КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400282 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170226
Пользователей - 90976
Загрузка...

Впечатления

Cloverfield про : ()

17. Король
18. Вождь
19. Капитан
Книги из другого цикла, плюс порядок книг нарушен, в итоге получилась непонятная мешанина.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Спасти Грэйс (fb2)

- Спасти Грэйс (пер. Сноу) 53 Кб, 16с. (скачать fb2) - Ричард Карл Лаймон

Настройки текста:



[одно из значений английского слова grace — милосердие; в этом рассказе имя собственное стоит воспринимать в том числе и с этой позиции]


На вершине холма Джим остановил велосипед и, опустив ногу на мостовую, обернулся. Майк был все еще внизу — задыхающийся и распаренный, он натужно накатывал на склон, потряхивая жирком.

В ожидании друга, Джим стянул с себя рубашку. Вытер ею вспотевшее лицо, затем бросил в корзину, прикрепленную к раме за сиденьем.

— Дальше все время вниз, — подбодрил он подъезжающего товарища.

Остановившись по соседству, тот улегся всем телом на руль и стал жадно хватать ртом воздух.

— Говно на палке, — пробормотал он. С его носа и подбородка срывались капельки пота. — Кажется я словил инфаркт.

— Фигня. В пятнадцать инфарктов не бывает.

— Чо, правда?

— Хорош уже ныть… Просто представь себе, как будет круто на озере.

— Если мы до него доберемся. Всё ты и твои гениальные идеи. И вообще мне кажется, что нет там никаких девок.

— Сам увидишь.

Уговаривая Майка на поездку к Индейскому Озеру, Джим в красках рассказал ему о девчонках, которых видел там в прошлую субботу. Тогда они отдыхали на берегу всей семьей.

— Там была куча жутких уродин, — хмыкнул он. — Но были и настоящие красотули. Одна, например, была в белом купальнике, который просвечивал насквозь. Под ним можно было увидеть абсолютно все. Все! А у других были такие бикини, что закачаешься. Полный отпад. Возьмем с собой бинокли и… ну, ты понял, да?

Майк, кивая, слушал. В конце концов, он пожевал губами и согласился на это двенадцатимильное путешествие.

— Чувак, — вздохнул Майк. — Если ты наврал…

— Верь мне. Ты ослепнешь от увиденного.

— Хорошо бы.

— Ну, тогда рванули.

Оттолкнувшись от мостовой, Джим направил свой велосипед вниз по склону. Крутанул педали, хорошенько разогнавшись. Дорога потянулась через густой лес. Джим мчался вперед все быстрее и быстрее, вдыхая хлещущий навстречу воздух. Это было даже круче, чем стоять напротив большого вентилятора. Воздух обдувал волосы, струился в лицо, гладил руки, грудь и живот, бока. Было здорово ощущать его разгоряченными подмышками. Еще лучше было, когда он проникал в штанины его купальных шортов и остужал взопревшую промежность.

Обернувшись проверить, как там Майк, он заметил съезжавшую с гребня холма машину.

— Осторожно, сзади, — предупредил он друга.

Майк обернулся, затем быстро съехал на обочину.

Машина пронеслась мимо. Она нарочно выехала за разметку, оставив им двоим широкую полосу для движения. Когда она проехала, Джим расслабил на руле руки. Автомобиль был уже далеко. Помаячив еще немного впереди впереди, машина вернулась на свою полосу и исчезла за поворотом.

— Видел ту крошку? — спросил его Майк.

Джим глянул через плечо:

— Чего?

— Баба за рулем. Ух, надеюсь, она едет на озеро.

— Горячая штучка?

— Ты что не ви… берегись!

Джим дернул головой. Как раз вовремя, чтобы увидеть перед собой черный микроавтобус, припаркованный у обочины. Задняя часть минивэна перегораживала собой край шоссе, и Джиму пришлось резко затормозить, дернув руль влево. Пронесло, с облегчением подумал он. Однако, его велосипед занесло в сторону, шины заскользили, и он опрокинулся прямо на дорогу. Успев подставить одну ногу и высвободить вторую, он отправил велосипед в свободный полет, а сам несколько раз перевернулся.

