КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420990 томов
Объем библиотеки - 570 Гб.
Всего авторов - 200851
Пользователей - 95599

Впечатления

nastya_cool про Кипхард: Как развивается ваш ребенок? (Здоровье)

Развивать своего ребенку важно и нужно. До 3 лет мозг ребенка способен воспринимать максимальное количество информации. Но для комфорта самого маленького малыша нужна хорошая коляска, такую можно найти в интернет магазине toby-market.com. Здесь представлен широкий ассортимент не только колясок, но и стульчики для кормления, манежи и много чего другого, что понадобиться маме и малышу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Молоков Анатолий про Соловьев: Аттрактор [RealZPG] (Боевая фантастика)

Свежо, оригинально.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Молоков Анатолий про Соловьев: Проклятая из лимба. Том второй (Боевая фантастика)

Это пиратская версия, без редактирования. Нормальную можно прочитать здесь https://author.today/u/stassolovei/works. Или хотя бы поблагодарить автора, если книга понравится.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Чайкина: За Чертой (Мистика)

в общем, бежала она, бежала по пустынному городу от Тени, по пути найдя единственного в два часа ночи в пустынном городе прохожего, чтобы его толкнуть.забежала в тупик, и тут ИЗ-ПОД крыши ВЫШЕЛ Тень. чтобы рассмеяться и тут же растаять. и я подумал, что девке сны снятся. ни фига, это она так в реале бегала.
а потом она взяла 2 недели отпуска, чтобы об этом Тени повспоминать и влюбится, а потом её потянуло на улицу, где Тень этого она увидела и "упала в бездну забвения". а я схлопнул файл и на папке "чайкина" написал непечатное.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Геярова: Невеста твоей мечты, или Ведьму вызывали? (Детективная фантастика)

хронической алкоголичке-ведьме, окончившей академию со 100% троечным аттестатом, приносят на подпись контакт, особо подчёркивая: подпишешь кровью - огребёшь неприятности из ада.
она тут же царапает руку, заливает магический контракт кровью. на следующий день к ней прут на приём личи и мертвяки, а она удивляется: откуда? а ещё на следующий день, когда к ней приходят выяснять насчёт залито-подписанного кровью контракта, она ещё больше удивляется: "какой контракт???"
ну, наверное, тот самый дура, который ты позавчера подписала и магически активировала? даже наличие троек в аттестате никак не объясняет вот такую дурь: что с кровью не шутят, ведьмы такое должны впитывать с материнским молоком. и даже посталкогольная амнезия - не оправдание.
читать такую глупость - себя не уважать.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Углицкая: Землянка для звездного принца (Космическая фантастика)

я курю. поэтому, прочитав о сигаретах "прилук" гуглинул в один клик. во-первых, "прилуки". а, во-вторых: хохлы, братья (!) и (сестры)), вона откедова шедевры-то прилетают!
в общем, вещь действительно юмористическая.)

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Углицкая: Аргар, или Самая желанная (Космическая фантастика)

сначала порадовало увлекательное начало. а потом дошёл до перевозки груза космическим кораблём, капитан которого решил обогнуть поле астероидов. и правильно, кстати, решил обогнуть, хотя бы потому, что в этом месте трассы их раньше не было. значит они не описаны: ширина, длина, приблиз.кол-во, ср.скорость движ-я массива, размеры, кол-во крупных (с именами), и - прочее.
и тут связывается клиент, орёт, что лишит премиальных, и капитан шурует через астероиды. результат? корабль подбит, неплановая посадка не на космодроме.
во-первых, премиальных всё равно не будет. капитан дурак. во-вторых, и сам мог погибнуть, и груз не довезти.
во третьих, клиенту сказали: огибаем астероидное поле, а он возмущается? клиент кретин. если по кораблю шарахнет астероидом, то груза у тебя, дебил, всё равно не будет!
отложил. может созрею и дочитаю, а может - нет.
а вообще. БАБЫ, НЕ ПИШИТЕ ПРО КОСМОС!
***
дочитал. когда к середине опуса там полез один новый персонаж, потом второй - главный персонаж, потом - третий, затем - четвёртая, у меня полезли глаза на лоб. вы это серьёзно, бабы?
и я решил посмотреть чем дело кончится.
да - ничем! подробно расписывая жизненные перипетия тучи народа, вдруг проклюнувшихся по мере написания текста в однотомнике, вопрос "зачем?" звучит очень актуально. задуман многотомник? из томов 38-ми? серьёзно?
бабы, это было актуально лет 15 назад, а уж точно 25, и то тогда гаррисон с желязны лидировали. но уж никак не бабские слюни.
или "успехи" звёздной с её адепткой до сих пор спать не дают? так это и было 10 лет назад. сейчас даже её верные фанатки носы на её новьё морщат.
мораль: БАБЫ, НЕ ПИШИТЕ ПРО КОСМОС!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Обет любви (fb2)

- Обет любви (пер. Ю. Тонина) (а.с. Требуются жены-2) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1275) 195 Кб, 94с. (скачать fb2) - Миранда Ли

Настройки текста:



Миранда ЛИ ОБЕТ ЛЮБВИ

ПРОЛОГ

Сидней. Сентябрь. Весна.


Аланна подошла к надгробию, ее нервы были натянуты до предела, но она твердо решила довести дело до конца. Сказать то, ради чего пришла сюда. Покончить с этим раз и навсегда.

— Прошло пять лет с того момента, как я в последний раз стояла здесь, — сказала она, обращаясь к невидимому собеседнику, — пять долгих, невыносимо тяжелых лет. Я пришла сегодня сюда, чтобы сказать: тебе не удалось победить, Дарко. Я выжила. Время творит чудеса, и я наконец смогла найти в себе силы продолжать жить.

Более того, я сама теперь управляю своей жизнью. Сама! — повторила она твердо. Ее руки крепко сжимали сумочку. — Я снова вышла замуж, Дарко. Да, ты не ослышался. Теперь я жена другого человека. Должно быть, ты сейчас перевернулся в своей могиле, — процедила она сквозь зубы. — Конечно, я вышла замуж не по любви.

Разве могла бы я вновь совершить ошибку и выйти замуж за человека, который меня любит?

Но мы уважаем и ценим друг друга, Рис и я. И что самое приятное, Рис не старается поработить меня. Он доверяет мне и хочет, чтобы я была счастлива. Он не возражает, когда я встречаюсь с подругами. Не возражает, когда я ношу сексуальную одежду, и даже сам покупает мне такие вещи. Костюм, который сейчас на мне, тоже куплен моим мужем. Ты бы заставил меня немедленно снять его, если бы увидел. Но Рису нравится, когда я так одеваюсь.

Она сделала два шага назад и слегка покружилась, демонстрируя бежевый костюм с короткой обтягивающей юбкой и приталенным пиджаком с глубоким вырезом.

— А я уже говорила, что мой муж богат и к тому же очень красив? — продолжила Аланна. — И очень сексуален тоже. Он не влюблен в меня по уши, но хочет заниматься со мной любовью каждую ночь. Чтобы доставить мне удовольствие. И у него это получается. Ты меня слышишь, Дарко? — обратилась Аланна к надгробию с вызовом в голосе. Но ей не удалось скрыть боль, которая эхом отзывалась в ее сердце.

На глаза навернулись слезы, но она сдержала их. Время слез давным-давно прошло.

— И последнее, прежде чем я уйду, — продолжила она уже более спокойно. — Мы с Рисом хотим завести ребенка. Не все мужчины похожи на тебя, Дарко. Рис не будет относиться к ребенку как к сопернику. И не будет ревновать к нему.

Рис не ревнивый по природе…

Аланна глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Она почувствовала, что нервное напряжение внутри нее постепенно ослабело.

— Моя мать говорит, что мне следует простить тебя. Что твоему поведению есть оправдания. Но я не могу сделать это. Я ухожу, Дарко. И на этот раз больше не вернусь. Теперь ты навсегда остался в моем прошлом. И я сделаю все возможное, чтобы забыть тебя.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Звуки органа возвестили о том, что невеста готова. Она опоздала всего на пятнадцать минут, заметил Рис, взглянув на свои золотые часы.

Однако этого оказалось достаточно, чтобы жених занервничал.

— Вот и все! — Рис улыбнулся Ричарду, который вздрогнул, услышав звуки органа.

— Кольца у тебя? — тихим шепотом спросил Ричард.

Рис похлопал себя по правому карману черного вечернего костюма.

— Конечно. Успокойся, Ричард. — Рис ободряюще потрепал друга по плечу. — Я уже бывал на твоем месте.

— Кстати, наш жених тоже, — заметил Майк, стоявший с другого бока.

Рис бросил на него взгляд, полный упрека.

Майк был неплохим парнем, но его цинизм по отношению к истинной любви переходил всякие границы. А уж сегодня это было совсем не к месту. Даже слепой мог бы заметить, что Ричард и Холли любят друг друга. И это будет намного лучший брак, чем тот, что был у Ричарда с Джоанной.

Честно говоря, она была далеко не лучшей женой, подумал Рис.

Рис никогда не забудет тот вечер, когда Джоанна пыталась соблазнить его. Разумеется, он не рассказал об этом Ричарду, но с тех пор старался избегать Джоанну. А несколько лет назад она погибла в автомобильной аварии…

Предыдущий брак Ричарда давно в прошлом.

Сегодня для него начинается новая жизнь, и Рис с уверенностью мог сказать, что его друг сделал правильный выбор.

Сначала Рис опасался, что в свои двадцать шесть Холли слишком молода и наивна для такого мужчины, как Ричард (ему было тридцать восемь, и он занимал пост президента банка). Но потом он убедился, что Холли — именно та женщина, которая нужна Ричарду после смерти Джоанны. Холли — милая, заботливая и любящая девушка. И к тому же очень красивая.

Она будет превосходной женой.

Рис всматривался в толпу, чтобы разглядеть, во что одеты подружки невесты. Но двери церкви были открыты, и яркий дневной свет бил в глаза.

Рис не мог ничего разглядеть.

Наконец появилась первая подружка невесты.

Высокая, с красивой фигурой и милым лицом, она выглядела очень элегантно в длинном, прямом платье красного цвета. В руках у нее был букет белых роз.

Рис не знал ее. Она была подругой Холли, с которой они работали в цветочном магазине. И была замужем, как сообщила ему Аланна накануне вечером.

Рис надеялся, что это правда, так как на сегодняшнем празднике ее партнером будет Майк.

Рис посмотрел на Майка и лишний раз с удовольствием отметил, что тот подстриг волосы, побрился и надел вечерний костюм. Обычно Майк, в миру компьютерный гений, выглядел так, будто только что сошел со страниц романа о ковбоях. И вел себя соответствующим образом — очень грубо и напористо.

Странно, но многим женщинам это нравилось.

Одному только Богу известно, почему. Рис думал, что сегодняшний облик Майка идет ему намного больше. Но, как говорится, вкусы у всех разные.

Сам же Майк обращал внимание на всех хорошеньких женщин, которые с легкостью бросались в его объятия и играли по его правилам. А правило было только одно: Майк встречался с женщинами только ради секса. Не могло быть и речи о серьезных отношениях. И когда все заканчивалось, Майку становилось скучно, и он прекращал всякое общение. Его последняя девушка, танцовщица, продержалась рядом с ним около месяца…

Рис никогда не переставал удивляться образу жизни, который вел Майк. И тому, что огромное количество бывших девушек Майка поддерживают с ним дружеские отношения. Рис никак не мог понять это.

— Веди себя сегодня прилично со своей партнершей, — прошептал Рис Майку, — она замужем.

— Это, кажется, никогда их не останавливало, — сухо заметил Майк, — но не волнуйся. Я избегаю замужних женщин, как черт ладана. От них одни только неприятности.

— Был печальный опыт?

— Только однажды. В самый последний момент мне удалось выпутаться.

— А я ее знаю?

— Не думаю, что сейчас подходящее время для таких разговоров, — отрезал Майк и многозначительно посмотрел в сторону Ричарда. Однако тот, по счастью, не обращал на них никакого внимания.

— Джоанна? — выдохнул Рис.

— Да.

— Она и меня пыталась соблазнить, — признался Рис.

— Отменной была стервой.

— Да уж, хотя и безумно красивой.

— Вот как раз с красивыми женщинами всегда много проблем, — пробормотал Майк.

В этот момент появилась вторая подружка невесты, которая была одета также, как и предыдущая девушка.

Рис почувствовал знакомое возбуждение. Это была очень красивая женщина. И он был женат на ней уже девять месяцев.

Рис пытался подавить в себе непонятное чувство ревности, когда заметил восхищенные взгляды мужчин, прикованные к грациозной походке Аланны. Непонятное, потому что он никогда не ревновал до этого. Даже когда Аланна демонстрировала свою идеальную фигуру в открытых вечерних платьях, которые он сам ей покупал.

Надо заметить, что сегодня она оделась довольно скромно. Однако от этого смотрелась еще сексуальнее. Верно говорят: то, что скрыто, привлекает больше, чем выставленное напоказ.

А может, все дело в цвете?

Аланна до этого никогда не надевала красное.

Она предпочитала более мягкие, спокойные тона.

Красное платье изумительно сочеталось с бледной кожей Аланны и ее светлыми волосами, хотя скорее скрывало фигуру Аланны, чем обнажало.

Рукава были длинными и прямыми. Скорей всего из-за погоды. Ведь на дворе июнь, а в Сиднее июнь — зимнее время.

Подружка невесты медленно прошла по проходу и вышла в стороне. Это позволило Рису лучше разглядеть свою жену, особенно ее лицо.

Неземная красота! Классические черты лица, высокие скулы. Глаза серо-зеленые, длинные ресницы, слегка вздернутый нос, полные губы ярко-красного цвета.

Взгляд Риса опустился ниже. Он мысленно освобождал жену от платья, потому что больше всего она нравилась ему обнаженной.

Аланна обладала телом, которое всегда привлекало и возбуждало его. Стройное, упругое. Длинные ноги и высокая грудь.

Как у Кристины.

Это была одна из причин, по которым Рис сделал ей предложение. Он бы никогда не смог жениться на женщине, которая не привлекает его в физическом плане, а Аланна была даже красивее, чем его бывшая невеста. К тому же Аланна хотела иметь от него детей, что было ей только в плюс.

Когда все эти мысли вихрем пронеслись в его голове, Рис вспомнил, что женился на Аланне больше из чувства мести. Но, к его удивлению, уже забыл об этом. Как и вытравил из сердца предательницу Кристину.

Единственная женщина, до которой ему было теперь дело, шла в красном платье по проходу.

Его жена. Необыкновенно красивая, невероятно загадочная, интригующая Аланна.

Несколько лет назад Рис подумал бы, что чувство ревности, которое он только что испытал, могло означать, что он влюбился в Аланну. Но ему уже исполнилось тридцать шесть лет, и он понимал, что мужское чувство обладания не стоит путать с любовью. Ему нравится Аланна, и он ее уважает. Но любовь?

Нет. Он чувствовал отнюдь не любовь, когда смотрел на нее. И в этом не было ничего страшного, потому что любовь не входила в их договор.

Аланна как раз была очень настойчива в этом вопросе. Никакой любви.

Она объяснила, что была сильно влюблена в своего покойного мужа, погибшего в ужасной автомобильной аварии. И не хотела пережить такое чувство еще раз.

На первом свидании Аланна призналась: она была уверена, что больше уже не выйдет замуж.

Но когда приблизилось тридцатилетие, вдруг поняла, что хочет создать семью. Прочную, добротную семью, без романтики, любви и всяческих переживаний.

Именно поэтому она стала клиенткой брачного агентства, которое занималось тем, что знакомило деловых, успешных мужчин с красивыми, умными женщинами, желающими удачно выйти замуж. По словам хозяйки агентства, большинство браков заключалось по расчету. Для чувств места не было, Когда год назад Рис стал клиентом брачного агентства, его целью как раз и был такой брак по расчету. Любовь его совсем не интересовала.

И в Аланне он нашел все, что хотел. Он получал жену, которая всегда будет рядом с ним. Которая удовлетворит его мужское самолюбие. Которой можно будет гордиться.

Именно поэтому фотографии с его свадьбы появились во всех газетах и журналах Австралии.

Что было вполне закономерно — Рис к тому времени стал миллионером.

Некоторое время Рис утешал себя мыслью, что Кристина справедливо наказана. Если бы она была преданной и верной, сейчас бы купалась в роскоши. Вместо этого она бросила его и ушла к стареющему плейбою, продюсеру, который имел репутацию бабника и менял женщин как перчатки.

Сначала он ждал с замиранием сердца сообщений о том, что Кристина снова осталась ни с чем, но потом, со временем, перестал думать о ней. Его перестало волновать то, что с ней происходит. Рис уже не мог вспомнить, когда это произошло. Должно быть, несколько месяцев назад.

И вообще, довольно сложно думать о другой женщине, будучи женатым Аланне.

Кроме неземной красоты, Аланна была приятным человеком. Она никогда не придиралась к мужу и не задавала лишних вопросов. Никогда не устраивала сцен, если он поздно приходил домой или внезапно уезжал в командировки. Она прекрасно вела хозяйство и ни в чем не отказывала ему в постели. Чего еще может желать мужчина его статуса? Если задуматься, их брак можно было назвать идеальным.

Честно говоря, влюбленность могла бы все испортить. Сейчас, глядя на свою жену, Рис понимал, что постоянно чувствует возбуждение рядом с ней. Он желал ее с того момента, как впервые увидел. Но сегодня его желание было каким-то особенным, более сильным.

Он решил, что это все из-за платья. И дело даже не в фасоне, а в цвете. Все дело в цвете.

Красный цвет символизирует страсть и желание.

Рис уже не мог дождаться, когда закончится свадьба Ричарда. Ему не терпелось снять с Аланны это платье.

Какая жалость, что он шафер, а Аланна подружка невесты! Им придется идти на праздник после церемонии и оставаться там до окончания банкета. Уйти пораньше никак не получится.

Да и Аланна не согласится. Она посчитает его ненормальным, если он предложит ей это.

Тогда Рису в голову пришла другая мысль.

Может, ему удастся уговорить ее исчезнуть с праздника на несколько минут. И уединиться где-нибудь. Например, в дамской комнате.

Рис никогда до этого не делал таких вещей.

Они всегда занимались любовью только дома. И только в спальне.

Значит, пришло время попробовать что-то новое, решил Рис, почувствовав новый прилив желания. До того, как она забеременеет.

Они уже три месяца не предохранялись. К его удивлению, без успеха. Но рано или поздно у них все получится.

Внезапно Рис увидел, что Аланна хмурится, глядя на него. Прочитала мысли? Возможно.

Он тут же изобразил на лице мягкую улыбку, которой очаровывал людей. Она стала его второй натурой.

— Ты выглядишь потрясающе, — прошептал он одними губами.

Когда жена улыбнулась в ответ, на него снова нахлынуло желание.

Вскоре Аланна присоединилась к остальным подружкам невесты, и он испытал некоторое облегчение. Но тут же почувствовал угрызения совести. Он — шафер на свадьбе лучшего друга, а ведет себя как мальчишка, который не может держать эмоции под контролем.

Люди привыкли думать, что Рис уравновешенный человек, но под маской спокойствия бушевал ураган эмоций и чувств. Еще с самого детства его нужды и желания правили его жизнью. Если он хотел чего-то, то это было огромное, дикое желание. Когда он влюблялся, это была невероятная любовь…

Когда Кристина бросила его, он думал, что сойдет с ума от отчаяния и ревности. Внешне он оставался спокойным, уверенным в себе, но внутри него бушевал ураган. Его затопило желание отомстить женщине, которая так с ним поступила.

Сначала он хотел вернуть себе состояние, а потом жениться.

Это было большой удачей, что его брак с Аланной превратился в нечто большее, чем просто месть другой женщине. Потому что из этой затеи не могло получиться ничего хорошего.

Сейчас, когда Рис понял, что Кристине больше нет места в его сердце и мыслях, он не хотел все испортить с Аланной. Каким бы сильным ни было его желание заняться с ней любовью, это может подождать до дома. Смогут ли они дойти до спальни? Это уже другой вопрос…

Появление Холли в церкви вернуло Риса от сексуальных фантазий к романтике момента.

Услышав, как Ричард шумно выдохнул при появлении невесты, Рис ухмыльнулся. Несмотря на внешнюю уравновешенность и строгость, в душе Ричард был неисправимым идеалистом и романтиком. Хотя и сохранил способность видеть внутреннее содержание человека.

И Рис искренне этому радовался. Если бы не эта способность Ричарда, он бы до сих пор был неудачником. Ричард поддержал Риса в тот момент, когда никто не хотел протянуть ему руку помощи. Он предоставил ему не только денежные средства, но и свою дружбу.

— Я признаю, Рич, что был не прав, — проговорил Рис, обращаясь к другу. — Она действительно та девушка, которая тебе нужна.

— Слишком молода для него, хочу заметить, — встрял Майк и получил от Риса несильный удар под ребра. — Ладно, ладно. Она действительно его любит. И что еще хуже, он ее тоже любит.

— И что в этом плохого? — резко спросил Рис.

— Да замолчите вы оба, — приказал Ричард. — Я сейчас женюсь.

Рис одарил Майка еще одним холодным взглядом. Тот только пожал плечами.

Когда Ричард сделал шаг вперед, чтобы взять свою невесту за руку, Рис поймал ее взгляд из-под вуали.

Это был взгляд влюбленной женщины. Но почему Рис почувствовал что-то вроде сожаления? Ведь он же не завидует Ричарду?!

Ни одна женщина никогда так не смотрела на него. С таким явным обожанием. Даже Кристина, когда была еще влюблена в него. И, конечно, не Аланна.

Снова Аланна…

Рис посмотрел в ту сторону, где стояла его жена, но не смог встретиться с ней взглядом — фата Холли мешала ему.

Это к лучшему, подумал Рис. Самое большее, что он мог увидеть в ее глазах, — желание.

Рис заметил, что временами Аланна мыслями уносилась куда-то далеко, когда они занимались любовью. Он пообещал себе, что сегодня ночью увидит в ее взгляде желание, адресованное только ему одному.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Вот видишь? — Аланна улыбнулась Майку. — Ты можешь танцевать. На самом деле у тебя хорошее чувство ритма.

Аланна уже устала слышать постоянные отговорки Майка, чтобы не приходить на их вечеринки. Она давно подозревала, что он просто-напросто не умеет танцевать. Когда же Аланна увидела, что он в одиночестве сидит за столом, в то время как все остальные гости танцуют, то решила взять дело в свои руки. Поэтому она отправила Риса танцевать с Сарой, а сама приложила немыслимые усилия, чтобы вытащить Майка на середину зала.

— А ты хороший учитель, — сказал Майк, оторвав, наконец, взгляд от своих ног.

— Ты быстро учишься. Теперь можешь пригласить свою девушку на дискотеку.

— В данный момент у меня никого нет.

— Неужели? На тебя это не похоже.

— В последнее время слишком много работал.

— Над чем-то особенным?

— Новая антивирусная программа. Она принесет мне целое состояние. В том случае, если найду хорошую компанию для раскрутки программы.

— А твоя собственная компания? — Аланна знала, что компания Майка слыла довольно успешной. У Риса были в ней акции, так же как у Ричарда.

— Недостаточно крупная. Мне нужно что-нибудь посерьезнее. Когда я определюсь с выбором, попрошу Ричарда провести переговоры. В этом ему нет равных.

— Но Ричарда не будет. У него медовый месяц, — заметила Аланна. — Они с Холли едут в Европу.

