КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415052 томов
Объем библиотеки - 557 Гб.
Всего авторов - 153329
Пользователей - 94543

Впечатления

каркуша про Алтънйелеклиоглу: Хюрем. Московската наложница (Исторические любовные романы)

Серия "Великолепный век" - научная литература?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Могак: Треска за лалета (Исторические любовные романы)

Языка не знаю, но уверена, что это - точно не научная литература, кто-то жанр наугад ставил?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Звездная: Авантюра (Любовная фантастика)

ну, в общем-то, прикольненько

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
кирилл789 про Богатова: Чужая невеста (Эротика)

сказ об умственно неполноценной, о которую все, кому она попадается под ноги, эти ноги об неё и вытирают. начал читать и закончил читать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Alexander0007 про Сунцов: Зигзаги времени. Книга первая (Альтернативная история)

Это не книга, а конспект. Язык корявый. В 16 веке обращаются на Вы. Царь тоже полоумный. С денежной системрй полный пипец. Деревянный герой по типу Урфина Джуса.С историей у афтора тоже нелады в школе были, или он пока сам школьник и когда Тобольск основан и кем не проходил.
Я, оценил ЭТО произведение как чтиво для дебилов.
Как такую ахинею непостеснялся выложить?

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
кирилл789 про Анд: Судьба Отверженных. Констанция (СИ) (Любовная фантастика)

как сказала моя супруга: автор что-то курила, и это - не сигареты.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Кучер: Апокриф Блокады (Альтернативная история)

В этой повести автор робко намекает, что ленинградцев во время блокады умышленно убили голодом и холодом советские руководители, чтобы они не разочаровались в идеалах коммунизма и лично товарищах Жданове и Сталине. Ну, может быть. Нынешним россиянам тоже ведь обещан рай. Нынешним руководством.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).

Главная надежда (fb2)

- Главная надежда (пер. Вероника Алексеевна Максимова) (а.с. 04. Коты-Воители: Знамение Звезд-6) 1.53 Мб, 297с. (скачать fb2) - Эрин Хантер

Настройки текста:




Эрин Хантер
Главная Надежда

Особая благодарность Кейт Кери.

Дану, с надеждой.


Перевод Вероники Максимовой

Иллюстрации Леонида Насырова



Пролог


Зубчатый гребень горы прорезал линию горизонта, впившись в черные небеса своими крутыми острыми вершинами. Четыре кота, четыре воина, полыхающие светом звезд, сидели на посеребренной луной гранитной площадке, вознесенной над горами на головокружительную высоту, где гулял лютый ветер.

- Мы пришли, - сказала белая кошка, сжимаясь в плотный шар под яростью ледяного ветра. - Как вы просили.

Ее товарищ кивнул ожидавшим их котам.

- Приветствую вас, Совиное Перышко и Сломанная Тень.

- Привет и тебе, Обрыв, - Сломанная Тень еще сильнее распушила свою густую шерсть, чтобы сберечься от обжигающего холода. В ее глазах, устремленных на белую кошку, отражались звезды. - Я рада снова видеть тебя, Половинка Луны.

Еще две тени вышли из-за камня.

- Синяя Звезда! Пестролистая! Добро пожаловать, - воскликнула Половинка Луны, когда Звездные воительницы уселись рядом с древними котами.

Синяя Звезда туго обвила хвостом лапы.

- Мы пришли, чтобы вместе подготовиться к концу, - хмуро сказала она.

Совиное Перышко сощурила пронзительные желтые глаза.

- И вы готовы поверить в то, что мы скажем?

Пестролистая еле слышно зарычала.

- Синяя Звезда всегда верила! Не ее вина, что ее не хотели слушать! Нам еще предстоит найти слова, чтобы убедить остальных.

- Хватит болтать! Время на исходе! - рявкнул Обрыв.

Небо над их головами вдруг пришло в движение, звезды серебряными вспышками разлетелись по всему небу, и лишь вершина горы осталась неподвижна, словно могучий воин, изготовившийся к последнему прыжку.

- Племена сами принимают решения! - сверкнула глазами Синяя Звезда. - Я бессильна на них повлиять!

Обрыв повернулся к ней.

- Но знаки и пророчества помогают живым выбирать правильный путь, - заметил он.

- Помогают, - вздохнула предводительница, бросив быстрый взгляд на Пестролистую. - Моя целительница однажды увидела горящую звезду, которая привела меня к Огнезвезду.

Совиное Перышко довольно кивнула Пестролистой.

- Она прекрасно использовала свой дар. Не забывайте, что последняя надежда котов-воителей сейчас в лапах у потомков Огнезвезда!

- Но что насчет Четвертого? - с беспокойством спросил Обрыв. - Они уже отыскали его?

- Еще нет, это нужно сделать как можно скорее! - всполошилась Сломанная Тень. - Времени почти не осталось!

Совиное Перышко дернула хвостом.

- Вы уверены, что мы сделали все, что могли сделать?

- Да, - твердо ответила Половинка Луны, ее янтарные глаза медленно скользнули по горным вершинам. - Полночь, это ты?

- Я и Утеса с собой привела, - проворчала огромная барсучиха, с пыхтением вылезая на гладкую площадку.

Утес вышел из-за ее спины, его голое тело казалось белым в свете луны.

Сломанная Тень чуть отодвинулась.

- Здравствуй, Полночь. Я… я и не знала, что ты знакома с Утесом.

- Мы знаем друг друга с начала времен, - пророкотала Полночь, поворачивая свою тяжелую черную морду, прочерченную белыми полосами. - С тех пор, как самый первый кот поселился на берегу Большой воды.

Утес одиноко сидел на камне. Его бесстрастные слепые глаза были холодны, как две белых луны.

- Мы видели первый рассвет над озером…

- Вода тогда вспыхнула, будто пламя, - задумчиво проронила Полночь. - И в огненном отражении светила мы увидели будущее всех котов: Клана Падающей Воды, пятерых племен воителей, леса и реки, озера и гор.

- Мы увидели, как одни коты уходят от озера в горы, а другие идут из леса к озеру… Видели тех, кому суждено уйти в песчаные овраги, чтобы рассеяться и собраться вновь. - Утес склонил голову, словно разглядывая собравшихся своими пустыми невидящими глазами. - В первом отблеске солнца нам были явлены все пророчества - о коте цвета пламени, который спасет свое племя, о серебряном коте, который спасет клан Падающей воды и о Четырех, которые принесут надежду на спасение не только воителям, но и самим звездам. Ибо эти четверо оградят мир от пришествия Тьмы.

Полночь тяжело ударила когтями по гладкому граниту.

- Боюсь, скоро мы увидим последний закат, знаменующий конец вашей истории!

Половинка Луны взволнованно вскочила с места.

- Но как же Четверо? Разве им не суждено спасти всех нас?

- Они явились, как и было обещано, и приход их зажег самые темные огни, - загадочно сказала Полночь, глядя на древних котов. Ее черные глазки- бусинки горели решимостью. - Чтобы вы и все давно умершие коты вновь вспыхнули ярким светом, как и положено звездам.

- Тьма наступает, - прошипел Утес.

- Нам было явлено, что тьма рождается вместе со светом, как два кота одного помета, - перебила его Полночь. - Нет света без тьмы, как нет тьмы без света. Теперь для всех нас настало время великой битвы.

Коты поежились, а Утес обвел их долгим невидящим взглядом выпученных глаз.

- Спасибо, что хранили Пророчество все эти бесконечно долгие луны, - обронил он в наступившей тишине. - Спасибо, что передавали его от умерших к живущим.

- Сколько жизней кануло в бездну на этом пути, - прошептала Сломанная Тень.

- Жизнь быстротечна, - напомнил Утес. - Это лишь миг перед ликом вечности.

- Мой сын был таким быстроногим! - воскликнула Сломанная Тень, гнев блеснул в ее глазах. - Почему ты не спас его, Утес?

- Потому что не мое это дело - спасать жизни! - огрызнулся слепой кот. - Какой смысл в жизни, если она висит в чьих-то когтях? Нет, милая, тут должен быть выбор. Свобода должна быть. Я могу указать путь, но пройти его каждому придется на своих лапах.

Молчавший до сих пор Обрыв сощурил глаза.

- Значит, племенам придется пройти этот путь в одиночку? Они будут одни сражаться в последней битве?

- Нет! - прижала уши Половинка Луны. - Никогда! - Она вскинула голову, выпрямилась. - Я буду сражаться рядом с Воробьем!

Сломанная Тень выпустила когти.

- А я буду вместе с моим сыном!

Синяя Звезда вскочила и хлестнула себя хвостом.

- Я готова умереть в десятый раз, защищая Грозовое племя!

- Наши коты ни за что не останутся одни! - громко воскликнула Половинка Луны. - Мы будем рядом, как были всегда!

- Свет против тьмы, - пробасила Полночь, довольно кивая своей тяжелой головой. - Конец уже близок. Приближается последний рассвет.

Утес легонько дотронулся до ее косматого бока кончиком своего голого хвоста.

- Близится то, чего мы ждали все это время.



Глава I


«Кровь! Кто-то в крови!» В ноздри Искре ударил едкий запах и она похолодела, вспомнив о страшной смерти Муравьятника. Каждый день она снова и снова чувствовала, как рвется плоть несчастного под ее когтями, видела, как его тело содрогается в последней агонии, за которой наступила неподвижность. Искру заставили убить воина Ветра, чтобы доказать свою преданность Сумрачному лесу. Убийство стало испытанием, после которого ей разрешили тренировать будущих воинов Беззвездного края… Искра сделала это, чтобы спастись и спасти свое племя, но, сколько бы она не вылизывала свои лапы, ей так и не удалось смыть с них запах пролитой крови.

- Хватит! - рявкнула она.

Березовик замер в полупрыжке, уставился на нее.

- Что не так?

- Я чувствую кровь, - прошипела Искра. - Это тренировка, я не хочу, чтобы вы калечили друг друга или пускали кровь.

Березовик в недоумении захлопал глазами.

Краснохвост выбрался из-под лапы Березовика.

- Ничего страшного, пустяковая царапинка, - сказал он, показав Искре свое надорванное ухо. Кровь капала из маленькой ранки на самом кончике.

- Будьте осторожнее, - велела Искра.

- Осторожнее? - раздался у нее за спиной грозный голос Коршуна. Искра стремительно обернулась. - Приближается война, на которой не будет места слабакам со втянутыми коготками! - продолжал Коршун, презрительно кривя губы. - Я думал, ты помогаешь нам готовить настоящих воителей, а не трусливых неженок, которых полно в каждом племени!

- В племенах нет трусов! - воинственно распушился Березовик.

- Тогда что вы здесь делаете? - сощурил глаза Коршун.

- Мы приходим сюда, чтобы освоить новые приемы и еще лучше служить своим племенам! - решительно ответил Краснохвост. - Ты же сам так говорил, забыл, что ли?

Коршун медленно кивнул, не сводя глаз с растерянных воинов.

- Говорил… Но чтобы иметь право учиться здесь, нужно подчиняться нашим правилам, - он кивнул Березовику. - Атакуй Краснохвоста еще раз. Надеюсь, теперь запах крови тебя не остановит! - Коршун выразительно посмотрел на Искру. - Хватит разводить нежности!

Искра сглотнула, холодея от страха. Неужели она выдала себя? В Сумрачном лесу пока не догадывались, что она приходит сюда, чтобы собирать сведения для Львиносвета, Воробья и Голубки. Тихо рыча, она подскочила к Березовику.

- Делай так!

Искра бросилась к Краснохвосту, увернулась от его когтей и схватила кота зубами за занесенную переднюю лапу Навалившись всей тяжестью, Искра резко дернула головой и ловко перевернула Краснохвоста вверх животом. Он с тяжелым стуком грохнулся на спину, но Искра знала, что шума при таком падении намного больше, чем боли. Несмотря на грозное рычание, на самом деле она едва задела шкуру Краснохвоста зубами, а ее бросок был слишком хорошо рассчитан, чтобы нанести противнику серьезный вред.

Покосившись на Коршуна, Искра с облегчением увидела, что тот одобрительно кивает. Очевидно, его обманул ее грозный оскал, блеск выпущенных когтей, а главное - тяжелый звук упавшего тела.

- Коршун!

Березовик и Краснохвост вытаращили глаза, заметив выходившую из тумана Яблочницу. Глаза воительницы Теней полыхали свирепым огнем, ее крапчатая бурая шерсть пульсировала от горячки недавней схватки.

- Пестроцветик и Тонкокрылый хотят сразиться с воинами Беззвездного леса!

Ученики Яблочницы молча выступили из-за ее спины.

- У нас не осталось достойных противников, - пожаловалась Пестроцветик. - Обычных воителей мы в два счета побьем!

Тонкокрылый кивнул.

- Мы пришли сюда, чтобы научиться таким приемам, каким у нас в лесу не учат, - поддержал свою знакомую Тонкокрылый.

Шерсть на его спине в нескольких местах запеклась от крови, вдоль хребта зияли проплешины.

«Тебе что, мало?» - подумала Искра, покосившись на Тонкокрылого.

- А здесь разве есть свободные воины? - спросила она, чтобы потянуть время.

- Конечно, - кивнул Коршун, принюхиваясь.

Визг дерущихся котов эхом донесся из тумана.

Для Искры этот звук давно уже стал таким же привычным, как птичье пение для ее товарищей по Грозовому племени. Она настолько свыклась с воплями боли и ярости, что различала их только когда прислушивалась.

- Почему же мы не тренируемся с ними? - спросила она у Коршуна. Искра знала, что отравленные ненавистью мертвые воители с нетерпением ждут возможности поделиться своими навыками с живыми.

Коршун неторопливо прошел между Пестроцветик и Яблочницей.

- Я хочу, чтобы каждый из вас научился приемам, которые применяют ваши соседи! - проурчал он, облизываясь. - Чтобы, когда дело дойдет до дела, никто не смог застать вас врасплох!

Искра содрогнулась.

- Однажды вам придется сражаться бок о бок, - продолжал вкрадчиво ворковать Коршун.

«Лжец!»

- Вы должны как следует изучить боевые повадки соседей, чтобы в бою сражаться согласованно, коготь к когтю!

«Врешь! Ты хочешь обучить их убивать, а потом натравить друг на друга!»

Раскатистый голос раздался из-за деревьев, и из клубящейся тьмы вышел Звездоцап. Его тяжелая голова была высоко поднята, огромные глаза горели яростным огнем.

- В час великой нужды четыре племени вновь станут единым целым, - пророкотал могучий воин. - Таков закон Сумрачного леса. Помните об этом, мои воители!

Березовик горячо закивал.

- В час великой нужды четыре племени вновь станут единым целым, - повторил он.

- А когда это будет? - выпалила Пестроцветик.

- Уверяю тебя, ты узнаешь об этом, - прошипела Кленовница, выступая из мрака. Ее пестрая шерсть была настолько призрачной, что сквозь нее местами просвечивал лес. Искра невольно сжалась при мысли, что когда-нибудь и от нее не останется ничего, кроме вот такого же угасающего воспоминания.

- Звездоцап? - Пестроцветик во все глаза смотрела на могучего воина. - Значит, мы тренируемся не просто так, а для чего-то?

- Да нет, - поспешила ответить Искра, косясь на Звездоцапа. Когда тот милостиво кивнул, она добавила: - Хотя, кто знает, когда пригодятся полученные здесь навыки! - Она вспомнила недавнюю жестокую битву с племенем Ветра в туннелях. - Помнишь, как Сол попытался посеять в лесу смуту, натравив одно племя на другое? Кто знает, не случится ли такое снова!

Яблочница нетерпеливо выскочила вперед.

- Если в следующий раз какие-нибудь чужаки попытаются поссорить нас, я буду сражаться за Грозовое племя, а не против него!

Искра переступила с лапы на лапу.

«Эти коты искренне верят, что здесь они лишь оттачивают свое мастерство, чтобы еще лучше служить своим племенам! Они преданы своим товарищам и не догадываются, в какую страшную игру втянули их враги всех воителей! - Она покосилась на Березовика. - Но кому они будут верны во время последней битвы? Своим товарищам или воинам Сумрачного леса?»

Звездоцап нетерпеливо взмахнул хвостом.

- Возвращайтесь по домам, - приказал он котам- воителям.

Тонкокрылый удивленно склонил голову к плечу.

- Но ведь еще рано! Мы только что пришли.

- Сейчас старшие воители соберутся на совет, - ответил Звездоцап, кивая Коршуну и Кленовнице.

- А мне можно пойти? - спросила Искра.

- Нет! - отрезала Кленовница, сощурив свои злые янтарные глаза.

- Но ведь я наставница, - попыталась возразить Искра. Что если на этом совете будет принято решение о времени начала войны? Она должна узнать об этом!

- До тех пор, пока ты чувствуешь вкус теплой свежатины, ты не сможешь стать одной из нас, - прорычала Кленовница.

- Возвращайтесь в свои племена и отдохните, как следует, - кивнул Звездоцап. - Завтра ночью вам понадобятся силы.

Не тратя времени на дальнейшие объяснения, он развернулся и направился в лес, Кленовница торопливо побежала за ним.

- Ну что ж, мы и дома можем ничуть не хуже отработать эти приемы, - фыркнула Пестроцветик. Она кивнула Березовику, закрыла глаза - и начала таять.

Искра проводила ее взглядом. Она знала, что Пестроцветик сейчас проснется на своей подстилке, вся исцарапанная, окровавленная, но многому научившаяся и ничего не забывшая. Искра невольно поежилась. Она не хотела, чтобы эти ужасные навыки и воспоминания вторглись в жизнь Грозового племени!

- Ты идешь? - качнул хвостом Березовик.

Искра наклонила ушки и кивнула ему.

- Иди, я сразу за тобой!

Тонкокрылый, Яблочница и Краснохвост уже растаяли в тумане, Березовик последовал за ними.

Как только они исчезли, Искра решительно повернулась к Коршуну.

- Ты доверил мне обучать воинов для Сумрачного леса, но отказываешь в праве присутствовать на Совете старших воинов? - с вызовом спросила она. - Разве это справедливо?

- А ты хочешь пойти? - сощурил глаза ее наставник.

Искра кивнула.

- Любопытство сгубило кошку, - хмыкнул Коршун и, не прощаясь, пошел за Звездоцапом.

Искра в бешенстве выпустила когти. Все равно она пойдет и все подслушает, хотят они этого или нет!

Дождавшись, когда Коршун растаял за деревьями, Искра сорвалась с места и тихо, с бешено колотящимся сердцем, заскользила за ним. Она старалась держаться в густом тумане и при первой возможности ныряла в заросли чахлой ежевики, пытаясь превратиться в тень среди теней, в сгусток мрака среди сумрака этого проклятого звездами леса.

- Снегоухий? - вдруг резко спросил Коршун, останавливаясь посреди тропинки.

Искра застыла с поднятой лапой, насторожила уши.

- Ты идешь на совет? - проурчал Коршун.

- Куда же еще! - донесся из тумана резкий голос Снегоухого. - Такое событие я не пропущу даже за живую мышь из живого леса! А где живые?

- Звездоцап отослал их прочь, - фыркнул Коршун.

Снегоухий царапнул когтями рыхлую землю.

- Ты уверен, что никто из них не будет болтаться возле нашей тренировочной скалы?

- Не волнуйся, Звездолом об этом позаботится,- недобро усмехнулся Коршун.

«Тренировочная скала! - насторожилась Искра. - Значит, они встречаются около реки!»

Она уже успела достаточно хорошо изучить Сумрачный лес, а значит, могла добраться до места без Коршуна. Нужно было тихонько прокрасться вдоль ручья к низине, заваленной гнилыми поваленными деревьями, а оттуда было хвостом подать до реки.

И вот уже впереди замаячила черная скала. Искра остановилась за кустами и замерла, прислушиваясь к голосам старших воинов. Убедившись, что впереди все спокойно, она выскочила из своего укрытия и тенью метнулась за ствол поваленного дерева. Здесь она немного отдышалась и осторожно выглянула наружу.

Странно, но над рекой тумана почти не было, впереди ясно виднелась огромная скала. Искра прижала уши, вспомнив, что именно здесь проходили ее первые занятия с котами Сумрачного леса. Теперь вокруг скалы сидели хорошо тренированные, крепкие воины. Холодный комок страха зашевелился в животе у Искры, но она заставила себя успокоиться.

«Я воительница Сумрачного леса! - твердо сказала она себе. - Значит, прав у меня не меньше, чем у них!»

На скале стоял Звездолом. Его густая темная шерсть поднялась дыбом, хвост подергивался от нетерпения.

- Уже скоро, - прорычал он. - Ждать осталось недолго!

Кленовница резко вскинула свою полупрозрачную рыжую морду.

- Хорошо, - прошипела она. - Я так боялась, что не дождусь…

Коршун молча смотрел прямо перед собой. Его ослепительно-синие глаза, холодные, как зимний лед, были прикованы к Звездолому. Бесхвостый и Остролап возбужденно бегали вокруг камня, а Звездоцап стоял, широко расставив лапы, исподлобья глядя на собравшихся.

- Где мы нанесем первый удар? - негромко спросил он.

Звездолом спрыгнул с камня и когтем прочертил кривую линию на мокрой земле.

- Здесь! Где озеро врезается в землю!

Удар когтей.

Еще удар.

И еще.

Звездолом стремительно провел еще три черты по земле.

- Мы нападем отсюда и вот отсюда, - Звездолом решительно вонзил когти в слякоть. - Они вступят в бой, завязнут в нем, а мы в это время ударим вот сюда…

Искра вытянула шею, пытаясь разглядеть, куда он показывает, но широкие плечи Звездоцапа и Остролапа скрывали от нее рисунок. От волнения сердце Искры забилось у нее в горле, она вся дрожала, пытаясь не пропустить ни единого слова, чтобы понять, о каком месте идет речь.

- Здесь, где склоны холмов спускаются к ручью, у них будет очень уязвимая позиция, - продолжал Звездолом. - Это место очень трудно оборонять. Мы же обрушимся на них сверху, опрокинем и прижмем к воде.

- А может, лучше ударить вот отсюда? - спросил Звездоцап, ткнув лапой в рисунок.

Искра вздрогнула, увидев, как глаза Звездолома вспыхнули злым огнем.

- Отлично! - прорычал он, не в силах скрыть своего восторга. - Так мы нанесем удар в самое сердце племени!

- Перебив котят, мы разом уничтожим их матерей, - закивала Кленовница. - Им будет уже не до сражений!

- Верно, - громко проурчал Звездолом. - Значит, решено!

Коршун обернулся, его пронзительный синий взгляд упал на дерево, за которым пряталась Искра. Она распласталась на топкой земле, дрожа от ужаса. К счастью, Коршун ее не заметил, а воины потихоньку начали расходиться, растворяясь в темноте.

Когда берег опустел, дрожащая от страха Искра выбралась из своего укрытия и подползла к карте, начерченной Звездоломом. Судорожно глотая воздух, она несколько раз огляделась по сторонам и приблизилась к рисунку.

И тут кто-то с силой тряхнул ее за плечо.

Искра с оглушительным визгом обернулась, замахнулась когтями…

- ИСКРА!

Испуганный вопль Голубки привел ее в чувство. Она была в Грозовом племени, в своем гнездышке.

Голубка смотрела на нее с нескрываемым ужасом.

- Искра? Что с тобой?

- Я видела сон! - в отчаянии прошептала Искра. Горечь сдавила ее горло. Она не успела рассмотреть карту!

- Но ведь теперь ты проснулась, да? - неуверенно спросила Голубка.

- Да, - хмуро процедила Искра, отводя глаза. - Спасибо тебе большое!

Голубка наклонилась, посмотрела на нее.

- Раньше ты никогда не царапалась, когда я тебя будила.

- Сама знаешь, что мне снится! - огрызнулась Искра, не в силах справиться с досадой.

- Но ведь я поэтому и разбудила тебя! - воскликнула Голубка. - У тебя шерсть встала дыбом, и ты тряслась, как в лихорадке… Я испугалась, что с тобой что-то… - Она вдруг напряглась и сощурила глаза. - Ты… ты хотела там остаться?

Искра вскинула голову. Здесь, в родном лагере, в тепле гнездышка, недавние страхи уже не казались такими чудовищными. Но предчувствие опасности по-прежнему отравляло ее изнутри.

- Я делала очень важное дело!

- Какое? - насторожилась Голубка.

Искра отвернулась.

- Какая теперь разница? - вздохнула она. - Все равно уже поздно.

К ночи рисунки Звездолома превратятся в слякоть.

- Фу, как от тебя гадко пахнет! - вдруг скривилась Голубка, сморщив нос.

Искра посмотрела на свои перепачканные грязью лапы, поспешно подобрала их под себя.

- Ничего страшного, - буркнула она. - Сейчас вымоюсь.

Искра покосилась на пустующие гнездышки Кротолапика и Вишнелапки. Оруженосцы уже убежали выполнять свои утренние обязанности. Немного расслабившись, она втянула когти и вышла из палатки.

- Искра! - окликнул ее Шмель, стоявший над кучей дичи. У его лап лежал упитанный дрозд.

Не отвечая на приветствие, Искра решительно зашагала к выходу. Она все еще злилась на Голубку, а заодно и на всех кругом. Она рискует жизнью, пытаясь выведать планы Сумрачного леса, а ей мешают на каждом шагу! Но в глубине души Искра понимала, что не досада и не гнев гонят ее прочь из лагеря, а страх. И отвращение. Она не могла находиться среди товарищей, когда у нее в ушах все еще стояли вопли страшных мертвых котов, а шерсть пропахла запахами беззвездного места.

Глубоко погрузившись в свои мысли, она поднималась по склону к вершине. Новые силы бурлили в ее лапах, играли в натренированных мышцах. Искра знала, что этой силой она обязана Сумрачному лесу. Это там ее научили новым приемам, сделали самой опытной воительницей Грозового племени, а заодно обучили хитростям, которые она сможет использовать против своих учителей в час великой последней битвы.

Энергично работая когтями, Искра продралась сквозь заросли ежевики на вершину холма. Далеко внизу лежало озеро, в котором отражалось светлое утреннее небо. Листопад уже начал раскрашивать вершины деревьев в свои цвета. Яркая зелень, радовавшая глаз долгое лето, выцветала, превращаясь в мед и янтарь осени.

Искру охватило нетерпение. Здесь, на голой вершине, не было дичи, за которой можно было погнаться, не было воинов, с которыми можно было затеять драку. Лапы у нее чесались от желания немедленно пуститься бегом.

И тут, словно из ниоткуда, ей явилось видение. Воины хлынули вниз по склонам, устремляясь к лесу. Рваноухие, покрытые боевыми шрамами, с выпущенными когтями и лютой ненавистью в глазах. Трепетали папоротники, дрожала ежевика, сам лес, казалось, содрогался от страха перед яростью кровожадных порождений тьмы. Пронзительный визг разорвал воздух, земля загудела от топота лап, весь мир затрясся в когтях воителей из Сумрака.

Видение исчезло, оставив после себя запах крови и ужаса. Искра вся дрожала, пот выступил на подушечках ее лап. От ее недавней уверенности не осталось и следа. Теперь она знала, что никакое мастерство, полученное в Сумрачном лесу, не сможет остановить дикий поток смерти.



Глава II


Вечер на мягких лапах вошел в овраг, неся с собой сырую прохладу. Воробей вытащил из кучи мышь и уселся под ежевикой, чтобы с удовольствием поужинать.

Он знал, что сейчас над оврагом висит половинка луны. Интересно, послушаются ли остальные целители грозного предупреждения предков, требовавших от них разорвать все отношения с соседями? Или все-таки отважатся отправиться к Лунному озеру, чтобы открыть свои сны Звездному племени?

«Может, мне все-таки пойти?»

Воробей чувствовал неодолимый зов половины луны. Он пытался не обращать внимания, но притяжение было настолько сильным, что у него разболелось сердце. После того, как Светлоспинка перед всем Советом обвинила Воробья в убийстве ее брата, все четыре племени потребовали, чтобы Воробей сложил с себя обязанности целителя. Правда, Огнезвезд разрешил ему продолжать помогать соплеменникам, но настоял, чтобы Воробей временно ограничил свою работу заботой о племени.

Зов месяца сделался еще сильнее. Воля Звездного племени была намного сильнее приказов земных котов. А ведь Воробей, если верить пророчеству, был сильнее даже их Звездных предков… Не говоря уже о том, что все эти запреты просто возмутительны! Воробей был невиновен, это знал Огнезвезд, знали и многие другие. Он пытался спасти Огнехвоста, провалившегося в полынью, да и сам едва не утонул в ледяной воде. Никто из тех, кто сейчас называет его убийцей, не осмелился броситься в реку на помощь тонущему целителю!

Жалкие трусы! Воробей так разозлился, что едва не поперхнулся мышью.

Зашуршала ежевика, из палатки выползла Иглогривка. Ее передние лапы настолько окрепли, что она теперь без малейшего усилия ползала по всему лагерю.

- Хочешь кусочек? - хмуро предложил Воробей, переворачивая когтем обглоданную мышь.

- Нет, спасибо, - вежливо отказалась Иглогривка, ненадолго задержавшись возле него. - Сегодня мне хочется полевку!

Она поползла дальше, задев Воробья своим пушистым боком. Шерсть у Иглогривки была густая и здоровая, а главное - самая чистая во всем племени, потому что больная кошка вылизывала ее по десять раз на дню, беспощадно выкусывая всех блох и клещей. Воробей объяснил Иглогривке, что любой загноившийся укус насекомого может серьезно ослабить ее и без того хрупкое здоровье, поэтому парализованная кошка без устали умывалась и тренировалась, чтобы стать как можно сильнее и крепче.

Воробей почувствовал веселую радость, охватившую Иглогривку, когда она добралась до кучи дичи, и сладкий укол удовольствия, с которым она вытащила из кучи жирненькую полевку. Уверенно работая передними лапами, Иглогривка снова подползла к Воробью и уселась рядом с ним.

- Ты не голодный? - она потрогала лапкой его мышь. - Ведь сегодня ночь полулуния, Воробей! Тебе нужны силы, чтобы добраться до Лунного озера.

- Ты не забыла, что мне запретили выполнять обязанности целителя? - проворчал Воробей.

Иглогривка положила перед собой полевку, с аппетитом впилась в нее зубами.

- С каких это пор тебя стали останавливать запреты, тем более, несправедливые? - спросила она с полной пастью.

Воробей хмыкнул и открыл было пасть, чтобы ответить, но тут рядом с ними раздались шаги.

- О каких это запретах вы говорите? - с любопытством спросила Яролика.

- Не твоё дело! - огрызнулся Воробей.

- Сегодня полулуние, а Воробью запретили идти к Лунному озеру, - поспешно ответила Иглогривка.

- Разве тебе обязательно идти так далеко, чтобы открыть свои сны Звездному племени? - мягко спросила Яролика, погладив распушившегося целителя хвостом.

Он сердито отстранился.

- Мы ходим к Лунному озеру не только для того, чтобы там спать! - буркнул он.

Настроение у него было окончательно испорчено. Вскочив, Воробей сердито засеменил через поляну. Не оглядываясь, он вышел из лагеря и решительно зашагал в лес.

Сзади опять раздались шаги. Воробей почувствовал запах Огнезвезда и едва не зарычал от злости. Предводитель шел за ним следом.

- Я знаю, как тебе сейчас обидно, - сочувственно сказал он.

Воробей обернулся, весь трясясь от ярости.

- Да неужели? - прошипел он. - Хватит врать! Думаешь, кто-нибудь поверил бы безумным обвинениям Светлоспинки, не будь я полукровкой?

Огнезвезд резко остановился, но Воробей уже не мог сдерживаться.

- Думаешь, меня обвинили бы так легко, если бы Листвичка не была изменницей, преступившей закон целителей? Если бы она не была лгуньей, которая врала своему племени и продолжала исполнять обязанности целительницы, не имея на это права? - продолжал он, с радостью чувствуя, что предводитель опешил от потока его обвинений. - Ты забыл, кто я такой? - с горечью и гневом бросил Воробей. - Сын лгуньи и предательницы! Как мне можно верить?

- Я об этом не подумал, - искренне ответил Огнезвезд, и весь гнев Воробья вдруг как лапой сняло.

- Ты об этом не думал? - тупо переспросил он.

Каждый раз, когда Воробей чувствовал рядом с собой Листвичку, Белку или Ежевику, его сердце сжималось от боли. Острый коготь предательства вонзался в него. С детства он считал себя полноправным и чистокровным Грозовым котом, сыном Белки и глашатая, но в одну страшную ночь открылась правда… Он, как и его сестра и брат, были не просто полукровками, а детьми лжи и предательства.

Он услышал, как Огнезвезд взметнул хвостом палую листву.

- Ты - один из Трех. Твое рождение было предначертано, Воробей. - Он подошел ближе. - Неужели ты думаешь, что для исполнения судьбы важно, кто твои родители?

- Еще бы! - Слепая ярость вновь овладела Воробьем. Он выпустил когти и нервно забегал вокруг Огнезвезда. - Я проклят из-за предательства Листвички! Она изменила Воинскому закону, она лгала и притворялась, но расплачиваться за ее поступки обречены невинные - я, Львиносвет, Остролистая и Ежевика! И даже Белка. Из-за нее на меня смотрят с недоверием! Еще бы, ведь моя мать не только нарушила оба закона - Воинский и целительский - но и повела себя, как последняя трусливая душонка, уговорив сестру покрыть ее проступок и лгать вместе с ней всему племени! Жалкая трусиха! Если бы у нее хватило мужества открыто признаться в своем поступке, нам всем было бы легче! А теперь целители смотрят на меня косо, они уверены, что Звездное племя не давало мне своего благословения… Только поэтому все поверили, будто я способен на убийство!

Огнезвезд вздохнул.

- Но ведь мы с тобой знаем, что ты благословлен звездами больше, чем кто-либо другой. Ты - избранник судьбы, Воробей.

- А какой мне прок в том, что знаем только мы с тобой? - с горечью прошипел Воробей. - Листвичка сделала все, чтобы помешать мне исполнить мою судьбу. Она и Белка!

- Листвичка, как могла, хранила свою тайну, - настаивал Огнезвезд. - Они с Белкой думали, что так лучше для ради вас. Они бы и дальше скрывали правду от остальных, если бы не Остролистая. Она решила, что поступает правильно, открывая всем правду о поступке Листвички, она не хотела жить в вечной лжи… - Предводитель вздохнул. - Но Белка и Листвичка не виноваты в том, что наши соседи оказались столь недоверчивы и несправедливы. И ты тоже в этом не виноват.

- Да ладно! - злобно отмахнулся Воробей. - Не виноваты они, как же! Кто же тогда виноват? Если бы Листвичка не нарушила закон, все было бы хорошо, - бросил он, поворачиваясь спиной к предводителю. - По-моему, это не так уж сложно - не изменять и не врать!

Шипя от злости, он решительно зашагал в лес.

- А ты не подумал, что было бы, не полюби Листвичка Грача? - бросил ему вслед Огнезвезд. -Ведь тогда бы вы с Львиносветом не появились на свет, и пророчество не исполнилось бы!

Воробей обернулся и рванул когтями сырой мох.

- Знаешь, мне просто надоело постоянно думать об этом пророчестве! - прорычал он. - Почему бы мне для разнообразия не подумать о себе? Возможно, вранье и трусость Листвички подошли для исполнения пророчества, но нам с Львиносветом они отравили жизнь, а Остролистую едва не погубили!

Он бросился дальше, шипя и плюясь от бешенства. Воробей несся, не разбирая дороги, ныряя в папоротники и перепрыгивая через корни, пока не почувствовал, что вечерние сумерки сменились ночной тьмой. Он помчался быстрее - и вдруг с размаху врезался в чью-то пушистую грудь.

- Кто тут? - прошипел Воробей, отскакивая.

И мгновенно узнал запах нечистого дыхания Щербатой. Ее морда очутилась в кошачьем усе от его носа.

- «Почему бы мне для разнообразия не подумать о себе»? - с презрением передразнила его старая целительница.

- Отвяжись от меня! - рявкнул Воробей, но зловонная морда Щербатой вновь очутилась перед его носом.

- О тебе нечего думать, понял? - прошипела целительница. - Ишь, выискался какой герой, кочка на ровном месте! Про себя и думать забудь, ты значишь меньше блохи, главное - это спасение племени! Ты один из Трех, а значит, заканчивай вздыхать, да охать, а ищи скорее Четвертого, чтобы сокрушить Сумрачный лес, пока не стало поздно.

- Что значит - я значу меньше блохи? - взорвался Воробей.

«Да как она смеет так говорить, глупая старуха?» - Откуда тебе знать, что я не самый важный из всех? - Он был в такой ярости, что захлебывался словами. - Если мне помешают исполнять мои обязанности целителя, то пророчество не исполнится, поняла?

Щербатая обошла его кругом, ее неопрятная косматая шерсть коснулась бока Воробья.

- Думаешь, твои травки спасут племена воителей от Сумрачного леса? - презрительно прошипела она.

- Быть целителем - это не только собирать травы, - огрызнулся Воробей, пытаясь пройти мимо.

- А что же еще?

- Например, беседовать с предками!

Щербатая хлестнула хвостом по папоротникам.

- А сейчас ты чем занимаешься, мышеголовый себялюбец?

- Что ты ко мне привязалась? - проворчал Воробей. - Дай пройти!

- Ищи Четвертого воителя!

- Откуда я знаю, где его искать? И с чего ты вообще взяла, что он воитель? - взорвался Воробей. - Мы даже не знаем, из какого он племени! Может, он вообще не кот, а? Вдруг он птица? Или барсук?

- Хватит мне зубы заговаривать, трещотка языкастая! - рявкнула Щербатая. - Отвечай, негодник, почему ты до сих пор никому не рассказал о Четвертом?

Воробей виновато опустил голову. Воспоминания нахлынули на него, внезапно он вновь очутился на темной, продуваемой всеми ветрами горной вершине. Его окружал клан Бесконечной Охоты, глаза воинов горели огнем надежды. Дряхлый Камнесказ прошептал заветные слова, гулким эхом прозвучавшие в памяти Воробья: «Конец звезд приближается. Трое станут четырьмя, чтобы бросить вызов вечной тьме».

- А ты никому ничего не сказал, - прошипела Щербатая.

- Не сказал, - вздохнул Воробей. - Я ждал подходящего времени…

- Да неужели? - с вызовом спросила Щербатая. - А вот я думаю, что ты просто не хочешь, чтобы в вашей Троице появился кто-то четвертый! Ты же у нас гордый, ты скорее хвост себе откусишь, чем признаешь, что нуждаешься в помощи!

- Неправда! - вспыхнул Воробей, а про себя подумал: «Как она догадалась?»

- Так почему же тогда ты молчишь? Знаешь же, что время уходит!

Воробей закрыл глаза, внезапно почувствовав себя смертельно усталым.

- Неужели наших сил не достаточно, чтобы спасти племена?

Клокастая шерсть Щербатой встала дыбом.

- Нет! Вам грозит не что-нибудь, а сам Сумрачный лес - место, проклятое звездами! Подумай своей головой, можно ли тут отказываться от любой помощи? Сказано тебе - ищи Четвертого кота!

- Хорошо! - рявкнул Воробей. - Уже бегу, когти теряю! Раз ты такая умная, подскажи, где же мне его искать?

- Знала бы - сказала бы, - пробурчала Щербатая и повернулась к нему спиной, явно намереваясь уйти.

- Эй, ты куда? - воскликнул Воробей, бросаясь за ней. Колючая ежевичная плеть зацепилась ему за лапы, он остановился, шипя и плюясь от досады. - Стой! Я хочу попросить тебя кое о чем.

- Чего тебе еще? - проворчала Щербатая, не оборачиваясь. - Будто я мало для тебя сделала!

- Могла бы и больше, - прошипел себе под нос Воробей, но вслух громко сказал: - Разыщи Огнехвоста и попроси его посетить во сне Перышко! Пусть расскажет ему всю правду, пусть объяснит, что я его не убивал, а наоборот, пытался спасти!

Но Щербатая лишь грустно покачала головой.

- Прости, но в этом я ничем не могу тебе помочь. Звездное племя больше не едино, мы все друг с другом на когтях, вот так-то! - пробурчала она. - Я не могу даже словом обмолвиться с чужаком!

- Но ведь ты сама урожденная кошка племени Теней! - напомнил Воробей.

Щербатая резко повернулась к нему, ее глаза полыхнули.

- Я Грозовая кошка!

- Но… - Воробей осекся, увидев, что взвывает к пустоте. Звездная целительница исчезла.

- Мышиный помет! - прорычал он, рванув когтями траву - Всегда знал, что от вас толку, как от блохи в хвосте! Носы задирать вы мастера, а как до дела доходит - так вас и нет, можете только советы давать, умники Звездные! Сами от нас зависите и нам же условия ставите!

Ворча себе под нос, он помчался вверх по склону и вскоре вырвался из-за деревьев на вершину. Здесь на него сразу же обрушился порыв свежего холодного воздуха с озера. Воробей вел усами - и почувствовал в воздухе знакомый запах.

- Листвичка?

Та тихо вышла из-за деревьев, приблизилась к нему.

- Да? С тобой все хорошо, Воробей?

Воробей напрягся, приготовившись осадить ее резкими словами, но почему-то промолчал. Он вдруг почувствовал себя усталым и совершенно опустошенным.

- Огнезвезд вернулся в лагерь очень взволнованным, - продолжала Листвичка. - Я встревожилась, не случилось ли с тобой чего!

«Хватит вести себя, как заботливая мамочка! - раздраженно подумал Воробей. - Поздно спохватилась!»

Листвичка подошла еще ближе и остановилась, не решаясь прикоснуться к нему.

- Воробей… Я понимаю, как тяжело потерять место целителя…

- Я ничего не потерял! - огрызнулся Воробей. - Огнезвезд сказал, что я могу без помех продолжать лечить свое племя.

- Яролика тоже может лечить, но это не делает ее целительницей, - вздохнула Листвичка. Внезапно Воробей почувствовал волну гнева, прокатившуюся по ее шерсти. - Ты должен иметь возможность посещать Звездное племя и беседовать, как с предками, так и с другими целителями!

Воробей отстранился от нее, ему было неприятно осознавать, что Листвичка прекрасно понимает его чувства.

- Да плевать мне, - прошипел он.

«Ты слишком много о себе возомнила! - с яростью подумал он про себя. - Не смей сравнивать мое положение со своим! Если меня оклеветали и наказали за преступление, которого я не совершал, то ты получила по заслугам».

- Иди к Лунному озеру, - тихо сказала Листвичка, никак не отозвавшись на его грубое поведение. - Иди, открой свои сны Звездным предкам. Разыщи Огнехвоста и попроси его рассказать правду племени Теней!

Воробей прижал уши.

- Как я могу туда пойти? Ты забыла, что мне запретили исполнять обязанности целителя за пределами своего племени?

- Никто не смеет помешать тебе посетить Лунное озеро! - возмущенно воскликнула Листвичка. - Неужели ты думаешь, что кто-то рискнет навлечь на себя гнев Звездного племени, встав на твоем пути? Иди и заставь Огнехвоста сказать правду!



Глава III


Воробей закрыл глаза, прислушиваясь к шороху листвы под лапами удаляющейся Листвички. Он чувствовал, как звездный свет искрится на ее шерсти. Слышал, как далеко внизу тихо плещутся о берег волны.

Листвичка была права, хотя в душе Воробья все восставало против этого. Он не хотел прислушиваться к ее советам, не желал признавать ее правоту, он вообще не хотел иметь с ней никаких дел - но понимал, что должен идти.

Добравшись до Лунного озера, Воробей остановился на вершине склона и с надеждой позвал:

- Э-эээй! Есть тут кто-нибудь?

Ему никто не ответил. Он был один.

Вздохнув, Воробей подавил горький укол разочарования и начал спускаться. Он шел по неглубоким вмятинам, оставленным лапами далеких предков, которые так же, как он, месяц за месяцем сходили на берег по петляющей тропке. Ветер стонал над головой Воробья, плакал над скалами, как котенок, потерявший свою мать. Воробью мучительно хотелось почувствовать рядом с собой призрачные бока давно умерших котов, которые обычно провожали его вниз. Но сейчас на склоне было пусто, и сколько Воробей не прислушивался, он не чувствовал ни малейшего следа присутствия Древних, когда-то оставивших свои следы на тропах. В полном одиночестве он стоял над озером, ощущая в груди незнакомую прежде пустоту. Закрыв глаза, Воробей вытянул шею и коснулся носом воды.

- Воробей…

Он сел. Воробей ожидал, что очнется на согретой солнцем поляне Звездного племени, но вокруг него простирались все те же голые склоны, а под лапами холодно блестело Лунное озеро. Почему он остался здесь?

- Воробей!

Рядом с ним сидела незнакомая кошка.

Несколько мгновений Воробей пристально разглядывал незнакомку. Кошка была беленькая, с черными пятнами на боках. Вот она протянула к нему свой круглый розовый носик, смешно пошевелила усами, принюхиваясь.

- Кто ты? - спросил Воробей.

- Меня зовут Ежевичинка. Я из Речного племени.

Ежевичинка? Воробей вдруг вспомнил, что уже видел эту белую кошку во время своих визитов в Звездное племя. Как же он сразу ее не узнал? Ежевичинка была нежной и доброй Речной целительницей, ухаживавшей за своим племенем еще до его рождения, до предводительства Пятнистой Звезды и ее преемницы Невидимой Звезды.

- Тебя послала Ивушка? - с внезапной надеждой спросил Воробей. Может, Речная целительница все-таки хочет поговорить с ним, несмотря на раздор между племенами?

Ежевичинка грустно покачала головой.

- Нет, Воробей. Я отчаялась воззвать к ее благоразумию, поэтому пришла за помощью к тебе.

- Но ты же Речная кошка!

- И что? - Ежевичинка моргнула своими круглыми голубыми глазами. - Рано или поздно племена одумаются, и всем станет стыдно за безумие, которое они творят сейчас! Знаешь, Воробей, племена порой напоминают мне жимолость. Каждый побег торопится вытянуться как можно выше, душа другие и закрывая им свет, не понимая, что растут они из одного куста…

Воробей насторожил уши. Это было интересно.

- Когда светит солнце, юные листья сражаются друг с другом за тепло его лучей. Эта борьба делает куст сильным, ведь каждая ветка стремится к свету и тянется выше. - Глаза Ежевичинки потемнели. - Но что происходит, когда солнца нет? Когда опадают листья, когда ветки увядают, кусту приходится обращаться за силой к своим корням?

- Ты хочешь сказать, что сейчас настало время быть не четырьмя ветками, а одним корнем? - пробормотал про себя Воробей. - Но как это сделать? Тебе ли не знать, что племена разделены с начала времен!

- Вы создали границы, установили их и взялись охранять, - ответила Ежевичинка, задумчиво склонив голову набок. - Но границы существуют только в вашем воображении, Воробей. Их нет ни в лесу, ни на пустошах, ни на берегу озера. Их нет на земле. Будь это иначе, вам не пришлось бы каждый день заново помечать их, правда?

«Она что, хочет, чтобы мы жили одним племенем? - насупился Воробей. - Вот еще! Никогда такого не было и не надо!»

- Но нам нужны границы, - возразил он. - Ты же сама сказала, что в соперничестве мы становимся сильнее. Это полезно.

- Наверное, - легко согласилась Ежевичинка. - Когда светит солнце. - Она приблизилась к нему. - Но надвигается тьма, Воробей.

Он смущенно переступил с лапы на лапу.

- Но я не хочу жить одним племенем, - честно признался Воробей. - Даже представить себе не могу, что буду делить лагерь с котами из племени Теней, Ветра и Речными воинами!

Ежевичинка сочувственно посмотрела на него.

- Но ведь ты сам полукровка, Воробей.

Он мгновенно распушился и выпустил когти.

- Знаешь, что я тебе скажу? Я - Грозовой кот - от носа до хвоста - и предан только моим соплеменникам. Никакие выходки и тайны Листвички не сделали меня воином Ветра, и никогда не сделают!

- Но послушай, ведь это ты решил, что твоя верность будет принадлежать Грозовому племени, - возразила Ежевичинка. - Ты выбрал свою сторону, но ты не можешь выбирать свое происхождение. Ты полукровка - как и твои брат с сестрой. Полукровками были и дети Крутобока, но они выбрали преданность Речному племени. Кровь Крутобока и сейчас течет в жилах Речных котов. Кто знает, какую сторону выбрала бы Ласточка, останься она жива? - Целительница задумчиво покачала головой. - Каждое племя сильно преданностью своих воителей, Воробей, но ни одно из четырех племен не может похвастаться поголовной чистокровностью… В жилах большинства котов уже давно течет смешанная кровь.

- Зачем ты мне все это говоришь? - дернул хвостом Воробей. - Допустим, это так, и что дальше? Быть полукровкой - никакое не достоинство и совсем не признак силы! Это следствие неверности, только и всего! - Он выпустил когти. - Это последствие нарушения Воинского закона.

Взгляд Ежевичинки посуровел.

- Ты слушаешь, что я говорю? Или тебя беспокоит только, чем пахнет твоя кровь - лесом или пустошами? - Она презрительно фыркнула. - Сказано тебе - племена должны объединиться! Не ищите несуществующие границы, защищайте единственный рубеж, за который стоит стоять насмерть.

Ветер вихрем спустился в овраг, погнал рябь по глади Лунного озера. Обернувшись, Воробей увидел, как поверхность воды стремительно меняет свой цвет, превращаясь в отражение бескрайней земли. В самом центре озера сиял кружок синего неба, окруженного лесами и холмами.

- Это же… наше озеро! - ахнул Воробей. - Вот территория Грозового племени! - Он с восхищением посмотрел на ярко-зеленый отраженный лес.

«Вот так, наверное, видит нашу землю орел, парящий в небесах!»

Воробей всмотрелся в отражение, спеша увидеть другие территории.

- Ну что, видишь границы? - взмахнула хвостом Ежевичинка. - Может быть, ты чувствуешь их запах?

- Они же далеко, - возразил Воробей, не сводя глаз с лежавшей перед ним картины. Нет, здесь не было границ, разные территории плавно переходили друг в друга, за мягкими склонами долин темнели леса, блестели тропы, проложенные реками и ручьями.

- Так видит ваш дом Звездное племя, - тихо сказала Ежевичинка. - Нам открыта его красота, его щедрость и просторы. Мы не видим, какому племени принадлежит тот или другой камень, то или иное дерево. Не ищите несуществующие границы…

- … защищайте единственный рубеж, за который стоит стоять насмерть, - повторил Воробей ее слова, продолжая разглядывать отражение огромного зеленого мира. - Но что это за рубеж?

Ежевичинка дотронулась кончиком хвоста до его щеки, мягко заставила поднять глаза.

- Единственная настоящая граница пролегает между днем и ночью, между жизнью и смертью, между надеждой и поражением.

Несколько мгновений Воробей молча смотрел на нее, потом не выдержал.

- Вы там, в Звездном племени, вообще с головой дружите? - прошипел он. - Напомнить тебе, кто все последнее время натравливал одно племя на другое? Кто велел нам разорвать все связи с соседями и надеяться только на своих соплеменников? Или это не вы требовали, чтобы даже целители забыли свой древний закон и перестали оказывать помощь друг другу? Оглянись по сторонам, разве ты не видишь, что в ночь полулуния никто, кроме меня, не пришел сюда? Вы рассорили нас, сделали врагами, а теперь вдруг называете наши границы несуществующими и призываете стать единым племенем! Может, завтра вы попросите, чтобы мы дружно отрастили себе крылья или утопились в озере? Признайся, может, вы просто сумасшедшие?

Ежевичинка съежилась под градом его обвинений, нервно переступила с лапы на лапу. Потом, не поднимая глаз, тихо призналась:

- Мы… мы больше не видим вас…

Она с тоской посмотрела на озеро, покачала головой.

- Мы очутились в полной тьме, у нас теперь всегда ночь… Мы напуганы и не знаем, что делать.

Воробей распушил хвост, презрительно скривил губы.

- И чем же я могу вам помочь?

- Открой им глаза!

- Кому? Нашим племенам?

- Звездному племени!

- С какой стати? - ощетинился Воробей. - Почему ты сама не можешь это сделать?

- Потому что я бессильна! - со слезами в голосе прошептала Ежевичинка. - Я не избранница, в моих лапах нет силы звезд! - Устало сгорбившись, она отвернулась и побрела по петляющей тропке прочь от озера. - Воробей, молю тебя! Заставь их понять, что четыре племени должны сражаться вместе - или их ждет гибель!

- Стой! - мяукнул ей вслед Воробей. - Как я могу убедить их в этом?

Ежевичинка обернулась.

- Ты уже знаешь ответ на свой вопрос.

Ее голос эхом облетел темные склоны, прошелестел над озером.

- Трое должны стать четырьмя, чтобы спасти племена воителей!

Воробей смотрел ей вслед, пока белая фигурка Ежевичинки не растаяла в темноте. Тогда он опять повернулся к озеру.

Гладь воды снова сделалась черной, теперь в ней отражалось только мерцающее звездами небо. Он поморгал, торопясь проснуться, и овраг исчез. Впервые за долгое время Воробей обрадовался своей вернувшейся слепоте.

И тут сбоку от него что-то мелькнуло.

«Я не слеп! Я все еще сплю!»

Вокруг него сновали тени. Вокруг высились деревья. Стояла кромешная тьма.

- Ты даже не увидишь, как мы придем… - раздался свистящий шепот у него над ухом.

Воробей отпрянул. Чьи-то бока прижимались к нему со всех сторон. Содрогаясь от ужаса, он резко обернулся, до рези в глазах всматриваясь в темноту. Кругом кишели тени, но он не мог разглядеть их.

- А потом ты умрешь… - пообещал другой голос, раскатистый и низкий, как ворчание приближающейся грозы. - Твоя смерть будет долгой… и мучительной…

Воробей обернулся, уставившись за деревья.

- Никто тебя не спасет!

«Кажется… я узнаю этот голос!»

Воробей судорожно втянул в себя воздух, попробовал его на язык. Да, он уже встречался с этим котом раньше, в Сумрачном лесу, когда был там вместе со Щербатой!

- Звездолом?

Тень застыла. Янтарные глаза полыхнули совсем рядом с Воробьем. Призрак с шипением отпрянул.

- Стра-аашно? - вкрадчиво спросил он.

- Нет! - вскинул голову Воробей. - Мы готовы к битве!

- Да неужели? - В янтарных глазах заплясала насмешка. - Слепец, ты даже не представляешь, как ты прав! Некоторые из твоих соплеменников готовы куда больше, чем ты думаешь… И намного больше, чем тебе хотелось бы!

- О чем ты? - похолодел Воробей. Он не понимал, к чему клонит Звездолом, но сердце у него сжалось от непонятного страха.

- А ты послушай!

Воробей насторожил уши.

- Стройся! - раздался громкий окрик из-за деревьев. - Выпустить когти! Приготовиться к атаке!

- Они тренируются, - проурчал Звездолом, сладко щуря глаза.

- Какой прием будем использовать? - раздалось из темноты, и шерсть у Воробья встала дыбом. Он узнал голос Пестроцветик.

- Пожалуй, попробуем хват за глотку.

Это был Березовик!

- Только не цель прямо в горло, - прозвучал злобный голос Ветерка из племени Ветра. - Так смерть наступит слишком быстро. Не забывайте, что мы должны вселять ужас в сердца своих врагов, чтобы смерть казалась им избавлением!

- Правильно, - пробасил Звездоцап. - Если порвать кота в клочья на глазах его товарищей, у них поубавится охоты бросаться в бой.

- Сначала устраши, потом распотроши!

- Складно сказано, Метелица! - засмеялся Жукоус из Речного племени.

Земля ушла из-под лап у Воробья. Все было намного хуже, чем он думал.

«Скольких котов мы слепо отдали Тьме! - в ужасе подумал Воробей. - Скольких воителей мы недосчитаемся в последней битве!»

Ежевичинка была права - чтобы сокрушить мощь объединенного Сумрачного леса, четырем племенам воителей придется объединиться и сражаться вместе.

Мимо опять сновали тени, чьи-то бока то и дело задевали Воробья. Лапы стучали по земле, слышались вопли и визг. Они приближались!

Воробей выпустил когти, приготовившись к нападению. Первым из-за деревьев выскочил Коршун. За его спиной следовала целая армия - сильные мускулистые коты, играя мышцами, выходили на поляну. В темноте Воробей видел их глаза, горящие застарелой ненавистью и жаждой крови. Здесь были коты из всех племен - как живые, так и давно умершие - и все они, оскалив клыки, набросились на Воробья.

Он хотел броситься наутек, но его лапы будто приросли к земле. Когда первая волна Сумрачной армии обрушилась на Воробья, и грозное рычание вырвалось из бесчисленных глоток, он открыл глаза и очнулся.

Он снова был слеп. Лунное озеро тихо лизало его нос. Воробей с облегчением перевел дух, почувствовав под лапами холод гладкого камня. Его шерсть промокла от росы, усы дрожали от только что пережитого страха.

- Воробей?

Он даже подскочил от неожиданности, услышав громкий голос.

- Мотылинка? - Воробей втянул воздух. Он еще не совсем пришел в себя, недавнее видение слишком живо стояло перед его внутренним взором.

Так и есть, холодный каменный запах оврага был согрет дыханием Речной целительницы.

- С тобой все в порядке? - Она наклонилась, ее усы пощекотали щеку Воробья.

- Да, все замечательно! - Воробей отряхнулся. Что делает здесь Мотылинка? И откуда она вообще взялась? Воробей прекрасно знал, что хотя Речная целительница прекрасно разбиралась в травах и умела лечить любую хворь, ее сердце и разум были закрыты для Звездного племени. Мотылинка уже давно перестала ходить к Лунному озеру, перепоручив дело общения с предками своей ученице Ивушке.

- Кроме тебя никто больше не пришел? - спросила Мотылинка.

- Нет, - ответил Воробей, присаживаясь.

- Ивушка тоже отказалась идти, - Мотылинка подошла к краю озера, Воробей услышал, как она обнюхивает воду. - Что случилось со Звездным племенем, Воробей? Ивушка говорит, будто предки велели ей держаться подальше от других целителей! - Ее лапы заскребли по камню. Воробей почувствовал, как целительница повернулась к нему. - Но ведь это чепуха какая-то! Целители не могут поворачиваться хвостом друг к другу, только вместе мы можем сражаться за жизнь и здоровье своих племен. В прошлом мы помогали друг другу бороться с болезнями, обменивались травами и советами, наш целительский закон не раз спасал мир между племенами!

Воробей устремил невидящий взгляд на Мотылинку. Пожалуй, она была одной из немногих, кто сохранил голову на плечах!

- Целительский закон больше никого не спасает, - вздохнул он. - От Звездного племени помощи тоже ждать не приходится. Предки напуганы.

- Чего они боятся? - спросила Мотылинка, и Воробей шкурой почувствовал ее изумление.

- Сумрачного леса.

Он на мгновение задумался, стоит ли посвящать Мотылинку в то, что ему известно. Если она не верит, что их предки живут в небесах, то ей должна показаться безумной сама мысль о каком-то призрачном лесе, населенном злыми мертвыми котами! С другой стороны, неверие Мотылинки могло быть ее спасением. Оно позволило ей остаться в стороне как от Звездного племени, так и от Сумрачного леса.

Что если она и есть Четвертая?

Мотылинка медленно обошла вокруг Воробья.

- Ивушка говорит, что скоро будет битва между Сумрачным лесом и Звездным племенем.

- Так и есть, - кивнул Воробей. - Только эта битва будет уже не во сне, а наяву. Живые воины будут сражаться друг с другом на территории племен.

- Как это? - опешила Мотылинка.

- Понимаешь, многие наши воины во сне попадали в Сумрачный лес, где тренировались под началом мертвых воителей, - сказал Воробей. Он приготовился почувствовать, как Мотылинка недоверчиво отгородится от него, но, несмотря на страх, волнами исходивший от ее шерсти, сознание целительницы оставалось открытым и ясным, как небо.

- Я заметила, что некоторые мои соплеменники стали вести себя очень странно, - медленно пробормотала Мотылинка. - Они стали очень нервными и чуть что препираются и затевают ссоры с другими котами.

- Кто именно? - насторожил уши Воробей.

- Тонкокрылый, Метелица…

- А Жукоус? - быстро спросил Воробей.

- Откуда ты знаешь? - ахнула Мотылинка.

Воробей пропустил ее вопрос мимо ушей.

- Мы должны придумать, как объединить всех! - воскликнул он, принимаясь взволнованно расхаживать по берегу. - Пойми, такую битву не может выиграть ни одно из племен! На нас идет объединенное воинство Тьмы, и противостоять ему можно только вместе. Речь идет о жизни и смерти, Мотылинка! Под угрозой само существование наших племен!

Он услышал, как участилось ее дыхание.

- Чем я могу помочь, Воробей?

Ее готовность согрела сердце Воробья надеждой, успокоила его страхи, но он знал, что должен быть честен до конца.

- Коршун… он тоже среди них.

- Мой брат? - Мотылинка ударила хвостом по камню. - Но как?

- Он выбрал тьму, а не свет.

Он почувствовал горечь ее печали, но Мотылинка быстро подавила свои чувства.

- Я - не Коршун, я сама выбираю свой путь, - тихо сказала она. - Я всегда любила брата, но наши пути разошлись еще при его жизни. И моя преданность принадлежит живым товарищам по племени, а не мертвому брату.

- Значит, если придется, ты будешь готова сразиться с ним?

- Сразиться с Коршуном? - искренне удивилась Мотылинка. - Воробей, он же умер!

- Живые и мертвые тренируются вместе в Сумрачном лесу, чтобы погубить наши племена! - в отчаянии воскликнул Воробей, снова вспомнив свое видение. Он затряс головой, прогоняя пугающие мысли.

«Их обманули, они сами не знают, что творят! Не могут же Пестроцветик и Березовик всерьез мечтать об убийстве своих соплеменников!»

- Понимаешь, Мотылинка, Сумрачный лес хочет натравить на нас наших же товарищей, - тихо прошептал Воробей.

Она царапнула когтями по камню.

- Как же нам узнать, кому можно доверять?

Воробей выдохнул. Какая она все-таки умница, такие правильные вопросы задает!

- Наверное, окончательно все станет ясно только во время битвы, - признался он. - Но если мы сумеем помешать Сумрачному лесу натравить наши племена друг на друга, если сможем объединить их, у нас появится надежда на спасение!

- Я не могу изменить то, что сделали умершие, - твердо отозвалась Мотылинка. - Но я могу повлиять на живых. Я постараюсь уговорить Ивушку перестать поворачиваться хвостом к другим целителям. Я найду слова, чтобы убедить ее снова приходить к Лунному озеру.

- Думаешь, она послушает тебя, если предки твердят ей другое?

Мотылинка помолчала, обдумывая его вопрос.

- Не знаю, Воробей. Но я должна постараться. - Воробей почувствовал, как решимость разлилась по жилам Мотылинки, закалила ее сердце. - Если я придумаю, как переубедить других целителей, я приду к тебе и поделюсь своими мыслями. - Воробей ощутил на щеке ее дыхание. - Знай, Воробей, ты больше не один!

Мотылинка повернулась и пошла вверх по тропе, вившейся по склону.

- Ты идешь?

Он радостно бросился следом. Новая надежда окрылила его, наполнила силой лапы. Кто бы мог подумать, что именно Мотылинка, никогда не верившая в Звездное племя, предложит ему помощь в борьбе против Сумрачного леса!

Неужели она будет единственной, кто осмелится это сделать?



Глава IV


Овраг заливал яркий свет. Грозовое племя отдыхало после утреннего патрулирования.

Львиносвет с аппетитом откусил кусок мыши, лежавшей у его лап, краем глаза следя за Милли, устраивавшейся возле воинской палатки.

- Крутобок, выбери для меня полевку! - попросила та своего друга.

- Там их полно, - с полным ртом проурчала Шиповница, делившая дрозда с Пестроцветик. - Мы нашли целую нору полевок и переловили всех до единой!

Крутобок подошел к куче с добычей, окинув ее довольным взглядом. В самом деле, Листопад выдался на редкость щедрым. Охотничьи патрули возвращались в лагерь, сгибаясь под тяжестью еды. Грозовые коты толстели на глазах. Огнезвезд требовал охотиться, не покладая лап, чтобы как следует подготовиться к грядущим тяготам Голых деревьев.

- Можно мне посидеть с тобой? - спросила Остролистая, бросая своего дрозда рядом с Львиносветом.

Он рассеянно поворочал лапой свою мышь.

- Пожалуйста.

Сестра уселась в тени поваленного бука.

- Воробей еще не вернулся, - сказала она, окидывая поляну быстрым взглядом.

- Знаю, - буркнул Львиносвет, рассеянно жуя.

- Зачем он пошел к Лунному озеру? - спросила Остролистая, сплевывая перья. - Ведь Огнезвезд потребовал, чтобы он сложил с себя все целительские обязанности вне границ лагеря!

- Значит, у нашего Воробья были причины нарушить запрет, - ответил Львиносвет, задумчиво поводя ушами. Он сходил с ума от тревоги за брата и проклинал Воробья за безрассудство. Как он мог отправиться в такой дальний путь совсем один? Что если по дороге он столкнется с патрульными Ветра? Вдруг они откажутся проявлять милосердие к коту, обвиненному в убийстве?

Пеплогривка тихо подошла к брату с сестрой. Львиносвет оторвался от своей мыши, посмотрел на нее.

- Отличное сегодня выдалось утро для охотников! - промурлыкала серая кошка.

Львиносвет сощурился. Ах, как похорошела Пеплогривка за эту осень! Ее мягкая серая шерстка стала еще гуще и отливала серебром на солнце, длинный ухоженный хвост был приглажен шерстинка к шерстинке. Сердце Львиносвета заныло от боли. Зачем Пеплогривка терзает его? Зачем ходит в патрули, ведет себя, как воительница? Разве ее место не в палатке целителя? Увы, она оказалась не тихой воительницей Пеплогривкой, в которую он так опрометчиво влюбился, а Пепелицей - погибшей целительницей Грозового племени, которой Звездные предки даровали вторую жизнь ради исполнения какого-то очередного дурацкого предназначения!

- Ты пасть-то закрой, а то еда вывалится, - насмешливо шепнула ему на ухо Остролистая.

Львиносвет вздрогнул и смутился, сообразив, что опять засмотрелся на Пеплогривку. Он отвернулся, жар обжег его шкуру.

- Чего тебе? - грубо спросил Львиносвет у Пеплогривки.

- Ежевика предложил пойти поохотиться возле озера.

- А ты-то тут причем? - прошипел Львиносвет. - Вроде ты должна думать о целительстве?

Он заметил, как она целыми днями бегает в палатку к Воробью, советуясь с ним по поводу дурацких трав! С тех пор, как к Пеплогривке вернулась память Пепелицы, она только и думала, что о целительстве!

- С какой стати? - вспыхнула Пеплогривка.

- С такой, что Воробей еще не вернулся.

- Ну и что? Он скоро придет.

- Надеюсь.

- Остролистая! - позвал Ежевика, стоявший под каменным карнизом. - Возьми патруль и сходите к лугу Двуногих. Я слышал, что прошлой ночью там лаяла собака, поглядите, уж не отвязалась ли она.

Остролистая с тоской взглянула на недоеденного дрозда, вздохнула и побежала к выходу. Львиносвет проводил ее взглядом, чтобы не глядеть на Пеплогривку.

- Почему бы тебе не пойти с ней? - спросил он, не поворачивая головы.

- Мы с тобой идем к озеру, ты не забыл? - напомнила Пеплогривка. - Кого возьмем с собой?

Львиносвет окинул взглядом поляну и с облегчением увидел поднявшегося ему навстречу Белохвоста.

- Белохвост! Пойдешь с нами на охоту?

- Нет, никуда он не пойдет! - воскликнула Яролика, взволнованно бросаясь к другу. - Мы все утро охотились, кроме того, Белохвост только что пообещал выбрать мне из кучи жирненькую полевочку и поесть в тишине! - Она подтолкнула друга хвостом. - Ну, что застыл? Или ты ждешь, что я сама принесу тебе еду, пока ты будешь тут языком чесать?

Белохвост закатил глаза и громко заурчал:

- Уже иду, ворчунья!

Львиносвет вздохнул. В душе он завидовал нежной дружбе, связывавшей эту пару. Еще совсем недавно он мечтал, что у них с Пеплогривкой будет так же… Но ее вернувшаяся память все изменила. Пеплогривка вдруг сделалась ему чужой, он чувствовал, будто совсем не знает ее.

- Ты сегодня заглядывала к Иглогривке? - спросила Яролика у Пеплогривки.

- Я? - всполошилась та. - А разве должна была?

- Нет, - пожала плечами Яролика. - Просто я подумала, что раз Воробья нет… - Она посмотрела на воинскую палатку, скрытую за зарослями ежевики. Внезапно ежевичные плети всколыхнулись, раздвинулись. - Ах, вот и она! - воскликнула Яролика, бросаясь навстречу выползающей Иглогривке.

- Подожди меня! - поспешил за ней Белохвост.

- Мы могли бы быть такими же, - пробормотал Львиносвет, не глядя на Пеплогривку. - Могли быть счастливы вместе…

- Не думаю, что счастье нам суждено, - резко ответила та. Потом черты ее смягчились, она грустно посмотрела на Львиносвета. - Давай не будем мучить друг друга своими несбывшимися надеждами, ладно? - Она выгнула спинку, встряхнулась. - Ну, решил, кого возьмем с собой?

