КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420438 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200641
Пользователей - 95541

Впечатления

pva2408 про Лойко: Аэропорт (О войне)

Киборгами воякыв называла скакло-американская пропаганда, а донецкие называли этих вонючих уродов, которые из ДАПа долбили 120 минометами по городу - ПИДОРГАМИ

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
каркуша про Кошкина: Как Розочка замуж выходила (Юмористическая фантастика)

Особенно повеселил ректор, которого все затрахали, но никто не кормил. А на карантина действительно можно сойти с ума...

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
nga_rang про Лойко: Аэропорт (О войне)

Нормальная книга. Пропаганды нет. У меня товарищ в ДАПе побывал. Рассказывал и про РФскую спецуру, и про трофейные калаши сотой серии, и про зажареных в подземных коммуникациях чеченцев. Для этих засранцев там вообще климат неподходящий был. Обстрелы артилерией из жилых кварталов, из какой-то толи церкви, толи монастыря, толи приюта содомитов московского патриархата. Спрашивайте у тех, кто через это прошёл, они больше знают чем остальные.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
кирилл789 про Стриковская: Тело архимага (Фэнтези)

сюжет интересный, но уж больно героев потрепало, хоть и прекрасно закончилось, поэтому моя личная оценка "хорошо".
любителям незакрученных в разваренную сосиську детективных историй - вэлком.)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Снежная: Свет утренней звезды (Любовная фантастика)

она, ггня, бежит так быстро, что лес сбоку смывается в ровно серое.
я онемел. это с какой же скоростью надо БЕЖАТЬ (!), чтобы деревья слились? ни на машине, ни на самолёте - НЕТ такой скорости!
и, пока она бежит, ей "мама говорит"! не кричит громко, не бежит рядом, потому что, когда окружающее сливается, то бежать-то надо быстрее скорости звука! а мать её ей - "говорит"!
афторша, чем колетесь?
и знаете, что говорит мама? что коххары приедут, а твоя морда выглядит, как у сарны. всё всем понятно? прямо первым предложением в "шедевре" это и идёт: про коххаров (это кто???) и сарн (а что что???).
и тут, психушка-ггня понеслась ЕЩЁ БЫСТРЕЕ! гиперзвуком, что ли?
а я файл закрыл. душевное здоровье важнее, нечего тратить время: искать логику в фантазиях больных, своя крыша уедет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Лойко: Аэропорт (О войне)

Весьма спорно. И насчёт стойких киборгов, и насчёт орков...
Спрашивайте у донецких, донецкие чуть больше знают, чем все остальные.
В целом - пропагандонская херня.

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
кирилл789 про Стриковская: Практикум для теоретика (Фэнтези)

шикарно.)
кстати, коллеги, каждая книга серии - закончена (ну, кроме девушки с конфетами)).

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Истребители Люфтваффе в небе СССР. Операция «Барбаросса» июнь – декабрь 1941 г. (fb2)

- Истребители Люфтваффе в небе СССР. Операция «Барбаросса» июнь – декабрь 1941 г. (а.с. Война в воздухе-138) 6.7 Мб, 69с. (скачать fb2) - С. В. Иванов

Настройки текста:



С. В. Иванов Истребители Люфтваффе в небе СССР. Операция «Барбаросса» июнь – декабрь 1941 г. (Война в воздухе – 138)

«Война в воздухе» №138, 2005 г. Периодическое научно-популярное издание для членов военно-исторических клубов. Редактор-составитель Иванов С. В. При участии ООО «АРС». Лицензия ЛВ №35 от 29.08.97 © Иванов С. В., 2004 г. Издание не содержит пропаганды и рекламы. Отпечатано в типографии «Нота» г. Белорецк, ул. Советская, 14 Тираж: 300 экз.

Введение

Три пилота из Erg.Gr.JG 54 осенью 1941 года. Слева унтер-офицер Карл Шнорер, который воевал в составе 1./JG 54. Свою первую победу одержал 13 декабря, а всего к концу войны он одержал 46 побед. Самолет на заднем фоне несет эмблему Erg. JG 54 на капоте двигателя.


Когда Адольф Гитлер решил провести операцию «Барбаросса» (атаку против Советского Союза) он преследовал две основные цели – уничтожение «цитадели коммунизма» и расширение «жизненного пространства» для немцев.

В ходе подготовки к вторжению на советско – германской границе были сосредоточены 3.6 миллионов солдат и офицеров, 60 тысяч бронеавтомобилей, 3600 танков и около 3000 самолетов «первой линии». На момент начала вторжения рейхсмаршалл Герман Геринг располагал самими эффективными воздушными силами мира. Летчики Люфтваффе обладали опытом гражданской войны в Испании, «Битвы за Британию» и «Блицкрига», а на вооружении состоял один из лучших истребителей того времени – Bf 109F-4.

В то же время ВВС РККА были обескровлены сталинскими чистками и состояли из 20 тысяч самолетов, включая 11500 истребителей – в основном истребители И-153, И-16 и бомбардировщики СБ-2. Истребители нового поколения – МиГ-3, ЛаГГ-3 поступили на вооружение только недавно и не в полной мере были освоены личным составом. Кроме того, крупным недостатком советской авиации была полное отсутствие на самолетах радиооборудования.

Летный состав был напуган многочисленными чистками и поэтому не проявлял нужной инициативности в воздушном бою. Кроме того, примерно 91 процент командного состава советских ВВС находился на своих должностях менее полугода.

Кроме того, советские наставления по воздушному бою были крайне устаревшие и базировались на тактике троек, в то время как немцы уже перешли на пары. Советским летчикам предписывалось совершать вылеты методом патрулирования, в то время как немцы практиковали вылеты на «свободную охоту».

На 21 июня 1941 года большинство боевых самолетов ВВС РККА базировалось на западной границе. Вся авиация была в фронтовом подчинении, а именно:

– ВВС Северного и Северо-западного фронта, развернутые на финской границе и прибалтийских республиках;

– ВВС Западного фронта – на территории, оккупированной после падения Польши;

– ВВС Юго-Западного фронта – на северо-западе Украины;

– ВВС Южного фронта – на юго-западной Украине;

Кроме того, собственной авиацией располагая Северный, Краснознаменный Балтийский и Черноморский флоты. А еще была и дальнебомбардировочная авиация.


Bf 109F-2 «Желтая 2», лейтенанта Эриха Виенбахна, 3./JG 51. Самолет сфотографирован 21 июня 1941 года, перед самым началом «Барбароссы». Через несколько недель, 13 июля Виенбах был ранен и в Россию больше не вернулся. Позже летал в составе JG 50.


Новые Bf 109F перед отправкой в 3./JG 51, Манхейм, начало 1941 года. Самолет на заднем плане имеет код «коричневая 3». Ни на одном из самолетов нет эмблем группы.

22 июня 1941 года

Операция «Барбаросса» началась в первые часы 22 июня 1941 года с массированной атаки Люфтваффе на 31 основных советских аэродромах на протяжении от Балтийского до Черного моря. Кроме того, что атака была внезапной большинство аэродромов было в стадии строительства, что только облегчило задачу немецким летчикам.

В налетах на аэродромы участвовали и Bf 109, летчики которых сбрасывали бомбы SD-2 на стоянки советских самолетов. Результаты были просто потрясающие – так, четверка «мессершмиттов» во главе с штафелькапитаном 4./JG 27 обер-лейтенантом Густавом Роделем заявила об уничтожении не менее 45 советских самолета за один вылет, а та же JG 51 заявила о 129 самолетах, уничтоженных на земле. Однако это были только первые вылеты – уже к середине дня истребители перевели на эскортирование «штук» и «свободную охоту».

Первоначальный советский ответ был спорадическим и некоординированным, однако весьма ожесточенным. Так, германские летчики впервые столкнулись с таким чисто русским способом ведения воздушного боя как таран. Именно так был сбит майор Вольфанг Шельманн из JG 27 – и хотя летчик смог уцелеть, тем не менее, был расстрелян на земле. Несмотря на значительные потери, советские военачальники немедленно отправили против захватчиков волны СБ и ДБ-3.

В некоторых случаях летчики смогли нанести потери наступающим германским войскам, однако в основном эти вылеты были самоубийственными и бомбардировщики гибли «пачками». Не имея радиостанций советские экипажи ориентировались на ведущего, становясь легкой добычей для истребителей.

Потери бомбардировочных частей были просто катастрофическими – так 39 бап потеряли все 18 СБ, которые пытались атаковать немецкие войска, форсирующие реку Буг. А летчики 1I./JG 53 смогли сбить восемь Со из состава 40 сбап. Правда, был сбит гауптман Гейнц Брётнутц. Летчик смог совершить вынужденную посадку в Литве, был спрятан местными жителями и был спасен наступающими немецкими частями через четыре дня.

Тем не менее началась гангрена и врачи даже ампутировав левую ногу не смогли спасти жизнь аса с 37-ю победами.

«Избиения» советских бомбардировщиков продолжились и в 09:30, когда лейтенант Гейнц Бэр и его ведомый оберфельдфебель Гейнрих Хофемейр вылетели на сопровождение поврежденного Не- 111. В районе Сиедлицы они обнаружили 25 – 30 СБ без истребительного прикрытия. Два немецких пилота немедленно атаковали и в итоге Хофемейр сбил четыре бомбардировщика (однако вышел из боя после ранения в левую руку). Бэр сбил двух (это его 19-я и 20-я победы) до того, как в район подошли пилоты JG 51, которые сбили еще шесть бомбардировщиков. В этом же бою Вернер Мёльдерс заявил о четырех победах, доведя свой счет до 72 (без учета побед в Испании).

Таким образом, в событиях 22 июня Люфтваффе сыграли ключевую роль в разгроме советских ВВС. Всего за первый день войны по немецким данным было уничтожено 1489 советских самолетов на земле и 322 – в воздухе. По советским данным около 800 самолетов были уничтожены на земле и 336 в воздухе. Эти цифры реально отражали превосходство немецких летчиков. Собственные потери составили 111 самолетов, потерянных в ходе боевых действий и еще 61 было разбито в результате аварий.


Bf 109F-2 «Желтая 1» сфотографирован в Мончи Бретон (Франция) в мае 1941 года. На нем летал обер-лейтенант Гейнрих Саннеманн из 6./JG 3. До войны на Востоке Саннеман одержал три победы.



Еще две фотографии самолета Саннеманна, сделанные в Мариуполе 12 июля 1941 года сразу после возвращения с боевого вылета. Хорошо видно, что только бронестекло спасло летчику жизнь. Обратите внимание что капот двигателя камуфлирован. Саннеманн одержал свою 11-ю победу 8 августа.

Борьба за господство в воздухе

После 22 июня 1941 года командование 1-го и 2-го Воздушных Флотов продолжило атаки советских аэродромов, уничтожив еще около 1357 самолетов 23 и 24 июня. Кроме того, ударам с воздуха подверглись позиции советских войск как в местах расположения. так и на марше. Немецкие танковые группы прорвали советскую оборону и стали расчленять противника на части. В условиях очень слабого противодействия в воздухе 23 июня истребительные части 2- го ВФ стали снова привлекаться для штурмовых действий.

На северном участке фронта истребительные части JG 54 и 4. и 5./JG 53 несмотря на то, что нанесли серьезные потери авиации Прибалтийского военного округа начиная с 23 июня столкнулись с серьезным сопротивлением. Так, 23 июня десять советских бомбардировщиков СБ бомбили Кёнигсберг, а в 10:00 16 таких же машин атаковали аэродром Гумбиннен в Восточной Пруссии. Правда, они были перехвачены истребителями Stab и I1./JG 54 и ни один самолет не вернулся на свои аэродромы. Не менее через два часа девятка пилотов 7./JG 54 под командованием штаффелькапитана оберлейтенанта Ганс-Эккехардом Бобом атаковала десять СБ севернее Каунаса. Все СБ были сбиты, причем два из них пошли на счет лейтенант Макса-Гельмута Остермана. Последний бомбардировщик – ведущий группы- был сбит Бобом, но и сам истребитель был сбит огнем стрелка. Летчик смог совершить вынужденную посадку и вернулся на свой аэродром через два дня.

Всего JG 54 заявила о 39 победах за второй день «Барбароссы», причем день отмечен ошибкой летчиков и случайно атаковали пятерку Ю-88 из состава KG 76 и KG 77. В результате один из бомбардировщиков был сбит. После обеда «отквитались» и стрелки «Юнкерсов», сбив унтер-офицера Вальтера Пуреггера из 5./JG 54 (причем летчик погиб).

С получением подкреплений ВВС Западного фронта стали проявлять активность, начиная с 24 июня. Истребители 43 НАД, частично уничтоженные в первый день войны, стали осуществлять ПВО Минска. Так, шестерка И-16 из состава 163 И АП, ведомые старшим лейтенантом Захаром Плоткиным атаковали 27 Ю-87 из II. и III./ St.G. 1 и за несколько минут сбили шесть пикировщиков. Не отставали и советские бомбардировщики, которые стали значительно чаще появляться над танковыми клиньями.


22 июня майор Волъфанг Шельмами, командир JG 27 (на фото еще в звании гауптмана) столкнулся с И-16 (по другим данным с И-153), выпрыгнул из своего Bf 109Е-7 над советской территорией. Попал в плен и был расстрелян.


Майор Вольфанг Шельманн, командир JG 27 (слева) на встрече с генералом фон Рихтгофеном. Кроме того, на фото видны гауптман Макс Добислау, командир III.JG 27 и его адъютант – обер-лейтенант Крипенкольх.


Как 27-я эскадра в первый день войны потеряла своего командира, так и II.JG 53 потеряла своего командира гауптмана Гейнца Брётиюца (фотография весны 1941 года). На момент начала войны на Востоке в его активе было 32 победы (без учета побед в Испании). 22 июня после того как он сбил СБ (33-я победа) его самолет был поврежден и совершил аварийную посадку. Планировалось даже организовать спасательную операцию чтобы освободить столь популярного летчика. В реальности его укрыл местный фермер и вскоре передал наступающим частям Вермахта. Однако из-за невозможности оказания помощи у него началась гангрена и 27 июня он умер в госпитале. Похоронен в Инстербурге 1 июля.

«Рата» это трудный оппонент…

Вальтер Штенгель, 6./JG 51

Перед началом «Барбароссы» на моем счету было всего две победы. Наш Коммодор Вернер Мёльдерс сказал, что вскоре все изменится. В 04:30 21 июня 1941 года мы поднялись всей 6./JG 51в своей первый вылет в России. Мы все еще видели поезда, которые шли как на восток, так и на запад, так и русские аэродромы с большим количеством самолетов. В этом вылете мы не столкнулись с вражескими истребителями, это произошло через два часа.

Мы быстро позавтракали, пока перевооружали и дозаправляли наши самолеты. Около 07.30 мой 6-й штаффель столкнулся со звеном вражеских самолетов и по крайней мере два наших летчика сбили по одной «рате», которые стали первыми победами для II./JG 51 на новом фронте. Мы приземлились только для того чтобы взлететь на следующую миссию. Этот первый день был типичным и для следующих, когда мы еле успевали за наступающими наземными частями.

Мы пришли к выводу, что «рата» очень тяжелый противник, даже если воюет в меньшинстве. Тем не менее первые восемь дней на Восточном фронте были очень легкими для нас – счет моих побед рос очень быстро – только вот было 18, уже 20, вот 25, уже 30.

Большинство вылетов мы совершали на низкой высоте. В России я был сбит три раза, каждый раз совершал вынужденные посадки, всегда на ничейной территории, 18 раз я возвращался с боевыми повреждениями. Потому что мы летали низко русские стреляли в нас из всего что только можно, в то время как летая в Британии мы боялись только тяжелых зениток. В декабре 1941 года мы остановились и зиму 1941\42 гг я был в Брянске, практически полностью окруженном партизанами.

Мы чувствовали, что разворачивается масштабная драма…

Ханнес Траутлофт, JG 54

На аэродром я попал в 02:30, было еще темно. Тем не менее, на аэродроме кипела активность. На стояке одновременно запускались 45 двигателей, и шум стоял невероятный. Выхлопные огни создавали какофонию из цветов, травы, масла и бензина. На востоке начало светать и вскоре мы услышали первых пташек. Каждый на аэродроме думал, что наступает утро исторического дня.

Вскоре мы занят места в кабинах наших истребителей. Металлическое сидение было холодным. Механик пожелал мне удачи и захлопнул фонарь. Как гром заработал двигатель. Как всегда перед боевым вылетом мои ладони стали влажными, а температура тела повысилась. В 02:50 мы взлетели. Согласно приказу, все Geschwader из состава 1-го Воздушного флота должны были пересечь границу в 03:00. В 03:05 огонь открыла артиллерия, и по всему фронту мы увидели вспышки. В этот момент родился Восточный фронт. Мы все чувствовали, что разворачивается масштабная драма, этой дверью открывается новая фаза в истории, которая станет определяющей для нас всех.

Мы полетели в направлении Ковно. Все пилоты нервничали. У всех был один вопрос: какие действия предпримут русские? Будет ли наша атака внезапной? Как поведут себя русские истребители в бою? Имеют ли наши самолеты преимущество? Вместе с восходом солнца мы оказались в районе аэродрома Ковно.

