КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405072 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 172320
Пользователей - 92047
Загрузка...

Впечатления

RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. Возможно, уже в конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +7 ( 8 за, 1 против).
Serg55 про Ганин: Королевские клетки (Фанфик)

в общем-то неплохо. хотя вариант Гончаровой мне больше понравился, как-то он логичнее. Ощущение, что автор меняет ГГ на принца и графа. с принцем понятно и внятно. а граф? слуга царю отец солдатам... абсолютно не интересуется где его дочь и что с ней. ладно, жену не узнал. но ведь две принцессы и мамаша давно живут у нового короля и без проблем узнают Лилиану

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Конторович: Чёрные бушлаты. Диверсант из будущего (О войне)

Читал давно, в электронке, когда в бумаге еще не было. На тот момент эта серия была, кажется, трилогией. АИ не относится к моим любимым жанрам в фантастике - люблю твердую НФ, КФ и палеонтологическую фантастику (которую в связи с отсутствием такого жанра в стандарте запихивают в исторические приключения), но то как и что писал Конторович лично мне понравилось.
А насчет Звягинцева, то дальше первой книги Одиссея читать все менее и менее интересно. Хотя Звягинцев и родоначальник российской АИ.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
загрузка...

Преступление в Утопии (fb2)

- Преступление в Утопии (пер. Николай Колпаков) 36 Кб (скачать fb2) - Мак Рейнольдс

Настройки текста:



Мак Рейнольдс Преступление в Утопии

I

Рекс Моран набрал номер на своем ручном телевидеофоне и взглянул на появившийся циферблат. Механический голос произнес:

— Когда прозвенит колокольчик, будет ровно без двух минут восемь.

Моран хмыкнул и оглядел маленькую квартиру. Кажется, пора убираться отсюда.

Он достал из внутреннего кармана кожаной куртки свою универсальную кредитную карточку и вставил ее в щель стандартного телевидеофона, стоявшего на маленьком столике в спальной.

— Проверьте, пожалуйста, остаток по счету, — сказал он прямо в экран.

Через несколько секунд механический голос сообщил:

— Десять акций основного капитала. Ни одной акции оборотного. На текущем счету один доллар и двадцать три цента.

— Хм, значит, всего один доллар и двадцать три цента, — пробормотал он. — Ничего себе. Вот не думал, что придется начать с такой жалкой суммы.

Он набрал номер службы кредита и стал ждать. На экране появилось лицо человека — страшно делового, сурового и, по всей видимости, нетерпеливого.

— Джейсон Мей, помощник директора службы кредита по дивидендам на основной капитал.

Рекс Моран приставил к экрану свою универсальную кредитную карточку и сказал:

— Мне хотелось бы получить аванс под будущие дивиденды.

— Минутку, — молвил помощник директора и нажал на одну из кнопок. Выслушав сообщение на экране, он взглянул на Морана.

— Вы и без того уже забрали за два месяца вперед.

— Знаю. Но у меня безвыходное положение…

— У всех безвыходное положение, мистер Моран. Что у вас приключилось? Имейте в виду, из вашей ведомости видно, что вы всегда забираете вперед причитающиеся вам ежемесячные доходы по дивидендам. Вы должны знать, что органы государственного надзора ведут строгий учет и контроль за такого рода авансами. В конце концов, вы лишитесь всего, мистер Моран.

— Понимаю. Но что делать, меня преследуют неудачи…

— Что же у вас произошло на этот раз?

— У меня заболел брат, и я должен ему помочь.

— Где ваш брат проживает?

— В Панама-сити.

— Минутку.

Чиновник повернулся к одному из экранов на пульте управления и нажал кнопку.

— Мистер Моран, блоки памяти компьютера говорят, что у вас вообще не существует никакого брата, ни в Панама-сити, ни где-либо в другом месте. Так вот, мистер Моран…

— Ну, чего еще? — спросил Рекс Моран раздраженно.

— …лгать директору кредитов, чтобы получить аванс, — это уже преступление, за которое по головке не погладят. Я, конечно, ничего не стану предпринимать по этому поводу, но сам факт будет зафиксирован в блоках памяти машины.

— Пусть, — огрызнулся Моран и смахнул телеэкран со стола.

Некоторое время он сидел молча, затем на боксе автоматической доставки товаров на дом набрал номер местного филиала ультрасупермаркета: сначала отдел детских игрушек для мальчиков, затем секцию военных игрушек, где выбрал пистолет стоимостью семьдесят пять центов. Вставив в щель автомата универсальную карточку, он прижал в экрану большой палец правой руки и заказал выбранную игрушку. Через несколько мгновений пистолет очутился в боксе автоматической доставки товаров. Он был весьма скромных размеров, но издали производил впечатление настоящего, что как раз и нужно было для задуманного предприятия.