Львиносвет обвел глазами лагерь. Пестроцветик уже закончила завтракать и возилась с Терновником возле детской. Сцепившись, они катались по земле, втянув когти, чтобы ненароком не поранить друг друга. Вот Пестроцветик вырвалась, стремительно развернулась и, удержав равновесие хвостом, нанесла противнику меткий удар лапой. В движениях обоих котов Львиносвету почудился какой-то новый, незнакомый расчет и странная уверенность. Они действовали слаженно и четко, словно танцевали незнакомый, чужой танец. Холодок пробежал по спине Львиносвета.

- Может, их позовем? - спросила Пеплогривка. - Терновник!

Золотистый кот повернулся.

- А?

- Не хочешь сходить поохотиться к озеру?

Терновник радостно вскочил.

- Конечно! А можно Пестроцветик тоже пойдет с нами?

Львиносвет кивнул, и оба кота с веселым мяуканьем наперегонки бросились к выходу. Пеплогривка помчалась за ними.

Львиносвет отодвинул свою недоеденную мышь в сторонку, к обглоданному скворцу Остролистой, и пошел к ним.

Он догнал патруль на середине склона, Терновник и Пестроцветик бежали впереди, петляя между зарослями ежевики, словно играя в догонялки. Львиносвет долго смотрел на них, размышляя. С недавнего времени эта парочка сделалась неразлучна. Если так пойдет и дальше, то не позже следующих Зеленых листьев Пестроцветик будет нянчить котят Терновника. Горечь захлестнула Львиносвета, его хвост уныло повис.

- О-оой! - вдруг взвизгнула Пестроцветик.

Сорвавшись с места, Львиносвет бросился к ней и остановился в недоумении. Пестрая кошка корчилась на земле.

- Что? Что с тобой?

Пестроцветик извивалась всем туловищем, пытаясь вырваться. Теперь Львиносвет заметил, что одна ее лапа запуталась в ежевике. Хорошенькая мордочка Пестроцветик исказилась от боли, на ее глазах показались слезы. Терновник рвал ежевику зубами, торопясь освободить подружку.

- Не дергайся! - прошептал он и быстро добавил: - Если будешь рваться, откроется вчерашняя рана!

- Тихо! - шикнула Пестроцветик. Она виновато потупилась, поймав остекленевший взгляд Львиносвета.

Он замер. Терновник и Пестроцветик не были парой! Они просто вместе тренировались во тьме Сумрачного леса!

Львиносвету почудилось, будто деревья плотнее обступают его, сжимая кольцо. Он судорожно втянул в себя воздух.

«Они не виноваты! - отчаянно прошептал он про себя. - Они сами не знают, что делают! Их обманули».

Весь дрожа, Львиносвет смотрел, как Терновник ловко распутывает ежевику и помогает Пестроцветик встать. Что же делать? Продолжать притворяться, будто он ничего не замечает? Если он перестанет доверять товарищам, то кому вообще можно будет доверять? Львиносвет обернулся на Пеплогривку, спешившую осмотреть пострадавшую кошку. Может, Пеплогривка тоже тренируется в Сумрачном лесу? Львиносвет стал мысленно перебирать своих друзей, их знакомые с детства глаза вдруг показались ему чужими и холодными, как лед на озере.

- Осмотри ее, - приказал он Пеплогривке, но та уже деловито обнюхивала расцарапанное плечо Пестроцветик, время от времени нажимая лапами.

- Больно? А здесь?

Пестроцветик застонала, но упрямо помотала головой.

- Чуть-чуть.

- Ты можешь опереться на эту лапу?

Пестроцветик попробовала, стиснув зубы. Ее мордочка напряглась, потом расслабилась, и кошка уверенно поставила лапу на землю.

- Да! - с облегчением выдохнула она. - Болит, конечно, но идти можно.

Пеплогривка повернулась к Львиносвету.

- Плечо у нее не горячее, значит, вывиха нет. Ничего страшного, всего лишь небольшое растяжение. Пестроцветик нужен покой и…

- Ты уверена? - перебил Львиносвет.

Глаза Пеплогривки вспыхнули.

- Конечно, уверена!

Львиносвет сощурился. Что это она так взъелась? Обижается, когда он позволяет себе усомниться в ее целительских способностях? Или, наоборот, не хочет, чтобы к ней обращались за помощью, как к целительнице? Пока он размышлял, Пеплогривка подтолкнула Пестроцветик вверх по склону.

- А ей можно? - всполошился Терновник. - Вдруг ей станет хуже?

- Все будет хорошо, вот увидишь, - успокоила его Пестроцветик. - Ничего, пока дойду до озера, лапа совсем разойдется.

Пеплогривка обернулась и посмотрела на Львиносвета.

- Наши оруженосцы часто получают куда более серьезные травмы, - спокойно сказала она. - Если Пестроцветик пару деньков побережет свою лапу, не будет бегать и прыгать, то все пройдет без следа.

- Может, ей все-таки лучше вернуться в лагерь? - спросил Львиносвет.

- Нет, пожалуйста, не отсылайте меня обратно! - взмолилась злополучная кошка. - Даже если я не смогу охотиться с вами, я помогу отнести дичь в лагерь. Можно? - Она быстро засеменила вперед, пытаясь доказать, что ее лапа совсем не болит. Львиносвет вздохнул и направился следом.

Охота не задалась с самого начала. Львиносвет вздохнул, глядя на жалкую кучку пойманной дичи. С такой добычей было даже стыдно возвращаться в лагерь! Терновник охотился из лап вон плохо, неуклюже распугал всех птиц, да еще умудрился поскользнуться на береговой гальке, подняв грохот на весь лес. Львиносвет тоже был слишком рассеян, чтобы думать о дичи. Все его мысли были заняты Сумрачным лесом, он ловил каждое слово своих товарищей, ожидая, не проговорятся ли они снова о своих ночных похождениях. Пеплогривка тоже была задумчива, пару раз мыши убежали прямо у нее из-под носа.

Незадачливые охотники отправились обратно и вскоре были уже в лагере. Львиносвет бросил в кучу своего тощего воробья, выпрямился. Огнезвезд дремал на Каменном карнизе рядом с Белкой. Крутобок и Милли отдыхали возле детской, а Ромашка и Тростинка расстилали по поляне охапки мха, чтобы как следует просушить его на солнышке.

У палатки старейшин сидела Кисточка, Пурди спал возле нее и храпел так, что трава качалась.

Пестроцветик прохромала к куче с добычей, волоча в зубах землеройку.

- И это все, что ты поймала?- набросился на нее Шмель. - О чем ты только думала, не понимаю! Ты не забыла, что Голые деревья не за горами?

- Оставь ее, она повредила лапу, - набросилась на полосатого воина Пеплогривка. Склонившись над Пестроцветик, она торопливо обнюхала ее плечо. - Болит?

- Нет! - отпрыгнула в сторону Пестроцветик. - Сколько можно повторять, что у меня все в порядке?

Львиносвет увидел обиду, мелькнувшую в глазах Пеплогривки.

- Если не хочешь, чтобы боль мешала тебе спать ночью, сходи в палатку к Воробью и попроси у него маковых семян, - холодно сказал он Пестроцветик.

Потом посмотрел на Шмеля и спросил: - Он ведь уже вернулся?

Шмель кивнул.

- Да, Воробей пришел сразу после вашего ухода.

- Как он? Цел?

Шмель с усмешкой пожал плечами.

- Ну, если учесть, что наш Воробей уже успел наорать на Орешницу за то, что она попалась ему на пути, нашипеть на Вишнелапку, которая рассыпала мох и прогнать Прыгунца и Лисохвоста в лес за календулой, то он в полном порядке.

Колючая стена, ограждавшая лагерь, громко зашуршала, и в лагерь ворвалась Остролистая. За ней бежали Белолапа, Ягодник и Шиповница. Ягодник шел с гордо поднятой головой, неся в зубах жирного голубя.

Заслышав шаги внизу, Огнезвезд встрепенулся.

- Эй, патруль! Как дела на границе? Все спокойно?

- Да, - ответила Остролистая, ненадолго останавливаясь перед каменной осыпью. - Мы заново пометили границу с племенем Теней, Огнезвезд. Мне показалось, будто запах уже выветрился.

- Отлично! - Огнезвезд бодро сбежал вниз по камням. - А входы в туннели вы проверили?

- Конечно, - кивнула Остролистая. - Все спокойно, никаких следов вторжения.

Крутобок неторопливо прошелся по поляне.

- После недавней взбучки племя Ветра не посмеет сунуть лапу на нашу территорию, - промурлыкал он, с жадностью разглядывая голубя, принесенного Ягодником. - Вот это добыча! Поздравляю!

Огнезвезд повел усами.

- Мне кажется, тебе пора на охоту, - проурчал он, выразительно поглядев на круглый живот старого друга. - Иди, разомни лапы, а то скоро в лаз пролезать не сможешь!

Крутобок с напускным возмущением закатил глаза.

- Между прочим, это все шерсть, а не то, что ты думаешь! - пробурчал он и, усевшись на задние лапы, как следует распушил свой густой серый мех. - Я же не виноват, что родился таким красивым и пушистым!

- Ты похож на огромного голубя, - засмеялась Остролистая.

Белолапа обошла вокруг Крутобока, внимательно оглядев его со всех сторон.

- Да уж, тебе точно не стоит бояться Голых деревьев! К тому времени, как ты похудеешь, наступят Юные листья.

Крутобок обиженно фыркнул и встряхнулся.

- Хороший воин должен быть сытым! И сильным.

Львиносвет оцепенел. Хороший воин должен быть сильным? Неужели Крутобок тоже тренируется в Сумрачном лесу?

- Эй, что с тобой? - пихнула его в бок Остролистая.

- А? - встрепенулся Львиносвет. - Ничего, все в порядке.

- Идем, - сестра подтолкнула его к выходу. - Давай прогуляемся.

Выйдя из лагеря, они медленно побрели по петляющей в траве тропке к Старому дубу. Усталое солнце раннего вечера бросало острые косые лучи сквозь желтеющую листву, рассыпало пестрые блики по черной спинке Остролистой.

- В чем дело? - спросила Остролистая, не поднимая глаз от дороги.

- Ни в чем.

Она нетерпеливо дернула черным хвостом.

- Ты сегодня весь день молчишь, будто воды в рот набрал!

- Просто мне есть о чем подумать, - ответил Львиносвет, начиная раздражаться. Может, Остролистая забыла, что им предстоит втроем остановить вторжение Сумрачного леса?

- Я же вижу, как ты смотришь на Пеплогривку.

Поросшее мхом поваленное дерево преградило им дорогу. Солнечный свет играл на сморщенной коре.

- И что? - с вызовом спросил Львиносвет.

- Тебя это мучает, да? - спросила сестра.

Львиносвет остановился. Ему надоела эта игра в вопросы.

- Что именно меня мучает?

- То, что Пеплогривка оказалась Пепелицей. - Остролистая вздохнула, покачала хвостом. - Честно признаться, мне от этого тоже немного не по себе. - Она переступила с лапы на лапу. - Она ведь была моей лучшей подругой, пока я… - Остролистая замолчала, снова вздохнула. -… пока я не сбежала. А теперь я уже не понимаю, к кому вернулась… Кто она - моя подруга Пеплогривка или какая-то незнакомая Пепелица? И была ли она вообще Пеплогривкой?

Львиносвету хотелось бы утешить ее, но что он мог сказать?

- Не знаю, - сказал он, садясь под деревом. - А какая разница, Остролистая? Если она родилась с духом и памятью Пепелицы, значит, она всегда была ею.

- Думаешь, все так просто? - нахмурилась Остролистая. - Но Пепелица была целительницей, а Пеплогривка - воительница. Как же она может быть и той, и другой одновременно?

- Думаю, этого даже она не знает, - покачал головой Львиносвет.

Остролистая склонила голову к плечу, задумалась.

- Звездное племя дало Пепелице еще одну возможность, - сказала она после долгого молчания. - Мы должны доверять предкам, правильно? Значит, нужно строить отношения с той Пеплогривкой, какая есть. Какая разница - воительница она или целительница? Главное, что она наш друг!

- Угу, - пробурчал Львиносвет, шевеля усами, а про себя сердито подумал: «Конечно, для тебя все просто! Тебя никак не касается то, что целительницам запрещено иметь семью!»

- Эй, выше нос! - пихнула его Остролистая. - Ты такой скучный, когда серьезный! - Она вскочила на поваленное дерево. - Давай наперегонки до дуба!

Львиносвет задумчиво посмотрел на нее.

- Знаешь, я помню то время, когда ты не могла сама перелезть через это дерево. Белка брала тебя за шиворот и перетаскивала.

Остролистая пробежала по стволу, помахивая хвостом.

- Думаешь, только у тебя хорошая память? Я, например, помню, как ты вечно царапал себе пузо, когда был оруженосцем!

Она громко фыркнула, спрыгнула с дерева и бросилась наутек. Львиносвет помчался следом, одним махом перемахнув через ствол. Черная шерсть Остролистой была хорошо видна за деревьями, преследовать ее не составляло никакого труда. Глубоко вздохнув, Львиносвет побежал за черной тенью. Вскоре он догнал сестру, и они помчались рядом, нос к носу, касаясь друг друга боками. Земля и сухие сосновые иглы дождем летели из-под их лап.

Когда впереди показался огромный Старый дуб, раскинувший скрюченные ветви над всей поляной, Львиносвет резко остановился.

- Здорово, - пропыхтел он, глядя на сестру. - Как раньше… Как будто ты никогда никуда не убегала.

Она обернулась, подбежала к нему.

- Я бы хотела, чтобы так это и было, - очень тихо сказала Остролистая. Ее глаза вдруг потемнели. - Но сделаного не воротишь. Слишком многое переменилось. На вас с Воробьем легла такая огромная ответственность… Я говорю не только о пророчестве, Львиносвет. Вы сами очень сильно изменились. Стали настоящими Грозовыми котами, плоть от плоти своего племени. Отныне все зависят от вас, судьба племени стала вашей судьбой.

- Ты тоже немало сделала для Грозового племени.

- Что же я сделала? - резко спросила Остролистая, опуская глаза. - Пока вы охотились для племени, пока лечили своих товарищей, сражались за них и тревожились о будущем, я пряталась от всех! - Она втянула голову в плечи. - Я потратила жизнь на то, чтобы прятаться.

- Ты вернулась, - твердо сказал Львиносвет, утыкаясь носом в ее плечо. - И это самое главное. Я счастлив, что ты снова с нами.

Остролистая подняла голову и посмотрела на брата.

- Не делай вид, будто прошлое не имеет значения, - тихо сказала она и, отвернувшись, медленно побрела к Старому дубу. - Мое прошлое, оно как тень. Все время рядом, и никогда мне от него не избавиться.

Зашуршали папоротники, на поляну выбежали Воробей и Голубка.

- Я же говорила, что они здесь! - промяукала запыхавшаяся Голубка.

- Ладно, ушастая, хватит хвастать, - пробурчал Воробей. Его незрячие глаза остановились на Остролистой. - Нам надо поговорить.

Остролистая обернулась.

- Со мной?

- Без тебя! - рявкнул Воробей. Львиносвет поморщился. Грубость брата больно ранила его. - Извини, Остролистая, - без тени раскаяния добавил Воробей. - Но это касается только Троицы, остальные здесь лишние.

Остролистая покорно опустила голову.

- Да, хорошо, - тихо отозвалась она и пошла дальше. - Я поохочусь возле озера, - сказала она и добавила, повысив голос: - Надеюсь, мне повезет разжиться чем-нибудь получше, чем полудохлый воробей, которого ты притащил в лагерь, Львиносвет!

Сердце у Львиносвета заныло от боли. Остролистая пыталась шутить, но он видел, что ее глаза блестят от слез.

Он догнал сестру, погладил ее хвостом по спине.

- Ты всегда охотилась лучше меня, Остролистая.

- Спасибо, - еле слышно шепнула она, скрываясь в папоротниках.

Львиносвет вернулся на поляну.

- В чем дело? - быстро спросил он у Воробья.

Неужели Сумрачный лес готов начать войну?

Львиносвет выпустил когти.

- Я получил послание от Клана Бесконечной Охоты, - без предисловий выпалил Воробей.

- От Клана? - Голубка села. - Когда?

- Когда был в горах, когда же еще? - огрызнулся Воробей, взмахивая хвостом.

- А почему ты только теперь говоришь нам об этом? - удивленно мяукнула Голубка.

- Может, ты все-таки послушаешь? - процедил Воробей. - Короче, нам велено найти Четвертого.

Львиносвет так и застыл с разинутой пастью.

- Четвертого?

- Это пророчество, - буркнул Воробей.

Голубка поскребла когтями по земле.

- Но в пророчестве сказано, что придут трое!

- Это сказано в пророчестве Звездного племени, - ответил Воробей. - А Клан Бесконечной Охоты сказал по-другому: «Конец звезд приближается. Трое станут четырьмя, чтобы бросить вызов вечной тьме».

Мурашки побежали по шкуре Львиносвета.

- Они считают, что мы сами не справимся?

- Вот именно, - прижал уши Воробей.

- Мы сделали что-то не то? - испуганно мяукнула Голубка.

Воробей принялся возбужденно расхаживать по поляне.

- Откуда я знаю? И вообще, какая теперь разница? Главное, мы должны найти Четвертого!

Львиносвет тщетно боролся со страхом, поселившимся где-то на дне его живота.

- Они не сказали, кто он такой?

Воробей резко остановился.

- Как ты думаешь, я попросил бы вас искать этого кота, если бы знал, кто он? - прошипел он, закипая.

- Наверное, это Искра! - воскликнула Голубка, сверкая глазами. Она вся вытянулась, подняла хвост. - Ведь она такая храбрая! Она наша единственная союзница в Сумрачном лесу!

Воробей резко обернулся к ней.

- Если Искра твоя сестра, это еще не значит, что она владычица лесная! - взорвался он. - Твоя сестра добровольно тренировалась в Сумрачном лесу, она позволила мертвым одурачить себя! У нее нет никаких особых способностей, и никогда не было. - Он снова забегал по поляне. - Наверное, это кто-то из другого племени!

Неожиданная мысль, как луч солнца, озарила Львиносвета.

- Это Остролистая! Вот почему она вернулась! Она - Четвертая!

- Если вы любите своих сестер, это еще не значит, что они непременно должны стать избранницами пророчества! - взвизгнул Воробей. - Будь это кто-то из нашего племени, мы бы заметили в нем какие-то необычные способности, - добавил он уже спокойнее. - Ведь Голубку мы сразу нашли!

- Потому что выбор был невелик, - напомнила Голубка. - В пророчестве Троицы говорилось о «крови от крови» Огнезвезда.

- А что если Четвертый тоже должен быть родственником Огнезвезда? - предположила Голубка. - Не случайно нас просят искать не «нового избранника», а именно «четвертого», то есть, такого же, как предыдущие трое!

- Допустим, - прошипел Воробей. - Кто у нас родственники Огнезвезда? Скажем, Мотылинка. Она сестра Коршуна - брата Ежевики, а Ежевика друг Белки, то есть дочери Огнезвезда. Такое родство подойдет?

- Нет! - покачал головой Львиносвет. - Это не кровное родство, и потом, у Мотылинки вообще нет никаких особых способностей.

- У Остролистой тоже нет никаких способностей, но это не помешало тебе предложить ее! - огрызнулся целитель.

- А вот Искра может во сне посещать Сумрачный лес! - горячо напомнила Голубка. - Наверное, избранница все-таки она.

- Хочу напомнить, что в Сумрачный лес, к сожалению, шляется великое множество котов всех племен, - язвительно напомнил ей Воробей. - Это делает их нашими возможными врагами, а вовсе не избранниками пророчества. Ладно, будем думать дальше. Я надеюсь, мы сумеем отыскать Четвертого до того, как настанет время битвы.

С этими словами он повернулся и решительно зашагал обратно в лагерь.

Львиносвет сердито посмотрел ему вслед. Шерсть у него стояла дыбом от раздражения. Почему Воробей такой упрямый? Почему он не верит в избранничество Остролистой? Она с самого начала была частью пророчества, не случайно она с детства знала о нем! Даже слепому должно быть ясно, что Остролистая и есть Четвертая!

Голубка переступила с лапы на лапу.

- Это точно Искра!

Львиносвет закрыл глаза. Великое Звездное племя, почему все так сложно?

- Отлично, - устало вздохнул он. - У нас куча догадок, но как мы можем их проверить?

- Наверное, предки пошлют нам знак, - неуверенно мяукнула Голубка.

- Ты забываешь, что предки слыхом не слыхивали про Четвертого, - напомнил Львиносвет. Перед глазами у него все плыло. Привычный мир распадался на глазах: сначала Пеплогривка оказалась совсем не Пеплогривкой, а теперь Трое превратились в Четырех… Как они могут одержать победу в страшной войне, если все так изменилось?

В животе у него было холодно и пусто. Знает ли Звездное племя о том, что происходит? Но имеет ли это хоть какое-то значение? С рождения Львиносвет верил в мудрость звезд, но теперь от его веры не осталось и следа. Все советы Звездных воителей обернулись бедами, их слова ничего не значили, даже их заветное пророчество оказалось неправдой. Кому нужно воинство, которому нельзя доверять?

Разве он, Львиносвет, может доверить им судьбу четырех лесных племен?



Глава V


Голубка молча смотрела вслед уходившему Воробью.

«Четвертый кот…- Лапы у нее дрожали. - Неужели я недостаточно сильна?»

Может, Звездное племя рассчитывало на большее, когда избрало ее третьей? Что с того, что она слышит приближение страшных воителей Сумрачного леса? Слышать - не значит остановить.

Голубка подняла глаза на Львиносвета.

- Будем охотиться?

- Иди без меня, - устало вздохнул он.

Голубка нервно поежилась. Львиносвет был ее наставником. Он был самым сильным, самым храбрым и умелым воином Грозового племени. Почему же сейчас он выглядит таким надломленным? Неужели он тоже потерял веру в победу?

- Я… Ну, тогда до встречи.

- Угу, - ответил Львиносвет, не глядя на нее.

Голубка неторопливо засеменила в чащу, робко оглядываясь в надежде, что он пойдет за ней. Но Львиносвет не трогался с места.

Голубка перепрыгнула через ручеек и углубилась в лес, потихоньку успокаиваясь среди кружевной тени и терпких запахов крапивы и папоротников. Первые опавшие листья пестрели на земле.

«Нет, почему они со мной спорят? - думала Голубка на бегу. - Ясно же, что четвертый кот - это Искра! Она каждую ночь рискует жизнью, пробираясь в Сумрачный лес, где ей приходится сражаться с ужасными мертвыми котами! Ну и что, что у нее нет никаких особых способностей? Искра все равно заслужила стать Четвертой!»

- Ой! - громко взвизгнула Голубка, с размаху наступив на острую колючку. Оказывается, она так глубоко ушла в свои мысли, что не заметила, как забралась в заросли ежевики.

В следующее мгновение резкий голос заставил ее прирасти к месту.

- Ты слышал?

Запах племени Теней ударил в ноздри Голубки.

«Я забежала на границу! Совсем мозги потеряла!»

Голубка бесшумно юркнула поглубже в ежевику, росшую вдоль всей границы. Затаив дыхание, она прижалась к земле, прислушиваясь к приближающимся шагам воинов Теней.

- Не бойся, Голубка, - вдруг раздался над ее головой знакомый голос. - Сейчас я от них избавлюсь. Только не шуми, сиди тихо.

Когтегрив!

- Это кролик! - громко мяукнул Когтегрив, поворачиваясь к товарищам. - Он удрал на территорию Грозового племени.

- Странно, кроликом совсем не пахнет.

Голубка узнала недовольное ворчание Крысобоя.

Громко зашуршали кусты - очевидно, сердитый воин Теней решил самостоятельно проверить слова Когтегрива. Голубка увидела рыжую шерсть, мелькнувшую среди листвы.

«Помоги мне, Звездное племя!»

Ее легкие разрывались от боли, но она не смела вздохнуть.

- Идем отсюда! - донесся громкий голос Рябинника. - Чернозвезд хочет, чтобы мы проверили берег. Говорят, там вчера видели собаку. Нужно прогнать ее, пока она не надумала удрать в лес.

Голубка услышала недовольное шипение Крысобоя.

- Подожди чуть-чуть! Я чую запах Грозового племени!

- Давай я останусь и проверю, - вызвался Когтегрив.

- Ладно, только не переходи границу, - разрешил Рябинник.

- Я тоже хочу остаться! - не унимался Крысобой. - Если Грозовые ищейки рыщут возле нашей границы, я хочу собственными когтями отбить у них охоту соваться дальше!

- Хватит спорить, Крысобой! - судя по голосу, Рябинник уже начал терять терпение. - Когтегрив прекрасно справится без тебя, а нам нужно как можно скорее выполнить задание Чернозвезда. Сорвавшаяся с поводка собака - дело нешуточное. Но если тебя так тревожит граница, можешь после патрулирования прийти сюда и пометить ее еще раз.

Голубка с облегчением перевела дух, услышав удаляющиеся шаги воинов Теней.

- Голубка? - шепотом позвал Когтегрив. - Ты меня искала?

- Нет! Вот еще! - Ее облегчение мгновенно сменилось гневом. Что он себе позволяет? Кто дал ему право считать ее мышеголовой влюбленной дурочкой… и предательницей? - Я не собираюсь с тобой разговаривать, понял? Или ты забыл, что я своими ушами слышала, как ты обвинил Воробья в убийстве?

Когтегрив выбрался из-под куста, почесал лапой за ухом.

- Я заступился за сестру, - виновато вздохнул он.

- Как ты мог? - зашипела Голубка. - Зачем ты это сделал? Ведь она солгала!

- Она моя сестра, - просто ответил Когтегрив, подняв на нее свои круглые глаза. - И моя соплеменница. Чего ты от меня ждала? Как я мог поступить иначе?

- Я ждала, что ты хотя бы промолчишь! - хлестнула себя хвостом Голубка. - Или ты тоже поверил Светлоспинке?

Когтегрив задумчиво пошевелил усами.

- Я не мог позволить, чтобы Светлоспинка оказалась одна против всех, - сказал он. - Тем более, в таком серьезном деле. - Он придвинулся ближе, заглянул в глаза Голубке. - Разве ты не сделала бы то же для Искры?

- Нет, если бы знала, что она говорит неправду!

Когтегрив сощурил свои огромные янтарные глаза, склонил голову.

- А если бы Искра сделала что-то отвратительное? - тихо спросил он. - Ты бы отвернулась от нее?

Шерсть у Голубки встала дыбом. Как он смеет?

- Искра не может сделать ничего плохого! - взорвалась она, спеша подавить свой страх. Вопрос Когтегрива почему-то испугал ее. - И никогда не сделает.

- Правда? - теперь в его красивых глазах сверкнул вызов.

- На что ты намекаешь? - взорвалась Голубка. Она знала, что Когтегрив, как и Искра, тренируется в Сумрачном лесу. Неужели там произошло что-то такое, о чем Искра решила ей не рассказывать?

- Да так, - опустил глаза Когтегрив. - Ни на что.

Голубка резко вскинула голову.

- Короче, моя сестра тут совершенно не при чем! Мы говорим о Светлоспинке и ее мерзкой лжи!

- Светлоспинка верит в то, что говорит.

- А ты? - выгнула спину Голубка.

- А я скучаю по тебе, - янтарный взгляд Когтегрива прожег ее шерсть, добравшись до самого сердца. - Неужели нам обязательно ссориться?

Голубка растерянно отпрянула, когда он сделал шаг к ней.

- Почему мы не можем опять встречаться, как раньше? - он сорвал когтем листок ежевики, проводил его взглядом. - Помнишь, как здорово было, когда мы были вдвоем? Только ты и я, и никто не стоял между нами.

Голубка открыла пасть, чтобы сказать ему что-нибудь обидное. Напомнить, что они принадлежат к разным племенам. Сказать, что она и думать о нем забыла, и что ей не о чем с ним разговаривать. Но это все было бы неправдой. Она не должна о нем думать, и разговаривать тоже не должна, но почему тогда ей так хочется вернуть все?

- Я… я не знаю, - жалобно пролепетала Голубка.

- Знаешь! - Когтегрив шагнул еще ближе, теперь его щека почти касалась ее щеки. - Ты чувствуешь то же, что и я, Голубка! Я же вижу.

«Он… он же тренируется в Сумрачном лесу!»

Голубка попыталась отстраниться, но сила, красота и тепло Когтегрива неудержимо притягивали ее все ближе. Впервые за долгие месяцы ей было хорошо и спокойно. Ее сердце пело и плавилось от нежности, Голубке казалось, что если она придвинется еще ближе, сольется с Когтегривом, то больше никогда не будет бояться. Он защитит ее от всех на свете, только рядом с ним ее сердце всегда будет спокойно.

«Искра тоже там тренируется, - пискнул тоненький голосок в голове Голубки. - Может, Когтегрив тоже шпионит для своего племени! Он хороший!»

Его дыхание нежно ласкало ее щеку. Как в те далекие ночи, когда они вдвоем сидели в заброшенном гнезде Двуногих, вдалеке от территорий племен, совсем одни под светлой луной…

- Когтегрив! - оглушительный вопль Крысобоя заставил ее вздрогнуть и отскочить от Когтегрива. Воин Теней стоял с другой стороны куста.

- Бегу! - Когтегрив поспешно выбрался из ежевики. - Приходи сюда ночью, - шепнул он Голубке. - Я буду тебя ждать.

Вся дрожа, она повернулась и бросилась бежать.

«Я не могу с ним встречаться! - Мысли Голубки путались, они неслись наперегонки с ее быстрыми лапами, и вскоре она уже не могла бы сказать, от чего бежит - от Крысобоя, от Когтегрива или от себя самой. - Но почему не могу? Я же встречалась с ним раньше! Что плохого, если мы увидится еще разок? Всего один раз! Если я пойму, что это плохо, то больше не приду!»

Ярко-рыжая шерсть мелькнула впереди. Голубка резко остановилась, едва не врезавшись в Огнезвезда.

Он удивленно попятился, смерил ее пристальным взглядом.

- Голубка! Прости, кажется, я задумался… Даже не услышал, как ты идешь.

- Это я виновата, - пролепетала Голубка, виновато пряча глаза. - Не посмотрела, куда несусь!

Огнезвезд сочувственно кивнул.

- Тебя тоже что-то тревожит?

«Да, еще как! Я вся извелась из-за Когтегрива».

- Я… я просто… - залепетала Голубка, не зная, что ответить.

- Ты прислушивалась, не грозит ли нам беда? - перебил ее Огнезвезд.

Голубка мгновенно напряглась.

«Они все видят во мне только мои уши! - возмущенно подумала она. - Как будто я не могу заниматься чем-то другим!»

- Тяжкий дар тебе достался, Голубка, - покачал головой Огнезвезд. - Как страшно знать об этом…

Голубка непонимающе пошевелила усами.

- О чем? - переспросила она. - О Сумрачном лесе?

- Да, - Огнезвезд посмотрел в глубину леса. - Все племена чувствуют приближение беды, хоть и не знают, откуда исходит опасность. Но они знают, что наш мир подходит к концу. Я приказал усилить патрули и укрепить наши палатки. Наши воины не мышеголовые, они видят - что-то готовится. Они чувствуют опасность. - Огнезвезд вдруг повернулся к Голубке. - Скажи, ты справляешься? - Глаза у него были зеленые, как лесная чаща. - Ты слишком молода для таких испытаний.

- Я все выдержу! - выпрямилась Голубка.

- Я знаю, - предводитель мягко кивнул ей. - Но прошу тебя, ешь побольше и отдыхай… Помни, - он помолчал, снова посмотрел куда-то вдаль. -… Помни, что главная ответственность все-таки лежит на мне. Не думай, что ты одна держишь в лапах судьбу всего племени. Делай лишь то, что можешь, и поверь - этого будет достаточно. - Огнезвезд поднял голову. - А я позабочусь обо всем остальном.




Глава VI


Прозрачный свет пробивался сквозь стены палатки.

Искра зевнула и прогнулась так низко, что лапы задрожали. Она с удовольствием почувствовала, как напряглись все мышцы, как будто каждая жилочка ее тела обновилась и налилась силой после очередной ночной тренировки в Сумрачном лесу. Теперь, когда Искра начала тренировать Березовика и Краснохвоста, она просыпалась почти без царапин, зато совершенно вымотанная бесконечной отработкой одних и тех же приемов. Краснохвост все схватывал на лету, а добросовестный Березовик подходил к тренировкам с тем же упорством и старанием, с каким относился к своим обязанностям дома. Когда ее отец с первого раза усвоил бросок с двух лап, Искра испытала прилив настоящей гордости.

Голубка зевнула.

- У тебя усталый вид, - заметила Искра, оглядывая сестру Голубые глаза Голубки помутнели, шерсть выглядела всклокоченной и пыльной, с приставшими к ней хвоинками и кусочками сухой листвы. Почему у Голубки такой странный вид? Уж не выходила ли она ночью из лагеря?

- Меня будят ночные шорохи.

Искра вздохнула. Бедная Голубка, как же тяжело ей живется с таким острым слухом!

- Может, попробовать затыкать их мхом? - сочувственно предложила она.

Голубка растерянно поморгала.

- Что? Кого?

- Уши! - нахмурилась Искра. - Я говорю о твоих ушах!

Да что сегодня творится с Голубкой? Она как будто витает на облаках!

Кротолапик перевернулся на бок и сел.

- Жаль, что я не догадался заткнуть мхом свои уши, - сонно проворчал он. - Тогда меня бы не разбудили две кошки, которые трещат спозаранку, как сороки!

- Уже рассвело, - зевнула Вишнелапка. - Пора вставать.

- Шиповница и Лисохвост сегодня утром тренируются лазать по деревьям вместе с Долголапом, - напомнил ей Кротолапик. - Поэтому мы могли бы поспать подольше.

- А почему они нас с собой не взяли? - встрепенулась Вишнелапка.

- Долголап говорит, что мы еще малы, чтобы прыгать с веток! - обиженно прошипел Кротолапик. - Сам он мал! Спорим, я могу спрыгнуть со Старого дуба и даже лапы не отбить?

Искра шутливо шлепнула его по уху.

- Давай не будем спорить, - промурлыкала она. - Не хватало нам раненых котов в лагере!

«Тем более, накануне вторжения Сумрачного леса!» - прибавила она про себя. Выбравшись из палатки, Искра пошла к каменной осыпи, где Ежевика занимался распределением утренних обязанностей.

- Дичь начала прятаться под землю, - услышала Искра слова глашатая. - Нужно охотиться, пока есть возможность. Но и о боевых тренировках забывать не следует, конечно. Сами знаете, сейчас все племена стали нервные, чуть что - когти выпускают. Нервное племя - опасное племя.

- Думаешь, поэтому племя Ветра пыталось напасть на нас из туннелей? - спросила Медуница.

Белохвост сощурил глаза.

- И поэтому племя Теней обвинило нашего целителя в убийстве?

Огнезвезд спустился с карниза, встал рядом с глашатаем.

- Не стоит втягиваться в раздоры между племенами, друзья. Давайте лучше думать о том, как подготовиться к грядущим Голым деревьям.

«И о том, как противостоять Сумрачному лесу», - подумала про себя Искра. Ее товарищи наивно полагали, будто им угрожают соседи. Знали бы они, какая страшная беда нависла над всем лесом!

Ежевика кивнул.

- Огнезвезд прав. Нужно думать о близких холодах, но и о тренировках забывать не стоит. Ягодник! - глашатай посмотрел в сторону новенького гнездышка, аккуратно сплетенного на стволе поваленного бука. Из веток показалась лобастая светлая голова.

- Что?

Ежевика поманил его хвостом.

- Я попрошу тебя помочь Долголапу потренировать Лисохвоста и Шиповницу. Они сегодня отрабатывают приемы битвы на деревьях.

Ягодник выбрался на поляну и встряхнулся, поигрывая мышцами.

- С радостью! - Глаза его просияли. Все знали, что в лазанье по деревьям Ягоднику не было равных в племени. Крепкий, быстрый, с длинными, сильными, как у орла, когтями, Ягодник был ловок и стремителен, как белка. Горе тому вражескому воину, который рискнет пройти под деревом, на котором будет сидеть в засаде этот яростный воин!

Долголап посмотрел на Ежевику и, дождавшись кивка глашатая, поспешил к выходу из лагеря. Шиповница и Лисохвост побежали за ним, Ягодник огромными прыжками понесся через поляну. Кротолапик проводил их тоскующим взглядом, его светлая шерстка встала дыбом от огорчения.

Ежевика весело подмигнул оруженосцу.

- Вы с Вишнелапкой сегодня будете тренироваться с Голубкой и Искрой.

Искра повесила хвост. Она и так всю ночь тренировала оруженосцев в Сумрачном лесу, поэтому мечтала отправиться на охоту, чтобы хоть немного отдохнуть.

- Ты слышала, Голубка? - запрыгала от восторга Вишнелапка. - Сегодня ты будешь нашей наставницей!

Голубка, зевая во всю пасть, выползла из палатки.

Искра снова насторожилась. Отчего Голубка выглядит такой измученной? Ведь это не она всю ночь тренировалась в Сумрачном лесу!

- Покажешь нам парочку убойных боевых приемов? - спросил Кротолапик, умоляюще глядя на Искру своими круглыми желтыми глазами. - Пестроцветик рассказывала, что ты такие знаешь, что закачаешься!

- Я думаю, сегодня мы займемся обороной, - вздохнула Искра. После визита в Сумрачный лес ей меньше всего на свете хотелось думать об «убойных приемах».

- Если хочешь, можем и над атакой поработать, - отозвалась Голубка, шагая следом за ними.

Искра выразительно посмотрела на нее. «Ты что, оглохла? Не слышишь, что я сказала?». Она совсем было собралась устроить сестре выволочку, но оруженосцы уже с веселым писком бросились в сторону оврага.

- Осторожнее! - завопила Искра. - Только не пораньтесь! И когти втяните!

«Здесь вам не Сумрачный лес!» - добавила она про себя.

Когда оруженосцы скрылись за кустами, Искра поравнялась с Голубкой.

- Что с тобой такое?

- Ничего.

- Тогда почему ты ведешь себя так, словно проснулась в чужом племени? Говоришь невпопад, зеваешь, ничего не слышишь?

- Все я слышу, - рассеянно ответила Голубка, глядя перед собой.

Но Искра не собиралась так легко отступать.

- Скажи честно, что помешало тебе спать ночью?

- Я же сказала, - пожала плечами Голубка. Меня будили лесные звуки.

Они уже дошли до оврага, и Искра первая сбежала по крутому склону вниз. Кротолапик и Вишнелапка уже кувыркались на песке.

- Боевая стойка! - скомандовала Искра.

Оруженосцы мгновенно отскочили друг от друга и присели, прижавшись животами к песку.

- Хвосты ровно! - Искра прижала лапой подрагивающий хвостик Кротолапика и повернулась к Вишнелапке. - Плечи ниже, задние лапы подбери! - Она носом поправила стойку ученицы, заставив Вишнелапку поглубже втянуть задние лапки. - Видишь? Так у тебя прыжок получится сильнее. А теперь давайте попрыгаем и посмотрим, кто дальше.

Она отошла к Голубке, сидевшей на краю поляны.

- Не забывайте вытягивать передние лапы! - посоветовала Искра, снова покосившись на оруженосцев. - Вы же хотите встретить врага когтями, а не носом, - она улыбнулась и подсела поближе к сестре. - Я же знаю, что ты что-то скрываешь!

Кротолапик и Вишнелапка запрыгали по поляне. Честно говоря, оба больше походили на перепуганных кроликов, чем на грозных воителей.

- Еще разок! - вздохнула Искра. - И еще, до тех пор, пока не получится! - Она снова посмотрела на сестру. - Ну, в чем дело?

Голубые глаза Голубки были тихи и задумчивы, в них светилась какая-то незнакомая Искре нежность. Но в следующую секунду Голубка встряхнулась, посмотрела на сестру и тихо сказала:

- Нам стало известно новое пророчество.

- Какое?

- Клан Бесконечной Охоты сказал Воробью, что мы должны найти четвертого кота.

Искра оцепенела.

- Четвертого? И кто же это?

- Воробей думает, что это Мотылинка! - Голубка задумчиво обвела глазами поляну. - Львиносвет считает, будто это Остролистая.

- А Клан не сказал, кто это? - Искра выпустила когти. Почему предки постоянно говорят загадками?

- Наверное, они сами не знают.

- А Звездное племя?

Голубка пожала плечами.

- Ну хорошо, а ты что думаешь? - возбужденно прошептала Искра. - Кто этот Четвертый?

- Ты!

- Я? - Искра потрясла головой. - С какой стати? Если я твоя сестра, это еще не значит…

- Ты каждый день рискуешь жизнью, отправляясь в Сумрачный лес, - перебила ее Голубка.

- Я всего лишь исправляю свою ошибку, - вздохнула Искра. - И собираю сведения для вас. Звездное племя никогда со мной не разговаривало.

Голубка придвинулась чуть ближе.

- А ты точно в этом уверена? Может, у тебя были какие-нибудь загадочные сны?

Искра закатила глаза.

- У меня нет времени на загадочные сны! - прошипела она. - Ты сама только что сказала, что я каждую ночь провожу в Сумрачном лесу!

- А можно мы потренируем уклонения от удара?

Искра стремительно обернулась и увидела Кротолапика, стоявшего у нее за спиной. Она так увлеклась разговором, что даже не заметила, как он подошел!

- Сейчас займемся, - кивнула она и снова посмотрела на сестру. - Это Остролистая, точно тебе говорю!

- Что Остролистая? - звонко переспросила подбежавшая Вишнелапка.

- Отрабатывайте прыжки! - рассердилась Искра.

- Не могу! - пожаловалась Вишнелапка. - Кротолапик занял всю поляну и толкается!

Искра посмотрела на шустрого оруженосца.

- Кротолапик! Иди на край поляны, а сестре оставь середину.

- Это нечестно, почему я должен…

- Так! - повысила голос Искра. - Я не поняла, ты тренируешься, чтобы стать воителем, или чтобы остаться в детской?

Недовольно ворча себе под нос, Кротолапик поплелся на край поляны и принял стойку, приготовившись сделать еще один прыжок. Победившая Вишнелапка гордо задрала хвост и с нарочитой неторопливостью отправилась на середину оврага.

Искра снова повернулась к Голубке.

- Нет, ты сама подумай - зачем тогда Остролистая вернулась? Для чего?

- Если бы она была Избранницей, она бы вообще никуда не убегала, - возразила Голубка. - Нет, это ты и не спорь со мной.

- Да у меня нет никаких особых способностей! - напомнила Искра.

- Ты храбрая! - горячо ответила Голубка. - Ты каждую ночь шпионишь в логове нашего смертельного врага. По справедливости это должна быть ты!

Громкий писк прервал их разговор. Кротолапик и Вишнелапка дрались на середине поляны. Искра бросилась к ним, оттащила Кротолапика прочь.

- Великое Звездное племя, да что за несносные котята! Что вы творите?

- А он нарочно прыгает на мою территорию! - зашипела Вишнелапка.

- А чего она дразнится? - взвыл взъерошенный Кротолапик.

- Вы ведь соплеменники! - взорвалась Искра. - Как вы покажете себя в бою, если постоянно деретесь друг с другом?

Отчаяние сдавило ее грудь. Какие ужасы и страшные открытия ждут впереди ее ничего не подозревающее племя?

Когда солнце повисло над лагерем, Искра устало дошла до ярко освещенного пятачка земли под поваленным буком и растянулась на теплой земле. Она была сыта, солнце приятно припекало ее спинку. Утренняя тренировка утомила ее, глаза у Искры слипались.

«Что если Голубка права, и я, в самом деле - Четвертая?»

Она вновь услышала слова Голубки: «Ты каждую ночь шпионишь в логове нашего смертельного врага…»

Искра поморщилась и попыталась заглушить голос сестры, звучавший у нее в ушах.

«Если бы я была Четвертой, я бы это знала! Почувствовала бы. И у меня непременно были бы какие-то особые способности, как у остальных троих».

- Искра!

Голос Березовика разбудил ее.

- А? - Искра поспешно села. - Что?

Ее отец стоял против солнца, превратившись в черную тень. Искра несколько раз моргнула, пытаясь привыкнуть к свету, и не сразу разглядела Мышеуса, стоявшего рядом. Она внутренне сжалась, почувствовав неладное. Искра не сомневалась, что речь пойдет о Сумрачном лесе.

Так и оказалось.

- Надо поговорить, - прошептал Березовик, кивая в сторону выхода из лагеря. - Наедине.

Искра с тоской посмотрела на залитый солнцем лагерь. Маковка и Листвичка ели мышку возле палатки старейшин. Старая Кисточка отдыхала рядом, положив голову на лапы, а Пурди старательно вылизывал ее шерсть. Вишнелапка и Кротолапик, давно позабывшие про недавнюю ссору, прыгали друг на друга за детской, отрабатывая броски.

- Хорошо.

Искра со вздохом поднялась и поплелась к выходу, с трудом переставляя отяжелевшие лапы. На Мышеуса она старалась не смотреть, чтобы не выдать своей тоски. Она даже представить себе не могла, сколько ее соплеменников поверят сладкой лжи Коршуна и попадутся в когти зловещих мертвецов!

«Я сама ничем не лучше», - горько подумала она. Разве Коршун не сыграл на ее тщеславии, когда заманил в Сумрачный лес обещанием сделать из нее лучшую воительницу всех племен? Разве она не рвалась в это страшное беззвездное место, торопясь поскорее разучить все приемы и проявить себя дома?

Тогда ей так хотелось тренироваться, что было неважно, кто, а главное, для чего, ее обучает. Что и говорить, Коршун был очень хитер, он заставил ее поверить, будто тренируясь по ночам в неизвестном мрачном месте, она лишь оттачивает свое мастерство, чтобы еще лучше служить своему племени. Если она сама так позорно попалась в когти врагов, то какое она имеет право осуждать других за излишнюю доверчивость?

В лесу было холоднее, чем в овраге, здесь царила кружевная тень, ветерок тихо шелестел в листве. Искра привела Березовика и Мышеуса к оврагу для тренировок, остановилась на краю.

- Мы решили встретиться с воинами Сумрачного леса из других племен, - без предисловий выпалил Березовик.

Искра разинула пасть.

- К-когда?

- Сейчас.

- Но… зачем? - сглотнула Искра.

- Чтобы потренироваться при свете дня, - ответил Мышеус.

Березовик кивнул, глаза его ярко заблестели.

- Приемы нужно отрабатывать в деле, иначе какой в них толк? - возбужденно заговорил он. - Только в тренировочных состязаниях можно по-настоящему проверить свои навыки и исправить ошибки!

Искра поперхнулась.

- Но при чем тут соседские воины? - слабо пролепетала она. Ей сделалось дурно при одной мысли, что страшные наставники из Сумрачного леса могут со дня на день начать тренировать живых воителей прямо здесь, на берегах озера.

- Так это же главное! - воскликнул Березовик, удивленно глядя на нее. - Нужно, чтобы новыми приемами овладели воины всех племен. Мы все должны быть сильны, чтобы в случае опасности прийти на помощь друг другу!

Искра удивленно уставилась на отца. Неужели он и правда верит в это? Глаза Мышеуса и Березовика были чисты и честны, в них не было и тени коварства. Искре захотелось завыть от отчаяния. Четыре племени насмерть рассорились друг с другом, все ждали друг от друга нападения, и от этого порой спешили напасть сами, даже целители больше не собирались вместе, но одновременно воители из разных племен каждую ночь вместе тренировались, теснее сближаясь друг с другом! Если так пойдет и дальше, то братство воителей Сумрачного леса станет сильнее преданности племенам. Искра молча смотрела в отцовские глаза, борясь с желанием рассказать обо всем и предупредить, что в конце тропы, которую они избрали, ждут кровожадные волки, а не мыши.

Сердце Искры сжалось. Она не могла рассказать своим соплеменникам, что шпионит в Сумрачном лесу! Вдруг они предадут ее или просто проговорятся?

Налетевший ветер зловеще зашуршал в листве.

- Ты с нами? - нетерпеливо спросил Мышеус.

Искра замялась.

- Где вы собираетесь?

- Мы договорились с Конопушкой встретиться у границы, - возбужденно ответил Березовик.

- Она обещала привести с собой Кролика и Жаворонка, - добавил Мышеус.

Искра с трудом пригладила свою зашевелившуюся шерсть. Они что, совсем мышеголовые? Она снова посмотрела на отца. Его светлая ухоженная шерстка отливала на солнце, грудка воинственно распушилась. Было очевидно, что Березовик искренне считал себя преданным Грозовым котом и не видел ничего страшного в тренировке с соседями!

«Я обязана это прекратить!»

Когда Березовик и Мышеус бросились в чащу, Искра насторожила уши, горько сожалея, что не обладает острым слухом своей сестры. Она не могла запретить соплеменникам исполнить задуманное, потому что для этого ей пришлось бы открыть им глаза на Сумрачный лес и истинные причины своего пребывания там. Но она была просто обязана продолжать свои наблюдения, ведь она до сих пор не узнала, когда же Звездолом планирует нанести удар.

- Подождите меня!

Искра бросилась вдогонку за товарищами и вскоре уже мчалась за ними по тропе, ведущей к границе с племенем Ветра. Взбежав на склон, она посмотрела на стоявший кругом лес. Птицы порхали с ветки на ветку, белка с опаской перебегала поляну, прячась в зарослях папоротников. Внезапно Искра заметила рыжую шерсть, мелькнувшую в ежевике. Оказывается, за белкой кто-то следил…

- Я вас догоню! - быстро прошептала Искра.

- Ждем тебя возле ручья, - бросил Березовик, оборачиваясь к ней.

- Угу.

Искра сбежала с тропы и нырнула в папоротники. Осторожно высунув голову, она увидела, что белка припустилась наутек. В тот же миг поджарая рыжая фигурка выскочила из зарослей, в три прыжка нагнала дичь и прикончила ее укусом в шею.

- Лисохвост! - ахнула Искра, выбегая на поляну.

Молодой воин обернулся, мертвая белка свисала у него из пасти.

- Чего? - спросил он, роняя добычу на землю.

Искра обернулась. Березовик и Мышеус уже скрылись за гребнем холма.

- Будь добр, приведи патруль на границу с племенем Ветра, - быстрым шепотом попросила она. - Только не сюда! Идите по тропе, что ведет к озеру.

Нет, она не могла допустить, чтобы Грозовой патруль настиг Березовика и Мышеуса прямо у места встречи!

- А что такое? - насторожился Лисохвост.

- Кажется, я почуяла на границе свежий запах воинов Ветра, - соврала Искра. - Что если они переходили ручей?

Лисохвост ощетинился.

- Бегу!

Подобрав белку, он со всех лап припустил в сторону лагеря.

Искра перевела дух и бросилась догонять Мышеуса и Березовика.

- Все в порядке? - сощурился Березовик.

- Да, - ответила Искра, стараясь не смотреть на него. - Я… просто мне нужно было задержаться чуть-чуть.

Березовик кивнул, снова переведя глаза на тропу. Искра видела, что деревья впереди уже начали редеть, а значит, очень скоро лес закончится. Она нарочно замедлила шаг. Им осталось преодолеть широкий луг, идущий до самой границы, а значит, нужно было тянуть время, чтобы Лисохвост успел привести патруль.

- Я тобой так горжусь! - прошептал Березовик ей на ухо. - Когда я увидел тебя в Сумрачном лесу, то сразу понял, что недооценивал свою дочку! Ты чудесная воительница, Искра, нам всем есть чему у тебя поучиться.

Искра уставилась себе под лапы. Будет ли отец гордиться ею, если узнает, как она лгала всем? Что он скажет, когда поймет, что она скрывала от него правду? Во что бы то ни стало нужно предупредить Березовика, как опасен избранный им путь. Но как это сделать? Признаться, что она ходит в Сумрачный лес только для того, чтобы разузнать о планах Звездолома и Звездоцапа? Нет, нельзя… Слишком много жизней зависит от нее.

Они вышли на солнце. Впереди земля плавно убегала вниз, спускаясь к ручью. Дальше тянулись бесконечные пустоши племени Ветра, казавшиеся особенно мрачными под ясным голубым небом. Искра поискала глазами котов, но море вереска оставалось пустынным. Не было видно ни воинов Ветра, ни патрульных Лисохвоста. Искра увидела кустик утесника, цеплявшийся за берег в нескольких лисьих хвостах от ручья.

- Давайте спрячемся там, пока они не подошли?

- С какой это стати мы должны прятаться? - ощетинился Мышеус.

Искра решительно прошла мимо него.

- А ты хочешь объявить всем кругом, что тренируешься в Сумрачном лесу? - спросила она, забираясь под колючий куст. Иглы беспощадно впились в ее шерсть, не пуская дальше. Искра зашипела от боли. - Идите сюда, тут есть место.

Когда Березовик и Мышеус забрались к ней, Искра растянулась на земле и стала смотреть в сторону пустоши. Она изнывала от тревоги, ее бросало то в жар, то в холод, сердце испуганно колотилось.

«Звездное племя, прошу тебя, пусть они не почувствуют запаха моего страха!» Что если Лисохвост придет раньше, чем патрульные племени Ветра? Что если Березовик догадается, что это она выдала тайное место их встречи? Искра смотрела на вереск и надеялась, что из зарослей скоро выбегут поджарые воины Ветра.

Свежий запах Грозового племени просочился под куст.

«Лисий помет!»

Вытянув шею, Искра увидела молодого кота, взбегавшего по склону со стороны озера. Бурый и Крутобок шагали по бокам от него. В тот самый миг, когда Грозовые коты повернули к кусту утесника, вереск на другой стороне ручья всколыхнулся, и из него вышел Кролик. За ним показались Жаворонок и Конопушка.

- Где они? - негромко спросила Конопушка, вглядываясь в зелень за ручьем.

- Назад! Ни шагу дальше! - раздался пронзительный визг Лисохвоста. Грозовые патрульные бросились к границе и остановились перед опешившими воинами Ветра. - Что вы здесь делаете?

- Границу проверяем, - с вызовом ответила Конопушка, твердо выдержав взгляд Лисохвоста. - Как и вы. А в чем дело?

- Вы нарушители! - рявкнул Бурый.

- Мы не переступали границу! - прошипел Кролик.

- В этот раз, возможно, - презрительно бросил Лисохвост. - Но наши воины почуяли ваш запах на нашем берегу ручья.

Искра почувствовала, как напрягся сидевший рядом с ней Березовик.

- Это правда? - еле слышно прошептал он.

- Не знаю, - соврала Искра.

Мышеус с досадой дернул кончиком хвоста.

- Нет, ну почему Огнезвезду понадобилось посылать патруль именно сейчас? - простонал он.

Конопушка стояла на краю неглубокого овражка, промытого ручьем. Лисохвост гневно смотрел на нее с другой стороны. Шерсть обоих стояла дыбом, глаза метали молнии.

- Ни один воин Ветра не переступал границу! - прорычала Конопушка, скаля белые зубы.

- Вы обвиняете Грозовое племя в нарушении меток? - прорычал Крутобок.

Бурый принял боевую стойку - как раз такую, которой Искра целое утро безуспешно обучала Кротолапика и Вишнелапку.

«Не надо, не нападай!» - беззвучно закричала Искра. Ужас и раскаяние охватили ее. Она не хотела стать причиной схватки между племенами! Она всего лишь попыталась спасти товарищей от ужасной ошибки. Но становилось ясно, что чудовищную ошибку совершила она сама. Худшего решения и придумать было нельзя!

Кролик без тени страха выдержал взгляд Крутобока.

- Однозвезд приказал нам выдворять любого чужака с нашей территории.

- Это наша земля! - рявкнул Бурый, напрягая мышцы на плечах.

- Стойте! - завопил Березовик, кубарем выкатываясь из-под куста.

Лисохвост подскочил от изумления и вытаращенными глазами уставился на него.

- Откуда ты взялся? Что ты тут делаешь?

- Охраняю границу, - ответил Березовик и качнул хвостом, приказывая Искре и Мышеусу выйти из укрытия.

Мышеус немедленно вылез на траву, и Искре ничего не оставалось, как последовать за ним.

- Что же вы охраняли под кустом? - подозрительно спросил Лисохвост.

- Мы решили подождать и посмотреть, не осмелятся ли они перейти границу, - вывернулся Березовик, бросив быстрый взгляд на Конопушку.

Воины Ветра тут же отступили назад, Крутобок непонимающе захлопал глазами.

- Они не заходили на нашу территорию, - продолжал Березовик. - Так что давайте все пригладим шерсть и разойдемся.

- Я не уйду, пока не проверю, не воняет ли на нашей земле племенем Ветра! - прорычал Лисохвост, скаля зубы на соседей.

Конопушка возмущенно выпустила когти, но сдержалась.

- Можешь стереть нос о землю, ты все равно ничего не вынюхаешь! - бросила она, поворачива ясь в сторону пустошей. Ее соплеменники пошли за ней.

Лисохвост трижды прошел вдоль границы, обнюхивая траву.

- Никаких следов вторжения, - непонимающе пробормотал он и посмотрел на Искру, ожидая от нее объяснений.

Но Искра отвела глаза, не в силах справиться с охватившим ее облегчением.

- Значит, в этот раз обошлось, - пробормотала она.

Лисохвост еще раз обнюхал утесник, потом основательно пометил куст.

- Ладно, давайте вернемся в лагерь.

Искра первая бросилась в рощу. Она с трудом переставляла лапы и горько жалела о том, что ей не дали поспать на солнышке под поваленным буком.

Чей-то бок прижался к ее боку, Искра подняла тяжелую голову и увидела Лисохвоста.

- Ты знала, что они там?

- Н-нет, - выдавила Искра.

- Искра, я обследовал весь берег ручья, там не были никаких следов нарушения границы, - непонимающе продолжал Лисохвост. - Зачем ты попросила прислать патруль? Что ты заметила? Может быть, ты что-то услышала во время битвы в туннелях?

Искра в смятении покачала головой.

- Нет, мне просто показалось, - сбивчиво заговорила она. - Сам знаешь, какие у нас сейчас отношения друг с другом, все готовы сорваться и наброситься друг на друга. Я просто почуяла запах племени Ветра в лесу, видимо, его ветром занесло с пустошей, но мне показалось… Прости, я ошиблась, но ведь я тоже постоянно на нервах, вот и…

- Поторопилась, - закончил за нее Лисохвост.

- Выходит, что так, - понурила голову Искра.

- Нуда, - медленно кивнул Лисохвост. - Что ж, можно и так объяснить.

Искра резко вскинула голову. В животе у нее похолодело, когда она ясно различила сомнение в глубине всегда широко распахнутых глаз Лисохвоста.

«Он мне не верит», - поняла она. Резко оттолкнувшись от земли, Искра со всех лап бросилась в лагерь. Ей не хотелось думать о произошедшем, но неумолимая правда жгла изнутри. Получалось, что шпионя за врагами, она предавала друзей. Только что это едва не привело к началу войны между племенами.

«Сколько еще я смогу выдержать?»



Глава VII


Воробей бросил камешек в хвосте от гнездышка Иглолапки.

- Достанешь?

- Запросто!

Иглогривка с готовностью выгнулась, вытянула шею и, легко схватив камень когтями, плюхнулась обратно на подстилку. Крепкие мышцы ладно играли под ее блестящей шерстью.

Воробей молча сунул нос в ее гнездышко, подобрал камешек и снова бросил его - на этот раз на расстоянии полутора хвостов. Сегодня он решил потренировать Иглогривку всерьез, подвергнув ее силы настоящему испытанию.

- А теперь?

Иглогривка снова вытянула передние лапы, и хотя на этот раз ей пришлось слегка попыхтеть, однако она все равно ловко подцепила камешек лапой и бросила в гнездо.

- Ну-ка, давай осмотрим твою спину, - пробормотал Воробей, зарываясь носом в шерсть пациентки. Он тщательно ощупал ее мышцы и с удовлетворением убедился в их упругости и силе вплоть до самого места рокового перелома. Дальше жизнь обрывалась - под красивой и здоровой шерстью прятались дряблые и безжизненные мускулы, которым уже никогда не суждено было заработать.

- Ты просто умница, - похвалил Воробей, разгибаясь. - Тренировки делают чудо. Не прекращай работать, и тогда у тебя все будет замечательно.

Иглогривка выбросила камешек из гнездышка и снова потянулась за ним.

- Ага, - пропыхтела она. - Знаешь, чего я хочу? Научиться забираться на дерево на одних передних лапах!

- Ну, это уж ты хватила, - фыркнул Воробей, качая головой.

Он рассеянно следил, как Иглогривка работает с камнем, но мысли его были уже далеко. Все утро он думал о четвертом коте. Может быть, это все-таки Мотылинка? Не случайно же она первая предложила ему помощь в борьбе с Сумрачным лесом! Воробей закрыл глаза и усилием воли отпустил свои мысли, как сытый кот отпускает пойманную птицу. Он позволил им пересечь границы племен, перелететь через озеро и пробраться в лагерь Речного племени. Вскоре Воробей почувствовал присутствие Ивушки, которая деловито пересчитывала травы, потом ощутил рядом с ней Мотылинку, но, как ни старался, так и не сумел пробиться сквозь туман, плотной паутиной окружавший мысли Речной целительницы.

«Вот и доказательство! Четвертой должна быть Мотылинка, больше некому! Только ее мысли надежно защищены от Сумрачного леса, только ее сердце неуязвимо для злодейских планов мертвецов».

- Иглогривка, ты сможешь потренироваться сама? - быстро спросил Воробей, нетерпеливо повернувшись к выходу. - Мне нужно сходить кое-куда.

- Конечно! - с готовностью ответила молодая кошка. - Беги, я отлично справлюсь.

Снаружи приветливо пригревало солнышко. Львиносвет и Белолапа ели мышь возле изгороди, Терновник и Медуница лениво вылизывались рядом. Тростинка и Ромашка шептались на пороге детской, а шкодливые Семечка и Кувшинка охотились на упавшие листья в тени поваленного бука.

Воробей был уже возле самого выхода, когда его догнал Львиносвет.

- Ты куда собрался?

- Хочу поговорить с Мотылинкой.

Тревога пробежала по шкуре Львиносвета.

- Я с тобой!

- Не надо, спасибо, - отказался Воробей. Ему не хотелось всю дорогу выслушивать доводы брата, уверенного в том, что четвертым котом непременно должна быть Остролистая. - Это наше дело, целительское.

- Но тебя же отстранили от целительства, - напомнил Львиносвет.

- Звездное племя защитит меня, - ответил Воробей, поспешно ныряя в туннель, чтобы не врать в глаза брату. Он помнил, о чем сказала ему Ежевичинка - Звездные воители больше не видят своих детей, живущих по берегам озера, и не могут их защитить. Для них тьма уже наступила, а значит, сейчас живые были сильнее умерших. - Передай Огнезвезду, куда я пошел!

Он услышал удаляющиеся шаги Львиносвета и с удовлетворением перевел дух. По крайней мере, брат не стал его удерживать!

- Если не вернешься до вечера, я отправлюсь за тобой, так и знай! - донесся из-за ограды решительный голос Львиносвета.

Воробей не смог сдержать улыбки.

- Не беспокойся, этого не понадобится!

«По крайней мере, я очень на это надеюсь», - подумал он про себя, устремляясь в сторону берега.

Через какое-то время Воробей остановился, чтобы принюхаться, и почувствовал в воздухе очень знакомый запах.

Однозвезд!

Воробей оцепенел. Предводитель племени Ветра стоял у воды, всего в нескольких лисьих хвостах впереди.

- П-привет, Однозвезд, - пролепетал Воробей.

Однозвезд не тронулся с места.

- Воробей?

- Прошу прощения за то, что без разрешения вошел на территорию племени Ветра, - склонил голову незадачливый путник. - Мне срочно нужно поговорить с Мотылинкой, - выпалил он и прижал уши, ожидая неизбежного гнева и наказания. Однако Однозвезд продолжал молчать, ни одна шерстинка его гладкой шерсти не шелохнулась.

- Иди с миром, - произнес предводитель племени Ветра после долгого молчания. - Хотя, не скрою, твое появление удивило меня. Я думал, наши целители перестали общаться друг с другом.

- Такова была воля Звездного племени, - тактично ответил Воробей. - Я никогда этого не хотел.

- Значит, ты идешь наперекор запрету предков? - теперь в голосе Однозвезда звучало искреннее изумление.

- Да, - не стал юлить Воробей. - Ради мира между нашими племенами я готов на все.

Он услышал, как хрустнула галька под лапами Однозвезда и понял, что тот сел, приготовившись к разговору.

- Наши племена с начала времен сражаются друг с другом, но никогда раньше целители не были вовлечены в эти раздоры, - задумчиво сказал предводитель. - Наши мудрые целители всегда стояли над схваткой, и никакие ссоры между племенами не могли вонзить коготь между ними. - Однозвезд тяжело вздохнул. - Меня терзают нехорошие предчувствия, Воробей. Что-то страшное грядет, но я не знаю, что это за беда и где искать от нее спасения. - Воробей почувствовал, как пытливый взгляд предводителя скользнул по нему. - Вода тиха, - еле слышно прошептал Однозвезд. - Но под безмятежной гладью бурлят злые течения… Они невидимы глазу, но так сильны, что могут утащить кота в пучину погибели.

- Не утащат, если знать, где ждет опасность, - твердо ответил Воробей. - Продолжай стеречь границы, Однозвезд, но не забывай присматриваться к своему племени.

Снова хрустнула галька, Однозвезд стремительно повернулся к целителю.

- Что ты хочешь этим сказать? Тебе известно о неверности моих воителей?

Воробей поспешно попятился. Нет, он не был готов открыть Однозвезду всю правду о том, как глубоко Сумрачный лес запустил свои когти в сердце племени Ветра.

- Любого можно обманом склонить к предательству, - тихо сказал он.

Дыхание Однозвезда опалило его усы.

- Ты говоришь о Соле?

- Нет! - Сумрачный лес был во много раз опаснее этого лживого и подлого смутьяна. - Просто будь внимателен, Однозвезд, следи за тем, кто из твоих воителей ведет себя странно…

Он осекся, обожженный вспышкой гнева Однозвезда.

- Я доверяю своим воинам, как самому себе!

Воробей покорно склонил голову.

- Прости меня.

Он обогнул Однозвезда и засеменил вдоль берега к границе Речного племени. Негодующий взгляд предводителя обжигал его шкуру до тех пор, пока спасительные заросли камыша не скрыли Воробья из виду.

«Наверное, не стоило его предупреждать, - тяжело вздохнул Воробей. - Толком я ничего ему не сказал, только разозлил зря».

Вскоре от воды потянуло запахом Речного племени, на камнях появились метки.

Воробей решительно перешагнул их.

- Что это ты тут делаешь?!

Он резко обернулся, выпуская когти, и тут же почувствовал полный злобы запах Жукоуса. Форелька и Мятник шипели рядом.

- Я пришел поговорить с Мотылинкой, - твердо ответил Воробей.

- Ты больше не целитель! - прошипел Жукоус, обдавая Воробья запахом рыбы.

Воробей подавил дрожь. Он знал, что Жукоус тренируется в Сумрачном лесу, поэтому от него можно было ожидать чего угодно.

- Не племя Теней сделало меня целителем, не ему и лишать меня этого звания, - сказал Воробей. - Сила исцелять дана мне Звездным племенем, только оно может решить мою судьбу!

Он услышал, как Мятник нерешительно прошептал:

- Это, вроде, не наше дело… Пусть Невидимая Звезда сама решает.

- Ладно, - с плохо скрытым раздражением прошипел Жукоус, и Воробей впервые пожалел о том, что отказался от помощи Львиносвета. - Идем!

Воробья грубо пихнули вперед и повели в лагерь. Форелька на каждом шагу подталкивала его носом и шипела, как рассерженная оса.

- Впереди поваленное дерево, надо перейти по нему, - пробурчала она, обгоняя Воробья и вскакивая на ствол перед ним. Воробей почувствовал запах сырой подгнившей коры. Он осторожно вскарабкался следом за Форелькой и глубоко вонзил когти в рыхлое дерево. Подавив приступ страха, он пошел вперед, но его сердце ухнуло в пятки, когда дерево затряслось и прогнулось под тяжестью вскочивших на него Мятника и Жукоуса. Река равнодушно плескалась совсем рядом. Воробей знал, что в любой момент она может слизнуть его с дерева, как сухой лист, и утащить на глубину.

На подгибающихся лапах он дошел до конца моста и спрыгнул на землю, неуклюже плюхнувшись на сухие ветки, но добрая Форелька бросилась ему на помощь и помогла встать.

- Сюда, - пробурчала она, подталкивая Воробья в сторону высокой травы. Запахи Речного племени со всех сторон хлынули на Воробья. И тут же на него обрушились чувства котов - изумление, растерянность и, наконец, гнев.

- Что он тут делает? - раздался пронзительный визг Цаплелапа, впрочем, почти сразу же заглушённый сердитым окриком Метелки.

- Помолчи, тогда узнаешь!

- Добро пожаловать, Воробей. - Зашуршали камыши, и на поляну вышла Невидимая Звезда. - Ты пришел поговорить с Ивушкой и Мотылинкой?

- Да, если позволишь, - вежливо поклонился Воробей.

- Он не имеет права! - завизжал Жукоус.

Воробей почувствовал волну доброжелательности, исходящую от Невидимой Звезды. Получалось, что она осталась неуязвима к ненависти, раздиравшей племена.

- У него есть право, данное Звездным племенем, - тихо, но твердо, произнесла она, чуть повысив голос. Предводительница потрепала Воробья хвостом по плечу. - Иди за мной, я провожу тебя в палатку наших целительниц.

