КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420609 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200718
Пользователей - 95563

Впечатления

кирилл789 про Дэвис: Потерять Кайлера (Современные любовные романы)

хорошо, что заблокировано, просто отлично!
дочитал до первых трёх звёздочек, что там "мыслю" афторши от "мысли" отделяет: ну что, истеричка-героиня, сидящая на крутых седативных.
с очень-очень плохой наследственностью, раз её мамаша переспала с собственным родным братцем и, забеременев, не сделала аборт, а родила вот это - ггню с наследственными психическими заболеваниями.
автобиографичная вещь, видимо. раз такие подробности.
надеюсь читатели - умницы, и испражнения очередной со съехавшей крышей за откровения настоящей американской жизни, не примут.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Коняева: Все не как у людей (СИ) (Современные любовные романы)

прочитал одну первую и бесконечную главу. пишем о настоящем, прыжок - уже о прошлом. потом опять что-то в настоящем времени, прыжок - о прошлом! о настоящем, о прошлом, о настоящем, о прошлом. тётя-афтар, издеваемся, да?
на первой главе "шедевр" читать и закончил, нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Коняева: Уровень ненависти: Сосед (СИ) (Современные любовные романы)

ладно, перепутать геморрой с гайморитом - это точно "юмор" афторши, зажопинские - они все такие. они там, услышав "гольфстрим", ржут как подорванные. ну, что "гольф", что "вафля" - для таких всё едино.
но вот я читаю, как меньше чем за день соседки провернули поиск в соцсетях, где сосед не зарегистрирован, и нашли даже не его, его бывшую жену! а потом ещё и, прогулявшись около дома, увидели две новых машины и пробили (не бесплатно) их номера, установив какая соседу принадлежит. за полдня!
фантазм, точнее бред, что целый подъезд нового дома заселён одинокими голодными, но обеспеченными бабами - это бред и есть. афтарша иринья (хоспадя, что за имечко?!), обеспеченные бабы НИКОГДА голодными НЕ БЫВАЮТ! потому что у них есть деньги, есть интернет, и есть услуги. именно для таких нужд.
целый подъезд одиноких баб, без секса - это как раз уровень зажопинска. где мужики спились и умерли, а склочные, тупые кошёлки остались. в ряду таких же тупых одиноких склочниц из других подъездов.
потратить просто так полдня на сидение в соцсетях, чтобы узнать что-то о соседе? ты - обеспечена! на тебя уже должны работать люди, которые это сделают за зарплату, которую ты им платишь.самой тратить время?
дальше. своей службы у тебя, кошёлки, нет. но! никакое - "пробила по номеру машины за деньги" за полдня не бывает. ты связываешься с человеком, договариваешься, перечисляешь ему деньги, он берёт время, потому что: либо запрашивает "своих" мусоров, либо - копается в базе. это - ДВА-ТРИ ДНЯ, не меньше.
и потом, вот выйдя из подъезда, многие с ходу могут определить: какие из машин, стоящие вокруг дома, принадлежат именно соседям по подъезду? да даже если ты - дура и фиксировала, но - помнить на память???
лечиться надо, дэвушка коняева: то ли - ирина, то ли - иринья.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Коняева: Побег из Города Теней (СИ) (Фэнтези)

если ты владелица огромного состояния, несмотря на возраст, а точнее благодаря ему: ты идёшь с вечеринки из клуба в пять утра на общественный транспорт????????????????? ммать! коняева ирина или иринья (хрен поймёшь вас дур, как вы там перманентно имена меняете), ЧТО ЗА БРЕД???
какой общественный транспорт, какое - такси??? тебе УЖЕ 19 лет! ГДЕ ТВОЯ МАШИНА??? нет собственной? ГДЕ персональная с шофёром и рядом - пара машин с бодигардами???
ты это кому тут такие хреньки мочишь, афторша???
госспадя, как от вас устаёшь от дур, кто бы знал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Лисавчук: В погоне за женихом (Юмористическая проза)

а я вот, прочитав первую и единственную главу сразу понял, что мешает елисею с внучкой бабок пожениться: слабоумие внучки.
а ничем другим желание выйти замуж за царевича этой внучкой с попыткой "спасения" внучкой царевича от дочки конюха на сеновале и не объяснишь. или ты понимаешь, зачем тебе замуж. или ты - идиотка, раз не знаешь, что делает конюхова дочка, сидя сверху на царевиче в сене: и кидаешься его "спасать".
и да, не юморно, глупо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Лисавчук: Абдрагон - школа истинного страха. Урок первый: «Дорога к счастью ведьмы лежит через закоулки преисподней» (СИ) (Фэнтези)

в темноте сумеречной империи ходит тёмный принц ада, совершаются убийства и тайны, нежить и жертвы тёмных-тёмных магов не дают спокойно жить.
Но всему защитник он -
ректор школы Абдрагон!
Тёмный Дарел Авурон!
***
(убогая, имя "дарел" пишется через двойное "р" - Даррел! как вы надоели. дальше двух абзацев пролога не ушёл, и так всё понятно).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Кай: Невеста императора (Фэнтези)

в тёмном-тёмном дворе стояло двое: мужик и баба. " Женщина представляла собой редкое сочетание красоты и острого ума, светившегося в изумрудных глазах."
что-то у неё там светилось в тёмном-тёмном дворе? ум, засветился и через глаза полез?
о, госсподи.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Тайное становится явным. ЦОС ФСБ уполномочен заявить (fb2)

- Тайное становится явным. ЦОС ФСБ уполномочен заявить (а.с. Профессиональные секреты спецслужб) 1.09 Мб, 256с. (скачать fb2) - Василий Алексеевич Ставицкий

Настройки текста:



Тайное становится явным. ЦОС ФСБ уполномочен заявить

ПРИКАЗ[1]

Председателя Комитета государственной безопасности при Совете Министров Союза СССР г. Москва 2 июня 1969 год

О СОЗДАНИИ БЮРО ПО СВЯЗИ КГБ С ИЗДАТЕЛЬСТВАМИ И ДРУГИМИ ОРГАНАМИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

1. Создать в составе Группы консультантов при Председателе КГБ при Совете Министров СССР Бюро по связи Комитета госбезопасности с издательствами и другими органами массовой информации.

2. Группе консультантов при Председателе КГБ (т. Розанову И.С.) совместно с заинтересованными подразделениями в двухмесячный срок разработать и представить на утверждение Положение о Бюро по связи КГБ с издательствами и другими органами массовой информации, создаваемом в соответствии с п.І настоящего приказа.

Председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР Ю. В.Андропов


УТВЕРЖДАЮ

Председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР Ю. В. Андропов

ВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ О БЮРО ПО СВЯЗИ КОМИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР С ИЗДАТЕЛЬСТВАМИ И ДРУГИМИ ОРГАНАМИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

(Пресс-бюро КГБ)

Общие Положения:

1. Бюро по связи Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР с издательствами и другими органами массовой информации (в дальнейшем будет именоваться Пресс-бюро КГБ) является подразделением, которое представляет органы КГБ во вне по вопросам обнародования в открытой печати, а также в кино, радио и телепередачах материалов и документов, относящихся к сфере деятельности органов государственной безопасности.

2. Деятельность Пресс-бюро КГБ имеет своей целью способствовать повышению политической бдительности советских граждан, дальнейшему укреплению авторитета органов госбезопасности в массах, созданию атмосферы непримиримости по отношению к негативным фактам и явлениям, могущим причинить ущерб делу охраны госбезопасности.

Задачи Пресс-бюро:

1. Популяризация среди трудящихся СССР положительного исторического опыта деятельности советских органов безопасности социалистических стран, а также результатов их борьбы с иностранными разведками и антисоветскими элементами;

2. Разоблачение через печать, радио, телевидение и другие средства массовой информации подрывной деятельности противника, дезинформационных и клеветнических акций, направленных против СССР и других социалистических стран;

3. Определение целесообразности опубликования художественных и публицистических произведений, пьес, киносценариев, радио — и телематериалов на чекистскую тематику;

4. Оказание местным органам КГБ методической помощи в организации работы по освещению чекистской тематики в местной печати, кино, радио и телепередачах.

ОТ ПРЕСС-БЮРО КГБ СССР ДО ЦОС ФСБ РОССИИ


Иван Владимирович КОНОНЕНКО — полковник в отставке, и.о. начальника — бюро в 1975–1979 годах.

Во второй половине 50-х годов, с начала «хрущевской оттепели» в политической жизни страны, связь органов государственной безопасности со средствами массовой информации заметно оживилась. Стали чаще появляться книги и фильмы о чекистах, статьи в газетах и журналах о разоблачении и привлечении к ответственности иностранных шпионов, диверсантов, террористов, фарцовщиков и прочих деклассированных элементов.

По давно установившейся практике, издательства, редакции, киностудии направляли по почте или сдавали в Приемную КГБ на Кузнецком мосту рукописи книг, киносценарии, статьи, в которых затрагивались вопросы безопасности страны и деятельности органов госбезопасности. Эти материалы согласовывались с соответствующими службами, консультантами и заключения отправлялись адресатам.

Единого подразделения, которое бы организовывало и вело всю эту работу в то время не было, что естественно создавало большие неудобства как для авторов посылаемых произведений, так и для штатной организации КГБ.

В 60-х годах работу со средствами массовой информации и с авторами, пишущими на чекистскую тему, решено было поручить группе консультантов при председателе КГБ, вернее, небольшой подгруппе этого подразделения в составе Розанова Ивана Сергеевича, Кравченко Владимира Федоровича и Бачурина Андрея Владимировича. Два последних в основном и «везли этот тяжкий воз», как они выражались. Розанов, являясь старшим консультантом, выполнял различные поручения руководства и по основной работе был руководителем этой подгруппы.

Поскольку литературные произведения и кинофильмы создавались, преимущественно, о недавнем историческом прошлом, используя архивы, то многие рукописи консультировались Центральным архивом, где в то время после загранкомандировки я работал руководителем группы использования архивных материалов и как главный специалист по этим вопросам часто общался с Кравченко и Бачуриным.

Розанов, Кравченко и Бачурин, уже не справляясь с потоком публикаций на чекистскую тематику, в начале 60-х годов вышли с предложением к руководству КГБ о создании специального подразделения для рассмотрения поступающих рукописей, встреч с работниками средств массовой информации и контактов с ними.

Первый заместитель Председателя КГБ генерал Цвигун Семен Кузьмич, имевший склонность к писательству, поддержал это предложение и убедил членов Коллегии КГБ в необходимости создания такого подразделения.

В июне 1969 года Председателем КГБ Ю.В.Андроповым был подписан приказ о создании Бюро по связи КГБ с издательствами и другими средствами массовой информации, в переписке для краткости оно именовалось Пресс-бюро КГБ при СМ СССР. Куратором его стал С.К.Цвигун.

Время подтвердило правильность и целесообразность такого решения. Вскоре не только в КГБ, но и в других министерствах и ведомствах были созданы свои пресс-группы.

Начальником Пресс-бюро назначили Кравченко В.Ф., старшим референтом и по совместительству заместителем начальника — Бачурина А.В., поручив им укомплектовать это подразделение. Штат был небольшой.

16 марта 1970 года был издан приказ по КГБ при СМ СССР о назначении на должности в Пресс-бюро КГБ.

Я не мог и предположить тогда, что прослужу в этом подразделении более 18 лет и из него уйду на заслуженный отдых.

В начале нашей работы руководство не могло разместить всех подчиненных компактно, хотя бы на одном этаже. Мне с Калининым дали небольшую комнату на самом верхнем этаже дома 2 с видом на Кремль. Некоторые сотрудники шутили, что оттуда видно не только Кремль, но и Колыму. Кравченко, Бачурин и Максимовский, как старшие товарищи, находились на третьем этаже того же дома. Кравченко разместился в отдельном кабинете, в котором в свое время работал его шеф-начальник Группы консультантов генерал Белоконев, чем очень гордился. Секретарь Пресс-бюро Елена Станиславовна Оноприенко с машинисткой Черновой раместились в доме 1, и мы носили через улицу им документы и всякого рода бумаги для печатания их на машинке.

Теперь Кравченко с высоко поднятой головой, поблескивая очками, ходил с папкой под мышкой по высокому начальству, главным образом, к Цвигуну или его помощнику Поздоровкину, строя новые планы по расширению поля деятельности Пресс-бюро. Надо сказать, что он был начальником не только подписывающим документы, но и пишущим.

Разыскав ветеранов-чекистов, бывших командиров партизанских групп и отрядов в годы войны, героев Советского Союза Ваупшасова, Прокопюка, Мирковского, Карасева, а так же Золоторя, Юркина, Лукина, чекиста времен Дзержинского — Буйкиса, владеющих пером Тишкова, Соснина, Григорьева, Карчевского, Шмелева, Поликаренко, он часто приглашал их в Пресс-бюро, устраивая беседы-чаепития. Многие из них самостоятельно или с помощью журналистов написали впоследствии книги о своей деятельности. Сам Кравченко выпустил книгу о Буйкисе «Под именем Шмидхена».

В Пресс-бюро стали часто заходить писатели, которых интересовала чекистская тематика, такие, как Василий Ардаматский, Юлиан Семенов, Аркадий Сахнин, Федор Шахмагонов, Александр Насибов, Иван Лазутин, Георгий Свиридов… которые при написании своих произведений часто пользовались архивными материалами, консультировались у нас. И Пресс-бюро всячески им помогало в работе. Наш куратор Семен Кузьмич Цвигун сам написал несколько книг с помощью Пресс-бюро, по одной из которых был создан кинофильм, где в главной роли снялся киноактер Вячеслав Тихонов.

С появлением Пресс-бюро в системе органов госбезопасности работа по созданию литературных произведений и кинофильмов о чекистах и пограничниках, по укреплению авторитета органов госбезопасности в массах значительно активизировалась. КГБ учредил премии за лучшие произведения по литературе и кинофильмам этой тематики, которые стали присуждаться ежегодно.

Но активность и популярность Пресс-бюро и его начальника Кравченко, а также писательская деятельность Цвигуна, оказывается, не всем нравились как в самом КГБ, так и за его пределами. Видимо, не случайно в семьдесят третьем году Цвигун перестал курировать Пресс-бюро. Эта роль была передана заместителю председателя КГБ Владимиру Петровичу Пирожкову.

Кравченко стал часто заходить к новому начальнику с предложениями и проектами об углублении и активизации нашей работы. Владимир Петрович делал заинтересованное лицо, внимательно читал документы, выслушивал, кивал головой и говорил: «Да, конечно, это очень важно, оставьте документы, я подумаю, посоветуюсь, доложу Председателю…» Но начальству, по-видимому, было не до Пресс-бюро. Кравченко про себя охал, вздыхал, огорчался и надеялся. Даже как-то набрался храбрости и поднял трубку прямого телефона к Председателю Андропову и стал просить принять его для доклада. Тот подержал трубку, что-то непонятное буркнул и выключил телефон.

Мы, сотрудники Пресс-бюро, стали замечать, что наш начальник как-то вдруг сник. Пошли слухи, что руководство недовольно работой Кравченко — слишком беспокойный он, настырный, надоедливый. В феврале 1974 года мы в своем коллективе скромно отметили 60-летие со дня его рождения. А в апреле 1975-го, помнится, это было первого числа, я отправился к Кравченко на доклад. Но он вместо того, чтобы выслушать меня, протянул мне приказ Председателя КГБ об освобождении его с должности и увольнении в отставку по возрасту. Я сначала подумал, что это первоапрельская шутка. Владимир Федорович был бодряком по натуре, оптимистом и, увидев мою отвисшую челюсть, заметил: «Ничего, займусь писательством, есть заготовки и задумки. А вы без меня еще поработаете». Уже во второй половине дня пришел к нам заместитель начальника Управления кадров Шемякин Н.Н., объявил приказ Председателя и сказал, что, по указанию руководства, дела у Владимира Федоровича Кравченко надлежит принять товарищу Кононенко, то есть мне.

— Мне? — переспросил я удивленно.

— Да, вам, — твердо повторил Шемякин.

— А как же, у нас есть два старших референта, а я — всего лишь референт?

— Это не ваша забота, — произнес начальственно кадровик, — приступайте к приему дел.

Шемякин ушел. Вышли из кабинета и сотрудники Пресс-бюро. Я присел на приставленный к столику стул, а Владимир Федорович начал вынимать из сейфа бумаги…

В начале, поскольку не было письменного приказа о моем назначении, я продолжал сидеть в нашей общей комнате и заниматься рядовыми делами, как занимался и до этого. Но потом начальство приказало мне пересесть в кабинет Кравченко, «быть на телефоне и не мудрить». Я повиновался. Но тут возникла проблема с подписями документов. Как их подписывать. Начальником никто меня официально не назначал. Решил позвонить В.П.Пирожкову. Он, подумав, ответил: «Подписывайте и.о. начальника Пресс-бюро». Стал так и подписывать, не имея на то письменного приказа.

Бачурин с Максимовским отправляли документы за своими подписями как старшие референты, хотя их на это никто не уполномочивал. Сотрудники со мной сухо здоровались, но о текущих делах мне не докладывали. Из текущей почты я им кое-что на исполнение подбрасывал, и они недовольно сопели, но исполняли. Через некоторое время последовал приказ, и оба старших референта отправились на заслуженный отдых.

В Пресс-бюро остались: я — референт, исполняющий обязанности начальника, Калинин — референт и секретарь. Поползли слухи о ликвидации Пресс-бюро. Приказа о моем назначении по-прежнему не было. Так прошло полгода. Некоторые документы, те, что посложнее, я стал передавать через помощника для решения и подписи нашему куратору В.П. Пирожкову. Передал раз, передал два — раздается звонок: «Что вы мне подсовываете свои документы? Сами решайте и подписывайте!» Тогда я ему отвечаю: «Владимир Петрович, извините, но я не уполномочен, не имею права…» Несколько дней спустя он вызвал меня в кабинет, при мне позвонил Андропову и подписал приказ о моем назначении исполняющим обязанности начальника Пресс-бюро КГБ при СМ СССР. Не ахти какое событие, но все же право подписи документов, прибавка к зарплате и полковничье звание за этим последовало.

Пресс-бюро продолжало успешно функционировать. Я стал поднимать вопрос перед В.П.Пирожковым о замещении имеющихся вакантных должностей. В начале Владимир Петрович слабо реагировал на мои домогательства по этому поводу. Видимо, ему требовалось обсудить вопрос с Андроповым и другими членами Коллегии КГБ. Потом он дал на это «добро», согласившись с моими доводами.

На должность старшего референта приняли подполковника Горохова Николая Сергеевича, которого я знал по работе в особом отделе 20 гвардейской танковой армии в ГДР. На должность референта пригласили из Высшей школы КГБ кандидата наук Коника Василия Васильевича. Но так случилось, что спустя год Василию Васильевичу пришлось возвратиться на прежнее место службы. А на освободившуюся должность назначили майора Подобеда Александра Ивановича. Вскоре нам удалось расширить штатный состав своего подразделения на две единицы — старшего референта и референта. На должность старшего референта тут же среагировало 5 Управление. Бобков Ф.Д., тогда начальник управления, попросил взять в Пресс-бюро Барского Ивана Федоровича. На должность референта был назначен Владимиров Вадим Михайлович. Так Пресс-бюро восстановило и даже несколько расширило свою штатную численность. Вот так трудно и долго формировалось подразделение КГБ по связям с общественностью.

В эти годы было опубликовано немало книг, в которых отображалась деятельность органов безопасности и пограничных войск. В кинозалах и на телеэкранах появились фильмы о знаменитых разведчиках. Авторы лучших произведений литературы и киноискусства ежегодно отмечались премиями и ценными подарками Комитета государственной безопасности.

В январе 1979 года меня вызвал Владимир Петрович Пирожков.

Как обычно, он вышел из-за стола, пожал мне руку и, улыбаясь, предложил мне сесть, а сам пошел за свой большой стол. У приставного столика я положил перед собой папку с документами и приготовился докладывать ему по накопившимся текущим делам.

— Может, чайку? — спросил меня Владимир Петрович.

— Можно, — ответил я.

— Ну, как дела? — обратился ко мне наш куратор. Я открыл папку и собрался докладывать.

— Потом, — остановил меня Пирожков, — не торопитесь. В это время вошла девушка с подносом, поставила перед нами по чашке чаю на блюдцах, вазочки с сушками и вышла.

— Хороший чаек. Чай не попьешь — не поработаешь, — так, кажется, говорят в народе. — Он отхлебнул чай из чашки и пристально посмотрел в мою сторону.

Я напряженно молчал и тоже начал попивать чай, положив в чашку кусок сахара и кружок лимона. Он — зампред, крупный руководитель, хозяин этого большого кабинета, — обстановка не располагала балагурить.

— Иван Владимирович, — вдруг начал он, — не знаю, как вы воспримите то, что я скажу сейчас, но я обязан поставить вас в известность, что руководством КГБ принято решение назначить начальником Пресс-бюро генерал-майора Киселева Якова Павловича, работавшего последнее время председателем КГБ Туркмении. Он, может быть, знаете, до Туркмении работал в Эстонии заместителем председателя.

Я бы не сказал, что это известие было для меня, как гром среди ясного неба, нет, конечно. Четыре года меня не утверждали в этой должности, — и я всегда допускал подобный вариант, не просто же так забыли сбросить с меня это «И.О.» Вдруг вспомнилось, что года полтора-два назад, когда звонил по «ВЧ» в Таллин, то разговаривал я именно с Киселевым.

— Он уже возвратился из Ашхабада по семейным обстоятельствам, — продолжал разговор Владимир Петрович, — на днях выйдет на службу и будет принимать у вас дела. Вы, если не возражаете, будете назначены его заместителем. Эта штатная единица уже утверждена.

— Что я могу сказать? — ответил я В.П. Пирожкову, — милостиво просим товарища Киселева к нам, будем рады. Что касается меня, то я согласен, — ответил я, стараясь быть невозмутимым.

— Я доволен, что вы правильно меня поняли, — сказал медленно Пирожков, — и удовлетворен тем, что вы согласны работать у Киселева заместителем. Заместителем у бывшего председателя КГБ союзной республики — это не так уж плохо, даже почетно. А мне приятно было с вами работать, и надеюсь, что мы и впредь успешно продолжим наше общее дело.

— Постараюсь оправдать доверие, Владимир Петрович, — сказал я, стараясь не терять бодрости духа.

— Ну, вот и хорошо.

Спустя неделю наш куратор снова вызвал меня к себе и попросил, чтобы я привел с собой весь личный состав Пресс-бюро, включая секретаря и машинистку. А нас всего-то было тогда восемь человек. Мы все бодрым шагом направились к шефу. У Пирожкова в кабинете уже находился Киселев. Они поздоровались с нами за руку, усадили за длинный стол для заседаний. Владимир Петрович представил нам нового нашего начальника.

Яков Павлович Киселев до войны окончил Подольское пехотное училище, воевал под Москвой, служил в военной контрразведке, был выдвинут на руководящую должность, в Эстонии работал заместителем председателя КГБ, в Туркмении — председателем.

Надо отдать должное генералу Киселеву, он быстро вошел в курс дела, был неплохим руководителем, заботливым, чутким с сотрудниками. На глубокое знание литературных и киношных дел он не претендовал. Но он имел массу знакомых в Центре и на местах и даже в других организациях, легко знакомился с людьми и умел поддерживать с ними хорошие отношения.

Наступили и стремительно понеслись 80-е — годы больших событий и перемен. Ушел из жизни С.К.Цвигун — первый заместитель председателя КГБ, наш первый куратор. Перешел на работу в ЦК партии с поста Председателя КГБ Андропов на место умершего Суслова. Андропова на посту Председателя КГБ неожиданно сменил Федорчук, которого через год перевели в МВД, а его место занял вначале Чебриков, а затем председателем КГБ стал Крючков…

Моя служба уже явно подходила к концу, да и неудивительно: мне шел седьмой десяток. Пора и честь знать. Уже ушли по болезни и по возрасту Владимиров и Калинин. И в Пресс-бюро пришли новые более молодые сотрудники: Васильев Сергей Федорович, Довбнич Виталий Викторович, Томаровский Владимир Иванович, Чиков Владимир Матвеевич, Кривенко Борис Иванович, Гриненко Анатолий Валентинович, Закатов Сергей Дмитриевич.

В один из дней 1987 года Яков Павлович сообщил мне, что звонили из отдела кадров и пригласили меня посетить их во второй половине дня, после обеда. «Ну, вот оно и пришло, — подумал я, — сейчас и объявят, что надо собираться на пенсию». Психологически я уже был готов и потому воспринял эту новость без переживаний, подумав: «Когда уходил служить в погранвойска, намеревался служить три года, а вышло сорок семь, вся жизнь…»

Прежде чем отправиться в кадры, я позвонил кадровику, чтобы уточнить, когда и к кому мне следует явиться. Кадровик после небольшой паузы, — по-видимому, уточняя что-то, — ответил, что вызов отменяется…

Спустя пару дней в кадры отправился сам Яков Павлович Киселев. А еще спустя какое-то время к нам прибыл Струнин Владимир Сергеевич, генерал-майор, один из заместителей начальника 5 Управления, в качестве нового начальника Пресс-бюро и начал принимать дела у Киселева. Сдав дела и попрощавшись с коллективом, Яков Павлович отправился в отставку.

Мне предстояло еще больше года работать с новым начальником. Как потом выяснилось: меня решили пока оставить на месте для того, чтобы новый начальник скорее и более безболезненно вошел в курс дела. А чтобы график увольнений был выполнен, отправили на пенсию Киселева.

Со Струниным мы были знакомы раньше, так что мы легко сработались. Он москвич, с Шаболовки, грамотный, эрудированный. Хотя мы и сработались, но в Управлении кадров график увольнения «стариков» на пенсию работал четко, и через полтора года — в декабре восемьдесят восьмого, «отбарабанив» более сорока лет в Вооруженных силах СССР, я был уволен в отставку в возрасте 67 лет.

Небольшой срок был отпущен Владимиру Сергеевичу Струнину руководить Пресс-бюро. Через три года ушел в вечность Советский Союз, и прекратил свое существование прежний Комитет государственной безопасности, вместо него появились Федеральные службы России. А вместо Пресс-бюро был создан Центр общественных связей. Сейчас в нем трудятся новые люди, новые руководители, и перед ними стоят новые задачи…

Из тех, кто создавал эту службу и трудился в ней, «иных уж нет, а те далече». Ушли из жизни Владимир Федорович Кравченко и Яков Павлович Киселев, возглавлявшие это подразделение в разные годы. Нет уже среди нас бывшего спортсмена, многие годы отдавшего работе в органах контрразведки, красавца-брюнета Калинина Владимира Дмитриевича, нет бывшего военного контрразведчика, честного, добросовестного трудяги Горохова Николая Сергеевича, нет бывшего работника 2 Главка, скромного, добросовестного сотрудника Владимирова Вадима Михайловича.

Все они честно и добросовестно трудились в Пресс-бюро.

ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ЛЕТ


Владимир Сергеевич СТРУНИН — генерал-майор в отставке, начальник Пресс-бюро в 1987–1990 годах.


Люди часто обреченно сетуют на скоротечность времени. А те, кто постарше, говорят: время «бежит», а на самом деле оно— «летит!..» Теперь уж и не узнаем точно, зачем когда-то писателю Валентину Петровичу Катаеву понадобилось назвать одно из своих произведений «Время, вперед!»? Действительно, время неудержимо. И постоянно подвигает очередные юбилеи…

Совсем, казалось бы, недавно был создан и получил свое название Центр общественных связей КГБ, теперь — ФСБ, и вот первый «круглый», 10-летний юбилей. С юбилейными датами у нас «как всегда»: пышно и размашисто отпраздновали 850-летие Москвы, а спустя какое-то время ученые говорят, что первые поселения здесь были намного раньше.

Стоит сказать, что и у нашего «юбиляра» больше 80 лет назад был предшественник, по семейным меркам «прадедушка», точнее сказать — орган, по своей функциональности подобный ЦОСу, — «Бюро печати при ВЧК», созданное в суровые годы гражданской войны и разрухи мудрыми руководителями, чтобы люди знали, чем занимаются органы госбезопасности, против кого направлены их действия и чего они достигли.

Не располагаю достоверной информацией, но могу предположить, что аналогичных учреждений в других «силовых структурах» и центральных исполнительных ведомствах в то время не существовало. Приоритет в деле информирования трудящихся о своей проделанной работе принадлежит ВЧК.

Теперь даже любой пытливый старшеклассник, изучающий новый предмет «Граждановедение», знает, что такая постановка дела — процесс взаимообогащающий. Правда о деятельности спецслужб, да и других властных структур, всегда служила основательным фундаментом для упрочения взаимодействия с людьми и опоры на них.

Одним из первых сотрудников бюро печати был тогда Макинцян Погос, активно участвовавший в составлении и редактировании первого тома «Красной книги ВЧК», изданной в Москве в 1920 году объемом более 400 страниц. В ней были помещены копии подлинных документов, оперативных и следственных материалов по трем раскрытым контрреволюционным заговорам и мятежам: так называемый «Союз защиты родины и свободы», мятеж левых эсеров и взрыв в Леонтьевском переулке в Москве 25 сентября 1919 года. Позднее Макинцян Погос был наркомом внутренних дел, наркомом просвещения, заместителем Совнаркома Армении. Он же переводил на армянский язык произведения Пушкина, Гоголя, Сервантеса, явился одним из первых переводчиков на родной язык «Манифеста Коммунистической партии».

Второй том «Красной книги ВЧК» под редакцией известного чекиста М.Лациса был издан спустя всего лишь два года.

Любые юбилеи связаны, как правило, с воспоминаниями… Но «воспоминания» по официальному поводу требуют, как мне кажется, широкого охвата событий и впечатлений, их осмысления и, возможно, поиска надлежащих архивных материалов.

Для меня более приемлемы не «воспоминания», а скорее — «штрихи» или «по поводу…» Тут есть разница, и автору проще. Да и есть возможность еще раз публично сказать добрые и искренние слова о тех, с кем мне довелось вместе работать в Пресс-бюро — об отдельных сотрудниках КГБ и наших гостях, о тех, кто консультировался у нас и нам доверял. Некоторые, к большому сожалению, уже ушли из жизни.

Назначение в Пресс-бюро было получено мной в начале 1987 года, после тридцати с лишним лет оперативной работы в подразделениях КГБ. «Раз надо, так надо», — иного отношения к перемещению по службе мы просто не знали. Но смена профиля работы была весьма существенной, так как изменилось само содержание. В сжатые сроки требовалось овладеть спецификой нового участка и, главное, внести кардинальные коррективы в деятельность Пресс-бюро.

В стране происходили глубокие перемены. В самой атмосфере происходивших политических процессов и проявлениях повседневности звучало требование от КГБ большей «открытости»… Это в первую очередь касалось нас. Моим предшественником по должности руководителя Пресс-бюро был опытный, умный и уравновешенный человек Яков Павлович Киселев. У Якова Павловича были за плечами десятки лет работы в различных подразделениях КГБ и яркая чекистская биография: после войны он принимал участие в борьбе с бандформированиями на территории Эстонии, работал председателем КГБ Туркмении, начальником подразделения в Инспекторском Управлении КГБ СССР. И в Пресс-бюро Я.П.Киселевым все было поставлено солидно, основательно, хотя число работников можно было пересчитать по пальцам на руках. Наряду с текущими делами (консультирование обратившихся в КГБ авторов, ознакомление их с архивными материалами, изучение рукописей и сценариев фильмов по чекистской тематике на предмет недопущения разглашения государственной тайны и правдоподобности написанного, что реально происходило или что могло бы происходить в чекистской практике) были разработаны планы и на перспективу.

К концу 80-х годов была закончена работа над вторым изданием обоих томов «Красной книги ВЧК», существенно дополненным и уточненным на основе более тщательного изучения архивных материалов. Научная редактура издания принадлежит доктору исторических наук, профессору А.С.Велидову. Он написал к двухтомнику блистательное по своей информационной насыщенности предисловие.

Завершалось и еще одно уникальное издание. В течение двадцати лет по инициативе и при поддержке Пресс-бюро было опубликовано восемь томов — книг из серии «Чекисты рассказывают». Значительно расширились и масштабы работы пресс-бюро и пресс-групп республиканских, краевых и областных КГБ-УКГБ. Были подготовлены к 70-летию органов ВЧК-КГБ полновесные издания— сборники, в которых авторами документальных, художественно-документальных произведений о чекистах выступали местные писатели и журналисты, сотрудники органов госбезопасности, ветераны КГБ и МВД. Отдельные сборники были удостоены специальной премии КГБ СССР. Если зримо представить себе на книжной полке все это вместе, то перед глазами окажется беспримерное собрание: более 80 томов — чекистская энциклопедия, редкостный раритет.

Продолжалось участие сотрудников Пресс-бюро и в создании художественных кино- и телефильмов, приближенных к документальной основе. По экранам страны до этого уже прошли киношедевры «Подвиг разведчика», «Операция «Трест», «Мертвый сезон», «Семнадцать мгновений весны» и некоторые другие, созданные выдающимися режиссерами при участии известных актеров. В их создании в качестве консультантов участвовали ответственные работники и сотрудники оперативных подразделений КГБ.

Ко времени моего прихода в Пресс-бюро Свердловская киностудия заканчивала создание художественного телевизионного 5-ти серийного фильма «Отряд специального назначения» о партизанах отважного чекиста Д.Н. Медведева, действовавших в тылу врага в годы Великой Отечественной войны и легендарном разведчике Николае Кузнецове. За творческие успехи создатели фильма, в том числе режиссер-постановщик, актеры и автор музыки были удостоены Первой премии КГБ.

Этот реалистичный, захватывающий фильм сейчас у нас неоправданно позабыт, а во Львове демонстративно был демонтирован памятник народному герою. Современная молодежь, думаю, и многие сотрудники ЦОС, скорее всего, этого фильма не видели. А в опаснейшем поединке с врагом легендарному разведчику приходилось порой встречаться с почти неправдоподобными ситуациями, из которых он выходил с честью. Консультировал фильм от Пресс-бюро почетный сотрудник КГБ, опытнейший чекист, участник ряда спецопераций по заброске разведчиков за линию фронта в годы войны Федор Иванович Бакин. Именно Ф.И. Бакин принимал непосредственное участие в подготовке, экипировке и заброске Николая Кузнецова для выполнения ответственнейшего задания.

— После ожесточенных боев в первые месяцы войны, — рассказывал потом Федор Иванович, — группа сотрудников НКВД по специальному поручению Центра изучала и фильтровала десятки захваченных нашими войсками личных дел убитых гитлеровских офицеров, чтобы отобрать единственное для создания легенды, иначе — «биографии» для Николая Кузнецова. Анкетные данные из дела убитого должны были удовлетворять ряду условий, среди них одно из основных — отсутствие живых родственников в Германии и в других странах — ее союзниках, а еще предпочтительнее и на территории нейтральных государств, с целью исключить в дальнейшем возможность перепроверки легенды прикрытия нашего разведчика через родных и близких, а также требовалась определенная схожесть фото из личного дела, сходство физических данных. Такое дело было, наконец, обнаружено. Теперь за линию фронта Николаю Кузнецову надлежало вылететь с надежно изготовленными документами на имя старшего лейтенанта немецкой армии Пауля Зиберта. «Подготовка Кузнецова проходила, в частности, — рассказывал Ф.И. Бакин, — на конспиративной квартире в Москве. С совершенным владением немецким языком у него все было в порядке. Прорабатывались детали легенды, способы связи… У Николая Кузнецова была удивительная способность преображаться, когда он переодевался в немецкую форму. Сразу резко менялись жесты, походка, мимика, становилась хлесткой, отрывистой речь… Зашел я как-то к нему на конспиративную квартиру, — рассказывал Федор Иванович, — звоню, — открывается дверь, и на пороге стоит в полной немецкой форме незнакомый человек. Я аж обомлел: на нашей конспиративной квартире немец! И только появившаяся доброжелательная улыбка разрядила обстановку».

В нашей работе по организации публикаций, интервью в СМИ, особенно в центральных газетах, и проведении встреч с населением непременно принимали участие представители контрразведывательных подразделений, следственного отдела и центрального архива КГБ.

Своевременное информирование трудящихся о перестройке и результатах деятельности КГБ через газеты «Правда», «Известия», «Советская Россия», «Комсомольская правда»… вызывало живой отклик и позволило нам создать своего рода актив из числа журналистов. В массовом издании «Аргументы и факты» была открыта специальная рубрика «КГБ информирует…». К сожалению, со временем к опубликованию материалов КГБ в этой рубрике со стороны издания проявлялось все чаще прохладное отношение; видимо, в редакции «Аргументы и факты» получили отражение настроения, следствием которых, в частности, стали издевательское глумление над памятником Ф.Э.Дзержинскому и его дальнейшее разрушение.

Сейчас многие СМИ довольно размашисто потчуют читателя и телезрителя сообщениями о происшествиях, маньяках и всяческих ужасах, а репортеры стараются заполучить все новые жуткие сенсации. По каналам телевидения идут нескончаемые «художественные» кинобоевики. Человек находится как бы в постоянном предощущении катастрофы. Получается по аналогии с заболеваниями. Говорят: лег в больницу с одной своей болезнью, а выписался с несколькими «чужими». У медиков это называется «психогенными реакциями».

Известно, что с потерей чувства меры на информационном поле происходит переход положительного в качество с противоположным знаком. Во французском фольклоре есть до тридцати поговорок со значением «слишком»; например, «слишком» любезный человек — назойлив.

Будучи однозначно сторонником систематического и достоверного информирования людей о деятельности органов госбезопасности, пожелал бы работающим на этих участках иметь в виду чувство меры как одно из составляющих при оценках намечаемых к опубликованию материалов. Грубо говоря, — не все, что попадается под руку, надо тащить в прессу и на телевидение. О деятельности органов госбезопасности следует говорить взвешенно и солидно, постоянно заботясь об их авторитете. Именно такой подход я вижу в позиции нынешнего руководства ЦОСа.

Может быть, понятие «чувство меры» появилось у меня с тех пор, когда радикалы разных мастей извне выступали с грубыми нападками на наше ведомство, требуя раскрыть «все», что связано с КГБ и, конечно же, показать им «подвалы Лубянки». Я думаю, что все же не удалось использовать сотрудников Пресс-бюро как «мальчиков для битья». Курировавший наше подразделение заместитель Председателя КГБ В.П. Пирожков оставался на нашей стороне и оказывал нам должную поддержку.

Сообщения, статьи того времени об органах госбезопасности появлялись на страницах периодической печати довольно часто. Но, памятуя об известной аксиоме — лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, — необходимо было больше внимания уделять информации «зрительного» ряда.

Инициатором одного из первых фоторепортажей о центральном аппарате КГБ СССР выступил главный редактор популярного издания «Неделя» Виталий Сырокомский. Он же в сопровождении фотокорреспондента посетил несколько подразделений Комитета, и спустя несколько дней фоторепортаж увидел свет. Ничего сверхъестественного в нем не было, да и не могло быть: съемка в дежурной части, фото сотрудника и его места работы в подразделении, занимающемся архивами… Но среди некоторых наших сотрудников, он вызвал неоднозначную реакцию — перелом в сознании еще только наступал. Оценивая эту публикацию, иные из них звонили в Пресс-бюро и упрекали нас чуть ли не в «предательстве» интересов КГБ или обвиняли в «некомпетентности». Однако через некоторое время появление в четвертом подъезде или в коридоре здания чужих лиц и иностранцев с видеокамерами в руках не вызывало уже удивления.

Заметным явлением для нас стало создание полнометражного документального фильма «КГБ сегодня», автором сценария и режиссером которого выступил сотрудник Пресс-бюро Игорь Прелин. Фильм содержал много интересных эпизодов.

Самое же сильное впечатление производят начальные кадры фильма, когда стоящий на парадной лестнице первого подъезда дома 2 Игорь Николаевич Прелин говорит: «…Разве я, проработавший много лет, в разведке за рубежом, мог когда-то предположить, что пройдут годы, и, стоя на этой лестнице, начну снимать открытый для всех документальный фильм о КГБ?»… Этот всплеск нахлынувших чувств очень точно передавал саму атмосферу в Комитете государственной безопасности того времени.

После выхода в отставку Игорь Прелин занялся литературной деятельностью и к настоящему времени издал увлекательнейшие книги «Автограф президента», «Агентурная сеть», «Секретные миссии», основанные на реальных событиях из жизни советских разведчиков.

Неожиданным для многих стал организованный прямой телеэфир на ЦТ с участием большой группы ответственных работников центрального аппарата КГБ. Руководители оперативных подразделений ответили на многочисленные поступившие в прямом эфире вопросы. И наши коллеги в этой передаче выглядели уверенно и убедительно.

Одним из главных направлений нашей работы являлась организация непосредственных встреч с населением. И нам не раз приходилось слышать в кулуарах перед встречами восторженные возгласы: «Чекисты приехали!»

Запомнилась, в частности, встреча с инженерами и служащими в КБ им. Сухого, предваряя которую, выдающийся конструктор Михаил Петрович Симонов рассказал много интересного о преимуществах и перспективах новых типов самолетов «СУ».

Следует подчеркнуть, что расширение информационного поля о деятельности органов госбезопасности вызывало необходимость упрочения связей Пресс-бюро с различными подразделениями КГБ, чтобы шире и точнее освещать работу нашего ведомства.

Хотя штат работников в Пресс-бюро был невелик, сотрудникам надлежало решать многоплановые вопросы. Так ветеран Пресс-бюро и ЦОС Сергей Федорович Васильев вынужден был одновременно читать поступавшие рукописи, оказывать помощь в подборе архивных материалов, поддерживать контакты с издательствами и редакциями газет и журналов. Им осуществлялось отслеживание и предварительный отбор кандидатов на соискание премий КГБ за создание книг и фильмов на чекистскую тематику, организовывалась и сама процедура их вручения. По зову сердца Сергей Федорович увлеченно общался с бывшими бойцами чекистских партизанских отрядов «Охотники», «Местные», «Неуловимые», «Соколы», внесших немалый вклад в победу в Великой Отечественной войне, и чутко откликался на их нужды. Работоспособность и чуткость Сергея Васильева высоко оценивались всеми работниками ЦОСа.

Возвращаясь к «юбилейной» теме, нельзя не сказать, что за предшествующее ЦОС десятилетие при участии сотрудников Пресс-бюро были выпущены по чекистской тематике только центральными издательствами и журналами десятки художественных произведений. Перечислить даже некоторые из них нет возможности. Помню, чтобы напечатать повесть «Профессия: иностранец», нам пришлось побороться, и она при поддержке Пресс-бюро была опубликована в журнале «Знамя». В основу ее писателем Валерием Аграновским положена чекистская биография нашего замечательного разведчика-нелегала Конона Трофимовича Молодого, который, будучи в Англии под прикрытием соответствующей легенды, получил первым и единственным из англичан (!) на первой после войны Всемирной выставке-ярмарке в Брюсселе в 1958 году золотую медаль за внедрение музыкальных автоматов, подобных тем, что в кинофильме «Мертвый сезон». За заслуги перед нацией он был официально принят в традиционно существующую в Великобритании так называемую «королевскую семью», члены которой, порядка 200 человек, обладают правом раз в году совместно принимать участие в торжественном обеде с участием королевы. Надо ли говорить, что вхождение в «элиту нации» намного расширяло возможности нашего разведчика?

«Воспоминания» или «штрихи» должны знать свой предел, но в заключение хочется сказать о двух коллегах, которые близки мне по духу и жизненной позиции.

Это скромная женщина, проработавшая долгие годы в Пресс-бюро и ЦОС, заботливая, немногословная, но твердая в своих убеждениях Мария Андреевна Антипова. В свое время она добровольно ушла на фронт, затем долгие годы служила в органах госбезопасности. В Пресс-бюро она ведала документацией, а еще умела приготовить душистый крепкий чай, которым так щедро всех угощала. Запомнился и добросовестный, отзывчивый сотрудник Игорь Николаевич Морозов. До работы в Пресс-бюро он в составе частей особого назначения прошел, что называется, «огонь, воду и медные трубы» в Афганистане. В одном из боев получил тяжелую контузию, страдал от ее последствий, но мало кто об этом знал и догадывался. Он написал музыку и слова уникального песенного афганского цикла: «Батальонная разведка», «Песня пули», «Обелиск», «Мы уходим»…

Конечно, число людей, с кем поддерживались деловые и товарищеские отношения, с кем приходилось встречаться по роду работы и о ком хотелось бы написать, намного шире перечня упомянутых мной в этих заметках.

Круглая дата у ЦОС совпала по времени с «круглым» событием в истории всего человечества — 2000-летием. Пожелаем сотрудникам ЦОС плодотворных результатов в работе и личного благополучия.

ИСПОВЕДЬ НА ЮБИЛЕЙНУЮ ТЕМУ


Игорь Николаевич ПРЕЛИН — полковник в отставке, сотрудник Пресс-бюро в 1988–1991 годах.


В 1989 году АПН сняло телевизионный фильм «КГБ сегодня», который затем неоднократно и с большим успехом демонстрировался иностранным корреспондентам, народным депутатам, в трудовых коллективах и учебных заведениях. Это был, пожалуй, первый по-настоящему значительный прорыв гласности в деятельности советских органов госбезопасности. Мне кажется, во многом благодаря успеху этого фильма было принято решение преобразовать Пресс-бюро КГБ в Центр общественных связей, наделив его более широкими обязанностями и предоставив ему большие возможности, чем это было прежде.

Этот фильм стал первой значительной работой и для меня, поскольку я участвовал в его создании как сценарист, консультант и ведущий. Представляя себя в начале фильма, я произнес такие слова: «Двадцать семь лет моей жизни связаны с Комитетом госбезопасности. Срок немалый, да и случалось всякое. Но я и представить никогда не мог, что мне придется когда-нибудь водить по зданию КГБ съемочную группу. И вот теперь это входит в мои служебные обязанности».

Это были искренние слова. Они отражали настроения многих сотрудников Пресс-бюро, потому-то, наверное, так запомнились некоторым моим коллегам.

Должен признаться, что мой переход из системы внешней разведки в Пресс-бюро КГБ оказался для меня самого весьма неожиданным и довольно драматическим. Если бы еще за год до этого, летом 1987 года, когда я впервые столкнулся с Пресс-бюро, мне сказали, что я вскоре буду здесь работать, я вряд ли бы в это поверил. А случилось так, что я написал сценарий художественного фильма о репрессиях 30-х годов, показал его на «Мосфильме», и мой старый знакомый Р.Ибрагимбеков сказал, что если будет соответствующее разрешение КГБ, его смогут принять к постановке. Вот за этим разрешением я и обратился в Пресс-бюро. Там сценарий в принципе одобрили, но разрешения не дали, сказав, что еще не настало время для фильмов на столь деликатную тему (кинофильм «Покаяние» был тогда еще под запретом), и при этом намекнули, что я вполне подошел бы им в качестве сотрудника. Но менять внешнюю разведку, где я проработал более двадцати лет на Пресс-бюро? Тогда это не могло даже прийти мне в голову!

Прошло некоторое время, и ситуация существенно изменилась: перспектива вернуться к активной разведывательной деятельности становилась для меня по ряду причин все более призрачной, доживать до пенсии на преподавательской работе в Краснознаменном институте не хотелось, страну захлестнула перестройка (кто знал, во что она выльется!), я чувствовал в себе силы и возможности сделать нечто более полезное, чем подготовка кадров, и вот тогда я вспомнил о сделанном мне когда-то предложении.

Встреча с В.С.Струниным меня вдохновила. Он умел убеждать, и когда он рассказал о состоявшемся решении ЦК КПСС по поводу гласности в КГБ, о том, что наступает «золотая пора» в деятельности Пресс-бюро, и при этом пообещал, что поручит мне работу, связанную с телевидением и кино, я решился на крутой поворот в моей судьбе. 1 июня 1988 года я приступил к работе в Пресс-бюро, и уже через несколько дней состоялась первая встреча с сотрудниками молодежной редакции ЦТ Э.Сагалаевым, А.Лысенко, В.Листьевым, В.Мукусевым, А.Любимовым и А. Захаровым. На ней обсуждались вопросы взаимодействия и творческого сотрудничества Пресс-бюро и программы «Взгляд». Помнится, В.Листьев все допытывался, когда же, наконец, в их программе появится сотрудник КГБ. Я пообещал, что это бу дет скоро, но он настойчиво просил назвать точную дату, и я наобум сказал: 20 декабря. Самое интересное, что так оно и вышло: именно 20 декабря 1988 года я впервые появился на ЦТ сразу в двух программах — «Взгляде» и «Служу Советскому Союзу»! И началось!

Не хотел бы показаться нескромным, многое из того, что было тогда сделано, можно было сделать лучше и интереснее, но я до конца дней своих буду гордиться тем, что во многих аспектах нашей работы был первым. Пожалуй, главное — я был первым разведчиком, пришедшим на работу в Пресс-бюро. Одно это обстоятельство сразу вызывало интерес к моей личности на встречах с прессой и представителями общественности, избавляло От ехидных вопросов о личном участии в «неблаговидных» делах органов госбезопасности, которые подвергались наиболее ожесточенным нападкам, и приносило мне определенную популярность в средствах массовой информации. Кстати, иностранные журналисты очень часто спрашивали меня, не является ли моя работа в Пресс-бюро новой формой прикрытия разведывательной деятельности и продолжаю ли я заниматься шпионажем во время поездок за границу. Приходилось отвечать, что у разведчиков есть своя профессиональная этика, и если уж ты заявил публично, что прекратил заниматься шпионажем, то это так и есть на самом деле, потому что если тебя уличат в обратном, то просто перестанут уважать.

Что касается наших мероприятий, то я провел первую пресс-конференцию с участием иностранных журналистов, первым из сотрудников Пресс-бюро появился на экранах телевизоров, опубликовал первый роман о деятельности легальной разведки, участвовал в создании первого телевизионного фильма о КГБ, первым официально поехал за границу и встретился там с коллегами из иностранных спецслужб… Когда на первой пресс-конференции я сообщил советским и иностранным журналистам номер своего служебного телефона, они не сразу поверили, что в КГБ появился контактный телефон. Всю следующую неделю мой телефон не умолкал: звонили не только из Москвы, но из десятков стран мира, желая убедиться, что сообщения информационных агентств не являются очередной «уткой».

А с каким азартом американская телекомпания Эн-Би-Си вела съемку в типографии издательства «Новости», когда там печаталась обложка моего романа «Автограф президента»! Какой сенсацией за рубежом стало интервью с автором советского «шпионского» романа, да еще к тому же профессиональным разведчиком! Сейчас это наверняка выглядит смешно, но тогда вопрос о публикации книги решался целых полтора года! По содержанию романа не было существенных замечаний, но никто из руководителей КГБ не хотел брать на себя ответственность и санкционировать это дело. И я всегда буду благодарен В.С.Струнину и Л.В.Шебаршину, которые помогли пробить первую брешь в этой глухой стене. Теперь подобные книги не пишут только ленивые!

Такое сложное положение с реализацией любой инициативы, направленной на расширение гласности, было вполне объяснимо: шел естественный процесс трансформации заскорузлого мышления, когда каждое правдивое слово о КГБ пробивалось к общественности, преодолевая установившиеся в течение десятилетий стереотипы и сопротивление многих противников новых веяний. Это был период становления Пресс-бюро в качестве подлинного рупора КГБ, поиска новых форм и внедрения в повседневную практику новых методов работы с общественностью.

Что больше всего запомнилось из того времени? Конечно, наиболее яркие личные воспоминания связаны с моими официальными поездками за границу.

Забавный случай произошел во время моей первой поездки в Англию. Заполняя иммиграционную карточку в аэропорту Хитроу, в графе «профессия» указал «сотрудник КГБ», а в графе «цель поездки»— «участие в съемках фильма о К.Филби» (так было указано в запросе на получение визы, направленном в английское посольство в Москве, и менять что-либо было нельзя). Видел бы кто-нибудь выражение лица чиновника иммиграционной службы, когда он прочитал эти слова! У него отвисла челюсть, и он, выпучив глаза, молча на меня уставился. «Что вас так удивило? — спросил я. — Вы что, никогда не видели живого офицера КГБ?» «Наверное, видел, и не раз, — с трудом придя в себя, ответил англичанин. — Вас много тут шастает. Но вы первый, кто честно в этом признался».

Он нажал скрытую кнопку, и через минуту на паспортном контроле появился крупный, с приятной внешностью мужчина, как потом оказалось, шеф службы безопасности аэропорта. Полистав мой загранпаспорт, он набрал какой-то код на компьютере и убедился, что все соответствует действительности, и я получил визу на законных основаниях. После этого мне поставили штамп о въезде в Англию, а шеф службы безопасности обнял меня за плечи и без лишних формальностей проводил до выхода из аэропорта. Прощаясь, он пожелал мне удачи, а затем протянул свою визитную карточку и сказал: «В следующий раз не стойте в очереди, а сразу вызывайте меня, и все будет о’кей!»

Вообще во время съемок фильма о К.Филби было много интересного. Во всех поездках по Англии, когда мы встречались с сыном К.Филби Джоном, другими его родственниками, его бывшими коллегами по учебе в Кембридже и работе, нас постоянно сопровождала бригада наружного наблюдения. Я попросил оператора А.Громова, и он заснял слежку. Эти кадры потом вошли в фильм.

В 1990 году я в очередной раз побывал в Лондоне на презентации фильма. Во время состоявшейся после его просмотра пресс-конференции журналисты настойчиво допытывались, кто был так называемым «пятым человеком» в Кембриджской «пятерке» (имя «пятого» — Д.Кернкросса тогда еще не называлось). Они меня «достали», в конце концов мне это надоело, и я сказал: «Почему вас интересует только «пятый», а не интересует «шестой», «седьмой», «десятый», «пятнадцатый»? Неужели вы думаете, что советская агентурная сеть в Англии ограничивалась только «пятеркой» и в числе агентов были только выпускники Кембриджа? Разве не могло быть агентов из Оксфорда?»

Тогда журналисты отнеслись к моим словам довольно скептически, посчитав, что я просто ухожу от ответа. И только спустя девять лет, когда была опубликована книга К.Эндрю «Архивы Митрохина» и стало «известно, насколько обширной была агентурная сеть советской разведки в Англии, они убедились, что я был прав, о чем и напомнили в ряде статей.

Примерно так же, как и в Лондоне, меня встречали в других странах. В аэропорту Нью-Йорка у стойки паспортного контроля собралась целая группа офицеров полиции и ФБР, чтобы поглазеть на прибывшего из Москвы офицера КГБ. А в амстердамском аэропорту сотрудники службы безопасности встретили меня прямо у трапа самолета, и до самого выхода из аэропорта я шел в их сопровождении.

А разве можно забыть встречи и беседы с бывшими директорами ЦРУ У.Колби, Р. Хелмсом и С. Тернером, бывшим заместителем директора ЦРУ Р.Клайном, бывшим начальником французской военной разведки и контрразведки П.Пайолем, бывшим начальником итальянской военной контрразведки А. Вивиани? А прием, оказанный мне в штаб-квартире ФБР в Вашингтоне? Когда и при каких условиях у меня еще могли быть такие контакты?!

Особенно запомнилась встреча с У.Колби, которая произошла в феврале 1990 года в Вашингтоне. Наши британские партнеры по фильму о К.Филби (это была совместная постановка) позвонили ему, договорились о встрече и предупредили, что интервьюировать его будет сотрудник Пресс-бюро КГБ. В назначенный день и час съемочная группа приехала к У.Колби домой. Здороваясь со мной, он сказал, что навел обо мне справки в своем бывшем ведомстве, получил хорошие отзывы и поэтому будет рад побеседовать с достойным офицером советской разведки. Не скрою, мне было чрезвычайно приятно получить такую оценку из уст нашего бывшего противника!

Случались и по-настоящему анекдотичные эпизоды. В мае 1990 года я снова побывал в Англии, и меня пригласили на «Русскую службу» Би-Би-Си в популярную передачу Н.Черновой «Аргумент». В ходе этой передачи Н.Чернова, в частности, спросила:

«КГБ очень долго занимался дезинформацией. Почему вы думаете, что сейчас вам можно верить?»

Я ответил так: «Нам можно верить потому, что мы и раньше говорили правду, но, может быть, она воспринималась как дезинформация потому, что мы ее ничем не подкрепляли. Были только слова, которые можно было оспорить. Сейчас мы каждое слово, сказанное нами, готовы подтвердить документально. Мы сейчас открыли ряд архивных документов, мы готовы их показать. Это и является гарантией достоверности того, что мы сейчас говорим.

В конце передачи Н.Чернова спросила:

«Би-би-си в СССР глушили в течение многих, многих лет. Сейчас глушение снято, и мы с вами можем спокойно общаться. Скажите, пожалуйста, не может так получиться: придет какой-нибудь генерал и прикажет нас снова глушить. Как бы вы реагировали на это?»

«Вы знаете, я просто представить себе этого не MOIY сейчас, — ответил я. — Я думаю, что процесс перестройки, который начался в СССР, идет необратимо. Что касается того, как бы я на это отреагировал, то этот поворот, не дай Бог, чтобы он случился, противоречил бы моим убеждениям — тому, ради чего я сейчас работаю… Я был бы глубоко несчастлив, если бы какой-то генерал сделал то, о чем вы говорите. Я хочу верить в то, что перестройка необратима, хотя я трезвый человек, достаточно поживший на свете, и понимаю, что и всевозможные зигзаги могут быть. Но я думаю, что все-таки надо надеяться. Это важно и для нас, и для вас, чтобы этот процесс был завершен. В противном случае всем будет плохо».

Вернулся я в Москву, и вдруг вызывают в секретариат КГБ, показывают сводку радиоперехвата этой передачи и говорят, что Би-Би-Си осуществила провокацию, что какой-то человек от моего имени «вещал из-за бугра» и т. п. Как выяснилось, в секретариате не знали, что я побывал в Англии. Пришлось их успокоить, что это никакая не провокация, что это я сам выступал на Би-Би-Си.

Кстати, надо заметить, что все годы работы в ЦОС я во избежание каких-либо недоразумений (мало ли что кому взбредет в голову) всегда записывал на диктофон все свои публичные выступления и храню эти записи до сих пор. Вот в такой непростой обстановке приходилось работать тем, кто прокладывал дорогу гласности!

