КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420606 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200718
Пользователей - 95560

Впечатления

кирилл789 про Лисавчук: В погоне за женихом (Юмористическая проза)

а я вот, прочитав первую и единственную главу сразу понял, что мешает елисею с внучкой бабок пожениться: слабоумие внучки.
а ничем другим желание выйти замуж за царевича этой внучкой с попыткой "спасения" внучкой царевича от дочки конюха на сеновале и не объяснишь. или ты понимаешь, зачем тебе замуж. или ты - идиотка, раз не знаешь, что делает конюхова дочка, сидя сверху на царевиче в сене: и кидаешься его "спасать".
и да, не юморно, глупо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Лисавчук: Абдрагон - школа истинного страха. Урок первый: «Дорога к счастью ведьмы лежит через закоулки преисподней» (СИ) (Фэнтези)

в темноте сумеречной империи ходит тёмный принц ада, совершаются убийства и тайны, нежить и жертвы тёмных-тёмных магов не дают спокойно жить.
Но всему защитник он -
ректор школы Абдрагон!
Тёмный Дарел Авурон!
***
(убогая, имя "дарел" пишется через двойное "р" - Даррел! как вы надоели. дальше двух абзацев пролога не ушёл, и так всё понятно).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Кай: Невеста императора (Фэнтези)

в тёмном-тёмном дворе стояло двое: мужик и баба. " Женщина представляла собой редкое сочетание красоты и острого ума, светившегося в изумрудных глазах."
что-то у неё там светилось в тёмном-тёмном дворе? ум, засветился и через глаза полез?
о, госсподи.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Малышева: Несовпадения (СИ) (Современные любовные романы)

вот ты - член вокал-группы, и позвонить тебе нужно в студию своему "звукарю" денису. что в таких случаях делает нормальный человек? открывает "контакты" в мобиле, нажимает "денис-звукарь", и дальше телефон работает сам.
у афторши из зажопинска малышевой настьки герой зачем-то набирает этот 10-ти или 9-ти-значный (не помню) номер давнего коллеги по памяти снова и снова, ошибаясь в цифре. небось и телефон у крутого гитариста крутой рок-группы кнопочный?
афтар, ты дура?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Малышева: Сага о Хранителях (Любовная фантастика)

начал читать, заплакал.
но кровавые слёзы появились, когда узрел: школу она в ЛОНДОНЕ закончила с отличием! какую школу, убогая? начальную? до 11-ти лет училась-то, или даже до 13-ти?
а потом поступила в университет! тоже в лондоне. какой?
*****
ёпт, идиотка, НЕ ПИШИ БОЛЬШЕ!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Малышева: Другой дом (Современные любовные романы)

ооо. не читайте.
американская бабушка оформила своей российской внучке внж, БЕЗ ПРИСУТСТВИЯ этой внучки в америке. и. при ЖИВЫХ РОДИТЕЛЯХ в россии!
всё, дальше можно не читать, потому что полный бред. афтар, ты - дура, без ковычек.
в нью-йоркский университет перевестись, конечно, можно. про дурь со сроками писать не хочется, но: кто у тебя, убогой, принял документы в йорке в феврале, если их принимать начинают ТОЛЬКО в МАЕ???
дальше, йоркский универ - ЧАСТНЫЙ, убогая. ЗА ДЕНЬГИ учатся, безмозглая. а тебя, такую единственную, зачислили бесплатно???
стипендию назначили, млядь.
понимаешь, афторша малышева настька из зажопинска, для того, чтобы
"подать документы на участие в программе финансовой помощи, предоставляемой университетом" в нём НУЖНО ПРОУЧИТЬСЯ хоть сколько-нибудь. потому, что там рассматривают оценки на месте, в йорке. и документы - НАДО ПОДАТЬ! никто автоматически никакой "стипендии" не начислит, не русское пту.
и да, в нью-йоркском университете НЕТ "факультета журналистики", дура убогая. там, строго говоря, и факультетов-то нет: только - бакалавриат и магистратура.
ой, млядь, писала бы про своё зажопинское пту, интереснее бы получилось.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Осокина: Истории Джека. Дилогия (СИ) (Ужасы)

в общем, джек был настолько зашибенно могучим магом и единственно-зашибенно могучим на земле, что делать ему было ничего нельзя!
зачем же так, афтор: с порога да под дых?! прям комплеснуть можно.
остальные-то, оказывается, не столь могучие: земли пахали да коров доили, а вот джеку - низзззя!
дилогия о том, что ещё "низзя" могучему магу джеку? надо же, никогда бы не подумал, что для перечня "специальностей" дармоедов можно аж две книжонки накропать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Мечта балерины (fb2)

- Мечта балерины (и.с. Любовный роман (Радуга)-1170) 225 Кб, 112с. (скачать fb2) - Мэгги Кокс

Настройки текста:



Мэгги КОКС МЕЧТА БАЛЕРИНЫ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Это было невыносимо. При виде чудесного светловолосого малыша, сидевшего на руках у матери, сердце Тары болезненно сжалось. Все ее благие намерения провести беззаботный и веселый выходной пошли прахом. Ребенка звали Габриэль — это имя обожгло ее словно огнем. Когда Тара вышла из поезда на Ливерпуль-стрит, слезы хлынули у нее из глаз, и она стала отчаянно рыться в сумочке в поисках мелочи, чтобы зайти в туалет.

Пристально глядя на свое отражение в зеркале, Тара подкрасила ресницы, нанесла немного румян и сделала несколько глубоких вздохов, пытаясь успокоиться. Это было пять лет назад.., целых пять лет. Почему же она до сих пор не справилась с этим? Просто досадная случайность, что ребенка в поезде звали так же, как и другого малыша…

Она устала, вот и все. Слишком долго работала без передышки. В кладовой антикварного магазина своей тети она нашла целый ящик глянцевых брошюр, предлагающих столько туристических маршрутов, что хватило бы на целую жизнь. Беспечные солнечные края могли бы напомнить, что ей всего только тридцать и впереди у нее еще целая жизнь…

В музее было невыносимо душно. Поначалу, стараясь не обращать внимания на жару, Тара заставляла себя сосредоточиться на экспонатах. Небрежно разглядывая впечатляющую коллекцию исторических костюмов, она вдруг остановилась, сняла с себя легкий джинсовый жакет и провела рукой по волосам. Лоб был влажным. Потом Тара с тревогой почувствовала, что комната закружилась у нее перед глазами.

— О господи… — Остановившись напротив одного из длинных стеклянных шкафов и прищурившись на зелено-желтое пятно — миниатюрное бальное платье, Тара горячо молила, чтобы головокружение прекратилось. Если бы она поднялась сегодня утром чуть раньше, ей не пришлось бы пулей вылетать из дома, чтобы успеть на ранний поезд, — и остаться с пустым желудком. А в довершение этого услышать имя из прошлого, преследующее ее…

— Вы в порядке, дорогая? — Пожилая дама осторожно положила руку на плечо Тары. До нее донесся тончайший запах лаванды. Тронутая добротой незнакомого человека, молодая женщина собралась было ответить, что она в полном порядке, надо только посидеть пару минут, но язык не слушался ее. Тара отчаянно пыталась побороть страшное ощущение, будто она со свистом носится высоко над землей, как вдруг все вокруг опрокинулось, и она почувствовала, что неуклюже сползает на пол.

— Тара… Тара, очнись. Ты слышишь меня?

Она знала этот голос. Знала его очень хорошо.

Все ее нервы затрепетали. Сначала ребенок — теперь его голос, который она не слышала долгих пять лет… Должно быть, это переутомление — вот единственное объяснение происходящего.

Тара открыла глаза, и ее сердце стремительно забилось. Высокий сводчатый потолок, казалось, был где-то очень далеко, но не это потрясло ее.

Пристальный взгляд голубых глаз из-под невероятно длинных густых светлых ресниц, обращенный на нее и приковавший ее к себе, ямочка на волевом подбородке, превосходно очерченные скулы — это был словно созданный для кисти художника идеал мужской красоты…

— Мак?

Уголок его рта едва заметно дрогнул, но взгляд оставался холодным. Разочарование, боль, потом смущение на время затуманили мозг Тары.

— Вы знакомы с этой девушкой? — раздался голос пожилой дамы. Она с подозрением оглядела великолепно сложенного Адониса, который склонился над Тарой, как будто собиралась устроить допрос.

— Да, я знаком с ней, — ответил он своим бархатным голосом с легким скандинавским акцентом. — Она моя жена.

— Ах, вот как. Что ж, не следовало оставлять ее одну. По-моему, она очень слаба. Помогите ей сесть и дайте воды. — Женщина извлекла бутылочку воды из своей объемистой сумки.

— Я в порядке, правда. — Тара удивилась своей способности связно говорить, в то время как ее сердце готово было выскочить из груди. Она упала в обморок, это вполне ясно. Но откуда взялся Мак, и что он здесь делал? Кто угодно мог оказаться рядом, так почему же именно он?

— Ты ела сегодня? — спросил Мак, открывая бутылку, и, поддерживая голову Тары, поднес воду ей ко рту. Тара слегка закашлялась, но вода тут же принесла облегчение.

— Что значит, ела ли я? — Утерев губы, она смирилась с тем, что ее лиловая помада почти стерлась. Нереально голубые глаза Мака зачаровали ее, как это случалось всегда. Видеть его снова было мучительно сладко…

— Обычно она забывает поесть, — пояснил Мак, и это прозвучало как-то снисходительно. — Такое с ней не в первый раз.

— О ней нужно позаботиться. — Дама взяла наполовину опустевшую бутылку, закрутила крышку и убрала воду обратно в сумку. — Почему бы вам не отвести ее в кафе перекусить?

— Спасибо. Именно это я и собирался сделать, произнес Мак чарующим голосом и одарил пожилую женщину одной из своих сногсшибательных улыбок, затем снова перевел взгляд на Тару. Ее сердце дрогнуло.

— Я не хочу есть. — Вспомнив старую обиду, Тара потянулась отряхнуть свою длинную джинсовую юбку. Ее зеленые глаза заблестели гневно и непокорно, недвусмысленно давая ему понять, что ей неприятно его вмешательство. Как всегда, он брал все в свои руки. Да что он себе позволяет? Разве он забыл, что они не виделись пять лет?

Неужели думает, что может вот так запросто вернуться в ее жизнь и начать с того места, где остановился?

Ну конечно, нет. Ее сердце упало. Как можно быть такой глупой? Если бы он хотел наладить отношения, то давно нашел бы ее.

— Ну, берегите себя.., оба. — Улыбнувшись, пожилая дама оставила их.

Тара провела языком по губам и украдкой взглянула на Мака. Он стоял над ней, высокий, широкоплечий, подтянутый, с тем дерзким властным выражением, которое заставляло ее чувствовать себя слабой женщиной, какой бы эмансипированной она ни была. Его волосы были чуть длиннее, чем раньше, и все такие же прямые, светлые, настолько осязаемые, что Таре хотелось запустить в них пальцы…

Капелька пота скатилась у нее по спине между лопатками.

— Что ты тут делал? — произнесла она слабым голосом.

На его лице появилось довольное выражение, и он расправил манжеты своего пиджака — очень дорогого пиджака.

— Искал тебя. Что же еще?

Мак наблюдал, как Тара нехотя ест сэндвич.

На ее лице было такое выражение, будто ее к этому принуждают. Она осталась такой же упрямой, какой он ее помнил, упрямой и.., прекрасной.

Восхитительная своей свежестью, с мягко вьющимися светлыми волосами, молочно-розовым цветом лица и чудесными зелеными глазами.

Он скучал по ней. Неожиданно он усомнился в своих собственных намерениях, и сказал себе, что надо взять ситуацию под контроль. От него требуется добиться того, что ему нужно. Ведь за все это время у него не возникало желания увидеть ее снова.

— Моей тете вовсе не обязательно было говорить тебе, где меня найти, — недовольно сказала Тара. — Как же ты узнал?

Помешивая кофе. Мак сделал осторожный глоток, прежде чем ответить.

— Ты всегда приходила сюда раньше, помнишь? Ты любила рассматривать одежду.

Да, действительно. И чаще всего она тащила за собой и Мака, обещая пойти с ним на один из его скучных деловых обедов, если только он уступит этой ее любимой слабости.

Тара откусила еще кусочек. Начинка из тунца и майонеза могла бы быть обойным клеем. Она не чувствовала вкуса, потому что Мак — мужчина, которому она когда-то отдала свое сердце, — сидел напротив нее, как будто никогда и не уходил. Их взгляды встретились, и в его глазах она не увидела былой теплоты. От него веяло холодом, как в те последние мучительные полгода, когда они жили вместе. Это были самые длинные, одинокие и тяжелые месяцы ее жизни. Тогда они почти не разговаривали друг с другом, и оба искали свободы и утешения на стороне. Мак — в своей работе, которая занимала большую часть времени, а Тара — в танцевальной студии.

— Учитывая то, с каким трудом ты нашел меня, тебе пора объяснить цель своего появления. — Не только он один может казаться чужим и равнодушным, со злорадством подумала Тара. Она совсем не хотела, чтобы он сделал вывод, будто ей все еще не хватает его. Но стоило ей увидеть его снова, как ожили все глубоко спрятанные чувства.

Любовь, страх, горечь и сожаление — чувства, которые она с таким трудом старалась вырвать из сердца…

— Чего я хочу? — Мускул дернулся на его гладко выбритом подбородке, и Тара вспомнила, что он был похож на грубый бархат, когда она прижималась к нему щекой. Она заметила, что он пользуется тем же одеколоном. Классический, сексуальный мужской аромат, который всегда ассоциировался у нее с Маком. — Мне нужен развод, Тара.

Вот чего я хочу.

Сердце пропустило удар.

— Ты хочешь жениться снова? — Тара не видела другой причины, которая наконец заставила бы его заговорить о том, чего они оба избегали эти последние пять лет.

Он ответил не сразу, и, чувствуя, как сильно бьется сердце, Тара оглянулась на поток людей, входящих и выходящих из кафе, только чтобы выиграть драгоценное время. Возможно, он не скажет того, чего она так боялась.

— Я встретил женщину.

Ну конечно! Женщин всегда тянуло к Маку, как пчел на мед. Ему всегда стоило огромных усилий убедить Тару, что для него существует только она.

— Удивлена, почему ты не потребовал развода раньше. — Отодвигая тарелку с едва тронутым сэндвичем. Тара прикусила губу, чтобы не разрыдаться. Ни за что на свете она не сломается перед ним. Он видел ее в худшем положении и оставил ее. Ушел…

Мак заметил, что она побледнела. Их брак погиб уже давно, поэтому ее вряд ли удивило, что он наконец подводит черту. На самом деле он был удивлен, что Тара не сделала это первой. Уверенный, что кто-нибудь более достойный тотчас же перехватит эту женщину, как только она станет свободной, он чуть ли не каждый день ждал просьбы Тары о разводе.

— Точка не была поставлена до этого момента. Он провел рукой по волосам, и пораженная Тара увидела, что он все еще носит тонкое платиновое кольцо. Почему же он не снял его? Потом она взглянула на такое же кольцо, сверкающее на ее тонком пальце, и быстро сложила руки на коленях.

— Кто же она? — Остановись, Тара.., не мучай себя. — Твоя невеста, должно быть, какая-нибудь целеустремленная карьеристка, несомненно, такая же фанатка работы, как и дизайнерского гардероба?

— Тебе следовало бы доесть сэндвич. Ты же не хочешь снова потерять сознание? В следующий раз меня может не оказаться рядом.

— А разве не в этом была наша проблема, Мак?

Тебя никогда не было рядом, когда ты был мне нужен. Работа всегда стояла на первом месте. Что ж, я надеюсь, ты добился того успеха, о котором мечтал? В этом не приходится сомневаться, твой костюм тому подтверждение.

— Я никогда не отрицал, что у меня есть амбиции. Ты знала это с самого начала. Но я работал изо всех сил для нас обоих. Тара. Я не эгоистичный мерзавец, каким ты меня представляешь.

— Нет. Ты всегда был щедр, Максим. Не жалел денег, но не уделял мне времени.

Он молча согласился с ней. Видит Бог, он искренне сожалел, когда раз за разом был вынужден оставлять ее одну — отменяя свидание, давно планируемый поход в театр или отправляя ее в отпуск в одиночестве, потому что в последний момент возникали какие-нибудь неотложные дела.

Таков уж рекламный бизнес. Никто не желает ждать, потому что всегда есть более оперативный и дешевый конкурент. Мак трудился в поте лица, чтобы сделать свое агентство самым успешным.

Но он заплатил за это высокую цену. Возможно, слишком высокую.

— Почему ты переехала из Лондона к своей тете?

— Не твое дело!

Взгляд Мака был спокоен.

— Она сказала мне, что ты бросила преподавание, чтобы помогать ей в магазине. Зря, ведь ты всегда была так увлечена танцами.

— Тетя Бет слишком много рассказала тебе. И это вполне в твоем вкусе — признавать любое мое решение не правильным.

— Разве? — Искренне удивившись. Мак тряхнул головой. — Я не то имел в виду. Я просто не ожидал, что ты бросишь любимое занятие.

— Ты ведь отлично все понимаешь, не так ли?

Тогда скажи мне, что заставило тебя попытаться еще раз? Я имею в виду новый брак. Когда мы были вместе, ты кричал, что это была самая большая ошибка в твоей жизни.

Боль в горле мешала Таре говорить. Его жестокие, гневные слова, брошенные им тогда, глубоко ранили ее, а потом он удалился, не оставив возможности все исправить. На следующий день он позвонил и сказал, что уходит от нее. Ночью пришел забрать вещи, а через несколько дней прислал ей чек на огромную сумму и банковскую карточку с картиной Моне на внешней стороне. Тара порвала ее вместе с чеком и выбросила в корзину.

— В прошлом году мой отец умер от рака. Мак произнес эти слова нерешительно и сдержанно, и глупое сердце Тары перевернулось в груди от боли, которая отразилась в его глубоких голубых глазах. Впрочем, она никогда не знала его родителей: Мак всегда был слишком занят, чтобы познакомить их. — Смерть близкого человека.., заставляет задуматься, что и сам ты не вечен.

Мне тридцать восемь лет, Тара, и я хочу ребенка.

Я хочу стать отцом.

— Действительно? — почти прошептала она, и Мак видел, что она заметно потрясена. Он нахмурился, кое-что вспомнив. Ему следовало говорить осторожнее.

— Я ухожу. — Взяв свой жакет со стула, Тара поспешно поднялась. — Я вспомнила, что у меня еще сегодня дела. Нет времени поболтать. Ты получишь развод. Мак. Ты знаешь мой адрес, так что пришли мне бумаги, и я подпишу их. Счастливо.

— Тара!

Он выбежал за ней из кафе в длинный гулкий коридор с мраморными бюстами важных исторических деятелей и блестящим паркетным полом.

Когда он догнал ее, настойчиво повернув лицом к себе, его поразило, что она плачет. Две мокрые дорожки протянулись от глаз к подбородку. Она порывисто вытерла их.

— Чего тебе еще нужно? Ты же получил, что хотел.

— Я хочу знать, почему ты плачешь.

Она пыталась высвободить свою руку, но вдруг перестала сопротивляться.

— Ты сказал, что хочешь ребенка, хочешь быть отцом? — Внезапно потеряв терпение, разозлившись и забыв о том, что собиралась оставаться равнодушной к нему, преодолеть все это. Тара подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза. Я умоляла тебя позволить мне родить ребенка… помнишь?

Он помнил. Помнил ночь упоительной близости, самую прекрасную ночь, которая последовала почти сразу за очередной ужасной ссорой. Взаимное влечение и страсть оказались сильнее гнева, и его прекрасная зеленоглазая жена лежала у него на груди и спрашивала его, чего бы ему хотелось больше всего в жизни.

Внезапно его грудь сдавило так, что он с трудом перевел дыхание.

— Я помню. — Он выпустил руку Тары.

— Когда мы расстались, я была беременна.

Ее слова перевернули весь его мир.

— Я не… Почему ты не сказала мне?

— Для чего? Ты ушел. Наш брак распался. В любом случае, ты не хотел ребенка. Не знал, создан ли для того, чтобы быть отцом, разве не так ты говорил тогда? Работа требовала огромной отдачи, ты был занят созданием своего бизнеса…

«заботился о нашем будущем», как ты говорил.

Разве это не обернулось злой шуткой?

— Тара, я… — Ослабляя галстук, Мак нервно перебирал свои густые волосы. — Что же произошло?

Страх затуманил его голубые глаза, и лишь на мгновение Тара решила ослабить удар. Если бы только могла, она бы пощадила его. Жестокость была ей несвойственна.

— Что произошло? — Ее ровные белые зубы впились в дрожащую нижнюю губу. — Ребенок родился мертвым на шестом месяце…

— О боже! — выдохнул Мак. Он отпрянул, тряся головой и уставившись в пол, как будто не хотел больше слушать. Не мог слушать.

— Это был мальчик. — Полный боли взгляд Тары встретился с его взглядом. — У нас был сын, Мак. — С этими словами она пошла по ярко освещенному коридору, и звук собственных шагов как пушечный гром отдавался у нее в ушах, а сердце билось так сильно, точно вот-вот разорвется на части.

— Где бы нам сегодня поужинать, дорогой? Амели Дюваль аккуратно нанесла последние штрихи макияжа, быстро оценила свое отражение в одном из зеркальных шкафов, стоящих по обе стороны большой кровати, потом достала из черной расшитой блестками сумочки духи. Брызнув на запястья, она убрала флакон обратно и бросила сумочку на кровать.

— Мак? Я задала тебе вопрос. Ты слушаешь? Молодая француженка босиком вышла в гостиную и резко остановилась, увидев, что Мак сидит на диване со стаканом, в котором, как она тотчас же догадалась, был бренди. Он развязал галстук.

Его волосы были растрепаны, как будто он непрестанно ерошил их, и выражение его красивого лица было прямо-таки зловещим.

— Но ты даже не готов! — Амели не могла скрыть своего разочарования. Она всегда была рада случаю нарядиться и выйти куда-нибудь поужинать в сопровождении своего красивого кавалера. Амели не сомневалась, что их пара привлекает внимание, ее теплая красота прекрасно оттеняла его нордическую внешность. Чем бы ни было вызвано его дурное настроение, Амели почла своим долгом развеять его.

— Сегодня мне не хочется ужинать в ресторане. — Мак наконец поднял на нее взгляд — поверхностный и равнодушный, будто все его чувства были глухи к ее утонченной красоте, затем одним большим глотком допил оставшийся бренди.

— Но ты сказал…

— Забудь, что я сказал! — Поднявшись, он зашагал по комнате, потом остановился у огромного окна, пристально глядя на огни Лондона.

— Дорогой, в чем дело? Что-то случилось на работе? Провалилась сделка? Пожалуйста, не расстраивайся, милый, все наладится. У тебя все получится.

Мак почувствовал необъяснимое раздражение, едва не бешенство. Внезапно запах дорогих французских духов Амели вызвали чуть ли не тошноту, и ему захотелось послать ее ко всем чертям. Но он не сделает этого. Не даст волю гневу, когда ему необходимо успокоиться. Надо быть честным.

Пора прекратить эту игру, прежде чем их отношения полетят к черту. Как только Мак увидел сегодня Тару — даже прежде чем она сказала ему о ребенке, его сыне — он сердцем почувствовал, что не хочет жениться на Амели.

— Послушай, мы с тобой говорили о том, чтобы пожениться, но вряд ли что-то из этого выйдет.

— Твоя жена не дает развод?

В духе Амели было перекладывать на других всю ответственность за его решения.

Вздохнув, Мак продолжал смотреть в окно. Он думал о ребенке — о сыне, которого он никогда не видел, о желании Тары родить и о том, как ужасно Тара потеряла ребенка. Внутри у него все сжалось от боли и раскаяния.

— Я не хочу причинять тебе боль и разочарование, Амели, но будет лучше, если мы расстанемся сейчас, чем доведем до конца дело с женитьбой, которая была бы абсолютной фикцией. Я уверен, если ты будешь совершенно честной с самой собой, то тоже не захочешь выходить за меня. Он медленно повернулся к ней.

Ее симпатичное миниатюрное личико с большими, как у оленя, карими глазами было обращено на него с таким выражением, будто он безнадежно болен.

— Ну конечно, я хочу выйти за тебя замуж. Ты что, с ума сошел? Я люблю тебя!

— Правда? — усмехнулся Мак.

Ей хватило такта немного покраснеть.

— Ты любишь мои деньги, дорогая. Любишь то, что я могу тебе купить: одежду, украшения, духи… — Его ноздри слегка расширились, словно из пустоты возникло воспоминание, поразившее его. Аромат Тары — едва уловимый запах цветов жимолости и ванили, который заставлял его сходить с ума от желания. Он почувствовал его сегодня, и даже когда говорил ей о разводе, не мог оставаться равнодушным к нему. — Наш брак не удовлетворил бы ни тебя, ни меня. Ты слишком молода и привлекательна, чтобы связывать себя с одним мужчиной, а я.., ну, до сегодняшнего дня моя работа была для меня самым важным в жизни. Теперь я готов к семейной жизни. Я хочу иметь детей. Мне уже не интересно каждый вечер ужинать в лучших ресторанах или летать в Нью-Йорк или Париж только для того, чтобы моя подруга сделала покупки.

Француженка презрительно фыркнула — с изяществом, как и все, что она делала.

— Послушать тебя, так я просто пустышка, Мак. Я глубоко уязвлена тем, что ты не хочешь жениться на мне. Я бы родила тебе много детей. Но даже когда она говорила это, заметна была жестокость ее утонченной, лукавой природы, которая была для Мака красноречивее слов. Сама мысль о ребенке Амели отвратительна. Теперь он не сомневался, что поступает правильно, положив конец их отношениям.

— Я понимаю тебя лучше, чем ты думаешь. Мак снова улыбнулся, обнимая Амели. Но его поцелуй в уголок ее безупречных губ был чисто отеческим. — Не переживай, дорогая. Я не оставлю тебя с пустыми руками. Тебе хватит с лихвой, прежде чем появится новый поклонник.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Тара? Почему ты сидишь в темноте?

Жмурясь от яркого света, внезапно наполнившего комнату, Тара с виноватым видом встала с тахты и автоматически изобразила на лице улыбку. Не хватало, чтобы тетя догадалась о ее переживаниях. Малейший промах — и тетя Бет набросится на нее, как лев на сырое мясо, спрашивая, чем она могла бы помочь. Конечно, у нее добрые намерения, но это совершенно бесполезно. Тут бессильна даже ее всемогущая тетя.

— Я задремала, — солгала Тара в ответ на ее вопрос. — Приготовила поесть, а потом присела здесь отдохнуть.

— Ты виделась с Маком? — Тетя бросила ключи на маленький антикварный столик у двери и встала, уперев руки в бедра. Бет приняла ту решительную позу, которая ясно говорила, что шутить она не намерена и ждет объяснений, — сейчас тетка напоминала Таре полицейского с телеэкрана, с пристрастием допрашивающего подозреваемого.

— Да, — тихо ответила Тара, заправляя за ухо выбившуюся прядь светлых волос. — Зачем ты сказала ему, где меня найти?

— Потому что он был очарователен, вежлив и очень обеспокоен. И вообще, я считаю, что пора вам поговорить — несмотря на то, что вина лежит непосредственно на нем. — Бет Дилани, высокая, стройная женщина лет пятидесяти, рыжеволосая, как большинство ирландцев, скинула свой сшитый на заказ синий жакет и повесила его на спинку кресла времен короля Эдуарда.

— Я пять лет не слышала о нем. Бет, и думаю, ты его не правильно поняла. Не находишь, что выяснять отношения уже поздно?

