КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 419946 томов
Объем библиотеки - 567 Гб.
Всего авторов - 200472
Пользователей - 95473

Впечатления

кирилл789 про Стриковская: Мир драконов (СИ) (Фэнтези)

ой, как мне эти идеи рабства не нравятся, увы. хорошо, что вовремя герои взяли свои судьбы в свои руки.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Стать Собой (СИ) (Фэнтези)

приключенчески.)
прекрасный автор.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Воплощение (СИ) (Фэнтези)

класс. других слов нет.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Блесс: Подружка невесты или... ветеринара вызывали? (Любовная фантастика)

ну, в общем "неплохо".
после ужасов снежной сашки и ирки успенской, очень даже неплохо. на "отлично" не тянет, извините.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Бегом за неприятностями 2 (Фэнтези)

вторая книга понравилась чуть больше первой.)
как-то здесь всё законченно и удачнее для героев.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
greysed про Назимов: Охранитель (Альтернативная история)

бред сумасшедшего

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
greysed про Малыгин: Лётчик (Альтернативная история)

хреновина лютая

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Двадцать семь эльфийских амазонок (СИ) (fb2)

- Двадцать семь эльфийских амазонок (СИ) (а.с. Эльфийские амазонки-1) 1.61 Мб, 425с. (скачать fb2) - Сергей Анатольевич Шемякин

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Сергей Шемякин Двадцать семь эльфийских амазонок

Фэнтези

Пролог

Разведгруппа старшего лейтенанта Михеева выполняла обычную работу. Приказано было проверить кусок трассы Пули-Хумри — Ташкурган перед проводкой небольшой колонны с продовольствием и боеприпасами. Группа двигалась на двух бронемашинах: БТР-70 и БМП-2.

— Стой! — скомандовал сидящий на броне старлей. — Это что за хрень? — ткнул он пальцем в уходящее вправо узкое ущелье. Головы солдат уставились в полосу плотного тумана, закрывшего примерно половину «аппендикса» уходившего в глубь горы на пятьсот метров. Ничего интересного там раньше не было. Расщелина просматривалась насквозь, стены отвесные, спрятаться негде. Ни крупных камней, ни деревьев. Иссушенная солнцем пыльная трава и ничего больше. Одна очередь из крупняка смела бы там всё живое.

— Штыковой, возьми Мальцева и Кадырова, проверь, что за паскуда там шашку дымовую зажгла. Дойдите до самого конца и назад. Ждём пятнадцать минут. И смотрите, чтобы вас там духи за яйца не прихватили. На! — протянул он сержанту ракетницу, — если помощь понадобится, пустишь ракету, там красная заряжена. Надеюсь, увидим.

Сержант и два разведчика, простучав каблуками по броне, спрыгнули на землю и двинулись к расщелине. Штыковой, перед заходом в туман провёл краткий инструктаж и спрятал ракетницу в мешок, поскольку, заткнутая за ремень чужая вещь, мешала. Заходили по очереди. Сначала Малой. Побыл минуту и вышел, доложив, что запаха и отравы нет, на дым не похоже, туман, как туман, дальше двух шагов ничего не видно. Потом двинулись все, держа интервал метров десять. Михеев смотрел вслед скрывшейся группе, ловя себя на мысли, что и ему тоже хочется двинуться за ними. Все, находящиеся на броне уставились на вход расщелины.

— Наблюдать по сторонам, — дал команду старлей, заметив непорядок. — Ждём возвращения!

Глава 1. Марисана вне очереди. Первая Элиэль. (Эля)

Жора Штык не сопротивлялся. Когда его мастерски накрыли сетью, он успел придвинуть к себе свою винтовку, закрыть перчатками без пальцев лицо и локтями почки. Пинать сразу не стали. Хотя и могли. Малой и Кадыр покрошили десятка два нападавших. Ему ловко связали руки и ноги, здоровенная бабца взвалила его на плечо, и понесла прямо к видневшемуся в полукилометре лесу. Оттуда уже двигалась кавалькада лошадей, ведомая несколькими всадницами. Бабца даже не запыхалась, хотя Жора весил килограмм девяносто, а со снарягой и за сто десять. Пёрла и пёрла, только мелькали ноги, одетые в добротные кожаные сапоги, поверх которых ремнями были пристёгнуты поножи. Жора только наблюдал внизу аппетитные женские булки, обтянутые тонкими кожаными штанами, переброшенный через широкое плечо и поддерживаемый одной рукой. Сильна была чертовка. Держала она его левой рукой, правая сжимала короткое копьё с длинным наконечником, а на спине у дамы был щит, о который время от времени колотился Жоркин подбородок, пока он не повернул голову набок, подставив отворот балаклавы. Коленки же упирались во что-то мягкое, предположительно грудь. Ручка, которая держала его за задницу, прожигала насквозь. Она держала его бережно и осторожно. И так, невзначай, успевала пощупывать его худой жилистый зад. Если два года таскаться по горам, то у вас тоже задница станет жилистой и мускулистой. У дамы, которая несла его с грацией львицы, перекинувшей через спину добычу, он рассмотрел лишь огромные глаза фиалкового цвета, и аппетитные губки. Момент был секундный, когда она его с лёгкостью перебрасывала через плечо. Всё остальное лицо было закрыто блестящим металлическим шлёмом с гребнем, как у спартанцев. Из-за этих шлёмов, не позволявших рассмотреть лицо, пацаны и начали стрелять. У них и мысли не появилась, что на них нападают бабы. А предупредить он не успел, слишком быстро развивались события. Ребята погибли зря, да и девок положили кучу, тоже зря.

Попка продолжала вихлять, подёргивая булочками по очереди вверх-вниз. Трава под ногами у амазонки была нежно зелёной и никак не катила на высохшую траву предгорий, которая с шорохом подминалась берцами до входа в туман. Запахи кругом тоже стали не такие. Не пахло пылью, а нос улавливал запах свежих трав, цветов и близкой воды. Хотя воды в том засушливом каменном ущелье, куда сунулась их группа, по определению быть не могло. Кроме чахлой травы там ничего не росло.

Девчонка дотащила его до леса. За первыми деревьями её уже встречали. Жора пока не видел кто, но по голосам понял, что двое, и тоже бабы. Нёсшая его силачка остановилась и опустила снайпера на травку. Его тут же обшарили в шесть рук. Осматривали тщательно. Если после захвата с него сняли всю амуницию, то сейчас прощупали каждый шов и карман на одежде, сняли берцы, аккуратно перемотали портянки, чуть поморщившись от запаха и надели опять. Элиэль перебросила его через шею лошади. Затем сама вскочила в седло. Да, на плече у девчонки было лучше. И коленкам, и глазам, и носу. Сейчас он нюхал конский пот, смотрел вместо аппетитных женских булочек на конские ноги, коленки вместо мягкой грудки упирались в конский бок. Хотя появились и новые ощущения. Хозяйка положила на его задницу обе руки с зажатыми поводьями. Копьё же сунула в специальные ременные петли, одев на лезвие кожаный чехол. Круглый щит с обрезанным краем так и продолжал висеть на спине. Пока его обшаривали и грузили, сержант зыркал по сторонам глазами. Сопровождало их две лучницы. Девчонки о чем-то болтали между собой. Язык был певучим, для слуха приятным, но Жора его не понимал. Все трое улыбались и чему-то радовались. Зубки у всех были на зависть белые и блестящие. С его, не чищенными третий день, не сравнить. Губки бантиком, хорошие такие пухлые аппетитные губки. Лиц не видно. Широкое наносье и неподвижные нащёчники практически глухих шлёмов, надёжно прикрывали лица и подбородок. Видно одни глазки, губки и два вертикальных кусочка щёк, возле носа. Глазки и губки на загляденье. Классные девчонки. Жора почувствовал, что от ладошек, лежащих на его заднице, у него всё стало подниматься. В этом не было ничего особенного. Солдат всегда думает о бабах. А если рядом попадаются симпатичные, то гормоны зашкаливают сразу.

— Двадцать человек убито, четверо тяжело ранены. Имеем право на двадцать семь дней! Жалко, что удалось захватить лишь одного воина. Этот не сопротивлялся.

— А может он трус?

— Не думаю. Скорее всего командир. Более умный, чем двое других, которых пытались взять в плен. Оба покончили с собой, взорвав какие-то артефакты, после того как на них набросили сети. Девчонки сейчас уберут трупы и снова сядут в засаду. Пелена продержится полчаса, но может быть ещё повезёт. Хотя, нам уже повезло. Каждая из полусотни получит право на оплодотворение. Главное, чтобы самец попался здоровый, — погладила Элиэль Жору по заднице.

Полусотня Фериэль участок охоты получила по жребию, выиграв прошлый год соревнования в корпусе по трём видам из пяти. Участков охоты, открывавшихся каждый год, было пять. Ещё три участка открывались в разное время от трёх до восьми лет. Они считались неудачными. Добыча там встречалась редко. Именно такой участок и достался невезучей Фериэль. Девчонки по началу расстроились, но прибыв на место, решили, что в таком красивом местечке им повезёт обязательно. Магичка Марисана, хорошо отдохнув пару дней, провела ритуал вызывания дичи, и сгустила туман, обозначив переход. По её словам, все кто будет на расстоянии двадцати лиг от перехода, обязательно к нему подойдут. Но вот рискнут ли войти в туман, этого она предсказать не может. Заманивать запрещено! Мужчина должен сам шагнуть на эту сторону! Туман провисит все два часа, пока открыт переход. Полтора часа ничего не происходило, и отчаянье опять заползло в девичьи сердца, обрушиваясь на неудачницу Фериэль, вытянувшую не тот жребий, затаёнными проклятьями.

Потом туман дрогнул и из него появился первый самец. В руках он держал какое-то оружие, выглядел опасным и шустрым — прекрасный экземпляр. Ближайшая пятёрка, прикрытая амулетами невидимости, двинулась к нему, растягивая сеть. Остальные пять ловчих пятёрок напряглись перед пятидесятиметровом травянистым склоном уставившись в стену тумана. Оттуда появился ещё один человек, гораздо мощнее первого, обменялся какими-то знаками с первым, пробежал полтора десятка шагов и залёг, выставив вперёд непонятное оружие. В двадцати метрах правее появился третий. Окинул взглядом расстилавшуюся перед ним местность, оглянулся назад, на туман, затем сместился к небольшому кусту и тоже залёг. Достал какую-то штуковину и приложил к глазам. Больше пока из тумана никто не появился. Расклад стал понятен — на каждую жертву по две пятёрки. Амазонки пошли на сближение. Медленно и уверенно. Оружия ни у кого не было, не считая десятниц. Те имели короткие копья, на случай атаки диких зверей из-за кромки перехода. Оружие ловцам брать запрещалось, чтобы случайно не повредить добычу. Сорок семь лет назад был прецедент. Виновную казнили.

Первый воин уже спустился со склона на сорок шагов, когда первая пятёрка набросила на него сеть. Он, в последний момент, успел почувствовать постороннее движение и резко присел. Его оружие, выдернутое из рук, дважды громыхнуло огнём, но это ему не помогло. Амазонки придавили его к земле, мгновенно окрутив сетью. Дальше всё пошло не по плану. На груди у пойманного вспух мощный огонь и раздался взрыв, разметавший всю пятёрку по сторонам. Амулеты невидимости перестали работать, и все ловцы, разбросанные сокрушительным выбросом энергии, предстали чужим глазам изломанными куклами. Тут же раздался лязг и грохот оружия второго воина. Он стрелял по второй пятёрке амазонок, подобравшейся к месту схватки вплотную. У ближних к месту взрыва тоже отказали амулеты. За три удара сердца он убил всех. И видимых, и невидимых.

Пока грохотала очередь из пулемёта, напрочь заглушая шаги, остальные команды рванулись к своим целям. Воин повернул своё страшное оружие навстречу и ударил наугад вдоль склона. Убил несколько сестёр в обоих командах, двигавшихся к нему. Увидев примерное место упавших тел, примявших траву, Кадыр иссёк очередями все подступы, пока не закончилась лента в банке пулемёта. Только пятая и шестая команда на левом фланге добралась до цели у вершины склона. Шестая атаковала не ввязавшегося в схватку Штыка, пятая сбоку атаковала грозного пулемётчика. Кадыр, здоровый парень, отбивался от невидимок секунд десять, потом тоже умудрился сдёрнуть кольцо гранаты на разгрузке. Забрав с собой несколько нападавших в металлических шлёмах.

На лошади пленника везли недолго. Через двадцать минут въехали в пустой лагерь из пяти больших, трёх малых палаток и четырёх фургонов. Две девчонки, изображавших из себя наряд, радостно заорали, увидев добычу.

— Готовьте воду и одежду! — распорядилась Элиэль.

Жору сняли с коня. Развязали по очереди ноги и руки, растерев следы от стягивающих ремней. Ремни правда были какими-то мягкими из растительного волокна, но крепкими. На поясе завязали ременное кольцо с трёхметровым поводком и дали в руку лучнице. Оружие она с себя всё сняла, за исключением щита и теперь сопровождала Жору везде. Беспрерывно улыбаясь и что-то чирикая. Деваха была высокая, метра два точно, а может и чуть выше. Волосы из-под шлёма доставали до задницы. Дневальные по лагерю вытащили из фургона бронзовое корыто и теперь вёдрами таскали туда воду из чистой речки, на берегу которой стоял лагерь. Здоровенный котёл с водой грелся на костре.

Лагерь был укреплён. С двух сторон его окружали невысокие скалы, с одной стороны река, с четвёртой шёл деревянный тын, с помостом для лучниц и неширокими воротами. Лес находился в ста метрах. Между лесом и лагерем паслось десятка два лошадей. Маленькая такая крепостица. Если на скалы поставить два пулемёта, то, в отсутствии у противника снайперов, держаться, по мнению Штыка можно было долго. Речка, правда была не больно широкая — метров пятьдесят всего, но глубокая и достаточно быстрая. С той стороны реки шёл заливной луг, ярко зеленевший травой, и берег был значительно ниже. Крепостица стояла на холме и в половодье, видно, не затапливалась. Внутри ограды росла густая трава, лошадей сюда пастись не допускали. Чистенько, уютно и пристойно.

Минут через сорок приехали остатки полусотни. Убитых Жора не увидел. Их сгрузили с той стороны частокола. И девушек, и Малого с Кадыром. Полусотник, у которой гребень на шлёме шёл от плеча к плечу, как у римских центурионов, что-то напевно прокричала, и две лучницы сразу полезли занимать наблюдательные посты. Одна на помост у частокола, вторая на скалы. Видно не всё в округе было спокойно, если выставлялась охрана.

Главная бабца сразу попёрла к Жорке, которого попридержала за ремень лучница, приставленная к сержанту. Перед ним выскочила Элиэль и приложив правую руку к груди, что-то бойко отрапортовала.

— Твой десяток, Элиэль хорошо себя показал, — сказала начальница, — Молодцы!

Командирша подошла вплотную и, улыбаясь, стала рассматривать пленника. За ней, не отставая не на шаг, следовала ещё одна девица. Одежда её явно отличалась от всех остальных. И на ней не было шлёма. Девчонка была ослепительно красивой, но явно не из компании вояк.

«Никак эльфа!» — подумал сержант и сердце учащённо забилось. Из волос торчали два острых ушка. Мозг начал усиленно прокручивать ситуацию. Амазонки, которых на Земле уже давно нет, и вдобавок эльфы. Жора взглянул на солнце, которое уже говорило, что пора обедать, потом на белые тучки, проплывающие по голубому небу и пришёл к выводу, что он не на Земле. Солнце было чуть больше, небо отдавало чуть в сиреневый спектр.

«Надеюсь щёлки у них не поперёк!» — подумал Жора, разом успокаиваясь. Войсковую разведку трудно вывести из равновесия. Он тоже улыбнулся в ответ. И про туман он сразу вспомнил. Читал он на базе одну фантастическую книжку без корки. Там тоже герои вошли в туман и попали в другой мир.

— Марисана, — обогнув командира, вышла вперёд девица, тянущая на эльфийскую принцессу, указав себе в грудь пальчиком.

— Сержант Штыковой, Георгий Викторович, можно просто Жора. — ткнул снайпер себя пальцем в грудь тоже.

Девчонка держала в левой руке какой-то прибор, выполненный их драгоценных камней и проволочек.

После Жориного ответа прибор замерцал, как новогодняя гирлянда, а потом замер, оставив россыпь разноцветных огней.

— Ты русский? — напрягая связки спросила девушка по-русски.

— Да, я русский солдат!

— Тогда проще. Будешь учить наш язык. Время тридцать минут. Нужная настройка имеется, — с трудом, но вполне понятно сказала Марисана. — Я маг. Сейчас тебя обмоют, потом изучение языка, потом еда и беседа. Понял ли ты меня, Жора?

— Понял, Марисана.

Девчонка выключила свой прибор и что-то сказала по-эльфийски. Девахи дружно заорали что-то, напоминающее Ура! Но причину этого ликованья Жора не понял. Его быстро раздели и посадили в бронзовое корыто, добавив туда горячей воды. Температуру воды попробовала Элиэль, и сочла её вполне подходящей.

Вы можете себе представить, как двадцать девок моют одного мужика? Все части тела между желающими прикоснуться к телу, распределила Фериэль. Мыли нежно и ласково. Одни одну руку, другие другую. Третьи грудь, четвёртые спинку. Пятые ноги. Но все девичьи ладошки ласково прикоснулись к его перчику. Мыло которым его намыливали было не хуже французского Камю, пахло какими-то цветами. Голову мыли осторожно, чтоб не дай Бог мыло не попало в глаза. Потом Жору подняли в полный рост (агрегат давно поднялся сам) и начали окатывать водой из ковшиков, смывая остатки пены.

Подошла Марисана взялась за Жорин член, осмотрела и поднесла какой-то приборчик, размером с ладонь. Тот радостно пискнул и девчонки заорали так, что вспорхнули птицы в ближайшем лесу, а лошади тревожно заржали. Жора понял только одно — что его бойца признали годным!

Сержанта вытерли полотенцем, принесли белоснежную одежду, шёлковую рубашку и штаны, и под белы руки с гордо оттопыренным парнем отнесли в маленькую палатку Марисаны. Там его усадили в мягкое кресло и сопровождающие вышли. Снаружи что-то крикнула командир, и наступила тишина. Магичка надела на Жору широкий обруч и подключила к нему проводом тот прибор, напоминавший гирлянду. Сама расположилась напротив. Прибор мигал лампочками-огоньками и Жора через несколько минут впал в транс. Больно не было. Интересно тоже. Ясно (если не обманули), что какая-то магическая хрень что-то закачивает ему в голову. С таким же успехом эта штуковина могла и скачивать информацию у него из головы. Жоре на это было наплевать. Секретов он не знал, а как стрелять из автомата знает любой. Стрелять из СВД тоже умеют многие.

Через полчаса сержант пришёл в себя.

— Как ты себя чувствуешь, Жора? — спросила Марисана по-эльфийски, приблизившись вплотную и заглядывая в глаза.

— В общем ничего, нормально. Чуть побаливает голова и очень хочется есть, — мелодично пропел сержант на том же языке. Никаких затруднений в произношении он не ощущал. Язык свободно выговаривал слова чужого языка.

«Нам бы такой приборчик домой. В разведке ох бы пригодился! Полчаса и знаешь язык врага или местного населения! Красота!»

— Если нормально, то пойдём обедать. Если голова станет болеть сильнее, мне скажешь, я подлечу.

Магичка подняла его с кресла и чуть придержала, когда он зашатался. Вышли из палатки.

За исключением часовых, весь отряд был построен в одну шеренгу.

— Он уже может говорить, Марисана? — спросила командир.

— Да, вполне!

— Представься полным именем и скажи, как к тебе обращаться, — приказала она сержанту.

Жора сначала хотел послать её на три буквы, поскольку он ей ни каким боком не подчинялся, но потом решил, что обострять отношения не стоит. Командир — и в Африке командир, а девчонки вызывали у него уважение. Они безоружными шли на пулемёт, пытаясь не убить, а взять в плен голыми руками. Хотя наверняка своими луками могли из любого из них сделать ёжика. Луки были составные, мощные.

— Сержант Штыковой Георгий Викторович, — сказал Жора по-эльфийски. — Можно звать просто Жора. Отряд понял только вторую половину фразы.

— Жора, ты можешь пояснить нам своё имя? — спросила Марисана.

— Да, могу! Сержант значит, что я командир отделения — десятник. Штыковой — это название рода. От слова «Штык». Это клинок, пристёгивающийся к оружию. Имя Георгий — означает «Несущий победу», «Победоносец». Викторович означает, что отца моего звали Виктором. Имя Виктор — это «Победитель»!

— Значит ты Несущий победу на клинке сын Победителя? — спросила Фериэль.

— Да, примерно так.

— Сколько врагов ты убил, Жора? — спросили из строя.

— Да маловато пока — двадцать восемь!

Девчонки в строю возбуждённо загудели. Им попался не только воин, а знатный воин, и умелый воин. Получить от него ребёнка — большая удача.

— Как возвеличили тебя твои правители за твои подвиги? — спросила Элиэль.

— Имею две награды. В кармане лежали, в тряпочку завёрнуты, — сказал Штык.

— Принеси всё что с него сняли, кроме оружия, — распорядилась Фериэль, ткнув пальцем в амазонку.

Та метнулась к фургону и вынесла плетёный сундучок, где лежало аккуратно разложенное Жоркино барахло, включая балаклаву и носовой платок.

Сержант развернул мягкий кусок фланели от зимней портянки и достал награды.

— Это медаль «За отвагу», а это орден «Красной звезды» — пояснил он. — А вот это штык, к винтовке пристёгнут, — показал он мизинцем на красноармейца на ордене.

Награды осмотрели сначала Марисана и Фериэль, а потом они пошли по рукам. Девчонки гладили ласково эмаль ордена и серебро медали. Награды им безумно нравились.

— Их положено носить на груди, что бы все видели. Но мы в боевой обстановке снимаем, чтобы не поцарапались, — сказал Жора. Фериэль посчитала, что представление пленника закончилось и распустила строй.

Обедали всухомятку. Продовольствие выдавали из фургона. Что-то типа сушёного мяса и лепёшек. Стояла ещё корзина с сухофруктами. Девки ели мало, не в соответствии с пропорциями и ростом. Мясо было вкусным, лепёшки, напоминавшие сухари, крошились на зубах сразу и таяли во рту. Запивали всё обыкновенной водой из речки. Воду залили в керамическую кастрюли литров на пять, что-то туда бросили и магичка провела пару раз рукой. Каждый зачерпывал своей кружкой. Вода имела чуть лимонный привкус. Жоре тоже выдали тарелку с мясом и лепёшками. Дали и кружку напитка, если его можно было так назвать.

После условного обеда Марисана повела Жорку опять к себе в палатку. Девчонки весело суетились, выставляя ещё одну палатку, даже скорее шатёр. Роскошный, из плотной изукрашенной ткани.

— Жора, я хочу объяснить тебе место в нашем мире, — начала магичка. — Твоя жизнь на десять лет определена нашими законами. В настоящий момент, ты — самец. Это очень высокий статус. Тебя в течении десяти лет будут кормить, поить, выполнять все твои желания, давать деньги и ценности. Твоя задача всё это время оплодотворять наших женщин. Никто не нанесёт тебе вреда — за это смерть! Через десять лет ты можешь жить свободно, завести семью, если пожелаешь, заняться ремёслами или чем-нибудь иным. Триста пятьдесят лет назад на нашем континенте неожиданно вспыхнула неизвестная болезнь. Мужчины эльфы в течение пятидесяти лет вымерли. А поскольку наша раса живёт до трёхсот лет, то остались только женщины. На континенте, который называется Атлантида, сейчас живут четыре расы: эльфы, люди, орки и наги. Последние — люди змеи. У них нет ног, всё остальное как у людей. Мужчины погибли у всех рас, кроме нагов. Те продолжают усиленно размножаться, занимая весь юг континента. Любят сырость и тепло. Размножаются путём кладки яиц, как пресмыкающиеся. Эльфы и орки могут иметь потомство от людей. Люди только от эльфов или себе подобных. Маги пробили несколько переходов в разные миры. Большинство из них ведёт на Землю. Орки имеют два перехода, эльфы восемь, люди — три. Имеется два перехода ведущие в миры аналогичные нашему, где существует многообразие рас. Все переходы используются для захвата пленных самцов. Каждый самец- очень большая ценность. Ибо только от них зависит жизнь трёх рас на нашем материке. В последнее время наги настолько расплодились, что начали теснить орков и людей, с которыми граничат. Мы еле успеваем восстанавливать естественную убыль. Любая серьёзная война приведёт к резкому сокращению численности трёх рас. Ситуация ещё усугубляется тем, что эльфийки плохо беременеют от некоторых национальностей людей с Земли. Хорошо только от тех наций, у которых предки были выходцами из ариев: русскими, немцами, скандинавами, индийцами. Если взять китайцев, то на сто соитий получаем одну беременность. От русских — девяносто. Поэтому вынуждены меняться самцами с людьми и орками. Для людей подходят все самцы, для орков предпочтительны англосаксы. Поэтому девчонки так и обрадовались, что ты русский! По нашему закону, пойманный самец отдается на три дня той полусотне, которая сумела его заполучить. Ещё день добавляется за каждого убитого и тяжело раненого. Таким образом, Жора, ты на двадцать семь дней принадлежишь полусотне Фериэль. Это не значит, что с тобой могут обращаться как хотят. Я здесь поставлена следить за соблюдением закона. Есть специальный магический прибор, который позволяет следить за здоровьем и состоянием самца. И только с моего разрешения могут происходить совокупления. Виновных в нарушении ждёт смерть. От девчонок можешь требовать, что хочешь. Большая часть из них ещё не пробовали мужчину и о соитии имеют весьма смутное представление из теоретических занятий.

Какие ко мне вопросы есть Жора? Я отвечу на любые.

— Куда и когда мы будем двигаться в ближайшее время?

— Фериэль, скорее всего, будет отдыхать здесь дней двадцать, пока не поправятся раненые. Потом выдвинется к ближайшему городу Ариэлю, в пятидесяти лигах. По-вашему, до него двести километров. Пять дней пути с обозом.

— Ты принадлежишь к полусотне Фериэль?

— Да, я прикомандирована, как маг, на время охоты и возвращения.

— Тогда раздевайся. Будем увеличивать численность эльфийского населения.

Жора не знал закона, но угадал. Магичка имело право первого соития с одним из захваченных самцов по её выбору. Поскольку удалось захватить лишь одного мужчину, то выбор был очевиден.

Марисана разделась мгновенно. У Жоры тут же всё встало. Девчонка была великолепна! В стиле фотомоделей — высокая, стройная, с точёными ровными ножками, изящная, с острыми грудками и ухоженным телом. Но в отличие от фотомоделей, всё на месте. Талия тонюсенькая, бёдра крепкие, грудки второго размера — торчком, движения грациозные. Красотка!

— Можешь указать мне любую позу, которая тебе удобна.

— Жора подошёл, положил руку на оттопыренную попку, погладил по талии и грудке. Рука скользила по нежнейшей коже шершавым напильником. Сержант почувствовал, что к этой встрече он не готов. Бабу он последний раз пробовал полгода назад, и мог спустить даже без прикосновений, только на запах. Жора отвернулся, вспоминая сколько патронов осталось у него в мешке для винтовки и все ли он протёр тряпочкой. Напряжение чуть спало. Сержант быстро разделся, сняв белую одежду. Света в палатке хватало.

— Становись-ка ты подруга на коленки, — сказал он девчонке, понимая, что сольет сразу, как только дотронется членом до половых губ.

Марисана встала, показав ему круглую попку.

— Ножки раздвинь пошире, — сказал он, примериваясь к первой эльфийской щёлочке.

Сержант поводил головкой своего клинка по входу и всадил до самых яиц. Девчонка заорала от боли. Но Жора не выпустил её попки, качнул два раза и взорвался выплеском спермы. Девчонка заорала второй раз, но Жора уже не обращал на неё внимания и работал без остановки. Член постепенно дубел, принимая рабочее состояние. Дырочка была тугая и узкая. Хорошая такая дырочка, не разработанная. Марисана стонала, тоненько подвывала, как обиженный щенок, но упорно не подмахивала и не старалась сама насадиться на член.

— Ложись-ка ты на бочок, радость моя, — приостановившись, шепнул ей Жора. — Ножку на которой лежишь вытяни, а другую подогни, — руководил он неопытной девчонкой, не вынимая агрегат. А откуда у них опыт, если мужиков по карточкам выдают? Марисана тут же улеглась на мягкий ковёр, закрывавший дно палатки. Жора оказался сверху сидя яйцами на нежной ножке, и вся эльфиечка была передним. Он видел и прикушенную губку, и торчащую грудку, и острое ушко, и гладкий девичий животик. Жора погладил по попке, погладил по спинке, погладил ушко и шейку. Обхватил пальцами одну грудку, а другую поймал за сосок губами. До губ, из-за разницы в росте и сидячей позы, он доставал с трудом, но грудку всю покрыл поцелуями исправно, и девчонка начала заводиться, это Жора чувствовал по участившемуся дыханию и по появившимся ответным движениям. Он привстал и начал рукой ласкать клитор, а второй грудь. Марисана застонала сильнее, ей явно нравились такие ласки. Жора удвоил усилия. Правая рука с груди соскользнула на попку и ласково помассировала булочки. Затем большой палец лег на анальное отверстие и стал гладить его. Эльфа заволновалась, задышала чаще, застонала громче и Жора начал движения членом. Бойца уже распирало от желания. В дырочке появилась смазка и он начал обихаживать девушку медленно, с чувством и расстановкой. Левой рукой он сжал ей грудь, правой попку и вогнал большой палец в анал, вот тогда-то Марисана задёргалась и закричала. Влагалище сжалось и пошло волнами выдавливая сперму. Боец брызнул тугой струёй и Жора, как любой снайпер, сразу почувствовал, что попал в цель. Девчонка кричала радостно и торжествующе, а потом разрыдалась от переполнявших чувств. Жора сполз с неё и стал нежно гладить по плечику успокаивая. Только бы дурак не понял, что это её первый оргазм. Сержант взглянул на своего дружка, на нём уже застывала кровь и сперма.

— Так ты никогда не пробовала мужчину? — спросил Жора.

— Да, это мой первый раз. Моя наставница Катисан специально отправила меня с группой Фериэль. Этот переход считается малоперспективным, она надеялась, что девчонки никого не поймают и я так и останусь девственницей. У девственниц быстрее развиваются магические способности.

— Не знаю, как магические способности, но физические данные женщин возрастают. У нас немцы из ГДР специально в команды включали мужиков, чтобы перед соревнованиями они удовлетворяли спортсменок. Результаты были заведомо выше. Так что не переживай поэтому поводу. Прикажи, чтобы принесли воды и полотенце, надо подмыться, а потом будешь изучать науку дальше.

Марисана высунула голову из палатки и крикнула, чтобы принесли два ведра воды, кружку и полотенце. Всё мигом подали в палатку. Дружок после водных процедур опустился, вода была холодной.

— Ложись-ка на лежанку, — сказал он эльфийке, — и раздвинь ножки, я посмотрю, может что повредили.

Марисана улеглась и раздвинула ноги согнув их в коленях тихонько посмеиваясь.

— Ты что смеёшься? — спросил Жора разглядывая её промежность. Он растянул слегка половые губы, пытаясь рассмотреть есть ли надрывы.

— Я давно уже себя подлечила. Там всё нормально, — сказала магичка.

— Красивая у тебя щелка, — сказал сержант, погладив пальцами клитор и лобок. Сразу хочется туда воткнуть, и не только туда.

Он лег на девушку и наконец то занялся её губками. Он их целовал, посасывал по очереди, лез в рот языком. Девушка неумело, но на поцелуи отвечала. Жора ласково её поправлял рассказывая, как нужно делать, чтобы было приятно. Потом он убрал волосы и взялся за ушки. Никогда не целуйте эльфийке ушки! Не сосите, и не покусывайте! У девчонки было три оргазма. Первый раз она так обхватила Жору руками, что у того затрещали рёбра. Вопли шли на весь лагерь. И это было здорово! Под её неистовые метания и парень, сделав своё дело, успокоился. Щелка его больше не интересовала. Упал на пол шестого и усё. Давайте, мол, что-нибудь более пикантное.

Сержант показал ей оральный секс, как метод восстанавливающий возбуждение мужчины, а потом вздыбленным орудием засадил в анал. Парень, разбухнув в сладких губках до невероятного размера, просто лучился счастьем, заполучив ещё и десерт. Марисана, покряхтев, пока он забивал внутрь своего бойца, начала исправно крутить попкой и подвывать в такт его движениям. Оргазм она тоже получила, но способ ей не понравился — ведёт к утрате спермы. Но за обучение благодарила искренне.

Они умылись, оделись и вышли из палатки.

— Поздравляем Марисан, ты стала женщиной! — встретили её все толпой амазонки у входа. Магичка достала из сумки небольшой прибор и приложила к животу. Загорелись два зелёных глазка. Что тут началось! Девки просто чокнулись. Они орали, визжали, кричали! Магичка повисла на Жоре и не стесняясь целовала в губы, выговаривая только «Спасибо… спасибо… спасибо!» А из глаз лились слёзы.

Жора понял только одно, что у девок есть прибор, определяющий беременность. И первый заход оказался удачным. Наконец Марисан отлепилась от него и подняла руку:

— Я, Марисан, из рода Зелёной ветки, обещаю Георгию сыну Виктора из рода Штыка построить ему дом в любом городе или месте им выбранном на территории Элистана в честь зачатой двойни. Клянусь праматерью!

Бабы заорали второй раз, а Жора понял, что два зелёных огонька на приборе — это две новых жизни! Вину за собой он чувствовал. Всё-таки двадцать девиц-красавиц они убили. Знали бы о таких делах, сдались бы в плен всей группой. Женатых в отряде старшего лейтенанта Михеева не было.

Жора отдыхал с часок, проинструктировав, что все кандидатки должны быть чистыми, подмытыми, приятно пахнуть. Воду подавать тёплую, о том, что девственница, предупреждать сразу. Полезными советами Марисана поделится. Его тут же поправили, что не Марисана, поскольку имя означает девушку мага, а Марисан — женщина маг. Объяснили, что приставка к имени «сан» — означает маг. Также как приставка «эль» в конце имени означает воин.

«А я-то думаю, что это у них все имена на «эль» кончаются?» — удивился про себя сержант.

— Марисан, — спросил он у магички, — а у вас еда всегда такая, как на обед давали?

— Когда в походе, то да. В поселениях и городах подают разные разносолы.

— Надо будет завтра на охоту сходить. Живность или птица наверняка какая-то водится? Надоело уже в сухомятку питаться, тем более здесь. Супчика хочется. Или ушицы.

— Я скажу Фериэль, она пошлёт лучниц, дичь завтра набьют.

Жоре принесли перекус, он поел и его повели в шатёр, где ему предстояло жить. Шатер был хорош, состоял из трех помещений, отделённых шторками. Лежак был здоровенный и занимал половину одной комнаты. У входа стоял столик и два кресла. На лавке лежали полотенца и стояли ведра с водой. Жора сунул руку — вода была тёплой. Одна комната была затянута толстым ковром, там же стоял деревянный сундук с вещами сержанта. Не было только оружия.

Первой кандидаткой от отряда Фериэль числилась Элиэль. Это её пятёрка взяла пленника и шла в первую очередь. Остальные, включая Фериэль, бросали жребий. У командира был десятый номер. Жора сразу во всеуслышание заявил, что пусть не волнуются, переспит со всеми. Времени полно, а здоровья у него много. Хватит на всех.

— Давай, Эля, раздевайся и не стесняйся, — сказал девушке сержант, порадовавшись, что девчонка с задорными фиалковыми глазами оказалась первой из списочного состава.

— Ты этого не знаешь, конечно, Жора, но поостерегись называть девчонок короткими именами. Называя девушку коротким именем, ты даёшь ей понять, что не против видеть её в качестве постоянной жены. Элиэль раздевалась, а Жора прохаживался вокруг неё рассматривая свою новую любовницу. Если Марисан была блондинкой с ярко зелёными глазами, то Эля была жгучей брюнеткой. Грудь третий номер. Фигура не стандартные для Земли 90 — 60–90, а сто — пятьдесят — сто. Идеальная гитарка, на которой только играть и играть. При двухметровом росте, сложена была великолепно. В шатре было темновато, плотный материал плохо пропускал свет, да и день уже пошёл на вечер. «Часов семнадцать уже». Сегодня сплю с Элей!» — решил сержант. Он высунул голову из шатра и попросил света. Тут же прибежала амазонка и сломала две каких-то палочки, которые начали светиться, а разгоревшись вполне заменили сто ватные лампочки. Вот теперь десятницу было видно хорошо. Загорать девки видно не загорали, кожа была белой и светилась чистотой и молодостью.

— Знаешь, Эля, мне нравится называть тебя именно так. У тебя очень красивое имя: Эля, Элечка. Радость ты моя с фиалковыми глазами! В жёны пока не приглашаю, но даже дотронуться до тебя сплошное удовольствие. Мои коленки до сих пор помнят упругость твоей грудки, а моя попа твои шаловливые пальчики.

Девчонка густо покраснела:

— Я девушка, — сказала она. — С мужчиной ещё не была.

— Ну так это и отлично, — сказал Жора. — Ложись вон на кроватку, я посмотрю, каковы эльфийские девственницы.

Элиэль прошагала по ковру и улеглась на кровать. Целых два метра счастья, нежности и простодушья. Она согнула ноги в коленях, Жора присел рядом и расправил складочки половых губ. Волос на пирожке, как понял сержант, у эльфиек не было вообще. Всё гладенько, ровненько и красиво. Девственная плевра имелась. Два отверстия с центральной перемычкой. Жора погладил её пальцем, она недовольно задрожала, надёжно прикрывая вход во влагалище. Но толстой сержанту не показалась.

— Будет больновато в первый момент, — сказал он, погладив её по ножке, но вполне терпимо.

— Мне Марисан пилюлю дала, чтобы боль заглушить, но я всё равно боюсь. Нет не боли, а самого действа и того, что не забеременею. Мы четыре года готовились, чтобы удостоиться чести пробиться в ловцы. Остался последний шаг, и мне страшно, что будет неудача.

— А вот за это ты не переживай! Наоборот надо настраивать себя, что всё получится. А оно получится обязательно. Я всё-таки снайпер, а не кто-нибудь.

Жора обнял девушку и начал целовать, нежно и ласково. Губы у Эльки отдавали земляникой. Сладкие и нежные губы. Он никуда не торопился. Его рука гладила грудь, животик, спустилась вниз, но как только он коснулся клитора Эля настороженно сжала ноги. Тогда он продолжил ласкать её тело выше. Поцеловал несколько раз в длинную шею, начал пальцами теребить сосок, сдвинулся к ушкам, осторожными движениями освободив их от волос и достав на божий свет эльфийские ушки, нежные и розовые. Он прошёлся по левому уху языком, и девушка сразу энергично задышала. Жора прошёлся ещё раз и ещё. Потом захватил губами самый кончик и стал посасывать. Эля заметалась и начала стонать. Жора спустил руку ниже к самой промежности, поджатые в коленях ноги раздвинулись в сторону, пропуская ладонь. Он нежно погладил складочки и ноги раскрылись ещё шире, подпуская уже к самой щелке. Указательный палец нашёл клитор и стал его ласкать, катаясь вокруг язычка. Эля задергалась и начала стонать громче. Жора сжал ей грудь и вцепился в ушко легонько зубами, эльфийка завыла, подойдя к оргазму. Сержант соскользнул вниз, несколько раз ударил по клитору членом, ища вход и вцепившись в сосок груди губами, резким толчком загнал свой штык в девушку. Она только ойкнула и заголосила в полный голос, обхватив его ногами. Жора несмотря на сопротивление и желание оттолкнуть вогнал своего бойца до конца. Видно все нервные окончания у Элички были во влагалище. Начался затяжной оргазм. Девчонка металась во все стороны, ничего не соображая. Жору мотало как на БТРе, попавшим в колдобины. Он не выдержал и выстрелил, застонав сам. Крик прокатился по окрестностям. Сержант, несмотря на то, что его инструмент чуть сдулся, продолжал двигаться и девчонка продолжала орать и метаться. Самоё большое удовольствие для мужчины — это женский оргазм. Когда женское тело бьётся у тебя в руках — взлетаешь на недосягаемую высоту. Для того и нужен мужик, чтоб женщина билась в его крепких руках. Только тогда чувствуешь себя настоящим мужчиной. Сознавая, что эта женщина сейчас принадлежит тебе, и никому другому, и ты чувствуешь все извивы и взбрыки её тела. Жора резко увеличил частоту фрикций, двигаясь в бешенном темпе, совершая маленькие мелкие движения, как кролик. Девчонка завыла на одной ноте У-У-У-У-! и, наконец, взорвалась настоящим выплеском своих соков. Жора почувствовал, как по ноге и яйцам у него потекло. Через секунду он выстрелил свой второй патрон тоже. Оба затихли. Она распласталась под ним постоянно всхлипывая и вздрагивая от остатков эмоциональных переживаний. Он тоже вложился по полной.

Полежав секунд тридцать на успокаивающейся девушке, Жора погладил её по личику и тихонько сказал:

— Я сейчас из тебя выйду, Элечка, а ты, перевернёшься на животик, ножки сожмёшь и встанешь на коленочки, чтобы попка была выше головы и ничего из тебя не вытекало. Поняла моя радость?

— Да, Жора, — ответно погладила она его по спине.

Сержант одним движением вытащил увядший агрегат и скатился с девчонки. Она тут же свела вместе раскинутые ноги, принимавшие мужчину, повернулась на живот, показав свою аппетитную попку и встала на колени, продолжая голову держать на застеленном ложе.

— Всё правильно, — сказал Жора. — Побудь в такой позе минут пятнадцать, чтобы всё проникло куда надо.

Сам он поднялся и пошёл в первую комнату подмываться. Встал в таз, и полил на перчик водой из ковшика. За шатром он слышал какие-то возбуждённые голоса, но смысл разобрать не мог. Девки все отреагировали на вопли и крики из шатра по-разному. Одни испугались, жалея Элиэль, терпящей нестерпимую боль, вторые наоборот возбудились, представляя себя на месте счастливицы. Марисан поясняла некоторым, почему десятница так неистово орала.

Сержант вытерся полотенцем и опять вошёл в спальню. Девчонка в коленной позе была великолепна. Оттопыренная аппетитная попка, изгиб талии, налитые груди, грозящие проткнуть сосками ложе, и грива черных волос, закрывавшая спину. Об Эличкиной груди можно было петь дифирамбы. Жора первый раз видел такую форму. Такая форма ему не попадалась. Хотя и половой опыт у него был не особо богат — с десяток женщин. Если взять два серпа, приложить концами друг к другу, а потом сдвинуть градусов на десять, то получится примерный профиль. И верхняя и нижняя линия была вогнутая. Поэтому соски задорно смотрели вверх, когда девушка стояла. Она ему нравилась.

— Развернись ко мне, красивая моя, — попросил Жорик.

Эля тут же развернулась головой к нему, уставившись на его поникший перчик.

— Потрогай его ручкой, я вижу тебе хочется, и попробуй язычком на вкус.

Эля осторожно вытянула руку и обняла пальчиками член. Сегодня она впервые увидела мужской отросток и когда Жору купали, дотронулась до него. Сейчас ей представляли такую возможность вторично.

Член был горячим и, под её ласковыми пальчиками, начал пульсировать и увеличиваться в размерах. Показалась розовая головка. Сержант чуть приблизился и Эля коснулась её язычком. Сначала робко, один разочек, потом обежала его кончиком языка вокруг.

— Жора, а он у тебя солёненький, — подняла она на него свои фиалковые глаза.

— Ну и славно, можешь взять его губами. Ему нравятся женские губки. Он от них сразу вскакивает и набирается сил.

Эля втянула его губами и стала ласкать языком уже более смело.

— Тебе не больно? — спросил сержант, ласково поймав её за ушки. Девчонка помотала головой, продолжая забаву. Она распалялась, Жора тоже. Он потянул её голову на себя, поблагодарив природу за то, что создала такой прекрасный инструмент, как эльфячьи уши и процесс пошёл. Он даже несколько раз проник ей в горло, потянув сильно и загнав член до самых яиц. Почувствовав, что вот-вот сорвётся, вынул бойца изо рта, развернул девчонку к себе попкой, опустив её коленки на пол и ворвался в тесную щёлку. Эля сразу начала стонать, но он её не жалел. Драл как положено. Зацепив крепко рукой за волосы и всаживая клинок по-настоящему. От грубой силы, вонзившейся в чрево, девчонку пробило на оргазм через минуту. Сержант кончил следом, дождавшись победного вопля от партнёрши. Он поласкал её немножко, шепча в ушко ласковые слова. Обшарил руками её груди и попку, доласкивая, то что не удалось в процессе схватки. И поднялся, потянув её за собой.

— Всё, Элечка, пойдём умываться. Потом ужинать. Спать сегодня будешь у меня. Чтобы я не замёрз.

Они умылись, оделись и вышли из шатра. В пяти метрах от входа опять стояла толпа. Жора взял девчонку за руку:

— Не волнуйся, всё у нас получилось!

— Приветствуем Элиэль, ставшую женщиной! — прокричал дружно отряд, поздравляя с важным событием в жизни каждой гражданки страны — с первым мужчиной.

Из толпы вышла Марисан и коснулась своим амулетом живота девушки пониже пупка. Все напряжённо застыли.

Зелёный огонёк не загорелся. После паузы загорелся красный.

«Блядство!», — выругался про себя Штыковой, огорчаясь за Элечку.

Марисан подняла вверх прибор, и все увидели горящий красный глазок. Мгновенно толпа замолкла, потом ахнула и опять наступила тишина.

Марисан первая опустилась на колени, за ней все остальные амазонки и склонили головы. Жора видел, что по лицам всех девиц текли слёзы, но ни звука не вырвалось из стиснутых губ.

Опять произошло что-то неожиданное. Жора так и не смог решить загадки пока не поднялась Марисан.

Она отвесила Элиэль поклон и громко сказала:

— Приветствую Первую Мать Элистана! Бог даровал тебе сына!

Сержант не заметил, как отряд перестроился в ровный строй, укрывшись щитами:

— Здравица Первой Матери! — выкрикнула Фериэль команду и взмахнула кинжалом. Строй тут же прокричал:

— Славься, Первая мать!

После этого, все трижды ударили рукоятками кинжалов в щиты. Прозвучало грозно.

— Ты дала нам надежду!

Ещё трижды загремел металл от мощных ударов.

— Здоровья тебе и твоему сыну!

Четыре лязгающих удара завершили здравицу.

— Разойдись! — прозвучала команда Фериэль. И строй рассыпался, взорвавшись восторженными криками.

Жора девчонок понимал: триста пятьдесят лет не рождались мальчики, а тут вдруг появился. Понимал он и другое, что такое событие станет известно всем. И будет, как всегда, грызня. Это, как будто, у эльфов появилась атомная бомба, а у других пока её нет. Будут охотиться и за Элей и за ним. Все будут стараться заполучить самца, от которого могут рождаться пацаны. Не дать родиться эльфёнку, от которого будет возрождаться род мужской. Да и свои могут воткнуть нож, в зависимости от политических раскладов. «Надо будет поинтересоваться, как у них власть тут устроена», — подумал сержант.

Они с Элей так и стояли вдвоём, взявшись за руки. К ним подошла Фериэль и Марисан.

— Георгий сын Виктора из рода Штыка, — начала командир. — День клонится к закату, пора хоронить павших. Как прикажешь похоронить воинов, пришедших с тобой из-за кромки? Мы не знаем ваших обычаев.

— У нас обычно роют яму, глубиной полтора метра, заворачивают убитых в материал и закапывают. Сверху ставят памятный знак.

Фериэль помялась, а потом сказала:

— Здесь в двадцати лигах граница с орками. Часто бродят их разведчики. Если они обнаружат могилу, то обязательно раскопают, чтобы поинтересоваться, что здесь спрятали. По всей Атлантиде трупы сжигают на кострах, у всех рас, даже у нагов.

— Хорошо, я понял. Их можно сжечь вместе с погибшими девушками?

— Можем сжечь вместе, можем отдельно.

— Нет, пусть будет вместе. Я надеюсь, что на том свете они помирятся и поймут, что в их гибели виноват только случай. Парни никогда бы не стали стрелять в безоружных девчонок. Просто обознались, точнее не видели, и не поняли, кто нападает.

— А вы что, женщин не убиваете?

— Убиваем, но редко. Только явных врагов, нападающих на солдат. Женщина должна давать жизнь, а не умирать под пулями. В нашей армии женщин, стариков и детей убивать не принято. Если они безоружны, то вообще запрещено.

— А у нас наоборот, — сказала Марисан. — За убийство самца — смерть!

— Это вас обстоятельства заставили ввести такие законы, — сказал Жора. — Но лет через сто, когда ваши мужчины возродятся, законы могут и поменяться.

— А ты думаешь Георгий из рода Штыка, что у нас есть шанс иметь своих мужчин? — спросила Фериэль.

— Конечно! Вот вам первый пример! — показал он на Элиэль. — Хотя и коню ясно, что у вас тут явно поработал какой-то вирус или излучение, нарушившие мужской геном. От этого и страдаете.

Жору сразу завалили вопросами, потребовав объяснения что такое геном, вирус и излучение. Сержант, как мог, на пальцах всё объяснил.

— Я воин, а не учёный, — сказал, раздосадованный многочисленными вопросами Жора. — У вас наверняка среди самцов есть врачи, биологи и физики. Вот они и могут всё объяснить. Это те люди, которые профессионально изучают организм человека и разные физические явления, в том числе и излучения. Может вам всего одну прививку надо сделать, и все мальчиков рожать будете. — Всё, всё! — поднял сержант руки вверх. — Никаких вопросов на эту тему. Я снайпер, а не биолог.

— Жора, а снайпер это кто? — спросила его Элечка, продолжая удерживать за локоть.

— Снайпер, это человек, который метко стреляет!

— Как лучник?

— Да, примерно. Могу убить врага за пятьсот шагов. А если не торопясь, то и за тысячу, — сказал сержант, считая шаг, как положено в армии, в семьдесят пять сантиметров. Эльфийки же прикидывали шаг по себе, а шаг у них был заведомо больше. И расстояние оказалось для них очень впечатляющим.

— Жора, а если на нас нападут, ты будешь стрелять во врагов? — спросила Элиэль.

— Естественно. Вы же мне теперь как свои.

— Но там же будут тоже женщины нападать, даже возможно твоей расы?

— Тогда постараемся решить дело миром. Ну, а если не удастся, то придётся стрелять.

Фериэль начала отдавать приказы насчёт кремации. Поленницу дров уже заготовили в течение дня. Напиленные деревья были одной породы, и на взгляд сержанта тонковаты, не более десяти сантиметров толщиной.

Жора приказал оружие убитых друзей на костёр не класть. На поясах остались только ножи в чёрных ножнах. Девчата поверх изорванных взрывами афганок надели на парней свои эльфийские зелёные куртки. Хоронили пятёрками. На каждом помосте, отстоящем на метр от земли было уложено по пять девушек. На последнем — два бойца из тройки Штыка. Жора попрощался со всеми. «Красоту то какую загубили!», — вертелась мысль, когда он прощался с погибшими амазонками, останавливаясь и запоминая застывшие прекрасные лица. Его парни тоже выглядели неплохо. Умытые и побритые. В чистых балаклавах и начищенных берцах. Девчонки лежали в ритуальных позах: левая рука вытянута вдоль тела, правая на рукоятке кинжала. Федька Мальцев и Ильдар Кадыров лежали точно так же: держась за ножи, готовые защищать своих спутниц в загробном мире. Под каждым помостом был сложен небольшой конус из веток тех же деревьев, что пошли на изготовление смертного ложа.

Как только солнце скрылось за горизонт, и наступили крутые сумерки, готовые вот-вот перейти в ночь, Фериэль прокричала команду. Оставшиеся в живых амазонки образовали строй в десяти метрах от помостов. Вперёд вышла Марисан и пошла вдоль линии приготовленных для сожжения тел. Она лишь взмахивала рукой, говорила какую-то короткую фразу и шалашик из веток под помостом вспыхивал. За двадцать секунд она зажгла пять костров. Жора не знал, то ли это было такое дерево, то ли магия, но помосты горели как порох, а вместе с ними истаивали и тела. Через десять секунд остались только кучки пепла. Сгоревшая прямоугольниками трава и чёрный пепел.

Как только костры прогорели, и наступила темнота, вспыхнула переломанная осветительная палочка и по пять амазонок стали подходить к кострищу. Они специальными лопаточками зачерпывали пепел и ссыпали его в небольшие деревянные коробочки. Два таких сосуда с пол кулака величиной вручили и Жоре.

— Это от левого воина, это от правого, — пояснила Марисан.

Жора попросил кинжал и выцарапал на крышках две буквы: «М» — Малой и «К» — Кадыр.

Фериэль распустила строй. Удвоенная охрана тут же заняла места у частокола, на скалах и у реки.

— Георгий, сын Виктора из рода Штыка, — обратилась начальница полусотни к сержанту. — Не позволишь ли нам с Марисан прибыть в твой шатёр для важного разговора?

— К чему эти официальности, конечно пойдемте. Я и сам хотел бы прояснить обстановку.

Они зашли в шатёр вчетвером. Прошли в центральную комнату, где стоял сундук с Жориными вещами, две амазонки тут же принесли три походных сиденья, складных, вырезанных из дерева. Жора сел на своё деревянное кресло, девушки расселись на табуретах.

— Чтобы тебе было понятно, Георгий, сын Виктора из рода Штыка, в настоящий момент ты являешься Первым принцем Элистана. Для официального вступления в должность, это звание должен подтвердить Совет Матерей. Фактически — это вторая должность по значению после Первой Матери! Обе должности пожизненные. Но если Первая Мать получает должность по факту зачатия, то ты, после подтверждения Советом Матерей. Но поскольку всё совершилось на глазах присутствующих здесь амазонок, то все они уже считают тебя принцем. Ты для них святыня.

— Есть вопрос, — сказал Жора, подняв руку. — А твой амулет не мог допустить ошибку?

— Нет, не мог. Там тройное дублирование на мальчиков. Поэтому он и выдал результат с задержкой, пока не отработал все три варианта. Я продолжу с твоего разрешения Георгий сын Виктора из рода Штыка.

После кивка сержанта Марисан продолжила:

— Военный устав запрещает беременным эльфийкам участвовать в боях. Есть правда одна оговорка. Они могут взять в руки оружие только для защиты жизни своих детей. У нас сейчас четверо раненых. Транспортировка их станет возможна только через десять дней. Мы находимся практически рядом с границей орков. Двадцать лиг. До ближайшего полка в Ариэле пятьдесят лиг. Помощь может прийти только через четыре-пять дней. Если полусотней мы могли дать отпор любому орочьему отряду, численность которых не превышает обычно тридцать особей, то теперь мы наверняка в случае стычки понесём значительные потери. В сторону границы нам смысла идти нет. Там хотя и есть наши части, но орков ещё больше. Если просочатся сведения о зачатии мальчика, то они соберут и двадцать тысяч, чтобы отбить Первого принца Элистана и попытаться захватить, или убить, Первую мать.

— А нельзя ускорить излечение раненых? — спросил сержант.

— Я сделала для них всё что смогла, — ответила Марисан. — Раны необычные, затягиваются плохо.

— Завтра надо будет их посмотреть вместе со мной. У меня есть солдатская аптечка, да и с ранами такими я знаком.

— Это будет для девчонок настоящим подарком! — согласилась Марисан. — Но есть и ещё один вопрос, который волнует всех. Поскольку ты Первый Принц, то никто не может требовать от тебя соития. Только по твоему желанию. По прибытию в Ариэль, девчонкам предоставят конечно возможность получить бесплатно и без очереди хорошего самца, но переживаний сейчас у всех выше крыши. Подойти к колодцу и не напиться, это не естественно. Тем более они четыре года тренировались чтобы победить в соревнованиях и получить право на охоту.

— Это не вопрос, — сказал Жора. — Мы забрали из полусотни Фериэль двадцать жизней, — бросил он взгляд на командира, заметно напрягшуюся. — Считаю своим долгом эти жизни полусотне вернуть. Осчастливлю всех оставшихся, включая и раненых, когда будут способны принять мужчину.

— Зафиксировано, — сказала Марисан, нажимая какой-то выступ на своём амулете.

— Но есть вопрос, — продолжил говорить Жора. — Не будет ли против этого Первая Мать и что будет, если появится ещё один мальчик?

— Я не буду против, если ты подаришь свое семя всем моим подругам, — сказала Элиэль. — И буду рада, если они забеременеют.

— Первыми Матерями они уже не будут. Будут Матерями, носящими мальчиков. Им положено государственное пособие, особая одежда и другие льготы, направленные на сохранение потомства. Они будут богатыми и известными эльфийками, — пояснила Марисан. — Никакой склоки в отряде из-за этого не будет. Первая Мать уже названа — это Элиэль! И переиграть не получится.

— Что конкретно предлагается по дальнейшим действиям? — спросил сержант.

— Завтра отправляем два голубя с донесением. В города Ариэль и Зариэль. Просим срочно прислать охрану не менее двух сотен. До обоих городов примерно пятьдесят лиг. Голуби долетят за сутки. Через пять — шесть дней должна подойти подмога. Мы пока усиливаем разведку и охрану, — доложила Фериэль.

— Как долго штабы в этих городах будут принимать решения о выдвижении войск? — спросил сержант.

— Особо в уставе это не оговорено, но как правило не больше трёх дней, — ответила командир.

— Что будет, если голубь не долетит, и сообщение попадёт в чужие руки.

— Голубей я прикрываю магической защитой. Хищные птицы на них не нападут. Донесение тоже без эльфийской магички никто не прочитает, — ответила Марисан.

— С голубями мне понятно, — сказал Штык. — Не знаю, что вы собрались писать в донесении, но о Первой Матери не пишите. Напишите так, чтобы с решением не тянули, а помощь выслали немедленно. Напишите, что половина отряда убита, ещё половина ранена. Захвачены богатые трофеи. Из-за раненых вынуждены оставаться на месте, обнаружены следы разведки орков. При столкновении трофеи могут быть отбиты. Тогда тянуть с помощью не будут.

— Но это же неправда! — возмутилась Фериэль.

— Да, это приукрашенная, но правда. Убитые есть, раненые есть. Следы разведки орков найдём завтра или послезавтра. Но нужный результат мы получим уже сегодня. Смотреть на ситуацию надо с учётом реальности возможных событий. А они будут именно таковы. У нас есть такой закон, называется закон Мэрфи. Он говорит, что если неприятности могут случиться, то они случатся обязательно. Поэтому и нужно рассчитывать, что нас обнаружат и нам придётся вести бой в том составе, который есть сейчас. Если подоспеет вовремя кавалерия из-за холмов к нам на помощь, то это будет хорошо. Пока же надо готовить плотную оборону. Полсотни мы конечно на такой позиции убьём, но если будет сотни две, то нас сметут числом. Тем более я не имею представления о возможностях магов. Завтра утром я нашу крепость осмотрю, посоветуемся и примем решение.

На этом совещание командование отряда закончилось и Фериэль с Марисан ушли. За шатром опять возник шум, девчонки радовались, что Принц обещал подарить им своё семя.

Естественными надобностями девчата не заморачивались. Выходили за территорию ограждения в кустики. Сначала срезался кусок дёрна, а потом наполненная ямка закрывалась дёрном сверху. Несли с собой кувшинчик с водой, чтобы подмыться. Меч и кинжал носили всегда. Щит, шлём и копьё брали в случае опасности. Вооружение было у всех однотипное, видно выдавалось. А вот кинжалы у всех разные. Жора тоже вышел и отлил за шатром, поставив себе зарубку на память, что надо ввести в крепости общественный туалет. Поставить загородку на два очка, подальше от речки, и порядок.

Легли спать. Жора в выданной белой шёлковой хламиде, Эля голенькой. Ничего правда ей не обломилось, но Жора честно погладил её во всех местах, потрепал за ушки, обнял и заснул. День выдался суматошный. Элька же лежала в объятьях принца и млела. Его рука лежала у неё на груди, грея как оставленный на солнце щит, спокойно и нежно, локоть прижимался к животику, а в попку упирался явно ощутимый мужской отросток. Свершилось то, о чём мечтает любая эльфийская девочка — он стала Первой матерью, понеся от самого красивого и лучшего мужчины страны. Она засыпала в сказке.

Глава 2. Вторая. Катиэль. (Катя)

С утра Жора переоделся в форму. Ходить белым охламоном ему не улыбалось. Привесил награды. Нацепил на ремень нож и кобуру с пистолетом Стечкина. На голову, чтобы не напекло, повязал бандану. Элька его наряд одобрила. Ей самой, с утра раннего, девчонки принесли голубую вышитую ленту в ладонь шириной, она ее надела поверх своего обычного наряда. Получилась Екатерина великая, только без орденов на ленте. Жора, покопавшись в своих вещах, подарил ей красноармейскую звёздочку от пилотки. Пояснив, что это символ Армии, в которой он служил. Которая, не жалея своей крови (поэтому звездочка и красная) будет защищать мирный труд земледельцев и кузнецов, кующих армии победу. (Это он пояснил про Серп и Молот). Ну не гранату же ей дарить?! Элька была в восторге.

Подарок ей настолько понравился, что она тут же прицепила звёздочку на голубую ленту. Вышло красиво. Да и Жора был почти уверен, что такая брошка будет на Атлантиде в единственном экземпляре. Так они и вышли к своему народу оба со звёздами. Народ парадный выход оценил и одобрительно завыл. Ближе метра никто не подходил. Со скалы внимательно следила за Первой Матерью и Первым Принцем лучница, готовая в любой момент отразить нападение. Элиэль была при мече и кинжале. У Первого Принца вместо меча висела какая-то кожаная коробочка, в которой наверняка было неизвестное оружие.

Подошли Фериэль и Марисан. Командир прочитала два одинаковых донесения, практически передающие слова Принца. Магичка наложила заклятья не прочтения. Принесли в двух клетках голубей. Фериэль сама вставила донесения в пенальчики, Марисан взяла каждого голубя в руки, что-то пошептала над ними и выпустила с интервалом в несколько минут. Отсчёт пошёл.

Позавтракали. Ассортимент был тот же, мясо и лепёшки. После завтрака вместе с Марисан пошёл к раненым. Девчонки были ранены гранатой, которую подорвал Кадыр. Поскольку его накрыли сетью и прижали к земле, все осколки пошли по низу поразив ноги и руки. Основную массу осколков от гранаты Ф-1 он принял на своё тело. Отчего плохо заживали раны, Жоре сразу стало ясно. Раны прочищены, покраснений нет, но осколки не вынуты. Он объяснил Марисан причину плохого заживления и пошёл за пинцетом и перекисью. Девок было жалко. Одной осколок вообще вспорол всю ногу, хорошо, что с наружной стороны, а то бы истекла кровью до того, как доставили к магичке.

Он показал целительнице пинцет, промыл его перекисью, чтобы не занести заразу и спросил:

— Ты можешь обезболить, пока я вытаскиваю осколки?

— Да, конечно, Первый Принц, — сказала магичка.

Пинцет был медицинский, узкий, с маленькими острыми выступами на кончиках. Сержант держал его специально для таких целей. Им можно было прозондировать рану и вытащить пулю.

Девчонки балдели и строили ему глазки. Как же — Первый Принц их лечит. Одна была особенно хороша. Рыжеватая блондинка с полными влекущими губами. Жора справился за двадцать минут, вытащив пять осколков. Залил раны перекисью и предложил забинтовать, но Марисан отказалась. Над каждой раной она что-то бормотала и водила руками. Покраснение вокруг растревоженных ран исчезало на глазах. Осколки девчонки разобрали на память.

После раненых, вместе с Фериэль, сержант начал осмотр позиции. Залез на помост, залез на скалы, осмотрел подходы у реки. Если на скалы подняться снаружи было трудно, как и на частокол, то подход от реки был свободен и без всякого ограждения. Можно было переправиться через реку, или спуститься на лодке или плоту по течению, с выходом сразу во внутрь крепости. Ответ Фериэль, что они на лугу перестреляют всех до того, как они доберутся до реки, Жора отмёл сразу, одним вопросом: А если их будет две сотни?

— Наши луки бьют на полсотни шагов дальше чем у орков, — упёрлась было командир полусотни. — Мои лучницы подготовлены по первому разряду и могут держать в воздухе четыре стрелы, не слезая с седла! — горделиво заявила она.

— Ты не обижайся, Фериэль. Давай просто посчитаем, — сказал сержант. — Орки ведь тоже воюют на лошадях?

— Да, все расы, кроме нагов, предпочитают воевать в конном строю. Змеелюдям очень неудобно, не имея ног, держаться на лошади, практически невозможно.

— Видишь слева и справа от луга на той стороне реки лесочки?

— Да вижу, — сказала командир.

— Представь, что оттуда выскочило по пятьдесят орков. Через сколько времени они окажутся перед крепостью?

— Через четыре удара сердца!

— Смогут ли твои лучницы за четыре удара сердца перестрелять сотню орков?

— Нет не смогут! В лучшем случае два — три десятка.

— А теперь я делаю вывод: Через четыре удара сердца семьдесят уцелевших лучниц орков окажется напротив крепости и делают залп по твоим амазонкам. Оглянись и скажи, сколько они убьют девчонок сразу?

— Практически всех. Они ничем не защищены и не закрыты. Ну может быть кто-то уцелеет, прикрывшись щитами.

— То есть через шесть ударов сердца с нами будет покончено. Затем орки переплывут на конях реку и добьют уцелевших. Правильно я рассуждаю?

— Да, правильно.

— А наша задача эту сотню орков перебить, и не понести при этом потерь. Поэтому первое решение, которое само напрашивается перекрыть этот участок, который не защищён, стеной.

— Этот частокол, который прикрывает участок между скал, — показала Фериэль, — делали в течение двух недель. Делала специальная полусотня у которой был инструмент. У нас имеется две пилы, четыре топора и четыре металлических лопаты. Нам такая работа не по силам, тем более нет навыков.

— Значит будем делать плетень, — решил Штыковой. — Это быстро и просто. Стрелу всяко удержит. Отправляй разведку из четырёх человек пусть проверят округу в радиусе лиги и не дальше. Выдели десяток для заготовки материалов для плетня. Это охапки длинных гибких веток и жердей, примерно вот такого диаметра, — показал Жора пальцами. — Жерди должны быть на локоть длиннее амазонки. Как делать плетень я покажу. Жерди втыкаются в землю, расстояние между ними переплетается ветвями. Для перевозки используйте верёвки и лошадей. Да, кстати, у вас есть тяжёлый молоток или кувалда?

— У кузнеца полусотни Яриэль есть походный горн и все необходимые инструменты.

— А вот это просто здорово, — сказал Жора, может пригодиться, если есть металл. А пока выдели мне двух амазонок с лопатами. Откопаем несколько земляных укрытий, которые называются окопами. Потом вели принести всё вооружение, снятое с погибших воинов мне в шатёр. Будем разбираться, что у нас есть. Присутствие твое и Марисан обязательно. После того как отдашь все распоряжения.

— Мне всё понятно, Принц Георгий, сын Виктора из рода Штыка.

— Да, забыл спросить, у вас есть связные амулеты?

— Да есть четыре штуки. Все завязаны на Марисан. Связи с городами нет.

— Надо будет выдать их разведчикам и той группе, которая пойдёт заготавливать материал для плетня. Вдруг кто-то уже крутится возле лагеря.

— Это в обязательном порядке, — сказала Фериэль и убежала раздавать приказы.

Работы по укреплению крепости начались. Жора показал, где рыть окопы под пулемёт, наметил амбразуры для автоматчика в частоколе. Заставил оборудовать два пулемётных гнезда на скалах. Одно прикрывало частокол и линию скал, второе пляж у реки и вторую линию скал. Местоположение второго было особенно удачным — на двадцатиметровой скале, стоящей в тридцати метрах от берега. К пулемётчику не подобраться. Через час два десятка лошадей доставили первый материал. Когда девчонки поняли, как делать плетень, работа пошла быстро. Пятеро ездили на заготовки, пятеро вбивали колья и плели плетень. Колья вбивали прямо с коня, лихо махая кувалдой. Запросив у кузнеца два десятка гвоздей, Жора их получил и показал, как ставить на плетень упорные раскосы, чтобы его не опрокинули лошадьми. Лучницам предложил самим выбрать, делать ли отверстия в плетне, чтобы через них было можно стрелять, или делать подставки, чтобы можно было вести огонь поверх заграждения. Девчонки мысль поняли и сделали и то и другое. К обеду укрепление стояло, закрыв обзор внутри крепости. Фериэль специально переправилась на ту сторону реки и всё обсмотрела. Придумка принца была отличной. Видно было только амазонок на скалах, но до них было далеко и попасть можно было только из эльфийского лука. И то, если встанут. Окопы примыкали к плетню и амбразуры позволяли поливать весь луг и реку из пулемёта. И даже стрелять из лука. Девчонки окоп рыли под себя, чтобы можно было развернуться.