Наши бомбардировщики уже атаковали этот аэродром, бомбы попали в середину находившихся самолетов. Тем не менее, два истребителя все таки взлетели, но исчезли быстрее чем мы смогли что-то предпринять. Воздушного боя не случилось. Мы стали разворачиваться обратно. На земле горели сотни пожаров, дым от которых практически застилал горизонт.

Русские не были готовы для отражения первой, внезапной атаки и большинство их баз были атакованы без сопротивления. Вскоре ситуация изменилась и наши базы в Герлиндене и Линдентале стали сообщать, что на запад идут десятки советских бомбардировщиков. Как только самолеты вошли в воздушное пространство Восточной Пруссии дежурная эскадрилья перехватила группу из 26 СБ и сбила 17 из них. Повсюду мы видели парашюты и горящие самолеты. Остальные самолеты противника стали панически разворачиваться на обратный курс. Мы совершали боевые вылеты в течение всего дня, каждый пилот выполни7 по семь вылетов. Эскортирование бомбардировщиков, атаки с низких высот и прочее, прочее. Уже к полудню мы контролирован! все воздушное пространство в нашем районе. Ни одного русского истребителя мы не увидели.

Во время очередного вылета после обеда, мы внезапно атаковали группу бомбардировщиков СБ в количестве 50-60 машин. К сожалению, из-за малого количества топлива мы смогли совершить всего две атаки. Первая была неудачной, но время второй я смог зажечь правый двигатель одного из бомбардировщиков перед собой. Самолет стал освобождаться от бомб, но взорвался в воздухе. При развороте мы встретили серьезное сопротивление стрелков. Бомбардировщики ушли к югу, а мы стали уходить домой. По радио мы навели своих коллег, которые сбили еще 11 самолетов. Один из наших Me 109 был поврежден и у него не выпустилось шасси. В итоге летчик совершил благополучную посадку и через час снова поднялся в воздух. Один из летчиков потерялся входе одного из вылетов, но в конце дня мы узнали, что он приземлился в Лицманнштадте.

Уже перед самым заходом солнца мы выполнили свой последний вылет в направлении Schaulen, но без контакта с противником. Мы прошли над нашими войсками в пол- пути от Ковно до Schaulen. Повсюду поднимались черные дымы. После последнего вылета мы отправили доклад в штаб Воздушного флота. Наш Geschwader уничтожил 45 самолетов противника в воздухе и 35 на земле. Мы очень устали и наше тело требовало отдыха. Только около полуночи мы смогли уснуть, однако проспали всего два часа после чего пошли готовиться к следующему боевому дню.


В ходе первых дней войны Люфтваффе уничтожило большое количество советских самолетов на земле.


Естественно, что с ними стали активно бороться летчики Люфтваффе. В одном из вылетов Bf 109Е из III./JG 27 были вызваны для прикрытия частей 4-й танковой группы, попавших под бомбежку. В коротком бою из 27 ДБ-3 из состава 53 ДБАП семь были сбиты. Интересно, что по советским документам потери были еще большими – девять самолетов (причем восемь были отнесены на счет атаки истребителей).

Похожие события развивались и южнее – над колоннами 2-й танковой группы, когда обер-лейтенант Карл-Гейнц Шнелль из 9./JG 51 смог сбить семь СБ, причем четыре за четыре минуты! Еще шесть вражеских бомбардировщиков пошло на счет его коллеги – лейтенанта Оттмара Маурера. Всего за этот день летчики JG 51 заявили о 57 победах (все – бомбардировщики СБ).

25 июня фактически советский Западный фронт перестал существовать, когда танковые клинья группы армий «Центр» разорвали советскую оборону в нескольких местах. Летчики Stab II. III./JG 27 и III./JG 53 с трудом поспевали за наступающими частями. Так, 24-го числа большинство немецких истребителей на этом направлении было перебазировано на большой аэродром Вильнюс.

В воздухе по прежнему советские бомбардировщики предпринимали самоубийственные атаки без истребительного прикрытия группами по 10-20 СБ и ДБ-3. В этот день немецкие летчики, летавшие с Вильнюса, сбили 54 бомбардировщика, потеряв единственный Bf 109. Из этого количества побед на счет Stab и III./JG 53 пошли 30 побед (лучший летчик дня – майор Гюнтер фон Мальтзах – четыре победы), II./JG 27 – 24 победы (лейтенант Густав Ланганке – семь побед). На юге JG 51 заявила о 68 сбитых СБ, шесть из которых пошли на счет обер-лейтенант Ганса Кольбова. Подготовка советских стрелков была не на высоте, поэтому на их счет пошли буквально считанные сбитые «мессеры», остальные были списаны на небоевые потери. Так, 24 и 25 июня из состава JG 51 по разным причинам были списаны 18 Bf 109.


Однако напряженность первых дней войны очень скоро стала сказываться на боеготовности истребительных частей – из тыла просто не успевали подвозить запасные части и вскоре даже из-за незначительной поломки самолеты были прикованы к земле. Уже после недели боев на Восточном фронте количество боеготовых самолетов в составе 1,2 и 4 ВФ уменьшилось с 1939 до 960. И на фоне того, что германская авиапромышленность лишь незначительно увеличила выпуск боевых самолетов – так, если в первой половине 1941 года в месяц выпускалось 156 самолетов, то во второй – всего 243. Это является ярким свидетельством того, что Германия фактически была не готова к войне на два и более фронтов и нападение на СССР было авантюрой.

Еще более тяжелая ситуация была в советских ВВС. Потери были просто ужасающими – так, для ударов по наступающим частям Вермахта были привлечены экипажи дальнебомбардировочной авиации, однако экипажи без истребительного прикрытия были фактически обречены. Так, только за 26 июня ДБА потеряла 43 ДБ-3. А с быстрой оккупацией Минска фактически ВВС Западного фронта были уничтожены. В условиях окружения примерно 400-тысячной группировки советское командование 26-го числа бросило последние резервы в район немецкого моста через реку Березина в районе Бобруйска. Главной ударной силой были оставшиеся в строю бомбардировщики. Первыми их встретили зенитчики из Flakregiment 10, а затем в бой вступили Bf 109 из JG 51, которые за шесть минут смогли сбить 22 советских бомбардировщика, которые пытались атаковать аэродром базирования эскадры. Всего за этот день летчики эскадры заявили о 113 победах при собственных пяти потерях. В этот день Мёльдерс довел счет своих побед до 82, а гауптман Герман-Фридрих Попиненн – до 52-х. Этот день был примечателен и тем, что впервые счет побед JG 51 перевалил за 1000. причем 400 побед были одержаны на Восточном фронте после 22 июня.


Остатки трех И-16 н СБ на захваченном советском аэродроме. Сцепа на одном из аэродромов базирования JG 51.



На аэродроме базирования JG 54 хорошо видны самолеты новых типов, так и не взлетевшие в воздух.


Остинки Ар-2 ни одном из аэродромов базирования II./JG 54. На заднем плане Bf-109F-2 «Белая 6» из состава 4./JG 54


Офицеры 7./JG 54, сфотографированные на аэродроме Шлоссберг, недалеко от Инстенбурга 22 июня 1941 годи. Слева направо: лейтенант Питер-Фердинанд фон Малаперт-Невиллк, лейтенант Гельмут Биедербик, лейтенант Макс-Гельмут Остерман и предположительно лейтенант Лейстер.


Мёльдерс и генерал Гудериан на совещании в конце июня – начале июля 1941 года. На заднем плане гауптман Герман- Фридрих Иопппиен, которым стал командовать I./JG5118 октября 1940 года.


Похожие события разворачивались над группой армией «Север» в последние дни июня, когда Красная Армия не смогла противодействовать переправе частей 4-й танковой группы через Даугаву. Как и в Беларуси бомбардировщики СБ и ДБ-3 безуспешно пытались бомбить мосты, что привело только к катастрофическим потерям. Так, летчики JG 54 записали себе 65 сбитых бомбардировщика (реально 43) при потере пяти самолетов и двух летчиков.

По советским данным (вероятно неполным) с 22 июня по 1 июля потери составили 1669 самолетов. Учитывая слабое противодействие в воздухе командование Люфтваффе смогло перебросить часть сил на север чтобы эффективнее поддерживать продвижение к Ленинграду, a II./JG 27 вообще вывели в Северную Африку.

Потери наземных частей Красной Армии были весьма ужасающими – так, до 9 июля частями армии группы «Центр» в плен сдались 300 тысяч солдат и офицеров, было захвачено 3332 танка и 1809 орудий. Потери советской авиации оценивались в 6223 самолета, из которых 1900 было сбито в воздухе.

Наступление через Прибалтику

К 30 июня 1941 года ВВС Северо-Западного фронта, которые прикрывали всю территорию бывших прибалтийских государств, потеряли 900 самолетов, из которых 425 были сбиты в воздушных боях. Несмотря на столь незначительные по сравнению с остальными направлениями потери ВВС фронта и слабые ВВС КБФ не смогли остановить продвижение немецкой 4-й танковой группы, которая 2 июля переправилась через Даугаву и стремительно развивала наступление в северо-западном направлении. С 4 по 6 июля советские ВВС попытались провести серию крупномасштабных операций, однако цели своей не достигли.

За эти три дня немецкие летчики заявили о 121 победе, отличился гауптман Дитрих Храбак из II./JG 54, который 5 июля достиг 300-й отметки побед. С советской стороны 2 и 14 сад доложили только о 60 потерях в период с 4 по 9 июля.

Однако отойдя от первого шока советские летчики тоже стали оказывать сопротивление. Так, 6 июля тройка И-16 из 154 И АП смогла сбить три Bf 109 без потерь со своей стороны. А на следующий день в боях были сбиты или повреждены 11 Bf 109 из JG 54, причем погибли шесть летчиков, в том числе гауптман Арнольд Лигниц (записан пропавшим без вести).

6 июля обер-лейтенант Гейнц Ланге во время атаки новейших Пе-2 был сбит. На своем Bf 109F-2 “черная 5”, W.Nr. 6781 он смог совершить аварийную посадку. Примерно в это же самое время стрелками СБ (по всей видимости из состава 202 СБАП) был поврежден Bf 109F-2, “черная 3”, W.Nr. 6788 лейтенанта Эрвина Лейкауфа. Летчик смог совершить вынужденную посадку и на его поиски вылетел гауптман Лигниц на Bf 108. Вскоре ему удалось найти и эвакуировать летчика.

Всего командование 1 ВФ заявило о 487 советских самолетах сбитых в воздухе и 1698 уничтоженных на земле за период с 22 июня по 13 июля. Однако как уже указывалось и боеготовность немецких истребительных частей была невысокая – так, на 9 июля в 1I./JG 54 из 40 истребителей только пять могли подняться в воздух, а общее количество боеготовых самолетов в 1 ВФ оценивалось в 350 самолетов (ради объективности отметим, что на тот момент им противостояло 1300 самолетов ВВС Северо- Западного, Северного фронтов и ВВ КБФ[ * – правда в этот состав включены несколько сотен самолетов, развернутых вдоль советско-финской границы ].


По Женевской конвенции 1929 года все европейские страны гарантировали военнопленным гуманное обращение. Из-за того что СССР не подписал эту Конвенцию на бывших бойцов Красной Армии оно не распространялось. Поэтому из 5.7 миллионов попавших в плен, не менее 3 миллионов погибло из-за голода, холода и непосильной работы. А по возвращению из немецких лагерей их ждали сталинские. На этой фотографии советские военнопленные помогают строить переправу в июле 1941 года. Сколько из них доживет до конца войны….


Bf-109E из 7./JG 27 «скозлил» на одном из советских аэродромов.


В первые дни войны JG 27 потеряла несколько летчиков, в том числе фельдфебеля Фридриха Гримпе (на фото он еще в звании унтер- офицера), погибшего в бою 28 июля. В этот день летчик одержал свою третью победу.



Разрушенный Bf 109Е «Белая 3» из состава 7./JG27 лейтенанта Рольфа Сеёца сфотографирован 1 августа 1941 года. Судя по повреждениям самолет поврежден в результате советской бомбардировки. Обратите внимание на нестандартный камуфляж нижних поверхностей.


Гауптман Йозеф Фозо стал командиром II./JG 51 21 февраля 1941 года и на момент начала войны на Востоке имел в своем активе 15 побед на Западном фронте и 3 в Испании. 11 июля 1941 года Фозо одержал свою 24-ю победу, но его самолет Bf 109F-2, W.Nr. 12836 был поврежден и летчик пошел на вынужденную посадку. После лечения от полученных ран, Фозо вернулся на фронт в мае 1942 года как командир I./JG51.


К середине июля танки группы «Север» прошли Литву и Латвию и вошли на территорию Эстонии, однако темп наступления уменьшился из-за растянутых линий снабжения. Этим воспользовалось советское командование, нанеся ряд контрударов. 14 июля 11-я армия контратаковала 4-ю немецкую танковую группу западнее острова Ильмень. Это контрнаступление было поддержано 235 самолетами ВВС Северного округа под командованием генерал-майора Александра Новикова. Части 8-й танковой дивизии оказались окруженными, а в целом группе пришлось отойти. Кроме того, аэродромы базирования германской авиации подверглись эффективным ударам Пе-2: так, только в результате налета одного такого бомбардировщика на аэродром Псков погибло несколько и ранены десятки человек наземного персонала II./JG 53. Хотя немецким частям удалось выйти из «котла» всем стало понятно, что блицкриг на северном участке фронта окончился.

А всего с 22 июня по 19 июля Люфтваффе заявило о 774 потерянных самолетах (из них 216 – истребители) и 510 (187-истребители) были записаны в поврежденные.


Обер-лейтенант Карл-Готфрид Нордманн из IV/JG 51 вернулся из боевого вылета. Его Группа была сформирована в феврале 1941 года из 1./JG 77.



Гауптман Дитрих Храбак покидает кабину трофейного МиГ-3. На переднем плане обер-лейтенант Ганс Филипп из 4./JG 54.


Bf 109F-2 «Коричневая 5» из 12./JG 51 после аварийной посадки на одном из советских аэродромов. На фюзеляже видны следы пулевых попаданий. По всей видимости это один из четырех самолетов, потерянных в авариях 24 июня 1941 года.



На этом Bf 109F летал гауптман Герман-Фридрих Йонпиен, командир I./JG 51. До своей гибели гауптман Йонпиен (слева, смотрит карту) 25 августа 1941 года успел одержать 70 побед, однако никаких отметок побед на самолете не видно.


Гейнц Шуманн начал воевать в Испании, одержал пять побед в ходе «Битвы за Британию» и одну в начале 1941 года. В России ленки в составе I./JG 51, одержал 12 побед с 22 июня но конец июля. На этой фотографии летчик запечатлен на фоне Bf 109F в варианте истребителя-бомбардировщика с четырьмя подвешенными под центропланом 50-кг бомбами. В декабре 1942 года Шуманн был переведен в 10.(Jabo)/JG 2 и с успехом участвовал в уничтожении английского судоходства в Канале.


Bf 109F-2 «Желтая 4» (внизу) сфотографирован на аэродроме Себесая 12 июля 1941 года. Летал на нем лейтенант Ганс Бейссвенгер из 6./JG 54 (слева). Летчик отличился во время балканской кампании, сбив 7 апреля «Харрикейн». Пропал без вести в очередном вылете 26 сентября 1942 года. На тот момент на его счету было 47 побед.


Офицеры JG 54: слева обер-лейтенант Рейнхард Зеллер, гауптман Дитрих Храбак, майор Ханнес Траутлофт и обер-лейтенант Ганс Филипп.


13 июля 1941 года обер-лейтенант Герхард Людвиг из Stab I /IG 54 погиб в авиакатастрофе. Как и многие немецкие солдаты Второй Мировой войны он был захоронен в примитивной полевой могиле.


На момент начала войны на Востоке майор Гюн тер Лютцов командовал JG 3, имея на своем счету 18 побед. 20 июля был награжден Дубовыми Листьями за 40 побед. Слева на фото его адъютант – обер-лейтенант Рудольф фон Ментзинген (погиб 10 августа недалеко от Новая Гребля под Киевом).


Bf 109F-2 из состава 1I./JG 54 на одном из советских аэродромов. Эмблема группы под кабиной закрыта стволом дерева.

На Украине

Не менее важным направлением наступления Вермахта чем северное, было наступление в направлении Москвы, которую осуществляли части армии группы «Центр». Непосредственно на Украине действовали части армии группы «Юг», которые наступали вглубь Украины. Эта армия поддерживалась частями 4 ВФ, дислоцированными в нейтральной на тот момент Венгрии. Из своих позиций в южной Польше, I-я танковая группа при поддержке V. Ftiegerkorps начала наступление в направлении Киева. Южнее наступали 11- я германская армия и части румынской армии, которые поддерживали IV. FIiegerkorps (из истребительных частей стоит назвать Stab, II. и 111./JG 77, I.(J)/ LG 2 и румынская авиация.

На украинском направлении части ВВС Юго-западного фронта (преобразованные из ВВС КОВО) уже с первых дней оказали противнику упорное сопротивление. Не отставали и немецкие летчики – так, 23 июня только JG 3 заявило о 38 победах, преимущественно СБ и ДБ-3. За этот же день летчики поддерживающие южное направление заявили о 16 победах при одной собственной потере.

