КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400536 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170341
Пользователей - 91054
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Чернышева: Кривые дорожки к трону (Фэнтези)

довольно интересно, хотя много и предсказуемо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Кузнецов: Сто килограммов для прогресса (Альтернативная история)

Прочёл 100 страниц. Сплошь: "Рыбаки начали рыбачить, рыбный пост у нас..." (баранину ели два раза). На какой странице заклёпки?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Ерзылёв: И тогда, вода нам как земля... (СИ) (Альтернативная история)

Обрывок записок моряка-орнитолога, который на собственном опыте убедился, что лучше журавль в небе, чем синица в жопе.
Искренние соболезнования автору и всем будущим читателям...

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
ZYRA про В: Год Белого Дракона (Альтернативная история)

Читал. Но не дочитал. Если первая книга и начало второй читаемы, на мой взгляд, то в оконцовке такая муть пошла! В общем, отложил и вряд ли вернусь к дочитке.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
nga_rang про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Для Stribog73 По твоему деду: первая война - 1939 год. Оккупация Польши. Вторая, судя по всему 1968 год. Оккупация Чехословакии. А фашизм и коммунизм - близнецы-братья. Поищи книгу с названием "Фашизм - коммунизм" и переведи с оригинала если совсем нечем заняться. Ну или материалы Нюрнбергского процесса, касаемые ОУН-УПА. Вердикт - национально-освободительное движение, в отличие от власовцев - пособников фашистов.
Нормальному человеку было бы стыдно хвастаться такими "подвигами" своего предка. Почитай https://www.svoboda.org/a/30089199.html

Рейтинг: -2 ( 3 за, 5 против).
Гекк про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Дедуля убивал авторов, внучок коверкает тексты. Мельчают негодяйцы...

Рейтинг: +2 ( 6 за, 4 против).
ZYRA про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Судя по твоим комментариям, могу дать только одно критическое замечание-не надо портить оригинал. Писатель то, украинский, к тому же писатель один из основателей Украинской Хельсинкской Группы, сидел в тюрьме по политическим мотивам. А мы, благодаря твоим признаниям, знаем, что твой, горячо тобой любимый дедуля, таких убивал.

Рейтинг: -4 ( 4 за, 8 против).
загрузка...

Блэквилл (Секретные материалы) (fb2)

- Блэквилл (Секретные материалы) 68 Кб, 37с. (скачать fb2) - Автор Неизвестен

Настройки текста:



Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах


Приятного чтения!




Блэквилл

Выходные подошли к концу, но Скалли так и не появилась. Малдер окончательно понял, что она действительно сделала то, что и собиралась: сложила вещи в чемодан, закинула ксиву в дальний ящик шкафа, и натурально уехала отдыхать. Малдеру стало совсем тоскливо…

Вашингтон. Штаб-квартира ФБР, офис спецагента Ф. У. Малдера. 21–32 вечера.

Последний карандаш, слегка скрипнув, втиснул свой граненый бок между стенкой и целой шеренгой своих собратьев. Теперь весь потолок в подвале был желтым, в мелкую полосочку, а ящики стола освободились.

Делать стало нечего.

Вашингтон. Штаб-квартира ФБР, офис спецагента Ф. У. Малдера. 21–35 вечера.

Тишина. Неслышно чертыхаясь, Малдер тычет видеокассетой в щель сломавшегося магнитофона.

Вашингтон. Штаб-квартира ФБР, офис спецагента Ф. У. Малдера. 21–40 вечера.

Тишина. Скрипенье стула. Стук упавшего на пол ботинка.

Вашингтон. Штаб-квартира ФБР, офис спецагента Ф. У. Малдера. 21–41 вечера.

Ничего не происходит.

Пока, Фокс Малдер сидел в своём кабинете и мучался от скуки, его верная напарница в это время неслась по автомагистрали далеко от Вашингтона и от душного и пыльного подвала, который Малдер называл своим кабинетом.

* * *

На этот раз Скалли действительно решила отдохнуть. Она не знала как именно, но зато знала, что отпуск ей нужен. Она не знала, куда и зачем она едет. Остановилась она только тогда, когда в машине, как ни странно, кончился бензин.

А кончился он в небольшом городишке в двух часах езды от Бостона под названием Блэквилл.

Скалли здесь понравилось сразу же. Чистый воздух, речка неподалёку, достаточно милый номер в единственном отеле, который она сняла. А самое главное — здесь её сотовый не работал — "нет связи", — а это значит, что никто не помешает её отдыху…

Приняв душ и отужинав, Скалли улеглась на мягкую, местами проваливающуюся кровать — свидетельницу не одной горячей ночи в этом дешевом отеле. Окно было открыто, легкий ветерок раздувал занавески. Из близлежащего леса раздавался шепот деревьев.

Сон никак не шел к ней. Но у Дэйны был отменный способ борьбы с бессонницей — чтение дешевых любовных романов. Взяв в руки недавно купленную в придорожном магазинчике книжку в глянцевом переплете, Скалли погрузилась в мир "Сладких обещаний" — именно так называлось это произведение искусства. Постепенно буквы стали менее чёткими, всё расплылось, и Скалли одолел глубокий сон…

Тем временем, совсем недалеко от городишки Блэквилл, в большом хвойном лесу, творилось нечто неладное…

* * *

Скалли разбудили звонки ее сотового телефона. "Ну вот, началось. Отдохнула, называется", — недовольно проворчала она. Больше всего ей сейчас хотелось спрятать голову под подушку и не вставать, но не ответить на звонок она не могла.

— Слушаю вас, — довольно резко сказала она, нажав кнопку приема.

Никто не отвечал.

— Алло!

— Уезжай отсюда — произнес незнакомый голос.

— Что? — опешила Скалли, — Кто это?

Но в трубке снова воцарилась тишина. Гудков отбоя не было, но Дэйна поняла, что телефон отключился. На экране горела надпись "Связи нет". Только теперь Скалли вспомнила, что находится вне зоны приема. Этого звонка просто не могло быть, уж не приснилось ли ей? Но она слишком явственно слышала голос. "Уезжай отсюда". Ей стало не по себе. Славное местечко, где отключенный телефон звонит сам по себе!

Скалли решила проверить звонок, поступивший на её сотовый. Так как её средство связи было вне зоны приёма, Дейне пришлось совершить поездку до ближайшего телефона. Телефон в отеле не работал.

— Это специальный агент Дэйна Скалли. Моё удостоверение JTT0331613. Делаю запрос на все звонки, поступившие сегодня на мой сотовый 555-3564, взволнованно выпалила Дэйна.

— Одну минуту… — донеслось с другого конца провода.

"Ну, кто это же это мог быть? Из местных меня никто не знает, а для других мой телефон недоступен", — думала Скалли. Она ожидала услышать: "Вас сегодня ни с кем не соединяли", но ошиблась.

— Откуда был произведён звонок? — чуть слышно спросила Дэйна.

— Из Блэквилла, — прозвучал ответ…

Скалли в полной растерянности повесила трубку. Что же, черт побери, здесь происходит? На всякий случай она решила еще раз взглянуть на свой сотовый. Связи по-прежнему не было. Дэйна с трудом сдерживалась, чтобы не запаниковать. Если бы не подтверждение с базы, она бы решила, что у нее галлюцинации, хотя, возможно, это был бы не самый худший вариант.

Был только один человек, с кем Скалли могла посоветоваться, несмотря на поздний час. Она набрала номер Малдера.

Трубку сняли не сразу.

— Малдер, это я.

— Скалли? Что случилось? Где ты?

— В Блэквилле. Малдер, здесь творится что-то странное. Сначала мне позвонили по сотовому и предложили уехать…

— Это была угроза? — перебил ее Малдер.

— Нет. Скорее это звучало как предупреждение. Но дело не в этом. Сотовый не работает, нет связи! — по голосу было слышно, что она сильно взволнована, — и, тем не менее, звонок был зафиксирован на базе. Местный звонок, а ведь мой номер знают только несколько человек, если даже не принимать во внимание отсутствие связи.

— Откуда ты звонишь?

— Из таксофона.

— Я выезжаю. Возвращайся в гостиницу и жди меня.

Ответа не было.

— Скалли, ты меня слышишь? Скалли!

И снова полная тишина. Бросив трубку, Малдер схватил куртку и выбежал из квартиры.

* * *

Дженни чувствовала себя по-настоящему плохо. Зачем она только согласилась на это. Из-за глупых капризов Девида девушке пришлось пойти на многое, в том числе и на поход в этот лес, где он назначил ей встречу. Именно встречу, а не свидание, на которое так рассчитывала Дженни. Господи, а что скажут родители, когда она придет домой?! Наверное, опять придется врать им, что была у Дэйны. Наконец, среди ветвей показалась подтянутая фигура Девида. Он шел к ней навстречу. Дженни решила проучить его и демонстративно повернулась к нему спиной, мечтая о том, что он к ней сейчас подойдет, обнимет, поцелует и попросит ее руки. Но никто не подошел.

Она ждала… Минуту-две, потом повернулась, чтобы высказать все этому шутнику. Никого не было… "Вздумал со мной шуточки играть" — метнулось в голове Дженни. — "Поймаю — убью". Осмотревшись, она ринулась в чащу.