Остановившись, он согнулся от боли.

— Ууу…

Майк остановился и, скривившись, посмотрел на него.

— Ты в порядке?

— Ебаный-сука-блядь-в рот.

— Смотри куда прешь что ли…

Джим, постанывая, сел. Половина его левой коленки была грязной и ободранной, и стльно кровоточила. Тоже самое было и с его левым предплечьем. Он попытался смахнуть с раны налипшую грязь, но поморщился. Больно! Промою, когда доберемся до озера, решил он. С трудом поднявшись на ноги, он захромал к своему велосипеду.

Его рубашка и полотенце по-прежнему лежали в корзине, а вот коробка с обедом и бинокль вылетели на дорогу.

— Вот, блин, — пробормотал он, поднимая вещи. Он вытащил бинокль из футляра и проверил линзы.

— Целые?

— Ага, похоже, что так, — он засунул его обратно в чехол. — Придурок. Он бы еще всю дорогу перегородил.

— Ну, тут кювет.

— Скотина. — Джим дохромал до микроавтобуса и пнул его в бок.

— Йпт! Не надо! Что, если внутри кто-то есть?

Об этом Джим не подумал. С гримасой боли на лице, он поспешил оседлать свой велик. Майк уже изготовился рвануть прочь.

— Эй, меня погодь.

Джим бросил футляр с биноклем в корзину и поднял велосипед за руль. Бросив нервный взгляд на машину, он поставил левую ногу на педаль и, оттолкнувшись, перекинул через седло правую.

И тут они услышали чей-то пронзительный крик.

Он раздался откуда-то из леса, совсем недалеко от того места, где были они.

Майк остановился.

— Йпт!

Джим съехал на обочину и уставился на густую, затянутую тенями чащобу.

— Это же был крик, да? — подъехав, спросил его Майк.

— Точно он.

— Женский.

— Ага. Но я не уверен.

— Не уверен в чем? — не понял Майк.

— Ну, ты же знаешь девчонок. Они вопят все время и иногда орут просто забавы ради. В смысле, это еще не значит, что ей нужна помощь или вроде того. Может, она просто так развлекается.

— Во-во, или паука увидела.

Они замолчали и прислушались. Джим слышал легкий шепот ветра, качающего верхушки деревьев, щебечущих и галдящих птиц, жужжащих неподалеку насекомых.

Затем снова:

— Пожалуйста!

— Господи, — выдохнул Джим. — Может, она действительно в беде?

Глаза Майка расширились.

— Может, ей нужна помощь?

Джим почувствовал, как яростно забилось в его груди сердце.

— Может, — ответил он. — Скорее всего, так оно и есть.

Он слез с велосипеда, поставив его на стояночную "ножку".

— Нужно проверить.

— Ты шутишь, да?

— Вовсе нет. Тем более, что если ей действительно нужно помочь?

Он вытащил футляр из корзины, вынул из него бинокль и перекинул через шею ремешок.

— Ох, блин, ох, блин, — запричитал Майк, ставя на стойку свой велик. Он тоже достал свой бинокль.

Джим шел первым, Майк семенил позади. Они спустились в кювет и, перебравшись на его обратную сторону, вошли в лесополосу. Стоило им оказаться под сенью деревьев, как их с головой накрыл густой мерклый сумрак.

Джим шел вперед медленно, осторожно обходя кусты и деревья. Ноги он ставил на землю аккуратно, вздрагивая от шороха листьев и веток, все равно похрустывавших у него под ботинками.

Мошкара жужжала вокруг царапин на его колене и руке. Кожу облепили москиты. Он даже пожалел, что на нем было так мало одежды. Хотя… Все равно это было круто. Волнующе. Красться через лес, словно полуобнаженный индеец.

Что если девушка в настоящей в беде?

Черт, совсем, как в его фантазиях.

Теперь, главное, не облажаться.

А что если плохой парень нас заметит?

Господи, да он нас прикончит!

Джим остановился и посмотрел на Майка.

— Что? — шепотом спросил тот.

