КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471703 томов
Объем библиотеки - 691 Гб.
Всего авторов - 219946
Пользователей - 102223

Впечатления

Витовт про Щепетнов: Изгой (Боевая фантастика)

Хороший цикл, но недописаный. Возможно в планах автора закончить приключения попаданца в мире фентези.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovik86 про Кузнєцов: Закоłот. Невимовні культи (Космическая фантастика)

Книга сподобалася. На мою думку, найкраще читати так, як пропонує автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Ратникова: Обещанная герцогу (Фэнтези: прочее)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Вульф: Вагина (Эротика, Секс)

В женщине красивей вагины только глаза :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Воевода (Альтернативная история)

надеюсь автор не задержит продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

… без обязательств (fb2)

- … без обязательств 818 Кб, 380с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - TanzaLiz

Настройки текста:



Tanza Liz
… без обязательств

Глава 1

У вас было такое, когда вы чувствуете и видите, что ваша жизнь рушится в одночасье, а вы ничего не можете с этим поделать? Вот именно так и случилось в жизни Реджины Миллс. Счастливая жизнь, которая была у женщины, быстро развалилась на кусочки всего за один «прекрасный» день.


Утром проснувшись в отличном настроении, хотя ее любимого мужа и не было рядом. Приняв утренний душ, брюнетка спустилась в гостиную, где ее со счастливой улыбкой на лице ждала их домработница Марисабель, но все ее звали Мери. Эта женщина присутствовала в их семье с первого месяца семейной жизни. Замужем Реджина была уже 12 лет, и без скромности она могла сказать всем, что очень счастлива (пометка: была счастлива).


– Доброе утро, Реджина, – поприветствовала Мери.

– Привет, а где Стив?

– Я не знаю. Я его не видела со вчерашнего обеда.

– Да?! Я если честно не знаю, ночевал ли он дома. Вчера я так устала, что едва добравшись до постели, уснула.

– Тебе кофе, как обычно? – спросила Миллс женщина.

– Да, спасибо. Принеси, я буду в кабинете, – сказала брюнетка и удалилась в свой небольшой, но уютный кабинет.


Реджина Миллс поистине считается бизнес-леди. У нее своя очень известная логистическая компания, которую она подняла за несколько лет от маленького офиса на окраине Нью-Йорка, до одной из самых известных и прибыльных компаний Соединенных Штатов Америки.

Утренний звонок ее помощника ее ничуть не удивил, – Да, я слушаю тебя, Адам.

– Реджина, где Стив? Он не появляется со вчерашнего обеда, мы не можем попасть в базу данных, и на все счета доступ закрыт.

– Что? Что это значит? – не сдерживая эмоций, крикнула Реджина и увидела на своем рабочем столе письмо, – я перезвоню.

– Но… – послышался недовольный голос.

– Я сказала, – сказала и бросила трубку Миллс.

Когда женщина развернула конверт, сердце сжалось.


«Дорогая моя и любимая Реджина.

Прости меня, но у меня не остается выхода. Я знаю, что ты меня возненавидишь после этого, но я должен. Хочу сразу предупредить, я забрал всю свою долю из нашего бизнеса. Точнее не только свою. Счета разблокируются к обеду, не переживай. А еще маленькое – мы с тобой развелись вчера. Поздравляю. Ладно, любимая, мне пора. Желаю удачи.

С любовью, Стив».


Очень медленно смяв письмо, Реджина со страшным криком смела все со своего рабочего стола.

– Сволочь! Ублюдок! Да, как он смеет? Он палец о палец не ударил, когда я поднимала эту компанию. Что значит свою долю?! У него там не было ни цента. Тварь. Найду, уничтожу! – яростно кричала Миллс.

Но тут раздался звонок в дверь, Миллс услышала несколько голосов, а потом панический голос Мери.

– Реджина!


Брюнетка с яростным взглядом выбежала в гостиную. На пороге стояла светловолосая симпатичная девушка с ребенком на руках. Девочке от силы было лет пять.

– Реджина, это девушка говорит, что она будет тут жить, – еле промямлила Мери.

– Можно поинтересоваться на каком это основании? – процедила Реджина.

– Эмма Свон, – сказала блондинка и беспардонно вошла в дом, – красивый домик, – оглядываясь по сторонам, говорила блондинка, а потом прошептала, – как раз подходит, – и отпуская неугомонную девчушку на пол, которая тут же скрылась за первым же поворотом, – Лилит, только не разбей там ничего, – крикнула вдогонку Эмма.

Миллс и Мери были в шоке от проявленной девушкой наглости. Побыв еще несколько секунд в ступоре, Мери побежала за этим белокурым ураганом.

– Простите, а вы кто такая? – приближаясь, гневно спросила Реджина, не сводя глаз с Эммы.

– Миссис Миллс, у вас со слухом проблемы? – повернулась к брюнетке блондинка, – я Эмма Свон, и как правильно сказала ваша домработница, я буду здесь жить, – выдала наглая девушка и продолжила изучать дом, заходя в шикарную гостиную.

– Слушайте, что вы Эмма Свон и что вы тут… типа жить собираетесь, я и с первого раза услышала. Мне больше интересно, на каком основании? – проходя за девушкой, спросила Миллс, как услышала, что что-то разбилось.

– Реджина, твоя ваза, – завопила Мери.

– Так, быстро успокойте своего ребенка, пока она мне весь дом не разрушила, – продолжила брюнетка.

Эмма лишь улыбнулась на это.

– Боюсь, что это невозможно. Лили очень неугомонный ребенок. Вся в отца, кстати, где он? – присела на диван, стоящий посередине огромной комнаты, блондинка.

– Позвольте узнать, кто ее отец? – продолжая удивляться наглости девушки, спросила брюнетка.

– Стив Миллс. Ваш муж, – спокойно выдала блондинка и увидела, как ее маленькая девочка со всех ног и с безоблачной детской улыбкой бежит к ней и запрыгивает на колени.

– Мамочка, там так классно. Там есть качели во дворе, – воодушевленно пропел ангелок.

– Милая, я рада, что тебе нравится, – чмокнула в розовую щечку Эмма и посмотрела, как просто онемела ее собеседница.

– А… Стив? А эта с позволения сказать сволочь, – придя в себя смеясь, выдала Миллс, – ну тогда можете отправляться к нему, вы то явно знаете, где этот урод скрывается, теперь.

– Милая, иди, поиграй еще, – отпустила из объятий девочку Эмма, и та с визгом радости убежала куда-то вглубь дома.

– При ребенке бы хотя бы постеснялись выражаться, миссис Миллс. Или ваши манеры оставляют желать лучшего? – усмехнулась Эмма, и встала с дивана, приближаясь к Реджине.

– Извините, но я никак не могу выразиться о своем теперь уже бывшем муже, – ухмыляясь, ответила Миллс, – поэтому мои манеры тут не причем.

– Бывшем муже? – удивилась блондинка, – ха. Так этот подлец и вас бросил?

– Позвольте, а можно мне поинтересоваться, сколько лет мне изменял этот гад, и почему вы пришли ко мне именно сейчас? – чтобы сопоставить все факты, уточнила Реджина.

– Лилит скоро исполнится 6. Он бросил нас, когда только узнал, что я беременна. Что произошло в его жизни за эти годы мне, честно говоря, наплевать, как наплевать и на него. Я тогда уехала сразу поле расставания. А сейчас, мы снова вернулись в Нью-Йорк, и я хочу забрать его долг за эти почти шесть лет, – ответила блондинка, но, ни один мускул на ее лице не дрогнул.

– Ах, вам нужны деньги?! Ну, этот вопрос не ко мне, можете продолжать искать его дальше. Прошу вас покинуть мой дом, – с ехидной улыбкой протянула Реджина.

Свон ожидала такой реакции и была наготове. Она достала из заднего кармана джинс свернутый вчетверо листок и с серьезным лицом протянула его Реджине.

Это было постановление суда. В нем сказано, что Стив Миллс обязан выплатить определенную сумму денежных средств на имя Эммы Свон. А также обязуется и в дальнейшем исполнять обязанности биологического отца ее ребенка. Если же по каким-либо причинам, он не сможет исполнять свои обязанности, то за него их должна исполнить Реджина Миллс его жена и официальный опекун.

Глаза Реджины вылезли на лоб, когда она прочла постановление суда.

– Что? Почему я? Это он с вами кувыркался, заделал вам ребенка, а я должна выплачивать за него алименты?! Нет, этого не будет. Вы сейчас заберете своего ребенка и уберетесь из моего дома, – выдала гневную тираду Миллс.


На этих словах в комнату вновь забежал белокурый ангел, и запрыгнула на руки матери. Но увидев гневное лицо женщины, разговаривающей с ее мамой, только сильнее прижалась к Эмме и уткнулась лицом в ее грудь.

– Лили, все хорошо, – успокаивала блондинка, гладя ребенка по волосам, – миссис… простите, мисс Миллс, – исправилась блондинка, – если вы не выполните постановление суда, мне придется обратиться в полицию.

– Реджина, этот ребенок просто ураган, она меня так измотала. А я ведь уже не молодая, – запыхавшись, сказала Мери.

– Мери, иди, завари мне кофе, а то тот я так и не выпила, – женщина кивнула и удалилась.

Реджина посмотрела на ребенка, – мисс Свон, я заплачу. Только вы немедленно вы… уходите из моего дома, – как можно спокойнее сказала Миллс.

– В постановление написано, что мистер Миллс обязан обеспечивать безопасность своему ребенку. Нам некуда идти, мисс Миллс, и мы остаемся здесь, – уверенно отчеканила блондинка.

– Я сниму вам квартиру и выплачу весь долг, сколько он должен, – процедила Реджина, из последних сил сдерживая себя в руках.

– Там написано, – выдала блондинка.

Малышка в это время выбралась из объятий Свон и подошла очень близко к Реджине. Она взяла ту за руку, стараясь привлечь ее внимание.

Миллс посмотрела в листок, но теплое нежное прикосновение ее отвлекло.

– Ты чего? Иди к маме, – кивая в сторону Эммы, как можно холоднее сказала Миллс и вновь посмотрела в бумагу, – что? Вы, что заделали золотого ребенка?

Но ангелок не отпустил руки, и продолжила держать холодную ладонь женщины в своей маленькой ладошке, – поиграй со мной, – сказала девочка, отвлекая обеих женщин от изучения бумаг.

Миллс смотрела на ребенка и не знала, что ей ответить.

– Ты это… иди, поиграй, – промямлила брюнетка, – вы сейчас уже с мамой поедете домой…

– Реджина, твой кофе, – ставя на столик чашку с ароматным напитком, сказала Мери.

– Спасибо. Подожди, ты сейчас проводишь мисс Свон.

– Мы же уже дома, – пролепетала малышка и повернулась к маме с надутыми губками.

– Нет, милая, мы не дома, – присела на корточки Свон и взяла маленькие ручки в свои, – но эта тетя, – Свон взглянула на Миллс, – сделает так, что у нас будет свой дом. Ли, ты помнишь, что мне обещала?

– Нет, – резко выдала девочка и скинула руки матери от себя, – это ты мне обещала дом. Я никуда отсюда не уйду, – крикнула малышка и вновь убежала из комнаты.


Мери выдохнув, опять пошла в сторону, где скрылась девочка.

– Мисс Свон, я не могу выплатить вам всю сумму, так как этот… мой бывший муж вчера свалил с моими деньгами и заблокировал мне все счета до обеда. Поэтому я даже не знаю, сколько денег вообще у меня есть, – спокойно говорила Реджина.

– Даже так? – выдала с усмешкой Свон, – значит, вы в какой-то мере должны меня понять, – и снова села на диван, – я не намерена ждать, мисс Миллс. Мне нужны деньги, а моей дочери крыша над головой, а иначе я просто звоню в полицию, и у вас опечатывают дом.


Миллс уже собиралась вышвырнуть блондинку, как у нее зазвонил телефон, и она пошла отвечать на звонок, кинув, перед тем как уйти гневный взгляд на Свон.

– Да, Адам.

– Реджина, это катастрофа. Он обнулил несколько наших счетов, – в панике кричал Адам.

– Нет, этого не может быть. Он написал, что забрал только свою половину. Сколько у нас денег? – процедила Миллс.

– Те деньги, что сейчас в обороте и на счетах компании не более семи, – выдохнув, сказал помощник.

– Сволочь, ублюдок, тварь! Если я только его найду, да я ему оторву все, что можно. Придурок, идиот, что он наделал?! – кричала на весь дом Реджина.

– Нас спасло то, что деньги из оборота без твоего ведома достать нельзя.

– То есть если бы ему удалось забрать еще пару миллионов, то мы были бы банкротами? – сдавливая кулаки до боли в костяшках, спросила Миллс.

– Да, хорошо бы чтобы нам хватило в этом месяце, а потом что-нибудь придумаем, – сказал Адам.

– Ладно, пока, – сказав, брюнетка повесила трубку.

Выдохнув, она вернулась в гостиную к Эмме.


Эмма в это время преспокойно сидела на диване и всматривалась в окружающую ее обстановку. Смутные сомнения одолевали блондинку, но по-другому она просто не могла поступить.

– Проблемы, мисс Миллс? – услышав гневные крики Реджины из соседней комнаты, поинтересовалась блондинка.

– Да, мисс Свон. Только теперь они не у меня одной, – присаживаясь в кресло, сказала Миллс.

– Расскажите? – поинтересовалась Свон, уже спокойно и с долей интереса и сочувствия.

– Эти проблемы теперь и у вас. Мой дорогой муж и ваш бывший любовничек обнулил несколько счетов моей компании, поэтому вам предстоит не скоро увидеть свои деньги, – прошипела Реджина.

Свон сдерживала порывы гнева, она не хотела ждать больше, чем итак прождала. Ей нужны были деньги, здесь и сейчас. Эмма встала с дивана и оценивающе осматривала дом.

– Мисс Миллс, деньги мне нужны немедленно и я не шутила, говоря, что позвоню в полицию, – Свон достала мобильный телефон, – у вас отличный дом, не хотелось, чтобы его забрали у вас, но вы не оставляете мне выбора, – сказала Свон и стала искать номер в мобильном.

– Мисс Свон, что вы сейчас от меня хотите? У меня нет денег, чтобы отдать долг. Если я сейчас вам заплачу, то моя компании пойдет на дно, и тогда вы больше не получите вообще ничего, – через сжатые от злости зубы, сказала Реджина.

– А меня должны как-то волновать ваши проблемы? – с презрением спрашивала Эмма.

– Сколько вашей дочке? Шесть?! А я думаю, что вы хотите своему ребенку хорошо будущее. Образование в хорошей школе, университете, не так ли? Тех денег, которые я вам дам, вам хватит на обычную заурядную жизнь, но ничего большего, – зная о своем шатком положении, говорила Реджина.

– Мисс Миллс, вы, верно, меня не правильно поняли, – снова села на диван блондинка и прямо смотрела на Миллс, – мне не нужно, чтобы вы обеспечивали жизнь моей дочери. Это я и сама могу сделать. Я пришла лишь забрать то, что нам принадлежит по закону. И еще раз повторю, я не намерена ждать. Если вы не в состоянии выплатить долг сразу, то я намерена забрать ваш дом прямо сейчас, – была очень уверена в своих словах блондинка.

Реджина сжала кулаки до побелевших костяшек.

– Мисс Свон, я еще раз вам повторяю, что у меня нет сейчас денег, вернуть вам долг. Хотя постойте, я просто оспорю ваше постановление в суде. Я не являюсь этому ребенку никем, поэтому вообще не обязана ничего платить.

– А на адвокатов у вас значит, есть деньги? – усмехнулась Свон, но в тоже время глубоко задумалась, – сколько нам придется ждать, мисс Миллс? Год? Два? У меня нет столько времени. Я вам дам 2 месяца, если за это время вы не выплатите мне всю сумму полностью, то я вас уверяю, ни один адвокат не сможет вам помочь, – высказалась блондинка.

– Лилит, Лилит, мы уходим, – крикнула Свон, так, чтобы дочурка услышала, но в ответ женщины лишь услышали звон разбившегося стекла.

– Реджина, сервиз, – послышался вопль Мери с кухни, – этот ребенок просто… какое-то недоразумение, – продолжала причитать женщина.

Миллс выдохнула, – я подумаю и посоветуюсь со своим юристом, а теперь я бы вас попросила, – показывая на дверь, сказала Миллс.

Свон встала с дивана и пошла в сторону звука.

– Ли, быстро подойди, – грозно прикрикнула Эмма, и тот час из-за угла показалась белокурая голова с опушенным лицом вниз, – мамочка, он сам, я не виновата.

– Ли, сколько тебе раз говорить, не трогать хрупкие вещи. Да и вообще чужие вещи, – строго высказалась блондинка, а малышка лишь надула губки и отвернулась от матери.

– Мисс Миллс, простите, что напоминаю, но вы обязаны обеспечить безопасность Лилит. Вы что-то говорили по поводу квартиры? Я могу вас выслушать подробно.

«Черт! Еще и квартира».

– Давайте сейчас я вас дам сотню, и вы снимите какую-нибудь квартиру, – спокойно сказала Реджина, уходя за деньгами.

– Сотню, Миллс, ты дашь официанту в ресторане, – все же не выдержала блондинка и перешла на «ты», громко крикнув.

– Знаете, что, мисс Свон? Выметайтесь из моего дома, ждите свои два месяца подальше отсюда, – крикнула Миллс, размахивая руками. Женщина была в ярости от заявлений этой нахалки.

Тут опять появилась Мери с какими-то бумагами.

– Реджина, там принесли какие-то счета и просят тебя их оплатить.

– Мисс Миллс, если я уйду, то вернусь с полицейскими и судебными приставами. Решать вам, – злобно кинула блондинка и взяла испуганную малышку на руки.

– Что ты сейчас от меня хочешь? – продолжая изучать принесенные Мери счета, спросила Миллс.

– То, что моей дочери принадлежит по праву. Мы остаемся в этом доме, и если вы, мисс Миллс, действительно не хотите привлекать властей, то больше не посмеете выгнать нас, до тех пор, как вы сможете выполнить предписание суда. Мисс Миллс, я иду вам на встречу, давая 2 месяца, так подумайте хорошо, прежде чем дать ответ, – серьезно и с долей холодности в голосе проговорила Свон.

Реджина прокашлялась, обдумывая разные варианты событий.


«Если я ее выгоню, то мой дом отберут, и я не успею даже опротестовать это решение. Если я выплачу долг этого идиота, то моя компания завтра же пойдет ко дну. Если я ее оставлю в своем доме с ребенком, это будут два самых мучительных месяца в моей жизни, но за это время можно попытаться что-то придумать. Да, именно третий вариант мне подходит»


– Хорошо, вы можете остаться жить здесь. Но у меня условие – вы живете своей жизнью и никак не трогаете меня. Мери, подготовь комнату.

– Но Реджина… – увидев взгляд хозяйки, Мери замолчала и пошла, исполнять приказ.

– Отлично, с таким же условием и с вашей стороны, – выдала блондинка.

– Мы остаемся? – спросил ребенок у матери и та, кивнув, отпустила малышку на пол.

– Спасибо, – подошла и крепко своими маленькими детскими ручками обняла Реджину Ли.

Миллс стояла, разведя руки с бумагами в стороны, и смотрела вниз на ребенка, от неожиданности она не могла даже ничего сказать.

– Реджина, а какую им комнату подготовить? – послышался голос со второго этажа.

– Дальнюю, – крикнула Реджина, – она самая большая, – пояснила она, – малыш, хочешь поднимись и посмотри, – тихо сказала брюнетка, погладив Ли по голове.

Эмма смотрела на дочь и Миллс, но отчего-то не хотела влезать в их разговор или просто мешать.

– Ли, я пойду за вещами, – сказала блондинка и вышла на улицу к машине.

А малышка так и продолжала стоять и обнимать незнакомую женщину, качая головой, отвечая на ее вопрос.

Реджина не могла придти в себя, но собравшись с духом отстранилась от ребенка.

– Иди, помоги матери, а у меня дела, – как можно холоднее сказала Миллс и пошла в свой кабинет, разбираться с новой проблемой.


Из багажника черной Ауди Эмма достала небольшой рюкзачок, явно принадлежащий дочери и свою спортивную сумку. Это были все оставшиеся их вещи. Захлопнув дверь и поставив авто на сигнализацию, Эмма еще раз отметила расположение этого дома.

Улыбнувшись своим мыслям, блондинка зашла в дом, как ей на шею вновь прыгнула девчушка.

– Ли, я же тебе не дядя Алекс, – засмеялась блондинка и малышка сразу спрыгнула с рук матери, – ну, что пойдем, посмотрим, нашу комнату? – подмигнула Эмма и, взяв дочь за руку, они вместе пошли на второй этаж.


Миллс смотрела на новые счета, которые неожиданно свалились на ее голову.

– Нет, ну он точно меня решил разорить. Почему я должна все это оплачивать? Он развлекается. Рубашка за 700$, летний костюм за 2500$, сволочь! – брюнетка держалась за голову так как счет выходил практически на 18 000$.

Она услышала, что блондинка вернулась в дом и хотела кое-что у нее уточнить и подслушала разговор девушки с Ли.


– Мисс Свон, может у вас все же есть, где пожить несколько месяцев, например у дяди Алекса? – выходя из кабинета, спросила Миллс.

– Нет, мисс Миллс, – не став ничего разъяснять, грубо ответила Свон, уже стоя на лестнице и смотря сверху на Реджину, – а подслушивать это как минимум не прилично, тем более вам, – и уже окончательно поднялась на второй этаж и направилась по коридору в дальнюю комнату, как и сказала Реджина.

– Я в своем доме, что хочу, то и слушаю, – крикнула Миллс. Она поднялась в свою комнату, так как женщина до всего произошедшего собиралась на работу.


– Да, Реджина, – послышался голос из трубки телефона.

– Адам, ты что-нибудь узнал?,

– Да, но порадовать тебя нечем.

– Говори уже, – ожидая только худшего, сказала Миллс.

– Стив уехал за пределы США. Его следы теряются на Коста-Рике.

– Мне безразлично, где теряются его следы, мне интересно, куда делись мои деньги?

– Счета мы тоже отследить до конца не смогли, но парни сейчас работают, чтобы вернуть те деньги, которые он сохранил на Швейцарском счете, о котором он думал, что не знаешь ты.

– Он всегда был придурком. Ладно, Адам, держи меня в курсе, сегодня меня не будет, у меня тут другие проблемы.

– Хорошо, Реджина. Пока.


Предоставленная комната и впрямь оказалась большой. Огромная двуспальная кровать посередине. У окна небольшой рабочий столик. По правую стенку уютный диванчик. Стены тепло голубого цвета. Гардеробная, ванная комната расположены по левую стену. Из окна был виден небольшой дворик. С зеленым газоном и большими качелями на нескольких человек.

Зайдя в комнату, Эмма не удержалась от улыбки. А Лилит вырвалась от руки матери и, не обращая внимания на Мери, которая застилала постель, прыгнула прямо на кровать, безумно радуясь и начиная прыгать посередине.


– Лилит! Слезь сейчас же, – скомандовала блондинка, видя, как Мери недоуменно смотрит на малышку.

Но Ли своенравный ребенок и не привыкла с первого раза слушаться мать. Тогда Эмма подошла к малышке и, схватив за маленькую ручку, быстро согнала маленькую проказницу вниз.

– Лилит, – грозно выдала Эмма, смотря на дочь, а потом перевела свой взгляд на женщину, – простите, Мери. Вы правильно сказали, она недоразумение. Мое недоразумение.

– Ничего страшного, она, как и все дети, просто непоседа, – по-доброму сказала женщина, – я пойду, проверю, как там Реджина, а вы располагайтесь. Полотенца можете взять в шкафу, – добавила Мери и вышла из комнаты.


Когда Мери зашла в комнату Миллс, брюнетка сидела на кровати и в задумчивости крутила в руках телефон.

– Реджина…

– Да, Мери. Они разместились?

– Да. Это Лилит такая забавная, – подходя к Реджине, сказала Мери.

Реджина выдохнула и улыбнулась.

– Все хорошо?

– Все замечательно, Мери. Просто замечательно.

– Реджина, не переживай, ты как всегда справишься.

– Конечно, справлюсь, но сначала я решу другую проблему. Пойду, проверю наших гостей, – сказала Миллс и пошла в комнату Эммы и Ли.

Глава 2

Эмма и Лилит осматривали их комнату. Лили за считанные минуты осмотрела все уголки, все шкафчики, ванную, гардеробную. Побывала везде, где только можно. Эмма смотрела на свою малышку и только улыбалась.

– Лили, – Свон остановила дочь в то время, когда она уже полезла под кровать, – подожди. Успеешь еще, – посмеялась Эмма.

– Ли, – уже серьезно говорила мать, – ты помнишь, что мне обещала?

Малышка вмиг тоже стала серьезной и посмотрела на мать совершенно осознанными глазами, – я помню, мамочка.

– Повтори.

– Наши проблемы – это наши проблемы и никого больше не касаются.

– Умница моя, – Эмма поцеловала дочурку в лоб, – и все это только наш семейный секрет.

– Да, – улыбнулась малышка. Ей нравилась эта игра, как назвала ее Эмма.

– А сейчас давай располагайся. Ты же у меня умница. А маме нужно съездить по одному важному делу. Только Лилит, пожалуйста, не докучай ни тете Мери, ни мисс Миллс, – строго говорила Эмма, а потом услышала стук в дверь.

– Войдите.


– Ну что, мисс Свон, вас все устраивает? – заходя в комнату, спросила Реджина.

– Да, мисс Миллс. Вполне уютно, благодарю, – спокойно ответила блондинка и стала вновь рыться в сумке.

– Хорошо. Тогда если вы хотите есть, Мери вас накормит, обед и ужин, когда захотите. Если есть какие-то вопросы задавайте их сейчас мне или просто обращайтесь к Мери, – в какой-то степени дружелюбно предложила Реджина.

Свон удивленно посмотрела на Миллс. Она совершенно не ожидала такого добродушного отношения, особенно после того как Эмма сама вынудила ее оставить их в ее доме.

«И что она этим добивается? Что я откажусь от денег? Или может она на самом деле такая хорошая?»

– Мисс Миллс, у меня к вам и вправду есть одна просьба, – посмотрела на Реджину Эмма.

– Какая? – посмотрев на неугомонную Лилит, спросила Реджина.

– Мне нужно отъехать на пару часов. Я могу оставить Лилит с вами? – ответила Эмма и увидела, как Реджина следит за действиями малышки, которая в это время раскрыла свой рюкзачок и достала свою любимую мягкую игрушку – белоснежного кролика.

– Спросите у Мери, мисс Свон, у меня куча работы, – отрывая взгляд от ребенка, ответила Миллс, – что-то еще?

– Да, – сказала блондинка и посмотрела на Лилит, – но только давайте не здесь.

– Как хотите, можем пройти в мой кабинет, – уходя, сказала Миллс.

– Лили, я ушла. Пожалуйста, слушайся тетю Мери, и очень тебя прошу веди себя так как нужно, – чмокнула Эмма на прощание малышку, оставляя ее играть на кровати, прекрасно зная, что первые полчаса она просидит так.


– Мери, Мери можно вас? – окликнула блондинка женщину, когда только спустилась в холл.

– Да, мисс Свон, – улыбаясь, сказала женщина.

– Можно просто Эмма, – также улыбнулась Свон, но почему-то почувствовала себе неуютно.

– Хорошо, Эмма, вы что-то хотели? – уточнила Мери.

– Не могли бы вы последить за Лилит? Мне очень срочно нужно уехать, но я вернусь через пару часов, – стеснительно спрашивала блондинка.

– Хорошо, я только провожу Реджину на работу, и Лилит полностью будет под моим присмотром, – ответила женщина, как за спиной послышался властный голос Миллс.

– Сегодня я работаю дома. Поэтому просто присмотри за ребенком. И накорми, если она вдруг захочет есть, – Мери кивнув пошла наверх проверить Лилит.

– Вы хотели поговорить? Пройдемте,- заходя в кабинет, сказала Реджина.


Свон вздохнула полной грудью и пошла в кабинет за Миллс.

Но зайдя, туда Эмма сразу почувствовала запах власти. Совсем не такой, как в гостиной, или в их комнате. Здесь чувствовался стержень и холодность.

Эмма остановилась около дверей. Утренняя встряска отняла много сил у блондинки и сейчас она отчего-то начинает робеть.


– Что замерли, мисс Свон? Присаживайтесь, – сидя в своем рабочем кресле, спросила Реджина, – так о чем будет наш разговор?

Свон немного вздрогнула, но не стала показывать как ей неуютно в этой комнате. Она откинула мысли в сторону и присела на предложенное ей место.

– Мисс Миллс, хочу, чтобы у нас не было каких-либо недомолвок или недосказанности. Мне необходимы гарантии, что через 2 месяца вы выплатите сумму долга и в последующие будете исправно перечислять алименты на счет Лилит.

На Реджину опять накатила волна ярости.

– Мисс Свон, вот объясните мне, почему я должна платить за развлечения моего бывшего мужа? Он обчистил мои счета, повесил уйму долгов, еще и вас в придачу. Я скажу вам так, если мне за эти два месяца не удастся найти эту сволочь, я выплачу вам весь долг, накопившийся за шесть лет. А на счет исправно платить алименты… уж простите. Я не намерена содержать ребенка, который не имеет ко мне никакого отношения.

– А что делать мне? Этот ублюдок воспользовался мной, бросил беременной в чужом городе, скрывался столько лет, пока я случайно не вышла на него. Пока не нашла ту ниточку, по которой этот подлец обязан был ответить. Почему моя дочь должна страдать из-за этого урода? – вдруг разоткровенничалась Эмма, но все же вовремя прикусила язык, не давая волне гнева и недовольства выплеснуться наружу, – мисс Миллс. Вы правы. Вы не обязаны по моральным принципам расплачиваться за него. Но вы сами подписали с ним брачный договор и документ, по которому все его долги теперь на вас. Так что простите, мисс Миллс, но вы обязаны мне по закону.

– Чертов ублюдок! – выругалась Миллс.

Женщина понимала, что когда она подписывала этот брачный договор, она была слепа и свято верила, что проживет с этим человеком всю жизнь, так как безгранично его любила.

– Мисс Свон, какую бумагу я должна подписать, чтобы дать вам гарантии? Но так как гарантии даю вам я, вы мне тоже должны их дать. Когда я выплачу вам всю сумму, вы в этот же день собираете свои вещи, и уезжаете из моего дома, и больше я с вами никогда не встречаюсь.

– Идет, – согласилась блондинка и достала документ, который заранее и приготовила, – 2 месяца, мисс Миллс, и вот счет Лили на который вы впоследствии будете отсылать деньги до достижения Лилит 18 лет, – протянула документ Свон.

Реджина с удивлением посмотрела на Свон, – а вы подготовились к разговору, можно поинтересоваться, откуда у вас этот документ?

– Я – юрист, мисс Миллс. Моя работа составлять такого рода документы. Поэтому можете не бояться. Здесь все правильно и по закону.

– Тогда я ознакомлюсь и вечером передам вам документ, – забирая бумагу, сказала Миллс, – вы куда-то собирались, не опоздаете?

– Машина всегда при мне. Да и город я отлично знаю. Не опоздаю, мисс Миллс, – вставая, ответила Эмма и пошла к двери, – вечером жду подписанный документ. Не в ваших интересах противиться.

– Не в ваших интересах на меня давить, – усмехнувшись напору блондинки, ответила Реджина.

Свон также усмехнулась и скрылась за дверьми кабинета и как только вышла оттуда почувствовала нереальное облегчение. Все-таки атмосфера этой комнаты сильно давила на Свон. Но Эмма отбросила эти мысли и вышла из дома, садясь в авто и уезжая.