Воробей прошел через лагерь и юркнул в протоптанный в камышах проход, ведущий на небольшую полянку. Здесь его окружили знакомые запахи бурачника, мать-и-мачехи и водяной мяты. Трава зашуршала под кошачьими лапами.

- Воробей? - изумленно мяукнула Мотылинка.

- У вас все в порядке? - встревоженно спросила Ивушка, метя хвостом по траве.

Невидимая Звезда еще раз дотронулась хвостом до плеча Воробья и отошла.

- Я оставлю вас наедине.

- Что у вас стряслось? - громко ахнула Ивушка. - Болезнь? Кто-то ранен? Тебе нужны целебные травы? Говори, какие, мы сейчас все найдем!

- Нет-нет, у нас все в порядке, - поспешил успокоить ее Воробей. - Просто мне нужно поговорить с Мотылинкой.

- Но ты ведь больше не целитель, - с удивлением возразила Ивушка. - Светлоспинка на Совете обвинила тебя…

- Скажи, Ивушка, если Светлоспинка прикажет реке остановиться, река ее послушается? - перебил Воробей, которому уже порядком надоели постоянные напоминания о выходке Светлоспинки. - Думаешь, у племени Теней есть власть избирать и изгонять целителей?

Ивушка на миг онемела, потом решительно возразила:

- Но дело не только в племени Теней! Звездное племя являлось мне во мне и предупреждало, что целители теперь должны сторониться друг друга! Предки запрещают нам общаться с соседями.

- Лично мне никакие предки ничего не запрещали, - фыркнула Мотылинка. - Так что, Ивушка, будь добра, дай мне спокойно поговорить с Воробьем. А ты пока можешь сходить за мальвой, она у нас давно кончилась.

Воробей почувствовал напряжение, повисшее между целительницами. Потом Ивушка раздраженно хлестнула хвостом по земле и прошипела:

- Хорошо!

Она вихрем выскочила из палатки и скрылась в камышах.

Мотылинка тяжело вздохнула.

- Бедная глупышка! Если завтра Звездное племя скажет ей прыгнуть в озеро, она сиганет, глазом не моргнув.

- Она умеет плавать, - повел усами Воробей. - Выплывет!

Но Мотылинка явно была не в настроении шутить. Низкое рычание заклокотало у нее в горле.

- Нечего смеяться! Дело серьезное. Разве не ты предупредил меня о грядущей страшной битве?

«Что если я ошибся, и она все-таки не Четвертая?» - со страхом подумал Воробей, устраиваясь рядом с Мотылинкой.

- Да, времени у нас почти не осталось, - тихо заговорил он. - Все племена должны объединиться, чтобы не погибнуть поодиночке, но как это сделать, если сегодня даже целители шипят друг на друга?

Мотылинка яростно полоснула когтями по земле.

- Мышеголовые! Они не видят очевидного и творят немыслимые глупости только потому, что так им сказали какие-то мертвые коты! С чего они взяли, что у мертвых ума больше, чем у живых? - Мотылинка раздраженно дернула хвостом, но, спохватившись, добавила: - Ты не сердись на меня, Воробей. Я не хотела тебя обидеть. Я знаю, что ты веришь в Звездное племя и беседуешь с предками, и я уважаю твою веру. Вера в Звездное племя не раз помогала племенам выстоять в страшных испытаниях, но сейчас, похоже, не тот случай. Сейчас Звездное племя само ведет своих детей к гибели!

Воробей был полностью с ней согласен. Не смотря на то, что племенам грозила смертельная опасность со стороны Сумрачного леса, Звездные предки собственными лапами рыли могилу своим детям, натравливая их друг на друга и мешая объединиться против общего врага!

- Если бы я только мог поговорить с Огнехвостом! - прошипел он вслух. - Я бы попросил его открыть Перышко всю правду!

- Так постарайся это сделать! - оживилась Мотылинка. - Пока целители считают тебя убийцей, они не смогут объединиться. - Она решительно села. - Слушай, я сама поговорю с Перышко и Пустельгой. Постараюсь открыть им глаза и заставить вспомнить, для чего существует закон целителей!

- Думаешь, они послушают тебя? - недоверчиво спросил Воробей. - Они ведь привыкли во всем повиноваться Звездному племени.

Мотылинка задумчиво поскребла когтями по земле.

- Какое счастье, что ваши расчудесные предки не зудят, как осы, в моей голове! - фыркнула она. - Я хотя бы сохранила способность видеть своими глазами и думать своими мозгами!

- Воробей? - раздался из-за камыша тихий голос Невидимой Звезды. - Тебе придется уйти.

«Но я не успел убедиться, точно ли Мотылинка Четвертая! - в отчаянии подумал Воробей. - Выходит, я напрасно пришел сюда!»

- Мои старшие воины больше не считают тебя целителем, - виновато объяснила Невидимая Звезда. - Я вынуждена считаться с их мнением. Прости, но ты должен покинуть наш лагерь.

Воробей чувствовал, что воздух вокруг палатки целителей так и потрескивает от враждебности, словно перед грозой.

- Они считают меня нарушителем? - тихо спросил он.

- Боюсь, что да, - вздохнула Невидимая Звезда, помогая ему подняться с земли. - Будет лучше, если ты уйдешь. - Она кивнула Мотылинке и снова ушла в камыши.

Когда Воробей вышел на поляну, его уже ждали шипящие от возмущения Жукоус, Тонкокрылый, Камышинник и Карпозубка. Камышинник нетерпеливо подскочил к Воробью и зашипел на него.

- Мы проводим тебя до границы!

- Благодарю, - кивнул Воробей.

«Сразу четверо воителей будут сопровождать меня домой! - невесело усмехнулся он про себя. - И за что? Разве я сделал что-то плохое? Нет, определенно, племена сошли с ума!»

Внезапно он почувствовал, как Мотылинка быстро наклонилась к его уху и прошептала:

- Я сделаю все, о чем мы договорились, а потом приду в ваш лагерь и расскажу, удалось мне чего-то добиться или нет.

- Я уже ни на что не надеюсь, - горько ответил Воробей. - Племена обезумели, их уже не вразумить.

Он почувствовал, как при его словах Речные воители дружно выпустили когти, словно приготовились кинуться на него.

«На кого вы бросаетесь, рыбоголовые? - с тоской подумал Воробей. - Разве я ваш враг?»

Усилием воли он пригладил шевелящуюся от страха шерсть и побрел к выходу из лагеря. Жукоус и Тонкокрылый зашагали по бокам от него, а Карпозубка подталкивала его сзади.

- Ты хочешь, чтобы я упал? - не выдержал Воробей, когда она так пихнула его в сторону поваленного дерева, что он оступился и угодил лапой в воду.

- А ты держись крепче, тогда и не упадешь, - фыркнул Жукоус, пихая его вперед.

Воробей впился когтями в гнилую кору, кое-как вскарабкался наверх. Сердце у него замирало от страха, но он стиснул зубы, чтобы ничем не выдать себя перед озлобленными котами. Пройдя по бревну, Воробей спрыгнул на землю и, не оглядываясь, пошел вперед. Он не проронил ни единого слова, пока не почувствовал в воздухе сильный запах племени Ветра. Здесь территория Речного племени заканчивалась.

- Если тебе снова придет желание посетить нас, приводи с собой целый патруль, да предупреди, что битва будет не на жизнь, а на смерть! - прорычал Тонкокрылый напоследок.

Воробей даже не обернулся. Отойдя на несколько шагов от границы, он остановился и втянул в себя воздух. В какой стороне озеро? Он чувствовал запах вереска с пустошей и даже слышал плеск воды, но звук доносился издалека, значит, Воробей пока находился далеко от берега. Он повернулся кругом и побежал по высокой траве, чувствуя, как топкая земля чавкает под лапами.

Внезапно ледяной холод обжег кончик его хвоста и разлился по всему телу, словно сырой туман Голых деревьев. Вместе с холодом пришел запах - страшное, мертвящее зловоние гниющей дичи. Воробей поперхнулся и остановился. Тени закружили над ним - черные, страшные, источающие страх и ненависть. Перед внутренним взором слепого целителя заколыхалась багровая пелена, из которой стали выступать окровавленные фигуры.

- Кто здесь? - мяукнул Воробей внезапно севшим голосом. Не услышав ответа, он поднял лапу, рассек когтями воздух - и едва не взвизгнул от ужаса, наткнувшись на чей-то твердый бок. - К-то ты такой?

Кто-то пихнул его плечом. Острые когти полоснули его по спине.

Не выдержав, Воробей бросился бежать. Ничего не видя, он слепо спотыкался на топкой земле, его лапы то и дело проваливались в грязь и попадали в лужи. А острые когти не отставали, они полосовали его то с одного бока, то с другого. Чьи-то горячие тела пихали Воробья со всех сторон, зловонное гнилое дыхание обжигало кончики его ушей. Вот Воробей споткнулся и упал в липкую грязь, но тут же вскочил и замахал лапами, отбиваясь от невидимых когтей, терзавших его.

- Что ж ты все падаешь, слепенький? - раздалось у него над ухом глумливое мурлыканье Звездолома. - Неужто Звездное племя не может тебе помочь?

Воробей оцепенел от страха. Его окружили коты из Сумрачного леса! Но разве мертвые могут наяву, а не во сне, проникать в мир живых?

Коршун с силой пихнул его с другой стороны.

- Это тебе на будущее! - прорычал он. - О, скоро мы отпразднуем нашу долгожданную кровавую победу!

Следом дорогу Воробью загородил Звездоцап. Воробей замахал лапами, но могучий воин без малейшего усилия отшвырнул его прочь.

- Где же сила звезд, которой ты похвалялся? - прогудел Звездоцап. - Боюсь, тебя обманули, жалкий слабак! В твоих лапах нет даже самой обычной воинской силы!

Воробей сжался в комок, сердце колотилось так сильно, что все его тело содрогалось.

- Вы не победите! - превозмогая ужас, выдавил он. Выпустив когти, он бросился на своих невидимых врагов. Раздался оглушительный злобный хохот, безжалостные когти располосовали ему морду, острые клыки вонзились в хвост.

Воя от боли и ярости, Воробей заветрелся на месте, суматошно размахивая лапами.

- Вы можете меня убить! - задыхаясь, прохрипел он. - Но не сможете остановить! Даже после смерти я приду за вами и не дам победить!

- Воробей!

Окрик воина Ветра привел его в себя. Зловещие тени исчезли, вместо зловония мертвечины его вновь окружили мирные запахи пустошей - дыхание вереска, ветра и земли, согретой тихим осенним солнцем.

- Ты цел? - спросил Однозвезд, наклоняясь над дрожащим Воробьем. - Что с тобой? Почему ты весь в крови? Ты упал в боярышник?

Только теперь Воробей почувствовал запах крови, сочившейся из ран на его боках.

- Д-да, - пролепетал он, с трудом вставая на ноги.

Утесница поспешно подставила лоб ему под плечо, помогая удержаться на лапах.

- Что он тут делает? - услышал Воробей испуганный голос Малолапа. - Он же… он ведь убийца! Он убил Огнехвоста!

- Убийца! - зарычала Сумеречница.

- Тихо! - рявкнула Утесница. - Хватит орать, будто вы лису увидели. Это соседский целитель и ему нужна наша помощь.

- Я… спасибо, я уже пришел в себя, - пролепетал Воробей, не в силах скрыть дрожь в голосе. - Я… пойду домой.

- Мы тебя проводим, - проворчал Совка.

- Ты сможешь дойти? - озабоченно спросила Утесница.

Совка деловито обнюхал шерсть Воробья и объявил:

- Всего несколько царапин, да и те неглубокие. Он больше испугался, чем поранился. Идем!

Воробей с готовностью повиновался и пошел за своими провожатыми. Он был рад, что его раны оказались не слишком глубоки, а главное, что вражеские когти не повредили мышцы. Постепенно он зашагал увереннее, стараясь поспеть за Совкой. Сумеречница и Малолап следовали за ними, обдавая молчаливой враждебностью.

Воробей весь дрожал от пережитого кошмара.

«Это было видение! - твердил он про себя, тщетно пытаясь убедить себя. - Ведь мертвые не могут войти в мир живых наяву, они не в силах покинуть своего проклятого леса!»

Но что если он лишь обманывает себя, и весь этот ужас произошел наяву?

«Нет! Звездное племя этого не допустило бы!» - горячо запротестовал Воробей, но тут же съежился, втянув голову в плечи.

Отчаяние охватило его. Звездное племя утратило свою силу. Оно было беспомощно перед грядущими испытаниями. Бессильное спасти даже себя, оно больше ничем не могло помочь своим детям.

Он так глубоко ушел в свои размышления, что даже вздрогнул, почувствовав знакомый запах Грозового племени. Оказывается, они уже дошли до границы.

- Спасибо, - еле слышно пробормотал Воробей. - Отсюда я дойду сам.

- Нет уж, лучше мы проводим тебя в лагерь, - решил Совка.

Воробей хотел возразить, но что он мог сказать? Воины Ветра спасли его от верной смерти и любезно проводили до лагеря, с его стороны было бы грубостью отвергнуть их помощь.

Совка обернулся к Сумеречнице и Малолапу, стоявшим по другую сторону границы, и громко сказал:

- Вы идите охотиться, а мы с Утесницей отведем Воробья в Грозовое племя! Увидимся позже.

Воробей с облегчением перевел дух и мысленно поблагодарил доброго кота за его деликатность. По крайней мере, он будет избавлен от позора, явившись в собственный лагерь под конвоем целого соседского патруля!

Коты молча зашагали через лес, и вскоре Воробей почувствовал под лапами знакомый склон, спускающийся к лежавшему внизу оврагу.

- Теперь я смогу дойти сам, - тихо сказал он Совке.

- Я знаю, - ответил тот. - Но я хочу сказать пару слов Огнезвезду.

Воробей уныло вздохнул и повел своих сопровождающих в лагерь.

- Пурди! - донесся из куста жимолости всполошенный вопль Кисточки. - Это что ж тут такое твориться? Никак, вторжение?

- Да вряд ли, - поспешил успокоить ее старый кот. - Сама пугаешься, да всех почем зря пугаешь. Какое ж это вторжение, когда их всего двое - соседей, то есть.

Огнезвезд сбежал по каменной осыпи и остановился перед пришедшими.

- Что случилось? - озабоченно спросил он, обнюхивая исцарапанную морду Воробья.

Ежевика выскочил из воинской палатки.

- Что творится? Ты цел, Воробей?

- Он споткнулся и упал в боярышник, - объяснил Совка.

- На нашей территории, - заметила Утесница.

- Тебе не следовало нарушать границу, Воробей, - строго сказал Огнезвезд. - Ты больше не целитель, а значит, лишен права беспрепятственного прохода по территориям соседних племен.

Воробей промолчал. Какой смысл спорить? Что он мог возразить Огнезвезду в присутствии соседских воинов?

- Я могу пойти к себе? - процедил он.

- Да, - ответил Огнезвезд, и Воробей понял, что предводитель едва сдерживает гнев. - Иди. И чтобы больше лапы твоей не было на чужой земле!

Воробей молча поплелся в свою палатку, оставив Огнезвезда наедине с соседями. Пройдя сквозь ежевичный полог, он плюхнулся на подстилку и отвернулся к стене.

- Ты здоров? - спросила Иглогривка, копошившаяся возле лужицы. В пещерке сильно пахло щавелем.

- Как никогда, - буркнул Воробей. - Что ты там делаешь?

- Пеплогривка попросила меня размочить сухие травы, чтобы бороться с клещами у Кисточки. Она уже смазала их один раз, но к утру ей понадобится свежая порция.

Перед входом снова зашуршала ежевика, Воробей почувствовал запах Яролики. Что она тут забыла? Воробей чувствовал, что воительницу что-то сильно тревожит, но он слишком устал от собственных неприятностей, чтобы лезть с расспросами.

Но разве от Яролики так просто отделаешься?

- Воробей, мне нужно поговорить с тобой!

- А до утра никак нельзя подождать? - простонал Воробей. Больше всего на свете ему хотелось уснуть и забыть обо всем на свете.

- Это не займет много времени, - решительно ответила кошка. Она тяжело уселась на край гнездышка Воробья и выпалила: - Я жду котят! - Помолчав немного, Яролика с тревогой спросила: - Все ведь будет хорошо, правда? Я, конечно, уже не молодая, но все же…

Воробей резко сел. Великое Звездное племя, о чем думают коты, когда впускают в мир котят - это в такое-то время! Хотят отдать Сумрачному лесу побольше жизней?

- О чем ты только думала? - вслух прошипел он. - У нас на носу Голые деревья, мы тут все и так голодать будем, а ты собралась добавить нам голодных ртов?

- Н-но… - опешила Яролика.

Но Воробей не дал ей закончить.

- Нашла время котят заводить! Да что с вами со всеми творится, совсем разум потеряли, все кругом мышеголовые!

Яролика вскочила.

- Как ты смеешь так со мной разговаривать? - воскликнула она. Искры гнева так и разлетались от ее шерсти. - Я уже и думать не смела, что смогу снова иметь котят, и вдруг Звездное племя подарило мне такое счастье! Что до Голых деревьев, то мои котята будут не первыми, родившимися зимой! Как ты можешь быть таким черствым, Воробей? А я-то бежала сюда, чтобы тебе первому сообщить эту новость, думала, ты обрадуешься!

Воробью стало стыдно. Он опустил голову, кровь прилила к его ушам.

- Котятки! - завизжала Иглогривка, выползая на середину пещеры. - Вот это да! Это же здорово!

- Попробуй объяснить это Воробью, - процедила Яролика, выходя из палатки. На Воробья она даже не взглянула.

- Э-ээ… Что это с ней? - спросила Иглогривка.

Воробей, кипя от возмущения, закрыл нос лапой, давая понять, что не намерен разговаривать. Усталость накрыла его с головой. Никогда еще он не чувствовал себя таким беспомощным. Где же ему найти силы для борьбы с Сумрачным лесом?



Глава VIII


Львиносвет шагал по освещенной луной тропинке. «Может, все-таки открыть Остролистой, что она - Четвертая? - размышлял он. Эта мысль занозой сидела у него в мозгу с того самого дня, когда Воробей рассказал им о пророчестве древних. - А если я ошибаюсь? Она же тогда ужасно расстроится! Остролистая с рождения хотела стать одной из Трех, было бы жестоко дать ей надежду, а потом снова отнять».

Львиносвет попытался отвлечься и подумать о чем-нибудь еще. Впереди тихо шелестели кусты. Птицы давно умолкли, в листве гулял ветер. Львиносвет обернулся. Белка и Медуница тихо шли за ним. Они только что проверили границы и теперь возвращались домой. Все было спокойно, никаких следов опасности.

- Скорее бы добраться до гнездышка, - зевнула Белка.

- Еще совсем не поздно, - встряхнулась Медуница. - Просто темнеть стало раньше, что ни говори, а Голые деревья все ближе.

- И похолодало, - поежилась Белка.

«Зачем нам четвертый кот? - мучительно думал Львиносвет. - Неужели Звездное племя нам не доверяет? - Коготь обиды кольнул его в сердце. - Я должен спасти племена воителей! Это мое предназначение! Я был готов, а теперь…»

Теперь пророчество изменилось. Львиносвет посмотрел себе под ноги, на протоптанную тропку, убегавшую в овраг.

«Значит, мое предназначение тоже изменилось?»

- Все спокойно? - спросил Огнезвезд, поджидавший патрульных на поляне. Лагерь опустел, все воители давно разбрелись по своим гнездышкам.

- Племя Ветра заново пометило свои границы, - доложил Львиносвет. - Племя Теней зачем-то копошится в большом ежевичнике, но на нашу территорию никто не заходит.

Огнезвезд поднял голову, всмотрелся в темноту.

- Что еще?

Львиносвет догадался, что предводитель спрашивает о воинах Сумрачного леса. Он пожал плечами. Не думает же Огнезвезд, что мертвецы могут выйти из своего страшного беззвездного края и проникнуть в мир живых? Хотя… Львиносвет своими глазами видел, с какими ранами Искра просыпается по утрам после путешествия в Сумрачный лес. Ее царапины были вполне настоящими.

- Ничего, - вслух сказал он. Потом быстро поклонился предводителю и пошел к своей палатке. Его гнездышко находилось возле самого ствола поваленного дерева, поэтому Львиносвету пришлось осторожно пробираться между спящими. По дороге он невольно задержался возле Пеплогривки, тихо сопевшей на своей подстилке. Львиносвет зажмурился, отгоняя непрошенные мысли. Но они были сильнее.

- Эй, увалень! - шепотом воскликнула Пеплогривка, вскидывая голову. - Осторожнее!

- Извини, - пробормотал Львиносвет, открывая глаза.

- Ты почему не спишь?

- Не привык так рано ложиться, - признался он.

Пеплогривка с тяжелым вздохом встала.

- Тогда давай прогуляемся, - предложила она. - Хочешь?

Львиносвет, не отвечая, смотрел, как она выходит из палатки.

«Чего она хочет? - Надежда птицей забилась в его груди. - Неужели все можно вернуть?»

Не чувствуя под собой лап, он вышел следом за Пеплогривкой. Луна окрасила ее серую шерстку серебром. Никогда еще Пеплогривка не казалась Львиносвету такой красивой.

- Не смотри на меня так, - прошептала она, быстро обернувшись. Львиносвет смущенно потупился.

Они в молчании вышли из лагеря и, поднявшись по склону, углубились в лес. Вскоре за деревьями впереди заблестело озеро.

- Бежим! - вдруг воскликнула Пеплогривка, бросаясь вниз по склону.

Львиносвет помчался за ней. Ветер свистел у него в ушах, лапы дробно стучали по траве, кусты хлестали по бокам. Слетев со склона, он оттолкнулся и спрыгнул на галечный берег озера.

Пеплогривка уже ждала его у воды.

- Когда я смотрю на озеро, такое тихое и прекрасное, мне кажется, что ничего плохого не может случиться, - тихо сказала она. - Ни с нами, ни с нашими племенами.

Львиносвет тоже посмотрел на дальний берег. Болотистые земли Речного племени сияли под луной, ветер тихо гулял в море камыша. Теплая шерсть Пеплогривки коснулась его бока.

- Этому не суждено сбыться, да? - вдруг спросила Пеплогривка, поднимая на него свои кроткие голубые глаза. - Как бы мы этого не хотели.

- Чему не суждено случиться? - спросил Львиносвет, холодея от страха. Он уже знал ответ, но хотел услышать его своими ушами.

Пеплогривка отвернулась к озеру.

- Мы не должны противиться своему предназначению, Львиносвет.

- Я никогда ему не противился.

- Правда? - Она снова посмотрела на него. - Тогда зачем ты согласился пойти сюда вместе со мной?

- Затем, что ты меня позвала, - ответил Львиносвет. - И потом, кто сказал, что ты - не часть моего предназначения?

Пеплогривка подняла глаза к звездам.

- Ты ближе к ним, чем ко мне.

- Неправда!

- Но ведь Звездное племя избрало тебя, чтобы спасти наши племена! - Мелкие камешки хрустнули под лапами Пеплогривки. - Я не могу стоять на пути звездной воли.

- Скажи, разве у меня нет права выбора? - ожесточенно спросил Львиносвет. - Ты не будешь стоять на моем пути, я хочу пройти этот путь вместе с тобой!

Пеплогривка сурово взглянула на него.

- Все не так просто, Львиносвет. Ведь я тоже должна смириться со своей судьбой. Недавно я узнала, что мне предназначено быть целительницей, а не воительницей. А раз так, то мне запрещено иметь друга. И котят у меня тоже никогда не будет.

Львиносвет напрягся.

- Значит, предназначение для тебя дороже, чем я? - с вызовом спросил он. - Ты отвергаешь меня, чтобы послушно исполнить волю предков, которую ты сама до конца не понимаешь?

- Ты же не хочешь, чтобы я повторила ошибку Листвички! - с мукой в голосе воскликнула Пеплогривка.

Ее слова острыми когтями вонзились в его сердце.

- Ты жестока! - тихо сказал Львиносвет. - Это несправедливо!

- Жизнь несправедлива, - ответила Пеплогривка. Она повернулась и стала подниматься вверх по склону. - Мы все должны сделать правильный выбор. От этого зависят жизни других котов, мы не имеем права думать о себе. - Она остановилась и обернулась. - Ты идешь?

Львиносвет не ответил. Он смотрел на свое отражение в озерной воде. Звезды тихо качались на волнах вокруг его головы. Он смотрел, не понимая, что видит. «Неужели это я?»

Резко отпрянув от берега, Львиносвет выпустил когти.

- С меня довольно! - прорычал он и обернулся, надеясь встретить добрый взгляд Пеплогривки. Но ее уже не было. Она ушла. Тогда силы оставили Львиносвета, и он с рычанием опустился на гальку.

Все было кончено.

Он проснулся от холода. Вода плескалась возле самого его носа. Сырой рассвет занимался над озером, шерсть Львиносвета промокла насквозь от росы. Морщась от боли в затекших лапах, он встал и отряхнулся.

«Я докажу Пеплогривке, что не обязан подчиняться пророчеству! - с ожесточением подумал он. - У меня есть своя воля, я могу поступать так, как захочу!»

Дрожа от холода, Львиносвет бегом бросился вверх по склону и углубился в лес. Вскоре он увидел серую шерсть, мелькнувшую за деревьями, и повел носом.

«Белохвост, Белка и Милли. Видимо, рассветный патруль вышел на утренний обход границ. Отлично, вас-то мне и надо!»

- Эй, можно мне с вами! - мяукнул Львиносвет, выскакивая из кустов перед Белохвостом.

Белка изумленно подскочила и вытаращила глаза.

- Львиносвет!

Крутобок, шедший позади всех, обернулся.

- Где это ты пропадал всю ночь? - проворчал он, окидывая взглядом мокрую шерсть Львиносвета.

- Спал на берегу, - честно ответил Львиносвет.

- Ты в порядке? - спросил Белохвост.

- В полном! Вы куда идете?

Милли подбежала к своему другу, остановилась рядом.

- Хотим проверить границу с племенем Теней.

- Отлично, я с вами!

Не дожидаясь разрешения, Львиносвет поднырнул под низко свисавшую ветку и бросился в папоротники. Он весь дрожал, лапы у него так и чесались в предвкушении скорых неприятностей.

Разумеется, они не заставили себя ждать.

Вскоре Крутобок обогнал Львиносвета и резко остановился. Львиносвет принюхался. В воздухе чувствовались свежие запахи соседей.

- Ты чувствуешь? - обернулся Крутобок.

- Запах Крысобоя, - проворчал Белохвост, ускоряя шаг. Львиносвет даже подскочил на месте от нетерпения. Вот оно!

Крутобок вдруг напрягся.

- Я их вижу!

Сразу шесть воинов Теней возбужденно бегали вдоль границы.

Львиносвет поднял дыбом шерсть на загривке. Потом приоткрыл пасть, позволив запахам соседских котов как следует пропитать его небо. Белохвост выпустил когти и глубоко вонзил их в рыхлую землю, словно под лапами у него были шкуры соседей. Милли остановилась рядом с другом и распушила хвост. Белка выгнула спину.

- Они готовят вторжение? - прорычала Милли.

Львиносвет прижал уши.

- Не посмеют!

В самом деле воины племени Теней даже не смотрели в сторону Грозового племени, они деловито обнюхивали папоротники на своей стороне границы, словно искали что-то.

- Идем! - сорвался с места Львиносвет.

Крутобок бросился за ним, Белка и Милли понеслись следом. Белохвост отпрыгнул на несколько хвостов и побежал рядом, прикрывая патруль сбоку.

Воины Теней так и замерли с разинутой пастью, когда Грозовые коты выскочили из папоротников и цепью выстроились вдоль границы. Львиносвет узнал Крысобоя, Дымопята и Горностайку. Он зарычал, разглядев за спинами котов Светлоспинку, стоявшую рядом со Снежинкой и Оливкой.

- Что вы тут делаете? - рявкнул Львиносвет, окидывая быстрым взглядом территорию Грозового племени возле границы. Как ни странно, никаких следов вторжения не было видно.

- Не ваше дело! - огрызнулся Крысобой, расправляя плечи. - Что хотим, то и делаем, мы на своей земле!

- В отличие от вас, - прошипел Дымопят.

Белохвост распушил шерсть.

- На что ты намекаешь?

Горностайка сорвался с места и пропищал срывающимся от гнева голоском:

- Будто не знаете! Хватит притворяться! Ваши коты побывали на нашей территории!

Львиносвет еще раз принюхался. Так и есть! Теперь он отчетливо почувствовал в воздухе свежий запах Голубки. Что же она делала на территории племени Теней? Наверное, шпионила за соседями? Значит, нужно во что бы то ни стало скрыть это от них!

Светлоспинка выскочила из-за спины Крысобоя, бросилась к границе и, трясясь от злобы, зашипела на Грозовых котов:

- Нарушители! Убийцы и предатели!

- Правда? - насмешливо процедил Львиносвет, дерзко глядя ей в глаза. - Дай-ка я проверю!

Он решительно перешагнул через границу и демонстративно хлестнул хвостом по меткам. Вынюхав запах Голубки, Львиносвет наступил на него и крепко уперся когтями в землю, маскируя улику.

- Вам почудилось! - нагло объявил он. - Я вот ничего не чувствую.

- Убирайся с нашей территории! - завопил Крысобой.

Львиносвет выпустил когти, но не тронулся с места. Дрожь восторга пробежала по его телу. Сейчас он докажет Пеплогривке, что может бросить вызов своему предназначению!

- Вернись назад, Львиносвет! - приказал Крутобок.

- С какой стати? - хмыкнул тот, оборачиваясь к товарищам. - Вы что, боитесь, как бы я случайно не поцарапал наших нервных соседей, которым под каждым кустом мерещатся убийцы и нарушители?

- Вернись немедленно! - повысил голос Крутобок. - Мы не намерены затевать драку.

- Вот как? - вскинул голову Львиносвет. - Хорошо, я не стану ничего затевать. Я думаю, мы пришли сюда как раз для того, чтобы предотвратить большие неприятности.

Крысобой в недоумении попятился назад.

- Он что, спятил? - спросил он у Крутобока, нервно косясь на Львиносвета.

Крутобок очень серьезно посмотрел в глаза Львиносвета и тихо спросил:

- Ты хорошо подумал?

Тот кивнул.

- Вернись, Львиносвет! - отчаянно воскликнула Белка. Ее зеленые глаза округлились от страха.

Львиносвет с досадой махнул хвостом.

- Они обвинили нас в нарушении границы, - с вызовом процедил он. - Заявили, будто наши коты побывали на их территории. Я обнюхал землю, но ничего не почувствовал. Что ж, раз нашим соседям так хочется найти запах Грозового кота на своей территории, то я пойду им навстречу. Вот вам - наслаждайтесь! - Львиносвет смерил Крысобоя презрительным взглядом и демонстративно покачал хвостом. - Ну, что, теперь ты доволен?

Крысобой сощурил глаза.

- Ты пожалеешь о своей наглости! - провизжал он и подтолкнул вперед своего оруженосца Горностайку. - Вот тебе шанс применить на деле все то, чему я тебя учил! Проучи этого наглеца!

Тощий рыжий кот припал к земле, воинственно оскалив зубы.

«Ну нет, этот мне не годится! - подумал Львиносвет. Встав на задние лапы, он легко, как пушинку, отшвырнул оруженосца мягкой лапой с втянутыми когтями. - Если я поддамся оруженосцу, мне все равно никто не поверит! Нет, приятели, сейчас мне нужен противник посерьезнее».

Когда Горностайка с писком покатился по земле, Львиносвет в упор посмотрел на Крысобоя.

- С каких это пор в племени Теней стало принято прятаться за спины учеников? - осклабился он. - Что, Крысобой, кишка тонка выйти против меня?

Крысобой завизжал, оскалив кривые желтые зубы.

Львиносвет еще шире расставил лапы и уперся когтями в землю.

- Хочешь, чтобы я сначала как следует отделал твоего ученика, а уж потом взялся за тебя?

С диким визгом Крысобой бросился на него.

- Помогите ему! - взмолилась Белка, кидаясь к границе.

- Он сам затеял эту свару, - проворчал Крутобок. - Пусть делает, что задумал.

Львиносвет не сделал ни единой попытки дать отпор Крысобою. Он только поднял лапы, чтобы закрыть морду от самых страшных ударов когтей, и остался на месте.

Удары сыпались на него со всех сторон, кровь брызнула из глубоких царапин на боках, клочья шерсти полетели в воздух. Львиносвет стиснул зубы от боли.

«Не отвечай! - приказал он себе. - Терпи и не отвечай!».

Проклятие избранничества не позволяет ему жить обычной жизнью, оно отняло у него Пеплогривку и надежду на счастье, но он все еще властен над своей судьбой - захочет, и не станет сопротивляться, будет ранен и потерпит поражение, как самый простой, неизбранный, кот!

И все-таки он должен был сделать вид, что сражается. Пришлось опрокинуться на спину и слегка отпихнуть распалившегося Крысобоя задними лапами. Разумеется, разъяренного воина это не остановило, и вскоре он с новой яростью набросился на своего несопротивляющегося противника.

Боль оказалась гораздо сильнее, чем Львиносвет мог себе представить.

«Так вот, значит, что испытывают обычные воины в каждом бою?»

Не выдержав, Львиносвет завизжал в голос. Крысобой, поднатужившись, вытолкал его за границу и остановился, тяжело пыхтя.

- Убирайся с нашей земли!

Львиносвет почувствовал, как кто-то схватил его за шиворот, поднял на лапы.

- Довольно! - прогремел у него над ухом голос Крутобока. - Держите его! - приказал серый воин Белке и Белохвосту.

Сильные лапы товарищей прижали Львиносвета к земле. Кровь лилась по его бокам, капала с морды.

- Приношу свои извинения, - натянуто сказал Крутобок клокочущему от злобы Крысобою. - Мы не собирались переходить вашу границу.

- Значит, ваши воины не подчиняются приказам? - прошипел Крысобой. Глаза его сверкали торжеством.

- Всякое бывает, - сдержанно ответил Крутобок. - Сами знаете, сейчас у всех нервы не в порядке.

- Убирайтесь к себе домой! - прорычала Светлоспинка, выпуская когти.

Взъерошенный Горностайка подскочил к границе.

- Да-да, - пропищал он, - убирайтесь! Или мы вам зададим!

Крутобок прижал уши и повернулся к товарищам.

- Идем!

Львиносвет почувствовал, что его отпустили. Он вскочил на ноги и едва не взвизгнул от боли. Но сейчас боль доставила ему мрачное удовлетворение. «Я не обязан быть неуязвимым! Захочу, и заработаю шрамы, как самый обычный воин!» Прихрамывая, он поплелся за своими товарищами в сторону лагеря.

- Передайте Огнезвезду, что в следующий раз мы вам так легко не спустим! - провизжал им вслед Крысобой.

Крутобок напрягся, но сдержался. Львиносвет поймал на себе испуганный взгляд Белки и усмехнулся.

«Они, наверное, думают, что я сошел с ума! Ну и пусть». Он гордо вскинул голову и зашагал вперед.

- Что ты устроил? - резко спросил Крутобок, прерывая молчание.

Белка поспешно бросилась между ним и Львиносветом.

- Он нарочно перепрыгнул границу, это понятно! - быстро выпалила она, внимательно всматриваясь в глаза Львиносвета. - Правда, Львиносвет? Ты прикрывал чей-то запах, это я поняла. Но почему ты не дал отпор Крысобою?

- Не захотел, вот и не дал, - процедил Львиносвет. - Мое дело.

- Посмотрим, что скажет на это Огнезвезд, - проворчал Крутобок.

Остаток пути патрульные прошли в мрачном молчании. Львиносвет на каждом шагу шипел и морщился от боли. Кровь заливала ему глаза.

Белохвост подбежал к нему и подставил плечо.

- Обопрись на меня, - шепнул он и сочувственно добавил: - Ничего, все пройдет.

Но Львиносвет упрямо высвободился и покачал головой. В лагерь он вошел первым.

- Львиносвет! - ахнула Песчаная Буря, бросаясь к нему.

- Что случилось? - Долголап со всех ног помчался к патрульным, Ягодник и Мышеус едва поспевали за ним.

- Сцепился с патрульными племени Теней, - процедил Львиносвет.

Маковка в ужасе уставилась на него.

- Но ведь ты наш лучший воитель, - беспомощно пролепетала она, хлопая глазами. - Представляю, каково досталось воинам Теней!

- Львиносвет! - раздался над поляной пронзительный вопль Пеплогривки. Она стояла возле кучи дичи, уронив под лапы дрозда.

Львиносвет сморгнул кровь с глаз и с вызовом посмотрел на серую кошку.

- Что ты натворил? Ты же не можешь быть ранен! Что случилось? - причитала Пеплогривка, бросаясь к нему и лихорадочно вылизывая его раны. - Бедный, бедный, как же это случилось? - тоненько завыла она, но вдруг осеклась и замерла. - Ты сделал это нарочно, да? - еле слышно прошептала Пеплогривка. - Скажи, что это не так! Скажи, что ты не пошел против своего предназначения! - Она отпрянула, умоляюще глядя на Львиносвета.

- Вчера ты сказала мне, что мы вправе выбрать свое предназначение, - зло прошипел он, подавляя страх, холодным камнем лежавший на дне его желудка. - Я послушал тебя и выбрал стать обычным воителем.

- Ты неправильно меня понял! - захлопала глазами Пеплогривка. - Я говорила о том, что мы должны сделать правильный выбор!

- И кто решает, что правильно, а что нет? - с яростью прошипел Львиносвет. - Это моя жизнь и моя судьба, понятно?

- Посмотри на себя! - прошипела Пеплогривка, кивая на его раны.

- А это тоже мое дело!

Пеплогривка съежилась и пошла прочь, покачивая распушившимся от гнева хвостом. Львиносвету показалось, будто его сердце разорвалось пополам. Он словно оцепенел и очнулся только когда почувствовал, как кто-то мягко дотронулся до его плеча.

- Идем со мной, - сказал Воробей и подтолкнул брата в сторону своей палатки. Львиносвет приготовился выслушать новую порцию нотаций, но Воробей не проронил ни слова.

Войдя в пещеру, он выгнал Иглогривку на поляну и велел Львиносвету подождать немного. Отойдя в глубь пещеры, Воробей достал из трещины в скале какие-то травы и принялся разжевывать их в кашицу.

Не успел Львиносвет перевести дух, как зашуршала ежевика, и в палатку влетел разгневанный Огнезвезд.

- В чем дело? - Зеленые глаза предводителя метали молнии. - Крутобок рассказал мне о твоей стычке с патрульными племени Теней! Почему ты позволил им так истерзать себя? Почему не сопротивлялся?

- Разве я обязан выигрывать все стычки? - проворчал Львиносвет.

- Да! Обязан! - Огнезвезд в бешенстве приблизил морду к носу Львиносвета. - Это твое предназначение! Такова воля пророчества!

- А моя воля никого не интересует? - огрызнулся Львиносвет. - Значит, у меня вообще нет выбора?

- Нет! Нет у тебя никакого выбора! - выпустил когти Огнезвезд. - Ты избран и должен исполнить свою судьбу!

Этого Львиносвет уже не мог выдержать. Гнев, как лесной пожар, охватил его. Все переживания и муки последних дней, все отчаяние отвергнутой любви и боль кровавых ран - все стало топливом для этого костра.

- А я не желаю быть игрушкой в лапах давным-давно умерших котов с их непонятными пророчествами! - завизжал Львиносвет. - Я не просил избирать меня! И никто - ни живые, ни мертвые! - не заставят меня делать то, чего я не хочу!

Он ожидал, что предводитель набросится на него, но Огнезвезд вдруг отпрянул и замер, тяжело дыша. Потом предводитель вздохнул и устало понурил плечи.

- Ты прав, - тихо и очень устало сказал он. - Я не могу заставить тебя следовать тому пути, который был предназначен тебе в древности. - Огнезвезд повернулся к выходу, его упавший хвост прошуршал по песку. - Твоя судьба в твоих лапах, Львиносвет. Только ты можешь решить - подчиниться ей или отвергнуть.

Львиносвет уставился в землю. Его злость испарилась, на ее место пришли тоска и усталость. Будь проклято это пророчество, изломавшее его жизнь!

- Ну? - набросился он на подошедшего Воробья. - Ты тоже сейчас расскажешь мне о том, какой я негодяй и глупец? Валяй, я слушаю! - Львиносвет свирепо пошевелил усами. - Давай, напомни мне еще разок о нашем великом предназначении!

Воробей невозмутимо выплюнул на лапу комок разжеванных листьев и принялся втирать мазь в бок Львиносвета.

- Успокойся, я не собираюсь тебе ничего говорить.

- Нет? - опешил Львиносвет.

Воробей еще усерднее заработал лапами. Львиносвет стиснул зубы, чтобы не завыть от жгучей боли.

- Давай, выкладывай, что у тебя на уме!

Воробей сел на задние лапы.

- Что я могу тебе сказать? - вздохнул он. - Знаешь, чего я боюсь больше всего? Того, что нашего пророчества недостаточно, чтобы спасти племена. Что если оно было лишь последней надеждой наших слабеющих предков, предвидевших неизбежный конец? - Воробей обнюхал царапину на щеке Львиносвета. - Да, ты неуязвим и непобедим в бою, Голубка слышит все, что происходит вокруг, а я могу проникать в сны и мысли котов. Но какой в этом прок? Мы живем с этими способностями, но что мы сумели сделать? Ничего. Сумрачный лес с каждым днем становится все сильнее, а мы сидим и глазами хлопаем. Будь мы, в самом деле, сильны, разве нам понадобился бы Четвертый?

- Ты думаешь, что пророчество не спасет наши племена? - прошептал Львиносвет, разом забыв про свои горести.

- Не знаю, - горько вздохнул Воробей, снова принимаясь за обработку его царапин.

Львиносвет лег на каменный пол. Неужели брат прав? Что если пророчество было не спасением, а лишь последней надеждой отчаявшихся?



Глава IX


- Нет, не так! - завизжал Шмель. Голубка обернулась и крепче вцепилась когтями в качающуюся ветку.

- Ты сам сказал мне лезть, вот я и залезла! - прошипела она.- Чего тебе еще нужно?

- Я не просил тебя лезть на ствол! - Шмель ловко прошел по толстой ветке дуба и приблизился к Голубке. - Если во время битвы все коты разом прыгнут на ствол, получится куча мала.

Он поднял нос и посмотрел на ветку в двух хвостах над своей головой. Собравшись, Шмель подпрыгнул, ухватился за нее лапами и ловко подтянулся.

- Вот так! - победно пропыхтел он, свешивая голову к Голубке. - Теперь ты попробуй.

Она заворчала сквозь зубы. Потом отошла на два шага назад, напружинила мышцы, подпрыгнула и повисла на верхней ветке. Ловкий взмах хвоста - и вот уже Голубка стоит на ветке рядом со Шмелем.

- Ну что, так лучше? - пропыхтела она.

Шмель посмотрел на листья, которые Голубка сбросила на землю, покачал головой.

- В следующий раз старайся хвататься когтями за голый участок ветки, - сказал он. - Если ты будешь осыпать врагов листьями, они сразу догадаются, где ты прячешься.

Голубка стиснула зубы. Как же ее бесил этот заносчивый шерстяной клубок! Кем он себя воображает? Неужели она когда-то могла всерьез думать, что между ней и Шмелем может быть что-то, кроме дружбы? Стоило Голубке всего раз встретиться с Когтегривом, как она словно очнулась ото сна.

«Бедненький глупенький Шмель! - вздохнула про себя Голубка. - Я пыталась привязаться к тебе только потому, что ты Грозовой кот… Какая я была глупая!»

Вот Когтегриву было совершенно безразлично, хорошо ли она умеет лазить по деревьям и не слишком ли много листьев сбрасывает с веток. Он не суетился и не поучал, он был настоящий воин, а не занудный приставала!

Они все утро отрабатывали приемы битвы на деревьях, и Голубка совсем выбилась из сил.

- Зачем мы тратим на это время? - проворчала она, покосившись на Ежевику. - Какой дурак полезет на дерево, чтобы сразиться с нами? В конце концов, мы Грозовое племя, а не Беличье!

Шмель с ужасом посмотрел на нее.

- Тише!

Но Ежевика, видимо, уже успел услышать сердитые слова Голубки. Она втянула голову в плечи, увидев, что глашатай направляется по гибкой ветке рябины в их сторону. Ветка так сильно гнулась и качалась под весом могучего кота, что бедный Прыгунец, шедший следом за глашатаем, весь напрягся от страха. Ежевика дошел до просвета между ветвями и перепрыгнул на соседний дуб.

- Я знаю, что многие наши воины недооценивают эти тренировки, - спокойно пробасил он, шествуя вдоль ветки. - Но умение сражаться на деревьях дает нам серьезное преимущество. Только мы способны пересечь свою территорию, ни разу не коснувшись земли, и неожиданно обрушиться на головы врагов.

Голубка возмущенно закатила глаза.

- Я знаю! Просто Шмель ведет себя так, будто я впервые вижу дерево! - сердито прошипела она. - Стоит мне сделать что-нибудь не так, как он начинает меня поучать, будто я сама не понимаю!

Шмель виновато потупился.

- Прости, я не хотел тебя обидеть. Я пытался помочь.

Ежевика недовольно взмахнул хвостом.

- Мне кажется, Шмель проявляет огромное терпение, Голубка. Тебе стоит быть ему благодарной.

- Терпение? - буркнула Голубка. Если терпением называется несносная привычка критиковать каждый ее шаг, то тогда она, Голубка - летучий еж! - А когда мы будем отрабатывать прыжки на головы врагов? - спросила она, чтобы сменить тему.

- Голубка готова перейти к атакам с дерева? - спросил Ежевика у Шмеля.

- Пожалуй, что да, - повел усами полосатый воин. - Судя по тому, как она лазает, падать она будет что надо!

Голубка гневно покосилась на него.

- Ладно, - процедила она. - Я все поняла, буду тренироваться дальше!

Не дожидаясь ответа Шмеля, она отвернулась и стала карабкаться все выше и выше, пока Шмель и Ежевика не превратились в два клочка шерсти внизу. Убедившись, что несносный полосатый кот остался далеко, а значит, больше не сможет ее беспокоить, Голубка устроилась на ветке и огляделась по сторонам. После ночного свидания с Когтегривом она еще ни разу не забиралась на такую высоту! Отсюда ей был виден поросший лесом склон, по которому они так весело бегали ночью. Сейчас эта местность казалась такой далекой, что Голубке даже не верилось, как она могла добраться туда.

Внезапно ушки у нее сами собой встали торчком. Возле границы раздались голоса воинов Теней. Голубка насторожилась, ловя каждое слово.

- Какой смысл тащиться к ним в лагерь? - узнала она ворчливый голос Крысобоя. - Огнезвезд опять отвертится, скажет, что это было простое недоразумение!

- Пусть говорит, что ему вздумается, - раздался в ответ спокойный голос Чернозвезда. - Главное, пусть выслушает.

- Пусть скажет спасибо, что мы не превратили его драгоценного Львиносвета в кусок падали! - прорычал Крысобой.

- Племя Теней! - прошипела Голубка, свешиваясь с ветки.

Ежевика мгновенно встрепенулся и обвел глазами деревья.

- Где?

- Они уже на нашей территории! Идут к нам в лагерь!

Голубка поспешно полезла вниз, как белка, прыгая с ветки на ветку. Вскоре она уже стояла рядом с глашатаем и Шмелем.

- Я ничего не слышу, - дернул кончиками ушей Шмель.

- Тебе листва мешает, - поспешно соврала Голубка. - Сверху все гораздо лучше слышно.

Ежевика хлестнул себя хвостом по бокам.

- Вторжение?

- Нет! - торопливо воскликнула Голубка, лихорадочно соображая, как бы объяснить им, что происходит, не выдавая своей тайны. - Судя по голосам, это небольшой патруль, и они даже не пытаются прятаться. Видимо, они просто хотят передать нам какое-то сообщение.

Она слышала, что воины Теней уже подходят к Небесному дубу, а значит, совсем скоро будут в лагере.

- Мы должны догнать их! - прорычал Прыгунец. - И проводить в лагерь под охраной!

Голубка повернулась в другую сторону.

- Может, стоит сначала предупредить Огнезвезда? - предложила она.

- Верно, - кивнул глашатай, выпуская когти. Он бросил последний взгляд в сторону чащи. - Пусть сами добираются до нашего оврага.

С этими словами он сорвался с места и помчался в сторону лагеря, а остальные патрульные бросились за ним, так что только сухие листья полетели из-под лап. Голубка неслась изо всех сил, ныряя под кусты и склоненные ветки. Шустрый Прыгунец несся впереди всех, его длинные лапы так и мелькали среди травы.

Не успели Грозовые коты выскочить к оврагу, как за их спинами громко зашуршали папоротники. Обернувшись, Голубка увидела Крысобоя и Когтегрива, выросших на гребне холма. Горностайка жался сбоку, его круглые глаза блестели от возбуждения. Чернозвезд неторопливо вышел из-за спин своих воинов и посмотрел на стоявших внизу Грозовых котов.

- Я пришел поговорить с Огнезвездом.

Ежевика молча кивнул и взмахом хвоста пригласил незваных гостей вниз.

Огнезвезд уже ждал их под Каменным карнизом. Голова его была высоко поднята, гладкая рыжая шерсть горела огнем на солнце. Голубка торопливо подбежала к предводителю и прошептала:

- Они хотят пожаловаться на ту стычку с Львиносветом!

- Спасибо, - кивнул Огнезвезд, поднимаясь на ноги. Когда Чернозвезд вышел из туннеля на поляну, предводитель Грозовых котов еще выше поднял голову и коротко рявкнул: - Львиносвет!

Золотистый воин вразвалку вышел из палатки. Подсохшие царапины украшали его бока, на располосованной морде темнели пятна крови. Недобро сощурив глаза, Львиносвет обвел взглядом гостей, потом вопросительно посмотрел на Огнезвезда.

- Чего им надо?

- Ты знаешь, зачем мы пришли! - прорычал Чернозвезд.

Огнезвезд сделал шаг вперед.

- Мне известно, что Львиносвет перешел вашу границу и подбил ваших воинов на драку, - спокойно сказал он.

- По крайней мере, они не отпираются! - прошипел Крысобой.

- Грозовые воины не лгут, - бесстрастно обронил Огнезвезд. - И умеют признавать свои ошибки. - Он в упор посмотрел на Львиносвета.

Голубка съежилась от повисшего в воздухе напряжения. Она заставила себя смотреть на Чернозвезда, чтобы ненароком не встретиться взглядом с Когтегривом, но его круглые глаза и полосатая шерсть так и притягивали ее к себе.

- Итак? - чуть повысил голос Огнезвезд, не сводя глаз с Львиносвета.

Золотистый воитель выпустил когти, потом втянул их обратно.

- Приношу извинения, - процедил он, отведя глаза. - Сожалею, что так вышло.

Чернозвезд задумчиво склонил голову набок.

- Глядя на тебя, мне нетрудно поверить в твои сожаления, - заметил он и посмотрел на Огнезвезда. - Спору нет, наш Крысобой славный воин, но он не ожидал, что Львиносвет окажется столь беспомощен в бою.

- Да я отшлепал его, как котенка! - захохотал Крысобой.

Львиносвет прижал уши, но не проронил ни слова. Только Голубка услышала грозное рычание, заклокотавшее у него в горле.

Чернозвезд одобрительно посмотрел на своих воинов, потом угрожающе сощурил глаза.

- Сейчас не лучшее время терять выдержку, - прошипел он, глядя на Огнезвезда. - Пусть Грозовое племя не забывает, что мои воины умеют остужать горячие головы!

- Для угроз сейчас тоже не самое подходящее время, - невозмутимо ответил Огнезвезд. - Тем более для таких, какие ты не готов подтвердить делом. - Он, не дрогнув, выдержал пылающий взгляд Чернозвезда и добавил: - А теперь вам лучше уйти.

- Сначала пообещай, что твои воины перестанут шастать по нашей территории! - прорычал Чернозвезд.

- Я только один раз перешел вашу границу! - не выдержал Львиносвет.

- А мы почуяли еще один запах, - выпалил дрожащий от волнения Горностайка. - Кто-то из вас тайком забирался на нашу территорию!

Голубка шумно сглотнула.

«Какая же я неуклюжая растяпа!»

Она уже давно догадалась, что Львиносвет принял удар на себя, чтобы выгородить ее. Ей было очень стыдно, но как только она поднимала голову и видела перед собой Когтегрива, украдкой глядевшего на нее своими круглыми янтарными глазами, сердце ее пускалось вскачь, а под шкурой начинали порхать бабочки.

- Вы уверены, что не приняли запах кролика за след вторжения? - насмешливо спросил Огнезвезд.

Чернозвезд посмотрел на Львиносвета.

- Судя по тому, как ведут себя твои воины в бою, их, в самом деле, легко принять за кроликов.

- Ты назвал меня кроликом? - вскипел Львиносвет, бросаясь вперед.

Огнезвезд взмахом хвоста остановил его.

- Разговор окончен, - объявил он Чернозвезду. - Львиносвет уже принес вам свои извинения, и я не желаю больше слушать ваши сказки. Вы сами найдете дорогу домой или вам дать сопровождающих?

- Так что насчет нарушения границы? - упрямо повторил Чернозвезд.

- Мои воины больше не зайдут на вашу территорию, а теперь идите с миром.

Чернозвезд взмахнул хвостом.

- Хорошо. Не беспокойся, нас не нужно провожать.

Голубка во все глаза смотрела на воинов Теней, потянувшихся к выходу. Проходя мимо, Когтегрив быстро взглянул на нее, и Голубку бросило в жар.

Когда гости ушли, Голубка еще долго стояла на поляне, мечтательно глядя прямо перед собой. Она даже не повернулась, когда Шмель окликнул ее.

- Так ты идешь на охоту?

Голубка непонимающе захлопала глазами.

- А? Что?

- Ты говорила, что хочешь поохотиться после тренировки. Ты передумала?

- Я? - переспросила Голубка, не сводя глаз с туннеля, в котором скрылся Когтегрив. Ветки, задетые его боками, все еще тихо подрагивали на ветру.

Шмель прижался к ее боку.

- Заодно проверим, ушли ли наши гости!

Эти слова достигли затуманенного рассудка Голубки, и в ее голове немедленно сложился замечательный план.

- Да, конечно! - оживленно воскликнула она. - Ты замечательно придумал, Шмель! Давай только Лисохвоста с собой возьмем, ладно?

Она не собиралась охотиться вдвоем со Шмелем, хватит с нее его занудных поучений!

- Я тоже с вами, - вызвалась Пестроцветик. - И пусть воины Теней пеняют на себя, если у них хватило наглости задержаться на нашей территории! - прорычала она.

Шустролапая Пестроцветик легко обогнала Шмеля и первая выскочила из лагеря в лес. Лисохвост засеменил следом, а Голубка еще на мгновение задержалась на поляне, чтобы в последний раз вдохнуть запах Когтегрива.

- Эй, догоняй! - донесся до нее веселый оклик Лисохвоста.

Голубка нехотя поспешила в лес.

- Мы идем к границе с племенем Теней, - бросил Шмель, оборачиваясь к ней. - Ты с нами?

- Я… - запнулась Голубка, лихорадочно придумывая какой-нибудь предлог задержаться. - Знаете, вы бегите без меня, а я вас догоню! Хочу проверить буковую рощу, вдруг воины Теней решили зайти в глубь леса?

Когда патрульные скрылись за деревьями, она с облегчением перевела дух и огляделась.

- Т-ссс! - раздалось негромкое шипение из кустов.

Голубка вздрогнула и повела усами. Знакомый запах защекотал ее ноздри.

- Когтегрив!

Сердце Голубки пустилось вскачь, земля ушла из-под лап. Она быстро огляделась, страшась увидеть за листвой своих товарищей.

- Не волнуйся, - успокоил ее Когтегрив, вылезая из-под куста. - Ваши слишком увлечены погоней за Чернозвездом. Наши давно ушли. А я вернулся, чтобы повидаться с тобой.

- Как ты догадался, что я выйду из лагеря? - слабо прошептала Голубка, влюбленно глядя на него.

Когтегрив самодовольно пошевелил усами.

- Да вот догадался.

- Значит, ты решил, что я побегу за тобой? - возмутилась Голубка.

- А что тут такого? - простодушно удивился Когтегрив. - Разве мне каждый день выпадает возможность открыто попасть на территорию Грозового племени? - Его янтарный взгляд потеплел от нежности. - Я так скучал по тебе!

Голубка со стоном уткнулась лбом в его плечо.

- А я-то как!

- Мне нельзя тут долго оставаться, - прошептал Когтегрив, с опаской глядя поверх ее макушки. - Я сказал своим, что попробую проискать тот запах, который мы нашли на границе. Но сейчас мне уже надо бежать.

Голубка опустила глаза.

- Мне так стыдно, что так вышло, - еле слышно пролепетала она. - Больше мы не должны так рисковать. Если наши племена совсем разругаются, мы совсем не сможем видеться.

- Я тоже об этом подумал, - торопливо закивал Когтегрив. - Теперь будем встречаться на ничейной территории!

- Где это? В Заброшенном гнезде?

- Ага, - кивнул Когтегрив. - Придешь сегодня ночью?

Тая от нежности, Голубка с мурлыканьем потерлась щекой о его голову. Будь ее воля, она прямо сейчас, не раздумывая, бросилась бы к месту свидания!

- Да, - пролепетала она. - Постараюсь прийти до восхода луны.

- Вот здорово! - Когтегрив с трудом оторвался от нее и побрел в сторону границы. Потом не выдержал и обернулся. - Не могу дождаться! - признался он, глядя на нее своими круглыми горячими глазами. Сердце у Голубки сладко запело под этим взглядом.

Дрожа от волнения, она смотрела, как полосатый кот убегает в чащу.

- Ты чувствуешь? - раздался над ее ухом пронзительный голос Шмеля. - Пахнет племенем Теней!

Голубка поспешно опустила глаза, чтобы не выдать себя.

- Д-да, - выдавила она. - Чувствую. - Она нервно переступила с лапы на лапу. - Наверное, они проходили тут.

- А мне показалось, что мы проследили их путь до самой границы, - нахмурился Шмель.

- Наверное, они сделали небольшой крюк по пути, а вы и не заметили, - вывернулась Голубка, стараясь, чтобы ее голос прозвучал как можно более беспечно. - Ладно, это все пустяки, главное, что они убрались с нашей земли! - Она втянула в себя воздух, ловя быстро тающий запах Когтегрива.

Шмель наморщил нос.

- Узнаю племя Теней! - проворчал он. - Они ничего никогда не делают прямо, вечно петляют и следы путают. Лисьи сердца! Готов спорить на собственный хвост, что они явились к нам только для того, чтобы поиздеваться над Львиносветом.

- Чему ты удивляешься? - пожала плечами Голубка. - Племя Теней есть племя Теней, их не изменишь. Изворотливые, как змеи, хитрые, как лисы…

«И красивые, как… Когтегрив», - мечтательно подумала она, закрывая глаза.

Когда она снова подняла голову, то наткнулась на виноватый взгляд Шмеля.

- Прости меня! - горячо выпалил он, метя хвостом землю. - Пожалуйста, прости.

- За что? - опешила Голубка.

- За что, что я придирался к тебе на тренировке. Лез со своими дурацкими советами… Прости, я не хотел тебя обидеть!

Голубка уже и думать забыла о своем утреннем раздражении, а неожиданная встреча с Когтегривом и грядущее свидание совсем смягчили ее сердце. Она была так счастлива, что ей хотелось поделиться этим счастьем со всеми, даже с надоедливым Шмелем.

- Хм, - усмехнулась Голубка, пощекотав Шмеля кончиком своего хвоста. - Вообще-то, это я должна просить у тебя прощения. Я была недотепой и злюкой.

Глаза Шмеля просияли.

- Вот это точно!

- Ах так? - шутливо оскалилась Голубка и замахнулась на него лапой.

Шмель ловко увернулся, мурлыча от радости.

- Ну что, поохотимся?

- Конечно! - Когтегрив, наверное, уже успел благополучно добраться до границы. Но на всякий случай Голубка повела Шмеля в глубь леса, подальше от племени Теней. - Давай-ка проверим, чем нас порадует буковая роща!

***

Мохнатые звезды висели над щелястой крышей Заброшенного гнезда.

- Вперед! - воскликнула Голубка, спрыгивая с деревянных ребер палатки. - Пойдем по бобровой тропе?

- По бобровой тропе? - переспросил Когтегрив, приземляясь рядом с ней.

- Да, по той дороге, по которой мы шли к плотине. Помнишь?

Глаза Когтегрива затуманились.

- Кажется, это было так давно! Я только готовился стать воином, еще не понимал ничего толком… Сейчас мне кажется, что это был совсем другой кот…и все-таки, это был я. Наверное, я путано объясняю, да? - смущенно спросил он.

Но Голубка прекрасно его понимала. Она чувствовала то же самое. Та маленькая Голубичка только-только узнала о пророчестве Трех, и даже не представляла, насколько сильно это изменит ее жизнь.

«Теперь от меня зависит судьба целого племени», - подумала Голубка, чувствуя привычный холодок в животе. Зажмурившись, она отогнала от себя мысли о Сумрачном лесе и грядущей битве. Сейчас она хотела только одного - быть здесь, рядом с Когтегривом.

- Знаешь, на следующий Листопад ты мог бы перейти в Грозовое племя, - мечтательно прошептала она. Эта мысль согрела ее сердце. - И мы могли бы завести котят.

Когтегрив отстранился, холодный ветер коснулся бока Голубки.

- Брось! - весело воскликнул Когтегрив, на бегу кося на нее круглым янтарным глазом. - Не рано ли думать об этом?

Он говорил весело, но почему-то его слова ранили, как когти.

- К-конечно, - пролепетала Голубка, кляня себя за глупость. Зачем она вообще сказала это? Что подумает о ней Когтегрив? Если он еще не готов к таким отношением, то и ей не следует торопиться. Успеет еще стать королевой, пока ей и в воительницах совсем неплохо!

Голубка насторожила уши. Голоса? Она прислушалась. Теперь она слышала шорох шагов, бегущих через территорию Грозового племени далеко впереди. Кто это может быть?

«Ах, наверное Огнезвезд выслал ночной патруль!» - отмахнулась Голубка. Она еще раз прислушалась, пытаясь узнать голоса, но они почему-то показались ей чужими. И очень сердитыми.

- Эй, ты не уснула? - Когтегрив шутливо пощекотал ее кончиком хвоста. - Догоняй!

- Ты проиграешь, шерстяной увалень! - взвизгнула Голубка, со всех лап бросаясь за ним вдогонку.

Лес замелькал перед глазами Голубки, земля загудела под ее лапами. Сейчас она не видела ничего, кроме полосатой шерсти Когтегрива, мелькавшей за деревьями впереди.

- Догоню!

Кровь застучала у нее в висках, заглушила голоса, доносившиеся с территории Грозового племени. И пускай! Подумаешь, какие-то голоса! Показалось, наверное. В конце концов, может она позволить себе хотя бы одну счастливую ночь?



Глава X


Искра дрожала всем телом. Сегодня в Сумрачном лесу было темнее и холоднее обычного, туман густыми волнами колыхался у нее под лапами, укутывал деревья. Она обвела глазами черные сухие ветви, торчавшие из колышущегося седого марева. Неужели в Сумрачный лес тоже пришла пора Голых деревьев?

- Сегодняшняя ночь станет началом будущего, - прорычал Звездоцап.

Могучий мертвый воин стоял на поваленном дереве, терзая когтями гроздья сырого серого мха. Рядом с ним выстроились его верные соратники - Кленовница, Звездолом, Коршун и Бесхвостый. Звездолом и Остролап молча слушали, сощурив глаза.

Внизу толпились живые воины из всех племен. Яблочница, Тонкокрылый и Краснохвост жались друг к другу, их шерсть стояла дыбом от волнения. Березовик и Жукоус тоже были среди слушателей, в глубине толпы Искра разглядела Когтегрива и Дроковницу. Искра невольно поежилась, видя, как их много - перед ней сидела целая армия, способная уничтожить все живое по берегам озера.

- Сегодня мы отправляемся на первое задание! - провозгласил Звездоцап. Его огромные глаза зловещим огнем полыхали в сумраке.

Искра наклонилась к Пестроцветик.

- Первое?

Оказывается, она прослушала, о чем шла речь.

Пестроцветик уткнулась губами в ухо Искры.

- Звездоцап организует специальные патрули! С сегодняшней ночи он поведет нас на территорию каждого племени!

У Искры потемнело в глазах. Остановившимся взглядом она уставилась на могучего воина, сидевшего перед ней в призрачном свете мертвого леса.

А Звездоцап продолжал:

- Знание - сила!

Янтарные глаза Звездоцапа медленно скользнули по толпе и вдруг остановились на Искре.

Она из последних сил заставила себя выдержать этот страшный взгляд, ничем не выдав своего ужаса.

- Заранее изучив поле грядущих битв, вы получите огромное преимущество перед врагом, который и не подозревает о вашей осведомленности! Большинство из вас незнакомы с территориями соседей, но с сегодняшней ночи мы с вами будем ходить на разведки. Мы посетим все племена - в тайне, разумеется - и вместе отыщем самые лучшие места для будущих сражений.

Краснохвост нетерпеливо вскочил со своего места.

- И найдем подходящие места для засады!

- И хорошие места для устройства западни, куда можно будет загнать врага! - поддержал Тонкокрылый, терзая когтями чахлую траву.

Остролап лениво взмахнул своим длинным серым хвостом.

- Верно! Засаду, в которую мы загоним свою дичь, перед тем, как истребить ее.

«Дичь? - ахнула про себя Искра, впиваясь когтями в топкую землю. - Так он называет котов- воителей!»

Дыхание Пестроцветик снова опалило ее ухо.

- Ты помнишь, как сказал Звездоцап? «В час великой нужды четыре племени вновь станут единым целым»! Вместе мы сможем отстоять любое племя, которому будет грозить опасность.

Искра отдернулась и уставилась на свою подругу. Неужели Пестроцветик, в самом деле, верит в то, что говорит? Неужели можно быть такой пустоголовой?

- С чьей территории мы начнем? - звонко спросила Искра, торопясь поскорее покончить со страшной неизвестностью.

Длинные усы Звездоцапа дернулись.

- С Грозового племени!

- О, тогда и я с вами! - выскочила вперед Кленовница.

- И я! - вызвалась Скопа.

Звездоцап сыто прищурил глаза.

- Есть еще добровольцы?

Когтегрив и Дроковница дружно сделали шаг вперед.

- Молодцы, - кивнул могучий воитель. - А в Речном племени неужто нет смельчаков? - Он лениво скользнул взглядом по толпе, остановился на Жукоусе. - Ты, например. И Тонкокрылый.

Искра не сводила глаз со Звездоцапа. Что он задумал? Неужели все эти ночные вылазки нужны только для того, чтобы показать территорию Грозового племени соседям?

- А как же мои ученики? - громко спросила она. - Березовик и Краснохвост тоже имеют право пойти! - Немного подумав, Искра кивнула на Пестроцветик. - И она тоже.

«Ну же, попробуй теперь отказать мне! - яростно подумала она, в упор глядя на Звездоцапа. - Откажи, и докажи всем здесь сидящим, что ты хочешь показать территорию Грозового племени не всем котам, а только нашим врагам! Выдай себя!»

Но Звездоцап лишь невозмутимо склонил свою тяжелую голову.

- Хорошо, Искра. Пусть они тоже идут с нами.

- А я? - выпалила она.

На этот раз Звездоцап едва заметно оскалился.

- Разумеется, - раскатисто промурлыкал он. - Ты будешь нашей вожатой, Искра. - Он повернулся к Звездолому и коротко кивнул. - Когда вернусь, расскажу тебе о том, как все прошло.

Звездоцап мягко спрыгнул с поваленного дерева и направился в чащу, взмахом хвоста велев остальным идти следом.

Шагая в конце патруля, Искра зорко глядела по сторонам, стараясь запомнить деревья и кусты, мимо которых они шли. Если Звездоцап вел их тропой, ведущей из Сумрачного леса в жизнь, ей следовало как следует запомнить этот путь. В мрачном молчании они шли мимо мрачных прогалин и зловонных болот, мимо ручьев, давно превратившихся в струйки грязи. Но вот липкий сырой мох под лапами Искры вдруг превратился в мягкую траву. Она подняла глаза. Ветви деревьев приветливо склонялись над ее головой. Тьма расступилась, ослепительный шар луны сиял в бескрайнем звездном просторе.

Они вышли!

Искра не сразу узнала склон, крутым кошачьим боком вздымавшийся перед ними, но когда молчаливый патруль преодолел густые заросли ежевики, она увидела перед собой знакомые стволы деревьев. Папоротники, росшие по обе стороны от тропинки, пахли Грозовым племенем.

Тонкокрылый брезгливо сморщил нос.

- Ну и вонища! Как вы только живете тут?

Искра легонько шлепнула его хвостом по уху.

- Если ты смиришься с нашим запахом, я, так и быть, постараюсь притерпеться к вашей рыбной вони, - фыркнула она.

Краснохвост прибавил шаг и поравнялся с ними.

- Спасибо, что взяла меня в этот патруль, - шепотом поблагодарил он. - Нельзя упускать ни одной возможности побольше узнать! Чем большему я научусь, тем скорее стану настоящим воином Сумрачного леса.

