КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405314 томов
Объем библиотеки - 535 Гб.
Всего авторов - 146545
Пользователей - 92096
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Аист: Школа боевой магии (тетралогия) (Боевая фантастика)

осталось ощущение незаконченности. а так вполне прилично, если не считать что ГГ очень часто и много кушает...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Конторович: Черный снег. Выстрел в будущее (О войне)

Пятая книга данной СИ... По прочтении данной части поймал себя на мысли — что надо бы взять перерыв... и пойти почитать пока что-нибудь другое... Не потому что данная СИ «поднадоела»... а просто что бы «со свежими силами» взяться за ее продолжение...

Как я уже говорил — пятая часть является (по сути) «частью блока» (дилогии, сезона и т.п) к предыдущей (четвертой) и фактически является ее продолжением (в части описаний событий переноса «уже целого тов.Котова — в это «негостеприимное времечко»). По крайней мере (я лично) понял что все «хроники об очередной реинкарнации» (явлении ГГ в прошлое) представленны здесь по 2-м томам (не считая самой первой по хронологии: Манзырев — 1-я «Черные Бушлаты», Леонов — 2-3 «Черная пехота» «Черная смерть», Котов — 4-5 «Черные купола», «Черный снег» ).

Самые понравившиеся мне части (субъективно) это 1-я и 3-я части. Все остальное при разных обстоятельствах и интригах в принципе «ожидаемо», однако несмотря на такую «однообразность» — желания «закрыть книгу» по неоднократному прочтению всей СИ так и не возникало. Конкретно эта часть продолжает «уже поднадоевший бег в сторону тыла», с непременным «убиВством арийских … как там в слогане нынче: они же дети»)). Прибывшие на передовую «представители главка» (дабы обеспечить доставку долгожданной «попаданческой тушки») — в очередной раз получают.... Хм... даже и не «хладный труп героя» (как в прошлых частях), а вообще ничего...

Данная часть фактически (вроде бы как) завершает сюжет повествования «всей линейки», финалом... который не очень понятен (по крайней мере для того — кто не читал «дальше»). В ходе череды побед и поражений из которых ГГ «в любой ипостаси» все таки выкручивался, на сей раз он (т.е ГГ) внезапно признан... безвести пропавшим...

Добросовестный читатель добравшийся таки до данного финала (небось) уже «рвет и мечет» и задается единственно правильным вопросом: «... и для чего я это все читал?». И хоть ГГ за все время повествования уничтожил «куеву тучу вражин» — хоть какого-то либо значимого «эффекта для будуСчего» (по сравнению с Р.И) это так и не принесло (если вообще учесть что «эти вселенные не параллельны»... Хотя опять же во 2-й части «дядя Саша» обнаружил таки заныканные «трофейные стволы» в схроне уже в будущем...?). В общем — не совсем понятно...

Домой не вернулся — это раз! Линию фронта так и не перешел — это два! С тов.Барсовой (о которой многие уже наверно (успели позабыть) так и не встретился — это три... Есть конечно еще и 4-ре и 5... (но это пожалуй будет все же главным).

Однако еще большую сумятицу в сознанье читателя привнесет … следующий том (если он его все-таки откроет))

P.S опять «ворчу по привычке» — но сам-то, сам-то... в очередной раз читаю и собираю тома «вживую»)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
lionby про Корчевский: Спецназ всегда Спецназ (Боевая фантастика)

Такое ощущение что читаешь о приключениях терминатора.
Всё получается, препятствий нет, всё может и всё умеет.
Какое-то героическое фентези.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Святополк и Подсолнух, или Братья по крови (fb2)

- Святополк и Подсолнух, или Братья по крови (а.с. Русь. Эпизод второй. История братской любви-2) 59 Кб, 18с. (скачать fb2) - Леонид Свердлов

Настройки текста:



Леонид Свердлов Святополк и Подсолнух или Братья по крови

А не начать ли нам историю про Великого Князя Святополка? Действительно, почему бы не начать? Он того стоит.

Итак…

История эта будет мрачная и кровавая, полная насилия, вероломства и непристойной ругани. А вы что думали? Это вам не «Спокойной ночи, малыши», а самая настоящая горькая но истинная правда. Летопись врать не станет, не стану врать и я. Разве что, приукрашу самую малость, но не для красного словца, а только ради любви к истине.

Итак…

Наберитесь храбрости, запаситесь попкорном и читайте. Будет страшно — кричите, будет грустно — плачьте. И помните, что конец истории все равно счастливый: злодей будет наказан, герой победит, а Русь обретет достойного мудрого и справедливого правителя.

Итак, это, как вы уже поняли, все присказка была, а сказки не будет.

Будет правда!


