, я захватил в телекинетику еще и ту кучу земли, что тогда захватил с нами.

  Остановившись рядом с парящими в воздухе предметами, я произнес:

  - Сэнго, подойди ближе: сейчас мы отправимся к административным зданиям Конохи 'шуншином'.

  - А не опасно? Здесь же столько предметов!

  Я скосил на нее взгляд:

  - Не переживай.

  Взяв ее за руку, я покрыл ее своей чакрой. После чего подтянул парящие предметы ближе и захватил еще и их. Короткое волевое усилие и мы возникаем в небе над Конохой.

  Девушка взвизгнула от неожиданности. Какая-то она молоденькая и неопытная. Если смотреть на ее действия из этого ключа, то становится понятно, почему она потянулась ко мне.

  Ориентирование в вечернем небе было проблематичным, но, тем не менее, я сумел найти взглядом ту медитационную площадку, откуда мы тогда стартовали.

  Сейчас я уделил особое внимание точке выхода из 'шуншина' - не хотелось бы нанести этому месту еще большие разрушения.

  Из-за этого мы проявились метрах в двух над гранитными плитами. Мягко опустив наши тела на плиты, я отпустил из своей чакры Сэнго и отправился к тому месту, где когда-то располагалась скамейка, потащив свой груз за собой.

  Воронка тут была знатная. Около метра в глубину в центре.

  Вздохнув, я сначала высыпал принесенную землю и хорошо утрамбовал ее в ценре. После - установил по центру скамейку, а гранитные плитки просто сложил стопкой в сторонке.

  Девушка все это время удивленно наблюдала за моими действиями.

  - Ладно. Пуст будет так. Хокаге не говорил сделать все как было. Да и не смогу я... - произнес я про себя и повернулся к Сэнго: - Идем, зайдем домой к главе моего клана.

  Девушка кивнула и натянула на лицо маску.

  Затраты на массовый 'шуншин' были большие - около половины всей моей чакры. Поэтому, опять прыгать мне захотелось, поскольку опять слегка шевельнулся голод.

  Мы пешком направились к Иноичи домой. Мне по любому следовало с ним поговорить. Все дело в печатях, стоящих на искре. Ставил их кто-то имеющий к нашему клану непосредственное отношение. А значит, прежде чем я что-то с ними сделаю, нужно спросить, не будет ли каких-то последствий. Ну, к примеру, я знал, что АНБУ раз в год проходили обязательную глубокую проверку печатей и поверхностную после каждого задания. А это значит, что...

  Я покосился на серую форму-полудоспех идущей рядом девушки и спросил:

  - Как мне тебя называть на людях?

  - Лучше - 'Орлица'. - ответила она.

  - Что ж, Орлица, меня интересует ответ на один вопрос: на тебе просто форма АНБУ или ты зачислена в эту организацию со всем вытекающим?

  Чуть помолчав, она ответила:

  - Хокаге сказал, что я буду формально состоять в АНБУ, но не буду получать их довольствие и не буду иметь доступ к их базе.

  Я озадачился. И что этот старик учудил? Она что, должна стать моей содержанкой? Может у Хирузена маразм на старости нарисовался?

  Помассировав пальцами правый висок, я решил, что все не так и плохо. Анко вон полгода делила со мной тягости, а чтобы не стеснять меня даже устроилась к Иноичи. Может, устроить синевласку тоже в магазин?

  Вообще все будет зависеть от того что скажет завтра Хирузен насчет денежного вознаграждения за каждое воскрешение...

  Я-то уже знаю, что буду просить сумму не ниже пяти тысяч ре за раз, ну, а там - можно начать с двадцати тысяч. Вообще я что-то начал воздушные замки строить. Вот придет старик и скажет: 'Тысячу и доступ в библиотеку...' И придется же утереться и согласится. Хотя, может, Иноичи надавит?

  Тем временем мы подошли к дому главы нашего клана.

  Я остановился перед калиткой и, вздохнув, надавил на звонок.


  Спустя минуту послышался приближающийся звук шагов и дверь открыл один из наемных работников Иноичи. Я немного напрягся, вспоминая его имя. Причиной в этом было то, что пересекался я с ним редко, да и за работой мне было некогда болтать - часть моего сознания занималась разбором содержащейся в моей памяти информации. А вот Анко наладила с ним контакт.

  Невысокий черноволосый хорошо развитый паренек в футболке ужасной расцветки красного с зелено-синим.