Рекс перешел в библиотеку и по вспомогательному телевидеоэкрану потребовал газеты двухнедельной давности с опубликованными некрологами. Ему пришлось немного порыться, прежде чем он нашел интересующую его заметку.

Он позвонил по указанному в заметке адресу. На экране появилось лицо незнакомого человека, выжидающе смотревшего на него.

— Мистер Весайлис?.. С вами говорит Рой Маккорд, — сказал Рекс Моран.

— Чем могу служить, мистер Маккорд?

— Я только что вернулся домой из дальней поездки и услышал весть, что моего друга, Джери Джерома, не стало.

Лицо собеседника слегка разгладилось и приняло печальное выражение.

— А-а… Понятно. Боюсь, он ни разу не упоминал вашего имени. Впрочем, у Джери было много друзей, о которых я даже не слыхивал.

— Да, сэр. Мне… — начал Рекс Моран, — очень хотелось бы воспользоваться представившейся возможностью и лично выразить вам соболезнование.

Старик слегка нахмурился и собрался возразить, но Моран спешно продолжал:

— Кроме того, у меня остались кое-какие его вещи, которые нужно передать вам. Мне кажется, было бы лучше прямо сейчас доставить их.

Мистер Весайлис пожал плечами и сказал:

— Что же, хорошо, молодой человек. Я буду свободен в… Зайдите ко мне, скажем, в девять утра, я смогу уделить вам несколько минут.

— Прекрасно, я приду.

Некоторое время Рекс Моран молча взирал на потухший экран, потом передернул плечами.

— Итак, первый шаг сделан, — проговорил он. — Пока все идет хорошо, посмотрим, что будет дальше. Может, не следовало пользоваться этим видеофоном? Впрочем, какая разница.

Зная, что все поездки по городу автоматически регистрируются в блоках памяти вычислительной машины, он не стал садиться в транспортную пневмотрубу, прошел пешком несколько кварталов и взобрался на общественный перрон.

Посмотрев на огромную схему транспорта, висящую на стене, он выбрал нужную станцию и сел в подошедший двадцатиместный пневмовагон. Вставив кредитную карточку в щель автомата для уплаты за проезд, он вспомнил, что после покупки игрушечного пистолета у него на счету осталось, вероятно, всего лишь несколько центов. Если дело не выгорит, их не хватит даже для возвращения домой.

Сойдя с платформы пневмотранспорта, он двинулся к аристократическому кварталу, где одиноко проживал старик Весайлис.

У входа в здание стоял экран проверки личности входящих.

Скрестив руки так, чтобы при входе с него не потребовали универсальной кредитной карточки, он сказал прямо в экран:

— Рой Маккорд. По приглашению мистера Фрэнка Весайлиса.

Дверь автоматически распахнулась.

В вестибюле оказалось два лифта. Он вошел в первый и сказал:

— Квартира Фрэнка Весайлиса.

Лифт послушно рванул вверх, на предпоследний этаж. Рекс Моран отыскал дверь с нужной дощечкой и включил дверной экран:

— Рой Маккорд с визитом к мистеру Весайлису.

Дверь отворилась. Он шагнул через порог в квартиру и замер, словно его ударили обухом по голове, человек, стоявший перед ним в черном костюме, ничем не напоминал мистера Весайлиса, с которым он только что разговаривал по видеотелефону.

Чопорный тип лет пятидесяти ощупал Рекса с головы до пят подозрительным взглядом, обратив особое внимание на его костюм, далекий от элегантности, и грубоватое лицо.

— Мистер Маккорд? Хозяин ждет вас в гостиной.

Хозяин?! Черт возьми, этот Весайлис, оказывается, держит камердинера! В наше время иметь личную прислугу?! Моран никак не предполагал, что старик настолько богат.

Они прошли холл и свернули направо.

Возле двери, перед которой они остановились, не было даже экрана. Камердинер осторожно постучал, и дверь мгновенно открылась. Видимо, старый Весайлис ожидал его.

Слуга вытянулся в струнку.

— Мистер Маккорд!..

В мягком кресле с часовой лупой в руках сидел пожилой человек. Перед ним на маленьком инкрустированном столике лежала дюжина почтовых марок. Старик, видимо, филателист, подумал Моран.

— Заходите, мистер Маккорд. Прошу вас, присаживайтесь. Вы — друг Джерома, моего двоюродного брата?

Он критическим взглядом осмотрел костюм и внешность Морана, и брови его удивленно приподнялись.

— Так-с, чем могу служить, мистер Маккорд?

Моран взглянул на слугу.

— Франклин, ты можешь быть свободен, — бросил Весайлис.

Камердинер нехотя повернулся и вышел. Дверь мягко захлопнулась за ним.