— Поговорить никогда не поздно, дорогая. Это же просто смешно. Вы женаты и не живете вместе. Необходимо все выяснить.

Тара глубоко вздохнула.

— Уже выяснили. Он попросил у меня развода.

— О! — Бет была ошеломлена. Никому и никогда не удавалось застать ее врасплох. Она с двух лет отличалась проницательностью — так гласит семейное предание. — И что же ты ответила? — Придя в себя, Бет принялась теребить нитку прекрасного жемчуга на шее.

Эмоции мешали Таре говорить. Борясь с сумбуром мыслей, она убеждала себя: вполне естественно то, что Мак встретил другую женщину. Но другая часть ее, упрямая, совершенно не подчиненная разуму, всегда лелеяла хрупкую надежду, что однажды Мак вернется. Теперь же эта надежда рухнула.

— Конечно, я дала согласие. А что мне еще оставалось?

— Ты ведь сказала ему о ребенке? — Желая узнать все, Бет не щадила Тару, задавая вопросы.

— Он встретил другую. Хочет жениться снова и создать семью. Да.., я сказала ему о ребенке. Хотя, наверное, не следовало этого делать.

Тара перевела измученный взгляд на дверь.

Возможно, это слабость, но она больше не хочет расспросов.

— Но почему? Он должен знать, через что тебе пришлось пройти из-за него!

— Ему было очень больно. Бет. Я видела по его глазам. Что пользы страдать нам обоим?

Впервые Бет не знала, что ответить племяннице. Она нежно откинула ее челку со лба.

— Ты такая красавица, моя дорогая! Ты молода и должна наслаждаться жизнью, а не торчать в старом душном антикварном магазине вместе со старой курицей вроде меня!

Тара улыбнулась, ее сердце переполнилось любовью к тете, которая без колебаний предложила ей убежище, когда Мак ушел. Тетя не просто дала ей кров, но и новое занятие, она была рядом в самый тяжелый момент и поддерживала ее в ту ужасную ночь в больнице, оплакивая вместе с Тарой потерю ее драгоценного ребенка.

— Ты совсем не старая, Бет. А что до того, чтобы наслаждаться жизнью… — Покраснев, Тара мгновенно забыла о своих несчастьях, о которых и не следовало вспоминать. — Я наслаждалась жизнью, когда Мак был рядом.

— Глупец! — презрительно произнесла Бет. — Я говорила это тогда и говорю сейчас. Интересно, осознал ли он хоть немного, чего лишился?

Мак остановил машину, чтобы свериться с картой еще раз. Убедившись, что он на правильном пути, опустил стекло, чтобы подышать свежим загородным воздухом. Бабье лето, длившееся с первой недели сентября, шло на убыль. Опавшие листья покрывали землю у живых изгородей, и в воздухе стоял запах сожженной листвы. Прохлада проясняла его мысли, и Бог свидетель, он многое передумал за три последних ночи. Открыв бардачок, он достал оттуда потрепанную фотографию, на которой Тара стояла у Тауэрской башни, он сделал этот снимок давно, когда они только что встретились. Смеясь в объектив, она была просто очаровательна, с мягкими светлыми волосами и блестящими зелеными глазами, в симпатичном летнем платьице, облегающем ее гибкую, стройную фигуру. Тогда она так мило настаивала на том, что сама заплатит за ланч… Вскоре он понял, что такова Тара — великодушная и любящая до безумия. И Мак купался в этой любви, прежде и не ведавший, что такое возможно. Она освещала его жизнь, наполняя ее радостью, и когда он ушел от нее, свет для него померк. Но когда она сказала ему о ребенке…

Эта мысль как острый нож вонзилась в сердце.

Тяжело вздохнув, Мак уронил фотографию на соседнее сиденье и включил зажигание. Глубокая морщинка залегла у него между бровей, когда он посмотрел в зеркало заднего вида и вывел свой серебристый «мерседес» на шоссе. Если расчет верен, то можно успеть добраться до маленького загородного магазина Тары к ланчу. Он заехал в отель, расспросил дежурного клерка и отправился разыскивать антикварный магазин Бет Дилани под названием «Воплощенные воспоминания».

Хочет она того или нет, но они должны поговорить. Оставалось надеяться, что Тара или ее тетя не захлопнут дверь прямо у него перед носом.

— Можете что угодно думать обо мне, Мак Симонсен, но я вовсе не намерена говорить вам, где Тара. Я уже совершила эту ошибку всего несколько дней назад. Она много пережила, и ей было нелегко забыть вас. Потеря ребенка…

— Черт возьми, Бет! Почему никто не сказал мне, что она была беременна? Как ее муж я имел право знать! — К счастью, в маленьком антикварном магазине не было покупателей — Мак чувствовал, что еле сдерживается. Да, он был не прав. Не ему упрекать Тару в том, что она скрыла свою беременность, ведь он сам утверждал, что не готов стать отцом. Но как ее родные могли не сообщить ему, особенно тогда, когда она нуждалась в помощи!

Бет Дилани рассердилась не на шутку. Ее длинные серьги с топазами угрожающе задрожали, когда она сложила руки на своей худой груди, словно приготовилась померяться силами с этим великолепно сложенным мужчиной с голубыми глазами, против которых не устояла бы ни одна менее сильная женщина. Но Бет гордилась тем, что она выше подобной чепухи.

— Позволь напомнить тебе, что ты отказался от всех прав, когда хладнокровно и жестоко бросил мою племянницу. Работа и амбиции были для тебя важнее, и с этим не поспоришь. Ты обманул Тару, женившись на ней!

— Обманул? — Мак нахмурился.

— Да, обманул! — гневно повторила Бет. — Тебе не нужна была жена. Ты должен был отдавать себе отчет в том, что настоящая семейная жизнь не для тебя. Ты обманывал Тару, уверяя, что стараешься ради нее. А она верила тебе, Мак. Она верила каждому твоему слову. Неважно, сколько раз ты ее разочаровывал — я знаю, что это случалось часто, потому что Тара звонила мне и плакала она так и продолжала бы тебя оправдывать. «Когда-нибудь ему не придется столько работать, — говорила она мне. — Однажды мы с Маком сможем вместе провести отпуск в каком-нибудь чудесном месте». Она обожала тебя, и как ты с ней обошелся? — Бет возмущенно вздохнула. — Ты ушел, не оставив ей выбора. Не знаю точно, что произошло между вами, но ты разбил ее сердце. А потом новый удар, когда она потеряла такого желанного, такого долгожданного для нее ребенка. Думаю, ты действительно правильно сделал, что ушел. Это лучшее, что ты мог сделать.

Мак сказал себе, что Бет заслуженно бичует его, но внутри у него все кипело. Послушать ее, так он хладнокровно бросил Тару, а это не правда! Он долго и мучительно обдумывал свое решение, потому что видел, как несчастлива Тара. Пропасть между ними все росла. Его бизнес отнимал много времени — слишком много! — теперь он с горечью сознавал это. Мак убеждал себя, что она потерпит, пока он обеспечит их совместное будущее, что поймет, почему они пока не могут иметь детей. Придет время, и он даст ей все, что она хочет… Что ж, он достиг успеха, но потерял любимую женщину.

— Жизнь ведь не идет по плану. — Глубоко вздохнув, Мак сокрушенно посмотрел на Бет. — Я все разрушил, я знаю. Беда в том, что мы перестали понимать друг друга. — Его лицо выражало глубокое раскаяние. — Я перестал ее слушать, — продолжал он. — Просто удивительно, что Тара так долго терпела. Что же касается ребенка… — В его глубоких глазах, голубых, как скандинавская зима, была боль. — Неужели она думала, что я оставил бы ее? Если бы узнал, что она беременна?

Бет рассматривала свои золотые кольца. Она кивнула.

— Возможно, Тара не хотела, чтобы ты подумал, будто она хочет привязать тебя к себе таким образом. Она рассказала мне, что ты сейчас хочешь развестись, чтобы снова жениться?

— Нет. — Мак смотрел на целый ряд старинных часов, которые били и звонили наперебой. — Мы с Амели расстались.

— Ну и зачем ты пришел. Мак? Что тебе нужно от Тары?

— У нее кто-нибудь есть? — Мак не сдержался.

Он должен был задать этот вопрос, мучивший его с тех пор, как он увидел Тару в музее. Невозможно, чтобы такая красивая женщина была одна эти пять лет — и эта мысль заставляла его ревновать.

— У Тары никогда не было недостатка в поклонниках. Но какие намерения у тебя, Мак?

Честно говоря, ему трудно было ответить на этот вопрос. Он так мало знал о своей жене.

Столько воды утекло с тех пор, как они расстались. Мак мог только догадываться о том, какой она стала теперь. Все что осталось у него, это память и надежда. Угол его красивого рта дрогнул, и он слегка улыбнулся.

— Вы не ответили на мой вопрос. Бет. У нее с кем-то серьезные отношения?

— Ты для этого приехал, Мак? Хочешь попытаться вернуть ее? — Склонив голову набок, Бет заметила борьбу в пристальном взгляде его голубых глаз.

Он положил руку на гладкую полированную поверхность обеденного стола в викторианском стиле, стоявшего напротив конторки Бет.

— У вас тут есть симпатичные вещи, — оценил он, оглядываясь вокруг. Его поразило, как много старинных вещей втиснуто в это относительно маленькое пространство. Но как Тара работает здесь, в этом маленьком помещении, день за днем, когда она могла бы заниматься танцами, возможно даже иметь свою собственную студию?

Когда-то это было ее мечтой, и Мак поклялся себе, что поможет ей в этом. — Нам надо поговорить.

Это я знаю наверняка. Во сколько она вернется?

Бет открыла большую красную тетрадь и взглянула намеренно равнодушно.

— Ее не будет до вечера. Она уехала на весь день. Сказала, что точно не знает, когда вернется.

— Ну что ж… — То, что он хочет сказать Таре, не может больше ждать. Пять лет и так слишком много. — Я остановился в этом отеле. — Он вынул из кармана пиджака визитную карточку и положил ее поверх тетради Бет. — Я взял отпуск на месяц и не тороплюсь возвращаться в Лондон. Пожалуйста, скажите Таре, что я заходил и хотел увидеться с ней. Вы же сделаете это для меня, Бет?

Он говорил так искренне, так серьезно, что Бет смягчилась. Она надеялась, что поступает правильно.

— Я скажу ей, Мак, но не могу обещать, что она согласится.

— Просто передайте ей то, что я сказал — вот все, о чем я прошу. Увидимся, Бет.., и спасибо. Мак вышел из магазина и направился вниз по улице.

Бет взяла в руки оставленную им тисненую золотом визитку с названием лучшего в городе отеля и на мгновение прижала ее к груди.

— Ах, Тара! — вздохнула она.

— Отличный фильм, правда?

Тара терпеть не могла, как Рэй надувает жевательную резинку, и ненавидела боевики, в которых на каждом шагу гибнут люди, а здания взрываются. Она уныло посмотрела на симпатичного парня, с которым пришла в кино. Рэй был обожаемым сыном Сэнжи и Бинни Син, владельцев книжных киосков. Время от времени Тара с Рэем ходили куда-нибудь вместе, хотя по обоюдному согласию их отношения не выходили за рамки чисто дружеских. После Мака Тара не заводила серьезных отношений, да и Рэй собирался жениться на девушке, которую выбрали для него родители — это было делом решенным. Свадьба должна была состояться через три недели, когда вся семья соберется в Индии на традиционную церемонию.

Тара была очень удивлена, что такой европеизированный молодой человек, как Рэй, в вопросе женитьбы предпочитает следовать мнению родителей.

— Конечно, это не имеет ничего общего с «Унесенными ветром», — поддразнила она его, — но в общем ничего.

— «Унесенные ветром»? — Совершенно сбитый с толку, Рэй почесал голову.

— «Честно говоря, моя дорогая — мне наплевать». Помнишь? — Тара улыбнулась. — Очевидно, нет. Это был любимый фильм моей матери. Меня назвали в честь поместья, которое имело важное значение в этой истории.

— Тара — так называлось поместье?

— Забудь. Пойдем поедим пиццы?

— Почему ты выбираешь, куда нам пойти? Ты же знаешь, что я предпочитаю сэндвич!

— Я ведь позволила тебе выбрать фильм, не так ли? — парировала Тара.

— Ты потрясающая женщина, — Рэй старался не отстать от стройной блондинки, которая решительно прокладывала себе путь через толпу по направлению к Лейсистерской площади. Он надеялся, что у его будущей жены будет хоть половина такого задора. Рэй совсем не хотел, чтобы она полностью подчинялась мужу и не имела собственного мнения.

— Пицца — и домой, — твердо сказал он, зная, что Тара игнорирует его напускной решительный тон. — Я обещал твоей тете, что приведу тебя домой не слишком поздно.

Тара резко повернулась к нему.

— Рэй, я хочу пойти потанцевать. — Она нахмурилась, с горечью вспомнив, что Мак никогда не водил ее танцевать в ночной клуб.

— Я хочу предусмотреть все. Если будут идеи, позвони. Номер ты знаешь. — Закончив дело, Мак положил трубку и растянулся на кровати. Взяв с ночного столика книжку в твердом переплете, он открыл заложенную страницу и, поправив подушки под головой, начал читать.

Через пять минут, перечитывая одно и то же место по крайней мере в десятый раз. Мак уронил книгу на покрывало и с раздражением взъерошил свои густые светлые волосы. Он не привык к праздности, это ужасно, когда человек не знает, к чему себя применить. Он так привык работать по двенадцать-четырнадцать часов в день, что даже потерял способность расслабляться. Поднявшись, Мак подошел к оформленному на старинный манер окну, поднял портьеру и взглянул вниз на пустую улицу. Ряд домов с фасадами времен Тюдоров напомнил ему, что это город исторический.

Он был так привлекателен для столичного жителя или иностранного туриста, но в полдень здесь было тихо, как в могиле.., слишком тихо. И как Тара выносит это? Неужели она не скучает по Лондону? В первое время их совместной жизни Тара часто говорила о том, чтобы переехать за город, но Мак менял тему, обещая обсудить это «как-нибудь после». Он говорил ей, что наймет управляющего агентством, и тогда ему не придется постоянно быть на работе. Теперь он понимал, что стремление к успеху было для него как наркотик, не давая покоя. Он не хотел замечать, что его жена тоже нуждается во внимании.

Мак закрыл глаза. На ночном столике зазвонил телефон и вывел его из оцепенения.

— Слушаю?

— Мистер Симонсен? Здесь в вестибюле вас дожидается миссис Симонсен.

Кровь застучала у него в висках. Мак не знал, что ответить. Он уже начал было думать, что она не захочет видеть его. Весь день он боролся с желанием вернуться в магазин и посмотреть, там ли Тара, чтобы узнать, нарочно ли она избегает встречи.

— Скажите ей, что я сейчас буду.

Спускаясь вниз по лестнице, покрытой толстым ковром, Мак поправил галстук. Это, конечно, хороший знак, что Тара все еще не поменяла фамилию, хотя могла бы вернуть свою девичью.

Даже несмотря на то, что они не разведены, при существующих обстоятельствах ее никто бы не упрекнул в этом.

Она сидела на большом кремовом диване в вестибюле. На ней были светло-голубые джинсы и белая гофрированная блузка, а свой желтовато-коричневый жакет она сложила на коленях. Тара выглядела свежей и симпатичной, а когда она подняла на Мака свои зеленые глаза, у него возникло почти нестерпимое желание остаться с ней наедине в самой интимной обстановке, какую он только мог себе представить.

Она встала, и ее аромат окутал его, волнуя воображение.

— Я получила твое сообщение. Не могу долго разговаривать — помогаю Бет с учетом вещей. Что случилось, Мак? Что-нибудь серьезное, раз ты не мог просто сказать мне это по телефону?

Готовый ко всему. Мак расправил плечи.

— Я понял, что не хочу разводиться, — спокойно ответил он.

— Не хочешь? — В ее широко раскрытых глазах читалось волнение. — Тогда.., чего же ты хочешь?

— Я хочу, чтобы ты вернулась ко мне. Хочу, чтобы у нас была настоящая семья.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Ей казалось, что это сон. По пути в отель Тара безумно нервничала, страх и волнение переполняли ее при мысли, что она снова увидит его.

Их случайная встреча в музее встревожила все те надежды и мечты, которые ей следовало оставить давным-давно. Особенно после всего того, что случилось… Но сейчас, глядя в бездонные голубые глаза, которые не отрываясь смотрели на нее, Тара в смятении прижала жакет к груди.

— Это что, шутка? Если так, то очень неудачная. Сначала ты говоришь мне, что встретил женщину и хочешь развестись, а потом… Что происходит, Мак?

Он сказал себе, что надо успокоиться самому и не давить на нее. Сомнений быть не могло: сейчас, когда снова увидел ее, он только утвердился в своем намерении. Мак поражался, как вообще жил без нее так долго? Не жил, а просто существовал… Как мог он всерьез думать о том, чтобы жениться на ком-то вроде Амели? Она никогда не давала волю чувствам, была слишком озабочена своей внешностью и материальным достатком, слишком.., слишком холодна. Маку достаточно было увидеть румянец, выступивший на щеках Тары, чтобы вспомнить, как чувственна его жена — настоящая буря страсти и огня.

— Я не шучу, Тара. Мы с Амели расстались.

Тара почувствовала острый приступ ревности, услышав имя его подруги. Не зная имени, она смутно представляла себе эту женщину. Теперь она обрела плоть и кровь, стала реальной, и это больно задело Тару.

— И при чем тут я? Спасательный круг для утопающего?

— Конечно, нет. — Мак выглядел оскорбленным. Когда-то мы понимали друг друга, — продолжал он, кладя руку в карман темно-синего костюма. Неужели я так ошибался, думая, что мы поладим и теперь?

— Ты говоришь серьезно? — Сердце Тары бешено колотилось. Из всех причин, по которым Мак захотел встретиться с ней, примирение представлялось ей самой невероятной. Что стоит за всем этим, зачем он мучает ее, и.., почему от одного только взгляда на него все ее существо приходит в смятение?

— Настолько серьезно, что взял месячный отпуск.

— Что ж, когда-нибудь это должно было случиться. А ты уверен, что без тебя обойдутся, Мак? Ведь ты всегда был просто незаменим.

К удивлению Тары, в его взгляде читалось раскаяние.

— Нет. И не в этом дело. К счастью, на меня работают отличные люди, в которых я уверен. Мне действительно не о чем беспокоиться.

— И на что же ты употребишь это свободное время, Мак? — Тара заправила за ухо выбившуюся прядь светлых волос. — Может, на хорошую терапию?

— Терапию?

— Да, против трудоголизма.., или ты все еще отрицаешь это?

В ее голосе звучал гнев, и Мак глубоко раскаивался, что причинял ей боль, раз за разом, жертвуя ею ради работы. Тяжело вздохнув, он оглянулся на стол администратора, за которым сидел изящно одетый молодой служащий и с любопытством наблюдал за ними.

— Здесь мы не сможем поговорить. Давай найдем другое место?

— Что ты предлагаешь? Магазин тети Бет? Или свой номер? — Ее зеленые глаза смотрели презрительно. Она накинула жакет. Выправив волосы из-под воротника, она закусила губы, чтобы не было видно, как они дрожат. — У тебя с твоей подругой все наладится. Я уверена, она не устоит перед тобой — ведь ты всегда мог найти подход к женщине, не так ли, Мак?

— Что ты, черт побери, имеешь в виду?

— Может, ты не всегда был занят делами, когда говорил, что задерживаешься на работе? Возможно, ты встречался с кем-нибудь, когда оставлял меня одну по вечерам?

Мак покраснел. Он никогда не обманывал Тару, никогда даже не думал об этом. Конечно, женщины интересовались им, он это видел, но никогда не давал им повода, и когда говорил Таре, что должен работать допоздна в офисе, так оно и было.

— Сначала ты обвиняешь меня в том, что я трудоголик — с этим я еще соглашусь, потому что, возможно, это правда, но ты заходишь слишком далеко, обвиняя меня в связях с другими женщинами. На что мне другие? Для меня ты была единственной, не может быть, чтобы ты забыла…

Его слова и разгневанный взгляд голубых глаз заставили Тару затрепетать.

— Да, забыла! И не хочу возвращаться к старому. — Она залилась краской, готовая провалиться сквозь землю, когда Мак понимающе кивнул. — У меня есть более важные дела, — не унималась Тара, — я очень занята в магазине тети Бет, у меня…

— Кстати, почему ты бросила танцы?

Тара сложила руки на груди и гневно взглянула на Мака.

— Это тебя не касается! Я свободна, и не должна ничего тебе объяснять. После пяти лет я…

— Ты все еще моя жена!

Его голос звучал серьезно, почти властно. Тара ощутила, как холодок пробежал у нее по спине.

— Ну, это легко исправить. У тебя было время, чтобы подготовить бумаги… Или ты уже все сделал?

— Я уже сказал тебе, и это остается в силе. Я не хочу разводиться. Более того, хочу наладить наши отношения. Вполне понятно, тебе нужно время, чтобы все обдумать. У меня достаточно времени, и я полностью в твоем распоряжении. Почему бы нам для начала не поужинать вместе сегодня вечером?

— Я не могу. У меня свидание. — Тара тряхнула головой, и ее глаза победно блеснули.

— Свидание?

— Да, я встречаюсь с мужчиной.

— У тебя кто-то есть? — Его губы дрогнули.

— Что же тут странного?

Мак взглянул на часы и подозрительно улыбнулся. Тара затаила дыхание.

— Я не принимаю такой ответ. Отмени свидание. Скажи своему другу, что ужинаешь с мужем.

— Я не стану этого делать!

— Тогда скажи мне номер телефона — я сделаю это сам.

— Не будь смешным!

— Тогда я спрошу Бет, может, она даст мне его?

— Она не сделает этого. Мак, это же просто безумие. Мы расстались слишком давно. Мы разные люди, поэтому и расстались… — Не выдержав напряжения, Тара глубоко вздохнула и с отчаянием уставилась в пол. Собравшись с силами, она умоляюще посмотрела на мужа. — Возвращайся в Лондон. Позвони Амели. Поверь мне, Мак, у нас ничего не получится.

— Даже если я скажу, что мы могли бы завести ребенка?

Безнадежно вздохнув. Тара повернулась и вышла из отеля.

Мак сел в машину и поехал. Он не знал, куда едет, он совершенно не думал об этом.

Он знал только, что ему нужна передышка, что ему необходимо подумать, необходимо разобраться в отношениях с Тарой. Не надо было говорить о ребенке — это ясно. Он был слишком напорист, а Тара не готова к этому.

— Ну ладно, — произнес он вслух и включил музыку. — Я хочу ее вернуть. И неважно, что мне придется для этого сделать. Я хочу детей — много детей. Хочу долго и счастливо жить вместе с ней… Хочу… — Он прислушался к словам песни, звучавшей по радио — они прервали его вдохновенную речь. «Слишком поздно, детка», — выводил певец. Мак тихо выругался.

Выключив досадную песенку, он стал смотреть на окружающий пейзаж без особого удовольствия. Жаль, что я не в Лондоне, раздраженно подумал он. В городе по крайней мере он бы знал, что делать. Здесь было слишком тихо, слишком… много зелени, слишком.., он не мог с уверенностью сказать, что именно было не так Он владелец одного из самых преуспевающих рекламных агентств Лондона — это правда, но на этом его успехи и заканчивались. Во всех других отношениях он чувствовал себя неудачником. Мак и не скрывал, что он трудоголик, который все это время жил ради работы и успеха. Он ушел от жены через три года совместной жизни, поставив свои амбиции выше любви, и целых пять лет не видел ее. Он оставил Тару, когда она отчаянно пыталась сохранить их отношения, когда больше всего нуждалась в нем. А потом он узнал о ребенке..

Полчаса спустя, расстроенный и утомленный всеми этими мыслями, Мак остановился в необычайно живописном местечке и вышел из машины, чтобы пройтись. Вокруг было бескрайнее море зелени, слева виднелся густой лес, а над ним голубое-голубое небо. Его ноги в дорогих итальянских ботинках утопали в траве, в спину светило солнце, и Мак с удивлением почувствовал, что покой наполняет его. Сбросив пиджак и развязав галстук, он шел не оглядываясь.

— Для меня есть сообщения?

Темноволосая девушка за стойкой взглянула на великолепного красавца, вошедшего в маленький элитный отель, и спрятала бисквит, который ела. Покраснев от смущения, она взглянула в смеющиеся голубые глаза Мака.

— Извините, мистер Симонсен, я допивала чай.

Хорошо прогулялись?

Воротник его безупречно белой рубашки был расстегнут, пиджак небрежно перекинут через руку, а в волосах кое-где застряли травинки. Эллин Дан поняла, что это ее шанс. Она кокетливо прищурилась.

— Здесь действительно очень красиво, — ответил Мак, и его улыбка служила тому подтверждением.

— Многие приезжают к нам только ради покоя и тишины… — Девушка снова густо покраснела.

— Это вполне понятно. Значит.., для меня ничего нет?

— Есть записка. — Девушка повернулась к ряду маленьких ящичков у себя за спиной и достала сложенный листок бумаги.

Мак не отрываясь смотрел на листок и чувствовал, как его сердце преисполнилось надеждой.

+++

"Мак, если твое предложение поужинать остается в силе, я буду ждать тебя у отеля в восемь.

Тара".

+++

— Спасибо. — Сунув записку в карман, он наградил девушку еще одной обезоруживающей улыбкой и побежал наверх к себе в номер, прыгая через две ступеньки.

— Спасибо вам, — сказала Эллин ему вслед, прежде чем вновь с аппетитом приняться за бисквит.

— Эй! Что это значит? Собираешься куда-то? Заглянув в комнату племянницы в начале восьмого, Бет Дилани увидела на кровати разноцветную груду одежды.

Тара стояла перед открытым гардеробом босиком в одном из своих свободных хлопковых летних платьев в индийском стиле. Молодая женщина только что вымыла и высушила волосы.

— Я ужинаю с Маком. — Решив сразу не оборачиваться, чтобы угадать реакцию тети. Тара невидящим взглядом рассматривала содержимое своего гардероба.

— Ты серьезно?

— Да.

— Но с чего это? Кажется, ты поклялась больше не встречаться с ним, когда сегодня днем вбежала в магазин. Не он ли довел тебя до слез?

Тара медленно повернулась к тете. Лицо Бет выражало недоумение и беспокойство. Тара не знала, что ответить. Мак сказал, что хочет начать сначала, сказал, что хочет ребенка — сказал это очень спокойно, тогда как у нее сердце готово было выскочить из груди.

— Сейчас я очень взволнована. Я не понимаю, что происходит между мной и Маком. Нам надо обсудить одно неоконченное дело. Вот почему мы решили вместе поужинать.

— Не касается ли это развода? — спросила Бет.

Снова принявшись рассеянно рассматривать содержимое гардероба, Тара вздохнула.

— Ты думаешь, что я глупо поступила, согласившись снова встретиться с ним? Думаешь, от него нечего хорошего не дождешься? Думаешь, он снова разобьет мне сердце? Не беспокойся, у него не получится сделать это снова, потому что оно и так разбито. Я прекрасно защищена от этого несчастья! — Ее глаза наполнились слезами, и Тара поспешно смахнула их ладонью. Возможно, она совершает большую ошибку, встречаясь с Маком, но она должна узнать, почему он хочет снова быть с ней и иметь ребенка. Не разобравшись в этом, она не успокоится.