Реджина уже около часа занималась проверкой отчетов фирмы, как ее телефон зазвонил. Откинувшись на спинку кресла, она сняла трубку.

– Да, Адам.

– Реджина, прости, но я тебе еще вчера забыл сказать, что сегодня назначено собеседование на должность главы юридического отдела. У этой девушки очень много положительных рекомендаций, а сейчас нам, как некогда нужен хороший юрист.

– А где у нас Симона? – спросила с интересом Миллс.

– Она же уволилась неделю назад, а тот юрист, которого Сью взяла, да он просто некомпетентен.

– Можно узнать, почему у меня на фирме происходит черти что, а я узнаю об этом именно в это «прекрасный» для меня день? Против меня сговорился весь мир?! – с сарказмом яростно кричала Миллс.

– Ну, ты две недели была занята транспортной логистикой, что я не смел тебя тревожить. Я же даже представить не мог что…

– Заткнись. Об этой сволочи, я даже не хочу разговаривать. Так, посмотри ее резюме, пообщайся, дай ей пару неправильных документов, и если она проявит свою компетентность…

– Я все понял. Буду держать тебя в курсе.

Когда Реджина закончила разговор, ее эмоции зашкаливали, поэтому ее мобильник с силой полетел в стену, разбиваясь на множество осколков.


Перед взором Свон предстало шикарное высотное здание в самом центре Манхеттена. Офис, в который ей следовало попасть, находился на 37 этаже.

Лифт привез блондинку к дверям «MLC» – самой крупной логистической корпорации в городе.

Весь этаж был отдан под администрацию. Руководство и разнообразие отделов все находилось здесь.

Эмма медленно, изучающее осматривала коридор. Стеклянные двери, небольшие кожаные диванчики, множество кабинетов и разнообразных отделов. Все здесь отдавалось отменным вкусом и строгостью, присуще подобным офисам.

Свон прошла по коридору и остановилась в приемной возле кабинета 371. Кабинета главы корпорации.


– Здравствуйте, а вы кто и по какому вопросу? – спросила секретарь главы компании.

– Добрый день, я Эмма Свон. Я пришла на собеседование, – ответила Эмма и почувствовала неловкость, не зная даже, как зовут главу компании, так сильно она обрадовалась, когда ей позвонили с предложением.

– Но миссис М… – как тут девушку прервал мужской брутальный голос.

– Вы, наверное, мисс Свон?! Ее сегодня не будет, – кивнув головой на кабинет, он продолжил, – вы поговорите со мной. Я Адам Грэй, прошу пройти в мой кабинет.

Эмма согласно кивнула и направилась в соседний с кабинетом главы компании кабинет.

Зайдя внутрь Эмма, наконец, поздоровалась.

– Добрый день, мистер Грэй.

– Присаживайтесь. Мисс Свон, я читал ваше резюме, поэтому вы сейчас здесь, – сев за свой стол, сказал мужчина.

Эмма присела и сказала:

– Благодарю за предложение и сегодняшнее собеседование. Я давно хотела поработать в подобного рода компаниях.

– Вам очень повезло, что у нас освободилось это место. Наша компания самая крупная в Нью-Йорке в этой сфере, – улыбаясь, сказал мужчина.

– Да. Я наслышана. О вашей компании говорят, как о самой стойкой и конкурентоспособной. Но мне так не довелось узнать. А как расшифровывается MLC? – с неподдельным интересом спрашивала Эмма.

Мужчина улыбнулся.

– «Mills Logistics Corporation» – расшифровал Адам, – Реджина сама с нуля отстроила эту компанию, это можно сказать ее детище.

У Эммы открылся рот от удивления, и она даже не знала, что сказать. Чувствовалось, что весь мир крутится на одном месте и главная героиня в нем Реджина Миллс.

– Вы хотите сказать. Реджина Миллс – глава корпорации? – сглотнув, все же озвучила Свон.

– Да, ее сегодня не будет из-за личных проблем, а так вы бы уже сегодня с ней познакомились. Сотрудников на такие высокие должности она отбирает сама, – спокойно сказал Адам.

«Да. Личные проблемы! Муж сбежал. Прихватил все деньги. Да еще и его подстилка с ребенком заявилась и требует денег и содержания. Да, это точно личные проблемы!»

Эмма переваривала информацию и уже несколько раз хотела распрощаться с Адамом и с идеей устроиться здесь, работать, но. Но Эмме катастрофически была необходима работа, а такой должности ей больше не предложат и она решила искусить судьбу дважды. Попытаться и здесь заставить Миллс взять ее. Все же она отменный специалист, а логистика и сфера услуг были ей всегда притягательны, и она решила рискнуть.

– И это правильно. И все же раз ее сегодня нет, а меня принимаете вы, делаю вывод, что вам она очень доверяет. Так, что, мистер Грэй, давайте начнем более конструктивный разговор, – спокойно и с долей отдаленности предложила Эмма перейти к сути.

– Мисс Свон, мне очень нравится, как вы ставите вопрос. Вы очень проницательны, так как миссис Миллс действительно мне доверяет. Давайте сейчас вы расскажете мне немного о своей профессиональной деятельности, а уж потом мы перейдем к специфике работы в нашей компании, – усаживаясь поудобнее, предложил Грэй.


Эмма улыбнулась уголками губ и начала рассказывать, где, как и с какими успехами она работала ранее. Также пришлось рассказать, что работала она не в Нью-Йорке, но все же на прежнем месте у нее были и удачные сделки и выигрышные во многих случаях дела.

Грэй был доволен услышанным, его не смутило, что Эмма работала не в таких крупных компаниях, как «MLC». Порадовал момент профессионализма общения и знания всех аспектов профессии интересующих в данный момент мужчину.


– Спасибо, Эмма. А теперь, я поясню, с чем вам придется столкнуться. Логистика- это огромная сфера деятельности с большим количеством подразделений.

Мужчина кратко рассказал Свон, в чем заключается деятельность компании, с чем чаще всего связаны проблемы и непредвиденные обстоятельства.

– Вы можете сейчас посмотреть несколько документов, которые вам примерно покажут, о чем идет речь, – доставая заранее приготовленные документы, сказал Адам.

Эмма быстро пробежала глазами по документам. И для себя отметила нехитрую последовательность в них. Она усмехнулась и собрала бумаги в три разные стопки, а потом перевела свой взгляд на мужчину.


– Мистер Грэй, – с серьезным лицом начала Свон, – эти документы, – отдавая первую кучку, сказала Свон, – составлены, во-первых, не по протоколу, во-вторых, не по закону, а в-третьих, не содержат ни одного упоминания о вашей компании или ее интересах.

Грэй пробежался по документам глазами, – а что за документы у вас в тех двух стопках? – со скрытым интересом спросил он.

– В этой, – подняла стопку Эмма и также передала ее мужчине, – содержится информация о вашей компании и ее клиентах. Но как мне подсказывает мое профессиональное чутье. Такого рода договоры вовсе не выгодны «MLC» и я могу сделать вывод, что это явный фальсификат.

– Ну, а в той, – указывая на третью, спросил Грэй, хотя в душе уже принял решения на счет принятия Свон на работу.

– А эту, с вашего позволения, я изучу более подробно, – улыбнулась Свон, – мне все-таки нужно войти в курс вашего бизнеса. И еще, если вас интересует – эти документы составлены юридически правильно и не противоречат ни законам, ни условиям вашего бизнеса.

– Вы и, правда, можете изучать эти документы подробнее, так как с завтрашнего дня вы у нас работаете, – улыбаясь, сказал Адам, – поздравляю. Вы – глава юридического отдела нашей компании. Завтра вам предстоит формальная встреча с миссис Миллс, а дальше я полностью разъясню вам, ваши обязанности и вы сможете приступить.

– Благодарю, мистер Грэй, – вставая и с широкой улыбкой, Эмма пожала руку мужчине.

Попрощавшись, Свон вышла из кабинета и с ухмылкой на лице и такими же мыслями в голове пошла к машине, в полной уверенности, что сегодняшний день она омрачать ни Реджине, ни себе не будет. А завтра будь, что будет.


Реджина уже очень скоро пожалела, что в порыве гнева разбила свой телефон. Ей уже не терпелось пообщаться с Адамом и узнать, как проходит, либо прошло собеседование.


– Мери. Мери, – выйдя из кабинета, крикнула Миллс.

– Да, Реджина, – послышался со второго этажа голос женщины, и Реджина поднялась к ней.

– Отправь Сая в магазин, я нечаянно разбила свой телефон, пусть он купит новый.

– Реджина, но я отпустила твоего водителя, ты, же сказала, что не поедешь на работу.

– Вы что надо мной все издеваетесь? Это самый отвратительный день в моей жизни! – яростно крикнула Миллс.

– Ну, давай я сама схожу в магазин за телефоном?

– Нет. Ты следи за Лилит и если сможешь, когда она ляжет спать, приготовь обед, – как можно спокойнее сказала Миллс.


– Тетя Мери, а давай я помогу тебе приготовить обед? – отвлекаясь от игры, заблестели глаза у малышки.

Мери посмотрела на Реджину, тем самым спрашивая разрешение.

– Мери, только, пожалуйста, следи за ней. Там полно посуды и острых предметов, – строго сказала брюнетка.

– Ну, что, Ли, пойдем готовить? – спросила женщина у ребенка.

– Пойдем, – обрадовалась Ли, а потом достала из своего рюкзачка старый мобильный телефон Эммы, который и служил разве, что для игры, но был вполне рабочим и побежала за уже спускающейся по лестнице Миллс.

Ли еле-еле успела ухватить руку этой строгой тети, как сразу показалось малышке, и с добродушной улыбкой протянула ей телефон.

Миллс с непониманием посмотрела на розовую раскладушку в руках ребенка.

– Спасибо, малыш, – присев на корточки, сказала Реджина, – завтра я обязательно тебе его верну.

– Оставь себе. Это подарок, – отдала Лилит телефон и со смехом убежала вниз по лестнице на кухню.


Реджина еще минут пять сидела на лестнице, но опомнившись, она с радостью побежала в свой кабинет.

– Адам, – переставив сим карты, Миллс позвонила своему заместителю.

– Реджина, я звоню тебе уже около часа, что было с твоим телефоном?

– Я его разбила, теперь у меня новый. Но сейчас не об этом, рассказывай, как прошло собеседование.

– Я могу тебя обрадовать – у твоей компании новый главный юрист. Она очень профессиональна. Разобрала все документы по правильности их составления. Я тебя уверяю, что она отлично нам подходит.

– Ладно, ладно я поняла. Если ты так доволен, то я рада, что у нас новый юрист. Завтра я хочу с ней пообщаться и еще раз убедиться в твоих словах. На всякий случай подготовь документы по договору с Вудцем, он уже достал меня.

– Хорошо, Миллс, все будет сделано. Я отправил тебе несколько новых предложений по сотрудничеству, рассмотри их. Мне кажется, там есть несколько очень хороших вариантов для нас.

– Я посмотрю, пока.

Реджина повесила трубку и не могла отвести глаз от подарка Лилит, осматривая телефон с разных сторон.


Послеобеденные пробки большого мегаполиса не дали Эмме и шанса приехать домой пораньше. Всю дорогу до дома, Свон не покидала мысль о ее новой работе, а в особенности о начальнике. Перебрав уйму вариантов их завтрашнего диалога, Эмма пришла к выводу, что она не будет расстраиваться и переживать, если Миллс захочет ее сразу уволить. Специалист такого профиля, как Свон без работы не останется, тем более с ее теперешними рекомендациями и письмом окружного прокурора города Бостона, откуда и приехали Эмма и Лилит.

Время уже вечернее, а Эмма до сих пор находится в нескончаемой пробке, которая рассосется разве, что к завтрашнему утру.

– Вот, черт! Двигай, давай, дядя, – посигналила Эмма нерасторопному водителю, но даже это не спасло ее от неизбежности пробки.

Глава 3

На кухне царила атмосфера готовки и блаженный запах вкуснейшей еды, которую Мери умела стряпать настолько отменно, что ей в пору было работать в самом престижном ресторане на Манхеттене.

Лилит естественно очень помогала Мери. Разбивала яйца, месила тесто и, конечно же, опробовала себя в роли мукомола. Ей очень нравилась эта игра с готовкой и то, как Мери на это реагирует, не ругая малышку за случайно разбитое яйцо.

Вся в муке и личико, и маленькие ручки Лилит незаметно от Мери убежала из кухни. Ей очень захотелось продолжить игру в другом месте и, завидев, как Реджина заходила в свой кабинет, малышка с широкой улыбкой пошла вслед за ней с полным намерением напугать строгую тетю.


– Бу! – крикнула малышка, как только открыла дверь кабинета.

Реджина от неожиданности резко повернулась и увидела белое чудо, стоящее в дверях. Миллс непроизвольно улыбнулась.

– Я смотрю, у нас будет очень вкусный ужин? – спросила Миллс у Ли.

– Да, тетя Мери готовит пирожки. Я обожаю пирожки с вишней, – с нескрываемой улыбкой проговорила Ли, а потом увидела на рабочем столе Реджины статуэтку дракона.

– Вау, я люблю динозавров, – воскликнула малышка и схватила хрупкий предмет, внимательно осматривая его.

Миллс увидела, как стихийное бедствие в роли Ли пронеслось через весь кабинет, оставляя белые следы. Но когда она схватила семейную реликвию, сердце Реджины чуть не оборвалось.

– Лилит, поставь, пожалуйста, эту вещицу на место, – как можно спокойнее сказала брюнетка.

– Почему? – спокойно произнесла Ли, так и не поставив ее на место, а продолжая рассматривать.

– Она очень хрупкая и к тому же дорога мене, а ты маленький ураган, который сносит все на своем пути, – пытаясь придать своему голосу строгости, ответила женщина.

Малышка звонко рассмеялась, – я не ураган, я сокровище, – сказала Ли, а потом посмотрела на статуэтку и на Реджину и выдала, – а ты отними, – и проносясь мимо Миллс, выбежала из кабинета.

– Что? – не осознавая, что произошло, произнесла брюнетка, – Лилит, вернись и поставь вещь на место, – не сдвигаясь с места, крикнула Реджина.

– Отними, отними, – передразнивала малышка, заглянув в дверь, и со звонким смехом побежала подальше от кабинета.

– За что мне это наказание?- пробубнила Реджина и пошла за ребенком, – Ли, ну и где ты?

– Отгадай, – послышался голосок со второго этажа, а потом звонкий смех и топающие ножки.

– Ли, хватит играть. Спускайся, я наверх не пойду, – скрестив руки на груди, громко сказала Реджина.

– Неа, – крикнула малышка и, выглянув на лестницу, помахала статуэткой и вновь убежала.

– Лилит, ты не сокровище и не ураган, правильно сказала Мери, ты – торнадо, – сказала Реджина и от безысходности побежала наверх, – сейчас, я тебя найду.


Малышка забежала в первую же от лестницы комнату и спряталась под кровать и, закрывая рот ладошкой, старалась не хихикать.

– Ли, я все равно тебя найду. Может, ты сама выйдешь и тогда я дам тебе шоколадку, – увидев, что в ее комнате приоткрыта дверь, зайдя туда, сказала брюнетка.

Девчушка уже не могла сдержать смех и хохотнула сквозь закрытую ладошку.

Реджина услышала хихиканье и поняла, где спряталась малышка. Обойдя кровать, она резко нагнулась и заглянула под нее.

– Ага! Попался мой маленький ураган, – с улыбкой сказала брюнетка.

– Ааа, – от неожиданности закричала малышка, а потом еще сильнее засмеялась, – ты нашла меня.

– Вылезай, – взяв за ручку, Реджина аккуратно вытянула Ли из-под кровати.

– Теперь, я тебя буду искать, – с непрекращающейся улыбкой на лице и так и немытыми белыми пятнами от муки, проговорила Лилит и отвернулась к стенке, – раз…

– Ты реально надеешься, что я буду с тобой играть? – с удивлением спросила Миллс, – и, кстати, где моя вещь?

– Динозаврик хорошо спрятан и не найдется, пока ты со мной не поиграешь, – с заговорческой улыбкой сказала малышка и вновь отвернулась к стенке, – два…

– Не буду я прятаться. Ли, я, что маленькая в такие игры играть? – присев на кровать, Миллс положила ногу на ногу и придала своему лицу серьезный вид.

– А Джессика играла со мной в прятки, – надула губки малышка и скрестила руки на груди и смотрела надуто на Миллс.

Реджина с интересом посмотрела на Лилит, – а кто такая Джессика? – спросила брюнетка у девочки.

– Мамина начальница и лучшая подруга. Они были неразлучны раньше, а потом… – но тут малышка закрыла рот ладонью, задумалась и стала испугано поглядывать из стороны в сторону.

– А что было потом? – Реджина захотела хоть немного узнать о девочке и ее маме, – не бойся, я никому не расскажу, что ты сказала мне.

– Нет, – резко выкрикнула Ли, – это наш с мамой секрет.

– А давай у нас с тобой тоже будет секрет? Ты расскажешь, кто такая Джессика, а я с тобой поиграю, – с улыбкой предложила Реджина.

Лилит щурилась и взглянула на потолок, всем видом показывая, что глубоко задумалась, а потом озвучила.

– Идет, но только маме, ни слова, – приложила палец к маленьким губкам Ли.

– Конечно, это только наша с тобой тайна, – улыбаясь, сказала Миллс и села на кровать, поджав под себя ноги.

– Они с мамой любили друг друга, и меня, а потом Джессика просто исчезла. Сбежала. Бросила меня и маму, – эмоционально высказалась малышка и села, на пол прижав к себе коленки.

Миллс была ошарашена словами Лилит. Взяв себя в руки, Миллс спустилась с кровати и села на пол рядом с девочкой.

– Ли, – погладила брюнетка светлую голову, – не расстраивайся, все будет хорошо.

Эмоции маленькой девочки все же вырвались наружу и она, всплакнув, прижалась к Реджине, утыкаясь носиком той в плечо.

– Мама тоже так говорит, но даже сама не верит в это, – всплакнув выдала Ли.

– Ли, не плачь, пожалуйста. Мама верит, что все будет хорошо, поэтому и говорит, – обняв девочку и посадив ее себе на ноги, говорила брюнетка, – давай сейчас пойдем вниз и, Мери нас накормит вкусными пирожками? А потом уже приедет твоя мама.

– А как же прятки? Ты обещала, – встрепенулась малышка и вытерла носик рукавом, больше не плача и смотря на Реджину своими большими серыми глазками с измазанными белыми щечками и лобиком.

– Ты так хочешь меня искать? – вытирая рукой муку с личика, спросила Миллс.

– Это же вторая часть соглашения, – по деловому выдала малышка, – по закону, ты обязана ее выполнить.

Миллс задорно рассмеялась, – ну если только по закону, тогда я точно должна выполнить свои обязательства, – через смех выдала Реджина.

Лилит улыбнулась и вскочила с колен брюнетки и, отойдя к стенке начала считать, – раз, два, три…

Реджине ничего не оставалось, как пойти прятаться. Спустившись вниз, женщина зашла на кухню.


– Мери, меня заставили прятаться, можно я тут посижу?

– Реджина, ты хуже ребенка, – с усмешкой сказала женщина, – сиди, но этот ураган тебя быстро тут найдет.

– Я в принципе на это и надеюсь.

– Я смотрю, вы подружились? – доставая пирожки, сказала Мери.

– Ничего мы не подружились, – буркнула Миллс и попыталась взять горячий пирожок, – ау.

– А вот и нашлась, – заглянула белокурая голова в кухню, – эй. Так не честно, ты не пряталась, а ела пирожки, – ставя руки в боки, высказала Ли.

Реджина немного обожглась, и ей было больно.

– Вот сказала же, что ты хуже ребенка, – посмотрев на ожог, по-доброму сказала Мери.

– Лилит, а ты нашла с кем играть, – выдохнув, добавила она.

– Теперь ты должна мне еще одну игру, – недовольно пробурчала малышка и, подойдя к Реджине, взяла ее руку и начала дуть на обожженные пальцы, – даже я знаю, что нельзя брать горячие пирожки, – по-взрослому говорила малышка и продолжила дуть.

– Вот и ребенок это знает, – продолжая хозяйничать, вставила Мери.

– Так, хватит меня критиковать. Мери, я сказала следить тебе за ребенком, а ты что?

– Я что? Я прекрасно слышала, что Ли с тобой, и кстати больше переживала за тебя, а не за нее. И сейчас ты это доказала, – показывая на Лилит, которая продолжала жалеть Реджину, выговаривала Мери.

Ли посмеялась, – Джи, а за тобой нужен глаз да глаз. Придется мне этим заняться.

– Джи? – протянула Миллс с удивлением.

Мери засмеялась, посмотрев на лицо брюнетки, – ну, так тебя еще никто не называл.

– А мне можно, – гордо выдала Лилит и просящими глазами посмотрела на Миллс, – правда, Джи?

– Ну, может хотя бы Реджи? – в тон малышки протянула Миллс.

– Неа, – с широчайшей улыбкой сказала Ли.

Мери засмеялась еще громче, – ну что Ли и Джи будем ужинать?

– Так, Джи я только для нее, – буркнула Реджина.

– Хорошо, хорошо, миссис Миллс.

– Во-первых, мисс, во-вторых, Мери не обижайся.

Мери округлила глаза на новость хозяйки, но все, поняв, продолжать развивать тему не стала.

– Пойдемте кушать, я приготовила отменную лазанью.


Испробовав прекрасно приготовленный ужин, который оценили всеми лестными словами, Миллс и Лилит переместились в гостиную и практически весь вечер провели в непринужденной веселой обстановке. К концу вечера Реджина была вымотана настолько, что еле передвигала ногами, когда в очередной раз бежала за белокурым метеором.


– Ли, я даже на работе так не уставала, как сегодня, – устроившись в кресле, протянула брюнетка.

– Работа это скучно, а со мной весело, – устроившись на полу сказала Ли, а потом взгрустнула.

– Ли, ты чего? – увидев, что девочка задумалась, спросила Реджина.

– Уже темно, где мама? – с тревогой спросила малышка.

Миллс посмотрела на девочку и перевела свой взгляд на Мери, которая что-то вязала с кресла напротив.

– Лилит, у мамы просто дела и, кстати, ты правильно заметила, что уже поздно и тебе пора спать, – поднимая ребенка к себе на руки, улыбаясь, сказала брюнетка, – сейчас Мери тебя искупает и уложит спать. Правда, Мери?

– Нет, – снова резкий тон девчонки, – Джи, уложи меня ты, – непререкаемо сказала малышка и, встав, пошла из гостиной к лестнице.

– Ли, ну пожалуйста, хватит меня мучить. Пусть тебя искупает Мери, – с мольбой протянула Миллс.

– Джи, я жду тебя в комнате и никого больше не пущу туда, – послышался звонкий голосок.

– Хорошо, сейчас приду, – на выдохе протянула Миллс и, встав с кресла, пошла наверх.


Пока Реджина и Лилит готовились к купанию, так как это процедура должна быть по правилам, с серьезным видом сказала девочка.

– Ну, что все по твоим правилам? Пена, игрушки и мыльные пузыри, – посмотрев на Ли, спросила Реджина.

– Чего-то не хватает! – загадочно протянул ангелок.

– Чего? – от безысходности протянула Миллс и, посмотрев на ванную, перевела свой взгляд на малышку.

– Меня, – засмеялась Ли и залезла в ванную, сильно брызгаясь.

– Ли, я теперь вся мокрая, – возмутилась Реджина и подошла к ванной, где плескалась Лилит, – ну, что давай помоемся мочалкой?

– Мочалкой? – возмутилась Ли, – она же жесткая, а у меня кожа детская, нежная.

– Ли, она очень мягкая и не повредит твою нежную детскую кожу, – с улыбкой сказала Реджина и, капнув вкусно пахнущий гель на губку, брюнетка начала мыть девочку.

– Я теперь чистая и вкусно пахну, – улыбнулась Лилит, когда Реджина закончила мыть ее, – а сейчас давай вытираться, я еще сказку хочу, – встала в ванной малышка.

– Ой, слушай, мы с тобой полотенце забыли. Сейчас принесу, сядь пока в воду, чтобы не замерзнуть, – сказала Миллс и вышла из ванной комнаты.


Осмотревшись, Реджина увидела лежащее на кровати большое махровое полотенце, женщина уже хотела его взять, как в комнату зашла Мери.

– Реджина, ну, что вы искупались?

– Да, вот полотенце забыли.

– Реджина, уже 10 часов, Эммы все еще нет, – начала говорить женщина.

– На что ты намекаешь? Что она бросили Ли?

– Она оставила девочку и уехала, ты не думаешь, что она подбросила ее тебе…

– Что? – закричала Ли из ванной. Реджина забыла закрыть дверь и малышка все услышала.

Миллс кинула гневный взгляд на Мери и, схватив полотенце, побежала в ванную.


– Ли, это не так. Мама скоро приедет, – подойдя к плачущей девочке, сказала Миллс.

– Мама не бросит меня. Она не отец, она не Джессика, она никогда не бросит меня! – истерично прокричала малышка и выбежала из ванны, хватая из рук Реджины полотенце и, обернувшись в него, легла на постель.

– Ли, мама не бросит тебя. Девочка моя, не плачь, – Реджина села на кровать и погладила девочку по спинке.

Лилит продолжала плакать и дрожать под полотенцем. Слова взрослых женщин очень ранили ее. Она ведь прекрасно знает, что папа бросил ее маму, а значит и ее. И она ни за что на свете не поверит и в то, что и мама ее бросила. Никогда. Никогда этого не случится.

Реджина притянула к себе Лилит и подняла ее на руки.

– Малыш, пожалуйста, не плачь. Мери не то хотела сказать. Хочешь, мы сейчас завернем тебя в одеяльце и пойдем вниз ждать маму? – прижимая к себе малышку, предложила Миллс.

– Нет. Мама придет, когда закончит свои проблемы, – дрожащим от слез голосом, проговорила малышка.

– Значит, мы подождем, сколько понадобится, – улыбаясь уголками губ, сказала брюнетка, – Ли, прости меня, я правда не хотела, чтобы ты плакала. Чем я могу тебя развеселить?

– Почитай мне сказку, – закрывая глаза, протянула Лилит.

– Хорошо, – не выпуская ребенка из рук, сказала Реджина. Она удобно устроилась на кровати и вспомнив любимую сказку из своего детства, начала рассказывать ее девочке.


Пробка, авария, снова пробка. Именно так добиралась Эмма до их с Лилит нового временного дома. Часы показывали половину 11 вечера, а блондинка только, только подъезжала к особняку Миллс.

«Твою мать! Ненавижу Нью-Йорк. Ли, родная моя, я надеюсь, ты не испугалась. Я бегу, уже бегу. И какого черта я не узнала телефон Миллс?!»

Эмма оставила машину напротив крыльца, немало не заботясь, мешает она кому-то или нет, и бегом побежала в дом и, позвонив в дверь, стала ожидать, быстрее бы ей открыли.


Мери открыла дверь и с недоверием посмотрела на блондинку, – что все-таки вернулась?

– Что значит все-таки? – недовольно сказала Свон и прошла в дом, – где Лилит?

– С Реджиной в спальне, – грубо ответила Мери, не удостоив Эмму получить ответ на ее первый вопрос.

– Все в порядке? – утихомирив гнев, неловко спросила блондинка.

– Нормально, а если бы еще кто-то пораньше пришел, то было бы просто замечательно, – ответила женщина.

– Мери, – покачала головой блондинка, – простите меня. Нью-Йорк ужасный город, а водители неслыханные лихачи. Там была авария на 35 улице, и я проторчала в пробке больше 5 часов. Я вся извелась, я ведь даже ваш номер телефона не узнала. Как Лилит? С ней все хорошо? – рассказав, сегодняшний день, Эмма спросила про дочь, и только потом до нее дошел смысл слов Мери, – с Реджиной? Лилит с Реджиной? – не поверив, вновь переспросила блондинка и взглянула на лестницу.

– Они в спальне. Лилит, скорее всего уже спит, – утихомирив свой гнев после рассказа девушки, сказала Мери, – Реджина ее накупала.

– Мери? Реджина сама искупала мою дочь? – все больше и больше удивлялась Эмма, – простите, Мери, мне нужно к Лилит, – сказала Эмма и двинулась к лестнице.

– А ты думала, что Реджина монстр? – спросила у уходящей девушки Мери.

– Монстр? – усмехнулась блондинка, – нет, я совсем не думаю, что она монстр… – многозначительно ответила блондинка и все же пошла наверх в их с Лилит спальню.


Зайдя в комнату, Эмма увидела, как ее малышка тихо спит. Но на руках у Реджины, которая по ровному дыханию и закрытым глазам, можно сделать вывод, что тоже спит.

«Вот это да!» – безумно удивилась блондинка.

Но как бы ей не хотелось разбудить Миллс и попросить на выход из комнаты, она не могла этого сделать. Безмятежное лицо и тихое сопение практически в унисон с дочерью, не дали Эмме разбудить, ни одну, ни вторую. Поняв, что с малышкой все хорошо Эмма также тихо вышла, как и зашла и направилась на кухню.


Мери сидела за столом и пила горячий чай, как в кухню вошла блондинка.

– Где Реджина? – с уверенностью, что спустится Миллс, уточнила Мери.

– Она спит, – устало сказала Эмма, и сев за стол продолжила, – с Лилит.

Мери усмехнулась, – завтра тебе предстоит объяснить Реджине, где ты была весь день. Она целый день занималась Ли.

– Мери, вы меня совсем убиваете, – горько усмехнулась блондинка и опустила взгляд на руки, – вы правда думали, что я бросила Ли?

– Я, правда, так думала, – посмотрев в глаза блондинки, ответила женщина.

– Я бы никогда не бросила свою маленькую девочку. Ни за что не подвергла бы ее такому удару, – спокойно говорила блондинка, – пусть ее предал отец, но мать ее любит больше жизни и никогда не оставит.

– Я на это очень надеялась, – послышался властный голос Реджины. Мери вздрогнула и посмотрела на вход, где и стояла заспанная Миллс.

Эмма замерла на месте и очень медленно стала поворачиваться в сторону голоса. Жесткого, холодного, властного голоса ее будущей начальницы.

– Мисс Миллс? – вся утренняя уверенность в своих словах и силах ушла далеко в пятки, и эти самые пятки заставила Эмму встать со стула и полностью повернуться к Реджине.

– Что, мисс Свон, что вы хотите мне сказать? – скрестив руки на груди и подходя ближе в Эмме, спросила Реджина.

– Я оставлю вас, – сказала Мери и вышла из кухни.

– Я хочу поблагодарить вас за Ли, – ответила Эмма, – простите, что так надолго оставила ее на вас. Я надеюсь, она вам не очень сильно докучала?

– Ли – замечательный ребенок, чего я не могу сказать о ее матери, – оперевшись спиной о столешницу, сказала Реджина.

Свон усмехнулась, – вы правы. Ли – замечательный ребенок. Моя девочка, – игнорируя последние слова, сказала Свон, – мисс Миллс, вы просмотрели документ? – решила перейти к делу блондинка.

– Нет, – Реджина совсем забыла, что должна была ознакомиться с этим документом, – мисс Свон, с сегодняшнего дня у меня на фирме новый юрист. Завтра я с ним проконсультируюсь и вечером привезу документ вам, – ответила Реджина.

«О, черт! Пожалуй, это не лучшая идея!» – сморщилась блондинка, но тут же вернулась к обычному виду.

– Хорошо. Я думаю, ваш юрист будет очень компетентен в этом вопросе, – ответила Свон.