— Подумал, что может нам и не стоит туда идти.

— Ох, блин.

— В том смысле, что если мы сами влипнем?

Словно ужаленный, Майк ощерился и обнажил зубы. От этой гримасы, щеки его задрались наверх и, казалось, они вот-вот скроют собой глаза.

— Хоть краем глаза, но мы должны глянуть, — прошептал он. — Когда еще такое увидим, а?

Джим кивнул. Майк был прав. Они видели голых женщин в кино и подростковых журнальчиках, но в живую — еще никогда. Если сейчас повернуть обратно, то они ни за что не простят себе этого в будущем.

Мы быстренько, успокоил он себя, продолжив углубляться в лес.

Возможно, что мы её даже не найдем.

Вскоре он заметил движение между деревьями. Далеко справа. Его сердце екнуло и он в нерешительности замер.

— О да. — выдохнул Майк.

Они медленно двинулись в том направлении. Деревья стояли плотно друг к другу и мелькающую между их стволов фигуру было почти не видно. Впрочем, вскоре они уже слышали похрустывание листьев под её ногами.

И приглушенные стоны и вскрики тоже.

Пригнувшись, Джим подполз к дереву, которое — как он надеялся — было достаточно близко, чтобы хорошенько все из-за него разглядеть. Он присел, положив одну руку на ствол. Майк пристроился сзади. Его колени уткнулись Джиму в спину.

Потому, как втянул в себя воздух его друг, Джим понял, что они готовы к тому, чтобы узнать что же там за деревом.

Джим осторожно выглянул из-за ствола.

И онемел.

И почувствовал, как свело в его животе внутренности.

Как он и надеялся, девушка на поляне была голой. Она была стройной и красивой, на вид не старше восемнадцати. Струящийся сквозь кроны деревьев свет золотил её волосы, кожа влажно поблескивала. Девушку покрывал ровный темный загар, за исключением пары интимных мест. Груди её напоминали сливочные холмики. Их темные соски были напряжены. Опустив глаза, Джим уставился на искрящиеся волосы внизу её живота: они были такие прекрасные и тонкие, что он мог видеть за ними все, в том числе и мягкие губы её трещинки.

Ох, это было круче, чем в самых смелых его ожиданиях.

И хуже тоже.

Хуже потому, что девушка была подвешена к дереву за шею. Потому, что она была избита и заплакана. Потому, что её рот был забит кляпом, а руки связаны за спиной. И еще потому, что стоявший рядом с ней человек творил что-то ужасное, причинял ей невыносимую боль.

Затаив дыхание, Джим смотрел, как мужчина обходит свою жертву. Он был молодым, едва за двадцать. Красавчик с неприятной ухмылкой на лице. Без одежды, на ногах только носки и кроссовки. Мощный член эрегирован. В одной руке он сжимал охотничий нож, в другой держал плоскогубцы.

Подойдя к девушке, он прижался лицом к одной из её грудей. Жертва замотала головой, в глазах у нее вспыхнул дикий ужас. Она захныкала в кляп и попыталась пнуть своего мучителя. Неудачно: потеряв равновесие, она натянула веревку и петля сильно впилась ей в горло. Девушка захрипела. С трудом нащупав под ногами землю, она застонала, зажмурилась.

Тем временем, псих взялся за вторую её грудь: первая же не была уже такой восхитительно-белой. Она приобрела неприятный пунцовый оттенок, вокруг соска остался округлый отпечаток его зубов.

Когда парень опустился перед ней на колени, обе её груди выглядели одинаково скверно.

Он вгрызся ей в пах.

Девушка задергалась, но помня о петле на шее отбрыкиваться не решилась.

Закончив с промежностью, псих поудобнее ухватился за плоскогубцы. Он взялся их зубцами за её правый сосок и повернул плоскогубцы по часовой стрелке.

Как только девушка издала сдавленный крик, Джим не выдержал. Он вскочил и, размахивая биноклем, ринулся на мучителя.

Парень обернулся.

Он все еще сидел на коленях и никак не успевал подняться.