Разговор у князя Владимира с Великим Князем Ярополком не задался. Короткий получился разговор. «Вот и остался я без брата!» — тяжело вздохнул Владимир, закрыв глаза Ярополку. Грустно, а что поделать! Зато Русь обрела нового Великого Князя, вдова Ярополка — нового мужа, а ее еще не родившийся сын Святополк — нового отца.

Типичная ошибка в стиле киношных злодеев. Разве можно, убив отца, оставлять сына в живых? Впрочем, если бы никто так не делал, сколько интересных сюжетов пропало бы!

Сентиментальный Владимир вырастил Святополка как родного. Баловал, прощал многое. Молодой князь был так похож на своего отца, что у Владимира аж слеза наворачивалась. «Славное было время!» — вздыхал он, вспоминая, как стал когда-то Великим Князем. Веселое, счастливое и беззаботное время! Молодость, молодость, где ты!

Когда Святополк повзрослел, приемный отец пристроил его в Туров князем. Это далеко от Киева, но близко к Польше. Святополк сразу женился на польской принцессе и, оставшись без присмотра Владимира, связался с дурной компанией.

Дурной компанией был епископ Рейнберн, который приперся в Туров вместе с невестой князя, затесался в друзья Святополку, а на самом деле был вовсе не другом, а злодеем и польским шпионом.

«Знаменитый у тебя отец, — с коварной улыбкой нашептывал он Святополку и подливал ему вино. — Вся Европа твоего отца знает и сильно уважает. Что он от язычества отвернулся и во Христа уверовал — это очень даже правильный поступок. Но вот ведь незадача: Христос оказался неправильный. Что поделаешь — даже великие люди ошибаются. Ну как можно было поверить этим византийским проходимцам?! Мы уже устали объяснять, что настоящие христиане — католики, а все остальные — жулики. Не дайте себя обмануть: душу может спасти только Римский Папа — наследник святого Петра и наместник бога на земле. А константинопольский Патриарх — он чей наследник? Мошенник он, и бог у него контрафактный».

Святополк слушал и верил. И действительно стало ему казаться, что Владимир, может быть, не такой уж и святой, что надо всем перекреститься в католичество, и заживем тогда как в Польше. Но переубеждать Владимира он и хотеть не решался, а только втайне учил латынь и готовил документы на получение польского гражданства.

Но тогда Святополк не успел совершить непоправимое. Весть о готовящемся предательстве своевременно дошла до соответствующих органов. Злодеев схватили за руку и обвинили в измене родине. Статья серьезная, но пасынок святого Владимира сразу во всем сознался, сотрудничал со следствием, чистосердечно раскаялся и обещал искупить. Суд учел и это, и положительные характеристики, да и сам Владимир Красно Солнышко вступился за непутевого пасынка. Так что срок ему дали минимальный. Только чтоб обдумал свое поведение да родину полюбил.

И это помогло. Святополк проявил в тюрьме такую сознательность, дисциплину и политическую зрелость, что очень скоро заслужил условно-досрочное освобождение и вышел на свободу совсем другим человеком: не прозападным заговорщиком, а истинным православным патриотом. Он ходил по Киеву с гордо поднятой головой, презрительно отворачивался, когда на рынке пытались всучить шмотки из Европы, а когда к нему обращались по-латински, делал вид, что не понимает.

Ну а любовь Святополка к его отчиму Владимиру вообще всех восхищала. Владимир к тому времени постарел и стал часто хворать. И не было и дня, чтобы Святополк не заглянул к нему, чтобы спросить, как там папаша себя чувствует, не помер ли еще и не надо ли чего.

Все умилялись такой преданности. Даже родные сыновья так о Владимире не беспокоились. Им бы все развлекаться.

Вот зашел как-то Святополк к Владимиру, чтоб о здоровье спросить, а в приемной сын Владимира Борис. Тоже, значит, интересуется, не пора ли наследство получать.

«Привет, Боря, — сказал Святополк, кладя руку на плечо сводному брату. — И не скучно тебе, братец, в Киеве? Может, на войну съездить хочешь? А я пока за папашей послежу».

У Бориса глаза загорелись. Хорошая война и впрямь бы к месту. А Святополк приложил ладонь к его уху и зашептал: «Имею достоверные сведения о печенегах. Да, я точно знаю, где они. Тебе одному говорю. Поторопись и слава тебе обеспечена».

У Святополка был нюх на печенегов, это все знали. Он всегда был в курсе, где их искать, так что Борис, не задумываясь, собрал дружину и поехал за воинской славой подальше от Киева.

И в это самое время произошло то, чего так давно ждали многочисленные потомки равноапостольного Великого Князя. Народы Руси понесли тяжелую утрату. После тяжелой и продолжительной болезни перестало биться сердце ее крестителя.

