КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405082 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 172331
Пользователей - 92060
Загрузка...

Впечатления

greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. Возможно, уже в конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: +5 ( 7 за, 2 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +7 ( 8 за, 1 против).
Serg55 про Ганин: Королевские клетки (Фанфик)

в общем-то неплохо. хотя вариант Гончаровой мне больше понравился, как-то он логичнее. Ощущение, что автор меняет ГГ на принца и графа. с принцем понятно и внятно. а граф? слуга царю отец солдатам... абсолютно не интересуется где его дочь и что с ней. ладно, жену не узнал. но ведь две принцессы и мамаша давно живут у нового короля и без проблем узнают Лилиану

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Примадонны (fb2)

- Примадонны (пер. Михаил Барский) 327 Кб, 54с. (скачать fb2) - Кен Людвиг

Настройки текста:



Кен Людвиг Примадонны

Leading Ladies by Ken Ludwig (2004)

Перевод © Михаил Барский, 2005 г.


Действующие лица:

Мэг

Лео

Джек

Одри

Дункан

Флоренс Снайдер

Доктор Майерс

Буч


Декорация — единая установка. Место действия: штат Пенсильвания, 1958 год.

На сцене — большая комната с двойными дверями, открывающимися в сад. Большая парадная лестница ведет наверх.

Вторая сцена происходит в здании Общества Гуманной Охоты на Лосей — может играться перед занавесом.

Третья сцена первого акта происходит в купе поезда.

Первый акт

Сцена 1

Гостиная в богатом, большом доме в городке Йорк, штат Пенсильвания. На дворе 1958 год.

На сцене зажигается свет. Мы видим Мэг Снайдер. Она подчеркнуто нарядна. Спускается по лестнице в гостиную, оглядывает комнату, в ней никого нет. Быстро идет к дверям, ведущим в сад, и распахивает их. Потом разворачивается и, пританцовывая, идет по комнате, явно в ожидании чего-то приятного.

Мэг. Дункан?! Дункан?!

Дункан. (за сценой) Иду!

Мэг. Дункан, миленький, пожалуйста, поторопись! Уже пол шестого, спектакль в семь начинается, а нам еще минут сорок пять ехать!


Входит Дункан Вули, поправляя свой пасторский воротничок. Дункан — местный пастор. Он гораздо старше Мэг.


Дункан. Мэг, я собираюсь настолько быстро, насколько могу! Я вообще, не люблю по вечерами выходить из дома, ты же знаешь. И зачем тащиться куда-то, торопиться. Я, вот, теперь найти ничего не могу….

Мэг. Прости, Дункан, но…

Дункан. Я надеюсь, ты не будешь меня все время вытаскивать из дома, торопить, после того как мы поженимся.

Мэг. Конечно, нет, но…

Дункан. Ты только не подумай, что я не хочу, чтоб мы поженились, просто я не люблю торопиться, это как-то даже не… по-христиански, торопиться.

Мэг. Да? Ой, извини.

Дункан. Ну, дай щечку….

Мэг. На щечку… (они целомудренно чмокают друг друга)

Мэг. Но, Дункан, мы на спектакль опаздываем!

Дункан. Если честно, то я вообще не хочу на него идти.

Мэг. Как ты можешь такое говорить! Это же Шекспир! Сцены из Шекспира! В кои-то веки нам так повезло, что в нашем захолустье мы можем посмотреть такой спектакль, а?!

Дункан. Слава Богу, не часто.

Мэг. Дункан!

Дункан. А кто там играет-то?

Мэг. Знаменитые АНГЛИЙСКИЕ актеры — Лео Кларк и Джек Гэйбл! Я их два года назад видела в Филадельфии, помнишь? Я же тебе рассказывала!

Дункан. Да?

Мэг. Ой, они такие потрясающие. Знаешь, когда они начинают читать Шекспира! Эта поэзия…..накрывает тебя теплой волной … Волшебное ощущение. Ты знаешь, больше всего на свете я люблю театр.

Дункан. Странно. По-моему, это совсем не повод для таких сильных эмоций.

Мэг. А я вот, люблю!

Дункан. Мэг, ну и люби на здоровье. Конечно, иногда приятно сходить в театр. Но разве можно сравнить впечатление от осенней сельскохозяйственной выставки…Красота этих даров природы… или, скажем, на Пасху, когда играют сцены из жизни Христовой, и выводят настоящую овцу. Вот это я понимаю. Но профессиональный театр-это что-то надрывное, неестественное. Эти люди так фальшивы, все время кривляются…

Мэг. Дункан!

Дункан. Ну, вот взять, например, этих твоих, артистов. Как их там зовут?

Мэг. Кларк и Гэйбл.

Дункан. Да, ну и что в них такого, чтобы…

Мэг. Они потрясающие!

Дункан. Мэг, кого и где они так уж потрясли, что теперь им приходиться развлекать наше Общество Гуманной Охоты на Лосей!

Мэг. Может, у них случайно возник свободный день в их турне, и они были поблизости, почему нет?

Дункан. Ты же сама знаешь, что церковь всегда подозрительно относилась к лицедейству, я имею в виду сам феномен…

Мэг. Дункан, я тебя умоляю, давай поедем уже! Мы и так опаздываем, без всякого феномена! Ты же обещал!

Дункан. Ну, хорошо, хорошо! Я пойду машину заведу.


Направляется к двери, потом возвращается к Мэг.


Дункан. Да, забыл тебе сказать…

Мэг. Что еще?

Дункан. Короче — проблема.

Мэг. Что? Что случилось?

Дункан. Машины-то у меня нет.

Мэг. Как?

Дункан. (защищаясь) Понимаешь, я сегодня весь день объезжал своих прихожан, ну, больных, которых надо было проведать. А когда я добрался сюда, ваш сосед, Господин Мортон одолжил у меня машину, чтобы поехать за продуктами для своей семьи, а потом тещу навестить. Ну, не мог же я ему отказать! Он обещал машину вернуть вовремя.

Мэг. Вовремя — это когда?

Дункан. В восемь.

Мэг. В восемь?!

Дункан. Мэг, извини, я совершенно забыл.

Мэг. Как ты мог!

Дункан. Извини, пожалуйста!

Мэг. Господи, все пропало. На спектакль мы, естественно, по твоей милости, не попадаем. Черт побери, за что мне такое!

Дункан. (возмущенно) Мэг, что ты говоришь!

Мэг. Да, я очень расстроена. Неужели так трудно это понять? Я мечтала увидеть Лео Кларка!

Дункан. Артиста!?

Мэг. Да, именно, артиста! Замечательного артиста.

Дункан. Ну, послушай, мы можем прекрасно провести вечер. Пойдем посидим с нашими друзьями, поболтаем, чудесно поужинаем. Как хорошо, как спокойно! Без всякой спешки. Давай-ка я позвоню Кинклам. Может, они свободны (начинает набирать номер телефона)

Мэг. Дункан, им по сто лет!

Дункан. Не преувеличивай, сто — только их бабушке, и то, должен тебе сказать, когда старушка в сознании, уверяю, это не хуже любого театра. Она такая веселушка! Обхохочешься. (кричит трубку) Алло, это кто, Бабушка Кинкл?

Мэг. О, Дункан!

Падает в изнеможении и расстройстве на софу.


Сцена 2

Слышна музыка (Happy Days are here again). Понятно, что в зале много народу, стоит шум. Мы на ежемесячном заседании Общества Гуманной Охоты на Лосей в городке Шрусбери, штат Пенсильвания. Доктор Майерс спускается по проходу к сцене. Он пожимает руки знакомым, кого-то дружелюбно похлопывает по плечу. Доктор Майерс председатель Общества и носит звание Главного Лосятника. Кроме того, он — местный доктор. Доктор взбирается на сцену и обращается к залу:

Доктор. Дамы и Господа…Дамы и господа! Я прошу минуту вашего внимания. Я хотел бы поприветствовать всех собравшихся в этом зале на наше ежемесячное собрание Общества Гуманной Охоты на Лосей. На дворе уже июнь пятьдесят восьмого года, и я хотел бы объявить наше собрание открытым! Я-ХУ!


Я-Ху — это звук ревущего лося. Все собравшиеся в зале дружно ревут в ответ на призыв Доктора Маейрса.


Доктор. Надеюсь, что вы приятно проведете с нами этот вечер… Кроме того, хотел бы вам сообщить, что нас ожидает потрясающий шведский стол, любезно предоставленный нам Карлом Пеймаером и его всеми любимой семейной закусочной. Кто не знает их девиз: «Если уж мы берем кабана, то жарим его целиком». Спасибо, Карл! Сегодня я хотел бы предложить вам и не совсем обычную для наших встреч культурную программу! В Апреле, как вы помните, у нас выступал ансамбль Еврейской песни и Индейской пляски, а в Мае мы рыдали над шутками так всем полюбившегося Мистера Престо! Лично я никогда не забуду, что он делал с этими яйцами…. Так вот, друзья мои, сегодня мы с вам открываем новую для нас страницу, Хотите верьте, хотите нет, но сегодня перед вами выступят два настоящих драматических артиста. Да, да, вы не ослышались: два настоящих английских Артиста. Прошу любить и жаловать! Лео Кларк и Джек Гэйбл в Сценах из Шекспира! Я-Ху!


Весь зал кричит в ответ: Я-ху. Доктор спускается со сцены. Гаснет свет. На сцене — нечто вроде поля битвы в 1400 году. Звучат трубы, развеваются флаги. Слышны звуки боя, а вдалеке виден силуэт замка. К сожалению, декорации несколько потерты. Но это же не Королевский Шекспировский театр. На сцене появляется Король Генрих Пятый, Его играет Лео Кларк. Он в полном боевом одеянии, и размахивает саблей.


Лео.

Что ж, снова ринемся, друзья, в пролом,
Иль трупами своих всю брешь завалим!
В дни мира украшают человека
Смирение и тихий, скромный нрав;
Когда ж нагрянет ураган войны,
Должны вы подражать повадке тигра.

На сцене появляется Хотспер, главный противник Генриха. В роли Хотспера — Джек Гейбл. Актеры смешивают сразу несколько пьес, а каждый выпад сабли сопровождается возгласом: «Ха!»


Джек. Покажись тиран шотландский!

Лео. А, это ты, Хотспур, мятежник, посягнувший на мой трон!

Джек. Чума на оба ваших дома! Ха! Ха!

Лео. Не с места, я сказал!


они вступают в бой на саблях


Джек. Коня, коня! Венец мой за коня!


Лео «пронзает» мечом Джека.


Джек. О, Генрих, ты юности меня лишил, тиран!


Хотспур умирает.


Лео.

Быть иль не быть, вот в чем вопрос.
Достойно ль
Души терпеть удары и щелчки
Обидчицы судьбы иль лучше встретить
С оружьем море бед и положить…

Лео замечает шевеленье в зале. Публика начинает уходить. В том числе и «лосятник» Фрэнк со второго ряда. Он довольно шумно направляется по проходу к выходу из зала, на нем яркая феска с пером, знак принадлежности к Обществу Гуманной Охоты на Лосей. Лео пытается вернуться к своему монологу.


Лео….Конец волненьям? Умереть. Забыться. И все. Куда они все ринулись? Они уходят.

Джек (приоткрыв глаз) Они явно пошли в буфет.

Лео. Эй, вы куда? Вы, что не видите, спектакль не закончен!

Фрэнк. (из зала) Да, ну вас, с вашим Шекспиром! Скукота! Валите ребята, откуда приехали!

Лео. Сам вали! Давай, давай отсюда, если ничего не понимаешь..!

Фрэнк. Щас, куда это мне валить — я тут живу, идиот!

Лео. Идиот?! Слушай, он меня идиотом назвал! Я ему сейчас врежу…

Джек. Лео…

Лео. Сам ты идиот! Кретин безмозглый. У него же вместо мозгов перья торчат!

Фрэнк (стаскивая феску и пиджак) Что ты сказал?!

Лео (спрыгивая со сцены) Я сейчас тебе покажу, дубина!

Джек (удерживая Лео) Лео! Лео! Остановись! (Фрэнку) Он извиняется, иди, покушай, отдохни спокойно! Лео, пошли отсюда!

Лео (обращаясь к залу) Люди! Что с вами?! Вы когда-нибудь слово «искусство» слышали?! А?! А о великом Шекспире вам никто не рассказывал?!

Джек. Лео!

Лео. В следующий раз мы с собой привезем стриптизершу, чтоб вы не скучали. (в конце зала раздаются громкие одобрительные возгласы).


Лео и Джек покидают сцену. Гаснет свет, слышен голос проводника поезда.


Голос проводника. Внимание! Внимание, пассажиры Пенсильванской железной дороги! Поезд следует со всеми остановками по Восточному направлению: Логанвиль, Нью Сайлем, Йорк, Голдсборо, Харрисбург. Следующая станция Логанвиль.


Сцена 3

Пустой вагон, утро следующего дня. Входят Джек и Лео с чемоданами в руках.

Лео. Тупые животные!.. Козлы.!

Джек. Лео!

Лео. Где элементарное уважение к чужому труду!? А?! Где остатки хоть какого-то любопытства? Они даже на афиши наши не посмотрели. Я их специально в фойе разложил. Там цитаты из самых лучших наших рецензий! «Завораживающая игра»!

Джек. Это из «Еженедельника железнодорожника».

Лео. Незабываемо!

Джек. «Листок работников рыболовецкого флота».

Лео. (смотрит на Джека) «Всепоглощающая сила театрального мастерства!» — Нью-Йорк Таймс.

Джек. Ну, эту ты сам сочинил.

Лео. Я знаю, что сам, но она же на афише!

Джек. Послушай, ты что хочешь Шекспира мусолить до конца своих дней?

Лео. Да! «Мусолить»! И это говоришь ты? Я три года учился в Королевской Академии Драматического искусства!

Джек. Ты же мне сам сказал, что пошел туда учиться, только что б девчонок красивых снимать.

Лео. Да, но потом я втянулся. Господи, ты только посмотри на нас. ДЕСЯТЬ ЛЕТ прошло, а мы еще в начале пути! На дне, на каменистом дне, я просто чувствую, как меня кидает на эти шершавые камни, как мое исцарапанное тело страждет… Я хочу всплыть и вздохнуть полной грудью!..

Джек. Слушай, а знаешь, чего бы я действительно хотел? (он совершенно серьезен) Я бы хотел иметь соседей, да, домик, и соседей, которым не все равно, открою я утром дверь или нет.

Лео. Ну, да, конечно. Но, Джек, для нас не все еще потеряно. Подожди еще с домиком и соседями. Мы еще много можем чего добиться как актеры! Нам просто нужна удача! Сегодня утром я прочитал в газете, что студия ЭмДжиЭм собирается снимать свою версию «Юлия Цезаря»! В Лос Анжелесе! Ты понимаешь, что это значит? Им нужны актеры, умеющие играть Шекспира! Это же шанс для нас! Ты понимаешь, что я говорю? Так, сколько у нас осталось денег? Нам нужно лететь в Лос Анжелес.

