КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 392019 томов
Объем библиотеки - 504 Гб.
Всего авторов - 164607
Пользователей - 89078
Загрузка...

Впечатления

Олег про Спящий: Сияние севера. Холод твоего сердца (Боевая фантастика)

Книга интересная, но читается довольно тяжело.
Приходится буквально продавливаться сквозь текст. Где-то растянуто, где-то наоборот скомкано слабо прописаны герои и мало диалогов, словно читаешь документалистику. В общем произведение необходимо тщательно обработать напильником.
Вроде и бросить бы и интересно, что там - дальше.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IT3 про (ivan_kun): Корни зла (Фэнтези)

кусок чего-то сишного и невычитаного.не тратьте ваше время.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
Чукк про Бочков: Алекс Бочков. Казнить нельзя помиловать ! (Боевая фантастика)

Внимание - чтение сего опуса опасно для мозга! Если вы антисемит - эта книга для вас!
В предисловии автор проехался по всем недостойным авторам-историкам.
Попаданство в худшем проявлении - даже с обьяснением самого факта попаданства автор решил не заморачиваться: просто голос в голове. Спортсмен, историк попав в тело 14-15 летнего, соблазняет классную руководительницу и старосту.

Выборочное и осторожное сканирование текстa выхватило:

"Но я выжил, а это главное, хотя и пролежал в коме без признаков жизни двое суток. И не дышал и сердце не билось… Но Дарья не понесла меня на местное кладбище – ждала моего возвращения. Сердце ей ведьмино вещало – "вернётся" внучок. Попытались понять – что дал мне обряд, но ничего путного не выходило: такое впечатление, что всё было зря ! Дарья меня, а скорее себя успокаивала: вот окрепну и проявится что-нибудь. Ну а я и не очень расстроился: не зря же говорят – отрицательный результат – тоже результат. Теперь хоть знаю – непригодный я к магическим штучкам…"

"Чувствую – тело стало погружаться спиной в ствол бука. Ещё немного и я уже в нем. Несколько мгновений и я уже себе не принадлежу – Я ДЕРЕВО ! А раз я – это ты, то и давай лечи себя ! Не дай себе засохнуть !!! В ноги, смешно щекоча ступни, стало проникать что-то незнакомое, но явно полезное: боли нет, а вот удовольствие как от холодной воды в жаркий полдень ! Прекрасно !!!"

"Леший, видимо понял – буду стоять на своём и обмануть меня не удастся. Шагнул ко мне; взметнулись опущенные вниз ветки-руки. Упали мне на плечи, пригибая к земле. Шалишь дядя: не знаешь ты шаолиньского упражнения "Алмазный палец" ! "

Лучше не брать дурного в голову и не начинать читать.

Рейтинг: +6 ( 7 за, 1 против).
Van Levon про Хокинс: Библиотека на Обугленной горе (Фэнтези)

Замечательный дебют автора. Участие в разработке компьютерных игр, конечно, наложило свой отпечаток, но книгу это не испортило. Отличный шутер от третьего лица. Рекомендую.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
DXBCKT про Царегородцев: Арктический удар (Альтернативная история)

Когда я в первый раз случайно прочитал аннотацию и название СИ, подумал что это какая-то ошибка — т.к аналогичное (и видимо куда более объемная СИ) имеется у Савина ("Морской волк"). Однако (как позже выяснилось) эта «тема» у авторов «одна на двоих», просто каждый (отчего-то) пошел своим персональным путем.

Но поскольку «данный вариант» (Царегородцева) я начал читать уже после того, как я неоднократно ознакомился с «вариантом» Савина (так - только первую книгу перечитывал раз 7, как минимум), то я невольно начал сравнивать эти варианты друг с другом.