Наиболее серьезное сопротивление оказала советская авиация в Бессарабии – так, 24 июня советские бомбардировщики смогли нанести серьезные потери 1-й танковой группе, при том, что II./JG 3 смогла одержать всего три победы при потере двух своих летчиков. Из состава 1I./JG 77 был сбит и погиб фельдфебель Отто Кёхлер.

В Румынии основной задачей III./JG 52 стало прикрытие румынских нефтяных месторождений. На вооружении подразделения состояли старенькие Bf 109Е. поэтому то его и оставили для выполнения функций ПВО. Но уже 24 июня 36 советских бомбардировщиков из состава ВВС ЧФ атаковали румынские нефтяные поля и аэродром в Констанце. В первой атаке советским бомбардировщикам удалось избежать потерь, зато во время второго налета в этот день их ждали. Летчики группы смогли сбить 32 СБ и ДБ-3 и повредить еще 10 буквально за несколько минут. Свою первую победу одержал впоследствии лучший эксперт группы унтер-офицер Герхард Копнен.

Примерно в это время V. Fliegerkorps был усилен I.(J)/LG 2, Stab и I./JG 53, которые значительно усилили прикрытие частей 1-го танковой группы. А воздействие с воздуха с каждым днем только возрастало – уже 25 июня советские бомбардировщики совершили около 780 вылетов в район Броды, уничтожив 30 танков, 60 бронемашин и 16 артиллерийских орудий. Но оплачено это было слишком высокой ценой – только одно звено II./JG 77, ведомое обер- лейтенантом Вальтером Хёкнером смогло сбить 10 из 12 СБ. причем восемь машин сбил сам Хёкнер.


Два пилота III./JG 77 на аэродроме Яссы в июле 1941 года. На заднем плане Bf-109F- 4 «Белая 8».



Самолеты, на которых летал гауптман Дитрих Храбак, командир II./JG 54. Храбак одержал 16 побед на Западе и на Востоке увеличил их количество до 24. До конца года находился на штабной работе, в 1942 году снова поднялся в воздух, значительно увеличив свой боевой счет.



Обер-лейтенант Курт Сохацки из 7./JG 3. Австриец но происхождению Курт наши свою карьеру летчика истребителя в Испании. В России был сбит 16 июля, но через несколько часов вернулся на свой аэродром. 3 августа 1941 годи ас с 38 победами был таранен советским истребителем и попал в плен. На фотографии летчик сфотографирован со своим механиком на фоне «Белая 1» во Франции незадолго до начала войны на Востоке.


Внизу: Bf 109Е Герберта Ихлефельда в России. На самолете под кабиной нанесена эмблема I.(Jagd)/LG 2 и ни киле отметки побед. Слева: более детальное фото киля. Согласно фото последняя 47-я победа одержана 12 июля 1941 года.





Невероятное количество побед в первые недели воины на Востоке потребовало пересмотреть критерии награждения. Так, если до этого Ritterkreuz награждали за 20 побед, то вскоре повысили планку до 25, а затем и до 30. На этой фотографии слева изображен обер-лейтенант Роберт Олейник, который был награжден за 20 побед 3 июля 1941 года. На фото внизу хорошо видны 20 отметок побед Олейника. 14 августа в бою с И-16 самолет Олейника был поврежден и летчик совершил вынужденную посадку недалеко от Васильевки.


Вальтер Оезау (справа) с генералом Робертом Риттером фот Греймом, командиром V Fliegerkorps.


Гауптман Франц фот Вера из I./JG 53 на фоне трофейного И-16.


Всего за 25. 26 и 30 июня истребители 4 ВФ заявили о 380 победах, собственные потери за этот же период оценивались в 15 машин, однако после недели боев в строю той же 11./JG 3 из 32 осталось всего 20 машин.

Самым результативным пилотом 4 ВФ в это время был гауптман Вальтер Оезау, награжденный Рыцарским Крестом с ветвями за «Битвы за Британию» он с 22 по 30 июня увеличил счет своих побед с 42 до 50.

Значительно увеличилось количество его побед и в начале июля. Сослуживец Оезау обер-лейтенант Курт Сохацки был еще одним результативным пилотом – к 9 июля счет его побед составлял 18.

Всего с 22 июня по 5 июля 1941 года советские части противостоящие 4 ВФ потеряли 1218 самолетов, однако такие потери были некритичными, так как из глубинных районов СССР самолеты шли на фронт практически непрерывным потоком. 10 июля активность советской авиации на этом участке фронта достигла пика – пара пилотов II./JG 3 заметила 12 огромных ТБ-3, которые шли без истребительного прикрытия. В ходе результативной атаки обер-лейтенант Франц Бейер и унтер-офицер Вернер Лукас смогли сбить пять четырехмоторных гигантов. Но вопрос с потерями остается открытым, так как по документам 14 тбап из вылета не вернулось семь машин.

Но к 11 июля в составе III./JG 3 осталось всего шесть пригодных к вылетам Bf 109F-2, поэтому к боевой работе стали допускать только самых подготовленных летчиков как то Оезау, который одержал 5 побед 10 июля, еще семь – 12-го и тремя днями позже его счет достиг 80 побед. А 15 июля Ганс Штехманн сбив три И-153 довел счет побед JG 3 до 1000.

В середине июля ситуация для советских войск под Киевом значительно осложнилась- 16-го числа 1-я танковая группа с ходу взяла Белую Церковь и стала развивать наступление в район Первомайска, создав реальную угрозу окружения. На следующий день немецкие и румынские части начали переправу через Днестр и наступление севернее с целью соединения с 1-й танковой группой. Таким образом под Уманью советские части попали в гигантский «котел». Сам масштаб окружения усиливался тем, что бомбардировщики 4 ВФ смоги разрушить практически всю железнодорожную сеть в этом районе, сделав организованное отступление фактически невозможным, кроме того лишив советские войска свободы маневра. Как отмечают немецкие источники советская истребительная авиация была в коллапсе, не совершив ни одного вылета.

Севернее большая часть V. Fliegerkorps была сосредоточена на большом аэродроме под Белой Церковью.

Основной задачей для JG 3 было истребительное прикрытие и эскортирование Ю- 87 из St.G. 77 (переброшенной из состава 2 ВФ). Командир эскадры майор Лютцов одержал свою 42-ю победу 20 июля и был награжден Дубовыми Листьями.

Не обошли наградами и остальных его летчиков – обер-лейтенант Роберт Олейник из I./JG 3 30 июля получил Рыцарский Крест за 32 победы, а через три дня такую же награду получил обер-лейтенант Виктор Бауэр из 9./JG 3. Получили свою порцию и летчики I./JG 53, переведенные из состава 2 ВФ, так майор Гюнер Фрейхерр фот Мальтазахн за 42 победы 24 июля получил Дубовые Листья.3 августа немецкие части встретились, образовав огромный котел под Уманью.

В конце июля проблема боеготовности истребительных частей встала во весь рост и здесь: так, по состоянию на 31 июля в I./JG 3 оставалось всего семь Bf 109. В это же время уменьшилось и количество советских самолетов – в ВВС Южного фронта на 1 июля числилось 671 самолет, а на 1 августа – 258. Тем не менее советские летчики оказывали отчаянное сопротивление, прибегая к такому «неджентльменскому» как считали немецкие летчики способу боя как таран. Так, 3 августа тараном был сбит ас с 37-ю победами Курт Сохацки из III./JG 3. Летчик попал в плен и вышел на свободу в сентябре 1947 года.

В начале августа Stab и I./JG 53 были отведены с Восточного фронта, оставив свои самолеты JG 3, одновременно из Румынии на фронт прибыла III./JG 52. Группу определили на аэродром Белая Церковь и вступили в бой 4 августа. В тот же день летчики одержали и первые победы – Гюнтер Ралль сбил три И-16.

Уманский котел, в который попало около 103 тысячи советских солдат и офицеров стал трагическим окончанием сражений на Украине. Развитие наступления Вермахта вскоре привело к падению Киева и еще большей катастрофе.


1 августа 1941 года III/JG 52 перелетела из Румынии на аэродром Белая Церковь. На фотографии летчики 9./JG 52 на Востоке: четвертый справа лейтенант Герман Граф, третий справа унтре-офицер Штейпбац и в центре обер-лейтенапт Франц Геринг.


Аэродром Белая Церковь под бомбежкой советских бомбардировщиков 30 августа 1941 года. В результате атаки были уничтожены S Bf109 и еще два повреждены.


Первый Bf 109F «Белая 3» из состава 7./JG 52


Bf 109F-4 из состава III./JG 52 летом 1941 года.


Три фото Bf109 Е-7 из состава II./JG 77 сбитого в июне 1941 года. После того, как с него было снято все необходимое самолет сожгли.




На Bf 109 не была предусмотрена электрическая система запуска двигателя, поэтому эта операция осуществлялась силами техников. На фотографии техники запускают двигатель самолета гауптмана Ваольфа-Дитриха Вильке из JG 53.

«Мессершмитты» над Смоленском

В конце июня армий «Центр» стала развивать наступление с Белостокского выступа и 9 июля немецкие части вошли в Минск, захватив около 300 тысяч человек пленными. 2500 танков и 1400 орудий. Продолжение блицкрига вылилось в то, что 16 июля части Вермахта вышли на околицы Смоленска. Однако внезапно они были контратакованы советскими частями, которые приостановили темпы наступления противника. Это было только началом кровопролитного трехмесячного сражения под Смоленском. Хотя советским войскам удалось установить продвижение на Москву, однако этот успех был оплачен очень дорогой ценой.

В этот район практически сразу была переброшена одна из лучших истребительных эскадр Люфтваффе – JG 51, которую возглавлял Вернер Мёльдерс – лучший немецкий ас на тот момент. 5 июля он довел счет своих побед до 86, сбив два СБ и два МиГ-3. Истребители были из состава 401- го ПАП – элитного подразделения, переброшенного под Смоленск 1 июля. Командовал эскадрильей Герой Советского Союза подполковник Степан Супрун. По его собственным словам известный летчик-испытатель отправился на фронт «испытать немецких асов». Однако реально МиГ-3 сильно уступал в характеристиках Bf 109F-2, да и опыта у немецких летчиков было побольше. В итоге 4 июля Супрун погиб в одном из боев с экспертами из JG 51.


Лейтенант Франц Шиесс из JG 53 рулит на своем истребителе на одном из советских аэродромов. Справа: сам летчик на фоне своего самолета w.Nr. 7307, на котором нанесены отметки о 14 победах. Шиесс пропал без вести в сентябре 1943 года на Средиземном море.



Bf 109F-2 из JG 53 на одном из аэродромов в России, конец лета 1941 года


Майор Гюнтер фон Мальнзах, сфотографированный 20 июля на аэродроме Житомир после своей 40-й победы.


Фото киля самолета Малыпзаха с 19 отметками побед.


Внизу: 15 июля этот Bf109F-2 WNr. 8326, принадлежавший Мальнзаху, был поврежден во время боевого вылета (по немецкой терминологии 30%) совершил вынужденную посадку под Ржевом. Самолет был восстановлен и сфотографирован 31 июля 1941 года.





Различный вид Bf 109F-2, на котором летал гауптман Ганс фон Ханс, командир I./JG 3. Эти фотографии сделаны в июле 1941 года, когда Ханс одержал 24 победы в воздухе, три уничтожил на земле, плюс три воздушных шара. Ханс оставался на своей должности до марта 1942 года, одержал 34 победы, после чего был переведен на штабную работу.


«Белая 1» обер-лейтенанта Ганса Йорга Зиммерманна из 7./JG 52.



Гюнтер Лютцов выбирается из кабины своего самолета, вверху – Вернер Мёльдерс обсуждает происшедший бой с гауптмапом Ричардом Лепила, командиром III./JG 51.


Bf109 F-2 «Белая 8» над Восточным фронтом летом 1941 года.


Один из первых Bf 109F в составе 1II./JG 52 выруливает ни очередной дневной вылет. Очень плохо видна «желтая 12» на фюзеляже самолета.


Bf 109Е-4/В «Красная 5» W.Nr. 3605, который пилотировал одер-фельдфебель Рейнгольд Шмельтцер из 8./JG 77, был сбит в бою с МиГ-3. Хотя на фотографии самолет кажется неповрежденным однако по документам самолет был уничтожен на 80% и списан.


Обер-лейтенант Эберхард Бок из 3./JG 3 сфотографирован 10 июля 1941 года после возвращения с боевого вылета, в котором он одержал свои 19-ю и 20-ю победы.



Bf 109F-4 «Белая 8» из 7./JG52 готовится к очередному вылету в России. На киле этого самолета нанесены отметки о 12 победах. По всей видимости именно на этом самолете погиб фельдфебель Вернер Штапель 16 октября 1941 года.




2 июля 1941 года обер-лейтенант Вольфдитер Хью празднует свою 6-ю и 7-ю победы.



Этот же летчик участвовал в войне на Средиземном море. Снят на фоне 109 F-4 « Белая 1» W.Nr. 8334, на котором 7 июня 1942 года другой летчик был сбит (сам воспользовался парашютом).


На этих фотографиях истребителей III./JG 77 хорошо видна полевая модификация окраски, когда стандартный заводской зеленый цвет заменялся ни темно-зеленый. Это хорошо видно на верхнем фото самолета с подвесным баком. Кроме того можно отметить желтые ЭБО и нехарактерные тактические номера маленького размера.




Истребитель «Черная 2» из IIIAJG 77 скапотировал при посадке. Тактический помер обведен белым.



Fw 58 из III./JG 77 на аэродроме Яссы, июль 1941 года. Каждая Группа располагала по крайней мере одним таким самолетом, который использовался для связных и спасательных полетов, особенно в районе Черного и Азовского морей.


Подполковник Вернер Мёлъдерс сфотографирован после возвращения с боевого вылета 15 июля 1941 года, когда он одержал свою 100-ю и 101-ю победы.


7 августа 1941 года Вернер Мёльдерс был повышен в звании до обрести и получил приказ запрещающий летать. На фото он вместе с будущим командиром эскадры майором Фридрихом Бекхам.


Несмотря на то, что Мёльдерсу запретили боевые вылеты, тем не менее он сохранял тесные контакты с летчиками.


На фотографии хорошо виден самолет Мёльдерса, сфотографированный в Варшаве в августе или сентябре 1941 года.


В отчаянных попытках остановить немецкое наступление в бой были брошены все наличные самолеты, как новейшие Як- 1, Ил-2 и Пе-2, так и откровенно устаревшие.6 июля лейтенант Гейни Бэр из IV./JG 51 в числе сбитых определил два самолета названных им «Северский» – по всей видимости это были Ил-2 из 4 шап (первого штурмового полка, перевооруженного на Илы). А 9 июля Мёльдерс сбил два устаревших И-153 (его 87-я и 88-я победы), а на следующий день в его прицел попал «антиквариат» в виде легкого бомбардировщика Р- Зет. За 11 июля летчики JG 51 заявили о 34 победах, при потере четырех своих самолетов, в тот день лейтенант Бэр одержал свою 40-ю победу, сбив два ДБ-3.

Всего за первые 12 дней июля на счет эскадры пошли более 200 побед, а 12-го числа гауптман Ричард Леппла одержал 1200 победу, из которых 509 были одержаны на Восточном фронте. Собственные потери с начала кампании составили 24 потерянных Bf 109, еще 22 самолета были повреждены, погибли 8 летчиков. Тем не менее сказалась нерасторопность тыловых частей и количество боеготовых машин уменьшилось с 121 до 58. Несмотря на это (а может быть и из-за этого) следующими потерями эскадры стали асы -14 июля в бою был ранен и надолго выбыл из строя ас с 25 победами Герман Стайгер, а через два дня во время штурмовки зенитным огнем был подбит Bf 109F-2 Ганса Колбоу. И хотя летчик смог воспользоваться парашютом, но из-за малой высоты разбился. На момент гибели на его счету было 27 побед.


Эмблема JG 51 на одном из истребителей, сфотографированном в июне.


Лейтенант Георг Силманн из 11./JG 51. Был награжден Железным Крестом 6 октября за 37 побед.


1 августа 1941 года обер-лейтеyант Хартманн Грассер (в центре) рассказывает о проведенном воздушном бое своим коллегам из 5./JG 51. Бывший летчик Bf-110 Грассер одержал шесть побед над Францией и Британией.


1 августа 1941 года. Ни фото обер-лейтенант Карл-Гейнц Шнель (слева) и Карл- Готтфрид Нордманн из JG 51. В центре генерал авиации Бруно Лоерзер.


Bf 109F-2, который пилотировал фельдфебель Герман Неухофф из 7./JG 53 сфотографирован в Лепеле в начале июля 1941 года. На тот момент на счету летчики было 16 побед. Вскоре счет его побед возрос до 40. Был сбит над Мальтой в апреле 1942 года и попил в плен.


15-го числа Мёльдерс стал первым германским пилотом, одержавшим 100 побед (если учитывать его 14 побед в Испании). Гитлер личным приказом отстранил его от полетов, понимая что в случае его гибели мораль упадет дальше некуда. Одновременно летчика наградили Бриллиантами к Рыцарскому Кресту с Дубовыми Листьями и Мечами и назначили командиром истребительной авиации (General der Jagdflieger).

Тем временем ситуация на земле была напряженной – небольшое количество истребителей эскадры не могли обеспечить потребности достаточно протяженного фронта. В этих условиях основными вылетами JG 51 стали так называемые «свободные охоты». Поэтому личные счета летчиков непрерывно пополнялись – так, лейтенант Георг Силман на момент начала войны на Восточном фронте имел в своем активе всего две победы, а за первые четыре недели его счет возрос до 20.