Но запомнилось не только то, что удалось сделать, но и то, что по каким-то причинам не удалось. С особым сожалением вспоминаю сейчас несостоявшуюся полемику с О.Калугиным в программе В.Молчанова «До и после полуночи». Несколько лет назад Молчанов подготовил ретроспективу этой некогда популярной программы и рассказал, как было организовано первое появление О.Калугина на ЦТ, когда он выступил с яростными нападками на КГБ. Как якобы поздним вечером О.Калугин, предварительно оторвавшись от слежки, тайно, с соблюдением чрезвычайных мер предосторожности проник в здание телецентра и неожиданно появился на экранах телевизоров.

В действительности все было совсем не так. Около четырех часов дня В.Молчанов позвонил в КГБ и сообщил, что вечером он приглашает к себе в студию О.Калугина. Он сам предложил участвовать в этой передаче кому-нибудь из сотрудников КГБ, который смог бы вступить в полемику с О.Калугиным и тем самым обеспечить соответствующую объективность при обсуждении острых тем.

На созванном в Пресс-бюро совещании я предложил свою кандидатуру, потому что хорошо знал О.Калугина (он когда-то был моим начальником в Управлении «К» ПГУ), был уверен, что смогу достойно ему противостоять. Пока вопрос о моем участии в передаче согласовывался с руководством КГБ, я на дежурной машине успел съездить домой и переодеться. Весь вечер с интервалом в час в КГБ звонили от В.Молчанова и интересовались, будет ли кто-то из Пресс-бюро выступать в прямом эфире. Все это время я тоже находился во взведенном состоянии, обдумывая возможные варианты полемики с О.Калугиным. И только в 20 часов В.Молчанову был дан отрицательный ответ, он провел встречу с О.Калугиным без всяких оппонентов, и тот плел все, что ему вздумалось, не опасаясь никаких опровержений.

До сих пор жалею, что руководство КГБ не разрешило мне участвовать в этой передаче. Кто знает, может быть, отношение к О.Калугину было бы совсем иным, если бы мне удалось выступить в качестве его оппонента!

Я ни в коем случае не собираюсь идеализировать работу Пресс-бюро в 1988-90 г.г. Но, несмотря на все проблемы и трудности того периода, все же считаю, что именно к середине 1990 года был достигнут самый разумный и высокий уровень открытости и гласности в работе КГБ, потому что никогда ни до, ни после этого не было проведено столько пресс-конференций, встреч с народными депутатами, в трудовых коллективах и учебных заведениях, различного рода тематических выставок, всевозможных дискуссий, сделано столько телевизионных программ, снято документальных фильмов, опубликовано очерков и статей, рассекречено различного рода исторических и оперативных документов, как тогда. Это был действительно «золотой период» в деятельности Пресс-бюро, и несомненная заслуга в этом принадлежит В.С. Струнину.

При этом надо отметить, что столь высокий уровень открытости и гласности ни тогда, ни сейчас даже не снился зарубежным спецслужбам, что подчеркивали журналисты всех стран. Мне неоднократно приходилось выслушивать «претензии» со стороны наших коллег из соответствующих подразделений зарубежных спецслужб, когда они упрекали нас в том, что мы, активно и продуктивно работая со СМИ, ставим их в крайне затруднительное и деликатное положение, потому что они не могут ответить тем же и поэтому постоянно подвергаются критическим нападкам со стороны своих СМИ и общественных институтов.

А получилось так потому, что нам приходилось работать, можно сказать, в уникальной обстановке. После начала перестройки и последовавшего за этим разгула гласности многие стали понимать эту самую гласность весьма своеобразно, подвергать все наше советское прошлое безусловному и тотальному очернению. На органы государственной безопасности обрушился шквал критики. Порой эта критика была правильной, справедливой, но по большей части совершенно незаслуженной. Вот нам и пришлось отражать эти атаки. А ведь нас в ту пору было всего 15 человек!

Поэтому решение о создании Центра общественных связей явилось логической реакцией на сложившуюся ситуацию и с энтузиазмом было воспринято всеми сотрудниками, надеявшимися, что им удастся закрепить и развить достигнутые успехи.

С первых дней совместной работы я разошелся с новым руководством в понимании задач, которые должен решать ЦОС. Резко и притом в неблагоприятную сторону изменилась обстановка в коллективе. На смену старым стали вырабатываться новые штампы, вся доводимая до общественности информация стала строго дозированной, любая разумная инициатива глушилась на корню, каждое сказанное нами слово, любое мероприятие проходило длительную и сложную процедуру согласования. Мы по-прежнему многое умалчивали или стыдливо мямлили о том, что было известно всем и ни в одной цивилизованной стране не составляло никакого секрета.

Для меня этот год стал самым трудным периодом во всей моей многолетней карьере в органах госбезопасности, о котором я сейчас вспоминаю без всякого удовольствия. Не раз и не два я подумывал о том, чтобы уйти из ЦОС, и только ряд незавершенных проектов удерживал меня от этого шага…

А затем наступил август 1991 года. Обращение ГКЧП застало меня в Кишиневе, где я вместе с семьей проводил отпуск. Повинуясь годами выработанному правилу в критических ситуациях находиться на службе, 20 августа, прервав отпуск, прилетел в Москву. Сразу позвонил в ЦОС и узнал, что здание КГБ фактически блокировано, контакты с прессой затруднены, да никто и не пытается с ней общаться, хотя информация поступает. Посоветовавшись с коллегами, решили, что мне не стоит появляться на работе, а лучше находиться в городе и свободно общаться с прессой, получая необходимую информацию по телефону.

Уже вечером 20 августа я дал первое интервью французскому телевидению, которое было показано во многих европейских странах. В течение последующих двух дней ко мне домой непрерывно приезжали иностранные корреспонденты, и я' комментировал происходившие события, используя информацию, переданную мне из ЦОС. 23 августа вместе с Войтеком Дзержинским, внуком «железного Феликса», мы находились на Лубянской площади и комментировали варварскую акцию по сносу памятника основателю КГБ.

Спустя год я сделал телевизионный фильм о событиях этих дней, который с большим успехом демонстрировался на Каннском фестивале телевизионных фильмов.

Что больше всего запомнилось в эти трагические дни и месяцы 1991 года? Арест председателя КГБ В.А. Крючкова и обыск в его кабинете. Назначение В.Бакатина председателем КГБ и его заявление о необходимости «покончить с КГБ»… Вынужденная отставка Л.В. Шебаршина и отделение внешней разведки, ставшее началом развала КГБ. Прокурорское рвение С.Станкевича, возглавившего парламентскую комиссию по «расследованию деятельности КГБ». Трусость некоторых руководящих работников КГБ, каявшихся перед этой комиссией и закладывавших своих коллег. Храбрость и порядочность командира «Альфы» В.Ф. Карпухина, пожалуй, единственного, кто не дрогнул и не уклонился от ответственности. Мстительное злорадство О.Калугина, с видом победителя разгуливавшего по зданию КГБ. Наглость Б.Курковой, в поисках «криминала» облазившей со съемочной группой все закоулки здания КГБ. «Демократический задор» попа-расстриги Г.Якунина и его верного соратника В.Пономарева, шаставших по всем подразделениям и совавших свой нос во все дела. Самодовольная улыбка Внуковского, позировавшего перед телекамерой в баре ЦОС на фоне разложенных на столе томов дела его агентурной разработки… Да разве можно перечислить все грязное и недостойное, что творилось тогда в стенах КГБ?!

Ощущать свою полную беспомощность, быть безучастным свидетелем творимых безобразий было невыносимо, и я решил уйти в отставку. Моей последней акцией в качестве сотрудника ЦОС было никем несанкционированное выступление по московскому телевидению с комментариями по поводу выдачи В.Бакатиным оперативной техники в здании американского посольства, которую я охарактеризовал как смесь глупости и предательства. И снова, теперь уже в последний раз, я оказался первым, кто публично дал оценку этому поступку!

20 декабря 1991 года, в годовщину создания ВЧК-КГБ, я ушел в отставку, прослужив в органах госбезопасности верой и правдой ровно тридцать лет! Несмотря на драматический финал моей карьеры, совпавший к тому же с ликвидацией КГБ и распадом СССР, я никогда не жалел, что она закончилась именно в ЦОС. Здесь я приобрел профессии писателя и кинематографиста, обзавелся многочисленными полезными связями в творческой и журналистской среде, и это очень помогло мне выжить и не пасть духом в последующие нелегкие годы.

Мне также было очень приятно, что моя работа в ЦОС не осталась незамеченной как в нашей стране, так и за рубежом. Несколько лет назад в Лондоне вышел справочник «Кто есть кто? Выдающиеся люди России XX века». На 436 странице, где-то между видным деятелем белой эмиграции А.Н.Потресовым и директором СВР Е.М.Примаковым я неожиданно натолкнулся на свою фамилию: «Прелин И.Н. — полковник КГБ. Возглавлял центр КГБ по связям с общественностью в годы перестройки. Развил бурную деятельность по улучшению облика своей организации — книги, статьи, ТВ-программы и фильмы. Снялся в фильме «КГБ сегодня», который западная пресса восприняла как «рекламный» фильм о КГБ. После августовского путча 1991 г. — исчез из поля зрения».

Эта запись нуждается в комментариях. Несмотря на мои неоднократные замечания и разъяснения по этому поводу, зарубежная пресса очень часто именовала меня руководителем ЦОС. Причина, видимо, крылась в моей большой активности в работе с прессой и в том, что именно я представлял КГБ на различных мероприятиях за рубежом. А что касается того, что я якобы «исчез из поля зрения», то отношу это на неосведомленность составителей справочника. Напротив, все последовавшие за моей отставкой годы я активно занимался творческой деятельностью: организовал при Ассоциации ветеранов внешней разведки творческое объединение «С-фильм», опубликовал 8 книг (несколько рукописей еще дожидаются своего часа), написал десятки статей, участвовал в создании около 40 документальных фильмов и телевизионных программ с ведущими компаниями США, Англии, Франции, Германии, Японии, побывал на Каннском фестивале телевизионных фильмов. Поэтому я удивился как тому, что попал в этот престижный справочник, так и тому, что его составители потеряли меня из виду.

Не скрою, в последние годы я ревниво следил за деятельностью ЦОС, радовался его удачам, болезненно переживал промахи и ошибки. Человек так устроен, что неудачи помнятся дольше, чем достижения…

В уже упоминавшемся мной фильме «КГБ сегодня» я сказал такие слова: «Каждый в конце концов находит то, к чему стремился. Я тоже нашел в КГБ свою судьбу. Приобрел верных друзей, с которыми всегда делил не только радости и огорчения нашей профессии, но и ответственность за все, что сделано организацией, в которой мы служили».

Я никогда не откажусь от этих слов…

ПРОЙДЕННОГО ПУТИ У НАС НИКТО НЕ ОТБЕРЕТ


Сергей Федорович ВАСИЛЬЕВ — полковник запаса, сотрудник Пресс-бюро ЦОС в 1990–1998 годах.


Пишу эти заметки в день чествования генерала Наума Эйтингона по случаю его 100-летнего юбилея. Человек своего времени, трудной судьбы, он грозной порой был востребован и растрачен до конца. Получил сполна — ордена, славу, забвение и посмертную реабилитацию. И сразу вспомнилась другая встреча девятилетней давности — с генералом такой же судьбы Павлом Судоплатовым, реабилитированным незадолго до кончины. Сидели тогда рядом в президиуме заполненного до отказа зала Культурного Центра ФСБ России с Павлом Анатольевичем, и он, глядя на присутствующих, сказал: «Я не вижу в зале молодых оперативных сотрудников, только лица знакомых мне ветеранов Четвертого управления НКГБ СССР и солдат кремлевского полка, которых, как я думаю, вы пригласили для заполнения мест?»

Я достаточно напористо тогда ответил, о чем теперь сожалею, что Наркомат работает и все заняты. Ветеран молча покачал головой. Это было 27 июля незабвенного 1991 года — 80-летний юбилей Героя Советского Союза Николая Кузнецова, агента-аса и гордости Комитета. Только месяц оставался до знаменитого августа и пара лет до того, как Павел Анатольевич счел себя свободным от присяги. Обоснование этому заслуженный чекист дал в своей известной книге, автографом на которой я дорожу.

Почему я об этом вспомнил? Человек и офицер своего времени, я был скроен и вышколен по иному шаблону и исключительно признателен ветеранам-бойцам за их отношение ко мне и той случайности, которая меня, старшего опера военной контрразведки, занесла в такое экзотическое, по моим тогдашним понятиям, подразделение, как Пресс-бюро КГБ СССР. Не попади я туда, то вряд ли узнал бы хорошо, кто такие Эйтингон и Судоплатов и другие замечательные люди.

Генезис Службы, возможно, будет затронут другими ветеранами, ибо по большому счету она имеет свою историю. Я же хочу поделиться своими впечатлениями за 13 лет работы на этом интересном направлении.

С первых шагов я уяснил основное — мы и прикрытие Комитета, и его, если хотите, лицо, а также, по тем временам, единственный канал легального взаимодействия с творческими организациями, издательствами и средствами массовой информации. Последующая трансформация Пресс-бюро в Центр общественных связей была и велением времени и попыткой укрепить надвигающиеся, а это чувствовалось, угрозы деятельности Комитета, фальсификации его истории. Пресс-бюро же тех времен было достаточно привилегированным подразделением, как по положению в системе, так и по возможности влияния в творческой среде, проведении, линии на усиление контактов вовне. Кураторство со стороны высшего руководства эти возможности расширяло, а также сокращало бюрократическую цепочку при принятии решений.

Естественным был и подбор кадров. Обязательным было наличие значительного оперативного опыта, способности разбираться в вопросах литературы и искусства. Поощрялось неформальное общение и взаимодействие с писателями, кинематографистами и журналистами. При этом достаточно жестко соблюдался принцип — мы не критики и не цензоры, но то, что касалось истории и деятельности органов государственной безопасности, — здесь приоритет был за нами. Что имелось в виду? Ни одна рукопись или сценарий кинофильма по чекистской тематике не принимались к производству без рассмотрения их в Пресс-бюро. Несмотря на жесткий регламент рассмотрения таких материалов, мы успевали получить квалифицированные замечания и рекомендации от оперативных управлений, а также наших архивистов по фактической стороне описываемых событий или лицах, принимавших в них участие. По-своему опыту знаю, что многие авторы были признательны за такую помощь. Сложности возникали лишь в тех случаях, когда некоторые авторы, люди своеобразные, а иногда и капризные, считали, что мы своими замечаниями вмешивались в их творческий процесс. Тогда требовались и такт, и твердость, образно говоря, нужно было «бить фактом». Помню встречу с известным ученым и популяризатором науки Львом Кокиным, который хотел написать книгу в серии «Пламенные революционеры» об известной деятельнице времен гражданской войны, в тридцатые годы репрессированной, жене одного из видных деятелей государства.

Интерес к ее судьбе был проявлен и работниками нашего архива. Но документы показали, что при всей трагичности судьбы предполагаемой героини, она была в те далекие грозные годы гражданской войны агентом одной из иностранных разведок. После ознакомления с архивными документами о ее враждебной деятельности против своей страны автор не стал писать о ней книгу.

Вспоминается и такой случай: Пантелеймон Пономаренко — известный руководитель партизанского движения в годы Великой Отечественной войны и 1 секретарь Компартии Белоруссии долго работал над воспоминаниями о тех годах. Не помню, сам ли он, или его родственники предложили их одному издательству. Скупая и хронологичная работа подкупала правдивостью и уважением к памяти партизан. В то же время автор настолько увлекся, что на многих страницах описал способы изготовления подручными средствами подрывных устройств, технологии их закладки.

Одним словом, получалась инструкция по спуску под откос поездов и взрывов зданий. Странно об этом сегодня вспоминать, но тогда эти страницы вызвали резкое неприятие всей книги, несмотря на авторитет ее автора. Помню, книга тогда все же вышла в двух томах, но уже без «инструкций по взрывам». Это лишь эпизоды из повседневной нашей тогдашней жизни и работы. А была она, право, интересной. Василий Ардаматский, Юлиан Семенов, Ростислав Самбук, Теодор Гладков, Алексей Баталов, Регимантас Адомайтис, Георгий Жженов, Юрий Соломин, Георгий Юматов, Александр Михайлов, Людмила Чурсина, Вячеслав Тихонов, Вахтанг Кикабидзе — вот далеко неполный список лауреатов премии КГБ СССР в области литературы и киноискусства: со многими из них мне приходилось часто встречаться как секретарю Комиссии КГБ СССР по премиям. Это было незабываемое время. Говорят, когда Юрию Владимировичу Андропову доложили о проекте Постановления ЦК партии об учреждении премий нашего ведомства и показали образцы диплома и нагрудного знака, он, якобы, скептически заметил: «Вы думаете, кто-нибудь открыто этот Знак будет носить?» Но время показало обратное. Недавно в одной передаче Вахтанг Кикабидзе рассказал о неожиданной жизненной ситуации, в которую он попал, и нужно было как-то из нее выходить. Заявил о своем лауреатстве за кинофильм «ТАСС уполномочен заявить» и в подтверждение показал наградной Знак нашего ведомства. Недоразумение сразу развеялось. Значит, уважаемые люди страны с гордостью носили лауреатский знак КГБ СССР.

Сама система отбора произведений на конкурс была достаточно объемной и основательной. Много претендентов на лауреатство было с периферии. Об объявлении конкурса, давались сообщения в газетах «Советская культура», «Красная Звезда», «Комсомольская правда», в журнале «Пограничник». Да и именной состав Комиссии был внушительным. Кроме ряда руководителей Комитета в нее входили в разное время Юрий Бондарев, Станислав Ростоцкий, Армен Медведев, Семен Борзунов, Иван Стаднюк, Юрий Верченко, Вячеслав Тихонов. При моем секретарстве председателем Комиссии был Владимир Петрович Пирожков, дипломы выдавались за подписью Председателя КГБ СССР.

В конце восьмидесятых годов коллектив Центра общественных связей пополнился рядом новых сотрудников. Причем отбирались сотрудники из элитных Управлений, обязательно с творческой жилкой — Игорь Прелин, Борис Кривенко, Игорь Морозов, Александр Бражников (ПГУ), Владимир Чиков (ВГУ), Виктор Беренов (5 управление), Владимир Томаровский (ПВ) и ряд других. Впоследствии многие из них сами стали авторами интересных книг.

У нас были интересные руководители. Незабвенный Яков Павлович Киселев, генерал, учитель и старший товарищ, в 1941 году политрук, оперуполномоченный по обслуживанию Подольского пехотного училища. Вместе со знаменитыми подольскими курсантами остановил он немецкие танки под Москвой, отличный агентурист, участник ряда известных послевоенных оперативных игр в Прибалтике. Светлая ему память.

Иван Владимирович Кононенко — заместитель Киселева Я.П., участник войны, впоследствии сотрудник внешней разведки. Каждый раз приезжая в Санкт-Петербург, Иван Владимирович посещает «Невский пятачок», где покоятся его товарищи. И это счастье, что остался жив в том аду. По мнению ряда известных писателей, Кононенко И.В. — человек с острым пером и творческим воображением. Кто прочитает его повесть «Не вернуться назад», с этим согласится.

Генерал Владимир Сергеевич Струнин, по возрасту не воевавший, всего добившийся своим упорным трудом и оперативной смекалкой. Помню, как ехали мы с ним однажды из Союза писателей по тогдашней улице Герцена и я обратил его внимание на дом № 11, где когда-то располагался юрфак МГУ. Он, выпускник знаменитого факультета, сказал: «Ты, знаешь, я не особенно люблю вспоминать те годы. Представляешь, как мы жили? На день мне мать давала 20 копеек и на них "вот живи и учись”. А ведь выучились и стали неплохими профессионалами…»

Слухи о создании на базе Пресс-бюро подразделения с рядом новых функций появились на Лубянке в 1989 году. Чувствовалось, что ветер перемен в стране стал проникать и в наши оперативные коридоры. Когда была расписана примерная структура ЦОС, я понял, что теперь наша работа в основном будет сосредоточена с оперативными средствами массовой информации, в том числе с электронными, так как авторы, которые писали книги о чекистах совета уже у нас не спрашивали, а прямо обращались в архив. Пришло время нам и «обороняться». Поэтому создание Центра, несмотря, вначале, на мое личное неприятие его, стало необходимостью. И последующие события показали его жизнеспособность и умение «держать удар» в прямо-таки сложных условиях 1991–1993 годах. Из деятельности моих товарищей по службе особо хотел бы выделить трудоемкую и скрупулезную работу, проведенную Береновым Виктором Николаевичем по систематизации и обработке архива святейшего патриарха Тихона, передачу его Церкви. Несмотря на большую помощь сотрудников архива, основная тяжесть все же легла на его плечи. Работа была долговременной и очень продуктивной. Сам факт передачи реликвий почитаемого религиозного деятеля Церкви стал актом исключительно своевременным и лег в копилку положительного имиджа спецслужбы, когда он был очень необходим. Поворот к быстрому реагированию на изменение ситуации вызвал и новые формы работы. Мы пошли в газеты, телестудии, обратная связь тоже срабатывала неплохо. И это было ново, нужны были и новые люди. Не могу не вспомнить в связи с этим генерала Андрея Черненко. «Человек со стороны», он сумел почувствовать главное в той ситуации и первый сделал тот шаг, который был необходим — пусть в рамках, к публичности и открытости. И мы открыли свои двери. Лично я считаю, что слишком широко, но эффект все же сработал. Черненко не стеснялся, если что было непонятно, спрашивать, на ходу учился, толково руководил. Ветераны ЦОС, работавшие с ним, думаю, вспоминают его с теплотой и благодарностью. Как и генерала Алексея Кондаурова, бывшего сдерживающим и подсказывающим резервом из «засадного полка». Интересное было время. Помню первые пресс-конференции, особенности их подготовки и недюжинные усилия для привлечения к ним руководителей спецслужбы. Оперативное напряжение тех лет вспоминается с удовлетворением неплохо сделанного дела. Оно помогло и в последующем, когда в силу известных причин, наши товарищи сменили пиджаки на камуфляжи.

И последнее. Писатель Виктор Конецкий сказал как-то: «Пути пройденного у нас никто не отберет». Были промахи, даже ошибки, в своем кругу мы их всегда признавали, но в обиду себя не давали. Одна заноза до сих пор тревожит меня — наш журнал. Недавно читая объемный труд известного литературоведа и историка Вадима Кожинова, я увидел в списке использованной им литературы и журнал «СБ». И что-то кольнуло. Я был свидетелем и участником его создания, помню поиски материала для первых номеров, знаю и люблю всех живых и ушедших навсегда его сотрудников. Вот и он ушел. А жаль.

Искренне благодарен всем, с кем в Пресс-бюро и ЦОС свела меня судьба, кто так много сделал для меня и кому я чем-то смог помочь.

ПРИКАЗ[1]


г. Москва 22.04.90 г.

О СОЗДАНИИ ЦЕНТРА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ КГБ СССР НА ПРАВАХ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ КГБ СССР

Создать Центр общественных связей Комитета государственной безопасности СССР на правах самостоятельного управления КГБ СССР. Возложить на этот центр решение задач по развитию связей с трудовыми коллективами, общественными организациями и средствами массовой информации, а также по координации и контролю за деятельностью подразделений центрального аппарата, территориальных органов и войск Комитета государственной безопасности СССР по развитию общественных связей.

Председатель Комитета государственной безопасности СССР В. Крючков

РАЗМЫШЛЕНИЯ У ПОДЪЕЗДА НА ЛУБЯНКЕ


Александр Николаевич КАРБАИНОВ — генерал-майор запаса, начальник Центра общественных связей в 1990–1992 годах.


Решение о создании Центра общественных связей КГБ СССР было предопределено всем ходом событий в политической, экономической и духовной сферах жизни государства и общества, а также международной ситуацией.

Причем, по моему мнению, это решение запоздало примерно на 2–3 года. Но лучше поздно, чем никогда, поэтому следует отдать должное тогдашнему руководству КГБ за этот креативный шаг.

Нельзя сказать, что ЦОС создавался на пустом месте. Его предтечей было Пресс-бюро КГБ СССР, которое сумело осуществить многие наработки в плане налаживания контактов с журналистами, писателями, кинематографистами. Но, во-первых, оно было малочисленным, и по этой причине широта охвата не соответствовала объективным потребностям дня. Во-вторых, все-таки основная его функция состояла в защите от проникновения в печать сведений, составляющих государственную тайну.

Развернутая структура ЦОС обеспечивала переход количества в качество процесса укрепления прямых открытых связей с трудовыми коллективами, творческими союзами, общественными и научными организациями, органами государственной власти и управления, средствами массовой информации. Иными словами на ЦОС возлагались задачи этакого мультимедиа центра.

В этой связи вспоминаю, сколько споров в руководстве КГБ вызвало предложенное мной название нового подразделения — «Центр общественных связей». Большинство настаивало на названии «Управление по связи с общественностью». Я настойчиво доказывал, что это название сужает истинное предназначение подразделения, поскольку под словом «общественность» в те годы было принято понимать представителей партийно-хозяйственно-профсоюзно-комсомольского актива. Меня поддержал Председатель КГБ В.А.Крючков, после чего название ЦОС обрело легитимность. Надо заметить, что вслед за нами такое же название подобных подразделений выбрали МВД СССР, Прокуратура СССР и ряд других государственных организаций.

Март-апрель 1990 года остались в памяти как время творческого порыва, связанного с комплектованием команды, определения функциональных направлений работы, а самое главное, разработкой планов конкретных действий и предложений по реализации намеченных целей. В короткие сроки был создан работоспособный, творческий коллектив сотрудников с высокой степенью ответственности, опытом оперативной работы и житейским опытом, а также хорошим уровнем оптимизма и честности. Имитаторов бурной деятельности практически не было.

Всех не перечислить, но я с большим теплом вспоминаю своих заместителей В.Ф. Масленникова, А.П.Кондаурова, сотрудников разных отделов Н.И.Никандрова, И.Н.Прелина, С.Ф.Васильева, А.Д.Витковского, М.А.Антипову. Прошу прощения у остальных сотрудников за умолчание, но я сегодня с радостью и благодарностью готов крепко пожать руку каждому из них. Высокий творческий потенциал сотрудников Центра подчеркивает такая деталь: четверо из них, в частности И.Прелин, В.Чиков, И.Царев, А.Волк, стали настоящими писателями.

Мне очень не хотелось бы превращать свои заметки в отчет о проделанной работе или некие мемуары, тем не менее, отдельными мыслями хотелось бы поделиться.

«Камо грядеши?» — Куда идешь? — этот древний общечеловеческий вопрос всегда волновал умы представителей всего спектра общественного мировоззренческого разномыслия, и мы понимали, что каждая его часть видит органы КГБ в соответствующем ей цвете. Именно поэтому мы пытались смелее и решительнее, с предельной откровенностью выходить в люди самым широким фронтом, выступая, как говорят в технике, в качестве задающего генератора, настроенного на частоту того факта, что органы КГБ строго следуют в русле демократизации общества, Закона, правды и гласности.

Публичные встречи с коллективами различных предприятий и организаций, широкие пресс-конференции в стенах здания КГБ, в том числе с участием иностранных корреспондентов многих крупнейших изданий и телерадиокомпаний мира, я считаю, сделали свое дело. Правда, многие наши усилия 1990–1991 гг. были перечеркнуты неумными и самоуверенными действиями руководителей КГБ в известный период.

По этим же причинам не осуществились уже начатые проекты создания сериалов художественных фильмов по архивным материалам КГБ с Италией, США, ФРГ.

Это вызывает чувство досады, но я всегда с большим удовольствием вспоминаю начальный период деятельности ЦОС. С личных позиций он мне принес чувство удовлетворенности, повышение духовности, уровня образования и понимания людей различных национальностей и профессий.

Я благодарен судьбе, что мне довелось встретиться со многими всемирно известными людьми. Наши беседы всегда носили деловой характер и были пронизаны взаимным уважением и искренностью.

Это навсегда останется в памяти.

В качестве примера я хочу привести письмо финской журналистки, которой я давал первое интервью как иностранному корреспонденту:

«Уважаемый Александр Николаевич! — Еще раз хочется поблагодарить Вас за приятное отношение к нашей работе во время интервью с Вами. Передача об интеллигенции сегодня пошла в эфир в Финляндии по второму каналу (TV2) 3 июня. Прилагаем кассету с этой передачей. На той же кассете мы копировали для Вас вдобавок отрывок передачи «Актуальной двойки» (актуальности TV2), где также показывали часть интервью с Вами. Это было показано финскому зрителю 29.05. Для отпуска или отдыха — добро пожаловать в Финляндию, а именно в город Тампере, где находится наш телевизионный центр. Приходите в гости — если хотите «инкогнито», для более близкого знакомства с «бесстрастными» финками. Будем топить для Вас баню очень теплую. С наилучшими пожеланиями».

Завершить свои заметки хочу строками интервью девятилетней давности, данным мною корреспонденту журнала «Народный депутат» Владиславу Монахову.

Оно довольно точно передает атмосферу тех лет и, как мне кажется, не потеряло своей актуальности во многих своих положениях и сегодня:

«Судьбе было угодно, чтобы старомосковское название Лубянка стало именем нарицательным. С той давней послереволюционной поры, как здесь поселилось могущественнейшее ведомство, это слово произносилось пугливым полушепотом. Если человека «увезли на Лубянку», считай, нет его, сгинул! Отсюда вздымался «карающий меч революции» и опускался на головы «врагов».

Сын за отца, понятно, не отвечает. Но разве не унаследовал и КГБ знакомые до боли «фамильные черты»? Разве совсем недавно не жили мы в обстановке шпиономании, сверхсекретности, преследования инакомыслящих? Разве не внушали нам по-старинке, что враг не дремлет и его надо разоблачить, обезвредить? Было, было… Но, как сказал еще Вергилий, «новый век настает, другое рождается время».

Наконец-то наступило оно и для нашего многострадального общества, для государства, которое сегодня пытается стать подлинно демократическим, истинно правовым. Не будем наивными — процессы обновления необратимы лишь в том случае, если они коснутся армии и КГБ. Вот почему столь горячо ведутся в печати и с разных трибун споры о военной реформе, о перестройке деятельности органов госбезопасности.

Как идет перестройка в Комитете госбезопасности и идет ли? А может, и вправду в эпоху гласности, открытости эта служба нам не нужна?

Эти свои вопросы и сомнения я нес туда, где в круговерти автомобилей задумчиво стоит в длиннополой шинели «самый первый чекист». За спиной «железного Феликса» высится огромное, давящее на площадь здание, облицованное по низу черно-серым гранитом, с геральдическими мечами и щитами на стенах.

Вот и он, загадочный подъезд номер 1-а. Толкаю тяжелую дубовую дверь, и она беззвучно отворяется. В вестибюле меня встречает офицер КГБ. Сверив фотографию на редакционном удостоверении с моей личностью, сказал по-военному четко: «Генерал ждет вас».

Поднимаясь по мраморным лестничным маршам на третий этаж, где расположился Центр общественных связей КГБ СССР, я вдруг увидел из окна узкий дворик-яму, за ним какие-то этажи. Вопросительно взглянул на сопровождавшего меня офицера, тот кивнул головой: «Да, это и есть бывшая внутренняя тюрьма КГБ».

Та самая, о которой сложено столько мрачных легенд?.. Отсюда начинался архипелаг ГУЛАГ. А не из этого ли окна, блестя стеклами пенсне, с усмешкой смотрел Берия на ошельмованного им маршала Блюхера?.. Признаюсь, легкий холодок пробежал по спине при мысли о том, что я нахожусь в здании, куда стекаются секреты государства и где определялись судьбы и отдельных людей, и целых народов.

Генерал-майор Карбаинов был в штатском. Ему 45 лет. Родился и вырос на Сахалине. Закончил МАИ. По распределению попал в Красноярск, в известное КБ, где конструировали спутники связи «Молния» и «Горизонт». Был на выборной комсомольской работе. Затем Высшая школа КГБ. Несколько лет работал в Отделе административных органов ЦК КПСС. Последняя должность — заместитель начальника Управления КГБ СССР по защите советского конституционного строя.

— Такая вот у меня биография, — сказал Александр Николаевич, — никаких секретов…

— Гласность и КГБ, казалось бы, вещи несовместимые?

— Это как посмотреть, — не согласился генерал. — Конечно, формы и методы нашей работы остаются закрытыми. Все-таки спецслужба! Но КГБ намерен информировать людей о ее целях, направлениях и результатах. Для этого в его структуре и создано новое подразделение на правах самостоятельного управления — Центр общественных связей КГБ СССР.

Недавно состоялась презентация нашего Центра. Более полутора сотен советских и иностранных корреспондентов, приглашенных на официальное его открытие, приняли участие в пресс-конференции, ознакомились с экспозицией чекистского музея, посмотрели кинохронику из истории ВЧК-КГБ. Этот фильм, кстати, ждал своей встречи со зрителями с 1986 года.

— и нравится вам новая работа?

— Очень! Но, честно сказать, не думал, что меня ожидают «космические» перегрузки. В этом году принял уже 80(!) иностранных корреспондентов. (Достает пачку визитных карточек, перебирает их.) Та-ак… Газета «Вашингтон пост», телеграфное агентство «Ассошиэйтед Пресс», японская «Асахи», английская «Дейли мейл», Би-би-си… Телевидение ФРГ, Франции… Непривычно давать интервью, но привыкать к гласности надо.

— Какие вопросы обычно задают иностранные корреспонденты?

— Их, прежде всего, интересует перестройка в органах КГБ, в каком направлении она идет. Всех, замечу, поражает сегодняшняя открытость советской секретной службы.

— А наши «Аргументы и факты», где появилась рубрика «КГБ СССР сообщает и комментирует», спорят с этим утверждением. В одном из материалов газета сетует: нам далеко еще до той разумной открытости, которая давно существует в спецслужбах Запада, и что пора откровенно писать обо всем в печати.

— По-моему, зря они так! Я, между прочим, интересовался у иностранных корреспондентов: «Скажите, а вас пускают в ваши спецслужбы? Разрешали ли вам беседовать с их сотрудниками?» Они в ответ только улыбались и разводили руками. Я просил их передать привет моим коллегам из западных разведок и рекомендацию — развивать гласность в своей деятельности.

— Передали?

— Боюсь, не сумели.

— Александр Николаевич, я понимаю, гласность нужна КГБ не ради гласности, тогда для чего?

— А для того, чтобы народ знал: КГБ — не какая-то группа людей, которые сидят за толстыми стенами и напускают на себя флер секретности. Нужно всем объяснить, для каких целей существуют органы безопасности, что они делают и зачем. Такая информированность укрепит доверие к нам, усилит общественный контроль над деятельностью КГБ. Гласность, которую мы взяли на вооружение, — это, если хотите, определенный гарант того, чтобы не повторилось трагическое прошлое.

— Раньше действовало Пресс-бюро КГБ, значит, оно уже вас не устраивало?

— Сегодня необходим новый уровень гласности. Нам важно изучать общественное мнение, почувствовать информационную потребность людей. С 1991 года намечено выпускать массовый общественно-политический и литературно-художественный журнал, который будет распространяться в СССР и за рубежом. Условное название — «КГБ о себе и мире».

— Я вижу, в Центре общественных связей КГБ СССР все готово к приему гостей, если считать таковыми журналистов, писателей, кинодокументалистов, которых манят архивы «тайного фронта». Но, увы, не все желающие могут сюда попасть. Согласитесь, одно дело — воспринимать информацию с газетного листа или телевизионного экрана, другое — встретиться, побеседовать напрямую с сотрудниками КГБ?

— Именно поэтому мы активно выходим сегодня на прямые контакты с трудовыми коллективами и отвечаем на любые вопросы людей.

— На любые?

Да, на любые и порой острые. Мы должны отвечать честно. Если же будем прятать глаза и отделываться недомолвками, то нет смысла в таких встречах. Я, к примеру, выступал на заводе имени Хруничева, в Институте востоковедения, в Московском общественно-политическом центре на Трубной площади. Я и мои слушатели, кажется, поняли друг друга…

НУЖНЫ ЛИ СЕГОДНЯ СПЕЦСЛУЖБЫ?

Когда я готовился к встрече с генералом Карбаиновым, то еще раз пролистал книгу Б.Ельцина «Исповедь на заданную тему». В одной из глав подчеркнул место, где автор, довольно нелестно отозвавшись об армии и КГБ, тем не менее, пишет, что уже сегодня туда приходит новое поколение военных, у которых солдафонство, тупое подчинение, непрофессионализм вызывают чувство протеста, мириться со старыми порядками они не будут. Спасение и армии, и КГБ, пишет Ельцин, это гласность и открытость.

— Хорошо помню эти строки, — сказал Александр Николаевич. — Не со всеми мыслями автора, правда, могу согласиться. Но когда он говорит, что все мы, кому дорога перестройка, за эту открытость и гласность должны бороться, я с ним полностью солидарен.

— В чем заключается перестройка в органах КГБ?

— Задач много, но главная, я бы сказал корневая, — переосмысление их роли и места в государстве и обществе. Раньше государство было у нас на первом месте — оно давало работу, жилье, образование, медобслуживание… Еще недавно, когда общество находилось «под государством», человек служил лишь средством выполнения целей и задач, которые оно ставило перед ним. Перестройка круто поменяла приоритеты. Теперь на первое место поставлен человек, его права и самоценность. Государственные же структуры призваны обеспечить, реализовать эти права.

— Органы КГБ — одна из таких структур?

— Безусловно. Интересы госбезопасности тоже должны быть подчинены интересам общества, вытекать из них.

— Видимо, без разведки, а значит, и контрразведки нам долго еще не обойтись?

— Пока в мире существуют государства, специальные службы как институты, обеспечивающие их деятельность, безусловно, будут действовать. Того же мнения бывший директор ЦРУ Уильям Колби, приезжавший весной в нашу страну для участия в советско-американском семинаре «Дело мира и встреча в верхах: сокращение военного бюджета и внутренняя политика Советского Союза и Соединенных Штатов».

— Не означает ли его визит, что КГБ и ЦРУ пошли на мировую?

— Вряд ли скоро нас ожидает тесное сотрудничество. Но думаю, что разведывательные службы могут, как это ни странно, многое сделать для укрепления доверия в мире, предотвращения проявлений насилия.

— А секреты остаются?

— Остаются. И политические, и военные, и экономические. Специальные службы должны, с одной стороны, защищать их, а с другой — добывать секретную информацию. Поэтому вести речь об упразднении разведки и контрразведки рановато.

— Но нужна ли нам игра в секреты? Детективные истории о похищении чертежей из несгораемых сейфов, выкраденных тайнах в наш космический век, когда со спутника можно разглядеть веснушки на лице часового, охраняющего подходы к «ракетной точке», — эти истории выглядят сегодня наивно. Подобные «секреты» — тема для журнала «Крокодил»… Нужен ли вообще режим сверхсекретности в многочисленных НИИ, адрес и назначение которых знает любой школьник?

— Это, к сожалению, довольно распространенное и, извините, опасное мнение. Какие, мол, у нас могут быть секреты, если мы отстаем во многих областях, если, скажем, наша радиоэлектроника находится на уровне развивающихся стран?..

Но вот пример, который, как говорится, «на слуху». Расскажу об агенте Толкачеве. Работая в НИИ радиопромышленности, он несколько лет передавал секретные сведения американской разведке. Какие? Конкретные параметры систем наведения на цель самолетов. Если этими параметрами «владеет» противник, он безо всякого оружия может заставить боевые самолеты «ослепнуть». О том, сколь важны были эти сведения, можно судить по оплате: на счет Толкачева американцы положили два миллиона долларов! Когда я называю этот факт иностранным корреспондентам, они переглядываются. Уж кому-кому, а им-то известно: такие деньги за красивые глаза не платят.

— Интересно, можно ли выразить в цифрах рентабельность разведки и контрразведки?

— Это достаточно сложно. Тут, видимо, нужно учесть, какие тайны мы сумели сберечь, какие нет, какую стратегическую информацию сумели добыть, проанализировать… Ну, если хотите, назову такую цифру. Только за 1989 год в ходе борьбы с организованной преступностью государству было возвращено свыше 170 миллионов рублей.

— Не так часто встретишь в газетах сообщение КГБ о том, что пойман шпион. Или их мало, или плохо ловите?

— Вопрос резонный (улыбается). Но, поверьте, поймать шпиона, когда его тщательно оберегают, дорожат им, очень даже непросто. Был такой Огородников, американский агент, разоблаченный нами. Так вот, долгое время ЦРУ его не использовало, а передавало ему одностороннюю информацию, которая шла по радиоканалу и «ловилась» обыкновенным приемником. Сигнал достигал аж Сибири… Иди-ка обнаружь, кто его принимает в десятках, сотнях городов!

— И что это была за информация?

— Политическая. Она предназначалась для… служебного роста Огородникова. Он выдавал ее за собственное умозаключение, результат анализа, блестящий вывод.

— И где же он работал? В Сибири?

— Нет, у нас под носом — в МИДе. Его принимали там за человека проницательного, эдакого провидца, умеющего из разрозненных фактов выстроить линию. И что самое удивительное, линия эта подтверждалась! Огородников «прогнозировал», как поведут себя официальные лица на тех или иных переговорах, как будет развиваться политическая ситуация в том или ином регионе земного шара. Но на самом деле это была уже выработанная политика, но еще, как говорится, не приложенная к делу. Задача у шефов Огородникова была такая: сделать ему карьеру, а уж потом использовать.

— Он «выстрелил» ответной информацией? Успел?

— К сожалению.

— Александр Николаевич, совсем недавно мы все жили за «железным занавесом». Строгая система въезда и выезда за границу, закрытые зоны, различные ограничения для передвижения иностранцев и т. д. Видимо, органам КГБ было легче работать, когда они опирались на меры запретительного характера?

— Держать и не пущать — всегда легче! Но эти «испытанные» методы сегодня не годятся. Мы не собираемся раздувать шпиономанию. Одна из задач перестройки в КГБ — не мешать, а способствовать широкому политическому, экономическому и духовному обмену между людьми,

Не надо думать, что КГБ — это лишь карающий меч. Наша деятельность направлена не против, а на защиту человека. Часто меры, принимаемые нами, носят профилактический характер. Так, в Башкирии было сделано официальное предостережение сотруднику одного оборонного завода. Практически он встал на путь преступления, которое квалифицируется статьей 64 УК РСФСР как измена Родине в форме шпионажа. Органы КГБ не дали совершиться непоправимому — наше предупреждение послужило для этого человека моральным «шлагбаумом».

И ВОЙНА ПОШЛА БЫ ПО-ДРУГОМУ…

Чем дальше шла наша беседа с генералом Карбаиновым, тем все более трудные вопросы приходилось мне ему задавать. Ведь как ни грустно, а у демократической общественности страны органы КГБ, мягко говоря, популярностью не пользуются. И это объяснимо: «Гулаговское прошлое бросает на них густую тень». Да, вина их безмерна! Помнится, режиссер Театра на Таганке Ю.Любимов, выступая на одном из московских митингов, призвал убрать памятник Дзержинскому во внутреннюю тюрьму КГБ, выкрасить это здание в черный цвет и сделать его «мемориалом убиенных».

— Во-первых, внутренняя тюрьма КГБ закрыта, — сказал генерал, — и, надеюсь, навсегда. А во-вторых, дело разве в том, в какой цвет выкрашено здание КГБ. Главное, чтобы здесь никогда больше не вызревали замыслы о преступлении против народа, чтобы отсюда исходили правда и гласность. В конце концов, все зависит не от здания, а от людей, которые в нем работают.

А вообще-то, любимовское выступление хороший урок нашему Центру общественных связей. Значит, еще выше надо поднимать «планку» гласности, чаще выходить к людям с открытым рассказом о делах и заботах КГБ.

Я понимаю тех, кто и сейчас относится к нам настороженно. Над общественным сознанием по-прежнему довлеют стереотипы прошлого, в душах людских жив страх, порожденный бесчинствами НКВД и МГБ. Нам, сегодняшним чекистам, нужно четко определить свои позиции: да, мы осуждаем репрессивное прошлое КГБ, но делаем это, не опустив долу глаза, а искренне, от чистого сердца.

— Авторы отдельных статей, публикуемых в периодической печати, пытаются доказать, что беззакония 30—50-х годов — инициатива самих органов безопасности, которые, чувствуя полную безнаказанность, развязали террор в стране.

— Категорически не согласен! Они выполняли волю Сталина, именно он, утверждая личную власть, поставил органы безопасности над партией и государством. Его фигура поистине зловеща. Именно в те годы были расстреляны 20 тысяч чекистов, осуждавших террор против народа.

О масштабах репрессий, в которых «вождь всех времен и народов» сыграл заглавную роль, знают все. Но всем ли известно, что в 37—38-м годах в застенках НКВД было уничтожено большинство наших разведчиков? Целые резидентуры вызывались из-за рубежа в Москву и ставились к стенке. Информация о надвигающейся войне, полученная с колоссальным трудом, так и не стала достоянием народа. Кто знает, используй ее вовремя наше руководство, возможно, и Великая Отечественная пошла бы по-другому…

— Значит, накануне войны мы остались без «глаз и ушей» за кордоном?

— Не совсем так. Потери были восполнены молодыми, талантливыми разведчиками. За короткое время — с 38-го по 41-й — они сумели (надо отдать им должное) добыть ценнейшие сведения. Мы имели самую достоверную информацию о том, когда начнется война. О датах наша разведка докладывала за полгода, за три месяца, за неделю…

Сталин и его окружение были об этом прекрасно осведомлены (есть красноречивые свидетельства документов), но никто не смел возразить диктатору. Сталин считал: раз человек за границей, он наверняка предатель и дезинформирует центр. Дорого обошлось нашему народу это неверие!

Нельзя забывать и сбрасывать со счетов органов госбезопасности эти героические страницы.

— Интересно, был ли у нас в годы войны разведчик такого класса, как штандартенфюрер Штирлиц? Или это собирательный образ, созданный писательским воображением?

— Штирлица, то бишь полковника Исаева, понятно, в природе не существовало. А разведчики его класса… были! Может, даже и повыше, чем Штирлиц. Наша разведка имела позиции и в немецком генштабе, и в близком окружении высших чинов фашистского рейха.

— Видимо, не пришло еще время назвать их подлинные имена?

— Иные уже названы. Скоро, к примеру, завершится работа над фильмом «Тайная война», где будет показано противостояние разведок перед войной. Эта документальная лента снимается по материалам КГБ объединением «Видеофильм» Госкино СССР.

Раскрываем сейчас имена даже тех, кто работал в разведке не столь давно: в 50—60-е годы. Так, супружеская пара Алимовых успешно выполняла задания КГБ в странах Европы. Это, скажу вам, настоящие герои, которые во имя Родины рисковали своей жизнью.

— А для тех стран, где они работали, не обидно, что мы признаем факт шпионажа, если уж называть вещи своими именами?

Может, и обидно… тамошней контрразведке. Но они, как и мы, профессионалы, а значит, должны уметь проигрывать. Одна разведка обыграла другую, последней не повезло — бывает!.. Главное, какие цели ставятся перед разведчиками. Если они античеловечны, то такие действия заслуживают осуждения.

О ЧЕМ РАССКАЗАЛИ АРХИВЫ

В блокноте, в котором я набросал вопросы генералу, значился и такой: «Будет ли в нашей стране установлен срок давности для раскрытия секретных документов, как, скажем, это делается в Англии?» Однако пришлось его видоизменить, поскольку газеты сообщили, что Совет Министров СССР принял постановление о мерах по расширению доступа исследователей к документам архивов Министерства иностранных дел СССР.

— Все верно, — подтвердил генерал Карбаинов, — по истечении 30-летнего срока гриф секретности снимается теперь с документов, относящихся к внешней политике. МИД СССР совместно с органами КГБ поручено определить перечень вопросов, дающих основание далее сохранить этот гриф для документов, где затрагиваются особо важные государственные интересы.

— Александр Николаевич, судя по всему, это начало постановки архивного дела в стране на законодательную основу?

— Сейчас готовится проект Закона об архивах СССР, где законодатели все разложат «по полочкам». Речь пойдет и об архивах КГБ. Тут нужны четкость и ясность: какие документы будут «закрыты» тридцать лет, а к каким, возможно, допустят исследователей лишь через семьдесят.

— Можно представить, что за архивный фонд у вас в КГБ: одни лишь дела репрессированных, насколько я знаю, составляют 3,5 миллиона единиц хранения?

— Если быть точным (заглядывает в справку), то это дела на 3.778.234 человека. Они были репрессированы в 30—40-е и начале 50-х годов. Высшей мере наказания — расстрелу подвергли тогда 786.098 человек. Работа по пересмотру этих следственных дел идет непрерывно. Колоссальный объем!

Судите сами: после смерти Сталина (до 1961 года) было реабилитировано 737 тысяч человек. А только за 1988–1989 годы — 844 тысячи. На сто тысяч больше, чем за восемь лет «оттепели»! В каждом территориальном органе КГБ созданы специальные группы, занятые тем, чтобы не только пересмотреть дела невинно осужденных, но и не «просмотреть» в них каких-либо исторических реликвий.

— Попадаются интересные находки?

— Еще какие! В одном таком деле, например, обнаружено письмо Михаила Шолохова. Получатель его, видимо, был близко знаком с писателем. Полвека пролежал в архивах КГБ шолоховский автограф, изъятый при аресте и приобщенный к делу.

Чем интересно письмо? Не только тем, что написано рукой Шолохова, главное, что в нем присутствуют косвенные доказательства: «Тихий Дон»— произведение Шолохова! В литературной шумихе, которая вновь поднята вокруг великого романа, это письмо — аргумент в пользу Михаила Александровича.

Письмо-реликвию мы передали в Союз писателей СССР.

— Александр Николаевич, архивные материалы КГБ — это, несомненно, кладезь для историков и политологов, писателей и журналистов. Будем надеяться, что Закон об архивах СССР упростит доступ к уникальным документам. Но меня, по правде говоря, волнует сейчас другое: какова доля тех, кто понес заслуженное наказание. Ведь не всех же сейчас реабилитируют?

— Да, не всех. В отношении 11 тысяч граждан вынесенные судебные и внесудебные решения оставлены в силе. Поскольку эти люди были либо карателями, либо ревностно служили гитлеровцам в ином качестве.

— Ну а те служаки-энкавэдэшники, кто вкушал сладость от кровавого пирога, испили ли они сами из той горькой чаши, которую готовили тысячам и тысячам своих сограждан? Неужто спокойно доживают на пенсии, не отягченные угрызениями совести?

— Эти люди, занимавшиеся фальсификацией дел, привыкли всю вину валить на Сталина, оправдываться «слепой верой» в него. А ведь многие из них сделали служебную карьеру на его маниакальной подозрительности.

В конце 30-х годов было принято «закрытое» решение, где речь шла о применении к «врагам народа» мер физического воздействия — пыток. Оно, понятно, не предписывало; мол, пытать надо так-то и так-то. Это уже зависело от нравственной позиции следователя. Среди чекистов немало было таких, кто, имея на вооружении «пыточное» решение, вел себя, так сказать, прилично, не измывался над жертвами. Но были и другие, с палаческими наклонностями. Только за два года — в 37—38-м, когда НКВД возглавлял Ежов, было расстреляно 600 тысяч человек…

Но и палачи получили по заслугам. По нашим данным, за различные нарушения социалистической законности к различным мерам наказания, в том числе и расстрелу, суды приговорили 1324 сотрудника НКВД — МТБ. Это было в 50-е годы, вскоре после смерти Сталина, Кроме того, 2370 бывших работников органов госбезопасности, если даже лично они не участвовали в истязаниях, но оказывались причастными к ним, были уволены со службы, лишены званий и пенсий, исключены из партии, наказаны в партийном и административном порядке.

В те годы генеральских погон лишились 68 человек из числа руководителей органов госбезопасности.

НЕ ДЕПОЛИТИЗАЦИЯ — ДЕПАРТИЗАЦИЯ

В телефильме «ТАСС уполномочен заявить…», снятом по одноименному роману Ю.Семенова, повторяется такая сценка: от Кремля к Лубянке мчится на большой скорости черная «Волга» с наглухо зашторенными окнами. Не знаю, какой смысл вкладывал в этот эпизод режиссер, но мне виделся в нем некий символ — сращение КГБ с государственно-партийным аппаратом.

— А вы как думаете, Александр Николаевич? — спросил я генерала Карбаинова.

— Думаю, что сегодня этот образ можно трактовать по-иному… Если продолжить сравнение, то «Волга» движется ныне по демократическому маршруту. Вернее, по маршруту, который благодаря перестройке нашей политической системы стал демократическим.

— Сейчас с разных трибун, со страниц газет и журналов, с экранов ТВ много говорят о необходимости деполитизации армии, внутренних войск, милиции, органов КГБ. Стало уже секретом полишинеля, что вопросы госбезопасности «курировал» один из отделов ЦК КПСС. А как будет теперь, в условиях публично провозглашенной многопартийности, плюрализма мнений?

— А никто ни от кого не скрывал, что КГБ работает под руководством партии, которая 70 с лишним лет была единственной руководящей и направляющей силой. Нас, чекистов, официально считали «вооруженным отрядом партии».

Вспомните, как возникла ЧК? В условиях острой политической борьбы: месяц спустя после Октябрьской революции, еще точнее — 20 декабря 1917 года. «Чрезвычайка» уже тогда занималась вполне конкретными задачами: боролась с контрреволюцией, саботажем.

— Ведь у ЧК, если не ошибаюсь, был первый опыт двухпартийного существования.

— Был и закончился весьма плачевно — 6-м июля 1918 г., когда внутри ЧК столкнулись две политические силы: большевики и левые эсеры. В те дни наше государство и стало однопартийным. Органы госбезопасности, естественно, тоже. С тех пор они работали под руководством партии. Хотя понятие «под руководством» нужно употреблять с известными оговорками, ибо, как я уже отмечал, ими лично руководил Сталин.

— Но вернемся в день сегодняшний. Как вы, Александр Николаевич, представляете себе деполитизацию КГБ?

— Да никак. Деполитизация наших органов попросту невозможна, потому что сам процесс обеспечения безопасности — и есть политика, хотим мы этого или не хотим. Здесь, на мой взгляд, уместнее другой термин: департизация. Улавливаете разницу?

…Я сторонник того, чтобы идти от реальной жизни. Сейчас в стране создано более 15 новых партий, но пока все они носят, так сказать, декларативный, назывной характер, поскольку насчитывают в своих рядах от 100 до 2000 человек. И количественный состав, и социальная база, на которые эти партии опираются, крайне малы и слабы. Но, признаться, я не удивлюсь, если вскоре на политической арене появится 1–2 сильные партии. Настолько сильные, авторитетные и влиятельные, что их представители займут серьезные позиции в парламенте, в правительстве страны.

— И в органах КГБ тоже?

— Разумеется.

— И тогда…

Вот тогда-то, возможно, и станет необходимой департизация. Дабы не повторились политические стычки далекого 1918 года. Ведь КГБ призван сегодня защищать не партийную, а действительно государственную и общественную безопасность.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДИССИДЕНТОВ

История диссидентов началась давно, чуть ли не с 1917 года. Скверную роль сыграл в ней Закон СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления», принятый в декабре 1958 года. Статья 7 этого закона (статья 70 УК РСФСР) имела название «Антисоветская агитация и пропаганда». Ее можно было толковать широко, а значит, использовать для преследования за мнение и слово.

— Александр Николаевич, сколько же их, современных еретиков, пошли по «антисоветской» статье в лагеря и ссылки?

— Парадоксально, но факт: при Хрущеве, когда пахнуло «оттепелью» и забрезжил рассвет демократии, по этой статье было посажено и сослано 7 тысяч человек, а в брежневское время — только 700. Говорю все это не для оправдания органов безопасности. А для того, чтобы внести ясность. КГБ преследовал диссидентов не по собственной инициативе и воле, не по чьему-то приказу, а четко выполняя закон.

Масштабы преследования инакомыслящих, конечно, были уже не те, что при Сталине. И судили не «тройки». Все шло в рамках уголовно-процессуального кодекса. Соблюдались процедуры, характерные для любого цивилизованного государства: был суд, были адвокаты и прокурор, было обвинение. И это не должно вызывать натянутые улыбки— исполнялся закон, действовавший тогда. Плохой ли, хороший, но закон,

Кстати, диссидентами занималось в те годы не более одного процента сотрудников органов КГБ.

…Слушая генерала, я вызывал в памяти знакомые лица — тех, кто вошел в число отверженных. Я думал о сломанных судьбах семерых смелых, сделавших нравственный выбор в августе 1968 года: они вышли на Красную площадь, протестуя против «братской помощи» Чехословакии. Вспомнил горькое признание моего однокурсника по журфаку Саши Соколова: «Больше не могу так жить… Уеду!» Не дожидаясь ареста, он в 1975-м эмигрировал за границу и там издал свой роман «Школа для дураков».

Диссидентом значился и сосланный в Горький академик Сахаров, у которого несколько лет, говоря фигурально, единственными собеседниками были сотрудники КГБ. Я будто заново ощутил и обиду, и гордость за него, когда великий правдолюбец, освистанный из зала брежневскими последышами, спокойно, не теряя достоинства, спускался с трибуны первого Съезда народных депутатов СССР… Все это припомнилось мне, когда я слушал генерал-майора Карбаинова. Поэтому спросил его:

— Товарищ генерал, а как вы сами оцениваете диссидентскую статью закона?

— Отрицательно. Эта статья — следствие классовой нетерпимости, долгие годы насаждавшейся в нашем обществе. Когда против Слова поднимают топор, это к добру не приводит. Неспроста старая русская пословица гласит: что написано пером… Со словом, я считаю, можно бороться только словом. Плюрализм мнений вот признак истинной демократии.

Я, да только ли я — многие мои коллеги искренне радовались, когда в апреле 1989 года Указом Президиума Верховного Совета СССР было изменено содержание этой статьи.

— Как изложена она в новой редакции?

— Об «антисоветской агитации и пропаганде» вообще больше речь не идет. Отныне к уголовной ответственности человека можно привлечь лишь за «призывы к насильственному свержению или изменению советского государственного и общественного строя».

— Если я вас правильно понял, сегодня тех семерых, кто в 68-м протестовал против вторжения союзных войск в Чехословакию, не посадили бы и не сослали?