— Не проблема. Программа еще не готова.

Требуются проверки… Кстати, кажется. Рис не очень доволен, что ты танцуешь со мной, — вдруг проговорил Майк.

— Что? — удивленно спросила Аланна. Она поискала глазами мужа и увидела, что тот все еще танцует с Сарой. Когда он повернулся к ней и их взгляды встретились, Аланна с удивлением заметила злобное выражение на его привлекательном и всегда улыбающемся лице.

— Да, — проговорил Майк. — Он ревнует.

Аланна поспешила возмутиться.

— Не смеши меня, — хмыкнула она. — Рис не знает, что такое ревность.

— Ладно тебе, Аланна. Смотри реально на вещи. Ты потрясающая женщина. Будь я твоим мужем, я бы тоже ревновал, окажись ты в объятиях другого мужчины. То, что вы поженились немного по другим причинам, ничего не меняет.

Ты жена Риса, а я одинокий мужчина с известной репутацией. Это естественно, что он чувствует угрозу, несмотря на нашу дружбу. Хотя должен бы понимать, что ты последняя женщина на земле, к которой я мог бы приставать. Ты и Холли.

Аланна все же не могла поверить, что Рис ревнует. До этого она много раз танцевала с мужчинами на его глазах. Рис ни разу не сказал ни слова, не потребовал объяснений. Что касается его опасений по отношению к Майку…

Это было глупо. Аланна еще не встречала такого уравновешенного и уверенного в себе мужчину, как ее муж. Рис был не только привлекательным внешне и успешным бизнесменом, он был интересен как личность. Когда он входил в комнату, сразу становился центром внимания.

Аланна еще не встречала таких мужчин.

— Я не верю, что он ревнует, — твердо повторила Аланна.

— Может, проверим?

— Ты о чем?

Майк резко прижал к себе партнершу так, что та вздрогнула.

Недовольство мужа незамедлительно отразилось на его лице. Ноздри Риса раздулись, а голубые глаза сузились. Реакция Аланны на проявления ревности со стороны ее мужа тоже была незамедлительная — паника в душе и в мыслях.

— Не могу поверить, — прошептала она. Рис никогда не ревновал.

— Аланна, он мужчина. Это заложено природой, — ответил Майк и ослабил объятия.

— Но ты же видел платья, которые я ношу.

Разве ревнивый муж позволил бы жене носить такие наряды?!

— Это зависит…

— От чего?

— От того, почему ему нравится, что ты носишь такие платья. Что ты знаешь о прошлом своего мужа? — последовал осторожный вопрос.

Аланна нахмурилась.

— Довольно много. Я знаю, что он старший сын в семье, и у него есть два брата. Знаю, что его отец погиб в результате несчастного случая, когда Рис учился в школе. Что он начал заниматься продажей недвижимости еще в семнадцать лет и так в этом преуспел, что забыл о своем намерении поступить в университет. Он говорил мне, что заработал свой первый миллион в возрасте двадцати одного года.

— Это не то, что я имел в виду. Я говорил о последних годах, до того как он встретил тебя и женился.

— У него были серьезные неприятности с бизнесом несколько лет назад. Он говорил, что превратился бы в банкрота, если бы Ричард вовремя не помог ему. Но я так понимаю, ты намекаешь на его отношения с Кристиной. Рис рассказывал мне, что она бросила его ради богатого старика.

Именно поэтому, как говорил ей Рис на первом свидании, он больше не заинтересован ни в любви, ни в романтических отношениях. Он безумно любил Кристину и сказал тогда, что больше не хочет пережить нечто подобное.

Конечно, Рис думал, что она сама тяжело переживала гибель мужа. Аланна не могла заставить себя рассказать ему всю правду о Дарко.

Был ли Рис с ней абсолютно честен? Неужели Майк знает что-то, что неизвестно ей.

— Значит, Рис тебе рассказал про Кристину, — заключил Майк.

— Да, он рассказал мне о ней все.

Какая она была красивая. Что она мечтала стать актрисой. И даже то, что она бросила его за три недели до свадьбы.

— Я в этом сомневаюсь, Аланна. Ни один мужчина не рассказывает своей жене все, особенно о бывшей девушке, которая поступила с ним таким подлым образом. У мужчин есть гордость, как ты знаешь.

Так же как и у женщин, хотела ответить ему Аланна.

— И что она сделала?

— Тебе придется спросить об этом своего мужа. Я и так уже сказал больше, чем следовало.

— Но я не могу спрашивать Риса о таких вещах. Расскажи ты.

— И что же?

Аланна вздрогнула, когда поняла, что ее муж стоит у нее за спиной и мрачно взирает на Майка.

— Твоя жена просит меня объяснить ей, как работает моя новая программа, — как ни в чем не бывало сказал Майк. — Но у нее получается хорошо обучать танцам, а мне не удается хорошо объяснить работу компьютерной программы. Ты хочешь побыть с ней? Я это понимаю по твоему выражению лица. В любом случае я уже ухожу.

Только сначала попрощаюсь с молодоженами.

Увидимся, ребята. Спасибо за урок танцев, Аланна. Возможно, он мне когда-нибудь пригодится.

Аланна почувствовала уважение к Майку, когда он удалился. Она всегда знала, что он гений в своем деле, но как человека знала его плохо.

Сейчас он показал себя с самой лучшей стороны.

Аланна повернулась лицом к мужу. Она решила выяснить причину его ревности. Что же касается ее любопытства по поводу того, что Кристина сделала с Рисом… Придется на время забыть об этом. Сейчас никак нельзя поднимать эту тему.

Он рассердится, если узнает, что она с Майком обсуждала подобные вещи за его спиной. И будет прав.

— Почему ты так на меня смотрел? — требовательно спросила она. — Майк сказал, что ты ревновал.

На доли секунды лицо Риса окаменело.

Мышцы на шее напряглись, а губы, всегда расслабленные и улыбающиеся, сжались в одну тонкую линию. А глаза… Аланна еще никогда не видела в них такого жесткого выражения. И такого холодного.

Но потом он рассмеялся, и перед ней снова был ее Рис, которого она хорошо знала и с которым ей было спокойно.

— А разве мне нельзя чуточку поревновать?

— Мне не нравится ревность, Рис, — мягко, но достаточно серьезно сказала она.

Рис сжал губы, но его глаза продолжали улыбаться ей.

— Неужели, милая? Извини меня. Это, наверно, из-за твоего платья.

— Из-за платья?! Но это глупо. Оно очень скромное.

— Все дело в цвете. Он на меня странно действует. Если хочешь знать, я думал о стольких дерзких вещах, с тех пор как увидел тебя в этом платье, — Рис понизил голос, придав ему сексуальные нотки. Он всегда так делал перед тем, как заняться с ней любовью.

Рис любил разговаривать в постели, он осыпал ее необыкновенными комплиментами и называл крошкой.

Дыхание Аланны участилось, когда она вспомнила об этом. Он думал о том же — она безошибочно определила это по выражению его лица, по блеску в глазах.

— Я безумно тебя хочу, крошка, — прошептал Рис. — Думаю, что не смогу дождаться, пока мы вернемся домой.

То, что он назвал ее крошкой, было не просто словами. Это подействовало на Аланну таким странным образом, что она почувствовала сильное возбуждение. Она открыла и закрыла рот, осознав, что не может ничего сказать под его пронизывающим взглядом.

Рис уже смотрел на нее с нескрываемым желанием много раз до этого. Но сегодня было в его взгляде нечто особенное. Нечто более сильное. И более захватывающее.

Аланна уже не видела ничего, кроме глаз мужа. Ее губы приоткрылись, пульс бешено забился. По телу прошла дрожь.

Где-то в отдалении она услышала, как музыка сменилась на более медленную композицию.

Не говоря ни слова. Рис заключил ее в объятия, но не отвел взгляда от ее глаз, как бы позволяя им вести немой диалог. Он сильно прижал ее к себе, и она почувствовала его возбуждение. У нее все сжалось в желудке, соски набухли, ее тело трепетало от близости с ним.

Аллана обвила руками шею мужа, и их тела прижались друг к другу еще теснее.

— Я очень хочу поцеловать тебя, — прошептал он, уткнувшись носом в ее волосы.

— Ты.., не можешь, — с трудом произнесла она, — не здесь.

— Тогда где?

Она знала, о чем он спрашивает. Ему хотелось не только поцеловать ее. Мысль о том, что они могут заняться любовью где-то на празднике, заставила ее кровь почти закипеть от желания.

Аланна покраснела, но в ее голове пронеслась мысль о том, где можно было бы это сделать.

Например, в одной из дамских комнат, располагавшихся на первом этаже.

Желание пойти туда с Рисом было слишком велико. Она сама этого хотела. Очень.

Выйдя замуж за Риса год назад, Аланна пообещала себе укротить свою чересчур сексуальную натуру. Она была уверена, что солидному мужчине не понравилось бы иметь такую жену.

Поэтому она была довольно скромна в сексуальной жизни. И счастлива в браке. Рис заботился о ней и уважал ее. Будет ли он и дальше так к ней относиться, если сейчас она позволит ему сделать то, чего он хочет? Это беспокоило ее. Она хотела быть его женой и матерью его детей, а не просто наложницей, которая бы выполняла все его прихоти, не важно где и когда. Нет.

— Я не могу, Рис, — сказала она. — Я должна помочь Холли переодеться.

— Она сейчас радостно танцует с Ричардом, — заметил Рис, указывая на счастливых молодоженов, которые танцевали, крепко прижавшись друг к другу. — Давай. Пойдем.

— Куда?

— Ты знаешь, куда, — сказал он, — я видел это в твоих глазах.

Аланна удивленно посмотрела на мужа. Ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Неужели она так плохо скрывает свои мысли?

— Мы с тобой женаты, Аланна, — резко продолжил он, — и все, что мы делаем вдвоем, — допустимо.

— То, что мы женаты, не все вещи делает приемлемыми, — заметила она. — Извини меня, Рис.

Но тебе придется подождать, пока мы вернемся домой.

На его лице отразилось нечто вроде разочарования.

— Это просто смешно. Ты тоже этого хочешь.

Я знаю, что это так.

Когда его пальцы сжали ее руку, она резко отдернула ее и посмотрела ему в глаза.

— Никогда не решай за меня, чего я хочу или не хочу, Рис, — холодно ответила она. — Я сказала «нет». Не знаю, что на тебя нашло сегодня, но что бы это ни было, мне это не нравится. Надеюсь, что к тому времени, как мы вернемся домой, ты сможешь побороть в себе эти примитивные импульсы и снова станешь тем мужчиной, за которого я вышла замуж.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Напряженное молчание в машине по дороге домой позволило Рису задуматься над тем, что происходит. И заволноваться. Он смог преодолеть свое влечение к Аланне, успокоив себя тем, что дома жена не сможет ему отказать. Но сейчас он уже сомневался и в этом.

Аланна хотела ребенка. Видимо, очень хотела, если судить по тому, как ее огорчили неудачные попытки забеременеть. Она начала читать соответствующую литературу и высчитывала наиболее благоприятные дни для зачатия. Сегодняшний вечер был как раз благоприятным.

На празднике Рис пришел к выводу, что Аланна не позволит этому дню закончиться без секса, учитывая, что вчера ночью они не занимались любовью. Она была до позднего вечера занята с Холли последними приготовлениями, а он пропустил вчера пару стаканчиков с Ричардом и Майком. Когда Рис пришел домой уже за полночь, Аланна крепко спала.

Сегодня он увидел Аланну с другой стороны. И все вдруг изменилось. Рису теперь нужно было от Аланны больше, чем раньше. И он поклялся себе добиться этого любой ценой.

Аланна сидела на пассажирском сиденье красного «мерседеса» Риса. Она отвернулась от мужа и молчала, сложив руки на коленях.

Она знала, что Рис злится на нее. Она это чувствовала. За годы замужества Аланна хорошо научилась чувствовать гнев мужа.

Рис злился не так, как Дарко. Когда ее бывший муж сердился, Аланна тряслась от страха.

Сейчас же ей не было страшно, она чувствовала сожаление и некоторое разочарование.

Она не любила, когда Рис злился из-за нее. И ненавидела себя за свое глупое поведение. Рис никогда не делал ничего, что бы ей не нравилось.

Да, он сегодня напомнил, что она принадлежит ему, но это простительно мужу.

В глубине души Аланна понимала, что по большей части Рис сердится на нее за то, что, увидев ее желание уединиться с ним, прочитав это в ее глазах, так и не достиг своей цели. Получается, она подразнила его — сначала отвечала на его желание, а потом резко стала холодной. Неудивительно, что ему это не понравилось.

Она поняла, что должна извиниться. Но слова не шли. Рис уже подъехал к их особняку, а Аллана все молчала. Он открыл автоматические ворота и ждал, пока створки откроются, нетерпеливо барабаня пальцами по рулю.

Аланна снова попыталась заставить себя сказать что-нибудь. Она повернулась к мужу, но мысли не желали складываться в слова.

В такие моменты, когда что-то шло не так, Аланна старалась всегда представить свою жизнь глазами других людей.

Все ее подруги считали ее очень удачливой женщиной. И она ею была. Аланна жила в необыкновенно красивом доме, водила шикарную машину и имела огромный гардероб.

Но не только эти материальные блага были объектом зависти ее подруг — дело было и в самом Рисе. В ее самодостаточном и очаровательном муже.

Честно говоря, он был не мужем, а мечтой.

Трудолюбивый, всегда в хорошем настроении, заботливый и щедрый. Замечательный любовник, который до сегодняшнего вечера не требовал ничего необычного в их сексуальной жизни. А сегодня… Сегодня в первый раз ему захотелось чего-то нового.

Да, с виду она казалась очень счастливой женщиной. Но все блага не будут иметь никакого значения для нее, если она не сможет иметь ребенка Когда Аланна помогала Холли переодеваться, та поделилась с ней новостью, что уже беременна.

Аланна постаралась изобразить радость, но в глубине ее души поселилась тревога. Они с Рисом занимались сексом постоянно с тех пор, как она прекратила принимать противозачаточные таблетки три месяца назад, но зачать ребенка пока не удавалось. Может, с ней что-то не в порядке? Вполне возможно. Выпасть на полном ходу из машины и ничего не повредить внутри было бы удивительно…

Доктора тогда заверили ее, что все будет в порядке, что со временем она полностью выздоровеет. Но, может, они ошибались? Наверно, ей следует сделать необходимое обследование.

— Так и останешься в машине?

Слова Риса вернули Аланну к реальности, и она с удивлением обнаружила, что они уже заехали в гараж. Рис закрыл двери и вытащил ключи из замка зажигания.

— Извини. — Она со вздохом открыла свою дверцу. Рис все еще сердился на нее. — Я просто задумалась.

— О чем же? — спросил Рис, выходя из машины. — Мечтаешь о том, чтобы стать учителем танцев?

Ироничный тон мужа удивил Аланну. Он никогда не был таким раньше.

— Ты же не собираешься снова говорить об этом, правда?

— Почему же? Никакому мужчине не понравится, когда его жена предпочитает общество другого мужчины.

Аланна смотрела на Риса поверх крыши автомобиля.

— Если ты будешь продолжать так себя вести, возможно, я.., действительно стану учителем танцев.

— Что ты имеешь в виду?

— Ничего, — пробормотала она.

Аланна обошла машину и направилась было в сторону дома, но Рис поймал ее за руку и резко развернул к себе.

— Я не позволю тебе обманывать меня, Аланна, — прорычал он. — Мы можем не любить друг друга, но мы обещали перед Богом быть верными.

— Я никогда не нарушу своих обещаний, — со злостью выкрикнула она. — Но я могу подать на развод, если ты и дальше будешь применять ко мне силу.

Он не отпустил ее. Просто смотрел ей в глаза.

На его лице застыло выражение удивления и разочарования.

— В таком случае у тебя не будет ребенка. Это ведь единственная причина, по которой ты вышла за меня замуж, да?

— Одна из причин, — парировала Аланна. — Я же говорила тебе, что хочу семью.

— И какие еще были причины? Мои деньги?

— Когда я согласилась стать твоей женой, я не знала, насколько ты богат. А сейчас отпусти меня.

Рис сделал это, но не двинулся с места, чтобы уступить ей дорогу.

— А что насчет секса? — проговорил он — На нашем первом свидании ты сказала, что относишься к нему положительно. Говорила, что тебе нужен мужчина в постели каждую ночь, чтобы доставлял тебе удовольствие. Мне удавалось доставлять тебе радость в постели, Аланна? — требовательно спросил он.

Аланна попыталась обойти мужа, но тот положил руки ей на плечи и несколько раз тряхнул.

— Так у меня получалось? — повторил он, снова встряхнув ее.

— Ты же знаешь, что да! — выкрикнула Аланна.

В гараже было холодно, но ее внезапная дрожь не имела никакого отношения к погоде.

Рис крепко прижал жену к себе, его голубые глаза метали молнии. Он знал, какие именно поцелуи ей нравятся. С их первой ночи она не могла сопротивляться его поцелуям. Когда он отстранился от нее, Аланна уже не дрожала.

— Ложись на капот машины, — скомандовал он тоном, не терпящим возражений.

Она широко раскрыла глаза в изумлении.

— Но…

— Черт! Не спорь со мной, — выругался Рис и снова неистово поцеловал ее.

Аланна не сопротивлялась, когда он уложил ее на еще горячий капот и стал поднимать юбку ее платья. Ее сердце бешено билось, кожа горела огнем, голова кружилась.

— Я тебя хочу, крошка, — прошептал он, когда увидел, что за белье было на ней под платьем.

Красное кружевное, состоящее из одних завязочек…

Не то чтобы Аланна не носила сексуальное белье. Носила. Но никогда он не видел на ней белья красного цвета.

Рис быстро снял с нее трусики, нежно раздвинул ей ноги и увидел, что она закрыла глаза и прикусила нижнюю губу. Она ждала прикосновений!

— Ты тоже меня хочешь, — едва слышно сказал он. И это была правда.

Он легко заставлял ее хотеть его. Быстро добивался того, что она мечтала заняться с ним любовью даже тогда, когда совсем этого не желала.

Его пальцы довели ее до крайней точки возбуждения. Когда он коснулся ее губами, Аланна откинула голову назад и предалась неземным ощущениям. Когда Рис резко отстранился, она не удержалась и воскликнула:

— Не останавливайся!

Он рассмеялся, когда взял ее за руки и поднял с капота.

— Отчего же?

— Мерзавец!

Его глаза блестели, на губах играла мягкая улыбка.

— Тихо! Ты же леди, помнишь?

— Сейчас я не чувствую себя леди! — Ее разочарование было настолько велико, что она уже не могла сдерживаться.

— Скажи, что ты хочешь, чтобы я сделал с тобой? — спросил он, подняв ее на руки и неся в дом.

Ее и без того уже пылавшие щеки стали еще ярче.

— Ты можешь это сказать, — прошептал он ей на ухо. — Кроме меня никто это не услышит. Скажи мне, о чем ты сейчас именно думаешь. Давай! Говори!

И она сказала.

— Не волнуйся, крошка, — проговорил Рис, когда они вошли в дом. Он поставил жену на ноги, и она словно во сне начала подниматься по лестнице в спальню. — Для меня будет большим удовольствием сделать это и даже больше.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Рис смотрел на свою еще спящую жену и раздумывал, разбудить ее или нет. У них не было никаких планов на этот день. Они знали, что после свадьбы Ричарда будут уставшими, поэтому отменили все дела.

Уже скоро полдень, а Аланна еще спала. Рис хотел поговорить с ней. И ее саму хотел. Ее новую. Такую, какой она предстала перед ним вчера.

Он почувствовал напряжение, когда вспомнил о той женщине, которую он вчера открыл в своей жене. Казалось, она обезумела, когда они дошли до спальни…

Потом они вместе приняли душ. Наконец это произошло! Когда она потянулась за полотенцем, он не позволил ей. Рис сам вытер ее и не дал ей надеть ночной пеньюар. Он хотел видеть ее красивое тело. После некоторых сомнений она согласилась остаться обнаженной.

Рису казалось, что он занимается сексом с незнакомкой. Она была не той Аланной, к которой он привык. Не той спокойной женщиной, которую порой приходилось уговаривать заняться любовью. Новая Аланна была на нее не похожа.

Какой будет Аланна, когда проснется утром?

Будет лучше, если он сейчас тихо пройдет на кухню и позавтракает. Рис поднял с пола покрывало и накинул его на обнаженное тело своей жены. Тяжелый вздох вырвался из его груди, когда он покрепче завязывал халат на своем обнаженном теле.

Первая мысль Аланны, когда она проснулась, была о том, что она замечательно себя чувствует.

Потом она вспомнила. Все вспомнила.

— О боже… — простонала она, натягивая покрывало до подбородка. Она огляделась, чтобы понять, где Рис.

Аланна испытала шок, когда взглянула на часы. Без четверти час! Она еще никогда не спала так долго.

Впрочем, она заснула только под утро…

Аланна сначала улыбнулась, а потом содрогнулась. О чем она думала, когда делала вчера такие вещи?

Проблема была как раз в том, что она совсем не думала в тот момент. В первый раз с тех пор как они поженились с Рисом, ему удалось полностью сломить ее сопротивление и духовно, и физически. Он довел ее до полного безрассудства!

Что муж начнет думать о ней? Возможно, он терзается сомнениями, что она изменяла ему с другими мужчинами. У нее было много свободного времени, пока Рис работал.

Аланна застонала. Какой же она была глупой, когда позволила мужу сломить сопротивление!

Молодая женщина в отчаянии покачала головой, представляя последствия прошлой ночи. Она не сможет жить с человеком, который будет вести себя так, как Дарко. Если Рис станет постоянно задавать ей вопросы, сомневаться в ее словах и действиях или, что еще хуже, станет следить за ней, их браку придет конец.

Возможно, это даже хорошо, что она не беременна. Вчерашняя ночь вряд ли изменила положение вещей.

Несмотря на то, что мысль расстаться с Рисом огорчала, Аланна не допускала и мысли, что ее независимость, доставшаяся ей с таким трудом, может быть нарушена. Она зашла слишком далеко, добиваясь своей цели, чтобы все бросить.

Но, возможно, она зря волнуется? Может, Рису понравилось то, что произошло вчера между ними? Ведь он совсем не похож на Дарко ни внешне, ни по человеческим качествам. И Рис не заявляет о своей любви к ней…

Аланна поймала себя на том, что последняя мысль не принесла ей обычного удовлетворения.

Покачав головой, она откинула покрывало и прошла в ванную. Потом завернулась в полотенце и подошла к шкафу, чтобы достать одежду.

Джинсы и простой джемпер. Они никуда не идут сегодня.

Пятнадцать минут спустя Аланна уже спускалась по лестнице в предвкушении кофе. Дома она никогда не красилась и не укладывала волосы.

Кабинет Риса пустовал. Возможно, муж сейчас находится на задней террасе. Это было его любимым местом. Особенно в солнечную погоду.

Аланна оказалась права — Рис лежал в расслабленной позе в шезлонге. В белом халате и солнечных очках, он потягивал апельсиновый сок и читал утреннюю газету. Рядом на столике стояла пустая тарелка.

Аланне в голову пришла идея смело подойти к нему и пожелать доброго утра так, будто ночью ничего не произошло. Но сегодня утром ей не хватало вчерашней дерзости. Вся ее смелость кончилась вчера ночью.