Страшная трагедия. Если можно было бы посчитать, сколько женщин овдовело в этот момент, мы бы смогли приблизительно оценить ее масштаб. Но если мы посчитаем, сколько князей в этот момент осиротели, то действительно станет жутко. Быть беде!

По складывавшейся уже тогда традиции народ поспешным сообщением о смерти вождя решили не травмировать. Мертвого Владимира аккуратно, стараясь не поцарапать нимб, завернули в ковер, разобрали пол в спальне и через эту щель под покровом ночи вынесли к Днепру.

А там уже стоял Святополк. Он как раз совершал вечерний моцион и услышал шум рядом с палатами отчима.

«А чего это вы из дворца тащите? — строго спросил он, кивая на ковер. — Не позволю отцовское добро переть! Думаете, если человеку нездоровится, то за его вещами и проследить некому?»

Так и сорвался сюрприз для Святополка и для всего народа. На следующее утро все уже знали, что в Киеве теперь новый Великий Князь. Естественно, это был Святополк — других кандидатов поблизости не оказалось. На радостях новый монарх устроил пир на весь мир.

А что же его главный конкурент Борис?

Он добрался со своей дружиной до предполагаемого места скопления печенегов, но никого там не обнаружил. Удивленный князь объехал близлежащие деревни, спрашивал всех, где печенеги, и не видел ли их кто. Но люди только разводили руками, удивлялись и говорили, что никаких печенегов тут давно уже никто не встречал.

«Странно, неужели Святополк напутал!» — недоумевал Борис.

От поисков его отвлек гонец из Киева.

Прочитав послание, Борис собрал дружину и сказал:

— Братцы! Только что я получил новость: Владимир Красно Солнышко умер!

— О-о-о! — отозвалась дружина.

— Великим Князем стал мой сводный брат Святополк!

— У-у-у! — возмутилась дружина.

— И мы немедленно разворачиваемся и идем в Киев!

— А-а-а! — зашумела дружина.

— Мне нужно срочно увидеть Святополка и…

Сделаем небольшую паузу и проверим сообразительность читателя. Как думаете, зачем Борис решил вернуться в Киев и почему так хотел увидеть Святополка? «Мне нужно срочно увидеть Святополка и…» Что? Ну, ладно, не угадали. Ничего страшного.

— Мне нужно срочно увидеть Святополка и поздравить его!

— Э-э-э… — не поняла дружина.

— Князь-батюшка, — неуверенно обратился к Борису воевода, — это ведь у тебя юмор такой, да? Ты же употребил слово «поздравить» в ироническом смысле? То есть, ты хочешь Святополка в Днепре утопить и сам Великим Князем стать, как это у людей водится?

Борис в недоумении развел руками.

— Вы что, мужики! Разве так можно?

Воины переглянулись. Никто ничего не сказал, но у всех возникла одна и та же мысль: «Мы связались с неудачником!»

С князем не стали спорить, просто на следующее утро он не обнаружил рядом со своим шатром верной дружины. Разумные люди сделали свой выбор в пользу более перспективного руководителя — Святополка. А к оставшемуся в одиночестве Борису приехали посланцы Великого Князя.

— Святополк тебе поклон шлет, — сказали они. — Просил передать, что любит тебя и вечно помнить будет.

Борис посмотрел в глаза посланцам, понимающе покачал головой и, тяжело вздохнув, спросил:

— Помолиться-то дадите?

— Конечно, дадим, — ответили ему. — Не вопрос. Мы ж не звери!

Борис молился долго и истово. Он прочел все известные ему молитвы. Некоторые даже по нескольку раз…

— Так вот, пока он молился, мы его не трогали, ну а потом — как обещали, — с гордостью доложили Святополку злодеи, разворачивая тело своей жертвы.

— А о чем он молился то? — рассеянно спросил Великий Князь, наклоняясь к телу.

— За тебя молился! — дружно ответили убийцы.

Святополк улыбнулся. Лесть была грубая, но все же приятная. Улыбка продержалась на лице Великого Князя не дольше секунды. Он с досадой сплюнул, выругавшись, проворчал: «Ну почему этим русским ничего нельзя поручить!», позвал варягов и велел сделать контрольный выстрел. Злодеям он заплатил как обещал, но посмотрел на них очень недовольно. Те готовы были сгореть со стыда.

К счастью, им вскоре представилась возможность реабилитироваться, но прежде Святополк опять устроил пир на весь мир.

