КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423755 томов
Объем библиотеки - 576 Гб.
Всего авторов - 201901
Пользователей - 96132

Впечатления

кирилл789 про Годес: Алирская академия магии, или Спаси меня, Дракон (Любовная фантастика)

"- ты рада? - радостно сказал малыш.
- всегда вам рада!
- очень рад! - сказал джастин."
а уж как я обрадовался, что дальше эти помои читать не придётся.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Криптонов: Заметки на полях (Альтернативная история)

Гениально.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
SubMarinka про Турова: Лекарственные растения СССР и их применение (Медицина)

Одним из достоинств этой книги являются прекрасные иллюстрации.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Князькова: Планета мужчин, или Цветы жизни (Любовная фантастика)

С удовольствием прочитала первые части, а тут обломалась: это ознакомительный отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Часть 2 (Попаданцы)

Это на Андрианова бэта - ридеры работают что ли? Огромная им благодарность, но лучше б автор загнал своего героя доучиваться, чем без знаний по болотам шляться. Автору респект.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Часть 1 (Попаданцы)

Смотри ка, книга вычитана и ошибки исправлены. Это кто ж так расстарался то? Респект за труд безвозмездный для людей.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Князькова: Три дня с Роком (СИ) (Любовная фантастика)

долго ржал и плакал.) шикарная вещь.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

В схватках с врагом (fb2)

- В схватках с врагом 2.01 Мб, 243с. (скачать fb2) - А. Мартынов - Дмитрий Михайлович Смирнов - Николай Федорович Чистяков - Иван Харитонович Головченко - Владимир Владимирович Востоков

Настройки текста:



В схватках с врагом

«БИТВА ИДЕЙ» И РАЗВЕДКИ ЗАПАДА С. Цвигун

В историческом противоборстве социализма и капитализма идеологический фронт — один из главнейших.

В современный период значение его возрастает. Благодаря внешней политике Советского государства и других социалистических стран, основанной на росте их могущества и международного авторитета, империалистические государства были вынуждены пойти на разрядку международной напряженности.

В результате день ото дня расширяется историческая тенденция к укреплению новой системы отношений между государствами с различным строем, базирующейся на принципах мирного сосуществования.

«По нашему глубокому убеждению, — заявил Л. И. Брежнев в своем выступлении в Москве на Всемирном конгрессе миролюбивых сил, — главной тенденцией в развитии современных международных отношений является происходящий поворот от «холодной войны» к разрядке напряженности, от военной конфронтации к упрочению безопасности, к мирному сотрудничеству»[1].

Однако реакционная сущность империализма не изменилась. В условиях разрядки он продолжает расширять масштабы подрывной деятельности против Советского Союза и других социалистических стран. Новые условия борьбы заставляют империализм разрабатывать и проводить на практике новые направления, формы и методы враждебной работы, которые не являются застывшими, а постоянно совершенствуются, видоизменяются в зависимости от складывающейся обстановки.

Ныне империалисты, как никогда раньше, усиливают атаки против советского народа на идеологическом фронте. В «битве идей», как именуют иногда на Западе широко развернувшуюся борьбу за умы и сердца людей, принимают активное участие различные ведомства, научные центры, частные фонды капиталистических государств. И далеко не в последнюю очередь — империалистические разведки. Более того, им отводится все возрастающая роль в борьбе против социализма и коммунизма, в изощренных попытках ослабить притягательность идей марксизма-ленинизма, отравить ядом буржуазной морали сознание строителей нового общества, а если представится возможность, то и использовать политически незрелых людей в борьбе против социалистического строя.

Коммунистическая партия всегда придавала большое значение последовательной борьбе против аполитичности, частнособственнических пережитков в сознании людей и мещанских настроений, против проявлений нигилистического отношения к идеалам и завоеваниям социализма. Партия постоянно указывает, что интересы социализма и коммунизма требуют повышения революционной бдительности коммунистов, всех советских людей, разоблачения идеологических диверсий империализма против Советского Союза и других социалистических стран.

XXIV съезд КПСС вновь подчеркнул в своем решении, что борьба с антикоммунизмом и антисоветизмом по-прежнему остается важной, актуальной задачей. Опираясь на разработанную съездом политическую линию и научно обоснованную программу на предстоящий период, КПСС и советский народ усилили наступательную борьбу против идеологии антикоммунизма, различных буржуазных и ревизионистских концепций.

Меры, направленные на то, чтобы повлиять на мышление, настроение и чувства людей в нужном империалистам духе, буржуазная пресса называет «психологической войной». Скорее, это «грязная война», если учесть применяемые в ходе ее методы и средства, а также конечные цели. Пытаясь обратить ход истории вспять, реакционные круги Запада идут на все, чтобы дискредитировать социализм, принизить и оболгать исторические завоевания народов в строительстве нового общества.

Противниками коммунизма взяты на вооружение ложь, клевета, дезинформация. Все это было в полной мере использовано американской разведкой в так называемой операции «Вето», при реализации которой в Чехословакию всяческими способами забрасывались антисоциалистические, антисоветские пропагандистские материалы.

Империалистическая реакция прибегает к любым средствам, чтобы вызвать «эрозию» советского общества. В одном из докладов юридического комитета сената США благословлялись идеологические диверсии через эфир, антисоветские провокации, конспиративная доставка подрывной литературы в СССР и другие социалистические страны, коварная обработка выезжающих за границу советских граждан. И все это — при активном участии Центрального разведывательного управления (ЦРУ), которое разрабатывает и осуществляет подрывные мероприятия подобного рода. Так же и в английской Сикрет интеллидженс сервис. В ее аппарате вот уже около двух десятилетий функционирует секция политических акций, или, проще говоря, идеологических диверсий, против стран социалистического содружества.

Выступая основными организаторами подрывной идеологической войны против социализма, империалистические разведки соответствующим образом направляют работу различных пропагандистских учреждений и организаций. По заданию ЦРУ американские научные центры, институты изучают жизнь советского общества, анализируют данные политического шпионажа, готовят для разведки кадры специалистов. Гуверовский институт войны, революции и мира исследует вопросы истории и политики нашей партии и Советского государства; Иельский университет занимается проблемами советской молодежи; Колумбийский — готовит политических разведчиков. В тесном контакте с ЦРУ работает Информационное агентство Соединенных Штатов Америки (ЮСИА). Этот главный центр официальной, правительственной пропаганды с годовым бюджетом более 220 миллионов долларов насчитывает 12 тысяч штатных сотрудников, имеет более 100 заграничных пунктов, издает 70 журналов на 25 языках. Радиостанция этого агентства «Голос Америки» вещает на 37 языках около 800 часов в день. Телевизионные передачи ЮСИА ведет на 87 стран.

Можно с уверенностью сказать, что любая организация «советологов» контролируется или связана с империалистическими разведками. Официально Среднеазиатский исследовательский центр в Лондоне занимается научными изысканиями в области политики, экономики и культуры стран Востока. На самом деле вся его деятельность направлена на дискредитацию политики КПСС и Советского государства по национальному вопросу, на разжигание национализма и религиозного фанатизма среди населения советских республик Средней Азии. Во главе центра на протяжении пятнадцати лет после второй мировой войны стоял кадровый английский разведчик полковник Уиллер. Ведущие посты в аппарате занимали разведчики Максвелл, Шихи, Уиллетс. Все они в разное время занимались шпионажем в СССР, работая в английском посольстве в Москве.

Собрать как можно больше информации, полнее изучить советское общество с тем, чтобы более гибко проводить подрывную работу, — вот главная цель, которая ставится перед подобного рода учреждениями. В подтверждение можно сослаться на предпринятую в 1968 году Канзасским университетом (США) попытку выявить мнение различных групп советских граждан по некоторым политическим проблемам. В адрес ряда общественных деятелей, ученых, творческих работников, служащих нашей страны были засланы анкеты с просьбой ответить на вопросы, носившие подстрекательский, провокационный характер.

Особая роль в борьбе против социализма, и в первую очередь против Советского Союза, отводится международному сионизму, действующему в тесном контакте с правительством Израиля, его реакционными политическими партиями и разведывательными органами. Израильская разведка и сионистские центры развернули в последнее время широкую кампанию, главная цель которой состоит в том, чтобы одурманить пропагандой сионизма отдельных недостаточно политически зрелых советских граждан еврейской национальности, склонить их к выезду в Израиль.

Из Израиля, США, Англии, Австрии и других стран в адреса советских граждан делаются попытки засылать в массовом порядке пропагандистскую литературу с клеветой на национальную политику КПСС и Советского государства. В этих же целях за рубежом фабрикуются разного рода фальшивки о преследованиях евреев в СССР, инспирируются провокации против советских дипломатов и выезжающих за границу посланцев нашей науки, литературы, искусства.

Не без участия израильских разведывательных органов в последние годы в Западной Европе создан ряд новых сионистских гнезд, перед которыми поставлена в качестве основной задачи пропаганда антисоветизма. Действующие в Париже, Лондоне, Вене так называемые «центры современной еврейской документации» активно занимаются добыванием клеветнической «информации» о положении евреев в СССР и якобы существующем в нашей стране антисемитизме. Для координации их деятельности лидеры сионизма вынашивают намерение создать в Европе единый руководящий орган, которому уже дано название: «Международное объединение евреев — борцов против коммунизма».

Эти провокационные акции смыкаются с решением состоявшегося в октябре 1968 года в Париже совещания представителей американских и западногерманских сионистских центров. Посетовав на провал контрреволюционных замыслов в Чехословакии, участники этого совещания пришли к выводу, что изменения государственного и общественного строя в социалистических странах Европы нельзя добиться, не вынудив СССР к пересмотру его политического курса. А это-де можно сделать, только вызвав искусственное брожение среди советской общественности.

Много усилий прилагает империалистическая реакция для активизации антисоветских эмигрантских организаций. «Народно-трудовой союз» (НТС), закордонные части «Организации украинских националистов», «Верховный комитет освобождения Литвы» существуют на средства американской и других западных разведок. Представители отщепенцев на съезде так называемого «Антибольшевистского блока народов» вновь заверили своих хозяев в неизменности враждебных чувств по отношению к Стране Советов, обязались продолжать поставку кадров для засылки в СССР в целях сбора шпионских сведений и ведения антисоветской агитации, выискивая неустойчивых в политическом и моральном отношении советских граждан.

Чекистами в последние годы разоблачен ряд эмиссаров антисоветских эмигрантских центров, засылавшихся в нашу страну со специальными заданиями. Среди них англичанин Джералд Брук — преподаватель русского языка в Холборнском колледже, немец из ФРГ Шаффхаузер, гражданин Венесуэлы Брокс-Соколов, руководитель молодежной организации ОУН Добош, эмиссар НТС Барбатос и другие.

В апреле 1965 года Брук стал готовиться к поездке в Москву во главе туристской группы студентов, изучающих русский язык. Перед отъездом в СССР с Бруком установил контакт некий Георгий — представитель антисоветской эмигрантской организации «Народно-трудовой союз», находящейся на содержании разведок США, Англии и ФРГ. За определенный гонорар Брук и его жена Барбара охотно согласились выполнить в Москве ряд заданий НТС по идеологической диверсии и шпионажу. В задачу четы Брук входило: нелегально отвезти в Москву антисоветскую литературу, письма враждебного характера, инструкции по ведению подрывной работы, средства тайнописи, портативную типографию, списки более двухсот адресов советских граждан и несколько десятков адресов граждан капиталистических государств. Все это было тщательно запрятано в массивный переплет альбома с открытками кинозвезд и видами Лондона, а также в сумку-несессер с двойным дном. Содержимое тайников Бруку надлежало передать москвичу Константинову, который по замыслу НТС должен был печатать антисоветские листовки и рассылать их по списку адресов, создавая таким образом иллюзию, будто в Советском Союзе существует антисоветское подполье.

Кроме того, Брук получил задание встретиться в Москве с несколькими лицами и выяснить возможности издания здесь нелегального журнала. Брук согласился посетить как можно больше церквей, выяснить возраст священников, их отношение к Советской власти, содержание их проповедей. Он должен был купить побольше советских справочников, путеводителей, схем, карт и собрать сведения о советских радиолюбителях-коротковолновиках.

Брук надеялся на успех. В Москву он ехал не в первый раз. В соответствии с существующим соглашением между правительствами СССР и Великобритании о культурном обмене, Брук стажировался в 1959 году на филологическом факультете Московского университета. Он в совершенстве владел русским языком и хорошо знал советскую столицу. Обнадеживала его также рекомендация Георгия связаться в Москве с сотрудником английского посольства Антони Бишоном, который-де всегда придет на помощь, если она потребуется, чтобы выполнить темное поручение.

По приезде в Москву супруги Брук рьяно принялись выполнять грязные задания эмигрантского отребья. Они тотчас же установили контакт с Константиновым, бегали по Москве и опускали в почтовые ящики подметные письма подстрекательского содержания.

Готовясь к поездке в СССР, супруги Брук предусмотрели, казалось, все для выполнения своих черных планов. Но они недоучли бдительность и патриотизм советских людей. Именно благодаря этим качествам граждан СССР наймиты империалистических разведок всегда терпели и будут терпеть провал, в какую бы личину они ни рядились. Так произошло и в данном случае. Москвич Константинов сделал все от него зависящее, чтобы помочь чекистам обезвредить незадачливых курьеров. Брук и его жена Барбара были задержаны в тот момент, когда они распарывали переплет альбома, вскрывали двойное дно сумки-несессера и вручали содержимое этих тайников Константинову.

Опасным государственным преступникам, пойманным за руку на месте преступления, ничего другого не оставалось, как на открытом судебном процессе в Москве дать подробные показания о совершенных ими преступлениях. Брук получил по заслугам, а второй секретарь посольства Великобритании А. Бишон, занимавшийся подрывной деятельностью против СССР, был выдворен из пределов страны.

Американская и западногерманская разведки охотно используют в качестве поставщиков идеологических лазутчиков некоторые религиозные организации. Члены «Союза евангелистской молодежи» ФРГ перед туристской поездкой в СССР проходят специальную подготовку в Западном Берлине, после чего каждому из них выплачивается по 1200 марок. За эти деньги их обязывают обрабатывать наших молодых граждан в антисоветском духе, завязывать нужные для спецслужб контакты, распространять антисоветскую литературу.

Для засылки своей агентуры вражеские разведки используют научно-технический и культурный обмен между социалистическими и капиталистическими странами. Иногда под маркой студентов, аспирантов, стажеров прибывают люди, далекие от мысли способствовать сближению народов, взаимному обогащению знаниями. Один из западногерманских аспирантов беззастенчиво заявлял, что его мало волнует учеба. Главное — выявление теневых сторон советской жизни. В этом же направлении прилагал усилия стажер из США Таутман. Собрав тенденциозную информацию, он опубликовал по возвращении за океан злобный пасквиль на нашу жизнь, на советскую действительность.

Пытаясь любыми средствами опорочить советский строй, империалистическая пропаганда в то же время вовсю расхваливает буржуазную «свободу» и «демократию». В последнее время засылка к нам литературы на эту тему заметно возросла. Этим занимаются различные издательства, книжные фирмы, общества, клубы, магазины, за вывеской которых нередко скрываются разведки и идеологические центры империалистических государств. В Мюнхене, например, под прикрытием так называемой общественной радиостанции «Свобода» обосновалась резиденция американской разведки, именуемая в аппарате ЦРУ «Бюро специальных проектов». Его сотрудники выясняют из различных официальных справочных материалов и периодической печати адреса советских граждан и посылают им от имени «общественных организаций» антисоветскую литературу. В качестве отправителей корреспонденции указываются, в частности, Общество читателей всего мира (Англия), Международное общество чтения (Италия).

К жульническим приемам прибегает и НТС. Идеологические диверсанты из этой организации нередко направляют в СССР враждебные материалы от имени работающих за границей советских специалистов. В адреса советских граждан было послано несколько тысяч бандеролей и посылок с газетами, журналами и книгами, пропагандирующими чуждую нам идеологию.

К распространению пропагандистских материалов империалистические разведки и зарубежные антисоветские организации привлекают также въезжающих в СССР туристов, коммерсантов, участников выставок. Иногда поездки в нашу страну организуются в этих целях специально. В советской печати сообщалось о провокационной вылазке с листовками «туристов» Такки и Маринуци из Италии, Брантегема — из Бельгии.

Разнообразны ухищрения антисоветчиков и сотрудничающих с ними лиц. Американские туристы супруги Лав пытались провезти в СССР антисоветские издания, заложив их в тайник, специально оборудованный в обивке микроавтобуса. Практикуется запуск воздушных шаров и баллонов с грузом антисоветской литературы. Порой используется и такой прием: в море бросаются бутылки с такой же начинкой. Расчет строится на том, что течения доставят их к берегам социалистических стран. Бывали случаи, когда на Западе с большой точностью копировались первая и четвертая страницы советских газет, а на второй и третьей печатались статьи и заметки антисоветского содержания. В СССР такие газеты отправлялись из капиталистических стран под видом «ритура», то есть возврата из-за «отсутствия адресата». Антисоветские издания наши недруги монтируют и в обложки журналов, книг, выпускаемых за рубежом прогрессивными организациями.

Враги социализма хитры и изворотливы. Любыми путями пытаются они забросить бациллы буржуазной идеологии в нашу страну. Но осечку за осечкой дает их тщательно разработанная методика растления советских людей. Гневным протестом встретила интеллигенция одной из областей РСФСР поступившие в местные творческие организации печатные издания из-за рубежа, в которых содержалась клевета на советский строй. Аналогичной была реакция жителей Таджикистана, которые вдруг получили журнал «Посев», издаваемый НТС.

Советские люди, где бы они ни были, проявляют высокую политическую бдительность, дают отпор империалистическим диверсантам и их пособникам. Однако задача повышения бдительности отнюдь не снимается в условиях острой классовой борьбы на международной арене. Нет таких ухищрений, к которым бы не прибегали наши классовые противники, чтобы нанести ущерб строительству коммунизма в Советском Союзе, опорочить марксистско-ленинское учение. Вот почему никогда нельзя забывать указания партии о необходимости политической зоркости и боевой готовности, о том, что воспитание бдительности у всех советских граждан должно быть предметом постоянной заботы партийных организаций в их политической работе.

Высокий уровень политической сознательности трудящихся является основным фактором успешной борьбы с идеологическими диверсиями империализма.

Коммунистическая партия Советского Союза проявляет неустанную заботу о воспитании и укреплении у советских людей идейной убежденности, революционной бдительности, умения противостоять любым формам буржуазного влияния.

В Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду КПСС Генеральный секретарь нашей партии Л. И. Брежнев сказал:

«Партия и народ не мирились и не будут мириться с попытками — с какой бы стороны они ни исходили — притупить наше идейное оружие, запятнать наше знамя…»[2]

Выполняя указания ЦК КПСС, Комитет государственной безопасности и его органы на местах ведут решительную борьбу с идеологическими диверсиями империализма. Советские чекисты выявляют, срывают и пресекают замыслы империалистических разведок и зарубежных антисоветских центров, направленные на то, чтобы опорочить идеологические основы социалистического строя, ослабить морально-политическое единство советского народа. В этой сложной и ответственной работе чекисты постоянно опираются на помощь советской общественности, на высокую революционную бдительность трудящихся, на их активное участие в защите и укреплении государственной безопасности нашей великой социалистической Родины.

«КАПИТАН БЕЛЕНЬКИЙ» Н. Соколенко

Черновцы. Вот и знакомый дом. Дверь гостеприимно распахнулась. Передо мной худощавый человек с мужественным, волевым лицом. Роста он выше среднего, волосы цвета степного ковыля — посеребрены, на хрящеватом, чуть с горбинкой носу — роговые очки. На первый взгляд ему все шестьдесят.

Но когда он снял очки, его глаза, казавшиеся очень усталыми, заблестели молодо и приветливо.

Обнялись, расцеловались. Одним словом, встретились как друзья.

— Как здоров, старина?! — спрашиваю.

— Ничего, дружище, пока не жалуюсь. По городкам первенства до сих пор никому не уступаю. Ну а если понадобится, то и, как прежде, в горы — в Карпаты сходим! — задорно ответил Иннокентий Павлович Геркулесов.

Этот человек, вся жизнь которого связана с органами государственной безопасности, вдоль и поперек исходил все Карпаты, встречался не раз лицом к лицу с врагом и никогда не уступал дорогу тому, кто протягивал свои грязные руки к самому дорогому для нас — Родине. За свою долголетнюю службу подполковник Геркулесов имеет более сорока поощрений, награжден многими боевыми орденами и медалями и удостоен высокого звания почетного чекиста. Но много рассказывать о себе он не любит.

…Одним из самых радостных дней юности для Иннокентия Павловича Геркулесова был день, когда его приняли в комсомол. Окончив ФЗУ Северной железной дороги, он работал слесарем на паровозоремонтном заводе и учился в вечернем железнодорожном техникуме. После техникума стал сменным, затем старшим мастером, потом заместителем начальника цеха паровозоремонтного завода. А в декабре 1939 года кандидата в члены Коммунистической партии Иннокентия Геркулесова по партийному набору послали на работу в органы государственной безопасности. В сорок четвертом молодой коммунист старший лейтенант Геркулесов был откомандирован в Северную Буковину, где и продолжал службу в Черновицком управлении государственной безопасности. Он принимал деятельное участие в ликвидации политического бандитизма. Одно упоминание «Капитана Беленького», как прозвали бандеровцы отважного чекиста, наводило на них ужас.

— По этим вот тропам в метель, в дождь, в любую непогоду рядом со смертью ходили мы, чекисты… — рассказывал Иннокентий Павлович о своих товарищах, о тех событиях, которые оставили неизгладимый след в его сердце.

СЛЕДЫ НА СНЕГУ

Говорят, незаменимых людей не бывает. А вот охотник Петр Черный был для чекистов незаменимым.

Главари оуновских банд хотели склонить его на свою сторону. Но охотник согласия не дал и с бандитами не пошел, прикинувшись больным.

Старый следопыт, видя кровавые расправы бандеровцев над мирными жителями горных сел, стал активным помощником чекистов. Неутомимо днем и ночью водил Петр Черный чекистов по запутанному «звериному» следу, выявляя бандитские бункера, помогал уничтожать врага.

…Однажды чекисты узнали: после ликвидации в селе Миткив главаря банды Кривоноса уцелевших оуновцев возглавил другой бандит, по кличке «Макар». В смерековых Берегометских лесах Вижницкого района, на склоне горы возле потока Сухого, Макар со своей охраной из пяти человек спешно готовил бункер для зимовки. Место он облюбовал неподалеку от деревообделочного комбината, надеясь, что никому не придет в голову искать их здесь.

Бандиты рыли ночью и днем. Спешили. Скоро зима. Землю вытаскивали мешками и спускали в речку. Бункер оборудовали по всем правилам, дымоход вывели метров на десять выше от бункера, под старый пень. Опробовали: тяга хорошая и дыма не видно.

Закончив сооружение схрона, главарь послал четверых из охраны добывать харчи, приказал торопиться, чтобы успеть возвратиться до пороши.

Бандиты ушли.

Поздней ночью двое возвратились.

На рассвете похолодало, выпал снег. И вдруг Макар слышит наверху голоса: знакомый пароль, за ним — отзыв. Успокоился: свои возвращаются. Выглянул в приоткрытый лаз и обомлел: горы, берега, смереки — все вокруг бело от снега. От злости глаза налились кровью. И как только запоздавшие бандиты с поклажей спустились в бункер, он выхватил парабеллум, набросился:

— Я что приказывал вам, ироды! Вы же наследили вокруг! На месте обоих пристрелю!!

Один из охранников все же пролепетал:

— Може, ще знову сниг пиде…

Но снег не пошел и не растаял. День был ясный и морозный. Макар, осмотрев принесенные продукты и две внушительные бутылки с самогоном, смягчился.


Тем временем оперативная группа в составе Громового и Дедушенко с подразделением внутренних войск и следопыт Петр Черный вышли из Берегомета и направились к Сухому потоку. Старшим группы был капитан Узинский.

Не дойдя до густых зарослей, Петр Черный задержался, подал знак: дальше идти нельзя. Возле того места, где речка была всего с небольшой ручеек, следопыт заметил намытые свежие пласты. Ясно: где-то выше по течению копали, а землю сбрасывали в речку, чтобы скрыть следы.

Следопыт решил обойти место предполагаемого укрытия в радиусе двух километров. Обходя поток с северо-западной стороны, обнаружил на пороше след: армейские ботинки, сорок третий размер. След ровный. Значит, прошел молодой, высокий. Ноги расставлял широко, для упора, нес что-то тяжелое. Возле ложбины, где снегу намело побольше, охотник по следам прочитал: шел не один, а двое. Вот в первом большом следе ясный отпечаток другого ботинка, меньшего размера. Двое ступали след в след. Второй — меньше ростом, часто сбивался с ноги то влево, то вправо, значит, годами он намного старше первого. Он тоже нес тяжелую ношу. Следы начинались у того самого места, где прошлым вечером, до снега, был обнаружен мокрый след на камнях. Но тот след вел в сторону села Берегомет. Эту хитрость следопыт разгадал сразу: кто-то шел задом наперед, чтобы создать впечатление, будто прошел лесоруб в сторону деревообделочного комбината. До такой хитрости мог дойти только опытный бандит. Нигде не было следов, которые бы вели обратно. Значит, все в бункере.

Капитан Узинский послал Петра Черного в Берегомет за подкреплением, а пока чекисты залегли в засаде.


Вдруг главарь банды заподозрил, что двое из его охраны, те, которые ходили за продуктами, умышленно не возвращались в схрон до снегопада.

Сорвал с шеи нательный крест, положил на стол и схватил автомат.

— Присягайте, предатели, перед распятием! Энкеведистам продались?! — закричал Макар и приказал: — За измену — расстрелять!

Бандиты клялись и божились, но Макар не верил.

Двое других охранников не согласились выполнить приказ. Макар им предложил сложить оружие перед распятием и поцеловать крест.

— Повторяйте за мной молитву! Во имя отца и сына и святого духа… — И, резанув в спины всех четырех длинной очередью из автомата, закончил: — Аминь!

Вдруг над головой, как эхо, послышалась другая автоматная очередь. В распахнутый люк заглянул бандит Ветер и крикнул:

— Мы окружены!

Макар бросился наверх, выскочил из схрона и запрыгал по камням. Дальше, дальше…

Привычным движением Петр Черный нажал на спусковой крючок своей десятизарядки. Со звоном цокнули о камни горячие дымящиеся гильзы.

Макар взмахнул автоматом, закачался и упал.

— Еще одним гадом меньше! — проговорил следопыт.

Бандит Ветер бросил автомат и поднял руки.


В скором времени чекистам удалось получить сведения о том, что из Галиции на Буковину собирается вернуться матерый бандит Недобитый. На месте встречи, назначенной им своим сообщникам, капитан Геркулесов устроил засаду.

…В секрете, под смерекой, затаился сержант Григоренко. «Капитан Беленький», припав к стволу старого бука, наблюдал за происходящим на открывавшейся впереди лесной поляне.

По условному знаку — троекратному перестуку дятла — из-за деревьев на поляну вышли бандиты. Один — с автоматом на изготовку, с гранатами на поясе, высокий, худой, в немецком мундире, в островерхой смушковой шапке с эмблемой в виде трезубца. Другой — толстяк в мадьярской шинели, карабин в руках, маузер через плечо. Из-за кустов им навстречу вышел третий — статный, молодой, в фуражке артиллериста, грудь перекрещена ремнями, на шее немецкий автомат, на боку гранаты. Трое бандитов сошлись посреди поляны и, тихо переговариваясь, не спеша двинулись к лесу. Когда они приблизились, Геркулесов сделал шаг из-за укрытия, вскинул автомат:

— Сдавайтесь, вы окружены!

Выстрелы в ответ, свист пуль над головой.

Две автоматные очереди — два бандита рухнули как подкошенные. Третий, молодой, бросился прочь. «Этот пригодится для допроса!» — подумал капитан и выстрелил по ногам убегающего. Раненый бандит, отстреливаясь, пополз к лесу. Сержант Григоренко, перебегая от бука к буку в обход поляны, сближался с ним. Геркулесов сбросил полушубок и побежал, петляя под выстрелами, наперерез. Тогда бандит поднялся из-за кочки и, сильно хромая, пошел, не укрываясь, во весь рост. Когда он был уже совсем близко, Геркулесов скомандовал: «Руки вверх!» Бандит вскинул руки, и к ногам капитана упала граната. Он успел отшвырнуть ее обратно. Взрыв. Осколком как ветром сдуло шапку с чекиста. Поднявшись с земли, он увидел за пнем распластавшееся окровавленное тело.

Осмотрев трупы бандитов, оказавшихся связными, чекисты нашли у одного из них шифрованную записку Недобитого. Видимо, он вызывал своих единомышленников на связь, чтобы подготовить очередное злодеяние.

В схватках с врагом

ТРАГЕДИЯ В РОЗТОКАХ

Среди ночи в Вижницком райотделе управления госбезопасности зазвонил телефон.

Из Розток дежурная по сельсовету сообщила:

— На Розтоки напала банда, хаты палят!

В Вижницу в то время только что прибыла из Черновицкого областного управления государственной безопасности оперативная группа чекистов: Иннокентий Павлович Геркулесов, Сергей Васильевич Громовой, Анатолий Иванович Василенко и еще несколько оперативных работников. Им предстояло найти и ликвидировать остатки банд Дорошенко, Зори и Недобитого. Той же ночью чекисты выехали в Розтоки, где и выяснили все, как было.

…Ночью головорезы ворвались в хату участкового уполномоченного милиционера Шпака. Он выскочил раздетый в сени, и тут бандиты его схватили, связали. Жена Шпака спряталась под кровать, ее не заметили. Связанного Шпака бандиты повели к хате председателя колхоза. Остановились под ветлой.

Бандит постучал в окно. В хате засветился каганец. Хриплый спросонья голос окликнул:

— Кто там?

Бандиты вынули кляп, подтолкнули Шпака к двери автоматом, потребовали:

— Отзовись!

— Бандиты! Банди… — только и успел выкрикнуть Шпак и упал от удара по голове.

Дверь сорвали с петель, председателя колхоза Гавьюка сбили с ног, связали. Втащили в хату окровавленного Шпака и поставили к стенке рядом с Гавьюком.

Раскаленным над огнем каганца шомполом бандиты зверски пытали Гавьюка, а потом расстреляли обоих. Затем они подожгли несколько хат, конюшни и, завидев колхозников, бегущих со всех сторон, бросились в лес…

Прибывшие в Розтоки чекисты захватили предателей Вовкуна и Гробака и отправили их в Вижницу. Затем разделились на три боевые группы и вышли на преследование банд. Группу Геркулесова вел по следу банды Недобитого Петр Черный. Спустившись в низину — к истокам рек Черепанки и Бисков Поток, следопыт задержался на поляне и стал разглядывать мох под ногами.

— Гляньте! — указал Черный Геркулесову и Василенко на едва приметную вмятину под мокрым слоем мха. — След от женского сапога.

В нескольких шагах от этого места он поднял сухой стебелек с разжеванным кончиком.

— Тут проходил Недобитый! Пожевал и выплюнул. Его привычка!

Дальше след шел к зарослям ольшаника, вниз по левому берегу Черепанки. Вдруг следопыт застыл на месте, дал сигнал: «Ко мне!»

— Тут есть схрон! — прошептал Петр Черный.

Хорошо зная бандитские повадки, тщательно проверили все подходы: не заминировано ли.

Под корневищем старого бука, где был лаз, сапер Грицай заметил тоненькую проволочку, протянутую к старому пню, где под прелыми прошлогодними листьями отыскал батарейку. Мина обезврежена. Сапер, а за ним и оба капитана спустились в бункер. По всем признакам убежище оставлено бандитами недавно и ненадолго. На столе — свежие объедки мамалыги и брынзы. С железной койки спадало небрежно накинутое одеяло, на полу окурок. Тщательно все осмотрев, мину подвесили под кроватью и к одеялу прикрепили проволочку. Наверху возле входа проволочку протянули к пню.

Отступив в глубину леса, чекисты залегли в засаде.

*

Солнце стояло в зените, когда из малиновых зарослей один за другим вышли на поляну Старый, Зоря, Варка, а затем Баша, Дорошенко[3] и еще несколько бандитов. У каждого в руках кружка или котелок, у Варки — кошелка, полная спелой малины.

…На склоне горы бандиты остановились. Недобитый послал Варку в схрон, и она побежала вниз к речке.

Вот и схрон. Откинула лаз и ловко спустилась вниз. Скоро бандиты услышали оглушительный взрыв. Недобитый приказал Зоре:

— Друже, узнай, що там таке?

Зоря, тяжело пыхтя, сполз на берег и увидел окровавленную Варку, выброшенную взрывной волной. Сообразил: «Недобитый заминировал схрон, чтобы избавиться от Варки. Не нужна стала…»

Варка еще дышала. Он оттащил ее в кусты и ударил несколько раз ножом, стянул с нее сапоги — «не пропадать же добру», — как вдруг услыхал выстрелы. Со злостью швырнул сапоги в речку и, как медведь, ломая и подминая кусты, бросился в чащобу.

Долгое время Зоря плутал по лесам, но Недобитого так нигде и не нашел. Он решил, что тот с перепугу подался в Галицию. Ему удалось найти только своего охранника Козака. «Теперь хоть выспаться можно, — рассуждал Зоря. — А то, того и жди, сонного схоплють». И от страха, пробуждаясь, судорожно хватался за приклад автомата…

В КАПКАНЕ

Зоря — один из кровожадных вурдалаков, бандитских главарей на Буковине. На его совести десятки замученных и расстрелянных мирных жителей Буковины. Как затравленный кабан, оставшись с единственным своим охранником Козаком, рыскал он по лесам, пытаясь установить связи с другими бандитами, забирался все глубже в Карпаты. Надеясь на встречу с оуновским палачом Недобитым, с которым они замышляли кровавую расправу над председателем колхоза и активом села Усть-Путилы.

Зоря снова появился в лесном урочище высокой каменной гряды Бисковых гор. Здесь, на хуторе, где три дня назад он пьянствовал с Козаком, местный житель дед Василь обещал сегодня в одиннадцать вечера сообщить ему, где находится Недобитый.

Старого гуцула, деда Василя, вся округа знала как человека далекого от политики и хуторянина с достатком. Бандиты ему доверяли.

А дед Василь, узнав о том, что Зоря разыскивает Недобитого, подумал: «Неспроста это». И решил сообщить о предстоящей встрече куда надо. Чекисты, получив эти сведения, стали разрабатывать план захвата Зори.

Иннокентий Павлович Геркулесов предложил провести комбинацию с «хорошим угощением». Главная роль в ней отводилась деду Василю. Обсуждение плана операции не заняло много времени. Геркулесов все разложил по полочкам. Начальник управления государственной безопасности только уточнил детали и внес кое-какие коррективы. Затем он обратился к майору Громовому:

— А на вас, товарищ Громовой, возлагается задача взять Зорю живым, только живым!

Той же ночью Геркулесов выехал на встречу с дедом Василем. Старый гуцул охотно согласился помочь чекистам.

…Солнце скрылось за горами. Лес смолк, наступила тишина.

К хате деда Василя со стороны леса подошли двое. По стуку дед Василь понял, что явились бандиты.

Ночные гости прошли в передний угол горницы и, не выпуская из рук автоматов, уселись за стол.

Хозяйка засуетилась, забегала из кухни в горницу и обратно, застучала посудой.

Старик вытащил из угла бутыль самогона… И пошла попойка. Зоря ел и пил за четверых, мел со стола все подряд. Попробовал запеть.

«Ще не вме-е-рла Укр-р-ра-ина…» — затягивал он несколько раз, но допеть не смог, мешком свалился в угол и захрапел. Козак тоже уснул. Но нет-нет да пощупает рукой — тут ли автомат, произнесет несколько неясных звуков и снова впадет в забытье.

Немного переждав, старик прибрал автоматы и «для порядку» стукнул Козака тяжелой прялкой по бритой макушке. Затем отдернул занавеску, взял со стола каганец, поставил на подоконник. Окно осветилось.

— Сигнал… — шепнул Громовой капитану Николаеву, начальнику Путильского райотдела государственной безопасности.

Чекисты двинулись к хате.

Дед Василь встретил их, кивнул в сторону пьяных бандитов:

— Бачите, як поросята хрюкают… — И отрапортовал: — Задание выполнено, товарищ майор!

— Хорошо, дед Василь, сработал! — похвалил майор старика.

Чекисты и солдаты связали бандитов. На околице Усть-Путилы уже ожидал крытый брезентом грузовик. Захваченных бандитов повезли в Черновцы.

…Шли часы, а Зоря все не просыпался.

Было уже далеко за полдень. В кабинет заглянул Геркулесов:

— Ну как? — спросил он Громового.

Зоря вдруг пошевелился, потом приподнялся на кушетке и, удивленно вперив взгляд своих рачьих глаз в островерхую немецкую кирху, возвышавшуюся за окном, радостно выдохнул:

— Ось, друже, мы и в Нимеччини!

Стоявшие за спиной бандита Громовой с Геркулесовым разразились дружным смехом. Зоря обернулся и побелел:

— К-капитан Б-биленький! — заикаясь, еле вымолвил он. И, посмотрев вокруг, с отчаянием прохрипел: — Спиймали…

Вид у бандита был жалкий и подавленный.

ПОСЛЕДНИЙ СХРОН

Преследуемые чекистами, Недобитый, Старый и Дорошенко, потеряв в перестрелке своих охранников, бежали кто куда. Старый заподозрил, что в бункере, где погибла Варка, Недобитый хотел прикончить и его. Он укрылся в лесном урочище Павлюково. В глубоком овраге вырыл себе берлогу, засел в ней и стал писать во все концы своим приближенным «штафеты», прося помочь «разобраться в поведении Недобитого». Вскоре Недобитый отыскал след Старого и сумел рассеять его подозрения. Они вместе стали вызывать на встречу Зорю и Дорошенко. Недобитый задумал общими силами совершить налет на Усть-Путилы и расправиться с активистами села. Но Зоря не отзывался.

Наступила осень. Дорошенко пригласил Недобитого в свой бункер. Но, что-то почувствовав, они заминировали бункер и ушли из тех мест.

Под хутором Верхняя Товарница Петр Черный вскоре вновь напал на след Недобитого и привел чекистов к бункеру Дорошенко.

Капитан Геркулесов с сапером Грицаем быстро обнаружили мину. Разминировав вход, Грицай открыл крышку лаза. Капитан спустился в лаз и при свете фонарика увидел большой запас продовольствия. Ясно: бункер действующий, бандиты наверняка возвратятся. Мину переставили на нижнюю ступеньку лестницы, протянули проволочку, как было раньше, и пошли на поиск.

Недобитый с Дорошенко, преследуемые чекистами, опасаясь попасть в засаду, в села не заходили, уже несколько дней бродили по лесу голодные. На шестой день не выдержали и повернули к своему убежищу.

Остановились в ста шагах, и Недобитый, пожевывая сухую травинку, сказал Дорошенко:

— Иди, друже, разминируй и принеси харчей дней на пять, а я тут подожду.

Дорошенко разъединил проволочку при входе и стал спускаться по лестнице в бункер. Когда он поставил ногу на последнюю ступеньку, вдруг ухнуло, и вверх полетели земля, бревна, камни. Изуродованный труп выбросило наружу. Недобитый бросился наутек.

С того времени Недобитому и Старому на буковинской земле стало совсем невмоготу. Нигде не было приюта и убежища. За каждым кустом и пнем им мерещился «Капитан Беленький». И бежали они с Буковины в леса Галиции, к своему атаману Сталю. Эти фашистские подонки, предатели украинского народа, походившие на затравленную волчью стаю, забрались в самую что ни на есть глухомань Черного леса. Выбрали себе логово, стали готовиться к зимовке.

Но сотрудники Ивано-Франковского управления государственной безопасности с получением ориентировочных данных из Черновцов вскоре разыскали их и там. В короткой схватке в бандитском схроне Сталь был убит, а Старый и Недобитый взяты живыми. Оба бандита по требованию жителей Буковины были осуждены военным трибуналом и за все злодеяния получили сполна.

«ПРОСТОЕ» ДЕЛО И. Головченко

Наверное, еще и сегодня в Донбассе можно встретить немало старожилов, которые помнят, сколько тревог и разных пересудов породил во всем крае взрыв одного из цехов аммонитового завода, унесший несколько жизней.

Мне по роду службы пришлось участвовать в работе комиссии, производившей установление причины взрыва. Материалы этого сложного расследования и легли в основу предлагаемого читателю рассказа.

*

Весь этот день полковник Головин просидел на совещании в облисполкоме, а когда вернулся в управление, его уже ждала куча неотложных дел. К одиннадцати часам ночи, когда он подписал все служебные бумаги, стала чувствоваться сильная усталость. Но время для отдыха, еще, видно, не пришло. Зазвонил телефон.

— Слушаю… Что? Взрыв на заводе? — Он крепче прижал трубку к уху, нажал кнопку звонка. — Жертвы есть?.. Причина?.. Сила взрыва?.. Прокурор города выехал?.. Немедленно выезжайте и вы! Я тоже еду…

— Товарищ полковник, вы меня вызывали! — напомнил о себе явившийся по вызову офицер.

— Позвоните в Министерство государственной безопасности, сообщите им, что на заводе произошел взрыв цеха, есть жертвы. Причины взрыва пока неизвестны. Доложите, что подробности я сообщу, когда побываю на месте. Вызовите мою машину и скажите майору Романкину, пусть выходит к подъезду.

Ни одно расследование происшествия в областной промышленности не проходило без участия майора Романкина. Инженер-машиностроитель, он до направления его в органы МГБ работал начальником цеха тракторного завода и хорошо знал производство.

На место приехали уже утром. Снегопада здесь не было. Морозец расписывал узоры на окнах одноэтажных домов. Кое-где вместо стекол окна были закрыты подушками, одеялами, фанерой. А ближе к заводу попадались дома с вывалившимися оконными рамами. Когда подъехали к заводоуправлению, полковник распорядился:

— Вы, Романкин, идите в контору и наложите арест на всю техническую документацию, а я осмотрю место взрыва.

То, что увидел полковник, превзошло все его ожидания. Битый кирпич, скрюченное оборудование, веером разбросаны деревянные балки и железные кронштейны. По развалинам одиноко бродил человек в теплом пальто с поднятым воротником, в котором пряталось худощавое лицо и рыжеватая бородка.

— Я думал, застану здесь много людей, а оказывается, вы один, — сказал полковник, подойдя к незнакомцу.

— Разошлись. Было много. И прокурор, и из МГБ, все были. А вы тоже по этому делу прибыли?

Головин представился.

— О! Тогда давайте знакомиться: профессор Горбунов. Направлен для участия в работе комиссии по расследованию причин взрыва.

*

На одной из дверей в заводоуправлении появился листок бумаги с надписью красным карандашом: «Оперативная группа органов государственной безопасности». Маленькая прокуренная комната с одним окном теперь напоминала какой-то архив. На двух столах, подоконнике, на полу лежали стопки заводских дел. Здесь были и техническая документация оборудования, и чертежи, и описания технологического процесса, отчеты, анализы. Различные справочники по технике безопасности, материалы проверок цехов по противопожарному режиму…

Вместе с Романкиным в этой комнате работал уполномоченный МГБ капитан Величко. В гимнастерке, перетянутой ремнями, с тяжелой кобурой на боку, он выглядел молодцевато. Однако светлые волосы его слиплись от пота, а лицо побледнело. Капитан эту ночь не спал.

По приказанию полковника он доложил обстановку:

— Ночью я был в селе Васильки. Это в пятнадцати километрах от города. Нам стало известно, что там скрывается бывший начальник фашистской полиции города. Он прятался на чердаке у родной тетки. Взяли мы его без шума. При нем имелся парабеллум и две обоймы патронов. По дороге оттуда я увидел, как над городом вспыхнуло зарево, а через несколько секунд услышал взрыв. Я завез арестованного в отдел, доложил вам по телефону, а сам — на завод… Осмотрели место, провели первые допросы, и, скажу вам прямо, товарищ полковник, впечатление не из хороших. В цехе не было порядка. Оборудование имело неисправности, перегревались подшипники. Сам директор не отрицает этого. Вечером он был в цехе и распорядился остановить его. Рабочие разошлись, и тогда по указанию директора механик цеха вызвал ремонтную бригаду. Как только она принялась за работу, произошел взрыв.

— Что вы усматриваете в этом?

— Видимо, слесари прокручивали оборудование на больших оборотах… Выяснить не у кого, все они погибли!

— А директор, как объясняет директор?

— Ничего он не объясняет. Говорит: может, прокручивали, а может, и не прокручивали.

— А уголовное дело возбудили?

— Конечно, все по закону. Мы договорились с прокурором города: уголовное дело возбудил следователь прокуратуры.

Из-за стола поднялся Романкин:

— Товарищ полковник, сегодня мы изучим всю документацию завода, а следователь запротоколирует первые показания. Затем вместе со следователем прокуратуры составим единые планы дальнейшей работы. Завтра утром представим вам и прокурору на утверждение документы.

— Согласен. Предусмотрите в плане всю техническую сторону: состояние оборудования цеха и соблюдение правил безопасности. Это — первое. Второе: противопожарное состояние цеха. Третье: доступ в цех для посторонних и возможность диверсии. На последнее обратите особое внимание.

Прокурор города Хиневич разместился в таком же маленьком кабинете, только в другом конце здания. Вместе с прокурором в кабинете сидел следователь городской прокуратуры. Боевой офицер (демобилизованный по болезни), военный следователь Ивашкевич вернулся в родной город и стал работать по своей специальности.

Приход полковника был для обоих неожиданностью.

— Ну, чем же порадует нас прокуратура? — спросил полковник.

— Картина вырисовывается не в пользу руководства завода, — начал прокурор. — В цехе не было порядка. Со взрывчаткой обращались, как с песком. Много неисправностей в оборудовании. В общем, мы имеем уже достаточно оснований, чтобы принять решение относительно руководства завода…

В это время в кабинет вошла девушка в стеганке, повязанная платком, в мужских кирзовых сапогах.

— Захарина? — спросил ее прокурор.

— Да, Захарина.

— Эту девушку мы разыскивали. Она нам должна интересное порассказать. — И, обращаясь к девушке, спросил: — Вы, кажется, последней ушли из цеха?

— Да, последняя.

— Расскажите, пожалуйста, что вы видели в цехе перед уходом?

— Работала вторая смена. Вечером пришел директор, о чем-то поговорил с нашим мастером и ушел. Потом пришел механик завода и остановил работу. Все девчата сразу ушли. А я наводила порядок на своем рабочем месте. Потом, только вышла из цеха, сделала несколько шагов, как меня ослепило огнем, и очнулась я уже в больнице. Вот и все!

— С момента выхода Захариной из цеха до места, где ее настиг взрыв, прошло не больше полутора минут, — сказал прокурор.

— А кто оставался в цехе?

— Начальник цеха и три слесаря.

— Может быть, вы заметили что-нибудь необычное в их поведении?

— А что могло быть необычного?

— Ну, скажем, суетились, волновались, возможно, проявляли растерянность?

— Ничего такого не было.

— Ну а, может, пожар, загорание?

— Да вы что? Какой там пожар! Не было такого.

Полковник подошел к Захариной и, взяв ее за локоть, сказал:

— Вы хорошо отвечаете. Разрешите задать вам еще один вопрос? Что говорят люди о взрыве?

— Люди разное говорят.

— Ну а все же?

— Говорят про шпионов, а больше начальство ругают.

— Про шпионов тоже говорят?

— Еще как! Дед Свирид даже сам видел, как они спускались на парашютах около самого завода.

— Кто такой этот дед?

— Сторожит ночью заводской ларек…

Захарина ушла. В комнате воцарилась тишина. Полковнику и раньше приходилось слышать, как шпионы «спускались на парашютах». Все это выглядело наивно и неправдоподобно. И все же возможность умышленного взрыва цеха он исключить не мог. Если взрыв произошел из-за технических неполадок в цехе, то ему, полковнику МГБ, здесь делать нечего. Дальнейшее расследование будет вести прокуратура. Но пока у полковника не было материалов, дающих основание для таких выводов.

Головин и Романкин в гостиницу шли пешком. В одноэтажных домиках, обсаженных деревцами и обнесенных заборчиками, зажигались огни. Полковник всей грудью вдыхал бодрящий морозный воздух, подставляя лицо свежему ветерку.

Когда майор сказал, что имеются серьезные документы, свидетельствующие о грубых нарушениях техники безопасности в цехе, полковник заметил:

— Мы с вами чекисты, и не техника безопасности главный предмет наших забот.

— Само собой разумеется, товарищ полковник, но в документах цеха мы нашли такие перлы, что следует удивляться, почему этот цех не взорвался раньше!

— Подобного я сегодня наслушался вволю. Если нет ничего другого, давайте перенесем разговор на завтра.

В гостинице к ним пришел представиться новый член экспертной комиссии.

— Сиверский. Кандидат технических наук, член экспертной комиссии, — назвался он.

— Кандидат наук, профессор, целое отделение института! Наверно, прокурор уже думает об окончании уголовного дела, а вы собираетесь быть здесь месяц?

— Э, полковник, в месяц хорошо бы управиться!

— А вы разве не знакомы с материалами следствия? Все складывается так, что причиной взрыва явились нарушения правил техники безопасности.

— Нужна проверка. Очень твердый орешек выпал на нашу долю…

Ночью полковник долго не мог уснуть, продумывая сведения, полученные за день работы. Наиболее ярко вырисовывалось грубое нарушение правил техники безопасности. Прокурор и Романкин видят в этом причину взрыва и готовы привлечь к уголовной ответственности руководителей завода. Но возражения профессора и такие смелые заявления Сиверского заставили его призадуматься. Стремясь всесторонне и объективно разобраться во всех обстоятельствах происшедшего взрыва, он решил еще раз заслушать результаты работы майора Романкина и поговорить с директором завода Карповым.

*

Разложив собранные документы на маленьком столике в комнате оперативной группы, Романкин стал докладывать:

— В цехе, где находится взрывчатка, электрическое оборудование было в аварийном состоянии. Электромоторы перегревались. Подшипники раскалялись до такого состояния, что работницы обжигали руки. Были случаи искрения проводов. В шнековых аппаратах были частые поломки и механические удары в массе аммонита. Целая кипа уличающих документов. Вот прочитайте, что писал пожарный в канун взрыва, хотя бы этот абзац!

Полковник взял у Романкина листок. Прочитал вслух:

— «Если эти нарушения не будут устранены, в цехе обязательно произойдет взрыв».

— Ничего не скажешь. Документ серьезный. Что же вы предлагаете?

— Считаю необходимым арестовать директора, главного энергетика и главного механика завода. Виновен и начальник цеха, но он погиб! Прокурор того же мнения и сегодня же готов дать санкцию.

— А не рано?

— Почему же рано! Все абсолютно ясно, доказательства вины собраны.

— Когда слишком легко даются эти самые «доказательства вины», не исключены промахи. — Полковник в волнении зашагал по кабинету. — Мы не должны допускать, чтобы потом другие исправляли наши ошибки и упрекали нас в неумении работать.

— Но ведь наши выводы не выдумка, это документальные и неопровержимые улики.

— Не будем спешить с выводами. Глубже изучайте эти ваши улики, а я побеседую с директором завода.

Полковник ушел.

*

В самые тяжелые дни во время войны Карпову не было так трудно, как сейчас. Он испытывал угрызения совести перед родными погибших, перед коллективом рабочих. Укорял себя за то, что в тот вечер ушел из цеха. Лучше бы сам там остался. Инженер Карпов после освобождения Донбасса по приказу Верховного главнокомандующего в числе других специалистов угольной промышленности был демобилизован и направлен на восстановление «всесоюзной кочегарки». Он стал главным инженером и директором тогда еще не существовавшего завода, и за каких-нибудь два-три года завод развернулся и окреп.

Главный механик Федоров до сих пор ходил в армейской шинели, только без погон, в шапке-ушанке со звездочкой. Из армии Федоров вернулся несколько позже Карпова и тоже получил назначение на завод. Карпов уже слышал, как люди обвиняли главного механика Федорова. Случилось, что Федоров, остановив работу цеха, вызвал слесарей, организовал ремонт оборудования, а сам пошел домой. Многие истолковали это как проявление трусости: дескать, видел опасность и ушел из цеха, а людей оставил.

Подобные разговоры директор принимал и на свой счет. Особенно угнетало его то, что сам он никак не мог найти причину взрыва. Он и до случившегося несчастья знал: оборудование имело серьезные конструктивные недостатки. Но остановить цех для наладки не было возможности. Освобожденный от оккупантов Донбасс поднимался из руин, каждый день входили в строй все новые и новые шахты. Для проходки штреков, отпалки угля в лавах требовался аммонит, и завод получал повышенные планы производства взрывчатки. Уже в который раз допрашивает его прокурор, беседует с ним профессор, идут непрерывные запросы из главка и обкома партии — все требуют объяснений, а он ничего вразумительного не может сказать о причинах несчастья.

Приехав домой обедать, он сел за стол, да так и просидел, уставившись в одну точку. В таком состоянии и застал его полковник.

— У вас, вижу, уже опустились руки! — сказал полковник, когда увидел стул, на котором стоял приготовленный чемоданчик.

— А что же мне делать? Прокурор сказал, что арестует!

— Вы считаете себя виновным во взрыве?

— Не считаю. Но факты… С техникой безопасности меня подвели. Но едва ли нарушения, которые мне ставит в вину прокурор, явились причиной взрыва. С этим нужно еще разобраться.

— А как бы поступили вы на месте прокурора? Цеха нет, люди погибли. Допустим, что вы следователь, как бы вы поступили?

— Не знаю… Вина моя, безусловно, есть. В цехе действительно порядка было мало…

Полковник задумался: «Вот и сам директор почти согласен с предъявленным ему обвинением. Может быть, правы Романкин и прокурор, предлагая арестовать директора?»

Простившись с директором, Головин пошел в технико-экспертную комиссию посоветоваться со специалистами. Оказалось, что и профессор и Сиверский считали вину директора недоказанной.

— Но, профессор, разве вы не знаете о вскрытых следствием возмутительных фактах нарушения правил противопожарного режима в цехе?

— Знаю.

— Значит, техника безопасности или отсутствие ее и явились причиной взрыва!

— Что же конкретно?

— Грубые нарушения в электрохозяйстве цеха… Поломка оборудования… Искрение, трение, удары — и все это в массе взрывчатки! Да там целый букет безобразий!

— Вообще-то нехорошо, конечно. В цехе должен быть порядок. Но скажите, полковник, — вмешался в разговор Сиверский, — откуда вы взяли, что эти нарушения были причиной взрыва? Аммонит — вещество инертное. Оно не обязательно должно взорваться от тех нарушений, которые вы перечислили. Я не верю, что именно это явилось причиной взрыва.

— Вы серьезно? — насторожился полковник.

— Это пока только наше предположение.

— Предположение… К сожалению, только предположение! — вздохнул полковник Головин.

— Наше предположение основано на знании свойств взрывчатки. Чтобы убедить вас и проверить наше предположение, завтра утром проделаем эксперимент. Уверяю вас, искать причины взрыва намного полезней, чем выжимать признание вины из перепуганного директора!

Возвращаясь к себе, полковник думал: «В рассуждениях экспертов есть логика, но они основаны пока на предположении…» В кабинете его ждали прокурор, Романкин и следователь.

— Ждем вас, товарищ полковник, — сказал прокурор, как только Головин переступил порог кабинета.

— Что у вас?

— Прошу прочитать, мы здесь все обосновали, — произнес следователь, передавая полковнику лист бумаги. — Хотим знать ваше мнение, чтобы приступить к действию.

Полковник прочитал документ на арест директора завода. В нем были приведены бесспорные факты нарушения правил техники безопасности и противопожарного режима в цехе. Полковник сказал:

— Я думаю, с арестом повременим.