- Настоящим воином Сумрачного леса? - переспросила Искра, резко оборачиваясь к нему. - А быть хорошим воином племени Теней тебе уже недостаточно?

- Но воины Тьмы гораздо сильнее! - возразил Тонкокрылый. - И они не морочат себе головы глупыми правилами и законами.

- Вот именно! - горячо кивнул Краснохвост. - У себя в племени я все чаще чувствую, будто меня окружают беспомощные котята, которые шагу не могут ступить без разрешения!

- Верно! - рявкнул Тонкокрылый. - А здесь выживает сильнейший! Никакой опеки, никакой защиты, сразу видно, кто чего стоит!

- Вот-вот, - поддакнул Краснохвост. - И в наших племенах должно быть так же!

Искра ошеломленно смотрела на них, не находя слов.

- То есть, ты хочешь, чтобы слабые умерли? - тихо спросила она. - Ты готов обречь на смерть своих соплеменников - стариков, раненых или больных?

В глазах Краснохвоста мелькнула тревога, видимо, он только сейчас понял, что зашел слишком далеко.

- Д-да нет, вообще-то, - пробормотал он, бросив косой взгляд на Тонкокрылого. - Это мы так, просто рассуждаем. Хотим сказать, что у этих котов есть чему поучиться, вот и все.

- Ну да, - пробурчала Искра, ускоряя шаг. Шерсть на ее спине встала дыбом от страха. - Этим мы тут и занимаемся.

Звездоцап стоял на вершине холма, поджидая остальных. За его спиной лежало озеро, обрамленное знакомыми верхушками деревьев.

- Смотрите, какие тут могучие деревья, какие толстые стволы! - Звездоцап кивнул на рослый бук. - Теперь понимаете, почему в Сумрачном лесу мы учим вас лазать по веткам? Здесь, на территории Грозового племени, котов с детства учат сражению на деревьях. - Могучий воитель перевел свой тяжелый взгляд на Пестроцветик. - Может, ты расскажешь нам об этом?

Пестроцветик была так польщена вниманием Звездоцапа, что не сразу смогла справиться с волнением. Выкатив распушившуюся грудку, она вытянула шею и затараторила:

- Все Грозовые воители учатся лазать по деревьям и прыгать на врагов сверху! А еще мы можем передвигаться по лесу по веткам, ни разу не коснувшись лапами земли!

- Не коты, а белки какие-то, - пробормотал себе под нос Краснохвост.

Пестроцветик взмахнула хвостом.

- Мы прыгаем, как белки, но сражаемся, как лисы!

Шерсть у Искры встала дыбом. Простодушная Пестроцветик выбалтывала врагам все секреты Грозового племени!

- Сейчас мы уделяем битвам на деревьях гораздо меньше внимания, - поспешно соврала она. - Это устаревшая тактика.

- Но ведь Ежевика только сегодня днем брал Голубку на тренировку! - возразила Пестроцветик.

Искра быстро покосилась на отца и увидела, что он тоже не на шутку встревожен откровениями молодой воительницы. У нее немного отлегло от сердца. «Слава Звездному племени, что Березовик понимает опасность!»

- Пестроцветик, не стоит делиться всем, что ты знаешь, - тихо прошептал Березовик.

Звездоцап повернул голову.

- Ты напрасно волнуешься, Березовик, - пробасил он. - Мы же здесь все друзья, среди нас нет врагов. - Он обвел притихших воителей медленным взглядом. - Какие секреты могут быть от соплеменников? - На этот раз в его голосе явно прозвучала угроза.

Запыхавшаяся Кленовница поднялась на вершину холма и подошла к Звездоцапу.

- Возможно, Березовик не считает себя нашим соплеменником? - прошипела она. - Может, ему не нравится Сумрачный лес?

- Он так не считает! - горячо воскликнула Искра, загораживая собой отца.

- Тогда почему он не спешит поделиться с нами секретами своего племени? - сощурился Звездоцап. - Пусть теперь он расскажет нам что-нибудь интересное, а мы все послушаем.

- Наша территория почти полностью покрыта лесом, - с запинкой начал Березовик. Подрагивающий кончик хвоста выдавал его смятение. Искра видела, что Березовику очень не хочется откровенничать перед чужаками. - Кроме холмов, что возле озера и на границе с племенем Ветра.

Но Звездоцап явно ждал от него большего.

- А где лучше сражаться - на открытом месте или в чаще? - спросил он.

Березовик нервно покосился на Дроковницу.

- Сложно сказать, - пробормотал он мучительно подбирая слова. - Пожалуй, Грозовые коты лучше воюют в лесу, хотя и на открытом месте мы умеем сражаться не хуже. Мы часто устраиваем засады в подлеске, чтобы неожиданно нападать на врагов.

«Зачем выдавать все наши секреты!» - простонала про себя Искра. Она поднялась на самую вершину холма и посмотрела через озеро на погруженный во тьму лагерь Речного племени.

- Почему бы тебе не рассказать нам о своей территории, Жукоус? - громко спросила она.

Жукоус с готовностью взмахнул хвостом.

- У нас больше растут сосны, а не дубы, - начал он.

Внизу зашуршала ежевика. Искра насторожила уши, принюхалась.

- Там кто-то идет!

Так и есть, в темноте у подножия холма она разглядела серую шерсть Долголапа. Рядом с ним шагал Ежевика.

- Ты уверен, что слышал голоса? - донесся снизу встревоженный голос глашатая.

- Да! Я сторожил вход в лагерь и сначала услышал шаги, - торопливо объяснил воин. - Честно говоря, сперва я решил, будто мне показалось. Мало ли, что ночью почудится! Но потом я услышал голоса, доносящиеся как раз отсюда.

- Только бы не новое вторжение племени Ветра! - пробормотал Ежевика. - Давай-ка проверим все входы в туннели.

- Но голоса доносились вон оттуда! - возразил Долголап, бросаясь вверх по склону.

Кровь застучала в ушах у Искры.

- Нужно уносить лапы! - прошипела она, поворачиваясь к Звездоцапу.

- И упустить возможность потренироваться? - оскалился он. - Ты не забыла, зачем мы сюда пришли?

- Но сейчас нельзя! - в ужасе пролепетала Искра. - Они нас заметят! Прошу тебя, уведи нас отсюда!

- Неужели ты так боишься своих соплеменников, Искра? - насмешливо промурлыкал Звездоцап, не трогаясь с места. - Почему же? Разве ты делаешь что-то плохое?

«Они не должны узнать, что я тренируюсь в Сумрачном лесу!» - в отчаянии простонала про себя Искра. Ее охватила паника. Ежевика шуршала все громче, шаги приближались.

- Если они застанут нас всех здесь, - лихорадочно прошептала она, - то с сегодняшней ночи будут высылать в лес ночные патрули! - На этот раз в глазах Звездоцапа мелькнул интерес, он чуть наклонил голову. - Тогда мы не сможем беспрепятственно делать все, что нам нужно.

- Что ж, с этим трудно спорить, - прищурился Звездоцап.

Словно гора упала с плеч Искры, когда она увидела, как могучий кот неторопливо поднялся и взмахнул хвостом, приказывая патрулю начать спуск с другой стороны склона. Юркнув в заросли ежевики и можжевельника, Искра со всех лап бросилась вниз, время от времени оглядываясь на спешивших следом котов. С каждым шагом заросли становились все темнее и гуще, а когда Искра в очередной раз подняла глаза к небу, то не увидела ни звезд, ни луны. Липкая грязь захлюпала под лапами, воздух загустел от запахов гнили и смерти. Они вернулись в Сумрачный лес.

Когда патрульные вышли из чахлой ежевики, Звездоцап резко остановился.

- Почему мы не приняли бой? - прошипела Кленовница, подскакивая к нему.

- С кем мы должны были драться? - захлопала глазами Пестроцветик. - С нашими соплеменниками? Мы же ходили учиться, а не воевать!

Краснохвост с размаху сел на сырую землю.

- Я никогда еще не заходил так далеко на территорию Грозового племени! - признался он, приглаживая лапой усы. - Погодите, скоро вы увидите леса племени Теней! Они совсем не похожи на Грозовые, у нас все больше ели растут, а земля усыпана хвоей, по которой так приятно ходить…

- А у нас, в Речном племени, столько камышей, что можно без труда устраивать засады в любом месте! - подхватил Тонкокрылый.

Скопа выпустила длинные кривые когти.

- Жду не дождусь, когда своими глазами увижу ваши земли, - прошипела она, скаля зубы.

«Неужели вы все ослепли и не видите, что она глумится над вами?» - поразилась Искра, глядя на воителей, сидевших вокруг. В следующее мгновение острые когти обрушились ей на плечо, глубоко вонзившись в кожу. Громко взвизгнув, Искра обернулась - и встретила ледяной взгляд Звездоцапа.

- Никогда больше не смей спорить со мной! - прорычал могучий кот, прижимая ее к земле.

Искра скорчилась от боли.

- Но я хотела, как лучше! - взвыла она, извиваясь на мокрой траве. - Я спасала нас!

Она поймала испуганный взгляд Березовика.

«Не подходи! - мысленно взмолилась Искра. - Не заступайся за меня, этим ты только погубишь нас обоих!»

Но Березовик уже решительно подошел к Звездоцапу.

- Зачем мы сегодня ходили к озеру? - громко спросил он, не глядя на Искру.

«Умница! - восхищенно подумала она. - Отвлеки его!»

Но радоваться было еще рано. Острые когти Звездоцапа еще сильнее вошли в ее плечо, могучий воитель рывком поднял Искру с земли и так встряхнул, что она взвизгнула.

- Мне показалось, ты хочешь сама ответить на этот вопрос, не правда ли? - промурлыкал Звездоцап. - Послушаем, как ты объяснишь нашу сегодняшнюю прогулку своему соплеменнику.

Искра сглотнула, подавляя вопль.

- Чем больше мы знаем, тем сильнее становимся, - заученно произнесла она, потупив глаза. - Знание - сила.

Звездоцап отпустил ее.

- Вспомните Воинский закон, - затараторила Искра, делая незаметный шажок к отцу. - Если мы будем хорошо ориентироваться на всех территориях, то всегда сможем прийти на помощь друг другу!

Ей было противно врать своим товарищам, покрывая гнусные планы Звездоцапа, но другого выхода не было.

К счастью, громкий окрик, раздавшийся из темной чащи, избавил Искру от дальнейшего позора.

- Ну, как все прошло? - спросил Звездолом, выскакивая на поляну. Воины Тьмы, как крысы, кишели за его спиной, глаза их горели злым любопытством.

- На что похожа живая земля? - поинтересовался Бесхвостый.

- А звездочки вы тоже видели? - насмешливо фыркнул Частокол. - И как они, еще светят?

Глядя на эти покрытые шрамами морды и горящие ненавистью глаза, Искра невольно подумала о своих соплеменниках, мирно спавших в каменном овраге.

«Они даже не подозревают, какая опасность им угрожает. - Ее сердце сжалось от мучительной жалости. - Но я готова по капле отдать всю свою кровь, защищая их!»



Глава XI


Солнце тихо опускалось за деревья, погружая овраг в тень. Воробей, сидевший перед входом в свою пещеру, чувствовал, как постепенно меркнет дневной свет, и на поляну спускается холод. Грозовые коты негромко переговаривались возле кучи с добычей.

- Наверняка это были бродяги, - проронил Ежевика, метя хвостом землю перед каменной осыпью.

- Но Долголап уверяет, что почуял запахи воителей, - заметил Огнезвезд.

- Что если соседи задумали объединиться против нас? - встрепенулась Песчаная Буря.

- С какой стати? - отмахнулся Огнезвезд, но Воробей ясно услышал тревогу в его голосе.

Видимо, это не укрылось и от Крутобока.

- Нужно верить в лучшее, но готовиться к худшему, - негромко заметил он.

Воробей почувствовал, как Огнезвезда охватил страх. Это длилось всего долю мгновения, предводитель быстро взял себя в лапы.

- Значит, будем готовиться, - тихо сказал он, вставая. - Ежевика, увеличь число дневных патрулей. И еще с сегодняшнего дня мы будем проверять границы по ночам, сразу после восхода луны.

Приказ предводителя застал глашатая врасплох, удивление так и брызнуло от его шерсти.

- Но в таком случае нам придется задействовать в патрулировании все племя, - пробасил он. - Стоит ли раньше времени пугать наших котов?

- Когда придет беда, пугаться будет уже поздно, - мрачно ответил Огнезвезд. - Осторожность никогда не бывает лишней.

Воробей поспешил проверить, как чувствуют себя остальные. Прислушавшись к брату, он испытал укол рвущей боли от свежей раны на его щеке. Львиносвет ел мышь, морщась при каждом укусе.

«Сам виноват!» - сердито подумал Воробей, но его досада на брата быстро сменилась жалостью. Он прекрасно понимал, что такое тяжесть предназначения, и как велико бывает желание сбросить ее с себя.

Острые когти прошуршали по земле. Это еще кто? Ага, Иглогривка. Искалеченная кошка ползла через поляну, волоча за собой безжизненные задние лапы.

«Бедняга, она совсем выбилась из сил», - понял Воробей, прислушиваясь к тому, с какой силой Иглогривка впивается когтями в землю.

- Я иду спать, - пропыхтела кошка, проползая мимо него.

- Я тоже, - сказал Воробей и тут же почувствовал, как Иглогривка напряглась.

- Я сама справлюсь!

- Конечно, - терпеливо кивнул целитель. - Просто я хочу спать.

Он вошел в палатку вслед за Иглогривкой и повел усами.

- Выкладывай, почему ты сегодня так вымоталась? - спросил Воробей, пытаясь скрыть свою тревогу за обычной ворчливостью.

- Это все Милли, - зевнула Иглогривка. - Она придумала для меня новое упражнение, представляешь? Они с Белолапой подсаживали меня на нижнюю ветку бука, и я висела на ней на передних лапах, сколько смогла.

- Ничего себе тренировочка! - покачал головой Воробей. - Ну вы даете!

- Знаешь, как приятно было снова почувствовать ветерок на животе? - призналась Иглогривка. - А то я только ползаю на брюхе, как червяк.

- Ты умница, - искренне сказал Воробей. - Если не бросишь тренировки, то скоро сможешь сама подтянуться на ветку.

- Ни за что не брошу! - пообещала Иглогривка, с усталым вздохом забираясь в свое гнездышко.

Воробей подошел к ней и склонился над подстилкой, делая вид, будто осматривает спальное место своей пациентки.

- Тебе удобно? - спросил он, подтыкая мох под бока Иглогривки, чтобы тайком ощупать ее бока и убедиться, что у больной нет жара. К счастью, его тревоги оказались напрасны. Шерсть Иглогривки была прохладной, ее мышцы лишь слегка одрябли от усталости. Довольный результатами осмотра, Воробей выпрямился. - Спокойных снов.

- Ты здоров? - вдруг спросила Иглогривка. - Мне кажется, тебя что-то мучает.

- Не выдумывай! - буркнул Воробей и поспешно соврал: - У меня все замечательно, просто устал.

Повернувшись к Иглогривке спиной, он поплелся к своей подстилке. Несколько мгновений Иглогривка подозрительно следила за ним, потом вздохнула и поглубже зарылась в мох. Воробей свернулся клубком и уткнулся носом в свой пушистый хвост.

Стоило ему закрыть глаза, как он увидел перед собой Сумрачный лес. Из темноты сверкали злые глаза. Огромная армия врагов собиралась за голыми стволами деревьев.

«Бурачник исцеляет лихорадку. Кошачья мята спасет от зеленого кашля, - стал твердить Воробей, чтобы отогнать страшные видения. - Щавель заживляет царапины и неглубокие раны. Пижма снимает жар».

«Где же сила звезд, которой ты похвалялся?»

Рычание Звездоцапа заглушило его жалкое бормотание.

«Замолчи! Окопник исцеляет переломы…»

«Скоро, скоро мы отпразднуем нашу долгожданную кровавую победу!»

Воробей снова почувствовал, как Коршун опрокинул его в грязь.

«Мышиная желчь выводит блох…»

«Неужто Звездное племя не может тебе помочь?»

Он прижал уши и оскалился, словно этим можно было прогнать страшные воспоминания о глумливых насмешках мертвецов.

«Ноготки подавляют заражение… Мать-и-мачеха облегчает дыхание при простуде. Маковое семя снимает боль, успокаивает и дарит сон…»

Воробей представил себе аккуратные кучки целебных трав и перечислял их до тех пор, пока его мысли не начали путаться, заволакиваясь дремотой.

Когда он снова открыл глаза, вокруг зеленел густой лес, напоенный знакомыми запахами.

«Это сон».

На ветках кустов еще держался запах Березовика и Долголапа, недавно проходивших здесь. Воробей поднял голову и увидел звезды, приветливо мигавшие ему сквозь кружево листвы. Где-то неподалеку ухнула сова, потом задрожали ветки - видимо, ночная хищница полетела на охоту.

За спиной Воробья зашуршали папоротники. Он обернулся, быстро принюхался.

- Голубка? Это ты?

Молодая серая кошка, зевая, вышла из зарослей.

- Голубка? - эхом прозвучал еще один голос. Львиносвет шагал по траве к брату.

Трое котов непонимающе переглянулись.

- Как я сюда попала? - пролепетала Голубка, обводя глазами деревья. - Я спала у себя в палатке.

- Я тоже, - сказал Львиносвет.

- Нам снится сон, - ответил Воробей.

- Значит, ты попал в мой сон? - наморщил лоб Львиносвет.

- Нет, нам всем снится один сон.

- Зачем? - непонимающе мяукнула Голубка, моргая сонными глазами.

Воробей кивнул на невысокий холм, высившийся прямо перед ними. У подножия холма зияла черная пасть туннеля, откуда тянуло запахами древнего камня, воды и черных лабиринтов.

- Мне кажется, нам туда, - вздохнул он.

- Точно? - неуверенно переспросил Львиносвет.

Голубка подошла ближе, обнюхала вход в подземелье.

- По-моему, Воробей прав. Иначе для чего нас привели именно в это место?

Она сделала шаг внутрь и мгновенно растаяла в темноте.

- Постой! - рявкнул Львиносвет и в упор посмотрел на брата. - Мне показалось или ты, в самом деле, видишь этот туннель?

- Вижу, - кивнул Воробей.

- Но как?

- Во сне я всегда вижу.

- Значит, ты знаешь, как я выгляжу? - изумленно ахнул Львиносвет.

Воробей насмешливо прищурился.

- Честно скажу, без царапин ты выглядел гораздо лучше, - фыркнул он.

Львиносвет обиженно взмахнул хвостом.

- Ничего, заживет, - пробурчал он, протискиваясь в туннель вслед за Голубкой.

Воробей бросился за ним, оттолкнув ее назад.

- Я поведу, - объявил он тоном, не терпящим возражений. - Я привык к темноте.

Пол под лапами был сырой и грязный, холодная жижа чавкала под когтями. С каждым шагом становилось все холоднее, вскоре подушечки на лапах Воробья окоченели. Положившись на свои чуткие усы, он молча брел по извилистым коридорам.

- Вы там не отстали? - окликнул Воробей, слегка повернув голову.

- Я здесь, - голос Львиносвета эхом отлетел от каменных стен. - Голубка, ты где?

- Прямо за тобой, - отозвалась сестра.

Воробей почувствовал, как Львиносвет дотронулся носом до его хвоста.

- Ты знаешь, куда мы идем?

- Нет.

Но какая-то невесть откуда взявшаяся уверенность вела его все глубже и глубже в сердце земли. Любопытство сжигало Воробья изнутри. Он слышал, как Львиносвет то и дело шумно втягивает в себя воздух, вынюхивая следы опасности. Проникнув в мысли брата, Воробей понял, что Львиносвету за каждым поворотом мерещатся оскаленные клыки и острые когти.

- Не беспокойся, на этот раз тут не будет воинов Ветра, - сказал Воробей.

- Слышите? - раздался из кромешной тьмы испуганный голос Голубки. Она резко остановилась, страх волнами хлынул от ее шерсти.

Воробей насторожил уши. Так и есть, впереди журчала вода, эхо далеко разносило ее шум по темным каменным коридорам. В следующее мгновение Львиносвет оттолкнул брата и протиснулся вперед.

- Я знаю, где мы!

Воробей торопливо нагнал его. Тусклый свет, появившийся впереди, выхватил из тьмы широкие плечи Львиносвета. Еще несколько шагов и коты вышли в просторную пещеру, залитую лунным светом, просачивавшимся сквозь трещину в высоком своде. Посреди пещеры бежал быстрый ручей.

Голубка, моргая, застыла на пороге пещеры. Когда ее глаза привыкли к свету, она подошла к ручью и робко потрогала лапой воду. Черные капли полились с ее когтей.

- Явились!

Голубка с писком отскочила от ручья, услышав скрипучий голос, раздавшийся откуда-то из-под самого свода пещеры.

Воробей поднял голову и посмотрел на торчавший из стеньг каменный выступ. Там сидел уродливый кот - голый и белоглазый, со сморщенной безволосой шкурой и чудовищно выпученными слепыми глазами.

- К-кто это? - сдавленно прошептала Голубка.

- Утес, - дернул хвостом Воробей.

Он с вызовом посмотрел на древнего кота. Что ему вдруг понадобилось? Когда Воробью была нужна его помощь, Утес и не подумал явиться на его зов, а теперь, видите ли, сам привел их к себе! Яростный гнев вскипел в груди Воробья.

- Ты приказал мне бросить Огнехвоста в полынье! - прошипел он, прижимая уши. - Зачем ты это сделал? Хотел, чтобы все кругом считали меня убийцей?

Утес ответил ему невозмутимым слепым взглядом, заставившим Воробья невольно поежиться. Ему вдруг почудилось, что Утес прекрасно видит его.

- Какая разница? - процедил древний кот. - Мне все равно, кто и что подумает. Я не мог позволить тебе погибнуть в напрасной попытке изменить чью-то судьбу - Уродливый кот скривил рот, окинул невидящим взглядом троих котов, стоявших под ним. - Чему суждено сбыться, то сбудется. Но речь не об этом. Отвечайте, почему вы пытаетесь сойти с того пути, который мы вам прочертили? - пророкотал он.

У Воробья задрожали лапы. О чем говорит Утес?

- Кто это? - шепотом спросил Львиносвет.

Голубка, оцепенев от ужаса, смотрела на лысое чудовище, восседавшее над ее головой.

- Он… из Звездного племени? - пролепетала она.

- Вот еще! - огрызнулся Утес. - Я не имею никакого отношения к Звездному племени. Я поселился здесь задолго до того, как ваши предки появились на свет.

Воробей почувствовал нарастающее смятение Львиносвета.

- Откуда ты его знаешь? - шепотом спросил Львиносвет, не сводя глаз с Утеса.

Лысый кот свесился со своего каменного насеста и покачал головой, как изготовившаяся к нападению змея.

- Мы с твоим братом старые знакомые, - прорычал он, разевая пасть.

- Он нас видит? - пискнула Голубка, в ужасе глядя на выпученные глаза Утеса.

Тот выпрямился и расправил плечи, зловеще поигрывая голым хвостом.

- Вот уж не думал, Воробей, что твои товарищи окажутся такими мышеголовыми олухами! Я оказал им великую честь, призвав к себе, а они только глазами хлопают, да задают глупейшие вопросы, словно котята, впервые переступившие порог детской!

Воробей решительно вышел вперед.

- Значит, ты нас призвал?

Утес моргнул выпученными глазищами.

- А ты думал, только у тебя есть дар пробираться в чужие сны? - насмешливо осклабился он. - Дурни! Глупцы мышеголовые! Ни толку от вас, ни проку, суета одна! - Внезапно разъярившись, Утес вскочил и привстал на цыпочки, выгнув дугой свою голую спину.

Львиносвет выпустил когти и распушил хвост, но Воробей остановил его.

- Давай выслушаем, что он скажет.

- Это вы во всем виноваты! - продолжал бесноваться Утес. - Проклятая Троица! Если бы вы не родились, то и Сумрачный лес никогда бы не обрел свое могущество!

Воробей так и застыл с разинутой пастью.

- Эй, полегче! - прошипел он, придя в себя. - Между прочим, мы не по своей воле появились на свет!

- Но появились же! - сплюнул Утес. - И тем самым исполнили Пророчество, рожденное на заре времен, дав силы врагам, которые без вас уже давным-давно исчезли бы из памяти живых! - Теперь он метался по узкой площадке, как загнанная в угол крыса, его голая шкура подергивалась и морщилась от бессильной ярости. - А теперь из-за вас всем племенам воителей угрожает смертельная опасность! - Внезапно Утес замер, встряхнулся и свесил свою уродливую голову вниз. - У вас, котов- воителей, слишком долгая память! Вы помните мертвых и, тем самым, продлеваете их посмертное существование. Вы чтите своих погибших воителей, оплакиваете близких и проклинаете врагов, вы передаете своим детям истории о давным-давно отшумевших битвах, вместо того, чтобы отбросить прочь всю эту протухшую мертвечину и жить настоящим! О, безмозглые, когда же вы научитесь забывать?

Воробей выгнул спину и выпустил когти, не в силах вынести такого оскорбления наследия племен. Но Утес еще не закончил.

- Вы сами накликали на себя смертельную опасность! - завыл он. - Сами взрастили своих врагов и подготовили почву для страшной битвы! Вы слишком долго ненавидели злодеев рода кошачьего, которых следовало забыть навсегда! Своей упрямой памятью вы продлили их существование, позволили набраться сил и найти сообщников на окраинах территории Звездного племени, в глухих чащобах, куда не смеют заглядывать звезды! - Утес затряс лысой головой, рябь прошла по его голой спине. - О, почему вы не дали им кануть в бездну забвения?

- А ты сам? - звонко спросила Голубка, распушая загривок. - Ты сам хотел бы навсегда исчезнуть из памяти?

Воробей хотел остановить ее, но Голубка вышла к ручью и смело уставилась на Утеса.

Тот сел, тяжело вздохнул.

- Я смирился бы с этим, - проскрипел он. - Пропадать, так пропадать.

Воробей возмущенно вскинул голову. Как смеет этот подземный слепец упрекать их?

- Мы чтим своих мертвых, потому что это делает нас живыми! - горячо воскликнул он. - Ты умер так давно, что забыл, что такое любовь, благодарность и память! Нельзя жить, не помня ни добра, ни зла.

- Да знаю я, - устало вздохнул Утес. Плечи его сгорбились, тяжелая голова упала на грудь. - Таков уж путь воителей… Вы должны помнить своих ушедших.

- Это делает нас сильными, - твердо сказал Львиносвет.

- Делало, - поправил его Утес, качая головой. - А теперь эти воспоминания превратились в угрозу всему вашему существованию. Я знаю, что без тьмы не бывает света, но сейчас Тьма, родившаяся среди звезд, грозит разрастись и навсегда поглотить свет. - Утес снова повесил голову и покрутил выпученными глазами. - Вы были нашей единственной надеждой! Вы - Трое, ставшие Четырьмя!

Воробей решительно взмахнул хвостом.

- Мы никуда не делись! И мы готовы исполнить свой долг!

- Да что ты говоришь? - скривился Утес. Его белые глаза призрачно светились в темноте. - Тогда почему же вы спешите сдаться еще до начала битвы?

Голубка попятилась от ручья и поспешно юркнула за спины братьев. Львиносвет виновато потупил взгляд. Воробей не успел узнать, какие проступки тяготят совесть его товарищей, возмущение захлестнуло его.

- Клан Бесконечной Охоты сказал мне, что наших усилий недостаточно! - гневно процедил он. Пусть Утес знает, что у него были веские причины утратить веру в себя! - Они заявили, что одни мы не справимся, и нам нужно найти четвертого кота.

- И вы его нашли? - поинтересовался Утес.

- Нет! - огрызнулся Воробей. - Знаешь, не так- то просто найти того, не знаешь кого! Откуда мы знаем, где искать?

- Довольно препираться! - прошипел Утес. - Нечего попусту время терять! Сказано вам - найдите Четвертого, вот и ищите! Примите свое предназначение. В этом единственная надежда всех племен!

Внезапно лунный свет потоком хлынул сквозь отверстие в потолке пещеры, словно где-то высоковысоко в небе невидимая сила разогнала облака. В этом свете Воробей увидел глаза, глядевшие на них из темноты под скалой. Со всех сторон их окружали безмолвные коты.

Воробей подошел к ручью, принюхался. Нет, это не было Звездное воинство! От этих котов пахло бескрайними небесами и иссеченными ветрами скалами. Неужели это предки Утеса? Или его соплеменники? Воробей задрожал всем телом, когда из моря запахов до него вдруг донесся единственный, неповторимый, навсегда выжженный в сердце.

«Половинка Луны!»

Теперь он увидел в толпе ее нежную белую шерстку. И тут же заметил рядом огромную черную тень. Барсучиха вышла из тьмы туннеля на середину пещеры.

- Это Полночь? - прошептала Голубка, прижимаясь к Воробью. Тот почувствовал, как она дрожит.

- Да.

- А остальные кто? - спросил Львиносвет.

- Это Древние, - ответил Воробей, не сводя глаз с Половинки Луны. - Предки Клана.

Теперь он узнал в толпе Сломанную Тень и Совиное Перышко.

- Долго мы ждали, - донесся с другого берега ручья раскатистый голос Полночи. Круглые глаза старой барсучихи остановились на Голубке. - Ты разберись, кому можно доверять. Твое сердце знает правду, научись слушать его. - Барсучиха повернула свою тяжелую полосатую голову к Львиносвету. - А ты не закрывай глаза, не жди, что нужный путь сам ляжет тебе под ноги. Избери свою дорогу и иди по ней, храбрый воин.

Воробей нетерпеливо вытянул шею, ожидая, какое напутствие Полночь приготовила для него.

- Ты! - прогудела она, впившись в него немигающим взглядом. - Когда все кругом позакрывали глаза, мы даровали острое зрение слепому коту. Тебе дано видеть больше других, маленький лекарь, но ты должен научиться смотреть вглубь. Ты мудрее многих, но плохо пользуешься своим даром. Твоя сила пока скрыта от тебя, тебе предстоит ее найти.

Воробей потерял терпение. Опять поток пустых слов вместо ясного совета! «Смотри вглубь… найди свою силу!»

- Мне надоели ваши загадки! - взорвался он. - Скажите прямо, что нужно сделать, чтобы спасти племена воителей! А не можете сказать - так молчите вообще! Вы сами ничего не знаете, только головы нам морочите!

- Мы уже видели вашу слабость, - проворчал Утес со своего выступа. - Ты хочешь, чтобы мы сделали вас еще слабее?

Взмахнув лапой, он сбросил на пол пыль и мусор, густым слоем покрывавшие его скалу. Мелкие камешки посыпались на головы трех котов, потом сверху свалилось что-то тяжелое.

- Вы плохо старались, потому и не добились ничего! - продолжал ворчать Утес.

Но Воробей уже не слушал его. Его глаза были прикованы к обломкам дерева, валявшимся под каменным выступом. Сорвавшись с места, он перепрыгнул через ручей и стал протискиваться сквозь толпу Древних.

«Моя палка!»

Его сердце пустилось вскачь при виде двух половинок треснувшей пополам палки. В дрожащем свете луны он видел на дереве ряд знакомых зарубок, ведущих счет жизням и смертям котов, ушедших в туннели много-много лун тому назад.

- Вот-вот, подумай хорошенько об этих храбрых воинах! - прошипел сверху Утес. - Они-то нашли в себе силы противостоять тьме и найти путь к свету!

Воробей провел лапой по перечеркнутой отметине на палке.

- Кто-то нашел, а кто-то нет, - негромко сказал он и почувствовал, как вздрогнула Сломанная Тень, стоявшая рядом с ним. Перечеркнутая зарубка означала смерть Листопада.

Новый поток грязи обрушился на голову Воробья сверху.

- Это ничего не меняет! - провизжал Утес, свешивая голову. - Они хотя бы попробовали!

Сломанная Тень прижалась к боку Воробья.

- Мы так долго ждали тебя, - прошептала она.

- С начала времен! - подтвердил Утес. - С начала племен!

Воробей поднял глаза и встретился взглядом с Половинкой Луны.

- Разве ты можешь нас бросить? - взмолилась она, и Воробей увидел в ее прекрасных глазах печаль бесчисленных поколений. Шерсть зашевелилась у него на спине.

Древние вдруг вскочили со своих мест и оскалились, грозное рычание хлынуло из их глоток. Многоголосый вопль облетел пещеру.

- Как ты смеешь нас подвести?

Воробей в ужасе перепрыгнул через ручей и сжался в комок возле Львиносвета. Древние наступали, их шерсть стояла дыбом, глаза полыхали грозным огнем.

- Ты позволишь нам снова умереть? - завизжал Утес со своего насеста.

Вода заплескалась у лап Воробья. Он хотел попятиться, но только провалился еще глубже. Что случилось? Неужели река разлилась? Воробей посмотрел под лапы и смертельный ужас сжал его сердце. Река вышла из берегов и залила весь пол пещеры. Но почему она больше не черная? Почему она… красная?

Кровь!

Воробей стоял по колено в крови. Поперхнувшись воплем ужаса, он шарахнулся в сторону.

«Это я виноват!» Он зажмурился, а когда снова открыл глаза кругом была привычная тьма. Воробей снова был слеп. Его шерсть стояла дыбом от страха, сердце колотилось так сильно, что бока дрожали.

«Найди Четвертого! - гремел в его ушах пронзительный голос Утеса. - Найди Четвертого!»



Глава XII


- Львиносвет! Просыпайся! Быстрее!

Львиносвет сонно мотнул головой, отгоняя от себя разбудившего его Воробья. Он сел, широко зевнул и поморгал слипающимися глазами. Бледный рассвет просачивался сквозь ветки воинской палатки. Недавний сон все еще ярко стоял перед глазами: темная пещера, страшный слепец и призраки предков.

Львиносвет выбрался из своего гнездышка и на негнущихся лапах вышел из палатки. Здесь он поежился от холода, встряхнулся и покосился на Воробья.

- Львиносвет, - без обиняков выпалил целитель, толкая брата в сторону палатки оруженосцев. - Нам нужно обсудить этот сон!

Львиносвет кивнул.

- Голубка уже встала?

- Я только что ее разбудил!

Через мгновение Голубка выбралась из палатки и остановилась на пороге, часто моргая мутными от сна глазами.

- Идем! - прошипел Воробей, подгоняя своих заспанных сообщников к выходу из лагеря. Львиносвет и Голубка послушно побрели за ним.

Выйдя в лес, Воробей свернул с тропы и вскоре остановился под кустом ежевики. Львиносвет подошел к нему и огляделся.

Голубка уже окончательно проснулась, ее голубые глаза сияли.

- Значит, нам и в самом деле приснился один и тот же сон?

Воробей кивнул.

- Выходит, ты уже встречался с этими котами? - спросил Львиносвет, прищурив глаза.

- Да, - огрызнулся Воробей. - И что такого?

Голубка возбужденно забегала по траве перед кустом.

- Нет, у меня просто в голове не укладывается, что все это было на самом деле! Неужели эти коты, правда, так долго ждали?

Львиносвет задумчиво изогнул хвост.

- Получается, что с самого начала времен и племен.

- Хватит болтать! - взорвался Воробей, выпуская когти. - Мы должны думать не о прошлом, а о том, что делать сейчас! Отвлекитесь хоть ненадолго от своей суеты и подумайте о том, что мы с вами стоим здесь сейчас только благодаря вере наших предков!

- И благодаря Сумрачному лесу, - мрачно напомнил Львиносвет.

- Без веры не было бы никакого Сумрачного леса, - огрызнулся Воробей, вспомнив слова Утеса. - Короче, хватит языками трепать. Надо немедленно разыскать Четвертого.

- Это не Искра, - вздохнула Голубка. - Я ее уже спрашивала.

- Тебе удалось что-нибудь прояснить насчет Мотылинки? - спросил Львиносвет у брата.

- Нет, она не получала ни снов, ни знамений, - покачал головой Воробей.

- Значит, остается только Остролистая! - оживился Львиносвет. Он с самого начала был уверен, что они ищут его сестру, и теперь был рад убедиться в своей правоте. Разумеется, его сестра с самого начала была частью пророчества! Не зря же она вернулась как раз в тот момент, когда Грозовому племени грозило вероломное нападение воинов Ветра. Несомненно, Остролистая послана им предками, чтобы спасти в час испытания!

- Мне кажется, мы ищем не там, где нужно, - покачала головой Голубка.

- А где надо искать? - фыркнул Воробей.

- Не знаю, - вздохнула Голубка. - Может, это вообще кот из другого племени?

- Давай попросим Огнезвезда сделать объявление на следующем Совете! - насмешливо скривился Воробей. - «Дорогой Четвертый избранник, подними, пожалуйста, хвост, чтобы мы тебя узнали!»

- Что-то мне подсказывает, что разгадка очень проста, - пробормотала Голубка, пропустив мимо ушей его сарказм. - Этот кот у нас на виду, просто мы почему-то его не узнаём.

- Разумеется! - воскликнул Львиносвет. - Это Остролистая!

- А если нет? - спросила Голубка. - Мне кажется, нужно искать кота, который, как и мы, родился избранником. Ему с рождения был предназначен какой-то особый путь…

- То есть, кот, наделенный силой звезд? - прищурился Воробей.

- Может, это Ветерок? - продолжала размышлять вслух Голубка. - Он ваш сводный брат, возможно, у него тоже есть какие-то особые способности.

- Ветерок не кровный родственник Огнезвезда, - возразил Воробей.

- О крови Огнезвезда говорилось только в первом пророчестве Звездного племени, - парировала Искра. - А о Четвертом нам вообще ничего не известно. Может, он и не должен быть родней Огнезвезду?

Львиносвет нетерпеливо взмахнул хвостом.

- Вы можете тут спорить хоть до следующего Листопада, - рявкнул он. - А я пойду и попробую что- нибудь разузнать.

Он повернулся и помчался обратно в лагерь. Главное - уговорить Остролистую пойти прогуляться вдвоем, а уж там он быстро выяснит, что к чему.

Солнце уже тронуло верхушки деревьев, но палатки на поляне еще утопали в тени. Ежевика умывался под каменным карнизом, протирал сонные глаза. Долголап сладко потягивался на пороге воинской палатки. На другом конце лагеря любопытная Тростинка высунула голову из детской и смотрела, что происходит на поляне. Лисохвост и Прыгунец отрабатывали боевые приемы, ожидая, пока проснутся остальные.

Львиносвет поравнялся с Пеплогривкой, спешившей к глашатаю.

- Как ты? - тихо спросила она, не поднимая глаз.

- Лучше всех, - ответил Львиносвет, с вызовом посмотрев на нее. - А что?

- Ты вертелся и что-то бормотал во сне, - ответила Пеплогривка, по-прежнему не глядя на него. - Плохой сон приснился?

- Обычный.

Пеплогривка промолчала, и тогда Львиносвет решил выложить ей все начистоту.

- Я совершил большую ошибку.

После вчерашнего сна он окончательно убедился, что не имеет права бороться с судьбой. Он мог рисковать собой, но не жизнями котов, зависевших от него

- С этим покончено. Навсегда.

Львиносвет почувствовал, как Пеплогривка застыла. Он знал, что она его поняла.

«Да, Пеплогривка, отныне даже ты не заставишь меня свернуть с предназначенного пути».

Серая кошка остановилась и подняла на него заблестевшие глаза.

- Хорошо.

Ее голос прозвучал спокойно, но в глазах стояли слезы.

У Львиносвета заныло сердце.

«Если бы ты знала, как мне жаль».

- Племя важнее всего, - еле слышно прошептала Пеплогривка.

- Племя важнее всего, - с нажимом повторил Львиносвет и, обогнав Пеплогривку, подошел к Ежевике.

- Можно я поохочусь с Остролистой?

Ежевика прервал умывание.

- Вдвоем?

- Да. Мне очень нужно поговорить с ней.

- Нужно, значит нужно, - кивнул Ежевика и, облизав свою широкую лапу, вновь принялся тереть щеки.

Львиносвет со всех лап бросился к воинской палатке.

Остролистая лениво потягивалась на пороге. Поднимающийся ветер трепал ее черную шерсть.

- Шевелись, соня! - промурлыкал Львиносвет, подталкивая сестру к выходу. - Идем охотиться!

Остролистая выпрямилась, подавив зевок.

- А кто еще с нами?

- Никто, поохотимся вдвоем! - бросил Львиносвет, бросаясь к выходу из лагеря.

Остролистая в три прыжка нагнала его, и они вместе стали подниматься по склону.

- Я выучила все ваши новые приемы, так что постараюсь не подвести, - заверила брата Остролистая.

- А я и не сомневался, - кивнул он, проползая под ежевикой. - Давай начнем с охоты на белок.

На вершине холма он вышел из-за деревьев и сощурился от яркого солнца. Далеко внизу сияло озеро, подернутое легкой рябью. Ветер гулял по ветвям деревьев, осыпая землю желтой листвой, тяжелые тучи собирались на горизонте. Судя по всему, к вечеру нужно было ждать дождя.

- Откуда начнем? - спросила Остролистая.

- Давай пройдемся вдоль ручья, - предложил Львиносвет, глядя на убегавший в лес овраг.

- Может, лучше попытаем счастья в буковой роще? - возразила Остролистая. - Белки обожают буковые орешки.

Не дожидаясь ответа, она помчалась вниз по склону, навстречу ветру, трепавшему ее черную шерсть. Львиносвет вдруг почувствовал прилив беспричинной радости. На миг он вновь стал оруженосцем, для которого нет ничего важнее первой дичи. Оттолкнувшись сильными лапами, он огромными прыжками понесся за сестрой. Возле ручья Остролистая резко свернула и всеми лапами спрыгнула на мелководье, подняв целую тучу сверкающих брызг.

- Когда это ты успела стать Речной кошкой? - завопил Львиносвет, глядя, как его сестра уверенно, как шустрая выдра, бредет против течения.

Остролистая повернула к нему мокрую голову, веселые искры плясали в ее зеленых глазах.

- Брось, Львиносвет, лезь сюда! Возможно, сегодня последний теплый денек Листопада! Нужно успеть порадоваться, - она выскочила на берег и отряхнулась.

От такого предложения невозможно было отказаться. Львиносвет без колебаний спрыгнул в воду, и даже заурчал от удовольствия, почувствовав приятную прохладу. Выпрыгнув на берег рядом с сестрой, он громко мяукнул:

- Кто первый добежит до буков, тот молодец!

Он сорвался с места и помчался вперед, ловко петляя между деревьями. Остролистая не отставала ни на шаг. Львиносвет почувствовал ее дыхание на кончике своего хвоста и прибавил ходу.

«Ну-ка, давай проверим, как быстро ты бегаешь»!

Кусты зеленой полосой проносились мимо него, листья летели из-под лап. На бегу Львиносвет обернулся, втайне надеясь увидеть, что Остролистая уже догоняет его, тем самым доказывая свою избранность. Всему племени было известно, что никто не может сравниться с Львиносветом в силе и скорости. Но сестра, вопреки всем его ожиданиям, отставала с каждым шагом. Возле первого бука Львиносвет остановился и подождал запыхавшуюся Остролистую.

- Здорово! - пропыхтела она, раздувая бока. Оглядевшись по сторонам, Остролистая увидела высокий бук, и глаза ее озорно просияли. Подпрыгнув, она белкой вскарабкалась по стволу и свесила голову с нижней ветки. - Лезь сюда, улитка-тихоход!

Львиносвет забрался к ней.

- Давай заберемся повыше!

Чтобы еще раз испытать сестру Львиносвет нарочно отстал от Остролистой, зорко наблюдая за каждым ее прыжком. Он до последнего надеялся, что сестра все-таки продемонстрирует какую-нибудь необыкновенную ловкость и прыть, отличающую ее от остальных Грозовых котов. Тут, как нельзя кстати, на глаза ему попался широкий просвет между деревом, по которому они лезли, и соседним буком.

- Смотри!

Остролистая остановилась, повернула голову.

- Что?

- Что скажешь - сможешь допрыгнуть туда?

- На соседнее дерево? - Остролистая задумчиво склонила голову, прикидывая расстояние, потом легко пробежала по ветке до самого конца и прыгнула.

Сердце Львиносвета сначала ухнуло куда-то вниз, а потом подпрыгнуло в горло, когда он увидел свою сестру в воздухе. Холодея от страха, он бросился на край ветки, но Остролистая уже ухватилась когтями передних лап за сук. Несколько мгновений она беспомощно дрыгала задними лапами в пустоте, не в силах уцепиться посильнее.

- Осторожнее! - простонал Львиносвет, глядя, как сестра опасно раскачивается на огромной высоте. Порыв ветра всколыхнул дерево. - Держись крепче!

- Не… волнуйся! - Подобрав задние лапы, Остролистая с пыхтением подтянулась, вскарабкалась на ветку и торжествующе повернулась к Львиносвету. - Теперь ты!

Львиносвет смерил взглядом расстояние между деревьями, посмотрел вниз - и его замутило от страха. Только что он заставил сестру рискнуть жизнью ради подтверждения своей догадки. А если бы Остролистая сорвалась и разбилась? Да, она справилась - правда, с огромным трудом - так что это все равно ничего не доказывает. И теперь Львиносвету предстояло самому совершить прыжок в неизвестность.

- А может быть…

Он не успел договорить, потому что Остролистая вдруг резко дернула головой. Ветки над ней затрепетали. Белка!

Остролистая подпрыгнула и скрылась в густой кроне дерева, желтые листья дождем посыпались из-под ее лап. Замирая от страха, Львиносвет смотрел вверх. Вскоре раздался победный вопль Остролистой, потом все стихло.

- Остролистая? - робко окликнул Львиносвет.

Тишина.

- Остролистая!

Львиносвет кубарем скатился на нижнюю ветку, добежал до ствола и полез вниз, слепо огибая торчащие сучья. Когда внизу показалась земля, он оттолкнулся и спрыгнул на траву.

- Остролистая!

Неужели упала? Львиносвет затравленно огляделся по сторонам, смертельный ужас сковал его мышцы. Ветка над его головой зашуршала. Не веря своим ушам, Львиносвет поднял голову.

Из листвы высунулась черная голова Остролистой с зажатой в пасти белкой. Громко мурлыча, черная кошка спрыгнула на землю и бросила свою добычу.

- Ну? - с вызовом спросила она. - Я прошла испытание?

Львиносвет непонимающе захлопал глазами.

- При чем тут испытание?

Остролистая склонила голову, смерила брата испытующим зеленым взглядом.

- А зачем тогда ты заставил меня во весь дух гнаться через лес и прыгать с дерева на дерево, будто я птица, а не кошка?

Львиносвет виновато понурился. Ветер усиливался, ветки с шумом раскачивались над головами котов.

- Это… это связано с пророчеством, - выдавил он.

- Ясно, - кивнула Остролистая. - И как именно?

- Понимаешь, в новом пророчестве говорится о четвертом коте… И я думаю, что это ты.

Остролистая быстро опустила глаза.

- Забудь. Это невозможно.

- Но почему? - Львиносвет шагнул к сестре. - Ты только что доказала, что лазаешь и прыгаешь, как сама звездная воительница!

- Я никакая не звездная, а самая обычная лесная воительница, просто хорошо обученная! - спокойно возразила Остролистая. - Грозовым котам положено хорошо лазать по деревьям и уметь охотиться в ветвях. К тому же не забывай, что я долго жила одна и была вынуждена сама добывать себе пропитание.

- Но ведь ты предана своему племени! - не слушая ее, выпалил Львиносвет. - Ты научила нас, как дать отпор племени Ветра во время битвы в туннелях. - Он наклонился, пытаясь заглянуть в глаза сестры. - У тебя были какие-нибудь особенные сны? Звездное племя обращалось к тебе? Или, может, ты получала послания от Клана Бесконечной Охоты?

Остролистая резко вскинула голову, посмотрела на Львиносвета.

- Я не целительница, чтобы получать знамения и послания!

- Но если в пророчестве сказано о тебе…

- Пророчество не имеет ко мне никакого отношения! - гневно перебила его Остролистая. - Ты не забыл, что я убийца? - Она сорвалась с места и принялась расхаживать туда-сюда под буком, терзая листья выпущенными когтями. - Я убила своего соплеменника. Мне нет оправдания, ты это понимаешь? В том, что я сделала, не было ни доблести, ни справедливости, ни благородства! Я убила Уголька только из-за того, что не смогла смириться с правдой о нашем происхождении, с тем, что само наше появление на свет было преступлением против всех законов! - Она обернулась к брату, ее зеленые глаза были полны муки. - Бедный Уголек погиб только потому, что я дала волю своему гневу и перестала отличать добро от зла.

Этого Львиносвет уже не мог выдержать. Сочувствие к сестре едва не разорвало его изнутри.

- Ты не виновата! - прорычал он, бросаясь к Остролистой в неуклюжей попытке хоть как-то облегчить ее страдания. - Эту историю затеяли Листвичка и Белка, ты стала ее жертвой, а не виновницей!

- Нет, они просто наделали ошибок, - горько покачала головой Остролистая. - Сначала ошиблись, потом сделали еще хуже, пытаясь все исправить… Наплели лжи, растоптали доверие тех, кто их любил. Все это очень плохо, но они никого не убивали. Сердце толкнуло Листвичку на неправильный путь… - Остролистая посмотрела на брата. - Такое может случиться с каждым из нас.

- Д-да, - пролепетал Львиносвет. - Наверное. Но ведь настоящие воители должны, в конце концов, вернуться на правильный путь!

- Конечно, - Остролистая устало села на траву, рассеянно перевернула лапой мертвую белку. - Поэтому я сделаю все, что могу, ради моего племени. Чтобы искупить свою вину и не наделать новых ошибок.

Надежда вновь встрепенулась в груди Львиносвета.

- Разве это не доказывает, что ты Четвертая?

- Нет, - тихо отозвалась Остролистая. - Это доказывает, что я обыкновенная Грозовая воительница, преданная своему племени.

- Но только что ты поймала белку на такой высоте, на какую ни один Грозовой воин не посмеет забраться!

- Я хорошо тренированная воительница.

- Но в туннелях тебе не было равных!

- Я провела в них много лун.

- Я не знаю никого, кто был бы больше предан Воинскому закону, чем ты!

- Это лишь доказывает, что ты плохо знаешь своих товарищей, - невозмутимо ответила Остролистая. - Любой Грозовой кот предан своему племени ничуть не меньше, чем я.

Львиносвет повесил хвост. У него закончились доводы.

- Вот ты, Воробей и Голубка - вы, в самом деле, особенные, - продолжала Остролистая. - А я… Если у меня и есть какое-то предназначение, то оно состоит в том, чтобы защищать вас и позволить вам исполнить предназначенное. - Она подошла к брату, прижалась к нему, положив голову на его плечо. - Нет, Львиносвет, у меня никогда не было никаких особенных снов или видений. Я самая обычная кошка и делаю только то, что обязан делать каждый воитель. - Дождь тихо забарабанил по листьям над их головами. - Я не Четвертая, - еле слышно прошептала Остролистая.

- А я так хотел, чтобы это оказалась ты, - признался Львиносвет. - Ты достойна быть одной из нас! - Он вздохнул, прижал уши. - Понимаешь, нам во что бы то ни стало нужно разыскать этого Четвертого, иначе все пропало.

Остролистая еще крепче прижалась к нему.

- Не сдавайся, Львиносвет! - прошептала она. - Наши предки никогда не подводили нас. Они не оставят нас и сейчас, нужно только верить и делать свое дело!



Глава XIII


Голубка сидела перед входом в палатку и смотрела наружу. С поляны тянуло влажной сыростью.

- Кажется, дождь перестал.

- Небо прояснилось? - приподняла голову Искра.

- Да.

Тучи еще висели над лагерем, но свежий ветер уже гнал их к горизонту.

- Думаю, к тому времени, когда мы доберемся до места, совсем распогодится, - решительно объявила Голубка. Сегодня же ночь Совета! Последние ненастные дни совершенно вымотали ее. Она не видела Когтегрива с той самой лунной ночи, и теперь изнывала от тоски.

«Великое Звездное племя, пожалуйста, пусть он придет на Совет!»

Полосатый Шмель отошел от кучи с добычей, с мышью в зубах.

- Привет, Голубка, - смущенно проурчал он, бросая лакомство ей под лапы. - Хочешь перекусить?

- Нет, спасибо, - прошипела она, отодвигая мышь лапкой.

Шмель посмотрел на нее с тревогой.

- Точно? Ты не заболела? Не забывай, дорога до острова долгая, еще проголодаешься. Я вот только что ел, но что-то опять аппетит разыгрался.

- Проголодался, так поешь! - с досадой отмахнулась от него Голубка. Она увидела, как Огнезвезд вышел из своей палатки на каменном выступе и начал спускаться на поляну. - Искра, мы скоро выходим! Вставай, вдруг Ежевика передумает?

Этим вечером глашатай Грозового племени решил оставить Искру в лагере. Как Голубка ни упрашивала его позволить Искре пойти на совет, Ежевика только головой качал.

- Она уже давно выглядит совершенно измученной, - сказал он. - Засыпает на ходу, еле лапы таскает. Мне это совсем не нравится. Пусть отдохнет как следует, а если не поправится, придется нам обратиться к Воробью.

Искра подняла голову от подстилки, устало посмотрела на сестру.

- Иди, а я лучше останусь дома и посплю. - Поймав встревоженный взгляд Голубки, Искра покачала головой и закрыла глаза. - Ежевика прав, - еле слышно прошептала она. - Я ужасно устала.

Голубка выбралась из палатки и подошла к Львиносвету и Белохвосту, ожидавшим возле выхода. Лисохвост тоже был здесь, а Вишнелапка и Кротолапик с писком носились друг за другом.

- Эй, подождите нас! - раздался со стороны кучи веселый голос Шиповницы. - Шмель решил перед уходом запихнуть в себя еще одну мышь!

- Если он будет так лопать, то скоро станет толще Крутобока, - фыркнула Голубка.

Пушистый серый кот деловито рылся в куче с едой, черные полоски на его шкуре были похожи на тени, отброшенные луной. Крутобок решительно отпихнул Шмеля в сторону.

- Ну-ка, тут еще осталось что-нибудь съедобное?

Шмель вытащил сочную землеройку, облизнулся.

- Вот, завалялась на самом дне.

- Давай-ка лучше предложим ее Кисточке, - вздохнул Крутобок. - Она обожает землероек.

Шмель покосился на куст жимолости. Кисточка, сидя снаружи, умывалась дрожащей от старости лапой.

- Кисточка, хочешь землеройку? - спросил полосатый воитель, протягивая ей угощение.

Старуха подняла голову, повела усами.

- Нет, милый. Аппетит у меня уж не тот, что в молодости. Ешь сам.

Пурди перекатился на спину, сладко потянулся.

- Скучаешь, небось, по охоте, подруга?

- А ты не скучал бы по своей болтовне, коли у тебя бы язык отвалился? - огрызнулась старая кошка.

Несколько мгновений Шмель смотрел на полевку, потом глаза его радостно заблестели.

- Значит, она моя!

Но тут из детской решительно вышла Тростинка и ловко выхватила добычу у него из-под носа.

- Имей совесть, обжора! - проворчала она, направляясь обратно в детскую. - Яролике эта землеройка куда нужнее!

Шмель, повесив хвост, с тоской проводил глазами свой удаляющийся трофей.

Голубка заурчала от смеха и пихнула плечом Шиповницу.

- Бедный старина Шмель! Всегда бежит к куче первым и ест последним!

Огнезвезд посмотрел на поднимающуюся луну.

- Пора выходить, - он заметил подбегавшую к нему Песчаную Бурю, улыбнулся. - Я чувствую, что небо прояснилось ненадолго.

Пеплогривка вышла из палатки и с тоской посмотрела на выстроившихся перед выходом воинов.

- Ты с нами? - спросила ее пробегавшая Белка.

- Нет… не сегодня, - потупилась Пеплогривка.

- А как же Воробей? - спросил Львиносвету Огнезвезда. - Он идет на Совет?

Огнезвезд грустно покачал головой.

- Но ведь ни одно племя не приходит на Совет без своего целителя! - возмутился Львиносвет. - Почему мы должны позориться?

Ежевика со вздохом пригладил хвостом взъерошенную шерсть сына.

- Потому что другие племена больше не считают Воробья целителем.

- Значит, другие племена теперь будут нам указывать, кто у нас целитель, а кто нет? - взорвался Львиносвет. - Мне это не нравится!

- Мне тоже, - выпустил когти Огнезвезд. - Но я не готов начинать войну из-за этого.

Шиповница вытянула шею.

- А можно Пеплогривка пойдет вместо Воробья? Она же раньше была целительницей Грозового племени!

Пеплогривка, тихо сидевшая возле палатки целителей, встрепенулась.

- Нет, - твердо ответил Огнезвезд. - Пеплогривка пока не приняла решение стать целительницей, поэтому не может появляться на Совете в этом качестве.

Как ни странно, Голубке показалось, что Пеплогривка при этих словах с облегчением перевела дух. Неужели она не хочет снова стать целительницей?

Порыв ветра растрепал терновый куст, небо снова нахмурилось.

- Идем! - скомандовал Огнезвезд. - Снова дождь собирается! Чует мое сердце, сегодня Совет будет недолгим.

Патрульные стали подниматься по склону. Куда ни глянь, всюду за кустами мелькали кошачьи шкуры. Голубка то и дело поскальзывалась на мокрых листьях. В какой-то момент Пестроцветик поддержала ее хвостом, потом перед Голубкой вырос серый Шмель. Она нарочно прибавила шаг, но Шмель не отставал. Каждый раз, когда Голубка украдкой оглядывалась, она видела за собой упрямого полосатого воина. Наконец, Голубка нарочно обогнула ежевичный куст и бросилась Шмелю под лапы, так что тот замешкался и уступил ей дорогу.

Обогнав своего настойчивого спутника, Голубка первая выбежала на вершину холма и посмотрела на лежавшее внизу озеро.

«Звездное племя, пожалуйста, пусть Когтегрив ждет меня там!» - торопливо взмолилась она, и каждое слово этой молитвы пронзало ее сердце. Голубка и сама не успела понять, в какой момент жизнь без Когтегрива превратилась для нее в мучение.

- Уже устала? - спросила Шиповница, подходя к ней.

- Совсем нет! - рассмеялась Пестроцветик, легко сбегая вниз с вершины.

Шмель робко остановился за спинами Голубки и Шиповницы.

- Ты чуть не сбила меня с лап возле куста!

- Под лапы надо смотреть, - прошипела Голубка. - Плетешься, как больной еж, я чуть о тебя не споткнулась! - добавила она, бросаясь следом за Пестроцветик. - Неуклюжий мышеголовый увалень!

- Почему ты так жестока к нему? - Голубка даже растерялась, услышав тихий вопрос Шиповницы. - Это же не преступление.

- Что это? - нахмурилась Голубка.

Шиповница многозначительно посмотрела вслед пробежавшему мимо них Шмелю.

- Он в тебя влюблен! - рявкнула она, дождавшись, когда полосатый кот отбежит подальше. - Ты имеешь полное право не разделять его чувств, но зачем же постоянно его травить? В конце концов, он твой соплеменник, а не дичь!

Голубка возмущенно напряглась. С какой стати она должна чувствовать вину перед этим приставучим котом?

- Значит, если он в меня влюбился, я теперь должна бегать вокруг него на цыпочках? - прошипела она. - Я не просила его в меня влюбляться!

Шиповница искоса посмотрела на нее.

- Тебе нравится издеваться над его чувствами?

- Нет, конечно! - вспыхнула Голубка. Ей, в самом деле, стало стыдно.

- Тогда извинись. Это нехорошо, правда.

Голубка поморщилась. Шиповница была права.

Нельзя наказывать кота за то, что он имел глупость влюбиться не в ту кошку!

- Так и быть!

Она сорвалась с места и побежала по следу Шмеля, оставленному на мокрой траве. Преодолев последний спуск. Голубка спрыгнула на галечный берег рядом со Шмелем. Он покосился на нее через плечо, но не остановился.

- Подожди! - пропыхтела Голубка, бросаясь за ним.

Шмель чуть замедлил шаг, позволив ей поравняться с собой.

- Чего тебе?

- Прости, что я тебе нагрубила.

Шмель повернулся к ней, его всегда добрые круглые глаза сейчас были холодны, как лед.

- Мне надоело, что ты используешь меня, как свою когтеточку! - прошипел он. - Точи свои коготки на ком-нибудь еще, а с меня хватит!

Мимолетное раскаяние Голубки мгновенно сменилось раздражением. Да что он себе позволяет?

- Я не хотела!

- Я понял, теперь все? - процедил Шмель, не глядя на нее. Он ускорил шаг. - Ты… - вдруг выпалил он, словно решившись. - Я знаю, что ты не любишь меня так, как я люблю тебя! Я давно это понял и смирился. Но мне больно от того, что ты оказалась не такой, какой я тебя считал… Не той Голубкой, которой я так восхищался.

С Голубки было довольно! Как он смеет говорить такое? Она отдавала всю себя племени, тащила на себе тяжесть избранничества, а этот полосатый шерстяной клубок требовал от нее еще чего-то! С какой стати?

Голубка отстала и подождала отставшую Шиповницу.

- Ну? - спросила та.

- Большое тебе спасибо за совет, - прошипела Голубка. - В следующий раз сама пойдешь извиняться!

- Он злится?

- Угу, - взмахнула хвостом Голубка. - И я полностью разделяю его чувства!

Она бросилась вдогонку за патрулем, ловя обрывки разговоров своих товарищей. Вскоре Грозовые коты были уже возле поваленного дерева, перекинутого на остров. Здесь Голубка скромно села в сторонке и стала ждать, когда соплеменники перейдут на другую сторону. Когда они скрылись из глаз, Голубка приоткрыла пасть и втянула в себя воздух, пытаясь уловить запах Когтегрива. К сожалению, кошачьих запахов было столько, что различить среди них какой-то один оказалось решительно невозможно.

Тогда Голубка перебежала на остров и поспешила на поляну, продолжая принюхиваться на ходу. Все племена были в сборе, множество глаз настороженно следило за входящими Грозовыми котами.

- Он пришел? - донесся до Голубки испуганный шепоток какого-то оруженосца из племени Теней.

Настороженные взгляды скользили по веренице Грозовых котов, чуткие усы ловили и сортировали запахи.

- Ты его видишь?

- Он не посмеет!

Голубка приросла к месту.

- О ком это они говорят? - шепотом спросила она у Белолапы.

- О Воробье, - так же тихо ответила Белолапа, бесстрастно встречая обращенные на нее взгляды.

Вместе с матерью Голубка прошла через строй разглядывавших их котов и села рядом с Белкой и Пестроцветик. Огнезвезд решительно направился сквозь толпу к дубу, у подножия которого уже сидел Ежевика. Вишнелапка и Кротолапик смешались с шумной толпой оруженосцев, расположившихся на краю поляны. Когда все немного успокоились, Голубка обвела глазами толпу, ища Когтегрива.

Трое целителей - Перышко, Пустельга и Ивушка - уже заняли свои места под дубом. Светлоспинка беспокойно бегала перед ними, размахивая хвостом.

- Она когда-нибудь успокоится? - прошипела Голубка, поворачиваясь к матери. - Такое впечатление, что она очень разочарована, что Воробей не пришел. Не получилось затеять драку на Совете!

Чье-то горячее дыхание опалило ей затылок, обернувшись, Голубка увидела скалящегося Краснохвоста.

- Убийцы должны быть наказаны!

- Воробей не убийца! - прошипела Голубка, выпуская когти.

Галечник поспешно встал между ними.

- Тогда почему же Воробей сегодня не явился на Совет? - с вызовом спросил он у Голубки. - Совесть замучила? Стыдно показаться нам на глаза?

- Вы же сами запретили ему… - возмущенно воскликнула Голубка.

Белолапа резко отпихнула Галечника плечом.

- Голубка, сядь поближе к своему племени, - негромко попросила она. - Некоторые коты плохо усвоили Воинский закон, поэтому забывают о Священном перемирии! - Она выразительно посмотрела на круглую желтую луну, висевшую над озером. Легкая туча, словно паутинка, наползала на нее.

Громко фыркнув, Голубка повернулась спиной к Галечнику и Краснохвосту. Нет, она не станет гневить Звездное племя!

- Это возмутительно, - прошептала она, наклоняясь к Белолапе. - Они называют Воробья убийцей, хотя у них нет ни одного доказательства его вины!

Белолапа пригладила хвостом взъерошенную шерстку дочери.

- Они просто пытаются вывести нас из себя.

- Но зачем? Они что, не боятся нарушить перемирие? - Гнев так и клокотал у нее в животе, когти сами собой вонзались в землю. Но стоило Голубке заметить на другой стороне поляны два знакомых остроконечных уха, как она забыла не только о наглых соседях, но вообще обо всем на свете. Привстав на цыпочки, она впилась глазами в толпу. Когтегрив!

- Можно мне пройти, молодежь? - проскрипела старая Пестроусая, пробираясь сквозь плотные ряды воинов племени Теней.

Голубка подвинулась, освобождая место для старейшины.

- Садись здесь, если хочешь, - кивнула она.

- Спасибо, милая, - кивнула Пестроусая, усаживаясь.

Голубка поспешно закрыла пасть, чтобы не дышать оглушительным запахом рыбы, исходившем от шерсти старухи.

- Н-не за что, - процедила она сквозь стиснутые зубы.

Вскоре на поляне воцарилась мертвая тишина. Чернозвезд поднял голову и громко объявил:

- Совет начинается!

Предводитель племени Теней обвел глазами толпу, потом повернулся к Огнезвезду.

- Спасибо, Огнезвезд, - с поклоном сказал он.

Огнезвезд, не отвечая, сощурил глаза.

- Ты прислушался к пожеланиям трех племен и оставил Воробья в лагере, пока мы не выясним всю правду о гибели Огнехвоста.

Глаза Светлоспинки вспыхнули, она чуть привстала со своего места и закивала, показывая, что полностью согласна со словами своего предводителя.

Голубка снова выпустила когти.

«Тебя, кажется, никто не спрашивал! Нечего из шкуры выпрыгивать».

Долголап распушил загривок и громко спросил с места:

- Каким же образом мы можем выяснить правду?

- Мы ждем ответа Звездного племени, - ответил Перышко, поднимаясь на лапы. Он покосился на Светлоспинку и добавил: - Поверьте, это очень непростая ситуация для всех нас.

- Нам всем это очень неприятно, - вставила Ивушка.

Голубка попыталась поймать взгляд Когтегрива. Что-то он думает? Ему тоже неприятно?

- Прекрати разглядывать племя Теней! - шикнула на нее Белолапа. - Не нужно понапрасну злить соседей!

Голубка, поморщившись, отвернулась и снова стала смотреть на предводителей.

Вот Однозвезд вышел вперед, изогнув хвост.

- В племени Ветра дичи вдоволь, у нас все сыты и здоровы. Мы готовы к наступлению Голых деревьев.

Невидимая Звезда одобрительно кивнула.

- Мы тоже. В пору Зеленых листьев в озере развелось столько рыбы, что мы и сейчас ловим больше, чем можем съесть. Болезней у нас тоже пока нет.

Последним обратился к собравшимся Огнезвезд.

- Звездное племя благословило все наши племена щедрыми Зелеными листьями, - сказал он.

Голубке показалось, будто в глазах предводителя мелькнула тень сомнения, но Огнезвезд быстро отогнал ее. Она зябко поежилась. Может, Огнезвезд тоже предчувствует, что эти щедрые Зеленые листья могут стать последними в жизни племен?

Ее мысли прервал тихий голос Невидимой Звезды.

- У Речного племени только одна неприятность, - начала она, задумчиво глядя на притихших внизу котов. - Мы стали находить на своей территории следы бродяг и одиночек. Но вот что странно - самих котов нам ни разу не удалось увидеть, зато незнакомые следы и странные запахи появляются постоянно.

Голубка оцепенела, вспомнив ту далекую лунную ночь, когда они с Когтегривом бегали у границ племен. Что если их запахи занесло на чужую территорию?

- Мы также не обнаружили никаких следов пересечения нашей границы, - продолжала Невидимая Звезда, вопросительно изгибая хвост. - Эти странные коты приходят на нашу территорию словно из ниоткуда!

Белолапа склонилась к уху дочери.

- Может, туннели ведут и к Речному племени?

Но Голубка ее не слушала.

«Только бы это были не наши запахи!» - молилась она, крепче обвивая хвостом лапы. Теперь она вспомнила, что недавно Долголап докладывал о странных голосах, которые услышал во время своей ночной стражи. После этого Ежевика приказал отправлять в лес дополнительные ночные патрули. Неужели и это все из-за них?

Огнезвезд склонил голову, обдумывая услышанное.

- Похоже, эти странные коты посетили и наше племя, - сказал он. Голубка увидела, как рыжий хвост предводителя слегка дернулся. - Они побывали на нашей территории ночью, наши воины слышали их голоса, но самих котов не успели застать. Теперь мы каждую ночь высылаем в лес патрули, однако до сих пор никого не видели.

Однозвезд вскочил на своей ветке.

- И мы обнаружили незнакомые запахи на пустошах!

Чернозвезд воинственно вздыбил загривок.

- Я не хотел об этом говорить, но бродяги наведались и в наш лес!

- Вы видели кого-нибудь? - подался вперед Огнезвезд.

- Нет, - покачал головой Чернозвезд. - Мы обнаружили только запахи, сломанные ветки, да клочки шерсти.

Шерсть на спине Невидимой Звезды встала дыбом.

- Где это было?

- В самом сердце нашей территории, прямо у нас под носом, - глухо ответил предводитель воинов Теней.