Он гад был, конечно, этот Святополк, но точно не жмот. Он был веселый злодей, и всегда проставлялся, как какой конкурент помрет. Но наш народ дешево не купишь и легко не обманешь. Нет, от халявы, конечно, никто не отказывался. Все ели, пили и с собой в кулек складывали. Но не радовались. И поведение узурпатора строго осуждали.

Между тем другой сын Владимира и конкурент Святополка — Глеб выехал с дружиной в Киев. А навстречу ему поехали все те же штатные убийцы.

Дикие были времена. Сейчас такие вопросы решаются цивилизовано, а тогда на Руси не было даже нормальных киллеров. Те же, кому волею судеб пришлось заниматься этим делом, очень страдали от собственного непрофессионализма, боялись снова облажаться, и опасались, что если опять выйдет как с Борисом, то Великий Князь точно их уволит и наймет шведских специалистов. С такими грустными мыслями они подъехали к лагерю Глеба.

И тут они увидели на опушке за лагерем ражего мужика, точившего огромный нож. Злодеи радостно переглянулись, почуяв здесь перст судьбы, и, не говоря друг другу ни слова, бросились к нему.

— О, мужик! Какой у тебя большой и острый нож! Ты, наверное, разбойник!

— Не-а, не разбойник. Я Торчин — княжеский повар.

— Повар? Славно! Так, значит, ты этим ножом барана можешь завалить?

— Барана? Могу.

— И свинью можешь?

— А что? Конечно. Могу и свинью.

— А теленка?

— Ну, если надо, могу и теленка.

— А князя завалишь?

— А вы что, мужики, совсем свихнулись, что такие идиотские вопросы задаете! — возмущенно всплеснул руками Торчин. — Если я теленка могу завалить, то уж, конечно, и с князем справлюсь! Это же гораздо проще!

— Как это?

— А вот так! — сказал Торчин, пошел и завалил князя. На этот раз получилось удачно.

Дружина в первый момент растерялась, а потом разобралась в ситуации и приняла единственно правильное решение: перешла на сторону Святополка.

Следующим конкурентом был древлянский князь Святослав. Этот, прознав о судьбе братьев, решил соригинальничать и поскакал не в Киев, а в прямо противоположную сторону. Наивный! Он думал, что это ему поможет. Нет, обмануть судьбу ему не удалось: его догнали, и вскоре весь Киев снова гулял, активно, но безрадостно отмечая очередное злодеяние Святополка.

Народ пил и не веселился. Да и Святополк, хоть и бодрился, настоящей радости не ощущал. Слишком много у него было еще братьев, и не все они были так наивны и беззащитны как Борис или Глеб.

Новгородского князя Ярослава наивным или беззащитным никто бы не назвал. Даже новгородцы побаивались его, а это дорогого стоит.

Ярослав ничего не знал о воцарении Святополка и спокойно готовился к войне. Он провозгласил независимость Новгорода и пригласил шведские миротворческие войска, чтобы защитить молодую Новгородскую республику от возможных посягательств со стороны Киева.

Но киевское войско к Новгороду не шло, шведы скучали, хулиганили помаленьку: кого ограбят, кого побьют, то жену у мужа уведут, то порядочную девушку с истинного пути собьют. Некоторое время новгородцы это терпели, но в какой-то момент их гостеприимство иссякло…

Ярослав отдыхал на даче в Ракоме, когда ему сообщили о беспорядках в Новгороде. Приехали представители городского самоуправления. Князь, с трудом сдерживая досаду, велел их впустить.

— Так и что со шведами? — нервно постукивая пальцами, спросил он, когда представители закончили описывать бесчинства иностранного контингента.

— Со шведами? — новгородцы смущенно переглянулись. — Со шведами ничего. С ними все в порядке. Нет больше шведов.

Ярослав стукнул кулаком по столу.

— И это в то время, когда Киев тянет свои кровавые лапы к горлу нашей неокрепшей независимости! Вы понимаете, кем мы предстанем перед лицом мирового общественного мнения?

Князь встал, кивнул на новгородских делегатов и, бросив на ходу: «По законам военного времени», вышел из комнаты.

В ту же минуту ему доложили о вестях из Киева, но князь этому значения не придал, посмотрел казнь и только после этого принял гонца.

Новости из столицы заставили Ярослава пожалеть о своем поведении. Какими же мелкими показались ему мечты о независимости Новгорода, о признании со стороны Европы и о возможной войне с отцом! «Подсолнух, Подсолнух, — прошептал Ярослав, — где же ты раньше был, еще час назад!»

Он отпустил гонца, с минуту собирался с мыслями, а затем произнес хриплым голосом: «Собирайте вече».

Советники были в шоке. Вече при таком раскладе не сулило князю ничего хорошего. Новгородцы очень не любили, когда князья без суда и основания казнили свободных граждан. Перспектива покинуть вече вперед ногами была для князя более чем вероятной.