— Мак причинил тебе столько боли! Когда он ушел, ты бросила все — свое занятие танцами, своих знакомых, ты перестала жить, наконец! Бог мой, Тара! Ты бросила все, чем жила. Бросила все из-за него, потому что слишком страдала. Я не могу сказать, что Мак плохой человек. Тара. Совсем нет. Но он действительно одержимый. Он одержим работой. Такой мужчина не представляет, что такое нормальная семейная жизнь — больше того, у него нет на это времени. Ступай поужинай с ним. Скажи ему, что хочешь развестись, и немедленно, а потом пусть он уходит, а ты живи своей жизнью. Если хочешь, оставайся здесь, хочешь — уезжай куда-нибудь преподавать танцы так тому и быть!

Обычно бледные щеки Бет раскраснелись, она резко повернулась и вышла из комнаты.

С бешено бьющимся сердцем Тара опустилась на кровать, втайне соглашаясь с тем, что сказала тетя. Она доверяла ей. Когда десять лет назад умерла мать Тары, а отец снова женился и уехал, Бет с готовностью стала ей и матерью, и сестрой, и другом. Бет болела за племянницу всей душой.

Тара не съела ни кусочка. Несколько мучительных секунд Мак смотрел, как она ковыряет вилкой в тарелке, потом наклонился вперед и осторожно взял у нее вилку.

— Сначала надо взять еду вилкой, а потом положить в рот.

Пораженная его прикосновением и глубоким взглядом голубых глаз, Тара почувствовала слабость во всем теле. Маку только того и нужно было. Он наколол на вилку кусочек и поднес к ее губам.

— Ну, вот и все, — мягко сказал Мак, когда Тара начала беспомощно жевать. — А теперь скажи мне, почему ты не ешь? Надеюсь, ты не на диете?

Она не ответила на его упрек. Оглядываясь вокруг на других посетителей слабо освещенного французского ресторана, Тара хотела быть такой же беззаботной и счастливой, какими казались многие из них.

— Я не на диете. Еда очень вкусная, просто…

— Просто что? — Его золотистая бровь приподнялась, шелковистая прядь волос сексуально спадала на лоб.

— У меня нет аппетита, если я волнуюсь или напряжена.

— Я помню. — Мак приложил салфетку к губам и откинулся на спинку кресла. — Прости, что заставил тебя волноваться. Но у меня серьезные намерения, Тара. Я хочу, чтобы мы снова были вместе, для этого и приехал сюда.

— Ты говоришь об этом как о деловом проекте.

Приступаешь к делу? А меня воспринимаешь как задачу и выделяешь определенное количество времени, чтобы достигнуть цели? И считаешь, что дело идет успешно? — Она резко отодвинула от себя тарелку, взяла бокал вина и сделала большой глоток. Ее раздражение росло. С какой стати он смотрит с таким дерзким и холодным выражением, тогда как в ней бурлят эмоции? Неужели он действительно думает, что она примет его с распростертыми объятиями после всего того, что он сделал?

Теребя тонкую ниточку жемчуга на шее. Тара прищурилась.

— Не может быть и речи о том, что мы будем вместе. Мак. Ты ушел от меня, помнишь? Всего пару дней назад ты просил у меня развода. Теперь говоришь мне, что ваши отношения с Эмили, или как там ее, закончились, и ты решил, что хочешь снова быть со мной. А может, через неделю ты снова изменишь мнение. Не понимаю, что происходит у тебя в голове, да меня это и не волнует.

Оставь меня в покое. Мак. Оставь меня и возвращайся в Лондон, ладно?

Когда она уже собралась встать из-за стола, Мак с быстротой молнии наклонился вперед и схватил ее за руку.

— Постой, Тара. Мы еще не закончили.

— Нет, все кончено! — Не обращая внимания на то, что все вокруг на них смотрят, Тара выдернула свою руку. — Это мучение, — тихо сказала она, и ее большие глаза засверкали. — Нам давно следовало развестись, когда наш брак распался — покончить со всем окончательно. Не следовало откладывать это на пять лет.., и о чем мы только думали?

Мак пристально смотрел на жену. Мягко ступая, к ним подошел официант и осведомился, все ли в порядке.

— Все хорошо, — сдержанно ответил Мак, не отрывая взгляд от Тары. — Может, нам обоим нужно подумать? — Он изучал ее прекрасные черты и тяжелая горячая волна прошла у него по всему телу. Она всегда без лишних слов пробуждала в нем страсть. Все в ней было невыразимо сексуально, от спокойной милой улыбки до непринужденной грации движений, заставляющей оборачиваться прохожих на улице. Даже когда она сердилась на него, когда ее губы дрожали и прекрасные глаза гневно поблескивали грозными зелеными искорками. Мак с ума сходил от желания.

— Что ты говоришь? — глухо произнесла она, откидывая назад волосы — эти мягкие светлые пряди, которые Мак так любил гладить.

— У нас намного больше общего, чем ты думаешь. Кое в чем у нас никогда не было проблем.

Как он может улыбаться? Тара уже чувствовала слабость в коленях и жар, глядя на него, но не могла смириться с его самонадеянностью.

— Секс не может стать прочной основой брака, — презрительно сказала она, не желая выглядеть неопытной маленькой девочкой.

— Согласен. — Он улыбнулся своей обезоруживающей улыбкой, рассчитанной на безусловное повиновение. Тара с трудом сдерживала дрожь. Но если это настолько великолепно, что забываешь обо всем на свете, что целую ночь не до сна ведь это совсем другое дело, разве нет?

— Если это все, чего ты ждешь от брака, то легче снять девушку по вызову. Ты ведь можешь себе это позволить. Что может быть лучше? Тебя ничто не будет связывать, не надо будет тратить зря свое драгоценное время!

Тара тотчас же пожалела о сказанном. Но если она и обидела Мака, он не подал вида, только бровь слегка дернулась.

— Я сказал тебе, чего хочу. Я хочу жену и детей.

Хочу, чтобы мы стали настоящей семьей. Разве ты не желаешь того же? Когда-то ты мечтала об этом.

— Но тогда семья тебя не интересовала. Ты ушел, когда я была беременна.

— Ты должна была мне сказать.

— Ах, можно подумать, ты бы остался из-за ребенка! Даже тогда мне пришлось бы воспитывать его одной, потому что у тебя не хватало бы времени на то, чтобы быть папой. Ты уходил и возвращался домой затемно, почти всегда работал по выходным. Когда бы ты видел нашего ребенка?

Сложив руки на столе, Мак поднял на Тару бездонные голубые глаза, и выражение их поразило Тару.

— Расскажи мне о нем. О ребенке.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Он был красивым.., прекрасным.., хоть и очень маленьким. Его завернули в одеяльце и дали мне на руки. Казалось, он спит. — Взяв бокал с вином, Тара сделала большой глоток и утерла рот ладонью.

Мак видел, что она дрожит, ее глаза блестят от слез. Ему захотелось остаться с ней наедине, чтобы обнять и успокоить.

— Сколько ты пробыла в больнице? — Господи, как же здесь жарко! Они что, не слышали о кондиционерах? Дрожащей рукой он ослабил узел галстука и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.

— Сутки. Послушай, Мак, сейчас я действительно не хочу говорить об этом. — Вздохнув, Тара заставила себя съесть еще немного овощей.

Как часто она представляла, как расскажет ему о ребенке — о Габриэле — она назвала его так в честь архангела, покровительствующего при беременности и родах, чье имя означало «В Боге моя сила». Ей так не хватало Мака! Ночи напролет она плакала, мучаясь мыслью, где и с кем он сейчас. Встретил ли он кого-нибудь, кто не упрекает его из-за работы, кто ценит его больше, чем она? Единственное, что не давало ей совсем опустить руки, был ребенок Мака, которого она носила под сердцем. Когда в одну ужасную ночь около пяти лет назад Тара потеряла и его, она не знала, как жить дальше, как не сойти с ума. И если бы не любовь и забота, которыми окружила ее Бет, вряд ли она сейчас сидела бы здесь и говорила о том ужасном времени.

— Я хочу все исправить Тара. Позволь мне попытаться.

— Ты не сможешь вернуть нашего ребенка.

— Да. — Не отводя взгляда. Мак стойко перенес молчаливый упрек в глазах Тары. Разве он не заслужил это? Мак где-то читал, что для благополучного развития беременности необходима стабильная эмоциональная обстановка. Когда он ушел, Тара обезумела от горя, ни о каком эмоциональном спокойствии не могло быть и речи. Выходит, он виноват в том, что Тара потеряла ребенка?

— Пусть все идет своим чередом. Вот к чему я стремлюсь. — Стараясь казаться бодрой, Тара изобразила улыбку и встала. Продолжать этот разговор было не к чему. Все это отняло у нее слишком много сил, и она чувствовала себя больной. Кроме того, она заметила, что Мак немного сдал. Все еще очень красивый, он заметно постарел с тех пор, как они расстались. Тонкие лучики в уголках его удивительно голубых глаз были тому подтверждением.

— Ты уходишь?

— Я устала. С утра на ногах и хочу немного отдохнуть. Ты не против?

— А не спешишь ли ты на свидание? — Глядя на нее. Мак сам не понимал, почему так раздражен.

Тара с неподдельным удивлением подняла брови.

— Ты же говорила, что у тебя сегодня свидание.

— Я отменила его.

— Не верю.

Тара вздохнула. У него было полное право не верить, потому что она лгала.

— Я и не собиралась на свидание, Мак. Просто искала предлог, чтобы не встречаться с тобой.

Прости.

— Позволь, я отвезу тебя домой.

— Это вовсе не обязательно, тут совсем близко…

— И все же я подвезу тебя. Подожди минутку, хорошо? — Достав бумажник, Мак подозвал официанта. С тяжелым сердцем Тара взяла жакет и сумочку и пошла к выходу.

Более мрачного дня невозможно представить, уныло подумала Тара, прекратив чистить большой старый викторианский буфет, одиноко стоявший у витрины магазина. Сильный дождь глухо стучал по мостовой. Ветер трепал зонтики случайных прохожих. Питер Трент, владелец книжного магазина на противоположной стороне улицы, с озабоченным выражением лица накрывал брезентом стеллаж с книгами. Бедняга едва сводил концы с концами, вот и сегодня у него вряд ли будет много покупателей, в такой-то ливень. Да и сезон отпусков уже давно прошел.

Тара терла ноющие виски и мучительно гадала, что делает Мак. Прошло два дня после того ужина, и с тех пор она о нем не слышала. «Скоро увидимся», — сказал он ей на прощанье, но его отсутствующий взгляд не внушал доверия. Честно говоря, она готова была чем-нибудь утешить его, например, сделать массаж, как раньше, когда он бывал усталым или расстроенным. Он слишком много работал, и это начинало сказываться на его самочувствии. Мак принадлежал к тем мужчинам, которые думают, что расслабиться — значит пойти в тренажерный зал. Она пыталась вытянуть его отдохнуть на природе, но он не слушал ее, и почти каждая подобная попытка заканчивалась тем, что Тара отправлялась гулять одна. Как делала, в сущности, почти все, с тех пор как вышла замуж, — одна.

Уныло глядя на пелену дождя, Тара думала: уж не вернулся ли Мак в Лондон? Может быть, неудачная попытка примирения заставила его уехать? Сердце Тары упало.

Это было бы лучше всего, настойчиво убеждала она себя. У них с самого начала ничего не выходило — так почему же он решил, что получится теперь? Она ни за что не согласится вернуться к прежней жизни — когда Мак все время проводит на работе, а она в пустом доме чувствует себя одинокой и несчастной. И разве можно было назвать домом квартиру, которую они арендовали в Докланде? Нет. Ей было гораздо лучше у тети Бет.

Их маленький городок тих и прекрасен. Мак же навеки предан загазованному Лондону, где у них даже не было возможности познакомиться с соседями, поскольку те тоже целыми днями пропадали на работе.

— Что за скверная погода! — Тяжелая дубовая дверь в глубине комнаты скрипнула, и на пороге появилась Бет с подносом, на котором стояли две большие красные кружки. Почувствовав чудесный аромат французского кофе, Тара оставила щетку на буфете, который чистила без особого энтузиазма, и взяла кофе.

— Спасибо. Ты угадала мое желание.

— Но это не избавит от головной боли.

— Откуда ты знаешь, что у меня болит голова?

Поставив пустой поднос на стул, Бет отодвинула какие-то бумаги на конторке и присела на ее край. Ее длинные серьги с жемчугом покачивались на фоне огненно-красных волос. Отпив кофе, она понимающе взглянула на племянницу.

— Что, кроме головной боли, могут вызвать свалившиеся на тебя проблемы?

Тара пожала плечами.

— Все будет в порядке. Не стоит обо мне беспокоиться.

— Но я беспокоюсь за тебя, дорогая, и ты знаешь почему. Мак звонил тебе?

— Нет. — Держа кружку обеими руками. Тара старалась казаться как можно более спокойной. Возможно, он вернулся в Лондон.

— Это маловероятно, милая, уж я-то знаю, как упрям твой муж, когда чего-то хочет. Помнишь рекламный заказ от крупной кондитерской фирмы, за который шла борьба около шести лет назад? Мак сделал все, чтобы получить его, и не только благодаря своей располагающей внешности. Он работал день и ночь…

— Я помню, Бет. — Что-то больно кольнуло внутри. Тогда Мак не бывал дома неделями. Он спал в кресле прямо в офисе, чтобы всегда быть наготове в нужное время, и если Тара хотела с ним увидеться, она должна была договориться с его секретаршей — холодной как лед, бесчувственной Амандой, которой всегда удавалось дать Таре почувствовать, что она мешает Маку и отвлекает его от чего-то важного.

Это воспоминание было аргументом в пользу того, что возвращаться к Маку нельзя. Хоть он и сказал, что взял отпуск на целый месяц, чтобы наладить их отношения, но насколько Тара могла заметить, работа по-прежнему была для него приоритетом.

— И он мне не муж, по крайней мере в привычном значении этого слова. — Тара потерла виски, ее головная боль вдруг стала более настойчивой. Пойду, наконец, приму аспирин.

— На твоем месте я бы не бросалась в омут с головой, — заметила Бет, кивнув в сторону застекленной входной двери.

Казалось, Мак загородил весь дверной проем своими широкими плечами. На нем был стильный серый макинтош, капельки воды стекали с большого черного зонта, который он стряхнул и осторожно поставил у стены. Дождинки блестели на его привлекательном лице, делая глаза еще более голубыми. Тара замерла на месте, крепко сжав в руке кружку с кофе, будто та была спасительной соломинкой в море неизвестности.

— Доброе утро, — весело сказала Бет, слишком весело, как показалось Таре. — Ты как раз вовремя. Хочешь кофе? Черный без сахара, точно?

Пройдя мимо громоздкого викторианского буфета, нескольких стульев и изящного красного с золотом шезлонга, который стоял здесь явно в ожидании реставрации. Мак удивленно вскинул брови.

— Я польщен, что вы помните, Бет.

— Я помню очень многое, касающееся тебя, Мак Симонсен. Хорошее.., и не очень. — С этими словами Бет исчезла за скрипящей дубовой дверью, оставив Тару наедине с Маком.

Несколько мгновений оба молчали. Мак упивался созерцанием Тары. Одетая в светло-голубые джинсы и зеленоватый кашемировый свитер, с парой маленьких золотых сережек в ушах, Тара выглядела юной и милой — особенно привлекательной в этот дождливый осенний день.

— Что ж… Как ты себя чувствуешь сегодня? спросил он.

— Хорошо, — солгала она, желая, чтобы непрерывный стук в голове поскорее прекратился. — Я думала, что ты вернулся в Лондон.

— Сейчас мне незачем туда возвращаться.

— Разве работать не тянет? — Подняв бровь, Тара удивилась, что он улыбается.

— Ты видишь меня насквозь.

— Вряд ли. — По какой-то непонятной причине она тоже улыбнулась ему в ответ.

Недоверчиво прищурившись, Мак почувствовал, что ему трудно дышать. Увидев ее улыбку, он вдруг вновь обрел надежду. Внутри у него потеплело.

— Я пришел, чтобы пригласить тебя куда-нибудь.

— Куда? — Рука Тары еще сильнее сжала красную кружку. Ей следовало бы сказать ему уверенное «нет», но Тара почувствовала, что должно случиться что-то хорошее. Она знала это наверняка.

— В десяти милях отсюда есть хороший оздоровительный центр. Думаю, можно сходить в тренажерный зал и сделать массаж. Согласна?

О боже… Это звучало так соблазнительно. Что это с ней? Почему каждое его слово заставляет ее дрожать от сладостного предвкушения?

— Ты знаешь, как соблазнить девушку, — ответила Тара, стараясь говорить спокойно, а это было нелегко под его взглядом.

— Мне всегда это удавалось, — ответил он почти шепотом, и очарованный взгляд Тары встретился с его взглядом. Она вдруг испытала нестерпимое желание снять с мужа дорогой стильный плащ и все остальное, что было под ним.

— Так ты присоединишься ко мне?

— Я должна спросить у Бет.

— Что такое, дорогая? — Тетка неожиданно появилась с дымящейся кружкой кофе, которую аккуратно держала в своих безупречно ухоженных руках.

— Мак приглашает меня.., в оздоровительный центр. Ты можешь меня отпустить?

Бет пожала плечами.

— Можно подумать, что сегодня от покупателей отбоя нет. Ну конечно, я отпускаю тебя. Поезжай и отдохни. Говоришь, оздоровительный центр? Было бы глупо отказываться от такого приглашения!

— Спасибо, Бет.

— Возможно, это поможет тебе избавится от головной боли.

— У тебя болит голова? — Мак с беспокойством перевел взгляд с Бет на Тару.

— Она почти прошла, — Тара покраснела.

Выражение его лица вдруг стало суровым. Он кивнул в сторону двери, откуда только что появилась Бет.

— Прежде прими аспирин. Надеюсь, ты с утра поела?

— Она сказала, что не голодна. — Бет нахмурилась.

— Мы никуда не поедем, пока ты не съешь хотя бы сэндвич, — тон Мака не допускал возражений, — и я прослежу за этим.

Бет могла с ним только согласиться. Ее племянница похудела за последнее время, худеть еще больше было ни к чему. Сама Бет отнюдь не была сторонницей расхожего мнения о том, что худоба это красиво. Женщина с формами намного привлекательнее, и, насколько Бет знала, большинство мужчин согласились бы с этим.

— Пойдемте на кухню, — сказала она, улыбаясь. Вот, выпей кофе, Мак, а я на полчасика закрою магазин.

Пару часов спустя, завернувшись после отличного расслабляющего массажа в белый махровый халат, Тара сидела в общем зале для отдыха «Парадиз Коннекшн», потягивая натуральный мультифруктовый экзотический коктейль и размышляя, чем она заслужила такое блаженство. Мак еще не выходил, поэтому Тара могла просто наслаждаться окружающей обстановкой, любуясь экзотическими растениями и вдыхая пьянящие ароматы эфирных масел.

Тара поставила бокал на ротанговый столик, взяла журнал и погрузилась в изучение новомодных диет и глянцевых фотографий голливудских звезд. Трудно было поверить, что она вот так отдыхает. Она почти всегда на ногах. Обычным отдыхом для нее были пешие прогулки на природе, с рюкзаком за плечами и компасом. Она любила идти без определенной цели, куда глаза глядят. Если бы только ей удалось в свое время объяснить Маку всю прелесть таких прогулок. За полчаса все ее заботы улетучивались, даже самые неприятные.

Природа — прекрасный доктор, и Тара знала, что больше не захочет жить в большом городе.

— Как твоя голова?

Она подняла глаза и увидела Мака, который с улыбкой смотрел на нее. На нем тоже был белый халат, волосы были гладко зачесаны назад, с лица исчезло выражение беспокойства. Он сразу помолодел, вид у него был почти мальчишеский. Сердце Тары пропустило удар.

— Больше не болит, — прошептала она.

— Значит, мы не зря приехали?

— Не зря. Мне очень понравилось.

— Отлично. — Подвинув ближе соседний стул, он сел, улыбаясь Таре. — Ты совсем не жалеешь себя.

— Кто бы говорил.

Смущенный взгляд ее зеленых глаз сладко тревожил его расслабленное тело. У него мелькнула мысль, что под халатом у Тары, наверное, ничего нет, и ему снова захотелось увидеть жену обнаженной. Но не просто еще раз… Ему хотелось быть с ней всегда, пока смерть не разлучит их, как они когда-то поклялись друг другу. Его грудь заныла от непреодолимого желания. Никакой успех в делах не мог сравниться с тем, что он испытывал рядом с Тарой. Рядом с ней он чувствовал себя настоящим мужчиной. Как он мог упустить главное в погоне за карьерой? В рекламном мире его называли волшебником, потому что ему удавались самые сложные проекты. Его рекламные кампании отличались высоким уровнем, в них использовались самые последние достижения, они были прекрасно продуманы. «Произведение искусства» — такую оценку дал один восхищенный деловой аналитик в центральной газете. Но в своей семейной жизни Мак отнюдь не был волшебником. Он был скорее разрушителем.

Мак молчал, и Тару это удивило. Ей показалось, что в его глазах снова появилось беспокойство, и прежде чем успела подумать над своим действием, она дотронулась до его колена.

— Ты опять нахмурился, — сказала она. — Что такое. Мак? О чем ты думаешь?

Взглянув на ее изящную белую руку на своем колене, Мак с трудом перевел дыхание. Откуда ей знать, что ее прикосновение сжигает его, причиняет боль, и ее не утолит ни новое прикосновение, ни близость. Только искупив эту ужасную пятилетнюю разлуку, он сможет обрести покой.

— Я решил поехать в путешествие.

— О! — Тара резко отдернула руку, как будто ее ужалили. Разочарование и боль сдавили ей горло.

Чтобы скрыть свое смятение, она стала перелистывать журнал, лежавший у нее на коленях, но текст и картинки расплывались у нее перед глазами.

— Я хочу, чтобы ты поехала со мной.

Ее сердце забилось, как бывает, когда нечаянно оступишься.

— В путешествие? Куда?

— В Ирландию. У моего друга там дом, совсем рядом с морем. Я не гарантирую хорошую погоду, зато у нас будет достаточно времени побродить по пляжу и заново узнать друг друга. — Он испытующе посмотрел на удивленную Тару.

— Когда ты думаешь ехать?

Он вздохнул с облегчением. Она не сказала бесповоротное «нет».

— Завтра или послезавтра. — Он считал, что ехать надо как можно скорее.

— И надолго? — Тара накручивала на палец прядь волос.

— На сколько захотим. Дом будет свободен до Рождества.

— Ax, Мак! — Тара вдруг в волнении вскочила на ноги, прошлась по комнате и остановилась, глядя ему в лицо. Гладкий деревянный пол остужал ее горящие босые ступни. — Нам надо прекратить мучить друг друга и развестись! Мы обманываем себя, надеясь все исправить!

Теперь и Мак поднялся.

— Как ты можешь говорить, даже не попытавшись? Ты все еще мне не безразлична, Тара. Поэтому я и хочу попробовать снова.

Тара была тронута искренностью его завораживающего голоса.

— Но ведь ты собирался жениться на другой, тихо произнесла она, не в силах скрыть дрожь в голосе.

Его ноздри чуть раздулись.

— Нет. Я понял, что должен прислушаться к своим чувствам, прежде чем сделать такой серьезный шаг. Амели не создана для брака.

— А ты?

Ее вопрос повис в воздухе, как топор, готовый рассечь бревно пополам. Мак опустил голову.

— Я изменился, Тара. Я жил не правильно. Все люди ошибаются.

Тара смущенно кивнула. Конечно. Она и сама не раз ошибалась.

— Хорошо, я поеду в Ирландию. Мы поговорим, поживем вместе какое-то время… Но я ничего не могу обещать. И настаиваю на том, чтобы жить в разных комнатах.

— Это все, на чем ты настаиваешь? — Мак не мог не улыбнуться. Тара согласилась поехать с ним, значит, рано или поздно, она уступит. Она обманывает себя, если думает, что притяжение между ними исчезло. Короткие вспышки страсти между ними превратятся в настоящее пламя.

— Мне нужно привести себя в порядок. — Непринужденно взглянув на Мака, Тара повернулась и направилась в женскую комнату.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Ты уезжаешь? Почему ты мне ничего не сказала?

Тара укладывала свой чемодан в багажник серебристого «мерседеса» Мака у порога магазина Бет, когда к ней подбежал Рэй и, еле переводя дыхание, обрушился на нее с расспросами. Мак с минуты на минуту должен был подойти со своим багажом.

Нахмурившись, Тара откинула с лица выбившуюся прядь светлых волос. Рэй был явно обеспокоен.

— А что? Что-нибудь случилось?

— Нет, ну… Просто я расстроен, что ты мне не сказала о своем отъезде. Я и не узнал бы, если б твоя тетя не упомянула об этом в разговоре с моим отцом. Она сказала, что ты уезжаешь в Ирландию с другом. Кто это? С кем ты уезжаешь?

От его удивительно настойчивых расспросов Тара почувствовала раздражение. Ей и так потребовалось немало мужества, чтобы решиться на эту поездку, и Рэй со своими упреками был сейчас совсем некстати.

— Дело в том, что он был.., он мой муж. Извини, что не сообщила тебе раньше, я сама узнала о поездке всего два дня назад. Собиралась послать тебе открытку…

Рэй был явно раздосадован тем, что она уезжает с другим мужчиной. Конечно, он сам скоро женится, но все-таки он надеялся, что еще по крайней мере пару месяцев сможет наслаждаться обществом Тары, прежде чем примет на себя обязанности супруга со всеми вытекающими отсюда последствиями.

— Почему ты уезжаешь с человеком, который так долго не появлялся? Я не знал, что вы снова встретились.

Чтобы взять себя в руки. Тара мысленно досчитала до десяти и захлопнула крышку багажника. День обещал быть не по сезону солнечным, и она надела темные очки.

— Это мое личное дело, Рэй, личное. И я думаю, что не обязана объясняться перед кем бы то ни было. Пожалуйста, пойми это.

— Ты оскорбила мои чувства. — Он сделал вид, что смертельно обижен. — Я думал, мы друзья.

Как ты не понимаешь, что я беспокоюсь за тебя?

И я ни капельки не доверяю этому твоему мужу.

Если с тобой что-нибудь случится, ему придется иметь дело со мной!

— О, Рэй! — Громко рассмеявшись над тем, как необычно выглядит Рэй в роли мачо, она крепко обняла его. — Что бы я без тебя делала! Ты такой забавный и милый!

Рэй беспомощно уступил ее ласкам, тоже обняв ее за узкую изящную талию. Они не заметили светловолосого мужчину в элегантных черных брюках и черном свитере, который подошел к машине, поставил на тротуар два красивых чемодана и подозрительно посмотрел на них холодным взглядом своих голубых глаз.

Рэй заметил его раньше, чем Тара, и, почувствовав, что он отступает. Тара игриво пощекотала его.

— Пусть это будет тебе уроком. Теперь тебе так просто от меня не избавиться!

— Если ты уже закончила, Тара, то не забудь, что у нас самолет.

Услышав холодный тон Мака, она отпустила Рэя и обернулась. Ее обычно бледные щеки пылали.

— Мак! Я не слышала, как ты подошел.

— Это видно. — Уголок его рта дернулся, и Таре нетрудно было догадаться, что он раздражен, очень раздражен.

— Позволь тебе представить, — быстро произнесла она, нервно теребя руками джинсы. — Это Рэй, Рэй Син. Мы с ним.., мы друзья.

Почему чистая, несомненная правда вдруг прозвучала так неубедительно? Она вовсе не чувствовала себя виноватой, но Мак смотрел на нее так, будто подозревает их в любовной связи. Внутри нее все сжалось от гнева. Он не имеет никакого права оборачивать самые безобидные и добрые отношения в нечто сомнительное.