- Как и у нас, - мрачно кивнул Однозвезд. - Никаких следов на границах, зато запахи и отпечатки лап в глубине пустошей.

Чернозвезд с рычанием полоснул когтями кору.

- Больше всего меня тревожит то, что большую часть запахов мы обнаружили как раз в тех местах, которые прекрасно подходят для устройства засад!

- Как будто мы имеем дело с невидимым врагом, готовящим вторжение, - мрачно произнес Огнезвезд.

Коты, сидевшие вокруг Голубки, дружно напряглись. Тревожный шепот пополз по толпе.

- Я нашла клок рыжей шерсти на кусте утесника! - звонко выкрикнула Верескоглазка. - Но запах на нем незнакомый, ни в одном племени такого нет!

Угрюмый Дымопят поднял глаза от земли.

- А мы обнаружили отпечатки лап возле тренировочной опушки, и пахло от них так, что меня чуть не стошнило, - проворчал он, морща нос.

- Возле реки, что огибает наш лагерь, Речные воины нашли целую цепочку таких следов, - подала голос дряхлая Пестроусая, сидевшая возле Голубки.

Пестроцветик торопливо вскочила на лапы.

- Мне кажется, мы делаем из блохи барсука! - воскликнула она. -Зеленые листья выдались теплыми и солнечными, вот одиночки да бродяги осмелели и стали забредать дальше, чем обычно!

Голубка удивленно покосилась на соплеменницу. Странно, почему она так старается преуменьшить опасность?

- Никакие это не бродяги! - рявкнул Рябинник. - Я учуял среди незнакомых запахов отчетливый душок Речного племени.

Ежевика кивнул.

- А на нашей территории обнаружился запах племени Теней, - спокойно доложил он.

Чернозвезд с угрозой сощурил глаза.

- Ни один воин Теней не переходил вашу границу!

- И ни один Речной кот не покидал своей территории, - прорычала Невидимая Звезда. - Подумайте сами, что нам делать на землях племени Теней?

Предводители грозно переглянулись, их глаза сверкали, как крошечные луны в темноте. Пестроусая вдруг решительно отодвинулась от Голубки и недоверчиво покосилась на нее. Однозвезд принялся размахивать хвостом, Чернозвезд устремил испепеляющий взгляд на Огнезвезда.

- Возьмите себя в лапы! - взорвался Огнезвезд. Он выпрямился и обвел разгоряченных котов суровым взглядом своих зеленых глаз. - Вы же понимаете, что мы не могли все разом вторгнуться на соседские земли!

- Тогда как же ты объяснишь эти запахи? - запальчиво воскликнула Светлоспинка.

Огнезвезд неторопливо подошел к концу ветки, расправил плечи.

- Если допустить, что где-то поблизости поселилась шайка бродяг, которая слоняется по всем территориям, она могла подцепить наши запахи и разнести их повсюду, как блох.

Невидимая Звезда слегка пригладила шерсть.

- Нет, это были очень странные запахи, - произнесла она, качая головой. - Незнакомая вонь перемешивалась с запахами наших соседей.

Однозвезд недоверчиво покачал хвостом.

- Если бродяги могут переносить запахи с одной территории на другую, то почему этого не может сделать патруль?

- Что ты предлагаешь, Однозвезд? - спросил Огнезвезд, твердо выдержав взгляд соседского предводителя. - Давайте организуем дополнительные патрули и попытаемся разыскать этих невидимок.

- Верно! - раздался оглушительный вопль из толпы воинов Теней. - Побольше патрулей!

- Нужно все время держать ухо востро! - поддержали его со стороны Речных воинов.

- Давайте договоримся, что если какое-то племя нападет на след таинственной банды, оно расскажет об этом всем остальным, - предложил Огнезвезд.

- С какой стати? - рыкнул Однозвезд. - Предупредить вражеское племя о том, что нам известны их злодейские замыслы? Ни за что!

Невидимая Звезда тоже сделал шажок назад.

- Я защищаю только свое племя, - бросила она. - Остальные пусть сами о себе заботятся!

Голубка взвизгнула от неожиданности, когда какая-то кошка из племени Ветра вскочила с места и пронеслась мимо нее к своим соплеменникам.

Поляна пришла в движение, все старались пробиться поближе к своим, никто не хотел сидеть рядом с соседом. Покосившись назад, Голубка увидела, что тесная компания оруженосцев тоже распалась, а Вишнелапка и Кротолапик торопливо семенят к Грозовым воителям.

Чернозвезд первый спрыгнул с дуба. Невидимая Звезда соскользнула со ствола вслед за ним, а Однозвезд задержался только для того, чтобы в последний раз бросить испепеляющий взгляд на Огнезвезда.

- Идем, Голубка, - вздохнула Белолапа. - Видно, этой ночью никто не останется поболтать.

Но Голубка не могла уйти, не поговорив с Когтегривом! Она вытянула шею, ища в толпе его лобастую голову.

- Я догоню! - крикнула она матери, торопившейся к берегу вместе с Пестроцветик и Белкой. Коты толкали ее со всех сторон, все спешили поскорее добраться до моста и покинуть остров. Бедная Голубка чувствовала себя листом, попавшим в водоворот.

- Голубка! - раздался знакомый басок у нее за спиной.

Она обернулась. Ее сердце радостно затрепетало при виде Когтегрива.

- Мне кажется, они нашли наши запахи среди следов бродяг - торопливо прошептал он.

- Я тоже так подумала, - пролепетала Голубка и увидела, как в круглых глазах Когтегрива мелькнуло облегчение. - Нам нужно быть осторожнее.

Полосатый кот кивнул и склонился к ее уху.

- Теперь в лесу будет еще больше патрулей, - горячо зашептал он. - Давай с завтрашней ночи будем снова встречаться за границами наших территорий? В Заброшенном гнезде.

Голубка радостно закивала, тая от счастья. Внезапно она почувствовала, как шерсть на ее загривке сама собой встала дыбом. Посмотрев через плечо Когтегрива, она увидела Шмеля, который стоял в двух шагах от них и в упор разглядывал ее. Сердце у Голубки ушло в пятки.

- В чем дело? - резко спросила она. - Мы с Когтегривом обсуждали бродяг. У наших территорий общая граница, мы могли бы помочь друг другу…

Шмель округлил глаза.

- Что? - сорвалась Голубка. - По-моему, очень важно поговорить с другими патрульными и выяснить, не попадались ли им те же запахи, что и нам… - Она сама понимала, что стрекочет, как сорока, но уже не могла остановиться.

Шмель равнодушно пожал плечами.

- Говори с кем хочешь, - тихо сказал он. - Это же Совет. - С этими словами он повернулся к ним спиной и через мгновение скрылся в высокой траве.

Голубка повернулась к Когтегриву.

- Кажется, мне пора.

- Мне тоже, - кивнул он и бросился догонять соплеменников.

Голубка со всех лап кинулась по следу Белолапы и вскоре догнала ее на берегу. Белоснежная кошка стояла у моста, ожидая своей очереди. Увидев дочь, она быстро покосилась на нее и спросила:

- Все хорошо?

- Все замечательно! - пропела Голубка, стараясь держаться, как ни в чем не бывало.

Белолапа ничего не ответила, только придвинулась чуть ближе и прижалась своим мягким боком к боку дочери. Над их головами стремительно собирались тучи, поднявшийся ветер гнал волны по озеру.

Голубке очень хотелось рассказать матери обо всем: о лобастом Когтегриве и о том, как поет ее сердце при одной мысли о нем; о тяжести избранничества и о том, какой жалкой и беспомощной она чувствует себя под грузом такой ответственности. Но она не имела права открывать правду о пророчестве тем, кто ничего не знал о нем, и была уверена, что Белолапа страшно огорчится, узнав что дочь по уши влюбилась в кота из чужого племени.

Словно угадав ее мысли, Белолапа придвинулась ближе и сказала:

- Ты же знаешь, что если тебе понадобится помощь, то я всегда рядом?

Первые капли дождя застучали по спине Голубки. Перед ее глазами все стало расплываться, но она сказала себе, что это всего лишь дождь.

- Спасибо, Белолапа, - еле слышно прошептала Голубка.

- Давай-ка! - мать легонько подтолкнула ее вперед. - Не успеешь оглянуться, как мы уже будем дома.



Глава XIV


- Все на месте? - глаза Звездолома грозно полыхнули в призрачной мгле. Искра вздернула голову. Коршун сообщил ей о предстоящем Совете едва она открыла глаза в Беззвездном краю. Кроме этого он сообщил, что ей оказана великая честь представлять Грозовое племя. Яблочница, недавно заслужившая звание полноценной воительницы Тьмы, должна была говорить от племени Теней. Ветерок, представитель племени Ветра, нетерпеливо приплясывал на месте, пожирая глазами Звездолома.

- Жукоус! - осклабился Звездолом, поворачиваясь к выходящему из-за деревьев крепкому Речному воителю. Голос призрачного кота был холоден, как лед. - Что задержало тебя, дружище? Уж не заблудился ли ты по дороге?

Искра еще крепче обвила хвостом лапы.

- Я был на Совете, - ответил Жукоус, усаживаясь рядом с Яблочницей. - Только после полуночи мне удалось выбраться сюда.

Звездоцап неторопливо обошел собравшихся котов.

- Нельзя быть воином сразу двух племен, - проурчал он, на миг задержавшись перед Жукоусом, прежде чем сесть между Кленовницей и Коршуном.

Остролап глубоко вонзил когти в болотистую землю и вырвал из нее клок склизской черной травы.

- Ну что, начнем?

Скопа насторожила уши.

- А зачем мы вообще тут собрались?

Частокол бросил на нее предостерегающий взгляд, потом низко поклонился Звездолому.

- Скопа у нас все вопросы задает, совсем как котенок, - угодливо осклабился он. - Я сказал ей, что мы собрались здесь, чтобы поздравить наших храбрых новобранцев.

Звездолом оскалился.

- Наши молодые воины усердно работали, - объявила Кленовница. Она вышла в центр круга и пренебрежительно отодвинула Частокола в сторону. - Я с первого дня внимательно следила за тем, как они тренировались. Что ж, они умеют лазать, бегать, плавать и драться, как подобает воителям. - Она сдвинула брови и остановила тяжелый взгляд на Жукоусе. - Хотя не все они освоили смертельный удар.

- Воины не убивают, - серьезно возразила Яблочница.

Кленовница повернулась к ней.

- Коты, живущие в ваших племенах, не убивают только потому, что они - никакие не воины! - прошипела она, злобно разевая пасть. - Будь они настоящими воинами, разве вы искали бы чего-то лучшего? Отвечай, зачем ты пришла к нам?

- Я думала, это вы меня нашли и пригласили, - с некоторым сомнением ответила Яблочница.

«Замолчи! - выразительно посмотрела на нее Искра. - Поздно жаловаться на запах, коли влезла в лисью нору!»

Синие глаза Коршуна льдисто сверкнули в сумраке.

- Мы почувствовали твою потребность в хорошей тренировке, - сказал он. - Нас привело к тебе твое недовольство тем, что ты получала в племени.

- Вот именно, - заявила Кленовница, шевеля усами. - И вы все многому научились, - она перевела взгляд с Яблочницы на Ветерка, потом поглядела на Жукоуса и Искру.

Искра выдержала этот страшный взгляд, хотя лапы у нее подгибались от страха.

- Вы были прекрасными учителями, - выдавила она.

- А вы, в свою очередь, оказались гораздо смелее и сильнее, чем я думала, - снисходительно сообщила Кленовница. - Я горжусь вашими успехами.

Тут вперед вышел Звездолом, и сердце у Искры сжалось от предчувствия чего-то нехорошего. Она видела, как могучие мышцы перекатываются под шерстью призрачного кота, каким злым огнем горят его глаза и в каком грозном оскале кривятся губы. Казалось, этот страшный воин был готов броситься в бой немедленно.

- Гордость - это чепуха! - прорычал он, взмахом хвоста отгоняя Кленовницу. - Сила - вот единственное, что имеет значение. Сила и готовность ее использовать!

Ветерок с готовностью выкатил грудь.

- Я готов на все!

- Хорошо, - пошевелил усами Звездолом. - Впереди у вас трудное время, но верность Сумрачному лесу и жажда победы помогут вам выйти победителями из испытаний!

- Победителями над кем? - уточнила Искра, сглотнув ком в горле.

Звездолом повернул голову и в упор уставился на нее. Его янтарные глаза горели, как два злых солнца в летний зной, и Искре невольно пришлось прищуриться.

- Над нашими врагами, - очень медленно произнес Звездолом. - Очень скоро наша храбрость будет подвергнута смертельному испытанию, но мы должны быть к этому готовы!

- Над врагами? - вытянул шею Жукоус. В его глазах отразилось искреннее недоумение. - Какими врагами?

Кленовница смерила его насмешливым взглядом.

- А ты еще не догадался? Скажи, разве твои соплеменники никогда не оспаривали твои поступки, даже когда ты был прав? Разве Невидимая Звезда не поступает, как жалкая трусиха, поддерживая слабых и наказывая сильных? Или твои товарищи никогда не обращались с тобой, как с неопытным котенком, даже не догадываясь, насколько ты сильнее и опаснее их? Просто не представляю, где ты черпаешь силы каждый день возвращаться туда, чтобы кормить и защищать эту ораву визгливых слабаков!

- Мои соплеменники не слабы, не трусливы и не беспомощны! - взорвался Жукоус. - Невидимая Звезда - достойная и мудрая предводительница! Если она защищает слабых, то только потому, что они нуждаются в защите сильных.

- К чему защищать тех, кто не может защитить сам себя? - сверкнул глазами Звездоцап. - Пусть сами заботятся о себе, а не могут - пусть подыхают. Таков закон жизни.

- Но Воинский закон учит совершенно другому! - растерялся Жукоус.

- Вот именно, - осклабился Звездолом. - Воинский закон учит вас быть слабыми! Я рад, что ты это понял.

- Неправда! - воскликнул Жукоус. - Воинский закон учит нас быть сильными! Я не знаю, что вы тут задумали, но вы никогда не заставите меня преступить Воинский закон или предать мое племя! - Он смело шагнул к Звездолому и остановился перед ним. - Из-за вас мое племя думает, будто на нашей территории скрывается шайка бродяг. Мои соплеменники напуганы нашими ночными вылазками, и я больше не желаю в этом участвовать. Я очень благодарен вам за все, чему вы меня научили. - Голос Жукоуса смягчился, потеплел. - Вы сделали меня гораздо сильнее, чем я мог бы стать в племени, но больше я не могу здесь оставаться. Я должен быть со своим племенем. Прощайте, больше я сюда не приду.

С этими словами он отвернулся и пошел прочь.

У Искры потемнело в глазах, когда она увидела, как Звездолом выпустил когти.

- Никто не уйдет из Сумрачного леса без моего разрешения! - прошипел он, прижимая уши. - Стоять! Отныне ты наш и мы никуда тебя не отпустим. Ты - воин Тьмы и обязан быть предан нам!

«Беги! - мысленно взмолилась Искра. - Беги без оглядки!»

Жукоус остановился, оглянулся через плечо.

- Я - Речной воитель и моя преданность принадлежит моему племени, - твердо сказал он. - Я никогда не изменял своему племени. Когда я пришел сюда, вы пообещали, что поможете мне стать сильнее, чтобы еще лучше служить своим товарищам. Вы сдержали свое слово, и я вам благодарен, но вы должны были знать, что рано или поздно я все равно уйду.

- Ты в самом деле такой глупец или только притворяешься? - сощурился Звездолом.

- Я не настолько глуп, как вы думали! - невесело усмехнулся Жукоус. - Я ухожу, и это мое последнее слово.

В следующее мгновение Звездолом бросился ему наперерез. Искра рванулась вперед, но Остролап обхватил ее хвостом и удержал на месте.

- Не лезь, куда не просят! - угрожающе процедил он.

- Не уходи, Жукоус! - взмолилась Яблочница. Хвост ее мелко дрожал. - Не уходи! У тебя здесь друзья, нам всем будет тебя нехватать! - Она старалась говорить весело, но Искра ясно видела неприкрытый страх в ее глазах.

- Спасибо, Яблочница, - отозвался Жукоус. - Прости, но я должен уйти. Настало время сделать выбор, и я свой сделал.

- Правда? - рычание Звездолома, сначала тихое, превратилось в надрывный визг. Страшный воин встал на задние лапы, его черная тень упала на опушку. На мгновение все замерло, а потом Звездолом бросился на Жукоуса, выпустив когти и оскалив клыки.

Глаза Речного воина округлились от ужаса. Он взмахнул лапами, пытаясь защититься, но Звездолом страшным ударом опрокинул его наземь.

Искра зажмурилась, а когда снова открыла глаза, Жукоус уже поднялся на подгибающиеся лапы. Кровь лилась из его разбитого носа.

- Великое Звездное племя, помоги мне, - тихо взмолился он.

- Глупец! - прошипел Звездолом. - Ты думаешь, Звездное племя знает, что происходит там, куда не заглядывает ни одна звезда? - Он снова бросился на свою жертву и сомкнул страшные челюсти на горле Жукоуса. Затем поднял голову, обвел оцепеневших котов торжествующим взглядом, и с хрустом перегрыз шейные позвонки своей добычи.

Искра с трудом подавила приступ тошноты. Тело Жукоуса безжизненно обмякло в пасти Звездолома. Вот страшный воин разжал клыки - и мертвое тело с глухим стуком упало на сырую землю.

- Может быть, кто-то еще хочет уйти? - негромко проурчал Звездолом, холодно глядя на оцепеневших от ужаса котов. - Что скажешь, Яблочница? Тоже спешишь в свое племя?

- Н-нет, - пролепетала Яблочница, не поднимая глаз.

Искра поспешно прижалась боком к дрожавшему боку Яблочницы. Наконец-то у лесных воителей откроются глаза! Теперь они поймут, что это место проклято живыми и мертвыми, и что отсюда нужно как можно скорее бежать без оглядки!

- Ветерок? - Звездолом повернулся к крепкому воину Ветра, который пристально разглядывал мертвое тело Жукоуса. - Ты слышишь меня, Ветерок?

- Я? - Воин Ветра с трудом оторвал глаза от растерзанного горла Жукоуса. - С какой стати я должен променять сильное племя на слабое? Племя Ветра тратит слишком много времени и сил на помощь больным и слабым! Если бы нас возглавляли настоящие воины - такие, как вы - нам не пришло голову просить соседей о помощи!

У Искры разболелось сердце. Она не верила своим ушам. Неужели кот, выросший в племени и впитавший Воинский закон с молоком матери, может добровольно пойти на союз с убийцами?

Звездолом перешагнул через тело Жукоуса и остановился перед новобранцами. Искра заставила себя остаться на месте, хотя ее лапы так и рвались прочь.

- Вы все останетесь здесь, - коротко бросил Звездолом. - И будете преданы мне и только мне. Или я убью вас всех. - Он повернулся к дрожавшей Яблочнице. - Начну с тебя.

Яблочница шумно сглотнула.

- И держите языки за зубами! - пригрозил Звездолом. - Отныне вы не просто коты, а воины Тьмы. Будете сражаться вместе с нами. Если я узнаю, что кто-то из вас проболтался своим земным дружкам о Сумрачном лесе, - тут в глазах Звездолома вспыхнул какой-то безумный огонек, - о, тогда вы даже не можете представить себе, насколько мучительной будет ваша смерть! - С этими словами он повернулся спиной к онемевшим котам и удалился в темноту. - Пошли вон! - донесся из чащи его рокочущий голос. - Тренируйте моих новых воинов, да получше! Битва уже близка.

Искра почувствовала на себе испытующий взгляд Звездоцапа. Преодолевая дурноту, она заставила себя поднять голову и заглянуть в его пылающие глаза.

- Мои ученики будут готовы к битве, - пообещала она. - Мы готовы убить каждого, кто встанет на нашем пути!

Краем глаза она увидела, как Яблочница вздрогнула и скривилась от этих слов. Но что было делать?

«Честное слово, я не такая! - мысленно прошептала Искра. - Я делаю это для всех нас, на самом деле я не с ними!»

Звездоцап еще несколько мгновений задумчиво разглядывал ее, потом отвернулся и направился за Звездоломом.

Коршун кивнул Искре и тоже удалился. Проходя мимо окровавленного тела Жукоуса, он брезгливо пнул его лапой.

- Я никогда ему не доверял!



Глава XV


Сморщившись, Воробей проглотил кучку целебных трав. Горькая пижма обожгла ему рот и, наверняка, будет печь желудок до самого вечера, но это было лучше, чем подцепить кашель и насморк, которые, словно блохи, распространялись по лагерю последние несколько дней. Воробей обнюхал Иглогривку. От нее тоже пахло лечебными травами.

- Все съела?

- Угу. - Он услышал, как она отползла к лужице и принялась шумно лакать воду. - И почему травы такие горькие?

- Чтобы их кролики и мыши не ели, - ответил Воробей.

Миновала уже целая четверть луны после последнего Совета, но дожди не прекращались ни на день. В воздухе уже отчетливо чувствовался холод Листопада. Грозовые коты прятались по палаткам, выбираясь оттуда только для охоты и патрулирования, поэтому простуда распространялась по лагерю со скоростью лесного пожара. Слава Звездному племени, никто серьезно не заболел, но от постоянного кашля и чихания Воробью порой хотелось лезть на скалу.

Вчера он выгнал из палатки Милли, явившуюся проведать Иглогривку.

- Брысь! Не хватало только сопли сюда носить!

Милли оскалилась, раздраженно замахала хвостом, но смолчала. Воробей прекрасно почувствовал ее тревогу: разумеется, ради здоровья Иглогривки Милли была готова на все. За последнее время Иглогривка заметно окрепла, она уже могла без посторонней помощи забираться на поваленный бук, но Воробей не хотел рисковать. Кто знает, как ее организм будет сопротивляться болезни? Нет, лучше не рисковать и положиться на старые испытанные средства - горстку целебных трав по утрам и полную изоляцию от носителей заразы.

Воробей ощупал лапами травы, разложенные перед кладовой. Запас пижмы оказался меньше, чем он рассчитывал. Ничего, пижму можно будет заменить мальвой, она тоже неплохо справляется с кашлем. Взяв в пасть горстку листьев, Воробей направился к выходу.

- Никуда не выходи, - велел он Иглогривке, не разжимая зубов. - И никаких гостей, поняла? Я отнесу мальву Пурди и вернусь.

- А если Милли придет? - спросила Иглогривка.

- Я ей запретил.

Воробей протиснулся сквозь ветки ежевики и вышел наружу. Мелкий дождик брызнул ему на нос. Фыркнув, он прижал уши и побежал к кусту жимолости. Из палаток доносились негромкие голоса, заглушаемые шелестом дождя и слоем листьев, заботливо забитых между прутьями для защиты от ветра.

В палатке старейшин было тепло, сильно пахло свежей мышатиной и чистой кошачьей шерстью.

Воробей бросил свой сверток перед подстилкой Пурди.

- Ты выходил охотиться?

- Кисточка проголодалась, - прохрипел старик.

- Нечего на меня кивать, - буркнула старая кошка. - Он с утра весь извертелся, так ему хотелось размять лапы да поохотиться!

- Так надоело же взаперти-то сидеть, - вздохнул Пурди. - Захотелось косточки поразмять.

Кисточка возмущенно перевернулась на другой бок.

- Вот как, значит? - прошипела она. - Скучно со мной стало?

- Да ты что! - растерялся старый кот. - Когда это я с тобой скучал? Наоборот, мне казалось, это ты устала от моей болтовни.

- Что ты болтун, так это я всегда говорила, - проворчала Кисточка. - Да только что мне еще делать, как не тебя слушать?

Воробей отнес ей немного мальвы.

- Почему бы тебе не проводить больше времени с Кувшинкой и Семечкой? - осторожно предложил он. - Они уже подросли, мать с ними едва справляется. И Яролика вот-вот окотится, - добавил он, пододвигая к старухе листья. - Представляю, сколько у тебя будет хлопот, когда вся эта орава начнет с писком носиться по поляне!

- Да уж, - пробурчала старуха, но Воробей почувствовал, что она заметно повеселела. - Ох, видно, придется мне всерьез заняться их воспитанием, чтобы из них выросли приличные коты, а не сорвиголовы! Матерям в наше время все некогда, вот и имеем, что имеем. Никакого уважения к старшим, не то, что в наше время…

У Воробья затряслись усы.

- Ты ее не слушай, - заговорщически прошептал Пурди на ухо Воробью. - Знаешь, чему эта воспитательница вчера научила Кувшинку и Семечку? Как незаметно подбираться к стене воинской палатки и дергать котов за хвосты!

Воробей так и покатился со смеху, а Кисточка сердито заскребла лапами по подстилке.

- Я все слышу! - проворчала она, пыхтя от усилия, чтобы не засмеяться.

Воробей с легким сердцем оставил стариков препираться друг с другом, а сам вышел под дождь. В дальнем конце поляны зашуршали ветки детской, потом Воробей почувствовал запах Пеплогривки.

Он подошел к детской, заглянул внутрь.

- Как у вас тут дела?

Яролика повернулась в своем гнездышке, приподняла голову.

- Тростинке что-то нездоровится, - пожаловалась она. Ее живот так вырос, что бедной кошке было тяжело даже разговаривать сидя.

- У нее живот разболелся, - раздался тихий голос Пеплогривки, сидевшей на подстилке Тростинки. - Ничего страшного, я за ней присмотрю. Не беспокойся, Воробей, занимайся своими делами.

Воробей нахмурился, размышляя, принять ли помощь Пеплогривки или отослать ее прочь, напомнив, что она пока воительница, а не целительница. Он вздохнул. Пожалуй, лучше дать ей время самой определиться.

- Хорошо. Если тебе понадобятся какие-нибудь травы, приходи ко мне, - сказал Воробей. - Я оставлю перед палаткой. Внутрь я пока никого не пускаю, чтобы не заразить Иглогривку.

Он вышел и направился к палатке оруженосцев, из которой разносился оглушительный кашель Кротолапика.

- Покашляй еще, Кротолапик. - Воробей даже остановился от удивления, услышав тихий голос Листвички. Она сидела над подстилкой оруженосца и мягко гладила его лапой по спине. Когда Кротолапик надсадно кашлянул, Листвичка довольно кивнула головой. - Я не слышу никаких хрипов в груди, - сказала она, поворачиваясь к вошедшему Воробью. - Может, дать ему немного меда для смягчения горла?

«У нас в лагере целителей больше, чем больных!» - с раздражением подумал Воробей. Не обращая внимания на Листвичку, он подошел к Кротолапику и прижался ухом к его груди. Листвичка была права. В груди у молодого кота было чисто.

- Я накапаю на лист немного меда и оставлю его на пороге своей палатки, - сухо сказал Воробей и вышел.

- Как ты быстро, - удивилась Иглогривка, когда Воробей раздвинул полог и вошел внутрь, стряхивая с себя капли дождя.

- У меня появилась куча помощников, - процедил Воробей. Пройдя в кладовую, он вытащил оттуда кусочек пчелиных сот и завернул его в лист. Потом отложил несколько корешков кервеля для Тростинки. Вытащив лекарства наружу, Воробей аккуратно положил их на землю.

Внезапно его ноздрей коснулся знакомый запах. Речное племя? Воробей выскочил на поляну, повел носом. Бурый и Маковка вышли из колючего туннеля, неся на шерсти свежие запахи мокрого леса. Следом за ними появилась еще одна кошка, сделала несколько робких шажков на поляну.

Мотылинка?

- Воробей! - звонко мяукнула Маковка. - Мотылинка хочет с тобой поговорить.

- Ой, это же настоящая Речная кошка! - восторженно запищала маленькая Кувшинка, клубочком выкатываясь из детской.

- Зачем она пришла? - взвизгнула Семечка, выскакивая вслед за сестрой.

Воробей отстранил хвостом пищащих котят и направился навстречу Речной целительнице. Кивнув Маковке и Бурому, он повел Мотылинку на край поляны, чтобы побеседовать без посторонних ушей. Отходя, Воробей услышал недовольное ворчание Долголапа:

- Мы, значит, пускаем их целителей в свой лагерь, а они нашему запрещают даже на Советах присутствовать! Нечего сказать, справедливость!

Но Воробей не стал ему отвечать.

- Что стряслось? - спросил он у Мотылинки.

- Ты должен пойти со мной!

Мелкие камешки загремели под лапами Огнезвезда, легко сбежавшего на поляну из своей палатки. Предводитель в три прыжка пересек поляну и остановился перед Мотылинкой.

- Что-то случилось?

- Нет, - вежливо поклонилась целительница. - Мне просто нужно показать кое-что Воробью.

Огнезвезд неуверенно переступил с лапы на лапу.

- Воробью запрещено покидать территорию Грозового племени.

- Ради этого - можно, - твердо ответила Мотылинка, прижимаясь боком к боку Воробья.

- Ради чего? - встрепенулся Огнезвезд.

- Это сможет понять только Воробей, - не дрогнув, ответила Мотылинка. - Прости, Огнезвезд, но это дело целителей. - Она высоко подняла голову и направилась к выходу из лагеря. - Ты идешь, Воробей?

- Я пойду с ней, - виновато пролепетал Воробей и, не дожидаясь ответа Огнезвезда, помчался догонять Мотылинку.

Должно быть, это действительно очень важно, если Мотылинка открыто пошла против воли предводителя!

Шерсть Мотылинки так и потрескивала от волнения. Она пробежала по узкой полосе гальки, тянувшейся вдоль берега озера, и решительно перепрыгнула на территорию племени Ветра. У Воробья лапы чесались от любопытства. Он забыл о дожде, барабанившем по его мокрой спине, не обращал внимания на пронзительный ветер пустошей. Неужели Мотылинке открылось, что она - Четвертая? Бабочки надежды запорхали в груди Воробья.

Оглушительный вопль, донесшийся со склона холма, заставил его подскочить от испуга. Грач! Воин Ветра с пронзительным визгом бросился навстречу целителям.

- За ним патруль, - тихо предупредила Мотылинка. Она решительно загородила Воробья собой и повернулась к воинам Ветра.

- Что вы здесь делаете?

Воробей поежился, почувствовав, что Грач остановился прямо перед ним. Судя по запахам, рядом стояли Совка и Белогрудка.

- Ему запрещено покидать границы своего племени! - рявкнул Грач.

Мотылинка даже кончиком хвоста не повела.

- Это не ваша территория. Мы находимся в хвосте от воды.

- Сейчас не полнолуние! - взвился Грач. - Перемирие никого не защищает!

Воробей впился когтями в рыхлую гальку. Неужели этот сварливый кот был его родным отцом?

- Мы целители, - тихо, но очень веско, напомнила Мотылинка.

- Ты - да, - процедил Грач. - Но он - нет.

- Давайте выпроводим его отсюда, - проворчал Совка.

- Но он не делает ничего плохого, - возразила Белогрудка, переступая с лапы на лапу.

- Он убийца! - зарычал Совка.

- Ты веришь всему, что болтают в племени Теней? - взорвалась Белогрудка.

Камешки хрустнули под лапами Мотылинки, когда она шагнула ближе к воинам Ветра.

- Дайте нам пройти, - тихо сказала она.

Грач со свистом хлестнул хвостом по воздуху.

- Я не пропущу Воробья!

- Ты хочешь сразиться со мной? - все так же тихо спросила Мотылинка. - Потому что тебе придется это сделать, если ты посмеешь хоть когтем его тронуть! - Теперь в ее голосе послышалось негромкое рычание. - Ты думаешь, Звездное племя похвалит тебя за нападение на целителя?

Воробей почувствовал бессильную ярость, сжигающую Грача изнутри. Клокоча от досады, воин Ветра шагнул назад.

- Идите! - Он вытянул шею и склонился над ухом Воробья и прошипел, обдавая его запахом крольчатины: - Но мы уже второй раз ловим тебя на нашей территории! Сейчас это было в последний раз!

Хвост Мотылинки скользнул по носу Воробья.

- Ты не забыл, что ему придется вернуться домой? - с плохо скрытой насмешкой спросила она. - Или мне придется провожать Воробья до границы? Неужели племя Ветра считает нападение на слепого кота делом чести?

Воробей проглотил возмущенное шипение. Он ненавидел, когда его слепоту использовали в качестве довода, но сейчас было не лучшее время для оскорбленной гордости.

- Ладно, - процедил Грач, отходя.

Отряхнув с усов капли дождя, Мотылинка решительно зашагала вдоль берега. Воробей засеменил за ней, искренне потрясенный храбростью и решимостью этой обычно молчаливой кошки.

- Из тебя получилась бы прекрасная воительница, - сказал он, когда воины Ветра остались далеко позади.

- Наверное, но я - целительница, - ответила Мотылинка таким тоном, что у Воробья сразу пропала охота развивать эту тему. Они миновали границу Речного племени и углубились в камыши. Мокрая земля зачавкала под лапами Воробья, болотная осока на каждом шагу цеплялась за его бока.

- Что это? - Воробей замер, уловив в воздухе слабый запах дымка.

- Это то, что я хочу тебе показать, - ответила Мотылинка, не останавливаясь. Воробью ничего не оставалось, как поспешить за ней следом. - Пригнись, - коротко велела целительница, когда заросли болотной травы стали гуще.

Истекающие дождевым каплями стебли хлестнули Воробья по морде, мокрые семена попали ему в нос, заставив оглушительно расчихаться. Шипя и фыркая, он снова ускорил шаг, но тут Мотылинка вдруг остановилась, да так неожиданно, что Воробей чуть не шлепнулся в грязь.

- Пришли.

Запах дыма стал еще сильнее. Зачем Мотылинка привела его к огню?

- Что это?

- Один стебель камыша горит, - ответила целительница. - Вот уже несколько дней подряд. Тлеет, дымит, но не сгорает.

- Под дождем?

- Остальные камыши стоят все мокрые, а этот горит себе, - сказала целительница. - На макушке у него пляшет язычок пламени. Горит, но не сгорает.

Воробей потянулся к стеблю. Вскоре его глаза начало щипать от дыма, потом острая боль обожгла нос - видимо, он коснулся тлеющей камышины. Шипя, Воробей отскочил назад.

- И давно это происходит?

- Вот уже три рассвета, - ответила Мотылинка.

- Это знак! - прошептал Воробей, поворачиваясь к ней. - Ты же понимаешь, что это знамение, да?

Мотылинка села на мокрую траву.

- Признаться, я считаю, это какие-то болотные явления, - призналась она. - Но я знала, что ты увидишь в этом знак, поэтому и решила позвать тебя.

- Ивушка это видела? - спросил Воробей. - Что она говорит?

- Она не интересуется знаками, - вздохнула Мотылинка. - В отличие от тебя.

Воробей снова склонился над крохотным язычком пламени. Жар снова опалил его морду, и тут перед глазами Воробья мелькнуло видение. Язык огня взметнулся в небеса - такой оранжевый, такой косматый, совсем как… как хвост!

Огнехвост!

Звездное племя послало ему знак - разыскать Огнехвоста!

Нельзя сказать, чтобы Воробей и сам не пытался этого сделать. Он уже ходил к Лунному озеру в надежде повидать погибшего целителя, но в тот раз ему даже не удалось попасть в охотничьи угодья предков. Может, сейчас Звездное племя готово его впустить?

- Спасибо тебе! - горячо воскликнул он, благодарно погладив Мотылинку хвостом. - Ты самая умная кошка из всех, что живут по берегам озера!

Был ли он прав, считая ее Четвертой? Или этим котом был Огнехвост? В любом случае, этот знак изменил все! Если Воробей сумеет поговорить с Огнехвостом и убедит его рассказать Перышку всю правду о своей смерти, то целители перестанут сторониться друг друга. А если целители смогут объединиться, то и у племен появится надежда единой силой выступить против Сумрачного леса.

- Я должен бежать!

Мотылинка остановила его лапой.

- Ты знаешь, что это означает?

- Думаю, да, - ответил Воробей. У него не было времени объяснять ей все подробно, лапы у Воробья чесались от желания поскорее вернуться в свою палатку, уснуть и открыть глаза в угодьях Звездного племени. Но Мотылинка имела право знать самое главное. - Это значит, что теперь я смогу увидеть Огнехвоста.

- Но разве он не умер? - растерянно переспросила Мотылинка.

- Только не для меня!

Воробей почувствовал, как облачко грусти легло на сердце Мотылинки.

- Я завидую твоей вере, - призналась она. - Она дает тебе силы даже в самую мрачную пору искать луч надежды.

Воробей вздохнул, покачал головой.

- Ты слишком добра ко мне, - признался он. - Больше всего на свете я бы хотел быть таким, каким ты меня видишь!

Всего несколько рассветов назад он утратил веру в пророчество, в собственные силы и в свое предназначение. Тьма и теперь окутывала его со всех сторон, но в ней, как и сказала Мотылинка, впервые забрезжил лучик надежды.

- Знай, что я всегда рядом, - сказала Мотылинка. - Пусть я не могу разделить твою веру, но я всегда помогу тебе сражаться за то, во что ты веришь.

- Спасибо, - сердечно ответил Воробей, низко склоняя голову.

- Проводить тебя? - предложила Мотылинка, когда он повернулся в обратную сторону.

- Не волнуйся, ничего со мной не случится! - мяукнул Воробей, срываясь с места.

Вслед ему из камышей донесся голос Мотылинки:

- Я буду следить за пламенем! Если оно погаснет, я буду знать, что ты нашел то, что искал!



Глава XVI


Воробей зябко поежился. Его разбудил холод. Он сел и сразу почувствовал хлещущие его по спине струи дождя. «Где это я?»

Воробей сидел на поросшем травой холме, под пасмурным небом, затянутом низкими грозовыми тучами, а вокруг, куда ни погляди, тянулись чахлые деревья и исхлестанные ливнями луга. Неужели он угодил в Сумрачный лес?

В угодьях Звездного племени царила вечная пора Зеленых листьев, там не было ни дождей, ни холодов, и лишь легчайшему из ветерков позволялось сладко колыхать воздух, напоенный ароматами дичи и зелени. Подняв дыбом мокрую шерсть, Воробей стал спускаться с холма к темневшей внизу роще. Его окружала мертвая тишина. Ни шороха дичи, ни птичьего пения. Воробей напряг слух, пытаясь услышать шаги.

Здесь вообще есть коты?

Словно в ответ на свой немой вопрос он услышал шорох шерсти, коснувшейся мокрого ствола. С бешено колотящимся сердцем Воробей стал всматриваться в мокрые папоротники. Кто там? Призрачный воитель из Сумрачного леса? Воробей отполз в кусты, спрятался в зарослях. Знакомый запах коснулся его языка.

Пестролистая!

Облегчение было так велико, что Воробей как на крыльях вылетел из кустов.

- Воробей! - остановилась Пестролистая. - Что ты здесь делаешь?

- А это точно Звездное племя? - вопросом на вопрос ответил Воробей, обводя глазами побуревшую листву.

- Да, - ответила Пестролистая.

- Что случилось?

- Листопад, - целительница распушила шерсть, защищаясь от порыва ледяного ветра. - Первый за все существование Звездного племени, - ее голос звучал ровно и безжизненно. - И я уже чувствую в ветре приближение Голых деревьев.

- Голые деревья в Звездном племени? - опешил Воробей. - Но этого не может быть!

- Теперь может. Сумрачный лес набирает силу, - содрогнулась Пестролистая. - Возможно, Звездное племя доживает свои последние дни.

- Этого не случится, если я смогу помочь! - взмахнул хвостом Воробей. Он обвел взглядом мокрые заросли, надеясь увидеть других котов. - Я пришел поговорить с Огнехвостом.

- Почему именно сейчас? - удивилась Пестролистая.

- Мне был знак, - ответил Воробей.

- Какой? - с еще большим удивлением переспросила целительница.

- Знак, посланный Звездным племенем. Горящий камыш.

- Но Звездное племя не посылало никаких знаков, - тихо сказала Пестролистая. - Мы утратили силу их посылать. Мы больше не видим вашу судьбу, потому что не видим вас.

- Но кто-то же должен был его послать! - не спешил сдаваться Воробей. Он отряхнул промокшую шерсть, поднял голову. - Что-то изменилось, Пестролистая! В прошлый раз, когда я пытался разыскать Огнехвоста, то не сумел даже попасть к вам, так и остался на берегу Лунного озера. А сейчас, как видишь, я здесь!

- Звездное племя не посылало знаков, - глухо повторила Пестролистая.

Воробей обогнул ее, посмотрел в сторону рощи.

- Но кто-то его послал, - сказал он.

«Может быть, это Утес?»

- Я должен поговорить с Огнехвостом. Это очень важно. Я хочу покончить с недоверием между целителями и вновь объединить их.

Пестролистая с опаской огляделась по сторонам.

- Ты же знаешь, что Звездное племя распалось! Все сторонятся друг друга, все покорно ждут гибели. Здесь ты Огнехвоста не найдешь, он на территории предков племени Теней.

Воробей захлопал глазами.

- Но в Звездном племени нет границ!

- Теперь есть, - процедила Пестролистая.

- Но они же не настоящие! - взорвался Воробей. Неужели обязательно все так усложнять? - Короче, я иду искать Огнехвоста!

- Здесь все изменилось, Воробей, - предупредила Пестролистая.

- Только правда осталась правдой, - огрызнулся Воробей. - И я заставлю Огнехвоста открыть эту правду Перышко! Пусть признается, что я его не убивал!

- Это гораздо сложнее, чем ты думаешь, - покачала головой Пестролистая. - Племя Теней не позволит тебе переступить их границу.

Этот бессмысленный разговор уже начал надоедать Воробью.

- Я не прошу тебя мне помогать! - рявкнул он, с трудом сдерживая гнев. - Можешь и дальше бродить тут, как тень, и ждать погибели! Только я не собираюсь, сложа лапки, ждать конца!

Пестролистая вскочила и бросилась к нему.

- Я не говорила, что не помогу тебе! - прошипела она. - Я только предупредила, что будет непросто! Щербатая пичкает Звездное племя страхами, как заботливая мать кормит своих котят молоком! Глупая старая выдра!

Воробей попятился, ошеломленный этой вспышкой.

- Ты отведешь меня к Огнехвосту?

- Конечно! - Пестролистая решительно зашагала по мокрой траве. - Нам сюда!

Воробей поспешил за ней.

- Неужели ты мог поверить, что я откажу в помощи Грозовому племени? - мягко упрекнула его Пестролистая.

- Сейчас речь не об одном нашем племени, - поправил ее Воробей. - Жизнь всех племен под угрозой.

Они оставили рощу и пошли через луг. Высокая трава, еще недавно такая зеленая и сочная, безжизненно стлалась по земле, прибитая ливнями. Воробей то и дело тряс головой, смаргивая дождь, сгнившие цветы склизко хлюпали под его лапами. Впереди слышался шум реки. Но когда коты вышли на берег, у Воробья оборвалось сердце. Мутная бурая вода бурлила и кипела в тесных берегах, захлестывая скалы и крутясь в пенных водоворотах.

- Где же все?

Пестролистая устало махнула хвостом в сторону котов, сидевших под слоистым каменным навесом чуть выше по течению. Приглядевшись, Воробей узнал среди них белоснежного Бурана. Но что сталось с этим величественным длинношерстым красавцем? Мокрая свалявшаяся шерсть облепляла его исхудавшее тело с торчащими ребрами.

- Дичь у нас тоже перевелась, - тихо объяснила Пестролистая, поймав полный ужаса взгляд Воробья.

Рядом с Бураном сидел Долгохвост. После смерти к нему вернулось зрение, глаза кота были яркими и живыми, но во взгляде стояла тоска.

Воробей со всех ног бросился к соплеменникам.

- Долгохвост! - радостно замурлыкал он.

Тот вскинул голову, оживился.

- Рад тебя видеть, дружище! - промурлыкал Долгохвост.

Краем глаза Воробей заметил еще одну фигуру, спешившую вниз по крутому берегу.

- Чернобурка? Это ты?

Взвизгнув, кошка помчалась бегом и вскоре уже стояла рядом с Воробьем.

- Беда случилась с нами, Воробей! Уж не знаю, как такое возможно, но мы больше не видим вас! Совсем не видим!

- Я знаю, - вздохнул он. - Это все из-за Сумрачного леса.

- Как Огнезвезд? - спросил Буран, вскакивая со своего места.

- Жив-здоров.

- А Кисточка? - с тревогой спросил Долгохвост.

- Все ворчит, - промурлыкал Воробей. Напускное веселье давалось ему с трудом, но он хотел успокоить упавших духом предков и убедить их, что в Грозовом племени жизнь идет по-прежнему. - А Тростинка правит в детской суровой лапой, как истинная воительница.

- А что Иглогривка? - не успокаивался Долгохвост. - Она поправилась?

- С ней все будет хорошо, - заверил его Воробей. - Кстати, Яролика ждет котят!

- Да ты что? - тусклые глаза Бурана просияли. - Вот это новость!

- Воробей! - окликнула целителя Пестролистая. - Нам пора.

- Куда идете? - с любопытством спросил Долгохвост.

- Ищем Огнехвоста, - честно ответил Воробей.

Глаза Бурана потемнели.

- Не переходите границу! - предупредил он.

- В Звездном племени не должно быть границ! - возмущенно прошипел Воробей.

Долгохвост повесил голову.

- Так-то оно так, да ведь и Листопада в Звездном племени тоже быть не должно. А смотри, что творится!

- Я должен найти Огнехвоста, - повторил Воробей, отходя.

Но Буран бросился перед ним, преградил путь.

- Нельзя! Не ходи туда!

Пестролистая погладила белого воина хвостом.

- Мы должны, - тихо сказала она.

Буран поднял на нее умоляющий взгляд.

- Будет только хуже… Они прогонят вас.

- Они меня не остановят! - прижал уши Воробей. - Дело слишком важное.

Буран со вздохом отошел, уступая ему дорогу.

- Будьте осторожны! - крикнула Чернобурка вслед удаляющимся котам.

Пестролистая повела Воробья вниз по течению, до того места, где река поворачивала к дальнему лесу. Пройдя еще несколько шагов вдоль берега, она остановилась возле пня.

- Мы дошли до границы.

Воробей почувствовал слабый запах племени Теней на окаймлявших тропинку мокрых ежевичных зарослях. Ему вдруг сделалось не по себе, он огляделся вокруг.

«Это же Звездное племя! - пристыдил он себя. - Здесь не может случиться ничего плохого!»

- Пригнись! - вдруг шикнула Пестролистая, припадая к земле. Впереди зашуршали шаги, кто-то приближался к пню из чащи. Глаза Пестролистой испуганно заметались по сторонам. - Прячься!

- Вот еще! Это глупо! - Воробей вздернул подбородок, вышел из-за куста и встал посреди тропы. Заметив выбежавшую из-за берега Ржавницу, он поднял хвост трубой и приосанился.

Бывшая глашатая племени Теней оскалилась, обнажив кривые желтые зубы.

- Что ты здесь делаешь?

За ее спиной молча выросли Клок Кометы и Остроцветик. При виде Пестролистой Клок Кометы злобно зашипел, вращая глазами.

- Мы же ясно сказали вам не приближаться к границе!

- Это Звездное племя! - воскликнул Воробей. - Здесь не должно быть границ!

Пестролистая вышла из-за спины Воробья и остановилась рядом.

- Я знаю, вы считаете, что поступаете правильно, - примирительно начала она. - Но мы пришли по делу. Нам нужно поговорить с Огнехвостом. После этого мы сразу уйдем.

Клок Кометы выпустил когти.

- Что вам от него нужно?

Воробей заставил себя пригладить шерсть и спокойно выдержал взгляд разъяренного кота.

- Я получил знак, - честно ответил он. - Мне велено поговорить с Огнехвостом.

- Звездное племя уже давно не посылает знаки! - заявила Остроцветик.

- Я, конечно, не хочу никого обидеть, - склонил голову Воробей, - но как вы можете знать наверняка, если отгородились друг от друга границами? Возможно, знак был послан из другого племени. Я не знаю, как это вышло, но знак - это знак.

Ежевика за спиной Ржавницы громко зашуршала, и на тропу вышел Кедровник.

- Пропустите их.

- С какой стати? - взвизгнула Ржавница.

Кедровник склонил голову к плечу, смерил ее спокойным взглядом.

- Какая беда случится с нами от того, что они перекинутся парой слов с Огнехвостом?

- Они перейдут нашу границу! - пробурчала Остроцветик.

- И перейдут ее снова, когда будут уходить, - хмыкнул Кедровник. - Надеюсь, от этого небо не упадет на землю, и река не потечет вспять.

- Но какой вообще смысл в границах, если каждый встречный-поперечный будет через нее шастать? - растерянно спросила Ржавница, подходя к Воробью.

- Воробей - не каждый встреченный, - спокойно ответил Кедровник. - И ты сама прекрасно это знаешь.

Повисло тяжелое молчание. Потом Ржавница потупилась и нехотя отступила на шаг в сторону.

- Ладно, давайте сделаем исключение, - пробормотала она, не поднимая глаз.

- Большое спасибо, - кивнул Воробей.

Он прошел мимо патрульных, стараясь не ежиться под испепеляющими взглядами, грозившими прожечь дыры на его шкуре. Покосившись краем глаза на Пестролистую, Воробей убедился, что она идет за ним следом, настороженно поглядывая на воинов Теней. Только когда поворот реки скрыл наблюдателей из виду, Воробей позволил себе громко выдохнуть и расправить плечи.

- Идем скорее, - бросил он Пестролистой.

- Ты знаешь, где его искать?

- Мне был послан знак в виде горящей головки камыша, - ответил Воробей. - Наверное, надо искать где-то в камышах.

Пестролистая с сомнением посмотрела на сосны, темневшие впереди.

- Камыши? На территории племени Теней? Тебе не кажется, что это больше похоже на земли Речных воинов?

Это было резонное возражение. Воробей обвел глазами заросли ежевики, гадая, нет ли здесь поблизости воды или хотя бы болота.

- Постой! - вдруг встрепенулась Пестролистая, поднимая хвост. - Если мне не изменяет память, то река проходит как раз через эту часть территории племени Теней!

Сосокочив с тропы, Пестролистая протиснулась между двух стелящихся по земле кустов. Воробей, морщась от боли, полез за ней, колючки немилосердно впивались в его бока, цепляясь за густую шерсть.

Пестролистая ужом петляла в зарослях, отыскивая едва заметные просветы, сквозь которые можно было протиснуться дальше. Наконец земля под кошачьими лапами стала резко убегать вниз, и вот Воробей снова услышал плеск воды.

- Пришли, - пропыхтела Пестролистая, кивая на мутный поток, бурливший впереди. Склон кончался зарослями камыша, сплошной стеной скрывавшей реку.

- Племя Теней наложило лапу на это болото только для того, чтобы позлить Речных воителей.

Воробей внимательно осмотрел бледные стебли, пытаясь разглядеть среди них знакомую рыжую шерсть.

- Ты его видишь? - спросил он у Пестролистой, но та уже со всех лап неслась вниз по склону. Когда она скрылась в камышах. Воробей бросился cледом. - Что там? Огнехвост! - мяукал он, раздвигая носом стебли и ежась от холодной воды, хлюпавшей под лапами. - Огнехвост! Ты здесь?

В камышах мелькнула пестрая шерсть Пестролистой.

- Есть там кто-нибудь? - спросил Воробей. И тут же замолчал. Легкий запах защекотал его усы. Определенно, это был запах племени Теней, причем свежий. Неужели они, наконец, нашли того, кого искали? Воробей рванулся вперед, хлюпая по жидкой грязи. Вскоре вода достигла шерсти на его животе, лапы стали вязнуть все глубже.

- Огнехвост! - Воробей с трудом привстал на цыпочки, вытянул шею. - Огнехвост!

Он хотел сделать еще один шаг и понял, что его задние лапы намертво застряли в хлюпающем торфе. Напрягшись всем телом, Воробей попытался высвободиться, но увяз еще глубже. Он в панике задергался, но добился только того, что его передние лапы провалились по колени.

- Пестролистая! На помощь! - пискнул он осипшим от страха голосом. - Страх охватил его. Ледяная жижа поднялась выше живота, подступала к плечам. Воробей судорожно вскинул голову, чувствуя, что грязь подходит к шее.

- Ты его нашел? - спросила Пестролистая, высовывая голову из зарослей.

- Не подходи! - взвизгнул Воробей. - Я завяз!

Пестролистая бросилась вперед, пытаясь схватить Воробья зубами за шиворот, но ее зубы только беспомощно клацнули над его ухом. Шипя от досады, кошка отступила на твердую землю.

- Я не дотягиваюсь!

- Стой на месте, - прошипел Воробей. - Иначе мы оба утонем.

- Держись, Воробей! Сейчас я найду какую-нибудь палку, - громко мяукнула Пестролистая. - Ничего, ухватишься за нее зубами, и я тебя вытащу.

Не дожидаясь его ответа, Пестролистая взмахнула хвостом и скрылась в камышах.

- Кажется, плохо твое дело, - раздался насмешливый голос из зарослей. Воробей с усилием повернул голову и увидел рыжую морду, внимательно разглядывавшую его из камышей.

- Огнехвост!

Почему глаза целителя племени Теней так холодны?

- Помоги мне! Я тону!

Огнехвост шагнул было к нему, потом остановился. Странный огонек зажегся в его глазах.

- Прекрасно понимаю, каково это.

- Ты можешь дотянуться до меня? - Воробей вытянул шею, пытаясь разглядеть землю за спиной целителя. Может, она выдержит их обоих?

- Возможно, - равнодушно ответил Огнехвост. - Но вот вопрос: зачем мне это делать? Разве ты спас меня, когда я тонул?

- Но я пытался! - прохрипел Воробей, чувствуя, как его усы касаются ледяной поверхности топи. Он до боли запрокинул голову назад, ледяная жижа жадно подступала к его подбородку. - Я просто не смог! В тот раз мне не пришло время умереть. Я должен был выжить!

- А я, значит, должен был умереть? - прошипел Огнехвост.

Воробей не знал, что ответить на это. Как убедить этого ожесточенного кота, что он не виноват в его смерти? Впрочем, все было неважно - горькая черная вода булькала уже возле уголков его пасти.

- Это было несправедливо! - прорычал Огнехвост. - Я не должен был умереть такой жалкой смертью!

- Но у тебя до сих пор есть предназначение, которое ты должен исполнить! - похрипел Воробей, отплевывая черную воду. - Только ты можешь сейчас спасти племя Теней от гибели! Тьма наступает, Огнехвост, она поглотит и твое племя, и всех твоих соплеменников, если ты ее не остановишь! Мне нужна твоя помощь, за этим я пришел сюда! Я должен объединить племена против тьмы. Это единственный путь к спасению! - Воробей закашлялся, поперхнувшись грязью. - Ты должен сказать Перышко, что я не топил тебя!

- Почему я должен тебе верить? - огрызнулся рыжий целитель. - Грозовое племя - племя убийц, это всем известно! Пусть ты не топил меня, но как только я перенесся в Звездное племя, твоя соплеменница пыталась меня убить! Все вы одинаковые, лжецы и убийцы!

- Убить тебя? - прохрипел Воробей. - Здесь? Кто это был?

- Искра! - рявкнул Огнехвост, наклоняясь над ним. - Я искал дорогу в Звездное племя, а она хотела распороть мне глотку когтями! Твоя соплеменница знала, что я целитель, и что это будет убийство беззащитного, но это ее не остановило. Если бы не Когтегрив, спасший меня, я погиб бы навсегда, не увидев Звездного племени. Так что я когтем не пошевелю, чтобы спасти тебя. Тони, это будет только справедливо!

Вода хлынула Воробью в пасть. Он стиснул зубы, судорожно втягивая воздух носом, грязь уже заливала его щеки.

- Огнехвост! - прорезал воздух грозный окрик Пестролистой. - Кто дал тебе право грозиться, как воин? Ты забыл, кто ты такой! Ты - целитель. - Огнехвост быстро покосился на пеструю кошку, но не пошевелился. Пестролистая гневно смотрела на него, выронив кривую палку, которую притащила из леса. - Ты обладаешь властью, о которой раньше и помыслить не мог! Ты единственный знаешь правду и можешь открыть ее остальным!

Огнехвост прижал уши, давая понять, что не желает выслушивать никакие доводы.

- Помоги целителям снова объединиться, - с мольбой в голосе попросила Пестролистая. Ее гнев улегся, теперь она не требовала, а умоляла. - Если закон целителей будет втоптан в грязь, наши племена ждет смерть. Не Воинский закон, не боевые навыки, а мы - целители - всегда были сердцем племен и их надеждой на выживание. Вспомни, что ты обещал, когда Звездное племя сделало тебя целителем!

Вода подступила к носу Воробья. Огнехвост переступил с лапы на лапу.

Тяжелая холодная грязь сомкнулась над спиной Воробья. Он больше не чувствовал своих лап. Ему было не холодно и не страшно, его охватило странное чувство покоя, все стало безразлично. Зачем сражаться, когда все погибло?

- Неужели это в моей власти? - пробормотал Огнехвост.

Воробей хотел кивнуть. «Да! У тебя в лапах тоже есть сила звезд!» Но окоченевшие мышцы уже не подчинялись ему, поэтому Воробей просто закрыл глаза, уступив неодолимой усталости. Как приятно перестать волноваться и бороться, как хорошо просто провалиться в черноту и отдохнуть… Он смутно почувствовал какое-то движение перед собой, но это было далеко-далеко, словно в другой жизни.

Внезапно что-то больно ударило его по передним лапам. Это Пестролистая воткнула в грязь палку и теперь тыкала ею Воробья.

- Проснись, Воробей! Очнись! Ну же, шевелись! - шипела она. - Я не дам тебе умереть, даже не надейся!

Потом послышался треск ломаемых камышей и громкий плеск воды.

Огнехвост бросился в заросли на помощь Пестролистой. Присев, он ухватил зубами конец палки и удержал ее, пока Пестролистая пыталась подвести второй конец под передние лапы Воробья.

- Ну же! - взвыла она.

Воробей вздрогнул. Нельзя сдаваться! Он все- таки разыскал Огнехвоста! Надежда еще оставалась. Неловко шевеля окоченевшими лапами, он кое-как нащупал когтями палку, подтянул ее под себя и обвил передними лапами. Липкая грязь плеснула ему в морду, залепив глаза. Воробья вырвало черной жижей, он громко застонал, но не разжал лап.

- Тяни! - прохрипела Пестролистая, и целители дружно ухватились за палку.

Воробей почувствовал, как его тащат вперед и вверх. Вот его пасть вновь оказалась на поверхности, и Воробей с хрипением принялся глотать воздух. Пестролистая и Огнехвост кряхтели от натуги, медленно вытягивая его из болота. Воробей задергал задними лапами, помогая им, а еще через мгновение он уже лежал на твердой земле и его тошнило болотной грязью. Теплые лапы Пестролистой растирали ему грудь.

- Все… - прошептал Воробей. - Больше не осталось. - Но тут его снова сотряс приступ кашля, и его начало рвать водой.

- Нужно идти, - сказала Пестролистая, когда Воробей отдышался. - У нас мало времени.

Огнехвост помог Воробью встать.

- Куда мы спешим?

- Поговорить с целителями, - бросила Пестролистая, устремляясь вверх по склону. Огнехвост помчался за ней.

«Мало времени?»

Воробей побежал в камыши. Когда он добрался до вершины холма, Огнехвост и Пестролистая уже неслись через рощу. Воробей неуклюже засеменил за ними, по мере того, как ужас пережитого стал отступать, в его лапы начали возвращаться силы.

«Но к чему такая спешка?»

Внезапно его осенило. «Целители сейчас спят, как и я! Нужно поговорить с ними до того, как они проснутся!»

Воробей помчался еще быстрее, и у опушки соснового бора нагнал Огнехвоста и Пестролистую.

Пестролистая остановилась и в панике обвела глазами деревья.

- Нужно разыскать их до восхода солнца!

Огнехвост подскочил.

- Быстрее! - Он бросился по тропе, петлявшей между сосен. - Я знаю, куда обычно приходит Перышко!

Воробей помчался за ним, а Пестролистая понеслась следом.

- Перышко! - заорал Огнехвост, выбегая на вершину невысокого холма.

Целитель племени Теней стоял в низинке. Он вздрогнул и огляделся по сторонам, не понимая, откуда доносится голос. Внезапно глаза целителя чуть не вылезли из орбит.

- Огнехвост? Воробей?

Запыхавшийся Воробей сбежал по склону, подскочил к целителю.

- Да, - быстро выпалил он. - Вы меня больше не считаете целителем, но вот Огнехвост хочет кое-что тебе рассказать!

Перышко перевел взгляд на рыжего целителя.

- Где ты был все это время? Я каждую ночь искал тебя!

Огнехвост виновато понурился.

- После смерти я старался держаться подальше от вас, - буркнул он.

- Ничего, ничего, - забормотал Перышко, растроганно моргая глазами. - Главное, теперь я знаю, что ты в безопасности, среди Звездного воинства, - прошептал он, прижимаясь щекой к щеке ученика.

Пестролистая решительно протиснулась между ними.

- У нас кончается время! - воскликнула она. - Мы не можем больше здесь оставаться. Перышко, идем с нами! - Она посмотрела на Огнехвоста. -Как быстрее добраться отсюда до территории племени Ветра?

- Через сосняк в сторону ущелья, - быстро ответил целитель.

Пестролистая сорвалась с места, Перышко припустил за ней. Но Воробей на мгновение задержался, чтобы посмотреть в ясные голубые глаза Огнехвоста. Ему хотелось так много сказать ему, но он чувствовал, что Огнехвост и так все это понимает.

- Спасибо, - тихо прошептал Воробей.

Огнехвост кивнул.

- Ради наших племен!

- Ради наших племен, - повторил Воробей. Потом он развернулся и побежал за Пестролистой.

Выбежав из сосняка, коты очутились на поросшем вереском холме, над которым во все стороны простиралось зловещее серое небо, затянутое лиловыми тучами.

Увидев, что Пестролистая юркнула в кусты, Воробей бросился за ней. Перышко и Огнехвост неслись за ним по пятам. Тропинка, петлявшая между колючих кустов, круто поднималась вверх. Очень скоро Воробей почувствовал, что они больше не одни: за кустами мелькали фигуры, то и дело в сумраке вспыхивали чьи-то глаза. Тем не менее, никто не сделал попытки остановить непрошенных гостей.

На вершине котов встретили непроходимые заросли утесника. Воробей отчаянно заметался, пока не заметил узкое отверстие в колючках. Протиснувшись в него, он очутился на каменистой возвышенности.

- Вот и он! - воскликнула Пестролистая, выбираясь следом. Она помчалась к одинокой фигуре, сидевшей на краю скалы. Заслышав топот лап, Пустельга обернулся и прижал уши.

- Нам нужно с тобой поговорить! - пропыхтела Пестролистая, подскакивая к нему.

Воробей поскользнулся на гладком камне и невольно взвизгнул, увидев зияющий внизу провал.

К счастью, он успел выпустить когти и удержаться на краю.

«Эти воины Ветра совсем мышеголовые! - с невольным уважением подумал он. - Пустельга стоит на самом краешке обрыва и ему хоть бы что!»

Далеко внизу, до самого горизонта простиралась широкая долина. Тяжелые облака висели над ней.

- Что случилось? - всполошился Пустельга.

- Нам нужно разыскать Ивушку! - бросила Пестролистая, окидывая взглядом равнину. - Где территория Речного племени?

- Вам не придется туда идти, - раздался тихий голос за спинами котов.

Обернувшись, они увидели Ивушку, спешившую к ним вниз по склону.

- Я увидела тебя, и мне стало любопытно, зачем ты сюда явился, - сказала она, подозрительно покосившись на Воробья. - Ты пришел из-за Мотылинки, да? Она сказала, что сегодня ты побывал в нашем племени.

- Да, - кивнул Воробей. Он так устал от бесконечной беготни, что едва мог дышать. - Мне был послан знак. Мотылинка показала его мне.

Ивушка кивнула.

- Теперь я понимаю, почему она посоветовала мне послать свои сны в Звездное племя. А я-то еще удивлялась! Обычно Мотылинка избегает разговоров о Звездном племени.

Внезапно Воробей заметил, что Речная кошка начала бледнеть и таять в воздухе. Ужас охватил его. Очевидно, Ивушка просыпалась и вот-вот должна была покинуть Звездное племя. Пустельга и Перышко тоже побледнели. Воробей опустил глаза на свои лапы и увидел, что сквозь них просвечивает скала.

- Солнце восходит над озером! Целители вот-вот покинут нас! - всполошилась Пестролистая. Она посмотрела на Огнехвоста. - Говори же скорее!

- Воробей меня не убивал! - выпалил рыжий целитель. - Я провалился сквозь лед и стал тонуть. Воробей пытался меня спасти. Но я оказался слишком тяжелым, а течение - слишком быстрым. Я погиб не по его вине!

- Спасибо, Огнехвост, - низко поклонился Воробей. Равнина закружилась у него перед глазами. - Ты исполнил свое предназначение!

Огненно-рыжий целитель высоко поднял голову. «Что если он и есть тот Четвертый, которого мы ищем?» Воробей посмотрел на других целителей, от которых остались только едва заметные прозрачные тени.

- Давайте завтра встретимся у Лунного озера!

- Я приду, - отозвался Пустельга.

- И я, - сказала Ивушка.

- Я с вами, - еле слышно ответил Перышко, прежде чем исчезнуть.

Рыжая шерсть Огнехвоста маленьким костром горела на фоне тающей скалы.

- Как странно, что мне пришлось умереть, чтобы исполнить свое предназначение, - сказал он, глядя на Воробья. - Спасибо, что пришел ко мне. - Его голубые глаза были тихи и безмятежны, как летнее небо. - Отныне я обрел покой. Что бы ни случилось, я буду рядом с нашими племенами. Со всеми четырьмя.

- Воробей…

Мир погас, наступила чернота, но дыхание Пестролистой тронуло кончик его уха.

- Он не Четвертый…

- Не может быть! - простонал Воробей, ворочаясь на своей подстилке.

- Нет! Продолжай поиски! Не сдавайся, Воробей…

Голос Пестролистой еще звучал в его ушах, когда Воробей полной грудью вдохнул запахи целебных трав и дождя, хлеставшего по поляне лагеря.



Глава XVII


Львиносвет прошелся по поляне. С палаток капала вода, но тучи уже начали потихоньку рассеиваться, выпуская на свободу клочки ясного утреннего неба. Грозовое племя просыпалось. Шуршали ветки, приглушенные голоса доносились из палаток. Вот затрясся куст жимолости, и на поляну выбрался Пурди.

- Что-то ты сегодня рано поднялся, мой юный друг, - весело окликнул он Львиносвета.

- Я жду, когда вернется рассветный патруль, - ответил тот. Лапы у него зудели от волнения. Интересно, принесут ли патрульные свежие новости о таинственных запахах?

- Шел бы ты спать, - сказал Огнезвезд, спускаясь по каменной осыпи. - Ты же ночью ходил в патрулирование.

- Ты тоже, - усмехнулся в усы Львиносвет.

Ночью они вместе с Бурым, Огнезвездом и Песчаной Бурей обошли всю территорию Грозового племени и обнаружили таинственные запахи во всех оврагах и потайных низинках.

Песчаная Буря высунулась из пещеры предводителя.

- Как можно спать, зная, что наш лес кишит врагами!

- Цыц! - шикнул на нее Огнезвезд.

Песчаная Буря кубарем скатилась по осыпи вниз и подбежала к другу.

- Прости, - промурлыкала она, прижимаясь щекой к щеке Огнезвезда. - Но разве ты не собираешься предупредить племя?

Огнезвезд глубоко вонзил когти в мокрую землю.

- Пока нет. Сначала нужно решить, что с этим делать.

Он покосился на Львиносвета, тот вздохнул.

Как объяснить Грозовому племени, что происходит в лесу? Раскрыть всю правду о Сумрачном лесе? Сказать, что со дня на день их ожидает вторжение страшной армии, мечтающей уничтожить все племена? Львиносвет поежился. Конечно, запах Искры, найденный среди других, стал для Огнезвезда настоящим ударом. Неужели предводитель думает, что Искра заодно с врагами всего живого?

«Нет, скорее всего, он решил, что ее запах остался там после патрулирования».

Тут громко зашуршали ежевичные заросли перед входом в палатку целителя, и на поляну вышел взъерошенный Воробей.

- Львиносвет! - позвал он, не тратя время на приветствия. - Иди сюда! Сегодня во сне я побывал в Звездном племени, - прошептал он на ухо брату.

- И что? - спросил Львиносвет, когда они отошли в сторонку. - Что они сказали?

- Я разыскал Огнехвоста! - слепые глаза Воробья сияли. - И он при мне сказал всем нашим целителям, что я не виновен в его смерти! Сегодня ночью мы все встречаемся возле Лунного озера.

- Думаешь, еще не поздно? - с сомнением спросил Львиносвет. Если коты из Сумрачного леса, не таясь, оставляют свои следы по берегам озера, значит, последняя битва уже совсем близко.

- Нужно верить, что нет! - рявкнул на брата Воробей. - Что за малодушие? Если целители все-таки найдут в себе силы объединиться, то они и предводителей смогут переубедить!

- Мы все еще не нашли Четвертого, - напомнил Львиносвет. Какой смыл объединяться, если пророчество до сих пор не исполнено?

- Это точно не Огнехвост, - вздохнул Воробей.

- А он тут при чем? - опешил Львиносвет.

- При том, что Мотылинка показала мне знак, - торопливо объяснил Воробей. - Камыш горел огнем, и ни дождь, ни ветер, не могли погасить это пламя. Я решил, что раз нам послано знамение огня, значит - речь об Огнехвосте. Но Пестролистая сказала, что это не он.