Ярослав вышел на трибуну. Зловещее молчание новгородцев встретило его. Ненависть висела в воздухе, грозя взорвать эту безмолвную массу. Все понимали: князь говорит последнее слово. Ему и самому было не по себе. Он прокашлялся и сперва неуверенно начал: «Тут, знаете, неувязочка вышла. Вы, наверное, уже в курсе некоторых перегибов в отношении ваших делегатов. К сожалению, имели место человеческие жертвы, о чем я очень скорблю, выражаю соболезнования и все такое… Семьи пострадавших, естественно получат компенсации».

Леденящее молчание было ему ответом. Новгородцы были люди не бедные, и компенсации их мало интересовали. В принципе, они и сами могли взять себе что хотели. Ярослав решил сменить тему. Неожиданно он всхлипнул и, закрыв глаза рукой, закричал: «Горе у меня, мужики! Отец умер! Так и не успел я с ним свидеться!»

Шепот ветерком пронесся над площадью. Новгородцы были суровы, но сентиментальны. Кажется, слова Ярослава задели их за живое: его горе вызвало сочувствие.

«Святополк, зараза, незаконным образом захватил власть, — уже увереннее продолжал Ярослав. — Я должен быть Великим Князем, а не он. А Новгороду, если мне поможете, будет широчайшая автономия. При условии соблюдения территориальной целостности Руси».

«Это что за автономия? — раздался голос из зала. — Опять, значит, Киеву налоги платить будем?»

«Что налоги! — махнул рукой Ярослав. — Если власть в Киеве моя, то есть наша будет, то заплатить не жалко. Да и мелочи это. Я вам конституцию дам».

Эта идея всем особенно понравилась. И вскоре тысячи новгородцев уже маршировали в сторону Киева. А за ними, немного отставая и стараясь не попадаться на глаза, брели остатки шведских миротворцев, которым удалось избежать народного гнева.

Навстречу новгородцам выступили полки Святополка. С ним шла киевская дружина, дружины погибших конкурентов, а за ними шли печенеги. Да, те самые печенеги, с которыми собирался воевать Борис. Святополк не зря слыл специалистом по их части: он действительно всегда знал, где их искать, и прекрасно умел находить с печенегами общий язык, и теперь они шли воевать на его стороне.

Встреча сводных братьев произошла у Любеча на берегах Днепра. Новгородцы стояли на одном берегу, а киевляне на другом. Переходить и нарываться никто не хотел. Воевать никто не торопился, воины расслабились, купались, загорали, ловили рыбу, время от времени перекрикиваясь обидными словами. И долго бы царила под Любечем военно-полевая идиллия, если бы воевода Святополка однажды не перегнул палку.

Он вышел на берег и, увидев на другой стороне группу отдыхающих новгородцев, показал им голую задницу и сказал про Ярослава и его войско много слов, которые мы ради экономии места приводить здесь не будем, хотя приличные среди них тоже были.

Ярослав, когда ему об этом доложили, просто позеленел от бешенства.

— Так значит, говоришь, он обозвал меня хромоножкой?

— Так точно, хромоножкой, а новгородцев плотниками.

Князь в бешенстве вонзил нож в стол.

— Это была последняя капля. Больше я с ними церемониться не собираюсь. Сегодня ночью переходим Днепр.

— А…

— Кто не пойдет — убьем как изменника.

— Нет, в том смысле, а если часовые заметят?

— Сегодня у Святополка в лагере будет вечеринка. Часовые тоже наверняка напьются.

— А если печенеги нападут?

— Не нападут. Святополк их за озером держит, чтобы они его дружину не раздражали. Воняет от них сильно. Так что, не успеют они ему на помощь прийти.

— И откуда ты, князь все это знаешь?

Ярослав недоверчиво посмотрел исподлобья.

— Подсолнухи нашептали.

Получилось все в точности как он и говорил. Ночью новгородцы повязали на головы платки, чтобы не путать своих с врагами, перебрались через Днепр, оттолкнули лодки от берега, чтобы никто не захотел отступать, напали на святополково войско и победили.

Святополк бежал от них до самой Польши.

Польского короля, своего тестя, ему долго уговаривать не пришлось. Идея завоевать Киев тому сразу понравилась, но он в это время воевал с немцами. Ярослав уже договорился было с немецким императором и даже осадил какой-то польский город, но особого рвения не проявил, и немцы вскоре помирились с поляками, дав им возможность спокойно заняться Ярославом.

Ярослав ничего не подозревал и, оставаясь в полной уверенности, что поляки воюют с немцами, радовался своему новому великокняжескому титулу, расслаблялся и ловил рыбу в Днепре. И вот как раз когда начался клев, ему сообщили, что поляки во главе с самим королем Болеславом напали на Русь и уже подходят к Бугу.