Джек. Лео, у нас столько нет.

Лео. Только не надо сразу падать духом. Сколько у нас с тобой осталось?

Джек. Лучше не спрашивай.

Лео. Сколько? Тысяча? Пятьсот? Сколько?

Джек. Нисколько.

Лео. Что значит нисколько? Сколько нам заплатили эти оленеводы?

Джек. Они отказались платить.

Лео. Что?! Вот подлецы. Вот воры!


Лео замирает. Его что-то заинтересовало в газете, он начинает внимательно читать. Окончание статьи на другой странице, Лео судорожно листает газету. Мы видим первую полосу: огромный заголовок: «О, Макс! О, Стив!»


Лео. Джек, смотри! «О, Макс! О, Стив! Ваша тетушка при смерти и ищет любимых родственников!» Ты только послушай! «Обладательница многомиллионного состояния, Флоренс Снайдер из города Йорк, в штате Пенсильвания безуспешно разыскивает детей своей сестры, Макса и Стива. Не исключено, что они могут унаследовать большую часть ее состояния».

Джек. Где-то у меня еще мелочь оставалась…

Лео. «В последний раз Мисс Снайдер видела их, когда они были совсем еще детьми и отправились со своей матерью на пароходе в Англию. Еще некоторое время сестры переписывались, но вскоре потеряли друг друга…»

Джек. Так, ну и зачем ты мне все это читаешь? Я есть хочу.

Лео. Мальчики уехали в АНГЛИЮ! Уехали совсем еще ДЕТЬМИ. Слушай, слушай: «Она не может их разыскать, так что единственной наследницей остается ее племянница Мэг, живущая с ней в Йорке».

Джек. Ну и что?

Лео. Что значит, ну и что?! А мы с тобой на что? Ты и я! Мы с тобой откуда? Не из Польши же!

Джек. Нет, не из Польши.

Лео. И не из Венгрии.

Джек. Нет, не из Венгрии.

Лео. Мы даже не литовцы.

Джек. Что не литовцы — точно.

Лео. Мы из Англии! Ты слышишь меня? Англичане мы! Мы вполне можем сойти за братьев, мы даже чем-то друг на друга похожи!


Лео берет Джека за плечи и разворачивает лицом к зрительному залу, Они, естественно, совершенно не похожи.


Лео. Ты вполне можешь быть Максом, а я Стивом!

Джек. Мы? Ее племянники?

Лео. А я про что!

Джек. Но мы же не племянники, это же … ложь! Кроме всего прочего это — противозаконно, и нас за это вообще могут посадить! Тебе это не приходит в голову?

Лео. Джек, Флоренс Снайдер уже который месяц жаждет найти своих племянников, мы ей просто в этом поможем. Мы же никому вреда этим не причиним.

Джек. А ее племянница Мэг?

Лео. Черт с ней, она и так кучу денег получит. Смотри, тут написано, что состояние оценивается в три миллиона долларов! Она получит целый миллион. И я получу миллион, и тебе еще миллион останется!

Джек. Миллион долларов?

Лео. (в возбуждении) Мы можем все начать с начала! Еще раз начать все с нуля…мы оттолкнемся, наконец, от этого дна и всплывем…

Джек. Лео..

Лео. Джек, я прошу тебя!

Джек. Но, она могла видеть их фотографии.

Лео. Я об этом уже подумал. Нам необходимо появиться в доме старушки, когда она уже откинет копыта.

Джек. Копыта? Ты имеешь в виду, когда она умрет.

Лео. Да нет, просто будет размахивать своими большими копытами в ритме вальса! Естественно, умрет. Мы затаимся где-нибудь поблизости и выждем подходящего момента.

Джеку. Не выйдет.

Лео. Нет, выйдет.

Джек. Нет, не выйдет, Мы же ничего не знаем об этих Стиве и Максе, Ни имени матери, ни отца. Мы никого даже в этом городе Йорке не знаем, чтоб расспросить!


В этот момент на сцену выкатывает Одри на роликовых коньках. На ней яркая униформа закусочной быстрого питания и шапочка того же цвета. У нее в руках пара учебников. Ей около двадцати лет. Она — очень хорошенькая и очень доброжелательная девушка.


Одри. Вау…..


Она катится на роликах, пытаясь остановиться, и въезжает прямо в Джека, Джек ее ловит.


Одри. Ой, спасибо! (Джек моментально «кладет на нее глаз») Ой, здрасте, Вы, наверное, думаете, чё это она так одета, да?

Джек. Да, цвет такой веселенький.

Одри. Я сегодня первый день вышла на работу во «Вкусняшку». Видите: «Вкусняшка» (она показывает на эмблему ресторана, вышитую у нее на свитере)

Лео. Девушка, катитесь дальше.

Одри. Я вчера прошла кастинг! Они мне сказали, что у меня самый высокий потенциал из всех, кого они видели с момента открытия ресторана!

Джек. А они когда открылись?

Одри. В понедельник.

Джек. Здорово.

Одри. Если честно, то я туда устроилась, чтоб подзаработать. Мне очень нужны деньги. Я хочу в колледж поступить, и потому вот с книжками. Ну, я знаю, что ездить придется, из Йорка, и вообще, куча трудностей, но в колледж идти надо.

Лео. Ты живешь в Йорке?

Одри. Ага.

Лео. Йорк, штат Пенсильвания?

Одри. Точно.

Лео. А, ты, случайно, не знакома с Мисс Флоренс Снайдер?

Одри. Ну, вы даете, естественно — знакома. Я когда у доктора работала, она к нам каждый день почти в офис приходила.

Лео. А ты не знаешь, когда она в последний раз видела Стива и Макса?

Одри. Ой, давно. Ещё малютками.

Лео. А как их маму звали?

Одри. Дженни.

Лео. А папу?

Одри. Ирв.

Лео. Отлично.

Джек. О, Боже!

Лео. Ха! Это судьба! Это само провидение! «Теперь или никогда» Готовность номер один!

Одри. Ага… Она ничего такая старушенция. Такая юморная!

Лео. А больше она ничего про Макса и Стива не рассказывала? Какие- нибудь особые приметы не называла случайно? Ну, там шрамы детские, одна нога короче другой, или что-то в этом роде?

Одри. Да, нет, нормальные люди без всяких особых примет. Ну, только что Стив не слышит и не говорит, а так ничего особенного.

Лео. Не слышит и не говорит?

Одри. Ага, с самого рождения. Ну, ладно, я поеду. Мне надо на роликах потренироваться. Я свои вещи у вас брошу, ладно, и поеду кататься. Тут проходы — прямые и длинные, как будто два длинных червяка в поцелуе. Кстати, меня Одри зовут.

Джек. А меня Джек, Джек Гэйбл. Как Кларк Гэйбл только без ямочки на подбородке.

Одри. Ой, но вы тоже симпатичный! Ну, пока!


Одри укатывает.


Джек. Она сказала, что я симпатичный…

Лео. Да, симпатичный ты, что есть, то есть…, а скоро еще будешь глухонемой.

Джек. Кончай. Забудь..

Лео. Что значит забудь! Смеешься? Это же просто фантастическая удача!

Джек. Но я не могу быть глухонемым, я даже языка жестов не знаю.

Лео. Не страшно, свой придумай, это ерунда.

Джек. Ничего себе ерунда!

Лео. Ерунда! Вот смотри. Скажи: Да.


Джек неохотно выставляет вперед руки ладонями друг к другу.


Лео. А теперь скажи: Нет.


Джек скрещивает руки.


Лео. А теперь: Может быть.


Джек раскачивает руками.


Лео. Есть хочу!


Джек показывает на рот и высовывает язык.


Лео. Пить хочу!


Джек сосет большой палец.


Лео. У меня идея!


Джек показывает указательным пальцем вверх и широко улыбается.


Лео. Ну, вот, отлично.


Джек продолжая переводить, показывает в знак одобрения большой палец.


Лео. Хватит!


Джек показывает, перекрещивая руки.


Лео. Хватит, я говорю. Заигрался. Не смешно уже, между прочим.


Джек показывает знак стоп и безмолвно хохочет.


Джек. Ой, извини, увлекся. Но это же не настоящий язык жестов.

Лео. А кого это волнует! Мы скажем, что это новая система сурдоперевода, для тупых. Проблема только, что Одри живет в Йорке, а она нас видела и с нами разговаривала. (в этот момент возвращается Одри на роликах)

Одри. Эй, забыла учебники.

Лео. Одри, девочка моя, ну расскажи нам Джеком что-нибудь ещё про Стива и Макса!

Одри. Я же вам всё рассказывала, что знаю. Две девочки, одна — глухонемая. Не говорит, не слышит, помните?

Лео. Девочки?!

Одри. Ну, да.

Лео. Но, Макс и Стив…

Одри. Да, нет, это их так сокращенно зовут. Имена мужские вроде, а они девочки. Их по-настоящему Максин и Стефани зовут.

Джек. Максин и Стефани! Вот это я понимаю!

Лео. А ты уверена, что они девочки?

Одри. Конечно, мне Мисс Снайдер раз сто говорила.

Лео. А в газете этого не написано.

Одри. Вы, наверное, быстро читали. Там точно должно быть написано.

Джек. А, вот, точно! Вот тут написано: девочки!

Одри. Ага! Ну, ладно, мне ехать надо. (к Джеку) А вы очень симпатичный!

Джек. Спасибо.


Одри укатывает.


Лео. Черт побери! Черт побери! А цель была так близка, а! Я прямо носом чуял. Два миллиона долларов, мы бы сами могли кино на эти деньги снимать. Шекспира!

Джек. Зато теперь я хоть говорить смогу.

Лео. Черт побери! (он в ярости кидает один из чемоданов на пол. Из чемодана вываливаются костюмы.) Так, этого еще не хватало! Собирай теперь эти костюмы проклятые.

Джек. Успокойся, Я помогу. (они начинают собирать костюмы. Лео поднимает парик и платье и внимательно на них смотрит. У Джека тоже платье в руках.)

Джек. А это помнишь? Джульетта. Какая была актриса! «Ромео, как мне жаль, что ты Ромео!» Ха. А это — из «Укрощения строптивой». «Коль я оса, так жала берегись!»


Джек держит перед собою платье, изображая Бьянку, потом видит выражение лица Лео, тот пристально смотрит на платье, у него явно зреет какая-то идея.


Лео. «Теперь или никогда» Готовность номер один!

Джек. Нет!

Лео. Да!

Джек. НЕТ!

Лео. Послушай, мы это сделаем! Актеры мы, или кто? У нас получится! Я буду Максин, а ты — Стефани!

Джек. Нет, Это абсолютно исключено! Не буду я бабой рядиться! Исключено!

Лео. За миллион долларов?! За такие деньги, вопрос может быть только один — какое платье лучше надеть!


Лео начинает рыться в чемодане, разбрасывая костюмы.


Джек. Эй, эй! Нет! Нет, я тебе говорю! Остановись! Хватит! Остановись немедленно! Хватит, я тебе сказал!

Лео. О, о, о… мне кажется, мне это очень подойдет. Клеопатра-королева Нила.

Джек. Ты будешь выглядеть полным идиотом.

Лео. Так, а что бы нам тебе подобрать такого живенького…Будешь у нас такая красотка!

Джек. Я отказываюсь принимать в этом участие! Ты меня слышишь? Ты слышишь меня или нет?!

Лео. Смотри, а как насчет этого, с декольте? Секси?.

Джек. Никто в это не поверит. Я плохой артист!

Лео. С чего ты взял? Не комплексуй! У тебя же прекрасные рецензии.

Джек. Ты мне сам их пишешь.

Лео. (достает что-то прозрачное.) О! То, что надо! Ты только посмотри на этот чудный пенюарчик! Титания — королева Фей!

Джек. Я это не одену, там крылья прицеплены.

Лео. Мы их отрежем.

Джек. Нет!

Лео. Джек, ты, что не помнишь, ведь были времена, когда мы с тобой могли сыграть ВСЕ! Ты играл Ричарда Третьего. Страшный горбатый, ты корчился и ползал по сцене. А Ромео, ты помнишь, как ты играл Ромео. Зал ревел!

Джек. Но Лео, это все были мужские роли! Не могу я женщин играть!

Лео. Это почему?

Джек. Потому что я мужчина, мачо, понимаешь!

Лео. О! О!.Тоже мне, мачо! Джек, а кто, по-твоему, женщин играл в шекспировские времена, а?

Джек. Что ты хочешь сказать?

Лео. Именно! Мужчины! И как они это делали?

Джек. Вату в лифчик пихали?

Лео. Не только! Они это делали уверенно, с шиком! И если у нас получится, мы смело сможем считать себя состоявшимися актерами, понимаешь?! Это роль всей твоей жизни, Джек! Можешь ли ты это понять?! Сможешь ли ты, Джек, подняться на такую высоту актерского мастерства. А?! Подняться и вытащить своего лучшего друга из бездны забвения за собою в высь?! Да или нет?!

Джек. Нет!

Лео. Значит, да. Хорошо, план такой: выходим на следующей станции, посылаем телеграмму, одеваемся, гримируемся, и полным ходом в Йорк, штат Пенсильвания!

Конец сцены, гаснет свет.


Сцена 4

Слышен телефонный звонок. Мэг и Дункан стоят на сцене, но мы понимаем, что они говорят друг с другом по телефону. Мэг очень взволнована, и ей не терпится поделиться с Дунканом радостной новостью.

Дункан. Алло. Йоркская Евангельская Церковь Единого Братства. Говорит пастор Вули.

Мэг. Дункан, это я. Послушай, ты просто не поверишь! Мы получили телеграмму. Догадайся от кого? Только не говори, что от бабушки Киннкл!

Дункан. От Уинстона Черчилля.

Мэг. Не угадал. От Макса и Стива!

Дункан. От Макса и Стива?

Мэг. Да! Ты представляешь, как здорово! Они приезжают сегодня в пять тридцать. Я наконец-то смогу с ними познакомиться! Ты видишь, как хорошо, что мы дали объявление! А ты не хотел.

Дункан. Я не очень понимаю, чему ты так радуешься. Конечно, хорошо, когда близкие родные люди… Но Мэг… ты отдаешь себе отчет, что придется разделить с ними наследство?

Мэг. Ну и что?!

Дункан. То есть вместо трех миллионов, ты получишь только один.

Мэг. Нам миллиона хватит до конца дней, тем более, что ты сам всегда говоришь, что не в деньгах счастье!

Дункан. Ну, да, конечно, не в них счастье, но ты понимаешь, сколько добрых дел можно было бы сделать на эти три миллиона? Я бы мог открыть свой благотворительный фонд, построить новый офис. Я бы проводил распределял пожертвования…

Мэг. Или можно было бы пожертвовать все деньги разом, и жить спокойно!

Дункан. Не говори ерунды, это выглядело бы гордыней, стремлением потешить свое тщеславие.

Мэг. Короче, приготовься. Они приезжают на шестичасовом поезде.