*

«Победа» то прыгала по замерзшим комьям грязи, то проваливалась в рытвины, и тогда во все стороны разлетались черные брызги. Рядом с шофером сидел полковник. Прокурор и Романкин разместились на заднем сиденье. Все молчали. Шофер видел в зеркальце лица пассажиров и не мог понять: поссорились они или просто не выспались?

На склоне холма, перед самым обрывом, остановились. Здесь к столбу высоковольтной линии, пересекавшей степь, был присоединен кабель. Он змейкой вился на дне оврага, где к нему присоединялся другой кабель. Белые оголенные провода двух кабелей сцепились большим узлом. Внизу, у соединения обоих кабелей, хлопотали Сиверский и группа специалистов. Подведя приехавших к краю оврага, профессор приступил к пояснению происходящего:

— Вы, уважаемые товарищи, считаете, что причиной взрыва аммонита могли быть нарушения техники безопасности. Мы должны проверить экспериментом это предположение. Сейчас на место соединения двух кабелей будет насыпан аммонитовый порошок, такой же, который взорвался в цехе. Затем мы включим рубильник, и возникнет вольтова дуга с температурой в две с половиной тысячи градусов. Это во много раз превышает температуру, возможную при тех нарушениях в электрическом оборудовании, которые нам известны… Взорвется аммонит — значит, будем изучать электрооборудование цеха как возможную причину взрыва. Не взорвется — сразу отбросим эту версию и займемся другими.

Пока шел этот разговор, рабочие принесли в овраг бумажный мешок с аммонитом. Шестидесятикилограммовый мешок был опустошен, и на месте соединения кабелей образовался белый с желтизной бугорок.

Перед включением рубильника все спрятались в укрытие. Но взрыва не последовало. Когда подошли к обрыву, на дне оврага увидели все тот же бугорок, только синие побеги огня расписывали на нем узоры: аммонит горел, как горят древесные опилки.

— Это и есть проверка имеющейся версии научным экспериментом. Для взрыва аммонита нужен детонатор! — пояснил профессор.

Те же результаты дали и повторные проверки.

*

Эксперимент с аммонитом произвел впечатление. Взгляд прокурора на объективные доказательства вины изменился. Конечно, это не означало, что виновные в нарушениях техники безопасности останутся безнаказанными. Но теперь внимание следствия сосредоточилось на вопросе: как могли попасть в цех капсюли-детонаторы, производство которых размещалось в другом цехе. Здесь уже ждать помощи от экспертов не приходилось.

— Найти, как и откуда такой взрыватель попал в цех, задача больше следственная, чем научная, — улыбнулся профессор.

— Вы намекаете на возможность злого умысла? — полковник окинул взглядом присутствующих.

— «Умысел», «диверсия» или что там еще… Все это категории вашего профиля, полковник. Мне о них судить трудно. А вот предположить, что это простая неряшливость рабочих-грузчиков, которые могли завезти капсюль вместе с аммонитом, это я могу.

Недолгое молчание прервал прокурор:

— И все же нельзя сбрасывать со счетов того, что в цехе царил сплошной хаос. Не электричество, так поломки и механические удары, трение… Да мало ли где мог быть зажат аммонит так, что взорвался!

— Все возможно, — сказал Сиверский. — Для проверки ваших сомнений мы готовим ряд новых экспериментов. Если аммонит проявит «чувствительность» на трение, удары и прочее и взорвется, тогда будем искать возможную причину взрыва в узлах оборудования цеха.

— Сиверский начнет эти эксперименты завтра, — заметил профессор. — Прошу всех присутствовать!

— Майор Романкин обязательно будет, — сказал полковник.

— Ну а я пошлю следователя, — сказал прокурор.

Некоторые соображения возникли при новом осмотре места взрыва.

— Вы не задумывались, полковник, вот над этими воронками? — указал профессор на две воронки, до двух метров глубиной, радиусом примерно пять метров, образовавшиеся посреди цеха. Они имели правильную форму.

— А здесь нечего задумываться, профессор! Воронки образовались там, где в цехе стояли ящики с аммонитом.

— Но ведь при поверхностном взрыве аммонит не делает воронок, так как взрывная волна идет вверх. Я думаю, что под полом цеха могли быть какие-то заряды.

Вчерашний эксперимент, сегодняшняя беседа с профессором, новый осмотр развалин дали хороший материал для новых соображений. Собрав членов оперативной группы, полковник сказал:

— Сегодня же необходимо составить план, в котором особое значение придать проверке двух версий: во-первых, возможности подброса капсюля-детонатора в оборудование цеха; во-вторых, возможности случайного попадания капсюля в цех. Выяснить, в каком месте технологической цепочки возможен взрыв этого капсюля, если бы он действительно попал в оборудование. Кстати, товарищ Величко, доложите о результатах проверки сообщения деда Свирида о парашютистах.

— Ночной сторож действительно видел спускавшийся при лунном свете парашют, — начал капитан. — Но это был метеорологический зонд. Он найден. Дети утром подобрали этот зонд в том месте, на которое указал дед Свирид.

— Ясно. Ну а теперь за работу, — сказал полковник, закрывая заседание.

Высказанная профессором мысль о возможном взрыве под полом цеха какого-то заряда беспокоила полковника. «Что это за заряд? Реально ли это предположение? А если все же воронки образовались в результате взрыва аммонита в цехе?» Целую неделю потратил полковник на выяснение этих вопросов. Вместе с профессором провел он не один день на полигоне вдалеке от города, присутствуя при проведении различных экспериментов. Неоднократные наземные взрывы аммонита в степи не дали воронок. Взрывали сто, сто пятьдесят и триста килограммов, и на стерне оставалось подметенное взрывом гладкое место.

Может, воронка не образовывается потому, что земля мерзлая?

Сомнение, высказанное полковником, заставило экспертов произвести взрыв на мягкой, рыхлой, непромерзшей земле. Такой участок земли был обнаружен в другом конце колхозной степи. Только вчера колхозники закончили перевозить на ферму скирду соломы. На том месте, где стояла скирда, и произвели взрыв. Когда сошлись к месту взрыва, долго стояли, молча всматривались в небольшую вмятину на рыхлой земле.

— Так и должно быть! — заговорил профессор. — Зачем взрывной волне лезть под асфальт, когда вверху простор и свобода? То же произошло бы и в цехе. Взрывная волна пошла бы вверх и в стороны, разнесла здание, и незачем ей было образовывать воронки. Нет, дорогие коллеги! Теперь я могу вам категорически заявить: в местах образования воронок под полом цеха взорвались какие-то заряды! Какие? Не спрашивайте, не знаю. Но эти заряды там, безусловно, были.

— А если этот же аммонит закопать в землю и взорвать? — спросил полковник.

— Образуется воронка. Любой подземный взрыв обязательно образует воронку, — ответил профессор. — Мы вам это можем сейчас продемонстрировать.

…В земле была выкопана яма. В нее насыпали сорок килограммов взрывчатки и подорвали. Взрыв дал воронку — точно такую, как те две воронки на месте цеха.

— Если бы под полом цеха скопился аммонит и взорвался, тогда можно было бы объяснить природу образования воронок. Но вы знаете, что пол в цехе заасфальтирован и попасть под пол аммонит не мог.

Уже на обратном пути, сидя рядом с профессором, полковник произнес:

— Если аммонит не проявит «чувствительности» и на удары и трения, тогда совсем отпадает предположение о возможности взрыва в результате нарушений правил безопасности в цехе!

— Если бы нарушения, которые имелись в цехе, приводили к взрыву, то все подобные заводы взлетали бы на воздух. Не забывайте, что все правила безопасности составляются для самых нерасторопных! Нарушение правил — безобразие! Но мы с вами не инспектора, проверяющие, соблюдаются или нет правила безопасности. Мы должны установить причину катастрофы!..

Ничего не дали и эксперименты на «чувствительность» аммонита при трении и ударах. На токарном станке в специально приспособленных цилиндрах аммонит подвергали действию самой большой силы трения, а взрыва не происходило. Подвергали аммонит и ударам механического кузнечного молота силой в несколько тонн, и при этом аммонит только обугливался, но не взрывался.

— Странная взрывчатка! — удивлялся Романкин, докладывая полковнику. — Чернеет, обугливается, а не взрывается. Правильно говорил профессор, что для взрыва нужен большой силы возбудитель. А что произойдет, если насыпать взрывчатку в костер?

— При пожаре в цехе могла создаться взрывоопасная обстановка. Но вы же знаете, что пожара в цехе не было, — сказал полковник.

— Верно. Девушка показала, что в цехе все было нормально, а через полторы минуты после ее выхода произошел взрыв.

*

За все время расследования еще не было такого множества людей на месте взрыва. У самых воронок женщины установили наклонно большое решето и просеивали землю, выбранную из воронок. По периметру цеха рабочие копали канавку. На развалинах лопатами работали чекисты. Из обломков кирпича они выбирали искореженные металлические детали оборудования. Полковник, щурясь от ярких лучей весеннего солнца, обошел место работы и, убедившись, что его указания выполняются, ушел в свою конторку.

Когда было доказано, что нарушения правил безопасности в цехе не являются причиной взрыва, полковник сосредоточил все силы на установлении возможного злого умысла, исходящего от некоего неизвестного, который мог подбросить капсюль-детонатор в цех. Полковник допускал и предположение о том, что под полом цеха взорвался какой-то попавший туда заряд. Эксперты не могли дать ему твердый ответ, какой системы или формы мог быть этот заряд. Можно было отбросить это предположение, пока они не дадут более определенных данных о системе заряда. Но полковник и сам видел, что появление двух воронок объяснить иначе, как взрывом заряда, нельзя. Поэтому он решил прежде всего выяснить этот вопрос.

*

…Проснулся полковник от шороха в комнате. Романкин готовил завтрак. Он принес чай, несколько вареных яиц, банку тушенки.

— Пора, товарищ полковник! Скоро девять!

— Вы вчера поздно пришли? Я не слышал.

— Заканчивал проверку людей. Помог в организации экспертизы деталей оборудования.

— Ну и какие же ваши выводы?

— Такие заключения, товарищ полковник, что на заводе, да и вокруг него нет человека, способного умышленно подбросить детонатор.

— Ну а случайное попадание детонатора возможно?

— Безусловно, возможно. Детонаторы производятся на этом же заводе, и хранение их организовано плохо. Мы уже нашли на территории завода несколько штук. Детонатор мог случайно попасть в мешок с аммонитом, и его могли завезти в цех. Попав в оборудование, он неминуемо был бы раздавлен, отчего и мог произойти взрыв… Однако попасть в оборудование детонатор мог только через протирочную машину. В таком случае взрыв обязательно произошел бы в протирочной машине, и она была бы разрушена изнутри. Мы собрали части разрушенной протирочной машины. И уже внешний осмотр дает основание заключить, что она разрушена снаружи. Все вогнутости направлены внутрь, это свидетельствует, что сила взрыва действовала извне.

— Логика в ваших суждениях есть, но все это нужно проверить экспертизой.

— Разрушенные части протирочной машины на экспертизу уже направлены.

*

Уже вечерело, когда профессор пригласил к себе полковника Головина.

В кабинете научно-технической экспертизы стояла сизая дымовая завеса. Профессор, усталый и озабоченный, сидел в облюбованном им кресле. Сиверский что-то писал, зачеркивал абзацы и начинал новые. Как только полковник переступил порог кабинета, профессор сказал:

— Попали в заколдованный круг, полковник. Помогайте нам: возможности науки исчерпаны.

— Под полом цеха, в местах образования воронок, взорвался какой-то заряд. Это теперь не вызывает сомнения! — сказал Сиверский.

— Допустим, что так. Но тогда наука, вы должны нам раскрыть природу этого заряда, что это за загадочная адская машина, которая пролежала в земле больше года, а затем взорвалась. Вы же знаете, что цех восстановлен год тому назад, тогда же был заасфальтирован и пол. Значит, тогда же его и заложили, этот загадочный снаряд? Если допустить, что совершена диверсия, есть более легкий способ для ее осуществления.

— Какой, полковник?

— Подбросить в оборудование капсюль-детонатор.

— Возможно и случайное попадание, — добавил профессор.

— И это возможно, — как будто согласился полковник. — Но все это абсолютно исключается! В шнековые аппараты капсюль может попасть только через протирочную машину. Взрыва в протирочной машине не было. Исследование обломков протирочной машины показало, что она разрушена извне силой взрыва в цехе. Мои хлопцы откопали обломки протирочной машины и передали на исследование. Вот результат. Попадание или подброс капсюля-детонатора отпадает. Доказано научно.

— Сдаюсь, полковник. Ваши хлопцы, прямо скажу, молодцы. И нам нос утерли!

— Нет, профессор, мы не собирались никого учить. Но доказательства того, что ни о какой диверсии не может быть и речи, собрали убедительные. Даже ваш помощник не может ничего возразить.

— Логика железная, сдаюсь, — сказал Сиверский.

*

— Что вы здесь натворили? — спросил профессор, указывая тростью на площадку цеха. — Проводили какие-то раскопки?

— Проводили, профессор, — ответил полковник. — Вот здесь выкопали ров вокруг фундамента цеха. Искали провода от воронок за стенами цеха. Все проверяем ваши предположения о наличии под цехом зарядов. Эти горы земли рабочие вынули из воронок и просеяли в поисках наличия осколков от бомб или снарядов. А развалины раскопали мои хлопцы в поисках остатков оборудования.

— Вижу и понимаю. — Профессор поднял какую-то железку, остановился, рассматривая ее.

Полковник выбросил окурок в воронку. В воде, на дне воронки, послышался легкий всплеск, и появился радужный отблеск. Полковник насторожился, присел на корточки, всмотрелся в воронку. Бросил туда комочек земли. Жирные пятна на поверхности воды стали вырисовываться еще ярче, кругами расходясь по воде.

— Профессор! Бросьте вы свою железку, скорей идите сюда!

Оба склонились над воронкой.

— Черт возьми, ведь это может быть разгадкой всего дела! Как я раньше не догадался? — воскликнул профессор. — Немедленно химический анализ!

В кабинете научно-технических экспертов собрались профессор, его заместитель Сиверский, полковник МГБ, следователь и прокурор.

— Дорогой коллега! Расскажите, пожалуйста, о результатах исследования, — обратился профессор к Сиверскому.

И тот заговорил:

— Химическая экспертиза установила наличие в почве и воде остатков динитрохлоргидрина. Это взрывчатое вещество применялось немцами. В Советском Союзе никогда не производилось, и мы его у немцев никогда не покупали. При воздействии влаги оно иногда самовзрывается. Известен один случай такого самовзрывания. В двадцатых годах шведы закупили большую партию этой взрывчатки, перевезли ее пароходом и сгрузили под навесом порта. А через пять дней произошел взрыв.

— Полковник, вы улавливаете ход мыслей? — спросил профессор.

— Мне ясен не только ход мыслей вашего помощника, а и сами обстоятельства взрыва. Мне еще вчера позвонили из Москвы и рассказали о свойствах этой взрывчатки. За ночь я организовал вскрытие асфальтового пола цеха. В других местах тоже найдены бумажные мешки с динитрохлоргидрином. В этом цехе в войну гитлеровцы производили зарядку мин. При отступлении цех взорвали. Но часть мешков, лежавших в стороне, не взорвалась, они так и лежали под развалинами. Когда наши строители восстанавливали цех, бульдозерами сравняли площадку, и мешки эти были засыпаны под полом цеха. Взрывчатка лежала в земле, влага постепенно разлагала бумажные мешки. Произошло самовозгорание, сдетонировал аммонит, находившийся в цехе. Вы согласны, товарищ прокурор? — закончил полковник.

— Конечно, — ответил тот.

— Вот видите. Дело оказалось не столь простым.

СЛУЧАЙ В СУХОЙ ДОЛИНЕ А. Тутык

Я высоко ценю и уважаю товарищей этого рода. Сами они, к сожалению, скромны и говорят о себе молча.

Из письма М. ГОРЬКОГО к А. МАКАРЕНКО

Два года Андрей Юрьевич Зубенко, начальник районного отделения государственной безопасности, не был в отпуске — не позволяли дела.

В то время, вскоре после войны, у него официально был установлен тринадцати-четырнадцатичасовой рабочий день.

Он часто выезжал в села района — не только по службе, но и по заданию райкома партии, как член бюро.

Да и штат отделения был небольшой, работать приходилось за двоих.

Зубенко мог не спать сутками, но достаточно было на несколько минут закрыть глаза, и его уже трудно было добудиться.

Утром первого дня отпуска зазвонил телефон.

— Здравия желаю, товарищ капитан, — раздался голос старшего лейтенанта Костюкова, оперативного уполномоченного. — Я в селе Сухая Долина. Убит колхозный бригадир…

Зубенко бросило в жар. Вот тебе и отпуск, Сочи, море!

— Как это случилось?

— Ночью шел домой. Слышали выстрелы. А утром обнаружили убитого на дороге…

— Я сейчас приеду!

— Какие будут указания, товарищ капитан?

— Охранять место происшествия! Применить служебно-розыскную собаку!

Тут же Зубенко позвонил секретарю районного отделения и распорядился подготовить транспорт и пригласить на место происшествия судебно-медицинского эксперта.

На пороге появилась жена со свертком — его завтраком. Все было ясно. Она только спросила:

— Надолго?

— Туда и назад, — ответил он, чтобы успокоить ее.

У райотделения стояла запряженная тачанка. На ней часто приходилось выезжать в села, когда раскисали дороги и нельзя было проехать автомобилем.

По пути в тачанку сел судебно-медицинский эксперт Авдеев, терапевт районной больницы.

После окончания войны прошло пять лет, а обстановка все еще не всюду была спокойной. Кое-где действовали уголовные банды. В Сухой Долине было несколько случаев убийств с ограблением, кто-то поджег дом председателя колхоза, кто-то подложил взрывчатку под дом секретаря партийной организации села (взрыва не произошло лишь по случайности — бикфордов шнур оказался отсыревшим).

Зубенко многие знали и сразу показали место убийства. Труп лежал прямо на проезжей части, кто-то покрыл его белым рядном.

— Применяли собаку, товарищ капитан, — доложил Костюков. — Преступник скрылся по руслу реки. Обработка берегов на расстоянии пяти километров в оба конца ничего не дала. Само русло не успел проверить.

— Как фамилия бригадира?

— Булах Степан Кириллович.

— Булах? — переспросил Зубенко, будто он ослышался, и стянул рядно.

Бригадир лежал лицом вниз, вытянув руки вдоль туловища и разбросав ноги. Зубенко перевернул его. На руке у него были часы, в карманах пиджака оказалась крупная сумма денег, большая пачка облигаций и подписные листы о распространении займа среди колхозников, записная книжка. Тело и земля вокруг посыпаны табаком. Преступник не оставил никаких следов — только стреляные гильзы.

К Зубенко подошел председатель колхоза Дегтярь, вытер платком вспотевшую лысину и пробурчал:

— Что же получается, Андрей Юрьевич? Это же расправа с лучшими людьми. Где гарантия, что завтра подобное не повторится?

Что мог Зубенко ответить? По-своему председатель колхоза прав. Зубенко взял его под руку, и они направились в контору колхоза. Оба молчали и думали, наверное, об одном: погиб хороший человек, бывший фронтовик. Два года на фронте провоевал и ни разу не был ранен, и вот…

— Что вам известно, Евгений Иванович, о случившемся? — спросил Зубенко. — Кого подозреваете?

— Того, кто поджег мою хату.

— А конкретно?

Дегтярь сердито посмотрел на Зубенко.

— Это я вас должен спросить, товарищ капитан. Если бы мы знали кто — и без вас бы порядок навели.

И Дегтярь рассказал, что происходило накануне убийства.

Вечером он созвал заседание правления колхоза по вопросу уборки хлеба. Отчитывались бригадиры полеводческих бригад, в том числе и Булах, бригадир тракторной бригады, заведующие токами, комбайнеры.

Заседание кончилось около полуночи. Булах простился и сказал, что еще зайдет на конюшню распорядиться, кому дать лошадей для поездки на базар, ведь завтра воскресенье. Минут через десять все разошлись. Проходя мимо конюшни, колхозники увидели, что во дворе, при свете большой электрической лампы, у соломорезки возились, устраняя поломку, конюхи и Булах. Вскоре соломорезка заработала, и Булах ушел.

Едва он скрылся в темноте, соломорезка опять остановилась. Пока ее ремонтировали, прошло не меньше часа. И вдруг донеслись выстрелы.

Председатель, бывший на фронте снайпером, сразу определил, что стреляли из пистолета. Всего услышали шесть выстрелов, а вот где стреляли, определить было не так легко — мешало эхо. Потом все стихло, только собаки подняли страшный вой. По команде председателя шоферы завели автомашины и разъехались в разные концы села на поиски, но ничего подозрительного не обнаружили. С этим и разошлись по домам.

А утром обнаружили Булаха в трехстах метрах от его дома. По этой дороге ночью не ездили — она была проселочной.

— Сколько нужно времени, чтобы дойти от конюшни до его дома? — спросил Зубенко.

— От силы минут десять.

— А где же он был целый час?

В контору зашли Костюков и врач Авдеев, вернувшиеся после вскрытия.

— Шесть ранений! — Авдеев положил на стол пулю. — От немецкого парабеллума. В голове застряла. Остальные пять навылет.

Зубенко выложил пять гильз, обнаруженных на месте убийства. Шестую не нашли.

— Как примерно происходило убийство, доктор?

— Судя по расположению входных и выходных отверстий, можно предполагать, что убийца лежал у самой дороги.

— В кустарнике, — добавил Зубенко. — Трава там вытоптана.

— Когда Булах поравнялся с ним, убийца сделал два выстрела в упор по ногам. На ранах следы пороха. Входные и выходные отверстия на одном уровне. Булах упал. После этого было сделано еще два выстрела в спину и два в затылочную часть головы.

— Кстати, Булах был выпивши, — добавил врач. — Пил самогон и закусывал холодцом с чесноком.

— Вот это новость, — сказал ошеломленный Дегтярь. — В час ночи…

— У кого же он мог быть, Евгений Иванович? Вот вам и «не замечал»!

Председатель задумчиво погладил лысину.

— Есть у меня на примете одна соломенная вдова, но мужчин она к себе не подпускает. Нет, пока сам не проверю, не скажу. А живет она недалеко от колхозного двора.

— Значит, не исключено убийство на почве ревности?

— Кто знает…

Вскоре приехал начальник отдела областного управления госбезопасности полковник Ольженко с группой оперработников. Полковник создал две оперативные группы — поисковую и следственную. Село разделили на участки и закрепили их за сотрудниками, которые в беседах с населением выявляли подозреваемых лиц и материалы на них передавали следователям для проверки.

Кое-какими исходными данными Зубенко располагал и сам. Еще в первых числах января, когда он приехал в это село, Булах приходил к нему для доверительного разговора. Он сообщил Зубенко, что Яков Гриценко, в прошлом активный пособник оккупантов, назначенный оккупантами сотским, живет в Сухой Долине, скрываясь у своей жены. Об этом Булах узнал от соседки Гриценко — Паши Пархоменко.

— Откуда ей это известно? — удивленно спросил тогда капитан.

— Однажды вечером Паша зашла к Гриценко. В квартире было темно. Жена его, Акулина, что-то искала в кладовой. И тут Паша услышала, как ихний хлопец позвал: «Папа!» Акулина вскочила в комнату, схватила хлопца на руки: «Чего орешь? Все ему папа мерещится». Вот такое дело. Но это еще не все. Паша клянется, что видела собственными глазами мелькнувшую на печь мужскую фигуру.

— А если я с Пашей поговорю?

— Ваше дело.

Зубенко сразу же затребовал розыскное дело на Якова Гриценко и стал изучать его. Сын бывшего кулака. До войны жил в городе и работал на заводе. В 1941 году мобилизован на службу в Красную Армию, но осенью того же года возвратился в Сухую Долину. Вскоре оккупационные власти назначили его сотским. В этой должности он показал себя активным-пособником гитлеровцев: отправлял молодежь в Германию, отбирал скот у крестьян для нужд фашистов, писал доносы в полицию на советских активистов. Среди захваченных при освобождении города Днепродзержинска документов гитлеровского СД оказалось заявление Гриценко о добровольном согласии стать тайным агентом СД под псевдонимом «Мститель» и оказывать помощь в выявлении и разоблачении врагов Германии. По словам Акулины Гриценко, после изгнания оккупантов Советской Армией Гриценко был в октябре 1943 года отправлен на фронт, где и погиб год спустя. Вдова получала на двоих детей пенсию.

Зубенко запросил из райсобеса пенсионное дело. Его больше всего интересовало извещение о смерти. Он долго рассматривал его в лупу, но никаких намеков на то, что оно поддельное, не обнаружил. Разговор с Пашей Пархоменко тоже пользы не принес. К Акулине она действительно заходила, но ничего подозрительного не заметила.

Зубенко с полковником Ольженко предположили, что Булах мог поделиться своими подозрениями не только с капитаном, но и еще с кем-нибудь из жителей села. Слухи дошли до самого Гриценко, и он решил убрать бригадира. Ольженко приказал произвести у Акулины Гриценко обыск, но он не дал результатов, а на допросе Акулина расплакалась и закатила такую истерику, что ее едва успокоили и отпустили домой. Им было неловко — действительно, поверили деревенским сплетням.

Казалось, следствие зашло в тупик. Опергруппе не только не удалось напасть на след убийцы — она даже не имела в своем активе интересных версий. По вечерам поисковая группа собиралась в сельском Совете или конторе колхоза. Сотрудники докладывали о материалах, добытых за день, но в процессе проверки все версии лопались, как мыльные пузыри.

Зубенко получил анонимную записку:

«Я требую прекратить работу и по-доброму убраться из села, иначе… (далее был нарисован череп, а под ним две кости). Тот, кого вы ищете, далеко-далеко отсюда».

Разыскать автора по почерку не удалось.

Отдыхали сотрудники мало. Поздно ложились и рано вставали. Да и как можно спокойно спать, когда убийца ходил по советской земле и дышал одним воздухом с ними.

Костюков с группой школьников начал обследовать мелководное русло речушки, искал какие-нибудь вещественные доказательства.

Однажды утром, еще до восхода солнца, Ольженко и Зубенко пришли в контору. Только они открыли окно, как на подоконнике появились грязные, со следами ссадин и царапин, детские руки. Они положили на подоконник парабеллум, а затем в окне появилась голова мальчика.

— Дяденька, вам это надо?.. — указал парнишка на пистолет. — Вчера на речке с вашим старшим лейтенантом искали, но ничего не нашли. Так я сегодня раньше всех начал…

Пистолет был измазан илом. Ствол забит грязью. В магазине патронов не было. В патроннике оказалась пустая гильза. Вот она, шестая…

Председатель колхоза Дегтярь сообщил, что Дарья Шкурко, к которой, по его предположению, Булах заходил незадолго до своей гибели, сказала, что к ней никто не приходил.

Чекисты тоже подозревали, что Булах после заседания правления заходил к Дарье Шкурко. В его записной книжке имелась заметка:

«Ш. Д. — кухаркой в тракторную бригаду».

…Дарья возилась возле плитки под навесом. Увидев гостей, она поздоровалась и пригласила:

— Милости прошу к нашему шалашу. Хотите, я вас вкусным угощу?

— Чем?

— Сливным кулешом, жареной бараниной.

— Неплохо. Но лучше, если бы холодцом да еще с чесноком, — заметил Зубенко.

Она смутилась.

— Вы и это знаете?

— Долг службы… — Зубенко извлек записную книжку Булаха и открыл на нужной странице. — Узнаете почерк, Дарья? Почему не хотите правду рассказать?

— Затягаете по допросам, да и позор на всю жизнь… Я все жду своего непутевого…

Зубенко знал, что ее муж проворовался и на пять лет попал в исправительно-трудовую колонию.

Шкурко рассказала, что Булах действительно заходил к ней после двенадцати ночи. Она уже крепко спала, когда он постучался в окно. Дарья пригласила его войти. Он остановился у порога, сказал, что на время уборки хлеба назначает ее кухаркой в первую тракторную бригаду, и хотел уходить.

— Что же дальше? — не удержался Зубенко.

— Я не пустила его. Ведь я любила его… Он оттолкнул меня, грубо так… Я извинилась и предложила выпить за крепкую семью. Степан не отказался…

— О чем же вы говорили?

— О жизни. Он жаловался, что трудно работать бригадиром, что кое-кто требует от него приписок, а одна колхозница даже угрожала: «Смотри, чтобы твоя красавица не осталась вдовой».

— Кто это ему так?

— Не сказал. Говорил, что никого не боится. Такую войну прошел и остался жив, а все это, мол, пустяки. А потом… ушел…

После разговора с Дарьей Шкурко Зубенко стал размышлять, кто та женщина, которая угрожала Булаху, и когда это было. А может быть, виноват сам Булах? Каких только глупостей не наговорит человек, да еще неуравновешенный, когда его выведут из терпения.

Посоветовавшись с полковником Ольженко, Зубенко решил сам побывать у Акулины Гриценко, поговорить с ней еще раз, попытаться вызвать ее на откровенность.

Дом Гриценко стоял на окраине села, на бугре. Впереди, в балке, протекала речушка и находились колхозные огороды; сзади — приусадебные участки, а за ними — степь. Дом был окружен высоким деревянным забором.

На стук Зубенко хрипло, взахлеб залаяли две собаки. Он постучал сильнее. Брякнул засов, и из калитки показалась Акулина. Она растерялась.

— Опять с обыском или арестовать?

— Не угадали.

Она распахнула калитку, приглашая зайти.

Зубенко шагнул и отпрянул — прямо перед ним, захлебываясь лаем, хватали воздух две клыкастые собачьи пасти. Акулина схватила разъяренных волкодавов за цепи и затащила их в сарай.

Капитан было направился к дому, но Акулина, расставив руки, закрыла собой дверь:

— Куда вы? Вас собаки разорвут. В коридоре дверь в сарай, она открыта.

Она скрылась в доме. Зубенко услышал, как хлопнула дверь и лязгнул крючок. «Почему она так перепугалась? — удивился он. — Ведь собаки на короткой привязи и не могли меня достать».

Капитан вошел в кухоньку. У окна стоял столик. На полу лежало рядно, а на нем — кувшин, кастрюля с вареной картошкой, три тарелки с кислым молоком, три ложки и три куска хлеба.

— С кем это вы? — кивнул он на расставленные миски.

— Сама, — невозмутимо ответила Акулина и стала собирать посуду.

— А почему три тарелки, три ложки?

— Сметану собирала. Одной ложкой нельзя, сразу скиснет.

— А три куска хлеба?

— Да так, впопыхах…

«Заправляй, заправляй! — думал Зубенко. — На рядне сидело три человека, ты передо мной, а где остальные? Если один из них твой муж, то кто второй?»

Он встал, огляделся еще раз, сказал:

— Хочу посмотреть, как вы живете.

— Как бог дал. Смотреть-то нечего.

Конечно, его не интересовала обстановка, к слову сказать, довольно богатая. Надо было найти улики, которые подтвердили бы, что в доме скрывается человек. Два окна, выходившие на дорогу, закрыты соломенными матами и снаружи замазаны глиной. Зачем? Гардероб стоит далеко от стены. Зачем? На столе десять пачек табака.

— Кто это у вас так много курит?

— Я пчел подкуриваю. У меня ведь пять ульев.

— А это? — поднял газету, а под ней на столе лежала курительная трубка.

Быстро овладев собой, она взяла из рук капитана трубку, повертела ее и даже понюхала:

— Тьфу! Наверно, эту гадость сын принес. Вот чем занимается, сорванец! Уже люлькой обзавелся. Я ему задам!

Когда Зубенко вышел в коридор, собаки, почуяв чужого, опять подняли лай. Через глазок заглянул в сарай. Собаки спущены с цепи! Кто это сделал? Только не Акулина, ведь она не отлучалась из комнаты. Ясно, что в доме есть кто-то еще…

Своим подозрением капитан поделился с полковником Ольженко, и они договорились, что проверкой новой версии будет заниматься Зубенко.

В помощь ему Ольженко выделил оперативного сотрудника Евгения Бута, дельного и смелого парня.

Вскоре выяснилось, что младший брат Якова — Иван Гриценко, который жил в городе и работал слесарем на заводе, вот уже две недели не является ни на работу, ни в общежитие. Мать Гриценко и девушка, с которой он встречался, показали, что Иван повез передачу среднему брату, Федоту, отбывавшему в Пермской области наказание за преступления, совершенные им во время фашистской оккупации. Проверкой было установлено, что к Федоту Гриценко никто не приезжал.

Оказалось также, что Ивана Гриценко недавно разыскивал начальник паспортного стола райотдела милиции. Гриценко пытался получить паспорт по поддельному свидетельству о рождении. Решил стать моложе на три года, чтобы отсрочить призыв в армию.

— А как вы это обнаружили? — спросил Зубенко.

— Когда я принимал документы, то мне показалось подозрительным, что по внешнему виду он выглядел значительно старше. Я начал его прижимать. Он стоял на своем, а глаза, вижу, неспокойные. Думаю, ты меня не проведешь, а сам говорю ему: «Ты, парень, посиди тут, а я позвоню в загс». Когда я возвратился, его и след простыл. Экспертиза подтвердила, что свидетельство поддельное. Старая запись года рождения вытравлена кислотой.

— Почему же вы молчали?

— Извините, товарищ капитан! Я вызывал его. От нас он не уйдет.

— К сожалению, ушел!

*

Три куска хлеба… Вероятно, Иван Гриценко, боясь ответственности, перешел на нелегальное положение и скрывается вместе с Яковом.

Большое содействие оказали чекистам колхозники. Если раньше следователи искали встреч с колхозниками, то теперь колхозники сами приходили к ним.

Полезным оказался разговор Зубенко с местным садоводом. Тот начал с того, что прямо заявил: Степана Булаха убил Яков Гриценко.

— У вас есть доказательства? — спросил Зубенко.

— Дело было так. Как-то в конце мая мы со Степкой шли по селу, а навстречу нам Акулина Гриценко. Степка и спрашивает: «Когда на заем подпишешься, молодушка?» А она: «Ежели государство бедное, могу пожертвовать пятьдесят рублей». Степка ей в ответ: «Государство в таких подачках не нуждается. Ты должна подписаться на пятьсот!» — «А где такие деньги я возьму?» — «Не бедная, — говорит Булах. — Корова, два кабана, пчелы, сад большой. Захочешь — найдешь деньги». — «Был бы у меня муж — и на больше подписалась бы». Степка прямо ей в глаза: «А где же твой муженек? Он ведь жив. Пусть раскошеливается». Акулина вскипела, в жизни не видал ее такой разъяренной. Говорит Степке: «Ты доболтаешься. Смотри, чтобы твоя красотка не осталась без мужа!» Булах был парень открытый. Говорит: «Передай ему нижайший привет и скажи, что скоро увидимся!»

На прощание садовник посоветовал еще раз поговорить с Дарьей Шкурко.

— Я с ней уже говорил, — возразил Зубенко.

— Ежели говорили, то не с того конца начали. В городе живет кум Яшки Гриценко, по фамилии Соловей, а Дарья этому Соловью тоже кумой приходится. Так тот Соловей много знает о Гриценко. Человек он болтливый, особенно ежели выпьет.

Было решено устроить закрытые посты для наблюдения за домом Гриценко.

Поздно вечером Зубенко и Ольженко снова зашли к Дарье Шкурко.

— Вы не догадываетесь, зачем вы нам понадобились? — спросил Ольженко.

— Скажите.

— Соловья знаете, что в городе живет?

— Как же кума не знать.

— Надо к нему съездить. Соловей жил у Якова Гриценко в 1943 году. Он может что-нибудь знать.

Они подробно проинструктировали ее, и наутро Дарья, получив отпуск на два дня, уехала в город якобы для посещения судебной инстанции по пересмотру дела мужа. Долгими показались эти два дня. Круглосуточное наблюдение за домом Гриценко ничего не давало, все надежды были на Дарью. Что-то она привезет?

Возвратилась она вечером, и, как было условлено, с наступлением темноты Ольженко и Зубенко пришли к ней. Хозяйка была в приподнятом настроении.

— Вы такая счастливая, Дарья, будто праздник у вас.

— Муж скоро придет! Дело обещали пересмотреть, правление колхоза ходатайствует. Почему же мне не радоваться?

Надежды на Соловья оправдались. Он рассказал Дарье, что в 1943 году за три месяца перед отступлением фашистской армии Соловей и Яков Гриценко выкопали за домом две глубокие ямы, сделали перекрытия из кругляка, а сверху засыпали убежище землей и посадили овощи. Ямы соединяются узким лазом. В каждой «комнате» (так Соловей назвал ямы) по железной кровати, стены и пол обиты нетесаным лесом. В бункер можно проникнуть через потайной ход длиною пять метров, замаскированный кучей сухого клевера, сваленного на чердаке. В этом бункере Гриценко и Соловей скрывались до февраля 1945 года, а затем из-за чего-то поссорились, и Соловей ушел к семье в город, где вскоре был задержан и осужден за дезертирство.

— Соловей ушел в феврале 1945 года, а в извещении сказано, что Гриценко погиб на фронте в октябре сорок четвертого, — заметил Зубенко.

— Извещение прислал с фронта брат Якова Федот. Он уворовал чистый бланк с печатью у какого-то командира. Заполнил его сам и выслал Акулине. Яшку вам голыми руками не взять. Соловей хвалился, что он под землей целый склад оружия собрал.

— Ничего, это не главное, — сказал полковник.

Утром, посоветовавшись, чекисты решили уехать. Пусть Гриценко успокоится и вернется в свой бункер, если он сейчас прячется где-то в другом месте.

Под вечер, когда колхозники возвратились домой с полевых работ, сотрудники госбезопасности покидали село. Крестьяне провожали их недружелюбно, полагая, что чекисты уходят ни с чем, даже председатели сельсовета и колхоза были неприятно удивлены. Но сказать им правду сотрудники не имели права.

Три дня они занимались своей текущей работой, а на четвертые сутки глубокой ночью оперативная группа тихо въехала в село и остановилась в помещении сельсовета. Сидели в темноте и, чтобы скоротать время, рассказывали всевозможные случаи из своей жизни. Все они были молодые, но прошли войну, участвовали в задержании диверсантов и шпионов, боролись с бандитизмом. Спать не хотелось, так как накануне хорошо отдохнули…

Бесшумно подобрались к усадьбе Якова Гриценко. Все было заранее продумано до мелочей. Члены оперативной группы заняли свои места. Зубенко, Ольженко и Бут двинулись к дому. Собаки подняли лай, гремели цепями. Дверь открыла Акулина. Чекисты молча прошли через двор, вошли в дом.

— Доброе утро, Акулина. Где муж? — спросил полковник.

— Сами знаете. А не верите — ищите. — Голос ее звучал вызывающе.

— Поищем.

Зубенко обратил внимание на постель, которая лежала на топчане. Там были две подушки, сохранившие следы спавших.

— Кто здесь спал?

— Я, — решительно ответила Акулина.

— А почему две подушки?

— Люблю так.

На кровати полусидел старший сын, в изголовье у него тоже лежали две большие подушки.

— Голова у тебя не болит, парень? — спросил Зубенко.

Он не ответил, только нервно облизал губы.

Значит, до их прихода здесь ночевали еще два человека. Теперь они известны: Яков Гриценко и его младший брат, Иван. В доме их нет, значит, они в бункере.

С помощью лестницы Зубенко и Бут залезли на чердак, карманными фонариками осветили чердачное помещение. Оно было захламлено домашней утварью, с балок свисала паутина. В углу на сене лежали брюки, в карманах обнаружили множество окурков.

Брюки показали Акулине:

— Чьи?

— Сына, — уверенно ответила она.

Однако сын сказал, что это не его брюки и что он вообще не курит.

Владелец брюк, вероятно, иногда курил на чердаке, а недокуренную цигарку прятал в карман. Сегодня он так спешил, что даже не успел надеть брюки.

Бут смел листья клевера в кучу. Лучи фонариков медленно двигались по белому потолку. В углу, под самой крышей, они увидели железное кольцо. Зубенко взялся за него и попытался поднять крышку, но она была закрыта изнутри.

Крышку пришлось приподнять ломиком, и перед ними открылся лаз. Он проходил между основной стеной дома и другой стеной, специально построенной для маскировки. Сверху вниз вела узкая лесенка. У основания дома обнаружили второй лаз, он тоже был закрыт изнутри. Чекисты прокопали за домом траншею, и перед ними открылся ход в бункер.

Зубенко предложил братьям Гриценко сдаться. В ответ послышалась какая-то возня, и из норы вылетела ручная граната, оперативные сотрудники едва успели укрыться. От взрыва обрушилась часть стены дома, но никто из членов опергруппы не пострадал.

Не желая кровопролития, Ольженко послал в бункер Акулину с ультиматумом. Едва она скрылась в подземелье, оттуда донесся мужской голос:

— Что, уговаривать явилась? Вот им! Пока они со мной рассчитаются, я не одного уложу! Патронов у меня хватит!

— Семь лет я мучусь! — жалобно твердила Акулина. — Подумай о детях, если обо мне не думаешь!

— Пошла прочь! — Послышался звук удара и истерический вопль Акулины:

— Не делай этого!!

Ольженко и Зубенко стояли у дома и следили за отверстием бункера. Внезапно оттуда на четвереньках выполз человек в одном нижнем белье. От длительного пребывания в закрытом помещении он был бледен. Длинные черные волосы спадали на плечи. В правой руке у него был крупнокалиберный пистолет, в левой граната.

— Сдавайся! — крикнул Зубенко.

Гриценко открыл стрельбу и замахнулся гранатой.

«Эх, черт, — подумал капитан, — живым, видно, не возьмешь!» — и выстрелил. Яков Гриценко упал.

Иван сдался без сопротивления. В бункере было обнаружено много боеприпасов, оружия, чистые бланки различных документов, всевозможные поддельные печати и штампы.

Иван Гриценко сознался, что ходил с Яковом на убийство. Они знали, что Булах возвращался домой одной из двух дорог, и караулили его в разных местах. Булах пошел по той дороге, где устроил засаду Яков…

На следующий день сотрудники органов госбезопасности вновь покидали село. Теперь им не стыдно было смотреть людям в глаза. Крестьяне выходили на улицу, улыбались им, низко кланялись:

— До свидания! Счастливого вам пути!

Одна девушка преподнесла им большой букет красивых и свежих роз.

Вот какую историю из своей чекистской жизни поведал автору капитан (ныне подполковник) Зубенко. Он и сейчас продолжает службу в органах госбезопасности…

ШПИОНАМ ДОРОГИ НЕТ А. Соловьев

Измена Родине — тягчайшее государственное преступление. Изменники, оказавшись за границей, попадают в руки империалистических разведок и выдают нашим врагам государственные и военные секреты, активно используются во всевозможных враждебных антисоветских акциях.

Совершить это тягчайшее преступление решаются только люди, лишенные моральных устоев, падкие на деньги, чаще всего — с солидным уголовным прошлым.

Характерна судьба одного из таких подонков, выловленного советскими чекистами уже в качестве агента империалистической разведки.

ИЗ ПРОТОКОЛА ДОПРОСА «ВЛАДИМИРА»:

«…Вопрос: Расскажите свою биографию.

Ответ: Я, Курочкин Алексей Павлович, родился в 1926 году в Костромской губернии, в семье крестьянина. В 1941 году бросил учебу. Через полгода бежал из дома и занялся воровством, за что дважды, в 1942 и 1944 годах, был осужден и отбывал наказание в заключении. В декабре 1945 года был призван в Советскую Армию, но через три месяца дезертировал. Вскоре «купил» себе паспорт на имя Захарова Романа Павловича, уроженца Вологодской области, и до декабря 1950 года скитался по югу страны, занимался главным образом кражами в поездах, на вокзалах, в портах. Затем вторично был призван в Советскую Армию, но уже под фамилией Захарова, и в январе 1951 года направлен в Группу советских войск в Австрии. Служил в Бадене шофером на легковой машине…»

10 сентября 1951 года Захаров на «мерседесе» покинул расположение советской воинской части в Бадене. Спустя короткое время он уже был в Вене, где явился в комендатуру французских оккупационных войск в Австрии.

Состоялся допрос. Перебежчик подробно рассказал о своей службе в Советской Армии, выдал известные ему сведения о дислокации и вооружении отдельных подразделений советских войск в Австрии, о командно-политическом составе. Захаров заявил, что давно вынашивал намерение бежать за границу, «в свободный мир».

Французы передали Захарова американской разведке.

Снова последовали допросы, и снова Захаров рассказывал все по порядку — биографию, причины и обстоятельства бегства, военные секреты. Его пытались разоблачить как советского разведчика: заставляли по нескольку раз рассказывать одни и те же эпизоды, называть фамилии, даты, адреса, задавали неожиданные вопросы и т. п.

Но вот Захаров рассказал все, что знал. Своим новым покровителям он теперь мог быть полезен только как подходящий «кадр» для шпионско-диверсионной работы. Чтобы добиться от него согласия на зачисление в шпионскую школу, вербовщики прибегли к шантажу. Они изготовили фальшивое представление советского командования о выдаче Захарова и ознакомили с ним преступника.

Удар был рассчитан точно. Захаров умолял не выдавать его, клялся исполнить любую работу. Ему объяснили, что дело это чрезвычайно хлопотное, что они связаны союзническим долгом, что советское командование не отступится и что Захарову, скорее всего, придется предстать перед советским военным трибуналом и отвечать за совершенные преступления.

Вербовочная комбинация прошла как нельзя лучше. Захаров не только дал согласие обучаться шпионажу и вести диверсионную работу в СССР, но и воспринял это как удачный ход во спасение своей шкуры.

Не доверяя результатам допросов и письменным обязательствам, хозяева дополнительно проверили его при помощи полиграфа, или «детектора лжи». Проверка прошла успешно. Новому шпионскому рекруту дали кличку «Владимир», переодели в военную форму и доставили в Зальцбург, а оттуда в Кауфбёйрен. Здесь, на окраине городка, за двухметровым забором с колючей проволокой, размещалась шпионская школа.

Подготовка шпионско-диверсионных кадров велась в двух местах. В Кауфбёйрене, в старых самолетных ангарах были оборудованы специальные классы для обучения агентов радиоделу, диверсионной технике, приемам нападения на безоружных граждан и военнослужащих Советской Армии, способам подделки и изготовления фальшивых документов; здесь изучали также личное оружие, парашютное дело, топографию и другие «предметы».

В Бад-Верисгофене, в комнатах большого трехэтажного каменного дома, стоявшего вдали от других строений, читались лекции по теории разведки, методам сбора шпионских сведений, добывания советских документов, о порядке проживания и передвижения на территории СССР, о пограничном режиме и т. п.; проводились специальные «политические» занятия для антисоветской идеологической обработки обучаемых.

Стены классов были увешаны различными советскими плакатами и лозунгами, специально закупленными в СССР через посольство: шпионы привыкали к обстановке Советской страны. Они обязаны были называть друг друга и своих начальников «товарищами» (чтобы случайно не обмолвиться после заброски в СССР).

В Кауфбёйрене агентов учили не только шпионажу и диверсиям. Целый арсенал средств — от ежедневной антисоветской обработки до привития низменных инстинктов и прямого запугивания — служил «идейному воспитанию»: им вдалбливалась в голову мысль о неизбежности войны США и СССР и установления мирового господства американцев; им преподносилась самая низкопробная клевета на нашу советскую действительность. Поощряли их уголовные наклонности, пьянство, разврат, драки.

Каждый агент империалистической разведки получал кличку — «Владимир», «Леонид», «Иван». Под этими кличками они значились в учебных списках разведшколы, в заявках на котловое, вещевое и денежное довольствие. Кличка перечеркивала всю прожитую жизнь. Они обязаны были забыть свое прошлое, в том числе и собственное имя. Только кличка! Кличка агенту, кличка наставнику, кличка уборщику. Иначе этот «добровольный» сброд, спасая свою шкуру, там, в советских органах государственной безопасности, на первых же допросах выдаст все, что знает, не только о школе, о преподавательском составе, но и о своих однокашниках, заброшенных в СССР шпионах и диверсантах.

В апреле 1952 года основная шпионско-диверсионная подготовка закончилась. Агенты теперь осваивали свои индивидуальные задания, вживались в легенду, подгоняли одежду, обувь, комплектовали шпионское снаряжение.

Через месяц «доводка» шпионов была завершена. Каждый получил искусно сфабрикованный советский паспорт, военный билет, справки с подписями, штампами и печатями; твердо заучил свою новую биографию, усвоил задание, способы и сроки его выполнения; запомнил маршрут возвращения из СССР, пароли и явки для связи с разведкой.

Согласно новым документам агент «Владимир» стал Николаем Кузьмичом Платоновым, жителем города Каменки. Запасные документы он получил на имя Василия Николаевича Копытова.

Поскольку он никогда прежде не был в Каменках, его ознакомили с подробным планом города, описанием и фотографиями, заставили выучить на память названия улиц, месторасположение различных учреждений, предприятий, школ, вокзала и даже фамилии и приметы некоторых работников города.

В соответствии с заданием шпион был надлежащим образом экипирован. Кроме огнестрельного оружия, он получил портативную радиостанцию, шифровальные блокноты, топокарты, фотоаппарат, бинокль, крупную сумму денег, гранаты, финский нож и стреляющую авторучку, в которую вместо пера и чернил вмонтирован боевой механизм и патрон, начиненный сильнодействующим слезоточивым газом. Не забыли и ампулу с цианистым калием.

Накануне переброски в Советский Союз — снова проверка на «детекторе лжи». Но теперь начальство беспокоила не столько благонадежность шпионов, сколько степень их осведомленности о разведшколе: о ее местонахождении, преподавательском составе, выпускниках и прочем, — вопросы, которые заинтересуют советские органы государственной безопасности.

*

Прошел по советской земле праздничный день 1 Мая. А когда спустилась ночь, над огромным Цуманским лесным массивом, близ города Ровно, в высоте хлопнули, словно пистолетные выстрелы, три парашюта, спуская «специальный груз» — трех шпионов-диверсантов.

Благополучно приземлившись, шпионы немедленно закопали парашюты. Затем взвалили на плечи рюкзаки с оружием, радиосредствами и провизией, подвязали к ногам маленькие пакеты с антисобакином и, поставив на боевой взвод автоматы и пистолеты, двинулись по лесному бездорожью на северо-запад. Через несколько часов, выяснив свое местонахождение, шпионы молча расстались: Владимир пошел на восток, к Клевани. С наступлением сумерек он остановился в густом ельнике, поел всухомятку и, не зажигая огня, устроился на ночлег.

Рано утром рассортировал снаряжение. Радиостанцию, аккумуляторы, автомат с патронами и большую часть продуктов закопал в нескольких местах, тщательно замаскировал их дерном и валежником и сделал памятные отметки на деревьях. При себе оставил два пистолета, стреляющую авторучку, документы, пять тысяч рублей. Сориентировавшись по карте и компасу, отправился в путь. На шоссе он остановил попутную машину и через час-другой был уже в городе Ровно. Заметая следы, в тот же день выехал поездом во Львов, оттуда через Одессу в Ростов-на-Дону.

Разъезжая по югу, он исподволь приглядывался к окружающим. Прикидываясь то отпускником, то командированным, то разыскивающим родственников, связь с которыми якобы потерял еще в войну, шпион выискивал болтунов и узнавал секретные сведения; наблюдая из окна вагона за местностью, запоминал дислокацию военных и промышленных объектов, фиксировал демаскирующие их признаки, выяснял характер военных перевозок. На ночлег он устраивался, знакомясь с гостеприимными и доверчивыми людьми. Гостиниц, Домов колхозника, привокзальных комнат отдыха избегал (так учили в разведшколе).

Познакомившись в сутолоке одесского вокзала с гражданином А. А. Аристовым, который только что освободился из заключения и нуждался в деньгах, он уговорил его за 250 рублей наличными «потерять» паспорт. Маскируя истинную цель приобретения паспорта, придумал версию о скрывающемся от милиции близком родственнике-растратчике.

Второй паспорт пришлось взять силой. Присмотрев доверчивого парня, он пригласил его поздно вечером, когда большинство пассажиров уже спало, в тамбур вагона покурить. Там представился участником крупной воровской шайки, якобы действующей в поездах, для убедительности показал оба пистолета и, угрожая расправой, за 150 рублей «купил» у гражданина В. Н. Пастуха паспорт.

В Харькове на рынке шпион «нашел» гражданина И. А. Маслия. После непродолжительной беседы в чайной за бутылкой водки Маслий, повиснув на плече своего нового друга, покорно влез в такси. Проехав несколько кварталов, в темном переулке Владимир остановил такси, расплатился с шофером, оттащил пьяного Маслия к забору, вывернул его карманы и забрал документы. Готово! Третий паспорт вместе с профсоюзным билетом и какими-то справками — в его руках.

«Теперь, — думает шпион, — самое время доложиться хозяевам!»

Поехал в Ровно, оттуда в Клевань и поздно вечером пробрался в лес. Откопал радиостанцию, составил с помощью шифрблокнота победную телеграмму с указанием номеров и серий добытых паспортов, срока их действия и т. п., а также шпионские сведения, собранные им за период пребывания в СССР.

В условленный час, согласно графику, попытался связаться с разведцентром в Мюнхене. Но отсыревшая рация не сработала, и шпион снова закопал ее.

Забрав из тайника двадцать тысяч рублей, он замаскировал следы своего пребывания в лесу и отправился в Ровно, чтобы потом уехать через Харьков на юг. Следовало теперь уговорить одного-двух советских граждан бежать через границу, и тогда можно было бы считать задание полностью выполненным.

…Не доезжая нескольких станций до Ровно, агент сошел с поезда дальнего следования. Этого требовало правило конспирации: в большой город приезжать только на пригородной электричке, в толпе местных пассажиров. Осмотрелся. Уточнил расписание пригородных поездов и, чтобы скоротать время, отправился в вокзальный буфет. Там приметил в углу взлохмаченного парня, подсел к нему за столик и, заказав ради знакомства водки, быстро выведал нехитрую историю собеседника. Двадцатилетний Николай Климов воспитывался без отца. Окончил ФЗУ, но год назад был осужден за хулиганство, отбыл шесть месяцев в исправительно-трудовом лагере и вот теперь, без жилья и работы, проедает последние деньги, заработанные в заключении.

Захмелевший Климов легко согласился попутешествовать вместе с новым знакомым. Тут же отправились они в магазин. Владимир купил ему пиджак, рубашку, ботинки. Затем зашли в парикмахерскую. К вечеру они сидели в купе поезда Ростов — Тбилиси. Шеф не скупился. Он досыта кормил и поил Климова, осторожно прощупывая его «политическое кредо».

Убедившись, что жертва «дозрела», предложил ему перейти границу. При этом дал понять, что он не какой-нибудь там воришка, а представитель одной из зарубежных служб и выполняет здесь задание. Вначале Климов не поверил, но шпион, бахвалясь, показал пистолеты и стреляющую ручку, а затем вытащил из кармана толстую пачку сторублевок.

Тогда Климов испугался.

Но шпион, сочинив легенду о своих якобы неоднократных и успешных ходках через южную границу и о нажитых при этом капиталах, успокоил Климова, а возводя клевету на советскую действительность и восхваляя заграничную жизнь, склонил его к бегству за кордон.

Сошли в Хашури, не доезжая до Тбилиси. Оттуда на пригородном поезде — в Боржоми.

Там, в окрестностях города, в лесу, закопали фотоаппарат и около двадцати тысяч рублей из тех, что имелись у Владимира. Наутро они отправились вдоль шоссе на юг, к границе. Старались идти лесом, дабы избежать ненужных встреч.

Километров через десять сделали привал, отдохнули, подкрепились едой. Климов, молча отдыхавший на траве, вдруг спросил:

— Слушай, Алексей, а мать у тебя есть?

— Нет, а что?

— А вот у меня есть. Такая тихая, ласковая…

— Ну и что, жалко?

— Да как тебе сказать… — задумчиво ответил Климов. — Один ведь я у нее… Кто ее кормить-то будет?