Ярослав бросил удочку, сказал: «Не время думать о забаве — время спасать отечество!» и пошел собирать войско. Любой рыбак оценит глубину политической ответственности этого поступка. Советники Великого Князя долго не могли прийти в себя от увиденного. Конечно, они знали, что Ярослав не только рыболов, но и мудрый государственный деятель, но чтоб до такой степени…

Поляки не торопясь наводили мосты через Буг, когда на другом берегу появилась дружина Ярослава. Полагая, что стояние на Буге затянется как незадолго до этого стояние на Днепре, русские стали распаковывать вещи, ставить палатки, разводить костры. Некоторые пошли купаться. Может, стояние и действительно затянулось бы, если б Ярославов воевода не надумал повыделываться. И знал ведь, вроде бы, к чему такое приводит, но история, как известно, никого ничему не учит.

Он вышел на берег и громко, во всеуслышанье обозвал польского короля жиртрестом, показал язык и продекламировал несколько непристойных дразнилок.

Ну, Болеслав, что греха таить, действительно был довольно солидным, если не сказать полным мужчиной, и он страшно не любил, когда ему об этом напоминали. При этом он был человеком вспыльчивым и совсем не робким. Не зря же его назвали Болеслав Храбрый. Не стерпев обиды, король взмахнул саблей и помчался впереди своего войска на обидчиков. Русские даже растеряться не успели. Ярослав сам не понял, как ноги унес, и только добежав до Новгорода сообразил, что он больше не Великий Князь. Осознав, что произошло, он кинулся к Волхову, вскочил было в первую попавшуюся лодку и собрался уже мотать в Швецию, как рядом, откуда не возьмись, появился Коснятин — новгородский посадник.

— Что, князь, далеко ли собрался? — спросил он и рубанул топором по дну лодки.

— Я… на рыбалку хотел. Как у вас тут с клевом? На Днепре хорошо клюет.

— Вот в Днепре и половишь, — сухо ответил Коснятин, перекидывая топор из одной руки в другую.

Ярослав посмотрел на этот топор, перевел взгляд на быстро заполняющуюся водой лодку, вытер сопли рукавом и вкрадчиво спросил:

— Вы же за меня, мужики? Мы победим вместе, правда?

— Только попробуй не победить! — дружелюбно усмехнулся посадник. — Ты нам еще конституцию обещал. Помнишь?

А Святополк во главе польского войска ехал в столицу вместе со своим тестем Болеславом. Они отхлебывали по очереди из походной фляжки, смеялись и весело переговаривались.

— Вот, одно я не пойму, — говорил Болеслав, — почему Ярослав всегда так хорошо знает обо всех твоих делах: и про смерть Владимира, и про Бориса и Глеба, и даже про то, когда у тебя в лагере пьянка, и что печенеги за озером. Кто ему обо всем этом сообщает?

Святополк только пожал плечами.

— Сам удивляюсь. Вроде бы, у меня все люди проверенные и надежные, предателей нет. Говорят, Ярослав часто поминает какой-то Подсолнух. Но я никого с таким именем не знаю. Мистика какая-то.

Киевские ворота открылись и победителей встретили киевляне во главе с епископом. Ну, мы-то, конечно, знаем, что их радость была не настоящая. Люди просто ждали, что Святополк после такого как обычно проставится, потому все собрались у ворот с хоругвями, иконами, фальшивыми улыбками, пустыми кульками и фигами в карманах. Расчет оказался правильным: Святополк проставился.

Девушка в красивом дорогом платье поднесла победителям хлеб и соль. Святополк соскочил с коня и, подбежав к ней, весело закричал:

— Привет, сеструха! Знакомься, Болеслав, это Передслава — сестра моя сводная. Из всей нашей гадской семейки один приличный человек. Правда, дура набитая, но зато с ней о чем угодно говорить можно: не перебивает, все слушает, хоть ничего и не понимает.

— Да мне пани Передславу представлять не надо, — ответил король. — Мы с ней знакомы. Я сватался к ней когда-то.

— Правда? А я, наверное, тогда как раз у Владимира срок мотал, вот все и пропустил. И чем тогда дело кончилось.

— Отказала мне Передслава.

— Отказала? — Святополк расхохотался. — Я же говорю: дура. Представляешь, тут война, междоусобицы, заговоры всякие, все друг друга режут, убивают, козни строят, а она сидит у себя в светелке и письма подружкам пишет. Что ни день, все гонца шлет. То кулинарными рецептами с кем-то обменивается, то вышивкой, то выкройкой. А что вокруг творится — ее и не интересует.