  Я произнес:

  - Здравствуй, Иошихиро.

  Он немного напряженно покосился на Орлицу за моим правым плечом и спросил:

  - Привет, Акио-кун. Ты к кому?

  - Иноичи-сан дома?

  Он посторонился, пропуская нас:

  - Вообще-то нет. Может, пройдете и спросите у Хидеко-сан?

  Пару секунд я обдумывал возможность отправиться на базу АНБУ, а потом согласился с предложением Иошихиро.

  Парень закрыл за нами калитку и повел к дому.

  Дверь нам открыла жена Иноичи, Хидеко.

  - О, здравствуй, Акио-кун!

  Я поклонился:

  - Здравствуйте, Хидеко-сан. - девушка за моей спиной тоже поклонилась, но молча. Я же продолжил: - Мне необходимо переговорить с Иноичи-саном.

  - Он еще на работе, но, если не случилось чего-то непредвиденного, не должен там задержаться и скоро будет дома. Можешь подождать его в гостиной.

  - Благодарю, Хидеко-сан.

  Следом за приглашающим жестом хозяйки мы прошли в дом. Иошихиро, убедился, что все в порядке и, повинуясь незаметному сигналу, отправился по своим делам.

  Хидеко закрыла за нами дверь и произнесла:

  - Проходите, проходите. Будете чай?

  Мы сняли сандалии и прошли в гостиную.

  - Нет-нет. Не утруждайте себя, Хидеко-сан.

  - Ну, что ты, Акио, какие труды? - она вопросительно перевела взгляд на девушку за моей спиной: - Присаживайтесь. - я вел в одинокое кресло, а Сэнго стала за моей спиной: - А покакому вопросу вы пришли к моему мужу?

  Я повернул голову:

  - Сними маску. Хидеко-сан - жена главы моего клана, Иноичи-сана. Он, впрочем как и весь мой клан, служит непосредственно деревне и состоит в специальном дознавательном отряде АНБУ. Вполне возможно ты его видела и неоднократно. Длинноволосый блондин с голубыми глазами.

  Девушка тихо произнесла:

  - Да, господин Акио, был шиноби, подходящий под это описание. - судя по звуку, она сняла маску.

  Я же посмотрел на хозяйку:

  - Ее зовут Сэнго из клана Юки. С сегодняшнего дня она поступила мне на службу.

  Хидеко неожиданно обошла нас по кругу, рассматривая девушку:

  - Очень интересно. Что бы урожденная клана Юки и пошла на службу? В другую деревню и менее знатный клан?

  Сэнго уверенно произнесла:

  - Я видела силу бога в этом мальчике. И мне не зазорно служить тому, кто вернул меня к жизни. А если понадобиться - я отдам жизнь и честь за своего бога. Не колеблясь.

  Хидеко потрясенно села напротив меня:

  - Акио, что происходит?

  Я провел рукой по волосам:

  - Вчера мы с Хирузеном успешно провели первое полноценное возвращение к жизни шиноби, вернув с того света Сэнго Юки. - хозяйка выпучила глаза, а я продолжил: - Сегодня же мы повторили вчерашнее, воскресив шиноби уже нашей деревни, по имени Йоширо.


  Словно рыба, выброшенная на берег, Хидеко целую минуту безмолвно открывала и закрывала рот. В конце концов, он сказала:

  - Я...слышала об одной технике... Ее называют одним из самых страшных наследий Второго Хокаге Тобирамы... ' Кучиесе: Эдо Тенсей' - ее называют нечестивым воскрешением, поскольку для нее необходима человеческая жертва. - голос женщины просел в конце до шепота. Она сглотнула и произнесла: - Неужели Хирузен переступил запрет Тобирамы ради победы в войне? Я не верю...

  Я почти равнодушно посмотрел ей в глаза:

  - Это переработанная версия Эдо Тенсей, основанная лишь на моей силе. Я восстанавливаю трупы с все еще ощущаемой чакросистемой до живых тел. Эдо Тенсей лишь призывает душу из иного мира и воссоздает Источник.

  - Так ты восстанавливаешь тела?

  Я повел перед собой правой рукой, смешав и выделив из ладони лечебную чакру. Словно густой ярко-зеленый туман она, взвихрившись, смешалась с воздухом, очень медленно истаивая в нем. За моей ладонью образовался медленно гаснущий зеленый след.

  - Это несложно. Хоть и чрезвычайно энергозатрат