Ее желудок сжался от одного только воспоминания о вчерашней ночи. Неужели она смогла сказать Рису те слова, которые он заставил ее произнести, когда нес на руках к дому?

Да, она определенно смогла это сделать. Возможно, это был вызов. Дарко бы никогда не позволил ей сказать подобное. Но Рис только рассмеялся. Как же ей нравился его смех!

Рис, видимо, почувствовал, что она стоит и наблюдает за ним, и резко повернулся в ее сторону. Затем сделал жест рукой, чтобы она присоединилась к нему.

Аланна глубоко вздохнула и подошла.

— Ты хорошо спала? — спросил Рис.

— Просто отлично, спасибо. А ты?

Боже, что за разговор! Как будто они двое едва знакомых людей, которые встретились за завтраком.

Рис улыбнулся ей и снял очки.

— Как никогда, — ответил он, положив очки на столик. — Возьми стул.

— Я сначала хочу выпить кофе. Ты же знаешь, что я не могу соображать, пока не выпью утренний кофе. Тебе сделать?

— Я буду все, что будешь ты. — Рис одарил жену своей очаровательной улыбкой.

Аланна постаралась, чтобы на ее лице не так явно отразилось облегчение. Она порадовалась тому, что все идет как обычно.

— Тогда для начала кофе, — ответила она тоже с улыбкой.

— Но нельзя же жить на одном кофе, милая!

Ты скоро превратишься в тень.

— Я позавтракаю позже.

— Ты бы хотела сходить со мной куда-нибудь поесть?

— Разве ты уже не позавтракал? — спросила она, кивая на пустую тарелку.

— Только сок и мюсли. Это почти ничего.

Кажется, у меня после прошлой ночи разыгрался зверский аппетит. Даже не знаю, почему, — добавил он. При этом его голубые глаза заблестели.

Рис дразнил ее, как иногда делал это. Но раньше он никогда не иронизировал по поводу секса.

— Кто должен быть голодным сегодня с утра, так это я, — возразила она. — Ты вчера ничего не делал.

Она поставила его на место. Но уже через несколько секунд его губы расползлись в улыбке.

— Кажется, у тебя избирательная память, дорогая. Я отчетливо помню, что в какой-то момент ты сама попросила меня остановиться.

— Если это так, то у вас проблемы со слухом, мистер Даймонд, — ответила Аланна, наслаждаясь их спором. — Я точно не просила тебя остановиться.

— Да? Тогда о чем ты меня умоляла?

— Я никогда не умоляю.

— Каждая женщина приходит к тому, что умоляет о чем-то, — проговорил он, понизив голос. — Это помогает им раскрепоститься. И они становятся такими женщинами, какими их хотят видеть мужчины.

— И какая это должна быть женщина?

— Такая, какой ты была прошлой ночью.

— Не всем мужчинам нравятся такие женщины, — сказала она до того, как успела подумать над своими словами.

— Тогда эти мужчины просто глупцы.

— Значит, ты.., ты не имеешь ничего против того, что я вчера была такой? — Аланна ненавидела себя за то, что все же выдала свои опасения, но ничего не могла поделать с собой.

Рис выглядел потрясенным.

— А почему я должен иметь что-то против? — Он резко поднялся. — Я пойду с тобой делать кофе. Я хочу выяснить, с чего ты решила, что это может мне не понравится. И не думай, что у тебя получится обмануть меня. — Он взял Аланну за руку и повел внутрь дома.

— Зачем мне обманывать тебя? — Она постаралась, чтобы ее голос прозвучал холодно и спокойно.

Смогла бы она меня обмануть?

Наверное, да, подумал Рис. По какой-то причине до вчерашней ночи она не позволяла себе раскрыться полностью. Он хотел знать почему. И почему именно прошлой ночью? Что такого особенного произошло тогда?

Эта мысль вертелась в голове Риса, когда они с Аланной шли на кухню.

Он сам вел себя иначе. Сначала на празднике, когда показал свое недовольство общением Аланны с Майком. Потом в гараже, когда его захлестнуло желание обладать ею.

Ему пришло в голову, что Аланна одна из тех женщин, которые говорят, что не любят буйные проявления страсти, но на самом деле обожают мужчин, которые ведут себя именно так. Он запомнит это на будущее.

— Ну? — Он отпустил ее руку и уселся на один из высоких стульев.

Аланна сделала вид, что не слышала его, и продолжала заниматься приготовлением кофе.

— Что — ну? — наконец спросила она.

— Почему ты решила, что мне не понравилось твое поведение вчера ночью?

Она пожала плечами.

— Потому что обычно я не такая.

— Да, — ответил он. — Совсем не такая. Но это было здорово, Аланна! Ты была потрясающая.

Она покраснела.

— Ты говоришь правду, Рис?

Он привык видеть Аланну всегда спокойной.

Сейчас ее неуверенность в себе тронула его сердце. Он никогда не думал, что ей требуется поддержка или защита. Но сейчас это было так.

— Конечно, да, — мягко сказал он. — Я еще вчера говорил тебе это. Мы женаты. И все, что мы делаем, — допустимо.

Она удивленно посмотрела на него.

— Что ты имеешь в виду?

— Как насчет чего-то вроде веревки?

— Мне это не понравится, — резко ответила Аланна и повернулась к кофеварке. — Одна только мысль, что меня свяжут, доставляет мне неприятные ощущения.

Ее немедленная реакция удивила Риса.

— Но это все будет в шутку.

— Не смешно.

Риса застало врасплох ее отношение. Он был уверен, что после вчерашнего жена отнесется к эротическим играм положительно. Значит, он ошибся.

— Ладно. Считай, что я этого не предлагал, — быстро сказал Рис.

— Хорошо. А теперь мы можем поговорить о чем-то другом, кроме секса? Я думала, что тебе вчера хватило секса на целые выходные.

Рис не знал, что на это ответить. Получается, его мысли провести весело день, открывая новые горизонты в их отношениях, напрасны. Аланна была совершенно не настроена на секс.

Он подумал о том, что у него есть два пути.

Первый — оставить все как есть и не показывать свое возбуждение. И второй — заставить жену уступить таким же способом, как вчера.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Аланна отвернулась и стала наливать себе кофе. Она так желала, чтобы Рис не ходил за ней и не начинал этот разговор. Она явно переигрывала. И отказалась от секса, хотя желала этого.

Рис выглядел удивленным. Еще бы — она вела себя раскованно и легко на террасе, а на кухне замкнулась в себе. Аланна недовольно поняла, что, хотя Дарко давно уже мертв, она все еще позволяет ему портить ей жизнь.

В кухне повисло тяжелое молчание. Аланна чувствовала расстроенный взгляд мужа на себе.

Он, должно быть, недоумевает.

Аланна сделала глоток кофе. Она хотела бы повернуть время вспять, чтобы не было этого разговора. Внезапно она почувствовала, что муж обнял ее за талию.

— О! — воскликнула от удивления Аланна. — Рис, что ты делаешь?

Это был глупый вопрос. Она уже поняла, что делает Рис, когда его руки нежно проскользнули под ее джемпер и уже ласкали грудь.

— Не обращай на меня внимания, — проговорил Рис, поглаживая ее уже набухшие соски. — Просто пей свой кофе.

Не обращать на него внимания!? Как она может сделать это, когда он творит с ней такие вещи? Боже!

У нее закружилась голова, когда он дотронулся вновь до ее сосков. Пить кофе было просто невозможно. Она издала легкий стон и откинула голову. Рис взял из рук жены чашку и поставил в раковину, потом быстро стянул с нее джемпер.

Аланна хотела было повернуться к нему лицом.

— Нет, — возразил Рис. — Стой, как стоишь.

— Но…

— Помолчи, крошка, — прошептал он, расстегивая «молнию» на ее джинсах.

— Но…

Сокрушительный поцелуй смел все возражения. Секунду спустя он запустил руку в трусики. К тому моменту, как он прекратил целовать ее, Аланна уже извивалась от тех ощущений, которые наполнили ее тело.

Все ее волнения по поводу того, что Рису не понравилось ее поведение ночью, испарились.

Рису она нравилась именно такой. И она сама себе нравилась.

Как прекрасно было избавиться от призраков прошлого, как приятно чувствовать себя свободной, когда занимаешься любовью со своим мужем!

Рис продолжил ласкать ее грудь. Аланна уже дрожала от нетерпения.

— Рис… — выговорила она.

— Да?

— Пожалуйста… Хватит… Сделай это.

— Ты умоляешь, крошка?

— Да, да! Я умоляю.

— Здесь?

— Да, здесь и сейчас, — и она сама начала освобождаться от одежды. Ее щеки пылали огнем, тело дрожало. Но когда она захотела повернуться к нему, он не позволил.

Рис нежно гладил ее тело, спускался вниз к ее бедрам. Потом быстро вошел в нее и начал двигаться. Сначала медленно, потом все быстрее.

Аланна застонала, когда достигла вершины наслаждения. Рис вскоре последовал за ней.

Заниматься любовью надо именно так, подумала потом Аланна. Мужчина и женщина будто сливаются в единое целое.

Рис прав. Они женаты. Какое имеет значение, где, когда и как они будут заниматься любовью?

Когда муж обнял ее и повернул лицом к себе, она положила голову ему на грудь.

— Больше никогда не скрывай от меня свою страсть, — сказал Рис, нежно водя пальцами по ее коже. — Никогда. Это ты, Аланна. Чувственная женщина, для которой не существует преград.

— Неужели это я? — переспросила Аланна, все еще находясь под впечатлением.

— Ты сама это знаешь.

Телефонный звонок нарушил атмосферу единения и понимания.

— Не будем подходить, — сказал Рис.

— Но это может быть важный звонок, помедлив, возразила Аланна. — Твоя мать в последнее время не очень хорошо себя чувствует.

— Черт. Ты права, — проговорил он.

— Возьми трубку, — попросила она, отходя от него.

Рис тяжело вздохнул, когда надевал халат.

— Ладно. Не дай бог это одна из твоих подруг с предложением прогуляться.

Аланна подняла с пола джемпер и надела его, радуясь, что он как раз достает ей до бедер. Не смотря на то, что они минуту назад занимались любовью, она стеснялась ходить по кухне голой в лучах дневного света.

— Если ты прав, скажи, что я себя плохо чувствую и проведу весь день в постели. — Аланна подобрала оставшуюся одежду.

— Рис Даймонд, — бодро сказал он, подняв трубку.

Аланна следила за выражением его лица, чтобы понять, кто звонит.

— Привет, Джуди, — продолжил Рис. У Аланны округлились глаза, когда она услышала имя своей матери. — Не ожидали услышать вас в такое время… Вы меня интригуете… Да, да, я понимаю. Она здесь. Сейчас позову. Твоя мама, — одними губами сказал Рис, держа трубку в руках. — Есть срочные новости.

Аланна напряглась. Последний раз, когда у ее матери были срочные новости, погиб ее отец. В драке недалеко от своего любимого бара. Это было десять лет назад, Аланне тогда едва исполнилось двадцать лет.

— Как ты думаешь, хорошие или плохие? — спросила она, подходя к Рису.

— Ее голос звучит довольно бодро.

Сгорая от любопытства, Аланна взяла трубку у мужа.

— Да, мам?

— У меня замечательные новости. Вчера вечером Боб предложил мне выйти за него замуж!

— Ого! — воскликнула Аланна. — Это здорово, мам. Боб на самом деле хороший человек. Боб сделал маме предложение, — шепнула она Рису, прикрывая трубку рукой.

— Передай ей мои поздравления, — ответил Рис с довольной улыбкой.

Аланна тоже была довольна и удивлена одновременно. Джуди давно уже встречалась с преподавателем средней школы, но Аланна была уверена, что выходить второй раз замуж ее мать не намерена.

Аланна по опыту знала, как тяжело начинать все с начала, когда первый брак не принес ничего, кроме боли и страданий. Ее отец был ужасным мужем, равнодушным, не уважающим жену. Он жил ради своих собутыльников и баров. Когда напивался, мог позволить себе унижать жену и даже поднимать на нее руку.

Аланна ненавидела и презирала отца, потому и уехала из дома в Сидней, как только закончила школу. Только спустя годы Аланна поняла, почему ее мать так долго оставалась со своим мужем.

Личный опыт: научил Алану никогда не судить человека, пока ты не оказался на его месте.

— Скажи ей, чтобы они приехали к нам в Сидней, — сказал через плечо Рис, направляясь в спальню. — Мы отпразднуем это событие.

— Я слышала, что сказал твой муж, — быстро проговорила ее мать в трубку. — Мы с удовольствием. Когда?

— Мне надо свериться с нашим расписанием.

Ты же знаешь, Рис ведет активную жизнь. В пятницу мы идем на вечеринку, в субботу на выставку…

— Милая, как ты все успеваешь?

Аланна рассмеялась.

— Легко. Я люблю быть при деле. — И ей это удавалось. Хотя она не работала, ее дни были расписаны по минутам. Но как только появится ребенок, со светской жизнью будет покончено.

— Знаешь, Аланна, твой брак с Рисом оказался намного удачнее, чем я сначала полагала.

Когда ты мне сказала, что вы не любите друг друга, я очень переживала за тебя. Но когда познакомилась с Рисом, то сразу поняла: ты в надежных руках.

— Да, в очень надежных, — ответила Аланна, радуясь тому, что мать не видит тех образов, которые вертелись в ее голове. — Мам, мне пора идти.

Я позвоню тебе сегодня вечером. Пока.

Аланна зашла в ванную комнату и, пока мыла руки, думала о том, сколько еще времени пройдет; пока она забеременеет. Она не была уверена, что сейчас лучшее время заводить ребенка, но ей очень этого хотелось. Многие эксперты говорят, что стресс и напряжение в паре становятся главными причинами бесплодия…

Аланна поднялась в спальню и нашла там Риса. Муж расчесывал волосы. Он сменил халат на джинсы и голубой свитер под цвет глаз.

— Вы с мамой закончили разговор на удивление быстро, — улыбнулся Рис.

— Я пообещала позвонить ей вечером. Уже не могла больше стоять там и…

— Хорошо. Значит, ты готова?

— К чему?

— Пойти пообедать.

— А.., я думала, мы проведем весь день дома. Аланна старалась не покраснеть. Ему ведь нравится, когда она смелая.

— Это очень заманчивое предложение, крошка, но я сомневаюсь, что смогу провести весь день дома. Я просто не смогу не приставать к тебе.

Поэтому безопаснее поехать куда-нибудь перекусить.

— В город? Я думала, мы прогуляемся.

— Я хотел посмотреть свадебный подарок твоей матери и Бобу.

У Аланны загорелись глаза. Она любила ходить с Рисом по магазинам. Он не был похож ни на одного мужчину в этом плане. Ему нравилось делать людям подарки. И не важно, сколько на это уходило времени и денег.

— Мы можем и твоей маме купить что-нибудь для поднятия настроения, — радостно предположила она.

— Хорошая мысль, — Рис взглянул на часы. Надеюсь, тебе не нужно время на макияж. Ты и так выглядишь отлично. Только возьми жакет.

Аланна закатила глаза.

— Ладно тебе, Рис. Я никуда не поеду в таком виде. Дай мне хотя бы десять минут.

— Десять минут, и ни секунды больше.

Двенадцать минут спустя красный «мерседес»

Риса уже двигался в направлении города. Водитель и пассажирка находились в хорошем настроении.

Когда они подъехали к первому перекрестку, красный свет светофора уже сменился на зеленый. Но Рис не знал, что водитель зеленого седана со второстепенной дороги решит проскочить на красный. Рис успел вывернуть руль вправо, но в этот момент с другой стороны появился несущийся на огромной скорости микроавтобус. Раздался скрежет металла и крик Аланны, «мерседес» вынесло на обочину.

Наступила тишина. Рис поднял голову и посмотрел на жену. Из его горла вырвался крик отчаяния и ужаса.

Аланна была без сознания. Ее голова безвольно лежала на плече, с лица исчезли все краски.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Рис с ужасом подумал, что Аланна мертва.

Вдруг ее голова слегка дернулась и с губ сорвался легкий стон.

Рис схватил сотовый телефон и вызвал «скорую помощь». Когда он закончил разговор, около их машины уже столпилось много народа. Люди спрашивали его, как он себя чувствует.

— Со мной все хорошо, — заверял он. — Это моя жена пострадала.

— Приятель, лучше не трогай ее, — посоветовал какой-то мужчина, когда Рис потянулся к Аланне. — Дождись врачей.

Рис повернулся и посмотрел на мужчину лет шестидесяти.

— Но…

— Я понимаю, приятель, — продолжил мужчина. Его глаза были добрыми и понимающими. — Ты ее любишь. Но сейчас ты ничего не можешь сделать для нее. Лучше подождать.

Рис положил голову на руль. Еще никогда в жизни он не чувствовал себя таким беспомощным. И таким потрясенным. Боже, не дай ей умереть!

Когда приехали врачи. Рис все еще молился Богу, обещая сделать все в обмен на жизнь Аланны.

Когда медики заверили его, что позвоночник цел, Рис чуть не расплакался от облегчения. Он помог санитарам перенести ее в фургон, затем вернулся за сумочкой жены.

В этот момент приехала полиция. Они тщательно записали показания свидетелей, а также водителей двух машин, которые стали виновниками аварии. Рис быстро ответил на вопросы и вернулся к Аланне.

Как только они прибыли в больницу, Аланну отправили на рентген и полное обследование. Рис отказался от какой-либо помощи, заверив врачей, что с ним все в порядке. Хотя у него болела голова и правый локоть, он не собирался отходить от Аланны ни на минуту.

Но доктор попросил Риса подождать в приемной.

— Успокойтесь, самое страшное уже позади, — посоветовал врач, уходя.

— Успокоиться, черт возьми, — бормотал Рис, расхаживая по холлу.

Но потом он вспомнил свои обещания Богу и постарался все же успокоиться и собраться с духом. В углу стоял кофейный автомат. Выпив стакан крепчайшего кофе, Рис почувствовал себя бодрее.

Следующие полтора часа показались ему вечностью. Три раза он набрасывался на медсестру с вопросами о состоянии Аланны. И три раза получал ответ, что пока ничего не известно. Доктор позовет его сразу, как будет можно.

Когда это наконец произошло, Рис уже убедил сам себя в том, что Бог не внял его мольбам и случилось нечто ужасное. Выражение лица доктора только подтвердило его худшие опасения.

— В чем дело? — требовательно спросил Рис. — Она не парализована, нет? , — Нет, ничего такого с ней не случилось.

Сильный ушиб головы. Но проблема в другом…

— В чем?

— Ваша жена впала в истерику, когда я сказал, что позову вас. Она утверждает, что вы пытались убить ее в машине.

— Что?! Но это немыслимо! Дайте мне поговорить с ней!

— Извините, мистер Даймонд, но я не могу вам позволить это, пока не свяжусь с полицией.

— Я бы никогда не причинил вред Аланне! — искренне сказал Рис, чувствуя себя оскорбленным и смущенным одновременно. — И она это знает. Послушайте, здесь что-то не так. Может, удар по голове повредил ее разум?

— Она говорит очень убедительно, мистер Даймонд. Уверена, что вы пытались убить ее. И вашего нерожденного ребенка.

Рис удивленно посмотрел на доктора.

— Но мы не ждем ребенка.

— Она говорит, что у нее срок только несколько недель.

— А я вам говорю, Аланна не беременна, — твердо сказал Рис. — Сделайте ей тест. Увидите сами.

Доктор посмотрел на Риса долгим взглядом, как бы взвешивая, кому верить.

— Хорошо, — наконец сказал доктор. — Пойдемте со мной. Вы можете подождать в моем кабинете, пока я все выясню.

— Хорошо.

Снова ждать. Для него это было слишком тяжело.

Когда Рис молился Богу после аварии, он много чего обещал исправить в своей жизни.

Например, пообещал, что будет чаще ходить в церковь. Хотя раньше Рис не понимал, какую пользу может принести хождение каждое воскресенье в церковь. Еще он обещал проводить больше времени со своей матерью, быть добрее к двум своим братьям и жертвовать больше денег беднякам и инвалидам.

Рис был членом какой-то благотворительной организации, но его пожертвования были очень скромными. Другое дело Майк. Он тратил много денег на спонсирование детских организаций.

Майк жаждал поделиться своим успехом со всеми.

Сначала Рис хотел зарабатывать много денег для своей матери и всей семьи, но потом ему самому доставляло удовольствие быть богатым человеком.

Да, приятно иметь много денег. Отрицать это глупо. Но все деньги мира не стоили самого дорогого в его жизни. Аланны. Его жены.

— Черт, где этот доктор? — прорычал Рис, вскакивая на ноги. Он начал ходить туда-сюда по кабинету.

Когда несколько минут спустя доктор вошел в кабинет, Рис набросился на него, не в состоянии скрыть беспокойство.

— Ну что?

— Вы правы, — ответил он, — она Определенно не беременна. Я ей этого не сказал, но дал ей успокоительное и вызвал психиатра, чтобы тот поговорил с ней. Его зовут доктор Бэкхам. А вам лучше поехать домой.

— Могу я только увидеть ее? — попросил Рис. — Хотя бы через окно. Только посмотрю и все.

— Думаю, что в этом нет ничего плохого.

Рис пошел за доктором по коридору больницы.

Он молился о том, чтобы Бог сохранил жизнь Аланне. Неужели, сохранив жизнь, Господь отнял у нее разум? Доктор остановился напротив стеклянной двери.

— Она здесь.

Рис смотрел на светлую голову на подушке и силой воли призывал Аланну посмотреть на него.

Его сердце дрогнуло, когда ее голова медленно повернулась в его сторону. Их глаза встретились и…

Она смотрела прямо на него равнодушным взглядом. Может, немного любопытным. И все.

— Она меня не узнает, — в шоке произнес Рис, обращаясь к доктору. — Вы видели? Она меня не узнает!

— Да, — ответил доктор и нахмурился. — Я видел. Скажите мне, мистер Даймонд, ваша жена уже была замужем?

— Да, была. А что?

— Интересно… Подождите меня здесь. Я недолго.

Доктор оставил Риса и вошел в палату, чтобы поговорить с Аланной. Вскоре он вышел, качая головой.

— Я никогда не сталкивался с таким случаем, — сказал врач, отводя Риса от дверей. — Я спросил у вашей жены имя ее мужа, чтобы я мог сообщить его полиции. Кстати, она думает, что вы и есть полицейский. И она сказала, что имя ее мужа Дарко Малиновски. Это на самом деле имя ее первого мужа?

— Не знаю, — смущенно ответил Рис. — Я только знаю, что она была замужем.

— Думаю, мне надо позвонить еще одному доктору. Вашей жене наверняка понадобится невролог. У вашей жены сейчас наблюдается разновидность амнезии. Она не потеряла память полностью, но события последних лет, видимо, стерты начисто.

— А это все, что связано со мной, — ответил Рис, чувствуя что-то вроде легкого облегчения от того, что жизни Аланны ничего не угрожает. И что она больше не думает, что это он пытался убить ее.

Выходит, ее первый муж пытался? Этот Дарко? Он пытался убить ее и их нерожденного ребенка?

Внезапная мысль пришла ему в голову.

— Он погиб в автокатастрофе, — выпалил Рис. — Первый муж Аланны.

— О, — произнес доктор, потирая подбородок. — Это многое объясняет. Она была с ним, когда это произошло?

— Я не знаю.

Доктор окинул Риса неодобрительным взглядом.

— Кажется, вы совсем ничего не знаете о прошлом жены.