— Тоже мне кормилец! Сам пока еще жрешь за мой счет.

Климов умолк, думая о чем-то своем…

Курочкин докурил и, пригретый солнцем, задремал.

Вдруг он открыл глаза, схватился за пистолет, но опоздал: неслышно подкравшийся Климов ударил его по голове увесистым камнем. Шпион вскрикнул и обмяк, кровь залила лицо.

Климов кинулся бежать, петляя по мелколесью. Через лес вышел на шоссе и на попутной машине вернулся в Боржоми. В лесу отыскал тайник с деньгами, рассовал дрожащими руками по карманам сторублевые пачки и сел в электричку на Тбилиси. Пока ехал, немного успокоился. Однако мысли путались, не удавалось сосредоточиться и принять определенное решение.

«Легко я отделался. А промедли мгновение — он бы всадил мне пулю… Теперь уехать бы куда подальше и зажить как полагается. Матери не забыть тысчонки две послать, пусть старая порадуется за своего Кольку… Но как быть с этим бандитом? Если я его не до смерти стукнул, то ведь он, собака, отлежится и уползет за границу. Кто знает, что он туда несет, какие секреты? Может, у него здесь дружки остались и будут тут шпионить, вредить, а? Что же делать? Пойти заявить — допрашивать начнут, что да как, самого еще в тюрьму упрячут, ведь как-никак живого человека убил… И деньги, конечно, отберут. Жалко. А не сказать — значит шпиона укрыть…»

Когда поезд приблизился к платформе, у Николая Климова уже не было колебаний. На вокзале он отыскал служебное помещение и решительно открыл дверь.

Беседа с лейтенантом МГБ была недолгой. Климов обрисовал внешние приметы шпиона, указал на карте примерно район, где его искать.

Немедленно были поставлены в известность органы государственной безопасности республики и партийные органы. Была усилена охрана границы, перекрыты все близлежащие дороги. На место происшествия отправилась оперативная группа. Другие группы чекистов при содействии местных жителей блокировали весь район и прочесали местность.

К вечеру около села Двари лазутчик был опознан и задержан. Он пытался сопротивляться, а затем покончить жизнь самоубийством, но умело действовавшие чекисты обезоружили его и изъяли смертоносную ампулу…

ИЗ ПРОТОКОЛА ДОПРОСА «ВЛАДИМИРА»:

«…Следователь: С какими шпионскими заданиями вы были заброшены в Советский Союз?

Владимир: Я должен был добывать советские документы: паспорта, военные билеты, командировочные и отпускные удостоверения.

Следователь: Какие вы еще имели задания?

Владимир: Больше никаких заданий я не имел.

Следователь: Вы показываете неправду.

Владимир: Я повторяю, что других заданий не имел.

Следователь: Расскажите, при каких обстоятельствах вы получили травму головы?

Владимир: Пробираясь от Боржоми к границе, в одном месте оступился и, падая, ударился головой о камень.

Следователь: Вы снова лжете и тем лишь усугубляете тяжесть своего положения. Следствие предлагает вам рассказать все откровенно…»

И шпиону пришлось давать показания. Но он не спешил признаваться во всем. Нет. Он выжидал, упирался, искал лазейки, чтобы скрыть истину, запутать следствие. Он особенно стремился скрыть действительные обстоятельства своей измены Родине — там, в Австрии в 1951 году, — ибо сознавал, что ему придется тогда рассказать и о своем дезертирстве из рядов Советской Армии после первого призыва, о проживании под именем Захарова, о своих антисоветских убеждениях и, наконец, о преднамеренном, тщательно подготовленном бегстве во французскую зону оккупации Австрии. Скрывал и свои тайники в Клеванском лесу, молчал о своих попытках склонить советских граждан к измене Родине.

Однако с каждым допросом агент все более запутывался, а следователь умело и настойчиво, шаг за шагом распутывал шпионские хитросплетения. Сознавая бесполезность запирательства, Платонов-Захаров-Курочкин стал давать признательные показания.

Вот уже выкопан в лесу, в районе Боржоми, шпионский фотоаппарат. Изъяты спрятанные в тайниках Клеванского леса приемопередаточная радиостанция, 30 кварцев к ней, шифрблокноты, автомат с боеприпасами, банки пищевых концентратов. Для исследования обнаруженных предметов назначаются экспертизы.

Заключения экспертов говорят о том, что рация вполне исправна и позволяет поддерживать связь на далекие расстояния; она лишь отсырела немного в земле; огнестрельное оружие в полной боевой готовности и могло быть применено в любой момент; стреляющая ручка может служить удобным средством нападения, мгновенно поражая слизистую оболочку глаз и дыхательных путей; топографические карты позволяли агенту легко ориентироваться в Цуманском лесу и в пограничном с Турцией районе; представленные экспертизе паспорта на имя Аристова, Пастуха, Маслия являются подлинными советскими паспортами; документы на имя Платонова и Копытова — искусно сфабрикованные фальшивки, и т. д.

В ходе дальнейшего следствия Курочкин дал подробные показания, и они были успешно использованы чекистами в розыске вражеской агентуры. По совокупности совершенных преступных деяний против социалистической Родины он был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу.

СОБАЧЬЯ ЖИЗНЬ В. Мацко

Наконец-то закончилось это затянувшееся дело. Прямо-таки гора свалилась с плеч следователя — подписано обвинительное заключение. Как говорится, поставлена последняя точка…

Он задумался: «Почему во многих кинокартинах, детективных повестях вражеские агенты изображаются этакими хитроумными суперменами?! Здоровенные, натренированные верзилы, наделенные сверхпроницательностью… Зачем авторы детективов уподобляются Яну Флемингу, создавшему многоликого Джеймса Бонда, изворотливого «агента 007»? Какое-то поветрие, нелепая мода!»

Вот история английского шпиона Круминьша — Курта — действительно типичный случай. Обычная, донельзя «драматическая» фигура, отштампованная на конвейере империалистической разведшколы.

Несколько пухлых томов дела Курта — это назидательная история его предательства и последовавшего возмездия.

Угасшие бегающие глаза. Понурый, неприглядный вид. Опустившийся, задерганный, потерянный человек!

Прозрение наступило слишком поздно. Курта душила лютая злость: чванливые шефы не брезговали ничем — сунули его, как и многих других, в явно проигранное, давно заваленное дело. Они перешагнули через него, как через сотни ему подобных… Разбитый, подавленный, Курт ничего общего не имел с разудалыми, самоуверенными киносуперменами…

Вот несколько страниц из шпионской биографии Курта.

*

…Круминьш то и дело смотрел на светящиеся часы. Осталось четыре километра. Три километра. Где-то впереди, в тумане и мгле, земля родной Латвии. Только бы не нарваться на пограничников! Раствориться в тумане, укрыться в лесу… Прыжок в холодную воду… Судорожно-горячие, шальные, взвинченные, полные риска минуты высадки с быстроходного катера в безлюдном, почти заповедном месте.

В ночную темноту Круминьш нырнул как в пугающий, затягивающий омут. Пробирался наугад, не разбирая дороги. За плечами портативная рация, тяжелый вещевой мешок, оружие. Туман, глухая лесная чаща — его союзники. Не слышно лая розыскных собак, нет погони. Пересохло во рту, подкашивались ноги. «Только не теряться, — успокаивал себя шпион, — иначе всему конец. Тьфу! Собачья жизнь. Хозяин — тот, у кого в руках палка…» Ничего теперь не мог изменить Круминьш в своей жалкой судьбе, загубленной жизни.

Круминьш был готов к ежеминутной опасности. Живым он не намеревался доставаться чекистам.

*

Кто он, Зигурдс-Дзидрис Круминьш? Вчерашний эсэсовец, затем отверженный эмигрант. А теперь — агент «Курт». По метрикам — латыш. Большая часть его незавидной жизни прошла в Латвии. Меньшая — в ФРГ, Великобритании. Повсюду он — нежелательный элемент. Здесь, в Латвии, живут его сверстники — бывшие соотечественники: хирурги, летчики, преподаватели, ученые. А он, Курт, — британский шпион, изменник Родины. Сурово встретила его земля отцов. Один-одинешенек. Без контактов. Опасаясь, что его запеленгуют, не выходил в эфир. В Лондоне, видно, его списали со счетов. Наверняка подумали, что Курт вновь продался. Наивно было бы думать, что хозяева ему вполне доверяли. Вечные были проверки-перепроверки. Следили за ним, вынюхивали, знали о каждом его шаге. Там не было никаких знакомств, заставляли вести отшельнический образ жизни. Мертвецки напиваться — это пожалуйста. Виски, бренди — испытанное средство от затянувшейся душевной депрессии.

Его предшественник — опытный, видавший виды агент, засланный в банду «лесных братьев», — тоже попал в крутой переплет и не выдержал. Начались запои, и он сам себя казнил, повесился, не дожидаясь сурового приговора военного трибунала. У того было одно достоинство — исполнительный. А так он, как и все, ни во что не верил. Обычный наемник, готовый убивать, взрывать, уходить от погони, отстреливаться…

Выжить! Во что бы то ни стало, любой ценой выжить! Он, Курт, не такой слюнтяй, чтобы накладывать на себя руки со страха или поплатиться жизнью, выполняя слишком старательно задания своих хозяев. С первых же дней ему пришлось крайне туго. Не было никаких удач: пустыми оказывались тайники, не выходила на связь проверенная агентура. Никакой информации он не добывал.

…Когда он первый раз оступился в жизни? В июле 1944 года будущий Курт подал заявление о добровольном вступлении в националистический латышский легион. В конце войны попал в лагерь для перемещенных лиц, потом поступил на работу в созданное английским командованием формирование «Цивильная служба охранников». Они несли караульную службу на различных объектах английских оккупационных властей в Западной Германии.

Послевоенный Дюссельдорф. Дороговизна. Черные рынки. Притоны. Продажные женщины. Круминьш «подрабатывал» перепродажей краденого. Ради денег он готов был пойти на самое подлое дело.

Как-то один из приятелей пригласил Круминьша в дешевый ресторан. Через несколько минут к ним подсел, не представляясь, импозантный мужчина. Он вступил в разговор с Круминьшем.

— Мне бы, Круминьш, хотелось встретиться с вами в Мюнхен-Гладбахе. Здесь ваши дела складываются неважно. Там для вас отыщется, я надеюсь, перспективное дельце. Многое может еще измениться в вашей жизни. Запятнанная биография? Бывший эсэсовец? Не беда. Прошлое будет перечеркнуто. Сейчас в цене искусство убивать, доставать информацию, подвергать себя риску.

Круминьш понял, что перед ним человек из Интеллидженс сервис. И хотя англичанин и не обещал, что Круминьш будет жить припеваючи до скончания века, он дал согласие. Вербовщик не обманул Круминьша: жизнь его действительно сильно изменилась.

В июле 1951 года Зигурдс-Дзидрис Круминьш стал английским платным агентом по кличке «Курт». Его усиленно готовили для заброски на территорию Советской Латвии. Он проходил ту же шпионскую науку, которую постигали на различных секретных виллах последние недобитки, бывшие ульманисовцы, айсарговцы[4], бывшие эсэсовцы.

Круминьш побывал в жестких руках фашистских инструкторов, теперь вот попал в не менее твердые руки английской разведки. Надоедливо, выматывающе тянулись адски трудные учебные будни. На всевозможных занятиях приходилось порядком попотеть. Целая свора «сэров» падлсов, алексов, хелмутов усердно, напористо обрабатывала, играла на его взвинченных националистических чувствах.

На одном из занятий показывали советскую кинохронику. Дрогнула какая-то затаенная душевная струна после мимолетной встречи на экране с Родиной, Ригой, Взморьем. Запомнились слова диктора: «Взморье иногда в шутку называют валидольным курортом…» Круминьш ходил понурый, апатично-молчаливый.

У шпиона на руке остался рубец от вытравленной эсэсовской татуировки — шестизначного номера. Его английские хозяева не дали возможности сделать повторную пластическую операцию — ликвидировать злополучный рубец. «Завалится — туда и дорога! А пока пусть страшится кары за старые эсэсовские грехи и отрабатывает фунты стерлингов», — рассуждали хозяева.

В Риге, в курортных местечках Курт был близок к провалу. Он хотел некоторое время осмотреться, легализоваться. Часто менял квартиры. День-деньской пропадал на переполненных пляжах. Купил путевку. Почти весь срок прожил в доме отдыха. Но вот там была совершена кража. Приходил молоденький лейтенант милиции, беседовал с отдыхающими. Круминьш вынужден был «прервать отпуск»… Подошло время играть с огнем, и Курт отправился по «железным» явкам, но его буквально выталкивали за двери. И он понял, что ему пора свертываться, уходить на нелегальное положение, пока не поздно, убираться подобру-поздорову из Риги в лес.

…Он, Круминьш, на всю жизнь запомнит этот пресекающийся голос. Враждебное, искаженное ненавистью лицо. Хозяин явки был явно не в восторге от неожиданного визита. Он вздрогнул, когда Курт назвал слова пароля.

Этот агент, бывший «лесной братец», смотрит лютым зверем.

— Не вздумайте запугивать… Я пуганый! — услышал Круминьш вместо отзыва.

— А зачем мне тебя пугать? Ты и без меня напуган.

— Нет, я не боюсь. На мне крови нет. Не стрелял. Не убивал по-бандитски…

— Это мы-то бандиты?!

— Младшего брата кирпичом по голове хрясть… А за что?! Кучка — против своего народа… Ваши умники… Для них главное — держать всех в страхе…

— Отступил от клятвы…

— Нет, прозрел… Спохватился вовремя…

— Ага. Чекисты прочистили мозги. Понятно!..

— Слепец вы!.. Посмотрите, что́ вокруг — наступили другие времена.

— Я пришел не за вашими поносными нравоучениями. С чужого голоса поете. Допоетесь!

— Ну, все выяснили. Точка! Я предупреждал — не пугайте меня. А то, не ровен час, я могу и с лестницы спустить… Купили бы себе черные очки!

— А что? Зачем?

— Глаза у вас…

— Какие?

— Волчьи. Затравленные.

И везде аналогичная картина. Резкий, разрывный разговор. Каждый раз его поспешно выпроваживали. Напрасны угрозы, запугивание разоблачением. Они прозрели, уверовали, что из-за отсутствия состава преступления их помилуют.

Круминьш изводился, исходил лютой злобой — подменила людей Советская власть. Перековывает, переделывает самых, казалось бы, верных.

Был рядом с отчим домом. Но даже ночью, тайком, испугался заглянуть к родителям. Боялся подвести отца, мать… Как-то отыскал в справочнике телефон старшего брата. Позвонил, услышал знакомый голос. Екнуло сердце. Он торопливо повесил трубку.

…И вот Круминьш в лесу. Кончились сигареты, отсырели спички. Осталась только пузатая бутылка от самогона. Годы жизни Зигурдс-Дзидрис отдал бы, чтобы не слышать лая собак, доносимого ветром из ближайшей деревни. Выкарабкаться из этой передряги нет шансов. Давненько захирело, исчезло «лесное братство» — чекисты очистили, выкорчевали их пристанище, подземные бункера. Он забыл, когда последний раз ел по-человечески. Последнее время питался консервами, всухомятку. Доводилось спьяну пить воду в грязной, тинистой луже.

Последние два дня, чтобы хоть на время заглушить свои мучительные думы, Круминьш напропалую пил на голодный желудок. И прожил он эти два тяжелейших дня словно под наркозом.

Когда наступало малейшее прояснение в мозгу, Круминьш в отчаянии думал: «У меня, как и у всех, одна-единственная жизнь. Зачем же я вот так загадил ее?!»

…Вот он по-скотски валяется около дороги. Не дошел — дополз. Матерился. В боковом кармане пухлая пачка денег — а купить ничего не может. Его, замызганного, заросшего, наверняка испугается продавщица в сельпо.

*

Дело №… Все как положено: прошито, пронумеровано. Одна из первых страниц этого дела.

Сухое, протокольно точное служебное донесение:

«…17 апреля 19… года в 00.30 поисковой группой в составе сотрудников органов госбезопасности Латвийской ССР старшего лейтенанта Даукшта и лейтенанта Сарана на дороге Юмправа — Крапе Огрского района, на опушке леса, в двух километрах от населенного пункта, был обнаружен в нетрезвом состоянии гражданин. При проверке документов личности пытался применить имевшееся у него огнестрельное оружие и оказал физическое сопротивление. Был обезоружен и задержан…»

Были обнаружены: четырнадцатизарядный браунинг, семизарядный вальтер, английский пистолет-пулемет системы «стен», шифрблокноты, портативный радиоприемник № 15891, изготовленный американской фирмой «Эмерсон электрокомпани», бинокль французского производства… И, как водится, в пластмассовой коробочке цилиндрической формы — таблетка яда.

Опись шпионского набора заняла несколько листов.

— Кто вы? — спросил задержанного чекист.

— Калниньш Янис Янович…

— Что делали в лесу?..

Пауза затянулась.

— Почему стреляли?..

Опять молчание.

— А эту «липу» где изготовляли: в Мюнхене, Лондоне, Стокгольме?.. Назовите настоящую фамилию.

Опять молчание.

— Он, товарищ старший лейтенант, поди, забыл свою настоящую фамилию. Их все больше по кличке…

— Ну что, дядя, протрезвел? Разве, сэр, можно так пить?.. Яд английский. Товарищ старший лейтенант, зачем этим… яд, если они им никогда не пользуются?

— Карикатура на заботу о человеке. Полный сервис: рация, шифрблокноты, оружие, различнейшая «липа» и, конечно, яд…

— А тройной одеколон… Форменный алкаш. Окачуриться можно… Виски, поди, не берет его. Одеколон позабористее, шибче сбивает с ног… Дурит голову, туманит мозги!

— Жизнь у этих черная, товарищ старший лейтенант! И пьют… по-черному… Как человек над собой надругался! Да разве этот, вконец опустившийся, человек?!

— Человек… Только обманутый, одурманенный.

— Итак, вы утверждаете, что вы Калниньш Янис Янович?

— Да, Калниньш…

— Хорошо. Мы перепроверим точность ваших показаний.

— Проверяйте.

— И долго рассчитываете раскручивать перед нами свою легенду?

— Я говорю все как есть…

Круминьш надеялся отыграться, запутать следствие, пустить его по ложному пути.

«Засыпался начисто! Взят с поличным, — думал, видимо, шпион. — Теперь терять нечего! Ну, так поморочу же я тебе голову, подполковник Гришин!»

И никак он не ожидал того, что услышал от следователя:

— Ну, хорошо, Круминьш Зигурдс-Дзидрис, завтра у вас будет очная ставка с отцом, а затем — с друзьями, одноклассниками…

Он уже не был загадкой, «человеком без лица».

Завтра очная ставка. Отцовский суд.

Чекистам известен каждый его шаг. Каждый шаг агента-нелегала. Знают, как он появился в Риге, с кем встречался, почему сбежал в лес.

Все сказали горестные глаза отца.

В них осуждение. Горечь… И — суровый приговор!

Отец отвел глаза. Стыд-то какой! Очная ставка с сыном, который, как затравленный волк, прятался от людей в лесу…

Курт решительно сказал следователю:

— Пишите: в июле 1951 года в Мюнхен-Гладбахе я был завербован английской разведкой. На случай потери связи по радио мне был дан адрес в Лондоне…

ЗЕМЛЯНКА В ПУЩЕ Д. Смирнов

Самолет пересек нашу границу темной ночью 1957 года. Он шел на высоте около четырехсот метров, держа курс на Барановичи. Некоторое время спустя шум его моторов был слышен юго-западнее Гродно. Сделав крюк над советской территорией, нарушитель скрылся. Через несколько часов после этого один из наших радиоцентров зафиксировал работу радиостанции во Франкфурте-на-Майне, которая длительное время вызывала какого-то агента. Тот откликнулся короткой зашифрованной радиограммой.

Совпадение? Может быть. А если… И ночной перелет неизвестного самолета, и двусторонние переговоры невольно наводили на мысль, что одно неразрывно связано с другим. Отсюда вывод: в приграничном районе, скорее всего в Налибокской пуще, появился враг.

Только-только началось утро, а в Минске и Барановичах уже были созданы оперативные группы из опытных, прошедших школу борьбы в фашистском тылу чекистов. События развивались быстро. Едва чекисты успели добраться до места, откуда было намечено начать поиск, как поступило новое тревожное сообщение. На рассвете этого дня к небольшому лесопильному заводу, находящемуся на речке Каменке, неподалеку от деревни Рудни, из ближнего леса вышли два молодых человека. Старик сторож, в одиночестве коротавший ночь, сначала даже обрадовался их появлению: хоть словом можно перекинуться. Он встретил парней довольно приветливо, пожелал им приятного аппетита, когда те решили поесть. А потом усомнился: ведь люди незнакомые, по ночам добрый человек вряд ли по лесу будет шататься. Только хотел дед спросить у незнакомцев, что они за люди, как в калитку завода кто-то постучал. «Гости» насторожились.

— Кто это? — с тревогой спросили они.

— Да это милиционер, он частенько к нам заглядывает, — неправду сказал дед, чтобы проверить, как поведут себя «гости».

Того, что случилось после этих слов, дед никак не ожидал. Парни сорвались с места и побежали к лесу. Перепрыгивая через изгородь, один из них зацепился лямкой заплечного мешка за сучок на жердине, сбросил его и нырнул в кусты.

Сторож удивился. Подошел к мешку, развязал и ахнул: поверх какой-то поклажи блестел новенький автомат…

Весь день чекисты и колхозники прочесывали окрестные леса, но так ничего и не нашли. Ничего не дали поиски и в последующие дни.

Зато стало известно кое-что другое. В Барановичское управление госбезопасности позвонил бухгалтер хлебозавода Иван Федорович Семененко и попросил принять его по очень важному и срочному делу. Дело оказалось действительно важным. Примерно неделю назад в одной из столовых города Барановичи Семененко познакомился с неким Михаилом Бобровничи. Новый знакомый назвался электросварщиком, рассказал, что решил из Москвы перебраться в здешние, родные для него места. За работой дело не стало — сварщики везде нужны. Но вот жить ему негде. Может быть, Иван Федорович знает, кто в городе сдает комнату?

«А зачем вам искать? — ответил Семененко. — Идите ко мне: я живу один, без семьи, во всей квартире только глухая старушка. Веселее вдвоем будет».

Бобровничи обрадовался, горячо поблагодарил, тут же и документы свои предъявил: паспорт, выданный в Москве, справку о том, что работал на заводе Главного управления шоссейных дорог.

— В общем, так он и поселился у меня, — рассказывал Семененко. — Днем на стройке, а вечером из дома ни на шаг. Да и я домосед. Подружились, за рюмочкой вели разговоры о том о сем, вспоминали о войне. И однажды я сказал, что служил в немецкой хозяйственной части. Бобровничи аж встрепенулся, так его это заинтересовало. Торопливо налил водку в рюмки, предложил выпить «за дружбу». Мне показалось, что он принял меня за гитлеровского холуя, но я не стал его разубеждать.

И Бобровничи доверительно признался, что он вовсе и не москвич, а недавно прибыл из Западной Германии, где, как он сказал, «встречался с людьми, желающими счастья белорусскому народу».

— При этом, — продолжал Семененко, — Бобровничи пытливо посмотрел на меня — как я отнесусь к его признанию. А я думаю: «Вот какой ты, оказывается, сукин сын! Надо тебя разговорить, чтобы побольше тебя узнать». Сделал вид, что даже обрадовался, тоже предложил выпить за дружбу. Бобровничи аж засиял, выпил и сказал, что за границей якобы уже знают, у кого он живет, и щедро отблагодарят меня. Тут же добавил, что, если я выдам его, Советская власть все равно не простит, что приютил его. «Поэтому, — закончил Бобровничи, — или будешь работать с нами, или считай, что уже покойник. Если не успею убить тебя я, то это сделают мои друзья, с которыми я прибыл из-за границы. В Налибокской пуще их много».

Иван Федорович Семененко не сказал своему квартиранту, что в гитлеровскую хозяйственную часть он пошел, чтобы не умереть с голоду в концлагере. И недолгую, но позорную эту службу не скрывал, об этом знали и его теперешние сослуживцы по заводу.

Выслушав Бобровничи, Иван Федорович немного подумал и, словно соглашаясь, спросил: «Что же я должен делать?» — «Подбирай людей, недовольных Советами. Или с рыльцем в пушку, таких же, как сам. Обеспечь встречи с ними. Остальное тебя не касается…»

Закончив свой рассказ в управлении КГБ, Семененко задал тот же вопрос:

— Что я должен делать?

— Помогите нам выловить всех этих врагов.

— А как помочь?

— Бобровничи пускай и дальше у вас живет. Относитесь к нему, как и прежде. Но каждое его слово и каждый его шаг должны быть нам известны. Постарайтесь ничем не вызывать подозрений, будьте очень осторожны: квартирант ваш действительно опасный, готовый на все. Если нужно будет еще что-нибудь, мы вам сообщим.

Стройплощадку, охотно принявшую «московского электросварщика», удалось разыскать быстро. Как и следовало ожидать, трудовая книжка Михаила Бобровничи оказалась фальшивой. Ничего, пускай пока работает, теперь ему из города не уйти, решили чекисты.

В ту летнюю ночь на самолете без огней и опознавательных знаков через нашу западную границу перебросили, по крайней мере, троих диверсантов. Бобровничи сказал, что их «много». И это тоже нельзя было сбрасывать со счетов. Двое тех, что сбежали от сторожа лесопилки, где-то скрываются. Сколько же их на самом деле, где они?

Двум чекистам, Костюкевичу и Покровскому, прошедшим суровые испытания в годы войны, пришлось напялить на себя личину гитлеровских недобитков — «лесных братьев». Для них подобрали соответствующую одежду военной поры и оружие прошлых лет, привели в обжитой вид заброшенную землянку в лесной гуще. И когда, наконец, все было готово, Семененко, как и условились, привел в землянку своего квартиранта на первую встречу с «завербованными». Встреча не обошлась без угощения самогоном. Пошли откровенные разговоры и признания…

Да, Бобровничи прибыл из-за границы. Что, не верите? Вот вам подлинное удостоверение Белорусской народной рады, подписанное Абрамчиком. Сколько с ним перемахнуло через границу? Придет время — узнаете, а пока сюда должен вот-вот явиться один из них.

Тот пришел в разгар выпивки, назвался Фином и с жадностью потянулся к чарке.

— Ты, гляди, не перебарщивай! — начальническим тоном предупредил Бобровничи.

Но Фин отмахнулся:

— Брось, Джо, у меня все-таки голова на плечах.

«Так, — мысленно отметил Покровский, снова наполняя стакан, — Фин и Джо определенно шпионские клички. За старшего у них, видимо, Джо».

А Бобровничи уже начал собираться в обратный путь.

— Фин останется с вами, — сказал он. — Я дорогу теперь знаю; когда нужно будет, приду.

И в этот день, и в последующие Фин жаловался на тоску по родным местам, по своим близким, живущим где-то здесь, в Белоруссии. Они считают его пропавшим без вести во время войны, а он жив-здоров, да только на глаза родне показаться не смеет. А потом начал поругивать Джо, Рогулю, Абрамчика. Оба «брата лесные», Костюкевич и Покровский, слушая его, помалкивали.

Однажды Покровский решил проверить искренность Фина.

— Что ты ноешь? — сердито спросил он. — Разве мы держим тебя здесь? Жили без тебя и дальше проживем!

— Убирайся на все четыре стороны! — поддержал Костюкевич. — Только как на это твой Джо посмотрит.

— А нам с тобой наплевать, — хлопнул Покровский «брата» по плечу. — Пусть сами разбираются.

— Да вы что? — выпучил Фин глаза. — Он же сволочь последняя, прихвостень Рогули! Чуть что — сразу прикончит. Я в этой берлоге больше не останусь!

Очень искренним, горячим был в эту минуту и голос, и тон, и весь вид издерганного, затравленного постоянным страхом парня. Покровский рискнул:

— Трудно нам дать тебе совет. Сами за прошлую службу в полиции с петлею на шее живем.

— Но ведь я-то никого не убивал! — воскликнул Фин. — За что же меня?

— А тебя и не тронут, если крови людской на руках нет, — спокойно вставил Костюкевич. — Говорят, будто есть такой закон для всех, кто является с повинной. Эх, знать бы раньше! Теперь уже дела не поправишь…

Когда проснулись утром, в землянке Фина не было. «Братья» слышали, как он вышел, но куда ушел? Если к Джо, то могут возникнуть для них осложнения. Еще и еще раз проанализировали свои разговоры с Фином. Нет, вроде ничего лишнего не было сказано. Впрочем, если и появятся у Джо подозрения, то не такой уж он дурак, вероятнее всего, предпочтет переждать несколько дней. А тем временем…

А тем временем из районного отделения госбезопасности поступило сообщение, что Фин пришел с повинной. Он принес с собой два пистолета, ампулу с ядом, паспорт, военный билет и трудовую книжку на имя Михаила Дубровского. Сдавая все это, сказал:

— Документы фальшивые, у меня другая фамилия. Родился я здесь, в Белоруссии…

Так началось повествование о пути, который вел в бездну.

Белорусский юноша, почти подросток, попал на каторгу в гитлеровскую Германию. За похлебку из брюквы, за варево из полугнилой картошки от зари до зари работал на немецкого кулака. После поражения фашистов деревню заняли союзники. Но они и не думали о том, чтобы вернуть советских людей на Родину. Наоборот, всячески затягивали отправку, запугивали их.

Сильные духом люди шли на все, только бы возвратиться домой. Слабые оставались. Остался и этот парень.

Работал от случая к случаю. Был в Западной Германии, в лагере для перемещенных лиц, в Соединенных Штатах. Из Пенсильвании за бродяжничество выслали на Гудзоновы острова, в специальный лагерь для таких же бездомных, безродных бродяг. А оттуда перебрался в Англию. Там случайно встретил на улице такого же «перемещенного», вместе с которым довелось батрачить на немцев. Он и свел его с бывшим майором гитлеровской армии Борисом Рогулей. Каратель и националист, Рогуля выступал теперь под личиной рьяного защитника «страдающего от большевистского ига» белорусского народа. Но главной его специальностью была вербовка агентуры для империалистических разведок.

Создалась извечная альтернатива: или — или. Или делай, как я, Рогуля, тебе предлагаю, или можешь с голоду подыхать. И вот Фин снова в Западной Германии, в Мюнхене.

В гостинице «Вюртембергский дворец» встретился с земляком, назвавшимся Беном. Всю заботу о новичках взял на себя Петр Сыч, помощник Рогули по вербовке шпионов. Он водил их на испытания «детектором лжи», потом отвез в школу шпионов и диверсантов, находившуюся в небольшом немецком городке Кауфбёйрене. В этой школе и Бен, и новообращенный Фин познакомились со своими будущими сообщниками Карлом и Джо. А когда вся четверка от доски до доски прошла шпионскую «науку», наступила пора ценою смертельного риска расплачиваться с благодетелями. Началась подготовка к переброске через советскую границу.

На снабжение агентов империалисты не поскупились. Дали каждому автомат, обычный и бесшумный пистолеты, набор для тайнописи, портативную радиостанцию, снабдили картами, деньгами и маленькими ампулами с мгновенно действующим ядом.

Проводить их приехал на аэродром сам Борис Рогуля. Прощаясь, даже слезу пустил. А суровый и немногословный начальник школы клятвенно заверил, что после возвращения с задания они будут обеспечены и смогут жить где угодно.

Первая часть операции прошла для шпионов успешно. Приземлились удачно. Быстро спрятали парашюты и запасную рацию и отправились в путь. Шли всю ночь. Под утро Джо развернул антенну и передал шифрованную радиограмму о том, что все обстоит благополучно.

Углубившись в пущу, под густой развесистой сосной вырыли землянку и спрятали в ней все, что им дали. Было тихо вокруг, и шпионы поверили в свою удачу. Но в первую же разведку у Карла и Фина не выдержали нервы. Это Фин, удирая от сторожа лесопилки, бросил рюкзак со снаряжением.

Фин подробно рассказал, где и когда он должен был встретиться с Джо и двумя другими, указал их базу — землянку в лесу.

В правдивости показаний Фина не было сомнений, и тогда было принято решение арестовать старшего из агентов Джо-Бобровничи. Но ни дома у бухгалтера Семененко, ни на стройке его не оказалось. Очевидно, почувствовав что-то неладное, он скрылся. По словам Фина, и Бен на время ушел из леса: отправился проведать каких-то своих родственников. Но в ближайшие дни должен возвратиться. Прийти он мог по единственной дороге, пролегающей через село Любчи.

Это место для чекистов было очень удобным. В пяти километрах от села текла река Куписк. Мост через нее давно нуждался в ремонте. Вот на этом-то мосту и появилась бригада плотников. Руководил ею бывший партизан, наш оперативный сотрудник И. Шукан. Он знал приметы Бена — их назвал Фин. Выделялись оттопыренные уши и большая родинка над левой бровью. И когда, уже на третий день, шпион появился на мосту, по сигналу Шукана «плотники» схватили его так ловко, что он даже не успел вытащить оружие из кармана. Пришлось Бену вести чекистов к своему тайнику, где в ночь приземления шпионы спрятали мешки с запасным оружием и патронами, переносную радиостанцию и маскировочные плащ-палатки. На следующее утро здесь же взяли и Карла.

Оставался последний — Джо. На допросе Бен подтвердил, что именно Джо является старшим в их группе, и подробно рассказал о нем. Джо был под стать своему близкому дружку Борису Рогуле, такой же гитлеровский холуй-каратель, во время войны загубивший десятки советских людей. На его явку с повинной рассчитывать не приходилось, предатель знает, что пощады ему не будет.

Так где же его искать?

Наш сотрудник Иван Васильевич Габа, руководивший окончанием всей этой операции, снова и снова задавал себе вопрос: где может скрываться Джо? Он вещь за вещью перебирал мешки со шпионским снаряжением и вдруг обнаружил маленький клочок бумаги, на котором красным карандашом написано:

«Будьте внимательны и осторожны. О нас уже знают. Встретимся на базе».

Значит, вот где: на базе! И Иван Васильевич, на всякий случай оставив людей в засаде на уже известных местах, с двумя оперативными работниками, одевшись в пятнистые плащ-палатки, найденные в рюкзаках агентов, отправился в лес.

Двигаясь к базе, напряженно вслушивались в окружавшую тишину, внимательно всматривались в каждый куст, в каждую ложбинку. Джо мог появиться в любую секунду, а еще вернее, мог полоснуть очередью из автомата. Томительны долгие минуты ожидания. И вот наконец из обвалившегося песчаного окопчика Габа разглядел в бинокль человека, появившегося между деревьями: с автоматом в руках, в одних носках, чтобы легко и бесшумно передвигаться по лесу. Джо!

В лесу раздалось громкое кряканье утки. Это, как рассказал Фин, позывные, условный знак, что «свой». Каждый был снабжен такой «манкой». Но непростительная оплошность: не захватили «манки» с собой.

А все решали секунды. Нужно было действовать!

— Джо! — приглушенным голосом крикнул чуть высунувшийся из-за укрытия Иван Васильевич и помахал рукой: — Давай сюда!

Шпион, видимо, и шел на встречу со своими соучастниками. Он медленно сделал несколько шагов в направлении оперативной группы, держа автомат на изготовку. Ближе, ближе… Иван Васильевич считает шаги, он тоже готовится к встрече. И вдруг, видимо, что-то заподозрив, Джо делает неожиданный бросок в сторону и огромными прыжками бежит назад к лесной чаще.

Выскочив из сыпучего окопа, Иван Васильевич крикнул вслед убегавшему: «Стой!» В ответ ударила автоматная очередь. Иван Васильевич на бегу дал ответную короткую очередь по ногам убегающего. Джо отстреливался и продолжал бежать, еще немного — и скроется в чаще леса. Иван Васильевич увидел, как рука Джо потянулась в карман, где, по словам Фина, он носил гранату. Пришлось дать из автомата длинную очередь. Когда подоспевшие с Иваном Васильевичем товарищи перевернули Джо на спину, он уже не дышал, а в руке была граната, которую не успел бросить.

Так и этой группе вражеских разведчиков наступил конец. Выполнить порученные им задания они не успели.

Восемнадцатилетним парнем начал Иван Васильевич Габа свой путь в отряде прославленного партизанского генерала В. З. Коржа, а теперь ему за пятьдесят. Не раз за эти годы чекист проводил опасные операции против коварного врага. Уже после войны он принимал участие в ликвидации бандитской группы. Дело оставалось за тем, чтобы арестовать засевших в доме бандитов. Но это всегда весьма рискованное и трудное дело. На предложение сдаться бандиты ответили усиленной беспорядочной стрельбой. Они рассчитывали продержаться в хате дотемна.

Когда завязалась перестрелка, вдруг раскрылось окно, и в нем появилась девочка, дочь хозяйки — пособницы бандитов. Бандиты продолжали стрелять, но отвечать им тем же — значило подвергать жизнь ребенка опасности.

Чекисты решили спасти девочку, и самое трудное взял на себя Иван Васильевич. Окольным путем ползком он добрался до открытого окна, дотянулся до подоконника, и, когда девочка снова появилась в окне, он схватил ее и вместе с ней выбежал за угол глухой стены хаты, а затем под прикрытием огня товарищей переправил девочку в безопасное место.

Бандиты на время прекратили стрельбу. Им вновь было предложено сдаться, в ответ опять стрельба. Тогда в хату полетела граната. Оставшиеся в живых бандиты попробовали прорваться, но эта попытка им не удалась. Бандиты были ликвидированы. А девочка? Она уже несколько лет, как замужем, воспитывает своих детей и знает, что она обязана своей жизнью чекисту Ивану Васильевичу Габе.

ЗАГАДОЧНОЕ ПИСЬМО А. Соловьев

Лейтенант милиции Николай Баваров, одетый в штатское, медленно прохаживался по многолюдным линиям Государственного универсального магазина.

Почти не задерживаясь взглядом на лицах, он легко узнавал во встречных людях москвичей, приезжих, не преминувших посетить крупнейший торговый центр страны, а иногда на глаза попадалась и знакомая публика… Вот в толпе мелькнуло знакомое лицо — это спекулянт «дядя Кеша» — молодой здоровяк, официально работающий дворником. «Придется взять его на заметку, — думал Баваров. — Уже предупреждали не раз, а он опять здесь толчется».

На глаза вдруг попался элегантный мужчина в темно-синем демисезонном пальто, модной шляпе, с цветастым клетчатым шарфом. Лейтенант узнал в нем старого знакомого, вора-карманника по кличке «Кадет», который года четыре назад был осужден за кражу. «Неужели досрочно освободили? Одет уж очень модно. Похоже, опять промышляет…»

Баваров стал наблюдать за Кадетом. Тот прошелся по рядам, явно присматриваясь к публике, потолкался у ларька с кожаными перчатками, с видом солидного покупателя и знатока часов завел спор с соседями по очереди в ювелирной секции.

Баваров поднялся на второй этаж, откуда хорошо просматривается вся торговая линия. Когда он вновь взглянул на очередь за часами, Кадета там не было. Его модная шляпа уже врезалась в толпу и медленно продвигалась вдоль линии.

Баваров понял, что Кадет сейчас, видимо, пойдет «на дело». Вот он нагнал каракулевый жакет с шапочкой из норки и сумочкой на левой руке. Несколько мгновений шел сзади, затем, около фонтана, в толпе вплотную сблизился, чуть потеснил хозяйку сумочки и вдруг мгновенно отстал, свернул в проход, пошел к выходу. Пробежав по второму этажу, где было меньше народу, лейтенант спустился у самого выхода на первый этаж и, когда вор появился в дверях, крепко взял его под руку и тихо сказал!

— Ну, вот мы и встретились, Кадет! Пойдем-ка к нам, разберемся.

Еще не остывший после «дела» вор вздрогнул, рванул было руку, но, узнав Баварова, понял, что сопротивляться бесполезно. Через несколько минут они вошли в дежурную комнату милиции.

…Задержанного обыскали. При нем оказалась небольшая, в размер конверта, коричневой замши сумочка.

— Откуда сумочка, Кадет?

— Да… жена дала…

— А что в ней?

— Деньги, что еще там может быть.

Баваров открыл «молнию» и вытащил пачку денег и запечатанный конверт. Повернув его адресом вниз, спросил:

— Кому письмо посылаешь? Опять молчишь! Ну а марки немецкие откуда?

Молчание.

— Признавайся, — строго сказал Баваров, — это у той, в каракулевой шубке, да?

Карманник покорно опустил глаза…

Сотрудники милиции, пытаясь отыскать потерпевшую и возвратить ей похищенное, несколько раз объявили по радио о том, что найдены деньги. Однако до вечера так никто и не пришел.

Еще раз осмотрели содержимое сумочки. Кроме 150 рублей советских денег, 80 немецких марок и письма в Голландию, в город Арнем, в боковом внутреннем карманчике обнаружили смятую квитанцию об отправке телеграммы в город Нордхаузен (ГДР).

Поскольку хозяйка так и не объявилась, решили ее разыскать по имевшемуся на конверте обратному адресу.

Забрав сумочку, деньги и конверт, лейтенант Баваров выехал по этому адресу. Там его приветливо встретила молодая девушка, которая назвалась Таней Скобченко и в подтверждение предъявила свой паспорт. Адрес ее был записан на конверте правильно, а фамилия искажена: «Скобченько».

Несколько встревоженная приходом сотрудника милиции, Таня рассказала, что живет с родителями, в 1958 году окончила десятилетку, но в институт не прошла по конкурсу и поступила работать на кондитерскую фабрику «Большевик».

— С какого часа вы были на работе сегодня? — спросил ее Баваров.

— Как обычно, с восьми.

— А с работы никуда не отлучались?

— Да что вы, товарищ лейтенант! Как пришла на фабрику, так и не выходила никуда.

Баваров не ожидал такого оборота: привез пропажу, а ее брать не хотят!

— А в ГУМе не были?

— Я в нем, пожалуй, с полгода уже не была.

Почерк Тани, как оказалось, не имел сходства с почерком на неотправленном конверте. Да и писать в Голландию ей было некому.

Дело запутывалось. Одно было ясно — Таня Скобченко не имеет к письму никакого отношения.

Проверка в Центральном адресном бюро не внесла никакой ясности. Во всей Москве была лишь одна Таня Скобченко.

Подождали еще день. Запросили все отделения милиции. Однако потерпевшая не давала о себе знать. Тогда проверили по больницам и моргам — не попала ли в какие-либо дорожные происшествия хозяйка сумочки — женщина в черной каракулевой шубке. Снова безрезультатно. Оставалось заподозрить, что она по каким-то причинам не хочет разыскивать пропавшую сумочку и находившуюся в ней крупную сумму денег.

*

…Оперативный работник Комитета государственной безопасности выслушал Баварова, осмотрел содержимое сумочки и попросил никаких самостоятельных мероприятий по розыску пока не проводить, а в случае появления хозяйки немедленно поставить его в известность. Прокурор дал санкцию на вскрытие письма. Изучение его содержания ясности не прибавило. Письмо было написано по-немецки, размашистым почерком, с большими интервалами между строчками. Татьяна писала какому-то Яну о молодежном фестивале в Москве, но, кроме упоминания двух немецких имен, — ничего конкретного о таком замечательном и интересном событии. Какое-то нескладное, надуманное письмо. Оно лишь усилило подозрения чекистов. Попробовали уловить подстрочный смысл — безуспешно. Тогда решили проверить письмо на возможное наличие тайнописи. После специальной обработки бумаги поперек строчек письма вначале слабо, а затем явственно проступили группы цифр.

Теперь стало понятно, почему хозяйка похищенной в ГУМе сумочки предпочла поступиться немалой суммой денег, лишь бы уйти.

Но как теперь разыскать «потерпевшую»? Кто она? Зацепиться не за что. Баваров и Кадет запомнили лишь каракулевый жакет. Других примет в их памяти не запечатлелось.

Чекисты вновь и вновь исследовали конверт, каждую строчку письма, каждую денежную купюру в надежде найти какую-нибудь зацепку. Все безуспешно. Оставалась последняя нить: адрес на телеграфной квитанции.

Работники государственной безопасности написали своим коллегам в ГДР подробное письмо, в котором изложили существо дела и попросили разыскать в Нордхаузене получателя телеграммы Шмельцера и выяснить, с кем из советских граждан или лиц, временно проживающих в Советском Союзе, он имеет переписку.

Немецкие друзья энергично взялись за розыски. Соблюдая секретность поиска, они в короткий срок выявили в Нордхаузене и окрестностях несколько десятков Шмельцеров, в их числе и Генриха Шмельцера, который поддерживал переписку (правда, крайне редкую) со своей внучатой племянницей Мюллер Инге, проживающей в Москве. Однако точного места службы и московского адреса ее он не знал и переписку вел на Московский почтамт до востребования.

И все-таки это был серьезный сдвиг. Теперь оставалось найти Мюллер Инге через Центральное адресное бюро и установить ее местожительство. Но неожиданно бюро сообщило: Мюллер Инге проживающей в Москве не значится!

Проверили по отделу виз и регистрации иностранцев, где на нее могли быть въездные документы. Мюллер не было и здесь. Оперативные работники КГБ просмотрели все листки прибытия иностранцев за последние несколько лет — возможно, Мюллер становилась на временный учет.

Нашу страну ежегодно посещают тысячи иностранцев. Груды материалов. На листках мелькали «Майер», «Мёллер», «Миллер»… и наконец:

«Мюллер Инге, 1931 г. р., уроженка г. Зуль (ГДР). Приезжала в СССР в 1957 г. в кратковременную служебную командировку».

Чекисты вздохнули с облегчением. Через Министерство иностранных дел СССР обратились с письмом в посольство Германской Демократической Республики в Москве. Вскоре получили ответ, что гражданка ГДР Инге Мюллер работает секретарем-переводчицей при представительстве ГДР в Совете Экономической Взаимопомощи. Немедленно ориентировали органы государственной безопасности ГДР и попросили командировать своего представителя в Москву для дальнейшей проверки Мюллер. Вскоре к нам прибыл капитан Крёгер.

…На первый взгляд секретарь-переводчица Инге Мюллер ничем не отличалась от своих сослуживцев по аппарату Совета Экономической Взаимопомощи. Вовремя приходила на работу, хорошо знала свои служебные обязанности. Разве только одевалась понаряднее, была всегда при деньгах да время от времени выезжала в Берлин, якобы к больным родственникам. И все же… При более внимательном изучении поведения Мюллер в рабочей обстановке и во внеслужебное время постепенно, по крупицам, стали собираться едва уловимые, но чрезвычайно важные детали.

Так, выяснилось, что она, будучи довольно привлекательной и жизнерадостной женщиной, ведет замкнутый образ жизни, близких подруг и знакомых не имеет; во взаимоотношениях с сослуживцами неоткровенна; на праздничных вечерах иногда без видимых причин неожиданно начинает плакать и уходит домой. По должности Инге Мюллер имеет доступ на заседания Совета Экономической Взаимопомощи; секретные документы печатает в отдельной комнате, без учета копирки и чистой бумаги.

Конечно, каждый штрих, взятый отдельно, сам по себе еще не бросал какой-либо тени на Мюллер, поскольку мог иметь совершенно безобидное объяснение.

Но вот немецкие товарищи выяснили, что родители Мюллер давно умерли, а других каких-либо родственников в ГДР, кроме престарелого Генриха Шмельцера, она не имеет; что единственным источником ее доходов могла быть скромная зарплата рядового служащего. Мюллер находилась в близких отношениях с одним из переводчиков, который в конце 1953 года бежал в Западный Берлин; там она несколько раз встречалась с ним. В последние годы Инге Мюллер проявляла усиленную активность в общественной жизни, изучала русский язык, стремилась устроиться на работу в СЭВ и выехать в Советский Союз. В 1955—1957 годах она приобрела несколько носильных вещей, стоимость которых значительно превышала ее заработную плату. В отделе, где она работала, имел место случай утраты совершенно секретного документа.

Однако и эти материалы еще не вносили полной ясности, они лишь усиливали подозрение, удваивали энергию советских и немецких контрразведчиков. Прежде всего нужно было выяснить, кому принадлежит загадочное письмо, похищенное у Мюллер в ГУМе. Мюллер ли является автором тайнописного сообщения? Что в нем зашифровано — шпионские сведения или личное послание?

Следовало уточнить, является ли Инге Мюллер той женщиной в каракулевом жакете, у которой Кадет украл сумочку с письмом. Кадет и Баваров заявили, что она очень похожа на потерпевшую, но категорически утверждать не могли. Тогда осторожно навели справки. Удалось установить, что у Мюллер есть каракулевый жакет и черная сумочка и она может отлучаться с работы.

Провели и графологическую экспертизу, чтобы идентифицировать почерк Мюллер и почерк письма. Достать образец ее почерка было нелегко. Владея машинописью и стенографией, Инге редко бралась за перо. Выручили снова немецкие друзья. В учреждениях, где Мюллер когда-то работала, они нашли несколько собственноручно исполненных ею документов. Эксперты-графологи после долгих и особо тщательных исследований дали заключение, в котором категорически утверждали, что письмо, содержащее тайнописный текст, и найденные в ГДР документы написаны одним и тем же лицом.

Это было очень важное обстоятельство! Значит, Мюллер сама составила письмо в Голландию и собственноручно написала на конверте вымышленный обратный адрес. Зачем? Не потому ли, что маскировала письмо, зная о наличии в нем шифровки? А может быть, она и была автором шифрованного текста?

…Он вышел из такси у гостиницы «Берлин». На Кузнецком мосту отыскал дверь, рядом с которой на стене темнела надпись «Приемная Комитета государственной безопасности при СМ СССР». Нажал кнопку звонка. Его провели к дежурному по приемной.

— Я к вам, товарищ подполковник, по очень важному и спешному делу, — едва переступив порог, взволнованно заговорил пришедший. — Я старший научный сотрудник научно-исследовательского института нефти Игорь Крымов… Пришел заявить…

Он глотнул воздух и, забыв закрыть рот, уставился на дежурного.

— Что заявить? — спросил подполковник Малинин.

— Я… я п-п-поймал ш-ш-шпиона, — заикаясь, выкрикнул Игорь. — Надо принимать немедленные меры…

Подполковник молчал, разглядывал взъерошенного бледного человека.

— Давайте, молодой человек, по порядку…

Опытный чекист помог гостю успокоиться и собраться с мыслями.

…На одном из праздничных вечеров Игорь Крымов познакомился с Инге Мюллер. Они подружились и стали встречаться почти ежедневно — ходили в театры, кино, на концерты.

— Она мне с первого взгляда очень понравилась, — рассказывал Крымов, — умная такая, начитанная, жизнерадостная. И, честно вам сказать, я влюбился.

Она ответила полной взаимностью. Через некоторое время Игорь завел разговор о женитьбе. Однако его возлюбленная не торопилась давать согласие, ссылаясь на различные причины и обстоятельства.

— И вот тут у меня начало зарождаться сомнение в искренности ее чувств…

Последнее время она все чаще заводила нескончаемые разговоры о загранице, о служебных делах, приносила красивые разноцветные иностранные журналы и целыми вечерами превозносила, нахваливала новые заграничные моды, разные товары, автомашины.

Разговоры вертелись в основном вокруг заграницы, ее изобилия, красот, дешевизны. Ссылаясь на виденное на выставках, в кинофильмах, она старалась убедить Игоря Крымова в преимуществах западного образа жизни, не раз вспоминала и сожалела, что не уехала в свое время в Западную Германию. Добавлялись как бы случайные, исподволь, но в то же время частые расспросы о служебных делах, о темах, разрабатываемых Крымовым и его коллегами в институте. Крымова поразила осведомленность Инге о профиле института, проблематике его работ и даже о научных кадрах — вплоть до должностей, ученых степеней и званий сотрудников.

Зная о желании Игоря приобрести «Москвич», она предложила ему деньги: «Сколько тебе надо, столько и достану». — «Откуда?» — «Старые запасы».

Крымов сказал, что он ограничен в средствах и не сможет скоро отдать. «Ну и не торопись, — ответила она, — сочтемся».

Он не поверил, подумал, что она шутит или бахвалится, и согласился. А на следующий день она принесла деньги.

— Я не стал брать, но она и слышать не хотела. Я дал ей расписку…

Постепенно Игорь утверждался в своих подозрениях. После долгих и тягостных раздумий он решил, не подавая вида, проконтролировать ее действия. Проявляя терпимость к ее высказываниям о советской действительности, начал «разглашать» кое-какие «секреты» о работе научно-исследовательского института.

Возможно, это продолжалось бы долго, если бы не случай, который и привел Игоря Крымова в приемную КГБ.

— Я давно обратил внимание на ее сумочку, — рассказывал Крымов подполковнику Малинину. — Красивая такая, черная, лакированная. Инге никогда с ней не расставалась. Казалось странным, что даже у меня в квартире, наедине со мной, за закрытой дверью, и то она всегда держала эту сумочку при себе. Если бы она была скупой и жадной, я подумал бы, пожалуй, что она боится за деньги. Но она денег не жалела, часто сама расплачивалась в ресторанах, навязывала их мне. Я стал охотиться за сумочкой. И вот, сегодня, когда мы были у меня, она, забывшись, вышла в туалет без сумочки… Я открыл ее. Сумочка как сумочка: пудреница, платок, деньги. И вдруг под пальцами я почувствовал еще какой-то предмет. Второпях никак не мог достать его. Потом догадался: под подкладкой. Поискал и нашел специальный клапан, и вот у меня в руках оказался небольшой, примерно пять на три сантиметра, блокнот с голубовато-зеленой обложкой, листочков в десять. Заглянув в него, я чуть не заорал во все горло: блокнотик был заполнен четкими, хорошо пропечатанными колонками цифр. Шифровальный блокнот! Я быстро и аккуратно положил все на место.

Когда Инге вошла в комнату, я уже как ни в чем не бывало перематывал пленку на магнитофоне. Время было позднее, и она стала собираться домой. Я взял такси и проводил ее до дому, а оттуда поехал к вам. Ее нужно немедленно арестовать! — закончил Игорь свой взволнованный рассказ.

Но подполковник, как видно, не торопился поднимать тревогу.

— Чтобы задержать, а тем более арестовать человека, нужны серьезные и проверенные факты. Спешка тут вредна, — сказал он Крымову. — А что, если вам все это показалось, если вы что-нибудь спутали, если вы слишком односторонне и предвзято воспринимаете поведение вашей знакомой? Если мы по одному вашему слову, по одному, пусть крайне подозрительному факту, немедленно ее арестуем, — как вы думаете, молодой человек, не наломаем мы тут с вами дров? Может случиться, что вы добросовестно заблуждаетесь или, того хуже, оговариваете честного человека, гражданина дружественной нам социалистической державы? Вы подумали об этом?

— Нет…

— Вот то-то. Давайте еще кое-что уточним. И не беспокойтесь! Если вы правы, и ваша Инге действительно занимается шпионажем — ей от нас никуда не скрыться!

Подполковник Малинин кратко записал данные на Игоря и на его знакомую. Затем предложил ему пройти в соседнюю комнату и все подробно изложить в письменном заявлении. Об этом заявлении он тут же доложил руководству Комитета государственной безопасности и начальникам соответствующих служб.

Вскоре в Комитет государственной безопасности прибыли вызванные на службу оперативные работники. Ознакомившись с заявлением, они приступили к проверке. К исходу дня на стол одного из руководящих работников Комитета государственной безопасности легло досье:

«Мюллер Инге, 1931 г. р., урож. г. Зуль (Германская Демократическая Республика), секретарь-переводчик представителя ГДР в Совете Экономической Взаимопомощи».

Это имя было уже известно чекистам.

В ближайшие дни Мюллер собиралась выехать в Берлин якобы по семейным обстоятельствам. Можно было не сомневаться, что эта поездка потребовалась ей для того, чтобы передать собранные шпионские сведения враждебной разведке.

Допустить эту поездку было нельзя. Генерал поставил перед оперативными работниками задачу…

…Жаркий июльский день. После работы сотрудники СЭВ остались на вечер, посвященный польскому национальному празднику. Кругом веселые лица, шутки, смех. Мюллер тоже присутствует. Она нервничает, порывается уйти с вечера.