— Девид! Ты где?! — послышался ее голос в лесной чаще. Но никто не отозвался. После некоторого времени, проведенного в поисках, Дженни остановилась у ветвистой ели, и приклонилась к дереву. Внезапно когтистая рука обхватила сзади ее тонкую шею, и тяжелый бас почти крикнул ей на ухо:

— Уезжай отсюда! Немедленно!

В красивых глазах Дженни исказился ужас. Она, раскрыв рот и преодолев отвращение, со всей силы схватила зубами страшную руку. Ошеломляющий крик поразил лес. Он был такой силы, что его услышали и в Блэквилле, и на автостоянке JOE's, где был телефон, по которому звонила Скалли. Именно этот крик заставил ее кинуть трубку, где слышался взволнованный голос Малдера. Она бегом ринулась к машине, быстро завела ее и ринулась по шоссе в сторону, откуда, по ее мнению слышался крик…

Несмотря на ужас, охвативший ее, Дженни нашла силы вырваться и убежать от страшной руки. Ветви царапали ее лицо, кусты мешали бежать, но она отчаянно мчалась по направлению к шоссе. Крик сзади уже стих. Но ей было еще страшно, поэтому она и бежала к дороге. И вот тускло освещенное шоссе появилось между густых ветвей. Девушка ринулась к нему…

* * *

Малдеру пришлось вернуться домой, забрать документы и деньги, так как никто в аэропорту не поверил ему, что он агент ФБР и едет спасать напарницу, находящуюся неизвестно где. Да и не знал он, где Скалли. Приехав домой, он раскритиковал самого себя за поспешность, и Скалли за то, что поехала на край света, мол, отдохнуть захотелось. Разузнав, откуда ему звонила агент ФБР Дэйна Скалли, сложив вещи в чемодан и осмотрев критическим взглядом свою, давно не убираемую квартиру, он со спокойной душой вышел из нее…

* * *

"Вот это да, я и не думала, что могу так орать", — подумала Пола, — "Здорово же эта змеюка меня цапнула, чуть палец не откусила". Морщась от боли, она стянула перчатку, изображающую когтистую лапу. Она купила ее сегодня утром за 4 доллара 99 центов в магазинчике, где продавались подобные штучки — от вставных челюстей с клыками до резиновых масок монстров. Купила после того, как узнала о предстоящем свидании Дженни с Девидом. "Черта с два ты его получишь, голубушка", — думала Пола, — "В конце концов, Девид поймет, что ему нужна я, а не эта мямля. Трусиха несчастная, вон как рванула, только пятки сверкали. Я и не ожидала, что все так легко получится".

* * *

Скалли резко повернула руль влево, чтобы не сбить человека, выскочившего из леса прямо под колеса ее машины, — при этом она сама едва не вылетела с трассы, — и, остановившись, выбралась наружу. Фигура метнулась к ней и в свете фар Скалли увидела, что это молоденькая девушка, не старше 17 лет, совершенно ошалевшая от ужаса.

— Там… там… — только и смогла произнести она, вся дрожа. Скалли двинулась было в ту сторону, откуда она прибежала, но та вцепилась в нее бульдожьей хваткой.

— Нет! — истерично взвизгнула Дженни, — Не оставляйте меня одну!

— Закройся в машине, — велела Скалли.

Пару Секунд Дженни колебалась, ей очень не хотелось снова оставаться одной, но идти назад в лес, где скрывается жуткое чудовище… нет, ни за что! Она послушно забралась в машину и заперла дверь.

Прошло около часа. Скалли так ничего и не нашла в лесу и решила возвратиться к своей машине. То, что она увидела, было ужасно…

Задние боковые стёкла автомобиля были выбиты так, как будто их там и вовсе не должно было быть. Дэйну охватила тревога. Она приблизилась к машине и… увидела на заднем сиденье большое кровяное пятно. Специальный агент, она сделала немало вскрытий в своей жизни и уже должна была привыкнуть к таким вещам. Дэйна была в полной растерянности….

* * *

Примерно через три часа Малдер уже нёсся по шоссе. Позади был перелет до Бостона, и теперь под колесами арендованной машины разворачивалась темная лента асфальта.

* * *

Скалли чувствовала себя виноватой в том, что случилось с девушкой. Ну, зачем она оставила ее в машине, будь она рядом, ничего, возможно, не случилось бы. "Прекрати", — приказала она себе, — "Оставить ее здесь было оптимальным вариантом. Откуда ты могла знать, что в запертой машине она не будет в безопасности? Невозможно все предвидеть. Да и, окажись ты здесь, то ничем не могла бы помочь".

Но угрызения совести не оставляли ее.

Скалли чувствовала себя совершенно разбитой. Все происходящее застало ее врасплох. Она собиралась отдохнуть, расслабилась и совершенно не была готова к такому повороту событий. Она села на водительское сиденье и, положив руки на руль, бессильно опустила на них голову.

И в этот момент снова зазвонил сотовый.

Скалли чуть не подпрыгнула, услышав этот звук. Она взяла телефон осторожно, словно боялась, что он может укусить. На экране мерцала все та же надпись, уведомляющая об отсутствии связи, однако звонки не умолкали. Скалли нажала кнопку приема.

— Слушаю.

— Уезжай, пока не поздно. Скорее.

— Кто вы? Как вы смогли позвонить мне?

Полная тишина. Скалли отключила телефон и убрала его в бардачок. Ей уже не было так страшно, как прежде, она была слишком вымотана для сильных эмоций.

* * *

Малдер думал о происшедшем, о том, почему оборвалась связь во время последнего разговора со Скалли. И в голову ему начинали лезть всякие неприятные мысли. Он тут же вспомнил, как неизвестные похитили его сестру Саманту, как убили его отца. "Ничего. Всё будет в порядке. Я найду Скалли", — размышлял Малдер. "Найду… найду… найду" — как будто эхо откликнулось в его подсознании. А между тем время шло. Фокс и не заметил, как проехал сто двадцать миль.

Через пять минут вдалеке он увидел огни автомобиля. Когда он подъехал уже почти вплотную, понял, что это автомобиль Скалли. Малдер через секунду увидел и саму Скалли.

— Малдер, ты не представляешь, как я тебе рада!!! — закричала Дэйна, почти не слыша от ужаса своего голоса.

Малдеру стало жалко напарницу. Он принял её в свои объятия.

— Ничего, всё нормально, всё пройдёт, — успокаивал он её.

— Это… это… — взволнованно затараторила Скалли.

— Тебе надо отдохнуть, возможно, поспасть — прервал её Малдер.

Спустя некоторое время оба агента уже были в отеле.

Администратора почему-то не оказалось на месте, и они прошли в номер Скалли никем не замеченные (по крайней мере, им так показалось). По дороге Скалли успела рассказать напарнику обо всем, что с ней произошло.

— У тебя есть какие-нибудь соображения? — поинтересовалась она, когда они вошли в номер, при этом ей удалось незаметно запнуть под кровать томик в глянцевой обложке, пока Малдеру не стало известно о ее литературных пристрастиях.

— Пока что у меня одно соображение — тебе нужен хороший отдых, — ответил он тоном, не терпящим возражений.

— А как же та девочка, надо выяснить, что с ней случилось, ей нужна помощь!

Малдер покачал головой:

— Не нужна. Ты видела кровь на сидении. Скалли, ты же врач и лучше меня знаешь, что человек, потерявший столько крови, не мог остаться в живых.

Скалли расплакалась.

— Она просила не оставлять ее одну, — всхлипнула она.

Дэйна позволила Малдеру обнять ее, и продолжала молча плакать, прижавшись лбом к его груди, пока он гладил ее по голове и утешал, как маленькую девочку.

— Не надо, Скалли, не плачь. Это не твоя вина, — повторял он.

Постепенно она успокоилась и перестала всхлипывать.

— Давай-ка ложись спать. Я посижу с тобой, — сказал Малдер.

Скалли, не раздеваясь, легла, укрылась пледом до самого подбородка и закрыла глаза. Малдер легонько коснулся губами ее лба.

— Спокойной ночи, Скалли.

— Малдер, — сонно пробормотала она.

— Что, солнышко?

— Спасибо тебе.

Она так устала, что заснула почти сразу.

Малдер еще немного посидел рядом с ее кроватью, обдумывая план дальнейших действий. На помощь полиции особо рассчитывать не приходилось — он на собственном опыте усвоил, что полицейские из таких вот заштатных городишек недолюбливают "столичных умников", а федералов и вовсе на дух не переносят. Придется действовать в одиночку, но ничего, не в первый раз. Для начала Малдер хотел еще раз осмотреть машину Скалли, поэтому, убедившись, что напарница крепко спит, он запер дверь номера и отправился на стоянку.

От задних боковых стекол не осталось и следа. Малдер открыл дверцу и посветил фонариком в салон. Странно: если не считать большого пятна на сидении, следов крови совсем нет. А ведь они обязательно должны были остаться на одном из окошек, через которое вытаскивали тело — дверцы были заперты, так что окошко было единственным путем. При условии, что тело вообще вытащили, а уж этом сомневаться было затруднительно — не испарилось же оно, в самом деле.

Стоп! А это что такое? Малдер нагнулся, чтобы получше рассмотреть свою находку, и в этот же момент кто-то сзади ударил его по голове.