Рекс Моран переложил игрушечный пистолет из внутреннего кармана пиджака в боковой и, не вынимая руки, сказал:

— Начнем грабить, мистер Весайлис.

— Что?!. Вы налетчик? Как вы смели войти в дом под лживым предлогом?! Я сейчас вызову полицию.

Лицо Морана оставалось бесстрастным.

— Чего болтать попусту. Поймите, мне надоело ждать своей доли пирога. Так как правительство не собирается выделить ее мне, то я решил взять сам.

Старик внушительно посмотрел на Морана.

— Молодой человек, вы дурак!

— Может, так а может, и нет, — ответил Рекс и угрожающе повертел в кармане пистолетом.

— Дурак, потому что заниматься воровством в наше время лишено всякого смысла. Общество приняло меры, чтобы оградить себя от подобных преступлений. А заниматься мелкими хищениями — себе дороже.

Рекс Моран криво усмехнулся.

— Я, мистер Весайлис, мелочами не занимаюсь. Ну-ка, дайте сюда вашу кредитную карточку.

— А что вы с ней сделаете? Ведь никто, кроме меня, не может истратить ни пенса с моего расчетного счета. Я никому не могу передать свои деньги, не могу их проиграть, даже выбросить в корзину не могу. Лишь я один, самолично, могу тратить получаемые мной доходы.

— Посмотрим, — проговорил Рекс Моран, кивая головой. — Давайте-ка вашу универсальную кредитную карточку.

Он слегка поиграл пистолетом.

Старик с презрительным видом достал из внутреннего кармана красивый сафьяновый бумажник и, вытащив карточку, протянул ее Морану.

— В этой комнате есть бокс автоматической доставки товаров на дом? — спросил Моран. — Ага, вот он. Посмотрите-ка на эту громадину! Вот что значит быть представителем высших слоев общества, мистер Весайлис. Вам бы стоило взглянуть на крошечный бокс в мини-квартире. Когда мне нужно получить товар более крупного размера, я вынужден спускаться вниз и использовать общий бокс.

— Молодой человек, повторяю, вы дурак. Представители власти, не теряя ни минуты, придут за вами, — заметил Весайлис.

Рекс лишь усмехнулся, сел перед боксом, вставил карточку в экран телевидеофона и сказал.

— Подведите сальдо, пожалуйста.

— Десять акций основного капитала, две тысячи сто сорок шесть акций оборотного. На текущем счету — сорок две с половиной тысячи сто двадцать шесть долларов девяносто центов, — ответил механический голос.

Рекс Моран присвистнул.

— Живут же люди! Две тысячи сто сорок шесть акций оборотного капитала!

Моран набрал номер ультрасупермаркета, секцию огнестрельного оружия, выбрал безотказный пистолет «Рекойлес» 38-го калибра и купил его вместе с коробкой патронов. Немного подумав, он позвонил в отдел фототоваров и выбрал фотокамеру «поляроид-пентакс» вместе с пленкой.

— Уж не обобрать ли мне вас как липку? — заметил он старику в припадке болтливости. — Взять да и проделать изрядную дыру в вашем расчетном счете, а-а?

— Никакой дыры вообще не будет, — едко ответил Весайлис. — Когда я сообщу властям об ограблении, мне тут же возместят похищенное.

Рекс Моран позвонил в отдел мужской одежды и, не торопясь, отобрал полную экипировку для себя.

— Так, настала решающая минута, — пробормотал он задумчиво и набрал ювелирный отдел. Выбрав бриллиантовый перстень ценой в две тысячи долларов, он воскликнул: — Ну, теперь, кажется, все. А-а, забыл!

Снова набрав спортивный отдел, он купил длинную веревку.

— Старина, подойдите-ка сюда и прижмите свой большой палец к экрану, сказал он, обращаясь к Фрэнку Весайлису.

— А если я откажусь?

Рекс Моран осклабился.

— Откажетесь! А зачем? Разве не вы сказали, что власти тут же возместят убытки и начнут искать меня, как только узнают о краже? Вы же ничего не теряете.

Старик, ворча, поднялся с кресла, подошел к боксу автоматической доставки на дом и, изрыгнув проклятие, прижал большой палец правой руки к экрану телевидеофона.

Не прошло и двух минут, как все товары прибыли. Весайлис вновь опустился в мягкое кресло.

Рекс Моран принялся поспешно выгребать из бокса заказанные им вещи. Он зарядил пистолет и, положив его возле себя на расстоянии вытянутой руки, переоделся, затем взял фотоаппарат и повесил его через плечо. Оглядев восхищенно перстень, он сунул его и пистолет во внутренний карман нового костюма.

— Я бы не прочь заказать еще несколько таких колец, но боюсь, подобное опустошение вашего счета включит какое-нибудь реле у вычислительной машины и потребует перепроверки покупок.