– Я на это надеюсь. Я с ней даже не общалась, зато мой заместитель от нее в восторге, – с усмешкой сказала Реджина, – попробуйте пирожки, Ли сегодня помогала Мери их делать, – пододвигая тарелку накрытую салфеткой, добавила брюнетка.

– Сегодняшний день один из худших проведенных в последнее время. Эта пробка совсем выбила меня из колеи, да еще я оставила мою маленькую малышку на чужих людей, – снова начала откровенничать блондинка, но переосмыслив последнюю фразу осеклась, – ой. Мисс Миллс, простите, не подумайте, что я не благодарна, просто…

– Ли, сегодня так вымотала меня, что я уже ни о чем не могу думать, – по-доброму сказала Реджина, – там осталась лазанья, чай и пирожки найдете сами. Заяц Ли у меня в комнате, – уходя добавила брюнетка.

Эмма искренне улыбнулась, – мисс Миллс, – уже, когда брюнетка выходила из кухни Эмма ее окликнула.

Миллс повернулась и посмотрела на Эмму, – вы что-то хотели?

– Спасибо, – все, что смогла выжать из себя Эмма, увидев карий взгляд Миллс.

Еще раз, кинув взгляд на блондинку, Реджина молча пошла наверх, в свою комнату.

Глава 4

Потянувшись в своей теплой и мягкой кровати, Реджина, наконец, открыла глаза. Солнце светило прямо в окно и освещало всю комнату.

– Какой ужасный сон мне приснился, но так радует, что это… – повернувшись на бок, Миллс хотела посмотреть время, девушка увидела на тумбочке розовую раскладушку, – это был не сон, – констатировала она и вновь откинулась на подушку.

Потратив около получаса на утренние процедуры, Реджина спустилась вниз при полном офисном параде. Черный пиджак и юбка-карандаш идеально сидели на фигуре Миллс, белая блузка отлично подчеркивала строгость наряда.


– Доброе утро, Мери, – заходя в столовую, сказала Реджина. Любимый кофе и тосты с джемом уже стояли на столе в ожидании Миллс.

– Доброе, Реджина, – сказала женщина и скрылась за дверью кухни.


– Мамочка! – воскликнуло белокурое чудо, и Эмма тут же разлепила глаза и широко улыбнувшись, обняла свою дочурку.

– Доброе утро, Лили, – поцеловала белоснежную головку Свон, – как спалось на новом месте?

– Отлично, мамочка. Я так рада тебя видеть. Вчера мне было грустно без тебя, – сильнее прижалась к матери малышка.

– Ну, что ты милая. Ты же знаешь, если меня долго нет – так надо. Но, Ли, – Свон оторвала от себя дочь и заглянула в глаза, – ты же знаешь – я никогда тебя не брошу и всегда вернусь, чтобы не случилось.

– Я знаю, мамочка, – улыбнулась малышка и спрыгнула с постели. Утро только началось, а у этого маленького урагана сил и энергии выше крыши.

Свон с неизменной улыбкой смотрела, как ее дочурка возится в комнате. Сначала застилая постель, потом убирая игрушки, пока мама собирается на работу.

– А ты у меня хозяйственная, оказывается, – смеется по-доброму блондинка и берет малышку на руки.

– Ну, что? Ты сегодня не будешь себя плохо вести и доставать тетю Мери?

– Неа, – покачала головой малышка, отвечая сразу на два вопроса.

Но Эмма все же знает лучше свою малышку и улыбка на ее лице говорит, что она все понимает, но поступить по-другому не позволяет время. Позже Свон обязательно устроит ребенка в хороший детский сад недалеко от их теперешнего дома. Но позже. Сейчас нужно разобраться с новой работой, которая обещает быть наисложнейшей.


– Доброе утро, Мери, – спустившись по лестнице Эмма и Ли увидели Перес.

– Доброе утро, Эмма. Привет, Лилит. Проходите в столовую, я сейчас подам вам завтрак, – улыбаясь, сказала женщина.

– Спасибо большое, Мери. Мы сами справимся, не утруждайтесь, – заверяла ее блондинка в то время, как Ли уже умчалась на кухню.

– Это вы, Эмма, не утруждайтесь. Вы только скажите, что вы любите, – добавила Мери, – Эмма это моя работа, и она мне нравится. Не отбирайте у меня хлеб, – с иронией сказала женщина.

– Ну, ваша работа готовить для мисс Миллс. А мы тут… – не стала договаривать Свон, – в общем спасибо большое, но в следующий раз, пожалуйста, не нужно столько хлопот.

Мери улыбнулась и, кивнув головой, ушла в сторону гостиной.


Маленькое стихийное бедствие забежало на кухню, но никого там не увидев, зашла во вторую дверь, коей оказалась дверь в столовую.

– Джи! – воскликнул ребенок.

Миллс наслаждалась завтраком и попутно читала утреннюю газету.

– Ли, – усаживая себе на колени подбежавшую к ней малышку, радостно воскликнула Миллс.

– Ты сегодня поиграешь со мной? – спросила малышка.

– Ли, прости, но сегодня мне нужно на работу, – обнимая девочку, говорила Реджина, – давай, я приеду вечером и мы с тобой обязательно погуляем?!

– Почему вы все такие? – надула губы Ли, – мама на работу, ты на работу.


Но тут дверь в столовую открылась и вошла Эмма.

– Ах, вот ты где. Ли, пойдем на кухню. Не нужно мешать мисс Миллс. Кстати, доброе утро, мисс Миллс, – поприветствовала ее блондинка.

– Мисс Свон, вы можете кушать в столовой, – сказала строгим голосом Миллс, но посмотрев на Лилит, сразу смягчилась, – Ли, скажи Мери, что ты любишь на завтрак. А я могу тебе посоветовать, что она готовит отменные блинчики, – уже не обращая внимания на Эмму, Реджина разговаривала с малышкой.

– Блинчики! – засверкали глаза у Лилит, – я хочу блинчики, мама, – повернулась к Эмме дочь, – можно мне блинчики?

– Да, конечно, милая, – натянула улыбку Свон и присела рядом на стул. Ей было неловко, но в тоже время она не хотела оставлять дочь.

– Мери, сделай, пожалуйста, для Ли твои фирменные блинчики, а мисс Свон кофе, – услышав положительный ответ, Реджина вновь вернулась к общению с малышкой, – что ты еще любишь?

– Я много, что люблю. Варенье, сгущенку, конфеты. Еще просто обожаю пирожное и торт, – рассказывала малышка, в то время как Эмма просто молча, сидела и наблюдала за их разговором со стороны.

– Так ты сладкоежка? А ты знаешь, что если есть много сладкого, то можно самому превратиться в конфету и тебя будет очень легко съесть! – начиная щекотать, говорила Реджина.

Ли звонко рассмеялась и пыталась своими ручками не дать Реджине защекотать ее совсем.

– Джи, перестань, – сквозь смех проговаривала Лилит.

Эмма была несказанно рада, что Ли снова улыбается и весело и непринужденно смеется. Но то, что причиной этого веселого настроения дочери является Реджина, приводит Свон к противоречивым ощущениям.

– Ладно, Ли, мне пора, – просто обняв, сказала Миллс, – давай, слезай с меня, я пойду на работу.

– Не хочу, – заупрямилась малышка.

– Ли, пожалуйста, – жалостливо протянула Миллс.

– Ладно, – спрыгнула Ли с Реджины и подошла к матери, – мамочка, Джи обещала, что мы вечером погуляем, можно?

– Мы сходим в парк не далеко от сюда, – вставая из-за стола, сказала Реджина, – Ли, не хочешь меня проводить до машины?

На этом Свон не могла просто так оставаться в стороне.

– Ли, конечно можно вечером погулять. Мы с тобой обязательно погуляем в парке, – вставая со стула и беря малышку на руки, говорила Свон, а сама несколько раз косилась на Миллс, – а сейчас проводи и меня до машины.


Реджина фыркнула и, взяв папку с документами пошла к своей машине, где ее уже ждал водитель.

– Доброе утро, миссис Миллс.

– Мисс, Сай. Я теперь снова мисс, – сказала Реджина.


И тут из дома выходят Эмма, а ее за руку держит Лилит. И они направляются к почти новенькой черной Ауди.

– Ли, – присаживаясь около авто и смотря на ребенка, начала Эмма, но увидев Реджину не могла ничего сказать, – я люблю тебя, будь хорошей девочкой сегодня.

– Мамочка, и я тебя люблю, – поцеловала малышка Эмму и, обернувшись, увидела Миллс, – можно я попрощаюсь с Джи?

– Да, конечно, родная, – отпуская из объятий дочь, сказала Свон.


Миллс садилась уже в машину, но увидела, как к ней бежит Лилит.

– Ли, тебе все же дали попрощаться со мной? – подняв на свои руки ребенка, спросила Миллс.

– Конечно, а почему нет? – удивилась малышка.

– Нет, это я просто спросила. Что привезти тебе вечером? – спросила брюнетка.


Эмма не садилась в машину, а продолжала смотреть, как Миллс мило общается с ее дочерью. Но Эмма настолько сильно любит свою малышку, что просто не может запретить ей общаться с этой женщиной, видя, как горят голубенькие глазки и как задорно она смеется рядом с Реджиной. Нет. Эмме определенно нужно об этом поговорить с Миллс. Ведь через 2 месяца они исчезнут из ее жизни, а если Лилит сильно привяжется к Реджине, то потом будет очень трудно и болезненно объяснить Ли, что они больше не увидятся.


– Привези мне, – задумался ангелок, – большого, синего медведя, – и задорно засмеялась.

– Может большого зеленого дракона? – так же смеясь, переспросила брюнетка.

– Нет, один динозавр у меня уже есть, – намекая на статуэтку, которую так и не вернула, сказала Ли, – большого… синего… медведя!

– Хорошо, – поцеловав в висок, Реджина спустила малышку на землю и, убедившись, что она побежала к Мери, села в свой Мерседес.


Эмма также увидела как Ли побежала к Мери, которая стояла на крыльце. Свон села в авто и тронувшись с места проследовала за Миллс, а вернее обогнала ее на первом же свободном участке.


– Сай, мне нужно чтобы ты нашел большого синего медведя и такого же размера дракона. И еще купи, как можно больше детских игрушек, – с заднего сиденья дала задание Миллс.

– Хорошо, миссис… простите, мисс Миллс.

Пока Реджина ехала до офиса она успела пообщаться по телефону с несколькими своими клиентами.


– Здравствуй, Миранда, мне кто-нибудь звонил? – спросила Реджина у своего секретаря.

– У вас очень много звонков, миссис Миллс.

– Миранда, прошу тебя предупредить всех, что я теперь снова мисс.

Девушка кивнула уже заходящей в свой кабинет Миллс.


– Адам.

– Реджина. Ты сегодня на месте, я могу к тебе зайти?

– Давай, чуть позже. И кстати приведи сначала мне нового начальника юридического отдела. Мне срочно нужна ее консультация.

– Хорошо, сейчас я все узнаю и через 10 минут она у тебя.


Эмма приехала на работу раньше Реджины, но дождалось на парковочном месте, чтобы та зашла в офис. Конечно, всегда важно приходить раньше начальника на работу, чтобы он тебя ценил как профессионала и пунктуальность естественно не помешает, но не в первый рабочий день и не когда будет так называемое первое знакомство. Здесь важно, чтобы начальник устроился у себя в кабинете, выпил кофе, успокоился после утренних пробок и со спокойной душой принял тебя.

Именно так Свон и поступила. Просидев в авто еще 10 минут, Эмма зашла в офис и на лифте поднялась на 37 этаж и сразу же направилась к приемной мисс Миллс.


– Мисс Свон, это секретарь мисс Миллс. Она хочет видеть вас через пять минут у себя в кабинете, – протараторила Миранда в телефонную трубку.

– Да, конечно. Я уже здесь, – заходя в приемную, улыбнулась блондинка и отключила звонок, – доброе утро, простите, вчера нас так и не представили.

– Здравствуйте, я Миранда Брайт, – протягивая руку, сказала девушка.

– Очень приятно, – пожимая руку, сказала блондинка, – давайте только сразу на «ты»? Идет?

– Идет. Сразу дружеский совет, к ней лучше не опаздывать. Снежную королеву лучше не видеть в гневе, – чуть наклонившись, прошептала Миранда.

«Оу. Вот как тебя здесь величают. Снежная королева! Интересно. Но ведь дома ты мне такой не показалась…»

– Да, спасибо, Миранда, я учту, – ухмыльнулась блондинка, – мне самой к ней зайти или ты предупредишь?

– Она сказала, чтобы ты, когда пришла, сразу проходила. Так, что удачи, – показывая на дверь, сказала девушка.

– Фух, – выдохнула блондинка, – поверь, она мне очень понадобится, – и, подойдя к кабинету 371, постучала в дверь.


– Войдите, – Реджина сидела спиной к двери и изучала очередные договора.

Еще раз, вдохнув полной грудью, Эмма открыла дверь кабинета и зашла.

Кабинет главы компании был шикарен. Чувствовался лоск и тяга к власти. Холодность и надменность. Властность и жесткость. Вот те чувства, которые Эмма ощутила, только зайдя внутрь и став его осматривать.

– Кхм, – покашляла Эмма, давая понять сидящей спиной к ней Миллс, что она уже зашла.

– Проходите и присаживайтесь. Сейчас, мне нужно еще несколько минут, – дочитывая документ, сказала Реджина, – две чашки кофе, – сказала она, связавшись с Мирандой, все так же сидя спиной к Эмме.

Эмма, как и сказала Реджина присела на стул напротив спинки кресла Реджины. Она не хотела начинать разговор, пока Миллс не увидит ее, пока не поймет, кого взяла на работу.

Реджина продолжала читать документы, а Эмме надоела эта игра в ожидание и она пробежалась глазами по документам, которые были разложены в хаотичном порядке на столе. И опытный глаз заметил неладное в одном из них.

Свон аккуратно потянула лист и стала внимательно вчитываться. Это были бумаги о сделке с торговой компанией, но были составлены явно не по закону.


– Мисс Миллс, если вы это подпишете, то вашу фирму непременно ждет огромный штраф за несоблюдение законодательства и естественно сделка будет аннулирована, – выдала Эмма в спинку стула.

Реджина с интересом повернулась на голос и застыла от неожиданности. Перед ней сидел ее ночной кошмар. Девушка, которая вчера появилась с ребенком в ее доме и с притязаниями на дом и ее деньги. Сотня мыслей пронеслась в голове брюнетки. От того, что Эмме просто нужны деньги, и она не работает в этой компании, до правильной. Свон как она сама сказала юрист, а вчера Адам принял на работу хорошего юриста. И сейчас сказанное Эммой мнение в отношении документа, подтверждало эти догадки.

– Что ты тут делаешь? – прочеканила каждое слово Миллс, этим вопросом давая себе хоть какой-либо шанс.

– Работаю, – спокойно и с долей отстраненности ответила Эмма, а на лицо надела такую же холодную маску, как и сама Миллс, – ваш заместитель, мистер Грэй принял меня вчера в штат на должность начальника юридического отдела.

– Свон, почему я вижу тебя в своей компании? Я все понимаю, что разрушение моей жизни у тебя стоит первым пунктом, но зачем лезть в мой бизнес? Без него я тебе деньги не выплачу, – соединив руки в замок, сказала брюнетка.

– Мисс Миллс, у меня нет, первостепенной задачи разрушить вашу жизнь. Мне позвонили, сказали, что мое резюме понравилось, и вызвали на собеседование. Оно прошло успешно, и меня взяли на работу в самую крупную логистическую компанию города, как профессионала своего дела, – спокойно говорила Эмма, облокотившись на спинку кресла и сверля своим серым взглядом карий взор напротив.

– Слушай, Свон, а ты когда шла на собеседование, ты реально надеялась, что я возьму тебя? После последних событий – это очень самонадеянно, – с долей иронии сказала Миллс, – или ты будешь меня шантажировать, что мне придется опять пойти тебе на встречу?!

– Я узнала, что компанией управляете вы только на самом собеседовании. И было бы очень глупо уже отступать назад, – объясняла блондинка, – я не собираюсь вас шантажировать, мисс Миллс. Да и шантаж мой – это всего лишь отстаивание прав моей дочери. Если бы ваш муж не сбежал, я бы разбиралась с ним. Но если бы вы так самонадеянно не подписали брачный договор с ним, то у вас бы не было такой проблемы как я, – высказалась блондинка и ожидала, что всё-таки скажет ей Реджина.

Реджина откинулась на спинку кресла и закрыла глаза, чтобы хоть как-то сдержать свои эмоции. Она понимала, что Свон говорит правду и во всем виноват Стив, но принять это для нее было очень трудно. Один факт радовал брюнетку в этот момент это Лилит, которая очень быстро проникла в ее сердце.

Приняв для себя несколько важных решений, Реджина открыла глаза и вновь посмотрела на Свон.

– Вы приняты на должность главы юридического отдела, но я буду тщательно следить за вашими действиями, и если будет, хоть один промах, я вас уволю.

– Отлично, мисс Миллс, – ухмыльнувшись, выдала блондинка, – помню вчера, вы говорили, что хотите посоветоваться со своим новым юристом по поводу документа, – серьезно говорила Эмма, – и как я понимаю это уже неактуально. Мисс Миллс, я могу порекомендовать вам независимую юридическую компанию. Конфиденциальность и независимость гарантирована, – говорила Свон, сама прекрасно понимая, что чтобы удержаться на этом месте, ей просто необходимо было заслужить доверие Реджины. Но в свете последних событий это будет сделать сложно.

– Мисс Свон, на счет этого документа я позабочусь сама, – немного грубо ответила Миллс, – я бы хотела, чтобы вы приступили к своим обязанностям. Наш давний клиент мистер Вудц, выпил у меня всю кровь. Этот человек пытается навязать нам один контракт, в котором мы выходим виноватыми в любом случае. Поэтому ваша задача, найти ошибки и составить договор так чтобы он был выгоден нам, – сказала Миллс и перевела свой взгляд на рабочий стол, – я просмотрю все эти предложения и те, что мне будут интересны, я передам вам. Вы должны будете найти самые выгодные для нас или найти лазейки, чтобы они стали таковыми.

– Конечно, мисс Миллс. Я думаю, мне будет удобно в своем кабинете. Если он мне, конечно, положен.

– Конечно же он вам положен. 372 кабинет, – усмехнувшись, сказала Миллс, – теперь вы и на работе со мной в соседней комнате.

– Да, кто бы мог подумать, – сказала Эмма и встала со стула, – думаю я прямо сейчас займусь договором с Вудцем, надеюсь, вы не против, мисс Миллс?

– Я даже в каком-то смысле за, – ответила Миллс, – зайдите ко мне после обеда, я отдам вам новые договоры. А теперь можете идти.

– Хорошо, – уже пошла к двери, но взявшись за ручку, остановилась Эмма, – мисс Миллс, у меня к вам просьба.

Реджина перевела свой взгляд на Эмму, – что еще?

– Не привязывайте близко к себе Лилит, – выдохнула блондинка, – ей один раз по моей ошибке уже сделали больно, я не хочу, чтобы моя малышка снова страдала, – сказала Эмма и вышла из кабинета.

Миллс была в ярости. Слова Эммы задели ее. Она сама уже привязалась к этому ребенку, поэтому уже собиралась выбежать за блондинкой и все ей высказать, но в последний момент ее остановил телефонный звонок.

Глава 5

Эмма, как только закрылась дверь ее кабинета, прислонилась к двери и глубоко задумалась. Свои собственные слова сильно отразились на ней же, бередя старые, но совсем недавние раны.

Немного отойдя, Эмма открыла глаза и пробежалась взглядом по собственному кабинету.

Он был, конечно, не такой большой, как у главы компании, но зато уютный и с приятной внешней атмосферой.

Напротив двери стоял рабочий стол с уже подключенным компьютером. Небольшой журнальный столик и два мягких кресла стояли чуть поодаль, около стены. Шкаф с различными папками и документами, кожаный стул, почти такой же, как и у Реджины, настольная лампа, в общем, все, что должно быть в кабинете и помогать в работе – было.

Пройдя за рабочий стол, Эмма присела на стул и, включив компьютер, приступила к работе, которая ожидается безумно сложной, но очень интересной.


Миллс не могла ни о чем думать, после разговора со Свон. Как не старалась она занять себя чем-то, все мысли приходили к одной точке. За долгое время, Миллс впустила человека, да, хоть и маленького ребенка, но все же впустила и от этого становилось еще тяжелее.


– Привет. Реджина, Реджина, – от душевных терзаний ее отвлек вошедший в кабинет Адам.

– Да, что ты хотел? – посмотрев на мужчину, спросила брюнетка.

– Я хотел спросить у тебя, как тебе новый юрист?

– Нормально.

– Нормально? Миллс, а ты сегодня с той ноги встала?!

– Адам, что тебе нужно?

– Реджина, ты с ней общалась, как тебе она? Как ее профессиональные навыки? Как прошел ваш разговор? Миллс, вернись на землю и хватит крутить в руках эту розовую хрень.

– Это не хрень, а мой телефон. И иди ты знаешь куда. Пошел вон из моего кабинета, я работаю, а ты отвлекаешь, – яростно крикнула, Реджина.

Мужчина не дернулся с места продолжая сидеть и смотреть на Миллс.

– Может по бокалу виски?

– Давай, – посмотрев на Грэя, сказала брюнетка.

Они переместились на диван, и Грэй налил им по бокалу янтарной жидкости.

– Ну, так…

– Адам, давай молча.


Адам и Реджина сидели так около часа, уже попутно изучая какие-то документы и договоры.

– Ну, что тебе легче?

– Не знаю, но сейчас я хотя бы могу думать не только о своей проблеме, но и о проблемах компании.

– Это радует. Ладно, я пойду. Но я попозже занесу тебе контракт от «TL».

– Они подписали? Почему ты мне не сказал? Это же… Сейчас самая хорошая новость. Мы ждали этого восемь месяцев, – сияя от счастья, воскликнула Реджина.

– Я и пришел тебе сказать, а ты тут в своих мыслях. Но я рад, что порадовал, – уходя, сказал мужчина.

Реджина была так рада этой новости, что все плохие мысли ушли на второй план, и женщин с новыми силами вновь окунулась в работу.


Несколько часов Эмма разбиралась с контрактом Вудца и думала, как лучше предоставить условия для сделки с такой стороны, что и Вудц будет доволен и «MLC» будет в выигрыше. Но для этого просто было необходимо изучить более подробно политику корпорации и ее достижения на конкретный момент времени.

Только Свон начала вникать в дела компании, как по приказу Миллс, ей принесли несколько десятков контрактов, которые ей нужно было отредактировать и принести Миллс на подпись более выгодные.

Весь день Свон не выходила из кабинета, разве, что в туалет, и заварить себе несколько чашек кофе. Эмма профессионально отнеслась к работе и старалась ни на что более не отрываться.

К концу рабочего дня Эмма так и не пришла к выводу, как лучше составить договор с постоянным клиентом компании. Но посмотрев на часы, приняла решение, еще немного подумать и поприкидывать лучшие на ее взгляд варианты.


– Мисс Миллс, вам еще что-нибудь понадобится от меня? – войдя в кабинет, спросила Миранда.

– Нет, Миранда. Ты можешь идти, – ответила Миллс, – хотя стой. Мисс Свон еще здесь?

– Да. Она только несколько раз покидала свой кабинет и то ненадолго.

– Понятно. Тогда скажи Саю, что я уже выхожу и можешь быть свободной.

– Хорошо, мисс Миллс, – сказала девушка и пошла, исполнять приказ.

Через 15 минут Реджина вышла из своего кабинета и направилась к лифту.


Эмма приложила к губам чашку с кофе и обнаружила, что напиток кончился. А кофе был сейчас необходим, и Свон, встав с кресла, пошла на кухню, которая находилась в другой стороне от лифта, нежели кабинеты руководства.


– Уходите, мисс Миллс? – проходя мимо лифта, Эмма увидела ожидающую начальницу.

– Да, рабочий день уже закончен, а я так и не дождалась от вас нужных мне документов, – ответила Миллс.

– Да, я как раз разбираю их и договор с Вудцем. Но чтобы все было выполнено правильно, для начала не мешало бы изучить базу «MLC». С вашего позволения, мне нужен доступ к архиву компании.

– Я дам распоряжение, чтобы вам открыли доступ. Тогда жду от вас информации по Вудцу. И еще, мисс Свон, мне нужно, чтобы новые договора были у меня на подписи до обеда, – заходя в лифт, сказала брюнетка.

– Но, мисс Миллс, – оторопела Свон. Документов много, а Эмма пока не до конца разобралась с политикой и целями компании, не то чтобы правильно предложить документы Миллс. Для этого нужно еще как минимум 2 дня и тогда все будет готово, а Свон будет в полном курсе дел, – рабочий день закончен, и я хотела поехать домой. А до обеда я просто не успею разобраться со всем.

– Это ваша работа и вы должны успевать ее выполнять, – сказала Миллс, и двери лифта закрылись.


«Твою мать! Миллс, ты мне, что отомстить так решила?! Да, работа. Да, я должна успевать. Да, это мои проблемы. Но черт!»

Свон простояла перед закрытыми дверьми лифта еще несколько минут, обдумывая, как лучше ей поступить, и пришла к выводу, что Миллс права. И работа есть работа. Эмма знала, на что идет и как трудно будет. Но трудности закаляют характер. Сварив кофе, Свон отправилась в кабинет.


Реджина села в машину и оторопела. Вся ее машина была просто завалена разнообразными игрушками.

– Сай?! Это что? – в недоумении спросила брюнетка.

– Мисс Миллс, утром вы сказали найти дракона и медведя, я их нашел они в багажнике. Кроме них туда ничего не влезло. Поэтому пришлось просто игрушки положить в салон, – заводя автомобиль, сказал мужчина. Миллс ничего не оставалось, как улыбнуться и начать рассматривать купленные игрушки.

Дорога заняла много времени, так как очередные аварии мешали проезду и создавали пробки.

Уставшая и замученная Миллс, наконец, оказалась дома. Когда она вошла в доме царила полнейшая тишина.

– Мери. Лилит, вы где?


Из гостиной доносились звуки мычания и шорохи. Лилит сидела на диване, а рядом с ней крутилась Мери. Малышка прикрыла рот ладонью лишь бы не нарушить правила новой игры, которую придумала Мери. Если Ли заговорит, то останется на ужин без сладкого. Эта очень жестокая игра для шестилетнего ребенка, но Мери ничего не оставалась больше, как идти на хитрость, лишь бы получить хотя бы полчаса тишины.


Миллс с настороженностью зашла в гостиную.

– Ли, Мери, вы, что тут делаете?

Лилит, заприметив Миллс, сразу кинулась той на шею, но ребенок очень смышленый – она так и не издала ни единого звука.

– Ли, ты чего молчишь? – спросила брюнетка у сидевшей на ее руках малышки.

– Она тебе не ответит, – улыбаясь, сказала Мери.

– В смысле не ответит? Ли?

– Мы играем. И если она скажет хоть слово, то останется без сладкого.

– А, ну, тогда можешь говорить. Потому что я не позволю оставить моего урагана без десерта, – улыбаясь, сказала Реджина.

Ли отчаянно помотала головой, показывая, что все равно не заговорит и пальчиком ткнула в наручные часы Реджины.

– Сколько ей еще молчать? – спросила Реджина у Мери.

– Еще 7 минут, – ответила женщина.

Реджина усмехнулась.

– Вот упертая. Ну, ладно, если кто-то не хочет разговаривать, тогда я пойду дарить подарки Мери, – посмотрев на Лилит, сказала Миллс.

Услышав слово подарки, глаза ангелочка еще сильнее заблестели, а на губах появилась хитрая улыбка. И только малышка хотела, что-то сказать, как закусила губу и еще раз покачала головой, скрещивая руки.

– Ладно, сиди пока здесь, а я попрошу Сая достать из машины подарки. Пока он их принесет, время молчания закончится. Согласна? – опуская малышку на пол, спросила брюнетка.

Лилит кивнула, но ручки так и остались скрещенными, давая понять, что Ли недовольна.

Реджина улыбнулась и пошла к своей машине, где Сай пытался вытащить из багажника две здоровые игрушки.

– Сай, занеси все в дом и оставь в коридоре. Лилит сама разберется, куда это все девать.

– Хорошо, мисс Миллс.

Мужчина еще несколько минут возился с большими пакетами, в которые были завернуты звери.


– Лилит, твое время закончилось. Иди, забирай то, что я тебе обещала, – крикнула из коридора Миллс.

Лилит посмотрела на Мери, которая с улыбкой кивнула и малышка побежала в коридор.

От увиденного, она просто открыла рот и так и осталась стоять на месте.

Миллс увидела малышку и рассмеялась.

– Ли, ты чего замерла? Ты сама просила большого синего медведя, а это так к нему бонусы.

– Но он же больше меня, – медленно подходя к медведю и смотря только на него, проговорила малышка.

Медведь и в правду был больше Лилит. Когда девочка подошла к мохнатому зверю, Реджина это увидела, и это так было смешно, что она, не сдерживаясь, захохотала.

– Зато он будет тебя сторожить, и ты его можешь использовать как кровать. Он теперь твой. Забирай.

Ли обхватила руками зверя, но маленькие ручки смогли только полностью обхватить лапу медведя. Ли потянула за нее, но мишка даже не двинулся с места. Малышка посмотрела на Реджину.

– А другие подарки ты смотреть не будешь? – присев перед Лилит на корточки, спросила Реджина.

– Неа, – покачала головой малышка, – я просила медведя. Вот он, – показала взглядом на мишку Ли.

Реджина ни чуть не расстроилась, что Ли не нужны другие подарки.

– Ты мой ангел, – взяв за ручку девочку, сказала Миллс, – куда ты хочешь его отнести?

– В нашу с мамой комнату, – сказала Ли, но чувствовалось, что она расстроена.

– Ли, тебе, что не понравился мишка? – заметив, что девочка загрустила, спросила брюнетка.

– Понравился, – держа мишку за лапу ответила Ли.

Реджина выпрямилась и взяла малышку на руки.

– Скажи мне, что случилось, почему ты расстроена? Это я тебя обидела или Мери?

– Нет, Джи, – ответила малышка, – Мери сегодня со мной играла. Мы вместе убирались, готовили, она со мной гуляла в парке и купила вкусное мороженное, – рассказала свой день Ли, – просто мама расстроится, а я не хочу, чтобы она снова была грустной.

– Расстроится? Из-за чего? – с недоумением спросила Реджина.

– Из-за тебя и твоих подарков, – выдала не по годам смышленая Ли и вырвавшись из объятий Реджины спустилась на пол.

Миллс совсем ничего не понимала.

– Малыш, объясни мне, почему она расстроится из-за меня и моих тебе подарков? Это от чистого сердца, – все же взяв вновь за руку малышку, сказала Реджина.


Ли уже хотела ответить, подняла светлую головку и увидела, как в дверь заходит Эмма.

– Мамочка, – отпустив руку Миллс, Ли побежала к Эмме и запрыгнула к ней на ручки.

– Привет, красавица, – поцеловала блондинка дочку.

– Вы уже с работы, мисс Свон? – не показывая своего расстройства из-за не законченное разговора, язвительно спросила Миллс.

– Да, мисс Миллс, – держа Ли на руках и убирая с лица улыбку, ответила Эмма, – рабочий день закончен, и меня ждет моя дочь, правда милая?

– Конечно, – заулыбалась Ли, – смотри, что мне подарила Джи, – Ли спрыгнула с Эммы и подошла к медведю, показывая его матери.

Свон не знала даже, что сказать и как отреагировать. Она думала, что Миллс поняла ее утреннее слова, но как видно она ошиблась. Но видя, как радуется Ли, Эмме ничего больше не оставалось, как улыбнуться и, присев на корточки, рассматривать подарок.