— Нет.

— Так же обстоит дело и с «Памятью», и другими неформалами?

— Органы КГБ не могут предъявить претензий к неформальным организациям, которые не призывают к насильственному свержению государственного и общественного строя. «Вольную» прессу тоже никто трогать не собирается — пиши, что душа пожелает. Однако не надо забываться и забывать, что Закон на страже!..

— Александр Николаевич, в нашей стране мир человеческого духа перестал быть сферой административного управления. Если в годы застоя «был обычай на Руси ночью слушать Би-Би-Си», то теперь мы свободно и днем слушаем передачи западных радиостанций, читаем книги, знакомство с которыми не столь давно грозило любознательным лишением свободы.

Но значит ли все это, что КГБ полностью избавился от метастазов авторитарного мышления? Не является ли чисто механическим переименование 5-го управления КГБ, специализировавшегося на борьбе с идеологическими диверсиями, в Управление по защите советского конституционного строя? Может, просто произошла смена вывесок «в духе перестройки»?

— 5-е управление не переименовано, а упразднено, ибо лишилось своего «хлеба» — идеологических «врагов». Где ныне вчерашние диссиденты? Их встретишь среди народных депутатов, в Советах всех уровней. Недавним Указом Президента СССР восстановлены в советском гражданстве 23 наших соотечественника, находящихся за границей. В их числе и Александр Солженицын, написавший трагическую историю ГУЛАГа. Верю, что эту тему никому из писателей больше не придется разрабатывать.

— Пожалуйста, несколько слов о назначении нового Управления по защите советского конституционного строя.

— Оно занимается защитой государства и общества от действий и призывов, направленных на насильственное свержение советского конституционного строя, а также обеспечением безопасности при проведении крупных общественно-политических мероприятий. Таких же многолюдных, как съезды, конгрессы, фестивали, олимпиады…

Еще одна его обязанность, очень серьезная и политически актуальная, — борьба с терроризмом и организованной преступностью, предотвращение массовых беспорядков, чреватых трагическими последствиями.

ЗАКОН О КГБ

Наверное, мало кто из читателей задумывался о том, на основании какого закона существует КГБ? Я тоже об этом раньше как-то не задумывался, пока не занялся «темой госбезопасности».

Этот закон мы и сами ждем с нетерпением, — говорит генерал Карбаинов… Без него все труднее и труднее работать.

— Хорошо. Предположим, закон уже принят. В чем его значение?

— В том, что он придаст истинную законность нашим действиям, очертит конституционные рамки спецслужбы, определит направления работы, поставит перед нами четкие задачи. Очень важно и то, что он будет гласным! Ознакомившись с ним, люди смогут судить: вот закон, а вот деятельность органов КГБ — соответствует ли она закону?

— Не знаю, как будет обстоять дело с правами, а обязанностей у вас прибавилось. Вам совместно с органами внутренних дел поручены еще и борьба с организованной преступностью, и изъятие оружия у незаконно созданных вооруженных формирований…

— Раз поручили, значит, уверены — КГБ справится.

— Предупреждение конфликтов на национальной почве — еще одна нелегкая забота. Но вот вопрос, на который не дан ясный ответ: все-таки посылали или не посылали органы КГБ предупреждения о готовящихся страшных событиях из Сумгаита и Баку, из карабахских сел и таджикской столицы, из Оши и других «горячих» точек?

— «Диагноз» мы почти всегда ставили вовремя. Информировали о назревающих событиях и центр, и местные советские партийные органы. Может быть, не столь настойчиво, как следовало бы!.. Но если быть честными до конца, то мы, как и многие официальные органы, видимо, понадеялись на извечное русское «авось». Авось обойдется и конфликта не произойдет… Горький, кровью политый опыт, он учит нас тому, что нужно делать, чтобы завтра и послезавтра все обошлось без крови.

— И последний вопрос, Александр Николаевич. Весьма серьезный и, я бы сказал, принципиальный. 117 народных депутатов СССР подписали требование о парламентском расследовании деятельности КГБ. Как в вашем ведомстве отнесутся к такому расследованию, если оно будет назначено?

— Совершенно нормально! Как и подобает в государстве, которое стремится стать правовым. Более того, мы даже заинтересованы в парламентском расследовании. Ведь работа комиссии, надеемся, поможет снять многие вопросы, «исправить» появившиеся в последнее время негативные и не совсем объективные оценки деятельности органов КГБ.

…Щелкнул диктофон: записана последняя кассета. Генерал Карбаинов, откинувшись в кресле, с удовольствием закурил сигарету. Он не торопил меня с уходом. Хотя ему предстояла еще одна встреча — с моим иностранным коллегой.

— Странное дело, — усмехнувшись, сказал Александр Николаевич, — от западных корреспондентов отбою нет, а наших не дождешься. Стесняются, что ли? Или боятся прослыть «певцами КГБ»?

Вход в подъезд № 1-а, что на Лубянке, будет теперь всегда открыт…»

ВЫСОКАЯ ПЛАНКА ЦОС


Андрей Григорьевич ЧЕРНЕНКО — генерал-полковник начальник Центра общественных связей в 1992–1993 годах.


Предложение возглавить Центр общественных связей Министерства безопасности России, было для меня довольно неожиданным. Оно поступило в тот момент, когда я руководил подобной структурой в системе органов внутренних дел, где в то время вовсю шла активная работа по перестройке информационно-издательской деятельности. В свете последних событий в стране, мы пришли к пониманию того, что в уже создавшейся общественно-политической обстановке нельзя работать, как говорится, с растопыренными пальцами, чтобы противостоять тому жесткому прессингу, который оказывался не только на органы милиции, но и на всю правоохранительную систему страны в целом со стороны ряда деструктивных сил, часто инспирируемый, а это мы четко видели, спецслужбами некоторых зарубежных стран. Поэтому возникла необходимость собрать все имеющиеся у МВД разрозненные информационные возможности в один кулак. В этот комплекс вошло и только что зарождающееся телевидение МВД, которое в течение многих лет своей постоянной программой «Дежурная часть» действует на РТР. Мы решили также укрепить и свой издательско-полиграфический комплекс, куда входили журнал «Советская милиция», в последующем «Милиция», еженедельник «Щит и меч» и ряд других печатных изданий. В это же время совместно с ЦОС Министерства государственной безопасности были подготовлены несколько спецвыпусков еженедельника «Щит и меч». Тем самым происходила нормальная здоровая консолидация двух ведомств, что было очень важно именно в период, прямо скажем, растерянности в правоохранительных органах. МВД перешло к созданию и своей круглосуточной радиоволны.

Бросать все эти начинания на полпути было тяжело. И тем не менее, я, несмотря на внутренние колебания, принял это предложение сразу. Страшновато было прийти в новый коллектив, но теперь, спустя 10 лет могу искренне сказать, что я не жалею о своем шаге. Я попал в команду очень ярких, высоко профессиональных людей, глубоко преданных своему Отечеству. Они были, быть может, последним бастионом в защите непреходящих ценностей нашего общества, как их понимало мое поколение. И несколько лет, которые мне довелось проработать в системе органов безопасности, для меня лично стали годами глубокого осмысления и понимания всего того, что происходит в нашей стране и, не побоюсь признаться, становления меня как личности.

Процесс формирования ЦОС проходил не всегда легко, поскольку в тот период завершалось реформирование всей структуры КГБ. Но тем не менее консолидация старых сотрудников ЦОС и недавно пришедших прошла достаточно быстро. Это был тот редкостный момент, когда ты работаешь среди единомышленников.

На Центр общественных связей тогда была возложена работа не только по разъяснению целей, задач, решаемых органами госбезопасности. Нам пришлось создавать схему активной защиты интересов службы, а через это, естественно, и интересов государства. Мы находились в тот период, я бы сказал, под жесточайшим прессом искаженного общественного сознания, подпитываемого постоянными инъекциями дезинформации, дезориентирующей общество. В тот «романтический период» средства массовой информации меньше всего уделяли внимания реальным задачам, которые стояли перед нами; тем успехам, которых добилось Министерство безопасности в борьбе со шпионажем, с коррупцией и с терроризмом. Они в большей степени придавали значение конференциям типа: «КГБ вчера, сегодня, завтра», проводившимися разными общественными организациями. По прошествии времени этот процесс можно теперь как-то объяснить. Но я очень хорошо представляю себе, что могло бы быть, если бы в структурах органов государственной безопасности не работали люди столь фанатично преданные своему делу, своей стране. Ведь подчас работать приходилось в некоем агрессивном окружении. В этой связи, помню, как мы долго думали над тем, кого пригласить для работы в ЦОС из числа уважаемых людей, которые пользовались бы всеобщим авторитетом. Остановили свой выбор на Александре Ивановиче Гурове, бывшем начальнике и создателе Главного управления по борьбе с организованной преступностью. Он пришел к нам тогда в качестве первого заместителя руководителя ЦОС и по сути дела возглавил всю работу, связанную с контактами с внешним миром, депутатским корпусом, партиями, движениями, прессой. Александр Иванович — доктор юридических наук, член Верховного Совета РСФСР, человек безупречной репутации. Его приход оказался крайне полезным.

Возникало и много проблем, связанных с процессом реабилитации. Под это благородное дело часто подстраивались разного рода лица, пытавшиеся проникнуть куда-нибудь поглубже, за границу допустимого. И здесь нам удалось поставить жесткий заслон такого рода искателям. В то же время мы демонстрировали свою открытость, понимая, что действовать в этой ситуации можно только открыто. ЦОС МБ был первым, кто начал проводить встречи с лидерами партий и движений, сформировавшихся в тот период в стране. В этом мы руководствовались не своими пристрастиями, а тем, что те или иные силы отражают настроение в обществе и являются выразителями определенных общественных слоев и слои эти достаточно массовые. Поэтому у нас побывали Иван Рыбкин, Владимир Жириновский, Константин Боровой, Лев Убожко, то есть все те, чьи имена и сейчас на слуху. Периодически проводимые встречи, позволяли нам увидеть и существующие противоречия между такими разными людьми и предвидеть формирование будущих блоков и союзов, и учитывая это, мы находили форму общения для тонкой, спокойной, опять же говорю, гласной работы со всеми движениями и партиями.

В дальнейшем подобную форму работы приняли и наши коллеги из других правоохранительных (и не только) органов.

Многое удалось именно потому, что каждый сотрудник ЦОС являлся яркой самостоятельной личностью, каждый имел свой сектор деятельности, в котором он был высоко профессионален, образован и, что особенно важно — авторитетен в той или иной политической среде. Многие из них работают в ЦОС и по сей день.

Нам удалось в то время реализовать и идею по созданию журнала «Служба безопасности — новости разведки и контрразведки». Сегодня, учитывая специфику органов государственной безопасности, его существование не столь необходимо, но в тот период он сыграл свою роль и был популярен…

Очень важно, и мне кажется это вполне закономерным, то, что сегодняшние руководители — это люди, прошедшие школу того периода и сохранившие преемственность и, в хорошем смысле, корпоративность службы. Эта преемственность объясняется в первую очередь высоким уровнем нравственности и профессионализма. И именно в этот момент, чему я очень рад, пришел к нам из военной контрразведки нынешний генерал Александр Зданович. Вспоминается интеллигентный

Алексей Кондауров, внесший большой вклад в становление ЦОС. Но не все бы так хорошо у нас получалось, если бы мы не стояли на плечах «гигантов» — наших предшественников, если бы мы не использовали тот опыт, который был накоплен в свое время Пресс-бюро КГБ СССР. В этом смысле мне очень повезло, что еще в период моей работы в «Правде» приходилось в полном контакте работать с тогдашними руководителями ЦОС В. Струниным, И. Каноненко, моим предшественником генералом Карбаиновым. Я очень высоко ценю их опыт. Огромная заслуга их в том, что сегодня ЦОС ФСБ РФ — это одна из самых дееспособных, «пиаровских» структур. Я часто мысленно возвращаюсь в то время, осознавая, что в самый переменный этап, когда из правоохранительных органов многие уходили, я пришел на Лубянку, в подъезд 1-а и обрел друзей и единомышленников и что это было даром судьбы.

Мы были другими…

Алексей Петрович КОНДАУРОВ — генерал-майор запаса, начальник Центра общественных связей в 1993–1994 годах.


Неужели 10 лет?! А, впрочем, чему удивляться?! Ведь если обернуться туда, в 90-е, то видишь, какая бездна времени и событий отделяет нас нынешних, полысевших и поседевших, поумневших или поглупевших, поменявших жизненные ориентиры или оставшихся верными прежним ценностям, от тех чекистов-идеалистов, которые пытались достучаться до общества со «своей правдой» об органах госбезопасности. И мы были другие, и страна другая, и органы госбезопасности — другие.

В 90-м году, создавая ЦОС, руководство КГБ пыталось ответить на вызов горбачевского времени с его «гласностью» и «перестройкой» и приоткрыть завесу секретности, которая плотно окутывала органы госбезопасности на протяжении всей их истории. И мы, вновь рекрутируемые в тот период из оперативных подразделений КГБ СССР на «связи с общественностью», свято верили, что нам удастся «отмыть контору» от репрессий 37-го и преследования «инакомыслящих» в 60–70—80-х годах, доказать, что без профессионалов-чекистов государство и каждый его гражданин станут незащищенными и уязвимыми. Увы, это не совсем удалось, хотя мы проводили бесконечные встречи с коллективами трудящихся, писали статьи, снимали фильмы, выступали на телевидении с объяснениями публике по поводу каждого оперативного «чиха», искренне разъясняли, убеждали, что чекисты-коммунисты «плоть от плоти» народной, что борются они с недругами за процветание страны и счастье сограждан. И это не было пропагандистской мишурой — это была правда…

Но в 90-м мало кто из нас точно ориентировался в политических хитросплетениях и улавливал нюансы поведения правящей верхушки, а значит и понимал, что поражение в «холодной войне» с Западом предопределено, а «контора» вместе с КПСС обречены на ритуальные бичевания.

И все-таки… Несмотря на шельмование чекистов в СМИ, многие верили, что ребята из КГБ (а потом и МБ) в конечном итоге защищают их интересы, а не привилегии партийных бонз. И утверждая тех многих в их вере, ЦОС организовывал в Третьяковке выставку «Спасенные сокровища», доносил правду о событиях в Южной Осетии и Литве, рассказывал о рижских омоновцах, информировал о проводимых чекистских операциях, водил многочисленные представительные и не очень делегации в собственный музей.

В 1991–1993 годах ЦОС защищал (не только на григоряновских конференциях «КГБ: вчера, сегодня, завтра») профессионалов от нападок радикалов, демократов, желающих добить органы безопасности и ввести закон о запрете на профессиональную деятельность сотрудников КГБ.

Заметным событием в деятельности ЦОС стало издание журнала «Служба безопасности — новости разведки и контрразведки». С одной стороны, это было новое «поветрие времени», когда мгновенно возникали (но и также мгновенно исчезали) новые печатные издания. Но с другой стороны, ЦОС необходим был собственный печатный орган, где бы можно было вести более обстоятельный разговор об истории и проблемах отечественных спецслужб. Нельзя сказать, что за время своего пятилетнего существования журнал совершил перестройку в умах читателей, однако свою лепту для правильного восприятия органов безопасности он, безусловно, внес.

За всеми делами ЦОС стояли (и продолжают стоять) люди, знающие и любящие свое дело. Люди, которые шли (и будут идти) с видеокамерой под пули, писали (и пишут) заметки, организовывали (и организовывают) работу в региональных органах, несли (и продолжают нести) обществу правду о своей деятельности.

Не все получилось, как задумывалось при создании ЦОС, но ему — 10 лет, и он продолжает действовать. А если он действует, значит, это нужно всем.

ВЛАДЕТЬ ИНФОРМАЦИЕЙ


Александр Георгиевич МИХАЙЛОВ — генерал-лейтенант, начальник Центра общественных связей в 1994–1996 годах.


Существует утверждение, что кто владеет информацией, тот владеет миром. Звучит красиво и отчасти справедливо. Информация это не только удовлетворение любопытства, но и в известной степени условия для принятия правильного решения. Решая бытовые вопросы, мы мечемся в поисках ответа на вопросы где, что, когда и почем. Если же дело касается вопросов политики, то внимание к информации возрастает в невероятных пропорциях. При отсутствии таковой особо одаренные политические токсикоманы испытывают чувства сравнимые с ломкой.

Новые времена можно охарактеризовать как прорыв общества к информации. Оно желает знать все.

Мы, как наркоманы, бросаем все свои дела и, по меньшей мере, трижды в день садимся на иглу программ «Время», «Сегодня», «Вести». Мы вбираем обрушивающийся шквал новостей, проклиная себя за это. И, тем не менее, снова жмем кнопку телевизионного пульта не в силах оторваться от экрана, а по утрам хватаем кипу газет и глотаем, глотаем, глотаем, не подозревая, что являемся объектами какого-то иезуитского эксперимента, как в том анекдоте «А вы их дустом пробовали?»

Вероятно, так устроен человек, что в каком бы времени он ни жил, ему будет всегда не хватать двух вещей — хлеба и зрелищ. Но если с первым бывают проблемы в силу финансовых трудностей, то второго мы имеем в избытке.

Только прожив определенный отрезок времени, начинаешь понимать, как скоротечно наше бытие, как стремителен бег стрелки часов. И войдя в эпоху молоденьким лейтенантом, а затем повесив на вешалку свой генеральский мундир, с грустью осознаешь, что век лейтенанта значительно длиннее века генерала.

Каждый из нас, пришедших в органы госбезопасности в доперестроечные времена, прожил несколько жизней. Эпоха КГБ, мощнейшей специальной службы мира, — одна жизнь. 19–21 августа, время страстей, обративших в прах империю, начало развала страны и крушения вчерашних идеалов — вторая. После 21 августа, когда все мы вошли в пору затяжной болезни с многочисленными осложнениями, — третья. И если простые граждане в основном судят об этой болезни по величине своего жалованья, люди из российских спецслужб судят о ней с позиций иных. С развалом СССР и мощнейшей экспансией Запада они оказались в российских джунглях, по которым бродят дикие стада агентуры чужих разведок, линия фронта прошла не где-то вдалеке, а через сердца людей.

Новые политики все чаще подменяют понятие закона просто понятием… Да и часто живут не по закону, а по понятиям.

Пережить полдюжины реорганизаций, перманентную смену руководителей и их команд дано не каждому. Каждый из офицеров, наблюдавший этот процесс, имел альтернативу — плюнуть на все и уйти. Или плюнуть на все и остаться. Каждый прав по-своему. Нельзя осуждать тех, кто ушел. Это не малодушие, это моральная и физическая усталость от несуразиц бытия, от неоцененности своего труда, лишающего человека сна, отдыха и того странного состояния, которое вольными людьми называется досугом. Конституция гарантировала гражданам России право на отдых и на труд. Сотрудники спецслужб имеют и то и другое, но с. некоторой оговоркой — труд каторжный, а отдых мифический.

Те, кто остался, по-своему, люди уникальные. Они из той эпохи, когда самой почетной была работа в угольном забое или в выработках вечной мерзлоты. И в том, и в другом есть своя прелесть.

Чем больше нас, тем крепче мы…

Признаюсь, что столь пространное вступление необходимо мне было для того, чтобы вы, читатель, на секунду задумались, какой груз ответственности и моральной нагрузки ложится на тех, кто отвечает за освещение и показ перед всем миром того, нто происходит в стенах этого ведомства. Центру общественных связей КГБ-МСБ-АФБ-МБ-ФСК-ФСБ 10 лет.

И вместе с ответственностью, смею утверждать, это самое интересное и увлекательное дело. Дело, которое без куража, с оглядкой на больших и маленьких вождей творить нельзя. Нельзя его делать, постоянно поглядывая на свои золотые погоны. Генеральский век, как я понял, значительно короче века лейтенантского. И для них, именно для лейтенантов, делаем мы свое дело.

Мне пришлось начинать работу по связям с общественностью чуть раньше, чем был, собственно, создан ЦОС — пресс-служба столичного управления КГБ была организована в 1989 году. Патриархами же открытой полемики и работы со средствами массовой информации в наше время являлись ленинградские коллеги и их первый начальник пресс-службы Андрей Богатырев. Там она начала работать на полгода раньше московской.

Кто-то мне возразит, что работа со СМИ в органах КГБ проводилась всегда. Со временем я понял, что началось все значительно раньше… Не спорю и снимаю шляпу перед учителями: Иваном Владимировичем Кононенко, Яковом Павловичем Киселевым, Владимиром Сергеевичем Струниным. Но то, что делали они, было несколько иным. Не скрою, старики раздражали нас, молодых и азартных. Нам казалось, что они делают все не спеша, медленно, чересчур взвешенно. Только с годами я понял, что вся суета наших дней не стоит того, что сделали они: «Семнадцать мгновений весны», «Мертвый сезон», «Адъютант его превосходительства», «Операция «Трест»… Господи! А что оставим после себя мы, пришедшие им на смену. Комментарии по поводу и без… Суета — страшный грех! Но время диктует свои правила, и потому, отмечая 10 лет ЦОС, мы говорим об иной эпохе, иных подходах, иных принципах.

Наверное, для многих, кто прошел эту школу, время, проведенное за партой ЦОС, не было пустопорожним времяпрепровождением. И даже тот, кому были противопоказаны «общественные связи» в принципе, получал от них много полезного, для себя в частности. Учился слушать, внимать, убеждать и отстаивать свою точку зрения.

Я не случайно отметил, что «мой путь» к Центру общественных связей начинался с работы рядового опера. Именно там понимаешь, как активна жизнь оперативных подразделений, какие многогранные проблемы им приходится решать. И, конечно, поднимая бокал за юбилей ЦОС, первый тост должен быть в их честь. В честь простого, рядового опера, сотрудника наружной разведки, девочку контролера из оперативно-технического подразделения, за взрывотехника, ежедневно рискующего жизнью. Именно ради них мы существуем, ради того, чтобы об их делах рассказывать, чтобы своим словом поддержать каждого офицера специальной службы, которым редко говорят спасибо наши вожди. Гласность вещь конкретная, как конкретны и дела оперативников.

НАЧАЛО

Назначенный в столичное Управление КГБ начальником генерал-лейтенант Виталий Михайлович Прилуков был человеком нестандартным. Многое из того, что он говорил и делал, выходило за рамки привычного.

Однажды позвонил мне дежурный по службе и попросил «связаться» с начальником Управления. Нормальный человек счел бы это за розыгрыш. Но какое-то смутное предчувствие мне подсказывало, что «сегодня может быть все». Разговор был предельно короток и непонятен. «Александр Георгиевич, вам поручается создать пресс-группу в Управлении. Срок три дня. Справитесь?» Ответить иначе как «Всегда!» было бы опрометчивым. В те годы мы были полны сил и решимости даже «для заката солнца вручную». Впрочем, в данном случае предложение легло на почву, подготовленную и подогретую страстным желанием делать именно это. Работая в оперативной службе после окончания факультета журналистики и постоянно общаясь с журналистами, я понимал необходимость создания чего-то подобного. Моим глубоким убеждением было то, что если мы будем рассказывать о КГБ сами, тем меньше домыслов останется для наших оппонентов.

Трех дней Прилуков ждать не стал. Наутро мы с ним столкнулись в проходной.

«Как дела? Людей подобрал?»

«Так точно!» — еще не понимая возможных последствий сказанного, рявкнул я.

«Тогда завтра людей и их начальников ко мне к девяти!».

Собрать тех людей, имена которых я держал в подкорке, было одно. Но объяснить их высоким начальникам сбор столь странной команды у шефа было значительно сложнее. А возможные осложнения для меня могли быть непредсказуемыми.

Ведь, предлагая без согласования с ними офицеров для работы в другом подразделении, я нарушал основополагающий принцип любви обоюдной и разделенной.

Утром странная компания сидела в зале заседаний коллегии. Начальники пепелили меня взглядами и вопросительно поднимали брови. Прилуков провел совещание коротко и конструктивно. «Вы видите этих людей? Они больше у вас не работают. Мы создаем пресс-группу. Через час мне приказ на стол!»

В свое время я был поражен краткостью одного совещания у Сергея Мироновича Кирова по поводу плохого качества спичек. Он пригласил к себе директоров спичечных фабрик и перед каждым положил по коробку спичек его фабрики. «Закуривайте!» — сказал тогда Киров. И когда никому не удалось с нескольких попыток извлечь огонь, Киров совещание закрыл.

Прилуков был ленинградцем и работал в здании Большого дома на Литейном, построенном при Кирове.

Команда, которая была собрана спонтанно, оказалась толковой и сплоченной.

ПЕРВЫЙ ЭФИР

В сентябре 1988 года одно из подразделений Управления реализовывало разработку по контрабанде. Впрочем, понятие контрабанда к этому случаю можно отнести с большой натяжкой. Некий потомок великого комбинатора решил хорошенько нажиться на торговле религиозной литературой. К этому времени все, что было связано с религией у нас, перестало быть чем-то запретным. Но на Западе, видимо, плохо представляя себе ситуацию с верующими в России, по-прежнему подходили к этой проблеме с позиций холодной войны. И вот, некий потомок Бендера, установив контакт с одной из клерикальных организаций в Швеции, организовал канал переправки Библии в СССР, якобы, для ведения миссионерской деятельности. Северные соседи с пунктуальностью, достойной уважения, организовывали транспорты, которые с ухищрениями ввозили в нашу страну большие партии этих книг. Где их только не прятали. И за обшивкой салона и в скатах запасного колеса. Сам получатель напустил такого тумана вокруг этого дела, что курьеры, не успев сбросить ему груз, бежали из нашей страны, покрывшись мурашками. Разоблачить его было делом нашей профессиональной чести.

Однажды, во время появления очередного курьера, а точнее курьеров-молодоженов, доставивших контрабанду под видом своего свадебного путешествия, мы их задержали. И когда изумленные и напуганные супруги изложили свою версию нелегального ввоза литературы (гонения верующих, невозможность в России отправлять религиозные обряды), им было предложено лично, без посредников зайти в Храм и раздать книги находящимся там верующим. Кроме того, с ними встретился настоятель и, поблагодарив за столь щедрый подарок, популярно разъяснил им, что нет необходимости придумывать всяческие ухищрения, чтобы привезти Библии в нашу страну. Контрабандисты в одночасье превратились, к их удовольствию, из правонарушителей в миссионеров. Наверное, их свадебное путешествие запомнилось им надолго. Все это было тогда отснято на пленку. И телевизионная программа «Добрый вечер, Москва» с радостью приняла наше предложение показать все это по своему каналу. Для монтажа в Останкино прибыли два наших сотрудника — один опер, второй мой заместитель Андрей Олигов. В течение двух часов шел монтаж, и когда кассету понесли в студию, неожиданно для участия в программе пригласили и Андрея. Отказываться было уже поздно, а идти без согласования тоже нельзя. И согласовывать было некогда, да и не с кем. И он рискнул. Эфир шел более получаса. И надо признаться, удался. С того дня 9 августа 1989 года программа «Без грифа «секретно» шла без перерыва 5 лет.

Это стало началом удивительной, напряженной, тревожной, увлекательной, всепоглощающей жизни. Горжусь тем, что многое, к чему мы мучительно шли тогда — репортажи с места событий, прямые эфиры, оперативные комментарии, теперь стали нормой. Единственное, что огорчает, так это частый показ грубости и силовых акций, проводимых спецслужбами. Все-таки спецслужбы — это несколько иное. Это не мускулы, не мордобой, а работа интеллекта и мысли. А уж если необходимо провести силовую акцию, то она должна быть незаметной. Не царское эТо дело проводить обыски с помощью силовых подразделений ФСБ на Черноголовской водочной фабрике. Увы, но телевизионные эффекты развращают и офицеров, ощущающих себя вдруг «рембами» перед телекамерой.

БЫВАЕТ…

Сегодня видеокамерой никого не удивишь, а тогда, в конце восьмидесятых, она была экзотической вещицей. Правда, «Юматик» вещицей назвать можно было лишь с большой натяжкой. Выглядела она, как этакий мощный, тяжелый агрегат. Собственно камера была связана толстым кабелем с видеомагнитофоном, который висел стопудовым грузом на плече. В узком месте с ней не развернуться, а бежать — можно было только после упорных тренировок. Сама система «Юматик» уже стремительно устарела, но ряд телекомпаний все равно с ней работали. Однажды с этой камерой произошел курьезный случай. В наше управление приехала группа японских журналистов. Для японцев посещение штаб-квартиры КГБ было сравнимо с полетом на Луну. Попасть в святая святых спецслужбы! Правда, здесь уже побывала не одна телебригада иностранцев, но японцы старались ощущать себя первопроходцами. Видимо, они страшно волновались, были сверхпредупредительными и невероятно застенчивыми. Войдя в здание КГБ, они ходили, что называется, по струнке, опасаясь хоть чем-то вызвать наше неудовольствие. И вот настал момент, когда мы должны были с ними вместе отобрать видеоматериал. Мы вынули кассеты и сбросили с видеомагнитофона чехол. Надо было видеть их лица. Японцы были ошеломлены, словно увидели паровоз Ползунова. А когда мы нажали кнопку «Еджект», чтобы вставить в приемник кассету, то кассетоприемник выскочил из магнитофона со звуком разорвавшейся гранаты. Их узкие глаза вдруг стали широкими-широкими и квадратными-квадратными. Убежден, что они так до конца и не поверили, что мы работаем на столь экзотической аппаратуре, видимо, выпуск таких магнитофонов в Японии был прекращен еще до рождения наших гостей. Но, как мы знаем, Россия всегда могла удивить иностранцев…

ЧТО Я НЕСУ!

Стремление вывести на эфирную орбиту своих коллег иногда приобретало комический характер. Однажды, когда дошла очередь до выхода в прямой эфир моего коллеги Мартина Карапетяна, он готовился к нему неделю. Учил наизусть текст, прислушивался к своим внутренним ощущениям (а не болен ли он, чтобы увернуться от эфира), но суббота (в этот день шла программа) приближалась неумолимо. Час эфира он помнит, как потом утверждал, как в тумане. Зато мы его запомнили навсегда. Безусловно, Мартин волновался. Это видели все. Он говорил по делу, но был скован. И только тогда, когда ведущий программы поблагодарил его и почти нажал кнопку выключения студии, Мартин расслабился и, подумав, что камера уже выключена, схватился за голову и прямо в эфир выдохнул: «Господи, что я несу!»

МОЖЕТ, ЧТО СКАЗАТЬ ХОТЕЛИ?

Принцип «быть на линии огня» в первые годы исповедывался неукоснительно. Наш оператор, как правило, шел, упираясь в спину опера из группы захвата. И нередко мы становились участниками весьма комичных, а вернее трагикомичных ситуаций. Служба по борьбе с оргпреступностью получила сигнал, что в Москву завезли большую партию оружия. Были установлены улица и дом. Пока уточнялись все детали, наступила ночь. Часа в два приезжаем по указанному адресу. Ветхая хрущоба, в подъезде лампочек нет. Мрак. Фонариком посветили, нужную квартиру нашли— звоним.

— Кто? — спрашивает мужской голос.

— Кто-кто? Ив Кусто! Милиция…

— Мы никого не вызывали, — хамит он через дверь.

— Открывай — говорим, — или дверь выломаем!

А он на второй замок щелк, щелк. Времени терять было нельзя, не в игрушки играли. Бабах кувалдой по двери. Она в щепки. Влетели, всех на пол… Ищем, ищем. Нет ничего. Но ведь партия гранатометов не иголка. И тут мысль страшная озаряет…!

— Корпус, какой? — шепотом спрашиваю руководителя операции.

— Второй! — говорит.

— А это — первый!

В общем, ретировались быстро, по-английски. А те, по-моему, так и не поняли, зачем дверь сломали, всех положили на пол, сапогами топали. «Может, сказать чего хотели?»

Но гранатометы мы все же нашли. Там, где надо. Целый "уазик" нагрузили. Но корпуса после этого случая, все-таки сверять стали.

ФИНИТА…

Почему-то мне всегда казалось, что мои первые записи после отставки должны начинаться с фразы «Сегодня я сдал удостоверение, попрощавшись с прапорщиком на вахте, вышел на Лубянскую площадь. Я стал вольным, как птица».

Пернатым ощутить себя не пришлось.

И в жизни все оказалось проще и будничнее, а если точнее, приземленнее. Вот уж воистину, рожденный ползать летать не может.

Прибыв в штаб операции по освобождению заложников в Первомайском, расположенный в двух километрах от поселка, я увидел необычайно озабоченные лица помощников директора ФСК. Хотя если честно сказать, то эти помощники имеют озабоченные лица всегда. Серьезные люди. Один из них отозвал меня в сторону и заговорщицким тоном известил: «Понимаешь, вчера Михаил Иванович разговаривал с президентом, который выразил неудовольствие твоей работой. Не знаю, о чем они говорили пятнадцать минут, но шеф приказал написать приказ о твоем отстранении от должности «за провал информационного обеспечения операции», он приказал передать тебе, чтобы ты убыл в Москву. Деньги есть?»

Весь тон и трогательная забота о бедном сироте, прозвучавшая из уст выбритого полковника в ондатровой шапке и кожаной куртке, поверх которой по-домашнему наброшен камуфляж, не удивил, не шокировал, а вызвал какое-то странное состояние: смесь легкомысленного веселья и облегчения. Несчастный полковник, наверное, полагал, что я бухнусь перед ним в ноги, моля пощады, наверное, он посчитал меня ненормальным, не понимающим, о чем идет речь. Смехотворность ситуации была налицо — информационное обеспечение оказалось важнее самой операции и моя персона была удостоена внимания самого президента. Но еще трагикомичнее это выглядело в связи с тем, что несколько часов назад в поселке Советском мы подверглись нападению боевиков, и всю ночь мне приходилось думать не об информационном обеспечении «операции», а проклинать себя за то, что, выезжая в Дагестан, мы поленились тащить с собой автоматы, а взяли лишь «Макарова» — штуку полезную и на первый взгляд серьезную, но пригодную в такой ситуации только для обороны в висок. И в этих условиях пока мы думали о том, как бы в суете и ночной неразберихе, в грязи и холоде, под непонятно откуда ведущимся огнем не угодить под шальную пулю, на самом высоком уровне обсуждалась моя персона и ее судьба.

Знали бы они, сколько нервной энергии, куража и своего интеллекта приходилось потратить, чтобы оправдать то, что оправдать было невозможно или объяснить неподдающееся нормальной человеческой логике. Нужно было еще самому понять, что происходит и что необходимо сделать, чтобы это стало понятным докучливым въедливым и предельно конкретным журналистам, которые по-своему и часто весьма оригинально воспринимают происходящее. Они, словно корректировщик, с колокольни осматривают местность и с этой колокольни стремятся делать свои выводы. Именно этих выводов мы боялись больше всего, потому что именно по ним жители одной шестой части суши будут судить о том, что здесь происходит, почему происходит именно так и почему не делается это, а делается то. После каждой такой встречи с «акулами пера», да еще в окружении местных жителей, которые с болью и тревогой следили за военными действиями на своей земле, я становился на пару килограммов легче. Этот груз был покруче, чем глина на башмаках «весом хлеба в месячный паек». Черт его знает, может, пробыв десять дней в поле без воды, мыла и бритвы, в башмаках с пудом глины на подошвах, в грязном камуфляже, который стал второй кожей, в черной шапочке-маске с прорезями для глаз (о ней мне потом не раз говорили как о высшем атрибуте достоверности), питаясь раз в сутки, приобретается какой-то иммунитет, позволяющий спокойно реагировать на общественно-политические раздражители…

Как бы то ни было, вольным как птица, я себя не ощутил, но и продуктом распада, дрейфующим в проруби, не почувствовал. Мне было приятно, что я побывал среди сильных и мужественных людей, видел, что такое настоящая, а не показная храбрость, видел человеческое и трогательное в известной степени, насколько это возможно в полевых условиях, отношение друг к другу.

И это было главным.

Как были главными для меня и те недолгие месяцы моей работы начальником Центра общественных связей ФСК-ФСБ.

ЦОС ФСБ УПОЛНОМОЧЕН СООБЩИТЬ…

Александр Александрович ЗДАНОВИЧ — генерал-майор, начальник Центра общественных связей в 1996–1999 годах, начальник Управления программ содействия ФСБ.


Центр общественных связей одно из самых молодых подразделений в системе органов госбезопасности. Его предшественником было Пресс-бюро КГБ СССР. В конце 80-х годов, когда начался процесс гласности в деятельности всех государственных структур, включая спецслужбы, нам, чтобы рассказывать о работе органов безопасности и давать прессе информацию о деятельности КГБ, надо было переступить через определенный психологический барьер, связанный с соображениями секретности, поскольку еще не было ясности, что можно давать в прессу, а что нет, так как секретность тогда была тотальной.

Вспомните, как выглядели раньше сообщения ТАСС под заголовком «В комитете государственной безопасности»: выдворен из страны тот-то или объявлен персоной нон-грата такой-то. И все. Больше никакой информации не поступало. Именно с учетом полной закрытости нашей организации мы решили начать с азов: с разъяснения основных задач, стоящих перед КГБ, и самое главное — с раскрытия механизма, который привел к политическим репрессиям 30-х годов. Тем более что именно этот аспект деятельности госбезопасности муссировался в то время особенно активно. Когда произошло постепенное насыщение прессы разъяснениями всех этих моментов, больше стали уделять внимания вопросу о том, чем занимается КГБ.

Конечно, мы не могли сделать это в полной мере. Мои предшественники по линии ЦОС находились в тяжелых условиях, так как в тот период не существовало открытых нормативных актов и законов, которые регламентировали бы деятельность КГБ. Основная масса документов имела гриф «Совершенно секретно». Переступить через этот гриф было очень сложно. И лишь когда в мае 1991 года был принят Закон о КГБ, получила сильный толчок для развития линия общественных связей.

Последующие законы, которые принимались уже в РФ после ликвидации КГБ СССР, создали нам почву для дальнейшей работы. Именно благодаря им сейчас можно получить в СМИ информацию о работе ФСБ. За последние годы и у рядовых сотрудников, и у руководителей ФСБ произошло осознание того, в каком обществе мы живем, а именно — в открытом информационном обществе.

Все это — очень существенный момент. В нынешних условиях Федеральная служба безопасности России уже не может быть полностью закрытой организацией и игнорировать контакты со СМИ.

Соответственно расширилось и поле деятельности ЦОС ФСБ. Однако я хотел бы совершенно четко сказать, что гласность для спецслужб имеет определенные рамки. Рамки эти достаточно жесткие. Если мы берем ту область, которая связана с проведением следственных действий, вступает в силу тайна следствия. Поэтому мы даем общую цифру выявленных ФСБ агентов иностранных спецслужб но не называем большинство из них поименно.

Исключения делаются очень редко. Давайте посмотрим, как развивались события в получившем широкую огласку деле Обухова, например. С самого начала большинство сведений, связанных с этой операцией, мы не доводили до общественности, чтобы не навредить российско-британским отношениям. Если бы со стороны англичан действовал нелегал — это один вопрос. Но когда на связи с Платоном Обуховым находилось больше десяти разведчиков из числа сотрудников посольства — ситуация совершенно иная. В этом варианте было принято решение лишь обозначить факт, что задержан завербованный агент, и что он работал на британскую разведку. И все. Но потом информация начала просачиваться в прессу, обрастать подробностями. Естественно, нам потребовалось разъяснить свою позицию.

Был разоблачен агент МИ-6, и надо было реагировать на ту волну, которую подняла британская пресса. Как профессионалу, работающему в органах контрразведки уже третий десяток лет, мне неприятны высказывания, что в ФСБ работают мальчики в коротких штанишках, что после 1991 года там не осталось профессионалов, что органы безопасности ничего не могут делать. Мы доказали, что у нас осталось достаточно много профессионалов и уровень работы российской контрразведки постоянно растет.

Но многое зависит и от общественности, от представителей политической и интеллектуальной элиты, деятелей культуры и искусства, масс-медиа. Здесь особенно важна соответствующая информационная политика СМИ, разумно и верно оценивающая работу правоохранительных органов. Надо всегда помнить, что наша служба, действуя строго на основе и в рамках Закона, защищает конституционный строй, обеспечивает безопасность личности, общества и государства от угроз, откуда бы они ни исходили. «Государственность и честь, служение закону, а не лицам» — девиз новых российских органов безопасности.

Но анализ показывает, что чем эффективней работают органы ФСБ по линии борьбы с коррупцией и оргпреступностью, тем активнее стимулируются против них заказные материалы негативного характера в СМИ. Основная масса таких материалов инициируется криминальными группировками, влиятельными связями фигурантов уголовных дел, лицами, попавшими в поле зрения правоохранительных органов. Цель ясна — сформировать выгодное им общественное мнение и тем самым оказать давление на ход предварительного следствия, обвинить сотрудников ФСБ в нарушениях норм Уголовно-процессуального кодекса, в превышении должностных полномочий, политической ангажированности их действий. Этому, к сожалению, способствует и сама природа коммерциализированного рынка средств массовой информации, по субъективно-конъюнктурным причинам нацеленных на поиск и создание сенсаций любой ценой и конфликтную подачу материалов, как необходимых условий выживания в жесткой конкурентной среде.

И изначально мы находимся в этом информационном поединке в неравных условиях. Связанные тайной следствия, необходимостью не допускать распространения непроверенных и незакрепленных в уголовно-процессуальном порядке доказательств причастности того или иного «героя» разгорающегося публичного скандала, мы не [можем в принципе конкурировать с так называемой «телеадвокатурой», кочующей с одной пресс-конференции на другую. Выход здесь видится в дном: в четкой профессиональной позиции представителей СМИ, не допускающих доминирования лишь одной точки зрения на произошедшие события. Журналистов, стремящихся поскорее вывалить на общество добытую горячую информацию, призываем вначале всесторонне проверить ее, в том числе через пресс-службы компетентных органов. В ЦОС мы готовы к такого рода контактам. Единственно, в силу специфики службы, мы не можем работать в режиме «вопрос и немедленный ответ». Это обосновывается тем, что за нашей информацией стоят судьбы людей, те, кто, рискуя, порой, своей жизнью, помогают государству и нам с вами.

Нет, мы не против критики. Конструктивная, критика по существу — полезна, и нами всемерно приветствуется. Ни одна критическая публикация, ни одно письмо о деятельности Службы и ее сотрудников не проходит у нас без внимания. Назначаются служебные разбирательства, проводятся необходимые проверки. В случае надобности — подключаются сотрудники Управления собственной безопасности ФСБ, которое лично курирует директор. Мы не боимся и выносить сор из избы. В случае подтверждения сведений о неблаговидной или преступной деятельности наших сотрудников, независимо от их званий и должностей, Служба передает материалы в военную прокуратуру.

Вообще вопрос о надежности кадров стоит по праву на первом месте. Причем понятие «надежность» — многомерно. В этой связи на память приходит классическое изречение англичан, больших специалистов в области шпионажа: «Работа спецслужб — грязное дело. Пусть им занимаются лишь джентльмены».

Действительно, соединение беспринципного человека, авантюриста по натуре, с негласными полномочиями спецслужб — это гремучая смесь, опасная для общества. Именно поэтому создание здоровой атмосферы в коллективах контрразведчиков, требовательность и забота к их нуждам и проблемам со стороны руководства, преемственность поколений, развитие лучших традиций корпоративной социокультуры являются надежной гарантией от появления метастаз перерождения государственной спецслужбы, действующей в общенациональных интересах, в опасную для общества организацию.

За рубежом порой муссируются тезисы «ФСБ — это КГБ сегодня». При этом делается попытка проектирования в массовом сознании негативного образа сотрудника ФСБ как скрытого противника демократических преобразований, приверженца однопартийной политической системы, проявляющего агрессивность по отношению к Западу и вообще к иностранцам, с ностальгией относящегося к былому всемогуществу КГБ и имперскому советскому прошлому. Делаются попытки и в стремлении представить современного сотрудника ФСБ как циничного и безыдейного человека, стоящего над законом, криминального и коррумпированного, связанного с организованными преступными сообществами, в которых ключевые позиции, якобы, принадлежат бывшим сотрудникам госбезопасности.

Да, мы живем не на Луне. Наши сотрудники, работающие по линии борьбы с организованной преступностью, в агрессивной криминальной среде, где ворочают миллионами, находятся под разлагающим давлением денежного мешка. Поэтому так важны для нас недевальвируемые, духовные, смысловые стержни. Традиции здесь занимают особое место. Их носители — ветераны, моральные авторитеты для молодежи, профессионалы с большой буквы. Они остались в ФСБ. Если уйдут те, кто двадцать, двадцать пять лет отдал служению Отечеству и еще находится в расцвете творческих сил и профессиональных возможностей, — мы потеряем многое.

Немало зависит в воспитательной работе и от нового прочтения нашей истории, кровавой и героической. Причем, как для самих сотрудников так и для широких кругов общественности, с разными чувствами смотрящих на здание на Лубянке, ставшее зрительным образом отечественных спецслужб. У нас стало традицией проведение в декабре открытых научно-практических конференций по истории спецслужб. Первая состоялась в 1997 году под общей темой «Российские спецслужбы: история и современность». В ее работе приняло участие 250 человек из различных научных центров России и зарубежных стран.

В декабре 1998 года мы посвятили нашу встречу более узкой теме: рассмотрению проблем отечественных спецслужб на переломе эпох, в первые два десятилетия двадцатого века. Прозвучавший в докладах общий вывод об истоках слабости спецслужб царской России весьма актуален и в наши дни: «Когда власти вовремя не способны разрешить накопившиеся в обществе противоречия, тогда неминуем (как бы ни были совершенны спецслужбы, какие бы талантливые и дальновидные люди в них ни работали) социальный взрыв — разрыв подгнившей государственной оболочки». Материалы конференции вызвали значительный интерес научной общественности.

Какие же принципиальные подходы положены в основу нового осмысления нашего исторического наследия? Заявив о ФСБ как о новой российской спецслужбе, не значит ли это, что мы отказываемся от своего исторического прошлого?

Нет, не значит. Мы открыто говорим, что это наша история, какая бы горькая и трагическая она ни была. Кстати, мы сохранили в отличие от других родственных нам спецслужб, вышедших из недр КГБ, традиционный символ ВЧК-КГБ: щит и меч. Ныне на символическом уровне в ведомственном знаке осуществлен синтез дооктябрьской России и символ спецслужбы советской эпохи. Мы считаем это принципиальным моментом. Именно в раскрытии следующего тезиса заключается наш подход к осмыслению прошлого: «В деятельности советских органов безопасности неразрывно переплетались две составляющие — защита национально-государственных интересов страны и обеспечение безопасности правящего режима. Каким было государство, такими были и его спецслужбы. Поэтому историческое наследие отечественных органов безопасности требует к себе критического, но вместе с тем бережного отношения. Лучшие профессиональные традиции сотрудников спецслужб императорской России, чекистов советского времени, осмысленный опыт героического и трагического — золотой фонд ФСБ.»

Критичное, но вместе с тем бережное отношение к противоречивому историческому наследию Лубянки, осмысление уроков истории, причин поражений и побед — необходимый элемент воспитательной работы с приходящими к нам на службу представителями нового поколения офицеров корпуса госбезопасности. Без связи времен, преемственности поколений не может быть настоящей спецслужбы. Одни материальные стимулы никогда не смогут заменить отсутствие ДУХОВНЫХ, СМЫСЛОВЫХ компонентов в деятельности сотрудника спецслужбы.

Поэтому глубоко символично, что в 1995 году Указом Президента России день 20 декабря получил официальный статус и ныне на законных основаниях стал нашим профессиональным праздником — «Днем работника органов безопасности Российской Федерации». Таким образом, существовавшая ранее неписаная традиция — на новом витке исторического развития как бы получила второе дыхание.

В то же время важно подчеркнуть, что мы не реакционеры, бездумно переносящие представления и взгляды ушедшей эпохи в качественно иное время. Мы в хорошем смысле консерваторы. По роду деятельности мы вынуждены видеть многие оборотные стороны человеческой натуры, неблаговидные и тщательно скрываемые поступки, что заставляет с недоверием относиться к красивым фразам и ярким хлестким заявлениям. И недавняя демонстрация одной телекомпанией портретов Дзержинского на стенах кабинетов на Лубянке еще не означает, что все мы поголовно приверженцы методов «красного террора» или однопартийной политической системы. В такое клише могут нас рядить ярые противники мира и спокойствия в России.

Дзержинский, как известно, является основателем нашей спецслужбы, одной из самых мощных в уходящем столетии. Высокие личные качества Дзержинского, его бескорыстное служение «красной идее» признавали даже враги новой власти. На наш взгляд, это глубоко трагическая и до конца еще не познанная личность. Дзержинский сумел с окончанием Гражданской войны пройти через своеобразный катарсис и из яростного ниспровергателя всего старого стать созидателем, организатором возрождения промышленности, транспорта, активным сторонником и подвижником НЭПа. Почитайте его экономические работы, как актуально они звучат в наше время. За несколько дней до своей смерти он написал в письме Куйбышеву такие пророческие строки: «Если мы не найдем правильной линии и темпа (индустриализации), — оппозиция наша будет расти, и тогда страна найдет своего диктатора, похоронщика революции, какие бы ни были красные перья на его костюме».

Среди его товарищей, чекистов первого призыва, в годы массовых репрессий не уцелел, практически, никто. Поэтому пользоваться лишь одними черными тонами в попытке изобразить портрет этого незаурядного человека будет изначально контрпродуктивным занятием. Надо все-таки различать, как писал Кант, право, существовавшее до войны, во время нее и после наступления мира. Право не может быть абстрактным и оторванным от исторических условий, как и люди, вынужденные действовать в конкретных исторических условиях.

Что касается конкретной работы ЦОС, то направления нашей деятельности определяются в основном задачами, стоящими перед ФСБ в целом, и тесными связями со средствами массовой информации, в оказании содействия электронным (радио и телевидение) и печатным СМИ. Ежегодно к нам поступает от российских и зарубежных СМИ свыше 1000 запросов самой разной направленности. Чтобы оказывать квалифицированную помощь, мы ввели специализацию наших сотрудников, исходя из специфики существующего информационного поля. Я понимаю, что наша работа еще не идеальна, многое предстоит сделать. Одно могу сказать точно — сотрудничество с представителями СМИ определяется и будет определяться стремлением более полно и объективно показывать общественности усилия сотрудников ФСБ в деле защиты интересов каждого российского гражданина и Отечества в целом.

КАК СОЗДАВАЛАСЬ ЭТА КНИГА


Василий Алексеевич СТАВИЦКИЙ — полковник, начальник Центра общественных связей.


Идея создания книги «Тайное становится явным» родилась в ноябре 1999 года неожиданно и совершенно спонтанно, в ходе подготовки к 10-летию со дня образования ЦОС ФСБ России. В начале многим показалось, что это надуманно и неинтересно, и что время упущено: некогда собирать, анализировать и готовить материалы, разве возможно создание книги в такие короткие сроки?

Работа над проектом уже в первые недели опровергла сомнения. Все, кто когда-то работал и продолжает работать в ЦОС, — активно откликнулись, и уже через три-четыре недели на мой рабочий стол легли рукописи воспоминаний о том «как это было» бывших руководителей Пресс-бюро КГБ СССР: Владимира Сергеевича Струнина, Ивана Владимировича Кононенко; Центра общественных связей: Александра Николаевича Карбаинова, Андрея Григорьевича Черненко, Алексея Петровича Кондаурова, Александра Георгиевича Михайлова, а также ветеранов: Сергея Федоровича Васильева, Игоря Николаевича Прелина и Рафиса Талиповича Измайлова. Самое активное участие в создании этой книги принял Евгений Александрович Антошкин. Он подготовил к печати большинство рукописей и постоянно работал с авторами. Глубокую признательность выражаю Александру Александровичу Здановичу, Владимиру Михайловичу Мерзлякову, Константину Мнеровичу Махмутову, Ольге Владимировне Рыжовой, Владимиру Михайловичу Комиссарову, Марине Викторовне Корзинниковой и всем тем, кто участвовал в работе над книгой.

Общими усилиями были собраны уникальные документы и архивные материалы, которые позволили четко представить становление и развитие главного гласного органа спецслужб. Уже тогда всем стало ясно, что мы раскопали богатейший прииск ценнейшей информации о становлении гласности в органах государственной безопасности. Оказалось (а за повседневной суетой многое напрочь забылось), что еще в далекие 20-е годы минувшего столетия в системе ВЧК существовал орган, осуществлявший задачи связи с общественностью и занимавшийся издательской деятельностью. Еще тогда в 1920 году Макинцян Погос, по сути, первый руководитель Бюро печати ВЧК выпускает том «Красная книга ВЧК», в которой публикует многие подлинные оперативные и следственные документы по наиболее крупным контрразведывательным операциям того периода. Макинцян был весьма разносторонним человеком: переводил на армянский язык Пушкина, Сервантеса и других авторов, был наркомом просвещения и наркомом внутренних дел. Кстати, редактором второго тома «Красная книга ВЧК» был также хорошо известный политический деятель и один из руководителей ВЧК М.Лацис. Повторяю эти факты, чтобы подчеркнуть, как важно изучать и помнить свою историю.

К сожалению, в последующие годы пресекалась любая попытка гласно рассматривать деятельность органов. Правовой беспредел тех лет подавлял всякую попытку рассказывать о работе ОГПУ, НКВД. Вокруг них была воздвигнута непроницаемая завеса зловещей таинственности. И только в 1969 году Председателем Комитета государственной безопасности СССР Ю.В.Андроповым был подписан Приказ «О создании Бюро по связи КГБ с издательствами и другими органами массовой информации». В разработанном вскоре на основе приказа временном Положении о Пресс-бюро КГБ четко определялась главная задача «обнародования в открытой печати, а также в кино, радио- и телепередачах материалов и документов, относящихся к сфере деятельности органов государственной безопасности».

В определенной степени именно с этого времени начинается не только гласность в деятельности российских спецслужб, но и их активное участие в создании на документальной основе уникальных художественных кинофильмов: «Семнадцать мгновений весны», «Операция «Трест», «Мертвый сезон», «ТАСС уполномочен заявить». Конечно, эти киношедевры созданы, прежде всего, трудом и талантом актеров — Вячеслава Тихонова, Юрия Соломина, Вахтанга Кикабидзе и многих других, а также прекрасных писателей — Юлиана Семенова, Василия Ардаматского и других. Но нельзя забывать — в этих фильмах также заложен высокий профессионализм сотрудников оперативных подразделений и Пресс-бюро КГБ СССР.

Эта книга — не только воспоминание о былом, ушедшем в историю, — это мостик в будущее, — это связь поколений: тех, кто жил и работал до нас, рассказ о делах сегодняшних, которые завтра станут историей. Это также учебное пособие для тех, кто придет после нас, кто будет работать на ниве безопасности страны завтра. Ведь как это ни покажется странным, но ни в Академии ФСБ, ни в других специальных учебных заведениях нет ни одной необходимой книги по методике и организации открытых пиаровских кампаний по линии деятельности спецслужб. Здесь же, в одной книге «Тайное становится явным» — и история становления специального подразделения по работе со СМИ и общественностью, и методика этой работы, и ее технологические «секреты».

Впрочем, тайн, секретов в привычном понимании этих слов в нашей работе нет. В ЦОС все делается гласно, открыто, официально. Это обстоятельство еще раз подтолкнуло нас к мысли о необходимости издания книги «ЦОС уполномочен заявить» не только для внутреннего потребления, как воспоминания к юбилейной дате, но и для массового читателя, для широкой общественности, в частности, для журналистов, по сути дела наших коллег, с которыми нам приходится бок о бок постоянно работать. Но у которых, во всяком случае, у многих, всегда были вопросы: а что там за кулисами событий, как делается кухня пиаровских мероприятий в ЦОС? Думается, эта книга как раз и удовлетворит законное любопытство многих журналистов. Меньше будет ненужных вопросов, недомолвок, сомнений, и если хотите недоверия.

К сожалению, это недоверие во многих случаях сохраняется, и нередко вредит общему делу — защите интересов России. Казалось бы, у нас — и сотрудников спецслужб, и журналистов — единый интерес. Ведь мало кто сомневается в том, что для большинства россиян интересы Отечества превыше всего. Разве что для отдельных отщепенцев, которые за деньги готовы продать, оболгать мать родную. Есть подобные типы и в журналистской среде, есть, будем откровенны, и в нашей чекистской.

Но ход истории определяют все же люди созидающие, добросовестно отдающие себя, свои способности, свое время — служению делу. И очень важно, чтобы таких людей было больше, и, самое главное, чтобы они были вместе, взаимно доверяли и дополняли друг друга. Тогда проще, успешнее будут решаться сложнейшие задачи сегодняшнего дня…

Это лирическое полемическое отступление сделал с единственной целью, чтобы сблизить взаимопонимание между сотрудниками спецслужб и журналистами. К сожалению, что греха таить, ведь совсем недавно, особенно в 1991–1993 годах, многие всячески подчеркивали, что главным их врагом являются органы госбезопасности. Кто-то очень «мудрый» на Западе умело использовал пиаровскую кампанию для разгрома силовых структур. Эта враждебная акция нанесла серьезный ущерб основам государственности. Упал не только «трон» (бог с ним с Горбачевым), серьезные трещины дали сами основы государства Российского, когда на его некогда стабильной территории возникли военные конфликты, целые мятежные районы, захваченные чеченскими бандитами. И все это не вдруг и не сразу, не на пустом месте, а в результате массированного развала государственного механизма, в том числе и силовых структур — армии, спецслужб. И теперь, когда «запахло жареным», многие горе-журналисты сетуют: где же наши силовики, почему они не могут навести порядок в стране, потушить военный пожар?

А силовики, впрочем, как и лучшие журналисты, сейчас в Чечне, собственной жизнью платят за безумную политику тех, кто в начале 90-х годов хотел развалить и разваливал Россию, ее силовые основы. К счастью, костяк армии, спецслужб сохранился и прикладывает титанические усилия, чтобы сохранить фундамент нового демократического Российского государства.