Обед был хорош. Марисана не забыла, и ездившие за ветками амазонки подстрелили дичь. Жоре достался здоровенный кусок поджаренного мяса, и ещё целая груда лежала на блюде. Всё лучшее для Принца и Первой Матери.

Элиэль отвели целую палатку от погибшего десятка. Девчонки стащили туда всю мебель, которая была, ковры и всякие прибамбасы. Вход украсили зеленью и лентами. Приглашённый Жора интерьер оценил вполне положительно.

После обеда руководители отряда и Первая Мать собрались в шатре у Жоры. Оружие уже лежало там. Вход охраняла полностью вооружённая амазонка.

— Значит так, красавицы мои. Вы составляете командование отряда. Ваши жизни для боя наиболее ценны. Поэтому сейчас будем изучать оружие, которое поможет вам эти жизни сохранить.

Он выложил на стол три кобуры, сняв одну со своего пояса.

— Ничего пока руками не трогать, я сначала объясню и покажу. Это оружие называется пистолет. Сделал его кузнец Стечкин. Оружие предназначено для ближнего боя, убивает врага на пятьдесят шагов. Оно многозарядное. Внутри имеется колчан на двадцать стрел, — вытащил Жора магазин. — Вот такой маленький колчан. В нем двадцать стрелок, которые называются патрон. Патрон состоит из гильзы и пули, — выщелкнул он три патрона и дал каждой в руки. — Летит вот эта маленькая стрелка с полукруглым концом, называется пуля. Можно ранить врага и на триста шагов, если попадёшь конечно Пуля летит на триста пятьдесят шагов. Это просто кусочек металла.

— Он как кусочек золота, Жора, — сказала Элиэль.

— Да похоже, но это просто обыкновенная латунь, смесь олова и меди.

За час Жора рассказал им приблизительно устройство пистолета, заставил разобрать и собрать, научил набивать магазин патронами, показал, как целиться и готовиться к стрельбе. Несколько минут потратил на обслуживание и чистку. Потом вручил каждой по кобуре и сказал:

— Я вам дарю это оружие и попробуйте только не уцелеть в битве!

Амазонки встали и поклонились.

— А сейчас пойдём стрелять, чтобы вы поняли, что это такое и научились палить в цель не задумываясь.

Вышли из палатки пошли к скалам. Жора захватил толстый пенёк, срез которого должен был послужить мишенью. Стреляли по одной. Сериями по три патрона. Сначала Элечка, потом Фериэль, потом Марисан. У всех результаты были отменными. Что значит твёрдая рука и верный глаз. Девять патронов с пятидесяти шагов в пенёк не промазала ни одна. Жора их только нахваливал и исправлял мелкие огрехи. Из пистолета попадать не так-то и просто. Здесь нужны навыки и систематическая стрельба. У девчонок горели глаза, и они бы выпалили всю обойму, если бы Жора их не тормозил. Издалека смотрели любопытные. Фериэль к стрельбищу подходить запретила. После каждой серии выстрелов, сержант замазывал пробитые дырки глиной. Отстрелявшись, Принц велел, отсоединить магазины, проверить отсутствие патрона в патроннике, и повёл счастливую троицу к себе в шатёр. Посадил их чистить оружие, а сам выгреб все патроны для пистолета и пересчитал. Патронов было не так и много. Примерно по двести штук на брата. Дал каждой по сто тридцать штук, оставив чуток в загашнике. Прекрасно понимая, что девки не удержатся и половину выданного боезапаса наверняка втихаря расстреляют. Приказал набить в магазин патроны, вместо расстрелянных, и выпроводил счастливых обладателей пистолетов Стечкина из своего шатра. Пора было приступать к выполнению сексуальных обязанностей. Эля сказала ему что Катиэль и Натаэль из её десятка, готовы скрасить его одиночество.

Две симпотные девахи крутились перед шатром.

— Кто на очереди первый — заходи! — дал команду Принц.

— Я Катиэль, — представилась амазонка. Первый мужчина у меня уже был.

— Ну и как тебе показалось в первый раз? — провёл он девчонку к кровати и усадил на неё.

— Очень быстро и чуть больно. Я даже толком и не поняла ничего. Вышла потом и думала, за что отдала десять золотых? Тем более забеременеть не удалось.

— Ты давай раздевайся потихоньку и рассказывай о своих ощущениях.

Катька начала раздеваться. Сложена она была, как и все эльфийки великолепно. Буфера были здоровыми, размера четвёртого. Задница отчаянно круглая, живот плоский, ножки длинные и крепкие с изящными икрами. Класс в общем девчонка. Драть и драть.

— А рассказывать, особо и нечего, полторы минуты вся процедура. Приказал мне лечь и раздвинуть ноги. Сам лёг сверху и вставил свой отросток. Сделал раз десять туда-сюда, я почувствовала, что что-то из него вылилось. Заухал и полежав на мне двадцать ударов сердца слез и сказал, что могу быть свободна.

— Это тебе какой-то проходимец попался, — сказал он, раздевшись и начиная гладить девушку.

— Да нет, сказали опытный самец. Мать договаривалась и деньги платила.

— А десять золотых это много? — спросил Жора, начиная ласкать её полные груди.

— Очень много. Амазонка получает один золотой в месяц, десятница — два, полусотник — четыре, сотник — десять золотых. Чтобы скопить, обычной амазонке надо три года одними сухарями питаться и ничего не покупать.

«Крутая тут у них кабала», — подумал сержант.

— Ложись-ка радость моя и подставляй свои пунцовые губки, — сказал Жора заваливая девчонку на постель. Он пристроился сбоку и начал её целовать, тихонько теребя сосок. Катька целовалась охотно, видно сведения расползались между клиентками мгновенно. И начала потихоньку заводиться. Жора добрался одной рукой до эльфячьего ушка и начал пальцами гладить с внутренней стороны. Девчонка засопела сильнее и впилась в его язык. Тогда Жора сел ей чуть пониже груди и дал губкам коснуться члена. Загнал своего бойца между сисек и легонько их сжал вместе. Катька сама своими руками сжала груди сильнее, а он ухватил её за оба уха. Шея её, получив позыв, мгновенно согнулась, и Жоркино хозяйство оказалось прихвачено губами. Язычок усиленно полировал головку, и сержант понял, что если сейчас не выскочит из этого нежного плена, то не удержится и спустит прямо в эти сладкие губы. Он потихоньку отстранился и начал спускаться вниз. Ноги у девчонки уже были раздвинуты. Жора начал судорожно подсчитывать, сколько же осталось патронов к пистолетам, и сколько обойм ими можно набить. Напряжение на конце чуть спало, и сержант занялся девчачьим клитором, нащупав его пальцами и массируя по часовой стрелке. Катька сжала ногами его руку и начала подвывать. Щелка стала влажной. Ухватив второй рукой её за ухо, он потянул его вниз, заставляя девчонку изогнуться вбок. Ей было больно, это Жора чувствовал отчётливо. Зато рука в промежности освободилась, и он начал гонять пальцы сверху вниз, вдоль щелки, доставая до самого ануса. Девчонка уже истекала соками, ожидая, когда же в неё всадят член. А Жора всё не мог решить, то ли лечь сверху, толи взять её сзади. Второе желание пересилило. Он перевернул её на животик, сжал несколько раз аппетитные булочки, приподнимая ей зад, и наконец, всадил своего гвардейца. Она не кричала. Только громко стонала. Тогда Жора влепил ей по заднице ладонью, не очень сильно, но чувствительно. Катька ойкнула. Он влепил ей ещё раз. Она ойкнула сильнее. Он схватил её за волосы и начал задирать голову вверх. Девчонка заорала от боли и откинула её на спину. Наконец-то он умудрился достать и сцапать одной рукой её за ухо. Вот теперь она орала по-настоящему, от боли, от секса, от всего что с ней творили. И оргазм пришёл, мощный, сильный, взрывной. Катька завыла как сирена, завертела задом, пытаясь насадиться как можно глубже. Жора вдавился насколько смог и ударил в матку горячей струёй. Девчонка ойкнула, разогнула колени и бессильно распласталась на кровати, дергаясь всем телом. Жора свёл своими коленками ей ноги вместе, и стал качаться на её круглых булочках, пока член не стал как тряпка и сам не выпал из промежности. Мужику очень удобно лежать на нежных и мягких женских булочках. Кто не верит, пусть сам попробует. Сержант встал и не подмываясь, повернул Катеньку на бок и дал ей свою тряпочку в губы. Она, ничего не понимая и вздрагивая от пережитого, зачмокала. Он стал ей гладить обиженное ушко. И оно, из поникшего, как у новогоднего зайца, снова стало приподниматься. Да и боец, возбужденный её посасыванием, тоже начал приобретать воинственный вид. Её закрытые глазки приоткрылись, блеснув прозрачной серостью и Катька вцепилась в член по-настоящему, поняв наконец, что у неё во рту. Боец, поняв, что им заинтересовались, тоже не спасовал и занял положенную стойку.

— Не болит ушко, — спросил Жора, перейдя пальцами на полушария грудей.

— Нет, Принц, не болит. Я теперь поняла, что тот самец действительно был проходимец и ничего не умел.

— У вас косы заплетают?

— Да конечно. Коса у женщины обозначает, что у неё есть свой постоянный самец. Это обычно уважаемые и богатые женщины. Чтобы содержать самца нужны немалые деньги. Но и молодые бывает плетут, приманивая таким способом удачу.

— А две косы? — спросил Жора.

— Две косы ничего не обозначают. Содержать двух самцов запрещено законом.

— Я пошел умываться, а ты зови подружку, — поможешь ей заплести две косы.

— Мне уходить?

— Пока нет. Если сил хватит, займусь тобой ещё раз. Уж больно у тебя попка красивая, да и сама ты вся аппетитная.

Глава 3. Третья. Натаэль. (Наташка)

Натаэль, наверное, была самой низенькой из всех эльфиек. Ростом метр восемьдесят, аккурат с Жорку. Назвалась девушкой. Пришлось смотреть. Плевра была только по краям, разойдётся как миленькая. Щель здоровая, как у всех низкорослых. Это только дилетанты думают, что у девок там всё одинаковое. Бог, он ведь когда женщин делал, забыл им вовремя щелки сотворить. Мужики с отростками бегают, а засунуть некуда. Подумал тогда Бог, посадил помощника с топором в яму и заставил всех женщин через яму пробежать. Они бегут, а помощник топором тюкает- щелки рубит. Вот и вышли они у всех разные: у высоких маленькие — не дотянулся рубщик, у низких — глубокие, хорошо приложил. И по месту у всех разные: у одних ближе к животику, у других — посередине, у третьих ближе к аналу.

У Наташки влагалище располагалось у живота. Это для мужиков дополнительное удовольствие. Ты её натягиваешь и пузом чувствуешь, как твой боец там, под тонкой стенкой, ёрзает. Раздели, заплели ей вдвоём две косы. Одну Жора, вторую Катиэль. Жорка попробовал — в руки здорово ложатся, как родные. Пока её нагишом обихаживали, Наташка уже и поплыла. Жора её честно нацеловал, ушки обласкал, клиторок погладил, булочки помял. Хорошая девчонка, ладная, грудка только второй номер, с Катькиной не сравнить. Но сержант был не любитель больших грудей. Грудку он тоже исцеловал вдоль и поперёк. Положил на спинку и вогнал агрегат. Парень, почувствовав, свежее мясо рвался вперёд как безумный. Наташка кричала хорошо, зазывно, подстёгивая бойца. Два оргазма подряд, а Жора ещё не спустил. Только на третьем, когда щель у неё от таких упражнений опухла, плотно охватив член, он разрядился. Девчонка лежала неподвижно, закрыв лицо руками и прикусив губку.

Жора продолжал её гладить, пока её не отпустило. Глазки у девочки весело блестели цветом василька. Синим-синим. Две светлых косы, огибая торчащие торчком уши спускались до бёдер. Хороша малышка. Жора приказал ей лежать, сам пошёл подмываться. Катька сидела на табуретке, раскинув ноги, и Жора заметил на её половых губах капельки росы. Он подмылся и вернулся опять к девчонкам.

— Так, сказал сержант. Сначала приведём бойца в надлежащий вид, — сказал он и дал его Катерине в губы. Та радостно заработала языком.

— Присоединяйся, позвал он Нату. Та бодро соскочила и стала помогать с другой стороны. Жора стоял, боец тоже начал подниматься.

— А теперь девочки легли животиками на кровать, а попки мне подставили. Рядышком друг с другом.

Попки были разные. Круглая как по циркулю выписанная у Катеньки, вытянутая с плавным переходом в талию у Наташи. Обе аппетитные. Но у Наташки было две косички. Обласкав два задка и щёлочки руками, и почувствовав, что девчонки готовы, он взялся за Наташкины косички и засадил. Та сразу взвыла. Одно дело, когда сверху, другое дело, когда сзади. Оргазм у неё начался почти сразу. Жора еле успел выскользнуть, доласкивая руками. Катерину он тоже прихватил за волосы. Дырочка у неё была туже. Второй оргазм она получила легче, Жора тоже кончил. Полюбовавшись девичьими попками, он дал им команду, умываться и одеваться. Рандеву с Принцем закончилось.

У палатки уже стояла группа поддержки.

— Приветствуем Натаэль, ставшую женщиной от Первого принца! — прокричали болельщицы. Та радостно зарделась.

— Приветствуем Катиэль, узнавшую настоящего мужчину.

Катька улыбнулась во все тридцать два зуба, довольная как кошка.

Подошла Марисан и прикоснулась своим магическим прибором к животу Катиэль. Прибор зажёг зелёный огонёк. Толпа радостно заорала. Потом затихла, когда магичка коснулась живота Натаэль. Огонька загорелось два. Опять началась буря эмоций. Девчонок поздравляли с беременность.

— Я подумаю, чем отдарить Принца за двойню, — сказала Наташа, низко поклонившись. — Род Золотой стрелы мне поможет.

Марисан коснулась другим амулетом сержанта, амулет пискнул, но слабо.

— На сегодня вам больше нельзя дарить семя, Первый Принц, — сделала она вывод.

Жора согласно кивнул.

Вечером, перед ужином, вернулась разведка. Постороннего присутствия она не обнаружила. Фериэль удвоила на ночь посты охраны выставив шесть человек. Все разошлись по палаткам. Элю он к себе не пригласил и спать пришлось одному. Всё оружие он на всякий случай почистил и, снарядив все магазины патронами, уложил в сундук. Гранат оставалось четыре штуки. Работ на завтра предстояло много. За день, руководя работами, имена половины девчонок он выучил. Они только казались похожими друг на друга. Да, все они были на взгляд землянина красавицами, но ослепительно красивыми было всего две: раненая Лораэль и лучница в охране Кираэль (не считая Марисан). Перед этими двумя мужчина должен стоять по стойке смирно. По внешнему виду они тянули на королев. Но королевы, как известно, в армии солдатами не служат. Жора на них, что называется, положил глаз. Сержант затребовал список личного состава в порядке жеребьёвки и вместе с Марисан и Фериэль его написал. Сбоку проставил должности и специальности. Кираэль значилась пятой. Раненые шли вне очереди, но только после полного излечения, с разрешения Марисан. Все девчонки смотрели на него с восхищением и надеждой, что он и их одарит детьми. Лишь один раз он почувствовал враждебный взгляд лучницы, стоявшей на посту на дальней скале.

Глава 4 Четвёртая Тинаэль (Тина). Пятая Кираэль (Кира)

Сержант поднялся рано. Захотелось отлить. Пришлось идти за шатёр. Возле его шатра и палатки Первой матери стояла охрана. Девчонки, несмотря на высокий рост, перемещались грациозно и тихо. Смены постов он так и не услышал, но стояла явно другая амазонка, чем та, что охраняла вечером. Сапоги были с мягкой подошвой без каблуков. Внутри крепости никого не было, кроме охраны на постах. Все девчонки стояли за воротами и «высвистывали» своих лошадок, чтобы отвести на водопой и обиходить. Короткие трубочки сантиметров десять длиной видно издавали какие-то звуки и лошади спешили к хозяйкам. Те им скармливали какие-то вкусности. Звуков Жора не слышал, видно на уровне ультразвука. Хотя эльфийки, с их славными ушками, вполне могли различать звуки манков. Каждая наездница вела по три-четыре лошади, очевидно погибших товарок и тех, кто дежурил на постах. Сержант как-то выпустил из вида, что все девчонки кавалеристы. А у кавалеристов каждый день начинается с заботой о лошади. Привык он действовать в пехоте и то, что он увидел ему не понравилось. Если бы сейчас напало десятка три орчанок, то перебили бы всех. А ещё два десятка взяли крепость практически без боя. Девчата садились на своих скакунов и вели своих подопечных на водопой и мытьё. Ухаживание за животными (как потом выяснил сержант), занимало примерно час. Девчонки были вооружены только мечами и кинжалами, без шлёмов, щитов и луков. Они колонной всадниц и лошадей обогнули крепость и вышли на пляж у реки. Ворота закрылись, а Жора потопал к возведённой загородке. Часовая с луком салютовала ему, прижав кулак к левой груди, Жора кивнул и приник к амбразуре. Десятка полтора девок разделись и полезли в реку. Картинка была ещё та. Отдохнувший боец начал подниматься. Сиськи, попки, ножки, пирожки в огромном изобилии. Всё это восхитительное добро демонстрировалось стоя, нагнувшись и на лошадях. Вы видели голую женскую задницу, когда она сидит на лошади? Зрелище, завораживающее своей обширностью. Лошади напились, затем девчата, сняв сбрую, начали шустро их тереть щетками, смывая пыль и конский пот. Навороченных сёдел, таких как Жора видел в кино, у амазонок не было. Само седло скорее напоминало кожаную подушку, закреплённую двумя подпругами. Передней луки на седле не было, сзади был выступ потолще. Имелись стремена, но не металлические, а из грубой кожи, напоминавшие отрезанные носки домашних тапочек. Это седло лежало на попонке тёмно-зелёного цвета с коричневой каймой. Задачей которой было, по мнению Жоры, предотвратить натирание нежных ног о конские бока.

Сержант пошёл к себе в шатёр намереваясь одеться по форме. Шастал он по крепости в белых шёлковых штанах и выстиранной тельняшке, и когда подходил к шатру, опять перехватил враждебный взгляд с поста на скале. Он резко поднял голову, девчонка так же резко отвернулась. Хотя с пятидесяти метров выражение лица и глаз не рассмотришь, но что-то нехорошее Жора уловил. Штык зашел к себе. Переоделся. Ситуация ему не нравилась. Но сразу гнать волну он не стал. Полез в свой мешок. За два года всякого добра у него накопилось много. Помимо ракетницы, данной командиром, из оружия имелся ещё нештатный ПМ, нож разведчика и шокер, найденный при зачистке кишлака. Шокер был иностранный, но перед выходом Жора аккумулятор зарядил полностью. Веса в нем было немного и сержант, чуть прижав кнопку и убедившись, что искра трещит, сунул его в карман брюк. Прибор был надёжный, проверенный на духах. Ткнуть правда надо было в обнажённую часть тела. Вот только как отреагирует на электрический разряд эльфийка? А вдруг загнётся?! Жоре бы очень не хотелось этого. Женщин нужно любить, а не убивать. Убив женщину — убиваешь всё её не рождённое потомство. А совершённое зло всегда возвращается к тому, кто его совершил.

Заглянула Элечка. Он зазвал и расцеловал Первую Мать. Её аппетитные губки по-прежнему пахли земляникой.

— Не откажешься ли провести сегодняшнюю ночь со мной? — спросил Жора, обнимая девушку.

— С радостью, если ты меня приглашаешь.

— Вот и отлично, — поцеловал он её в губки ещё раз. — Побудь пока у меня, я сейчас приглашу полусотника, надо будет переговорить по одному вопросу.

Жора вышел и попросил проходящую мимо амазонку позвать в шатёр Фериэль и Марисан. Через минуту те пришли. Отвесили поклоны Первой Матери и Принцу. У всех троих на поясах висели кобуры с пистолетами. Девчонки ими явно гордились, выставляя на показ. А всех клапан кобуры и торцевой шов был обшит тесьмой, а на кармашке для запасной обоймы вышита красная звезда с серпом и молотом. У Эли обшивка была голубого цвета, у Фериэль жёлтого, у Марисан — зелёного.

— Очень красиво, — оценил Жора, не понимая, как на толстенной коже можно что-то вышить.

Девчонки обрадованно улыбнулись. Они боялись, что принцу не понравится, что они подаренной оружие раскрасили в цвета своих родов и без разрешения нанесли символ подарка Принца.

— Я вас собрал вот по какому вопросу, — начал издалека Жора. — Как вы считаете, есть ли среди амазонок девушки, которые могли по какой-то причине затаить на меня зло?

— Таких быть не может в принципе, — ответила Марисан. — Любой самец не подлежит каким-либо обидам, нападению или насильному удержанию. Так говорит закон. Ты Принц, для девчонок сейчас бог, на которого молятся.

— Кто у тебя сегодня по утру стоял на посту на дальних скалах? — спросил он у Фериэль.

— Монаэль! — ответила командир, сразу подобравшись.

— Я воюю беспрерывно уже два года, — сказал Жора. — Во мне выработалась способность чувствовать враждебный взгляд и присутствие врага. Эта девчонка уже дважды посмотрела на меня со злобой. Сегодня утром я этот взгляд засёк. И хотя она быстро отвернулась, но во взгляде явно промелькнула злоба и что-то змеиное, как мне показалось. Считаю, что она может быть опасна для Первой матери.

— Неужели перевёртыш? — сжала губы Марисан.

— Вполне может быть, — сказала командир. — Она на неделю ездила на похороны матери. — Приехала сама не своя. Девчонки её обхаживают, но она сторонится и ищет одиночества. Все ей сочувствуют — сирота, мать убили.

— Да и мать могли убить не случайно, а специально, — высказалась Элиэль. — Никаких следов убийц найдено не было. Ударили сзади кинжалом и всё. Она из моего города, из Зариэля. Мне писали родственники.

— Я пока ничего не понял, матери-командиры, — сказал сержант.

— Понимаешь, Принц, — взялась объяснить Марисан, как самая грамотная в этом вопросе. — У нагов есть ментальные маги, которые могут взять под контроль особь другой расы, переселив свое сознание в чужое тело. Таких магов называют перевёртышами. Чтобы взять под полный контроль эльфийку, ему надо минут двадцать касаться её руками и совершать магические действия. В подразделении все у друг друга на виду. И эти процедуры сделать невозможно. Но Монаэль отлучалась на двенадцать дней. Её отпускали в соседний город на похороны матери. Зариэль — большой торговый город на территории Элистана. Туда сходятся дороги из анклава людей и орков. Там же имеется малое посольство и торговый дом нагов. Проживает порядка сотни змеелюдей. Поэтому вероятность вселение перевёртыша велика. За обнаружение шпиона полагается премия в пятьдесят золотых, за захват ещё сотня. Но захватить перевёртыша сложно. При малейшей опасности он оставляет тело и возвращается в своё. Если носителя внезапно лишить сознания, то, на двести ударов сердца, мага внутри как-бы парализует. Ему нужно время, чтобы разорвать связи. Через двести ударов сердца перевёртыш уходит, у носителя разрушен мозг, и он становится недееспособным на всю оставшуюся жизнь. Информация о деятельности шпиона становится недоступной. Единственный выход — изъять его оттуда за эти короткое время, иначе получим из Монаэль овощ. Для этого существует специальный артефакт, он у меня есть. Нагам на настоящий момент удалось выяснить место перехода, но без знания времени открытия портала это мало что даёт. Но они уже знают Главную тайну Элистана — что у нас Первая мать беременна мальчиком. Вполне возможно, что поделятся этой тайной с орками, а уже те попробуют убить Первую Мать и заполучить Принца. Перевертыша надо однозначно попытаться взять. Если мы его засадим в артефакт, наши ментальные маги сумеют его допросить. Да и амазонку спасём.

— А как мы её лишим сознания? Надо ведь чем-то бить по голове!? — спросила Элиэль.

— Она на посту всё время в шлёме. Снимает только на ночь и для купания, — сказала Фериэль.

— Да, в этом и вся трудность, — согласилась Марисан. — И ударить правильно нужно, чтобы не убить. Тогда перевёртыш просто из трупа уйдёт и всё.

— Есть у меня один прибор, — сказал сержант, — называется шокер. — Людей отключает на несколько минут. Но им нужно коснуться обнажённого участка кожи: руки, шеи. Как действует на эльфиек не знаю. Может убьёт, может вообще не подействует.

Жора достал из кармана шокер и показал действие, нажав кнопку. Девицы впечатлились молнией, вспыхнувшей между концами электродов.

— А на сколько времени человек теряет сознание? — спросила Марисан.

— На двести-триста ударов сердца, — сказал сержант. — Но можно ударить ещё раз, если мало.

— Лучше ничего не придумаешь, — выразила своё мнение магичка.

— Тогда надо, чтобы она мне что-то принесла и подала в руки, — сказал Жора.

— Она сегодня на раздаче после караула, будет пищу на завтрак выдавать, тарелку с мясом и воду.

— Это удачно, — согласился сержант. — Не потравит народ?

— Нет, не сможет. За ней присмотрят. Да и Марисан пищу на яд проверяет.

— Так и договорились, — сказал Жора. — Я её вырубаю, Марисан наготове со своим артефактом. Рухнет она там, прямо в повозке. Выдернуть её оттуда секундное дело.

Девчонки ушли, а через десять минут рожок пропел на завтрак. Девчонки ели руками с керамических тарелок. Ложки или вилки сержант ни у кого не видел. Обычная пайка — две лепёшки с ладонь. Одна из тертого просушенного мяса, вторая из злаков. Кружка воды с какими-то добавками, придающий лимонный вкус. Марисан объяснила Жоре, что любую воду после этих добавок можно пить. Сержант понял так, что это местное обеззараживание.

Иерархии в получении пищи не было. Жора подошёл к продуктовой повозке. Подавальщица стояла внутри, быстро выдавала тарелки с пайком и зачерпывала кружку воды из котла. Девчонка была в шлёме и с кинжалом.

— Прошу принять пищу, Первый Принц, — сказала она приятным голоском и протянула сержанту не тарелку, а блюдо с мясом, удерживая его двумя руками. Атаковать было очень удобно. Жора протянул левую руку за блюдом, а правой снизу коснулся её руки шокером и нажал кнопку. Монаэль упала как подкошенная. А поскольку она нагнулась вперёд то повалилась из фургона прямо на Жору. Тот подхватил жертву эксперимента и блюдо с мясом, не дав ему упасть. Подоспевшая Марисан и Фериэль сдёрнули девчонку с плеча сержанта, и уложили на землю. Марисан, скинув шлём уже надевала амазонке на голову колпак из металлической сетки. Тот проводом был соединён с каким-то прибором размером с портфель. Магичка нажала на какой-то выступ и прибор загудел.

— Не приходилось пользоваться, только на тренировках, — пояснила девушка, облегчённо смахивая пот со лба. — Последнего перевёртыша поймали двенадцать лет назад.

«Захват нормальный — восемь секунд», — подумал сержант, поставил блюдо с мясом обратно в повозку и засёк по часам время. Прибор гудел сто секунд, потом загорелся зелёный огонек, погудев ещё полминуты, прибор зажег красный глаз, после чего отключился. Красный глаз продолжал гореть.

— Нам удалось поймать перевёртыша, — сказала Марисан. — Он здесь, ткнула она пальцем в артефакт. Поскольку загорелся зелёный сигнал, то с Монаэль всё должно быть в порядке.

Жора начал рассматривать лежащую девушку. Вполне себе приличный экземпляр. Блондинка, всё при ней.

— Она ещё долго будет лежать без сознания, Принц? — спросила Марисан.

— Люди начинают приходить в себя примерно через триста ударов сердца, — сказал Жора. — Торопиться не стоит. Пользуясь случаем отметим время воздействия. За временем я слежу.

Девчонка открыла глаза через шесть минут. Видно нервная система у эльфов была более чувствительна, чем у людей и шок длился дольше. Марисан тут же наложила исцеляющее заклятье и через пять минут Монаэль запрыгала козочкой. Фериэль отогнала всех любопытных сразу, сказав, что Монаэль стало плохо и ей магичка оказывает помощь. И нечего мешать. Девчонки кучковались в метрах тридцати. Женское любопытство — оно не истребимо. Фериэль поставила на раздачу другую амазонку, Жора забрал свое мясо и вместе с Первой Матерью пошел в свой шатёр. Надо было подкрепиться. Марисан и Фериэль повели страдалицу в палатку мага.

— Ну и что ты об этом думаешь, Жора? — спросила Эля.

— Я думаю, что ситуация ухудшается с каждым днём. Сегодня уже должны долететь голуби. Завтра выдвинуться войска на помощь, если не будет каких-то задержек. Нашим надо пройти пятьдесят лиг, орчанкам двадцать. Трое суток, как минимум, придётся отбиваться самим.

— Ты не учитываешь, что наша сотня, если спешит, может пройти двадцать лиг в сутки. Потом пол дня отдыха для лошадей. Потом ещё двадцать лиг, но уже отдых после такого марша минимум сутки, иначе начнётся падёж. Ну и последние десять лиг на заморенных лошадях ещё пол суток. Итого, чтобы сюда добраться надо четверо суток. Но воевать они еще сутки конными не смогут, пока лошади не восстановят свои силы. Орчанки тяжелее нас, и железа на них больше. У них максимальная скорость марша пятнадцать лиг. Поэтому пойдут они осторожно в два перехода, то есть, чтобы им сюда добраться надо двое суток. Разница в два дня. Но это только в том случае, если наши пойдут форсированным маршем.

— Вот и я о том же. Если быстро соберутся, если быстро пойдут, рассчитываем на то, что нам надо будет продержаться в крепости семь дней. Поэтому, когда противник подойдёт, надо будет затеять с ними переговоры. Чем дольше, тем лучше. Для нас каждый час играет роль.

— Да, насчёт переговоров мысль правильная, — согласилась Первая Мать. — Дураку понятно, что наги хотят нас поссорить, чтоб мы затеяли полномасштабную войну, им на радость. У нагов на границе с орками и людьми две армии стоят по двадцать тысяч воинов. Передвигаются они пеше, но дерутся хорошо. Орки самая малочисленная народность. Хоть и живут вдвое больше чем люди, но переходов в другие миры у них мало и самцов тоже. Мы меняемся с ними — за одного русского или норвега, даём по два англосакса. От тебя они вряд ли смогут забеременеть.

— Они сильно от людей отличаются? — спросил Жора.

— На внешний вид нет. Кость у них потолще, кожа имеет сероватый оттенок и два клычка на нижней челюсти чуть длиннее остальных зубов. Последняя война с ними была сорок лет назад. С обоих сторон погибло примерно по тысяче воинов. Старшие матери тогда договорились между собой и войну прекратили. Мы на их земли не лезем, они на наши. Мир пока между нами. У нас там и граница только патрулями прикрыта. Одна полусотня на десять лиг. Служить там скучно и муторно. Одни сплошные разъезды туда-сюда. Ночью, если подальше от заставы, границу можно пересечь в любом месте.

— Вот из этих позиций, что у вас мир и надо исходить. И на основании этого вести переговоры, — высказался сержант.

Он высунулся из шатра и попросил часовую вызвать в шатёр командира и мага. Та сунула в рот свистульку и несколько раз определённым образом дунула. Жора свиста не услышал. Но увидел, как открылась палатка Марисан и оттуда вышли командир с магичкой и Монаэль. Исцелённая направилась в палатку своего десятка отдыхать. Руководство двинулось к шатру Принца.

— Монаэль что-то рассказала? — спросила Первая Мать.

— Да, но немного. — ответила Марисан. Маг находится в Зариеле. Там её и подстерегли. Одурманили сначала какой-то вонючей жидкость. Потом за неё взялся маг. Внедрился и полностью контролировал сознание. Больше она ничего не помнит. Нужен наш маг-менталист, чтобы мог скачать все сведения, оставшиеся в памяти. Но наверняка наги все сведения уже имеют. И о месте перехода, и о Первой матери, и о Первом принце. Сами не полезут, но могут натравить орков. Собственно, они одни на всём континенте заинтересованы, чтобы у нас не рождались мальчики.

— Мы тут переговорили с Первым Принцем и пришли к мнению, что нужно всемерно укреплять оборону, а при появлении орков затеять с ними переговоры. Чем дольше они продлятся, тем ближе будет помощь.

— Это правильно, — согласилась Фериэль.

— Тогда разреши мне, Первая мать, высказать своё мнение по укреплению обороны — сказал сержант. После благожелательного кивка он начал:

— Царящие здесь порядки мне абсолютно не нравятся. Это жизнь мирного времени, а не войны. Отряд в двадцать лучниц может перебить всех. Любую амазонку включая командира, мага, и Первую мать могут захватить в любой момент.

— Это каким же образом? — недовольная такой оценкой, вмешалась Фериэль.

— Все амазонки, включая присутствующих, покидают крепость в одиночку. И в любой момент могут быть захвачены в плен. Наверное, и у орков есть амулеты невидимости?

— Никто не выходит из крепости в одиночку! — заявила Фериэль.

— Да, это вооружённая четвёрка несёт кувшинчик для естественных надобностей любой желающей сходить в кустики! — съязвил Жора.

Фериэль покраснела, осознав свою промашку.

— Сегодня, встав поутру, наблюдал картину купания девушками коней. Для мужчины зрелище весьма завлекательное. Для врага же — прекрасный момент выпустить пятнадцать стрел и убить пятнадцать амазонок. Там лес к этому пляжу подходит на пятьдесят шагов. Как вы думаете смогут орчанки верно пустить стрелу на такое расстояние? Я думаю, что запросто. Там на скале всего одна наша лучница. Если не убьют сразу, то она всё равно ничего сделать не сможет. В лучшем случае убьёт одну или двух орчанок, прячущихся в кустах. Мы же лишимся двух третей отряда. Третий вопрос, который не даёт мне покоя: Что вы собираетесь делать с лошадьми, если начнётся нападение? Здесь в крепости они не нужны. Оставлять врагу, тоже неправильно. Куда их прикажете деть?

— Принц, а почему вы не хотите, чтобы мы загнали их в крепость?

— Не забудьте, что я воевал пеше и не считаю себя специалистом в этом вопросе, — счел нужным заметить Жора. — На мой взгляд, это просто обуза. Загнав их в крепость, их придется кормить и поить. Пастись им негде. Нужен корм. Надо делать загон. Поить или из ведра, или выводить через калитку по одной. Если убьют, труп лошади будет разлагаться и через сутки двое нам здесь будет нечем дышать от вони. Вы представьте если сюда загнать шестьдесят лошадей, много ли останется места? А если начнут бить зажигательными стрелами и лошади взбесятся и начнут метаться по всему двору? Я почему-то уверен, что меня затопчут сразу.

— Наши лошади — это не просто кони, — пояснила Фериэль. — Это шестьдесят бойцов, которые делают всё по команде. Копыта у них кованы. Пехоту нагов табун сметает за раз, не смотря на вооружение. Даже коннице орков может нанести серьёзные потери, не имея на спине всадниц. Мы не можем отдать своих товарищей на растерзание врагу.

— Я понял, — сказал Принц. Тогда делаем загородку для лошадей, ворота в плетне с закрытым спуском к воде, отхожее место для амазонок. Стены у загона надо будет делать высокими, чтобы лошадей не достали стрелы. Чем кормить думайте. На опушках леса надо будет сделать завалы из веток, чтобы ни конный, ни пеший не смог подобраться. В поле перед частоколом закопать короткие колья в траве и сделать ловушки. Тем самым сорвём возможную конную атаку большими силами.

На этом совещание закончилось.

Фериэль, выслав разведку, пошла распределять девчонок на работы, а Жора поруководив и показав часа два, что и как нужно делать, отправился к себе в шатёр, предупредив командира, чтобы первую кандидатку подготовили с утра, а вторую после обеда. Туалету он правда уделил особое внимание, добившись, чтобы исполнители всё поняли точно. И чтобы яма была достаточно глубокая и перекрытие прочное и дырки не маленькими. Стенки определил в два метра. Командиру посоветовал все фургоны поставить в одну линию, образовав из них одну из стен загона, навесив на них плетёные щиты, чтобы не пролетали стрелы. С этими щитами можно будет в дальнейшем совершать марш и ставить фургоны в оборону, если понадобится. Рассказал ей про тактику вагенбургов, если фургонов много.

Едва сержант умылся и переоделся в свою белую шелковой одежду самца, пришла эльфиечка. Назвалась Тинаэль и девственницей. Разделась. Девчонка на лицо была красивой, этого, с точки зрения мужика, не отнять. На фигурку выглядела инфантильной девочкой пятнадцати лет. Грудь маленькая, бёдра узкие, талия еле заметна. Светлая грива волос имелась и стройненькие худые ножки. Улыбалась застенчиво. Попка, правда, была оттопыренная, набитая о седло. Губки пахли не целованной юностью. Хотя девки здесь были все не целованные. Он хотел её спросить, а сможет ли она родить, но потом передумал. Вдруг обидится. Сержант её стоя всю обласкал руками, нацеловал в волю, потом уложил на кроватку и посмотрел промежность. Да, действительно девочка. Положил на животик, откинул в стороны волосы и начал гладить по худощавой спинке между тонких лопаток и ниже к попке. Спинка у неё была чувствительна. Тинка замурлыкала от удовольствия. Жора запустил ей руку в промежность и начал гладить щёлку. Половые губы начали набухать, как и его солдат. Сержант перешёл на клитор, зацепив губами у девчонки ушко. Тинаэль задёргалась и начала выгибать свой невеликий задик навстречу Жориной руке, подставляясь под ласку. Он начал языком облизывать ушко, и девчонка задёргалась сильнее, возбуждённо замычав. Удвоив свои усилия на клиторе, сержант и сам не заметил, как палец соскользнул во влагалище. Девчонка подобрала под себя ноги выставив свой задок во власть мужчины. Жора переместил тело и вогнал свой инструмент сзади. Тина неожиданно сжалась от страха и инструмент сержанта плотно прихватила в узкой дырочке. Он начал целовать её в спину, влагалище чуть раздалось, и он забил свой конец до упора. Было очень туго, боец балдел довольный, что попал в такую тугую щёлку и притих, радуясь удачному моменту. Жора пока не работал, давая девочке немного привыкнуть к его приличному агрегату. Он только гладил её по попке, спине и несколько раз провёл по грудке. Тина обвыклась и попробовала шевельнуть задком. Всё, боец сорвался с цепи. Он утюжил и утюжил узкую дырочку, вонзаясь в неё до самых яиц, и гоня по влагалищу волну за волной. Девчонка от такой атаки зашлась криком и орала на останавливаясь. Такие крики мужику только в радость. Солдат разбухал и разбухал, девичья дырочка набухла и стала ещё уже и, наконец Тина забилась в оргазме. Жора, глядя как на его члене бьется эта худенькая девчонка, спустил тоже. Тинка почувствовала удар горячей спермы и от избытка чувств зарыдала. Жора продолжал её потихоньку иметь, гладя по спинке и успокаивая. Хрен там. Малышка выскользнула из-под него и с лицом, залитым слезами, бросилась на его бойца, мгновенно поймав его ртом. Губы у неё были что надо, полные и большие. Она загнала член себе в горло, обхватив Жору за задницу и полировала его, пока солдат не встал колом. Получив ожидаемый эффект, она подняла свои глазки на сержанта и с бесстыжей уверенностью сказала:

— Хочу в задик, как ты обиходил Марисану!

— В задик у тебя детей не будет, — попытался откреститься сержант.

— Мне всё равно. Хочу попробовать туда! — заявила маленькая развратница.

— Ну смотри, как скажешь, пошёл на компромисс Жора, переворачиваясь на спину. — Давай пробуй. Покатаешься как на лошадке.

Тинка присела над ним раздвинув промежность взяла солдата ручкой и попыталась вогнать себе в зад. С первого раза не получилось. Солдат, почуяв добычу только деревенел. У упорной девчонки получилось с третьего. Она, загнав в себя головку, покряхтела, потом начала давить дальше, пока всё Жорино хозяйство не вошло. Сначала двигалась медленно, разрабатывая дырочку, а потом понеслась вскачь. Сиськи встали как два маленьких кинжала, она скакала, вертела задницей, как пропеллером и орала во всё горло. Орала победно, орала восторженно. Оргазмы шли один за другим. Глаза стали размером с солдатскую бляху. Боец побеждённый таким напором страсти позорно сдался через пять минут, оросив тем, что осталось, внутренности девчонки. Та завыла и рухнула на сержанта, забившись в конвульсиях. Жора малость струхнул, не порвал ли чего этой малолетке. Гладил её по спинке и попке, пока она не затихла.

— Слезай, наездница, обмываться пора. — прошептал он, ей на ушко.

— Спасибо, Принц, — сказала она, влепив ему в губы затяжной поцелуй.

Соскочила с сержанта и вертя задиком пошла в соседнюю комнату подмываться. Жора уже не считал его маловатым, а вполне даже симпатичным. Боец тоже был согласен.

— Ты не хвастайся, что скакала на Принце, — сказал он ей, хлопнув по оттопыренному задку. — Нам детей делать надо, а не малолеток удовлетворять.

На улице Тинаэль встречали болельщицы и кричали здравицу.

— Я самая счастливая на свете! — закричала она в ответ.

Самое удивительное, что Тинаэль тоже забеременела. Девочкой.

Жора пользуясь случаем зазвал в шатёр Марисан. Хотел провентилировать вопрос с бритвой. Вылезла щетина и надо было бриться. Выход у них намечался на три дня и свою электробритву, и зубную щетку, он не взял, оставив в тумбочке на базе. Скребок он не уважал, после скребка и лезвий «Спутник» у него появлялось раздражение на шее.

Проблему Принца магичка решила в течении минуты, принеся специальную мазь. Достаточно было намазаться и смыть через десять минут. Волосы пропадали минимум на полгода. Была и другая, которая способствовала росту волос. Марисан посоветовала избавиться от волос и в интимном месте. Самцам убирали волосы в обязательном порядке, так всем было привычней. Ничего не мешает, не потеет и симпатичней. Жора попробовал сначала на лице, потом внизу. Мазь была стоящая. Такой гладкости кожи своего лица он не добивался ни разу в жизни. Умывшись, воду выплеснул уже в яму для туалета. Девчонки яму уже вырыли. Положили для перекрытия несколько бревнышек и плели из веток пол. Должно было получиться две просторных кабинки. Задумка принца всем понравилось. Не придется теперь выходить наружу и закапывать отходы.

У Марисан выспросил и о нагах. Змеелюди, по пояс были похожи на людей, дальше шло змеиное туловище. Перемещались как змеи, довольно быстро, но эльфийка от них убегала свободно. Могли вставать на хвост, тогда ростом были на голову выше людей. Зрачок глаз вертикальный, как у змей. Цвет в основном чёрный, но бывают и с чёрно-зелёным отливом. Нападают в основном со стороны водоёмов. Реки для них как хорошие дороги. Скорость перемещения нага по воде с полным вооружением не меньше скорости обычного пехотинца, идущего берегом. Могут незаметно подползти, в траве их почти не видно. Руки мощные. Хорошо мечут дротики. Сражаются в основном топорами и кинжалами. Щиты есть, но у панцирной пехоты, закованной в металлические доспехи. В бою очень резкие и быстрые. Тело способно отклоняться от ударов и скручиваться. Практически любая рана, нанесённая мечом в тело, становится смертельной. Конницей, как правило, стаптывались свободно, за исключение панцирников, у тех были длинные копья, концы которых упирали в землю. Лошади на стену копий шли неохотно, амазонки предпочитали выбивать такие подразделения нагов с дальней дистанции из луков. Наги никогда не сдавались, дрались до последнего. Пленных брали для своих алтарей, на продажу или обмен. Всех пойманных самцов чёрной расы продавали им. Платили хорошо — по пятьсот золотых монет за каждого негра. Что они с ними делают, таких сведений нет. Самцы чёрного цвета во всех трёх анклавах не приветствуются. Потомство получается дефектным, ленивым и не обучаемым. В Элистане использование чёрных самцов запрещено магами, после того как от неизвестной болезни, занесённой чернокожим самцом, вымерло половина города. Есть один переход, открывающийся раз в семь лет, через него тощие чернокожие люди попадаются десятками. Туда посылают только сильного опытного мага, иногда даже двух, чтобы обезопасить охотников и местность от возможного заражения неизвестной болезнью. На территории нагов есть всего один город, для переговоров, где все расы имеют свои посольства. Что делается на юге континента неизвестно. Туда уже десятки лет наги никого не допускают.

Информация о том, что наги могут нападать с воды, Жоре не понравилась. Подплывут ночью со стороны реки и привет. Хорошо хоть плетень поставили. Пулемёт на скалу надо ставить в обязательном порядке. И думать насчёт освещения реки в ночное время. Да и всех подходов к крепости тоже. Нужно было готовить пулемётчика и автоматчика. Сам он решил винтовке не изменять. При яростном штурме руководство он считал важнее, чем стрельбу из пулемёта.

Жора вышел из шатра, окинув взглядом работающих девиц. Все трудились в поте лица. Контуры загона уже вырисовывались. При здравом размышлении выход к водопою перенесли к гряде скал, которая на два метра заходила в воду. Девчонки уже прогнали две стенки до самой реки. Одна плетёная стена примыкала к скале возвышаясь над ней на добрый метр, вторая отстояла на три метра, позволяя вести в поводу двух лошадей сразу. Амазонки сделали амбразуры для стрельбы из луков и теперь пляжик простреливался и сбоку. Кусты и деревья, подходившие к реке, от скалы вырубили метров на пятьдесят. Ворот сделали двое. Одни со стороны реки, вторые у плетня. Получился солидный загон для водопоя, ведущий от крепости к реке.

Сержант поднялся на площадку частокола. Три девчонки ставили колья в полосе метров тридцать от леса. Колья в локоть длиной забивались в землю пол углом, чтобы повредить ноги вражеских лошадей, если отряд выскочит неожиданно из леса. Чтобы свои кони не повредили ноги, девчонки бросили на землю верёвку, обозначив границу, и умные лошадки за неё не заходили и к лесу не приближались. Ещё несколько человек создавали на опушке завал, стаскивая туда срубленные деревья и ветки. Работа кипела. К вечеру должны были закончить и перегнать лошадей. Зерно на три дня для коней у них было. Фериэль собиралась заготовить ещё и сена. Каждая наездница должна была запасти для своих лошадей несколько охапок травы. Пятёрка конниц всё время подвозила шесты и ветки на плетни. Уже имеющие опыт девчонки, довольно споро плели стены и маты для создания укрытия для своих лошадок. Часовая приложила к губам свою тростниковую флейту и, как понял Жора, дала сигнал на обед после возвращения девушек с очередной партией веток. Бездельничал только Жора. Первая мать, Фериэль, Марисан работали, как и все. Магичка ещё накладывала на возведённые стенки заклятия укрепления и от возгорания, Пояснив, что разрушить их будет непросто. Ударом топора не разрубишь. Крепость дерева увеличивалось в несколько раз. Такие заклятья обычно накладывали на древки копий.

Обедали дружно и быстро. Каждая из девчонок понимала, что дорога каждая минута. Жоре выдали обычную пайку, но он не обижался, понимая, что амазонкам сейчас не до охоты. После обеда отловил Фериэль, поинтересовался, используют ли они «чеснок» против лошадей и нагов. Командир такого приспособления не знала, и Жора выпросил кузнеца.

Яриэль была высокой девицей, но на кузнеца не походила нисколько. Она была поджарой и мышцы буграми нигде не выступали. Числилась в Жорином списке под номером пятнадцать. Симпатичная весёлая хохотушка. Рот большой с красивыми губами, улыбка от уха до уха. Образец для стоматолога. Зубки ровненькие и абсолютно белые. Спортивная такая девчонка с неплохой фигуркой. Сержант ей рассказал, что он хочет. Яринка через полчаса уже разожгла горн. Проволока была. За пять минут она сделала три колышка порядка десяти сантиметров длиной, и сварила их в центре, остриями в разные стороны. Жора решил показать задумку Фериэль.

— Как думаешь, против нагов пойдут, если по земле разбросать? — протянул он ей маленький ёжик.

— Несомненно, всё брюхо им вспорет, — оценила изделие командир. Она была единственная из полусотни, кто встречался в бою с нагами.

— Я хочу такой «чеснок» на пляже на ночь разложить, чтобы ночью никто не подобрался, — пояснил Жора. Решили делать размером чуть поменьше, чтобы не так бросалось в глаза. Яриэль дали заказ, и молоток застучал о наковальню, рубя проволоку и оттягивая острия на заготовках. Металла, как заявила кузнец, штук на тридцать должно хватить.

Сержант пошёл к себе в шатёр. Около шатра уже крутилась Кираэль, последняя из пятёрки, бравшей его в плен. Эти серые глаза из-под шлема он помнил.

— Заходи, — пригласил он девицу. Завёл сразу в спальню и предложил раздеваться. Раздевались амазонки быстро. Никакого стриптиза. Под форменной курткой и брюками зелёного цвета была надета светло-зелёная туника, сзади чуть длиннее, спереди короче, приблизительно до середины бёдер. На подоле туники имелось два разреза, чтобы удобно было сидеть на лошади. Нижнее бельё, как ему пояснила Эля было необходимо и зачаровывалось магом. Оно держало режущий удар мечом или ножом, отводило пот, позволяло телу чувствовать себя комфортно и в жару, и в холод. Спасало от потёртостей и насекомых. Снималась и одевалось через голову. Раздевались девчонки в одной манере. Сначала снимали обувь и брючки, затем куртку, потом тунику. Так что первое, что видел Жора, были ножки, а потом уже все сразу. Кира, по мнению сержанта, была красавицей. Брюнетка с яркими васильково-синими глазами. На её личико, с игривыми ямочками на щёчках, и задорной улыбкой, хотелось смотреть не отрываясь.

— Я уже была с мужчиной, — сказала девчонка, — зовут меня Кираэль.

— Так же, как и Катиэль?

— Нет, мать переплатила один золотой, норвег занимался мной минут пять, но я не забеременела, оргазма тоже не было.

Расспрашивая девчонку Жора потихоньку раздевался сам.

— Ой, Принц, а он у вас больше стал, — показала девочка на член.

— Это только видимость, по совету Марисан я убрал с него волосы.

— Очень красивый стал, можно я за него подержусь?

— Подержись, от этого он меньше не станет.

Девчонка присела, коснувшись члена обоими грудками, потом ласково взяла своей ладошкой, погладила поласкала и потянула в рот.

— Действительно солёненький, — согласилась она с чьим-то мнением, (Жора даже знал с чьим), попробовав язычком. Усевшись своей промежностью ему на щиколотку и обняв принца за задницу, надо понимать, чтобы не сбежал, она загнала Жорино хозяйство себе в рот. Сначала исцеловав бойцу всю головку, а затем глубже и глубже. Парень встал как оловянный солдатик, поощряя такие действия. Сержанту ничего не оставалась, как руками ласкать ей ушки, гладить спинку и подъёмом ноги ласкать промежность. Нога стала вскоре мокрой, девчонка только вздрагивала и мычала. Жора, почувствовав, что заряд сейчас пропадёт впустую, потянул её вверх, поднимая с ковра и выдирая своего мальца из аппетитных губок. Он, вытягивая её вверх, влепил сначала поцелуй в солёные губы, потом языком прошёлся по грудкам и начал толкать Киру к постели. Та неохотно отступала, потом вывернулась и легла грудью на кровать, подставив попку.

— Хочу в зад! — твердо сказала она.

— А вот хрен тебе, а не ананас, золотая рыбка, — возмутился Жора и засадил в щелку. Девчонка с досады взвыла и попыталась соскочить, но у Жоры хрен соскочишь. Боец рванул вперёд, и сержант почувствовал, что достал до матки. Он прихватил её за уши, чтобы не трепыхалась и начал насаживать на свой вертел. Кираэль заголосила уже по-настоящему. Пошел оргазм. Сержант выпустил одно ухо и загнал ей большой палец в просимое место. Девчонка выла минут пять, пока Жора не обдал её горячей спермой. Вой прекратился, и несчастная девочка с поникшими ушками обмякла.

— Лежи, отдыхай сказал он ей, хлопнув по покрасневшей попке.

Жора пошёл обмыл своего хлопца и вернулся назад. Кира лежала грудью на постели и покачивала своим аппетитным задиком, предлагая: Вот они мои дырочки, возьми их! Попка бойцу явно нравилась. Он начал приподыматься, медленно, но верно. Хитрая девчонка откинула гриву своих волос показав изгиб спинки и повернулась чуть боком, чтобы Принц мог рассмотреть и грудку. Грудка была миленькой. Приличного размера и торчала. А попка всё покачивалась, маня как морковка ослика. Жора подошёл к девушке ещё раз. Начал ласкать клитор, распухшую щёлку и анал. Всё отзывалось на раз. Девчонка пыталась зажать там его пальцы, Жора не пытался их вырвать и потихоньку шевелил. Девочка откровенно пыталась на них насадиться. Боец конкуренции не потерпел и сам пристроился к желанным дырочкам. Только он коснулся губок, как Кира снова жалобно завыла, прося прекратить эти издевательства. Жора поводил концом туда-сюда, нагоняя желание и всадил ей куда просила. Девки орать могут по- всякому. Эта орала как победительница. Она сама пыталась вогнать его штык как можно глубже, сержант даже не прикладывал усилий. Её аппетитная задница ходила по своему, одному ей ведомому ритму, то вздуваясь булочками, то раздаваясь в ширь, то замирая на секунду, чтобы снова выдать серию сладких конвульсий. Бойцу такие метаморфозы нравились. Он делал свое дело и просто стоял. Жора, наконец уяснив, что это не он имеет даму, а его беззастенчиво трахают, решил это дело заканчивать. Он прихватил девчонку за волосы, задрал ей голову и засадил со всей пролетарской непосредственностью.

— За ушки… за ушки возьми, — прохрипела несчастная недоласканная жертва секса и Жора цапанул её за оба уха и вбил пацана по самые помидоры. Он и сам завёлся. Не обращая больше внимания на крики и вопли, он отчаянно насаживал Тину на свой перчик. Та кончила не один раз, пока он, наконец, не взорвался потоком спермы. А влагалище продолжало биться в спазмах мышц. Жора это чувствовал. Зад тоже сжимался, охватывая бойца. Тот только получал удовольствие, потихоньку расслабляясь. Девчонка высосала его полностью.

Сержант вытащил свой опавший агрегат и, погладив девчонку по попке, пошёл мыться. Когда он вернулся, его встретила поднявшаяся во весь рост Кираэль. Хотя всё лицо у неё было заплакано, ушки свисали вниз, но девочка радостно улыбалась.

— Спасибо, принц, — поклонилась она ему в пояс. — Век твою доброту помнить буду!

— Ладно, чего там, иди умывайся, — поцеловал он её в губы и ямочки на щёчках и погладил по бёдрам. Девчонка пошла в соседнюю комнату, а Жора восхищённо смотрел ей вслед. Уж больно плавно и грациозно она двигалась. Красивая девчонка. Очень красивая! Сержант оделся и вышел следом. Болельщицы, приостановив работу, прокричали поздравления, и подошедшая Марисан поднесла прибор. Прибор показал новую жизнь — девочку.

Жора после того, как все разошлись зазвал Марисан в шатёр. Попытался прояснить про желание девок чтобы их оттрахали в задок.

— Понимаешь, Принц, когда мужчин было много, любовь у эльфов была разнообразной. Сейчас этого нет, а молодёжи попробовать хочется. Есть поверье, что если тебя взяли сзади, то ты родишь четырёх детей. А четверо детей — это прямой путь в старшие матери. Только командирам корпусов среди старших Матерей разрешено иметь не менее трех детей. У Второй Матери пять детей. Четверых детей имеют в стране всего шесть эльфиек. Всех их знают по именам. Четверо из них заседают в Совете Матерей. Как я уже говорила, Совет Матерей состоит из трёх гражданских и трех военных эльфиек. Два командира корпуса имеют пока трех детей, одна — четыре. Но поскольку денег у них и возможностей много, то скоро у всех будет прибавление. У предыдущей Второй матери, которая погибла двадцать лет назад было шестеро девочек. Больше пока за всю историю Элистана не родил никто. Те две, что родили четверых детей, являются прямыми кандидатками в Совет. Их выберут, как только освободится место. Они присутствуют почти на всех заседаниях Совета и учатся управлять страной. Даже я уже имею шанс стать Старшей Матерью. У меня двойня, что бывает очень-очень редко, и ты отымел меня в зад. Сама я тебе такого предложить не могла, поскольку ты тогда был по статусу Самец, а самцов запрещено склонять к соитию сзади. Этим занимаются те самцы, которые вышли на отдых. Стоит тридцать золотых, хотя и не приветствуется. Но девчонки надеются, что это поможет им родить, как можно больше, и идут на такой контакт. В год в стране рождается примерно тысяча девочек. Умирает и погибает примерно столько же. Мы еле поддерживаем численность населения. Сейчас ты Первый Принц, и к закону о самцах отношения не имеешь. Вот девчонки и пытаются это распространённое поверье проверить на практике. Вдруг ты заинтересуешься их попками. Самые наглые могут и попросить.

— Спасибо Марисан за разъяснения, — поцеловал он эльфийку в губы и погладил по попе. — Скажи, а после появления плода, повторные соития разрешены?

— Никакого запрета до трёх месяцев нет, — ответила магичка, возвращая ему поцелуй.

— Как отработаю обязанность, некоторыми дамами займусь повторно, уж больно аппетитные, — сжал он ей попку.

— Буду рада, — сказала девчонка, цапнув его за член и впиваясь в губы.

«Сблядуюсь я здесь», — подумал Жора, освобождая девушку из объятий.

Глава 5. Восточная граница

Возвращение первого дозора сорвал всю пограничную полусотню Хевиэль с места. Командир отправила в разные стороны всех, оставив в острожке лишь пятерых. Две группы разведчиков, обследовав весь участок границы нашли восемь переходов через неё групп орков численностью от двадцати до тридцати бойцов. По всем следам пошли четверки преследования, с приказом более пяти лиг от границы не уходить, потом возвращаться обратно. Все вернулись. Отряды орков явно держали северо-западное направление. Место, которое могло их заинтересовать было одно — точка перехода в другой мир. Там как раз должна была начаться охота. Хевиэль предупредили голубем, как ближайшую пограничную полусотню к этому месту. Две сотни орков явно направлялись туда. Вообще границу разрешалось пересекать охотничьим отрядам орков на расстояние до пяти лиг в погоне за раненой добычей. Такие нарушения границы, указанные в договоре, допускались, как той, так и другой стороной. Но две сотни орков никак не могли быть охотничьими отрядами. Это было нарушением мирного договора и касалось Совета Матерей. Хевиэль отправила два голубя с донесением командирам полков, стоящих в Ариэле и Зариэле. Те отправят дальше в столицу, командиру корпуса и Совету матерей или городские маги свяжутся по специальным амулетам связи. Сама же начальник заставы начала готовиться к обороне и усилила разведку, выслав гонцов на соседние заставы. У орков всё было спокойно, видимых приготовлений к войне не наблюдалось.

Через два часа Хевиэль решилась на непредусмотренные инструкцией действия. Она решила направить двадцать лучниц на помощь полусотне ловцов Фериэль. Ловцы, конечно, элитные бойцы, но вооружение у них не то. Луков как правило мало, больше заточены на рукопашную схватку. И хотя у них есть маг, но, если мага убьют, им совсем станет кисло при нападении двухсот орков. Сама затребовала помощь от соседних застав по пять лучниц. Возглавить двадцатку всадниц поручила десятнице Ритаэль, как самой разумной и имеющей девочку четырёх лет, то есть являющейся Матерью.

— В бой с орками вступаете только в том случае, если они атакуют вас или нападут на полусотню охотниц Фериэль, — инструктировала она отобранных эльфиек. — Всем помнить: нам новая война не нужна! Голубь у вас всего один, для Ариэля. Пойдёте по следам орков. Они наверняка знают куда идти и выведут вас на охотниц. Разрешаю оказать Фериэль любую потребную помощь. Умереть на границе мы и сами сможем. Ваша задача спасти охотниц и их трофеи. От нас ближе всего, около двадцати лиг. Помощь из городов придёт через шесть дней. Все меня поняли!? — возвысила голос командир заставы. — Тогда по коням и удачи вам в этом мире!

Отряд лучниц уехал и свернул на первый крупный след, где прошло не менее тридцати всадниц. Двигались быстро. След был заметным, да орки его и не пытались скрыть. С наступлением темноты встали на ночёвку.


Третий день заканчивался. Успехами сержант был доволен. Девчонки осваивали туалет, и он им понравился. Загон сделали и лошадей перегнали. Коники тоже особо не возражали. Девчонки натащили им всяких вкусностей, потчуя своих любимиц. Пляж под руководством Жоры «засыпали» чесноком, установив все тридцать две получившихся колючки. С десяток первого ряда поместили прямо в воде у берега. Утром девчонки должны были чеснок в корзинку собрать. Сразу после ужина Жора затребовал четырёх девиц для обучения на пулемет и автомат. Благо РПК и АКМ имели почти одинаковую конструкцию. У Малого было шесть магазинов к автомату. У Кадыра два барабанных магазина (один из которых он расстрелял) на семьдесят пять патронов и четыре магазина рожковых на сорок патрон. Если не считать две сотни патронов к его винтовке, то россыпью имелось по мешкам у хлопцев ещё две сотни. В общем на два часа неспешного боя. А поскольку новички патроны расходуют немерено, то и меньше. Хотя две сотни человек с этим запасом уложить было можно. Сотню патронов, потребных на обучение сержант сразу из расчёта выкинул. Девиц потребовал храбрых и сообразительных. Всему руководству тоже приказал прийти. Это неправильно, если солдат оружие знает, а командир нет. В общем в шатер набилось восемь человек. Жора показал магазины и как их набивать патронами. Остроконечные пули калибра семь шестьдесят два были очень похожи на стрелы. Девчонки прониклись, что в коротком магазине у них тридцать стрел, в том, который побольше — сорок, а в круглом семьдесят пять. Всех девок заставил разрядить и снарядить по рожковому магазину. В пулемётчицы он определил Кираэль и Яриэль. Автоматчицами стали Седаэль и Мираэль. Одна проходила под номером одиннадцать в Жорином списке, вторая под номером семнадцать. Девки действительно были шустрыми и схватывали всё сразу.

— Стрелять лучше лежа, — толкал им теорию Жора. — Удобнее прицелиться, и тебя почти не видно, труднее попасть. Можно стрелять из-за укрытия. Завтра потренируемся занимать позицию для стрельбы и стрелять. Пока же наша задача научиться заряжать оружие, целиться и производить выстрел. Тренировались два часа, всё начальство и четыре амазонки. Начало получаться. Девицы лихо вскидывали оружие, стреляли, заменяли магазины, переводили на одиночный или автоматический огонь. Учились вжимать приклад в плечо, плавно и коротко нажимать на спуск, держать ровно мушку и целик. Два часа сплошных тренировок с требовательным инструктором и старательными ученицами должны были принести успех.

Утром четвертого дня встали все рано. Привычного купания не было. Лошадей водили на водопой двумя парами. Затянулось на час, но напоили всех. Двух девиц выделили убирать в загоне навоз. Откопали яму и туда сбрасывали. Разведка вышла сразу после завтрака. Выставили несколько пеньков за речкой в качестве мишеней. Жора дал стрельнуть всему руководству по несколько патронов, потом начал тренировать бойцов. Перебежка, залегание открытие огня. Лежа, с колена, стоя. Из пулемётного гнезда на скалах, из окопов у плетня. По мишеням в поле расстреляли два магазина патронов. После первых попаданий восторгу не было предела. — В два раза дальше чем из лука. Девчонки приноровились и попадали хорошо. Ростовую фигуру срежут на триста метров запросто. Жора наблюдал в бинокль и корректировал выстрелы. После тренировки приказал на скале и у частокола организовать пост пулемётчика и автоматчика. Пеньки из-за речки привезли назад, показав стрелкам и желающим результат. Пули из пулемёта прошили стволы насквозь. Несколько пуль торчали глубоко в дереве. Девчонки не пожалели топора и кинжалов и часть выковыряли на память. Патроны сержант приказал беречь. Стрелять очередями, если только враги попрут скопом. К десяти часам утра подготовка закончилась. Фериэль распределила девчонок по позициям. Ждали результатов разведки. Сержант сам залез на скалу и внимательно осматривал всё в бинокль. Он и засёк первую орчанку, неаккуратно высунувшуюся из леса на той стороне реки справа от луга. Подозвал Фериэль и вручив ей бинокль, указал направление.

— Да, — согласилась командир, — это разведка орков. Нас уже обнаружили, теперь начнут подбираться. Внимание! — крикнула она сверху. — Обнаружена разведка орков. Без моего приказа никому не стрелять! Надо узнать, что они хотят!

Потянулось ожидание. Через час вернулась разведка эльфов. Нашли следы большого конного отряда не меньше сотни всадников. С учетом, что сержант обнаружил орков и с другой стороны реки, то их могло быть и больше, чем сотня.

В двенадцать часов дня появилось трое конных орков. Двое крайних держало в руках по зелёной ветке. Направились, не скрываясь, к крепости, двигаясь по следу разведки. На расстоянии двадцати метров от ворот остановились.

Жора усиленно рассматривал орчанок в бинокль. Девки, как девки, только кожа смуглая, а так вполне симпатичные. Дал бинокль Марисан, та посмотрела и сказала:

— Посланники Второй Матери орков. На одежде её цвета.

Центральная девица, выдержав паузу и дав себя рассмотреть, громко крикнула по-эльфийски:

— Вторая Мать Орочьих земель просит Первую Мать Элистана, принять её с пятёркой охраны для важного разговора. Если же Первой Матери здесь нет, то просит указать место, где с ней можно встретиться в течение трёх дней.

— Первая Мать Элистана согласна принять Вторую мать Орочьих земель для важного разговора, — сняв шлём прокричала с помоста Элиэль, — с пятёркой охраны!

Все три орчанки приложив обе руки к груди, поклонились до самых грив лошадей, и уставились на эльфийку. Мало кому в истории удастся похвастаться, что видел Первую мать континента.

— Мы счастливы лицезреть и приветствовать Первую Мать Элистана!

Спасибо, что согласилась на встречу! — прокричала парламентёр.

Орчанки поклонились ещё раз, повернули коней и поскакали обратно к лесу. Зеленые ветки дружно взметнулись вверх, подавая сигнал и из леса появилось десятка два всадниц. Жора забрал бинокль и начал рассматривать всадниц и их вооружение. Его опять торкнуло. Он почувствовал враждебный ненавидящий взгляд из выстроившейся вдалеке шеренги.

— Марисан, — тихо сказал он магичке, — у Второй Матери орков в той толпе, что её окружает есть перевёртыш. По-моему, вторая справа, дал он девушке бинокль.

— Далеко, лица не рассмотрю. Но у неё кинжал сдвинут на центр живота, — вернула Марисан бинокль.

Жора опять начал высматривать шпионку, пытаясь разглядеть на её одежде характерные детали. Но не преуспел. Всадницы охраны были одеты практически одинаково.

— Сколько их может быть всего? — спросила Элиэль.

— Если Вторая Мать взяла всю охрану, то двести всадниц, — сказала всезнающая магичка. Видно магов готовили хорошо.

— Кто-то видел её в лицо? — спросил Жора.

— Половина отряда запомнила её по столице. Мы там обеспечивали охрану улиц при её прибытии, — сказала Фериэль. — Видели несколько раз.

— А в твою ловушку нельзя засадить второго перевёртыша? — поинтересовался Жора.

— К сожалению, нет. Но у орков наверняка есть что-то похожее. Ведите себя при встрече осторожнее. Вторая Мать Роксашам шаманка высокого уровня. Врать не пытайтесь. Она почувствует. У орков в Совете Матерей она играет главную роль. Родила пятерых детей. Очень разумная женщина. Избегает непродуманных решений. Переход границы таким крупным отрядом наверняка вызвал серьёзную озабоченность в ближайших городах и столице. Помощь нам уже движется ускоренным маршем. Так что завтра или послезавтра наши будут здесь.