– Какой большой и красивый, – протянула блондинка, – Ли, а ты сказала спасибо мисс Миллс?

– Да, то есть, нет, – растерялся ангелок и, повернувшись к Реджине, радостно сказала, – спасибо, Джи, – и обняла женщину.

Миллс улыбнулась и прижала к себе девочку.

– Не за что. Сейчас мама тебе поможет отнести все теперь твои игрушки в вашу комнату, и можем идти ужинать. Ты же говорила, что вы с Мери что-то готовили.

– Да, но это сюрприз. Вам понравится, – заулыбалась малышка, – а можно мне только медведя? – все же настаивала на одном подарке Ли.

– Ли, а можно поинтересоваться, куда я дену все остальное? Например, вот этого немаленького дракона? Ли, давай ты все это возьмешь взамен твоего подарка мне. Будем считать, что я у тебя его купила, – сказала Реджина.

– Что? – возмутилась малышка, – я взамен подарки не дарю, – надула маленькие губки Ли, – и вообще, будешь приставать и медведя не возьму, – напоследок топнув ногой, Ли побежала по лестнице в комнату.


– Я так понимаю, что характер у нее ваш, – выдохнув и посмотрев на Свон, сказала Реджина.

– Слава Богу, что не отца, – грубо ответила Свон, – мисс Миллс, неужели вы не понимаете? Ли маленький ребенок. Растоптать ее веру в людей можно легко, – завелась блондинка, – вы сейчас поиграете, построите добрую тетю Реджину, а потом вам надоест, и вы бросите это дело, бросите малышку. А Ли будет еще долго переживать, плакать, совсем замкнется в себе. Неужели вы настолько черствая и бесчувственная?

Реджина начала заводиться, сделав шаг, она встала вплотную к Эмме.

– Слушай, Свон, ты сама притащилась в мою жизнь. А Ли, Ли – это единственный сейчас для меня лучик света в этой беспробудной тьме. Я ни в коем случае не хочу как-то навредить ей. И я не из тех людей, которые играют, – выплюнула свои слова Миллс, – и не нужно меня сравнивать с… – на этом Реджина себя одернула, вспоминая, что она дала слово.

– С кем? – зацепилась Эмма, – с кем тебя нельзя сравнивать? – яростно выкрикнула блондинка, и сразу продолжила, – а что ты будешь делать через два месяца, когда мы навсегда уедем? Когда Ли настолько к тебе привяжется, что просто не сможет уехать без боли в сердце? Когда будет плакать ночами и скучать? Что будет тогда? – крикнула блондинка и ударила рукой по косяку двери.

– С людьми. Не нужно меня сравнивать с людьми, с которыми ты была знакома. Ты теперь работаешь на меня, и совсем исчезнуть из моей жизни у тебя не получится. И если Ли потом захочет со мной общаться, я сделаю все от меня зависящее, чтобы было так как она хочет, – не менее эмоционально ответила Миллс.

Свон сжала зубы, стараясь удержать в себе весь оставшийся гнев и эмоции, которые переполняют ее сейчас.

– Кто тебе сказал, что я буду на тебя работать и дальше? А что если тебя не устроит моя работа? Или я сама уйду? Если мы уедем, мы уедем из этого города навсегда, – старалась, как можно размыто говорить блондинка. Ей вовсе не хотелось рассказывать Миллс, что через эти два месяца их уже не будет в этом городе, а возможно и в этой стране. Если не случится одно но.

– Тогда мне непонятно твое рвение устроиться ко мне в фирму. Я отдам тебе деньги, а эти два месяца ты сможешь и так прожить за мой счет. Только не говори, что гордость тебе не позволяет жить за мой счет. А насчет Лилит, я еще раз тебе повторяю – если она захочет со мной видеться, я сделаю все возможное, чтобы так и было, – скрипя зубами, сказала брюнетка.

Эмма не могла больше разговаривать с Реджиной на эту тему. Или все рассказать сейчас или смириться на эти месяцы. Но Свон не имеет никакого права открывать занавесу своей жизни, тем более Миллс. Поэтому Эмма решила оставить все как есть. Остаться работать на Реджину и жить в ее доме. Тем более Ли это по душе. Главным остается вопрос с прошлым, но это уже никак не зависит от Свон и надеяться, что это прошлое не заявится в этот город через эти два месяца.

– Хорошо, – обреченно и уже спокойно сказала блондинка, – я разрешаю тебе общаться с моей дочерью, так как считаешь нужным и достойным. И я остаюсь на фирме до тех пор, пока тебе не придет в голову уволить меня за несоответствие занимаемой должности или пока я не совершу ошибку, как ты сказала утром, – Эмму уже нисколько не заботило, что она разговаривает с Миллс на «ты».

Реджина продолжала в упор смотреть на Эмму и с каждым словом блондинки, ловить себя на мысли что не понимает, что так повлияло на нее, что она изменила своему решению. Именно изменила, а не поменяла, этот факт был написан у нее на лице.

– Хоть, я его и не спрашивала, все же спасибо, – все, что смогла выдавить из себя Миллс.

– Одна просьба, – продолжала Эмма, – не обижай мою малышку, – сказала Свон и, подняв медведя, поволокла его наверх.

Реджина посмотрела на Эмму, которая еле волокла медведя по лестнице.

– Мисс Свон, эти игрушки я дарю вам. Поэтому заберите и их в свою комнату, – ехидно сказала Реджина и, развернувшись, быстро ушла в кабинет.


«Что? Миллс, ты что издеваешься?!»

Эмма остановилась на лестнице и недоуменно посмотрела на Реджину, которая быстрым шагом скрылась в кабинете.

«Так, ладно. Нужно успокоиться и привести мысли в порядок. Зачем я ей разрешила общаться с дочерью? А если я снова ошибусь? Ведь не только Ли тогда пострадает…»

Именно с такими мыслями Эмма собирала Ли и себя к ужину.

Эмме, конечно, сейчас каждая минута дорога. Она и приехала только ради Лилит, но с полным намерением всю ночь работать, тем более зацепку по поводу договора с Вудцем Эмма уже нашла. Но Ли была очень настойчива и Эмма сдалась и вместе с дочерью пошла вниз, в столовую.


Реджина сидела в своем кабинете, разбираясь с отчетами, которые должна была просмотреть еще вчера, но из-за всех сложившихся обстоятельств даже о них не вспомнила.

– Черт бы их побрал! Что это за бред? Как можно так составлять план? – со злостью перелистывая страницы, говорила Миллс.

Глава 6

Только зайдя на кухню, Эмма с Ли почувствовали вкуснейший запах полностью растворенный в атмосфере уюта и тепла.

– Как вкусно пахнет, – протянула блондинка, видя, как Мери, что-то нарезает.

– Мы сегодня целый день для вас старались, – улыбаясь, сказала женщина, – правда, Лилит?

– Ага, – заулыбалась Ли, – а где Джи? – спросила и побежала в столовую, но через секунду вернулась и вопросительно посмотрела на Мери.

– Она как всегда в своем кабинете, – выдохнула Мери, – не знаю теперь, когда она от туда выйдет. Ее лучше не тревожить.

Но Ли, конечно же ее не послушав, мигом выбежала из кухни.

– Ли! – крикнула Эмма уже закрытой двери.


– Я завтра же уволю всех этих идиотов. Адам, куда ты смотришь? – негодовала Миллс.

– Реджина, я все исправлю. Пожалуйста, давай не сегодня, уже вечер… – дальше мужчину Реджина уже не слушала, так как в ее кабинет залетел ураган.

– Ладно, пока, – быстро повесила трубку Миллс и просмотрела на ребенка, которая стояла со злобным видом, – Лилит, ты чего?

– Мы собираемся ужинать, а потом ты обещала мне прогулку. Так почему ты сидишь до сих пор здесь?! – со всей серьезностью спрашивала Ли.

Миллс улыбнулась, – Ли, во-первых, у меня работа, а во-вторых, твоя мама сказала, что она сама погуляет с тобой и, кстати, я не хочу кушать.

– Во-первых, ты дома, а работа на… – задумалась малышка, но быстро продолжила, – работе. Во-вторых, мама тоже самое сказала, но я ее уговорила покушать. Неужели ты хочешь меня скомпротировать, что я не уговорю тебя?! – со скрещенными руками говорила малышка, всем видом показывая недовольство.

– Скомпрометировать?! Откуда ты знаешь такие слова? Ты удивляешь меня все больше и больше, – с улыбкой сказала брюнетка, – ладно, дай мне еще десять минут.

– Я много чего знаю, – гордо заявила малышка, – 10 минут? Тогда я буду ждать тебя здесь, – и села на стул возле рабочего стола.


Миллс действительно пыталась работать, но под этим детским взглядом это было нереально.

– Ли, это невозможно. Хватит на меня смотреть. Я читаю одну строчку уже восьмой раз.

Лилит хохотнула, – а ты прочитай вслух. Мама говорит, чтобы лучше понять нужно, прочитать вслух.

Реджина посмотрела на Лилит и начала вслух читать договор.

– Логистические системы и концепции управления приведены в пункте 2.2, основанные на базах данных для снабженческой или складской деятельности, – брюнетка посмотрела на Ли, которая с интересом ее слушала, – если ты так всегда будешь сидеть, когда я буду работать, ты будешь подкована не только в юриспруденции, но и в логистике,- скрестив руки, сказала серьезно Реджина.

– Где? – щурила глаза малышка.

– В логистике. Это огромная сфера… ладно, это тебе неинтересно, – ответила Миллс.

– Мне все интересно, – снова возмутилась Лилит.

– Ну и что ты хочешь, чтобы я рассказала про логистику?! Ты же вроде хотела пойти ужинать. Так, что пойдем, – встав со своего кресла, сказала Реджина.

– Но потом ты мне все расскажешь, – серьезно выдала малышка и, взяв руку брюнетки, потянула ее в столовую.

– Если ты этого так хочешь, я даже возьму тебя к себе в офис, – идя за малышкой, сказала брюнетка.

– Вау! – обрадовалась Ли, – мама меня часто с собой брала.

– Ну, вот мы тебя и возьмем, – заходя в столовую, где уже были Эмма и Мери, сказала Реджина.

– Мы? – не унималась малышка, смотря прямо на Реджину.

– А тебе мама еще не сказала, что она работает теперь у меня? – вопросительно посмотрев на Свон, ответила Миллс.

– Нет! – не дожидаясь ответа Эммы, воскликнула малышка и таким же взглядом, как и у Реджины, посмотрела на нее.

Эмма смутилась таких взоров на себе, а к ним еще и присоединился взгляд Мери, который правда прыгал с Миллс на Свон и обратно.

– Я… просто… – растерялась блондинка, – милая, я тебе попозже бы сказала. Завтра, а то еще совсем неизвестно удержусь ли я там, – уже с напором Эмма смотрела на Миллс.

– Мисс Свон, не будьте такой скромной. Если вы все успеете, то мы сможем продолжить сотрудничать, – язвительно сказала Миллс.

Эмма усмехнулась, прекрасно понимая, на что намекает Реджина, но сдаваться не в правилах блондинки, и она еще покажет, на что на самом деле она способна.

– Конечно, мисс Миллс.

– Так, девушки, давайте садитесь за стол. Сейчас я принесу очень много вкусностей, – сказала Мери и пошла на кухню за обещанным.

– Ура, вкусности! – заликовала малышка.

– Только сначала ужин, а потом сладости, Ли, – строго сказала Эмма.

Лилит надула губки и посмотрела на Реджину, ища хоть в ней заступницу.

– Нет, но в этом я поддерживаю маму. Сначала ужин, потом все, что пожелаешь, – улыбнувшись, ответила Реджина.

Эмма выдавила из себя улыбку и присела за стол. Следом за ней так сделала и Реджина, а потом уже неугомонная Ли.

– Ну, что все готовы попробовать эту вкуснятину? – занося большое блюдо с картофелем по-французски, спросила Мери.

– Мери, ты же знаешь, что я неравнодушна к этому блюду в твоем исполнении, – радостно ответила Миллс.

– Реджина, это еще не все сюрпризы на сегодня, – добавила Мери.

– Это точно, – воскликнула Ли и потерла ладошками.


Ужин был превосходный, за которым Лилит пересказала поминутно весь ее день.

– Ну, что десерт? – спросила Мери.

– Да, да, да! – воскликнула малышка и запрыгала на стуле.

– Ли, уже скоро принесут, успокойся, – не удержавшись от улыбки, сказала Эмма.

– Может, кто-то откроет завесу тайны? – с улыбкой спросила Миллс.

– Потерпи, Реджина, – сказала Перес и ушла на кухню.

Через несколько минут Мери внесла огромный вишневый пирог.

– Нет, только не говорите мне, что вы приготовили его?

– Да, это именно он. Лилит сказала, что и Эмма его очень любит, – наконец, ставя десерт на стол, ответила Мери.

– Я просто его обожаю, – обрадовалась блондинка, она ведь так давно не кушала ничего подобного, – спасибо, Мери, спасибо Ли, – поцеловала дочь Эмма.

– Давайте уже пробовать, – притянув пирог к себе, широко улыбнулась малышка.

– А ты не лопнешь, малыш? – спросила Реджина, посмотрев на Лили.

– Тебе кусочек, маме кусочек, тете Мери кусочек, а остальное мне, – говорила малышка, – неа, не лопну.

Реджина и Мери засмеялись.

– Ли, ты такая щедрая девочка, – по-доброму сказала Мери. Она уже сходила на кухню и принесла Ли молока.

– Фу, бе, – запротестовала малышка, – я не люблю молоко, тем более теплое, – качала головой малышка.

– Ли, ну, пожалуйста. Это нужно, чтобы завтра у тебя было полно сил и энергии, – уговаривала Эмма, но Ли по-прежнему качала головой.

– Ну, а если попрошу я? – хитро спросила Реджина.

– Неа, – все же закачала головой малышка, после того как минуту с интересом смотрела на Реджину.

– Ну, а если за желание? – продолжила Реджина.

– Что за желание? – перестала мотать головкой Ли.

– Любое, – с интересом, что же пожелает Ли, ответила брюнетка.

– Хорошо, – все же согласилась малышка и притянула к себе стакан молока.

Эмма просто смотрела на это, еще раз для себя отмечая, что Ли прислушивается к мнению Реджины едва ли не лучше, чем к ее. Но Свон сама развязала руки Миллс, и не будет мешать ее общению с дочерью. А потом уже решит, как поступить дальше.

Миллс улыбнулась и, взяв свою чашку с чаем приступила к трапезе.

– Так какое у тебя будет желание? – увидев, что Лилит допивает молоко, решила узнать брюнетка.

– Я еще не придумала, – говорит правду Ли и со стуком ставит стакан молока, а на лице виднеются смешные усики.

– Смотрите, гусар, – увидев смешную Ли, сказала Мери.

– Иди сюда, гусар, – взяв салфетку, Реджина с улыбкой вытерла ротик малышки.

– Этот гусар, – тоже посмеялась Эмма, – пойдет смотреть мультики или же играть? – заинтересовалась дальнейшими планами дочери Эмма.

– Нет. Мы пойдем гулять, – выдала Ли.

– Но, милая, я, же говорила, у меня много работы, – косясь на Миллс, все же озвучила блондинка.

– Ли, иди, поиграй со своим новым мишкой, а маме я и правда много работы поручила, – посмотрев на Свон, сказала Миллс. Она сказала это больше для того чтобы не расстраивать Лилит, чем выгородить Свон.

– Нет, – опять запротестовал маленький чертенок, – ты обещала мне погулять, – смотрела она на Реджину.

– Я?! Ты хочешь, чтобы я пошла с тобой гулять? – бросив взгляд на Эмму, спросила Миллс.

– Да. Ты. Утром, когда я провожала вас на работу, – надула губки Лилит.

Эмма заметила взгляд Реджины и упертость дочери говорила, что лучше согласиться.

– Мисс Миллс, если вам конечно не трудно? – подначивала блондинка.

– Конечно, мы пойдем с тобой гулять. Иди, накинь какую-нибудь кофточку, к вечеру становится прохладно, а я подожду тебя тут, – гладя по белокурой голове, сказала Реджина.

Малышка тут же выбежала из столовой и по топающим ножкам было слышно, что она поднимается по лестнице.


А в столовой в это время повисло неловкое молчание.

– Мисс Свон, а вы не обязательны, – все же выдала первая Миллс.

– О чем вы? – не поняла претензию Эмма.

– Вы обещали Ли, погулять, но не сможете, – с ехидной улыбкой пояснила Миллс, – да и мне пытались запретить.

– Свои обещания я выполняю при любых обстоятельствах. Но если моя дочь сама не против вашего присутствия, то я думаю, вы отлично погуляете без меня. А на счет запретить, мисс Миллс, не вынуждайте меня вновь возвращаться к этому вопросу. Поверьте, я смогу уговорить дочь забыть вас на этом этапе вашего общения. Я просто совсем не хочу ее травмировать снова. Она только-только отошла от… – снова занесло блондинку, но она вовремя остановилась, беря чашечку зеленого чая и отпивая глоток.

– От? – повторила Реджина и, встав, начала приближаться к Свон, – я еще раз повторяю, не нужно меня сравнивать… – Реджина тоже себя вовремя остановила, услышав, что Лилит спускается со второго этажа. Бросив еще один взгляд, она вышла в коридор.

Эмме уже второй раз показалось, что Реджина что-то скрывает. И только Эмма хотела спросить, что именно, как Миллс выскочила в коридор, а потом послышался голос Лилит, которая сообщала, что полностью готова. Эмма встала со стула и также пошла в коридор.

– Милая, давай только недолго. Я буду волноваться, – уже в дверях говорила Эмма.

– Пообещай маме, что мы недолго и пойдем, – улыбаясь, сказала Миллс малышке.

– Мамочка, мы совсем недолго. Я скоро приду, и ты прочитаешь мне сказку. Обещаешь? – улыбнулась своей искренней улыбкой Ли.

– Конечно, маленькая моя. Я почитаю тебе на ночь, – присела Эмма на корточки и, поцеловав малышку, проводила их с Реджиной взглядом, а затем грустно вздохнула.

«Это только ради Лилит»


– Ну, что куда пойдем, мой ангел? – взяв за руку Ли, спросила Реджина.

Лилит передернула плечами, – с Мери мы гуляли в парке, но там скучно, – протянула малышка.

– Можем пройтись до детской площадки или тут недалеко есть парк аттракционов, – протянула Миллс, – но ты вряд ли хочешь на них идти, – наигранно грустно добавила она.

– Аттракционы? – засияла Ли, – Джи, Джи, пойдем туда, – запрыгала на месте малышка и стала дергать руку Реджины.

– На аттракционы?! Ну, если ты так хочешь… – продолжала играть Реджина.

– Ну, Джиии, – уже вовсю тянула в сторону Миллс Ли, – пойдем скорее, я ведь обещала маме недолго.

– Хорошо, хорошо пойдем, – улыбаясь, сказала Реджина, и быстро пошла за несущейся, как метеор Лилит, – Ли, да не беги ты так, ты успеешь на всем прокатиться.


Реджина и Лилит очень весело проводили время. Даже не замечая этого времени.

Огромное количество аттракционов, батут, на котором Лилит попрыгала раз пять, машинки и карусели, на которые малышка сумела затащить Реджину, создавали безграничное веселье.

Сладкая вата, сок, сладости остановились после третьей порции, хотя этот белокурый ураган требовал еще, но все же, включив взрослого человека, Миллс с большим трудом смогла ей отказать.

В течении получаса брюнетка упрашивала Ли пойти домой, женщина очень пожалела, что пошла гулять на высоких шпильках. Но только после того, как заставила Реджину купить четыре смешных шляпы, Лилит все же согласилась пойти домой.


Эмма же весь вечер провела в компании ноутбука, кучи документов и настороженного предчувствия.

Нет, конечно, Свон полностью отдавала себе отчет в том, что делает, что разрешает Лилит сблизиться с Реджиной. Но, а с другой стороны, категорически себя ругает, за такое безрассудное поведение.

Прошло совсем мало времени, а Свон уже доверяет свою малышку чужому человеку. И не просто человеку, а женщине, которая всем сердцем ненавидит ее. И имеет на это полное право.

Но так приятно снова видеть беззаботную улыбку на родном личике, звонкий детский смех, и сверкающие озорные глазки при одном только виде брюнетки.

Как Эмме этого не доставало весь этот месяц. Как она жалела, что не смогла уберечь свою малышку от страданий. Целый месяц Эмма пыталась разговорить, раззадорить, повеселить дочку, но все старания были напрасны. Но тут они приезжают в этот дом, к этой женщине и глаза малышки начинают сиять такими же озорными огоньками, как и раньше. А всему виной та самая брюнетка, жизнь и спокойствие которой так бесцеремонно они нарушили своим неожиданным появлением и еще более неожиданными требованиями.

А ведь она идет навстречу, соглашается поселить их в доме и собирается выплатить долг за своего нерадивого мужа. Да, естественно именно так она и должна поступить по закону, но простое человеческое отношение этой женщины к незваным гостям уже говорит о том какой она на самом деле человек. Нет не в офисе, а именно дома.

А уж как она относится к маленькому недоразумению в виде белокурой девочки, просто не передать ни словами, ни эпитетами. Кажется, что за один какой-то день она впустила в свое сердце этого монстрика и им же полюбила.

Но этого всего Эмма знать не может. Именно сейчас предметы ее размышлений гуляют по городу, а Свон необходимо решить рабочие проблемы. Отчего-то хочется доказать начальнице, что она не лыком шита и что на самом деле из себя представляет и на что способна.

И только из-за этого Эмма сидит в комнате и изучает бумаги, сравнивая их с архивными данными и документами, которые не являются запрещенными. Пока, по крайней мере.

Сделав определенные для себя выводы, она практически закончила разбор договоров на завтрашнюю подпись Миллс. Свон лишь останется еще раз удостовериться в своих предположениях, более детально вникнув, как во внутреннюю, так и во внешнюю политику компании и ее клиентов. А уже потом можно будет отнести договоры Реджине.

Спустившись в гостиную, Эмму не покидало чувство необъяснимой тревоги и волнения. Лилит и Реджина ушли гулять довольно-таки давно и до сих пор не вернулись, хотя малышка обещала не задерживаться.

Присев на диван в гостиной, Эмма решила дождаться их тут. Но так не просто дождаться, когда сидишь как на иголках, и не знаешь, где твое чадо так поздно гуляет с почти незнакомым человеком.


Всю дорогу до дома Реджина поражалась, сколько энергии в этом торнадо. Лилит бегала, прыгала вокруг нее, успевая что-то рассказывать. Брюнетка и Ли задорно смеялись, когда заходили в дом, в котором единственным источником звука был телевизор в гостиной.

Свон глубоко выдохнула, когда услышала открывающуюся входную дверь и звонкий голосок Ли. Малышка смеется, значит все хорошо и с ней все в порядке.

Эмма медленно встала с дивана и пошла в коридор встречать запоздалых гуляющих.


– Ли, у тебя когда-нибудь заканчивается заряд батареек? – с усмешкой спросила Реджина, стягивая с малышки ее кофточку.

Лилит хотела, что-то смешное выдать, как краем глаза увидела, что Эмма выходит из гостиной, а на ее строгом лице буквально написано все недовольство сложившейся ситуацией.

– Ой, – вскрикнула шепотом малышка и стояла, не шелохнувшись, смотрела на мать.

– Лилит, – грозно начала Эмма, но решила не ругать дочь при Миллс, тем более малышка, скорее всего не виновата. Ведь взрослый человек из них двоих это Миллс и спрос должен быть с нее, – иди в комнату, – беспрекословный тон матери, заставил малышку тут же подчиниться. Быстро кинув Реджине спокойной ночи, с опушенной головой ураган скрылся на втором этаже, в то время, как Эмма уже сверлила Миллс гневным взглядом.

Реджина видела, что Свон в гневе и сейчас этот гнев выплеснется наружу.

– Мисс Свон, не утруждайтесь, у вас все написано на лице, – с улыбкой проходя в гостиную, сказала брюнетка.

– Ты на часы смотрела? – не слушая подколы женщины, все же начала высказываться Свон и прошла за ней в гостиную, – она маленький ребенок, Миллс. Уже поздно, а она до сих пор не в постели и к тому же разгуливает по чужому городу, с черти пойми кем! И ты говоришь, не утруждайся? Ты называешь меня безответственной, а как сама поступаешь? Первый час ночи, а вас нет дома. В это время она должна уже лежать в кровати и видеть десятый сон. А вместо этого вы гуляете и развлекаетесь. Нет, я конечно, все понимаю, ты хорошая тетя Джи. Развлекает, покупает игрушки, все разрешает, а потом приходят домой, а тут злая мама Эмма, которая за все это ругает. И, конечно же, маленький ребенок будет слушать добрую тетю, нежели злую маму с ее запретами. И это по-твоему ответственно так растлять ребенка? – еще спокойно объясняла Свон, но уже готова была повысить голос до недопустимого.

Реджина продолжала стоять и смотреть на Свон.

– Во-первых, я не черт знает кто, во-вторых, я называла тебя не безответственной, а не обязательной, в-третьих, я не покупаю хорошее отношение к себе за счет игрушек и развлечений, я могу еще назвать и в-четвертых, пятых и в-шестых. Так что засунь свою ревность куда подальше и иди, прочитай ребенку сказку, как в принципе и обещала, – удобно устроившись в кресле с закрытыми глазами, сказала Миллс.

– Ревность? – усмехнулась Эмма, – да что ты знаешь о ревности? Да, ты не покупаешь любовь ребенка за деньги, но в тоже время твои действия похожи на это. Лилит очень эмоциональный ребенок, ее очень легко вывести и в тоже время разозлить. Она очень быстро привыкает к людям, а потом очень долго от них отходит. Миллс, я тебе уже сегодня два раза объясняла это. Ну, неужели нельзя держать свое самолюбие и кошелек подальше от моей дочери? Если тебе станет легче, то да это ревность матери. Я не могу позволить так баловать ребенка и так безответственно разрешать ей все. Она растет, а вместе с ней растет и ее понимание мира. А мир жесток и непредсказуем и, я учу ее быть готовой к этому, – сказала Свон и замолчала, смотря на по-прежнему закрытые глаза Миллс, ожидая, что она откроет их и скажет очередную гадость в ее адрес, но Миллс по-прежнему сидела и не шевелилась.

– Ты права я обещала сказку, – выдохнув, Эмма направилась из гостиной.


Как только Эмма вышла из гостиной, Реджина открыла глаза.

– Зачем ты это делаешь? – послышался тихий голос Мери.

– А что я такого делаю? – с непониманием спросила Реджина, не меняя своего положения в кресле.

– Зачем ты выводишь на эмоции Эмму? Она хорошая мать и любит свою девочку, а ты…

– Что я, Мери? Что я? Моя жизнь разрушена, меня бросил муж, при этом забрав большую часть моих денег. Оказывается, у него была любовница, а сейчас есть ребенок, которому я должна выплачивать алименты.

– Реджина, я понимаю, что тебе тяжело, но и Эмме сейчас нелегко. Вы обе должны понять, что делать дальше.

– Я все буду делать, так как делала, – фыркнула Миллс.

– Подумай о маленьком ангелочке, который привязывается к тебе, а ты к ней. Тебе самой будет очень сложно отпустить ее, когда они получат деньги и уедут. Я не хочу, чтобы кто-либо из вас пострадал. А из-за твоих жесткости и упертости… Реджина, ты либо впусти в дверь, либо закрой ее раньше, чем к ней сделают шаг, – сказала женщина и ушла, оставив Миллс в размышлениях.


Когда Эмма пришла в комнату, Лилит уже была при полном параде. Пижамка, распущенные локоны и лежащее положение на кровати, укрытая одеялом.

Свон медленно подошла к дочери и присела на кровать, молча смотря на малышку.

– Мамочка, прости, нам было так весело, что я совсем забыла про свое обещание, – говорила Лилит, и было видно, как она тоже переживает.

– Ли, ты у меня умненькая девочка и сама понимаешь, почему я расстроилась, – серьезным голосом говорила Эмма, – вы не должны были так поздно приходить. Но я не виню тебя, малыш.

– Но Джи не виновата. Это она уговорила меня пойти домой, – встала на защиту Реджины малышка.

– Лилит, я сама решу, кто виноват, – грозно выдала Эмма, и Лилит сразу накрылась с головой одеялом, – ладно. Ли, все хорошо. Я больше не злюсь, – гладила головку дочери через одеяло Эмма. Она не могла долго злиться на нее. Ангелок вытащил голову из-под одеяла, и вовсю смотрела голубенькими глазками на мать.

– Давай, я сейчас прочитаю тебе сказку, а потом ты быстро-быстро заснешь? – улыбнулась Свон, беря в руки книжку.

Лилит кивнула и удобнее устроилась в постели, а Эмма, открыв книгу начала успокаивающе читать, и к концу первой же страницы обнаружила, что малышка настолько устала, что уже заснула. Эмма поцеловала крошку и, накрыв ее одеялом, села за стол, вновь открывая ноутбук и продолжая еще не до конца доделанную работу.


Миллс еще долго сидела в гостиной уже с бокалом виски. Слова Мери дали повод задуматься, над тем стоит ли ей так близко общаться с Лилит. Но притяжение, которое Миллс испытывает к малышке, было невообразимым. Для этого ребенка хотелось сделать все, что она пожелает. Реджина прекрасно понимала, что не сможет прекратить общаться с этим счастьем. Лилит, уже глубоко проникла в сердце и душу брюнетки, и обратного пути уже нет.

Но Миллс задумывалась над словами Мери только с одной стороны и это Лилит, и брюнетке даже не приходило в голову, что у медали может быть и вторая.

Когда Миллс поднималась к себе в комнату, она увидела, что на лестнице сидит одинокий дракон, которого Эмма так и не перенесла к ним с Ли в комнату. Потрепав игрушку по голове, Реджина с улыбкой пошла, спать.

Глава 7

Утро выдалось тяжелым. Эмма еле разлепила глаза, когда прозвенел будильник. Практически бессонная ночь, но зато почти готовые договоры и чувство удовлетворения самой собой, позволили Эмме улыбнуться, глядя в зеркало. И пусть не выспавшейся начальник юридического отдела, зато выполненная работа уже в портфеле и готова показаться требовательному взору начальства.

Лилит еще спит и Свон не стала ее будить. Одевшись и приведя в себе в более менее надлежащий вид, Эмма спустила на кухню.


– Доброе утро, Эмма, – заваривая ароматный кофе, сказала Мери.

– Доброе утро, Мери, – улыбнулась Эмма и присела за стол, – можно вас попросить чашечку кофе, пожалуйста, тяжелое утро.

– Конечно, – уже наливая ароматный напиток, сказала женщина, – а почему оно у тебя трудное?

– Пришлось работать всю ночь, – ответила блондинка, – спасибо, – пробуя напиток, поблагодарила она Мери.

– Я так понимаю, выполняла работу для Реджины?- уточнила Перес.

– Выполняла свою работу на новой должности, – ответила неконкретно Свон, давая понять, что Реджина тут почти не причем.

– Эмма, Реджина очень любит свою работу и для нее там все должно быть идеально, – не обидевшись на грубость Эммы, добавила Мери, – я вижу, что ты тоже любишь свою работу, поэтому дай ей понять, что вам не нужно соперничать.

– В смысле соперничать, Мери? – насупилась Свон, – она начальник, я подчиненный. Здесь не должно быть соперничества, – высказалась Эмма, а сама в душе улыбнулась своим же словам. Скажи она их намного раньше, и не было бы тех проблем, с которыми пришлось столкнуться.

– Меня радует, что ты это понимаешь, так дай ей это понять. Реджина очень своенравный человек и к ней нужен подход, найди к ней профессиональный путь, – сделав акцент на некоторые слова, пояснила женщина.