В этих условиях нам особенно важно осознать, что у нас (силовиков и журналистов) одна цель и задача — сохранить государство, а значит нормальную, достойную человеческую жизнь в России. К сожалению, кто-то очень «мудрый» опять втягивает нас в конфронтацию. В некоторых СМИ, по подсказке с Запада, разворачивается очередная пропагандистская кампания по разоблачению армии и правоохранительных органов, обвинению их во всех грехах, в том числе развязывании и затягивании войны в Чечне. Более абсурдных обвинений нельзя придумать. Ведь, прежде всего военные, силовики, те, кто платят собственной жизнью за безумие политиков, хотят быстрейшего завершения этого затянувшегося военного конфликта, развязанного по большому счету при активной поддержке спецслужб иностранных государств. И, тем не менее, многие СМИ, особенно западные, каждодневно льют ушаты грязи на тех, кто ценой собственной жизни стремится защитить молодое демократическое государство, защитить интересы, в том числе и чеченского народа, который оказался заложником преступной политики «полевых командиров» — террористов и бандитов, по своей сущности, не способных созидать и не сумевших обустроить нормальную жизнь в Чечне. И теперь, когда законные власти России при активной поддержке лучших представителей чеченского народа стремятся покончить с международным терроризмом в Чечне, в западных СМИ разворачивается злобная антироссийская кампания.

Создается такое впечатление, что некто очень «мудрый» опять хочет руками журналистов удушить новое демократическое государство, которое сегодня и по формам собственности, и по своей конституционной идеологии — идентично западным образцам. Если раньше, во времена существования СССР — идейно, экономически и в военностратегическом плане противостоявшего Западу, такое противоборство было понятно и оправданно, то сегодня таких противоречий нет. Но идеологическое, политическое, а отчасти и военное противостояние даже усилилось.

К примеру, последняя враждебная идеологическая кампания в Польше, высылка из Варшавы наших девяти дипломатов, выполнена в худших традициях «холодной войны». Причем эта провокационная акция откровенно подвязана к визиту в Польшу высокопоставленного чиновника НАТО. Акция понятна и примитивна: отдельным польским политикам хочется заработать политические очки, выслужиться перед новыми хозяевами, как они еще совсем недавно служили партийному руководству КПСС. Теперь они лают на слона с другой стороны. Но бог с ними с политиками, взаимное притяжение народов ничем нельзя остановить.

Удивляет другое, как тот, кто называет себя «мудрым», кто определяет стратегию глобальной мировой политики, не может понять, что, натравливая в очередной раз СМИ на Российское демократическое государство, тем самым активно поддерживает националистические, фашистские силы в России. Ведь еще совсем недавно слово «фашист» в России было самым низменным, ругательным, а сегодня вдруг, благодаря целенаправленной, безумной идеологической войне Запада против нашей страны, стало популярным, особенно среди молодежи. Феномен этого явления в одном — это защитная реакция молодых и не только молодых россиян (славян, евреев, мусульман и всех тех, кто проживает на нашей огромной территории) на идеологическую войну Запада. Печально и грустно наблюдать этот процесс. Поэтому невольно во весь голос хочется закричать: «Остановитесь, господа, что вы делаете?»

Трудно представить себе более абсурдную ситуацию, когда Запад — поборник прав человека, его свобод, вдруг взял под свою защиту откровенных чеченских террористов, бандитов, уголовников, которые взрывают жилые дома в Москве, Волгодонске и Буйнакске, содержат сотнями, тысячами заложников, рабов, в подвалах и в клетках, как это было в Урус-Мартане. Среди заложников много иностранных граждан, над которыми издеваются, насилуют, убивают, отрезают головы, как во времена средневековья. Документальные кадры, свидетельствующие об этих преступлениях чеченских боевиков, обошли весь мир. Однако многим западным журналистам приходится доказывать вновь и вновь, что они сами могут стать заложниками бандитов. К сожалению, к нашим предупреждениям многие журналисты не прислушиваются и сами становятся заложниками. Эта горькая участь постигла французского журналиста Бриса Флетьо, который в нарушение всех международных норм проник в Чечню через территорию Грузии и был захвачен боевиками. Российская и французская спецслужбы предпринимают меры по его освобождению, но всякую беду проще предупредить. Поэтому мы стараемся упредить подобные инциденты там, где идет война. Однако не всегда находим взаимопонимание.

Так, к примеру, большой международный политический инцидент возник в конце октября 1999 года в результате незаконных действий западных журналистов, граждан США Т.Хикса и Великобритании Э.Лойда. Эти господа, грубо нарушив визовый режим пребывания на территории России, оказались совсем не там, где они собирались побывать согласно их заявок. Корреспонденты Хикс и Лойд незаконно пытались проникнуть через КПП «Кавказ» в район боевых действий в Чечне, тем самым не только нарушили правила пребывания на российской территории, но создали угрозу собственной жизни. Российская сторона не могла допустить подобных нарушений, тем более подвергать риску жизнь иностранцев: они были задержаны до выяснения всех обстоятельств. Впрочем, с иностранцами, нарушающими условия пребывания, поступают подобным образом в большинстве стран мира, а в некоторых государствах гораздо строже — привлекая к уголовной ответственности.

Однако вокруг обычного задержания нарушителей, которых после выяснения всех обстоятельств отпустили, в ряде зарубежных СМИ развернулась кампания с обвинениями российских властей в нарушении прав журналистов. К этой акции подключились и официальные лица США. В частности, этот вопрос был поднят первым заместителем Госсекретаря США С.Тэлботом во время его встречи с Министром иностранных дел России И.С.Ивановым. 30 октября Посольство США в Москве направило в МИД РФ дипломатическую ноту протеста в связи с задержанием американского журналиста Т.Хикса.

При этом американская сторона всерьез намеревалась поднять этот вопрос в Осло 2 ноября 1999 года во время встречи Председателя Правительства России В.В.Путина с Президентом США Б.Клинтоном и Министра иностранных дел И.С.Иванова с Госсекретарем США М.Олбрайт.

Эта скандальная история быстро разрешилась. Однако сама проблема не исчерпана, поскольку отдельные журналисты в погоне за сенсацией и большими гонорарами продолжают грубо нарушать порядок пребывания на территории России, подвергая свою жизнь большой опасности и рискуя в любой момент оказаться в заложниках. В этой связи совершенно справедливо заявил в эксклюзивном интервью РИА «Новости» руководитель европейского бюро ассоциации «Репортеры без границ» Александр Леви, что проблема Бриса Флетьо и ему подобных заключается в том, что «самим своим поведением они приговаривают себя на 99 % быть захваченными в заложники». По словам Леви, иные западные журналисты, как, например, Анн Нива из «Либерасьон», «обеспечивают свою безопасность при помощи больших денег — они платят за свое частное сопровождение, получая большие суммы от своих редакций». А молодой и неопытный Флетьо «взял в руки фотоаппарат и отправился на границу Грузии с Чечней, чтобы сделать сенсационные репортажи и заработать немного денег». При этом руководитель бюро ассоциации подчеркнул: «Мы каждый раз повторяем одно и то же: направлять в такие зоны конфликтов можно только опытных журналистов с надежной подстраховкой».

Данное заявление видного представителя ассоциации «Репортеры без границ» не требует комментариев.

Причем всякий раз, когда мы в ЦОС пытаемся на основе документов рассказать правду о преступлениях чеченских боевиков, отдельные ангажированные журналисты, особенно из числа зарубежных (российские сами видели и клетки с заложниками, и их обезображенные трупы), всегда задают нам контрвопрос: «А это не пропаганда?»

Так было, к примеру, во время нашей встречи с корреспондентом Айлин О’Коннор, из уважаемой американской телекомпании CNN. На всем протяжении нашей беседы под телекамерой, а длилась она около часа, корреспондент многократно задавала один и тот же вопрос: «А это не пропаганда?»

Нет, это не пропаганда. Благо у меня под рукой были вещественные доказательства многочисленных преступлений чеченских боевиков, запечатленные на документальные кадры оперативной съемки в определенном месте и в конкретное время, а также компоненты взрывчатых веществ и детонаторы, которые были изъяты в Урус-Мартане в школе террористов, аналоги которых были использованы террористами при взрывах жилых домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске. Корреспондент сама потрогала 500-граммовую баночку из-под детского питания «НАН-NAN», начиненную террористами взрывчаткой.

— А что будет, если это взорвется? — задала она наивный вопрос.

— К счастью, эта баночка уже не взорвется. Из нее вынут детонатор. Однако в реальной жизни подобные, и еще более мощные самодельные взрывные устройства взрываются, унося человеческие жизни, — ответил я.

Наглядные пособия (на самом деле страшные пособия по взрывотехнике) оказали позитивное воздействия на представителей CNN. И, пожалуй, впервые правда о преступлениях чеченских боевиков разошлась благодаря объективности телекомпании CNN по всему миру. Возможно, с легкой руки госпожи Айлин О’Коннор и в других зарубежных СМИ в последующие дни появилась дополнительная объективная информация о преступлениях боевиков.

Кстати, возможно, и мы сами, самокритично следует признать, не всегда своевременно доводим подобную объективную информацию до зарубежных журналистов, частенько мы их обходим. А видимо, и зря. Нам необходимо чаще встречаться, чаще приглашать их на те же мероприятия, на которые мы приглашаем российские СМИ.

Приведу совсем свежий пример, подтверждающий это. В двадцатых числах января 2000 года в ФСБ проходило расширенное заседание Коллегии ФСБ по итогам работы за 1999 год и задачах по обеспечению безопасности предстоящих выборов Президента России. Чтобы исключить всякие кривотолки вокруг роли ФСБ в обеспечении безопасности выборных кампаний, руководство ФСБ приняло правильное решение о приглашении на заседание большой группы российских корреспондентов. В течение полутора часов представители ведущих информационных агентств, телекомпаний и радио России слушали, записывали, снимали уникальный материал о роли, месте и задачах органов безопасности в выборной кампании. Раньше подобные мероприятия проводились всегда при закрытых дверях. Оказалось, что никаких секретов здесь нет. И журналисты высоко оценили это доверие: все приглашенные агентства, телерадиокомпании, газеты дали широкую и объективную информацию. Пожалуй, впервые за время работы в ЦОС я по-настоящему ощутил искреннюю признательность журналистов и наше единство интересов.

Но где-то в душе я был не совсем удовлетворен. Как было бы здорово, если бы правда о благородной роли ФСБ в конституционной защите интересов избирателей и борьбе за чистоту парламентских рядов дошла и до зарубежного зрителя и читателя. К сожалению, до сих пор радио «Свобода» и «Голос Америки» распространяют информацию о том, что в России ничего не изменилось, и тайные методы работы КГБ сохраняются. Как я жалел, что в зале заседания Коллегии не было зарубежных журналистов, чтобы они сами убедились в огромных переменах в нашей деятельности. Ведь без доверия, без сближения наших позиций у нас у всех нет будущего: бесконечной будет вражда, конфронтация между Востоком и Западом. Но так не должно быть. Прекрасно понимаю, как много факторов действует на этом огромном жизненном пространстве, но наша задача расширить информационное поле, тем самым создать условия для политического, экономического и чисто человеческого сближения.

ЦОС УПОЛНОМОЧЕН ЗАЯВИТЬ

Официальные заявления и сообщения, распространенные

Центром общественных связей КГБ СССР, МСБ, АФБ-МБ-ФСК-ФСБ России через средства массовой информации

1990 год


23 июня 1990 года

В КГБ СССР

сообщение в газете «Красная Звезда»

В Комитете государственной безопасности СССР самым серьезным образом отнеслись к публикациям в некоторых московских печатных изданиях, передачам по радио, а также появлению в зарубежных средствах массовой информации ряда интервью с бывшим сотрудником КГБ генерал-майором запаса Калугиным. Личность Калугина хорошо нам известна. Допущенные им высказывания с грубыми искажениями, нападками на деятельность нынешних органов госбезопасности, логически вытекают из его поступков и поведения во время работы в органах. И, тем не менее, оценки Калугиным органов госбезопасности как организации политического сыска, обвинения их в совершении преступных действий заставляют задуматься над целями, которые преследует их автор.

Комитет госбезопасности решительно отвергает подобные утверждения Калугина, выражает возмущение по поводу оскорбления им профессиональной чести и человеческого достоинства сотрудников КГБ СССР. Ему-то ведь известно, что они действуют строго в рамках существующего законодательства, ведя сложную борьбу в интересах государственной безопасности нашей страны.

Знание личных качеств Калугина не оставляет сомнений в том, что, встав на путь «сенсационных» публичных выступлений, он решил начать новую, «политическую» карьеру и использовать для этого отечественные и зарубежные средства массовой информации. Видимо, Калугин посчитал ситуацию удобной для этого. В публикациях просматривается явная попытка ввести в заблуждение общественное мнение, бросить тень на процесс перестройки в органах КГБ, негативно повлиять на связи чекистов с трудящимися, которые, благодаря демократизации и гласности в нашем обществе, получили заметное развитие и укрепление.

КГБ СССР даст всестороннюю оценку высказываниям Калугина.

Центр общественных связей КГБ СССР.


29 июня 1990 года

НЕ УДАЛОСЬ

сообщение в газете «Правда»

28 июня предотвращена попытка угона самолета ТУ-154, следовавшего рейсом № 3594 по маршруту Краснодар — Оренбург — Красноярск.

Примерно через 1 час 15 минут после вылета самолета из Краснодара один из пассажиров передал экипажу записку с требованием лететь в Турцию. В случае невыполнения этого требования он угрожал применить отравляющее вещество.

Члены экипажа реально оценили обстановку и, проявив мужество, вступили в переговоры с угонщиком. Тем временем была установлена связь с аэропортом г. Оренбурга, где были приведены в боеготовность силы и средства, применяемые в подобных ситуациях. В 16 часов 02 минуты самолет совершил посадку в Оренбурге. Через несколько минут угонщик был обезврежен и задержан. Им оказался Капирушов Юрий Юрьевич, 1973 года рождения, учащийся ПТУ г. Красноярска. УКГБ по Оренбургской области против него возбуждено уголовное дело, ведется следствие.

Никто из пассажиров и членов экипажа не пострадал. Воздушным судном командовал пилот 1 класса Виктор Александров.

Центр общественных связей КГБ СССР.


24 июля 1990 года

ПРЕСЕЧЕНА ПОПЫТКА УГОНА

сообщение в газете «Труд»

23 июля была предпринята попытка угона самолета ТУ-134, выполнявшего рейс № 8307 по маршруту Рига — Мурманск.

Через 57 минут после вылета лайнера из Риги один из пассажиров через бортпроводника передал экипажу записку со словами: «Воздушное судно в опасности. Измените курс на Стокгольм, оно может быть в любую минуту разрушено». Экипаж вступил в переговоры с экстремистом, чтобы убедить его отказаться от преступных намерений. Получив с земли подтверждение о надежности проведенного досмотра пассажиров и багажа, командир воздушного судна В.Т. Абеле принял решение произвести посадку в Петрозаводске. В 12.25 самолет приземлился в аэропорту, где группой захвата КГБ Карельской АССР угонщик был задержан. Им оказался Коваленко Виктор Владимирович, 1968 года рождения, уроженец и житель г. Риги, нигде не работающий. При задержании взрывного устройства у него не было обнаружено.

Экипаж и пассажиры не пострадали. Ведется расследование.

Центр общественных связей КГБ СССР


5 августа 1990 года

ОБСТАНОВКА ОСЛОЖНЯЕТСЯ

сообщение в газете «Известия»

Обстановка в Армянской ССР продолжает осложняться действиями боевиков. Поздно вечером 2 августа вооруженной группой численностью более 100 человек совершено нападение на здание Араратского горотдела милиции. В ходе перестрелки, продолжавшейся около получаса, погиб начальник отделения уголовного розыска капитан Костанян и был убит главарь банды некий Смбат. После этого боевики, взломай двери, проникли в здание райотдела КГБ, учинили там разгром, похитили оружие и секретные документы.

В ночь на 3 августа в ходе вооруженного столкновения между противоборствующими группами в селе Востане был обстрелян с применением автоматического оружия, гаубиц и гранатометов дом руководителя одной из банд Маркаряна. Соседним жилым домам причинен значительный ущерб.

Центр общественных связей КГБ СССР.


7 августа 1990 года

В КОМИТЕТЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СССР

сообщение в газете «Вечерняя Москва»

Сотрудниками Комитета госбезопасности при попытке передачи совершенно секретных материалов по оборонной тематике представителю иностранного государства задержан и арестован научный сотрудник одного из научно-исследовательских институтов г. Москвы. Возбуждено уголовное дело по ст. 64 УК РСФСР («Измена Родине»). Ведется следствие.

Центр общественных связей КГБ СССР.


12 августа 1990 года

В КГБ СССР

сообщение в газете «Труд»

Сотрудниками Комитета госбезопасности СССР вскрыта и пресечена деятельность крупной преступной группы советских и польских граждан, которые в течение определенного времени осуществляли незаконные операции с валютными и другими ценностями.

В результате принятых КГБ мер 8 августа с.г. при содействии органов государственного таможенного контроля на контрольно-пропускном пункте «Брест» при попытке вывоза за границу в оборудованном тайнике обнаружено и изъято свыше 20 кг золота и ювелирных изделий на сумму около 2 млн. рублей. Участники группы арестованы. По месту жительства у них изъято оружие, а также золото, валюта и другие ценности на общую сумму 1,5 млн. рублей.

Возбуждено уголовное дело. Ведется следствие.

Центр общественных связей КГБ СССР


12 сентября 1990 года

КГБ ПРЕДЛАГАЕТ СОТРУДНИЧЕСТВО

сообщение в газете «Известия»

11 сентября в Комитете государственной безопасности СССР состоялось официальное представление советским и зарубежным журналистам Центра общественных связей КГБ СССР.

В пресс-релизе, розданном представителям средств массовой информации, говорится о том, что в условиях перестройки задача развития общественных связей, укрепления доверия, поддержка широкими слоями населения становится для КГБ СССР объективной необходимостью. С этой целью по решению Совета Министров СССР в системе КГБ создан Центр общественных связей. Он действует на правах самостоятельного управления. В органах КГБ на местах также создаются соответствующие подразделения общественных связей.

Центр призван осуществлять методологическое руководство, организацию и координацию деятельности подразделений центрального аппарата, органов и войск КГБ СССР по дальнейшему развитию гласности. Важнейшие задачи центра — информирование советской и зарубежной общественности о целях, направлениях и результатах деятельности органов КГБ. Центр принимает советских и зарубежных журналистов, дает интервью, отвечает на письма и запросы, оказывает содействие авторам в предоставлении материалов, проведении кино- и телевизионной съёмки. Общественность получает информацию об участии КГБ в работе по реабилитации лиц, незаконно репрессированных в тридцатые — сороковые — начале пятидесятых годов, о выявлении мест их захоронений.

В планы центра входит розыск документов творческого наследия репрессированных писателей, художников, артистов и ученых. С 1991 года намечено выпускать массовый общественно-политический и литературно-художественный журнал о деятельности КГБ, который будет распространяться в СССР и за рубежом.

Начальник центра А. Карбаинов ответил на вопросы журналистов. Часть из них касалась подробностей трагической судьбы польских офицеров, погибших в сталинских застенках, а также судьбы Рауля Валленберга. А. Карбаинов сообщил, что КГБ не располагает документами об этих преступлениях, что, возможно, они если и находились в свое время в архивах Комитета государственной безопасности, то потом были уничтожены.

На вопрос, планирует ли центр открыть доступ к архивам КГБ, потерявшим со временем свою секретность, было сказано, что ведомство еще не готово открыть двери таких архивов перед всеми желающими, однако разрабатываются подходы к решению этой важной задачи.

На вопрос, когда из органов КГБ будут уволены сотрудники, фабриковавшие в 70-х годах дела «диссидентов», начальник центра ответил, что такую деятельность органов государственной безопасности вряд ли можно квалифицировать как фабрикацию. Дело в том, что сотрудники КГБ действовали в соответствии с действовавшими в то время законами. На вопрос о масштабах такой деятельности А. Карбаинов сказал, что ею занималось не более одного процента сотрудников органов КГБ.

Один из журналистов спросил: что вы будете делать, если 300 тысяч человек окружат здание КГБ на площади Дзержинского и потребуют открыть им все ваши архивы?

«Мы будем вести разговор с гражданами, убеждать людей действовать в рамках закона. Гласность— лучшее лекарство в деле перестройки работы органов КГБ СССР» — ответил А.Карбаинов.


14 декабря 1990 года

ЧЕКИСТЫ ПРОТИВ МАФИИ

Сообщение в газете «Советская Россия»

Оперативный штаб КГБ СССР по борьбе с экономическим саботажем осуществил комплексную операцию по контролю за реализацией в Москве продовольственных и промышленных товаров, сообщили корреспонденту ТАСС в Центре общественных связей Комитета госбезопасности страны.

В результате выявлены факты хищения, выноса и продажи продуктов из подсобных помещений магазинов, завышения цен и сокрытия товаров от продажи.

В ходе операции установлены факты незаконного «натурального обмена» продуктами питания и дефицитными промышленными товарами между работниками торгующих организаций.

Вскрыты крупные злоупотребления в торговле импортной мебелью.

1991 год

6 сентября 1991 года

СЛУХИ О МАССОВОМ БЕГСТВЕ СОТРУДНИКОВ КГБ ЗА РУБЕЖ БЕСПОЧВЕННЫ

Слухи о массовом бегстве сотрудников КГБ и функционеров КПСС за рубеж беспочвенны. Такое заявление корреспонденту ТАСС сделали в Центре общественных связей КГБ СССР. Накануне отечественные средства массовой информации с подачи японских газет «Нихон кэйдзай» и «Санкэй симбун» распространили сообщение о том, что несколько тысяч чекистор и партаппаратчиков перебежали в Китай после провала правого путча и приостановления деятельности КПСС, добиваются политического убежища. Однако при компетентной проверке этой информации факты не подтвердились.


28 октября 1991 года

ЗАСЕДАНИЕ КООРДИНАЦИОННОГО СОВЕТА МСБ

В Москве состоялось заседание Координационного совета Межреспубликанской службы безопасности.

Члены Координационного совета, сообщил Центр общественных связей КГБ СССР, выразили общее мнение о том, что происходящие в стране демократические преобразования создают реальные условия для установления суверенитета республик и взаимовыгодного сотрудничества на благо их народов. Они констатировали, что нормальная жизнедеятельность каждого государства в отдельности и всех вместе возможны лишь при условии политической, экономической и социальной стабильности, обеспечения внутренней и внешней безопасности.

Члены совета с удовлетворением приняли решение Государственного совета СССР о передаче органов государственной безопасности в исключительную юрисдикцию суверенных государств и об образовании на базе КГБ Межреспубликанской службы безопасности, высказав согласие в том, что эта служба может быть действенным инструментом координации общих усилий по обеспечению безопасности субъектов сообщества.

Члены совета рассмотрели и в основном одобрили проект Временного положения о Межреспубликанской службе безопасности. Согласовано, что Межреспубликанская служба безопасности будет осуществлять координацию деятельности подразделений службы и органов безопасности суверенных республик по вопросам, отнесенным к их совместному ведению, информационное обеспечение деятельности органов безопасности, проведение аналитических исследований по проблемам безопасности, представляющим для них взаимный интерес, согласованную с республиками оперативно-розыскную деятельность, материально-техническое и научно-исследовательское обеспечение деятельности органов безопасности, подготовку и переподготовку кадров для республиканских органов безопасности и другие функции, изложенные в проекте Временного положения.

Членами совета поддержано предложение о создании института постоянных представителей органов безопасности суверенных республик в Межреспубликанской службе безопасности.

С уметом обсуждения намечено в кратчайший срок Временное положение о Межреспубликанской службе безопасности внести на рассмотрение Государственного совета СССР и Президента СССР.


30 октября 1991 года

КГБ ВАС БОЛЬШЕ НЕ ПОДСЛУШИВАЕТ

Председатель КГБ СССР Вадим Бакатик подписал приказ «Об усилении гарантий соблюдения законности, прав и интересов граждан при проведении органами госбезопасности негласных оперативно-технических мероприятий».

Документ имеет целью пресечь нарушения закона и прав личности. Приказом предусмотрены неотложные меры по регулированию порядка проведения негласных оперативно-технических мероприятий вплоть до принятия конкретных соответствующих законодательных актов и внесения дополнений в уголовно-процессуальные кодексы республик.

В приказе строго обозначена цель прослушивания телефонных переговоров, получения информации с технических каналов связи, обысков и досмотров, визуального наблюдения, кино-, фото-, видеодокументирования, контроля почтово-телеграфных отправлений. Разрешается проводить эти мероприятия только для выявления и пресечения разведывательной деятельности иностранных спецслужб, а также для борьбы с организованной преступностью, терроризмом, коррупцией, наркобизнесом, хищениями в особо крупных размерах, контрабандой и незаконными валютно-банковскими операциями.

Категорически запрещается использование оперативно-технических средств в отношении частных лиц для получения и накопления информации, не относящейся к компетенции органов государственной безопасности и не связанной с выявлением фактических обстоятельств по конкретному делу.

Приказ запрещает разглашать информацию, ставшую известной КГБ и затрагивающую личную жизнь граждан. Однако предусматривается возможность для граждан обращаться и получать разъяснения от должностных лиц о мотивах ограничения их прав и любую, касающуюся их лично информацию, если ее разглашение не причинит ущерба интересам государственной безопасности или другим лицам.


1 ноября 1991 года

О ПУБЛИКАЦИИ ГАЗЕТЫ «ГАРДИАН»

Как сообщили корр. ТАСС в Центре общественных связей КГБ СССР, информация газеты «Гардиан» о частной торговле секретными документами из архивов КГБ» не соответствует действительности. Документальные материалы в соответствии с практикой развития гласности в деятельности КГБ передаются в общественный оборот, как правило, на безвозмездной основе и только с санкции руководства. Предварительно материалы рассекречиваются в установленном порядке. Частная торговля секретными документами — это преступление, предусмотренное законодательством. Ни одного такого случая в КГБ зарегистрировано не было.


22 ноября 1991 года

ОБРАЩЕНИЕ ЦЕНТРА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ КГБ РОССИИ В СВЯЗИ С ГИБЕЛЬЮ СОТРУДНИКА КГБ ЧЕЧЕНО-ИНГУШЕТИИ В.ТОЛСТЕНЕВА

В последние дни в средствах массовой информации публиковались сообщения об офицерских собраниях в коллективах органов госбезопасности Российской Федерации, поводом которым послужила гибель сотрудника КГБ Чечено-Ингушетии майора Виктора Толстенева. Телеграммы были направлены Президенту России, парламентариям республики, руководству КГБ РСФСР.

«Разделяя возмущение офицеров службы безопасности фактом гибели Виктора Толстенева и поддерживая требования по прекращению эскалации насилия», Центр общественных связей КГБ России призвал всех сотрудников российских подразделений госбезопасности «проявить выдержку, мужество, мудрость и преданность закону». «Мы не имеем права позволить себе каких-либо действий, основанных на эмоциях», — говорится в обращении центра, переданном в ТАСС.

В документе подчеркивается, что руководство КГБ РСФСР «принимает все от него зависящие меры по установлению причин гибели офицера и наказанию виновных в соответствии с установленным законом порядком». В этой связи называются несправедливыми обвинения в отношении бездействия руководства межреспубликанской службы безопасности.

«Мы обращаемся к гордому чеченскому народу, имевшему в своей истории и времена унижения, и времена величия, не допустить кровопролития, — говорится в обращении. — Уверены, что, помня и уважая прошлое наших народов, мы сможем с честью и достоинством пройти и это испытание, не повторяя трагических страниц прошлого».

1992 год

28 октября 1992 года

О ЗАСЕДАНИИ КОЛЛЕГИИ МБ РФ

В Министерстве безопасности Российской Федерации состоялось расширенное заседание коллегии, на котором рассмотрены задачи совершенствования оперативно-розыскной деятельности федеральных органов государственной безопасности, а также правовой защиты интересов личности, общества и государства.

Коллегия выразила озабоченность в связи с обострением социально-политической обстановки в России, кризисных явлений в экономике, сложностью положения военнослужащих пограничных войск, членов их семей и русскоязычного населения в ряде районов «ближнего зарубежья».

Было отмечено, что в настоящее время проявились опасные тенденции создания властных неконституционных структур, грозящих размыть или разрушить возрождающуюся российскую государственность. Предпринимаются попытки формировать силы, способные вопреки интересам людей труда ввергнуть общество в пучину вооруженных конфликтов, привести экономику в состояние полной разрухи и отбросить нашу страну в своем развитии на десятилетия назад.

Опасность современной ситуации усугубляется падением жизненного уровня, разрастанием на этом фоне вооруженных форм преступности, коррупции, терроризма, межнациональной розни, разбазариванием национальных богатств, стремлением отдельных политических партий и движений в целях групповых интересов использовать трудности переходного периода в борьбе за власть.

Оценивая создавшееся положение, коллегия глубоко убеждена, что Россия может стать высокоразвитым, демократическим и правовым государством только на основе общенационального согласия, консолидации законодательной и исполнительной властей, всех прогрессивных сил. Поступательное развитие экономики, подъем культуры и духовности возможны только в условиях достижения гражданского мира.

Важнейшую задачу Министерства безопасности и его органов коллегия видит в обеспечении законности и стабильности функционирования конституционных органов власти. Главным приоритетом деятельности является также надежная защита гражданского и национального достоинства человека независимо от его мировоззренческих установок. В связи с этим в настоящее время министерство совместно с другими правоохранительными органами наращивает усилия и предпринимает надлежащие меры согласно Указу Президента Российской Федерации по защите прав граждан, охране правопорядка и усилению борьбы с вооруженной и организованной преступностью.

Коллегия решительно отвергает любые попытки использовать систему федеральных органов безопасности в качестве инструментария в политических противоборствах, удовлетворении сепаратистских амбиций.

Коллегия считает своей обязанностью заявить, что федеральные органы государственной безопасности будут и впредь действовать только в строгом соответствии с Конституцией, законами Российской Федерации и Указами Президента России, обеспечивая защиту суверенитета, территориальной целостности, обороноспособности страны и законные гарантии каждого россиянина.


3 ноября 1992 года

БАНДА АРЕСТОВАНА

Министерством безопасности России при содействии органов внутренних дел обезврежена крупная вооруженная банда, отличавшаяся особой циничностью своих действий, разветвленной структурой и имеющая в своем составе несколько групп боевиков, которые занимались грабежом и разбоями. В круг противоправных дел этой группы было вовлечено около 500 человек.

Деятельность преступной группировки в течение длительного времени нагнетала социальную напряженность в городах Москве и Санкт-Петербурге, вызывала обеспокоенность общественности, порождала неверие в способность правоохранительных органов противостоять преступникам.

В ходе следственных действий у них изъято огнестрельное и холодное оружие, боеприпасы, современные средства радиосвязи, деньги, валюта, дорогостоящие автомашины иностранных марок и другие материальные ценности общей суммой более полумиллиарда рублей, а также изобличаю щие их документы.

Ведется следствие.


20 ноября 1992 года

ОБ АНОНИМНЫХ СООБЩЕНИЯХ, СОДЕРЖАЩИХ УГРОЗЫ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

В последнее время федеральными органами госбезопасности отмечен рост поступающих по телефонным каналам анонимных сообщений, содержащих угрозы террористического характера в адрес политических и государственных деятелей, народных депутатов. Анонимы нередко угрожают взорвать административные, учебные, промышленные и прочие объекты. За последние месяцы Министерством безопасности совместно с правоохранительными органами разоблачена деятельность 60 анонимов, часть из которых уже привлечена к уголовной и административной ответственности.


25 ноября 1992 года

ВЫЯВЛЕНА НЕУКОМПЛЕКТОВАННОСТЬ ВОЕННОГО СНАРЯЖЕНИЯ ВОИНСКИХ ЧАСТЕЙ В СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ И ИНГУШЕТИИ

Несколько дней назад сотрудниками отдела военной контрразведки Министерства безопасности Российской Федерации по 42-му армейскому корпусу было установлено, что в партии из 2000 бронежилетов, поступивших для оснащения воинских частей, принимающих участие в обеспечении режима чрезвычайного положения на территории Северной Осетии и Ингушетии, 1100 изделий (больше половины) оказались недоукомплектованы титановыми бронепластинами. Тем самым была создана реальная угроза жизни военнослужащих, которым предназначался этот «бронемираж». Трагикомично звучат строки «Инструкции по применению», гласящие: «Бронежилет защищает грудь от пуль стрелкового оружия и осколков, спину — от осколков и пистолетных пуль».

А тем временем различными путями в страны ближнего и дальнего зарубежья массово продолжает уходить среди прочего сырья и такой ценнейший металл, как титан, которого катастрофически не хватает для солдат российской армии.

1993 ГОД

14 января 1993 года

ЗАКОНЧЕНО РАССЛЕДОВАНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА В ОТНОШЕНИИ КОРРУМПИРОВАННОЙ ГРУППИРОВКИ

Министерством безопасности закончено расследование уголовного дела в отношении коррумпированной группировки, в которую входили должностные лица государственных банковских, производственных, а также коммерческих структур.

Члены группировки обвиняются в том, что в 1989–1990 годах неоднократно за взятки переводили в наличные деньги крупные средства, хранившиеся на счетах общественных организаций. В результате злоупотребления служебным положением, а также путем присвоения, растраты и мошенничества указанные лица похитили в общей сложности более 4 миллионов рублей, которые частично использовались для подкупа должностных лиц в целях заключения выгодных договоров, а также на приобретение для личных нужд ювелирных изделий, электронной бытовой техники и огнестрельного оружия. Один из обвиняемых, кроме того, скупал в нарушение правил о валютных операциях иностранную валюту, вывезенную впоследствии контрабандным путем в ФРГ и США, где он открыл банковские счета на свое имя. В процессе расследования были вскрыты. факты хищения оружия и боеприпасов.

Уголовное дело направлено в суд.


3 марта 1993 года

ПРИ ИСПОЛНЕНИИ СЛУЖЕБНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ ПОГИБЛИ ДВОЕ СОТРУДНИКОВ МБ РФ

1 марта 1993 года при исполнении служебных обязанностей в составе группы Российских пограничных войск, дислоцированных в Таджикистане, погибли два сотрудника Министерства безопасности РФ. Один сотрудник МБ РФ тяжело ранен. Пострадали и иные лица.

Руководство Министерства безопасности России выразило соболезнование родственникам погибших.


26 марта 1993 года

ОСУЖДЕНЫ ЗА ШПИОНАЖ ЧЕТВЕРО ГРАЖДАН РОССИИ

Военным судом Московского военного округа осуждены за шпионаж в пользу иностранного государства по статье 64 Уголовного кодекса России граждане России Горчаков, Аветисян, Линник и Парусов.

Находясь по частному приглашению в ФРГ, бывший летчик гражданской авиации Горчаков из корыстных побуждений установил контакт с представителями спецслужб и по их заданию осуществлял сбор секретной информации о частях Западной группы российских войск (ЗГВ).

Для облегчения доступа к закрытым данным он привлек служащего одной из воинских частей Аветисяна, а также рядовых Линника и Парусова, которые собрали важную информацию о частях Российской армии и системе связи ЗГВ. Шпионские действия указанных лиц были пресечены органами военной контрразведки.

Расследование уголовного дела на Горчакова и других проведено следственным управлением Министерства безопасности России.

За совершенные преступления Горчаков, Аветисян, Линник и Парусов приговорены военным судом к различным срокам лишения свободы с содержанием в колонии усиленного режима и конфискацией преступно нажитого имущества.


31 июля 1993 года

РАЗОБЛАЧЕНА ГРУППА ФАЛЬШИВОМОНЕТЧИКОВ

Отделом военной контрразведки Министерства безопасности РФ по Беломорской военно-морской базе совместно с Управлением по борьбе с организованной преступностью УВД Архангельской области разоблачена преступная группа, изготовлявшая и сбывавшая фальшивые 10-тысячные банкноты образца 1992 года. 24 июля с. г. четверо фальшивомонетчиков арестованы. При обыске у них изъято свыше 5 миллионов фальшивых денег, оружие, боеприпасы. В отношении арестованных возбуждено уголовное дело.


4 августа 1993 года

ГОСБЕЗОПАСНОСТЬ ПРОТИВ НАРКОБИЗНЕСА

В июле 1993 года Управление по борьбе с контрабандой и коррупцией МБ России завершило длившуюся почти год разработку группы дельцов наркобизнеса. Арестованы восемь человек. Изъято 40 тысяч ампул бупренорфина, синтетического наркотика, ввезенного в Россию из Индии, оружие, валюта, изделия из драгоценных металлов, произведения искусства, антиквариат. Расследование уголовного дела ведет Следственный комитет МВД Российской Федерации.


7 сентября 1993 года

О ЗАДЕРЖАНИИ ЛИДЕРА ПРЕСТУПНОЙ ГРУППИРОВКИ ТУРКМЕНИСТАНА

Как уже сообщалось, Министерством безопасности подписаны соглашения о взаимодействии с рядом спецслужб ближнего зарубежья.

Результатом такого сотрудничества явилась операция, проведенная 3 сентября с. г. Управлением по борьбе с коррупцией и контрабандой Министерства безопасности в отношении лидера преступной группировки Туркменистана, длительное время скрывавшегося от органов следствия в г. Москве. На «счету» преступника вымогательства с применением насилия, незаконное приобретение и хранение наркотиков, огнестрельного оружия и боеприпасов. Задержанный передан органам правопорядка Туркменистана.


30 сентября 1993 года

О РЯДЕ УСПЕШНЫХ ОПЕРАЦИЙ СОТРУДНИКОВ УПРАВЛЕНИЯ МБ РФ ПО КРАСНОДАРСКОМУ КРАЮ

В Краснодаре сотрудники краевого Управления МБ совместно с работниками таможни обнаружили и изъяли на борту пассажирского самолета, совершавшего рейс из Баку, 9 пистолетов Макарова и боеприпасы. За несколько дней до этого в аэропорту Краснодара в одном из самолетов было обезврежено 3 самодельных взрывных устройства большой мощности с дистанционным управлением. Кроме того, задержан автопоезд с контрабандным грузом (автозапчасти, медикаменты, радиоаппаратура) на сумму более 200 млн. рублей. Всего с начала 1993 года местные чекисты вернули государству ценностей на два с лишним миллиарда рублей.


2 октября 1993 года

ЗАЯВЛЕНИЕ ЦОС МБ РФ В СВЯЗИ С КОММЕНТАРИЯМИ В СМИ ПО УКАЗУ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ № 1400

В связи с появившимися в некоторых средствах массовой информации сообщениями о том, что в

Министерстве безопасности происходит поляризация отношения сотрудников к указу президента России N1400 от 21 сентября с.г. «О поэтапной конституционной реформе в России» и якобы начавшейся идеологической «чистке» профессиональных кадров, ЦОС МБ РФ заявляет, что руководство и абсолютное большинство личного состава министерства, понимая свою ответственность за обеспечение безопасности России, направляют усилия исключительно на решение задач, определенных для органов безопасности действующим законодательством, считают опасным для интересов страны допустить раскол внутри министерства и втягивание сотрудников в политическое противостояние. Министерство безопасности и впредь будет действовать строго в рамках закона и в пределах своей компетенции.


6 ноября 1993 года

ПРЕСЕЧЕНА КРУПНАЯ МОШЕННИЧЕСКАЯ АФЕРА

В последней декаде октября 1993 года Министерством безопасности Российской Федерации пресечена крупная мошенническая афера с приватизационными чеками, в результате которой мог быть нанесен материальный и моральный ущерб многим тысячам российских граждан и подорвано доверие россиян к политике экономических реформ в области приватизации.

Арестован организатор фиктивного чекового инвестиционного фонда, изготовивший типографским способом 100 тыс. акций несуществующего фонда. Изъяты поддельный документ Государственного антимонопольного комитета России и предметы мошеннической деятельности.

1994 год

2 апреля 1994 года

ОБЕЗВРЕЖЕНА КРУПНАЯ БАНДА

С 24 марта по 1 апреля с.г. в городах Владивостоке и Находке Управлением ФСК по Приморскому краю совместно с прокуратурой и органами внутренних дел проводилась крупномасштабная операция по обезвреживанию преступной группировки А.Анашкина. Группа готовила ряд дерзких акций по вымогательству финансовых средств у коммерческих структур, поддерживала преступные связи с аналогичными группировками в Москве и других регионах России. Задержано 7 наиболее активных участников банды во главе с Анашкиным. Во время обысков изъято 11 единиц нарезного огнестрельного оружия, детонаторы, гранаты, наркотики, оптические прицелы, бронежилеты, документальные материалы, свидетельствующие о подготовке актов вымогательства. Прокуратура г. Находки возбудила уголовное дело по ст.77 УК РФ — бандитизм.


10 июня 1994 года

В МОСКВЕ АРЕСТОВАНЫ 17 ТОРГОВЦЕВ ОРУЖИЕМ

17 продавцов и покупателей боевого оружия были задержаны в Москве сотрудниками Федеральной службы контрразведки России с 27 мая по 2 июня. Как сообщили «Интерфаксу» в Центре общественных связей ФСК, в результате совместной операции, проведенной с московской милицией и управлением военной контрразведки, у преступников изъято 8 автоматов Калашникова, 33 пистолета, 2 боевые гранаты, свыше 7 тысяч различных боеприпасов, 74 зажигательных патрона, 26 приспособлений для бесшумной стрельбы, военное снаряжение, амуниция.


16 июня 1994 года

ГРАНАТОМЕТЫ НЕ ПРОДАЛИ

По материалам сотрудников отдела экономической контрразведки Управления ФСК России по Астраханской области задержаны два жителя Астрахани А. Дюшков и А. Сухарев. Арестованы они были в тот момент, когда пытались сбыть 7 противотанковых гранатометов РПГ-22.

Устанавливается причастность к данному преступлению еще 3 человек, которым также предъявлено обвинение по 218 статье Уголовного кодекса (незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ). В ходе обысков сотрудниками контрразведки изъяты 2 радиостанции военного образца, холодное оружие, большое количество поддельных документов и чистых бланков всевозможных организаций с печатями, иностранная валюта.

Следствие по делу продолжается.


8 сентября 1994 года

ОБЕЗВРЕЖЕНА ПРЕСТУПНАЯ ГРУППИРОВКА

Управление Федеральной службы контрразведки по Алтайскому краю обезвредило преступную группировку, занимавшуюся хищением и продажей крупных партий боевых гранат.

Как сообщили в Центре общественных связей ФСК, в настоящее время задержанные переданы в управление по борьбе с организованной преступностью краевого управления внутренних дел. Ведется следствие.


27 октября 1994 года

ТЕРРОРИСТ В АЭРОПОРТУ МАХАЧКАЛЫ ВЗОРВАЛ СЕБЯ И ПОГИБ. ДРУГИХ ПОСТРАДАВШИХ НЕТ.

Захвативший 25 октября самолет «ЯК-40» в Махачкале террорист взорвал себя рано утром 27октября после того, как оставшиеся члены экипажа были выведены сотрудниками Федеральной службы контрразведки России.

Как сообщили «Интерфаксу» в Центре общественных связей ФСК, 27 октября в 6.52 по московскому времени при проведении сотрудниками спецподразделения ФСК операции по обезвреживанию преступник взорвал находившееся при нем взрывное устройство и погиб. Самолет получил повреждения. Других пострадавших нет.

По данным ЦОС ФСК, накануне после выдачи преступнику части запрошенной им валюты и дальнейших с ним переговоров в течение дня все пассажиры, один из пилотов и стюардесса, находившиеся на борту, были освобождены. Террорист с тремя членами экипажа продолжал оставаться в самолете, ожидая отправления за границу.

27 октября в 00.20 минут принятыми мерами незаметно для террориста из самолета были выведены оставшиеся члены экипажа.

Личность преступника устанавливается. По корешку авиабилета он значится как житель Баку Э.Мехти-Заде.

1995 ГОД

23 января 1995 года

ЗАДЕРЖАННЫЙ В РИГЕ МАЙОР ЗАПАСА ЯГОТИН НЕ СВЯЗАН С РОССИЙСКИМИ СПЕЦСЛУЖБАМИ

Центр общественных связей Федеральной службы контрразведки опроверг сообщения латвийской печати о том, что задержанный недавно в Риге майор запаса погранвойск РФ Сергей Яготин связан с российскими спецслужбами.

Как заявил представитель ЦОС в интервью «Интерфаксу», С.Яготин «не имеет никакого отношения к ФСК». По словам представителя ЦОС, этот человек «никогда не работал в органах контрразведки, а служил в погранвойсках, откуда был уволен в марте 1994 года».

По сведениям ФСК, несмотря на плохие служебные характеристики, уже после увольнения из погранвойск С.Яготин был назначен начальником Себежского пункта эмиграционного контроля на российско-латвийской границе. В прошлом году С.Яготин по собственной инициативе выехал в Ригу, по его собственным словам, «за долгами». Там он и был задержан латвийской полицией.


23 января 1995 года

В ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ РФ ПРЕДОТВРАЩЕН ВЫВОЗ ЗА РУБЕЖ ПАРТИИ ИКОН

Сотрудники Управления Федеральной службы контрразведки РФ по Липецкой области предотвратили контрабандный вывоз за пределы России партии икон.

Уникальные раритеты готовились к переправке за рубеж одним из иностранцев, работавшим в Липецке. По оценке экспертов, все иконы XVIII–XIX вв. представляют собой большую культурную и историческую ценность.

Предотвращение контрабанды культурного наследия прошлого — уже не первый случай в практике работы липецких контрразведчиков. В прошлом году имела место аналогичная попытка вывезти за рубеж партию икон, полотен русских живописцев, коллекцию монет и знаков.

В целом же по России только за минувший год сотрудники ФСК не допустили перемещения за пределы страны сотен уникальных шедевров, которые могли быть безвозвратно потеряны для России.


28 января 1995 года

В ЯРОСЛАВСКОЙ ОБЛАСТИ АРЕСТОВАНА С ПОЛИЧНЫМ ГРУППА КОНТРАБАНДИСТОВ ОРУЖИЕМ

Троих граждан Латвии и одного жителя Ярославля, занимавшихся контрабандой оружия, задержали 26 января с поличным сотрудники Управления Федеральной службы контрразведки по Ярославской области. Об этом сообщили 27 января «Интерфаксу» в Центре общественных связей ФСКРФ.

По данным контрразведки, эта группа ввозила оружие и боеприпасы на территорию области с целью последующей реализации. У контрабандистов при обыске изъято 12 пистолетов «ТТ», боеприпасы к ним и более 2,5 тыс. долларов США. Арестованы также автомашины марки «КАМАЗ», «РАФ» и «Вольво».

Следственный отдел УФСК по Ярославской области возбудил уголовное дело по данному факту и проводит расследование.

Это уже не первый случай незаконного оружейного бизнеса в Ярославле. Продолжается расследование уголовного дела против начальника транспортного отдела хозяйственного департамента администрации Ярославской области Владимира Лютикова, у которого 3 месяца назад было изъято 20 тысяч патронов к автоматам, снайперским винтовкам и пистолетам.


16 марта 1995 года

КОНТРРАЗВЕДЧИКИ ПРЕДОТВРАТИЛИ ПОПЫТКУ ВЫВОЗА ЗА ПРЕДЕЛЫ ЧЕЧНИ КРУПНОЙ ПАРТИИ КАРТИН ГРОЗНЕНСКОГО МУЗЕЯ

Попытку вывоза за пределы Чечни 384 картин Грозненского краеведческого музея предотвратили сотрудники Управления ФСК по Чеченской республике, сообщили «Интерфаксу» в Центре общественных связей ФСК РФ.

В ходе контрразведывательных мероприятий сотрудники ФСК выявили место, где хранились подготовленные к вывозу полотна. Авторами картин являются как российские, так и зарубежные живописцы XIX–XX веков. По оценке специалистов, некоторые произведения уникальны и имеют большую культурную и историческую ценность.

Найденные картины взяты под охрану. Оформляются документы для их передачи представителям министерства культуры Чечни.


16 марта 1995 года

СОТРУДНИК ФСК ПОСМЕРТНО НАГРАЖДЕН ВЫСШЕЙ НАГРАДОЙ РОССИИ

Представители ФСК вручили 16 марта грамоту Президента России и звезду «Героя России» родственникам капитана Сергея Громова (посмертно), сообщили «Интерфаксу» в Центре общественных связей Федеральной службы контрразведки России.

Капитан Сергей Громов служил в отделе военной контрразведки 116 воздушно-десантной дивизии (ВДД) и погиб 5 февраля 1995 года в Грозном при выполнении боевой задачи. Ранее капитан С.Громов проходил службу на территории Абхазии в составе миротворческих сил. Он был представлен к званию «Героя России» офицерским собранием 116 ВДД.

Как сообщили в Центре общественных связей ФСК, будучи офицером контрразведки, капитан С.Громов принимал личное участие в боевых действиях федеральных войск в Чечне, освобождении российских военнопленных, ликвидации снайперских гнезд, а также в действиях по предотвращению нападений дудаевских бандформирований на российские войска.

У капитана С.Громова остались мать, жена, двое несовершеннолетних детей, которым администрация Тульской области предоставила квартиру и выделила материальную помощь.


25 марта 1995 года

СОТРУДНИКИ ФСК ЗАДЕРЖАЛИ РАСХИТИТЕЛЕЙ ЗОЛОТА

Сотрудники Управления Федеральной службы контрразведки России по Магаданской области провели операцию по задержанию организованной преступной группы, члены которой в нарушение правил о валютных операциях скупали золото расхитителей в золотодобывающих районах Колымы с целью его последующего контрабандного перемещения в Закавказье и в Турцию. Изъято около 79 кг промышленного золота на сумму свыше 4 млрд, рублей, а также 7800 американских долларов.

«Есть основания полагать, что выручка от реализации золота предназначалась для финансирования незаконных вооруженных формирований в Чечне», — сообщили «Интерфаксу» в Центре общественных связей ФСК.


29 марта 1995 года

В НОРИЛЬСКЕ ЗАДЕРЖАНЫ 6 ЧЕЛОВЕК, ПОХИЩАВШИХ ПЛАТИНОСОДЕРЖАЩИЙ ПОРОШОК

В Норильске сотрудники Управления ФСК по Красноярскому краю пресекли деятельность преступной группы, похищавшей с местного горно-металлургического комбината платиносодержащий порошок.

Как сообщили «Интерфаксу» в среду в Центре общественных связей ФСК, контрразведчики задержали 6 человек, у которых обнаружено сто килограмм платинового концентрата стоимостью около миллиарда рублей.

У задержанных изъято несколько десятков тысяч долларов.


31 марта 1995 года

22 АГЕНТА ИНОСТРАННЫХ СПЕЦСЛУЖБ ВЫЯВЛЕНЫ ОРГАНАМИ РОССИЙСКОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ В 1994 ГОДУ

22 агента иностранных спецслужб из числа российских граждан выявлены в 1994 году в результате операций, проведенных органами контрразведки РФ, сообщили «Интерфаксу» в Центре общественных связей ФСК.

Как отметил представитель ФСК, «среди них особую опасность представляли работники министерства оборонной промышленности и ряда других важных ведомств». В частности, уголовные дела об измене Родине в форме шпионажа велись в отношении сотрудника АО «Спецмашиностроение и металлургия» и помощника представителя АО «Аэрофлот» в Зимбабве, завербованных иностранными спецслужбами и выдавших сведения закрытого характера.

По данным ФСК, пресечены около 60 попыток передачи гражданами России представителям иностранных государств секретных материалов, часть из них — сотрудникам спецслужб.

«Усилившаяся разведывательно-подрывная деятельность иностранных спецслужб, — подчеркнул представитель ФСК, — представляет серьезную угрозу национальной безопасности России».

По его словам, в центре разведывательных интересов иностранных спецслужб остаются: стратегические планы российского руководства в сфере внешней политики; ход экономической и военной реформ; состояние и перспективы валютно-финансовой системы; развитие политической ситуации в стране и отдельных регионах, межнациональные и иные общественные конфликты.

Как указал представитель ФСК, устойчив также интерес к ядерному и другим видам современного вооружения, процессам в оборонном комплексе, разработкам в сфере передовых технологий и результатам фундаментальных исследований.

«Отмечена активность разведок стран Восточной Европы и Балтии, контролируемых западными спецслужбами. Весьма опасный характер приобретают акции разведок ряда мусульманских стран, стремящихся использовать в работе национально-религиозный фактор», — отметили в ЦОС ФСК.

По его данным, численный состав ряда резидентур в Москве не только не сокращается, но и имеет тенденцию к увеличению, что позволяет им активно использовать для проведения разведдеятельности легальные возможности.

«Содержание и объем добываемой резидентурами информации достигается за счет масштабного разведывательного охвата практически всей территории России. Только в системе ряда крупных экономических ведомств РФ выявлено около десяти установленных разведчиков, около 90 специалистов и советников, чья принадлежность к зарубежным спецорганам не вызывает сомнения. Более сотни инофирм и организаций используются спецслужбами в качестве прикрытия, в том числе в банковской сфере. Сегодня можно сделать тревожный вывод о существовании на территории России организованной системы по сбору и вывозу за рубеж сведений о новейших отечественных технологиях и изобретениях», — подчеркнули в ФСК.


31 марта 1995 года

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА КОНТРРАЗВЕДКИ ВЫЯВИЛА В 1994 ГОДУ БОЛЕЕ 30 КОНТРАБАНДНЫХ КАНАЛОВ ПОСТАВОК НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ НА ТЕРРИТОРИЮ РОССИИ

Федеральная служба контрразведки выявила в 1994 году более 30 каналов контрабандных поставок наркотиков на территорию России. Об этом говорится в переданном в «Интерфакс» сообщении

Центра общественных связей ФСК, посвященном итогам работы этого ведомства в 1994 году.

По материалам контрразведки возбуждено 48 уголовных дел, арестовано 158 человек, изъято более 3 тонн различных наркотических веществ. Во взаимодействии с таможенными органами, спецслужбами США, Казахстана и Украины успешно осуществлены 13 операций. В результате совместной операции с Управлением по борьбе с наркотиками США выявлен один из руководителей международного наркобизнеса.

В сообщении ЦОС ФСК также говорится, что принимались меры по пресечению деятельности контрабандных группировок, занимающихся вывозом за границу редкоземельных и радиоактивных веществ. В частности, региональным управлением ФСК по Псковской области арестована группа лиц при попытке продажи контейнера с радиоактивным ураном-238 весом 57 кг. Предотвращен также вывоз 50 тонн цветного металла на сумму 60 тысяч долларов США.

По материалам органов контрразведки в связи с коррупцией осуждено также 18 представителей органов власти и управления, среди которых чиновники высокого уровня. В частности, вскрыта и пресечена преступная деятельность 13 должностных лиц в органах власти и правоохранительных органах Москвы и Московской области. В их числе руководитель одного из департаментов правительства Москвы, супрефект муниципального округа, глава администрации пос. Ильинское Раменского района и его заместитель.

В процессе производства дознания по уголовным делам органами контрразведки изъято 211,2 млрд, рублей, свыше 1 млн. долларов, 123 кг. изумрудов, 15 кг. драгоценных камней, 42 кг. золота, 700 тонн сырьевых ресурсов стоимостью 3 млрд, рублей, другие предметы и ценности на сумму свыше 11 млрд, рублей.


31 марта 1995 года

СОТРУДНИКИ ФСК НА ТЕРРИТОРИИ ЧЕЧНИ ВЫЯВИЛИ В 1994 ГОДУ БОЛЕЕ 100 МЕСТ УКРЫТИЯ НЕЗАКОННЫХ ВООРУЖЕННЫХ ФОРМИРОВАНИЙ

Сотрудники ФСК в ходе восстановления конституционного порядка в Чечне выявили на ее территории в 1994 году более 100 мест укрытия незаконных вооруженных формирований, несколько баз складирования оружия, боеприпасов и продовольствия для ведения «партизанской» войны против России.

Как отмечается в сообщении Центра общественных связей ФСК по итогам работы в 1994 году, добыты и через военное командование реализованы данные о местах расположения засад, минирования коммуникаций и маршрутов передвижения российских войск. Получены также данные об участии в конфликте наемников из Афганистана, Украины, стран Средней Азии, Закавказья и Балтии.

В сообщении ЦОС ФСК также отмечается, что выявлено около 200 вербовщиков наемников, из которых 80 — иностранцы. Выявлено также более 1000 наемников, из которых 31 привлечен к уголовной ответственности.


31 марта 1995 года

СОТРУДНИКИ ФСК ПРЕДОТВРАТИЛИ В 1994 ГОДУ БОЛЕЕ 500 ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ ПРОИСШЕСТВИЙ НА ПРОМЫШЛЕННЫХ ОБЪЕКТАХ РОССИИ

По материалам органов контрразведки в 1994 году предотвращено более 500 чрезвычайных происшествий на объектах промышленности (60 из них относятся к предприятиям атомного комплекса) и более 700 чрезвычайных ситуаций в воинских частях, на объектах транспорта и связи. Обеспечена безопасность следования литерных, специальных и массовых воинских перевозок.

В сообщении также подчеркивается, что после введения в действие летом прошлого года указа президента России «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности» органами контрразведки во взаимодействии с представителями внутренних дел и прокуратуры обезврежено 119 организованных преступных группировок, в том числе особо опасных, терроризировавших население. У участников преступных формирований изъято свыше 5 тысяч единиц огнестрельного оружия, большое количество боеприпасов, 42 тонны взрывчатых веществ. По материалам органов контрразведки арестовано более 400 человек.

Как отмечается в сообщении, особое внимание уделялось борьбе с контрабандой оружия. Сотрудниками ФСК, в частности, в ходе целевых операций обезврежены 3 преступные группировки, переправлявшие оружие в Россию из стран Балтии. Задержаны контрабандисты, доставлявшие его из Германии через Литву и Белоруссию. Выявлен и ликвидирован устойчивый канал нелегальной поставки оружия из США морским путем, говорится в сообщении ЦОС ФСК.


26 мая 1995 года

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ДУДАЕВА НА ПЕРЕГОВОРАХ В ГРОЗНОМ У.ИМАЕВ И СОПРОВОЖДАВШИЕ ЕГО ПРЕДСТАВИТЕЛИ ОБСЕ ПОДВЕРГЛИСЬ НАПАДЕНИЮ НЕЗАКОННЫХ ВООРУЖЕННЫХ ФОРМИРОВАНИЙ

Представитель Джохара Дудаева на переговорах в Г розном Усман Имаев и сопровождавшие его сотрудники ОБСЕ и территориального управления административных органов России в Чечне при возвращении в контролируемый боевиками район подверглись 25 мая внезапному нападению одного из незаконных вооруженных формирований.