— Принимать придётся в вашем шатре, Принц, — сказала Элиэль. — Это самое приличное помещение.

— Тогда я побежал прятать свою винтовку и наводить порядок, — а вы тут сами думайте. Надо, наверное, какой-то почётный караул выстраивать. Мираэль! — крикнул он автоматчице, топтавшейся на помосте, — автомат прикрой чем-нибудь, чтобы орки не узрели!

Сержант зашёл в шатер, спрятал винтовку в сундук. Положил в карманы пистолет и шокер, вдруг накоротке пригодятся. Поправил форму, смахнул пыль с ботинок. Осмотрел все три комнаты. Всё было аккуратно ничего не валялось. Вышел на улицу.

Эльку причесали, выглядела она красавицей. Но народ излишне суетился, никому из девчонок не приходилось принимать гостей на таком уровне. Фериэль построила шесть амазонок в два ряда при полном вооружении, они должны были прокричать здравицу. Жора вмешиваться не стал. Он подошел к Первой Матери и спросил:

— Где мне встать Эля?

— Чуть сзади и сбоку, чтобы тебя было видно, — сказала девушка.

— Едут, — прокричали с помоста, заметив, как шестеро всадников отделились от группы орков.

Жора осмотрелся. Фериэль дурой не была. Шестеро лучниц готовы были открыть огонь. Стрелы лежали на луках. Да и автоматчица посматривала в сторону ворот. И пулемётчица на скале, поставив на одиночный огонь, готова была стрелять. «Патрон уже наверняка в ствол загнали, обормотки», — подумал сержант.

Кортеж приблизился. Въезжать на лошадях орчанки не стали. Спешились перед воротами и двинулись в открытые перед ними створки. Впереди вышагивала стройная зрелая женщина. От шлёма у неё с двух сторон ниспадала красная лента, доходящая до пояса. За ней шли пять человек охраны, гордо подняв головы и держась за рукоятки мечей.

Здравица Второй Матери! — выкрикнула Фериэль взметнув в вверх кинжал, когда до процессии осталось пять шагов.

— Славься Вторая Мать Орочьих земель! — три удара рукоятками кинжалов в щиты.

— Ты ведёшь свой народ к миру и процветанию! — бум, бум, бум.

— Долгих лет тебе и твоему многочисленному потомству! — ещё четыре удара и кинжалы спрятаны в ножны.

Роксашам, пока девчонки кричали здравицу во все глаза рассматривала Первую Мать и Первого Принца Элистана. Она уже твёрдо была уверена, что наги не обманули и у эльфов появится первый мальчик.

Предводительница орков двинулась вперёд, сквозь строй эльфиек вместе с охраной и приблизилась к раскрасневшейся девушке.

— Приветствую тебя Первая мать Элистана, — поклонилась она Элиэль и тебя Первый Принц Элистана. — Вы совершили несбыточное. Я, Роксашам из рода Красных маков свидетельствую вам своё почтение! — поклонилась она им обоим третий раз.

— Я, Первая Мать Элистана Элиэль из рода Голубой воды и Первый Принц Элистана Георгий сын Виктора из рода Штыка приветствуем тебя Вторая Мать Орочьих земель и приглашаем к нашему очагу. Гость в дом — это всегда радость! — поклонилась девушка шаманке. Жора поклонился следом, понимая, что здесь свой этикет.

— Пройдём, Вторая Мать в шатёр и поговорим, — пригласила Элиэль, показывая направление.

— Я бы хотела переговорить только с тобой и Первым Принцем, — сказала шаманка, заметив, что Фериэль и Марисан тоже двинулись в том направлении.

— Хорошо, Роксашам, проходи, — откинула эльфийка полог шатра.

— Пусть принесут что-нибудь поесть и выпить, — шепнул Жора Фериэль. Пока рассаживались девчонки принесли два вида своих лепёшек, сухофрукты и воду. «Да, народ здесь не избалован, ни икры, ни ананасов», — подумал сержант. «Завтра рыбы наловлю и ухи на всех наварю, если сделают ложки». «Тут считай Член Правительства в гости пришел, а не закусить ни выпить!»

— Прошу прощения, уважаемых женщин, у меня для вас есть угощение, которое вы наверняка не пробовали.

Жора метнулся к своему мешку, вовремя вспомнив, что там есть плитка шоколада «Гвардейский». Он сдул с неё крошки и вернулся назад. Положил плитку на стол. Обертка попалась в тему. На ней был нарисован драгун 1812 года на лошади. Обе женщины склонились, рассматривая картинку. Ну ещё бы, всадник сидел на лошади.

— Это угощение называется шоколад, — сказал сержант. Сделано в честь особо храбрых воинов, которые входили в элитные отряды с названием Гвардия. Поэтому шоколад назван гвардейским. Для гвардии. Он даёт силы и вкусен. Предлагаю вам попробовать.

Сержант снял обёртку, развернул станиоль и вытащил плитку шоколада Бабаевской фабрики. Разломил пополам и протянул женщинам.

Обе действовали одинаково. С опаской отломили по кусочку, шаманка провела над своей половинкой рукой, проверяя на яды, положили в рот. Жора наблюдал за их лицами. Осторожно-опасливые поначалу они начали изменяться от удивлённых до восторженных.

— Шоколад сам тает во рту, можно не жевать, — просветил их сержант. Дамы синхронно отломили и положили на язык ещё по одному кусочку. Глаза у обеих щурились от удовольствия.

— Восхитительно! — сказала Элиэль. — Ничего вкуснее не пробовала.

— Ваше угощение выше всяких похвал Принц! — согласилась Вторая мать. — Я бы хотела сохранить на память о нашей встречи кусочек этого чуда и эту картинку с воином, — указала Шаманка на обёртку.

— Нет ничего проще, — сказал Жора. Он, оторвав половинку станиоли, — Кладите, — положил он перед орчанкой кусочек фольги. Ловко завернул остаток, всунул его в обертку и протянул шаманке: — На добрую память.

Роксашам взяла подарок, поблагодарила и спрятала в мешочек, висевший на поясе.

— Я приняла пищу в вашем доме, чтобы показать, что не держу на вас зла, пытаюсь помочь вам и прошу у вас, Первая Мать Элистана, тоже помощи. Два дня назад ко мне обратились наги. Они сообщили, что у эльфов появилась Первая Мать и Первый Принц. Обрисовали весь ужас положения орков, если у эльфов начнут рождаться мальчики. Предложили огромную сумму в двадцать тысяч золотых, если мои воины убьют вас обоих. Если учесть, что на моей границе стоят двадцать тысяч нагов, то это практически был ультиматум. Деньги я не взяла, но сказала, что вышлю воинов, чтобы проверили такую информацию. Я не такая дура, чтобы убивать Первую Мать, позоря свой род и получая ненависть всей Атлантиды. Но, как только я скажу нагам твёрдое «Нет!», тут же начнётся война на истребление моего народа. После того, как наги расправятся с нами, они через какое-то время ударят и по эльфам. Я прошу у вас, Первая мать военной помощи! Мне нужно хотя бы пять тысяч лучников в течение месяца.

— Без решения Совета Матерей я не располагаю такими силами. Единственное, что я могу сделать на основании закона — отправить немедленно корпус Первой Матери на подмогу. Но это всего две тысячи воинов. Лично я, — сказала Элиэль, — за то, чтобы вступить в войну на вашей стороне. И в Совете Матерей буду отстаивать эту позицию. Поэтому пока можете рассчитывать только на мой корпус, при условии, что я доберусь до Ариэля, где есть государственная связь.

— Я помогу вам получить положенное место в Совете Матерей Элистана и признание Первого Принца с минимальными трудностями. У меня есть связной амулет большой силы. Сегодня же Совет Матерей в вашей столице Тривиэльсан получит моё признание от имени народа Орочьих земель вас Первой Матерью Атлантиды и Первого Принца. Им некуда будет деться. Самой же мне придется немедленно мчаться назад, для организации войны против захватчиков.

— Война может начаться и раньше, чем вы проедете двадцать лиг до границы. Вы в курсе, что в вашей свите есть перевёртыш нагов? — спросила Элиэль. — Мы такого позавчера у себя разоблачили, но он уже успел передать информацию обо мне и Принце в Зариэль. Оттуда уже информация дошла до вас.

— Вы можете конкретно указать на кого-то, — нахмурившись спросила Роксашам.

— Может указать Принц, он их чувствует по взгляду, — ответила Элиэль, посмотрев на Жору.

— В том строю из которого Вы выезжали от леса, перевёртыш стояла второй с правого края, если смотреть от нас. У неё сдвинут кинжал на живот. Далеко, лица не рассмотреть, — пояснил сержант.

— Вы уверены Принц? — спросила шаманка, прикидывая, что если врага не почувствовала она, находясь рядом, то как мог почувствовать его этот парень на таком расстоянии, что не рассмотреть даже лица. Непрост Принц, ох не прост.

— Секундочку, — сказал Жора, почувствовав, что возникло недоверие. Он выглянул из шатра, нашёл взглядом Марисан и махнул ей рукой. Магичка тут же подскочила: — Принеси шпиона, что мы поймали, надо Роксашам показать, — приказал он.

— Сейчас придёт наша маг Марисан, она покажет вам ловушку, в которую мы поймали сознание мага нагов, проникшего в нашу лучницу.

— Разрешите войти Первая мать, раздалось из-за полога шатра.

Элиэль дала разрешение и в шатер вошла Марисан, неся свой прибор. Портфель весело подмигивал крутящимся огоньком.

Роксашам поднесла руку:

— Да я чувствую чуждую магическую силу. Это очень трудное мероприятие, захватить ментального мага. Последний случай был двенадцать лет назад. Ты молодец, Марисан!

— Это Принцу удалось неожиданно лишить носителя сознания. Мне осталась чисто техническая работа.

— Спасибо Марисан, можешь уносить. Распорядилась Элиэль.

— А каково состояние носителя? — поинтересовалась Вторая Мать.

— Амазонка чувствует себя нормально, несёт службу, — ответила Элиэль.

— Так говорите и у меня шпион? — спросила шаманка.

— С большой долей вероятности! — ответил Жора. — Хотя полный ненависти, враждебный взгляд мог быть и по другой причине. Но у нашего шпиона взгляд был такой же. Я чувствую, когда меня хотят убить, — сказал Жора.

— Полезное качество для воина, а для Принца тем более, — отреагировала шаманка.

— У меня есть два предложения, — решилась Роксашам озвучить наконец то, что вертелось у неё в мозгу. Оба они касаются Принца.

— Георгий, сын Виктора из рода Штыка помогает мне поймать шпиона. За это я ему плачу сто пятьдесят золотых монет. Второе предложение: Принц одаривает своим семенем две-три моих девчонки по его выбору. Если хоть одна из них забеременеет, то это мне позволит ввести родство с Принцем, что ещё больше укрепит союз орков и эльфов. Если же получится мальчик, такое я тоже не отбрасываю, то все орки будут рвать нагов на части. Это будет знамя нашей войны. Естественно, старания Принца будут щедро оплачены.

Жора переглянулся с Элиэль, та ему кивнула.

— Хорошо, я согласен, — сказал сержант. — Место в пятидесяти шагах от укрепления. Все девчонки, должны быть умыты, без шлёмов и вооружения, исключая пять ваших телохранителей и естественно не на лошадях. Я выбираю двух трех, обнаруживаю шпиона и лишаю ее сознания на три четыре минуты. Вы её пакуете в магический артефакт, затем мы с выбранными девушками идем в наше укрепление. Я дарю им семя, проводим расчёт и расходимся. Устраивает такое?

— Да, вполне. Ловушка находится в обозе. Мне нужно час на подготовку, — сказала Вторая Мать. — Имейте ввиду через час примерно подойдут двадцать ваших лучниц с границы. Мы их пропустим в укрепление. Могу оставить вам для усиления свою полусотню. Будут охранять окрестности до прибытия ваших частей.

— Спасибо за предложение Вторая Мать, — сказала Элиэль, — но вам сейчас будет нужен каждый воин. С двадцатью лучницами мы отобьемся от любого врага.

— Я надеюсь на это. Сегодня же свяжусь с вашей столицей. Там поди ещё не знают, что появилась Первая мать Элистана и Первый Принц. Удачи всем нам! — поклонилась Роксашам. Встречей она была довольна. Эльфы пообещали помощь в войне с нагами.

Через сорок минут прискакали двадцать эльфийских лучниц под командой десятницы Ритаэль. Довольная Фериэль взяла их под своё командование. Двадцать лошадок, прибывших пограничников, пустили пастись на лугу, ограничив им место выпаса. В загон они не помещались. Половина девчонок были из одного города и друг друга знали. Фериэль всех построила и представила Первой матери и Первому Принцу. От такой новости девчонки орали минут пять. Ритаэль думала, какая всё-таки у них умная полусотница, что выслала помощь ловцам, в нарушении инструкций. Их провели по всей крепости, показали, что где. Туалет привёл их в очередной восторг. Удивили забранные плетёными щитами фургоны, да и вообще всё для них было внове. Устали они от однообразия повседневной службы, а тут сплошные впечатления.

Через час двадцать зашевелились орчанки. Жора им опоздание простил — часы были только у него одного. Сутки правда были чуть длиннее, но для замера интервалов времени часы годились. Жора, заметив шевеление перед воротами, поинтересовался у Марисан, поймут ли его девчонки по-эльфийски. Магичка успокоила Принца, заявив, что половина из них знает их язык, а вторая половина язык людей. Переводчик в любом случае будет. Сержант достал металлическую расчёску и причесался. Причёсан, гладко выбрит, ботинки блестят — что ещё от военного надо!

Все отобранные девчонки были построены в одну шеренгу человек тридцать. Ростом они были ниже эльфиек, самая высокая примерно метр восемьдесят. Шпионку он засёк сразу, она стояла восьмая справа. Симпатичная деваха, если бы не взгляд, то мог бы и купиться. Но взгляд её выдавал. Нет-нет, а зыркнет.

Сзади строя подъехала Вторая Мать с охраной и остановилась, наблюдая за Принцем. Сержант встал посередине строя, девчонки замерли, и он своим командирским голосом прокричал:

— Здравствуйте воины Орочьих земель, — сделал сержант паузу. И строй дружно ответил. Жора даже понял, что с ним поздоровались, назвав Принцем.

— Я Первый Принц Элистана Георгий сын Виктора из рода Штыка. Кто хочет зачать от меня ребёнка шаг вперёд марш!

Весь строй дружно шагнул вперёд.

— Отлично! — сказал Жора. У меня есть артефакт, — достал сержант из кармана шокер. — Он совершенно безобидный и не нанесёт вреда, но позволит мне сделать нужный выбор. Вытяните обе руки вперед ладонями вниз, я коснусь вашей левой ладони этим амулетом. Девчонки послушно выставили руки вперед. Жора шёл уверенным шагом с левого фланга, на секунду касаясь девичьих ладоней шокером. На нужной ладони он нажал кнопку. Девица выпала в осадок. Сержант её подхватил и крикнул Второй Матери, которая пристально следила за представлением:

— Вторая Мать помогите, девушке плохо!

Охрана тут же подхватила и оттащила девчонку в сторону.

Жора больше не заботясь, о своей жертве гаркнул: — Руки не опускать! И коснулся шокером ещё семи оставшихся ладошек.

— Артефакт показал, что вы все мне подходите, кроме одной, которая упала в обморок, но вскоре придёт в себя. Девиц он рассмотрел. Симпатичных было много. Но перед этим, подумав, Жора решил не заморачиваться особо внешностью, а выбрать тех, в ком больше человеческой крови. Результат должен был получиться более весомым. На двух девчонок он глаз положил сразу. Одна была по виду чернобровая казачка с улыбкой на все тридцать два зуба, вторая блондинкой с голубыми глазами, третью никак выбрать не мог, заставив пару девок покрутиться, чтобы осмотреть сзади. И вдруг заметил неприметную серую мышку с веснушками на лице. Из-за веснушек он её и взял.

— Девушки вы все тут красавицы. Прошу не обижаться. Я благодарю за огромный выбор, который мне предоставили, но я выбрал тех, кто способен от меня понести. Он поклонился им в пояс, прижав руку к груди. И скомандовал: — Вы трое за мной.

Он шел впереди, они гуськом за ним. Ворота открылись, и он завел их в шатёр.

Глава 6. Орчанки Милаор, Зинаор, Таняор

Будем знакомиться:

— Меня зовут Георгий, если короче, то Жора. Не стесняться, не сдерживаться. Тут вас никто не обидит. Если хочется кричать, то кричите, если хочется стонать, то стоните. Если хочется как-то по-другому, то скажите. Здесь есть теплая вода, можно умыться там, где считаете нужным. И вытереться, на лавочке вон лежат полотенца. А сейчас назовите ваши имена, — достал он свой список, перевернул и приготовился писать с обратной стороны. — Забыл спросить, все понимают по-эльфийски?

Девчонки в разнобой закивали.

Представься! — ткнул он пальцем в чернобровую.

— Милаор, десятница из рода Степного ковыля.

— Зинаор, лучница из рода Ветра.

— Таняор, переводчица из рода Кобылиц.

— И сколько же ты языков знаешь, Таняор? — заинтересованно спросил Жора.

— Восемь, Первый принц Элистана.

— Может ты и русский знаешь? — спросил Жора по-русски.

— Знаю, Первый Принц, — ответила она, практически без акцента.

— Ты очень ценный человек, Таняор! — сказал сержант по-эльфийски, чтобы все слышали. — Воинов много, а вот переводчиков, которые знают столько языков — очень мало, единицы. Голова у тебя светлая, а ведёшь ты себя неправильно. Наверное, и обижают тебя девчонки. Ты должна ходить грудь вперёд, попу назад, — показал сержант так, что все прыснули, — и нос вверх задирать. Ты — Переводчик, это звучит гордо и пишется с большой Буквы! Вот так себя впредь и держи! Значит так девчонки, никаких Первых Принцев. В этом шатре я Жора, запомнили? Быстренько раздеваемся и вон в ту комнату. Да, забыл спросить, с мужчинами дело кто-то раньше имел, или все девственницы?

— Мы все девушки! — поведала нехитрую тайну Милаор.

— Так быстренько раздеваемся и на кровать! — приказал Жора, хлопая в ладоши. Девчонки все были отмыты и приятно пахли.

— Легли в рядочек, ножками ко мне. Ножки в коленочках согнули и раздвинули, чтобы мне ваши аппетитные щелочки было видно. Молодцы! похвалил их Жора. — Красивые у вас щелочки. Тебе будет чуть больновато, погладил он по ножке Зину, но терпимо.

— А теперь повернитесь ко мне лицами, — сказал он девчонкам. Вот этот орган у мужчин называется член, отросток, у него десятки всяких названий. Служит для зачатия детей, доставления радости женщинам и мужчинам. Каждая из вас должна думать о том, как ей приятно чувствовать мужчину и желать забеременеть. Это понятно? — спросил Жора. — И вы обязаны получить удовольствие. Мужское и женское удовольствие называется оргазм. Если вы получите удовольствие, то и ребёночек появится. Сейчас все протянули руки и потрогали моего бойца. Он должен быть крепким. Его можно гладить, целовать, ласкать языком и губами, он это любит.

Жорино хозяйство попало в неумелые ручки. Действовали они осторожно и ласково.

— Таня, не стесняйся, возьми его губками, ты ближе всех. Мила, сильно вниз кожу не тяни не тяни, ему можно сделать больно. Зина, у тебя самый аппетитный язычок. Молодцы девчонки. Видите, как он реагирует, становится больше, толще и устремляется вверх. Мила давай останься на кровати, а вы двое садитесь рядом на стульчики. Разрешаю трогать и гладить меня и Милаор там, где захотите.

Жора начал целовать девчонку, гладил и мял ей грудки, а вот чудесных эльфийских ушек не было. Целовал ей шейку, залез рукой в промежность, разгладил все складочки туда-сюда, затем начал ласкать клитор. Мила завелась. В щёлке стало мокро. Она стонала и металась под Жориной рукой.

— Гладьте её девочки по грудке, ножке, шейке ей приятно будет, — шепнул он притихшим девкам. Сам взгромоздился на девчонку и загнал бойца на пол шишечки. Милка затрепыхалась, подалась вперёд и он ей вставил полностью. Сержант приподнялся на руках, чтобы не давить девчонку своим весом и начал гонять туда-сюда. Девственниц трудно довести до оргазма, но можно. Жора уже трижды пересчитал все патроны, продумал вопрос, что сейчас под охраной двух сотен орков можно безбоязненно заниматься сексом, шикнул на девчонок, которые пялились во все глаза, но Милку не ласкали. Приустав, он сел на колени и подтянул казачку повыше, оторвав её попку от постели. Тут же вцепился в её булочки и начал полировать клитор, сильно придавливая большим пальцем. Вот тут-то, девчонка и взорвалась истошным воплем и Жора выплеснул свой накопившийся заряд. Он опустил её на постель поласкал немножко и вытащил бойца из горячей щёлки.

— Перевернись на животик и встань на коленочки, чтобы попка была выше головы, — сказал он Миле. — Ножки сожми вместе.

Сержант пошёл подмылся. И вернулся опять в спальню.

— Объясняю ошибки. Сказал он, перетянув обоих девчонок на постель. Слово соитие означает сливание между мужчиной и женщиной. Женщина должна тоже двигаться, двигаться навстречу мужчине, а не лежать и стонать, ловя кайф. На вершину блаженства она так никогда не взойдет. А она должна к этому стремиться. Показать своему мужчине, что его ласки, вот в этом месте, особенно приятны, постонать, покричать и больше двигаться. Вот Милочка всем хороша и грудка у неё красивая, и попочка, и щелка замечательно тугая, но мужчине с ней трудно. Слишком много усилий, чтобы довести её до оргазма. Кричать надо громко, зазывно, подстёгивая своего мужчину и себя тоже.

Пока Жора им рассказывал, потихоньку гладил из грудки, спинки и клиторочки, до чего руки доставали.

— Освобождай место Милаор, — ласково погладил он девчонку по попе, иди умойся и приходи помогать Зинаор до оргазма доводить.

— Спасибо Жора, — поцеловала его казачка и побежала в соседнюю комнату.

Жора не знал по какой причине, но у всех дам на Атлантиде росли роскошные волосы. Вот и у Зинаор грива была великолепна. Роскошная платиновая блондинка по земным меркам. Ноги ровненькие, губы полненькие, попка кругленькая. Если добавить голубенькие наивные глазки — класс, а не девочка. Сержант сразу поставил её на колени, обсмотрел всю эту красоту и взялся за тело девчонки обоими руками. Одну руку загнал в промежность и хулиганил там, второй мял груди, образовавшие пикантные девичьи холмы, устремлённые вниз и налитые соками во всей красе. Всё-таки, когда женщина лежит на спине, то грудь под своей тяжестью оседает, становится меньше и шире, а вот когда груди смотрят вниз, то тут-то и видны они во всей своей красе. Налитые, сочные, манящие. Жора держал её на самом краю кровати, я сам стоял на полу обласкивая доверчивое тельце. Повернул головку и дал своего бойца в губки. Девчонки наблюдали как его парень наливался силой. А Зинка (лопнула резинка) чувствовала это своим ротиком пытаясь заглотить парнишку поглубже. Лекция пошла на пользу. Девочка постанывала и исправно вертела задиком, отзываясь на каждую ласку. Сержант залез на кровать встал на колени и сзади начал водить своим бойцом по её клитору и промежности. Зина чувствовала его обжигающие прикосновения и пыталась насадиться сама. Головка нашла вход поёрзала там немного и Жора резким толчком вбил свой штык в истекающую соком дырочку. Зина вскрикнула и дёрнулась. Жора чуть приостановил напор, а потом вдвинулся до конца, вот тут девчонка закричала и начала бешено вертеть попкой, Жора только её нахваливал: «Молодец Зинуля! Так, так, девочка!» Он прихватил её за зад и засадил как можно глубже, чувствуя, что достаёт до матки. Девчонка забилась в конвульсиях оргазма, руки у неё подломились, а Жорин солдат работал неутомимо, только наливаясь силой от её криков и метаний тела. Слил сержант через несколько секунд, ударив тугим зарядом. Подвигался ещё немножко в девчонке, поласкал руками спинку и грудку и вытащил сдувшегося бойца из нежной щелки.

— Так и стой на коленочках, сказал он Зине, погладив её по попке и слезая с кровати. Сам пошёл смывать кровяные разводы со своего довольного парня.

— Вот видите, как она сейчас стоит — попка вверх, головка вниз. Семя, подаренное мною, всё стекает к матке. В таком положении забеременеть проще всего. И для мужского глаза аппетитна: попка торчит, груди набухли, набрав полную форму, ротик приоткрыт, а губки так и манят. Хороша девчонка. Да и само соитие провела правильно, сама удовольствие получила и силы самца сэкономила. Активно двигалась, хорошо призывно стонала, умница и молодец.

Жора подошёл к Зинаор и не удержавшись нежно взял в ладонь её грудь. — Беги умываться, девочка, — сказал он, взвешивая на ладони упругую красоту.

— Ну что, Танечка, — повернулся он к рыженькой, — твоя очередь, — сказал он по-русски.

— Я хочу так же, как и Зинаор, — заявила девчонка.

— Как скажешь, красивая моя, — подошёл сержант к девчонке. Та тут же опустилась на колени, обняла Жору за мускулистый зад и занялась его поникшим парнем. Она радостно и охотно чмокала губками, лизала язычком, а когда парень встал, начала увлечённо пропихивать его себе в горло. Парень такие усилия рыженькой оценил, встал колом.

— Настоящий красавец! — оценила свою работу Танюшка, поглаживая его пальчиками. Она забралась на кровать, предлагая своё тело Принцу. А тело было вполне симпатичным. Тонюсенькая талия, увесистая грудь, точёные в щиколотках ножки. Девчонка просто не могла себя подать окружающим, поэтому и выглядела забитой.

— Да и ты у нас красавица, — сказал Жора поглаживая её по попке. — Уверен, что таких волос в вашем отряде ни у кого нет, — сказал сержант по-эльфийски, перебирая её рыжеватые пряди закрученные природой в спирали. Руки гладили девчонку по всему телу. Пальцы добрались до щелочки и начали её разглаживать. Танечка постанывала и подставляла под ласки свой задок. Большой палец прошёлся по анусу, и девчонка отреагировала положительно. Тогда Жора осторожно ввел туда палец и начал им шевелить. Танькина попка завертелась пропеллером, поощряя палец всеми доступными способами. Жора осторожно ввел указательный палец во влагалище. Девчонка, пойманная на скобочку из пальцев, уже завелась по-настоящему, стараясь насадиться на них как можно глубже. Жора схватил её левой рукой за грудь и сжал, явно доставляя ей боль. Танька завыла, готовая вот-вот разразиться оргазмом. К нему она приближалась стремительно, и сержант, отпустив грудь и вытащив руку из сжатой крепко промежности, взметнулся на кровать. Боец вошёл махом, до самых яиц и девчонка забилась у него на члене, как пойманная бабочка. Жора чувствовал, как его парень распирает тугую дырочку, отчаянно довольный такой теснотой. Сержант начал движения мощно, размеренно, вгоняя до самого конца. Ему хотелось, чтоб девчонка обязательно забеременела. Таня туго соскальзывала и так же туго насаживалась. Кричала беспрерывно, стараясь ввинтиться в Жорку. Сержант схватил её за волосы и задрал голову, притянув к себе. Его удары стали ещё сильнее и акцентированнее, словно он хотел пробить своим членом девчонку насквозь. У Танюшки дрожали все жилочки искажённого страстью лица. Жора одной рукой дотянулся до груди и сжал. Танька билась и орала насаженная на его вертел как припадочная. У неё начался оргазм. Жора её гривы и грудки не отпускал, работая усиленно задом. Девчонка выла и металась, как положено нормальной женщине, раззадоривая набухший член. Боец тоже не выдержал и дал мощную струю. Матка от счастья захлебнулась очередными судорожными сжатиями, влагалище ей помогало, сокращаясь волнообразно и проталкивая семя Принца всё глубже. Боец отступал победителем, сержант удовлетворённым.

— Молодец, всё правильно делала. Настоящая умничка, — похвалил он девчонку. Доласкал руками, чтобы она успокоилась и пошёл смывать следы очередного соития.

Пока мылся, девчонки о чем-то в соседней комнате шушукались. Когда сержант вошёл перед ним красовались три оттопыренных задика, которые начали раскачиваться в унисон. Девки стояли на полу на коленках, держась руками за кровать и зазывно прогнувшись в талии. Картинка ещё та! Принца пытались соблазнить! В общем такое трио следовало поощрить. Но боец на него не прореагировал.

Девчата все на него хитро посматривали, покачивая задочками.

— Я не против, сказал Жора, — но этот, указал он на свой конец, уже наелся вкусного до пуза.

Тут де подскочила Зинка со своими пухленькими губками и взяла бойца в плен. Обрабатывала она его минуты три, пока боец, наконец, соизволил встать, отреагировав на настойчивые ласки. Попки всё это время продолжали покачиваться перед Жорой, возбуждая желание.

— Жора, мы все хотим в задок, — сказала самая смелая Танька.

— Так семя потеряем! — ответил сержант.

— А как до этого дела дойдёт, ты вгони своего бойца ниже, — посоветовала Таня.

— Будет больно, — предупредил сержант всех. Зина становись вот сюда, указал он место, поставив её с краю. Все попки были перед ним, самая маленькая Танькина в центре. Он придвинулся к рыженькой, погладил анус пальцем, помассировал его внутри и вогнал парня на половину. Девчонка завыла сразу, ещё не отойдя от предыдущего оргазма. Жора вдавил сильнее и сделал несколько медленных движений, чтобы растянуть дырочку. Таня уже голосила хорошо.

— Я занимаюсь девчонками, а ты бойцом, — прошептал он ей. Сам же обоими руками начал ласкать промежности девок, через две минуты загнав им в аналы левый и правый большие пальцы. Жора вводил их аккуратно, чтобы не зацепить ногтем, а уж затем жопки любителей остренького не жалел. Пальцы ходили влево и в право, растягивая тугие дырочки. Танька на его члене выделывала чудеса эквилибристики, оттягиваясь по полной, но Жора, занятый Милой и Зиной, на её героические действия внимания не обращал. Девчонки подвывали хором. И усиленно работали задницами. Жора ощущал себя султаном в гареме. У Татьяны случился оргазм, и сержант выдернул своего парня, чтобы не затянуло в ответку и его. Паренька он тут же засадил Миле, продолжая ласкать Таньку рукой, ухватив пальцами крепко за лобок и вогнав большой палец во влагалище. Зина, оставшись без внимания, мгновенно сообразив, перебралась ему под левую руку. Скачки продолжались. Милка старалась и активничала. Она хрипела, насаживаясь на член до самых яиц. Оргазм наступил быстро. Хитрая девчонка сжала крепко булочки, всё внутри неё сжалось и пошло спазмами мышц, и, если бы Жора не шлепнул её легонько по заднице, кстати самой большой из имеющихся, хрен бы он вырвался. Но бойца удалось спасти. Сержант тут же переключился на Зинку. У этой попка была самая красивая. Круглая как по циркулю. Одной рукой он продолжал ласкать Милу, засадив ей пальцы во все дырочки, Танюшка быстро перебежала и пристроилась под свободную руку. Зинка уверенно неслась к оргазму. Боец уже тоже начал поднимать руки, готовый сдаться. «Красивая у девочки задница», — не вовремя подумал сержант, обратив внимание на нежные булочки, насаженный им беззастенчиво на член. Боец решил выбросить белый флаг, от таких мыслей, и сержант еле успел выдернуть член и вогнать его во влагалище. Кончали они оба бурно. Жора рычал, выплёскивая совсем жидкую субстанцию, вцепившись в круглую попку обоими руками и неумолимо притягивая девичий зад к себе. Зинка тоже победно голосила на всю крепость, понимая, что последнее семя Принца досталось ей!

За стенками шатра в это время тоже происходили события. Приехала Вторая Мать, привезла сундучок и кошель с монетами. Сидела в палатке вместе с Первой Матерью и неспешно вели беседу. Шпиона взяли. Носительницу спасли. В кошеле было сто пятьдесят золотых монет. В сундучке — полторы тысячи! Огромная сумма. Деньги предназначались для Принца. Обе неспешно беседовали, прислушиваясь к крикам орчанок раздававшихся из шатра. В крепости все к ним прислушивались. Местные поясняли всем желающим что к чему.

— Первая Мать, они выходят, — доложила часовая. Народ по эльфийской традиции уже построился в десяти шагах.

Сигнал дала Фериэль, как только все девушки и Принц вышли из шатра. Лица девиц светились счастьем, и все улыбались. Может их отодрали первый и последний раз в жизни, но этот момент они будут помнить до самой смерти.

— Приветствуем Милаор, ставшую женщиной!

— Приветствуем Зинаор, ставшую женщиной!

— Приветствуем Таняор, ставшую женщиной!

— Они стали женщинами от Первого Принца!

— Слава Первому Принцу и его женщинам!

Орочья охрана тоже стояла в строю и кричала речёвку.

Только Вторая Мать, как опытный политик, понимала, какое огромное событие сейчас вершилось здесь. Первый Принц эльфов не погнушался обыкновенными орчанками и подарим им семя! Если хоть одна из девчонок забеременеет, то у орков будет ребёнок от Первого Принца эльфов. Это верный союз на десятки лет! Это обязательная помощь в войне!

Обе Матери подошли к девушкам и Принцу и замерли. Вторая мать волновалась страшно. Сейчас должна была решиться судьба её страны. Из-за строя подошла Марисан со своим артефактом, напоминающим сержанту гирлянду, и поднесла его к животу Милаор. Жора тоже волновался, он хотел, чтобы у орчанок от него были дети.

Загорелся зелёный огонёк.

— Я поздравляю Милаор, из рода Степного Ковыля, ставшей матерью от Первого Принца! — выкрикнула Магичка! Строй взорвался восхищенными криками. У Второй Матери на глазах выступили слёзы. Подождав пару минут, пока народ успокоится, Марисан подошла к следующей испытуемой. Поднесла прибор, строй затаил дыхание: загорелось два зелёных глазка.

— Я поздравляю Зинаор из рода Ветра с двойней от Первого Принца! — торжествующе крикнула магичка и показала всем два зелёных огня. Строй кричал долго. Успокоился только по поднятой руке Первой Матери.

— Не сутулься, стой гордо, грудь вперёд, попу назад, голову поднять, — шепнул Жора по-русски рыженькой, чувствуя, что девчонка вся трясётся от страха. Та мгновенно сменила позу, превратившись в гордую орчанку, непреклонную к ударам судьбы. Марисан направилась к ней. Коснулась прибором живота, но зелёный глазок не загорелся. Магичка упорно ждала, шевеля губами, видно считала. На шестой секунде загорелся красный огонек.

— Я поздравляю Таняор из рода Кобылиц, — сделала магичка эффектную паузу, прикрыв огонёк рукой…с мальчиком от Первого Принца!

Марисан подняла высоко свой артефакт, и все увидели пламенеющий красный огонь!

Народ встал на колени, кроме Первой Матери и Первого Принца, который поддерживал Таняор, чтобы девчонка от стресса не хлопнулась в обморок.

— Приветствую Первую Мать Орочьих земель, — выкрикнула Элиэль. — Бог дал тебе сына от Первого Принца! Здравицу в честь Первой матери Орочьих земель!

Амазонки мигом поднялись с колен. Фериэль выхватила кинжал и указала направление. Мигом вырос строй. Орки стояли впереди вместе со Второй Матерью. Милаор и Зинаор тоже заняли место в строю. Фериэль махнула кинжалом:

— Славься, Первая Мать Орочьих земель!

После этого, все трижды ударили рукоятками кинжалов в щиты.

— Ты дала нам надежду!

Ещё трижды загремел метал от мощных ударов.

— Здоровья тебе и твоему сыну!

Четыре лязгающих удара завершили здравицу.

— Разойдись! — Рявкнула Фериэль, и строй восторженно заорал, закричал и заплакал. Плакали все. Второй мальчик уже не мог быть случайностью. Это понимали и амазонки и орчанки. У всех на Атлантиде появился шанс, реальный шанс возродить мужчин. За это стоило биться насмерть с кем угодно.

Плакали и обе Первые Матери. Жора обнял своих плачущих девчонок и прижал к себе. Он один улыбался, не подозревая, что Марисан запечатлела артефактом эту сцену навечно. Первый принц и две Первые матери. Маленькая орчанка и высокая эльфийка. И Первый принц из расы людей!

Подошла Вторая Мать орков, предложила пройти в палатку и поговорить. Роксашам заговорила первой:

— То, что вы сделали для Орочьих земель Первый Принц, нельзя оценить деньгами. Все богатства страны к вашим услугам, поскольку вы теперь являетесь и Первым Принцем орков. Но поскольку договор состоялся раньше, чем произошло это событие, примите от нас с глубоким почтением, — вручила Вторая Мать Жоре кошель и сундучок с монетами. Так Жора стал богатым. — Как я и обещала, я отправила сообщение по связному амулету в столицу эльфов. Там теперь знают, что у них появилась Первая Мать Атлантиды Элиэль из рода Голубой воды и Первый Принц Георгий сын Виктора из рода Штыка, которых признали Орочьи земли. Это сорвёт любые интриги в Совете матерей Элистана. Наверняка в этот район эльфы отправят крупные силы, способные защитить Первую Мать! Обстоятельства вынуждают нас отправляться в путь, без всяких торжеств, по поводу появления Первой матери Орочьих земель. Наги должны напасть в ближайшие дни. Я вместе с Первой Матерью Орочьих земель, — поклонилась шаманка Таняор, — рассчитываем к этому моменту быть уже на своей территории. Первой матери Элистана здесь пока ничего на угрожает. Я не думаю, что наги сумеют незаметно пробраться через нашу территорию крупными силами. Но советую на всякий случай поберечься. Стрелу пустить недолго, а убийц они послать вполне могли. По рекам, ночами, убийцы могут успеть добраться сюда до подхода эльфийских сил. Могли и нанять кого-то. Отребья в том же Зариэле хватает.

— Спасибо за предупреждение Вторая Мать! Мы побережёмся! — ответила Элиэль.

— Я хотела у тебя спросить Первый Принц, — опустив глаза, произнесла Таняор. Она ещё не привыкла к своему неожиданному взлёту и стеснялась всех присутствующих. — Когда ты выбирал девушек, чтобы подарить им свое семя, ты сказал, что выбрал тех, кто по твоему мнению имеет возможность от тебя забеременеть. Как ты выбрал их столь верно, что забеременели все трое? От русских у нас беременеет только каждая десятая?!

«А Первая Мать умна, — подумала шаманка, — вопрос точно в цель!»

— Я исходил из простого расчёта, — сказал сержант. — Все женщины на планете у вас больны тем, что не могут родить мальчика. Это касается всех трёх рас, кроме нагов. Может наги как раз постарались, чтобы такое произошло, может просто болезнь их не коснулась, поскольку они сильно отличаются от остальных рас. Но я исходил из такой предпосылки.

— Самцы у вас в основном люди. Здоровые люди из-за кромки, которые к болезни, поразившей планету отношения не имеют. От соития больного и здорового получается уже полу здоровый человек. От соития полу здорового и здорового получается уже на три четверти здоровая особь. Чем больше количество поколений, тем более здоровые особи. Потому что их оплодотворяют здоровые самцы. В строю я выбрал девушек, у которых было больше черт от людей. Первую мать Орочьих земель я выбрал за веснушки, как у нас говорят рыжие — они счастливые. Вот где-то примерно так. То есть чем больше сменилось поколений, тем меньше болезни осталось в ваших женщинах. Второе, есть специальные позы, где вероятность зачатия выше. Первым Матерям я это объяснил. Третье, у разных самцов разная сила семени. И по количеству сперматозоидов и по их живучести. Четвёртое, я не знаю физиологию ваших женщин, когда у вас созревает яйцеклетка. Возможно именно сейчас она наиболее активна. Вот, пожалуй, и всё, что могу подсказать, поскольку я не врач, не биолог, а простой солдат.

— Не объяснишь ли ты Первый Принц, что такое сперматозоиды и про их живучесть? — спросила Эля.

— Яйцеклетка, — начал вспоминать Жора свои скудные знания по анатомии человека, — хранится у женщины в матке. Мужское семя поступает из влагалища, куда мужчина вставляет свой орган. Так называемое мужское семя состоит из множества маленьких живчиков, которым нет числа. Их не видно простым глазом, они очень маленькие. По форме напоминают маленькую рыбку с хвостиком. (сержант специально не сказал головастика, чтобы не пугать дам). Называются сперматозоиды, поскольку название мужского семени носит у нас название «сперма». Эти живчики должны проникнуть в матку и оплодотворить женскую яйцеклетку, чтобы образовался зародыш. Поскольку они очень маленькие, то совершить такой длинный путь — это для них тяжкий труд. Как примерно без отдыха пробежать пять или десять лиг. Не каждый из них это может. Большая часть этих живчиков по дороге погибают и только единицы достигают яйцеклетки. Теперь сперматозоиду надо пробить стенку и проникнуть внутрь яйцеклетки. Таких уж совсем мало — один, два, совсем редко три или четыре. Потом образуются зародыши. Каждый самец в этом вопросе индивидуален. У одних больше количество живчиков, у других меньше. У одних они более активные и движутся быстрее, у других менее. Есть и такие, у которых они мёртвые, и ни одну женщину не оплодотворят. Такой мужчина может доставить женщине только удовольствие и всё. У мужчин есть специальный орган, где эти сперматозоиды вырабатываются. Он не может их вырабатывать в неограниченном количестве. С каждым соитием их в семени становится всё меньше, и они менее подвижные. Мужчине нужен отдых и хорошее питание, чтобы хорошо вырабатывались сперматозоиды. Чем меньше соитий, тем лучше будет результат зачатия. Обычно нормальным считается два — три раза в семь дней. Чтобы достичь беременности, женщина должна быть подготовлена ласками, чтобы её матка была готова принять семя. Это важно. Поставлена в наиболее выгодную позу и оплодотворена хорошим самцом. Хорошим, я имею в виду качество его семени, чтобы живчиков было много и состояние их активно. А для этого самец должен быть отдохнувшим, бодрым и подходить к делу с желанием. Уверяю вас, что если одного самца кормить мясом, второго сметаной, а третьего лепёшками, то результат будет абсолютно разным. Ваш магический артефакт, который определяет состояние самца, вызывает во мне глубокие сомнения. Я не знаю на что он настроен, но возможно, он даёт неправильную картинку. И самцы у вас через год-два уже не способны к хорошему зачатию.

— Он настроен на способность семени зачать жизнь, — пояснила Роксашам, знающая этот вопрос.

— А ведь это неправильно, — секунду подумав, сказал Жора. — Если в нормальном семени миллионы сперматозоидов, в плохом пять-десять тысяч, то прибор будет реагировать и на них. И даже если есть всего один здоровый живчик, то тоже подаст нужный сигнал. Но женщину они не оплодотворят, поскольку все погибнут, и никто не доберётся до цели.

— Миллион — это сколько? — спросила Вторая Мать.

— Тысяча тысяч, пояснил Жора.

— Действительно огромное количество, — согласилась шаманка.

— Вам надо инструкцию написать о правильном зачатии и содержании самцов, — сказал сержант. — Чем кормить, чем поить, как готовить женщину и самца к соитию. В какое время его совершать, как долго, в какой позе. Обязательный контроль результата. Уверяю, результат увеличения рождаемости будет значительный. Женщин, имеющих много поколений, то есть почти здоровых, обязательно ставить под новых самцов, чтобы увеличивалась возможность родить мальчика. Среди самцов тоже ввести категории. Если за месяц самец совершил десять соитий, и никто не забеременел — одна категория, низшая. Если у второго самца забеременело скажем пять женщин, то другая — высшая. Оплата и отношение естественно абсолютно разные. Самцов надо периодически осматривать, давать им отдых длительный для восстановления возможностей и лечить при необходимости. Это ваш ресурс народонаселения, и вы должны о нём заботиться.

— Первый Принц, — спросила Таняор, — а как у вас решается вопрос с качеством семени самцов там, за кромкой?

— Никак, — сказал Жора, — там самцов полно. Но если какая-то пара бездетная, то идут к врачу. Врач осматривает сначала самку, поскольку они очень часто не могут иметь детей вообще, из-за болезни органа, который вырабатывает яйцеклетки. Потом мужчину, на качество спермы. Берут анализы всякие. У самцов это проще — собирают его семя, проверяют количество семени, под микроскопом определяют примерное количество живчиков и их подвижность. Если живчики живые и в достаточном количестве, то всё нормально. Если нет, то врач прописывает лечение: определённая еда, прогулки на свежем воздухе, воздержание от соития на какое-то время, лекарства даёт, в общем лечит, как умеет. Периодически берёт анализы и смотрит результат. Но таких самцов мало, обычно те, кто попал под радиоактивное излучение. У многих сперматозоиды гибнут.

— Первый Принц, а как ваши лекари могут рассмотреть таких маленьких живчиков, чтобы определить их состояние и сосчитать? — спросила Эля.

— Есть такой прибор, называется микроскоп, — пояснил Жора, — через него их видно, можно наблюдать и сосчитать в маленькой капельке. Ты же смотрела в мой бинокль. Он приближает, увеличивает изображение в десять раз. Если сделать прибор, чтобы увеличивал в тысячу, то получится микроскоп. «Микро» — это маленький, а «скоп» — смотреть. То есть наблюдать за маленьким.

— Я думаю маги эльфов и людей вполне могут создать такое устройство. Смысл артефакта вполне ясен — увеличить размеры пылинки в тысячу раз, чтобы её было удобно рассматривать со всех сторон, — высказала свое мнение Вторая Мать. — У нас же пока, на это времени не будет. Война на пороге. Не будет ли Первой Матери Орочьих земель угодно прервать столь поучительную беседу и выдвинуться на соединение с отрядом? — спросила шаманка.

— Да, мы уже задерживаемся, — согласилась Таняор. — Спасибо Первый Принц за сына!

Девушка подошла и крепко поцеловала Жору.

— Мы еще увидимся не один раз, — сказала она.

— Подожди секундочку, Таняор, я хочу сделать тебе подарок на память, — сообразил Жора. Он метнулся в свою палатку и вытряхнул мешок прямо на сундук. Была у него красивая плоская фляга из нержавейки, отделанная кожей, заполненная спиртом. На фляге была выдавлена пятиконечная звезда с серпом и молотом, над перекрещенными саблями. Взял он и четыре металлических жёлтых сержантских нашивки из алюминия. Всё заняло не более минуты, когда он вернулся в палатку.

— Этот сосуд, я дарю тебе, чтобы ты, когда захочешь пить, вспоминала меня. На нем символ нашей армии звезда, орудие труда земледельцев серп, — показал Жора, — и молот кузнецов. Этот знак символизирует, что мы, армия, защищаем мирный труд крестьян и ремесленников. В этом сосуде сейчас жидкость для обеззараживания ран, — отвернул и завернул пробку сержант. Её можно куда-то перелить и наливать воду. Это мои воинские знаки сержанта, то есть десятника. Их парами можно пришить на одежду, — показал Жора, расположив их на ладони.

Спасибо за подарки, — поклонилась Таняор. На глазах у неё выступили слёзы. После смерти матери ей никто ничего не дарил.

Все вышли из палатки и направились к воротам. Охрана тут же подвела всем лошадей. Орки сели в седло и по команде Первой Матери двинулись от крепости прочь. Рыжая сидела гордо, держа прямой спинку и подняв подбородок. Первая Мать орков умела быстро учиться!

Глава 7. Нападение

По часам Жоры уже наступил вечер. До темноты оставалось ещё часа четыре, не больше. Он решил ещё раз собрать совещание. Если амазонкам всё было понятно, то он всех раскладов пока не понимал. Пригласили и десятницу пограничников Ритаэль.

— Объясните мне пожалуйста, Вторая Мать орков сказала, что наги могут добраться сюда по рекам, что это значит?

— Наги очень хорошо плавают и дерутся в воде, — начала Фериэль, как наиболее грамотная в этом вопросе. Туловище у них заканчивается большой раздвоенной ластой. На которой они и стоят на земле. Для перемещения в воде используют тело и ласту. Скорость передвижения в стоячей воде — пять, семь лиг за день с полным вооружением. Могут в нужных случаях переместиться и на десять. В реках их скорость зависит от скорости течения реки, по течению или против течения они плывут. Свободно делают нырки на сто шагов. Жабры отсутствуют дышат воздухом. Нырок, через сто шагов выныривает, вдох, и опять нырок. На реке малозаметны. Если только идёт большая группа. Могут вообще не выныривать. Имеется гнутая трубка, с загубником, через которую дышат. Тело в таком случае держится на глубине около шага, его не видно. Перемещение, если наги движутся с дыхательными трубками, вообще малозаметно, особенно ночью. Трубка крепится к шлёму. Доспехи делают из шкур каких-то морских животных, облегающих тела и руки. Непокрыта остаётся ласта, кисти рук и лицо. Мечом разрубить доспех сложно, нужен навык, и хорошая заточка. Пробивается любым колющим оружием и стрелой. Стрелы из наших луков пробивают нага насквозь. У командиров доспехи чаруют маги. Такие можно пробить только сильным ударом копья. Перемещение форсированным маршем по рекам осуществляют короткими кусками, не больше лиги длиной. Потом часовой отдых. Если встречное течение реки сильное, то по пол лиги. Земли орков в нашем районе в ширину составляют не больше двадцати лиг. И по нашим землям примерно столько же. Пересекают их три реки. При упорстве, облегчении ноши, отсутствии щитов, вполне могут за четверо суток добраться в район крепости, тем более одна из рек — Талз, на берегу которой мы находимся, проходит вблизи скопления их войск. В воде поразить их стрелами сложно. Две трети стрел уходит мимо. Поскольку стрелять приходится, не видя цели, а ориентируясь на трубку или в момент выныривания. Стрелы наносят раны слабые, если на наконечники не наложена магия, практически доспехи через воду не пробивают. Стандартное вооружение — небольшой топор на длинной ручке, пять дротиков, кинжал, продолговатый щит. Щит могут не брать — он замедляет движение в воде. Отряды численностью не менее полусотни. Обычно сотня. Атакуют из воды неожиданно, проведя предварительную разведку. На реке, как правило, атаку начинают после отдыха, накапливаясь выше по течению. Ночью видят хорошо, хуже, чем эльфы, но гораздо лучше людей и орков. Поэтому обучены воевать ночью, используя это преимущество в боях с расами людей и орков, с которыми граничат. Нападают изобретательно, с нанесением отвлекающих ударов в неожиданных местах. То есть, если подойдёт сотня, то атаку начнут от скал или частокола. Как только оттянем туда бойцов, основная масса ринется со стороны реки. Слышат плохо, ушные раковины отсутствуют, слуховые отверстия прикрыты мембраной.

— А они смогут забраться на скалы? — поинтересовался сержант.

— Смогут, — ответила Фериэль. — Руки у них крепкие, вместо ног упираются ластой и изгибами тела. Тела примерно на одну пятую весят меньше чем у эльфов. А орки, и люди их гораздо тяжелее. Поэтому в рукопашной почти всегда побеждают нагов. Они берут численностью, хорошим метанием дротиков и ударами длинных топоров. Коннице противостоять не могут. Та или расстреливает их издалека, или стаптывает. Если позиции готовят заранее, то делают от конницы всевозможные заграждения. Твой «чеснок» Принц, обязательно возьмут на вооружение, если увидят, и кто-то останется жив. Если на берегу есть укрепления, то их маги могут создать волну, высотой примерно в два, два с половиной шага. Волна идёт на берег, смывает часть укреплений, а воины нагов идут на гребне волны, стараясь не отставать. Вода их доставляет прямо в центр позиций. Тем самым часть укреплений преодолевается с помощью воды. При этом гибнет много защитников, особенно низкорослых и сбитых водой с ног.

— Значит сегодня ночью, насколько я понял, — сказал сержант, — на нас может напасть отряд нагов, численностью не меньше сотни. А если учесть, что орков сюда подошло две сотни, то и нагов будет не меньше, а возможно и больше. Они могли вообще рассчитывать, что если мы схватимся с орками, то после битвы добить и тех и других. А если не вступим в битву, то сил у них должно хватить чтобы уничтожить обе группы по очереди или вместе. Предлагаю считать, что нагов будет три сотни. Что мы сделали и что мы можем сделать, чтобы противостоять такому числу?

— Я обновила магическую защиту частокола и установила магическую защиту на всё, что сплетено из веток, — сказала Марисан. На все наши стрелы наложены заклятья. Осталось обработать ещё половину стрел у прибывших лучниц. К вечеру я успею.

— Значит так, — взял в свои руки руководство Принц. — Я сейчас нарисую картинку, как нас будут атаковать, чтобы вы прочувствовали. А потом будем думать, как строить оборону. Я предполагаю, что это будет так. Наги нападут со стороны частокола. Это наиболее удалённое место от реки. Мы поставим туда с десяток лучниц, и будем вынуждены послать подкрепления на сильную атаку примерно сотни нагов. Как минимум ещё десяток. То есть половину бойцов мы уже сосредоточили спиной к реке на противоположной стороне крепости. После этого пойдёт волна. Пусть она даже не перехлестнёт стену. Но на гребне стены зацепится как минимум пятьдесят нагов, которые тут же окажутся внутри двора. Стена дырявая. Вода начнёт быстро затоплять крепость. Наши бойцы у реки, никого не убив, поскольку всё произошло очень быстро, будут вынуждены по пояс в воде, отходить к частоколу и фургонам, где можно создать уже узел обороны. Наги получают прекрасную возможность ударить дротиками в спину обороняющих частокол. Со стороны оставленного плетня к ним непрерывно поступает пополнение. Наших девчонок у частокола, атакуя с двух сторон, уничтожают всех. Затем весь удар направляется на остатки отряда, собравшиеся у фургонов, поскольку больше негде. Допустим мы открываем загон и выпускаем лошадей. Но смогут ли они стоптать находящихся в воде нагов? Это сомнительно. В залитой водой крепости у нагов будет преимущество. Если они ещё бросят в бой подкрепление, обойдя по скалам, то просто перебьют всех оставшихся. Да, мы убьем сотню, ну от силы полторы, но ляжем все. Нам не хватило времени сорвать их атаки и просто перестрелять из луков. Они нам этого времени не дали. Сразу ворвавшись в нашу крепость, и получив преимущество первого удара. Если они убьют Первую Мать, то их задача выполнена, пусть мы даже положим их здесь всех. Поэтому надо думать, думать и думать!

Надо поднять больше лучниц на скалы, — предложила Фериэль. — Тогда они смогут засыпать стрелами весь двор.

— Мысль абсолютно правильная, — согласился принц. — Но, если в каком-то месте получится прорыв, они не успеют спуститься на помощь. Первую мать тогда тоже придётся отправлять на скалы. Я предлагаю сделать ещё одну крепость внутри загона. Чтобы всем амазонкам было куда отходить, если наги полезут со всех сторон. У нас загон, как крепость. Когда выпустим на нагов лошадей там можно будет укрыться, закрыв ворота. Единственное, что там не хватает — это помостов для лучниц, чтобы могли стрелять. Их надо будет сделать. Надо будет поставить две вышки с площадками чуть выше стен. С них можно будет обстреливать двор, частокол и скалы. Все наги будут перед нами и внизу. Как только пойдёт волна, все защитницы речной стены должны будут бегом отступить к загону и занять позиции на башнях и фургонах. Сколько их перелезет с волной, столько здесь во дворе и ляжет. Пулемёт оставляем в том месте на скале, откуда пробовали стрелять. Он изрешетит весь пляж и тех, кто попытается перебраться. Автоматчика пока оставляем на частоколе. Я с винтовкой залягу на скалах рядом с загоном. Первую Мать размещаем заранее в фургонах. Всех беременных к ней в охрану. На воротах частокола тоже надо будет сделать помост. Чтобы те, кто обороняет частокол могли отступить по нему в сторону загона. Таким образом с волной мы проредим нагов и стянем все силы в новую внутреннюю крепость, которую гораздо легче оборонять. А теперь представьте: внутри скачут лошади и топчут врагов. Мы их отстреливаем из-за укрытий в любом направлении. Первая Мать охраняется всеми. В любое место можно перебросить подкрепление. Главное вовремя отступить перед волной. Стену у реки надо укрепить брёвнами, чтобы её не смыло водой.

Как такой план?

С планом согласились. Два десятка забрали коней, поехали пилить брёвна, резать ветки для помостов и жерди. Четырьмя лопатами копали ямы под столбы вышек.

Жора задержал магичку.

— Марисан, я ночью очень плохо вижу. Нет ли какого заклятья, чтобы исправить мне ночное зрение, и я бы мог стрелять из винтовки.

— Такое заклятие есть, но действует на полночи. Если накладывать второй раз, то эффект гораздо слабее. Накладывается очень быстро, за десять ударов сердца.

— Отлично, — обрадовался Жора. — И второй вопрос. Всё наше оружие ночью очень заметно. Его выдаёт огонь и звук выстрела. У нас за кромкой есть специальные приспособления, которые устраняют эти особенности. Можно ли с помощью магии убрать видимость огня и звук выстрела.

— Такие заклятья тоже есть Принц Георгий. Я попробую их наложить.

— Да, если у тебя остались, то выдай Первой матери, всем беременным амулеты невидимости. Их также надо выдать пулемётчикам, автоматчикам и себя не забудь вместе с Фериэль. В случае малейшей опасности их надо включать. Возможно получится больно ударить нагов используя невидимок.

— Уцелело восемнадцать амулетов. Я их все подзарядила. Действуют на два часа.

— Спасибо, Марисан, — поцеловал он девушку в щёчку. — Ты очень толковый маг.

— А знаешь Жора, — сказала ему магичка. — Ты оказался прав. У меня, как у мага, значительно прибавилось сил, после того, как я стала женщиной.

Она повернулась и пошла заниматься своими делами. А сержант провожал её радостным взглядом — все-таки, это была его первая эльфийка. А такого не забывают.

Жора полез на скалы осматривать пулемётное гнездо. Там дежурила Яриэль. Она лежала в выемке, набросав травы и постелив кусок полотна. Позиция для пулемётчика была великолепная. Поднята над землёй метров на двадцать, стрелять можно было во все стороны. Всё просматривалось отлично, за исключением полутора метров у самой стены. Там, со стороны реки могли накапливаться наги. Простреливался весь пляж, весь двор и линия скал.

— Как отходить будешь? — спросил сержант.

— А зачем? У меня патронов много.

— Патронов много не бывает, бывает только мало и очень мало, — наставительно сказал ей сержант. У тебя против нескольких сотен нагов их очень мало, поэтому береги.

— Как отходить будешь, если поступит приказ? — снова задал вопрос сержант.

— Прямо по скалам! Там в одном месте только разрыв небольшой шага четыре. Я его свободно перепрыгиваю вместе с пулемётом, — погладила она ласково РПК.

— А если дротиком достанут пока бежишь?

— Не достанут! Я от стрелы на пятьдесят шагов уворачиваюсь, а от дротика по любому увернусь.

— Значит слушай меня Яриэль внимательно. Фериэль говорит, что маги нагов могут волну от реки пустить на нашу крепость. Гребень этой волны понесёт воинов на нашу стену, и они её моментом перескочат. Вот по этим нагам и начнёшь стрелять в первую очередь. По тем, кто на волне и внутри её. Когда их перебросит к нам во двор, начинаешь отстреливать тех, кто во дворе, о потом уже огонь переносишь на тех, кто остался у речки. Если поняла, то повтори!

— Я поняла, Принц. Сначала расстрелять тех, кто на волне, затем тех, кому удастся проникнуть во двор, затем перенести огонь на тех, кто скопится под стеной.

— Правильно. Умница. Я пришлю тебе лучницу, чтобы охраняла тебя. Одиночке трудно уследить, чтоб не подобрались.

— Не надо лучницу, Первый Принц. На эту скалу нагам не забраться. Я уже пыталась, но не смогла. Только поверху.

— Марисан выдаст тебе амулет невидимости ближе к темноте. После начала атаки включишь. После сигнала на отступление перемещаешься в невидимом виде по скалам к загону и занимаешь вышку, которую сейчас строят. Свою жизнь береги. Ты у меня в списке пятнадцатая, и я не хочу, чтобы этот список сократился.

— Спасибо Первый Принц, что не забыли про меня.

— Давай неси службу, я ещё подойду.

Сержант пошел по гряде скал. Спуститься он смог только там, где был четырехметровый разрыв с понижением скал до пяти метров. Но с внешней стороны забраться без помощи лестниц было невозможно. Ширина этой каменной стены доходила до пяти метров. Здесь можно было свободно стоять и драться, не балансируя на одной ноге с риском сорваться. Вторая гряда скал была чуть уже и ниже, заметно понижаясь к реке. Если бы надстроить ещё метра четыре вверх, то получилась бы великолепная крепостная стена. Хотя крепость здесь была не нужна, поселений не было, защищать некого. Эльфы выбрали это место, как хорошее место для стоянки и не больше. Переход открывался редко, держать войска не имело смысла. «В следующий раз наверняка пошлют помимо ловцов ещё две сотни охраны с инструментом, чтобы усилить укрепление», — подумал сержант.

Жора подошёл к частоколу. На воротах девчонки уже приколотили помосты и теперь можно было, по этим помостам для лучниц, отступить вдоль частокола к загону. Бригада землекопов ямы под столбы для вышек откопала и пошла копать ямы для укрепления плетёной стены у реки. Поставленные наклонно упорные столбы планировалось закопать в землю, чтобы их не выворотило волной. Около этой стены Жора распорядился полосой метра два ещё набить кольев в землю, рассчитывая, что хоть несколько нагов напорются на них, перебираясь через плетень. Подвезли первый материал и девки все включились в работу. Эля оборудовала себе место в фургоне. Для боя, и чтобы было можно лечь отдохнуть. Тенты с фургонов сняли, укрыв борта двухметровыми плетёными щитами, и теперь внутри фургонов перекладывали вещи, освобождая место для лучниц. Где нужно, делали подставки, чтобы можно было стрелять через стену. Сержант в эти дела не вмешивался. Фериэль уже распределила, кто где будет стоять и куда стрелять.

Через час подошла Марисан. Доложила, что наложила заклятие на все стрелы, и сделала заклинания для своего пистолета на невидимость огня и не слышимость выстрела.

— Надо попробовать, Первый Принц, как получилось. Если удачно, то наложу на всё оружие твоего мира.

Взяли Первую Мать и пошли пробовать. Результат был великолепен. И не видно, и не слышно. Только на стволе висела какая-то туманная капля.

— Подзаряжается заклинание от огня выстрела, — сказала довольная похвалой Принца Марисан.

— А не переполнится, если выстрелов будет много? — спросил Жора, волнуясь за пулемёт.

— Нет, заклятье берет энергии столько, сколько ему надо. Могу еще попробовать наложить заклятие на патроны, как на стрелы. Она вытащила три патрона из магазина своего пистолета, пошептала над ними, поводила рукой и опять вставила в обойму. Выстрелила в пенёк. Пенёк разлетелся в щепы. Пальнула разок Эля и сам Жора. Результат сержанта ошеломил. Пуля становилась разрывной и по воздействию приближалась к малокалиберному снаряду.

— Сколько сможешь зачаровать патронов сегодня? — спросил он у Марисан.

— Не больше пятидесяти, но только после отдыха в два часа. Сейчас пойду ставить заклятия на всё оружие, потом мне нужен будет отдых. После ужина смогу что-то сделать.

— Зачаруй одну обойму Первой матери, себе, и я принесу маленькую. Остальное уже завтра. И не забудь, что ты мне обещала наложить заклятье ночного зрения, — напомнил Жора.

— Хорошо, — сказала Марисан. — Я всё сделаю.

К вечеру запланированные работы выполнили. Укрепили стену у реки, поставили две вышки у загона, подготовили линию фургонов к обороне. Жора посоветовал Фериэль провести пару тренировок по отступлению во внутреннюю крепость, чтобы каждая амазонка знала свой манёвр. Полусотник тренировки провела, отругала кого надо, раздала необходимые указания и добилась чёткости выполнения. Жора засёк по часам — потребовалось двенадцать секунд, чтобы все дамы заняли новые позиции. Дольше всего приходилось бежать от реки и взбираться на стену загона по лестницам. Лестницы потом втаскивали наверх. Но он надеялся, что девчонки успеют убежать от волны, которая обязательно задержится, срежется стеной, если будет достаточно высока. Отступающие заранее вешали щиты на спину, чтобы потом не перебрасывать. Вернулась разведка, пока всё кругом было тихо. На реке тоже никого не обнаружили. Амазонки поужинали и разошлись отдыхать. Фериэль выставила усиленные посты для наблюдения. В лагере царила тишина. Эльфийки наблюдали и слушали. Эля уверила, что девчонки за триста шагов услышат любое приближение, если его не будет прикрывать маг. За рекой смотрят трое и пулемётчица со скалы. Ночью лучница эльфов попадет на двести шагов туда же, куда и днем. Им без разницы. Только краски в темноте становятся другими, чем днем.

Марисана наложила заклятье не только на винтовку Принца, но и на пистолет Макарова, которым вооружился сержант, подвесив кобуру к ремню.

— А у тебя Принц пистолет меньше и легче, — сказала магичка.

— Ствол короче, стреляет ближе и патронов всего восемь, — вытащив обойму показал он. — Так, на всякий случай. Для боя малопригоден.

— Давай я тебе патроны к нему зачарую.

— Спасибо, Марисан, но не надо. Лучше к винтовке, — подал он ей магазин от СВД.

В полночь девчонка подошла опять, наложила магическое ночное зрение и Жора ожил. Первым делом посмотрел в прицел: видно было хорошо, по крайней мере со ста метров в лесу он различал и листья. Отдал свой бинокль наблюдателям со стороны реки. Девчонки обрадовались. Двое молча передавали из рук в руки, удивляясь тому, что можно рассмотреть всё далеко- далеко. Они и засекли где-то в час ночи трубки на воде проплывавших мимо нагов. Подали сигнал появления врага и спящих амазонок десятники стали потихоньку поднимать, без всякого шума и суеты.

Врага приблизительно сосчитали — четыре сотни. Мимо притихшей крепости они двигались минут пять.

— Сейчас станут лагерем выше по течению. Вышлют разведку, отдохнут, потом нападут, — сделала вывод Фериэль. — У нас часа два до схватки.

— А может послать пару человек, да сорвать им отдых? — спросил сержант. — Да и разведку можно потрепать.

— Отдых сорвать можно, — согласилась Фериэль. — А в разведку пошлют с амулетами невидимости. Амулеты правда у них плохие — звук глушат плохо. Перемещение не видно, однако эльфы его слышат. Но выявить всё равно сложно.

— Может кто-то из девчонок на звук умеет стрелять? — спросил Жора.

— Да, таких с десяток наберётся и у пограничниц наверняка такие есть.

— Тогда назначь двоих, кто пойдет искать их лагерь и нарушит отдых, сказал сержант.

Фериэль что-то сказала ближайшей амазонке и десять секунд перед Жорой выросли две девчонки.

— Дашаэль и Динаэль, — отрекомендовала их командир. — Хорошие разведчицы. Пойдут с амулетами невидимости, со щитами, с луками, но без копий.

Сержант полез в противогазную сумку, висевшую на боку. Достал две лимонки.

— Камни бросать умеете?

— Да, Принц, умеем. На пятьдесят шагов в щит попадем свободно, ответила Дашаэль, назначенная старшей.

— Значит так, Дашаэль и Динаэль, это артефакт, он взрывается. Называется граната. Каждая такая частица, ткнул он пальцем в насечку корпуса, может убить нага. Разлетаются такие осколки на сто шагов. Эти артефакты надо бросить в кучу нагов, чем больше будет врагов, тем больше убитых. Чтобы самим не попасть под осколки, надо бросать из-за толстого дерева. Бросил и спрятался. В крайнем случае бросил и лёг на землю. Ещё лучше, бросил и лег на землю за толстым деревом. Тогда не зацепит. Любой доспех нага пробьет запросто. Задействуется артефакт просто: разгибаются вот эти проволочки и выдёргивается вот это кольцо. У вас остается четыре удара сердца, чтобы бросить во врага гранату. Как только бросили, вот эта пластина отскакивает и граната через четыре удара сердца взрывается. К этому моменту вы должны успеть спрятаться за деревом или лечь. От гранаты очень сильный звук взрыва, берегите ваши уши, лучше их на несколько секунд чем-то заткнуть, чтоб не оглохнуть. Ещё раз повторяю порядок задействования: отогнуть усики выдернуть, за кольцо проволочку, которая является предохранителем. Граната крепко сжата в руке. Бросаете в цель. Через четыре удара сердца взрыв. Если отпустите пластину и не бросите, то убьёт вас. После взрыва через три удара сердца можно вставать и двигаться в нужном направлении.