* * *

Последнюю ночь в своей жизни Девид провел совсем не так как рассчитывал. А по началу все шло как по маслу — по намеченному Полой плану. Его, конечно, немного доставало навязчивое приставание Дженни, но в принципе молодой и здоровый парень легко бы справился с двумя поклонницами сразу. Но Пола просто зверела при упоминании даже имени Дженни и иначе, чем похотливой кошкой, ее не называла. А между тем Девид и Дженни ни разу не зашли дальше, чем позволяла просто дружба. Другое дело Пола. Эта девчонка была неистовой во всем.

Именно ее план и претворял сейчас Девид в жизнь. Он назначил Дженни свидание в темном лесу, окружавшем его родной городишко на много миль. Он опоздал немного к назначенному часу, поскольку был уверен, что Дженни не рискнет пойти ночью в лес. И это ее-то Пола называет трусливой мямлей, и хочет напугать? Увидев, что Дженни отвернулась от него, он приготовился загладить свою вину. Девид ускорил шаг и вдруг с размаха налетел на какое то препятствие. Ощущение было такое, словно он врезался в столб мягкой упругой резины. И липучей к тому же.

Он успел крикнуть, еще не зная, что его никто не услышит. И тут же почувствовал, что кто-то или что-то отрывает его ноги от земли. Тело сковывал упругий кокон, похожий на мелкую резиновую сеть. Движение прекратилось и он увидел, что находится на крыше старой ратуши Блэквилла.

Девид повернул голову, только ей он мог шевелить более или менее свободно.

Рядом на корточках сидел незнакомый ему человек. Лунный свет придавал его коже зловещий оттенок. Девид завертелся и увидел, что за колокольней притаились еще несколько теней.

— Ну, приступим, — сказал незнакомец. Лунный свет отразился на его длинных клыках.

Незнакомец ловким движением повернул голову мальчика в сторону и склонился к его шее. До слуха Девида донесся чей то хриплый крик, сам же он больше ничего не слышал…

* * *

Джеронимо, знал, что в этом городе он не задержится. Город маленький, и жить в нем столетия не имело никакого смысла. Он приехал сюда не так давно из далекой, ныне уже несуществующей страны, спасаясь от диктатуры и надвигающейся войны с Германией. Некоторое время он жил в Нью-Йорке, думая, что в большом городе легче скрыться.

Но его необычный рацион питания привлек к себе внимание местной полиции, занимавшейся поиском очередного убийцы-маньяка, каким-то неведомым образом извлекавшим из жертв кровь. Конечно, убийцу считали психопатом, помешанным на вампирах — как еще можно было объяснить две маленькие дырочки на шее каждой из жертв.

В то время в Нью-Йорке было немало вампиров и из других государств Европы. Все-таки, там начиналась война, а здесь, в Америке, в стране новых возможностей (в том числе и для вампиров), было гораздо спокойней.

Вампирам вовсе не нужно много есть. Им достаточно несколько десятков людей, чтоб спокойно прожить месяц. Да и обычной пищи они не чурались. Но когда «их» много в одном городе, то не очень легко остаться замеченным. Джеронимо, приехав сюда, в Блэквилл, начал очередную новую жизнь.

Вампиры (хотя себя здесь в Блэквилле они звали Командой), были щедро одарены природой и имели множеством возможностей, делавших их почти что богами в понимании людей.

Но за все надо платить, и ценой за божественность стала малочисленность их племени. Все это еще более усугубилось именно сейчас, в двадцатом веке. По неизвестной причине, они — контроллеры за численностью людей, стали вымирать… Их осталось совсем немного. Но все они были уверены — придет и их век. А пока он ждал его здесь, в Блэквилле, работая для прикрытия владельцем администратором единственного в городе отеля.

Раньше он был осторожней, и уезжал кормиться далеко за пределы "родного городка". Друзей у него не было, жены — тем более, поэтому объяснять, куда он отлучался, приходилось редко. Но он обленился. Да и не мог он постоянно уезжать из города "по делам" — все-таки для всех ему было уже 74 года (всего-навсего на 700 лет меньше, чем на самом деле). Пошли бы слухи, а он этого не хотел.

Та рыжая женщина ему сразу не понравилась. Внутреннее чутье, которым так щедро одарила его природа, сразу же сказала ему — она принесет неприятности. Рыжий цвет ее волос приводил его в бешенство, но он не подавал виду. Но он пытался запугать ее! Почему она так странно отреагировала на его звонки?

Ей всего-то надо было собрать вещички и умотать в любом направлении, в каком — ему неважно. Но вместо этого она помчалась на заправку, позвонила какому-то Малдеру, наверное, нет точно, тому самому, кого он стукнул у машины. Еще эти дети тут… Он уже не рад был, что убил этого мальчика. Правда, жалости к нему он не испытывал, потому, что он был человек, а людей он презирал за их ничтожность. Одним человеком меньше, одним больше — какая разница. Они ж плодятся как кролики!

И этот Малдер еще… Придется и его убить. Или не убивать. Вдруг его начнут искать… Тогда уж точно доберутся до него. Это ему не подходило. Ну, ничего, он пока подождет, тем более он не голодный.

А там посмотрим…

* * *

Проснувшись рано утром, Скалли обнаружила, что ее напарник исчез. Сумка с его вещами осталась в ее комнате не распакованной. Она попыталась разведать у хозяина отеля, куда мог деться Фокс Малдер, и кто видел его в последний раз. Однако старый хрен практически послал ее к черту. Скалли решила, что он видел как вчера вечером они в обнимку с Малдером поднимались по лестнице к ней в номер, и сделал соответствующие выводы. Дэйна не имела ни малейшего желания затягивать беседу с этим поборником морали, решившим, что приезжая дамочка разыскивает сбежавшего приятеля. Но делать было нечего, пришлось доставать удостоверение сотрудника ФБР и уже с полным правом требовать уважения к себе и посильного содействия. Однако результат был нулевой.

Скалли решила осмотреть еще раз свой многострадальный серебристый Олдсмобиль и отправилась на стоянку.

Обойдя машину сзади, Дэйна обратила внимание на рассыпанные по асфальту семечки.

"Если предположить, что здесь был Малдер, то вряд ли он вытряхивал карманы в столь неподходящем месте. Значит можно сделать с большой долей вероятности вывод о том что семечки ВЫПАЛИ из кармана его пиджака. А выпасть они могли…"

Сердце Скалли противно сжалось. Однако никаких других следов борьбы Скалли не обнаружила.

Ну что ж придется обратиться к местным органам власти.

* * *

Шериф Блэквилла, мистер Генри Саттон, заканчивал свой первый завтрак, когда на кухню зашла его жена и сказала, что звонили из полицейского участка, и сообщили, что его там ждет агент ФБР.

Ругая почем зря свою глупую секретаршу Мэгги, благодаря которой все новости становились достоянием гласности спустя 10–15 минут после их свершения, Саттон направился в свой офис. Хотя у его секретарши и было одно несомненное достоинство, а именно — роскошная задница, самая выдающаяся достопримечательность полицейского участка Блэквилла.

Агент ФБР в Блэквилле — это что-то новое! Последний раз живых агентов ФБР Генри Саттон видел на семинаре по проблемам сексуального преследования в Бостоне. После этого семинара все выдающиеся части тела Мэгги отдыхали спокойно недели 4. Затем к взаимному удовольствию все вернулось на круги своя…

— Пропал агент ФБР? — переспросил Саттон, пытаясь отвлечь свое внимание от переваривания только что поглощенной яичницы, — Здесь, у нас?

— Послушайте, я же вас спрашиваю, не случилось ли за последнее время здесь в вашем городе (Скалли едва успела придержать язык, который хотел ляпнуть "в этой дыре") чего-нибудь необычного. Какие-то неординарные события…

— Но, мэм, городок этот, прямо скажем событиями не богат, что тут может быть? Вчера вот драка на танцульках была, а неделю назад у старого Крейга ребята пива перебрали, так соседи на шум жаловались…

Скалли завела глаза на небо.

Внезапно дверь участка распахнулась и в него ворвалась женщина лет 50 на вид, одетая явно наспех.

— Мой мальчик! — закричала она, — Девид! Он не ночевал дома и я нигде не могу найти его!

— Что случилось, миссис Валевски? — спросил Саттон, неодобрительно поглядывая на Мэгги, которая вся обратилась в слух.

— Девид не ночевал дома!

— Ну, парню вашему уже 17… Может быть он где и…

— Что вы такое несете мистер Саттон! У меня порядочный мальчик! Я за вас голосовала не для того, что бы вы надо мной смеялись! И ты, что вытаращила свои бесстыжие глазищи? — миссис Валевски повернулась к Мэгги, — Думаешь я не знаю с кем ты трахаешься?!

Тут только мать Девида заметила постороннее лицо в участке, то бишь Скалли, которая никак не ожидала такой бури страстей в городе, который казался таким мирным 5 минут назад…

Следом в участок прибыла заплаканная мать Дженни с аналогичным известием.

* * *

Хотя земное существования Девида закончилось так бесславно, он не испытывал печали по этому поводу.