«Профессиональный?! Очень интересно, на что вы намекаете, Мери?»

– Хорошо, Мери. Я поняла вас, – улыбнулась Свон и, допив остатки кофе, встала из-за стола, – спасибо еще раз за кофе. И за Лилит. Я обязательно в ближайшие дни устрою ее в сад.

– Не нужно, мне очень нравится проводить с ней время, – по-доброму сказала Мери.

– О, Реджина, ты проснулась, – увидев хозяйку в дверях, сказала женщина.

У Реджины был не самый лучший вид. Голова немного побаливала из-за лишнего стакана виски.

– Мери, налей мне кофе, – держась за виски, простонала Миллс.

– Доброе утро, мисс Миллс, трудная ночка? – ехидно вырвалось у Свон.

– Нет, что вы, мисс Свон. Ночка у меня была исключительной, а вот вечерок подвел, – ехидно протянула Миллс, уже держа в руках спасительный кофе.

– Значит все-таки подвел? – приподняла брови от удивления Эмма, – а мне казалось, что вы только и хотели как больше общаться с Ли. Но раз вам так плохо, после прогулок, то может, остановитесь?

– Не дождешься. Мой прекрасный вечер был испорчен вашим присутствием и беспочвенными обвинениями. Так что, мисс Свон, не портите мне хотя бы утро, – буркнула Реджина.

– Беспочвенно обвиняет некомпетентный прокурор, а я высказала вам, то, что вы и сами знаете, но почему-то не хотите понять, – высказала Эмма и, попрощавшись с Мери, вышла из кухни.

– Реджина, ну, вот зачем ты опять накинулись на нее? – поучительно, уточнила Мери, – она и так всю ночь работала, чтобы тебе угодить.

– Мне? Это ее работа, она сама на это подписалась, – выпалила Миллс и, не допив свой кофе, вышла из кухни.

– Вот, что им не живется спокойно, – пробубнила себе под нос Мери.


Эмма поднялась наверх проверить как ее малышка. Лилит до сих пор спала и, Эмма не стала ее будить, а всего лишь взяла документы и пошла на выход.


Реджина слышала, что Эмма вышла из своей комнаты и направилась вниз. Брюнетке хотелось выйти и кинуть очередную колкость в сторону блондинки, но что-то остановило. Она слышала, как Эмма прощается с Мери и звук закрывающейся двери. Миллс поняла, что Свон ушла на работу.

Приведя себя в порядок, Миллс спустилась вниз.

– Эмма, уже ушла, – сказала Мери.

– Мне совершенно это безразлично. Я тоже уехала, если Ли заскучает пусть мне позвонит, – сказала Миллс и вышла из дома.


Дорога до офиса оказалась на удивление быстрой и Эмма уже через полчаса была на 37 этаже.

– Привет, Миранда, – зашла в приемную блондинка и улыбнулась секретарю Миллс.

– Привет, ее еще нет. Она, кстати, вчера про тебя спрашивала, – намекая на Миллс, сказала Миранда.

– Да ладно? – удивилась блондинка и присела на диванчик, возле стола Миранды, – и что же наша мисс Миллс спрашивала?

– На работе ты еще или нет, – ответила секретарша.

– Проверяет, значит? – усмехнулась Эмма.

– Это она еще не проверяет, – многозначительно ответила Миранда, – я на нее уже три года работаю и многое повидала.

– Расскажешь? – спросила Эмма.

Ей очень хотелось узнать о Миллс побольше, а заодно получше познакомиться с Мирандой. Стройная брюнетка, красивое личико, милая внешность, да и на характер вроде простая и общительная, – но давай не сейчас. Как ты сходить в кафе во время обеденного перерыва? – вставая с дивана, спрашивала блондинка.

– Если Королеве ничего не понадобится, то я с удовольствием, – улыбаясь, ответила девушка.

– Отлично, тогда увидимся в обед, – широко улыбнулась Свон Миранде и упорхнула в свой кабинет.


Реджина появилась в офисе неожиданно, в коридорах стало тихо, так как все очень быстро разбежались по своим кабинетам.

– Миранда, вызовите ко мне Стивенс и Кроса. Быстро, – гневно выдала Миллс, заходя в свой кабинет, – и кофе, мне.

– Сейчас, мисс Миллс, – дрожащим голосам сказала девушка и принялась за выполнение приказов начальницы. Миранда боялась Миллс, когда та была в таком настроении, поэтому старалась выполнить все очень быстро.


– Мисс Миллс, ваш кофе. Стивенс уже ждет около кабинета, а Кроса я не могу найти.

– Стивенс пусть заходит, а Кросу я даю пять минут. Если через это время его не будет передо мной, он уволен, – сказала Реджина.

Миранда вышла, а в кабинет зашли двое, так как Крос все же нашелся и успел.

В течение часа из кабинета Миллс никто не выходил.

– Я сказала вон из моего кабинета, – сказала Миллс, когда Стивенс уже выходила, а Крос все пытался что-то доказать начальнице.

– И если к вечеру вы не исправите весь тут написанный бред, я вас всех уволю.

– Я так понимаю, что еще не уволила? – спросила Миранда у стоящей перед ней Стивенс.

– Слушай, Королева сегодня просто в ярости. Хотя она не кричала, но хотелось забиться под стол и сидеть там молча. Крос в начале вообще весь бледный сидел, пока Грэй ей не позвонил и что-то не сказал.

– Ты там предупреди, чтобы ей на глаза никто не попадался, а то я чувствую чревато это, – сказала Миранда.

– Ладно, побежала я. Удачи, – сказала сотрудница и скрылась в коридоре.


По приказу Миллс, Эмме открыли доступ к любой документации компании, и все дообеденное время Свон посвятила доработки договоров и решению по поводу контракта Вудца.

К полудню Эмма закончила с ее первым заданием и, взяв все документы Реджины и переделанные бумаги Эммой и выйдя из кабинета, увидела встревоженную Миранду.

– Миллс у себя? – подходя кабинету начальницы, спросила Свон.

– Эмма, я не советую тебе сегодня даже приближаться к этому кабинету, – отрываясь от напечатки какого-то документа, ответила Миранда.

– Почему это? – смотря на табличку с номером 371, спрашивала Свон, – она настолько зла сегодня?

– Это нечто. Миллс не орет, но от нее хочется сбежать. Мне кажется, что сейчас она может раздавить кого угодно, – с паникой в голосе разъяснила секретарша.

– Да ладно тебе, – махнула Свон, – для меня и такие на раз плюнуть. Сейчас мы ее поутихомирим, – подмигнула блондинка и, постучав, зашла в кабинет.


Реджина была поглощена работой, как ее отвлекла открывающаяся дверь и зашедшая в нее блондинка. Миллс оторвалась от экрана компьютера и перевела свой взгляд на девушку.

– Мисс Свон, а вас не учили, что вламываться в кабинет неприлично?

– Мисс Миллс, нельзя так уходить в работу, – не дожидаясь приглашения, Эмма нагло зашла в кабинет и присела на стул, – я вообще-то стучала.

– Ладно, задам вопрос по-другому. Вас не учили, мисс Свон, что вламываться без приглашения в чужой кабинет неприлично? – скрещивая руки на груди, спросила Миллс.

– Отвечу по-другому, – положив две папки перед Миллс Свон приняла такую же позу, как и начальница, – вы просили подготовить бумаги до обеда. Вот бумаги, а вот часы, – взглядом показывая на настенные стрелки, которые показывали без 10 минут обед.

– Я сказала предоставить бумаги, а не вломиться ко мне вместе с ними. Я разъясню вам правила нашей компании. Входить в мой кабинет вы имеете права только с моего позволения, перед этим вы спрашиваете это у Миранды, которая в свою очередь уточняет это у меня. Вы не

– Искренне прошу прощения, мисс Миллс, – ехидно выдала блондинка и тут же вышла из кабинета, попросив при этом Миранду, узнать можно ли в данный момент времени побеспокоить главу компании «MLC».


Миранда с не пониманием посмотрела на Свон, – мисс Миллс, тут к вам мисс Свон, можно ей войти?

– Миранда, передай мисс Свон, что сейчас я не смогу ее принять, пусть зайдет после трех, – непринужденным голосом, ответила Миллс.

– Эмма, она сказала – нет.

– Скажи ей, что в красной папке старые документы, а в черной те бумаги, которые требуют рассмотрения и подписи. В конце черной папки исправленный договор Вудца, – холодным тоном высказала Свон и скрылась в своем кабинете.


Миранда тихо зашла в кабинет.

– Мисс Миллс, мисс Свон просила передать, что в красной папке старые документы, а в черной те бумаги, которые требуют рассмотрения и подписи и там же в конце исправленный договор Вудца.

– Спасибо, все же передай мисс Свон, что я ее жду в три у себя, – сказала Миллс.

Миранда кивнув головой, вышла и сразу же позвонила Эмме, и сказала, о чем просила ее Реджина.

– Хорошо, Миранда, – ответила Свон, – но меня больше интересует, сможешь ли ты со мной пообедать?

– Я уточню у Миллс нужно ли ей что и тогда позвоню, – ответила девушка.

– Давай, но учти, без тебя не пойду, – с улыбкой сказала Эмма и положила трубку.


Миллс сразу посмотрела документы предоставленные Эммой. Реджину удивили некоторые пункты, которые Свон включила в договор, но взвесив все «за» и «против», поняла, как грамотно составлен договор.

Позвонив Вудцу, Миллс назначила с ним встречу и, взяв все нужные ей документы, вышла из кабинета.

– Миранда, если придет Адам, скажи, что я на встрече с клиентом. Если что-то срочное пусть звонит на сотовый, – уходя, сказала Реджина.

– Но мисс… – Миранда не успела ничего сказать.

– Эмма, Реджина уехала, ты еще не против пообедать? – уже через несколько минут, Миранда звонила Свон.

– Я только за, – обрадовавшись, ответила Свон, – дай мне 10 минут, и пойдем.

– Хорошо. Тогда я тебя жду, – сказала Миранда и положила трубку.


– Ну, что, куда ты меня поведешь? – закончив некоторые дела, Эмма вышла из кабинета.

– Я? Ну, хотя ладно пошли. Тут недалеко есть одно очень уютное кафе с очень вкусным кофе и пирожными, – улыбаясь, предложила Миранда.

– С удовольствием, – сказала Эмма, и они вместе с Мирандой пошли в кафе.

Девушка сели за столик около окна и довольно быстро сделали заказ.

– Ну как тебе здесь? – с улыбкой спросила Миранда.

– Уютненько, – ответила Эмма, осматривая маленькое миленькое кафе.

– Ну, как тебе у нас? Я про работу в компании.

– За один день, я, конечно, не могу сделать вывод, – ответила Свон, – а так в принципе нормально. Надеюсь, завтра познакомиться со своим отделом более близко. Расскажешь, что за люди там работают?

– У нас это небольшой отдел. Ему далеко до менеджеров или логистов. Это самые большие подразделения. А у тебя в отделе человек 100 или может чуть больше, не суть важно, но это вместе с большими филиалами, которые прикреплены к главному офису, они тоже подчиняются тебе. У тебя есть два заместителя. Трэвис Дукет – скользкий тип, и Шерил Макки – отличный юрист, но только в сфере транспорта. Миллс ее только поэтому и держит, не проиграла ни одного дела связанного с этим. А остальных постепенно сама узнаешь, – беззаботно ответила Миранда.

– Просто прекрасно, – выплюнула зло Эмма, но эта грубость приходилась не на Миранду, а скорее на Миллс, которая не удосужилась даже представить ее коллективу и ввести в общий курс работы отдела, – ладно, с этим я разберусь завтра. Можно тебя попросить об одолжении?

– Каком? – спросила Миранда, отпивая кофе из своей чашки.

– Пригласи, пожалуйста, Дукет и Макки в мой кабинет сразу после обеда. Я, конечно, не хочу эксплуатировать тебя, как своего помощника, – усмехнулась блондинка, – но Миллс не удосужилась, ни представить меня, как нового начальника, ни предоставить помощника.

– А этим занимается Грэй. Ты можешь сказать Миллс, и Адам от нее получит. Реджина ненавидит заниматься мелочами, – сказала Брайт, – а просьбу выполню, без проблем.

– Отлично, – обрадовалась Свон, что ей не придется с таким вроде как пустяковым делом, но все же необходимым, обращаться к Миллс, – спасибо, Миранда.

– Что тебя еще интересует? – с улыбкой спросила девушка, – Эмма, я все понимаю. Я секретарь главы компании и очень много чего знаю.

– Даже так? – приподняла брови от удивления блондинка, – расскажи мне про нашу Королеву, – не удержалась от расспроса о Миллс Эмма.

– О, Миллс и, правда, Королева. Ты только понаблюдай за ней. Ее грациозная походка, плавные движения, взгляд. Она злится как никто другой. Я ее боюсь и одновременно восхищаюсь ею. Снежной Королевой ее прозвали, потому что никто не мог пробиться к ней. Не смотря на то, что она была замужем за этим прохвостом, у которого была уйма любовниц, к Реджине всегда была очередь поклонников. Даже взять того же Адама, да он на нее слюни пускает. Хотя прекрасно знает, что они только друзья, – рассказывала с придыханием Брайт, – а что касается работы, так она профессионал своего дела. Может проделать такие ходы, что никому и не снилось. Однажды она отправила 40 вагонов с грузом, без перезагрузки на грузовом корабле.

Эмма слушала и вникала в каждое сказанное Мирандой слово. То, что она восхищается своей начальницей с этим Эмма, пожалуй, согласится. Трудно не восхищаться идеальной женщиной во всех отношениях. Но, то, что она ее боится все же заставило Свон усмехнуться в душе. Да, конечно, Миллс местами жестока, холодна, надменна и властна, но ведь это взгляд со стороны, человека который совсем ее не знает. Людям, которые знают Реджину дома, не в офисе, она почти не кажется таковой. Немного грубой и все же грустной, но никак ни жестокой. А то, что Миранда рассказала и про мужа и про Адама, вовсе не удивило Свон. Да такая женщина подпустит к себе только того человека, которого сама полюбит и которому будет доверять полностью, во всех отношениях.

– Да, это очень интересно, – подытожила разговор Эмма, – а на счет твоего совета понаблюдать за ней, спасибо, но такие женщины теперь не в моем вкусе, – немного приврала Эмма, но сказала это абсолютно серьезно, допивая свой кофе.

– Стоп. Ты, что по… – не смогла договорить Брайт.

– Есть такой грешок, – спокойно ответила блондинка и даже с легкой улыбкой на лице, и попросила официанта принести счет.

– Не ожидала от тебя. Но все же Миллс это недосягаемая вершина, хоть я и по мужчинам, – с улыбкой сказала Миранда.

«А вот это жалко! Милая девушка. А мне сейчас просто необходимо развеяться. А непринужденные и свободные отношения были бы кстати».

– А ты что-то имеешь против? – спросила блондинка.

– Против любви со своим полом? Нет, что ты. У меня друг гей, – спокойно ответила Миранда, расплачиваясь по счету.

– Стоп, стоп, – остановила она девушку за руку, – я сама, – и, забрав счет, быстро вложила пару купюр, – гей говоришь? – вставая, подмигнула блондинка, – а подруг лесбиянок совсем нет?

Девушка засмущалась, – нет. Ну, что пойдем дальше работать?

– Пойдем, – выдохнула блондинка.


Когда Миранда и Эмма вернулись в офис, Реджины все еще не было.

– Эмма, Реджины все еще нет. Когда она вернется, я тебе сообщу.

– Да, конечно, спасибо, Миранда, – улыбнулась Эмма и только зашла в кабинет, как снова выглянула, – Дукет и Макки позови, не забудь, – и уже окончательно закрыла дверь.

Брайт выполнила просьбу Эммы и окунулась в выполнение своей работы.


Встреча Миллс с Вудцем уже длилась несколько часов. Реджина еле сдерживала себя, чтобы не нагрубить и разорвать все контракты, которые давно были заключены.

– Мистер Вудц, я вам уже не первый час объясняю, что этот контракт будет выгоден как нашей, так и вашей стороне, – сдерживаясь от грубости, говорила Реджина.

– Мисс Миллс, я прочитал договор, но меня не устраивают несколько пунктов.

– Каких? – сквозь зубы процедила Реджина.

– Например, по штрафным выплатам и их срокам.

– Мистер Вудц, я последний раз вам повторяю, что если вы не подписываете этот договор сейчас, в том варианте, в котором составил его мой юрист, я отказываюсь вести с вами какие-либо дела. Это мое последнее слово, – Реджина решила пойти ва-банк.

– Хорошо, мисс Миллс, – неожиданно сказал мужчина, – я подпишу этот договор, хоть тут и есть пункты, которые меня не совсем устраивают, – Вудц выдохнул, – скажите спасибо своему замечательному юристу. Только из-за того как составлен договор, я его подписываю.

Мужчина взял ручку и подписал контракт и передал ручку Миллс. Реджина потеряла дар речи от происходящего. Она очень долго пыталась заполучить этого клиента на таких условиях, и вот с появлением Свон, все совершается. Брюнетка взяла ручку и тоже подписала документ.

– Поздравляю, Реджина, но мне пора. Я надеюсь, наше сотрудничество будет плодотворным, – поцеловав руку, Вудц удалился.

Выпив еще один бокал виски, Реджина в прекрасном настроении покинула ресторан.


Эмма сидела в своем кабинете и изучала бумаги по предыдущим сделкам компании, как в дверь постучали.

– Войдите, – не отрываясь от бумаг, разрешила блондинка.

В кабинет вошли ее заместители. Трэвис Дукет на внешность совсем был не таким, как описывала Миранда. Среднего роста мужчина, русые волосы и прекрасные зеленые глаза в которых только и выражалось – полная доброта и добродушность.

А вот второй, а вернее вторая вошедшая была девушка. Шерил Макки. Причем прекрасная девушка во всех отношениях. Высокий рост, огненно рыжие волосы и ярко карий взгляд могли сразить любого из мужчин и не только мужчин.

– Здравствуйте, мисс Свон, я Трэвис Дукет, – первым представился мужчина.

Свон сразу подняла свой взгляд на вошедших. На Дукет взор блондинки задержался ровно 3 секунды. «Ничего не представляющий, но на многое способный. Серая мышка с отличными мозгами» – прикинула на первый взгляд блондинка, а потом посмотрела на Шерил. И тут Свон задержала свой взор на девушке, которая явно заинтересовала ее. «Ммм. А вот это уже интересно…»

– Добрый день, – все же переставая нагло раздевать рыжеволосую, Эмма, наконец, заговорила, – как вы знаете, я ваш новый начальник отдела, и мне хотелось бы пообщаться с вами.

– Добрый, мисс Свон, – улыбнулась Макки.

Макки и Дукет заняли кресла напротив Свон.

– Нам очень приятно с вами познакомиться, мисс Свон, – сказал мужчина.

– Да, очень приятно познакомиться, – повторила рыжая и все больше улыбалась.

– Отлично, а теперь, когда все правила этикета соблюдены, хочу, чтобы мы поговорили о работе. В данный момент я изучаю политику компании, договора с клиентами и прочие прелести начала работы на новом месте, – серьезно говорила со своими подчиненными Эмма.

Хоть их у нее никогда не было, Свон умело вошла в роль начальника, и разговор получился плодотворным.


– А сейчас можете идти, – разрешила Эмма, когда они обсудили все насущные вопросы.

– Мисс Свон, я не знаю, сообщили ли вам, но мисс Миллс давала задание вашей предшественнице разработать договор с важным для нас клиентом мистером Вудцем, – слащаво сказал Трэвис.

– Мистер Дукет, – холодно, взяв манеру от Реджины, говорила Эмма, – этот договор уже разработан и мисс Миллс должна была с ним ознакомиться, что-то еще?

Макки сидела и просто слушала разговор, не пытаясь встрять, она с любопытством рассматривала Эмму.

– Тогда все отлично, мисс Свон. Мы можем идти? – мужчина явно был расстроен таким ходом событий.

– Да, мистер Дукет, вы можете идти, – кивнула блондинка, а Макки с любопытством взглянула на нее.

Трэвис встал с кресла и пошел по направлению к двери, но поняв, что Шерил за ним не идет, обернулся.

– А мисс Макки?

– А мисс Макки, я пока не отпускала, – холодно отрезала Свон.

Дукет кинул взгляд на Свон, и молча, вышел и кабинета.


– Мисс Свон… – начала Шерил, но начальница ее остановила.

– Эмма, просто Эмма, – намного теплее, чем с Трэвисом говорила Свон.

– Хорошо, Эмма, вы… – но снова была перебита.

– И на «ты», – широко улыбаясь, сказала блондинка.

– Ты, что-то хотела?

– Да, я хотела с тобой посоветоваться. Вижу, что человек ты намного надежней, чем… – кивнула Эмма на дверь.

– Ты проницательна, Эмма, – усмехнулась Макки, – да, Трэвис у нас тот еще типчик. Не понимаю, почему Миллс его держит. Она ведь прекрасно знает кто он такой и даже то, что он умеет хорошо подлизывать. Но ведь и Миллс чувствует таких за версту. А то, что ты с ним так разговаривала, мне чем-то напомнило Реджину. Она всегда умеет резким словом закрыть его так, что он и сказать ничего не смеет.

– Интересно. Ну, по таким это видно сразу. А за сравнение с Миллс, конечно спасибо, но не стоит. До ее уровня мне еще учиться и учиться. Ладно, а теперь к делу, – взглядом Эмма показала на гору документов перед собой.

Шерил полностью ввела в курс дела Свон, да не просто ввела, а во многом помогла осознать и вникнуть в своего рода правила компании и ее клиентов. Рассказала, в каких документах могут быть серьезные ошибки, а на какие можно положиться сразу. Также поведала, что судебные тяжбы в их бизнесе случаются крайне часто. Раз в месяц так уж точно какой-нибудь самый хитрый клиент предъявит свои обвинения. И если клиент крупный или же обвинения серьезны, за дело берется лично начальник отдела. Ну, а если же мелкая рыбешка, то заместители или обычные юристы и сами справляются, но конечно под руководством теперь уже Свон.

Так и прошли последующие несколько часов, пока девушек не прервал телефонный звонок.

– Да, Миранда?


Реджина задержавшись в огромных пробках, приехала в офис половина пятого, но это никак не омрачило ее настроения.

– Миранда, меня кто-нибудь спрашивал? – немного испугав девушку, спросила Реджина.

– Только финансовый директор, но он сказал, что это не срочно, – пролепетала Брайт.

– Хорошо, я сама с ним свяжусь. Адам…

– У себя в кабинете.

– Свон?

– Тоже. Сегодня общалась с Макки и Дукетом. Заходила в три часа, как вы и назначали.

– Хорошо. Вызови ко мне Грэя и Свон, но Свон пусть подождет у кабинета, – сказала Миллс и зашла к себе кабинет.

Миранда набрала номер Эммы.


– Эмма, Реджина приехала, тебя вызывает.

– Уже бегу, ломая ноги, – кинула Эмма в трубку, – меня Миллс вызывает. Спасибо большое, за помощь. Она мне была жизненно необходима, – уже она говорила Макки.

– Всегда, пожалуйста, – вставая вслед за Эммой, ответила Шерил, и они вместе вышли из кабинета.

Макки пошла к себе, а Эмма подошла к столу Брайт.

– Эмма, она вызвала тебя и Адама. Сначала зайдет он. А вот и он, – увидев заходящего мужчину, сказала Миранда.

– Мистер Грэй, Реджина просила вас зайти.

– Спасибо, Миранда. Здравствуйте, мисс Свон. Так заработался, что за эти дни даже не зашел к вам.

– Добрый вечер, мистер Грэй, – улыбнулась Эмма, – да. Вот пришлось через Миранду узнавать своих подчиненных и вообще отдел. Но я была бы вам благодарна, если вы сами меня завтра представите и, кстати, от помощника я тоже бы не отказалась.

– Простите, мисс Свон, я совсем об этом забыл. Завтра мы исправим эту оплошность, – дружелюбно сказал Грэй, – ладно, я пойду, Реджина не любит ждать, – мужчина подошел к двери и тихо постучал, а через несколько секунд вошел в кабинет.

– Видела, как побежал? – иронично спросила Брайт у Эммы.

– Видела, – фыркнула Эмма, – а зачем было вызывать меня? – села на диван и недовольно спросила Свон.

– Я не знаю, но может она хочет поговорить с вами вместе? – предположила Миранда.

– Но почему-то он зашел, а я осталась здесь, – выдала Эмма.

– Когда войдешь, спросишь, – посмотрев на Эмму, сказала Брайт.

– Ты что издеваешься? – усмехнулась Свон и удивленно посмотрела на Брайт, – спросить у самой Снежной Королевы? Нет уж, увольте. А то превратит меня в ледышку, – смеялась блондинка.

– Ну, так ты спросишь, она уволит. А ты попробуй, может она снизойдет до тебя, – продолжила Миранда.

– Она умеет до кого-нибудь снисходить? – удивилась еще больше Свон.

– Нет, так я же и сказала, может. Я до сих пор не понимаю, что она нашла в этом идиоте, – со злостью сказала Брайт.

– В каком из множества количества ее окружающих?

– Я про Стива. Вот, что она, нашла в нем? Этот кобель ни одной юбки не пропускал, – с неприязнью сказала девушка.

– Понятия не имею, – сквозь зубы проговорила блондинка, – но может, смотря в его честные и добрые глаза, она все же поверила ему и доверилась?

– Какие там глаза, Эмма?! Этот человек весь был пропитан фальшью и ложью. Говорили, что Реджина даже уходила на несколько месяцев и оставляла Стива главой компании. Но, поняв, что еще месяц такого руководства, и компания пойдет на дно, она забрала у него эту «игрушку», и с того времени все и началось, лет семь назад было, – раскладывая какие-то бумаги, рассказала Брайт.

– Семь лет назад говоришь? А что было еще семь лет назад?

– Да, ничего. Миллс вернулась, восстановила компанию, – на автомате ответила секретарь.

– А что со Стивом? – все же спросила блондинка.

– Как мне рассказывали, все поняли, что она его уволила. Но чтобы не задевать его мужское эго, устроила каким-то начальником в отдел, – продолжила отвечать Миранда, – да, он там не появлялся даже.

Эмма смутно начала вспоминать знакомство со Стивом и первые, проведенные вместе вечера. Он ведь действительно говорил, что работает в крупной компании, но начальник его недолюбливает. Также Свон вспомнила, что именно на этой улице и встретила его, облив горячим кофе. И долго извиняясь, все же согласилась пойти на свидание-извинение. А потом пошло поехало. Месяц они встречались, как казалось Эмме, любили друг друга. Но узнав про беременность блондинки, Стив просто сбежал, исчез, оставив записку больше не доставать его со своей любовью и не искать.

Было больно, очень больно. Ведь молодая девушка первый раз поверила, что полюбила. Ведь она доверилась ему, как никому другому. Ведь она впустила его в свою уже на тот момент времени тяжелую жизнь. А он оказался обычной сволочью.

А потом беременность и трудный выбор, но как оказалось позднее правильный.

И сейчас Эмма даже благодарна Стиву, что он тогда бесследно сбежал. Что по его возможным тогда уговорам сделать аборт, Эмма бы подчинилась, и не было бы на свете малышки Лилит. Не было бы лучика надежды и самого большого источника материнской любви.

Эмма была благодарна Стиву за дочь. Но от этого ненависть на него лишь усиливалась. Ведь он бросил не только Эмму, с этим она справилась. Ведь он бросил малышку. А вот этого, Эмма уже не могла ему забыть и простить. И вернулась, чтобы забрать должное, чтобы отомстить и за прошлые его ошибки.

Она узнала, что он женат и вроде как счастлив. Она рассказала ему про маленького ангелочка и его долг перед ним. И узнав причину приезда своей бывшей, он снова сбежал. И все полетело к чертям.

Нет. Свон, как отменный юрист с хорошими связями узнала про брачный контракт и то, что все долги Стива при разводе выпадают на долю жены. Да она собиралась надавить на Стива, а пришлось давить на ни в чем неповинную женщину, которая сама пострадала из-за своего мужа.

Свон бы отказалась ввязываться в эту рискованную игру, но ей нужны деньги. Причем большие. Чтобы сбежать. Чтобы больше не находиться ни в этом городе, ни в каком-либо другом в этой стране.

И она сделала шаг. Она постучалась в дверь роскошного особняка и вместе с открытой дверью открылась и новая страница в биографии маленькой семьи.


Тихо постучавшись, Адам заглянул в кабинет, – можно?

– Да, заходи, – ответила Реджина.

Мужчина прошел в кабинет и сел напротив Миллс.

– Я слышал, что тебе сегодня лучше не податься на глаза, – улыбаясь, сказал мужчина.

Реджина медленно подняла глаза и посмотрела на Адама.

– Я сегодня совершенно спокойна.

– Ну, тогда я могу не считать, что сегодня утром из твоего кабинета вышли Стивенс и Крос практически с сердечными приступами?!

– Если бы я заметила их ошибки еще на работе, то они были бы уже уволены.

– Ну, и что же так влияет на нашу Снежную Королеву?! – иронично спросил Адам.

– Лучик, – вспомнив, что ее вчерашний разговор прервала Лилит, ответила Миллс.

– Интересно…

– Ничего интересного, не твое дело, – осадила Реджина мужчину, – я пригласила тебя чтобы сказать, что сегодня я заключила договор…

– Ты умеешь заинтриговать.

– С Вудцем, – не стала томить больше Реджина.

– Правда. Ты, правда, подписала с ним договор? Как ты смогла? Что ты сделала? Миллс, ты гений! – восторженно восклицал Грэй.

– Я могу похвалить тебя, – с улыбкой сказала Реджина.

– Меня? Я весь во внимание, за что?

– Ты взял на работу отличного юриста. Вудц подписал договор, только потому что его отлично и грамотно составила Свон. Если честно, я могла навсегда потерять этого клиента. Он так меня достал, что еще бы секунда и… все. Но он взял ручку и подписал. Адам, он подписал! – радостно восклицала Реджина.

– Реджина, это отличная новость. Еще несколько таких договоров и мы поправим наше финансовое состояние. По крайней мере, река вновь возвращается в свое русло. Поздравляю.

– Спасибо.

– Ну, тогда о Свон.

– Что о Свон? – не показывая своего интереса, спросила Миллс.

– Ей нужен помощник, и завтра я хочу представить ее отделу.

– Если хочет, может сама выбрать помощника, а отделу я представлю ее лично, – ответила Реджина.

– Слушай, а этот Лучик, он на тебя постоянно светить не может? Ты сама решила представить сотрудника отделу?!

– Кто-то, похоже, переходит границу, – холодно процедила Реджина, – ладно, я поехала домой.

– Реджина, но там Эмма ждет тебя. Ты же вызвала ее?

– Не хочу сегодня, все завтра, – Реджина встала со своего кресла и, показав, что мужчине тоже нужно выйти, двинулась к выходу.


Эмма так и сидела в своих мыслях. Но в тоже время изредка поглядывала на часы, которые показывали, что она уже вот как 20 минут бестолково тратит время, рассиживаясь на диване в ожидании, когда же мисс Миллс ее, наконец, примет. И тут дверь, наконец, открывается и из кабинета выходит Реджина.

Эмма встает с дивана и делает шаг на встречу.

– Мисс Миллс, вызывали?

Реджина отвлеклась от мужчины и посмотрела на Свон.

– Сегодня, я не смогу вас принять. Жду завтра в 10 утра, – сказала Реджина, и вновь повернулась к Адаму, – так, а с тобой мы увидимся утром, как приеду, зайдешь ко мне.