Об этом сообщили «Интерфаксу» в Центре общественных связей Федеральной службы безопасности России.

По словам представителя ЦОС, в завязавшемся бою охранявшие колонну офицеры ФСБ уничтожили группу боевиков, включая снайпера, и обеспечили подход подразделений федеральных войск.

Никто из представителей ОБСЕ и территориального управления, а также У.Имаев, не пострадали. Несколько российских военнослужащих получили ранения.


29 мая 1995 года

В ДАГЕСТАНЕ ЗАДЕРЖАН ТУРЕЦКИЙ РАЗВЕДЧИК

Гражданин Турции Исхак Касап задержан на днях контрразведывательными органами Дагестана при попытке вырваться после выполнения разведзадания из зоны боевых действий в Чечне, сообщили «Интерфаксу» в Центре общественных связей Федеральной службы безопасности.

При обыске у него были обнаружены фото- и видеоматериалы, крупная сумма денег, блокноты с записями.

На допросе И.Касап, у которого также были обнаружены документы на имя Исака Кондира, показал, что вместе со своим соотечественником Камильозтюрком выполнял специальное задание по сбору шпионской информации в интересах Национальной разведывательной организации Турции.

В качестве прикрытия для работы И.Касап использовал поддельные журналистские удостоверения.

По данному факту проводится расследование.


15 июня 1995 года

О НАПАДЕНИИ ТЕРРОРИСТОВ НА БУДЕННОВСК

Федеральная служба безопасности России сообщает, что 14 июня с.г. по трассе Левокумск-Буденновск в направлении последнего следовала колонна из двух грузовых автомобилей марки «КамАЗ», сопровождение осуществлял милицейский УАЗ. На требования остановиться водители не реагировали. В 12.30 при подъезде к ОВД города до 50 человек, находившихся в кузовах автомобилей, выскочили с оружием в руках и, пользуясь внезапностью, ведя стрельбу, ворвались в здание горотдела. При этом были убиты и ранены сотрудники милиции. Бандитами были захвачены здания городской администрации, Сбербанк, горвоенкомат, их служащие взяты в заложники. Часть бандитов вместе с ними сосредоточилась в районе местного рынка. Под прикрытием захваченных заложников они захватили горбольницу, где организовали оборону. Под контролем террористов в здании вместе с указанными заложниками находятся также пациенты и медперсонал. Требования террористов — вывод федеральных войск из Чечни. Всего заложников предположительно около 500 человек.

В результате террористического акта погибли 11 сотрудников милиции и один военнослужащий внутренних войск, а также 17 местных жителей, ранены 9 работников МВД и 56 гражданских лиц. Уничтожено 8 боевиков, один тяжело ранен.

Террористическая акция, как теперь видно, тщательно спланированная, является еще одним подтверждением преступности дудаевского режима, неоднократно заявлявшего о перенесении боевых действий на территорию России. Акт прямого террора, повлекший за собой человеческие жертвы, полностью на совести Дудаева и его преступного окружения.

Выражая скорбь по поводу смерти невинных людей, ФСБ заявляет, что всем арсеналом имеющихся сил и средств, во взаимодействии с органами и войсками МВД, бандиты будут обезврежены, разоружены и понесут суровое наказание.


30 июня 1995 года

В ЧЕЧНЮ ВЕДУТ СЛЕДЫ НЕ МЕНЕЕ ДЕСЯТКА ХИЩЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ В КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПО ФИКТИВНЫМ АВИЗО

В Чечню ведут следы не менее десятка преступлений, связанных с хищениями денежных средств путем проведения незаконных финансово-банковских операций в Кировской области. Об этом «Интерфаксу» сообщили в Центре общественных связей Федеральной службы безопасности России.

В частности, по данным ЦОС, в суде Первомайского района города Кирова закончено рассмотрение уголовного дела об очередной попытке хищения денег с использованием фиктивного кредитного авизо. 47-летний бизнесмен Анатолий Шавров осужден на шесть лет лишения свободы с конфискацией имущества за попытку извлечь из авуаров кировского филиала «Авиабанка» 4 млрд. 225 млн. рублей.

Как установило следствие, в поисках выхода из затруднительного финансового положения А.Шавров совместно с сообщником обратились к услугам работавших в Москве чеченцев, которые и помогли им направить в банк фальшивку. В случае удачи, по данным ФСБ, А.Шавров половину суммы обязан был отдать чеченцам.

«Задержать чеченцев не представилось возможным, так как ситуация в Чечне не позволяет расследовать преступления с достаточной полнотой», — проинформировали «Интерфакс» в пресс» центре ФСБ.


6 сентября 1995 года

В ЯКУТИИ ЗА ПОСЛЕДНИЕ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ ИЗЪЯТО У ПРЕСТУПНИКОВ БОЛЕЕ 30 КИЛОГРАММОВ ЗОЛОТА И ОКОЛО 7000 КАРАТ АЛМАЗОВ

Более 30 килограммов золота, около 7000 карат алмазов и 30 килограммов наркотических средств изъяли у преступников сотрудники Министерства безопасности Якутии за последние несколько лет. Эти данные сообщили «Интерфаксу» в Центре общественных связей Федеральной службы безопасности РФ.

Как подчеркнул представитель ЦОС, деятельность Минбезопасности Якутии в основном направлена на контрразведывательное обеспечение алмазо-бриллиантового комплекса и золотодобывающей промышленности республики. Сотрудники госбезопасности также активно участвуют в защите кредитно-финансовой сферы Якутии.


21 сентября 1995 года

В МАХАЧКАЛЕ ПРОВЕДЕНА ОПЕРАЦИЯ ПО ОСВОБОЖДЕНИЮ ЗАЛОЖНИКОВ

Совместными усилиями ФСБ и МВД успешно проведена операция по освобождению заложников, захваченных двумя преступниками на автовокзале г. Махачкалы и удерживаемых более 18 часов в рейсовом автобусе. Среди заложников находились 2 маленьких детей, 7 женщин и 9 мужчин.

В ходе переговоров каких-либо политических требований преступники не выдвигали. Вместе с тем они требовали выдать им 1,5 млн. долларов, предоставить оружие и вертолет.

В целях освобождения заложников силами спец-подразделения Антитеррористического центра ФСБ проведена операция, в результате которой все заложники освобождены, жертв нет, преступники задержаны.


26 сентября 1995 года

АРЕСТОВАНЫ 9 ЧЛЕНОВ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППИРОВКИ, СОВЕРШИВШЕЙ МНОГОЧИСЛЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В КАЛУЖСКОЙ ОБЛАСТИ РФ

9 членов преступной межрегиональной группы, действовавшей на территории России и за ее пределами, арестованы правоохранительными органами Калужской области, сообщили «Интерфаксу» в Центре общественных связей Федеральной службы безопасности РФ.

В результате проведенных Управлением ФСБ по Калужской области мероприятий в Венгрии задержаны лидер группировки Олег Исаев, известный под кличкой «Француз», и его ближайший помощник Александр Суворов, житель Твери. Операция по задержанию проведена совместно со спецслужбами и полицией Венгрии.

В этой стране, согласно сообщению ЦОС ФСБ, оба преступника оказались после того, как совершили на территории Калужской области многочисленные тяжкие преступления, в том числе несколько убийств. Скрываясь от возмездия, они бежали за границу в декабре прошлого года.

В отношении группировки Исаева Калужская областная прокуратура расследует уголовное дело, возбужденное по статье 77 (бандитизм) УК РФ. К следствию по делу подключены областные управления ФСБ и внутренних дел.

ЦОС ФСБ просит обращаться лиц, пострадавших от действий преступной группы Исаева, в том числе предпринимателей, которым что-либо известно о преступной деятельности ее главаря и его пособников, в правоохранительные органы Калужской области.


19 октября 1995 года

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ РАСКРЫЛА ГРУППУ ТОРГОВЦЕВ ОРУЖИЕМ

Федеральная служба безопасности России пресекла деятельность организованной преступной группы, занимавшейся незаконным оружейным бизнесом, сообщили «Интерфаксу» в Центре общественных связей ФСБ РФ. Операцию провели сотрудники Управления ФСБ по Краснодарскому краю совместно с органами внутренних дел.

Задержаны 5 подозреваемых, выходцы из Дагестана. В ходе первичных следственных действий у них изъяты самодельные взрывные устройства, электродетонаторы, автоматы и пистолеты, а также боеприпасы к ним.

В настоящее время следствие выясняет, кому предназначалось оружие. Отрабатывается также версия о причастности членов группы к террористической деятельности.


29 ноября 1995 года

УСТАНОВЛЕНА ЛИЧНОСТЬ ТЕРРОРИСТА, ЗАХВАТИВШЕГО В ОКТЯБРЕ ЗАЛОЖНИКОВ ВОЗЛЕ КРЕМЛЯ

Следствие пока не располагает информацией, были ли соучастники у террориста, захватившего 14 октября 1995 года на Васильевском спуске возле Кремля в Москве в качестве заложников туристов из Южной Кореи.

В ходе операции по их освобождению террорист был убит.

Как сообщили «Интерфаксу» в ЦОС ФСБ, в процессе оперативно-розыскных мероприятий, осуществленных сотрудниками Антитеррористического центра и Управления ФСБ РФ по Камчатской области, личность преступника установлена. Им оказался Виктор Сургай, 1961 года рождения, уроженец Туапсинского района Краснодарского края, генеральный директор производственнокоммерческой фирмы «Великоросс» в г. Петропавловске-Камчатском, женат, имеет двоих детей. В 1980 году, после окончания Харьковского электромеханического техникума В.Сургай был призван в армию, службу закончил на Камчатке, где и остался на жительство.

Оформив заграничный паспорт, в апреле он выехал по делам фирмы в США, в мае вернулся в Россию и проживал в Москве у знакомого, собираясь якобы «выбить» у своих должников долг в 300 тыс. долларов США.

1996 год

17 января 1996 года

О ЗАХВАТЕ ТЕПЛОХОДА «АВРАСИЯ»

Федеральная служба безопасности России поддерживает контакты с турецкими спецслужбами и делает все от нее зависящее для обеспечения безопасности и спасения заложников, захваченных в турецком порту Трабзон. Такие же контакты имеет и Служба внешней разведки России.

Российские спецслужбы руководствуются соглашениями, достигнутыми ранее с турецкой стороной о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом, и международными критериями оценки действий террористов.

Федеральная служба безопасности сообщила представителям спецслужб Турции о своей готовности на любые формы сотрудничества, которые могут включать в себя: обмен информацией, имеющей отношение к террористической акции в Трабзоне; участие в переговорах с бандитами, направленных на освобождение заложников; участие специальных подразделений ФСБ в операции по спасению насильно удерживаемых на «Аврасии» пассажиров и членов экипажа. Российские спецслужбы надеются, что турецкой стороной также будут предприняты все возможные усилия, чтобы спасти невинных людей и пресечь наглую акцию террористов, посягнувших на жизнь и свободу людей.


13 февраля 1996 года

ЗАЯВЛЕНИЕ ЦОС ФСБ РОССИИ ПО ПОВОДУ ПУБЛИКАЦИИ В ЖУРНАЛЕ «ФОКУС»

ЦОС Федеральной службы безопасности заявляет, что сообщение германского журнала «Фокус», растиражированное зарубежными и отечественными СМИ, о якобы признании со стороны ФСБ факта контрабанды из России в 1994 году оружейного плутония, не соответствует действительности.

В основе этих публикаций лежит направленное российскими правоохранительными органами в Министерство юстиции ФРГ ходатайство о предоставлении для исследования образцов, изъятых у агента БНД радиоактивных материалов, которые, как утверждается, вывезены из нашей страны, так как только исследование образцов может дать ответ о происхождении указанных материалов. Однако ответа от немецкой стороны до настоящего времени не получено. Данное обстоятельство серьезно затрудняет работу по возбужденному уголовному делу на группу лиц, обвиняемых в незаконном приобретении, хранении и передаче радиоактивных материалов.

По нашему мнению, в опубликованные в СМИ выдержки из указанного выше ходатайства сознательно внесены искажения для придания сенсационности сообщениям прессы и с целью вновь поставить вопрос о недостаточном контроле со стороны соответствующих российских учреждений за сохранностью радиоактивных материалов.

Российская сторона всегда внимательно относилась ко всем предложениям мирового сообщества по борьбе с незаконным оборотом ядерных материалов и является инициатором рассмотрения этого важного вопроса на предстоящем в Москве саммите ведущих стран.


21 февраля 1996 года

О ВЫСЫЛКЕ ИЗ РОССИИ СОТРУДНИКА ИЗРАИЛЬСКОЙ РАЗВЕДСЛУЖБЫ МОССАД

В декабре 1995 года в Москве Федеральной службой безопасности осуществлена операция по пресечению шпионской акции иностранной разведки путем захвата с поличным российского гражданина в момент передачи им секретных материалов представителю иностранного государства.

В ходе разбирательства было установлено, что организатором и активным участником этой шпионской акции являлся сотрудник израильской разведслужбы МОССАД, имевший прикрытие советника посольства Израиля в Москве.

У задержанных обнаружены секретные документы с информацией, составляющей государственную тайну, а также крупная сумма в иностранной валюте, предназначенная для оплаты документальных материалов.

Российский гражданин арестован, ведется следствие, а дипломату в присутствии израильского консула и представителя МИД России было предложено покинуть нашу страну. Представители израильской стороны не нашли повода для опротестования действий ФСБ и вынуждены были признать, что они носили жесткий, но корректный характер.

Идя навстречу просьбе правительства Израиля, ФСБ РФ не придавала огласке инцидент с задержанием израильского разведчика, чтобы не нанести ущерба позитивно развивающимся российско-израильским отношениям. Однако, несмотря на имевшиеся соглашения, израильтяне опубликовали несколько статей в своих средствах массовой информации, сопроводив их вымышленными фактами об активизации «российского шпионажа» в Израиле и «значительном количестве российских разведчиков в посольстве России в Тель-Авиве, среди которых находятся представители СВР, ГРУ, ФСБ».

Поскольку одна из сторон сочла возможным придать огласке факт высылки из России сотрудника МОССАДа с недружественными для нас комментариями, российская сторона считает необходимым довести до сведения российской и международной общественности истинную подоплеку происшедшего инцидента.


1 марта 1996 года

ОБ ОПЕРАЦИИ ПО ПРЕСЕЧЕНИЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППИРОВКИ

29 февраля 1996 года, в ходе операции по пресечению преступной деятельности бандитской группировки, погиб сотрудник Управления ФСБ России по Смоленской области подполковник Валерий Волков, честный, мужественный офицер, ранее неоднократно рисковавший жизнью во имя людей.

Во взаимодействии с органами МВД трое преступников арестованы, у них изъяты автомат и четыре снаряженных магазина, 4 пистолета, 2 помповых ружья, бронежилет и большое количество боеприпасов. В ходе проводившихся ранее оперативных мероприятий, а также первичных следственных действий установлено, что члены банды совершили ряд дерзких преступлений. По возбужденному уголовному делу проводятся мероприятия, направленные на выявление криминальных связей бандитов и документирование их преступных действий.


12 марта 1996 года

ОБ ИНЦИДЕНТЕ НА ОДНОМ ИЗ РОССИЙСКИХ БЛОКПОСТОВ В ЧЕЧНЕ

11 марта с.г. по каналам агентства «Интерфакс» со ссылкой на представителя военной контрразведки было распространено сообщение о якобы имевшем место факте продажи российскими военнослужащими дудаевским боевикам танка и боевой машины пехоты (БМП).

Центр общественных связей ФСБ России в связи с этим заявляет, что никто из официальных представителей службы ни на территории Чечни, ни в Москве подобных, сведений средствам массовой информации не передавал.

Фактически дело обстояло следующим образом. 8 марта с блокпостом № 15 166-й отдельной мотострелковой бригады, расположенным у населенного пункта Мескер-Юрт, была прервана радиосвязь. Незамедлительно прибывшие на место представители командования объединенной группировки российских войск в Чечне обнаружили, что блокпост и палатки, в которых жили военнослужащие, полностью разрушены, две БМП взорваны. Имеются многочисленные следы крови и другие признаки, указывающие на произошедшее там вооруженное столкновение, однако трупов российских военнослужащих не обнаружено. На боевой позиции отсутствовали танк и БМП. По данному факту проводится расследование.

ЦОС ФСБ решительно осуждает порочную практику отдельных журналистов «зарабатывать» себе имя на чеченском конфликте, выдавая неподтвержденные факты за действительные, дискредитируя тем самым группировку федеральных сил в Чечне и Федеральную службу безопасности.


12 марта 1996 года

ВЫНЕСЕН ПРИГОВОР ТЕРРОРИСТАМ

11 марта 1996 года военным судом Тамбовского гарнизона вынесен приговор по уголовному делу в отношении граждан Армении Оганесяна Д.А. и Голояна А.А., а также гражданина Российской Федерации Симоняна Б.В., арестованных в мае 1994 года Федеральной службой контрразведки

России по подозрению в причастности к террористической деятельности. Все трое признаны виновными.

Оганесян Д.А. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.86 (повреждение путей сообщения и транспортных средств) и ст.218 УК (незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия и боевых припасов или взрывчатых веществ) и осужден к 6-ти годам лишения свободы.

Симонян Б.В. осужден по ст.218 УК РФ к 2-м годам лишения свободы.

Голоян А.А. освобожден в зале суда с учетом времени содержания под стражей в период следствия.


12 марта 1996 года

О НЕКОТОРЫХ СОБЫТИЯХ ВОКРУГ ДЕЛА НИКИТИНА

Последние события вокруг так называемого дела бывшего военнослужащего ВМФ Никитина, эксперта международной экологической организации «Беллуна», арестованного УФСБ по г. Санкт-Петербургу и обвиняемого по ст.64, пункт «а» УК РФ, приобретают, по мнению Федеральной службы безопасности, хорошо спланированный и скоординированный характер.

От шумихи, поднятой в отечественных и зарубежных СМИ, прослеживается переход к прямому давлению на следственные органы и властные структуры Российской Федерации. К этой кампании уже подключены дипломатические круги ряда стран, влиятельные международные организации, различные экологические группы и объединения.

Анализ этих действий дает основания предполагать, что от проблем экологических кампания целенаправленно переводится в политическое русло — с упором на рассмотрение якобы неблагополучного состояния дел с соблюдением прав человека в России и «произвола властей». ФСБ располагает данными, что к этому процессу активно подключены спецслужбы ряда западных стран. Налицо еще одно свидетельство прямого вмешательства во внутренние дела России.

Что же касается собственных следственных действий в отношении Никитина, то ФСБ вынуждена еще раз напомнить, что речь идет о конкретном гражданине России, обвиняемом в совершении конкретного преступления. Со стороны Прокуратуры РФ, санкционировавшей их проведение, замечаний не поступало. По законам РФ после завершения предварительного следствия решение о виновности Никитина будет приниматься судом, как во всех цивилизованных правовых государствах.

Комментируя арест Никитина и возбужденное против него уголовное дело, некоторые средства массовой информации пытаются представить его как дело против «Беллуны», хотя мы заявляли не раз, что никакого дела против этой экологической организации не существует.


5 апреля 1996 года

О ЗАДЕРЖАНИИ С ПОЛИЧНЫМ ВЗЯТКОВЫМОГАТЕЛЕЙ

3 апреля 1996 года сотрудниками ФСБ России были задержаны с поличным при получении взятки начальник отдела ФСНП полковник налоговой полиции Павел Глебов и президент Академии экономической безопасности Андрей Шаваев.

Факту ареста предшествовали кропотливые оперативно-розыскные мероприятия, проведенные одним из подразделений ФСБ России и столичным Управлением ФСБ. При задержании и обыске у Глебова и Шаваева изъяты крупные суммы денег, оружие, а также ряд документов, имеющих гриф «секретно».

В момент задержания в помещении находились еще несколько сотрудников налоговой ПОЛИЦИИ, возможная причастность которых к преступлению проверяется. Сумма взятки, которую вымогали Глебов и Шаваев, составляет 200 тыс. долларов.

Возбуждено уголовное дело. Ведется следствие.


11 апреля 1996 года

ПРОВЕДЕНА ОПЕРАЦИЯ ПО ОБНАРУЖЕНИЮ И ИЗЪЯТИЮ КОНТРАБАНДНОЙ ПАРТИИ ОРУЖИЯ И БОЕПРИПАСОВ

Оперативно-боевой группой Антитеррористического центра Федеральной службы безопасности Российской Федерации проведена операция по обнаружению партии огнестрельного оружия и боеприпасов, доставленных по нелегальным каналам в Россию.

По данным оперативников, удалось изъять лишь часть из этой партии, поступившей, по предварительной информации, из Прибалтики. Настораживает то обстоятельство, что в преддверии президентских выборов в Российской Федерации попытки бесконтрольного ввоза 'в Россию огнестрельного оружия приобретают все более изощренный и масштабный характер.

Антитеррористический центр ФСБ РФ продолжает проведение операции по определению местонахождения и изъятию оставшейся части оружия и боеприпасов.


26 апреля 1996 года

АКАДЕМИЯ ФСБ РОССИИ ОТМЕЧАЕТ 75-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ

В эти дни учебное заведение, именуемое с недавних пор Академией Федеральной службы безопасности, отмечает славный 75-летний юбилей. В начале 1921 года Президиумом ВЧК было принято решение о создании специальных курсов для подготовки оперативных кадров, а в апреле того же года первые слушатели приступили к занятиям.

Не раз за всю историю курсы меняли название. Кадры для органов государственной безопасности готовили вначале Высшие курсы ВЧК-ОГПУ, затем, — Высшая школа НКВД-НКГБ-КГБ, а несколько лет назад учебное заведение получило статус Академии.

В годы Великой Отечественной войны Высшая школа вела ускоренную подготовку оперативного состава для действующей армии и территориальных органов. Выпускники школы возглавили партизанские отряды особого назначения, разведывательно-диверсионные группы и нелегальные резидентуры; многим из них было присвоено высокое звание Героя Советского Союза за образцовое выполнение специальных заданий.

В настоящее время Академия ФСБ России является крупным многопрофильным учебным и научным центром. На ее кафедрах работают около 30 академиков и членов-корреспондентов, более 300 докторов и кандидатов наук. Академия осуществляет подготовку кадров не только для органов ФСБ, но и для Службы внешней разведки, Службы безопасности Президента Российской Федерации и ряда других силовых ведомств, а также спецслужб стран СНГ.

Головное учебное заведение российской специальной службы ведет, кроме того, большую научно-исследовательскую работу. Принимает активное участие в научной экспертизе и разработке законодательных и иных правовых актов.


23 мая 1996 года

ЗАДЕРЖАН ТЕЛЕФОННЫЙ АНОНИМ, УГРОЖАВШИЙ СОВЕРШЕНИЕМ ТЕРАКТОВ

Управлением ФСБ России по Кемеровской области арестован гражданин П. (установочные данные не раскрываются в интересах следствия) и в отношении его возбуждено уголовное дело по статьям 218 (незаконное приобретение, изготовление или сбыт оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ) и 213-4 (заведомо ложное сообщение об акте терроризма) УК Российской Федерации. Он был обезврежен в результате тщательно спланированной операции, проведенной кемеровскими. контрразведчиками.

До момента задержания П. под угрозой проведения серии диверсионно-террористических акций требовал от властных структур области выплатить ему 1 миллион долларов. Свою угрозу он подкрепил тем, что к анонимной записке приложил полиэтиленовый пакет с гранулированным веществом, которое, как установила экспертиза, в действительности является мощным взрывчатым веществом бризантного типа — граммонитом. Анонимный автор неоднократно, кроме того, звонил в администрацию области с целью уточнения условий передачи ему крупной суммы в инвалюте.

Во время совершения очередного звонка, оперативно-боевой группой УФСБ аноним был задержан. В ходе проведения обыска у него было обнаружено и изъято более 30 килограммов взрывчатого вещества, 2 электродетонатора, черновики записей телефонных бесед и черновой вариант записки в адрес областной администрации. В процессе допроса он сознался в осуществлении анонимных звонков и подбрасывании записки с угрозами террористического характера.


4 июня 1996 года

О ПЕРЕДАЧЕ КНИГ В ФОНДЫ ИСТОРИЧЕСКОЙ БИБЛИОТЕКИ

В помещении Государственной исторической библиотеки состоялась церемония передачи книг из библиотеки ФСБ РФ в фонды исторической библиотеки. Книги эти необычные, в свое время они составляли личные библиотеки репрессированных по политическим мотивам граждан, были изъяты на обысках и распределялись по различным ведомствам и учреждениям. Часть из них попала в фонды библиотеки ОГПУ-НКВД.

Работу по поиску и возвращению книг, изъятых на обысках у жертв политических репрессий, Центральный архив ФСБ России проводит с 1992 года. Принадлежность книг устанавливалась с помощью экслибрисов, дарственных надписей. Выяснялась судьба их невинно пострадавших владельцев, и велся поиск наследников.

Таким образом удалось возвратить книги родственникам 24 репрессированных граждан, в частности экономиста А.Камерницкого, графа П.Шереметева, офицера погранвойск А.Десятова.

В настоящее время эта работа завершена. В связи с тем, что владельцев около 200 оставшихся «репрессированных» книг установить не представляется возможным (либо у них отсутствуют родственники) и было принято решение передать их в фонд Государственной исторической библиотеки. Среди них — являющиеся библиографической редкостью: «Судебное Уложение Алексея Михайловича», 1776 г.и., первое издание «Анатэмы» Леонида Андреева, книга «Что такое театр» Н.Евреинова, иллюстрированная Чехониным и Милашевским и др.

В этот же день состоялись еще две передачи исторически ценных документов из Центрального архива ФСБ.

В музей кино переданы ксерокопии документов из архивных следственных дел на известных деятелей киноискусства: актрис Федоровой, Окуневской, актеров Андреева, Названова, сценаристов Дунского и Фрида. Эти документы в апреле т.г. демонстрировались на выставке в Доме кино для участников конференции «Архивы: из прошлого в будущее» и вызвали большой интерес общественности.

В Российский государственный архив литературы и искусства передан подлинник договора В.Маяковского с Всеукраинским Фото-кино Управлением на составление двух сценариев для кинофабрики ВУФКУ, а также рукописи не публиковавшихся стихов поэтессы Н.Ануфриевой, репрессированной в 1937 и 1949 годах.

Центральный архив ФСБ продолжает работу по поиску в своих фондах, научной разработке и передаче родственникам и на госхранение документов, являющихся памятниками истории и культуры России.


6 июня 1996 года

С САНКЦИИ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РФ

В последнее время в ряде средств массовой информации, печатных и электронных, появились сообщения по поводу задержания, а затем, после предъявления обвинения, ареста Федеральной службой безопасности генерал-майора Валерия Монастырецкого, бывшего начальника финансово-экономического управления Федерального агентства правительственной связи и информации (ФАПСИ). Причем упор делается на якобы нарушение правил подследственности и подсудности, а также ряд других, по мнению авторов, нарушений законности со стороны следствия.

При этом, ссылаясь на молчание следствия (что естественно, если следовать закону), в «эксперты» и «комментаторы» приглашаются люди заинтересованные и не беспристрастные.

ЦОС ФСБ России заявляет, что никаких нарушений со стороны следователей ФСБ Генеральной прокуратурой Российской Федерации не отмечено, все процессуальные действия в отношении Монастырецкого ею были санкционированы. Более того, 6 июня с.г. Симоновский межмуниципальный суд г. Москвы рассмотрел жалобу адвоката обвиняемого на якобы незаконный арест Монастырецкого и своим решением оставил в силе меру пресечения — заключение под стражу, подтвердив тем самым обоснованность и законность действий следствия.

Нелепо выглядят потуги отдельных журналистов связать «дело Монастырецкого» с якобы существующими серьезными трениями между двумя силовыми структурами — ФСБ и ФАПСИ. Их не было и нет.

ЦОС ФСБ призывает представителей средств массовой информации к сдержанности в высказывании своих соображений и оценок процессу, который только начался. Они будут уместны и даже необходимы после решения суда.


12 июня 1996 года

О ВЗРЫВЕ В СТОЛИЧНОМ МЕТРО

11 июня в 21 час 10 минут на перегоне между станциями метро «Нагатинская» и «Тульская» в четвертом по ходу движения поезда вагоне был произведен взрыв.

В результате 3 человека (две женщины и мужчина) погибли на месте, и еще один скончался в больнице от полученных ранений. Пострадали и госпитализированы еще 12 человек.

На месте происшествия работала оперативноследственная группа УФСБ РФ по г. Москве и Московской области, сотрудники милиции и прокуратуры.

По предварительному заключению экспертов в вагоне сработало самодельное взрывное устройство, эквивалентное по мощности 300–400 граммам тротила.

Прокуратурой по факту взрыва возбуждено уголовное дело по статье 213-3 УК РФ, предусматривающей ответственность за терроризм. Проведение следствия по делу поручено Следственному управлению ФСБ России.

Одним из основных мотивов преступления, как полагают оперативные и следственные работники, является политический. На это указывает время совершения — накануне Дня Независимости и в преддверии выборов Президента России. Характерно, что преступники установили взрывное устройство такого типа и таким образом, чтобы вызвать многочисленные жертвы среди пассажиров.

К поиску террористов привлечены все правоохранительные органы, с которыми ФСБ работает в самом тесном контакте.

Федеральная служба безопасности и МВД проводят все необходимые оперативно-розыскные мероприятия в рамках возбужденного уголовного дела для установления и задержания лиц, совершивших это варварское преступление, принимают все меры по усилению охраны метрополитена.

Мы надеемся на помощь, бдительность и поддержку граждан, прежде всего москвичей, и обращаемся с просьбой ко всем, кто знает что-либо о событиях, имеющих отношение к преступлению, сообщить данную информацию по контактному телефону Управления ФСБ по г. Москве и Московской области: 925-28-19.


11 июля 1996 года

О ВЗРЫВЕ В МОСКОВСКОМ ТРОЛЛЕЙБУСЕ

В 8 час.58 мин. в троллейбусе маршрута № 12 произошел взрыв самодельного взрывного устройства с часовым механизмом (пострадали водитель и два пассажира), троллейбус в это время находился в месте пересечения Страстного бульвара и ул. Чехова возле кинотеатра «Россия». Взрывное устройство находилось в хозяйственной сумке из синтетического материала, черного цвета, крупного плетения. Размеры сумки примерно 40x20x20 см, с двумя ручками и наплечным ремнем из синтетической ткани черного цвета более крупного плетения в виде ленты шириной 3–4 см. Сверху сумка была застегнута на замок молния по всей длине, сбоку имела два кармана, также застегивающиеся на замки-молнии. Сумка была обнаружена примерно в 8 час. 45 мин. на конечной остановке у Центрального телеграфа. В момент обнаружения находилась на полу троллейбуса справа по ходу, возле перегородки перед средней дверью.

Возбуждено уголовное дело ПО СТ.213 УК РФ. Следствие поручено УФСБ России по г. Москве и Московской области. Просьба к пассажирам, пользовавшимся указанным маршрутом в период с 8.00 час. до 8.45 час., видевшим указанную сумку, а также лиц, державших ее или поставивших в обозначенное место, обратиться в правоохранительные органы по телефонам «02», 925-28-19, 222-71-94, 280-94-02.


11 июля 1996 года

УСТАНОВЛЕНЫ ИМЕНА ОРГАНИЗАТОРА И ИСПОЛНИТЕЛЕЙ ТЕРАКТОВ НА ТЕРРИТОРИИ КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ

В результате целенаправленных и скоординированных действий сотрудников ФСБ России, Прокуратуры, УФСБ и МВД Кабардино-Балкарской Республики, раскрыто тяжкое преступление в г. Нальчике — взрыв в междугороднем автобусе, в результате которого погибло 6 человек и 26 получили ранения.

Предупредительные мероприятия, проводимые правоохранительными органами, самоотверженная работа специалистов-взрывотехников ФСБ России позволили предотвратить взрыв на железнодорожном вокзале г. Прохладного, где было обнаружено и обезврежено самодельное взрывное устройство большой мощности.

Известны имена организатора и исполнителей актов терроризма на территории Кабардино-Балкарии. Вдохновителем совершения взрывов является главарь банды, входящий в незаконные вооруженные формирования Чечни Хайхароев Руслан Хусейнович, отличающийся особой жестокостью в обращении с незаконно удерживаемыми военнослужащими и гражданскими лицами.

Им лично были расстреляны два корреспондента санкт-петербургской газеты «Невское время» М.Шабалин и Ф.Титов. Только цинизмом и жестокостью можно объяснить то обстоятельство, что для исполнения своих преступных намерений он выбрал подростков 17 и 16 лет, которые доставили к месту преступления и привели «адские» машины в действие.

По расчетам Хайхароева, серия взрывов на Кавказе накануне выборов Президента России должна была посеять панику, показать неспособность российских властей контролировать обстановку и усилить напряженность в этом регионе.

Прокуратурой Кабардино-Балкарской Республики санкционирован розыск Хайхароева и его задержание.


15 июля 1996 года

ПРЕСЕЧЕНА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППИРОВКИ

В начале июля с.г. сотрудниками ФСБ России пресечена деятельность международной преступной группировки, осуществлявшей поставку в г. Москву радиоуправляемых мин. В ходе реализации оперативных материалов у членов группы изъято 8 взрывных устройств, управлявшихся радиоприборами, закамуфлированными под пульты автомобильной сигнализации. Изготовление мин, по предварительным данным, производилось в одном из пригородов Риги. Каналы их переправки следствием устанавливаются. ФСБ России находится в контакте со спецслужбами Латвии по данному вопросу.

Наряду со взрывными устройствами преступники предлагали для реализации в России неограниченное количество огнестрельного оружия, в том числе автоматического с глушителями. Срок поставки составлял одни сутки. Мины перевозились и хранились в снаряженном состоянии, что могло привести к случайному взрыву, в результате которого погибли бы ни в чем не повинные граждане.

Радиус управления изъятыми минами составлял 500 метров, их суммарная мощность эквивалентна 32 кг тротила.

В интересах следствия количество задержанных преступников, их гражданство и другие установочные данные пока не сообщаются.


28 июля 1996 года

О ВСТРЕЧЕ ОБВИНЯЕМОГО В ИЗМЕНЕ РОДИНЕ П.ОБУХОВА С ТЕЛЕЖУРНАЛИСТАМИ НТВ

Обвиняемый в измене Родине в форме шпионажа в пользу Великобритании бывший сотрудник МИД РФ Платон Обухов, узнав о появившихся в СМИ сообщениях, где прямо указывалось его имя, выразил желание встретиться с представителями НТВ. Такая встреча с тележурналистами состоялась 27 июля.

ФСБ России никогда не стремилась и не стремится к культивированию в стране атмосферы всеобщей подозрительности, к нагнетанию шпионских страстей. Поэтому Центр общественных связей ФСБ в сообщениях для прессы в мае с.г. ограничился констатацией лишь самого факта задержания российского гражданина, подозреваемого в сотрудничестве с иностранной разведкой, без указания его служебного положения и фамилии.

Однако на этой неделе в средствах массовой информации, как в России, так и за рубежом вновь появился ряд публикаций по делу П.Обухова, где даются различные интерпретации событий, оценки личности самого обвиняемого. С учетом этого следователи сочли возможным удовлетворить просьбу П.Обухова об организации его встречи с тележурналистами НТВ.

В ходе интервью П.Обухов сообщил журналистам, что, находясь за рубежом, он был завербован английской разведкой, якобы собравшей на него компрометирующие материалы. Для передачи добытых сведений ему была дана специальная шпионская радиоаппаратура, которую он активно использовал при проведении сеансов связи с представителями СИС в Москве. Его услуги хорошо оплачивались в долларах США, которые, как ему было заявлено, перечислялись на его банковский счет за рубежом.

П.Обухов, по его словам, осуществлял и личные встречи с представителями английской разведки при выездах в загранкомандировки.

Обвиняемый заявил журналистам, что он глубоко сожалеет о содеянном, переживает за судьбу своих родных и близких, и ненавидит тех, кто заставил его заниматься грязным шпионским ремеслом.

Он также отметил, что у него нет никаких претензий к следователям ФСБ и условиям содержания под стражей в следственном изоляторе «Лефортово».

Следствие по делу Обухова П.А. продолжается.


6 сентября 1996 года

О ТРАГИЧЕСКИХ СОБЫТИЯХ, СВЯЗАННЫХ С ОБОРОНОЙ ЗДАНИЯ ФСБ В ГРОЗНОМ

Практически все центральные печатные издания сообщали о трагических событиях связанных с обороной в начале августа сотрудниками ФСБ России своего здания и общежития, расположенных в столице Чеченской Республики — Грозном.

Центр общественных связей ФСБ благодарит всех журналистов, объективно и взвешенно осветивших происходившие события. Поток писем, телеграмм с выражением соболезнования семьям и близким наших погибших коллег — это яркое проявление результатов Вашего труда.

Особая человеческая благодарность всем организациям и отдельным гражданам, оказавшим материальную помощь семьям погибших. В связи с многочисленными обращениями в ЦОС ФСБ России напоминаем наш внебюджетный (текущий) рублевый счет № 4141629 в ОПЕРУ ЦБ РФ, МФО 191027, 0445002, уч. Е-3, ИНН 7702061014, а также внебюджетный (текущий) валютный счет № 97080223/001 во Внешторгбанке России, ИНН7702061014.


17 ноября 1996 года

К ТРАГЕДИИ В КАСПИЙСКЕ

Как уже сообщалось ранее, на месте трагедии в Каспийске работает оперативно-следственная группа УФСБ по республике Дагестан. Создан объединенный оперативный штаб во главе с начальником Управления ФСБ по Республике Дагестан генералом Василием Папсуевым. Вчера из Москвы прибыла группа специалистов во главе с заместителем директора ФСБ России, в состав которой входят эксперты-криминалисты, в том числе пиротехники.

По факту взрыва возбуждено уголовное дело, которое принято к производству следственным отделом УФСБ по Республике Дагестан. С учетом имеющейся в правоохранительных органах информации выработаны возможные версии происшедшего. Органами ФСБ совместно с подразделениями МВД осуществляется комплекс следственных и оперативно-розыскных мероприятий как в республике, так и в прилегающих районах.


9 декабря 1996 года

ЗАДЕРЖАН ЕЩЕ ОДИН УЧАСТНИК ПРЕСТУПЛЕНИЯ

В начале июля с.г. ЦОС сообщал о проведенной ФСБ операции по задержанию группы лиц, пытавшихся провезти в Москву из Латвии для продажи криминальным структурам партию самодельных радиоуправляемых взрывных устройств. Всего было изъято восемь таких бомб, каждая из которых содержала около одного килограмма пластита (в тротиловом эквиваленте — 1.3 кг). По мощности это в два раза больше взрывного устройства, примененного террористами в вагоне московского метро 11 июня с.г., от взрыва которого пострадало большое количество ни в чем не повинных граждан. Выполнены СВУ были профессионально: имели радиоуправление, закамуфлированное под пульт автомобильной сигнализации, снаряжены для надежности двумя детонаторами.

Все взрывные устройства находились в полной готовности к использованию и перевозились в два приема — на поезде и на автомашинах. Причем, во втором случае, когда было переправлено в Москву сразу 6 СВУ, преступники, чтобы беспрепятственно пересечь границу, упрятали их в кузове «КамАЗа», загруженного домашним скарбом возвращавшегося в родные места бывшего российского военнослужащего и уже на территории Псковской области были перегружены в багажник автомобиля «БМВ».

В то время были задержаны несколько человек, причастных к указанной операции, в том числе одна женщина.

В ходе активных оперативно-следственных мероприятий, проведенных Федеральной службой безопасности России, удалось установить еще одного участника преступной группы. 27 ноября он был задержан работниками Следственного управления ФСБ в Москве. Им оказался житель Латвийской Республики Н., являющийся лицом без гражданства.

Всем арестованным участникам группы предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 17-1 УК (преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору); ч.2 ст. 78 УК (контрабанда взрывных устройств) и ч. 1 ст. 218 УК РФ (незаконное хранение, изготовление и сбыт взрывчатых веществ).


14 декабря 1996 года

О ЗАДЕРЖАНИИ УКРАИНСКОГО СУДНА «АЛМАЗ»

Федеральной службой безопасности производится предварительное следствие по уголовному делу, возбужденному по факту нарушения режима государственной границы и таможенного законодательства Российской Федерации, совершенного еще в августе 1996 года украинским судном «Алмаз» (порт приписки Севастополь). Тогда, следуя из Болгарии, судно умышленно уклонилось от российского пограничного и таможенного контроля и, войдя в территориальные воды России, причалило в портовом пункте Тамани Краснодарского края. Здесь была произведена незаконная выгрузка доставленных на судне продуктов и напитков (всего на сумму свыше 200 тысяч долларов США).

Контрабандно доставленные товары были выявлены на территориях Новосибирской области и Красноярского края и на них наложен арест.

На днях судно было обнаружено и задержано на внешнем рейде порта Батуми.

Имеются достаточные основания для наложения ареста на это судно, однако, учитывая добрососедские отношения с Украиной, принято решение к этой мере не прибегать.

В настоящее время судно вместе с экипажем отпущено. Капитан в процессуальном порядке задержан для выяснения обстоятельств нарушения существующего российского законодательства.


23 декабря 1996 года

О ФАКТАХ ЗВЕРСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ ЧЕЧНИ

17 декабря из Чечни получены тревожные сообщения о зверском убийстве в Новых Атагах медиков Международного Комитета Красного Креста. 18 декабря в Г розном в своих домах были расстреляны 2 русские семьи — шесть человек преклонного возраста. Восемь человек среди убитых— женщины. Преступления совершены на территории с жестким пропускным режимом, контролируемой чеченскими вооруженными формированиями.

Чеченское руководство не раз заявляло, что полностью берет на себя ответственность за обеспечение общественной безопасности в республике, за жизнь проживающих там граждан, вне зависимости от их национальности и вероисповедания.

Непрерывная цепь убийств, грабежей, захватов заложников, а также трагические события последних дней показывают, чего стоят подобные заявления. По-прежнему вне контроля чеченских властей действуют многочисленные вооруженные банды, отряды так называемых «непримиримых» и иностранных наемников.

Прикрывая свою неспособность оградить мирных граждан от бандитского беспредела, отдельные чеченские деятели выдвигают версии о якобы причастности российских силовых структур к этим преступлениям.

Подобные утверждения Министерством внутренних дел и Федеральной службой безопасности расцениваются как преднамеренная провокация, спланированная, осуществленная с особой жестокостью и направленная на обострение обстановки, а также срыв процесса мирного урегулирования в Чеченской Республике. МВД и ФСБ Российской Федерации предпринимают все усилия для того, чтобы заказчики и исполнители злодеяний были выявлены и не ушли от законного возмездия.

1997 год

б января 1997 года

ПРИЕМ В КУЛЬТУРНОМ ЦЕНТРЕ ФСБ РОССИИ

В рамках проведения в Москве благотворительной акции для семей военнослужащих, погибших при выполнении задач в условиях чрезвычайного положения и вооруженных конфликтах, состоялся прием в Культурном центре Федеральной службы безопасности Российской Федерации.

С приветственным словом перед родителями и вдовами погибших сотрудников ФСБ выступил руководитель ведомства Николай Ковалев. В своем выступлении Директор ФСБ подчеркнул, что проводимая акция, поддержанная Президентом и Правительством Российской Федерации, является не только оправданной, но и в высшей степени справедливой, поскольку символизирует заботу государства о воинах, выполнивших свой долг перед Родиной, и их близких. Н.Ковалев заверил присутствующих, что государство и Федеральная служба безопасности России не оставят без внимания семьи погибших сотрудников.

В заключение встречи родственникам погибших сотрудников Службы были вручены подарки и оказана материальная помощь от ФСБ России и Военно-страховой компании. Дети побывали на новогодней елке, организованной в Культурном центре ФСБ.


14 января 1997 года

ПО ПОВОДУ ВЫСКАЗЫВАНИЙ М.УДУГОВА

В связи с заявлением члена так называемого государственного комитета обороны Чечни Мовлади Удугова от 13 января с.г. Центр общественных связей ФСБ России информирует российские средства массовой информации, что после прекращения боевых действий в соответствии с Указом Президента Российской Федерации силовых структур федеральных властей, в том числе ФСБ, на территории республики не имеется. Контроль за обстановкой в Чечне полностью приняли на себя лидеры оппозиции. Из этого следует, что измышления Удугова о якобы готовящихся российскими спецслужбами провокациях, имеющих целью инспирировать вооруженный конфликт между чеченцами и казачеством в Наурском районе, являются абсолютно необоснованными.

Одновременно ЦОС ФСБ заявляет, что в южных районах Чечни при полном попустительстве местных властей продолжают действовать никем не контролируемые группировки иностранных наемников, в частности под предводительством Хаттаба. Указанные формирования располагают лагерями, в которых проходят подготовку как наемники, так и чеченская молодежь. Это является угрозой безопасности не только для Чечни, но и для других регионов России.

В свою очередь, Федеральная служба безопасности Российской Федерации сделает все от себя зависящее для сохранения мира в Северо-Кавказском регионе.


22 января 1997 года

СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ И БЕЛОРУССИИ ПРЕСЕКЛИ ПОПЫТКУ КОНТРАБАНДЫ АНТИКВАРИАТА

Органами Федеральной службы безопасности Российской Федерации и КГБ Республики Беларусь осуществлялся комплекс оперативно-розыскных мероприятий в отношении гражданина России, постоянно проживающего в Пермской области, подозревавшегося в контрабанде предметов антиквариата. В результате совместной операции специальных служб двух государств СНГ гражданин России и его жена были задержаны.

Задержание указанных лиц произошло при попытке незаконного перемещения железнодорожным транспортом через таможенную границу Республики Беларусь в Литву. В ходе последовавшего обыска у задержанных обнаружены и изъяты золотая звезда Героя Социалистического труда, 18 орденов бывшего СССР и 9 старинных икон. Паспорт, по которому контрабандист пытался выехать за границу, оказался поддельным, выданным на подставные установочные данные.

В настоящее время в отношении задержанных возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных статьями 15, 75 (контрабанда) и 80 (незаконный выезд за границу) Уголовного кодекса Республики Беларусь. Ведется следствие.


23 января 1997 года

ПО ПОВОДУ ИНТЕРВЬЮ А.МОВСАЕВА

Рядом отечественных и зарубежных СМИ растиражировано интервью т. н. начальника ДГБ Чечни Мовсаева, в котором он возложил ответственность за убийство представителей Международного Красного Креста в Новых Атагах на федеральные власти. Складывается впечатление, что Мовсаев и некоторые другие лидеры республики буквально соревнуются в попытках всюду усмотреть «руку ФСБ».

Спектакль с присутствием человека в маске, устроенный Мовсаевым, Федеральная служба безопасности рассматривает как сознательный провокационный акт, направленный на дезориентацию общественности об истинной обстановке в Чечне и попытку уйти от ответственности за неспособность, несмотря на многочисленные заявления, обеспечить безопасность граждан.

ФСБ категорически отрицает наличие каких-либо диверсионных групп в Чечне. Одновременно обращает внимание на действия на территории республики иностранных наемников во главе с Хаттабом. Мовсаев делает вид, что не знает о подготовке Хаттабом в районе Сержень-Юрта и других специально созданных лагерях групп террористов из числа молодежи. Складывается мнение, что он или сознательно умалчивает об этом, в том числе и перед представителями СМИ, или не владеет ситуацией в республике, что должно вызвать естественную озабоченность в Чечне.


6 февраля 1997 года

ПРЕСС-РЕЛИЗ ПО ПОВОДУ ПУБЛИКАЦИИ В «ОБЩЕЙ ГАЗЕТЕ»

В «Общей газете* от 24–30 октября 1996 г. за номером 42 опубликована статья «Надежда Майкова отказалась работать на ФСБ», в которой ФСБ предъявлено грубое обвинение в использовании незаконных методов, вплоть до угроз физической расправы, по отношению к российским гражданам при попытках привлечь их к негласному сотрудничеству.

Для проверки фактов, изложенных в данной публикации, директором ФСБ Н.Д.Ковалевым была создана специальная внутриведомственная комиссия.

Как выяснилось, основой для статьи послужила видеозапись интервью Майковой, сделанного ею в августе 1995 года во время пребывания на территории, контролируемой одним из незаконных чеченских вооруженных формирований.

Ни для кого не является секретом, что в соответствии с Федеральным законом «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» органы ФСБ России могут привлекать отдельных лиц с их согласия к содействию в решении возложенных на органы федеральной службы безопасности обязанностей на гласной или негласной (конфиденциальной) основе в порядке, регулируемом внутриведомственными приказами (ст.19 Закона). Закон не устанавливает запретов на привлечение к такому содействию журналистов.

Что же касается непосредственно Майковой Н.В., то комиссия установила, что журналистка никакого отношения к Федеральной службы безопасности России не имела.

Упоминаемый в статье сотрудник по имени «Алексей Петрович», уроженец г. Гудермеса, якобы имевший контакты с Майковой, по картотеке Управления кадров ФСБ России не значится.

Описанный факт знакомства Майковой с начальником ЦОС ФСБ России А.А.Здановичем является вымыслом, о чем в СМИ уже сообщалось.

В отношении эпизодов, касающихся якобы вербовки журналистки в Грозном, комиссия ни одного факта склонения ее к сотрудничеству с органами ФСБ не выявила.

Домыслы о якобы высказываемых Майковой сотрудниками ФСБ угрозах с целью склонения ее к сотрудничеству с ФСБ, считаем провокационными. Попытки приравнять методы нашей работы к бандитским мы категорически отвергаем.

Что касается обстоятельств гибели журналистки.

Н.Майкова не скрывала, что инициативно оказывала помощь чеченским боевикам и имела от них ряд поручений, однако все их выполнить не смогла. По сведениям, имевшимся в УФСБ ЧР, некоторые лидеры чеченских НВФ (в частности, Абу Мовсаев) заподозрили ее в связях с российскими спецслужбами, что и могло стать причиной ее гибели от рук боевиков.

Подобные опасения высказывала в своем окружении и сама Майкова. Не случайно, как сказано было в статье «Почему Джохар Дудаев поссорился с Усманом» («Общая газета», № 17 1996 г.), она искала встречи с Мовсаевым, чтобы объясниться с ним.

В Управлении ФСБ по Чеченской Республике имелись материалы о том, что журналистка была захвачена и убита выстрелом в затылок после издевательств над нею боевиками одной из незаконных чеченских вооруженных группировок.

Вблизи места обнаружения трупа Чайковой Н.В. блокпостов или мест дислокации федеральных вооруженных сил в апреле (в период ее убийства) не было. Их доступ туда был практически невозможен из-за плотного контроля указанной территории боевиками.

По некоторым данным, окрестности Гехи, где был обнаружен труп Чайковой, контролировались в то время Русланом Гелаевым.

По сведениям, полученным из других источников, Чайкова была задержана боевиками, не подчиняющимися центральному командованию незаконных вооруженных формирований. Ими у Чайковой были обнаружены записи о встречах с полевыми командирами, их адресами и краткими характеристиками, а также о местах дислокации их отрядов. По некоторым данным, после допроса, обвинения ее в сотрудничестве со спецслужбами России, и надругательства над нею, журналистка стала угрожать боевикам, что сообщит обо всем своим авторитетным связям среди руководства НВФ. Чтобы избежать возможных преследований с их стороны, боевики и решили убить ее, а труп несколько позднее выбросили в районе населенного пункта Гехи, в котором у нее были знакомые чеченцы, и где она накануне ночевала.

По сведениям, полученным из других силовых структур, Чайкова Н.В., работая корреспондентом ИТАР-ТАСС в Чечне, попала под покровительство

Гелисханова, который несколько раз выручал ее из неприятных ситуаций. В частности, в 1995 году из-за нее произошла перестрелка между дудаевцами и гелисхановцами, в результате чего четверо нападавших из числа сторонников Д.Дудаева были убиты.

Те же источники сообщают, что Майкова Н.В. занималась сбором информации по проблемам, связанным с боевыми действиями арабских наемников на стороне Д.Дудаева, а также пыталась проследить пути транспортировки оружия в Чечню, что, возможно, и послужило причиной ее гибели в апреле 1996 года.


25 марта 1997 года

ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБОЙ БЕЗОПАСНОСТИ АРЕСТОВАН СТАРШИЙ ОФИЦЕР УПРАВЛЕНИЯ ОБЪЕДИНЕНИЯ РАКЕТНЫХ ВОЙСК СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Федеральной службой безопасности РосЬии арестован старший офицер Управления объединения ракетных войск стратегического назначения, который занимался сбором сведений, составляющих государственную тайну, с целью выдачи их за денежное вознаграждение представителям одного из иностранных государств. В случае осуществления им преступного замысла обороноспособности России мог быть нанесен значительный ущерб, который в материальном выражении составил бы сотни миллиардов рублей.

В отношении военнослужащего Следственным управлением ФСБ России возбуждено уголовное дело и ему предъявлено обвинение по статье, предусматривающей ответственность за государственную измену.


15 апреля 1997 года

О ЗАДЕРЖАНИИ ОРГАНАМИ ФСБ РОССИИ ИСПОЛНИТЕЛЯ ТЕРАКТА В БАКИНСКОМ МЕТРО

Как уже сообщалось, при докладе Президенту 4 апреля с.г. Директор ФСБ Николай Ковалев сообщил о раскрытии и задержании на территории Российской Федерации исполнителя террористического акта в метрополитене г. Баку 3 июля 1994 года, в результате которого погибли 13 и получили ранения различной степени тяжести 42 человека.

ЦОС ФСБ по поручению Директора сообщает некоторые подробности. Подозреваемый был задержан органами ФСБ на территории России в ходе проведения масштабных, в связи с тяжестью преступления, оперативно-розыскных мероприятий.

В рамках возбужденного в отношении данного лица (фамилия в интересах следствия не разглашается) уголовного дела последний был арестован и ему предъявлено обвинение по ч. З ст.213-3 УК РСФСР (терроризм).

На первых допросах арестованный сообщил, что являлся руководителем одного из боевых подразделений, участвовавшего в вооруженном армяно-азербайджанском конфликте. За его плечами боевые действия, плен. Просматривается также рука одной из спецслужб, по заданию которой был совершен теракт. В ходе совместной работы, проведенной сотрудниками ФСБ России, а в последующем МНБ и Прокуратуры Азербайджана, на сегодняшний день собраны доказательства, изобличающие арестованного в совершении акта терроризма. В настоящее время ведется работа по дальнейшему исследованию обстоятельств совершенного преступления.


22 апреля 1997 года

ЗАДЕРЖАНЫ ЧЛЕНЫ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ, ЗАНИМАВШЕЙСЯ КОНТРАБАНДОЙ ЮВЕЛИРНЫХ ИЗДЕЛИЙ

21 апреля с.г. в аэропорту Шереметьево следственно-оперативной группой Управления экономической контрразведки ФСБ и УФСБ России по Костромской области совместно с сотрудниками Таможенного комитета в рамках возбужденного органами ФСБ уголовного дела при попытке провоза из Турции контрабандной партии золотых ювелирных изделий задержаны с поличным двое жителей Костромской области. При этом обнаружены сокрытые от таможенного контроля ювелирные изделия общим весом 3700 грамм, предварительно оцениваемые более чем в 300 млн. рублей.

В ходе проводимых контрразведчиками оперативно-следственных мероприятий задержан организатор преступной группы, у которого изъято при обыске значительное количество ювелирных изделий и валюты. Принимаются меры по установлению каналов реализации контрабандных товаров и выявлению других лиц, причастных к противоправной деятельности.


6 мая 1997 года

573 СИГНАЛА О ПОДГОТОВКЕ АКТОВ ТЕРРОРИЗМА НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ ПОЛУЧЕНО И ПРОВЕРЕНО ЗА 1996 ГОД

573 сигнала о подготовке актов терроризма на территории Российской Федерации, в том числе 35 — 0 возможных террористических акциях в отношении иностранных граждан было получено и проверено за 1996 год. Об этом агентству ИТАР-ТАСС сообщил начальник Центра общественных связей ФСБ РФ полковник Александр Зданович. За предыдущий год предотвращены теракты в отношении находящихся в Москве дипломатов одной из стран Азии, выдворен из страны один из лидеров зарубежной организации, который занимался организацией экстремистских акций в России. Установлен террорист, захвативший в Москве в качестве заложников туристов из Южной Кореи.

В 1996 году в России совершено 779 преступлений с использованием взрывных устройств. Среди них с террористическими целями — 38, уголовного характера — 323, из хулиганских побуждений— 166. По другим мотивам и из-за неосторожного обращения с взрывчатыми веществами и взрывными устройствами произошло 252 взрыва. В 318 случаях использовались самодельные взрывные устройства, в остальных— штатные боеприпасы.

В процессе работы по расследованию взрывов на объектах транспорта Москвы совместно с другими правоохранительными органами изъят 451 кг взрывчатых веществ, 1100 единиц оружия, 79 человек привлечены к уголовной ответственности. Выявлены и задержаны лица, осуществившие взрыв в рейсовом автобусе на автовокзале в Нальчике, установлен один из организаторов этих террористических акций — полевой командир вооруженных формирований Чечни. После взрыва в Нальчике принятие превентивных мер позволило предотвратить взрыв заложенного членами его же группы взрывного устройства в городе Прохладном Кабардино-Балкарии.

В 1996 году в России зафиксирован 1621 анонимный телефонный звонок и распространение 619 анонимных материалов с угрозами осуществления актов терроризма. Оперативнорозыскные мероприятия позволили установить 99 авторов подобных документов и сообщений.


12 мая 1997 года

В 33 МЛН. ДОЛЛАРОВ ОЦЕНИВАЕТСЯ ЭФФЕКТ ОТ ИНФОРМАЦИИ ФСБ РОССИИ ПО ПРОБЛЕМЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

Прямой эффект от использования информации ФСБ РФ в области внешнеэкономической деятельности, инвестирования и кредитования оценивается в $33 млн. Об этом сообщили агентству «Интерфакс» в Центре общественных связей ФСБ России.