Гораздо большую печаль вызывал у него вид тела Дженни. Увы, она была мертва. Тот из них, кто сделал это — был новичком. Неверное движение и кровь из перебитой артерии устремилась не к жаждущему рту, а на сиденье машины. Малыш Клайд испытывал неловкость по этому поводу. Он, конечно, насосался теплой крови, но вытащить тело из машины не смог. Пришлось звать Первого, Джеронимо, того, кто дал вторую жизнь ему, Клайду, и Девиду. А были еще два — Второй и Третий.

Все вместе они были Команда. Девид стал Пятым.

В то время когда Джеронимо вытаскивал тело Дженни из машины и нес его в лес, Девид был мертв. Потом, когда вся компания наслаждалась остатками крови Дженни, Девид все так же был мертв. Да и сейчас смотря на ее тело, судьбу которого и обсуждала сейчас Команда, Девид не мог понять, что с ним происходит.

Джеронимо не собирался, да и не мог плодить вампиров в этом городе. То что их было трое — его вполне устраивало. Затем появился Клайд. Такое уже бывало. Иногда на несколько дней, даже месяцев убитые им люди воскресали для второй жизни. Ненадолго. Потом наступал неизбежный конец. Новички были забавными. Они развлекали Джеронимо. Клайд просуществовал уже два месяца. Он питался остатками крови жертв Джеронимо. И вчера ночью совершил свой первый АКТ. Несколько неудачно. А тут еще «ожил» Девид. Два раза подряд такое совпадение было довольно редким. Но у Джеронимо было средство остановить этот процесс.

* * *

К тому времени, как шериф Саттон выслушивал историю об исчезновении Дженни Таккер, миссис Валевски подходила к дому Полы, полная решимости добиться от подружки сына, куда он мог исчезнуть. Дверь ей открыл отец Полы — высоченный, грузный и почти совершенно лысый мужчина, чей необъятных размеров живот красноречиво свидетельствовал о давней и страстной любви к пиву (он и сейчас держал в руке банку со своим любимым напитком, уже четвертую по счету, несмотря на то, что день только начинался).

С самого утра Роджер Смайли был не в лучшем расположении духа — эта негодяйка Пола не ночевала дома. Она и раньше, бывало возвращалась за полночь, но чтобы вообще не явиться, это уж слишком. Вместо того, чтобы навести порядок в своем свинарнике и приготовить отцу завтрак она шляется неизвестно где. Давно пора задать ей хорошую трепку, чтоб не забывалась. А тут еще мамашу этого… как его… нелегкая принесла.

— Мистер Смайли, мне нужно поговорить с Полой, — решительно заявила Майра Валевски, не сочтя нужным поздороваться.

Роджер Смайли окинул ее мрачным взглядом и пробурчал:

— Ее нет дома.

— Когда она вернется?

Он не спеша отхлебнул пива, явно не торопясь отвечать.

— А я откуда знаю?

— Как это "откуда я знаю"!? — не выдержала миссис Валевски, — Вы ее отец! Вас не интересует чем занимается ваша дочь?

— Поле скоро 17, я, между прочим, в этом возрасте зарабатывал себе на жизнь, так что и ей нянька не нужна.

— Да уж такой оторве, как ваша дочь, нянька не нужна! — сорвалась она. — Это она совратила моего сына! Если бы только Девид не связался с ней! С ним бы ничего не случилось, он сейчас был бы дома!

Упоминание о дочкином ухажере окончательно взбесило Роджера Смайли.

— Убирайся-ка подобру-поздорову, — зарычал он, — И нечего мою девку трогать, за своим бы присматривала получше. Если хоть раз его возле Полы увижу — ноги поотрываю!

Он грохнул дверью прямо перед носом у рыдающей миссис Валевски.

Так вот, значит, почему она не ночевала дома! Опять шляется с этим щенком Валевски. Ну, наградил Господь доченькой, вся в свою мамашу. Та сбежала с проезжим молодцем, бросила мужа и четырехлетнюю дочь и эта, глядишь, такая же вырастет. Ну, пусть теперь только вернется, он ей так задаст, что неделю сидеть не сможет.

* * *

Удар оглушил его, но не лишил сознания. Он растянулся на асфальте сжимая в руке свою находку. На спину прыгнул кто-то здоровый. Малдер, попытался вывернуться от цепких рук незнакомца, но тот обладал невероятной силой. Борьба продолжалась уже несколько минут, когда Джеронимо удалось схватить агента за горло…

Джеронимо подавил желания тут же вонзить зубы в обмякшее тело. Убедившись, что мужчина действительно без сознания, Джеронимо встал и достал из кармана свою ловчую сеть. Эта вещь досталась ему в наследство от времен более цивилизованных.

Он привычными движением размотал свой узелок и накинул тонкую, но прочную паутину на Малдера. Сеть словно ожила, почуяв прикосновение к незащищенной коже. Джеронимо взлетел вверх, держа в руке концы сети. Новая жертва была потяжелей мальчишки. Но он справился. Он всегда справлялся. Ночь давала ему особые силы.

Он знал, где спрятать пленника. В самой глубокой чаще леса, стояла давно забытая всеми хижина. Может быть, здесь жили лесорубы лет 100 назад, а может скрывался от правосудия какой-нибудь преступник. Джеронимо не знал этого. Но хижину приметил давно. И теперь именно здесь собиралась его Команда. Сюда несколько часов назад он принес Дженни. Сюда следом за ней прилетел Девид.

По дороге он размышлял в какую передрягу попал, и не пора ли рвать когти из этого города.

* * *

Малдер никак не мог проснуться от кошмарного сна. Он летел на самолете, который начал внезапно проваливаться в глубокую яму. Все вокруг него прыгали за борт и над каждым раскрывался огромный купол парашюта. А он никак не мог последовать за всеми, поскольку не мог расстегнуть привязной ремень на кресле: внезапно он понял, что связан по рукам и ногам на самом деле. Нос ощутил запах прелой хвои, бок почувствовал колючие ветки. Он увидел, что лежит в большом шалаше. Крыша была дырявая, сквозь ветки сверкали звезды. Он решил пока не подавать признаков жизни, поскольку услышал голоса на поляне перед шалашом.

* * *

Увидев тело второй девушки, Джеронимо рассердился. Что это их всех сразу на самодеятельность потянуло? Ну ладно Малыш, совсем неопытный, к тому же обращенный, но для Второй и Третьего это было непростительной глупостью. И кто же это из них так отличился?

— Как это понимать? — сурово спросил он, указывая на распростертое на траве тело.

Вперед выступила Зара — Вторая. В лунном свете ее глаза сверкнули красными огоньками.

— Я была голодна, — с вызовом ответила она.

— Ты, кажется, забыла золотое правило — не гадить там, где живешь.

— Ты первый его нарушил, — усмехнулась она.

Теперь он и сам понимал, что не стоило трогать мальчишку, но эта ошибка все равно не давала ей права следовать его примеру. Ведь она нарочно это сделала, чтобы показать, что она ничем не хуже его. Зара с самого начала была ненадежна. Будучи слишком честолюбивой, она неохотно признала его главенство и подчинялась лишь в силу необходимости, поскольку он был намного старше и сильнее.

— Вы забываете об осторожности, — Джеронимо повысил голос.

— Осторожность, — презрительно фыркнула Вторая, — Кого ты боишься? Этих что ли? — она кивнула на тела.

— Что ты о них знаешь? Ты считаешь себя очень сильной и опытной, а на самом деле ты глупая самоуверенная девчонка.

— Мне уже больше двухсот лет!

— Не «уже», а «еще», дорогая моя, — снисходительно улыбнулся Джеронимо. — И ты не получила ни малейшего представления, насколько эти ничтожные создания могут быть опасны. Древние были великой цивилизацией уже в то время, когда люди только познавали основы мирозданья. Люди почитали их как божеств и приносили им жертвы. И что сейчас осталось от великих Древних? Вы, жалкие потомки могущественной расы, не имеющие и представления о былой славе нашего народа, не способные ни на что, кроме примитивных трюков вроде гипноза! Да и таких осталось не больше 2–3 сотен во всем мире. А почему? Потому что эти жалкие слабые создания нашли наши слабые места, узнали как нас можно убивать и уничтожили почти всех. Мы недооценивали их и жестоко поплатились за свою ошибку. И потому те немногие, кому посчастливилось уцелеть, никогда не должны забывать об осторожности, если хотят выжить. Сейчас это не так сложно, как было еще пару веков назад, люди забыли о нашем существовании и все, что требуется — это не светиться так явно, как сегодня сделали вы.

Джеронимо задумчиво покачал головой. Видимо, все-таки придется уезжать. Жаль, в этом городке ему так спокойно жилось, да и не любит он серьезные перемены. И Команду жаль — до Малыша и Пятого ему не было никакого дела, они всего лишь обращенные, такие все равно долго не живут, а вот Зара и Третий — Транквиний — из настоящих урожденных. Но делать нечего, Зара со своей самоуверенностью рискует не только своей жизнью, но и всеми ими, а ему еще хочется пожить. Жаль глупую девчонку, но попадаться из-за ее глупости он не намерен.

* * *

Скалли покинула полицейский участок в раздерганных чувствах. Она чувствовала, и это не придавало ей никакой радости, что отпуск ее накрылся, а также придется искать её очень пытливого напарника без помощи шерифа, который всем своим видом последние 15 минут показывал ей, что федералов видал он понятно где.