— Вор! — презрительно бросил Весайлис.

Моран усмехнулся:

— Вам-то на что жаловаться! Вы же ничего не теряете.

Он поднял веревку.

— Так, вначале свяжем вас, старина, а потом заарканим вашего Франклина или как вы его там зовете.

— Ну, вы далеко не уйдете, — прорычал Весайлис.

— Последние слова великих, — фыркнул в ответ Моран.

II

Очутившись на улице, он вспомнил, что придется тащиться пешком состояние его финансов не позволяло ему тратиться на оплату проезда в пневмотрубе. К счастью, идти было недалеко. По дороге он вытащил из кармана игрушечный пистолет и выбросил в сточную трубу. Теперь у него имелся настоящий.

Он отыскал нужный квартал и увидел там три необходимых ему магазина. Выбрав, что поменьше, он зашел внутрь.

Из задней комнатки показался маленький, щупленький, неприметного вида мужчина, который, прежде чем заговорить мягким, елейным голосом, внимательно осмотрел Рекса.

— Так-с, слушаю вас, сэр. Что вам угодно?

Рекс Моран приступил к выполнению второй части задуманного плана. Заикаясь, он проговорил.

— Вы занимаетесь скупкой личных вещей?

— Да, скупка и перепродажа. А что у вас за товар, если не секрет, мистер…

— Адамс, — подсказал Моран. — Тимоти Адамс. У меня есть золотое кольцо с бриллиантом, принадлежащее моей матери. Мать недавно умерла, мне оно не нужно, вот я и подумал… Ну, я хотел узнать, сколько за него дадут…

— Давайте посмотрим. Присаживайтесь. Фамильные драгоценности — товар нынче не ходкий, но взглянуть можно.

Хозяин магазинчика уселся за прилавок, кивнул головой посетителю на голый стул. Рекс сел и, вытащив из кармана перстень, протянул его продавцу.

— Мистер Адамс, а оправа-то совсем новая. Мне казалось, вы говорили насчет семейной реликвии, оставленной вам матерью.

— Да нет, — возразил Моран. — Она купила его незадолго до смерти. Если бы я был женат, то подарил бы кольцо жене, но поскольку…

Продавец продолжал спокойно смотреть на него.

— Мистер Адамс, мы, как вы сами понимаете, не занимаемся скупкой краденого. У нас легальный бизнес.

— Скупкой краденого?! — воскликнул растерянно Моран.

— Я покупаю и продаю предметы искусства или вещи ювелирной работы, а краденые товары не принимаю. Где, вы сказали, ваша мать купила это кольцо?

— Во время отпуска, при поездке в Общую Евразию. То ли в Будапеште, то ли в Белграде.

— В таком случае оно не могло быть зарегистрировано здесь, в Соединенных Штатах Северной и Южной Америк.

— Разве?! Хм, мне это никогда не приходило в голову.

Владелец магазина взял кольцо в руки и стал внимательно рассматривать.

Наконец он положил его на место и взглянул на Морана:

— Что ж, могу дать за него двести долларов.

— Двести?! Да вы что, с ума сошли? Моя мать заплатила за него больше двух тысяч!

— Значит, она переплатила, только и всего. Цены на драгоценные камни теперь поднялись, мистер Адамс, и такая вещь долго пролежит, прежде чем ее кто-нибудь купит.

— Ну, хорошо. Сойдемся на трехстах.

После некоторого колебания продавец ответил:

— Ладно. Правда, я делаю глупость.

— Неужели? — саркастически бросил Моран.

Он достал из кармана свою универсальную кредитную карточку и сунул ее в щель автомата, производящего трансферт. Владелец магазина положил кольцо в ящик стола, вытащил свою универсальную кредитную карточку и, вставив ее в другую щель автомата, произнес:

— Будьте добры, переведите триста долларов с моего счета на этот.

— Трансферт совершен, — сообщил механический голос.

Рекс Моран выхватил из щели автомата свою кредитную карточку и вскочил на ноги.

— Похоже, что меня ограбили, — проворчал он.

Владелец магазина сидел за прилавком и ждал, когда Моран покинет его заведение.

Рекс спешно двинулся к ближайшей станции пневмотранспорта, вышел на перрон и сел в двухместный вагон, идущий в деловую часть псевдополиса.

Итак, на его счету триста долларов. Это, конечно, гораздо меньше, чем он рассчитывал. Однако хорошо, что он не рискнул купить в супермаркете что-нибудь подороже.

Хозяин скупочной стал бы выяснять у властей о дорогой вещи, его тут же схватили бы, да и компьютер сразу же переправил бы заказ на перепроверку.