Дункан. А тебя не настораживает, что они отыскались именно сейчас? За столько лет могли бы и найтись. Все-таки родная тетушка… Неспроста все это.

Мэг. Что ты имеешь в виду?

Дункан. Что я имею в виду? Элементарное соображение — они могут быть просто мошенницами. Разве не так?

Мэг. Слушай, какой же ты подозрительный! Разве можно так плохо думать о людях,? Как ты можешь такое говорить!

Дункан. А почему нет? Вполне житейская ситуация, самый, можно сказать, подходящий момент: раз, и два миллиона долларов у них в кармане.

Мэг. Что ты все о деньгах!

Дункан. Мэг! Это просто здравый смысл. Ну, хорошо, я буду очень рад познакомиться с твоими кузинами. Ты довольна? Дай щечку…

Мэг. На щёчку!

Они оба вешают трубку.


Сцена 5

Гостиная в доме Флоренс Снайдер. Тот же день.

Доктор Майерс и его сын Буч, натягивают транспарант «Добро пожаловать Макс и Стив!» Буч — молодой человек лет двадцати, не слишком сообразительный, но добродушный. В школе он в основном играл в американский футбол. Хотя Буч и Доктор постоянно спорят, но видно, что они обожают друг друга.

Доктор. Буч, послушай меня внимательно. Ты понял? Внимательно.

Буч. Да, па.

Доктор. Я тебе что хочу сказать: с богатой девушкой так же легко прыгнуть в постель, как и …

Буч и Доктор (одновременно)…с бедной!

Буч. Па!

Доктор. Эти девицы, что сегодня приезжают, скоро будут богатыми, как Крезы! Женись на одной из них, и безбедная жизнь тебе обеспечена!

Буч. Но я Одри люблю!

Доктор. Сынок, как говорят в народе, жни свой овес, паши свое поле, орошай огород, но женись на деньгах.

Буч. Ну, па, ты даешь.

Доктор. Посмотри на меня. Я не шучу! Вот, я женился по любви! И что! Это была самая большая ошибка в моей жизни! А ты бы мог на той же Мэг жениться, если бы не зевал. Видал, как наш пастор скрипучий подсуетился!? На Бога, как говорится, надейся…

Буч. Па! Мэг — мой друг!

Доктор. А что, и после свадьбы некоторые продолжают дружить, я где-то читал!


Входит Мэг. Доктор уходит в дальний угол комнаты. Мэг несколько принарядилась к приезду родственниц.


Буч. Привет, Мэг.

Мэг. Что это с ним?

Буч. Ему Одри не нравится, он меня хочет женить на одной из твоих богатых кузин, представляешь.


Мэг глубоко вздыхает: «Еще один!»


Мэг. Буч, ты Одри любишь?

Буч. По-моему, да.

Мэг. А что ты чувствуешь, когда ее видишь?

Буч. Радость.

Мэг. А она?

Буч. И она, по-моему, тоже.

Мэг. А что тебе больше всего хочется сделать?.

Буч. Если честно — я бы мечтал переспать с ней.

Мэг. И только? Больше ничего?

Буч. Ну-у у… и жениться, пожалуй, тоже.

Мэг. Так в чем же дело? Что тебе мешает?


Из коридора в комнату входит Дункан.


Дункан. Ну, как тут у нас дела?

Доктор. О, какие люди, сам носитель прекрасного, доброго, вечного, наш местный праведник собственной персоной. Успехов вам в вашем святом деле!

Дункан. И вам того же, убийца в белом халате. Сколько сегодня пациентов отправили в мир иной?

Доктор. Пока никого, но вот ваша воскресная проповедь была просто на славу, давно так не высыпался! Я-ху (крик лося).

Мэг. Прекратите вы! Дункан, ты знаешь, что Максин оказывается актриса!?

Дункан. Ты мне уже говорила. Я за нее просто счастлив, только не могу понять, как человек в здравом уме может на себя напялить костюм, разрисовать собственное лицо и начать паясничать перед неблагодарной толпой!

Доктор. А вы разве не те же самым занимаетесь с паперти? И костюм и…

Мэг. Стоп, я цветы забыла. Я сейчас. (она бежит по ступенькам наверх в свою комнату.)

Дункан. Все в спешке, в спешке. Вот ведь правильно говорят… Поспешишь, людей насмешишь.

Доктор. Все одно и тоже талдычит, как попугай.


Из сада в комнату вбегает Одри, она чем-то взбудоражена.


Одри. Эй, послушайте! Максин и Стефании! Они уже здесь! Я их только что на дорожке в саду встретила! Ну, я вам скажу? англичанки — это что-то. Я их сейчас приведу, сами увидите.(кричит по направлению к саду) Эй, идите сюда, не стесняйтесь!


Входят Лео и Джек, в женских платьях. Лео в платье Клеопатры-королевы Нила, а Джек в платье Титании, с крылышками. Лео в образе Максин — шикарен и экстравагантен. Джек в образе Стефани — застенчив и скромен. Доктор, Буч и Дункан потрясены их видом. Одри смотрит на них с восхищением и гордостью… Лео в образе Максин говорит высоким, женским голосом.


Лео. Добрый день, добрый день, Не могу поверить! Если бы вы знали! Как же прекрасно, наконец, прильнуть к могучей груди моей давно потерянной семьи!

Неужели я здесь? На Родине моей! О, Йорк, о, эти святые для меня небеса!


Лео сияет, Джек в ужасе.


Буч. А вы что, действительно Максин и Стефани?

Лео. Нет, лично я — пока только Максин, а вот это моя сестра Стефани (он прикладывает пальцы Джека к своим губам) Стефани, поздоровайся с этими милыми людьми.


Джек кляняется во все сторона, так что зрительному залу видны крылья, пришитые к его платью. В этот момент на лестнице появляется Мэг. У нее в руках букет цветов.


Мэг. Ой, простите, что я так долго.


Она увидела сестриц. Обращается к Одри


Это…?


Одри утвердительно качает головой


Вот, это вам. Цветы… Я ваша кузина Маргарет.


Лео замирает, он так потрясен красотой Мэг, что потерял дар речи.


Лео. Как…как…приятно познакомиться! А тетушка Флоренс нам никогда не рассказывала, какая вы…какая вы красавица.


Лео, не может сдвинуться с места. Мэг хочет его обнять, но не решается от смущения. Потом она бросается к ним и начинает обнимать обеих сестриц в радости от долгожданной встречи. Лео — еле жив.


Мэг. Ой, как я рада вас наконец-то увидеть, вы даже себе не представляете! Давайте я вас сейчас познакомлю с нашими друзьями. Это Дункан.

Дункан. Очень приятно.

Лео. Да я вижу, вы местный Екклезиаст! Это так интригует, как je ne sais quoi. Вы не говорите, случайно, по-французски?

Дункан. Нет.

Лео. А вы? Что, никто не говорит? (все отрицательно качают головой) А, que jamais tout de suite a Sorbonne a La Fromage et bon soir. А кто это?

Мэг. А это Доктор Майерс, он уже много лет заботится о тете Флоренс.

Лео. Как это мило с вашей стороны.

Доктор. Если вам когда-нибудь потребуется медицинская помощь, только свистните. Я, кстати, занимаюсь пластической хирургией по совместительству.

Лео. Это какие же части тела вы мне предлагаете прооперировать?

Мэг. Это Буч, а это Одри.

Буч. Мы с Одри собираемся пожениться!

Доктор. Только через мой труп.

Лео. Интересная будет церемония, не правда ли! Берете ли вы, Буч, стоящий на бездыханном теле вашего отца, в жены Одри… Ха! Ха!

Одри. (говорит Джеку громко и медленно) С ПРИЕЗДОМ В НАШ ГОРОД.


Джек ее радостно и долго обнимает.


Одри. А-а-а…

Лео. Как это мило. (Джек опять обнимает Одри) Она такая у нас сентиментальная. (Джек опять обнимает Одри) Ну, все хватит!.. Ну, а теперь, не могли бы мы наконец-то увидеть нашу дорогую тетушку Флоренс?

Мег. Дело в том..

Лео. О Боже, не говорите мне, я все поняла по вашим глазам! Мы появились слишком поздно, да?!

Мэг. Максин…

Лео. О, нет, нет, этого не может быть!

Мэг. Максин…

Лео. Не может быть! Столько лет мы мечтали об этой встрече!! Стефани, бедная моя Стефани! Послушай меня! (кладет пальцы Джека себе на губы) Мы опоздали, понимаешь? Тетя мертва!


Джек открывает рот и безмолвно «кричит» в полной тишине. Он похож на картину Мунка «Крик». Он вытянул вверх руки и раскачивается в безмолвном крике.


Мэг. Максин! Нет, нет! Вы не опоздали! Тетя жива!


Лео и Джек останавливаются, и смотрят друг на друга.


Лео. Жива?!

Мэг. Она держится из последних сил и мечтает вас увидеть.

Лео. Но, но…

Одри. Буч, ты же мне сегодня утром сказал, что она умерла.

Буч. Мне так па сказал.

Доктор. У нее не было пульса, а потом ей вдруг стало лучше. А я что могу поделать?!


Лео и Джек пытаются незаметно выскользнуть из комнаты.


Мэг. Максин, куда вы?

Лео. Это такая новость! Я просто не могу в себя придти…от счастья, так вот и решила выйти на улицу, свежим воздухом подышать…


Из-за сцены слышен голос, Лео и Джек замирают.


Флоренс. (из-за сцены) Где они?! Где?! Я хочу их немедленно увидеть! Немедленно!


Входит тетя Флоренс, желчная и подслеповатая старуха.


Мэг. Тетя Флоренс, вам же нельзя вставать!

Доктор. Флоренс, ну что ты делаешь? У тебя строгий постельный режим!

Флоренс. Молчи, убийца! Ты меня уже мертвой объявил! Чуть не похоронили заживо по твоей милости.

Доктор. Ну, хорошо. Я ошибся. Ошибочка вышла. У кого не бывает.?

Флоренс. Ничего себе ошибочка! Как вам это нравится? Я таких ошибочек себе не позволяю никогда! Ах!


Флоренс начинает задыхаться и бить себя руками в грудь.


Мэг. Тетя Флоренс!

Буч. Я ее держу!

Одри. Флоренс!

Доктор. Черт бы ее побрал, несите в комнату!

Мэг. Максин, мы сейчас вернемся. Не волнуйся, с ней будет все нормально!

Лео. Может надо помочь?

Мэг. Нет, нет, мы ее сейчас уложим в спальне на первом этаже. Я сейчас, быстро.


Все занимаются выносом тела Флоренс, оставляя Лео и Джека одних в гостиной.


Джек. Так, быстро сматываемся!

Лео. Подожди, подожди, еще рано! Мне кажется, нам надо остаться.

Джек. Остаться?! Ты что, сдурел совсем?!

Лео. Еще все может получиться. Что, собственно, случилось?

Джек. Как-что случилось?! Ты же видишь, старуха жива! Живая и злая, как мегера! Ты что, сам не видел?!

Лео. Да не волнуйся, она же долго не протянет! Ей лет сто, как минимум.

Джек. О, вот тут ты и не прав! Она назло всем может еще как потянуть!

Лео. Думаю, что больше, чем пару недель не протянет.

Джек. ПАРУ НЕДЕЛЬ!

Лео. Ш-ш-ш!

Джек. Ты с ума сошел! Посмотри на меня, у меня крылья на спине присобачены! Это просто какая-то «Тетка Чарлей на вечеринке у эльфов!» А ты что за персонаж? Откуда вдруг эта Максин из тебя полезла?

Лео. (озабоченно) Я и сам не знаю. Вот что значит настоящий профессионализм!

Джек. В тебя просто злой дух вселился!

Лео. Слушай, давай так — давай далеко вперед не загадывать. Нам с тобой день простоять, да ночь продержаться. А там, если увидим, что они нас подозревают, тогда будем решать по ситуации.

Джек. Я не согласен.

Лео. Джек, игра стоит свеч!

Джек. Нет, я тебе говорю.

Лео. Два миллиона баксов!

Джек. Нет!

Лео. Джек!


Возвращается Мэг.


Джек! Джек … вжик, жик, легкость в движениях, а вот и ты!

Мэг. Я не помешала?

Лео. Нет, нет, нет, что ты! Ты как раз вовремя! (прикладывая руку Джека к губам) Да, Стефани, конечно, ты можешь погулять по саду. Какая ж ты у меня умница!


Лео нарочито смеется. Джек показывает языком жестов: «Хорошо, но мне это все очень не нравится!», и уходит.


Лео. Ну, как наша тетушка себя чувствует?

Мэг. К сожалению, не очень. И это уже который месяц. Но, главное, что вы успели приехать! Она так мечтала вас увидеть, ведь столько лет прошло! Ты не представляешь, что это для нас всех значит!

Лео. Спасибо.

Мэг. Но…не знаю даже, как сказать…ты не могла бы мне рассказать чуть- чуть о себе?

Лео. (нервничая) Да, конечно …А что тебе интересно?…

Мэг. Скажи, а это правда, что ты…что ты в театре работаешь?

Лео. В театре? А, да, конечно, в театре. Работаю, еще как работаю. Тебя это не огорчает?

Мэг. Господи, что ты! Это прекрасно! Ты знаешь, мои самые радостные воспоминания детства связаны с театром! Я помню, как я впервые увидела Шекспира на сцене! Меня папа возил на «Двенадцатую ночь» в Филадельфию. Это моя самая любимая пьеса!

Лео (потрясенный) Что ты говоришь!? А я недавно блистала в «Двенадцатой Ночи» для самой королевы Англии.

Мэг. Ты шутишь?! А кого ты играла?

Лео. Герцога Орсино….аааа, нет, конечно, Оливию, красавицу Оливию.

Мэг. Боже! Я бы все отдала, чтоб увидеть тебя в этой роли! Слушай, а почитай мне чуть-чуть, а? Пожалуйста! Ну, хоть пару строк?!

Лео. Что, прямо сейчас?

Мэг. Конечно!

Лео. Ну, нет, но я….

Мэг. Ну, пожалуйста!

Лео. Ты меня просто смущаешь.

Мэг. Ну, хоть пару строк! Я всю пьесу наизусть знаю! Я могу за Виолу почитать — это моя любимая роль!


Идёт сцена Виолы и Оливии. Это одна из самых лирических сцен Шекспира, Лео начинает читать с диким нажимом, переигрывает, изображая гранд даму, постепенно тон сцены меняется и превращается в нежнейшее объяснение в любви.


Лео. (в потрясении) Нам надо пожениться…

Мэг. Что?

Лео. Тебе…тебе надо пожениться, в смысле выйти замуж. Ты замужем?

Мэг. Я? Нет еще.

Лео. Отлично, это просто замечательно!

Мэг. Но я через месяц выхожу замуж.

Лео. Что? Когда? Как через месяц?

Мэг. Да.

Лео. Но ведь мы еще не познакомились по-настоящему!

Мэг. Я что-то не понимаю. А какая связь?