Начинал накрапывать дождик. Похоже, в этом городе он шел всегда. Медленно идя по улицам она завернула в сторону своей гостиницы, тайно надеясь, что все-таки появился Малдер (а также взять зонт все-таки она не сахарная), и увидела, как из гостиницы выбежал хозяин и, промчавшись мимо нее, завернул за угол магазина. Дэйна сделала два шага по направлению к гостинице и остановилась.

* * *

…Миссис Валевски не находила себе места от беспокойства. Девид так и не появился. Она, конечно, понимала, что её сын уже не маленький, он и раньше оставался ночевать у друзей или гулял до утра, но всегда предупреждал хотя бы запиской, даже если они в тот день крупно ссорились. А тут ещё и этот идиот Смайли, которому наплевать на собственную дочь (не удивительно, что жена от него ушла, терпеть такой характер не в силах никто), вместе с «шерифом» Саттоном, якобы оберегающим порядок в их городке, а на деле не вылезающим из своего кабинета чаще раза в месяц (в тот день, когда Мэгги брала выходной) добавили своё… Миссис Валевски надела плащ — дождевик и решительно направилась к церкви. Святой отец не раз утешал её после ссор с Девидом, поможет он и сейчас.

* * *

Отец Мэтью после ухода миссис Валевски серьёзно задумался. Похоже, предчувствие его не обмануло, и в этом местечке действительно что-то неладно. Пропали несколько подростков, да к тому же эта сцена на стоянке… Он стоял слишком далеко и не видел подробностей, но, скорее всего того человека действительно ударили. Что ж, это дело действительно может загладить его предыдущую вину перед братьями из "Второго пришествия". К тому времени как Господь вернётся на Землю, необходимо уничтожить как можно больше слуг дьявола и тогда достойнейших ждёт рай.

Мэтью очень надеялся быть достойным.

* * *

Дэйна сделала два шага по направлению к гостинице и остановилась. Что-то в облике хозяина показалось ей странным и пугающим. Она быстро оглянулась, но толстая приземистая фигура уже исчезла, и улица была пустынна. Дэйна машинально тронула рукой цепочку с маленьким распятием, и оно показалось ей непривычно горячим. "Вот что значит шляться под дождем! Неужели температура? Ох, только не сейчас!".

Перед входом в гостиницу Дэйна задержала шаг и мысленно поклялась себе расправиться с Малдером за его несвоевременную отлучку самым страшным способом, какой только может быть доступен воображению — к примеру, написать Скиннеру рапорт с просьбой направить ее (с постоянным напарником, конечно) на семинар командных игр по развитию ассоциативного мышления. "Башня из мебели покажется тебе там цветочками, хе-хе-хе!" — ехидно подумала Скалли, вспоминая содержание этого тренинга.

Подбодрив себя подобным образом, Скалли вошла в мотель и подошла к стойке. Хозяина не было. Скалли удалось отловить коридорного, который выдал ей ключ от комнаты и сообщил, что мужчина из номера 103 не возвращался, не звонил и записок не оставлял. Скалли позвонила Малдеру на сотовый — телефон не отвечал. Дэйна почувствовала прилив настоящей паники — шутки кончены, похоже, ее партнер попал в серьезную переделку.

Внезапно ей пришла в голову мысль о том, что не мог ли Малдер направиться этой ночью к месту пропажи Дженни, чтобы самостоятельно исследовать происшествие и к утру приготовить ей труп для вскрытия или, на худой конец, развеселую теорию типа нападения стаи вампиров на мирный городок?

Выругав себя за напрасную трату времени с шерифом, Скалли выскочила из отеля и прыгнула в автомобиль.

Скалли быстро вырулила на главную улицу, но перед полицейским участком ей пришлось затормозить — картина, которую она увидела перед входом, была действительно впечатляющая.

* * *

Там была драка. Причем, шериф Блэквилла явно не имел шансов на успех, поскольку отец Метью отличался завидной комплекцией и проводил много времени в тренажерном зале поджидая Судный день. Зрителей было человек пять, но шум привлекал все большее и большее внимание. Скалли увидела миссис Валевски, которая спешил со всех ног к месту побоища. Еще бы. Увидеть, как грозу Блэквилла катают по пыльной улице — не каждый день такое случается. Скалли выскочила из машины и бросилась поддерживать слабеющего представителя закона. После предупредительного выстрела вверх, на нее обратили внимание и драка прекратилась. Шериф, весь красный от стыда и унижения поднялся на ноги.

— Что произошло?! — требовательно спросила Скалли

— Этот старый проповедник, решил, что я слуга дьявола в этом городе.

— Ты вампир! — завизжал отец Метью, — я сам видел в окно, как ты пытался совершить свое грязное дело с этой невинной девушкой! Ты мог бы подождать прихода ночи, как и положено порядочному вампиру! Но ты впился в ее горло при свете Божьего дня!!!

"Невинная девушка" густо покраснела и потупила голову. Когда, наконец, надоедливая агент ФБР убыла восвояси, Мэгги и Генри занялись тем, чем им давно хотелось…

Скалли опустила пистолет и закусила губу, что бы не расхохотаться прямо тут. Давясь все же от смеха, она как-то незаметно боком вскочила в свой Олдсмобиль. Машина со скрипом развернулась и умчалась прочь. Тут она, наконец, дала волю несколько истеричному смеху. Отсмеявшись, она сосредоточила свое внимание на управлении. Благо встречных машин не попалось, пока ее автомобиль выделывал замысловатые зигзаги на дороге. Поняв, что от шерифа ничего не добьешься сегодня — она направилась в лес, что бы на месте проверить возникшую у нее версию.

* * *

Но, увы, все было напрасно. Она провела весь длинный дождливый день в мрачном лесу. Осмотрела место происшествия еще раз, исследовала все подозрительные поляны в округе, но ничего не нашла.

Вечером, в гостинице, она решила, что нужно сообщать в бюро и вызывать помощь. Она как раз обдумывала, как объяснить то, что они вместе с Малдером оказались в забытом Богом городе, одни, при странных обстоятельствам, когда кто-то постучал в дверь.

Скалли скинула с головы мокрое полотенце, пригладила вымытые волосы и открыла дверь.

На пороге стоял Малдер.

Костюм его был измят, и весь в хвое и прочем лесном мусоре. Волосы взъерошены. Но выражение бледного лица было спокойным.

— Можно я войду? — спросил он, как-то нерешительно.

— Да, конечно, Малдер. — Скалли отступила в сторону. — Заходи. Что случилось?!

— Случилось? — переспросил он как-то отрешенно. — Я…

Он пытался вспомнить что случилось, но в сознании осталось только драка на стоянке, потом темнота, какие — то смутные разговоры, падение в ночь, и, что-то еще, что-то неприятное, отвратительное…

И еще болела шея.

Скалли просто физически почувствовала, как адреналин заполняет ее кровь. Он шлялся где-то больше суток, она тут думала невесть что, а он…

Она набрала в грудь побольше воздуха.

— Я… Меня ударили по голове, по-моему. И потом я был в лесу. Долго шел.

Малдер сокрушенно взглянул на свой костюм.

— Я должен был прийти к тебе. Потому что, только ты сможешь мне помочь.

Скалли выдохнула воздух обратно. В ней заговорил врач.

— Ударили по голове? — Она потянула Малдера за рукав к креслу. — Сядь сюда, я тебя осмотрю.

Действительно на затылке она обнаружила гематому. Крови не было. Она нежно взяла Малдера за подбородок и подняла ему голову вверх. Зрачки были расширены до предела. Ей сразу пришла в голову мысль о каком-то препарате.

— А это что? — она увидела следы крови на рубашке. Скалли уверенными движениями развязала галстук (все же у нее был брат, на котором можно было попрактиковаться в таком важном деле).

Лицо Малдера скривилось. Он немного отвел голову.

— Больно?

Ну, вот, наконец.

Дэйна Скалли почувствовала, как онемели ее руки.

— Что там? — спросил Малдер, отстраняя ее рукой.

— Это очень похоже на укус.

"Причем не любовный" — подумала она про себя.

Малдер встал и направился в ванную комнату. Почему-то ему не хотелось смотреть в зеркало. Он ополоснул руки. Потом все же, пересилив себя, поднял голову. Глаза слепил свет, отражавшийся в кафеле. Словно сквозь туман он рассмотрел, что на шее, имеют место быть две небольшие ранки. Кожа вокруг немного припухла и было больно.

— Постарайся припомнить, что произошло?! — Скалли открыла дверь.

В руках у нее была склянка с йодом и лейкопластырь. Видимо она сбегала к машине.

В голове Малдера было абсолютно пусто. Он позволил ей обработать следы неизвестно чего на шее.

— Как ты себя чувствуешь? — продолжала суетиться она возле него.

— Не знаю даже. Холодно тут. — Он зевнул. — Я пойду, наверное, посплю немного.

* * *

Скалли проследила, чтобы ее напарник устроился в своем соседнем номере как полагается. От еды и питья он отказался, но согласился принять душ и улечься в кровать. Теперь она сидела у его кровати держа в руках его руку. Убедившись, что он уснул, Скалли вернулась к себе.