— Повтори! — ткнул он пальцем в Динаэль.

— Артефакт граната. Сильно взрывается. Осколки летят на сто шагов. Чтобы не попасть под них надо укрыться после броска за толстым деревом, или лечь на землю. Ещё лучше лечь за толстым деревом. Для задействования гранаты надо выдернуть предохранительную проволочку за кольцо, перед этим разогнув загнутые концы. Затем бросить гранату в цель. В полёте отскакивает пластина и через четыре удара сердца граната взрывается. За это время надо успеть спрятаться. Если не бросить и отпустить пластину, то взорвется в руках. После взрыва через три удара сердца можно подниматься и действовать.

— Молодец, всё правильно запомнила. Имейте ввиду, я даю их вам на всякий случай. Если не получится подобраться на расстояние броска, то и не рискуйте. Принесёте назад, мы их здесь используем, когда нагов будет полно. Не забывайте, что вы обе в моем списке Дашаэль шестая, а Динаэль девятая. И я не хочу, чтобы ваши неосторожные действия этот список укоротили. Вопросы есть?

— Ваши воины Принц взорвали себя такими же артефактами? — спросила Дашаэль.

— Да, и жертв было много. Обращаться осторожно, кольцо выдергивать только перед броском.

— Спасибо за доверие Первый Принц, мы будем осторожны! — сказала Дашаэль.

Подошла Марисан, коснулась пальцем щитов, шлемов наручей и поножей. Вся блестящая экипировка стала чёрной. Дала девчонкам по амулету и эльфийки оставили крепость.

— Ты не волнуйся за них, Принц, — сказала Фериэль. — Они их лесных эльфов. В лесу они подберутся куда захотят и обойдут все посты и засады. Они чувствуют лес. И знают, где наги. Наги сейчас примерно в тысяче шагов от нас. Там есть два небольших луга справа и слева от реки. Нагами заняты оба. Меня больше волнует их разведка. По лесу они не пойдут, подбираться будут со стороны реки. Но, если умные, то разведку сбросили, когда шли мимо нас.

— Из лесных эльфов сколько у тебя амазонок?

— Ещё двое, если не считать беременную Тинаэль. У пограничниц есть несколько.

— Вышли две пятёрки, — посоветовал Принц. Чтоб были лесовики и те, которые могут стрелять на звук. Одна обойдёт скалы с одного бока, другая с другого и выйдут к реке. Перед частоколом на опушке у нас завалы, вряд ли разведка нагов будет через них пробираться, мы услышим. Наши пусть дойдут до речки и там затаятся на час. Подождут разведку нагов, если они её ещё не высадили. Парочку из каждой пятёрки можно отправить на всякий случай осмотреть лес глубже за опушкой со стороны частокола. После того как нагов навестят Дашаэль и Динаэль, всех разведчиков надо будет вернуть. Основное место атаки они уже высмотрели, будут атаковать уже без разведки. Иначе наступит утро. А они привыкли атаковать ночью, как ты говорила.

Через две минуты две пятёрки амазонок ушли на задание. Их выпустили, приоткрыв ворота. В черных доспехах воинов эльфов было не видно, они растворились в ночи как призраки.


Дашаэль и Динаэль подобрались к лагерю нагов на сорок шагов. Осматривались минут пять.

— Старшая, — прошептала Динаэль, — вон видишь пятеро сидят и о чём-то спорят, а вокруг них с десяток охраны бодрствует, в дротики свои вцепились. Наверное, начальники какие-то. Давай я заброшу им гранату Принца. А потом вон туда отойдём и будем уже из луков работать. Ты по этому лагерю, а я на той стороне реки. По десятку стрел наверняка успеем выпустить пока они схватятся.

— А давай, самой хочется попробовать, что из этого получится. Девчонки заткнули уши, Динаэль встала отогнула усики чеки, выдернула кольцо и бросила гранату в нагов. Граната легла точно, за её полётом проследила Дашаэль. Дина уже аккуратно легла на землю и закатилась за дерево. Грохнуло так, что вздрогнула земля. Девчонки выглянули: все наги лежали на земле и охрана и те, кто спорили. Они рванули быстро в сторону. Отбежали на пятьдесят шагов и начали стрелять из луков. Каждая стрела уносила жизнь. Стреляли они в головы, чтобы убить наверняка. Успели выпустить по девять стрел, прежде чем их обнаружили. По команде Даши быстро рванули в глубь леса. Сзади раздавались крики, но никто не преследовал.

Девчонки не знали, но гранату они использовали наилучшим образом. Радом с жаровней сидело четверо магов и Представитель разведки королевского дома. Уцелел только один маг, если оглушенного взрывом можно считать уцелевшим. Помимо магов, был убит Представитель разведки, возглавлявший поход. Четыре сотни воинов остались без общего руководства. И сразу началась грызня, кто будет главным. Никто не сомневался, что за полчаса уничтожат три десятка эльфиек. И вопрос главенства имел первостепенное значение, так как предполагал значительные почести и продвижение по службе. Ругань между сотниками длилась до тех пор, пока контуженный маг не пришел в себя и не назначил старшего. Может последующий штурм имел бы и другой результат, не проснись вовремя девичье любопытство к действию гранаты. Но так уж получилось, что после брошенной Динаэль гранаты, остался один маг и четыре сотни бойцов из разных отрядов, командиры которых недовольны назначенным поспешно предводителем.

Четыре мага вместе могли создать магическую стену поперёк реки и направить всю речную мощь на укрепление эльфов. Вода бы снесла все их постройки, вычистив пространство между грядами скал. В одиночку маг мог только создать искусственную волну, сделав мощный выплеск энергии. Причём направление удара было не перпендикулярно берегу, а направлено против течения реки под некоторым вынужденным углом, чтобы пик волны пришёлся именно в укрепления эльфов, а не сбоку от него. На противодействие течению тратились дополнительно магические силы, что практически полностью вычерпывало резерв мага. Волна правда получалась на десять процентов выше, но маг уже не мог участвовать в битве, требовался отдых.

С планом нападения наги особо не заморачивались. Командир его определил однозначно. За волной идут две сотни воинов, из них первая сотня его, которой должна достаться вся слава. Ещё две сотни обходят скалы слева и справа и атакуют со стороны частокола. Таким образом по эльфам наносится удар с двух сторон. Все они будут уничтожены. Успевших забраться на скалы добьют потом. Ждали результатов разведки. Отряд из восьми разведчиков был выброшен, когда проплывали мимо укрепления.


Назначенная командиром пятёрки лесная эльфийка Людаэль подняла руку. Она чётко знала, что впереди разведка нагов. Не могла только сосчитать сколько их — семь или восемь? Показала восемь пальцев и подруги её поняли. Показала направление и знаком, что до цели пятьдесят шагов. Пятёрка застыла, прислушиваясь. Наги были под амулетами и рассмотреть их не удавалось. Подлесок был жидким и стрелы должны были прошить его насквозь. Только два толстых дерева могли служить помехой. Начало движения нагов услышали все. Три стрелы тут же сорвались с луков. Вскриков не было. Амулеты громкие звуки отсекли. Шуршание подминаемой растительности и веток резко усилилось. Наги разделились на две группы, и ориентируясь на прозвучавшие щелчки тетивы, зажимали пятёрку в клещи. Людаэль махнула рукой, дав сигнал на отход. Неслышно отошли на тридцать шагов, принимая вправо. Одна группа нагов двигалась прямо на них. Людаэль показала три пальца, направление и знаком расстояние до цели — сорок шагов. Три лука щёлкнули, выпустив три стрелы. Две лучницы были готовы отразить внезапное нападение, держа стрелы на тетиве. Движение нагов прекратилось. Девушка развернулась, безошибочно определив местоположение оставшихся двоих. Пятёрка двинулась в ту сторону. Через две минуты прикончили последних разведчиков.

— Ты и ты, — ткнула командир пятёрки, — собрать оружие, амулеты и интересные вещи. Доложить, что восемь нагов убито. После этого проверить лес напротив частокола, не приближаясь к завалу на опушке. Там будет ещё одна наша пара. Вернуться в крепость. Я двигаюсь к реке. Приказом определено наблюдать. Всем слушать сигналы флейты.

Трое отправились к реке, двое остались обшаривать тела разведчиков.

После того как прошёл доклад, что убито восемь нагов, все услышали далёкий взрыв. Это поработали девчонки, срывая нагам отдых. Через двадцать минут они вернулись весьма довольные вылазкой. Дашаэль доложила, что убили восемнадцать нагов стрелами и около десятка гранатой. Фериэль дала команду собрать всех в крепости. Ясно было, что разведка второй раз не пойдёт. Услышав сигналы флейты, все посланные в лес, вернулись. Фериэль расставила лучниц по местам. Лагерь свернули раньше, сразу после ужина. Палатки, шатёр Принца, мебель и ценные вещи — все складировали в загоне. Был там подходящий плоский выступ в скалах на высоте двух метров. Фериэль переживала, что имущество может подмокнуть от пущенной нагами волны. Остатки патронов и сундучок со своими вещами Жора притащил в фургон Первой Матери. Когда полез на скалы, взял лишь накидку, чтобы постелить на камни, две оставшихся гранаты и мешок с патронами для винтовки. Пятьдесят патронов у него было набито в магазины, ещё сотня была в пачках остальные россыпью. Пистолет лежал в кармане.

На скалах было минимальное прикрытие. По две лучницы с каждой стороны, пулемётчица и Принц. С Яриэль они располагались по диагонали. Внутри был пустой квадрат двора, и у плетня пять лучниц прикрывали со стороны реки. Основные силы были расположены у частокола, на двух вышках у загона и внутри фургонов. Кроме этой пятёрки внутри двора, все эльфийки располагались гораздо выше земли, что спасало их от напора воды. Реку было видно хорошо. Не всю, но значительную часть. Сержант развернулся в сторону возможного появления противника, ожидая атаки.

Нагов он заметил сам. Они шли без трубок и напоминали ныряющих дельфинов. В ту же секунду он услышал предупреждающую команду Фериэль:

— Наги! — прокричала полусотница с вышки, указывая на реку.

Жора не стрелял и ждал, наблюдая, как на том конце крепости приготовилась к стрельбе Яриэль, вжав приклад пулемёта в плечо. Волна, созданная магом, косой стеной пошла на берег. Головы нагов на ней торчали кучками. Самая большая группа двигалась к плетню, две поменьше расходились в стороны, охватывая крепость с двух сторон. Через стену волна не перехлестнула, дошла как раз до края. Жора видел, как в руках Яриэль задёргался пулемёт. Пули проредили первый ряд и смахнули несколько нагов заброшенных волной на скалу. Три десятка нагов перевалилось через стену, но так и осталось внизу, напоровшись на колья и убитые пулями. Увидев, что амазонки, находившиеся внизу добежали до загона и начали забираться по лестнице, сержант наконец вступил в бой. В центре было кому остановить нагов, а вот та группа, что обходила скалы снаружи — была на нем. Волна, обтекавшая скалы, забросила нагов до середины крепости. Сержант никогда не видел таких существ. Наги были здоровыми и выглядели грозно. Бочкообразная грудь, мощные руки, сжимающие дротики. Топоры были пристёгнуты за спиной, лишь длинная рукоять торчала из-за плеча. По земле они скользили быстро, пожалуй, не уступая бегущему человеку. Сержант стрелял с открытого прицела, мгновенно перенося огонь от цели к цели. Первую десятку завалил за три секунды. Головы разлетались в хлам. Пока перезаряжал магазин лента покрывших землю нагов уже была под ним. Две эльфийки рядом с ним пускали стрелы как заведённые, успевая при этом уклоняться от летевших в них дротиков. Жора чуть сдвинулся ближе к краю скалы и опять открыл огонь. До противника было подать рукой — метров тридцать-сорок. Каждая пуля находила цель. С пробитой башкой наг сразу останавливался, распластавшись во всю трехметровую длину и выглядел со скалы толстой гусеницей. Жора успел расстрелять четыре магазина, когда остатки сотни нагов повернули за угол крепости и полезли на частокол.

Крикнув лучницу, сержант посадил её набивать магазины к винтовке, а сам осмотрелся. Умница Яриэль продолжала достреливать нагов с той стороны забора. Не давая им возможность подобраться к стене. Вода уже схлынула, намочив траву во дворе метров на десять. Под стеной лежала огромная куча убитых нагов, поднимавшаяся на полтора метра. Под сотню девчонка навалила врагов, не меньше. Заметив на той стороне реки десяток змеелюдей Жора истратил на них пятый магазин, не подозревая, что убил последнего мага и его охрану. Вставив снаряженный, начал помогать девчонкам на частоколе. Наги атаковали с обоих углов крепости. Ближний угол закрывала вышка, но там была Мираэль с автоматом и те два — три десятка нагов, обогнувших мимо них скалу особой опасности не представляли. А вот с противоположной стороны частокола наги лезли нагло, составив из тел лестницу. Сержант прострелил три появившихся головы. Жора не слышал сигнала эльфийской флейты, но Фериэль дала сигнал отступать. Пяток девчонок побежали по помосту в сторону загона. Одной не повезло. Вылетевший из-за заграждения по пояс наг сбил её с помоста топором. Он тут же поплатился, но амазонка лежала внизу неподвижно. Наги с дальнего края частокола попёрли десятками, чтобы тут же улечься во дворе и на помосте. Расстреливать их было очень удобно всем, в том числе и Жоре, который сжёг еще один магазин патронов. Через минуту напор кончился, как и наги. Две амазонки спустились по лестнице и затащили тело подруги за стену загона.

— Принц, я все колчаны зарядила, — сказала ему лучница, подавая снаряжённые магазины.

— Спасибо, родная. Без тебя бы я шесть десятков нагов не убил.

— Вы Великий Воин, Принц.

— Вон кто Великий Воин, — показал он пальцем на Яриэль. Она их сотни полторы уже настреляла!

Глаз сержанта тут же засёк слева от пальца движущиеся тела нагов. Они шли против течения, поднимаясь снизу реки.

— На реке ещё один отряд нагов, — прокричал он своим командирским голосом. — Приготовиться к отражению атаки!

Если бы Дашаэль и Динаэль понимали речь нагов, то обязательно бы поняли о чём вёлся разговор у жаровни. Если четыре сотни отправленных солдат нагов были обычными солдатами из ближайших гарнизонов, то вслед собрали и послали две сотни элитных бойцов. И речь велась о том, дождаться ли их подхода или атаковать самим. Сотники были категорически против ожидания, маги тоже. Поэтому Представитель разведки королевского дома отдал приказ после отдыха наступать. Приказ довели до солдат и отменить его никто уже не мог, да и не счёл целесообразным, после гибели магов и самого Представителя. За них нужно было отомстить!

Наги собирались на реке в одну колонну. Свой бинокль Жора отдал полусотнице, сам наблюдал в оптический прицел винтовки.

— Фериэль! — крикнул он со скалы. — Пошли лучницу к Яриэль, пусть отнесут ей патроны. Они в белом мешке, Первая мать знает. И Мираэль пусть набьет магазины.

Две сотни патронов россыпью для АК, сейчас были кстати.

Через минуту Жора заметил, как длинноногая девчонка понеслась по помосту вдоль частокола, махом взобралась на скалу и вручила лучнице белый мешочек и два колчана стрел. Та отдала один колчан подруге, а сама понеслась к позиции Яриэль там и оставшись. Видно пулемётчица припахала её набивать магазины. Подносчица уже медленнее спустилась вниз, скинула с помоста трупы нагов и чувством выполненного долга скрылась за вышкой.

— У тебя, кстати, стрелы остались? — спросил он свою помощницу.

— С десяток зачарованных. Сейчас поднесут простых.

— А насколько зачарованные лучше? — спросил Жора.

— Зачарованная убивает нага сразу, куда бы ни попала. Простой надо бить в голову, в сердце, или хребет. Опытные говорят, что в нага надо вогнать несколько стрел, чтобы убить. Они живучие. Но Марисан у вас сильный маг. Она нам заговорила четыреста стрел, — сказала пограничница. — Обычно маг может наложить заклятья на две сотни, потом ему нужен сутки перерыв для восстановления сил.

«Да, такого мага в армии надо на руках носить и пылинки сдувать!» — подумал Жора. «Надо будет с ней поговорить о её возможностях и вообще за жизнь расспросить».

— Волна! — закричал сержант, заметив, как начала вздыбливаться вода.

То ли маг подошедшего отряда был сильнее, то ли их было больше, но волна, вызванная ими, впечатляла. Метра четыре, не меньше. Если бы плетень не был завален трупами с обоих сторон, стенку могло бы и снести. Волна с метровым запасом перехлестнула через стену и ринулась вглубь крепости, докатившись практически до загона. Из воды с ревом поднялись наги, закрывшись сразу щитами. Щиты правда были узкие, напоминавшие вытянутый эллипс. Но эльфийские стрелы держали, сразу превратившись в ежиков. За первой линией тут же образовалась вторая и дружно метнула дротики. Жора, недолго думая, метнул вниз две гранаты и начал садить из винтовки. Гранаты своё дело сделали. Ударив осколками со спины, строй щитоносцев разметали. Нагов сразу стали выкашивать десяткам. Ударил пулемёт, положив практически заднюю шеренгу. Жора выбивал щитоносцев, расстреляв уже тридцать патронов. В это время сзади хлынула вторая волна нападавших и наги ринулись на приступ. Открылись ворота загона и шесть десятков лошадей понеслись на врага. Сержант видел, как девчонку, открывавшую ворота, пригвоздили дротиком к столбу. За свои жизни кони взяли изрядную добычу. Они стоптали половину строя нагов и те вынужденно откатились вправо, в сторону стены из фургонов. Наги полезли на стенку, но тут уж стреляли все, понимая, что там Первая мать. Жоре не было видно, что там делается, наги вышли из поля зрения, скрытые углом загона. И он по скалам побежал к реке понимая, что не успевает. Видел лишь, как Фериэль, перегнувшись через ограждение вышки стреляет вниз из Стечкина. Первая Мать и Марисан, не видимые ему, палили по нагам из двух амбразур, перебив не менее трёх десятков. Яриэль стреляла одиночными, боясь зацепить кого-нибудь из своих. Не повезло змеелюдям попасть под выстрелы взбешённых амазонок. Жора еще только падал пузом на скалу, пытаясь поймать нагов на мушку, а все уже были перебиты. Лишь Яриэль добивала последних, пытавшихся прийти на помощь. Убили всех. Весь двор был завален трупами. Лошади ярились и молотили поверженных врагов копытами. Уцелело лошадиных бойцов примерно половина. Негде было им набрать скорость.

«Шесть сотен. Без подмоги не перетащим!» — подумал сержант об убитых нагах. — «Эльфы нападение на Первую мать на их территории не простят! Война надвигается!» — оценил сержант Штыковой общую обстановку. Он поднялся, закинул винтовку на плечо. Потряс с грустью заметно облегчившийся запас патронов в мешке и пошел вдоль скалы к месту спуска.

Над рекой поднимался рассвет.

Глава 8

Представитель разведки, возглавивший второй отряд нагов не мог погибнуть в бою. Долг повелевал ему сообщить Королевскому дому о страшном разгроме шести сотен нагов тремя десятками эльфов. Задача не выполнена. Первая Мать не убита, Первый Принц тоже. Воины и маги пали в бою. У эльфов появилось новое оружие, с которым одна девчонка на скале перебила не меньше двух сотен нагов. Оружие магическое, как заявили два мага приданных его отряду. Действует не только на бойцов, но и на магов. С противоположной стороны реки нашли убитого мага третьей сотни и охрану. Оба мага, Лизимар и Ходжимар, знали убитого, и отзывались о Доримаре, как об опытном крепком маге с хорошей защитой. Резиэр запретил обоим приданным магам участвовать в атаке. Что было правильно. Ибо погибли бы и они. А хороших магов мало. Они ещё пригодятся в войне с орками, а теперь уже и эльфами. Долгоживущие были злопамятной расой и нападения на Первую Мать не простят лет триста. Маги упросили забрать тело убитого Доримара и кремировать достойно, как положено для его ранга.

Они плыли по течению и тащили тело до ближайших зарослей феникса появившихся на берегу в трех лигах от крепости. Нашли место, вышли на берег, вытащили тело убитого. Маги пошли рубить четыре ритуальных дерева, Резиэр же занялся осмотром трупа. Снял все амулеты, кошель с монетами. Амулеты пригодятся магам, деньги пойдут семье или родственникам. Во лбу у Доримара было отверстие. Что-то ударило его в голову. Если маг был убит стрелой, то эльфы не могли её вытащить, поскольку тело находилось с другой стороны реки. Да и маловато отверстие для стрелы. И отверстие круглое. Резиэр срезал тонкий прутик попытался засунуть в рану. Прутик заходил туго. Он срезал потоньше. Отверстие уходило в голову глубоко. Представитель разведки снял шлём с убитого и осмотрел затылок. Нажал на прутик сильнее, кожа в одном месте натянулась. Резиэр достал кинжал и сделал в этом месте разрез. Надавил ещё раз и изнутри появилось остриё металла. Разведчик расковырял кость в этом месте и наконец вытолкнул на ладонь кусочек металла. Обмыл находку в реке. Теперь было ясно, чем убили мага и всю его охрану. Поскольку раны у всех были одинаковы. Кусочек металла в одном месте блестел, имел остриё, внутрь было что-то вставлено, по боковым поверхностям в центре шли косые полоски. «Как маленький наконечник», — подумал Резиэр. Видно такие наконечники и выпускала девчонка на скале из своего оружия. По крайней мере теперь ему есть что предъявить начальству. Резиэр завернул находку в платок и спрятал в потайной карман. Вытащил из головы убитого прут и надел на мага снятый шлём.

Вернувшиеся маги принесли четыре дерева феникса и через пять минут от Доримара остался только пепел. Разведчик вернул магам вещи, снятые с убитого и деньги. Кошелёк приказал передать родственникам. Амулеты маги разделили между собой. Перекусив вошли в реку и двинулись в направлении границы с орками, по течению двигались быстро. Местность кругом лежала безлюдная и опасаться было некого.

Сержант спустился со скал в районе загона. Девки были взбудоражены пережитым, но держались хорошо.

— Сколько убитых? — спросил Жора, отловив Фериэль.

— Восемь человек ранено, — сказала полусотник. — Четверо тяжело. Но Марисан борется за их жизнь.

— Как Первая Мать?

— Не пострадала. Все беременные тоже. Твои пистолеты, Первый Принц — отличная вещь. Первая Мать уложила не меньше тридцати воинов, да и мы с Марисан добавили. Перебили остатки нагов за двадцать ударов сердца. Я расстреляла две обоймы.

— Молодцы, славно повоевали. Наверняка, этот бой войдет в историю Атлантиды. Сорок семь эльфов уничтожили шесть сотен нагов. Может ещё и памятник поставят, в честь спасения Первой Матери. И будут сюда молодёжь водить. Рассказывать, как здесь дралась полусотня эльфов под командованием полусотника Фериэль. Вы теперь знаменитые герои на весь Элистан. Для первого боя действовали просто великолепно. Я просто горжусь, что стоял с такими воинами плечом к плечу.

— Ты не шутишь, Первый Принц?

— Нисколько! Если бы я рассказал своим ребятам с кем воевал бок о бок в одном отряде, они бы позавидовали мне лютой завистью. До зубовного скрежета, что пропустили такую славную битву. Чем планируешь заниматься сейчас, Фериэль?

— Уберем тела нагов. Не знаю, правда куда их деть. Столько дерева феникс нам не заготовить. Поставим палатки и будем ждать.

— Предлагаю дать твоим воинам сегодня отдых. Завтра подойдет подмога, пусть она трупы и таскает, заодно и сосчитает. Вырыть большую яму и там всех нагов захоронить, чтобы заразу по окрестностям не разнесло. Подальше от реки. Организуй сейчас завтрак. Девчонки подкрепятся, у них настроение поднимется. Потом сбор оружия. Переговори с Первой матерью. Предложи временно палатки разбить за стеной, там хоть нагами вонять не будет. Туда и фургоны выкатить. Поставить у леса стенкой. А палатки между фургонами и лесом. Сзади лес прикроет, у нас там на опушке завалы сделаны, спереди фургоны. Но вряд ли кто теперь нападёт, что-то мне не верится. Но бережёного Бог бережёт. Разведку выслать всё равно придётся.

— Очень толковая мысль, принц. Дорогу для фургонов расчистим и выкатимся на чистое место. А трупы пусть таскают другие. Здесь на два дня работ.

Сержант отыскал Первую Мать. Та в фургоне чистила пистолет. Ласково полировала масляной тряпочкой все детали. Подали сигнал на завтрак. Жора взял Элину порцию и принёс Первой Матери.

— К тебе Фериэль подходила насчёт смены места лагеря?

— Да, я своё согласие дала.

— Когда переберётесь, построй всех и скажи речь. Скажи девчонкам, что они храбрецы и герои, и отважно бились, защищая жизнь Первой Матери. Что все будут отмечены. Чем отмечать нужно подумать. Может быть заказать кузнецам медали в честь этой битвы. И денег дать, само собой. Лошадей, оружие. Не знаю, чем у вас награждают. Но чтобы все видели — вот идёт героиня той славной битвы, когда не дали убить Первую Мать.

— Спасибо Жора за совет. Я посоветуюсь по поводу наград с Марисан и Фериэль. Про памятные медали ты здорово придумал. У тебя ещё патроны к пистолетам есть? Я бы хотела пополнить запас.

— Есть, но немного. Тебе, как Первой Матери дам обязательно. Будет время, прикажи собрать все стреляные гильзы. Может удастся их перезарядить.

— А их что, можно снарядить повторно?

— Можно, но сложно. Это уже в городе, где есть ремесленники и алхимики, — медленно отвечал сержант, пережёвывая лепёшки.

Эля собрала Стечкин, вставила в пистолет обойму и спрятала в кобуру. Сполоснула руки и тоже принялась за завтрак. Поговорили о тех, кто особо отличился в бою, о насущных делах после переноса лагеря. Потом вдвоем пошли навестили раненых. Среди тяжёлых была та, которой разрубили плечо топором, смахнув с помоста и та, которой вражеский дротик пробил правое лёгкое, пригвоздив к столбу. Ещё у двоих были ранения в район живота. Марисан ввела их в лечебный сон и девушки спали. Жора счел своим долгом каждую взять на руку, погладить руку и пошептать: «Выздоравливай красавица. Принцу будет очень приятно видеть тебя здоровой, такую стройную и красивую». Жора знал, что раненые даже в коме чувствуют друзей, родных и близких. Девчонки от его прикосновений во сне улыбались. Им было приятно, что единственный мужчина подошёл и оказал внимание. Они чувствовали его руки и тепло. Может в их снах он носил воительниц на руках, может просто обнимал или целовал в аппетитные губки.

Легкораненые собрались в одном фургоне. Те, кого ранило при захвате Кадыра тоже принимали посильное участие в бою. И даже убили несколько нагов, пытавшихся залезть через стенку фургона, мечами и копьями. Луков всего было тридцать штук, но опытная Фериэль всем нашла дело и место в схватке. Марисан работала над ранами последних девчат и была вымотана напрочь. Кожа посерела, лицо осунулось, двигалась замедленно. Любому было видно, что магичка истощена до крайности.

— Заканчивай, родная, — сказал он ей. — Не забывай, что ты носишь двух детей и перенапрягаться тебе вредно, погладил он Марисан по щеке. Та улыбнулась ему, — почувствовав прилив сил, и двумя энергичными движениями рук закончила лечение последней пациентки.

Сержант принёс из загона стол, разложил тряпку и начал чистить свою винтовку. Тут же подошли штатные автоматчики и пулемётчики. Жора напомнил, как разобрать и показал, что чистить. Пулемёт старательно драила Кираэль, а автомат Седаэль. Яриэль и Мираэль которые вели бой стояли рядом и смотрели. Им никак не хотелось расставаться с таким оружием. Но Фериэль приказала передать оружие сменщицам, чтобы и они им овладевали и руки привыкали к новому оружию.

— Вы с патронами разберитесь и мне доложите, сколько осталось, — сказал сержант. — Стреляные гильзы надо собрать в мешок, возможно удастся перезарядить. И мои на скале тоже. Они, к винтовке немного другие, к вашему оружию не подойдут, но это — ценность. А вообще, вы молодцы! Здорово стреляли. Для первого боя, так просто великолепно. Я вами очень доволен, — сказал Жора засмущавшимся девицам. Как же, сам Первый Принц похвалил! Девчонки понеслись собирать гильзы и считать патроны. Сержант, закончив чистку взял свой мешок и полез на скалу. Вдруг какой недобиток появится. А девчонки после боя явно расслабились. Да и не выспались все. Вспомнил, про гранату, оставшуюся у Дашаэль. После обеда решил разыскать девчонку и забрать, от греха подальше. А вот свой бинокль, встретив по дороге Фериэль, забрал. Ну что за снайпер без бинокля! Девчата расчищали выезд из крепости. Другие раскрепляли фургоны. Третьи собирали оружие: трофейное нагов и свои стрелы, годные для дела. Жора уже обратил внимание: наконечники дротиков нагов и топоры не ржавели. То ли покрытие какое, то ли сталь нержавейка. В металлах он разбирался. Коренной туляк, он не зря носил фамилию Штыковой. На Штыковой улице в Туле таких фамилий было полно. Здесь сотни лет выделывали к винтовкам штыки. Оттого и фамилии соответствующие. До призыва, Жора два года проработал слесарем инструментальщиком, на оружейном заводе. Получил пятый разряд. Для сдачи зачётов пришлось подучить и материаловедение, в основном состав сталей.

Осмотрев двор крепости, сержант наблюдал в бинокль за окрестностями. Всё было спокойно. Никто по лесу не двигался. Птицы не взлетали, дымов не было. Речка текла спокойно.

«Надо будет посидеть с удочкой к вечеру поближе, да рыбы наловить», — подумал Жора. Лежала у него заветная коробочка с крючками и лесками в мешке. Даже перемёт на двадцать крючков был. Из еды оставалась банка говяжьей тушенки, до банка рисовой каши с мясом. Шоколадкой он щедро поделился с Матерями.

Понаблюдав до обеда, спустился вниз. Прибыла разведка, ничего подозрительного не заметили. Девчата уже вывели фургоны и расставили их вдоль леса. Разобрали часть стены загона и перекрыли участки между фургонами. Получилась довольно длинная плетёная стена. За ней уже ставили палатки. В крепости начали донимать мухи, слетевшиеся на кровь и мёртвых нагов. В метрах пятистах на крутом холме из земли тоже торчала скальная гряда. Шла точно в том же направлении, что и их скалы — почти перпендикулярно реке. Та гряда была повыше и являлась, на взгляд сержанта, господствующей высотой. С неё должны были просматриваться все окрестности. «Надо будет посоветовать командиру поставить там наблюдателей», — подумал Жора, шагая к новому лагерю. — «И про «чеснок» на берегу забыли! Может не всё водой смыло?!»

В первую очередь девчонки поставили палатку Первой матери и Первому Принцу. Сержант прошёл к себе, умылся и завалился пару часов отдохнуть. Ночь выдалась бессонной. По боезапасу ему доложили — сто пятьдесят патронов на автомат, сто шестьдесят восемь на пулемёт. И у него к винтовке осталась сотня. Пистолетные патроны он все отдал Эле, предупредив, что больше нет, не считая шестнадцати штук для его Макарова.

Фериэль после обеда отправила группу разведки, выставила наблюдателей на подступах к лагерю, отправила пятёрку во главе с Ритаэль, осмотреть место отдыха нагов по обе стороны реки. Остальным приказала отдыхать. Для автоматчика и пулемётчика вырыли два окопа, прикрыв лагерь с двух сторон. Теперь никто не мог нанести удар конницей вдоль леса. После двухчасового отдыха полусотник решила укрепить лагерь, возведя ещё две торцевые стены с помостами для стрельбы. Первому Принцу она была благодарна. Все его предложения и решения оказались дельными. Только создание малой крепости внутри большой, позволило им выстоять и нанести нагам поражение. Его метод мысленного заглядывания в будущее для планирования боевых действий был для неё открытием. И сейчас она старалась представить ход будущих событий и соответственно действовать. Даже донесение с неточными сведениями, отправленное голубем, на деле приблизилось к правде. Сейчас она имела на руках двенадцать раненых и не могла никуда двигаться. По крайней мере неделю, пока девчонки не пойдут на поправку. Орки были, а, следовательно, и разведка орков была. Хорошо разошлись миром. И появление нагов просчитали правильно и успели подготовиться, а ведь по нагам вообще не было никаких сведений. И зачинатель всем этим делам — Принц. Настоящий воин и полководец. Девчонки доложили, что он убил до сотни нагов. Стреляя из своей винтовки практически беспрерывно, успевая следить за боем и перебрасывать огонь в разные места. Он бил нагов и внутри крепости, и снаружи, и у частокола, и с той стороны реки, и даже успел метнуть две гранаты, разрушив строй щитоносцев. Благодаря ему полусотня захватила гигантскую добычу. Дротик нагов стоили золотой, кинжал — полтора, топор — два. Благодаря металлу, который не ржавел. Ни эльфы, ни люди такой выделывать не умели. Эльфийские кузнецы перековывали такой металл в различные изделия, которые ценились очень высоко. Да и доспехи нагов тянули на полновесное золото. Ремесленники свободно переделывали их для любой из рас. Материал не гнил, держал режущие удары, а если наложить заговор, то и колющие. Делали их наги из морского зверя, которого у их берегов водилось великое множество. Вся проблема вставала, как эту добычу отсюда увезти. Чтобы забрать оружие и доспех, нужно минимум три десятка повозок. Заплатить, конечно, сейчас есть из чего. Но такая операция потребует минимум три недели времени, это если доставлять груз до Ариэля или Зариэля. Если до столицы, то два месяца. Если не поможет Первая Мать, выделив армейский обоз, то транспортировка может затянуться на неопределённое время. Тогда придётся складировать трофеи здесь и оставлять охрану. Такие ценности бросить никому и в голову не придёт. Вставала и проблема с лошадьми. Двадцать пять убито и пять ранено. Раненые кони не способны, пока лекари не подлечат, нести всадницу. Полусотне не хватало лошадей даже запрячь свои повозки. Фериэль надеялась, что с пришедшей охраной пришлют несколько магов. Возможно окажется и такой, который подлечит лошадок. Марисан уже выдохлась, ей надо два-три дня на восстановление сил. На неё надежда слабая. На ней ещё раненые амазонки висят.

Жора о мучительных думах командира полусотни не знал, а спокойно спал. В твердой уверенности, что охрана бдит, и если что случится, то его разбудят вовремя.

К шестнадцати часам вернулась группа от места отдыха нагов. Граната Динаэль убила трёх магов и начальника, не считая охраны. Наги никого не хоронили, лишь сложили тела в рядочек, чтобы потом кремировать. Ритаэль привезла богатые трофеи. Захватили три походные сумки магов с артефактами, и с тел убитых амазонки сняли все амулеты. Двадцать шесть трупов нашли по обоим берегам реки. Лошади, перегруженные поклажей, шли тяжело. Парочка эльфиек потрудилась отлично. Туда можно было съездить ещё раз, чтобы забрать доспехи. Магическую добычу отнесли в палатку Марисан. Девушка спала беспробудным сном и улыбалась во сне, чувствуя на щеке горячее прикосновение Принца.

Жора проснулся по своим часам в шестнадцать тридцать. Умылся, зашел в палатку Первой Матери с целью пригласить её на рыбалку.

— Не желаешь составить мне компанию Элиэль? — спросил он девушку. — Хочу сходить к реке, попробовать поймать рыбу на ужин.

— А зачем это надо, Жора? Еды у нас хватает. В крайнем случае лучницы добудут дичь. А потом мы не рыбачки, а воины. Нам не рангу охотиться на глупую рыбу.

— Рыбалка — это не охота. Это — отдых. Любому полезно посидеть пару часов у реки. Посмотреть на текущую воду, расслабиться и просто подумать. Так что я, считай, приглашаю тебя отдохнуть, ну и рыбу поймать, если попадётся.

— Меня не поймут. Все работают, а Первая Мать пойдёт отдыхать.

— Тогда собери всех беременных, я поведу их отдыхать в приказном порядке. Надо сгладить нервное напряжение после битвы. Нечего беременным такие нагрузки испытывать, потом дети нервными будут. Марисан только не трогайте, пусть спит.

Так Жора обзавелся попутчицами: Элиэль, Катиэль, Натаэль, Тинаэль.

Фериэль про себя выругалась на такую инициативу Принца, но тут же извинилась перед богами, вспомнив, что все начинания Принца были более чем полезными. Выделила для охраны трёх лучниц. Жора на всякий случай взял ракетницу, предупредив Фериэль, что если увидит в небе красный огонёк, то надо не мешкая следовать на помощь. Обратил её внимание на скалу.

— Лучше места для наблюдения не найти. Если девчонки смогут туда подняться, то оттуда наверняка всю округу видно. Пошли кого, пусть разведают и посмотрят. Нам тут ещё долго, пока раненые не поправятся, сидеть, будем хоть знать, что вокруг творится.

Все быстро уселись на лошадей. Один Жора с сомнением посмотрел на кобылу, которую ему подвели.

— Знаешь, Эля, на лошади я в жизни никогда не ездил, — сознался Первый Принц. — Ты лучше меня в себе на лошадку посади, я за тебя держаться буду, глядишь и не упаду.

Первая Мать сняла щит, села в седло, освободила одно стремя, чтобы сержант мог упереться и одним махом вздёрнула его на коня. Девчонка, что ни говори, она была сильная. Жора не сомневался, что при желании скрутит его в один момент. И никакие навыки рукопашного боя не помогут. Все девчонки были вооружены по полной. Включая шлёмы. Щит Первой Матери забрала Катиэль, мешок Жоры — Натаэль. Решили объехать крепость против течения реки метров на пятьсот и там встать. Старшей охранной тройки командир назначила Дашаэль, с уверенностью, что девчонка почует любую опасность за пятьсот шагов. У сержанта был нож на ремне, пистолет в кармане и саперная лопатка в мешке, чтобы червей накопать. Взял и две мясных лепешки, надеясь, что рыба дура — клюнет. Ехать позади Элички было приятно. Держался он локтями за талию, а руками за грудь. Эле тоже нравилось ощущать его горячее тело и крепкие объятья.

Дашаэль уверенно вывела их по лесу к небольшому плёсу на реке. Место было на взгляд сержанта хорошее. Расположиться пятерым хватало. Небольшая такая бухточка вдавалась метров на десять с песчаный берег. На берегу лежало несколько вросших в песок стволов, на которые можно было сесть. Сержант срезал с кустов пять трехметровых ровных веток и за несколько минут сделал пять удочек. Рассказал и показал. Нарезал лепёшку на кубики, насадил каждой на крючок, и рыбалка началась.

Первой клюнуло у Эли. Поплавок пошёл вниз, и амазонка потянула плавно на себя. Выдернула рыбу похожую на карпа. Большую, килограмма на два. Потом клюнуло у Катиэль. Потом начало клевать не переставая. Хорошо Жора сообразил и отправил одну из лучниц в лагерь за корзиной с крышкой. Та через пять минут вернулась с нужным предметом. Сержант прикопал её в воде, так, чтобы половина торчала наружу и добычу начали складывать туда. Девчонки вошли в азарт. Тина поймала здоровенную рыбину, килограмм на пять. Жора уже думал, что хана леске, лопнет, но девчонка умудрилась вытащить, по подсказке Жоры то ослабляя, то натягивая удочку. Всем захотелось сразу такую. Рыбалка девчонкам понравилась. Щечки раскраснелись, глазки заблестели. Азарт, батенька! Через час наживка закончилась, корзина была полной. Сержант отправил за ещё одной корзиной и за мясом для наживки.

— Жора, а зачем нам так много? — спросила Эля.

— Это разве много? У вас продовольствия ещё на сколько дней запасено?

— На десять, — покраснела Первая Мать, сразу сообразив, что имел в виду Первый Принц. Им десять дней как минимум ждать поправки раненых. На обратную дорогу продовольствия явно не хватит. Пришедшие отряды, конечно, поделятся, но просить продукты у них — это подорвать авторитет всей полусотни.

— Вот и я о том же, — сказал Жора. — Переходим пока на подножный корм, а продовольствие побережём на обратную дорогу.

В общем две корзины наловили. По прикидкам сержанта килограмм сто двадцать.

— Ну, как! Понравилась рыбалка, красавицы?

— Очень, Первый Принц, — тут же откликнулась шустрая Тинаэль. — Захватывает!

«Ну ещё бы не захватывала, если у тебя самая крупная рыба!»

— Ну тогда приступаем к тому, что многие рыбаки не любят, но всё равно делать приходится. Одну корзину на ужин почистим, а вторую травой переложим и уже в лагере займёмся.

— А для чего травой перекладывать? — спросила Катиэль.

— Чтобы дольше сохранилась и не испортилась.

— Попросим Марисан, она заклятие сохранения наложит, — сказала Первая Мать. — Месяц как свежая будет.

— Тогда ещё проще, — согласился Жора. — Показываю, как чистить рыбу. Он достал из мешка лопатку, вырыл в песке на берегу ямку. Ловко вспорол рыбе пузо, вывалив внутренности в яму. Положил рыбу на плоский камень и быстро очистил чешую. — Теперь в речке промыть и можно складывать.

Девчонки достали кинжалы, и работа закипела. За полчаса корзину почистили. Сержант прикопал ямку с внутренностями. Пока чистили, он попросил Дашаэль нарезать полсотни прутиков из хорошего приятно пахнущего кустарника, чтобы можно было над костром прожарить рыбу. Амазонки забрали корзины с добычей и тронулись к лагерю. Жора опять ехал с Элиэль, беззастенчиво щупая её за все мягкости. Одна из девчонок везла все пять удочек. За рыбалку оторвался лишь один крючок с поводком, но Жора трагедию Натаэль быстро устранил, заодно показав, как привязывать рыболовный крючок. Крючков у него была целая спичечная коробка разных размеров.

Идея экономии продовольствия пришлась Фериэль по душе. Проснувшаяся Марисан проверила рыбу на съедобность и наложила заклятье на вторую корзину. Заклятье было бытовым и сил почти не требовало. Дамы, по требованию Жоры, быстро натаскали от скал плоских камней, и сержант сложил что-то типа длинного мангала. Натащили хворосту и разожгли огонь. Дав прогореть веткам и забросив полешки потолще Жора начал натыкать рыбин на прутья, чуть посолив и раскладывать вдоль огня. В его конструкцию влезло восемнадцать рыбин. Через три минуты перевернул другой стороной. Рыбка жарилась, истекая соком и распространяя вокруг такой аромат, что текли слюни.

— Налетайте! — дал Жора команду столпившимся вокруг костра девчонкам, потыкав рыбу ножом и признав годной.

— Одна штука на двоих, — распорядилась Фериэль, — и есть медленно.

Идея командира была правильной. Амазонки употребляли мало пищи и могли начаться трудности с пищеварением. А каждая рыбёшка тянула на два килограмма. Девчонкам явно за раз не съесть. Прутики расхватали в момент, а Жора разложил над огнем вторую партию. Рыбу из корзины решил пожарить всю, чтобы было что и на завтрак. Народ ел и нахваливал. Рыба в Ариэле стоила в три раза дороже мяса и считалась деликатесом. Рыбачек в городе было мало и их продукция пользовалась повышенным спросом. Били острогой с лодки. Ходившие на рыбалку амазонки были в центре внимания. Возле каждой стояло куча подруг и те травили, как у них клевало, как они тянули, и как бешено сопротивлялась попавшая на крючок рыбина. Жора их понимал: для них на рыбалку, как в театр сходить. Развлечений то никаких нет. Служба и лошади. А тут удалось порыбачить и реально добыть приличный улов. Сержант приготовил вторую партию, добавил хвороста, и пока он прогорал тоже взялся за еду. Свою порцию разделил на пару с Элей. Подсела и Фериэль с Марисан. Рыба была вкусной, и костей немного. Командир между делом доложила, что место для наблюдателей выбрали. Но желательно иметь бинокль. Уж больно далеко с той скалы видно. Сержант сказал, что бинокль для такого дела во временное пользование даст. Тяжелораненые пошли на поправку, и Марисан не сомневалась, что все выживут. Но десять дней надо отлежаться, иначе в дороге может растрясти. Если, конечно, не пришлют настоящего лекаря. Пятый день заканчивался и завтра уже можно было ожидать подмогу. В крайнем случае после завтра.

— У вас копчёную рыбу делают? — спросил Жора. — Это способ приготовления такой?

Девчонки такого способа не знали. Сержант ещё поинтересовался наличием соли. Соль была. Небольшой мешок на килограмм.

— Завтра я попытаюсь коптильню соорудить, а пяток девчонок надо будет на рыбалку отправить и на охоту кого-нибудь. Надо заготавливать продукты впрок.

С этим мнением Принца все согласились.

Жора загрузил и дожарил третью партию. Готовый завтрак сгрузили в корзину и Марисан наложила заклятье сохранения и отпугивания, чтобы лесная мелочь, идя на запах, до корзины не добралась.

Жора обновил условно новый туалет и подцепив Первую Мать пошёл в шатёр. Под туалет в пределах лагеря выкопали яму и перенесли старый из крепости на новое место. Жора поласкал Элечку, но настойчивости не проявлял. Она же постеснялась приставать к Принцу, хотя и хотелось. Легли и заснули. Ночь была бессонной, организм просил отдыха.

Глава 9. Шестая Дашаэль. Седьмая Людаэль

Утром встали как обычно рано. По Жоркиным часам — полвосьмого. Умылись, позавтракали. Жора намекнул командиру, что очередь пора двигать, коли от боёв есть передых. После завтрака у шатра уже крутилась Дашаэль. Сержант забрал у неё свою последнюю неистраченную гранату и пригласил в шатёр. Дашаэль была из лесных эльфов. Фигура как у Тинаэль. Мальчишеская, с узкими бедрами, грацией пантеры. Жора уже всех девчонок знал по именам. У него сегодня был день лесных эльфов. Поскольку Людаэль, которая должна была прийти после обеда, тоже относилась к этой разновидности эльфов. Когда девушка разделась, и сержант обозрел её со всех сторон, то остался доволен девичьим богатством, предложенным его вниманию. Талия у Даши была нестандартно высока, что придавало ей своеобразный шарм. Грудь солидная, ниже груди сразу осиная талия, примерно на ладонь выше пупка, которая переходит в длинные бёдра. Попка удлинённая, с длинными булочками. Красивая такая попка. Да и смешно было бы, если б у конниц были жидкие попки. Эдакая изящная амфора, а не фигурка. Ноги настолько длинные, что сержант резонно решил, что стоя ничего не светит — он просто не достанет. Но ласкать он её начал именно стоя. Легонько погладил с внутренней стороны бёдер пальцами, и девчонка догадливо раздвинула свои точёные ножки. Жора тут же глубоко засунул между ножек свою руку, коснувшись локтевым сгибом её щелки, а ладонью захватив сзади булочки. Руке было хорошо. Он мял ласково попку, рукой массировал промежность, а губами целовал грудь. Девчонка пахла вкусно. Какими-то лесными травами или цветами. Свободной рукой он теребил ей сосок на второй груди. Дашутка потихоньку млела от удовольствия, оглаживая Принца по спине ласковыми ладошками. Боец уже встал как положено, коснулся девичьей ноги и эльфийка вздрогнула от его жара. Тут же её ручка переместилась на Жорин агрегат и начала его осторожно ласкать. Нежно-нежно. Боец от этой нежности начал наливаться желанием, гордо подставляясь по девичью ручку.

— Пойдём ка, славная моя, на кроватку, — сказал ей Жора увлекая к постели.

Дашенька легла на спинку, расставив ноги. Жора лёг сверху. Девчонка была ему в размер. Глаза в глаза, губы против губ, грудь в грудь, его парень против её щелки. Вот губками он и занялся. Он их целовал, легонько сосал, залезал языком в её ротик. Не обделяя вниманием ни верхнюю, ни нижнюю. Губы у Дашеньки были красивые, влекущие, как о таких говорят. И заниматься такими — одно удовольствие. Сладкие как конфетка и тоже со своим запахом и вкусом. Парень тоже нашел себе развлечение, потихоньку толкаясь у девичьей щелки, полируя губки и клиторок. Жора приподнялся на руках и начал целовать грудки, с острыми пиками торчащих сосков. Локтевого сгиба он коснулся губами чисто случайно, но девчонку как будто пронзило током. Сержант взял её ладошку исцеловал все пальчики и двинулся по руке вверх. При приближении к локтевому сгибу Дашенька заволновалась, и легонько попыталась ручку убрать из-под Жориных губ. Но сержант на попятный не пошел, а начал упорно целовать и ласкать языком нежную кожу в этом месте. Девчонка тоненько заскулила, потом задышала, потом уже начала метаться по кровати. Ласка была нестерпимой. Кажется, Жоре повезло, и он нашёл ещё одну эрогенную зону у эльфиек. Сержант перенес поцелуи на другую руку, о сам цапнул девичий лобок и начал ласкать пальцами клитор и истекающую соком промежность. Девчонка дошла до кондиции. Жора занял позицию сверху и чуть потянул руками её ножки. Дашенька тут вскинула их вверх, широко разведя в стороны, открывая сержанту всё самое сокровенное. Она даже потянула пальчиками половые губы в разные стороны, показав свою целочку во всей красе. Боец уже рычал, готовый наброситься на такой сладкий подарок и Жора вошёл. Резким толчком и до упора. Дашка заголосила. Сержант держал её за изящные щиколотки, и вгонял своего бойца в тугую щелку. Ножки у Дашки были исключительной красоты. Прямые стройные ноги, выпрямленные во всю длину и разведённые до упора, чтобы принять мужчину. К оргазму она подходила быстро. Почувствовав, что девчонка вот-вот разрядится, Жора закинул её ножки на плечи и навалился со всей дури вбив, пацана по самые яйца. Кричала она хорошо. Зазывно. Парень, выплеснув заряд, падать не спешил. Оргазм у девчонки был хороший. Внутри всё ходило ходуном сжимаясь и разжимаясь. Так и не утихомирив бойца сержант отпустил девочку и перевернул её на животик. Откинул волосы со спины, наслаждаясь видом изящного тела. Он гладил её по спине, по попке, и начал потихоньку целовать ушки. Решил проверить одну мысль и начал целовать её изумительные ножки. Когда губы дошли до подколенного сгиба Дашенька опять начала реагировать очень остро, резко прогибаясь в талии и выпячивая попку. Сержант вогнал ей пару пальцев в промежность, и попка закрутилась пропеллером, стараясь эти пальцы вогнать поглубже. Боец тоже рвался на фронт, раздумывая, какую дырочку выбрать. Жора легонько попробовал пальцем анус.

— Да, да, да! Хочу туда! — тут же откликнулась Даша.

Сержант загнал свой конец в щелку, чтоб получить смазку, а потом начал обрабатывать попку. Шло туго, Дашка билась, пытаясь насадиться, но конец не шёл. Догадливая девчонка растянула руками булочки и головка, наконец, вошла. Жора покачал ствол, чуть растягивая дырочку и вогнал глубже. Даша орала не переставая, и сержант никак не мог понять, то ли от боли, то ли от удовольствия.

— Может вытащить? — спросил Жора, накрывая её руки своими.

— Нет, нет, нет! — прохрипела Даша, насаживаясь чуть глубже.

Дырочка была очень узкая. Сержант опять покачал в разные стороны и проник чуть глубже. Без смазки шло плохо.

— Погоди, — ласково погладил он её по спинке. «Не акт, а издевательство над человеком!» Сержант вытащил свой прибор, засунул большой палец ей сначала в щелку, источающую соки, а потом уже им стал разрабатывать узкую дырочку. Отверстие постепенно поддавалось, становясь шире. Дашка уже не орала благим матом, а крутила своей замечательной попкой свободно. Бойцу такое замещение не нравилось. Он нырнул в щелку и попытался тоже получить удовольствие. У девочки всё с непривычки уже набухло. Жора вытащил палец и приставил член. На пол шишечки зашло нормально. Он покачал и вогнал глубже. С третьего раза вогнал весь. Потихоньку подвигавшись, чтобы девчонка привыкла, он уже, прихватив её за попку руками начал натягивать основательно. Пошел оргазм. Сунув палец во влагалище он только его усилил. Боец стоял колом, Дашка кричала, сержант бдел. Его здесь не для удовлетворения девок поставили, а детей делать. Вытащил он вовремя, не поддавшись на изумительные извивы женского тела и вогнал в тугое влагалище. Дашка заполучила ещё один оргазм, который наложился на предыдущий. Семени выплеснулось много.

Жора поставил её на коленочки, ещё раз всю обласкал и пошел мыться.

— Давай вставай, радость моя, — погладил он её по попке.

Дашка гибкой пантерой соскочила с кровати, отвесила ему поясной поклон и сказала:

— Спасибо Принц! Всю жизнь твою доброту буду помнить!

Поцеловала в губы и выскользнула в соседнюю комнату. Жора услышал плеск воды и шуршание одеваемой одежды. Сержант быстро оделся тоже. Из шатра вышли вместе.

— Приветствуем Дашаэль ставшую женщиной от Первого Принца! — прокричали амазонки поздравление и замерли, ожидая результата проверки от Марисан. На артефакте загорелся зелёный огонёк. Толпа дружно поздравила девушку с беременностью, и обрадованная ещё одной появившейся жизнью, разошлась на работы. Фериэль задумала все-таки прикрыть лагерь ещё двумя плетёными стенами и девчонки мастерили два плетня. Укрепление приобретало вид прямоугольника, ограниченное тремя стенами, примыкавшими к лесу.

Сержант бродил час около скал, выискивая подходящую вертикальную трещину. И все-таки нашел. Шириной сантиметров сорок, глубиной метр. Высота скалы была метра четыре. Сверху и снизу трещины имелись хорошие подходы. Он выпросил у Фериэль трёх девчонок с Дашаэль во главе, и за час они закрыли трещину плетёным щитом. Изнутри щит промазали глиной, чтоб не загорелся и дым не выходил через щели. Получилась вертикальная труба. Внизу планировалось разводить костёр, сверху опускать на шестах или верёвках рыбу, или мясо. Дашаэль нарубила пахучего приятно пахнущего кустарника. Девчонки натащили хвороста и дров. Дрова Жора попросил собирать от деревьев одной породы. Надо было определиться с топливом. Нашлось пять верёвок четырёхметровой длины. Сержант навязал на каждую верёвку по восемь металлических крючков, получилось всего сорок мест для копчения. Идея была простая: сверху в трубу опускались верёвки с насаженной рыбой, снизу разводился костёр. Дым и тепло шло по трубе вверх, получалась рыбка горячего копчения. Попросив Марисан наложить на верёвки и искусственную стенку заклятье несгораемости, ещё до обеда запустили дымоход в работу. Рыбу вешали почищенную. Крючки цепляли за головы, где кости покрепче. Немного присолили.

— А сколько времени будет готовиться? — спросила подошедшая Первая мать и Фериэль. Как же без начальства. Первая промышленная коптильня на континенте!

— Думаю, три-четыре часа, — сказал Жора. — На ужин будем уже пробовать, — пояснил он расклад. А там уже надо будет определять опытным путём. Ясно, что снизу будет готовиться быстрее — жар больше. Возможно придется доставать в процессе приготовления и перевешивать, верхнюю вниз, и наоборот. Двух человек придётся для работ выделить. А может и одна справится, если дров заранее заготовить. От дров и от кустарника, который добавляют для запаха, зависит вкус рыбы. У нас обычно используют вишню, ольху, можжевельник. Ваши деревья надо пробовать, их я не знаю. Но Дашаэль подсказала вот этот кустарник, не подойдёт, попробуем другой. Всё равно будет вкусно. У нас ещё рыбу вымачивают в соленом растворе, чтобы дольше сохранялась, потом промывают, подсушивают и коптят. Но мы будем делать как быстрее. Марисан наложит заклинание, и рыба не испортится. В общем сделать вкусную рыбу не так и сложно. Её можно и продать дороже.

— Напишешь нам рецепт, — переглянувшись с Фериэль, сказала Первая Мать. Обе прекрасно осознавали, что вчерашняя жареная рыба в Ариэле обошлась бы для полусотни в три золотых. Половина девчонок из-за цены и не пробовали её никогда. Особенно те, кто копил на самца.

Жора в общем уже у девчонок не интересовался — девушки они или нет. Поговорив с Фериэль, он просто внёс в список пометку. Переспавших с мужчиной на всю полусотню оказалось пять человек. Ни одной матери. Фериэль дважды пробовала зачать, но ничего не получилось. Командир очень надеялась на Принца. Без рождения девочки, она так и останется полусотницей, пока по старости не уйдет на отдых. Вряд ли ей дадут послужить больше установленного срока. Который для бездетных командиров составлял пятнадцать лет. Если же она забеременеет, ей предоставят пятилетний отпуск для воспитания ребёнка с сохранением содержания, а потом должность сотника. Оклад у которой уже десять монет. С пяти лет разрешалось держать детей при казармах полков. Полк их брал на обучение, кормежку и присмотр. За одну монету в месяц. Любая мать имела в полку чин не ниже десятника. При наличии двойни, повышение шло через чин. На весь корпус такая была всего одна, пятнадцать лет назад. Редчайшая удача. От принца двойней уже забеременело трое. Через пять лет Натаэль станет из обычного воина полусотником. Хотя у магов свои заморочки, но Марисан тоже наверняка продвинут в должности. Про орчанку и говорить не приходится. У орков уже пятьдесят лет не рождались двойни.

Поговорив с глазу на глаз с Первой Матерью, Фериэль узнала, что Принц Георгий считает, что чем больше сменилось поколений с момента вымирания мужчин, тем больше у женщин шанс понести детей и даже мальчиков. Её род Осеннего листа раньше был весьма богат, и мог позволить своим женщинам часто беременеть. У Фериэль было три бабушки и она очень надеялась, что сумеет забеременеть от Принца. Тем более она должна идти на соитие через два дня первой в начале дня, когда Принц отдохнёт и будет полон семени. Девчонки уже пытались перекупить друг у друга очередь, но командир их обломала, сказав, что никаких махинаций не допустит. Всё свершится по воле богов, согласно жребию. Вне очереди имеют право только раненые на охоте и то, только после того, как Марисан даст добро. Нечего под Принца увечных девок подставлять. А список уже сократился на четверых, раненых при атаке нагов. Их черёд придёт только после выздоровления. Сейчас эти неумехи, которые подставились под вражеские дротики, себе локти кусают. Командир жалела лишь одну Канаэль, которой дала приказ открыть ворота загона. Той некуда было деться, когда десяток дротиков полетел в неё. Задачу она выполнила, рану получила из-за обстоятельств. Повезло, что живая. По жребию Канаэль была четырнадцатой.

К обеду вернулись рыбачки и охотницы. Рыбачки, довольные и счастливые притащили две корзины рыбы. Охотницы добыли два оленя. Весьма крупных, килограмм на двести каждый. Рыбу принесли уже потрошеную, чтобы не разводить грязь в лагере. Чешую не чистили, так сказал Принц. Обе корзины отнесли к коптильне. С оленей за пределами лагеря содрали шкуру, очистили от мездры. Фериэль собралась их отдать на выделку в городе. Пригодится кому-нибудь на коврик, или одеяло. Тушу одного оленя отнесли к коптильне, второго к мангалу.

Принцу нашли вторую кастрюлю и Марисан наколдовала лимонную воду. Вообще она знала заклятья на десяток напитков, но со вкусом лима девчонкам нравился больше всего. Колданула дважды и Жора отчётливо почувствовал вкус лимонной кислоты. Сержант нарезал и замочил мясо на шашлык. Желающих приобщиться к рецептам Принца было полно. Отправил Динаэль в лес, поискать что-то типа репчатого лука. Та вернулась через двадцать минут, принеся двадцать луковиц. Марисан определила, как съедобные. Жора попробовал — лук, как лук, только фиолетового цвета. Часть покрошил в замоченное мясо, часть оставил. Та же Динаэль нарезала для шашлыка прутиков, таких, на которых жарили рыбу. Дрова на коптильню таскала целая пятёрка. Заготовили и для мангала. Пока мясо мариновалось, поднялся на скалу коптильни. Дым валил исправно, запах приятный. Рыба подходила к готовности, пахло одуряюще. Вытащили одну связку, попробовали — нижние рыбины уже дошли, верхние нет. Перевернули верёвки.

— Еще час, — сказал сержант потом будет готово. — Снимете с крючков, готовую рыбу сложите в чистую корзину. Нацепите вторую партию, её только надо чуть подсолить.

Результат был неплох: за два часа сорок рыбин. И по вкусу вполне прилично. Захотелось отдохнуть. У шатра уже маячила Людаэль — лучница из разведки, тоже лесная эльфь. В лагере её Жора видел редко — с утра уходила с разведкой. Расспросил, пока раздевались. Девчонка оказалась местным снайпером. Первое место по стрельбе в полусотне и второе в корпусе. Сложена так, как и предыдущая подружка: талия из-под грудок, ноги от ушей, сиськи торчком, попка удлинённая. Рост метр восемьдесят. Грациозная и изящная кошка. Молоденькая- молоденькая. Чуть постарше Тинки. А вот волосы выдающиеся — на всю полусотню одна такая. Цвет белый с серебром. Глаза чёрные, весёлые, улыбка убойная. Красавица. Парень сразу поднялся, видно тоже девчонка понравилась. Дал подержать пальчиками — девчонкам это в кайф, попробовать на вкус, губки просто изнывали желанием прикоснуться, обласкал руками всю с ног до головы, положил на кроватку. Начал целовать губки, шейку, ушки, сгибы на локтях, ладошки. Девчонка потекла. Крепко так потекла. Жора вошёл, одним толчком до середины и тут же до конца. Девочка только раз при этом вскрикнула. Дырочка была, как у всех девок, тугая, парень радовался, врываясь внутрь. А вот результата не было. Сержант и покачался из стороны в сторону, и клиторок пальцем покрепче прижал, и губки засосал, и свободной рукой за грудь схватился. Ну не шла девчонка на оргазм, только постанывала тихонько, когда он вонзал своё копью.

— Людочка, ты не в разведке, — шепнул он ей на ушко, — расслабься. Хочется кричать — кричи, хочется двигаться — двигайся, хочется меня покрепче прижать — прижимай. Покажи мне, что тебе наше соитие нравится. Подставляй те местечки, куда хочется, чтобы я целовал или ласкал. Хочется говорить — говори! На этой постели я не Принц, я — Жора.

Инструктаж подействовал сразу. Девчонка искусственно сдерживалась, чтобы не выдать своих эмоций, а может просто боялась подбирающегося оргазма. Она тут положила его ладонь себе на ушко, впилась губами в его губы, обняла двумя руками за попу и изменила ритм.

— Медленно и глубоко, — прошептала она, поджимая колени к грудям.

Сержант вошёл по самые яйца, ударив ими по её попке, задержался там и медленно вытащил. Хватило десятка движений, и Людочка разразилась неистовым оргазмом. Видно у неё перехватывало дыхание, и она судорожно всхлипывала. Сержант, не жалея потянул, её за ушко, и девчонка наконец закричала, сбрасывая остатки наложенных на себя запретов. Он уже драл её как положено, быстро и сильно, захватив губку легонько зубами и подтягивая её за оба уха. Кричала она здорово. Парень выплеснул заряд и не думал успокаиваться. За первым оргазмом пошёл второй. Вот здесь уже и Жора уменьшил усердия, переходя на медленно и глубоко. Парень опять встал по стойке смирно. Жора перевернул девочку на живот, поставил на колени и вошёл в щёлку сзади. Откинул волосы в сторону, чтобы показалась изящная спинка и попка. Ухватил одной рукой за серебро волос, запрокинув голову назад и начал вгонят своего хлопца глубоко и медленно, постепенно увеличивая темп. Она не надевалась на его пацана. Работала её талия. То прогибаясь до самого ложа, то вздыбливая спину ему на встречу. Попа ходила вверх- вниз. Парень рвался вперёд, стараясь засадить до самых гланд. Кончили вместе. Людочка опять разразилась криком, попка мелко-мелко затряслась, и сержант почувствовал, как внутренние мышцы девчонки сдавили его бойца в огненном плену. Вырываться он не стал. Товарищ сам потихоньку сдулся, а девочка опустилась на живот и расслабилась.

— Ты очень красивая, Люда, — погладил он её по нежной спинке и попке. Взгляд прошёлся по её сдвинутым модельным ножкам, которым Жора так и не уделил внимания. Он погладил эти ножки и слез с кровати.

Когда он вернулся, девчонка, следуя совету Марисан, опять стояла на коленках, прогнувшись в талии и опустив голову на ложе.

На сержанта посмотрели настороженные глаза:

— Жора, а я тебе нравлюсь, как самка? Ты дважды назвал меня во время соития коротким именем.

— Во время соития я всех называю короткими именами, это не значит, что выбрал тебя в жёны. А как женщина, ты очень красивая. Если бы тебя перебросить в наш мир, то за тобой ходила бы толпа самцов, с желанием прикоснуться и склонить к соитию. Такие красивые девушки — у нас редкость.

Девушка соскочила с постели поклонилась и сказала:

— Спасибо Принц! Буду помнить твою доброту всю жизнь!

Людаэль понесла девочку.

Глава 10. Восьмая. Лисаэль. Девятая. Динаэль

Девчонки закоптили две корзины рыбы и перешли к третьей. До отбоя должны были успеть. Сержант начал насаживать замоченное мясо на шампуры, перекладывая колечками лука. Мангал отпылав огнём был забит раскалёнными углями, которые давали устойчивый и равномерный жар. Принц привлёк пару желающих помочь и двадцать палочек шашлыка уже жарились над огнём истекая соком. Жора брызгал на них лимонной водой, гнал воздух тряпкой, вовремя переворачивал. Всё мясо, замоченное в кастрюле, сержант к ужину успел прожарить. Попробовал сам — шашлык ему понравился — мягкий, нежный, вкусный. У девчонок появился выбор. Еды заготовили на три дня. Кулинарные изыски Принца прошли на ура. Копчёная рыбка и мясо. Прутики, как и обещала Дашаэль, от огня приобретали твёрдость стали и могли быть использованы под шампуры не один раз. Сам сержант налегал на мясо, придерживаясь аксиомы, что от рыбы только светится. Фериэль установила норму — по трети копчёной рыбины и два-три кусочка мяса от шашлыка. Кто хотел, мог взять добавку. Девчонки с восторгом поглощали необычную для них еду, вкусную до невозможности. Командование, с радостным мычанием вгрызаясь в рыбу, тоже одобрило начинание Принца. Фериэль решила завтра поставить пару человек плести корзины. Тары под еду явно не хватало. Ещё двух оленей надо было обработать.

Вернувшаяся перед ужином разведка и наблюдатели со скалы ничего подозрительного не обнаружили. Ведя разговор за ужином, сержант поинтересовался почему отсутствует запах от трупов нагов. День пролежали, должны вроде начать разлагаться.

Жору просветили, что Марисан, выспавшись, наложила на округу заклинание сохранения умершей плоти. Тела теперь не разлагаются и не привлекают хищников. Иначе зверья бы здесь было полно. А это неправильно, когда звери поедают тела разумных. Заклинание надо было подзаряжать раз в сутки. Марисан, оказывается, была маг универсал. Хороший маг-универсал, закончившая семилетнее обучение в академии столицы. Направление в полусотню ловцов было для неё короткой практикой в армейских частях. Она была магом второго ранга. Обычно с ловцами посылали мага на ранг ниже. Участие в охоте на самцов было привилегией. Совет магов сам подбирал кандидатуры и утверждал их на Совете матерей. Интриги за место шли страшные. Магов было много, а команд ловцов каждый год не больше шести. Но все эти интриги не касались самих магов, посылаемых с ловцами. Всем крутил Совет магов. Кандидатам же объявляли готовое решение. Те получали письменный приказ на убытие с такой-то командой ловцов уже после того, как ловцы вытянули жребий. Полусотня Фериэль доставшимся им магом была довольна.

— Девчонки, а не поясните мне насчёт лесных эльфов? — спросил Жора. — Уже третья после соития кланяется, говорит спасибо, и что будут помнить мою доброту всю жизнь.