— Как поживаете? — Спокойствие и хорошие манеры скрывали оскорбленное чувство, и Мак подал руку Рэю. Мужчины едва пожали друг другу руки и почти сразу же отняли их, вовсе не желая затягивать напряженную ситуацию. — Я Мак Симонсен. Муж Тары. — Он явно предъявлял свои права.

— Позаботьтесь о ней как следует. Она мне очень дорога, — гордо заявил Рэй, выпятив грудь.

Тара рассмеялась бы, если бы ситуация не была такой щекотливой.

— Мне она также очень дорога, — многозначительно произнес Мак, переводя пристальный взгляд с Рэя на Тару. Его слова поразили ее своей искренностью. Она была поражена и одновременно ликовала, вдруг представив себе перспективу провести наедине с ним следующие две недели.

— Что ж, нам пора ехать. — Взглянув на золотые часы, Мак открыл багажник, чтобы убрать туда свои чемоданы. — У нас самолет. Тара, ты готова?

— Я только попрощаюсь с тетей Бет. Пока, Рэй.

Я пришлю тебе открытку.

— Возвращайся поскорее, — ответил он, не обращая внимания на ее мужа.

— Ты тоже береги себя, — нежно шепнула она, прежде чем исчезнуть за дверью магазина.

— Итак.., именно с этим парнем у тебя было назначено свидание в тот вечер? — Мак спросил об этом только в самолете. Застегивая ремень безопасности, Тара с удивлением взглянула на мужа.

Неужели он действительно считает, будто между ней и Рэем существует какая-то романтическая связь? По напряженному взгляду его пронзительно голубых глаз Тара поняла, что так оно и есть.

— Я же сказала тебе: у меня не было никакого свидания. И, к твоему сведению, — она раздраженно вздохнула, — как я уже сказала, мы с Рэем друзья. Неужели так трудно понять, Мак?

— Он смотрел на тебя не совсем по-дружески. — Мак отвел взгляд. При одной только мысли о другом мужчине он приходил в бешенство. Пока они были в разлуке, он мог обманывать себя, что ему все равно, если Тара встречается с кем-то, это представлялось ему чем-то абстрактным. Но теперь, когда он снова увидел ее, — почувствовал ее запах, волнующий аромат, смешанный с теплом ее тела, увидел мириады зеленых искорок в глазах, улыбку — робкую, но невероятно сексуальную, — теперь он даже представить себе не мог, чтобы другой мужчина без его ведома приблизился к Таре ближе, чем на шесть шагов. Но он также знал: ей не понравится такое непозволительное собственничество, учитывая то, что это он когда-то ушел от нее.

— Ты все выдумываешь. Во-первых, я не интересую Рэя как женщина, а во-вторых…

Мак увидел ее возмущенный взгляд и не мог не улыбнуться. Несмотря на то, что умирал от ревности.

— А во-вторых, — продолжала она, переведя дыхание, — он скоро женится на прекрасной индианке в Керале.

— Скажи мне честно, какие отношения вас связывают? И не говори, что вы просто друзья. Ты красивая девушка, так почему бы ему не заинтересоваться тобой? Даже если он и обручен.

— Ты не допускаешь, что мужчина и женщина могут быть только друзьями?

— Откровенно говоря, нет. — Покачав головой, он взял глянцевый журнал и стал его перелистывать. — Рано или поздно дружба перерастает в нечто большее.

Мак проснулся в поту. Его преследовали обрывки тревожного сна, заставляя сердце учащенно биться. Он слышал детский плач. Это ребенок Тары? Его сын? Мак был в отчаянии от сознания своей беспомощности, ведь он опоздал… Он сел в кровати и провел рукой по мокрому лбу и волосам, во рту у него пересохло, горло сдавило… Мак с трудом открыл глаза и посмотрел в окно: слабый утренний свет проникал через стекло — вчера он забыл закрыть плотные бархатные шторы. Постепенно он успокоился, взял с ночного столика бутылку минеральной воды и сделал несколько жадных глотков.

Взглянул на часы: был только восьмой час… Вчера Мак лег около одиннадцати и тотчас же крепко заснул. Они добрались до дома довольно поздно, потому что остановились пообедать в ближайшем городке, а потом в темноте плутали по извилистым дорогам, прежде чем найти дом, поэтому оба очень устали и сразу разошлись по своим комнатам.

Теперь, силясь отогнать от себя сон и проснуться окончательно. Мак глубоко вздохнул.

Этот сон задел его за живое, и он все еще был во власти вызванных им чувств, как мотылек в паутине. Не дай бог, они будут преследовать его и днем — тогда он не сможет смотреть Таре в глаза.

Мак оглядел комнату. Два величественных старинных шкафа по обе стороны громадной кровати с изящным пологом под старину, удобный туалетный столик и обитое красным плюшем симпатичное кресло у огромного окна.

Опустив ноги на пол, покрытый толстым ковром, Мак встал, потянулся и подошел к окну посмотреть на открывающийся из него вид. Его друг Мич говорил ему, что это прекрасное место, и сейчас он мог сам в этом убедиться. Его заспанному взгляду открылось море, волны мягко набегали на широкий берег с белым песком. Глубоко вдыхая морской воздух, он решил, что если не здесь, то нигде больше ему не удастся снова завоевать Тару.

Тара чувствовала себя как ребенок, легкой, беззаботной, свободной, не знающей ни боли, ни сожаления, ни несчастий. Скинув босоножки и подвернув джинсы, она босиком бросилась навстречу пенному прибою, громко вскрикивая, когда ледяная вода касалась ее ног. Это самое чудесное место, в каком мне только доводилось бывать, думала она, с восторгом оглядываясь вокруг. Покатые зеленые холмы, среди которых приютился симпатичный выбеленный домик друга Мака, синее небо над головой, бескрайний Атлантический океан и протянувшийся на много миль белый песчаный пляж. Блаженство… На минуту закрыв глаза, Тара глубоко вдохнула соленый запах моря, сверху пронзительно кричали чайки. Тара поняла, что никогда не пожалеет о том, что приехала сюда, даже если у них с Маком ничего не выйдет.

— Тара!

Она обернулась, услышав свое имя, и ее сердце едва не выскочило из груди. Мак спускался по пляжу ей навстречу, одетый в светло-голубые джинсы и белую футболку. Солнечные лучи придавали еще большую выразительность его высокой красивой фигуре, золотили густые светлые волосы. Тара вдруг почувствовала себя неловко и сложила руки на груди, потому что не надела бюстгальтер под легкую джинсовую рубашку.

— Доброе утро. Как спал?

Мак улыбнулся неожиданной официальности ее приветствия. В груди у него шевельнулось радостное чувство, когда Тара обернулась к нему, босиком стоя в воде. Ее светлые волосы ореолом светились в лучах солнца.

— Хорошо. — Не считая тяжелого сна… — А ты?

— Более или менее. Незнакомый дом.., нужно немного времени, чтобы привыкнуть. Но ведь это просто чудо, правда? Вода такая прозрачная! Поднимая брызги. Тара, как ребенок, весело смеялась от удовольствия, забыв свою недавнюю неловкость. Но, встретившись взглядом с Маком, она остановилась и вышла на песок, подальше от него.

— В чем дело? — с тревогой спросил он, засовывая руки в карманы джинсов.

— Ни в чем.

— Прошу, скажи мне.

— Ладно. Мне.., мне неловко, когда ты так близко.

— Но почему? Ведь мы были вместе три года.

Жили в одном доме.., жили одной общей жизнью.

— А как насчет тех пяти лет, что мы прожили порознь? — Нетерпеливо откинув с лица волосы, которые трепал ветер, Тара пристально посмотрела на мужа. Между бровей у нее появилась морщинка. — Думаешь, об этом так просто забыть?

— Нет. — Его взгляд стал мрачным. — Но разве мы здесь не для того, чтобы попытаться?

— Не знаю, зачем я согласилась. Это было минутной слабостью, затмением. Нам уже ничего не исправить. Мак. Что нам действительно следует сделать, так это подписать бумаги о разводе и жить каждому своей жизнью.

— Нет. — Мак не мог смириться с ее цинизмом и вовсе не собирался уступать. Тем более, что чувствовал на себе ответственность за это. Ведь когда-то она была полной надежды, неунывающей оптимисткой.

— Нет?

Тара была готова расплакаться. Как же ей хотелось, чтобы он обнял ее! Как хотелось снова испытать это блаженство, прижавшись к его крепкой теплой груди, слушая, как бьется его сердце! Ах, Мак, как же вышло, что мы так несчастливы?

— Я не отступлюсь. Я не хочу развода. Более того, хочу доказать тебе, что мы снова можем быть счастливы вместе.

— Ну конечно. Тебе ведь надо марку держать, не так ли? Мак Симонсен волшебник, ему удается даже невозможное, хоть реку повернуть вспять. Прости, но я думаю, тут даже ты бессилен. — Она сунула ноги в босоножки и пошла по берегу прочь от него.

Черт возьми…

— Куда ты? — закричал Мак ей вслед.

— Я голодна! — крикнула она в ответ. — Пойду посмотрю, не найдется ли в доме чего-нибудь поесть.

Облегченно вздохнув, Мак повернулся к океану и стал задумчиво смотреть на горизонт. По крайней мере она не сказала, что улетает первым же самолетом…

— Да.., его друг просто молодец. — Холодильник был заполнен продуктами до отказа. Тара вытащила упаковку бекона и коробку яиц. Закатав рукава, она вымыла руки и присела на корточки, ища в шкафу сковородку.

Остановившись в дверях большой кухни с красными занавесками, собранными на концах, и мощеным каменным полом, Мак смотрел, как Тара гремит посудой. Найдя то, что нужно, она поднялась, не замечая Мака. А он, затаив дыхание, наблюдал за движениями ее стройной точеной фигурки. Суетясь на кухне. Тара выглядела очень привлекательно. Когда она потянулась за спичками, чтобы зажечь плиту. Мак заметил мягкую округлость ее груди под легкой джинсовой рубашкой, и по его телу прошла горячая волна.

— Мич сказал, что заполнил холодильник к нашему приезду. Может, приготовим завтрак вместе?

Крепко сжимая в руке сковородку, она обернулась и зачарованно посмотрела на него. Прислонившись к дверному косяку, в джинсах, подчеркивающих его мужественную фигуру, в белой футболке, облегающей мощные бицепсы, с беспорядочной копной светлых волос, он был совсем не похож на преуспевающего бизнесмена, владельца лидирующего рекламного агентства, каким его все привыкли видеть. Внезапно Таре захотелось, чтобы она могла видеть его таким всегда.

— Все в порядке. Я сделаю это сама. И мы должны рассчитаться с твоим другом за продукты. Я заплачу половину.

Мак сдержал свое раздражение. Ну к чему эта дурацкая независимость?

— Обо всем этом я уже позаботился. Тебе не надо ни за что платить! В конце концов, я пригласил тебя. Ты любишь вареные яйца, яичницу или омлет? — Он встал рядом с ней у плиты. Взгляд его голубых глаз требовал покориться.

Обезоруженная его близостью, сексуальным запахом его одеколона, заставляющим забыть обо всем на свете. Тара, к его удивлению, сунула сковородку ему в руки.

— Ты умеешь вывести человека из себя. Готовь сам, что же ты?

За завтраком они чувствовали неловкость, но по крайней мере Тара ела, и Мак чувствовал облегчение, какое испытывает мать, справившись с непослушным ребенком. После того как они вместе убрали со стола и запустили посудомоечную машину, Мак взял Тару за руку.

— Почему бы нам не прокатиться?

Его большая рука сжимала ее маленькую белую руку, и Тара почувствовала, как сквозь нее словно прошел электрический ток.

— Я бы лучше погуляла пешком, — произнесла она сдавленным голосом, смущенная его улыбкой. Тара смотрела на маленькую ямочку на его подбородке и надеялась, что ее волнение не слишком заметно.

— Что ж.., как хочешь, — протянул Мак, чему-то улыбаясь.

— Ты же ненавидишь ходить пешком! — выпалила она, пытаясь освободить свою руку. — Зачем идти, говорил ты, если можно сесть в машину и добраться гораздо быстрее?

— Я так говорил? — Мак с притворным ужасом сдвинул брови. — Наверное, был не в себе. Думал о делах, спешил куда-нибудь.

— На важную встречу в другой конец города, ответила Тара. Кровь стучала у нее в ушах, а он все не выпускал ее руку. — У тебя все встречи были важные, все дела срочные.

— Не могу отрицать. — Нахмурившись, он резко выпустил ее руку.

Тара вздохнула.

— Если ты действительно собираешься прогуляться, тебе понадобится удобная обувь. Ты взял с собой что-нибудь подходящее?

— Что? Ты думаешь, я даже на это не способен?

— Просто не хочу, чтобы ты все время смотрел на часы или торопился вернуться обратно. Ты ведь ни с кем не договаривался о встрече, не так ли? Или я ошибаюсь? — Вспыхнув, оттого что он продолжал ей улыбаться, Тара отвернулась.

— Вот. — Без долгих разговоров он снял часы и положил на стол. — Я даже оставлю их здесь. Если захочешь, мы будем гулять весь день, и я не буду жаловаться. И что касается твоего вопроса нет, я никуда не должен ехать, и у меня нет никакой встречи. Никто даже не знает, что я здесь, Тара. Мы можем делать все, что вздумается и когда вздумается.

Если бы он мог доказать ей достоверность своих слов неудержимой страстью и нежностью!

Мак вышел за ней из комнаты, едва не сходя с ума от желания.

— Мак? — Возможно, она обидела его.

— Пойду обуюсь для прогулки! — крикнул он в ответ, и Тара не могла сдержать улыбку от переполнявшей ее радости.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Здесь чудесно, правда? — Тара поставила ногу на камень, ее щеки разрумянились, глаза блестели. Она радостно взглянула на Мака, который следовал за ней по тропинке, то поднимавшейся на холм, то спускавшейся в долину, и молчал вот уже минут сорок.

Вытерев рукой мокрый лоб, он опустился на густую траву, спиной к солнцу, и только посмотрел на Тару, не говоря ни слова. Если бы ему сказали, что на свете есть женщина более милая и желанная, он бы не поверил. Он готов был бесконечно долго смотреть, как покачиваются при ходьбе ее бедра в облегающих джинсах. Даже несмотря на то, что его новые ботинки ужасно натирали ноги.

— Будь у меня другая пара обуви, я бы пошел на край света.

— Это новые ботинки? — озабоченно спросила она, спускаясь ему навстречу.

Дело идет на лад, с надеждой подумал Мак.

Впервые за всю прогулку она смотрела на него, а не на пейзаж. Он не мог соперничать с травой и деревьями по доле оказываемого ею внимания, и его мужская гордость была немного уязвлена.

— Может, остановимся и немного отдохнем?

— Кто же надевает совершенно новые ботинки в дальнюю прогулку?

— Эй, полегче, — запротестовал Мак. — Я городской житель, и мне еще нужно освоить немало хитростей.

Не желая показывать свое недовольство тем, что им пришлось остановиться тогда, когда ей было так хорошо, Тара медленно кивнула в знак согласия.

Она чувствовала свое преимущество, и в какой-то степени ей было даже приятно видеть, что такой мужчина, как Мак, находится в затруднительном положении, пусть и таком незначительном!

— Сними их, я посмотрю.

Мак слегка отступил от нее.

— Нет! Я не допущу тебя к своей натертой ноге. Помню, как однажды ты пыталась вытащить мою занозу, я чуть не умер! Когда нужно оказать первую помощь, ты настоящее чудовище!

Сравнение было далеко не лестным, однако Тару эта ситуация рассмешила. Она действительно иногда бывала неловкой, и Мак тогда был искренне напуган. Тара расхохоталась.

Неожиданно Мак тоже засмеялся, и их веселый смех прорезал тишину прекрасного осеннего дня. Когда они успокоились, тишина показалась Таре еще более глубокой, звенящей, вселенской.

Глядя на пуговицы его куртки, она знала, что должна отойти от него, чтобы не сделать того, о чем потом придется пожалеть. Того, что лишь причинит ей боль, как только она сможет рассуждать здраво и поймет, какую сделала глупость. Но их общий смех заставил ее потерять бдительность, а Мак стоял рядом, и она видела его густые светлые волосы, изумительные глаза и сногсшибательную фигуру. Не говоря уже о выражении его лица, которое говорило, что он готов для нее на все. Тара не могла не смотреть на него, на его губы и завораживающий океан голубых глаз, и все внутри нее трепетало.

— Наверное, тебе лучше не снимать их. — С трудом отвернувшись, Тара решительно двинулась по дорожке, томясь сладкой дрожью, которую так и не смогла преодолеть. — Потом будет трудно снова надеть.

— Тебе никогда не предлагали тренировать десантные войска? — сострил Мак.

— Не думаю, что мне пойдет форма, — парировала Тара и спрыгнула с дорожки на поле. — Здесь такая красота.., прямо дух захватывает. — Тара продолжала легко шагать по залитому солнцем лугу, а Мак следовал за ней, лелея одну-единственную мысль — поскорее вернуться в дом Мича. Неудивительно, что эти места вдохновляли многих писателей и поэтов.

— Я рад, что тебе нравится. — Остановившись, чтобы перевести дыхание, Мак подумал, что сможет сочинить сонет, после того как на протяжении пяти-шести миль созерцал ее изящную фигуру.

Он был в неплохой спортивной форме, так как регулярно занимался на домашнем тренажере и плавал пару раз в неделю, но выносливости Тары мог только позавидовать. Должно быть, сказываются занятия танцами, мелькнуло у Мака в голове. Он знал, с каким усердием она ежедневно выполняла упражнения, прежде чем идти на работу. Ее поразительная гибкость всегда восхищала его — особенно в постели… Он тихо и порывисто вздохнул и опустил голову, собираясь с мыслями, стараясь взять себя в руки.

— Почему ты остановился? Ноги болят? — крикнула Тара.

— Еще далеко? — спросил он.

— Думаю, еще минут двадцать. — Она достала из кармана куртки карту и принялась изучать ее, видя, что Маку явно плохо.

— Двадцать минут?.. Каждая минута для меня равна десяти. — Выругавшись про себя. Мак потер подбородок. Сегодня утром он не побрился, что случалось с ним крайне редко. Он пошевелил пальцами в тесных ботинках.

— Ты же сможешь! Неужели человек, способный одним взглядом покорить партнеров по бизнесу, не справится с какой-то парой мозолей? — Громко засмеявшись, Тара сунула карту в карман и уже была готова идти дальше, как вдруг Мак, несмотря на жгучую боль в ногах, пустился бегом, как спортсмен со старта, и преградил Таре дорогу.

Ошеломленная, чтобы отреагировать достаточно быстро. Тара только удивленно посмотрела на него. Она и опомниться не успела, как Мак обнял ее и мягко, но настойчиво опустил на благоухающую траву.

Тара чувствовала на лице его горячее дыхание, он держал ее руки над головой и улыбался той коварной улыбкой, с какой разбойник смотрит на свою пленницу, прежде чем овладеть ею. Тара попыталась ударить его, но она уступала мужу в быстроте и ловкости, и он только крепче сжал ее в объятиях.

— Тебе нравится мучить меня, да? — В голосе Мака слышалась грусть.

— Никого я не мучаю! Разве я виновата, что ты надел на прогулку совершенно новые ботинки? Ее зеленые глаза гневно поблескивали. Тара попыталась вырваться, но все ее попытки освободиться были тщетны. Она покорилась и подчинилась его силе, несмотря на все свои клятвы никогда больше не позволять этому человеку играть собой. — У тебя, наверное, крыша поехала от работы, — съязвила она, сама удивившись тому, какой безжалостной может быть.

Улыбка вдруг исчезла с его красивого лица, и угол рта характерно дернулся.

— Нет, детка, — произнес он тихо, почти ласково — так, как он говорил, когда они занимались любовью. По ее телу побежали мурашки. — Ты такая нежная. Твоя кожа, как шелк. — Его рука скользнула под рубашку Тары, заставив молодую женщину трепетать от желания. Она с трудом перевела дыхание. Он так давно не прикасался к ней, так давно…

Он провел рукой по ее груди.

— Не надо.

Она произнесла это чисто интуитивно, защищаясь от новой боли. Черт возьми… Мак медленно поднялся. Тара чувствовала ужасное разочарование. Несколько мгновений она так и лежала на мягкой зеленой траве, глядя в чистое голубое небо, и ей хотелось умереть. Наконец, ощутив легкое прохладное дуновение ветерка, она застегнула рубашку и встала.

Едва взглянув на Мака, Тара пошла в сторону дома.

— Нам лучше вернуться, — бросила она через плечо. — Кажется, будет дождь.

— Так ты еще и синоптик? — послышалось сзади. Тара с облегчением улыбнулась. По крайней мере чувство юмора Маку не изменило.

Тара принимала душ. Одна мысль о ее гибком стройном теле под струей теплой воды бросала Мака в жар. Из окна огромной гостиной открывался потрясающий, внушающий благоговение вид на океан. Он пробуждал в нем такие чувства, о которых Мак и не подозревал, оживляя старые раны, надежды и мечты, заставляя вновь переживать давно забытое. Сложив руки на груди, он тяжело вздохнул. А на что еще он надеялся? Что за такое короткое время возможно исправить прошлые ошибки? Что Тара даст ему новый шанс?

Их ребенок умер — разве это не решает все? Думая о ребенке — их сыне, который жил внутри Тары всего шесть месяцев, Мак, против желания, вспомнил свой сон. Он снова, как наяву, услышал жалобный детский плач, и боль в его сердце достигла апогея. Грудь сдавило, к глазам подступили слезы.

Досадуя на то, что эмоции оказались сильнее его, что он потерял способность контролировать свои чувства — способность, за которую о когда-то заплатил дорогую цену, — он вышел во внутренний дворик. Опершись о каменную ограду, за которой начинались зеленые холмы, сменяющиеся песчаным пляжем и морем, Мак несколько раз глубоко вдохнул, чтобы успокоиться, и вздрогнул, когда почувствовал, что на его лицо упали несколько первых дождевых капель. Всего несколько минут назад на небе не было ни облачка. Сейчас откуда-то появилось несколько небольших тучек, а издалека медленно, но неуклонно надвигалась огромная серая масса. Тара оказалась права.

Мак пошел к дому, чтобы укрыться от дождя. В кладовой нашлись дрова и немного угля, чтобы разжечь огонь, а это непременно надо будет сделать сегодня вечером.

— Как твои ноги? — Тара вошла в комнату. На ее губах играла едва заметная улыбка. На голове у нее было намотано в виде тюрбана большое белое полотенце. Белые джинсы и светло-голубая блузка очень ей шли.

— Еле живы, благодарю. — Мак посмотрел на свои босые ноги, на стертые пальцы и подошвы и зарекся даже думать о преодолении подобных дистанций, предварительно не разносив обувь.

Тара подошла к нему и нагнулась, чтобы самой убедиться в этом.

— Все не так уж плохо. Жить будешь, — улыбаясь объявила она и направилась к большому дивану со множеством разбросанных на нем цветных подушек. Устроившись поудобнее, она сняла с головы полотенце и распустила волосы.

— Вот и все твое сочувствие?

— Ради бога! — Она возмущенно встряхнула рукой волосы. — Мужчины как малые дети! Если бы вам приходилось терпеть хоть половину того, что терпят женщины, вы бы только и делали, что жаловались!

Он и представления не имел о том, что она имела в виду на самом деле. Это знала только она.

Тара пережила ужасную муку — потерю ребенка, который был частью ее самой. Но ужаснее всего было то, что, мучаясь в родах, она знала, что живым своего малыша ей не увидеть.

— Мак? — Тара уронила полотенце на подлокотник дивана. — Что с тобой?

Он выглядел так, будто увидел привидение.

— Ты похоронила ребенка? — спросил Мак, голос его дрожал.

Тара была в шоке. Она в оцепенении смотрела на свое тонкое обручальное кольцо.

— Я назвала его Габриэлем, — ответила она, поднимая глаза. — Да, я устроила небольшую церемонию, были только мы с Бет и пара друзей. И надгробие сделали…

— Позволишь мне как-нибудь пойти туда? — Поразительно, что я с такой легкостью нахожу слова, подумал Мак, совершенно уничтоженный.

Он подошел к камину. — Прости, что так случилось. Знаешь, я не хотел уходить.., но наши отношения не ладились…

Тара подняла мокрое полотенце, перекинула его через руку и встала. Она сильно побледнела.

— Не ладились? Они были просто ужасными!

Мы оба знаем это. Возможно, ты поступил правильно. А я была дурочкой.., глупая мечтательница, все на что-то надеялась. Мы оба были несчастны. И ты сделал первый шаг, чтобы покончить с этим.

— Но только на этом несчастья не закончились, правда, Тара? Ты была беременна и одинока. Потом ребенок умер. — Отойдя от камина, Мак прошел по комнате, чувствуя, что ноги у него точно ватные. Он остановился у большого окна, но смотрел на открывшиеся красоты невидящим взглядом, не находя никакого удовольствия в том, что видел. Лицо его осунулось.

— И твоя жизнь не стала легче, после того как ты ушел?

Ее вопрос поразил Мака. Неужели она наконец начала понимать его? Ему так не хватало ее. Особенно ночами. Он так привык, что Тара рядом с ним, привык просыпаться и видеть ее, а без нее он чувствовал себя обделенным. Если раньше у него не было проблем со сном, то теперь его мучила бессонница, и приходилось принимать снотворное, чтобы хоть немного отдохнуть, а ночь сменяли бесконечные дни, полные забот. Он жил как в аду.

— Нет. — Стиснув зубы, Мак покачал головой. Жизнь не стала легче.

Выражение его лица говорило лучше слов. Ее грудь словно сжали тисками. Его ответ стал для нее откровением. Раньше она убеждала себя, что Мак замечательно живет без нее. Представлять, сколько женщин теперь могут свободно владеть им, каждый раз было для нее маленькой смертью.

А он рад им? Неужели, встретив какую-нибудь красотку, он забудет долгие страстные ночи, которые они проводили в объятиях друг друга? Неужели другая согреет его постель? Оказывается, Мак тоже страдал. Он не променял ее на другую только пытался найти выход из ситуации, которая стала невыносима для них обоих.

— Я пойду в ванную высушу волосы. Может, придумаем план на вечер? Сходим куда-нибудь послушаем музыку… Как ты думаешь?

Мак повернулся и посмотрел ей в лицо.

— Звучит заманчиво. Ближайший поселок недалеко. Там должна быть пара пабов.., ведь мы в Ирландии, верно? — Мак улыбнулся.

— Хорошо. Значит, решено. — От его улыбки у нее потеплело на душе. Тара робко улыбнулась в ответ и поспешила к себе в комнату.

За каминной решеткой приятно потрескивали дрова, на деревянном столе стояли стаканы со сливочным ликером. Заливались флейта и скрипка. Мак и Тара сидели в самом настоящем ирландском пабе. Когда они вошли в уютное помещение «Бара Пэдди», на них обратились любопытные, но не назойливые взгляды завсегдатаев. Знаменитая ирландская сердечность и добродушие не разочаровали их: внушительный, с важным выражением лица бармен по имени Майк смеялся и шутил с Маком и несколько раз почтительно улыбнулся Таре. Они расположились у огня, наслаждаясь приятным вечером. Двое музыкантов, молодой и постарше, с кустистой бородой, играли со страстью и упоением, заставив Тару снова всерьез задуматься о танцах.

Уловив ее вздох. Мак взглянул на нее через стол.

— В чем дело?

Мак был в темно-синем свитере крупной вязки и свободных черных джинсах, его волосы поблескивали в свете огня. За три года их совместной жизни Тара ни разу не видела его так непринужденно одетым. Он постоянно был на работе, поэтому чаще всего носил только прекрасно сшитые костюмы с безупречными сорочками, шелковые галстуки и дорогую итальянскую обувь. Таре часто казалось, что подобная одежда оказывает определенное влияние на их отношения, ставит между ними препятствие, которое непросто преодолеть.