* * *

Длинные лунные тени переплелись в причудливую сеть на земле. Танцуя, она подошла к нему. Полные негритянские губы улыбались странной, жадной улыбкой.

— Я хочу, что бы тебе было хорошо — шепнула она ему на ухо.

Он не мог шевельнуться, что-то мешало. Трудно было даже дышать полной грудью. Он помнил, что несколько часов назад пытался вырваться из опутавшей его паутины. Но сеть затянулась еще сильнее. Сначала было мучительно больно, затем тело онемело. Старый толстяк (где-то он его видел) склонился к нему. Притворятся больше не было смысла и Малдер открыл глаза.

— Извини, — услышал он. — Так будет лучше для всех.

Красные глаза вспыхнули в темноте. Малдер попытался откатиться в сторону, когда увидел в руке старика шприц.

— Не надо! Пожалуйста!

Сеть, словно живая впилась в тело. Он даже не почувствовал укола тонкой иглы.

* * *

А теперь ему были отвратительны прикосновения ее холодных губ. Словно что-то склизкое скользило по шее…

Страх, вернее ужас раздирал ему сердце.

* * *

Зара была благодарна Джеронимо за подарок. Он сказал, что покидает их, но хочет, что бы о нем не забывали.

Она не знала, что теплая кровь, которую она только что пила, содержит сильнейший яд. Сильнейший для вампиров.

Зара подняла голову. На пороге хижины стояли остальные члены Команды.

* * *

Джеронимо предупреждал эту 200 летнюю девчонку, что не позволит с собой шутить. Теперь все устроится наилучшим образом. После Зары наверняка остальные тоже приложатся к телу. А этот агент ФБР, если конечно сможет, — продолжал размышлять Джеронимо, — придет к своей рыжеволосой напарнице. Не зря же она так беспокоилась о нем.

И раз уже покидать эти места, неплохо было бы разобраться со старым врагом — отцом Мэтью.

Да и просто порезвиться напоследок.

А обращенные исчезнут со временем. Может быть, и покусают еще кого-нибудь. 5–6 новых смертей в этом городе ничего для истории значить не будут.

Затем вспышка сойдет на нет. 3–4 месяца такой призрачной жизни для обращенных не так уж и плохо…

* * *

Боль застигла ее почти на пороге дома. Сначала это была вполне терпимая резь в желудке, но уже через несколько секунд обжигающая волна захлестнула все тело, заставив ее согнуться пополам.

Скорчившись, Зара с трудом доковыляла до двери и, вцепившись в косяк, остановилась передохнуть. Боль на мгновение поутихла, но тут же накатила с новой силой, так что она с трудом подавила стон. Голова кружилась, в ушах звенело, глаза почти ничего не видели. Зара испугалась.

Что же это, в самом деле?! Очень похоже на отравление. Неужели, яд? Проклятье, ведь старик единственный из всех не тронул того темноволосого красавчика. Старый ублюдок отравил их!

В шкафу в ее спальне лежит то, что ей нужно — универсальное противоядие, доставшееся ей еще от прабабки средство, очищающее кровь и выводящее из организма любые токсины, но спальня на втором этаже, туда еще нужно добраться. Только бы не опоздать!

К счастью, она выпила не так уж много, потому что уже успела насытиться кровью девчонки. Зара ввалилась в прихожую, оставив за собой незапертую дверь. Действие яда уже давало о себе знать нарушенной координацией. Цепляясь за стену, с трудом переставляя непослушные ноги, Зара двинулась в спальню. Расстояние в 3 метра до лестницы и 11 ступеней наверх она преодолевала минут пять.

Добравшись, наконец, до шкафа, она достала кожаный мешочек со снадобьями, и вытряхнула его содержимое на пол. Не в силах больше держаться на ногах, Зара рухнула на колени, и трясущимися руками перебирала рассыпанные по полу флаконы.

В этот момент ее настиг новый приступ боли, и она несколько минут с воем корчилась на полу, разрывая когтями ковролин. Почти теряя сознание, она нащупала нужный флакон, сорвала пробку и одним глотком выпила содержимое. Сразу стало легче.

Боль отступила, осталась только ватная слабость и шум в ушах. Ей было холодно, одежда промокла от пота, но не было сил даже пошевелиться, не говоря о том, чтобы доползти до кровати. Ничего, она выживет, остальное неважно.

То что другие члены команды наверняка уже мертвы, мало беспокоило Зару: подохли, ну и черт с ними, в этой собачьей жизни каждый сам за себя. А вот старому мерзавцу она отомстит. Ох, и пожалеет же он о своей подлости. С этой приятной мыслью, она заснула прямо на полу своей спальни.

* * *

Выйдя от Малдера, Скалли попыталась проанализировать все случившееся. Поток информации, обрушившийся на нее за последние сутки, требовал хоть какой-то систематизации. Пропавшие дети, кровь на сидении ее автомобиля, нападение на Малдера… Похоже, тут орудует маньяк, считающий себя вампиром. Она уже слышала о подобных случаях, хотя самой сталкиваться с ними не приходилось — генетическое отклонение, вызывающее у больного неистовую жажду крови и сильную светобоязнь (откуда, собственно, и пошли легенды о вампирах, боящихся солнечного света). Но четыре жертвы за одну ночь — многовато для одного. Однако трудно предположить, что это действует целая банда — порфирия достаточно редкая болезнь, ей не заражаются как гриппом…

Кстати, и тот священник что-то кричал о вампирах. Смешно, конечно, подозревать шерифа, но ведь дыма без огня не бывает, вдруг ему и в самом деле что-то известно. Скалли уже собиралась пойти расспросить отца Мэтью, но он опередил ее, придя к ней первым.

— У меня есть некоторые сведения, касающиеся исчезновения вашего напарника, — сообщил он.

Дэйна подивилась скорости распространения слухов в маленьких городках видимо, уже всем известно, что приезжая дамочка — сотрудница ФБР, разыскивающая пропавшего напарника. Вот сплетен-то будет! Еще бы, такое событие в этой сонной дыре.

— Думаю, это дело рук шерифа Саттона, — продолжил священник.

Ясненько. Чего-то подобного и следовало ожидать. Вот только сумасшедшего фанатика ей сейчас и не достает для полного счастья.

Ничем не выдав своего разочарования, Скалли поинтересовалась, почему он так думает, попутно размышляя над тем, как бы поскорее его выпроводить, не нарушая при этом правил хорошего тона.

После ухода отца Мэтью, Скалли поняла, что запуталась еще больше. Было ясно только то, почему он повесил всех собак на шерифа — он видел, как на Малдера напал невысокий толстяк, и в темноте принял его за Генри Саттона. А брелок, который он подобрал на стоянке и теперь принес ей — скорее всего, принадлежит владельцу гостиницы. Забавная вещица. Некий герб. Точно такой же висел над входом в отель.

Но мало ли странностей у людей?

Но то, что, по словам священника, происходило дальше, не укладывалось ни в какие рамки. Он рассказал, что толстяк накинул на Малдера сеть и… взлетел, держа его в руках. Несмотря на утреннюю сцену, отец Мэтью производил впечатление вполне нормального и здравомыслящего человека, так что у нее не было причины сомневаться в правдивости его слов. Но тогда получается, что в городке есть настоящие вампиры.

В это ее скептический разум отказывался верить. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!

Надо бы посоветоваться с Малдером, если только он уже проснулся.

Скалли постучала в дверь соседнего номера.

— Войдите, — ответил вполне бодрый голос.

Открыв дверь, и увидев Малдера, что называется, при параде.

Она с удовлетворением отметила, что выглядит ее напарник так же весьма неплохо, намного лучше, чем тогда, когда она видела его в последний раз.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась она.

— Отлично! — ответил Малдер, лучезарно улыбаясь.

— Дай мне взглянуть на твою рану.

Малдер развязал галстук и продемонстрировал ей шею, на которой не осталось ни малейшего следа от укуса. Скалли не знала что и думать. Что-то здесь нечисто.

Но, что бы там ни было на самом деле, она не может просить помощи из бюро. Более того, даже если вся эта чертовщина когда-нибудь закончится, в чем она понемногу начинала сомневаться, нужно будет до гробовой доски молчать обо всем, что случилось с Малдером. Меньше всего ей хотелось увидеть своего напарника в роли подопытного кролика.

Но еще меньше ей хотелось видеть своего напарника вампиром, если отец Мэтью был прав…

* * *

День начался для Мэгги как обычно. Опять, проспав и не услышав звонка будильника, она наспех позавтракала и помчалась на работу в участок. По дороге заскочила в аптеку и на почту — отправила письмо сестре, и опоздала в общей сложности на полчаса, не особенно, впрочем, из-за этого расстраиваясь — Генри и сам никогда не приходил вовремя.

А уж её-то он точно не станет ругать.

Вот, кстати, и сейчас, в участке она оказалась первой. Странно, только, что дверь участка была лишь прикрыта — неужели шеф стал настолько забывчивым? Делать было нечего и, заняв привычное место перед кабинетом шерифа, она достала из ящика новый номер «Cosmopolitan», присланный на днях сестрой. Через некоторое время, оторвавшись от чтения, Мэгги заметила, что шеф запаздывает уже на час. Это было немного странно — никаких встреч на сегодняшнее утро у него не было, значит, пора бы ему и появиться. Можно было, конечно, позвонить ему домой, но трубку могла взять жена, а разговаривать с ней у Мэгги никакого желания не было.