Лео. Мы не познакомились, то есть познакомились не мы, это такая есть пословица. Французская пословица такая: познакомились, мы не мы, metoier toi moi. Так кто же этот счастливчик?

Мэг. Ты его видел. Это наш пастор, Дункан.

Лео. А ты что влюблена в Пастора, как там его?

Мэг. (несколько удивленно и обиженно) Дункан. Конечно, я его люблю. Он был другом моих родителей, а они умерли, когда я была еще совсем ребенком. Он мне с детства помогал и заботился обо мне. Он мне очень дорог, понимаешь?

Лео. Но…

Мэг. Это ведь любовь и есть, правда? Когда есть общие воспоминания, из этого же может развиться настоящее чувство? Пусть не сейчас, когда-нибудь потом…

Лео. Нет! Нет, нет, нет, и еще раз, нет! Дитя мое, любовь — это как удар молнии! Это, как взрыв, ты плачешь от счастья и боли одновременно! Это когда ты считаешь минуты до встречи… А ожидание первой брачной ночи, да что тут говорить..!

Мэг. (ошарашенно) А ты была когда-нибудь так влюблена?

Лео. О, да! Ой, да что это я все болтаю, да болтаю. Послушай, мне совершенно не следует вмешиваться! Я тебе желаю счастья с этим…как его, Дунканом, с пастором этим.

Мэг. Спасибо. Но ты же придешь на свадьбу? Пожалуйста! Это всего через три недели.

Лео. Тут все зависит от обстоятельств. Мне, может быть, придется поехать…в Нью-Йорк….Мне там надо кое с кем повидаться. С одним моим давнишним приятелем, Лео Кларком. Крупнейший актер, между прочим, корифей, титан сцены, можно сказать. Ты, наверное, о нем слышала.

Мэг. Конечно!

Лео. Что, правда, слышала?

Мэг. Я его даже видела! Это было года два назад в Филадельфии. Он играл отрывки из шекспировских пьес. Это было восхитительно! Я в него просто влюбилась. А что, у тебя с ним роман?

Лео. Хм. Нет, нет, просто мы с ним друзья. Очень близкие…можно сказать, не разлей вода.

Мэг. Это невероятно! Я как раз вчера должна была на его спектакль поехать. Он играл недалеко отсюда, минут двадцать езды.

Лео. А я вот тут подумала…

Мэг. Что?

Лео. Гениальная мысль! Просто изумительная! Маргарет, а что если я тебя познакомлю с Лео Кларком?..И вы вдвоем сыграете Шекспира, а?

Мэг. Ты шутишь.

Лео. Отнюдь. Послушай, ты замуж выходишь через три недели, так? Так вот, мы в честь твоей свадьбы сделаем сюрприз. Можно сказать сделаем твою свадьбу абсолютно незабываемой! Сыграем «Двенадцатую ночь» Шекспира! А в главных ролях — ты и Лео Кларк.

Мэг. Ты издеваешься, да?

Лео. Ничего подобного! Лео тут недалеко, ты же сама сказала. Ты моя кузина, и я бы хотела, чтоб вы с ним познакомились, может быть даже подружились…

Мэг. Он не согласится. Он, наверное, так занят. Он же все время гастролирует.

Лео. Ну, не ВСЕ время же.

Мэг. Но он не станет со мной играть, я же не актриса! Я его не достойна!

Лео. Маргарет, я только что слышала, КАК ты читаешь. Ты потрясающая актриса. Поверь мне.

Мэг. Но ведь я же никогда и нигде не училась!

Лео. А вот ОН тебя и научит. Он тебе даст несколько уроков актерского мастерства! Вы с ним будете заниматься днями напролет. Поверь мне, ему это ОЧЕНЬ будет приятно!

Мэг. …Хорошо, я согласна!

Лео. Вот это другое дело.

Мэг. А-а-а-а-а, Господи, я поверить в это не могу. Не ужели это со мной все происходит!!! Слушай, тетя Флоренс собирается устроить прием накануне свадьбы. Мы тогда бы и сыграли.

Лео. Отлично!

Мэг. Но это же не помешает свадьбе, правда? Ты же не думаешь, что Дункан будет против?

Лео. Не-е-е-т. Конечно, нет.

Мэг. О-о-о-о-о! Это потрясающе! Сам Лео Кларк!

Лео. О, да, Лео Кларк, собственной персоной!

Мэг. Его «Нью-Йорк Таймс» назвала живой легендой! Я сама на афише видела!

Лео. Да, кажется…

Мэг. Так ты ему позвонишь?

Лео. Кому?

Мэг. Господину Кларку.

Лео. Да, конечно, позвоню. Даже не волнуйся.

Мэг. Ну, хорошо (пауза) Ты, наверное, очень устала, давай я тебе покажу твою комнату.

Лео. Я Стефани, пожалуй, подожду, если ты не против.

Мэг. Ну, конечно. Я буду наверху. Когда такая теплая погода, я…нет, я не могу тебе такого говорить.

Лео. Нет, нет, скажи.

Мэг. Не могу.

Лео. Нет, можешь.

Мэг. А ты никому не расскажешь?

Лео. Обещаю. Это останется между нами, девочками.

Мэг. Когда такая жара, я знаешь, что делаю? Я растираю себе грудь ледяной водой, а потом бросаюсь голышом на кровать и распластываюсь как флаг на ветру!


Лео сглатывает.


Мэг. Ты никогда не пробовала?

Лео. Да я то же так делаю — потрясающий контраст.

Мэг. Ну, я пошла.


Мэг бежит по лестнице наверх к двери на балкон.


Лео. О, Маргарет, забыла тебя спросить. А в какой мы со Стефани комнате?

Мэг. Вы будете со мной в комнате спать. Мы все втроем. Я специально так устроила, чтоб нам никто не мешал болтать всю ночь напролет! Здорово, правда!

Лео. Не то слово!


Мэг уходит, закрывая за собой дверь. Лео падает на колени.


Лео. Господи! Вот теперь мы точно попали…Джек! Джек! Стефани!


Лео выбегает в сад. В этот момент из холла в комнату входят Джек и Одри.


Одри.(говорит нарочито громко и медленно) ИДИ СЮДА. Я ТЕБЕ ПОКАЖУ, ГДЕ ТВОЯ КОМНАТА.


Одри ведет Джека по лестнице наверх.


Одри. Вот, это твоя СПАЛЬНЯ. Спать. Храп-храп. Поняла? Ну, пока.


Джек ее обнимает.


Одри. Ну, прощай еще раз. Иди, иди, вот твоя комната.


Джек входит в комнату и закрывает за собой дверь.


Одри. Ой, ну какая она милая.


Одри уходит.


Джек (за дверью) Аааааааааа!

Мэг (за дверью) Ааааааааа!


Джек вылетает из комнаты, цепляется за балкон и падает. За ним из комнаты выскакивает Мэг, завернутая в полотенце. В это же время из сада в комнату входит Лео.


Джек. Господи, Боже праведный!

Мэг. Стефани, ты не ушиблась?

Джек. Боже! Боже!

Одри. Мэг, подожди, ты слышишь? Вау, Стефани заговорила!


Мэг замирает в потрясении.


Мэг. Максин, ты слышала?! Ты слышала! Она заговорила!


Лео падает на колени и вздевает руки к небу.


Лео. Господи, благодарю тебя! Свершилось чудо!


Звучит церковная музыка: орган, трубы. Гаснет свет.


Конец первого акта

Второй акт

Сцена 1

Вечер, гостиная, три дня спустя. Из спальни на первом этаже выходит Флоренс, за ней спешит доктор. У него на шее стетоскоп.

Доктор. Флоренс!

Флоренс. Заткнись!

Доктор. Ты в своем уме? Тебе же нельзя вставать!

Флоренс. Еще чего!

Доктор. Флоренс, если ты не будешь меня слушаться, ты умрешь!

Флоренс. Да, что ты говоришь!

Доктор. Причем не своей смертью, я тебя своими руками задушу!

Флоренс. Я хочу увидеть Стефани. Моя девочка заговорила! А мне НИКТО об это не сказал. Она уже целых три дня разговаривает, а я ничего не знала!

Доктор. Ты три дня назад была на аппаратах, и дышала с трудом, о чем ты говоришь?!

Флоренс. Может, я и дышала с трудом, но уши у меня работали прекрасно! Могли бы мне рассказать!


Флоренс пытается побежать к входной двери.


Доктор. Флоренс, вернись немедленно в кровать!


В этот момент в комнату входит Джек, одетый в женское платье.


Флоренс. Стефани, Стефани, девочка моя, я только что узнала эту потрясающую новость. Дай мне услышать твой голос!

Джек (сначала в растерянности, а потом тоненьким голоском) Мне нужно выпить.

Флоренс. Боже, Боже мой, ты слышал? Какой это голос, какой тембр, точно как у ее матери!

Джек. Да, мама, милая мамочка… когда она впархивала в комнату, как летний ветерок…

Флоренс. Она весила триста фунтов.

Джек. Но у нее была необыкновенно легкая походка.

Флоренс. Это правда!


Входит Дункан.


Дункан. Доброе утро. Флоренс. Стефани. А где Маргарет?

Джек. А они с Максин, по моему, поехали в Филадельфию по магазинам.

Флоренс. Дункан, ты слышишь, это ли не фантастика! Стефани заговорила, после стольких лет.

Дункан. Фантастика! (ворчит), по магазинам они видите ли поехали. Ну, конечно, фантастика. Просто, можно сказать, чудеса в решете.

Джек. Как служитель божий, пастор, вы же верите в чудеса?

Дункан. Да, в чудеса, которые случаются с людьми, которые их заслуживают. Это важно.

Джек. Вы, что же считаете, что я не заслуживаю чуда?

Дункан. Не знаю, может, и заслуживаете, я же вас совсем не знаю. Вы тут как-то совершенно неожиданно появились, и, прямо скажем, не в лучшее время.

Джек (пытаясь скрыть слезы) Ах, я не хотела быть никому в тягость…

Флоренс. Деточка, что ты говоришь такое. Не обращай на него внимания! (Дункану) Зануда.

Дункан. Флоренс!

Флоренс. Стефани, детка, пойдем в мою комнату.

Джек. Ну, что вы, это неудобно. Я вообще-то собиралась прогуляться.

Флоренс. Идем, я сказала. И не рассуждай!. Живо!

Джек. Слушаюсь, тетушка!

Доктор. Флоренс, я завтра вернусь.

Флоренс. Только не надо мне угрожать. Напугал. Вернется он!. палач! Оставь меня в покое! Стефани!

Джек. Иду!


Флоренс уходит, за ней испуганно идет Джек.


Доктор. Ничего не понимаю, она совершенно ожила. Не иначе в сговоре с нечистой силой.

Дункан. Доктор (в ужасе крестится), доктор, а вы не находите странным, что глухонемая вот так, ни с того ни с сего вдруг заговорила?

Доктор. Я слышал о таких случаях. Это обычно связанно с сильнейшим нервным потрясением. В ее случае, думаю, решающую роль сыграл шок от зрелища голой Мэг, распластанной на кровати!

Дункан. Доктор! Как вы можете!

Доктор. А что, я думаю, такое зрелище многим на пользу бы пошло. Я бы не только заговорил, я бы еще…и

Дункан. Доктор, прошу Вас!

Доктор. Прошу вас, что? Дункан, вы слышали слово такое — секс, а? Секс? Могу проконсультировать, хотя вы безнадежны.


Доктор уходит. Дункан с опаской оглядывается по сторонам, идет к телефону и украдкой набирает номер.


Дункан. Алло, инспектора Балларда, пожалуйста. А, хорошо, это Дункан. Вы что-нибудь выяснили по поводу этих двух женщин?…Нет, я не уверен, что они мошенницы, я только подозреваю… Почему? Потому что они очень странные! Во-первых, они очень здоровые, в смысле большие по размеру…Да, я понимаю, что разные размеры бывают…Да, но одна из них была глухонемая, а теперь вдруг заговорила. Нет, ну, да, я, конечно, тоже рад за нее, но…Послушайте, инспектор, я не могу объяснить, но тут что-то не то! Они какие-то подозрительные. Нет, они не приглашали меня с ними в карты сыграть. Я вообще в карты не играю, я священник.

Мэг. (за сценой) Дункан?

Дункан (торопясь) Послушайте, я не могу сейчас говорить, я вам позже перезвоню. Ищите!


В тот момент, когда Дункан кладет трубку, в комнату входит Мэг. У нее в руках множество пакетов и коробка с платьем. На ней новая шляпка и плащ. Она в прекрасном настроении.


Мэг. Ой, Дункан, мы с Максин так чудесно провели время! Послушай, сначала мы поехали в магазин Сакс Пятая Авеню, представляешь, там Максин меня уговорила купить это вечернее платье. Я сначала даже влезть в него не могла, но меня Максин буквально впихнула в него. А потом мы ходили обедать в ресторан и ели улиток. А потом мы сделали маникюр, а потом мы пили чай в Отеле Риц, а потом я еще там выпила коктейль с шампанским. Вот! Что еще? Короче-день удался!

Дункан. А-а-а.

Мэг. Что с тобой? Тебе плохо?

Дункан. Нет, нет, ничего, просто я не знал, где ты, куда ты уехала…

Я волновался…

Мэг. Ой, извини, я хотела тебе сказать, но Максин говорит, что надо решительнее доставлять себе удовольствие, понимаешь. Не бояться нового и неожиданного!


Мэг снимает плащ, на ней новое модное платье.


Дункан. Маргарет!

Мэг. Тебе нравится? По-моему — красота!

Дункан. А тебе не кажется, что оно несколько маловато — уж очень как-то облегает.

Мэг. Ну, может быть. Чуть-чуть. Но, это еще не все. Слушай, мы зашли в магазин для невест и я, и я там присмотрела себе свадебное платье. Но какое!!!

Дункан. Но, Маргарет, мы же договорились, что все будет скромно, без всей этой мишуры…

Мэг. Я помню, но Максин говорит, что невеста должна быть в свадебном платье, и с обручальным кольцом. Это важно. Ну, какая же свадьба без свадебного платья!?

Дункан. Ну, с этим можно поспорить.

Мэг. Но, мне кажется, что, действительно, кольцо было бы совсем не плохо…

Дункан. Ты так считаешь?

Мэг. Да.

Дункан. (раздраженно) Что-то ты раньше такого не говорила.

Мэг. Я говорила, просто ты не меня слушал.

Дункан. Нет, не говорила.

Мэг. Мы что, из-за этого будем ссориться?

Дункан. Мы не ссоримся. Хочешь кольцо, получишь кольцо. Я забочусь только о твоем благополучии, ты же знаешь.

Мэг. А Максин сказала, что ты сам должен его выбрать.

Дункан. Хорошо. Раз Максин сказала…

Мэг. И колечко должно быть с бриллиантом.

Дункан. Хорошо, найду с бриллиантом.

Мэг. И в платине.

Дункан. А больше она ничего не хочет?! Я кому кольцо должен выбирать: тебе или этой Максин?

Мэг. Дункан, а почему ты кричишь?