«В результате реализации мер борьбы с экономическими преступлениями возвращено в доход государства более 1,7 трлн, рублей, предотвращено нанесение ущерба на сумму свыше 7 трлн, рублей, нейтрализованы попытки ряда инофирм обманным путем завладеть собственностью в 35 регионах России», — отметил представитель Центра.

По его словам, сорваны крупные махинации в сфере обращения ценных бумаг, вскрыта мошенническая деятельность должностных лиц одного из крупных РАО и хищение ими денежных средств на сотни миллиардов рублей. Пресечена реализация группой чеченцев фиктивных векселей на 250 млрд. рублей.

Касаясь борьбы с коррупцией, представитель спецслужбы отметил, что пресечена преступная деятельность руководящих должностных лиц в Минздравпроме, Минобороны, МВД, Госналогслужбе, ГТК, ФСНП, ФАПСИ, Роскомдрагмете, Федеральном фонде обязательного медицинского страхования.

Возбуждены уголовные дела по должностным злоупотреблениям в АО «Рыбинские моторы», АО «Лензолото», в отношении руководителей городских районных администраций и правоохранительных органов Москвы, Санкт-Петербурга, а также Астраханской, Вологодской, Воронежской, Оренбургской, Тульской областей, сообщили в ФСБ РФ.


16 мая 1997 года

ЗАКОНЧЕНО СЛУШАНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА В ОТНОШЕНИИ М.ФИНКЕЛЯ

В Мосгорсуде закончено слушание уголовного дела в отношении жителя Ленинградской области, 60-летнего старшего научного сотрудника одного из оборонных НИИ Финкеля Моисея Зусмановича, обвинявшегося в «Государственной измене» в форме шпионажа (ст.275 УК РФ).

Работая в оборонной промышленности с 1959 года, обвиняемый обладал государственными секретами в области разработки новейших гидроакустических систем. Вынашивая намерение выехать на постоянное жительство за границу, Финкель с начала 90-х годов негласно переправил своим родственникам и знакомым, проживавшим в США и Израиле, ряд писем-обращений с просьбой о подыскании ему работы. При этом объем собственной информированности в военных секретах России он оценивал в 500 тысяч долларов.

Активность потенциального изменника Родины не ускользнула мимо бдительного ока ЦРУ. В июне 1993 года Финкель был приглашен в посольство США в Москве для обсуждения вопроса о возможности предоставления ему статуса беженца. Первое же посещение кусочка заморской территории, пусть пока и в России, оказалось плодотворным — за обещание оказать содействие в выезде в США Финкель дал согласие сотрудничать с американской разведкой и сразу же выдал известные ему по работе совершенно секретные сведения о новейших гидроакустических комплексах и получил разведывательное задание.

Весной 1994 года он, официально выехав в одну из европейских стран в гости к своему сыну, гражданину Израиля, восстановил связь с американцами и доложил об успешном выполнении задания. Получив денежное вознаграждение за оказанную услугу, обусловив способы связи и оперативный псевдоним, Финкель вернулся в Россию.

Его шпионская деятельность попала в поле зрения российской военной контрразведки. Федеральной службой безопасности был проведен комплекс оперативных мероприятий, позволивших задокументировать преступную деятельность Финкеля и его заокеанских хозяев.

На основании собранных доказательств Главной военной прокуратурой было возбуждено уголовное дело, и в августе 1994 года Финкель был арестован. Предъявив ему обвинение в «Государственной измене» и проведя значительный объем сложнейших следственных действий по сбору дополнительных доказательств преступной деятельности подозреваемого, прокуратура передала уголовное дело в суд.

В ходе судебного разбирательства вина Финкеля М.З. полностью доказана, за свою противоправную деятельность он приговорен Мосгорсудом к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.


21 мая 1997 года

ПО ДАННЫМ ФСБ РОССИИ,

В 1996 ГОДУ ПРИВЛЕЧЕНО К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ 493 НАРКОДЕЛЬЦА, ИЗЪЯТО 7010 КГ НАРКОТИКОВ

Сотрудники ФСБ совместно с МВД и Государственным таможенным комитетом России в 1996 году привлекли к уголовной ответственности 493 наркодельца, изъяв 7010 кг наркотиков, сообщили агентству «Интерфакс» в Центре общественных связей ФСБ РФ.

По данным представителя центра, ФСБ во взаимодействии со Службой внешней разведки и спецслужбами США, Венесуэлы, Германии, Кубы провела успешную операцию, в результате которой была пресечена деятельность российского звена латино-американской наркогруппировки.

«В активе ФСБ и ряд операций по «африканской наркомафии», арестованы с поличным 10 ее членов, установлено более 40 каналов связи этих наркодельцов», — сообщил представитель ФСБ РФ.

По его словам, выявлены новые каналы доставки наркотиков из Афганистана, Бразилии, Монголии, Нигерии и Пакистана.


28 мая 1997 года

НАЧАЛСЯ СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС НАД В.СИНЦОВЫМ, ОБВИНЯЕМЫМ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЗМЕНЕ И ПОЛУЧЕНИИ ВЗЯТОК

В Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации начался судебный процесс над бывшим директором по внешним экономическим связям Акционерного общества «Специальное машиностроение и металлургия» Вадимом Синцовым, обвиняемым в государственной измене и получении взяток в особо крупных размерах.

Вадим Синцов был арестован в январе 1994 года, после того как органами безопасности были получены неопровержимые данные о том, что он, будучи завербованным британской разведывательной службой (СИС) и действуя по ее заданию, собирал и передавал англичанам сведения, составляющие государственную тайну. В ходе следствия, которое вела Главная военная прокуратура, установлено, что своими действиями Синцов нанес ущерб обороноспособности и государственной безопасности России, а также ее экономическим интересам. Как следует из материалов уголовного дела, Синцов, кроме того, неоднократно из корыстных личных побуждений получал взятки от представителей различных иностранных фирм.

По мнению председательствующего на суде генерал-майора юстиции Льва Захарова, с учетом большого объема материалов, которые предстоит заслушать, процесс по делу Синцова продлится не одну неделю, после чего подсудимому будет вынесен соответствующий приговор. В соответствии с российским Уголовным кодексом лицам, признанным виновными в государственной измене, грозит наказание в виде лишения свободы на срок не менее 12 лет.


29 мая 1997 года

В МАЙКОПЕ ОБЕЗВРЕЖЕН ПРЕСТУПНИК, УДЕРЖИВАВШИЙ ЖЕНЩИНУ И ДВОИХ МАЛОЛЕТНИХ ДЕТЕЙ

Органами ФСБ в соответствии с поручением Прокуратуры осуществлялся розыск одного из лидеров преступной группировки на Северном Кавказе, совершившего ряд особо опасных и дерзких преступлений: захват заложников, убийства, разбойные нападения на граждан, автомобильный и железнодорожный транспорт. Возглавляя преступную группировку, он участвовал в организации массовых беспорядков в 1992 году в г. Нальчике.

29 мая с.г. в результате проведенного комплекса оперативно-розыскных мероприятий преступник и двое его сообщников были задержаны в г. Майкопе.

При попытке захода с целью обыска в одну из принадлежавших ему квартир, где хранилось оружие и боеприпасы, сообщник главаря оказал ожесточенное вооруженное сопротивление. При этом один сотрудник ФСБ погиб, а трое ранены. Преступник удерживал жену задержанного и двоих его малолетних детей.

В Майкопе был создан штаб, в который вошли представители органов ФСБ, МВД и прокуратуры. Жилой дом, где находился террорист, блокировали, проживающих там граждан эвакуировали в безопасное место.

В результате принятых мер преступник обезврежен, ведется следствие. Удерживаемые им женщина и дети не пострадали.


20 июня 1997 года

ПЕРЕКРЫТ ОЧЕРЕДНОЙ КАНАЛ ПЕРЕПРАВКИ ПОХИЩЕННОГО ИЗ МЕСТ ДОБЫЧИ ЗОЛОТА

В результате многоходовой операции, проведенной органами ФСБ, перекрыт очередной канал переправки похищенного из мест добычи золота.

19 июня 1997 года, в ходе реализации операции по контролируемой поставке, в Ставропольском крае задержаны курьеры, перевозившие золото, похищенное с приисков Магаданской области. Из тайника, оборудованного в автомобиле марки КАМАЗ, изъято около 80 кг промышленного золота, оцениваемого приблизительно в 16 млрд, рублей. Возбуждено уголовное дело по Ст.191 4.2 п.2 УК РФ («Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга»). В задержании преступников приняли участие сотрудники УВД Ставропольского края.


30 июня 1997 года

О ПЕРЕДАЧЕ ВОЕННО-ПОЛЕВОГО ГОСПИТАЛЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

В последнее время в СМИ Чеченской Республики были опубликованы материалы по поводу закупки за рубежом, якобы из средств, выделенных для восстановления мирной жизни в этой республике, военно-полевого госпиталя для Федеральной службы безопасности Российской Федерации.

Центр общественных связей ФСБ России по этому поводу официально заявляет, что в апреле 1996 года, в соответствии с решением Правительства Российской Федерации, Правительство Чеченской Республики заключило контракт № 523/936 с французской фирмой «Nutako medikal» о поставке военно-полевого госпиталя модульного типа (сумма контракта — 5 миллионов долларов). В связи с изменившейся осенью прошлого года политической обстановкой в Чеченской Республике, отсутствием там на тот момент законно избранных органов власти, а также наличием в органах контрразведки проверенных оперативных данных о возможности расхищения и перепродажи дорогостоящего медицинского оборудования преступными элементами в Чечне, решением Правительства России обязательства по контракту были переданы ФСБ России. Сотрудники ФСБ осуществили предварительный прием госпиталя во Франции и обеспечили его транспортировку в Россию. Оборудование вначале хранилось на таможенных складах. В дальнейшем ФСБ России, не вступая в фактическое владение госпиталем, обеспечило его полную сохранность.

В настоящее время осуществляется передача военно-полевого госпиталя представителям Чеченской Республики. Охрану и передачу госпиталя осуществляет спецподразделение ГТК России.


2 июля 1997 года

К 10 ГОДАМ ТЮРЬМЫ ПРИГОВОРЕН ЗА ИЗМЕНУ РОДИНЕ ВАДИМ СИНЦОВ — БЫВШИЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ОДНОГО ИЗ СОЗДАННЫХ НА БАЗЕ МИНОБОРОНПРОМА КОНЦЕРНОВ

К 10 годам тюрьмы приговорен Мосгорсудом Вадим Синцов — руководитель одного из концернов, который был создан на базе бывшего Миноборонпрома СССР. Формулировка приговора — за измену Родине.

Как сообщили агентству РИА «Новости» в ФСБ РФ, Синцов был арестован российскими контрразведчиками в январе 1994 года. В ходе следствия он признался, что был завербован английской спецслужбой в январе 1993 года и передавал ей «сведения военного характера», в том числе информацию о международном военно-техническом сотрудничестве России.

Как подчеркнули в ФСБ, деятельность предателя неплохо оплачивалась. Синцов даже оказывал содействие различным иностранным посредническим фирмам в реализации российской военной техники за рубежом, создавая им «режим наибольшего благоприятствования» по отношению к российским государственным внешнеторговым организациям. В частности, с его помощью английская посредническая фирма в обход российской стороны реализовала контракт на поставку крупной партии оружия и товаров на 6 млрд, долларов в одну из стран Африки. За организацию этой сделки Синцов получил от английской фирмы 28 тыс. долларов США.

Ущерб от преступной деятельности Синцова, по предварительной оценке экспертов ФСБ, только в сфере экономических интересов России составил около 69 млн. долларов.


4 июля 1997 года

В 1996 ГОДУ ФСБ РФ ПРЕСЕКЛА ПОПЫТКИ 35 ГРАЖДАН РОССИИ ПРОДАТЬ ЗА РУБЕЖ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СЕКРЕТЫ

В 1996 году сотрудники ФСБ РФ пресекли попытки 35 граждан России продать иностранным спецслужбам государственные секреты.

«Пресечен также ряд тайных операций иностранных спецслужб в России, обезврежено 13 агентов разведок США, Англии, Израиля, Китая, Польши, стран Балтии из числа граждан РФ, выявлен и взят под контроль 301 кадровый разведчик зарубежных стран, пресечена подрывная деятельность 27 из них», — сообщил агентству «Интерфакс» представитель ФСБ РФ.

По его словам, перекрыты многие каналы утечки за рубеж важных научно-технических и оборонных секретов.

Иностранные спецслужбы в своих целях широко практикуют развитие прямых контактов с представителями властных и политических структур, деловых кругов, военного командования России, отметил он.

В качестве конкретного примера представитель ФСБ привел случай с директором АО «Специальное машиностроение и металлургия» Вадимом Синцовым, который был осужден судом на 10 лет за шпионаж в пользу Великобритании.

«За передачу только одной информации, сорвавшей контракт России на поставку вооружения в одну из зарубежных стран, В.Синцов получил $28 тыс.», — сообщил сотрудник спецслужбы.

По его словам, за шпионаж в пользу США Мосгорсудом приговорен к 7 годам лишения свободы бывший российский дипломат Василий Макаров. За 20 лет работы на ЦРУ США он получил $20 тыс.

Среди тех, кто уже осужден российским судом за шпионаж, и бывший помощник представителя «Аэрофлота» в Зимбабве Владимир Гурджиянц, завербованный сотрудниками ЦРУ США. По приговору военного суда Московского военного округа он лишен свободы сроком на 8 лет.


5 июля 1997 года

В ХОДЕ РАССЛЕДОВАНИЯ ТЕРАКТОВ НА ТРАНСПОРТЕ В МОСКВЕ ПРИВЛЕЧЕНО К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ 79 ЧЕЛОВЕК

В ходе расследования террористических актов на транспорте в Москве сотрудники ФСБ привлек* ли к уголовной ответственности в 1996 году 79 человек, изъяли 451 кг взрывчатки, 1100 единиц огнестрельного оружия. Об этом сообщили агентству «Интерфакс» в Центре общественных связей ФСБ России.

В результате операции только у подольской преступной группировки изъято более 50 кг взрывчатки, 27 гранатометов, 100 гранат, 96 автоматов и пистолетов.

Касаясь незаконных поставок в Россию оружия, в ЦОС ФСБ сообщили, что совместно с сотрудниками МВД были перекрыты каналы поставок из республик Северного Кавказа и стран Балтии. Всего в 1996 году было изъято 7630 единиц огнестрельного оружия, более 2 млн. патронов, около 10 тыс. гранат.


11 июля 1997 года

ПРОДОЛЖАЕТСЯ РАССЛЕДОВАНИЕ ПО ФАКТУ ВЗРЫВА В МОСКОВСКОМ МЕТРО

Следственное управление ФСБ России продолжает расследование уголовного дела, возбужденного 11 июня 1996 года по факту взрыва в вагоне метропоезда при его следовании в тоннеле между станциями метро «Тульская» и «Нагатинская». В результате взрыва, осуществленного накануне I тура выборов Президента РФ, 4 человека погибли и 12 пассажиров получили ранения различной степени тяжести. Подвижному составу и коммуникациям метрополитена причинен значительный материальный ущерб на общую сумму 298.573.491 рубль. Следствием действия преступников квалифицированы как терроризм. Для расследования дела создана следственно-оперативная группа (СОГ), состоящая из следователей и сотрудников Генпрокуратуры, ФСБ и МВД РФ.

Из показаний свидетелей, потерпевших, ехавших в вагоне, в котором произошел взрыв, следует, что он был неожиданным. Подозрительных лиц и само взрывное устройство перед взрывом никто не видел.

По заключению взрывотехнической экспертизы, взрывное устройство (ВУ) находилось в полиэтиленовом пакете под сидением у правой передней двери по ходу движения поезда и было фугасного поражающего действия, электрического типа с замедлителем, выполненным на основе часового механизма. Оно состояло из заряда бризантного взрывчатого вещества, эквивалентного 400–500 г тротила, без осколочной оболочки, электродетонатора, марганцево-цинкового источника тока, часов-будильника китайского производства с названием «SHANGHAI», соединенных в электрическую цепь проводами.

В процессе следствия отработаны версии о возможной причастности к данному акту терроризма 11 конкретных лиц. В результате проведенных в рамках этого дела активных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий правоохранительными органами пресечен ряд преступлений, связанных с незаконными приобретением, хранением и сбытом организованными преступными группами Москвы и Подмосковья взрывчатых веществ, компонентов взрывных устройств, оружия и боеприпасов. Так, по делу изъяты свыше 4 кг тротила, упаковка пластита, 5 гранат РГД-5, 100 взрывателей различных типов, запалы, детонаторы, 3 пистолета и значительное количество боеприпасов. Было раскрыто 14 умышленных убийств граждан.

По этим фактам раскрытых преступлений из уголовного дела о терроризме выделено в самостоятельное производство более десяти уголовных дел на несколько десятков человек.

В настоящее время в проработке СОГ находятся следственно-оперативные версии о причастности к данному взрыву конкретных лиц. Двое из них уже арестованы. Имеются прямые доказательства их причастности к террористической деятельности. С их участием производятся следственные действия. Ведется плановая розыскная работа. Ее характер и направления деятельности СОГ не могут быть разглашены в интересах следствия.


8 октября 1997 года

ПРЕЗИДЕНТОМ РФ ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ О ПОМИЛОВАНИИ ВЛАДИМИРА МАКАРОВА, ОСУЖДЕННОГО ЗА ШПИОНАЖ

Президентом Российской Федерации Б.Н.Ельциным принято решение о помиловании бывшего советника МИД России Владимира Макарова, который был осужден в июле с.г. к семи годам лишения свободы за государственную измену в форме шпионажа. В соответствии с этим решением, Владимир Макаров освобожден от дальнейшего отбывания наказания.

Шпионская деятельность Макарова, завербованного в 1976 году ЦРУ США, была пресечена органами федеральной службы безопасности в процессе оперативно-розыскной деятельности. Уже в ходе первого допроса он чистосердечно признался в сотрудничестве с американской разведкой и в дальнейшем оказывал активное содействие следственным органам. Во время предварительного следствия Макаров полностью раскрыл известные ему формы и методы подрывной деятельности ЦРУ, добровольно выдал предметы шпионской экипировки, а также назвал имена работавших с ним американских разведчиков.

В своем обращении к Президенту России с ходатайством о помиловании Макаров, в частности, отмечал: «Я осознаю свою вину, проклинаю себя за то, что не явился с повинной, загнал себя в угол. И вот в мае 1996 года пришло возмездие, и я предстал перед сотрудниками ФСБ. Я сразу чистосердечно признался в своем преступлении, искренне, ничего не утаивая, рассказал о связях с ЦРУ. Затем были следствие, суд и справедливый приговор. Позже я публично, по телевидению, признал и сознался в содеянном».

Принимая во внимание чистосердечное раскаяние Макарова и активное содействие следствию, его ходатайство было поддержано Федеральной службой безопасности России. Это беспрецедентный случай в истории отечественных органов государственной безопасности, когда спецслужба ходатайствует о помиловании российского гражданина, занимавшегося шпионской деятельностью, чья вина на суде полностью доказана.


3 ноября 1997 года

ОКОЛО 8 ТРИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ ПРИНЕСЛИ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ БЮДЖЕТ СОВМЕСТНЫЕ ОПЕРАЦИИ ФСБ И ГТК РФ ЗА 3 ГОДА ДЕЙСТВИЯ ИХ МЕЖВЕДОМСТВЕННОГО СОГЛАШЕНИЯ

Около 8 триллионов рублей принесли в федеральный бюджет совместные операции ФСБ и ГТК РФ после подписания ими в октябре 1994 года межведомственного соглашения. Эти данные сообщили на объединенном заседании коллегий Федеральной службы безопасности России и Государственного таможенного комитета РФ по вопросам взаимодействия и координации работы обоих ведомств.

За прошедшие три года, как отмечалось при подведении итогов проделанной работы, сотрудники спецслужбы и таможни провели более 40 крупномасштабных межрегиональных операций, в том числе получившие известность операции «Трап-перехват», «Караван-авто» и «Арсенал», а также свыше трех тысяч оперативно-розыскных мероприятий, что привело к значительному снижению контрабандного потока.

Представители ФСБ РФ отметили, что при содействии коллег из таможенных органов им удалось осуществить ряд операций по противодействию иностранным спецслужбам, которые используют контрабандные каналы в разведывательноподрывных целях.

В ходе работы двух ведомств удалось локализовать деятельность большого числа преступных группировок, специализирующихся на контрабанде культурных и исторических ценностей, наркотиков, оружия и иных предметов преступного бизнеса.

Наряду с этими успехами, как признали участники заседания, отмечены и определенные просчеты организационного характера, а также недостатки при согласовании подходов к совместной работе. Кроме того, в отчетный период «был выявлен и привлечен к уголовной, административной и дисциплинарной ответственности ряд сотрудников таможенных органов, совершивших преступления против интересов государственной службы».

По результатам совместного заседания коллегий принято решение «О состоянии и мерах по совершенствованию взаимодействия и координации деятельности органов ФСБ и таможенных органов РФ». В нем, в частности, предусматривается «строгое соблюдение принципа подотчетности и подконтрольности Президенту РФ».

Как сообщили после совместного заседания коллегий представители ЦОС ФСБ и пресс-службы ГТК РФ, усилия обоих ведомств будут сосредоточены «на выявлении и пресечении противоправной деятельности устойчивых преступных структур, специализирующихся на контрабанде наркотиков, радиоактивных и взрывчатых веществ, стратегически важных товаров, оружия и боеприпасов», а также на борьбе с другими видами контрабанды.


25 ноября 1997 года

ПО ПОДОЗРЕНИЮ В ШПИОНАЖЕ ЗАДЕРЖАН КАПИТАН 2 РАНГА ГРИГОРИЙ ПАСЬКО

20 ноября 1997 года Управлением ФСБ России по Тихоокеанскому флоту задержан в качестве подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ст.275 УК РФ (государственная измена в форме шпионажа) начальник отдела боевой подготовки редакции газеты «Боевая вахта» капитан 2 ранга Пасько Григорий Михайлович. В соответствии с санкцией органов прокуратуры 23 ноября он арестован и препровожден в следственный изолятор.

При принятии решения о санкционировании ареста Пасько военная прокуратура учла наличие у органов ФСБ оперативных сведений, полученных в строгом соответствии с Законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», указывающих на сбор последним в течение продолжительного времени материалов военно-экономического характера, часть которых, по предварительной оценке, составляет государственную тайну, и на поддержание им контактов с представителями одной из зарубежных стран, подозреваемых в связях со спецслужбами. В ходе проведения неотложных следственных действий оперативные данные о противоправной деятельности Пасько получили подтверждение и по нескольким эпизодам процессуально закреплены.

Федеральная служба безопасности, будучи обеспокоена попытками отдельных средств массовой информации уже на первоначальном этапе следствия представить Пасько пострадавшим за свою общественную экологическую деятельность, официально заявляет, что это не соответствует действительности. Его задержание и арест проведены в строгом соответствии с законодательством. О дальнейшем ходе расследования ФСБ России будет информировать общественность в рамках, допускаемых законом.


1 декабря 1997 года

РОСТОВСКИМ УФСБ ЗАДЕРЖАН ГРАЖДАНИН США РИЧАРД БЛИСС

25 ноября Управлением ФСБ по Ростовской области задержан гражданин США Ричард Лорен Блисс, сотрудник фирмы «QUALCOMM».

В процессе оперативно-розыскных мероприятий получены данные о проведении Р.Блиссом топографо-геодезических работ с использованием незаконно ввезенных им на территорию России специальных спутниковых приемников. По заключению территориальной инспекции геодезического надзора Федеральной службы геодезии и картографии, информация, полученная Блиссом по режимным объектам гг. Ростова и Батайска, является секретной.

В отношении американского гражданина следственным отделом УФСБ возбуждено уголовное дело по статье 276 (шпионаж) Уголовного кодекса Российской Федерации. У подследственного изъяты технические средства, с помощью которых им была получена секретная информация.

В ходе неотложных следственных действий проводятся экспертные исследования изъятых технических средств и дополнительная оценка результатов проведенных Блиссом геодезических измерений.


8 декабря 1997 года

В РОССИЙСКОЙ СТОЛИЦЕ ЗАДЕРЖАНЫ КУРЬЕРЫ, ОСУЩЕСТВЛЯВШИЕ ПОСТАВКИ ОРУЖИЯ И ВЗРЫВЧАТКИ ИЗ ЧЕЧНИ

В рамках работы по вскрытию и пресечению каналов нелегальной торговли оружием и взрывчатыми веществами на территории Российской Федерации 7 декабря 1997 года сотрудники Департамента по борьбе с терроризмом ФСБ РФ при содействии московского РУОПа задержали двух курьеров, осуществлявших поставку из Чечни в Москву оружия, боеприпасов и взрывчатки. Об этом агентству ИТАР-ТАСС сообщили в ФСБ РФ. Характер изъятого груза, по информации ФСБ, указывает на возможное предназначение привезенного оружия для проведения террористических актов.

У прибывших поездом из Грозного двух женщин было изъято 26 пистолетов для бесшумной стрельбы, два глушителя и 192 патрона. Как оказалось, в обход установленных правил весь этот смертоносный груз без досмотра пропустил «за банку икры» один из сотрудников линейного отделения милиции.

По факту транспортировки оружия Следственным управлением ФСБ РФ возбуждено уголовное дело, в рамках которого при проведении обыска в квартире, снимаемой одной из чеченок в Москве, в специально оборудованном тайнике обнаружено самодельное взрывное устройство (СВУ) с 500 г взрывчатого вещества типа пластид. По предварительной оценке экспертов, это СВУ «аналогично взрывным устройствам, которые были использованы чеченскими террористами при организации своих акций в Нальчике и Воронеже».

Как отметил представитель ФСБ, при проведении обысков обнаружены также документы, доказывающие использование преступниками женщин и подростков для транспортировки смертоносных грузов и осуществления террористических актов.


20 декабря 1997 года

В МОСКВЕ ПРОВЕДЕНА ОПЕРАЦИЯ ПО ОСВОБОЖДЕНИЮ ШВЕДСКОГО ДИПЛОМАТА, ЗАХВАЧЕННОГО В КАЧЕСТВЕ ЗАЛОЖНИКА

19 декабря в 18.55 в районе дипломатического представительства Швеции в Москве преступник захватил в качестве заложника коммерческого советника Посольства этой страны, требовал 100 тысяч долларов, миллиард рублей и самолет для вылета из России.

Операцию по освобождению дипломата проводили сотрудники Департамента по борьбе с терроризмом под руководством Директора ФСБ.

Поскольку террорист имел при себе боевую гранату, пистолет и реально мог привести свои угрозы в исполнение, с ним были начаты переговоры, которые от ФСБ вел полковник Анатолий Савельев. Он сумел убедить преступника отпустить шведского дипломата, предложив себя в качестве заложника.

Агрессивность террориста возрастала. В руке у него находилась граната с выдернутой чекой. Он набросил удавку на Савельева.

В результате принятых действий террорист был уничтожен. Савельев получил ранение, был доставлен в больницу, но вскоре скончался. Никто из российских граждан и иностранцев не пострадал.

Полковник Анатолий Николаевич Савельев более 20 лет прослужил в знаменитой «Альфе», фактически со времени образования подразделения. Он не раз смотрел смерти в лицо в Афганистане, Карабахе, Чечне, Буденновске, Кизляре и Первомайском. За мужество и героизм трижды удостаивался боевых орденов.

Совсем недавно в аэропорту «Шереметьево» он лично обезвредил террориста, захватившего самолет с пассажирами.

МИД Швеции выразил благодарность сотрудникам ФСБ за освобождение дипломата.


26 декабря 1997 года

ЗАДЕРЖАНЫ УЧАСТНИКИ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ

В конце ноября с.г. шесть вооруженных преступников с целью завладения ценностями и оружием совершили разбойное нападение на квартиру сотрудника ФСБ РФ, проживающего в г. Химки.

Не обнаружив оружия, они стали действовать с крайней жестокостью и цинизмом, нанося удары по голове и лицу сотруднику ФСБ имевшимися у них битами и мечами. В результате бандиты нанесли повреждения средней степени тяжести хозяину квартиры и находившемуся у него гостю.

По факту нападения следственным отделом Химкинского УВД было возбуждено уголовное дело. В результате комплекса оперативно-розыскных мероприятий, осуществленных сотрудниками ФСБ в тесном взаимодействии с ГУВД Московской области, участники и организаторы преступления в короткие сроки были установлены.

В ночь с 25 на 26 декабря с.г. проведена операция по задержанию преступников. К настоящему моменту задержаны семь участников преступной группы. При этом у них обнаружены предметы, похищенные из квартиры потерпевшего, а также при других разбойных нападениях, и холодное оружие, использовавшееся нападавшими. В рамках уголовного дела проводятся необходимые следственные действия, а также осуществляются мероприятия по установлению других членов банды.

1998 год

13 января 1998 года

В МАХАЧКАЛЕ ЗАВЕРШЕНА ОПЕРАЦИЯ ПО ОБЕЗВРЕЖИВАНИЮ ВЗРЫВНОГО УСТРОЙСТВА

13 января в 04.30 завершена операция по обезвреживанию взрывного устройства, находившегося в автомашине «Жигули», оставленной преступниками неподалеку от культурного центра г. Махачкалы, где должна была состояться встреча одного из кандидатов в мэры города с избирателями.

Специально прибывшая группа взрывотехников центрального аппарата ФСБ с применением робототехники провела исследование взрывного устройства и обезвредила его. Оно состояло из мины МОН-100, около 30 кг пластита, электродетонаторов и было начинено множеством металлических деталей, специально нарезанной проволокой, болтами и гайками, которые должны были повысить поражающие свойства СВУ. Взрывное устройство могло приводиться в действие с помощью радиоуправляемого дистанционного прибора.

По факту возбуждено уголовное дело, проводятся неотложные следственные действия.


28 января 1998 года

ЗАВЕРШЕНО РАССЛЕДОВАНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА О НЕЗАКОННОМ ВВОЗЕ В РОССИЮ РАДИОУПРАВЛЯЕМЫХ СВУ, ОРУЖИЯ И БОЕПРИПАСОВ

Следственным управлением ФСБ России завершено расследование уголовного дела о незаконном ввозе организованной преступной группой из Латвийской Республики в Россию радиоуправляемых СВУ, оружия и боеприпасов для последующего их сбыта в городе Москве с целью наживы. Всего на территорию России членами преступной группы, состоявшей из 6 человек, контрабандно было ввезено 8 радиоуправляемых СВУ большой мощности. Готовились к ввозу: пистолеты «Вальтер П-38», «Беретта 93»; автоматы «АКС-74У», «АГ-РАМ-2000» с глушителем; винтовки «Маузер 98», «Ремингтон 700», «Тигр»; гранаты «РГД-5», боеприпасы.

По окончании следствия и утверждении обвинительного заключения в Генеральной прокуратуре уголовное дело передано в суд для рассмотрения.


4 марта 1998 года

РАСШИРЕННОЕ ЗАСЕДАНИЕ КОЛЛЕГИИ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

Состоялось расширенное заседание Коллегии Федеральной службы безопасности России, в которой приняли участие Председатель Правительства Российской Федерации Виктор Степанович Черномырдин, Секретарь Совета Безопасности РФ Андрей Кокошин, начальник Административного Департамента Аппарата Правительства РФ Александр Пискунов, заместитель Руководителя Администрации Президента Российской Федерации Евгений Савостьянов. На заседании Коллегии также присутствовали: Председатель Комитета по вопросам безопасности Совета Беларуси и России Анатолий Сафонов и Директор Федеральной пограничной службы Российской Федерации Николай Бордюжа.

Директор ФСБ генерал армии Николай Ковалев выступил с докладом об основных итогах оперативно-служебной деятельности в 1997 году и приоритетных задачах на 1998 год.

В частности, он отметил, что в последнее время существенно активизировали разведывательную деятельность на территории Российской Федерации спецслужбы иностранных государств, в том числе ранее против России не работавших. За минувший год пресечена противоправная деятельность 28 иностранных разведчиков. Обезврежено 7 агентов разведок зарубежных спецслужб.

В 1997 году состоялся ряд судебных процессов по разоблаченным ранее агентам иноразведок. Приговорены к различным срокам лишения свободы агенты разведок США (Макаров, Финкель), Англии (Синцов), Германии (Дудин).

Пресечены попытки 18 граждан России из корыстных побуждений передать иностранцам важную секретную информацию.

По телефону доверия было принято более 900 звонков, около 50 из которых напрямую относятся к компетенции ФСБ. Выявлено свыше 400 кадровых сотрудников иностранных спецслужб.

По-прежнему одной из наиболее актуальных в минувшем году оставалась проблема борьбы с терроризмом. Департаментом по борьбе с терроризмом предотвращено 130 попыток подготовки терактов, пресечена деятельность 34 организованных преступных групп, занимавшихся незаконным оборотом оружия и осуществлявших акции террористического характера, у которых изъято 92 взрывных устройства, значительное количество, огнестрельного оружия. Этот арсенал планировался к использованию для осуществления заказных убийств и террористических актов.

Федеральная служба безопасности решала задачи по ограждению крупных государственных экономических программ и инвестиционных проектов от преступных посягательств. В структуре Службы успешно функционирует специальное подразделение по защите иностранных инвестиций.

Продолжалась работа по пресечению хищений драгоценных металлов и камней. Всего по материалам ФСБ возвращено государству драгметаллов на сумму около 10 миллиардов рублей.

ФСБ активно участвует в противодействии незаконному обороту наркотиков и, прежде всего, на международных каналах. За 1997 год контрразведчиками пресечена деятельность 32 наркодельцов, в том числе 13 иностранцев.

Говоря о задачах, которые предстоит решать сотрудникам службы в 1998 году, директор, наряду с традиционными, связанными с противодействием разведслужбам иностранных государств, предупреждением акций терроризма, борьбой с коррупцией, незаконным оборотом наркотиков и оружия, контрразведывательным сопровождением военной реформы, обеспечением безопасности ядерных и других объектов повышенной опасности, особо отметил необходимость участия в борьбе с преступлениями в кредитно-финансовой сфере и в области внешнеэкономической деятельности, а также оказания содействия органам власти и предпринимательским структурам в привлечении иностранных инвестиций в экономику России и их защиту.

Перед руководителями-контрразведчиками выступил Виктор Степанович Черномырдин, который в целом дал положительную оценку деятельности ФСБ РФ.


20 марта 1998 года

РОССИЙСКИЙ ОФИЦЕР ПРИГОВОРЕН К 3 ГОДАМ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ЗА СОТРУДНИЧЕСТВО С МОССАД

Оглашен приговор в отношении бывшего подполковника одной из российских войсковых частей Владимира Ткаченко, который обвинен в разглашении сведений, составляющих государственную тайну, повлекшем тяжкие последствия, и злоупотреблении служебными полномочиями (статьи 283, часть 2 и 285, часть 1 УК РФ). Об этом сообщили агентству «Интерфакс» в Центре общественных связей ФСБ России.

В.Ткаченко приговорен к трем годам лишения свободы с содержанием в колонии общего режима.

Таким образом, отметили в ЦОС ФСБ, завершено нашумевшее дело с высылкой в декабре 1995 года советника посольства Израиля Реувена Динэля, который, являясь представителем разведки МОССАД в России, занимался шпионской деятельностью.

В.Ткаченко и еще один офицер, ранее осужденный, за солидное вознаграждение через посредника передавали Р.Динэлю секретные диапозитивы космических съемок территории Израиля и ряда Ближневосточных стран.


23 марта 1998 года

СУД ВЫНЕС ПРИГОВОР ОБВИНЯЕМОМУ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЗМЕНЕ МАЙОРУ ДУДНИКУ

Военным судом Ракетных войск стратегического назначения вынесен приговор в отношении бывшего военнослужащего управления Оренбургской ракетной армии майора Дудника Игоря Викторовича, который обвинялся в государственной измене в форме шпионажа (ст.275 УК России).

Предварительным следствием и в ходе судебных заседаний установлено, что, имея доступ к государственным секретам и используя несовершенство режимных мер в подразделениях штаба армии, Дудник И.В. в 1996 г. по собственной инициативе собрал для передачи за крупное денежное вознаграждение (500 тыс. долларов) разведке США разнообразную, строго охраняемую документальную информацию о боевой деятельности ракетной армии.

Последующие шаги военного «предпринимателя» отличались тщательной продуманностью и особой конспиративностью.

«Выход» на американскую разведку Дудник И.В. решил осуществить за пределами России, полагая, что, как военнослужащий, в своей собственной стране быстро «засветится» перед российской контрразведкой на личных встречах с иностранцами. Не рискнул он напрямую встречаться с ними и в одной из стран ближнего зарубежья, куда выехал в отпуск. Он попытался вовлечь в свою преступную деятельность бывших школьных друзей.

Дудник И.В. подготовил для продажи американской разведке подробную документальную информацию о боевом составе ракетной армии, способах подготовки и ведения ею боевых действий, средствах управления, планах боевого применения, обороны и т. д. В случае ее передачи в западные разведки Россия надолго бы утратила возможность эффективно использовать боевую мощь одной из самых крупных группировок Ракетных войск стратегического назначения, потребовались бы огромные материальные затраты на перестройку управления ядерными силами страны. На длительное время в целом все объекты РВСН оставались бы уязвимыми для средств поражения противником.

Суд приговорил Дудника И.В. к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима с конфискацией имущества.


4 апреля 1998 года

НАХОДИВШИЕСЯ В ЧЕЧНЕ СРЕДИ ЗАЛОЖНИКОВ РУКОВОДИТЕЛИ УФСБ ПО РЕСПУБЛИКЕ ИНГУШЕТИЯ ПРИБЫЛИ В МОСКВУ

В Москву рейсовым самолетом из Махачкалы прибыли долгое время находившиеся в Чечне среди заложников руководители Управления Федеральной службы безопасности по Республики Ингушетия Юрий Грибов и Сергей Лебединский, которые были похищены неизвестными людьми в Назрани 11 сентября 1997 года и, как оказалось, содержались все это время в труднодоступных районах Республики Чечня.

Их освобождение — результат длительной, кропотливой, неимоверно трудной и, естественно, не подлежащей оглашению работы многих ведомств.

В аэропорту «Внуково» Юрия Грибова и его заместителя Сергея Лебединского встречал директор Федеральной службы безопасности Российской Федерации Николай Ковалев.

Самочувствие сотрудников ФСБ Ю.Грибова и С.Лебединского удовлетворительное.


14 мая 1998 года

ПО ВОПРОСУ КОНТРОЛЯ ЗА РАКЕТНЫМИ ТЕХНОЛОГИЯМИ

В связи с многочисленными публикациями и сообщениями в российской и зарубежной прессе о якобы имеющих место нарушениях со стороны России Режима контроля за ракетными технологиями (РКРТ), Центр общественных связей ФСБ России считает необходимым сообщить следующее.

Федеральная служба безопасности в рамках своей компетенции осуществляет оперативно-розыскные мероприятия по предупреждению незаконного экспорта технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового уничтожения, вооружений и военной техники.

Санкции за подобные противоправные действия, несущие угрозу безопасности государства, предусмотрены ст.189 Уголовного кодекса РФ.

Российская Федерация в ходе своего экономического и военно-технического сотрудничества неукоснительно соблюдает международные обязательства, принятые в рамках Режима контроля за ракетными технологиями. Это наша принципиальная позиция, и никаких отступлений от нее у нас не было и не будет впредь.

Необходимо подчеркнуть, что еще до вступления России в РКРТ органы безопасности пресекли ряд попыток других государств получить доступ к российским ракетным технологиям. Характерным примером является предотвращение в ноябре 1992 года выезда в КНДР большой группы российских специалистов, способных организовать разработку и изготовление современной ракетной системы.

В результате целенаправленной работы на данном направлении органами безопасности пресечен целый ряд попыток нарушения требований экспортного контроля. В частности, в 1997-98 г.г.:

— задержан с поличным, при попытке покупки технической документации по ракетному двигателю у российских граждан, сотрудник иранского посольства в Москве Реза Теймури;

— осуждены два должностных лица оборонного НИИ, пытавшихся заключить договор с иностранной фирмой на разработку электронной аппаратуры самонаведения ракет;

— выдворен из страны член военной иранской делегации АЗиза Масуд, пытавшийся получить у российского гражданина технические материалы по авиационной тематике;

— вскрыты намерения иранской промышленной группы «Санам» разместить на НПО «Труд» заказ по изготовлению узлов к ракетному двигателю под видом газоперекачивающего оборудования, деятельность группы «Санам» на территории России запрещена;

— прекращена деятельность группы специалистов одного из ведущих ВУЗов Москвы по разработке, в целях дальнейшей передачи Ирану, материалов в области ракетных технологий;

— ведется расследование уголовного дела по факту контрабандной поставки в Иран крупной партии легированной стали, задержанной в Азербайджане. Арестованы временно проживающие в Москве граждане Таджикистана Нарзуллаев С.У., Саидов С.А., Забаров Р.Г. Организатором преступной группы является иранский гражданин Али Мазиди Мухаммеди, находящийся в настоящее время в Иране.


26 мая 1998 года

ЗАДЕРЖАН ГРАЖДАНИН КИТАЯ, ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ В ПРИЧАСТНОСТИ К ПРЕСТУПНЫМ ГРУППИРОВКАМ

5 мая 1998 года сотрудниками ФСБ и криминальной милиции Северо-восточного округа столицы по подозрению в причастности к преступным группировкам был задержан гражданин Китая, проживавший в Москве нелегально.

На днях удалось установить его личность: им является 27-летний уроженец Пекина Сун Лицзюнь, скрывающийся с 1993 года в различных городах России и Чехии от правоохранительных органов КНР за совершенные преступления.

По информации Интерпола Сун Лицзюнь в составе банды в 1993 году осуществил ряд грабежей в поезде Москва-Пекин, кроме этого он обвиняется в изнасиловании малолетней в Пекине.

В ходе расследования уже получены данные о причастности задержанного к ряду преступлений, совершенных в китайской общине Москвы, в том числе убийству в 1996 году двух китайцев.

В последнее время он состоял в преступной группировке, контролирующей рынок «Черкизовский».


4 июня 1998 года

В ЕКАТЕРИНБУРГЕ ЗАДЕРЖАНЫ ДВОЕ ОСОБО ОПАСНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ

В 1 час 15 минут по московскому времени сотрудниками ряда подразделений Управления ФСБ по Свердловской области в Екатеринбурге проведена операция по задержанию двух особо опасных преступников, находившихся в федеральном розыске.

Последние оказали вооруженное сопротивление и попытались скрыться из жилого дома, где укрывались в одной из квартир на пятом этаже. Один из преступников при попытке прорваться через подъезд непроизвольно ранил себя в бедро выстрелом из пистолета. Второй, бросив из окна две гранаты РГД-5 и произведя 6 выстрелов из револьвера с глушителем, намеревался спуститься с пятого этажа, но сорвался и упал на балкон третьего этажа, получив при этом тяжелую черепномозговую травму.

У задержанных изъято: пистолет ТТ, два револьвера с глушителями, две гранаты РГД-5, самодельный пистолет для стрельбы малокалиберными патронами.

Трое сотрудников УФСБ, получивших в результате взрыва гранат осколочные ранения легкой и средней тяжести, госпитализированы. Им оказывается квалифицированная медицинская помощь.

На месте происшествия работает оперативноследственная группа УФСБ и прокуратуры г. Екатеринбурга.


9 июня 1998 года

СОВМЕСТНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ЦОС ФСБ РОССИИ И ЦИОС ГЕНПРОКУРАТУРЫ РФ О ХИЩЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ И ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ В СИСТЕМЕ ГОСКОМСТАТА РОССИИ

8 июня 1998 года в рамках расследуемого Генеральной прокуратурой РФ уголовного дела о хищении государственных денежных средств и взяточничестве в системе Госкомстата России следователями прокуратуры и сотрудниками ФСБ задержаны по подозрению в совершении указанных преступлений председатель Госкомстата Юрий Юрков, его заместитель Валерий Далин, а также директор Вычислительного Центра Госкомстата Борис Саакян и некоторые другие руководители ряда подразделений Госкомстата.

При задержании Юрков и Саакян написали на имя Генерального прокурора России «явку с повинной».

У задержанных в результате обысков изъяты более 1,5 млн. долларов США, значительное количество ювелирных изделий.

Оперативная работа по разоблачению организованной преступной группы проводилась почти в течение года Управлением экономической контрразведки ФСБ РФ. В ходе проводимых мероприятий были выявлены все соучастники организованной преступной группы, которая на протяжении 1994–1998 годов занималась хищением денежных средств в особо крупных размерах.

По имеющимся в настоящий момент данным, в группе состояло более 20 человек, в большинстве своем руководящие работники Госкомстата, которые были связаны между собой круговой порукой, служебной и финансовой зависимостью. Между членами преступной группы были четко распределены роли, в соответствии с которыми каждый участник «зарабатывал» денежные средства.

Расследование данного уголовного дела возглавил следователь Генеральной прокуратуры России по особо важным делам.


11 июня 1998 года

ФСБ РОССИИ ПРОДОЛЖАЕТ ОСУЩЕСТВЛЯТЬ КОМПЛЕКС МЕР ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ РЕЖИМА ЭКСПОРТНОГО КОНТРОЛЯ

Федеральная служба безопасности продолжает в пределах определенных законом полномочий осуществлять комплекс мер по обеспечению режима экспортного контроля.

В мае с.г. ФСБ России направила в ряд министерств и ведомств дополнительные списки иностранных компаний, по которым имеются данные об их причастности к военным программам в области создания оружия массового поражения и средств его доставки.

В числе данных компаний была указана промышленная группа «Санам», представители которой ранее пытались получать сведения о новейших российских разработках в ракетно-космической, авиационной, ядерной, лазерной области, активно устанавливали контакты с работниками военно-промышленного комплекса. В январе с.г. было сделано представление иранской стороне о недопустимости подобных действий. В результате в настоящее время деятельность «Санам» на территории России прекращена.

Соответствующим министерствам и ведомствам было предложено рекомендовать подведомственным организациям воздерживаться от сотрудничества с иностранными фирмами, вошедшими в эти списки, по тематикам, которые могут быть использованы при создании ОМП и ракетной техники.

В соответствии со статей 13 Закона РФ «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» направлены представления «Об устранении причин и условий, способствующих реализации угроз безопасности Российской Федерации и совершению преступлений» в адрес ряда российских организаций, в деятельности которых были отмечены отдельные предпосылки к нарушениям норм.

В частности, приостановлено обучение в Балтийском государственном техническом университете (БГТУ) г. Санкт-Петербурга иранских студентов, направленных в Россию по линии организации «Санам-колледж», до решения вопроса о возможности продолжения этого межвузовского сотрудничества. В университете работает компетентная комиссия.

Ранее уже сообщалось о пресечении органами безопасности ряда попыток нарушения требований экспортного контроля, в том числе со стороны отдельных государственных и частных компаний Ирана получить в обход существующих правил доступ к интересующим их товарам и услугам двойного применения. Так, в частности, в 1996–1998 гг.:

— в Санкт-Петербурге пресечена попытка российского гражданина вывезти за рубеж контрабандным путем образцы материалов, изготовленных на основе карбида кремния, относящегося к категории материалов двойного применения. Контрабандист арестован, ведется следствие;

— в Туле выявлена и пресечена деятельность двух должностных лиц оборонного НИИ, пытавшихся заключить договор с иностранной фирмой на разработку электронной аппаратуры самонаведения ракет. В апреле с.г. суд вынес в отношении них обвинительный приговор;

— в июне 1997 года из Москвы выдворен член военной иранской делегации Азиза Масуд, пытавшийся получить у российского гражданина технические материалы по авиационной тематике;

— в Москве в ноябре 1997 года задержан с поличным, при попытке приобретения технической документации по ракетному двигателю у российского гражданина, сотрудник иранского посольства Реза Теймури;

— прекращена деятельность группы специалистов одного из ведущих ВУЗов Москвы по разработке в целях дальнейшей передачи их Ирану материалов в области ракетных технологий;

— ведется расследование уголовного дела по факту контрабандной поставки через Азербайджан в Иран крупной партии легированной стали. Были задержаны временно проживающие в Москве трое граждан Таджикистана. Организатором преступной группы является иранский гражданин, находящийся в настоящее время в Иране.

ФСБ России и впредь будет принимать все меры по обеспечению режимов контроля за экспортом товаров и услуг, способствующих созданию оружия массового поражения и ракетных средств его доставки.


13 июня 1998 года

К ВОПРОСУ ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ЗАЛОЖНИКОВ ИЗ ЧИСЛА ЗАХВАЧЕННЫХ РАНЕЕ ПАССАЖИРОВ РЕЙСОВОГО АВТОБУСА НАЗРАНЬ-НАЛЬЧИК

Утром состоялись телефонные переговоры Директора ФСБ России Николая Ковалева с Президентом Северной Осетии Александром Дзасоховым и Президентом Ингушетии Русланом Аушевым.

Директор ФСБ Н.Ковалев выразил благодарность руководителям обеих республик за выполнение взаимных договоренностей, достигнутых во время встреч на Северном Кавказе с делегацией федерального центра, выезжавшей по поручению Президента России Б.Ельцина для разрешения конфликта с захватом заложников.

Было подчеркнуто, что совместные усилия руководителей республик и силовых ведомств дали свои положительные результаты — минувшей ночью освобождены последние пятеро заложников из числа захваченных ранее пассажиров рейсового автобуса Назрань-Нальчик. Однако конфликтная ситуация пока не исчерпана, необходимо принять эффективные меры по освобождению всех захваченных граждан.

Руководитель ФСБ высказал уверенность, что будут реализованы намеченные меры по предотвращению похищения людей. Выразив благодарность всем, кто принимал участие в разрешении конфликта, Н.Ковалев отметил, что проявленные народами Северной Осетии и Ингушетии выдержка и спокойствие будут и впредь преобладать над эмоциями, а разум возьмет верх в отношениях двух соседних народов.


23 июня 1998 года

БОЛЕЕ 1000 ЗВОНКОВ ТОЛЬКО В ОДНОЙ МОСКВЕ ПОСТУПИЛО ЗА ГОД СУЩЕСТВОВАНИЯ «ТЕЛЕФОНА ДОВЕРИЯ» ФСБ; 87 ИЗ НИХ «ПРЕДСТАВЛЯЛИ НЕСОМНЕННЫЙ ИНТЕРЕС» ДЛЯ КОНТРРАЗВЕДКИ

Более 1000 звонков только в одной Москве поступило за год существования «телефона доверия» Федеральной службы безопасности России; 87 из них «представляли несомненный интерес» для контрразведки. Из 183 звонков, поступивших за первые 6 месяцев уже этого года, 12 относятся к компетенции ФСБ. Об этом рассказал в интервью агентству ИТАР-ТАСС начальник Центра общественных связей ФСБ РФ генерал-майор Александр Зданович.

«С июня 1997 года сначала в Москве, а затем и в 66 территориальных органах ФСБ начала действовать открытая телефонная линия, по которой любой российский гражданин, когда-либо завербованный спецслужбами иностранных государств, мог анонимно сообщить об этом в контрразведку, получив гарантии личной безопасности и освобождения от уголовной ответственности», — напомнил Александр Зданович.

За еще довольно небольшой срок существования сети «телефонов доверия» по России было получено 363 сигнала по вопросам, входящим в компетенцию ФСБ, добавил генерал-майор.

«В начале этого года мы рассказали об агенте английской СИС под псевдонимом «Саша» из Москвы и петербуржце, завербованном ЦРУ, которые воспользовались «телефоном доверия», чтобы освободиться из-под опеки иностранных шпионов, — сказал Зданович. — ФСБ приняла меры по обеспечению личной безопасности этих людей, оба также освобождены от уголовной ответственности».

Однако, по словам генерала, прямая линия оказывает существенную помощь сотрудникам ФСБ не только в борьбе со шпионажем. Так, например, в Красноярском крае 9 звонков представляли собой сообщения о реальных фактах хранения наркотиков, 3 аналогичных сигнала были приняты в Хабаровском крае и 2 — в Ульяновской области.

Благодаря «телефону доверия» сотрудники УФСБ по Томской области изъяли 7 незаконно хранившихся единиц огнестрельного оружия и 5 тысяч боеприпасов.

Александр Зданович еще раз напомнил номер «телефона доверия» в Москве: 224-35-00.


3 июля 1998 года

НА ТАМОЖЕННОМ ПОСТУ «БУТОВО» ЗАДЕРЖАН КОНТРАБАНДНЫЙ ГРУЗ, ПРИНАДЛЕЖАЩИЙ СОТРУДНИКУ ПОСОЛЬСТВА США В МОСКВЕ

26 июня на таможенном посту «Бутово» был задержан контрабандный груз, принадлежащий сотруднику посольства США в Москве, а конкретно - гражданскому помощнику военного атташе Филиппу Хэтчу. Вслед за американцем, вылетевшим из России несколькими днями раньше, должна была быть переправлена незаявленная в таможенной декларации крупная партия предметов, представляющих культурную и историческую ценность для России.

Вместе с таможенниками в досмотре багажа участвовал широкий круг приглашенных лиц. С американской стороны, в частности, присутствовали: руководитель Хэтча — Д.Райт, 1-й секретарь отдела кадров посольства К.Эствольд, атташе таможенной секции отдела общего обслуживания Д.Болл. В качестве экспертов выступали трое сотрудников Комитета по культуре правительства Москвы.

Всего было обнаружено 44 предмета антиквариата, народного творчества и искусства, запрещенные к вывозу за рубеж без специального разрешения Министерства культуры. Среди них — старинные коробы, киоты, сундуки, самовары, столовые приборы.

В подписанном акте таможенного досмотра представители американского посольства подтвердили факт попытки их коллеги незаконно вывезти из России указанные предметы.


4 июля 1998 года

ФСБ РОССИИ ПРЕСЕКЛА ШПИОНСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАДРОВОГО СОТРУДНИКА СПЕЦСЛУЖБ РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ

В ночь 3 на 4 июля с.г. оперативными подразделениями ФСБ России пресечена шпионская деятельность кадрового сотрудника спецслужб Республики Корея г-на Чо Сон У, работавшего под дипломатическим прикрытием советника посольства Республики Корея в Москве. Иностранец был задержан при проведении агентурной встречи с российским гражданином — сотрудником МИД России.

Проведенная операция явилась результатом кропотливых оперативно-розыскных мероприятий российской контрразведки при содействии Департамента безопасности МИД России. Установлено, что задержанный российский гражданин систематически предоставлял южнокорейской разведке по ее заданию информацию конфиденциального характера, чем наносил ущерб политическим и экономическим интересам России.

С иностранным дипломатом проведено разбирательство в приемной ФСБ, после чего он был передан представителям посольства. В отношении задержанного российского гражданина Следственным управлением ФСБ возбуждено уголовное дело по ст. 275 УК РФ «Государственная измена».

Проводятся неотложные оперативно-следственные действия.


6 августа 1998 года

В 1997 ГОДУ ИЗ РОССИИ ВЫДВОРЕНО ОКОЛО 30 ИНОСТРАННЫХ РАЗВЕДЧИКОВ, ОБЕЗВРЕЖЕНО 7 АГЕНТОВ ИЗ ЧИСЛА РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН

В 1997 году из России было выдворено около 30 иностранных разведчиков, обезврежено 7 агентов из числа российских граждан. Об этом заявил в интервью агентству «Интерфакс» руководитель Центра общественных связей ФСБ генерал-майор Александр Зданович.

По его словам, в настоящее время выявлено и взято под «плотный контроль более 400 кадровых сотрудников иностранных спецслужб и лиц, обоснованно подозреваемых в принадлежности к ним».

Сотрудники ФСБ РФ пресекли попытки представителей иранской промышленной группы «Санам» получать сведения о новейших российских разработках в ракетно-космической, авиационной, ядерной, лазерной областях.

А.Зданович также сообщил, что в минувшем году сотрудники Департамента ФСБ по борьбе с терроризмом предотвратили 134 попытки подготовки терактов, пресекли деятельность 34 организованных преступных групп, занимавшихся незаконным оборотом оружия. У них изъято 92 взрывных устройства.

«Этот арсенал преступники намеревались использовать для заказных убийств и терактов», — отметил руководитель Центра общественных связей ФСБ России.


12 августа 1998 года

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ УЧЛА ЧИСТОСЕРДЕЧНОЕ РАСКАЯНИЕ ЖИТЕЛЯ ОМСКА САКОВА, ВОВЛЕЧЕННОГО ИНОСТРАННОЙ СПЕЦСЛУЖБОЙ В РАЗВЕДДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, И ОГРАНИЧИЛАСЬ ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ БЕСЕДОЙ

Федеральной службой безопасности России получены документально подтвержденные данные о том, что сотрудниками спецслужбы «Натив» («Лишкат Акешер»), действующими под прикрытием иммиграционного отдела посольства Израиля в Москве, на территории России развернута сеть платных информаторов из числа российских граждан, используемая с позиций легальной разведки для сбора сведений широкого спектра из всех регионов нашей страны. Основное внимание информаторов обращено на освещение социально-политической и экономической ситуации, состояния межнациональных отношений, проявлений национализма и антисемитезма, а также конкретных вопросов, способных регулировать темпы и масштабы эмиграции в Израиль.

В частности, одним из эпизодов подобного рода деятельности и явились действия жителя города Омска Александра Сакова, который, по сути, был вовлечен израильскими дипломатами-сотрудниками «Натив» в разведдеятельность. Данный российский гражданин по заданию дипломатов осуществлял сбор информации по интересующим Израиль проблемам. Делал он это не на безвозмездной основе. В соответствии со ст.109 УПК РСФСР и Законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» была проведена доследственная проверка деятельности А.Сакова по сбору интересующей израильскую сторону информации. Учитывая то, что противоправная деятельность Сакова была выявлена на ранней стадии, правоохранительные органы ограничились профилактической беседой, в ходе которой Саков выразил раскаяние по поводу своей деятельности, способной нанести ущерб интересам России.

В самом Израиле отношение к деятельности «Натив» неоднозначно. В частности, она неоднократно подвергалась критике со стороны МИД Израиля, который выражал недовольство тем, что «Натив» использует дипломатическое прикрытие и создает ситуации, чреватые обострением российско-израильских отношений.