— Лесные эльфы самые бедные из населения Элистана, — пояснила Марисан. — С удовольствием идут в армию. Они прекрасные следопыты, разведчики, лучники. Отлично владеют мечом. В отряде их шесть человек. Посылают их специально, чтобы за десять лет службы они забеременели. Все копят деньги на самца. Ведут учёт всех самцов в городе. Если отвели девчонку на соитие, а она не забеременела, то больше к этому самцу ни одна лесная эльфа не зайдёт. Десять монет накопить трудно, получается деньги на ветер. Самцы тоже их не любят, поскольку приходится стараться, чтобы девчонки забеременели. А фраза, что они говорят, означает, что девчонка предлагает себя в качестве жены. Свободные самцы очень редко желают жить в лесу. Все в основном оседают по городам. И если самец действительно забредёт в их леса, то род в лепёшку расшибётся, чтобы создать ему нормальные условия. А эта девчонка действительно будет заботиться о таком самце всю жизнь. Все они из разных родов, поэтому Принц, уже три рода лесных эльфов пообещали тебе райскую жизнь. Когда их вожди узнают, что девчонки забеременели от Первого Принца, их на руках носить будут и все пылинки сдувать. Ты даже не представляешь, насколько это престижно, носить ребёнка от Первого Принца. Так что все мы тут счастливицы.

Фериэль усилила на ночь охрану, поменяла автоматчика и пулемётчика. Первая мать спала в Жорином шатре. Сержанту с ней было уютно. Жора спал в полосатой десантной майке и белых шёлковых штанах. Элечка спала голенькой, укрытая только гривой своих чёрных волос. Он ласково её обнимал со спины, упершись перчиком в попку. А она балдела, накрыв его руку, которой сержант держался за грудь, своей ладошкой. Высыпались они отлично, словно во сне дарили друг другу частичку себя.

Проснулись под командирский голос Фериэль, раздававшей приказы. Наблюдатели и разведка быстро поев, отправились выполнять задачи. Командир позволила всем позавтракать, затем провела тренировку по отражению конной атаки из-за укрытия. Надавала всем люлей, кто, по её мнению, двигался медленно и провела тренировку повторно. Чтобы каждый боец запомнил свой манёвр. Тридцать эльфийских луков — это грозно. Девчонки мгновенно взлетали на помосты, готовые убить всё, что окажется в пределах видимости. Затем отправила всех по работам. Полтора десятка отправились поить, чистить и мыть лошадей. Пять человек вбивали перед лагерем в землю колья. Десяток занимался заготовлением дров и пластовал мясо на шашлык и коптильню. Даже из легкораненых, которые могли передвигаться, организовала команду, заставила её пробежать десять кругов внутри лагеря и заняться гимнастическими упражнениями, насколько позволяли раны. Попросила Марисан наложить заклятья хотя бы на сотню стрел. Всё-таки заговорённая стрела — это заговорённая стрела!

К Жоре подошла автоматчица Мираэль. Седаэль несла службу в окопе.

— У нас вопрос появился по автомату Первый Принц.

— Давай Мираэль спрашивай, — доброжелательно ответил Жора. — Чем смогу помогу.

— К автомату положен штык или нет?

— Да, положен. Погоди минуту, я сейчас.

Сержант зашел в шатёр, достал из сундука мешок Малого и вытащил оттуда штык нож. Свой штык нож к винтовке Драгунова он никогда из оружейки не брал. Зачем снайперу ещё и штык? Жора прихватил Мираэль и пошёл к окопу, чтобы десять раз не объяснять.

Седаэль, увидев целенаправленно двигающегося в ней Принца, вылезла из окопа.

— Это штык нож для автомата, — начал Жора, — состоит из трёх частей: клинка, ручки и ножен. На клинке имеется пилка — может пилить металл, дерево пилит плохо, поскольку зубья мелкие. Есть вот такое отверстие. Если сложить клинок и ножны вот таким образом, — показал Жора, — то получатся ножницы, для резка проволоки или тонких веток. Штык нож может носиться на автомате или на поясе.

Сержант показал, как надевается и снимается штык с автомата, заставил автоматчиц повторить. Показал удары в рукопашном бое штыком, прикладом, магазином. Девчонки разобрались быстро. Решили нести дежурство с пристёгнутым штыком.

— А вот это вы зря, девчонки. У нас штык пристёгивают, когда патроны кончились! Чтобы хоть ещё одного врага убить! Вам Марисан сделала идеальное оружие. Выстрелов неслышно и не видно! Идёт на вас полусотня, вы и начинаете её отстреливать. Выбили командиров, выбили десятников, а потом уж и за бойцов принялись. Пока до вас добегут, или доскачут, вы всю полусотню добьёте. И враг ничего не понимает, он в растерянности: стрелы не летят, а бойцы убитыми падают вместе с лошадьми. Незаметность — вот главный принцип ведения вами боя. А вы хотите штык нацепить, чтобы все видели, что у вас тоже оружие. А вы свою позицию должны так замаскировать, чтобы никто и не подумал, что из этого места их убивают. Тогда победа будет всегда за вами! Поняли?!

— Спасибо, Первый Принц, мы всё поняли, — сказала Мираэль, назначенная в этой паре старшей.

— Да и вообще, это оружие показывать чужим не надо. Знают в нашем отряде и хватит. Я бы на вашем месте сшил чехол из материала и носил автомат в чехле, подальше от любопытных глаз. Естественно, когда не на позиции.

Через пять минут прибежала Яриэль, требовать штык для пулемёта. Жора её обломил, сказав, что для пулемёта штык не предусмотрен. Плох тот пулемётчик, который врага подпустил вплотную.


Полученное от Второй Матери Орков уведомление о признании Первой Матери Элистана Элиэль из рода Голубой воды и Первого Принца Георгия сына Виктора из рода Штыка наделало много шума в столице. Совет Матерей уже получил доклады, что две сотни орков перешли границу и движутся в сторону портала, где проводилась охота. Переслали и донесение полусотника Фериэль, где говорилось, что половина отряда убита, половина ранена. Захвачены богатые трофеи и срочно требуется помощь не менее двух сотен воинов, поскольку обнаружена разведка орков. Из этих трех сообщений всем Матерям стало ясно, что в Элистане появилась Первая Мать и Первый Принц. Георгия сына Виктора из рода Штыка Совет утвердил на должности Первого Принца, о чём и было объявлено всему народу и разослано радостное сообщение о появлении Первой Матери Элистана. Вслед ушедшим сотням из Ариэля и Зариэля поскакали гонцы с приказом бросить обоз и двигаться форсированным маршем на помощь Первой Матери Элистана. Корпус Первой Матери получил приказ выдвигаться. Три полка сосредотачивались у границы в Зариэле, один полк, столичный, которому надо было двигаться двадцать дней, шёл на Ариэль. Больше перемещений войск Совет Матерей делать не стал. На границе анклава людей и орков стояли двадцатитысячные армии нагов, и война могла разразиться в любой момент. Наверняка Вторая Мать Орочьих земель встречалась с Первой матерью Элистана и заручилась поддержкой эльфов в войне с нагами. Поэтому и послала сообщение о признании Элиэль из рода Голубой воды Первой Матерью. Непонятным оставалось одно: орки получили информацию о Первой матери на следующий день после охоты. Только такое событие континентального масштаба могло заставить Вторую Мать орков в нарушение договора пересечь с охраной границу Элистана. Эльфы узнали эту информацию от орков спустя двое суток. Вывод напрашивался сам собой — эту новость уже знают и наги, и люди. Действия нагов понятны: убить Первую Мать и Первого Принца. Действия людей пока не предсказуемы. Но всему Совету было ясно, что грядёт жестокая кровопролитная война. Были посланы магические депеши готовить ополчение, припасы и оружие. Армейским полкам быть готовым к немедленному манёвру в нужном направлении.

— Вторая Мать, — доложила вошедшая секретарь, — Посол Анклава Людей просит аудиенции.

— Зови, пусть заходит, — согласилась Соняэль.

В кабинет Второй матери Элистана вошла посол Ири-на из рода Совы.

Отвесив поклон, посол сказала:

— Не будет ли так любезна Вторая Мать Элистана Соняэль подтвердить мне сведения о появлении в Элистане Первой матери?

— Совет Матерей поздравил народ Элистана с Появлением Первой Матери Элистана Элиэль из рода Голубой воды. Объявил Георгия сына Виктора из рода Штыка Первым Принцем Элистана. Вторая мать Орочьих Земель Роксашам признала Первую Мать и Первого Принца в специальном сообщении. Первая Мать сейчас находится в районе реки Талз в двадцати лигах от границы с орками близ городов Ариэль и Зариэль. Состоялась встреча Первой матери Элистана и Второй Матери Орочьих земель. Результаты переговоров неизвестны. Связи с Первой Матерью нет, до прибытия в ближайший город. Для сопровождения отправлены войска. Вот пока вся информация.

— Как Совет Матерей Элистана оценивает обстановку в связи с создавшимся положением? — спросила Посол Анклава людей.

— Обстановка тревожная. Появление Первой Матери ускорит нападение войск Империи Нагов. За Первую Мать эльфы будут драться до последнего бойца.

— Анклав людей не успеет подготовиться к войне. Нам нужен ещё год, для создания запасов оружия и продовольствия, — сказала Ири-на.

— Все войны начинаются неожиданно. И всегда не хватает время на подготовку. Наги нападут, когда это будет выгодно им. Ждать, пока усилятся соперники они не будут.

— Я не сомневаюсь, что двадцатитысячную армию нагов, стоящую на границе Анклава, мы разобьем. Вопрос в том, сколько ещё таких армий у них припасено? — высказала свою позицию Посол.

— К сожалению, таких сведений Совет матерей не имеет, — ответила Соняэль. — Да это, собственно, ничего и не меняет. Нам придется драться за свою жизнь и за своё будущее. Анклавы людей и эльфов еле поддерживают свою численность. Численность орков ежегодно сокращается на пятьсот особей. Война, затеянная нагами, приведёт к резкому уменьшению населения. Мы, как и орки, станем вымирать. Им достаточно будет подождать ещё двести триста лет и наши земли они возьмут голыми руками. Появление Первых Матерей — наш единственный шанс, что удастся возродиться нашим народам и у нагов не получится захватить весь континент.

— Спасибо Вторая Мать за предоставленную информацию. Я сегодня же доведу суть сказанного до Второй Матери Анклава людей.

Посол откланялась и ушла.


Две сотни, направленные из Ариэля сразу, как только получили донесение от ловцов, двигались быстро. Если бы не Ливень, накрывший две сотни эльфов на марше, гонцу вряд ли бы удалось их догнать. Ливень пришлось пережидать четыре часа светлого времени. Стена воды ограничивала видимость на расстоянии руки. Успели свернуть в лес и натянуть палатки. Попавшие под ливень лошади, идти отказывались. Закрывали глаза и останавливались. Струи воды секли весьма чувствительно.

По-хорошему надо было спокойно переждать два дня, пока солнце подсушит землю, а ручьи, превратившиеся в речки, войдут в берега. Но было приказано двигаться быстро и сотни, переждав ливень, пошли. Земля раскисла, в фургоны пришлось запрячь ещё по паре лошадей и помогать выталкивать, если где застревали. Броды стали непроходимыми, и каждая переправа становилась проблемой. Но колонна двигалась, пусть по пять лиг в день, но ползла. Гонец из лесных эльфов, двигавшийся на трёх лошадях, догнал сотни на четвёртые сутки. Сотни остановились перед очередной речкой.

— Распоряжение Совета Матерей приказано довести до всех эльфов. Прошу построить всадников, — сказала гонец, весело улыбаясь во весь рот. Сотники дали команду, и воины построились в пять рядов. Гонец достала из седельной сумки кожаный тубус и извлекла послание Совета Матерей. Читала она громко, слышали все:

«Совет Матерей Элистана оповещает всех эльфов, что волею богов, на нашей земле появилась Первая Мать Элистана Элиэль из рода Голубой воды и Первый Принц Элистана Георгий сын Виктора из рода Штыка. Слава Первой Матери и Принцу!»

— Здравица в честь Первой Матери! — прокричала командир первой сотни.

— Славься, Первая Мать!

После этого, все трижды ударили рукоятками кинжалов в щиты. Прозвучало грозно.

— Ты дала нам надежду!

Ещё трижды загремел металл от мощных ударов.

— Здоровья тебе и твоему сыну!

Четыре лязгающих удара завершили здравицу.

После этого строй взревел и рассыпался. Половина плакала, вторая половина радостно орала, лошади крутились, топтались на месте, не понимая, что произошло, и почему их хозяйки сходят с ума.

Гонец подняла руку, прося тишины:

— Совет Матерей приказал: Оставить обоз и форсированным маршем двигаться на помощь Первой Матери. Она среди тех ловцов, к которым вы направляетесь.

После такого сообщения наступила тишина. Все осознали, что в конце марша они увидят ПЕРВУЮ МАТЬ ЭЛИСТАНА! Пришло время командиров сыпать командами. Разобрали запас продовольствия и стрел. С обозом оставили десять бойцов — по пять из каждой сотни и конная колонна пошла через реку. Все рвались вперёд. И кони тоже поняли, что настала пора выкладываться по полной. Лишь десять несчастных, на которых пал выбор командира, смотрели вслед уходившим подругам. Они должны были довести обоз до места.


Две сотни с юга из Зариэля шли быстрее. Погода благоприятствовала. Командир полка с двумя сотнями воинов отправила опытного полкового мага-универсала второго ранга и целителя из городской магической гильдии. Из полученного донесения ловцов значилось, что раненых много, а из донесения пограничной стражи, что две сотни орков перешли границу. При столкновении с орками раненых будет ещё больше. Поэтому командир полка и наняла городского целителя. Три сотни бойцов командир оставила в городе. Сотни, направленные на помощь, уверенно сделали два суточных перехода по пятнадцать лиг. Затем встали, давая отдых лошадям. Отдохнув почти сутки сделали ещё один переход и встали на ночёвку. До цели оставалось примерно пять лиг. Разведка обнаружила следы орков, идущих от границы и обратно. Толи они уже сделали своё чёрное дело, захватив добычу ловцов, толи просто повернули. Следопыты говорили, что туда и обратно орки шли с предельной скоростью.

Командир первой сотни Фридаэль, назначенная командиром отряда, отправила усиленную разведку, закрылась со всех сторон дозорами и только после этого дала команду колоннам на движение. Амазонки были в полном вооружении, готовые немедленно вступить в бой. Двигались легкой рысью, прекрасно зная, что пять оставшихся лиг пройдут за четыре часа, и еще до обеда достигнут укрепления ловцов.


Жора чувствовал себя отдохнувшим. Сил с утра было полно. Лисаэль после завтрака уже крутилась у шатра.

— Найди Динаэль и вместе зайдёте, — сказал Жора девчонке.

Та мгновенно испарилась и вернулась с подружкой.

«Странно, — подумал Жора. — Лесных эльфов всего шесть в отряде, с этими двумя уже пять через меня прошли. Интересно, как они жребий бросали, если вся разведка впереди всех оказалась? Сразу после пятёрки Эли?»

— Раздевайтесь, — сказал Жора, заведя их в шатёр. Девчонки были как из инкубатора. Даже волосы одного цвета.

— Вы не родственницы случайно? — спросил он.

— Да, мы из одного рода Серебряной стрелы, — ответила Динаэль.

— Красивые же у вас девчонки в роду, — сказал сержант. — Хоть на выставку.

— Жора, а выставка — это что?

— Выставка — это место, где выставляют самое красивое, чтобы все могли прийти и полюбоваться, — пояснил сержант, кружась вокруг девок и оглаживая их выпуклости. — Вот посмотрите, какие у вас красивые грудки, их даже трогать боязно, такие они нежные и упругие, — гладил Жора им грудки. А попочки какие прекрасные, — гладил он их по попкам. — Губки сами просятся, чтобы их поцеловали, такие яркие и влажные. Очень красивые губки.

Сержант переместился вперёд и начал по очереди целовать девчонок. Парень, ошеломлённый обилием сладкого, уже стоял. — А ножки, такие длинные и стройные, так и хочется раздвинуть, посмотреть, что там между ними прячется, — опустил Жора руки вниз дотронувшись до лобков. Ножки послушно разошлись, пропуская ладони Принца. Он ласкал им щелки, целовал губки и соски. Две ладошки сомкнулись на его парне, ласковыми пальчиками пытаясь отнять добычу друг у друга. Жора ласкал и приговаривал, какие они красивые и нежные. Девчонки потекли и разволновались. Грудь вздымалась, соски торчали. А вот клитор у Дины был больше и реагировал острее.

— Давайте на кровать, девочки, — сказал сержант, легонько подтолкнув в нужном направлении. Он переключился на Лису. Она по жребию шла впереди. Девчонка хорошо прореагировала на поцелуи в локтевые сгибы и на нежное покусывание ушек. Жора согнул ей ноги в коленях и вошёл. К оргазму девчонка подошла почти сразу, стоило ему сделать два десятка движений. Парень не растерялся и добавил эффекта своей струёй. Кричала она хорошо и подмахивала тоже. Старалась, умничка! Сержант перевернул её спинкой вверх и поставил на коленочки. Пошёл умыл парня от кровяных подтёков и дал поиграться им Динке. Дина старательно его облизала, почмокала губками и попыталась заглотить. С первого раза не получилось, а потом упорная девчонка своего добилась. Хлопец опять встал.

— Жора, я тоже хочу его попробовать на вкус, — вся извертевшись заявила Лиса. Парень не возражал и переместился в ещё одни подставленные губки. Потом сержант взялся за Динаэль. Девчонка завелась с пол оборота. Он лишь немного поласкал ей ушки и грудь. Клитор был очень чувствительным и едва сержант успел загнать свой агрегат и сделать три-четыре движения, как у Диночки случился оргазм. Жора продолжал двигаться, а девчонка кричать. Солдат всё никак не мог отстреляться, балдел приятель в её конвульсивно сжатых бёдрах, затем выстрелил, не выдержав её змееобразного движения тела влево-вправо, подарив хорошую струю. Жора поставил Динку в коленную позу, а сам пошёл смывать очередные следы любви.

Увидев две весёлые мордашки и пикантно оттопыренные попки, он на искушение девок не поддался.

— В задок не буду. Патроны надо беречь! — обломил он девчонок. — Быстренько встали и умываться!

Но по красивым попкам, не удержавшись, легонько хлопнул:

— Ну очень красивые попки. На выставку только.

Девчонки встали, поклонились в пояс и сказали свою ритуальную фразу.

Болельщики уже ждали.

— Поздравляем Лисаэль, ставшей женщиной от Первого Принца.

— Поздравляем Динаэль, ставшей женщиной от Первого Принца.

Прокричали поздравительную речёвку амазонки, которых перед шатром скопилось десятка два. Вернулась группа, купавшая коней.

Подошла Марисан, коснулась своим прибором живота Лисы — загорелось два зелёных огня.

— Поздравляю Лисаэль, бог наградил тебя двойней от Первого Принца! — прокричала магичка, демонстрируя прибор. Крики и восхищенные вопли были для сержанта уже привычными. Он тоже порадовался за разведку.

Марисан коснулась прибором примолкшей Дины. Артефакт тоже выдал два огня.

— Поздравляю Динаэль, бог наградил тебя двойней от Первого Принца!

Ликование стало всеобщим. Разведка отличилась. А Принц тем более. А много ли мужику надо? Мяса побольше!

«Ты безмерно крут, Жора! — сказал сам себе сержант. — За час — четыре новых жизни!»

Обе счастливые разведчицы подошли к Принцу. Обе опять поклонились в пояс.

— Род Серебряной стрелы найдёт чем отблагодарить Первого Принца за две двойни, несущих славу роду! — сказала Лисаэль.

— Спасибо, — сказал сержант. — Я рад, что род Серебряной стрелы увеличится на четыре прекрасных эльфийки.

Глава 11

Вернулась разведка. Фридаэль подозвала командира второй сотни Вераэль и обоих магов: Аннасан и Натасан.

Начальник разведки Тараэль доложила:

— К укреплению подходили со стороны реки по нашему берегу. За пятьсот шагов вышли на две поляны напротив друг друга, но по разные стороны реки. На нашей стороне обнаружили девять убитых нагов. Убиты эльфийскими стрелами. С той стороны трупов больше полутора десятка. Пришли к выводу, что наги здесь отдыхали, перед атакой на укрепление. Двинулись к укреплению ловцов. Битва была страшная. Перед стеной со стороны реки лежит около двух сотен убитых нагов. Стена низкая, в рост высотой. Десяток тел на нашей стороне. Убиты примерно два дня назад, но тела не разлагаются. Возможно наложено заклятье. Через реку мы не переправлялись, чтобы не выдать себя. Но движения в укреплении нет. Ощущение брошенности. Лесные говорят, что есть живые эльфы в стороне от крепости. Оставила двоих вести наблюдение за противоположным берегом.

— Как думаешь, Тараэль, переправиться прямо напротив крепости можно?

— Можно, но опасно. Может там всё дно кольями усеяно. Ловцы ведь знали, что наги нападут. Выслали к месту отдыха пару лучниц, чтоб панику поднять. Место высадки у реки укрепили стеной. Могли и на дне реки какие-то ловушки устроить. Лучше не рисковать. Переправиться можно и там, где две поляны. Да и ещё пару мест найдётся.

— Тогда первая сотня тихо переправляется там, где обнаружены трупы нагов. Обоз прячем до времени в лесу. Вторая сотня, не скрываясь, движется по лугу, прямо к укреплению, но реку не переходит. Связь между сотнями и обозом по амулетам.

Ведомые разведкой, первая сотня подобралась к полянам. Лесные осмотрелись, прислушались и дали отмашку. Фридаэль переправлялась вместе с первой полусотней и магами. Прикрывала вторая полусотня, готовая немедленно накрыть стрелами любого врага. Пока переправлялась вторая полусотня, осмотрели тела нагов.

— Эти трое — маги, — сказала Аннасан. — Да и заклятие какое-то на всех телах наложено, скорее всего сохранения мёртвой плоти. Заклятие наше, эльфийское.

— Меня больше интересует, как их убили. Чтобы мага нагов убить, нужно минимум пять зачарованных стрел в него всадить, у них у всех защита поставлена, — сказала командир.

— Три мага — это, как правило, три сотни бойцов, у них на каждую сотню маг положен, — высказалась Аннасан. А если учесть, что кто-то должен был и магически атаку обеспечивать, то получается на наших девчонок нападало четыре сотни нагов. Как ты думаешь, Фридаэль, сколько двадцать пять эльфиек смогут противостоять четырём сотням нагов? С учетом того, что на укрепление обрушена волна?

— Две-три минуты, потом числом сметут.

— Вот и мне так кажется.

— Но кто-то ведь настрелял две сотни нагов под стеной у реки? Может к ловцам подоспела вовремя помощь?

— Будем надеяться, — согласилась Аннасан, взглянув на расстроенного командира. — Да и оружие у всех убитых нагов собрали, — добавила она фразу, для улучшения самочувствия Фридаэль. — Если бы здесь ещё остались наги, речку бы мы так спокойно не перешли.


Около двенадцати в лагере все засуетились.

Наблюдатели со скалы доложили: «Видим два отряда эльфийской конницы. Один форсирует реку в районе стоянки нагов, второй движется по лугу в направлении крепости».

Фериэль выслала парные патрули, встретить гостей и передать приказ командирам и магам прибыть в лагерь. Она не собиралась прогибаться под прибывшее начальство. Выше Первой Матери никого в Элистане нет. Эти бойцы прибыли в её распоряжение, только они об этом пока не знают.

Девчонки, встречающие у реки, сразу прокричали приказ и указали место где можно было переправиться. Места того оставалось двадцать шагов правее той скалы, откуда стреляла пулемётчица. Всё остальное было завалено трупами. Те двое, что встречали переправившийся отряд, специально повели сотню мимо скал, чтобы показать ещё сотню убитых врагов. Проехали мимо частокола, через раскрытые ворота показав заваленный телами нагов двор крепости и повели Фридаэль и магов к новому укреплению, попросив следовать точно в след, чтобы не напороться на вбитые колья. Прибывшая сотня впечатлилась увиденным и спешилась. От реки, переплыв преграду, добралась командир второй сотни Вераэль, в сопровождении двух лучниц. Амазонки активно обсуждали увиденное и спорили сколько примерно бойцов может уместиться за новым укреплением зеленеющим плетёными стенами. Над стеной они увидели шлёмы всего десятка лучниц. Восхищались полусотней ловцов, сумевшей убить непредставимо большое количество нагов.

Командиров и магов встретили Фериэль и Марисан. Поздоровались и представились. Если не считать того, что Фериэль и Фридаэль давно знали друг друга.

— А теперь самый важный вопрос, который касается каждого эльфа, — сказала Фериэль. — Я сейчас представлю вас Первой Матери Элистана Элиэль из рода Голубой воды и Первому Принцу Элистана Георгию, сыну Виктора из рода Штыка. Все остальные разговоры после представления.

— Мы не ослышались, про Первую мать и Первого Принца? — задрожавшим голосом спросила Натасан.

— Нет, не ослышались, доказательства вон лежат под стенами крепости.

Только сейчас до амазонок дошло, почему наги атаковали никому не нужное укрепление на территории Элистана столь крупными силами. И что совершила эта полусотня, защищая величайшую ценность Атлантиды.

— Первая Мать и Первый Принц здоровы? — спросила Аннасан.

— Да, вполне. Первая Мать убила свыше тридцати нагов, а Принц — под сотню. Хочу напомнить, что за трое суток мы выявили двух перевёртышей, один был внедрён в наш отряд, второй в отряд Второй Матери орков. Вы могли привезти с собой третьего. Поэтому мною решено, как лицом, осуществляющему непосредственную охрану Первой Матери, пока представить ей только командиров и магов, а не весь личный состав прибывших сотен. Пока всех не проверим. При представлении попрошу соблюдать положенный этикет.

— Прошу всех пройти в шатёр, — указала Марисан рукой направление.

Гостей принимали в самой большой комнате шатра, где стоял Жорин сундук. Две осветительные палочки ярко освещали помещение.

— Первая Мать Элистана Элиэль из рода Голубой воды, Первый Принц Элистана Георгий сын Виктора из рода Штыка, разрешите представить вам прибывших воинов и магов? — отчётливо проговорила Марисан.

Первая Мать и Первый Принц кивнули головой.

— Командир отряда Первый сотник Зариэльского полка Фридаэль.

— Полковой маг второго ранга Зариэльского полка Аннасан.

— Второй сотник Зариэльского полка Вераэль.

— Маг-целитель второго ранга из Зариэльской гильдии магов Натасан.

Все представленные становились на одно колено и опускали головы.

— Встаньте отважные воины и маги, мы вас запомнили! — сказала Первая мать. — Можно подойти ближе и задать вопросы.

Представленные встали и подошли ближе, у гражданской магички текли слёзы. Стоящая перед ними Марисан сдвинулась в сторону. Жора незаметно вытащил шокер, готовый защитить Элечку. Люди были насквозь незнакомые и опасные. Два мага и два подготовленных командира. Оружие ни у кого не отбирали и каждый мог ткнуть кинжалом в Первую мать. Сзади правда следила за ситуацией Фериэль, сбоку Марисан, но враг мог быть очень быстрым.

— Могу довести до вас ещё одну хорошую новость. У орков три дня назад тоже появилась Первая Мать Орочьих земель — Таняор из рода Кобылиц. А Первый Принц Элистана Георгий из рода Штыка носит титул и Первого Принца Орочьих земель.

Прибывшие дамы открыли рот и восхищённо уставились на Жору. Сержант сунул шокер в карман — перевёртышей среди них не было.

— Время обеденное, не желаете ли вкусить пищу вместе с Первой Матерью и мной? — спросил сержант. — Заодно и обсудим ряд вопросов по охране и очистке местности. Он подмигнул Фериэль, и командир понимающе испарилась из шатра.

Пока прибывшие осматривались в расположении лагеря, девчонки притащили самый большой стол, на котором Жора чистил оружие, два походных кресла для Первой Матери и Принца и поставили шесть пеньков для остальных. Восемь человек должны были уместиться. Принесли два блюда пайков, сухофрукты, копчёную рыбу, холодный и горячий шашлык на шампурах. Выставили сосуд с лимонным напитком, тарелки и кружки. Первая Мать пригласила всех к столу, включая Фериэль и Марисан. Гости стеснялись. Поэтому сержант быстро порезал ножом копчёную рыбу на части положил пару кусков Элечке и себе, и передал блюдо вдоль стола, чтобы накладывали сколько кто хочет. Накидал себе в тарелку кусочков горячего шашлыка, стащив ножом мясо с шампура. Гости действовали по образу и подобию. Фериэль помогала освоиться сотникам, Марисан — магам. Все бабы дружно рассматривали Жору. Элечка потому, что сидела напротив, остальные по естественной причине, потому что он был единственный мужик. Угощение прибывшим понравилось. Рыбу они оценили сразу, мясо чуть погодя. Всем выдали матерчатые салфетки, чтобы можно было вытереть руки от жирной рыбы. Жора ел своей вилкой из походного складного ножа, остальные, используя кинжалы.

Фериэль, как командир, рассказала об охоте, об укреплении обороны, когда стало ясно, что шпион нагов успел передать важнейшие сведения. О подготовке отражения орков и нападении нагов.

— Я послала двух разведчиков, чтобы потревожили нагов и не дали им нормального отдыха. Динаэль сумела забросить артефакт принца в скопление начальства. Трёх магов убило взрывом и осколками. Поэтому первая волна была небольшой, только стену у реки перехлестнуло. И эти четыре сотни нагов мы успели выбить. А вот когда часом позже подошло ещё две сотни, они серьёзную волну соорудили. Дошла аж до загона. Мгновение — и сотня врагов уже перед нами. Второе — и вторая сотня нагов стоит сзади первой. А первая сотня прикрылась щитами и дротики мечет. И ничего мы ей сделать не можем. Все щиты в стрелах, а толку никакого. Вот тогда Принц и кинул ещё два своих артефакта. Строй разметало, и мы смогли несколько десятков положить. Потом открыли загон с лошадьми, часть строя лошади стоптали. Наги полезли штурмовать последнее наше укрепление, но тут уж дрались все, защищая Первую Мать. Здесь мы и понесли основные потери — восемь раненых, из них четверо тяжело. Всего раненых двенадцать человек. Их надо будет осмотреть Натасан.

— Я обязательно посмотрю, уважаемая Фериэль. То, что сумел сделать ваш отряд — войдёт в историю Атлантиды. Неполной полусотней при наличии раненых перебить шесть сотен нагов защищая Первую мать! — О вас при жизни будут складывать легенды. Я просто счастлива, что мне выпала честь оказать лечебную помощь таким героям!

— Спасибо за хвалебные слова Натасан, — отозвалась Фериэль. — Будет очень здорово, если мы сумеем тронуться в путь с ранеными не позже чем через семь дней.

— Сделаю всё, что будет в моих силах.

— После боя у нас возникли серьёзные проблемы, — сказала Первая мать. — Из-за малочисленности отряда мы были не в состоянии захоронить такое количество убитых нагов, тем более кремировать. Такое количество дерева Феникс мы здесь не найдём. Принц предложил вырыть большую яму и сделать общую могилу. Я с ним в этом вопросе согласна. Сейчас, когда пришла помощь, эту работу надо будет провести. Оружие нагов мы в основном собрали, но остались доспехи. Фактически мы получили вооружение для полка наших ополченцев. Доспехи с убитых надо будет снять и складировать. Я закажу караван фургонов, чтобы перебросить вооружение в ближайший город. Не ясно пока в какой. Чтобы не заниматься перевозкой оружия ещё раз. Надеюсь, все понимают, что после нападения на Первую Мать, Элистан находится в состоянии войны с Империей нагов?! Вторая Мать Орков Роксашам запросила у нас помощь в войне с нагами. И эта помощь им будет оказана. Мы уже давно оторваны от происходящих событий в стране и за рубежом. У нас нет связи. Чем обеспечен прибывший отряд?

— Имеем полковой связной артефакт дальностью до ста лиг. Накопитель заряжен полностью на десять сеансов связи, — ответила Аннасан. — Помимо этого, сотни имеют по два почтовых голубя и сотенные амулеты дальностью связи пять лиг. Голуби привязаны к Зариэлю, сотенные амулеты, восемь штук, задействованы через меня.

«Неплохо ребята живут, — подумал Жора, — если имеют связь на четыреста километров!»

— Значит связь вы мне с ближайшими городами обеспечите?

— Не сомневайтесь Первая Мать. Даже до столицы. Путём передачи сообщений эстафетой.

— Я подготовлю текст сообщения, который нужно будет передать в ближайшие города Зариэль и Ариэль, а затем в Тривиэльсан. Сделать запрос нет ли распоряжений Совета Матерей. А пока прошу заняться нашими ранеными и довести до ваших воинов те новости, которые я сообщила. Места захоронения нагов, складирования вооружения и порядок охраны определить совместно с Фериэль. Если есть какие-нибудь вопросы, то прошу задавать и не стесняться, — внимательно посмотрела на гостей Первая Мать.

— У меня одна сотня осталась по ту сторону реки, — сказала Фридаэль. — Считаю целесообразным её немедленно переправить и потом довести информацию всему отряду.

— Не возражаю, — согласилась Первая мать. — Всё равно, все работы предстоит совершить здесь, около крепости. Пока переправляются, вместе с Фериэль выберете место для лагеря ваших людей, с учётом того, что из Ариэля тоже возможно подойдут в ближайшее время две сотни воинов.

Оба сотника и Аннасан поклонились и убыли с территории лагеря. Лекаря Марисан повела к раненым.

«С юга приближается всадник, с запасным конём. Возможно гонец.» — доложили с поста наблюдения на скале.

В это время оставленная на том берегу сотня начала переправу. У сотни было двадцать переправочных бурдюков, они позволяли осуществлять переправу вооружённого всадника вместе с лошадью. Представляли из себя две толстых кожаных колбасы, надутых воздухом, пропускавшихся под брюхо лошади, спереди и позади седла. Они обнимали бока лошади и застёгивались сверху ремнём с пряжкой. Цель их была одна- компенсировать вес всадника, чтобы лучница могла стрелять прямо с седла во время переправы. Всадницы переправлялись десятками, а гроздь бурдюков тащилась обратно верёвкой на противоположный берег. Обоз подогнали к кромке реки. Фургоны развернули задним бортом к воде, лошадей выпрягли. Полковой маг наложил на кузова заклятье водонепроницаемости. Получились лодки на колёсах. Поскольку свободного места у крепости было мало, переправляли по одному фургону. Канат, с палец толщиной, привязывался к фургону, и четвёрка лошадей с противоположного берега за десять ударов сердца перетаскивала его через реку. В середине реки фургон шел как катер, гоня перед собой волну. Канат после переправы отвязывали и быстро возвращали назад за привязанную верёвку.

Для переправы фургонов, как пояснила Жоре Фериэль, стоящая рядом с ним на помосте и наблюдающая картину переправы, нужен маг, чтобы мог наложить заклятье, и канат на двадцать шагов длиннее ширины реки. Иначе груз весь подмочит. Или, если нет мага, для груза необходимо прокладывать канатную дорогу, а фургоны разгружать и переправлять отдельно. Сотня переправилась минут за двадцать. Девять фургонов обоза перетащили за пятнадцать. Всадницы действовали чётко и слаженно, видно, что порядок переправ был отработан неоднократно.

Переправили и гонца. Гонец был направлен из Зариэля двое суток спустя после выхода сотен. Но догнать смог только сейчас. Документы привёз наиважнейшие: Обращение Совета Матерей ко всем эльфам и два, прикрытых заклятьями, сообщения для полкового мага. В одном была копия распоряжения по подготовке к войне с нагами, во втором — распоряжение на передислокацию полков корпуса Первой матери.

Всё это тут же довели до Первой Матери. Она приказала Обращение Совета Матерей довести до всех воинов. В том числе и до полусотни Фериэль. По сообщениям приказала подойти вечером, после ужина, чтобы принять решение на дальнейшие действия.

Армия эльфов была не так велика, как могло показаться. Она насчитывала четыре боевых корпуса по пять тысяч амазонок. Корпус Первой матери в четыре полка, где служили лучшие воины. Учебный корпус — тоже четырёхполковый. Боевые корпуса имели в своём составе по десять полков. Полк насчитывал пять сотен всадников различных специальностей. Итого на первый день войны Элистан мог выставить двадцать четыре тысячи воинов. Их, правда еще надо было собрать по всей стране, поскольку полки были равномерно рассеяны по всей территории, стоя гарнизонами в крупных городах. На полк приходилось по пять магов второго или третьего ранга, из расчёта один маг на сотню воинов. В каждом корпусе было по десять корпусных магов первого ранга — элита магов. Планировалось корпуса Первой Матери и Учебный довести до стандартной боевой численности в течение месяца за счёт резерва. И в течение двух месяцев создать четыре корпуса из ополчения. В бойцах недостатка не было. Каждая эльфийка была обязана пять лет отслужить в армии, для получения навыков владения оружием. Исключение составляли маги и молодёжь, не достигшая тридцати лет. Трудность формирования ополченских корпусов заключалась в выделке необходимого количества оружия и закупке нужного количества лошадей. В Ариэле формировалось два новых полка — строевой (для учебного корпуса) и ополченский. Вот для последнего захваченное вооружение нагов было как никогда кстати.

А события развивались своим чередом. Фридаэль построила обе сотни, и гонец зачитала Обращение Совета Матерей.

— А теперь я скажу вам самое главное! — начала свою речь Фридаэль, когда строй после такой изумительной вести, доведённой гонцом, немного успокоился. — Первая Мать и Первый Принц Элистана находятся здесь! Вот за этим укреплением! — ткнула командир в лагерь Фериэль. Строй ахнул. — Мы шли на помощь именно им! Первая Мать Элиэль из рода Голубой воды — бывшая десятница из полусотни ловцов Фериэль. Полусотня при охоте понесла огромные потери — двадцать амазонок убиты и четверо ранены. Опутанные сетью воины из-за кромки взорвали артефакты, не дав взять себя в плен. Удалось захватить лишь одного — Георгия сына Виктора из рода Штыка. Имя принца в переводе на эльфийский означает Победоносный сын Победителя. Штык — это короткий боевой клинок. Это русский, знатный воин, награждённый своим правительством. Награды вы увидите у него на груди. Это медаль с надписью: «За отвагу» и орден в виде тёмно-красной пятиконечной звезды с изображением воина.

Строй затих, внимая каждому слову командира.

— Новость о появлении Первой Матери Элистана сохранить в тайне не удалась. Шпионы нагов передали её в Зариэль. Сначала сюда пришли орки. Наги пытались их нанять, чтобы убить Первую мать. Вторая Мать Орочьих земель пересекла границу и встретилась с Первой матерью Элистана. Нападать она отказалась. Поэтому, возможно уже сейчас, начались бои на Орочьих землях, где наги сосредоточили двадцатитысячную армию. Вторая Мать орков запросила помощи с нашей стороны для борьбы с нагами. И эта помощь им будет оказана. По следам орков подошло двадцать наших лучниц от границы, направленных командиром пограничного кордона для усиления отряда ловцов. Первый Принц подарил своё семя трём орчанкам. Все понесли. Один из детей — мальчик! Таняор из рода Кобылиц — вот имя Первой матери Орочьих земель. Таким образом с орками мы сейчас находимся в родстве. Первый Принц Элистана является и Первым Принцем Орочьих земель.

Амазонки возбуждённо загудели. Новости так и сыпались на девичьи головки.

— Наги напали позавчера ночью с задачей уничтожить Первую мать и Первого Принца! Под стенами этого укрепления, и внутри него, лежит шесть сотен убитых нагов. Да, вы не ослышались — шесть сотен. Сорок шесть эльфиек, считая с ранеными встали здесь на защиту Первой Матери Элистана. Они дрались яростно и самоотверженно. Показали высокую выучку и организацию боя. Используя созданную вражескими магами волну, сначала атаковали четыре сотни нагов. Со второй волной ещё две сотни! Этот бой на реке Талз войдёт в историю. Первая мать лично убила, защищая своего ребёнка тридцать нагов, Первый Принц — около сотни. Все воины из полусотни Фериэль — настоящие герои, если смогли уничтожить такую огромную вражескую силу.

— Первой Матери Элистана, слава! — выкрикнула Фридаэль.

— Слава! Слава! Слава! — откликнулся строй.

— Первому Принцу Элистана, слава! — выкрикнула команду командир.

— Слава! Слава! Слава!

— Воинам отряда Фериэль, слава!

— Слава! Слава! Слава! — восславил строй незаурядное мужество бойцов, отразивших смертельный удар по будущему страны.

После этого начались работы по обустройству лагеря и по уборке тел нагов. Снимались доспехи, походные мешки и оружие. Тела относили в небольшой овраг и там плотно укладывали, с тем, чтобы в одном месте похоронить всех. Доспехи промывались, сушились и складывались. Мешки собирали в отдельную кучу. Фериэль поставила двух своих амазонок, чтобы потрошили содержимое. Заплечные походные мешки у нагов были хорошими, легкими и объемистыми, водонепроницаемыми. Имелась специальная трубка с пробкой, через которую можно было откачать, или накачать внутри мешка воздух. Такой мешок полностью надутый, держал груз до пятидесяти килограмм. Ценился у людей для переправ, да и наги иногда таким способом транспортировали мелкие грузы по течению реки, увязывая мешки в плот, или змейку.

Вот и сейчас, две амазонки просматривали содержимое, извлекая монеты, запасные наконечники для дротиков и понравившиеся предметы. Запасная еда нагов никого не интересовала. Брикеты пищи были сделаны из рыбы и имели специфический запах. Осмотрев пару мешков, Жора посоветовал попробовать эти брикеты в качестве наживки на крючок для рыбалки. Коптильня работала во всю, так же, как и мангал. Две оленьи туши надо было переработать. В первую очередь от трупов освобождали место у реки. Затем перешли в крепость. Фериэль предупредила, что на берегу могут попасться металлические колючки, а внутри крепости стреляные гильзы. Попросила собрать, если такие найдутся. Образцы гильз показала. Жора в сопровождении двух лучниц прошёлся, посмотрел, как ведутся работы, увиденным остался доволен. Поскольку на лошади ездить не умел, то ходил пешком. Девчонки ему низко кланялись, но вплотную никто не приближался. Две лучницы на лошадях держали стрелы на луках. Фериэль определила места лагерей каждой сотне. С учётом, что ожидали подхода отряда из Ариэля, эти лагеря должны были взять место расположения Первой Матери в кольцо. Посоветовала обоим сотникам посмотреть отхожее место в лагере Первой матери и сделать подобное. Очень удобно и девчонкам по кустам бегать не надо. Те осмотрели, расспросили и прониклись. Действительно удобно, и за пределы лагеря выходить не надо, что для охраны сплошная головная боль.

Проверив, как идут дела в коптильне, сержант вернулся в лагерь. Его уже ждали. Первая Мать составила донесение, которое должно было уйти в Зариэль, Яриэль и столицу. В советчиках у Первой матери были Фериэль, Марисан и Аннасан. Магический полковой аппарат связи позволял передавать магограмму в сто слов. Передача происходила в течение одной минуты, что затрудняло возможность перехвата и определения местоположения передатчика. Жора прочитал текст и остался им недоволен.

— Всё, что вы написали, можно сообщить гораздо короче и яснее, — высказал свою оценку сержант. — Да и смысл требует изменения. Я хочу, чтобы вы пояснили мне, для начала, что такое Анклав людей и почему он так называется.

— Анклав людей состоит из четырёх государств. Это королевства. В каждом своя королева и свой Совет Матерей. Имеется и общий Совет матерей всего анклава. Но он носит общую, объединяющую функцию, издаёт решения, касающиеся всего Анклава, — чётко изложила Марисан.

— Но они, эти королевства все разные? — спросил Жора. — Наверняка одни слабее, другие сильнее, в одних людей больше, в других меньше?

— Так и есть, — согласилась Марисан.

— А у вас карты Элистана нет случайно, Аннасан? — спросил он у полкового мага.

— Имеется такая карта, Первый Принц. Принести?

— Конечно! Хоть посмотрю, Принцем чего я являюсь. Если есть карты соседних государств, то тоже несите.

Через десять минут Аннасан принесла три карты: Элистана, Орочьих Земель, Анклава людей. Элистан выглядел самой могучей державой по площади превышавшей две соседних страны.

— А что с севера Элистана? — спросил Жора, видя, что континент продолжается дальше, а отметок никаких нет.

— Это нежилые земли, — пояснила Аннасан. — Здесь неблагоприятные погодные условия. Леса, зверьё, зимой снег и морозы. Хотя летом нормально. Наши лесные эльфы бывает забираются туда на сотню две лиг. Но постоянно там из эльфов никто не живёт.

— А как наги реагируют на морозы?

— Очень отрицательно. Если начинает замерзать вода они деревенеют и впадают в спячку. Размножаться при низких температурах не могут.

— На карте Элистана может кто-то примерно показать линию, где зимой выпадает снег и на реках появляется лёд? — спросил сержант.

Две магички примерно такую линию указали.

— А вы вообще-то понимаете, что севернее этой линии земля нагам не нужна? И завоевывать они собрались все земли до этих пор. Севернее этой линии есть какие-нибудь промышленные предприятия, рудники и прочее?

— Никаких крупных производств там нет. Все рудники на сто лиг южнее, — сказала Марисан. — У орков, правда, на севере есть рудник по добыче железа.

— А теперь я вам рассказываю, как будет идти война. Наги сосредоточили две армии по двадцать тысяч здесь и здесь! — Указал сержант на карте. — Я прав?

— Да, именно в этих местах, Первый Принц, — ответила Аннасан.

— Ни с какими орками и людьми наги воевать не собираются. Их задача — уничтожить Элистан. Здесь нужно пробить коридоры до территории Элистана всего по двадцать лиг. Если орки ещё будут сопротивляться, то людям могут заплатить и Саксонское королевство пропустит армию нагов без боя. Они сразу выйдут к границе Элистана. Назовём эту армию нагов Второй. Первая армия, к нам ближняя, за трое суток пробьёт коридор по землям орков и тоже выйдет в районе города Зариэль на нашу территорию. Будут ли они штурмом брать города я не знаю. Но предполагаю, что оставят просто заслоны, вокруг городов. Дальше они движутся с двух сторон, проходя всю полосу, где у вас сосредоточено производство вооружений и металлов, добыча золота и серебра, то есть, вдоль Восточного и Западного хребта и выходят через две недели к столице. Возьмут они её или нет, это спорный вопрос. Но Элистан отбросят на десятки лет назад в своём развитии. Сколько ещё пойдёт армий нагов по пробитым коридорам, я не знаю. Но центральную часть Элистана они захватят всю. А уже потом будут заниматься Анклавом людей и остатками Орочьих Земель. Население, на мой взгляд, будет полностью уничтожаться, разве что возьмут какое-то количество рабов, для работы на рудниках. Они захватывают земли для себя. И дальнейшее развитие Элистана просматривается только за счёт северных территорий и Необжитых земель. Орки тоже уйдут на север, люди будут через территорию Элистана пробиваться туда же, вытесняя эльфов.

— Первый Принц, а откуда вы знаете, что всё так и будет? — решилась всё же задать вопрос Аннасан.

— Да что тут знать?! Ту по карте всё видно! Наги в тех местах уже полгода стоят, и никто не задал себе вопрос: «А почему именно там?!» У вас штаб или совет какой-нибудь военный есть?

— Нет, военного штаба у нас нет, и военного совета тоже.

— А должен быть! Чтобы руководить боевыми действиями и ходом войны. Туда должны входить люди, разбирающиеся в военном деле, управляющие городами и поселениями, производственники вооружения и продовольствия, и купцы.

Вот простой вопрос, за сколько времени население Зариэля сможет покинуть город и отступить вглубь страны? Сколько фургонов, лошадей надо, чтобы вывезти оттуда самцов, детей стариков? Как организовать их питание на маршруте. Где разместить, когда прибудут в конечную точку? Вопросы обеспечения работой и содержания беженцев. Если они будут умирать от голода, тогда зачем мы их вывозили из Зариэля? Кто будет всё это организовывать? На какие деньги? Мы не можем оставить своё население на милость врага!

— Кстати, колонна нагов с какой скоростью передвигается? — спросил ошеломлённых его вопросами женщин сержант.

— Пять — шесть лиг в сутки, — ответила Марисан. — А если наги будут использовать захваченные фургоны и лошадей — то десять лиг.

— Теперь ещё один вопрос, — сказал Жора. — Насколько я рассмотрел вооружение орков, оно гораздо ближе к вооружению нагов, чем к нашему. Топоры, дротики, кинжалы, луки. Почему бы нам скажем пятьсот комплектов захваченного вооружения не продать оркам? Они сразу получат вооружённый полк, через четыре дня?! Им будет чем воевать, мы получим деньги, если у них, конечно, есть чем расплатиться.

— Расплатиться им есть чем, — сказала Первая Мать. — Денег у всех много: и у нас, и у людей, и у орков. Золотые рудники имеются у всех. И вообще — это очень верная мысль. Помочь союзникам оружием. Тем более если они его заберут сами. Можно будет даже лошадей у них запросить десятка два-три, чтобы наши фургоны тащить, да и фургонов парочку, чтобы остатки вооружения сложить.

— Аннасан, ты сможешь связаться с орками? — спросил Жора.

— Смогу! Но если я закрою текст магией, то его не прочтут. А так любой желающий сможет ознакомиться. Если наги перехватят магический посыл, то узнают содержание депеши.

— А депешу можно составить по-русски? Первая Мать орков русский знает. Сомневаюсь, что кто-то из нагов знает этот язык, — предложил Жора.

— А что, очень удачное прикрытие содержания текста. Депешу можно проговорить на любом языке. Она звуковая.

— Тогда я напишу текст и будем отправлять, — сказал сержант.

Он написал на листочке, вырванном из тетради в клетку: «Дорогая Танечка. У нас появилась связь. Пользуясь случаем хочу предложить тебе полное вооружение, снятое с пятисот нагов. Цена десять золотых за комплект. Присылай обоз не менее пятидесяти телег на то место, где мы встретились. В обоз включи для нас три десятка лошадей и три фургона. Расчет произведём на месте. Целую. Жора и Эля».

Полковой аппарат связи установили в палатке у Аннасан. Места он занимал немного. Зато был под наблюдением двух магов. Марисан тоже умела с таким работать. Для обоих прибывших магов поставили палатки в лагере Первой Матери. Всем было удобно. Натасан занималась ранеными, а Аннасан была поближе к Первой матери, в кругу, который сейчас решал все вопросы. Послание оркам передали, текст зачитал Первый Принц. Аннасан сказала, что даже голос будет узнаваем.

Ответ пришёл через час. «Ты оправдываешь своё имя, Жора. Обоз отправим завтра с утра. Горжусь тобой и Элей. Целую. Таня».

Под диктовку сержанта, написали две шифровки. «Совету Матерей. В одиннадцатый день второго месяца весны на неполную полусотню Фериэль, усиленную двадцатью лучницами с границы напало шестьсот нагов. Сорок шесть эльфиек встало на защиту Первой Матери и Первого Принца Элистана. Наги нападали двумя отрядами создав магами две волны по уничтожению укрепления ловцов на реке Талз. Битва была жестокой. Все наги уничтожены. Ранено двенадцать амазонок. Жизнь и здоровье Первой Матери и Первого Принца вне опасности. Пришло подкрепленье из Зариэля. На лечение раненых потребуется семь дней. Заключён устный договор с Орками о помощи в войне с нагами. Они наши союзники и родня. Первая Мать Орочьих земель — Таняор из рода Кобылиц. Принц Элистана является и Принцем Орочьих земель. Элистан находится в состоянии войны с Империей Нагов. Первая Мать.»

Вторая шифровка состояла из двух частей и звучала примерно так: «Совету Матерей. По мнению Первого Принца, наги поведут войну против Элистана, как основного противника. Ударят с двух сторон — со стороны орков и людей. Пробив коридоры, вторгнутся на территорию Элистана. Цель- уничтожение других рас и вытеснение их с земель пригодных для нагов. Под ударом окажутся города: Зариэль, Торисан, Мириэль, Синеэль, а также города Раваэль, Светлояр, Синеяр, Рувисан с последующим ударом на столицу Тривиэльсан. В пробитые коридоры будут вводиться дополнительные силы с целью уничтожения эльфов в полосе рудников и промышленного производства. Арестовать всех нагов на территории страны. Товары купцов конфисковать. В данной войне требуется в первую очередь спасение населения, попавшего под удары нагов. В первую очередь самцов, детей, молодёжи, специалистов и магов. Вывод населения из-под ударов нагов — вот главная задача. Первая мать».

«В каждом городе, населённом пункте необходимо создать Военные Советы. Задачей которых определить планомерный вывод населения в другие города по установленным маршрутам с обеспечением мест отдыха и питания. Вывоз продовольствия и уничтожение его в оставленных городах. Враг не должен получить ни одной лошади, ни одного фургона. Создание мелких конных отрядов и баз снабжения для нападения на движущиеся колонны нагов на всей территории Элистана одна из главных задач. Нападения из засад на каждой лиге дороги. Из полков в приграничных городах сформировать мелкие отряды. В рукопашный бой с нагами не вступать, а нападать и уничтожать из луков. Беречь население и копить силы для удара. При наличии достаточных сил, вражеские армии бить по очереди. Перебрасывать транспортные средства с севера. Обеспечить сохранность лошадей и скота. И, не забывать, что нас хотят просто уничтожить! Беречь каждую жизнь! Первая Мать.»

Прежде чем отправить магограммы, Жора приказал позвать обоих сотников.

— На вас движется двадцать тысяч нагов, — поставил он сотникам условия. Ваша задача их уничтожить одной сотней. Что вам для этого надо и за сколько дней справитесь?

Командиры решили тактическую задачу на раз. Принцип выработали сразу: подскочили, отстрелялись, отскочили. По десять атак в день. Тысяча убитых нагов. За двадцать дней перебьют всю армию вторжения. Дольше гораздо считали, что необходимо. Решили, что хватит сорока тысяч стрел и десяти магов, чтобы могли эти стрелы зарядить. Если будут работать двумя сотнями, то за десять дней уничтожат всех. То есть армия продвинется всего на пятьдесят лиг.

— Молодцы! Думаете быстро, выводы почти правильные. Я бы на вашем месте разбил бы сотню на десятки. Чтобы увеличить количество нападений в разных местах. Одни бьют в начале колонны, другие в середине, третьи в конце. Каждому десятку придаётся маг. Не знаю сможет ли он прикрыть от атаки мага нагов, но хоть попытается.

— Даже маг третьего ранга способен прикрыть десяток всадников от атаки вражеского мага, — вмешалась Аннасан. А при наличии защитных амулетов ничего наги этому десятку не сделают.

— Я бы посоветовал части отрядов нападать и ночью. Чтобы не дать нагам отдохнуть. Тогда снизится скорость продвижения, — сказал Жора. — После двух-трёх бессонных ночей быстро не потопаешь.

Сотники, соглашаясь кивнули.

— Теперь с обеспечением. Сорок тысяч стрел это по объему сколько? Воз, два воза, десять возов? — спросил Жора.

— Две тысячи стрел в запасных колчанах для сотни умещаются в одном фургоне. Каждый лучник имеет при себе два колчана по двадцать стрел, и ещё двадцать возим в обозе. — пояснила Фридаэль.

— Итого, сорок тысяч стрел — это двадцать фургонов! — подбил итоги сержант. — Каждому десятку нужен свой фургон со стрелами, а значит и люди, которые будут им управлять.

— А вообще, в Зариэле реально найти сорок тысяч стрел?

— Да, — ответила Аннасан. — Тридцать тысяч выдано на руки в полку и пятьдесят тысяч есть в арсенале.

— Ну так это же прекрасно! — расцвёл Жора. — Имеем возможность уничтожить две армии нагов! Тогда остался последний вопрос: Где нам взять пятьдесят магов, для полка в Зариэле?

— В полку всего пять магов, — сказала Аннасан. — Еще десятка два универсала наберётся в городской гильдии. Больше в городе нет. Но имеется возможность поставить зарядку стрел на поток. В арсеналах имеются магические накопители. Даже средний маг может, используя накопитель, зарядить за день тысячу стрел.

— А сколько там этих накопителей? — спросил сержант.

— Много. Под сотню точно есть, — ответила Аннасан.

— Сколько магов на границе?

— По штату один маг на два кордона, то есть на сотню.

— За сколько дней с десяток накопителей можно передать на приграничные кордоны?

— Двое суток вполне хватит.

— Заговор на стрелах сколько держится?

— Месяц точно. Через два уже надо подзаряжать.

— А нельзя перебросить два десятка магов из северных городов?

— Можно, но это долго. Да и не особо они захотят переезжать, с насиженного места.

— Нам их желание до одного места, — высказался Жора. — В Ариэле найдутся двадцать магов?

— Да, найдутся. Там гильдия больше, можно набрать и двадцать пять человек. За неделю, если верхом, можно перебросить в Зариэль.

— А кто вообще в Зариэле и Ариэле всем командует?

— Командиры полков, естественно.

— Что, и гражданскими? — не поверил сержант.

— Да, и гражданскими. Ему в помощь решать городские вопросы есть Старшая города и старшие Гильдий. Совет такой небольшой получается. А руководит командир полка. Его приказ обязателен для всех. Не нравится — сначала выполни, а потом можешь жаловаться командиру корпуса или в Совет Матерей.

— Ну и последний вопрос, сказал Жора. — Сколько населения имеется в Зариэле?

— Порядка шести тысяч, — ответила Аннасан. Есть сотни три приезжих: нагов до сотни, орки и купцы из различных анклавов.

— Всё, Аннасан, можешь магограммы отправлять, а мы тут ещё подумаем над приказами командирам полков, — распорядился сержант.

Сотники были довольны — на их глазах рождался план разгрома вражеской армии. И они были уверены, что их сотни не подведут. Надо двадцать тысяч- убьют двадцать тысяч!

— Как имена командиров полков в Зариэле и Ариэле? — спросил сержант.

— В Зариэле — Славаэлько, в Ариэле — Гераэлько.

— Прибавка в конце имени «ко» — означает командир полка. Прибавка «ком» — командующий корпусом, — пояснила Марисан.

— Пишем черновик приказа в Зариэль, — объявил Жора. — Потом подправим и дополним. Он взял свою тетрадь в клеточку и начал писать, читая вслух:

«Приказ Первой Матери Элистана командиру Зариэльского полка Славаэлько. В ближайшее время ожидается нападение армии нагов на Зариэль. Приказываю: с получением: 1) Немедленно взять всех нагов города под стражу. При сопротивлении уничтожить. Товары конфисковать. Поймано двое перевёртышей, внедрённых в Зариэле. 2) Предупредить пограничную стражу. Кордоны не удерживать. Направить десять накопителей для зарядки стрел пограничников. Страже организовать ежесуточные нападения на колонны нагов конными лучниками. Каждый кордон должен истребить не менее тысячи нагов. Людей, продовольствие и оружие укрывать в лесах. Усилить разведку, перебросить дополнительно голубей. Объявить благодарность полусотнику Хевиэль за своевременную помощь двадцатью лучницами. 3) Создать Военный Совет. В течение шести дней организовать оставление Зариэля всем населением в пешем порядке и транспортными колоннами в направлении на Ариэль. Через каждые пять лиг ставить лагерь для приема и отдыха беженцев с палатками и запасами продовольствия. Беженцев вооружить лишним оружием из арсенала. В лагерях иметь военную охрану. Броды и переправы на пути движения колон охранять. Половину транспортного маршрута обеспечивает полк из Ариэля. Врагу должен достаться пустой город без запасов продовольствия, оружия, ценностей и транспортных средств. Всё вывезти, спрятать или уничтожить. 4) Организовать зарядку всех стрел в полку и арсенале. Привлечь всех магов универсалов из гильдии для зарядки стрел с помощью накопителей. Магов-универсалов поставить в строй. Остальных отправить с беженцами. Создать из сотен полка малые боевые группы: десять лучников, один маг, один фургон с запасом стрел и продовольствия. Их задача — атаковать колонны нагов не менее десяти раз днем и ночью. Закрыть этими группами пути продвижения противника от границы к Зариэлю, а также направление на Ариэль и Торисан, куда предположительно будут наносить удар наги. Создать в лесах базы снабжения малых боевых групп, управлять их перемещением и атаками в нужных направлениях. Использовать защитные амулеты и амулеты невидимости. Ожидается прибытие магов из Ариэля для участия в боевых действиях. Беречь жизни эльфов. Врага уничтожать на расстоянии стрелами. Армию нагов в двадцать тысяч надо перебить за десять дней! Копию приказа направить в Совет Матерей Тривиэльсана».

Принц зачитал приказ ещё раз целиком. Все одобрили. Дополнений не поступило.

— Буду у тебя вместо начальника штаба, — сказал он Элиэль, подавая написанный приказ на подпись Первой Матери.

Отдали приказ на отправку подошедшей Аннасан и сели составлять приказ для Гераэлько — командира полка в Ариэле. На неё возложили задачу немедленной отправки пятидесяти фургонов с полусотней охраны для переброски жителей Зариэля. Организацию лагерей для беженцев по маршруту движения. Отправку двадцати пяти магов-универсалов в Зариэль на месяц, для участия в боевых действиях малых боевых групп под охраной полусотни. Через час и этот приказ отправили по назначению.

— Вы готовьтесь, — сказал сержант сотникам. — Как только прибудут воины из Ариэля, двинетесь назад в свой полк. У вас будет главная задача — бить нагов. Причём бить без потерь. Жизнь эльфа дороже жизни десятка убитых нагов. Договоритесь с магами, пусть наложат заклятья вам на стрелы. Сколько успеют. Мало ли с чем столкнётесь в дороге.

Сотники обрадованно кивнули и ушли. Уяснив, что война нависла неумолимо, им хотелось быть поближе к битве.

Славаэлько гордилась непомерно. Она первая из командиров получила личный приказ Первой Матери. Приказ, как и положено, в канцелярии полка занесли в книгу поступивших приказов, проставив дату и время получения. Приказ был ясный и толковый. Доведя полученные распоряжения до командиров и магов полка с коротким обсуждением, командир начала работать. Через час гонец с охраной уже скакал к границе, везя десять магических накопителей и распоряжение Первой Матери для пограничников. «Хевиэль, конечно будет «писать кипятком» от счастья, что заработала благодарность в приказе от Первой Матери, но видно её девчонки тоже приложили руку к уничтожению шести сотен нагов», — подумала Славаэлько, порадовавшись за подчинённую.

С атакой на нагов, окопавшихся в городе, получилось не очень хорошо, но без предупреждения первой Матери могло быть и хуже. Ясно, что маги у нагов были. Если задействуют перевёртышей — значит работает разведка. А где чужая разведка, там всё и паскудство. Наверняка готовились, чтобы при случае, ударить изнутри города. Славаэлько запросила полтора десятка магов в гильдии и взяла всех своих. Атаковали третьей и четвёртой сотней. У нагов оказалось восемнадцать магов. Ударили они неожиданно, эльфийские маги всех прикрыть не смогли. Убило двух лучниц. После первого залпа половину магов уничтожили — не выдержала их защита. Скопом добили и остальных. После штурма уцелело двадцать восемь нагов, в основном купцы, поднявшие вовремя руки. Внутри в подвале на мягких лежаках лежало ещё восемь психомагов. У двоих отсутствовала связь с разумом, вселённым в шпионов, остальные шестеро где-то исправно добывали информацию. Убили всех. Головы отрубили, маги их забрали себе. Хотели поставить несколько экспериментов. Двадцать шесть вражеских магов — это серьёзно. Гнездо уничтожили полностью.

Через час, после боя с нагами, Славаэлько собрала Военный Совет. Город ещё не отошёл от радостной новости появления Первой матери Элистана, а тут всех огорчили вестью о нападении отряда в шестьсот нагов на Первую мать и начале войны с Империей нагов. В Военный совет, помимо командира полка вошли Старшая города, Старшие гильдий магов, ремесленников, купцов и земледельцев.

— Поясню для тех, кто не понимает обстановки, — сказала Славаэлько. — На границе с орками стоит армия нагов в двадцать тысяч. Пройти им надо всего двадцать лиг, и они будут уже на нашей границе. Еще десять лиг, и вражеская армия подойдёт к городу. Город защитить мы не сумеем. Стен нет, имеется пятьсот лучников. Да, драться было бы можно, если бы это что-то решало. Результат был бы плачевным — наги, окружив город, истребили бы все шесть тысяч населения и мой полк. Пришел приказ Первой Матери, город оставить. Всё население вывести в направлении Ариэля. На вывод населения отведено шесть дней — это то время, которое потребуется армии нагов, чтобы подойти к Зариэлю. Приказано проработать маршрут, создать лагеря для беженцев через каждые пять лиг, для отдыха и кормёжки людей. Использовать все имеющиеся транспортные средства. Продовольствие и оружие вывезти, материальные ценности спрятать или уничтожить. Город должен достаться врагу пустым.

— А почему бы не сжечь город при приближении врага? — спросил глава гильдии земледельцев.

— Зачем уничтожать свой город, если мы собираемся сюда вернуться? — ответила Славаэлько. Все разом повеселели, сообразив, что этот исход временный и нужен только для спасения горожан. — По данным разведки наги этой войной хотят захватить наши земли для дальнейшего проживания. Эльфийское население будет уничтожаться. Поэтому главная ценность в этой войне жизнь эльфов. Сейчас необходимо подсчитать сколько транспортных средств мы можем выделить и отправить сегодня первую колонну с самцами, беременными и детьми с охранной полусотней на десять лиг в сторону Ариэля. Мне самой этим заниматься некогда, поскольку имеется масса военных вопросов, которые надо организовать. Должен быть составлен график убытия людей. Самые боеспособные отправляются в последнюю очередь, при отсутствии транспорта — пешим порядком. От Ариэля к нам выйдет обоз в пятьдесят фургонов, но раньше, чем через шесть дней он не подойдёт. Вывезти надо всех, первоначально хотя бы на двадцать лиг. Наги движутся со скоростью пять лиг в сутки. И мы обязаны их опередить. В каждой колонне в тысячу человек должна быть сотня вооружённых. Оружие получить в арсенале. Должен быть маг, чтобы оказать врачебную помощь. Должны быть средства для перевозки палаток, шатров. И продовольствия. Может быть имеет смысл выставить лагеря заранее, пустив один обоз. А потом им же эти лагеря собрать. Здесь думайте и быстро. Наги нам время не дадут. Назначайте старших, кто за какие вопросы будет отвечать и контролировать. Мне доклад утром и вечером. По вопросам, не терпящим отлагательства — немедленно. Это помещение выделено для работы Военного совета. Внизу двое посыльных. Можете привлекать к работе в Совете неограниченное число эльфов, но всё должно крутиться и работать.

— Юлиясан, — обратилась командир к Старшей Гильдии магов. — Пройдёмте со мной. Я отвлеку вас на пять минут, доведу распоряжение Первой матери, касающееся городских магов. Остальных прошу приступить к работе.

Магичке Славаэлько доверяла, поэтому ознакомила со всем приказом Первой Матери. Та по магическому амулету приказала дежурной срочно собрать всех магов города для постановки задач и по готовности доложить.

— Ну что? — спросили её, когда она опять вернулась в комнату Совета.

— Забрали двадцать магов из городской гильдии в армию. Осталось двенадцать магов, в основном бытовики и целители.

— Юлиясан, — тут же поймал момент Старший гильдии земледельцев. — Мне нужно четыре мага для перегона скота. Вот посмотрите список — около трёх тысяч домашних животных и лошадей. Без мага их не перегнать. Те же козы на пойдут, а будут разбредаться. Не под нож же пускать всю живность?!

— Мы всей гильдией не сможем взять под контроль такое количество животных!

— А их под контроль брать не надо. Надо только сделать привязку на пастуха, что он — главный в стаде и дальше двухсот шагов не удаляться.

— У меня всего два мага по животным, больше ветеринаров нет!

— Вот их нам и дайте, Юлиясан! Тем более основная масса животных будет у нас.

— Хорошо, договорились. Оба мага после получения задачи, подойдут сюда, в Военный Совет. Магичка распределила оставшихся магов по колоннам, записала в какой день кто убывает, и отправилась в гильдию.

Юлиясан — Старшая Гильдии магов, имела первый ранг и являлась самым сильным магом города. Как маг-универсал — она шла с одним из боевых отрядов. Единственное, о чём она попросила Славаэлько, чтобы к боевой работе её пристегнули в последний день, когда город уже опустеет. В истории эльфов не было, чтобы города сдавали без боя. Приказ Первой матери был необычным. Население уходило, а войска дрались, не давая уничтожить это население. В итоге, на каком-то рубеже, эльфов скопится столько, что растопчут любую вражескую армию. Из шести тысяч беженцев, минимум половину можно поставить в строй, а это уже шесть полков.