Бинокль врезался ему в лицо. От удара голова психа запрокинулась, словно он вдруг решил посмотреть на живот девушки. Следом её колено треснуло ему в челюсть. Джим даже услышал, как клацнули его зубы. Парень покачнулся, затем рухнул вниз, с глухим звуком приложившись о землю. Одна его нога выпрямилась, ступня в кроссовке застряла между босыми ногами девушки. Псих сдавленно застонал.

Когда Майк сиганул на его правое запястье, он застонал снова, на этот раз сильнее. Майк вырвал из его ладони нож. Плоскогубцы выпали сами.

— Врежь ему еще, — завопил Майк.

Джим еще раз раскрутил за ремешок бинокль. Раз, два — ух! Он резко опустил руку и прибор с силой врезался парню в макушку. Голова мотнулась еще раз, разбрызгивая капельки пота и слюны.

— Кто-то выключил свет. — хмыкнул Майк.

Они оба повернулись к девушке. Та плакала, грудь её вздымалась тяжело и часто. После знакомства с плоскогубцами правый её сосок был болезненно-красным и распухшим.

Джим почувствовал слабость и дрожь, и тошноту.

— Все будет в порядке, — успокоил он девушку. Переступив через ноги парня, он вытащил кляп из её рта. Красные шелковые трусики были влажными от слюны. Как только он их вытащил, девушка шумно втянула ртом воздух. — Мы поможем тебе.

Используя трофейный нож, Майк перерезал веревку у её над головой.

Джим едва успел поймать её. Она уткнулась ему лицом в шею. Кожа её была гладкой и горячей, а мягкие груди приятно выпуклы. Что-то теплое текло ему на руки.

Стоявший позади девушки Майк вздрогнул.

— Господи, да этот мудак порезал её.

Через мгновение её руки обвились вокруг Джима. Она еще сильнее прижалась к нему, всхлипывая и задыхаясь от рыданий. Майк срезал веревки, стягивавшие ей руки.

— Все будет в порядке. — прошептал Джим.

И понял, что даже несмотря на шок, у него стоит. Близость обнаженной девушки сделала свое дело. Смущенный, что она это заметит, он слегка отстранился.

— Тебе, наверное, лучше присесть.

Она кивнула и вытерла глаза.

Поддерживая под руки, Джим отвел её в сторонку. Заметив, что она смотрит на своего мучителя, он произнес:

— Все нормально. Он вырубился.

— Он… он может очнуться.

— Не бойся, — сказал ей Майк. — Мы о нем позаботимся.

Она начала заваливаться и Джиму пришлось снова подхватить её под руки. Он опустил её на землю. Она тут же съежилась, обхватив себя руками.

Майк подошел к ним, держа в руках футболку. Он свернул её в комок и осторожно приложил к ране на спине девушки. Когда он её убрал, Джим увидел картинку, вырезанную на коже девушки.

— Господи. — выдохнул он.

— Лицо. — прошептал Майк.

— Это череп. Гребанный, мать его, череп.

Пока он смотрел на него, порезы снова набухли кровью, которая заструились вниз по спине.

— Ублюдка за такое надо мочить. — произнес Майк.

— Я убью его. — сказала девушка.

— Так, спокойно. Майк, почему бы тебе не сходить и не связать его веревкой? Я пока позабочусь о девушке.

Майк приложил окровавленную тряпку к её спине и поспешил к психу. Джим еще раз аккуратно вытер порезы. Обойдя девушку со всех сторон, он стер багровые кляксы с её ягодиц и с задней стороны ног. Затем снова вернулся к черепу и, промокнув выступившую кровь, оставил тряпку сверху.

— Пойду поищу твою одежду.

Парень все еще неподвижно лежал на земле.

Майк стоял у дерева и срезал с ветки веревку.

Одежда девушки была разбросана по всей поляне. Джим подобрал влажные трусики. Развернув их, он обнаружил, что они распороты по краям. Похоже, что псих просто срезал их с неё. Он бросил их на землю, заметил в сторонке красный бюстгальтер. Разрезанный надвое, он оказался не более полезен, чем трусы.