Или она что-то забыла? Решив проверить по ежедневнику, лежавшему на столе у шефа, девушка встала и направилась к его кабинету. Увидев то, что находилось в помещении, Мэгги истошно завизжала и пулей вылетела из здания. А посреди комнаты остался лежать человек, бывший раньше местным шерифом Генри Саттоном. Тело его было скрючено в немыслимой позе, страшные когти на руках расцарапали линолеум, а закаченные глаза отсвечивали красным.

* * *

Транквиний, носящий в мире людей имя Генри Саттона, приказал долго жить. Даже Джеронимо не знал сколько ему лет. Он застал еще орды римских легионов крушащих Карфаген. Милые развлечения длиной в 1000 лет.

Он не кичился своей древностью и происхождением, как Джеронимо. Но умирая в страшных муках, понял, что недооценил главу их Компании.

Та же участь постигла Девида. Призрачная жизнь, к которой он приобщился на краткий миг, закончилась навсегда. Умирать он пришел домой.

Мать, Майра Валевски и миссис Таккер в это время сидели в гостиной Валевски втроем с бутылкой отличного виски и оплакивали участь своих детей.

Обнимая мать, с которой он так часто ссорился, Девид кричал о вампирах и о том кто это сделал, пока не затих.

Клайд был неместным и он не успел никому ничего рассказать. Он просто умер. Маленький мальчик, заблудившийся между мирами. Местом своей смерти он избрал автостоянку рядом с единственным отелем Блэквилла.

Тело Клайда около своей машины первой увидела Скалли. Ребенок был мертв. Мертвее не бывает. Судя по всему он умер от отравления. Скалли вернулась в отель за своим напарником. Начинался дождь.

Пока они осматривали найденное тело — в районе отеля появилась Мэгги.

— Убийство!!! — закричала она, увидев Скалли.

Дэйна недовольно нахмурилась, заметив взгляд Малдера, скользнувший по фигуре секретарши полицейского участка.

Осматривая тело Генри Саттона, Скалли хмурилась еще больше — схожесть симптомов была очевидной. Третий труп не заставил себя долго ждать.

Тройное убийство или самоубийство, поскольку следов насильственной смерти не было, вызвало интерес у Бостонского отделения ФБР. Специализированная медицинская бригада в тот же день прибыла для исследование трупов. Скалли весь день была занято по горло. Получив предварительные результаты исследований она обратила внимание на присутствие в телах умерших атропина, как составляющего элемента некого препарата, полный химический состав которого в настоящий момент и исследовался.

В голове ее начала складывать картина происшествия, которая ей совсем не нравилась.

* * *

Зара знала где искать Джеронимо. Этот подонок, эта подлая тварь, могла быть только в одном месте. В своем любимом тайнике в глубине леса. Сила, приходящая к ней лишь ночью — дремала. И Заре пришлось идти по лесу пешком. Благо дорога была знакомой.

"Наверняка, гад, спит перед дальней дорогой. В отеле своем паршивом, небось, не разлегся. После того как весь город наводнили агенты ФБР и полиция. Что ж, мне он будет рад…"

Зара была права, но лишь отчасти. Джеронимо был в лесной хижине, но не спал. Он разбирал свои вещи. Все нужно было проверить перед дальней дорогой. Особой заботы требовала его любимая сеть. Он развесил ее для просушки между деревьями. Кроме того, необходимо было достать из тайника в земле кое-какие ценности. Он был достаточно обеспеченным, если не сказать богатым. Любой вклад за много сотен лет обрастал неплохими процентами.

Зара кинулась на него, как коршун.

Джеронимо знал пару неплохих приемов, но эта негритянка обладала мощным телом и быстрой реакцией. Плотная кожа защищала ее от кривых когтей старого вампира. Ярость придавала ей силы.

Защищаясь от ее стремительных бросков, Джеронимо и сам не заметил как запутался в собственной сети…

— Ты не сможешь убить меня! — закричал он, пытаясь порвать путы, которые затягивались все крепче.

— Убить? Кто говорит убить? — переспросила Зара. — Я не собираюсь убивать тебя! Ты сам сдохнешь, как собака! Сколько ты протянешь здесь без пищи?

Она осмотрела поле битвы.

Джеронимо лежал, спеленнутый аккуратно, как младенец. Совсем недавно так лежал его "прощальный подарок". Но, в отличие от того мужчины, у Зары не возникло желание целовать его.

Однако это было еще не все.

Зара осмотрела свои трофеи. Золото и деньги пригодятся ей. Ведь она так молода еще. А в сундучке оказались совсем даже неплохие вещи. Во-первых, она пополнила запасы своего противоядия. "Интересно, почему Транквиний не воспользовался им. Наверное, не успел…"

Она не знала, что склянку с противоядием давно использовала Мегги. Ей показалось, что этим порошком неплохо было травить крыс. Запах, по крайней мере, был очень похож на «Киллеррет»

— А это что? — спросила она у Джеронимо.

В склянке плескалась какая то синяя жидкость, отдаленно напоминающая медный купорос.

Джеронимо всем своим видом показал, что ничего не скажет.

— Знаешь, а ведь я могу и сжалиться над тобой, — ухмыльнулась Зара. Что скажешь насчет небольшого ребеночка раз в неделю? Сладкая кровь…

* * *

Скалли вот уже полчаса искала своего напарника. Дело близилось к вечеру, она хотела есть и решила пригласить Малдера разделить с ней компанию.

Наконец она обнаружила Малдера, выходящего из туалетной комнаты. Он был бледен и весь вид его свидетельствовал о неладах с желудком.

— Что с тобой?

— Так, знаешь, видимо съел что-то не то.

— Съел? По моему у тебя сегодня маковой росинки во рту не было. Я как раз собиралась поужинать.

Малдер с отвращением покачал головой.

— Нет, спасибо. Не сегодня.

* * *

Проблема заключалась в том что он вспомнил, что случилось прошлой ночью. Увидев труп сначала мальчика, затем шерифа и Девида, Фокс Малдер вспомнил, где он видел их раньше. И, что они делали с ним.

Следом за памятью пришел страх.

Весь день он прислушивался к себе, ожидая проявления страшных симптомов. Ему стоило неимоверных усилий казаться спокойным и сосредоточенным на работе, отвечать на вопросы, высказывать какие то мысли. Мысли… Все мысли его крутились только возле одного вопроса. Что с ним будет? Заражен он или нет?

От хорошего утреннего самочувствия не осталось и следа. Есть и пить он совершенно не мог. Не мог смотреть на яркий свет, выйти на дневной свет вообще казалось ему немыслимым.

Ближе к вечеру его начало тошнить.

Отделавшись от Скалли, он пошел в свой номер. Тишина и темнота — вот чего жаждал его измученный организм.

* * *

Вставать предстояло в шесть утра. Тогда можно было успеть на рейс Бостон-Вашингтон. Дэйна Скалли завела будильник и решительно натянула на голову одеяло. Час ночи. Она была сыта своим маленьким отпуском по горло. И самое обидное, что она никак не могла обвинить в неудавшемся отдыхе Фокса Малдера. Обычно он звал ее на "прогулку в лес", "поездку к озеру", а потом приходилось день за днем месить грязь и уворачиваться от летающих паразитов желающих вонзить свое жало…

Внезапно она откинула одеяло и села на кровати. "Вонзить жало". Почему это словосочетание так отозвалось в ее сердце?

Дверь ее номера распахнулась. Она повернулась к вошедшему. Это был Малдер (кто же еще?)

— Что случилось?

— Я… мне нужно… поговорить.

— Может быть завтра поболтаем? — спросила она с раздражением. Почему-то она сердилась на него.

Малдер дошел до ее кровати и сел на край. Она увидела измученное лицо и лихорадочно блестевшие глаза.

— Я… — он запнулся на полуслове…

— Ну, давай, выкладывай, что случилось. К тебе ночью прилетел вампир, и ты его впустил в комнату?

Скалли встала и накинула халат на плечи.

— Нет. Все было не так, — внезапно в голосе Малдера послышалась решимость. — Я вспомнил, что случилось прошлой ночью…

* * *

— Это древний препарат, Зара. И тебе он, собственно говоря, не к чему. Так, сентиментальная блажь.

— Ну, это мне решать.

— Ладно, ОК. Я расскажу тебе все. Плюс еще кое-что. Но, ты должна будешь отпустить меня.

— Еще чего! Ты хотел убить всех нас!

— Ой, не надо. Тебе никогда не было дела не до кого кроме себя. Собственно по этому все и случилось. Какое дело тебе до Транквиния, или этих недочеловеков?

— Транквиний был забавен. И он был старше всех нас. Даже тебя. А ты так просто убил его.

— Ну ладно, я признаю, это была ошибка. Но ведь это ты толкнула меня на этот шаг! Будь же справедливой, Зара! Мы должны быть вместе.

— Рассказывай. Там посмотрим.

* * *

Отец Метью стал последней жертвой вампиров в Блэквилле.

Летом он всегда спал с открытыми окнами.