Дунка. Я не кричу! Я. просто, я …устал. Извини, меня ждут неотложные благотворительные дела!


Дункан уходит. Мэг смотрится на себя в зеркало. Она себе явно нравится. Лео стоит в дверях, одетый мужчиной. Это — АКТЕР Лео Кларк. Мэг его не видит. Лео выглядит настоящей звездой. Мэг продолжает крутиться у зеркала, принимая довольно вызывающие позы. Она замечает, как платье выгодно подчеркивает грудь. Мэг начинает танцевать у зеркала что-то вроде танца стриптизерши. Лео делает шаг в комнату, продолжая наблюдать за Мэг. Наконец, Мэг его замечает.


Мэг. А-а-а-а-а!

Лео. Прошу прощения. Извините, не здесь ли живет Мисс Флоренс Снайдер?


Мэг тут же узнает ТОГО САМОГО ЛЕО КЛАРКА и почти теряет дар речи.


Мэг. Да, здесь.

Лео. О, прекрасно, я ищу одну особу, которая остановилась в этом доме.

Мэг. Максин.

Лео. Да, а откуда…

Мэг. Вы ведь Лео Кларк, да?

Лео. (удивленно) Да.

Мэг. (в полном ошалении) Прошу Вас проходите. Я кузина Максин, Мэг. И я так счастлива с Вами познакомиться! Максин мне столько о Вас рассказывала. Но я-то Вас… о Вас и сама все давно уже знала. Потому что Вы. Вы…Вы же сам Лео Кларк. Она сейчас придет. Мы ездили по магазинам, и она на станции задержалась. Ой, вернее ей нужно было в туалет. Ой, извините, я совсем с ума сошла.(нервно смеется) Может быть, хотите присесть?

Лео. Нет, нет, спасибо, я постою.

Мэг. Я так счастлива, что Вы согласились в пьесе играть…со мной. Но если вы, вдруг, решили этого не делать, то я не обижусь, я понимаю, конечно….Ведь вы — актер, то есть — настоящий актер.

Лео. (тихо) У Вас самые красивые глаза, которые я когда-либо видел. Я пойду поищу Максин.


Лео выходит в сад. Мэг ошарашена. Из холла в гостиную входит Джек, одетый в женское платье.


Джек. Маргарет? Хорошо съездили? С тобой все в порядке?

Мэг. О, Стефани, я сейчас познакомилась с потрясающим мужчиной.


Неожиданно возвращается Лео.


Лео. Да, и еще…

Джек. А-а-а!

Мэг. Стефани, это Лео Кларк — знаменитый актер!

Джек. Ты-ты-ты…

Мэг. У нее просто нет слов. Я ее так понимаю. Это Стефани, сестра Максин. Вы знакомы?

Лео. Нет, но Стефани в жизни еще симпатичнее, чем Максин мне ее описывала. Я просто вернулся, чтобы сказать, что завтра репетиция в десять.

Мэг. Я буду считать минуты! (к Джеку) А мы ставим спектакль в честь свадьбы.

Джек. Правда? Вот это новость.

Мэг. Максин будет ставить, а я и господин Кларк будем играть главные роли! Стойте! А, может и Стефани найдется какая-нибудь роль?

Лео. Ну, я даже не знаю. Она может, наверное, поучаствовать в заключительном танцевальном номере. Может, в роли эльфа или лесного духа…

Мэг. Это просто прекрасно! Правда, он чудесный?

Джек. Хм.

Мэг. Ой, мне же надо Вас кое-что спросить. О спектакле. Я сейчас. Только не уходите, ладно, я сейчас вернусь.

Лео. Конечно, конечно.


Мэг пятится к выходу, пытаясь сохранить грациозность, и спотыкается о свои пакеты с покупками. Быстро сгребает пакеты в охапку и выбегает из комнаты. Но Мэг выбежала не в ту дверь, она возвращается обратно в гостиную и бежит наверх в свою спальню.


Мэг. Я сейчас, я только в свою комнату сбегаю.


Она бежит, спотыкаясь по лестнице, и с грохотом захлопывает дверь в свою комнату. Джек в ярости поворачивается к Лео.


Джек. Ну, ты и гад!

Лео. Я тебе все сейчас объясню.

Джек. Предатель!

Лео. Я же не для себя стараюсь!

Джек. Да, что ты говоришь! Нет, ты это сделал для того, чтоб с Мэг…да, да, для этого… (делает движения телом, как будто занимается сексом)

Лео. Джек!

Джек. Ты мою жизнь на карту поставил ради своего удовольствия! Своей похоти! А я тут…

Лео. Это не правда!

Джек. Значит, ты хочешь изображать героя любовника, и разгуливать здесь в штанах, когда я должен корячиться в этом мерзком платье, и еще ежедневно задыхаться в этом проклятом лифчике, да?!

Лео. Да, тише ты!

Джек. Вот уж и не подумаю! Интересно, а куда это ты направился?!

Лео. (выходя) Куда глаза глядят, пока ты не успокоишься.

Джек. Ну-ка вернись сюда немедленно, я тебе еще не все сказал! Лео, вернись, я тебе сказал, а то хуже будет..


Джек выбегая натыкается на Дункана, входящего в гостиную. Джек тут же меняет свой галоп на мелкий шаг.


Хо, хо хо. О, добрый день.


Джек выходит, а Дункан начинает расхаживать по комнате в радостном возбуждении.


Дункан. Мэг! Мэг?! Мэг, иди сюда!


Мэг выходит из своей комнаты.


Мэг. Что случилось? А, где господин Кларк?

Дункан. Кто?

Мэг. Лео Кларк, актер. Он только что здесь был.

Дункан. Понятия не имею. Послушай. Когда я подходил к дому, то увидел мальчишку-разносчика телеграмм, он меня спросил, живу ли я здесь. Я сказал, что живу…

Мэг. Разве? Ты же здесь еще не живешь?

Дункан. Я знаю, Не важно. Не в этом дело. Он мне отдал телеграмму, адресованную тебе. Ты только послушай! «Читали объявление в газете. Тчк. Обе счастливы. Тчк. Завтра садимся на пароход. ЗПТ. Прибываем 8-го Июня. ТЧК. С Любовью. ЗПТ. Максин. ЗПТ. Стефани. ТЧК»

Ха, ха, ха, ха, ха!

Мэг. (забирая у него телеграмму) Ничего не понимаю.

Дункан. Чего ты не понимаешь? Это же очевидно! Эти две проходимки — вовсе не твои родственницы! А это — твои настоящие кузины. Они приезжают за день до нашей свадьбы! А эти ужасные, огромные, наглые женщины, эти, прости меня, животные, — самые настоящие самозванки! Я так и знал! Я предупреждал! Вот теперь наконец-то все встанет на свои места! (кривляясь) Потанцуй со мной, дружок! (увлекает ее в галоп по комнате)

Мэг. Дункан, остановись. Это бред какой-то!


Дункан долго целует Мэг в губы. В нем даже просыпается подобие страсти от таких прекрасных новостей. Мэг не обращает внимания на поцелуй, и как только Дункан отрывается от ее губ, продолжает свою фразу.


Мэг. Максин — такая замечательная, и Стефани тоже. Они не могут быть самозванками!

Дункан. Могут, могут! Еще как могут! Они и не родственницы тебе вовсе, они просто решили прихватить твои денежки. Вот так! Одним словом — жулье!

Мэг. Я тебе не верю.

Дункан. Но как тогда ты объяснишь эту телеграмму? А? «С любовью, Максин и Стефани!»

Мэг. Ну, я не знаю, наверное, они. эти с телеграммой и есть самозванки! Это же очевидно! Да, точно, они и есть!

Дункан. Маргарет! Приди в себя!

Мэг. Да, да, они и есть самозванки, Потому, что Максин и Стефани самозванками быть не могут, и я тебе это докажу.! Максин знает самого Лео Кларка! Она его даже сюда пригласила, и он приехал!

Дункан. Ну, и что, может, он с жульем дружит. Актер, что с него возьмешь. Это ж такой народ..

Мэг. Прекрати немедленно!

Дункан, А может, он вообще с ними в одной шайке! Ты об этом не подумала?! Может, они добычу на троих делят?

Мэг. Дункан, как ты можешь так говорить. Люди театра, было бы тебе известно, на такое не способны!

Дункан. Это ты так думаешь! Они же каждый день врут на сцене за деньги! Работа у них такая — врать и притворяться! Ладно, что тут долго говорить, давай мы их сейчас прямо и спросим, твоих новых друзей. Я им в нос эту телеграмму суну, а ты посмотри на их реакцию.

Мэг. Дункан, я тебе запрещаю это делать.

Дункан. Что?

Мэг. Ты не посмеешь их обидеть в этом доме.

Дункан. Но, Марг…

Мэг. Они самые добрые, самые лучшие кузины на свете, и я не позволю тебе их оскорблять!

Дункан. Но они тебе не кузины! Пойми ты это, наконец!.

Мэг. Кузины! И если ты им хоть слово скажешь об этой телеграмме, хотя бы одно словечко, я такое сделаю, такое! Все! А особенно сейчас, когда в нашем доме сам Лео Кларк!

Дункан. Сам Лео Кларк, а что это он делает тут вообще?


Пауза. Мэг набирается смелости, пытаясь сохранить спокойствие.


Мэг. Он приехал, чтобы сыграть в спектакле…который мы покажем за день до свадьбы…в котором я буду участвовать в качестве…актрисы. Вот, теперь ты все знаешь. И тебе придется это принять.

Дункан. Маргарет!

Мэг. Извини, Дункан, но я так решила, А теперь иди, мне нужно роль учить.


Дункан пытается что-то сказать, но у него нет слов. Он разворачивается и уходит с оскорбленным видом.

Мэг с трудом приходит в себя, ей еще в жизни не приходилось ни с кем так разговаривать. После того как Дункан уходит, она делает глубокий вдох, чтобы успокоиться. Потом берет в руки пьесу и идет к дверям, ведущим в сад.


Мэг. (держась за створки дверей, произнося тест Виолы)

О время, здесь нужна твоя рука:
Мне не распутать этого клубка!

Она решительно выходит из комнаты


Сцена 2

Десять дней спустя. Гостиная, утро. Доктор в костюме Сэра Тоби Белча. На нем алые рейтузы, с впечатляющим гульфиком, камзол, и шпага на боку. Буч в костюме Сэра Эндрю Эгюйчика. Не нем спущенные рейтузы, проеденный молью камзол, и сплющенная шляпа, из под которой как солома торчит желтый парик до плеч. Одри в костюме Себастьяна, Джек, одетый в платье Стефании.

Входит Лео в образе Лео, с текстом пьесы в руках.

Лео. Всем доброе утро! (все отвечают: «Доброе утро».) Ну, что же, начнем репетицию? Пожалуйста, уберите софу (все бросаются двигать мебель)

Джек. (к Одри) Как это прекрасно, до чего же я люблю репетировать. Ой, дай я тебя обниму!

Одри. А?

Джек. Давай еще разок!

Одри. Ой.

Джек. И еще…(Лео нарочито кашляет) Ой, извините.

Лео. Так, хорошо. Давайте, садитесь.


Входит Мэг в костюме Виолы-Сезарио, точно таком же, как у Одри. Костюм невероятно красивый с вышивкой и плюмажем.


Мэг. Доброе утро, прошу прощения, что опоздала.


Мэг и Одри видят друг друга и понимают, что они в одинаковых костюмах. Они пищат от восторга и принимают зеркальные позы.


Лео.

Одно лицо, одна одежда, голос —
И двое! Как в волшебных зеркалах!

Садитесь, пожалуйста!


Все садятся на пол, лицом к Лео.


Итак, Максин, наш замечательный режиссер, просила меня дать вам дальнейшие указания, пока она ищет реквизит.

Джек. А я думал, что она вчера искала реквизит?

Лео. Она продолжает его искать и сегодня.

Джек. А не многовато реквизита? А?

Лео. Столько сколько нужно, Стефани, столько и набирает!

Джек. Жаль, а то мы ее совсем не видим.

Лео. Да, да.

Джек. Спасибо, Лео, красавец Вы наш, за разъяснение, теперь мне все стало совершенно ясно!

Лео. Спасибо, ВАМ, Стефани! Так, теперь, Мэг…


Стефани поднимает руку.


Да, Стефани?!

Джек. Можно мне выйти в туалет?

Лео. Пожалуйста.

Джек. Спасибо Вам огромное, я по-быстрому. (к Одри) Давай еще разок обнимемся!


Джек уходит.


Лео. Так, Мэг начнем с вас. Не забывайте поднимать подбородок, чтоб мы могли видеть ваше лицо.

Мэг. Хорошо.


Мэг читает монолог Виолы из 2 акта.


У моего отца была дочь,
И она любила человека,
Как, будь я женщиной, и я, быть может,
Любил бы вас.

Лео (читает за Орсино)

Скажи мне эту повесть.

Мэг.

В ней белые страницы. Страсть ее
Таилась молча, и, как червь в цветке,
Снедала Жар ее ланит; в зеленой
И желтой меланхолии она
Застыла, как надгробная Покорность,
И улыбалась. Это ль не любовь?

Лео. И я хотел бы, чтоб вы четко произносили каждое слово. Каждый звук — «Это ль не любовь». «Это ль не любовь». Потренеруйтесь, произнесите несколько раз…

Мэг. (вкладывая особое значение в произносимый текст) «Это ль не любовь».


Мэг садится.


Лео. Отлично. Так, теперь доктор. Поскольку вы играете Сэра Тоби, Вам нужно найти особые физические характеристики. Понимаете? Вы можете быть более развязным, что ли.

Доктор. Развязным? Понял.

Лео. Буч.

Буч. Да, сэр.

Лео. Ты зажат.

Буч. Я ничего не могу с собой поделать.

Лео. Буч, через десять дней ты будешь выступать перед переполненным залом. Давай, вставай.


Буч стонет, и встает в страшном зажиме.


Лео. Расслабься!


Лео показывает упражнение не расслабление, трясет руками и мычит. Буч повторяет за ним. После этого Буч проделывает все, что говорит ему Лео.


Лео. Колени согни немного. Руки опусти вдоль тела. Посмотри наверх. Расслабь челюсть.


К этому моменту Буч похож на рахитичную горгулью с собора Парижской Богоматери.


Ничего. Мы тебя доведем до кондиции.


В этот момент из сада входит Джек в своем нормальном мужском обличии.


Джек. Тук, тук. Лео! Это я, Джек!


Лео в шоке. Он не может понять, как Джеку удалось так быстро переодеться. Лео может даже закричать от неожиданности.


Джек. Это я! Да-да. Твой друг Джек! Я случайно узнал, что ты неподалеку, и решил навестить.

Одри. Ой, господи, какие люди. А вы меня не помните? Ну, помните, в поезде? Мы в поезде познакомились?!

Джек. Одри! Ну, конечно..


Дальше все говорят одновременно.


Мэг. А я Мэг. Я вас видела в Филадельфии.

Буч. Я Буч.