– Значит так, – усмехнулась Свон и, дождавшись, когда Миллс договорит со своим замом, вновь вставила, – на сегодня еще буду распоряжения?

– Нет, на сегодня вы свободны, – сказала Миллс, – можете ехать домой. Пока, Миранда.

Адам скрылся в своем кабинете, а Реджина покинула приемную.

– И что это сейчас было?- непонимающе спросила Брайт.

– А это был спектакль одного актера, – съязвила блондинка.

– Я не про это. Ты видела, что у нее великолепное настроение, с тем, что было утром, ты бы тут до завтра работала, – сказала Миранда, – Эмма, да почему ты так к ней относишься?

– Как так, Миранда? – устало спросила Свон.

– Почему ты всегда язвишь, когда это касается Миллс? – спросила девушка.

– Да потому что… – но Свон сама не знала, что ответить на этот вопрос, ведь у нее на самом деле и ответа нет, – да потому что она много на себя берет, а я это не люблю, но мне ничего не остается более, чем язвить, – все же ответила с улыбкой Эмма и, зайдя в свой кабинет, она через минуту вернулась с сумкой в руках, – пока, Миранда.

– Пока, – сказала Миранда, – может она тебе просто нравится? – уже в спину, кинула свой вопрос Брайт.

– Очень смешно, – ответила Свон, а потом добавила, – то, что я тебе рассказала за обедом, еще не означает, что мне нравятся все подряд. У меня очень хороший вкус и, Миллс под этот вкус не попадает, – с беззаботной улыбкой на лице ответила Эмма и, хмыкнув, пошла к машине.

– Ты еще не поняла, что Миллс вне вкусов или предпочтений, – выдохнув, сказала Миранда и, выключив компьютер, пошла домой.

Глава 8

Дорога до дома оказалось не такой быстрой, как этого хотелось. Пробки. А куда от них денешься? Зато можно посидеть и глубоко подумать.

О прошлом. О настоящем. И о будущем, быть может? Но Эмма не из тех людей, которые заглядывают далеко вперед, да и мысли сейчас находятся где-то на расстоянии прошлого и настоящего.

Подъехав к дому, Эмма заметила, что машины Реджины еще нет, а значит она первой приехала.

Как Эмме сейчас не хотелось вновь возвращаться в офис, вновь почувствовать тот холодный тон Реджины, вновь про себя усмехнуться и не поддаться на провокации. Если это можно конечно назвать провокациями. Это, скорее всего, защита. Защита от мира, от тупоголовых, которые окружают, от страданий и излишних мыслей.

Зайдя в дом, Эмма включила свет, так как дом полностью был окутан темнотой. Пройдя на кухню, в столовую, в их с Лилит комнату, Свон никого не обнаружила. Ни Мери, ни Лилит не было дома. Наверное, гуляют, подумала блондинка и присела на диван в гостиной.


Всю дорогу Миллс думала о прошедшем дне. Радость от заключения контракта продолжала бушевать в ней. Брюнетка до последнего отталкивала от себя мысль о том, что только благодаря Эмме, Вудц подписал его. Но поняв, что этот факт ей уже ею признан, так как она сказала об этом Адаму, просто решила радоваться моменту.

Когда Реджина подъезжала к дому она заметила, что машина Эммы уже припаркована около ее дома. Забрав несколько пакетов, так как Миллс успела заехать в магазин, пошла в дом.


– Мери, забери эти пакеты, – крикнула Реджина, – Мери! – после нескольких мгновений ожидания, повторила она.

Но вместо Мери ей навстречу вышла Свон.

– Их нет дома, – сказала блондинка, но увидев большие пакеты в руках Миллс, подошла ближе, – давайте, я отнесу.

Реджина удивилась помощи Эммы, но не отказалась, отдавая ей пакеты.

– Спасибо, – тихо сказала Миллс.

Придя на кухню, Эмма поставила пакеты на стол и даже принялась их разбирать.

– Мисс Свон, не утруждайтесь, Мери придет и все разберет, – увидев, чем занимается Эмма, сказала Миллс.

– Мне совсем не трудно, мисс Миллс, – не отрываясь от разборок, ответила Эмма.

Реджина неосознанно начала разбирать пакеты, наблюдая за Эммой. Повисшая тишина начинала давить. Миллс начала разворачиваться к холодильнику и, не заметив девушку, врезалась в нее плечом.

– Прости, – вырвалось у брюнетки.

Эмма несколько секунд просто стояла и смотрела на Реджину. Они стояли настолько близко друг к другу, что могли чувствовать прерывистое дыхание другой.

– Нет… все в порядке, – неуверенно произнесла блондинка, делая неосознанный шаг назад и принимаясь за очередной пакет.

Реджина сглотнула, ей стало не по себе от тех эмоции, которые она только что испытала. Она сделала также как и Эмма один шаг назад.

– Мисс Свон, не хотите кофе? – не зная, зачем произнесла Реджина.

Эмма еще больше удивленно посмотрела на брюнетку, но отказываться было неприлично, да и не зачем.

– Да, мисс Миллс, я бы не отказалась, – ответила блондинка, а потом сложила пустые пакеты и убрала их в ящик.

Реджина уже очень давно не делала кофе, поэтому, с трудом найдя на своей кухне турку и сам кофе, она принялась его готовить. Она отлично умела это делать когда-то давно.

– Мисс Свон, с ванилью или корицей? – стоя у плиты, спросила Миллс, – можно обычный или с коньяком.

Свон сидела за столом и с интересом наблюдала за каждым действием Реджины, отмечая для себя, какая же разносторонняя она личность. Всего несколько часов назад, она холодно разговаривала с ней, отдавая распоряжения и приказы, а сейчас готовит кофе, и на самом деле предстает совсем другим человеком.

Реджина повернулась и увидела, что Свон задумалась.

– Мисс Свон, так что насчет кофе? – улыбнувшись уголками губ, спросила брюнетка.

Эмма встрепенулась и посмотрела на Реджину, – простите, с корицей, мисс Миллс, – ответила Эмма.

Доварив напиток, Реджина разлила его по чашкам и поставила перед Эммой.

– Прошу, мисс Свон, – присаживаясь напротив Эммы, сказала Миллс.

– Спасибо, мисс Миллс, – преподнесла чашку к губам Эмма и, попробовав напиток, отметила, что он действительно божественно вкусен, – мм, отличный кофе, – смотря на Реджину сказала Свон.

– Это первый кофе, сваренный мной лет так за десять, – с улыбкой сказала Миллс и сама отпила из чашки, – да, очень даже ничего.

– Ого, за десять лет? – удивилась Эмма, – умение не пропьешь, – вырвалось у блондинки, – ой, простите, мисс Миллс, – с улыбкой Эмма поняла, что сказала что-то не то.

Брюнетка улыбнулась, – да, ладно, мисс Свон, вы правы. Это умение не пропьешь, хотя с этой работой, я вообще забыла, что такое кухня и как на ней готовить, – осмотрев глазами помещение, сказала Реджина.

– А вот это вы зря, – сказала Свон, – нельзя так уходить в работу. Мисс Миллс, работа это не жизнь. Нужно уметь отвлекаться и развлекаться, – продолжала пить свой кофе Эмма.

– Мисс Свон, это у вас работа не жизнь, а у меня как раз все, что у меня есть. Вам очень повезло, что у вас есть Лилит, – с грустной улыбкой сказала Реджина.

– Да вы правы, мисс Миллс. Лилит – это все, что у меня есть и все, что я делаю, я делаю ради нее и только для нее, – отчего-то серьезно говорила Свон, – и знаете, я благодарна Стиву, что он вот так вот бросил меня, когда узнал про беременность.

– Давайте не будем об этом человеке. Наверное, если он появится еще раз в моей жизни, я убью его собственными руками, – улыбаясь, сказала Реджина, – мне сейчас больше интересно, где Мери с Ли.

– Не появится, мисс Миллс, – уверенно высказала Свон, – если ума хватит. Я думаю, они гуляют, вы же знаете, как тяжело увести Лилит домой, – усмехнулась Свон.

– Да, вчера я это поняла. Я не понимаю, как в таком маленьком тельце может копиться столько энергии, – улыбаясь, сказала Реджина, – пять раз на батуте и это только потому что они закрывались.

Эмма засмеялась, – да, этот чертик на многое способен. А энергия у нее не заканчивается даже ночью.

– Спасибо, мисс Свон, – серьезно сказала Реджина.

– Не стоит, мисс Миллс, – также серьезно ответила Эмма, – я это сделала ради Лилит, ей очень нравится с вами общаться. Она своенравный и очень умный ребенок. Она не подпускает к себе лишних людей. А тех, кого впустила в свое маленькое сердечко, очень трудно потом отпускает, – в момент грустной стала Эмма.

– Я вообще не о ней, но за Ли я вам тоже очень благодарна. Я говорю, спасибо, за договор с Вудцем. Он его подписал, – ответила Реджина, допивая свой напиток.

– Я рада, мисс Миллс, – отдаленно ответила Свон, – верно, вы смогли найти те рычаги, на которые можно надавить.

– Сегодня я пошла ва-банк. И если бы не отлично составленный вами договор, то, наверное, я бы потеряла этого клиента. А он сейчас как никогда нужен нам, – выдохнув, ответила Миллс.

– Спасибо, конечно, – посмотрела на Реджину Эмма, – но вы правильно сказали, это моя работа и я должна ее не только успевать делать, но и качественно. А на счет положения компании, я хотела бы с вами обсудить некоторые моменты. Но не здесь. Дом есть дом, а работа на работе.

– Хорошо, тогда завтра, как я и сказала в 10, – по-деловому ответила Миллс, – нет, я все-таки позвоню Мери, и узнаю, где они, – доставая из кармана мобильный, добавила брюнетка.

– Милый телефон, мисс Миллс, – не смогла сдержать улыбку Эмма, увидев свой старый розовенький мобильник.

– А, этот, – посмотрев на телефон, Реджина улыбнулась, – Ли, подарила мне его в первый день.

– Ну, вот видите, как быстро малышка вам доверилась, – сказала Свон и, допив свой кофе, встала из-за стола и, взяв также допитую чашечку Реджины, пошла к раковине.

– И я так понимаю, это вам не очень нравится? – посмотрев на блондинку, спросила Миллс.

Поставив чашки под теплую воду, Эмма не поворачивалась к Реджине. Она не знала, как в двух словах объяснить все, что с ними произошло в прошлом.

– Уже нет, – выдавила из себя блондинка и медленно принялась за посуду.

Реджина уже хотел спросить, почему Эмма поменяла свое мнение, но услышала, как входная дверь открылась, и задорный смех Лилит озарил дом.

– А вот и малышка, – домыв посуду и вытерев руки, Эмма поспешила встречать дочурку.


– Мамочка, – подбежала и повисла на шее Эммы Лилит.

– О Боже, мы, наконец, дома. Девочки, этот монстрик меня измотал. Я ног не чувствую, – присев на стул, с улыбкой сказала Мери.

Реджина улыбнулась и подошла к женщине, – Мери не причитай, смотри зато какая счастливая Ли.

Лилит поцеловав Эмму, спрыгнула с ее рук и радостным криком, – Джи, – подбежала к Реджине.

Миллс сразу же подхватила малышку.

– Ли, ты маленький чертенок, зачем так измотала тетю Мери? – обнимая Лилит, спросила с улыбкой брюнетка.

– И ничего не замотала, – надула губки малышка, – тете Мери тоже понравилось. Тем более это она меня потащила в музей, – выдала Ли.

– В музей?! Вы были в музее? – с удивлением спросила брюнетка.

– Да. От вас же двух такого не дождешься, – укорительно сказала Мери, показывая на Миллс и Эмму, – вы только и способны отпереть ребенка на карусели и накормить всякой дрянью.

– Вот, вот, – выдала малышка, – а еще мы гуляли по городу и ходили в магазин, – рассказывала Ли.

– Какие вы сегодня молодцы, – улыбнулась Эмма.

– Да, вы просто умнички, ну, а мы с Эммой как всегда ни на что не способны, – с наигранной грустью сказала Миллс.

– Ну, хоть это вы понимаете, – сказала Мери.

– Почему это не способны? – возмутилась Свон, – мы в субботу все вместе пойдем в театр, – сказала быстрее, чем подумала Эмма.

– Куда? – с очень удивленным лицом спросила Реджина и посмотрела на Эмму.

– А вот это правильно, только вы пойдете втроем, потому что я хочу тишины и спокойствия, – грозно сказала Мери, а потом засмеялась, посмотрев на лица Эммы и Реджины.

– Ураа, – закричала малышка, поняв, что имеет возможность побыть сразу с двумя женщинами одновременно, – я обожаю театр!

Эмма удивленно посмотрела на малышку, – это с каких это пор?

Но Лилит задумалась и не стала отвечать.

– Спасибо, мисс Свон, вы просто не представляете, как я люблю театры, – с нескрываемым сарказмом выдала Реджина. Но посмотрев на Ли, Реджина вновь искренне заулыбалась.

– Может по чашечке кофе? – спросила Мери и посмотрев на Ли, добавила, – и стакану сока?

– Неа, я хочу молоко и желание, – выдала малышка и посмотрела на Реджину.

– Ты еще то мне не загадала, а уже новое хочешь, – сказала, улыбаясь, Миллс.

– А я коплю инвестиции, – с серьезным видом сказала Лилит.

– Ну, тогда я буду их финансировать, – так же серьезно ответила Миллс, – Мери, тащи молоко, а кофе мы уже пили.

Мери засмеялась посмотрев на этих бизнесменов.

– Хорошо. Эмма, ты, что ли хозяйничала на моей кухне? – по-доброму спросила Мери.

– Нет, Мери, это мисс Миллс угощала меня отменным кофе, – ответила блондинка.

Мери замерла и медленно повернулась, – ты сказала, что Реджина сама варила кофе? – переспросила женщина, – Миллс, ты…

– Ну, не начинай. Да, я сама сварила кофе, – закатывая глаза, сказала Реджина.

– Эмма, этот человек лет десять на кухне ничего не делал, кроме того, как ел. Что вы у меня с ней сделали? – уперев руки в боки, сказала Мери.

– Это я на нее так влияю, – без скромности ответила Лилит.

А Эмма лишь пожала плечами, смотря то на Мери, то на Реджину.

Реджина посмотрела на Ли.

– Ангелочек, такими темпами ты из меня Добрую фею сделаешь, а не Снежную Королеву, – тоже без скромности ответила Миллс.

– Вам не пойдет роль Доброй феи, – усмехаясь, вклинилась в разговор Эмма.

– Вы хотите сказать, что роль Снежной Королевы мне идет?! – поворачиваясь к Эмме, спросила Миллс, – ну, а ты как думаешь? – спросила она у Лилит.

– Снежная Королева злая, а ты нет, – ответила малышка и посмотрела на мать, – мамочка, разве Джи злая?

– Ну, что ты, малыш, конечно, не злая, – присела на корточки перед Лилит Эмма, – я совсем не это имела ввиду.

– А что тогда? – спрашивал неугомонный ребенок, но Свон растерялась и не знала, как дать ответ малышке.

– То, что не все видят во мне то, что видишь ты, – посадив Ли на стол, ответила Миллс, увидев, что Эмма затушевалась.

– Так, ладно, Снежная Королева, Чертенок и Принцесса Лебедь, давай-ка вы сейчас переместитесь в гостиную, а я приготовлю ужин, – сказала Мери.

– Отличная семейка, – вырвалось у Эммы, но она быстро закусила губу и щурилась.

– Пошлите, Принцесса и Королева, – потянула обеих женщин в гостиную Ли.

Реджина посмотрела на Эмму, но говорить ничего не стала и молча пошла за Ли.


– Ну и во что мы будем сейчас играть? – заходя в гостиную, спрашивал чертенок.

– Давай поиграем в игру, мы с мамой отдыхаем после работы, а ты играешь в куклы, – садясь в кресло, протянула Реджина.

– Вы меня целый день не видели, вы совсем-совсем не соскучились? – протянула малышка и надула губки.

Эмма только улыбнулась и помотала головой, смотря на Реджину.

– Конечно соскучились, солнышко мое, – притянув к себе Ли, с улыбкой сказала Реджина, – давай, мы сейчас поиграем во все, что ты захочешь.

Свон запрокинула голову назад и увела глаза, всем видом показывая недовольство Реджиной.

– Ура! – прокричала Лилит.

Миллс увидела реакцию Эммы и улыбнулась, – так, во что мы будем играть?

– В прятки, в прятки, – запрыгала на месте Лилит.

– Нет, Ли, только не в прятки, пожалуйста, – упрашивала Эмма и видела, как на милое личико дочери натянулась хитрющая улыбка.

– Ли, правда, давай, только не в прятки, – поддержала Миллс Эмму, – может что-то сидячее?

– Нууу, – протянул ангелок, и озорно посмотрела на Реджину.

– Я так понимаю, мою просьбу ты не поддержишь? – сделав просящий вид, спросила у малышки Миллс.

Еще шире улыбнулась Лилит и только хотела сказать «неа», как была перебита Эммой.

– Малыш, мы сегодня очень устали, чтобы играть в прятки, в следующий раз мы обязательно сыграем, а сейчас придумывай другую игру, – вроде мягко, но было слышно, что непреклонно говорила Свон.

– Хорошо, мамочка, – немного расстроился ангелок, но всего лишь на несколько секунд, в течение которых придумывала новую игру.

– Тогда мы будем играть в… – не договорила малышка и убежала из гостиной.

– Интересно, что она придумала? – с интересом спросила брюнетка.

– Она та еще выдумщица, – задумчиво произнесла Эмма.

– Вот, – прибежал ангелок с коробкой в руках, на которой написано – «Твистер».

– Что? Ли, «Твистер»? Пожалуйста, милая, только не это, – от шока тараторила Миллс

– Надо было согласиться на прятки, – наклоняясь к Реджине, прошептала Эмма, – малыш, а откуда он у тебя?

– Мне Джи подарила, – ответил ребенок, а Эмма вопросительно посмотрела на Миллс.

Реджина поджала губы и посмотрела на Эмму.

– Я подарила? Да, я подарила и, кстати, я подарила его вам, мисс Свон. Почему вы не следите за своими игрушками? – серьезно спросила Миллс.

– Мне? – еще больше удивилась Свон, – нет, нет, мисс Миллс, вы подарили вам и играть, – сказала Эмма и, взяв картонку со стрелками, начала крутить.

– Э, нет. Подождите, вы обе думаете, что я буду в это играть? – вскочив с кресла, спросила Реджина, но увидев два очень похожих хитрых лица, добавила, – хорошо, только дайте мне переодеться! Я не могу играть в него в пиджаке и юбке, – продолжая смотреть, сказала она.

– Хорошо, но у тебя ровно 5 минут, а потом пойдет штрафное время, – абсолютно серьезно сказала Ли и начала раскладывать твистер по полу.

Реджина кивнула и ушла наверх.

Через 10 минут она уже спускалась, готовая к игре, которую придумала для них Лилит. Она переоделась в серые свободные спортивные штаны и белый топ на тонких лямках.


– Последняя попытка, ангелочек, может, не будем?

– Мы тебя уже заждались, – не обращая внимания на вопрос, Ли подскочила к Реджине и потянула на поле.

Эмма, как только увидела Реджину, просто не могла оторвать глаз от ее нового образа.

«Ого, Миллс! Такой я тебя еще не видела. Спортивный стиль явно твой» – улыбнулась своим мыслям Эмма, а когда Реджина подошла поближе Свон заметила одну откровенную деталь.

«Так, ты еще и без лифчика! Интересно будет посмотреть, как игра пойдет» – уже откровенно улыбаясь, думала Свон.

– Ну, что приступим? – задорно сказала Реджина.

– Давайте, – присаживаясь поудобнее, сказала Эмма и покрутила барабан.

– Лилит, правая рука на желтый, – сказала Эмма, и малышка так и сделала.

Свон снова закрутила, – мисс Миллс, левая нога на красный.

Около 10 минут все было скучно и вяло, но когда тела пересеклись и начали друг другу мешать, все, не сдерживая смеха, хохотали. Несколько ходов и вот Реджина уже на полу и на ней сверху смеясь, лежит Лилит.

– Ли, это из-за тебя, – обнимая малышку, сказала брюнетка.

– Это твоя рука мне мешалась, – засмеялась малышка, а глядя на них со стороны, Эмма не удержалась и тоже засмеялась.

– Что вы смеетесь, мисс Свон? Сейчас сами тут лежать будете, – поднимаясь, сказала Реджина.

– Ну, это мы еще посмотрим, – вставая и идя к дочери, Эмма отдала Реджине барабан, и они вместе с Лилит стали ожидать команды Реджины.

– Мисс Свон, левую руку на зеленый, – скомандовала Реджина и прокрутила еще раз, – Ли, правую руку на синий.

И вот игра уже началась для Эммы с Ли. Уже с первых прокрутов начались сложности, но они держались, хотя заразительный смех Лилит мешал точно ставить ногу или руку на круг.

Игра продолжалась бы и дальше, наступи Эмма на зеленый круг рукой и удержав равновесие. Но блондинка не удержалась и плюхнулась прямо на пятую точку, а потом на нее села малышка.

– Я выиграла у обеих! – победно вскинула руки Ли.

– Ничего подобного, мне просто не повезло, – смеясь, говорила блондинка.

– Да, да, конечно, мисс Свон, у меня та же отговорка, – улыбаясь, отметила Реджина.

– Вот-вот, – встала малышка, – я победила, а вы проиграли. Но вас ждет утешительный раунд. Кто победит, тот читает мне сказку на ночь, – выдала малышка и, подойдя к Реджине, выхватила из ее рук барабан.

– Ли, а давай без утешительного раунда? Мисс Свон и так мне разрешит почитать тебе сказку, – улыбаясь, сказала Реджина.

– Ну, уж нет, все должно быть по закону, – топнула ножкой малышка, словно мировой судья молотком.

Эмма так и продолжала стоять на поле, не поверив, что на самом деле будет сейчас играть с Реджиной. Миллс выдохнула и подошла к полю. Лилит с улыбкой начала крутить стрелку.

– Мама правая нога на зеленый, – так Эмма и сделала.

– Джи, левая рука на красный.

– Ли, ты маленькая… сокровище, – выполняя команду, протянула Миллс.

– Не болтать! – отдала команду малышка и крутанула стрелку еще раз, – мама, левая нога на желтый.

– Джи, правая рука на желтый.

– Она явно в вас, – тихо протянула Реджина, ставя руку на желтый круг.

А Эмме в это время открылся отменный вид. Реджина сидела на корточках, наклонив руки таким образом, что они доставали края поля, а Эмма стояла над ней и наблюдала сверху.

«Ну, вот и почему ты не надела бюстгальтер? О, Господи, да ты просто идеальна там!» – размышления Эммы прервала Лилит, которая скомандовала левую руку на желтый, что Эмма и сделала.

Реджине безумно стало не удобно когда Ли скомандовала, правую ногу на синий.

– Давай, я куплю тебе все, что ты захочешь, и мы прекратил игру? – в очередной раз Реджина попыталась все прекратить.

– Мисс Миллс, а подкупать судей во время процесса противозаконно, – вставила блондинка. Ее забавляла вся эта ситуация. А когда Ли сказала ей левую ногу на красный, ей пришлось изловчиться, и она практически теперь нависала над Реджиной. Причем так близко, что и у одной и у другой сбилось дыхание.

– Мисс Свон, а вы не могли бы меня не касаться? – прошептала Миллс, когда ей пришлось переставить ногу на зеленый, и получилось так, что Эмма практически уткнулась лицом в шею Миллс.

– Боюсь, если наш судья это заметит, придется начать заново. Так что терпите, мисс Миллс, я же терплю, – выплюнула Эмма и с трудом поставила правую руку на синий и уже почти полностью прислонилась к брюнетке.

Миллс было совсем некомфортно от такого близкого контакта с Эммой. Пытаясь изо всех сил отстраниться, Реджина чуть не потеряла равновесие, но в последний момент, поняв, что победа дороже, прижалась еще сильнее, переставив правую руку на зеленый.

У Эммы вылезли глаза из орбит, когда она почувствовала, как Миллс сама прижимается к ней. Хоть Свон и чувствовала как некомфортно Миллс, про себя она не могла отметить такое же чувство.

– Мама, левую руку на желтый, – сказала малышка и Эмма только хотела наступить, как поняла, что до свободного желтого круга нужно заплести руку так, что она проходила бы между ногой и рукой Реджины, а ее собственное лицо будет буквально припечатано к лицу Миллс. Но Эмма именно так и сделала. И лица двух девушек оказались на одном равновесии, всего в паре сантиметров друг от друга, и карий взгляд встретился с серым.

Миллс замерла, гипнотизируя взглядом Эмму, даже не слыша дальнейших команд.

– Реджина. Реджина, правую руку на желтый, – сказала наблюдавшая со стороны Мери, – тебе Ли, уже несколько раз сказала, а кто-то смотрит на мисс Свон, – договорила женщина, когда Реджина пришла в себя и выполняла команду.

Положение с каждым движением становилось все более пикантнее, соприкосновения более жаркими.

– Я просто задумалась, какую сказку читать на ночь, Ли, – не своим голосом, сказала Миллс.

– Я сама выберу, – сказала Эмма и в напряжении просунула правую руку между ног Миллс, так, что она касалась интимного места Реджины.

По телу Миллс прокатилась волна жара и, сконцентрировавшись внизу живота, превратилась в возбуждение.

«Черт тебя побрал, Свон! Ты так пахнешь… Вот, что ты сейчас делаешь? Стоп! Нет, ты же… о Боже. Лучше бы я этого не знала» – вдыхая очень приятный запах Эммы, думала Миллс.

– Мисс Свон, это мы еще посмотрим, – прорычала брюнетка, переставляя правую руку на дальний синий, так, что теперь Реджина практически утыкалась лицом в грудь Свон.

– Слушайте, а мне нравится, эта игра для вас. А то сидите в своем офисе, даже размяться некогда, – усевшись рядом с Ли, сказала Мери.

Лилит только сильнее засмеялась, наблюдая как мама с Джи выделываются на полу, стараясь доказать кто лучший.

«О, Миллс. Да ты горячая! Так, Свон, нужно держаться. Понятно, что у тебя уже два месяца ничего не было, но… О, как же приятно чувствовать ее прикосновения…»

Но тут была команда от Ли, что Эмма должна поставить левую ногу на красный и надо так изловчиться просунуть ногу, чтобы уже ее интимное место упиралось в руку Миллс. Эмма выдохнула, ощущая, как жарко ей становится после каждого действия, после каждого прикосновения Реджины.

Дотягиваясь до круга, Эмма задела руку Миллс и та не удержавшись, упала, а вместе с ней упала и Свон.

Оказавшись на полу вместе с Эммой, Реджина оказалась под Свон в очень пикантном положении.

– Свон, это все из-за тебя, – пытаясь столкнуть Эмму, сказала Реджина.

Но Эмма уперла руки в пол и не давала Миллс скинуть себя.

– Ты первая упала, значит, проигрыш за тобой, – наклоняясь к губам Реджины, произнесла Свон, смотря в карий взгляд.

Реджина уперлась руками в грудь блондинки.

– Но это из-за твоего неуклюжего движения, – смотря в глаза, ответила она.

– Но все же проиграла ты, а значит, сказку читаю я, – посмотрев на руки Миллс, но все также нависая, усмехнувшись, выдала блондинка.

– Нет, сказку читаю я, так как ты меня толкнула, – продолжая лежать, ехидно протянула Миллс, – и вообще у нас есть судья.

И взглянув на диван, обе девушки обнаружили его пустым.

– И куда делся судья и прокурор? – спросила блондинка.

– Не знаю, но, мисс Свон, вам не кажется, что вам пора слезть с меня, – просто лежа без движения, спросила брюнетка.

– Ой, – вырвалось у Эммы и, она тут же слезла с Миллс, протягивая ей руку в помощь.

– Я сама, – поднимаясь с пола, сказала Миллс. Но поднявшись, она оказалась вплотную к телу Эммы.

«Так, нужно срочно найти себе кого-нибудь, а то не будь дома Лилит и Мери, накинусь на Миллс и…» – думала Эмма, ощущая горячее дыхание брюнетки, и смотря прямо в глаза, сделала шаг назад, опуская взгляд.

– Кстати сказку, все равно читаю я, – сказала Реджина, проходя мимо Эммы.

– Нет! – резко взорвалась блондинка и пошла за Миллс в направлении кухни, – сказку читаю я. Ты первая упала.

– Из-за тебя, – спокойно сказала Реджина, – Ли, солнце мое, ты где?

– Мы тут, – послышался звонкий голосок из столовой.

– Из-за меня, но упала, то ты, – не унималась блондинка.

– Я сказала, читаю я. Ты, как корова там раскорячилась, а я виновата. Ну, уж нет, – Реджина зашла в столовую, где Мери и Лилит ужинали.

А за ней зашла Эмма и продолжала причитать:

– Если бы ты так не навалилась на меня, я бы нормально просунула ногу и не задела тебя, кто тут еще корова. Читаю я, – отрезала блондинка и села за стол.

А Лилит в это время, вместе с Мери молча, слушала диалог.

– Не знаю, что и куда ты просовывала, но навалилась на меня ты, так как ты была сверху, – выпалила Миллс.

Мери закрыла уши Ли.

– Девочки, может, вы свою интимную жизнь будете обсуждать без ребенка? – на полном серьезе, выдала женщина.

– Что? – в один голос закричали девушки, гневно смотря на Мери.

Мери убрала руки от ушей Ли, – правда, девочка моя, они такие милые?

Лилит кивнула и широко улыбнулась.

А Эмма просто стояла и осмысливала фразу, сказанную Мери.

– Так, чертенок, а что ты так улыбаешься? – подходя к малышке, спросила брюнетка.

– То, что сказку вы читаете мне вместе, а спорите просто так, – беря в ложку пюре, говорила малышка.

– А можно поинтересоваться, это как? – спросила Реджина и посмотрела на Свон.

– Что не понятного? – покачала головой малышка, – один абзац ты, – смотря на Реджину, – один абзац мама. Потом меняетесь.

– Просто очаровательно, – протянула Миллс, – мне вот сейчас безумно интересно, что ты можешь еще придумать?

– Так, хватит болтать. Садитесь есть, вы же устали? – с ехидной улыбочкой сказала Мери и поставила две тарелки с едой.

– Да, мы очень устали на работе, – ответила Эмма, уклоняясь от темы с игрой и придвигая к себе тарелку.

Реджина тоже не стала ничего говорить и молча села за стол


Ужин прошел в молчании между Эммой и Реджиной. Зато Лилит и Мери болтали о сегодняшнем дне, о завтрашних планах. Когда ужин закончился, малышка вскочила со стула и сказала:

– Я пойду смотреть мультики, а когда закончу, вы придете мне читать, – и убежала в гостиную, включая телевизор.

– Мне еще нужно поработать, – встав из-за стола, тихо сказала Реджина и скрылась за дверью.

– Давайте, я помогу вам убрать, Мери? – чуть погодя после ухода Миллс, предложила Эмма и встала из-за стола, собирая тарелки.

– Что это было?- серьезно спросила Мери.

– Мери, вы о чем? – показывая непонимание, спросила Свон.

– О том, как вы играли в твистер, – уже с улыбкой, добавила женщина.

– Мери, а как люди играют в твистер? – отдаленно спросила Свон, – ставят ноги и руки на кружочки, а потом весело падают.

– У вас это было похоже на… книгу для взрослых. Хорошо, что Ли еще ничего не понимает, – опять вернув серьезность, сказала Мери.

– И ничего это не похоже на… на… ну, вы поняли, – возмутилась блондинка, – просто игра.

– Как подростки ей богу. Хотите чего-нибудь? – уже уходя от темы, спросила Мери.