Юлиясан была под впечатлением от Приказа Первой матери. «Очень умная женщина», — подумала она. Даже приписка была сделана с умом. И речь здесь шла не о копии, а предлагалось Совету матерей на границе с Анклавом Людей поступить точно так же, как и на границе с орками. И наверняка Совет Матерей аналогичный приказ пошлёт и заставит выполнить. Им там ближе это мероприятие контролировать. «Хотелось бы на Первого Принца взглянуть!» — подумала магичка. — «Зверь, а не мужчина! Уже двух мальчиков зачал!» «Вераэль попрошу, как вернётся, пусть нарисует портрет Первой матери и Первого Принца. Она здорово рисует!»

Глава 12. Фериэль. Седаэль

К вечеру две сотни зариэльцев захоронили всех нагов. Собрали шестьсот четыре комплекта вооружения. Нашли даже два десятка колючек, разбросанных на берегу. Все торчали в телах нагов. Остальные видно унесло волной. Убитых лошадей тоже захоронили. Раненых лошадок Натасан подлечила, но под седло они пока не годились. Мясо закоптили и зажарили всё. Получилось довольно вкусно. Фериэль обменяла две корзины мяса и полкорзины рыбы на четыре корзины эльфийских пайков. Всех такой обмен устроил. Зариэльцы попробовали вкуснотищу, а Фериэль восстановила запасы продовольствия на обратный путь.

Когда они с Первой Матерью ложились спать, и Жора привычно обнял Элечку, та ему сказала:

— Завтра очередь Фериэль. Командир панически боится неудачи, я это чувствую. С ней служу почти три года и знаю, хотя она старается этого никому не показать. Этот год у неё последний, пятнадцатый. Если не забеременеет, то из армии спишут. От сотника и выше могут быть только матери. Забеременеет, после рождения ребёнка поставят на сотню. А командир она толковый. Прошлый и позапрошлый год собирала на самцов, но результата не было. Хотя лесные водили её к проверенным мужикам. Ты уж поласковей с ней, Жора.

— Может у неё по женской части что-то не так, ведь два ранения имеет? — спросил сержант.

— Смотрела её сегодня Марисан — всё нормально сказала.

— У вас маленьких девочек как наказывают?

— По-разному. Для меня самым страшным наказанием было, если запретят на лошадке кататься.

— Но бить, не бьют?

— Да ты что, Жора! Кто ж детей будет бить?! Хотя в Анклаве людей, говорят, бывает. Но редчайшие случаи. Мамы же всех любят!

— А кто у тебя мать, Эля? Может и сестра есть?

— Мать — командир второй сотни Ариэльского полка. Наверняка сюда прибудет вместе с сотней. Звать её Эмиэль. Сестра у меня Эриэль — десятница в третьей сотне Зариэльского полка. Она на год старше. Жалко не встретились здесь. Но хоть с мамой увидимся. Когда отслужишь два года, можно запрос подать на сдачу зачётов на десятника. У нас с сестрой подготовка была хорошая — мать готовила, мы сразу подали. Если сдал — назначают десятником в другой полк. Десятник может служить десять лет. Через три года можно сдавать зачёты на полусотника. Те уже могут служить пятнадцать лет — это потолок, если не имеешь детей. Когда я сдала на десятника, меня отправили в столицу. В полк Первой Матери. Попала в полусотню Фериэль. Фериэль тогда только назначили. Она предложила всей полусотне готовиться дополнительно по программе ловцов. Два года упорно готовились и в прошлом году выиграли соревнования. Сотня неполная, пока ждали жребия четверо забеременели. Их, естественно на охоту не брали.

— Насчёт Фериэль я понял, — сказал Жора. — Надо будет, десять раз зайдёт, пока не забеременеет.

Элиэль благодарно погладила его по руке, сжимающую её грудь и они заснули.

Утро началось как обычно: с умывания, завтрака, купания лошадей. Сержант чувствовал себя выспавшимся и отдохнувшим. Погода благоприятствовала. Солнышко ласково грело, легкий ветерок доносил запахи леса и луговых цветов. Фериэль с утра всех озадачила и после завтрака Жора пригласил её в шатёр. Если кто думает, что командир, отслужившая почти пятнадцать лет, выглядела матёрым морщинистым ветераном, то глубоко ошибается. На внешний вид она практически не отличалась от своих подчинённых. Ну разве взгляд более оценивающий. А так — девчонка девчонкой, двадцати одного года. Красивая, стройная, буферистая. Смеётся правда меньше остальных — командир, как никак. Жора видел, как она организовала девок на вышках: Две лучницы выпускали по стреле на удар сердца, две других метались перед ними, принимая летящие в них дротики на щиты. Видел, как она, прикрывшись щитом и перегнувшись через ограждение, метко палила вниз из Стечкина, при этом успевая следить за боем и выкрикивать какие-то команды.

Жора осмотрел девчонку с ног до головы, легонько коснулся двух, практически незаметных шрамиков. Фериэль сразу покраснела. Жора их поцеловал, погладил и сказал:

— Шрамы украшают воина. Расслабься, красивая моя, мы не на плацу.

Сержант чувствовал её нервное напряжение и не мог сообразить, как от него избавиться.

— Ты кого больше хочешь, мальчика или девочку? — поцеловал он её в губы и приобняв одной рукой за талию, погладил ласково попку.

— Я ещё об этом не думала, Жора.

— А ты подумай. Здесь же всё просто, если оба хотят мальчика, то мальчик и получится. Если девочку — то девочка. А если в разнобой, то уже бог сам выберет, кем наградить.

— Тогда мальчика!

— Твёрдо решила?

— Да твердо!

— Вот об этом и думай, когда будем заниматься любовью, что ты хочешь мальчика. Про себя повторяй: «Я хочу мальчика!» «Я хочу мальчика!» «Я очень хочу мальчика!» Любые мои движения сопровождаешь встречными или своими, какие тебе больше нравятся в данный момент. Хорошо двигаешься, зазывно одобряюще стонешь или кричишь, и пытаешься получить удовольствие. Без твоего оргазма ничего не получится, матка должна раскрыться и принять семя. Поэтому твоя задача получить оргазм и думать про мальчика. Что ты должна думать?

— Я очень хочу мальчика!

— Вот и умница! Поцеловал он командира и начал ласкать её стоя, поглаживая увесистую грудь с великолепными сосками, попку и спинку. Рука беззастенчиво скользнула между бархатных ножек и пальцы начали оглаживать щелку. Тело девчонки начало отзываться на ласки, теряя свою нервную закрепощенность. Он поймал её ладошку и направил к парню, который уже сделал стойку. Её ласковые пальчики парню понравились, и он начал увеличиваться от нежности женской ручки. Добрели потихоньку до кровати. Жора положил командира на бочок и начал ласкать уже настойчиво. Целовал ушки, губки, сгиб локтя, гладил под коленочками и ступни ножек. Фериэль медленно, но заводилась. Жора никуда не торопился. «Я хочу мальчика!» — шептал он ей на ушко. «Я очень хочу мальчика!» — шептала она в ответ, и начинала интенсивней двигаться и громче стонать. Эта фраза как бы подстёгивала её. Грудь хорошо реагировала на соски, и сержант свободной рукой теребил тот, который оказался сверху. Вторая рука занималась её промежностью, лаская вход во влагалище и клитор. Губы Жора использовал всюду, куда мог дотянуться. Только через полчаса беспрестанных ласк во влагалище появилась смазка. Девчонка возбуждалась очень медленно. Сержант убрал руку с её груди и двумя руками вцепился в промежность. Загнал два пальца во влагалище, а второй рукой начал безжалостно издеваться над клитором. Он и надавливал, и сжимал в горсти весь лобок, и выписывал дикую оргию пальцами вокруг возбужденного маленького язычка. Фериэль завертелась под руками как рыбка, пойманная на крючок. Вот тогда он ей и засадил. Он брал её сбоку, как она лежала. Одна нога прижата коленом к груди, вторая вытянута вдоль ложа. Пацан вошёл до самых яиц.

— Хочу мальчика! — громко сказал Жора, после того, как она охнула и на мгновенье застыла, привыкая к ворвавшемуся в тело члену. Сержант никогда не подозревал, что можно так подмахивать в этой позиции. Всё-таки он почти сидел на её роскошной ножке. Боец, сообразив, что дошло до дела, стоял как оловянный солдатик, размеренно и мощно врываясь в женское нутро. Далеко отступал назад, и снова с разбега наносил проникающий удар в узкую щелочку. Безжалостно, на всю глубину штыка. От этих ударов девчонка вся содрогалась от макушки до пяток. И кричала. От этих подстёгивающих криков пацана распёрло, и он уже победно рычал (а может это рычал Жора), доставая до матки. И, наконец, забив себя туда вместе с яйцами, взорвался потокам спермы. У девчонки начался оргазм, и она ничего не соображала. Схватив сержанта руками за булки, она притянула его к себе с такой силой, что Жора чуть не взвыл от боли, предполагая, что от каждого её пальца в его заднице осталась дырка. Он стойко выдержал две минуты, пока она металась под ним, хрипя судорожно сжатыми губами: «Хочу мальчика!» Пальцы на его заднице разжались и сержанта отпустили. Силы в ней было немерено. Ладошки нежно погладили по попке и по спине и Жора вытащил своего солдата. Поставил в коленную позу, погладил аппетитные грудки, проткнувшие сосками ложе, заставил опустить плечи ниже и пошёл умываться. Провёл ладонью по своему заду, крови не было, но саднило сильно. Сполоснул прохладной водой и кожу на булочках. Девчонка была во всей красе. Изящная до невозможности. Попка вверх, талия прогнута, только синие глазища зыркают из-под чёрных как смоль волос. Убийственная брюнетка. Жора подошел, оценил, как эти глаза отреагировали на его упавший конец, и подсунул его к губкам. Сначала высунулся язычок, облизал, пробуя на вкус, а затем подключились и губки. Боец начал наполняться силами. Фериэль повернула голову на бочок, прихватила пацана одной рукой чтобы не смылся, и начала обрабатывать его основательно. Процесс ей видно нравился. Парень у неё в ладошке гордо расправлял спину. Жора одной рукой взялся за промежность, почувствовав, что там изрядно припухло. Второй рукой за ушко, неосторожно высунувшееся из копны волос. И Ласки продолжились. Через минуту попка уже завертелась пропеллером, реагируя на движения мужской руки. Ушко встало торчком под ласковыми пальцами, а губки попытались заглотить бойца под самый корень. Жора поласкал ещё с минуту и тоже взобрался на кровать. Поводил пацаном по щёлке, чтобы тот понял, что предстоит боевая работа и всадил, со словами: — Хочу мальчика!

Да, он действительно хотел, чтобы получился мальчик. Парень работал прилежно. Влагалище распухло. Пацан от такой тесноты был в восторге, пробивая себе ход в жаркую глубину. Жоркина фраза подействовала как красная тряпка на быка. Командир насаживалась на Жоркин штык с яростью растревоженной львицы. Грива волос после каждого её ответного движения взлетала вверх и снова опускалась на спину. Жоре резко поплохело. Колени его, не выдерживая такого напора, сгибались. Пацана прижимало вниз, почти до постели. Оргазм у Фериэль начался после пятого или шестого раза. Кричала она хорошо. Поставленный командирский голос было слышно во всём лагере. После этого, руки, которыми она отталкивались от кровати, не выдержали напора, и девушка опустилась лицом вниз. Парень, почуяв победу, начал ещё одну атаку. Он впивался, вонзался в девичье нутро, чеканными ударами выдавливая очередные крики продолжавшегося оргазма. Но и он сдался на втором десятке ударов, выбросив белые флаги.

Сержант слез с кровати умылся и подошел назад, одев белые штаны, тем самым показывая, что больше ничего не будет.

— Силы то остались, Красивая моя?

— Осталось, но мало. Жора ты как думаешь, у нас получился мальчик?

— Уверен в этом. А может быть и два. Ты же просила?! И я просил?! Бог в таких случаях обычно не обманывает. Коленки и попка пусть остаются на кровати, а руками на пол сползи, — сказал он девчонке, сразу засветившуюся улыбкой от его уверения.

Девчонка приняла позу, которую он указал, выявив себя во всей красе.

— Да, тебя тоже на выставку надо, — обсмотрел он и погладил её со всех сторон. — Жалко грудки недоласканные остались. Он подошёл спереди и сцапал руками обе её груди, налившиеся всем весом. — Беспредельная красота, — оценил он. — Даже отпускать не хочется.

Фериэль засмущалась.

— Умываемся, одеваемся и идём на встречу с народом. Или Марисан сюда пригласить?

— Нет, положено при всех. На страшно, аж жуть!

— Не переживай, надо будет ещё раз придёшь и будешь ходить, пока не забеременеешь. Но у меня лично сомнений нет. Поэтому «морду кирпичом», как положено командиру, и вперед на выход.

— «Морду кирпичом» — это как?

— Сделать лицо невозмутимым, чтобы подчинённые не смогли прочитать потаённые мысли командира и страхи его тоже.

Оделись и вышли. Толпа уже ждала.

— Приветствуем Фериэль, узнавшую настоящего мужчину — Первого Принца! — прокричали болельщицы речёвку.

Жора увидел и обоих магов, прибывших из Зариэля. Как же, пропустить такое событие — да ни в жизнь!

Из толпы вышла Марисан и направилась к парочке. Сзади встала Первая Мать. Народ затих. Магичка приложила свой прибор и стала ждать. Жора тоже начал считать, прошло шесть секунд, а прибор не загорался. Не было красного глаза. Но упрямая Марисан продолжала считать. На пятнадцатой секунде прибор зажёг два красных огня. Марисан опустилась на колени, прижав прибор к груди. По лицу её текли слёзы. Первая Мать, сообразив, что происходит что-то необычное, положила руку ей на плечо:

— Не волнуйся Марисан, всё в руках Бога!

Тогда Магичка поднялась и звонким голосом прокричала:

— Я поздравляю Фериэль, бог наградил тебя двумя мальчиками от Первого Принца. Она торжествующе подняла артефакт, показывая всем два горящих красных глаза.

Командир стояла с не верящей, красной как помидор рожей и ошарашенно выпученными глазами, а вокруг бушевала толпа. Радующихся, сочувствующих, восторженных, смеющихся, плачущих и улыбающихся. В эту минуту все поняли, что в Элистане будут, обязательно будут! и свои мужчины, а не только захваченные из-за кромки. Будут!

— Слава Фериэль, Первой в Элистане понёсшую двойню мальчиков! — крикнула Первая Мать.

— Слава! Слава! Слава, — проорал мгновенно построившийся строй.

— Слава Первому Принцу Элистана подарившего Фериэль двойню!

— Слава! Слава! Слава!

— Народ Элистана найдет чем отблагодарить Первого Принца за первую двойню мальчиков, которую ждали веками! — поклонилась Элиэль в Пояс Принцу.

После этого народ распустили и все пошли обсуждать потрясшую всех новость.

— Зайди ко мне на минуту, — попросил Жора Марисан. Та зашла, с удовольствием принюхалась — пахло сексом. — Посмотри, что там у меня на заднице? Саднит потихоньку, — приспустил он штаны нисколько не стесняясь магички.

Та посмотрела.

— Пара царапин и два синяка, — доложила результат осмотра Марисан. — Сейчас подлечу! Она наложила заклятие исцеления и провела пару раз рукой. Боль тут же пропала.

— Скажи Фериэль, чтобы главную государственную тайну, как делать мальчиков никому не выдавала. А то сейчас пойдут желающие с просьбами сделать им мальчика.

— А что, есть такая тайна?

— Есть, но болтать о ней не нужно.

— Я должна о ней знать, Жора! — уцепила его за руку Марисан. Мне по возвращению докладывать Совету Магов.

— Хорошо, пусть Фериэль расскажет только тебе и Первой матери. Чтобы применить эту тайну, у эльфийки должно смениться не менее четырёх поколений после катастрофы. Спасибо за лечение, — шлёпнул он Марисан по попке, выпроваживая из шатра.

Та мигом подлетела к командиру, всё ещё стоящей напротив шатра в ступоре. Наложила исцеляющее заклятье и потащила Фериэль и Первую мать к себе в палатку. Новость, между тем, набрала обороты, выплеснулась за пределы лагеря ловцов и пошла гулять по сотням. Прискакали обе сотницы, поздравить героиню дня с небывалым чудом. Им пришлось ждать, пока Первая мать и магичка не отпустят виновницу торжества.

Сержант переоделся в форму и вышел из шатра. «Рань то какая!» Часов десять, а дел уже переделано полно. «Зазвать девчонок на рыбалку что ли? Фериэль точно надо от стресса отойти. Да и сотникам интересно будет. И Марисан возьмём, нечего ей всё время в лагере сидеть!» Никто от предложения Первого Принца не отказался, даже Аннасан напросилась. Выехали на шести лошадях. Жора сидел позади Первой матери. Начальственный выезд охраняло десяток лучниц. Пятеро из лагеря, пятеро из первой сотни. Но, как сказала Фридаэль, опасаться некого. На расстоянии лиги всё перекрыто постами. Двадцать лесных сидят в засадах и слушают лес. Дашаэль везла удочки. Динаэль четыре корзины под рыбу. Жора — свой мешок с заветной жестяной коробкой из-под китайского чая с рыболовными снастями. Сержант быстро соорудил ещё две самодельных удочки, показав командирам, как быстро это делается, и насколько мала снасть. Помимо эльфийских мясных лепёшек взяли и трофейные. От них шёл своеобразный запашок, а рыба запах любит. Жора провёл краткий инструктаж, показал, как насаживать на крючок наживку, и рыбалка началась. Начальство вело себя спокойно до первой пойманной рыбины. Все, кроме Элиэль на рыбалке никогда не были. И для эльфиек это было чистое удовольствие. Когда заполнили две корзины, сержант двух охранниц пристроил к делу, заставив потрошить рыбу. Решили коптить. Больно уж всем понравилась копчёная. Шума и гама на берегу было полно. Но здешней рыбе было наплевать. О том, что положено клевать на утренней и вечерней зорьке она тоже не знала, и клевала как бешенная. Девчонки верещали, таща очередную, и хвастаясь у кого больше. Свои то лучницы уже рыбалку видели, а чужие завидовали лютой завистью. Было весело. Жора решил попробовать на перемёт. Шнур был толстый, поводки из лески в полмиллиметра, крючки двойные — на крупную рыбу. На конце шнура грузило грамм на сто.

— Вы как от нагов переправы и броды защищаете? — спросил он Фридаэль.

— Только лучницами.

— Я вам сейчас одну рыболовную снасть покажу, — сказал сержант, вполне может помочь. Он достал из коробочки моток перемёта, аккуратно размотал его, предупредив чтобы не наступили на крючки. И объяснил идею.

— Этой снастью перегораживают реку. Поводки делаются разной длины, крючки побольше, на шнуры накладывается укрепляющее заклятье, чтобы не перерезали, и в воде появляется завеса из крючков, за которые наги могут зацепиться любой частью тела. Можно один конец ставить на поплавок, и вообще можно установить на любой глубине. Сержант, пользуясь тем, что подошла любопытная Марисан, попросил наложить на его снасть укрепляющее заклятье, порезал одну рыбу поменьше на куски, снарядил крючки перемёта, чередуя с макухой из пайков нагов. Вбил у воды метровый кол и привязал к нему свободный конец перемета.

— Ловим крупную рыбу! — провел рекламную компанию Жора. Он раскрутил грузило и забросил его в реку. Грузило потянуло за собой шнур и все крючки с наживкой. Через минуту перемёт задергался, раскачивая вбитый кол. — Нужно будет двое помощников, — крикнул сержант. Две эльфийки чистившие рыбу тут же подбежали к Принцу.

— По моей команде выдергиваем кол, поворачиваем параллельно земле и на уровне пояса, чтобы было удобно, тащим на берег тридцать шагов, проинструктировал он девчонок. Рыбачки побросали удочки и распределились поближе. Всем было интересно что же выловит Жора. По рывкам, раскачивающим кол, было ясно что рыба там есть. Сержант выждал минут пять и дал команду тащить. Он стоял спиной к воде, помощницы тоже.

Кол выдернули на одном вдохе и ухватившись за него, бросились бежать к лесу. Жора еле успевал перебирать нагами, поскольку эльфийки по бокам пёрли как танки. Сзади только орали. Рыба тоже, наверное, не успела ничего понять, настолько быстро её выдернули из воды. Остановились, оглянулись, охренели. На каждом крючке было по рыбине. Шесть здоровенных метровых туш металось по берегу, оставляя на камешках серебристую чешую. Девки кричали УРА! добавляя рыбалке праздничного антуража. Всё начальство сделало шаг вперёд, желая попробовать ловить перемётом. Лучницы, которые тащили Принца и всю рыбу, просто светились от счастья.

— Посмотрите с Аннасан рыбу, может какая несъедобная? — попросил он Марисан. Магички прошли вдоль перемёта и сказали, что есть можно всю.

— Эту не берём, — сказал сержант, отрубая ножом зубатую голову рыбине похожей на угря. Через пять минут снасть освободили от улова.

Удочки свернули. Претенденток было шестеро. Зариэльских в одну команду, своих в другую.

— Обрати внимание, — подсказал Жора Первой Матери, — что все крупные рябины клюнули на куски рыбы, а не на наговскую наживку.

Та понятливо кивнула. Бросили жребий. Зариэльским выпало метать перемёт первым. Снарядили и кинули. Фридаэль, правда, не хватило терпения выждать. Один крючок оказался пустым. Здоровых рыбин было тоже шесть, как и у Принца. Девки млели, болельщицы кричали УРА!

Тройка Первой Матери снаряжала перемёт тщательно. На три крючка Элиэль даже насадила куски той, похожей на змею рыбины. На остальные тоже рыбу.

Забросили. Сначала кол ходил от рывков ходуном, затем шнур натянулся и застыл чуть подрагивая. Сержант махнул рукой двум лучницам выглядывавшим любопытными мордашками из леса и те пулей примчались к Принцу.

— Если вытащат что-то огромное, обычными стрелами бьёте, не раздумывая, в голову, — успел проинструктировать он.

Элиэль скомандовала, эльфийки выдернули кол, рванули, метра два и затормозили. В воде перемёт что-то держало.

— В раскачку, влево- вправо, — крикнул Жора, еле сдерживаясь, чтобы не броситься на помощь. Тройка напрягшихся девок, с трудом переступая ногами двинулась вправо, отыграв полметра, затем влево, отодвинувшись от берега ещё на метр. Шнур только дрожал от ударов, да слышно было сопение девчонок, упиравшихся в землю. Резко отпустило. Фериэль, Марисан и Элиэль успели выиграть метров пять. Опять навалились, раскачивая в стороны, опять рванулись вперёд. «Как бы девахам плохо не было от такой нагрузки, — подумал сержант. — Беременные всё же». Последние десять метров уже перешли на что-то похожее на бег. Две лучницы всадили по стреле в огромную башку показавшейся рыбины. Тройка удалых рыбаков опустилась на землю. Кричали все, приветствуя небывалый улов. Рыбин оказалось двадцать одна. Здоровенный стокилограммовый сом заинтересовался метавшимся по дну грузилом и схватил. Почувствовав несъедобное, выплюнул через жабру кусок свинца и попался. Грузило, уткнувшись снаружи в жаберную пластину, начало её сминать. А попавшиеся на крючок рыбы всё дёргали и дёргали. Сом крепко зажал шпагат зубами и уперся, сглаживая эти рывки, пока за него не взялись отчаянные рыбачки. Победа Первой Матери была полной. Четырнадцать здоровых рыбин, сом, остальные попались поменьше.

— Слава Элиэль, Фериэль и Марисан, — прокричал Жора. — Самым удачливым рыбачкам на реке Талз!

— Слава! Слава! Слава! — дружно прокричали рыбаки и охрана.

«Забодаемся разделывать и доставлять!» — подумал сержант. Но день прошёл не зря. Всем будет что вспомнить. Девчонки встряхнулись, впечатлений набрались. Разговоров хватит на неделю. «Надо будет им какой-нибудь волейбол или баскетбол придумать для развлечения, или шашки». На заводе Жора был чемпионом своего цеха по шашкам.

Рыбалку на этом закончили. Двенадцать больших рыбин отдали сотням. Мелкую всю увезли сразу коптить. На остальные Марисан наложила заклятье, чтоб не испортилась. Под сома пришлось мастерить волокушу. Но двухметрового гиганта всё равно доставили в лагерь всем на удивление. Жора подарил сотникам на память по удочке.

— Пойдёте малыми отрядами, еда кончилась — можно у любой речки рыбы наловить. И не забывайте о перемётах против нагов. Их ведь не только в воде, но и в траве расстелить можно. Ползёт наг, а крючок ему в бок. В обороне — отличная штука. Только крючки ковать придётся, и лучше с поперечиной, или прутик можно вставить в отверстие, чтобы крючок смотрел вверх, если на земле лежит. Можно и просто лезвий коротких наделать и в землю натыкать, чтобы им брюхо вспарывало. Мы под стеной в укреплении кольев набили, так десятка два на эти колья напоролись. Да и колючки на берегу все собрали.

Сотники горячо поблагодарили. Подарок от Первого Принца дорогого стоил. Детям и внукам будут рассказывать.

Сома притащили к лагерю. Свободный народ высыпал посмотреть на такое чудо-юдо.

— Да, — сказал Жора. — По-хорошему бы запечатлеться следует с таким трофеем. Больше уже никому не поймать.

— Я сейчас, — умчалась Марисан в лагерь и вернулась с артефактом. Из расспроса сержант понял, что это местная кинокамера. Может запечатлеть пять моментов. А в столице уже показать. На сома вылили пару вёдер воды, чтобы смыть грязь и пыль, и сержант нажал на нужный выступ, чтобы заснять красивую и энергичную команду рыбаков, поймавших такого гиганта. В середине стояла Первая мать, поставив сапожок ну тушу, чтобы никто не сомневался, что этот трофей взят ими. Приобняв обоими руками своих подруг отважной рыбачьей тройки.

Рыбалка пошла Фериэль на пользу. Она свыклась со своим положением Матери, носящую под сердцем двойню и всё вернулось на круги своя. Охрана бдела, коптильня и мангал работали полным ходом. Зариэльцы натащили к коптильне поленницу дров. Рыбу в первую очередь коптили для них. Одну большую рыбину разделали на шашлык и замариновали мясо. Жора сказал, что рыбный шашлык не хуже, чем мясной, и готовится быстрее. Фериэль стала чаще улыбаться. Улыбка у неё была красивая.

После обеда пришла магограмма из Зариэля. Славаэлько докладывала, что мероприятия на границе и в Зариэле выполняются согласно приказа. Уничтожено двадцать шесть вражеских мага, из них восемь психомагов, шесть из которых имели связь с перевёртышами. Эти шпионы внедрялись в Зариэле и возможно даже в сотнях, пришедших Первой Матери на помощь кто-то был. Настораживала задержка отряда из Ариэля. По всем правилам должны были прийти ещё вчера.

Около шатра уже прогуливалась Седаэль — автоматчица. По списку она шла одиннадцатой. Сержант завёл её в шатёр. Когда крутишься среди сплошь красавиц, то мужской взгляд притупляется. И по всем этим женским красивостям скользит не задерживаясь. Взгляд ищет изюминку. В Седаэль эта изюминка была. Волосы у неё были в соответствии с именем абсолютно седыми, или серебренными, если угодно. Это была первая стриженная эльфийка. Если у остальных, волосы роскошными гривами росли до попы — чтобы под седло не попадали, то у Седаэль были аккуратно подрезаны до лопаток. Два завитых локона оформляли овал лица, спускаясь на грудь.

— Красивая причёска, — оценил Жора. — Тебе очень идёт.

Девчонка вся засияла от удовольствия. Видно подруги подкалывали её, из-за необычной стрижки. Девочка была молоденькой, служила вряд ли больше трёх лет. Всё при ней: грудки, попка, красивый животик с выступающим лобком, стройные ножки. Глаза светло- серые, под стать волосам. Но ресницы чёрные. Естественно девочка. Завелась легко, при дефлорации только пискнула и полезла на оргазм. Сержант обожал таких клиентов. Мужику ведь важно, чтобы женщина орала от удовольствия, получая его от партнёра. Второй заход вышел чуть подлиннее, уж больно Седа не хотела пацана из губок выпускать. В общем стандартный комплекс удовольствий. И для девчонки, и для сержанта. Жора чувствовал себя отлично, сил сохранил ещё достаточно.

— Молодец, умница, — похвалил сержант. — Соитие провела на пятёрку.

— А пятёрка это как?

— Пятёрка — это наивысшая оценка. Означает — отлично!

Сержант пошёл мыться, а когда вернулся, Седа ошарашила его просьбой:

— Жора, а можно мне его ещё пососать? Он такой вкусный!

— Да конечно можно! — дал он ей своего парня. Девчонка захватила дружка и начала его обрабатывать, постанывая от удовольствия. Потёрла пальчиком себе клиторок и, на удивление Жоры, заполучила третий оргазм. Ушла счастливая — счастливая! Болельщицы толкнули речёвку, поздравляя женщину Седаэль. Марисан прикоснулась своим прибором — Седаэль понесла девочку. День прошёл правильно. Зародились новые жизни.

До ужина ещё было время.

— Эля, — зашёл он в палатку Первой матери. — Вот ты поясни мне, чем сейчас занимаются девчонки, которые не в охране?

— Как чем! Тебя естественно обсуждают. Уже все знают, что ты Седаэль назвал «умничкой», и за соитие поставил ей высшую оценку — пятёрку. Сейчас её пытают, как и что она делала, и как смогла отличиться.

— Очень легко возбудимая девочка. На оргазм прямо взлетает. Такие редко попадаются. Мужчинам таких удовлетворять легко. А удовлетворить женщину — для многих мужчин, значит больше, чем получить удовольствие самому. Женщины медленно возбуждаются, а мужчины быстро. Поэтому в идеале женщина должна рваться к оргазму, а мужчина свой сдерживать, чтобы кончить вместе.

— А как же ты сдерживаешься, Жора?

— Когда как. Думаю, о постороннем. Если женщина должна думать о том, как ей приятно, а если она вот так прогнётся, то станет ещё приятнее, то я вынужден думать почистил ли я патроны, прежде чем снарядить в магазин, сколько у меня патронов осталось россыпью, не снаряженных и так далее. Если я начну думать о сексе, как мне приятно вонзаться в такую тугую дырочку, то выплесну семя в тот же момент. И никакого оргазма у женщин не будет. Если припрёт, то бывает и вообще перчик приходится вынимать, чтобы сбить напряжение. Есть опытные женщины, которые научились растягивать своё состояние перед оргазмом. С такими лучше дела вообще не иметь. Мужики изматываются в хлам, и кончается всё пшиком. Либо конец упадёт, либо самец по-быстрому кончит и слезет. Оставив любительницу ощущений с носом. Женщина должна стараться как можно быстрее подобраться к оргазму, вот её главная задача при соитии.

Сбила ты меня с мысли. Я ведь не за этим пришёл, а спросить, у вас в игры какие-нибудь играют?

— В кости на деньги только в городах. В армии не поощряется.

— А в военные игры или спортивные?

— Я не знаю, что такое спортивные игры, но ни тех ни других у нас нет.

— Тогда я хочу попросить у тебя вот этот маленький столик. На него я нанесу узор, чтобы можно было играть в игру, которая у нас называется шашки. Эта игра развивает мышление и особо хороша для командиров. По- вашему назовём её «Мечники».

— Бери, конечно Жора. Скажи, что надо, поможем.

— Тогда, я беру столик и выходим на улицу. Нужна будет Марисан, Яриэль и Дашаэль.

Помимо названных подошла и командир. Принц что-то затевал и ей было интересно. Все начинания Принца могли принести немалые деньги.

Жора интриговать не стал:

— Для полусотни делаем настольную военную игру, называется «Мечники». Яриэль у тебя пилки, чтобы пилить металл есть?

— Есть две штуки.

— Неси, покажешь. Дашаэль, мне надо вещество, сок растения, краска, чтобы можно было покрасить дерево в черный или тёмно-коричневый цвет. Чтобы быстро высохло и не мазалось потом. Найдется в лесу что-то похожее?

— Да, конечно.

— Тогда бери напарника, и за краской.

— Марисан у тебя есть какие-нибудь измерительные инструменты? Чтобы можно было проводить прямые линии. Мне надо вот на этом столе нанести узор из шестидесяти четырех квадратов.

— Есть линейка для пентаграмм и циркуль. Есть чернила и китайская тушь для письма из анклава людей.

— Неси, — сказал Жора.

Прибежала Яриэль, принесла пилки. Зуб был мелким, пилки подходили.

— Найдёшь круглую ветку без сучков вот такой толщины, — показал сержант на пальцах, — и напилишь двадцать четыре чурбачка, толщиной в палец. Постарайся, чтоб были одинаковы. Кору с ветки снять.

Яриэль убежала. Пришла Марисан, принесла чертёжные инструменты.

Сержант за двадцать минут расчертил тушью столик на квадраты примерно по пять сантиметров. Подумал и чёрные квадраты просто заштриховал, не надеясь, что удастся ровно покрасить. Получилось неплохо. Разведка принесла кружку какого-то тёмного сока. Руки сказали в жидкость не совать, а то тоже покрасит. Больше всех времени понадобилось Яриэль. Но кузнец не терпела делать работу тяп-ляп. Все шашки получились ровненькие, зачищены точильным камнем и радовали глаз. Сержант продержал двенадцать шашек в растворе сто ударов сердца, переворачивая их палочкой, затем жидкость слил и покрашенные шашки разложил на камушке, чтобы подсохли. Как раз успели к ужину. После ужина, все желающие научиться играть в Мечников собрались вокруг Принца.

— Играют в эту игру двое, — сказал сержант. — Ходят по очереди. Остальные желающие смотрят. У каждого игрока по двенадцать мечников. Задача каждого отряда пробить строй противника и выйти на последнюю линию. Как только пехотинец достигнет последней линии, он превращается в конника. Если пехотинец может рубить врага только рядом с собой, то конник на любой дистанции. Назад ходить, то есть отступать, мечнику запрещено. Конник может двигаться куда хочет. Ходят только по белым линиям. Там, где чёрные клетки — там ловушки, и ходить по ним тоже запрещено. Если противнику ходить некуда, а ход его, значит он попал в плен. Побеждает тот, кто уничтожит всех воинов противника, или возьмет их в плен. Бывает ничья. Это когда остается одинаковое число воинов с обеих сторон и нанести вред они друг другу не могут. Рубить мечник может в любую сторону, при этом он должен перешагнуть через убитого противника и встать за ним. Убитого с доски убрать. Если перешагнуть бойцу некуда, значит и рубить он не может. Стиснули так, что замахнуться мечом не может. Рубить в обязательном порядке. Игрок — это командир, он должен так расположить своих бойцов, чтобы его боец сумел за один ход срубить несколько противников. Правила очень простые, это только при объяснении выглядит непонятно.

— Кто желает? Прошу.

Командир вызвалась первой. Элю он предупредил, что сначала научит её играть, а потом она уже будет всех обыгрывать.

— Первый ход обычно по жребию, — сказал Жора. Он спрятал под столом шашку в кулак и протянул обе руки Фериэль: — Угадывай.

Та угадала. Жора раскрыл обе ладони, показав, содержимое и сказал:

— Ходи любым мечником, которые в первой линии на одну клетку по белым клеткам. Мечники второй и третьей линии пока наступать не могут, для этого им нет места.

Фериэль сходила. Жора тут же сходил в ответ. Командир сходила второй раз, Жора тоже.

— Хочу обратить внимание, чем больше дырок в строю, тем легче вырубить ваших мечников. Когда Фериэль сходила третий раз, он подставил своего мечника под рубку.

— Я специально отправил одного солдата вперёд, чтобы его срубили. Рубить по условиям игры обязательно. Руби, командир. Перешагиваешь через моего бойца и убитого мечника снимаешь с доски. Фериэль это сделала. И тотчас половина увидела, что Принц может срубить двух белых бойцов. Что он и сделал. Прокомментировав: — Пожертвовав одним воином, я срубил два вражеских. Но не следует забывать, что мечники должны прорваться к последней линии и поставить хотя бы одного всадника. Тогда противнику станет совсем плохо. Если у нас останется по одному мечнику, и мы оба проведём его во всадники, то будет ничья.

Вся игра заняла минут пять. Жора, естественно выиграл. Но и народ немножко в тему въехал. Он провёл дамку (всадника), потом второго, вырубил всё воинство Фериэль и взял одного бойца в плен.

— Завтра подпишем или меч нарисуем с одной стороны, чтобы было видно, где меченосец, и где всадник. Сержант сыграл еще одну партию на показ, и усадил девчонок. Вот тут страсти закипели. Желающих подсказать нашлось с избытком. Зажгли осветительную палочку. Марисан разогнала заклятьем насекомых, устремившихся на свет. После десяти партий, Фериэль приказала заканчивать и ложиться отдыхать. Столик с шашками занесли в шатёр Принца. Игра всем понравилась. Ново и интересно. Молодёжь она к новому тянется. Утром в шатре до завтрака, сыграли с Элей пять партий. Затем выставили столик на улицу. Девчонки на всех шашках нарисовали по мечу, а с обратной стороны большую букву «В» — всадник. Сержант сказал Эле и Фериэль, что у них по этой игре даже соревнования проводят.

— А что, — сказала командир, — голову тоже тренировать надо, а не только руки и тело. Месяц поиграют, а потом проведём состязание.

Глава 13

Обоз орков разведка обнаружила за пять лиг и отправила сопровождающих. Орки подошли к двенадцати часам. Пятьдесят три повозки, три десятка лошадей отдельным табуном и сотня охраны. Подогнали прямо к крепости, где были складировано добытое оружие и доспехи. Первая мать и Жора, на лошадях с пятёркой охраны встречали гостей у ворот лагеря. Кобылка под Жорой, которую обозвали смирной, всё время крутилась, не желая стоять по стойке смирно. Видно чувствовала, что сержант боялся упасть. По оркскому этикету полагалось встречать на лошадях, потом спешиться и пригласить к шатру. От орков отделились двое и поскакали к начальству. Чуть задержались, объезжая усатого сома, так и лежавшего на травке напротив ворот.

— Приветствуем Первую мать Элистана Элиэль из рода Голубой воды и Первого Принца Элистана и Орочьих земель Георгия сына Виктора из рода штыка! — прокричала матёрая орчанка, и обе всадницы поклонились, склонив головы до конских грив.

— Я, сотница Тариор из рода Кобылиц и боевая шаманка Шаришам из рода Степного огня возглавляем этот отряд, посланный Первой Матерью Орочьих земель за оружием и заключением сделки. Заказанные три фургона и лошади доставлены. Выражаем свою бесконечную радость от лицезрения столь высоких особ, встречающих нас.

Орчанки поклонились второй раз.

— Мы рады видеть у себя в гостях таких достойных воинов, как Тариор из рода Кобылиц и Шаришам из рода Степного огня. Прошу к нашему шатру, — сказала Элиэль и спешилась.

«А ведь сотница Таньке роднёй приходится», — подумал Жора с облегчением слезая с кобылы. «Нет, надо учиться на лошадке ездить, а то и опозориться недолго».

Открылись ворота, и все зашли в лагерь. В шатре был уже накрыт стол. Шашлык мясной и рыбный, мясо копчёное и рыба. Слегка разные по вкусу, поскольку для дыма коптильщицы добавляли разные сорта веток. Пахло на нюх сержанта восхитительно. Подошли Фериэль и Марисан.

— Начальник моей охраны Фериэль из рода Жёлтого листа, — представила её Элиэль. — Первая женщина Элистана понёсшая от Первого Принца двойню мальчиков!

Орчанки вздрогнули после такого представления, переглянулись и в пояс поклонились Фериэль.

— Маг моей охраны Марисан из рода Зелёной ветки. Первая женщина Элистана, понёсшая от Первого Принца двойню девочек.

Орчанки поклонились в пояс второй раз.

Зашли в шатёр и расселись за столом.

— Угощайтесь! Мы рады поделить с гостями свою пищу! — сказала Первая мать и взяла кусочек шашлыка из рыбы. Дальше начался разговор. Орки захотели услышать, как такими малыми силами удалось перебить шесть сотен нагов. Рассказали, и про две волны и про заговорённые стрелы, и про маленькую крепость из фургонов внутри крепости, и про выпущенных на врага лошадей. За разговорами еду попробовали всю. Оркам угощение понравилось.

— В рукопашную с нагами смысла вступать нет. Это только множить свои потери. У нагов есть огромная слабость — у них нет луков. И этой слабостью в вооружении надо пользоваться. Мы сейчас перешли на тактику мелких отрядов: десяток лучниц, маг и фургон со стрелами и припасами. Налетели, десяток стрел выпустили и отскочили. Налетели в другом месте, опять убили десяток нагов. Маг прикрывает от действий вражеских колдунов. Такой отряд за день уничтожит сотню нагов. За пять дней — полк. Если их много, то через десять дней от вражеской армии ничего не останется.

— Для земли тактика великолепна, — согласилась Тариор, но ведь наги и по воде могут наступать.

— Вы видели рыбину, лежащую перед лагерем? — спросил сержант.

— Да видели. Огромный сом. Счастлив тот охотник, который взял этот трофей! — сказала Шаришам.

— Эти счастливцы перед вами сидят — Элиэль, Фериэль и Марисан. Это они вытащили эту рыбину. А поймали они её на снасть, называемую перемёт.

Жора вышел, достал коробку со снастями и показал гостям перемёт.

— Верёвка, укрепленная заклятьем. К ней привязаны крючки на поводках разной длины. Если её растянуть от берега до берега и привязать к деревьям, то появится в воде стена крючков. Наги обязательно зацепятся. И собьются в кучу, тогда не зевай и бей, как вынырнут. Если поставить несколько перемётов, то речку можно хорошо перекрыть. При переправах незаменимая вещь. Бросил несколько перемётов прямо с берега — на конце у него есть грузило, чтобы можно было забросить и переправляйся. Можно установить и на определённую глубину. В таком случае от грузила на расстоянии скажем двух шагов цепляется поплавок из легкого дерева или бурдюк с воздухом. Грузило ляжет на дно, а поплавок поднимет верёвку на два шага от дна. Если крючья тяжёлые, то на канат тоже можно маленькие поплавки привязать. Идея понятна?

— Да, идея понятна. Вполне может получиться.

— Только крючки надо хорошо затачивать и бородку делать, чтобы добыча с крючка не соскочила. И, естественно, не такие маленькие, а раз в десять больше, — показал сержант несколько разных крючков из своей заветной коробочки. Обычный, двойной, тройной. — Вот такой тройник вцепится сразу, стоит только коснуться, мимо проплывая, — показал Жора. Перемёт в хозяйстве незаменимая вещь. Насадили на крючки наживку, бросили, пока переправляетесь две корзины рыбы вытащили. Против нагов можно использовать и сети. Их можно вязать с крупной ячейкой, чтобы наг не пролез. Внизу сетки на поводках ставить крючья, чтобы снизу не проскочили, тогда будут в этом месте переныривать сверху через сети. В этот момент и отстреливать. Можно использовать и рыбачьи сети, если такие есть. Но все надо укреплять магией, чтобы не порезали. Наверняка у магов есть артефакты, которые могут взрываться. Если такие артефакты бросать в воду, то нагов будет убивать прямо там, в воде. У нас, если работают против подводных пловцов, то просто забрасываю всю воду гранатами, они и всплывают потом мертвые.

Договорились о цене за лошадей и фургоны. Лошадей отдавали по три золотые монеты, фургоны по десять. Цена была вполне божеская, как понял сержант. Он убрал из кошеля за шпиона тридцать монет и отдал его оркам. Гости ушли, сославшись, что надо организовать погрузку оружия. После обеда они уже хотели тронуться в обратный путь.

Оружие нагов ценилось не зря. Никакой кузницей здесь и близко не пахло. Наги применяли машинную обработку. Наконечники дротиков были явно штампованы, а топор тоже состоял из штампованного лезвия и обуха, соединённых тремя мощными заклёпками. Причём нержавеющая сталь на обухе и лезвии были разных марок. Швы на доспехах были прошиты с помощью какой-то швейной машинки. Стежки абсолютно одинаковы, шов двойной крепкий. Раса нагов явно превосходила остальные в техническом оснащении, да и в магии, наверное, тоже. Эльфы не умели засылать шпионов — перевёртышей.

Повозки забивали плотно. Для оружия хватило сорок пять фургонов. Доспех нагского сотника Фериэль подарила сверх оговорённых пятисот комплектов. Орки были довольны. Начали выстраивать колонну. От строя отделилось восемь всадников. Везли пять сундучков и две шкатулки. Впереди ехала Тариор. Перед воротами спешились.

— Подарки для Первой Матери и Первого Принца! — озвучила цель прибытия Тариор.

Воины занесли в шатёр принца Всё — что принесли и ушли. Тариор осталась наедине с Элиэль и Жорой.

— Здесь оговорённая плата за оружие, показала она на сундучки. По тысяче монет в каждом. Первая Мать Орочьих земель шлёт вам в подарок парадные ленты. Орчанка открыла одну шкатулку и протянула Элиэль. Там находилась голубая лента, обшитая золотой каймой и украшенная золотыми и голубыми кистями.

— Спасибо за подарок Таняор, он мне очень нравится, — сказала Элиэль, достав и осмотрев ленту.

Вторую шкатулку Тариор открыла и протянула Принцу:

— Поскольку цвета Первого Принца Элистана — белый, а Принца Орочьих земель — алый, то лента двойная, — пояснила орчанка.

Жора достал парадный атрибут, обшитый золотом и украшенной кистями, осмотрел и поблагодарил. Вещь действительно была красивой. Носилась через плечо. Тариор вытащила из кожаного тубуса карту.

— Теперь по обстановке, — развернула она карту на столе. Армия нагов стоит вот в этом маленьком городке в лиге от границы. Собрано полторы тысячи фургонов. Для управление фургонами и лошадьми наняты люди из Анклава. В фургон грузятся не менее шести нагов с вооружением. Поэтому скорость перемещения может быть до десяти лиг в сутки. Половина армии пропала в неизвестном направлении. Нашей разведке их местопребывание установить не удалось. Колдуны нагов отправили четыре Ливня. Один выпал на нашей территории в районе вот этих двух рек. Три ушли на Элистан. Сейчас там наводнение и болото. Возможно наги готовят себе водный путь, возможно просто хотят блокировать сообщение между Зариэлем и Ариэлем. Наши кочевья по приказу Совета матерей оттянулись все на север, за эти разлившиеся реки. Здесь на орочьих землях сейчас осталось тысяча воинов. Лучников у них мало две сотни всего. Но, думаю две тысячи нагов они положат за два дня. Один полк стоит у границы, второй вот здесь, примерно посередине этих земель. Уцелевшие отступать будут на север, если не получится, то на Зариэль. Ваши пограничники дали пару голубей, с началом нападения наши весть отправят. Обоз мне приказано доставить вот сюда в Зарубан, — показала на карте Тариор. Здесь же находятся Первая и Вторая Мать. Вот, пожалуй, и вся информация.

— Наши в Зариэле уничтожили двадцать восемь вражеских магов, из них восемь пси магов управляли перевёртышами. Сдавшиеся наги арестованы. — Сообщила Первая Мать. Население Зариэля уже начало отход в направлении на Ариэль. Если наги пустят по рекам вторую часть армии, то гражданских жителей в междуречье уничтожат. Зариэльский полк прикрывает территорию от границы до Зариэля, направление на Ариэль и Торисан.

— Спасибо за информацию, — сказала Тариор. — До Первой Матери Орочьих земель она будет доведена. У нас осталось пять незагруженных фургонов. Не желаете приобрести вместе с лошадьми по той же цене, что и ранее?

— Желаем. Они нам пригодятся, — сказала Элиэль.

Рассчитались и орчанка убыла. Обоз через пять минут тронулся. Полусотня на восемь фургонов и сорок лошадей стала богаче. И денег заработала на трофеях изрядно.

— Что ты думаешь о сведениях, что нам сообщили союзники? — спросил Жора.

— Я, по крайней мере, перестала так волноваться за свою мать и людей, направленных на помощь из Ариэля. Понятно почему идёт задержка. Ливни — это серьёзно. После Ливня земля просыхает неделю. Это — стена воды, льющаяся беспрерывно. Лошади идти отказываются и вынуждены закрывать глаза. Реки выходят из берегов. Все низины затопляются. Обоз не протащишь, — пояснила Элиэль. — Даже дышать тяжело, не хватает воздуха. Обычно — это искусственные дожди, вызванные магами погодниками. Для орошения земель, где наступила засуха. Иногда применяется в боевых действиях, для остановки продвижения вражеской армии.

— Выходит население Зариэля на север не пройдет, поскольку затоплены маршруты?

— Скорей всего — да! Им придется ждать месяц, чтобы протащить обозы. А месяца у них нет!

— Надо собрать всех командиров и магов и обсудить создавшееся положение. В Зариэль и Ариэль отправить сведения, полученные от орков, — предложил Жора.

Совет при Первой матери собрался быстро. Все маги, сотницы, Фериэль и Принц. Жора доложил обстановку. Из предоставленных орками сведений, положительным было только одно — то, что на Зариэль будет наступать только часть армии нагов.

— Таким образом, междуречье рек Тебриз и Кебриз стали неодолимым препятствием для жителей Зариэля. Обозам там не пройти. Не пройдёт и помощь из Ариэля в виде обоза и магов, отправленных Гераэлько. Нет смысла и в установке промежуточных лагерей для беженцев. Если же наги введут в это междуречье войска, то сразу станут контролировать огромную территорию. По реке Кебриз можно подобраться к Ариэлю на пять лиг. Отходить в направлении Ариэля сейчас Первой матери Элистана нет смысла. Обоз через затопленные районы не пройдёт, да и конные отряды из-за отсутствия корма для лошадей возможно тоже. Здесь, надо думать. Куда пойдём мы? Куда направлять население Зариэля и Ариэля? Какие меры принимать в противодействие нагам на реках? Подходы к каким городам могут быть тоже затоплены? Вообще, пользуясь методикой затопления земельных угодий, наги могут захватить всю Южную часть Элистана, до самых предгорий Срединного хребта. Самую населённую часть страны. Поэтому надо создавать команды магов и эти Ливни губить на корню, не давая им возможности пролиться на нашу землю.

— Последний случай пресечения Ливня был двести лет назад, — дала справку Аннасан.

— Я не маг и не знаю трудностей магического уничтожения Ливней. У нас, например, просто воздействуют на тучу, которая несёт воду, — сказал Жора. — Распыляют внутри тучи вещество, вокруг которого начинают образовываться капли. Туча проливается дождём, там, где её обработали. В первую очередь нам нужна разведка, где эти ливни образуются, где тучи наполняются водой, приблизительные маршруты их движения. А потом уже планировать противостояние им наших магических групп. Я не верю, что у ливней произвольные маршруты. Наверняка разработано два, или три, и идут они оттуда, где в наличии имеется большое количество воды. В местах пересечения границы их и нужно поджидать. И необязательно уничтожать, попробовать перенацелить, изменить маршрут, опустить тучи ниже, чтобы они сели на землю и пролились. Этим вопросом должны заниматься маги. Не забывайте в этом междуречье еще два города и множество посёлков, помимо ближайшего Ариэля. А наводнение — это всегда страшно. Это гибель населения, домашнего скота, посевов. Это голод и отсутствие нормальной воды. Если пить ту, что под ногами, то начнутся повальные болезни. Вскипятить её негде, спать негде, поскольку в воду не ляжешь. Сесть, порой и то негде — кругом вода! Потери от этих наводнений могут быть больше чем от битв с нагами. Вот теперь надо крепко подумать, что делать. Так, что давайте предложения.

Обсуждали долго — два часа. Все толковые предложения Жора записывал. Выяснилось, что Ливень шёл четыре — пять дней, захватывая полосу шириной в тридцать километров (восемь лиг) и продвигался от двухсот до трёхсот километров. (пятьдесят — восемьдесят лиг). Остановить его было возможно, но для этого требовалась группа магов погодников от двух до шести человек, в зависимости от силы магов. Воздействовать они могли с расстояния не дальше десяти лиг от Ливня. То есть, эти маги должны были сидеть в засаде и ждать подхода стихийного бедствия, посланного врагом. Жора определил по карте примерно четыре места затопления, которые могут использовать наги. Южная часть Элистана превращалась в три сухих полосы, примерно по тридцать-сорок лиг шириной, разделённых пополам рекой Равз, вытекавшей из Срединного хребта. Под затопление попадало полтора десятка городов, в том числе и столица, стоявшая на крупной реке Тривз. Особо болезненной точкой являлась река Равз. Сразу рассекались все дороги Элистана идущие с Востока, от Земли орков, на Запад к Анклаву людей. И три полосы земли превращались в шесть узких кусков. Равз тёк между двумя водораздельными хребтами практически строго с севера на юг. От Восточного хребта брали начало реки Талз, Тебриз и Кебриз. Все три реки выходили на территорию орков, затем нагов и терялись в Орочьей пустыни, уходя под землю. Дальше на территории нагов, за пустыней, имелись большие пресные озёра и шёл берег океана. От Западного хребта брали начало реки Людз, Тривз и Средз. Если Средз и Тривз, пересекая людской анклав, впадали в океан с другой стороны Атлантиды, то реки Людз и Равз, проскочив узкую в этом месте полоску Анклава людей уходили на территорию нагов. Река Людз шла вдоль эльфийской границы, на расстоянии пятнадцати лиг от неё с востока на запад, потом резко сворачивала на юг, углубляясь в Анклав Людей и уходя на территорию Империи нагов. Равз же, тёк кратчайшим путём с севера на юг, пересекал полосу анклава и уходил к нагам. Эта река являлась кратчайшим путём к Срединному (Эльфийскому хребту), где располагались основные рудники и предприятия эльфов. Вдоль реки шли две хорошие, мощёные камнем дороги. Нет, наги не собирались гнать по этим дорогам армию, разве что в последствии. Они просто рассчитывали, что по этим двум кратчайшим дорогам, эльфы будут откатываться к Срединному хребту и всегда можно подгадать, когда там будет достаточно эльфийских войск и беженцев. Удачный удар ливнями позволял превратить Равз в водяную могилу на всём протяжении реки, для тех, кто необдуманно решить спасаться по этим дорогам. Полноводная река между двумя хребтами смоет всех, кто не успеет достаточно быстро залезть на скалы. От эльфийских обозов и конницы ничего не останется. И две эльфийские крепости, прикрывающие этот путь, ничем эльфам не помогут. Против крепостей у нагов есть магические звери, которые заберутся на скалы в одно мгновенье и растерзают всех, кто попытается оказать сопротивление. Звери — это было новое изобретение магов — психотехников. Зверям вживляли мозги чёрных человеческих самцов и самок, и они получались вполне управляемы в искусственно вызванной ярости боя. Убить зверей мог только маг первого ранга. Магические стрелы их не брали, просто отскакивали. Лишь хороший удар копьём мог пробить толстую шкуру в отдельных местах.

Быстрее всего написали тексты магограмм в Зариэль и Ариэль. Довели данные орков, места предположительных затоплений ливнями и возможность атаки половины армии нагов вдоль рек Тебриз и Кебриз. Всем пограничникам, военным, гражданским властям было предписывалось отслеживать появление и направление ливней и передавать сведения в Совет Матерей и близлежащим городам. Славаэлько было приказано одну сотню лучников выдвинуть в Орочьи земли, оказать помощь союзникам, истребляя лошадей и нагов, захватывая транспортные средства. Военному Совету избрать новые направления отхода населения, с целью выхода к городам Восточного и Срединного Хребта. Указали, что помощи из Ариэля не будет ни магами, ни фургонами. Отряд Фридаэль отправят обратно в течение двух-трёх дней. Гераэлько Первая мать приказала вернуть обоз и магов в город. Выставить на мелких участках реки засады из лучников. Реки перекрыть усиленными магией канатами, создав завалы на воде из спиленных и срубленных деревьев. В качестве препятствий в воде использовать рыболовные сети, верёвки с поводками разной длины с кованными острозаточенными крючьями, способными зацепить нага в воде и нанести рану. Около любого заграждения должна быть засада лучников, способных отстрелять перебирающихся нагов. Военному Совету Ариэля предписывалось начать планомерную эвакуацию населения в глубь территории. Запросить помощь у ближайших городов лошадьми, транспортом и магами.

Долго обсуждали маршрут движения обоза Первой матери. Обозу и охране, отрезанной разливом рек, приходилось двигаться без дорог в направлении Восточного Хребта к крепости Кренцель, и только там повернуть на север. Маршрут проложили так, чтобы иметь возможность установить связь с близлежащими городами. По пути попадался лишь один маленький городок — Медияр, где добывали медную руду. Он лежал в десяти лигах от Восточного хребта и имел хорошую дорогу к крепости, откуда слитки меди можно было отправить на юг, на север, на запад по рекам, или торным путям. До крепости предстояло пройти около восьмидесяти лиг (триста двадцать километров). Амазонки сей путь собирались совершить за восемь дней с обычной скоростью обоза — десять лиг в сутки. Жора такому путешествию в глубине души ужаснулся, но на Атлантиде это были обычные расстояния и амазонок они не пугали.

Сержант нашёл Фериэль и попросил, чтобы выделила ему учителя для верховой езды.

— Дашаэль, лучше у нас нет, — в секунду определилась командир.

Фериэль тут же отловила эльфийку и поставила ей задачу, чтобы Принц в течение четырёх дней научился ездить на коне и мог десять лиг просидеть в седле.

Девчонка аж расцвела от такого почётного назначения.

Когда сержант спросил, как долго планируются занятия, Дашаэль четко ответила: — По шесть часов в день. Утром, после обеда и вечером по два часа. Она сбегала к фургону принесла две чистые морковки, велела Жоре спрятать в карманы, и они пошли выбирать лошадь. Выбирали среди тех, что пригнали орки. На эльфийских Жора ездить не захотел. Они все были приучены к флейте, сигналов которой сержант не слышал, и он не хотел, чтобы его лошадка скакала куда-то вместе со всеми, повинуясь неожиданной команде. Лошадь ему нужна была, чтобы ездить, а не идти на ней в бой.

Дашаэль осмотрела все тридцать лошадей и выбрала двух.

— Эти быстрые и самые умненькие, — пояснила она свой выбор.

Как выяснилось, Дашаэль у себя в клане занималась разведением и выездкой лошадей и клан неплохо на этом зарабатывал. Лошадь стоила от трёх монет и выше. Дашкины уходили влёт за семь золотых.

Девчонка подвела к Жоре первую лошадь:

— Посмотрите на неё внимательно, Принц и определите для себя, нравится она вам или нет?

Жора посмотрел, ещё раз посмотрел, но определиться не смог. Лошадь, как лошадь.

— Не знаю, — сказал он тренеру.

Даша подвела вторую. Жора посмотрел, и лошадка ему понравилась. Глазки умненькие, смотрит доброжелательно, стоит спокойно.

— Да, эта нравится, — озвучил он ответ.

— Вы ей тоже понравились. Дайте ей одну морковку и погладьте по носу выше ноздрей, чтобы она ощутила вашу руку.

Жора дал и погладил. Лошадь осторожно взяла угощение, и начала не торопясь жевать. Прожевала, махнула головой, как бы говоря «спасибо», подошла ближе обнюхала сержанта спереди и сзади и коротко проржала.

— Всё, она признала в вас хозяина, да ещё и похвасталась подружкам, что у неё хозяин самец. Теперь все её будут уважать и завидовать, — прокомментировала Дашаэль.

— Берите Принц её за уздечку и пойдём выбирать седло. Пока идём, можете придумывать имя.

Сержант не заморачиваясь дал имя «Лада», уж больно лошадка была ладненькой. Вот и будет у него свой «Жигуль» на четырёх ногах. Дашаэль первое занятие посвятила уходу за лошадью, сбруей, правилам передвижения и кормёжки. Жора помыл и почистил свою кобылку у речки, научился седлать, чистить копыта, поить. В общем все два часа занимался своей лошадкой. И лошадке такое внимание нравилось. После занятия скормил ей ещё одну морковку. Дружба налаживалась.

В лагере раздавался звон кузни. Яриэль выполняла задание командира по изготовлению крючков для боевого перемёта. Сержант дал ей парочку крупных рыболовных для образца. Крючки кузнец ковала чуть меньше ладони из нагской нержавеющей стали с дротиков. Из наконечника выходило три крючка. Выглядели они хищно и остро. Зазубрин было две. Поскольку армии нагов по рекам поднимались против течения, то тройников можно было и не ставить. Всё равно вода висящие крючки развернёт, и выставит острия по потоку. Единственное Жора предложил отверстия для верёвок не делать, а сверху крючка отогнуть маленькую перекладину. За неё можно и завязать шнур и, если использовать перемёт на земле, то выставить крючки в вертикальной плоскости, воткнув этот отгиб в землю. Окалину сержант сказал не сбивать, чтобы в воде не блестело.

Перед ужином Штыковой уже начал маяться бездельем. Жора поражался способностям Фериэль находить девчонкам работу. Если не стояли на охране, то обязательно что-то делали. Корзин уже наплели десятка полтора. Мясо всё перекоптили, взялись за разделку и копчение больших рыбин. Туши резали пластами, сантиметра по три толщиной. Рыба получалась — объеденье! Прозрачные желтые куски, которые таяли во рту. Все полученные от орков фургоны уже обиходили. Оси смазали, сбрую пересмотрели и отремонтировали, тенты, где порвались — зашили.

Обсудили командованием отряда раздачу денег, полученных за трофеи.

Сержант предложил раздать по сотне монет и не париться.

— Принц плохо представляет, что такое сто золотых монет, — сказала Первая Мать. — Воин за пять лет службы получает шестьдесят монет. Десятник — сто двадцать. Никто из девчонок даже приблизительно не скажет, на что она сможет потратить такую огромную сумму денег, исключая, естественно, самцов. Сто монет — это сумма, позволяющая даже в столице купить приличный дом, в других городах он будет стоить двадцать золотых.

Командование постановило выдать по пятьдесят золотых, остальные деньги внести в Фонд Первой Матери. Пусть она распоряжается деньгами на нужды войны. Принцу вернули деньги, уплаченные им за фургоны и лошадей. Теперь это имущество стало собственностью полусотни.

— Отряд, который подойдёт из Ариэля, наверняка бросил обоз, — остановилась на волновавшем её вопросе Фериэль. — Мы три фургона забили под завязку оружием нагов. Придётся впрягать по четыре лошади. Два фургона мы планировали пустить под Первую Мать и Первого принца. Останется три фургона, которые мы можем передать прибывшим сотням. Это очень мало. Не хватит даже под еду. Рекомендую попросить поделиться транспортом сотни из Зариэля.

— Нам, с Принцем, вполне хватит одного фургона, — сказала Первая Мать. — Как-нибудь поместимся. Я могу и на лошади с успехом передвигаться. Но, думаю, Фридаэль поделится. После выдвижения имеет смысл послать вперёд отряд всадников в двадцать, попытаться отыскать обоз. Тяжелое всё выгрузить, а пустые фургоны попытаться переправить. Жалко бросать шестнадцать фургонов. Транспорт нам ещё ох как понадобится.

— Это займёт минимум два дня, — напомнила Фериэль.

— Ничего, прибудем в Кренцель несколькими днями позже.

— Проверили мешки нагов на ценные вещи, таковых набрали на десять мешков. То, что можно продать: статуэтки, украшения и прочее. Целый мешок с монетами. Их никто не пересчитывал. Всё снесли в палатку Первой Матери, — доложила Фериэль. — Можно раздавать в качестве памятных подарков тем, кто будет уходить из полусотни по беременности. Из оружия попалось только это, — положила Фериэль на стол, маленький никелированный револьверчик.

— Да это от нас, — согласился Принц, — из-за кромки. Револьвер, оружие самозащиты, может убить на пять шагов. Обычно носят женщины.

Сержант быстро сдвинул защёлку и откинул барабан.

— На пять патронов, если патроны годные, не подмокли, можно сделать пять выстрелов.

Он достал один из барабана и показал девчонкам.

— Для боя не годен, только если стрелять по нападающему в упор. Пуля легкая, калибр маленький, ствол короткий. Но испугать и ранить вполне возможно. Вещица красивая, можно кому-нибудь из начальства подарить, если, конечно, есть патроны.

Сержант экстрактором выдавил все патроны из барабана и показал, как это оружие работает и заряжается. Дал всем попробовать щёлкнуть курком со самовзвода.

— У револьверов перед пистолетами есть одно преимущество: перед выстрелом не надо взводить затвор. Первый выстрел можно произвести быстрее. Если пистолет при выстреле увеличивает свой размер — поскольку затвор отскакивает назад, то револьвер своего размера не меняет, вполне можно стрелять из кармана.

— В третьем мешке слева, — девчонки говорили, — есть маленькая коробочка с непонятными штучками, наверное, патроны, — сказала Фериэль.

— Кстати, Марисан, вы думали с Аннасан над взрывающимися артефактами, чтобы их можно было в воду бросать?

— Думали, но ничего толкового пока не изобрели.

— А вы что, думаете, что у вас в ваших магических школах найдутся маги, которые изобретут?

— Должны!

— А вот в этом вы ошибаетесь. Там никто даже не будет этим вопросом заниматься. А если и назначат кого-то, то это растянется на годы. Все изобретения делаются неожиданно. Тем более у вас изобретение на применение. Это значит, что уже до вас всё изобретено, ваше дело лишь правильно применить, то, что знает любая из вас.

— После ужина зови обоих магов, будем думать, — сказал он Марисан.

Ужин прошёл стандартно, девчонки ели, да нахваливали. Жора жевал вперемежку рыбный и мясной шашлык, заедая эльфийской галетой.

Подошли Аннасан и Натасан. Сержант не поленился, и принёс свою последнюю гранату, достав из мешка.

— Наша задача состоит в том, — начал Жора, чтобы придумать артефакт, способный взрываться в воде и уничтожать нагов. Вот перед вами такой артефакт из-за кромки. Никакой магии в нём нет. Пользоваться может любой, не важно, маг или нет. Называется граната. Имеется металлический сосуд — корпус гранаты, где находится взрывчатое вещество.

Жора вывернул запал и пустил корпус гранаты по рукам.

— На металле корпуса сделаны насечки, при взрыве корпус разлетается на осколки и поражает противника на двести шагов. Если взорвать в воде, то меньше, поскольку вода плотнее и осколки летят ближе. Но поражают не только осколки, но и энергия взрыва, обычно тех, кто стоит к гранате на расстоянии шага, а в воде на расстоянии трёх шагов. То есть, способов поражения таким артефактом — два, это осколки и энергия взрыва. От взрыва создается область высокого давления, которая распространяется вокруг с большой скоростью, и мы слышим взрыв. Эта область высокого давления и поражает организм, она же заставляет корпус гранаты разрываться на осколки, которые летят в разные стороны. То есть внутри гранаты сначала происходит взрыв, потом она разрывается на части.

Что же такое взрыв? — Это ускоренное горение определённого вещества или смеси веществ, не важно твердые они, жидкие или газообразные. Вещество успевает сгореть за мгновение, за тысячную долю от времени удара сердца. При этом выделяется огромное количество энергии, которое мы и называем взрывом. Любое вещество горит. Одно медленно, второе быстрее, третье ещё быстрее, четвертое мгновенно. Такие вещества называют взрывчатыми. Их много. Есть природные, есть специально полученные, есть всевозможные смеси. Все вещества могут выделить при горении разное количество энергии. С ветки одного дерева можно вскипятить только кружку воды, с ветки другого можно вскипятить и кастрюлю, поскольку сгорая, оно выделяет больше энергии тепла. То есть для хорошего взрывчатого вещества нужны два условия: оно должно сгорать как можно быстрее и выделять при сгорании как можно больше энергии.

— Что из сказанного непонятно и требует объяснения? — спросил сержант.

— Простите, Принц, — сказала Аннасан, — всё понятно, но всё для нас ново. Даже ваше утверждение, что любое вещество горит, уже вносит разлад в наши базовые знания. Получается и вода горит?

— Конечно, — ответил сержант, — только температуру воспламенения нужна соответствующая. Одни вещества легко поджечь, другие сложнее. Вода вообще может взорваться, поскольку способна разлагаться на два газа — кислород и водород, которые образуют взрывоопасную смесь.

— Так, — тормознул Жора. — У вас школы для детей есть? Я почему спрашиваю? В той стране, с названием Советский Союз, где я родился и которую защищал, служа в армии, для детей введено обязательное десятилетнее бесплатное образование в школах. Десять лет дети ходят в школу, где их специальные учителя учат разным наукам и знаниям. Чтобы все дети получили представление об окружающем мире, о физических законах, о превращении веществ, о географии, о правилах письма, иностранных языках, истории мира и так далее.

— Школы у нас есть, но только для детей, имеющих магические способности, — ответила Аннасан. — Остальных дома учат матери.