Время близилось к полудню, а поскольку утром финансовое положение не позволило Морану позавтракать, он был голоден. Что ж, имея триста долларов, вполне можно раскошелиться на хороший обед в автомат-кафетерии.

Не мешкая, Рекс зашел в закусочную, уселся за столик и принялся изучать меню, стоящее на столе. К черту всякую антарктическую дрянь: планктон, сою; надоели, как президент со вторым сроком правления. Морану давно хотелось отведать настоящих животных белков — какой-нибудь баранины или, на худой конец, свинины.

Он сунул свою кредитную карточку в щель стола, оставив отпечаток большого пальца на экране, заказал настоящий шашлык из баранины и кружку матросского эля.

Вдруг на его руке зажужжал видеофон.

Рекс Моран с удивлением посмотрел на экран: строгое и внушительное лицо незнакомого человека.

Голос отчетливо произнес:

— Говорит полиция, отдел службы распределения благ. Рекс Моран, вы арестованы за попытку нарушить правила пользования универсальной кредитной карточкой. Немедленно явитесь в ближайший райотдел полиции и доложите о себе. За неявку будете нести ответственность в уголовном порядке.

— Сгинь, тварь, — прорычал Рекс Моран и резким движением выключил прибор.

В тревожном раздумье глядел он на потухший экран. Что случилось? Где произошла осечка? И почему несчастье пришло так быстро? Видимо, что-то с продажей этого проклятого кольца. Но каким образом? Ведь он рассчитывал, что перстень пролежит в этой лавчонке месяцы, а то и годы в ожидании покупателя.

Вот дурацкое невезение!

Видимо, Весайлис поднял тревогу, и полиция немедленно связалась со всеми скупочными магазинами, где Моран мог сбыть ворованный перстень.

За ним, наверное, уже выслали полицейский наряд. Будь они трижды прокляты! Теперь ему нельзя вернуться к себе на квартиру. Придется скрываться из-за каких-то несчастных, трехсот долларов. Попробуй сунь свою кредитную карточку в щель экрана — компьютер тут же сообщит полиции, где он находится.

Э-э, так ведь они могут засечь место его пребывания по нулевому пеленгу наручного видеофона.

С гримасой отвращения он схватил прибор и начал срывать его с руки. Экран вновь засветился, и взволнованный голос произнес:

— Внимание, граждане! Всем! Всем! Всем! Рекс Моран совершил преступление против правительства Соединенных Штатов Северной и Южной Америк, включая угрозу насилием, ограбление, сбыт краденого и злоупотребление универсальной кредитной карточкой. Каждый, кто его увидит, должен немедленно сообщить полиции. Преступник опасен и вооружен. Вот его портрет.

На миниатюрном экране появилась фотография Рекса Морана, снятая, к счастью, еще до того, как лицо его было изуродовано.

Он сорвал с руки прибор и швырнул его в угол, затем вскочил на ноги и ринулся к двери. Где-то вдалеке пропела сирена. В псевдополисах этого ультрапроцветающего государства вой сирены — явление не столь частое.

Рекс кинулся бежать и торопливо завернул за угол.

Он выбрал совершенно пустынное место и стал терпеливо ждать. Вскоре неподалеку показался одинокий прохожий. Моран вытащил из кармана пистолет:

— Стой! Руки вверх!

Прохожий взглянул на него, потом на пистолет и побледнел как полотно.

— А-а-а, вы тот уголовник, которого только что показывали по видеофону… — заикаясь, проговорил он.

— Да, это я, — ответил резко Моран. — А вы один из тех молокососов, которым место в детском саду, так, что ли?

Глаза прохожего округлились.

— Да, да, конечно…

— О'кей. Ну-ка, быстро вызовите «мотор»!

— Сейчас, сейчас. Не волнуйтесь.

— А я и не волнуюсь, — ухмыльнулся Моран и, поиграв пистолетом, добавил: — Ну-ка, живее поворачивайтесь!

Через минуту из-за угла вывернулось такси и, подкатив прямо к ним, ткнулось в обочину тротуара.

Дверца открылась.

— Быстро вставьте в щель свою универсальную карточку.

Пока прохожий выполнял приказ, Моран взобрался на заднее сиденье «мотора».

— Теперь прижмите к экрану большой палец, — прорычал он, сорвал у прохожего с запястья видеофон и сунул его себе в карман. Вытащив кредитную карточку из щели автомата, он вручил ее перепуганному пешеходу.

— Держите и не говорите, что я не добрый.

Машина рванула вперед.

— Как можно быстрей, пожалуйста, — проговорил он в экран.

— Слушаюсь, сэр, — ответил синтезированный голос робота.

Когда уличное движение замерло по сигналу автомата-регулировщика, он открыл дверцу и на полпути выскочил из машины, бросив ее на произвол судьбы.