Одри. А я-то все думала, увижу ли Вас опять… Ну, надо же…

Доктор. Очень приятно, я доктор Майерс.

Лео. Так, так, так. У нас здесь, кажется, была репетиция?!

Все актеры. Извините, извините!


Все возвращаются на свои места, рассаживаясь на полу.


Лео. Для тех, кто не знает — это Джек Гейбл, когда-то довольно близкий друг.


Последующий диалог полон фальшивой и нарочитой доброжелательности.


Джек. А что ж ты так удивлен моему появлению?

Лео. Да, нет, я вполне допускал, что ты до этого додумаешься.

Джек. А я, ты знаешь, как услышал, что ты появился в этих краях, так сразу и подумал: «Ну, не одному же ему срывать цветы удовольствия, правда?!»

Лео. Цветы удовольствия, мой дорогой друг, всегда срывает тот, кто первый до этого додумался! Ха!

Джек. Ха, ха!

Лео. Ха, ха, ха!

Оба. Ха, ха, ха, ха!


Все в комнате присоединяются и хохочут.


Лео. Все, прекратите. У нас мало времени. Нам надо репетировать!

Джек. Да, да.


Джек садится рядом с Одри.


Лео. Так вот, на чем мы остановились? Да, Буч, твой текст. Не торопись!

Буч. Сэр Тоби Бэлч. Как поживаете Сэр Тоби Бэлч. Я останусь еще на месяц, я человек самого странного склада на свете; я обожаю маскарады и праздники иногда ужасно. Я думаю, что в прыжке назад силен, как мало кто в Иллирии…

Лео (кричит) Стоп! Стоп! Стоп! Куда ты так несешься!


Буч отворачивается в обиде.


Лео. Извини, я не должен так на тебя кричать, извини. Режиссерский вольтаж.

Джек. Ты знаешь, я думаю, тут необходимо присутствие Максин. Она, в отличие от тебя, умеет слушать.

Лео. Как ни странно, это совсем не плохая мысль. Я пойду ее найду. Перерыв. Все свободны.


Лео уходит. Актеры начинают болтать друг с другом. Буч расстроен.


Буч. Черт, я пытаюсь помедленнее, правда, но у меня ничего не выходит.

Доктор. Все у тебя получится. Еще будешь звездой! Надо просто потренироваться!

Буч. Спасибо, па.

Доктор. А, да что там. Давай пока, как говорят у нас в шоубизнесе — пройдемся по тексту.


Они отходят, оставляя Одри и Джека наедине.


Одри. А вы знаете, вы такой симпатичный.

Джек. Можешь меня на ты называть. Ты и сама просто прелесть.

Одри. Да, ладно! А что…ТЫ …делаешь в наших краях?

Джек. Если честно…то я все время размышлял о том, что хорошо бы научиться на роликах кататься. Как та хорошенькая девочка.

Одри. Вау, Правда? Супер. А ты с Максин и Стефани знаком?

Джек. Не то слово, они тебе разве не рассказывали? Я практически вырос у них на руках.

Одри. Ты шутишь!

Джек. Я тебе говорю, мне Стефани каждую вечер колыбельные пела.

Одри. Как? Она же была глухонемая?

Джек. А она музыку на диктофон записывала и губами в такт шевелила…

Одри. Ой, да ладно, ты шутишь!

Джек. Ну, ладно, ладно, давай лучше обнимемся…


Одри несколько растерянно обнимает Джека. В этот момент возвращается Лео в образе Максин. На Максин шикарный брючный костюм, но видно, что она одевалась впопыхах. Она страшно деловая в роли режиссера.


Лео. Мои дорогие, прошу прощения (обращаясь в сад.) Лео, спасибо. Можешь не торопиться. Этот реквизит! Замучалась, пока что-то удалось найти. Ваши торговцы — просто невыносимы. Джек, Джек, мальчик мой!

Джек. Максин! Как я рад тебя видеть!

Лео. Дай-ка мне хорошенько тебя разглядеть. А ты сильно пополнел, дуся моя! Просто обрюзг! Надо что-то делать — спорт, диета..

Джек. Зато ты прекрасно выглядишь. Тебя годы совершенно не берут. Наверное, потому, что у тебя всегда была широкая кость и несколько мужеподобная внешность. Тебе это безумно идет!

Лео. Ой, лапуля, спасибо на добром слове! (Лео треплет Джека по щеке, с трудом сдерживая себя, чтоб не защипать его до смерти.) Я вам дам несколько минут, чтоб собраться с мыслями, да мне и самой надо дух перевести, а то я так торопилась.


Лео дует в разрез кофты и усаживается рядом с Мэг.


Лео. Ну, солнце мое, как у нас идут дела?

Мэг (в растерянности) Ну, нормально, наверное. Но, честно говоря, не совсем так, как я ожидала.

Лео. А в чем дело? Что-то произошло?

Мэг. Нет, просто я никогда в жизни по-настоящему не играла, Это так трудно. Надо правильно дышать, голову держать, текст страницами заучивать. Вы с Лео профессионалы, и вы, естественно, привыкли с профессионалами дело иметь…из Королевской Академии. Мне даже…мне даже страшно представить себе, что Лео обо мне, наверное, думает!

Лео. Маргарет (берет ее за руку) Послушай, я тебе вот, что скажу, и ты это запомни. Ты — потрясающая женщина. Ты можешь все, если только захочешь! Каждому приходиться начинать с нуля. Лоренс Оливье родился в крошечном провинциальном городке на юге Англии. Кэтрин Хэпберн в рыбацкой деревеньке на Кэйп коде. Не важно, где ты начинаешь свой путь; важно, где ты его заканчиваешь. А что касается нашего спектакля, то я тебе объясню две основные заповеди актера: помни свой текст и не натыкайся на мебель. Это я сама придумала, так что если тебе скажут, что это Станиславский- не верь! Поняла?

Мэг. Поняла.

Лео. Ну, вот и отлично. И запомни: текст надо учить!

Мэг. И на мебель не натыкаться. Я запомнила. Максин…спасибо, что остаешься на мою свадьбу.

Лео. Моя дорогая, как же я могу такое пропустить. Так, господа, все собрались вместе. Где все мои артисты? Ну-ка!


Все артисты встают в ряд. Это довольны смешная картина. Буч — в ужасе от предстоящего испытания; Доктор — абсолютно уверен в себе; Одри — смущена; Джек — в глубоком раздражении, и полная счастья Мэг.


Лео. Ну, вот, просто один лучше другого! Скоро эта комната преобразится, и все мы — актеры на сцене жизни, сыграем спектакль, равных которому еще не было! Такой «Двенадцатой Ночи» свет еще не видывал! Бог нам в помощь!


Сцена 3

Пока на сцене зажигается свет, мы слышим оркестр в саду, играющий песню. Just in time и звон стаканов. В полутьме актеры расставляют мебель, а официанты начинают украшать комнату цветами. Они устанавливают на сцене ширму. В саду загораются гирлянды огоньков.

Прошло десять дней. Торжественный вечер в разгаре. Мы видим освещенный балкон. Там дверь в комнату Мэг, а напротив нее телефон. Из холла в гостиную входит Дункан, Он поднимается по лестнице к телефону и набирает номер. Он явно не в духе.

Флоренс. (за сценой) Дункан, иди сюда!

Дункан. (набирая номер) Сейчас, Флоренс, иду! (себе под нос) Прямо-бегу, старая перечница. (в трубку) А, инспектор Баллард! Это опять я, Дункан. Простите, что вас дома беспокою, но я пытался до Вас дозвониться весь… Послушайте, я сейчас в доме Флоренс, на приеме, да…Да, мне тоже очень жаль, что Вас не пригласили, но я тут ни при чем… Вы помните, я Вам рассказывал о телеграмме от Максин и Стефани. Да, они обещали быть здесь в пять тридцать, а их до сих пор нет! Естественно я волнуюсь! Да, да, я ОЧЕНЬ огорчен, и я Вам объясню почему! Мне сегодня утром Максин, это та, которая здоровая такая, сообщила, что Флоренс решила изменить завещание! Она все оставляет Стефани, это той, что помельче!..Да, бывшая глухонемая, да!..Я не о том! Просто Стефани совершенно этого не заслуживает!..Да, я же не о себе, я о Мэг забочусь. Естественно, я желаю Флоренс долгих лет жизни, но она же не вечна, не так ли?

Флоренс. (за сценой) Дункан!

Дункан. Да, замолчи же ты, старая ведьма! (в трубку)Хорошо, я Вам скажу, что надо делать. Я считаю, что вы должны их обеих арестовать, и немедленно. Высылайте патрульную машину, да!..

Флоренс. (за сценой) Дункан, куда ты к лешему провалился?!

Дункан. Иду-у-у! (в трубку, в отчаянии) Послушайте, ну, сделайте же что-нибудь!..Спасибо!(вешает трубку) Господи!


В этот момент зажигается свет и звучит мелодия танго. Появляется нарядная Флоренс и начинает танцевать в такт музыке. Она замечательно танцует. Дункан спускается к ней и присоединяется к танцу. Видно, что ему совершенно не до развлечений. Флоренс и Дункан танцуют первый куплет и в танце выходят из гостиной. В это время Одри и Буч в танце вбегают в комнату. Одри хорошо танцует, Буч еле за ней поспевает. После очередного куплета они покидают комнату, а им на смену заходят Доктор и Стефани. Они танцуют жестокое аргентинское танго. Все это напоминает сцену из кинофильма «В джазе только девушки». К концу песни все три пары оказываются одновременно в гостиной и последний куплет танцуют все вместе.

После окончания танца все удаляются в сад, кроме Лео и Джека. Лео одет в смокинг, а Джек в платье, он весь взмок от танцев.


Лео. Джек!

Джек. Я повешусь, если мне еще минуту придется танцевать на этих каблуках! Это ж орудие пыток! Как они только на этих ходулях передвигаются?!.

Лео. Джек, нам необходимо остановить свадьбу.

Джек. Остановить что?! Почему? О чем ты?

Лео. Я хочу жениться на Мэг.

Джек. Жениться? А-то думал, что ты просто… (показывает бедрами, что хотел сделать Лео)

Лео. Я ее люблю!

Джек. Да что ты говоришь?!

Лео. Да, Джек, я влюбился! Я влюблен, я теперь хочу дом с забором. И соседей…

Джек. Вот только не надо чужие идеи воровать!!

Лео. Да. Ты был прав. До меня это только теперь дошло. И мы так близки к цели, неужели ты этого не понимаешь? Мы оба близки!

Лео. Оба? А я какое к этому имею отношение?

Лео. Ты женишься на Одри.

Джек. Мы с ней просто друзья.

Лео. Джек, не смеши меня. Когда она в комнату заходит, у тебя слюни начинают течь. А вчера она мне призналась, что влюблена в тебя и мечтает выйти за тебя замуж.

Джек. Она так сказала?


Лео кивает. Джек в счастье.


Джек. Ура-а-а! Х-а-а-а-а! Я знал! Х-а-а-а-а-а. А, она, правда, так сказала?

Лео. Нет, но видишь, как тебя это обрадовало?

Джек. Лео!

Лео. Послушай, ты мне должен помочь. Я уже третью неделю пытаюсь Мэг объяснить, что ей надо бросить этого Дункана и выйти замуж за меня, но я так ничего и не добился. Она чувствует себя обязанной! Я хочу, чтоб ты его соблазнил. Отдайся ему. Ну, что тебе стоит? Плотские утехи и ему, я думаю, не чужды.

Джек. Что?!

Лео. Я имею ввиду, естественно, Стефани. Ее девичью плоть. Сегодня утром я сказал Дункану, что узнал, будто Флоренс переписала свое завещание и оставляет все тебе. Он был вне себя от ярости. Он-то уже положил глаз на денежки. Так что если ты ему только подмигнешь, этот пастор как миленький за тобой побежит, понимаешь? Вот, что я придумал: я и Мэг спрячемся здесь за ширмой, а как только он начнет срывать с тебя одежду мы выскочим и вас застукаем!

Джек. Срывать одежду?

Лео. Это старый трюк, как в «Двеннацатой ночи».

Джек. Ты совсем сдурел от своей любви?!

Лео. Джек, ты должен это сделать. Когда Мэг это увидит, она точно его бросит и выйдет за меня замуж!

Джек. Нет!

Лео. Прошу тебя!

Джек. Нет!

Лео. Джек, ты мне лучший друг или кто? Ты — моя последняя надежда!

Джек. Ты понимаешь, что я последние четыре недели провел в постоянном кошмаре- ряженный в эти женские причиндалы. Я без твоей охраны душ принять не могу! Меня ночами кошмары мучают! Мне снятся говорящие лифчики! Ты это понимаешь?!

Лео. Так, ты согласен?

Джек (сдавшись) Черт с тобой.

Лео. Отлично. Вот письмо.

Джек. Какое еще письмо?

Лео. Письмо от тебя Дункану. (показывая на конверт) Вот, видишь: Дункану. В письме сообщается, что ты будешь его ждать в восемь часов и, что он тебя страшно возбуждает. Он — твой тип, поняла?

Джек. Господи, помилуй!


Из сада появляется Одри.


Одри. Вы Джека не видели? (спохватываясь) Нет, Джека не видели.

Лео. Стефани, мне показалось, ты хотела о чем — то Одри попросить.

Джек. Да?

Лео. Она такая застенчивая. Она хотела бы, чтоб ты передала вот это письмо.

Одри. Не вопрос. Легко.


Она берет конверт. В этот момент из своей комнаты входит Мэг. Она одета в новое платье и выглядит сногсшибательно. Из сада звучит песня Fascination.


Мэг. Всем привет, а вы Дункана не видели случайно?

Лео. Случайно не видели, а кто это? Мэг, нашу песню играют, пойдем потанцуем?

Мэг. Ну, хорошо.


Они начинают танцевать еще в гостиной как Фрэд Астер и Джинжер Роджерс, а потом в танце упархивают в сад. Джек и Одри остаются наедине. Одри глубоко вздыхает.


Одри. Любовь! Неужели и я вот так когда — нибудь найду моего принца, и у нас будет такая первая брачная ночь! Небо рухнет! Я уже морально готовлюсь! Ой, ты что, у тебя слюни текут! Дай-ка я тебе вытру. (Она достает носовой платок и вытирает Джеку рот.) Стефани, давай обнимемся! Ой, прости, я тебе руку прижала!

Джек. Я, пожалуй, пойду… Пока, пока! (он бежит по лестнице наверх и заскакивает в комнату)

Одри. Какая она все-таки чудесная!


Одри поворачивается и конверт выскальзывает из ее рук в чашу с пуншем. Она достает конверт и вытирает его рукавом.


А кому я должна письмо-то отдать? Не поймешь …Так, и что тут написано?…Дэ…. И что? Так, значит имя начинается на Дэ.


Входит доктор.


Зрасте, доктор. Подождите-ка! Доктор! Начинается на Д, Доктор, вам тут письмо передали. Это от Стефани.

Доктор. Мне?

Одри. Ага, она меня просила Вам его передать. Ну, я побежала.