Разбудил же его легкий скрип половиц. К его постели приближались мужчина и женщина. Мужчина был стар и толст, а женщина молода и красива. Но они держались за руки и в их глазах отец Метью прочитал свой смертный приговор…

* * *

— Ты что, на полном серьезе веришь в эту оккультную чушь?

— Я же говорил тебе. Все симптомы совпадают. Мне конец.

— Малдер! Прекрати сейчас же! Это же просто паранойя какая то! Ты сам убедил себя, что все это так и есть и теперь твое тело выполняет приказ подсознания. Ты чувствуешь себя так, как думаешь, что должен чувствовать. Это же элементарные вещи…

Малдер встал с кровати и подошел к окну. Лунный свет звал его.

— Я не знаю как убедить тебя в том, что это правда. Не знаю. Ты никогда не верила мне. И никто другой мне не поверит тем более. Думаешь мне было легко рассказать все это? — в голосе его звучала горечь. — Ты была моей последней надеждой.

— Подожди, подожди. Что ты хочешь что бы я сказала или сделала?

— Ничего. Теперь — ничего. Смотри, Скалли, может быть теперь ты поверишь.

Фокс Малдер шагнул к окну. Быстрым движением он перекинул ноги через подоконник. Высота третьего этажа не пугала его. Он сделал все то же самое, даже если бы стоял на крыше Эмпайр Билдинг.

— Малдер!!! — заорала Скалли, бросаясь к нему.

Но было поздно. Он оттолкнулся от подоконника.

Скалли в ужасе закрыла глаза. Она знала что последует следом. Глухой шлепок, хриплый крик — для него, и невыносимая тяжесть вины на всю оставшуюся жизнь — для нее.

Но, ничего этого не случилось.

Малдер висел в воздухе поддерживаемый невидимой силой. Руки его были раскинуты, глаза закрыты. Казалось, что он наслаждается каждым мигом.

Скалли схватилась рукой за свой крестик. Золото раскалилось и жгло кожу. Тут же послышался стук в дверь.

Она чувствовала, что начинает сходить с ума. Если еще не сошла. Дверь открылась. Похоже, сегодня у нее в номере просто проходной двор, промелькнула истерическая мысль.

— Здравствуйте.

На пороге стоял Джеронимо.

— Что вам угодно?

Вместо ответа Джеронимо прошел через комнату и выглянул в окно.

— Он улетел. Что ж. Значит я опоздал. Дело в том, что я поступил с вашим другом немного некрасиво. Хотя, в принципе мне глубоко плевать и на него и на вас.

Джеронимо замолчал, а Скалли, чувствовала, что лучше не прерывать его. Хотя чудовищная наглость его слов возмущала ее.

— Да плевать, — продолжал Джеронимо. — Но я обещал одной своей хорошей знакомой исправить причиненное зло. Дело в том, что я — вампир. Молчите. Избавьте меня от мелодрам, — Джеронимо усмехнулся.

На прикроватной тумбочке лежал томик "Сладких обещаний". Сюжет которых казался Скалли теперь совершенно плоским. Ее мозг все еще отказывался верить происходящему. Ее одолевало желание ущипнуть себя, порвать эту пелену наваждений. Но она знала, что не спит.

— Да, — продолжил он, — вампир. Но не думайте, пожалуйста, милая леди, что я имею что-то общее с героями пошлых фильмов ужасов. Мы древняя раса. Впрочем, я не собираюсь читать вам лекцию. Лучше слушайте и запоминайте. У вашего приятеля есть один шанс вернуться в свой мир. В смысле стать человеком.

— Вы убили его?

— Нет, это было не только не убийство, а скорее рождение или причащение. Новая сущность. Между прочим, сейчас он счастлив. Не перебивайте меня! Так вот, если он вернется, не напившись ничьей крови — дайте ему выпить это.

Говоря так, Джеронимо подошел к графину с водой, налил полстакана воды и капнул несколько капель из склянки голубого цвета. Но, если он вкусит крови, через три месяца он по настоящему умрет.

Джеронимо повернулся, собираюсь уходить.

— Нет постой-ка!

Скалли схватила пистолет. Вы должны ответить на многие вопросы.

— Вы становитесь смешной, мисс. Пуля не может причинить мне вред.

Джеронимо рассмеялся и вышел.

* * *

Это был странный полет. Казалось он стоит на месте, а мир летит мимо него. Малдер чувствовал тысячи нитей, связывающих его со всем сущим. Ночной мотылек, трепеща крыльями, создавал такое же напряжение, как реактивный лайнер на взлете. Шепот травы, гнущейся под ветром, и тектоническое напряжение геологических пластов были одинаково важны в этот момент. Он чувствовал небывалую силу, независимость от бренного тела.

Так продолжалось долго. Но постепенно сила слабела и он понял, что нужно восполнить упадок сил. Восполнить кровью.

И тут наступило минутное просветление. Он осознал себя человеком, а не некой всесильной сущностью. А для человека совершить убийство — значит перейти определенную грань. Темнота застилала сознание, временами ему казалось, что убить кого-либо — это его священное право. Малдеру казалось, что он тонет в темном омуте, выныривая из последних сил к поверхности. Эти выныривания становились все короче, а глотки кислорода все меньше.

Сумятица в сознание сказалась на его силах. Он стал терять высоту. Все же ему удалось не убиться насмерть при приземлении. Рука задевшая шершавую поверхность отеля, отозвалась болью. Он коснулся царапины губами, пробуя на вкус собственную кровь.

Но это было не то. Ему нужна была чужая кровь. Луна зашла за облака. Наступила полная темнота. Затем парадная дверь отеля распахнулась. В снопе электрического света стояла Скалли.

* * *

Увидев ее он отшатнулся и бросился бежать. Скалли кинулась следом.

— Стой! Я верю, верю тебе! Подожди!

Малдер бегал быстро.

Скалли запыхалась, но не теряла его из вида. Скоро они углубились в лес.

Дэйна выскочила из отеля в брюках и футболке. Сучья царапали ее кожу, рвали одежду.

— Подожди! А-а!

Она свалилась в какой то овраг. На дне были камни и Дэйна здорово расшиблась при падении.

"Ну вот, теперь нам обоим — точно крышка" — подумала она про себя. Но, тем не менее, начла карабкаться наверх. Дважды она срывалась вниз, порвала брюки и расцарапала плечо.

На третий раз она подобралась уже почти совсем к краю оврага, пальцы скользили по земле, и тут кто-то сильный схватил ее за руку, не давая свалиться обратно.

— Малдер! Слава Богу, это ты!

"Ты ли?" — подумала она про себя.

Она с любопытством взглянула на напарника, который помог выбраться ей из оврага.

Тот смотрел на нее задумчиво.

— У меня был Джеронимо. Он мне все объяснил — пролепетала она, холодея под его тяжелым взглядом. — Он даже дал мне лекарство для тебя… Слышишь?

Глаза Малдера были прикованы к ее плечу. Из свежей глубокой ссадины крупными каплями сочилась кровь.

— Эй! Ты чего это?

Внезапно он схватил ее за плечи.

* * *

Мэгги не знала, что делать сегодня вечером. Жуткий день закончился. Генри не стало. Дома было пусто и одиноко.

Минут пять назад ей позвонила миссис Саттон. Впрочем, все что она сказала не вызвало в Мэгги никакого отклика.

Часов в 11 вечера к ней заявилась ее двоюродная сестра Пола. Бедная девочка была в грязи с ног до головы и несла какую то чушь о вампирах. Оказывается она заблудилась в лесу и два дня бродила в поисках выхода.

А ее отец даже не удосужился поинтересоваться, где его дочь!

А теперь бедняжке страшно было возвращаться домой.

Ну что ж. Хоть этой беде Мэгги могла помочь.

* * *

— Малдер! — она попыталась вырваться из его объятий, но его хватка была крепкой. Она почувствовала его губы на своем плече, через мгновение он коснулся бы ссадины и все было кончено!

Отчаяние придало ей силы. Скалли вспомнила все, чему ее учили на курсах самообороны. Она резко подалась вперед, ударив головой в грудь напарника. Затем назад — и вырвалась из его рук. Он двинулся следом, но Скалли со всей силы ударила его по лицу. Раз, другой.

Пощечины словно отрезвили Малдера. Он отступил и сел на землю, отвернувшись от нее.

Скалли нерешительно остановилось. Все инстинкты требовали "Беги!" Но она велела им замолчать.

— Малдер! — позвала она его. — Пойдем обратно. В отель. У меня есть для тебя лекарство. Слышишь?

Он поднял голову.

— Аспирин?

— Вампир, главный в этом городе передал его тебе. У тебя есть шанс, слышишь? Или ты хочешь летать по ночам?

— Это было чудесно…

— Малдер, очнись, пойдем назад, в отель!

Он встал, но отошел на приличное расстояние от Скалли.

— Ладно, значит не судьба. — Он попытался улыбнуться, но пересохшие губы слушались плохо, вышла лишь кривая ухмылка, — Иди вперед, Скалли, я следом…

* * *

Вашингтон. Штаб-квартира ФБР, офис спецагента Ф. У. Малдера. Три дня спустя.

Последний ластик, с легким скрипом расстался с жизнью. Мелкие кусочки резинки полетели в мусорное ведро…

Делать было все равно нечего.


Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора



загрузка...