Командование советских ВВС старалось бороться с противником, организовав серию налетов на аэродром Шаталово, где находилась эскадра. 23 июля на базу совершили налет эскадрилья Пе-2 из 411 БАП, только появившегося на фронте.


20 июля 1941 года майор Фридрих Бекх (справа) и обер-лейтенант Карл Нордманн (слева) поздравляют обер-лейтенант Гейнца Бэра с присвоением очередного звания и прикалывают на летную куртку новые погоны. 14 августа за 50 побед Бэр стал третьим летчиком Люфтваффе, который был награжден Дубовыми Листьями. Войну закончил с 221 победой.



У лейтенанта Оттмара Маурера из 9./JG 51 была короткая карьера на Востоке. Во второй день войны он сбил шесть СБ, но был сбит в бою 11 августа над Ельней. С тех пор числится пропавшим без вести. На снимке его самолет осматривают советские солдаты.


Но дежурная пара не дремала и все самолеты были сбиты, позже в этот же день пять оставшихся машин попробовали снова атаковать Шаталово, но были встречены немецкими летчиками (так, на счету Бэра появилась 43-я и 44-я победы). Вечером 23 июля в его прицел попал Ил-2 из 4 ШАП (который стал его 45-й победой). Стоит также сказать, что 4 ШАП к концу июня лишился 55 Ил-2, а последние два Пе-2 411 БАП были сбиты 24 июля. 5 июля в район Смоленска был переброшен 410 БАП с 38 Пе-2, но к 26 июля были потеряны 33 машины, из которых 22 сбили немецкие летчики-истребители. Всего на пополнение ВВС Западного фронта в июле было отправлено около 900 машин, однако они совершали только 240 боевых вылета в день, в то время как летчики 2 ВФ – 575.


Фотография сделана в Вентспилсе в августе 1941 года. Bf 109F «желтая 2» из состава Erganzungs Gruppe JG 54. Это учебное подразделение до начала войны было вооружено Bf 109Е-7, но уже в ходе кампании стали поступать более современные самолеты (правда, восстановленные после ремонта и полному ограничено годные для боевого применения ни фронте) – этот например из 6./JG 54.


На этих фотографиях запечатлены два разных Bf 109F-2, но все «Белая 11», на которых летал фельдфебель Вернер Биефельд из 7./JG 51 летом 1941 года. Обратите внимание на небольшие различия в конструкции самолетов. Самолет на нижней фотографии сфотографирован в Бобруйске 11 июля 1941 года.



Видя невозможность взять город с ходу, немецкие части стали обходить Смоленск северо-восточнее, стараясь окружить противника. Одновременно активизировали наступление севернее. Для поддержки этого наступления временно из состава 2 ВФ в 1 ВФ были переданы III./JG 27 и II./JG 52, которые были переброшены севернее. 5 августа после того как была получена серьезная поддержка от группы армий «Север» немцы замкнули кольцо вокруг Смоленска, в результате попали в плен 310 тысяч человек, захвачено 3205 танков и 3120 орудий. В то же время командование Люфтваффе только с 10 июля по 6 августа засчитало своим летчикам около 3000 советских самолетов – 771 – 1 ВФ. 1098 – 1 ВФ и 980 – 4 ВФ. Однако по состоянию на 2 августа собственные потери в боях на Восточном фронте составили 1023 самолета и еще 657 были записаны в поврежденные.

Весь август группа армий «Центр» и части 2 ВФ занимались подчисткой территории в районе Смоленск – Гомель. Активность советской авиации была минимальной, и с 1 по 16 августа немецким летчикам удалось сбить 169 самолетов при 11 собственных потерях.

Тем не менее, в этот период немцы стали замечать усиление советской авиации, причем происходило это на фоне катастрофического отсутствия боеготовых истребителей. Так, I1I./JG 53 была небоеспособной ввиду отсутствия истребителей, а всего в составе II. Fliegerkorps оставалось всего несколько истребителей. Об этом свидетельствуют такие факты: за две недели августа были сбиты всего восемь советских самолетов при потере двух своих. А 20 августа советские летчики из 129 ПАП над Ельней смогли сбить 9 самолетов без потерь со своей стороны.


Майор Ханнес Траутлофт, командир JG 54 ведет дискуссию с командиром 1 ВФ генерал-оберстом Келлером. На заднем плане Bf 109F-2 «Черная 1», на котором летал обер-лейтенант Хуберт Мютерих из 5./JG 54.

«Мы тоже спросили коммодора почему был потерян бомбардировщик..»

Питер Бремер, 2./JG 54

Я был пилотом в составе 2./JG 54 и перед самым началом вторжения в Россию, наша группа – I./JG 54, была переброшена из Евера в Восточную Пруссию. Мы были удивлены почему наша группа была так срочно переброшена, но вечером 21 июня нас собрал командир – майор Ханнес Траутлофт. Он сообщил нам что на следующий день начнется война с Россией и что мы должны быть готовы ко всему.

Между 03:00 и 04:00 22 июня мы поднялись на эскортирование Не-111, которые бомбили русские аэродромы. Война с Россией началась. Вы выполнили много вылетов в этот день, да и в последующие, когда наступление стало развиваться бешенными темпами. Мы выполняли разные задача, прежде всего это наши любимые вылеты на свободную охоту, особенно тремя четверками. Кроме того, конечно эскортировали Ю-88, Не-111 и «штуки». Позже мы поддерживали пехоту там где было необходимо. Нашей работой было прикрытие их с воздуха, эскортирование было крайне тяжелым из-за разности скоростей и кроме того район атаки как правило был прикрыт тяжелыми зенитками.

Тактика советских истребителей была простая – одни связывали боем эскорт, в то время как остальные прорывались к «штукам». Вскоре JG 54 стала известна бомбардировщикам на всем центральном участке фронта. В эскадре также спрашивали за каждый сбитый истребителями противника бомбардировщик.

Мы также практиковали атаки на малой высоте поездов или других наземных целей. Во время одного из таких вылетов 6 августа 1941 года был сбит наш штафель- капитан обер-лейтенант Рейнхардт Хейн. Произошло это во время атаки целей в районе залива Луга. Он попал в плен, но о дальнейшей судьбе мы ничего не слышали.

Каждый день штаффель менял кодовое имя. Свою первую победу во время наступления на Ленинград я одержал как «Nelke 4». Мы возвращались на свой аэродром четверкой, когда я заметил одиночный вражеский истребитель – МиГ-1 и доложил о нем по радио:» Индеец на 9 часов!». «Индейцами» мы называли вражеские истребители и все сразу посмотрели влево. По негласному соглашению, кто первый заметил, тот имел право первой атаки – так как это был я то я начал сближаться с МиГом. По всей видимости вражеский летчик не видел нас, так как не выполнил ничего чтобы избежать атаки. Я знал, что мои пушки и пулеметы пристреляны на 150 метров, поэтому с этого расстояния и ударил по противнику. Огонь моей пушки и двух пулеметов не оставил противнику никаких шансов.

Я также сбил несколько «Мартин-бомберов», которые летели очень медленно, так 7 июля я и два других летчика из моего штаффеля за три минуты сбили три СБ- 3. «Рата», которых я сбил несколько, бы известны тем, что могли буквально развернуться на своем хвосте, кроме того они могли набирать скорость за очень короткое время. Поэтому когда атакуешь такой истребитель сзади всегда смотри чтобы он не оказался у тебя в хвосте. Когда мы впервые столкнулись с «ратами», то они сразу становились в оборонительный круг, когда каждый самолет прикрывал переднего. Два или три самолета всегда находились сверху и с пикирования атаковали противника. Однако у русских эта тактика задержалась недолго.

Мы называли Ил-2 «Железными Густавами» из-за их серьезного бронирования и несмотря на то, что у них была небольшая скорость сбить их было очень непросто. Мы старались зайти снизу и расстрелять его, но часто бывало так, что расстреляешь все боеприпасы, а он летит. 11 октября 1941 года я таким образом столкнулся с Ил-2, которые атаковали наши войска недалеко от Ладожского озера. В этом вылете я сбил один из самолетов, а всего летая в России я сбил семь или восемь Ил-2.


6 августа 1941 года награждение обер-лейтенант Мютериха Железным Крестом. Летчик одержал 8 побед на Западе, две в Югославки, на Востоке довел сет побед до 30. Погиб 9 сентября во время попытки вынужденной посадки.


6 августа 1941 года. Награждение Железным Крестом лейтенанта Йозефа Похса из 5./JG 54. Похс участвовал в польской кампании, одержал 7 побед на Западе и 1 в Югославии. На момент награждения на его счету было 28 побед, одержанных в 225 боевых вылетах. Позже был переведен на инструкторскую должность, участвовал в испытаниях ракетного Ме-163. Погиб 30 декабря 1943 года в катастрофе Ме-163.


На фоне Bf 109F сфотографировались гауптман Дитрих Храбак, обер-лейтенант Мютерих,обер-лейтенант Ганс Филипп и лейтенант Йозеф Похс. На нижнем фото летчики на фоне самолета Мютериха.



Обер-лейтенант Ганс Филипп из 4./JG 54 сфотографирован 6 августа 1941 года. Летчик одержал одну победу в Польше, две в Югославии и 25 на Западе. Всего к концу 1941 года на его счету было 72 победы, а в марте 1942 года он перешагнул отметку в 100 побед.

В направлении Ленинграда

Перед решающим наступлением на Ленинград группа армий «Север» должна была усилить свои фланги – так, в северной Эстонии находилась значительная группировка советских войск с мощным авиационным прикрытием. Причем часто JG 54 несла потери. Так, 19 июля во время вылет на свободную охоту лейтенант Вальтер Новотны из Erg.Gr./JG 54 во время вылета в Рижский Залив был сбит летчиком Як-1. Его самолет упал южнее острова Эзель.

Летчик смог воспользоваться надувной лодкой и за 52 часа преодолел 60 километров до эстонского побережья, где был спасен. Как он говорил, спасло его то. что он был в «счастливых» брюках. Интересно, что в единственный вылет, когда он их не одел – в ноябре 1944 года Новотны был сбит и погиб.

Еще одной мерой при подготовке наступления на Ленинград стала концентрация усилий бомбардировочной авиации I. Fliegerkorps на уничтожении советских железнодорожных сообщений. Эти операции поддерживались также JG 54 и достаточно эффективно – так, только за один день 20 июля пять пилотов III./JG 54 на перегоне Дно – Старая Русса смогли уничтожить шесть локомотивов, фактически парализовав движение на нем. Но активное участие сковывалось очень малым количеством летно-пригодных самолетов – так. на 22 июля в II./JG 53 числилось всего шесть машин. Через пять дней группу вывели в Германию, где летно-технический состав в течение следующих трех недель осваивал новую технику – Bf 109F-4. В это же время для усиления в VIII. Fliegerkorps из состава 2 ВФ были переданы III. JG 27 и II. JG 52.

27 июля майор Ханнес Траутлофт был награжден Рыцарским Крестом, а через три дня он одержал свою 20-ю победу, сбив СБ. 30 июля Ганс Филипп из 4. JG 52 одержал свою 50-ю победу, сбив сразу пять советских самолетов, а I августа лейтенант Мак- Гельмут Остерман сбил ДБ-3, который стал 1000-й победой JG 54.


Офицеры II./JG 54, Слева направо: обер-лейтенант Ганс Филипп, гауптман Дитрих Храбак, обер-лейтенант Франц Экреле и обер-лейтенант Хуберт Мютерих.


Обер-фельдфебель Георг Браушрин из 8./JG 54, погиб в бою над Кингисеппом 16 августа 1941 года.



«Белая 1», на которой летал обер-лейтенант Рихард Зейлер из I./JG 54. К своим 9 победам в Испании, он добавил 21 на Востоке (к 16 августа 1941 года). Правое фото интересно тем, что на киле нанесены победы Хубертуса фон Бонина, командира I./JG 54, которого на тот момент на Восточном фронте не было.

Через леса, болота и луга…

Эрхард Прошке, I./JG 54

Около 10:15 27 октября 1941 года I./JG 54 схватилась с группой советских J-26 (И- 26). После того как я сбил один из них в районе Тихвина, мой самолет был атакован другим русским истребителем и получил множество попаданий. С практически остановившимся двигателем и температурой масла в 160 градусов я аварийно посадил свой Me-109 прямо в болото на советской территории, примерно в 30 км юго-восточнее переправы. Когда я еще сидел в кабине, то уже видел десятки русских солдат, которые с винтовками наперевес бежали в моем направлении. Поэтому я быстро стал уходить в лес, не успев даже взять аварийный комплект. Русские начали стрелять по мне когда я уже был практически в лесу. Позже я смог сориентироваться по своему компасу и взял направление на запад через леса, болота и луга.

Как наступила ночь, ориентироваться стало трудно, мои летные ботинки стали тяжелыми из-за грязи и снега. На протяжении дня я отдыхал, но не засыпал из-за боязни замерзнуть во сне. Было очень холодно и я время от времени выполнял разные упражнения чтобы окончательно не замерзнуть. На третий или четвертый день я потерял всяческое ощущение реальности.

У меня не было еды, питья и курева. Ночью было очень тихо, и я мог ориентироваться по звукам сражения. Как только я их слышал, у меня прибавлялось сил и надежды вернуться к своим товарищам!

Четвертой ночью я вышел из леса недалеко от села Петровская. Я дождался какое- то время потому что не знал по какую сторону фронта эта деревня. Утром я пошел в направлении артиллерийской стрельбы и вскоре увидел советских солдат, которые стреляли из пулемета. В то же время я услышал звук немецкого пулемета. Я пошел в том направлении куда стреляли русские и вечером пятого дня вышел на германскую батарею. Я был спасен.

Два немецких солдата отвезли меня в Петровское, где меня отогрели, напоили и накормили. Этой ночью я спал на деревянной кровати, которая мне показалась периной. На следующий день машиной меня отправили в Чудово, где я соединился со своим штаффелем.

Попутно отметим что Прошке повышенный в звании до фельдфебеля все таки совершил вынужденную посадку 30 января 1944 года и попал в плен. Пробыл в лагерях на Урале до сентября 1949 года, после чего вернулся в Германию.


В первые недели войны с СССР JG 52 располагала всего лишь II. Gruppe. Этот Bf 109F-2 «желтая 7» из состава 6./JG 52 пилотировался лейтенантом Герхардом Баркхорном, сфотографирован на аэродроме Сувилский 22 июня 1941 года после первого боевого вылета. Летчик начал войну с «Битвы за Британию», но неудачно – побед не одержал, зато в одном из вылетов 29 октября 1940 года был сбит и провел несколько часов в холодной воде, пока не был спасен. Правда, неудачный старт не помешал ему закончить войну вторым по результативности асом с 301 победой.


Другая фотография самолета Баркхорпа, сделанная в июле. Обратите внимание на полосу за крестом и эмблему 5-го штаффеля под кабиной.



Этот Bf 109F-2, W.Nr. 6770 обычно пилотировался обер-лейтенантом Йоханессом Штейнхоффом из 4./JG 52 и был разбит на аэродроме Андреево 31 июля (пилотировал не Штейнхофф). Летчик одержал 8 побед yа Западе. На левом снимке хорошо видно, что последние две отметки еще не отмечены красной звездой.


Обер-лейтеyант Гейнц Бэр bp IV/JG 51 получил 2 июля 1941 года Железный Крест за 27 побед. По всей видимости на фото вверху его самолет, совершивший вынужденную посадку в августе 1941 года (хотя смущает всего две отметки о победах). Бэр смог избежать плена, был спрятан советскими крестьянами и вернулся в часть. Провел два месяца в госпитале, после чего вернулся на фронт.



За июль 1941 года I./JG 3 потеряла 10 Bf 109 на Восточном фронте. Один из них, пилотированный унтер-офицером Гейнцем Шмидтом из 3./JG 3 был сбит зенитным огнем в районе Киева во время атаки аэростата. Летчик попал в плен, о его дальнейшей судьбе информации нет. Советские солдаты осматривают Bf 109F,W.Nr. 8980, «желтая 4».


6 августа был сбит и попал в плен Рейнхардт Хейн, а в тот же лень Хуберт Мютерих и Йозеф Похс из 5. JG 54 получили Рыцарские кресты за 31 и 28 побел соответственно.

Финальное наступление на.Ленинград было назначено на 8 августа, но сильный дождь и неожиданное сопротивление советских войск замедлили темпы наступления. Только 10 августа, когда позволила погода. Люфтваффе бросило все свои силы на поддержку танковых колонн. В итоге за один день было совершено 1126 вылетов, в то время как советские летчики – 980. За 10-11 августа II./JG 52 потеряла четыре Bf 109.однако летчики 1 ВФ только 10 августа сбили 54 советских самолета. 12-13 августа летчики Траутлофта одержали 35 побед без потерь со своей стороны, а 14-го Эрбо Граф фон Кагенек сбил сразу пять советских самолета. Через два дня немцы вошли в стратегически важный Новгород.