Однако сегодня ей уже не попасть домой. По согласованию с послом, Министерством государственной безопасности и правительствам Германской Демократической Республики принято решение задержать Мюллер с поличным.

Около восьми часов вечера, когда спал томительный зной, Мюллер вышла из здания Совета Экономической Взаимопомощи.

Через несколько минут в тени тополей ее окликнули по имени. Подошли двое мужчин и одна женщина, предъявили документы сотрудников Комитета государственной безопасности. Вскоре Мюллер была доставлена в Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР.

Мюллер пыталась возмущаться и протестовать, но вот из тайника черной лаковой сумочки извлечены шпионские материалы; письмо в Голландию с шифрованным тайнописным текстом свидетельствует о скрытой переписке Мюллер, при этом на явно подставной адрес и от вымышленного имени — обычный прием связи вражеских разведок.

На первом же формальном допросе она призналась в принадлежности к империалистической разведке, рассказала об обстоятельствах ее вербовки, о способах связи со своими шефами, указала, где хранятся средства тайнописи.

В указанных ею тайниках были изъяты шпионские материалы и снаряжение: несколько десятков листов секретных сведений, шифрблокноты, специальная тайнописная копирка, имеющая вид обычных листов чистой бумаги, западногерманский паспорт на вымышленную фамилию, подставные адреса иностранной разведки в Голландии и ФРГ, крупная сумма советских денег.

Следователь вместе с представителем МГБ ГДР методично и целенаправленно раскрывали преступную деятельность крупного вражеского агента. Мюллер признавалась во всем содеянном и «искренне» раскаивалась: ведь она так молода и самозабвенно любит русского инженера Крымова.

— Но это не мешало вам обрабатывать его и готовить на роль шпиона, — замечает следователь.

В начале своей шпионской карьеры Инге Мюллер подверглась такой же постепенной подготовке. Хозяйка ее берлинской квартиры вовлекла ее в общину евангелистов-лютеран. Религиозность не мешала Инге Мюллер заботиться о нарядах и туалетах, развлечениях, а заработанных денег, конечно, не хватало. Тогда Мюллер обратила в источник доходов свою молодость и привлекательную внешность, а потом ее без особого труда завербовали для работы на американскую разведку. Она служила переводчицей в ведомстве, снабжавшем продовольствием и фуражом советские войска в ГДР, и добывала секретные сведения о советских войсках. В дальнейшем она смогла пролезть на должность секретаря-переводчицы представителя ГДР в Совете Экономической Взаимопомощи. Разведка открыла на ее имя счет в банке.

В Западном Берлине шпионка перед выездом в Москву в течение нескольких дней на конспиративной квартире проходила обучение методам конспирации и тайнописи, сбора и хранения разведывательных сведений, была инструктирована о первоочередных шпионских задачах.

— Каким образом добывала секретные материалы? Это мне не составляло большого труда, поскольку я имела доступ на заседания СЭВ. Там я старалась запоминать наиболее важные сведения, а затем записывала их и накапливала в тайниках; при расшифровке стенограмм, при переводах протоколов заседаний я печатала лишний экземпляр и уносила с собой.

— Как платили? Хорошо, — цинично заявляет Мюллер. — Денег не жалели, на моем счету было уже более 10 тысяч западногерманских марок…

Суд Германской Демократической Республики приговорил шпионку к пожизненному тюремному заключению.

ГАЛАНТНЫЙ «ВОДОВОЗ» В. Востоков

Вспоминается одно дело, возникшее в Казахстане. Оно начиналось так.

Однажды служебные дела привели меня в один из районов области, в совхоз «Красный луч». Директор совхоза в конторе принимал рабочих. Чтобы не мешать ему, я сел в сторонке на скамейку около окна и молча наблюдал за рабочими, обступившими стол директора. В кабинете стало сразу шумно. Я удивился, как в такой сутолоке директор мог решать деловые вопросы. Но, как видно, все шло хорошо, и люди, получив необходимые разъяснения, по одному покидали кабинет, громко хлопая дверью.

Мое внимание привлек посетитель, невозмутимо ожидавший своей очереди в противоположной стороне от меня. Среди толпившихся в кабинете людей он выделялся несколько необычными манерами. Я не сводил с него глаз. Он заметил мое любопытство и молча поприветствовал меня кивком головы. Когда отошел последний посетитель, мой незнакомец направился к директорскому столу. Мне не было слышно, о чем они говорили, но я видел, как он, почтительно наклонив голову, слушал директора. А когда он ушел и на прощание не забыл мне поклониться, я окончательно был им покорен.

— Кто это?

— Водовоз. Просил дров на зиму. Грамотный мужик, башковитый. Предлагали другую работу — отказался. А с дровами у нас целая проблема. Пришлось отказать.

Через неделю подошел конец моей командировке. Перед отъездом я зашел в райотдел госбезопасности. Начальник, майор Козинцев, уже немолодой человек, рассказал о делах, которыми был занят. В частности, упомянул о некоем Ли Ку из совхоза «Красный луч».

— Вот познакомьтесь с заявлением.

«В совхозе «Красный луч», в подсобном хозяйстве, работает Ли Ку, — сообщал заявитель. — Живет один. Думается, что он никогда не занимался физическим трудом и почему-то вдруг устроился водовозом. Никто из поселенцев его раньше не видел и не знал…»

Я рассказал начальнику райотдела о моей встрече с водовозом.

— Это он, — сказал Козинцев.

— Любопытно.

Сигнал о Ли Ку заслуживал пристального внимания. Иностранная разведка имела агентурную сеть на Дальнем Востоке и особенно в районах, откуда прибыли переселенцы.

Спустя некоторое время в «Красный луч» под видом инспектора заготовок был направлен капитан Тен, наш оперативный работник, владевший корейским языком. Находился он в совхозе недолго, но сделать успел многое. Так, он узнал, что Ли Ку родился в Благовещенске. Там учился в школе, а позже с родителями переехал во Владивосток. Здесь женился, жил на станции Посьет. Работал разнорабочим на вагоноремонтном заводе. Очень любил жену, но она от него ушла. Тогда он уволился с работы и уехал подальше от этого места.

— Значит, ложная тревога? — спросил я капитана.

— Пока не знаю, — ответил Тен. — По-моему, этот Ли Ку не кореец. В его речи проскальзывают выражения, не свойственные корейскому языку. Настораживают и его манеры. Он прибыл на поселение в одиночном порядке. Одним словом, личность Ли Ку заслуживает дальнейшей проверки… Конечно, я нисколько не удивлюсь, если допустим, он бегает, например, от алиментов…

Майор Козинцев после этой беседы стал регулярно извещать нас о поведении Ли Ку в совхозе. «Никуда не ездит. Почти ни с кем не общается. После работы копается в палисаднике, поливает цветы».

Мы сделали запрос в Благовещенск и Владивосток, попросили проверить имевшиеся там сведения о Ли Ку. Ответы пришли быстро. Они в деталях совпадали с известными нам данными о корейце-водовозе, но одно обстоятельство нас озадачило. Из Владивостока на наш запрос прислали фотокарточку Ли Ку, который умер три года назад, и даже справку о месте его захоронения. На фотокарточке был изображен, без сомнения, водовоз из «Красного луча». Тот же овал лица, разлет бровей, глаза…

— Теперь что ты на это скажешь? Полюбуйся на своего алиментщика.

— Чертовщина какая-то! — воскликнул капитан Тен. — Умер во Владивостоке и через три года воскрес здесь, за тысячи километров от своей могилы. Вот так покойничек! Неужели напали на нелегала?

— Не похоже. Слишком легкомысленно для разведки, чтобы она могла допустить такой прокол. Не будем спешить с выводами. Оформляйте, капитан, командировку в Приморье, — сказал я Тену.

Прилетев во Владивосток, он сразу же отправился на кладбище и с помощью сторожа отыскал нужную могилу. А когда сторож удалился, достал фотографию «водовоза», сличил ее с той, что была на надгробии. Точно, это он, Ли Ку. Тен внимательно осматривал заросший могильный холмик, серый надгробный камень. И вдруг за спиной услышал голос:

— Что вас интересует, товарищ капитан? Вы не первый, кто интересуется этим покойником. Он вам не родственник?

Сторож, маленький, сухонький старичок в поношенном ватнике, стоял в нескольких шагах от капитана.

— Двоюродный дядя, — ответил Тен. — Когда он умер, я находился в загранплавании. Вернулся, зашел в квартиру, а там уже другие жильцы. Даже не удалось узнать, где живет его бывшая жена.

— Так она же умерла. Вот и ее могилка, рядом… — сторож показал рукой на соседний холмик. — Сначала — он, а через полгода примерно и она…

— Кто же их навещал?

— Двое мужчин. Русские. Постояли минуты две и ушли.

«Видимо, наши местные товарищи», — подумал Тен, а вслух спросил:

— А кто же поставил этот камень? И почему только над могилой дяди?

Сторож задумался, зажал в кулаке бороденку:

— Какие-то корейцы. Этак годика два назад.

— Надо бы поставить памятник и тете…

В доме, где жил Ли Ку, заявили, что человека, изображенного на фотографии, они не знают. Настоящий Ли Ку, который здесь жил, три года назад умер. Родственников у него не было, и памятника ему никто не ставил. Бывшая жена Ли Ку умерла вскоре после его смерти при обстоятельствах довольно загадочных: якобы покончила с собой, отравившись. Многие, в том числе и ее второй муж, считают, что это не самоубийство, но доказать этого не удалось…

На вагоноремонтном заводе Тену вручили фотографию настоящего Ли Ку.

Тем временем Козинцев сообщил о появлении новых странностей в поведении Ли Ку. Несколько раз водовоз выезжал в дальние села района, разыскивая будто бы то ли родственников, то ли знакомых, которые когда-то жили во Владивостоке.

Надо было спешить. Перед нами стояла задача со многими неизвестными, и было трудно предугадать дальнейший ход противника, если, конечно, мы имели дело с ним. Поэтому требовались более острые и оперативные меры проверки личности Ли Ку. Тогда-то и родилась идея, как побудить Ли Ку к активным действиям.

Тен снова срочно выехал в «Красный луч». Разработанный план увенчался успехом.

И вот меня вызвали в областное управление.

…Передо мной сидит Ли Ку. Рядом Тен. Я вижу, у Тена почему-то перевязана правая рука. Но он спокоен. Подчеркнуто вежливо Ли Ку отвечает на мои вопросы. Мы уже целый час добиваемся от него правдивых показаний. Однако он упорно твердит одно и то же.

— Скажите вашу настоящую фамилию.

— Я сказал Ли Ку, пожалуйста.

— Где вы проживали до приезда в совхоз «Красный луч»?

— Повторяю, во Владивостоке на Посьетской.

— А работали?

— На вагоноремонтном заводе чернорабочим, — невозмутимо повторяет Ли Ку.

— Сколько зарабатывали в месяц?

Здесь на какую-то долю секунды Ли Ку замешкался с ответом.

— Пожалуйста… Когда как… — наконец последовал неуверенный ответ.

— Отвечайте на вопрос конкретно.

— Примерно… около двух тысяч рублей.

— Что-то многовато. Где находится ваша жена?

— Не знаю. Я с ней развелся. Ушла к кому-то.

— Давно?

— Давно.

— А точнее?

— Не помню. Какое это имеет значение?

— А такое, Ли Ку, что вы не можете не помнить, если, конечно, вы тот, за кого себя выдаете, сколько зарабатывали в месяц, дату, когда развелись с женой. Понимаете?

— Было бы о чем хорошем помнить.

— Вот посмотрите на эту фотокарточку. Кто это? Скажите.

— Не знаю такого. Впервые вижу.

— А эту узнаете?

— Конечно. Моя, но откуда она у вас?

— По документам вы, Ли Ку, умерли три года тому назад и захоронены на кладбище. Вот, убедитесь, здесь официальные справки.

Ли Ку недоуменно смотрит на меня, затем на Тена, молча берет документы и громко смеется:

— Не Ли Ку я, а Ли Рим. Извините, что не сказал сразу. Жил в Сучане, на Лазо, 55. Работал на шахте в забое. Не женат. Что вас интересует еще? Ах, да, документы Ли Ку!.. Как они ко мне попали? Нашел на охоте, в тайге. Мои же сгорели при пожаре.

— Хорошо, поверим, что это действительно так. Но как ваша фотография очутилась на кладбище?

— Кто-нибудь пошутил.

— Нет, Ли Ку, или как вас там — Ли Рим? Не сходятся у вас концы с концами. Ответьте на такой вопрос: почему вы пытались бежать, когда услышали, что вас разыскивает жена? Вы холостяк, а жена Ли Ку… убита.

«Водовоз» вздрагивает, опускает глаза.

— И зачем вы ездили в совхоз «Рассвет»?

— Искал портняжную мастерскую, но ее там не оказалось.

— А вот Ким Сен, с которым вы там встречались, говорит другое. Кстати, он здесь, и вы можете продолжить с ним разговор. Но сначала скажите о том, почему вы, якобы переселенец, приехали в наши края не с основной группой?

— В то время я лежал в госпитале. Сломал ногу. На охоте.

— Вы военнослужащий?

— Ну, в больнице. Какая разница?

— А все-таки разницу улавливаете. Это хорошо. Адрес больницы?

— Пожалуйста… где-то на окраине Владивостока, точно не знаю.

— Владивостока или Сучана?

— Извините, Сучана.

— Вот видите, что получается. То Владивосток, то Сучан. Кем же вы там работали?

— Я сказал, на шахте. В забое.

— Покажите ваши руки. Покажите, не стесняйтесь. С такими-то ногтями да еще в забое! Вот что, Ли Ку, хватит валять дурака. Неужели не ясно — игра проиграна. Идите в камеру и на досуге подумайте обо всем. И не считайте нас простаками.

Ли Ку пожимает плечами, как-то странно улыбается, а затем встает, галантно кланяется.

Конвоир увел задержанного.

— Как прошла операция? Что с рукой? — обращаюсь я к Тену, когда захлопнулась дверь за конвоиром.

— Все в порядке. Директор совхоза вызвал к себе Ли Ку и в моем присутствии объявил ему, что он может оформлять накладную на топливо. И тут же обратился ко мне с вопросом: «Куда же вас определить на ночлег? Может, вот к нему, к Ли Ку? Он человек одинокий…» Водовоз поклонился. «Дом у меня большой, места хватит». Так я оказался в доме Ли Ку. Ничего подозрительного я там не обнаружил. Вечером водовоз пришел с работы, стал готовить ужин. Как было предусмотрено планом, включил радиоприемник. Как только Ли Ку услышал: «Внимание! Внимание! Товарища Ли Ку разыскивает жена…», он сразу выдал себя. Вздрогнул, сжал нож так, что побелели пальцы. И, поняв, что он попался, метнулся ко мне. Я уклонился от удара, перехватил руку с ножом… Все.

— Рана не опасная?

— Ерунда…

В тот вечер я пришел домой пораньше. Надо было подготовиться к семинару по философии. Поужинал, сел за изучение материалов. Долго не мог сосредоточиться. Из головы не выходил один и тот же вопрос. Как поведет себя дальше Ли Ку? Не рано ли я закончил его допрос и отпустил в камеру? Может быть, специально с ним еще поработать… Незаметно наступила полночь. Наконец тезисы для выступления были готовы, я собирался уже ложиться спать, как вдруг раздался телефонный звонок. Снимаю трубку.

— Владимир Александрович, докладывает дежурный по управлению. Ваш подопечный запросил встречу с вами. Причем срочно. Машина за вами послана.

— Спасибо. Еду.

Входя в кабинет, Ли Ку заявил:

— Хочу дать правдивые показания. Я офицер разведки… (назвал свое настоящее имя). Только теперь я окончательно понял, — продолжал он. — Меня послали сюда с документами, не позаботившись об их надежности. И это дело рук… Впрочем, все по порядку. Я послан сюда, чтобы восстановить резидентуру, и должен был разыскать нескольких агентов (он назвал их фамилии и пароль для связи).

Мне с самого начала не нравилась та спешка, при которой оформлялся мой отъезд. Не я же виноват, что наш шеф прозевал нужный момент и растерял связь с ценной агентурой. Я прямо высказывал свои сомнения. Меня пытались обвинить в трусости. Даже намекали, что могут отдать под суд. Близился момент, когда я мог спокойно уйти на пенсию. Что мне оставалось делать? Я согласился, но с условием: восстановлю связь с агентурой, создам резидентуру — и обратно. И вот я здесь.

В совхозе «Рассвет» я нащупал Ким Сена. У меня сложилось впечатление о нем как о толковом человеке. Можно было бы на его кандидатуре для роли резидента и остановиться, но привычка все делать основательно подвела меня. Я решил с ним познакомиться поближе. Он мне помог установить еще двух человек. Я потерял много времени. Надо было на этом кончать. И все повернулось бы иначе…

— Но тогда бы вы не выполнили до конца свою задачу, — сказал я.

— А разве они со мной лучше поступили? Ведь я собирался уходить из «Красного луча».

— Вызвали подозрение у кого-нибудь?

— Так показалось мне. Я заметил это во время встречи с вами у директора совхоза… Подвело аристократическое воспитание.

— Игра в рабочего, конечно, вам не по плечу. Кого вы имели в виду, когда говорили о том, что ваш провал был делом чьих-то рук?

— Моего шефа. Он возненавидел меня после того, как я отказался выдать свою дочь за его сына — кретина, развратника и наркомана! С тех пор меня преследовали одни неприятности. Тогда я твердо решил: доработаю до пенсии и уйду из разведки. Мне не хватало всего полгода. Сперва меня отвели от активной работы. Занимался бумагами. Потом перевели в одну из разведшкол. Преподавал русский язык. А тут вдруг вспомнили обо мне и послали сюда. Все это дело его рук.

— Где вы работали до приезда в Советский Союз?

— Специализировался по России. Работал в разных службах разведки, затем в школе. Там тоже готовят агентуру для заброски в Советский Союз.

Он долго по памяти перечислял фамилии преподавателей и слушателей, давал их словесные портреты.

— Кроме названных вами, кто еще из действующих агентов, известных вам, был заброшен в Советский Союз?

— Пожалуйста… Я устал… Позвольте мне уйти… Прошу вас… как джентльмена…

— Хорошо. Ответьте на этот вопрос и я вас отпущу.

— Четырех я знаю в лицо, готовил их. Думаю, что они еще в строю… Об остальных узнаете сами… Пожалуйста…

По тактическим соображениям мне надо было продолжать допрос, пока у задержанного не прошел запал, пока в нем еще не остыло чувство обиды и ненависти к своим шефам за его провал. Но нельзя было не считаться с его нервным перенапряжением. Можно было понять, каких трудов стоило ему принять решение говорить правду. Дежурный надзиратель увел задержанного. Я составил документы на получение санкции прокурора на арест, направил телеграмму в центр и уехал домой.

На следующий день поступило указание этапировать Ли Ку.

Узнав об этом, Тен настоял, чтобы его послали сопровождать арестованного.

— А как же палец? — спросил я.

— Ерунда. Я же буду не один, — ответил Тен.

В этот же день, занимая отдельное купе, Тен с двумя солдатами повез арестованного в центр. В дороге Тен неожиданно почувствовал себя плохо. Превозмогая боль в желудке, он терпел двое суток. На третьи сутки совсем выбился из сил.

На большой станции солдат сбегал в медпункт. Врач констатировал у Тена приступ острого аппендицита. Но Тен отказался сойти с поезда. Однако на всякий случай проинструктировал солдат, как вести себя с арестованным, если вдруг не дотянет до пункта назначения.

Как доехал до следующей станции, Тен уже не помнит. Его в бессознательном состоянии высадили из поезда и увезли в больницу. Солдаты остались с арестованным одни. Наступила ночь. Один из солдат расположился на полке внизу вместе с арестованным, другой полез отдыхать наверх. Дежуривший солдат ничего подозрительного в поведении арестованного не замечал. Тот спокойно лежал на своей полке. Только один раз солдат отметил, как арестованный застонал во сне, а затем, накрывшись одеялом с головой, затих. Заступивший на дежурство солдат, поглядывая на арестованного, не переставал удивляться его безмятежному сну. Так прошло еще некоторое время. Проснулся второй солдат. Сладко потягиваясь, он спустился с верхней полки.

— Все еще спит? Можно подумать, что его везут в санаторий.

— Пусть. Меньше хлопот.

Солдаты позавтракали. Потом наступил обед. Когда уже начало смеркаться, решили разбудить арестованного. Тот, что остался за старшего, подошел к полке, сдернул одеяло с его головы и в испуге отшатнулся назад.

Ли Ку неподвижно лежал на залитой кровью подушке.

Так закончилось дело о «водовозе» из совхоза «Красный луч».

ПО СКОЛЬЗКОЙ ТРОПЕ А. Соловьев

Воздушный лайнер плавно коснулся бетонной полосы столичного аэродрома, зарулил на стоянку и, взревев на прощание турбинами, замер.

В числе первых из салона вышла молодая женщина в легком пальто, с небольшой белой сумочкой в руках. Она прошла в здание аэровокзала и разыскала окошечко справочного бюро.

Когда подошла ее очередь, она неуверенно, волнуясь, спросила:

— Скажите, пожалуйста, в какой кассе оформляют билеты на заграничный рейс?

— А вам куда?

— Мне в Берлин.

— Пройдите к кассе номер два, оттуда налево, в конец зала.

Она отошла, отерла вдруг вспотевший лоб и, не в силах справиться с волнением, присела на стул. Немного успокоившись, медленно пошла к кассе. На стене увидела инструкцию о порядке оформления билета.

«Кажется, все есть — паспорт, отпускной билет и пропуск, — думала она. — Но что со мной? Я вся дрожу… Надо еще посидеть, успокоиться, иначе попадусь».

Она снова опустилась на стул. Затем вспомнила про багаж. Получив чемодан, опять села на ближайший диван. Закрыла глаза. «Может быть, бросить все, пойти и рассказать… Люди ведь, поймут… Поверят, простят. Нет, нет! Как решила!»

Она подала в окошечко пропуск.

Кассир внимательно посмотрела на нее, затем на фотографию. Пальцы вдруг предательски задрожали, горло сжала спазма, душу охватил страх.

— Гражданка, ваш паспорт!

Не сразу удалось открыть замок сумочки. В руке оказалось сразу два паспорта. Нужно еще сообразить — какой подать.

— Ну что же вы?

— Сейчас… Сейчас…

Наконец достает один из паспортов и боязливо протягивает в окошечко. Кассир не торопясь сверяет документы.

«Почему она так внимательно смотрит, — подумала пассажирка. — Я же очень похожа на Лиду… А вдруг спросит, где я родилась или где получила паспорт… И что она там копается? Наверное, нажала какую-нибудь кнопку. Сейчас придут и задержат…»

— Я вам могу оформить билет на рейс № 4307, самолет вылетает завтра, в 6.30 утра.

— А на сегодня нельзя?

— Только что выдала последний билет.

— Может быть, найдете на сегодня… пожалуйста… я отблагодарю…

— Я же вам разъяснила, на другие рейсы билетов нет.

«Слава богу, кажется, пронесло… Билет в кармане, я, пожалуй, напрасно волновалась. Теперь бы побыстрей в самолет».

Но время не спешило. Пришлось переночевать в гостинице Аэрофлота. Противоречивые мысли, расчеты и, конечно, страх мешали заснуть. Она поворачивалась с боку на бок, перекладывала подушки, открывала и закрывала форточку. Наконец, приняв две таблетки димедрола, забылась тревожным сном.

В пятом часу утра в дверь настойчиво постучали. Она сразу проснулась и, подумав, что ее будят к самолету, громко сказала:

— Благодарю вас, я проснулась!

Но стук повторился, и женский голос из-за двери попросил открыть. Еще не догадываясь, в чем дело, она подошла к двери и повернула ключ.

Дверь распахнулась. На пороге стояли две женщины — администратор гостиницы и коридорная. За ними офицер в зеленой пограничной фуражке.

— Гражданка Хомякова? Лидия Сергеевна?

— Да…

— Вы арестованы!

*

…Марите Казлаускайте родилась в 1933 году в Литве, окончила Каунасский филиал Ленинградского института физкультуры имени Лесгафта, затем два года преподавала физкультуру в школе. В 1956 году во время летнего отпуска она познакомилась с преподавательницей Вильнюсского педагогического института Балчайтите.

Ее новая приятельница происходила из крупной буржуазной семьи, была ярой националисткой и придерживалась резко антисоветских взглядов. Балчайтите исподволь, но упорно и настойчиво, используя где показную жалость и сочувствие, где лесть, подчиняла Казлаускайте своему влиянию.

В беседах с ней Балчайтите постоянно клеветала на нашу советскую действительность, на советский образ жизни, восхваляла буржуазные порядки в старой Литве, превозносила «свободу» и «всеобщее благоденствие» при капитализме. Они вместе слушали по транзисторному приемнику клеветнические радиопередачи «Голоса Америки» и других зарубежных радиостанций. Ловко подтасовывая факты, перемешивая их с ложью, клеветой, всевозможными слухами и сплетнями, Балчайтите сумела заронить сомнения в душу Марите Казлаускайте.

Политически недалекая и морально неустойчивая, без большого жизненного опыта, Казлаускайте доверчиво отнеслась к этим антисоветским бредням и постепенно начала разделять враждебные убеждения своей наставницы. Спустя некоторое время Балчайтите, отправившись в туристскую поездку в Швецию, изменила Родине и, оставшись за границей, дважды выступала в передачах «Свободной Европы» с клеветническими заявлениями и призывала советских граждан следовать ее примеру.

С этого времени Казлаускайте начала активно готовиться к бегству за границу.

*

…13 января 1957 года в одном из вильнюсских загсов был зарегистрирован брак гражданки СССР Марите Иозо Казлаускайте, 1933 года рождения, с репатриирующимся в Польскую Народную Республику Качинасом Витаутасом, 1916 года рождения. Невеста была без подвенечной фаты, в темном, будничном платье; жених — в потертом пиджаке, черном свитере и давно не чищенных сапогах. Молодые были немногословны. Без шампанского и поцелуев, скромно, без цветов они «расписались» и, напутствуемые добрыми пожеланиями «совета да любви», покинули гостеприимное учреждение. Молча прошли два квартала. Остановились. «Супруга» вытащила пачку денег и, отсчитав тысячу рублей, протянула их «мужу». Это была плата за то, что Витаутас, выехав в Польшу, оформит документы на выезд и для Казлаускайте, вступившей для этого в фиктивный брак с ним. Остальные пять тысяч условленной платы Казлаускайте обещала уплатить, когда окажется в Польше.

— Слушай, а ты не могла бы дать сейчас, — просил Витаутас, — еще две?

— А десять не хочешь? Я и так плачу тебе бешеные деньги, залезла по уши в долги. Ты лучше скажи, как скоро будут готовы документы и когда можно будет ехать?

— Вероятно, через неделю. Собирайся.

Прошло две недели. У Качинаса не хватало каких-то справок, оформление документов было приостановлено, и отъезд отложен на неопределенное время. Казлаускайте нервничала, торопила «супруга», но безрезультатно. Наконец решила ликвидировать сделку, но от Витаутаса сумела получить обратно лишь пятьсот рублей. Остальные оказались уже израсходованными.

Первая неудача не остановила Казлаускайте: слишком велико было стремление попасть в заграничный «рай». И она с присущей ей энергией и настойчивостью продолжала искать пути бегства.

«…Как-то в декабре 1956 года я зашла в Бюро заграничных виз, — писала впоследствии Казлаускайте в своих показаниях, — и там случайно познакомилась с военнослужащим — иностранцем Кустеликом, который приехал в Вильнюс по делам службы. Мы стали с ним встречаться. Поскольку мой фиктивный брак с Качинасом не оправдал моих надежд, я решила «поставить» на Кустелика.

Пользуясь своей внешностью и не особенно ограничивая характер наших связей, я быстро с ним сблизилась. Однако, когда я подняла вопрос о замужестве, Кустелик заявил, что он имеет у себя на родине семью и, естественно, жениться на мне не может. Я объяснила, что и сама не собираюсь связывать с ним жизнь и что брак будет лишь фикцией, которая поможет мне выехать из СССР. Он не согласился. Тогда я решила его подкупить. Узнав, что он нуждается в деньгах для приобретения автомашины «Москвич», я ему предложила пять тысяч рублей. Он подумал несколько дней и взял деньги.

Чтобы скрыть первый брак и зарегистрировать новый, я решила «утратить» паспорт. Заплатив штраф, получила временный паспорт без отметки о замужестве.

9 февраля 1957 года мы пошли регистрироваться…»

Вскоре «молодой супруг», окончив служебные дела, на собственном «Москвиче» отбыл к себе на родину.

Долгие и напрасные ожидания. Кустелик исчез, как в море канул.

Но Казлаускайте не хотела сдаваться. Потрясая свидетельством о браке, она на «законных» основаниях попыталась во что бы то ни стало «выбить» себе визу.

Она поехала в Москву. В иностранном посольстве предъявила паспорт со штампом загса, свидетельство о браке с Кустеликом и настойчиво потребовала либо воздействовать на «мужа», чтобы он немедленно забрал ее к себе, либо оказать ей — «законной жене» — помощь в выезде из СССР для «расторжения» брака и взыскания «одолженных» Кустелику денег. Одновременно она писала пространные письма в МИД и МВД СССР.

Но и на этот раз замыслам Казлаускайте не суждено было осуществиться. После проверки обстоятельств дела ей вежливо разъяснили, что, поскольку Кустелик имеет на своей родине жену и детей и жить с Казлаускайте не намерен, ее просьба о визе не может быть удовлетворена. Что же касается расторжения брака и взыскания денег, то ей рекомендовали обратиться по этому вопросу в советские судебные органы.

Убедившись, что фиктивный брак не привел к успеху, Казлаускайте предприняла новую авантюру: попробовала приписать себе польское происхождение и добиться, чтобы ей разрешили выехать в Польшу, а уже оттуда она хотела перебраться в Швецию, к Балчайтите.

В марте 1957 года она съездила в свое родное село и там добыла фиктивную справку, свидетельствующую, будто ее родители до 1938 года проживали на территории Польши. Подделав в паспорте сведения о национальности, она начала хлопотать о «репатриации».

Исправления в паспорте были легко обнаружены, и Казлаускайте пришлось объяснять их происхождение. Как мыльный пузырь лопнула и эта комбинация. После всех неудач Марите Казлаускайте переехала в Сочи. Там она устроилась работать методистом лечебной физкультуры в одном из лучших санаториев. Однако ее не радовали ни богатая природа, ни доброе, чуткое отношение сослуживцев, ни хорошие жилищные и материальные условия. Злая и завистливая, жадная и скандальная, она с трудом уживалась в коллективе. Движимая своими навязчивыми идеями, Казлаускайте искала знакомства с отдыхающими-иностранцами.

Вскоре она объяснилась в любви «до гроба» одному из них, греку по национальности. Но склонить его к совместному выезду из СССР не удалось. Пробовала она выбраться за границу и по туристической путевке. Написала заявление, представила требуемые документы, неоднократно обращалась в местный комитет и Сочинский городской совет профессионального союза. И ей обещали дать путевку осенью или весной следующего года.

Постепенно Казлаускайте начинала успокаиваться, приходить в себя. Преступные намерения как-то тускнели, отодвигались на дальний план. Она с удовольствием трудилась, обретая прежнюю жизнерадостность.

В апреле 1958 года она начала ремонт комнаты, а сама на время перебралась к подруге — сотруднице соседнего санатория Наде Булкиной.

Вскоре к Булкиной по направлению курортной поликлиники поселили одну молодую женщину, прибывшую на лечение по курсовке, — Лидию Хомякову. Хомякова была женщиной веселой, любознательной и общительной, в Сочи приехала впервые, никого здесь не знала и, естественно, большую часть времени проводила с хозяйкой квартиры и ее жиличкой. Хомякова, как оказалось, приехала из Германской Демократической Республики, где уже второй год работала по вольному найму в одной из советских воинских частей. Это обстоятельство заинтересовало Казлаускайте. Она стала проводить с приезжей все свободное время, подробно расспрашивая ее о службе, быте, заработке, взаимоотношениях с местным населением. Больше всего ее интересовали вопросы, связанные с поступлением на работу в заграничные советские учреждения, порядок разъездов по стране, возможности к выезду из ГДР в Западную Германию и другие капиталистические страны. Приезжая, воспринимая эти вопросы как простое житейское любопытство, подробно рассказывала все, что знала.

Под впечатлением от этих бесед у Казлаускайте снова ожили старые думы, стал созревать еще один сумасбродный преступный замысел: оформиться на работу в одно из заграничных учреждений и оттуда бежать. Но этот путь мог оказаться слишком долгим, а главное, малонадежным. Вряд ли выпустят за границу после скандальной тяжбы с супругами и посольством, после паспортных неурядиц…

И тогда ей в голову пришла другая мысль: воспользоваться документами Хомяковой, выехать в ГДР вместо нее.

Оставалось всего две недели, чтобы окончательно продумать весь план, подготовиться к бегству.

И она развернула бурную деятельность. Продала за бесценок часть своих вещей, отослала кое-что матери в Литву и оставила себе только легкое пальто с двумя платьями, кофту и единственные туфли. Постаралась, не вызывая подозрений, поподробнее расспросить приезжую о ГДР, о пропускной системе, как оформляются билеты на самолет. Выяснила расписание рейсов, адреса отелей, иностранных дипломатических представительств в Берлине, как устроиться там на частную квартиру.

Одновременно она симулировала недомогание, дабы потом отсутствие ее на работе не сразу заинтересовало сослуживцев. Накануне решающего дня, чтобы выиграть время и получить свободу действий, она уговорила Хомякову поехать на озеро Рица и сама достала ей билет на эту экскурсию, в строго определенный день.

Наступило 28 апреля 1958 года.

Как обычно, в 8.00 отдыхающие занимают места на спортплощадке. Четкие команды, бравурные звуки аккордеона, и лечащееся «воинство», подбирая животы, строевым шагом, затем бегом, перестроениями и комплексом упражнений разгоняет кровь, повышает свой жизненный тонус. В этот день зарядка не заняла и десяти минут. Казлаускайте ушла в свой кабинет, переоделась. Сославшись на плохое самочувствие, перенесла на другое время процедурные занятия. На улице села в попутную машину и помчалась домой. Водителю она сказала, будто торопится в Москву к больной матери, и упросила обождать ее несколько минут у дома и подвезти в Адлер, в аэропорт.

В квартире никого не было — хозяйка на работе, а приезжая еще в шесть часов на целый день уехала на озеро Рица.

Быстро прошла в их комнату, по-хозяйски достала из гардероба чемодан и открыла его заранее подобранным ключом. На самом дне, под газетой, нашла документы.

На листе бумаги написала, что ввиду «сердечных дел» будет лишь к вечеру либо утром следующего дня.

В последнюю минуту она заколебалась. Антисоветские убеждения показались ей вздором: что ей, дочери сапожника, плохого сделала Советская власть? На что она обижена? Разве могла бы она в буржуазной Литве получить высшее образование? Разве могла бы иметь хорошую работу, благоустроенную комнату? Могла бы быть равноправным членом общества, пользоваться всеми благами своей отчизны?..

Но вот резко просигналила машина — водитель поторапливал свою пассажирку, спешившую к тяжелобольной матери. Жребий был брошен. Рейсом 14.03 Казлаускайте вылетела в Москву…

*

Судебное разбирательство но делу Казлаускайте было недолгим. Осознав всю тяжесть совершенного преступления, проклиная Балчайтите и своих зарубежных радионаставников, она чистосердечно во всем призналась и откровенно, ничего не утаивая, рассказала, как она попала в сети врагов и встала на преступный путь.

— Хитрые и коварные враги, — заявила она в последнем слове, — воспользовались моей доверчивостью и политической слепотой: где лестью и показной чуткостью, где ложью и прямым обманом они втянули меня в этот мерзкий антисоветский омут. Я знаю, что заслуживаю сурового наказания. Пусть этот тяжелый случай послужит уроком не только мне, но и всем доверчивым и легковерным.

ЧЕРНЫЙ ЧЕМОДАН А. Мартынов, П. Крылов

В нашей стране, как известно, нет антагонистических классов, и разведкам противника не найти у нас классовых помощников для борьбы против СССР. Но они стремятся найти и использовать любые другие лазейки, отдушины.

Не последнее место в числе этих постоянно отыскиваемых врагами лазеек отводится болтовне, беспечности и ротозейству, которые свойственны иным гражданам. Поэтому поучительной кажется следующая история, расследованная органами государственной безопасности.

Дело было так. Генерал по привычке засиделся допоздна. Иного времени, как перед сном, для просмотра газет и журналов не оставалось. Телефонный звонок, прогремевший во втором часу ночи, не предвещал приятных известий.

— Товарищ генерал, докладывает дежурный майор Костюков. Сейчас от капитана Ковригина, из М., поступило сообщение о происшествии. Около одиннадцати часов вечера к ним прибыли нарочные, посылавшиеся в Москву: военнослужащие Еремин и Ветров. Они везли с собой из Москвы важные документы, содержания которых не знают. У прибывших в часть Еремина и Ветрова чемодана с документами не оказалось. Ничего вразумительно объяснить не могут.

На срочный запрос о содержании исчезнувших документов Москва ответила, что речь идет о документах большой секретности, содержащих государственную тайну.

— Срочно командируйте на место работников особого отдела Петренко, Васина и следователя Гришина. Ориентируйте их о происшедшем. С Ковригиным установите постоянную связь, — распорядился генерал.

Через несколько минут военный самолет с Петренко, Васиным и Гришиным на борту поднялся в ночное небо и взял курс на М.

Толчок. Посадка. Встретивший у трапа капитан Ковригин докладывает полковнику Петренко.

Оптимизма в его докладе мало. Опросом Еремина и Ветрова даже правдивую картину доставки выяснить пока не удалось. Еремин, который был старшим, что-то явно недоговаривает, изображает все в розовых тонах и отрицательно влияет на Ветрова. Тот несколько раз порывался дополнить рассказ подробностями, но под взглядом Еремина сбивался и умолкал. Так что пока, по их показаниям, охрана документов в пути была идеальная.

Промчавшись по спящим улочкам маленького города, машина доставила прибывших в штаб воинского соединения.

К утру, главным образом со слов Ветрова, обстоятельства поездки нарочных прояснились. Кое-что дал опрос пассажиров все еще продолжавшего свой путь поезда, с которого Еремин и Ветров сошли на станции, в тридцати километрах от города М.

Оказалось, что доставка протекала далеко не так безупречно, как изображал Еремин.

В Москве, в ожидании получения документов, Еремин не переставая бегал по магазинам. Купил ко дню рождения жены армянского коньяка и петровской водки. Покупками заполнил весь свой большой коричневый чемодан. Поэтому полученный для доставки опечатанный пакет он предложил положить в небольшой черный чемодан Ветрова, где было свободное место.

В двухместном купе, под стук колес, Еремин ощутил облегчение.

— Ну, теперь порядок! Все дела сделали. Можно культурно отдохнуть. Знаешь, Вася, — предложил он Ветрову, — давай-ка мы с тобой устроим королевский завтрак. С петровской водочкой.

— Не стоило бы, — сопротивлялся Ветров. — Больно груз у нас серьезный.

Но Еремин все же настоял на своем. Ветров, правда, воздерживался, пил мало.

По окончании трапезы Еремин отправился на поиски «приятной компании» для подкидного. Долго искать не пришлось.

Компания вскоре пополнилась еще двумя женщинами и двумя болельщиками из соседних купе.

Состав компании постоянно менялся. Игроки приходили и уходили, некоторые высаживались на остановках.

Из разговоров выяснилось, что одна из женщин тоже едет в город М., но не знает, как будет добираться туда от станции. Еремин великодушно пообещал ее довезти.

— За мной обязательно придет машина, — сказал он.

Машина за нарочными действительно пришла. С нею приехал, за старшего, лейтенант Павлов, который заодно рассчитывал встретить жену, приезжающую тем же поездом из Москвы.

Нашлись желающие использовать выезд еще более «уплотненно». Павлову пришлось выехать пораньше, получить заодно в нескольких местах культпросветимущество, а потом уже встречать жену, Ветрова и Еремина. О важности рейса Павлов ничего не знал.

Когда поздно вечером крытый легковой «газик», нагруженный картонками и свертками, прибыл на вокзал, до прихода поезда оставалась одна минута. Зная, что поезд будет стоять всего три минуты, лейтенант Павлов торопил шофера помочь встретить жену, прибывающую с большим багажом. Оба побежали по перрону к подходившему поезду. Убегая, шофер Климкин успел заметить, как на плохо освещенную привокзальную площадь влетела «Волга» и, круто развернувшись, встала справа от их «газика».

Когда Климкин и Павлов с женой, нагруженные чемоданами, подошли к машине, около нее стояли Еремин, Ветров и незнакомая женщина. В промежутке между «газиком» и «Волгой» на земле стояло несколько чемоданов. Два попутчика с поезда, помогавшие женщине донести ее большой багаж, поспешно попрощались и бросились к тронувшемуся поезду.

Все заторопили Климкина, всем хотелось поскорее уехать. Но как погрузить такую уйму чемоданов в дополнение к тому, что уже в машине!

Климкин, пока пассажиры оставались возле стоявших и лежавших на земле чемоданов, немного привел в порядок груду коробок и картонок. Он слышал, как завелся мотор стоявшей рядом в полумраке «Волги» и она, рванув с места, уехала. На номер машины и приметы шофера никто не обратил внимания.

Потом кто-то передавал Климкину через дверцу чемоданы, а он их складывал штабелем между сиденьями, почти до самого тента, пока не уложил все. Теперь пассажиры с противоположных сидений из-за груза вещей не видели друг друга.

…При въезде в город М. на плохо засыпанной канаве, пересекавшей улицу, машину сильно тряхнуло. Дремавшие проснулись, оживились и разом заговорили. Жена Павлова спросила, есть ли дома хлеб. Муж ответил, что питается в столовой и хлеба дома не держит. Попросили шофера остановиться у дежурного магазина.

Когда машина стояла у магазина, Климкин вдруг заметил, что правое заднее колесо садилось на глазах.

— Ну надо же, какая досада! Четыреста метров до части не дотянули. Смотрите, что творится!

Еремин посмотрел и присвистнул:

— Э-э! Тут вас долго не дождешься. Пойду-ка я доложу дежурному по части, чтобы не беспокоились, что я пропал.

Он ушел.

Климкин достал домкрат, ключи, стал возиться с запасным колесом.

Молчаливая попутчица вышла из магазина, увидела осевшее колесо и принялась останавливать проходящие машины. Одна из них остановилась, и шофер согласился ее подвезти. Тогда она залезла в кузов «газика», стала отыскивать свои чемоданы и передавать их в машину, остановившуюся рядом. Через несколько минут она уехала.

Павлов уселся на краю тротуара и стал помогать шоферу. Ветров и жена лейтенанта стояли возле них, прислонившись к деревьям, и разговаривали.

К крыльцу, выходящему на тротуар, метрах в десяти от стоявших, подошел, сильно покачиваясь, кривоногий небритый мужчина. Он что есть силы загрохотал в дверь и противным голосом заорал:

— Миша, откро-ой!

В доме никто не шевельнулся. Ветров, Павлов и остальные с любопытством наблюдали «бесплатное представление».

Пьяница постоял, прислушиваясь и что-то тихо бормоча. Потом загрохотал еще сильнее и заорал снова.

Повторив свой призыв троекратно, он плюнул на дверь, махнул рукой и побрел прочь.

Замена колеса подходила к концу. Ветров полез в кузов — привести в порядок потревоженные чемоданы. Он возился там несколько минут, вдруг опрометью выскочил из машины, обежал вокруг, бросился на перекресток и стал метаться, просматривая то одну, то другую улицу. Потом еще раз подбежал и скрылся в машине, спеша и волнуясь, бешено раскидывая чемоданы, картонки, все содержимое кузова.

Все повернулись к машине, почувствовали неладное. Оттуда выглянуло исказившееся лицо Ветрова, прерывающимся голосом он спросил:

— Где чемодан? Чемодан где?

— Какой?

— Черный чемодан! Мой… с документами!

Его наперебой стали успокаивать, говорить, что тут он, где же ему быть, сейчас найдется…

Когда Еремин, наговорившись с дежурным о Москве, вернулся к машине, то увидел, что все подавленно сидели на разбросанных чемоданах.

— Чего вы копаетесь? Поехали быстрее.

— Чемодана с документами нет, — проронил Павлов.

— Вы что, с ума сошли? Как это чемодана нет? Ты куда его дел? — набросился он на Ветрова.

— Чемодан я принес из поезда к машине, — с усилием приподняв голову, произнес Ветров. — Он должен быть с нами…

Услышав об отъезде попутчицы, Еремин сразу обмяк:

— Ну, все… Точно… Это ее работа. И зачем мы ее с собой потащили? Ну что ж, поехали докладывать.

Через пять минут дежурный по части услышал доклад о чрезвычайном происшествии. Еремин все валил на неизвестную женщину, приехавшую в М.

Однако выявленный в поезде свидетель — молодой следователь, ехавший к месту назначения, уверенно говорил, что Ветров из поезда черного чемодана не выносил.

— Я своими глазами видел, — сказал он, — что оба несли от поезда коричневые чемоданы.

Итак, документы надо искать на всем огромном пути от Москвы до М.

Ознакомившись со всеми обстоятельствами дела, генерал бросил все и вылетел в М. С ним отправилась вторая группа офицеров в помощь первоначально прибывшим. А через два часа после оперативного совещания в М. многие из них разъехались и улетели самолетами далеко от города.

Розыск чемодана и его похитителей начался по всему маршруту. По малозначительным приметам, отрывочным данным шел поиск. Благодаря постоянной бескорыстной помощи огромного числа честных советских тружеников удалось разыскать всех участников ереминского дорожного подкидного. Были установлены и другие пассажиры, зачем-либо заходившие в купе. Нашли и шофера «Волги». Все они оказались непричастными к хищению чемодана.

Видимо, чемодан мог быть похищен только во время стоянки у дежурного магазина.

Попутчицу, приехавшую на машине в М. и заподозренную Ереминым, нашли через несколько часов. Проверка показала, что она честный человек и никакого отношения к пропаже чемодана не имела.

Кто же тогда?

Проверять приходилось все, что хоть мало-мальски заслуживало внимания. Почти одновременно — на городской свалке и в промоине насыпи шоссейной дороги — обнаружили два черных чемодана. Выехали немедленно — вернулись разочарованные: черные, но не те.

Еремин теперь не оставлял Ветрова в покое, уговаривал его исказить факты и беспокоился об одном: лишь бы ему «выглядеть получше». Эта его «деятельность» прервалась только после отправления в дисциплинарном порядке на гауптвахту. Правда, начальник штаба, остававшийся за командира, хотел было «для принятия мер» заодно отправить на гауптвахту и Ветрова, но все-таки воздержался, так как последний активно помогал следствию.

После первого длинного допроса он попал домой не сразу — только днем. Вошел грустный, сел, обдумывая, как сказать жене. Нина, жена Ветрова, посмотрела искоса и начала первая:

— Ну, что разнюнился! Можешь не говорить, я и без тебя все знаю. Нас, женщин, уже собирали. Не рассиживайся — ешь быстрей да беги искать.

Нина подробно расспросила его, какие вещи лежали в чемодане, и отправилась к своему младшему брату Федьке, форварду городской сборной, кумиру всех мальчишек.

Выслушав Нину, Федька только и смог произнести:

— Ай-ай-ай, как нехорошо! — и пообещал немедленно «нажать на все педали».

За какие-нибудь полчаса Федька побывал во всех концах города. Останавливался он во многих местах, но не больше чем на две-три минуты. Группки мальчишек, разинув от счастья рты, слушали, что он говорил, потом моментально серьезнели и разбегались кто куда. Только обежав весь город, Федька успокоился и позволил себе отдохнуть.

Вернувшись домой, он сразу лег спать. Только задремал — какое-то царапанье. Зажег свет — за окном, в струях дождя, мальчишеская фигура. Махнул рукой: «Заходи!»

Через минуту на пороге стоял запыхавшийся и мокрый насквозь шестиклассник Шурик Добровольский.

— Федя, ты знаешь, — начал он прямо с порога, не успев отдышаться, — вот ты говорил, в том чемодане сигареты «Друг» были. Я их, конечно, никогда не видел. А сегодня мы играем, ну, наши пацаны, на пустыре в орлянку. А тут Свистун подходит. Да ты его знаешь — Ахматка Шарипов. Встал возле столба и закуривает. Я посмотрел, у него сигареты — коробка красная такая, с золотой овчаркиной головой, а на ней, знаешь, что написано? «Друг» написано! Золотыми буквами, выпуклыми такими. Понял?

— Ну а ты что?

— А я ничего. Тут ребята стали закурить клянчить, а у него больше не было — последняя сигарета. Он докурить дал. По очереди. Витька Черкасов стал коробку выпрашивать, а он не дал. Тогда Витька втихаря выдернул коробку и драть. Знаешь, как Свистун психанул! Догнал Витьку, по шее ему накостылял, а коробку порвал. Потом говорит: «И запомните! Вы эту коробку у меня никогда не видели». И большим пальцем, знаешь, так зуб подковырнул, чтобы мы молчали. Я смотрел: он обрывки в урну бросил возле забегаловки. Тут дождик пошел сильный, и все — кто куда. Я вернулся, урну фанеркой накрыл — и к тебе.

— Ну, ты молодец! — похвалил Федька просиявшего Шурика.

Вместе они побежали к Ветрову, а потом, уже втроем, сели в такси и поехали к пустырю, где Свистун выбросил коробку.

При свете фар из урны извлекалось все ее некрасивое содержимое. Вот и разорванные обрывки красного картона, на которых можно было разобрать голову овчарки. Ветров прекратил очистку урны и сказал, чтобы все положили назад.

— Федя! Ты покарауль здесь, а мы сейчас мигом к следователям.

Федька укрылся от дождя под навесом палатки. Машина, разворачиваясь, чиркнула по нему полоской света и укатила.

Когда подъехали к штабу, Ветров хотел расплатиться и отпустить такси. Шофер выразил недовольство, даже обиделся:

— Ну, что вы! И не стыдно вам деньги предлагать! Я что, в таком деле посторонний, что ли? Идите, я вас хоть всю ночь буду ждать.

В штабе не спали. Из слов Ветрова следователь Гришин сначала ничего не понял:

— Обождите, какие сигареты? Какой «Друг»? Вы мне об этом не говорили.

Только теперь Ветров вспомнил, что, давая показания, он все время старался припомнить только главное. Говорил о том, какие вещи покрупнее находились в чемодане, сказал про апельсины, а о сигаретах упомянуть забыл.

Гришин немедленно провел Ветрова и Шурика к генералу.

Ожидающая Ветрова «Волга» оказалась как нельзя кстати. На ней и на дежурной машине следственная группа, свидетели и понятые выехали на то место, где их нетерпеливо ожидал Федя.

Теперь в руках следствия как будто оказалась улика. Утром руководители гражданских и военных торговых организаций сообщили, что за последние несколько лет сигареты «Друг» в городе М. и районе в продажу не поступали, на складах таких сигарет тоже не имеется.

Это уже была нить! Но удастся ли ее использовать? На правильный ли попали путь? Те ли это сигареты, которые были в черном чемодане? Не подарил ли их Шарипову какой-нибудь приезжий? Имеет ли Ахмат Шарипов отношение к пропавшим документам? Кто он вообще, этот Ахмат Шарипов? Знавшие Шарипова сказали о нем мало хорошего.

А он пока и не подозревал, что им заинтересовались розыскные органы.

…Ахмат лежал на траве в тенистом углу городского парка и ждал прихода Кренделя. Судьба свела его с Кренделем два года назад.

Он тогда прогуливал — вторую неделю не ходил на завод, где числился учеником слесаря. Не зная об этом, мать по утрам все еще торопила его, чтобы не опоздал на работу. Асамутдин — младший братишка — горделиво протягивал сверкающие ботинки, которые он начистил для брата, пока тот завтракал. Мать у самых дверей давала какие-то наставления, которых Ахмат все равно не слышал, а братишка и сестренка махали руками вслед. Еще бы! Ахмат отправляется на работу!

Мать так радовалась, когда он принес первую и единственную в своей жизни получку. Всю ее истратила на Ахмата. Покупки показывала соседям: Ахмат себе заработал!

Подходит срок новой получки, а ее не будет. Ахмат представлял себе, какой это удар для матери, которая тянула всех одна, работая в двух местах уборщицей. Так не хотелось, чтобы все открылось!

Слоняясь по базару, он заметил, как женщина, завертывая на прилавке купленные ягоды, поставила на землю хозяйственную сумку, из которой торчала дамская сумочка.

Дальнейшее было как в тумане. Прижимая накрытую газетой дамскую сумочку, помчался с базара. Сердце, казалось, вот-вот лопнет. Вбежал в общественную уборную — никого. Еще не отдышавшись, открыл сумочку. Тридцать рублей!

Мощный подзатыльник сбил бы его с ног, если бы вторая рука не держала за шиворот.

— Дяденька, я больше не буду!

Волосатая рука взяла у него из рук злополучную сумочку, и раздался хриплый смех.

— Вот банда! Да разве так делают! Моли бога, что на меня нарвался.

Подняв глаза, он увидел небритого, мешковато одетого мужчину лет сорока пяти.

С этого все и началось. Мужчина, оказавшийся Кренделем, повел его в угол городского парка, вынул из кармана четвертинку, отпил прямо из горлышка и стал расспрашивать. Ахмат рассказал все. Крендель одобрительно отозвался о решении Ахмата бросить завод.

— Правильно! С твоей твердой рукой, парень, золотые дела делать можно. Образованьица только у тебя не хватает. Эх, у меня была рука! А мать обижать нельзя. Через три дня у тебя получка — приходи сюда за деньгами. Я тебе дам, и матери отнесешь. Раньше не даю, чтобы зря не тратил и не засыпался. Зеленый еще. А мать поддержать надо.

Он не посмел не прийти. Крендель дал ему деньги — «получку». В доме Марьям — матери Ахмата — опять была радость.

Крендель, нащупав слабое место, вплотную занялся «образованием» Ахмата. Солидный стаж пребывания за кражи в лагерях, где он и получил свою кличку за кривые ноги, сделал его «преподавателем высокого класса». Каждый прием, отработанный на «теоретических» занятиях, Ахмат по его требованию немедленно закреплял на практике.

Когда у Ахмата по времени должен был кончиться срок заводского ученичества, Крендель присвоил ему «разряд» и стал выдавать больше денег, чтобы дома все выглядело правдоподобно.

Дела их шли как будто неплохо, но с каждым днем Ахмат все больше тяготился преступной связью с Кренделем. А тот заметил, что Ахмат начинает тяготиться «работой» и стал приучать его к водке, стал платить «сдельно» за каждую кражу.

Вместе с повышением «оплаты» Ахмату у Кренделя появилась новая страсть: все наводки за последнее время он давал почему-то на военных.

Два раза Ахмат и ценного-то ничего не похитил: нестираное белье, личные документы командированных, у одного — какие-то исписанные бумаги. А заплатил Крендель почему-то здорово.

Вот и два дня назад запыхавшийся Крендель прибежал в парк, вызвал Ахмата с танцев и через площадь указал военный «газик», стоявший у дежурного магазина. Разговаривать им не пришлось: Ахмату задание было понятно.

Крендель пошел вкруговую к другому углу — «делать шум». Ахмат продвинулся в тени деревьев поближе к машине и внимательно следил за ним.

Когда Крендель, изображая пьяного, стал ломиться в дверь пустой квартиры и все находившиеся у машины обернулись на шум, Ахмат юркнул к дверце и бесшумно рванул ближайший чемодан. Повернувшись к машине спиной, Ахмат торцом приставил чемодан к животу, пересек площадь и скрылся в темном проулке. Тому, кто смотрел бы на него со стороны машины, чемодана не было видно.