2 октября 1998 года

О ВРУЧЕНИИ ПОЧЕТНОГО ЗНАКА ОТ ИМЕНИ ПРАВИТЕЛЬСТВА США ПОЛКОВНИКУ ФСБ РОССИИ И.ЕРМАКОВУ

Наглядным свидетельством тесного партнерского взаимодействия спецслужб России и США в области борьбы с незаконным распространением наркотиков явилось вручение Почетного знака от имени правительства США полковнику ФСБ России Ермакову Игорю Александровичу.

Церемония награждения состоялась 2 октября в резиденции посла США в России. От имени правительства США Почетный знак полковнику Ермакову вручил посол США в России Джеймс Ф. Коллинз, который отметил особые заслуги Ермакова в организации борьбы с международным наркобизнесом. Выступивший на встрече Директор ФСБ России В.Путин особо подчеркнул, что признание американской стороной заслуг сотрудника ФСБ полковника И.Ермакова убедительно свидетельствует об установлении хороших деловых отношений в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков между спецслужбами двух государств. И это сотрудничество будет укрепляться.

В официальной церемонии также приняли участие заместитель Директора ФСБ А.Григорьев, представитель Агентства по борьбе с наркотиками (ДЕА) США в России Гари Симон и другие ответственные сотрудники спецслужб.

Коротко о самом награжденном. Полковник И.Ермаков непосредственно участвовал в формировании в ФСБ линии борьбы с международным незаконным оборотом наркотиков. В результате общих усилий за период с 1991 по 1998 год за причастность к незаконному обороту наркотиков было привлечено к уголовной ответственности более 200 человек. В этом числе ряд преступных авторитетов из числа т. н. «воров в законе». Из незаконного оборота было изъято наркотических веществ на сумму свыше 80 млн. долларов США по ценам т. н. «черного» рынка. В доход государства обращено ценностей, принадлежащих преступникам, на сумму более 15 млн. долларов США.

В ходе реализаций оперативных мероприятий по захвату наркодельцов с поличным полковник И.Ермаков, как и его товарищи, рисковал собственной жизнью. Он участвовал в решении многих задач по проведению сложных оперативных мероприятий совместно с правоохранительными органами и спецслужбами США (ДЕА, ФБР, ЦРУ). Это получило признание со стороны американских партнеров.

В результате тесного взаимодействия органов безопасности России с ДЕА и ЦРУ проведены результативные операции.

В 1994–1995 гг. ликвидированы наркоструктуры из представителей преступного мира Пакистана, Афганистана, Камеруна и США, организовавших международный канал контрабанды наркотиков из Пакистана в США с использованием территории России, Японии, Голландии и других государств. В результате операции к уголовной ответственности привлечено свыше 50 наркодельцов и изъято свыше 120 кг героина.

На протяжении 1995–1997 гг. проводились операции по пресечению преступной деятельности наркогруппировки, осуществлявшей поставки кокаина из Латинской Америки в Европу и США. Результатом совместной работы явилось задержание более 25 человек, находившихся в Федеральном розыске в США, России, Германии. Конфисковано более 230 кг кокаина.


7 октября 1998 года

ОБ ОПЕРАЦИИ ПО ПРЕСЕЧЕНИЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕСТУПНЫХ НАРКОГРУППИРОВОК

Прошли буквально считанные дни после знаменательного события и новое сообщение об успешно проведенной акции.

Управлением экономической контрразведки ФСБ России совместно с Управлениями ФСБ РФ по Самарской, Пермской, Ульяновской областям и Республике Башкортостан, при активном участии Главного Управления БНОН МВД России, линейных подразделений УВД вышеназванных субъектов Федерации пресечена противоправная деятельность крупной таджикской нарко-группировки, осуществлявшей контрабандные поставки больших партий наркотических средств афганского производства из Республики Таджикистан на территорию Российской Федерации для последующего сбыта. В операции также участвовали органы национальной безопасности Республик Узбекистана и Казахстана.

В результате проведенных в начале октября оперативно-розыскных мероприятий задержано 26 человек, причастных к осуществлению контрабандных акций и незаконному обороту наркотиков, возбуждено 4 уголовных дела по признакам состава преступления, предусмотренного статьей 226 УК РФ. Из незаконного оборота изъято 264 кг опия-сырца, 12 кг гашиша и 2,6 кг героина. Конфискован автомобильный транспорт, использовавшийся в контрабандных перебросках наркотиков, и значительная денежная сумма, полученная от их распространения.

Проведение мероприятий продолжается.


22 октября 1998 года

О ЗАДЕРЖАНИИ НА ТЕРРИТОРИИ ВОЕННОГО ОБЪЕКТА В ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГРАЖДАНИНА ЭСТОНИИ

В Псковской области на территории военного объекта был задержан гражданин Эстонии, осуществлявший визуальную разведку.

В ходе проведенной проверки органами безопасности установлено, что гражданин Эстонии находился в Российской Федерации, выполняя задания эстонских спецслужб по сбору информации военного и политического характера.

Учитывая нанесенный им незначительный ущерб, его чистосердечное признание, а также руководствуясь стремлением к поддержанию добрососедских отношений с Эстонской Республикой, принято решение уголовное дело в отношении задержанного не возбуждать, а ограничиться административной мерой наказания, выдворив гражданина Эстонии с территории России с последующим закрытием ему въезда, о чем проинформированы компетентные органы РФ и ЭР.


29 октября 1998 года

ОБ ОПЕРАЦИИ ПО ПРЕСЕЧЕНИЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППИРОВКИ, ЗАНИМАВШЕЙСЯ ХИЩЕНИЕМ ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ И БОЕПРИПАСОВ

В результате многоходовой совместной операции сотрудников Управления экономической контрразведки ФСБ России и Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД России пресечена деятельность устойчивой преступной группы в городе Александрове Владимирской области, промышлявшей хищением с армейских складов взрывчатых веществ и боеприпасов. В дальнейшем похищенное сбывалось в московском регионе криминальным элементам.

В ходе операции были изъяты: 58 тротиловых шашек (по 75 граммов каждая), около 9 килограммов пластита, 2 пистолета, 191 электродетонатор, 3 разряженные мины, боеприпасы различного калибра.

По данному факту органами внутренних дел возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 222 УК РФ («Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств»).


17 ноября 1998 года

ЗАЯВЛЕНИЕ ДЛЯ СМИ ДИРЕКТОРА ФСБ РОССИИ В.ПУТИНА

В последнее время усилились нападки и критика со стороны представителей различных политических групп в адрес Федеральной службы безопасности. Со стороны «заказчиков» с явно «левыми» убеждениями звучат обвинения в «возрождении в ФСБ политического сыска и откровенной слежке за оппозицией», переориентации ведомства на «защиту частной собственности» в ущерб деятельности по борьбе с терроризмом и шпионажем (как, например, в недавней публикации в еженедельном приложении «Деловой вторник» к газетам «Трибуна» и «Труд»). С другой стороны, «справа» делаются заявления о ФСБ как о некоей тайной силе — «штурмовом отряде партии социального реванша», о засилии в ней сторонников «жесткой руки» и наличии коррупции.

Определенное время мы оставляли без официальных комментариев подобного рода инсинуации, так как считали не делом спецслужбы вступать в публичную политическую полемику. Однако ряд последних публикаций требует адекватной реакции, в том числе и открытое письмо на мое имя Б. Березовского, опубликованное 13 ноября в газете «Коммерсант».

В нем меня призывают к решительным мерам по «наведению конституционного порядка» в стране, предупреждают о наличии в ФСБ некоего «заговора партноменклатуры», покрывающей преступников, о начале гонений на людей, «не согласных идти в стойло». В этой ситуации как руководитель ведомства я не могу отмолчаться. Прежде всего потому, что новые российские органы безопасности, защищающие общенациональные интересы, фактически ставятся в один ряд с силами экстремистской и чуть ли не уголовной направленности. Для нас такое сравнение оскорбительно.

Только за последние месяцы наша Служба предотвратила ряд серьезных преступлений, связанных с терроризмом, захватом заложников, контрабандой и незаконным перемещением через границу различных ценностей, наркотиков и т. п. Практически ежедневно телевидение и пресса передают репортажи о той или иной операции ФСБ.

Обозначу перед российской общественностью свою твердую позицию. Я, как и мои предшественники, назначен на пост Директора ФСБ в соответствии с Конституцией Президентом России Б.Н.Ельциным. Он и только он, а не другие политические деятели любого калибра и ориентации, в соответствии с Законом «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» определяет направления и задачи ФСБ. Одна из основных установок Президента выражается в том, что ФСБ никогда и ни при каких обстоятельствах не будет участвовать в политических играх, как бы ни пытались нас в них втянуть. Служба, действуя строго на основе и в рамках закона, защищает конституционный строй, обеспечивает безопасность личности, общества и государства от угроз, откуда бы они не исходили. Думается, что такой принципиальный подход поддержит любой государственно мыслящий человек.

Борьба с политическим и национальным экстремизмом, сохранение единства и территориальной целостности Российской Федерации являются одной из приоритетных задач ФСБ. Именно на это нацелено вновь созданное Управление конституционной безопасности. В накаленной общественно-политической атмосфере, в ситуации обострившегося социально-экономического кризиса особенно высока ответственность политиков и трибунов. Ненависть и злоба всегда контрпродуктивны. Нельзя допускать публичных призывов к насильственному изменению конституционного строя, разжиганию межнациональной и межконфессиональной розни. Это особенно пагубно в нашей многонациональной стране и фактически ведет к развалу ее изнутри. В этой связи столичное управление ФСБ совместно с Московской городской прокуратурой проводит расследование в отношении недавних заявлений депутата Госдумы А.Макашова. Если в его действиях будет установлен состав преступления, то он должен ответить по закону. Попустительство здесь недопустимо. Так должно быть с каждым, кто стремится нарушить хрупкое равновесие гражданского мира.

Как известно, Главной военной прокуратурой сейчас расследуется дело по факту подстрекательства к убийству Б.Березовского. Упомянутая в его открытом письме информация о конкретных сотрудниках ФСБ находится в поле нашего зрения. При этом мы не боимся «выносить сор из избы». В случае подтверждения сведений о неблаговидной или преступной деятельности наших сотрудников, независимо от их званий и должностей, мы безжалостно избавляемся от них и передаем материалы в Прокуратуру. Эту работу достаточно эффективно проводит Управление собственной безопасности, которое я лично курирую. В то же время я против того, чтобы публичные оценочные суждения и глубокомысленные обобщения происходили лишь на основе личных заявлений некоторых сотрудников ФСБ (в том числе и бывших) из числа упомянутых в данном открытом письме. В них объективно не исключены личные интересы, обиды и амбиции.

Следует отметить, что выбранная форма обращения ко мне через прессу известного своей приверженностью демократическим ценностям Б.Березовского в тот момент, когда Главная военная прокуратура ведет расследование, выглядит как определенное давление на процесс следствия. В сочетании с призывом к «наведению порядка» в стране это откровенно напоминает небезызвестные трагические страницы нашей истории. Принцип «революционной целесообразности» в России имел далеко идущие последствия, в том числе и для тех, кто пытался его реализовать на практике.

По мнению специалистов Договорно-правового управления ФСБ, в случае, если факт подстрекательства к убийству в рамках расследуемого уголовного дела не будет установлен, существует реальная возможность (после вынесения судом решения по уголовному делу) подготовить заявление в суд с иском о защите деловой репутации ФСБ России. При этом в качестве ответчиков по делу будут фигурировать не только авторы статьи и редакция газеты, но и лица, давшие заведомо ложные показания в отношении должностных лиц ФСБ.

В заключение, пользуясь случаем, хотел бы обратиться ко всем здоровым силам общества подняться выше личных амбиций и сиюминутных интересов. Надо прекратить раскачивать государственные устои, запас прочности которых небезграничен. На руинах государства Российского не может быть ни победителей, ни побежденных. ФСБ России совместно с другими правоохранительными органами не позволит экстремистам всех мастей ввергнуть страну в состояние хаоса и социальных потрясений. Федеральная служба безопасности никогда не будет обслуживать какие-либо партийные или групповые интересы, а будет строить свою работу на основе закона и в интересах всего государства.


30 ноября 1998 года

ЗАЯВЛЕНИЕ ФСБ РОССИИ ПО ПОВОДУ УТВЕРЖДЕНИЙ ПРЕЗИДЕНТА УЗБЕКИСТАНА И.КАРИМОВА

Руководство Федеральной службы безопасности РФ с недоумением восприняло сегодняшнее заявление Президента Узбекистана И.Каримова на встрече с журналистами в Ташкенте, в котором он недвусмысленно обвинил российские спецслужбы, а значит и Россию, в разжигании конфликта между Узбекистаном и Таджикистаном.

Как известно, боевые столкновения в Ленинабадской области Таджикистана происходили в начале ноября с.г., а упомянутая И.Каримовым встреча представителей ФСБ с руководителями МВД и Службы Национальной безопасности Таджикистана имела место 24 ноября с.г. Эта встреча, носившая протокольно-официальный характер, проведена в рамках переговоров ряда министров из стран СНГ, прибывших в Москву на форум Содружества в составе делегаций в ранге премьер-министров. Из сказанного ясно видно, что никакой логической связи между событиями в Ленинабадской области Таждикистана и указанной выше встречей не существует.

ФСБ России поддерживает контакты со своими коллегами из спецслужб стран СНГ на основе ранее подписанных соглашений. Естественно, что представители ФСБ были готовы к контактам и с руководителями Министерства безопасности Узбекистана, если бы таковые прибыли в Москву.

На пресс-конференции из уст Президента И.Каримова прозвучала фамилия сотрудника ФСБ России Р.Турсунова, который абсолютно безосновательно был представлен как «координатор специальной операции по дальнейшему обострению отношений между Таджикистаном и Узбекистаном».

В ФСБ России действительно проходит службу гражданин России Ризо Турсунов, однако никакого отношения к вышеупомянутым контактам с представителями СНБ Таджикистана он не имел.

С таким же успехом можно было бы обвинить более двадцати офицеров ФСБ, узбеков по национальности и регулярно посещающих Ташкент, в проведении какой-либо подрывной работы по Таджикистану.

Считаем, что президента Узбекистана ввели в заблуждение относительно позиции Федеральной службы безопасности России и существа контактов с представителями спецслужб государств, входящих в СНГ.


11 декабря 1998 года

О БОРЬБЕ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ РАДИОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ

С 30 ноября по 4 декабря с.г. в г. Висбаден (ФРГ) в штаб-квартире Федерального ведомства уголовной полиции (БКА) состоялся коллоквиум с участием представителей Федеральной службы безопасности и Министерства внутренних дел Российской Федерации по вопросам борьбы с незаконным оборотом радиоактивных веществ. Результаты анализа обстановки в данной сфере деятельности, полученные в ходе рабочих контактов российских и немецких экспертов подтвердили тенденцию снижения этого вида преступления как в Германии, так и в России.

Однако стороны считают необходимым и в дальнейшем проводить интенсивную проверку любых сведений ввиду большой опасности, которую представляют радиоактивные материалы. По мнению экспертов, в целях повышения эффективности предотвращения незаконного оборота радиоактивных веществ, наряду со своевременным обменом информацией, следует расширять сотрудничество между соответствующими ведомствами Германии и России в рамках расследования конкретных дел.

Стороны считают необходимым подчеркнуть, что в ходе проведенных расследований в области нелегальной торговли радиоактивными веществами и редкоземельными металлами (например, осмий— 187) не было выявлено ни одного конечного потребителя «товара», а в поле зрения правоохранительных органов попадали лица, его предлагающие, либо посредники при так называемых торговых сделках. Указанные обстоятельства подтверждают вывод об отсутствии рынка сбыта для подобного рода материалов, а торговые операции с ними используются преступниками в мошеннических целях.


16 декабря 1998 года

ОСУЖДЕНЫ ОРГАНИЗАТОРЫ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ, ПРОМЫШЛЯВШЕЙ КОНТРАБАНДОЙ ВЗРЫВНЫХ УСТРОЙСТВ

Московским городским судом осуждены на большие сроки заключения организаторы и вдохновители преступной группы, промышлявшей контрабандой взрывных устройств из Латвии в Россию.

В поле зрения сотрудников Управления экономической контрразведки (УЭК) ФСБ России злоумышленники попали в июне 1996 года, когда появилась информация о лицах из ближнего зарубежья, ищущих покупателей на свой криминальный товар. С целью исключения возможности попадания взрывчатки криминальным структурам и экстремистски настроенным лицам сотрудники УЭК приняли необходимые меры. После успешного завершения многоходовой операции по данному факту Следственным управлением ФСБ России было возбуждено уголовное дело.

Как сообщалось 28 января 1998 года, Следственным управлением ФСБ России дело о незаконном ввозе организованной преступной группой из Латвийской Республики в Россию радиоуправляемых СВУ, оружия и боеприпасов для последующего их сбыта в городе Москве с целью наживы было закончено производством и передано в суд. Всего на территорию России членами преступной группы, состоявшей из 6 человек, контрабандно было ввезено 8 радиоуправляемых СВУ большой мощности. Готовились к ввозу: пистолеты «Вальтер П-38», «Беретта 93»; автоматы «АКС-74У», «АГРАМ-2000» с глушителем; винтовки «Маузер 98», «Ремингтон 700», «Тигр»; гранаты «РГД-5», боеприпасы.

Московский городской суд приговорил организаторов преступной группы Александра Саркисьяна и Юрия Неказакова к 10 годам 3 месяцам лишения свободы с пребыванием в колонии общего режима с конфискацией имущества. Юрий Саркисьян осужден на 7 лет, Татьяна Кагаловская и Марина Саркисьян приговорены к 5 годам условно каждая. Шестой участник группы, Анатолий Неказаков, оправдан.


29 декабря 1998 года

ОБ ИЗУЧЕНИИ МАТЕРИАЛОВ ПО ДЕЛУ О «ПОДРЫВНЫХ ВЫСКАЗЫВАНИЯХ»

Следственной службой Управления ФСБ России по г. Москве и Московской области ввиду отсутствия состава преступления (п.2 ст.5 УПК РФ) вынесено постановление о прекращении уголовного дела, возбужденного 13 октября Прокуратурой города Москвы по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.280 УК РФ («Публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя»).

Данное уголовное дело было возбуждено в связи с отдельными заявлениями представителей некоторых общественных движений, прозвучавшими во время митингов 3–4 октября в г. Москве и 7 октября в г. Самаре.

В рамках уголовного дела были допрошены А.Макашов, Э.Лимонов, С.Терехов, В.Анпилов, другие выступавшие и участники этих митингов. Просмотрены и оценены полные видеозаписи указанных выше массовых мероприятий. Были проведены соответствующие экспертизы с участием специалистов Российской Академии наук в области истории, лингвистики, этимологии, психологии.

Изучив в ходе следствия материалы и результаты проведенных экспертиз, следователь пришел к выводу о необходимости прекращения данного уголовного дела за отсутствием состава преступления (п.2 ст.5 УПК РФ).

В рамках указанного выше уголовного дела по письменному поручению московской городской прокуратуры Следственной службой УФСБ по г. Москве и Московской области также была осуществлена проверка в связи с некоторыми высказываниями депутата Государственной думы А.Макашова на предмет наличия в них признаков состава преступления, предусмотренного ст. 282

УК РФ («Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды»).

В связи с тем, что согласно ст.126 УПК РФ расследование по данной статье входит в компетенцию прокуратуры, собранные Следственной службой столичного управления ФСБ России материалы 29 декабря были переданы в Генеральную прокуратуру РФ.

1999 год

23 января 1999 года

В 1998 ГОДУ ФСБ РФ ВЫЯВИЛА И ВЗЯЛА ПОД КОНТРОЛЬ НЕСКОЛЬКО СОТ СОТРУДНИКОВ ИНОСТРАННЫХ СПЕЦСЛУЖБ

В 1998 году ФСБ России в ходе контрразведывательных операций удалось снизить активность ряда иностранных резидентур, действовавших под дипломатическим прикрытием, выявить и взять под надежный контроль несколько сот кадровых сотрудников иностранных спецслужб и лиц, обоснованно подозреваемых в принадлежности к ним.

Как сообщили «Интерфаксу» в Центре общественных связей ФСБ РФ, к различным срокам лишения свободы были осуждены бывший старший офицер штаба ракетной армии майор Дудник за государственную измену в форме шпионажа, бывший сотрудник Генштаба ВС России Спорышев, который передал израильской спецслужбе МОССАД секретные материалы космической разведки.

Обезврежены 13 агентов иностранных разведок из числа российских граждан. Пресечены 19 попыток отдельных граждан России продать за границу ценные сведения. Перекрыты каналы незаконной постановки за рубеж вооружений и авиационной техники с ряда предприятий в Москве, Саратове, Омске, Новосибирске, Туле.

Первоочередное внимание, отметили в ФСБ, уделялось обеспечению стабилизации обстановки на Северном Кавказе. ФСБ участвовала в освобождении 150 человек, в том числе 14 иностранных граждан, захваченных в Чечне.

Сотрудники ФСБ обезвредили пять мощных взрывных устройств в Махачкале (Дагестан), которые принесли бы тяжелые последствия для города и его жителей. Выявлены и арестованы лица, причастные к террористическим взрывам в Махачкале, в поезде «Москва — Санкт-Петербург», а также к убийству президента фирмы «РОСКО» Филиппова, главного редактора газеты «Советская Калмыкия сегодня» Юдиной и другим преступлениям, имевшим широкий общественный резонанс, сообщили в ФСБ РФ.


25 января 1999 года

СОТРУДНИКИ ФСБ РФ ПРЕДУПРЕДИЛИ СОМНИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ ОДНОЙ ИЗ МОШЕННИЧЕСКИХ ФИРМ, КОТОРЫЕ НАНЕСЛИ БЫ УЩЕРБ НА $6 МЛРД.

Сотрудники ФСБ РФ предупредили в ряде регионов России сомнительные сделки одной из мошеннических фирм, заключение которых могло бы нанести ущерб на сумму около $6 млрд.

Как сообщили агентству «Интерфакс» в ФСБ РФ, мошенническими операциями в стране «грешат» и ряд фирм из США, Германии, Швейцарии, Австрии, Кипра.

В этой связи, подчеркнули в ФСБ, особое значение придается оперативному сопровождению западных инвестиционных проектов, обеспечению их безопасности. «При нашем активном участии в экономику России привлечено инвестиций на сумму около $200 млн.», — сказали в спецслужбе.

По словам сотрудников ФСБ, во взаимодействии с ФПС и МВД России выявлены и перекрыты отдельные каналы контрабандного ввоза в страну крупных партий огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, самодельных радиоуправляемых взрывных устройств.

Всего в прошлом году органами ФСБ и по их материалам изъято 22 тыс. единиц огнестрельного оружия, около 3800 кг взрывчатых веществ, более 6500 гранат. Во взаимодействии со спецслужбами и правоохранительными органами иностранных государств проведен ряд целевых операций по перекрытию устойчивых каналов контрабанды наркотиков в Россию, а также их международного транзита.

Всего совместно с МВД и ГТК России изъято более 7500 кг наркотических средств.

Пресечена также деятельность более 150 организованных преступных групп, занимавшихся незаконным оборотом оружия и совершивших другие опасные преступления. В ходе реализации Федеральной целевой программы по усилению борьбы с преступностью привлечено к уголовной ответственности несколько сот членов организованных преступных сообществ.

«В производстве следственных подразделений ФСБ находилось в прошлом году более 1100 уголовных дел, по которым привлечено к ответственности 1600 человек. Значительную часть составили дела о контрабанде, незаконному пересечению государственной границы, незаконному приобретению, передаче, сбыту, хранению оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, терроризму, разглашению государственной тайны и другие», — отметили в ФСБ РФ.


4 марта 1999 года

АГЕНТ АМЕРИКАНСКИХ СПЕЦСЛУЖБ, АРЕСТОВАННЫЙ ВО ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ ЛЕТОМ ПРОШЛОГО ГОДА, ОСВОБОЖДЕН ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ОТПУЩЕН В США «К ЖЕНЕ И ДЕТЯМ»

Арестованный в июле 1998 года в городе Александрове Владимирской области российский гражданин Олег Сабаев по обвинению в государственной измене (статья 275 УК РФ) освобожден от уголовной ответственности и отпущен на свободу. 23 февраля он покинул бывшую родину и вылетел к жене и детям, проживающим с 1990 года в США.

Как сообщил агентству РИА «Новости» начальник ЦОС ФСБ Александр Зданович, решение о прекращении против шпиона-инициативника (в 1988 году Сабаев сам предложил свои услуги американским спецслужбам, чтобы получить для семьи вид на жительство в США) уголовного дела было принято на основании примечания к ст. 275 УК РФ. «Было учтено, что в ходе предварительного следствия арестованный полностью признал свою вину, раскаялся в содеянном и дал подробные показания о своем сотрудничестве с американскими спецслужбами», — подчеркнул Зданович.

Кроме того, с помощью Сабаева российской контрразведке «удалось вскрыть ряд конкретных эпизодов деятельности против России разведки США, получить данные о ряде ее сотрудников, методах их работы и принять меры к пресечению проводимых американской спецслужбой разведакций».

Все началось с похода в апреле 1988 года тогда еще 30-летнего Олега Сабаева, жителя Владимирской области, в посольство США в Москве. Молодой человек сразу сообщил сотрудникам американской дипломатической миссии, что хочет получить статус политического беженца и перебраться с семьей в Америку. Видимо, одной ненависти Сабаева к существующей власти для получения вожделенного разрешения оказалось мало, и он проявил готовность поставлять американцам секретную информацию о ракетных войсках стратегического назначения, где у него были знакомые офицеры.

В сентябре 1990 года семья Сабаева уехала в США. В Нью-Йорке «политические беженцы» жили на скромное пособие и случайные заработки, поскольку на постоянную работу Олег устроиться не смог. Увидев в газете «Новое русское слово» объявление ФБР, в котором эмигрантам предлагалось за плату «делиться» известной им секретной информацией о России, Сабаев немедленно воспользовался этой возможностью. Он сообщил также, что помимо предоставления ФБР известной ему информации готов склонить к работе на американские спецслужбы своего оставшегося в России знакомого ракетчика. После этого в игру вступило ЦРУ. В 1991–1992 годах Сабаев попытался установить связь с этим приятелем через мать, а весной 1992 года сам приехал в Россию по американскому паспорту на имя Алекса Нормана, чтобы завербовать обещанного американцам офицера. И ему это удалось, правда, не без помощи российской контрразведки, которая с самого начала, то есть с посещения посольства США в 1988 году, держала Сабаева в поле зрения.

Офицер-ракетчик по просьбе военных контрразведчиков принял участие в оперативной игре под кодовым названием «Западня». С его помощью российская спецслужба внедрилась в агентурную сеть разведки США и несколько лет продвигала в разведорганы НАТО свою дезинформацию. Мнимый агент выезжал для встреч с сотрудниками ЦРУ на Украину. Когда, по мнению руководства, основные задачи операции были выполнены, ее решили завершить и в свой очередной приезд в Россию Сабаев-Норман был арестован. Как теперь сложится жизнь раскаявшегося шпиона в США, можно только гадать.


19 марта 1999 года

ФСБ РОССИИ ОДНОЗНАЧНО КВАЛИФИЦИРУЕТ ВЗРЫВ ВО ВЛАДИКАВКАЗЕ КАК ТЕРАКТ

Федеральная служба безопасности России квалифицирует взрыв во Владикавказе «однозначно как террористический акт». Об этом заявил агентству «Интерфакс» начальник Центра общественных связей ФСБ РФ Александр Зданович.

«Взрыв прогремел в центре города, в многолюдной его части и заранее предполагалось большое

число жертв, а значит, был рассчитан на эффект устрашения и направлен на дестабилизацию обстановки», — отметил представитель ФСБ.

Он сообщил, что в Северную Осетию уже вылетели директор ФСБ Владимир Путин и его заместитель — руководитель Департамента по борьбе с терроризмом Владимир Проничев. Вместе с ними, по словам А.Здановича, вылетела также группа опытных оперативных сотрудников центрального аппарата ФСБ, специалисты-взрывотехники, имеющие опыт расследования взрывов, в том числе прогремевших в Дагестане.

Руководитель ЦОС ФСБ сообщил, что на месте создана и работает объединенная оперативноследственная группа во главе с первым заместителем начальника Управления ФСБ по Северной Осетии полковником Таймуразом Калоевым.


28 марта 1999 года

СОТРУДНИКАМИ ФСБ УСПЕШНО ПРОВЕДЕНА СПЕЦОПЕРАЦИЯ ПО ОСВОБОЖДЕНИЮ ЗАЛОЖНИКОВ

27 марта в 13.50 при досмотре рейсового автобуса, следовавшего по маршруту Ростов-на-Дону— Темрюк, на контрольно-пропускном пункте № 5 в районе г. Краснодара был установлен находящийся в федеральном розыске за убийство Константин Романов, 1965 г.р. При задержании преступник оказал вооруженное сопротивление, тяжело ранил ножом сотрудника милиции, угрожая обрезом, осуществил захват 9 заложников. Им было выдвинуто требование о проезде автобуса в г. Славянск-на-Кубани.

В 14.20 автобус был заблокирован при въезде в г. Краснодар. До 17.30 с террористом велись переговоры, которые положительного результата не принесли.

В связи с тем, что преступник вел себя крайне агрессивно, угрожал убить ребенка, неоднократно заявлял о своей решимости взорвать имеющиеся в его распоряжении две гранаты, учитывая реальную опасность для жизни людей, руководством штаба по освобождению заложников было принято решение о проведении спецоперации.

В 17.55 сотрудники специального подразделения по борьбе с терроризмом Управления ФСБ по Краснодарскому краю осуществили штурм автобуса. В результате операции никто из заложников не пострадал, преступник тяжело ранен. При освобождении заложников, прикрывая ребенка от выстрела из обреза, один из сотрудников «Альфы» получил легкое ранение.

Прокуратурой г. Краснодара возбуждено уголовное дело по ст.206 УК РФ (захват заложников). Ведется следствие.


9 апреля 1999 года

СОСТОЯЛОСЬ СОВМЕСТНОЕ РАСШИРЕННОЕ СОВЕЩАНИЕ РУКОВОДСТВА ФСБ РОССИИ, МВД РОССИИ И ПРАВИТЕЛЬСТВА МОСКВЫ

Состоялось совместное расширенное совещание руководства ФСБ России, МВД России и Правительства г. Москвы, на котором рассмотрен и всесторонне обсужден вопрос «О мерах по дальнейшему усилению борьбы с экстремизмом, терроризмом и организованной преступностью в городе Москве».

Совещание открыл Секретарь Совета безопасности, Директор ФСБ России В.В.Путин. В работе совещания приняли участие и выступили министр внутренних дел России С.В.Степашин, мэр г. Москвы Ю.М.Лужков. Участники совещания заслушали и обсудили сообщения заместителя Директора ФСБ России — начальника УФСБ по г. Москве и Московской области А.В.Царенко, заместителя министра внутренних дел России — начальника ГУВД г. Москвы Н.В.Куликова.

На совещании было отмечено нарастание в столице негативных тенденций, связанных с проявлениями различных форм экстремизма, терроризма и организованной преступности, вызывающих обоснованную тревогу органов государственной власти и управления, средств массовой информации и населения.

Несмотря на некоторые позитивные сдвиги в работе подразделений по борьбе с организованной преступностью, оперативная обстановка в г. Москве остается напряженной. Только с начала года зарегистрировано 12 преступлений с квалифицирующими признаками бандитизма. С применением огнестрельного оружия и взрывных устройств совершено 48 убийств, 12 покушений на них, 50 разбойных нападений. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года заметно возросло число преступлений, совершенных с применением взрывчатых веществ, причем зачастую они приобретают политическую окраску. Не снижается незаконный оборот оружия и боеприпасов. Из 766 выявленных преступлений данного вида в 437 случаях к уголовной ответственности привлекаются лица, не имеющие постоянного места жительства в Москве.

Столица России, как центр общественно-политической жизни страны, где сосредоточены федеральные органы государственной власти и управления, крупные финансовые и коммерческие структуры, иностранные представительства, все более притягивает к себе внимание организованных преступных групп и сообществ, обладающих межрегиональными и международными связями. Усиливается стремление криминалитета войти во власть, перенести методы борьбы преступного мира в политическую сферу, что вызывает обоснованную тревогу в преддверии предстоящих выборных кампаний.

Активизация политической жизни объективно обостряет проблему надежного обеспечения безопасности и правопорядка в ходе многочисленных массовых мероприятий. Только в 1 квартале 1999 года в столице состоялось 328 публичных акций, организованных политическими партиями, общественными объединениями и группами граждан. Каждое десятое из них проводилось без соответствующего разрешения органов власти г. Москвы. Отмечались случаи различных экстремистских проявлений, в том числе в общественно опасных формах, а также актов терроризма (серия взрывов, проведенная членами лево-радикальной группировки так называемой РВС, взрывов синагоги в Марьиной Роще, у Приемной ФСБ России, а также попытка обстрела здания посольства США из гранатометов).

Просматривается тенденция, когда проводимые под благородными и гуманными лозунгами общественно-массовые мероприятия используются экстремистскими группировками и отдельными лицами в своих целях.

Участники совещания констатировали недостаточный уровень взаимодействия двух ведомств со структурами исполнительной власти города, в том числе в рамках деятельности московской антитеррористической комиссии. Нуждается в улучшении правовая база борьбы с экстремизмом, терроризмом и организованной преступностью. Органы безопасности и внутренних дел испытывают трудности финансового и материально-технического плана.


10 апреля 1999 года

ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ ПРЕСЕЧЕНА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГРАЖДАНИНА ТУРЦИИ БЕШИКА МЕХМЕТА БАХРИ

Федеральной службой безопасности России пресечена деятельность на территории Российской федерации гражданина Турции Бешика Мехмета Бахри, 1937 года рождения, уроженца города Анкары, который находился в нашей стране в качестве коммерсанта.

Было установлено, что указанный иностранец прибыл в Россию с разведывательно-подрывными целями по специальному заданию турецкой разведки.

По его собственному признанию, до прибытия в Российскую Федерацию Бешик Мехмет Бахри занимал руководящие должности в структурах Главного разведывательного управления Генерального штаба турецкой армии, осуществлявшего тайные операции против СССР, а затем России и стран СНГ в тесном взаимодействии со структурами технической разведки США, которые дислоцированы на территории Турции.

Будучи изобличенным в своей враждебной деятельности, М.Б.Бешик заявил, что в 1997–1998 годах выполнял на территории нашей страны специальную миссию, которая предусматривалась тайной операцией, подготовленной ГРУ Генштаба турецкой армии по указанию Разведывательно-координационного центра при премьер-министре Турции. Ее целью являлась дискредитация внешней политики России на Ближнем и Среднем Востоке.

Кроме того, под прикрытием экономической деятельности, спекулируя на возможности оказывать финансовую помощь, М.Б.Бешик установил связи с отдельными руководителями республик Северного Кавказа с целью воздействия на них в протурецком духе, в том числе путем навязывания им сепаратистских настроений.


16 апреля 1999 года

ЗАСЕДАНИЕ КОЛЛЕГИИ ФСБ РОССИИ

В Федеральной службе безопасности России под председательством Секретаря Совета безопасности Российской Федерации, Директора ФСБ В.В.Путина состоялось заседание Коллегии ведомства, посвященное рассмотрению вопросов совершенствования контрразведывательной и оперативно-розыскной работы органов безопасности по противодействию незаконному международному обороту наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ.

Коллегия констатировала, что, несмотря на принимаемые правоохранительными органами меры, наркоситуация на территории России продолжает ухудшаться. Наркобизнес, по сути, превратился в угрозу общенационального масштаба.

На фоне быстрого роста числа наркоманов, опережающими темпами растет количество потребителей наиболее опасных наркотиков — героина, кокаина, синтетических наркопрепаратов. Неуклонно снижается средний возраст наркоманов. Наркотики распространяются по всей территории страны (если в 1996 году героин изымался в 14 регионах, в 1997 — в 43, то в 1998 году — уже практически в каждом субъекте Российской Федерации).

Россия, став объектом массированной экспансии международного наркобизнеса, привлекает внимание наркогруппировок из стран Центральной Азии, Африки, Латинской Америки.

Только за последние 2 года органами безопасности, самостоятельно и во взаимодействии с СВР, ГТК, МВД и ФПС России проведен ряд результативных операций, позволивших пресечь деятельность свыше 1600 наркодельцов, изъять из незаконного оборота более 8300 кг наркотиков. Налажено продуктивное сотрудничество с антинаркотическими службами США, Германии, Колумбии,

Венесуэлы, ряда других государств. Осуществлена серия совместных операций на каналах международного наркотрафика.

Вместе с тем, достигнутые результаты, как отмечается в Решении Коллегии, не в полной мере соответствуют остроте оперативной обстановки. На заседании были определены приоритетные направления деятельности органов безопасности по противодействию международному наркобизнесу.

На решение этой задачи нацелено созданное на днях в структуре Департамента экономической безопасности ФСБ России самостоятельное управление по борьбе с контрабандой и незаконным оборотом наркотиков.


23 апреля 1999 года

О ЗАДЕРЖАНИИ ОРГАНАМИ ФСБ ГРАЖДАНИНА ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ П.КАЛАЧЕВА

21 апреля 1999 года в г. Пскове при получении секретной информации от военнослужащего российской армии органами ФСБ был задержан гражданин Эстонской Республики Калачев Петр Михайлович, 1969 г.р.

Свой интерес к дислоцированной в Псковской области воздушно-десантной дивизии он объяснил заданием, полученным от руководства отдела разведки и контрразведки «Кайтселийта». Используя свои связи из числа местных жителей, Калачев через них знакомился с офицерами и десантниками, водил их в рестораны, интересовался материальным положением, осведомленностью в военных секретах, возможностью идти на контакт. После всестороннего изучения делал им вербовочное предложение, обещая полную безопасность и финансовую компенсацию.

Эстонские спецслужбы интересовали в первую очередь вопросы боеготовности российских воздушно-десантных подразделений, их вооружение, кадровые изменения, участие в международных миротворческих миссиях, реакция личного состава на военный конфликт в Косово.

Сотрудники ФСБ отмечают, что, несмотря на наличие у задержанного гражданина Эстонии хороших навыков конспирации, он, опасаясь разоблачения, пытался перенести агентурные встречи за пределы России.

Учитывая, что деятельность агента эстонских спецслужб Калачева была пресечена на начальной стадии, вследствие чего ущерб безопасности России был нанесен незначительный, его чистосердечное признание, а также руководствуясь стремлением к укреплению добрососедских отношений с Эстонской Республикой, компетентными российскими органами было принято решение уголовное дело в отношении задержанного не возбуждать, а ограничиться его высылкой за пределы Российской Федерации.

В отношении деятельности российских граждан органами ФСБ проводится проверка.


18 мая 1999 года

«ВЕДЕТСЯ АКТИВНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ» В СВЯЗИ СО ВЗРЫВАМИ ЖИЛЫХ ДОМОВ В ВОЕННОМ ГОРОДКЕ «СПУТНИК» ПОД ВЛАДИКАВКАЗОМ

«Ведется активное расследование» — так охарактеризовал действия Федеральной службы безопасности России в связи с произошедшими 16 мая утром взрывами в трех пятиэтажных жилых домах в военном городке «Спутник» в окрестностях Владикавказа руководитель Центра общественных связей ФСБ России Александр Зданович.

В интервью агентству ИТАР-ТАСС А.Зданович сказал, что «во Владикавказе находятся вылетевший 16 мая заместитель директора ФСБ — руководитель Департамента по борьбе с терроризмом Владимир Проничев, а также группа специалистов-взрывников. Они ведут кропотливую работу по определению типа взрывного устройства и вида взрывчатки». «Цель этой работы — сопоставить полученные данные с другими взрывами, в частности на Центральном рынке во Владикавказе 19 марта и в Дагестане, — отметил руководитель ЦОС ФСБ. — Только тогда можно будет сделать вывод о причастности каких-либо бандитских формирований к этому преступлению».

Александр Зданович сообщил также, что «создана объединенная оперативно-следственная группа, в которую вошли ответственные сотрудники контрразведки Северо-Кавказского военного округа и УФСБ по Республике Северная Осетия (Алания)».


1 июня 1999 года

УЧАСТИЛИСЬ СЛУЧАИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОЧТОВОЙ СВЯЗИ ДЛЯ НЕЗАКОННОЙ ПЕРЕСЫЛКИ СТРЕЛКОВОГО ОРУЖИЯ И БОЕПРИПАСОВ

Участились случаи использования почтовой связи для незаконной пересылки стрелкового оружия и боеприпасов. В частности, в 1998 году на Государственном предприятии «Международный почтамт» было задержано 5 почтовых отправлений с огнестрельным оружием. В конце апреля с.г. на этом же предприятии были конфискованы 18 посылок более чем с 25 тыс. боевых патронов для пистолета Макарова, поступивших из Чехии в адрес жителя Москвы.

Внутренние почтовые каналы России также широко используются для пересылки оружия и боеприпасов. Так, в 1998–1999 гг. только в северо-кавказском регионе было выявлено более 110 посылок и бандеролей, содержащих 25 единиц огнестрельного оружия, 70 боевых гранат, 22 мины и около 11 кг взрывчатых веществ, при этом наибольшее количество почтовых отправлений с оружием и боеприпасами пересылалось из Республики Северная Осетия, а также Краснодарского и Ставропольского краев.

Федеральной службой безопасности принимаются необходимые профилактические меры и оперативные действия по пресечению указанной практики.


2 июня 1999 года

ОРГАНАМИ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ ПРЕСЕЧЕНА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППИРОВКИ, АКТИВНО ДЕЙСТВОВАВШЕЙ В КРИМИНАЛЬНОЙ СФЕРЕ ЗОЛОТОГО БИЗНЕСА

В результате целенаправленных и скоординированных действий сотрудников ФСБ пресечена противоправная деятельность преступной межрегиональной группировки, занимавшейся хищениями и незаконной скупкой промышленного золота в северо-восточных регионах страны.

В ходе проведения многоэтапной операции сотрудниками Департамента экономической безопасности ФСБ РФ совместно с Управлениями ФСБ по Магаданской, Липецкой и Белгородской областям задержана криминальная группировка из 7 человек во главе с ее руководителем.

У преступников изъято более 200 килограммов промышленного золота. Члены преступной группы, возглавляемой в основном лицами ингушской национальности, переправляли на Северный Кавказ похищенное золото в специально оборудованных тайниках в грузовых транспортных контейнерах. По прибытии золотой груз предназначался для последующего контрабандного вывоза за рубеж.

По данному факту органами безопасности возбуждено уголовное дело по статье 191 УК РФ.


9 июня 1999 года

СОТРУДНИКАМИ ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ ВО ВЗАИМОДЕЙСТВИИ С ГУБОП ГУВД МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПРИ ПОПЫТКЕ СБЫТА ПОХИЩЕННОГО АВИАЦИОННОГО ОБОРУДОВАНИЯ ЗАДЕРЖАНА ГРУППА ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ АВИАЦИОННОГО РЕМОНТНОГО ЗАВОДА

8 июня 1999 года сотрудниками военной контрразведки во взаимодействии с ГУБОП ГУВД Московской области при попытке сбыта похищенного с одного из подмосковных военных складов дорогостоящего авиационного оборудования к самолетам МИГ-29 и СУ-27 задержана с поличным группа должностных лиц авиационного ремонтного завода.

У злоумышленников изъято авиационное оборудование на сумму около 200 тысяч долларов, а также незаконно хранившиеся 45 сигнальных ракет, 13 пиропатронов, взрыватель к ручной гранате, боеприпасы к автомату Калашникова.

По данному факту военной прокуратурой по статьям 222 («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств») и 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями») возбуждено уголовное дело. Проводятся дальнейшие оперативно-следственные мероприятия.


23 июня 1999 года

В МОСКВЕ ЗАДЕРЖАН ЛИДЕР КИРОВСКОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ

В результате операции сотрудников Департамента по борьбе с терроризмом ФСБ России, Управления ФСБ по Кировской области и ГУВД Москвы в столице задержан находившийся в розыске лидер кировской преступной группы, проходящий по уголовному делу как организатор и участник группового избиения сотрудника Управления ФСБ по Кировской области. В настоящее время решается вопрос о его этапировании в областной центр с целью продолжения уголовного разбирательства.

Избиение сотрудника ФСБ лишь один из эпизодов в деятельности кировской группы. Ее члены подозреваются в совершении ряда заказных убийств, вымогательств и других бандитских дел, совершенных с особым цинизмом и жестокостью.


16 августа 1999 года

ЗАДЕРЖАННЫЙ ПРИ УСТАНОВЛЕНИИ АППАРАТОВ СВЯЗИ В ЗОНЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ НА ТЕРРИТОРИИ ДАГЕСТАНА ЧЛЕН ШТАБА ХАТТАБА ДАЕТ КОНТРРАЗВЕДЧИКАМ ПОДРОБНЫЕ ПОКАЗАНИЯ

Задержанный в ходе специальных оперативнорозыскных мероприятий ФСБ и МВД член штаба международного террориста Хаттаба некий Шамиль Ашиков дает сотрудникам Управления ФСБ по Республике Дагестан «подробные показания» по широкому кругу вопросов, интересующих российскую контрразведку. В частности, он подтвердил тяжелое ранение брата Шамиля Басаева — Ширвани, а также наличие в рядах боевиков наемников из зарубежных стран.

Как сообщил 16 августа РИА «Новости» начальник ЦОС ФСБ РФ генерал Александр Зданович, уроженец Дагестана Ашиков занимался в зоне боевых действий вместе с другими боевиками установкой так называемых «репитеров» — пунктов усиления для радиотелефонной и пейджинговой связи между орудующими здесь чеченскими бандформированиями. Задержанный показал, что в 1995 году он прошел по линии ваххабитов специальную подготовку в Судане, а также закончил курсы связистов.

По данным Ашикова, руководителем одной из групп боевиков, действующих в Цумадинском районе и подчиняющихся известному террористу Шамилю Басаеву, является некто Якуб — араб по происхождению. Вообще, как показал задержанный, в лагере Хаттаба находится более 50 арабов, в том числе из Саудовской Аравии, Египта, Афганистана, Катара и Турции.


31 августа 1999 года

В РЕЗУЛЬТАТЕ ВЗРЫВА НА МАНЕЖНОЙ ПЛОЩАДИ ПОСТРАДАЛО 25 ЧЕЛОВЕК

В результате взрыва на Манежной площади в центре Москвы 31 августа вечером пострадало 25 человек, из них 5–6 человек — серьезно, сообщил корр. ИТАР-ТАСС начальник Центра общественных связей ФСБ РФ Александр Зданович. По предварительным данным, речь, возможно, идет о взрывном устройстве тротиловым эквивалентом до 300 грамм.

На месте взрыва в данное время работают специалисты ФСБ. Более точную информацию о произошедшем можно будет представить спустя несколько часов.

Дело о взрыве на Манежной площади будет вести Федеральная служба безопасности.

На вопрос журналистов о том, можно ли назвать произошедшее террористическим актом, начальник ЦОС ФСБ подчеркнул, что когда происходит взрыв в людном месте, «по-другому квалифицировать такой факт нельзя». Вместе с тем, по мнению Александра Здановича, пока преждевременно связывать случившееся с какими-либо политическими или иными событиями в России. «Надо сначала разобраться с тем, что фактически произошло», — отметил он.


12 октября 1999 года

ИЗ ПРИМЕРНО 300 КРИМИНАЛЬНЫХ ВЗРЫВОВ, ПРОИЗОШЕДШИХ В РОССИИ С НАЧАЛА 1999 ГОДА, ТОЛЬКО ТРИ ЯВЛЯЛИСЬ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИМИ

Из примерно 300 криминальных взрывов, произошедших в России с начала 1999 года, только три являлись террористическими (в эту статистику не включены последние взрывы в Москве, Буйнакске и Волгодонске). Об этом сообщил на пресс-конференции в Российском информационном центре (РИЦ) начальник ЦОС ФСБ РФ генерал-майор Александр Зданович. «Иногда в день по стране происходят до 5–7 взрывов, подавляющее большинство которых не имеет никакого отношения к террористическим актам», — подчеркнул генерал.

По данным ФСБ, в результате 287 совершенных в текущем году криминальных взрывов 74 человека погибли и 191 получил ранения. Как заявил Александр Зданович, значительное увеличение числа криминальных взрывов — в среднем 500 в год — наблюдается с 1992 года. При этом уже в последнее время, особенно с учетом событий на Северном Кавказе, четко обозначилась тенденция к росту террористической направленности этих преступлений, среди которых взрывы в московском метро и троллейбусах, на объектах железнодорожного транспорта в Армавире, Пятигорске, Волгограде и Астрахани, отметил он.

По состоянию на 20 июня 1999 года, как сообщил корреспонденту РИА «Новости» Зданович, в производстве следственных подразделений ФСБ находилось 192 дела, предусмотренных соответствующими статьями УК РФ — «Терроризм», «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма», «Захват заложников», «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем», «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля», а также «Публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя РФ». Под следствием по данным уголовным делам находились 219 человек, добавил он.

Кроме того, как подчеркнул Зданович, в 1999 году совершено 61 покушение на применение взрывных устройств, в том числе 36 — самодельных (СВУ). Объектами покушения становились государственные и общественные деятели, главы администраций, военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов. Кроме того, были покушения на коммерческие структуры и их сотрудников, частных и должностных лиц. «Адские машины» закладывались также в места массового скопления людей.

Зданович отметил, что криминалитет в последнее время использует взрывы как основной метод своей деятельности. По мнению Здановича, это выгодно преступникам по следующим соображениям: при убийстве взрыв организовать проще с меньшей опасностью для себя, трудно найти следы преступления и «взрывное устройство не обладает избирательностью» (в случае скопления людей трудно установить конкретный объект покушения). Именно поэтому представители преступных структур очень часто взрывают неугодных им людей, резюмировал Зданович.

Генерал также с сожалением заметил, что СМИ активно освещают взрывы — «проколы» в работе правоохранительных органов, тогда как кропотливой повседневной работой по предотвращению этих трагедий интересуются гораздо меньше. А вышеприведенные цифры, считает Зданович, говорят о весьма напряженной и достаточно успешной деятельности ФСБ и МВД по предотвращению терактов и «разминированию» обнаруженных взрывных устройств.


19 октября 1999 года

О ЗАДЕРЖАНИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИСТА, УЧАСТНИКА ПОКУШЕНИЯ НА ПРЕЗИДЕНТА ГРУЗИИ

Органами федеральной службы безопасности в результате проведения специальной операции задержан международный террорист, гражданин Грузии Нугзар Чухуа, участник покушения на Президента РГ Э.Шеварднадзе в феврале 1998 года. В ходе следствия задержанный дал развернутые показания о членах его преступной группы, совершившей вооруженное нападение на автоколонну грузинского лидера в Тбилиси.

В период правления З.Гамсахурдия Н.Чухуа являлся командиром роты «Национальной гвардии», принимал участие в боевых действиях на территории Грузии. После роспуска данного военизированного формирования работал охранником на комбинате в г. Зугдиди. В 1997 году в составе группы из девяти звиадистов под руководством бывшего офицера «Национальной гвардии» Гоча Эсебуа он выехал для прохождения боевой подготовки в Чечню в один из лагерей Хаттаба, дислоцированный в бывшем пионерском лагере в районе села Сержень-Юрт. На завершающем этапе подготовки в состав террористической группы вошли шестеро чеченских боевиков, принявших активное участие в акции.

После неудачного нападения на автокортеж Э.Шеварднадзе Нугзар Чухуа вместе со своим напарником Муртазом Мелания бежал в Чечню, где скрывался длительное время.

Полученные от Н.Чухуа сведения о месте расположения тренировочной базы террористов совпали с имеющейся в ФСБ оперативной информацией. Ударом российской авиации она уничтожена.


19 октября 1999 года

В ОРГАНИЗАЦИИ НЕДАВНЕГО ВЗРЫВА В ТАШКЕНТЕ УЧАСТВОВАЛИ ВЫПУСКНИКИ ТРЕНИРОВОЧНОГО ЦЕНТРА ХАТТАБА

В организации недавнего взрыва в Ташкенте участвовали выпускники тренировочного центра Хаттаба, который расположен в Чечне. Об этом сообщил журналистам руководитель ЦОС ФСБ России А.Зданович. По его словам, для взрыва в Ташкенте использовалась взрывчатка, аналогичная той, которая применялась экстремистами для организации терактов в Москве. Под словами «чеченский след», который есть у московских терактов, отметил Александр Зданович, необходимо понимать не чеченский народ, а тех международных террористов, чьи базы дислоцируются на территории Чечни.

«Мы работаем не только по тем взрывам, которые были совершены в Москве, — сказал он. — Работа также ведется с нашими коллегами по терактам, которые произошли не только на территории России. Это касается вопросов международного терроризма».

«Говорить о том, что террористические акты, которые проводят Хаттаб и Басаев, направлены только против российских войск и российской территории, не правомерно, — сказал руководитель ЦОС ФСБ.

Это действительно международные террористы. Они конкретными акциями проявили себя в Грузии при покушении на Эдуарда Шеварднадзе и в Ташкенте при взрыве здания». «Эти факты действительно свидетельствуют о том, что в Чечне сосредоточены международные террористы, которые угрожают не только России, — подчеркнул Александр Зданович. — Если сейчас это коснулось Грузии и Ташкента, то я не могу исключить, что те же самые террористы могут устроить теракты в странах Ближнего и Дальнего зарубежья».


20 октября 1999 года

РАЗОБЛАЧЕНА ГРУППА ТЕРРОРИСТОВ ИЗ ЧЕЧНИ, НАМЕРЕВАВШАЯСЯ СОВЕРШИТЬ ПЯТЬ ВЗРЫВОВ В ПЯТИГОРСКЕ

Разоблачена группа террористов из Чечни, намеревавшаяся совершить пять взрывов в Пятигорске, сообщил на состоявшейся в Российском информационном центре пресс-конференции начальник ЦОС ФСБ РФ генерал-майор Александр Зданович.

5 октября в одном из частных домов Пятигорска произошел взрыв самодельного взрывного устройства. При этом один человек получил смертельные ранения, а четверо других попытались скрыться, но один из них получил ранение и был задержан.

В ходе следствия установлено, что эти люди принадлежали к группе, которая должна была по заданию из террористического лагеря Хаттаба провести пять терактов в Пятигорске, причем предполагалось, что они будут проведены в наиболее людных местах — на рынках и в торговых центрах. Террористы прошли подготовку в лагере Хаттаба и привезли с собой компоненты взрывустройств, которые аналогичны компонентам устройств, применявшихся в Москве и Волгодонске. «Это еще одно свидетельство того, что направление террористических акций идет из одного центра», — подчеркнул Александр Зданович.

Руководитель группы террористов Мусаланов задержан, находится под следствием и дает показания. В частности, он сообщил, что прошел подготовку в Чечне под руководством инструкторов из зарубежных стран. Остальные четверо террористов были им наняты позже. Один из них и погиб, когда неожиданно сработало пятое по счету устройство, предназначенное для взрыва в Пятигорске.


20 октября 1999 года

НА ЧЕЧЕНО-ИНГУШСКОЙ ГРАНИЦЕ ЗАДЕРЖАНЫ ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ТЕРРОРИСТЫ, ПРОШЕДШИЕ ПОДГОТОВКУ В ЛАГЕРЯХ ХАТТАБА

Два потенциальных террориста, прошедших подготовку в лагерях Хаттаба в Чечне, задержаны 23 сентября на административной границе Чечни и Ингушетии.

Как сообщил журналистам руководитель ЦОС ФСБ России Александр Зданович, задержанные— не кавказцы, их фамилии Мирошник и Ипринцев.

«Установлено, что Мирошник и Ипринцев были подготовлены к проведению террористических актов во Владикавказе. Мирошник, находящийся в Грозном с 1997 года, принял ислам и прошел подготовку в отряде «Кавказ», которым руководил Абу Саид, араб по национальности», — сказал А.Зданович.

Как сообщил следствию Мирошник, он получил приказ обосноваться во Владикавказе, купить автомашину и вернуться на ней в Чечню. Автомобиль должен был быть снаряжен большим количеством взрывчатки и вновь отправлен во Владикавказ.

Как сказал А.Зданович, на Мирошника были оформлены и поддельные документы на имя Виктора Быкова.

По словам руководителя ЦОС, оба террориста дают показания. Он также сообщил, что среди исполнителей терактов в Москве, Волгодонске и Буйнакске нет ни одного этнического чеченца, однако все они прошли подготовку в лагерях Хаттаба.


28 октября 1999 года

ФСБ ИЗВЕСТНЫ ВСЕ ИСПОЛНИТЕЛИ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ АКТОВ В МОСКВЕ, ВОЛГОДОНСКЕ И БУЙНАКСКЕ

На сегодняшний день сотрудникам ФСБ России документально известны все исполнители террористических актов в Москве, Волгодонске и Буйнакске, сообщил начальник ЦОС ФСБ Александр Зданович.

По его словам, практически все подозреваемые в проведении взрывов в российских городах — «не этнические чеченцы, но все они прошли подготовку в Чечне». Кроме того, по имеющейся в ФСБ проверенной информации, в Чечне находится мини-завод, производящий компоненты взрывного вещества, которое использовалось при взрывах в Москве и Волгодонске.

«Это еще одно лишнее доказательство того, что все идет из Чечни», — сказал А.Зданович в интервью газете «Красная Звезда», опубликованном 28 октября.

Начальник ЦОС ФСБ категорически отвергает возможность сотрудничества с неким чеченским «оперативным управлением», которое якобы может предоставить доказательства о непричастности Грозного к взрывам в российских городах. «Нам их информация, причем явно лживая, не нужна, ничего нового представители Чечни нам сказать не могут», — отметил А.Зданович, подчеркнув, что «российским спецслужбам известны 23 участника чеченских террористических групп, причастных к взрывам жилых домов на территории России».

Он заявил также, что спецслужбы РФ располагают данными, подтверждающими тот факт, что полевые лагеря Хаттаба и Басаева финансируются из иностранных источников.