Первым асом JG 54, погибшим на Восточном фронте стал Георг Браунширн с 13 победами, сбитый и погибший 16 августа. Через три дня в состав 1 ВФ вернулся II./ JG 53, перевооруженный на Bf 109F-4 и начал операции в районе озера Ильмень. В этот день 4./JG 54 одержала свою 200-ю победу, стал лучшим истребительным подразделением Люфтваффе.

К северу от озера Ильмень разворачивались тяжелые сражения, так как советские части пытались удержать стратегически важную дорогу из Москвы в Ленинград. Активно участвовали и летчики II./JG 52, которые 19 августа потеряли два Bf 109. 22-го числа лейтенант Герхард Баркхорн (впоследствии второй по результативности ас Люфтваффе) сбил «Вулти 11», предположительно Ил-2, который стал его пятой победой.

27 августа II./JG 54 и III./JG 53 синхронно достигли отметки в 500 побед, a IV./JG 51 был переведен в состав 1 ВФ. Всего с 20 по 30 августа советские части 7 ИАК под Ленинградом потеряли 52 из 150 имеющихся в его составе истребителей. 30 августа лейтенант Георг Силманн из 11./JG 51 сбил ДБ-3 (36-я победа), однако в тот же день был таранен советским бомбардировщиком. Летчик смог воспользоваться парашютом, приземлиться на советской стороне фронта, но благополучно вернуться в часть. Бэр одержал свои 79-ю и 80-ю победы, сбив 31 августа два Пе-2.



Лейтенант Эрих Шмидт из III./JG 53 получил Железный Крест за 30 побед 23 июля 1941 годи. Одержав 47 побед летчик пропал без вести под Дубно.


Киль самолета обер-фельдфебеля Стефани Лютьенса из 4./JG53. Этот Bf 109F-4, W.Nr.7173 был сфотографирован не ранее И сентября 1941 года.


Советские солдаты осматривают обломки Bf- 109F-2 «Черная 1», на котором был сбит обер- лейтенаит Рейнхард Хейн 6 августа 1941 года. Летчик попил в плен раненным.


Нос одного из самолетов JG 54 во время взлета. Для того чтобы было проще летчику при рулежке обычно на крыльях сидели механики.


Техник на фоне киля самолета гауптмана Рейнхарда Зейлера. На нем не нанесены победы в Испании, зато есть два французских самолета и английский «Спитфайр». На момент как было сделано фото на нем были отметки о 21 победе.


Гпуп тмин Рейнхард Зейлер из 1./JG 54 на фоне своего самолета с нарисованным Микки Маусом (его талисман еще с Испании).


Механики работают с Bf-109F-2, на котором летал лейтенант Макс-Гельмут Остерманн из 7./JG 54, вероятно сфотографирован в августе 1941 года. Позже машина была перекрашена (внизу).


Но и его «черная 1» была сбита, но летчик смог благополучно избежать советского плена. Менее удачным был лейтенант Эрих Шмидт из III./JG 53. ас с 47-ю победами был сбит 31 августа огнем с земли, летчик воспользовался парашютом, но больше о нем ничего никто не слышал. Через три дня III./JG 53 была переброшена под Киев.


Последними успехами IV. JG 51 на севере стали два СБ. сбитые 8 сентября Гейнрихом Хоффманном (54-я и 55-я победы). Вскоре группа была переброшена в район действия группы армий «Центр», чтобы в какой то мере парировать возросшую активность советской авиации в воздухе.

С продвижением немецких войск к Ленинграду в начале сентября ожесточенность боев возросла. Это совпало с передислокацией частей Люфтваффе на другие участки фронта и прибытием свежих советских частей. Это привело к тому, что 1 ВФ понес серьезные потери в летном составе.

6-го был сбит и погиб ас с 30 победами Август-Вильгельм Шуманн из II. JG 52. 9 сентября в бою с советскими истребителями был поврежден самолет Хуберта Миттериха (43 победы) из 5./JG 54. летчик погиб при попытке вынужденной посадки. 11 сентября JG 54 одержала 17 побед, потеряв три самолета, в то же время летчики II. JG 53 сбили 9 самолетов противника, однако был сбит и надолго выбыл из строя Стефан Литьенс (24 победы). III. JG 27 одержали 9 побед, но потеряли лейтенанта Ганса Рихтера (21 победа), сбитого в бою с II-16.

19 сентября пропал без вести Эрнест Риепе (6 побед) из III./JG 27. через шесть дней попал в плен его коллега Франц Блазятко (30 побед).

В конце концов, 30 сентября над Ленинградом в бою с И-153 был сбит гауптман Арнольд Лигниц[по советским данным победу одержал летчик 7-го ПАП лейтенант И. Д. Одинцов]. Ас с 25 победами попал в плен, где и умер. Несмотря на такие потери состояние советской истребительной авиации на этом направлении было еше хуже – так, из 445 летчиков, которые числились в составе 7 ИАК за три месяца боев в строю осталось только 88. После стабилизации линии фронта в конце сентября VIII. Fliegerkorps вернули в состав 2 ВФ. a JG 54 осталась единственным истребительным подразделением в составе I ВФ.

Окружение под Киевом

После победной для германской армии битвы под Уманью части группы армий «Юг» в первой половине августа 1941 года сосредоточились на форсировании Днепра на востоке и 23-го числа они смогли захватить первые мосты под Запорожьем и Черкассами. Поддерживали наземные части авиаторы 4 ВФ, куда на тот момент входили Stab, I., II. и III./JG 3; Stab и III./JG 52; Stab, II. и III./JG 77; и l.(J/)/LG 2.


Лейтенант Остерман (лицом к камере) в окружении своих коллег. Остерманн начал воевать в апреле 1940 года и одержал две победы в ходе французской кампании, шесть в ходе «Битвы за Англию» и одну в Югославии. В России он скоро стал одним из самых результативных летчиков. Был награжден Железным Крестом 4 сентября 1941 года за 29 побед.


Остерман справа на фоне киля своего самолета, на котором нанесены отметки о 40 победах.


Унтер-офицер Фриц Зандер из 5./JG 54 на крыле своей «Черной 1». Обратите внимание на собственное имя «Lia», нанесенное в честь своей жены Эльзы. Позже в ходе войны он летал в составе JG I. На северном фронте истребители часто применялись как истребители-бомбардировщики. Летчики разработали и тактику применения бомб с пикирования с высоты 3000 метров. К зиме 1941 года в таких вылетах JG 54 потеряла шесть из семи истребителей. В основном у них повреждался радиатор.


29-летний гауптман Франц Экерле из 6./ JG 54 позирует на фоне киля своего В/109 F на аэродроме Сиверская. Перед войной Экреле был известным пилотажпиком. За французскую и британскую кампании одержал 4 победы. В России к сентябрю 1941 года его счет возрос до 30.


18 сентября за 35 побед Экерле был награжден Железным Крестом и 6 января 1942 года стал командиром I./JG 54. 14 февраля 1942 года он совершил аварийную посадку на вражеской территории и считается пропавшим без вести. Посмертно за 59 побед был награжден Дубовыми Листьями.


Вскоре 2-я танковая группа Гейнца Гудериана начала основное наступление из района Гомеля в направлении Киева с тем чтобы соединится с частями группы армий «Юг» с тем чтобы лишить части Юго- Западного фронта маневра. Советское сопротивление наступлению было минимальным, прежде всего из-за тяжелых потерь, понесенных в предыдущие недели. Так, ВВС потеряли около сотни самолетов.

Авиационное прикрытие войск Гудериана осуществляли части II. Fliegerkorps, но за первые два дня наступления летчики JG 51 одержали всего две победы. Советским ответом на начавшееся наступление стало создание Брянского фронта, авиационные части которого насчитывали 464 самолета, однако большинство летчиков не имело боевого опыта, кроме того, очень плохо освоили самолеты новых типов. Впервые ВВС Брянского фронта вступили в бой 25 августа, когда в бою с группой бомбардировщиков под прикрытием МиГ-3 был сбит и погиб гауптман Герман-Фридрих Иопинен. командир I ./JG 51. На момент гибели он со своими 70 победами был четвертым по результативности асом Люфтваффе. Однако это была единственная серьезная потеря эскадры, так, например. 27 августа они одержали 35 побед без собственных потерь. Тем не менее, усиление понадобилось и 3 сентября из состава 1 ВФ прибыла III./JG 53. 8 сентября командир JG 51 майор Фридрих Бекх одержал 2000-ю победу эскадры, из которых 1300 были одержаны после 22 июня 1941 года.

Южнее группа армий «Юг» отражала попытки Красной Армии не дать противнику увеличить количество мостов, однако это привело только к еше большим потерям советских авиационных подразделений. Самым драматичным днем стато 13 сентября, когда JG 3 сбила 25 советских самолетов, включая 13 «V-11», предположительно Ил- 2, при потере одного Bf 109 над мостом в районе Кременчуга. Двадцать из этих побед пошли на счет II. JG. командир которого майор Гюнтер Лютцов лично сбил два ДБ-3 (его 69-я и 70-я победы). В этот день последние три истребителя I. JG 3 совершили свои последние вылеты, прежде чем группа была выведена в Германию и переименована в II./JG 1.

Перед самым соединением армий групп «Центр» и «Юг» советские части предприняли отчаянную попытку вырваться из кольца, однако эти попытки были жестоко пресечены бомбардировщиками 2 ВФ и 4 ВФ. 16 сентября 2-я танковая группа у Лохвицы замкнула кольцо окружения, в которое попали пять советских армий. Финальная часть битвы за Киев характеризуется воздушными боями 17-26 сентября, в которых JG 51 заявила о 41 победе, JG 3 – 35 и III./JG 53 – 14. После взятия Киева в плен попало около 440 тысяч советских военнослужащих.



Осенью 1941 годи унтер-офицер Питер Бремер из 2./JG 54 летал на Bf 109F «Черная 12» с собственным именем. На этих фотографиях видно что самолеты разные, хотя собственное имя одно и тоже. Самолет несет пустынный камуфляж, только перекрашены ЭБО желтого цвета.


Серьезную потерю понесла JG 54 30 сентября 1941 года, когда Bf 109F-2 гауптмана Арнольда Лигница был сбит над Ленинградом, вероятно PC-ом с И-153. Хотя летчик смог воспользоваться парашютом и попал в плен, он умер в тюрьме в Ленинграде, вероятно от голода. На момент сбития на его счету было 25 побед.


«Черная 2» из 2./JG 54 в зимнем камуфляже. Этот самолет был сфотографирован Питером Бремером во время свободной охоты на Волховском фронте.


Унтер-офицер Альфред Гриславски на фоне своего Bf 109F-4 «Желтая 9», ни котором он одержал свою первую победу 1 сентября 1941 года.


Фридрих Бекх был очень опытным наездником.


Пара Bf-109 из 2./JG 54 в районе Ленинграда, осень 1941 года.




Со своим ростом в 190 см, весом 95 кг и размером обуви 48 on был необычным летчиком что хорошо видно на фотографиях, где он выше других своих коллег. Его рост не позволял поместиться в спортивную машину и он с трудом помещался в кабине истребителя.


Этот Bf 109F-2 пилотировался гауптманом Вильгельмом Хачфельдом из 1./JG 51. Он был одним из лучших истребителей – бомбардировщиков и вскоре был переведен в штурмовую авиацию, где воевал в Северной Африке.



Бекх готовится вылететь в боевой вылет зимой 1940\41 годов. Обратите внимание на блестящие знаки на камуфлированном самолете.


Самолет майор Бекха в полете.


Механики возле самолета Бекха в России.


Майор Бекх с механиками. На его самолете всего одна отметка о победе – скорей всего первой. Обратите внимание на красные лампасы на его брюках как офицера Генштаба.

Фридрих Бекх

Начало карьеры

Фридрих Бекх родился в Нюрнберге 17 января 1908 года. У него рано умерла мать и он с своим братом Вильгельмом были вынуждены мириться со второй женой своего отца.

После окончания школы Фридрих в 1926 году записался в армию, первоначально в кавалерию. Из-за своих габаритов – а весил он около 100 кг и размер обуви носил 46-47 он вскоре стал одним из лучших наездников. Но ему хотелось скорости и. вскоре, после того как он узнал о формировании Люфтваффе, записался туда. В 1935 году он получил звание обер-лейтенанта и, несмотря, на свои нестандартные характеристики начал летное обучение.

В 1936 году был зачислен в состав JG 134. Несмотря на то что на момент начала войны ему было за 30 тем не менее он с самого начала стремился попасть на фронт.

27 июля 1940 года его хороший товарищ и однокурсник майор Мёльдерс стал командовать JG 51, он потребовал перевести Бекха из генерального штаба. Так. в октябре Бекх стал майором и к концу года был зачислен в группу I./JG 77. которая вскоре стала IV/JG 51.16 февраля 1941 года командир группы гауптман Ноханнес Янке был переведен в штаб ночной истребительной авиации и на его место Мёльдерс назначил обер- лейтенанта Ганса-Карла Кейтеля. Несмотря на лейтенантское звание Кейтель занимал должность майора и это было свидетельством его опыта и 8 сбитых самолетов противника. Однако Кейтель пробыл в новой должности всего 10 дней и 26 февраля был сбит и погиб. Мёльдерс снова стал перед необходимостью назначать нового командира группы.


27 августа 1941 года летчики III /JG 53 сбили 19 советских самолета, перейдя магическую ошметку 500 побед. Эти воспользовалось Министерство Пропаганды для радиоэфира (обратите внимание на микрофон в руках корреспондента), взяв интервью у гауптмана Вольфа-Дитриха Вильке. Именно его 29-я победа стала 500- й для группы.



Bf 109F «Черная 7» Гельмута Мекеля на южном участке Восточного фронта, июль 1941 года. Мекель летал в составе I./JG 3 и на момент съемки на киле его самолета красуются 22 отметки о победе. После одной из аварий он был списан с боевых самолетов, но добился перевода в Stab JG 77. Погиб 8 мая 1943 года при посадке на Bf 108.


Самолеты в ремонтных мастерских, только выведенные с фронта. «Фридрих» вероятно принадлежит III./JG 3, «Эмиль» вероятно из другого подразделения.

Бекх становится командиром группы

В конце концов Вернер принял нелегкое решение остановив свой выбор на Бекхе. Ему было уже 33 года и только опыт штабной работы. Но Мёльдерс решил подкрепить свое решение назначением опытных командиров звеньев.

Так, 5 марта 1941 года, когда Бекх повел группу в бой его ведомым был ветеран испанской войны Адольф Борчерс. В этом же вылете Бекх одержал свою первую победу, сбив «Спитфайр» в воздушном бою на высоте 8200 метров. Его ведомый тоже не ушел без победы. Через несколько дней – 10 мая – Бекх одерживает свою вторую победу, а 6 мая – третью (тоже «Спитфайр»).


Bf 109F-2 «Черная 4» из 8./JG 52. лето 1941 года. Хорошо видно, что пневматики прикрыты от воздействия солнца.


Механик Ганс Брехт из 8./JG 52 обслуживает истребитель. Фотография сделана в августе 1941 года, причем температура окружающего воздуха около 50 градусов. Хорошо видна новая эмблема III. Gruppe, введенная только летом 1941 года. Обратите внимание на нерегулярные пятна темного (вероятно, зеленого) цвета на фюзеляже.


«Белая 5» из III./JG 27 с подвешенными четырьмя бомбами SC 50, аэродром Дугино, начало октября 1941 года. Вскоре после начала зимы в середине октября подразделение было выведено с Восточного фронта на перевооружение. После чего летчики воевали в Северной Африке.

Командир эскадры

В первые месяц операции «Барбаросса» майор Бекх был очень результативным летчиков, что позволило Мёльдерсу назначить его 21 июля 1941 года командиром JG 51.

Первая неудача у Бекха случилась 16 сентября когда во время штурмового вылета его Bf 109F-2 был поврежден зенитным огнем. Летчик был ранен в левую ногу и через два дня был награжден Железным Крестом. На тот момент на его счету было 27 побед, из которых только четыре были одержаны на Западе. Кроме того, в его активе было 20 советских самолетов, уничтоженных на земле. Только 3 октября он вышел из госпиталя и то только на свой страх и риск, так как доктора прописали ему более длительное лечение.

Однако только в начале 1942 года Бекх стал снова совершать боевые вылеты, одержав еще 20 побед, и вскоре был переведен в министерство авиации. Но работа в RLM его не устраивала и он всеми правдами и правдами стремилась на фронт. Такая возможность представилась ему 3 июня, когда в бою погиб командир JG 52 майор Вильгельм Лессманн и Бекх был назначен на его место.

Бекх однако, больше не одержал ни одной победы. 21 июня 1942 года он поднялся в воздух на своем Bf 109F-4 «черная 4» на свободную охоту в окрестностях советского аэродрома. Дальнейшее описал в своем рапорте его ведомый обер- фельдфебель Бергольд Грассмук:


Фотографии ярко характеризуют погодные условия на аэродроме Смоленск-Северный, где базировалась III./JG 51. Стоит сказать, что несколько «Эмилей» эксплуатировались в JG 51 до весны 1942 годи.


27 сентября 1941 года I./JG 52 была перебазирована с голландского побережья в Понятовку. На снимке техники обслуживают Bf 109F-2 «Черная 1», на котором предположительно летал обер-лейтенант Роберт Гёбель.



Механики рисуют очередную отметку побед на киле самолета обер- лейтенант Августа Вильгельма Шуманна из 5./JG 52. Интересно другое – рисуют 45-ю отметку, а официально на его счету 30 побед. Вероятно, не все победы были официально подтверждены.