И если первые страниц 200 все повествование (в варианте Царегородцева) идет «ноздря в ноздрю», то к середине книги уже начинаются «расхождения»... Первое что меня «зацепило», это какая-то дурная «кликуха» Лапимет и не менее дурацкие «письма к султану»... Хм... ну ладно (подумал я), хотя «это впечатление — ушло в минус (Царегородцеву). Но далее: описание первой встречи (в версии Царегородцева) «с потомками» существенно изменено и... вся прелесть от нее как-то... поблекла (что ли) и это уже «жирный минус» (по крайней мере у Савина этот эпизод получился намного «сильнее»)...

В плюс же «новой версии» (Царегородцева) идет описание сотрудничества «приглашенных гостей в Москве» и прочие интриги (этого у Савина непосредственно после «встречи» по моему нет) и первые 2 книги только лишь «вечный бой». Но и этот «плюс» со временем выходит «на минус», поскольку «живой реакции на потомков» как не было так нет, - идет только описание «всяческих восторгов» и «направлений на ответственную работу», итогом которой становится почти молниеносное внедрение всяких «вкусных ништяков». Про то - что собственно «потомки приплыли под другим флагом» отчего-то (в беседах «верхов» И.В.С и пр) нигде не сказано . Все отношение — приплыли «да и хрен с ними», дадим пару наград, узнаем «прогнозы на ближайшее время» а там... В общем подход не самый вдумчивый и знакомый по темам «попаданцы в фентези» или «средние века», где наличие «иновременного гостя» само собой подразумевает мгновенный (как бы «сам по себе») переход «от кремневого пистолета к ПБС»... А что? ГГ же дал «пару дельных советов»... Вот и получите!

P.S Конечно в данной книге это не носит столь откровенный характер, но «отголоски» этого есть. Плюс ГГ «совсем не живые»... какие-то восторженные (удалось «поручкаться с Сталиным»!?) персонажи сменяют друг друга и «докладают» о перспективах «того что приплыло» и «того что могут сделать местные»...

В общем отчего-то данная рецензия (у меня) получилась очень уж злой.... Каюсь, наверное это все от того, что я прочитал первым вариант именно Савина, а не Царегородцева)) + Подход оформления так же в этом «помог», поскольку хоть в серии «Военная фантастика» порой печатают всякий бред, но по факту она все же выглядит гораздо лучше (оформления переплета и самих книг издательства Центрполиграф) «Наших там»))

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
IT3 про Гришин: Выбор офицера (Альтернативная история)

очень посредственно во всех смыслах.с логикой автор разминулся навсегда - магический мир,мертвых поднимают,руки-ноги отращивают,а сифилис не лечат,только молитвы и воздержание.ню-ню.вобще коряво как-то все,лучше уж было бы без магии сочинять.
заметка для себя,что бы не скачал часом проду.

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

«Архангелы» (fb2)

- «Архангелы» (пер. Юрий Алексеевич Кожевников) (а.с. Зарубежный роман xx века) 2629K, 515с. (скачать fb2) - Ион Агырбичану

Настройки текста:




Ион Агырбичану «АРХАНГЕЛЫ» Роман


Архангелы «желтого дьявола»

Чего только не употребляли люди в качестве денег, этого посредника в торговле, этого олицетворения богатства, — и раковины, и перья, и шкуры, и бруски соли, и серебряные слитки… Но в конце концов мир сошелся на том, что наилучшим выражением ценности и богатства является золото — металл, за свои природные качества, необычайную стойкость и приятный, можно сказать, солнечный цвет, названный благородным и одновременно нареченный презренным, за весьма неблаговидное, раздирающее душу соблазнами, растлевающее воздействие на людей, обреченных жить в мире купли-продажи. Золото — это алчность, концентрация эгоизма, подлость, насилие, грабеж, убийство… Золото — это богатство, сила, неограниченные возможности, власть… Металл, не чувствительный к воздействиям влаги и воздуха, а тем более к прикосновению человеческих рук, именно в этих руках стал побудителем сильнейших и отнюдь не благороднейших страстей.