Вдруг он услышал, как в кармане запищал украденный видеофон. Он вытащил его и нажал на одну из кнопок, чтобы лицо не передалось по экрану вызывающему. Полицейский чиновник оповестил всех, что Рекса Морана видели в той части города, где он заказывал такси. Видимо, ограбленный уже успел сообщить о нападении. Но ведь это также означает, что полиции известно об украденном наручном видеофоне и они могут в любую минуту засечь его местонахождение по нулевому пеленгу. Он бросил аппарат в канаву, затоптал его каблуком в грязь.

Надо немедленно смотаться отсюда, подумал Моран, решительно вошел в подъезд и поднялся на самый последний этаж, где в «пентхаузе» располагался ресторан, известный под названием «Место для гурманов». Чиновники высшего ранга гурьбой валили в ресторан обедать, расталкивая друг друга локтями.

Моран старался ничем себя не выдать. Он был подавлен роскошью и великолепием демонстрируемого здесь благосостояния и благодарил свою звезду за то, что догадался заказать и переодеться в элегантное платье. К нему неуверенно подошел метрдотель. За всю свою жизнь Рекс Моран ни разу не бывал ресторане, обслуживаемом настоящими официантами, и сейчас старался держаться как можно непринужденнее.

— Столик на одного, сэр? — спросил метрдотель.

— Да, будьте добры, — ответил Моран, стараясь плавно модулировать голосом, как человек, для которого такая обстановка — дело привычное. — Если можно, то где-нибудь в сторонке. Мне нужно заняться кое-какими расчетами.

— Разумеется, сэр. Пожалуйста, вот сюда.

Его усадили в небольшом алькове.

Метрдотель щелкнул пальцами, призывая официанта.

— Сэр, у нас сегодня превосходные гратин-де-лангустин, — сказал официант маслянистым голосом.

Рекс Моран даже отдаленно не представлял, что это за штука, но сделал вид, будто обдумывает предложение.

— А еще что могли бы вы рекомендовать? — спросил он.

— Сегодня наш шеф превзошел себя с пулет-докте.

— Что ж, звучит премило.

Официант сделал пометку.

— А как насчет полбутылки сильванера или хутрина?

— Не возражаю.

На столе появились холодные закуски, десерт, и наконец метрдотель и официант исчезли.

Рекс Моран, облегченно вздохнув, огляделся по сторонам, вытащил из кармана кассету с пленкой и, сняв с плеча фотоаппарат, зарядил его. Затем из внутреннего кармана он достал универсальную кредитную карточку, экспроприированную у Франка Весайлиса, и принялся тщательно осматривать ее, уделив особое внимание отпечатку большого пальца правой руки, оттиснутого в правом верхнем углу карточки. Потом он прислонил карточку к небольшой вазе, стоявшей на краю стола с одинокой черной розой, и нацелил фотоаппарат. Щелкнув, он извлек из камеры готовый снимок и стал его изучать. Снимок оказался неудачным. Придвинув аппарат чуть ближе, Рекс щелкнул еще раз. Ему пришлось сделать дюжину снимков, прежде чем удалось получить почти точную копию отпечатка пальца Весайлиса, копию, которая ему была нужна чрезвычайно.

Он отложил в сторону кредитную карточку, убрал в чехол фотоаппарат, вытащил перочинный ножик и обрезал фото по краям так, чтобы оно было размером как раз с отпечаток в кредитной карточке. В эту минуту показался официант с дымящимся на подносе супом. Он снял крышку с судка, и Моран почувствовал острый, страшно аппетитный запах лаврового листа и кайенского перца.

Пулет-докте — лучшее жаркое из цыплят-табака, какое Рекс когда-либо едал. Вино превосходное, а главное — натуральное, привезенное прямо из Армении. Это была не та сивуха, которую ему иногда приходилось пить.

Незадолго до десерта Рекс внезапно вскочил из-за стола и спешно направился к кассовой стойке, где, по его мнению, должен бы находиться платежный экран этого фешенебельного ресторана.

Там как раз находился метрдотель, который взглянул на Морана, вопросительно подняв брови.

Рекс торопливо произнес:

— Я только что вспомнил об одном неотложном деле. Пожалуйста, не убирайте со стола до моего возвращения и присмотрите за фотоаппаратом, я сейчас вернусь.

— Да, конечно, сэр, — ответил метрдотель.

Рекс Моран покинул ресторан с видом человека, внезапно вспомнившего о деле, которое необходимо выполнить.

Очутившись на улице, он усмехнулся. Ради этой сцены пришлось пожертвовать фотоаппаратом, впрочем, он ему больше не нужен. Прикрывая лицо носовым платком, он направился в ближайшую гостиницу. В это время дня на улице появлялись лишь редкие прохожие. Зайдя в гостиницу, Рекс Моран подошел к сидящему за конторкой одинокому клерку. Рисковать так рисковать.