Одри уходит. Доктор остается один в комнате.


Доктор. От Стефани? Странно. (распечатывает конверт и читает):

«Мой дорогой друг! Ты излечиваешь страждущие души. Ты, как в песне: солнце, солнце моей жизни, лучами озаряешь путь. Я тебя обожаю». Что?! (продолжает читать) «Тебе уже, наверное, стало известно, что я стала наследницей миллионов, но мои миллионы не должны стать препятствием нашему счастью. Я хочу молиться на алтаре твоего храма, а ты должен войти в лоно моей крепости, и остаться там навсегда!» Эта женщина просто тигрица! Настоящая тигрица, и крупная такая! «Приди, возьми меня, я стражду! Я буду ждать тебя в гостиной сегодня в восемь вечера.» Это же через десять минут! (продолжает читать письмо) «Преданная и любящая тебя Стефани. PS Отказа я не потерплю!» Господи, праведный! Она просто со мной играла, — ух, какая женщина! Как же я сразу не догадался? А она все время на меня так смотрела — и слова не сказала! Хотя она же была глухонемой. Но все равно. У нее такие глаза с поволокой! И косят немного, очень даже сексуально. Вот это поворот!


Доктор выбегает из комнаты. Входят Мэг и Лео.


Мэг. Даже и не вериться, что наконец — то настал этот день. Я про свадьбу. Сама удивляюсь, что я так спокойна. Не знаю почему. Наверное, мне казалось, что этот день никогда не наступит, а вчера вечером, я лежала в кровати, не могла заснуть, и вдруг поняла….


Лео останавливает ее на полуслове долгим и страстным поцелуем.


Мэг. Не надо!

Лео. Мэг! Я люблю тебя!

Мэг. Лео, не надо, прошу тебя!

Лео. Я не могу, я люблю тебя больше жизни!

Мэг. Я завтра замуж выхожу!

Лео. Не выходи, не надо! Не за него! Выходи за меня!

Мэг. Я не могу, я Дункану обещала!

Лео. Неужели ты не видишь — он тебя не достоин. Что у тебя будет с ним за жизнь?! Послушай, у меня есть план. Ты вот встань сюда за ширму, а Дункан…

Мэг. Я должна идти.

Лео. Не уходи!

Мэг. Мне нужно найти Максин, мне необходимо с ней поговорить!

Лео. Максин?

Мэг. Да, мне немедленно нужно ее найти.

Лео. Нет, ну, нет же, подожди!


Мэг не слушает и убегает. Лео бежит за ней и сталкивается в дверях с Дунканом. Пастор чем-то чрезвычайно обрадован, в руках у него телеграмма.


Дункан. Здравствуйте, Лео!

Лео. Вы рано пришли, идите обратно и вернитесь на реплику, позже.


Лео выбегает в сад. Дункан остается один в гостиной. Он в прекрасном расположении духа.


Дункан. «Идите обратно и вернитесь позже» Ха, как я был прав! А! Вот она новая телеграмма! (Он целует телеграмму.) Только что пришла.

«Просим прощения за задержку. ТЧК. Транспортная забастовка. Тчк. Прибываем сегодня в восемь пятнадцать. ТЧК. Максин и Стефани.» Ха, ха, ха! О, Господи, всепобеждающий и справедливый, аллилуйя!


Из комнаты наверху выходит Джек. Он по-прежнему в нарядном платье. Джек видит Дункана, громко хлопает дверью и вызывающе облокачивается о дверной косяк.


Джек. Привет, малыш!

Дункан. Что?

Джек. Ты что, что-то в карманы напихал, или ты так рад меня видеть?

Дункан. Это вы мне?

Джек. Естественно!

Дункан. Давайте перейдем прямо к делу!

Джек. Ах, даже так? Долой прелюдии! Меньше слов, больше дела. Ну, так давай же, дружок, я готова! В чем же дело?

Дункан. В чем дело? Да ни в чем. Не во мне дело-то. У меня как раз для вас сюрприз приготовлен.

Джек. Ну-ну-ну-ну!

Дункан. Да, да, БОЛЬШОЙ сюрприз!

Джек. Ну, так-то уж хвастаться не надо.

Дункан. А если быть совершенно откровенным, у меня для вас два сюрприза.

Джек. У тебя их два?!

Дункан. (игриво) Да, и оба-с шелковистыми волосами!

Джек. Ничего себе! Кошмар какой. А ты не думал об операции?

Дункан. Не надо тему менять!


Джек закрывает в ужасе руками глаза.


Джек. Хорошо, продолжай!

Дункан. Так что, хотите посмотреть. Да? (шарит руками в карманах в поисках телеграммы, не может найти) Да, где же это?

Джек. Найти не можешь?

Дункан. Секунду.

Джек. И это ты называешь БОЛЬШИМ сюрпризом?

Дункан. Вот, нашел. (вынимает телеграмму и держит ее в руке. Джек по-прежнему закрывает глаза руками)

Джек. Не надо.

Дункан. Нет надо!

Джек. Я не могу на это смотреть.

Дункан. Хоть на подпись посмотрите!

Джек. Это …эти и подписаны?

Дункан. Естественно, иначе как определить принадлежность. (раздается звонок в передней)

Дункан. А вот и они. Вот, возьмите на память. Сувенир!

Джек. Сувенир?!


Дункан сует Джеку в руку телеграмму и уходит, Джек идет к ширме, в поисках Лео. В это время в комнату входит Доктор. Джек засовывает телеграмму в рукав и забывает о ней.


Доктор. Ну, здравствуй, красавица.

Джек. А, доктор, слава Богу, это вы. Я сейчас такое пережила!

Доктор. Ой, ты бедненькая моя. Маленькая моя. Тебя кто-то обидел, да? Ну, садись, расскажи мне. Я тебя пожалею.


Доктор начинает гладить Джек по волосам и лицу, явно приставая.


Джек. Вы что?! Что вы делаете?!

Доктор. А что я делаю?

Джек. Прекратите немедленно!

Доктор. Прекратите? Ха! А поцеловать?!

Джек. Ни за что!

Доктор. У, ты какая, дай-ка мне твою ручку. Какая ручка интересная. Кстати, я и электроэпиляцией занимаюсь.


Доктор кидается на Стефани, она вырывается и ползком пытается от него удрать.


Джек. Остановитесь! Остановитесь немедленно! Руки прочь! Что вы себе позволяете в конце концов!?

Доктор. А кто говорил: «Отказа я не потерплю?!»

Джек. Откуда мне знать?

Доктор. «Ты — солнце моей жизни, лучами озаряешь путь!»

Джек. Вы, по-моему, пунша перебрали!

Доктор. Я хочу молиться на алтаре твоего храма!

Джек. Боже, что с вами?

Доктор. Наши чувства взаимны! Нет смысла отпираться, письмо попало в руки адресата!

Джек. Какое письмо?

Доктор. «Приди, возьми меня, я стражду!»

Джек. Лео! Лео выходи! Да выходи же! Пора! Кошмар! Там нет никого за ширмой! А-а-а!

Доктор. Ширма?! Чудесная идея, там мы с тобой и укроемся!


Доктор тащит Джека за ширму.


Джек. Не надо!

Доктор. Надо, родненькая, надо. Ты же видишь, я тебя на коленях умоляю.


Тут доктор понимает, что он не на коленях, и тут же исправляет свою ошибку и встает перед Джеком на колени.


Выходи за меня замуж!


В этот момент в комнату входят Одри и Буч.


Буч. Я просто не верю! Ты, ТЫ хочешь меня бросить!

Одри. Буч, прости меня!

Буч. Это все из-за этого Джека, да? Ох, он у меня получит!

Одри. Не смей!

Буч. Ах, так, — скатертью дорога, я себе другую найду. Вот так. Вон, па хочет, чтоб я на Стефани женился! А что? Вон, посмотри на нее, какая красавица! Может, я действительно на ней и женюсь!

Джек. Буч, и ты туда же.! Остановись, я не думаю, что это хорошая идея…


Буч целует Джека.


Джек. А-а-а-а!

Доктор. Сынок, послушай меня, хотя тебе это может быть не и приятно, но мы со Стефани любим друг друга. Так что, извини…

Джек. Вы с ума, что ли, все посходили!

Буч. Па, не хочу тебя расстраивать, но она моя!

Доктор. Сына, не дури, она меня хочет!


Доктор страстно целует Джека.


Джек. А-а-а-а! Прекратите вы!


Джек в ужасе носится по комнате. Его преследуют Доктор, Буч и Одри. Все говорят одновременно.


Доктор. Стефани, девочка моя, вернись!

Буч. Оставь ее в покое! Она моя!

Одри. Буч, подожди…Буч!


Вся компания выбегает из комнаты. В этот момент входит Лео переодетый в Максин. Навстречу ему появляется Мэг.


Мэг. О, Максин, я тебя обыскалась, мне так надо с тобой поговорить!

Лео. Дорогая моя, что случилось?

Мэг. Мне нужен твой совет. Я не знаю, что делать!

Лео. Ну, подожди, подожди, Спокойно. Расскажи мне все по порядку. И, главное, помни, всегда доверяй своему сердцу!

Мэг. Хорошо, Все дело в Лео. Ты знаешь, я очень с ним сблизилась за последние несколько недель. Он чудесный, добрый…

Лео. Красивый, умный. Продолжай… так…так

Мэг. Так вот. Сегодня, когда мы с ним танцевали, он…он меня поцеловал. И вот, когда он меня поцеловал…я …я вдруг такое почувствовала…я даже не знаю, как это описать…

Лео. Ну, давай, попробуй, только не комкай.

Мэг. Я не должна такое говорить.

Лео. Говори, не бойся. Здесь важна каждая деталь.

Мэг. Нет, я не могу!

Лео. Маргарет, давай, я жду!

Мэг. Ну, хорошо.


Они садятся на диван.


Когда я его целовала, я думала…о тебе.


Она нежно наклоняется к Максин.


Максин, мне кажется, что я тебя люблю.


Пауза.


Лео. О, нет, тебе это просто кажется!

Мэг. Нет, не кажется.

Лео. Ну, поверь — кажется. Ты нормальная девочка, просто у тебя сейчас в голове черт знает что, столько событий сразу…. Хотя, конечно, мы с Лео в какой-то степени похожи…

Мэг. Да, как две половинки. Понимаешь, я и сама себя спрашиваю, люблю ли я его? Наверное, он добрый, остроумный..

Лео. Сексапилный.

Мэг. Наверное. Но тебя я люблю больше! Это, наверное, не правильно, я сама от себя этого не ожидала, но ничего с собой поделать не могу. Я себе места не нахожу, когда тебя нет рядом! Я бы никогда не решилась тебе этого сказать, но я же вижу, что ты тоже это чувствуешь. Я же вижу, как ты на меня смотришь!

Лео. Никак я на тебя не смотрю! Это у меня всегда такое выражение лица!

Мэг. Максин, зачем ты так! Ты хочешь сказать, что меня не любишь?

Лео. Естественно, я тебя люблю.

Мэг. Но не так, как я тебя, да?

Лео. Ну, как тебе сказать…Я…

Мэг. Ну, вот, я так и знала! Зачем я тебе рассказала! Мне нужно выйти замуж за Дункана, и все!

Лео. Вот за Дункана, как раз выходить и не надо!

Мэг. Прости, я больше никогда к этой теме не вернусь.

Лео. Я не это имела в виду!

Мэг. Прости!


Она целует Максин в щеку и убегает наверх в свою комнату.


Лео. Мэг, подожди!


Мэг убежала. Входит Джек, он одет в платье Стефани, растрепан и платье на нем совершенно растерзано.


Джек. Какого черта! Где ты был! Тебя не было за ширмой, ты это понимаешь?! На меня напали!

Лео. Кто? Дункан?

Джек. Какой, к лешему, Дункан! Доктор, монстр этот. Он решил, что я ему письмо написала!

Лео. А Дункан?

Джек. Он телеграмму мне в руку какую-то сунул и смылся! Может, местные пасторы так заигрывают?

Лео. А что за телеграмма?

Джек. Не знаю, я не читал. Тут такое было!

Лео. А где она?

Джек. Да, вот (отдает телеграмму Лео, и они вместе начинают читать) Интересно, что это такое.

Лео. Просим прощения за задержку. ТЧК.

Джек. Транспортная забастовка. ТЧК.

Лео. Прибываем сегодня в восемь пятнадцать. ТЧК.

Джек. Максин и Стефани.

Лео и Джек. А-а-а-а-а! Мама дорогая!

Лео. Восемь пятнадцать! Это же через пять минут! Надо что-то делать!

Джек. Смываться надо быстро!

Лео. Но я не могу оставить Мэг!

Джек. Забудь ты сейчас про Мэг! Нас арестуют и мы загремим в женскую тюрьму. В ЖЕНСКУЮ! Ты себе это можешь представить, все эти бабы страшные в татуировках…хотя, может, это не так и страшно.

Лео. Подожди! Если мы не выглядим женщинами, то мы в безопасности.

Джек. Что ты имеешь в виду?

Лео. Когда они здесь появятся, то все начнут разыскивать Максин и Стефани. Нам надо немедленно переодеться в Лео и Джека!

Джек. Точно!

Дункан. (за сценой) Флоренс, не задавай пока никаких вопросов…

Лео и Джек. Дункан!


Они прячутся под лестницей. В комнату из сада входит Дункан. Он тащит за собой Флоренс.


Дункан. Черт, мне показалось, что я их здесь видел.

Флоренс. Дункан, что ты делаешь? Прекрати меня тащить, наконец!

Дункан. Так, послушайте, Максин и Стефани, эти женщины — самозванки. Настоящие Максин и Стефани приезжают сегодня!

Флоренс. Откуда ты знаешь?

Дункан. Я только что получил телеграмму!

Флоренс. Покажи!

Дункан. У меня ее сейчас с собой нет.

Флоренс. Начинается! Понятно. Ну, что ж, на нет и суда нет…

Дункан. Я Вам правду говорю!


Раздается звонок в дверь.


Дункан. А, вот и они! Ну-ка пошли!

Флоренс. А-а-а!


Дункан несется к двери, волоча за собой старушку. Как только они уходят, Джек и Лео появляются из своего укрытия. В это же время из комнаты наверху выходит Мэг. Лео и Джек ее не замечают.


Джек. Господи, ты посмотри только на нас. Взрослые мужики, до чего мы дошли! И на кого похожи!


Оба стаскивают себя парики. Мэг хватается руками за перила и начинает внимательно за ними следить.


Джек. Ты только посмотри на это платье, а?! А комбинашка?! А кружевные чулки в цветочек?! По-моему, это пионы.


На балкон выходит Одри. Мэг делает ей знак замолчать и показывает на Лео и Джека внизу.


Джек. Я бы повесился, если бы моя мамочка меня увидела в таком виде!

Лео. Последние четыре недели ты что-то не особенно жаловался, только слюни пускал, глядя на Одри.

Джек. Кто бы говорил! Где бы ты был без меня? Как бы ты с Мэг познакомился?