— Ничего. Все замечательно. Просто музыка заставила меня вспомнить о танцах, вот и все.

— Почему ты бросила занятия? Из-за беременности? Но ведь это не помешало бы тебе продолжать преподавание, не так ли? И, пожалуйста, не говори, что меня это не касается, я хочу знать.

— Я не могла сосредоточиться. — На Тару нахлынули чувства, и она запнулась. — Я переживала. А чтобы танцевать необходимо чувство счастья. Я же чувствовала только опустошение. Потом Габриэль… Работать у тети Бет было проще и спокойнее, и потом, я не хотела оставаться в Лондоне.

— А теперь? — Мак поднял стакан, сделал глоток и испытующе посмотрел на Тару.

— Теперь? Я не вернусь в Лондон даже за миллион.

Он так и думал.

— А как насчет преподавания?

— Я собиралась подыскать что-нибудь поблизости. Есть немало частных школ, и родители многих девочек хотели бы, чтобы их чада занимались балетом. Подыскать что-нибудь не проблема.

— А как насчет своей собственной балетной школы?

— Для этого надо много времени и денег, ты ведь знаешь. — Она передернула плечами, эта тема была ей явно неприятна.

— Почему ты не воспользовалась чеком, который я тебе послал? — Он отправил ей и второй чек, потому что с удивлением обнаружил, что она и не подумала получить деньги. То же самое было и во второй раз.

— Мне не нужны твои деньги, вот почему! — От жара, который шел от камина, ее щеки покраснели еще больше. Тара подавила эту внезапную вспышку гнева и взяла себя в руки. — Извини. Мне не следовало так говорить. Возможно, ты поступал правильно.

— Да, — Мак спокойно кивнул, — как всегда. Если бы я с самого начала поступал правильно, не было бы всего этого ужаса!

Сердце Тары сжалось от боли. Ведь он по-своему пытался исправить то, что произошло, а она и знать ничего не хотела. Она устала обманывать себя. Мак заслужил прощения. Когда-то он был для нее всем.

— Давай просто наслаждаться музыкой. Может, потанцуем? — Ее губы дрогнули, она встала, прежде чем Мак успел удивиться, и взяла его за руку. — Не смотри так мрачно, — шепнула она ему на ухо, увлекая его на небольшой танцпол.

Не в силах сдержать улыбку, Мак мягко и умело обнял ее, как будто делал это всю жизнь. Она была в его объятиях, ее мягкие светлые волосы касались его подбородка, ее гибкое тело прильнуло к его телу. Мак почувствовал, что это один из тех моментов, ради которых и стоит жить…

— Неплохо, — прошептала Тара, когда он вел ее по кругу под немного грустную мелодию, — для работника офиса.

Он посмотрел на нее взглядом, полным огня и желания, властно обнимая ее изящную талию, наклонился и прошептал:

— Кое-что получается у меня гораздо лучше… если только ты позволишь.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Мак стоял у камина, в котором плясали язычки пламени и потрескивали дрова. Снаружи выл ветер, волны накатывали на берег, с шипением разбиваясь о песок. Мак слышал, как Тара напевает в кухне, готовя горячий шоколад, и впервые за долгое время ощутил умиротворение. Но он знал, что это продлится недолго, потому что путь к примирению с любимой будет нелегким, и просто наслаждался этим мгновением. Ведь жизнь — это череда случайностей, даже если бы…

— У тебя такой задумчивый, глубокомысленный вид — что случилось?

Тара ступала так легко, что Мак даже не слышал, как она вошла. Жена осторожно держала чашки с шоколадом, и ее бледная невинная красота взволновала его.

— У тебя всегда было живое воображение, улыбнулась она.

Тара дала ему напиток и отвернулась, прежде чем он смог бы заметить огонь в ее глазах.

— Ведь мне приходилось коротать долгие одинокие вечера, когда тебя не было дома, — сказала она, поставив свою чашку на столик, и села на диван, изящно подобрав под себя ноги.

— Ты действительно думаешь, что работать мне нравилось больше, чем быть с тобой? — Мак глубоко вздохнул. — Я должен был быть на месте.

Мои клиенты рассчитывали на меня… Это миф, что если ты стоишь во главе, то тебе не надо слишком напрягаться — напротив, ты должен работать еще больше, потому что люди полагаются на тебя, потому что ты один отвечаешь за остальных. Но теперь все стало гораздо проще. Я уже говорил, что на меня работают отличные ребята.

Люди, в которых я уверен. Мне не нужно каждый день контролировать их.

— Тебе повезло. — Тара видела, что работа все еще очень важна для него. Если это так, не может быть и речи о том, чтобы снова быть вместе. При этой мысли на сердце у нее стало тяжело.

— Ты намерена и дальше придерживаться избранной стратегии? То есть, сопротивляться?

— Конечно, нет. — Смутившись, она провела рукой по волосам. — Но если ты действительно хочешь, чтобы мы снова были вместе, чем ты готов пожертвовать ради этого. Мак? Твоя работа всегда была камнем преткновения в наших отношениях. Зачем нам оставаться мужем и женой, если мы почти не видим друг друга?

— Я буду работать гораздо меньше, — без колебаний ответил он. — Буду свободнее. Мы сможем чаще ездить отдыхать…

— За три года нашего брака у тебя был только один отпуск, — напомнила Тара, — и даже в тот раз ты уже через три дня улетел в Лондон. А я осталась на Бали, в одном из самых прекрасных уголков мира.., в одиночестве.

— Если бы ты знала, как я раскаивался потом. Покачав головой, Мак снова повернулся к огню.

Он пошевелил обуглившиеся поленья, глядя на пляшущее пламя. — Теперь я не допущу, чтобы такое повторилось. — Поставив кочергу на медную подставку, он обернулся к Таре. — Я хочу стать хорошим мужем тебе, Тара.., и хорошим отцом нашим детям.

У нее сдавило горло.

— Об этом еще слишком рано говорить.

— Почему?

— Трудно поверить в то, что мы снова будем вместе, не говоря уже о детях.

— Ты боишься? — мягко спросил он.

— Чего? — Сердце ее бешено забилось при мысли о том, что она снова могла бы носить его ребенка. От внезапного страстного желания у нее закружилась голова.

— Боишься забеременеть?

Доведенная до предела, Тара в волнении встала.

— О чем ты?

— Я буду рядом с тобой. Всегда. — Мак медленно подошел к ней, улыбаясь нежно и соблазнительно. Его голубые глаза потемнели. — О тебе позаботятся лучшие врачи, ты не будешь нуждаться ни в чем.

Ей так хотелось обнять его, но она не решалась сделать первый шаг.

— Ты ведь знаешь, что я не хочу возвращаться в Лондон. — Взволнованно вздохнув, Тара посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

Его улыбка не исчезла. Он коснулся ее волос.

Тару бросило в жар.

— Я не против того, чтобы переехать. Мы могли бы подыскать дом с большим садом, чтобы детям было где побегать.

— Ax, Мак…

Его слова живительной влагой упали на ее иссохшую, измученную душу. Тара чуть наклонилась к нему, ее губы дрожали, она едва сдерживала слезы.

— Позволь мне обнять тебя, — едва слышно произнес он, — только обнять.

Тара не ответила. Она упала в его объятия. Он прижал ее к груди, одной рукой гладя по голове, а другой обнимая за талию. Она пахла цветами, солнечным светом и дождем, тем, что так щедро дарит природа. Мак вспомнил сильные, пьянящие духи, которые любила Амели, но они не могли сравниться с этим ароматом, столь же притягательным, как и женщина, которую Мак сейчас держал в своих объятиях.

Тара с первого же взгляда заворожила его своей естественностью. Сидя напротив него в вагоне лондонского метро, будто бы погрузившись в чтение журнала о танцах, она на самом деле украдкой поглядывала на него всю дорогу от Оксфордской площади до площади Виктории. Он вышел следом за ней на платформу и остановил вопросом: «Какую кухню вы предпочитаете?» Она автоматически ответила: «Итальянскую. А что?» И он предложил ей поужинать в лучшем итальянском ресторане Лондона. Она согласилась, и он дал ей свою визитку. Он шел по платформе и ликовал, потому что знал — эта девушка обязательно придет в назначенное время. Между ними словно прошел электрический заряд…

Теперь все было намного сложнее. Мак понимал это. Прижавшись губами к ее волосам, он обнимал ее, чувствуя изгибы ее упругого чувственного тела, мечтая снять с нее всю одежду и отнести на ковер у огня…

Мак дотронулся до ее подбородка и страстно взглянул в ее бездонные зеленые глаза в оправе густых ресниц.

— Мне так не хватало тебя.

— Секс все только усложнит. — Она опять вздрогнула, но не попыталась высвободиться из его объятий. — Еще ничего не решено. Я все еще… мне нужно время.

— Но я и не имел в виду секс, — ответил Мак, и его глаза как-то загадочно блеснули. — Я хочу заняться с тобой любовью. Ведь это разные вещи, ты согласна? — Его руки властно скользнули к ее груди под мягким шерстяным свитером. От этого прикосновения ее грудь болезненно заныла, соски стали твердыми. По всему телу Тары прошла горячая дрожь. Его красивый чувственный рот заставил ее податься вперед, и с коротким жадным вздохом она обняла его голову и притянула к себе.

Прикосновение его губ обожгло Тару, и ее губы тут же раскрылись.

Его близость пробудила в ней бурю воспоминаний, и она с наслаждением отдалась им. Ни один мужчина не мог сравниться с Маком. Мак был ее первым и единственным мужчиной, и Тара не могла себе представить никого другого на его месте.

Его руки спустились ниже. Мак помнил ее обнаженное тело, ее кожу, нежную, как бархат. Он крепче прижал Тару к себе, раздвигая коленом ее ноги. Его возбуждение доходило до боли.

— У вас с Амели была любовь или только секс?

Его словно окатили ушатом ледяной воды. С бешено бьющимся сердцем. Мак отпустил Тару и отступил назад, едва сдерживая дикую ярость.

— Ты так со всеми мужчинами поступаешь, или приберегла это специально для меня?

Больно задетая, Тара провела рукой по волосам и посмотрела на него с ужасом и возмущением.

— Кроме тебя у меня никого не было… — Подавленная, она замолчала, отчаянно пытаясь прийти в себя.

Вопрос о его бывшей подруге вырвался у нее непроизвольно, она и сама удивилась ему. Но, должно быть, ей необходимо было это знать. Тара не могла не думать об этом. Как повела себя Амели, когда они с Маком расстались? Чувствовала ли она то же, что Тара, когда Мак ушел от нее?

А Мак почувствовал облегчение от ее ответа.

Он не знал, как смог бы мириться с мыслью, что у Тары был другой мужчина, хотя при данных обстоятельствах она имела на это полное право.

— Мы прожили вместе полгода. Мы были близки более или менее… Амели очень капризна, она никогда не отдавалась до конца… Ты понимаешь меня?

О да… Тара понимала это слишком хорошо. От его откровенности ее бросило в жар, и она проклинала себя за то, что все испортила. И о чем она только думала?

— Мне жаль… Но я должна была задать этот вопрос. — Ее щеки вспыхнули. Она едва смогла взглянуть на него. — Ты сердишься?

— Да. Я сержусь. Можешь продолжать в том же духе! — Его ответ, словно бич просвистел в воздухе. — Твоя обида вполне понятна. Я совершил ужасную ошибку. Но вовсе не обязательно постоянно попрекать меня этим. — Мак повернулся к камину. — Огонь почти погас. Подожду, пока догорит, и пойду спать. А сейчас мне надо выпить что-нибудь покрепче. — Он взял нетронутый шоколад и пошел на кухню, оставив Тару сожалеть о своем неуместном вопросе.

Она хотела его. Желание причиняло ей мучительную физическую боль, и Тара не находила себе места, лежа в большой двуспальной кровати у себя в спальне. Откинув смятое одеяло, она спустила ноги на пол и лихорадочным движением встряхнула волосы, глядя сквозь полуопущенные шторы на серую предрассветную дымку за окном.

Нащупав шелковый халат цвета морской волны, она надела его и босиком выскользнула в коридор.

Где-то тикали часы, и в конце коридора мягкий красноватый свет освещал изображение Иисуса Христа — знаменитое «Святое сердце», которое, как когда-то рассказывала ей Бет, есть в каждом ирландском доме.

Глубоко и неровно вздохнув, Тара попыталась вспомнить, где комната Мака. В коридор выходило четыре двери, включая ее собственную, две слева и две справа. Собравшись с духом, она заглянула в три из них, но, к ее ужасу, ни в одной из них Мака не было.

Неужели он так обиделся, что уехал? Мак не мог сделать этого… Замерев от страха и сомнения, она, наконец, сделала над собой усилие и медленно пошла в гостиную. И остановилась как вкопанная, увидев Мака, неловко растянувшегося на диване. Видно, он взял из спальни покрывало и укрылся им, но сейчас оно грудой валялось на полу.

Мягко ступая, она подошла к нему.

Он так и заснул, не раздеваясь, в свитере и джинсах. Сверху вниз глядя на его прекрасное лицо, откинутые назад светлые волосы, она изучала едва заметные морщинки на лбу и появившиеся лучики у глаз. Ее сердце сжалось при мысли, что он так много работает без передышки. Ему надо хоть немного отдохнуть. Он добился успеха, его бизнес процветает — нет необходимости кому-то что-то доказывать.

Она протянула руку и положила ее на грудь Мака. Он открыл глаза. Его пальцы обхватили тонкое запястье Тары, и, не говоря ни слова, он притянул ее к себе. Потеряв равновесие. Тара упала на мужа. Мак стал целовать ее, обнимая, гладя, лаская ее тело, пока она не ослабела настолько, что стало немыслимо сопротивляться непреодолимому желанию, которое заставляло все ее тело трепетать и отдаваться во власть сжигающей их обоих страсти. На мгновение Тара приподнялась и посмотрела на него, ее мягкие волосы растрепались, сверкающие зеленые глаза горели страстью, и когда Мак собрался что-то сказать, она пальцем прикрыла ему рот, беззвучно умоляя ничего не говорить, только чувствовать…

Мак открыл свои прекрасные голубые глаза и улыбнулся обезоруживающей улыбкой. Тара почувствовала, будто она тонет в море лунного света и страсти.

— Я вспомнила, как ты любишь просыпаться, нежно сказала она.

— Да, миссис Симонсен, — прошептал он. Ему нравилось называть ее так, ведь она принадлежит только ему и никому больше. К его полному восхищению она покраснела, как школьница, и в это мгновение Мак снова страстно захотел ее. Она попыталась отодвинуться, но он удержал ее и снова притянул к себе. Его глаза потемнели от вновь нахлынувшего желания.

Закусив губу, Тара покорно осталась на месте, позволив Маку сорвать с плеч халат, потом медленно и осторожно расстегнуть пуговицы сорочки.

— Ты такая красивая, детка, — хрипло прошептал он. Его пальцы скользили вокруг ее пупка, грудей. Если ты думаешь, что сможешь сбежать от меня в любое время, то.., хорошо подумай, потому что у меня есть планы в отношении тебя.

— Планы? — Ее сердце затрепетало, когда она взглянула в его голубые глаза.

— Да, планы, — медленно повторил он. — И, возможно, они заставят нас остаться вместе этим утром. — Сняв свитер. Мак обнажил перед Тарой свои великолепные широкие плечи и плоский живот. Ловким движением он поменял положение, и Тара оказалась на спине, ее светлые волосы шелковым каскадом рассыпались по красной подушке. Мак глубоко, удовлетворенно вздохнул. — Не убегай, и я докажу тебе, что это любовь, а не просто секс? Ясно?

Скользя рукой по спине мужа, с наслаждением ощущая его упругие мышцы под своими пальцами, Тара могла только улыбнуться. Губы ее подрагивали.

— А разве я собираюсь убегать?

Тара спустилась на пляж, оставив Мака на кухне изучать кулинарные книги — он заявил, что сам приготовит что-нибудь на ланч. Закутавшись в огромный крупной вязки свитер Мака, она с наслаждением вдыхала исходивший от него чувственный мужской аромат. На ее теле не осталось места, не тронутого его страстью, грудь все еще трепетала от прикосновений его ненасытных губ.

Ее тело давно не испытывало такого наслаждения. Мак был прав: пламя, полыхающее между ними, — это не одно только непреодолимое телесное влечение, это любовь. Пусть он и не говорил ей, что любит ее.

Обернувшись, Тара взглянула на дом на холме, и ее сердце затрепетало от мысли, что они снова могут быть вместе. Это ли он имел в виду, когда говорил, что они могли бы подыскать дом в ее городке? Сможет ли ее муж, человек, выросший в столице, жить в маленьком провинциальном городке? А если ему наскучит, если ему будет не хватать столичного ритма жизни? Больше того, что если ему наскучит она сама?

Значит, она рискует снова остаться с разбитым сердцем?

Ее отвлек гул моря. Прищурившись, Тара взглянула на небо, ощущая смутное томление, которого не могла объяснить. Как там говорится?

«Если кого-то любишь, дай ему свободу». Одержимость Мака работой сыграла важную роль в их разрыве, но имела ли Тара право осуждать его амбиции? Если она действительно любила мужа, то не должна была противиться его страстному желанию достичь успеха в бизнесе. Верно, он часто не мог быть с ней из-за работы, но верно и то, что и она тоже не всегда могла быть с ним. Эти бесконечные обеды и приемы, на которых она должна была сопровождать мужа, не вызывали в ней никакого энтузиазма. Тара часто отказывалась пойти вместе с ним, предпочтя надуться и остаться дома, наедине со своей болью и обидой. И Мак ни разу не упрекнул ее за это.

Тара опустила глаза, глядя на безупречно белый песок под ногами. Внезапно налетевший порыв ветра разметал ее волосы. Тара откинула их с лица — впервые ей стало стыдно за себя, теперь она во многом раскаивалась. Ведь многого от нее не требовалось — надо было лишь сделать небольшой шаг навстречу.

Тара повернула платиновое кольцо на своем пальце. Она не знала, приведут ли эти каникулы к чему-то более серьезному и постоянному, но одно знала наверняка — ее любовь к Маку не уменьшилась ни на йоту с тех пор, как они расстались.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Мак мучительно боролся со сном, но не только из-за одурманивающей жары. Годы бессонных ночей, принесенных в жертву работе, обычный набор ежедневных деловых забот и головная боль от личных проблем — все это приводило к постоянному плохому самочувствию.

Только сейчас Мак начал осознавать: он так долго работал на износ, что привык считать такое состояние нормальным.

Снова зевнув, он протянул ноги к огню, заложил руки под голову и откинулся на диван. Откуда-то донеслись приятные звуки фортепиано. Мак вспомнил, что Тара обычно включает музыку, когда упражняется. Он улыбнулся — Тара всегда сопротивлялась, когда он просил позволения понаблюдать за ней. Они оба знали, к чему это может привести. Ее красивое подтянутое тело в обтягивающих черных легинсах и облегающем топе изгибалось в самых невероятных позициях, и для Мака это было слишком большим искушением.

Но ведь ничто не мешало ему представить эту картину? Все утро они провели, занимаясь любовью, — наверстывая упущенное, как пошутил Мак, — и его тело все еще было возбуждено. Каким же он был идиотом, думая, что такая женщина, как Амели Дюваль, может утолить его дикую страсть — на это способна только Тара.

Когда на тяжелом дубовом серванте вдруг зазвонил телефон, Мак ошеломленно уставился на него, как будто это была заведенная бомба. Выразив свое возмущение парой крепких фраз. Мак неохотно встал, чтобы ответить.

Закончив тренировку, в гостиную заглянула Тара, решив по пути в душ предложить Маку открыть бутылку вина. Ее кожа поблескивала легкой испариной, мышцы приятно ныли. С накинутым на плечи чистым белым полотенцем она открыла дверь и услышала, что муж разговаривает с кем-то повышенным тоном. Она не сразу поняла, что он говорит по телефону, — ведь Мак сказал ей, что никто не знает их местонахождения. На ее влажном лбу появилась морщинка. Может, просто ошиблись номером? Когда она вошла, Мак обернулся. И слегка расстроенное выражение его лица означало, что это не так.

Повесив трубку. Мак потер шею с таким видом, как будто она болела. Тара насторожилась.

— Кто это был? — спросила она.

— Мич Уильямс.

— Хозяин дома?

— Да, он.

Ясно, Мич знает, что Мак здесь. Тара с облегчением выдохнула.

— Мич моя правая рука, — продолжил Мак, — он…

— Ты хочешь сказать, вы вместе работаете? Сразу заподозрив неладное, Тара озабоченно посмотрела на мужа. — Раньше твоей правой рукой был Грэхэм Рэдлет.., с ним что-то случилось?

— Он уехал. В Испанию.

— Не выдержал, наверное?

— Вроде того.

— Звонок касается работы, не так ли? Они хотят, чтобы ты вернулся?

— Возникла одна проблема. — Не в силах сдерживать дрожь в голосе, он с тревогой посмотрел на Тару. Она была великолепна в плотно облегающем костюме, который подчеркивал каждый изгиб стройного упругого тела.

— Один из наших основных клиентов подает в суд, и только я могу уладить дело. В любом другом случае я попросил бы Мича решить все без меня, клянусь. Мне всего лишь нужно встретиться с ним завтра днем… Если я вылечу завтра утром, то уже к вечеру смогу вернуться.

— Но ведь мы только приехали! — Борясь с гневом и разочарованием, досадуя на то, что им мешают как раз тогда, когда она по-новому взглянула на Мака, Тара резким движением сняла с шеи полотенце и прижала ко лбу. — Что ж, звони в авиакассу, — сказала она непринужденно, стараясь выглядеть спокойной. Его снова отнимали у нее.

Опять его работа не давала никакой возможности побыть вместе. — Мне нужно в душ. Извини.

— Тара, постой!

Не оборачиваясь, она выбежала из комнаты.

На следующее утро, закутавшись в ангорский жакет цвета слоновой кости, Тара хмуро смотрела, как Мак берет свой посадочный талон в аэропорту. Она с тревогой предчувствовала новое разочарование. Он мог задержаться больше чем на день, он мог не вернуться вообще..

— У меня есть десять минут до посадки. Давай присядем.

Тара старательно отводила взгляд. Когда они сели, ее глаза блуждали по мигающим экранам с информацией о вылетах.

— Тара… Все будет хорошо. Поверь мне.

— Правда? — Слезы душили ее, и Тара быстро отвела глаза. — А тебе не кажется, что кто-то там, наверху, пытается нам помешать?

— Напротив, кто-то наверху делает все возможное, чтобы мы были вместе. — Взяв ее за руку, Мак улыбнулся. — Что случилось с твоим вечным оптимизмом?

Тара холодно взглянула на него.

— Я потеряла его в ту ночь, когда ты ушел. Разве ты не знал?

Маку понадобилась пара мгновений, чтобы справиться с внезапной болью в груди. Он крепко сжал ее маленькую руку.

— Я не хотел причинить тебе боль. Возможно, это было самым ужасным моим решением. Теперь я понимаю это.

— Только поскорее возвращайся.., прошу. — По ее щеке скатилась слезинка, и она быстро смахнула ее, чтобы никто не увидел.

— С радостью обещаю тебе это. Встречусь с клиентом, улажу дела и вернусь как можно быстрее.

Я позвоню и скажу, когда прилетаю. Приедешь встречать меня в аэропорт?

Она кивнула, достала из кармана ключи от взятой напрокат машины и позвенела ими.

— Придется пройтись пешком, если я не приеду. Может, и доберешься до дома к Рождеству.

Мак улыбнулся, и Тара вдруг почувствовала себя на верху блаженства. Господи, этот человек может сделать с ней все что угодно одной своей улыбкой…

Большую часть дня Тара просидела дома.

Включив местное радио, она с удовольствием слушала ирландскую музыку и речь, наслаждаясь их лиричностью. Конечно, Мак не выходил у нее из головы, но Тара пыталась отвлечься от тягостного ожидания, делая кое-что по дому. Она убралась во всех комнатах, везде вытерла пыль, довела до блеска кухню. Приготовив ирландское жаркое на свой лад, она поставила его в духовку на медленный огонь, и принялась за фруктовое печенье. Когда все ее кулинарные шедевры были готовы, а пол на кухне вымыт уже во второй раз за день, было только три часа дня. Мак еще не звонил.

Подойдя к широкому окну в гостиной. Тара стала смотреть через широко раскинувшееся холмистое зеленое пространство на волны, белой пеной набегающие на берег. Подумав, Тара взяла плащ, решительно надела ботинки и спустилась к пляжу. Когда свежий морской ветер наполнил ее легкие, она почувствовала, как напряжение спадает. Она шла, утопая в мягком песке. Погуляю часок и вернусь, думала Тара. Мак должен скоро позвонить.

Но и к восьми часам вечера звонка не было. У Тары тоскливо сжималось сердце, но она все же заставила себя съесть немного жаркого, потом включила телевизор, чтобы отвлечься от мрачных мыслей. Наконец, потеряв терпение, не в силах больше смотреть программу — очень скучную беседу об искусстве — и устав сидеть в одиночестве, она сняла трубку и набрала номер тети Бет.

— Я ждала, когда же ты позвонишь, — осторожно начала Бет, услышав наконец голос племянницы. — Как дела? У вас с Маком все хорошо?

Вспомнив вчерашнее утро и предшествовавшую ему ночь, Тара густо покраснела.

— У нас все хорошо, спасибо большое. Это чудесное место, вокруг столько зелени, что глазам больно. А из окна потрясающий вид на море.

— Я знаю, дорогая. Но меня намного больше интересуете вы с Маком. Сейчас его нет рядом?

Тара решила не рассказывать тете о том, что Маку пришлось сорваться в Лондон по делам.

— Ты сказала, что нам надо поговорить, выяснить отношения, помнишь? Вот мы и говорим… Помимо всего прочего.

— Но о чем вы говорите? Вопрос о разводе все еще стоит?

— Знаешь, тебе бы работать в детективном агентстве.

— Вижу, ты все еще не уверена. Не позволяй Маку навязывать тебе то, к чему ты пока не готова, слышишь?

— Слышу, тетушка. — Тара возвела глаза к потолку.

— И не называй меня так. Я чувствую себя какой-то старой рухлядью, у которой уже давно вышел срок годности.

— Когда же ты наконец поймешь, ты совсем не старая! — От души смеясь, Тара повернулась к экрану телевизора, который остался включенным, там благополучно заканчивалась утомительная дискуссия. Тара начала нервничать: а вдруг Мак сейчас звонит и не может дозвониться? — Ну, мне пора. Я просто хотела перекинуться парой слов.

По-моему, Мак зовет, — соврала она, перебирая пальцами.

— Что ж, позвони, когда соберешься домой.

Мне скучно без тебя.

— Если тебе скучно, почему не пригласишь Питера Трента на чашечку кофе? Знаю, он не интересует тебя. Но, возможно, у вас гораздо больше общего, чем ты думаешь.

— Старые книги и старая мебель — из нас выйдет чудная пара, не правда ли? Дорогая, если мне будет настолько невмоготу, лучше я умру. Во всяком случае, дай мне свой телефон, если мне вдруг захочется поболтать.

— С удовольствием. — Тара продиктовала номер.

— Береги себя, — наставляла Бет, — звони почаще…

Мак не позвонил и через два часа. Таре пришлось смириться с тем, что ждать дальше бессмысленно. По крайней мере сегодня ночью. Гнев сменился разочарованием, она погасила все лампы в гостиной и пошла спать.