Обер-лейтенант Шумана погиб 6 сентября 1941 года, когда во время полета на малой высоте его самолет столкнулся с препятствием. Несмотря на то, что летчик успел воспользоваться парашютом, тем не менее он не раскрылся и летчик погиб. Это была серьезная потеря для штаффеля, так как к тому времени половина летчиков погибла, была ранена или пропала без вести.



Майор Ганс Трюбенбах возглавлял JG 52 с 19 августа 1940 по октябрь 1941 года.


Другая фотография Трюбенбаха (в центре) на фоне своего Bf 109F-4 и (внизу) эта же машина, взлетающая на очередной вылет.



Этот Bf 109F-2 «Желтая 5» пилотировался лейтенантом Герхардом Баркхорном из 6./JG 52, осень 1941 года. Обратите внимание на широкую желтую полосу и собственное имя «Christl» под кабиной. К концу 1941 года на счету летчика было 10 побед.


Ряд Bf 109F-2 из 1I./JG 51 осенью 1941 года. Обратите внимание на позицию горизонтального обозначения Группы, что будет характерно для JG 51 до 1944 года.


Bf 109F Эриха Хохагена из 4./JG 51, сфотографированный на аэродроме Шаталово 11 августа 1941 года. Летчик летал в составе JG 2, JG 26, а позже в JG 7 и JV 44.


Другой результативный пилот 4./JG 51 Отто Шульц одержал свою первую победу 22 июня. Его самолет запечатлен на аэродроме Старая- Быхов 26 июля (на этот день у него 11 отметок о победах). Позже Шульц был награжден Железным Крестом и закончил войну с 73 победами.


Bf 109F-4/B из 111./JG 52. Этот самолет использовался в качестве истребителя-бомбардировщика с подвеской бомб под центропланом.

«Грассмук Оберфельдфебель, I./JG 52, на фронте. 28 июня 1942 года.

В 09:35 21.6.42 я взлетал со своим ведущим майором Бекхом на свободную охоту в районе Изюм – Купянск – Валуйки. Я обнаружил советскую авиабазу в районе восточнее Валуйки. С майором Бекхом мы прошли над взлетной полосой три раза на высоте 3000 метров. Вскоре майор Бекх обнаружил в 1000 метрах далее еще одну вражескую посадочную полосу, которая была прикрыта русскими истребителями. И немедленно девять ЛаГГ-3 взлетели на перехват. Майор Бекх атаковал и сбил один истребитель, пилот которого воспользовался парашютом. Во время боя в районе появилось еще 20 советских истребителей. Кроме того, сильный огонь открыли зенитки.

После первой победы майор Бекх атаковал другой самолет. Во время атаки многочисленные ЛаГГ-3 атаковали майора сзади. Я смог сбить только один из них. Когда понял, что не могу прикрыть майора, я радировал по радио: «Десять вражеских истребителей позади тебя». Майор Бекх немедленно перешел в пикирование с целью оторваться от противников. В одном из разворотов увидел как очереди четырех зениток сошлись на его самолете. После чего увидел белый дым. который валил из его самолета. Я радировал: «Иди к линии фронта, г тебя белый дым». Я повторю свое сообщение. Самолет шел в то же направлении еще секунд 50 после чего потерял скорость и упал на землю, взорвавшись. Я не смог детально рассмотреть место падения так как веч бой с шестью ЛаГГ-3. Я не увидел чтобы майор Бекх воспользовался парашютом. Место падения приблизительно в 3-4 км юго-западнее Валуйки.

Подпись»


Пара Bf-109F на полевом ремонте или на разборке на запчасти осенью 1941 года. На заднем плане «Черная 8» из IV/JG 51с демонтированными агрегатами. Обратите внимание на отметки передней машины – 8 побед и все одержаны на Западе.


В составе Stab III./JG 53 летал лейтенант Юрген Хардер (слева) – брат Харро Хардера – лучшего летчики «Легиона Кондор» в Испании.


Штабные обозначения Bf-109F-2 из JG 51 в России, начало осени 1941 года.


Bf 109F-2 «Желтая 4» из 12./JG 51, осень 1941 года

Мистические события

Вечером 21 июня семья Бекха по радио была извещена о геройской гибели Фридриха. Командование Люфтваффе отослало официальное письмо о его гибели.

Смерть Бекха сильно подорвала дух летчиков JG 52 – шутка ли за три недели потеряли двух командиров! Многие обвиняли Грассмука в том, что он не смог увидеть развязки боя. Некоторые были уверены, что Бекх мог спастись и попал в плен. Они получили неожиданное подтверждение в виде показаний советского летчика, сбитого неделей позже. По его словам им в плен попал раненный немецкий летчик с генеральскими красными полосами на брюках. После того как ему показали несколько фото, он уверенно опознала майора. Эти показания позволили в официальных бумагах исправить «погиб в бою» на «пропал без вести».

Однако по прошествии нескольких лет после окончания войны в официальных бумагах все таки появилась запись «Gefallen» (погиб в бою). Неожиданное событие, которое поставило точку в судьбе майора, произошло в начале 2002 года. Тогда на немецких исследователей вышел поисковик Евгений Белогуров, который по его словам в 1976 году посетил место падения Bf 109 недалеко от Валуйки. По словам местных жителей, этот самолет был сбит в бою с четверкой советских истребителей. Как утверждает Белогуров, самолет находился на глубине примерно три метра, и в кабине было хорошо сохранившееся тело летчика. При нем были документы на фамилию Бекх и дневник, последняя запись в котором датирована 19 июня 1942 года. Эта информация была сообщена семье Бекха и в Германскую комиссию по военным захоронениям и вполне вероятно, что на данный момент немецкий летчик перезахоронен.


Солдаты СС рассматривают Bf 109F-2 из Stab/JG 53, совершивший удачную аварийную посадку. Всего к октябрю 1941 года, когда эскадра покинула Восточный фронт шесть пилотов погибло, семь пропало без вести, два попало в плен и 26 были ранены. Сами же летчики JG 53 заявили о 769 победах.



Юрген Хардер со своими родителями (вверху справа), вероятно только прибыв на Восточный фронт. 25 сентября 1941 года он одержал 10 побед, но в тот же день из-за выработки топлива разбил свой нестандартно окрашенный самолет (справа и внизу) в аварийной посадке недалеко от Новгорода. Погиб в бою 17 февраля 1945 года, имея 64 победы.


Операция «Тайфун»

Операция по взятию Москвы, которая должна была венчать по идее «Барбаросса» в документах Германского Генштаба получило название операция «Тайфун». К 30 сентября 1941 года летчики Люфтваффе заявили о 14500 уничтоженных советских самолетов, включая примерно 5000 в воздушных боях. Собственные потери на Восточном фронте с 22 июня по 27 сентября 1941 года оценивались в 1603 потерянных самолета и 1028 поврежденных (потери истребителей соответственно 466 и 333).

На тот момент в составе 2 ВФ были следующие истребительные части: Stab. II. и III. JG 3; III./JG 27; JG 51; I. и II./JG 52: III. JG 53. В составе I1I./JG 27 было первое испанское подразделение в войне – l/o Escuadrilla Azul. которая была обозначена 15.(Span.) JG 27. 27- 28 сентября общее количество летно-пригодных самолетов в составе JG 3 оценивалось в 30 Bf 109, в III./JG 27 – всего 11, а в JG 51 – 50 истребителей.

Операция «Тайфун» началась 30 сентября с атаки танковой армии Гудериана. Но в ответ советское командование бросило все наличные авиационные части – а на 1 октября это 301 бомбардировщик и 201 истребитель, кроме того в бой были брошены части 6 ИАК ПВО. Впервые в массовом количестве стали применять истребители новых типов – МиГ-3, ЛаГГ-3. Як-1, Ил-2. Пе-2. А практические все истребительные части Люфтваффе нуждались в отдыхе, в итоге в начале октября на этом направлении остались только II и III. JG 53.

2 октября обер-лейтенант Карл-Гейнц Лисманн из I./JG 52 только переведенный из Голландии на Восток в первом же вылете сбил четыре советских самолета. На следующий день JG 51 одержала две победы, однако и потери составили два самолета. В одном из них погиб обер-фельдфебель Гейнрих Хоффманн, ас с 63 победами, сбитый недалеко or Шаталово. По всей видимости, его сбил старший лейтенант Сергеев из 233 ПАП. На следующий день комманданте Анхель Салас Ларрасабаль одержал первые две победы, сбив И-16 и Пе-2.



Два вида Bf 109F, которые пилотировал в России майор Гюнтер Лютцов, командир JG 3. На верхнем фото оружейники пристреливают его пушку и пулеметы а внизу хорошо видно собственное имя “Sputz».

«Мы просто делали то, что должны…»

Драгустин-Карл Иванич, JG 52

Перед войной я получил диплом по авиастроительству. Хорватия стала независимой в 1941 году, на тот момент я был лейтенантом резерва и имел опыт полетов как на Me 109В, так и на других истребителях югославского производства. С началом войны в СССР я добровольцем записался в Люфтваффе. Летом 1941 года я в числе таких же добровольцев был отправлен для подготовки в Герцогенаурах в Германии.

В начале октября мы прибыли в Полтаву в состав lll./JG 52. Наша группа из 24 хорватских летчиков-истребителей была организована в 15./JG 52 под командованием полковника Франьо Джала. Несмотря на то, что наши германские коллеги летали на Bf 109F, нам дали «Эмили». Хотя в нашем штаффеле был один «Фридрих», но на нем летал немецкий куратор лейтенант Баумгартен. Мы свободно разговаривали на немецком и поэтому в общении с немецкими летчиками не возникало проблем. Если бы мы попали в плен наша судьба была бы незавидной, так как русские относились к союзникам немцев гораздо хуже чем к самим немцам.

Свой первый боевой вылет я совершил 10 или 12 октября 1941 года, во время которого мы атаковали советские штурмовики, которые атаковали наземные войска. У меня не было страха и я одержал первую победу, сбив И-16 «Рата». И-16 были не быстрыми, но очень маневренными. Первая победа была как бы испытанием, впервые я убил человека, но я увидел войну. В конце октября мы базировались в Харькове, но вскоре были переведены в Таганрог. 20 ноября наш немецкий куратор столкнулся с «ратой» и погиб. В декабре 1941 года мы базировались в Мариуполе. Зима 1941\42 годов была очень суровой, но благодаря тому что мы были хорошо экипированы и жили в бараках, а не в поле, пережили ее нормально. Основной проблемой в этих условиях был запуск двигателей перед вылетом».

Пика побед в воздухе немцы достигли 5 октября, когда летчики JG 51 заявили 20 побед без собственных потерь. Так, в JG 3 Гюнтер Лютцов сбил четыре ДБ-3, а Гордон Голлоб одержал свою 51-ю победу, сбив два истребителя. Лютцов одержал еще четыре победы 9 октября, две – 10 октября и одну 11 -го числа. В следующие дни два летчика истребителя были награждены Рыцарскими Крестами с Дубовыми Листьями. Самой результативной стала I./JG 52. которая с 2 по 10 октября сбила 58 побед при 7 собственных потерях.

Не сидели сложа руки и Советы, которые к 10 октября перебросили четыре бомбардировочных полка из Средней Азии, что позволило провести массированный рейд по основным местам базирования 2 ВФ. Эта операция, начавшаяся 11 октября, продолжалась 8 дней, но была неудачной. За этот период только фон Кагенек из JG 27 сбил три Ил-2 11-го числа, затем МиГ-3 12-го. доведя свой счет побед до 65 (из них 47-на Восточном фронте). 12 октября с фронта была отведена III./JG 27, оставив правда испанцев, a II./JG 3 была переброшена южнее в состав 4 ВФ в Крыму. 13 октября JG 51 записала 10 побед при потере 7 собственных машин. На следующий день штурмовики из 10 сад, 12 сад и 450 ШАП атаковали немецкие колонны в районе Юхнов – Спас Демьянск. Поднятые на их перехват испанцы и летчики JG 3 заявили о множестве побед – так, Ларрасабаль претендовал на три сбитых ДБ-3, а майор Лютцов – на МиГ-3 и ДБ-3 (это его 96-я и 97-я победы).

7 октября советские войска попали в очередной «котел» в районе Вязьма – Брянск, однако резко ухудшившиеся погодные условия фактически приковали авиацию сторон к земле. Соответственно уменьшились и темпы наступления на Москву с севера и юга. Так, за 19 октября весь 2 ВФ выполнил всего 51 боевой вылет, в редкие дни улучшения погоды количество вылетов резко увеличивалось – с 22 по 23 октября было выполнено 939 вылетов. Проявляла активность и советская авиация – за эти два дня JG 51 одержала 17 побед, при собственных потерях в 7 машин.

На следующий день майор Гюнтер Лютцов выполнил два боевых вылета. Около 10:30 он обнаружил небольшую группу МиГ-3 и в первой же атаке сбил один самолет (99-я победа). В последующем 10-минутном бою ему удалось поразить еще один самолет и летчик стал вторым пилотом, одержавшим 100 побед во Второй Мировой войне. Во втором вылете в этот день (около 14:23) Лютцов сбил третий МиГ-3, однако по возвращению пришел приказ, запрещающий ему боевые вылеты.

В условиях приближающейся зимы советские летчики сконцентрировались на ударах по местам базирования немецкой авиации, что вскоре стало приносить свои плоды. Испанцы понесли свою первую победу – 25 октября в бою был ранен лейтенант Абундио Цестеро Гарсия. Через два дня – был сбит пилот 7./JG 51 обер-лейтенант Герберт Вехнельт, перед этим сбивший Ил- 2 (его 19-я победа). Летчик был серьезно ранен и надолго выбыл из строя.



Еще две фотографии самолета майора Лютцова. 24 октября 1941 года он одержал 101-ю победу. Отметки побед на самолете Люотцова были нанесены очень короткое время пока он был в JG 51.


Несколько «Мессершмиттов» разных модификаций из состава III./JG 77, собранные на полевой площадке для ремонта. «Черная 1» принадлежит обер-лейтенанту Антону Хаклю из 5./JG 77.


Оберет Вернер Мёльдерс вернулся из вылета в район Севастополя. Несмотря на личный приказ Гитлера, запрещавшей летать он, например, 8 ноября сбил Ил-2, который не вошел в его официальный список побед. В этом вылете он летал на Bf-109F-4 из состава Stab II./JG 3.


На фотографии виден киль самолета обер-лейтенант Гюнтера Ралля, аэродром Белая Церковь, лето 1941 года.


Первые пять недель операции «Тайфун» принесли Красной Армии потери в 650 тысяч человек убитыми. Что касается потерь в воздухе, то только в октябре JG 51 заявила о 289 победах при потере 13 Bf 109. Официально заявленные ВВС РККА потери с 30 сентября по 5 ноября 1941 года составили 293 самолета. Так, на 29 октября в составе 29 ИАП и 187 ПАП числилось всего два истребителя, в этот же день 198 ШАП потерял единственный оставшийся в его составе Ил-2.

С 1 по 8 ноября Люфтваффе заявили о 2174 уничтоженных советских самолетах: 1293 в воздушных боях. 412 – зенитками и 469 на земле. Советские потери в день составили 33 самолета в отличие от 100 – в первые дни войны на Востоке. Это был результат работы над ошибками, которое провело командование советских ВВС.


Обер-лейтенант Курт Уббен из 8./JG 77 вернулся из боевого вылета на своем истребителе «Черная 13».

«У них были хорошие самолеты…»

Альфред Гриславски, III./JG 52

Я родился 2 ноября 1919 года и уже с ранних лет хотел вступить во флот или стать летчиком-истребителем. Когда пришло время поступать во флот оказалось слишком много желающих и я поступил в морскую авиацию (Marine-Flieger). Вскоре перевелся в бомбардировочную авиацию, но я хотел быть летчиком – истребителем, а не «водителем автобуса». После двух лет летных школ и разных не боевых частей наконец то попал в III./JG 52 около Калэ. Это подразделение понесло тяжелые потери в боях над Британией и вскоре было выведено с фронта сначала в Берлин – Добериц, а потом в Румынию.

Как раз в это время были основаны чисто истребительные авиашколы, поэтому я закончил свою подготовку сначала в Столпе, а потом в Мерсеберге. Я уже отправился в путь, как в Дюссельдорфе получил телеграмму возвращаться в Берлин – Добериц.

Когда мы прибыли в Бухарест, в Румынии нашей задачей было прикрытие нефтяных месторождений в Плоешти. В то же время мы занимались подготовкой румынских летчиков – истребителей. Когда началась русская кампания мы были переброшены на южный участок Восточного флота, где наши предшественники – VI./JG 5 – действовали очень успешно. В начале наши русские противники на своих устаревших истребителях не представляли особой опасности. Но с появлением МиГов, Яков и ЛаГГов ситуация коренным образом изменилась. У них были очень хорошие самолеты, которые были легче чем наши и проще управляемые.

В это время наш штаффель был разделен на две части, которые действовали автономно. После боевого вылета нас перевооружали, заливали бензин и мы снова вылетали. В этих условиях летчикам, для того чтобы поесть и отдохнуть было очень мало времени.