Рису стало не по себе. Это была правда. Но, чья это вина? Его или Аланны? Наверно, их обоих. Они поженились, и у каждого из них были свои секреты, которыми они не захотели делиться. Наверно, так получилось, потому что они не любили друг друга.

Рис тогда не хотел ничего знать о ее прошлой жизни. Она отвечала всем его требованиям, была хорошей женой. А больше его ничего не интересовало.

Но сейчас все изменилось.

— Я так думаю, что у моей жены были секреты, — сказал Рис, стараясь оправдать себя, хотя понимал, что он сам не лучше.

Он никогда не рассказывал Аланне о последнем дне с Кристиной и о том, что ее слова и поступки еще очень долго отзывались эхом в его голове и болью в сердце. И, конечно, не сказал Аланне, что изначально женился на ней в отместку Кристине…

А вдруг она никогда не вспомнит его?! Что тогда?

— Ради бога, доктор, скажите мне, что это все временно, — в отчаянии попросил Рис.

— Будем надеяться, — последовал осторожный ответ. — В большинстве случаев воспоминания возвращаются. Но не всегда. Впрочем, вам лучше поговорить с более опытным доктором. Доктор Дженкинс является старшим неврологом в больнице. Я попрошу его, чтобы он пообщался с вашей женой. А сейчас извините меня, мистер Даймонд, мне надо идти. Вам же советую ехать домой — доктор Дженкинс приедет только через несколько часов.

— Ехать домой?! Вы, должно быть, шутите.

Послушайте, Аланна думает, что я полицейский.

Почему бы мне не посидеть с ней, пока не приедет доктор Дженкинс? Тем более она напугана тем, что муж может убить ее. Если она уверена, что я полицейский, ей будет спокойно со мной. Я скажу, что охраняю ее.

Поколебавшись, доктор кивнул.

— Хорошо. Но я скажу медсестрам, чтобы они далеко не отходили. Ваша жена сейчас в очень непростом положении, мистер Даймонд. Если она начнет волноваться, вам придется уйти. Вы меня понимаете?

— Конечно.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Аланна боролась со сном. Ее веки отяжелели, голова кружилась. Доктор определенно дал ей снотворное.

Но заснуть сейчас — значит подвергнуть себя опасности. Дарко явно выжидает момент, чтобы закончить то, что ему не удалось сделать в машине.

Она не сводила глаз с двери, ожидая, что в любой момент в дверях появится Дарко. Единственное ее оружие — голос. Она может закричать. Но если заснет, то не сможет сделать даже этого.

Доктор пытался заверить ее, что она в безопасности. Но Дарко не так-то легко остановить.

Она уже представляла себе, как он будет убеждать полицию и медперсонал в том, что его жена сумасшедшая. А убедив, сможет добраться до нее.

Он хотел, чтобы она умерла. Она и ее ребенок.

Сердце Аланны подпрыгнуло в груди, когда дверь в палату начала открываться. Она уже собиралась закричать, когда в палату вошла медсестра со светловолосым полицейским, которого она уже видела с доктором. Аланна облегченно вздохнула.

Медсестра подошла к ее кровати.

— Этот господин посидит с вами, — сказала она. — Вам не нужно разговаривать, миссис Даймонд. Просто закройте глаза и спите.

Аланна нахмурилась.

— Как вы меня только что назвали?

В глазах медсестры появилось беспокойство, — О, боже. Я совсем забыла. — Девушка бросила на полицейского расстроенный взгляд.

— Все в порядке, сестра, — ответил тот. — Ваша оплошность вполне понятна. Не волнуйтесь. Я беру все на себя.

— Вы уверены?

— Да.

Рис подождал, пока сестра выйдет из палаты.

К тому моменту он уже решил сказать Аланне, что она потеряла часть памяти, а ее бывший муж давно мертв. Иначе она будет постоянно пребывать в страхе — Рис увидел в ее глазах панику и страх, когда вошел в палату.

Доктор, конечно, заботится о своих пациентах, но все же не знает ситуацию до конца. А хотя бы частичная правда принесет Аланне некоторое облегчение.

Рис закрыл дверь палаты, взял стул и сел рядом с кроватью. Он пристально разглядывал Аланну.

Она была такой бледной, такой испуганной и уязвимой!.. Готова ли она к таким новостям?

Справится ли? Женщина, на которой он женился, справилась бы. Но сейчас перед ним была другая женщина.

И все же ей лучше знать правду.

— Как ты себя чувствуешь? — мягко спросил Рис, любуясь ее красотой.

— Я немного сонная. Но вы должны сказать мне, что происходит.

— Прежде всего, я бы хотел тебя заверить, что ты вне опасности, — мягко начал он. — Твой муж больше не сможет причинить тебе вред.

— Вы.., вы его арестовали? — дрожащим голосом спросила она.

Рис сжал кулаки. Если бы этот мерзавец уже не был мертв, он бы его сам убил.

— Ему до тебя больше не добраться, скажем так.

В ее глазах все еще плескался страх.

— Вы не знаете Дарко. Он очень сильный и умный. Если он на свободе, он все равно найдет способ добраться до меня.

— Он не на свободе, Аланна, — сказал Рис. — Дарко мертв.

— Мертв… — повторила она шепотом.

— Мертв, — заверил ее Рис и вздохнул, когда она закрыла лицо руками. Ее плечи начали трястись. — Он не стоит твоих слез, — заметил Рис, удивленный, что она оплакивает этого мерзавца.

— Я плачу не по нему, — сквозь слезы проговорила Аланна, — я плачу от облегчения, что теперь свободна и в безопасности. Так же как и мой ребенок. Я знала, когда выпрыгнула из машины, что это был большой риск. Мы ехали на огромной скорости. Он сказал, что мы врежемся прямо в телеграфный столб. Дарко хотел убить нас всех.

Он не верил, что ребенок от него…

У Риса екнуло сердце. Он совсем забыл о ребенке. Что она сделает, когда узнает, что никакого ребенка нет?

Да, Рис начал понимать многое. Его жена была для него загадкой со дня свадьбы, но сейчас у него сложилась почти целая картина ее прошлого.

Он смотрел, как она утирает слезы и пытается улыбнуться.

— Доктор говорит, что у меня нет ничего серьезного, только шишка на голове. Не могу поверить, что мне так повезло. Я… — Аланна встретилась с ним взглядом. — Что? — спросила она. — В чем дело?

Рис не знал, что сказать. Доктор, наверно, был прав. Не стоило ей ничего говорить.

Аланна пристально оглядела его с ног до головы.

— Вы действительно из полиции? — спросила она обеспокоенным голосом.

— Откровенно говоря, нет, — признался он.

— Тогда кто вы?

— Меня зовут Рис. Рис Даймонд.

— Даймонд, — повторила она. — Но именно так назвала меня медсестра.

— Правильно. Миссис Даймонд.

— Но это нелепо. Я миссис Малиновски, а не миссис Даймонд.

— Ты была миссис Малиновски, Аланна. Но сейчас уже нет.

— Я.., я не понимаю.

— Ты попала в автомобильную аварию сегодня утром. Но это была не та авария, о которой ты думаешь. Сегодня ты не выпрыгивала на ходу из машины. В нас въехала другая машина.

— В нас? Вы имеете в виду меня и вас?

— Да.

— Но этого не может быть! Я никогда не ездила с вами в машине. Я вас даже не знаю!

А это обидно слышать.

— Сейчас ты меня не узнаешь. Но со временем ты вспомнишь, — сказал он и с надеждой подумал, что именно так и будет. — У тебя сейчас амнезия.

Удар по голове, который ты получила в аварии, лишил твою память нескольких лет твоей жизни.

Она округлила глаза.

— Я знаю, для тебя это шок, Аланна. И понимаю, что надо было сказать тебе об этом помягче.

Как ты думаешь, сколько тебе лет?

— Двадцать пять, — ответила Аланна. — Разве нет? — неуверенно спросила она.

— Нет, Аланна. Тебе тридцать. И ты уже не миссис Малиновски. Как я уже сказал тебе, твой первый муж мертв. Он погиб в аварии несколько лет назад.

— Мой первый муж?!

— Да, ты вышла второй раз замуж. В прошлом году. Сейчас ты миссис Даймонд. Вот кто я, Аланна. Твой муж..

Аланна моргала в немом удивлении. Она не узнавала его, к тому же не хотела принимать то, что сказал ей Рис. Он это видел в ее глазах. Еще никогда он не чувствовал себя так жалко.

А что, если она никогда не вспомнит его? Что, если не захочет быть с ним и подаст на развод?

— Нет. — Она в недоумении покачала головой. — Я бы никогда не вышла второй раз замуж.

Горечь в ее голосе навела Риса на мысль, что ее брак был ужасным недоразумением в ее жизни.

Вдруг лицо Аланны исказилось.

— Мой ребенок! — воскликнула она. — Что случилось с моим ребенком?

Рис сдержал в себе стон. Ему очень не хотелось сообщать ей такие новости. Но иного выхода он не видел.

— Я не уверен, Аланна, — печально начал он. — Ты никогда не говорила со мной об этом. Я лишь могу предположить, что ты потеряла ребенка, когда выпрыгнула из машины. Несколько лет назад.

Она закричала так, что у Риса от жалости сжалось сердце. Он обнял ее и прижал к себе. Но Аланна оттолкнула его и зашлась в рыданиях.

В палату ворвалась медсестра.

— Вы не должны были расстраивать ее, — сказала она с осуждением. — Я думаю, вам лучше уйти.

— Вы можете думать, что вам угодно! выкрикнул Рис. — Я ее муж, и никуда не уйду.

— Нет, уйдете, — произнес от дверей мужской голос. В палату вошел мужчина, которому на вид можно было дать лет тридцать пять. — Я доктор Бэкхам, — представился он. — Психиатр. Сестра, посидите с пациенткой. Вы! — Его палец указал на Риса. — Идите со мной.

Сначала Рис отреагировал на такое грубое обращение со свойственным ему недовольством, но потом вспомнил свое обещание стать другим человеком и безропотно последовал за доктором в коридор.

— Я уже устал слушать от докторов, что мне нельзя остаться со своей женой. Я не уеду домой, и точка! — горячо заговорил он.

На лице психиатра появилась улыбка.

— Приятно видеть мужчину, который так заботится о своей жене. Вы сможете вернуться к ней после того, как расскажете мне все, что произошло. И постарайтесь не волноваться. Вашей жене дали сильное снотворное. Она не сможет долго бороться со сном. А теперь приступим.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Аланна медленно приходила в себя. Она несколько раз моргнула, чтобы сфокусировать взгляд, но не сразу поняла, где находится и что ее привело сюда.

— Ты попала в автомобильную аварию и потеряла память, — напомнила себе Аланна, дотронувшись до шишки на голове. — Дарко мертв, — прошептала она и покачала головой. Но и ее ребенок тоже. Ее любимое дитя, которому не суждено было появиться на свет.

Они сказали, что это произошло пять лет назад, но для нее это было как будто вчера. Боль от утраты была еще свежа. Слезы навернулись на глаза, но в этот момент Аланна увидела чьи-то ноги в джинсах.

— О, — воскликнула она, поворачивая голову направо.

Она поняла, что мужчина, откинувшийся на спинку стула, крепко спит. Аланна вытерла слезы.

Ее сердце бешено забилось в груди.

Он сказал, что его зовут Рис Даймонд. Ее муж.

Ее второй муж.

Не может быть! Этого просто не может быть.

Но зачем ему лгать ей? Он бы не был сейчас с ней, если бы сказал не правду.

Аланна снова посмотрела на него. Очень красив, с чертами лица, которые присущи моделям и кинозвездам. Его светлые волосы лежали волнами. Широкие плечи. Длинные ноги.

Аланна представляла себе, сколько женщин пали жертвами его чар. Он был очень привлекательным и сексуальным. Но не ее.

После Дарко ей не суждено снова полюбить и выйти замуж. Если только…

Ее сердце екнуло. Если только… Может, она могла бы выйти снова замуж, чтобы иметь ребенка?

Аланна нахмурилась. Как только она могла снова довериться мужчине? Если бы она хотела ребенка, то могла бы найти другой способ. Искусственное оплодотворение, например…

Аланна тщетно пыталась вспомнить хоть что-нибудь за последние пять лет.

Пять лет… Это долгий срок. Кто знает, каким человеком она стала за это время? Она попыталась представить себя женой мужчины, который спал на стуле. Он был очень привлекательным. И они уже не раз уже занимались любовью…

Нравилось ли ей это? — думала она, рассматривая его. В желудке что-то нервно сжалось.

Было время, когда ей нравился секс. Но Дарко покончил с этим.

Возможно ли, что она снова научилась получать наслаждение от мужского тела?

А может, она вышла замуж по любви? И снова Аланна отказывалась думать, что такое возможно.

Любовь Дарко не была искренней. Аланна ошиблась, когда поверила ему и приняла его постоянные подарки и красивые слова за сильное чувство. У нее не было опыта в таких делах, поэтому она не смогла вовремя все понять. Аланна думала, что его желание заняться любовью только в первую брачную ночь говорит о его романтической натуре. Она даже не могла представить, насколько Дарко будет разочарован тем, что она не девственница. И не думала, что его испугает ее страсть в постели.

Их брак начал рушиться задолго до конца медового месяца. И уже тогда Аланна чувствовала себя в ловушке. Из-за своей любви к нему.

Хотя это скорее был страх.

Нет, подумала Аланна. Она определенно вышла второй раз замуж не по любви. Тогда почему она стала именно миссис Даймонд? Ответ был для нее загадкой. Когда она смотрела на него, в ее голове не появлялось и намека на то, что помогло бы ей вспомнить. Ничего.

— Рис, — сказала она не для того, чтобы разбудить его, а чтобы попробовать на вкус его имя.

Мужчина вздрогнул и проснулся. Он резко выпрямился на стуле и посмотрел на нее.

— С тобой все в порядке? — взволнованно спросил Рис, а потом криво улыбнулся. — Глупый вопрос. Конечно, с тобой не все в порядке. Я позову сестру. — Он направился к двери.

— Нет, не надо сестру, — возразила Аланна, пока не надо.

— Ты уверена?

— Да, — ответила она и сама себе удивилась.

Она действительно была уверена.

Двадцатипятилетняя Аланна никогда не была ни в чем уверена. У нее не было силы воли и уверенности в себе. Уверенность в ее голосе сейчас принадлежала тридцатилетней Аланне, хотя ее мозг и не мог вспомнить ее.

— Ты что-нибудь вспомнила? — обеспокоенно спросил Рис.

— К сожалению, нет. Но я ощущаю в себе перемену. Сейчас я стала спокойнее. Я имею в виду… Я сейчас не та отчаявшаяся девушка, которая пять лет назад выпрыгнула из машины своего мужа.

— Это хорошо, — сказал он. — А сейчас я все же позову доктора. Он хотел осмотреть тебя, как только ты проснешься.

— О каком докторе ты говоришь?

— Доктор Бэкхам. Он работает психиатром.

Хороший человек. Чуть позже подъедет и невролог, доктор Дженкинс.

Аланна покачала головой.

— Психиатр, невролог. Да уж, со мной явно не .все в порядке. ,:

— Для меня ты не изменилась, — заверил ее Рис. — Ты всегда хороша.

Аланна удивленно заморгала, услышав комплимент. Но еще больше она удивилась своей реакции. По ее телу разлилось тепло, щеки порозовели.

Ее мозг не помнит Риса Даймонда, но тело определенно узнает его. В Аланне проснулось любопытство.

— У меня есть к тебе несколько вопросов, — сказала она.

— Все, что хочешь.

— Ты бы не мог присесть? Ты выглядишь слишком взволнованным.

Когда он рассмеялся, она с удивлением поняла, что узнает этот смех.

— Ты что-то вспомнила, да? — тут же спросил Рис.

— Я не знаю. Твой смех…

— Ты всегда говорила, что он тебе нравится. И мое чувство юмора тоже.

Да уж. После Дарко она определенно положительно относилась к чувству юмора. Но это не давало ответа на самый важный для нее вопрос. И пока к ней не вернется память, только этот мужчина напротив нее мог бы на него ответить.

— То, что я хочу спросить у тебя, — неуверенно начала она, — очень важно. Мне просто необходимо это знать.

— Что именно?

— Почему мы поженились? Я имею в виду…

Мне трудно поверить, что я смогла снова выйти замуж, но поскольку это, видимо, так… Мне важно знать, почему я это сделала.

Он просто смотрел на нее. В его красивых голубых глазах было видно нежелание отвечать ей.

— Только, пожалуйста, не думай, что ты должен ответить то, что кажется тебе верным, а мне покажется приятным. Я не хочу, чтобы меня обманывали. И не хочу слышать обманчивые слова о любви. Только не это. Это последнее, что я хочу услышать от тебя: что ты меня любишь.

Дарко все время говорил, что любит меня, а на деле все время доказывал обратное. Я хочу знать, почему мы поженились. Это было не по любви, верно?

Рис провел рукой по волосам. Что он мог ей сейчас ответить?

Снова правду, предположил он. Хотя правда уже не совсем правда. По крайней мере, не с его стороны. Сейчас он любит ее. Черт, он любит ее настолько сильно, что ему от этого даже больно.

Но Аланна не хочет слышать этих слов. Она желает услышать, что они заключили брак, основанный не на чувствах. Очевидно, она боится любви. Не хочет снова рисковать.

Поэтому он сел на кровать и рассказал ей правду. Такую, какой она была до сегодняшнего дня.

Она слушала его, ничего не говоря, только хмурилась, когда он объяснял ей, что их брак был заключен по расчету, хотя у них шла речь о детях.

Когда Рис сказал, что ничего не знал о ее первом муже, даже его имени, на лице Аланны отразилось удивление. :

— Но я же как-то объяснила тебе, почему больше не хочу выходить замуж по любви?

— Ты заставила меня поверить в то, что очень любила своего погибшего мужа. И больше не сможешь никогда полюбить, — объяснил Рис. — Поскольку у меня была похожая ситуация, я не стал вдаваться в детали.

— Похожая ситуация? — переспросила Аланна.

Он рассказал ей о Кристине, только снова не стал вдаваться в подробности об их последнем дне вместе. Не видел в этом смысла. Когда Рис закончил рассказ, с него будто свалился тяжелый груз.

Он вдруг понял, что нежелание Аланны любить и быть любимой говорит о том, что ее бывший муж сильно ранил ее. Даже если она когда-нибудь вспомнит все, что связано с ее вторым замужеством, она никогда не отдаст больше свое сердце.

Внезапно он понял, что очень устал и у него болело все тело. Когда он поднялся на ноги, невольно охнул.

— Ты ранен?

Беспокойство в ее голосе причинило ему боль.

Он не хотел сострадания с ее стороны, он хотел любви и страсти.

— Я не очень хорошо себя чувствую, — резко ответил Рис. — Все, что мне сейчас нужно, это горячий душ и аспирин. Я позову доктора, а потом поеду домой. Но я вернусь завтра утром, — сказал он и понадеялся, что к тому времени она хоть что-нибудь вспомнит.

— А что с моей мамой? — вдруг спросила она.

— А что с твоей мамой? — переспросил он, застигнутый врасплох таким вопросом.

— Она.., еще жива?

Рис окончательно перестал что-либо понимать. Матери Аланны было всего пятьдесят один, в отличие от матери Риса, которой было уже далеко за шестьдесят. Почему Аланна могла подумать, что ее матери уже нет в живых?

— Конечно, — успокоил он, — и вполне здорова. Она только что обручилась и выходит замуж.

Ее зеленые глаза расширились.

— Ты шутишь. За кого?

— За Боба. Он учитель в средней школе. Они уже давно встречаются.

— Боже мой, не могу поверить!

— Ты собиралась позвонить ей сегодня вечером. Хочешь, чтобы я сам это сделал и все ей объяснил?

— И мы с мамой постоянно созваниваемся? скептически спросила Аланна.

— Все время.

— Очень трудно во все это поверить.

— Я позвоню ей и организую ее приезд в Сидней.

На ее лице появился ужас.

— Нет, пожалуйста, не надо. Я не хочу видеть ее сейчас. Мне нужно еще время, чтобы все обдумать и постараться вспомнить.

— Но ее обидит, что ты не хочешь видеть ее рядом в такую минуту.

— Ты так думаешь? — резко сказала Аланна. — А вот я в этом сомневаюсь.

— Ты живешь прошлым, Аланна, — с укором проговорил Рис. Ему действительно нравилась Джуди, и он не хотел, чтобы Аланна обидела ее. — То, что однажды произошло между вами, давно в прошлом. Вы сейчас очень близки. Она захочет быть с тобой в трудной ситуации.

Аланна снова покачала головой.

— Я понимаю, у тебя нет причины лгать мне.

Но я все равно не хочу сейчас видеть ее. Не хочу! — упрямо повторила она.

Рис закатил глаза.

— Хорошо. Я постараюсь объяснить ей. А сейчас мне действительно лучше позвать доктора.

— А потом тебе определенно надо поехать домой, — последовал спокойный ответ. — Ты выглядишь очень усталым.

Рис не удержался. Он улыбнулся и сказал:

— Ты говоришь, как жена.

Она тоже слегка улыбнулась. Их взгляды встретились. В ее глазах читалось любопытство.

— А я хорошая жена? — с надеждой в голосе спросила она.

— Лучшая, — ответил Рис и почувствовал, как в горле встал ком.

Аланна покачала головой.

— Во все это трудно поверить.

— Поверь, — проговорил Рис сквозь зубы.

Она долго смотрела на него, прежде чем сказать:

— Я вижу, легко быть хорошей женой такого мужчины, как ты. Ты очень терпеливый и добрый.

Рис пытался не засмеяться. Терпения у него как раз никогда не было. Насчет доброты… Люди всегда называли его добрым и щедрым. Но это было легко, учитывая его успех и состояние.

В этот момент Рис захотел дать еще несколько обещаний Богу в обмен на память Аланны. Если она снова станет женщиной, которой была до аварии, он покажет ей всю сдою любовь. В постели и за ее пределами.

Это лучше, чем ничего. Но если она никогда не вспомнит его, Рис боялся, что уже не сможет дотронуться до нее. Он еще не знал, что ее бывший муж сделал с ней, но догадывался, что все это было ужасно.

Очевидно, что Дарко Малиновски причинил слишком много страданий Аланне. И в сексуальном плане тоже. Теперь Рис понимал, почему Аланна так себя вела в первые месяцы их брака.

Она боялась проявлять свои желания. Боялась своей чувственности и страстности.

Ей действительно необходимо поговорить с психиатром.

— Я позову доктора Бэкхама, — твердо сказал он и вышел из палаты.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— Какой сегодня замечательный день! воскликнула Аланна.

Замечательный, если иметь в виду погоду, подумал Рис, глядя на свою спутницу. Во всех других смыслах не очень.

Была среда. Прошло три дня после аварии, и он вез Аланну домой. Она так ничего и не вспомнила из того, что произошло с ней за последние пять лет.

Физически она была абсолютно здорова.

Шишка на голове почти исчезла, а все обследования подтвердили, что никакого вреда ее здоровью не было нанесено.

Доктор Дженкинс и доктор Бэкхам пришли к выводу, что потеря памяти вызвана скорее всего психологическим шоком. Авария на мгновение перенесла Аланну на пять лет назад, когда она испытала тяжелое душевное и физическое потрясение. Ее мозг как бы блокировал ее память, защищаясь от воспоминаний. По мнению Риса, ошибочно. Потому что было бы лучше, если бы Аланна забыла двадцать пять лет своей прошлой жизни, чем последние пять.