Все остальное лежало рядом с лифчиком. С короткой джинсовой юбкой, кажется, было все в порядке. Клетчатая блузка тоже была почти целой: оторвался лишь рукав и пуговицы.

Джим посмотрел по сторонам, но не увидел ни носков, ни обуви.

Футболка, которой они почистили ей спину, похоже принадлежала парню. Сложенные на валуне джинсы тоже. Рубашки видно не было, только брюки.

— Не хочешь помочь связать его? — спросил Майк, наконец сорвав с дерева веревку.

— Сча. Секунду.

Он вернулся к девушке, положив перед ней блузку и юбку.

— Вот, можешь одеть.

— Спасибо.

— Правда, все чуть-чуть покоцано.

Трясущейся рукой она взяла блузку. Затем приподнялась и села на корточки. Сейчас она выглядела значительно лучше.

— Как ты?

— Полагаю, жить буду. Спасибо тебе и твоему другу.

— Джим, — сказал он. — Я — Джим. А он Майк, — он кивнул в сторону друга, который связывал психа, зажав нож между зубами.

— А я Грэйс, — ответила девушка. — Я обязана вам жизнью. По-настоящему обязана.

Она неуверенно, но очень мило улыбнулась.

— Поможешь мне с этим? — сказала она, протянув ему блузку.

Он взял её и, стараясь не смотреть на обнаженную грудь, помог ей просунуть руку в рукав. Невольно вспомнил, как приятно прижимались к нему эти бугорки. Представил себе, какие они на ощупь…

Даже не думай об этом, осадил себя Джим. После всего через что она прошла…

Смущенный, он сделал шаг вперед и накинул блузку ей на плечи.

— Спасибо.

— Ерунда. Пойду помогу Майку.

Она кивнула.

Держа в руке нож, Майк уже слезал с психа. Оба его запястье были крепко стянуты веревкой.

— Похоже, что ты о нем уже позаботился.

— Ага. Что будем делать с ногами? Не хотелось бы, чтобы он убежал.

— Фиг знает.

— Наверное, это был его микроавтобус.

— Сто баллов.

Джим обернулся. Грэйс уже поднялась на ноги и, переступая с ноги на ногу, влезала в юбку. Наконец, она выпрямилась и натянула её на бедра. Джим бросил прощальный взгляд на её лобок. Эх…

— Микроавтобус у дороги — его?

— Да. — Грэйс застегнула молнию и пуговицу на талии, и направилась к ним. Шла она чуть неловко, не обращая внимания на распахнутую блузку. Остановившись перед Майком, она протянула ему руку:

— Грэйс.

— Приятно познакомиться. Я — Майк. — покраснел он.

— Вы двое спасли меня.

Майк пожал плечами.

— Были только рады.

— Мы как раз думаем, что с ним делать, — сказал Джим. — Если это его вэн, то мы должны попробовать затащить его внутрь. Мы отвезем его в город и сдадим копам.

Грэйс молча посмотрела на своего мучителя.

— Я останусь, — произнесла она. — А вы, парни, сгоняйте за подмогой.

— Ты шутишь? — выпалил Майк.

— Со мной все будет нормально. Он связан.

— Но мы же на великах, — отметил Майк. — До города мы будем тащиться ну оооочень долго.

— Можно взять минивэн, — предложил Джим, думая, что оставить здесь Грэйс было бы настоящим безумием. — Может, пусть кто-то один едет?

— Точно не я, — расстроенно сказал Майк. — Права только у тебя.

— Это особый случай. Вонять насчет водительского удостоверения копы не станут.

— Почему бы вам просто не поехать на великах? — сказала Грэйс. — Не думаю, что брать минивэн — правильное решение. Когда появятся полицейские, они сочтут его за улику… А их нельзя… ну, трогать. Я думаю, что до меня он возил в нем и других девочек.

— Думаешь? — Майк выглядел озадаченным.

— Угу. Там куча одежды сзади. И еще я видела пятна. Я думаю, он из тех парней, что колесят по округе и похищают людей.

— Серийный убийца?

— Ага, вроде того.

— Блиииин, — протянул Майк.