— Так вы что, знаний из-за кромки практически не используете? — удивился сержант.

— В столичной академии при Совете Магов есть маленькое исследовательское отделение. Но особых успехов, насколько я знаю, у них нет! — высказалась Марисан.

— Тогда маги берите каждая по листу бумаги и пишите то, что буду говорить, — сказал сержант.

— Пишите название темы: «Взрывчатые вещества».

Дальше просто пишите, не отвлекаясь на вопросы.

Любое вещество горит! То есть вступает в реакцию окисления. Точка возгорания у всех веществ разная. Энергия для возгорания необходима разная. Скорость горения у всех веществ разная. Те вещества, которые успевают сгореть за мгновение — называются взрывчатыми. Каждое вещество в процессе горения выделяет разное количество энергии. Хорошее взрывчатое вещество — это то, которое быстрее всех горит, и выделяет больше энергии. Взрывчатые вещества могут быть естественными, специально полученными, представлять собой всевозможные смеси. Взрывчатые вещества могут быть твёрдыми, жидкими, газообразными. Для изготовления их необходима добыча специальных веществ и создание предприятий по их изготовлению. Что требует времени и затрат. Маги должны идти другим путём:

— Магическим заклинанием повысить скорость горения любого вещества. Для усиления эффекта можно использовать сжатие и усиленную подачу воздуха (кислорода) или применить добавочное вещество, которое в процессе горения выделяет кислород.

— Отобрать наиболее энергетически богатые природные вещества, которые выделяют при сгорании наибольшую энергию (типа дерева «Феникс»).

— Создать магическое заклинание, которое бы с задержкой запускало заклинание на возгорание.

— Создать простейшее не магическое приспособление, которое бы запускало заклинания (для простых бойцов).

— Оформить всё в артефакт, применимый в бою (удобный для метания предмет).

— Вот собственно и всё! — закончил Жора. — Всё просто, и ничего сложного. От вас требуется два нормальных заклинания и хорошее вещество, способное взрываться, и которое легко можно достать в неограниченном количестве. Прочитайте то, что написали, осмыслите и задавайте вопросы.

Пока маги вчитывались в написанное, Элиэль и Фериэль в упор рассматривали Принца.

— Жора, а ты тоже закончил десятилетнюю школу? — не выдержала Элиэль.

— Конечно. Это у нас обязательно, только после этого можешь идти работать, в армию или дальше учиться. Дают специальный документ об окончании школы, называется аттестат.

— Ты у нас самый образованный человек в Элистане. Даже в школе магов больше семи лет не обучают, — сделала вывод Первая мать.

Жору такая заявка не обрадовала. У кого учиться, если ты и так пуп земли? С кем советоваться, если никого грамотнее тебя нет? Тяжёлая перспектива.

Маги всё повторно прочитали и подняли головы от листков.

— Можно задавать вопросы, Первый Принц? — спросила Аннасан.

— Да, пожалуйста. Спрашивайте о всём, что непонятно. Жору начали пытать. Причем половину вопросов магов он не воспринимал. Спрашивали явную ерунду, на которой даже не стоило заострять внимание. Но о приблизительном составе воздуха он им рассказал, назвав даже примерное содержание кислорода, азота и названия других газов, входящих обычно в атмосферу.

Наконец Жоре это словоблудие надоело.

— Господа маги, вы спрашиваете о посторонних вещах, не имеющих отношения к взрывчатым веществам. Я никак не пойму, берётесь вы за создание магических гранат или нет?

— Не обижайтесь на нас, Первый Принц, — сказала целительница Натасан, как самая старшая. — Вы настолько толково изложили требования для магов, что с этим бы справился любой маг третьего ранга. Каждая из нас уже готова предложить десяток заклятий, соответствующих заданным. Да и веществ таких наберём не менее десятка. Завтра с утра и попробуем. Завтра, я думаю, эту проблему и решим, вплоть до изготовления готовых образцов. Всё будет сделано.

— А зачем же потратили полчаса на расспросы?

— Ну нам же интересно получить новые знания от человека, который проучился десять лет в школе за кромкой.

— Кстати, Первый Принц, — явно отвлекая Жору, сказала Марисан. — Я уже создала артефакт под названием «Микроскоп». Видно, правда плохо, но видно.

— Спасибо, Марисан, я завтра посмотрю. Может что-то подскажу. Сотни Зариэльцев надо попытаться завтра же вооружить гранатами. Они им пригодятся, да и остальные войска у оркской границы получат пример для подражания. Если удастся их изобрести, сделать и внедрить — совершим государственное дело, — сказал сержант.

— Мы поняли Принц, — поклонились встав, все магички.

После совещания, как только ушли маги, Дашаэль потащила его кататься на лошадке.

— Лада, Лада! — крикнул он два раза в сторону пасущихся коней, и, о чудо, его лошадь через миг примчалась на зов хозяина. Недаром Дашаэль нашёптывала ей на ушко имя. Сержант погладил умницу, дал ей морковку и под наблюдением амазонки оседлал. Ездили все два часа. Даша вырабатывала правильную посадку. Жора, как снайпер, мог занимать малоудобные позы и терпеть их часами. Вот и здесь, сел как велено, подправил как сказали, и держал неудобную позу почти два часа. Странно, что, когда слез, ничего не болело. В шатре ополоснулся, пришла Элечка и легли спать. День закончился.

Глава 14

Император нагов Дабал III принимал начальника разведки в малом кабинете.

— Я так понимаю, Ториэр, что наконец-то появились сведения о Первой Матери эльфов?

— Да, мой Император. Операцию следует отнести к разряду неудачных. Оба воинских отряда переброшенных по реке Талз уничтожены. В живых осталось два мага и командир второго отряда Резиэр.

— Что ж, магов — в строй, командира — казнить, согласно устава.

— Резиэр, опытный заслуженный воин, просит вашей милости быть умерщвлённым боевым топором.

— Какова причина такой просьбы?

— У эльфов появилось новое оружие. Одна эльфийка, вооруженная таким самострелом, уничтожила больше двух сотен воинов. Защита магов тоже пробивается боевыми элементами, выпущенными из него. Резиэр представил визуальное описание оружия и образец боевого элемента, вытащенного из головы убитого мага.

Ториэр положил на стол императора описание пулемёта с рисунком и пулю.

Император прочитал текст, осмотрел пулю и сказал:

— Передадите секретарю: Резиэра казнить боевым топором, отсечением головы.

Это была великая милость для командира, не убитого вместе с разгромленным отрядом. Фактически Император всем сообщал о имеющихся заслугах казнённого, имущество семьи не конфисковалось, и род труса не преследовался.

— Первая мать Элистана и Принц не пострадали, — продолжил доклад Ториэр. Внутри общего укрепления оказалось ещё одно, которое наши воины преодолеть не смогли. Маг-психотехник, внедрённый в воина первой сотни отряда Резиэра, видел, как Принц со скал бросил два артефакта, которые разметали строй щитоносцев. Магии в артефактах не было. Первую Мать никто так и не увидел. Она находилась в глубине второго укрепления. У Принца тоже было необычное оружие, примерно в два локтя длиной. Но стреляло явно медленнее, чем у эльфийки со скалы. Принц боем не руководил, но оказывал помощь во всех трудных местах. Вывод: применив оружие, полученное из-за кромки вместе с захваченным самцом, ловцы сумели уничтожить два значительных отряда. Оружия этого не может быть много (одного самца захватили, двое подорвали себя сами, когда оказались опутаны сетями ловцов). Боевых элементов тоже ограниченное количество. Опасность данное оружие представляет только в локальных боях с участием Принца и его окружения.

Час назад получено известие с Орочьих земель. Все кочевья отошли по приказу севернее реки Кебриз. В районе Зариэля осталось два полка по пятьсот орков, которые будут противодействовать нашей армии в пределах своей территории. Появилась Первая Мать Орочьих Земель — это Таняор из рода Кобылиц. Понесла мальчика от Первого Принца Элистана. Теперь орки и эльфы союзники. Таняор — переводчик из свиты Второй матери орков, знает восемь языков, портрет имеется. В Зариеле эльфами, при попытке ареста, уничтожены сто с лишним граждан Империи — все, кто оказал сопротивление. В том числе двадцать шесть магов. Война эльфами не объявлялась. Наши войска готовы к наступлению, ждут приказа Вашего императорского Величества.

— На сколько увеличилась зона затопления южной части материка?

— На сегодняшний день вода затопила уже семнадцать лиг местности. Скорость затопления практически постоянна — десять лиг в год. Население из зон затопления эвакуировано в район границы с орками. Все вооружены. По вашему приказу, мой Император, начнут переселение. В соответствии с планом наступления подготовлено двенадцать ливней. Первая Водная армия находится уже на территории Элистана, ждёт приказа на удар по реке Тебриз. Междуречье для обозов эльфов непроходимо.

— Первого Принца надо будет уничтожить, да и всех его женщин тоже. Напомните, как его имя?!

— Георгий, сын Виктора из рода Штыка. Что в переводе означает:

— Победоносный сын Победителя, — сказал император. Перевод я помню, и человек с таким именем мне не нравится. Слишком много боги могут ему позволить. Постарайтесь убить побыстрее. Незачем ему эльфиек осеменять. Захваченных войсками самцов уничтожайте всех. Министра труда поторопите, пусть определится, наконец, сколько рабов ему необходимо для каменоломен и рудников. Всех лишних под нож. Действуем по варианту номер пять. Приказ о начале боевых действий будет завтра. Эльфам официально объявите войну — они посмели вырезать целое поселение граждан империи в своем городе Зариэле! Пусть доведут иностранным послам и нашему населению. С другими расами пока не воюем, если не нападут сами. Укажите, что для войны с эльфами, нам необходимы коридоры для прохода войск по территории Орочьих земель и Анклава Людей. Если пропустят, то боевых действий с ними не будет. Не пропустят — сами пробьем. Не топором, так золотом. Действуем по плану. Не торопимся и события не подгоняем. За пятнадцать тысяч лет пять раз затопление континента пережили, переживём и в шестой. Через триста лет вернёмся опять на юг, некоторые доживут и до этого дня. А пока десятилетняя война для очистки земель под нашу расу. Чем больше убьём эльфов, тем лучше. Потом досаждать не будут. Остатки пусть ютятся на необжитых землях. Им там самое место.

— Да, мой Император! Так и будет!


Жора проснулся рано. Теперь и у него появилась обязанность с утра купать и поить лошадку. Весь пляж перед крепостью был усеян голыми девками и мокрыми лошадьми. Сам он шествовал в полосатой десантной майке и белых шёлковых штанах, ведя за уздечку Ладу.

График у Принца вынужденно сместился. После завтрака выездка с Дашаэль, а затем уже постельные утехи. После обеда то же самое. Сегодня ему предстояло сделать женщинами Седаэль и Риммаэль. Обе уже маячили около Принца в пределах прямой видимости. Если с автоматчицей всё было понятно, то Риммаэль Жору беспокоила. Что-то с девчонкой было не так. Выглядела она откровенно больной. Волосы не блестели, кожа чуть изменила цвет и стала не ослепительно белой, а с каким-то сероватым, едва уловимым оттенком.

— Марисан, — отловил сержант магичку, — проверь обязательно здоровье Риммаэль, что-то мне не нравится её внешний вид. Просто чувствую, что она чем-то заболела. И Натасан пригласи, пусть посмотрит. Лекаря тут же забрали обоих девчонок на осмотр. Марисан никого не допускала к Принцу, не осмотрев. Седаэль весело выпорхнула из палатки магов через минуту, а вот с Ритаэль им пришлось выложиться по полной.

Вердикт обоих был вынесен сразу: больна! Ритаэль раздели и начали внимательно рассматривать со всех сторон. Только через пятнадцать минут нашли на стопе маленькую ранку, миллиметра два, не больше, в центре небольшой царапины. Девушку уложили на ложе и усыпили.

— Натасан, ты думаешь, что это «каменный колонтул»?

— Без всяких сомнений, Марисан. И времени у нас нет!

Небольшой жучок, каменный колонтул водился в реках гораздо южнее, на территории нагов. На территории Элистана он не попадался. Самка жучка отыскивала любую царапину у теплокровных и втискивала туда маленькое зёрнышко личинки. Этот кокон развивался в теле примерно двое суток, чуть увеличиваясь в размере, потом лопался, выбрасывая в кровь сотни зародышей жучков, которые кровью разгонялись по всему телу. Зародыши, примерно за две недели превращались во взрослые особи, сжирая тело изнутри. Человек умирал на вторые сутки от жутких болей и токсинов, получавшихся при росте жуков. На нагов жучок не действовал, их кровь была для личинок отравой. Но теплокровные животные страдали полной мерой. Поэтому маги нагов в первый месяц весны специальными заклинаниями собирали этого паразита в кучу и сжигали. Тела умерших животных, тоже сжигались, не давая возможности жучку размножиться. Он и на территории нагов был редкостью. Наверняка жук случайно забрался в складках доспехов переброшенных воинских сотен так далеко на север. Вода в реке для жука была холодновата.

Натасан перекрыла всё кровоснабжение около ранки, а Марисан ловко вырезала кончиком ножа зернышко кокона. Кокон, напоминавший маленький камушек, не лопнул. Рану залечили и Риммаэль разбудили.

— Неделю будешь под нашим наблюдением, — сказала Марисан девчонке. Та расстроилась.

— И вообще Принцу спасибо скажи. Если бы вовремя твою болячку не обнаружили, через три-четыре дня тебя бы уже сжигали на ритуальном костре.

Взамен Риммаэль, командир по списку прислала Флораэль. Обе были из городских эльфов. Не особо высокие, где-то метр восемьдесят, буферистые, с тонкими талиями и круглыми попками. Обе симпатичные брюнетки. Только глаза по цвету разные: у Седаэль — карие, у Флораэль — голубые. Поэтому она и выглядела эффектнее подружки. Брюнетки с голубыми глазами всегда привлекают мужское внимание.

Сержант решил разгрузить себе послеобеденное время и завёл к себе обоих девчонок сразу. Четно говоря, эти обязательные случки стали Жору уже тяготить. Но обязательства выполнять было надо. Хорошо было лишь одно — все девчонки по человеческим меркам были красавицы и не приходилось переступать через брезгливость и неприятие. Но постепенно нарастало протестное настроение. Как тут самцы выдерживали в сексуальном рабстве десять лет, сержант не представлял. Ещё семь дней, и он уже не захочет смотреть на эти щёлочки, дырочки, грудки и попочки. Потом потребуется минимум месяц воздержания, чтобы пробудился вкус к женщинам. Тяжело, однако, гинекологам. Наверное, всё мужское начало у них через год работы атрофируется полностью.

Сержант раздел девчонок, потрогал везде, где можно и где нельзя, обласкал, нацеловал, намял все их выпуклости и впадинки, поставил на колени перед кроватью и сделал их женщинами. Седаэль оргазм и семя заполучила сразу, над Флорой пришлось работать долго и упорно. Или девчонка что-то делала не так, или Жора был не в настроении, но оргазма не было. Сержант уже устал двигаться в её промежности, его парень хотел только одного — упасть и забыться. Ему уже и даром не нужна была эта, такая неотзывчивая и тугая щёлка. Девчонка тоже вся вымоталась, двигаясь еле-еле. Сержант увесисто шлёпнул её по заднице:

— Шевелись, давай, Флора. Засыпаешь уже на ходу!

Попа на секунду замерла, не понимая откуда прилетело. Тогда Жора вдарил по заднице сильнее:

— Шевелись, тебе говорят! — рявкнул он.

— Попа задёргалась, потом усиленно начала двигаться по часовой стрелке.

— Быстрее! — хлестнул по булочкам ещё раз сержант.

Флора взвыла и зад начал вращаться пропеллером. Даже парень почувствовал, что внутри у девчонки начало всё оживать. Жора это тоже почувствовал. Он поймал девчонку за волосы и с силой притянул к себе, не заботясь, больно ей или нет. Флоре видно было больно. Она уже выла по-настоящему. Сержант ещё раз ударил её по заднице рукой, проорав:

— Глубже тебе сказали, глубже!

После этого он и второй рукой схватил её за волосы и начал яростно насаживать на свой член. Голову Флора вынужденно задрала вверх, и сержант цапнул её за ухо, сначала за одно, потом за другое. Вот здесь он уже разошёлся по полной. Эльфийка кричала, слёзы текли ручьями, голова моталась во все стороны, а сержант насаживал и насаживал. Грубо, жестко, агрессивно! Наконец девичий организм не выдержал такого насилия и разразился оргазмом. Парень в ответ тоже! Количество семени, выплеснутого во Флору, было беспредельным. Хватило бы на трёх девчонок. Флора лежала и плакала. Плечи её вздрагивали.

— Пойди, позови Марисан, — сказал Принц испуганно смотревшей Седаэль. — Надо будет Флоре оказать лечебную помощь.

— Ты почему не захотела переходить черту? — спросил Жора девчонку, поглаживая вздрагивающее тело по спине.

— Побоялась. Страшно срываться неизвестно куда.

— Самое страшное не это, а то что у тебя в жизни может не быть больше оргазмов. Или только такие- через слёзы и боль. А соитие должно быть в радость.

Пришедшая Марисан подлечила Флораэль. Жора с ней пошептался, магичка согласно покивала головой. За девчонкой присмотрят.

Вышли из Жоркиного шатра. Болельщицы поздравили Седаэль и Флораэль с тем, что те стали женщинами. Седаэль понесла девочку, а Флораэль — двойню. От имени рода Северной совы Принца пообещали отблагодарить за двойню. Сержант пошёл отдыхать. Что ни говори, с такой клиенткой он и сам приустал.

Разбудили Жору перед самым обедом. Наблюдатели на скале обнаружили конный отряд, двигавшийся в направлении укрепления. Тут же в том направлении умчалась разведка. Через десять минут пришло извещение от постов охраны — приближаются конные сотни из Ариэля. Пока конники добрались до лагеря, успели пообедать.

Сержант никогда не думал, что конники могут так вымотаться. Эти две сотни из Ариэля сейчас воевать не могли. Лошади устали настолько, что еле передвигались. Всадницы тоже не выглядели грозными амазонками. Грязные, заморенные девки. Если лошади были покрыты грязью полностью, то у всадниц изредка блестели шлемы. Сотни шли колоннами по пять в ряд. Одна колонна обогнула крепость и направилась сразу к реке. Вторая остановилась на лугу, спешилась и отправила лошадей пастись. К лагерю Первой матери поскакали четверо. Насколько Жора уже понимал в иерархии — две сотницы и два мага. Они спешились перед воротами, и охрана их спешно запустила, забрав лошадей.

Встретила их Фериэль, назвавшись полусотницей охраны Первой Матери. Командование прибывшего отряда успело умыться, лица и руки были чистыми. Одежда и сапоги все в брызгах глины.

— Первая мать Элистана Элиэль из рода Голубой воды. Первый Принц Элистана и Орочьих земель Георгий сын Виктора из рода Штыка. Разрешите представить вам командование отряда, прибывшего из Ариэля, — подвела прибывших к Первой матери и Принцу, Фериэль.

Элиэль и Жора надели парадные ленты, подаренные орками, и выглядели великолепно. Эльфийки отвесили поясной поклон и уставились во все глаза на Первую мать и Принца. Начальство согласно кивнуло, и Фериэль продолжила:

— Командир отряда, первая сотница Зенаэль.

— Полковой маг второго ранга Леосан.

— Полковой маг третьего ранга Сетасан.

— Вторая сотница Эмиэль.

— Я рада приветствовать отважных воинов и магов, пришедших нам на помощь, — сказала Элиэль, уставившись во все глаза на мать. — Для беседы приглашаю всех вечером на ужин. Маги могут расположиться в моём лагере. Место им подготовлено. Хотелось бы услышать от Зенаэль, в чём нуждаются прибывшие воины.

— Для восстановления боеготовности отряда необходим в течение двух суток отдых лошадям. Они измотаны. Попали под два Ливня. Десять лиг пришлось вести коней в поводу. По приказу Совета матерей обоз оставлен четыре дня назад под охраной десятка воинов. Продовольствие закончилось вчера, голодны все — и лошади, и амазонки. Травмированных и раненых нет, с десяток лошадей нуждаются в лечебной помощи. Через двое суток сможем полноценно воевать и нести службу.

— Хорошо, — сказала Элиэль, — мне всё понятно. — Фериэль, передай три фургона во вторую сотню с запасом продовольствия на обед. Фридаэль сделать тоже самое для первой сотни. Определить места для отдыха и размещения. Организовать помывку и стирку с выдачей мыла. Направить Натасан для оказания врачебной помощи завтра с утра. Вопрос по заготовке продовольствия решим в рабочем порядке. Командование отряда из Зариэля тоже пригласи на ужин и беседу.

Подошедшая Марисан забрала магичек, и повела к себе в палатку. Фериэль сопроводила Зенаэль на выход. Все понимали, что матери и дочери надо остаться хоть на минуту одним.

— Здравствуй, мама! — сказала Элиэль, подошла и обняла сотницу. Эмиэль тоже обняла дочь:

— Здравствуй Эля! Ты ещё подросла немножко, скоро догонишь сестру.

Мать и дочь стояли неподвижно с минуту. Не шевелясь, только обняв друг друга и чувствовали, как родная кровь вновь их объединяет, смывая горечь разлуки и разъединения. Они опять были единым целым, противостоящим этому миру. Мать и дочь.

На взгляд Жоры разница в возрасте была незаметна. Высокие, молодые, красивые эльфийки. У обеих глаза фиалкового цвета. Похожи. Если бы не лента, то сразу бы и не разобрал кто из них Первая мать.

— Представь меня Первому Принцу Эля, — попросила Эмиэль.

Та повернулась к сержанту и сказала:

— Принц Георгий, познакомься — это моя мама! — подвела она Эмиэль к сержанту.

Жора поклонился условной тёще, взял за руку, поцеловал ей тыльную сторону ладони, распрямился и сказал:

— Очень рад знакомству с Эмиэль. Дочь на вас очень похожа! Я счастлив находиться в обществе прекрасных эльфиек из рода Голубой воды.

Обе девчонки зарделись от похвалы Принца.

Подошла Марисан:

— Первая Мать, извини, но я хочу похитить у вас Принца. Сделали девять гранат разных систем, нужны испытания, чтобы выбрать лучшие.

— Молодцы, маги! Сказали — сделали! — похвалил Жора. Он помахал рукой и подошла Фериэль.

— Нужно крючков пять от перемёта, пять корзин для рыбы, пяток разведчиков и пригласить кого-то из командиров Зариэля с десятком лучниц для охраны. Пойдём испытывать гранаты, — сказал Жора командиру. — Переговори ещё с Фридаэль, пусть усилит охрану места помывки и купания. Если успели сделать, то выставь боевой перемёт ниже по течению. Кто этих нагов знает, вдруг уже подбираются? Получится неприглядно, если у нас сотню голых девчонок в воде перебьют.

Все вздрогнули, представив нападение нагов из-под воды на безоружных эльфиек. Эмиэль быстро распрощалась и направилась к своей сотне. Фериэль приказала принести перемёт и попросила Марисан наложить на него заклятие усиления. Назначенные четыре девчонки из рейнджеров для работы с перемётом, аккуратно упаковали его и потащили к реке для первой установки. Фериэль приказала потренировать в заброске с берега, крепление каната за два берега, выставлении с помощью поплавка на определённой глубине и быстрое снятие.

— Если кто-нибудь воткнет крючок себе в задницу, — предупредила командир, — то, не смотря на все заслуги, отчислю из полусотни и отправлю с зариэльцами обратно на границу. Неумехи нам не нужны. Дело новое, пострадать из-за невнимательности можно запросто. Делать всё не торопясь и обдумывая, — напутствовала она свой заградительный отряд. — Место открытое подыщите, чтобы сверху веток не было и бросать ничего не мешало. Завтра сама посмотрю, чему научились.

«А ведь ни мне, ни Зенаэль, даже в голову не пришло, что наги могут напасть из-под воды, на безоружную сотню, моющую лошадей. А ведь разведчицы, встретившие отряд, рассказывали, что полусотня Фериэль перебила шестьсот нагов», — думала Эмиэль взбираясь на лошадь. — «Молодец всё же Принц, чувствуется настоящий воин. Парой фраз и всё расставил на свои места».

Прибежала разведка.

— Дашаэль, — сказал ей Жора, — сейчас с магами артефакты на реку пойдем испытывать, смотреть в оба глаза по сторонам и слушать, чтобы посторонний никто не подобрался. У Яриэль возьмёте пять крючков от перемёта и привяжите к длинным шестам. От места бросания гранат отойдёте на шестьдесят шагов ниже по течению. Когда начнутся взрывы, вы оглушенную рыбу, которая вверх брюхом будет плавать, крючками выловите и на берег, потом в корзинки. И местечко нам надо указать ниже по течению от лагеря, где будем гранаты испытывать, чтобы лес вплотную к берегу не подступал. Полянку небольшую.

— Я всё поняла, Принц. Обеспечить охрану, выловить оглушенную рыбу, сложить в корзины. Место, подходящее, я знаю, проедем свободно.

— Давай, действуй. Сейчас подъедет кто-то из сотников Зариэля с лучницами, и поедем.

Через пять минут колонна собралась и двинулась следом за разведкой. От зариэльцев прибыла Вераэль. Лучницы образовали головной дозор из четырёх человек, потом ехал Жора вместе с сотником, три мага и тыловой дозор. Две всадницы прикрывали колонну с боков, удалившись на пятьдесят шагов. В лесу этого было достаточно, тем более в каждом дозоре было по лесной эльфийке.

Приехали к месту. Лучницы сразу взяли под охрану кусок леса и реку. Все спешились и магички начали доставать свои гранаты. Самое удивительное, они все были похожи на Жорину лимонку. Размером и колечком с чекой. Одна, правда была сделана из маленькой баклажки, и внутри плескалась какая-то жидкость. Материал был самым разнообразным: и дерево, и камень, и даже плетёная трава. Сержант нашел толстенное дерево и сказал:

— Бросать будем вот отсюда на середину реки. Бросила и тут же за дерево спряталась. Всем магам поставить защиту. Привести в действие защитные амулеты.

Жоре Марисан тоже выдала защитный амулет, как и Первой матери. Защищал владельца от магии. Снабжались от полусотника и выше. Стоил такой амулет от полусотни золотых.

— Значит так, товарищи, маги. Здесь сейчас нет личных секретов, а есть только государственные. О лучших экземплярах будем давать магограмму, какие заклинания, как наложить, какой материал. Поэтому в течение десяти минут обсудите между собой ваши гранаты и придите к простому выводу, какие из них легче и быстрей сделать, где надо затратить меньше магических усилий и какие гранаты теоретически окажутся более мощными. То есть путём обсуждения выявите наиболее ценные экземпляры.

Маги кивнули и начали обсуждать на своей тарабарщине гранаты и наложенные заклятья. Через десять минут ответ был готов. Аннасан начала объяснять принцу:

— Это самая дешёвая граната. Сделать можно в любом месте Элистана при наличии мага третьего уровня. За час маг может изготовить двадцать гранат не особо напрягаясь. Делать можно из любого вещества, даже мусора. Сначала запускается заклинание сжатия, затем заклинание ускоренного воспламенения. Заклинание сжатия работает примерно шесть ударов сердца — вполне хватает чтобы совершить бросок.

— А руку бойцу не прихватит этим заклинанием сжатия? — спросил Жора.

— Нет, там установлено ограничение на объем, верхняя оболочка, выполненная из травы, не сжимается, — пояснила Натасан — автор гранаты.

— Вторая граната выполнена из дерева «керс», — продолжила Аннасан. Растёт в Элистане повсеместно. Дерево тяжёлое, поэтому тонет в воде. Применено заклинание задержка «пять ударов сердца» и заклинание ускоренного воспламенения, несколько другого плетения, чем у Натасан. Выход энергии у этого дерева огромен. Примерно в два раза больше, чем у дерева «феникс». Ожидается мощный взрыв.

— Третья граната изготовлена Марисан и по задумке, должна быть самой мощной. Наложена задержка в пять ударов сердца. Внутри фляги вода. Наложено мощное заклятие разложения вещества, которое охватит не только воду во фляге, но и воду в реке на расстоянии примерно локтя, потом идёт заклятье ускоренного горения. При выделении газов должен произойти взрыв. На фляге сделано утяжеление, чтобы утонула.

— Эти три откладываем в последнюю очередь, чтобы лучше оценить результат, — сказал Жора. — Марисан, свяжись пожалуйста с Дашаэль. Предупреди чтобы вышли из воды и до взрыва не заходили. Не хватало ещё чтобы ноги лошадям перебило. О следующем взрыве предупредим по связи.

Гранаты бросали по одной. Каждую обсуждали. Результат был отличный — взорвались все. От одной столб воды был на метр, от другой на десять. Бомба из мусора дала сильнейшую ударную волну вдоль реки. Расходившиеся концентрические кольца в воде были видны всем. На берег выкинуло груды водорослей и массу обитателей воды. Бомба из керса, выбросила фонтан воды вверх метров на тридцать. Грохот стоял сильнейший. Перед последней, самой мощной бомбой сержант отогнал на сто шагов всех от воды. Приказал закрыть уши, чтобы не оглохнуть. Разведчицам дали команду забрать корзины с рыбой и тоже отойти глубже в лес. Из всех присутствующих лишь сержант представлял, что значит бомба объемного взрыва. А именно такую соорудила Марисан. Речку просто выкинуло из берегов, обнажив дно. Лес охнул, а крайние деревья повалились под ударом взрывной волны. В окружности, радиусом сорок метров, вычистило всё. Кроме Принца, все были потрясены пробудившейся мощью. Хорошо, что Жора приказал Марисан, как бросит гранату, со всех ног бежать прочь. Ей даже тропу по лесу натоптали, а сержант успел перехватить и свалить с ног девушку перед самым взрывом. Остальные уже давно были им уложены на землю, а лошади уведены за четыреста метров в овраг.

Рыбу собирали почти час. Набрали две огромных кучи. Маги наложили на них заклятие нетленности и двинулись в лагерь. Ариэльцам будет где брать пропитание.

Вместе с разведкой и охраной вернулись в лагерь. Вераэль потребовала от магов изготовление сотни гранат, перед выходом в Зариэль.

— Твои кузнецы сейчас чем заняты? — спросил Жора у сотницы.

— Крючья для боевых перемётов куют по образцу Яриэль.

— Оставь одну на крючьях, а вторую пришли к нам на инструктаж. Будет ковать кольца для гранат и чеки. Пусть возьмёт образцы всей проволоки, какая есть у кузнецов, принесёт и покажет. Гранатомётчиков надо по два бойца на десяток, каждой не меньше двух гранат. Итого на сотню минимум сорок гранат. Делать будете сами. Маги только налагать заклятья. У зариэльцев четыре походных горна, при желании можно сделать и больше, но, часть гранат придётся отдать сотням из Ариэля. Поэтому колец и чек для гранат надо делать минимум две сотни. Желательно, чтобы гранаты делали специально назначенные люди и никому об этом не болтали.

— Я всё поняла, Принц. Сделаем и для себя, и для боевых товарищей.

— Ты сама как оцениваешь воздействие гранат на противника?

— Великолепно, Принц! Всех нагов в воде перебьем, они и очухаться не успеют. И как такую великолепную вещь не изобрели раньше?! Можно ведь и строи нагской пехоты в клочья разметать!

— Оценку вашей работы вы слышали, товарищи маги, — повернулся Жора к магичкам. — «Великолепно!» Сейчас пойдём доложим Первой матери и будем думать, как это всё быстро внедрить в войска.

Жора отпустил Вераэль решать вопросы с кузнецами, а сам с гордо вышагивающими магами двинулся к палатке Первой матери.

«Хорошо, что я им про атомную бомбу не рассказал, а то бы эти талантливые бабы за полдня сварганили и такую!» — подумал сержант, удивляясь насколько просто отдельные вопросы можно решить с помощью магии.

Сержант поведал в красках проведение испытаний и выразил желание, чтобы все три отобранные гранаты назвали именами магов изобретателей.

Первая Мать поздравила их с несомненным успехом в решении такого серьёзного государственного дела, как защита водных рубежей от нагов. Высказала им благодарность от имени народа Элистана и обещала всех представить к специальным наградам.

Магички от непривычных похвал краснели и смущались, ведь доброе слово и кошке приятно. Потом за загордившихся собой магов взялся Жора:

— К гранате Марисан ничего добавлять не нужно. Даже следует убавить радиус действия, чтобы гранатомётчику не попасть под ударную волну. Она может использоваться как в воде, так и на земле, для чего её можно кидать в ямы с водой, или издалека выдёргивать чеку верёвкой, разместив гранату заранее в яме с водой. Для защиты укреплений очень ценная вещь. Возможно, для сухопутных гранат стоит рассмотреть вопрос увеличения объема метаемого сосуда с водой, чтобы использовать только его энергию. Я вам ничего не говорил о весе гранаты. Граната должна быть такого веса, чтобы нормальная эльфийка могла бросить её на сорок шагов, а гранатомётчица прицельно на пятьдесят. Чем меньше весит граната, тем больше их можно взять в запас, но и поражение от них будет хуже. Поэтому требуется подобрать вес и оптимальный размер. У нас были гранаты размером чуть меньше локтя с удобной деревянной ручкой для метания. Я почему останавливаюсь на размере, потому что взрывчатки окажется больше и взрываться будет сильнее. Форма гранаты тоже имеет значение, поскольку одну удобно кидать, а вторую нет. Для сухопутных гранат применяется усиление, которое называется «рубашкой». К примеру, если взять гранату Аннасан и обмотать её сверху надрубленной проволокой, то при взрыве образуется куча мелких осколков, которые поразят врага. Вот такой чехол из проволоки или надрубленной металлической ленты и называется рубашкой. Воздействие на противника такой гранатой гораздо сильнее, поскольку на воздухе сила взрыва действует на несколько шагов, а осколки могут пролететь и сотню. Воткнуться, убить, или ранить. Если, к примеру, поверх гранаты Натасан надеть матерчатый мешок, набитый камешками, то камешки разлетятся и тоже поразят нагов. Или опустить её в керамическую кружку или сосуд. Надо помнить, что граната с рубашкой будет весить гораздо больше, чем без неё. Теперь есть ещё один вопрос увеличения убойности гранаты. Граната, как правило, взрывается на земле. Поэтому часть её энергии и осколков тратится впустую, уходя в землю. Если есть возможность, то желательно чтобы граната зависала в полутора шагах от земли. Тогда большая часть осколков достанется врагу. Или происходил сначала маленький взрыв, подбрасывающий гранату вверх, а потом основной. Желательно, чтобы имелся сзади гранаты щит, чтобы отражал осколки вперёд или в стороны — на врага. Чтобы уменьшить вероятность поражения гранатомётчика своими же осколками. Гранаты естественно будем делать как сухопутные, так и водяные. И подумайте, как могут вражеские маги противостоять подрыву наших гранат или вызвать их подрыв в наших войсках. Всё это вы должны обдумать и обговорить сегодня. Ибо завтра на вас ставится задача изготовления двух сотен гранат. Возьмёте кузнецов и сколько надо людей из сотен Зариэля. Отведите им отдельное место. Один человек режет магические запалы, второй делает кольца и чеки, третий режет чурбачки из дерева керс, четвёртый плетёт или шьёт мешочки и так далее. То есть каждый человек делает свою операцию. Затем все части отдаются двум- трём доверенным людям, которые и будут собирать гранаты. От них они поступают к вам, и вы их заряжаете. Это будет быстро и сохранит в какой-то мере тайну изготовления гранат. К вечеру надо написать порядок изготовления трех типов гранат. Мы его обсудим, завтра составим магограмму и отправим.

— Есть ли ко мне вопросы, товарищи маги?

— Задачи понятны, Принц, и нам вполне по силам. Хотелось бы услышать пояснение к словосочетанию «товарищи маги», — улыбнулась Аннасан.

— Мы все входим в братство воинов, поскольку воюем с врагом. Русское слово «товарищ» означает более маленькое братство, это те, кто воюет в одном десятке, сотне, одном отряде. Люди, которые знают друг друга и которым доверяют.

— Спасибо за доверие, Принц, — поклонились Жоре три магички.

Первая сотня Ариэля отмыла коней вымылась сама и постирала обмундирование. Фериэль выдала несчастным пять десятков плащей, девчонки расстелили их на траве и, обильно пообедав, спали вповалку. Маги заклинаниями отогнали насекомых и сейчас глазам сержанта предстало прекрасное непотребство, когда сотня голых и полуголых девок спала в двадцати метрах от стены лагеря. Под головой у каждой правда лежало оружие, и все были одеты в сапоги. Зрелище было еще то! Для мужского глаза, конечно. Длинный ряд стройных ножек. Грудки, попки и животики на любой вкус. Но парень на такое изобилие даже не среагировал.

Ближе к вечеру и вторая сотня амазонок из Ариэля привела себя в порядок, и отсыпалась перед ужином. Всё командование собралось в шатре у Принца. Первая Мать, пятеро магов, четыре сотника и Фериэль. На столе было всего полно. В том числе и блюда из отловленного сома. Фридаэль сделала вторую коптильню для своих сотен, и рыбу коптили круглый день без остановки.

Зенаэль рассказала, как они пробивались из междуречья после второго ливня. Фургоны они бы, конечно, не протащили. В некоторых местах лошади тонули по брюхо в раскисшей земле. Дважды пришлось возвращаться, попав в непроходимые болота. В ближайший месяц вряд ли удастся отыскать нормальную дорогу в направлении на Ариэль. Нужно ждать пока всё просохнет.

— Но обоз возможно удастся ещё спасти. Местность к югу сильно повышается, и земля через несколько дней должна просохнуть. Если к обозу направить с юга отряд, с дополнительными лошадьми, то возможно кукую-то часть фургонов удастся вытащить, — закончила свой рассказ Зенаэль.

— Придётся посылать отряд для обнаружения обоза и спасения транспортных средств. Сейчас каждый фургон на вес золота! — вмешалась Первая Мать. — Тем более в обозе находится полковой артефакт связи. А без связи мы не можем оказывать влияние на ведение боевых действий. Надо будет скорректировать маршрут так, чтобы подойти к обозу с юга на минимальное расстояние, а затем отправить поисковый отряд.

С этим все согласились. Только последовало предложение выслать спасательный отряд на два дня раньше начала общего движения, прибавив туда и разведку маршрута. Часть разведчиков, вернувшись, поведёт общий караван к точке встречи.

Первая Мать рассказала и об успехах создания средств против продвижения нагов по рекам. Добавив, что проведённые испытания показали весьма высокие результаты использования гранат, как в воде, так и на суше. Приказала организовать Аннасан совместно с другими магами, производство двух сотен гранат силами амазонок из Зариэля в течение одного дня. Только Натасан с утра использовалась как лекарь, с задачей осмотреть лошадей и всадниц из Ариэля. Девчонок пока ещё сутки не трогали и не привлекали к службе, за исключением, как на заготовку продовольствия. Им предстояло жарить, коптить, варить рыбу. Делая для себя запасы.

Жора с удивлением констатировал, что Элиэль в роли Первой Матери стремительно набиралась опыта. Она не лезла на первый план, заставляя высказываться более опытных эльфиек, но всегда чётко навязывала свою волю, по неотложным вопросам, которые приходилось решать. Эля была умной девушкой, а может обучалась матерью занимать более высокие должности. По крайней мере получалось у неё неплохо. Народ млел, видя за работой Первую Мать. Все приказы и распоряжения выполнялись беспрекословно. Особенно всем нравились совещания с магами и командирами, которые проводила Первая Мать. Всем было видно: начальство решает вопросы, а дело остальных превратить эти решения в жизнь. Сказала Первая Мать сделать за сутки двести гранат! — Будьте спокойны, все двести будут сделаны!


На этом совещании наконец были названы даты отъезда и указано, что будет забрано у Зариэльцев. Помимо части повозок, забирался артефакт связи. Аннасан вставила туда последний накопитель и агрегат мог ещё выдать десять магограмм. Забирался маг-лекарь Натасан и на две сотни оставался всего один маг. Часть вещевого имущества и продуктов, включая мыло, плащи, соль переходило в ведение ариэльцев. Сотни Фридаэль честно поделились с товарищами имевшимся добром. Принц приказал Фридаэль составить список потребных вещей и снабжения и отправить его Славаэлько, указав наиболее удобное место получения груза при подходе к Зариэлю. Сотни имели все стрелы, усиленные магией, четыре боевых перемёта и сотню гранат. При усилении магами могли действовать мелкими группами. Пока планировалось в течении пяти дней дойти до Зариэля и действовать по указанию командира.

— Я предлагаю завтра с утра проверить весь личный состав на предмет наличия внедрённых перевёртышей. — предложил Жора. — Славаэлько сообщала, что захватила тела восьми пси магов в Зариэле. Хотя у нас уже нет артефакта, позволяющего пленить вражеского пси мага, но по крайней мере командиры будут знать за кем присмотреть, и кому нельзя поручать разведку и доставку сведений.

Сотники сразу заволновались. Никому не хочется иметь предателя в своих рядах.

— Да, — подтвердила Первая Мать, — Принцу удалось выявить перевёртыша в отряде Фериэль и Охранной сотне Второй матери орков. Эту информацию мы особо не распространяем.

— Что нужно для проверки? — спросила Фридаэль, понимая, что наибольшее число шпионов может оказаться в её отряде.

— Полная сотня в пешем строю без шлёмов, разбитая по десяткам. Я проеду мимо строя и всё. Все красавицы должны смотреть на меня, — пояснил сержант. — Проверил я первую сотню, её на службу, а вторую в строй. Всё удовольствие займёт минут двадцать. Цель построения девчонкам не объявлять, результаты тем более.

Договорились С Фридаэль на начало дня, с Зенаэль перед обедом. После этого начали обсуждение принесённых магами технических описаний гранат. Все их прочитали и военные ничего не поняли. Слишком много специфических терминов, скрывших сразу простоту и принцип работы изделия. Текста тоже было слишком много.

Сержанту выделили немного бумаги, и он начал сразу править текстовку, пояснив, что ему не нравится в представленной.

«Секретно! Совету матерей Элистана, Совету магов, комендантам всех городов, крепостей, укреплений, командирам корпусов, полков, сотен. В течении трёх дней наладить производство гранат из расчёта одна граната на одного воина. В дальнейшем производство гранат продолжить, складируя излишки в арсеналы и выдавая ополченцам и войскам. Гранаты предназначены для нанесения серьёзных ударов по нагам в воде и на суше. Они способны остановить продвижение нагов по рекам и пешими строями.

Основная часть любой гранаты — взрыватель. Представляет собой палочку из дерева «митр» в мизинец толщиной и длиной в ладонь. На конце палочки прожжено отверстие, куда вставлена изогнутая проволочка с кольцом. При выдёргивании проволочки за кольцо из отверстия, срабатывают заклинания, наложенные магами на взрыватель.

Граната «Натасан» изготавливается из цилиндрического мешочка, через который пропущен взрыватель. Мешочек заполняется любым веществом: мелкими камушками, глиной и так далее. Заполняется плотно, чтобы представлял из себя плотный цилиндрический снаряд. Торцы мешочка крепятся в центре на палочке взрывателя, привязываются или пришиваются. При набивке не допускаются вмятины. Часть мелких камушков при взрыве на суше работают поражающими элементами. Используются заклинания СЖ-56, затем УГ- 5, последовательно.

Граната «Аннасан» изготавливается из дерева керс. Ей может быть придана удобная для бросания форма с более тонкой ручкой. В цилиндрическую чурку из дерева керс, вставлен взрыватель. На взрыватель наложены последовательно заклинания: ЗАД5УС, УГ-8. Для усиления воздействия на суше, граната обматывается надрубленной проволокой или надрубленной одеваемой сверху пластиной (рубашкой), что создаёт значительное поражение за счёт осколков. После задействования задержки на 5 ударов сердца может быть применимо заклинание левитации Л-3 на 1, 5, чтобы увеличить процент поражения площадей ниже гранаты.

Граната «Марисан» — очень мощная граната, предназначенная для остановки противника в реках, при наступлении на крепости и укрепления. Отличительная особенность гранаты- обязательное использование воды. Состоит из резервуара с водой и проходящий через него взрыватель. На взрыватель последовательно наложены заклятья РВ-6 и УГ-5. В зависимости от силы заклятья РВ-6 взрывы имеют разную интенсивность. Рекомендуется делать подрыв гранаты издалека, путём использования шнура или верёвки для сдёргивания защитной чеки, иначе может пострадать подрывник. При минимальном воздействии на воду заклятья РВ-6, радиус поражения гранаты достигает сорока метров. На суше, граната может быть заложена в яму с водой, для увеличения мощности подрыва.

Сто неподготовленных амазонок изготовили двести гранат за сутки. Принять меры к изготовлению новых вооружений и выдачу их в войска. Засады на реках вести с плотным использованием гранат. Беречь секрет изготовления.

Первая мать Элистана Элиэль из рода Голубой воды».

Сотники, прочитав документ, скорректированный Принцем, заявили, что по этому документу даже они могут руководить изготовлением гранат. Всё понятно. Дали на подпись Первой Матери и отправили магограммы.

Глава 15

Сегодня по плану у Жоры в списке числилась Яриэль и Монаэль. С утра он подозвал Первую Мать, Фериэль и Марисан.

— Я по поводу Монаэль, — сказал сержант. — Не лежит у меня душа давать ей своё семя. Откровенно говоря, я просто боюсь, что перевёртыш оставил в Монаэль какую-то закладку и она только и ждёт момента соития. Вроде и обижать девчонку не хочется, дралась в крепости она хорошо, но вот есть такая опаска.

— Такая опасность вполне вероятна. Пока не допросим вражеского мага — не узнаем, — сказала Марисан. — Да и не можем мы позволить Принцу подставляться под вражеские заклинания! Моё мнение — соитие не производить вообще. Только надо будет Монаэль хорошенько всё объяснить, чем может обойтись для неё соитие с мужчиной. Прибудем в город, надо будет выделить Монаэль хорошего самца. Если даст бог, появится ребёнок, считать его зачатым от Первого Принца.

Яриэль и Монаэль с утра Марисан завела на осмотр, если Яриэль выпустили практически сразу, то осматривать Монаэль подошли все маги. Осмотрели, ничего не обнаружили, но соитие запретили на неопределённое время. Здоровье Принца дороже возможного потомства. Вместо Монаэль прислали автоматчицу Мираэль, она по списку шла семнадцатой. С Монаэль маги провели доверительную беседу, обещая в городе, где будут маги Первого ранга, допросить захваченного мага и получить результат его допроса, чтобы определиться с возможной закладкой в тело девушки.

После завтрака Жору позвали проверять сотню Фридаэль.

— Что ты им сказала такого, что они улыбаются мне во весь рот? — спросил сержант у сотницы.

— Сказала, что принц для своей охраны хочет подобрать пятёрку лучниц их одного десятка посимпатичней.

— Мне вполне хватает пятёрки моих лесных, — кивнул сержант на пятёрку разведчиц Дашаэль, сопровождающих его на лошадях с наложенными на луки стрелами.

Сержант в улыбающиеся рожицы практически и не всматривался. Опасность сама вылезет. Жора не думал, что её окажется так много. Восьмой десяток сотни тоже скалился как все, улыбками от уха до уха. Но это были волчьи оскалы. Лесные тоже почуяли враждебность, растёкшись по сёдлам в готовности пустить стрелу и выхватить меч.

— Фрида, их у тебя целый десяток. Последняя в восьмом десятке непонятная, но остальные настоящие враги, — с невозмутимой мордой шепнул он командиру.

Проехали девятый и десятый. Принц поблагодарил воинов сотни за смотр и дал разрешение сворачиваться.

— Пусть десятники разведут на обычные места и строят вторую сотню! — распорядился Принц.

Фридаэль скомандовала и девчонки нестройной толпой направились к лошадям. Взметнулись на своих красавиц и разъехались с поляны.

Он подозвал Дашаэль.

— Что почувствовали, разведчицы? — спросил Жора у своих.

— Непонятная опасность от восьмого десятка построенной сотни, — ответила за всех Дашаэль. Враждебных действий не проявили.

— Амазонок запомнили? — спросил сержант.

— Конечно, Принц!

— У тебя сколько лесных в сотне? — спросил Жора у Фридаэль.

— По пять человек в первом, втором и третьем десятке.

— Поставишь им потом задачу, чтобы глаз не спускали с этого десятка. Это перевёртыши. Кроме той, что стояла последней. С той пока непонятно.

Фридаэль стояла белая. Ей ещё не приходилось сталкиваться за свою службу, что десятая часть подчинённых — предатели, готовые в любой момент ударить в спину.

— Наверняка ездили всем десятком в город, отмечали день рождения или повышение по службе, — сказал Жора.

— Да, за две недели до похода, я отпускала их в город расслабиться, — тут же вспомнила Фериэль.

Потихоньку начала подтягиваться и выстраиваться вторая сотня Вераэль.

— Кстати забыл спросить, первая сотня была полной, или кто-то на охране стоял? — поинтересовался Жора у командира.

— Сама всех пересчитала, все были на месте. Ровно сто бойцов.

Вераэль, вероятно, тоже запустила утку о лучницах для Принца. Вторая сотня Зариэля тоже лыбилась на все тридцать два зуба. Жора девчонок сначала сосчитал, а потом поехал рассматривать их улыбки. Во второй сотне перевёртышей не было.

Жора забрал сотников и поехал докладывать Первой Матери.

Доложили. Прослезились. Десяток перевёртышей — не бывало! Подошли маги. Предложений не было. Все понимали, что остаётся весь десяток девчонок тупо убить, а тела кремировать. Убивать своих — не слишком приятная обязанность.

— Надо будет сказать девчонкам, чтобы они убили чужих магов в своем теле, друг у друга. Это хоть немного позволит им выглядеть в собственных глазах бойцами, — предложил сержант.

— Маги не позволят им наброситься друг на друга.

— А вот это посмотрим, — сказал Жора.

Фридаэль направила три пятёрки лесных взять под контроль отделение перевёртышей. С уничтожением решили повременить, проверив сначала бойцов и из Ариэля. Ещё до обеда, пока зариэльцы занимались массовым изготовлением гранат, Зенаэль построила сначала одну сотню, а затем вторую. Принц на своей понятливой кобылке проехал одну сотню, а затем вторую. Охрана из лесных готова была пресечь любые действия против их кумира, да и Жора переложил взведённый Макаров во внутренний карман куртки. К общей радости больше перевёртышей в отрядах не было.

Взяв десяток рейнджеров из пограничников и свою разведку вместе с Фридаэль и Марисан поехали к отделению перевёртышей. Отделение охраняло несколько тропинок на юг.

— Если вы господа маги отсюда рассчитываете исчезнуть, то зря! Место окружено, ни одна эльфийка, попавшее под ваше влияние живой не уйдёт. Я не знаю, остались ли на сохранении ваши тела, это меня не интересует. Единственное что я хочу от вас, что бы вы позволили объяснить захваченным эльфийкам их положение. Они должны будут убить вражеских магов в телах своих подружек. В противном случае вы умрёте от зачарованных стрел мгновенно. Последний, кто окажется жив из вашего десятка, получит право скрестить со мной оружие.

— Принимается! — раздалось со стороны взятых на мушку лука нагов.

Марисан тут же заговорила:

— Эльфийки! С вас сняли на время психическое воздействие. В теле каждой из вас сидит психо маг врага. Убейте его, кинжалом будет быстрее! Отделение взорвалось ударами клинкового оружия. Лишь одна стрела без наконечника ударила десятую в лоб, и та завалилась на землю сразу. Остальные успели нанести друг другу по несколько ударов. Падавших на землю тут же прошивали стрелы.

На месте отделения осталась стоять лишь десятница.

— Ты Готов Принц? — выкрикнула она, втягивая в себя какую-то силу.

— Да! — отозвался сержант, — нажимая на спуск Макарова.

Пуля ударила в голову и опрокинула готового дорого отдать жизнь мага. Две стрелы тут же вонзились в позвоночник и сердце.

— Захваченную амазонку к магам. Остальных добить, головы отрубить. Разведке отыскать ритуальное дерево «Феникс». Похороны через полчаса в районе лагеря, — распорядился Принц.

Сержант вместе с Фридаэль доложили результат Первой Матери. Та укорять не стала, сделали как смогли. Бойцы восьмого десятка убили восемь магов противника, девятого убил Принц!

Девчонок кремировали с построением личного состава, свободного от несения службы и работ.

— Восьмой десяток первой сотни погиб в бою, — сказала Первая Мать. Ими уничтожены восемь вражеских пси магов. Девятый убит Первым Принцем. Однако всегда следует помнить, что при наличии элементарной бдительности этих жертв можно было бы избежать. Наги начали войну на истребление всех остальных рас Атлантиды. Сейчас для нас дорога каждая жизнь соплеменника. Пусть эти жертвы послужат уроком на будущее. Шпионы нагов могут проникнуть в боевую часть в любое время. Их надо умело выявлять и уничтожать, не допуская к боевым секретам. Обращать внимание на поведение подруг, мелочи в службе, вызывать на разговоры, докладывать командирам о всех замеченных неувязках в поведении. Шпионы не могут адаптироваться быстро к непривычной для них среде. Обязательно чем-то себя выдают и засвечиваются на элементарных вещах. Будьте бдительны!

После похорон, Марисан рассказывала магам, что видела по последнему бою.

— Три мага сбросили свою защиту на десятницу. Вокруг неё всё сразу почернело. Толстая такая темная стена. Всё, думаю, хрен из лука пробьёшь. Принц ударил из своего оружия прямо в голову. Стена мгновенно пропала. Пуля уложила наповал. Потом уже лучницы бросили две стрелы вдобавок, перебили позвоночник и сердце. Не получилось у неё за тройной стеной отсидеться, чтобы нанести удар. Не успела. Думала мы её магией хлестать будем! А у нас против магов посильнее вещи есть, — похлопала девушка рукой по кобуре Стечкина.

В общем пока наговорились, обсудили последние новости, время подошло к обеду. От Славаэлько поступила магограмма: Наги начали боевые действия на территории Орочьих земель. Славаэлько благодарила за гранаты. Уже делают.

Жора, узнав, что полковой маг 2-го ранга Леосан ведала агрегатом связи, оставленным в обозе, спросил её все ли магические накопители остались вместе с аппаратом.

— Нет, Принц. Половину — пять штук, я забрала с собой.

— Молодец, Леосан. А то уже начал волноваться, что закончится последний накопитель и останемся без связи.

— В любом бы случае не остались. Посадили бы пару магов на зарядку и за два дня зарядили.

— Отлично. Тогда один заряженный передашь Аннасан. Им в бой идти, вдруг пригодится.

— Я с ней уже двумя поделилась, — засмущалась магичка.

— Вот и молодец! За это хвалю! Сам погибай, а товарища — выручай!

— Спасибо, Принц!

Только после обеда Жора наконец добрался до шатра, в районе которого мучилась бездельем Яриэль. Девчонка была трудяга и рвалась в свой фургон, где дел, как у кузнеца у неё было не меряно.

Была она из городских эльфов, чуть выше ростом. Гибкая пружина. Чёрная жгучая брюнетка. Глаза тоже чёрные. Ведьма, короче, если подходить по рабоче-крестьянски. Всё удовольствие заняло двадцать минут. Пулемётчица получила по полной и быстро, что на её взгляд было явным плюсом. Прокричали здравицу и Яриэль, заполучив девочку, довольная полетела в кузню.

Автоматчица Мираэль была диаметральной противоположностью Яриэль. Молодая, красивая, белая! Точнее серебренная. Волосы — серебро, ресницы — серебро, даже глаза — льдистое замёрзшее серебро. Очень эффектная девчонка. Всё при ней: грудка, попка талия и ножки. Жора сначала её имел очень бережно, не всякий раз природа такой экзотический подарок преподносит.

Пока она ему открытым текстом не сказала:

— Жора, ты со мной как со стеклянным сосудом носишься. Не бойся, не разобьюсь. Засади покрепче, чтобы внутри всё развернулось!

Два оргазма она получила, чем была довольна и девочку от Принца.

В общем за час сержант с сексуальными делами справился. Затем час уделил своей лошадке. Помыл, почистил, дал вкусненького. Ездил он уже вполне уверенно, хотя Дашаэль свои уроки продолжала в обязательном порядке.

К ужину пришли маги и зариэльцы. Отрапортовали о двух сотнях изготовленных гранат. Корзины с сотней гранат торжественно передали командованию ариэльских сотен. Фериэль ничего не просила и не брала. Уж что-что, а полста гранат у неё в полусотне уже имелось. Через сутки будут у всех по две штуки. Как Жора и предполагал, большим успехом пользовались гранаты из дерева «керс». С накруткой из рубленной проволоки, им просто не было цены для сухопутного боя. Если они ещё и взрывались на высоте полутора шага над землёй, то могли строи нагов выбивать начисто.

О завтрашнем выходе и возвращении зариэльских сотен к основному месту службы сообщили магограммой Славаэлько. Так что отряд Фридаэль, выполнивший полностью задачу по оказании помощи Первой матери должны были встретить. Отрядом все были довольны. Он выполнил свои задачи, оказал помощь в первоначальный момент, выполнил все тяжёлые работы и организовал чёткое охранение позиций. Фериэль оценивала, что отряд нарастил мощь в два раза. В разведке оставлено с десяток стрел для охоты, остальные все магами заряжены. Появились гранаты, фургоны обрели плетёные борта, позволявшие стрелять и укрываться при движении и даже создать маленькую крепость. Появилась чёткая уверенность, что нагов они разобьют, не смотря на все их ухищрения. У перетаскавших шестьсот вражеских трупов в могилу, такая уверенность появляется автоматически.

Глава 16

Утром колонна зариэльцев пошла. Все понимали, что, хотя колонны уходили в разные стороны, но уходили на войну. Зариэльцам придётся драться на юге Элистана, ариэльцам в центральной части. Через час ушёл и отряд, отправленный на поиски обоза. С ним и разведка в двадцать амазонок. Фериэль приказала каждой выдать по походному мешку нагов, забив их продовольствием и верёвками, способными тянуть фургоны. Бойцов, по совету сержанта, снабдили и гранатами.

Принц провожал уходившую полусотню сидя на лошади, в окружении своих лесных.

— Зря командир дала им походные мешки. Назад никто не вернёт, — высказала Дашаэль свою мысль Принцу.

— Почему не вернут, это же наши трофеи?

— Походный мешок нага — слишком статусная вещь, чтобы отдать просто так, — пояснила Дашаэль. Во-первых, видно, что снято с врага, во-вторых он очень удобен. В — третьих, практически не изнашивается. Наги умеют делать хорошие вещи. У лесных, такой мешок передаётся от матери к дочери, и любая лесная, заполучив его, никому не отдаст.

«Надо будет переговорить с Первой Матерью и Фериэль. У нас ещё имеется десять мешков с трофеями. Надо будет выдать в качестве памятных подарков девчонкам. — подумал Жора. — И мешки походные раздать, всё меньше места в фургонах потребуется».

С этой мыслью Жора и вернулся к себе в шатёр, проводив обе колонны амазонок, выступивших в поход. Колонна Первой матери должна была по плану отправиться завтра. Девчонки потихоньку складывались. Ариэльцам на бедность выделили по три фургона на сотню, чтобы могли везти хоть какие запасы пищи. Рыбы они заготовили полно, и продолжали коптить и жарить. Убили одного оленя и разжились немного мясом. Запах от их фургонов, забитых в основном продовольствием, шёл аппетитный. После обеда он планировал провести со всем командованием от десятника и выше занятие по метанию гранат. Показать возможности гранат при взрыве в воде и на суше. Бойцы и командиры должны были понять, что они получили ещё один мощный рычаг для победоносного боя.

Зашёл к Марисан посмотреть микроскоп. Приспособление представляло из себя черный конус с дыркой для наблюдения у вершины. Да увеличивало, но видно было плохо — мутно и недоставало света. Магичку он всё равно похвалил — старалась! Объяснил, что в обычных земных микроскопах объект дополнительно подсвечивается зеркалом. Во-вторых, лежит на прозрачном стекле и очень тонко режется. И вот эта тоненькая пластинка или капелька воды, растёкшаяся по стеклу, затем рассматривается под увеличением. Марисан и присутствовавшая Натасан слушали очень внимательно.

Идея принца раздать своим походные мешки нагов и памятные подарки по случаю участия в битве на реке Талз командованию пришлась по душе. Чуть разгружался фургон, часть трофеев выдавалось на руки, хотя их до сих пор никто толком даже не посмотрел.

Отобрали мешки получше. Первая мать сказала короткую речь о том, что эти трофеи выдаются как памятные знаки всем участникам битвы с нагами от лица Первой матери и Принца. Походный мешок и три подарка, выбранных собственноручно. Мешки получали из рук Первой Матери. Каждой амазонке та говорила несколько слов. Затем за дело взялся Первый принц. Он отогнал народ на метров двадцать, чтобы всем было видно. Десятки бросили жребий и согласно ему, начали подходить к месту награждения. Жора открыл десять мешков с трофеями и предложил выбирать. Выбор был простым, амазонка засовывала руку в мешок и вынимала подарок. Затем шла к другому мешку и вытаскивала второй, потом третий подарок. Вот выбрать мешок, из которого тащить подарок она могла самостоятельно. Честно говоря, было весело. Очередница тащила и народ дружно ахал, пытаясь определить, что у неё в руке. Потом раздавались крики приветствия, если попадалось что-то стоящее. Когда одна из претенденток вытащила белый предмет, похожий на крест в завитушках, сантиметров двадцать длиной и начала что-то кричать, размахивая им, Жора сразу не понял почему смолк народ. Потом заорал с новой силой.

— Эммаэль отдает Мифриловый крест в Фонд Первой Матери, и хочет выбрать себе ещё один подарок, — перевела все эти вопли Принцу стоящая сзади Фериэль.

Жора забрал у девчонки крест и с поклоном вручил Первой Матери. Та поблагодарила Эммаэль за столь ценный подарок. Сержант сделал жест, указав на горловины открытых мешков: — Выбирай!

Девчонка сунула руку и вытащила сияющую статуэтку амазонки. Народ обрадованно завопил. Подарок получился хорош.

В общем выдача пряников удалась. Лесные, прямо дулись от счастья, поглаживая свои походные сумки. От трофеев едва освободили два мешка. По походному мешку получила и Первая Мать с Принцем, Марисан и Фериэль. Рюкзаки у нагов были хороши и почти ничего не весили. Две последние получили и памятные подарки.

— Как приедем в первый город, — сказал Жора Элиэль, — надо будет памятные медали у злата кузнецов заказать. С одной стороны, должно быть написано: «Защищая Первую мать в бою на реке Талз они убили шестьсот нагов». С другой стороны, «Слава сорока шести эльфийкам полусотни Фериэль». Или что-то в этом духе. Твои люди должны стать примером для всей армии. Ариэльцы тоже. Эти две сотни, выглядят гораздо хуже, чем бойцы из Зариэля. Их надо дотягивать до нормального уровня. А это достигается ежедневными тренировками. Надо будет сказать Зенаэль, чтобы составила чёткий график боевых тренировок при следовании маршем и неукоснительно его придерживалась. Глядишь за пару недель и подтянет свой отряд. Пока он откровенно сырой. Да и сотня твоей матери ничем, к сожалению, не лучше, не в обиду будет сказано. Сейчас только полусотня Фериэль может составить достойную часть отряда. Вот на уровень ловцов всех надо и готовить. Чтобы ты своими двумя сотнями полк нагов могла стоптать за пять минут. Неизвестно сколько сотен лиг придётся этим сотням нас сопровождать и где придётся воевать.

— Да, хотел узнать, что это Эммаэль от мифрилового креста отказалась? — спросил сержант Элиэль.

— Жора, ты очень малознающий Первый Принц, — чмокнула его в щёчку Эля. — Этот крест стоит столько, сколько три наших обоза: от пятнадцати до сорока тысяч золотых монет. Где его амазонка может продать, чтобы не получить неприятности? Только в столице и не во время войны. А Эммаэль у нас умная девочка. Все трудности сложила на Первую мать, а сама ограничилась обычным подарком. Теперь мы будем пристраивать этот крест. Хотя банкиры и торговцы выложат за него по полной не торгуясь. Это вещь из старого наследства, не подвержена магии и магами ценится высоко. А вот Первой Матери вполне по статусу сбывать такие раритеты.

— Появится свободное время, надо посадить кого-то из своих пограмотнее, пусть оставшихся восемь мешков переберёт, глядишь и ещё что-то обнаружится серьёзное.

— У нас академию только Марисан кончала. Остальные только двухлетнюю школу для детей. Нет здесь эльфиек, знающих историю. Надо оценщиков приглашать. Те, естественно, половину выдадут за мусор, половину занизят, не получить нам за этот товар настоящую цену. Помочь нам здесь могут только маги, а у меня знакомых в их среде особо не водится. У них своя каста.

— Надо просто нанять Марисан за определённую сумму. Пусть все трофеи пересмотрит. И ей будет выгодно и нам, — предложил Жора.

— Да, пожалуй, это единственное, что остаётся, — согласилась Первая Мать.

Поговорили с Марисан, та согласилась за пятьдесят монет.

Сержант собрал короткое совещание. Присутствовали Первая мать, все маги, обе сотницы и Фериэль.

— После обеда я хочу провести занятие с командирами и магами по использованию гранат в наступлении и обороне. Гранаты у нас не опробованы, мы не знаем на каком расстоянии будет уверенное поражение противника, с какого расстояния их надо метать, чтобы нашим гранатомётчикам не попасть под свои осколки. В течении часа мне надо хотя бы два десятка досок или, два десятка столбов в рост эльфа, чтобы создать простейшее место для испытания гранат, а также сотня заточенных шестов для изображения строя нагов. У каждой амазонки должна быть учебная граната, которую она сможет кинуть. После обеда я проведу занятие со всем командованием, с десятниками и магами. Потом уже будете учить бойцов самостоятельно. Распределите людей для проведения работ, до обеда ещё час, должны успеть. После обеда проведём испытания и начнём занятия.

Пилами и топорами полусотня Фериэль поделилась и через полчаса начали к лагерю стаскивать стволы деревьев. Сержант подобрал место недалеко от воды. Там было два куста. Столбы начали вкапывать полукругом в пятнадцати метрах от кустов. Вплотную друг к другу. В одном месте сержант сделал в ограждении брешь в полшага и на расстоянии тридцать шагов еще вкопали четыре столба прикрывая эту брешь. Через эту брешь он надеялся выловить те осколки, которые полетят дальше пятнадцати шагов.

Нет, Жора не собирался выявлять эффективность эльфийских гранат. Вообще убойность гранат сильно преувеличена. Если взять ту же «лимонку» Ф-1 — достаточно мощную оборонительную гранату, то зона хорошего поражения у неё всего пять метров. Да осколок может улететь аж на двести метров, но это не значит, что он куда-либо попадёт. В «лимонке» всего сорок два осколка. Если чисто теоретически предположить, что осколки все полетят в горизонтальной плоскости и равномерно, то расстояние между осколками через двести метров от точки подрыва, будет порядка тридцати метров. Вероятность, что они кого-то поразят — мизерная. Жора уже обратил внимание, что у магических гранат повышено фугасное действие. В принципе его было вполне достаточно, чтобы воздействовать на нагов как в воде, так и на суше. Сержант хотел показать амазонкам, что гранаты будут наносить нагам повреждения на значительном расстоянии от места подрыва. Гранату системы «Марисан» он решил продемонстрировать одну, взорвав её на той стороне реки, с помощью верёвки. Остальные как в воде, так и на берегу.

После обеда Первый Принц начал занятие. Учебная группа на лошадях составила около тридцати эльфиек. Жора показал все три типа гранат и рассказал о них, сказав, что магами применены разные заклинания. Свободных амазонок отвели подальше, но, чтобы бы им был виден результат взрывов. Сначала две сотницы по очереди метнули гранаты в реку.

— Подскакали, бросили на ходу в середину реки и тут же ходу назад, — проинструктировал их сержант. — За пять секунд вы должны успеть отскочить от места бросания на пятьдесят шагов и быть прикрыты сзади щитом и шлёмом. Первой поскакала Зенаэль, она мастерски приблизилась к реке, метнула гранату и, практически не сбавляя хода отвернула от реки. Взрыв прогремел, когда сотник уже почти достигла группы обучаемых.

— Великолепно! — похвалил Первый Принц. — Атака выполнена без ошибок.

— Жалко, что за спиной не видно, как взорвалось, — сказала Зенаэль.