Оба доктора полагали, что память со временем вернется к ней, особенно если она снова окажется в своем доме, в окружении своих вещей.

Рис очень на это надеялся. Жить с женой, которая тебя не помнит, будет нелегко. Он решил до поры до времени спать в другой комнате, давая Аланне возможность побыть наедине с собой.

Теперь Рис знал, что бывший муж Аланны сделал с ней. Ее мать рассказала ему все в подробностях, когда он позвонил ей пару дней назад.

Дарко Малиновски был приезжим. Он вырос в приюте и, повзрослев, стал довольно грубым молодым человеком. Хотя и довольно привлекательным, учитывая рост и темный цвет волос. Он учился в Сиднее на инженера и подрабатывал водителем такси. Когда же встретил Аланну, то без памяти влюбился в нее.

Дарко повсюду следовал за ней, делал подарки и посвящал ей стихи. Он относился к ней как к принцессе. Аланна не смогла устоять, учитывая, что ее отец вел себя совершенно по-другому.

Джуди рассказала Рису, что отец Аланны был настоящим мерзавцем, который совершенно не заботился о семье. Аланна никогда не понимала, почему ее мать остается с ним. Именно подобное смирение Джуди привело к тому, что мать и дочь отдалились друг от друга. Они помирились только после смерти Дарко, когда Аланна вернулась в родной город. Она была очень подавлена и расстроена тем, что потеряла ребенка. К тому времени она поняла, как женщина может оставаться с человеком, которого не любит…

Джуди объяснила Рису, что Дарко был очень ревнивым мужем, который считал жену своей собственностью. Он превратил жизнь Аланны в ад: постоянно требовал отчета о каждом ее шаге, следил за ней и устраивал сцены, если она куда-то ходила без него. Когда однажды Аланна попробовала возразить ему, он привязал ее к стулу на несколько дней.

Рис был шокирован, когда услышал это. Только теперь ему стала понятна реакция Аланны на его предложение разнообразить их сексуальную жизнь и использовать веревку. Неудивительно, что ей не понравилась эта мысль. Рис поклялся больше никогда не упоминать об этом и не делать ничего, что могло бы напомнить Аланне о ее первом муже.

— Он был умственно болен, — сказала ему Джуди, — но очень силен физически. Аланна говорила мне, что боится его. Когда она поняла, что беременна, то надеялась, что он будет счастлив. Но он обвинил ее в измене, так как был уверен, что это не его ребенок. Когда он пригрозил тогда, в машине, что убьет их всех, Аланна знала: он не шутит. Он всегда выполнял свои угрозы.

Поэтому она попыталась спасти своего ребенка, выпрыгнув из машины.

Он вспомнил, как колебалась Аланна, садясь в его машину, когда они уезжали из больницы. Она тогда еще удивилась, что он водит такую дорогую машину. Рис заверил ее, что машина взята напрокат, а он сам водит другую. Она снова удивилась.

В больнице она не спрашивала его, чем и сколько он зарабатывает на жизнь, поэтому ее удивление было вполне понятным.

Аланна сидела совершенно спокойно, держа руки на коленях. Ее лицо без макияжа казалось очень бледным в лучах солнечного света. На ней были джинсы и свитер. Он привез ей комплект нижнего белья розового цвета. Аланна нахмурилась, увидев его. Она сказала, что он слишком вызывающий.

Рис обозлился сам на себя, когда вдруг представил Аланну в одном только нижнем белье.

Меньше всего сейчас он хотел думать об этом, учитывая, что и речи не идет о том, чтобы заниматься с ней любовью. Он даже не осмелится поцеловать ее.

Но он не мог отделаться от мыслей об обнаженной Аланне.

Рис тяжело вздохнул. В его жизни наступили сложные времена.

Когда Аланна услышала вздох, она повернулась, чтобы посмотреть на Риса.

Бедный подумала Аланна. Зачем он женился на ней? Но когда она окинула его взглядом, то поняла, что бедным его назвать никак нельзя. На нем сегодня был темно-серый костюм, идеально сшитый, от известного дизайнера. Голубая рубашка еще больше подчеркивала голубизну его глаз. Золотые запонки. Золотые часы.

Рис Даймонд водил дорогие машины и одевался как принц. Да, скорей всего она вышла замуж, принимая во внимание его состояние. Видимо, это была основная причина вступления в брак с Рисом. Неужели за пять лет она превратилась в меркантильную женщину?

Будучи миссис Малиновски, она никогда не обладала особыми деньгами. Дарко бросил университет вскоре после их женитьбы. Он говорил, что сможет заработать больше денег, водя такси, но Аланна подозревала, что так ему удобнее выслеживать ее. Она сама в то время работала в гостинице благодаря своему образованию в сфере гостиничного хозяйства. Вскоре Дарко потребовал, чтобы она всю зарплату отдавала ему.

Аланна была такой глупой и наивной, что согласилась на это. Потом он потребовал, чтобы она бросила работу и стала домохозяйкой. Она снова послушалась. К тому времени Аланна была уже близка к нервному срыву.

— Мы уже почти дома, — сказал Рис, прерывая поток ее воспоминаний.

— Мы здесь живем? — спросила она, узнав самый богатый район Сиднея.

— Да, — ответил он.

Еще до того, как Рис свернул к высоким воротам, Аланна догадывалась, что их дом будет далеко не самым обычным домиком. Не двухэтажным бунгало, в каком она жила с Дарко.

Но когда ворота распахнулись, она увидела огромный особняк. С тремя гаражами и фонтаном во дворе, он явно говорил о богатстве его владельца.

— Я не думала, что ты настолько богат, — выдохнула Аланна.

— Я не всегда был так богат, — последовал ответ. — И не факт, что всегда буду. Бизнес, связанный с недвижимостью, неустойчив.

— Ты продаешь дома? — спросила она, когда он въехал в ворота и подогнал машину к одному из гаражей. Автоматическая дверь уже открывалась.

— Раньше я этим занимался. Сейчас я покупаю землю, строю на ней дома или особняки.

— Должно быть, ты много работал, чтобы добиться всего этого. Я имею в виду, что тебе не больше тридцати пяти…

— Мне тридцать шесть, скоро будет тридцать семь. Да, я упорно работал. Кстати, мне и сегодня надо отлучиться на пару часов. Накопились дела, которые требуют моего внимания. Надеюсь, ты не возражаешь? Я подумал, что тебе будет лучше провести немного времени наедине с собой. Но сначала я покажу тебе дом.

— Нет, не надо,. — вдруг сказала она. — Доктор Дженкинс посоветовал мне самой все исследовать, чтобы понять, что я инстинктивно помню.

— Ты помнишь свою машину? — спросил Рис, кивая на серебристый спортивный автомобиль в соседнем гараже.

Она долго смотрела на Машину, потом покачала головой.

— Нет, не помню.

— Ключи от нее в боковом отделении твоей сумочки. Она сейчас у тебя в ногах.

Она нагнулась и подняла сумочку из коричневой кожи. Как и говорил Рис, там оказались ключи от машины и маленький мобильный телефон. Еще в больнице она изучила содержимое сумки и уже знала, какой она использовала парфюм. В кошельке было несколько кредитных карточек.

— А я работаю? — спросила она своего мужа.

Рис повернулся к ней.

— У тебя была хорошая работа, но после свадьбы ты ее бросила.

— Значит, я ленивая, богатая женщина, произнесла Аланна и сама удивилась своему обвиняющему тону.

— Не правда, — довольно резко возразил Рис. — Ты хорошая жена, а это тоже работа.

Аланна размышляла об этом, когда они входили в двери огромного особняка. Оглядевшись, она подумала, что поддерживать такую роскошь и красоту в чистоте требовало определенных усилий. Один только пол чего стоил.

Но потом она предположила, что у них есть домработница. У богатых женщин всегда есть домработницы.

— Ты не открыла ни одной двери слева от тебя, пока мы шли, — заметил Рис. — Как ты думаешь, что там находится?

— Не имею ни малейшего представления.

— Комнаты слуг и прачечная.

Аланна уставилась на него.

— У нас есть слуги, которые живут в доме?

— Вообще, нет. Ты сказала, что не хочешь этого. Два раза в неделю приходит женщина убираться и стирать. И еще иногда ты нанимаешь слуг, чтобы обслуживать банкеты. Но это только на время праздников. Ты сама любишь готовить для нас.

— Слава богу, что я хоть что-то делаю сама!

— Ты много делаешь, Аланна. Я веду профессиональную и светскую жизнь, а ты моя правая рука.

Сейчас было похоже, что она его ассистент, а не жена. Аланна уже начала гадать, а спали ли они вместе. Хотя спрашивать об этом она не собиралась. Одна только мысль делить постель с этим мужчиной, незнакомцем, приводила ее в ужас.

Рис очень привлекательный мужчина. Но она не могла представить, что могла бы наслаждаться с ним сексом. Или с другим мужчиной. Никогда.

— Тебе ничего не кажется знакомым? — спросил он.

Стоя в холле, Аланна огляделась. На второй этаж вела лестница. Скорей всего там находятся спальни, подумала она. Потом она обвела взглядом бассейн, сад и лужайки, которые были видны из окна. Ничего ей не было знакомо, так же как и мужчина, который задавал ей вопросы. Вот только его смех…

А это могло быть не воспоминанием, а просто тем, что в нем притягивало. Ее первый муж не умел смеяться.

— Как ты думаешь, что находится там? — спросил Рис, указывая направо.

— Извини, но у меня нет ни одной идеи.

— Мой кабинет и гостевые комнаты. А вот эти две двери куда ведут? — снова спросил он.

— Женская комната и туалет? — предположила Аланна.

— Почти. Это женская и мужская комнаты для гостей.

— О… — только и смогла сказать Аланна. Да, я вышла замуж не просто ради денег, а ради очень больших денег, подумала она.

Внезапно Аланна почувствовала усталость, скорее душевную, чем физическую.

— Почему бы тебе не поехать на работу? Я прекрасно смогу побыть одна, — предложила она.

— Ты в этом уверена?

— Да. Если честно, я немного устала. Хотелось бы отдохнуть немного. Я… О, нет, — простонала она.

— Что? Что с тобой? Ты что-то вспомнила?

— Я забыла взять из больницы цветы, которые ты мне подарил, — ответила Аланна, чувствуя искреннее недовольство собой. Это была большая корзина цветов, которые могли бы еще долго простоять.

Он улыбнулся.

— Не волнуйся. Я тебе еще привезу.

— Тебе совсем не нужно делать это.

— Нужно. Это моя обязанность — делать счастливой мою жену. Так же, как ты делала меня счастливым, Аланна.

Она пристально посмотрела на него.

— Мы были счастливы вместе?

— Да.

— И в постели тоже? — набралась она смелости.

— Да.

Аланна нервно сглотнула. Она все еще никак не могла поверить в то, что могла снова получать удовольствие от физической близости.

Потом она вдруг поняла. Что ее мысли не верны. Дарко давно мертв. Скорей всего она снова смогла стать женщиной, которой была до замужества. Девушкой, которая в девятнадцать лет познала радости секса с мужчиной намного старше себя. Девушкой, которая наслаждалась сексом, не задумываясь о любви.

Может, она вышла замуж за Риса Даймонда не ради его денег, а по другой причине? Секс?

Аланну передернуло от этой мысли. Это было так же невероятно, как то, что она вышла за него замуж ради денег.

А может, эти две причины вместе подтолкнули ее к замужеству? Его деньги и его сексуальная привлекательность, потому что все, это у него было.

— О чем ты сейчас думаешь? — спросил Рис.

Его глаза выражали беспокойство.

Аланна нервно сглотнула.

— Я просто думаю о том, что это не похоже на меня — стать клиенткой брачного агентства. Я бы никогда так не поступила. Учитывая мой неудачный опыт замужества.

— Думаю, что твоя мать смогла бы прояснить для тебя этот вопрос. Почему ты не хочешь ей позвонить?

— Нет, — тут же ответила Аланна. — Я не хочу разговаривать с ней. Пока не хочу.

— Тогда тебе лучше поговорить с Натали, хозяйкой брачного агентства. Хочешь, чтобы я позвонил ей и попросил все тебе объяснить? Я спрошу у нее, сможет ли она завтра найти для нас время. Не сегодня. Я вижу, что тебе сегодня не до общения. Ты сможешь узнать у нее все. Какой ты была, когда пришла к ней, и чего хотела добиться.

Она в свое время много с тобой общалась. К тому же разговор с ней, возможно, вызовет в тебе какие-то воспоминания.

— Да. Это хорошая идея, — сказала Аланна, хотя была не совсем уверена в том, что останется довольна услышанным. Ей казалось, что за пять лет она стала меркантильной женщиной, которая вступила в брак с Рисом только ради выгоды. Он сказал, что они были счастливы. И в постели тоже. А если она просто притворялась, что ей нравится секс с ним?

— Я позвоню ей, как только приеду в офис, — мягко сказал Рис и улыбнулся своей очаровательной улыбкой.

Не удивительно, что он успешен в жизни. Ради такой улыбки можно сделать все. Или почти все.

Когда Аланна смотрела на своего мужа, она видела в нем очень привлекательного мужчину, но ей совершенно не хотелось идти с ним в постель.

Мысль о том, что он захочет делить с ней постель сегодня, вызвала в ней приступ паники.

— Еще один вопрос, пока ты не уехал, — выговорила она.

— Да?

— Это по поводу.., ночи, — сказала она, покрываясь румянцем. — Я хотела сказать.., что я не хочу.., не могу…

— Все в порядке, — нежно ответил он. На его лице отразилось сожаление и понимание одновременно. — Я уже перенес свои вещи в другую комнату. Я подожду, пока к тебе вернется память.

— А если.., если этого не случится?

Он упрямо повторил:

— Доктора сказали, что это обязательно случится.

— Но когда? Завтра? Через год? Через десять лет? — она не могла представить, что такой мужчина будет долго ждать, чтобы заняться сексом со своей законной женой. Дарко не мог выдержать и дня и принуждал ее силой.

— Скоро, — оптимистично заявил Рис. — А сейчас мне надо идти. Не забудь поесть. На кухне много еды.

Аланна улыбнулась. Рис действительно очень заботливый мужчина. Не важно, по какой причине состоялся их брак. Она сделала правильный выбор.

— Со мной все будет в порядке, — сказала она и слегка дотронулась до его руки, — не волнуйся обо мне.

— Ты всегда это говоришь, — заметил он.

— Правда?

— Да. Ты очень независимая женщина.

— Неужели? — ее удивили его слова.

— Поверь мне.

Поверить ему… Аланна не могла отделаться от мысли, что это невозможно. Поверить мужчине.

Но она должна.

— Извини, — быстро сказала она, когда он взял ее за руку.

Рис нахмурился.

— Извинить за что?

За то, что забыла тебя, хотела сказать Аланна.

— Что причиняю тебе столько хлопот. Должно быть, это ужасно — иметь жену, которая тебя не помнит.

Он рассмеялся. Но в его смехе чувствовалась горечь.

— Ты еще не знаешь, когда вернешься сегодня?

Рис посмотрел на часы.

— Сейчас одиннадцать. Наверно, не раньше шести.

— Хочешь, чтобы я приготовила тебе ужин?

Ведь я обычно делаю это?

— Обычно, да. Хотя мы очень часто обедаем не дома. Но лучше я привезу что-нибудь с собой. Ты выглядишь очень усталой. Какую кухню ты предпочитаешь? Китайскую? Итальянскую?

Она попыталась улыбнуться.

— Тебе лучше знать.

В его глазах промелькнуло что-то, похожее на боль.

— Я сделаю тебе сюрприз, — сказал он. — Если тебе надо будет позвонить мне, мой номер первый в меню твоего телефона. Того, который находится в твоей сумочке.

Он подошел к ней и запечатлел на ее щеке легкий поцелуй, который вызвал у Аланны нервную дрожь. Сердце бешено забилось в груди.

— Увидимся в шесть, — сказал на прощание Рис и вышел.

Она невольно дотронулась до щеки, на которой он запечатлел поцелуй. Одно ей было ясно: мозг не помнил Риса, но тело начало узнавать его.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Офис Риса находился в двенадцатиэтажном здании в самом центре города. Из персонала было всего три человека — сам Рис, его личный помощник Джейк Уайт и секретарша Кэтти. Кэтти, тридцативосьмилетняя блондинка, счастлива в браке;

Рис всегда хотел, чтобы у его служащих не было проблем в личной жизни, так как неурядицы в семье отражаются на работе.

— В течение получаса никаких звонков, Кэтти, заявил Рис, входя в офис, — и до того, как ты спросишь, отвечаю: нет, к Аланне пока не вернулась память, и я не в лучшем настроении.

— Кофе и булочки, как обычно? — не моргнув глазом спросила Кэтти будничным тоном.

Позавтракать было хорошей идеей. Рис понял это по своему состоянию. Он улыбнулся Кэтти.

— Вы знаете, как поднять мужчине настроение.

Секретарша пожала плечами.

— Сделайте, пожалуйста, крепкий кофе, добавил Рис. — Только сначала мне нужно сделать несколько звонков.

Рис зашел в свой кабинет и закрыл за собой дверь. Все его мысли были далеки от рабочих дел.

Его занимал только один вопрос.

Он опустился на диван и набрал номер Майка.

Пришло время выполнять обещания, данные Богу в воскресенье.

Рис искренне надеялся, что, если будет более щедрым, Бог тоже окажет милость, и к Аланне вернется память. Потому что если нет… Она может не захотеть жить с незнакомым мужчиной и подаст на развод. Такие мысли доставляли Рису боль.

— Майк Стоун, — ответил Майк на третьей звонке.

— Майк, это Рис.

— Рис! — воскликнул Майк с удивлением. — Послушай, приятель, я надеюсь, ты уже не сердишься по поводу субботы. Это была не моя идея, чтобы Аланна учила меня танцевать.

Рис уже давно забыл о тех событиях, хотя прошло всего четыре дня.

— Знаю, Майк. И я звоню не по этому поводу.

— Друг, я не слышал, чтобы ты когда-либо был таким серьезным. Надеюсь, у тебя ничего не случилось?

В двух словах Рис рассказал приятелю все, что произошло с Аланной.

— Черт, Рис! — выругался Майк, когда Рис закончил свою печальную историю. — Почему ты не сообщил мне об этом сразу? Возможно, я бы смог помочь. Хотя бы отвлек тебя от грустных мыслей. Ты, должно быть, очень переживаешь.

Надо же, какое понимание!

Рис рассказал Майку о том, что обещал Богу.

— Это все замечательно, — признал Майк, — но какое я имею к этому отношение?

— Я подумал, что могу поступать так же, как ты. Я имею в виду бедных детей. Я бы мог помогать им с игрушками, техникой, одеждой. Оплачивать им каникулы. И все такое.

— Это правда?

— Конечно. Но я хочу, чтобы ты помог мне и сказал, куда лучше направить деньги. Где сейчас они нужнее всего.

— О какой сумме мы сейчас говорим?

— Как насчет миллиона долларов для начала?

И каждый год по миллиону в дальнейшем. При условии, что у меня хорошо будут идти дела. Ты же понимаешь, Майк, мой бизнес развивается с переменным успехом.

— Даже не знаю, что сказать.

— Просто скажи, куда надо перевести деньги.

Я пошлю их сегодня же.

Две минуты спустя Рис закончил разговор с Майком. Номер банковского счета лежал перед ним.

Рис подозревал, что звонок Натали, хозяйке брачного агентства, не получится таким коротким. Он быстро нашел ее номер в своем ежедневнике. К его радости, она сама ответила на звонок.

— Это Рис Даймонд, Натали.

— Рис! Привет. Только не говори мне, что из вашего брака с Аланной ничего не получилось.

— У нас с Аланной замечательный брак, успокоил ее Рис, удивленный проявлением участия. Он был уверен, что Натали прагматичная женщина, которая начисто лишена эмоций. Ему было трудно поверить в то, что она искренне переживает за пары, созданные с ее помощью.

— Тогда чем я могу помочь тебе? — удивленно спросила Натали.

Он рассказал ей ситуацию с Аланной, радуясь, что Натали не перебивала его и не задавала глупых вопросов.

— Как это должно быть ужасно для вас обоих! воскликнула она, когда Рис закончил повествование. — Бедная Аланна… Я не знала, что ее первый брак был неудачным. Это странно. Женщины, которые пережили неудачный первый брак, с опаской выходят второй раз замуж.

— Это как раз и беспокоит Аланну больше всего, — сказал Рис. — Она никак не может поверить, что вышла второй раз замуж. Я думал, что ты могла бы помочь, но, видимо, тебе она тоже не рассказала всю правду.

— Получается, так. Но ты знаешь… Я всегда переживала за нее.

— Почему именно?

— Не могу это объяснить. Наверное, интуиция женщины, которой причинили боль. Я почувствовала в Аланне что-то подобное, когда мы познакомились.

Рис вдруг понял, почему Натали стала такой, какая есть. В какой-то момент своей жизни она тоже пострадала из-за мужчины. И сильно обожглась на этом.

— Может, ты все же навестишь Аланну? — спросил Рис. — Доктор сказал, что ей следует чаще общаться с людьми, которые окружали ее последние пять лет. Возможно, она что-то вспомнит.

— Буду рада, — ответила Натали. — Когда?

— Как насчет завтра? Сегодня она очень устала. К тому же пытается освоиться в нашем доме.

— Скажи, во сколько. Я приеду.

— Тебя устроит в десять утра?

— Ты тоже будешь дома?

Рис колебался. Он хотел бы остаться с Аланной. Он и сейчас предпочел бы быть с ней. Но Рис не был глупцом. Он видел, как она расстроена сложившейся ситуацией. Ей следует дать больше свободы.

— Нет, я уйду на работу. Но в доме будет женщина, которая приходит убираться. Ее зовут Джесс. Она откроет тебе дверь.

— Адрес тот же, что у меня в компьютере?

— Да. — Этот дом Рис купил в тот день, когда решил снова жениться. — Спасибо, Натали.

Надеюсь, ты позволишь мне в знак благодарности пригласить тебя как-нибудь на обед?

Она рассмеялась.

— Спасибо, Рис, но мне не нужна благодарность. К тому же я больше не обедаю с женатыми мужчинами.

Значит, вот кто ее обидел. Женатый мужчина.

— Не подумай, что у меня были дурные намерения, — быстро сказал Рис. — Я люблю Аланну.

Черт! — выругался он. — Только не говори Аланне, что я ее люблю. Она не хочет об этом слышать. Пообещай мне, что не скажешь ей ничего.

— Хорошо. Я обещаю. Бедная Аланна! — продолжила Натали с сожалением в голосе. — Пережить такое… Ты прав, Рис, что решил не говорить о любви. Но это не значит, что ты не должен показывать ей это. Я думаю, в этом не будет ничего плохого.

— О чем ты? — воскликнул он. — Я не осмелюсь сейчас к ней даже пальцем прикоснуться.

— О боже! — разочарованно протянула Натали. — Неужели мужчины всегда думают только о сексе? Я не об этом, Рис. Ты должен делать ее счастливой. Уделять внимание, дарить цветы.

— Я собирался именно так себя и вести, — сказал Рис, но мысленно поблагодарил Натали за напоминание. У него была способность забывать о важных вещах, когда он был расстроен. Вечером он собирался купить цветы для Аланны. И послать букет своей матери тоже.

— Мне пора идти, — проговорил Рис, когда в дверь его кабинета постучали. Это, наверно, Кэтти с кофе. — Я скажу Аланне, что ты приедешь в десять. Пока.