Ничего интересного Ахмат в чемодане не обнаружил: мелкие вещички, апельсины, большой пакет с пятью сургучными печатями, две пачки сигарет — «Друг» и «Тройка». В пакете прощупывались какие-то бумаги или книги.

Выслушав отчет Ахмата, Крендель особенно подробно расспросил о надписях на пакете, которые Ахмат машинально запомнил. Потом сказал:

— У военных какой-то шухер. Возможно, из-за чемодана. Спрячь понадежнее. Увидимся завтра в это время. Если меня увидишь, а я не подойду, — пакет сожги, только не дома. Чемодан брось в канал.

Крендель долго петлял по закоулкам и проходным дворам. Через дыры в заборах выбрался на городскую окраину и постучал в окно небольшого частного дома. С такими же предосторожностями добрался к себе домой, купив по дороге бутылку водки.

Через полчаса майор Самин докладывал:

— Товарищ генерал! Неизвестный, встретившийся в парке с Шариповым, оказался вором-рецидивистом по кличке «Крендель». Семь судимостей, все за кражи. Дом, куда он заходил, принадлежит вдове-пенсионерке Рябцевой. Вчера у нее снял комнату мужчина, старше сорока лет, хорошо одетый. Из дома не выходил. По словам соседей, он уже раньше раз или два останавливался у Рябцевой без прописки, на короткое время.

На оперативном совещании решили Шарипова допросить на следующий день. Больше ждать было нельзя.

Когда Ахмат вошел в парк, вокруг не было ни души. Два человека, выросшие вдруг с обеих сторон, были для него такой неожиданностью, что он не успел ни бежать, ни оказать сопротивление. Предложение сесть в машину для следования на допрос он, растерявшись, воспринял безропотно, даже забыл изобразить удивление. Мысль лихорадочно работала. «Как выкрутиться? Буду тянуть», — решил он.

Почти всю комнату, куда ввели Ахмата, занимали два стола. За большим, письменным, сидел генерал, за приставным — пожилой майор. Видеть генералов вблизи Ахмату никогда не приходилось.

Генерал предложил ему сесть, несколько секунд помолчал, видимо изучая Ахмата, потом стал расспрашивать о жизни, о семье.

Все лобовые вопросы о черном чемодане Ахмат отпарировал, заявив, что ничего не может на них ответить. Зато вопрос о пачке сигарет «Друг» ошеломил. Опомнившись, стал уверять, что таких сигарет никогда не видел.

Генерал приподнял лежавшую на столе газету, и Ахмат на листах белой бумаги увидел куски знакомой сигаретной коробки. И сами собой вспоминались поучения Кренделя. «На следствии против очевидных фактов не при, а то поплывешь. Очевидное признавай и думай, как дальше выкрутиться…»

— А-а! Так эта пачка у меня была, я просто забыл. Она уже начатая лежала в парке на скамейке. Кто-то забыл, а я подобрал, — извернулся он.

— В каких отношениях ты находишься с Кренделем? — спросил генерал.

— Просто знакомые. Я у него закурить несколько раз спрашивал.

— Ты много говорил здесь неправды, Ахмат, — сказал генерал. — Начиная с выдумки о работе на заводе, откуда за самовольный уход ты уволен почти два года назад.

Ахмат густо покраснел.

— Обманываешь ты и насчет пачки сигарет, чтобы не пришлось говорить про черный чемодан, из которого взяты сигареты. Твой страх понятен, но его надо преодолеть. Речь идет об очень серьезных вещах, которые, видимо, тебе неизвестны. Документы из черного чемодана не должны попасть к врагам. Врагам они нужны для того, чтобы нанести вред нашей стране, всем советским людям, в том числе твоей матери, сестренке и брату.

Генерал продолжал говорить. Ахмат сосредоточенно слушал, понимая все больше и больше. Потом, увидев время на часах генерала, разволновался и даже привстал:

— Товарищ генерал! Я вам все наврал, но правду сейчас рассказывать некогда. Поедемте скорее за документами, а то, боюсь, будет поздно…

Машина примчалась к дому Анатолия Басова — приятеля Ахмата. Соскочили возле дома.

— Толик, открой!

Шарипов, оттолкнув отворившего дверь Басова, первым бросился к кухонной плите и выхватил какой-то горящий ком. Когда его потушили, увидели в обгоревшей газете уцелевшие части пакета и стопку книжек с обгоревшими обложками. Первого взгляда было достаточно, чтобы увидеть: найдено то, что искали.

Из допроса Басова выяснилось, что Шарипов принес к нему завернутый в газету сверток и просил: если через три часа не зайдет за ним, обязательно сжечь.

— Не бойся, не взорвется, — сказал он Басову. — Там бумаги. Если ты мне друг, через три часа сожги и не развертывай.

Крендель был уже задержан, чуть позже, чем Шарипов, при входе в парк. Он попытался сопротивляться, но убедился, что бесполезно. После очной ставки с Шариповым он дал правдивые показания.

Через час после задержания Кренделя, не явившегося вовремя в домик на окраине, жилец вдовы Рябцевой молниеносно свернул пожитки и торопливо направился к стоянке такси.

Этой личностью пришлось заниматься дольше, чтобы узнать, не стоит ли кто и за его спиной. Уйти от ареста ему не удалось.

Личные документы задержанного оказались подделанными. Меняя показания, он называл себя разными вымышленными фамилиями, но по отпечаткам пальцев удалось установить подлинную личность гражданина Яламова.

В октябре 1941 года в бою под Вязьмой, он симулировал ранение («самострел»), а затем сдался в плен немцам и согласился пойти в разведывательную школу, и уже весной 1942 года он был задержан регулировщиком на одном из дорожных перекрестков. Подвели экипировка, шпионские средства снаряжения.

Затем трибунал, длительное пребывание в лагерях. По отбытии наказания Яламов устроился художником в рекламное бюро. Ему бы честно трудиться и спокойно жить, так нет — связался с уголовными элементами и начал их «обслуживать», подделывая личные документы. И опять Яламов оказался в лагере, где получил кличку «Художник». Там он и познакомился с Кренделем и договорился с ним о встрече на воле. Встреча состоялась. Узнав, что Крендель «работает» в городе, где расположен штаб воинского соединения, предатель захотел его использовать. Он подговорил Кренделя похитить воинские документы в надежде, что сумеет потом продать их иностранной разведке.

Планам предателя не суждено было сбыться. Работа чекистов при поддержке и помощи советских людей положила конец подлой деятельности врага. Все виновные получили по заслугам. Суровое наказание понес и Еремин.

Ветров, оказавший активную помощь в розыске документов, к уголовной ответственности привлечен не был.

Школьнику Александру Добровольскому и Феде в торжественной обстановке вручили награды — именные часы с надписью: «За помощь в работе органов государственной безопасности».

Могущество Советских Вооруженных Сил, уверенность нашего народа в военном превосходстве над любым агрессором порождают подчас у отдельных советских граждан чувство самоуспокоенности и беспечности: мы сильны, и нам, мол, все нипочем! Мы действительно сильны, но успокоенность может причинить немало вреда. Нельзя забывать: враг не дремлет!

ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ Д. Смирнов

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1958 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе против фашистских захватчиков в период Великой Отечественной войны, присвоено звание Героя Советского Союза руководителю Обольской подпольной комсомольской организации Ефросинье Зеньковой и, посмертно, члену организации Зинаиде Портновой. Пятнадцать участников этой организации награждены орденами, из них двенадцать посмертно.

Гитлеровской разведке удалось выследить подпольщиков при непосредственном участии начальника обольского гарнизона полиции Н. А. Эккерта. Комсомольцы погибли геройской смертью.

*

В станционном поселке Оболь Сиротинского района Витебской области жил Николай Эккерт. Отец его, некогда зажиточный хозяин, все пропил и умер, а мать с горя повесилась. Воспитывался Николай у родственников и, хотя его никто не обижал, рос парнем угрюмым, нелюдимым. Выучился на тракториста, зарабатывал хорошо, но письма, получаемые от богатой тетушки из буржуазной Латвии, в которых она как бы между прочим иногда писала, что хозяевам, таким, как она, живется вольготно, оставляли в его сознании след. «Вот так бы пожить — в своем хозяйстве, со своим трактором, хорошим скотным двором и батраками!..» — думал он иногда, вспоминая хозяйство отца.

Эти мысли вызывали у него чувство злобы и ненависти по отношению к тем порядкам, которые мешают осуществить эту мечту.

…Наступила осень 1941 года. Гитлеровские оккупанты пришли на землю Советской Белоруссии. В самом Оболи расположились эсэсовские части. Ушли в партизаны местные коммунисты, комсомольцы, советские активисты. Кое-кто остался по заданию партийных органов, подвергая себя смертельной опасности, но Николай Эккерт остался по личному желанию. И когда фашисты начали создавать полицию, в которую вербовали уголовников, карьеристов, морально неустойчивых людей, пошел туда и он.

Вскоре последовали доказательства его «верности» третьему рейху: были расстреляны председатель колхоза Е. Е. Барсуков, председатель сельского Совета В. А. Алексеев с женой. Поимкой этих людей и расстрелом руководил их односельчанин, надевший полицейскую повязку, — Николай Эккерт. Было время, когда эти люди проявили отеческую заботу о сироте, помогли ему окончить курсы механизаторов, стать трактористом. А он за все доброе, за все человеческое отплатил им черной неблагодарностью.

Усердием и исполнительностью Эккерта фашисты были довольны, не так-то просто было найти выродка, готового на все. По представлению местных руководителей службы безопасности (СД) его назначили начальником обольской полиции.

Так начиналась карьера предателя и карателя. Вскоре ему удалось схватить коммуниста Павла Акуционка, только что возвратившегося из партизанского отряда, куда он доставил гранаты и патроны. Эккерт давно и хорошо знал этого человека, принципиального и требовательного, особенно когда речь шла о работе колхоза, и предатель внес его в список, который передал эсэсовцам. Акуционок и его жена с грудным ребенком на руках были расстреляны на околице деревни Оболонье.

Став на путь измены, Эккерт уже не мог остановиться: сам вешал приговоренных к смерти, участвовал в расстрелах и все это делал с хладнокровием, которое неизменно вызывало похвалы со стороны эсэсовцев.

Уничтожались не только отдельные лица, но и целые деревни. У деревни Барсуки начальник полиции Эккерт и комендант Криванек имели столкновение с местными жителями и за это решили уничтожить деревню. Сначала деревня была разграблена. Фашисты и полицаи врывались в хаты и забирали вещи, продукты. Затем обливали дома бензином и поджигали. В дом Эмилии Оболиной они согнали около сорока человек, мужчин и женщин, стариков и детей, закрыли дверь на засов и подожгли. Тех, кому удавалось вырваться из огненной клетки, фашисты и полицаи расстреливали или бросали назад в огонь, и пример подавал сам начальник полиции Н. Эккерт. В живых остались только маленькая девочка Катя Елисеенко и колхозница Наталья Щербакова. От деревни Барсуки остались груды развалин и пепел, а в Оболь потянулся длинный обоз с награбленным.

*

Гитлеровцы готовили «решающий» удар по советским войскам на Курской дуге и для этого подтягивали к фронту технику, которая шла через станцию Оболь. И вдруг единственная оставшаяся водокачка на участке Двинск — Витебск взлетела на воздух. Замерли десятки железнодорожных составов, и наши штурмовики стали наносить по ним удары.

Водокачку взорвали участники подпольной комсомольской организации. Они собирали сведения о передвижении фашистских войск и передавали партизанам. Это они обнаружили танки, направляемые на фронт и замаскированные под тюками прессованного сена. Вскоре эти танки загорелись… «от паровозной искры».

Однажды ночью комсомолец подпольщик Владимир Езовитов проник в гараж, где стоял лимузин начальника окружного управления безопасности зондерфюрера Бормана, приехавшего из Витебска, и подложил под сиденье мину с часовым механизмом. На другой день на шоссе Полоцк — Витебск лимузин, а вместе с ним Борман и его спутник взлетели на воздух.

Врагу долгое время не удавалось напасть на след юных мстителей. Но все-таки с помощью провокатора было арестовано десять человек — членов подпольной организации «Юные мстители». В качестве заложницы была взята мать секретаря подпольной организации Зеньковой.

Был арестован и Владимир Езовитов, за которым явился сам Эккерт. Юноша, один из руководителей подпольной организации, поплатился за свою неосторожность: при обыске в его сарае обнаружили винтовку и несколько мин. Отрицать свою причастность к организации было бесполезно, но и давать показания Владимир тоже отказался.

Так погибла комсомольская подпольная организация «Юные мстители». Арестованные, и в том числе мать комсомольского вожака Марфа Александровна Зенькова, были расстреляны фашистами.

За «усердие» к службе Эккерт получил звание унтер-офицера.

Летнее наступление Советской Армии 1944 года принесло белорусской земле освобождение от фашистских оккупантов.

Недолго задержались фашисты и на Дриссе, где оборону вели эсэсовцы и власовцы, а одним отделением фашистских пособников командовал унтер-офицер, предатель Родины и каратель, Николай Эккерт. Те, перед кем он выслуживался, спасались в «организованном» порядке, а Эккерту пришлось пробираться на Запад самостоятельно.

*

Вместе с другими власовцами Эккерт оказался в казармах, которые размещались на окраине Элленбурга на берегу Эльбы. Американское командование создало здесь лагерь для перемещенных лиц. В них было немало советских людей, угнанных фашистами и теперь страстно желавших вернуться на Родину. Но у Эккерта не было ни малейшего желания возвращаться и держать ответ за совершенные им преступления. Чтобы избежать кары, он подал рапорт майору американской армии, руководившему охраной лагеря, с просьбой взять его на службу охранником.

Но и на сей раз Эккерта постигла неудача.

В американской армии было еще немало тех, кто считал себя союзником Советского Союза и ликовал по поводу разгрома гитлеровской Германии. Типы, подобные Эккерту, вызывали у них презрение. Вызванный к майору Эккерт спешил, ему казалось, что его судьба уже решена: он будет взят на службу, пройдет некоторое время, он покажет себя и ему удастся остаться за границей. Но это было лишь его желание. На самом деле «заслуги» Эккерта обернулись против него. Ему отказали, указали на дверь, причем таким тоном, что Эккерт потом старался не вспоминать об этой встрече. На вопрос соседей: «Ну как?» — он, зная, о чем его спрашивают, просто отмахивался, и те понимали, что Эккерту не повезло.

*

…Вот и Советский Союз. Радостные лица тех, кто возвращался на Родину из фашистской неволи. Их ничто не пугало, у них была чистая совесть.

Эккерт прошел проверку в Риге. Ему представлялся случай рассказать правду, но он испугался ответственности и скрыл свои преступления, сочинив небылицу, будто он во время войны работал на торфоразработках, затем случилось несчастье — немцы расстреляли брата за связь с партизанами. Сам же он был якобы насильно мобилизован немцами в «Русскую освободительную армию» (РОА) предателя Власова. В карательных частях не служил, имеет ранение — на правой руке не хватает фаланги указательного пальца. На этом опрос и закончился. Были указаны и свидетели, которые вместе с ним служили в РОА. Они знали легенду, сочиненную Эккертом, знали и о том, что никакого ранения у него не было: фалангу пальца Эккерт потерял, пытаясь изнасиловать латышскую девушку; сопротивляясь, девушка откусила ему полпальца, после чего, озлобившись, он пристрелил ее. Об этом знали его друзья. Брат, якобы расстрелянный немцами, на самом деле был жив и здоров, ничем себя не скомпрометировал и жил в Брестской области.

Но об этом стало известно позже. В те дни друзья Эккерта подтверждали рассказанное им, умалчивая правду и о нем, и о своих «подвигах» в недалеком прошлом, когда они стали на путь измены Родине. Эккерта вместе с другими возвратившимися на Родину направили на стройку…

Еще во время войны, когда Витебская область только что была освобождена от фашистской нечисти, начался сбор материалов о преступной деятельности Эккерта. Рассказы очевидцев его преступлений вызывали чувство гнева и звали к возмездию, но пока никто не знал, где находится этот преступник. Начался его розыск.

*

В органы государственной безопасности поступило письмо. Конверт без штампа почтового отделения и адреса отправителя. В конверте находился измятый листок бумаги, на котором значился адрес: «Рига. Проспект Виестура, 2. Гарлевский Н. А.». Ничего другого в письме не было. По анонимному письму можно было предположить, что Гарлевский Н. А. или кто-то другой, проживавший по этому адресу, совершил какое-то государственное преступление, и автор письма решил об этом поставить в известность органы государственной безопасности, не открывая своей фамилии.

По указанному адресу была проведена проверка, но по домовым книгам Н. А. Гарлевский не значился да и фактически в этом доме не проживал.

Розыск Н. А. Эккерта пока не давал ощутимых результатов. Председатель Комитета госбезопасности при Совете Министров БССР генерал-майор А. И. Перепелицын, знавший многие дела по розыску государственных преступников, особенно интересовался розыском Эккерта. Важно было найти Эккерта для того, чтобы установить обстоятельства гибели комсомольцев и наказать виновных.

Время шло, розыск продолжался. В органы государственной безопасности поступило новое безымянное письмо. В нем, как и в первом, находился клочок бумаги с тем же адресом, только фамилия Гарлевский была перечеркнута, а рядом была написана карандашом другая — Эккерт.

Дописка была весьма существенной, она вносила некоторую ясность в дело. Итак, Н. А. Эккерт-Гарлевский. Инициалы Эккерта Николая Артуровича, а фамилия Гарлевский принадлежала его родственникам, у которых он когда-то воспитывался. Очевидно, писал человек, который знал эту семью, но что-то мешало ему подписаться своим именем и помочь в розыске Эккерта.

Еще одна проверка. Наконец было установлено, что Николай Артурович Эккерт, уроженец Сиротинского района, 1914 года рождения, действительно проживал в Риге, был на стройке, работал в бане, затем заведовал материальным складом. Жил, работал. А потом затерялся, и никто не знал, где он, хотя и удалось найти людей, которые работали вместе с ним, остались и кое-какие бумаги, среди них его автобиография.

После долгой и кропотливой работы группы сотрудников центрального аппарата и Витебского управления подключенный к этому делу оперативный сотрудник Комитета государственной безопасности при Совете Министров БССР Юрий Петрович составил обстоятельную картину пребывания Эккерта в Риге.

Будучи направлен на стройку, Эккерт не высказывал желания работать по специальности, опасаясь быть на виду, наоборот, его устраивала работа незаметная, и, когда ему предложили работать истопником в бане, он охотно согласился. Место и впрямь оказалось удобным. Он жил в пристройке бани, где его навещали бывшие сослуживцы-власовцы.

Здесь, в тихой заводи, готовились и проводились различные махинации, вплоть до уголовных, в которых Эккерт принимал активное участие. В органах милиции Риги обнаружили «дело», из которого явствовало, что Эккерт, заведуя складом, с помощью работницы стройки, сожительницы своего приятеля, сбывал на толкучке бывшие в употреблении одеяла, спецодежду, обувь. На допросе Эккерт заявил, что он не причастен к этому делу, что вещи кто-то воровал и если он повинен в чем, так это в халатности — недосмотре. К уголовной ответственности его не привлекли.

С этим совпало немаловажное обстоятельство: арест некоторых друзей Эккерта — изменников и предателей Родины. Все это насторожило Эккерта и заставило его сменить местожительство.

Немалого труда стоило разыскать в Риге знакомую Эккерта, которая работала продавщицей магазина. Но и она рассказала немного: Николай Эккерт никогда не говорил с ней о своем прошлом, да и вообще был немногословен, осторожен, чего-то боялся. Они было сблизились, но Николай обманул ее, сошелся с другой, которую все звали Аннушкой. Аннушка работала где-то на стройке. А потом они уехали внезапно и в одно время. Юрия Петровича это обстоятельство заинтересовало.

Теперь предстояло искать и Аннушку. Может быть, ей известны обстоятельства отъезда Эккерта. В документах строительного управления был найден приказ о назначении Эккерта на должность истопника бани, а уборщицей туда была послана Анна Викентьевна Шляхтенецкая.

Не она ли Аннушка? И где она теперь?

Требовалось также найти автора анонимного письма. Судя по полустертым словам на обороте письма, эта бумага имела какое-то отношение к кирпичному заводу в Оболи. Можно было предположить, что там и жил его автор.

Поездка на место вместе с экспертом-графологом подтвердила предположения Юрия Петровича. Просматривая документы на кирпичном заводе, различные заявления и бумаги, эксперт обратил внимание на почерк И. Г. Езовитова, который просил отпустить ему на хозяйственные нужды бракованный кирпич. Заключение графолога по почерку автора анонимного письма и заявлению на кирпич, написанному Езовитовым, было кратким: это почерк одного и того же лица.

Итак, автор письма найден: им оказался человек преклонного возраста, бывший бургомистр в Оболи И. Г. Езовитов. Он был отцом активного члена подпольной комсомольской организации Владимира Езовитова, того самого, который подорвал лимузин зондерфюрера Бормана вместе с его хозяином и был расстрелян фашистами. И. Г. Езовитов хорошо знал своего односельчанина Николая Эккерта. Но где находится Эккерт в настоящее время, он, Езовитов, не знал. Держался он сначала спокойно, но, когда дело дошло до писем, заволновался и стал категорически отрицать свою причастность к этим бумагам.

Чекисты вели свои беседы с И. Г. Езовитовым не как с бывшим бургомистром Оболи, а как с отцом активного участника комсомольского подполья. Шли беседы с человеком, в жизни которого произошла трагедия. Он, отец, в силу сложившихся обстоятельств, оказался на службе у оккупантов, а его сын — по зову сердца и разума — в рядах активных борцов за свободу и независимость своей Родины.

Вначале отец лишь в общих чертах знал о принадлежности Владимира к подполью, о том, что в его, бургомистра, доме встречаются молодые подпольщики, но он молчал, понимая, какая участь ждет его сына и других в случае провала.

Но вот страшная минута наступила. Николай Эккерт, дальний родственник, арестовал Владимира прямо на его глазах. И тогда он понял, какую роль играл Эккерт в этом деле. Прошло много лет, но Езовитов не забыл, кто повинен в смерти сына.

Беседа. Еще одна. И наконец, поняв, что ему не собираются сделать ничего плохого, Езовитов признался, что анонимные письма принадлежат ему. Адрес Эккерта стал ему известен из письма, которое тот прислал ему, прося сообщить, где теперь находится жена. На это письмо Езовитов не ответил, но решил напомнить органам госбезопасности об Эккерте. В первом письме он назвал Эккерта по фамилии его родственников — Гарлевский, Езовитов полагал, что этого будет достаточно для розыска Эккерта, и только когда писал второе письмо, догадался, что не всем известна фамилия родственников предателя, поэтому перечеркнул слово «Гарлевский» и написал: «Эккерт Н. А.». Все это он сделал много времени спустя после того, как Эккерт написал ему.

Письмо, полученное от Эккерта, Езовитов прочел и сжег. Тот больше не писал. Где он находится теперь, Езовитову известно не было.

С безымянными письмами стало все ясно. Но следы Эккерта и Аннушки предстояло еще разыскать.

*

Снова Рига. Беседы с теми, кто знал пропавшую женщину. Кое-что стало проясняться. Она возвращалась в Ригу, работала домработницей у директора бисквитной фабрики. Но тот теперь живет в Москве. А как Аннушка? Оказывается, она в то время не была прописана в Риге, и ее давно уже никто не видел.

Первый выезд в Москву для беседы с теми, у кого Аннушка была домработницей в Риге, результата не дал. «Да, — отвечали те, — была у нас домработница Аннушка, но мы ее не прописали, не догадались, а она и не настаивала. Договора с ней как с домработницей не заключали — тоже потому, что она не просила об этом, а нам было все равно, как-то и разговор об этом не возникал. Никаких претензий мы к ней не имели, она к нам как будто тоже. Расстались по-хорошему, мирно. Ну а вот фамилию, извините, не помним».

Пришлось вновь возвращаться в Ригу. В доме, где раньше жил директор фабрики, — новые жильцы. Соседка же удивилась, почему бывший директор и его жена ничего не рассказали об Аннушке. Хотя они и не прописывали ее, но паспорт хозяйка забрала и держала у себя. «Я хорошо знаю свою бывшую соседку, — сказала она, — она ничего и никогда не забывает. Между прочим, ее муж, которого сняли с работы, фотолюбитель. Возможно, у него сохранились снимки, где вы можете найти и Аннушку. Можете сослаться на меня, мы ведь были соседями, у нас были хорошие отношения. Передайте им привет от меня, и я уверена, что они заговорят по-другому».

*

И снова поездка в Москву. Снова продолжительная беседа. Пришлось сказать, зачем нужна Аннушка, напомнить о рижской соседке, передать от нее привет и, наконец, назвать несколько фамилий с именем Анна. Только после этого хозяйка «вспомнила» фамилию Аннушки — Шляхтенецкая. Оказывается, сохранилась и любительская фотокарточка, на которой вместе с хозяином и детьми была сфотографирована Аннушка. Она, как «вспомнили» бывшие хозяева, осталась в Риге, у кого-то устроилась домработницей.

После этого в адресном бюро Риги нашли, где была прописана Анна Викентьевна Шляхтенецкая. Стало известно место ее рождения. На фотокарточке ее опознали и новые хозяева, они сообщили, что у нее двойная фамилия — Шляхтенецкая-Тулина. Но увидеть женщину не удалось: она уволилась по болезни и уехала к себе на родину в Калининскую область. Там она намеревалась отдохнуть, подлечиться, а потом собиралась поехать куда-то на Урал, тоже к родственникам.

…Анну Викентьевну нашли в ее родной деревне. Болезнь, видимо, сильно изменила ее: худенькая фигура, лицо, усеянное морщинами, потухшие, грустные глаза. Она рассказала, что работала в Риге на стройке и домработницей. Работая на стройке, заболела, труд оказался ей не по силам, долго пролежала в больнице, затем работала уборщицей в бане. Эккерт относился к ней хорошо, жалел ее. На вопрос, где он и чем занимается, ответа не последовало. Анна молчала: было ясно, что у нее нет желания говорить о Николае Эккерте.

Она не знала, почему он вернулся в Советский Союз. Приехали все, приехал и Эккерт. Сам он ничего не рассказывал, а вот его приятель проговорился, что они вместе служили у фашистов.

Того, что она рассказала, для розыска было мало, да и полагаться на ее слова было трудно. Что-то связывало ее с Эккертом. И в то же время она, видимо, еще не знала, что тот собой представлял. И Юрий Петрович решил рассказать Аннушке о прошлом Николая Эккерта, о том, что его брата и сестру не расстреляли, они живы и здоровы, а он стал изменником Родины, карателем и предателем.

Только теперь отношение Анны Шляхтенецкой к Эккерту изменилось. Она сказала, что Эккерт понравился ей своей обходительностью и тем, что заботился о ней. Он почему-то особенно интересовался ее здоровьем, расспрашивал, чем она лечится. Она привыкла к нему, а он прекратил встречи с другой женщиной, которую она как-то видела у Эккерта. У него были неприятности по работе, его вызывали в милицию, а затем арестовали кого-то из его друзей, вернувшихся вместе с ним из-за границы, и тогда Николай предложил ей уехать вместе с ним.

— Когда мы уже ехали, — рассказывала Анна, — где-то около небольшой станции возле Витебска Николай сказал: «Хорошо, что я отсюда уезжаю, здесь много моих врагов». Я не знаю, о чем он говорил, не расспрашивала его, но догадывалась, что он когда-то в этих местах что-то натворил, а теперь боится разоблачения и бежит подальше от этих мест. В дороге он чувствовал себя хорошо. Не болел, как и в Риге. Но, когда подъезжали к Оренбургу, он начал трястись, бредить. Я испугалась, что у него будет припадок. В Оренбурге я пошла с ним в больницу. Когда у него начали спрашивать документы, он заявил, что их украли во время приступа болезни, и назвался Николаем Ивановичем Неведомским. Никакого приступа на самом деле у него не было, и никто не крал его документов. Все это происходило в моем присутствии, но я молчала, а через четыре дня я уехала: он сказал, что много пережил, ему нужно побыть одному и подлечиться, а потом он вызовет меня. Перед отъездом Николай предупредил, чтобы я никому не проговорилась о том, что я была вместе с ним, что он под фамилией Неведомского находится в больнице, иначе мне будет плохо, вместе с ним привлекут к ответственности, как его соучастницу. Но я никакого преступления не совершила. Кроме того, мне казалось по-прежнему, что он хороший человек, я даже не представляла себе, что он мог совершить преступление, поэтому и молчала. А вот вызов мне он не прислал, и теперь я не знаю, где Эккерт.

Значит, Николай Артурович Эккерт, теперь Николай Иванович Неведомский, остался в Оренбурге «на излечение». Но это было давно, и вряд ли теперь он там, вполне возможно, что, заметая следы, он перекочевал на новое место.

*

Вести из Оренбурга были малоутешительны. Да, там прописан Неведомский, но Николай Степанович, да и год рождения не тот, уже пенсионер. На запрос, был ли Неведомский Николай Иванович в психиатрической больнице и если был, то по какому адресу выписался, был получен ответ:

«Неведомский Н. И. находился в больнице с 5 по 13 мая, выписался в Новосибирск, по адресу Советская, 30, квартира 6».

Телеграфный ответ из Новосибирска сообщал: по указанному адресу Неведомский не проживает; в Новосибирске не прописан.

…Поиски в Оренбурге начались с психиатрической больницы. В истории болезни Неведомского, против диагноза — эпилепсия — стоял вопросительный знак. Лечащий врач усомнился в правильности этого диагноза, поэтому Н. И. Неведомского скоро выписали из больницы, но выдали справку о том, что он в ней находился. В больничном документе отметка: собирается выехать в Новосибирск, указан был и адрес, тот, по которому его потом не оказалось. Не было родственников у него и в Оренбурге, хотя отметка об их наличии была сделана, видимо, со слов самого Неведомского.

Итак, в Новосибирске его нет. Не прописан он и в Оренбурге. Из больницы выписался давно. Теперь могут помочь только старые работники больницы. Должен же кто-нибудь из них еще работать в больнице. Нашлась санитарка — тетя Поля, как ее давно все звали. По приметам, которые назвал ей Юрий Петрович, тетя Поля вспомнила больного по имени Николай. Оказалось, что она знает его не только по больнице. Она встречалась с ним и позже. Он никуда не пропадал, а работает в подсобном хозяйстве больницы кузнецом.

В паспортном столе выяснилось, что Николаю Ивановичу Неведомскому был выдан паспорт на основании воинского билета, справки из больницы и положительной характеристики с места работы. Паспорт выдали, человек живет, но вот никто толком так и не мог объяснить, почему он живет без прописки.

Но это уже не имело большого значения. Главное было сделано. Юрий Петрович был настолько уверен, что найдет Эккерта-Неведомского в Оренбурге, что вместе с собой взял в качестве понятого человека из Оболи, который хорошо знал Н. А. Эккерта.

*

В подсобное хозяйство психиатрической больницы Н. А. Эккерту помогла устроиться старшая медсестра, муж которой погиб на фронте. Устроившись на работу, Эккерт женился на ней. Ему казалось, что он надежно замел следы…

Вечер. Отдельный домик на территории подсобного хозяйства больницы. Дома пока только хозяйка, с которой и повел беседу приглашенный в качестве понятого председатель местного поселкового Совета. Они давно знают друг друга, им есть о чем поговорить. Но вот явился и хозяин. Эккерт изменился в лице, когда увидел своего бывшего односельчанина. Ему стало понятно, зачем пришли сюда эти люди.

Последняя попытка к спасению — отмежеваться от Николая Артуровича Эккерта. Вот они, паспорт и военный билет Неведомского Николая Ивановича. Он не знает Эккерта Николая Артуровича, даже не встречался с ним, и вообще это недоразумение и, более того, грубая ошибка…

Но свидетельскими показаниями он был вполне изобличен.

На следствии и суде предатель и палач признался в совершенных им преступлениях. Под его руководством и при непосредственном его участии было расстреляно свыше шестидесяти советских граждан, в том числе только в одном из домов сожженной деревни Барсуки погибло тридцать восемь человек. При его соучастии была уничтожена обольская комсомольская подпольная организация «Юные мстители».

Выездная сессия Верховного суда БССР приговорила Н. А. Эккерта (он же Неведомский Н. И.) к расстрелу.

*

Чекистский язык краток: преступник разыскан, разоблачен. Привлечен к уголовной ответственности. Но за этими словами нередко скрываются годы напряженного труда, годы кропотливой работы.

Так было и с этим делом.

ИЗ ЗАПИСОК СЛЕДОВАТЕЛЯ С. Бунтин

В вагоне поезда было шумно. Веселилась молодежь: только что состоялось бракосочетание, и все они ехали теперь на свадьбу.

Общие разговоры и веселье захватили и пассажиров, не имевших никакого отношения к торжеству. Лишь одна женщина средних лет не радовалась, даже не улыбалась. Лицо свое, изуродованное глубокими шрамами, она все время прятала от чужих глаз, больше смотрела в окно. Вдруг она закричала: «Держите его! Это он! Он убил моих детей!» К ней бросились, стали спрашивать, где и кто этот человек, но женщина была в глубоком обмороке.

*

— Сергей Петрович, вы ознакомились с заявлением о случае в поезде? — спросил Бушуева начальник управления КГБ полковник Степняк.

— Да, ознакомился.

— Каково ваше мнение?

— Сообщение меня заинтересовало… Вот план расследования. Если не возражаете, сегодня приступлю к исполнению.

Степняк прочитал план.

— Не возражаю. Желаю успеха!

*

В больнице Бушуев встретился с главным врачом. От него узнал, что Анна Васильевна Процкив была доставлена в больницу в шоковом состоянии. Сейчас ей лучше. Поговорить с ней можно, но только недолго.

— Хотелось бы, доктор, чтобы вы присутствовали при моем разговоре. Все может случиться.

Бушуев представился и попросил Анну Васильевну рассказать, кого она увидела в вагоне поезда.

— В первые годы после войны я жила в селе Луковцы, — рассказала Процкив. — Это мое родное село. Муж работал уполномоченным Министерства заготовок, домой приезжал редко. Однажды, целый день пробыв дома, он уехал перед вечером в райцентр на совещание. Вскоре после его отъезда в дом ворвались бандеровцы. Они потребовали, чтобы я сказала, где мой муж. Я ответила, что он уехал в район, но они не поверили, думали, что муж спрятался где-то поблизости. Они стали меня избивать. Избив меня до полусмерти, бандиты на моих глазах замучили троих моих детей. Самому меньшему был тогда всего годик… Очнулась я в больнице. Вот в этой самой… Видите мое лицо… Это — следы от ран. А тогда, в поезде, через вагон шел мужчина. Когда он повернулся в мою сторону… Я и сейчас не могу описать его внешность, но это был он — убийца моих детей. Я его узнала…

Врач подал Бушуеву знак: нужно было прекращать беседу.

По дороге из больницы Бушуев зашел в районный отдел государственной безопасности и просмотрел архивные материалы, относящиеся к тому периоду. Факт зверской расправы оуновской банды над семьей Процкив документы подтверждали, но имена убийц не назывались.

Вечером Бушуев встретился с автором заявления о происшествии в вагоне.

— Вы, очевидно, запомнили того человека и можете описать его внешность, назвать какую-нибудь примету?

— Обо всем, что произошло, я написала в заявлении. С этой женщиной я не знакома, но в нашем райцентре вижу ее часто. Женщины, которые ехали с нами, разговаривали на разные темы. Сравнивали, как мы раньше выходили замуж и как женится молодежь сейчас, как богаты и веселы в настоящее время свадьбы. Соседка молчала и смотрела в окно, а затем тихо заплакала. Я спросила, о чем она плачет. Тогда она рассказала мне, что бандеровцы убили трех ее детей и некого ей теперь ни женить, ни замуж выдать. «А какая радость, когда в доме свадьба», — проговорила она. Она повернулась ко мне, хотела что-то сказать и вдруг крикнула: «Вот он, убийца! Держите его! Он убил моих детей!» — и тут она потеряла сознание. Началась суматоха. Каждый хотел помочь женщине. Мне очень ее жаль, и я решила написать вам, может, найдете преступника. Мне показалось, что мужчина был в форме железнодорожника, проходил он через наше отделение…

*

Утром в автобусе Бушуев услышал разговор:

— Вы слышали, одна женщина увидела в вагоне убийцу ее детей?

— Слышала. Говорят, она побежала за ним, хотела его поймать, но не смогла догнать. Он убежал, уронив фуражку.

— Мне рассказывали, что она все-таки догнала его, но он на остановке выпрыгнул из вагона и потянул ее за собой.

В разговор вмешалась пассажирка, сидевшая рядом со следователем:

— Женщины, кто вам все это наговорил? Все было не так, как вы рассказываете!

— А вы откуда знаете?

— А я тогда ехала в этом же вагоне.

Бушуев слушал.

— Мы сидели с ней в одном отделении. Она ни с кем не разговаривала, все смотрела в окно. Потом женщина, сидевшая против меня, о чем-то с ней заговорила. Через вагон проходил какой-то мужчина. В тот момент эта женщина крикнула: «Держите его! Он убил моих детей!» Все обратили внимание на женщину, а она потеряла сознание, побледнела. Началась суматоха, кто чем мог стали оказывать ей помощь. Я вышла из отделения. Посмотрела в окно. Поезд уже тронулся. Мне показалось, что тот мужчина пошел от станции в направлении к селу. Вот как было в действительности.

— Простите, — обратился Бушуев к рассказчице, — скажите, как вас зовут?

— Для чего это вам?

— Я следователь. Занимаюсь расследованием этого дела.

Немного подумав, женщина ответила:

— Меня зовут Галина Степановна Стельмащук.

— Галина Степановна, — спросил Бушуев, — не могли бы вы описать внешность мужчины, проходившего мимо? Что вам запомнилось?

— Выше среднего роста, волосы черные, нос длинный, с горбинкой, нижняя губа немного отвисает. Лет ему больше сорока.

— А где он вышел из вагона?

— Мне показалось, что он сошел на предпоследней остановке. Вот мы сейчас к ней и подъезжаем.

Через минуту автобус остановился недалеко от железнодорожной станции. Бушуев поблагодарил Галину Степановну и вышел.

*

— Здравствуйте, товарищ капитан! Вы меня, может быть, и не помните, а я вас знаю.

— Откуда вы меня знаете?

— Я участковый милиционер Кочубеев. Вы читали нам, участковым уполномоченным, лекцию о социалистической законности. Помните?

— Помню.

— Вы слышали о происшествии в поезде?

— Слышал только одни разговоры и то в разных вариантах. Стараюсь выяснить обстоятельства этого происшествия.

— Вам, товарищ капитан, будет нужна моя помощь?

— Думаю, что да, товарищ Кочубеев. Вы ведь хорошо знаете людей на своем участке.

— Товарищ капитан, зовите меня Грицем, меня все в районе так зовут, и я к этому привык.

Бушуев и Гриц Кочубеев выучили описанный портрет разыскиваемого и стали присматриваться к людям.

Обратили внимание на железнодорожника Свинарчука. Он жил на той станции, где вышел разыскиваемый.

Участковый пригласил Свинарчука к себе. Бушуев решил присутствовать при их беседе.

— Разрешите задать вам вопрос: где вы были в воскресенье? — обратился к железнодорожнику Гриц.

— В воскресенье? Был в рейсе, возвратился домой с пригородным поездом.

— А можете вы сказать, в каком вагоне вы ехали?

— Во втором, а перед выходом прошел и через другие.

— Вы давно работаете на транспорте? — спросил следователь.

— С 1948 года. Сразу после демобилизации. Вот мой военный билет.

Бушуев перелистал военный билет. Свинарчук имел ранения и был награжден.

— Извините за беспокойство, — возвращая билет, произнес следователь.

Свинарчук ушел.

В райвоенкомате подтвердили данные о службе Свинарчука в Советской Армии.

*

— Вспомнил, товарищ капитан. На моем участке живет бывший оуновец Поберейко, работает в депо. Довольно похож на описанный портрет.

— Когда он был в банде?

— В оккупацию он был полицейским, а затем подался в банду. Когда и при каких обстоятельствах из нее вышел, не знаю. Он сходит с поезда на той же станции, а живет в соседнем селе.

— Что же, пойдемте в село.

…Не доходя до сельсовета, они встретились с Поберейко.

Начали разговор издалека, при разговоре затронули самые разнообразные темы и постепенно подошли к главному.

— Жизнь моя сначала сложилась неудачно, — начал Поберейко. — В детстве мечтал быть моряком, а попал в полицаи. Потом я все понял: честные люди ведут борьбу с фашистами, а я против своего народа… Понял и ушел из полиции.

Сижу дома. Приходят неизвестные и предлагают вступить в партизаны. Говорят, что для борьбы с немцами. Обрадовался, что доверяют. Пошел с ними в лес.

— В каких же местах вели борьбу с немцами? — спросил участковый.

— Сначала нам сказали, что нужно пройти военную подготовку. Прошли. Ждем. Фронт все ближе и ближе… Ждем… Красная Армия изгнала немцев, а мы все сидим, выжидаем. Так ни разу и не пришлось вступить в бой с немцами. Зато дрались против своих, советских партизан…

— Где?

— Да в этом районе, под Белой Балкой. Нам тогда досталось… Потом снова лес, позор… Летом сорок шестого я прочитал обращение ко всем участникам банды. Собрал всех своих, зачитал им это обращение, посоветовались и решили явиться с повинной. Откровенно говоря, шли и побаивались.

— Как вы себя сейчас чувствуете?

— Нас всех сразу же устроили на работу.

Я попал на железнодорожный транспорт. Окончил курсы. Работаю. Портрет мой висит на доске Почета.

Мне часто бывает стыдно за свое прошлое, поэтому в село хожу редко.

Вот несколько дней назад ехал домой. Вышел из вагона, остановился закурить и слышу разговор пассажиров. Один другому рассказывает, как какая-то женщина узнала в лицо бандеровца, убившего ее детей. Я остолбенел. Неужели, думаю, это меня кто-то узнал?! Потом успокоился — ведь детей я не убивал!

— Известно ли вам об убийстве в селе Луковцы трех детей Процкив? — спросил следователь.

— Нет, я об этом ничего не знаю. Если это и было, то, видимо, после моей явки с повинной.

Бушуев задал Поберейко еще несколько вопросов, уточнил некоторые интересующие его данные и на этом закончил беседу.

*

Бушуев не успел сесть за свой рабочий стол, как раздался телефонный звонок.

— Здравствуйте, товарищ капитан! Говорит председатель сельсовета Ивасюк.

— Здравствуйте, товарищ Ивасюк.

— Участковый Гриц уехал по служебным делам в другое село, а меня просил позвонить вам и передать, чтобы вы приехали к нам.

— Хорошо, товарищ Ивасюк, сегодня же буду. Ждите.

*

Следователь рассматривал документ, выданный в Донбассе на имя Маравы Ивана Григорьевича, 1920 года рождения. Его владелец живет и работает на одной из шахт Донбасса.

— Где вы, Гриц, взяли этот документ и чем он вызвал сомнение?

— Идем мы с председателем сельсовета товарищем Ивасюком по селу. Увидели незнакомого. Гражданин назвался Маравою, сказал, что приехал сюда в отпуск к родственникам жены. Извинился, что не поставил в известность сельсовет. Мне показалось, что он немного растерялся. Решили позвонить вам.

— Имеет сходство с описанным портретом?

— Нет, товарищ капитан… Но мне удалось уловить, как у него задрожала правая скула.

— Вы наблюдательный.

Дежурный вошел в кабинет и доложил, что пришла гражданка Марава.

— Пригласите!

Марава вошла в кабинет, поздоровалась и обратилась к участковому милиционеру:

— Муж не смог сегодня прийти, заболел. Вчера выпил лишнее, сами знаете, — в гостях находимся!

— Ничего, садитесь, пожалуйста, — предложил Бушуев. — Он что, крепко выпивает?

— Наоборот, пьет редко и немного, а вчера… Все просят выпей да выпей! Вот он и хватил лишку. Это первый раз!

— Давно вы поженились?

— Он работал вместе со мной на одной шахте. Там и поженились. Муж мой из соседней области. Его родителей, братьев и сестер убили бандеровцы, близких родственников у него нет… Он был вывезен немцами в Германию. Когда война окончилась, решил вернуться домой, но в пути узнал, что вся его семья погибла. Тогда он подался в Донбасс.

— Как отпуск?

— Хорошо. Спасибо. Мужу здесь очень нравится, даже не хочет никуда из села выезжать.

— Что же, отдыхайте!

— Спасибо. До свидания.

Не успела посетительница уйти, как участковый с недоумением спросил Бушуева:

— Зачем вы отдали паспорт? Нужно было бы с самим Маравой побеседовать!

— Так будет для них спокойнее, товарищ Гриц.

— Ясно…

*

Бушуев приехал в село Миреньки. Семью Маравы он нашел быстро. Поговорив с членами семьи, узнал, что один из братьев, Иван, 1920 года рождения, действительно был вывезен в Германию. Оттуда он писал письма. В последнем письме, уже после окончания войны, сообщил, что возвращается домой, что по дому очень соскучился, но он так и не возвратился, и никто не знает, где он находится. Отца летом 1948 года убили бандеровцы. Мать, две сестры, Анна и Галина, и брат Василий живут на прежнем месте.

Бушуев интересовался письмами Ивана, но они не сохранились. Осталась только фотокарточка, и то большой давности. Лицо, которое смотрит с этого фото, как будто имеет сходство с Иваном Маравой, который приехал в отпуск.

Дома Бушуева ожидал ответ из Донбасса: Марава работает на шахте с 1949 года.

*

В сельсовете Бушуев застал Кочубеева за беседой с незнакомым мужчиной. Незнакомцу можно было дать лет сорок — сорок пять; он был крепкого телосложения, выше среднего роста; вьющиеся светлые волосы зачесаны назад; правильные черты лица; над глазами — большие густые брови; когда они опускаются, лицо становится хмурым.

— Сергей Петрович, — обратился Гриц к Бушуеву, — это Иван Григорьевич Марава. Рассказывает мне про жизнь шахтерскую.

Бушуев незаметно заглянул в папку, сравнивая Мараву с портретом, полученным от родственников.

— Завтра уже уезжаете? — спросил участковый Мараву.

— Собирались побыть здесь недели две, но заболел. Желудок болит… Я попортил его еще в немецком рабстве…

— Скажите, Иван Григорьевич, а в родные места не тянет? Давно в своем селе не были? — поинтересовался Гриц.

— Давно… С 1942 года, когда был угнан в Германию. Откровенно говоря, раньше думал вернуться, а сейчас уже отвык от села. Родителей нет — замучили бандеровцы.

— Большая была семья?

Марава подробно рассказал о матери, сестрах и брате, назвал такие их приметы и такие детали, каких не заметил даже опытный Бушуев. Марава рассказал, где стоял дом, куда выходили окна и в каком направлении течет через село речка.

Сомнения как будто рассеивались. Надо было провести еще одну, уже последнюю проверку — встречу Маравы с братом или с сестрами, а может быть, и со всеми вместе.

Дать телеграмму — и можно, наверное, порадоваться счастью людей, которые встретятся после стольких лет разлуки.

— Каким транспортом едете? — спросил следователь.

— Вечерним поездом.

В дверь кто-то постучал. В комнату вошла женщина. Она весело поздоровалась. Затем извинилась, что прервала беседу, внимательно осмотрела всех, как будто искала знакомого.

— Могу ли я видеть председателя сельсовета? — спросила она.

— Его сейчас нет, — ответил Бушуев.

Женщина опять внимательно посмотрела на каждого.

— Вы по служебным делам, гражданочка? — спросил участковый.

— Не на свиданье же! — засмеялась она.

— Подождите его, хотя бы вот тут, — предложил Бушуев. И проводил женщину в другую комнату.

— Сергей Петрович, это не он, я его в вагоне не видела.

Поблагодарив Галину Степановну, Бушуев возвратился.

— Мне уже, может быть, можно идти, — не то сказал, не то спросил Марава, — а то жена, наверное, волнуется. Собираться уже надо…

— Пошли и мы, — сказал Бушуев.

Бушуев, Марава и Кочубеев вышли из сельсовета и все вместе зашагали по улице села. Не успели они отойти и ста метров, как встретили женщину. Уставившись на Мараву, она с удивлением произнесла:

— Смотрите! С кем вы идете? Да это же бандеровец Разумный, он убил моего отца. Ты что ж, сволота, тут разгуливаешь?!

— Вы с кем-то меня спутали! — выкрикнул Марава.

— Ах ты изверг! Товарищ участковый! Задержите его, иначе я буду на вас жаловаться!

Вмешался Бушуев. Он успокоил женщину, а потом пригласил всех в сельсовет.

— Скажите, кто вы такая и откуда знаете этого гражданина?

— Моя фамилия Скороход, звать Пелагея Николаевна. Я живу на хуторе, недалеко от этого села. Родом я из другого села, километров пятьдесят отсюда. А кто вы такой?

— Я следователь органов государственной безопасности.

Бушуев заметил, как Марава с удивлением посмотрел на него. Обращаясь к Скороход, Бушуев спросил:

— Откуда вы знаете гражданина Мараву?

— Кто вам сказал, что он Марава? Никакой он не Марава, он бандеровец Разумный, фамилия у него другая, а сам он из села, от которого до моего родного села не больше тридцати километров! Тьфу, не вспомню сейчас, как оно называется!

Марава сидел и слушал, как будто все сказанное его совершенно не касалось.

— Вы назвали его убийцей вашего отца? Когда и где произошло это убийство?

— Весной 1947 года, на троицу. Вечером к нам в дом пришел со своей боевкой вот этот… Одет он был в форму советского офицера, стал требовать, чтобы всем им дали водки и закуски. А мой отец — он был тогда финагентом при сельсовете — ответил: «Для немецкого охвостья у меня ничего нет! Вы лучше бы явились с повинной и работали, как все честные люди!» Разумного это взбесило. Он подошел к отцу, приложил пистолет к его виску и, выкрикнув: «Смерть предателю украинского народа!» — выстрелил. Отец упал на пол. Все мы бросились к нему, а этот бандюга со своими собаками начали искать принадлежащие сельсовету деньги, которые отец якобы хранил дома… Разрешите, товарищ следователь, спросить его, за что он убил моего отца?

Марава сидел неподвижно. Следователь заметил, что у него чуть заметно перекатывались желваки и побелел кончик носа. Однако, сохраняя полное спокойствие, Марава ответил:

— Моя фамилия Марава, зовут меня Иван Григорьевич, родился и жил я в селе Миреньки, соседней с вами области, а с 1949 года живу и работаю в Донбассе. Ни в какой банде я не состоял, и гражданка Скороход меня с кем-то путает. Прошу вас, товарищ следователь, кончайте эту комедию, мне нужно идти готовиться к отъезду.

— Товарищ следователь, поезжайте с ним в мое родное село, там скажут, что он не Марава, хотя, кажется, его и вправду звать Иваном. Там подтвердят, что он убийца.

Бушуев задержал Мараву. Он тщательно готовился к встрече, которую решил провести в своем рабочем кабинете. Все вопросы согласовал с полковником Степняком. Посоветовался с другими товарищами. Кажется, все было предусмотрено.

Анна и Василий Маравы были очень удивлены, когда их пригласили в областное управление КГБ. Они спросили, по какому делу их вызывают.

Следователь ответил, что они скоро все узнают.

В кабинет доставили Ивана Мараву. Он поздоровался, осмотрелся кругом, а потом подошел к Анне, взял ее за руку и сказал:

— Добрый день, сестра Галя!

После этого он подошел к Василию:

— Добрый день, браток Вася!

Анна и Василий молча смотрели на этого человека. Затем Анна тихо сказала:

— Я не Галя, а Анна. А вы кто?

— Я ваш брат Иван. Простите, что не писал. Мне сказали, что вы все убиты. Скажите, отец, мать, сестра Галя тоже живы? Как я рад вас видеть! Вот неожиданность! Спасибо, товарищ следователь, за такую встречу! Спасибо! — и он заплакал.

— Откуда вы нас знаете? Наш брат Иван не такой, хотя на первый взгляд вы немного на него похожи. Иван наш ростом ниже, волосы у него русые и не вьются…

— Сестричка, дорогая моя Анна, прошло уже двадцать лет! Я вас узнал. Почему же вы меня не узнаете?! Вася, ты тоже меня не узнаешь?

— Нет, не могу признать вас за брата Ивана, никак не могу: я еще не забыл своего Ивана! Вижу его печальное лицо, когда увозили его в Германию.

— Наш Иван в детстве пропорол себе вилами левую руку около локтя, — сказала Анна.

Марава сразу же перестал плакать, на его лице появились пятна. Он посмотрел на следователя, как бы спрашивая, что ему делать.

— Покажите, сестра хочет убедиться, — ответил Бушуев.

Марава пытался завернуть левый рукав сорочки, но никак не мог этого сделать — руки у него тряслись.

— Я вам помогу, — сказал следователь.

Подойдя к Мараве, следователь отвернул рукав. Рука была чистая, никаких следов от вил, никакого шрама…

Марава сел на стул, взялся за голову руками и не сказал больше ни слова.

В этот день, с санкции прокурора, И. Г. Марава был арестован.

Когда Марава был доставлен на допрос и вошел в кабинет, следователь удивился: куда делась шахтерская выправка? Перед ним сидел не шахтер, с которым он встретился в сельском Совете, а «несчастный» человек, которому не везет.

— С чего мы с вами сегодня начнем? — спросил Бушуев.

— С чего хотите, только не устраивайте мне больше таких встреч!

— Чтобы вы немного развеялись, мы с вами проедем кое-куда.

— Куда именно, если это не секрет?

— Поедем в ваше родное село, чтобы люди посмотрели на вас и сказали, кто вы есть на самом деле.

— Я вам скажу и без этого. Я Скавронский Иван Лукич, из села Воробцы.

— Значит, вы действительно тот, кто…

— Еще в период оккупации я вступил в организацию украинских буржуазных националистов, руководил бандой. «Украинская повстанческая армия» создавалась, как объясняли ее руководители, для борьбы с немцами, а когда организация была создана, то они же стали говорить, что ни в какую борьбу с немцами вступать мы не будем. И мы никогда не выступали против немцев, а, наоборот, получали от них оружие для борьбы с Красной Армией. У меня еще тогда возникло сомнение в правдоподобности построения «самостийной» Украины, но руки, мои руки, были уже в крови, а тут нам начали обещать помощь американцев…

— Как вы стали Маравой Иваном Григорьевичем?

— Представьте: лес, я и моя боевка… Привели парня и сказали, что он ходит по лесу и что-то высматривает. Парень оправдывался, заявляя, что идет домой из Германии. У него были кое-какие вещи. Мои ребята набросили ему на шею веревку и задушили парня. Труп раздели и зарыли. Убитый оказался Маравой Иваном Григорьевичем, 1920 года рождения, моим сверстником. Я взял его документы и держал их у себя. Затем… затем все изменилось. Образ жизни надо было менять. Сначала я хотел явиться с повинной, но побоялся, что не простят. Тогда я подумал: документы у меня есть надежные, что мне бояться? Я уехал в Донбасс и жил там под новой фамилией.

— Откуда вы знаете семью Маравы?

— Когда я решил уйти из банды, я стал усиленно изучать их семью. Часто приходил я с боевкой в это село и из укрытия наблюдал за ними. Я видел их всех, расспрашивал о них многих жителей села и вскоре знал о них все. У меня хорошая зрительная память. Однажды мы совершили налет на это село, разгромили сельсовет, зашли в дом Маравы, взяли отца и должны были забрать всех остальных. Я слышал выстрелы в доме… Кто-то из моих убил отца Маравы. Я решил, что нами уничтожена вся семья…

— Скороход Пелагея рассказала о вас правду?

— Да, она рассказала правду. Я бывал в их селе и нагонял страх на всех. Я убил ее отца у них в доме. Для меня тогда это было делом обычным.