— Мне бы номер на одного, не особо шикарный. Спальня, гостиная, ванная. Могу я получить это у вас? — спросил он.

— О чем говорить, сэр, — ответил клерк и посмотрел за спину Морана.

— А где же ваш багаж, сэр?

— У меня нет багажа, — произнес Рекс небрежно. — Я только что вернулся после отдыха с западного побережья и надеялся здесь кое-что купить для пополнения своего гардероба. Я всегда так делаю — в Калифорнии мода невообразимо дикая.

— О да, сэр, вы правы.

Клерк сделал движение в направлении щели экрана, стоявшего у конторки телевидеофона.

— Будете регистрироваться?

— Я вначале хотел бы посмотреть номер, а потом решить, — ответил Моран. — Если он меня устроит, я зарегистрируюсь прямо из номера.

— О-о, я уверен, сэр, что вам понравится. Позвольте предложить вам «Бис-А».

— «Бис-А»? — повторил Моран. — Отлично. Пусть будет так.

И он направился к кабинам лифта.

— Номер «Бис-А».

— Слушаюсь, сэр, — ответил робот.

Номер находился несколькими этажами выше. Рекс Моран вышел из лифта, посмотрел указатели на стенах и направился к нужной двери. Номер оказался самым роскошным из всех, в каких ему доводилось бывать в своей жизни. Он подошел к экрану телевидеофона и сказал:

— Номер мне подходит, и я оставляю его за собой.

Механический голос робота ответил:

— Прекрасно, сэр. Будьте добры, вставьте в щель экрана вашу универсальную кредитную карточку.

Рекс Моран, глубоко вздохнув, вытащил из кармана карточку Фрэнка Весайлиса и сунул ее в щель автомата. Потом быстро достал фотокопию отпечатка большого пальца правой руки Весайлиса, приложил ее к экрану и моментально отдернул.

Механический голос произнес:

— Благодарю вас, сэр.

Рекс Моран еще раз сделал глубокий вдох и медленно, сквозь зубы выдохнул:

— О, бессмертные боги, вот не думал, что сработает.

III

Он позвонил по видеофону, чтобы узнать время. Три часа дня. Если ничего больше не случится, дело сделано. Он набрал номер коридорного и сказал прямо в экран:

— Пришлите-ка мне несколько бутылок различных напитков. Скажем, бутылку шотландского виски, настоящего коньяку, матехи, бенедиктина, бутылку шеррихеринга, шартреза, разумеется, не зеленого, а золотистого, потом бутылку перно, затем абсента или какого-нибудь ординарного вина.

Синтезированный голос робота ответил:

— Сэр, в нашем отеле все это можно получить в баре-автомате, который стоит у вас в номере.

— Но я хочу составить коктейль по собственному рецепту.

— Хорошо, сэр. Будет сделано, сэр. Через бар-автомат, сэр.

— Проследите, чтобы все было наивысшего сорта.

— Обязательно, сэр.

Продолжая улыбаться, Моран подошел к бару-автомату, достал бутылку шотландского виски «Глен-Гранд» и восхищенно посмотрел на нее. За всю свою жизнь ему только раз пришлось попробовать такое виски. Штука сия стоила на вес золота с тех пор, как фирме «Сентрал продакшен» запретили использовать зерно для гонки спирта. Он добавил содовой в стакан и, вышагивая по номеру, размышлял, чем бы еще заняться.

Что бы еще сделать такого, чего он прежде не мог себе позволить? А-а, вспомнил! Икра! Черная икра! Он никогда досыта не ел черной икры. Если признаться по совести, икры, которую он съел за свою жизнь, вряд ли хватило бы заполнить стограммовую баночку.

Он снова позвонил коридорному, и огромная банка икры была доставлена наверх вместе с настоящим сливочным маслом. Уписывая всю эту благодать за обе щеки, он заказал еще тушку копченой осетрины и семгу.

В ожидании заказа он соорудил себе второй стакан виски с содовой. «Глен-гранд»! Надо запомнить название. — Вдруг еще раз выпадет такой случай.

Остаток дня он занимался тем, что производил дегустацию тех лакомств и напитков, которые ему когда-то очень хотелось отведать. И когда пришло время обеда, к великому его негодованию, есть совершенно не хотелось. А он-то собирался заказать обед, достойный Гаргантюа.

Моран еле дотащился до спальни и завалился спать. Ночь он проспал как убитый.

Утром проснулся с тяжелой головой, но боги еще не бросили его. На бутылке «Глен-Гранда» появилось несколько новых отметок мелом. Он лежал и улыбался, глядя в потолок. На стоявшем возле кровати телевидеофоне набрал время. Синтезированный голос робота произнес: «Когда зазвенит колокольчик, будет ровно без девяти минут восемь».