Свою первую победу, И-16, я одержал 1 сентября 1941 года. Второй сбитый мной самолет стал 50-м для 9./JG 52 и 242-м для II1./JG 52. Вот официальный отчет: «Победа над И-16, 5 км севернее Харькова, 3 октября 1941, 17:02. Высота – 1500 метров»:

3 октября 1941 года я вылетел вместе с лейтенантом Графом для атаки аэродрома севернее Харькова, в ходе вылета Граф уничтожил два вражеских самолета на земле. После атаки мы набрали высоту 1500 метров. Северо-западнее Харькова мы на высоте 2000 метров заметили группу 20 русских истребителя разных типов. Я атаковал последний, И-16, и после моей очереди от него пошел черный дым и вскоре он вертикально упал на землю. Я был атакован несколькими русскими самолетами, но они были отогнаны лейтенантом Графом».


Над Харьковом и в Крыму

После Битвы под Киевом в середине сентября 1941 года части 4 ВФ перенацелили на советские индустриальные центры в Харькове, Донбассе и Крыму. До переброски в состав 4 ВФ JG 3 тут было сосредоточено всего четыре истребительные части – III./JG 52, переброшенная в Полтаву для помощи в наступлении на Харьков. II. и III. JG 77,1.(J)/LG 2, действовавшие на правом фланге группы армий «Юг».

Несмотря на свою малочисленность командованию Лютфваффе удавалось если не завоевать господство в воздухе, то по крайней мере создавать перевес на отдельных участках фронта. В этих условиях летчики очень быстро наращивали свои счета – так, унтер-офицер Герхард Копен из 8./JG 52 свою первую победу одержал 24 июня, а 24 сентября на его счету было уже 19 побед. Всего с 3 по 14 октября 111./JG 52 одержала более 50 побед без потерь со своей стороны.


Обер-лейтенант Уббен был очень удачливым летчиком – на 25 июля 1941 года на его счету было 20 побед. На фото он справа.


Слева: фотография гауптмана Курта Уббена, награжденного Дубовыми Листьями 12 марта 1942 года. После России он сражался в Северной Африке, где достиг отметки в 100 побед. Погиб во Франции 27 апреля 1944 годи, когда на его счету было 110 побед.


Хорошая фотография киля самолета Уббена, ни которой видны отметки о 39 победах. Первой победой летчика был голландский Фоккер D-XXI, сбитый 10 мая 1941 года, потом был британский «Харрикейн». Остальные победы одержаны на Восточном фронте. После 39-й победы летчик был сбит и эта фотография вероятно сделана русскими фотографами.


Bf109 F из III./JG 77 сфотографирован в начале осени 1941 года. Нанесенные 30 отметок о победах не позволяют точно определить летчика, вероятно это был обер-лейтенант Курт Уббен.



Лейтенант Отто Шлёссер из 4./JG 53 два раза попадал в аварии, в первой Шлёссер подломал шасси, результат можно видеть на этом фото. Шлёссер погиб на В/109 F-4, W.Nr. 8389 6 сентября в 66 км южнее Шлиссельбурга, столкнувшись с препятствием на малой высоте.


Обер-лейтенант Карл-Гейнц Лисманп, командир I./JG 52 после ранения одержанного в бою над Клином 6 ноября 1941 года. В результате ранения он вернулся на фронт только в мае 1942 года и то без разрешения летать.


Основным местом базирования для частей Люфтваффе были сельскохозяйственные угодия. Поэтому были нередки были случаи когда рядом с самолетами продолжали работать крестьяне.


Несмотря на заявления об успехах части Вермахта очень сильно страдали от налетов советской штурмовой авиации – в отчете 17-й германской армии за 9 октября читаем: «постоянные атаки противника с воздуха являются основной причиной замедления нашего наступления». Через два дня в отчете проскакивают цифры в 196 погибших в результате налетов советской авиации. Придерживая наступление противника, советским властям удалось эвакуировать вглубь страны 1523 фабрики и заводов. Сюда кстати были включены и 85 процентов авиационной промышленности, причем немецким бомбардировщикам удалось нанести только минимальный ущерб коммуникациям.

Южнее попытка сходу взять Крым 11-й германской армии провалилась, наткнувшись на серьезное сопротивление. Поддерживаемые 200 истребителями и 130 бомбардировщиками советские части смогли удержать Перекоп. В следующей атаке 26 сентября JG 77 и I.(J)/'LG 2 сбили 29 советских самолета при потере двух своих истребителей, тем не менее, советская авиация все таки сыграла решающую роль в отражении и этого наступления.

Большинство советских самолетов, сбитых 26 сентября были бомбардировщиками и штурмовиками, причем некоторые бипланами!

30 сентября капитан Любимов и старший лейтенант Михаил Авдеев, одни из лучших летчиков, перехватили пару Bf 109 из 4./JG 77 и сбили один из них. Пилот – унтер-офицер Юлиус Дитэ воспользовался парашютом и был захвачен в плен (позже умер). Его пистолет ныне экспонируется в Центральном Музее ВМФ в Санкт-Петербурге.

1 октября летчики III./JG 77 сбили три И-16, но потеряли два своих самолета. Через два дня в отчетах все той же 11-й армии так было охарактеризовано положение на Перекопе: «Вражеские ВВС очень активны в течение всего дня, атаковали населенные пункты, артиллерийские позиции и расположение войск крупными силами (в одной из атак отмечены 27 самолетов). Враг имеет полный контроль в воздухе». 8 октября в воздушном бою с парой МиГ-3 погиб обер- лейтенант Курт Ласе из 9./JG 77. На момент гибели на его счету было 38 побед. Интересно, что в немецком отчете указано, что он столкнулся со своим ведомым – фельдфебелем Робертом Хелмером.


Обер-лейтенант Хорст Карганико из I./JG 77. Фото сделано на награждении летчика Железным Крестом 25 сентября 1941 года.



23 октября 1941 года унтер-офицер Альфред Гриславски разложил свой Bf 109F-4 на аэродроме Полтава. После нескольких минут полета у Гриславски отказал двигатель и он совершил аварийную посадку. Гриславски стал лучшим летчиком III./JG 52, одержав 132 победы. После войны Грисалвски вступил в Бундеслюфтваффе.


Обер-фельдфебель Хьюго Дахмер, который вместе с Карганико составлял убийственную для советских бомбардировщиков пару.


Вернер Мёльдерс поздравляет обер-фельдфебеля Эдмунда Вагнера из 9./JG 51 за очередную победу. Вагнер погиб 13 ноября 1941 года, имея на своем счету 57 побед.


8-тонный полугусеничный SdKfz 7 тянет Bf 109F из состава 2./JG 54 на аэродроме Лиссино, начало осени 1941 года.


Тем временем германская 1-я танковая группа открыла новый фронт, начав наступление из район восточнее Киева в район юго-восточнее Азовского моря. 9 октября ВВС Южного фронта в строю оставалось всего 134 летно-пригодных самолета, тем не менее советские летчики постарались остановить наступление. Так. 1 октября 4 ШАП и 20 ШАП над целью столкнулись с истребителями II. JG 77. в итоге были сбиты восемь Ил-2. Другие советские бомбардировщики постарались уничтожить немецкие силы на аэродроме Чаплинка. Однако вовремя поднятые в воздух истребители III. JG 77 смогли сбить 14 атакующих самолетов, четыре из них пошли на счет обер-лейтенант Курта Уббена, доведя счет его побед до 45.

Положение в Крыму вынудило командование снять с московского направления II./JG 3. Эта группа под командованием Гауптмана Гордона Голлоба была одной из самых результативных на Восточном фронте, одержав здесь более 400 побед. Группа прибыла в Чаплинку 16 октября, и на следующий день летчики совершили свой первый боевой вылет в новом для себя районе. Во время эскортирования бомбардировщиков на Евпаторию Голлоб сбил два вражеских самолета, доведя свой счет побед до 60. С новыми силами генерал фон Манштейн 18 октября начал новое наступление. Голлоб старался переломить ситуацию в воздухе, что отражено в его дневнике: «Девять побед, все 11-16 (вероятно МиГ-3). Первый взлет в 06:47- две победы, второй вылет в 09:45 – пять побед, третий – 14:40 – две победы».

На земле все было не так отлично – германские войска не смогли пробить советскую оборону, снова наткнувшись на массированные атаки с воздуха.


Место падения Не-111 из KG 27, в котором погиб Мёльдерс.


Фюрер пришел отдать последние почести.


С началом русской зимы температуры упали до -45. Эти машины принадлежат к 8-му штаффелю (внизу) и 9-му штаффелю (вверху) JG 52.



Так, во время внезапной атаки ночью Пе-2 из состава 40 бап ВВС ЧФ смогли нейтрализовать аэродром Чаплинка. В очередной раз потребовалось усиление и вскоре в этот район была переброшена III./JG 52. 23 октября все наличные истребительные силы во главе с инспектором Главного Штаба ВВС оберстом Вернером Мёльдерсом организовали массированную атаку советских позиций на Перекопе. К концу дня 34 советских самолета были сбиты, а 11-я армия смогла прорваться в Крым.

На следующий день II./JG 3 и 11I./JG 52 приложили все усилия, чтобы уничтожить советскую авиацию. Асам удалось значительно повысить свои счета – тот же Голлоб, сбив И-153 26 октября, достиг отметки в 85 побед.

За следующие несколько дней 11-я армия смогла оккупировать весь Крым, кроме Керченского полуострова (держался до мая 1942 года) и Севастополя (захвачен в июле 1942 года). В начале ноября 11./JG 3 покинула Восточный фронт и была отправлена на отдых в Германию. Свои самолеты летчики оставили III./JG 77, которые оставались в Крыму. Самолет Голлоба был передан лично оберсту Мёльдерсу. Несмотря на личный приказ Гитлера он продолжал неофициально выполнять боевые вылеты в ноябре 1941 года, одержав несколько побед, которые не вошли в официальный список его побед.


28 ноября обер-лейтенант Гюнтер Раллъ из 8./JG 52 был ранен в воздушном бою и совершил вынужденную посадку на своем Bf-109F-4 W.Nr.7308 недалеко от Ростова. По немецкой классификации самолет был поврежден на 95% и был списан.


Остатки самолета Bf-109F-2 W.Nr.9713, найденные немецкими солдатами. Согласно документам 2./JG 51 летчик лейтенант Вальтер Шик пропал без вести. В найденных останках самолета следов летчика не обнаружено.


Выкрашенные в белый цвет Bf 109F-2 принадлежат II./JG 51, Брянск, декабрь 1941 года. Обратите внимание на по-разному окрашенные капоты двигателей истребителей.

На севере

На самом северном фланге советско- германского фронта части Вермахта наступали из оккупированной Норвегии с целью захвата Мурманска, единственного незамерзающего порта на севере СССР. Поддерживали это наступление авиационные части, сведенные в Luftwaffenkommando Kirkenes, входившее в состав 5 ВФ. В его составе было около 100 самолетов, из которых 20 Bf 109Е из 1. и 14./ JG 77. Им противостояло 263 советских самолета далеко не новых типов.

В отличии от всего Восточного фронта боевые действия здесь начались не 22 июня, а гораздо позже. В воздухе впервые отметились обер-лейтенант Хорст Карганико и Хьюго Дахмер, которые атаковали советский мая к в заливе Кола.

Карганико и Дахмер стали самой результативной парой на Севере. На момент начала войны с СССР Карганико одержал шесть побед, а Дахмер -11. Они придерживались тактики «диких свиней», которая заключалась в атаке группы бомбардировщиков парой истребителей с разных направлений и на разной высоте, что создавало у стрелков впечатление большего количества атакующих самолетов.

Значительно усилился перевес Люфтваффе с вступлением в войну Финляндии на стороне Германии. Теперь германские летчики получили поддержку со стороны РЛС «Фрея» и это был единственный участок Восточного фронта, где использовалась РЛС. Однако на Севере воевало несколько достаточно опытных советских летчиков – в том числе и старший лейтенант Борис Сафонов из 72 сап ВВС СФ. Он стал лучшим советским асом 1941 года.

12 июля количество побед Дахмера достигло 22, а Карганико – 13. В это время они находились в Петсамо, финском городе, аннексированном СССР в 1940 году. Однако вскоре наступление германской армии было приостановлено и стороны перешли к позиционной войне с небольшим количеством воздушных боев. Это был период полярного лета, когда солнце находится на небе 24 часа в сутки. Карганико 25 июля одержал достаточно необычную победу, сбив гидросамолет МБР-2.


На северном участке фронта истребители JG 54 широко использовались как истребители-бомбардировщики. В зимние месяцы самолеты не могли поднять 500-кг бомбы поэтому широко применялись 250-кг (как на фото).


Киль самолета Bf 109F-2 «Черная 5» лейтенанта Гейнца Ланге из 8./JG 54. Ланге был награжден Железным Крестом 18 ноября, а закончил воину с 70 победами. Этот самолет был разбит с 50% повреждениями 6 июля 1941 годи.


Немецкий солдат позирует на фоне Bf 109F-2 «Черная 3» из состава 8./JG 54, разбившегося в октябре или ноябре 1941 года. Обратите внимание на бронестекло и окраску кока винта.


В это время в Северном море появились британские авианосцы «Викториус» и «Фьюриос» и 30 июля 30 Фэйри «Альбакор» и 9 «Фульмар» из состава 827-й, 828-й и 817- й эскадрилий атаковали германские суда в Киркенесе. На их перехват были подняты девять Bf 109 из 1./JG 77 и четверка Bf 110 из 1.(Z)/JG 77. В результате воздушного боя были сбиты 12 «Альбакоров» и 4 «Фульмара» (немцы заявили о 28 победах) при потере одного Bf 110 и Ju 87. Дхамер в отличие от Карганико не участвовал в этом бою, но смог отличится через два дня, сбив свой 25- й самолет противника. Вскоре он стал первым немецким летчиком на Севере награжденным Рыцарским Крестом.

Другим успешным летчиком I./JG 77 был лейтенант Гейнц Махлкуч. который успел одержать 16 побед, пока не пропал без вести в очередном вылете 23 августа 1941 года. Вскоре в группе появился 20-летний унтер-офицер Рудольф Мюллер. Уже в третьем своем боевом вылете 12 сентября он одержал первую победу, сбив И-16, а через пять дней сбил ДБ-3 и И-153. Вскоре Мюллер стал одним из самых известных немецких летчиков на Севере.

Одновременно начался процесс перевооружения советских авиачастей на МиГ-3, ЛаГГ-3 и истребители западного производства, поставляемые в рамках программы «ленд-лиза». В числе первых в Мурманск были доставлены 39 «Харрикейнов» вместе с летчиками 81-й и 134-й эскадрилий RAF. Появление этих истребителей немцы зафиксировали 12 сентября, когда ими был сбит Bf 109Е при потере одного истребителя. До сих пор существуют разные мнения кто пилотировал «Харрикейны» в этих вылетах. Хотя например из трех побед, зафиксированных англичанами 26 сентября подтверждается только одна. В то же время на счет Мюллера 27-го числа пошел один такой истребитель как его четвертая победа.

За первые три месяца войны против Советов летчики 1./JG 77 претендуют на 100 побед при потере 10 Bf 109 и трех летчиков. 25 сентября, через два дня после своего 24-летия Карганико получил Рыцарский Крест (на тот момент на его счету было 27 побед). В это же время все истребительные части на севере были сведены в Jagdgruppe zur besonderen Verwendung (Истребительную Группу Специального Назначения) под командованием майор Хенинга Штрумпелля.

С наступлением в октябре полярной зимы количество дневных часов значительно уменьшилось, что резко сказалось и на интенсивности боевых действий. Одно звено под командованием Дахмера было переброшено на аэродром около Алакурти для поддержки действий финской армий на этом направлении. 25 октября все наличные самолеты были подняты для отражения атаки советского подразделения в 150-200 человек, которые под покровом ночи подобрались к аэродрому. За два вылета четыре истребителя рассеяли противника.

Мюллер сбил свои очередные советские самолеты, два СБ и И-16, 2 и 4 ноября, а через несколько дней 1./JG 77 была выведена в тыл. Последние недели 1941 года отличались большой активность советской авиации. Был сбит лейтенант Альфред Якоби из Jagdgruppe z.b.V, который стал 15-й победой советского аса Сафонова.

Неприятный инцидент произошел 8 ноября, когда во время очередного вылета оберст Карл Шумахер из Jagdfliegerfuhrer Norwegen по ошибке перехватил и сбил финский санитарный «Дрэгон Рэпид». К счастью, жертв удалось избежать, инцидент быстро замяли – финский экипаж наградили Железными Крестами, а Шумахера перевели на другой участок фронта.

Всего потери 5 ВФ составили 89 самолетов поврежденных и сбитых с июня по ноябрь 1941 года. Аналогичные советские потери как от действий немецкой, так и финской авиации составили 221 самолет.


Камуфлированные зимним камуфляжем самолеты из состава Stab/JG 54 на аэродроме Рельбицы (северная Россия). На машине справа летал майор Ханнес Траутлофт. Левый самолет принадлежал обер-лейтенанту Отто Катху.


Bf 109F из состава Erg./ JG 54 в ноябре 1941 года. Обратите внимание на эмблему и зимнее обмундирование техников.


Bf 109F-4 из JG 54 во временном зимнем камуфляже. В спешке закрашивались все эмблемы, но в процессе эксплуатации белый цвет изнашивался, показывая оригинальный камуфляж.