— Как он тебя поймал? — спросил Джим.

Она поджала губы, словно боясь расплакаться.

— Он просто схватил меня, — её голос сорвался и она всхлипнула. — Я шла к своей машине. Он подошел сзади и… и ударил меня. Рукояткой ножа. Сказал мне: "Пойдешь со мной. Я тебе кое-что покажу". Он заставил меня подойти к вэну и затолкал внутрь. Он даже не знал меня и я его раньше тоже никогда не видела.

Пока Джим слушал и смотрел на её болезненные и мучительные попытки все им объяснить, его горло душили слезы. Он подошел к ней и положил руку ей на плечо.

Она еще раз всхлипнула.

— Мне никогда не было так… так страшно. А потом, — она задохнулась. — Вещи, которые он со мной проделывал…

По тому, как она посмотрела на него и, как потянулась к нему, Джим понял, что ей нужна поддержка. Он обнял её, чувствуя под ладонями сырую от крови блузку. Она крепко прижалась к нему. Джим подумал, что хорошо бы её блузка распахнулась пошире и он, как в прошлый раз, почувствовал приятную выпуклость её грудей.

Майк, нахмурившись, наблюдал за ними.

— Почему бы тебе не съездить за помощью, — предложил ему Джим. — Я останусь с Грэйс.

— Спасибо, конечно, но нет.

— Вы должны оба поехать, — сказала Грэйс. — Со мной все будет в порядке.

— Мы не можем оставить тебя с ним одну.

— Можете, — она высвободилась из его рук, протерла глаза. — Езжайте. Я серьезно.

Внезапно он понял почему она хочет, чтобы они уехали. Грудь словно сдавило тисками.

— Ты хочешь с ним поквитаться.

— Нет, не хочу. Просто езжайте. Пожалуйста.

— Ты хочешь убить его. — Джиму было неприятно говорить с ней в таком тоне. Он хотел обнять её, поцеловать, а вовсе не обвинять. — Ты хочешь убить его. А после сядешь в его вэн и уедешь.

— Ох, блин, — хмыкнул Майк. — А ведь ты прав.

— Вы же видели, что он со мной сделал. И это всего лишь часть из того, что он вытворял, — её лицо покраснело и исказилось от рыданий. — Он бы… Господи, неужели он не заслуживает того, чего заслуживает?

— Да, но… ты не можешь просто взять и убить его.

— Это как раз то, что он планировал сделать со мной. Сразу, как закончит меня истязать. И насиловать. И готова поспорить, что я не первая его жертва. Думаю, таких как я у него было много.

— Не знаю… убить его… блин. — задумчиво произнес Майк.

— Вам, ребята, необязательно при этом присутствовать. Просто езжайте. Я подожду пока вы не уедете.

— Но мы же будем знать. — воскликнул Джим.

— Как и ты, — сказал ей Майк. — Сейчас ты хочешь отомстить ему, но что потом? Тебе придется жить с этим всю оставшуюся жизнь.

— Мне и так придется жить с тем, что он со мной сделал, — ответила она, затем сделала глубокий вдох и добавила. — Пока он жив, я буду… бояться, что он вернется за мной.

— Он не сможет, — не согласился Джим. — Таких парней из тюряги не выпускают.

— О да, конечно.

— Что если они не смогут доказать, что он убийца? — спросил Майк. — Он может… ну, не знаю, подождать лет десять или даже двадцать и вернуться за Грэйс. Или его выпустят условно-досрочно за хорошее поведение?

— Вот именно, — кивнула Грэйс. — Он может выйти уже через пять или десять лет, и что потом? Даже если он не станет меня преследовать, где гарантии, что так же повезет и остальным девушкам?

— Она дело говорит.

— И это будет наша вина, — она больше не плакала, сосредоточившись на том, чтобы переубедить его. — Если они отпустят его или он сбежит и убьет кого-нибудь, винить мы будем только себя. У нас есть шанс, прямо сейчас, покончить с ним. Никто кроме нас не узнает. И он больше никогда — никогда и никому — не причинит боль.

— Это будет убийство.