Еще древние греки создали миф о царе Мидасе, который чуть было не умер с голода, потому что пожелал себе дара все превращать своим прикосновением в золото. Эта древнейшая притча глубоко символична, но люди, соблазненные блеском золота, забывают о ней, не желают о ней думать и умирают задолго до своей физической смерти, утрачивая человеческий облик, становясь рабами золотого тельца, продавая свои души «желтому дьяволу».

Прямое и косвенное присутствие золота в мировой литературе можно проследить с незапамятных времен. Скупцы, стяжатели, предатели и сластолюбцы, моты, игроки, процентщики, грабители — все это прямые потомки царя Мидаса, все Шейлоки, Гарпагоны, Гобсеки, Феджины, Чичиковы вплоть до Корейки и Остапа Бендера, зловещие и вместе с тем фарсовые фигуры, которым несть числа в литературе, все они нравственные уроды, чьи души и чувства и помыслы исковерканы золотом, для кого золото — цель, оправдывающая любые средства. Бальзак, создатель образа ростовщика Гобсека, одного из незримых и нетитулованных владык Парижа, лучше всех, пожалуй, определил, что такое для этих людей золото: «…из всех земных благ есть только одно, достаточно надежное, чтобы стоило человеку гнаться за ним. Это… золото. В золоте сосредоточены все силы человечества. <…> А что касается нравов, — человек везде одинаков: везде идет борьба между бедными и богатыми, везде. И она неизбежна. Так лучше самому давить, чем позволять, чтоб другие тебя давили. Повсюду мускулистые люди трудятся, а худосочные мучаются. Да и наслаждения повсюду одни и те же, и повсюду они одинаково истощают силы; переживает все наслаждения только одна утеха — тщеславие. Тщеславие! Это всегда наше „я“. А что может удовлетворить тщеславие? Золото! Потоки золота! Чтобы осуществить наши прихоти, нужно время, нужны материальные возможности или усилия, И что ж?! В золоте все содержится в зародыше, и все оно дает в действительности». Это и есть философия и психология стяжателя, его кредо и его сущность. По своим человеческим качествам стяжатель может быть разным; он может родиться умным или глупым, может быть скрягой или игроком, может оказаться чадолюбивым или эгоистичным себялюбцем, быть человеком удачливым или даже неудачником, но суть его пребудет неизменной: себя он будет отождествлять только с богатством, с золотом, с деньгами.

О стяжательстве, тщеславии, о прихотях и золоте повествует в своем романе и Ион Агырбичану. И в этом он следует путем, уже давно проложенным в литературе. Но он не стал бы большим писателем, если бы не придал этой теме, которая во все времена и на всех широтах волнует людей, особую национальную окраску, не вдохнул в нее дух своего времени, не пропустил ее сквозь свои личные чувства и размышления.

Родился будущий писатель в 1882 году в селе Ченаде в Трансильвании, входившей в те времена в состав Австро-Венгрии. Отец его был лесником, зажиточным хозяином, человеком грамотным: он даже выписывал газеты. Мать, хотя и не знала грамоте, о чем весьма сожалела, была «кладезем сказок», которые ей было кому рассказывать — в доме подрастало восемь человек детей. Истово уважая грамоту, книгу, образование, родители изыскивают средства, чтобы проявившего способности и интерес к учебе Иона послать в город. Окончив гимназию в Блаже, Ион Агырбичану поступает на теологический факультет в Будапеште, поскольку студенты этого факультета пользуются материальными льготами. Окончив университет в 1904 году, Агырбичану становится священником, хотя все помыслы его принадлежат литературе.

Писать Агырбичану начал еще в гимназии, и первые его стихи печатались в газете города Блажа, где он учился. Став студентом-теологом, он не прекращает занятий литературой. Вскоре стихи сменяются прозой. Молодой священник пишет рассказы, очерки,




загрузка...