Передслава обиженно надула губы.

— А чему там интересоваться? Это у вас, мужиков, только войны и политика на уме.

Святополк снова рассмеялся и, отмахнувшись от сестры, повел Болеслава в теперь уже снова свои палаты.

Великий Князь с королем просовещались до вечера.

Выходя от Святополка слегка подвыпивший Болеслав в дверях столкнулся с Передславой. Король рассмеялся, заметив ее смущение, небрежно обнял ее за плечи и игриво спросил:

— А что, принцесса Передслава, правда, что твоего славного отца Владимира в народе Красным Солнышком звали?

— Правда, — с прохладцей ответила княжна, решительно отстраняясь от Болеслава. — А к чему это?

— А к тому, красавица, что есть цветы, что за солнцем следят все время, куда оно пойдет — туда и они поворачиваются.

— Ну, есть такие цветы, — совсем уже холодно ответила Передслава. — А что это ясновельможного пана на ночь глядя на цветочки потянуло?

— Ты, Передслава, дурочку-то из себя не строй, — неожиданно посерьезнел Болеслав. — Я ведь не Святополк — я дур не люблю. Потому и сватался к тебе. Я и до сих пор надежды не теряю, хоть и женился уже.

— Ну, хватит! — отрезала Передслава. — Некогда мне тут с вами… Поздно уже. Мне идти пора.

Болеслав решительно притянул ее к себе.

— Куда это ты собралась? Подружкам писать, что под дверью подслушала? А если Святополк проведает? Он же из тебя подсолнечное масло сделает. Ай-я-яй! А он-то так тебе доверяет!

— Угрожаете?

— Нет, перевербовываю. Не думай о секундах свысока, красавица. Подружкам потом напишешь. Пошли ко мне — обсудим пару военных тайн.

Жизнь в Киеве шла своим чередом. Поляки хозяйничали, народ безмолвствовал, а Святополк с каждым днем становился все мрачнее. Как-то раз он собрал у себя всех своих самых верных соратников и сказал:

— Хватит! Сил больше нет, под пятой поляков ходить. Не знаю, как у вас, а у меня сердце кровью обливается смотреть, как они мою Родину топчут, как их толстопузый король всем тут распоряжается, будто он у себя, в Польше.

— Так ты же сам…

— Я их не для того пригласил, чтобы они тут свои порядки наводили! Я их позвал, чтобы закон и порядок на Руси восстановить! А Родину мою у себя никому отнять не позволю! Любому глотку порву, кто попытается. Короче, мужики, план у меня такой… Только, смотрите, чтоб никто не узнал! Хватит с меня подсолнухов! Если Ярослав опять пронюхает — никому мало не покажется. Так вот, этой ночью, пока поляки дрыхнут, ни о чем не подозревая, соберите верных людей и перережьте их к чертовой матери. Но только тихо, и чтоб ни один не ушел. Мне международный скандал не нужен. Скажем потом, что не знаем, куда поляки со своим королем делись. Русь большая — никто концов не найдет. А если искать станут — так я и сам королю родственник — могу заодно и Польшей поруководить, как думаете, мужики? Так вот… Ну что это такое?! Я же сказал, у нас серьезное секретное совещание! Кто принес пиво? Ну что за… Уберите немедленно! Так, на чем бишь я остановился?

Ночью коварный замысел Святополка осуществился. В волнении он ходил по своей спальне из угла в угол, ожидая вестей.

Соратники пришли под утро. Вид у них был усталый и смущенный.

— Ну что? — бросился к ним Святополк. — Перебили поляков?

— Перебили, — отводя взгляд отвечали соратники.

— Замечательно! И что, никто не ушел?

— Не ушел… Почти никто… Один ушел.

— Ну, один — не страшно, — махнул рукой Святополк. — Найдется. А кто это такой везучий?

— Король Болеслав.

Святополк аж на месте подпрыгнул.

— Да вы что! Понимаете, какой скандал теперь будет! Кто его предупредил? Какая сволочь меня опять выдала?!

— Да что ты, князь, — заволновались соратники. — Некому было нас выдать. Тут и не было никого — только ты да мы.

Святополк задумался.

— Ну-ка, вспомните, точно никто тут не появлялся. Может, кто рядом с дверью стоял, когда вы ко мне заходили?

— Да нет, никого не было. Разве что Передслава, вот, пиво приносила. Ты еще заругался…

— Ну, елки-палки! Какое еще пиво! Вы всю операцию завалили, у меня шпион под боком завелся, а у вас все разговоры только про пиво! С кем я связался! Надо срочно разбираться, кто из города выезжал и зачем.

И они побежали к городским воротам расспрашивать часового.