- Я так понимаю, кто же тогда Четвертый, она не сказала? - разочарованно уточнил Львиносвет.

- Нет, да и вряд ли она знает, - покачал головой Воробей. Он задумчиво обошел вокруг брата. - Придется самим это выяснить.

Он замолчал, прислушиваясь к приближающемуся топоту шагов. Львиносвет встрепенулся и втянул в себя воздух: Ежевика! Рассветный патруль вернулся!

Зашуршала изгородь, полосатый глашатай выбежал на поляну.

- Племя Ветра обновило пограничные метки и выставило постоянную стражу у ручья, - доложил он, подходя к предводителю. - Думаю, нам следует сделать то же самое.

В лагерь вошли Крутобок, Милли и Кротолапик. Шиповница и Голубка показались следом.

- Надо было мне остаться на границе, - проворчал Крутобок.

- Разве можно такое дело делать одному? - возразила Милли.

- Иди, Крутобок, - кивнул Огнезвезд, не слушая ее. - Ни в коем случае не затевай ссоры, но если племя Ветра будет искать неприятностей, вернись и предупреди нас.

Медуница высунула взъерошенную голову из палатки.

- Что случилось? Племя Ветра готовит нападение?

- Пока не знаем, - ответил Огнезвезд. - Но мы должны быть начеку. - Взмахом хвоста он подозвал к себе Ежевику, и они вместе направились в пещеру предводителя.

Кротолапик подскочил к Шиповнице и запрыгал вокруг нее.

- Можно мне с Крутобоком? - умоляюще спросил он. - Ну пожалуйста! У меня слух острее, чем у него, я гораздо раньше услышу, что там затевают воины Ветра.

Шиповница строго посмотрела на своего оруженосца.

- Крутобок опытный воин, он сумеет отличить звуки опасности от обычной возни. - Она подтолкнула обескураженного оруженосца к куче с едой. - Иди, поешь!

Когда Кротолапик отошел, Голубка подбежала к братьям.

- Племя Ветра рвет и мечет, - быстро сказала она. - Они нашли чужие запахи по всей пустоши, и среди них много следов Грозовых котов.

«Значит, Искра и там побывала?» - пошевелил хвостом Львиносвет.

- Если так пойдет и дальше, Сумрачному лесу и вмешиваться не придется, - прищурил незрячие глаза Воробей. - Наши доблестные племена сами порвут друг другу глотки.

- Нужно выяснить, что задумал Звездолом, - шепнул Львиносвет на ухо Голубке. - Разыщи Искру. Она должна рассказать нам, что происходит в Сумрачном лесу!

- Она, наверное, еще спит, - залепетала Голубка, косясь на палатку. - Мне бы не хотелось ее будить.

- Хватит! - повысил голос Львиносвет. - Иди, приведи ее!

Когда Голубка отошла, Львиносвет отвел брата к поваленному буку, где они сели, приготовившись ждать Искру. Тем временем, жизнь в лагере шла своим обычным чередом. Маковка потягивалась перед воинской палаткой, Ягодник шел к куче дичи, а Лисохвост и Прыгунец деловито копались в остатках вчерашней охоты.

- Ежевика уже назначил патрули? - спросил Лисохвост, подцепляя когтями мятую землеройку. - Хочется чего-нибудь посвежее.

- Вот именно, - кивнула вышедшая из детской Тростинка. - Яролика проголодалась, но несвежую мышь она есть не будет. Она со дня на день окотится, поэтому стала такая капризная в еде, что страх просто!

- Я сбегаю на охоту! - вызвался неугомонный Кротолапик.

Шиповница так и села.

- Мы же только что вернулись из патрулирования, - взмолилась она.

Лисохвост со смехом потер нос лапой.

- Ты забыла, как сама была ученицей! Сиди, отдыхай, а я возьму Кротолапика и Вишнелапку на охоту.

- Спасибо! - с облегчением перевела дух Шиповница.

Снова зашуршали ветки, из палатки вышла Голубка, за ней выбралась заспанная Искра. Львиносвет сделал знак хвостом, и вся компания отошла в тень бука.

- Что стряслось? - спросила Искра, зевая во всю пасть.

- Ты должна рассказать нам обо всем, что творится в Сумрачном лесу, - твердо сказал Воробей.

Львиносвет поманил Искру поближе.

- На всей нашей территории обнаружили следы воинов Тьмы, - тихо сказал он. - В том числе и твой.

Искра втянула голову в плечи.

- Я не единственная воительница, ходившая на нашу территорию в составе патрулей Сумрачного леса! - огрызнулась она. - Другие тоже ходили!

- Но зачем? - понизил голос Львиносвет.

Искра испуганно огляделась по сторонам, словно боялась, что за каждым кустом притаились шпионы.

- Звездолом говорит, что мы должны изучить соседние территории, чтобы в случае необходимости оказать помощь своим товарищам.

Львиносвет чуть не лопнул от возмущения.

- И наши дураки этому верят? Они что, совсем мозги растеряли?

Искра смущенно повела ушами.

- Большинство даже не подозревает, с какими злодеями они связались!

- Но некоторые-то понимают? - воскликнул Львиносвет. - Они куда смотрят?

Искра понизила голос до едва слышного шепота. Теперь она дрожала с головы до ног.

- Некоторые… они хотят победы Сумрачного леса. Они недовольны своими предводителями, обвиняют тех в слабости перед соседями. Им нужна тяжелая лапа, лучше всего с когтями…

Львиносвет так и разинул пасть. Как могут воины обратиться против своих товарищей? Неужели Воинский закон для них пустой звук? А как же братство, как же дружба и забота друг о друге? У него не укладывалось в голове, как можно добровольно отказаться от этого.

- Кто это? - тихо спросил он.

Искра опустила глаза.

- Они… они еще могут передумать, когда начнется битва, - залепетала она.

- Скажи нам, кто эти предатели! - сорвался Львиносвет. - Мы должны немедленно предупредить их предводителей!

Но Воробей поспешно встал между ними.

- Давай доверимся Искре, - примирительно сказал он. - Звезды милостивы, возможно, во время битвы сердце заставит этих заблудших котов выбрать правильную сторону. А если мы обвиним их прямо сейчас, то лишь ожесточим и окончательно толкнем на путь зла.

Искра с благодарностью посмотрела на слепого целителя.

- Мы не смеем противиться Звездолому, - залепетала она. Ее хвост мелко дрожал, в глазах стояли слезы. - Он грозит, что убьет нас всех, если мы ослушаемся. И он не шутит! Он убил Жукоуса у нас на глазах!

- Жукоуса? - ахнул Львиносвет, впиваясь когтями в землю.

Голубка насторожила уши и закрыла глаза. Искра во все глаза уставилась на сестру. Львиносвет догадался, что Голубка пытается проникнуть в Речное племя и узнать что-нибудь о Жукоусе. Он затаил дыхание, молясь, чтобы Искра оказалась неправа.

- Ну? - не выдержал он.

- Его нет, - упавшим голосом ответила Голубка. - Он пропал. Речное племя ищет его повсюду, но не может найти…

Искра съежилась, дрожа всем телом.

- Он навсегда остался в Сумрачном лесу! - зашептала она, словно в лихорадке. Ее зубы выбивали дробь. - Его жизнь оборвалась навсегда, он никогда не войдет в Звездное племя!

- Теперь мы знаем, какая сила противостоит нам, - тихо сказал Воробей. - Если Звездолом готов убивать собственных воинов накануне битвы, значит, он не сомневается в победе.

- А наши территории они обшаривают в поиске лучших мест для атаки, - кивнул Львиносвет. Он решительно выпрямился. - Нужно рассказать обо всем Огнезвезду. Хватит секретничать, времени на эти игры уже не осталось! - Он решительно вышел из тени бука и зашагал по поляне. - Искра, идем!

Голубка тоже пошла за ними, но Львиносвет остановил ее хвостом.

- Ты побудь с Воробьем. В палатке Огнезвезда и так тесно, мы там все не поместимся. - Он наклонился и шепнул на ухо своей бывшей ученице: - Не стоит еще больше смущать Искру. Она и так едва жива.

Он быстро взбежал по каменной осыпи, так что мелкие камешки дождем брызнули из-под его лап на голову Искре. Дождавшись, когда она поднимется следом, Львиносвет повел ее в пещеру.

Когда они вошли, Ежевика удивленно повернул голову.

- Что вы здесь делаете?

Искра попятилась.

- Вы должны узнать, что происходит, - твердо сказал Львиносвет. В пещере царил полумрак, рыжая шерсть Огнезвезда была едва видна в глубине пещеры. - Каждую ночь Искра во сне отправляется в Сумрачный лес. - Огнезвезд встрепенулся, но Львиносвет быстро добавил: - Она делала это по нашей просьбе, чтобы следить за нашими врагами.

Ежевика резко встал.

- Во имя Звездного племени, о чем ты говоришь?

Огнезвезд хлопнул хвостом по полу пещеры.

- Сумрачный лес поднимается против нас, Ежевика, - глухо прорычал он, не сводя глаз с Искры. - Значит, это они каждую ночь вторгаются на нашу территорию?

Искра кивнула.

- Звездолом и Звездоцап облапошили котов разных племен, они целыми ночами дули им в уши, будто только в Сумрачном лесу можно стать настоящими воинами и что только совместные тренировки сделают их непобедимыми!

- Звездоцап? - огромные глаза Ежевики сверкнули в полумраке. - Какое отношение он имеет ко всему этому?

- Он один из вожаков Сумрачного леса, - ответил Львиносвет. - Это он набирал котов из разных племен, чтобы тренировать их по ночам, во сне. А теперь он нашел способ проникать на наши земли и приводить сюда своих рекрутов.

- Неужели я никогда не отделаюсь от тени своего отца? - глухо прорычал Ежевика.

Глаза Огнезвезда заблестели, словно воспоминания перенесли его в далекое прошлое.

- Эта битва была предрешена давно.

- Какая битва? - раздался у входа в пещеру тихий голос Листвички.

- Против кого мы сражаемся? - выглянула из-за плеча сестры Белка.

Огнезвезд встал, подошел к Львиносвету.

- Настало время рассказать твоей родне обо всем, Львиносвет. Сейчас они все здесь. Открой им всю правду о своем предназначении.

- Это их не касается! - напрягся Львиносвет. Сердце его бешено заколотилось, он выпустил когти и затравленно перевел взгляд с Ежевики на Листвичку. - И никакая они мне не родня!

Огнезвезд склонился еще ниже.

- Листвичка произвела тебя на свет, Белка и Ежевика вырастили тебя. Без них пророчество никогда бы не исполнилось!

«Оно и так не исполнилось!» - в отчаянии подумал Львиносвет. С какой стати он должен делиться своей тайной с Белкой и Листвичкой? Кто они такие? И разве это поможет им найти Четвертого или подняться на борьбу с Сумрачным лесом?

Ежевика встал со своего места.

- Идем, Львиносвет, - сказал он.

Внезапно Львиносвет вновь почувствовал себя котенком. Благородный воин, которого он так долго считал своим отцом и которым всегда восхищался, неторопливо прошел к выходу из пещеры. Притихшие Белка и Листвичка засеменили следом.

- Иди с ними, Львиносвет, - шепнул Огнезвезд. - Иди и расскажи им все. Они должны знать. - Он сел, вздохнул. - А пока Искра поведает мне обо всем, что она разузнала в своих снах.

Львиносвет нехотя спустился по каменной осыпи и поплелся следом за Ежевикой, Белкой и Листвичкой к выходу из лагеря.

Из палатки целителя выскочил растрепанный Воробей.

- В чем дело? Куда это вы?

- Огнезвезд решил, что я должен рассказать им о пророчестве, - проворчал Львиносвет.

- Тогда я с вами! - воскликнул Воробей, подскакивая к брату.

- Ладно, тогда уж и Остролистую позови, - буркнул Львиносвет. - Ее это тоже касается.

- Но она не имеет отношения к пророчеству, - напомнил Воробей.

- Она наша сестра, - твердо отрезал Львиносвет. - И знает столько же, сколько мы с тобой.

Больше Воробей не стал спорить. Когда он убежал, Львиносвет нырнул в туннель и громко фыркнул, когда хвост Листвички с размаху шлепнул его по носу. Ежевика уже сидел в неглубоком овражке, крепко обвив хвостом лапы. Белка мрачно расхаживала перед ним, а Листвичка устроилась поодаль.

- В чем дело? - раздался с другой стороны туннеля удивленный голос Остролистой. Она торопливо протиснулась в туннель и вытаращила глаза, увидев собравшихся в овраге котов.

Воробей вышел следом, подтолкнув ее вперед.

- Мы собираемся рассказать им о пророчестве.

- Сейчас? - дернула хвостом Остролистая.

«Нуда, прямо сейчас».

Львиносвет впился когтями в землю, сухие листья зашуршали под его лапами.

- Очень давно Огнезвезду было дано пророчество, - начал он, ни на кого не глядя. - Ему было предсказано рождение трех котят, наделенных силой звезд.

Ежевика насторожился.

- То есть - вас троих? - спросил он, по очереди посмотрев на Львиносвета, Воробья и Остролистую.

- Нет, я тут не при чем, - поспешно поправила его Остролистая.

Воробей крепче прижался к ее боку.

- Но мы не сразу это поняли, - сказал он. - Сначала мы считали ее одной из Троицы.

- А кто же Третий? - вытянула шею Белка.

- Голубка, - ответил Львиносвет. - Нам предназначено спасти племена от Сумрачного леса.

Гнев сверкнул в круглых глазах Ежевики.

- Почему вы ничего не рассказали мне? Потому, что не ваш отец? - Он гневно взглянул на Белку. - Ты знала? Ты поэтому лгала мне?

Белка попятилась, вытаращив глаза.

- Нет! Я впервые об этом слышу!

Львиносвет встал между ними.

- Никто не знал, кроме нас и Огнезвезда.

- Мы должны были сами исполнить свое предназначение, - подал голос Воробей.

- Но мы бы вам помогли! - простонала Листвичка. - Вам не пришлось бы в одиночку нести такую тяжесть!

Львиносвет смерил ее таким взглядом, что несчастная кошка попятилась.

- Нам бы вообще не пришлось ее нести, если бы ты не нарушила Воинский закон и не усугубила это враньем! - рявкнул он.

Листвичка отшатнулась, как от удара, а Белка бросилась к ней и сердито посмотрела на Львиносвета.

- А ты предпочел бы вообще не родиться на свет? - воскликнула она. - Кто бы тогда спас нас от Сумрачного леса?

- Мы пока никого не спасли, - заметил Воробей.

- Но спасете! - Листвичка вышла из-за спины сестры. Ее глаза сияли. - Вы рождены, чтобы спасти племена!

Ежевика возмущенно взмахнул хвостом.

- Неужели нельзя было обойтись без всей этой лжи? - горько спросил он, глядя на Белку. - Зачем ты врала мне и детям? Разве ты не могла сказать мне правду? Что я сделал, чтобы заслужить такое предательство?

Белка съежилась и втянула голову в плечи.

- Я не хотела, - пролепетала она, не смея поднять глаз. - Это была не моя тайна, Ежевика! Как я могла открыть ее тебе? Тогда бы Листвичка так много потеряла!

- Она и так все потеряла, - безжалостно ответил Ежевика. - Пытаясь выгородить себя, она разрушила жизни всех, кто оказался на ее пути!

- Не будь так жесток, Ежевика, - взмолилась Листвичка. - Это не так. Я видела, как растут мои дети, как они становятся прекрасными воинами, а сама продолжала служить моему племени. Разве этого мало?

Львиносвет почувствовал укол жалости. Наверное, это было важнее всего. Листвичка наделала кучу ошибок, искалечила жизни близких и навсегда оттолкнула от себя своих детей, но при этом она никогда не переставала их любить. Даже сейчас он не мог отрицать этого.

- Прости меня, Ежевика! - прошептала Белка, робко приближаясь к глашатаю. Потом ее голос окреп и зазвучал увереннее, словно она устала каяться в том, что считала правильным. - Поверь, я не хотела ранить тебя. Я любила тебя и была счастлива растить этих котят вместе с тобой. Ты был потрясающим отцом.

- Но я не был их отцом! - прошипел Ежевика. - С самого начала ты лгала мне!

- Нет, ты был! - воскликнула Белка, приблизив свою морду к носу Ежевики. - Не отказывайся от всего, что было в нашей жизни, только потому, что злишься на меня!

Львиносвет подошел к Ежевике, встал рядом с ним.

- Я всегда гордился тем, что я твой сын, - тихо сказал он.

Ежевика растерянно посмотрел на него, кажется, он совсем забыл о присутствии других котов. Глаза его потеплели.

- А я не мог и мечтать о лучшем сыне, чем ты. И о Воробье. А лучшей дочери, чем Остролистая, и быть не может. - Остролистая открыла было рот, чтобы возразить, но Ежевика опередил ее: - Ты не виновата в том, что случилось. Я знаю это. Все, что ты натворила, случилось из-за лжи, которой вас окружили с рождения. Ложь всегда порождает кошмары, от которых страдают невинные.

- Это я во всем виновата, - еле слышно призналась Листвичка. - Не надо винить Белку, Ежевика. Ее вина только в том, что она хотела помочь мне. Мне не хватило мужества отвечать за свои поступки, я спряталась за спину сестры. В результате пострадали все - она, ты и, самое главное, мои дети. Но сделанного не воротишь. Главное - дети появились на свет. Речь не о нас, а об избранниках пророчества. Они, сами того не подозревая, своим рождением изменили наши жизни.

- Случилось то, что было предрешено! - убежденно кивнула Белка.

Львиносвет опустил глаза. Что ж, если его родня нашла в себе силы смириться со своей судьбой, значит, и ему хватит мужества принять свое предназначение.

«Я - один из Четырех».



Глава XVIII


Воробей шел вдоль берега Лунного озера. Холодные камни обжигали лапы, пронзительный ветер свистел над головой. «Великое Звездное племя, пусть они придут!» - молился целитель.

Вчерашний визит в Звездное племя казался Воробью далеким прошлым. После того, как днем Львиносвет рассказал о пророчестве Огнезвезду и другим, Воробья не оставляло ощущение, будто брат ударом лапы пустил под откос всю их старую жизнь. Теперь уже ничто не будет прежним. Слова Листвички снова и снова звучали в его ушах: «Вы рождены, чтобы спасти племена». Надежда расцвела в сердце Воробья, и даже гнев на Белку и Листвичку, так долго терзавший его, стал потихоньку отступать.

На гребне холма громко захрустела галька.

- Осторожнее! - прошипел знакомый голос Пустельги.

- Прости.

По камням прошуршала шерсть, потом послышалось громкое пыхтение, словно кто-то с трудом перелезал через гребень горы.

Воробей бросился вперед, поскальзываясь на мокрой гальке.

- Ивушка, это ты?

- Мы все тут, - отозвался тихий голосок целительницы. - Мотылинка передает тебе привет.

- Ты почему не дождался нас у ручья, проказник? - проворчал Пустельга, спрыгивая на берег. - Мы только время потеряли, ожидая тебя!

- Я… я не был уверен, что вы придете, - смутился Воробей.

- Мы же сказали, что придем! - проскрипел Перышко, с трудом переводя дыхание. Воробей почувствовал, что лапы старика ноют от долгого перехода.

- Из-за вас мне пришлось оставить лагерь, полный чихающих и кашляющих котов, - не унимался Пустельга, отряхивая мокрую шерсть. - Как дохнуло холодом, так сразу и болезни начались!

- Что-то серьезное? - всполошился Перышко.

- Слава Звездному племени, пока только кашель да сопли, но все равно ничего хорошего нет, - вздохнул Пустельга. - Ну да ничего, я оставил Белогрудку присмотреть за моей кладовой. Она умница, и горло умеет лечить и травы назубок знает.

Ивушка поскребла лапкой по гальке.

- Почему бы тебе не взять ее в ученицы?

- Если Сумрачный лес одержит победу. Пустельге уже не понадобится ученик! - нетерпеливо перебил ее Воробей.

Ивушка тихо ахнула.

- О чем ты говоришь?

- Наши враги нашли способ покидать Беззвездный край, - сказал Воробей.

- Они могут проникнуть на нашу территорию? - пролепетала Ивушка.

- Значит, это были они! - воскликнул Перышко, царапнув когтями по камню. - Это воины Сумрачного леса по ночам ходили по нашей земле! - со страхом прошептал он.

- На только по вашей, они побывали на территориях всех племен, - поправил Воробей. - Искали лучшие места для нападения. Теперь нужно со дня на день ждать вторжения.

- Мы сумеем дать отпор этим поганым мертвецам! - прорычал Пустельга.

Сердце у Воробья подпрыгнуло в горло. Ему предстояло открыть самое страшное.

- Среди них не только мертвецы, - тихо сказал он. - В Сумрачном лесу тренировались наши соплеменники. И многие из них готовы обратиться против своих племен в день битвы.

Над озером повисла мертвая тишина.

- Но как… - пролепетала Ивушка.

- Они попадали в Сумрачный лес во сне, подобно тому, как мы посещаем Звездное племя, - ответил Воробей, стараясь не обращать внимание на ужас, охвативший целителей. Они должны были узнать всю правду.

- В племени Ветра нет предателей! - прорычал Пустельга.

- Большинство этих несчастных не понимает, что творит, - вздохнул Воробей. - Вожаки Сумрачного леса ловко заплели им мозги. Наши воины искренне верят, что остаются верны своим племенам. Они уверены, будто Звездолом и его подручные тренируют их по доброте душевной, чтобы помочь еще лучше служить соплеменникам.

- Большинство? - повторила Ивушка. - А… другие?

Воробей выпустил когти.

- А другие хотят победы Сумрачного леса.

- Ничего, с горсткой предателей мы справимся, - прорычал старый Перышко.

- Надеюсь, - мрачно процедил Воробей. - Только имей в виду, что Звездолом грозит убить всякого, кто посмеет предать его. И потом, как отделить своих от чужих в страшной битве, в которую будут вовлечены все четыре племени? - Воробей в смятении отошел к кромке озера. - Кровь прольется в каждом племени. - Он повернулся к целителям, уставился на них своими огромными незрячими глазами. - Звездоцапу было предназначено стать нашим губителем. Он несет смерть нашим племенам.

- Что же мы можем сделать? - прошептала Ивушка.

Воробей сел на берег.

- У Звездоцапа свое предназначение, а у меня - свое. Мне было предсказано остановить его.

- Но как? - шагнул к нему Перышко.

- Пока не знаю, - честно ответил Воробей.

Он сделал свое дело - снова собрал целителей вместе и предупредил их. Теперь они смогут открыть глаза своим предводителям. Но достаточно ли этого для спасения?

- Звездное племя защитит нас! - выпалила Ивушка.

- Звездное племя распалось, - горько напомнил Пустельга.

Воробей вцепился когтями в камни, пытаясь подавить приступ страха, холодной жабой замершего у него внутри.

- Звездное племя напугано еще сильнее, чем мы, - тихо выдавил он. - Они больше не видят нас и не могут нам помочь.

Он услышал, как Ивушка тихо охнула.

- Но как же мы сможем победить Сумрачный лес без помощи предков?

«Когда все кругом позакрывали глаза, мы даровали острое зрение слепому коту, - вдруг зазвучали у него в ушах загадочные слова Полночи. - Тебе дано видеть больше других, маленький лекарь, но ты должен научиться смотреть вглубь». Следом он услышал голос Ежевики: «Ты уже знаешь ответ».

Воробей встрепенулся.

- Огнехвост объединил нас! - воскликнул он. - Теперь моя очередь объединить Звездное племя!

- Но как? - спросил Перышко, кольцом изогнув хвост.

- Я заставлю их увидеть, какая опасность грозит им всем!

Воробей резко повернулся и опустил нос в ледяную воду Лунного озера.

В тот же миг перед ним развернулся мир, полный света и красок. Воробей стоял на поросшем травой холме, тяжелые черные тучи висели над его головой. Прямо перед ним расстилались исхлестанные ветрами луга, в долинах зябко дрожали облетевшие деревья. В охотничьи угодья Звездного племени пришла пора Голых деревьев.

- Где же солнце? - проклацала зубами Ивушка. Капли воды капали с ее носа.

Из высокой травы вышел Пустельга. Он не произнес ни слова, но его вытаращенные глаза говорили сами за себя.

- Что дальше? - спросил Перышко.

- Идите к своим предкам и приведите их сюда, - попросил Воробей.

Ивушка посмотрела на мутную реку, петлявшую среди полей. Перышко повернулся к темному лесу, а Пустельга уставился на подернутые сырым туманом пустоши.

- Сможете? - спросил Воробей, не сводя глаз с верхушек могучих дубов, обозначавших территорию Грозовых котов.

- Я приведу всех, кого разыщу! - пообещал Перышко и решительно заковылял вниз.

Пустельга молча бросился в сторону пустошей.

- А ты, Ивушка? - спросил Воробей, видя, что маленькая целительница не трогается с места.

- Воины Сумрачного леса могут и сюда прийти? - тихо спросила она, помахивая хвостом.

- Пусть попробуют! - оскалился Воробей. - Мы их не пустим!

Ивушка бросила на него испуганный взгляд, потом решилась и побежала к реке.

Воробей направился в лес. Вскоре он заметил белую шерсть, мелькавшую за стволами деревьев. Буран! Белоснежный воин охотился в мокром подлеске. Когда шустрая мышка выскочила из-под корня дерева в хвосте от морды охотника. Буран прыгнул и, прихлопнув дичь меткой лапой, громко заурчал от удовольствия.

Воробей вышел из тени.

- Приятно видеть, что у вас еще осталась дичь.

Буран стремительно обернулся и даже выронил мышь от удивления.

- Воробей? Привет.

- Идем со мной, Буран. Честное слово, это очень важно, - попросил Воробей, глядя в глаза белому коту. - Мы должны собрать Звездное племя.

- Всё? - поинтересовался Буран.

- Это уж как получится, - ответил Воробей. - Но чем больше котов придет, тем лучше.

- А как же границы?

- Другие целители соберут своих соплеменников, - бросил Воробей и пустился трусцой по тропинке, ловко уворачиваясь от колючих веток ежевики.

- Но ведь Звездное племя велело тебе держаться подальше от других целителей… - растерянно пролепетал Буран.

- Угу, - отмахнулся Воробей, подбегая к мокрым папоротникам, за которыми виднелась крапчатая кошачья шерсть, мерно вздымавшаяся и опадавшая в такт сладкому похрапыванию. - Гусохвост!

Старый целитель поднял голову и вскочил.

- Что? Где? Никак настало полулуние?

- Идем с нами, - позвал Воробей. - Мы собираем племя.

- Чего это он? - спросил Гусохвост, покосившись на Бурана. - Что творится?

Буран только плечами пожал.

- Идем! - бросил Воробей, убегая. Взбежав на холм, он увидел Солнцезвезда, неторопливо шествовавшего по тропинке среди плакучих ив.

- Иди с нами! - пропыхтел Воробей, пробегая мимо него. У него не было времени на объяснения. Вскоре трава под его лапами сменилась мокрой глиной, а высокие зеленые папоротники уступили место зарослям орляка. - Белоснежка!

Беленькая кошка весело гонялась по полянке, подбрасывая лапами опавшие листья. Заметив Бурана, Гусохвоста и Солнцезвезда, бегущих следом за Воробьем, она остановилась и вытаращила глаза.

- Эй, вы куда? И зачем?

- Присоединяйся! - бросил на бегу Воробей, ныряя в заросли ежевики.

- Синяя Звезда!

Предводительница глодала тощую полевку в тени увядшего можжевельника. Завидев патруль, она мгновенно вскочила и со всех лап кинулась к товарищам.

- Куда идем? - Глаза Синей Звезды просияли от любопытства.

- Скоро узнаешь!

Воробей спрыгнул в овраг, шедший через весь лес. Поднимаясь на другую сторону, он обернулся и поразился, увидев, как вырос его отряд. Оказывается, к ним уже успели присоединиться Белогривка, Ветренница и мрачный Змеезуб. Воробей преодолел последние хвосты, отделявшие его от вершины, и заметил впереди знакомую косматую фигуру, прячущуюся в тени куста.

- Щербатая! - окликнул Воробей. Янтарные глаза старухи подозрительно сощурились. - Идем с нами!

- Что это ты затеял, негодник? - оскалилась старая кошка.

- Я собираю Звездное племя! - ответил Воробей, останавливаясь перед ней.

- С какой стати мне идти следом за всякими олухами? - фыркнула Щербатая. - Меня Звездное племя умом не обделило… в отличие от некоторых!

- Ну и сиди тут! - с досадой всплеснул хвостом Воробей. - Упрашивать не стану! Очень надо время на тебя тратить.

Он помчался дальше, Грозовые коты за ним. Вскоре впереди показался просвет, и вот уже коты дружной вереницей выбежали из чащи на опушку. Перед ними возвышался крутой склон холма.

Воробей прыгнул в папоротники и повел свой отряд наверх. Теперь они были не одни. Со всех сторон по холму неслись коты, их было больше, чем Воробей мог себе представить, больше, чем он надеялся увидеть, и сердце жарко забилось в его груди. Они пришли!

Воробей увидел серую Ивушку, несущуюся во главе длинной цепи Речных воителей. И косматого Пустельгу, который выбегал из долины, а за ним, как стая скворцов, торопились быстроногие воины Ветра.

Лапы Воробья горели огнем от долгого бега, но надежда гнала его вперед. На вершине холма он остановился, обернулся - и вновь поразился морю котов, занявших все склоны.

Запыхавшийся Пустельга остановился рядом с Воробьем.

- Нужно открыть им глаза!

Ивушка плюхнулась рядом, тяжело дыша. Бока ее вздымались от усталости. Старый Перышко последним вскарабкался наверх и даже крякнул от изумления, увидев, сколько котов столпилось внизу.

- Щербатая тоже явилась, - прошептала Ивушка на ухо Воробью. И правда, клокастая старуха стояла в стороне от остальных, с отвращением кривя губы.

- Звездное племя! - воскликнул Воробей, выступив вперед. - Слушайте!

- С какой это стати? - взвыла Щербатая. - Не тебе говорить, не нам тебя слушать, пиявка ты этакая! Мы наделены мудростью веков, а у тебя в голове только ветер, да детская дурь!

- Помолчи! - резко шикнул на нее Солнцезвезд. - Или уходи, или дай нам послушать!

Щербатая прижала уши, но не тронулась с места.

- Выслушайте меня! - снова начал Воробей. - Щербатая права, я молод. Да, я младше всех вас…

Крохотный Мошка громко фыркнул и замахал хвостиком.

- То есть, младше большинства, - быстро поправился Воробей, проклиная свое косноязычие. - Но я знаю то, чего не знаете вы. Вам всем грозит страшная опасность! И не только вам, но и всем племенам, в которых вы когда-то жили и которые клялись охранять. Вы знаете, что Сумрачный лес поднял голову. Он набирает силы, а вы слабеете. Вы видите это в облетевших деревьях, в опавших листьях, скрывших зелень ваших лугов, и в тяжелых тучах, скрывших ваше солнце. - Воробей обвел взглядом обращенные к нему глаза, надеясь, что ему удалось достучаться до сердец слушателей. - Мы должны выступить против Сумрачного леса и сразиться с ним. Но мы не сможем победить, если, как трусливые мыши, разбежимся по своим норам! Выбор невелик - либо сражаться вместе, либо пасть поодиночке!

- Но как победить врага, у которого есть власть устроить Голые деревья в Звездном племени? - громко спросил Клок Кометы.

Глаза Темноцветик испуганно округлились.

- Они сильнее нас…

- Когда мы посылали вам пророчество Трех, мы и подумать не могли, что Сумрачный лес станет настолько могущественен! - сказал Солнцезвезд.

- Но теперь их не Трое, а Четверо, - воскликнула Синяя Звезда, отталкивая плечом своего предшественника. - Древние послали нашей Троице союзника, с которым они смогут выстоять против любого врага.

- Но мы до сих пор не знаем, кто этот Четвертый, - вздохнул Воробей, виновато взъерошив загривок.

- Неужели вы еще не догадались? - с улыбкой склонила голову Синяя Звезда.

Воробей насупился.

- Вы не первые, кому было послано пророчество, - продолжала Синяя Звезда. - Очень давно мне было обещано, что огонь спасет мое племя. Но даже тогда Грозовое племя не нуждалось в спасении так, как сейчас.

«Огонь в камышах… Горит и не сгорает».

Синяя Звезда кивнула, словно подслушала мысли Воробья.

- Позови его, - тихо попросила предводительница. - Он должен знать, что впереди.

Воробей подпрыгнул и бросился бежать вниз по склону. Кубарем скатившись в долину, он остановился и зажмурился. Его соплеменники крепко спали в своих платках, и Воробей окунулся в их сны, ища того, кому от начала времен было суждено спасти свое племя.

- Сдавайся, лисье сердце!

- Никогда!

Воробей очутился в гуще битвы. Он стоял на гладком камне, множество таких же высоких серых валунов высились вокруг него, простираясь до самых сосен. Прямо перед ним коты шипели и бросались друг на друга, вздымая тучи пыли. В самом центре сражения мелькала огненно-рыжая шерсть.

- Огнезвезд!

Предводитель Грозовых котов боролся с коричневым котом из Речного племени.

- Нагретые камни никогда не будут вашими! - прохрипел он, отбрасывая противника сильным ударом задних лап. Речной кот с визгом покатился по камням. Воробей невольно залюбовался своим предводителем - сейчас его мышцы играли молодой силой, а ясные зеленые глаза горели жарким огнем битвы.

- Огнезвезд! - снова позвал Воробей, уворачиваясь от дерущихся.

Предводитель замер, потом обернулся.

- Пойдем со мной! - взмолился Воробей, подскакивая к нему.

- Зачем? - моргнул Огнезвезд.

- Пророчеству нужен Четвертый.

- Что?

Воробей нетерпеливо взмахнул хвостом.

- Когда я был в горах, Клан Бесконечной Охоты открыл мне, что пророчество исполнится только если мы найдем Четвертого кота. Недавно Мотылинка показала мне знак: огонь, пылающий в камышах Речного племени. Это ты, Огнезвезд! Ты - Четвертый!

Огнезвезд задумчиво склонил голову к плечу.

- Значит, огню снова суждено спасти племя, - прошептал он. - Хорошо. Что я должен сделать?

- Просто иди за мной! - попросил Воробей и, ловко лавируя между дерущимися котами, побежал к краю скалы.

Огнезвезд в два прыжка догнал его.

- Куда мы идем?

- Увидишь, - пропыхтел Воробей. Сделав глубокий вдох, он зажмурился и прыгнул со скалы. Порыв воздуха ударил ему в нос, ветер засвистел в ушах - а потом его лапы коснулись травы. Огнезвезд приземлился рядом и изумленно огляделся. Они стояли на вершине поросшего травой холма, за спинами целителей. Внизу замерло в ожидании Звездное племя.

- Они должны тебя увидеть, - прошептал Воробей.

- Зачем?

- Затем, что пророчество наделило тебя силой звезд. Твоя жизнь спасет племена. - Воробей обвел взглядом бесконечные ряды Звездного воинства. - Вы должны еще раз пойти за мной! - громко объявил он. - Я хочу, чтобы вы увидели это своими глазами!

Взмахнув хвостом, он снова бросился вниз по склону, но на этот раз не в боевой сон Огнезвезда, а в глухой Сумрачный лес, где гниющие на корню кусты липли к голым стволам деревьев, и зловещий полумрак поглощал свет.

Воробей направился в чащу. Огнезвезд шагал рядом с ним, сзади растянулось притихшее Звездное воинство. Воробей слышал за спиной их негромкое перешептывание.

- Как могут воины жить в такой тьме?

- Что за вонь!

- Это не земля, а сплошная топь!

Когда из-за деревьев донесся боевой клич, Воробей остановился.

- Смотрите!

Темные тени мелькали в чахлом подлеске. Дикие вопли неслись из темноты. Один голос звучал громче других.

- Вонзи когти ей в хребет и рви до самой глотки!

Внезапно перед ними появилась Кленовница. На глазах оцепеневшего Звездного воинства, невидимого для Беззвездного края, она тяжелым ударом отшвырнула прочь тощего серого кота.

Из-за деревьев вышел Звездолом.

- Неужели Бесхвостый так и не освоил смертельный удар? - Он мрачно посмотрел на трясущегося кота, хлюпавшего разбитым в кровь носом. Потом подскочил к пестрой кошке и что было силы впился когтями в ее шкуру, пустив кровь. Несчастная завизжала от боли. - Не будь твой противник таким никчемным слабаком, ты бы давно стала падалью! Учитесь, не покладая лап, вторжение состоится уже совсем скоро! Тренируйтесь, мои воины, я хочу, чтобы вы перебили столько котов, сколько птиц в лесу!

- Где тут солнце? - испуганный писк Мошки звонким эхом облетел темные деревья.

- Тише, милый, - промурлыкала Белогривка, обвивая его хвостом.

Прячась в тень, как робкая дичь, Звездные воители устремились в обратный путь. Огнезвезд, опустив голову, брел рядом с Воробьем.

- Как же мы сможем одолеть такое зло? - прошептал он.

- Пророчество обещает нам победу, - ответил Воробей, вновь почувствовав тепло солнечных лучей на своей шерсти. Лес стал редеть, и вскоре Звездное племя уже вышло на свои угодья.

- Мы вернулись! - запищал Мошка, прыгая по холму. Он обернулся на Воробья и удивленно вытаращил глазенки. - Ты зачем водил нас смотреть на этих ужасных котов?

Синяя Звезда подошла к своему малышу и ласково потерлась подбородком о его макушку.

- Мы должны знать, с кем нам предстоит сражаться.

Огнезвезд выпрямился и посмотрел на Звездное племя, сидевшее вокруг него.

- Теперь, когда вы увидели наших врагов и своими ушами услышали их угрозы, ответьте - устрашитесь ли вы сразиться с ними?

- Никогда! - поднял шерсть Клок Кометы.

Воробей увидел, как в глазах Звездных воинов засверкала решимость.

- Вы будете сражаться вместе, забыв о границах, разделяющих вас?

- Такое зло нельзя одолеть поодиночке, - воскликнула Синяя Звезда.

- А как же мы разберемся, кому можно доверять, а кто нас за нос водит? - подозрительно сощурилась Щербатая.

- Верьте мне, - сказал Огнезвезд. Его рыжая шерсть вспыхнула огнем. - И друг другу.

- Но как мы могли позволить этому злу превратиться в угрозу всему живому? - прорычал Клок Кометы. - Нужно было уничтожить Сумрачный лес в зародыше, до того, как он набрал такую силищу! Ведь в наших лапах всегда была сила звезд!

- Нет, - покачал головой Воробей. - Бесполезно спорить с судьбой. Победить Сумрачный лес было суждено мне. И Огнезвезду.

Рыжий предводитель мрачно кивнул.

- Я - Четвертый! - громко сказал он. - Теперь пророчество исполнится!

Воробей открыл глаза и увидел перед собой привычную тьму. Холодная вода Лунного озера плеснула ему в нос. Рядом с ним просыпались Пустельга, Перышко и Ивушка. Он слышал, как они заскребли когтями по камням, поднимаясь на ноги.

Кровь стучала в ушах Воробья. Все тело ломило от беготни и долгого путешествия.

- Звездное племя объединилось, - сказал он, с трудом поднимаясь. - Теперь нам предстоит собрать земные племена. Нужно открыть им правду.

Перышко царапнул когтями по камню.

- Давайте приведем всех на остров Совета!

- Но ведь мы не знаем, кому можно доверять, а кому нет, - напомнила Ивушка. - В наших племенах есть предатели, служащие Сумрачному лесу.

- Но предводителям-то мы можем довериться? - хлестнул хвостом Пустельга.

Воробей кивнул.

- Я приведу Огнезвезда.

- А я - Невидимую Звезду!

- Я приду с Однозвездом.

Воробей почувствовал, как пламенная решимость закалила сердца целителей. Теперь он был уверен, что они ни за что не отступят.

- Встретимся в полдень, - решил он. - Расскажем предводителям всю правду и убедим их, что только объединившись мы сможем победить.



Глава XIX


- Яролика окотилась! Визг Маковки разбудил Голубку. Она выскочила из своего гнездышка и птицей выпорхнула на поляну. Каменные стены оврага искрились каплями росы. Верхушки деревьев окутывала пелена тумана, сырой воздух был напоен горечью Листопада. Из всех палаток выглядывали любопытные кошачьи глаза.

Белохвост расхаживал перед детской, а вездесущая Кисточка уже ковыляла через поляну на негнущихся старых лапах.

- Сколько? - первым делом поинтересовалась она.

- Трое! - на ходу выпалил Белохвост. - Два мальчика и девочка. - Он с тревогой покосился на ежевичные стены детской, откуда высунулась голова Воробья. - Что? Как она?

У Голубки похолодело в животе. Все знали, что Яролика слишком стара, чтобы иметь котят.

- Лучше всех! - промурлыкала Пеплогривка. - Иди, сам посмотри.

Голубка подбежала к Кисточке.

- Это первая хорошая новость за долгое время!

Старуха покачала хвостом.

- Лучше бы Огнезвезд отослал ее котиться за границы племен, - вздохнула она. - Там было бы безопаснее.

- Безопаснее? - удивленно переспросил Крутобок. - Да вы что, несвежих мышей переели? Разве для королев и котят может быть место безопаснее, чем детская в лагере племени?

Неугомонная Кувшинка ужом выползла из детской. Ее глазенки решительно заблестели.

- Меня никто никогда не выгонит из моего лагеря!

- Конечно, глупышка, - промурлыкала Голубка, обнимая ее хвостом. - Кто же посмеет прогнать такую храбрую малышку? Грозовое племя бережет своих котят. Они - сердце и кровь нашего племени. - Она легонько подтолкнула Кувшинку в сторону воинской палатки. - Беги, расскажи Медунице о котятах!

Огнезвезд бодро сбежал на поляну, Песчаная Буря едва поспевала за ним. Обогнув Дыма и Белку, предводитель остановился возле Крутобока.

- Ну, сколько? - спросил он, пытаясь заглянуть сквозь ветки детской.

- Трое, - промурлыкал Крутобок, пихая друга плечом. - Рад? Ты всегда таял при виде котят, старина.

Песчаная Буря отвела глаза.

- Жаль, что у нас было только двое…

- Эти котята появились на свет в тяжелое время, - прикрыл глаза Огнезвезд. - Близится время битвы.

- Этого мы пока не знаем, - оборвал его Крутобок.

- Да нет, знаем, - покачал головой Огнезвезд. Рычание заклокотало в его горле. - Это случится со дня на день.

- Откуда такая уверенность?

- Этой ночью я видел сон.

Крутобок открыл пасть, чтобы задать вопрос, но тут из детской выбежал Белохвост. Глаза его сияли, лапы приплясывали на месте.

- Они такие шустрые! - захлебываясь, замурлыкал он. - Ростом с коготок, а уже дерутся за теплое местечко под материнским животом!

Колючая изгородь всколыхнулась, на поляну вышел Воробей. Огнезвезд мгновенно отвернулся от детской и направился к нему, бросив через плечо Крутобоку:

- Скажи Яролике, что я счастлив принять в Грозовое племя ее чудесных малышей.

Кисточка тяжело вздохнула.

- Хорошо, что у нас такой предводитель, как Огнезвезд, - пропыхтела она, с кряхтением садясь на землю. - Его храбрости и силы хватит на всех нас.

- А помнишь, старая, как ты шипела, когда Синяя Звезда привела его в наше племя? - шутливо пихнул ее плечом Крутобок.

Голубка посмотрела вслед предводителю, который вместе с Воробьем отошел в тень Каменного карниза. Конечно, всем было известно, что предводитель Грозовых котов родился в гнезде в Двуногих, но разве можно поверить, будто этот покрытый шрамами воитель когда-то был капризным домашним котиком?

- Неправа была, что ж тут такого? - вздохнула старуха. Глаза ее задумчиво потемнели. - Интересно, знала ли Синяя Звезда, что этот рыжий станет нашей главной надеждой?

- Наверное, она сейчас смотрит на нас с небес, - сказал Крутобок, поднимая глаза.

- Голубка, позови Львиносвета! - разнесся над поляной громкий голос Огнезвезда. Сердце Голубки затрепетало от волнения, не чуя под собой лап она бросилась к воинской палатке.

- Львиносвет! Огнезвезд нас зовет!

Золотистый воин заворочался и высунул нос из-под лапы.

- А? Что случилось?

- Ничего. Воробей только что вернулся с Лунного озера, а Огнезвезд ведет себя так, будто битва вот- вот начнется.

Львиносвет опрометью выскочил из палатки на поляну, Голубка помчалась за ним. Подбежав к Огнезвезду, она увидела, что Воробей широко зевает.

- Ты совсем устал, - прошептала Голубка. - Тебе нужно поспать.

- Верно, - кивнул Огнезвезд. - До полудня еще много времени.

- А что будет в полдень? - насторожил уши Львиносвет.

- В полдень мы встречаемся на острове Совета со всеми предводителями и целителями, - ответил Огнезвезд. - Воробей объединил Звездное племя. Теперь мне предстоит объединить все племена.

- Огнезвезд - Четвертый, - зевнул Воробей. Он едва держался на лапах от усталости, но его незрячие глаза сияли ярче звезд.

«Огнезвезд!» - ахнула про себя Голубка.

Львиносвет высоко поднял хвост.

- Голубка, ты оказалась права, когда сказала, что нужно искать кота, жизнь которого тоже была отмечена пророчеством.

Глаза Огнезвезда потемнели.

- Надеюсь, этого будет достаточно, чтобы спасти всех.

***

Лучи солнца пронизывали листву, бросая пестрые блики на землю.

Воробей продолжал отчаянно зевать, видимо, краткого сна ему оказалось недостаточно. Голубка шла позади всех, и в животе у нее все сжималось от волнения. Она уже успела привыкнуть к ощущению нависшей опасности, но внезапно битва оказалась близка, как никогда. Она уже почти слышала вопли воителей и чувствовала на языке соленый привкус крови.

- Белка! - Львиносвет остановился и втянул в себя воздух. Шустрая серая тень мелькнула в ветвях над их головами.

- К нашему возвращению эта попрыгунья станет добычей, - улыбнулся Огнезвезд. - Ежевика сегодня распорядился выслать в лес дополнительные отряды охотников. Сейчас племени нужно есть досыта.

Вслед за старшими воителями Голубка побежала через лес, петляя среди деревьев. Теплое солнце разогнало туман над озером, тихая гладь воды сияла, как рыбья чешуя. Спрыгнув на берег, Голубка полной грудью вдохнула ароматы леса и холодной осенней воды. Потом, встрепенувшись, бросилась догонять товарищей, шумно разбрасывая лапами гальку.

До дерева, перекинутого на остров, она прибежала совсем без сил. Огнезвезд быстро взглянул на нее и кивнул на берег, предлагая немного отдышаться. Голубка плюхнулась на землю рядом с Львиносветом и стала смотреть, как предводитель и целитель идут по мосту на остров.

- Теперь ты, - подтолкнул ее Львиносвет. С усилием поднявшись, Голубка вскочила на толстый ствол, впилась когтями в кору и осторожно перебралась на другой берег.

Остров был пуст. Львиносвет, перебежавший следом за Голубкой, остановился и огляделся, помахивая хвостом. Воробей и Огнезвезд молча уселись под дубом и стали ждать, а нетерпеливая Голубка лихорадочно забегала вокруг. Она успокоилась, только когда на краю поляны зашуршала высокая трава, и из нее вышел Однозвезд. Следом за ним семенил Пустельга.

Предводитель племени Ветра обошел вокруг поляны, намеренно не приближаясь к Грозовым котам.

- Похоже, теперь племенами правят целители! - прошипел он, убедившись, что никто не торопится начинать разговор.

- Они уже знают то, что скрыто от нас, - ответил Огнезвезд.

Пустельга уселся рядом с Воробьем.

- Мы видели нашего врага, - твердо произнес он, подняв глаза на своего предводителя. - А ты - нет.

- Это лишь вопрос времени, - мрачно добавил Огнезвезд.

Львиносвет, насторожив уши, обнюхал траву на краю поляны.

- Здесь пахнет племенем Теней.

- Возможно, они остались с прошлого полнолуния? - покосился на него Однозвезд.

- Возможно, - не стал спорить Львиносвет и направился к своему предводителю. Голубка отодвинулась, уступая ему место.

Через несколько мгновений она насторожила уши и прислушалась. Так и есть, Речное племя на подходе. Голубка узнала шаги Невидимой Звезды, Ивушки и Мотылинки. Кошки только-только подходили к мосту, перекинутому через озеро, а Чернозвезд и Перышко уже пробирались сквозь густую траву на острове. Голубка зажмурилась и послушала, что творится вокруг. Лагерь Речного племени жужжал, как растревоженный улей, а воины племени Теней, как скворцы, трещали за стеной колючей ежевики. Она мысленно переместилась в племя Ветра и прислушалась к встревоженному шепоту, летевшему над пустошами.

- Не стоило им идти одним!

- Что Огнезвезд затевает на этот раз?

- Наверняка, это ловушка!

- Огнезвезд - благородный воин!

- Да брось! Он спит и видит, как захватит власть над всеми племенами! Он всю жизнь об этом мечтает.

Голубка покачала головой. Воины Ветра боялись… Огнезвезда! Сумрачный лес со дня на день обрушится на их пустоши, в их собственном племени полно предателей, а они пугают друг друга сказками о кровожадном и властолюбивом Огнезвезде!

«Мышеголовые глупцы! Он - ваша главная надежда!»

Чернозвезд вышел на поляну. Перышко гордо выступал следом.

Взор предводителя племени Теней посуровел, когда он увидел Львиносвета.

- Огнезвезд! - взревел он. - Зачем ты привел с собой воинов?

Огнезвезд крепче обвил хвостом лапы.

- Наберись терпения, Чернозвезд, - спокойно ответил он. - Я все объясню, когда придет Невидимая Звезда.

Чернозвезд обернулся, услышав шорох папоротников. На поляну вышла Невидимая Звезда.

- Ивушка заставила меня прийти сюда, - недовольно проворчала она. - Говорит, будто воины Сумрачного леса собираются напасть на наши племена. - Глаза предводительницы недоверчиво сощурились. - С ума она сошла, что ли?

Из травы вышли Мотылинка и Ивушка.

- Не забывай, что Ивушка раньше никогда не ошибалась, - сухо напомнила предводительнице Мотылинка. - Мне кажется, тебе стоит прислушаться к ней.

- Но разве мертвые могут угрожать живым? - в недоумении воскликнула Невидимая Звезда, останавливаясь посреди поляны. - Чепуха какая-то!

Чернозвезд мрачно сверкнул глазами.

- Перышко говорит, будто они сумели найти путь в мир живых.

- Это невозможно! - вскричал Однозвезд.

Воробей вскочил, угрожающе покачивая хвостом.

- Как вы смеете сомневаться в своих целителях? - зашипел он, гневно глядя на предводителей. - Неужели вы думаете, что мы вам лжем? Все вместе?

Невидимая Звезда смущенно потупилась. Однозвезд прижал уши, а Чернозвезд ответил за всех:

- Звездное племя и Сумрачный лес от начала времен были недосягаемы для мира живых. Трудно поверить, когда тебе говорят, будто теперь мы оказались втянуты в войну между ними!

- Речь уже не идет только о войне между ними, - подал голос Огнезвезд. - Сумрачный лес хочет уничтожить наши племена. Мы должны объединиться против него.

- Ага, так вот зачем ты привел с собой воинов! - насмешливо воскликнул Однозвезд. - Чтобы силой заставить нас присоединиться к тебе?

- Я привел их сюда потому, что они - избранники Пророчества, - спокойно объяснил Огнезвезд, делая вид, будто не замечает злобного оскала Однозвезда. - Много лун тому назад мне было открыто, что среди моих потомков будут избранники, наделенные силой звезд. Тогда я не понял, что это означало, но сейчас все стало ясно. - Он кивнул в сторону Воробья, Львиносвета и Голубки. - Время пришло. Вот они, избранники - кровь моей крови. Каждый из них наделен особым даром, который позволит исполнить Пророчество.

Чернозвезд прижал уши и оскалился.

- Что это за дары?

Львиносвет поднял голову, смело посмотрел в глаза предводителю воинов Теней.

- Я непобедим в бою.

- А я слышу мысли других котов и могу проникать в их сны, - сказал Воробей.

Голубка задохнулась от волнения, когда взоры предводителей обратились на нее.

- А я… я слышу то, что происходит далеко-далеко от меня.

- Как это? - коротко спросила Невидимая Звезда.

Голубка повесила хвост. Ее допрашивали, как виноватую!

- Если я захочу, то могу услышать, что сейчас творится в ваших племенах…

- Шпионка! - грозно распушилась Невидимая Звезда.

- Неправда! Я никогда так не делала!

- Неужели? - оскалился Чернозвезд.

- Вы что, совсем ничего не понимаете? - воскликнул Львиносвет, загораживая собой Голубку. - Эти силы даны нам для защиты племен!

- Мы были избраны, чтобы спасти племена, а не погубить их, - поддержал его Воробей.

Чернозвезд обошел вокруг Львиносвета, меряя его оценивающим взглядом.

- Значит, ты у нас непобедимый? - недоверчиво протянул он. - Помнится, несколько дней назад наш Крысобой так тебя подрал, что любо-дорого было посмотреть.

- Потому что я позволил ему это сделать! - огрызнулся Львиносвет, расправляя плечи. Мышцы угрожающе заходили под его шерстью.

Чернозвезд попятился назад и покосился на Огнезвезда.

- И ты думаешь, мы поверим тебе на слово? - проворчал он. - С чего бы это?

- И почему ты говоришь нам об этом только сейчас? - сощурился Однозвезд. - Ведь пророчество, по твоим словам, было дано очень давно?

- Потому, что раньше говорить было не о чем! - огрызнулся Огнезвезд. - А теперь пришло время.

- Пришло, значит? - выпустил когти Чернозвезд. - Скажите на милость!

Ивушка подошла к Голубке и тихонько дотронулась носом до ее плеча.

- Ты можешь услышать, что сейчас происходит в Сумрачном лесу? - шепотом спросила она.

Голубка неуверенно посмотрела на нее.

- Я… не знаю.

- Может, попробуешь?

Голубка кивнула и так напрягла уши, что кончики заныли.

Чернозвезд подозрительно уставился на нее.

- Что это она делает?

- Она покажет вам наших врагов.

У Голубки перехватило горло. Справится ли она? Что если дар подведет ее? Собравшись, она стала прослушивать земли, лежавшие вокруг озера. Вскоре ее оглушило бормотание воителей всех племен; каждое слово и движение, словно волна, ударялось о ее барабанные перепонки, но Голубка продолжала прислушиваться, простирая свой слух за пределы племен, в область сплошного мрака за границами. Она стала дышать медленнее, расслабилась и полностью открылась тому, что лежало за тьмой.

Издалека донесся пронзительный вой. Напрягшись, Голубка сосредоточилась на нем и направила свой слух в ту сторону, откуда доносился звук. Она невольно охнула, когда вдруг увидела перед собой расплывчатую массу серых деревьев. Звуки леса превращались в зрительные образы у нее в голове, и чем дальше забиралась Голубка, тем ярче и четче становились картины.

Чахлый подлесок серыми кучами подступал к деревьям. Призрачный свет заливал пространство между стволами. Посмотрев вверх, Голубка увидела сплошную тьму. На эти небеса никогда не заглядывали ни звезды, ни луна.

Беззвездный край!

- Я… добралась.

- Ты слышишь, что там происходит? - ахнул Однозвезд.

- Не мешай ей! - остановил предводителя Перышко. - Не спугни.

- Вы что, всерьез рассчитываете, будто мы поверим в эти фокусы? - взревел Чернозвезд. - Да где это видано, чтобы обычная кошка проникала мыслями в Сумрачный лес?

Мотылинка неторопливо встряхнулась, в воздухе запахло целебными травами.

- Если я не ошибаюсь, вы верите, что ваши звездные предки днем и ночью наблюдают за вами с небес, - спокойно заметила она. - Почему бы живым не делать то же самое?

- Цыц! - шикнула Невидимая Звезда, с тревогой глядя на дрожавшую от напряжения Голубку.

Еще через несколько мгновений та услышала оглушительный вопль.

- Глубже! Всади ему когти прямо в мышцу! Пусть боль, как огонь, пропечет его до костей!

Голубка переключила внимание на источник голоса. Вскоре из темноты проступила фигура покрытого шрамами кота с рваным ухом. Душераздирающий визг взлетел к слепым темным небесам. Так вот куда Искра отправлялась каждую ночь… У Голубки разболелось сердце.

- Они тренируются перед битвой, - бесстрастным голосом сообщила она.

- Они тренируются каждую ночь, - добавил Воробей.

Ивушка встрепенулась.

- Воины Тьмы жестоки, как псы!

- Они презирают Воинский закон, - прошептал Перышко.

Голубка содрогнулась от оглушительного вопля. Она инстинктивно попыталась отозвать свои мысли из Сумрачного леса и вернуться на землю, но Ивушка прижалась к ней так крепко, что Голубка почувствовала стук ее сердца.

- Не сдавайся, - прошептала маленькая целительница. - Продолжай!

Голубка снова сосредоточилась на покрытом шрамами воителе. Теперь она увидела двух других котов, катавшихся по топкой земле у его лап.

- Забудьте о жалости! - рокотал наставник. - Вам предстоит спустить шкуры со всех котов, живущих по берегам озера!

Голубка во все глаза смотрела на говорившего. Перед ней был могучий широкоплечий кот с тяжелой головой и сильными лапами, кончавшимися кошмарными изогнутыми когтями.

- Она нашла Звездолома, - сказал Воробей.

- Откуда ты знаешь? - спросил Однозвезд.

- Я вижу ее мысли, - ответил слепой целитель. - Он разговаривает со своими соплеменниками.

- И что он говорит? - насторожил уши Чернозвезд.

Голубка заговорила ровным, бесстрастным голосом:

- Перебить жалких воителей, которые, будто мыши, прячутся по берегам озера, будет славной потехой, но когда мы уничтожим Звездное племя… Вот тогда наша месть, наконец, свершится!

Звездолом заурчал от удовольствия, да так громко, что Голубка едва не оглохла. Не в силах выносить этот рев, она поспешно обратила свой слух в другую часть леса.

Щуплая белая кошка, жалобно скуля, вышла из-за деревьев.

- Почему мы должны тренироваться в этом мерзком вонючем лесу? - повторила Голубка ее слова. - Почему мы не можем учиться дома?

- Это… воительница из наших племен? - ахнула Невидимая Звезда, вскакивая со своего места.

- Как воительница может быть в Сумрачном лесу? - прорычал Однозвезд.

Голубка напрягла слух, и вскоре узнала белую кошку. Метелица из Речного племени!

«Нет, я не выдам ее, - решила она. - Бедняжка попала в западню, ее нужно спасти, а не губить».

Голубка встряхнула головой, оторвалась от звуков Сумрачного леса и крепче прижалась к Ивушке.

- Спасибо тебе, Голубка, - раздался у нее над ухом негромкий голос Огнезвезда.

Голубка открыла глаза и с облегчением увидела перед собой знакомый остров.

Невидимая Звезда в страхе смотрела на нее. Однозвезд даже головы не повернул в ее сторону, его взгляд был устремлен на Огнезвезда.

- Как нам остановить их?

- Принять бой! - расправил плечи Огнезвезд.

- И победить! - прорычал Чернозвезд. - Эта падаль не сможет сражаться на наших землях! Мы знаем свои территории, как собственные когти, где им справиться с нами.

- Они… они изучили наши территории, - пролепетала Голубка, вставая.

- Что? - взревел Чернозвезд.

- Они каждую ночь посылали свои патрули на территории племен, чтобы изучить каждый уголок и разведать лучшие места для засад и внезапных атак, - ответила Голубка.

- Откуда ты это знаешь? Тоже подслушала? - осклабился Чернозвезд

- Разве вы не находили незнакомые запахи на своих территориях? - рявкнул Львиносвет, прижимая уши. - Эти следы оставляли воители Сумрачного леса. Поймите же, наконец, что сейчас нам противостоит самый опасный и самый хорошо подготовленный враг, с каким племенам еще не приходилось встречаться!

- Но наряду со следами чужаков мы обнаружили на своей территории запахи соседей, - прошипела Невидимая Звезда.

- Потому что в каждом нашем племени есть воины, которые вступили в воинство Беззвездного края.

- Чепуха! - отрезал Чернозвезд. - Возможно, в Грозовом племени водятся предатели, но воины Теней никогда не изменят своим товарищам!

- Они обманом заманили в свои ряды воинов из всех племен, - мрачно сказал Однозвезд.

- Ты же их видела! - повернулся к Голубке Однозвезд. - Кто они? назови нам этих ничтожных предателей!

Голубка смущенно переступила с лапы на лапу.

- Я… я не могу, - пролепетала она.

Чернозвезд угрожающе приблизился к ней.

- Выходит, ты тоже предательница?

- Нет, разумеется! - воскликнул Огнезвезд, загораживая собой Голубку. - И мы пока никого не можем назвать предателями. Враги обманом заманили наших воинов в свои ряды, а теперь угрозами и страхом удерживают их в Сумрачном лесу. Никто не знает, чью сторону примут эти коты во время битвы.

- Но если мы будем знать, кто из наших воинов оступился, мы сможем присматривать за ними и приготовиться к удару! - возразил дрожащий от гнева Однозвезд.

Впервые в жизни Голубка увидела страх в глазах Невидимой Звезды.

- Мы не сможем спокойно спать, зная, что рядом с нами предатели, - прошептала она. - Назови их нам, Голубка!

- Нечего щадить их, - прорычал свирепый Чернозвезд. - Думать надо было, прежде чем связываться с дохлой падалью, проклятой звездами! Их нужно покарать.

Голубка впилась когтями в землю.

- Я не могу этого сделать, - твердо сказала она. - Огнезвезд прав. Они пока никого не предали.

- Многие из них уверены, будто в Сумрачном лесу они лишь учатся быть хорошими воинами, - устало покачал головой Огнезвезд. - Они даже не подозревают, что их готовят на нашу погибель.

- Мышеголовые шкуры! - прорычал Чернозвезд.

- Несомненно, они мышеголовые, но Огнезвезд прав - они пока не предатели, - взмахнула хвостом Невидимая Звезда. - Лучше быть глупым, чем подлым. До тех пор, пока они не подняли когти на своих соплеменников, мы не должны карать их.

- Многие остаются в Сумрачном лесу только потому, что Звездолом пригрозил убить всякого, кто посмеет предать его, - вставил Львиносвет. - Вы только что видели, какие нравы там царят! Наши соплеменники настолько запуганы, что не смеют ослушаться своих новых вожаков. Поймите, они угодили в западню! В Сумрачном лесу они совершенно беззащитны, никто не спасет их от когтей Звездолома и Звездоцапа… Но есть среди них и те, кто всем сердцем предался злу. В этой битве нам предстоит сражаться против своих соплеменников.

- Или спасти их от власти зла! - воскликнул Однозвезд.

- Так что же нам делать с Сумрачным лесом? - грозно распушил усы Чернозвезд.

- Мы должны выступить против него единой силой, - громко ответил Львиносвет.

Чернозвезд отшатнулся, словно обжегся, Невидимая Звезда потупила глаза.

- Разве мы можем доверять друг другу? - тихо вздохнул Однозвезд.

Огнезвезд посмотрел на целителей, потом медленно обвел взглядом растерянных предводителей.

- Нам противостоит самый страшный враг в истории племен, - негромко начал он. - Выбор у нас невелик - вступить с ним в бой поодиночке или объединиться. Встав плечом к плечу, мы будем многократно сильнее, как это было во время Великого путешествия. Объединение - наша единственная надежда на выживание.

Тишина воцарилась на поляне, стало так тихо, что стрекотание воробья на ветке казалось оглушительным.

- Хорошо, - первая откликнулась Невидимая Звезда. - Я приняла решение. В этой битве Речное племя объединится с Грозовым.

Голубка шумно выдохнула. Она только теперь поняла, что все это время боялась дышать.

- Племя Ветра тоже присоединится к этому союзу, - провозгласил Однозвезд. Ни один мускул не дрогнул в его теле, и лишь кончик пушистого хвоста еле заметно дернулся, словно от порыва ветра.

Огнезвезд посмотрел на Чернозвезда.

- Знай, что даже если ты откажешься примкнуть к нам, мы сделаем все для защиты племени Теней от армии Тьмы.

- Мое племя войдет в союз, - скривил губы Чернозвезд. Встряхнувшись, он принялся нервно расхаживать по поляне. - Но только при одном условии.

- Да? - насторожил уши Огнезвезд.

- Мы не потерпим командиров на своей территории! Если война разразится на земле племени Теней, то там мы будем командовать всеми, - он бросил косой взгляд на Огнезвезда, - даже предводителями!

- Хорошо, - кивнул Огнезвезд.

Воробей отошел к Пустельге. Ивушка, Мотылинка и Перышко устроились возле них.

- Звездное племя благословит этот союз, - сказал Воробей, и все целители дружно закивали.

Огнезвезд посмотрел на предводителей.

- Нужно выработать план отражения нападения.

- Как вы думаете, куда обрушится первый удар Сумрачного племени? - спросила Невидимая Звезда.

- Куда угодно, - пожал плечами Львиносвет. - Или с разных сторон.

- Значит, нужно днем и ночью прочесывать территории! - воскликнул Однозвезд. - Организовать объединенные патрули и не позволить врагу застать нас врасплох!

- Что? - сверкнул глазами Чернозвезд. - Не допущу, чтобы вражеские патрули разгуливали по нашей территории!

- Мы больше не враги, Чернозвезд, - терпеливо напомнил ему Огнезвезд. - И патрули, как правильно говорит Однозвезд, должны состоять из воинов всех племен. На закате я пришлю вам трех своих воинов.

- Так скоро? - напряглась Невидимая Звезда.

- Нужно быть наготове, - кивнул Огнезвезд. - Вы пришлете нам своих патрульных?

Предводители мрачно кивнули. Тревожный холодок пробежал по спине Голубки.

- Но вот вопрос: можно ли доверять этим патрульным? - сощурился Однозвезд. - Что если среди них окажутся те самые убежденные предатели? Кстати, я только сейчас подумал, что у нашего Кролика что ни день, то новые шрамы на шкуре! Где это он так калечится, хотел бы я знать!

- А наша Форелька последнее время стала такая нервная, просто не кошка, а лисица! - закивала Невидимая Звезда.

Однозвезд стремительно обернулся к ней.

- Я не потерплю ваших предателей на своей территории!

- Вот как? - ощерилась Невидимая Звезда. - Ну так и мне ваши изменники без надобности!

- Но ведь мы не знаем наверняка, предатели они или нет! - взмолилась Голубка. - Мне кажется, сейчас нам нужно думать о грядущей битве, а не искать врагов среди соплеменников!

- Так-то оно так, - нахмурился Чернозвезд, - да только что если они расскажут о наших планах главарям Сумрачного леса? Какой тогда прок в наших патрулях?

- Меня это тоже тревожит, - мрачно ответил Огнезвезд. - Но придется пойти на этот риск. Мы должны верить, что большинство наших воинов преданы своим товарищам и никогда не предадут их. - Он тоже сорвался с места и принялся взволнованно расхаживать под дубом. - Итак, в каждом племени должны быть организованы боевые отряды для защиты лагеря. Наша главная задача - защитить котят и стариков. Я думаю, что эти отряды тоже должны быть совместные!

Однозвезд выпустил когти.

- Да! Пусть каждый лагерь защищают представители всех четырех племен. Зная, что наши лагеря в безопасности, мы сможем сосредоточиться на отпоре врагу.

- Нам понадобятся гонцы, - вставил Чернозвезд. - Чтобы делиться новостями и просить помощи, если потребуется.

- Верно, - кивнул Огнезвезд. - Выберем по два самых быстроногих кота от каждого племени.

- И возьмем с них слово ни при каких обстоятельствах не вступать в бой, - добавил Однозвезд. - Они должны только передавать сообщения. Я не хочу, чтобы враг прорвался в лагерь только потому, что помощь запоздала!

- Вот это правильно! - кивнул Чернозвезд.

- Отлично! - Огнезвезд повернулся и посмотрел на воду, блестевшую за ветками кустов. - Идите по домам, - коротко бросил он. - Готовьтесь к битве. Она начнется неожиданно и сразу со всех сторон, но на этот раз мы будем сражаться вместе.

И тут Голубка вдруг увидела, как папоротники в дальнем конце поляны едва заметно всколыхнулись. Два круглых янтарных глаза сверкнули в листве, заставив Голубку оцепенеть. Когтегрив!

Когда предводители направились к берегу, она нервно покосилась на Огнезвезда.

- Идем, - кивнул предводитель и неторопливо направился вслед на Однозвездом. Львиносвет по бежал за ним, Воробей побрел сзади, устало глядя себе под лапы.

- Я сейчас вас догоню! - мяукнула им вслед Голубка.

Когда ее соплеменники скрылись в зарослях, она бросилась через поляну и нырнула в папоротники. Когтегрив отпрянул, изумленно вытаращив глаза.

- Что ты тут делаешь? - зашипела Голубка.

- Значит, ты можешь слышать все, что творится кругом? - возбужденно прошептал Когтегрив. - До самого Сумрачного леса?

- Будто ты не знаешь! - воскликнула Голубка. - Я же говорила тебе об этом!

Она начала злиться.