– И никакие мы не подростки, – буркнула блондинка, – да, хочу, дай мне вымыть посуду.

– Пожалуйста, я понимаю тебя сейчас, – многозначно протянула Мери, – не переживай, Реджине сейчас не легче.

– Мери, пожалуйста, давайте вы не будете ни на что намекать? – разозлилась Эмма и, забрав посуду, ушла на кухню мыть ее.

Мери посмотрела на дверь, за которой скрылась блондинка и усмехнулась.

– И еще говорят, что не подростки.


Реджина зашла в свой кабинет и прислонилась спиной к двери. Она была спасительным кругом, для разгоряченного тела.

«Что это было? Эти прикосновения, дыхание так влияют на меня, что ноги подкашиваются. Почему она так на меня влияет? Может из-за… нет. Она девушка и мать Ли, я просто себя накрутила. Просто нужно найти человека, с которым можно расслабиться» – сидя уже в своем кресле думала Реджина.


За мытьем посуды Эмма все продолжала думать о недавнем инциденте с Реджиной. Да, она давно ни с кем ни была, но это все же не повод, так вот запросто поддаться желанию и уйти с головой в возбуждение от одних только прикосновений и взглядов.

«Нет. Это чертов бред. Она меня ненавидит. Я разрушила спокойное течение ее жизни и к тому же требую с нее деньги. Я просто не имею права даже подходить к ней с такими мыслями в голове. Но как же она приятно пахнет вблизи. Как возбуждает ее рваное дыхание и этот горячий взгляд. Стоп. Горячий взгляд и дыхание? Черт, Свон, да она сама тебя хочет! Интересно, а она когда-нибудь была с девушками?! Так, так, так! Опять тебя потянуло не туда. Миллс – это стена, которую ты не сможешь сломать, да и не нужно ее ломать. Через два месяца, быть может, нас уже не будет в этом городе, а причинять ей боль больше, чем увоз Лилит из ее жизни, я не хочу и не буду. Но, признайся себе, Свон – так сильно тебя уже давно, ни к кому не тянуло…»


Реджина продолжала метаться по кабинету. Она, то садилась в кресло, то опять резко вставала. Несколько раз открывала окно, впуская вечерний прохладный воздух. Выпив один бокал виски, Реджина потянулась за вторым, но вспомнив, что ей предстоит совместное чтение сказки, отбросила эту мысль.


– Джии? – заглянула в кабинет малышка.

Она уже посмотрела мультики и Эмма сказала ей, что пора спать. Как только Свон не пыталась отговорить Лилит от затеи с чтением сказки, ничего не вышло. Малышка стояла на своем, и тогда Эмма сдалась, но идти в кабинет к Реджине сама не решилась. И это не только из-за страха перед мисс Миллс, тут уж Эмма ее не боится. Это из-за атмосферы самого кабинета, в который Свон всего один раз заходила и больше даже не думает соваться туда.

Реджина повернулась на кресле и посмотрела на малышку.

– Ли, давай тебе сегодня почитает мама? – с растерянным видом протянула брюнетка. Ей только совсем недавно удалось унять дрожь, вызванную прикосновениями Эммы.

– Джи, ты, что не хочешь почитать мне сказку? – запрыгнула на коленки к Миллс малышка.

– Ли, я… конечно же, я очень хочу. Но твоя мама тебя не видела целый день и очень по тебе скучала, и я знаю, что она очень хочет побыть с тобой, – целуя в висок, говорила Реджина.

– Джи, не нужно заговаривать мне зубы, – грозно сказала Лилит, – ты меня тоже целый день не видела и скучала.

– Ты даже не представляешь как, – посмотрев на Ли, сказала Миллс. Реджина встала и, подняв на руки малышку, пошла наверх.


Эмма сидела на кровати и только что и делала, как ждала, когда придет Лилит. Эмма очень надеялась на то, что Миллс сможет отговорить малышку от затеи со сказкой. Но тут надежды блондинки не оправдались и в дверь вошли Лилит и Реджина.

Реджина посадила малышку на кровать.

– Ну и какую сказку ты хочешь? – вопросительно вскинув бровь, сказала Миллс.

– Вот эту, – Лилит протянула Реджине книгу, а сама залезла под одеяло.

– Белоснежку и семь гномов. Мисс Свон, вы начинаете, – устраиваясь удобно на кровати рядом с Ли, сказала Реджина.

– Хорошо, мисс Миллс, – беря из рук Реджины книгу, Эмма села по другую сторону кровати и открыв ее начала читать свой абзац.

– Мисс Свон, с выражением, – начала подначивать ее Миллс.

Эмма усмехнулась, но ничего так и не ответила, продолжая читать сказку, так как и читала. Дочитав первый короткий абзац, Эмма передала книгу Миллс с абзацем практически на две страницы, – прошу, мисс Миллс.

– Спасибо, – забирая книгу, сказала Миллс. Увидев, сколько ей предстоит читать, Реджина кинула укорительный взгляд на Свон, и принялась читать.

Эмма всем видом показала, что она тут не при чем и, положила голову на подушку, принялась слушать, как Реджина читает.

А это у нее получается отлично, да настолько, что под мелодичный голос Миллс, Эмма на секунду закрыла глаза и начала проваливаться в сон. Все-таки бессонная ночь не прошла бесследно, уже на второй страницы Эмма полностью ушла в царство Морфея.


– Мисс Свон, ваша очередь, – сказала Реджина и передала книгу Эмме, но девушка не отреагировала и Миллс пришлось привстать, – Эмма, – тихо позвала она блондинку.

– Она спит, – посмотрев на мать, сказала Лилит.

– А ты почему не спишь? – тихо прошептала Реджина.

– Потому что вы слишком мало прочитали, – громким шепотом ответила Лилит.

– Ну, тогда закрывай глазки, я почитаю тебе еще, – улыбаясь, сказала Миллс.

Лилит с улыбкой закрыла глаза и продолжила слушать сказку.

Миллс прочла уже половину сказки.

– Ли, ты спишь?- спросила тихо она малышку.

Но Лилит не ответила. Малышка уже крепко спала, а ее ручки обхватили руку Реджины и сжимали словно игрушку.

Реджина несколько раз попыталась вытащить руку из объятий Лилит, но побоявшись, что малышка проснется, оставила эту идею. Подумав, что подождет несколько минут и Ли ее отпустит, брюнетка поудобнее устроилась на кровати. Но долгое ожидание, так утомило Миллс, что она не заметила как заснула.

Глава 9

Противный писк будильника заставил Эмму открыть глаза и быстрее выключить аппарат, чтобы он не успел разбудить Лили.

Выключив будильник, Эмма потянулась и поняла, что она все же выспалась, особенно по сравнению с прошлым утром. Свон повернула голову, чтобы удостовериться, не проснулась ли дочка, и какого было ее удивление, что вместе с Лилит будильник не разбудил еще и Миллс.

– Ого, – шепотом произнесла блондинка.

Присутствие Реджины утром в ее спальне она никак не могла предвидеть, хоть и последнее, что она помнила перед ночью, это ее мелодичный голос, читающий Лилит сказку.

Встав с кровати, Эмма обошла ее и обнаружила, что малышка крепко держит руку брюнетки. Вероятно, вот так они вместе и заснули.

– Мисс Миллс, – легонько дотронулась Эмма до плеча начальницы.

Реджина медленно открыла глаза и немного повернула голову, чтобы посмотреть, чья нежная рука ее коснулась.

– Мисс Свон, что вы… -уже хотела возмутиться Миллс, но увидела, что она не в своей спальне и ее руку продолжает держать Ли, – простите, я не хотела будить Лилит и не заметила, как заснула, – пытаясь встать, тихо сказала брюнетка.

– Это я уже догадалась, – шепотом произнесла блондинка, отходя от кровати, – уже семь часов, и я полагаю нам пора на работу.

– Сначала мне надо встать, у меня затекло все тело, – простонала Реджина, – помогите мне вырваться из этих маленьких оков, – показывая на Ли, добавила она, – она не ослабила хватку ни на чуть-чуть.

– Это она может, когда мы жили с… – остановила саму себя от воспоминаний Эмма, – в общем, надо просто дать ей что-то взамен вашей руки, – Свон отошла к дивану и взяла белого кролика, – вот, ее любимец, – и потихоньку расцепив маленькие ручки, Эмма вытянула руку Реджины, а на ее место положила кролика. Лилит, лишь сладко что-то пропела и, отвернувшись на другой бок, продолжила видеть сновидения.

Реджина поняла, о ком говорила Эмма, и ее это очень задело. Встав резко с кровати, Миллс без единого слова вышла из комнаты.

Свон с приподнятыми бровями от удивления смотрела на дверь, через которую только что убежала Миллс. Эмма совершенно не поняла, почему Реджина вот так вот вылетела из комнаты, но заострять на этом внимание она не стала и принялась собираться на работу. И уже через 20 минут она спускалась по лестнице на кухню.


– Доброе утро, Эмма. Как спалось? – с легкой улыбкой на лице спросила Мери.

– Доброе, Мери, – улыбнулась блондинка, – отлично. Я, наконец, выспалась, – и присела за стол.

– Это очень хорошо. Но если вы выспались, тогда ответь мне, что с Реджиной? – стоя спиной к блондинке, спросила Мери.

– А мне, откуда знать? – Эмма не собиралась рассказывать, что Реджина ночевала в их с Лилит комнате, но было и так видно, что Мери все прекрасно знает, – она просто выбежала из комнаты, когда я освободила ее руку от цепких маленьких ручек.

– Реджина никогда не собиралась на работу за 15 минут, – повернувшись, сказала женщина, – Эмма, что у вас происходит?

– Мери, я не понимаю, что вы от меня хотите, – возмутилась блондинка, – я знаю Реджину всего 4 дня, откуда я могу знать, что с ней происходит?

– Извини, я, правда, не имею права задавать тебе такие вопросы, – выдохнув, сказала Мери, – будешь кофе с тостами?

– Нет, спасибо, – ответила Свон и встала из-за стола, – позавтракаю на работе, – сказала и тут же вышла из кухни блондинка.


«Что значат все эти расспросы Мери? Хотя она очень проницательна, но здесь она явно, что-то не договаривает. Нужно выяснить, что она этим хотела сказать. А Миллс. Что с ней произошло утром? Да, она заснула в нашей с Лилит комнате. Но ведь в этом нет ничего страшного и предосудительного. Неужели она меня настолько ненавидит, что ей противно просто находиться в одной комнате со мной? Хм. А ведь так и есть. Это же я явилась в этот дом и потребовала деньги. Так, ладно! Слишком много вопросов, на которые мне не узнать ответов!»


Реджина отталкивала от себя какие-либо мысли, девушке не хотелось думать сейчас о своих эмоциях. Но оказавшись в пробке, на Миллс нахлынули воспоминания побуждающие мысли.

«Почему я так отреагировала на то, что она вспомнила Джессику? Лилит же сказала, что она их бросила и теперь не присутствует в их жизни. Так, Миллс, что за мысли о них? Есть Лилит, которую ты полюбила всем сердцем, но это не значит, что ты перестала ненавидеть ее мать. Свон спала с моим мужем и умудрилась забеременеть. Теперь ей нужны деньги, еще и алименты до совершеннолетия Лилит. Нет, теперь я готова на все ради этого ребенка, и мне не жалко для нее денег, но я не хочу связываться с Эммой. Из-за нее вчера я чувствовала себя не в своей тарелке, а это возбуждение вообще выбило меня из колеи. Такая волна эмоций только лишь от мимолетных прикосновений. Дурманящий запах кожи отдает терпким запахом вишни…»


– Мисс Миллс, мисс… приехали, – вырывая из раздумий, сказал водитель.

– Спасибо, Сай, – сказала Реджина и вышла из машины. Посмотрев на здание, Реджина направилась к себе в офис.


– Здравствуйте, мисс Миллс, вы сегодня рано, – улыбаясь, поприветствовала ее Миранда.

– Приготовь мне кофе и сделай пару тостов, – заходя в кабинет, сказала Реджина.

– Хорошо, – уже закрытой двери, тихо ответила Брайт.


– Доброе утро, Миранда, – кинула Эмма секретарю Миллс, и тут час скрылась за дверью своего кабинета.


Время доходило до 10 утра – назначена встреча с Реджиной, и Свон отчего-то нервничала, но собравшись с духом, она взяла нужные ей документы и направилась к кабинету 371.

– Миранда, спроси, Миллс может меня принять, – с замашками начальника приказала Свон.

– Эмма, я сейчас спрошу. Представляешь, она сегодня рано пришла, попросила завтрак и закрылась в кабинете. До сих пор ничего не просила, – сказала Миранда и набрала Реджину, – мисс Миллс, к вам мисс Свон, она может войти?

– Пусть заходит, – коротко кинула Миллс.

– Проходи.

– Спасибо, Миранда, – кинула блондинка, всем видом показывая, что ее сейчас интересует только работа, а не как ни Миллс.

Свон постучала в дверь, и тут же зайдя, закрыла ее за собой и встала напротив стола Миллс.


– Проходите, мисс Свон, присаживайтесь, – не отрываясь от документов, сказала Реджина.

Эмма сделала, так как сказала Реджина, молча, ожидая дальнейших ее действий.

– Ваш договор, – не кинув ни единого взгляда, сказала Реджина, – я подписала его. Ли, будет получать от меня деньги ежемесячно. Единственное – я изменила сумму.

– Хорошо, мисс Миллс, – не став узнавать в какую сторону эти изменения, ведь они итак понятны, кивнула блондинка.

– Миранда передаст вам несколько договоров, вы их просмотрите и внесете нужные изменения, – сказала Миллс, – если все понятно, вы свободны.

– Все предельно ясно, но я хотела бы с вами поделиться своими наблюдениями, если вы, конечно, позволите? – спросила Свон.

– Я слушаю, – буркнула Реджина.

– Вчера я просматривала старые договора, – начала блондинка, – и в них просто необходимы категорические изменения. Вот посмотрите, – Эмма положила перед носом Реджины документ, – договор с «АмериканПрогресс». Условия устарели настолько, что компания с этим клиентом уже работает себе в убыток. Или договор с «LTIndastrial», – положила новый документ Свон.

– Кто составлял эти договора? – спросила Миллс, оторвавшись от монитора.

– Это не имеет значение, – кинула блондинка, – эти документы были составлены несколько лет назад и просто требуют пересмотра.

– Тогда в чем дело? – поинтересовалась брюнетка, – мисс Свон, вам должны были разъяснить – все, что касается юридических аспектов компании, находится под вашей юрисдикцией. Вы должны мне приносить уже переделанные договора, – строго сказал Миллс.

– Мисс Миллс, – улыбнулась блондинка и достала переделанные договора названных компаний и еще нескольких, – вот переделанные варианты этих договоров, просмотрите их, если что-то не устроит вас в плане юриспруденции, я их немедленно переделаю.

– Хорошо, я посмотрю, – немного хриплым голосом ответила Миллс. Ее удивило, что у Свон уже готовы договора, – что-то еще?

– Еще есть договора, которые юридически оформлены верно, но что-то мне подсказывает, что они не совсем подходят для «MLC». Я знаю, что лезу не в свою сферу, но просто просмотрите их, – положив последние в своих руках документы, сказала Эмма и встала с места, – я могу идти, мисс Миллс?

– Вы свободны, – открывая папку принесенную Эммой, ответила Миллс.

Свон кивнула и покинула кабинет.


– Миранда, а Грэй у себя?

– Да, – кратко ответила Миранда.

– Я так понимаю, ты и его секретарь, – спросила Свон, – не могла бы попросить принять меня, – уже совсем другим тоном, ни таким который был до входа в кабинет Миллс. Хоть Реджина и не проявила ни единой эмоции, Свон почувствовала, как она была удивлена и в тоже время довольна.

– Нет, я не его секретарь, Кайли на больничном, но сейчас я ему помогаю. Чисто по своей инициативе, – улыбаясь, объяснила Брайт.

– Так ты добрая душа? – подмигнула Свон, – скажи мне, добрая душа, а у прежнего начальника моего отдела был секретарь? А то приемная есть, а секретаря в ней нет, – спросила Эмма и присела на диванчик.

– Да, был. Этот придурок ко мне свои… подкатывал. Такой урод был, – с отвращением на лице сказала Брайт.

– И что? Миллс его уволила? – с интересом спросила Свон.

– Да, такой скандал был. Когда Реджина зашла в кабинет, а там Симона – прошлый начальник отдела, с ним на столе, – тихо улыбаясь, сказала девушка.

– Оо, так наша Королева, против служебных романов? – с ехидной улыбкой на лице спросила Свон, глядя на дверь кабинета Миллс.

– Не знаю, как на счет служебных романов, но секс в офисе явно не приветствует. Особенно, когда в момент секса обсуждают ее, – со смущенным лицом, ответила Миранда.

Эмма не удержалась от смеха, – что? Они говорили о ней во время… – сквозь смех спрашивала блондинка.

– Да, я, правда, не знаю как это, но Реджина об этом на весь офис орала. Хотя Реджина всегда сдержанная на крик. Адам и Стив тогда говорили, что он Реджину представлял, чтобы приятнее было, – сквозь смех, сказала Миранда, – Миллс их тогда чуть не прибила.

Свон разразилось хохотом на всю приемную.

– Вот, это у вас тут страсти… – успокоив смех, проговорила блондинка.

– Да уж. Так ты к Грэю пойдешь? – тоже успокоившись, спросила Миранда.

– Ой, да. Ты меня заболтала совсем, – вставая с дивана, с улыбкой сказала Эмма, – спроси, сможет ли он меня принять.

– Сейчас, – с улыбкой сказала Брайт. Она набрала Грэя и уточнила, может ли он принять Свон.

– Заходи, – повесив трубку, сказала Миранда Эмме.

– Отлично, спасибо, – сказала Эмма Миранде и, постучав в дверь зама Миллс, зашла внутрь.


– Доброе утро, мистер Грэй.

– Доброе, мисс Свон, – ответил мужчина, – у вас ко мне какое-то дело?

– Очень важное, – сказала Эмма и присела на стул, – мне нужен секретарь и вы хотели меня представить отделу.

– Секретаря, Реджина сказала, вы можете выбрать сами. Вам просто нужно позвонить в отдел кадров. А отделу она вас представит лично, но после обеда, – с улыбкой ответил Адам.

– На счет секретаря спасибо, а на счет мисс Миллс, – Эмма была удивлена, ведь Брайт говорила, что она не берет на себя такие мелочи, – лично?

– Да, она сама вчера мне вечером сказала. Еще сказала утром зайти, а потом прислала сообщение и все отменила, – сказал Адам, – а что вас так удивило?

– Нет, ничего, – замотала головой блондинка, – я пойду, – и встала со стула.

– Как вам работается, мисс Свон? – спросил Грэй.

– Пока мне все нравится, мистер Грэй. Я не жалею, что пришла в «MLC».

– Мы с мисс Миллс пока тоже об этом не жалеем, – с улыбкой сказал Адам.

– Рада слышать, мистер Грэй, – безэмоционально сказала Эмма, – я могу идти?

– Да, конечно, – ответил Грэй.


– Миранда, – выйдя из кабинета Адама, Эмма села на диванчик рядом с Брайт.

– Да, да… подожди, – махая рукой невпопад, пробубнила Брайт.

– Что, Эмма? – через пару минут, спросила девушка.

– Угадай, кто представит меня отделу? – загадочно спросила блондинка.

– Адам, – без раздумий ответила Брайт.

– Еще варианты будут? – показывая взглядом на кабинет Миллс, еще раз спросила Свон.

– Миллс?! Офигеть! – протянула девушка, – Эмма, ты вообще представляешь, что это такое?

– Честно, нет, – улыбнулась Свон, – но догадываюсь.

– Поздравляю, – искренне сказала Миранда, – значит, твоя работа действительно понравилась Реджине.

– А ей трудно угодить, но раз у меня получилось, значит, я профессионал, – гордо выдала блондинка, а потом улыбнулась, – ладно, Миранда, я пошла, работать, если что – заходи.

– Если время будет, Реджина вздумала, чтобы все отделы проверили свою документацию, – устало сказала Миранда.

Эмма скривилась в лице, прекрасно понимая, кто подтолкнул Миллс к этой идеи.

– Но ведь главное успех компании, а значит так нужно, – сказала блондинка и ушла к себе в кабинет.


Время подходило к обеденному, и Реджина понимала, что вчера подписалась на то чтобы самой представить Свон. Утренние мысли все еще возвращались в ее голову, поэтому взяв телефон, она набрала номер давнего знакомого.

– Рэй, – услышав ответ, сказала Реджина.

– Реджина, как я рад тебя слышать, – восторженно сказал мужской голос, – тебе нужна помощь?

– Рэй, почему я не могу позвонить тебе просто…

– Реджина, прости. Я просто слышал про Стива и… деньги.

– А, я так понимаю, что уже весь Нью-Йорк знает, что меня бросил муж, – возмущенно воскликнула Миллс.

– Вот как раз этому факту, я тебе уверяю, что порадовались все мужчины этого города. Реджина, наконец, этот слизняк отстал от тебя.

– Давай больше не будем о нем? – предложила Реджина.

– Давай. Так можно мне узнать, зачем ты мне позвонила?

– Ты несколько месяцев назад приглашал меня на свидание…

– Я все еще жду, когда ты согласишься, – в предвкушении, перебил Реджину Рэй.

– И я согласна, – ответила брюнетка, как в кабинет вошла Миранда, – подожди…

– Мисс Миллс, документы. Вам нужно их подписать, – сказала Брайт, подходя к столу Реджины.

– Рэй, я сейчас не могу разговаривать.

– Ты сможешь сегодня? – радостно спросил Рэй.

– Да, – кратко ответила брюнетка.

– Тогда я заеду за тобой половина девятого?

– Хорошо, – ответила Реджина и повесила трубку, – давай свои документы.

Реджина и Миранда очень быстро разобрались с документами.

– Миранда, скажи мисс Свон, что я представляю ее сразу после обеда. А сейчас ты свободна.

– Хорошо, мисс Миллс, – выходя из кабинета, сказала Брайт.


– Эмма, можно? – выйдя из кабинета Реджины, Миранда пошла к Эмме.

– Да, конечно, – отвлекаясь от компьютера, разрешила Свон.

– Эмма, Реджина сказала, что представит тебя сразу после обеда, – садясь перед Свон, сказала Брайт.

– Отлично, – заулыбалась Свон, – наконец, смогу полностью окунуться в работу, – расслабляясь на кресле, говорила блондинка.

– Ты да, а некоторые нет, – улыбаясь, сказала Миранда.

– Поясни? – заинтересовалась Свон.

– Я слышала, как Миллс разговаривала с Рэем Уэтсом, – откидываясь на спинку кресла, с ехидной улыбкой протянула Миранда.

– И кто он? – показала свое полное безразличие Свон, как в дверь вновь постучали.

Эмма посмотрела на Миранду, а потом кинула, – войдите.

– Мисс Свон, я Крис Райдер. Меня прислал отдел кадров на должность вашего секретаря, – зашел молодой человек лет 24. Совсем молодой и явно не опытный. Но безумно красив. Жгучий брюнет, карие глаза, высокий, спортивного телосложения и искренней улыбкой.

Миранда повернулась и посмотрела на вошедшего парня.

– Здравствуйте, я Миранда Брайт, секретарь Реджины Миллс, – встав и протянув руку, сказала девушка. Она уже не обращала внимания на то, что Эмма сама еще не познакомилась со своим помощником.

– Очень приятно, мисс Брайт, – улыбнулся уголками губ Крис и кинул один взгляд на Миранду, а потом снова на Эмму, которая не торопилась начать знакомство, наблюдая за расплывшейся в улыбке Мирандой.

– Ой, простите. Вы же даже не познакомились, – отходя немного в сторону, сказала Миранда.

Эмма сидела со скрещенными на груди руками и с улыбкой и удивлением смотрела на Брайт, – спасибо, Миранда, – сарказничала Свон.

– Значит Крис? – посмотрела на парня Эмма, – очень приятно. Давайте мы с вами познакомимся и обсудим детали вашей предстоящей работы, но только чуть попозже. А сейчас подождите, пожалуйста, всего пару минут, – сказала Свон.

– Да, конечно, мисс Свон, – сказал парень и вышел из кабинета, а Эмма осуждающе посмотрела на Брайт.

– Эмма, какой мужчина, – простонала Брайт, – я хочу его… как помощника.

Свон еще шире улыбнулась.

– Миранда, окончание можно было не договаривать, – и взяла в руки очередной договор, – так, что там с Рэем Уэтсом?

– Это еще один мужчина, от которого я схожу с ума, – воодушевленно ответила Миранда, – Эмма, этот мужчина – Бог. Он такой…

– Так, Миранда, я все поняла, но пойми и ты меня правильно… – укоризненно посмотрела на Брайт Эмма.

– Эмма, ты ничего не поняла. Миллс встречается с Уэтсом, – протараторила девушка.

– О, как? – вырвалось от удивления у Свон, – она же только недавно стала свободной?

– Ну, она в смысле не встречается, а встречается. Короче у них свидание. Я слышала, как они разговаривали, – сказала Брайт.

– Очень интересно. Ну, удачного ей вечера, а вернее ночки. Может хоть немного расслабится и перестанет на всех кидаться, – отчего-то зло высказала Свон, а потом вновь уставилась в монитор.

– Хорошо, если у них что-то получится. Он за ней два года бегает. Была бы супер красивая пара, – протянула девушка.

– Миранда, – крикнула Свон, ей совсем не хотелось слушать разговоры про Миллс и Уэтса.

– Что? Ладно, прости. Тебе не терпится познакомиться с Крисом, – быстро сказала Миранда и вышла за дверь. Потом быстро заглянула, – сразу после обеда.

– Да иди ты уже, – не зло кинула Свон уже с улыбкой.


Через пару минут Эмма позвала Криса, и они начали разговор.

– Образование? – спрашивала блондинка.

– Юридическое.

– Где учился?

– В Стэнфорде.

– Вот как? – безумно удивилась Свон. Ведь университет такого уровня никак не предполагает работать в дальнейшем простым секретарем, – а почему же ты захотел работать именно здесь? С образованием, которое дают в Стэнфорде тебе самое место, как минимум ведущего юриста.

– Нужно начинать с нижних ступеней, а уже потом подниматься по карьерной лестнице согласно заслугам, а не месту учебы, – серьезно ответил парень.

– Логично и правильно. Отлично, Крис. Мне нравится ход твоих мыслей, – Эмма была очень рада заполучить такого помощника. Ей нравились не только мысли и рассуждения парня, но и его наверняка хорошие профессиональные навыки. Что Свон в ближайшее время и проверит.

– Можешь пока идти обживать новое место работы. Я распорядилась, чтобы тебе открыли доступ ко всем файлам компании. Сиди, вникай, если ты мне понадобишься, я вызову. Будут вопросы, можешь смело обращаться к Миранде, она с удовольствием тебе поможет.

– Хорошо, мисс Свон, я могу идти? – уже вставая, спрашивал помощник.

– Да, только сделай мне кофе. Черный, с двумя кусочками сахара, – отдала распоряжение Свон, а сама вновь вернулась к работе.


Крис вышел из кабинета и присел за свое рабочее место. Приемная начальника юридического отдела была, конечно, значительно меньше приемной главы корпорации и ее зама, но вполне уютной. Такой же небольшой диванчик возле стола Криса, огромное окно, уходящее в пол и аквариум с золотыми рыбками возле стены, за которыми придется ухаживать Райдеру.

Осмотрев помещение, помощник опомнился, что должен сварить кофе начальнице, но даже не знал, где взять чашки, да и сам кофейный аппарат и, решил воспользоваться советом Эммы и подойти к Миранде.


– Мисс Брайт, – зашел в приемную к Миранде Крис.

Брайт быстро оторвалась от компьютера и посмотрела на молодого человека, – можно просто Миранда. Вы что-то хотели?

– Миранда, где можно взять чашки и кофейный аппарат? – сразу спросил помощник.

– На кухне, давайте я вас провожу, – сказала Миранда и, встав со своего рабочего места, девушка пошла в нужном направлении.

Крис также пошел за девушкой.

– Ну, как вам тут? – идя по коридору, спросила девушка.

– Мило, – коротко ответил парень.

– Вот. Тут можешь взять кофе и сахар, а тут чашки, – показывая на ящички, сказала Брайт.

– Большое спасибо, Миранда, – спокойно поблагодарил парень и, открыв ящик и взяв чашку, принялся за кофе.

– Если что обращайся, – сказала девушка и тихо ушла на свое рабочее место.

– Конечно, – тихо ответил брюнет и медленно осмотрел уходящую девушку.


– Мисс Свон, ваш кофе, – зашел в кабинет к Эмме Крис, а она в это время как раз разговаривала.

– Да, малыш. Конечно, скучаю. И Джи тоже скучает. Ну не расстраивайся, мы скоро уже приедем, – показывая Райдеру поставить чашку на стол, Эмма оторвала телефон от уха и сказала ему.

– Меня ни для кого нет, обеденный перерыв, – и возобновила разговор с Лилит, а Крис кивнул и, поставив кофе, вышел из кабинета.


Реджине надоело сидеть в кабинете и, поддавшись внутреннему порыву, она решила проверить, как работается Свон.

– Миранда, сделай мне кофе и принеси в кабинет Свон, – выходя из приемной, сказала Реджина.

Миллс зашла в приемную Свон и, не замечая молодого человека сидевшего за столом, проследовала к двери.

– Мисс, мисс, подождите, – вскочил с места Крис, как увидел, что Реджина намеревается прорваться к начальнице, – мисс Свон сейчас очень занята…

Реджина на секунду впала в оцепенение от не слыханной наглости со стороны Райдера.

– В смысле, очень занята?

– Мисс Свон просила, чтобы ее никто не беспокоил, – ответил на одном дыхании парень, но от взгляда Миллс у него задрожало все, что только можно.

– То есть вы отказываетесь пропустить меня к мисс Свон? – с хищной улыбкой, спросила Миллс.

– Да… – дрожащим голосом под воздействием взгляда и напора ответил совсем неуверенно Крис.

– А можно узнать у вас, знакомы ли вы с главной этой компании? – уже издеваясь, уточнила брюнетка.

– Нет, – сглотнув и начав понимать, кто стоит перед ним ответил Крис, – я работаю здесь всего несколько часов.

Реджина улыбнулась, – ну, тогда обязательно познакомься.

– Простите, мисс Миллс? – уточняя, вопросительно спросил помощник Свон.

– А ты догадливый, – протянула Реджина, – Реджина Миллс – глава вот этой вот компании.

– Крис Райдер – секретарь начальника юридического отдела, – более уверенно ответил парень, хотя и первые минуты сильно нервничал, но сумел взять себя в руки.

– Ну, так что, мистер Райдер, вы пропустите меня к моей подчиненной? – серьезно уточнила брюнетка.

Райдер немного помялся, но не смог для себя решить, как лучше поступить. Все-таки Миллс глава корпорации, а Свон всего лишь начальник отдела, но его непосредственный начальник и ослушаться ее он не имел никого права.

– Да, только предупрежу мисс Свон, – решил парень и, взяв телефон, соединился с Эммой.

– Мисс Свон, к вам мисс Миллс.

– Крис, немедленно впусти ее! – ответила блондинка.

– Проходите, мисс Миллс.

Реджина слышала, что ответила Эмма и, усмехнувшись, вошла в кабинет.

– Мисс Свон, помощника подобрали подстать себе, – Реджина прошла и села напротив Эммы.

– Простите, мисс Миллс такого больше не повторится, – отрапортовала Свон, – вы что-то хотели?

– Я зашла сказать, что просмотрела документы, и они меня порадовали. Так, что я подпишу их, а вам нужно будет связаться с юристами этих компаний и подтвердить их, – разъяснила свое появление Миллс.