Рис позволил Кэтти войти и посмотрел на часы. Почти двенадцать. Интересно, что сейчас делает Аланна?

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Аланна стояла возле раковины на красивой уютной кухне и мыла чашку, из которой только что пила кофе. Внезапно она почувствовала, будто кто-то стоит за ее спиной.

По телу прошла дрожь, из горла уже готов был вырваться крик. Она резко обернулась. Никого.

Аланна прислонилась к раковине, пытаясь успокоиться. Показалось?

Или это был проблеск в ее мозгу? Тогда почему она ничего не узнает и не помнит? Ей пришлось обыскать все шкафы и полки, чтобы найти кофеварку и чашки. Она совершенно не помнила, где стоит сахарница, где лежат ложки.

Ни одна из комнат не показалась ей знакомой.

На улице тоже все было чужим. Аланна бродила по саду, смотрела на бассейн, спустилась к воде.

Ни малейшего воспоминания.

Покачав головой, она пришла к выводу, что пора подняться в спальню, которую они делили с Рисом. Аланна откладывала этот момент до последнего и сама не могла объяснить, почему.

Аланна прошла к лестнице на второй этаж, где располагались спальни. Увидев себя в большом зеркале в холле, она вздохнула. Выглядела она далеко не лучшим образом. Аланна убрала со лба непослушные пряди. Это напомнило ей о том, что пора принять душ, вымыть голову и сменить одежду. К тому же ей было неудобно в нижнем белье, которое ей привез Рис. Особенно были непонятны трусики, состоящие из нескольких лоскутков ткани. Она надеялась, что в ящиках обнаружит обычное хлопковое белье.

— Иди же, Аланна, — приказала она себе. — И хватит себя накручивать.

Поднимаясь по лестнице, Аланна обратила внимание на картины на стенах. Морские пейзажи в черно-белых тонах.

Она сама их выбирала? Или картины уже были в доме? Похоже, что их подбирал профессиональный дизайнер.

И что это значит? Что ей было лень заниматься обустройством своего дома? Или она была так счастлива, что ей не хватало времени все делать самой?

Аланна снова почувствовала усталость от огромного количества информации. И она опять так ничего и не вспомнила.

Рядом со спальней было еще две комнаты.

Аланна зашла в обе. Вторая комната, выдержанная в синих и белых тонах, явно говорила, что в ней недавно спали: постель смята, а на спинке стула висит одежда. Черный кожаный жилет и пара джинсов. Значит, вот где Рис собирается провести ночь.

Ей было приятно его понимание, но в то же время она была удивлена. Она не привыкла к такой заботе со стороны мужчины.

Аланна открыла дверь в спальню. Учитывая огромные размеры комнаты, в ней было не много мебели. Большая кровать, две тумбочки и туалетный столик, на котором стояло немыслимое количество тюбиков и баночек.

Аланна выдвинула один из ящиков и вздрогнула от удивления. Она никогда не видела столько комплектов нижнего белья. И все они напоминали тот розовый, что был сейчас на ней. Во втором ящике она обнаружила шелковую пижаму, кружевные чулки, корсеты и подвязки. Было очевидно, что Аланна, которая вышла замуж за Риса Даймонда, не носила больше хлопковое белье.

Значит, ее мужу нравилось, когда она сексуально одевалась!

Аланна снова покачала головой. Потерять память было просто ужасно!

Она зашла в ванную комнату. Вся в мраморе, с серебряными стаканчиками и полочками. Его и ее косметика. В шкафчике она обнаружила лекарства. Аланна нахмурилась, когда увидела снотворное, выписанное для нее. У нее были проблемы со сном? Она не была счастлива с Рисом Даймондом?

Рис сказал, что они были счастливы. Но, может, он солгал? А зачем ему лгать ей? Если они не были счастливы вместе, у него сейчас есть прекрасный повод избавиться от нее. А он, наоборот, заботится о ней и проявляет полное понимание и участие. Но вдруг Рис сам не знал, что она несчастлива?

Аланна вздохнула. Она уже устала от постоянных предположений и вопросов без ответов.

Аланна снова обвела взглядом ванную, пытаясь хоть что-нибудь вспомнить. Когда ее взгляд задержался на душевой кабине, она замерла. Душ был рассчитан на двоих, две полки с шампунями и гелем.

Они принимали душ вдвоем? Мыли друг другу спину? Позволяла ли она ему нечто большее?

Аланна с трудом могла поверить этому. Но ее сердце быстро забилось в груди.

Устав от таких мыслей, Аланна повернулась и вышла из ванной, ругая себя за нетерпение. Доктор сказал, чтобы она не торопилась. И не расстраивалась.

Все, что ей нужно сделать сегодня, это освоиться в доме и привыкнуть к своим вещам. В спальне осталась еще одна дверь, которая манила ее. Это был гардероб с его и ее вещами. Справа шли ряды с костюмами, рубашками и брюками.

Все очень дорогое и элегантное. Аланна уже успела заметить, что ее муж любит красиво одеваться.

По левую сторону висели женские вещи. Ее вещи, поправила она себя, обводя взглядом вешалки.

Первое, что ее поразило, — это отсутствие ярких цветов. Неужели отголосок ее брака с Дарко, который ненавидел, когда она носила вещи, привлекающие внимание? Но, изучив вешалки, Аланна начала понимать, что многое в ее гардеробе изменилось несказанно.

Вечерние платья заставили ее округлить глаза от изумления. Особенно длинное платье цвета шампанского. Оно было открыло спереди, а сзади… По сути, спина у этого платья отсутствовала.

Аланна представила себя в этом платье на людях. Дарко скорее убил бы ее, чем позволил надеть такое платье.

Внезапно в дальнем углу гардероба она заметила что-то яркое. Это оказалось платье красного цвета. Сняв его с вешалки, Аланна с облегчением увидела, что оно скромного дизайна.

Остальные платья были разных фасонов и цветов, но все одинаково сексуальные. Туфли все на высоких каблуках. Аланна была очень удивлена увиденным. Ей было трудно поверить, что она носила такие вещи, наслаждалась сексом и второй раз вышла замуж. Что за женщина она теперь?

К своему облегчению, Аланна обнаружила и вещи на каждый день — джинсы, брюки, футболки и блузки пастельных тонов. Значит, она сможет встретить вечером Риса в домашней одежде.

Для нее все это было странно. Еще недавно, по ее воспоминаниям, она была забитая, неуверенная в себе женщина, которая боялась выйти из дома без разрешения мужа. Сейчас, судя по всему, она — жена богатого мужчины, живущая в свое удовольствие и одевающаяся соответствующим образом. Аланна даже не знала, радоваться ей или расстраиваться.

Она взяла с вешалки джинсы и футболку и направилась было в ванную комнату, но тут зазвонил телефон. Отвечать или нет? Аланна не хотела брать трубку — вдруг это кто-то, кого она не знает?

А если это Рис?

Ей нужно ответить. Он будет волноваться, если она не подойдет. Аланна положила вещи на стул и сняла трубку.

— Алло?

— Аланна? Это ты? — раздался бодрый женский голос.

Аланна нахмурилась. Ее опасения сбылись.

Она даже не представляла, с кем разговаривает.

Аланна опустилась на постель и постаралась успокоиться.

— А… Да, это я. — Она решила принять вызов.

— У тебя голос какой-то странный. Ты больна?

— Я лежала, — придумала на ходу Аланна. Голова болит.

— Бедняжка! Понятно, почему тебя не было в спортзале уже несколько дней, — продолжала женщина. — Жаль, что ты сегодня с нами никуда не пойдешь вечером. Девчонки очень расстроятся.

Аланна удивленно моргала. Значит, она постоянно ходит в спортзал. А вечерами встречается с подругами. Возможно, она действительно счастлива с Рисом.

Но она не узнает женщину, которая ей сейчас звонит!

— Да, сегодня не пойду. Извини.

— Дорогая, ты же знаешь, что без тебя нам не так весело. Тогда в следующий раз. Выздоравливай. Пока.

— Пока.

Аланна повесила трубку в немом изумлении, Мало того, что она сексуально одевается, она, оказывается, ведет бурную жизнь!

Да, в ее жизни изменилось все.

Эмоции взяли над Аланной верх, по ее щекам потекли слезы. Как она хотела вернуть память!

Не завтра. Не через неделю. Не через месяц. Она хотела ее сегодня, до того как Рис вернется вечером с работы. Она хотела бы встретить его в дверях и сказать: «Привет, дорогой! Я так рада, что ты дома. Я тебя помню и могу сказать, что ты был прав: мы действительно счастливы».

Только Аланна не была в этом уверена. Она начинала думать, что вышла замуж за Риса из-за чувства слепой мести.

Боже, молилась она, не допусти, чтобы я оказалась бездушной, расчетливой женщиной.

Слезы катились по ее лицу.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Рис некоторое время наблюдал, как Аланна ковыряет вилкой в своей тарелке, и решил, что не может больше не замечать ее настроения. Когда он вернулся домой, жена выглядела довольно счастливой и искренне порадовалась цветам, которые он ей подарил, оценила вино и еду. Но сейчас она выглядела расстроенной.

— Что-то не так, Аланна? — тихо спросил Рис.

Они сидели на кухне за стойкой на высоких стульях, потому что Аланна отказалась есть в столовой.

— Нет, — сказала она, глядя на него, — еда превосходная. Я просто не голодна.

— Это то, что ты любишь, — заметил он.

— Правда? — неохотно поинтересовалась Аланна.

Рис не знал, что делать. Он понимал ее настроение. Это, должно быть, ужасно — потерять пять лет своей жизни и вернуться в то время, которое было далеко не лучшим. Он решил не давить на нее.

— Еще вина? — спросил Рис, беря бутылку из ведерка со льдом и подливая ей в бокал. — Это тоже твое любимое. Ты очень любишь белые вина.

Аланна взяла бокал и сделала небольшой глоток, потом задумчиво посмотрела на Риса.

— Я много пью?

Ее вопрос удивил его.

— Ты любишь вино, — осторожно ответил Рис. Но я никогда не видел тебя пьяной. Хотя нет, один раз ты слегка переборщила.

— И когда это было?

— В день нашей свадьбы.

— О, — только и смогла произнести Аланна.

Ее щеки порозовели.

— Мы не спали с тобой до свадьбы, — объяснил Рис. — Ты не хотела. Я обо всем узнал только сейчас, — добавил он. — Представляю, как ты нервничала.

Когда он разговаривал с Джуди несколько дней назад, та рассказала ему, что Аланна не была в постели с мужчиной с тех пор, как похоронила Дарко.

Ее любопытство оказалось сильнее смущения, и она спросила:

— И как это было в первый раз?

— Замечательно.

Его ответ опять вызвал в ней недоверие; Но какой смысл ему приукрашивать события, если однажды она рано или поздно все сама вспомнит?

Но если говорить честно, ему стоило немалых усилий, чтобы она расслабилась в его объятиях, вспомнил Рис. В первый раз пришлось очень постараться, чтобы доставить ей удовольствие.

— Замечательно?

— Аланна, давай поговорим о чем-нибудь другом, — резко сказал Рис, потому что почувствовал, как его тело немедленно отозвалось на его воспоминания о сексе с ней.

Аланна вздрогнула от его тона.

— Черт! Прости меня, — немедленно извинился он. — Я не хотел быть с тобой грубым. Это просто…

— Нет, нет, — быстро сказала она. — Скажи мне. Что я такого сказала или сделала?

— Что ты сделала? Ты как раз ничего не сделала. Дело во мне.

— А что с тобой?

Он посмотрел на нее и покачал головой.

— Ты не хочешь это знать.

— Напротив, очень хочу. Ты был так добр ко мне, цветы подарил, — она указала взглядом на роскошную корзину цветов. — Принес вино и еду.

Я никогда не встречала такого мужчину. Хотя это не совсем правда. В тебе есть что-то, что я уже встречала в мужчине.

— Надеюсь, не в Дарко.

— Конечно, нет!

— Тогда в ком?

Она улыбнулась.

— Это был мой преподаватель в университете.

— И?.. — настаивал Рис.

— Он был моим первым любовником. Ему было сорок. А мне девятнадцать.

— Понятно. Более опытный мужчина старше тебя.

— Точно. — Аланна покраснела.

Теперь Рис знал, где она научилась некоторым вещам, показанным ему в прошлую субботу.

Черт! Они снова вернулись к теме секса. Он не сможет уснуть сегодня ночью. Лучше сменить тему.

— Кстати, я позвонил сегодня Натали, — сообщил он, — хозяйке брачного агентства. Она приедет навестить тебя завтра в десять. Я ей уже все объяснил, так что тебе не придется делать это. И еще. Завтра придет убираться женщина. Ее зовут Джесс.

Аланна помрачнела.

— Я не возражаю, что приедет Натали. Но этой женщине, Джесс, обязательно приходить? Я бы хотела сама заниматься уборкой, пока все не встанет на свои места. Пожалуйста, скажи ей, чтобы не приходила. Рис, пожалуйста!

Он вздохнул.

— Хорошо. Пусть не приходит. Но только пока, к тебе не вернется память.

— Спасибо. Мне очень не нравится общаться с чужими людьми. Сегодня звонила какая-то женщина, а я не могла узнать ее. Было так неловко!

— Ты мне не сказала. Кто это был?

— Я же сказала, что не узнала ее. Но это кто-то, с кем я хожу в спортзал.

— А, это, наверное, Лидия. Ты тренируешься с ней и еще с несколькими подругами. Сегодня как раз день занятий. Я забыл тебя предупредить об этом. И что ты ей сказала?

— Ничего. Мне удалось избежать расспросов, когда я сослалась на головную боль. Значит, эта Лидия — моя лучшая подруга?

— Нет. У тебя нет лучшей подруги. Хотя за последние несколько недель ты очень сблизилась с Холли.

— Холли, — медленно повторила Аланна, потом нахмурилась, — это имя мне тоже ни о чем не говорит. Кто это?

Рис рассказал ей о Холли и Ричарде, об их свадьбе в прошлую субботу, о том, что они уехали на месяц.

— Надо сказать, что ты выглядела замечательно в красном платье подружки невесты, — заметил он, но потом пожалел о своих словах, потому что память вернула его в ту субботу.

— О! — воскликнула она. — Я видела это платье, когда рассматривала свои вещи. Значит, поэтому оно так отличается ото всех моих вещей. Это было платье подружки невесты!

— Да, не совсем то, что ты любишь носить, сказал Рис, — но тебе очень идет.

— Да, я заметила, какие вещи мне нравятся больше всего. Я одеваюсь довольно.., свободно.

— Мне нравится, как ты одеваешься.

— Дарко скорее бы порвал всю мою одежду, чем позволил выйти в ней, — горько сказала она.

— Я не он, — процедил сквозь зубы Рис. Он был зол на нее за подобное сравнение. И одновременно ему было жаль ее.

— Нет, конечно, ты не он.

Рис крепко сжал пальцами вилку. Она так смотрела на него… Это была не любовь и не страстное желание — скорее, восхищение и невыразимая благодарность.

Еще никогда он так не хотел поцеловать ее.

Просто поцеловать и обнять. Успокоить. Любовь к ней заполнила его так, что даже стало тяжело дышать.

— Я никогда не причиню тебе боль, Аланна, сказал он с нежностью. — Никогда.

Ее глаза наполнились слезами.

— Как бы я хотела вспомнить тебя, — всхлипнула она.

— Вспомнишь. Со временем.

— Как ты можешь так говорить? — выкрикнула Аланна, смахивая слезы. — Я могу никогда не вспомнить эти пять дет. А вдруг доктора ошиблись?

Рис прекрасно понимал ее чувства. Он сам уже готов был паниковать, но вовремя остановился. Аланне сейчас нужна его поддержка и помощь.

— Время покажет, — твердо сказал он. — А пока… Ты ведь меня не боишься?

— Нет…

Черт! Она могла бы сказать это слово более уверенно, подумал Рис. Он пока не сделал ничего, что могло бы напугать ее.

— Тогда все будет хороша. Поверь мне.

— Мне нелегко доверять мужчине. Рис.

— Я понимаю. Но ты научилась снова доверять, Аланна. Иначе зачем тебе было выходить за меня замуж?

— Думаю, ты прав, — сказала она, нахмурившись.

— Поговори завтра с Натали, — добавил Рис, — она расскажет тебе все, что ты захочешь, о тех временах, когда ты стала клиенткой ее агентства.

— Именно это меня и беспокоит.

— Что ты имеешь в виду?

— Я не уверена, что мне понравится такая Аланна.

— Не понимаю, почему.

— Она совсем не похожа на меня.

— В чем?

— Например, одежда, которую я ношу. В моем гардеробе есть платье… Понимаешь, мои платья все сексуальные, но это просто неприличное.

— Я понимаю, о чем ты. Открытое платье цвета шампанского?

— Да, именно оно. Даже не могу представить, что я могла купить такое платье, а тем более надеть его.

— Ты надевала его всего один раз. И не ты его покупала, а я.

Аланна в недоумении уставилась на мужа.

— Да, оно довольно открытое, но твоя фигура позволяет носить такие вещи, — сказал он.

— Но ведь под такое платье не наденешь никакого нижнего белья! — воскликнула Аланна.

— Да, это так.

Опять воспоминания. Рис помнил, как возбудился тогда на празднике, увидев ее в этом платье.

Сейчас он чувствовал то же самое.

— И меня это не смущало? — скептически спросила она.

— Может, немного.

— Понятно. Я носила платья для развратных женщин.

Рис готов был швырнуть вилку об стол. Значит, вот что ее волновало! Она ассоциировала сексуальную одежду с развратным образом жизни. Сейчас перед ним была не его Аланна. Его жена считала, что женщина может носить все, что захочет.

Видимо, пять лет назад Аланна была совершенно другим человеком. Ей навязывали образ жизни, который она безропотно принимала. Этот Дарко просто мерзавец!

Но Рис не мог понять и себя. Как он мог купить жене такое платье?! Сейчас он уже знал, что больше не позволит ей надеть его.

Однако сейчас важнее всего убедить Аланну в том, что она была нормальной женщиной.

— Аланна, ты ни в коем случае не развратная женщина, — твердо сказал он. — За последние пять лет мода изменилась. Женские платья стали более сексуальными и гламурными. Ты не единственная женщина, которая носит подобные вещи. Я считаю, что на вечеринку можно надеть нечто соблазнительное, особенно с такой изящной фигурой, как у тебя.

Аланна зарделась.

— Дарко всегда говорил, что я слишком тощая.

Рис едва сдержался, чтобы не выругаться вслух.

— В тебе все прекрасно, — сказал он. И принял решение сменить тему, дабы отвлечься от великолепного тела Аланны. — Если ты больше не хочешь есть, давай я все уберу и сделаю нам кофе, — предложил Рис.

В ее глазах читалось удивление.

— Это я должна делать кофе. Ты весь день был на работе.

— Думаешь, что справишься? Ведь ты еще не знаешь, где что находится.

— Я знаю, где кофе, — сухо заметила она. Это первое, что я нашла.

Он рассмеялся.

— Да уж, ты без кофе не можешь.

— И это тоже странно. Я никогда не пила столько кофе. А сейчас не могу без него обойтись.

— Вкусы меняются со временем, — философски заметил Рис.

— Да, я понимаю. Но все же мне трудно поверить в то, что я так изменилась за последние пять лет. Я просто не могу себя узнать.

— Постарайся об этом не думать, Аланна, посоветовал Рис, — расслабься.

— Расслабиться? Как я могу расслабиться?! в отчаянии воскликнула Аланна. — И не думать обо всем этом? Я постоянно думаю, думаю и думаю. Я даже не знаю, кто я сейчас!

— Ты Аланна Даймонд, — сказал Рис и резко встал со стула. — Моя жена.

Его жена.

Она отвела взгляд от его привлекательного лица, чувствуя, что краснеет.

Когда Рис вернулся сегодня вечером домой с прекрасным букетом цветом, она ощутила себя его женой. Ощутила себя желанной женщиной.

Когда она смотрела на его рот, то всегда пыталась вспомнить, как он целовал ее. Глядя на его руки, представляла себе его прикосновения.

Когда же Аланна не смотрела на мужа, в ее голове рождались образы, которые заставляли ее трепетать. Она искренне надеялась, что это воспоминания, а не фантазии. Ее тело с жаром отзывалось на эти образы.

Постарайся успокоиться, приказала она себе.

Хотя рядом с ним она никак не может чувствовать себя спокойно. Ей немедленно надо найти повод, чтобы уйти. Чтобы побыть одной.

— У меня, кажется, начинает болеть голова, — с трудом выговорила Аланна, наконец посмотрев на него.

Рис нахмурился и с сочувствием в голосе сказал:

— Надеюсь, это не последствия аварии.

— Я тоже надеюсь. Я принимаю какие-то особенные таблетки от головной боли?

— Сейчас достану. — Рис потянулся к ящику над холодильником.

Его рубашка при этом натянулась, обрисовывая мышцы. Аланна не могла оторвать от него взгляда, представляя, как он выглядит без одежды. Она молилась, чтобы на ее лице не горел румянец.

— Ты обычно принимаешь пару вот этих, — сказал он, кладя таблетки на стол, — потом ложишься в спальне, закрываешь шторы и пытаешься уснуть. Иногда ты принимаешь одну таблетку снотворного, чтобы быстрее уснуть. Они в ванной на втором этаже.

— Да, я видела их и еще удивилась, что у меня проблемы со сном. Ты не возражаешь, если я допью кофе и пойду лягу? — спросила Аланна, чувствуя себя виноватой.

Он пожал плечами.

— Почему я должен возражать? Мне жаль, что ко всему прочему у тебя разболелась голова. Нет, я сам все уберу, — возразил Рис, когда она поднялась и начала собирать со стола тарелки. Лучше позаботься о себе. Почему бы тебе не принять расслабляющую ванну, перед тем как выпить таблетки? Думаю, это поможет.

Аланна улыбнулась.

— Да, я так и сделаю. Еще раз спасибо, Рис. За все.

— Не за что, — сказал он и улыбнулся. Аланна поняла, что снова поддается опасным мыслям.

Его улыбка странно на нее действовала.

Она быстро взяла со стола таблетки и вышла из кухни. Только оказавшись в холле, она смогла перевести дыхание.

К тому времени как Аланна оказалась в их спальне, ее ложь стала правдой. Перед глазами запрыгали черные точки, в голове зазвенело.

Она выпила таблетки и открыла воду, чтобы наполнить ванну. В воду она добавила соль для ванны.

Полчаса спустя она вышла из ванной, пахнущая волнующими ароматами, но с жестокой головной болью. В отчаянии она выпила две таблетки снотворного и захотела найти что-нибудь, в чем можно было бы лечь в постель.

Все сексуальные пеньюары в ее ящиках казались ей отвратительными. Поэтому Аланна достала шелковую пижаму, которую видела утром в одном из ящиков. Холодный шелк приятно касался ее разгоряченного после ванны тела.

Головная боль лишь усилилась, когда она забралась в постель, но снотворное уже начало действовать. Ей отчаянно хотелось избавиться от боли в голове и смущения в мыслях. Ей хотелось почувствовать только умиротворение, а еще лучше ничего не чувствовать.

Через пятнадцать минут ее желание сбылось, и она уснула. Но даже во сне Аланна не нашла спасения от душевных мук. Дарко преследовал ее даже во снах. А с ним она вновь переживала боль разочарования и горечь предательства.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Рис читал книгу, лежа в постели. Он пытался уснуть, но не мог. Вдруг он услышал пронзительный крик.