28 октября 1999 года

ФСБ РОССИИ ПОДТВЕРДИЛА ФАКТ ОБЫСКА В МОСКОВСКОЙ КВАРТИРЕ АМЕРИКАНСКОГО УЧЕНОГО, КОТОРЫЙ БЫЛ ПРОВЕДЕН В РАМКАХ УГОЛОВНОГО ДЕЛА, ВОЗБУЖДЕННОГО В ОТНОШЕНИИ ОДНОГО ИЗ РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН

Обыск в квартире американского ученого, находящегося в Москве на стажировке в Институте США и Канады, был проведен в рамках уголовного дела, возбужденного по статье 283 УК РФ (разглашение государственной тайны) в отношении одного из российских граждан. Этот факт подтвердил РИА «Новости» начальник ЦОС ФСБ России генерал Александр Зданович.

Этот ученый занимается проблемами ядерной и радиационной безопасности. Как стало известно РИА «Новости» из источников в ФСБ, у американского ученого изъяты некоторые материалы и компьютерные дискеты.

Как заявил РИА «Новости» один из представителей российской контрразведки, забота об экологии стала одной из самых надежных «крыш» для разведывательной деятельности западных спецслужб в России. Он подчеркнул, что за последние несколько лет органы безопасности все чаще сталкиваются с использованием «экологической крыши» для сбора самой настоящей разведывательной информации, прежде всего, американскими спецслужбами. Чаще всего зарубежные и российские экологические организации используются западными разведками «втемную», но нередки случаи и вполне осмысленной шпионской деятельности, в которую оказываются вовлеченными российские граждане.


15 ноября 1999 года

В ФСБ РОССИИ НА БАЗЕ ЦЕНТРА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ СОЗДАНО УПРАВЛЕНИЕ ПРОГРАММ СОДЕЙСТВИЯ

В Федеральной службе безопасности России с целью придания большего статуса проводимой работе по взаимодействию с общественностью и средствами массовой информации на базе Центра общественных связей (ЦОС) создано Управление программ содействия (УПС).

В его состав, наряду с пресс-службой (за ней сохранено традиционное название «ЦОС ФСБ»), вошли информационно-аналитическое и организационно-координирующее подразделения, призванные обеспечить на современном уровне работу по перспективному планированию и развитию связей с общественностью, информационному взаимодействию с органами власти и управления, Росинформцентром, научно-исследовательскими учреждениями и фондами, изучению динамики общественного мнения о деятельности ФСБ. В задачи Управления входят разработка и осуществление долговременных творческих проектов по тематике ФСБ, оказание содействия в работе издательствам, кино- и телекомпаниям, историко-мемориальным ассоциациям.

Создание управления находится в русле проводимой руководством ФСБ политики разумной открытости, понимания реалий и тенденций развития мирового информационного общества.

Начальником Управления программ содействия назначен генерал-майор Александр Зданович. Его заместителем и руководителем Центра общественных связей ФСБ — полковник Василий Ставицкий.


22 ноября 1999 года

ЗАДЕРЖАНА ПРЕСТУПНАЯ ГРУППА, РАСПРОСТРАНЯВШАЯ ФАЛЬШИВЫЕ ДОЛЛАРЫ

20 ноября 1999 года в ходе проведения межрегиональной операции силами ФСБ России во взаимодействии с органами милиции пресечена деятельность организованной преступной группировки, занимавшейся распространением фальшивых денежных знаков.

Во время попытки сбыта 180 тысяч фальшивых долларов США на территории Тульской области задержаны пять человек во главе с лидером группировки, связанной с чечено-ингушскими криминальными структурами.

Непосредственно в организации и реализации операции участвовали сотрудники Отдела экономической безопасности Управления ФСБ России по Тульской области и Управления «К» Департамента экономической безопасности ФСБ России.

В отношении задержанных лиц возбуждено уголовное дело по признакам статьи 186 УК РФ («Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг») и осуществляются необходимые следственные действия.


23 ноября 1999 года

В КАЛУГЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ СЛЕДСТВИЕ ПО ДЕЛУ ГРАЖДАНИНА, ОБВИНЕННОГО ФСБ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЗМЕНЕ

Следователи УФСБ по Калужской области продолжают расследование уголовного дела в отношении заведующего сектором военно-технического сотрудничества Института США и Канады Игоря Сутягина.

Как сообщил «Интерфаксу» руководитель ЦОС ФСБ России Александр Зданович, «И.Сутягину 5 ноября предъявлено обвинение по статье 275 (государственная измена) УК РФ. Идет следствие, проводятся необходимые в таких случаях действия».

В УФСБ по Калужской области, сославшись на тайну следствия, не стали отвечать на вопросы «Интерфакса», допрашиваются ли по уголовному делу свидетели, а также в пользу какой страны занимался шпионажем сотрудник Института США и Канады, который проживал в городе Обнинск Калужской области.

«Заведующий сектором находится в одном из следственных изоляторов Калуги», — сообщили в УФСБ.

В день ареста И.Сутягина 27 октября сотрудники ФСБ, по сообщению известного эколога, член-корреспондента РАН Алексея Яблокова, произвели обыск на московской квартире американского ученого Джошуа Хэндлера, который проходил стажировку в Институте США и Канады.

По утверждению западных СМИ, Д.Хэндлер был допрошен в связи «с делом Сутягина», но никакого обвинения ему предъявлено не было, и американский ученый покинул пределы РФ.


25 ноября 1999 года

ФСБ РОССИИ СООБЩАЕТ ПОДРОБНОСТИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА В ОТНОШЕНИИ ШВЕДСКОГО ШПИОНА ВЕЛИЧКО

Разоблачение сотрудниками ФСБ РФ шведского шпиона, бывшего капитана 3-го ранга Сергея Величко стало вторым провалом разведки Швеции в России за последние три года.

Как сообщили «Интерфаксу» в Центре общественных связей ФСБ, шведская разведка заметно активизировала свои действия на северо-западе России. «В 1996 году в Санкт-Петербурге при получении секретных материалов о Ленинградской военно-морской базе был задержан связник этой спецслужбы. И вот теперь новый провал шведской разведки», — отметили в ФСБ.

«Величко сам предложил услуги шведской разведке в ходе визита в Калининград на празднование в 1996 году 300-летия российского флота корабля ВМС Швеции», — сообщили в российской спецслужбе.

Первый деловой контакт С.Величко с представителем шведской разведки состоялся в Вильнюсе в ноябре 1997 года, который продолжался несколько часов. Капитан 3-го ранга подробно рассказал о секретных системах военно-морской базы, о входящих в ее состав кораблях и соединениях. За разглашение этих сведений, составляющих государственную тайну, С.Величко получил $3 тыс.

«В ходе следствия установлено, что шведский шпион имел доступ к нескольким сотням секретных документов, возможность присутствовать на закрытых совещаниях, информацию о которых поставлял шведской разведке», — сказали в ЦОС.

В феврале 1999 года С.Величко был задержан сотрудниками Управления ФСБ по Балтийскому флоту на железнодорожном вокзале Калининграда, когда отправлялся в Вильнюс на очередную встречу с представителем шведской разведки. При нем находились материалы секретной сводки разведуправления флота.

«Величко не мог знать, что к моменту задержания он уже находился в оперативной разработке УФСБ. После допроса на основании полученных материалов принято решение возбудить в отношении С.Величко уголовное дело по статье 275 (государственная измена) УК РФ», — отметили в ФСБ.

Военный суд Балтийского флота, признав С.Величко виновным в совершении этого преступления, назначил ему меру наказания в виде лишения свободы сроком на пять лет. Он лишен офицерского звания и всех государственных наград.

«Эта мера наказания ниже низшего предела, которое предусматривает статья 275. Суд учел помощь, которую С.Величко оказал следствию», — подчеркнули в ФСБ РФ.


30 ноября 1999 года

К ЗАДЕРЖАНИЮ В МОСКВЕ КАДРОВОГО СОТРУДНИКА ЦРУ США

В Москве в районе метро «Измайловская» вечером 29 ноября с.г. сотрудниками ФСБ при проведении шпионской акции была задержана Чери Либернайт, кадровый сотрудник ЦРУ США, работавшая в американском посольстве под прикрытием 2-го секретаря политического отдела.

В ходе оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками российской контрразведки собраны доказательства, полностью изобличающие американского дипломата в деятельности, несовместимой с ее официальным статусом.

После задержания американка была доставлена в Приемную ФСБ России на Кузнецкий мост, 22, куда был вызван представитель МИД России, а также консул США. Последнему российская сторона заявила решительный протест по поводу действий Чери Либернайт. По факту ее задержания составлен акт, в котором перечислены изъятые у нее предметы, являющиеся вещественными доказательствами и полностью изобличающие ее в проведении шпионской деятельности на территории России.

После выполнения соответствующих формальных процедур Ч.Либернайт была передана представителю американского посольства.

В настоящее время ведутся дополнительные оперативно-розыскные мероприятия по данному делу.


30 ноября 1999 года

ФСБ: ЗАДЕРЖАНИЕ СОТРУДНИЦЫ ЦРУ В МОСКВЕ НЕ СВЯЗАНО С ПРЕДЪЯВЛЕНИЕМ В США ОФИЦЕРУ ВМС ОБВИНЕНИЯ В ШПИОНАЖЕ В ПОЛЬЗУ РОССИИ

Задержание в Москве сотрудниками ФСБ сотрудницы ЦРУ Черри Либернайт не связано с предъявлением в США офицеру американских ВМС Дэниелу Кингу обвинения в шпионаже в пользу России. Об этом корр. ИТАР-ТАСС заявил официальный представитель ФСБ России Александр Зданович.

«У некоторых иностранных спецслужб сложилось мнение, что российская контрразведка не в состоянии противодействовать их работе в России в силу экономических причин, — сказал Зданович. — Напротив, последние операции российских контрразведчиков четко и ясно свидетельствуют о том, что мы не только не растеряли свое мастерство, но и готовы активно противодействовать разведкам самых богатых стран мира».

«Речь идет об интеллектуальном поединке, — отметил представитель ФСБ, — российские контрразведчики способны работать не только на равных, но и более профессионально, чем иностранные спецслужбы».

Операция по задержанию кадровой сотрудницы ЦРУ, работавшей под дипломатическим прикрытием, «тщательно готовилась», — подчеркнул он. По его словам, ФСБ России «пошла на такой шаг для того, чтобы воспрепятствовать утечке государственных секретов за границу».

Черри Либернайт была задержана после того, как ФСБ России получила «четкую, достоверную и проверенную информацию», отметил Зданович. «Отрицать здесь что-либо бессмысленно», у ФСБ есть неоспоримые доказательства ее шпионской деятельности — «задержание дипломата или того, кто работает под дипломатическим прикрытием— это очень серьезный шаг, и мы все выверили, прежде чем на него пойти».

Представитель ФСБ сообщил, что у Либернайт была изъята «подробная карта места, где должна была проходить встреча, специальная аппаратура для обнаружения переговоров службы наружного наблюдения и средства тайнописи».

После задержания американка была доставлена в Приемную ФСБ России, куда были вызваны представитель МИД России и американского посольства. «Был составлен акт с перечнем изъятых у нее средств», — сообщил Зданович. После оформления «соответствующих процедур» задержанная была передана представителю американского посольства.

Отвечая на вопрос корр. ИТАР-ТАСС о будущем Либернайт, Александр Зданович сказал, что «дальше слово за МИД РФ».


3 декабря 1999 года

СОТРУДНИКАМИ ФСБ И МУР ПРЕСЕЧЕН КАНАЛ КОНТРАБАНДЫ ОРУЖИЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПОЧТОВОГО СООБЩЕНИЯ ЧЕРЕЗ ИТАЛИЮ И ГРУЗИЮ

Сотрудниками Федеральной службы безопасности России совместно с представителями Московского уголовного розыска пресечен канал контрабанды оружия и боеприпасов с использованием международного почтового сообщения через Италию и Грузию. Об этом сообщил начальник Управления программ содействия ФСБ РФ генерал Александр Зданович на пресс-конференции в «Росинформцентре». Он подчеркнул, что спецслужбы Италии и Грузии проинформированы на этот счет.

В ходе проведения данной операции, по словам Здановича, были обнаружены и изъяты комплектующие части к различным видам огнестрельного оружия и боеприпасы, а также задержан сотрудник органов внутренних дел, у которого было найдено несколько тысяч патронов и винтовка системы «браунинг». По данному факту возбуждено уголовное дело.


3 декабря 1999 года

ФСБ РФ РАСПОЛАГАЕТ НЕОПРОВЕРЖИМЫМИ СВИДЕТЕЛЬСТВАМИ О ПРИЧАСТНОСТИ К СЕНТЯБРЬСКИМ ВЗРЫВАМ МЕЖДУНАРОДНЫХ ТЕРРОРИСТОВ, СОЗДАВШИХ БАЗЫ В ЧЕЧНЕ

«Мы имеем неопровержимые свидетельства, закрепленные процессуально, причастности к сентябрьским взрывам в Москве и других городах международных террористов, создавших базы в Чечне», — заявил на состоявшейся в Росинформцентре пресс-конференции начальник Управления программ содействия генерал Александр Зданович.

Он сообщил, что всего по делам о взрывах задержано и арестовано 14 человек, в том числе 2 по взрыву в Москве и 4 по Волгодонску. Совместно с органами внутренних дел в Москве и на Северном Кавказе выявлен ряд лиц, которые в силу различных обстоятельств оказались осведомленными о подготовке терактов в Москве и Волгодонске. Некоторые из них запуганы и не решаются обратиться в органы правопорядка, отметил Александр Зданович. «Но с рядом граждан мы уже проводим работу, чтобы получить более полную картину того, что произошло. Надеемся, что и остальные граждане, которые имеют информацию по этому вопросу, преодолеют страх и помогут раскрыть эти преступления», — сказал он.

В связи с ситуацией на Северном Кавказе и проведением контртеррористической операции основные усилия розыскных подразделений ФСБ сосредоточены на местах возможного пребывания преступников, взорвавших жилые дома в российских городах, отметил генерал. В ходе этой работы, в частности, были оперативным путем получены фотографии бандитов, проходивших обучение в одном тренировочном лагере с Гочияевым и Сайтаковым, исполнителями взрывов в Москве. Изображенные на фотографиях боевики, видимо, знали о готовящихся терактах или же имеют прямое отношение к взрывам. Эти лица будут устанавливаться и задерживаться, сообщил Александр Зданович.

Коснувшись расследования терактов в Дагестане, он сообщил, что установлены и задержаны лица, готовившие взрыв на улице Дзержинского в Махачкале в августе прошлого года, когда в милицейский «УАЗ» было заложено более 150 кг взрывчатки. Предстали перед судом обвиняемые во взрыве на улице Пархоменко в столице республики, из-за которого в прошлом году погибли 18 человек. Есть «серьезные подвижки» по расследованию дома в Каспийске, установлены исполнители теракта в отношении прокурора Дагестана, совершенного в марте этого года.

Проведение операции «Вихрь — Антитеррор» во многом затруднило совершение преступниками насильственных действий с использованием оружия и взрывчатых веществ. Александр Зданович сообщил, что за этот год во взаимодействии с МВД изъято более 400 единиц огнестрельного оружия, около 600 тыс. патронов, более 800 самодельных и штатных взрывных устройств, около 700 взрывателей, почти 7 тонн взрывчатых веществ и около 40 кг отравляющих веществ.

После взрывов в Москве, Буйнакске и Волгодонске кардинально изменилось психологическое восприятие населением всей проблемы борьбы с терроризмом. «В правоохранительные органы до сих пор продолжают поступать острые, заслуживающие самого серьезного внимания сигналы», — подчеркнул Александр Зданович.


3 декабря 1999 года

ВЫТЕСНЯЕМЫЕ С ТЕРРИТОРИИ ЧЕЧНИ, БОЕВИКИ ИСПОЛЬЗУЮТ В КАЧЕСТВЕ ОСНОВНОЙ ПЕРЕВАЛОЧНОЙ БАЗЫ КАЗАХСТАН ДЛЯ ПОСЛЕДУЮЩЕГО ПЕРЕХОДА В ТУРЦИЮ И АФГАНИСТАН, СООБЩИЛ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ФСБ РФ

Вытесняемые с территории Чечни в ходе успешно развивающейся контртеррористической операции федеральных сил, боевики устремились в массовом порядке в Казахстан. Об этом заявил на пресс-конференции в «Росинформцентре» начальник Управления программ содействия ФСБ РФ генерал Александр Зданович.

«Уже сейчас отмечается заметно усилившийся приток лиц, выехавших из Чечни в порт Актау, куда они переправляются паромом из Азербайджана, — отметил генерал. — Только в последние дни в Актау прибыла под видом беженцев группа из 50 человек, выехавших непосредственно из района боевых действий». Это говорит о том, считает Зданович, что бандиты не только готовят запасные базы в горных районах Чечни, но и изыскивают возможности отхода в сопредельные с Россией государства, чтобы оттуда перебраться в Турцию и Афганистан. Территория Казахстана при этом рассматривается боевиками, по данным ФСБ, «в качестве одного из наиболее вероятных вариантов отхода». Генерал отметил, что «коллеги из Казахстана установили уже много таких лиц и прилагают все силы, чтобы воспрепятствовать проникновению боевиков на свою территорию».


12 декабря 1999 года

ЗА ПОДРЫВ ЦИСТЕРН С ВРЕДНЫМИ ХИМИЧЕСКИМИ ВЕЩЕСТВАМИ НА ПОДСТУПАХ К ГРОЗНОМУ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НЕСЕТ ЛИДЕР ДАГЕСТАНСКИХ ВАХХАБИТОВ БАГАУДИН МАГОМЕДОВ

За подрыв цистерн с вредными химическими веществами на подступах к Грозному ответственность несет лидер дагестанских ваххабитов Багаудин Магомедов.

Отвечая на вопрос РИА «Новости» о наличии у спецслужб подтверждения сведений о причастности Магомедова к «химическим атакам» в Чечне, начальник Управления программ содействия ФСБ РФ генерал Александр Зданович заявил: «Да, действительно такая информация у нас есть и по ней ведется активная работа».

При этом представитель ФСБ поставил Магомедова в один ряд с такими полевыми командирами чеченских боевиков, как Шамиль Басаев и Хаттаб. «Лидер дагестанских ваххабитов менее известен, чем эти террористы, но не менее опасен, чем они», — подчеркнул генерал Зданович.


16 декабря 1999 года

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД ВЫНЕС ПРИГОВОР БЫВШЕМУ ЗАМЕСТИТЕЛЮ РУКОВОДИТЕЛЯ ДЕПАРТАМЕНТА МИД РОССИИ В.МОИСЕЕВУ, СОТРУДНИЧАВШЕМУ С ЮЖНОКОРЕЙСКОЙ РАЗВЕДКОЙ

В Московском городском суде оглашен приговор по делу Валентина Моисеева, бывшего заместителя директора первого азиатского департамента МИД РФ. Он обвинялся в том, что в течение ряда лет сотрудничал с южнокорейской разведкой, передавая ей сведения, составляющие государственную тайну.

Суд признал Моисеева виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 275 УК Российской Федерации (государственная измена) и приговорил к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима с конфискацией имущества.


23 декабря 1999 года

ОБ ОТКРЫТИИ ОФИЦИАЛЬНОГО СЕРВЕРА ФСБ РОССИИ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

20 декабря 1999 года в День работника органов безопасности Российской Федерации в компьютерной сети Интернет состоялось открытие официального Web-сервера ФСБ России.

Теперь пользователи компьютерной сети, обратившись по адресу www.fsb.ru, могут познакомиться на страницах сервера с публичными выступлениями в СМИ руководства ФСБ России, официальными сообщениями и заявлениями Центра общественных связей, получить различную справочную информацию, в том числе по истории отечественных спецслужб, а также основным нормативным актам, регламентирующим деятельность ФСБ. Отдельной страницей на сервере представлена информация Академии ФСБ России.

8 последующем планируется расширить диапазон выставляемой информации. На сервере будут представлены комментарии официальных представителей ФСБ России для СМИ по различным актуальным вопросам, интервью и авторские публикации сотрудников ФСБ России, дайджесты книг по тематике органов безопасности, выступления участников научно-практических конференций «Исторические чтения на Лубянке» и другие материалы.

Открытие собственного Web-сервера в сети Интернет является для ФСБ важной вехой в процессе осуществления гласных связей с общественностью и находится в русле проводимой руководством Федеральной службы безопасности политики разумной открытости, понимания реалий и тенденций развития мирового информационного общества.


25 декабря 1999 года

СОТРУДНИКАМИ ФСБ РОССИИ ПРОВЕДЕНА ОПЕРАЦИЯ ПО ЗАДЕРЖАНИЮ ГРАЖДАНИНА УКРАИНЫ, ОБЪЯВЛЕННОГО В РОЗЫСК ПО ЛИНИИ ИНТЕРПОЛА

Сотрудниками Департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ России проведена операция по задержанию объявленного в розыск по линии Интерпола гражданина Украины Сергея Иванченко. Он являлся организатором и непосредственным участником террористического акта, совершенного 2 октября 1999 года в городе Кривой Рог в отношении одного из тогдашних кандидатов в Президенты Украины Н.Ветренко. Тогда ранения различной степени тяжести получили 29 человек, отдельные из которых стали инвалидами.

Розыск Иванченко был организован по запросу правоохранительных органов Украины.

В настоящее время Иванченко помещен в следственный изолятор ФСБ «Лефортово». Проводятся необходимые следственные действия.

На основании соглашения между ФСБ России и СНБ Украины о задержании Иванченко незамедлительно была поставлена в известность украинская сторона.


31 декабря 1999 года

ПО ДАННЫМ ЭКСПЕРТИЗЫ, «ЧЕЧЕНСКИЙ СЛЕД» ВЗРЫВОВ В БУЙНАКСКЕ, МОСКВЕ, ВОЛГОДОНСКЕ БЕРЕТ СВОЕ НАЧАЛО В ОБНАРУЖЕННОМ ФСБ РФ ТРЕНИРОВОЧНОМ ЛАГЕРЕ ТЕРРОРИСТОВ В УРУС-МАРТАНЕ

Экспертиза вещественных доказательств, изъятых в обнаруженном 28 декабря сотрудниками ФСБ РФ тренировочном лагере боевиков в Урус-Мартане, показала, что «чеченский след» бесчеловечных терактов в Буйнакске, Москве и Волгодонске, где погибло более 300 и было ранено около 500 человек, берет свое начало именно в этой школе диверсантов. Об этом сообщил РИА «Новости» начальник ЦОС ФСБ РФ В.Ставицкий.

По его словам, речь идет не только об установленной идентичности найденной здесь взрывчатки и той, что использовалась для проведения вышеупомянутых взрывов. В лагере обнаружено также множество других доказательств подготовки этих и других, по счастью не состоявшихся, террористических акций на территории России.

Как рассказал РИА «Новости» руководитель ЦОС ФСБ РФ, ликвидированная на днях диверсионная школа в Урус-Мартане специализировалась на подготовке взрывников и их техническом обеспечении. На территории лагеря помимо самой школы находился цех по изготовлению самодельных взрывных устройств (СВУ), оборудование по смешиванию компонентов взрывчатки, а также необходимое сырье.

Сотрудники ФСБ РФ совместно с саперами обнаружили здесь в числе прочих «террористических принадлежностей» мешки с 500 кг аммиачной селитры и алюминиевого порошка, 400 кг готовой взрывчатой смеси, часть которой была расфасована в банки из-под детского питания, кофе и сгущенки, боевые и учебные мины, а также полигон для испытания СВУ, сооруженный из железобетонных плит, кирпичной кладки и земляной насыпи. Вместе с содержанием найденных в школе взрывников конспектами по минно-взрывному делу это представляется убедительным доказательством, что не только взрывчатка, но и взрывники из Урус-Мартана «наследили» в трех пострадавших от терактов российских городах.

2000 ГОД

19 января 2000 года

РАСШИРЕННОЕ ЗАСЕДАНИЕ КОЛЛЕГИИ ФСБ РОССИИ

В Федеральной службе безопасности Российской Федерации 19 января началось расширенное заседание Коллегии ФСБ России, на которой рассматриваются итоги оперативно-служебной деятельности в 1999 году, а также задачи на 2000-й год, в том числе по обеспечению безопасности и соблюдению конституционных норм при проведении выборов Президента России.

Заседание Коллегии открыл Директор ФСБ России генерал-полковник Николай Патрушев. В представленном докладе отмечено, что спецслужбы иностранных государств продолжают активную разведывательную деятельность против России. Так, за минувший год пресечена противоправная деятельность 65 кадровых сотрудников спецслужб и организаций иностранных государств, а также попытки 30 российских граждан инициативно передать иностранцам секретные сведения.

Достигнуты положительные результаты в сравнительно новом направлении работы службы по обеспечению компьютерной и информационной безопасности: пресечена противоправная деятельность 42 человек.

В настоящее время особенно сложная обстановка складывается на линии борьбы с терроризмом. Органами ФСБ установлены лица, совершившие террористические акции в городах Москве, Буйнакске и Волгодонске. Часть из них арестована, другие объявлены в розыск. С участием органов безопасности освобождено 240 человек из числа насильственно удерживавшихся в Чечне. В рамках операции «Вихрь-Антитеррор» во взаимодействии с органами МВД России только в Москве обнаружено и изъято свыше 9 тонн взрывчатых веществ и средства подрыва, что позволило предотвратить серию новых террористических актов. Органами безопасности и по их материалам изъято из незаконного оборота около 6 тысяч единиц огнестрельного оружия, более 18 миллионов патронов, свыше 5 тысяч гранат, 100 килограммов отравляющих и ядовитых веществ.

В процессе обеспечения экономической безопасности страны ФСБ предотвратила незаконное перепрофилирование и банкротство ряда стратегически важных предприятий, нецелевое использование бюджетных средств в особо крупных размерах. Пресекались попытки незаконного вывоза из страны крупных партий палладия, золота, серебра и металлов платиновой группы. Из незаконного оборота выведено алмазного сырья и бриллиантов общей стоимостью около 15 миллионов долларов США. В Россию возвращено значительное количество ранее похищенных предметов антиквариата и искусства.

ФСБ России активно участвует в противодействии незаконному распространению наркотиков, работая, прежде всего, на международных каналах. Например, только в результате одной операции пресечен контрабандный ввоз из Казахстана в Россию 900 килограммов марихуаны. Всего в 1999 году было изъято более 7 тонн наркотических средств.

В планах ФСБ на 2000 год, наряду с традиционными задачами по противодействию разведслужбам иностранных государств, предупреждению акций терроризма, борьбе с коррупцией и другими преступлениями в финансово-экономической сфере, незаконным оборотом наркотиков и оружия, осуществлению контроля на ядерных и других объектах повышенной опасности, предстоит в тесном взаимодействии с другими государственными структурами обеспечить безопасность проведения выборов Президента Российской Федерации.

20 января Коллегия продолжит свою работу в расширенном составе.


20 января 2000 года

ЗАВЕРШИЛА РАБОТУ РАСШИРЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ ФСБ РОССИИ

Завершила работу расширенная Коллегия ФСБ России, на которой были рассмотрены итоги деятельности ФСБ в прошедшем году и задачи на 2000-й год, в том числе по обеспечению безопасности и соблюдению конституционных норм на предстоящих выборах Президента России.

В работе Коллегии принимали участие руководители ФСБ и ее территориальных управлений, Совета Безопасности, Генеральной прокуратуры, Центризбиркома, МВД, Министерства юстиции России,

С докладом «Об итогах работы по обеспечению безопасности в стране в период подготовки и проведения выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации и задачах органов Федеральной службы безопасности на период подготовки и проведения выборов Президента Российской Федерации» выступил Директор ФСБ России генерал-полковник Николай Патрушев,

В частности, он отметил, что органам Федеральной службы безопасности, как и другим государственным структурам, стоящим на страже закона, приходилось действовать в непростых условиях. Достаточно вспомнить об агрессии, развязанной чеченскими бандитами против Республики Дагестан, и их последующих военных действиях в Чечне, дерзких террористических актах в ряде российских городов, включая столицу.

С учетом высокой политической значимости выборной кампании и сложности ситуации, в центральном аппарате Службы, а также во всех территориальных органах и органах безопасности в войсках были созданы оперативные группы «Выборы-99* для выполнения задач по анализу складывающейся оперативной обстановки, своевременному информированию инстанций и избирательных комиссий о противоправных проявлениях в период подготовки и проведения выборов, принятию соответствующих мер в рамках компетенции органов безопасности.

В целом работа органов ФСБ велась в тесном взаимодействии с другими государственными структурами, и в том, что думские выборы прошли четко, спокойно, успешно — общая заслуга.

Директор ФСБ подчеркнул, что теперь предстоит выполнить не менее сложную задачу — обеспечить безопасность в стране в преддверии президентских выборов, способствовать их четкому и спокойному проведению.

Необходимо совместно с МВД, МНС, Минпечати, Минфином, Минюстом и ФСНП обеспечить содействие избирательным комиссиям в осуществлении их полномочий по контролю за соблюдением порядка финансирования избирательных камланий кандидатов на должность Президента России.

В связи с угрозами главарей чеченских боевиков совершить террористические и диверсионные акты на территории России, ФСБ обязана принять исчерпывающие меры по недопущению новых жертв и дестабилизации обстановки.

По прогнозам, в камланию по выборам главы государства «перекочуют» некоторые особенности прошлогодней предвыборной борьбы, в частности, использование «грязных технологий». В ФСБ России уже сегодня поступают сообщения о том, как нагнетается ситуация в ряде регионов страны.

В завершение своего выступления Николай Патрушев отметил: «Работа предстоит значительная, сроки ее проведения сжаты до двух с небольшим месяцев. Думаю, что мы успешно выполним ее только в тесной связке с другими правоохранительными структурами, помогая друг другу, координируя наши действия».

В ходе заседания были определены конкретные направления деятельности органов безопасности и взаимодействующих структур по пресечению действий в предвыборный период экстремистских организаций, пропагандирующих идеи насилия, фашизма, социальной, национальной и расовой розни.


22 января 2000 года

ЗАЯВЛЕНИЕ ФСБ РОССИИ В СВЯЗИ С ПРИНЯТЫМ РЕШЕНИЕМ ОБ ОБЪЯВЛЕНИИ ПЕРСОНАМИ НОН-ГРАТА ДЕВЯТИ СОТРУДНИКОВ ПОСОЛЬСТВА РЕСПУБЛИКИ ПОЛЬША В МОСКВЕ

Объявление персоной нон-грата девяти сотрудников посольства России в Варшаве является откровенно недружественной акцией, идущей вразрез двусторонним интересам наших стран. Польские власти фактически не привели никаких подтверждений о деятельности российских дипломатов, якобы несовместимой с их статусом. С уверенностью можно сказать, что оснований для подобного резкого шага польская сторона не имела.

Российская сторона не могла оставить без ответа подобного рода провокационные действия.

В этой связи Федеральная служба безопасности Российской Федерации заявляет, что располагает материалами, подтверждающими обоснованность принятого решения об объявлении персонами нон-грата девяти сотрудников посольства Республики Польша в Москве.


26 января 2000 года

РОССИЙСКИЕ СИЛОВЫЕ СТРУКТУРЫ ПЕРЕШЛИ НА УСИЛЕННЫЙ РЕЖИМ НЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ В СВЯЗИ С УГРОЗАМИ ТЕРАКТОВ

Российские силовые структуры перешли на усиленный режим несения службы в связи с возросшей угрозой терактов, которые планируются экстремистами на территории страны.

Как сообщил в среду «Интерфаксу» руководитель Центра общественных связей ФСБ Василий Ставицкий, «задействован целый комплекс профилактических и оперативных мероприятий, особенно по линии Департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом». По его словам, «повышен контроль за ситуацией в ряде регионов, в том числе в Москве, других крупных городах и промышленных центрах».

«Главная задача — не допустить возможности проведения террористических актов», — отметил руководитель ЦОС ФСБ.

Как сообщил в среду «Интерфаксу» первый заместитель начальника Главного управления обеспечения охраны общественного порядка МВД России Михаил Артамошкин, переход на усиленный режим несения службы по линии МВД осуществлен по указанию министра Владимира Рушайло. Он предполагает 12-часовое несение службы сотрудниками МВД, а так же принятие мер по усилению охраны общественного порядка.


31 января 2000 года

О РАССЛЕДОВАНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ЛО ФАКТУ ВЗРЫВОВ НА ГАЗОПРОВОДАХ

Управлением ФСБ РФ по Республике Татарстан продолжается расследование уголовного дела по ст. 281, ч. 2 УК РФ («диверсия») по факту взрывов, происшедших 1 декабря 1999 года на участках газопроводов «Пермь-Казань-Нижний Новгород» и «Уренгой-Ужгород», недалеко от села Тойма Кировской области, вблизи административной границы с Республикой Татарстан.

В ходе следственных и оперативно-розыскных мероприятий установлено, что имело место умышленное повреждение газопроводов. По подозрению в совершении преступления задержаны десять человек разных национальностей из числа жителей Татарстана, Башкортостана и Кировской области. Мотивом преступления было желание нанести ущерб экономическим интересам России путем прекращения подачи газа в Западную Европу и понуждение европейского сообщества окат зать давление на правительство России в связи с действиями федеральных сил в Чечне.

Несколько обвиняемых в данном преступлении ранее проходили военную подготовку в лагере незаконных вооруженных формирований «Кавказ» на территории Чечни. Совершение преступной акции рассматривалось ими как участие в священной войне («джихад») против России.

Для проведения диверсии применялись самодельные устройства, начиненные взрывчатым веществом, схожим с тем, которое использовалось при проведении терактов в городе Москве.

В ходе обысков по месту жительства арестованных были изъяты аналогичные взрывные устройства, автоматическое огнестрельное оружие.

Следствие располагает данными, что подозреваемые вынашивали планы совершения взрыва на одной из газоперекачивающих станций.

Управление ФСБ России по Республике Татарстан во взаимодействии с другими правоохранительными органами России проводит необходимые следственные и оперативно-розыскные мероприятия по розыску и задержанию остальных участников совершения взрыва, документированию преступной деятельности каждого члена группы.

Рафис ИЗМАЙЛОВ ЖУРНАЛ «СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ — НОВОСТИ РАЗВЕДКИ И КОНТРРАЗВЕДКИ»

Одной из ярких, я бы сказал, даже драматических страниц в истории Центра общественных связей, безусловно, является создание собственного открытого журнала ведомства «Служба безопасности — новости разведки и контрразведки».

…Звонок Бориса Андреевича Леонова застал меня врасплох.

Да, я профессиональный журналист, прошел школы «Советской России», «Литературной России», «цековского» партийного журнала. Да, я прекрасно знаю Бориса Андреевича, острого и вообще умнейшего человека, блестящего литературного критика, доктора филологических наук, который выступал с глубокими аналитическими обзорами литературных новинок в нашем журнале и других центральных изданиях. Не в новинку была и предлагаемая им должность: ответственный секретарь и заместитель главного редактора во вновь создаваемом издании. Но…

Необычной, пугающей была организация, которая затевала это дело и куда приглашал Борис Андреевич: КГБ.

Родину я не предавал, диссидентом не был, священный долг Отечеству отдал еще в юношестве и совсем не желал в зрелые годы опять надевать на себя погоны, стать сотрудником наводящего на обывателей ужас ведомства и в подвалах Лубянки выпускать сверхтайный неизвестно для кого предназначенный журнальчик.

Но надо знать Бориса Леонова — если вцепится, не отпустит. Непревзойденный рассказчик, обладающий потрясающим даром убеждать, он за минуту разбил все мои доводы:

— Во-первых, потому и приглашаем, что «чист, не замешан, не замечен, не состоял». Во-вторых, шинель брать не надо, ибо редакция будет сугубо гражданская, и выпускать мы будем глюкало, то бишь журнал для массового читателя. Журнальчик, как ты говоришь, будет ежемесячный, цветной, на русском и аглицком языках, объемом до 100 полос, тиражом триста тысяч экземпляров, штат редакции — около ста человек.

А подробности того, что предшествовало тому звонку, мы узнали позже. Так как читателям это тоже, наверное, небезынтересно, предоставим слово тем, кто стоял у истоков этого грандиозного проекта, опираясь, как говорится, на официальные источники.


Генерал-майор Карбаинов Александр Николаевич — первый начальник Центра общественных связей КГБ СССР:

— В конце 80-х годов стало абсолютно ясно, что извечная непроницаемость органов госбезопасности — не самый лучший стиль работы. Может быть, на первый взгляд и парадоксально, но сочетание гласности и конспирации стало органичным для работы ведомства первых лет перестройки. '

Пресс-бюро КГБ СССР — практически цензурное подразделение — абсолютно не соответствовало времени. Поэтому появился Центр общественных связей — открытый и доступный. Брифинги и пресс-конференции в доме 2 на площади Дзержинского стали обычным явлением. Наконец-то из первых уст люди узнали, как работают чекисты. И руководство КГБ по открытым каналам узнало, что творится за окнами на Лубянке.

Дальше — больше. Возникла идея о создании своего открытого журнала. Быстро провели организационную работу по подготовке документов для необычного издания. И название новому журналу придумали соответствующее — «КГБ о КГБ». Но пока суть да дело, сменилось руководство ведомства. Бакатину, новому шефу, название не понравилось.


Борис Андреевич ЛЕОНОВ — первый главный редактор журнала:

— Идея издания журнала возникла тогда, когда в очередной раз на Дзержинской площади вручались ежегодные премии КГБ в области литературы и искусства. Я был тогда членом Комиссии по премиям, которую возглавлял заместитель Председателя Комитета генерал-полковник В. П. Пирожков.

После официальной части и вручения наград состоялось традиционное чаепитие. Проходило оно в строгом соответствии с горбачевским указом о борьбе с алкоголизмом. Мы с И.Ф.Стаднюком, добрым моим старшим другом и Божьей милостью писателем, оказались за одним столом с В. П. Пирожковым и начальником Центра общественных связей Комитета А.Н.Карбаиновым. Шел четвертый год перестройки, и речь зашла о новых веяниях в жизни нашего общества. И вот туг Иван Фотиевич обратился к Пирожкову: «Владимир Петрович, у Бориса Андреевича, — он кивнул на меня, — есть, как мне кажется, интересное предложение».

И я впервые изложил свое представление о том, как в условиях гласности и плюрализма мнений можно быстро и успешно «проломить стену» отчуждения, существующую между ведомством и обществом. Пришла, видимо, пора, говорил я, пригласить читателей в мир закрытых до этого спецслужб и рассказать о том, что и в КГБ работают обыкновенные люди со своими радостями и печалями, что и они, помимо всего прочего, еще и музыканты, и поэты, и художники, и увлеченные коллекционеры, страстные охотники, рыболовы, туристы. Словом, показать их не только в сфере профессиональной деятельности, но и в быту, в семье, в кругу друзей. С каждым годом все теснее становились деловые контакты спецслужб разных стран в борьбе с организованной преступностью, международной наркомафией и так далее. Для реализации их необходимо было иметь свой открытый печатный орган.

Шло время. И вот весной 1991 года неожиданно позвонил мой добрый знакомый из Центра общественных связей КГБ Николай Иванович Никаноров. Информация его была, как говорится, сногсшибательной: удалось добиться согласия руководства на издание журнала. При встрече начальник ЦОС сказал мне, что Председатель КГБ поддержал нашу идею и что у журнала будет зарубежный издатель с мировым именем — Максвелл. Он согласился издавать журнал «КГБ о КГБ» на собственной базе в Лондоне. Так как название журнала коммерчески привлекательно, он предложил, чтобы журнал выходил на русском и английском языках. А мне предложено было стать его главным редактором. И я начал набирать команду. Из тех, кого знал по делам, творчеству, совместной работе. Но, увы, большим планам не суждено было сбыться. Грянул гром событий августа 1991 года. Ушли люди, с которыми я начинал работу по созданию редакции, а вместе с ними ушел и я…

Да, к сожалению, августовские события, смерть Максвелла, уход основоположников журнала из ЦОС разрушили многие наши планы. Идея создания журнала на время была отодвинута. Комплектование штата прекращено. Но оставшийся костяк «команды Карбаинова-Леонова» не сдавался, подспудно продолжал накапливать материалы, искать авторов, намечал темы. И выпустил — таки в сентябре 1991 года пробный номер журнала!

Их, первых сотрудников редакции, которых успели утвердить до обвала системы вместе с автором этих строк, было всего 5 человек. Назову их поименно, этих фанатов журнала, воплотивших практически безнадежный проект.


Евгений Коршунов, писатель и журналист, долгое время проработал в Ливане в качестве собственного корреспондента ТАСС, прошел там огни и воды, бомбежки и перестрелки. Он прихрамывал на одну ногу. Но благодаря бьющей из него энергии, оптимизму его физический недостаток абсолютно не замечался. К сожалению, нелепая и скоропостижная смерть (от простуды!) преждевременно вырвала его из наших рядов.


Сергей Смелянский, профессиональный журналист, выходец из писательской семьи (мать — известная поэтесса Татьяничева, отец — прозаик). Но именами родителей никогда не спекулировал. Я знал его еще по совместной работе в газете «Советская Россия», авторитетнейшем и популярнейшем тогда издании. Потом он ушел на учебу в Академию общественных наук, после ее окончания стал заместителем главного редактора журнала «Свет» («Человек и природа»). После ухода Бориса Леонова и кончины Евгения Коршунова, ему было доверено возглавить новый журнал. Увы, Сережа умер в полном расцвете творческих сил, чуть не дожив до пятидесяти лет, вскоре после расставания с журналом «СБ», где он проработал до 1995 года.


Евгений Антошкин, член Союза писателей, прошел школы Комитета по радиовещанию и телевидению, «Литературной газеты», «Литературной России», «Огонька». В журнал пришел из Военно-художественной студии писателей Министерства обороны, которую возглавлял Иван Фотиевич Стаднюк. Он автор более двадцати поэтических сборников, Заслуженный работник культуры России.

Работал в «СБ» с первого и до последнего дня.


Из «Огонька», чуть позже, пришел Вадим Вантрусов, главный художник, который сумел создать неповторимый логотип, «лицо» журнала, и иллюстративный ряд, сотворенный практически из ничего, из подручных средств. Пригласил к сотрудничеству в журнале таких известных художников, как Вячеслав Лосев, Евгений Новожилов, Алексей Меринов, Владимир Родин, Владимир Зайцев.

Вот этим крошечным составом, да плюс еще два очаровательных и милых создания — Ольга Павлова и Елена Хохлова, — через чьи руки и компьютеры прошли (и неоднократно!) все 300 с лишним страниц машинописного текста, мы «изваяли» пробный номер нашего, как сказал бы Борис Андреевич, «глюкала», ставшего сразу же бестселлером. Мы были благодарны новому руководству нового по существу ведомства за то, что, несмотря на смутное время, неразбериху, связанную с дележом имущества бывших СССР и КГБ, они не отвергли идею журнала, не вычеркнули из планов, а дали возможность реализовать его. Впрочем, тут свою роль, видимо, сыграло и то, что в ЦОС остались Алексей Кондауров и Владимир Томаровский, которые тоже были ярыми приверженцами издания, убедили в этом и возглавившего ЦОС Андрея Черненко, к чьим словам прислушивался министр МБ Виктор Баранников. Хотя Андрея, профессионального журналиста, прошедшего, кстати, тоже школу «Советской России», затем (после АОН) «Правды», руководившего объединенной редакцией МВД, особо убеждать и не надо было. Он знал силу слова, особенно печатного.

Итак, в сентябре 91-го вышел пробный (нулевой) номер.

23 октября журнал был зарегистрирован в Минпечати. Перебрав десятки вариантов, мы остановились на названии «Служба безопасности», к которому буквально в последний момент по настоянию руководителя Андрея Черненко «как завлекаловку для читателей», добавили слова: «новости разведки и контрразведки». А в январе 1993 года вышел уже официальный первый номер, и журнал «СБ» начал свою короткую, но яркую жизнь «летописца истории и современности» органов безопасности.

Он не затерялся, не растворился в океане других изданий, сразу привлек внимание читателей, был замечен и тепло встречен большинством наших коллег-журналистов. Каждый номер был сенсацией, потому что ни в каком другом издании не могли быть опубликованы материалы, которые публиковались на страницах «СБ». На каждый номер приходила масса откликов.

Они нас очень поддерживали в те трудные времена, подвигали на поиски, творчество и полную самоотдачу. Каждый последующий номер был событием, открывал новые, доселе неизвестные страницы из истории органов безопасности, рассказывал о дне сегодняшнем, о легендарных разведчиках и контрразведчиках, о которых пришла пора поведать, публиковал материалы о героизме и предательстве, а также художественные и документальные произведения авторов, которые знают «шпионскую жизнь» не понаслышке, а изнутри, а потому достоверностью повествования подкупали читателей. Таковыми были, например, повесть Дмитрия Тарасова «Жаркое лето полковника Абеля», романы Алексея Ростовцева «Иностранный легион», Юрия Абрамова «Провал», Игоря Акимова «15 тысяч дней спустя», публикации академика Андрея Сахарова о разведке Святослава, других ученых-историков: Виталия Шеремета, Владимира Плугина, Виктора Геленсена… Всех и не перечесть.

Естественно, малочисленный коллектив редакции (позже он пополнился еще несколькими сотрудниками: Еленой Журовой, Владимиром Болтромеюком, Борисом Петровым, Тамарой Овчинниковой, Натальей Анциферовой, Артемом Полищуком, которые пришли взаимен ушедших) вряд ли справился бы со своими задачами, если-бы не отеческая опека и забота со стороны руководства Центра общественных связей. Особенное первые годы, в пору становления. По сути, становление ЦОС и журнала происходило параллельно, при полюй взаимной поддержке. В одно время в структуре ЦОС был даже создан и функционировал специальный отдел по обеспечению журнала. Его возглавлял, как, мы шутили, «три Я» — Николай Николаевич Николаев (ныне он начальник ЦОС ФСНП).

И, разумеется, пристальное внимание ЦОС к проблемам и заботам журнала, разумное распределение обязанностей сыграло решающую роль, как в качественном, так и количественном сторонах издания.

Хотелось бы особо подчеркнуть: наряду с именитыми авторами — учеными, писателями, журналистами, ветеранами органов безопасности — журнал давал зеленый сеет материалам, написанным сотрудниками Центра общественных связей, в свою очередь и офицеры ЦОС приносили свои заметки, статьи, очерки, прежде всего в родной журнал. Будь то рассекреченные архивные документы или же публицистические размышления над увиденным в горячих точках. Александр Бражников, Сергей Горленко, Николай Овчинников, Александр Зданович, Михаил Евлашин, Валерий Воздвиженский, Дмитрий Коняхин, Владимир Ников, Виктор Гусаченко, Владимир Мерзляков, Сергей Васильев, Александр Витковокий, Владимир Мурашкин, Михаил Кириллин, Игорь Устякин… В разное время пришли и работали они в Центре, одни из них уже ушли на заслуженный отдых, другие пополнили иные ведомства, третьи до сих пор служат на Лубянке. Но объединяет их то, что все они были опорой редакции, активными авторами журнала, их имена, фамилии навсегда остались в многочисленных публикациях «СБ».

На сознание сотрудников ЦОС благотворно действовало, наверное, и то обстоятельство, что добрый пример тут подавало само руководство Центра— Алексей Кондауров, Александр Гуров, Владимир Томаровский, Александр Михайлов, Александр Зданович. Они «подпитывали» журнал не только организационной и финансовой поддержкой, но и своим творчеством. Без преувеличения можно даже сказать так: становление многих сотрудников ЦОС (включая руководителей) как творческих личностей состоялось во многом благодаря их сотрудничеству с журналом «СБ». Именно на страницах «СБ» прошла, например, «обкатку» книга Александра Гурова «Красная мафия». Впервые в хронометрической последовательности поведал читателям журнала Алексей Кондауров «Хронику предательства» Пеньковского. С публикации в «СБ» повести «Встань до счета «три» приобрел известность и уверенность в себе Александр Михайлов, шагнувший в большую литературу и ставший членом Союза писателей России. Поиск следов генерала Слащева (прототипа булгаковского героя из романа «Бег»), исследования мотивов путей его возвращения «В Россию на «Жане», описание трагической «Судьбы резидента» Добржинского-Сосновского, опубликованные на страницах журнала, подвигли, наверное, Александра Здановича параллельно с военной карьерой на глубокие исторические исследования, на тернистый путь науки…

И, наконец, «По лестнице, ведущей в ад» (с рассказа о внутренней тюрьме на Лубянке) взошел с рядового сотрудника ЦОС до поста главного редактора журнала «Служба безопасности — новости разведки и контрразведки» полковник Александр Витковский…

Сотрудники ЦОС оказались талантливы не только в письменном, если можно так выразиться, творчестве. Для нас, журналистов редакции, во многом откровением стал поистине необъятный мир их интеллектуальных увлечений. Первым нашим открытием стал, безусловно, Валерий Виноградов. Фотограф музея, ставший впоследствии и специальным фотокором, и целым отделом фотоиллюстраций в одном лице, причем на общественных началах. Как-то, принеся в редакцию очередную порцию заказанных снимков, он обронил, что снимает еще и «для души». Мы попросили его принести что-нибудь из того, что «для души», и ахнули, когда он вскоре приволок несколько огромных папок, битком набитых фотографиями, и сказал: «вот несколько работ, может, что подойдет…» Всей редакцией мы два дня перебирали его работы, с сожалением откладывая в сторону уже отобранные снимки, пока не осталось минимума, который мог уместиться на отведенной для рубрики «Наш вернисаж» площади.

Потом, забредя однажды в кабинет Виктора Беринова, который работал в отделе Сергея Федоровича Васильева, обнаружили какие-то диковинные деревянные безделушки. Оказалось: все это — творчество хозяина кабинета, его «забавы по дереву» в минуты досуга. Снарядили к нему домой Валерия Виноградова. И когда он принес кучу репродукций изделий Виктора, мы опять обалдели от изумления и восторга, а вместе с нами и наши читатели, которым мы представили творчество Беринова в четвертом номере журнала за 1993 год.

Позже мы устроили вернисаж Алексея Захарова, его удивительных пейзажей, натюрмортов, экслибрисов и марок. Между прочим, именно его работа — сова с вобравшими в себя буквами «СБ» — украшала обложку первого номера нашего журнала. В № 1–2 за 1994 год состоялся «бенефис» Дмитрия Ярцева, художника-реставратора историко-демонстрационного зала, с его потрясающей коллекцией ювелирных изделий из минералов…

В наших планах были рассказы об увлечениях сотрудников службы безопасности, работающих в территориальных органах. И уже начали поступать материалы с мест, подтверждая еще раз нашу правоту и убежденность в том, что в спецслужбах — прорва талантов, что в них работают действительно многогранные личности.

Редакция установила тесные и деловые контакты с группами по связям с общественностью в региональных управлениях. Эти связи крепли, углублялись, ширились. Соответственно расширялись география публикаций и круг авторов. С подборки материалов из Татарстана в одном из номеров 1996 года, например, началась традиция тематических, целевых блоков, посвященных деятельности сотрудников органов безопасности того или иного региона. Такие крупные блоки материалов журнал «СБ» дал по истории и сегодняшним делам чекистов Калининградской области, Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Республики Саха (Якутия)…

На «Контакт Б-4» (рубрика журнала) выходили сотрудники группы общественных связей и журналисты из Калуги, Чувашии, Воронежа, Магадана, Мурманска, Пскова, Кирова, Краснодара, Ростова-на-Дону, Омска, Новосибирска, Иркутска, Екатеринбурга, Южно-Сахалинска… То есть журнал действительно стал открытой трибуной для открытого освещения проблем и забот органов безопасности от Калининграда до самого Дальнего Востока.

Мы намеревались обратиться с предложением о соучредительстве и долевом участии в издании журнала к руководителям других спецслужб: ФАПСИ, СВР, ФСНП, ГТК, чтобы поровну разделить бремя финансовых издержек, был подготовлен проект соответствующего письма. Тем более что журнал де факто в общем-то уже выполнял роль органа всех спецслужб России, публикуя подробные материалы об их деятельности в прошлом и настоящем!.

Увы, планам этим не суждено было осуществиться. Когда, казалось бы, самые тяжкие трудности уже остались позади, когда отладили канал изыскания и поступления денег на типографские расходы, на службу безопасности обрушился очередной вал реформирования и секвестирования. На сей раз под безжалостный нож сокращения попала и редакция журнала «Служба безопасности — новости разведки и контрразведки». В марте 1999 года уникальное издание было закрыто.

Пока существует государство, до тех пор будет необходима система, его оберегающая, защищающая, обороняющая. Значит, до тех пор будет существовать и наш журнал как открытая и всем доступная трибуна для объективного повествования о системе государственной безопасности, ее истории и современности. Так думал, размышлял я в юбилейном номере журнала, посвященном его 5-летию.

В этот раз, к сожалению, я оказался не прав.

Журнал перестал существовать. Но в руках читателей остались 19 номеров журнала, разошедшихся десятками тысяч экземпляров. Осталось столько же почитателей, которым мы признательны за их поддержку. На страницах «СБ» увидели свет сотни публикаций о людях чести и долга, самоотверженных профессионалах-патриотах, отдавших силы, энергию, а иные и жизнь защите Отечества. Это не просто статистика. Это история, неотъемлемая часть истории органов безопасности и Центра общественных связей, кусочек нашей общей судьбы, которую никогда не вычеркнуть иэ памяти и сердца.

Валерий ВОЗДВИЖЕНСКИЙ

ИСТОРИКО-ДЕМОНСТРАЦИОННЫЙ ЗАЛ ФСБ РОССИИ

Историко-демонстрационный зал Федеральной службы безопасности России (первоначально — Чекистский зал КГБ СССР) был открыт в сентябре 1984 года по инициативе Юрия Владимировича Андропова. Он создавался для сотрудников собственного ведомства — для чекистской учебы и воспитания в духе лучших традиций. Изменения в стране повлияли и на его статус, поэтому с октября 1989 года он был открыт для всех желающих. Немногим позднее его уже имели возможность посетить и иностранцы. В нем побывали Тернер и Уэбстер, бывшие руководителй ЦРУ, а также представители почти всех основных спецслужб мира.

В музее ФСБ РФ 4 зала и свыше 2 тысяч экспонатов. Подробная экскурсия занимает не менее 6 часов. Экспозиция музея освещает историю российской контрразведки, начиная с образования Российского государства, и постоянно пополняется как историческими, так и современными материалами. Так, например, в 1380 году благодаря боярину Захарию Тютчеву, возглавлявшему посольство Великого московского князя Дмитрия в Золотой Орде, на Куликовом поле были разбиты полчища Мамая. Тютчев успешно дезинформировал Мамая о силах русских войск, а также добыл ценную информацию о том, — когда и где Мамай должен был встретиться с литовским князем Ягайло и рязанским князем Олегом.

В зале представлены документы времен Петра I, Екатерины II, а также относящиеся к войнам 1812 и 1914 годов. Рассказывается о победах и ошибках российских спецслужб по борьбе с шпионажем, терроризмом и работе по политическим партиям накануне революции 1917 года.

Ряд стендов отведен показу событий, связанных с массовыми репрессиями. В эти годы только одних сотрудников госбезопасности было уничтожено около 20 тыс. человек. Создавая экспозицию, специалисты музея работали в архивах и знакомились с уголовными делами.

Отдельный зал посвящен деятельности органов государственной безопасности в период Великой Отечественной войны. В единоборстве с многочисленными военно-разведывательными службами фашистской Германии верх взяла советская контрразведка.

Пожалуй, наибольший интерес представляют экспонаты, рассказывающие о деятельности контрразведки в наши дни. Экспозиция начинается с показа оружия и снаряжения шпионских групп, забрасываемых на территорию СССР после Великой Отечественной Войны.

Много места уделено показу средств технической разведки: «пенек», обнаруженный в 70-е годы вблизи ракетного полигона под Можайском; электронное устройство, вмонтированное в ветку дерева, росшего вблизи военного аэродрома; многочисленные радиостанции спутниковой и ближней радиосвязи; минифотоаппараты, закамуфлированные под зажигалку, часы, фломастеры и брелоки — двойного назначения.

На стендах представлены фотографии задержаний иностранных разведчиков и их агентуры при выполнении шпионских заданий.

В музее — материалы, посвященные разным направлениям деятельности ФСБ, таким, как борьба с организованной преступностью, наркобизнесом и терроризмом. Особое внимание уделено также совместным операциям, проведенным Федеральной службой безопасности во взаимодействии с другими спецслужбами мира.

В Историко-демонстрационном зале собраны муляжи взрывных устройств, закамуфлированных в банки из-под воды и пива, сигаретные пачки и т.д., имеющие большую разрушительную силу.

Для пополнения экспозиции сотрудники зала постоянно работают в архивах, встречаются с ветеранами органов государственной безопасности, регулярно получают информацию из оперативных подразделений ФСБ. Факты, рассказывающие о деятельности российских спецслужб, представленные в зале, основаны только на документах и поэтому более достоверны, чем в других источниках.

Примечания

1

Соответствующим решением документ рассекречен

(обратно)

Оглавление

  • ПРИКАЗ[1]
  • ОТ ПРЕСС-БЮРО КГБ СССР ДО ЦОС ФСБ РОССИИ
  • ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ЛЕТ
  • ИСПОВЕДЬ НА ЮБИЛЕЙНУЮ ТЕМУ
  • ПРОЙДЕННОГО ПУТИ У НАС НИКТО НЕ ОТБЕРЕТ
  • ПРИКАЗ[1]
  • РАЗМЫШЛЕНИЯ У ПОДЪЕЗДА НА ЛУБЯНКЕ
  • ВЫСОКАЯ ПЛАНКА ЦОС
  • Мы были другими…
  • ВЛАДЕТЬ ИНФОРМАЦИЕЙ
  • ЦОС ФСБ УПОЛНОМОЧЕН СООБЩИТЬ…
  • КАК СОЗДАВАЛАСЬ ЭТА КНИГА
  • ЦОС УПОЛНОМОЧЕН ЗАЯВИТЬ
  •   1990 год
  •   1991 год
  •   1992 год
  •   1993 ГОД
  •   1994 год
  •   1995 ГОД
  •   1996 год
  •   1997 год
  •   1998 год
  •   1999 год
  •   2000 ГОД
  • Рафис ИЗМАЙЛОВ ЖУРНАЛ «СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ — НОВОСТИ РАЗВЕДКИ И КОНТРРАЗВЕДКИ»
  • ИСТОРИКО-ДЕМОНСТРАЦИОННЫЙ ЗАЛ ФСБ РОССИИ
  • *** Примечания ***