Опустив глаза, он долго молчал. Потом посмотрел на следователя:

— Я прошу вас, гражданин следователь, разрешите мне пойти отдохнуть. Не могу опомниться от вчерашней встречи.

Бушуев остался один в кабинете. Он тоже устал. В его работе радостей мало. Даже когда преступник пойман и находится на скамье подсудимых, радость от того, что трудное дело закончено, не бывает полной, так как горе, которое преступник причинил людям, не забывается. Взять хотя бы этого «борца» за «самостийную» Украину Мараву-Скавронского. Сколько принес он горя людям, скольких детей сделал сиротами, скольких женщин — вдовами, скольких людей оставил без крова! Он понесет наказание, но раны, которые он нанес людям, будут кровоточить…

Бушуев спрятал документы в сейф. Теперь осталось еще одно — установить, имеет ли Марава отношение к происшествию в поезде. Если не имеет, все материалы по делу Маравы придется передать другому следователю, а самому ехать в район к участковому Кочубееву и продолжать поиски. Ну а если это он…

*

Все, опознавшие его, заявили, что это не Марава Иван Григорьевич, а их односельчанин Скавронский Иван Лукич — руководитель бандеровской банды. Лишь родители долгое время не признавали в нем своего сына, заявляя, что их сын Иван пропал без вести, воюя на фронтах Отечественной войны.

Однако материнское сердце все же не выдержало. Мать расплакалась, бросилась к сыну и начала причитать, как причитают по покойнику…

Заседания выездной сессии областного суда проходили в тех местах, где Скавронский совершал тяжкие преступления. Суд рассматривал последний пункт обвинения — вооруженное нападение на семью Процкив, убийство трех малолетних детей и ранение их матери — Анны Васильевны Процкив.

— Подсудимый Скавронский, расскажите суду, как вы совершили это преступление.

— Со своей боевкой я находился в селе Луковцы. Я знал, что уполномоченный Министерства заготовок Процкив как советский активист и районный работник подлежит уничтожению. С этой целью я и пришел к нему, но дома его не оказалось. «Как же так, — подумал я, — человек был здесь и вдруг исчез?» Меня это взбесило. Я решил уничтожить его семью, чтобы никакого потомства после него не оставалось.

Зал, заполненный до отказа, зашумел от негодования, послышались выкрики: «Зверь!», «Ирод!», «Убийца!».

В зал вошла Процкив.

Все встали — не то посмотреть на нее, не то в знак уважения к этой женщине, перенесшей такое горе. Но Процкив ничего не смогла рассказать суду. Она только посмотрела на подсудимого и чуть слышно проговорила:

— Это он убил моих детей, выстрелил в меня, я его узнала в вагоне…

Женщина потеряла сознание.

Убийца получил по заслугам.

КОНЕЦ «ЧЕРНОГО САМОЛЕТА» Н. Чистяков

В теплый солнечный день 1 мая 1960 года, как и многие тысячи москвичей, мы с сыном были на Красной площади, любовались парадом войск, красочными колоннами демонстрантов. К сожалению, до конца побыть на демонстрации на этот раз не пришлось. Уставший сын запросился домой, и мы ушли. Дома жена мне сказала, что звонили из Комитета государственной безопасности и просили немедленно позвонить дежурному.

Меня ожидало серьезное задание. Только что поступило донесение о том, что в районе Свердловска сбит американский разведывательный самолет. Летчик выбросился на парашюте и задержан местными жителями. В 15 часов Ил-18 должен был доставить его на Внуковский аэродром. Требовалось принять арестованного и приступить к расследованию.

Около трех часов дня сотрудники КГБ прибыли на Внуковский аэродром. Вскоре приземлился самолет. Был подан трап, и мы увидели нарушителя советского воздушного пространства — американского летчика Пауэрса. Одет он был в летный комбинезон, без шлемофона. Темно-каштановые волосы коротко подстрижены, лицо смуглое, из-под темных бровей воровато смотрели карие глаза. Пауэрс выглядел сильно утомленным.

Майор Воронов, командир подразделения, сбившего самолет, в рапорте на имя командира войсковой части докладывал:

«Доношу, что Ваш приказ об уничтожении самолета — нарушителя государственной границы СССР, вторгшегося в пределы нашей Родины 1 мая 1960 года, выполнен.

В 8.53 (время московское) при входе самолета в зону огня на высоте свыше 20 тысяч метров был произведен пуск одной ракеты, разрывом которой цель была уничтожена. Поражение цели наблюдалось при помощи приборов, а через небольшой промежуток времени постами визуального наблюдения было зафиксировано падение обломков самолета, спуск на парашюте летчика, выбросившегося из разбитого самолета».

Самолет-нарушитель вторгся в воздушное пространство СССР в 5 часов 36 минут по московскому времени на высоте около 19 тысяч метров со стороны Афганистана в районе 20 километров юго-восточнее Кировабада и сбит в 8 часов 53 минуты на высоте около 20 тысяч метров в 32 километрах восточнее города Свердловска.

После того как Пауэрс приземлился на парашюте, он был задержан жителями деревни Поварни и села Косулина Асабиным, Суриным, Черемисиным, Чужакиным и другими.

Вот что по этому поводу показал свидетель В. Сурин:

«Первого мая 1960 года, примерно около одиннадцати часов местного времени, находясь дома в своей квартире, я услышал сильный шум, подобный шуму реактивного самолета, но более резкий. Это меня заинтересовало, я выбежал на улицу, чтобы узнать, в чем дело, и услышал взрыв, а также увидел столб пыли. В это время высоко в небе я заметил клуб дыма и белое пятно, которое опускалось вниз. Я стал за ним наблюдать и, когда оно спустилось ниже, рассмотрел, что это опускается парашютист. Во время этого происшествия ко мне на легковой автомашине подъехал шофер Чужакин Леонид, с которым мы знакомы по работе. Когда он вышел из кабины, я ему показал на опускавшегося парашютиста, и мы стали вместе наблюдать за ним, куда он приземлится. Через некоторое время стало видно, что он приземляется на берегу речки возле высоковольтной линии.

Чужакин пригласил меня в машину, и мы поехали к месту приземления парашютиста. Не доехав примерно метров пятьдесят, Чужакин машину остановил, и мы побежали к месту приземления».

Другой свидетель — Л. А. Чужакин показал:

«Когда сняли с парашютиста шлемофон с каской, он что-то сказал на непонятном для нас языке. Мы спросили его, кто он такой, но он ничего не ответил. Тогда мы поняли, что он иностранец. Это насторожило нас, и тогда Черемисин изъял висевший у него на поясе в кожаной кобуре длинноствольный пистолет. Затем мы при помощи жестов спросили его, один ли он был. Он также жестами ответил, что был один. Видя, что парашютист иностранец, мы решили его задержать».

«Во время приземления парашютист упал, — добавляет свидетель П. Е. Асабин. — Чтобы не тащило его парашютом по земле, я придержал его и помог погасить парашют, поскольку с этим знаком, так как в прошлом сам служил в авиации. В это время сюда прибежали мои знакомые Черемисин Анатолий, Чужакин Леонид и Сурин Владимир и помогли парашютисту встать на ноги. Я помог ему снять парашют, Черемисин, Чужакин и Сурин сняли с него шлемофон с каской и перчатки».

«Задержанного парашютиста я и Асабин, — уточняет четвертый свидетель, А. Ф. Черемисин, — взяли под руки и отвели к стоящей недалеко автомашине, на которой приехали Чужакин и Сурин. В момент посадки парашютиста в автомашину Асабин обнаружил у него и изъял финский нож».

Пауэрса доставили в контору Косулинского совхоза и передали оперативным работникам управления КГБ по Свердловской области. При личном обыске у Пауэрса чекисты изъяли советские деньги в сумме 7500 рублей, 48 золотых монет, двое наручных золотых часов, шесть золотых колец, компас, четыре двусторонние матерчатые карты СССР, продукты питания, флягу с водой, средства для разведения костров, белье, рыболовные принадлежности (крючки, лески и т. д.), различные химические препараты, медикаменты и другие вещи.

В числе вещей, изъятых у Пауэрса при обыске, было обнаружено обращение на 13 языках (арабском, немецком, французском, чешском, словацком, английском, греческом, болгарском, русском, литовском, венгерском, турецком и румынском), в котором говорилось:

«Я американец и не говорю по-русски. Мне нужны пища, убежище и помощь. Я не сделаю вам вреда. У меня нет злых намерений против вашего народа. Если вы мне поможете, то вас вознаградят за это».

Это обращение было выдано Пауэрсу на тот случай, если ему придется приземлиться на территории других государств, а деньги и ценности, как показал позднее Пауэрс, он мог использовать для подкупа людей, которые смогли бы укрыть его от властей и от ответственности.

Работники управления госбезопасности организовали прочесывание местности, чтобы задержать других парашютистов, если они были, обнаружить и собрать части и снаряжение самолета. К этой работе были привлечены воинские подразделения и местные жители.

При осмотре остатков сбитого самолета, разбросанных на площади до 20 квадратных километров, были обнаружены бумажник с личными документами Пауэрса, иностранные деньги и различные фотографии. Кроме того, были найдены обрывки военной топографической карты на английском языке с разными пометками, несколько таблиц и другие печатные издания на английском языке, магнитофонная лента, фотопленка и большое количество деталей различной аппаратуры, находившейся в самолете.

На первом допросе Пауэрс сказал, что летел из Пакистана в Турцию, занимаясь исследованием верхних слоев атмосферы, и сбился с пути.

Так учили Пауэрса объяснять нарушение чужого воздушного пространства на случай, если он попадет в руки властей. Но Пауэрс быстро понял, что слишком наивно так объяснять свое пребывание в Свердловске, находящемся на расстоянии более двух тысяч километров от места пересечения им границы Советского Союза. Поэтому он признал, что направлен в Советский Союз со специальным заданием.

При вторичном обыске в кармане брюк комбинезона Пауэрса работники госбезопасности обнаружили булавку, вложенную в металлический чехол. На вопрос, что это за булавка, Пауэрс ответил, что это обыкновенная булавка. Он солгал, надеясь, что булавку оставят при нем, но, когда понял, что ее намерены изъять, он предупредил, чтобы с ней обращались осторожно. Оказалось, что булавка содержала в себе сильнодействующий яд. Пауэрс должен был уколоться булавкой. Его хозяева очень боялись, что он останется живым свидетелем их преступной авантюры, и ему вдалбливали мысль о том, что на допросах в советских органах госбезопасности он будет подвергнут мучениям, пыткам, побоям и т. д.

На допросе 1 мая 1960 года, когда Пауэрс пришел в себя и отдохнул, он вел себя настороженно, отвечал на вопросы неохотно, слишком лаконично и неубедительно, а на некоторые вопросы отвечать отказался вовсе. Но немые свидетели — вещественные доказательства, изъятые у Пауэрса и найденные на месте происшествия, красноречиво говорили о том, что он вторгся в воздушное пространство СССР со шпионскими целями. Поэтому мы возбудили против Пауэрса уголовное дело и избрали мерой пресечения содержание под стражей. Главный военный прокурор санкционировал арест Пауэрса.

Следствие по делу Пауэрса потребовало столько работы, что одному Алексею Ивановичу Кузьмину, старшему следователю по особо важным делам, быстро было не управиться. Пришлось подключить к расследованию дела еще четырех следователей. Помимо допросов обвиняемого и свидетелей нужно было составлять опись и фотографировать вещественные доказательства, провести экспертизу и многое другое.

В ходе следствия мы убедились, что Пауэрс являлся опытным, хорошо обученным разведчиком. Находясь под влиянием американской пропаганды и наставлений начальников о поведении в советских следственных органах, Пауэрс на первых допросах вел себя исключительно осторожно, каждый ответ на поставленный вопрос тщательно обдумывал, но некоторые его ответы были наивны и неправдоподобны.

Например, на вопрос: «Зачем вам был нужен бесшумный пистолет?» — Пауэрс ответил: «Этот пистолет предназначался для охоты на зайцев и птицу. Я снабжен им был для того, чтобы при вынужденной посадке или аварии охотиться для получения провианта, не привлекая внимания».

Пауэрс ожидал, что к нему будут применяться физические меры воздействия. Об этом ему много говорили его наставники. Но проходили дни и недели, а отношение к нему следователей не изменилось. Они были корректны, вежливы. Чтобы рассеять всю ложь о советских органах госбезопасности, Пауэрсу в первые же дни пребывания в Москве было заявлено, что никто и никогда к нему пыток применять не будет, и не только пыток, но даже пальцем его не тронет, что это категорически запрещено советским законом. Все расследование дела по обвинению Пауэрса, как положено, велось при строжайшем соблюдении норм уголовно-процессуального законодательства.

На шестой день с момента возбуждения уголовного дела Пауэрсу было предъявлено обвинение в шпионаже. Как и все другие документы следствия, оно было составлено на русском языке и переведено на английский. Затем Пауэрс был допрошен в качестве обвиняемого. Вот что он показал на этом допросе.

«Вопрос. Признаете ли вы себя виновным в предъявленном вам обвинении?

Ответ. Признаю себя виновным в том, что летал над советской территорией и над заданными мне пунктами, по маршруту полета, включал и выключал соответствующие рычаги специальной аппаратуры, установленной на борту моего самолета. Как я считаю, это делалось для того, чтобы получить разведывательные сведения о Советском Союзе.

Вопрос. Расскажите более подробно, в чем вы признаете себя виновным.

Ответ. В соответствии с заключенным мною с Центральным разведывательным управлением США контрактом, я являлся летчиком специального авиационного подразделения США, занимающегося сбором сведений о действующих на территории Советского Союза радиостанциях и радиолокационных установках, а также, как я предполагаю, и о местах расположения ракет.

Наше авиационное подразделение постоянно дислоцируется на совместной американо-турецкой авиационной базе Инджерлик близ города Адана. В этом подразделении я проходил службу с августа 1956 года и ежегодно по нескольку раз летал на специальном высотном самолете У-2 вдоль границ Советского Союза с Турцией, Ираном и Афганистаном. Кроме того, в 1956—1957 годах я совершил три или четыре полета над Черным морем.

Во время этих полетов как над сушей, так и над морем находившаяся на борту моего самолета специальная аппаратура фиксировала сигналы советских радиостанций и радиолокационных установок.

Перед такими полетами нас инструктировали и давали указания, пролетая какие пункты включать и выключать соответствующую аппаратуру. Через несколько месяцев после моего прибытия в августе 1956 года в Турцию мне стало известно, что мне придется выполнять задания и полеты над советской территорией».

Таковы признания шпиона. Из них видно, что на протяжении четырех лет Пауэрса готовили к выполнению главной задачи — совершить над территорией Советской страны разведывательный полет и дать американской военщине шпионские сведения об аэродромах, ракетных площадках, зенитной артиллерии и других оборонных объектах.

Но не вышло. «Черный самолет», как называли самолет «Локхид У-2» в Турции, Пакистане и Японии, был сбит первой же ракетой, пущенной советскими зенитчиками.

3 мая американцы сделали сообщение о том, что с 1 мая пропал без вести управляемый гражданским американским пилотом невооруженный самолет Национального управления Соединенных Штатов по аэронавтике и исследованию космического пространства, предназначенный для метеорологических исследований и базирующийся в Адане (Турция). Имя и фамилия американского гражданского пилота пропавшего без вести самолета — Френсис Гарри Пауэрс, он родился 17 августа 1929 года.

Расчет был, видимо, на то, что летчика нет в живых, а самолет взорван и что, таким образом, нет никаких доказательств того, что это был продуманный и заранее подготовленный шпионский полет.

Но вот 5 мая с трибуны сессии Верховного Совета СССР Советское правительство заявило на весь мир о том, что 1 мая в 5 часов 36 минут по московскому времени американский самолет пересек нашу границу и продолжал полет в глубь Советской страны. Об этом агрессивном акте министр обороны немедленно доложил правительству, и по его распоряжению самолет-нарушитель был сбит советскими ракетчиками.

Представитель государственного департамента США в тот же день признал, что факт нарушения границы СССР американским самолетом «вполне возможен», но имеет случайный, непредумышленный характер. По его заявлению, самолет типа «Локхид У-2» 1 мая якобы производил исследование погоды, «брал пробы воздуха» в верхних слоях атмосферы в районе советско-турецкой границы, и из-за неисправности кислородного питания пилот сбился с курса. Далее в этом заявлении указывалось, что, возможно, летчик потерял сознание и самолет, управляемый автопилотом, залетел на территорию Советского Союза. Эта легенда в тот же день была повторена заявлением Национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства, в ведении которого находился самолет Пауэрса, использовавшийся якобы для изучения атмосферных условий и порывов ветра на больших высотах.

По сообщению Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства, были будто бы организованы поиски пропавшего самолета «Локхид У-2» в районе озера Ван (Турция).

Велико должно было быть разочарование ЦРУ, когда 7 мая Советское правительство сообщило о том, что летчик сбитого самолета «Локхид У-2» Френсис Пауэрс жив и здоров и признал шпионский характер своего полета.

В заявлении от 7 мая государственный департамент признал, что полет самолета «Локхид У-2» имел разведывательный характер, оговорив, однако, что, насколько это касается вашингтонских властей, никакого разрешения на такой полет не было дано. Однако уже 9 мая государственный секретарь Гертер сообщил, что, в соответствии с законом 1947 года о национальной безопасности, президент Эйзенхауэр ввел в действие директивы о разведывательной деятельности против Советского Союза. Программы, разработанные на основе этих директив, предусматривали подобные полеты разведывательных самолетов.

11 мая в Москве Министерство иностранных дел СССР устроило пресс-конференцию, в которой приняли участие около 500 советских и иностранных журналистов, и выставку обломков шпионского самолета, аппаратуры и снаряжения, проводившуюся в шахматном павильоне парка культуры и отдыха имени А. М. Горького. Представители дипломатического корпуса в Москве и журналисты убедились в том, что полет У-2 был совершен в шпионских целях и явился одной из причин срыва намеченного на 16 мая Совещания глав правительств СССР, США, Англии и Франции, где предполагалось рассмотреть животрепещущие вопросы мирного сосуществования государств.

Вот что по этому поводу говорили сами американцы.

Сенатор Мэнсфилд заявил, что «неблагоприятные отклики во всем мире на внешнюю политику Соединенных Штатов только что начали поступать, но они послышатся громко и зловеще повсюду, от Норвегии до Японии. Кроме того, этот инцидент или любой другой ему подобный вполне мог бы, по несчастной случайности, вызвать пожар ядерного конфликта, которого мы стремимся избегать дорогой ценой и с помощью жертв».

Сенатор У. Робертсон признавал, что Соединенные Штаты совершили трагическую ошибку, допустив нарушение границ Советского Союза. Член палаты представителей Б. Джонсон заявил о том, что он опечален, что находятся официальные лица, которые в час, предшествующий международному Совещанию глав правительств, пытаются оправдать провокационные акты, угрожающие безопасности сотен миллионов людей во всем мире.

«Военные власти США, — сказал сенатор Р. Рассел, — проявили почти невероятную глупость, послав шпионский самолет в полет над русской территорией чуть ли не накануне Совещания в верхах. Ни один человек в здравом уме не усомнится, что мы пытались узнать расположение их военных баз».

Председатель Объединенного профсоюза рабочих автопромышленности Уолтер Рейтер сказал: «Ничего не может быть более трагичного, чем инцидент с самолетом накануне Совещания в верхах. Если мы будем продолжать делать такие ошибки, мы попадем в беду, в серьезную беду».

Член палаты представителей Портер высказывался за то, чтобы Соединенные Штаты занялись «исправлением провала Совещания на высшем уровне». Нет никакого сомнения в том, заявил Портер, что полеты американских шпионских самолетов «представляли собой нарушение международного права». Портер считал, что Соединенные Штаты должны публично выразить сожаление в связи с ошибками, допущенными людьми на высоких постах, и что подчиненные президента, «которые не предвидели последствий этого полета или которые добивались таких последствий, должны быть публично названы и наказаны».

Во многих странах американские империалисты создали военные базы. Военщина США проводит свои агрессивные мероприятия, вовлекая эти страны в число соучастников своих преступлений. В связи со шпионским полетом Пауэрса Советское правительство заявило протест правительству Турции, на территории которой базировался и откуда был направлен через Пакистан в СССР этот самолет. В советской ноте протеста говорилось:

«Правительство СССР не может пройти мимо той роли, которую сыграла в подготовке и осуществлении этого враждебного в отношении Советского Союза акта Турецкая Республика, на чьей территории базировался и готовился к своему полету американский самолет-нарушитель. Советское правительство считает необходимым заявить правительству Турции, что, предоставляя свою территорию Соединенным Штатам Америки для устройства военных баз и для осуществления агрессивных актов американской авиации против Советского Союза, оно выступает в качестве соучастника подобных актов и тем самым принимает на себя тяжелую ответственность за возможные опасные последствия таких действий. Все это никак не согласуется с заявлениями турецких руководителей об их желании содействовать упрочению мира, разрядке международной напряженности и улучшению отношений Турции с Советским Союзом».

Аналогичную ноту протеста Советское правительство направило правительству Пакистана, с территории которого было совершено провокационное вторжение американского самолета в советское воздушное пространство, а также правительству Норвегии, предоставлявшему иностранным военным самолетам возможность использовать норвежскую территорию для подготовки вторжений в пределы Советского Союза.

Правительства этих стран поняли всю опасность агрессивных полетов американских самолетов-разведчиков и признали правильность протеста Советского правительства, заявив, в свою очередь, протесты правительству США по поводу незаконного использования их территорий для агрессивных целей против Советского Союза.

Протест был заявлен правительству США также правительством Афганистана, суверенитет которого был нарушен самолетом Пауэрса.

На многолюдных митингах и собраниях, прошедших по всей нашей стране в связи со шпионским полетом Пауэрса, советская общественность заклеймила позором агрессивные действия империалистов, направленные на обострение международной обстановки. Советские люди единодушно заявили о своей поддержке внешней политики Советского правительства, решительно отстаивающего дело всеобщего мира и международной безопасности.

В СЕТЯХ ЦРУ

Неоднократные беседы с Пауэрсом дали нам возможность составить себе представление об этом человеке и ответить на вопрос: как и почему он стал шпионом? По мере общения следователей с Пауэрсом он все больше проникался к ним доверием, меньше нервничал, более трезво оценивал сложившуюся обстановку. У него было достаточно времени для того, чтобы оглянуться на свой жизненный путь. Теперь он охотно рассказывал о себе, о своей службе в армии и о том, как стал агентом Центрального разведывательного управления.

Пауэрс родился в небольшом американском городе Бурдайне, штат Кентукки. Его отец имел небольшую сапожную мастерскую на окраине города Паунда в штате Виргиния. Мать помогала отцу в его мастерской и занималась домашним хозяйством. У Френсиса было пять сестер.

В 1946 году после четырехлетнего обучения в школе Пауэрс поступил в колледж Милиган. «Мой отец хотел, — говорил Пауэрс, — чтобы я стал врачом, поэтому основные предметы, которые я там изучал, были биология и химия». Чтобы выполнить пожелание отца стать врачом, надо было еще четыре года учиться в медицинской школе, но это требовало значительных средств (обучение в США платное). Он поступил работать в плавательный бассейн спасателем. Найти же более подходящее занятие в условиях массовой безработицы было не так-то просто.

В октябре 1950 года Пауэрс добровольно пошел служить в военно-воздушные силы. За время службы он был на ряде баз в разных штатах США.

По окончании летной школы на базе Гринвел (штат Миссисипи) в декабре 1952 года Пауэрс получил первое офицерское звание и звание пилота. Затем его обучали пилотированию истребителей, стрельбе и бомбометанию. Через четыре месяца Пауэрс был направлен на военно-воздушную базу Тернер в штате Джорджия, в 468-ю эскадрилью стратегических истребителей, где служил до мая 1956 года.

Пауэрс рассказал, что в политической жизни он никогда никакого участия не принимал, ни в каких партиях не состоял, но «если бы я голосовал, — говорил он, — то голосовал бы за республиканскую партию, и то просто потому, что мои родители поддерживали республиканцев». Но на вопрос, какая разница между республиканской и демократической партиями, существующими в США, Пауэрс ответил: «Я, например, не вижу разницы между ними. Трумэна я не люблю, хотя я не знаю почему, просто я никогда не любил его и сейчас не люблю. По-моему, он очень много болтает». Политической литературой он интересовался мало. «Более или менее я стал интересоваться политической жизнью и международными событиями только в последние два-три года. Я стал регулярно читать журналы «Ньюсуик» и «Таймс».

Пауэрс утверждал, что он любит художественную литературу и много читает. Но, как выяснилось, произведений Льва Толстого, Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Чехова, Горького он вовсе не читал. С творчеством Шекспира и Диккенса знаком лишь по школе. Современных советских писателей он совсем не знает. Из американских классиков имел поверхностное представление только о Дж. Лондоне и М. Твене.

О Советском Союзе Пауэрс знал очень мало. Он показал: «Я очень мало что знал о Советском Союзе, только то, что писали в газетах. Судя по тем научным достижениям, которые вы имеете, я считал народ Советского Союза довольно толковым. В школе, когда нам рассказывали о России, то говорили, что там все люди с бородами. В кинофильмах о России, которые я видел, тоже все люди были с бородами, поэтому у меня было представление, что у вас все люди носят бороды».

Американская пропаганда в целях оправдания своих агрессивных планов и гонки вооружений постоянно вбивает в голову молодежи, что Россия рано или поздно нападет на Америку, поэтому США должны быть готовы к отражению этого нападения. «Как я слышал, — говорил Пауэрс, — в самой идее Ленина и Маркса сказано, что коммунизм, в случае необходимости, будет насаждаться силой».

Пауэрс мечтал иметь собственный дом и небольшой бизнес. Но тех 700 долларов в месяц, которые ему платили, было недостаточно. Перспектива же купить дом и иметь собственную станцию для обслуживания и заправки автомашин казалась реальной. И вот случай подвернулся.

Деньги, доллары, всепоглощающая страсть к наживе, руководившие Пауэрсом, человеком «свободного мира», сделали его преступником, шпионом.

«Насколько я помню, — рассказывал Пауэрс, — в апреле 1956 года на доске объявлений появилась моя фамилия с приказанием явиться к майору, не помню его фамилии, который служил в штабе базы. В указанное время я прибыл к майору. У него я застал еще шесть или восемь человек. Майор сообщил всем нам, что определенные люди в городе хотели бы поговорить с нами относительно будущей работы. Он не сообщил никаких подробностей о работе, но настолько разжег мое любопытство, что я согласился встретиться с этими людьми.

Встреча была назначена не то на следующий день, не то через день. Уже смеркалось, когда, закончив работу и пообедав дома, я прибыл в назначенное место встречи. Там находилось трое гражданских и полковник военно-воздушных сил. Мы представились и, кажется, выпили по стакану пива или чего-то еще. По-моему, я дал подписку о неразглашении содержания нашей беседы, и в ней была ссылка на закон, по которому я был бы привлечен к ответственности в случае нарушения данного обязательства.

Они мне предложили работу летчика, но с условием, что я оставлю военную службу. Они сообщили мне, что это более нужная для моей страны работа, чем служба летчика в ВВС. Мне было сказано, что я буду получать больше того, что мне платили в то время. Мне придется пройти подготовку в течение нескольких месяцев в Штатах, а затем восемнадцать месяцев проработать за границей без семьи.

Эти люди не требовали от меня немедленного ответа и рекомендовали обдумать предложение. Мне было также сказано, что о двух моментах я могу сообщить жене, а именно: что мне предлагают более высокое денежное содержание и что нам придется жить в разлуке приблизительно два года. Затем они назначили мне время на следующий день, для того чтобы я мог дать им ответ и чтобы в случае моего согласия сообщить мне дополнительные сведения.

Возвратившись домой, я обсудил сделанное мне предложение с женой. К тому времени нам не удалось скопить денег, хотя мы оба работали, поэтому мы решили, что если мне понравится работа, о которой мне расскажут на следующей встрече, то я дам свое согласие. Жена в этом случае перейдет к своей матери и будет там работать. Это, может быть, даст нам возможность скопить немного денег и, в зависимости от того, сколько я буду получать, купить в рассрочку дом.

Я прибыл на следующую встречу, и, насколько я помню, при этом присутствовали те же самые лица…

Во время встречи, после того как я заявил, что меня заинтересовало предложение, они сообщили, что мне придется пройти медицинскую комиссию и подогнать по своему росту специальный летный костюм для полетов на больших высотах. Полеты будут происходить на значительно больших высотах, чем те, которые мне когда-либо приходилось совершать.

В то время они не назвали тип самолета, но мне было сказано, что это высококлассный и, видимо, весьма надежный самолет. Мне сообщили, что в основном моя работа будет заключаться в том, чтобы летать на самолете вдоль границ СССР с целью сбора информации по радиолокационным установкам и радиостанциям, а также другой информации. Мне сообщили также, что в будущем, может быть, мне будут поручаться и другие задания при условии, что все будет идти хорошо. Мне было сказано, что я буду получать 1500 долларов в месяц, пока прохожу подготовку в Штатах. После отъезда за границу мне будут начислять дополнительно 1000 долларов в месяц, которые я смогу получить после окончания контракта и при условии его успешного выполнения.

Насколько я помню, это все, что было мне сказано, если не считать того, что я принял предложенные мне условия, а также дал подписку о неразглашении сообщенных мне сведений. Я был поставлен в известность о том, что позже они свяжутся со мной.

Приблизительно через две недели меня вызвали к тому же майору, о котором я уже говорил. Он сообщил, что мне и еще трем или четырем летчикам приказано отправиться на следующий день на авиабазу Оффит, вручил нам проездные документы, а также билеты на самолет коммерческой авиалинии. Он сообщил нам также, что нам нет необходимости являться на авиабазу, а по прибытии на гражданский аэродром следует позвонить по телефону, и нас встретит г-н Коллинс, один из тех лиц, которые беседовали с нами. Нам было приказано одеться в штатское.

Мы сделали все в соответствии с указаниями и были встречены Коллинсом. У него также были билеты для нас на самолет коммерческой авиалинии для полета до Альбукерка в штате Нью-Мексико, и приблизительно через час мы вылетели. Когда мы прибыли в Альбукерк, уже было темно. Коллинс позвонил по телефону, нанял такси и доставил нас в гостиницу для автомобилистов, где мы находились около недели. За это время мы прошли медицинскую комиссию под вымышленными фамилиями.

Я назывался Френсисом Гарри Полмером. Нам было сказано, что это делается для того, чтобы медицинский персонал не знал наших фамилий и не мог их вспомнить на тот случай, если в будущем что-либо произойдет и наши фамилии будут опубликованы.

После медицинской комиссии, если только я помню точно, мы вылетели в Вучестер в штате Массачусетс для подгонки летных костюмов. Мы остановились в гостинице и отправились на заводик, который, казалось, не подходил для нашей цели по своим небольшим размерам. По-моему, мы находились там два или три дня, а затем направились в Вашингтон и остановились там в одной из гостиниц. После этого г-н Коллинс сообщил нам результаты прохождения медицинской комиссии. Насколько мне помнится, один из летчиков был забракован медицинской комиссией и сразу же уехал. Остальные прошли успешно.

В Вашингтоне нам показали фотографии самолета и сообщили некоторые его летно-технические характеристики. После этого нам было приказано возвратиться на свою базу.

Затем мы получили свои полетные костюмы и были направлены на базу ВВС Райт Петтерсон для прохождения испытаний в полетных костюмах в барокамере. Пройдя испытания, мы были возвращены на базу ВВС Тернер, и нам было предложено подать рапорты об увольнении из ВВС.

Мне потребовалось всего несколько дней для того, чтобы оформить увольнение и уладить все личные дела. После этого я возвратился в Вашингтон и подписал контракт с Центральным разведывательным управлением».

Заключив секретный контракт с ЦРУ США, возглавлявшимся в то время Алленом Даллесом, Пауэрс дал подписку о сохранении этого сотрудничества в тайне. За нарушение подписки и разглашение данных о деятельности американской разведки он мог быть подвергнут уголовному наказанию в виде десяти лет тюремного заключения, или штрафа в сумме 10 тысяч долларов, либо тому и другому одновременно. Действительно, в главе 37 («Шпионаж и цензура») Свода законов США имеется параграф 793, который устанавливает такого рода наказание за указанные действия.

Проверка Пауэрса на благонадежность прошла благополучно.

АГЕНТ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ «10-10»

Добившись от Пауэрса согласия на сотрудничество, Центральное разведывательное управление направило его для прохождения специальной подготовки на аэродром, расположенный в пустыне штата Невада.

На этом аэродроме, являвшемся одновременно частью атомного полигона, он в течение двух с половиной месяцев изучал высотный самолет типа «Локхид У-2» и осваивал управление оборудованием, предназначенным для перехвата радиосигналов и сигналов радиолокационных станций. На самолетах этого типа Пауэрс совершал тренировочные полеты на большой высоте и на большие расстояния над Калифорнией, Техасом и северной частью США.

По обучении пилотированию самолета «Локхид У-2» Пауэрс был направлен на американо-турецкую военную авиабазу Инджирлик, расположенную вблизи города Адана.

База Инджирлик была расположена недалеко от границ Советского Союза и отделена от них горными хребтами Тавр. На этой военно-воздушной базе американцы и разместили шпионское подразделение, скрыв его под ничего не говорящим обозначением «10-10», окружив с целью маскировки другими подразделениями. С той же целью его формально придали Национальному управлению по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА).

На одном из допросов мы спросили Пауэрса, что это за подразделение. Пауэрс ответил:

— Оно было создано как подразделение, занимающееся изучением погоды.

— А на самом деле чем оно занимается?

— Сбором военной информации. Основная задача этого подразделения состоит в том, чтобы фиксировать действие радиостанций и месторасположение площадок для ракет.

О том, кем создано это подразделение, Пауэрс показал:

«Я могу сказать, что подразделение «10-10» было создано совместно ЦРУ и ВВС. Я не знаю, когда и где это произошло, мне только известно, что личный состав, с которым я вместе проходил подготовку, стал именоваться подразделением «10-10» после того, как мы прибыли в Турцию».

При подразделении «10-10» существовала секция, оборудованная специальной аппаратурой, предназначенной для обработки фотографических и других материалов. Деятельность каждого лица, находящегося на службе в подразделении «10-10», была строго засекречена. Территорию подразделения, огороженную высоким забором с колючей проволокой наверху, охраняло отделение безопасности, люди которого ходили в гражданском.

По заданию командования Пауэрс на самолете «Локхид У-2» систематически совершал разведывательные полеты вдоль границ Советского Союза. Об этом Пауэрс рассказывает так:

«Мы поднимались с аэродрома Инджирлик и летели на восток до города Ван, расположенного на берегу озера того же наименования. После этого брали курс на столицу Ирана Тегеран и после пролета над Тегераном летели в восточном направлении южнее Каспийского моря. Затем я обычно пролетал южнее города Мешхеда, пересекал ирано-афганскую границу и далее летел вдоль афгано-советской… Недалеко от восточной границы Пакистана делался поворот и по тому же маршруту возвращался на аэродром Инджирлик. Подавляющее большинство полетов производилось в ночное время».

Эти разведывательные полеты производились по специальной программе. И, разумеется, в планировании их участвовали Центральное разведывательное управление и Пентагон. Это вынуждены были признать и многие американские деятели. 30 мая 1960 года газета «Нью-Йорк таймс» писала:

«Программа разведывательных полетов У-2 осуществлялась под руководством и контролем ЦРУ. Каждый полет У-2 намечался в Вашингтоне. В Вашингтоне главным руководителем и администратором программы являлся г-н Даллес. Его управлению была придана группа технических специалистов ВВС, и между ними и ВВС осуществлялась тесная связь. Летчики, поочередно летавшие над Советским Союзом, были гражданскими лицами; большинство их в прошлом — военнослужащие ВВС. Вспомогательный персонал в основном набирался также из военно-воздушных сил».

Разведывательные полеты вдоль границы Советского Союза не могли удовлетворить аппетиты ЦРУ.

Для ведения разведывательных полетов на большой высоте фирмой «Локхид» был изготовлен реактивный самолет, способный подниматься на 20—21 тысячу метров. Американцы считали, что у Советского Союза нет необходимых средств, с помощью которых можно было бы сбить самолет на такой большой высоте. В этом убедили и Пауэрса.

Вторжение в воздушное пространство СССР 1 мая 1960 года планировалось длительное время и готовилось самым тщательным образом. Об этом до поры до времени не знал и Пауэрс. Но то, что командование подразделения «10-10» готовило для этого именно Пауэрса, сомнений не вызывает. Ведь не случайно Пауэрс был предварительно ознакомлен с аэродромом в Пакистане и с военно-воздушной базой в Норвегии.

В августе 1958 года он перегонял в Норвегию из Турции самолет У-2 через Пакистан и ФРГ. На аэродроме же в Пешаваре (Пакистан) Пауэрс был дважды.

В мае 1958 года срок контракта с ЦРУ у Пауэрса истек, но был продлен на два года, а в январе 1960 года — еще на два года. Пауэрс утверждал, что этот контракт был последний и продлевать его вновь он не собирался.

О преднамеренности полета, о его тщательной подготовке свидетельствует многочисленная аппаратура. Организаторы полета У-2 предусмотрели все до мельчайших деталей: от астрономического блока, предназначенного для определения координат местонахождения самолета, до рыболовных крючков и ценностей на случай приземления шпиона на территории Советского Союза.

На самолете был установлен магнитофон с запасом пленки на восемь часов непрерывной работы. В магнитофоне имелось специальное устройство, предназначенное для его уничтожения в особых условиях. В своем заключении эксперты указывают, что этот магнитофон является частью аппаратуры радиотехнической разведки, имевшейся на самолете «Локхид У-2» и предназначенной для обнаружения радиоизлучений. На магнитофонной ленте во время полета над территорией СССР Пауэрсом были записаны сигналы наземных станций радиолокационного обеспечения противовоздушной обороны Советского Союза.

На самолете был специальный разведывательный аэрофотоаппарат. Пролетая над советской территорией на высоте около 21 тысячи метров, Пауэрс сфотографировал участок от советско-афганской границы до Свердловска. Общий запас пленки в аэрофотоаппарате позволял сфотографировать маршрут длиной 3500 километров, т. е. значительную часть территории Советского Союза по маршруту полета самолета.

Аэрофотоснимки, сделанные Пауэрсом, содержали разведывательную информацию относительно промышленных и военных объектов и могли быть использованы для составления и исправления военных топографических карт. На этих снимках были отчетливо видны линии железных и шоссейных дорог, аэродромы и самолеты на них, промышленные сооружения и т. д.

Эти вещественные доказательства шпионского характера полета не должны были попасть в руки советских властей. Поэтому около кабины летчика был установлен блок подрыва самолета, предназначенный для ликвидации самолета в воздухе или на земле. Этот блок имел дистанционное управление, и разрушительная сила взрывчатого вещества обеспечивала полное разрушение самолета и уничтожение приборов и оборудования. Командир подразделения «10-10» полковник Шелтон сказал Пауэрсу, что в случае вынужденной посадки или оставления самолета он должен уничтожить оборудование путем нажатия двух рычагов.

Шпионское снаряжение Пауэрса состояло также из ампул для поджигания легко воспламеняющихся материалов, дымовых сигналов, карты крупного масштаба с нанесенным маршрутом полета от государственной границы Афганистана и СССР до аэродрома Будё в Норвегии, навигационной карты для полетов реактивной авиации того же масштаба с обозначенным маршрутом от Пешавара (Пакистан) до Норвегии. На этой карте проложен маршрут — 6 тысяч километров, из которых 4700 километров — над территорией СССР.

Во время полета от границы Афганистана до Свердловска Пауэрс делал на карте пометки о состоянии погоды, времени пролета ориентиров, а также о местонахождении аэродромов, складских помещений и промышленных объектов.

На вопрос, знал ли он о предстоящем полете над территорией Советского Союза, Пауэрс ответил так:

«Хотя официально нам не говорили, но в августе 1959 года мне стало ясно, что полеты над территорией Советского Союза мы будем совершать. Я сделал это заключение из того, что в то время к нам поступила новая модель самолета У-2, которая обладала бо́льшим потолком. Если максимальный потолок действия самолетов был ранее от 60 до 67 тысяч футов, то новая модель У-2 имела потолок от 66 до 69 тысяч футов».

Полет самолета был запланирован на 1 мая 1960 года с аэродрома Пешавар, на который Пауэрс прибыл 28 апреля вместе с командиром подразделения «10-10» и с двадцатью лицами из числа обслуживающего персонала. В обязанности этих людей входила техническая подготовка самолета к полету.

Задание о полете над территорией СССР Пауэрс получил от полковника Шелтона за два с половиной часа. Одновременно полковник предупредил Пауэрса о том, чтобы во время полета над СССР он ни в коем случае не снижал высоты.

О целях полета Пауэрс на следствии показывал:

«О цели своего полета я знаю следующее. Я должен был вылететь с аэродрома Пешавар в Пакистане, пересечь государственную границу и лететь над советской территорией в Норвегию (аэродром Будё). Я должен был пролететь над определенными пунктами СССР, из которых я помню Мурманск и Архангельск. Во время полета над советской территорией я должен был включать и выключать аппаратуру над определенными пунктами, которые были показаны на карте. Я считаю, что мой полет над советской территорией предназначался для сбора сведений о советских управляемых снарядах и радиолокационных станциях».

Итак, сознавая, что совершает преступление, Пауэрс во время полета с точностью выполнял наставление: нажимал на рычаги аппаратуры, записывал сигналы советских радиолокационных станций, фотографировал. Сначала он летел на высоте 68 тысяч футов, но по мере продвижения вперед он набрал предельную высоту, считая, что так будет безопаснее. Кроме того, он рассчитывал, что в праздничный день советские люди не так бдительны. Но он глубоко ошибался. Стоило Пауэрсу перелететь советскую границу, как он сразу был взят советскими воинами под наблюдение. Зоркие аппараты следили за полетом Пауэрса. Все яснее становилось, что самолет принадлежит иностранному государству и что он летит с враждебными целями. И вот команда: нарушителя сбить. Первая же ракета попала в цель. Как показал Пауэрс, он сначала не мог определить, что же случилось.

«Неожиданно я услышал глухой взрыв и увидел оранжевое сияние. Самолет вдруг накренился, и, как мне кажется, у него отломились крылья и хвостовое оперение. Возможно, что прямого попадания в самолет не было, а взрыв произошел где-то вблизи самолета, и взрывная волна или осколки ударили в самолет… Это произошло на высоте приблизительно 67 тысяч футов… Меня сбили примерно в 25—30 милях южнее или юго-восточнее города Свердловска. В этот момент я летел довольно точно по курсу…

При падении самолета меня прижало к приборному щитку, и поэтому я не смог воспользоваться катапультирующим устройством. Я поднял над головой фонарь кабины, отстегнул пристежные ремни и выкарабкался из самолета через верх. Парашют открылся автоматически».

ВОЗМЕЗДИЕ

Ровно пять недель мы вели следствие по делу Пауэрса. И вот у меня на столе лежат восемь томов протоколов, заключений экспертов, постановлений и других материалов на русском и английском языках.

— Ну как, Алексей Иванович, устали? — спросил я старшего следователя по особо важным делам Кузьмина.

— Да, немножко. Я никак не думал, что будет столько работы, хотя всего лишь один обвиняемый.

— Не совсем так, Алексей Иванович, вместе с Пауэрсом мы сажаем на скамью подсудимых и тех, кто в США являлся вдохновителем и организатором шпионского полета.

— Да, это верно. Пауэрс — простой исполнитель, соблазненный деньгами.

За это время умонастроение Пауэрса заметно изменилось. На многие вещи он стал смотреть иными глазами. Однажды он сказал переводчику, что многое передумал и перечувствовал и у него в корне изменилось представление о русских.

— Если все русские такие, как мои следователи, — сказал он, — то это очень хорошие люди.

Самочувствие его улучшилось. Он много читал. Вскоре ему разрешили переписку с родными.

В парке культуры и отдыха имени А. М. Горького была устроена выставка вещественных доказательств, там демонстрировались и выдержки из протокола допроса, на котором Пауэрс признал себя виновным в шпионаже. Своими показаниями он разоблачил организаторов шпионажа и вдохновителей «холодной войны».

Открытый судебный процесс по делу Пауэрса начался 17 августа в Колонном зале Дома союзов. Огромный зал был полон. Слушать процесс пришли многочисленные представители трудящихся Москвы, члены дипломатического корпуса, зарубежные общественные деятели, видные юристы из различных стран, свыше 250 советских и иностранных корреспондентов. На судебный процесс прибыли отец, мать и жена Пауэрса.

Прозвучал властный голос коменданта:

— Встать, суд идет!

Я внимательно осмотрел зал. Справа от судейского стола за отдельным небольшим столом — государственный обвинитель Генеральный Прокурор Р. А. Руденко. Слева за таким же столом — адвокат М. И. Гринев, член Московской городской коллегии адвокатов. Он защищает Пауэрса. Сзади него за перегородкой — скамья подсудимых. На ней сидит Пауэрс. Охрана. Пауэрс одет в черный костюм, белую рубашку с черным галстуком. Он заметно волнуется. В судебное заседание вызваны свидетели: В. И. Сурин, Л. А. Чужакин, П. Е. Асабин, А. У. Черемисин. Они первые «познакомились» с Пауэрсом, задержав его в поле после приземления. В суд вызваны также эксперты.

Суд тщательно исследовал материалы дела, заслушал показания свидетелей и заключения экспертов, рассмотрел вещественные доказательства. Подсудимый, полностью признав себя виновным, дал подробные показания. Он заявил, что очень сожалеет о совершенном им преступлении, и на вопрос адвоката Гринева о причинах этого сожаления ответил, что «положение, в котором я сейчас нахожусь, не очень-то хорошее. Я не очень много знаю о том, что произошло на свете после моего полета 1 мая. Но я слышал, что в результате моего полета не состоялось Совещание в верхах и отменен визит президента Эйзенхауэра в Советский Союз. Полагаю, что произошло усиление напряженности в мире. Я искренне сожалею, что был причастен к этому».

Московский судебный процесс не только разоблачил преступления, совершенные подсудимым Пауэрсом, но и помог вскрыть преступные агрессивные действия империалистов — вдохновителей и организаторов преступлений против мира и безопасности народов. В связи с этим государственный обвинитель Генеральный Прокурор СССР Р. А. Руденко в своей речи заявил:

«Если расценивать все эти обстоятельства в соответствии с учением о соучастии, то следовало бы рассматривать в качестве соучастников преступления Пауэрса тех, кто был организатором и вдохновителем этого преступления, а также тех, кто в роли пособников явно содействовал совершению преступления предоставлением средств и устранением препятствий».

В своем последнем слове Пауэрс сказал:

«Я сознаю, что совершил тягчайшее преступление и заслужил за него наказание. Я прошу суд взвесить все обстоятельства и принять во внимание не только тот факт, что я совершил преступление, но также и обстоятельства, побудившие меня к этому. Я также прошу суд принять во внимание тот факт, что никакая секретная информация не достигла своего назначения. Все эти сведения оказались в руках советских властей. Я сознаю, что русские люди считают меня врагом. Я могу это понять. Но я хотел бы подчеркнуть тот факт, что лично я не питаю и никогда не питал никакой вражды к русским людям. Я обращаюсь к суду с просьбой судить меня не как врага, а как человека, который не является личным врагом русских людей, человека, который никогда еще не представал перед судом ни по каким обвинениям и который глубоко осознал свою вину, сожалеет о ней и глубоко раскаивается».

19 августа Пауэрсу был вынесен приговор. Признав его виновным в шпионаже, предусмотренном статьей 2 закона Союза ССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления», Военная коллегия приговорила его к 10 годам лишения свободы, с отбыванием первых трех лет в тюрьме.

Так закончилось это дело, получившее большую известность во всем мире и разоблачившее грязные замыслы врагов мира и социализма. После процесса Пауэрсу была дана возможность встретиться со своими родными, а затем его отправили в тюрьму. Через несколько лет он был обменен на полковника Р. И. Абеля, несправедливо осужденного американским судом на 35-летнее тюремное заключение.

Долгое время я ничего не слышал о Пауэрсе, но вот в № 9 журнала «За рубежом», вышедшем в свет 28 февраля 1969 года, появилось следующее сообщение:

«Френсис Пауэрс, летчик шпионского самолета У-2, сбитого над территорией Советского Союза в 1960 году, ныне занимается испытаниями самолетов У-2, возвращенных фирме «Локхид» для установки нового оборудования. По сообщению журнала «Ньюсуик», разведывательные функции выполняются сейчас преемниками У-2 — самолетами СР-71, также производимыми фирмой «Локхид». Они совершают десятки полетов вблизи территорий социалистических стран».

Нет сомнений в том, что эти полеты совершаются с разведывательными целями. Но пусть знают охотники за шпионскими сведениями, что каждый, кто посмеет вторгнуться в воздушное пространство нашей Родины, разделит судьбу Френсиса Пауэрса.

ПОИСК П. Александровский

Из следственного изолятора капитану Петрову передали, что с ним просит встречи Фролов, чье дело недавно было закончено расследованием. По словам дежурного, заключенный хотел сообщить «своему» следователю сведения, которые заинтересуют органы государственной безопасности.

Петров рассказал об этом начальнику отдела, получил разрешение из военного трибунала, за которым числился арестованный, и направился в изолятор. Поздоровавшись, Фролов положил на стол объемистое обвинительное заключение по своему делу, тщательно расправил его, закурил. Зная привычку Фролова не начинать разговора первым, капитан прямо, без обиняков, спросил сидящего напротив:

— Вы вызвали меня, чтобы сделать какое-то заявление?

Фролов помолчал, видимо размышляя, с чего начать, перевел дух и нарочито спокойно произнес:

— Вы слышали такую фамилию: Шевылев?

Петров бросил короткое «нет» и приготовился слушать.

— Я так и думал. Тогда этот сюжетик вам не повредит… В августе 1942 года восточный батальон «Волга», где я занимал должность начальника штаба, стоял в деревне Варанино. Недалеко, всего в нескольких километрах, в Митюрине — я хорошо помню названия потому, что сам из той местности, — стоял штаб 41-го армейского корпуса, которым командовал генерал Фризнер. Однажды я получил приказание выделить проводника в направлении деревни Тупилино. Генерал высылал туда на разведку полувзвод из своей личной охраны. Я вызвался сам быть проводником. В Тупилине я родился, и мне хотелось побывать там, может быть в последний раз. Итак, рано утром мы выступили. Долго ехали лесом…

*

Полувзвод рысью выбрался из тесно сжавших дорогу зарослей. Кончилось частолесье, впереди замелькали просветы. Копыта простучали по бревенчатому настилу. Взору предстала открытая равнина с виднеющимся невдалеке изломом деревенской улицы. Конники облегченно перевели дух: шутка сказать, пятнадцать километров отмахали в этой глухомани и не встретили партизан. Удача, которой трудно поверить!

Деревушка казалась мертвой: ни дымков над избами, ни стука калиток, ни лая собак. Промчались сразу же на другой конец. Остановились на пригорке. Фельдфебель Шевылев уже приказал было спешиться, когда вдруг заметил, как вдалеке мелькнуло что-то темное, стремившееся к чаще.

— За мной! — фельдфебель направил коня по нескошенной траве в сторону бегущего человека.

Когда Фролов подъехал к опушке, уже шел допрос задержанного. Конники стояли в пешем строю. Лошади были привязаны к деревьям, возле них находился ординарец Шевылева, с наглой усмешкой наблюдавший за происходящим. Фролову бросилось в глаза его необычайное внешнее сходство с фельдфебелем.

Перед солдатами стоял, тяжело дыша, молодой парнишка лет восемнадцати. Левая рука, раненая, безжизненно свисала вдоль тела, правой он прижимал к груди большую ковригу хлеба, видимо только что полученную в деревне. Он грустно смотрел перед собой. Солдаты, стараясь не встречаться с ним взглядом, останавливали взор на не по росту больших галифе, обмотках да потрепанной красноармейской гимнастерке, в мокрой черноте которой роса смешалась с выступившим от бега и напряжения потом.

— Ты партизан! — говорил ему Шевылев. — Но у тебя есть шанс сохранить жизнь, если ты покажешь, где партизанский лагерь.

— Я не партизан.

— Может быть. Но кто тебе дал хлеб, это ты, безусловно, знаешь.

Парнишка еще крепче прижал дорогой дар и отрицательно качнул головой.

Брови Шевылева сложились в бугор недоуменного удивления. Он подошел к своей лошади, достал из притороченной к седлу сумки флягу, сделал несколько больших глотков. Потом снова подошел к пареньку. Привычно сдернул с плеча автомат.

— Могут услышать партизаны. Заберем его лучше в штаб, там допросят, — вмешался Фролов, стоявший в стороне.

— Знаешь что, обер? Не суй нос в чужую компетенцию, — отрезал каратель и нажал на спусковой крючок.

Но автомат не сработал. Тогда ординарец услужливо подал фельдфебелю свое оружие, и длинная очередь почти в упор ударила в паренька.

На обратном пути кавалеристов обстреляли партизаны. Был убит ординарец Шевылева, двое солдат получили легкие ранения…

*

— Вы встречали Шевылева еще? — спросил Петров.

— Только один раз. В мае сорок пятого, в Чехословакии, во время боев за пражский аэродром. Мы бежали кто куда. Я спрятался под бетонную эстакаду. Смотрю, знакомое лицо, однако пиджак, крестьянские штаны. «Шевылев!» — «Тише! Шевылев убит. Охоты нет держать отчет по своей биографии». Выскочил опрометью… Приметы? Особых не было. Вот только разве в нос он говорил, гнусавил немного. Конников я и видел только один раз. Фамилий не знал.

По возвращении в управление Петров доложил о разговоре с Фроловым полковнику. Тот пригласил сотрудников на краткое совещание.

— Это сообщение заслуживает самого серьезного отношения, — резюмировал начальник управления обмен мнениями. — Проверку поручим нашему работнику в районе товарищу Краснову. Если факты подтвердятся, он же будет вести и розыск Шевылева. Расследовать дело придется вам, товарищ Петров.

Факт расстрела советского военнослужащего в августе 1942 года возле деревни Тупилино, на самой границе Калининской и Смоленской областей, подтвердился. Были выявлены и другие злодеяния Шевылева — бывшего фельдфебеля германской армии. Розыск начался.

Начался розыск человека, о котором известно только то, что он не моложе сорока пяти лет, среднего роста, черноволосый, когда-то носил фамилию Шевылев и что он палач и убийца, оставивший на нашей земле свои кровавые следы…

*

…Тормоз или газ? Газ! Двигатель заревел. Машина, не послушавшись руля, соскользнула с высокой глинистой колеи и плюхнулась в наполненную водой яму. Мотор заглох. Вот тебе и экономия времени, и кратчайшая дорога! «Федька на пасху на лошади проехал, а уж ты — как по воздуху пролетишь, если только в Гнилушке не застрянешь», — вспомнил Сергей слова женщины, порекомендовавшей ему дорогу, и засмеялся.

Вытянуть машину не удалось, бросить ее здесь на ночь было нельзя.

Неудачливый шофер уже было задремал на заднем сиденье, когда послышались шаги и знакомый голос:

— Не гонялся бы ты, поп, за дешевизною!

Дверца открылась, в луче фонарика — лицо Николая Краснова.

— Ты как попал сюда? — удивился Петров.

— Никакого чуда. Звонил из соседнего сельсовета, сказали, что ты из деревни поехал в город через Гнилушку.

Петров поинтересовался, как идет дело с розыском Шевылева.

— Что говорят солдаты из его команды? Когда они с ним расстались?

— Не знаю. Я еще никого из них не нашел. Но кое-какие сведения собрать удалось. Фролов тебе рассказал правду, но не всю. Шевылев с конниками после расстрела вернулся в деревню и стал доискиваться, кто дал хлеб. По его приказу плетьми избили трех стариков. Он хотел спалить всю деревню, но этому воспрепятствовал Фролов. Сразу после отъезда карателей люди пошли в лес искать раненых…

— Откуда о них стало известно?