— Аланна!

Вскочив с постели, Рис бросился в их с Аланной спальню, зажигая на ходу свет. Он открыл дверь и подбежал к кровати.

Жена лежала на кровати, свернувшись калачиком. Ее глаза были плотно закрыты.

— Нет, Дарко, пожалуйста, — всхлипывала она. — Пожалуйста…

У Риса от злости задрожали руки. Одно дело было услышать от матери Аланны обо всем, что с ней сделал этот монстр — ее муж, а другое — увидеть самому, как она была напугана.

Бедняжка! Неудивительно, что она страдала от головных болей. Надо срочно разбудить ее. Вернуть в реальность от кошмарных снов. Убедить, что Дарко мертв, а она в безопасности. С ним.

— Аланна, — тихо позвал он ее, тряся за плечо.

Она открыла глаза, в которых до сих пор плескался ужас.

— Это я, — прошептал он, — Рис. Твой муж.

Помнишь?

— Рис! О, Рис! — всхлипнула она, прижимая руки к лицу. Ее плечи затряслись.

— Все хорошо, дорогая, — сказал он и, не колеблясь, откинул край покрывала и лег рядом. Ты в безопасности, — он нежно обнял ее.

Она почти сразу прижалась к нему, продолжая тихо всхлипывать.

— Рис, — произнесла она, обнимая его за талию. — Не Дарко.

— Нет, не Дарко. Я совсем не похож на него.

Успокойся, милая, — тихо говорил он, поглаживая ее по волосам.

Как долго он вот так держал ее в объятиях и успокаивал? Утешал и гладил по голове? Минут пятнадцать. Может, больше. Он не был уверен.

Так же как не был уверен в том, когда его утешение переросло в соблазнение.

Желание обладать ею накрыло его горячей волной. Он начал целовать ее губы, сначала медленно, потом все с большей страстью.

Сначала Аланна не двигалась и не отвечала ему, но потом расслабилась. Рис праздновал в душе маленькую победу. Пускай она не помнит его, но ее тело узнает его тело. Об этом ему сказали ее мягкие, податливые губы, ее язык.

Аланна тихо застонала, когда он отстранился.

Рис посмотрел на ее раскрасневшееся лицо.

— Аланна, я хочу большего, чем просто целовать тебя, — признался он, чувствуя угрызения совести. — Скажи мне сейчас, если ты не хочешь, чтобы я продолжал.

Она молча смотрела на него.

Рис подавил в себе стон, когда увидел ее набухшие соски, проступавшие через шелк пижамы. Да, ее тело хотело его. Но она сама? Находится ли она сейчас в здравом уме? Не воспользуется ли он тем, что ей просто нужен кто-то рядом, чтобы утешить?

— Скажи что-нибудь, — настаивал Рис охрипшим голосом.

Он остановится, если она попросит. Он слишком любит ее, чтобы причинить боль, не важно какую, физическую или душевную.

— Да, — наконец сказала она тихо.

— Да? Что — да? — Он застонал. — Ты хочешь, чтобы я остановился?

— Нет!

Нет. Она не хочет, чтобы он останавливался.

Еще никогда для Риса не было так значимо то, что женщина хочет его.

— О, Аланна, — прошептал он, проводя рукой по ее прекрасному лицу.

Рис чуть было не сказал, что любит ее. Чуть было. Но, к счастью, вовремя прикусил язык. Вместо этого он склонился и поцеловал ее.

Больше всего ему сейчас хотелось заставить ее почувствовать его любовь, не говоря ей об этом.

Натали была права. Мужчины все предпочитают выражать физически. Но иногда это самый лучший вариант. Многие мужчины не умеют говорить красивые слова или делать красивые поступки. Но когда занимаются любовью с женщиной, то показывают свои истинные чувства.

Он смотрел ей в глаза, когда его пальцы нашли ее сосок под пижамой. Рис был очень осторожен, готовый к любому выражению протеста или страха. Но Аланна только глубоко вздохнула.

Он медленно расстегнул пуговицы на ее пижаме, обнажая грудь. Он как будто первый раз видел ее тело. Он сейчас мог его чувствовать.

Рис продолжил ласкать грудь Аланны, внимательно наблюдая за ее реакцией. Она смотрела на него во все глаза, ее губы приоткрылись, дыхание участилось. Ободренный такой реакцией, он приник губами к ее соску, дразня его языком. Она вскрикнула и выгнула спину. Он видел, что она закрыла глаза и прикусила нижнюю губу. Ее стоны удовольствия волновали и одновременно возбуждали его. Ему уже тяжело было сдерживать себя.

Она первая потеряла терпение. К его удивлению, она резким движением стянула с него шорты.

Рис только порадовался ее инициативе.

— Ты уверена, Аланна? — в последний раз спросил он.

— Да…

Они достигли наслаждения одновременно. И хотя мозг Риса отказывался что-либо соображать, его посетила радостная мысль. Рис вспомнил, что сегодняшний день был отмечен в календаре Аланны как самый благоприятный для зачатия. Он надеялся, что именно так и получится.

Аланна может никогда не вспомнить его. Она может никогда не полюбить его. Но у нее будет от него ребенок.

Рис был в этом уверен.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Когда Аланна проснулась, она вдруг поняла, что все помнит.

— О! — воскликнула она. Ее сердце трепетало от облегчения и радости. — Спасибо, Господи!

Аланна с трудом могла поверить в это. Она помнит все!

Более того, беспокойство и волнения последних дней ушли. Она больше не чувствовала себя испуганной. Она снова была сама собой.

Рис! Она должна немедленно сказать об этом Рису.

Но его половина постели была пуста.

— Боже! — воскликнула она, увидев время на часах, — девять пятнадцать.

Рис уже ушел на работу, а она так хотела сказать ему! Потом она увидела его визитную карточку рядом с часами. Он уже не в первый раз оставлял ей таким образом записку. Аланна взяла карточку и прочитала: "Приятно видеть, как ты сладко спишь. Я тебе позвоню в обед. Береги себя.

Рис".

Аланна вздохнула и улыбнулась. Она переводила взгляд с карточки на ту часть кровати, где он спал, на подушку, где сохранилась вмятина от его головы.

К ней вернулась память потому, что он вчера так нежно занимался с ней любовью? Смог развеять пелену страха, в котором она пребывала?

Помог ей расслабиться и забыться здоровым сном?

Должно быть, именно так.

Рис очень обрадуется. Нелегко быть женатым на женщине, которая тебя не помнит. А он был так добр к ней…

Она должна позвонить ему! Сказать ему.

Поблагодарить его.

Аланна уже потянулась к телефону, когда вдруг почувствовала внезапный приступ смущения от того, как она вела себя прошлой ночью.

Минуту назад она находилась в панике от страха, а в следующую уже страстно прижималась к Рису.

Хотя ее страсть не стала для нее удивлением.

Она испытывала к Рису сексуальное влечение еще вечером на кухне, когда он был полностью одет. Когда же он поцеловал ее, Аланна уже не смогла бы сказать «нет», даже если бы от этого зависела ее жизнь.

Вчера вечером она была слегка шокирована своими чувствами, но сейчас объясняла это тем, что подсознательно помнила Риса и поэтому доверилась ему.

В прошлые выходные после свадьбы ему удалось открыть в ней женщину, которой она была бы всегда, если бы Дарко не вошел в ее жизнь. И эта женщина жила в ней даже тогда, когда память заблокировала для нее несколько лет жизни. В ней бушевала страсть. И сейчас она не должна смущаться из-за этого.

Честно говоря, это был замечательный опыт.

Рис был просто неподражаем. Не имело смысла отрицать это. Ее мать была права, когда говорила…

— Боже мой! — воскликнула Аланна. Ее мама!

Ее бедная мама!

Она застонала, когда схватилась за телефон.

Позвонить Рису она всегда успеет. Сначала надо позвонить маме и извиниться.

— Мам, прости меня! — выпалила Аланна, как только ее мать взяла трубку.

— Аланна! — голос ее матери звучал радостно и с некоторым облегчением. — Ты все вспомнила!

— Да. Я проснулась сегодня утром, и все стало как прежде. Мам, ты меня прощаешь?

— Не глупи, дорогая. Рис объяснил мне ситуацию, и я все поняла.

— Надеюсь. Мне даже думать страшно, что я могла обидеть тебя. Ты была так добра ко мне, когда я вернулась домой после смерти Дарко.

Если бы не ты, я даже не знаю, что бы со мной было.

— Все было бы хорошо. Ты очень сильная, Аланна.

— Как ты можешь так говорить? Я была замужем за мерзавцем три года. Мне следовало бросить его.

— Ты любила его.

— Только сначала…

— Мы обе знаем, почему ты не оставила его, Аланна. Ты знаешь, о чем я.

— Кажется, да. Я бы только хотела…

— Хватит, — перебила ее мать, — не начинай снова копаться в прошлом. Ты уже справилась с этим. У тебя сейчас хорошая жизнь и замечательный муж. Рис действительно о тебе заботится, Аланна. Забудь о прошлом и думай о настоящем и будущем.

— Я так и сделаю, мам, — сказала Аланна и снова посмотрела на часы. Без двадцати десять.

Внезапно она вспомнила:

— Ой, ко мне скоро должны прийти, а я еще не одета.

— Тогда иди, — сказала мать, — я была рада слышать, что с тобой снова все в порядке. Передавай привет Рису.

— Обязательно. Пока, мам, — попрощалась Аланна и повесила трубку.

До прихода Натали оставалось двадцать минут, но Аланна все лежала в постели и думала о Рисе, вспоминала, как они занимались любовью прошлой ночью, водила руками по постели, там, где он спал. Она почти могла его почувствовать сейчас.

Аланна вдруг поняла, что не хочет звонить ему Лучше сообщить ему эту новость лично. Быть в этот момент рядом с ним.

Но до вечера слишком долго ждать!

Сначала надо одеться и быстро избавиться от Натали. Это не займет много времени. Ведь нужда в ее визите после всего произошедшего уже отпала. Сейчас Аланна точно знала, какой женщиной она была, когда стала клиенткой агентства Натали.

Женщиной, которая из жертвы превратилась в победителя. Женщиной, решившей для себя, чего хочет добиться в жизни, и делающей все возможное для этого. Финансовая уверенность, привлекательный муж, который бы уважал ее. И ребенок.

Внезапно Аланна подскочила на кровати.

Ребенок!

Она даже не потрудилась одеться, когда сбежала вниз по лестнице на кухню. Там висел календарь, в котором она отмечала все важные события и дни, благоприятные для зачатия.

Ее сердце екнуло, когда она поняла, что вчерашний день был наиболее благоприятным.

Рис знал об этом?!

Возможно, что нет. Он не так горел желанием иметь ребенка, как она. Иногда ей даже казалось, что он говорит о создании полноценной семьи, только чтобы доставить ей удовольствие.

Посмотрев еще раз на календарь, Аланна невольно улыбнулась. Возможно, еще рано праздновать победу, но у нее было хорошее чувство по поводу прошлой ночи. Она приложила обе руки к своему животу.

— Ты уже там, мой хороший? — прошептала Аланна. — Да, ты там, правда? Это твоя мамочка.

Папочка сейчас на работе, но мы его скоро навестим. Мы поедем на кораблике, потому что это быстрее, чем на машине. Надеюсь, у тебя нет морской болезни.

Натали приблизилась к особняку Даймондов ровно в десять. Пунктуальность была ее отличительной чертой. Но когда она жаловалась на постоянные опоздания других людей, ее называли чересчур придирчивой.

— Дело в тебе, — однажды заявил ей человек, которого она любила, — ты слишком серьезно относишься к жизни.

Возможно, это правда. Но ей было очень больно потом узнать, что мужчина, на которого она потратила лучшие годы своей жизни, оказался женат и имел двоих детей.

Натали основала агентство три года назад.

Она получала удовольствие каждый раз, когда ей удавалось свести свою клиентку с хорошим мужчиной, способным обеспечить безбедное существование и дать женщине детей.

И она хорошо делала свою работу, подумала про себя Натали, когда нажала на кнопку звонка.

Чета Даймондов была одной из многих, кто нашли счастье благодаря ей, Натали.

Когда никто не открыл ей дверь, она позвонила снова. Возможно, уборщица включила пылесос. Дом был поистине огромным. Аланна определенно хорошо устроилась.

В этот момент дверь внезапно распахнулась.

На пороге стояла Аланна, одетая в простые джинсы, без макияжа, но все же очень привлекательная.

— Извини, пожалуйста, что тебе пришлось проделать такой путь зря, Натали, — с широкой улыбкой сказала Аланна. — Ты даже не представляешь, что произошло! Я проснулась всего час назад, прекрасно выспалась и поняла, что ко мне вернулась память.

— Разве это не замечательно? — Натали искренне обрадовалась за Аланну. — Рис, должно быть, тоже безумно счастлив.

— Я еще не успела рассказать ему.

Натали удивилась. Ведь Аланна сказала, что проснулась час назад! Неужели она не могла поднять трубку и просто набрать номер? Он ведь любит ее. Натали так хотелось сказать об этом Аланне, но обещания надо держать. Рис был прав. Аланне не нужна любовь.

Натали прекрасно ее понимала. Брэндон обещал любить ее до последнего своего вздоха. И Натали ему поверила. Верила всем его словам, всем оправданиям, что он не может проводить с ней много времени. И его доводам, почему им стоит повременить со свадьбой. Все оказалось ложью.

Он не причинил ей физического вреда, но душевные раны не зажили до сих пор. Ей уже вряд ли удастся поверить когда-нибудь в то, что мужчина может полюбить ее.

А Аланна, как показалось Натали, даже боялась, что ее полюбят.

— Видишь ли, — задумчиво начала Аланна, — я хочу сообщить ему об этом лично. Это как-то романтичнее, не находишь?

Натали удивленно моргала.

Она много общалась с Аланной, когда та пришла к ней в агентство, и пришла к выводу, что ее клиентка так же скептически относится к любви и романтике, как и сама Натали.

— А я сегодня чувствую в себе романтический настрой, — закончила Аланна и рассмеялась..

Блеск в ее глазах насторожил Натали. И вдруг все встало на свои места.

Осознает ли Аланна, что влюблена в своего мужа? Возможно, сейчас следует рассказать Аланне правду о его любви к ней, несмотря на обещание, данное Рису, размышляла Натали.

— Ты сочтешь меня очень грубой, если я не приглашу тебя зайти? — виновато спросила Аланна. — Я хочу привести себя в порядок и успеть на следующий корабль. У меня есть всего сорок минут.

Натали решила, что Аланна сама со временем узнает правду. Нет смысла форсировать события.

Если бы Натали знала, что произойдет вскоре, возможно, она бы изменила свое решение.

— Нет, конечно, не волнуйся, — ответила Натали. — Иди, собирайся. Я рада, что к тебе вернулась память. Передавай привет Рису, когда увидишь его.

— Обязательно. Спасибо тебе, Натали. Извини, что так вышло.

— Тебе нет нужды извиняться. Я все понимаю.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Легкий ветерок играл волосами Аланны.

Но она не обращала на этого никакого внимания — достаточно один раз провести расческой по волосам, чтобы снова привести их в порядок.

Аланна стояла на палубе корабля и всей душой желала, чтобы он двигался быстрее. Она не могла дождаться момента, когда сможет сообщить Рису радостную новость.

Только когда корабль причалил к пристани, Аланна осознала, что Рис, возможно, не у себя в офисе. Он вполне мог поехать осматривать очередной участок или пойти на обед с клиентом. Он часто так делал.

Впрочем, время обеда еще не подошло, поэтому Аланна надеялась застать его в офисе. Но все же она прибавила шаг, двигаясь в направлении здания, где работал Рис.

Аланна остановилась на светофоре, потому что загорелся красный свет. От нетерпения она переступала с ноги на ногу. Молодая женщина подняла глаза и посмотрела на двенадцатый этаж здания, которое высилось перед ней. Она желала, чтобы Рис оказался на месте.

Наконец загорелся зеленый свет, и Аланна быстро перешла дорогу. Для визита в офис Риса она выбрала новый костюм, который еще не надевала. Короткая юбка, приталенный жакет и туфли на высоких каблуках.

Сердце Аланны билось с бешеной скоростью, когда она приближалась ко входу в здание. Перспектива вот-вот увидеть Риса приводила ее в неописуемый восторг. Она прошла мимо кафетерия, в котором иногда пила кофе с Рисом, толкнула стеклянные двери и вошла в офисное здание.

Аланна шагала по черно-белой плитке к лифтам, когда случайный взгляд направо заставил ее резко остановиться.

За стеклянной стенкой, отделявшей офисное здание от кафетерия, сидел ее муж. С женщиной.

С блондинкой.

Аланна не стала бы возражать, если бы Рис пошел выпить кофе с секретаршей, но это была не Кэтти. Приглядевшись к блондинке, Аланна еле сдержала возглас изумления, потому что рядом с ее мужем сидела Кристина. Его бывшая невеста.

Аланна никогда не встречала ее лично, но видела ее фотографию на рабочем столе Риса.

Когда она спросила его, кто это, он честно рассказал ей правду.

Тогда они только-только поженились. В то время Аланну совершенно не волновал тот факт, что ее муж хранит фото бывшей невесты. Так как Аланна выходила замуж не по любви, она не считала нужным делать мужу замечания на этот счет.

Но она внимательно изучила фотографию Кристины. Все же любопытно знать, как выглядела женщина, в которую Рис был безумно влюблен. Сексуальная, красивая, похожая на куклу.

Аланна не могла отвести взгляд от Кристины, которая сейчас сидела за одним столиком с Рисом и нежно держала его за руку. И Рис не делал никаких попыток освободиться.

Аланна почувствовала ярость! Это ее муж! Ее мужчина! Ее любовник! Она никому не отдаст его.

Она его любит!

Это открытие сначала поразило ее, потом расстроило. Ведь Аланна не хотела любить его. Тем более с такой силой. Подобная любовь разрушает жизни и сводит людей с ума.

Хотя Аланна внушала себе, что ревность не приводит ни к чему хорошему, ее злость только усиливалась. Ей даже стало трудно дышать.

Но ведь Рис пока не делает ничего плохого, пыталась уговорить себя Аланна. Просто пьет кофе со старой знакомой. В общественном месте.

Он же не пригласил ее в отель!

А Кристина нежно водила пальцами по его руке. Наверно, она так поступает со всеми мужчинами.

Со всеми, зло подумала Аланна, но только не с моим.

Желание ворваться в кафе и надавать оплеух этой мерзавке было слишком велико. Слишком!

Внезапно страх, что она едва не пошла по стопам Дарко, остудил ее пыл, и она медленно двинулась к лифтам. К ее радости, двери тут же открылись, и она зашла в лифт, радуясь, что он пустой.

Ей не хотелось, чтобы кто-то видел разочарование и боль на ее лице. Ревность бушевала в ней, так же как и злость.

Когда лифт остановился на двенадцатом этаже, Аланна заставила себя успокоится и вошла в главный офис Риса как ни в чем не бывало.

— Привет, Кэтти, — беззаботно произнесла она, открывая дверь.

Секретарша выглядела удивленной.

— Аланна! Боже мой! Ты меня узнаешь?

— Да, ко мне вернулась память. Правда, это замечательно?

— Это превосходно! Когда это случилось?

— Сегодня утром. Сначала я хотела позвонить Рису, но потом решила сама приехать и удивить его.

Аланна старалась не обращать внимания на то, что в глазах Кэтти появилось беспокойство.

— Понимаешь, его сейчас нет в офисе. Он вышел попить кофе. Но скоро должен вернуться.

Я позвоню ему и скажу, что ты здесь.

Губы Аланны растянулись в хищной улыбке.

Неужели секретарши всегда выгораживают своих боссов? Может, Кэтти постоянно врет ради Риса?

И сколько уже раз она его прикрывала? Может быть, у него есть любовница?

Все возможно. Он ведь не любит свою жену.

— Да, пожалуйста, — сказала Аланна, стараясь, чтобы голос не выдал ее разочарования. — Я подожду его в офисе, — добавила она. Зайдя в кабинет, она плотно закрыла за собой дверь.

Лучше некоторое время побыть одной. Она не могла долго притворяться, что все нормально.

Но к тому времени, как придет Рис, ей снова придется притворяться. Если она сейчас начнет допрашивать его, где и с кем он был, это поставит крест на их отношениях. Рис не потерпит такого поведения с ее стороны.

Потерять Риса будет еще хуже, чем полюбить его. Ей придется тщательно скрывать свою любовь к нему и ни в коем случае не показывать свою ревность. К тому же у нее нет никаких доказательств того, что он изменял ей. С Кристиной или с другой женщиной.

Но если он абсолютно честен с ней, скажет ли он ей сейчас, что пил кофе со своей бывшей невестой? Анна надеялась, что скажет.

Она привела в порядок волосы, полюбовалась видом из окна, но все ее мысли были о том, сколько же ему надо времени, чтобы расстаться со своей Кристиной. Сколько требуется времени, чтобы попрощаться и подняться на лифте?

Внезапно дверь открылась, и в дверях появился Рис. Он выглядел потрясающе, его лицо освещала улыбка, в глазах восторг от того, что она навестила его.

— Аланна! Ты замечательно выглядишь сегодня! — воскликнул он, закрывая дверь. — И к тебе вернулась память, да?!

Аланна слегка нахмурилась, когда он запустил руки ей под жакет, чтобы обнять.

— Как ты узнал? Тебе сказала Кэтти?

Он усмехнулся и прижал ее к себе.

— Нет. Я сам без труда догадался. Ведь ты вспомнила, где мой офис.

— Ты оставил мне свою визитку, где указан адрес, — заметила Аланна.

Рис на секунду задумался, потом рассмеялся.

— Перестань дразнить меня. Ты все вспомнила. Зачем бы тебе приходить ко мне лично? Да еще в такой одежде… Ты снова моя прежняя Аланна. И моя новая Аланна тоже, — проговорил он низким голосом.

Его поцелуй на время отвлек ее от мрачных мыслей, но уже минуту спустя тягостные сомнения вновь одолели ее.

— Я так расстроилась, когда не застала тебя здесь, — с трудом выговорила Аланна. — Где ты был?

— Внизу. Пил кофе.

— Один?

— Нет, со старым другом.

— Да? И с кем?

— Ты его не знаешь.

То, как он пытался скрыть правду, задело Аланну за живое. Ее сердце обливалось кровью от разочарования.

— Что скажешь, если мы вместе пообедаем? — предложил он. — Я попрошу Кэтти заказать для нас столик.

Аланна прикусила нижнюю губу. Как поступить? Она может сказать ему, что видела его с Кристиной. Или сделать вид, что ничего не видела.

В этот момент Аланна подумала о ребенке.

Она была почти уверена, что забеременела прошлой ночью. Ребенку нужны оба родителя.

— Аланна? — позвал ее Рис. — Что-то не так?

И она приняла решение.

— Нет, что ты! Я просто думала: а знал ли ты, что прошлая ночь была самой благоприятной для зачатия?

— Да, знал, — ответил Рис с теплой улыбкой.

Может, он встретил Кристину случайно?

Может, эта встреча ничего не значит? Может, и нет…

— Ты действительно хочешь иметь детей от меня, Рис?

— Что за странный вопрос?! Конечно, да. Давай пойдем отметим твое чудесное исцеление.