«Зачем он сюда прибежал? Он вообще умеет подчиняться правилам или нет? Неужели для него нет ничего серьезного?»

- Но я никогда раньше не видел твои способности в деле, - ответил Когтегрив. - Вот здорово! - Он придвинулся ближе, прижался щекой к щеке Голубки.

Она сердито отстранилась.

- Что ты делаешь?

- То же, что всегда! - без тени смущения ответил Когтегрив. - А что? Разве между нами что-то изменилось?

«Он что, не понимает, что всем племенам грозит смертельная опасность? - поразилась Голубка. - Или он шпион Сумрачного леса?»

- Не знаю, - буркнула она, чувствуя неприятное покалывание в подушечках лап.

- Но разве мы не можем провести вместе еще одну ночь? - умоляюще проурчал Когтегрив. - Возможно, такого нам уже никогда не представится.

- Нет, не можем, - выдавила Голубка. На миг ей показалось, что у нее остановится сердце. - Сейчас я должна думать только о пророчестве! Как ты не понимаешь, битва может начаться в любой момент! - у нее перехватило дыхание, ком встал в горле.

- Я уже не знаю, кому можно доверять! - срывающимся голосом выдавила Голубка.

Когтегрив бросился к ней, прижался к ее боку.

- Ты всегда можешь довериться мне, - твердо и тихо сказал он. Голубка задрожала, вдохнув его родной теплый запах. - Потому что я люблю тебя, - еле слышно прошептал Когтегрив.

Словно во сне, Голубка оторвалась от него.

- Сейчас… сейчас не время, - прохрипела она, тряся головой. - Впереди у меня битва. - Она нашла в себе силы посмотреть в его круглые янтарные глаза. - И у тебя тоже.

- А потом? - тихо спросил Когтегрив.

- А потом снова будут четыре племени, - прошептала Голубка, зажмурившись. Она боялась, что если посмотрит на него еще раз, то у нее разорвется сердце. - Ты - воин Теней, а я Грозовая кошка… Наверное… наверное… так и должно быть.

Когтегрив пошатнулся, вцепился когтями в землю.

- И ты сможешь вот так просто бросить меня?

Голубка в отчаянии затрясла головой.

- Это совсем непросто! - прошипела она. - Но как ты можешь сейчас думать о нас с тобой? Ведь ты больше других знаешь о том, что творится?

Она словно впервые увидела его - красивого и сильного воина Теней, воителя Сумрачного леса. Кота, который искренне восхищался ее способностями, но даже не подозревал о силе Пророчества.

«Что я делаю? Что творю? Ведь я… я не могу без него!»

Резко повернувшись, Голубка бросилась прочь. Она слышала, как Когтегрив звал ее, но даже не обернулась.

Мысли у нее путались. Когтегрив тренировался в Сумрачном лесу… Он втайне проник на остров и подслушал все планы предводителей. А она порвала с ним. Что если Когтегрив решит отомстить?



Глава XX


Запыхавшийся Львиносвет вбежал в лагерь следом за Огнезвездом. Холодный ветер всю дорогу гнал их к дому.

- Приближается время битвы! - зычный голос предводителя облетел склоны каменного оврага.

Ежевика резко обернулся, Ромашка высунула голову из детской.

- Битва?

Пурди, сидевший возле палатки старейшин, крепко обнял хвостом Кисточку.

Предводитель Грозовых котов вскочил на Каменный карниз.

- Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся выслушать мои слова!

Грозовые коты уже толпились на поляне, под Каменным карнизом колыхалось море вздыбленных загривков и стоящих дыбом хвостов. Неразлучные Кротолапик и Вишнелапка жались друг к дружке, глядя на Огнезвезда круглыми глазами. Маковка придвинулась поближе к Ягоднику.

Белохвост бросился в детскую за Яроликой.

- А вы сидите тут, и чтобы я носов ваших не видел! - шикнул он на котят, хлопавших глазенками, как маленькие совята.

Кувшинка подняла голову.

- Я прослежу, чтобы они сидели в своем гнездышке! - важно пообещала она.

- И я! - немедленно пискнула Семечка.

Зашуршала ежевика, и из палатки целителей высунула голову Иглогривка. Воробей и Милли со всех лап бросились к ней, а Пестроцветик и Березовик остались стоять чуть в стороне от толпы, нервно косясь на Мышеуса, занявшего место рядом с ними.

- Грозовые коты! - громко воскликнул Огнезвезд. - Смертельная опасность нависла над нашими племенами! Мертвые объединились с живыми в стремлении уничтожить нас. Сумрачный лес поклялся не оставить ни одного живого кота на берегах озера!

- С какой это стати мы должны бояться мертвых? - проскрипела Кисточка. - Что они могут сделать живым?

- Воители из Беззвездного края нашли путь в мир живых, - ответил Огнезвезд, твердо выдержав взгляд старухи. - Они преодолели эту границу.

Тростинка громко ахнула.

- Это невозможно! - выкрикнул из толпы Белохвост.

- Великое Звездное племя, спаси и сохрани нас, - проскулила Пестроцветик, прижимаясь к Березовику.

Он в оцепенении смотрел на нее и очнулся, только когда Мышеус что-то шепнул ему на ухо. Березовик оттолкнул серого воина и посмотрел на него с таким отвращением, будто тот предложил ему отведать падали. Львиносвет прищурился, глядя, как Мышеус отползает в сторонку. Что он такое сказал Березовику?

Огнезвезд наклонился над поляной.

- Вы все видели следы в лесу и находили чужие запахи на нашей территории! - напомнил он.

- Да это были бродяги! - прорычал Дым.

Огнезвезд мрачно посмотрел на него.

- Неужели ты забыл запах Звездоцапа?

Дым вытаращил глаза.

- Я… я думал, мне показалось! - еле слышно пролепетал он.

- Близится страшная битва, и мы обязаны выстоять в ней и победить! - возвысил голос Огнезвезд. - Ради себя, ради наших племен, ради всех котов- воителей - как прошлых, так и будущих! Мы будем сражаться плечом к плечу с другими племенами, потому что у нас общий враг, грозящий смертью всем. Племя Теней, племя Ветра и Речное племя на закате пришлют нам трех воинов каждое, а мы отошлем им своих котов для охраны лагерей. - Огнезвезд посмотрел на Ежевику. - Выбери, кто это будет.

Терновник взволнованно забил хвостом по земле.

- А вдруг племя Теней под шумок отхватит у нас кусок территории?

- Если они окажутся настолько безумны, что предпочтут греть лапы на пожаре вместо того, чтобы вместе тушить его, то мы все погибнем, - мрачно ответил Огнезвезд.

- Как же я смогу защитить своих котят? - запричитала Яролика.

- Я никого не подпущу к ним, - поклялся Белохвост, выпуская когти.

- Я буду защищать их до последнего вздоха! - воскликнула Тростинка, хлеща себя хвостом.

- Никто и ни за что не тронет Грозовых котят! - прорычала Медуница.

Искра вышла вперед и посмотрела на свое племя. Львиносвет заметил, что ей пришлось сделать несколько глубоких вдохов, чтобы выровнять дыхание и унять дрожь в лапах.

- Я знаю, как сражаются воители Тьмы, - сказала она. - Я могу научить наших воинов их боевым приемам.

Пестроцветик, дрожа всем телом, еще крепче прижалась к Березовику.

- Где же ты всего этого набралась? - подозрительно прошипел Дым.

- Я посылал Искру шпионить в Сумрачный лес, - ответил Огнезвезд и, спрыгнув с Каменного карниза, встал рядом с ней. - Она знает о наших врагах больше, чем кто-либо. Слушайте ее и учитесь у нее!

- Так ты… шпионила в Сумрачном лесу? - пролепетал Мышеус, вращая глазами.

- Какая ты смелая! - восхищенно мяукнула Вишнелапка.

Львиносвет сощурил глаза. Интересно, догадался ли Огнезвезд узнать у Искры, кто из Грозовых котов тренировался в Сумрачном лесу? Он обвел взглядом соплеменников, высматривая тех, у кого в глазах промелькнет раскаяние или смятение. У Львиносвета не укладывалось в голове, что его товарищи могли ночь за ночью отправляться в Сумрачный лес, поверив сладким сказочкам Звездоцапа и лживым посулам Звездолома. Он впился когтями во влажную землю и поднял дыбом шерсть на загривке.

- Мы победим, потому что будем сражаться за себя и своих товарищей, за жизнь и будущее наших племен! - взмахнул хвостом Огнезвезд. - Наши враги уже мертвы. Их ведет в бой одна слепая ненависть, и в этом залог их поражения!

- Мы их побьем! - взвыл Белохвост.

Кротолапик вскочил на задние лапы и со свистом рассек воздух когтями передних.

- Я спущу шкуру с каждого дохлого воителя, который попадется мне на пути!

- Так давайте же начнем тренировки, - кивнул Огнезвезд. - Ради победы!

Племя рассыпалось на кучки, все гудели, шипели и восклицали, как стая голубей.

- Нужно обучить старейшин и королев самым простым приемам обороны, - сказал Львиносвет, подходя к Ежевике. - Наша Ромашка никогда не проходила тренировку, поэтому я придумал для нее парочку особых приемов.

- Умница! - кивнул Ежевика, обводя взглядом котов. - А Долголап пусть потренирует Кисточку и Пурди, - решил он, ненадолго задумавшись. - Он чаще всего проводит время со стариками, с ним они не станут препираться. - Ежевика выпустил когти. - Мы должны быть готовы к встрече с таким врагом, какого не бывало раньше!

- Чтобы победить его, нам придется сражаться так же безжалостно, как воюют воины Тьмы, - прошипел Львиносвет, подавив приступ слепого бешенства. - Они вынуждают нас нарушить Воинский закон!

- Защита племени важнее всего, - напомнил Ежевика. - Если для этого придется драться, как не знающим закона бродягам, значит, будем драться, как бродяги.

- Для защиты своего племени я готов драться как сам Звездоцап! - прошипел Львиносвет.

- Возможно, тебе это еще предстоит, - мрачно ответил Ежевика, и его глаза потемнели. Он подозвал к себе Долголапа и сказал: - Я хочу поручить тебе наших старейшин. Обучи Пурди и Кисточку необходимым приемам.

- Запросто! - взмахнул хвостом Долголап, бросаясь к палатке старейшин.

- Остролистая! - окликнул Ежевика. - Возьми с собой Кротолапика, Белолапу и Шиповницу и поработай с ними в овраге. Научи их всем приемам, какие знаешь. Позже к вам присоединится Искра и покажет, как воюют в Сумрачном лесу.

К глашатаю подбежала взъерошенная Медуница.

- Можно я первая потренируюсь с Искрой? - попросила она.

- Если она покажет нам все смертельные приемы Сумрачного леса, то мы сможем придумать, что противопоставить им, - поддержал пеструю воительницу Дым.

Ежевика занялся распределением тренировочных групп, а Львиносвет отправился в детскую.

- Бедные мои котятки! - причитала Яролика, прижимая к себе пищащих малышей. Совсем растерявшийся Белохвост сидел рядом, тщетно пытаясь ее успокоить. Кувшинка и Семечка на своей подстилке воинственно поводили усами.

- Не плачь! - покровительственно пискнула Кувшинка. - Мы защитим твоих котят!

- Что вы тут за шум подняли? - рявкнул Львиносвет. - Хотите, чтобы все соседи услышали, как громко вы умеете вопить? Вы, мои дорогие, - он строго посмотрел на Кувшинку и Семечку, - замрете в своих гнездышках, как бельчата в дупле. - Он посмотрел на Белохвоста. - А ты иди на поляну, там Ежевика распределяет, кто когда будет тренироваться. Я научу Яролику что делать, чтобы защитить Снежка, Янтаринку и Каплика.

Когда Белохвост с облегчением выбрался из детской, Львиносвет вскочил на его место.

- Ромашка! - позвал он. - Иди сюда, ты мне нужна.

- Зачем это я тебе понадобилась? - пропыхтела Ромашка, неуклюже втискивая свое отяжелевшее дряблое тело в гнездышко Яролики. - Я ваших приемов отродясь не учила, так что от меня проку немного будет.

- Это неважно, - заверил ее Львиносвет. - Вы с Яроликой будете действовать в паре. Помните, вы защищаете пятерых котят! Медуница может понадобиться в отряде охраны лагеря, так что я рассчитываю на вашу помощь в обороне детской. Помните, на свете нет никого, опаснее королевы, защищающей котят! - Он подтолкнул носом Яролику. - Ну-ка, встань!

Как только Яролика поднялась на лапы, Львиносвет оскалил зубы и сделал бросок в сторону котят. Яролика, как молния, с диким шипением бросилась на него, метя когтями в глаза.

- Видали? - довольно воскликнул Львиносвет, уворачиваясь от ее растопыренной лапы. - Она защищает котят не разумом, а сердцем и инстинктом!

Ромашка гневно посмотрела на него.

- Как тебе не стыдно так пугать несчастную мать! Она только-только окотилась, а ты тревожишь ее своими шуточками!

- Не волнуйся, я в порядке! - отмахнулась Яролика, с восторгом и надеждой глядя на Львиносвета. - Покажи нам скорее еще что-нибудь!

Львиносвет поманил хвостом Ромашку.

- Вот вам прием, который вы без труда сможете разучить! - Львиносвет бросился на воображаемого противника, потом сделал резкий выпад одной лапой вверх, а второй - вниз. - Видите? Вот так вы обескуражите своего противника!

- Дай-ка я попробую! - воскликнула Яролика, пританцовывая на краешке своего гнездышка. - Ну, нападай на меня!

Ромашка в замешательстве потопталась, потом сорвалась с места и прыгнула на Яролику. Та взмахнула лапой у нее над головой. Ромашка инстинктивно вскинула голову вверх, тем самым позволив Яролике ловко подсечь ее другой лапой. Толстая кошка беспомощно покачнулась и тяжело рухнула на пол, ткнувшись носом в подстилку.

- Поняли? Действуйте в паре - одна отвлекает врага, вторая нападает, - с воодушевлением сказал Львиносвет. Он видел, что страх исчез из глаза Яролики, и воительница уверенно расправила плечи, сразу став казаться выше ростом. - Только помните главное: даже в самой горячей схватке вы не должны ни на миг упускать из виду котят.

Каплик, Янтаринка и Снежок вскарабкались на край гнездышка, во все глаза глядя на свою нежную мать, внезапно превратившуюся в грозную воительницу.

- Эй, банда! - шикнул на них Львиносвет. - Сидите на месте, а лучше всего носа не показывайте наверх!

Котята захлопали глазами, потом кубарем скатились на дно гнездышка и зарылись в мох.

Львиносвет посмотрел на королев.

- Вместе вы легко замените собой самого опытного воителя! - твердо заверил он.

Впервые за долгое время Львиносвет был доволен собой. Наконец-то он занимался своим делом! В последние луны он только и делал, что изводился тревогами и страхами. Теперь наступила долгожданная ясность - впереди была битва, для которой он был рожден. Львиносвет был готов. Слова Полночи вновь прозвучали у него в ушах: «Не закрывай глаза, не жди, что нужный путь сам ляжет тебе под лапы. Избери свою дорогу и иди по ней, храбрый воин».

«Моя дорога! Мой выбор! - Львиносвет оцепенел, его сердце подпрыгнуло и забилось где-то в горле. - Вот он - мой выбор!»

- Вы сможете потренироваться без меня? - спросил он Яролику.

- А можно мы добавим еще несколько своих приемов? - спросила она.

- Конечно! - закивал Львиносвет. Он высунул голову из детской и обвел глазами поляну. - Я скорое вернусь и посмотрю, как у вас получается.

«Где же она?» Он принюхался и вскоре нашел запах Пеплогривки, смешанный с запахами Ледосветик и Листвички. Перебежав через всю поляну, Львиносвет выскочил из лагеря и помчался вверх по склону холма.

На вершине шла тренировка. Листвичка и Ледосветик молотили другу друга передними лапами, а Пеплогривка с жадностью следила за каждым их движением.

- Ты теряешь темп! - сказала она Ледосветик. - Делай выпады короче, поняла?

- Пеплогривка! - позвал Львиносвет.

Она обернулась, насторожила ушки.

- Львиносвет? Что-то случилось?

- Мне нужно с тобой поговорить!

Наверное, она почувствовала решимость, прозвучавшую в его голосе, потому что молча кивнула подругам и подбежала к Львиносвету.

- Что случилось? - с тревогой повторила Пеплогривка, приблизившись к нему.

- Иди за мной! - Львиносвет нырнул в папоротники, пробежал через них и остановился у подножия старого кривого бука.

- Что? - воскликнула Пеплогривка. - Что-то плохое?

Львиносвет сделал глубокий вдох и на мгновение зажмурился.

- У тебя есть судьба, - начал он. - Как у каждого кота. Но при этом есть выбор. - Он смешался и потупил глаза.

«Звездное племя, помоги мне найти нужные слова!»

- Как и у меня. - Пеплогривка подалась к нему и уже открыла пасть, чтобы что-то сказать, но Львиносвет опередил ее. - Наши судьбы ведут нас по жизни, но они не определяют каждый наш шаг. Это можем сделать только мы. Мы выбираем путь, которым пойдем.

Пеплогривка не произнесла ни слова. Тогда Львиносвет горячо воскликнул:

- Неужели ты не понимаешь, Пеплогривка? Что бы ни было начертано нам на небесах, мы вправе сами избрать свою дорогу! И если мы захотим, то можем выбрать один путь и пройти его вместе, плечом к плечу.

Пеплогривка отпрянула от него, ее мягкая шерсть распушилась и встала дыбом.

- Все не так просто!

- Нет, Пеплогривка! - убежденно сказал Львиносвет. - Все именно так. Просто и честно.

- Но я не могу избавиться от воспоминаний! - простонала Пеплогривка. - Порой мне кажется, что я живу не одну жизнь, а сразу две! Как я могу сделать выбор, если я не знаю, кто я такая? Чей это будет выбор - мой или Пепелицы? И был ли у нее вообще выбор? Она стала калекой и была обречена посвятить свою жизнь лечению соплеменников. Я не могу заставить ее стать воительницей, так нельзя, ведь она была целительницей!

Львиносвет прижался щекой к ее дрожащей щеке.

- Ш-шшш, - прошептал он. - Она выбрала тебя. Она предоставила выбор тебе.

Теперь Пеплогривка тряслась всем телом. Львиносвет чувствовал, что она разрывается пополам.

- У тебя всего одна жизнь, Пеплогривка. И только ты можешь решить, как ее прожить. Это твоя судьба, а не Пепелицы. Она прожила свою жизнь и сделала свой выбор. Теперь очередь за тобой.

Пеплогривка судорожно вздохнула. Потом глаза ее прояснились, вздыбленная шерсть опустилась. Она подняла глаза и посмотрела на Львиносвета.

- Я выбираю жизнь воительницы, - твердо произнесла Пеплогривка и ее нежные голубые глаза просияли. - И выбираю тебя!

Ветер всколыхнул папоротники. Краем глаза Львиносвет успел заметить легкую серую тень, появившуюся за спиной Пеплогривки. Он отпрянул в изумлении, увидев, как призрачная кошка оторвалась от Пеплогривки и стала удаляться, словно обрывок паутины, подхваченный ветром. А потом тихий голос прошелестел: «Спасибо…»

Шерсть Львиносвета встала дыбом.

- Ты видела?

Пеплогривка провожала глазами тень, тающую в верхушках деревьев.

- Это была Пепелица, - еле слышно прошептала она. - Я ее отпустила.

Львиносвет громко замурлыкал.

- Значит, ты будешь сражаться рядом со мной?

Пеплогривка со вздохом прижалась к его щеке.

- Всегда! - пролепетала она. - До последнего дыхания.



Глава XXI


Воробей, не разгибаясь, собирал окопник на полянке перед лагерем. Приближался вечер, капли росы уже выступили на мягких листьях. Очень скоро в лагерь пожалуют патрульные из трех соседних племен. Воробей по очереди потянул ноющие лапы. Что ни говори, а после целого дня, проведенного за сбором трав, он устал не меньше, чем воины, занятые тренировками!

Сзади раздался глухой звук падения.

- Не забудь, что говорила Искра! - донесся громкий голос Белки. - Воины Тьмы будут целить в глотку, так что будь готов всеми силами обороняться от смертельного укуса.

Дым забился на земле под тяжестью навалившегося на него Крутобока.

- Как я могу атаковать, если мне все время приходится защищаться? - прошипел он снизу.

- Может, попробуешь напирать плечами, опустив голову ниже? - пропыхтел Крутобок.

Воробей сорвал последний листок и положил его в кучку к остальным. Взяв охапку в зубы, он вернулся в лагерь и побежал через поляну, ловко увернувшись от Шиповницы и Кротолапика, отрабатывавших приемы в самой ее середине.

- Никогда не поворачивайся спиной к котам из Сумрачного леса! - раздался пронзительный голос Искры.

- Когда же мы попробуем? - нетерпеливо спросила Листвичка, а Белохвост заерзал, не в силах дождаться начала тренировки.

Ежевика стоял под Каменным карнизом с Львиносветом и Белкой.

- Пусть в племя Ветра пойдут Медуница, Терновник и Орешница, - предложила Белка.

Воробей бросил травы перед входом в палатку и подбежал к брату.

- Как у нас дела? - спросил он. - Успеваем подготовиться?

- Обязаны! - коротко ответил Ежевика.

Воробей разинул пасть и вобрал в себя воздух.

- А где Огнезвезд?

- Они с Песчаной Бурей и Медуницей пошли в лес готовить ловушки для врагов, - ответила Голубка. - Перегораживают тропки ежевикой, скрывают кроличьи норы охапками крапивы. Воины Тьмы не узнают нашу территорию, когда явятся сюда!

Над поляной снова разнесся громкий голос Искры.

- Шиповница! Используй хвост для удержания равновесия! Помни, ты должна сражаться на двух лапах так же хорошо, как на четырех! Враги придут сюда не сражаться, а убивать!

- Интересно, как же мы сможем их убить? - подал голос Белохвост. - Они же уже мертвые.

«Хороший вопрос», - нахмурился Воробей.

- Бывая в Звездном племени, я не раз видел, что те воины, о которых не осталось памяти на земле, бледнеют и тают, пока совсем не растворятся в воздухе, - громко сказал он. - Но если даже Звездные воители исчезают со временем, то и злодеи из Сумрачного леса не бессмертны.

Воробей напрягся, почувствовав, как Тьма неожиданно обрушилась на Искру. Пробравшись в ее мысли, он очутился в Сумрачном лесу.

Маленький Муравьятник извивался под лапами Искры. Ее когти все глубже и глубже вонзались в его глотку, жизнь тонкой струйкой крови покидала ослабевшее тело воина. Потом Муравьятник стал бледнеть и таять, пока на том месте, где он лежал, не осталось ничего, кроме лужи крови.

Воробей содрогнулся. «Искра убила воина Сумрачного леса! Это возможно!» Воробей ждал, что Искра сейчас поделится своим знанием со всем племенем, но почувствовал, как она судорожно отогнала от себя страшное воспоминание.

Тем временем Ежевика продолжал составлять патрули.

- Лисохвоста, Прыгуна и Шиповницу я пошлю в Речное племя, - решил он. - Они сумеют научить воинов Невидимой Звезды приемам, которые показала нам Искра.

- Интересно, кого она пришлет нам? - вслух подумал Воробей, перебирая в уме Речных котов.

Гнев полыхнул под шкурой Кротолапика.

- Значит, до самой битвы мы должны будем охотиться для чужаков, да еще спать с ними в одной палатке?

- Да! - рявкнул Ежевика, грозно поворачиваясь к оруженосцу. - Потому что так решил Огнезвезд! Теперь это наши союзники.

- Я не стану спать рядом с котом из племени Теней! - распушился Белохвост.

- В таком случае, я отошлю тебя в Речное племя, - пожал плечами Ежевика. - Хочешь? Ради Звездного племени, когда же вы поймете, что сейчас не время капризничать и расчесывать старые обиды! В этой битве мы будем сражаться плечом к плечу с соседями, ясно? Это не обсуждается!

Львиносвет нетерпеливо замахал хвостом.

- Огнезвезд предложил выбрать самых быстролапых котов и назначить их гонцами, чтобы они переносили новости во время битвы, - напомнил он глашатаю.

- Я уже решил, это будут Кротолапик и Вишнелапка, - кивнул Ежевика.

- Но я хочу драться! - завизжал Кротолапик, бросаясь к нему. - Пожалуйста, Ежевика! Ведь это моя первая битва!

- И ты послужишь в ней своему племени, выполняя обязанности гонца, - твердо ответил ему глашатай. - Ты один из наших самых быстроногих котов, поэтому я полагаюсь на тебя. Ведь ты не подведешь, правда? - Ежевика отвернулся от приосанившегося Кротолапика и, понизив голос, сказал Львиносвету и Голубке: - Нужно выяснить, кто из Грозовых воинов тренировался в Сумрачном лесу. Не для того, чтобы наказать их, а для того, чтобы обезопасить себя от удара в спину.

- Нужно поговорить с Искрой, - сказал Воробей.

Голубка, шедшая к палатке старейшин с добычей в зубах, резко остановилась и бросилась к глашатаю.

- Но ведь Огнезвезд сказал, что нам не обязательно знать…

- Хватит! - оборвал ее Ежевика. - Что ты предлагаешь? Поставить под угрозу жизни невинных котов, чтобы сберечь душевный покой тех, кто ночами тренировался под командованием Звездоцапа? Нет, Голубка, нельзя быть благородными за чужой счет. Искра! - рявкнул он. Когда серая воительница подбежала к ним, Ежевика спросил: - Скажи нам, кто из Грозовых котов тренировался в Сумрачном лесу?

Искра попятилась от него.

- Я не могу их предать! - пролепетала она. Воробей почувствовал ледяной страх, расползшийся по ее шерсти. - Они… они сами не понимают, что творят! - сбивчиво заговорила она. - Когда наступит битва, у них откроются глаза, и они встанут на нашу сторону!

- Мы не собираемся наказывать их, - твердо сказал Ежевика. - Мы хотим их спасти.

- Звездоцап ложью заманил их в Сумрачный лес! - слабо возразила Искра.

- Нам это известно, - холодно ответил Ежевика.

- А Звездолом грозил убить их, если они осмелятся уйти!

- Так позволь нам защитить их, - вкрадчиво попросил Ежевика. - Ты сама признаешь, что им грозит опасность! Кто тренировался в Сумрачном лесу?

- Березовик, - еле слышно прошептала Искра. - Пестроцветик и Мышеус.

- Белохвост, Кротолапик и Шиповница! - зычно позвал Ежевика. - Приведите сюда Пестроцветик! Она тренируется в песчаном овраге. И разыщите Березовика и Мышеуса, они сейчас на охоте. Быстро!

Когда коты убежали исполнять поручение, Ежевика посмотрел на притихших котов.

- Мы должны поговорить с ними. Пусть поймут, что у них пока есть возможность остаться преданными Грозовыми котами и вместе с нами выступить против Сумрачного леса. И тогда мы будем сражаться за них, как за каждого своего кота.

Воробей пригладил шерсть. После долгих месяцев сомнений, тревог и страхов, грядущая битва воспринималась почти с облегчением. На смену теням, слухам и призракам пришла ослепительная ясность. Враг - это враг, друг - друг, а победа достанется сильнейшему. Он поднял голову.

- Пойду, проверю свои запасы целебных трав.

Подобрав окопник, Воробей заторопился в пещеру. Оказывается, Иглогривка уже успела уснуть, прямо посреди разбросанных трав.

- Иглогривка? - окликнул Воробей, мягко толкнув ее носом.

- Ой! - Она вскинула голову. - Прости! Эти травы навеяли на меня такую дремоту, что я и не заметила, как уснула. Значит так, нам нужно пополнить запасы крапивы и календулы!

- Иди к себе, отдохни, - подтолкнул ее Воробей. - Я тут сам разберусь.

- Я помогу!

- Отдыхай, - повысил голос Воробей.

- Но…

- Быстро!

Кто знает, какие испытания ждут бедняжку во время битвы? Ей нужно силы. Вскоре Воробей услышал, как в углу зашуршали листья, а Иглогривка сладко вздохнула, устраиваясь на своей подстилке. Дождавшись, когда обиженное сопение Иглогривки сменится ровным и глубоким дыханием, он снова вернулся к своим травам. Воробей брал по щепотке из каждой кучки и ловко скатывал, в каждом свертке которых была паутина и травы, необходимые для первой помощи раненым. Такие свертки позволяли сберечь время в горячке битвы.

- Воробей?

Он так увлекся, что вздрогнул, услышав голос Листвички. Воробей поднял голову, отяжелевшую от запахов трав.

- Я могу тебе помочь? - Листвичка робко вошла в пещеру. - Когда битва закончится, у нас будет очень много раненых. - Он почувствовал, как дрожат ее усы. - Я… я бы могла помочь. Например, подносить влажный мох тем, кто хочет пить.

- Мох? - тупо переспросил Воробей.

«Ну конечно же, мох! Как я мог забыть?»

- Я понимаю, что не имею права, но…

- Я совершенно забыл про мох! - перебил ее Воробей. - Нам понадобится куча мха! Так, сейчас пошлю патрульных в лес, пусть несут все, что смогут найти… - Он отстранил Листвичку и направился к выходу.

- Сейчас все наши воины либо охотятся, либо тренируются, - напомнила Листвичка. - Хочешь, я сбегаю?

- За мхом? - переспросил Воробей. - Нет, посылать тебя за мхом это все равно, что просить Львиносвета искать блох у старейшин! - воскликнул он. - Об этом мы попросим Кротолапика и Вишнелапку, когда они вернутся. А ты поможешь мне здесь.

- Правда? - изумление искрами рассыпалось по шерсти Листвички.

- В целительстве ты разбираешься не хуже меня, - сказал Воробей. - Было бы преступлением не воспользоваться твоей помощью! Боюсь, одному мне не справиться, ты сама сказала - раненых будет очень много. И ты поможешь мне лечить их.

- Н-но что скажет Звездное племя? - пролепетала Листвичка. - Предки запретили мне заниматься целительством.

- Это было в мирное время, - проворчал Воробей. - Сейчас все по-другому. Нашему племени грозит гибель, поэтому мы должны думать только о том, как помочь ему! И если ради этого придется преступить запреты предков - значит, преступим.

- Значит… ты меня прощаешь? - еле слышно прошептала Листвичка.

Воробей повернулся к ней спиной и вновь занялся травами.

- Мне не за что тебя прощать, - бросил он. - Ты сделала то, что сделала. Что считала правильным. Меня это не касается. - Он пододвинул ей кучку бурачника. - Давай, собирай свертки первой помощи, да клади в каждый побольше паутины. И не забудь напомнить, чтобы я послал оруженосцев за мхом.

Они принялись в четыре лапы скатывать свертки. Воробей чувствовал волны мучительного облегчения, исходившие от Листвички, тихо работавшей рядом, но не говорил ни слова. В какой-то момент он потянулся за календулой, но лишь царапнул когтями голый пол.

- Кончилась.

- Ничего, я напомню тебе послать Кротолапика за календулой, - промурлыкала Листвичка.

Они вновь взялись за работу, но вскоре услышали пронзительный вопль снаружи.

- Они пропали! - вопил Белохвост, врываясь в лагерь. - Их нигде нет!

Воробей вылетел из палатки.

- Кто?

- Березовик, Пестроцветик и Мышеус!

Белохвост возбужденно расхаживал по поляне.

Кротолапик и Шиповница тяжело отдувались от быстрого бега.

- Вы везде искали? - рявкнул Ежевика.

- Весь лес прочесали, - доложил Белохвост.

Воробей бросился на поляну, мысли у него путались от волнения. Где Голубка? Он втянул в себя воздух, ища ее запах, и вскоре нашел серую кошку возле палатки.

- Используй свой слух! - воскликнул Воробей, бросаясь к ней. - Найди их!

Она села, вся дрожа.

- Да-да, сейчас.

Воробей пробрался в мысли Голубки и вместе с ней отправился обыскивать лес. Где вы? Сердце Воробья забилось быстрее, когда Голубка, прослушав лес Грозового племени, перенеслась через озеро, миновала лес и устремилась во тьму.

В Сумрачный лес.

- Битва уже началась? - донесся из темноты испуганный возглас Пестроцветик. Голубка устремилась к ней, и вскоре они с Воробьем увидели пеструю кошку, в страхе пробиравшуюся сквозь гнилой заболоченный лес. Березовик шел за ней следом, позади спотыкался Мышеус.

- Как мы узнаем, когда придет время? - спрашивал он.

Пестроцветик вся дрожала, то ли от холода, то ли от страха.

- Не волнуйся, узнаем, - ответила она. - Звездолом обещал нас предупредить. Он ни за что не позволит нам избежать сражения.

Голоса начали таять, и вот уже Голубка вернулась на поляну лагеря. Воробей выпрямился и пошатнулся. Земля уходила у него из-под лап.

- Где Искра? - простонала Голубка. - Пусть пойдет за ними и приведет сюда, пока не началась битва!

Воробей мрачно покачал головой.

- Уже поздно, - процедил он. - Теперь мы им уже ничем не сможем помочь. Им придется спасаться самим.

Он повернул голову и прислушался к звукам лагеря, готовящегося к смертельной битве.

«Как и всем нам, - подумал про себя Воробей. - Теперь только мы сами можем защитить себя от ярости Сумрачного леса».



Глава XXII


«Теперь мы им уже ничем не сможем помочь».

От этих страшных слов кровь застыла в жилах Голубки. Она принюхалась, ища Искру, потом бросилась в палатку оруженосцев. Искра лежала в своем гнездышке, крепко зажмурив глаза. Кончики ее ушей подрагивали.

«Она пытается уснуть, чтобы попасть в Сумрачный лес и разыскать там наших товарищей!»

Голубка подошла ближе.

«Но ведь они теперь знают, что Искра шпионила! Вдруг они выдадут ее Звездоцапу?»

Она испуганно подскочила, услышав грозный рык, раздавшийся откуда-то с границы миров.

- Время пришло!

Голубка задрожала всем телом, узнав хриплый голос Звездолома.

Коты, сидевшие вокруг своего вожака, оглушительно завизжали. Свирепые вопли взлетели к голым ветвям чахлых деревьев. Голубка зажмурилась и храбро отправилась туда, откуда доносились крики. Она пробиралась сквозь безжизненные чащобы, мимо мутных ручьев, медленно ползших в ослизлых берегах, и вскоре очутилась на поляне, затопленной котами. В центре сборища возвышался черный пень.

- Настала последняя ночь, которую вы проведете в этом смрадном лесу! - хрипел Звездолом, стоя на вершине пня. Его горящие глаза, словно лучи, скользили по морю вздыбленных спин внизу.

- Что значит, последняя ночь?

Голубка узнала срывающийся шепот Пестроцветик. Пестрая кошка жалась с краю толпы, рядом с ней сидели Мышеус и Березовик.

Звездоцап легко вскочил на пень и спихнул Звездолома на землю.

- Сегодня ночью вы избавитесь от бремени Воинского закона, столь долго ослаблявшего племена! Вы растопчете жалкие правила, превратившие некогда благородных воинов в шайки беспомощных слабаков! Хватит! Слишком долго племена пестовали слабых, подавляя сильных! - Он повернул свою тяжелую голову, обводя глазами собравшихся внизу котов. - Но сегодня наша ярость, подобно урагану, прокатится по племенам, и только сильнейшие выйдут живыми из этой очистительной бури. После победы мы создадим новое племя, в котором не будет места слабости и поражению, а законом станет победа и сила!

- Долой Воинский закон! - завизжала какая-то облезлая кошка.

- Сумрачный лес будет владычествовать над озером! - раздалось из толпы.

- Так идите же за мной! - возвысил голос Звездоцап. Его раскатистый рык громовым эхом полетел над мертвым лесом. - Я подарю вам свободу и могущество, о которых вы раньше не смели мечтать!

Радостный рев Темного воинства оглушил Голубку. Она сдавленно охнула, узнав в толпе Конопушку из племени Ветра и Карпозубку из Речного племени. Обе они с нескрываемым ужасом смотрели на Звездоцапа. Мышеус, сидевший рядом с ними, испуганно пятился в чащу.

- Наши племена давным-давно прогнили изнутри, - воскликнул Тонкокрылый, вскакивая с места. Глаза Речного воителя пылали жаждой битвы. - Пора на деле доказать им, что выживают только сильнейшие!

Тошнота подкатила к горлу Голубки.

«Негодяй! Как воитель может верить в такую кровавую мерзость?»

Краем глаза она заметила в толпе белоснежную шерсть Метелицы. Речная кошка подскочила к пятившемуся Мышеусу и грубо подтолкнула его обратно в ряды воителей. Взмахом хвоста белая кошка собрала вокруг себя Пестроцветик, Мышеуса и Дроковницу с Кроликом из племени Ветра.

- Не показывайте Звездоцапу, что вы боитесь, - тихо прошипела она. - Сидите тихо и делайте все, что он велит, если хотите вернуться в свои племена!

Березовик хотел что-то сказать, но тут какая-то всклокоченная крапчатая кошка подскочила к ним и зашипела, сощурив глаза:

- Что это вы тут затеваете? Почему я не слышала, как вы приветствуете слова нашего великого предводителя?

Березовик опешил, но Метелица, не моргнув, выдержала подозрительный взгляд свирепой кошки.

- Мы обсуждаем грядущую битву, Кленовница, - спокойно ответила она. - Не забывай, что в войне против племен у нас есть большое преимущество перед вами. Наши соплеменники все еще доверяют нам и не ждут удара в спину.

- Неужели? - недоверчиво прищурилась Кленовница. - Очень надеюсь, что вы готовы драться не на жизнь, а на смерть. - Она наклонилась над ухом Метелицы и осклабилась в страшной улыбке. - Потому что это ваша единственная надежда на спасение!

Тут тощий полосатый кот пробился сквозь толпу и остановился рядом с Кленовницей.

- Ну, как дела у наших храбрых бойцов? - оскалился он.

- Частокол! - коротко кивнула Кленовница. - Разве это храбрецы? Я чую, что они трусят, как котята.

Частокол обвел тяжелым взглядом притихших воинов.

- Не стоит бояться, - глумливо прошипел он. - Вы будете сражаться под моей лапой, и уж я позабочусь о том, чтобы вы дрались, как герои. Или погибли, как храбрецы, - ухмыльнулся он и вдруг встрепенулся. - А где Искра?

- Скоро придет, - поспешил заверить его Березовик.

Частокол выпустил когти.

- Не нравится мне это, - прошипел он, переглянувшись с Кленовницей. - Я никогда ей не доверял. Вечно бегала на задних лапах перед Звездоцапом, из шкуры выпрыгивала, чтобы ему услужить. Хитрая тварь! Все повадки, как у ручной собачки Двуногих.

- Это неправда! - взмахнул хвостом оскорбленный Березовик.

Но тут на пень вскочил Коршун, и все собравшиеся повернулись к нему. Черная шерсть мощного воина лоснилась в тусклых сумерках мертвого леса.

- Наши воители готовы к бою! - оглушительно провизжал Коршун. - Смерть племенам!

Сидевшие внизу воины подхватили этот страшный клич, и в тот же миг страшный ветер обрушился на лес. Загрохотали голые ветки, затрещали сучья, мертвые листья дождем обрушились на землю.

Ослепительная молния рассекла пустое небо, ударил гром.

Голубка застонала от боли, оглушенная грохотом. Когда она снова открыла глаза, то увидела, как Звездоцап спрыгивает с пня. Толпа расступилась, освобождая ему дорогу, и могучий воин бросился бежать через лес. Звездолом, Коршун и Кленовница помчались за ним, следом потянулись остальные.

- Смерть племенам!

- Смерть племенам!

Новая вспышка молнии озарила страшный лес, раскаты грома сотрясли землю. Боевые вопли рвали затхлый воздух. Голубка начала задыхаться, а крики и топот лап были все ближе.

«Милосердное Звездное племя, помоги нам! Они идут»!

Голубка резко затрясла Искру.

- Прекрати! - взвизгнула ее сестра, вскидывая голову. - Я только начала засыпать!

- Поздно! - прохрипела Голубка, поднимая сестру на лапы. - Битва началась! Нужно предупредить Огнезвезда! - она выскочила из палатки на поляну и оцепенела, увидев целую толпу котов.

Грозовые воители молча смотрели на входивших в лагерь Дубровника, Дымопята и Снежинку.

- Глазам своим не верю, - проворчал Белохвост. - Дожили - воины Теней у нас в лагере!

- Добро пожаловать, Дубровник, - громко воскликнул Огнезвезд, бросаясь к патрульным. На ходу он бросил суровый взгляд на Белохвоста, который поспешил отвести глаза.

- Дымопят, Снежинка! - радушно поздоровался Ежевика. - Рад вас видеть.

- Если вы проголодались, то наша куча с добычей в вашем полном распоряжении, - добавил Львиносвет.

- Мы сами в состоянии себя прокормить, - сухо пробурчал Дымопят.

«О чем они говорят? - ахнула про себя Голубка. - Какая еда, когда война на пороге?»

- Уже поздно думать о дичи! - завизжала она, выбегая на середину поляны. - Они идут!

Огнезвезд стремительно обернулся.

- Сумрачный лес начал вторжение?

Голубка насторожила уши. Сначала она услышала громовой топот лап по голой земле, потом зашуршали папоротники.

- Они уже в лесу!

Патрульные племени Теней повернулись к ограде лагеря, подняв загривки. Львиносвет выпустил когти и принял стойку.

Орешница во все глаза уставилась на Голубку.

- Откуда ты знаешь?

- Просто знает и все, ясно? - шикнул на нее Воробей, выбежавший из своей палатки. Он остановился рядом с Голубкой. - Куда они идут?

Но заросли ежевики и сухая листва так громко шуршали под лапами огромной армии, что Голубка словно оглохла.

- Не могу понять!

Ежевика обвел взглядом деревья, стеной высившиеся над оврагом. Голубка содрогнулась, поняв, что приближающийся топот слышан уже всем в лагере. Огнезвезд обвел глазами своих ошеломленных соплеменников.

Лисохвост втиснулся между Ягодником и Орешницей. Маковка и Пеплогривка одновременно шагнули к Шиповнице и Терновнику. Милли гордо подняла голову, сейчас в этой полной решимости воительнице никто не узнал бы бывшую домашнюю кошку.

- Ну вот и началось, - сказал Огнезвезд. - Я верю, что каждый из вас сделает все, что в его силах, для спасения нашего племени. - Он посмотрел на Дымопята и поправился: - Для спасения всех племен!

Ежевика решительно шагнул вперед.

- Медуница, Терновник и Долголап! Бегом в племя Теней, - коротко приказал он. - Деритесь за них, как за своих соплеменников. Белолапа, Ягодник и Орешница, вы поможете племени Ветра.

Названные воины со всех лап бросились из лагеря в лес, только Медуница задержалась, обернувшись на детскую.

- Не волнуйся, мы защитим Кувшинку и Семечку, - твердо пообещал Огнезвезд.

Медуница кивнула и помчалась догонять товарищей.

Ежевика махнул хвостом Лисохвосту, который уже мчался к выходу вместе с Прыгунцом и Шиповницей.

- Мы доберемся до Речного племени раньше, чем воины Тьмы! - донесся из зарослей удаляющийся голос рыжего воителя.

Вишнелапка и Кротолапик подскочили к Огнезвезду.

- Куда нам бежать?

Предводитель Грозовых котов с одобрением посмотрел на молодых оруженосцев.

- Ты, Кротолапик, беги в племя Ветра, а оттуда сразу в Речное. Вишнелапка, ты сбегай в племя Теней. Мы ждем вас с новостями! Нужно выяснить, куда будет нанесен первый удар.

Маковка ждала своих детей возле колючей ограды лагеря.

- Я знаю, вы у меня храбрецы! - сказала она, не сводя глаз с оруженосцев. - Не забывайте, что я люблю вас и горжусь вами!

Она отошла, уступая им дорогу, глаза ее блестели. Ягодник подошел к своей подруге, крепко прижался к ее плечу.

- Сегодня они стали воинами, - прошептал он.

Голубка окинула взглядом лагерь. Как же он опустел после ухода патрульных! Хватит ли оставшихся котов, чтобы выдержать натиск врага? Топот лап и свист веток, раздвигаемых кошачьими плечами, звучали уже так громко, что Голубке приходилось прижимать уши, чтобы не оглохнуть.

Воробей поспешил к своей палатке, волоча в зубах длинный стебель ежевики, которым принялся заплетать вход. Милли бросилась ему на помощь.

Из пещеры донесся бодрый голосок Иглогривки.

- Я разложила все свертки в ряд, а мох оставила вымачиваться!

- Перенеси свертки первой помощи в кладовую, - велел Воробей, хватая новый стебель ежевики.

Крутобок побежал в палатку старейшин, откуда выглядывали встревоженные Кисточка и Пурди.

- Не высовывайтесь! - рявкнул он.

- А как же приемы, которым нас научил Долголап? - спросил Пурди. - Разве нам не придется применить их на деле?

- Примените, если до этого дойдет, но не вздумайте раньше времени соваться в бой! - велел Крутобок, заталкивая их поглубже в куст.

Ромашка и Тростинка бегали перед детской, шерсть обеих стояла дыбом, как иглы у ежей.

- Как там дела, Яролика? - спросила Ромашка, всматриваясь сквозь ветки. - Кувшинка и Семечка не высовываются?

- Я им высунусь! - громко проурчала королева. - Обе сидят у меня под боком!

- Мы никого к ним не пропустим! - прорычала Тростинка.

- Встретим врага перед входом в овраг, - решил Огнезвезд. Он быстро посмотрел на Ежевику. - Ты оставайся в лагере. Кто с тобой?

Ежевика повернулся к Белке.

- Будешь сражаться рядом со мной?

Их глаза встретились и не сразу оторвались друг от друга.

- Всегда!

- Хорошо, - кивнул Ежевика. - Дым, Шмель, Пеплогривка, Листвичка и Крутобок останутся со мной защищать лагерь.

- Крутобок пойдет со мной, - быстро вставил Огнезвезд, бросив быстрый взгляд на верного друга.

- Конечно, - кивнул глашатай. - Так я и думал.

- А где буду сражаться я? - взмахнул хвостом Львиносвет.

- Со мной, - ответил Огнезвезд, оборачиваясь к своему племени. - Итак, враг у порога. Нам предстоит отстоять свою землю и свой лагерь. Защитить все, что нам дорого. Если потребуется - сражайтесь, как бродяги. Сражайтесь, как лисы, но победите! Чтобы не случилось, помните, что главные победы одерживаются сердцем, а когти и клыки лишь помогают в борьбе! Таков путь котов-воителей. И да хранит нас Звездное племя.

Дымопят посмотрел на колючую ограду.

- Где же патрули Речных котов и воинов Ветра?

Огнезвезд наклонил одно ухо в ту сторону, откуда доносились дикие боевые вопли.

- У нас уже нет времени дожидаться их.

- Огнезвезд! - прошептала Песчаная Буря. Она подошла к своему другу, встав между ним и племенем. - У тебя осталась последняя жизнь! Ты не можешь рисковать ею! Ты нужен своему племени.

- Я нужен, чтобы драться за него, - ответил Огнезвезд.

- Но что мы будем делать, если тебя убьют?

- Будете сражаться еще отчаяннее! - Зеленые глаза Огнезвезда вспыхнули жарким огнем. - У всех моих воинов только одна жизнь, но они готовы пожертвовать ею ради товарищей. Чем я лучше их? Мое место рядом с моим племенем.

Песчаная Буря со стоном прильнула к его щеке.

- Но я люблю тебя, - прошептала она.

- И я тебя люблю, - шепнул Огнезвезд. - Оставайся здесь и помоги Ежевике отстоять лагерь!

С этими словами он повернулся и бросился в лес. Львиносвет и Крутобок побежали следом, Голубка заспешила за ними. Страх острыми когтями терзал ее.

«Где же Искра? Почему ее нигде не видно?»

С колотящимся сердцем Голубка выбежала из колючих зарослей. Огнезвезд остановился перед входом в овраг и посмотрел на своих воинов, призывая к тишине. Грозовые коты молча окружили его.

Теперь они ясно слышали, что весь лес ходит ходуном. Голубка затаила дыхание. Огнезвезд что-то шепнул на ухо Крутобоку, потом бесшумно, как сова крылом, взмахнул хвостом направо и налево, приказывая патрульным разделиться на два отряда. Голубка оказалась рядом с Крутобоком, зажатая между Белохвостом и Снежинкой. От воительницы Теней пахло смолой и хвоей, крепкие мышцы угрожающе перекатывались под ее гладкой шерстью. Огнезвезд кивнул Крутобоку на склон холма, высившегося над одной из стен каменного оврага. Сам он подошел к другому склону, знаком велев патрульным идти следом.

«Он хочет, чтобы мы поднялись одновременно с двух сторон и взяли врага в когти на вершине», - догадалась Голубка.

Она ждала приказа начать подъем, но Огнезвезд кивком подозвал ее к себе.

- Они повсюду? - шепотом спросил предводитель, когда Голубка подошла.

Она насторожила уши. Пронзительные вопли неслись со стороны границы племени Теней. На пустоши вереск хрустел под лапами несущихся котов, а из-за озера доносился треск ломаемых камышей. У Голубки потемнело в глазах.

- Да! Они напали на все территории одновременно!

Огнезвезд мрачно кивнул.

- Мы знали, что так и будет. - Он коротко коснулся подбородком ее макушки. - Крепись. И удачи! - Бросив быстрый взгляд на Крутобока, Огнезвезд взмахнул хвостом.

Это был сигнал к началу битвы.

Голубка зажмурилась и сделала глубокий вдох.

«Вот и все. Сражение началось. Надеюсь, сила звезд не оставит меня!»



Глава XXIII


Голубка развернулась, чувствуя, что патрульные мгновенно последовали за ней, и понеслась вверх по склону Она летела, едва касаясь лапами земли, с ловкостью куницы скользя сквозь густые заросли.

Внезапно острый шип впился ей в лапу. Голубка споткнулась и громко взвизгнула.

- Что такое? - спросил Белохвост, вырастая рядом с ней.

- Запуталась, - виновато пробормотала Голубка, кивая на ежевичную плеть, обвившую ее лапу.

- Это мы сейчас исправим! - Белохвост склонился над ней.

Голубка почувствовала, что он дрожит.

- Ты в порядке?

- Да, - он шумно сглотнул. - Просто… я никогда… не мог даже подумать о таком! - Он схватил ежевичную ветку зубами, повернул и высвободил лапу Голубки.

- О чем таком? - спросила она, вытаскивая лапу.

- О войне с мертвецами.

Только теперь Голубка вспомнила, что Белохвост никогда не верил в Звездное племя. Это было наследство, доставшееся этому славному воину от рождения в гнезде Двуногих.

- Да никто не мог о таком подумать, - сказала Голубка.

Тут сверху послышался громкий топот - наверное, кто-то из патрульных заметил их отсутствие и бросился на помощь.

- Не волнуйтесь, мы идем… - мяукнула Голубка и вдруг поперхнулась, увидев перед собой полосатого Частокола, которого совсем недавно видела в Сумрачном лесу.

- Берегись! - что было сил завизжала она Белохвосту, но тот уже встал на задние лапы, размахивая когтями.

С глухим стуком коты врезались друг в друга. Белохвост пошатнулся, но устоял.

- Частокол! - прорычал он. - Что ж, я не удивлен, что ты нашел свое место в племени убийц и предателей!

- Ну что, киска, теперь ты поверил в существование Звездного племени? - оскалился Частокол.

- Я верю в существование зла!

- Это похвально для такого глупца, как ты!

- А еще я всегда верил и буду в Воинский закон!

Прижав уши, Белохвост бросился на Частокола.

Кровь из расцарапанного носа убийцы брызнула на ежевику. Частокол взревел и, как барсук, ринулся на Белохвоста, опрокинул того наземь и прыгнул лапами на его беззащитный живот. Белохвост беспомощно забился, пытаясь встать, но Голубка уже бросилась ему на помощь и впилась когтями в шкуру Частокола. Кряхтя от натуги, она оттащила полосатого убийцу от товарища.

- Какая храбрая малютка, - прошипел Частокол, отталкиваясь задними лапами. Его бросок был настолько стремителен, что Голубка кубарем полетела в сторону и тяжело рухнула в ежевику. Она тут же вскочила, но Частокол был гораздо проворнее. Он кинулся на нее и с размаху ударил лапой в челюсть.

Ослепленная болью, Голубка словно в тумане увидела, как рядом с ней вырос Белохвост. Он распушился, став похожим на белый сугроб, и грозно оскалил зубы, но ни одна шерстинка не шелохнулась на гладкой шкуре Частокола. Быстрый, как змея, он ринулся на Белохвоста, поднырнул под его лапы и располосовал Грозовому воину когтями живот. Кровь закапала на траву.

- Отстань от него!

Голубка поднялась на подгибающихся лапах и бросилась на Частокола. Подскочив, она вцепилась когтями ему в плечи и повисла, как репейник. Он попытался сбросить ее, но Голубка подсекла Частокола под заднюю лапу и опрокинула на землю. Сцепившись, они покатились вниз по склону, раздирая шкуры о ежевику.

Острые зубы впились в плечо Голубки. Взвыв от боли, она разжала когти, отпустила Частокола и кое-как удержалась на лапах. Этот противник был ей явно не по силам. Молниеносным ударом лапы Частокол располосовал Голубке щеку, едва не выцарапав глаз. Она отскочила, отчаянно ища глазами Белохвоста.

- Не повезло тебе, малютка, - оскалился Частокол, кивнув на вершину холма. Голубка подняла глаза и ахнула, увидев, как тощая кошка прижимает к земле рычащего от ярости Белохвоста и рвет когтями его спину. - Скопа сейчас прикончит нашего нежного домашнего котика, - проурчал Частокол. - Что ж, значит, мне придется спустить шкуру с тебя!

«Воители не убивают! - слепая ярость захлестнула Голубку. - Огнезвезд не зря советовал нам драться, как бродяги!»

С оглушительным визгом она ринулась на Частокола и впилась зубами в его заднюю лапу. Полосатый воин взвыл от боли и попытался отбросить ее, но Голубка лишь сильнее сжала челюсти, пока не почувствовала под зубами твердую кость.

«Береги горло!» - вспомнила она наказ Искры, почувствовав, как клыки скользнули по шее. Обмирая от страха, Голубка выбросила вверх задние лапы и ухитрилась достать до живота Частокола. Тот с рычанием выпустил ее, и Голубка прыгнула в ежевичный куст, разодрав ухо о колючки.

Тут у нее над головой раздался пронзительный визг, а потом у Голубки потемнело в глазах, и она кубарем покатилась вниз. Это подоспевшая Скопа ударила ее сзади. Тяжелые лапы обрушились на беззащитный живот Голубки. Скопа вскочила на нее сверху и, вонзив когти в ее шкуру, принялась безжалостно полосовать свою жертву. Голубка захрипела, судорожно ловя воздух открытой пастью, но ее легкие, казалось, уже не пропускали воздух. Она задыхалась. Разъяренная воительница, оскалившись, вонзила когти еще глубже, и Голубка забилась от боли.

- Эй, Скопа, Частокол! - прогремел совсем близко еще один голос. - Эти двое уже готовы, не тратьте силы. Бросьте их, пусть истекут кровью, а нам нужно брать лагерь!

Словно в тумане, Голубка почувствовала, как смертельные когти вырвались из ее тела, потом воздух ворвался в ее смятые легкие.

- Белохвост?

Голубка с трудом поднялась на лапы, зашаталась.

Белохвост лежал в нескольких хвостах от нее, его белая шерсть густо пропиталась кровью. Она бросилась к нему, упала рядом, морщась от боли.

- Белохвост!

Белоснежный воин приподнял голову, его глаза подернулись туманом.

- Они побежали в лагерь!

Белохвост с трудом поднялся на лапы, но его тут же качнуло в сторону, так что он едва не упал. Стиснув зубы, он выпрямился и заковылял вниз по склону, спотыкаясь на каждом шагу.

- Бежим… Нужно их остановить!

Голубка, повизгивая от боли, побежала за ним и нагнала на середине холма.

- Ты сможешь дойти?

Она сама едва держалась на лапах, каждый шаг причинял ей острую боль.

- Я должен! - прорычал Белохвост.

Прямо перед входом в лагерь Песчаная Буря и Белка плечом к плечу отбивались от целой своры воинов Тьмы, которые бросались на них, как разъяренные лисы. Скопа и Частокол врезались в гущу сражения и с рычанием ринулись на прорыв.

- Нам нужно подкрепление! - провизжала Белка.

Ежевика, Листвичка, Пеплогривка и Дым выскочили из лагеря, но все новые и новые грозные и могучие враги выбегали из-за деревьев, тесня защитников лагеря. Вот на вершине склона всколыхнулись папоротники - это Огнезвезд и Львиносвет ринулись на помощь товарищам. За спиной у Голубки дробно простучали лапы, обернувшись, она увидела, как Крутобок и Снежинка мчатся в гущу сражения. Сморгнув кровь с глаз, Белохвост присоединился к ним.

Голубка побежала следом. Заметив в толпе полосатую шкуру Частокола, она выпустила когти и бросилась на своего врага.

«Сражайся, как бродяга!»

Забыв об искусных приемах, затверженных в пору ученичества, Голубка с диким рычанием принялась рвать когтями всех, кто попадался ей на пути. Она вертелась, как рыбка в воде, ее когти превратились в разящие молнии, не щадящие никого. Вскоре Голубка перестала различать отдельных котов, перед ее глазами колыхалось лишь море шкур, тонущих в кровавом тумане.

- Осторожнее! - услышала она над ухом пронзительный вопль Белки. Оказывается, в горячке сражения Голубка умудрилась оцарапать ее.

- Прости, - Голубка быстро повернулась и с утробным рычанием вонзила когти в темную шкуру очередного врага.

- Они уже в лагере! - раздался вой Львиносвета.

Темные фигуры рекой хлынули на изгородь, в мгновение ока превратив узкий проход в огромную рваную дыру. Львиносвет кинулся следом за врагами.

- Пеплогривка! Дым! Крутобок! Идите за Львиносветом, помогите ему вышвырнуть прочь эту падаль! - приказал Огнезвезд, мощным ударом посылая в колючки очередного бросившегося на него кота. - Мы удержим остальных здесь.

Голубка похолодела, услышав из-за колючей стены пронзительный вопль Тростинки. Котята! Не помня себя, она ринулась в лагерь, но чьи-то острые когти впились ей в шкуру, заставив остановиться. Голубка с беспомощным воплем упала на землю. Поднявшись на лапы, она увидела знакомые фигуры, мчавшиеся вниз по склону. Помощь пришла! Это были патрульные Речного племени и коты Ветра.

«Только бы они оказались за нас, а не за наших врагов!»

Вскоре Форелька, Галечник и Мятник вступили в бой на стороне сводного патруля Грозовых котов и воинов Теней. Голубка с облегчением перевела дух - похоже, эти коты были на стороне Воинского закона.

- Еще один отряд прорвался в лагерь! - прорычал Огнезвезд, отшвыривая Частокола.

- Мы с ними разберемся, - рявкнул Совка, скрываясь за остатками колючей изгороди. Белогрудка и Валун помчались следом.

Почти сразу же из оврага донеслись оглушительные вопли. Речные коты, встав спина к спине, разили врага, вытесняя его из лагеря. Голубка прошмыгнула в просвет между двумя котами и с утроенной силой заработала когтями. Казалось, на этот раз победа улыбнулась котам-воителям - сплошная цепь воинов Тьмы дрогнула и распалась на отдельные звенья.

Огнезвезд со Шмелем и Маковкой оттеснял врага к деревьям, а Голубка, объединившись с Белкой и Милли, бросилась преследовать другой отряд врагов. Куда подевалась ее недавняя беспомощность? Теперь ее лапы работали без передышки, она разила и уворачивалась, и каждый ее удар достигал цели. Увидев, что Милли рвет когтями морду какой-то худой драной кошки, Голубка подскочила и цапнула противницу зубами за заднюю лапу. Потом развернулась и помогла Белке обратить в бегство еще одного воина Тьмы. Голубка с такой силой полоснула его когтями по уху, что кот пустился наутек, обливаясь кровью.

Голубка огляделась по сторонам. Львиносвет гнал целую свору котов Сумрачного леса вверх по склону. Листвичка отшвырнула в сторону черного кота. Ряды вражеского воинства поредели, перед входом в лагерь осталось всего несколько воинов.

Огнезвезд шагнул к ним.

- Бегите или умрете, - тихо прорычал он.

Враги на миг застыли, потом дружно повернулись и бегом пустились в лес.

- Трусы! - провизжала Тростинка, высовывая голову из разлохмаченной изгороди.

Еще через несколько мгновений из лагеря выбежали Галечник и Песчаная Буря, гоня перед собой последних нападавших. Когда они пробежали мимо, Голубка насторожила слух и радостно встрепенулась, убедившись, что враги убрались в Сумрачный лес.

«Мы их прогнали! Мы выстояли!»

Но праздновать победу было еще рано.

Голубка услышала дикие вопли, несущиеся из беззвездной тьмы. Там, на краю миров, раздавался оглушительный топот лап. Это было уже не паническое бегство разгромленных отрядов, а могучая поступь завоевателей. И они приближались.

- Их еще много! - прошептала Голубка. - Они идут сюда!

- Белохвост! Галечник! Дым! - прогремел над поляной громовой голос Огнезвезда. - Марш в палатку целителя. Живо!

Израненные воины захромали в лагерь, окропляя траву кровью.

- Есть еще тяжелораненые? - спросил Огнезвезд, окидывая взглядом котов. Милли потерла разодранное ухо, Крутобок прижался к ней, сочувственно заморгал опухшими глазами. Маковка торопливо вылизывала сломанный коготь, а Мятник обнюхивал глубокую рану на боку Форельки.

Подоспевшая Листвичка забегала вокруг раненых.

- Ничего страшного, - доложила она, осмотрев каждого.

- У нас все спокойно, - пробасил Ежевика, выходя из лагеря. - Котята в безопасности.

- Не спеши радоваться, - мрачно заметил Огнезвезд.

Голубка оцепенела, услышав приближающийся топот бегущих лап.

- Кто это? - выгнул спину Белохвост.

На вершине склона появился оруженосец племени Теней.

- Горностайка? - воскликнул Ежевика. - Как дела в племени Теней? Держитесь?

- Чернозвезд потерял жизнь! - Оруженосец с дикими глазами бросился вниз. - Нас теснят со всех сторон! Нам нужна помощь!

Дымопят сорвался с места и помчался к оруженосцу, Дубравник и Совка в панике переглянулись.

- Ты видел Вишнелапку? - спросила Маковка.

- Что? - заморгал Горностайка. - Разве она не здесь?

Маковка пошатнулась.

- Наверное, она побежала в племя Ветра, - успокоила ее Листвичка. - Или сидит в укрытии, ожидая, когда можно будет без опаски добежать до нас.

Огнезвезд посмотрел на Голубку.

- Как далеко отсюда вражеское подкрепление?

Голубка прислушалась и с облегчением перевела дух - шаги врагов все еще тонули в липком тумане Сумрачного леса.

- Они пока не преодолели границу между мирами.

Предводитель Грозовых котов взмахнул хвостом.

- Львиносвет, беги в племя Теней. И ты тоже, Крутобок. Мы пока продержимся без вас.

«Ты уверен?» - с дрожью подумала Голубка. Враг, конечно, был еще далеко, но он уверенно приближался, а значит, с неизбежностью заката обрушится на лагерь Грозового племени.

- Дымопят! - Огнезвезд повернулся к воину Теней. - Бегите домой. Сейчас вы нужнее своим товарищам, чем здесь.

Когда воины племени Теней бросились в лес, Ежевика подошел к Львиносвету, уже готовому сорваться с места.

- Спаси их, прошу тебя, - шепнул он, с отцовской нежностью прижавшись щекой к золотой щеке непобедимого воина. - Я знаю, ты сможешь.

Львиносвет посмотрел в желтые глаза глашатая, кивнул и побежал в лес.

Голубка дрожала всем телом. Посмотрев на товарищей, она увидела в их глазах отражение собственного страха. Перед угрозой наступающей армии они остались без лучшего воина и поддержки соседей.

- Наш лагерь разрушен! - завыла Тростинка.

- Мы не раз отстраивали свой лагерь раньше, - спокойно ответил Огнезвезд, перешагивая через растоптанную изгородь. - Отстроим и сейчас, будет лучше прежнего.

«Если переживем очередной штурм», - подумала про себя Голубка.



Глава XXIV


Львиносвет мчался к границе с племенем Теней. Папоротники хлестали его по усам, сухие листья летели из-под лап. Крутобок несся за ним, чуть дальше бежали Снежинка, Дымопят и Дубровник. Львиносвет далеко опередил их всех, он летел, едва касаясь лапами земли, так что деревья сливались у него перед глазами в сплошную бурую массу.

- Ой! - Крутобок споткнулся на бегу и тяжело грохнулся на землю.

Львиносвет развернулся и бросился к нему на помощь, но Крутобок уже поднялся на лапы.

- Уф, - пропыхтел он, отряхиваясь. - Зацепился лапой за ежевику.

Впервые в жизни Львиносвет заметил легкую дымку, заволокшую глаза старого кота, и то, как резко выпирает хребет из-под его все еще густой шерсти.

«А я и не заметил, как ты успел состариться! - Щемящая жалость сжала сердце Львиносвета. - Для меня ты всегда был сильным и неизменным, как скала».

- Чего уставился? - фыркнул Крутобок, видимо, угадав его мысли. - Вперед! Битва не ждет!

С этими словами он бросился бежать, и Львиносвету ничего не оставалось, как последовать за ним.

Приблизившись к границе, Львиносвет сразу услышал визг и вопли сражающихся котов. Невысокий куст можжевельника ходил ходуном.

- Враноклюв! - завизжала Снежинка, бросаясь к кусту.

Два воина племени Теней корчились под когтями врагов. Шкуры их были располосованы в кровь, глаза закатывались от боли и страха.

- Держись, Жабник, мы уже здесь! - зарычал Дубровник, прыгая следом за Снежинкой. Он вскочил на спину здоровенному коту из Сумрачного леса и задал ему такую трепку, что враг кубарем покатился прочь. Снежинка оттащила другого воина от обливавшегося кровью Враноклюва.

Львиносвет остановился, оглядывая место сражения. Впереди кипела еще одна схватка. Он вздрогнул, узнал Змеехвоста, отчаянно оборонявшегося от наседавших врагов.

«Он же старейшина! - поразился Львиносвет. - Что он здесь делает?» Но он не мог отвлекаться на мелкие стычки, сейчас ему нужно было как можно скорее пробраться к Чернозвезду.

- Бежим в лагерь! - прошипел Львиносвет, останавливая сорвавшегося с места Крутобока.

- Но Змеехвост один не справится!

- Тогда беги к нему, - бросил Львиносвет на бегу. - Давай, Крутобок, разберись тут, а потом догоняй!

Он ринулся в чащу. С каждым шагом вопли, несущиеся из лагеря, становились все отчаяннее. Это был уже не боевой клич, а стон погибающих. Но вот перед Львиносветом выросла стена ежевики, еще совсем недавно служившая неприступной оградой племени Теней. Теперь в ней зияли рваные дыры, густо политые кровью. Львиносвет протиснулся в один такой лаз.

Вытоптанная поляна была усеяна ранеными. Черная Сосногривая выла над неподвижным телом крохотного котенка. Рыжинка бегала вокруг нее, в глазах ее застыл ужас. Четверо здоровенных воинов Сумрачного леса стояли возле дальней стены лагеря, скаля зубы в зловещих ухмылках. Они были похожи на лис, загнавших свою дичь в угол и неторопливо поджидающих, когда добыча сама придет им в пасть.

Им противостояла пестрая толпа воинов из трех племен. Рядом с воинами Теней Львиносвет узнал Утесницу, Головешку и Дроковницу из племени Ветра, а также Тонкокрылого, Снегиря и Лепестянку из Речного лагеря.

Запыхавшийся Крутобок подбежал к Львиносвету.

- Почему они не дают отпор этой падали? - прохрипел он.

- Хочешь, чтобы мы потеряли еще больше воинов? - набросился на него проходивший мимо Перышко. - Чернозвезд потерял жизнь, - прошептал он, склоняясь над лежавшим на земле Углехвостом. Земля под животом серого воина пропиталась кровью. Перышко зажал рану лапой, но кровь хлестала между его когтей. - У меня кончаются запасы трав! - простонал целитель.

Крутобок бросился к нему.

- Тебе нужен мох, - твердо сказал он. - Эй, Кудряшка, - позвал он королеву, сидевшую под растоптанной ежевикой. - Принеси паутины, только быстро! Раненым нужна срочная помощь.

Когда королева с готовностью сорвалась с места и бросилась в лес, Львиносвет с облегчением перевел дух.

«Молодец, Крутобок! Главное - не допустить паники».

Зловещий визг, раздавшийся с противоположного края поляны, заставил Львиносвета обернуться. Один из воинов Сумрачного леса прорвал шеренгу защитников лагеря и бросился на Крутобока.

Грозовой воитель встретил его могучим ударом лапы и отшвырнул прочь.

- Жалкая тварь! - прорычал Крутобок. - Лучше забейтесь в кусты и ждите подкрепления, потому что с нами вам не справиться!

Поверженный воитель метнул на него полный ненависти взгляд и отполз обратно к своим соратникам.

- Они не зря ждут, подкрепление из Сумрачного леса уже в пути, - шепнул Львиносвет, наклоняясь над Перышко. - Так что постарайся подлатать всех, кого можно, потому что очень скоро раненым придется снова встать в строй.