Как она могла снова довериться ему, после того как он бросил ее так жестоко? Это была последняя мысль, мелькнувшая у нее в голове, прежде чем ее веки беспомощно сомкнулись и она забылась тревожным сном.

Никогда! Ни за что на свете он не согласится пройти через такое снова — урезонивать капризного богатого клиента, каким бы важным он ни был.

К счастью, этот тяжелый, утомительный день закончился, и ему удалось спасти договор и предотвратить судебное разбирательство. Кроме того, Мак имел удовольствие предупредить своего клиента, что в следующий раз ему придется обратиться в другую компанию, потому что он такого терпеть не намерен. И, к его удивлению, тот пошел на попятную, уверяя, что и не думал обращаться в другое агентство, потому что всегда оставался доволен их работой. Отпустив разговорчивого таксиста с более чем щедрыми чаевыми, Мак взял небольшой темно-синий кейс и устало поднялся к дому. Весь свет был погашен, кроме лампы на крыльце, и, найдя под ковриком у порога оставленный Мичем запасной ключ, Мак тихо вошел.

Он торопился и поэтому не позвонил Таре.

Был уже четвертый час утра, и Мак не хотел будить ее. Больше того, он не хотел, чтобы она вела машину в темноте, а до аэропорта было далеко.

Лучше было взять такси.

Бросив пиджак на кресло в холле, Мак оставил тут же и сумку и, сняв ботинки, пошел по длинному темному коридору к спальне Тары. Тяжелые шторы не были опущены, и в комнату проникал лунный свет, придавая всем предметам таинственные очертания. Тара лежала на животе, обхватив руками подушку. Мак почувствовал толчок в груди, увидев ее разметавшиеся светлые волосы.

Нагнувшись, он погладил ее по волосам, ощущая на своей руке теплое мягкое дыхание. Он не хотел будить ее, хотел только немного полюбоваться. Хотя Мак уезжал всего на сутки, он успел соскучиться.

— Мак? — Приоткрыв глаза. Тара повернулась и приподнялась на кровати.

— Я вернулся, солнышко.

— Ах ты, мерзавец!

На мгновение Мак опешил от удара в плечо, которого он совсем не ожидал. Но когда последовали второй и третий, он схватил Тару за запястья, ошеломленно глядя на ее пылающее гневом лицо.

— Что это значит, черт возьми? — спросил он уже сердито.

— Ты солгал мне!

— Ничего подобного, я…

— Подробности меня не волнуют. Мак. Ты даже не удосужился позвонить и сказать, что задержишься. — Тара попыталась выдернуть руки, но он крепко сжимал их с каменным выражением лица.

— Послушай меня! Встреча заняла больше времени, чем я предполагал, к тому же клиент опоздал на два часа. Мне пришлось долго провозиться с ним. Когда я покончил со всем этим и позвонил в авиакомпанию заказать билет, было уже девять вечера. А ближайший рейс только после двенадцати. Я не хотел, чтобы ты ехала поздно ночью в аэропорт встречать меня. Решил, что легче поймать такси и.., сделать тебе сюрприз, — неуверенно добавил он, думая, что как раз это ему удалось.

Все еще борясь с его железной хваткой, Тара смотрела гневно и обиженно, ее сердце сильно билось.

— Все осталось по-старому, так ведь. Мак? Ты даешь мне обещание, а потом не выполняешь его.

Ничего не изменилось.

Безнадежность, прозвучавшая в ее голосе, добила его окончательно. Стараясь справиться с яростью. Мак чувствовал, что его не понимают. А ведь он поступил так, как ему казалось правильным. Вздохнув, он отпустил ее руки.

— Все изменилось, Тара. Ты не права, работа больше не главное для меня. Это была исключительная ситуация, когда требовалось мое присутствие. Нравится тебе это или нет, я все же ответственен перед людьми, с которыми работаю. Они полагаются на меня, не мог же я просто махнуть на них рукой.

— Нет. Ты никогда не поступал так. Мак. — Ей стала неловко, она терла ноющие запястья. Ее страхи улетучились. Сейчас, когда он объяснил, что произошло, она слышала разочарование и боль в его голосе. Тара чувствовала, что не права, ведь она знала: Мак человек слова и никогда не бросит другого в беде, если в силах помочь. В том числе и ее.

— Прости.

— Тебе не за что просить прощения. Я все понимаю. В следующий раз я обязательно сначала позвоню. — Поднявшись на ноги, он утомленно зажмурился, и сердце Тары сжалось, когда она увидела страшную усталость на его невероятно красивом лице. — Ложись, Тара. Спокойной ночи.

В отчаянии она провела дрожащей рукой по волосам.

— Куда ты?

Он посмотрел до боли отчужденно.

— Спать. Я едва держусь на ногах.

— Не хочешь выпить чего-нибудь? Может, поешь? — Тара спустила ноги на пол и встала. На ней была розовая ночная сорочка на тонких бретелях, которая не скрывала прелестные очертания фигуры.

— Я не голоден, — Мак пожал плечами. — Я недавно съел бутерброд, выпил кофе. Все, что мне сейчас нужно, это лечь в постель.

Короткая улыбка, больше похожая на гримасу, мелькнула у него на губах, и он вышел из комнаты, тихо закрыв за собой дверь.

Когда на следующее утро Тара проснулась, Мака нигде не было. Она нашла на кухне записку, прислоненную к молочнику. Он написал, что пошел прогуляться и чтобы она завтракала без него.

При мысли о еде ее замутило. Тара была в полном смятении и не могла есть. Закусив губу, она схватила плащ и выбежала из дома на пляж.

Он бросал гальку в море.

— Ты должна поверить мне. Я не мог поступить иначе. — Укоризненно поглядев на жену, Мак продолжал кидать камешки.

Тяжело дыша. Тара засунула руки в карманы плаща. Ночью она пришла в отчаяние от мысли, что может снова потерять его. Он не позвонил, не сказал, когда вернется, и она с ума сходила от беспокойства. Какие только безумные мысли не приходили ей в голову, вплоть до того, что самолет разбился и он погиб! А ведь она не успела сказать ему, что любит его… Что всегда любила, даже когда они были в разлуке.

— Мне очень трудно снова начать верить, — тихо призналась она.

— Знаю. — Мак посмотрел на нее долгим страстным взглядом, и Тара почувствовала приятную дрожь. — Поэтому и даю тебе столько времени, сколько нужно. Все, чего я хочу, это быть с тобой. Я действительно хочу этого. Тара. И сделаю все возможное, чтобы заслужить твое доверие. Обещаю.

Что-то шевельнулось внутри нее. Что-то светлое и доброе, как будто кто-то зажег факел в непроглядной тьме. Не говоря ни слова, Тара бросилась в объятия мужа. Уткнувшись лицом в его толстый мягкий свитер, она с наслаждением вдыхала запах любимого мужчины, пила его, как вино.

— Ты хочешь есть? — Ее зеленые глаза блестели, лицо трогательно светилось счастьем.

— Хочу тебя… — ответил Мак, властно обнимая ее бедра. Его голос срывался от желания.

— Можно я тебя немного помучаю? — Она положила ладони ему на грудь, когда он наклонился к ней за поцелуем, и вдруг оттолкнула его и побежала по пляжу. — Но сначала ты должен поймать меня. Думаешь, тебе удастся?

Мак улыбнулся.

— Дорогая, могу поспорить на британскую олимпийскую сборную!

Он бросился за ней, преодолев расстояние между ними даже быстрее, чем предполагал. Тара обернулась посмотреть, далеко ли Мак, и увидела, что он уже догоняет ее. Тогда она остановилась и рассмеялась.

— Ого! — Ее глаза блестели, когда он подбежал к ней. — Наверное, ты тренировался. Это впечатляет!

— Ерунда по сравнению с тем, что будет в спальне, миссис Симонсен. — Он решительным движением притянул жену к себе, чувствуя, как в нем поднимается горячая волна неукротимой страсти.

— Одни только обещания…

— Что?! Думаешь, я не сдержу слова?

Притворяясь безразличной, Тара не могла устоять, взглянув ему в лицо.

— Ты добиваешься всего, чего только захочешь… Я уверена.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Они проехали несколько миль, и Мак остановился в потрясающе красивой скалистой местности. Небо было пронзительно синее, а в воздухе уже чувствовалось дыхание зимы. Замерев, Мак несколько мгновений наслаждался великолепным видом, потом резко обернулся к Таре.

— Так, дай-ка мне карту.

— Нет! Я сама.

— Будь умницей и дай мне карту, Тара.

— Я же сказала, нет! И не говори со мной этим снисходительно-наставительным тоном, лучше прибереги его для пустоголовых секретарш! Я знаю, что делаю. С детства прекрасно разбираюсь в картах.

— Тогда объясни мне, почему мы заблудились? Мак не мог удержаться от улыбки. Он никогда не думал, что сможет сохранять спокойствие в такой ситуации, но факт был налицо. Тара так решительно взяла на себя главную роль в этом небольшом путешествии, что Маку оставалось только сложить руки и наслаждаться. То, что они заблудились, лишь добавляло пикантности их маленькому приключению.

Вне себя оттого, что не может точно определить на карте место, где они находятся. Тара потерла лоб и взглянула на высокого красавца рядом с собой.

— Знаешь, мне надоело делать все за тебя.

— И мне надоело, что ты делаешь все за меня.

Тара слегка нахмурилась, и Мак рассмеялся, потрепав ее по щеке. Растаяв, Тара наклонилась к нему и медленно провела рукой по его твердой мускулистой спине.

— Как ты думаешь, может, это к лучшему?

— Думаю… — он несколько раз поцеловал ее в чуть приоткрытые соблазнительные губы, — думаю, что сейчас тебе лучше направить все свое умение на то, чтобы разобраться в карте и вытащить нас отсюда, пока мне не пришлось использовать первое правило выживания.

— Неужели? — Ее дыхание участилось от его жарких глубоких поцелуев, которые с каждым разом становились все настойчивее. Тара подняла глаза и вопросительно посмотрела на Мака. — Так что же это за первое правило?

— Оказание первой помощи, — прошептал он, и его рука скользнула под ее свитер, нащупав нежную выпуклость груди.

— Но.., никто из нас не пострадал…

— Царапины не считаются? — Оторвавшись от ее губ, Мак стал нежно покусывать ее шею, одновременно лаская соски, доставляя Таре острое болезненное наслаждение. Она упивалась возможностью просто прикасаться к нему, чувствовать его упругое тело. Как она прожила без него все эти годы? У нее сдавило горло, и Тара словно ослепла от горячих слез, застилающих ей глаза. Все переживания вдруг с силой нахлынули на нее, — ее непреодолимая любовь к этому целеустремленному, красивому мужчине, их ребенок, которого она родила и потеряла, а он даже не знал об этом… Будто огромная волна захлестнула и поглотила ее.

Мак тотчас же почувствовал, что с женой что-то происходит. Он с сожалением отнял руки от нежного шелка ее кожи. Взяв Тару за плечи, он внимательно посмотрел в ее блестящие от слез зеленые глаза. Внутри у него все сжалось. Он был поражен, увидев, что она плачет.

— Что с тобой? — Мак дотронулся до ее подбородка, провел пальцами по щекам.

— Прости, что я не сказала тебе о ребенке. Мак.

Прости, что думала, будто тебе все равно. Ты простишь меня?

Мак тяжело вздохнул при упоминании об их сыне. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы взять себя в руки. В душе он старался смириться с этой потерей, давая себя клятву, что если, Бог даст, у них еще будут дети, он ни на шаг не отойдет от них.

— Конечно, я прощаю тебя. Мы оба ошиблись.

Я уверен, что ни один из нас не хотел причинить другому боль. Тара, мы не можем вернуть прошлое, зато мы можем начать сначала.

— Я все еще сомневаюсь, Мак. — Взяв его за руку, ей удалось ласково улыбнуться. — Не знаю, чего я хочу. То есть, я хочу быть с тобой, но… — Тара боялась, боялась снова ошибиться, боялась, что не вынесет новой боли, если он снова уйдет…

Она могла признаться в этом только себе.

— Все в порядке, детка. Тебе не надо ничего решать прямо сейчас. Пусть все идет своим чередом. — Мак с трудом сохранял внешнее спокойствие, но сердце его готово было выскочить из груди. Ее ответ обрадовал его. Он хотел вернуть Тару, чего бы это ему ни стоило. Поцеловав жену, он сел, любуясь ею — ее глаза блестели от слез, щеки порозовели, губы были влажными.

— Учитывая то обстоятельство, что с тех пор, как мы здесь, я едва нахожу силы выпустить тебя из своих объятий, а ты до сих пор не оттолкнула меня, то можно сделать вывод: у нас все шансы на прекрасное будущее. Ты так не думаешь?

Тара вздохнула. Да, он был неотразим, и ей вовсе не хотелось отталкивать его. Внезапно смутившись под его испытующим взглядом, она с озабоченным видом развернула уже не раз изученную карту, склонилась над ней и, наконец, торжествующе указала пальцем:

— Вот! —Я нашла! Мы проехали это место пять минут назад. Думаю, мы находимся милях в двух от пещер. Вперед!

Изображая разочарование, Мак зевнул и потянулся.

— Значит, мне снова надо садиться за руль?

Придя в замешательство от его расслабленного взгляда. Тара перевела глаза на изумительные виды вокруг.

— Ну, конечно, пора ехать! Мы должны столько всего посмотреть. После пещер я хочу доехать до Скал Моэра — считается, что там самый впечатляющий вид.

— А потом? — спросил Мак, положив руки на руль. Тара предпочла бы, чтобы они обнимали ее тело.

— Потом? — У нее перехватило дыхание, когда она украдкой бросила на него жадный взгляд, признаваясь себе, что, окажись они сейчас в постели, это было бы неистово, безумно… Кашлянув, Тара стала намеренно смотреть в окно. — Мы не будем зря тратить время, Поворачивая ключ зажигания, Мак почувствовал, как кровь приливает к его лицу.

— Боже, как мне нравится, когда ты так говоришь, — хрипло сказал он, и машина устремилась вперед.

Стоя на узком железном мостике над головокружительной бездной. Тара стиснула руку Мака и отважилась посмотреть вниз, в то время как бодрый ирландец-гид со знанием дела объяснял, какая разница между сталагмитами и сталактитами.

Пещеры, образовавшиеся два миллиона лет назад, были мрачны и загадочно прекрасны, тусклое освещение и тяжелый сырой запах древних скал перенес их в подземный мир, существование которого с трудом можно вообразить, передвигаясь по твердой земной поверхности.

— Потрясающе! — прошептал Мак, когда они шли в конце вереницы туристов, следующих за гидом.

— Ты, кажется, забыл кое-что обо мне, — прошептала Тара в ответ, крепко держась за его мускулистую руку.

— Что же?

— Я не очень хорошо переношу высоту. У меня начинается головокружение, стоит мне только подняться на две ступеньки по лестнице.

Он тихо засмеялся.

— Я прекрасно помню, как ты отказалась подниматься в зеркальном лифте у Ллойда, когда нас однажды пригласили на коктейль. Помнишь?

— Помню, как я радовалась, что была в хорошей форме, потому что мне пришлось проделать весь этот путь по лестнице!

Четверть часа спустя, когда гид отключил освещение, чтобы продемонстрировать, в каких условиях приходилось работать первооткрывателям, Тара вцепилась в теплую руку Мака — темноты она боялась не меньше высоты.

Мак подвинулся ближе, дотронувшись свободной рукой до ее щеки.

— Ты в порядке? Я знаю, ты не любишь темноту.

— Вот какая я смелая, — ответила Тара, виновато пожав плечами.

— Ты самая смелая женщина, какую я знаю, шепнул Мак. Ей только показалось, или Мак действительно тихонько поцеловал ее в мочку уха?

Даже взмах крыльев бабочки не мог быть нежнее.

Все ее существо переполнилось счастьем и страстным желанием.

Тара едва держалась на ногах, и ей хотелось немедленно увидеть дневной свет. Она почувствовала облегчение, когда снова включили освещение. Пещера вновь стала похожа на какой-то чудесный сказочный грот. Тара улыбнулась Маку.

Ее вдруг осенило: ведь они заново узнают друг друга, словно молодые влюбленные, с трепетом предвкушая каждое прикосновение, каждую улыбку… Интересно, чувствует ли Мак то же самое?

— Наконец-то. — Сжимая ее руку. Мак направился к выходу вслед за группой переговаривающихся туристов.

— Я в порядке, — сказала Тара, с удивлением обнаружив, что так оно и есть.

— Я тоже. — Он остановился, улыбаясь ей. — Ну, а теперь будем же настоящими туристами и заглянем в сувенирную лавку.

Он купил ей мягкую черную кошечку с изумрудными глазами и лентой, а также безразмерную футболку с надписью на груди, и, не стесняясь улыбающегося продавца, заметил, что Тара бы могла надевать ее на ночь.

А Тара купила красивый альбом в жестком переплете с цветными глянцевыми видами графства и вручила его Маку, когда они снова сели в машину, чтобы ехать к чудесным Скалам Моэра.

Мак был заметно тронут. Взяв альбом в руки, он осторожно переворачивал страницы и с интересом рассматривал фотографии.

— Напиши что-нибудь для меня, — вынув из внутреннего кармана дорогую золотую ручку, он протянул ей альбом.

— Конечно. — Внезапно смутившись. Тара открыла первую страницу и слегка дрожащей рукой написала: «Мак, спасибо за чудесный день. С любовью, Тара». Автоматически собираясь поставить несколько крестиков, означающих «целую», Тара вовремя остановилась, покраснела, закрыла книгу и отдала ее Маку вместе с ручкой.

— Спасибо.

— Не за что, — ответила Тара, глядя в сторону и едва сдерживаясь, чтобы не упасть в его объятия.

— Хочешь вернуться домой?

— Зачем? — Повернувшись к нему, она была поражена дикой, всепоглощающей страстью в его голубых глазах.

— Ты еще спрашиваешь?

— А как же Скалы Моэра?

К ее удивлению, он откинулся назад и громко рассмеялся.

— Солнышко, скалы никуда не денутся и через тысячу лет.

Густой румянец залил ее щеки.

— Очень смешно. Я рада, что ты… — Но Тара остановилась на полуслове, когда Мак неожиданно открыл дверцу и быстро направился через дорогу по направлению к малышу, который бегал по автомобильной стоянке. Ребенок был явно напуган, и, взяв его на руки и трогательно прижав к груди, Мак стал успокаивать малыша. Сердце Тары болезненно сжалось. Жизнь так несправедлива! Ведь он мог быть прекрасным отцом. Может, еще будет? От этой мысли ее сердце сильно забилось, и она быстро вышла из машины, глядя, как перепуганная мать ребенка подбежала к Маку и обняла малыша.

— Я была в сувенирном магазине, — чуть не плакала женщина, — и только на секунду отпустила его руку. О господи! У меня нет слов. Спасибо вам, спасибо! — Подхватив ребенка, она крепко прижала его к груди и растроганно улыбнулась Маку. — Слава богу, что вы оказались рядом. Не знаю, что бы я делала, если бы он убежал и потерялся…

— Все в порядке. — Мак ободряюще пожал ей руку и потрепал малыша по светлой кудрявой головке. — Наверное, он просто не заметил, как потерял вас. Смотрите, он улыбается. — Действительно, ребенок улыбался. Он радостно смотрел на Мака, как на давно знакомого человека. Тара, тоже улыбаясь, подошла к ним. Увидев жену, Мак привлек ее к себе.

— Моя супруга, — сказал он с нескрываемым чувством гордости.

— Очень рада. У вас есть дети?

— Нет. — Голос Мака дрогнул, и Тара почувствовала, как стучит его сердце, почувствовала, как напряглась его грудь. — К сожалению, у нас нет детей.

Подняв голову, Тара поймала его взгляд, полный боли.

— Но мы надеемся, они у нас будут, — спокойно сказала она, — очень скоро.

— Дети навсегда меняют нашу жизнь, и мы уже не представляем ее без них. — Женщина смотрел на своего сынишку и светилась улыбкой.

— Ловлю тебя на слове. — Мак взял Тару за руку, крепко прижимая к себе. Его взгляд горел надеждой и страстным желанием, которого он не мог скрыть.

— Что ж, удачи вам. Вы прекрасная пара… Уверена, и родителями вы будете замечательными.

Пойдем, Майкл, мамочка купит тебе конфетку.

— Берегите себя, — сказала Тара им вслед.

— Ну что, домой? — спросил Мак.

— Домой, — согласилась Тара и нетерпеливо потянула его к машине.

Они не добрались до спальни… Ближайшая кровать в доме оказалась слишком далеко. На обратном пути их возбуждение возросло настолько, что они почти не разговаривали: едва сдерживаемая страсть могла в любой момент вырваться наружу. Тара вскрикнула, когда Мак захлопнул дверь и набросился на нее прямо посреди холла.

Он жадно припал к ее губам. Почти теряя сознание от поцелуев, задыхаясь под напором его сильных чувственных губ. Тара прислонилась к стене.

Пока она скидывала обувь, он сорвал с нее джинсы, белье и раздвинул ее ноги, лаская бедра руками и губами… Ее кровь кипела, мысли смешались.

— О боже, Мак… — Тара нащупала молнию на его джинсах. От желания она ослабела. Она не могла больше ждать, не могла терпеть ни секунды… Они слились, растворились друг в друге.

— Я мечтал об этом каждую ночь, с тех пор как мы расстались, — выдохнул он, его голубые глаза потемнели. — Скажи мне.., скажи мне, чего ты хочешь, и я сделаю для тебя все…

Запустив пальцы в его густые светлые волосы, Тара закрыла глаза. Она потеряла ощущение времени и места — страсть перенесла ее в другой мир, она ощущала только неизъяснимо глубокое наслаждение.

— Тебя, Мак… Я хочу тебя.., всего.

Он поднял свитер Тары, лаская ртом ее грудь.

Она погрузилась в забытье, все мысли, заботы, разочарования больше не имели значения.

Мак опустил ее на спину, дотронулся рукой до ее подбородка и, глядя ей в глаза, чувственно улыбнулся…

Приподнявшись на локте и поглаживая обнаженную спину Тары, Мак размышлял, сколько она еще проспит. Он чувствовал себя усталым после ночи любви, но продолжал испытывать желание. Уже целых три дня они почти не вылезали из постели, отвлекаясь только на то, чтобы поесть, принять душ и немного погулять по пляжу. И если бы занятия любовью входили в перечень олимпийских спортивных дисциплин, то они были бы несомненными лидерами. Казалось, годы разлуки только усилили их взаимное влечение. Тара что-то пробормотала, уткнувшись в подушку, и, повернувшись, сонно посмотрела на него.

— Сегодня я собираюсь выйти на улицу и размяться, вот что. Ты делаешь из меня ужасную лентяйку. — Тара села и прикрыла грудь простыней, едва сдерживаясь от смеха, когда Мак попытался отнять ее.

— Только один поцелуй… — прошептал он. Всего один маленький поцелуй, и я отпускаю тебя.., если хочешь.

Оба знали, что одним поцелуем им не обойтись.

Тело Тары снова затрепетало от предвкушения.

Господи, он был великолепен! Ее сердце переполнялось любовью к нему. Проводя время наедине с Маком, вдалеке от повседневной жизни, Тара открывала в нем новые качества, или вспоминала то, что успела забыть. Он был любящим, нежным и страстным, решительным и сильным…

— Ну хорошо… — прошептала она, откидывая со лба мужа прядь золотистых волос. — Можешь поцеловать меня, но только если пообещаешь приготовить завтрак.

Глаза Мака потемнели, он отдернул простыню, обнажив прекрасную грудь Тары.

— Но ты не отделаешься кукурузными хлопьями и кусочком тоста! Я хочу яйца, бекон, сосиски, помидоры и.., и… — Тара не в силах была продолжать, когда его голова склонилась к ее груди.

Запустив пальцы в его волосы, Тара откинулась на подушку.

— О, Мак… Неудивительно, что тебя называют волшебником…

Вдруг раздался телефонный звонок, пронзительно раскатившийся по холлу.

— Не отвечай. — Она умоляюще посмотрела на него.

Покачав головой, Мак улыбнулся.

— Я и не собираюсь, — лениво проговорил он. — Может, это вообще ошиблись номером. — Он поцеловал ее. Тара почувствовала, как нега разливается по ее телу.

Телефон не унимался.

— А вдруг что-то серьезное? — вдруг забеспокоилась Тара.

— Кто бы это ни был, все равно не отвечу.

— Дай я отвечу.

— Что?.. Тара.., да что ты, в самом деле? Куда ты?

Но она выскользнула из его объятий, не дав ему опомниться, и, обернувшись простыней, скрылась за дверью.

Через пару минут она вернулась, хмурая и встревоженная.

Мак напрягся.

— Кто это был? Мич? — Если снова проблемы с делами, то на этот раз пусть он хоть в лепешку расшибется, но разбирается сам. Никто и ни под каким предлогом не сможет снова помешать им.

Ни за что, черт возьми!

— Нет, это не Мич, — едва слышно произнесла Тара, беспомощно опустив руки. — Тетя Бет. Она сломала ногу, и я должна вернуться домой.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Что ты имеешь в виду, говоря, что пока мне лучше пожить в гостинице? — Не веря своим ушам. Мак вышел вслед за Тарой из машины. Он недовольно наблюдал, как жена возится с ключами, открывая дверь в магазин. Ее рука слегка дрожала, и она не взглянула на него.

— Сейчас тете Бет необходима моя помощь. Тебе не следует переезжать ко мне, пока она не поправится. — Замок поддался, Тара толкнула дверь и вошла в тесное помещение, до отказа забитое старинными вещами. Мак последовал за ней.

— Ты.., передумала?

Тара отчаянно пыталась сбросить с себя усталость, навалившуюся на нее после нескольких часов дороги. Она говорила себе, что нет ничего страшного в том, если они с Маком какое-то время поживут отдельно — несколько дней по крайней мере. Там, в Ирландии, так легко верилось в то, что Мак сдержит свое обещание не работать так много — но здесь, дома, она уже не была так уверена. Происшествие с Бет могло бы дать ей передышку и, возможно, еще немного времени, чтобы убедиться в этом окончательно.

— Я же сказала, что…

— Знаю, что ты сказала. — Его гнев выплеснулся наружу и обрушился на нее. — Я просто хочу убедиться, правильно ли тебя понял. То, что произошло за последние несколько дней, мне только привиделось, Тара, это был только сон? После всего того, что мы сказали друг другу, ты просто отшвыриваешь меня, как какого-то докучливого мальчишку, будто все, что было между нами, ровным счетом ничего не значит? Я думал, мы оба решили, что между нами снова серьезные отношения. Ты считаешь нормальным выставить меня в маленькую старую гостиницу, а самой остаться здесь?

— Только пока я не разберусь с тетей Бет. — Тара с возмущением бросила ключи на стол и начала машинально расстегивать пальто. — Здесь полно дел. Сейчас это самое главное.

— Нет! — То, что он испытывал, даже нельзя было назвать бешенством.

Прежде чем вернуться, они разговаривали, занимались любовью, снова разговаривали допоздна и всю ночь… Они решили быть вместе. Теперь же, насколько Мак мог понять, Тара изменяет их обоюдному решению, снова заставляя его находиться в подвешенном состоянии. Он пожертвовал целым месяцем, бросил все дела, чтобы вернуть ее, доказать ей, что они созданы друг для друга и должны быть вместе. И теперь он не собирается отступать.

— Ведь я не давил на тебя, Тара. Я никогда не настаивал, чтобы ты приняла то или иное решение, но я многим пожертвовал, чтобы быть с тобой. Хочу, чтобы ты знала — больше всего на свете я хочу спасти наш брак. Я готов сделать все, что ты захочешь. Но нам лучше жить вместе — неважно, здесь или в отеле, но мы должны быть вместе.