Аланна чувствовала себя почти счастливой, когда они с Рисом выходили из офиса. Если бы только Аланна не бросила последний взгляд на Кэтти…

На лице секретарши застыло выражение облегчения, как будто только что миновала беда.

А какая беда могла бы случиться? Если только что жена босса не нашла его в офисе, в то время как он пил кофе со своей бывшей невестой и… О боже! Только не это! Он же не может быть до сих пор влюблен в Кристину?!

Аланна еще могла смириться с тем, что Рис не любит ее. Но не с тем, что он любит другую женщину.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Это не совсем моя Аланна, подумал Рис, глядя на жену за обедом. Аланна, на которой он женился, была спокойной, уверенной в себе женщиной.

Недавняя потеря памяти очень изменила ее.

Может, это потому, что в ее памяти сейчас свежи воспоминания о неудавшемся браке с Дарко? Возможно, она старается забыть это и делает вид, что ей это удается, хотя Рис видит обратное. Скорее всего, она не хочет снова стать тем запуганным существом, которым была пять лет назад.

Аланна даже не представляла, насколько он ею восхищается. Более всего Рис восхищался ее силой воли. Переступить через такое прошлое! К примеру, его прошлое больше не тяготит его. И сегодняшняя встреча с Кристиной стала тому подтверждением.

Какой же надо быть глупой, наивной женщиной, чтобы вот так просто появиться в его офисе и попытаться повернуть время вспять! Ему пришлось спуститься в кафе с ней, потому что Кристина начала устраивать сцены прямо в офисе, на глазах у Кэтти. Бывшая невеста пыталась обнять его и лезла целоваться.

Пока они пили кофе, она так крепко держала его за руку, что было проще оставить все как есть, чем убедить ее убрать руку. Единственное, что он испытал, слушая ее извинения, было изумление неужели он когда-то думал, что любит ее?

Когда она заявила, что любит его, и, что еще хуже, была уверена, что он тоже любит ее, ему пришлось все расставить по своим местам. Поняв тщетность своих попыток, Кристина заплакала.

Когда позвонила Кэтти и сказала, что в офисе его ждет Аланна, Рис обрадовался. Но ему все же понадобилось время, чтобы отделаться от Кристины. Он вызвал ей такси и даже проводил до машины, убеждая, что идти за ним в офис просто глупо. Возможно, он не мог решиться сказать Аланне, что любит ее, но и не мог допустить, чтобы жена усомнилась в его верности.

Женщинам присуща способность быстро делать выводы из увиденного, особенно если к этому имеет отношение другая женщина. Конечно, Рис знал, что Аланне нет равных по красоте, но Кристина все же была весьма привлекательна.

Никому не хотелось бы, чтобы такая женщина из разряда бывших слонялась по офису., когда, там находится любимая жена…

— Даже не знаю, что взять на десерт. — Аланна пожала плечами, внимательно изучая меню.

— Что-нибудь изысканное и калорийное, — посоветовал Рис.

В ее взгляде отразилось беспокойство.

— Ты думаешь, что я слишком тощая?

Рис чуть было не застонал, вспомнив, что так всегда говорил Дарко.

— Дело не в этом, — спокойно ответил он. — Просто ты сейчас должна есть за двоих, помнишь?

Аланна посмотрела на мужа с нескрываемой радостью. Эта тема всегда делала ее счастливой.

Дети.

— Я бы не стала пока ничего загадывать, — возразила она.

— Почему нет? Жизнь состоит из надежд на лучшее.

Рис надеялся, что однажды она сможет полюбить его. Как-то раз ее мать сказала ему, что у Аланны есть много нерастраченной любви, поэтому она так мечтает о детях. Возможно, когда-нибудь в ее сердце найдется место и для него?..

Звонок мобильного телефона заставил Риса отвлечься от мыслей. До чего же не вовремя! Он достал аппарат из кармана и довольно резко ответил:

— Да?

— Рис, это Джейк. Извини, что прерываю твой обед. Помнишь тот участок в Голд-Коас, который ты так долго мечтал приобрести в собственность?

Я только что получил информацию, что в эти выходные его выставят на продажу. Объявления появятся лишь в завтрашних газетах. Если ты вылетишь туда сегодня же, сможешь успеть первым.

— Сегодня? — повторил Рис, глядя через стол на Аланну.

— Это лакомый кусочек, босс.

— Да, я знаю, но сегодня уже поздно. Может, и завтра успею?

— Завтра нет утренних рейсов в Голд-Коаст.

— Понимаю…

— Так я прошу Кэтти забронировать тебе билет на сегодня?

Рис не хотел оставлять Аланну сегодня одну.

Но с другой стороны, такой шанс, возможно, больше не представится. Если он собирается иметь полноценную семью, ему надо думать о будущем. Если он купит этот участок, то совершит, возможно, одну из самых выгодных сделок в своей жизни. Сам Бог ему помогает сегодня.

— Хорошо, действуй. — Рис нахмурился, убирая телефон в карман. — Неудачное стечение обстоятельств, — сказал он, — мне надо уехать.

Сегодня. Это займет только одну ночь, в крайнем случае, две.

Он почти попросил ее поехать с ним, чего никогда раньше не делал. Ей это может показаться странным.

— Ладно, — ответила Аланна. Ее лицо помрачнело на одно короткое мгновение, но потом снова озарилось улыбкой. — Что поделаешь, это твоя работа. Я, может быть, позвоню маме, чтобы она приехала. Знаешь, я извинилась перед ней за то, что не хотела видеть ее.

— Хорошо. Я волновался за вас обеих.

— Мама все поняла. Кстати, я думаю, что десерт мы можем пропустить, потому что тебе надо ехать домой собирать вещи.

— Не думаю, что у меня будет время. Я возьму только самые необходимые вещи, которые есть в моем офисе. Нам пора. — Рис подозвал официанта и попросил счет. — Я закажу тебе машину.

Пять минут спустя Рис махал вслед удаляющемуся такси. Он уже не хотел, чтобы Аланна всегда с ним соглашалась и была такой послушной.

Его ранило то, что ей было абсолютно все равно, куда он едет и что будет там делать.

Рис мог бы поклясться, что Аланна, которая предстала перед ним в новом облике, скорей всего захотела бы поехать с ним. Она была для него загадкой. Снова стала непостижимой женщиной. Даже сейчас, зная о ней практически все, он не мог до конца понять ее.

Но он любил ее. Больше, чем даже мог себе представить. И ненавидел себя за то, что оставляет ее одну, пускай даже только на одну ночь.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Волнение усиливалось с каждым часом.

Аланна никак не могла найти себе занятие. Она бродила по дому, даже не переодевшись. Все ее мысли были только об одном: а вдруг Рис едет не по делам, а на романтическую встречу с Кристиной?

Это было бы слишком большим совпадением — сначала пить с ней кофе, а потом в тот же день внезапно уехать.

Ревность терзала Аланну со страшной силой.

Хотя она сама ненавидела ревность.

Дарко всегда ревновал ее. С того самого момента, как обнаружил в первую брачную ночь, что она не девственница. Ревность довела его до того, что он стал грубым и жестоким с ней.

— Но это другое дело, — убеждала себя Аланна; — У Дарко не было повода ревновать, а у меня есть.

Но Рис ее не любит. В этом все дело.

Аланна застонала. Одна только мысль, что Рис может быть в объятиях бывшей невесты, причиняла ей боль.

Потом ее посетила другая мысль. А вдруг это уже не первый раз?! Рис часто уезжал за время их недолгого супружества. Возможно, Кристина иногда и присоединялась к нему. Или всегда?

Тогда зачем он женился на ней?

В ее голове внезапно всплыл разговор с Майком во время танцев на свадьбе Ричарда и Холли.

Майк знает намного больше нее об отношениях Риса и Кристины. Я заставлю его рассказать правду, зло подумала Аланна, хватая телефон и торопливо набирая номер.

Отчаяние овладело ею, когда Майк не ответил. Неужели куда-то вышел? Еще пара гудков, и сработает автоответчик. Тогда она просто повесит трубку.

— Майк Стоун.

— О, Майк! Слава богу, ты дома.

— Аланна? Это ты?

— Да. Я…

— К тебе вернулась память! — воскликнул Майк.

Аланна вздохнула.

— Рис рассказал тебе, да?

— Да, конечно. Он очень переживал.

— Неужели? — язвительно спросила она.

Ее тон заставил Майка замолчать.

— Ладно, я не хочу об этом говорить, — резко добавила Аланна. — Майк, послушай, помнишь наш разговор в прошлую субботу? Ну, об отношениях Риса с Кристиной?

— Да. А что?

— Ты должен все мне рассказать сейчас. Я должна знать.

— Аланна, я…

— Я думаю, что он уехал с ней. С Кристиной.

— Что?! Да ты в своем уме?

— Я видела их сегодня вместе. И было похоже, что им хорошо. Я поехала к Рису, чтобы сообщить, что ко мне вернулась память. Потом мы пошли вместе пообедать, ему кто-то позвонил на мобильный, и Рис сказал, что ему надо срочно улететь в Голд-Коаст. Я не верю в такие совпадения, Майк. Он все еще ее любит, да?

— Нет, черт возьми!

— Тогда расскажи мне, что случилось в тот день, когда она его бросила, — настаивала Аланна.

Майк вздохнул.

— Скажи мне, Майк. И скажи, почему он женился на мне? Ты ведь знаешь, я уверена.

— Аланна, это все в прошлом. Все уже поменялось с тех пор. Да и Рис изменился.

— Майк, перестань защищать его. Расскажи мне правду, я смогу справиться. Я не выношу ложь.

Майк молчал.

— Пожалуйста! — взмолилась она.

— Ну, ладно, — ответил он с тяжелым вздохом. — Но я все равно думаю, что ты зря ворошишь прошлое.

Майк рассказал, что в тот злополучный день Кристина занималась с Рисом любовью. Она была неотразима, и влюбленные не вылезали из постели до самого вечера. Потом она вдруг встала, оделась и холодно заявила, что бросает его. А он пусть лежит долгими ночами один и думает о том, что она теперь вытворяет то же самое со своим новым любовником.

— Но почему она так поступила? — удивленно спросила Аланна.

— У Риса тогда плохо шли дела. Временные трудности, Рис был к ним готов, но не Кристина.

Она хотела красивой жизни. Если бы она согласилась подождать, сейчас у нее было бы все: и Рис, и деньги.

— Понимаю. А его женитьба на мне? — спросила Аланна, хотя уже догадывалась, что Майк на это ответит.

— Сначала я думал, что это месть Кристине.

Полагаю, Рис хотел заставить ее ревновать так, как ревновал сам.

— Ревновать? — удивленно переспросила она.

— Аланна, ты красивая женщина. Более красивая, чем Кристина. Для нее это был удар — узнать, что Рис женился на такой красавице.

У Аланны упало сердце. Вот, значит, почему он так одевал ее! Вот почему он всегда так радовался, когда их фотографии появлялись в газетах!

Все это было для того, чтобы ранить Кристину.

— Но теперь все изменилось, — с заметным беспокойством в голосе заверил ее Майк. — Вспомни, как он ревновал тебя, когда ты учила меня танцевать. Он давно уже думать забыл о Кристине. Послушай, давай я позвоню ему и поговорю с ним. Могу поспорить, он…

— Нет, — твердо сказала Аланна. — Это мое личное дело, Майк. Или, если хочешь, личное дело Риса, — со смехом добавила она. — Я сама с этим разберусь. Пообещай, что не станешь вмешиваться.

— Но…

— Пообещай мне!

— Не думал, что ты можешь быть такой настойчивой.

— Я научилась быть такой. Научилась выживать.

Смелые слова. Она сейчас скорее жертва, чем сильная женщина. Но это временно. Больше она не будет жить в страхе. И, конечно, она не будет жить с ревностью. Лучше знать всю правду.

Пришло время действовать.

— Пока, Майк, — сказала она.

— Подожди, пообещай теперь ты мне кое-что.

— Что?

— Что позвонишь мне, если убедишься в том, что была не права.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Рис только удивлялся, куда могла деться Аланна. Он позвонил домой сразу, как устроился в гостинице, но ему никто не ответил. Он набрал номер ее мобильного телефона, но тот оказался выключен. Тогда он оставил ей сообщение, но она не перезвонила, странно…

Они никогда не вмешивались в дела друг друга, но Рис всегда старался быть на связи, когда уезжал. И Аланна никогда не уходила по ночам.

По крайней мере, одна.

Может, она пошла в спортзал, чтобы наверстать пропущенные дни? Или решила съездить навестить свою мать?

Рис почти уже набрал номер матери Аланна, когда понял, что переходит границы. Он не хотел вести себя как бывший муж Аланны, который следил за ней все время.

Нет. Он примет душ, пойдет в постель и почитает. Еще в аэропорту Рис купил какой-то детектив и уже начал читать его в самолете.

Рис уже включил воду в душе, когда ему послышалось, что в дверь кто-то постучал. Накинув банный халат, он поспешил к двери.

— Кто там? — через дверь спросил Рис.

— Это я, Рис, — последовал робкий ответ. — Аланна.

— Аланна! — воскликнул Рис, резким движением распахивая дверь.

На пороге действительно стояла жена. Удивительно красивая, но уставшая. Рис не знал, радоваться ему или волноваться.

— Что ты здесь делаешь? — удивленно спросил он.

— Я успела на рейс в восемь двадцать, — ответила она, оглядывая его с ног до головы. Рис заметил настороженность в ее глазах.

— Да, я вижу, — со смехом заметил Рис. — Но зачем?

— Ты не хочешь пригласить меня войти?

Ее тон привел его в замешательство.

Аланна не стала ждать приглашения. Она прошла мимо него, огляделась и направилась прямиком в спальню.

Тогда он все понял. Она последовала за ним, чтобы застать с другой женщиной.

Черт возьми! Рис закрыл дверь и подошел к жене.

— Наверно, тебе еще стоит проверить ванную комнату, — язвительно предложил Рис. — Она может прятаться за шторкой.

Если там вообще есть шторка, подумал про себя Рис, когда Аланна именно так и поступила.

Когда жена снова вернулась в спальню, Рис почти с удовольствием заметил в ее взгляде смущение.

— Ты один…

— Ты уверена? — спросил он с усмешкой. — А вдруг она подойдет позже? Только не знаю, кто.

— Конечно, Кристина. Женщина, которую ты все еще любишь.

— Кристина?! Ты с ума сошла? Я не люблю ее.

На ее щеках снова заиграл румянец.

— Не лги мне. Я видела вас вместе сегодня. Вы держались за руки.

— Это она держала меня за руку. Я не выношу ее.

— Неужели?

— Нет. Я…

Рис внезапно замолчал. До конца жизни он не сможет забыть этот чудесный момент, когда он наконец понял смысл действий Аланны.

— Ты ревновала, — сказал Рис потрясение.

Его душу наполнила радость.

Ее глаза метали молнии.

— Я… Я… Я была не права.

— Нет, нет, дорогая, — сказал он, подходя к ней и заключая в объятия. — Ты еще никогда не была так права, как сегодня. Ты же любишь меня, правда?

— О боже! — заплакала она. — Я такая глупая!

— Если ты глупая, значит, я тоже. Потому что я люблю тебя.

Ее глаза вновь наполнились слезами, когда она удивленно посмотрела на мужа.

— Ты меня любишь? — переспросила Аланна.

— Всем сердцем. В прошлое воскресенье я чуть не умер от страха. Потом, когда ты не узнавала меня, едва не сошел с ума от горя.

— Но ты был таким милым!

— Это было ново для меня.

— Что ты имеешь в виду?

Рис немного смущался, когда рассказывал ей о своих просьбах и обещаниях Богу. Ему было приятно, что жена поняла его.

— Я всю неделю хотел сказать тебе, что люблю тебя, но боялся.

— Ты?! Боялся? Ты ничего не боишься.

— Я боялся потерять тебя, дорогая. Ты всегда говорила, что больше не хочешь быть любимой.

Когда я понял, что влюбился в тебя, у меня появился повод для беспокойства.

— О, Рис…

— Сегодня я хотел попросить тебя поехать со мной, — сказал Рис. — Но не осмелился. Подумал, что тебе это покажется странным. Я не знал, что ты видела меня с Кристиной. И что ты ревнуешь…

Она мягко улыбнулась.

— Если ты чуть не умер в воскресенье, то я едва не умерла сегодня. Когда я увидела тебя с женщиной в кафе, мне понадобилась вся моя сила воли, чтобы не ворваться туда и не устроить скандал. Я еще никогда так не ревновала, Рис. Я хотела сделать такие ужасные вещи с ней… Даже не могу передать, что я тогда чувствовала. Мне было стыдно за себя. Я считаю, что ревность — это ужасно.

— Я понимаю, — мягко сказал Рис.

— Ревности нет оправдания, — продолжила она. — И из-за нее случаются непоправимые вещи. Ты ведь не делал ничего плохого там, в кафе. Просто пил кофе. И ты прав. Я видела, что это она держала тебя за руку, а не ты ее. И даже больше, я пыталась убедить себя, что ты ни в чем не виноват. Но тем больше мне во всем виделся обман с твоей стороны. Особенно когда ты слишком долго прощался с ней, когда тебе позвонила Кэтти.

— Я волновался, что Кристина может пойти за мной в офис и устроить сцену перед тобой, поэтому вызвал ей такси. А потом дождался, пока она уедет.

— Это неважно. Рис. Ты не должен оправдываться.

Но Рис чувствовал, что должен ей все объяснить.

— Ты знаешь, Кристина наивно полагала, что стоит ей снова появиться в моей жизни — и я к ней вернусь. Она вбила себе в голову, что я еще влюблен в нее. Эта женщина явно не в своем уме.

— Но ты же любил ее, — заметила Аланна. — И был влюблен в нее, когда женился на мне.

— Я так думал. Но, оглядываясь назад, начинаю понимать, что вообще не любил ее! Тогда я еще не знал, что такое любовь. Я был молод и эгоистичен тогда. Но сейчас я знаю, — нежно сказал он, прижимая Аланну к себе. — Это то, что я испытываю к тебе. Я тебя обожаю, Аланна. И восхищаюсь тобой. Ты необыкновенная женщина. Ты столько испытала со своим мерзавцем мужем, что не каждой под силу. Я чувствую благодарность, что ты доверилась именно мне и вышла за меня замуж. Я счастливец!

Аланна покачала головой. Ее глаза блестели от слез.

— Нет, это я счастливица. И знаешь, я даже рада тому, что потеряла память. Это помогло мне лучше узнать мужчину, за которого я вышла замуж. И понять, почему я выбрала тебя в мужья.

Думаю, что я всегда любила тебя, Рис, просто не понимала этого.

И Аланна посмотрела на него взглядом, о котором он так долго мечтал! В ее глазах читалась искренняя любовь.

— Прости меня, что ревновала. — Аланна положила голову ему на грудь.

— Я не жалею об этом, — мягко ответил Рис. — Если бы этого не произошло, ты бы сейчас не была рядом со мной, и мы до сих пор притворялись бы, что не любим друг друга. А это было бы ужасно, — с улыбкой добавил Рис, — потому что мы скоро станем родителями.

Она подняла голову, ее глаза Засияли радостью.

— Ты тоже в это веришь?

— Да.

— Но мы можем ошибаться…

— Знаешь, сегодня еще один благоприятный день для зачатия, насколько я знаю. Почему бы нам не подстраховаться?

Аланна лежала в объятиях Риса. Невообразимое, вселенское счастье переполняло ее.

— Рис, — тихо позвала Аланна мужа.

— Ммм?

— Мне нужно позвонить.

— Что, прямо сейчас? Ночью?

— Да.

— Кому?

— Майку.

— Майку?!

— Ты не о том думаешь. Ты же знаешь — тебе нет нужды ревновать. Мне просто нужно ему кое-что сказать. Я обещала.

— Обещала ему что?

— Сейчас услышишь.

— Что ж, ладно, — проворчал Рис и потянулся за своим мобильным телефоном. — Я уже набрал его номер, — сказал он и передал телефон Аланне.

— Майк Стоун, — наконец ответил Майк недовольным голосом. — Это должно быть что-то очень важное. Уже поздно, и я работал.

— Это важно, — сказала ему Аланна. — Ты был прав, а я ошибалась. Рис не любит Кристину. Он любит меня, почти так же как я люблю его. А теперь можешь идти работать.

— А вы можете продолжать делать.., ну,; сама знаешь что, — с усмешкой ответил Майк.

— О да, — сказала Аланна, отдавая телефон Рису, — именно этим мы и собираемся заняться.

ЭПИЛОГ

— Положительный. Результат положительный!

Аланна закричала от радости, а потом расплакалась. Рис в панике ворвался в ванную.

— Что случилось?

Слезы катились по ее щекам, когда она показывала ему индикатор.

— Я купила тест на беременность, — выпалила Аланна. — И появилась голубая полоска!

— Это хорошая новость или плохая?

— Это замечательная новость! — воскликнула она и потянулась за платком.

Внезапно Рису самому захотелось плакать. У Аланны будет ребенок. Его ребенок! Он и представить себе не мог, что эта новость так взволнует его.

Она улыбнулась сквозь слезы.

— Видел бы ты сейчас свое выражение лица.

— Я почувствовал внезапную слабость, — ответил он. — Мне надо лечь.

— Это я жду ребенка! И лечь надо мне.

— Но дал его тебе я!

— Бедняжка! — с улыбкой проговорила Аланна. — Но ты не можешь сейчас прилечь. Скоро придут Ричард и Холли, чтобы посмотреть на дом.

Ричард и Холли вернулись из свадебного путешествия и были рады узнать, что Рис подыскал им уютный дом.

— Ему требуется мелкий ремонт, — говорил вчера по телефону Рис своему лучшему другу. Но на него заявлена хорошая цена. И к тому же это совсем недалеко от нас!

Рис не мог дождаться, когда снова увидит лучшего друга. И расскажет ему о ребенке!

— Ты права, — ответил он, глядя на часы. — Они будут здесь через десять минут. Как раз осталось время, чтобы позвонить нашим мамам.

Десять минут спустя сияющие Рис и Аланна открыли дверь Ричарду и Холли. Ричарду хватило нескольких минут, чтобы заметить перемену в лучшем друге и его милой жене. Казалось, Холли тоже что-то почувствовала — Можно подумать, что это они только что вернулись из свадебного путешествия, — прошептал Ричард Холли, когда они шли за Рисом и Аланной.

— Я тоже заметила, — ответила Холли. — Ты видишь, как они смотрят друг на друга?

— Они влюблены, — заявил Ричард.

— Безумно, я бы сказала.

В этот момент Рис и Аланна остановились и повернулись лицом к своим друзьям. Рис нежно обнял жену за талию.

— Перед тем как мы выпьем кофе и пойдем смотреть ваш дом, нам нужно вам кое-что сказать, — торжественно произнес Рис.

— Ты беременна, — сказала Холли, улыбаясь сияющей Аланне.

— Да! Как ты догадалась? Я еще даже в весе не прибавила. У меня срок всего несколько недель.

— Просто я никогда не видела тебя такой счастливой. И тебя, Рис, тоже.

— Мы действительно очень счастливы, — подтвердил Рис. — И очень любим друг друга.

Ричард и Холли рассмеялись.

— Это мы тоже видим.

— Майк никогда в это не поверит, — смеясь, сказал Ричард.

— Думаю, поверит, — возразила Аланна. — Майк только притворяется таким равнодушным.

Придет время, и он тоже безумно влюбится.

Рис и Ричард громко рассмеялись. Холли и Аланна, переглянувшись, улыбнулись.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