Эге, осталось-то всего ничего. Девять минут. Отлично. Он заказал по номеронабирателю такой обильный завтрак, что хватило бы слону. Свежий сок манго, ананасовый напиток, яйца всмятку, снова черная икра, гренки, жареные помидоры, Кофе — все двойными порциями.

Он принялся есть, рыча от удовольствия.

Завтрак был закончен ровно в восемь.

Отлично! Моран торжествующе рассмеялся — пора приступать к делу.

Он не спеша принял душ, затем набрал номер ультрасупермаркета, отдел мужской одежды, и стал со знанием дела заказывать один предмет за другим, чтобы тут же, по мере поступления, распаковать и осмотреть.

Постепенно из вещей образовалась изрядная гора. Наконец часов в десять Рекс решил опустошить счет Весайлиса основательно. Набрав номер отдела по продаже «моторов», он заказал себе спортивную модель персональной машины, приказав доставить ее к стоянке возле гостиницы.

Через десять минут в дверях загорелся экран: у входа в номер стояло два человека — один в штатском, другой в полицейском мундире.

Штатский возмущенно сказал Морану:

— Пройдемте.

Полицейский же удивленно разглядывал гору покупок, оберточную бумагу и обрывки веревок, разбросанных по комнате.

— Вот те на! — только и смог сказать полицейский.

Морана доставили в лифт, спустили в вестибюль и вывели на улицу, где стояла патрульная машина.

Полицейский сел за руль, а Рекс Моран и штатский забрались на заднее сиденье.

Последний спросил мрачновато:

— Ну как, насладился жизнью?

Моран усмехнулся.

— Хорошую шутку отмочил, — заметил сидящий за рулем. — Мы почти схватили тебя в кафетерии. Нам следовало сразу же засечь тебя по нулевому пеленгу.

— Я тоже удивился, почему вы этого не сделали, — сказал Моран. — Полицейская расхлябанность.

Его доставили в местное отделение службы распределения жизненных благ, где он предстал пред светлые очи самого Мэрвина Рехлинга, начальника отдела.

При виде Морана Мэрвин произнес:

— Ну и нахал! Даже спортивную машину купил. Вот сукин кот. Что ты там натворил у Весайлиса? Он весь кипит от злости.

Рекс весело рассмеялся:

— Да ничего особенного. Пусть только он останется в неведении, что произошло на самом деле. А так все обошлось благополучно.

— Благополучно?! Ничего себе! Если бы он умер от разрыва сердца, тогда что? А потом, пешеход, которого ты перепугал…

— Но вы же сами хотели убедиться, вот и убедились, — отвечал Моран.

— Убедиться-то убедились, — заметил человек в штатском. — Да только теперь нужно нейтрализовать наше сообщение о твоем розыске. А то выйдешь на улицу, и тебя кто-нибудь прихлопнет.

— Ну, и какие твои выводы? — спросил Морана Рехлинг.

— Нам придется что-то сделать с этими кредитными карточками. Надо иметь гарантию, что отпечаток пальца подлинный. Иначе настоящий грабитель найдет какого-нибудь богача, одинокого, без родных и друзей, отвезет куда-нибудь подальше и прибьет, труп зароет, а затем возьмет его карточку, отправится в другой конец страны и, пользуясь моим методом с фотокопией, будет себе спокойно получать доходы с дивидендов, поступающих на счет покойника.

Мэрвин Рехлинг серьезно посмотрел на него.

— Что можно сделать, по-твоему?

— Почем я знаю. Это — дело ученых и инженеров. Пусть они думают. Может быть, сделать на карточке или на экране, скажем, детектор биотепла. Я не знаю. Я доказал, что в существующей сегодня кредитно-денежной системе есть лазейки для воров и мошенников.

— Что еще?

Рекс Моран призадумался немного.

— Ну, я уже говорил по дороге Фреду. Арест по телевидеофону себя не оправдал. Конечно, я согласен: в обыкновенных случаях это экономит время и силы, но когда имеешь дело с настоящим преступником или бандитом, да еще вооруженным, тут надо сразу засекать его местонахождение по нулевому пеленгу наручного видеофона, если, конечно, он настолько глуп, что будет таскать с собой эту штуковину.

— Очевидно, Рекс прав, — произнес человек в штатском.

Мэрвин Рехлинг глубоко вздохнул:

— Ладно, Моран, пари ты выиграл. Сумел почти без гроша прожить с комфортом целых двадцать четыре часа. — Он взглянул на своего подчиненного и добавил: — Но уверяю, что через шесть месяцев я ликвидирую все лазейки, которые ты использовал в своих похождениях.

Рекс Моран усмехнулся:

— Пари?


Оглавление

  • I
  • II
  • III