— Вспомни точно, — вкрадчиво говорил Святополк, — кто этим вечером выезжал из Киева?

Часовой задумчиво потер лоб.

— Гонец выезжал. Выкройку в Новгород повез.

— Это от Передславы, это не важно. А еще кто?

— А потом через некоторое время жиртрест польский.

— А этот зачем?

— По своим королевским делам, наверное… Я не спросил: он не один был.

— А с кем? — Святополк, видя, что часовой стесняется, наклонился к нему поближе.

— Девушка с ним была, — шепотом сказал часовой. — Сестра твоя Передслава.

— Передслава? — Святополк растерянно огляделся. — Гонец в Новгород, говоришь? Подругам письма писала… Так что же это выходит? Значит… Передслава не дура? А кто? Кто? Я вас спрашиваю, кто я после этого?!

Никто не решился ответить.

Передславины выкройки пришли по адресу. Ярослав поднял новгородскую дружину и повел ее к Киеву. Без поляков Святополку нечего было ему противопоставить. Последней его надеждой оставались те самые печенеги, с которыми он был дружен.

Ярослав стоял на берегу реки Альты, смотрел на приближающиеся войска Святополка и готовился к сражению. Удивительно, до чего же тогда модно было устраивать сражения на берегах рек. Не любовь ли Ярослава к рыбалке была тому причиной?

— Хорошее место, — задумчиво сказал князь. — Символичное. Здесь погиб Глеб, брат мой, от злодейской руки святославовых прихвостней.

— Здесь? Правда?

— Правда-правда! Вон там его труп лежал.

— И откуда ты, князь, все так хорошо знаешь?

Ярослав резко повернул к голову к собеседнику.

— Подсолнухи нашептали! — резко ответил он и дал сигнал к началу битвы.

Битва была долгой и кровопролитной. Она продолжалась целый день с тремя перерывами. К вечеру Святополк был разбит.

Он бежал на запад, не имея уже ни надежд, ни перспектив. По дороге его разобрал понос, Святополк больше не мог сидеть на коне, поскольку все время соскальзывал. Он очень боялся, что по следу его легко найдут, и все торопил своих немногочисленных спутников.

Так Святополк совершил самый страшный грех, какой только может совершить политик.


История добра — она прощает своим верным детям любые злодеяния. Вор остается в памяти людей как великий экономист, душегуба учебники назовут мудрым государственным деятелем, убийца, если он, конечно, убил не десяток и не сотню, а тысячи и миллионы, получит при жизни Нобелевскую премию мира, и потомки будут называть его великим, справедливым и прозорливым. Да и правильно это. Кому сейчас придет в голову осуждать того, по чьей вине в первой половине одиннадцатого века погибли люди, которые в принципе могли бы умереть во второй половине одиннадцатого века? Что нам они, если речь идет о славной странице истории?

И лишь один грех История не прощает никому. Это грех засранства. Ничто не спасет засранца от ее суда. Будь он самим Дедом Морозом, люди запомнят его как самодура, изверга и импотента.

Да, возможно, Святополк не совершал ничего такого, чего не делалось многократно и до него, и после. Но именно он, а никто другой носит в отечественной истории титул «Окаянный». И поделом засранцу!

С этого момента он стал нам неинтересен. Добравшись до Бреста, он в последний раз оглянулся на свое бывшее Туровское княжество и на свою бывшую Русь и побежал дальше на запад. Не к Болеславу, конечно, с ним Святополку было уже не о чем разговаривать. Путь его лежал дальше, в Богемию. Там его след окончательно затерялся. И вскоре к Ярославу пришло сообщение, что сводный брат ему больше не опасен…

В Киеве Ярослав обнаружил на столе Святополка длинный список сыновей Владимира. Борис, Глеб и Святослав были вычеркнуты, рядом с именем Ярослава стояла жирная галочка. Ярослав вписал имя Святополка и вычеркнул его. После этого пробежал список глазами и задумчиво сказал: «Большая работа проделана, но еще большая предстоит. Придется еще потрудиться ради будущего единства страны».

Так стал во главе Руси мудрый князь Ярослав. Мудрый и осведомленный. Одним из первых он понял, что не большая и сильная дружина, а своевременно полученная информация — залог победы. Была ли княжна Передслава первым русским разведчиком или были у Ярослава другие источники — мы не знаем. Немного нам осталось сведений о них, но одно известно точно: эти люди были скромные, мужественные и горячо любившие свою Родину.

Между тем западные летописи злобно клеветали, обвиняя не Святополка Окаянного, а Ярослава Мудрого в смерти Бориса и Глеба. Не будем тратить время на опровержение этих бредней. Мы-то знаем, как все было на самом деле.