— Плевать! — она неожиданно вырвала из рука Майка нож и бросилась к связанному. Псих дернулся, когда она напрыгнула на него и занесла над ним клинок.

— Нет!

Джим успел её сбросить до того, как нож опустился. Она перекатилась и стала извиваться под ним.

— Отвали! — завизжала она. — Оставь меня в покое!

Он перехватил её запястья, придавив их к земле.

— Отдай нож!

— Господи, Джим, — крикнул за его спиной Майк.

— Мы не можем ей позволить!

Наконец, она прекратила сопротивляться. Подняв голову, она поймала его взгляд.

— Дай мне сделать то, что я хочу. И сможешь меня поиметь. Вы оба сможете.

— Что? — выдохнул Джим.

— Ты же хочешь. Я знаю, хочешь.

— Боже ж ты мой, — присвистнул Майк.

Затаив дыхание, Джим посмотрел на неё. Он сидел верхом на её бедрах. Её блузка распахнулась, обнажив грудь. Он чувствовал жар, который исходил от её кожи. Когда он представил её без трусиков, у него снова встал.

— Я серьезно. Вы мне оба нравитесь. Мы можем заняться любовью прямо здесь. Сейчас. Если вы дадите мне нож и… возможность поквитаться с ним.

— Ох, блин, — пробормотал Майк.

— Поцелуй меня, Джим. Давай же, поласкай меня.

— Йпт. Чувак, действуй!

Он осторожно коснулся её груди, подумав, что никогда не трогал ничего более мягкого и приятного. Более восхитительного.

Грэйс тихо застонала.

— Больно?

— Нет. Нет.

Его пальцы коснулись отметин, оставшихся от укуса психа.

Он вздрогнул от неожиданности, когда рука Грэйс нащупала его пенис. Офигеть. Еще ни одна девушка не трогала его там.

Она делает это лишь для того, чтобы я позволил убить его.

Ну и что? Пофиг.

Это будет равнозначно тому, что мы убили его своими собственными руками.

Такова цена.

Он все равно чудовище.

Рука Грэйс проскользнула под шорты. Её пальчики сомкнулись вокруг его члена, стали скользить по нему то вверх, то вниз. Джим невольно поежился. Он был готов кончить.

— Нет, — он отнял от себя руку Грэйс, прижав её снова к земле. — Так нельзя. Мы не можем. Это неправильно.

— Пожалуйста, — попросила Грэйс.

— Не будь кретином, — отозвался Майк. — Когда у нас еще будет такой шанс?

— Неважно. Мы не можем взять и убить этого парня. Неважно, что он сделал, мы просто не можем. Мы отвезем его копам. Это дело закона — не наше. Если мы убьем его, то будем ничем не лучше, чем он сам.

— Блядь, — матюгнулся Майк.

Джим попытался вырвать у неё нож.

— Ты не понимаешь, что делаешь, — сказала она. — Пожалуйста.

— Прости. — он разжал ей пальцы и забрал клинок. Затем слез с девушки и поднялся на ноги.

Раздосадованный Майк покачал головой.

— Чувак, мы могли…

— Это было бы неправильно.

— Ага, конечно. Ты только глянь на неё.

Грэйс все еще лежала на спине, упершись в землю локтями. Блузка широко распахнута, юбка задрана на бедра. Колени расставлены в стороны.

— Пожалуйста, — повторила она. — Если мы не убьем его… Я не знаю, что буду делать. Страх будет преследовать меня, а я не хочу бояться. Понимаешь?

— Я понимаю. Мне жаль. Действительно жаль. Боже, как бы я хотел… но я не убийца. И не хочу, чтобы ты или Майк ими стали.

— Это будет что-то вроде самообороны, — объяснил Майк. — Что-то типа того.

— Господи, он же связан! И без сознания.

— Мы можем его развязать.

— Отличная, блядь, идея. Давай, пусть валит. Будет здорово, если мы приведем полицию, а он смоется.

— И что тогда делать? Сторожить его?

— Не знаю, перетащим его в вэн.