— Да от Лукерьи. Когда боец пришел в деревню, он попал в дом к Лукерье. У нее он и попросил хлеба для себя и троих раненых товарищей, прятавшихся в шалаше в лесу, недалеко от деревни. Просил связать их с партизанами. Она дала ему хлеб…

После отъезда карателей (их спугнули выстрелы в бору) все: и старики и дети — пошли в лес, отыскали тело паренька, а недалеко — всего метрах в пятидесяти — и шалаш. Раненых принесли в деревню и поместили у Лукерьи в доме, на чердаке. Вся деревня выхаживала их, оберегала. Команда Шевылева потом еще неделю стояла в деревне, но об этих красноармейцах они не узнали.

— Как я представляю себе дальнейший розыск? — продолжал Николай. — Искать и Шевылева, и солдат команды Фризнера — очевидцев и соучастников его преступлений.

Команда образовалась в декабре 1941 года, во Ржеве. Там в бывших складах Заготзерна гитлеровцы устроили лагерь для военнопленных. 26 декабря всех их выгнали на улицу. Перед строем прошелся фельдфебель Шевылев, к тому времени уже награжденный Железным крестом. Он призывал голодных, измученных людей вступить в карательный отряд для борьбы с партизанами. Добровольцев обещали сразу же накормить. Среди пленных нашлась лишь жалкая горстка предателей.

Вот так и была сформирована эта команда. Принцип — предательство, цена ему — котелок каши… Где шли штабные машины с эмблемой корпуса на дверцах — белые ветвистые рога оленя на черном щите, там скакали и конники Шевылева. Ржевский, Оленинский, Вольский районы.

— И вот на Смоленщине команда исчезла, — закончил свой рассказ Николай. — Корпус остается, конников нет. Сотни документов, а никакой ясности. Я могу тебе показать весь путь 41-го корпуса, назвать все сражения с его участием, знаю, где он был наголову разгромлен, но данных о судьбе той горстки предателей нет.

Сергей посоветовал ему довести до конца опрос местных жителей, поговорить со всеми людьми, даже с теми, кто видел этих конников хотя бы один раз или только слышал о них.

— Я уже разговаривал со многими жителями тех деревень, где останавливался Шевылев. Они мало что добавили к сказанному Фроловым, разве только прозвище, которым окрестили Шевылева в округе: Гунявый. Там, где размещался штаб корпуса, все местное население из деревни выгоняли.

— Так вот, по-моему, надо поговорить со всеми без исключения. Случайно оброненная фраза, слово, примета — все, что могло сохраниться в их памяти, может навести на след.

*

Чем чаще вспоминал Николай свой ночной разговор со следователем, тем больше убеждался в правоте его слов.

И он снова пошел по пути, пройденному головорезами из охранной группы генерала Фризнера. Ночевки в тех же деревнях, встречи в поле, разговоры на завалинках, беседы в колхозных канцеляриях — везде люди отвечали охотно, желая помочь сдернуть завесу с прошлого.

Сотрудник органов государственной безопасности узнал имена почти всех конников, мог теперь обрисовать характер, привычки почти каждого из них. И все-таки ни одной фамилии!

Наконец поиск снова привел Краснова в Тупилино.

В Тупилино Краснов пришел как раз в тот момент, когда там ревели два трактора: бригадир рушил старую хату Лукерьи Гавриловой. С этой женщиной, хотя в его материалах она и занимала важное место, Краснов пока еще не беседовал: она долго лежала в больнице, находясь в столь тяжелом состоянии, что врачи запрещали ей разговаривать, а потом уехала к своим родственникам не то на Урал, не то на Дальний Восток, и он так и не смог узнать ее точный адрес.

Со слов других лиц было известно, что хотя солдаты команды ставили своих коней в ее дворе, но она с карателями совсем не общалась: ее выгнали из дома, и она приютилась на другом конце деревни. Но, интересно, как же жили на чердаке ее дома трое раненых бойцов? Не может же быть, чтобы они целую неделю находились без пищи, без воды и ухода? Значит, Лукерья все-таки нашла способ поддерживать их и в эти трудные дни?

…Оба трактора натужно заревели и рванули стальной трос. Старый дом рухнул, подняв громадное облако пыли, мусора и мелких щепок. Грохот свалившейся кровли, треск ломающихся балок и опор слился с восторженным криком детворы.

Краснов поздоровался с бригадиром, молодым парнем, недавно отслужившим срочную (он уже был знаком с ним по первому посещению деревни). Потом спросил, ткнув рукой в развалины:

— За что вы его так?

— Стал тормозом на пути прогресса. Решили мы уток разводить, речку запрудили, вот здесь озеро разольется.

— А где Лукерья сейчас живет?

— Вон на горе ей новый дом строим. А пока в Рольне, на Смоленщине, у сестры гостюет. Если уже не уехала — к брату собиралась, в Донбасс.

— Съездить к ней надо. Поговорить. Челом бью насчет лошадки, — попросил капитан.

Хотя и трудно было в сенокосную пору найти свободную лошадь, но бригадир распорядился запрячь молодого жеребца Урагана и сам решил съездить вместе с Красновым в Рольню. В разговоре дорогой он обронил фразу, которой объяснил Краснову свою заинтересованность в розыске:

— У меня Гунявый отца плетьми засек… В таком деле счет не на деньги ведется…

С того же началась и беседа с Лукерьей Ефимовной. Она показала капитану письма с фронта от сына, погибшего в первые месяцы войны. Погиб и младший сын. Беседа оказалась, как и можно было ожидать, интересной.

— В сорок втором, Лукерья Ефимовна, как мне рассказали в деревне, вы трех красноармейцев спасли. Как вам удалось спрятать их от фашистов?

— Так не одна я. Целое Тупилино их выхаживало.

— Ну а когда каратели снова приехали?..

— Я на крылечке была. Глянула: по дороге — пыль из леса. Я скорей на чердак, упредить болезных: «Белогвардейцы скачут». Примчались они прямо к моей хате, а их главный орет мне: «Твоя хата?» «Моя», — говорю. «Убирайся отсюда! Ревизуем для наших коней…»

— А как звали фельдфебеля?

Складка раздумья борозднула лоб. Лукерья провела ладонью по щеке, обрадовалась:

— Гунявым его звали, сынок, Гунявым.

— Ну а имя какое у него было?

— А пес его знает, — последовало без запинки, — он мне не представлялся. Так вот… Погнал меня из хаты: «Иди куды хочешь». Кликнул одного, усатого, Яшкой его звали: «Посмотри, что там есть». Тот и давай внюхиваться — и на дворе, и в хате, и в подпол слазил, не поленился. Докладает: «Так и так. Все в порядке». — «А под крышей смотрел?» Яков приделывает лестницу, взлезает. Пошатнулась я, сердце захолонуло: лежать мне в землице-матушке с солдатиками родненькими рядом! Ведь там, под крышей, и спрятаться негде… А тот забрался и кричит оттуда: «Господин фенфебель, ничего не обнаружил!» Стою столб столбом: «Куда же они сховались?» Здесь Гунявый на меня взъелся: «Почему, дескать, не приветствуешь? Хочешь, твою хибару всю спалю?» Яков шепчет: «Вались в ноги», — подталкивает меня. Упала, заголосила, смотрю, паразит, доволен… Вот так поставили животину на двор, а меня вон выгнали… Вечером разыскал меня Яков: «Что делать будем? Ребят поить-кормить надо» (он, оказывается, их увидел, да не донес). Думали-думали, и придумал он: «Самогонки надо. Пролезу в ординарцы, буду в деревне на день оставаться, и продержим их. Тем более уедем скоро…» На такое дело не самогон, а кровинушку всю по капле отдашь. Сделали. Так и подсобила я Якова в ординарцы. Проститься пришел, на нем лица не было. «Не поминай, — говорит, — Лукерья, лихом. А этому Лешке все равно не жить», — про фенфебеля, значит…

— Выходит, его Алексеем звали?

— Да? Стало быть, так… И уехали. Вот и все, мой любезный…

Краснов достал из чемодана блокнот, стал записывать. Лукерья обеспокоенно спросила:

— Ты не на Якова в чемодан-то собираешь?

— Нет, Лукерья Ефимовна…

— Смотри, сынок. На него не надо. Что белогвардеец, так он только слово на себе носил… Хороший человек. Увидишь, привет передавай: «Лукерья, мол, кланяется…»

— А какая фамилия у ординарца была?

— Стерлось все… Да и зачем она тебе?..

Работа чекистов строится на связи с народом, в расчете на полную его поддержку. Не обо всем рассказывается сразу: преждевременное разглашение может нанести ущерб делу, однако там, где это возможно, сотрудники госбезопасности посвящают советских людей в свои задачи. Вот почему Краснов ничего не скрыл от Лукерьи Ефимовны. Он рассказал ей о розыске фельдфебеля, закончив свой рассказ словами:

— Знай мы фамилии солдат, сначала нашли бы их, а потом и его самого…

Старушка тут же собралась поехать в Тупилино. Оказалось, там, в ее доме, были записаны имена «белогвардейцев»: конники Шевылева, когда ставили лошадей на двор, вбили в бревно гвозди и вешали сбрую, седла, уздечки на них. Во избежание путаницы каждый солдат написал на бревне свою фамилию.

На следующее утро в Тупилине никто из ребят не пошел за грибами. Вся деревня высыпала на околицу. Пришли плотники, стали разбирать постройку, вернее, то, что от нее осталось.

Наконец оно было найдено, это бревно, с черным шрамом продольной глубокой трещины, с «гвоздочками», под которыми сохранились сделанные химическим карандашом надписи.

— «Сухов, Федоров, Иванов, Скрыль, Горб», — прочитал Краснов на бревне. Остальные подписи было невозможно разобрать.

«Конечно, искать у нас Иванова, Федорова, что в Корее Кима… Но Скрыль, Горб да и Сухов — это уже реально!» — мелькнуло в голове.

— Гляди, сынок, не обманула я тебя, — сказала Лукерья Ефимовна.

Николай обеими руками крепко сжал ее шершавую ладонь:

— Спасибо, мать, большое спасибо…

*

Человек по фамилии Скрыль, бывший подчиненный Шевылева, а потом власовец, отбывший после войны заслуженное наказание, отыскался в Псковской области.

На следствии в свое время Скрыль и словом не обмолвился о Шевылеве, о своей службе под его началом, рассказав лишь о пребывании в так называемой «Русской освободительной армии» Власова.

Подходя к дому, где жил Скрыль, Николай услышал скрежет рубанка. Когда же он завернул во двор, эти звуки сменил громкий стук. Хозяин, невысокий, плотный, выколачивал из инструмента набравшиеся туда стружки.

— Степан Григорьевич? Здравствуйте, — сказал Краснов, ставя чемоданчик на землю и протягивая руку.

— Он самый, — хмуро ответил тот, в сердцах бросая рубанок на доски и неохотно пожимая ладонь капитана, — 1917 года рождения, беспартийный, судимый в 1945 году к восьми годам военным трибуналом 2-го гвардейского танкового корпуса, наказание отбыл, судимость снята по амнистии… Что еще от меня нужно?

Скрыль при появлении сотрудника государственной безопасности заволновался, насторожился. Разговор долго не клеился. Николай остался у него переночевать, и лишь наутро, когда Скрыль возвратился с покоса, Краснов решил спросить его о Шевылеве.

— Бывает так: судьба важнейшего дела, труд сотен людей зависит от одного человека — его памяти, его честности, его совести, — начал Краснов. — Вы понимаете, Степан Григорьевич, ответственность этого человека? Ответственность прежде всего перед самим собой?

— Что вас интересует в Шевылеве? — глухо спросил Скрыль. — Я решил рассказать все, что знаю. И я буду подтверждать это везде, куда меня только ни вызовут. Да, я служил у немцев. Стрелял, когда мне приказывали стрелять. Но я не убийца, как этот гунявый Лешка…

И он стал рассказывать… Впоследствии, в кабинете следователя и на судебном процессе, Скрыль оказался, что называется, «хорошим свидетелем». Он припоминал самые мельчайшие подробности, с гневом и страстью обличая палача, не щадя и своей трусости, своего постыдного малодушия.

*

…На второй день после расстрела паренька и порки стариков Шевылева в команде не было. Конники приводили в порядок сбрую, седла, чистили оружие, латали одежду. За обедом, когда все собрались вместе, Яков Сухов, этот солдат с усами, вдруг сказал:

— За такие дела ответ всем держать придется.

Никто не произнес ни слова, хотя каждый понял, что он имеет в виду.

— А не уйти ли к партизанам, пока не поздно? Есть желающие составить компанию?

Все так и оцепенели, а Яков загоготал и даже привстал, как показалось Скрылю, от удовольствия:

— Да я пошутил, ребята. Испытанье делал, нет ли где трещинки.

Разговор на этом и потух. Вскоре все убедились, что действительно «фельдфебельский сапог», как позже прозвали Якова Сухова, испытывал конников. Когда команда разместилась в Тупилине, этот Яшка достал где-то большую бутыль спиртного, напоил Шевылева, пролез в ординарцы вместо убитого партизанами Федьки. Он чистил фельдфебелю сапоги, ходил за ним, как мать за ребенком. Тот души в нем не чаял и даже на облавы перестал его брать, тем более что они были земляки, оба с Брянщины. Конники по лесам, а ординарец в деревне прохлаждается, самогонку рыщет. Вечером потолчется среди солдат, а утром наушничает своему хозяину.

Кончилось все это неожиданно. После Тупилина полувзвод около ста километров шел маршем по смоленским лесам и болотам. Кони устали, каратели изнемогли. Остановились в сарае, в заброшенном хуторке. Шевылев, взяв с собой Скрыля, уехал. Спустя примерно час, когда они уже подъехали к штабу, со стороны хутора гулко ударило. Шевылев со взводом жандармов бросился туда. От сарая остались одни щепки. Из всех солдат дышал только один, да и он вскоре умер. От него узнали, что в карауле в тот момент был Яков Сухов.

Так была уничтожена команда Фризнера. Из ее состава в живых остались только трое: Шевылев, после взрыва арестованный немцами, Сухов, скорее всего ушедший к партизанам, и сам Скрыль, который попал после этого случая в РОА.

В сентябре 1945 года Скрыль проходил в одном из лагерей проверку. Недалеко от себя, в шеренге бывших власовцев, полицаев, бургомистров, он неожиданно увидел Шевылева. Тот сделал ему знак, что они не должны признавать друг друга. Степан тоже боялся ответственности за службу в команде. Во время переклички фамилия Шевылева не была произнесена: фельдфебель откликнулся на фамилию своего прежнего ординарца Федьки. Вспомнить эту фамилию Скрыль так и не смог. Не могло ее быть и на Лукерьином бревне — это Краснов знал точно: Федька был убит партизанами еще до стоянки конников в Тупилине.

*

Сухов был приглашен Красновым в кабинет начальника городского отдела милиции. Это был пожилой, степенный мужчина, одетый, несмотря на сильную жару, в черный пиджак. На груди — ордена и медали за участие в партизанском движении.

Вступив в команду Шевылева в Ржевском лагере, Сухов с самого начала тяготился сознанием глубины своего падения и искал случая уйти к партизанам. Он понимал, что явиться к ним нужно не с пустыми руками, а хоть частично искупив свою тяжкую вину. В Тупилине как раз представился такой случай. Когда фельдфебель приказал Сухову осмотреть дом Лукерьи Гавриловой, он увидел на чердаке, на охапке сена, раненых красноармейцев. Яков пытался было убедить Шевылева подобрать другой двор, но фельдфебель настоял на своем.

Сухов разыскал хозяйку дома и предложил ей свою помощь. Перевести бойцов в другой дом было невозможно, так как двое раненых из команды Шевылева находились днем в палатках и могли все заметить. Ночью же двор охраняли часовые.

В Тупилине команда простояла с неделю. В течение этого времени Сухов помогал укрывать раненых бойцов. В последний вечер Шевылев вернулся из штаба радостно взволнованным. За стаканом самогона он поведал о полученном важном задании: срочно доставить в штаб армии секретный пакет. Шевылев даже показал пакет, весь в сургучных печатях.

Яков посоветовал обшить пакет тканью, чтобы ненароком не повредить печати. Фельдфебелю идея понравилась, и он тут же приказал ординарцу хорошенько зашить депешу в матерчатый сверток. Здесь Сухов и решил, что пробил его час! Он разрезал конверт. Лежавшую в нем карту заменил подходящими по формату двумя газетенками «Голос добровольца», затем зашил пакет в тряпку. Фельдфебель ничего не заметил.

Перед выездом Сухов сходил в деревню, взял у Лукерьи баклагу самогона и приторочил ее к седлу. Он мог бы отдать похищенные документы женщине, но не сделал этого: они были нужны ему как пропуск, как пароль для перехода к своим.

Весь день и большую часть ночи конники были в походе. Несколько раз вступали в перестрелки. Две лошади утонули в трясине, одну, раненую, бросили. Оставшиеся кони поочередно несли на себе по два всадника. К середине ночи до места назначения им оставалось еще двадцать километров. Фельдфебель приказал солдатам остановиться на ночлег в сарае, а сам поехал дальше, взяв с собой Скрыля.

Как только Шевылев отъехал, Яков выставил самогон. Не прошло и часа, как конники погрузились в беспробудный сон. Сухов собрал имевшийся у солдат тол и поджег бикфордов шнур. Уже значительно отъехав, он услышал за своей спиной сильный взрыв…

— Их поубивало, наверно, всех. Только жалко, что не от моей руки окочурился тот мерзавец Громов.

— Какой Громов?

— Федька Громов, прежний ординарец Шевылева.

— Его фамилия Громов? Это точно? — Краснов прямо задрожал: этим, по сути, подводился итог всей многомесячной работе.

— Как бог свят, Громов Федор Афанасьевич, — повторил Яков, удивившись волнению капитана. — Как-то Шевылев за кружкой похвалился, что у всех Афанасиев хорошие сыновья, верно ему служат.

Сухов немного помолчал, потом продолжил:

— Мне пришлось повидать… Год партизанил — засады, разведки. Вышли к своим — штрафбат. Восемь штурмовых атак… А смерть не взяла.

— Яков Афанасьевич, почему вы раньше не рассказали о Шевылеве?

— А зачем?

— Чтобы разыскать его, привлечь к ответу.

— Зачем? Он убит. Его расстреляли немцы за потерю пакета. Об этом я от кого-то слышал…

Этот слух имел известное основание. Как выяснилось позже, Шевылева в 1942 году немцы действительно приговорили к смертной казни. Но его спасло заступничество Фризнера. Кстати, Шевылев после ареста его чекистами особенно упирал на этот приговор. По его мнению, он весьма смягчал его вину…

В одном из архивов был обнаружен паспорт, сданный Шевылевым при мобилизации в июне 1941 года. С пожелтевшей фотографии глядело безбровое лицо с приплюснутым носом, широкими, раздавшимися щеками, безразличными, тускловатыми глазами.

А вскоре неожиданно пришло сообщение с родины Шевылева. Сразу после разговора с Суховым капитан Краснов посетил деревню, где родился разыскиваемый Шевылев. Отец его, как рассказали односельчане, умер несколько лет назад. Наследников и вообще родственников не нашлось, и сельсовет отвел его дом семье сторожа. Младшего Шевылева все считали погибшим. И вот несколько дней назад сторож принес в правление колхоза кусок фанеры от посылки, приспособленный стариком Шевылевым на заплату в стенке кроличьей клетки. На нем с большим трудом, но все-таки различался адрес отправителя: «…гельская обла… Ныйский лесопункт, …мов Ф. А.». Председатель колхоза, помня о приезде Краснова, послал эту находку в управление КГБ, считая, что она может иметь какое-то значение.

Итак, Шевылев был найден! На севере страны, в одном из самых глухих лесных уголков Архангельской области. Очевидцы злодеяний и бывшие солдаты команды Фризнера по современному снимку узнали карателя в жителе далекого поселка. Эксперты-специалисты сделали безоговорочный вывод о том, что на фотографиях Шевылева 1941 года и Громова 1961 года изображено одно и то же лицо. И когда были отброшены последние сомнения, на постановление о заключении под стражу Громова Федора Афанасьевича лег мягкий фиолетовый оттиск печати военного прокурора.

Розыск подошел к концу.

*

Позади остались двое суток плавания по реке, два часа полета на самолете, три часа езды на автомобиле, и вот Сергей Петров на Ныйском лесопункте. От начальника лесопункта он узнал, что всего неделю назад Громов уволился. Другое известие насторожило еще больше: на другой день после расчета Громов ушел в лес. Медин, начальник лесопункта, считал, что найти Громова в лесу не удастся, нужно ждать его возвращения.

— Сколько ждать? День, неделю? Может, год?

Инженер пожал плечами:

— Я сам здесь недавно. Другого посоветовать не могу.

«Если будут трудности, возникнут осложнения, в первую очередь обращайтесь к людям — коммунистам, беспартийным, мужчинам, женщинам — ко всем нашим советским людям. Они помогут! Весь вопрос в том, чтобы определить действенную и достаточно эффективную форму этой помощи!» — вспомнились слова, сказанные ему при отъезде подполковником.

И Петров принял решение. Он попросил Медина собрать самых опытных охотников.

С приходом последнего из охотников, крепкого старика с черной как смоль бородой, при появлении которого несколько человек встали, предлагая ему место, Петров начал собрание:

— Товарищи! Я следователь органов госбезопасности, из Калинина. Лес ваш вижу первый раз. Знаю его лишь из книг, по кинофильмам да по рассказам вот таких, как вы, бывалых людей. Обращаюсь к вам с просьбой: помогите разобраться в нескольких вопросах.

Тон и содержание вступления понравились собравшимся.

— Поможем, если сможем…

— Первое. Можно ли найти человека, который ушел в лес шесть дней назад?

Поднялась разноголосица. В конце концов сошлись на том, что обнаружить человека в лесу все-таки вполне возможно.

— Второй. Все вы знаете Федора Громова, жителя поселка. Где он сейчас? В каком месте тайги его искать?

Охотники стали высказывать разные предположения. Точно никто ничего не знал. Петрову посоветовали спросить Константина Филипповича, хранившего молчание чернобородого охотника, который пришел последним.

Сразу, едва он встал, установилась полная тишина. Он сказал:

— Федор Афанасьевич Громов — мой сосед. Не один раз вместе в леса хаживали.

Помолчал. Никто не знал, к чему он клонит.

— Он вам нужен? Так подождите его. Зачем его отрывать от дела? Приезжий у нас не охотился, а вы-то?.. — он с обидой посмотрел на товарищей. Те смущенно отводили глаза: действительно, зачем искать Громова, когда он сам придет? Охотник опытный, не заблудится!..

Сергей понял, что настал момент высказаться и ему.

— Это особо опасный государственный преступник! У него руки в крови, на совести — человеческие жизни. Военный прокурор издал приказ о его аресте. — Капитан зачитал постановление. — А уйдя в тайгу, Громов может скрыться от суда. Больше я не могу вам ничего сказать: следствие только начинается.

Однако эти слова не убедили Константина Филипповича:

— Пятнадцать лет я знаю соседа. Работал — не ту́жился, это верно. Пил, тоже правильно. В президиумы его не избирали, однако и в милицию не попадал. Вы вот о Федоре говорите, а на бумаге про Алексея написано. Как бы ошибка не вышла!.. У нас в прошлом году с механика высчитали за пилу, а потом ему же деньги сполна вернули… Да сказали: «Бывает»…

— Значит, нужно доказать, что нынешний Федор — это Алексей? Видел ли кто-нибудь, что у него выколото тушью на кисти левой руки?

— Никто не видел. У него там кожа сожжена, — мрачно сказал кто-то с улицы, через окно.

Затем следователь дал охотникам посмотреть портрет Шевылева, сделанный по фотографии на довоенном паспорте. Когда фотография попала в руки Константина Филипповича, тот сразу же и сказал:

— Нечего разглядывать. Федька в молодости.

Петров дал охотникам для сравнения и сам паспорт.

— Шевылев Алексей… — прочитал сомневавшийся охотник. — Он самый… Все верно.

И он сам предложил капитану свою помощь, решил провести его к Синему ручью, куда Громов отправился за рыбой.

Совещание кончилось тем, что охотники разделились на пять поисковых групп. Перед их отъездом все ближайшие лесопункты и леспромхозы были извещены радиограммой о необходимости поимки Громова-Шевылева, если он будет обнаружен.

…Двигатель, пофыркивая, быстро гнал лодку по речонке, мимо нависших над самой водой раскидистых деревьев, минуя сплавные заторы. Приходилось и вылезать, перетаскивать плоскодонку через желтые плесы или обходить по берегу хоть и небольшие, с метр, но все же шумливые перепады.

Потом пошли пешком. Завалы, ямы, тонкие жердинки через трясины. Шедший впереди тронул Сергея за плечо, когда они поднялись на пригорок:

— Смотри. Это он.

Внизу, у стремительной протоки, спиной к ним, стоял человек. В руке удочка. Возле лежало ружье.

— Я пойду первым, вы чуть поотстаньте, — предложил охотник и стал быстро спускаться.

Сергей пошел за ним следом. Когда охотник близко подошел к рыболову, тот вздрогнул, повернул голову и успокоенно протянул:

— А-а… Константин…

— Я-то Константин, да вот ты не Федор, — отрезал охотник и, встав ногой на двустволку, к которой было метнулся Шевылев, глухо бросил: — Не балуй! В лесу не шутят…

ОПЕРАЦИЯ «ГОЛД» И ДРУГИЕ В. Лядов, В. Разин

В ненастный сумеречный час 22 октября 1966 года во всех пяти корпусах лондонской тюрьмы «Вормвуд скрабз» зазвучал сигнал тревоги: в корпусе особого режима надзиратели недосчитались одного заключенного. На ноги были поставлены все службы розыска. Были перекрыты аэродромы, вокзалы и порты. Даже многое повидавшие репортеры поначалу усомнились в том, что произошло. «Небывалый побег!», «Чудовищно!» — восклицали они.

Теперь, когда герою нашего повествования уже окончательно ничто не угрожает, представим его читателю: Джордж Блейк — советский разведчик. Блейку под пятьдесят, но выглядит он удивительно молодо. По-русски говорит почти без ошибок. Блейк родился в Голландии. Его мать — голландка, отец — гражданин Великобритании. Английский суд приговорил его к 42 годам тюрьмы. Это самый большой срок наказания, когда-либо применявшийся в Англии. Мы попросили советского разведчика рассказать о своей жизни.

— Моя юность, — вспоминает Блейк, — прошла в годы второй мировой войны, в ужасное время немецкой оккупации. Мы жили тогда на старинной улочке Ботерслоот в Роттердаме…

Ему исполнилось семнадцать лет, когда гитлеровская Германия вероломно напала на Голландию. Это произошло 10 мая 1940 года. Голландская армия отступала под напором превосходящих сил гитлеровцев. Роттердам был подвергнут варварской бомбардировке.

— Город горел несколько дней, — говорит Блейк. — Не умолкал детский плач; женщины и старики ползали на коленях по развалинам, пытаясь отыскать под обломками тридцати одной тысячи домов хоть что-то из одежды, домашней утвари. Старинная улочка Ботерслоот больше не существовала…

Зверская расправа над ни в чем не повинным населением Роттердама оставила глубокий след в душе Блейка.

— Подавляющее большинство населения Голландии, — продолжает Блейк, — очень враждебно относилось к захватчикам. Формировалось движение Сопротивления. Его участники устраивали забастовки на крупных предприятиях, саботировали преступные планы оккупантов, пытавшихся угонять рабочих на свои заводы в Германию.

Я восторженно следил за схватками мужественных людей с бандами голландских прихвостней гитлеровцев, которые всячески терроризировали население, устраивали еврейские погромы. И я без колебаний решил присоединиться к движению Сопротивления.

Я был очень щуплым пареньком. Немцы считали меня школьником. Мне удавалось без помех проходить в такие районы, где у любого взрослого человека требовали документы. Для роли связного я подходил как нельзя лучше. Мне поручали перевозить из города в город антифашистские листовки, брошюры…

Мать Блейка смогла уехать из Голландии в Англию. Джордж, трогательно любивший свою мать, сильно переживал разлуку, мечтал о встрече.

— Но меня тянула в Лондон не только сыновняя привязанность. Молодые люди моего возраста стремились найти применение своим силам в борьбе с немецкими фашистами. Я полагал, что это можно лучше всего сделать в Англии, вступив в ее вооруженные силы. Мы часто слушали радио, внимательно следили за борьбой союзников и верили, что настанет день освобождения. Я рассуждал: «Тогда-то я и смогу вернуться в Голландию в числе освободителей».

Джордж Блейк рассказывает о перипетиях, которые ему пришлось испытать на пути из Роттердама в Лондон. С паспортами на чужие имена, рискуя каждую минуту, он пробирался через оккупированную гитлеровцами Францию, был арестован на границе с Испанией и брошен в тюрьму. Оттуда переведен в концлагерь «Миранда дель Эбро», где в самых тяжелых условиях содержались представители двадцати шести национальностей из разных стран.

— Особенно много там было поляков. Они выступали в роли застрельщиков протеста и организаторов борьбы. Однажды такой протест вылился в длительную голодовку, которая решила мою судьбу и судьбу многих других заключенных. Испанские власти вынуждены были пойти на уступки и освободить меня как британского подданного.

Лондон встретил Блейка довольно неприветливо, последовали строгие допросы. Но к этому времени (январь 1943 года) он уже успел пройти суровую школу жизни и проявил завидную выдержку. У него была одна мысль — попасть в армию и вернуться в Голландию, чтобы продолжать борьбу с фашистами. Успешно закончив училище военно-морских офицеров, Блейк направляется в распоряжение Главного управления подводной службы. Там готовились специалисты по диверсионным операциям, которых забрасывали в расположение противника на одноместных подлодках.

Однажды во время занятий под водой Блейк, не выдержав перегрузок, потерял сознание. Комиссия сделала вывод: для службы подводников не годен. И вот его, как в совершенстве знающего голландский язык, переводят в августе 1944 года в голландскую секцию Сикрет интеллидженс сервис (СИС).

— У нас были тесные связи с голландской разведкой, — вспоминает Блейк. — Работа строилась, может быть, примитивно, но эффект зачастую превосходил все ожидания. Я получал кодированные телеграммы с указанием на такой-то день и час особо важных целей (включая, например, сообщения о местонахождении того или иного крупного нацистского генерала на территории Голландии), расшифровывал их и передавал координаты штабу британских ВВС. Дальнейшее не требует особых пояснений…

Разгром гитлеровской Германии принес свободу народам Европы, в том числе и голландскому. В Голландии гитлеровцы капитулировали 4 мая 1945 года. Блейк вместе со своими сотрудниками выехал в Голландию с заданием восстановить контакты с заброшенными туда ранее агентами. Затем СИС направила его в Гамбург. Вскоре после окончания второй мировой войны там стали появляться различные организации недобитых нацистских офицеров, в частности поговаривали о возможности возникновения некоего союза бывших командиров подлодок.

— В Англии их боялись пуще всего, — замечает Блейк. — Они считались самыми ярыми носителями бредовых гитлеровских идей. В мою задачу входило вести тщательное наблюдение за ними. А потом прозвучала печально известная речь Черчилля в Фултоне. Она положила начало периоду «холодной войны» и повернула всю деятельность СИС на сто восемьдесят градусов. Лондон и Вашингтон направили свою подрывную работу против Советского Союза, Болгарии, Польши, Чехословакии, Румынии, ГДР… Мне поручили собирать сведения о советских войсках, дислоцированных на территории ГДР, организовать изучение отдельных советских офицеров с целью их последующей вербовки.

Еще до направления в Гамбург Блейк свободно владел голландским, английским, немецким и французским языками. В Германии он начал заниматься русским языком.

Как-то по служебным делам его квартиру в Гамбурге посетил один высокопоставленный работник из лондонской штаб-квартиры СИС. Заметил на ночном столике Блейка потрепанный учебник русского языка. «Изучаете? — поинтересовался он. — Похвально. Но самодеятельность — это еще не искусство». Этот эпизод повлек за собой в дальнейшем решение центра послать Блейка на курсы русского языка.

— Не удивляйтесь, если я скажу, что в определенной степени благодарен судьбе за то, что она послала тогда в мою резиденцию этого человека. Знание русского языка позволило мне познакомиться с замечательной русской литературой, лучше понять советский народ, так много переживший в годы войны. Меня с каждым днем все больше волновал вопрос: если в Лондоне и Вашингтоне смотрят сквозь пальцы на то, как Западная Германия наращивает военный потенциал, стало быть, все те огромные жертвы, которые принесли делу борьбы с немецким фашизмом Советский Союз и другие страны, напрасны? Значит, в один прекрасный день все может начаться вновь! Нет, этому надо помешать, любыми средствами надо предотвратить возникновение войны.

Блейк посвятил себя делу борьбы с подрывной деятельностью империалистических разведок против Советского Союза и других стран социалистического содружества, он выполнил десятки ответственнейших заданий, предотвратил многие готовившиеся диверсии и провокации, отвел удары, направленные против социалистических государств. Служебное положение Блейка в системе Интеллидженс сервис позволяло ему следить за многими подрывными акциями СИС, а также ЦРУ. Блейк был хорошо информирован о многих замыслах английской разведки.

В 1948 году Блейк, как один из немногих сотрудников английской разведки, изучивших русский язык, назначается резидентом СИС «под крышей» вице-консула английского посольства в Сеуле. Блейку поручалось собирать разведданные о Владивостоке, Приморском крае, Восточной Сибири, Маньчжурии.

— Решение руководства СИС о необходимости иметь в Сеуле резидентуру для работы против СССР не отличалось большой прозорливостью. Но отказываться я не стал, — вспоминает разведчик. — И это решение помогло мне увидеть своими глазами еще одно преступление перед человечеством, которое совершали уже не немцы, а наши союзники — американцы. Новая война… Я видел, как гигантские «летающие крепости» бомбили крошечные лачуги корейских крестьян. Все это было на моих глазах.

Корейский народ вел справедливую войну, она была направлена на защиту суверенитета родины от интервентов. Я счастлив, что по мере своих сил способствовал разоблачению и пресечению империалистических агрессий и диверсий, что мне удалось внести свою крупицу в борьбу народов за мир, за лучшее будущее человечества.

После подписания перемирия в Корее в июле 1953 года Блейк вместе с некоторыми другими иностранными дипломатами, интернированными во время взятия Сеула частями корейской Народной армии, возвратился в Лондон. Руководство английской разведки назначает Блейка на пост заместителя начальника отдела «технических» операций СИС.

Мы просим Джорджа пояснить, какие цели ставились перед его отделом.

— Эта служба, — говорит Блейк, — занимается операциями по подслушиванию за рубежом. В первую очередь СИС пытается организовать подслушивание представительств СССР и других социалистических стран в разных странах мира, а также частных квартир работников этих учреждений. Инициатором наиболее значительных операций по подслушиванию являлся английский разведчик, бывший резидент СИС в Вене и Западном Берлине Питер Ланн. Операции по подслушиванию проводятся СИС в большом масштабе, на них тратятся колоссальные средства. Часть этих операций проводилась совместно с ЦРУ.

В СИС имелся также небольшой отдел под кодовым названием «N». Он занимался тайным вскрытием мешков с дипломатической почтой других государств. Вначале была идея возложить на этот отдел обработку материалов, полученных в результате проведения операций по подслушиванию, но затем решили создать самостоятельный отдел, получивший кодовое наименование «Y», заместителем начальника которого я и был назначен. Сейчас по памяти я могу назвать несколько операций по подслушиванию. С помощью операции «Контрари-А» осуществлялось, например, подслушивание польского торгового представительства в Брюсселе. Операция «Контрари-С» означала установку микрофона в том номере гостиницы «Астория» в Брюсселе, который специально предназначался для лиц, приезжающих из социалистических стран. Микрофон был вмонтирован в квартире торгового атташе посольства СССР в Копенгагене. Эта операция носила Звучное название «Фантастик», видимо, потому, что ее результаты были фантастически ничтожны, — с иронией добавляет Блейк.

Подслушивались разговоры в квартирах чехословацкого представителя по экспорту стекла в Каире, третьего секретаря болгарской миссии в Лондоне…

— Можете ли вы в этой связи рассказать что-либо о провалах «технических» операций СИС?

— По вполне теперь уже, надеюсь, вам понятным причинам многие операции кончались провалом. В частности, все вышеперечисленные. Наиболее крупной «технической» операцией, которую длительное время разрабатывали и подготавливали разведки США и Англии, была известная операция с берлинским туннелем, имевшая кодовое название «Голд» («Золото»).

В декабре 1953 года в Лондоне проходило совещание представителей Центрального разведывательного управления США и Сикрет интеллидженс сервис Великобритании. Совещание выработало решение о прокладке туннеля к линиям связи советских войск и линиям связи Германской Демократической Республики. Предприятие финансировали американцы, оборудование обязалась поставить английская сторона. Неподалеку от Шенефельдского шоссе, где пролегает граница американского сектора Берлина (район Альт-Глиникке), американские военные власти возвели корпуса станции подслушивания. От них и был прорыт шестисотметровый туннель, оборудованный по последнему слову техники, для подключения подслушивающей, усилительной и прочей шпионской техники к телефонным кабелям на территории ГДР.

Об обнаружении этого шпионского лаза связистами Группы советских войск в Германии стало известно 22 апреля 1956 года. Советское правительство направило по официальным каналам соответствующие ноты протеста, в газетах появились неопровержимые фотодокументы, статьи, разоблачающие преступные действия диверсантов.

После скандального разоблачения, когда все улики были налицо и играть в прятки отпала нужда, высокопоставленные деятели из ЦРУ пытались заявлять, что, мол, эта операция является самой успешной, самой результативной за последние годы. (Надо же было хоть как-то оправдать колоссальные расходы, связанные с прокладкой туннеля!) Но тогда еще ни в Вашингтоне, ни в Лондоне не могли даже предположить главного — их акция оказалась обреченной на провал еще до того, как были составлены чертежи этого «предприятия».

В качестве заместителя начальника отдела «Y» Джордж Блейк принимал личное участие в лондонском совещании специалистов — разведчиков СИС и ЦРУ по этой операции. Он внимательно читал протоколы совещания. Принимал меры, чтобы ни одна деталь, ни одно указание по этому делу из Лондона не были упущены.

— Однако быть осведомленным — это еще полдела. Важно, чтобы сведения своевременно были переданы в Москву, — продолжал Блейк. — Кроме того, были и другие причины, почему я решил вызвать своего коллегу, который обеспечивал связь с Москвой, на экстренную встречу.

Проведение встреч с коллегами, или «выход на связь», как мы, профессионалы, говорим, — замечает Блейк, — всегда один из самых опасных моментов в работе разведчика. Любой, даже весьма тщательно подготовленный выход на связь несет в себе потенциальный риск. А ведь иногда нужно принимать решение сразу же на месте…

Так было и тогда, в 1953 году. Уже на подходе к условленному месту опытный взгляд отметил полицейскую машину, подозрительных людей на углу. Что такое? Повернуть назад? Отказаться от встречи? А что подумают товарищи? Они ведь будут беспокоиться, не зная, что случилось. Но все обошлось благополучно: полиция разыскивала уголовного преступника. Важная встреча состоялась.

— В Сикрет интеллидженс сервис и в ЦРУ, — улыбается Блейк, — многие сделали себе карьеру на этом пресловутом туннеле. Разведка собрала здесь такое количество «информации», что для ее обработки потребовался солидный аппарат специалистов…

После работы в Лондоне Блейк направляется в резидентуру СИС в Западный Берлин. Блейк работает там несколько лет и входит в важную группу сотрудников Интеллидженс сервис, непосредственно занимающихся работой против Советского Союза.

— Не могли бы вы в связи с этим привести несколько примеров подрывной деятельности английской разведки против социалистических стран?

— Против СССР и других социалистических стран направлена большая часть деятельности СИС. СИС старается всеми возможными средствами собирать разведывательную информацию о Советском Союзе и других социалистических странах, получать данные об их гражданах с целью их изучения и возможного привлечения в качестве агентов. СИС также проводит так называемые специальные политические операции, направленные на подрыв единства социалистических стран, провокации против международного коммунистического движения.

Рассказывать об организации работы английской разведки против СССР можно много. В 1955 году, например, после совещания в СИС было создано специальное подразделение «Русская оперативная секция». В ее задачу входило: усилить работу против советских граждан, находящихся за границей, в том числе в Лондоне, использовать поездки представителей Запада в Советский Союз, забрасывать агентуру на территорию СССР, активизировать мероприятия против дипломатических и других представительств СССР.

Вероятно, об этом еще придется говорить, но вот сейчас я вспомнил одну операцию СИС в Западном Берлине. Этот город с самого начала рассматривался в кругах английской и американской разведок как «форпост шпионской деятельности против русских». И вот СИС организовала неподалеку от границы советского сектора специальный магазин. По замыслу английской разведки эта лавочка должна была использоваться для установления контактов с советскими людьми, для вовлечения их в различные коммерческие сделки и в дальнейшем для вербовки. Хозяином магазина являлся агент английской разведки, немец по происхождению. Предусматривалось, что, как только в магазине появится советский гражданин, его надо убедить сделать заказы на дефицитные товары и договориться, чтобы он пришел еще. Больше того, магазин предоставлял своим покупателям определенные льготы.

В подходящий момент русского заказчика под соответствующим предлогом должны познакомить с представителем британской разведки, который и займется его дальнейшей обработкой.

Расскажу об одном забавном случае, связанном с этим магазином. Как-то днем, дежуря по резидентуре СИС, я получил условный сигнал от хозяина магазина: «Появилась русская». В магазин пришлось выехать мне. Там я должен был войти в контакт с покупательницей. С первых минут этот контакт развивался удивительно легко и просто. Женщина назвала себя Ниной, заявила, что она работает инспектором на коммутаторе штаб-квартиры советских войск в Магдебурге и проявила недвусмысленную заинтересованность в продолжении контактов со мной. Проверка показала, что Нина вовсе не является Ниной, что она никакая не русская, а работает в Берлине у одного американца — сотрудника Центрального разведывательного управления…

Ну а что касается магазина, то его пришлось через некоторое время закрыть как «исключительно нерентабельную точку». Вам, вероятно, понятно почему? Вместе с тем, — добавил Блейк, — мне не хотелось бы, чтобы у вас сложилось неправильное представление о взаимоотношениях СИС и ЦРУ.

О том, что специальные службы империалистических государств в той или иной мере координируют свою деятельность и даже проводят совместные операции, направленные против Советского Союза и других социалистических стран, против международного коммунистического движения, против прогрессивных организаций и т. д., известно. Большой интерес, по-моему, представляет вопрос о том, какую работу разведки западных государств ведут друг против друга. Так, например, английская разведка постоянно занимается активным изучением сотрудников французских разведывательных и контрразведывательных служб. Резидентура СИС в Западном Берлине составляла на них подробные характеристики и картотеку. Изучение велось с целью установить, кто из них мог быть использован СИС.

Или, например, деятельность резидентуры СИС в Париже: требовалось добывать подробные данные о новых изобретениях в области военного снаряжения и оружия, о научно-исследовательских работах, которые могут сделать Францию независимой с точки зрения военного потенциала, секретные сведения о французской программе развития в области атомной энергии и тому подобные вещи.

Кстати, другие резидентуры СИС в капиталистических странах, включая страны — союзницы по НАТО, также занимаются подобной деятельностью. Резидентура в Швеции ведет шпионаж с целью получения секретных сведений о планах совместной противовоздушной обороны Скандинавии, добычи радиоактивных руд, о работах по усовершенствованию управляемых снарядов и об аэродромах в Северной и Восточной Швеции.

К 1955 году английская разведка имела неплохую агентуру в министерстве иностранных дел ФРГ. Но она все время изыскивала возможности пополнения своей агентурной сети. Так, в 1956 году западноберлинская резидентура. СИС проводила операцию по внедрению своего агента в МИД ФРГ. Вообще говоря, во многих звеньях государственного аппарата ФРГ имелись агенты СИС, которые также вели активную работу по обработке японских дипломатов за границей. Дело в том, что СИС в силу языкового барьера, социальных условностей и некоторых иных причин испытывала трудности в установлении контактов с японскими должностными лицами в самой Японии. Поэтому было решено организовать работу с дипломатическими представителями Японии в третьих странах. При этом, в частности, рекомендовалось использовать повышенное чувство одиночества, испытываемое японцами за границей.

— Вы многие годы работали в английской разведке и, видимо, можете пролить свет на то, как использует СИС различные категории английских граждан для подрывной деятельности против стран социалистического содружества.

— В газетах публиковались корреспонденции о том, как СИС в своих целях использует радиокорпорацию Би-би-си, многих английских журналистов, специализирующихся на организации антисоветских кампаний и провокационных измышлений против социалистических стран. И журналисты — всего лишь одна из категорий используемых разведкой лиц. СИС охотно прибегает к услугам представителей различных экспортно-импортных фирм. Хорошо известно в этом плане дело английского «бизнесмена» Гревилла Винна. Разведка также вербует агентуру среди туристов, направляющихся в социалистические страны. Как правило, для своей работы СИС привлекает должностных лиц без согласования с другими ведомствами. Использование же, например, дипломатов всех рангов, английских сотрудников ООН требует, в соответствии с директивами СИС, лишь формального согласования с МИД Великобритании. Вообще, порядок вербовки или использования официальных лиц, а также граждан Канады, Индии, Пакистана и других стран, входящих в Британское содружество наций, пунктуально определен в инструкциях Интеллидженс сервис, в частности в постоянно действующей инструкции, которая носит название «Одер бук».

Деятельность Блейка позволила, как правильно оценивал главный судья Англии Паркер, свести на нет многие операции «психологической войны» и шпионажа против СССР и других социалистических стран.

— Газета «Руде право» разоблачила планы комплексной подрывной операции СИС — «Лиотэ». Операция, рассчитанная на многие годы, была направлена на подрыв единства социалистических стран и против самого социалистического строя в этих странах. В Лондоне нашлись некоторые органы печати и лица, заявляющие, что планов операции «Лиотэ» не существовало. Можете ли вы сказать несколько слов по этому вопросу?

— «Опровержение» или замалчивание провалов империалистических разведок — прием, хорошо известный. Но факты — вещь упрямая. Материалов, раскрывающих подрывные акции и планы операции «Лиотэ», очень много. В прессе была освещена лишь небольшая их часть. Сейчас можно добавить, что в разработке и осуществлении операции «Лиотэ» участвовала не только Интеллидженс сервис, но и целый ряд других ведомств Великобритании. Была создана на высоком уровне междуведомственная «рабочая группа операции «Лиотэ». Ее функции и деятельность известны.

Агенты СИС проникли во многие сферы государственной деятельности и общественной жизни Англии. Значительное их число являются руководителями различных антисоветских организаций и центров, которые формируются из невозвращенцев и изменников. Другие сидят в ведомствах и министерствах «союзников» Англии из числа капиталистических государств, числятся служащими международных организаций и союзов. Третьи орудуют в развивающихся странах в Азии и Африке, в Латинской Америке и на Ближнем Востоке. И эти грязные страницы деятельности разведок станут достоянием широкой общественности.

Подвиги Джорджа Блейка не останутся неизвестными: советский разведчик Джордж Блейк работает над книгой воспоминаний о своей деятельности в роли сотрудника Интеллидженс сервис. За эту самоотверженную деятельность товарищ Джордж Блейк был награжден орденами Ленина и Красного Знамени.

ОДИН ГОД В. Ефалов

Летом 1966 года колхозники Федор Иванович и Ефросинья Егоровна Овчаренко проводили свою дочь Галю в город. Неохотно они отпускали дочь от себя. В такую даль! В Москву. Подумать только!

Она окончила школу с серебряной медалью, много читала, была не по годам развитой, увлекалась музыкой, участвовала в школьной самодеятельности. Учителя в один голос советовали ей учиться дальше.

Экзамены оказались трудными. Конкурс был большой, но, когда списки были вывешены в коридоре около деканата, Галя Овчаренко оказалась в числе счастливцев, принятых на первый курс.

Получила место в общежитии, первую стипендию.

Однажды, в канун 8 Марта, в комнату вбежала Оля, подружка Гали:

— Ой, Галка, какая я счастливая, ты даже не представляешь себе! Смотри, что Салей мне принес, смотри, что подарил.

Оля раскрыла сумочку и положила перед Галей большую золотую брошь в виде жука.

— Постой, постой, какой Салей?

— Ну, тот, помнишь? Он еще нас после танцев провожал, и ты смеялась, что он в меня влюбился.

Галя вспомнила интересного смуглого парня с черными как смоль усиками, который действительно пытался на вечере ухаживать за Олей. Он учился на четвертом курсе, хорошо говорил по-русски, правда с акцентом.

С первого же взгляда Галя, не будучи даже искушенной в таких вещах, поняла, что «жук» стоит больших денег, и она сказала об этом Ольге.

— Какая ты чудная, Галка. Не все ли тебе равно, где он взял деньги? Не украл же, в конце концов! Кстати, он пригласил нас на вечеринку по случаю 8 Марта, и я согласилась. И за тебя и за себя, — добавила Оля, как бы отрезая этим путь к отступлению.

Галя сначала отказывалась, но все же уступила просьбам Оли. На следующий день, надев свои лучшие платья, подружки встретили Салея около института.

Они заехали за другом Салея Мухамедом, который снимал комнату где-то в районе Хорошево — Мневники, и все вместе поехали в центр.

Когда машина остановилась напротив сверкавшего огнями ресторана «Арбат», на счетчике было четыре рубля с копейками. Салей небрежно бросил водителю две пятерки. Галя была поражена.

Швейцар с огромной рыжей бородой распахнул перед ними двери, они поднялись на второй этаж и заняли столик. На эстраде женщина, держа микрофон почти у самых губ, пела что-то грустное, и десятки пар медленно двигались в ритме танца.

Гале казалось, что она одета хуже всех, что все обращают на нее внимание, и от этого чувствовала себя неловко. Она еще ни разу не была в ресторане.

Потом были тосты за дружбу, за учебу, за тех, кого не было с ними. Много танцевали.

Было около двенадцати часов ночи, когда официант подал счет.

Салей достал бумажник. Никогда прежде Галя не видела такого количества денег сразу у одного человека: толстая пачка двадцатипятирублевых купюр едва вмещалась там.

Салей не считая передал официанту несколько купюр и, кивнув головой, отпустил его.

Домой вернулись на такси.

— Оля, ты заметила, сколько у него денег?

Ольга кивнула. Она тоже думала об этом. Стипендия у него, скажем, рублей девяносто, а он только за один этот вечер потратил раза в два больше.

*

Салей подъехал к Большому театру на такси. Попросил водителя подождать и неторопливо прошел в скверик.

Сел на скамейку. Было холодно и ветрено. В сквере он был один.

Вскоре к нему подошел молодой парень, поздоровался и сел рядом.

— Сколько принес? — спросил он.

— Пятьдесят.

— Давай сюда.

— Сначала давай деньги.

Парень сунул руку в карман и достал плотную пачку, завернутую в газету.

— Держи.

— Сколько здесь?

— Как договорились, шесть тысяч пятьсот.

Салей сунул пачку купюр в карман, парню передал золотые монеты.

— Ну, пока.

Сделка не заняла и пяти минут. Они встречались уже не первый раз и доверяли друг другу.

*

На столе зазвенел телефон. Майор Степанов снял трубку:

— Так… Хорошо… Ведут себя спокойно… Будьте осторожны, они не должны ничего заметить. — Положил трубку. Встал и прошел в соседний кабинет.

Средних лет подполковник оторвался от бумаг:

— Ну как?

— Все в порядке, Петр Васильевич, они встретились, обменялись чем-то и разошлись.

— Ну что же, для начала неплохо. Может быть, ты прав и мы действительно вышли на группу валютчиков. Нужно будет заняться проверкой. Подготовь предложения.

*

Генрих Кароян родился в Баку. Был единственным ребенком в семье. После школы по настоянию родителей поступил в институт, но скоро бросил — трудно было учиться, да он и не хотел.

Послонялся без дела, потом решил заняться «бизнесом». Первые шаги на этом поприще оказались удачными. Появились деньги. Дружки говорили, что в Москве деньги добывать проще, и Генрих подался в Москву.

Здесь ему понравилось. Решил обосноваться. Нужно было найти квартиру, прописаться, для безопасности устроиться на работу. Он познакомился с Салеем, и дела его пошли успешно.

Вот только с квартирой и пропиской было плохо.

*

Кароян сел в машину.

— Давай к «Националю».

Олег Журиков вел машину спокойно, уверенно. Работал он много и неплохо зарабатывал. Все приносил домой, отдавал жене. Копили на кооперативную квартиру.

Кароян сидел на заднем сиденье и на всякий случай пересчитывал золотые монеты. Салей не обманул.

Теперь Гена встретится с Володиным и продаст ему английские фунты. Но уже не по сто тридцать рублей. Он не дурак. Он отдаст каждый минимум за сто пятьдесят.

Мотор работал ровно, машина шла хорошо.

— Силен движок.

— Да, мне повезло, — ответил Журиков. — Мне давно обещали новую машину и вот наконец дали. На старой разве заработаешь? Больше на ремонте стоишь, а с ремонта какие заработки. Теперь двести рублей с лишним выбиваю, бывает, и до трехсот вытягиваю. — Журиков самодовольно улыбнулся.

Рассмеялся и Кароян:

— Да, это неплохо, триста рублей — это деньги.

Он не стал говорить, что только сейчас в какие-нибудь полчаса «заработал» тысячу рублей. Журиков ему понравился.

— Слушай, друг, — второй раз называя его на «ты», спросил он, — а у тебя случайно нет друзей, чтобы можно было организовать квартиру?

— А зачем ее организовывать? Женись и живи сколько тебе хочется.

— А у тебя на примете нет такой девицы, чтоб у нее и квартира была?

Журиков только хмыкнул в ответ:

— Бутылку поставишь?

— Да за кого ты меня принимаешь? На свадьбе первым гостем будешь.

Так свободно и просто решил Кароян вопрос с квартирой и пропиской.

Девица, правда, ему не понравилась, какая-то она была нервная, дерганая, да и глаз у нее один косил. Любви у них не получилось, но прописать она его прописала. Скоро Кароян подыскал себе другую подругу и развелся.

После свадьбы с первой девицей Кароян не выдержал и рассказал Журикову о том, что занимается валютными сделками.

Когда Журиков услышал, какие доходы можно извлечь из этого, он просто обалдел от удивления.

— Постой, постой, — вдруг заговорил он, — а если поймают? За это могут и к стенке поставить.

— Могут, — согласился Кароян.

— Ну вот видишь, — как будто даже обрадовался Журиков. — Нет, тогда это не для меня.

Однако Кароян с жаром стал доказывать, что все это совсем не так опасно, если быть осторожным.

— Вот возьми меня, — сказал он, — я уже сколько занимаюсь этим — и все ничего. Надо только найти верного человека, не распыляться.

Но Журиков уперся. Не хотел рисковать.

— Да пойми, дурья ты голова, — злился Кароян. — Мы едем в такси, садится иностранец, и мы на ходу берем у него золото или валюту, что попадет. Высаживаем и — будь здоров. А если поймают — скажешь, что золото не твое, возил, мол, пассажира, и все. Откуда золото, не знаешь. Пусть ищут пассажира и спрашивают его, а ты здесь ни при чем.

И Журиков сдался.

*

«Милые, хорошие ребята. Надо будет с ними встретиться. Но как ужасно я одета! Вот иметь бы такое выходное платье, как у певички!» — и Галя зажмурилась, представив себя в этом дорогом наряде.

Галя с Олей жили скромно. У них, как и у большинства студентов, не было свободных денег. Стипендии и того, что присылали родители, хватало на скромную студенческую жизнь.

Галя много занималась, ей хотелось как можно быстрее закончить институт. «Вот кончу, получу диплом, а там будет лучше», — мечтала она.

Вторично они встретились с Мухамедом и Салеем через несколько дней.