Конец кампании

В конце октября – начале ноября 1941 года тяжелые погодные условия России фактически остановили боевые действия на Восточном фронте, вернее перевели в позиционное русло. Как только появлялась погода, советские летчики старались атаковать немецкие части, немногочисленные немецкие истребители, как могли, методом «свободной охоты» старались прикрыть свои войска. На Севере JG 54 заявила о 11 победах 6 ноября, доведя счет победы эскадры до 1500, а на юге по дороге на Ростов I. (J)/LG 2, III./JG 52 и II./JG 77 нанесли советским летчикам тяжелейшие потери.

Наиболее тяжело приходилось летчикам 2 ВФ под Москвой, так как сюда советское командование стянуло самых подготовленных летчиков и лучшие самолеты. Кроме того, не лучшим образом сказалось то, что из-за тяжелого положения на Средиземном море несколько подразделений Люфтваффе было переброшено туда. В итоге на прикрытие всех армий группы «Центр» остались всего лишь JG 51 и I., II./JG 52. В итоге за ноябрь JG 51 зарегистрировала очень мало побед, да и потерь тоже. А с 4 по 15 ноября летчики I./JG 52 заявили только о 35 победах при четырех потерях, но 6-го в бою был тяжело ранен ведущий ас группы – обер-лейтенант Карл-Гейнц Лисманн (37 побед). А 13-го числа в воздушном бою огнем стрелков был сбит Эдмунд Вагнер из 9./JG 51 (57 побед). Его Bf 109F-2, “желтая 1” упал недалеко от деревни Пахмутовка.

С наступлением морозов 17 ноября фактически было остановлено наступление 1- й танковой армии на Ростов. Этому предшествовали также мощные авиационные налеты советской авиации – так, за 17 ноября ВВС РККА выполнили 400 боевых вылетов при активном противодействии III./JG 52 и II./JG 77. Всего же когда германские части 20 ноября вошли в Ростов в составе III./JG 52 оставалось всего 18 Bf 109.

Фактически части Вермахта потеряли инициативу, в составе частей Люфтваффе на Востоке оставалось очень небольшое количество самолетов. Видя такие трудности, 17 ноября покончил жизнь самоубийством Эрнест Удет. Через пять дней летевший на торжественные похороны на Не-111 попал в сложные погодные условия и погиб один из известных летчиков Люфтваффе оберст Вернер Мёльдерс. В честь его 24 ноября JG 51 получило почетное название «Jagdgeschwader Molders», a JG 3 стало «Jagdgeschwader Udet».

27 ноября внезапно ударили морозы под 40 градусов, и всяческое движение на фронте было парализовано. Для летчиков это было двойным ударом, так как большинство частей базировалось на полевых площадках, без всяких ангаров и прочих удобств цивилизации.

Ясное дело, что советские летчики были лучше подготовлены к такому развитию событий и использовали такой шанс что называется «на полную катушку». Так, 28 ноября частям 2-й танковой армии Гудериана были нанесены жесточайшие потери. Поднявшиеся несколько истребителей смогли сбить всего пять противников. 30 ноября внезапной контратакой советские войска выбили части 1-й танковой армии из Ростова. Используя то, что 2 декабря температура поднялась до -15 немцы сделали рывок и вышли в пригород Москвы Химки. Все наличные самолеты были брошены на поддержку этой самоубийственной акции.

Окончательно 2 ВФ потерял господство в воздухе 6 декабря, когда в ходе предпринятого контрнаступления против 600 немецких самолетов ВВС КА смогло выставить 1376 машин.

Уже 9 декабря советские части отбили Тихвин, а 13 декабря ВВС Калининского фронта смогли провести масштабную атаку аэродрома Клин, где находились истребители II./JG 52. Согласно немецким данным в период с 13 по 19 декабря на всем Восточном фронте было одержано всего 45 побед. А в целом на всем протяжении фронта немецкая сторона была вынуждена перейти к обороне.

Итоги

Первые шесть месяцев войны на Восточном фронте были крайне успешные для немецкой истребительной авиации – было одержано около 7000 побед в воздухе. Это явилось следствием больших проблем в советской авиации конца 30-х годов и подтверждением большого опыта летчиков Люфтваффе. Наиболее удачной эскадрой стала JG 51, летчики которой заявили о 1820 победах при потере собственных 240. За тот же период на счет JG 54 пошло 1185 побед при потере примерно 200 собственных машин.

Общие же потери Люфтваффе на Восточном фронте с 22 июня по 6 декабря 1941 года оцениваются в 3442 самолета, из которых 2093 были либо сбиты либо потеряны в авариях. Общие потери истребителей составили 981 машину (568 уничтожено). Учитывая огромные советские потери стоит признать немецкие потери минимальными, однако из-за растянутых линий коммуникаций поддерживать необходимое количество боеготовых самолетов оказалось невозможным, что явилось одной из главных причин поражения Вермахта в главном сражении 1941 года – Битве за Москву.


Messerschmitt Bf 109F-2 «Желтая 2», лейтенант Эрих Виебахн, 3./JG 51, июнь 1941 года. Камуфляж этого самолета является стандартной заводской схемой, характерной для большинства Bf 109F, употребляемой до начала войны на Востоке. Все нижние поверхности покрашены Светло Голубым 76, крылья, фюзеляж и верхние поверхности – закамуфлированы пятнами 74 и 75, кроме того на фюзеляже есть пятна 02 и Зеленого 70. С началом боевых действий камуфляж стал меняться и в каждом подразделении стал применяться свой тип, в котором преобладал темно-зеленый цвет.


Messerschmitt Bf 109F-2 «Желтая 1», обер-лейтенант Гейнрих Саннеманн, 6./JG 3. Камуфляжная схема стандартная 74/75/76 с пятнами 02, 74 и 75. Капот двигателя был жатым, что является типичным для того периода. Кроме того, вдоль крыла и фюзеляжа есть черная полоса. На самолете есть бронестекло.


Messerschmitt Bf 109F, гауптман Герман-Фридрих Йоппиен, командир I./JG 51. На самолете отсутствуют эмблемы подразделения, зато на фюзеляже есть обозначение Gruppenkommandeur. Камуфляж стандартный 74/75/76 с пятнами на фюзеляже 02, 74 и 75.


Messerschmitt Bf 109F-2 «Желтая 4», лейтенант Ганс Бейсевенгер, 6./JG 54, июль 1941 года. II/JG 54 стала первой где стали экспериментировать с камуфляжем на заключительной фазе «Битвы за Британию». На этой машине фюзеляж покрашен двумя оттенками серого, поначалу 74 и 75, нижние поверхности -76. По фюзеляжу пятна 02 и полосы Зеленого 70. на этой машине половина кока винта покрашена зеленым 70, а вторая – желтым. На киле отметки о 18 победах.


Messerschmitt Bf 109 E «Желтая 3», II./JG 77, июнь 1941 года. В начальной фазе кампании на Востоке оригинальный камуфляж Е-4/В или Е-7 в виде 71/02 заменялся полностью зеленым 70 или 71. Учитываю дату потери этого самолета можно предположить что низ у него 65, но есть вероятность что и 76. Кок винта – 71. Как у большинства машин JG 77 желтая полоса с красным обводом. Эмблема группы – под кабиной.


Messerschmitt Bf 109F-2 W.Nr. 7307 из Stab/JG 53, лейтенант Фран Шиесс, июль 1941 года. Несмотря на стандартный камуфляж, данный самолет интересен тем, что носовая часть и кок винта были перекрашены. Перед операцией «Барбаросса» все самолеты Stab/JG 53 имели желтый кок винта и нос. Позже все было перекрашено в цвета 02, 70, 74 и 75. Интересно что отметки побед нанесены только с одного бока. Кроме того кабина окрашена в зеленый 70.


Messerschmitt Bf 109F-2 W.Nr. 8326, командира JG 53 майора Гюнтера фон Мальтзахна, начало августа 1941 года. Стандартный камуфляж 74/75/76 на этом самолете темнее на фюзеляже с 02 и 70. Кок винта -70 с белым сегментом и 49 отметок на киле. Обозначения Stab были нестандартными, но не уникальными, как например камуфляж, который состоял из кругов цвета 74 или скорей всего 70. Нижние поверхности – светло голубой 76. Интересно, что желтый цвет капота двигателя и киля закрашен основным цветом. На самолете нанесены обозначения 24 побед в воздухе и три самолета, уничтоженные на земле. Обратите внимание также на темную поверхность за выхлопными патрубками, закрашенную по видимому темно-зеленым.


Messerschmitt Bf 109F-2, W.Nr. 5458 из 1./JG 3, гауптмана Ганса фон Хахна, июль 1941 года


Messerschmitt Bf 109 E-4/B «Красная 5», W.Nr. 3605, пилот – обер-фельдфебель Рейнгольд Шмепщер, 8./JG 77. Перекрашен в полностью темно-зеленый 70 или 71 из стандартного камуфляжа. Такая схема характерна для JG 77. Кроме того, характерная красная обводка желтой полосы на камуфляже. Полностью темно-зеленый 70 кок винта с красной законцовкой. На киле – обозначения 19 побед.


Messerschmitt Bf 109F-4 “Белая 8", W.Nr. 7017 из 7./JG 52. Стандартный камуфляж 74/75/76, однако переходы цветов мягкие. На фюзеляже большое количестве пятен 70, а капот двигателя изначально желтый – перекрашен. Эмблема III\ JG 52 также немного закрашена, а кроме того отсутствует стандартный красный крест. Только нанесенная белая законцовка кока винта резко контрастирует с основным зеленым.


Messerschmitt Bf 109F-4 W.Nr. 8334 «Белая 1», обер-лейтенанта Фольфдитера Хью, 7./ JG 77, июль 1941 года. Большинство истребительных подразделений Люфтваффе на Востоке предпочитали темно-зеленую схему камуфлирования взамен заводской 74/75/76. И этот самолет практически полностью перекрашен Зеленым 70. Отметки на киле только один из вариантов, используемых этим летчиком.


Messerschmitt Bf 109F «Белая 2», W.Nr. 6702, Германа Ньюхоффа из 7./JG 53. Когда в эскадру пришло предписание закрасить желтые капот двигателя и киль, каждый механик поступил по-своему, посему каждый самолет представлял собой уникальный образец. На этой машине для закраски использовали зеленый 70 или 71 либо серый 74. Желтая полоса на фюзеляже слишком широкая, как и вертикальная полоса III. Gruppe.


Messerschmitt Bf 109F-2 «Белая 11», фельдфебеля Вернера Биефельда из 7./JG 51. Машина имеет стандартный камуфляж 74/75/76 с пятнами 02, 74 и 75. На киле – обозначения 9 побед летчика. На фоне сильно ободранного кока винта и лопастей сильно отличаются только покрашенный капот и эмблема эскадры.


Messerschmitt Bf 109F-2 “Черная 1" из 1V./JG 51. Камуфляж стандартный 74,75\76 с пятнами 02,70 и вероятно 74 или 75. Кок винта – полностью 71, а оригинальный желтый капот закрашен в полевых условиях. Символ IV. Gruppe нанесен на нестандартно узкой желтой фюзеляжной полосе. На киле отметки о двух победах.


Messerschmitt Bf 109F-2, «Белая 2», W.Nr. 5485, лейтенант Макс-Гельмут Остерманн из 7./JG 54. Самолет по состоянию на осень 1941 года, когда на счету летчика было 33 победы. Камуфляж стандартный 74/75/76 с пятнами 74 и 75 и желтыми ЭБО на нестандартных местах. Законцовка винта – черно-белая, сам он – зеленый 70. Эмблема III./JG 54 – под кабиной, эмблема 7. Staffel на капоте двигателя.


Messerschmitt Bf 109F-2 «Черная 12», унтер-офицера Питера Бремера из 2./JG 54, осень 1941 года. Самолет имеет собственное имя "Hermannchen ” и несет камуфляж 74/75/76 с пятнами 79, 02 и 70. Шесть отметок побед на стандартном месте.


Messerschmitt Bf 109 E-4, майора Фридриха Бекха, командира IV./JG 51, март 1941 года. Самолет окрашен по нестандартной схеме из разных цветов серого 74 и 75 и пятен 02 и 70. На киле отметка о единственной победе – «Спитфайре», сбитом 5 марта 1941 года. Нет никаких персональных эмблем, что было стандартно для того периода.


Messerschmitt Bf 109F «Черная 7» из 2./JG 3, пилот – обер-лейтенант Гельмут Мекель, июль 1941 года. Несмотря на стандартный камуфляж 74/75/76 на фюзеляже нестандартно темный с пятнами 02/74/75 и большим количеством темно-зеленого 70. Оригинальный желтый капот двигателя закрашен практически полностью 70. На киле отметки о 22 победах.


Messerschmitt Bf 109F-4 W.Nr. 7079 командира JG 52 майора Ханнса Трибенбаха, октябрь 1941 года. Оригинальный камуфляж 74/75/76 на этой машине практически полностью заменен темно-зеленым 70. Хорошо видно что крест и заводской номер пытались накрыть маской при перекраске. Капот двигателя полностью желтый, а киль-перекрашенный. Желтая полоса не на стандартном месте, однако такое встречалось очень часто. Кок винта без обычного белого элемента.


Messerschmitt Bf 109F, W. Nr. 8085 лейтенанта Юргена Хардера из III./ JG 53, лето 1941 года. Этот самолет покрашен стандартно – 74/75/76, но поверх нанесено столько 02 и 70 что заводского камуфляжа практически не видно. Под кабиной нанесено собственное имя – в память о брате – Харро Хардере, командире III./JG 53, погибшем 12 августа 1940 года. Удивительно, но на самолете нет отметок о победах.


Messerschmitt Bf 109F-2 майора Гюнтера Лютцова, командира JG 3, лето 1941 года. Стандартный камуфляж 74/75/16 дополнен пятнами 02, кроме того есть 74, 75 и 70. Нанесены желтые ЭБО и все обозначения что это машина командира эскадры.


Messerschmitt Bf 109F-4 «Черная 13» командира 18./JG 77 обер-лейтенанта Курта Уббена, сентябрь 1941 года. На самолет нанесено очень большое количество темно-зеленых пятен 70. Желтая полоса на фюзеляже обведена красным. Кок винта – зеленый 70 с красной оконцовкой. На киле нанесены отметки о 35 победах и маленькое изображение Железного Креста. Почему отметка о 20-й победе, одержанной 25 июля 1941 года, выделена отдельно-непонятно.


Messerschmitt Bf 109F-4 «желтая 8» унтер-офицера Альфреда Гриславски из 9./JG 52. Стандартная серая схема в полевых условиях модифицирована нанесением большого количества зеленой 70. Интересен разный оттенок желтого цвета, использованного при нанесении ЭБО. Кок винта – желтый с небольшой обводкой зеленым.


Messerschmitt Bf 109F-4 обер-лейтенанта Отто Катха из Stah/JG 54. Поверх нанесенной на время зимы краски проступает оригинальный камуфляж. На фото камуфляж очень изношенный. На желтом киле нанесены отметки о 6 победах. Обратите внимание на перекраску оплетки кабины. Лейтенант Катх был ведомым Ханнес Траутлофта.


Messerschmitt Bf109 F-4 «Черная 16» из состава JG 54. Сквозь нанесенную белую краску очень сильно проступает черно-зеленый камуфляж. Нижние поверхности серый 76.


Messerschmitt Bf 109F-2 фельдфебеля Рудольфа Ниелингера из 4./JG 51. Самолет полностью окрашен в белый цвет. Несмотря на то что RLM рекомендовала эмульсию Ikarin-A2515.21, однако фактически в частях красили тем, чем было под рукой. Причем наносили как кистью, так и пульверизатором.


Bucker Ви 131 «Jungmann» из 1./JG 54. Изначально самолет предназначался для тренировок, поэтому был окрашен полностью светло-серым L40/52. Позже, когда самолет стал использоваться как связной в JG 54, был перекрашен в стандартный 70 71 с 65. Оригинальный серый остался только на фоне свастики. Зимой самолет перекрашен белым. Собственное имя «Lilli-Marlen» в честь популярной тогда песенки нанесено красным под передней кабиной. Эмблема 2./JG 54 в белом круге на желтом капоте двигателя.


Messerschmitt Bf 109F из 7./JG 54. Самолет покрашен по зимней схеме, сильно изношенной. Капот двигателя полностью желтым. Обратите внимание что сняты щитки Шасси.



Оглавление

  • Введение
  • 22 июня 1941 года
  • Борьба за господство в воздухе
  • «Рата» это трудный оппонент…
  • Мы чувствовали, что разворачивается масштабная драма…
  • Наступление через Прибалтику
  • На Украине
  • «Мессершмитты» над Смоленском
  • «Мы тоже спросили коммодора почему был потерян бомбардировщик..»
  • В направлении Ленинграда
  • Через леса, болота и луга…
  • Окружение под Киевом
  • Фридрих Бекх
  •   Начало карьеры
  •   Бекх становится командиром группы
  •   Командир эскадры
  •   «Грассмук Оберфельдфебель, I./JG 52, на фронте. 28 июня 1942 года.
  •   Мистические события
  • Операция «Тайфун»
  • «Мы просто делали то, что должны…»
  • «У них были хорошие самолеты…»
  • На севере
  • Конец кампании
  • Итоги