Джим подошел к сложенным на камне джинсам. Обыскивая карманы, он наблюдал за тем, как Грэйс с трудом поднимается на ноги. Она поправила юбку и заправила в неё блузку. Выглядела она разочарованной.

В карманах он нашел ключи от машины и бумажник.

Водительское удостоверение утверждало, что психа звали Оуэн Пилберт Шимли.

— Шимли, — фыркнул Джим.

Парень на земле тихо застонал, словно очнулся услышав собственное имя.

— Вот черт, — дернулся Майк.

— Может, это даже к лучшему, — успокоил его Джим. — Он сможет дойти до вэна своим ходом.

Взволнованный Майк достал остатки веревки. Он быстро соорудил петлю на одном её конце, накинув её парню на ноги. Затем сделал такую же на обратном конце и повесил Шимли на шею, крепко затянув узел.

В отсутствии карманов, Джим засунул ключи и бумажник в эластичную подкладку своих шорт. Там они будут в безопасности. Нож в его правой руке сверкнул лезвием.

Майк ткнул кроссовком в бок психа.

— Шимли, вставай, — приказал ему Джим.

Упершись лицом о землю, тот встал на колени. Рывок веревки опрокинул его обратно. Лежа на земле, он посмотрел сначала на Джима. Потом на Грэйс. Под его взглядом девушка съежилась и задрожала.

Джим поднял свой бинокль и повесил его на грудь.

— На ноги, — сказал он.

Шимли поднялся.

— Мы тебя поведем, — сказал Джим. — Только без фокусов или пожалеешь.

Черт, как же тупо и избито все это звучит.

Но психу, похоже, было все равно. Он лишь кивнул головой.

— Пошли.

— Мне нужны мои штаны.

— Пошел ты. — сказал ему Майк.

Шимли обернулся.

— Пошел, я сказал!

Псих двинулся вперед.

Грэйс шла позади вместе с Майком.

Ненавидит меня, подумал Джим.

Зря. Мы все сделали правильно.

Он шел рядом с Шимли, не сводя с того глаз. Тот выглядел по-настоящему несчастным: он то и дело спотыкался, шел вперед с низко опущенной головой. Его пенис безвольно мотался из стороны в сторону.

— Блядь, — неожиданно заорал Майк. Или он отпустил веревку или…

Джим не раздумывая ударил Шимли ножом в грудь. Тот успел отскочить на пару сантиметров от лезвия. Он согнулся и, оскалив зубы, зарычал.

— Стой на месте. — гаркнул ему в лицо Джим.

— Абракадабра, выблядок. — руки Шимли освободились. Он демонстративно сбросил веревки.

Майк и Грэйс ударили одновременно.

Майк налетел со спины, Грэйс сделала подножку.

Они яростно атаковали Шимли, повалив его на землю.

Нож Джима впился психу в грудь.

Шимли дернулся. Когда он упал, Джим уже знал, что только что убил человека.

А потом что-то прилетело ему в голову.

Джим очнулся от жуткой головной боли.

Он сел и увидел, что его лодыжки стянуты веревкой.

Затем он увидел голову Майка. Она была так близко, что он мог до нее дотронуться. Она стояла вверх тормашками. Большой красный колобок с зубами и распахнутыми настежь глазами. Огрызок позвоночника торчал из пенька шеи, уставившись своим концом в небо.

Потом он увидел Грэйс. Она свисала с дерева. Её ступни болтались над землей. Язык девушки распух и вывалился изо рта. От шеи до коленей она была какого-то жуткого, пурпурно-неестественного цвета. И совсем без кожи.

Шимли вышел из-за дерева.

Он был весь в крови и улыбался.

Его левая рука дотронулась до кровоточащих ребер, куда Джим воткнул ему лезвие. Правая сжимала тот самый долбаный нож.

Псих подошел к нему.

— Жаль, что ты проспал все веселье, придурок.

Джим выгнулся и сблевал прямо на себя.

Его все еще рвало, когда Шимли пнул его в грудь, опрокинув ударом на землю.

— Но ты пропустил не все, парень. Наслаждайся.

Джим яростно задергался, когда лезвие ножа вспороло ему живот.



загрузка...