Мухамед пришел к Салею, и они отправились к подружкам. Салей положил на стол перед изумленными девушками блестящий пакет. В магазине, где торгуют на валюту, они купили им в подарок две кофточки японского производства.

Кофточки Гале очень понравились, и она с удовольствием купила бы одну из них, если бы у нее были деньги. Деньги она, пожалуй, могла бы и занять. Но принять такой дорогой подарок от человека, которого она видит всего второй раз?! Нет, этого она сделать не может.

Оля поняла состояние подруги и увидела, что та сейчас может все испортить.

— Вот эту, сиреневую, ты сейчас же должна примерить, — бросилась она к Гале. — Мальчики, большое вам спасибо. Идите и подождите нас внизу, мы сейчас, — и Оля бесцеремонно вытолкнула друзей. — Ты что, с ума сошла? — накинулась она на Галю. — Люди от доброго сердца, а ты чуть не с ножом на них.

Галя молчала, и Оля чуть не плача стала уговаривать ее:

— Пойми, ну что плохого они тебе сделали? Денег не просят, дарят, а от подарка грех отказываться, тем более такого: попробуй купи. У тебя что, шкаф ломится от нарядов?

— Кофточку не возьму! — отрезала Галя. — Скажи, зачем они так поступают? Ты что думаешь: просто так «жука» подарили, теперь кофточку, завтра туфли принесут, потом пальто купят? Просто так такие вещи не дарят. Я бы с ними и без подарка дружила, а так — они же покупают нас! Неужели ты этого не понимаешь? Какая уж тут дружба!

Оля совсем расстроилась, она видела, что сейчас Галю не переубедить.

— Ладно. Пусть лежат. Потом вернем, а сейчас идем, ждут же они. Неудобно.

Галя подчинилась.

В душе Ольга соглашалась, что в рассуждениях Гали много справедливого.

Они вышли на улицу.

Ни Мухамед, ни Салей о подарке весь вечер даже не вспомнили.

*

В небольшом кабинете в доме на площади Дзержинского собрались чекисты. Полковник проводил совещание в связи с делом группы валютчиков и контрабандистов.

Это было не первое такое дело. В свое время в печати широко освещались процессы валютчиков Рокотова, Файбишенко, Гальперина[5]. Тогда дельцам черного рынка был нанесен ощутимый удар. Многие призадумались, сошли с преступного пути. Другие затаились до поры до времени, потом вновь зашевелились. Судьба валютчиков была предопределена. Одни раньше, другие позже, но в конечном итоге почти каждый из них оказывался в поле зрения чекистов.

По тем данным, которыми располагали органы государственной безопасности, было известно, что в Москве орудует группа спекулянтов-валютчиков, в которую входили Генрих Кароян, Олег Журиков, Арон Агаронов и некоторые другие. Наиболее активным являлся Кароян. Он установил связь с иностранными студентами Салеем, Вилли, Копунде. После одной из встреч с Салеем Кароян на такси проехал на Ленинградское шоссе, зашел в адрес и вскоре вернулся. Там, как показала проверка, жил без прописки некто Володин из Баку. Не занимаясь общественно полезным трудом, Кароян вел праздный образ жизни, завязывая новые связи, знакомства, втягивая неустойчивых граждан в свои валютно-спекулятивные сделки. Только за последние пятнадцать дней он установил связи со студентами-иностранцами Вилли, Чарли, Бонбангом, Джеймсом. С Журиковым он встречался почти ежедневно.

Становилось ясным, что в лице этих валютчиков органы КГБ столкнулись с опытными преступниками. Предстояло еще определить роль каждого из них, выяснить масштабы сделок, по каким каналам золото поступает к Салею и Мухамеду, куда идет золото от Карояна, кому он его сбывает.

Было лишь предположение, что Кароян золото отправляет в Баку, а Салей скупает его в магазине Внешторгбанка. Он приехал в Советский Союз на учебу три года назад. Дважды выезжал на каникулы в ФРГ. В последней декларации указал, что имеет только пятнадцать долларов — не та сумма, с которой можно развернуть валютные операции.

Что Салей и Кароян занимаются валютными сделками, было точно известно, и их уже можно было задержать и привлечь к ответственности. Но важно было довести следствие до конца, разоблачить не одну, а все преступные сделки, выявить всех соучастников.

Совещание решило создать оперативную группу.

— Вам, — сказал подполковник Козлов, обращаясь к Степанову, — придется выехать в Баку. Разберитесь там на месте с Карояном и его друзьями. В Москве необходимо организовать тщательное наблюдение не только за Карояном, но и за Журиковым, изучить их окружение, внести ясность в характер взаимоотношений с Вилли, Чарли, Джеймсом.

*

Галя встретилась с Мухамедом на студенческом вечере. Увидев его, она сначала обрадовалась, но, заметив, что он, широко улыбаясь, повернул к ней, смутилась: на ней была та самая сиреневая кофточка, которую он подарил ей, а она его до сих пор даже не поблагодарила.

Оля вместе с Салеем подошла к ним. Радостно улыбаясь, они стали обмениваться впечатлениями о прошлых вечерах, вспомнили «Арбат» и ВДНХ.

Салей договорился с Карояном встретиться в кафе «Хрустальное» на втором этаже в девять часов вечера, и это время уже подошло, но не хотелось расставаться с Олей, Галей.

Оля с Галей вначале отказывались ехать в «Хрустальное», но Салей и Мухамед так их упрашивали, что они в конце концов согласились.

Кароян появился около десяти часов, когда Салей уже потерял надежду увидеть его.

— Извините, девушки, я сейчас вернусь. — Салей встал и подошел к нему: — Что случилось, почему опоздал?

— Дела были.

— Ладно, принес деньги?

— Конечно.

Они спустились на первый этаж и направились в туалет. У самой двери Салей обернулся, но все было спокойно.

Торговались недолго. Салей сбросил «полтинник», и Кароян передал ему пачку денег, как и раньше, завернутую в газету.

— Здесь ровно пять тысяч пятьсот. Можешь проверить.

— А чего их считать. Ты считал?

— Конечно.

Салей положил пачку в карман и отдал Карояну десять купюр по сто долларов каждая.

Следующую встречу Кароян назначил через неделю.

Они расстались.

Веселый и довольный, Салей поднимался по лестнице. Теперь у него опять есть деньги, и он рассчитается с бухгалтером посольства, у которого накануне взял доллары под честное слово.

Компания прекрасно провела вечер. Официант принес счет, и Салей, надорвав газетную обертку, вытащил пятидесятирублевую купюру.

Велико было и удивление и негодование Салея, когда он обнаружил под газетой вместо денег лишь плотную пачку из аккуратно нарезанных листков бумаги.

Он машинально сунул официанту пятидесятирублевую купюру, которая одна только и лежала сверху, прикрывая серые листы бумаги. Точно такая же купюра лежала снизу.

— Меня обокрали. Самым настоящим образом. Ограбили.

Галя и Оля вздрогнули и перестали улыбаться.

— Меня обокрал этот неблагодарный человек, которого я поставил на ноги, сделал богатым! — Салей совал ошеломленным девушкам пачку бумаг и кричал. На них стали обращать внимание. Первым опомнился Мухамед. Он сжал руку Салея и заставил его замолчать.

Растерянные и подавленные, вышли все на улицу.

Кароян был далеко, и Салей не знал ни его имени, ни фамилии, ни адреса.

Где он теперь возьмет деньги для бухгалтерии? Ему надо отдать четыре тысячи рублей, а где их взять?

*

Кароян радостно потирал руки. На руках у него была тысяча долларов, для приобретения которых он истратил сущие пустяки: какие-то сто рублей.

Кароян посоветовался с Журиковым, как им поступить с образовавшимся капиталом.

— Может быть, через Вилли купить золотые монеты? — предложил Олег.

Идея Карояну понравилась, и они прикинули, что может дать эта операция.

Выходило, что около восьми тысяч рублей.

— Едем к Вилли.

Таких друзей, как Вилли, у них было теперь уже несколько человек, но Вилли был лучше других. Он никогда не торговался. Через него они покупали в валютном магазине плащи из «болоньи», шубы, магнитофоны.

Вот и сейчас они быстро нашли Вилли, сели в машину.

— Нам нужны золотые монеты, — объяснил ему Кароян. — Мы дадим тебе тысячу долларов. Ты пойдешь в магазин и купишь нам золотые монеты.

Вилли кивнул. Он хорошо все понял.

Вот они и у цели. В магазине Внешторгбанка на валюту можно было купить золотые монеты всех времен и государств, золотые медали с изображением космонавтов, знаменитых артистов. Нумизмат мог пополнить здесь свою коллекцию и подобрать кое-что на обмен. Однако здесь же рассчитывали поживиться и спекулянты.

Вилли вышел из машины и исчез за массивными зеркальными стеклами.

Вернувшись, он передал Карояну сорок одну золотую монету.

— Ну спасибо, друг, выручил. На, держи, — и Кароян передал Вилли обусловленную долю денег.

Вилли вышел.

— А теперь к гостинице «Россия».

И вновь машина с двумя дельцами затерялась в потоке других машин. Кароян и Журиков «делали деньги».

Олег пришел домой усталый, но довольный. Улыбался, шутил, положил перед женой пачку денег:

— Спрячь или положи на книжку.

Он не стал объяснять, где взял деньги. А деньги ее давно уже не радовали. Она все больше боялась за своего мужа, за себя, за будущего ребенка. Она протестовала, но неуверенно, робко, и ему каждый раз удавалось успокоить ее.

— Вот наберем на квартиру, купим мебель, оденемся — и все, — говорил Олег.

*

На столе у майора Сергея Александровича Степанова лежал новый документ по группе Карояна.

Три листка, вырванные из ученической тетради, заполнены небрежно, строчки наползали одна на другую. Видно, торопился человек, который писал их. Это заявление пришло из Баку. На конверте был указан обратный адрес и фамилия отправителя — Мамедов.

Автор с возмущением писал о том, что в Москве и Баку орудует группа спекулянтов-валютчиков, называл их фамилии, имена, клички. Приводил известные ему факты спекулятивных сделок и просил, требовал пресечь преступную деятельность. В заключение писал:

«Думаю, что все они, наконец, получат по заслугам. Пусть горит земля под ногами этой нечисти».

Еще вчера вечером Сергей Александрович позвонил в Баку и выяснил, что по указанному адресу Мамедов не живет и ранее никогда не жил. Мамедовых в Баку — что Ивановых в Москве: ни за что не найдешь по одной фамилии.

Заявление Мамедова полностью подтверждалось уже имевшимися материалами проверки Карояна и его соучастников.

«Все правильно, — думал майор, — жаль только, что анонимно». Анонимные заявления проверяются так же тщательно, как и обычные. Но анонимка, если она и содержит правду, никакой юридической силы не имеет. Она только так, для сведения.

Сергей Александрович вновь читал заявление, что-то сопоставлял, куда-то звонил.

Вечером Степанов докладывал подполковнику о проделанной работе.

— Ловко Кароян обвел этого пройду Салея, — улыбался Петр Васильевич. — Но вот зачем он это сделал? Почему? Что заставило его порвать с ним? Как вы думаете? — он посмотрел на Степанова.

— Может, нашел новый, более выгодный источник приобретения золота и валюты. А если это так, то кто этот человек?

Непонятен был ход Карояна. Вилли на такую роль не подходил, он работал на подхвате, у него самого ни валюты, ни золота не было. Журиков не производил впечатления настоящего валютчика. Было похоже, что он запутался. Стоило попытаться оторвать его от Карояна.

*

Прошла неделя с того дня, когда Кароян обобрал Салея. Дальше тянуть было невозможно, и Салей скрепя сердце отправился в посольство.

— Что так долго тянул? — встретил его бухгалтер Умяр.

— Произошла неприятность. У меня нет денег, — произнес Салей.

— Как это нет? — не понял Умяр. — Я же тебе дал тысячу долларов.

Салей объяснил, что произошло.

Трудно было примириться с потерей такой суммы денег. Партнеры чуть не перессорились. Умяр стал грозить, что пойдет к послу искать на Салея управу, но тот не очень-то испугался. «Никуда ты не пойдешь, — думал он, — а пойдешь, тогда я сам все послу расскажу, каким образом вы тут обмениваете валюту. За такие фокусы вам тоже несладко придется».

Салея больше тревожило другое: он мог лишиться источника валюты для обмена на рубли.

Умяр тоже, видимо, понял, что погорячился: поссорившись с Салеем, он сам терял «бизнес». Оба они были нужны друг другу и сошлись на том, что Умяр согласился месяц ждать возвращения долга. Правда, на всякий случай взял с Салея расписку о том, что тот должен ему тысячу долларов. Перед Салеем стояла проклятая проблема: где взять деньги?

Вечером он встретился с Олей. Салей выглядел усталым, даже похудел немного.

Оле жаль его было, но помочь она ничем не могла.

— Послушай, Салей, а может быть, все-таки можно пойти и все рассказать об этом жулике? — предложила она. — Пусть его ищут. Найдут и отберут доллары.

— То есть как это рассказать? Кому? Да ты хоть понимаешь, что предлагаешь? Меня же немедленно посадят.

Теперь Оля знала все. Но она еще не могла осознать, что этот близкий ей человек является преступником, что он обманул доверие и своей и нашей страны. Главным преступником она считала мошенника Карояна, которого никогда и в глаза не видела.

*

Галя полюбила Мухамеда, без него не могла быть и нескольких дней. Она часто навещала Мухамеда на квартире, которую он снимал за приличную плату. Родителям она о своих отношениях с ним не писала. «Не к чему тревожить их, — думала она, — не поймут они, волноваться будут».

Мухамед очень хорошо относился к Гале, был нежен, внимателен. У нее появились деньги. Мухамед не был скупым человеком. Галю уже не мучили угрызения совести, когда он приносил ей дорогие подарки; брала их свободно и просто, как нечто вполне разумеющееся. Она не видела в этом ничего плохого.

Галя уже многое знала, видела и чеки, и валюту, и золото. Молчала, делала вид, что ее это не касается.

Мухамед осторожно вовлекал ее в свои дела, иной раз посылал в комиссионный магазин сдать что-нибудь, просил предложить подружке кофточку. Но уж очень неохотно Галя шла на это, трудно было уговорить ее, убедить.

Поэтому Мухамед не решался подключать ее на крупные сделки.

При очередной встрече Салей поинтересовался:

— Скажи честно, Мухамед, тебе Галя помогает, ты ей доверяешь, можно рассчитывать на нее или нет?

— А что?

— Видишь ли, тяжело сейчас одной Оле, а кроме нее, мне опереться сейчас не на кого. Чеки у меня есть, могу достать товар, а вот сбыть его сложно. Оля по мелочам толкает, но это все не то, так я с Умяром год буду рассчитываться.

Салей предложил использовать Олю и Галю для спекуляции мохером.

— Сколько у тебя мохера? — спросил Мухамед.

— Мотков пятьсот. Мог бы взять и тысячу, если бы нашел, кому их отдать. А так их даже хранить негде.

…Галя с Олей легко нашли покупателей на мохеровую шерсть. Она только появилась, и модницы хватали ее, почти не торгуясь. Первые мотки продали у «Детского мира», выручив за один день около пятисот рублей. Мотки отдавали и по десять и по пятнадцать рублей, кто сколько даст.

— Ну вот, а вы боялись, — говорил Салей, пряча деньги в карман. — Пойду заткну глотку этому бухгалтеру.

То, что Салей и Мухамед начали втягивать в свои преступные дела советских людей, осложняло положение. Чекисты стали думать над тем, как помешать дальнейшему падению недальновидных девиц.

— Петр Васильевич, — начал Степанов, — а что, если мы задержим их? Договоримся с милицией. Там все организуют, составят протокол, оштрафуют. Может, одумаются.

— А что, это мысль, — поддержал его Козлов. — Мы же им всего не скажем, только по этому факту, так сказать, поговорим.

Начальник отдела согласился:

— Действуйте. Нельзя же допустить, чтобы эти незрелые девчонки окончательно погибли. Да и Журикова, пожалуй, стоит одернуть. Может быть, опомнится.

Степанов взял машину и поехал на Петровку, 38.

*

На следующий день в двенадцать часов около метро «Кировская» Салей вновь встретился с девушками и передал им еще пятьдесят мотков шерсти.

— Вы их не отдавайте меньше чем по пятнадцать рублей, — поучал он.

Оля с Галей в этот день не пошли в институт. С партией товара они приехали в «Детский мир».

— Вам не нужен мохер? — обратилась Галя к женщине, которая торопливо спускалась по лестнице. В руках у Гали был моток шерсти. Женщина тут же достала деньги.

— Спекулянты проклятые, управы на вас нет! — в сердцах выругалась какая-то пожилая женщина, когда Галя запросила с нее пятнадцать рублей за моток.

Молодой парень с веселой, озорной улыбкой подошел к Гале:

— Что у вас?

— Это не для вас.

— Да я не для себя, для жены.

— Для жены пойдет, — и Галя сунула ему в руки яркий моток, — пятнадцать рублей.

— Сколько? — удивленно переспросил парень.

— Пятнадцать, — повторила Галя. — Шерсть-то какая, заграничная, английская.

Но молодой человек вручил ей не пятнадцать рублей, а удостоверение сотрудника Московского уголовного розыска:

— А ну пошли!

Через несколько минут и Галя, и Оля, и незнакомая им женщина, только что купившая у них три мотка, сидели в машине, которая неслась по улице в сторону Петровки.

Молодой лейтенант заполнил бланк задержания Галины Федоровны Овчаренко и Ольги Наумовны Павловой. Оформил постановление о привлечении их к административной ответственности за мелкую спекуляцию, предупредил, что об их поведении пошлет официальное письмо ректору института.

Мухамед и Салей, когда услышали о том, что произошло в «Детском мире», испугались, стали допытываться у девушек:

— Наши фамилии называли?

— Да нет, почему они должны о вас спрашивать?

— А что вы говорили о нас?

Особенно страшно было Гале. Она острее других восприняла все происшедшее и дала себе клятву никогда в жизни не заниматься такими делами.

Галя с ужасом вспоминала обыск, разложенные мотки на столе, деньги, фотографирование на фоне всего этого. Она особенно боялась, что обо всем сообщат в институт и отцу с матерью.

Журикова задержали, когда он в валютном магазине на Кутузовском проспекте купил два блока сигарет «Кэмел» и две бутылки французского коньяка.

В отделении милиции он вел себя спокойно.

— Где приобрели чеки?

— Нигде не приобретал, мне заплатил пассажир-иностранец. У него не оказалось рублей. Не мог же я возить его бесплатно.

— Конечно, возить бесплатно его не стоило, — согласился старший лейтенант. — Однако по закону вы обязаны были сдать валюту или чеки в кассу таксомоторного парка. Разве вам этого не объясняли?

Журиков признал, что он, конечно, нехорошо поступил, совсем не нужно было так делать, и он пообещал, что больше никогда не допустит этого.

Старший лейтенант возвратил ему права и паспорт и заметил:

— Учтите, в следующий раз будем разговаривать серьезно.

Журиков ушел, а милиционер только вздохнул. Снял трубку:

— Сергей Александрович, ну я только что отпустил его. Бога и черта вспомнил, зарок дал…

Вечером Журиков рассказывал Карояну о беседе со старшим лейтенантом.

— Понимаешь, струхнул я здорово вначале, а он даже не обыскал.

Жена Журикова, услышав о задержании, заплакала:

— Я тебе, дураку, говорю, что тебя посадят.

— Сама дура! — рассердился Журиков. — Если бы они знали что-нибудь, давно бы посадили.

Нет, ничего не понял Журиков. Все оценил по-своему и не сделал тех выводов, на которые рассчитывали его навести чекисты.

*

Отношения между Галей и Мухамедом изменились. Она ждала ребенка. У Мухамеда появилась другая женщина, молоденькая продавщица из ГУМа.

Когда Галя узнала об этом, она не стала устраивать сцену ревности, только молчала, курила и все ходила по комнате. Потом взяла чемодан и стала укладывать вещи. Мухамед сидел неподвижный и чужой. Собралась быстро. Она не взяла ни сиреневой кофточки, ни золотых часиков. Ничего не взяла из того, что он подарил ей.

Новые трудности встали перед ней, и решать их теперь придется одной.

В институте на собрании обсуждали письмо из милиции, в котором сообщалось о спекулятивных махинациях Оли и Гали, им крепко досталось. Просто чудом оставили в институте.

После роддома Галя снова жила в общежитии. С Олей встречалась редко.

*

Кароян поездом выехал в Ленинград к Филиппову. Их познакомил Алик Хромой, уже пожилой мужчина, который постоянно околачивался около скупочного пункта на Ленинском проспекте.

Он регулярно приезжал туда на своем замызганном «Москвиче», ставил его в сторонку и присоединялся к таким же, как и он, перекупщикам золота и бриллиантов. Работал по мелочам, боялся. На эту «мелочь» да на пенсию и жил безбедно вместе с женой и дочкой. Жена была в курсе дел, иногда помогала ему.

Кароян как-то оказался в этом районе, зашел в скупку, а когда вышел, его встретил Алик Хромой:

— Что у тебя?

— Да ничего нет, просто так зашел.

— А-а, — разочарованно произнес Алик, — а я думал, может, колечко какое или сережки. Хорошо бы заплатил…

У Карояна не было ни колечка, ни сережек. Но коллеги разговорились и быстро нашли общий язык. Алик кому-то позвонил. Вскоре к ним подошел нечесаный, небрежно одетый, средних лет мужчина. Зашли в кафе-мороженое.

— Есть камни крупные, в один-полтора карата, прима.

— Сколько хочешь за них?

Филиппов хотел две тысячи триста за карат. Кароян задумался. До этого он не имел дела с бриллиантами.

— Где можно посмотреть их?

Сделка совершилась через несколько дней на квартире у Журикова.

Кароян рассматривал бриллианты: они переливались и играли всеми красками, даже при обычном электрическом освещении. Неумело совал дорогие камни в отверстия каратомера и прикидывал: брать или не брать? Прогорю или нет? И взял. Отсчитал деньги и отдал их Филиппову. Распили бутылку коньяку и расстались.

Попытки Карояна сбыть бриллианты дороже не удавались. Не помог и «профессор по камням» — официантка одного из ресторанов Судилина. Рекомендованные ею покупатели только ахали и охали, рассматривая бриллианты, однако дать за них больше, чем он заплатил Филиппову, не решались. При тщательном осмотре камней находили и «перышки», и какие-то раковинки, сколы, нацветы.

Тогда Карояну явилась мысль отправить товар за границу. Ему говорили, что там их легче сбыть. Для этой цели согласился предоставить свои услуги Вилли.

Вскоре он оформил визу и выехал в Западный Берлин.

*

Встречи Карояна с Филипповым, знакомство с Судилиной и встречи с Вилли не ускользнули от внимания чекистов. Однако детали сделок им известны не были. Больше всего их тревожил внезапный отъезд Вилли за границу. Возникло предположение, что он повез туда ценности. В таком случае обратно он должен был вернуться с золотом или с валютой. Решено было встретить Вилли в Бресте и тщательно обыскать его.

*

Она пришла в приемную Комитета государственной безопасности около шести часов вечера, когда рабочий день уже заканчивался. До этого долго бродила по улицам. Сидела в скверике напротив «Детского мира» и думала: идти или нет? Что ждет ее?

Начинать разговор было трудно, но она нашла в себе силы.

— Меня зовут Галина Федоровна Овчаренко… Я много думала, прежде чем прийти к вам. Мне нелегко было это сделать…

Она говорила и говорила, порой перескакивая с важного на второстепенное, торопясь высказать все, что накипело у нее на душе, не давало спокойно и просто жить, смотреть людям в глаза.

— В школе меня считали способной к гуманитарным наукам и полагали, что я должна поступить на факультет журналистики. Я так и сделала. Но стала я не журналисткой, а валютчицей, спекулянткой… Сейчас, оглядываясь назад, я вижу не людей, а машины, которым задана программа «делать деньги». И мысли и дела их подчинены рублю…

Сергей Александрович не вел никаких записей, он просто смотрел на нее и слушал. Сложная и противоречивая натура человека раскрывалась перед ним.

— Я больше не хочу знать, что такое золото, чеки, доллары, бизнес! Не хочу. Хватит! — сказала она. — Прошу только об одном: если можно простить — простите, если нет — судите.

Она заплакала. Ее можно было понять. Немного успокоившись, она долго еще рассказывала о себе, о Салее, о Мухамеде, об Оле.

— Помогите ей встать на ноги, она хорошая, но так же, как и я, запуталась, не может найти себя.

Когда Степанов расстался с Галей Овчаренко, было уже около двенадцати часов ночи. Она ушла так же тихо, незаметно, как и пришла.

Утром майор Степанов доложил о беседе с Овчаренко подполковнику Козлову. Тот выслушал молча и, казалось, не удивился:

— Ну что же, не напрасно трудились, только все это официально нужно будет оформить. Пусть напишет заявление. Так будет лучше для нее.

Он думал о трудной судьбе этой женщины, думал о том, как облегчить ее положение, и радовался, что человек нашел себя.

Официальное заявление о явке с повинной поможет ей, когда валютчиков привлекут к уголовной ответственности.

При новой встрече Степанов попросил Овчаренко все сказанное ею изложить в письменном виде.

— Ну что ж, я готова. Подскажите только, как начать, я никогда не писала подобных документов…

Она писала долго. Закончив страницу, молча передавала ее Степанову и бралась за следующий лист…

Строчки ложились ровно, почерк у нее был крупный, писала легко, почти не задумываясь и ничего не перечеркивая.

Заявление Галины Овчаренко не внесло существенных изменений в планы поимки и разоблачения валютчиков. Ее заявление было полезно чекистам лишь для документирования преступной деятельности Карояна и его группы.

*

Салей получил разрешение своего посольства на брак с советской гражданкой и вместе с Олей выехал в Ленинград, где жили ее родители.

Из писем дочери они уже знали о ее намерении выйти замуж за иностранца. Как и где они будут жить, останется он здесь или она уедет с ним, было неизвестно. Родителей тревожила предстоявшая встреча с женихом. Но за те несколько дней, что Салей прожил у них, они несколько успокоились. Он был нежен с Олей, приветлив с ними. Казалось, парень серьезный, с пониманием относится к проблемам, которые неизбежно возникнут в связи с этим браком, и как мог успокаивал родителей Оли. Через несколько дней после свадьбы проводили молодоженов в Москву.

*

У Олега Журикова родился сын.

«Крупный, вес — 3600, горластый, всех забивает… Целую тебя, родной мой, до встречи…» — читал он записку от жены.

Олег кинулся в «Детский мир». Домой вернулся счастливый, с коляской и деревянной кроваткой.

Вечером в ресторане «Россия» с Карояном отмечал рождение сына.

— Теперь тебе денег много будет нужно, — говорил Кароян.

Журиков только кивал, пил и закуривал.

Ларису должны были выписывать 5 января, и Журиков расстроился: Новый год придется встречать без нее. 31 декабря он отвез ей огромную корзину живых цветов.

— Эку прорву денег истратил! — удивлялась нянечка.

— Неси, неси, старая, прямо в палату, поставь около кровати, — напутствовал ее Журиков и на всякий случай сунул пожилой женщине пять рублей.

— Да ты что, совсем от радости сдурел! — рассердилась та.

Журиков смущенно улыбался.

Не знал он, что нескоро увидит сына, жену и что встреча их произойдет совсем не так, как рисовало его воображение. И он, только он один, будет виноват в том, что всего через три дня жизнь его сделает крутой зигзаг и все рухнет…

*

Поезд пришел в Брест рано утром. Ночь Вилли спал плохо, тяжело ворочался, курил и с завистью смотрел на своего попутчика, пожилого немца, спавшего сном младенца.

Вилли страшила встреча с таможенниками: бриллианты в Западном Берлине он не продал и теперь вынужден был везти их обратно, вновь пересекать границу с контрабандой.

Высокий, стройный, молодцеватый солдат-пограничник и таможенник в форме вошли в купе, приветливо поздоровались.

Вилли протянул пограничнику свой паспорт.

— Сколько у вас мест?

— Одно только, вот этот чемоданчик, — ответил Вилли.

Таможенник взглянул на мягкий, серой кожи, чемодан.

— Откройте, пожалуйста.

Вилли торопливо достал чемодан и расстегнул «молнию».

— Здесь белье и несколько рубашек.

Сотрудник таможни заглянул внутрь, приподнял вещи, лежавшие сверху.

— Больше у вас ничего нет?

— Нет-нет, это все.

Теперь таможенник обратился к соседу Вилли.

У соседа было три чемодана и портфель. Бегло осмотрев содержимое одного из чемоданов, таможенник остановил немца, открывавшего другой чемодан:

— Благодарю вас, извините. Счастливого пути. — Он повернулся и хотел идти, но в это время пограничник что-то сказал ему и кивнул на Вилли. Таможенник посмотрел на Вилли, тот невольно вздрогнул, и глаза его забегали, он попытался улыбнуться.

— Простите, ваша фамилия?

— Вилли Уифред.

— Куда вы направляетесь?

— В Москву, к месту своей учебы.

— Какие ценности имеются у вас: золото, бриллианты, валюта?

— Нет-нет, у меня ничего нет. Вот только пять долларов, но я указал в декларации, больше ничего. — Вилли еще надеялся. Сердце гулко билось в груди.

— Вам придется пройти с нами.

Вилли торопливо собрался, надел шапку, пальто, взял чемодан.

В досмотровом зале вновь повторил, что никаких ценностей при себе не имеет. Пограничник обратил внимание на квитанцию, полученную Вилли в банке в Западном Берлине в обмен на бриллианты, когда сдавал их для оценки.

— Объясните, что означает этот документ?

Вилли взял бумагу и понял, что это катастрофа. Он беспомощно улыбался, молчание затягивалось.

— Это не моя бумага, я нашел ее.

— Да, но здесь указана ваша фамилия.

Вилли совсем растерялся:

— А, вспомнил. Да, действительно этот документ получен мною в банке, но он мне совсем не нужен, никакой ценности для меня не представляет… Вы можете его выбросить.

Таможенник и молодой человек в штатском переглянулись.

— Ну, выбрасывать мы его подождем. В документе речь идет о бриллиантах. Что это за бриллианты, где они?

Вилли явно растерялся, лепетал что-то невразумительное, и понять его было невозможно. Он сам это почувствовал и замолчал.

Через полчаса на столе перед сотрудником таможни лежали четыре бриллианта и двести семьдесят три доллара.

Бриллианты были запрятаны в обуви, а доллары находились в специально нашитом карманчике на нательном белье.

*

Олег Журиков в этот день на работу пришел рано утром; пошутил с диспетчером, получил путевой лист. Всякому было приятно видеть человека в таком отличном настроении.

— Привет, старина!

— Здорово, дорогой, у меня сын родился!

— Ого, с тебя причитается, поздравляю.

Олег сел в машину и выехал с базы. Как всегда, огляделся, поправил зеркальце заднего вида и, включив счетчик, рванул в переулок. С этого мгновения казенная машина превращалась, по существу, в личный транспорт. Расходы, связанные с использованием машины в преступных целях, покрывались за счет заработков на валютном поприще.

Накануне вечером Журиков встретился с валютчиком из числа сообщников Карояна, Копунде, и передал ему доллары и франки для покупки очередной партии золотых монет. Договорились встретиться в двенадцать часов 4 января у ресторана «Кристалл».

Вот Копунде сел в машину Журикова.

— Ну как?

— Сегодня будут только в шесть вечера.

— Ты же обещал в двенадцать.

— Ничего не получилось.

Журиков досадливо поморщился — в шесть он собирался поехать к жене. «Ну, ничего, к ней заеду в семь, — подумал он, — не страшно».

*

Вновь они встретились около шести часов у магазина на Пушкинской. Карманы Копунде были набиты золотом, которое он должен был передать Журикову.

Когда проезжали мимо гостиницы «Москва», какой-то лихач, обогнав машину Журикова, внезапно резко тормознул, и Журиков, чтобы избежать столкновения, отвернул в сторону и тоже стал тормозить, но другая машина просигналила сзади, и Журиков выругался:

— Да что они, ошалели, что ли, психи какие-то, и куда только милиция смотрит, совсем ездить не умеют!

Он опомнился, только когда уже сидел на заднем сиденье, сжатый с двух сторон.

— Что вы делаете? Куда вы меня везете? Что все это значит?

— Вы арестованы, гражданин Журиков.

И только теперь сжалось сердце, стало страшно. Так вот как это бывает… «Что делать, как выбросить золото, валюту? А где Копунде? Может, сбежал, спрятался… А жена как же, я сегодня должен подъехать к ней… Что теперь будет? Надо молчать, ни в чем не признаваться. Стоп! В кармане спичечная коробка, в ней записаны расчеты покупки золота. Надо немедленно избавиться от нее… А чисто работают, ничего не скажешь. Знают свое дело. Где же выход? Это конец! Да, надо было прислушаться к словам старшего лейтенанта тогда, при задержании в валютном магазине. До этого бы не дошло. Бедная Лариса, сынок… Она была права. Почему я не послушал ее!»

Машина повернула на набережную Яузы и стала стремительно набирать скорость…

Ни золото, ни доллары, ни английские фунты не принесли Журикову счастья, как, впрочем, и остальным участникам этой группы. Они принесли им лишь горе и страдания. Не только им, но и их близким, друзьям.

*

Кароян женился. Тоня Коринкова училась в институте на втором курсе. Они познакомились случайно, и с первого взгляда он понял, что ему не будет жизни без нее. Мать Тони невзлюбила его, и до последнего дня она отговаривала дочь от замужества, хотела увезти ее в деревню.

«Ой, Тонечка, не нравится он мне, — говорила мать. — Хлебнешь ты горя, денег у него много, а не работает нигде, ну как же можно жить так?»

Мать сопротивлялась как могла. И наконец решилась: пошла в милицию и рассказала о своих сомнениях.

…Прошел месяц. Как-то раз после обеда Кароян вздремнул и проснулся около шести часов. В восемь у него встреча с Журиковым, тот должен заехать за ним.

Кароян вышел из дому точно в восемь. Журикова еще не было. Тоня немного задержалась в комнате, и Кароян прохаживался у подъезда, ожидая и ее и Журикова.

— Простите, ваша фамилия Кароян?

— Да, а в чем дело?

— Вы живете в этом доме?

— Да, но в чем дело?

— Вы арестованы, гражданин Кароян.

Жена вышла и подошла к ним, радостно улыбаясь:

— Ну, я готова, мы идем.

— Простите, но это не смешно, честное слово, и мы торопимся.

Но с ним никто не шутил.

Предъявили постановление на производство обыска. Пригласили понятых.

— Мне кажется, что здесь какое-то недоразумение. Никогда в жизни я валютными сделками не занимался.

Его вежливо слушали. Каждый был занят своим делом, и слова его повисли в воздухе.

На столе выросла горка золотых изделий, бриллиантов, денег.

Кароян сидел на кровати, внешне спокойный, улыбался, пытался читать, потом попросил жену дать ему стакан чаю. Пил молча. На вопросы отвечал спокойно:

— Все это мне досталось по наследству от бабушки. Я недавно женился, и теперь все это принадлежит не мне — я подарил жене, это не мое.

Кароян ничего не знал об аресте Журикова и Вилли.

Салея и Мухамеда тоже допрашивали по эпизодам преступных сделок с Карояном и другими дельцами. Оба они вначале пытались уйти от правдивых показаний, скрыть свои преступные махинации, но потом увидели, что это не в их интересах. По тем вопросам, которые задавал им следователь, поняли, что он знает если не все, то, во всяком случае, много. И они рассказали все.

По просьбе посольства их исключили из института и выпроводили из Советского Союза.

*

К следствию по делу Карояна, Журикова и других было привлечено двадцать шесть человек. Все они признались в совершенных преступлениях и приговором Московского городского суда были осуждены к различным срокам наказания.

АГЕНТ НЕ ПРИШЕЛ НА ЯВКУ Д. Сверчевский, Д. Смирнов

Весной 1941 года прибалтийский немец Франц Петраускас, сменив фамилию на Петровски, вместе с женой и тремя сыновьями выехал из Литовской ССР в «фатерланд» на помощь фюреру — устанавливать «новый порядок». Там, в Германии, они поселились в небольшом городишке Пиленцике.

Прошло немного времени. Началась война против Советского Союза. Франц и старший сын Георг были мобилизованы в гитлеровский вермахт. Глава семьи Франц Петровски не вернулся с фронта. В Германию пришла Советская Армия. Еще через несколько месяцев капитулировала фашистская Германия.

Быть в числе победителей лучше, чем среди побежденных. Мать и братья «вспомнили», что они не немцы, а литовцы, и в 1945 году возвратились на жительство в Литву, восстановили свою прежнюю фамилию. Семья в составе матери и братьев Антона и Пранаса обосновалась в Клайпеде. Позже туда приехал Георг. Однако Георг с семьей почти не жил. Постоянно разъезжал, занимался спекуляцией, по три-четыре месяца не бывал дома, а затем и вовсе исчез.

Антон Петровски, превратившийся на время в Антанаса Петраускаса, приобрел специальность шофера, стал работать. Ясной жизненной цели он не имел, метался в погоне за длинным рублем. Поэтому ни на одном месте долго не задерживался. Начал выпивать, бросил семью, женился вновь. В общем, Антон к жизни относился довольно легкомысленно, и это, естественно, сказывалось на его материальном положении.

А знакомые, проживающие в Западной Германии, писали о хорошей жизни на Рейне, присылали и кое-какую одежонку, приглашали переехать в ФРГ на постоянное жительство. И Антон Петровски переехал. К нему перебралась и мать, которой там назначили пенсию за мужа, погибшего на Восточном фронте.

Западногерманская действительность оказалась не такой привлекательной, как представлялась издалека. Некоторое время его содержали в лагере для переселенцев. О комфорте нечего было и думать. К лагерным порядкам трудно было привыкнуть. Одинаковые по составу семьи получали неодинаковое пособие. Иногда его и вовсе не выдавали до тех пор, пока переселенец не побывает на богослужении в церкви. По лагерю сновали различные дельцы, готовые на каждом шагу обмануть доверчивых людей.

Власти не спешили с трудоустройством и определением на жительство. Однако без внимания не оставляли… Антону было безразлично, кто с ним беседовал и в каких целях. Переселенцам говорили, что беседы проводят представители ведомства по опросу граждан, переселившихся в ФРГ. Западногерманская разведка использовала это ведомство для сбора шпионской информации о Советском Союзе.

При беседе, которую вполне можно было считать и допросом, выяснялась не только собственная биография переселенца, но и его близких родственников. Требовалось рассказать, где и кем работал, что изготовляет предприятие. Если переселенец служил в Советской Армии, его допрашивали особенно тщательно. Усиленно интересовались связями в Советском Союзе. Отношение к переселенцу в значительной мере зависело от того, в чем и насколько он осведомлен, кто у него остался в СССР.

Наконец со всеми формальностями покончено, можно было начинать «настоящую» жизнь на новом месте. И тут выяснились новые обстоятельства. Оказалось, коренные жители относятся к «аусландерам» с чувством собственного превосходства, недолюбливают их, даже претендовать на получение приличной работы или хорошей квартиры переселенцы не могут.

Каждый из переселенцев в большей или меньшей степени испытал чувство разочарования и горечи после своего легкомысленного выезда в ФРГ. Ведь никто же не гнал на Запад, поехали сами, поддавшись на обман. Хорошо, что еще не все потеряно, двери назад не закрыты. И часто группы переселенцев, вкусив прелестей капиталистического «рая», возвращались в Советский Союз.

Подумывал об этом и Антон Петровски. На его долю выпали все невзгоды переселенческой жизни. Только через полтора года скитаний ему удалось получить квартиру в местечке Брухкёбель, недалеко от города Ханау. Там же он устроился электросварщиком на завод гидравлических прессов. А первое время перебивался случайными заработками, занимался скупкой попавших в аварию автомашин. На этом деле можно было подработать: аварий на дорогах Западной Германии много. Антон ремонтировал исковерканные машины и перепродавал их. Это был ненадежный заработок. Позже Петровски работал на заводе водоочистительных приборов во Франкфурте-на-Майне.

В «свободном мире» жизненное благополучие оценивают прежде всего по богатству. Такового у Антона Петровски не было. Приходилось экономить на питании и одежде, работать сверхурочно. Накопив некоторую сумму, Антон Петровски приобрел автомобиль «Форд-Таунуз-20». Денег не хватало. Поэтому, оставив детей на попечение матери, жена Антона тоже пошла работать на завод. Оба трудились не жалея ни сил, ни времени и рассчитывались с долгами.

Мать Антона, Анна Петровски, переписывалась с другим сыном, Пранасом, оставшимся в Литовской ССР. Его письма доставляли ей и радость и печаль. Сын писал, что скучает вдали от родных, мечтает увидеться с ними.

…Однажды летом на квартиру к Петровски пожаловал мужчина с большим кожаным портфелем. Он дождался хозяина и представился: «Макс Клют, сотрудник ведомства по опросу граждан, въезжающих в ФРГ». Гость торопился, ему нужно было посетить еще одну семью, и беседа была весьма короткой: как устроились, как живете, обычные вопросы о здоровье, семье, не скучаете ли по оставшимся в Советском Союзе родственникам и знакомым.

Потом о Клюте как будто забыли, но он напомнил о себе, приехав из Мюнхена в местечко Брухкёбель. Пошли более обстоятельные беседы о жизни, о работе, о преимуществах частной инициативы, о сильной единой несоциалистической Германии. Клют свободно владел и литовским языком, которому, по его словам, выучился еще до войны, когда приходилось бывать в Литве по служебным делам. Клют о себе почти ничего не говорил, но интересовался не только самим Петровски, а и его родственниками и знакомыми, особенно теми, кто проживал в Советском Союзе.

В общении он был вежлив и внимателен, а чтобы убедить Петровски в своей «добропорядочности», предъявил свой паспорт и даже предложил навести о нем справку в полиции. Петровски, не раз сталкивавшийся в ФРГ с жуликами, проходимцами и провокаторами, решил навести о Максе Клюте справки, и чиновник в полиции подтвердил, что Клют действительно работает на федеральное правительство и ему вполне можно доверять. Доверившись Клюту, Петровски рассказал, что проживающий в Советском Союзе его брат Пранас тоже хотел бы переехать в ФРГ. Клют одобрил это намерение и пообещал помочь.

Антон Петровски уже был как бы опутан паутиной: за его действиями наблюдали, знали его настроения и намерения. Стоило ему обратиться в Висбаденское бюро путешествий, а затем к властям за техническим паспортом и международным свидетельством на право вождения автомашины, как об этом стало известно в Мюнхене. Буквально через день в Брухкёбель приехал Макс Клют и, уединившись с Антоном, повел серьезный разговор. Дав понять, что ему известно о том, что Петровски наводил о нем справки в криминальной полиции, что ему известно и о намерении Петровски поехать в Советский Союз, Клют попросил Антона выполнить поручение. Подчеркнул, что это небезвозмездно. Намекнул также на возможные в случае отказа затруднения с получением разрешения на выезд из ФРГ. Клют хотел, чтобы Антон привлек брата Пранаса к сбору сведений военно-экономического характера. Петровски, подготовленный предыдущими встречами, безоговорочно согласился выполнить поручение. Клют взял с него подписку и присвоил ему кличку Пальмер.

Так Петровски стал шпионом, а гость превратился в хозяина, который уже не просил, а требовал выполнять его задания.

За этими требованиями, как показывал впоследствии Петровски, нередко чувствовалась угроза, намеки на то, что он должен быть исполнительным, чтобы не навлечь на себя и близких ему людей неприятностей.

Клют ознакомил Петровски с альбомом, в котором были иллюстрации, изображающие советские автомашины с артиллерийскими установками, танки, поезда с военной техникой. «Все это нужно запоминать, — говорил Клют, — а не записывать. Нужна осторожность во всем, в беседах с советскими людьми не откровенничайте».

Поездка в Советский Союз тщательно готовилась, принимались меры к тому, чтобы избежать провала. Макс Клют рекомендовал не брать с собой таких вещей, как фотоаппарат, бинокль, транзисторный радиоприемник, советовал не отклоняться от маршрута движения и не допускать нарушений режима пребывания иностранцев в СССР, подчеркивать свою лояльность к Советскому Союзу, словом, ничем не привлекать к себе внимание органов государственной безопасности.

На расходы, связанные с поездкой в СССР, Петровски получил от Клюта тысячу пятьсот западногерманских марок, выдав расписку, которую и подписал кличкой Пальмер. Это был аванс, а после выполнения задания Клют обещал ему ежемесячное вознаграждение в сумме двухсот пятидесяти марок, половина которых должна пойти брату, на его счет в банке.

Дальнейшую связь с братом следовало поддерживать по почте при помощи посылок, в которых будут находиться указания, исполненные тайнописью на подкладке брюк.

Петровски получил специальный инструктаж по вербовке Пранаса. В первую очередь рекомендовалось провести с братом обстоятельную беседу, в процессе которой изучить его настроения, отношение к советской действительности, выяснить, действительно ли он стремится переехать на жительство в ФРГ. Если такие намерения есть, их следует укрепить. Нарисовать обстановку так, чтобы Пранас серьезно думал и готовился к выезду. Следует рассказать брату, что в ФРГ у Антона есть хороший знакомый, который поможет в переезде за границу, но при условии, если Пранас согласится собирать и передавать некоторые сведения.

Антон Петровски хорошо знал своего брата, его завистливость, стремление к наживе, его желание перебраться на Запад, и ему не составляло большого труда толкнуть его на преступный путь.

«Я должен был внушить брату, — показывал следствию Антон Петровски, — что это является важным государственным делом и правительство ФРГ не поскупится на расходы. В случае согласия выполнять задания, на его имя в Западной Германии оформят банковский счет, который будет пополняться ежемесячно».

Вопрос о «туристской поездке» в Советский Союз был решен. Получены необходимые документы. Закуплены подарки. И вот небольшая группа: Антон, Анна Петровски и ее давняя подруга Банземир, тоже жившая раньше в Литве, отправилась в дорогу. Светло-малиновый «форд» держал курс на восток.

На пограничном КПП Антон вел себя нервозно. Хотя, как он потом рассудил, там совершались обычные, как их называют, формальности. Обычный досмотр, никаких претензий к нему не предъявили. Не спросили даже, зачем он везет в Советский Союз чернила. Может быть, их попросили привезти родственники. А то, что он нервничал… Мало ли почему может нервничать человек, которому предстоит встреча с близкими!

Срок пребывания на территории Советского Союза весьма ограничен. Только пять дней, а нужно так много успеть сделать. И Петровски спешил. Он вызвал брата Пранаса в Минск. Тот не заставил себя долго ждать и прибыл всей семьей. Вместе с ними в кемпинг приехали и родственники тетушки Банземир. В общем, радостные встречи, беседы о житье-бытье, есть что рассказать друг другу. Антон Петровски доволен всем: приездом в СССР, встречей с братом, обслуживанием в кемпинге. К Советскому Союзу он настроен не только лояльно, а даже доброжелательно. Говорит об этом во всеуслышание, не упускает возможности сообщить о своих настроениях официальным лицам. (А зачем? Ведь это его личное дело!)

Шпион Петровски выполнял предписания Клюта. Он быстро договорился с братом по всем вопросам, затем они обсудили способы ведения тайной переписки. Антон передал брату два флакона специальных чернил и научил его, как проявлять тайнопись.

Антон Петровски и его мать всячески убеждали Пранаса Петраускаса и его жену Пранцишку добиваться разрешения на выезд в ФРГ. Мать делала это, чтобы собрать родственников в одну семью. Антон Петровски тоже стремился укрепить брата в намерении эмигрировать. К такому выводу пришла Пранцишка, случайно услышав разговор между братьями о какой-то условной переписке. Когда Пранас попытался уклониться от разговора с ней о переписке, Пранцишка устроила скандал, и муж был вынужден рассказать, что он договорился с братом о переписке с целью получить от него рекомендации и оформить право на жительство в Западной Германии. Пранцишка чувствовала, что муж говорит ей неправду…

Антон был доволен всем. С братом — полное взаимопонимание. Вот только Пранцишка, жена брата, немного шумит. Оказывается, подарков маловато, да и не то, чего хотелось бы:

— Подумаешь, тоже мне родственник! Если бы и не приехал, то ничего бы не случилось. Могла бы мать приехать одна и побыла бы у нас. А то, что привез, можно было и посылкой прислать. Лучше бы побольше привез вещей, а чернила и вообще мог бы не привозить, их и здесь много… Да, я знаю, зачем приехал Антон!

Пранас на это ничего не ответил, только попросил не мешать ему поговорить с братом…

Поведение Петровски насторожило белорусских чекистов. Пранцишка пожаловалась, что Антон Петровски ведет с ее мужем длительные уединенные беседы и уговаривает выехать в Западную Германию, всячески расхваливает существующие там порядки. В то же время очень нелестно отзывается о жизни в СССР. Дальше — больше. Оказывается, она слышала, что Петровски учил ее мужа пользоваться приемами тайнописи. Подробностей она не знает, но об этом может рассказать муж…

Истинный смысл поведения Петровски начал проясняться. Значит, лояльность к нашей стране и критическое отношение к капиталистической действительности ФРГ — всего лишь камуфляж, скрывающий неблаговидные дела, которые, возможно, вершатся по поручению кого-то.

Настал срок, и братья расстались, каждый поехал своей дорогой. Для Антона решающий рубеж — граница. Вот и Варшавский мост на окраине Бреста. Светло-малиновый «форд-таунуз» остановился перед полосатым шлагбаумом. Последние пограничные формальности. Вдруг обнаружились грубые нарушения таможенных правил: недекларированная валюта, кое-какие вещи, запрещенные для вывоза; в машине было найдено письмо условного содержания, адресованное в Мюнхен, на литовском языке. Туристу Петровски приходится давать объяснения по этому поводу, а также и по другим вопросам, с учетом заявления жены Пранаса.

Вначале разговор не ладится: один из собеседников явно уклоняется от предложенной темы.

— Брата учить тайнописи? Что вы, я и не думал, это просто недоразумение!

— Письмо в Мюнхен? Это письмо в страховую компанию, с которой у меня договор, — делает «турист» невинное лицо.

— Возможно, вам и неизвестно, что за этим адресом в Мюнхене стоит далеко не страховая организация. Но чем объяснить, что письмо написано на литовском языке? Ведь в ФРГ говорят и пишут по-немецки. Что, и брат будет писать письма в эту страховую компанию на литовском языке, да притом еще теми чернилами, которые вы ему оставили для проявления тайнописи?..

Еще два-три часа тому назад Антону Петровски казалось, что все идет хорошо. Машина пересечет границу, а там не за горами и местечко Брухкёбель, на земле Гессен. Но вот дело повернулось по-другому. Шаг за шагом шло разоблачение этого «туриста», и остался один-единственный путь — рассказывать следователю Комитета государственной безопасности об истинных целях приезда.

Взвесив все «за» и «против», Антон Петровски заговорил. Он рассказал, что действительно является агентом западногерманской разведки и приезжал в Советский Союз для выполнения ее задания.

Давал показания и Пранас Петраускас. Он подтвердил то, что сообщила Пранцишка, и сознался, что дал согласие заниматься сбором шпионских сведений в расчете на то, что это могло значительно ускорить его выезд из Советского Союза.

— Вы инструктировали брата Пранаса, как писать донесения с последующим их направлением вам в Западную Германию?

— Да, это было, но я допустил неосторожность: жена Пранаса, услышав этот разговор, начала кричать и упрекать меня в том, что я приехал шпионить.

Агент западногерманской разведки Клют, писал Петровски в своих показаниях, «сделал из меня такого же мерзкого шпиона, как и он сам… Я совершил самое большое преступление и очень глубоко об этом сожалею…».

Да, преступление совершено тяжкое, и все же советский суд принял в отношении Антона Петровски снисходительное решение. Он был осужден на семь лет лишения свободы. Что же касается брата — Петраускаса Пранаса, то он не был привлечен к уголовной ответственности с учетом того, что вербовка не повлекла за собой тяжелых последствий.

Суд над Петровски был судом и над теми, кто послал этого шпиона, эту пешку в коварной игре западногерманской разведки против Советского Союза. Жадность и зависть влекли Антона Петровски на Запад, в «свободный мир», там он и подобные ему становятся на преступный путь с неизбежным для них финалом — разоблачением и наказанием.

*

Примерно в это же время, когда происходило разоблачение Пальмера, в далеком западногерманском городе Ханау в условленном месте его ожидал Макс Клют. Шло время, а всегда аккуратного Пальмера все не было. Он так и не пришел на явку.

ФОТОГРАФИИ

Антисоветские брошюры; фальшивая обложка книги А. И. Куприна, начиненная антисоветчиной.


Разновидности антисоветской пропагандистской литературы; сфабрикованные врагами номера газет.


Листовки антисоветского «Народно-трудового союза» с изображением денежного знака на обороте.


Радиоприемники Пеньковского; бытовые предметы с тайниками.


Шифровальный блокнот и письмо, отобранные у шпионки.


Портативный фотоаппарат «Минокс», шпионские записи и зарисовки.


«Авторучка», заряженная патроном со слезоточивым газом.


Средства связи, использовавшиеся вражеской агентурой.


Снаряжение и оружие шпионов-парашютистов.


«Лучевой» пистолет для секретных переговоров на расстоянии до 30 км и микрофон для подслушивания разговоров на расстоянии до 400 м.


Бесшумный пистолет Пауэрса, фотоаппараты, принадлежавшие вражеским разведчикам.


Тайник в каблуке.


Микрофон, спрятанный в скорлупе ореха.


Лестница, под которой был заложен тайник.


Ампула с ядом, обнаруженная у диверсанта.


Ложная надпись у входа в усилительный пункт системы подслушивания.


Оборудование в тоннеле подслушивания.


Летчик-шпион Пауэрс у обломков самолета «Локхид У-2».


Туристские документы и автомобиль шпиона Петровски.


Деньги и драгоценности, изъятые у спекулянтов валютой.


Золотые монеты, спрятанные в поясе.


Чемодан с двойным дном.

Примечания

1

Л. И. Брежнев. Ленинским курсом, т. 4. М., 1974, с. 318.

(обратно)

2

Л. И. Брежнев. Ленинским курсом, т. 3. М., 1972, с. 294.

(обратно)

3

Клички бандитов.

(обратно)

4

Айсарги — военизированная националистическая организация фашистского толка в буржуазной Латвии.

(обратно)

5

См. «Известия», 20 июля 1961 г.

(обратно)

Оглавление

  • «БИТВА ИДЕЙ» И РАЗВЕДКИ ЗАПАДА С. Цвигун
  • «КАПИТАН БЕЛЕНЬКИЙ» Н. Соколенко
  • «ПРОСТОЕ» ДЕЛО И. Головченко
  • СЛУЧАЙ В СУХОЙ ДОЛИНЕ А. Тутык
  • ШПИОНАМ ДОРОГИ НЕТ А. Соловьев
  • СОБАЧЬЯ ЖИЗНЬ В. Мацко
  • ЗЕМЛЯНКА В ПУЩЕ Д. Смирнов
  • ЗАГАДОЧНОЕ ПИСЬМО А. Соловьев
  • ГАЛАНТНЫЙ «ВОДОВОЗ» В. Востоков
  • ПО СКОЛЬЗКОЙ ТРОПЕ А. Соловьев
  • ЧЕРНЫЙ ЧЕМОДАН А. Мартынов, П. Крылов
  • ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ Д. Смирнов
  • ИЗ ЗАПИСОК СЛЕДОВАТЕЛЯ С. Бунтин
  • КОНЕЦ «ЧЕРНОГО САМОЛЕТА» Н. Чистяков
  • ПОИСК П. Александровский
  • ОПЕРАЦИЯ «ГОЛД» И ДРУГИЕ В. Лядов, В. Разин
  • ОДИН ГОД В. Ефалов
  • АГЕНТ НЕ ПРИШЕЛ НА ЯВКУ Д. Сверчевский, Д. Смирнов
  • ФОТОГРАФИИ
  • *** Примечания ***