Нащупав сзади стол, Тара присела. Ей было нехорошо.

— Ты многим пожертвовал ради меня? — Она медленно покачала головой. — Ты имеешь в виду работу, не так ли?

Он понял свою оплошность и пожалел о сказанном.

— Я не это имел в виду.

— Можешь обманывать себя, Мак, но меня ты не обманешь! Тебе просто не терпится вернуться в свое агентство, разве нет? Наверное, ты только об этом и мечтал все время!

— Это не правда!

— Неужели? — Она подошла к нему и ткнула пальцем ему в грудь.

Они стояли лицом к лицу, ее зеленые глаза холодно блестели, и Маку вдруг показалось, что весь мир вокруг него рушится. Черт возьми.., а ведь она права. Он почти не думал о работе, когда был рядом с Тарой, рядом с ней он просто был не в состоянии думать о чем-либо другом, но стоило ему отвлечься, и дела непременно поглощали все его мысли. Она была права, мысли о работе не давали ему покоя. И он был круглым дураком, пытаясь скрыть это.

— Не смотри на меня так, будто ты сейчас разрыдаешься! — взмолилась Бет. — Это я должна плакать. Давно надо было продать этот чертов шезлонг, а я что? Свалилась со стула и сломала эту чертову ногу! — В бешенстве она взяла крупную виноградину из стеклянной вазы на больничной тумбочке и прожевала ее безо всякого удовольствия.

— Ах, тетя… — Вздохнув, Тара взяла ее руку и нежно похлопала по ней, как будто Бет была маленьким ребенком. Хотя тетя и не утратила жизненной энергии, все-таки этот несчастный случай оказал на эту удивительную женщину свое влияние. Под глазами у нее были заметны темные круги, а лицо — Тара впервые видела ее совсем без макияжа — цвета слоновой кости. Нежность к тете переполнила ее, и Тара крепче сжала руку Бет, желая утешить.

— Пожалуйста, не расстраивайся. Все будет хорошо. Я присмотрю за магазином, а от тебя требуется как можно больше отдыхать и выздоравливать. Через несколько дней тебя выпишут, но даже не думай сразу вскочить и побежать, как ты привыкла. Сначала придется пользоваться каталкой, потом походить на костылях. Чем лучше ты будешь выполнять все предписания, тем скорее снова встанешь на ноги.

— С каких это пор моя маленькая племянница, которая примеряла мою одежду и украдкой пользовалась моей косметикой, стала умудренной опытом ворчливой старухой? — Фыркнув, Бет вынула из рукава маленький кружевной платочек и аккуратно поднесла к носу. Зеленые глаза Тары предательски заблестели, и она с чувством пожала руку тети.

— Ну, наверное, с тех пор как, я покончила со своим браком и ушла залечивать раны, вместо того чтобы ломать голову над тем, как бы мне вернуть мужа.

— А где твой муж сейчас? Полагаю, он все еще твой муж? Ты ведь не согласилась на развод так просто?

На щеках Тары заиграл румянец.

— Мы с Маком все еще женаты, и, предупреждая твой вопрос, я говорю: не знаю, надолго ли, нам еще надо кое-что выяснить. Мне нужно время. Ты спрашивала, где Мак — он в магазине, приглядывает за вещами. Ты знаешь, каким милым он может быть, если постарается, так что, возможно, он все продаст к тому времени, как я вернусь.., в том числе твой чертов шезлонг.

Меланхоличное выражение на лице Бет сменилось улыбкой.

— Ну, если так, то проценты его. Но разве он не возвращается в Лондон?

И что ты тогда будешь делать? Тара угадала вопрос, который тетя не произнесла.

— У него еще пара свободных недель. А это куча времени, чтобы помочь мне по хозяйству, и мы сделаем все возможное, чтобы тебе было приятно и удобно, когда ты вернешься домой.

— Милая моя девочка, честно говоря, я больше беспокоюсь о твоем благополучии, чем о своем. К сожалению, сейчас у меня нет возможности тебе помочь. И кстати, я очень признательна, что ты приехала, как только я позвонила. Может, друг Мака снова позволит вам воспользоваться ирландским домом?

Вспомнив длинные, полные неги и лени дни, которые они провели вместе, занимаясь любовью и гуляя по великолепному пустынному пляжу. Тара невольно вздохнула с тоской и надеждой. Но воспоминание об их недавней ссоре было еще очень ярко в ее памяти.

— Кто знает? — Улыбнувшись, Тара потянулась к вазе с виноградом.

Листая чистые странички дневника, Тара остановила взгляд на обведенной в кружочек букве "Б". Подавляя неистовое желание закричать или заплакать, она, ошеломленная, опустилась на ворсистый розовый коврик в туалете и положила руки на живот. Сомнений быть не могло — даже учитывая то, в каком смятении находились ее чувства. У нее была недельная задержка, и она наверняка беременна. Легкое головокружение и утренняя тошнота подтверждали это.

— Поразительно! — в восторге бормотала она про себя. — Все верно.., чертовски верно! — Но слова не могли выразить ее радости, внутри у нее все пело от счастья. Им с Маком дан новый шанс, они могут стать родителями — казавшаяся невероятной мечта становится реальностью!

В висках у нее стучало. Мак и не подозревает о том, что вновь соединит их. После того как они поссорились, Мак с неохотой поселился в отеле и ждал, пока Тара успокоится и что-нибудь решит.

Но в то же время он взял на себя все заботы о магазине. Он просмотрел деловой журнал Бет, связался с заказчиками и поставщиками и сообщил им о случившемся, перенес сроки доставки, позаботился о скидках и даже организовал благотворительную распродажу, которую наметила Бет.

Тара занялась хозяйством — уборкой квартиры, стиркой, глажкой, покупками и вообще приготовлениями к возвращению Бет. Она хотела, чтобы тете ни о чем не пришлось беспокоиться, поэтому была только рада помощи Мака — и все эти заботы заставили отложить в сторону личные проблемы. Но теперь, когда Тара поняла, что беременна, так продолжаться больше не могло. Они должны серьезно поговорить.

Спустившись в магазин, она с удивлением увидела, что там полно покупателей — точнее, покупательниц. Спиной к ней, на краю конторки Бет, сидел Мак — он правил балом. В темно-синем свитере поло и черных брюках, он был неотразим. Вокруг стояли четыре женщины и зачарованно смотрели на него. Тара почувствовала раздражение.

Одна из женщин, стройная привлекательная брюнетка лет сорока, в твидовом костюме, захохотала, как девчонка, над какой-то шуткой Мака и дотронулась до его колена. Тара узнала в ней жену местного врача — женщину, отнюдь не отличавшуюся чувством юмора. В груди Тары заклокотало что-то похожее на ревность, ее уши горели, сердце колотилось.

— Мак? Можно тебя на минутку?

Так как она была больше чем просто раздражена, ее слова прозвучали скорее как приказ, чем как просьба. Он в замешательстве обернулся к ней и улыбнулся.

— Что такое, солнышко?

Не обращая внимания на толпу его восторженных фанаток, похожих на глупеньких девочек на концерте какой-нибудь эстрадной звезды. Тара ответила:

— Я хотела бы сказать тебе пару слов наедине, если не возражаешь. — Она толкнула дверь, оказавшись в слабо освещенном коридоре, который вел во внутреннюю часть магазина и в квартиру Бет.

— Что случилось? — удивленно спросил Мак, последовавший за ней.

— Что ты делаешь, черт возьми?!

— Там? — Мак кивнул в сторону двери, нахмурившись. — Разве не видно? Работаю с покупателями.

— Что значит «работаешь с покупателями»? Развлекаешь этих дамочек, а те и рады?

Он ошеломленно покачал головой.

— Я даже не намерен отвечать на подобные вопросы. Да что с тобой. Тара? Соскучилась одна?

Я же говорил, что у меня в отеле места хватит на двоих.

Мак чувствовал, что перегибает палку, но ничего не мог поделать. Со времени их приезда из Ирландии она держала его на расстоянии, как будто между ними все закончилось. Он был разгневан, но все же держал себя в руках из уважения к Бет. Мак знал, что Тара переживает за тетю, знал, что боится снова довериться ему, и поэтому благоразумно решил не тревожить ее, дать ей еще время. Но ему все труднее становилось сохранять спокойствие. Когда же, наконец, черт возьми, она убедится в его благих намерениях? Что же еще нужно этой женщине?

— Не задавайся! — Ее руки непроизвольно сжались в кулаки, Тара в бешенстве смотрела на него. Если мне и одиноко, то на тебе свет клином не сошелся, Мак Симонсен!

— На что это ты намекаешь? У тебя кто-то есть? В приступе ревности Мак схватил ее за руку, как только она собралась развернуться и уйти.

— Ну конечно, нет! — Кусая губы. Тара уже проклинала себя за эту глупую вспышку. Вызвать у Мака ревность было не лучшей идеей, потому что отношения между ними, по крайней мере в последние несколько дней, и так были слишком натянутыми. Она вдруг почувствовала себя маленьким беззащитным раненым зверьком. Она хотела рассказать ему о своей беременности, но сначала ей надо собраться с духом. — Я немного устала, вот и все. И вовсе не хочу ссориться, хотя тебе может так показаться. Думаю, мне надо пойти прилечь. А ты присмотришь за магазином до закрытия?

Отпуская ее руку. Мак взглянул на часы.

— Нет проблем. Но когда магазин закроется, я поднимусь к тебе. Нам надо кое-что выяснить, а до тех пор я не уйду. Ясно?

Сдержав просившуюся на язык колкость, Тара сдержала свое возмущение и кивнула.

— Если хочешь, оставайся на обед. — Это прозвучало как жалкая уступка. — Будет только паста с домашним соусом. Ничего особенного.

Потирая подбородок. Мак медленно вздохнул.

Этот вздох дал Таре понять, что его терпение на исходе, и одного неосторожного шага будет достаточно, чтобы он перестал быть хорошим мальчиком. Внезапно на нее нахлынула тоска по тем нескольким счастливым дням в Ирландии. Стоило им вернуться домой, как жизнь опять стала слишком сложной.

— Иди ложись. — Он дотронулся до ее руки, едва улыбнувшись. — У тебя действительно усталый вид. Давай я сам приготовлю ужин?

— Хорошо. — У нее не было ни сил, ни желания спорить.

— Ты почти ничего не съела.

— Ты мне кто, мама, что ли? — Выскочив из-за стола, Тара побежала в гостиную.

Когда Мак вошел, она стояла у окна, комнату освещала только маленькая старинная лампа в углу Уже в который раз за этот вечер Мак гадал, что же творится у нее в голове. За ужином она не могла усидеть на месте. Сколько он ни пытался поймать ее взгляд, она все время отводила глаза. Он молил только о том, чтобы эта ее рассеянность не означала самого худшего: она хочет отказать ему, но не знает как. Мак не представлял, что сделает, если это на самом деле так.

— Принести тебе чего-нибудь? Стакан вина? Может, брэнди?

Тара обернулась к нему, скрестив руки на груди, будто защищаясь. На ней было светло-голубое джинсовое платье.

— Нет, я ничего не хочу, спасибо.

Мак нахмурился. Он напоминал официанта, который с трепетом спрашивает клиента, хорошо ли блюдо.

— С тобой что-то происходит, Тара, и даже если ты не скажешь мне сама, я все равно узнаю. В чем дело? И не говори мне, что сейчас не время.

Я не уйду, пока ты не ответишь. — В подтверждение серьезности своих намерений он удобно устроился на диване.

Более подходящей возможности, чтобы все рассказать, и вообразить было нельзя. Через пару дней вернется Бет, и Таре надо будет ухаживать за ней. Она и не надеялась, что Мак и дальше будет ей помогать. Удивительно, как он до сих пор держится. Каждый день она боялась, что ему придется вернуться в Лондон, к работе — чтобы опять с головой уйти в заботы о своем процветающем агентстве — и кто знает, когда у него найдется время повидать ее.

Сердце Тары словно заковали в свинцовый панцирь, в горле стоял комок. Она с трудом перевела дыхание.

— В общем… Я не уверена… То есть, я еще не делала тест, но думаю, что наверное.., я беременна.

Вот и все, она сказала это, и мир, кажется, не перевернулся. По крайней мере пока. Даже несмотря на то, что Мак не говорил ни слова, словно пребывал в трансе.

Наконец, он улыбнулся своей обезоруживающей, сногсшибательной улыбкой. Тара замерла.

— Не знаю, что и сказать. — Его слова ошеломили Тару, словно пощечина. Это было не то, что она ожидала услышать. В ее понимании «не знаю» значило сомнение, а сомнение — неуверенность, черт возьми! А ей так хотелось быть абсолютно уверенной, ей просто необходимо знать, что все будет хорошо. Ведь это естественное желание каждой будущей матери.

Погрузившись в круговорот сумбурных мыслей, Тара даже не заметила, как Мак встал, подошел к ней и взял за руки.

Чувственный запах его одеколона пробудил ее чувства, как будто слабо тлеющий костер вспыхнул с новой силой. Нервы натянулись, как струны. Она впилась глазами в его лицо, ее волнение дошло до предела.

— Нам надо было подумать об этом… Это моя вина. Я должна была настоять… — Не договорив, Тара вдруг почувствовала, как Мак крепко прижал ее к груди. Она ощутила его тепло и силу, которые подействовали на нее как наркотик, прогнав боль и наполнив невыразимой нежностью.

— Я был поражен, поэтому и не нашел слов, прошептал Мак, его теплое дыхание мягко касалось ее уха. — Это чудесная новость, Тара. Я чувствую себя как ребенок, который получил на Рождество подарок, о котором давно мечтал.

Тара обвила его руками, крепко прижав к себе.

Подняв голову, она вопросительно взглянула на него.

— Значит, ты не против?

— Не против? Ты что, совсем с ума сошла? — Засмеявшись, он приподнял ее и стал кружить.

— Перестань, Мак, у меня кружится голова. Ее обуревали разные чувства. Переведя дыхание, Тара мягко отстранила его. — Одна я не справлюсь. Во время своей первой беременности я вполне отдавала себе отчет в том, что ребенку нужны оба родителя. Мне было больно сознавать, что у моего малыша будет только мама. На этот раз я не допущу ошибки, но для этого я должна быть уверена, что ты будешь рядом. Я знаю, что мы не можем все предугадать, всякое может случиться… Знаю, что нельзя быть уверенной на сто процентов. Но мне надо знать, что я и ребенок действительно нужны тебе. Не хочу, чтобы, вернувшись к работе, ты забыл о своих обещаниях.

Пристально глядя в ее грустное, милое лицо, Мак снова и снова поражался тому, как он мог тогда уйти. Страшно было подумать, насколько сильно работа завладела его жизнью. За время их долгой разлуки он начал медленно осознавать, что есть и другая жизнь, отличная от бешеного ритма его существования, — та жизнь, которой он до сих пор избегал. Кому-то жизнь в бешеном темпе может показаться заманчивой, но Мак знал не понаслышке, какой это ад — и для души, и для тела. Хватит, достаточно! Перво-наперво, он передаст часть своих полномочий в руки Мича. Мак будет рядом с Тарой на протяжении всей ее беременности, будет заботиться о ней. Она получит все необходимое, все, что только можно купить на его с таким трудом заработанные деньги.

— Клянусь, что сдержу все свои обещания, прошептал Мак. — Возможно, раньше я был не лучшим мужем, но теперь тебе не в чем будет меня упрекнуть. Ну.., почти не в чем. — Улыбаясь, он нежно обнял ее. — Мы станем лучшими родителями. Наш малыш не будет нуждаться ни в чем.

А как же я, Мак? — хотелось спросить Таре.

Твоя любовь — вот все, что мне нужно. Ты будешь все так же любить меня? Все, что нужно мне и моему ребенку — любовь, а ее не купить ни за какие деньги.

— И все же. — Она освободилась от его объятий, силясь не заплакать, и натянуто улыбнулась. — Я позвоню в больницу, узнаю, как Бет. Спасибо за ужин.., хоть я ничего и не съела.

Он нахмурился.

— Кстати, ты должна лучше питаться. Это просто ужасно — ты ешь меньше птички. Завтра утром я найду хорошего диетолога и акушера и запишу тебя на прием. — Взяв оставленный на подлокотнике пиджак. Мак надел его, провел рукой по волосам и улыбнулся. — Завтра после обеда мы закроем магазин. У нас много дел — включая визит к агенту по недвижимости, чтобы подобрать нам дом. Спокойной ночи, Тара. Добрых снов. Если что, ты знаешь, где меня найти.

Ошеломленная, она еще долго стояла как вкопанная и смотрела на захлопнувшуюся за ним дверь.

Ее ноги гудели. Одному Богу известно, чего ей стоило идти в этих маленьких босоножках с перепонками и ужасной колодкой, но только они подошли к прекрасному розовому с серебром платью, которое подарил ей Мак и попросил надеть к ужину. Теперь Тара тайком скинула их под столом.

Мак привез ее в один из самых дорогих лондонских ресторанов, хозяин которого был его старым другом.

Днем они побывали у агента по продаже эксклюзивного жилья, и теперь у Мака был целый список прекрасных домов. Таре предстояли два приема, один — у авторитетного диетолога, другой у лучшего акушера на Харли-стрит. Вспоминая события последнего времени, она с трудом верила, что все это происходит с ней, ей казалось, что она попала в сказку.

— Я никогда не видел тебя такой прекрасной, с чувством произнес Мак, подняв свой бокал.

— Это из-за платья. — Чувствуя, что краснеет, она дотронулась до глубокого выреза. Тара стеснялась, что платье такое открытое — она предпочла бы что-нибудь поскромнее. Очевидно, Мак не разделял ее мнения, судя по тому, как восхищенно он смотрел на ее декольте. Сам Мак был великолепен. В безупречном темно-сером костюме с черным галстуком, с зачесанными назад волосами он выглядел так мужественно и сексуально!

— Нет. — Знакомая улыбка заиграла на его губах. — Дело не в платье. Это все ты.

Он громко рассмеялся. Непосредственный, чувственный тембр его голоса смущал и опьянял ее, лишая способности ясно соображать.

— Я думаю арендовать дом где-нибудь недалеко от магазина твоей тети — только на время, пока мы не купим свой собственный. В отеле, конечно, очень удобно, но я не хочу там оставаться. Больше того, я не хочу, чтобы мы продолжали жить порознь. Пришло время нам снова быть вместе… и навсегда.

Ей так хотелось верить в это! Ее сердце готово было выскочить из груди. Чтобы успокоить расшатавшиеся нервы, Тара сделала большой глоток сухого искрящегося шампанского.

— Поосторожнее с алкоголем, детка. — Его долгий пристальный взгляд заставил Тару вздрогнуть. Когда он так смотрел на нее, последние сомнения Тары оставались позади и она чувствовала, что он действительно любит ее. Что он хочет быть рядом с ней не только потому, что пытается исправить ошибки прошлого или потому, что она снова носит его ребенка. — Помни, что ты беременна. Сегодня мы пьем вино и шампанское, но впредь…

Она выпрямилась, ее зеленые глаза сверкнули.

— Я сама в состоянии решить, можно мне пить или…

— Мак, дорогой! Я сразу тебя узнала. Мы с Патрицией… Помнишь Патрицию, мою сестру? Мы только что говорили о тебе. Все думали: интересно, удалось ли получить развод у твоей упрямой женушки и стать, наконец, свободным? О, извини, я не заметила твою милую спутницу. Ты нас познакомишь, Мак?

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Эта француженка могла дать сто очков самой Одри Хэпберн. Изысканно одетая, в маленьком атласном платье цвета баклажана, облегающем ее великолепную фигуру, источающая неотразимо шикарный аромат духов, она заставила Тару почувствовать себя просто бледной серой мышкой. Но больше, чем ее внешность. Тару поразило и задело то, как выразилась эта женщина. «Упрямая женушка»? Неужели так называл ее Мак?

Тара холодно посмотрела на Мака и поняла, что он и сам обескуражен появлением своей бывшей пассии, которая, в этом не могло быть сомнений, и есть небезызвестная Амели.

Он даже не подумал подняться, как того требуют правила хорошего тона. Напротив, бросил на девушку холодный взгляд, как будто отвечать ей было бы ниже его достоинства. Тара заметила, как сквозь безупречный макияж Амели проступает яркий румянец.

— Мне следовало бы сказать, что я рад тебя видеть снова, Амели, но, учитывая обстоятельства, это было бы слишком. Почему бы тебе не вернуться к своей сестре и не оставить нас с Тарой в покое?

— Значит, я права? Это твоя жена? Наверняка она уже беременна, Мак? Ведь ты так торопился стать отцом. Сразу видно, она прямо создана для того, чтобы быть матерью. — Ее темные сверкающие глаза оглядели Тару. — Этот слишком смелый вырез… Выглядит, как женщина легкого поведения. Не уверена, что я пожертвовала бы своей фигурой, чтобы оказаться на ее месте.

— Называешь это фигурой? — Тара вскочила, бросив салфетку на стол. — Да телеграфный столб фигуристее тебя! Надеюсь, вы меня извините, мне надо выйти подышать. Мило с вашей стороны, что вы остановились поболтать с моим мужем и со мной.., прошу прощения, как там вас зовут? И, презрительно вскинув голову и сексуально покачивая на ходу бедрами, Тара босиком прошла между столами и официантами в туалетную комнату, и практически все мужчины в ресторане проводили ее взглядом.

Мак даже не пытался скрыть свое замешательство. Разозлившись, Амели что-то оскорбленно пробормотала на выразительном языке своего отечества и гордо удалилась. Оставшись один, Мак откинулся на спинку кресла, ослабил галстук, потом медленно и глубоко вздохнул. Если бы он мог уберечь Тару от оскорблений Амели, он сделал бы это — но его жена и сама отлично пообщалась с его бывшей подругой. Он был удивлен и в то же время восхищен ее неожиданным поведением. Из скромной девушки, какой он встретил ее впервые, его жена превратилась в уверенную молодую женщину, способную постоять за себя.

Вертя в руке бокал с вином, Мак сознавал, что для него будущее без Тары ничего не стоит. Скоро они станут родителями. Он благодарил судьбу за то, что эта женщина дала ему новый шанс стать счастливым, и поклялся, что не оставит Тару, что бы ни случилось.

Через десять минут Мак с тревогой посмотрел на часы. Он остановил проходящего мимо официанта и попросил, чтобы кто-нибудь зашел в дамскую комнату и проверил, в порядке ли его жена, потому что она до сих пор не вернулась за столик.

Пытаясь справиться с одолевающим его волнением, Мак сделал еще глоток вина, убеждая себя, что беспокоиться не о чем.

В дамской комнате, среди блестящих раковин и сверкающих зеркал Тара достала из ящика еще несколько салфеток и протянула их симпатичной брюнетке, которая рыдала, упав в плетеное кресло напротив. Всхлипывая, молодая женщина с благодарностью взяла их.

— Я говорила ужасные вещи, — прошептала она, подняв на Тару большие блестящие от слез карие глаза. — Я сказала ему, что если он так любит свою работу, почему бы ему просто не переехать туда насовсем? И у меня будет меньше забот, ну а одна я никогда не останусь. Он только взглянул на меня и сказал, что надеялся на мое понимание, что старается ради меня, ради нас, ради нашего будущего ребенка. А потом он ушел и оставил меня здесь, — запинаясь и всхлипывая говорила она.

— Вы ждете ребенка?

Молодая женщина в отчаянии кивнула.

— Я была так счастлива, когда узнала об этом, но теперь мне хочется умереть. — Она снова горько разрыдалась, закрыв лицо руками. Присев на корточки рядом с ней. Тара погладила ее по слегка растрепанным волосам и мягко отвела ее руки от лица.

— Как вас зовут?

— Синди.

— Что ж, Синди, меня зовут Тара, и я тоже жду ребенка. Может, это вас утешит. Я представляю, как вы переживаете. У нас с мужем тоже было много ссор из-за его работы, и, вместо того чтобы постараться его понять, я только обижалась и жалела себя. И.., я была не права. Дело в том, что… — Тара умолкла, удивляясь, как близок путь от печали до радости. Она была счастлива, несмотря на обидные слова Амели. — Вы должны поговорить.

Постарайтесь понять друг друга. Не допускайте, чтобы обида и гнев заставили вас сделать то, о чем вы потом пожалеете. Вашему ребенку нужны оба родителя. Поверьте, если вы оба немного успокоитесь и вспомните о том, что соединило вас с самого начала, все будет хорошо. Я обещаю.

Синди перестала плакать. Прижимая к глазам смятую салфетку, она попыталась улыбнуться.

— Знаете, у Пола, моего мужа, такое прекрасное чувство юмора. Он все время смешит меня.

Действительно, нам так хорошо вместе, когда мы не ссоримся. — Она грустно улыбнулась и на минуту задумалась. — Сегодня вечером мы в кои-то веки решили вместе поужинать. Он взял с собой мобильный телефон, и вдруг, несколько минут назад, ему позвонили с работы и попросили завтра утром прийти пораньше. Ну, и тут меня прорвало.

Я сказала ему, чтобы он перевез свои вещи на работу — тогда ему не придется возвращаться домой совсем. Пол был так рассержен… А что, если он больше не вернется?

Видя, что огромные карие глаза Синди снова наполнились слезами, Тара пожала ее руку и улыбнулась.

— Он обязательно вернется, — уверенно произнесла она, всей душой надеясь, что не ошибается. Конечно, сейчас он раздосадован, но скоро он немного остынет, успокоится и вернется. Неужели вы думаете, что ваш муж пропустит такой шикарный ужин?

Синди покачала головой, тяжело вздохнув.

— Послушайте, пойдемте пока за наш столик, посидите со мной и с Маком, пока Пол не вернется.

Хорошо?

— Мак — это ваш муж? Думаете, он не будет против? — Синди медленно поднялась и посмотрела в зеркало, поправляя растрепавшиеся волосы.

— Ну конечно, он не будет против.

— Приятная молодая пара. — Мак улыбнулся Таре, которая удобно устроилась на соседнем сиденье.

— Да, очень милая, — прошептала Тара, повернувшись к нему. — Я так рада, что Пол не оставил ее в таком состоянии. Синди мне рассказала о нем, там, в дамской комнате.

Несколько долгих секунд Мак молчал. Тара нерешительно спросила:

— Мак? Все в порядке?

— Прямо как мы с тобой пять лет назад. Слушая, что говорил Пол о своей работе, я понял, каким же идиотом был сам.

— Хорошо, что ты поговорил с ним. Я думаю, это на самом деле поможет ему взглянуть на вещи по-другому и правильно расставить приоритеты, напомнит, что его жена очень нуждается в его внимании. Думаю, у них все получится. А ты?

— Надеюсь. Знаешь, я беспокоился за тебя, когда ты так долго не возвращалась. Боялся, что-то случилось.

Заметив, как напряглись его плечи, Тара резко выпрямилась. Ее сердце дрогнуло, когда она поняла, о чем он говорит.

— Ты имеешь в виду ребенка? — Она поспешила успокоить его:

— Все в порядке. Я хорошо себя чувствую. Теперь по утрам мне может нездоровиться, но я уже знаю, чего ожидать, и не слишком беспокоюсь.

В ответ Мак положил руку ей на колено.

— Я хочу, чтобы тебя ничто не тревожило. В понедельник утром ты встретишься с доктором Чемберленом, и он даст тебе подробную консультацию. Если тебя что-то будет беспокоить, ты сможешь всегда обратиться к нему.

— Мак…

— Да? — Он убрал руку, стараясь объехать неровный участок дороги.

— Габриэль родился мертвым, но это вовсе не значит, что то же самое произойдет с этим ребенком.., понимаешь? Доктор сказал мне, что беспокоиться не о чем.