Углехвост с трудом приподнял голову.

- Я буду сражаться до последней капли крови!

Львиносвет снова обвел глазами поляну.

- А где патруль Грозового племени? - поразился он. В самом деле, в лагере не было видно ни Медуницы, ни Долголапа, ни Терновника. Где же они?

- Наверное, они погнали врага в лес, - ответил Перышко, не отрывая глаз от раненого.

К целителю подбежал Кедровник, волочивший за собой целое облако паутины.

- Вот! - он протянул целителю лапу, чтобы тот снял с нее прозрачные липкие нити. - Сейчас Белопенная еще принесет, она разыскала целое дупло с паутиной!

- Отлично! - приободрился Перышко, принимаясь бинтовать разодранный бок Углехвоста.

Львиносвет с облегчением заметил, что паника оставила целителя, и тот с уверенностью вернулся к работе.

То же самое происходило и в рядах воинов племени Теней. Они потихоньку справились со страхом и расправили плечи. Гонцы сновали туда-сюда, разнося раненым смоченный водой мох и паутину. Крысобой выпустил когти, угрожающе помахивая хвостом. Львиносвет наклонился к Крутобоку.

- Стой здесь и охраняй Перышко, - шепнул он, а сам отошел к воинам, стоявшим перед врагами.

- Идем на них, - негромко сказал Львиносвет Крысобою. - Но очень медленно, коготок за коготком.

Крысобой кивнул и взмахом хвоста отдал приказ своим воинам. Шеренга сделала дружный шаг вперед, потом еще один. И еще. Коты из Сумрачного леса нерешительно переглянулись. Один из них бросил тоскливый взгляд на ограду лагеря, словно ожидая увидеть за ней подкрепление.

- Продолжайте наступать, - прошептал Львиносвет Крысобою. - Только не подходите слишком близко и в бой не вступайте, просто выводите их из себя, чтобы задергались. А я пока сбегаю, погляжу, как там Чернозвезд.

Крысобой кивнул в сторону прорехи в ежевичной стене.

- Он там.

Львиносвет торопливо подбежал к ежевике и нырнул в лаз. Когда его глаза привыкли к полумраку, он увидел взволнованного Рябинника.

- Вы пришли! - перевел дух глашатай племени Теней.

- А как же, - кивнул Львиносвет, склоняясь над Чернозвездом, вытянувшимся на песке. - Как он?

- Приходит в себя, - мрачно ответил Рябинник, загораживая собой предводителя. - Это не последняя его жизнь, так что скоро он снова будет в строю. Племя Теней еще не разбито! Мы будем сражаться дальше!

- Это хорошо, - ответил Львиносвет, садясь рядом. - Мы с вами.

Глаза Чернозвезда все еще были подернуты пеленой, но дышал он глубоко и ровно. Рябинник обнюхал его.

- Ничего, скоро он встанет! Откуда взялись эти твари? - спросил он у Львиносвета, понизив голос. - Мне показалось, будто среди напавших были те, кого мы давным-давно считали погибшими!

- Зло бессмертно, - так же тихо ответил Львиносвет. - Мы ошибались, думая, что жизнь после смерти возможна только в Звездном племени. Как видишь…

Пронзительный визг, раздавшийся на поляне, заставил его замереть на полуслове.

- Поднимай его! - приказал Львиносвет Рябиннику, но тот уже и сам принялся тормошить предводителя.

Львиносвет помчался на поляну. Воины Сумрачного леса могучим потоком вливались в лагерь через растерзанную изгородь.

- Крысобой! Формируй отряды! - коротко скомандовал Львиносвет. - Старайтесь разбить врага, не дать ему стать сплоченной силой. - Он повернулся к Перышку. - Давай-ка переведем всех тяжелораненых в укрытие.

- Я думаю, лучше всего в заросли под стеной, - решил целитель, указывая хвостом на густые кусты ежевики. - Кудряшка! Белопенная! Помогите мне! - Перышко с кряхтением схватил за шиворот бесчувственного кота и поволок его через поляну.

- Алоцветик! - подозвал Львиносвет старую кошку.

Долголапая старейшина с готовностью бросилась к нему, бесстрашно промчавшись мимо оскаленного воителя Тьмы, и подняла с земли убитого котенка.

Подталкивая носом оцепеневшую от горя Сосногривую, Алоцветик отошла к зарослям и бережно положила маленькое тельце на землю. Головешка, Хорьколаз и Снегирь встали спина к спине и выпустили когти, приготовившись встретить наседающих врагов. Светлоспинка и Скворец яростно отбивались от воняющих падалью воинов.

- Держитесь! - прорычал Львиносвет.

В следующее мгновение отряд Головешки скрылся в море противников. Львиносвет бросился в гущу боя и принялся работать лапами, с наслаждением погружая когти в шерсть и плоть. Отчаянный визг раненых заставлял его сердце биться еще жарче. Но положение оставалось критическим. Похоже, среди котов племени Теней уже не осталось боеспособных воинов. Неужели Львиносвету суждено стать свидетелем гибели этого благородного и храброго племени?

- Нас подавляют! - прохрипел Крутобок, расшвыривая врагов могучими взмахами тяжелых серых лап. Пробившись к отряду Головешки, он сорвал со спины воина племени Ветра оскаленную кошку из Сумрачного леса.

Внезапно за стеной лагеря раздался громкий топот лап. Неужели новое подкрепление? Но в лагере и так было не протолкнуться!

Ежевика всколыхнулась, и покорно расстелилась по земле. Отряд сильных воинов хлынул на поляну, и при виде их Львиносвет разинул пасть. Полупрозрачные коты, словно тени, засновали среди дерущихся. Они не были озарены светом звезд, а сквозь их шкуры просвечивали кусты и деревья. Кто это такие? Присмотревшись, Львиносвет сдавленно ахнул. Это были Древние, он совсем недавно видел их в пещере!

Призрачные воины набросились на врагов. Их глаза горели огнем сражения, острые клыки и когти не знали преград.

Великое Звездное племя, кто они такие? - завизжал Рябинник, в страхе прижимая уши.

Призрачная пестрая кошка на миг задержалась перед ошеломленным глашатаем.

- Юнец! Мы предки Звездного племени! - прорычала она и бросила косой взгляд на Львиносвета. - Здравствуй, молодой воин! Вот мы и встретились снова.

- Совиное Перышко! - окликнула ее хрупкая белоснежная кошка. - Помоги-ка мне расправиться с этой негодяйкой! - Она гнала через поляну визжавшую полосатую кошку, распространявшую оглушительный запах падали.

- Уже бегу, Половинка Луны!

Стоило им убежать, как со стороны разрушенной стены раздался оглушительный треск, и над остатками кустов и ежевики выросла чудовищная черная фигура. Над широкими плечами возвышалась тяжелая голова с узкой полосатой мордой и зоркими черными глазками.

- Полночь! - завопил Крутобок, в восторге глядя на барсучиху. Коты Сумрачного леса и воины племени Теней с истошным визгом бросились врассыпную, а барсучиха, покачивая головой, неторопливо двинулась через поляну.

- Не бойтесь! - завизжал Львиносвет. - Эта барсучиха на нашей стороне!

С низким ревом Полночь ринулась в гущу сражения, топча и калеча воинов Тьмы, угодивших под ее лапы. Кровь застыла в жилах Львиносвета при виде того, как огромная барсучиха хватает врагов за горло и, встряхнув в воздухе, отшвыривает их безжизненные тела прочь. Смотреть на это было страшно, но гораздо страшнее было бы увидеть неминуемую гибель племени Теней.

Львиносвет с рычанием ринулся в бой и опрокинул наземь ближайшего мертвого кота. Размахнувшись, он как следует прошелся когтями по щеке и плечам врага, потом пинком отшвырнул его прочь.

- Молодец, золотой кот, - негромко проурчала Половинка Луны, ее светлая шерсть казалась сгустком тумана на пожухлой траве.

Воин из Сумрачного леса с ревом бросился на нее, но белая кошка крест-накрест располосовала когтями его морду. Кот попытался цапнуть ее за лапы, но Львиносвет, стремительный, как лисица, поднырнул врагу под брюхо и подбросил того в воздух. Половинка Луны высоко подпрыгнула и в полете прочесала негодяя когтями.

Это была славная битва!

- На помощь!

Львиносвет обернулся на вопль, донесшийся из ежевики. Бросившись туда, он увидел, как разъяренный воин Сумрачного леса прижимает к корням сосны извивающегося Крысобоя.

- Умри, предатель! - рычал он.

- Нет, Бесхвостый, прошу тебя! Не надо! - молил воин Теней, корчась от ужаса при виде смертоносных когтей, нацеленных ему в глотку.

Львиносвет подскочил к ним.

- Отпусти его!

Бесхвостый неторопливо повернул к нему голову.

- Отпустить? - он насмешливо прищурил один глаз. - Но ведь он предатель. Нехорошо предавать товарищей по племени, ты согласен?

Львиносвет захлопал глазами.

- Товарищей?

- Не верь ему! - прохрипел Крысобой, закатывая глаза. - Они… не говорили мне… что хотят уничтожить мое племя!

Бесхвостый с наслаждением еще сильнее сжал его горло, так что у несчастного выкатились глаза.

- Ты знал, что ждет тех, кто посмеет ослушаться нас, - прорычал он, занося лапу.

Крысобой выгнулся дугой.

- Пошел вон! - Белая фигурка промчалась мимо Львиносвета, врезалась в Бесхвостого и отбросила его прочь. Снежинка приземлилась на все четыре лапы и оскалила зубы. - Только попробуй тронуть моего брата! - зарычала она на Бесхвостого. - Он никогда не предавал своих соплеменников!

Бесхвостый со злобой посмотрел на нее.

- Ты уверена? - он оскалился, показав кривые желтые зубы. - Зачем же тогда он каждую ночь тайком бегал тренироваться в Сумрачный лес? - Он поднял голову и огляделся по сторонам, в его глазах вспыхнул злобный огонек. - И, между прочим, не он один. Тебя ждет еще немало сюрпризов, пустоголовая!

Он уставился на пестрого кота, волочившего через поляну обмякшую Светлоспинку.

- Краснохвост? - моргнула Снежинка.

- Да, - осклабился Бесхвостый. - И Краснохвост.

Услышав свое имя, Краснохвост обернулся, бросив Светлоспинку.

Та стремительно вскочила с земли и в бешенстве уставилась на него.

- Ты что, совсем ополоумел? - завизжала она. - Своих от чужих не отличаешь?

- Ко мне, Краснохвост! - повысил голос Бесхвостый.

- Да? - Краснохвост, подпрыгивая от нетерпения, бросился к нему, заглянул в глаза. - Что мне сделать?

- Как битва? - спросил Бесхвостый, довольно щурясь.

- Прекрасно! - с воодушевлением воскликнул предатель, обводя сверкающим взглядом кровавое побоище. - Наконец-то я могу дать волю своим когтям и клыкам! Вы были правы, говоря, что наши племена заплыли жиром и обленились! Ничтожные слабаки! Они так боятся хоть на шерстинку преступить свой бесценный Воинский закон, что я могу давить их, как мышей!

Снежинка бросилась на него.

- Мы защищаем Воинский закон, потому что для нас он дороже жизни! - Метким ударом она сбила Краснохвоста с лап и впилась когтями в его горло. - Я убью тебя, предатель!

- Остановись, Снежинка! - раздался срывающийся голос позади Львиносвета.

Чернозвезд спешил к ним сквозь толпу. Он спотыкался на ходу, запах смерти, словно клок паутины, тянулся за ним.

Снежинка нехотя отошла от поверженного Краснохвоста.

- Но ведь он предатель!

- Неправда! - оскалил зубы Краснохвост. - Я преданный воин, только предан я не вам, а своему новому племени! - Он подскочил к Бесхвостому и гневно посмотрел на своего бывшего предводителя. - Жалкий старый Чернозвезд! - с презрением прошипел предатель. - Ты уже наполовину мертв, зачем же ты, как трус, все цепляешься когтями за жизнь? Когда же ты, наконец, ляжешь в землю, чтобы освободить место молодым и сильным?

Чернозвезд вплотную приблизился к перекошенному от ненависти коту.

- Как видишь, я все еще остаюсь предводителем племени Теней, - негромко прорычал он. - А ты променял славную судьбу воина этого племени на жалкую участь предателя!

Его лапа взлетела, как молния, и обрушилась на грудь Краснохвоста. Кровь хлынула из глубокой раны, полилась на траву. Несколько мгновений Краснохвост стоял, изумленно глядя на свою распоротую грудь, потом его лапы подогнулись, и он тяжело осел. Его голова с глухим стуком упала на усыпанную хвоей землю, глаза закатились и погасли.

Бесхвостый в бешенстве выпустил когти.

- Ты убил нашего верного воина!

Чернозвезд твердо выдержал его взгляд.

- Я убил предателя, а сейчас прикончу второго!

Глаза Бесхвостого радостно засверкали.

- Жалкий старик! Неужели ты надеешься убить меня?

- Нет! - воскликнул Львиносвет, бросаясь между ними. - Сразись со мной, падаль! - он с вызовом посмотрел на Бесхвостого. - Или трусишь?

- Я никого не боюсь! - зашипел Бесхвостый, бросаясь на него.

Когда крепкое мускулистое тело врезалось в грудь Львиносвета, тот невольно поразился силе противника. Впившись когтями в рыхлую землю, покрытую толстым слоем скользкой хвои, Львиносвет встал на задние лапы, приготовившись располосовать когтями морду врага. Но Бесхвостый ловко увернулся и припал к земле, покачивая хвостом. Злобное торжество светилось в его прищуренных глазах.

«Он силен и хитер, - подумал Львиносвет. - И уверен в своей победе».

Заглушив сомнения, он снова бросился на врага и подсек его под задние лапы. Но Бесхвостый ловко подпрыгнул, устоял на лапах, и отскочил в сторону.

- Ты дерешься, как малый котенок! - захохотал он. - Где тебе справиться с настоящим воином?

Он прыгнул, целясь в глотку Львиносвета, но тот увернулся и челюсти врага бессильно щелкнули над его ухом. Встав на задние лапы, Львиносвет хотел ударить Бесхвостого передними, но тот быстрее гадюки метнулся в сторону и ударил противника головой в живот. Львиносвет кубарем покатился по хвое.

- Когда же ты начнешь сражаться, как воин? - насмешливо процедил Бесхвостый. - Мне надоели эти детские забавы!

- Как скажешь!

Разъяренный Львиносвет ринулся на него, но ловкий Бесхвостый выкрутился, запрыгнул сзади и впился когтями ему в шею. Львиносвет забился, пытаясь вырваться, его лапы беспомощно заскребли по сосновым иглам. Он задыхался, свет начал меркнуть в его глазах.

- Как же мне поступить? - услышал он над ухом глумливый голос Бесхвостого. - Самому тебя прикончить или поделиться этим удовольствием с соплеменниками?

Он оглянулся по сторонам в поисках соратников, и вдруг в его наглых глазах промелькнуло нечто, похожее на страх. Когти, стиснутые вокруг горла Львиносвета, разжались.

Огромная тень упала на котов, потом откуда-то сверху Львиносвет услышал гулкий голос Полночи.

- Каждый кот сам выбирает свою судьбу, но есть немногие, избранные ей самой, - изрекла барсучиха и, развернувшись, тяжело потопала прочь.

«Я избран судьбой, чтобы уничтожить эту тварь! - понял Львиносвет. Теперь это было ясно, как день. - Пусть я не так искушен в твоих лисьих приемах, Бесхвостый, но я буду сражаться с тобой так, как подобает лучшему коту-воителю!»

Бесхвостый замахнулся когтистой лапой.

- Как жаль, что все бросили тебя, жалкий слабак! - он осклабился, обнажив окровавленные клыки. - Даже твоя подружка барсучиха не захотела тебя защитить!

Львиносвет задрожал, бурлящая сила хлынула ему в лапы. Оттолкнувшись от земли, он схватил Бесхвостого зубами за глотку. Острые клыки без труда пронзили нежную кожу, потом соленая теплая жидкость наполнила пасть Львиносвета, и он захрипел, даваясь от отвращения. Превозмогая себя, он еще крепче сжал челюсти, чувствуя, как Бесхвостый бьется и сипит, захлебываясь собственной кровью. Потом раздался отвратительный хруст, и зловещий воин Тьмы безжизненно свалился к лапам Львиносвета.

Львиносвет разжал зубы и отошел, глядя, как тело Бесхвостого тает, растворяясь в воздухе. Вскоре оно исчезло. Тогда Львиносвет поднял окровавленную морду и увидел, что все вокруг смотрят на него. Воины Сумрачного леса попятились, потом развернулись и бросились прочь из лагеря.

- Львиносвет! - Чернозвезд подошел к оцепеневшему Грозовому воину. - Я горжусь тем, что мне довелось сражаться рядом с тобой! - Он кивнул на поле недавнего побоища. - Ну что, теперь давайте вышвырнем прочь всю эту падаль!

Львиносвет кивнул и направился за предводителем, но новый оклик заставил его обернуться.

- Львиносвет!

Крутобок бежал к нему, протискиваясь сквозь толпу.

- Половинка Луны говорит, что мы должны немедленно вернуться домой! - пробасил серый воин. - Племя Теней теперь сможет обойтись без нашей помощи. Ты отпустишь нас, Чернозвезд?

Чернозвезд кивнул.

- Спасибо вам! Конечно, я был бы рад вместе с вами расправиться с этой нечистью, но вас ждут соплеменники! Присылайте за нами, если понадобится подмога. Племя Теней всегда придет вам на помощь.

Львиносвет низко склонил голову перед предводителем.

- Благодарю тебя, Чернозвезд. - Он повернулся к Крутобоку. - Бежим!



Глава XXV


Искра сидела в тесном туннеле, ведущем к поганому месту. Отсюда ей было слышно как на поляне Огнезвезд отдает распоряжения и формирует отряды. Сверху доносились вопли несущихся котов. Армия Сумрачного леса ворвалась в лес.

Искра вся дрожала от досады. Зачем Голубка так рано растолкала ее?

«Я хотела разыскать Березовика и Пестроцветик до того, как начнется битва! А теперь слишком поздно. Как мне найти их?»

- Оставайся здесь и помоги Ежевике отстоять лагерь, - услышала Искра последние слова предводителя, потом раздался топот удаляющихся лап.

Искра подождала еще немного. Если бы она только знала, куда Звездолом пошлет этих Грозовых котов!

«Наверняка не сюда, он слишком умен, чтобы заставлять их сражаться против соплеменников. Значит, скорее всего, их отправят в другие племена».

Искра глубже зарылась в ежевику и побежала в обход поганого места, намереваясь тайком выбраться из лагеря. Выскочив из папоротников, она остановилась и принюхалась. Из леса несло мертвечиной. Ветер стонал в верхушках деревьев.

- Искра?

Она подскочила, услышав над головой громкий голос.

- Разве ты не должна быть в отряде Огнезвезда?

Обернувшись, Искра увидела глашатая, стоявшего под рябиной. Она съежилась под его немигающим взглядом. Ежевика знал, что Искра тренировалась в Сумрачном лесу, вдруг он решит, будто она собирается предать свое племя?

- Я… я должна разыскать Пестроцветик и Березовика! - выпалила Искра, решив, что больше не будет лгать. - И Мышеуса.

Ежевика подошел к ней.

- Ты знаешь, где они?

- Нет! К сожалению. Я должна остановить их, пока они…

- Пока они не предали нас всех? - подсказал Ежевика, щуря свои круглые глаза.

- Они этого не сделают! - пролепетала Искра. - Я знаю, они не такие! Они хорошие… просто сейчас они очень напуганы. Звездолом пригрозил убить их, если они осмелятся его ослушаться!

Ежевика коснулся носом ее макушки.

- Тогда иди и разыщи их, Искра.

- Правда? - не веря своим ушам, переспросила она. - Ты мне разрешаешь?

- Я верю, что ты поступаешь правильно.

- Спасибо!

Дрожа от облегчения, Искра бросилась в сторону территории племени Ветра. Оглушительный визг летел над пустошами, эхом разносился над гладью озера, никого пока не было видно. Искра побежала быстрее, поскальзываясь на мокрой траве. Вот впереди показался пограничный ручей, осталось только перепрыгнуть через него и взбежать на холм, за которым расстилалась пустошь.

- Искра!

Негромкое рычание заставило ее подскочить на месте. Огромные янтарные глаза полыхнули из густой тьмы над ручьем.

Искра споткнулась и остановилась, выпустив когти.

- К-то здесь?

Когтегрив неторопливо выскользнул из кустов.

- Куда это ты направляешься? - сощурилась Искра. Она подскочила к крепкому воину племени Теней, вытянула шею. - Ты уже знаешь, что битва началась?

Когтегрив на миг обернулся через плечо.

- Коршун велел мне ждать его здесь.

Искра опустила глаза на лапы.

- Ты в его отряде?

- А ты нет? - вопросом на вопрос ответил Когтегрив, недоверчиво щуря глаза.

- Я… я пока не знаю. Мне еще ничего не приказывали, - пролепетала Искра, лихорадочно соображая. На чьей стороне Когтегрив? Что у него на уме?

- Коршун сейчас придет и скажет тебе, что делать.

«Но я должна разыскать своих соплеменников! Ежевика надеется на меня!»

Искра попятилась в папоротники.

- Куда это ты? - спросил Когтегрив.

- У меня нет времени ждать! - бросила Искра, прибавляя шаг. - Битва уже началась!

- А ты уже знаешь, против кого будешь сражаться? - насмешливо бросил ей воин.

Искру охватил гнев. Хватит с нее лжи, она была по горла сыта мерзостями, которые творила и говорила, притворяясь преданной воительницей Сумрачного леса!

- Да, я знаю, против кого буду сражаться! - завизжала она, оборачиваясь к Когтегриву - Против любого кота из Сумрачного леса, что увижу на наших территориях! - Она обожгла полосатого Когтегрива негодующим взглядом. - И против любого предателя, что переметнется на сторону Беззвездного края!

- Вот как? - повел усами Когтегрив. - А я-то думал, что ты у нас самая преданная воительница Сумрачного леса! Ты так из шкуры лезла, выслуживаясь перед Коршуном, где было остальным до тебя! - Он встал и шагнул к Искре, она ясно различила угрозу в его огромных глазах. - Ты же убивала ради Сумрачного леса, правда? Разве не этого ты хотела, Искра?

Она затрясла головой.

- Я всегда знала, кому буду служить верой и правдой до последней капли крови! - воскликнула она. - И я лучше умру, чем буду сражаться на стороне Звездоцапа и Коршуна.

- Возможно, так оно и будет, - оскалился Когтегрив. - Ты же слышала, что Звездолом пригрозил расправиться со всеми, кто посмеет его предать!

Искра с негодованием посмотрела на него, бешенство бурлило в ее крови, обдавая жаром.

- Мне все равно!

- Ты говоришь, совсем как твоя сестра, - фыркнул Когтегрив.

- При чем тут Голубка? - насторожилась Искра.

- Она выбрала свое племя, а не меня.

- И правильно сделала! - воскликнула Искра, не обращая внимания на то, как потемнели глаза Когтегрива. - И ты тоже должен так поступить! Неужели несколько лун, проведенных в Сумрачном лесу, заставили тебя забыть о Воинском законе?

Когтегрив оскалил зубы.

- Я ничего не забыл, в отличие от тебя. По крайней мере, я никого не убивал и не пытался убить.

Искра открыла пасть, чтобы ответить, но тут рядом с ней зашуршали папоротники. Она обернулась - и лапы ее приросли к земле.

Из зарослей вышел Коршун.

- Искра! - Пронзительные синие глаза страшного кота радостно вспыхнули. - Вот ты где! Почему тебя не было с нами?

- Я ищу Пестроцветик и Березовика, - пролепетала Искра.

Коршун приблизил свою морду к ее носу, принюхался.

- Разыщи их! Немедленно! - прорычал он. - Потом бегите в племя Ветра. Будете в моем отряде во время второй атаки.

Искра кивнула и бросилась наутек. Обернувшись, она увидела, как Когтегрив склонился к уху Коршуна и что-то шепчет ему. Ужас когтями полоснул ее по животу.

«Если Коршун узнает о моем предательстве, я погибла!»

С бешено колотящимся сердцем она бросилась в заросли вереска и понеслась во весь дух.

- Березовик! - завизжала Искра. - Пестроцветик!

- Искра!

Она резко остановилась, услышав голос Березовика. Он стоял под кустом растрепанного ветром утесника, почти сливаясь с темнотой. Пестроцветик и Мышеус прятались здесь же, затравленно выглядывая из-за спины Березовика. Неожиданно совсем рядом раздался оглушительный визг, и на пустошь выскочили два воина Ветра, за которыми мчались бойцы Тьмы. Чуть выше, на пригорке, кипело побоище, вопли и визг далеко разносились по долине.

- Что нам делать? - в отчаянии прошептал Березовик. - Мы не можем воевать против своих!

- Конечно! - воскликнула Искра. - Мы должны защищать племена от нашествия Сумрачного леса.

Березовик потрясенно уставился на нее.

- Ты все это время знала, что затевается?

- Да, - призналась Искра.

- Почему же ты нам не сказала? - вытаращил глаза Мышеус.

- Потому что я шпионила за ними! - быстро ответила Искра. - И не знала, кому можно довериться, а кому нет. Хотя, я надеялась, что вы сами во всем разберетесь. Неужели непонятно было, какие негодяи заправляют в Сумрачном лесу?

- Верно, - виновато сгорбился Березовик. - Мы давно должны были догадаться, к чему все идет.

Мышеус с опаской обернулся через плечо.

- Ладно, это дело прошлое. Что нам делать теперь?

- Вступить в бой, как и приказал нам Звездолом, только на стороне наших племен! - горячо воскликнула Искра. - Мы долго обучались в Сумрачном лесу, так что сможем применить эту науку против наших учителей! - Искра повернула голову, поймав кончиками усов знакомый запах. - Яблочница! Это ты?

Воительница племени Теней выскочила из вереска, следом за ней показался распушившийся Ветерок. Шерсть на загривке у Искры встала дыбом при виде Остролапа и Снегоухого, выросших позади.

- А, вот и вы! - полыхнул глазами Ветерок. - Скорее, мы идем на лагерь!

- Коршун велел нам подождать его, - сказала Искра.

- Считайте, что уже дождались, - прорычал Остролап. - Он прорвется в лагерь с дальнего конца.

Искра посмотрела на трясущуюся Яблочницу.

- Хорошо. Идем.

Она быстро обернулась на соплеменников.

«Сделаем вид, будто мы с ними!»

- Мы вместе с ними добежим до лагеря, но нападать на воинов Ветра не будем, - шепнула Искра на ухо Березовику, когда они бросились в вереск.

Она неслась, не разбирая дороги, терпкий аромат вереска заглушал смрад мертвечины, распространяемый воинами Тьмы. Торфяник топко пружинил под кошачьими лапами, ветер свистел в ушах.

«Эта прекрасная пустошь не должна стать Сумрачным лесом! - поклялась Искра на бегу. - Никогда! Я этого не допущу!»

- Быстрее! - прошипел мчавшийся позади нее Мышеус. - Нельзя допустить, чтобы они прибежали раньше нас!

Искра припустила так, что перестала чувствовать под собой лапы, ее легкие разрывались от натуги. Взбежав на возвышенность, она увидела лежавший внизу лагерь. На поляне метались черные тени, визг летел к небесам. Какой-то косматый кот опрокинул на землю Грача и рвал его своими острыми когтями. Искра узнала Ягодника, Белолапу и Орешницу, их плечистые коренастые фигуры заметно выделялись на фоне тощих воинов Ветра. Рядом с ними дрались Просвирник из Речного племени и Выдролапа из племени Теней.

На глазах Искры Просвирник растянулся на земле, отброшенный тяжелым ударом воина Тьмы. Еще один вражеский кот вскочил на спину Орешницы и принялся свирепо полосовать ее когтями, его соратник впился зубами в бок Белолапы. Доблестные коты-воители были в меньшинстве и сражались не на жизнь, а на смерть.

Ветерок выбежал на вершину и остановился, завороженный зрелищем сражения, бушевавшего в его родном лагере. Свирепая радость зажглась в его глазах.

- Когда мы должны вступить в бой? - испуганно пролепетала Яблочница.

- Когда первый отряд как следует измотает этих слабаков, - промурлыкал Остролап.

Пестроцветик переступила с лапы на лапу. Искра почувствовала ее нетерпение.

- По-моему, нам пора вмешаться, - сказала она вслух.

- Ждем, я сказал! - рявкнул Остролап. Сощурив глаза, он посмотрел на дальнюю сторону лагеря, где из-за кустов утесника отчетливо проступал плечистый силуэт Коршуна. Его отряд нетерпеливо метался рядом, чуть поодаль виделась могучая фигура Звездоцапа.

Снизу донесся захлебывающий вой. Искра затаила дыхание, увидев хрупкую фигурку королевы племени Ветра, загородившую собой крохотного котенка, жавшегося к остаткам растоптанной изгороди. Огромный кот из Сумрачного леса, скаля зубы, наступал на них.

Медлить дальше было нельзя. Искра едва не взвизгнула от облегчения, увидев, как Коршун взмахнул хвостом, подав сигнал к атаке.

- Вперед! - взревел Остролап, бросаясь вниз по склону. Мгновение - и стена вереска пала под его натиском. Следом в образовавшийся разрыв влетел Снегоухий, за ним остальные.

Воспользовавшись моментом, Искра подскочила к Яблочнице.

- Ты ведь не собираешься сражаться против племени Ветра, правда?

В глазах воительницы племени Теней стоял ужас.

- Но… но я должна!

- Нет! Ты должна сражаться за Воинской закон и за верных ему воителей! - зарычала Искра. - Неужели смерть для тебя страшнее, чем жизнь под лапой Звездолома?

Яблочница зажмурилась.

- Ты воительница, - твердо напомнила ей Искра. - Воинский закон велит нам не жалеть жизни для защиты соплеменников. Сегодня решается судьба всех наших племен, и каждый из нас должен выполнить свой долг.

- Ты права, - прошептала Яблочница. - Самое меньшее, что я могу сделать - это искупить свою вину собственной жизнью. Что стоит моя жизнь, после всего, что я натворила, предав свое племя?

- Сейчас не время расчесывать язвы вины, - вздохнула Искра. - Все, что мы натворили, навсегда останется на нашей совести. Сейчас нужно доказать свою верность делом. Сражайся, как подобает благородной воительнице, это лучшее, что ты можешь сделать для своего племени и других.

- И я сделаю это!

С этими словами Яблочница сорвалась с места и понеслась в лагерь. Искра бросилась за ней, по пути обогнав Ветерка. Кошки перепрыгнули через ограду и остановились, оценивая обстановку. Бой кипел всюду, вопли и стоны неслись из-под каждого куста.

Ветерок и Остролап с рычанием ворвались в лагерь.

- Нет! - взвизгнул кто-то из воинов Ветра, ошеломленно пятясь от вставшего на дыбы Ветерка.

Искра бросилась к ним и с размаху врезалась головой в бок Ветерка, так что тот отлетел к изгороди.

- Не смей поднимать лапу на своих товарищей!

- Ты что, спятила? - буркнул Ветерок, поднимаясь на лапы. - Зачем же мы сюда пришли? Для чего нас столько учили?

- Ты просто мышеголовый, если поверил всему, чему тебя там учили! - огрызнулась Искра. - Не пробовал выгнать пчел из свой пустой головы? Как ты можешь воевать против своего племени?

Внезапно острые когти крест-накрест прошлись по морде Искры. Взвыв от боли, она подняла глаза-и увидела Остролапа. Его губы расползлись в стороны, обнажив острые желтые клыки.

- Предательница!

- Никакая я не предательница! - зашипела Искра. - Я всегда была предана своему племени! Я ходила в Сумрачный лес только для того, чтобы разузнать о ваших планах и предупредить товарищей!

У нее сжалось сердце, когда она увидела Коршуна, выросшего за спиной Остролапа. Рядом с синеглазым воином стоял Снегоухий, испепеляющая ненависть горела в его глазах.

- Мы тоже отказываемся воевать за вас! - воскликнул Березовик, бросаясь на ближайшую кошку из Сумрачного леса.

Яблочница кинулась на косматого кота.

- Я сражаюсь за котов-воителей!

Дикая ярость полыхнула в ледяных глазах Коршуна.

- Значит, сначала мы прикончим вас, а потом разделаемся с вашими жалкими племенами!

Искра напружинила мышцы, приготовившись грудью встретить врага. Внезапно острая боль пронзила ее бок. Кошка хотела повернуться, но Снегоухий всем телом обрушился на нее, повалив на землю. Вывернувшись из-под давящей ее тяжести, Искра впилась когтями в плечи Снегоухого и попыталась оторвать его от себя, но ветеран Сумрачного леса оказался слишком силен. Молниеносным броском он очутился сбоку от Искры, нацелившись зубами в ее горло. Искра чудом успела пригнуться, и страшные челюсти щелкнули над ее головой.

Отскочив, она врезалась в чей-то крепкий полосатый бок. Знакомый запах ударил ей в нос. Когтегрив!

- Что, тоже хочешь со мной сразиться? - завизжала Искра.

Круглые глаза Когтегрива сощурились, превратившись в два сияющих полумесяца.

- Я - воитель! - гордо прорычал он. - И сражаюсь за других воителей! - Ловко развернувшись, он с такой силой пнул Остролапа задними ногами, что тот кубарем покатился в утесник. - Сумрачному лесу не место на нашей земле! Это территория племен!

Надежда придала Искре силы. Бросившись на Снегоухого, она погнала его прочь, размахивая когтями.

- Но что же ты все это время делал в Сумрачном лесу? - громко спросила она у Когтегрива, не переставая работать лапами.

Полосатый крепыш рыбкой поднырнул Остролапу под живот и сшиб с лап.

- Как что? - пробасил он. - То же, что и ты! Хотел узнать, что они затевают, чтобы защитить свое племя.

Остролап взревел от ярости.

- Предатель! Ведь ты же внук Звездоцапа, как ты мог обратиться против него?!

- Кто вам сказал, что я обязан стать тенью Звездоцапа? - ухмыльнулся Когтегрив, замахиваясь тяжелой лапой. - Этот убийца едва не погубил племя Теней, он заключил союз с отбросами кошачьего рода против своих товарищей и был готов утопить в крови племена! Нет, я не позволю ему сделать это еще раз!

Коршун с оглушительным визгом бросился на Когтегрива.

- Я лично спущу шкуру с этого предателя! - прорычал он, поворачиваясь к Остролапу. - А вы со Снегоухим займитесь Искрой!

В тот же миг острые когти впились Искре в плечи. Лапы у нее подкосились от боли, она беспомощно завалилась на бок. Остролап и Снегоухий дружно ринулись на нее, оттесняя к растоптанной стене лагеря. Удары градом сыпались на голову и плечи Искры. Она пыталась защищаться и в какой-то момент даже приподнялась за задние лапы, но тут же поскользнулась на влажной земле и упала. К счастью, ей удалось вскочить до того, как Снегоухий обрушился на нее сверху.

Искра затравленно огляделась по сторонам. Когтегрив сражался с целой сворой воинов Тьмы. Березовик защищал котенка у дальней стены лагеря, а Пестроцветик и Яблочница, стоя плечом к плечу, отражали натиск четверых вражеских котов.

«Кажется, я пропала! Звездное племя, помоги мне!» - взмолилась Искра, когда Остролап вновь набросился на нее, глубже загоняя в заросли. Искра хрипела и шаталась, ее шерсть пропиталась кровью. Отступать дальше стало некуда. Со всех сторон, куда ни посмотри, торчал иглами колючий утесник.

Остролап остановился и кровожадно оскалился. Снегоухий облизнулся.

Все было кончено. Снегоухий и Остролап надежно отрезали Искре путь к спасению.

- Попалась, мышка! - зарычал Остролап.

Коршун широким шагом приблизился к ним.

- Ну что, изменница? - спросил он. Его синие глаза сияли, как звезды. - Неужели ты думала, что предательство сойдет тебе с лап? - Он посмотрел на Остролапа и Снегоухого, кивнул. - Что ж, друзья мои, давайте постараемся, чтобы она умирала очень медленно.

С этими словами он бросился на Искру и опрокинул ее наземь с такой силой, что у нее потемнело в глазах, парализованные ударом легкие не пропускали воздух. Острые когти впились в спину Искры. Словно в тумане, она увидела над собой оскаленную морду Остролапа. Снегоухий держал ее сзади. Клыки и когти безжалостно рвали шкуру Искры. Захлебываясь визгом, она беспомощно дергалась на земле.

«Я не могу так легко умереть! - пронеслось у нее в голове. - По крайней мере, я заберу с собой Коршуна».

С диким ревом она вырвалась из державших ее лап и встала на задние лапы, словно разъяренная барсучиха. Враги изумленно отпрянули.

Коршун легко приземлился на четыре лапы.

- Теперь я вижу, что перестарался, тренируя тебя! - оскалился он, кровожадно глядя на горло Искры.

Она попятилась. Потом извернулась и поднырнула под бросившегося на нее Коршуна, но его когти крепко поймали ее за хвост и прижали к земле. Остролап и Снегоухий, как голодные лисы, набросились на поверженную Искру и с рычанием стали рвать ее уши. Она забилась, но ее когти беспомощно скользили по твердым мышцам врагов. Коршун низко наклонился над Искрой и с усмешкой вонзил свои страшные когти в ее плечи. Искра захрипела, увидев оскаленные клыки у своего горла.

«Вот теперь мне точно конец».

Внезапно какая-то поджарая черная тень перелетела через заросли утесника и тяжело приземлилась рядом с Искрой.

- Брысь от нее! - оглушительно завизжала Остролистая.

Кровь заливала глаза Искры, но она все-таки увидела, как Коршун кувырком покатился в утесник. Воздух ворвался в расплющенные легкие Искры. Отдышавшись, она вскочила, бросилась на Остролапа и Снегоухого и принялась рвать их когтями, в точности, как ее учили в Сумрачном лесу.

Остролистая сражалась рядом с Искрой, в точности повторяя ее удары, словно какое-то сверхъестественное чутье подсказывало ей, куда будет целить Искра. Кровь окропила землю, белая морда Снегоухого покрылась алыми шрамами, Остролап хлюпал рассеченным носом. Развернувшись, Искра подсекла Остролапа под задние лапы, отбросила в кусты, а потом впилась в глотку Снегоухого.

Когда белый воин с визгом вырвался и бросился в заросли, Искра выпрямилась и в упор посмотрела на Остролапа. Прищурившись, она выплюнула на землю окровавленный клок белой шерсти и с удовольствием заметила страх, мелькнувший в глазах Остролапа.

- Беги, - прошипела Искра. - Беги или я убью тебя!

Остролап разинул пасть, сглотнул, потом молча развернулся и бросился в утесник.

Миг спустя за спиной Искры раздался дикий визг. Она повернулась - и увидела летящего на нее Коршуна. Прежде, чем он успел обрушить смертельный удар на шею Искры, черная Остролистая бросилась ему наперерез. Взмахом когтей она располосовала широкую морду врага. Коршун пошатнулся и с глухим звуком упал. Кровь хлестала из его рассеченной до кости щеки, один глаз полностью заплыл, во взгляде, брошенном на Искру, светилась непримиримая ненависть.

- Ты спасла мне жизнь! - прошептала Искра, во все глаза глядя на черную кошку.

Остролистая пошатнулась и упала.

- Остролистая! - Искра бросилась к ней и в ужасе уставилась на струйку крови, бившую из глубокой раны на горле черной кошки. Ледяные когти страха сжали Искре живот.

- Остролистая! - Искра схватила спасительницу за шиворот и потащила в сторону границы.

«Воробей спасет ее! Он знает, что делать!»

- Я отнесу тебя домой, слышишь, - горячо шептала Искра сквозь стиснутые зубы. - Ты только не умирай, ладно? Пожалуйста, продержись еще немного, мы тебя спасем!

Полосатая фигура выскочила из утесника и бросилась к ним. Искра напряглась, приготовившись к схватке.

- Я помогу! - рявкнул Когтегрив, подскакивая к ней и подставляя плечо под обмякшее тело Остролистой. Взяв на себя половину тяжести, он прижался боком к боку Искры. - Давай, шевелись! Вместе мы ее живо донесем!

Они понесли раненую через пустошь, и вскоре звуки свирепой битвы стали стихать в отдалении.


Глава XXVI


Голубка шумно втянула воздух через пасть. Воины Сумрачного леса сбежали, но она ясно слышала приближающийся топот подкрепления. Очень скоро враги вырвутся из своего Беззвездного края на берег озера, откуда хвостом подать до лагеря Грозового племени.

Голубка заставила себя перестать прислушиваться и посмотрела на лагерь.

- Они прямиком бежали в детскую! - воскликнула Листвичка, бросив на землю охапку трав. Голос ее дрожал.

Сломанные стебли ежевики валялись на поляне. В стенах детской зияли прорехи. Взбешенная Тростинка расхаживала перед входом, полосуя когтями землю. Ее шерсть была перепачкана кровью.

Маковка оторвалась от вылизывания кривой царапины на боку, улыбнулась Листвичке.

- Мы задали им жару!

- Да уж, прогнали паршивцев, - довольно проскрипела Кисточка, сидевшая возле палатки старейшин рядом с Пурди. Казалось, недавняя стычка вернула ей давно забытую молодость, по крайней мере, глядя на то, с какой легкостью старуха почесала лапой расцарапанный нос, невозможно было поверить, что еще вчера она жаловалась на боли в негнущихся суставах.

«Будем надеяться, что второй натиск нам тоже удастся отразить», - мрачно подумала Голубка.

Сквозь разорванные стены детской она видела, как Яролика прижимает к животу своих пищащих от страха котят и ласково вылизывает их, чтобы успокоить. Хвостом она обнимала притихших Семечку и Кувшинку.

- Давайте залатаем хотя бы то, что успеем, - сказал Бурый, выдергивая ежевичные стебли из зарослей возле пещеры целителя. - Форелька, Мятник! - окликнул он Речных воителей. - Вы мне не поможете?

Коты дружно бросились к нему и взялись за работу. Свежие колючие стебли быстро затягивали рваные дыры, и постепенно детская стала приобретать свой прежний вид. Искра сморщила нос, учуяв острый запах целебных трав, исходивший от шерсти Листвички. Интересно, каково это - еще вчера быть воительницей, а сегодня вернуться к работе целительницы? Как хорошо, что у Грозового племени есть вторая целительница! Если они переживут следующий штурм, раненых станет еще больше.

- Как там Ромашка?

- У нее глубокая царапина на щеке, но ничего смертельного, - ответила Листвичка, переходя к Кисточке.

Голубка облизала нос, чтобы побыстрее стереть с него запах трав, и почувствовала на языке соленый привкус. Кровь? Но откуда? В следующее мгновение она поняла, что запах крови струится из леса. Послышался топот лап.

- Кто-то идет! - взвизгнула Голубка, бросаясь к входу. - Там раненые!

Вылетев из лагеря, она увидела приближающихся Искру и Когтегрива. На их плечах висело обмякшее тело Остролистой.

- Воробей! - пронзительно завыла Голубка, подбегая к вошедшим. - Листвичка! Искра, ты ранена? - первым делом воскликнула она, заметавшись вокруг пришедших.

«Великое Звездное племя, как много крови!»

Забыв обо всем. Голубка бросилась к Когтегриву, быстро обнюхала его и отшатнулась, почувствовав запах мертвечины. Почему? Неужели Когтегрив на стороне Сумрачного леса?

«Нет, этого не может быть!»

Голубка бросилась в лагерь, но Огнезвезд и Воробей уже спешили к раненым.

- Давайте я ее возьму! - сказал предводитель и, мягко отстранив Искру, встал рядом с Когтегривом, подперев плечом Остролистую. - Выдержишь еще немного? - спросил он у полосатого воина.

- Угу, - пропыхтел тот.

Голубка во все глаза смотрела, как Огнезвезд и Когтегрив несут раненую через изгородь.

Искра тяжело дышала рядом с ней.

- Что случилось? - спросила Голубка.

Глаза Искры были пусты, словно выжжены горем.

- Она спасла мне жизнь.

«Ты едва не погибла?» - похолодела Голубка. Она прижалась к сестре и несколько мгновений стояла так, вдыхая ее запах. Потом осторожно повела Искру в овраг.

Когтегрив и Огнезвезд уже осторожно опустили Остролистую на землю. Ежевика и Белка в оцепенении смотрели на нее, не смея подойти ближе. Гаснущий свет играл на черной шерсти Остролистой, густо пропитанной кровью.

Маковка бросилась к Искре, с надеждой заглянула ей в глаза.

- Ты не видела Вишнелапку? И Кротолапика?

- Нет, - бесстрастно ответила Искра. - Даже не знаю, где они могут быть.

Листвичка упала на землю рядом с дочерью.

- Остролистая!

Та с трудом приоткрыла помутневшие зеленые глаза, застонала.

- Все хорошо, - зашептала Листвичка, лихорадочно вылизывая ее щеки. Воробей молча развернул сверток с травами, Голубка заметила, что лапы его дрожат. Быстро обнюхав шерсть сестры, он принялся промокать паутиной ее раны.

- Вот где главное кровотечение! - в ужасе вскрикнула Листвичка, безуспешно пытаясь заткнуть рваную рану на горле Остролистой.

- Все хорошо… - глаза Остролистой снова приоткрылись. - Это… уже неважно, - прохрипела она. - Главное, я вернулась домой… в Грозовое племя. - Ее грудь судорожно приподнялась, в горле заклокотало. - Было бы… ужасно… уйти, не узнав… свою мать…

- Спасите ее! - пронзительно взвыла Искра. - Спасите! Вы обязаны, слышите? Коршун хотел убить меня, но Остролистая приняла удар на себя!

- Коршун? - прорычал Ежевика, отрывая взгляд от Остролистой. Его глаза потемнели. - Это сделал он?

Искра кивнула.

- Я сражалась со Снегоухим и Остролапом, поэтому не увидела, как он подкрался сзади!

Голубка прижалась к сестре.

- Ты принесла ее домой, - зашептала она. - Ты сделала все, что было в твоих силах, а остальное - в лапах Звездного племени. - Она вздрогнула, услышав, как коты Сумрачного леса несутся сквозь заросли. - Огнезвезд! Они уже в лесу!

Предводитель застыл посреди поляны.

- Остролистая? - пролепетала Листвичка, прижимаясь щекой к окровавленной щеке дочери. - Остролистая!

Голова Остролистой безжизненно упала на землю, ее зеленые глаза погасли.

Листвичка в отчаянии посмотрела на Воробья.

- Она… Она не дышит.

- Она потеряла слишком много крови, - очень тихо ответил слепой целитель. Наклонившись, он коснулся плеча Остролистой. Голубка увидела, что его лапа дрожит. - Ее нельзя было спасти.

За оградой раздался оглушительный топот. Враг был на пороге. Огнезвезд отвел взгляд от неподвижного тела Остролистой, выпрямился.

- Приготовиться к бою! - прогремел над поляной его зычный голос.

Ежевика взмахом хвоста отослал Белку и Песчаную Бурю занять оборону перед детской. Речные коты и воины Ветра цепью растянулись по поляне. Кисточка и Пурди грозно встали у своей палатки, а Листвичка потащила мертвое тело Остролистой в заросли крапивы на краю оврага. Здесь она легла возле погибшей и тесно прижалась к ней, словно пыталась согреть ее быстро остывающую шерсть.

Рваная изгородь громко зашуршала, и в лагерь вбежал Березовик, за ним показалась Пестроцветик. Голубка в ужасе уставилась на них.

«Так это вы… ведете на нас армию Сумрачного леса?» Ее родной отец обратил когти против собственного племени!

Воробей со всех лап бросился в свою палатку.

- Иглогривка! - донесся до Голубки его полный негодования голос. - Я что тебе сказал? Марш в кладовую и носа оттуда не показывай!

Огнезвезд гневно посмотрел на съежившегося Березовика.

- Как ты мог предать нас? - прорычал он, делая шаг к оступившемуся воину.

- Я думала… что ты выберешь нас, - пролепетала Голубка, во все глаза глядя на отца.

- Он так и сделал! - воскликнула Искра, загораживая собой Березовика. - В лагере племени Ветра мы вместе сражались против воинов Тьмы!

Березовик гордо поднял хвост.

- Я никогда не предам Грозовое племя!

Мышеус кубарем влетел в лагерь, подскочил к предводителю.

- Мы пришли предупредить вас!

- По дороге мы видели отряд Сумрачного леса! - подхватила Пестроцветик. - Они идут сюда!

Не успела она договорить, как огромный серый с белым кот, ломая ветки, ворвался на поляну. Его морда была располосована свежими шрамами, один глаз заплыл, но могучие мышцы все еще грозно перекатывались под лоснящейся шкурой.

- Предатель! - зарычал он на Березовика. - Из-за вас мы не смогли взять лагерь племени Ветра! - Остролап хлестнул себя длинным хвостом. - Знай, что тебя я убью последним, когда расправлюсь со всеми твоими соплеменниками! И тогда ты позавидуешь тем, кто умер мгновенно!

- Бойся не того кота, который громко шипит, а того, кто метко бьет! - воскликнул Березовик, выпуская когти. - Потому что я первый спущу с тебя шкуру за все зло, которое ты принес на наши земли! Вы обманули нас!

В овраг хлынули воины Сумрачного леса. Их было так много, что поляна мгновенно скрылась под морем вздыбленных шкур. Какая-то полосатая кошка одним ударом опрокинула Шмеля и вскочила на него сверху. Белка с визгом покатилась под лапы наступающих врагов.

- Защищайте детскую! - проревел Огнезвезд.

Широкоплечие воины уже сжимали кольцо вокруг Песчаной Бури. Ежевика с рычанием бросился через поляну к детской и принялся расшвыривать врагов. Когтегрив сбросил с себя какого-то цепкого кота и поспешил на помощь. Ромашка высунулась из ежевики и грозно замахала когтями на наседающих врагов.

- Пошли прочь, вонючки! Убирайтесь!

- Прячьтесь! - рявкнула Тростинка, заталкивая Яролику и котят поглубже в гнездышко. В тот же миг какой-то Рваноухий кот с рычанием разорвал ежевичную стену и протиснулся в детскую. Яролика завизжала, но храбрая Тростинка полоснула врага когтями по морде, потом схватила с земли вырванную плеть ежевики и торопливо накрыла ею гнездышко, загородив королеву и котят.

- Вот так-то лучше! Пусть только сунутся, я им быстро глаза выцарапаю!

Яролика с трудом высунула нос из ежевики.

- Нет, подруга, я не позволю тебе одной рисковать жизнью! - прошипела она, выбираясь из гнездышка. - Я с тобой!

- Частокол! - раздался со стороны палатки старейшин злой возглас Кисточки. - Вот уж не думала, что когда-нибудь снова увижу твою разбойничью морду! - Замахнувшись, старуха хлестнула бывшего соплеменника по оскаленной морде.

Частокол легко отшвырнул ее прочь, так что Кисточка покатилась по земле.

Увидев это, Голубка пронеслась через всю поляну и с разбега врезалась Частоколу головой в бок. Тот пошатнулся, но устоял на лапах и с рычанием повернулся к ней, скаля окровавленные клыки.

- Прочеши ему уши! - пропыхтела Пеплогривка, вырастая рядом с Голубкой. - А я пока займусь его лапами.

Голубка набросилась на Частокола, ее когти замелькали, словно молнии. Враг попятился, позволив Пеплогривке ловко подсечь его под задние лапы.

- Получил? - торжествующе прошипела серая кошка, когда Частокол с глухим стуком врезался носом в землю. Она птицей взлетела врагу на спину и принялась рвать когтями его полосатую спину.

Но целая свора котов уже неслась на помощь Частоколу.

- Ну что, старая, готова размять лапы? - проскрипел Пурди, кивая Кисточке, и оба старейшины ринулись в схватку.

Голубка увидела рыжую фигурку, мелькнувшую на вершине оврага. Вишнелапка! Огнезвезд тоже увидел ее и взмахнул хвостом, приказывая как можно скорее разыскать и привести подкрепление. Вишнелапка стремительно бросилась в заросли и исчезла.

Тяжелые лапы обрушились на грудь Голубки. Она пошатнулась, глотая воздух.

- Сдавайся, тогда все кончится быстро, - оскалилась пестрая кошка, впиваясь зубами в ее лапу.

- Не дождешься!

Голубка подцепила противницу когтем за губу и дернула что было силы. Брызнула кровь, крапчатая кошка взвыла от боли и вцепилась Голубке в нос.

Голубка ослепла от боли, ее пасть наполнилась кровью. Она попятилась, но безжалостные когти впились ей в шею. Пестрая кошка с довольным урчанием подтянула Голубку к себе и повалила на землю.

- А ну отстань от моей сестры!

Искра вихрем набросилась на крапчатую кошку и сшибла ее с Голубки. Когда противницы, сцепившись, с визгом покатились по земле, Голубка с трудом поднялась на лапы.

- Их слишком много! - прохрипела Пеплогривка, подбегая к ней. - Но мы должны продержаться до прихода подкрепления!

- Что будем делать? - спросила Голубка. Колючая ежевика больно впилась ей в спину. Только сейчас она поняла, что врагам удалось оттеснить их к детской.

- Держаться вместе и драться! - воскликнула Пеплогривка, делая быстрый выпад лапой. Брызнула кровь, клок рыжей шерсти остался на когтях Пеплогривки, а черный с рыжим воитель Сумрачного леса с воем отскочил назад. - Лисьи душонки! - рычала Пеплогривка, бешено работая лапами. - Вонючая падаль, проклятая звездами! Вы убили мою лучшую подругу, и я заставлю вас дорого заплатить за это!

Искра подскочила сзади и впилась зубами в лапу ослепленного болью врага. Голубка с разбегу вскочила ему на спину и пустила в ход когти.

- Осторожнее! - раздался у нее за спиной истошный визг Пеплогривки.

Голубка обернулась, но было поздно. Здоровенный крапчатый кот подскочил к ней сбоку и схватил зубами за лапу. Шипя от боли, Голубка рванулась и с трудом высвободилась из хватки врага. Тут снова затрещала изгородь, и в лагерь ворвался Грач, за которым по пятам бежал Ветерок. Голубка хотела окликнуть их, но тут враг вцепился когтями в ее заднюю лапу. Она снова вырвалась, загнав противника в кусты, потом поискала глазами Искру.

Та, стоя на задних лапах, лупила сразу двух воинов Сумрачного леса, а Пеплогривка, сидя на спине крупного пестрого кота, с грозным визгом рвала его когтями. Кто бы мог узнать в этой разъяренной воительнице обычно тихую и нежную Пеплогривку?

Голубка быстро огляделась по сторонам. Белохвост сражался перед детской. Белка сбросила вражеского кота со спины, но на нее тут же бросился второй воин. Ледосветик прижималась спиной к поваленному буку, со всех сторон ее окружали оскаленные пасти врагов. Дикие вопли разносились над поляной, отражаясь от каменных стен оврага. Все Грозовое племя отчаянно сражалось против подавляющих сил противника.

И тут Голубке показалось, будто солнце озарило лагерь - это Львиносвет ворвался в него через прореху в изгороди. За ним вбежал Крутобок. Голубка радостно ахнула, увидев вереницу котов, хлынувших на поляну следом за ними. Никогда еще Голубка не видела таких котов - легких, как облака, полупрозрачных, словно тени. Трава и деревья просвечивали сквозь их призрачные фигуры. Кто бы они ни были, они явно не принадлежали к миру живых. Неужели это еще один отряд Сумрачного леса пришел на подмогу своим бойцам?

- Кто они такие? - услышала Голубка потрясенный шепот Пеплогривки.

Старая Кисточка, стоявшая перед палаткой старейшин, вытаращила глаза. Ледосветик застыла с занесенной лапой и мгновенно поплатилась за это, рухнув под ударом наседавшего воина Тьмы.

- Не бойтесь! - громко воскликнул Львиносвет. - Это Древние, предки Звездного племени и они сражаются на нашей стороне!

Полупрозрачная белая кошка, похожая на тень в лунную ночь, выскочила из-за его спины и бросилась на ближайшего полосатого воина Тьмы. Тот взвыл от боли и неожиданности, пятясь под натиском своей призрачной противницы. Следом за кошкой в бой ринулся рыжий кот с белой грудкой, он набросился на драного корноухого воителя и опрокинул его на землю.

Затем раздался оглушительный треск веток, и над изгородью выросла исполинская черная тень.

- Барсук! - завизжала Пестроцветик. - Бегите!

- Полночь! - зеленые глаза Огнезвезда просияли. - Ты пришла спасти нас! Не бойтесь, воители! Эта барсучиха на нашей стороне!

Барсучиха тяжело двинулась на поляну, воины Сумрачного леса с визгом бросились врассыпную, страшась попасть под ее лапы.

- Ни барсучиха, ни парочка угасших предков не спасут вас от смерти! - раздался над ухом Голубки грозный голос Остролапа. Проворно, как мышка, она метнулась в сторону, а потом ударила врага прямо в заплывший глаз. Взвыв от боли, Остролап завертелся на месте, а Голубка бросилась от него наутек, но вдруг увидела того самого рыжего с белым кота, который только что так ловко расправился с драным воином Тьмы. Сейчас этот призрачный кот стоял над телом Остролистой, скорбно склонив голову.

- Листопад! - бросилась к нему еще одна полупрозрачная кошка. - Очнись! Сейчас не время оплакивать мертвых!

Листопад с усилием поднял голову, в его глазах застыла глубокая печаль.

- Она не должна была погибнуть, Сломанная Тень! Я… я дал ей слово, что мы непременно увидимся вновь.

- Она умерла, защищая свое племя, - тихо проронила Сломанная Тень, мягко подталкивая рыжего кота в сторону поляны. - Если ты хочешь почтить ее память, то помоги тем, кто был ей дороже жизни!

Голубка обернулась на громкий шорох ежевики. Воробей вышел из своей палатки, повел носом.

- Половинка Луны! - прошептал он срывающимся голосом. - Ты здесь?

- Воробьиное Крылышко! - Белоснежная древняя кошка выбежала из гущи сражения и бросилась к целителю. Вот она остановилась перед Воробьем, нежно прильнула щекой к его щеке.

- Ты пришла, - выдохнул Воробей.

- Конечно, любовь моя! - Половинка Луны закрыла глаза. Несколько мгновений они простояли рядом, не в силах оторваться друг от друга, но белоснежная кошка первая сделала шаг в сторону. - Я должна идти. Битва еще не закончена.

Воробей кивнул, его слепые глаза были устремлены на нее.

- Увидишь раненых, присылай их ко мне, - сказал он и быстро ушел в пещеру.

Половинка Луны поймала ошеломленный взгляд Голубки, улыбнулась.

- Идем!

Вместе они бросились на поляну. Здесь было так темно, что Голубка едва могла разглядеть, что происходит. Тяжелые тучи повисли над оврагом, поглотив звезды. Кругом метались и вертелись коты, над колышущимся морем шкур возвышалась черная фигура Полночи. Воины Тьмы, словно крысы, облепили ее со всем сторон, терзая когтями и зубами. С оглушительным ревом барсучиха пошатнулась и упала, мгновенно скрывшись под визжащей сворой.

Голубка в панике огляделась.

- Иди ко мне! - Она узнала голос Львиносвета и увидела в темноте блеск его глаз. - Будем сражаться рядом!

- Но их слишком много! - проскулила Голубка.

- Значит, нужно драться еще яростнее!

- Осторожно! - взвизгнула Голубка, увидев Ветерка, несущегося на них.

Львиносвет обернулся, но потерял равновесие и упал под лапы вероломному воину Ветра.

Ветерок прошелся когтями по его морде.

- Не так-то ты силен, как мне рассказывали! - оскалился он.

- Ветерок, опомнись! - зарычала Искра, подбегая к нему. - Прошу тебя, остановись! Неужели ты настолько предан Звездолому, что готов уничтожить все наши племена во имя его торжества?

Ветерок оттянул голову Львиносвета назад и с силой ткнул его носом в землю. Золотистый воин с рычанием рванулся, но Ветерок лишь сильнее впился когтями в его бока.

- При чем тут Звездолом, мышеголовая? - прошипел он, вскидывая глаза на Искру. - Это касается только меня и этой блохастой троицы! Львиносвет не должен был появляться на свет, как и его незаконнорожденные братец с сестрицей! - Он бросил торжествующий взгляд на мертвое тело Остролистой. - Одна уже готова, теперь твоя очередь, Львиносвет! - Он наклонился, приготовившись впиться зубами в шею врага.

- Мы же братья! - прохрипел Львиносвет.

- Ты мне не брат! - В глазах Ветерка полыхнула безумная ненависть.

Внезапно темная фигура выросла за спиной у воина Ветра. Грач! Могучий воин схватил Ветерка когтями за плечи и оторвал от Львиносвета, который тут же вскочил на ноги.

- Довольно! - прорычал Грач, прижимая извивающегося Ветерка к земле. - Ты обезумел! Хватит, я запрещаю тебе поднимать лапу на этого кота!

Ветерок завыл, как раненый лис.

- Я всегда знал, что ты меня ненавидишь!

- Глупец! - рявкнул Грач. - Тебе внушили это, чтобы толкнуть на путь предательства! Враги всего живого распаляли твои обиды, они пестовали твою злобу, пока ты не превратился в покорного исполнителя их черной воли! А Сумеречница была настолько слепа, что поддерживала тебя!

- Не смей ее винить! - взвился Ветерок.

- Не буду, - прошипел Грач. - Мне давно нужно было положить этому конец! А теперь слишком поздно. Ты добровольно присягнул Сумрачному лесу. - Он рывком поставил Ветерка на лапы и брезгливо оттолкнул. - Убирайся прочь! Ты предал все, чем живы воители!

Несколько мгновений Ветерок потрясенно смотрел на отца, потом повернулся и бросился наутек.

- Прости меня! - завыла Листвичка, бросаясь к Грачу. - Я этого не хотела! Верни его, прошу тебя!

- Он - воин, - процедил Грач. - И уже давно самостоятельно выбирает свой путь.

Листвичка виновато потупилась.

- Наверное, все было бы иначе, останься мы вместе, - еле слышно прошептала она.

Глаза Грача вспыхнули, но тут же погасли. Он вздохнул, покачал головой.

- Нет, нам не суждено было быть вместе. - Он дотронулся хвостом до бока Листвички, и она вздрогнула, попятившись назад. - Но я ни о чем не жалею, - добавил Грач, бросив быстрый взгляд на Львиносвета. - И никогда не пожалею.

Расправив плечи, он прошел через поле битвы к телу Остролистой, прикрытому ветвями ежевики. Нырнув в заросли, Грач склонился над мертвой кошкой и коснулся носом ее холодной шерсти.

Кто-то промчался мимо Голубки, едва не сбив ее с лап.

- Кто это? - ахнула она, уставившись на крупного белого кота, ринувшегося в гущу сражения. - Подкрепление Сумрачного леса?

- Буран! - прогремел над поляной радостный бас Крутобока. - Ты с нами! - Он подбежал к белому воину и весело пнул его плечом.

Белоснежный кот добродушно отпихнул Крутобока в сторону.

- Прочь с дороги, юнец! - проурчал он. - Это битва, а не встреча друзей!

Встав на задние лапы, Буран ловким ударом отшвырнул в колючки визжащего воина Тьмы.

- Где Кисточка? - раздался знакомый голос над ухом Голубки.

- Долгохвост! - взвизгнула она, во все глаза глядя на погибшего кота.

- Ты оглохла? - рявкнул тот. - Где Кисточка?

- Защищает свою палатку, - пролепетала Голубка, кивая на куст жимолости.

- Так поспешим же ей на помощь! - Долгохвост с рычанием отбросил с дороги воина Тьмы и ринулся к палатке старейшин.

Клеточка с сиплым шипением наседала на полосатого кота, молотя его задними лапами.

- Тебе помочь? - галантно осведомился Долгохвост, подскакивая к ней.

Одним взмахом когтей он располосовал полосатому коту бок и легко, как мышь, отбросил его в толпу соплеменников.

- Надо же, явился, не запылился, - заворчала Кисточка, косясь на Долгохвоста. - Вечно ты опаздываешь, наказанье мое! Даже звезды тебя не исправят!

- А ты все так же ворчишь, ворчунья, - промурлыкал Долгохвост, погладив ее хвостом. - По-моему, я как раз вовремя.

Слишком поздно он заметил поджарого кота, выскочившего у него из-за спины. Сбив Долгохвоста с лап, обезумевший воин Тьмы бросился на Кисточку и схватил ее за горло. Изумление промелькнуло в глазах старой кошки, потом ее лапы подогнулись, и она упала.

- Нет! - взревел Долгохвост, прыгая на тощего воина и вонзая зубы в его хребет. Воин Тьмы захрипел и завалился на бок, корчась в предсмертных судорогах.

- Ну же, вставай! Хватит притворяться! - Долгохвост схватил Кисточку за шиворот и попытался поставить на лапы, но она безжизненно обмякла.

Голубка взвизгнула от ужаса. Голова старой кошки была неестественно вывернута, глаза погасли.

- Нет! - Неистовый гнев полыхнул в глазах Долгохвоста. С оглушительным визгом он развернулся и ринулся в толпу врагов.

Тут из-за куста выбежал Пурди, его морда и усы были запачканы кровью. Увидев тело Кисточки, старик оцепенел, потом упал на землю рядом.

- Ты все-таки перехитрила судьбу и погибла смертью воительницы, - прошептал он, раскачиваясь из стороны в сторону. Увидев Голубку, старик раздраженно махнул на нее хвостом. - Иди, отомсти за нее! - прошептал он. - А я побуду с ней. - Он отвернулся, пряча заблестевшие глаза, и уткнулся носом в шерсть своей доброй подруги.

Голубка, словно во сне, побрела прочь.

- Эй!

Оказывается, она врезалась в Шмеля.

- Что с тобой? - Молодой кот носом приподнял ее голову, заглянул в глаза. - Что?

- Кисточка погибла.

Уши Шмеля дернулись, он выпрямился и выпустил когти.

- Идем, отомстим за нее! - прорычал он и подтолкнул Искру в сторону битвы. - Мы же долго тренировались вместе!

Голубка слепо пошла за ним в вихрь когтей, клыков и хлещущих хвостов. Ей было уже все равно.

Рослый воин Тьмы преградил ей дорогу.

- А я думал, что мы перебили всех слабаков! - оскалился он, метнувшись к горлу Голубки, но Шмель схватил его за шкирку и швырнул на землю. Голубка безучастно, как неживая, принялась рвать когтями открывшийся живот упавшего, пока Шмель не отпустил его. Затем они вместе погнали врага из лагеря.

Они работали слаженно, как единое восьмилапое существо. Как только Шмель пихнул кота в бок, Голубка сделала ему подсечку и опрокинула наземь. Затем они дружно пустили в ход когти.

- Отлично! - пропыхтел Шмель.

Вдвоем они прыгнули на очередного противника. Воя от боли, кот из Сумрачного леса вырвался и помчался наутек, раздирая бока об остатки изгороди. Две легколапые фигуры влетели в лагерь мимо него.

«Вишнелапка и Кротолапик! Они живы!»

- Они целы, - прошептала Голубка, пихнув носом Шмеля.

Вишнелапка в восторге замахала хвостом.

- Все наши племена отбились! Мы победили! - завизжала она.

- Речное племя гонит нечисть за границу! - в изнеможении пропыхтел Шмель.

Голубка поискала глазами Маковку.

«Она уже видела, что ее дети целы и невредимы?»

Пестрая кошка с яростью сражалась с наседавшим на нее котом, но не это заставило Голубку в изумлении вытаращить глаза. Рядом с Маковкой дралась другая кошка, очень похожая на нее и хорошо знакомая Голубке - стройная, красивая, с пушистой крапчатой шерстью. Медобока! Сестры поочередно осыпали врага тяжелыми ударами, они наступали лапа в лапу, дружно и слаженно, словно долгие луны тренировались вместе.

Внезапно Маковка остановилась и втянула в себя воздух.

- Кротолапик! Вишнелапка!

Она развернулась, с досадой лягнула зазевавшегося воина Тьмы своими мускулистыми задними лапками, и бросилась к детям. Медобока наградила поверженного врага последней оплеухой и помчалась следом.

- Ветрогон! - громко воскликнул Огнезвезд, останавливаясь возле поджарого бурого кота. - Я смотрю, ты и на небесах не растерял свою прыть!

- Не бывать этому! - рассмеялся Ветрогон.

Огнезвезд махнул хвостом на выход из лагеря, к которому потоком неслись побитые и израненные воины Сумрачного леса.

- Тогда бери Дыма, дружище, и научи этих трусливых тварей бегать быстрее лисиц!

- Я с ними! - Красивый статный воитель схватил сразу двух воинов Тьмы передними лапами за головы и с силой ударил их лбами. Переступив через осевшие на землю тела, он тряхнул роскошным золотым загривком. - Давненько я не загонял такую крупную дичь!

- Ах, Львиногрив! - восхищенно воскликнул Огнезвезд. - Если бы ты знал, как нам тебя не хватало!

- Бежим! - подтолкнул Голубку Шмель. - Нужно позаботиться, чтобы эти твари не вернулись!

Голубка со всех лап бросилась к выходу из лагеря. Услышав шаги за спиной, она обернулась и увидела спешащую Песчаную Бурю.

- Огнезвезд послал меня за вами, - пропыхтела та на бегу. - Мало ли, вдруг эти негодяи устроили вам засаду!

Шм