Лео. Это верно. Хотя она мне сообщила, что влюблена в Максин.

Джек. Что?

Лео. Да, да, что слышал! Представляешь?


Одри смотрит на Мэг…. и отодвигается.


Джек. Ужас. А производит впечатление… Да и ты, как женщина, надо прямо сказать, — настолько непривлекательный!

Лео. На себя посмотри.

Джек. Не надо… Тут только что аж двое страстно жаждали меня и не могли поделить! Я еле вырвался.


Мэг и Одри переглядываются.


Лео. Ну, хорошо, секс бомба ты наша, я серьезно. Послушай, я люблю Мэг, даже если бы она была кривая и косая! Я ее люблю!

Джек. Я рад за тебя, но меня сейчас больше волнует, как бы поскорей натянуть обратно мои брюки!

Лео. Ладно, ладно, пошли переоденемся, а потом найдем наших девочек и во всем им признаемся! Только это надо очень осторожно сделать. Представляешь, как они себя будут чувствовать! Глупейшая ситуация!


Джек и Лео уходят, а Мэг и Одри спускаются в гостиную.


Мэг. (вне себя от гнева) Я его убью! Я его просто задушу своими руками!

Одри. Мы их всех ЧЕТВЕРЫХ должны прикончить! Двоих или четверых?

Мэг. О-о-о, как я зла!

Одри. Но с другой стороны, ты знаешь, в этом что-то есть. Ты посмотри, на что они пошли, чтобы только с нами познакомиться?

Мэг. Замолчи!

Одри. Молчу, молчу!

Мэг. Господи, я же с ним в одной комнате целый месяц спала! (она вдруг понимает весь ужас ситуации) Он меня видел в бигудях! (в еще большем гневе) Мести! Я жажду мести! Он умоется кровью! (Мэг в ярости уходит в сад.)

Одри. (кричит ей в след) Да, я тоже! Я тоже буду мстить, ага!


В этот момент в комнату возвращается Джек в своем нормальном обличье.


Джек. Одри!

Одри. Джек!

Джек. Послушай, мне надо тебе кое-что сказать..

Одри. И мне тебе надо…

Джек. Прошу тебя, не перебивай!


Он набирает дыхания и начинает быстро говорить.


Послушай, это началось примерно месяц назад. Мы с Лео ехали в поезде. Ну, да ты сама это знаешь. Короче говоря, мы прочитали статью про Флоренс, как она умирает, ищет наследников, и все такое прочее. А в это время, я уже увидел тебя, и мечтал о тебе… А ты сказала, что ты ее знаешь, мы актеры, и эта история с племянницами…Короче мы оделись в женские костюмы!

Одри. Не может быть!

Джек. Да, Стефани — это я!

Одри. Вау!

Джек. Я знаю, знаю, прости меня, я не хотел тебя поставить в дурацкое положение. Я все время мечтал о твоих ногах, то есть глазах. Я хотел свой домик, забор с калиткой, маленьких Одри на роликах по всему дому. Прошу тебя, прости меня, я на коленях тебя умоляю! (Он бросается перед ней на колени.) Одри, выходи за меня замуж!

Одри. Ты самый ужасный, отвратительный, гнусный, подлый, омерзительный человек, которого я когда-либо встречала… Конечно, я выйду за тебя замуж. Надо было просто хорошенько попросить, А не городить неизвестно что.


Они бросаются друг к другу и обнимаются, после чего выбегают из комнаты. В этот момент из разных дверей в гостиную входят Лео и Мэг.


Лео. Мэг!

Мэг. Лео, мне надо с тобой поговорить.

Лео. И мне!

Мэг. Чур, я первая! Послушай, после нашего разговора, я пошла к Максин. Я ей много глупостей наговорила, но она мне в итоге дала очень полезный совет. Она мне сказала, что мне нужно прислушаться к голосу сердца, и оно мне подскажет правильное решение! Так, вот, я подумала и решила: завтра я выйду замуж за Дункана!

Лео. Нет, она совсем не это имела в виду!

Мэг. Она мне намекнула, что нужно быть верной своему слову!

Лео. Ничего подобного! Ничего она тебе не намекала!

Мэг. Лео, спасибо тебе за все и прощай!


Мэг с грустью целует Лео и собирается уходить. Ей эта комедия дается с трудом.


Лео. Нет! Стой! Подожди! Подожди! Я сейчас найду Максин, и она тебе сама скажет, что она думает!

Мэг. Я знаю, что она думает.

Лео. Нет, не знаешь, я тебе клянусь…тебе только кажется, что знаешь…

Мэг. Прощай, Лео.

Лео. Пожалуйста, я прошу тебя, послушай меня! Поговори с ней еще раз! Я тебя просто умоляю!

Мэг. Ну, хорошо, я тебе даю минуту, чтоб ты ее нашел и я еще раз с ней поговорю. А если он через минуту здесь не появится, я ухожу, и завтра выхожу замуж за Дункана. А лучше, чтоб и ты здесь был при этом разговоре. Да! Ты и Максин, вот тогда мы все и поставим на свои места!

Лео. Я и Максин?

Мэг. Да.

Лео. Вместе. Так, хорошо. Я сейчас, я быстро!


Он выбегает в сад, в эту минуту Дункан и Флоренс возвращаются в гостиную.


Дункан. Маргарет! Я тебя повсюду ищу. Я боюсь, что должен тебя огорчить.

Флоренс. Не слушай его! Он идиот и зануда.

Дункан. Флоренс, прекратите. Маргарет, у меня есть неоспоримые доказательства того, что эти твои кузины — не кузины тебе вовсе! А я предупреждал, я говорил, но меня…

Мэг. (с грустью) Я знаю.

Дункан. Ты знаешь? Но откуда?

Мэг. Это не важно.

Дункан. Но у меня есть для тебя и хорошие новости: к нам приехали настоящие кузины, и они ждут тебя в саду!

Флоренс. Они мне совершенно не понравились!

Дункан. Понравились, не понравились, чего тут обсуждать. Я уже с ними обо всем договорился! Они готовы получить всего по сто тысяч и немедленно уехать обратно в Англию! Все остальное твоё! Сейчас здесь появится полиция, и мы наконец-то закончим это безобразие!

Мэг.(в ужасе) Полиция? А зачем полиция?

Дункан. Как зачем! Чтоб арестовать этих аферисток.

Флоренс. Я ему запретила это делать! Мэг — это не я!

Дункан. Флоренс, они Вас обманули!

Флоренс. Ну и что, а они мне все равно нравятся!

Дункан. Ну, извините, я Вас просто отказываюсь понимать! Они оскорбили Вас, всю вашу семью, они, в конце концов, нарушили закон, и они должны за это ответить! Подобного рода СПЕКТАКЛИ должны пресекаться на корню! Ох, уж эти мне АРТИСТЫ! Тьфу!


Слышна полицейская сирена и визг тормозов.


Дункан. Ну, наконец-то! Я пойду найду этих уголовниц и передам их в руки правосудия!

Мэг. Дункан, подожди! Я, по-моему, одну из них только что на лужайке у дома видела.

Дункан. Которую?

Мэг. Стефани. И Максин тоже. Они там обе были.

Дункан. Вот и прекрасно. Я сейчас!


Дункан выбегает, в этот момент в гостиную влетает Лео, одетый Максин.


Лео. Душа моя, вот ты где! Послушай, ты меня неправильно поняла! Я мечтаю, чтоб ты вышла замуж за Лео. Он чудный молодой человек! А вот и он, легок на помине…Лео, дорогой, иди сюда. …Что? Что ты говоришь? (к Мэг) У него что-то с ногой, подожди, я его сейчас приведу.

Мэг. Лео…


Лео выбегает за дверь и начинает играть за двоих, попеременно высовывая голову из-за двери.


Лео. Мэг, я здесь, просто у меня что-то с ногой, и я не могу дальше идти. (в образе Максин) Что значит, тебе трудно идти, просто не наступай на эту ногу. (в образе Лео) О, нет, больно очень!


Он высовывается из-за двери, то в пиджаке и без парика, то в парике Максин. Чем быстрее актер это делает, тем лучше.


Лео. (в образе Лео) Мэг, а вот и я. Максин тебе уже сказала, что ты должна выйти за меня замуж. У меня так дико болит нога, что я дам возможность Максин все тебе объяснить! Пока!

Мэг. Лео…

Лео. (в образе Максин) О, мой бедный, мужественный мальчик! Конечно, она должна выйти за тебя, а не за пастора! (в образе Лео) Тогда пойди, и сама скажи ей! (в образе Максин) А вот пойду и скажу!

Мэг. Лео!


Лео возвращается в комнату в образе Максин.


Лео. Я здесь, душа моя, вот видишь, что я тебе говорила, ты обязательно должна меня послушаться, и выйти замуж за этого красавца!

Мэг. Лео, прекрати немедленно!

Лео. Лео? (после паузы, обращаясь к двери) Лео, Мэг тебе хочет что-то сказать! Слушай внимательно!

Мэг. Прекрати, прошу тебя! Я знаю, что это ты. Я знаю, что ты Лео, а Стефани — это Джек. Я все знаю! Вы хорошие актеры. Да что говорить — выступили, как настоящие примадонны!

Лео. Ты все знаешь?!

Мэг. Знаю, знаю, а теперь беги отсюда как можно скорее! В доме полиция!

Лео. Я не могу тебя оставить.

Мэг. Ты должен, а то тебя арестуют!

Лео. Мэг, я люблю тебя!

Мэг. Я знаю, и я тебя люблю.

Лео. Правда?

Мэг. Да!

Лео. А ты выйдешь за меня замуж?

Мэг. Да, выйду, выйду!


Он хочет ее поцеловать, но резко останавливается.


Лео. Погоди, я же сюда приехал, чтоб у тебя деньги выманить.

Мэг. Я и это знаю.


Они долго целуются.


Флоренс. Я бы на вашем месте сматывалась отсюда, пока не поздно.

Лео (к Флоренс) А Вас что, все это совершенно не шокирует?

Флоренс. А ты считаешь, что если я старая, то уже совершенно ничего не соображаю. Очень даже соображаю, и поболе твоего. А теперь, давай-ка, лети отсюда! Не тормози!

Лео. Да, хорошо, бегу..


Лео натягивает парик и выбегает в сад. В дверях он натыкается на Дункана.


Дункан. Ага, вот и попалась!

Мэг. Только не это!


Пауза, и Лео опять становится Максин.


Лео. Дункан, мой дорогой друг, как приятно Вас вновь увидеть. Нет ничего приятнее иметь дело со старым, хорошим другом. Узы дружбы сильнее любых цепей.

Дункан. Вот и я о том же! О цепях! Потому, что тебя сейчас в них закуют и отправят в тюрьму!


Входит Джек.


Джек. Эй, что здесь происходит?!

Мэг. Дункан, отпусти ее!

Дункан. Ни за что! Она мошенница!

Мэг. Подожди, а что если те в саду мошенницы?!

Дункан. Маргарэт, я прошу тебя! Ты же мне сама призналась пять минут назад, что ты все знаешь про их делишки. Эти монстры, может быть, и дороги твоему сердцу, но твои настоящие кузины ждут тебя в саду!


Из сада слышен шум голосов и выстрелы.


Первый женский голос (за сценой) А-а-а-а! Не трогайте меня! Оставьте меня в покое! Прекратите!


Выстрелы.


Второй женский голос. Отойдите, вы меня слышите?!


Выстрелы.


Голоса за сценой. Держи их! А-а-а. Не выпускай ее! А-а-а-а!


Выстрелы.


Мужской голос за сценой. Замолчите! Вы арестованы!


Из сада в комнату вбегает Одри. За ней входят Буч и Доктор. Они очень взволнованы.


Одри. Ой, мама родная, там такое творится! Короче, стою я себе спокойненько, болтаю с этими двумя женщинами. Тут они мне говорят, что их зовут Максин и Стефани. У меня прямо челюсть отвисла! Не, ну, вы такое слыхали! Тут вдруг, как с неба, сваливаются два полицейских. Они увидели этих дамочек, да как закричат: «Ага! Трикси Маккол и Баблз Шэйфер! Руки вверх!» Не, ну, нормально, да? Эти тетки, оказывается, известные мошенницы-рецидивистки, они и не англичанки никакие вовсе! Вы можете себе такое представить?! Вообще!

Лео. Мир сошел с ума!!

Дункан. О, Боже!

Мэг. Дункан, мне кажется, тебе надо извиниться перед Максин!

Лео. Да, нет, не стоит. С кем не бывает. Главное в этой жизни — это уметь прощать. Пастор просто немного ошибся, правда? Мы все иногда ошибаемся.

Мэг. Это точно.

Одри. Ага, и я про то же. Джек!


Она бросается Джеку на шею и долго его целует.


Дункан. Одри!

Лео. Теперь наша очередь.


Максин целует Мэг.


Дункан. Маргарэт?!

Мэг. Надо ему все рассказать! Это не честно.

Дункан. Что мне надо рассказать?

Лео. (по-прежнему в образе Максин) Мы с Маргарет решили пожениться.

Дункан. А-а-а-а-а!

Доктор. Флоренс, а ты даже и не думай, ты не в моем вкусе, да прямо сказать — не первой сежести.


Флоренс не отвечает. Она бездыханно лежит не стуле.


Доктор. Флоренс! Флоренс!


Все замирают, Доктор ищет пульс, но явно не находит его. Все в ужасе.


Доктор. Все!

Мэг. О, нет!

Одри. Флоренс!


Все в шоке от произошедшего. Мэг берет Лео за руку. Доктор грустно качает головой.


Флоренс. Таких чудовищных докторов еще свет не видел!


Все начинают кричать от радости, обступая Флоренс, сидящую на стуле.


Мэг, Одри, Буч, Джек (одновременно) Тетя Флоренс! Вы живы! Мы так испугались! Господи, какое счастье!


Раздается звон колокольчика.


Одри. Ой, пора спектакль начинать!

Лео. Все по местам к началу первого акта!


Все начинают готовиться к представлению, двигать мебель, доставать и одевать костюмы.


Все (одновременно) Стул! Поставь это сюда. Где шляпы? А где парики? Где моя шпага? Текст! Я свой текст не помню!


Мэг и Лео вдвоем на авансцене.


Лео. Так что ты мне хотела сказать, что я тебе совсем не понравился?

Мэг. Нет, просто я с самого начала знала, что это был ты.

Лео. Не может быть! Я так плохо сыграл?

Мэг. Нет, не в этом дело. Я как только тебя увидела, поняла, что что-то тут не то, потому что…


Лео останавливает ее поцелуем.


Джек. Вы прекратите это безобразие или нет! Нам спектакль играть надо!

Лео. Я готов!

Мэг. И я!

Доктор. Готов.

Буч. И я!

Джек. И я готов!

Флоренс. И я!

Одри. Все на местах!

Лео. Дамы и господа, занавес пошел!

Все. Начали!


Конец


Оглавление

  • Кен Людвиг Примадонны
  • Первый акт
  • Второй акт