— Слава Богу. И все же я хочу быть уверен, что делается все возможное — мы должны исключить любую случайность. И ты ни в коем случае не должна больше переутомляться в магазине. Если Бет понадобится помощь, пусть обращается ко мне. Кстати, завтра я осмотрю дом, который, возможно, арендую. Хочешь пойти со мной?

— Ты ведь не забыл, что завтра днем возвращается Бет?

— Как я мог забыть об этом, если я ее забираю?

И.., прости за эту сцену в ресторане, которую устроила Амели. Ты ведь понимаешь, она говорила так только из ревности.

— Я все понимаю. И как бы там ни было.., я это как-нибудь переживу.

Мак вошел в гостиную недавно арендованного дома. Тара тянулась к верхней полке книжного шкафа, старательно стирая пыль, и ее бедра восхитительно покачивались. На ней была короткая черная юбка, ярко-розовая блузка, черные чулки и туфли, и Маку достаточно было одного взгляда на ее соблазнительную фигурку, чтобы мгновенно потерять всякую способность здраво рассуждать. Уловив запах жимолости и ванили, он на секунду остановился, жадно вдыхая аромат духов Тары, прежде чем подойти к ней сзади и обнять за талию.

— Потрясающий аромат, ты знаешь это? — Наклонившись к жене, он почувствовал, как напряглось его тело, когда она прижалась к нему.

— Ммм… — Вздохнув, Тара повернулась к мужу, подняв на него свои прозрачные зеленые глаза. Не в силах сопротивляться искушению, она приподнялась на цыпочки в ожидании поцелуя.

— Разденься. — Положив свои маленькие руки на лацканы пиджака Мака, Тара стала медленно стягивать его с плеч, и была удивлена и разочарована, когда муж вдруг остановил ее руку, сжав запястье.

— Эй… Я думал, это моя привилегия. — Эти слова вызвали в ее памяти воспоминания, от которых ее соски болезненно заныли, а кровь бросилась и голову.

— Ну, тогда… — Запустив свободную руку в его волосы, она понизила голос до страстного шепота; — Покажи мне, как это делается.

Он жадно приник к ее губам — и внезапно отстранил от себя.

— Нет, Тара.

— Мак? В чем дело?

Неужели она сделала что-то не так? Что произошло? Тара недоумевала. Ему не понравилась инициатива с ее стороны? С тех пор, как они снова вместе, она медленно, незаметно позволяла себя покорять, подчиняясь мужу, открываясь перед ним все больше и больше, убеждая себя, что нужно верить ему. Мак был очень внимателен к ней.

Он не ранил ее, как раньше, — наоборот, очень заботливо к ней относился. Но, несмотря на это, ее вдруг снова одолели сомнения. Сложив руки на груди, она в волнении ждала объяснений.

— Думаю, нам нужно определить основные правила, — сказал он, потерев лоб.

— Основные правила? — Тара опустила руки.

— Думаю, тебе нельзя слишком возбуждаться, пояснил он, его лицо выражало беспокойство. Чрезмерная сексуальная активность может повредить ребенку.

Возможно, Тара рассмеялась бы, если бы он не говорил это с таким серьезным видом.

— Да откуда ты это взял? — спросила она, стараясь говорить спокойно, хотя была готова взорваться.

— Но ведь в этом есть здравый смысл? — По его красивому лицу пробежало сомнение, и в сердце Тары шевельнулась нежность к этому взрослому, сильному мужчине, который сейчас выглядел таким растерянным и беспомощным.

— Разве? — Она с трудом сдерживала смех, и прикусила губу, чтобы не улыбнуться.

— Как бы там ни было, доктор Чемберлен сказал, что тебе нужен покой, особенно первые три месяца. Я не хочу, чтобы ты утомляла себя домашними заботами. Я уже нанял домработницу, она будет приходить каждый день прибирать дом и гладить. А теперь садись, я принесу тебе фруктовый чай, который мы купили в лавке здоровья.

— Черт возьми, Мак, не надо меня опекать! Я не хочу фруктовый чай! Терпеть его не могу. Дай мне лучше обыкновенный чай вместо этой ароматизированной воды. И вообще, не стоит спорить из-за чая, ладно? — Увлекшись, Тара ходила взад и вперед по комнате, как будто движение помогало ей справиться с досадой. — Ты оберегаешь меня как хрустальную вазу. Это очень мило с твоей стороны, но, право, не стоит так беспокоиться. Я беременна, а не больна, Мак, и сама могу о себе позаботиться. У нас целый шкаф разных снадобий и чудодейственных средств из лавки здоровья, которые я не стану принимать, даже если меня на целый год забросят на необитаемый остров!

Я так соскучилась по нормальной еде.., могу я съесть хоть немного рыбы с чипсами, сосисок с картофельным пюре или риса с карри? Мало того, что ты насильно посадил меня на диету, так ты еще хочешь лишить меня последнего удовольствия. Так не пойдет. Мак! Понятно?

Господи, как же она была хороша, когда сердилась! Глядя на свою жену с восхищением ребенка, который смотрит сквозь витрину кондитерской, Мак с трудом перевел дыхание. Но как бы желанна она ни была, каких бы усилий ему ни стоило обуздывать свою страсть в течение нескольких следующих месяцев, намного важнее знать, что Тара совершенно здорова и ей ничто не угрожает.

Пускай она сопротивляется — его вдруг осенило, что она желает его так же сильно, как и он ее, — он не будет рисковать жизнью ребенка ради своей прихоти. Ведь Тара пережила страшное горе, потеряв первого ребенка. И хотя доктора заверили ее, что вероятность осложнения очень мала, но Мак считал себя обязанным предвидеть любой вариант.

— Нам обоим надо быть осторожными, Тара… это все, что я хотел сказать. А сейчас, если не хочешь пить чай, может, поедем навестим Бет? Наверное, ей нелегко одной на коляске в магазине.

Правда, Питер Трент обещал там за всем присмотреть, но думаю, она будет нам рада, как ты считаешь?

Проглотив свою досаду, Тара последовала за мужем к двери.

— Терпеть не могу, когда ты такой рассудительный! — пробормотала она.

— Он был так мил, просто не передать! — Бет отхлебнула чая, с улыбкой поглядывая через окно на книжный магазин на другой стороне улицы.

Тара с удивлением подняла брови и вопросительно посмотрела на Мака. Тот едва заметно улыбнулся и пожал плечами, будто говоря: «Я подумал о том же, о чем и ты».

— Мы действительно говорим о Питере Тренте? «Мистер зануда, который не посмотрит на женщину дважды, пусть даже она войдет в его магазин голая»? Ведь это твои слова, не мои, позволь тебе напомнить.

Покраснев, как девушка. Бет осторожно поставила чашку на фарфоровое блюдце и закашляла.

— Я такое говорила? Как бы там ни было, скажу только, что мы лучше узнали друг друга за то время, пока он навещал меня в больнице. И я готова с радостью признать, что ошибалась в нем.

Оказалось, у нас много общего и, знаете.., нам нравятся одни и те же фильмы, мы оба любим театр, и, конечно, балет, и тайскую кухню. Завтра мы с Питером едем ужинать в мой любимый тайский ресторан в Сент-Эдмонде, так что вы можете больше не беспокоиться обо мне и заниматься собой. Ведь Питер рядом, он часто заходит спросить, не нужно ли мне чего-нибудь.

— Но чувствуешь ли ты себя достаточно хорошо, чтобы выходить из дома? Ведь тебя только недавно выписали. — Тара с сомнением посмотрела на гипс, выглядывающий из-под платья тети.

— Питер сказал, что все будет в порядке. А если бы ты пришла и помогла мне одеться, было бы вообще замечательно.

— Ну конечно, я приду и помогу тебе. И вообще, если тебе что-то понадобится, — ты знаешь, где нас найти.

— Я заметила, ты все чаще говоришь «мы».

Значит ли это, что в семье Симонсен все хорошо?

— Если бы только Мак не слишком оберегал меня. — Стараясь говорить безразлично, Тара не смогла удержаться и нежно взглянула на Мака. Он улыбнулся ей в ответ, и она почувствовала, будто земля уходит у нее из под ног.

— Рада слышать. Это как раз то, что нужно будущей матери — чтобы рядом был настоящий мужчина. — Бет многозначительно посмотрела на Мака, и он понял ее. — Не жалуйся, дорогая. Кстати, я надеюсь, она аккуратно принимает все необходимые витамины и правильно питается, так ведь, Мак?

— Знаете пословицу? Привести лошадь к воде еще не значит заставить ее пить. По-моему, это как раз наша ситуация. — Откинув со лба прядь волос, Мак улыбнулся обеим женщинам.

— Я знаю, какой упрямой может быть Тара, понимающе заметила Бет. — Но надеюсь, ради малыша она будет сговорчивей.

Тара презрительно нахмурилась.

— Сговорчивей? Это становится невыносимо!

Я всего лишь жду ребенка, а не постригаюсь в монахини!

— Аминь. — Поймав негодующий взгляд жены, Мак возблагодарил Бога за то, что у него есть сильный союзник в лице Бет. Может, вдвоем им удастся справиться с Тарой. Но судя по всему, это будет непросто.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— Не смотри на меня так! Пойдем танцевать. Я не для того вытащила тебя в город, чтобы весь вечер просидеть у бара.

— Зря я тебя послушал, — с тревогой в голосе ответил Рэй, покосившись на танцпол. — Иногда ты заставляешь меня совершать безумства, и это как раз такой случай. Что скажет твой муж?

Подавив чувство раздражения и досады, не оставляющее ее с тех пор, как она попросила Рэя отвезти ее потанцевать, Тара решительно покачала головой. Хочет Мак того или нет, но ему придется смириться: она не намерена отказывать себе в самых обычных и естественных желаниях. Да, она поступила нехорошо, сказав, что зайдет в гости к подруге. Но иногда женщина должна пожить своей жизнью. Впрочем, если бы Мак узнал об этом, он дал бы ей нагоняй — особенно потому что она пошла с Рэем. Ему будет неважно, что они просто друзья, ведь он уверен: между мужчиной и женщиной не может быть чисто дружеских отношений.

— Не беспокойся за Мака. — Тара потянула Рэя к танцполу. Она поддалась непреодолимому желанию танцевать, забыв обо всем на свете.

Рэй выключил мотор и повернулся к Таре.

Почти всю дорогу она проспала, уютно свернувшись на соседнем сиденье. Она была похожа на ребенка, ее мягкие светлые волосы растрепались, а подол короткого черного с вышивкой платья поднялся до середины бедра. Рэй в который раз отметил, что у нее очень красивые ноги, которые могли нарушить покой любого мужчины. Несомненно, сегодня в клубе Тара была самой симпатичной девушкой, и он вспыхивал каждый раз, когда замечал обращенный на нее мужской взгляд. Глубоко вздохнув, Рэй должен был признать, что страшно ревнует ее к Маку. Возможно, именно поэтому он сегодня пренебрег здравым смыслом и согласился поехать с ней в город без ведома мужа?

Рэй мягко тронул ее за плечо.

— Что? — Потягиваясь и зевая, она выпрямилась, глядя в окно на большой особняк из красного кирпича, к которому вела усыпанная гравием аллея, рядом был припаркован сверкающий седан Мака.

Тара заволновалась, и у нее были на то причины.

Хоть бы Мак уже спал!..

— Спасибо, Рэй. Я замечательно провела время. Ты просто ангел. — Наклонившись к нему, Тара с благодарностью чмокнула его в щеку.

Рэй отпрянул, как ужаленный.

— Не надо! Твой муж может увидеть. — Он вытянул шею, чтобы убедиться, не смотрит ли Мак в одно из темных окон. Огромный дом был великолепен — когда-нибудь и он будет жить в таком же со своей женой.

— Да что ты? — Тара пожала плечами. — Он же знает, что мы с тобой только друзья.

— Не зарекайся, Тара. — Сквозь смуглую кожу Рэя проступила краска.

— Что? Ты имеешь в виду, что между нами что-то большее?

— Не переиначивай мои слова! — Он в явном замешательстве ударил рукой по рулю. — Я хочу сказать, что иногда ты слишком неосторожна со мной. Я прежде всего мужчина, а ты очень привлекательная женщина. Такая неосторожность может быть очень опасна.

Тара прекрасно понимала его, и ей даже стало немного стыдно за то, что она поставила его в такое щекотливое положение. Но главное — он косвенно упрекнул ее в несдержанности. Тара покраснела.

— Знаешь что, Рэй? Иногда в жизни надо рисковать. Разве Элен Макартур проплыла бы вокруг света, будь она «благоразумна»? Или Эдмунд Хилари покорил бы Эверест? Разве решилась бы я снова родить ребенка, если бы не рисковала вновь испытать боль, разочароваться? Подумай об этом.

И спасибо, что подвез меня. Увидимся.

Стоя на пороге перед входной дверью, Тара проводила глазами машину Рэя. Во рту у нее пересохло, по спине пробегала дрожь. Теперь был только один выход — увидеть последствия своего дерзкого поступка. Мак заботится о ее же благе.

Он вовсе не хочет усложнять ее жизнь, просто он тревожится за нее. Думает о ней и о ребенке. Разве он заслужил, чтобы она что-то скрывала от него? Она честно скажет ему, где провела вечер.

— Что-то я слишком расхрабрилась, — пробормотала Тара, повернула ключ в замке и вошла.

В доме было тихо, только тикали каминные викторианские часы, которые Бет подарила им на новоселье. Оставив сумочку на столике при входе, Тара сняла туфли, кинула пальто на перила лестницы и медленно пошла к камину.

— Вернулась, наконец?

Мак произнес это мягко, но Тара вздрогнула, как от удара грома. С бешено бьющимся сердцем она поправила слегка растрепанную челку, в оцепенении глядя на Мака. Муж сидел в кресле с высокой спинкой у камина. В отсветах тлеющих углей его кожа казалась позолоченной, а глаза поражали голубизной сапфира. На нем были линялые голубые джинсы и серая футболка, под которой выделялись стальные мышцы бицепсов. Вид у него был надменный и гневный, но он вызывал у Тары безотчетное восхищение.

— Не надо было ждать меня. — Голос плохо слушался Тару.

— Разве? — Мак поднялся и встал напротив камина. Джинсы обтягивали его узкие бедра. На лице у него застыло неумолимо строгое выражение. — Как провела время со своим.., другом?

Ноги у нее гудели. Сегодня вечером она танцевала не переставая, так что бедняга Рэй даже начал жаловаться. Но она не могла сопротивляться магической силе музыки: она завладевала душой Тары, заставляя следовать ритму…

— Да, я хорошо провела время. Но очень устала и надеюсь, ты не будешь возражать, если я пойду спать.

Она направилась к двери, но Мак одним прыжком оказался около нее, схватил ее за руку и повернул к себе.

— Скажи мне, где ты была на самом деле, Тара, потому что я не дурак — ты не надела бы такое платье, чтобы навестить подругу.

Если бы он заранее увидел ее в этом платье, то не выпустил бы из дома. Поэтому Тара предусмотрительно надела длинное черное пальто, когда прощалась с ним вечером.

Понимая, что лгать бесполезно, презирая себя всей душой, она попыталась выдернуть руку.

— Не понимаю, почему ты так переживаешь. Я была с Рэем, ясно? Он мой друг. С тех пор, как я забеременела, ты мне шагу не даешь ступить!

Мне хотелось развеяться, и я попросила Рэя отвезти меня в ночной клуб. Хотела послушать музыку и потанцевать. Что тут такого?

— Ты солгала мне.

— Я не хотела тебя расстраивать.

— Думаешь, сейчас я не расстроен? — По тому, как дернулся его подбородок, было ясно, что он едва сдерживается. Это было трудно не заметить.

— Я вижу, ты расстроен…

— Да, я расстроен, черт возьми! Ты же беременна, Тара! Тебе надо беречь себя, отдыхать. Всю ночь танцевать в ночном клубе!.. Ты плюешь на то, что говорит доктор. Что за черт в тебя вселился? И ты поехала с другим мужчиной… Что он, черт побери, о себе возомнил?

Она называет его другом… Мак умирал от ревности. Что все это значит? Его абсолютно не интересует то, что этот парень уже помолвлен с какой-то индийской девушкой — достаточно того, что он мужчина, а значит, у него есть все шансы заинтересоваться Тарой не только как другом.

— Не надо обвинять Рэя.

— Что-то ты слишком страстно его защищаешь.

Ни один нормальный мужчина не будет спокойно смотреть на то, как его жена ездит на танцы с другим! Не доходит ли ваша дружба до постели? Или вы занимаетесь этим в машине? Говори, Тара! Я хочу знать!

Она притихла. В висках у нее стучало.

— Не могу поверить, что ты… Как ты мог все так опошлить? Я презираю тебя за это!

— Так просто ты от меня не отделаешься. — Его голос звучал убийственно спокойно. — Отвечай на вопрос.

От переполнивших ее чувств Тара задрожала.

— Нет! Я никогда в жизни не спала с Рэем! Все эти пять лет ты не был верен мне. Но теперь не время для обвинений, не так ли, Мак? Я имею в виду доверие — или отсутствие его. Ты дошел до того, что опускаешься до таких чудовищных подозрений, думаешь, будто мы с Рэем любовники!

Разве я не говорила тебе, что у него есть невеста?

Ты не доверяешь мне, думаешь, что я не способна сама позаботиться о себе! Ты опекаешь меня как малое дитя, с тех пор как узнал о моей беременности. Неужели ты думаешь, я настолько безрассудна, что подверну опасности нашего ребенка? Я сама могу позаботиться о себе. Ты думаешь, я не жила все эти пять лет? Думаешь, моя жизнь закончилась, когда за тобой захлопнулась дверь?

Я способна самостоятельно принимать решения.

Я взрослая женщина, а не маленькая девочка.

У Мака стучало в висках. Слушая ее страстный монолог, он понял, что допустил серьезную ошибку. Она не давала ему ни малейшего повода для ревности. Тара, которую он так хорошо знал, всегда была искренна, открыта и честна с ним.

Она солгала ему сегодня только потому, что он сам вынудил ее к этому.

— Рэй отвез меня в клуб, потому что я его об этом попросила. Если танцы доставляют мне радость, как они могут повредить? Это часть меня, Мак. Тебе это не нравится? Я не могу просто сидеть дома и быть бледной тенью своего мужа.

Раньше я пыталась так жить, день за днем сидя дома, бросив все ради тебя, но не намерена повторять это. Мне нужно иметь свои радости.

— Так почему же, черт побери, ты не попросила меня отвезти тебя потанцевать?

— А ты согласился бы?

— Конечно, если бы был уверен, что это не принесет тебе вреда.

— Хорошо. — Тара прикусила губу и отвела глаза от его сильного, проницательного взгляда. — Возможно, в следующий раз я так и сделаю. Но ты должен доверять мне. И не должен так контролировать меня.

— Я слишком требователен? — Мак отпустил ее руку.

— Именно так. Раз ты сам это сказал…

— ..то пусть так и будет. — Наклонившись к ней, он пристально посмотрел ей в глаза.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Мое дело решать, а твое покоряться. — Неожиданно он шагнул к ней, поднял на руки и понес в спальню. Тара чувствовала себя во власти его непреодолимой силы и разрывалась между желанием вырваться или просто отдаться сладостным ощущениям.

— Отпусти меня! — Но даже ей самой это возражение показалось неубедительным.

Его голубые глаза блестели. Мак улыбнулся.

— Солнышко, я покажу тебе, что значит контролировать.

— Это игра, детка. Просто игра. Ты можешь освободиться, когда захочешь. — Ловкими движениями он с легкостью привязал ее запястья к спинке кровати шелковыми лентами.

Широко раскрыв глаза. Тара кивнула. Все ее тело пылало страстью, а его глаза дразняще смотрели на нее из-под длинных золотистых ресниц.

Он снял с себя футболку, обнажив мускулистый торс, и Тара замерла в мучительно-сладостном ожидании. Она вся горела. Но этой ночью Мак не собирался покорять ее сильно и быстро. Он намеренно растягивал время, и напряжение росло с каждым нежным прикосновением его пальцев, с каждым горячим прикосновением его губ к ее пылающему телу.

Подняв ее платье, он снял с нее тонкие черные трусики и отбросил их в сторону. Тара попыталась соединить ноги, но он осторожно раздвинул их, слегка покусывая внутреннюю часть бедра.

Наконец, она расслабилась, и он стал ласкать ее, а она извивалась, как будто желая освободиться. Но она совсем не хотела свободы. Эта медленная, сладкая мука была нужна ей, как воздух.

Задыхаясь от наслаждения, она чувствовала, что тает. Потолок вращался у нее перед глазами, в голове стучало, кровь кипела. Воздух вокруг них стал тяжелым и влажным, благоухающим страстью. Тара застонала, когда наслаждение достигло предела.

Содрогаясь всем телом, она почувствовала слабость, ее кожа стала влажной, а сердце стучало как у дикой птицы, вдруг вырвавшейся из неволи.

Неожиданно ее глаза наполнились слезами.

Они горячим потоком потекли по ее щекам. Освободив свою пленницу, Мак сжал ее в объятиях.

— Что такое, детка? Что-то не так?

— О, Мак… — простонала она, уткнувшись в его обнаженное плечо, наслаждаясь прикосновением к его упругому телу, вдыхая его сладостный, чувственный запах. — Это было великолепно.

Эти слова сломали последние преграды в его сердце. Прищурившись, он откинул волосы у нее со лба и нежно посмотрел в лицо жены.

— Я счастлив, что доставил тебе удовольствие.

Я люблю тебя. Тара. Кажется, я еще не говорил тебе об этом. Я люблю тебя, поэтому решил попробовать начать все с начала. Когда я увидел тебя в музее, время для меня словно повернуло вспять. Мое сердце так забилось, что, клянусь, я думал, что не выдержу.

— Я чувствовала то же самое, — призналась она.

Все ее существо наполнилось радостью от сознания, что Мак действительно любит ее. — Я не переставала любить тебя. Мак, все эти годы, что мы были в разлуке. Знаю, мне следовало быть более снисходительной к тебе. Мы должны были поговорить о том, что важно для нас обоих. Мы должны всегда обсуждать друг с другом то, что нас тревожит. Знаешь, когда мы расстались, мне даже не хотелось смотреть на других мужчин. Я и подумать не могла, чтобы завести близкие отношения с кем-то другим.

Мак слушал ее взволнованные, искренние признания и чувствовал, что больше между ними не будет непонимания. Весь груз старых ошибок и заблуждений был сброшен. Теперь их брак станет таким, о каком они оба мечтали, когда встретились впервые, и будущий ребенок укрепит его.

Мак никогда не забудет о потере их первого ребенка — Габриэля, но пережитое горе помогло ему понять, что он не хочет терять Тару. Теперь счастливое будущее, которое еще месяц назад было только в его мечтах, становилось более чем возможным. Вместе они воплотят его в реальность.

— Не представляешь, как ты меня успокоила.

Только одна мысль о том, что ты с кем-то другим…

— У тебя нет повода для ревности. Я никогда не предала бы тебя.

— Теперь я это знаю. И если честно, всегда знал.

— Немного ревности никогда не повредит, но я не хочу, чтобы ты плохо думал о Рэе. Я почти заставила его поехать в клуб. Весь вечер у него был такой несчастный вид! Он беспокоился, что ты скажешь.

— Возможно, я буду к нему великодушен. Улыбаясь, Мак потрепал Тару по щеке.

— И все же, — она поцеловала его в плечо, загадочно прищурившись, — думаю, нам придется пересмотреть твои «основные правила», и на этот раз я собираюсь внести некоторые дополнения…

— Я и не говорил, что изменения недопустимы.

— Докажи.

— С удовольствием. Ведь мы не закончили…

ЭПИЛОГ

Распахнув двери в зал заседаний, Мич Уильямс быстро оглядел лица присутствующих и остановил взволнованный взгляд на лице безупречно одетого мужчины во главе стола.

— В чем дело, Мич? — Зная, что друг не стал бы прерывать встречу с таким важным клиентом, если бы не собирался сообщить что-то важное. Мак проверил, включен ли его мобильный. Обычно во время деловых встреч он всегда выключал его, но на этот раз были особенные обстоятельства.

— Там Тара… — только и успел сказать Мич.

Мак уже подошел к нему, его красивое лицо выражало беспокойство.

— Что случилось? — Кровь стучала у него в ушах, он проклинал себя за то, что послушался жену, которая с утра умоляла его пойти на работу.

Тара уверяла, что с ней все будет в порядке и ему не о чем беспокоиться, потому что роды должны начаться не раньше следующей недели.

Она сказала, что проведет день у Бет, а уж тетя сможет позаботиться о ней.

— Она в приемной. Сказала, что у нее небольшие боли. — Мич нахмурился, у него был такой озабоченный вид, как будто это он, а не Мак вот-вот должен был стать отцом.

— В приемной? — воскликнул Мак, и все сидящие за столом с любопытством обернулись. — Какого черта она там делает?

Тара налила себе воды, скинула туфли и тут заметила Мака, буквально летящего через приемную ей навстречу. Она улыбнулась.

— Прости, что заставила тебя прервать встречу, но, когда ходила по магазинам, я неожиданно кое-что почувствовала.

Мак потряс головой, будто желая убедиться, что он в здравом уме и трезвой памяти. Ему не верилось, что его беременная жена, которая вот-вот должна родить, вдруг решила отправиться в Лондон за покупками.

— Ты в порядке? Что за черт, Тара? Ты ведь должна быть дома. Боже праведный, что за женщина!

Когда ты, наконец, станешь благоразумной?

Но Тара не обратила никакого внимания на его слова. Непринужденно пожав плечами, она сделала глоток воды, прежде чем ответить.

— Мне вдруг стало ужасно скучно. Очень захотелось выйти из дома.

— Ты же собиралась поехать к Бет. Она в курсе, что ты одна отправилась в Лондон?

— Не нападай на Бет. Питер пригласил ее на ланч, и я сказала, чтобы она непременно пошла. А чем сидеть дома и ждать ее возвращения, я решила съездить в Лондон. Купила несколько прелестных вещиц для малыша, и тут… — Ее симпатичное личико вдруг исказилось, она согнулась, обхватив руками свой большой живот под легким летним платьем. Сердце Мака чуть не выскочило из груди. Бросившись к ней, он поддержал ее одной рукой, а другой откинул волосы у нее с лица.

— Тара! Скажи мне, что с тобой. Ради Бога, Тара, не молчи!

— Кажется, малыш собирается появиться на свет.

— Что?

— Я говорю, что малыш собирается.., появиться на свет.

Мак не верил своим глазам — она улыбалась.

Не в силах вымолвить ни слова, он в оцепенении смотрел на жену.

— Без паники. У меня еще есть минут двадцать, прежде чем начнутся роды.

Мак кинулся к симпатичной рыжеволосой девушке за секретарским столом.

— Астрид, набери номер «Скорой»…

— Разве мы не можем поехать на твоей машине? — прервала его Тара. — До Портланда отсюда всего минут пять. «Скорую» вызывать ни к чему.

— Знаешь, ты просто сумасшедшая. — Он глядел в ее смеющиеся зеленые глаза и думал: если бы Господь даровал ему сотню жизней, ему и их не хватило бы рядом с этой женщиной.

В девять часов вечера Тара и Мак Симонсен стали гордыми родителями чудесной малышки.

Они назвали ее Бриджет в честь ирландской святой, покровительницы врачевания, поэзии и науки, потому что возлагали на эту девочку большие надежды. Мать маленькой Бриджет сказала, что, возможно, из нее выйдет знаменитая балерина. А отец, лишь взглянув на ее прекрасное детское личико, понял, что это вторая женщина, навсегда покорившая его сердце.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