— Твоя задача была показать действия обычной гранатомётчицы: выход в атаку, метание гранаты и отход. Сотники и десятники должны задачи ставить до атаки. Ты ведь можешь заставить девчонок положить гранаты и поперёк реки, и вдоль, и наискосок. И в несколько линий. Первому десятку кидать на пятьдесят шагов, второму на тридцать, третьему на пятнадцать. Получишь три линии. А вообще, если атаковать подразделение нагов в реке, надо постараться гранатами накрыть как можно большую площадь воды. А результат сейчас сама увидишь. Давай, Эмиэль! — дал сержант команду второй сотнице. Та повторила действия командира, только взрыв за спиной был куда мощнее. Столб воды взлетел метров на тридцать. Народ вздрогнул. От наблюдающих сотен понеслись возгласы восторга.

— Отлично, Эмиэль, — похвалил сержант вторую сотницу. — Напоминаю, что она метнула более мощную гранату «Аннасан». Вот такую, — показал Жора, — из дерева керс. Как взрываются гранаты в воде вы уже видели. Сейчас спускаемся к испытательной площадке, будем наблюдать воздействие гранат на земле против сухопутных подразделений нагов.

— Здесь два куста изображают десяток нагов, — пояснил сержант. — Кусты из довольно прочной древесины, вот воздействие на них гранат и посмотрим. Зенаэль пошли кого-нибудь, пусть сотни тоже осмотрят это место до взрыва, а потом второй раз после взрыва.

Одна из десятниц поскакала и привела построенные в семидесяти метрах ряды амазонок. Сотни степенно проехались по маленькому полигону и вернулись на место.

— Обращаю внимание, что сухопутные гранаты по виду чуть отличаются от водных, — показал сержант. — Граната «Натасан» чуть толще, граната «Аннасан» усилена рубашкой из стальной проволоки. По весу они чуть тяжелее. Для чего это сделано: В гранату «Натасан» добавлено чуть больше камешков. Эти камешки при взрыве разлетаются и поражают тела нагов. Тоже самое делает стальная проволока, накрученная поверх гранаты «Аннасан». То есть, сухопутная граната поражает не только взрывом, но и осколками камней и проволоки. Тем самым её воздействие усиливается. Поскольку уши у эльфиек очень чуткие, гранатомётчикам надо их защищать кусочком тряпочки или ваты. При близком взрыве можно оглохнуть. Вообще гранаты — оружие опасное, любое баловство, невнимательность ведёт, как правило, к жертвам.

— Назначьте из числа десятников двух гранатомётчиков, — распорядился Принц. Сотники назначили.

— По очереди подскакиваете к ограждению, с расстояния сорок шагов бросаете гранаты в свой куст и назад. Между вашей спиной и гранатой всё время должны быть вкопанные бревна. В ушах вставлены затычки. Щит сзади, шлём на голове, проинструктировал сержант десятников. — Лошадей тоже надо будет приучать, чтобы не боялись взрывов.

Жора отвел обучаемых метров на пятьдесят от полигона и дал команду:

— По очереди, по противнику гранатами, огонь!

Помчалась в атаку первая гранатомётчица. Удачный бросок в середину куста — взрыв! Следом вторая. Бросок — мощный взрыв. Обе десятницы вышли из атаки правильно и быстро. Сержант обеих похвалил. Махнул рукой и все тридцать человек подъехали к полигону. Граната «Натасан» срезала куст на расстоянии десяти сантиметров от земли и разметала его. Несколько камешков сержант нашёл застрявшими в брёвнах.

Граната «Аннасан» очистила от куста пятак диаметром метров пять. Куст оказался раскрошен и вбит в землю. В столбах было заметно много повреждений от осколков. Несколько осколков от проволоки сержант нашел и в брёвнах, прикрывавших разрыв в стенке. То есть осколки улетели на тридцать шагов. Всё это он показал и объяснил подопечным. Приказав показать и провести через полигон всех амазонок.

— Считайте, что той и другой гранатой вы убили по десятку нагов, — сделал общий вывод сержант. — А теперь, ещё один метод применения гранат, — сказал Жора и достал из сумки гранату «Марисан» с растяжкой. — Вот этот шнурок, прикреплённый к кольцу гранаты, и носит название «Растяжка». Как вы видите, к самой гранате и концу шнурка привязаны колышки. Такие гранаты применяются как ловушки, для остановки наступающего противника, закрытию подходов к месту отдыха и так далее. Устанавливаются очень быстро и просто.

Сержант спрыгнул с седла. Воткнул колышек с гранатой в траву, растянул шнур и воткнул второй колышек.

— Вот сейчас я в траве перекрыл вот эту тропинку. Если я сейчас разогну усики на кольце гранаты, то поставлю данную гранату на боевой взвод. Любой, кто заденет этот шнурок, наступит или надавит на него, выдернет чеку из гранаты и граната сработает. Любой разведчик должен иметь такое приспособление: закрыть след, установить в узком трудно проходимом месте. Закрыть подходы к месту расположения и так далее. После срабатывания такой растяжки у противника обязательно появятся раненые, и, следовательно, упадёт скорость преследования. Как видите, заметить растяжку сложно, особенно при отсутствии опыта. Можно привязывать шнурок не обязательно к колышку, а к ветке, деревцу, если в лесу. И гранату устанавливать на любой высоте.

Сержант снял гранату и засунул её опять в сумку.

— Сейчас переправляемся на ту сторону речки, установим последнюю гранату и подорвём. После этого изобразим нападение на строй нагов и занятие на этом закончим. Эта последняя граната «Марисан» взрывается с использованием воды. Чем больше воды, тем сильнее взрыв. Граната этой системы, брошенная в реку, обнажила речное дно на расстоянии сорока шагов и повалила лес по берегам. Я хочу вам показать, как такую гранату можно установить и на суше и подорвать в нужный момент. Поэтому раздеваемся и на ту сторону.

Жора снял форму и берцы, оставшись в белых штанах и десантной майке. Девчонки не заморачивались и этим. Через минуту все командиры, маги и Первая мать стояли голышом, но в сапогах и при оружии. Переплыли речку. Десяток лучниц, выдвинувшись к реке, прикрывали командиров.

Подходящую яму с водой сержант нашел сразу в двадцати метрах от берега. Он установил гранату под водой и вывел шнурок к ближайшему кусту. Объяснил всем, что гранату воткнул колышком в грунт, а сейчас привяжет конец шнурка от кольца гранаты к ветке этого кустарника.

— К этой же ветке привяжем тонкую верёвочку переправим её на ту сторону. Усики чеки надо разгибать после того, как проведены все работы. Это обязательное условие при использовании растяжек, — пояснил сержант. Проложив ломаную линию с использованием стволов нескольких деревьев, он вручил конец веревки Первой Матери и отправил всех на ту сторону. Сам же залез в яму, разогнул чеку граната и тоже переправился на своей лошадке. Народ уже оделся и ждал Принца. Сержант быстро оделся по форме и подъехал к строю.

— Надеюсь все понимают, что сейчас должно произойти, — сказал Принц. — Мы поставили гранату на боевой взвод и сейчас с помощью этой верёвки за семьдесят шагов сдёрнем с гранаты чеку. Граната, естественно, взорвётся. А теперь представьте, что на ваш город или крепость наступают наги. Вырыто сорок ям с водой и при приближении полка нагов сорок человек взорвут установленные гранаты. Очень сомневаюсь, что от полка нагов что-то останется.

Народ возбуждённо загудел. До всех, наконец дошло, чему их учит Принц.

— Всем спешиться и лечь, лошадей увести дальше, — распорядился Жора. — Меры безопасности прежде всего!

Первую мать сержант укрыл за толстым деревом.

— Как ветка куста махнёт, тут же ложись, Элечка, — сказал он Первой матери.

Элиэль потянула верёвку. Та пошла легко, выбирая слабину, потом чуть тяжелее и ветка куста, отчётливо видная на том берегу, согнулась, обозначив задействование гранаты.

— Ложись! — успел скомандовать Жора.

Бухнуло здорово. Сержант рассмотрел малиновый шар взрыва, потом ударила воздушная волна, забросав ветками, сбитыми с укрывавшего их дерева. На той стороне реки что-то горело.

Восторженно орали сотни, потрясенные показанным зрелищем.

— Зенаэль! — скомандовал Принц. — Отправить на ту сторону реки два десятка амазонок для тушения пожара и обследования местности после взрыва.

Командир распорядилась. Два десятка амазонок в полном вооружении пересекли реку. Девчонки спешились и зачерпывая щитами воду начали тушить места возгораний. Сильнее всего выгорело около ямы с гранатой.

Сержант повёл учебный отряд к последней точке. Здесь было натыкано в ряд штук семьдесят шестов, штук тридцать обозначали второй ряд нагов.

— Ваша задача приблизиться к строю и с наиболее удалённого расстояния закидать его гранатами, так, чтобы гранаты падали за первым рядом воинов. То, есть между первым и вторым. Тогда будет поражаться наибольшее количество нагов. Желательно не попасть под удар дротиков. Если не будет получаться, надо отбирать в гранатомётчики амазонок, которые кидают дальше и точнее. Попробовать разные манёвры: атака параллельно строя, атака перпендикулярно строя. Основная задача — бросить и отскочить, не подставившись самому. Вес учебной гранаты — такой же, как и боевой. Каждой амазонке изготовить по две учебных гранаты. Давай, Зенаэль, командуй!

Сотница перестроила отряд в колонну по одному и ринулась в атаку. Было красиво. Отряд растянулся почти на весь ряд копий, когда Зенаэль крикнула «Огонь» и девки ловко метнули гранаты, тут же забирая резко в сторону. Маги выучкой в худшую сторону не выделялись, действовали уверенно в составе подразделения. Это Жору порадовало.

— Я не специалист в конных атаках, — сказал сержант. — Но ваша атака мне понравилась — было красиво и чётко. Тренируйтесь и будет несомненный успех. Этот приём станет одним из основных в войне с нагами, так же, как и стрельба из лука. Говорю вам, как командирам, выучку амазонок надо подтягивать. Занятия с подчинёнными проводить все время пока будем в движении. Надо готовиться к тяжёлым боям. Если есть какие-то вопросы по занятию, задавайте.

— Почему у гранаты «Марисан» такая форма взрыва?

— В гранате «Марисан» взрывается выделяемый газ. От взрывной волны такой гранаты трудно укрыться, она легко поджигает деревянные строения. В городе надо пользоваться очень аккуратно. Против врага можно использовать для создания очагов сплошных пожаров.

Ответив ещё на пару вопросов, Принц объявил занятие законченным. Командиры были довольны. Они получили представление о возможности использования гранат, их массовом применении в бою и при организации засад на воде и на суше. Мощь гранатных взрывов и результативность вселяли уверенность.

Первая Мать с сержантом и магами вернулись к себе в лагерь. Фериэль забрала и всех своих десятников. Десятники собрали всех свободных от охраны амазонок и сводили на полигон, показав размочаленные кусты и осколки в брёвнах. Сами взрывы гранат все и так видели из лагеря.

— Если маги наложат сегодня заклятья, то завтра к выходу у полусотни будет сто десять гранат, — доложила Фериэль Первой Матери, получив сведения от Яриэль. Магов попросили, и они до ужина зарядили четыре десятка вновь изготовленных гранат. Палатки пока не снимали. Все спали на своих местах. Жора в своём шатре, обняв Элечку.

Глава 17

Всё шло по плану. После завтрака начали убирать палатки и складывать остатки вещей. Эльфийская палатка на отделение представляет собой большой коробок, сшитый из шести кусков ткани. Крыша была наклонной. У входа палатка на полметра была выше. Три окна, заделанных чем-то напоминающее марлю и прикрытые свёрнутыми клапанами. Отстёгивающееся дно, имеющее отбортовку сантиметров двадцать. Конструкция позволяла просто постелить палатку на землю и уложить спать полсотни бойцов. Свертывалась в довольно лёгкий небольшой тюк. Устанавливалась с помощью шестов и растяжек за пять минут. Материал влагу не пропускал, но хорошо пропускал воздух. Внутри дышалось легко, даже в жару, и было прохладней, чем на улице.

У Фериэль в обозе было девять фургонов. Следом шли шесть фургонов ариэльских сотен. Ариэльцы по примеру ловцов тоже сплели на борта фургонов легкие щиты из веток, усилив их магией. Матерчатой осталась только крыша. Но теперь из фургона было всё видно и можно было стоя посылать стрелы из лука в противника. Сержант решил на первом же привале обговорить с сотниками и Фериэль, а затем отрепетировать защитные построения обоза. Наличие пулемёта, автомата и Жориной винтовки позволяли даже атаковать противника на ходу с дальней дистанции. Обоз сейчас представлял значительную ценность. Здесь было золото и оружие. То, что необходимо на войне. И его в любом случае придётся защищать. Фургон выделили Первой матери и Принцу. Вещей у них было много, но их удалось рассовать по другим фургонам. Внутри сделали два ложа, поместили Жорин сундук с оружием, сундуки с деньгами и вещи Первой матери. Два фургона пришлось отдавать магам. В одном располагалась Марисан с Натасан. Там же сложили все магические артефакты и восемь мешков с трофеями. Во втором расположили ариэльских магов Леосан и Сетасан. Там же стоял артефакт полковой связи и было оборудовано место для зарядки гранат. Маги остались довольны, по крайней мере спать им было где, всё под крышей, а не на земле. В три фургона с оружием впрягли по четыре лошади, все-таки они потяжелее будут. На первом фургоне-кузне ехали пулемётчицы. Автоматчицы замыкали обоз Первой матери, перед шестью фургонами ариэльцев. Оружие девчонки держали в чехлах, памятуя указание Первого Принца.

Как обычно бывает перед отъездом все были возбуждены и радостны. Ориентировочно через десять дней должны были достичь крепости Кренцель в середине эльфийских земель. Две разведчицы, вернувшиеся с маршрута, готовы были провести караван на десять лиг — суточную норму марша.

Подскакали оба сотника, доложили о готовности. Первая Мать дала команду трогаться. Жора перекрестился на то место где кремировали его парней и погибших девчонок, и тоже пустил свою лошадку вслед за Элей. Караван потихоньку вытянулся и набрал ход.

Из раненых ходить не могли ещё трое. Остальные вполне могли передвигаться на лошадях. Но Фериэль жестко определила всем место в фургонах. Ехать в фургоне всё же легче, чем скакать на лошади. Пусть по мере сил помогают погонщикам и выздоравливают. К приходу в крепость командир рассчитывала иметь раненых в строю.

Примерно через час всё в караване утряслось. Впереди следовала разведка численностью два десятка, потом шла охранная полусотня, ещё одна замыкала обоз. По десятку конниц изображало боковые дозоры, прикрывая обоз с боков. Вокруг обоза Первой матери была своя охрана из полусотни Фериэль. Четвёрка лесных не спускала глаз с Первой Матери и Принца.

Остальные равномерно распределились вдоль фургонов. Но любому со стороны было очевидно, что середина обоза охраняется гораздо сильнее. Фериэль это дело пресекла. Переставила ариэльских магов на другую сторону колонны. Лесных растянула парами спереди и сзади Первой матери. Сама ехала вместе с Марисан около её повозки и, хотя разговаривала с магичкой, но цепким взглядом успевала следить за обстановкой. От реки Талз обоз забирал севернее, приближаясь к реке Тебриз. После обеда маршрут должен был отклониться точно на запад. Смысла забираться в подтопленную зону не было. Путь это не сокращало. Обоз шёл размеренно, глотая лигу за лигой. Место для обеденной стоянки уже было подыскано. Имелся ручей и значительный луг для выпаса лошадей.

После обеда Принц вызвал сотников, Фериэль и в присутствии Первой матери предложил им попробовать организовать защитное и атакующее перестроение обоза.

— У нас в старину были воины, которые воевали на фургонах, — сказал сержант. — Назывались табориты. У них было много различных построений фургонов, результат сводился к одному: очень быстро из фургонов возводилась крепость, которая помогала отражать нападение противника. Фургоны даже ставились в круг и соединялись цепями, образуя на открытом месте неприступные укрепления. Как результат: потери были меньше, конный противник такие укрепления взять не мог. Пример. Что будете делать товарищи командиры, если на наш обоз нападёт конный полк в пятьсот всадников?

— Драться! — сказала Зенаэль. — Нам ничего больше не остаётся делать. С обозом нам уйти не дадут.

— Вы согласны с командиром? — спросил Жора у Эмиэль и Фериэль.

— Да! — сказали твёрдо обе воительницы.

— Ну и какой результат будет после окончания боя?

— Нас всех перебьют! — рыкнула Зенаэль.

— Я с вами согласен, — сказал Принц. — Придётся драться и если мы не примем определённых мер, то нас всех перебьют. Хочу обратить ваше внимание на простую истину: чем длиннее обоз, тем легче на него напасть и разгромить. Для нападавших конников нет никакой разницы стоит ли обоз или движется. Поэтому предлагаю отработать защитное построение обоза против крупных сил конницы. У нас пятнадцать фургонов. По сигналу тревоги и приказу командира два передних фургона сворачивают вправо, или влево — куда укажет командир. Передние повозки тормозят, задние прибавляют ход, сжимая обоз вплотную. Два задних фургона тоже сворачивают вправо или влево. В результате получаем построение в виде буквы С, нарисовал Жора на земле картинку. — Передняя стенка из одиннадцати фургонов, боковые — из двух. Все наши воины сосредоточены за защитной стеной. Если есть возможность, то желательно прижаться к лесу, чтобы не ударили с тыла. Какую имеем выгоду: Полк не может всеми всадниками нападать — слишком мала цель. Больше двух сотен ему к нашему укреплению не подтянуть. Большая часть наших бойцов спрятана за стеной. Имеем возможность спокойно целиться и стрелять. По крайней мере, я думаю, что наши выстрелы будут вдвое более результативными, чем у противника. Если командир полка попытается нас задавить численностью, то можем положить и весь полк. Если хорошо сработает разведка, то возможно успеем лошадей распрячь, спрятать их за стенкой. Имеем возможность для удара по остаткам нападающего полка. Обе сотни выходят из укрытия и берут противника в клещи, — нарисовал сержант две стрелки. — Как вам такая идея использования обоза в качестве укрепления?

— Принц, — вы настоящий стратег, — сказала Зенаэль поклонившись. — Никому из нас и в голову бы не пришло сделать из обоза укрепление.

— В укреплении из четырёх фургонов мы перебили две сотни нагов, — веско сказала Фериэль. — Но я тоже не догадалась, что их можно поставить в линию не заранее, а в последний момент.

— Надо всё амазонкам растолковать хорошенько и сегодня уже пару раз попробовать, — поставил задачу Жора. — На любую стоянку заходить, выстраивая укрепление. Чем меньше время потребуется на этот манёвр, тем лучше. Потом попробуем отработать перестроение для прорыва.

После двухчасового отдыха лошадей, тронулись дальше. Местность в окрест Жора бы назвал лесостепью. Чего было больше, сержант даже затруднялся определить. Леса и рощи перемежались луговинами с яркой зелёной травой. Везде проезжали свободно. Даже маленький брод на небольшой речушке прошли не останавливаясь. Воды было по колено. Разведка двигалась почти по прямой, изредка объезжая лесные массивы. На луговинах попадалось много птицы, даже крупной, размером с дрофу. Но запасов хватало и охоту никто не открывал. Лада исправно несла седока, да и Жора уже обвык ехать на лошадке. Через два часа он предложил Первой матери перебраться в фургон. Попробовать, как там внутри. Ехать в фургоне сержанту понравилось. На мягком травянистом грунте почти не трясло. Здесь была тень и солнце не жарило в макушку. Фургоном управляла Людаэль из пятёрки лесных. Сержант даже два часа покемарил, прежде чем снова сесть на лошадь. Так путешествовать было можно. Без напрягов и с удобствами. Разведка доложила, что прибываем к месту ночёвки.

Засвистели эльфийские флейты, которых Жора практически не слышал, а только видел, как командиры подносили их к губам. «Обнаружена кавалерия врага. Прибавить скорость. Усилить охрану. Через пятьсот шагов справа создание неподвижного укрепления!» — перевела ему смысл Первая Мать. По четыре амазонки выдвинулись для охраны к назначенному фургону. Ездовые нахлёстывали лошадей. Те медленно, но верно, разгоняли караван. Первые фургоны вылетели на луговину, перерезанную рекой. Эмиэль уже обозначила направление построения фургонов и точку сворачивания. Жора только хлопал глазами, наблюдая, как у девчонок ловко получается выполнить перестроение. Два фургона откатились ближе к берегу и встали. Встал и первый из одиннадцати, от которого должна была потянуться линия. Линия выросла на глазах. Лошадей выпрягали и отводили в сторону. Фургоны сдвигали вплотную. Лучницы бдели, выставив заградительную цепочку и наложив стрелы на луки. Сержант засёк по часам: от сигнала флейты до развёртывания укрепления прошло пять минут. По его прикидкам само укрепление развернули за три минуты. Результат он счёл отличным, особенно для первого раза. В фургонах заняли места стрелки. Сотни укрылись между рекой и заграждением. Дозоры ушли, усилив фланги. Все готовы были отразить атаку вражеской конницы. Сержант достал свою винтовку и занял место в своем фургоне у бойницы. Эля тоже достала Стечкин. Места для лучниц хватило только для Дашаэль и Динаэль. Людаэль расположилась на козлах. Двое лесных ушли в соседние фургоны магов. В общем оборону заняли. Зенаэль объехала всю позицию. Заглянула в каждый фургон и дала команду на контратаку с двух сторон. По шесть десятков амазонок лихо выкатились из-за укрепления дали залп из луков и выхватили мечи. Атаку провели стремительно. Жора даже забеспокоился, что девчонки на встречных курсах кого-нибудь покалечат. После атаки прозвучал сигнал отбоя учёбы.

Поставив задачи по охране, организации лагеря и приему пищи, командиры опять прихватили Жору. Он для них был последней инстанцией, и они хотели знать, получилось ли у них с манёвром.

— Да, — сказал сержант. — Манёвр получился и укрепление поставили в приемлемый срок. Честно говоря, я даже не ожидал, что с первого раза так хорошо получится. Думал, что будет гораздо хуже. Здесь вы молодцы, но тренироваться нужно каждый день. Тем более фургонов у вас прибавится, места для манёвра будет больше, а длиться он должен меньше. Есть ряд недостатков, на которые хочу обратить внимание. Каждая амазонка должна знать, какой фургон она защищает. Кто будет занимать места внутри фургонов, кто снаружи. Перед атакой не оставлен внутри резерв командира, предназначенный для удара в нужном месте, если потребуется. Не выставлен отряд прикрытия со стороны реки. Оборона не усилена проведением специальных мероприятий. Противника нужно уничтожать издалека стрелами. Любая рукопашная схватка ведёт к потерям и ранениям. А у вас основная задача — беречь амазонок, нанося потери врагу. Применение гранат гораздо лучше, чем рукопашная. И потери у противника будут в пять раз больше. Поэтому выскочили в атаку, стрелами постреляли, дальше: «Гранатами огонь!». И только потом уже добивание и взятие в плен. Это понятно?

— Да, Принц, понятно, — заметно огорчилась Зенаэль.

— Пока всё хорошо, — сказал Жора. — Недостатки есть у всех. От них просто надо избавляться. В следующий раз сделаешь себе резерв, хотя бы десяток лучниц. Десятком перекроешь реку. И уже этих недостатков не будет. Командиры вы достойные, умеющие обучать бойцов и вести их в бой. Просто сейчас появилось много новшеств, которые надо быстренько изучить и научиться применять на практике. Какие ещё вопросы?

— Принц ты сказал, что оборона не усилена проведением специальных мероприятий. Это что имеется в виду? — спросила Фериэль.

— Хорошая оборона отличается от плохой тем, что усиливается всё время. Берём поставленную нам задачу отразить двумя сотнями нападение полка, численность которого пять сотен. У противника перед нами только одно преимущество — их много. Командир полка осмотрел наше укрепление и решил его брать всем полком одновременно. Двумя сотнями атаковать с фронта, а полутора сотнями с обоих флангов. С фронта атаку стрелами и гранатами мы отбили. С флангов между рекой и укреплением есть проходы, по которым можно ворваться внутрь, навязать рукопашную и всех перебить. Можно изогнуть линию фургонов и упереть крайние фургоны в реку. Тогда сами не сможем атаковать. Можно на пути врага поставить временные заграждения, называемые рогатками, на которых он задержится и у нас будет время их перестрелять. Рогатки можно усилить кольями, вбитыми в землю, против лошадей. Можно в той стороне поставить растяжку с гранатой «Марисан», как только накопятся для атаки — взорвать. Можно сделать всё вместе. Можно сделать со стороны, ближней к лесу завал из деревьев. Можно взять моток тонкой проволоки, набить в землю невысоких кольев и эту проволоку на колья натянуть. Ни одна лошадь такую преграду не преодолеет. Можно просто срубить несколько деревьев, притащить их лошадьми и разложить на земле так, чтобы ветки смотрели в сторону противника. Концы веток заострить. Лошадь тоже не поскачет на такую преграду. Всё зависит от того, сколько времени нам даст противник. Но на мой взгляд рогатки из шестов, колышки надо изготовить заранее и возить в первых трех фургонах и трех последних. Гранату устанавливать сразу, а вот чеку разгибать уж перед появлением противника. На той стороне реки тоже можно установить пару гранат и обязательно перемёт в воду. А мероприятий по обороне можно придумать десяток, самых разных. Всё зависит от опыта и изобретательности командира. Если у нас будет достаточно фургонов, то можно сплести невысокие щиты из веток, укрепить их магией и выставлять в проходах по необходимости. Получатся плетёные стены. Тогда будем прикрыты и с флангов. Выделить фургон и там эти щиты возить. Способов улучшения обороны можно придумать десятки, поэтому лучше подготовить, что можно, заблаговременно. Сейчас же предлагаю проход со стороны леса прикрыть срубленными деревьями, второй проход прикрыть рогатками. Как их изготовлять Фериэль знает. Ставили такие против нагов на пляже. Установить пару гранат с разных сторон с задействованием от шнура. Задача ясна? — спросил Жора командиров.

— Всё ясно Принц, — сказала Зенаэль. — Всё сделаем. А щиты для защитных стен изготовим завтра, послезавтра, пока будем ждать прибытие обоза.

— Ещё раз хочу вас похвалить товарищи командиры. Манёвр вы совершили мастерский. А сейчас задача усилить оборону. Ставьте задачи бойцам. Посмотрите, может какие-то фургоны целесообразно сдвинуть, чтобы меньше проводить работ. Посмотрите, как у Фериэль будут выставлять перемёт для перекрытия реки. Любые новые знания полезны. Командуйте! — распорядился Жора.

Работы в лагере закрутились. Фургоны ближние к лесу переставили в линию, закрывая проход. В лесу, подходившему к лагерю почти вплотную, сделали завалы из веток и деревьев, сведя возможность атаки с этого фланга к нулю.

Вечером получили магограмму от Славаэлько. Собрались маги и все командиры. Первые нападения на колонны нагов оказались не очень удачными. Погибло до сотни орков и восемнадцать эльфийских лучниц, два мага третьего ранга и один шаман. «Примерно каждые десять фургонов охраняется магической тварью, напоминающей крокодила. Шесть ног, скорость наравне с эльфийской лошадью, уставших лошадей догоняют свободно, — докладывала Славаэлько. — Преследует на расстоянии пятьсот- шестьсот шагов, потом возвращается к колонне. Тварь обладает разумом и очень опасна. Магические стрелы не берут, мечи и кинжалы не пробивают шкуру, стандартные заклинания магов не действуют. Одним движением рвёт и лошадей и эльфиек. Гранатами удалось убить шесть магических тварей. Две твари убиты топорами орков. Уничтожены сотня нагов, и шесть фургонов. Пытаемся менять тактику нападений».

— Это что же, — высказала своё мнение Первая мать, — потери пока одинаковы с обоих сторон?!

— Да, — подтвердил Жора, — судя по сообщению, так и есть. Что будем предлагать, товарищи командиры, чтобы исправить положение?

— Отобрать для атак наиболее быстрых лошадей и наездниц, — предложила Зенаэль. — Один, два налёта сумеют сделать.

— Давайте для начала осмыслим то положение, в которое попали наши полки, — сказал сержант. — Пусть фургоны идут на расстоянии десяти шагов друг от друга. Это значит, что десять фургонов займут сто шагов. На сто шагов имеется охранный зверь. В армии нагов, наступающей на Зариэль примерно полторы тысячи фургонов. Значит сто пятьдесят, двести зверей, охраняющих колонны. Наверняка имеются маги, которые командуют этими крокодилами. Я думаю десятка полтора — два, а может быть и больше в зависимости от того сколько зверей закреплено за одним магом. Нам необходимо создать отряды для борьбы с этими тварями. Правильно их вооружить, и нацелить. Обычный эльфийский десяток для этого не годен. Звери его растерзают. Нужны специальные подразделения для выбивания этих крокодилов. Предлагайте! Одно предложение уже есть, отряд посадить на самых быстрых лошадей. Какое вооружение?

— Напрашивается тяжёлое копьё, — сказала Фериэль. — Возможно вполне пробьёт шкуру, если меч не берёт, а топором удаётся убить.

— Правильно, — поддержал полусотника Жора. — Ещё какие предложения? У вас самострелы со стальными луками и тяжёлыми стрелами есть?

— Есть! — подтвердила Зенаэль. — В арсеналах их мало, но обычно десятка два имеется. Медленно перезаряжаются. Но стрела из самострела шкуру пробьёт запросто. Она шлём насквозь пробивает.

— Отлично, — подтвердил сержант. — Но необязательно шкуру пробивать, можно и кости ломать, тем более у твари шесть лап. Я думаю молот на длинной ручке вполне подойдёт, а ещё лучше клевец, если у вас есть такое оружие.

— Можно услышать разъяснение по клевцу? — уточнила Фериэль.

— Это тот же молот, но имеет вытянутый острозаточенный зуб в ладонь длинной перпендикулярно рукояти, или два зуба. Служит для пробивания доспехов и шлёмов. Из дробящего оружия есть ещё шары такие на цепочках в виде звезды, не помню, как называются.

— Так и называются: «Утренняя звезда», — вставила своё слово Эмиэль, — но ей мало кто может работать. А молот с остриём у нас называют «Кирка».

— Ну вот видите оружие для спецотряда и набрали: тяжёлые острозаточенные копья, самострелы с тяжёлыми стрелами, молоты и клевцы (кирки), шары «Утренняя звезда», топоры. Отряд должен завести зверя на подготовленное место. Где заранее установлены ловчие петли, растяжки из гранат с сокращённым временем подрыва, любые другие ловушки. Тогда, будет толк, — сказал сержант.

Составили магограмму и отправили Славаэлько и Совету матерей с распоряжением создать специальные отряды для борьбы с тварями, охраняющими караваны нагов. В общем день прошёл нормально. Обоз свои плановые десять лиг, то есть сорок километров, прошёл свободно. Даже фургоны с оружием лошади дотащили, не выбиваясь из сил.

Жора вместе с Элей и охраной, сходили на речку искупались, напоили и почистили лошадок. Речка, скорей всего, являлась притоком Талз. Поужинав, завалились спать в фургоне. Было неплохо, мягко и удобно. Жора дотянулся до Элички и положил на неё свою руку. Небольшой проход между спальными местами не позволял притянуть её к себе. «Завтра надо будет ложе соорудить общее», — подумал сержант, засыпая.

Глава 18

Когда Славаэлько вызвала добровольцев во вновь создаваемые отряды по борьбе с тварями, Эриэль, не раздумывая, шагнула вперёд. Её десяток шагнул вслед за командиром.

У Эриэль был лучший десяток в третьей сотне. И она не сомневалась, что подруги последуют за ней. Десятку повезло. Достался полковой маг второго ранга Ронасан. Опытная маг-воин. В шести отрядах, созданных командиром полка, половина магов была из городской гильдии. Гражданские маги воинской выучкой особо не отличались. Ещё один отряд был цельным десятком, остальные сборные. На десяток из арсенала досталось пять арбалетов. Остальное оружие из рекомендованного перечня каждый подбирал под себя. Эриэль выбрала себе алебарду, простую, без наворотов. Гранёное остриё с пол локтя длиной с хищно заточенным топором. На обухе топора имелось кинжаловидное лезвие длиной с ладонь. Часть рукоятки укреплена металлическими полосами. В руках десятницы алебарда порхала пёрышком. Можно было ударить и как копьём, и достать топором тварь прямо с седла. Мать когда-то обучала Эриэль работе с алебардой. И вбитые навыки остались. Потренироваться несколько дней и всё придет в норму. Десятница вторым оружием подобрала себе кирку с основным лезвие в две ладони. Если остриё заточить под более тонким углом, то для ближней дистанции оружие вполне годилось. Череп твари должно пробить насквозь, если он, конечно, не укреплён магией.

Пока девчонки вооружались и подгоняли оружие Десятница не поленилась сходить к Асиэль — известной охотнице. Той приходилось охотиться и на крокодилов лет двадцать назад, пока их всех не повыбили в южных реках.

— Что я тебе могу тебе рассказать о крокодилах? Очень опасная тварь! — начала свой рассказ Асиэль. — Уязвимых места всего три. Мозг маленький, расположен посередине головы за глазами. Прикрыт сверху крепкой костью. Позвоночный столб — прикрыт гребнем и мощными мышцами. Лапы, свободно можно отечь топором или сломать чем-нибудь тяжёлым. Защищаются хвостом. Самое страшное оружие — хвост. Удар хвостом переломает эльфу все кости. Когти на лапах обычно не использует. Зубами может перекусить ногу, но это особо крупная особь до десяти метров. Верхняя челюсть приросла к черепу. Нижняя подвижна. Поэтому прежде чем схватить, поднимает голову. Шея короткая, практически нет. После захвата челюстями тянет на себя, поскольку зубы наклонены внутрь. Добычу затаскивает под воду. На суше малоподвижны, но на коротком участке могут развить хорошую скорость. На рану крепки. Если ты всадила ему в брюхо копье, это не значит, что он не может тебя изуродовать и убить.

— Маги наверняка прикрыли защитой голову и позвоночник. Да и ноги магически выращены. Шесть штук. Бегает быстро, догоняет лошадь. Атакует на расстоянии до шестисот шагов, — выдала описание тварей Эриэль. Следует вместе с караваном. Девчонки говорят, может подпрыгивать на полшага — шаг вверх.

— Не знаю, что тебе и посоветовать, десятник, — задумчиво сказала Асиэль, поглаживая шрам на щеке. — Попробуйте заставить этих тварей рвать самих себя. Кирку или копьё ему в брюхо, от копья цепочка или верёвка, второй конец ко второму копью и в землю или за ствол дерева. Если получится, в районе передней ноги можно попытаться пробить бок насквозь и вонзить копьё в землю. Тогда сам своё тело будет раздирать. Или чурбак тяжёлый к цепочке прицепить, всё равно будет мешать бегать. Будет медленней бегать — легче убить. Есть у меня ещё одно средство, погоди немного.

Асиэль встала, прошла в дом и вынесла предмет, напоминавший кинжал. Из массивной рукояти с двумя широкими плоскими гардами, торчало два лезвия с зарубками, одно напротив другого.

— Это оружие последнего шанса. Когда крокодил распахивает пасть, готовый откусить от тебя кусочек или схватить, суёшь ему руку в пасть и в верхнюю челюсть вонзаешь клинок. Тварь пасть тут же захлопнет и о второй клинок пробьет нижнюю челюсть. Гарды сделаны широкими, челюсти он дальше не сомкнёт. Выдернул руку и ходу подальше, пока он бесится. Если удачно поставить, то можно и убить. Он себе верхний клинок сам в мозг вгоняет. Рука в наруче должна быть, чтобы о зубы не повредить. Он башкой здорово трясти начинает.

«А следом в открытую пасть и гранату закатить!» — подумала Эриэль.

Десятница поблагодарила Асиэль и направилась к амазонкам. Советы старой охотницы были дельными. Кузнецам заказала полсотни стальных болтов с колечком для бечёвки и два десятка крокодильих кинжалов. Подумала и добавила к заказу два больших крючка. Может удастся отловить крокодила на хороший кусок мяса. К вечеру заказ обещали выполнить. Элиэль провела стрельбы из арбалетов и выбрала пятёрку самых метких. Им оружие и вручили. Обговорили тактику атаки зверя. Первого решено было бить из арбалетов, для чего пятёрка должна растянуться в линию, чтобы взять на прицел тварь с разных сторон. После удара болтами, попытаться добить, применив весь арсенал второй пятёрки. Если появится второй зверь, или третий отступать к заранее подготовленным позициям. Если успеют перезарядиться, то ударить из арбалетов второй раз. Если нет, вести его на расставленные петли и ловушки. А там уж применять всё что есть. Начиная от гранат, копий и топоров. Две лесных амазонки божились, что поставят такие петли, что ни один крокодил мимо не пройдёт. Для лошадей оставят проход. В десятке оставляли пять луков, чтобы выбивать лошадей в фургонах нагов. Арбалеты, конечно, для определённых дел хороши, но заряжаются больно медленно. Гранат получили тридцать штук на десяток. Ронасан принесла пять амулетов невидимости. Гранат сказала понаделает сколько надо, вещь очень простая. Тем более сотню заготовок запалов из гранатной мастерской она взяла. Гранаты уже все амазонки оценили. Славаэлько наладила мастерскую, где выпускали в день до четырехсот гранат. С гранатой «Марисан», правда вышла накладка. Сама граната с сосудом исправно чистила круг диаметром пять шагов, но когда её взорвали в яме с водой, то пострадала метательница, маги три дня приводили гранатомётчицу в норму. Взрыв ошеломил всех. Мощность и сила были огромны. Хотя в распоряжении Первой матери такой эффект указывался и предписывалось подрывать шнуром издалека. Славаэлько уже строила планы установки гранат на пути движения колонн нагов. Змеелюди шли двумя колоннами тысяч по пять воинов имея порядка восемьсот фургонов в каждой. Практически на орочьих землях их задержать не удалось. Не помогли и две сотни лучниц, отправленных на помощь оркам. В городе оставалась только третья сотня и человек пятьсот населения. Сформированные отряды для истребления тварей с утра должны были выступить к границе. В направлении Зариэля двигались и остатки одного орочьего полка, второй отошёл на север. Одной сотни этот полк уже лишился. Не зная о крокодилах, сотня подошла к колонне фургонов и начала выбивать лошадей. Десяток тварей обошли сотню и погнал лошадей пришедших в ужас, вместе со всадниками на атакуемую колонну. Оркам ничего не оставалось, как врубиться в построение нагов и продать свои жизни подороже. Сотню нагов они точно положили и двух крокодилов изрубили топорами. Выжило из сотни четверо, пробившихся на другую сторону колонны и успевшие оторваться на лошадях. Полусотня эльфийских лучниц, атаковавшая десятками, тоже понесла значительные потери. Один десяток три твари уничтожили полностью, стрелы не брали, мечи и кинжалы тоже. Из полусотни восемнадцать амазонок сложили голову, восемь раненых лошадей, не считая двух десятков растерзанных. Если бы полусотник не скомандовала «Гранатами Огонь!», полтора десятка подоспевших зверей могли перебить и всю полусотню. Тем более наги, построившись, уже подошли к месту схватки на дистанцию броска дротиков. Гранатами завалили шесть крокодилов и три десятка нагов. Сумели оторваться и вынести погибших. В общем, первые бои вышли не слишком удачными. Обо всём этом командир полка рассказала перед тем как вызвать добровольцев во вновь создаваемые отряды.

Эриэль довела информацию, полученную от охотницы, до Славаэлько и командиров отрядов. Своих арбалетчиков заставила стрелять по бревну, которое тащила лошадь. Потом, когда все стали попадать, впрягли две лошади, чтобы увеличить скорость перемещения цели. Вторую пятёрку десятник тренировала сама, заставляя атаковать из различных положений, нанося удары копьями, топорами и молотами. К киркам велела привязать верёвки, метать и бить на скаку. С другой стороны веревок, длиной в десять шагов, был привязан тяжёлый пенёк, который должен был задержать перемещение твари. Попробовали на мишени для арбалетчиков. Лошади сразу сбавили ход, как только в бревно воткнулись пять кирок с якорями на концах. Попросила командира полка завтра озадачить кузнецов, чтобы изготовили по десятку стальных кошек. Они за землю и кусты будут цепляться гораздо лучше, чем пеньки. К вечеру все устали и Эриэль прекратила тренировку десятка.

Славаэлько собрала командиров, проинструктировала ещё раз, показала на карте две дороги, которыми шли колонны нагов и распределила отряды. Десятку Эриэль досталась северная дорога. Здесь больше было лесов и проще было укрыться.

— Не забывайте главную задачу, которую перед нами поставила Первая Мать, — напутствовала командир полка. — Беречь бойцов и не подставляться. Проще отступить и напасть ещё раз в нужном месте, чем потерять десяток и никого больше не убить. Война предстоит долгая и каждый воин — это ценность! Поэтому, как командиры, берегите главную ценность эльфийского народа — жизни его бойцов!

Утром забрали у кузнецов готовый заказ и двинулись к месту, обозначенному командиром. Десяток Эриэль должен был первым встречать нагов. Остальные два на северной дороге были оттянуты на одну и две лиги назад. С каждым десятком истребителей тварей взаимодействовал десяток лучниц. Который должен был открыть стрельбу по каравану, как только уничтожат охрану из зверей.

Расположились. Присмотрели два места для заманивания крокодилов. Лесные тут же начали ставить петли и мастерить ловушки. Маг наложила заклятие укрепления на все верёвки и бечевки, имеющиеся в фургоне. На двадцать гранат «Аннасан» наложила укороченное время задействования в три удара сердца. Через два часа лесные доложили, что всё закончили. На каждом участке установили по четыре ловушки. Крокодилу было достаточно пробежать между деревьями и на спину ему что-то падало или ударяло сбоку на раскачивающихся верёвках. Падало солидное бревно, которое наверх затащили лошадьми, или ударял чурбак, утыканный кольями. Обычного бы крокодила прибило на раз. Ловчие петли скрывались в траве и были не видны.

Всех амазонок провели по месту засады, и показали места, на которые сворачивать никак нельзя, чтобы не попасть под ловушки самим. Лесные их пометили на уровне лица всадницы чуть надломанными ветками. Эриэль, памятуя о том, что охотница говорила, что у крокодилов хорошее зрение и слух, но плохое обоняние прогнала десяток на полном ходу через оба места. Все прошли нормально. Свернули где надо, проскакали где положено. При отступлении лесные должны были двигаться в каждой пятёрке последними и выводить тварей на засады. Свой фургон и мага оставили за шестьсот шагов в лесу. Это была точка сбора уцелевших после первой атаки. «Если первого крокодила завалим без потерь, то всё будет хорошо», — загадала Эриэль.

Пока ждали колонну нагов успели провести тренировку с арбалетчиками новыми болтами. Караван показался через час. Шел там, где и планировали. До каравана от исходной позиции было чуть больше сотни шагов. В первом нападении решили по каравану из луков не стрелять. Выезжало, не торопясь пять арбалетчиков, а сзади, под амулетами невидимости, ударная пятёрка. Эриэль надеялась, что тварь тоже не будет видеть всадников, что позволяло подобраться для хорошего удара.

Из леса выехало пять амазонок. Колонна не отреагировала. Не было ни криков, ни команд. Никто не тянулся за оружием. Пятёрка двинулась на сближение. Подобрались на семьдесят шагов и остановились.

— Миниэль, — скомандовала десятница лесной, — прикройся первой пятёркой и выпусти пару стрел по лошадям, останови справа подальше фургон, чтобы колонна встала.

Невидимая лесная через пять ударов сердца уже стояла позади арбалетчиц. Быстро выпустив две стрелы, она убила двух лошадей в фургоне, и колонна встала. Передовая часть каравана ещё некоторое время двигалась вперёд, образовав напротив первой пятёрки разрыв. Нагам, чтобы войти в соприкосновение придётся бежать лишних пятьдесят шагов справа или слева. Эриэль так и задумала. Крокодилы выскочили с той стороны колонны и устремились в образовавшийся разрыв. Впереди мчался здоровый длиной метров восемь, и следом, отставая на пятьдесят шагов второй, метра на два меньше. Арбалетчицы чуть раздвинули строй образуя заметный полукруг, и по команде Яснаэль дали залп. Крокодил рвался по прямой, нацелившись на неподвижно стоящую вторую лесную, которая и руководила пятёркой. Та стреляла зверю в морду. Попала удачно. Болт скользнул в пасть, пробил язык и нижнюю челюсть. Зверь дёрнулся и недовольно промычал, очень похоже на корову. Тут же ещё четыре болта, разматывая бечеву, ударили в бока. Шкуру болты пробили на раз. Вот тут крокодил заметался. Первая пятёрка мгновенно развернулась и укрылась за второй уже у самого леса. Начали перезаряжать арбалеты. Первый зверь подёргался, шнуры натянулись, болты начали от его дёрганий жалить немилосердно, раскачиваясь в теле.

Второй зверь, мчался прямо на арбалетчиц, не замечая амазонок, прикрытых заклятием невидимости. Его ударили с боков в три копья, а Миниэль умудрилась всадить кирку и сбросить груз. Эриэль ударила топором алебарды сверху. Со всей силы, а силы у неё было немерено. В голову она не попала, слишком крокодил быстро двигался, но хребет разрубила. Тварь сразу остановилась, прокатившись на пузе ещё пяток шагов. Дружно добили десятком ударов, сплющив голову и отрубив пару ног. Миниэль выдернула кирку и подобрала груз, уложив его и верёвку у седла.

— К первому зверю! — скомандовала десятница. — Если успеете вырежьте из тела болты и соберите бечеву с грузами! — крикнула она арбалетчицам.

Подскакали к первому крокодилу. Метнули копья, и командир ударила алебардой. Хребет перерубила со второго раза. Голову сплющили молотом. Арбалетчики вырезали болты. Не удалось изъять лишь один — тот, что вошёл в пасть. Его надо было вырубать топором. Бечёвку с грузом, правда, от кольца отвязали. Успели вовремя.

— Всем в седло, — прокричала командир, заметив, что наги уже сколотили полусотню, и та, пятью шеренгами по десять бойцов, направилась к непонятной пятёрке, убившей двух крокодилов.

— Первая пятёрка, гранаты к бою! Первые трое бросают между первым и вторым рядом, остальные двое между третьим и четвёртым. Запал укороченный, на три удара сердца. Гранатами огонь!

Наги как раз подошли на пятьдесят шагов. В первой шеренге шли щитоносцы. Полетело пять гранат. Накрыло удачно.

— Приготовить луки, добить уцелевших! — успела прокричать Эриэль до серии разрывов. Лошади задергались испугавшись, но тут же успокоились. Строй нагов разметало весь. На ногах никто не устоял. Шевелились лишь в последней шеренге. Выпустив пяток стрел, десяток развернулся и скрылся в лесу. Первый бой однозначно удался.

— Сейчас позавтракаем и нападём ещё раз в этом же месте. — Сказала десятница, направляя коня к фургону. — Зря что ли мы на подготовку засады два часа потратили. И петли, и ловушки должны сработать!

У Ронасан было два голубя. Магичка, выслушав рассказ Эриэль, решила сообщить основное командиру полка. Информация была ценнейшая.

Донесение составила быстро. «В первом бою десяток Эриэль уничтожил двух крокодилов, пятьдесят нагов, обездвижил фургон. Арбалеты, тяжёлые копья, кирки, топоры шкуру тварей пробивают свободно. Привязанные к оружию бечёвками грузы, сдерживают и даже останавливают перемещение крокодилов. Хребет с одного двух ударов разрубается алебардой. Головы удобно плющить молотом, ноги отрубать топором. Крокодилы под амулетами невидимости бойцов не распознают. Целесообразно первую пятёрку иметь арбалетчиков, вторую под амулетами с тяжёлым оружием. Для перезарядки первая пятёрка прячется за вторую, фактически выводя тварей под удар второй невидимой пятёрки. В первой пятёрке целесообразно иметь ещё и луки, для остановки колонны и добивания нагов. Потерь нет. Ронасан. Эриэль.»

Командир похвалила амазонок, сказала, что все действовали отлично. Выставила охранение и отправила Миниэль за приданным десятком лучниц. Вторая лесная — Яснаэль, слушала лес, и командир не сомневалась, что к десятку никто не подберётся. Следующий удар Эриэль хотела нанести с последующим нападением на колонну.

Позавтракали. Настроение сразу поднялось. Через полчаса подъехали лучницы, укрывавшиеся в том же лесу. Ронасан проверила амулеты невидимости и сказала, что зарядки хватит ещё на три часа. Вручила пять изготовленных гранат, взамен истраченных, благо в фургоне имелось полмешка чурок из дерева керс, заготовленных амазонками. Лучницы тоже имели гранаты. Своего мага у них не было. Была одиннадцатая, которая управляла фургоном и ведала припасами.

Эриэль рассказала вкратце десятнице Патаэль о проведённом бое, показала вооружение, имеющееся у десятка и даже подарила всем лучницам по кинжалу последнего шанса. Показали одно место засады с установленными петлями и ловушками на крокодилов.

— Если тварей будет много придётся отходить. Ты должна успеть отвести десяток к месту засады. Тогда у вас будет шанс. Против зверей используйте гранаты. Могу дать кусок мяса с крючком, может какая тварь и польстится.

Кусок мяса лучницы забрали. Настроение у них тоже поднялось. Патаэль твердо поняла, что через десяток Эриэль твари просто так не пройдут. Даже место отхода, чтобы сбить погоню предусмотрели. Не зря у десятницы сестрой Первая мать! Соображает Эриэль здорово.

Через два часа, дав отдохнуть лошадям, направились для повторного удара. Десяток Патаэль укрылся в лесу, ожидая команды на атаку.

Пятёрка Яснаэль выехала в том же месте. Наги забрали только раненых. Мёртвые тела побольше трёх десятков сложили у дороги, закрыв от мух материей. Видно сзади колонны шла похоронная команда, которой предстояло тела сжечь. Крокодилы валялись там, где были убиты. Выделяясь на траве черно-зелёными пятнами. Первой пятёрке выделили два лука, и бойцы шустро выбили лошадей в двух фургонах. Размеренно двигавшаяся колонна встала. Едва начал образовываться разрыв в колонне, как появились два зверя. Один мчался слева, другой справа. Арбалетчицы дали залп по ближайшему, и крокодил завертелся юлой. Болт Яснаэль вошел твари в глаз. Первая пятерка слаженно отодвинулась к лесу, вторая подстерегла второго зверя. Бросили копья, кирку и сверху нанесла удар Эриэль. Позвоночник перерубила с первого раза. Добили молотом. Десятница тут же подала сигнал тревоги. В разрыв с той стороны колонны врывались еще три твари.

— Бьете по переднему! — крикнула десятница перезарядившимся арбалетчицам, — потом отход к засаде! Свою пятерку она сдвинула чуть в сторону, давая арбалетчицам обзор. Тот крокодил, которого нашпиговали болтами первым, уже не двигался. Видно болт Яснаэль пробил кость и достал до мозга.

Самый шустрый не добежал до девиц сорок шагов. Пять болтов вжикнув, впились в черно-зелёное тело. Крокодил был большим, метров на десять. Он остановился, справляясь с болью и смотря с ненавистью на обидчиц.

Всадницы тут же развернули коней и помчались в сторону леса, забирая правее, чтобы обойти лучниц Патаэль. За ними, преследуя пятёрку амазонок, мчались два зверя. Один за другим. Пятёрка Эриэль ударила по первому. Три копья и кирка с грузом пронзили крокодила. На хребет опустилась алебарда командира. Тварь опрокинулась. Лапы разъехались в разные стороны. Крокодил, нёсшийся следом чуть притормозил, сообразив, что бежавший впереди убит. Алебарда десятницы опустилась второй раз по новой цели, а потом и третий. Тварь засучила лапами и тоже улеглась на брюхо.

Пронзённый болтами гигант поднялся и довольно быстро двинулся вслед арбалетчицам. Болты были без верёвок и грузов, зверя ничего не сдерживало. Миниэль метнулась следом, но видно слишком близко приблизилась к подранку. Тварь ударила хвостом и попала по ногам лошади. Лошадь рухнула, а амазонка вылетела из седла. Но молот из рук так и не выпустила. Подранок, сообразив, что кто-то нападает сзади, развернулся и увидел коня. Раскрыв пасть, он ринулся на ржущую в смертельном ужасе лошадь. Встать и взмахнуть молотом лесная уже не успевала. Она выхватила кинжал и всадила в распахнутую пасть чудовища. По локтю ударило огнём. Нижняя челюсть крокодила захлопнулась и один из зубов достал до локтя. Миниэль мгновенно выдернула руку и откатилась в сторону. Десятница ударила несколько раз сверху и с четвёртого раза всё-таки перебила подранку хребет. Лошадь подняли. На заднюю ногу та хромала. Ездить на ней было нельзя. Вся надежда на мага, может вылечит. Дав сопровождение отправила Миниэль на базу. Втроем спустились ближе к дороге и топорами начали вырубать болты с бечевками и грузами. Снасть оказалась полезной. Вырубили за три минуты.

Наги уже начали строить полусотню, для атаки на убийц крокодилов.

— Ты обратил внимание, у эльфов есть воины невидимки. Первая пятёрка выманивает зверей, остальные их истребляют, — сказал один маг нагов другому. — И наши звери этих невидимок не видят!

— Да, обратил. Вышлем ещё одну пятёрку зверей?

— Нет, пока подождём, может будут нападать обычные лучницы. Тогда зверям будет что рвать. Их все равно кормить надо.

— Можешь начинать! — сказала Эриэль командиру лучников. — Но имей ввиду, крокодилы могут появиться в любой момент. Выбей лошадей в десятке фургонов, ну и нагов сколько получится. В третьем фургоне лошадей не трогайте. У нас сейчас тварь лошадку ранила, надо заменить. Если заметите крокодилов, сразу отходите.

Вернулись предупреждённые Миниэль арбалетчицы. Заполучив свои снасти обратно очень обрадовались и быстро оснастили арбалеты болтами со шнурами.

Патаэль дунула в флейту, давая сигнал и десяток вынесся к дороге. Пока десяток несся в пятидесяти метрах от дороги расстреливая лошадей и нагов, невидимая троица спустилась к дороге.

— Командир, а может и фургон угоним, чтоб не распрягать? — спросила Санаэль у десятника.

— Мысль здравая, фургон нам пригодится, — согласилась Эриэль.

Подъехали, заглянули во внутрь. Явно перевозили нагов. Осталось несколько мешков и немного вещей. Человечке, сидевшей на козлах, дали в зубы и Санаэль, усевшись на её место развернула фургон к лесу. Арбалетчицы следили за обстановкой, готовые пресечь нападение тварей. Десяток Патаэль, обездвижив десяток фургонов, несся обратно, отстреливая нагов.

— А вот теперь пускай три зверя на лучниц! — заметив, что фургон скрылся в лесу, сказал старший маг младшему. — Невидимки ушли. Маг мысленно отдал команду и три крокодила выскочили в разрыв колонны, отсекая лучниц от укрывшихся в лесу невидимок. Заметили их вовремя. Команда флейты и всадницы, как одна, отвернули от колонны и помчались к месту подготовленной засады. Вытянулись в линию, передняя, как только въехали в лес, бросила кусок мяса с крючком, накинув верёвку на дерево. Твари потихоньку настигали. Мгновенно промчались указанным проходом и остановились.

— Гранаты к бою! — скомандовала десятник. — Кинжалы наготове!

Ждали минут десять, но ни одна тварь из леса не появилась. Патаэль отправила двух амазонок в разведку. Вскоре те вернулись.

— Два попались за ноги в петли, одного придавило бревном, — последовал доклад.

«Спасибо тебе, Эриэль. Десяток перед тобой в долгу!» — мысленно поблагодарила десятница.

— Едут четверо. Бросаем по одной гранате в крокодила. Если мало — добавляем! Остальные ждут, готовые к бою. Потом возврат на базу.

В ту тварь, которую придавило деревом, бросала сама Патаэль. Пасть была открыта и десятница решила поэкспериментировать, забросив туда слабую гранату «Натасан». Голову твари снесло начисто. Так десяток Патаэль после первого боя записал на свой счёт трёх крокодилов, десяток остановленных фургонов и двадцать нагов. Война на юго-востоке Элистана началась. Армия Нагов, преодолев за двое суток Орочьи земли, вторглась на территорию эльфов. А за это надо платить жизнями.

Глава 19

Второй день движения каравана Первой матери не отличался от первого. Только Зенаэль устроила своим амазонкам вдвое больше тренировок. Но атаки и отступления тренирующихся конных полусотен, ни разу не сказались на монотонном движении фургонов. Караван под легкий скрип колёс, размеренно двигался вперёд, с двухчасовым послеобеденным отдыхом для лошадей. Защитное построение отработали дважды, перед обедом и перед остановкой на ночь. Получилось очень прилично. На этой стоянке планировали стоять два дня, дожидаясь пока высланный отряд притащит, если получится, оставленный обоз. Место было хорошее. Два озера с песчаными берегами, большой массив леса на небольшой возвышенности и много чистого степного пространства, хорошо просматриваемого на пол лиги в любую сторону. Подобраться к стоянке незамеченным при надлежащей охране было очень трудно. По крайней мере внезапного нападения не ожидалось. Фериэль переговорила с Первой матерью и дала команду установить в своей зоне шатёр для принца и палатки для полусотни.

Жора намёк понял правильно. Переговорив с Первой матерью, Марисан и Фериэль очередными назначили Риммаэль, ранка у которой на ноге зажила, и Эммаэль — восемнадцатую по очереди. От работ их освободили и отправили готовиться к свиданию с Принцем. Сержант тоже выкупался в озере. Вода была тёплой, и было приятно смыть пыль и грязь с тела после дня пути. Жора после купания одел выданные ему козырные белые штаны и направился в шатёр. Девчонки при встрече кланялись в два раза ниже чем обычно.

Первой он пригласил Риммаэль, посчитав, что амазонка будет переживать по поводу излеченной болезни и шрама на ноге. Хотя шрама после удаления жука было практически не видно. Но девчонка не стеснялась абсолютно. Она видно боялась, что её могут отстранить от соития и на этот раз. Поэтому накинулась на Жору со всей неистовостью молодости. За несколько дней семени у сержанта накопилось много, и он щедро дважды залил тугую Риммину щёлочку. Результат правда получился скромным — девочка. Но Риммаэль была очень довольна результатом и двумя полученными оргазмами.

Умница Эммаэль оказалась из категории сверх сексуальных дамочек и выжала из сержанта все оставшиеся соки. Жоре понравилось. Ураган страстей и телодвижений был настоящим, захватывая партнёра полностью. Было даже удивительно, что она ещё не пробовала мужчины. Но всё, что услышала от подруг, она на сержанте применила полностью. У девчонки к этому делу был несомненный талант, да и данные были отменными. Она так молотила в неистовстве своими сиськами по Жориному лицу, что тот был вынужден закрыть рот, чтобы зубами случайно не повредить торчащие пулями соски. Её бёдра ввинчивались с нескрываемой жадностью вокруг стоящего колом Жоркиного ствола, губы издавали зазывные стоны, а всё тело непрерывно двигалось, точнее металось из стороны в сторону по какому-то сложному возбуждающему закону. Любой мужчина был бы счастлив, если бы его изнасиловала такая аппетитная девка. После первого оргазма, они пошли у Эммы чередой. Сержант тоже отметился три раза. Разрядился по полной. Результат соития, правда, оказался такой же, как и у Риммаэль, но Эмма была безумно довольна самим процессом. Она безошибочно чувствовала, что ей удалось зажечь Принца и Принц Георгий её запомнил.

Ужинали, когда уже начало темнеть. Пока сержант занимался увеличением населения Элистана, лошадку его помыли и обиходили. Так что после ужина можно было смело идти спать. Что он и сделал, пригласив в шатёр и Первую мать. С Элей ему было привычно и спокойно. Винтовку и вещмешок он перетащил из фургона в шатёр, считая, что оружие должно быть всегда под боком.

Утром после купания и завтрака, Жора, уговорив Элю, пошёл посидеть с удочкой. Рыба клевала отлично. Лесные, обеспечивая охрану Принца и Первой матери, крутились рядом. Марисан с Натасан тоже присоединились к ловле, всё-таки это очень азартно, особенно если рыба клюёт. Остальных амазонок полусотни Фериэль в течении двух часов тренировала во владении оружием, а затем задействовала для хозяйственных работ. Вязались большие прямоугольные щиты из веток, заготавливались колья и жерди для создания заграждений. За два часа наловили на обед всей полусотне. Фериэль организовала попутное обжаривание рыбы на вертелах. Удочки потом передали в сотню Эмиэль. Там назначенный десяток девчонок ловил до самого вечера, заготавливая жареную рыбу впрок. Зенаэль тренировала подчинённых в метании гранат: по пехотному строю и по акватории озера. На плёсе дальнего озера десятки швыряли камни, изображающие гранаты, на установленную командиром дистанцию от двадцати до пятидесяти шагов. Десяток амазонок атаковал сто метров берега, забрасывая условными гранатами акваторию озера через каждые десять шагов. Если бы в воде были наги, то покрошило бы всех. После обеда сержант сыграл с Элей три партии в шашки и выставил столик из шатра для желающих сыграть в новую игру. Столик пустовал долго. Люди были задействованы на работах и охране.

Эля взяла свою лошадь и поехала прокатиться с охраной по окрестностям. Жора, которого Первая мать тоже пригласила, отказался. Около шатра после обеда крутились Аллаэль и Валяэль, значившиеся в списке под девятнадцатым и двадцатым номером. Время у сержанта было, прибор Марисан показал задорным писком его полную готовность, так что надо было выполнять взятые на себя обязательства. Обе девчонки из городских эльфов, точнее Аллаэль была из прибрежного посёлка на реке Людз. Брюнетка. Лицо имело явно выраженные татарские скулы и яркие пунцовые губы. Валя — типичная городская — светлые волосы, серые глаза. Единственное отличие от прочих красавиц — волосы, заплетённые в косу. Толстая коса, толщиной в руку, начиналась между лопаток и заканчивалась чуть ниже талии. «Неплохая защита для спины!» — подумал Жора. Завёл он в шатёр обоих сразу и приказал раздеваться. Ладненькие красивые девочки. У Аллы, правда грудь на размер побольше. Погладил, пощупал, поласкал. С настроением. Девчонки потекли. Дал им подержаться за своего хлопца. Аллочкины пунцовые губки были превосходны. Поставил обоих на коленки животиками на кровать и сбил целки. У Валечки вошёл почти свободно, у Аллы пришлось продираться с криками и болью. Парня удалось вогнать только с третьего раза, уж очень сильно она кричала. Крови тоже вытекло значительно, даже потекло по ножке. Пришлось отправить подмыться. Дальше всё пошло нормально. Для второго оргазма Вальку он загнал коленками на кровать и драл сзади, держа за косу. Сам стоял на полу. Попка у девчонки была сверх аппетитной, орала она превосходно. В Аллу входил осторожно. Девочка только кряхтела, пока он вставлял свой инструмент. Через минутку влагалище раздалось и поселковой стало полегче. Через минуту и она стала подмахивать, поймав нужный ритм. Оргазм у неё был затяжными, выла Аллочка долго. Для второго оргазма Жора положил девчонку на бочок, сам залез тоже на кровать, грудь третьего номера обласкал всю. Пацана засадил по самые яйца, достав до матки. Реакция оказалась неожиданной. Узкая щёлка сжалась ещё сильнее, зажав Жоркин инструмент. Пришлось с минуту застыть неподвижно, ожидая, пока мышцы влагалища чуть расслабятся. Звук подвываний девчонки изменился с пронзительного на более низкий, и сержант возобновил фрикции. Теперь он не гнал, понимая, что ощущений у девушки и так выше крыши. Второй оргазм пришёл тут же, как только он стал двигаться более осторожно. Сержант поспешил кончить вместе с девушкой. «Мальчик, наверное, будет» — подумалось ему. «Слишком похожа на татарочку».

Умылись и вышли из шатра. Болельщицы прокричали положенную здравицу. Подошла Марисан и Первая мать. Если у Валяэль получилась девочка, то Аллаэль действительно понесла мальчика. Кричали много и долго. Подошли амазонки и из ариэльских сотен. Вплотную к шатру принца никто из них не лез, лесные с луками наготове бдели, но массовку они организовали знатную. Впервые при них Принц зачал простой амазонке мальчика. Славили его восторженно. Сержанту даже стало неудобно.


Полусотник Жаннаэль, отправленная во главе отряда в тридцать амазонок для спасения обоза, очень обрадовалась, когда высланная разведка обнаружила обоз на пять лиг ближе, чем его оставляли. Оставленный для охраны обоза десяток сумел сделать невозможное: переправить фургоны через приток Тебриза и протащить обоз ещё пять лиг. В отсутствии мага девчонкам пришлось делать через реку канатную переправу, разгружать фургоны и весь груз перетягивать по воздуху через реку. Только на переправу ушло трое суток. Затем обоз попал в зону настоящих болот, где колеса вязли по ступицы. Лошадей приходилось запрягать по четыре и передвигать фургоны по очереди. В некоторых местах фургоны садились на днища, лошади останавливались, и спешенные амазонки выталкивали их из грязи руками, облепив повозку со всех сторон. Когда разведка наткнулась на обоз, все шестнадцать фургонов стояли на небольшом возвышенном островке в пятьсот шагов, окружённом водой. Воды вокруг было по щиколотку. На этой возвышенности десятница Риваэль сделала дневной отдых, чтобы дать лошадям немножко отдохнуть и попастись, поскольку в остальных местах трава ушла под мутную жёлтую воду. Хотя в одном из фургонов имелся десяток мешков с зерном для корма коней, но его экономили, поскольку взять на марше больше негде. После переправы через речку появилась проблема с питьевой водой. Все источники оказались затоплены. Две ночи пришлось ночевать прямо в фургонах, поскольку под ногами была вода. Хорошо Риваэль сообразила набрать воду заранее в несколько бурдюков. Попадались плавающие трупы мелких животных. От застоявшейся воды уже шел запах. На островке бил родник, который позволил напиться, пополнить питьевые запасы и обмыться. Лошадок тоже помыли и почистили от налипшей коркой грязи.

Тридцать прибывших амазонок нашли обоз вполне пригодным для дальнейшего движения. Жаннаэль, поскольку до сумерек оставалось всего несколько часов, приняла решение двигаться с утра. За световой день она надеялась выйти из полосы затопления на твёрдую землю. Предстояло пройти ещё пять лиг затопленных земель. Разговоров о новостях хватило до самой ночи. Обозницам рассказали о битве Первой матери с нагами, о Первом Принце, показали трофеи и гранаты, угостили копчёной рыбой. Больше всего вопросов было, конечно, о Принце. У каждой прибывшей было своё мнение об этом великом человеке, которое с удовольствием было выслушано всеми остальными амазонками.

Глава 20

Первая Водная армия нагов начала боевые действия одновременно с Первой Сухопутной армией, наступавшей на Зариэль. В её первоначальную задачу входило уничтожение всех поселений эльфов в междуречье рек Тебриз и Кебриз, захват города Ариэль. Для создания благоприятных условий на междуречье было обрушено три ливня в течении четырёх суток. Армия вошла на территорию Элистана скрытно, ещё до начала дождей. Шесть тысяч воинов двигалось северным путём по реке Кебриз, четыре тысячи южнее — по реке Тебриз. Возле каждого поселения эльфов, а их на картах значилось восемь, оставляли по полку. Южный отряд армии, зачистив все поселения должен был подняться севернее, обойти Ариэль с северо-запада и ударить эльфам с тыла, когда северный отряд начнёт наступление на город. Население этого административного центра составляло до семи тысяч эльфов. На уничтожение поселений вдоль рек отводились сутки. Численность посёлков составляла от двухсот до четырёхсот жителей и пятьсот нагов, составлявших полк, должны были справиться свободно. Наги дождались затопления всей территории и ударили. Убивали всех. Спаслись единицы. Не больно то убежишь по воде от нагов, даже на лошади. Наги перемещались быстрее. Гераэлько отправила гонцов во все поселения, которые довели информацию о Появлении Первой матери и начале войны с нагами. Но подготовиться к отражению никто не успел, да особо и не торопился. Старосты поселений, имея информацию, что армия нагов стоит перед орочьими землями, никак не надеялись увидеть врагов у своих домов. Серьёзного сопротивления нигде оказать не сумели. Да, перебили сотню нагов в самом большом посёлке, но это были не те потери, которые могли повлиять на ход войны. За сутки Водная армия уничтожило около трёх тысяч эльфов. Всё междуречье заполнили разведывательные отряды, и армия двинулась вверх по течению рек.

Один из таких разведывательных десятков и наскочил случайно на возвышенность, где отдыхало полсотни эльфов, сопровождающих обоз. Близко разведчики не приближались, обсмотрели издалека и отправили гонца к команди