– Конечно, – кивая, Эмма ждала, что скажет Миллс дальше.

– Вы не звонили Ли? Я просто набирала, они с Мери не отвечали, – спросила Реджина.

– Она мне звонила. Они решили сегодня устроить генеральную уборку дома, – улыбнулась Свон, – я сказала, что вы скучаете по ней.

– Я и, правда, скучаю, – протянула Реджина, – ладно, мисс Свон, может, пройдемте и я вас представлю вашему отделу?

– Было бы неплохо, мисс Миллс, – усмехнулась блондинка, вставая со стула.


Улыбнувшись, Реджина вышла вместе с Эммой из кабинета. Кинув взгляд на сидевшего за столом Криса, она прошла по направлению к юридическому отделу.

– Всем здравствуйте, – зайдя в большой кабинет, сказала Миллс. Она немного повернулась удостоверившись, что Эмма стоит рядом.

– Я хотела бы представить вам, вашего нового начальника отдела. Эмма Свон. За несколько дней она зарекомендовала себя как профессионал своего дела. Благодаря ей, наша компания заключила очень выгодный контракт. Который к слову могу сказать, мы не могли подписать очень долго. Так что прошу любить и жаловать, – всю речь Реджина сказала серьезно, показывая всем видом, что честь, которую она оказала, представив Свон лично, очень дорогого стоит.

– Работайте, мисс Свон, – уже выходя из кабинета, тихо сказала Реджина.

– Всем добрый день, – чуть погодя после ухода Миллс, Эмма начала знакомство со своим отделом.

Но чувства и мысли сейчас не были с начальником, а ушли из кабинета вместе с Миллс. То как Реджина представила ее, было действительно сильно и дорогого стоит. И Эмма прекрасно это понимала. Но ей, почему-то казалось, что Миллс ее представила лично не только из-за профессиональных навыков, но и еще есть какая-то причина, которую Эмма никак не может понять.

Пообщавшись со своими подчиненными, рассказав новые правила, благодаря которым ни один договор или документ не должен проходить мимо Свон. Да, Эмме просто необходимо было для отменной работы всего отдела контролировать его работу лично. Естественно такое положение тотального контроля многих не устроило, но вслух никто так этого не озвучил.

Раздав задания и выслушав немногочисленные вопросы, Свон вышла из отдела и, направляясь к своему кабинету, остановилась возле Райдера.

– Крис, если ко мне будут заходить, либо Миллс, либо Грэй – пропускай их в любом случае, – сказала Свон и скрылась в кабинете, продолжая работать.


Остаток рабочего дня у Реджины прошел спокойно и плодотворно. С ней связались несколько крупных компаний, которые были заинтересованы в сотрудничестве с «MLC».

– Миранда, объяви всем, что в понедельник будет совещание руководителей. Приятных выходных, – уходя, сказала Реджина. Рабочий день закончился и брюнетка, не задерживаясь, отправилась домой.


За работой, Эмма и не заметила, как быстро подкрался вечер. Только вопрос Криса перенес блондинку из мира документов, договоров, контрактов в мир конца рабочего дня пятницы.

– Мисс Свон, уже вечер, я могу идти? – заглянул в кабинет к Свон Райдер и, только тогда Эмма, посмотрев на часы, поняла, что рабочий день уже как час закончен.

– Да, Крис ты можешь идти. В понедельник без опозданий.

– Конечно, до свидания, мисс Свон, – сказал помощник и ушел, а Эмма, размяв затекшие от однообразной работы мышцы, выключила компьютер и направилась к машине.

Глава 10

Пятница, конец рабочего дня – являются кошмаром всех крупных городов. Ощущение, что все люди именно в этот момент собрались в одном месте и это место – автомобильная пробка.


– О, Боже. Неужели, я дома, – кинув пиджак на стул в прихожей, протянула Реджина.

– Джи, – послышался голосок с верхнего этажа и быстрый бег по лестнице.

– Привет, малыш, – поднимая на руки Ли, радостно сказала Миллс.

– Ты очень устала? – спросила Лилит.

– Ну, так. День трудноватый был, – проходя в гостиную, ответила Реджина, – а у тебя как день прошел?

– Мы с тетей Мери убирались, было очень весело. Я разбрасывала вещи на пол, а она смотрела, какие нужны, а какие нет, – заулыбалась малышка, – ты со мной сегодня погуляешь

Реджина только хотела сказать, что погуляет, но вспомнила, что у нее свидание с Рэем, – ангелочек, я сегодня не могу.

– Почему? – расстроилась малышка.

– Ли, у меня на вечер назначена встреча, – ответила Миллс.

– А возьми меня тогда с собой, – предложила Лилит.

– Ли, это не просто встреча, а свидание, – улыбаясь, сказала брюнетка.

– Свидание? Зачем тебе идти на свидание? – грозно спросила малышка.

Реджина рассмеялась.

– Как это зачем? Я же одна и мне нужен человек… с которым я буду жить, – Миллс с трудом подбирала слова. Она впервые объясняла ребенку, зачем нужны свидания.

– Что ты мне объясняешь как маленькой?! – возмутилась Лилит, – я знаю, зачем люди ходят на свидание. А тебе это зачем? У тебя есть я, тетя Мери, мама. Зачем тебе еще кто-то? – ставя руки в боки, спрашивала с напором Лили.

– Ли, конечно у меня есть ты, но пойми, мне нужен человек, с которым я буду создавать семью, – продолжала подбирать слова Миллс.

– А чем тебе не нравится наша семья? – спрашивала Лилит про себя и Эмму.

– Малыш, я очень люблю тебя, но с твоей мамой мы не будем семьей, – с придыханием выдавила брюнетка.

– Почему? – на глазах у малышки образовывались слезы. Она так надеялась, что у нее снова будет семья и две любящие ее мамы.

– Ангелочек, пожалуйста, не плачь. Мы с мамой тебя очень любим, но быть вместе… – Реджина не знала, что ей дальше сказать. Она вытирала слезинки с маленького личика, и ей было трудно разрушить ее надежды, – мы не подходим друг другу.

– Это ты так считаешь. А может мама думает по-другому. Нет. Вы не любите меня, вы только притворяетесь. Я ненавижу вас! – уже вовсю плача Лилит быстро вырвалась из рук Реджины и как ураган умчалась в свою комнату, даже не замечая, как Эмма вошла в дверь.


Увидев плачущую дочь, Свон разозлилась не на шутку и бегом вбежала в гостиную, из которой и выбежал расстроенный ребенок.

– Что ты с ней сделала? – крикнула Свон на Миллс.

– Это не я… она просто не поняла меня, – крикнула Миллс, и пошла за Лилит.

– Нет, стой! – схватила Свон за руку Миллс, не давая так просто уйти, – что ты ей сказала?

– Дай мне все ей объяснить, – вырывая руку, огрызнулась Реджина.

– Объясни сначала мне. Почему моя дочь плачет?! – откидывая с силой руку Миллс, грозно прошипела блондинка.

– Я сказала, что мне нужен человек, с которым я построю семью, а она сказала, почему я не могу сделать этого с вами. Она думает, что мы с тобой будем вместе, а я сказала, что этого не будет, так как мы не подходим друг другу, – на одном дыхании выдала Миллс.

– Черт! – выругалась Свон и, присев на диван, закрыла лицо руками, лишь бы Миллс не увидела ее эмоций.

– Этого я и боялась, – убирая через некоторое время руки, озвучила свои опасения блондинка.

– Ну, а теперь поясни мне, – скрестив руки на груди, прошипела Реджина, – чего этого, ты боялась?

– Что Ли неправильно поймет. Что она будет думать, что мы будем вместе. Как когда-то с… – снова не договорила Свон, останавливая себя, – в общем. Она хочет семью. Она полюбила тебя и думает, что ты навсегда останешься с ней и со мной. Вот чего я боялась, Миллс. Вот почему я была против вашего общения, – с напором смотрела в глаза Миллс Свон.

Реджина была в ярости, она готова была разорвать Свон только из-за того, что та сама сразу не рассказала ей про Джессику.

– Свон, я готова быть с Ли всегда. Лилит дорога мне и я не откажусь от общения с ней ни за что. Сейчас она сказала, что ненавидит меня только за то, что я не хочу быть с тобой. Поэтому нам нужно объяснить ей, что если мы не хотим быть вместе, то это не значит, что мы не любим ее, – зло сказала Миллс.

– Я смотрю, ты умная, – усмехнулась Свон, – а ты попробуй ребенку, который только-только почувствовал, что все налаживается, что она и ее мать будут счастливы, объяснить, что этого никогда не будет. Ты попробуй ей сказать, что ее мечты вновь разрушились, – гневно высказалась блондинка и замолчала. В ее голове крутились самые разнообразные мысли. И она приняла решение.

– Да, мы не хотим быть вместе, и я сама ей об этом скажу. Миллс, без тебя. Я все сказала, – встала с дивана блондинка, – и больше не смей приближаться к моей дочери! – зло выплюнула Эмма, решив для себя, что так должно было быть с самого начала, – пусть ей лучше сейчас будет больно, чем всю оставшуюся жизнь. Не смей. К ней. Приближаться! – наклоняясь к губам Миллс, прошипела Свон.

Реджина схватила Эмму за руку и встала близко к девушке.

– Ты все сказала?! Ну, тогда теперь послушай меня. Мне откровенно наплевать на твое счастье и твою жизнь, но не на ее. Ли не будет страдать только из-за того, что ее мать идиотка. Я не дам тебе прекратить наше с ней общение. Это ты можешь бегать за Стивом или бегать от… – Миллс остановила себя и посмотрела в глаза Эммы, – прошлого. Я сама скажу ей все как есть, и если только после этого, она не захочет со мной видеться, я сниму вам хорошую квартиру, и не буду появляться в ее жизни, – по лицу Реджины было видно, что она готова сейчас на все. Ее ярость и злость была написана на ее лице.

Свон прекрасно видела лицо и ненависть Миллс, но отступать, так как сделала это несколько дней назад, Эмма не собиралась.

– Миллс, ты знаешь мои юридические способности, – спокойно говорила Эмма, но это спокойствие безумно трудно ей давалось, – Я с легкость, могу отнять у тебя все. Я могу по закону запретить тебе общаться с моим ребенком. Не заставляй меня идти на крайние меры, – с силой вырвала Эмма руку от Миллс и пошла к лестнице, но там остановилась и, обернувшись, сказала, – ты не посмеешь подойти к моему ребенку ни на шаг. А иначе я уничтожу тебя! И это не пустые угрозы.

Реджина сделала шаг и вновь подошла к Свон.

– Можешь начинать применять свои меры. Я могу тебе предоставить все номера своих счетов, включая заграничные. Документы на дом в моем кабинете, а я пошла разговаривать с Ли, – выплюнула Реджина и медленным шагом пошла вверх по лестнице.

– Нет! – резко крикнула блондинка, но не сдвинулась с места, – ты просто чертова эгоистка, Миллс! Мне не нужны ни твои деньги, ни твой дом, ни твое положение в обществе. Черт! Какая же я идиотка. Нужно было сразу уехать из этого долбаного города, а в особенности из этого дома, – рассуждала Свон и подошла ближе к Миллс, – мы уезжаем сейчас же. Договор можешь оставить себе. Мы обойдемся без твоих денег и без твоего попечения. Если я еще раз увижу тебя рядом с Лилит, я подаю в суд. Если ты хочешь лишиться всего и не только признания в обществе, то ты лишишься этого. Но с Лилит ты не увидишься больше никогда! – проходя мимо Миллс, говорила Эмма.

– Ну и кто из нас чертова эгоистка?! Чего ты добьешься тем, что увезешь Ли, что откажешься забрать ее деньги? Если ты хочешь сделать побольнее мне, увозя ее, я тебе скажу у тебя это получится, но подумай, лучше ли ты сделаешь ей, – продолжая стоять, сказала Реджина.

– Я сделаю ей лучше, увозя ее, – не задумываясь, ответила серьезно блондинка, – мне все равно будет тебе больно или не будет. Я думаю о своей дочери, которой будет больно, если все продолжится, так как идет сейчас, – смотрела в глаза брюнетки Эмма, и с каждым словом задумывалась над тем, что ей сказала Миллс. Но менять свое решение Эмма не думала, – мы уезжаем, – и медленно начала подниматься по лестнице, отрываясь от карьего взгляда.

– А ты отличная мать, Свон. Под заботой о ребенке так профессионально скрывать ненависть, – с усмешкой сказала Реджина.

– Ты до сих пор не поняла, что мне совершенно наплевать на тебя и на твое мнение обо мне, – устало и, продолжая идти, кинула через плечо Свон.

– Конечно же, наплевать, ты аж ухватилась за первую попавшуюся причину, чтобы сбежать, – облокотившись на перила лестницы, сказала Реджина.

– Если бы я хотела уйти, я бы ушла сразу. Но я дала тебе шанс. Я надеялась, что малышка не воспримет тебя, как мою очередную любовь всей жизни. Я так надеялась, что через два месяца все закончится, и мы сможем спокойно уехать отсюда. Я даже смирилась с тем, что ты бы виделась с Лилит после. Но сейчас. Сейчас мы уезжаем, – остановилась Эмма и, стоя спиной к Миллс, спокойно говорила.

– Свон, тебе больно, что тебя бросила… как ты там ее назвала – любовь всей твоей жизни. Джессика причинила боль не только тебе, но и Лилит. А сейчас ты сама причиняешь ей боль, увозя ее от меня. Ты знаешь, что мы можем ей все объяснить. И она очень смышленая девочка и все поймет, – спокойно разъясняла Миллс, – поймет, что, несмотря ни на что, мы обе ее любим.

– Джессика говоришь, – усмехнулась Свон, – значит, малышка тебе все-таки рассказала, – повернулась Эмма к так и стоявшей на лестнице Миллс и, сделав два шага навстречу, села на ступеньки, – Реджина, ты ничего не знаешь о ней и о ее отношении ко мне и Лилит. Но ты права в одном – я делаю больно Ли. Я делаю ей больно, оставляя в этом доме и даря пустые надежды.

– Мне не нужно знать, как она к вам относилась. Она вас бросила. А это уже значит, что она вас не любила, любила бы – не оставила, – говорила Миллс. Она неосознанно говорила не только о малышки, но и об Эмме, – ты сейчас можешь ее увезти, и я не буду мешать, – переступая через себя, выдавила Миллс, – но подумай, скажет тебе Ли за это спасибо.

Свон в душе усмехнулась.

«Бросила. Но не просто так. Я сама подтолкнула ее к этому. Черт! Да я виновата в том, что с ней сейчас. Но так нужно было. Свон, так было нужно!»

– Хорошо, – через тяжелые минуты выдавила из себя блондинка.

Она не хотела снова видеть мокренькие глазки своей малышки и успокаивать сердечную боль. Но это была последняя грань. Нужно было, что-то решать и немедленно. Главное, чтобы Ли все правильно поняла.

– Ты будешь с ней видеться и общаться. Но через два месяца мы уедем, и в твоих же интересах подготовить к этому малышку. Реджина, я прошу тебя, помоги мне в этом, если действительно не хочешь причинить ей боль, – просила, именно просила Свон.

– Ладно, я согласна на твои условия. А сейчас дай мне с ней поговорить, – тихо сказала Реджина, как услышала, что к ее дому подъехала машина.

– Я так понимаю это к тебе, – также увидев фары и останавливающийся автомобиль, утвердила Свон, – я сама с ней поговорю. Иди, у тебя свидание.

– Я смотрю, тебе тоже известны некоторые факты, – усмехнувшись, сказала Миллс.

– И у стен есть уши, – улыбнулась Эмма и, встав со ступени, направилась в комнату к Ли.

– Я сейчас приду,- сказала Реджина и пошла вниз по лестнице, так как в дверь уже позвонили.

Миллс открыла дверь и впустила мужчину в дом.

Эмма остановилась, как только услышала слова Реджины и, повернувшись, увидела Рэя.

Рэй был действительно красив. Высокий, накачанный это было видно не вооруженным глазом. Светлые короткие волосы были причесаны и уложены. Обворожительная улыбка, что еще сильнее подчеркивала прекрасные голубые глаза. В светлом дорогом костюме, галстуке, а в руках шикарный букет роз. Было сразу видно, что он готовился к сегодняшней встрече.

Но Свон лишь тихо хмыкнула про себя. После Стива ее совершенно не интересовал противоположный пол. Но что-то в этом Рэе ей определенно не нравилось. А может, не нравилось, что у него свидание с Миллс. Кто знает?


Эмма зашла в комнату, где Лилит совершенно спокойно играла в свои игрушки. По ней не скажешь, что она полчаса назад плакала и в истерике убежала от Реджины.

Но лучше бы она плакала. Ли снова ушла в себя и сейчас ни с кем не будет говорить. Это Эмма знала по движениям ее малышки и отстраненному взгляду.

Эмма подошла поближе и присела на пол, где и сидела Лилит со своим кроликом и куклами.

Эмма взяла кролика и начала играть, выдавая себя за игрушку. Но малышка не реагировала, а только продолжала переодевать барби или расчесывать их.

– Ли, дорогая, – хотела обнять ее Эмма, но малышка с силой оттолкнула ее от себя и повернулась спиной к матери.


– Рэй. Я очень рада тебя видеть, но у меня случились очень непредвиденные обстоятельства, – с виноватым лицом протянула Реджина.

– Ты не пойдешь со мной на свидание?!- улыбнувшись, сказал Уэст, но было видно, что он этим очень расстроен.

– Рэй, прости меня. Мне очень жаль, я обещаю, что схожу с тобой обязательно куда-нибудь, – ковыряя пуговицу на костюме мужчины, сказала брюнетка.

– Не переживай, я ждал и еще подожду.

– А если я… – Реджина приблизилась и нежно поцеловала мужчину, – так тебе будет ждать легче?

Уэст улыбнулся.

– Легче. Этот букет тебе, – наконец, отдав цветы в руки Реджине, сказал он.

– Спасибо. Но…

– Я понял, мне пора.

Реджина еще раз поцеловала мужчину и улыбнулась, – пока.

Уэст кивнул и вышел за дверь.

Несколько секунд Миллс смотрела на цветы, но вспомнив про Лилит, она бросила цветы на стул и побежала в комнату к малышке.


Когда она зашла в комнату, Эмма и Лилит сидели на полу и молчали.

– Ли, малышка моя, – присаживаясь рядом, тихо прошептала Реджина.

Лилит даже не посмотрела на вошедшую Реджину, продолжая играть в игрушки.

Миллс кинула взгляд на Эмму и вновь посмотрела на Лилит.

– Малыш, прости меня. Я очень тебя люблю. Ты стала очень дорогим мне человечком. Ангелочек, я сделаю все, что ты хочешь, только, пожалуйста, поговори с нами.

– Лилит, малышка моя, – сказала Эмма, – я знаю, почему ты расстроилась. Но Джи не виновата, – она посмотрела на Миллс, а затем снова на малышку, – она сказала правду. Мы очень тебя любим и хотим, чтобы ты нас поняла. Мы с Реджиной не будем вместе, но мы будем любить и заботиться о тебе вместе.

Лилит остановила игру в переодевалки и внимательно посмотрела сначала на Эмму, а потом на Реджину.

– Почему? – тихо спросила Ли.

– Малыш, мы не любим друг друга, – ответила правду Реджина, – наши чувства не подвластны нам.

– И никогда не сможете полюбить? – глазки снова начали блестеть.

– Ли, мы… – начала Эмма, но отчего-то бросила взгляд на Реджину и задержалась на несколько секунд, но потом закрыла глаза и покачала головой, – нет, малыш. Мы не сможем полюбить друг друга. Но это не меняет, того, что мы очень любим тебя.

– Ли, пожалуйста, пойми нас с мамой, – поглаживая малышку по волосикам, сказала Миллс, – это ни в коем случае не изменит нашего отношения к тебе.

Малышка снова замолчала и просто смотрела на Реджину и Эмму.

– Малыш, не молчи, прошу. Мы так за тебя переживаем, – с волнением сказала Реджина, – Ли, скажи нам с мамой, что мы можем сделать для тебя.

– Погулять, – коротко ответила Ли.

– Конечно, мы сходим погулять. Прямо сейчас, – улыбнулась Эмма Лилит.

– Конечно, пойдем, – с улыбкой сказала Миллс и начала вставать с пола.

– И тетю Мери с собой возьмем, – выдала условие Лилит и, встав с пола, начала убирать игрушки.

Эмма вопросительно посмотрела на Миллс.

– Если ты так хочешь. Может не надо тетю Мери, вы сегодня убирались и, наверное, она устала, – присев на корточки перед Лилит, сказала Реджина.

– Она устала сидеть дома и тоже хочет пойти погулять. Мы пойдем все вместе, – сказала Лилит.

– Хорошо, малыш, – сказала Реджина, – тогда выбирай, куда мы пойдем?

– Сами выбирайте, а я пойду, позову тетю Мери, – сказала малышка и вышла из комнаты.


– Я так понимаю, она меня не простила? – посмотрев на Эмму, спросила брюнетка.

– И не только тебя, – ответила Эмма и присела на кровать.

– Ну и что нам делать? – присаживаясь рядом, спросила Миллс.

– Не знаю, – честно ответила Свон.

– Может ее куда-нибудь отвести, зоопарк, карусели? – предположила Реджина, – не нужно говорить, что я хочу ее подкупить.

– Да причем тут подкупить? – устало спросила Свон, – она не тот ребенок, которого можно развеселить походом в зоопарк, если она обижена. Ей нужно время.

– Я не могу, когда она на меня злится, – протянула Реджина, – я не хочу просто так сидеть и ждать…

– Ты думаешь, я могу? – укоризненно посмотрела на Миллс Эмма, – она всего несколько дней на меня не злилась. А сейчас ты все испортила.

– Да знаю я, что виновата. Нам нужно что-то придумать. Я и нескольких дней выдержу, – сказала Миллс.

– И что ты хочешь этим сказать? – вопросительно посмотрела Эмма на Миллс.

– Нам нужно дать ей понять, что мы с тобой друзья и это даже лучше, чем если бы мы были вместе, – выдала Реджина.

– И как ты себе это представляешь? О, Реджи, дорогая моя подружка, как я рада тебя видеть вечером, – Эмма приблизилась к Реджине и чмокнула ее в щеку, – а то на работе же мы не видимся, – немного зло выплюнула последнюю фразу блондинка и отвернулась от Миллс.

– Свон, я хоть что-то предлагаю. И выключи свой сарказм, он сейчас не уместен, – буркнула Реджина, – ты знаешь ее, так подскажи мне.

– Вот именно знаю. И если мы хотим вернуть ее доверие, то врать и притворяться – это точно не выход.

– Мы все честно ей рассказали. Я тогда не понимаю, почему она злится, – сказала Реджина, – ей, что так нужно, чтобы мы были вместе?

– Ей нужно, чтобы ее мать была счастлива. Она любит меня также сильно, как я люблю ее. Но почему она решила, что счастлива я буду с тобой, это мне неизвестно, – ответила Эмма, как в двери появилась Лилит.

– Ну и почему вы все еще здесь? Мы с тетей Мери замучились вас ждать, – вновь озорной голосок дал о себе знать, – давайте быстрее, – и вновь скрылась за дверью.

– Потому что я идеальная, – поняв, что Ли, немного оттаяла, Реджина очень обрадовалась и, кинув фразу для Свон, скрылась за дверью.

Эмма усмехнулась, – это точно, – и пошла вслед за Реджиной.


– Ну и где эти две? – спросила Мери у спускающейся Ли.

– Да, идем мы, – ответила Реджина и тоже спустилась вниз.

– Тут мы тут, – вместе с Реджиной спустилась и Эмма.

– Ну, так куда мы пойдем? Мы с Эммой так и не придумали, – улыбаясь, спросила Реджина.

– В кафе-мороженное, – ответила Лилит и, взяв Мери за руку потащила ее на улицу.

Реджина посмотрела на Эмму, – мороженое, так мороженое. Пошли.

– Вы, что там встали? – крикнула уже у входной двери Мери.

– Да идем мы, – ответила Свон и, взглянув на Миллс, пошла за дочерью и Мери.


Весь вечер Реджина и Эмма пытались поговорить с Лилит, развеселить ее, но малышка обрывала все попытки. Девочка сразу же начинала разговаривать с Мери и не слушала, что говорят ей женщины.

Когда они вернулись домой Ли и Мери сразу пошли на кухню, а Эмма и Реджина как две статуи замерли в коридоре.


– Это просто пытка для меня. Она не смеется, не разговаривает с нами, она даже просто отказывается нас слушать, – выдыхая, протянула Реджина.

– Я могу тебе сказать по опыту, что так гораздо лучше, нежели, если она вообще ни с кем не разговаривала бы, – сказала Эмма и, пройдя в гостиную, села на диван, – у тебя есть виски?

Глава 11

– Конечно, есть, – доставая из бара бутылку, ответила Реджина. Миллс взяла два стакана и, налив в них напиток, протянула один из них Свон.

– Я так понимаю, что Мери теперь будет у нас типа передатчика? – делая глоток, сказала брюнетка.

– Думаю, первое время да, – сразу осушила весь бокал Свон и, взяв бутылку, налила себе еще.

Реджина последовала примеру Свон и тоже осушила свой бокал, – ты сказала, что она не злилась на тебя только несколько дней, а почему она вообще злилась?

– Это была не злоба, а отчаяние, – еще один бокал пуст и Эмма наливает и себе и Реджине новую порцию, – когда я сказала Лили, что Джессика нас бросила, она замкнулась в себе и почти не разговаривала со мной. Тогда я решила уехать из Бостона, далеко, но мне нужны были деньги на первое время. И вот мы здесь.

Миллс посмотрела на Свон.

– Почему ты не потребовала перечисление денег через суд? Тем более этот очень хороший пункт в моем брачном договоре, тебе только на руки.

– Хотела лично познакомиться с женой этого… Стива, – усмехнулась блондинка и одним глотком выпила третий бокал и только потянулась до бутылки, как услышала тактичное покашливание.

– И что это мы тут делаем? – ставя руки в боки, спрашивала малышка.

Миллс поперхнулась напитком и немного закашлялась.

– Ли, мы с мамой решили… выпить, – протянула брюнетка.

– Ну, ну, – сказал ангелок, – мы с тетей Мери ждем вас пить чай, а вы тут это, – тыкая пальцем в бутылку, говорила малышка, – ну ладно, нам и без вас весело, – развернулась и вновь пошла в сторону кухни Лилит.

– Ли, малыш, – встав с кресла, сказала Реджина и не очень твердой походкой пошла за ней, – нам очень грустно без тебя, пожалуйста, можно нам попить с вами чаю? – спросила Миллс у остановившейся в дверях Лилит.

– Нет, теперь вы наказаны. А чай мы и сами с тетей Мери попьем, – выдала Лилит, – и сказку мне сегодня читает тоже она, – сказала малышка и скрылась на кухне.

– Интересно, а спать она меня сегодня пустит в комнату? – задала риторический вопрос Эмма.

Миллс засмеялась и вернулась в кресло.

– Не знаю, – брюнетка взяла стакан и допила свой напиток, – нам даже сказку запретили прочитать.

– Главное, что она оттаяла и хоть и наказала, но зато разговаривает, – вновь обновила бокалы Свон, – давай за это и выпьем?

– Давай, – протянув свой бокал, сказала Реджина.

Девушки выпили свой напиток, и Миллс откинулась на спинку кресла, расслабляясь.


– Ну и как тебе жена Стива? – вспомнив не законченный разговор, спросила брюнетка.

– Конченная стерва, – алкоголь совершенно развязал язык блондинке, а она еще налила себе добавки. И увидев озадаченное лицо Миллс, улыбнулась, – да, ладно. Шутка.

– Не переживай, бывшая его любовница не сильно отличается от жены, – с улыбкой сказала Реджина.

– А вот за это спасибо, – с улыбкой и пьяным голосом проговорила Эмма, – так меня еще никто не характеризовал.

Миллс увидела, что бутылка уже приближается к своему завершению, и, встав, она достала еще одну.

– Я думаю, что ты не против?!

– Я только за. Но было бы неплохо подключить к этой бутылке что-нибудь съестного. Мороженным я не наелась, да думаю и ты тоже, – вставая на совсем уже пьяных ногах, сказала Эмма и поплелась на кухню.

– У меня есть шоколадка, – доставая из бара плитку шоколада, протянула Миллс.

– О, – развернулась Свон и плюхнулась на диван, – а вот это кстати.

Миллс вернулась в кресло и, развернув плитку шоколада, протянула ее Эмме.

– Как ты думаешь, Ли уже спит?

Эмма взяла кусочек шоколада и бокал с виски.

– Думаю, сейчас они еще читают сказку, – и вновь залпом осушила бокал.

– Свон, ты, где научилась, так глушить виски? – поинтересовалась Миллс.

– Были учителя, – усмехнулась блондинка, – правда пили мы тогда вовсе не виски.

Реджина улыбнулась, – да, были времена. Я тоже не с виски начинала.

– Давай только в ностальгию не впадать? – с сарказмом спросила Свон и, взяв бутылку, налила себе и обновила Реджине, – ну так, расскажи мне про Рэя!

Миллс засмеялась и посмотрела на Эмму, – про Рэя?! Он очень хороший и добрый.

– Реджина, я ведь не это спрашиваю, – подмигнула Свон. Бутылка виски на двоих совсем отключили какие-либо приличия или стеснения.

– У нас с ним ничего не было, – сразу сказала Реджина, – он ухаживал за мной, несмотря на Стива. Всегда говорил, что Стив сволочь. Я даже не думала, чтобы ответить Рэю взаимностью.

– Что так? – удивилась Свон, – вы верная жена?

– Во-первых, верная, во-вторых, он красавчик, – протянула Реджина, опрокидывая стакан.

– Не такой уж, – буркнула Свон, – и что, что красавчик. Ты, Реджина, намного красивее, – улыбнулась уголками губ Эмма, но говорила вполне серьезно, – поверь мне. Я могу оценивать как мужчин, так и женщин, – продолжала блондинка, вновь принимаясь за виски, но уже со второй бутылки.

– Свон, на него пускают слюни все женщины Нью-Йорка, это о чем-то говорит?! – сказала Миллс, – и, кстати, оценка моей красоты с твоей стороны, весьма, субъективна.

– На тебя пускают слюни все мужчины Нью-Йорка, так что, это не аргумент. А почему это субъективна? – отпивая глоток, спросила Эмма.

– Свон, ты меня мягко сказать недолюбливаешь и то, что тебе нравится моя внешность, говорит о том, что у тебя давно не было этого, – буркнула Реджина.

– Миллс, я над тобой валяюсь, – громко засмеялась блондинка.

Реджина рассмеялась, – Свон, я еще с тобой не валялась!

– Валялась, и, кстати, я была сверху, – ухмыльнулась блондинка.

– Я из-за тебя тогда упала, – протянула Миллс.

– Но факт остается фактом. Ты тогда проиграла, – дотягиваясь до бутылки и вновь наливая, говорила Свон, – кстати, тебе нечего стесняться. У тебя отличная грудь. И нечего говорить, что я субъективна. Я очень даже объективна. Ты действительно безумно красива.

– Так ты пялилась на мою грудь? – смеясь в голос, протянула Реджина, – хорошо, что не лапала.

– Это еще успеется, – подмигнула Эмма. Совершенно не осознавая, на что действительно намекает.

Миллс залпом осушила свой стакан, – Свон, ты, что хочешь пощупать мою грудь?

– Знаешь, было бы интересно. А то на глаз так сразу и не поймешь, – улыбалась, как чеширский кот блондинка, осушая и свой бокал, и не убирая хищный взгляд с брюнетки.

– Закатай губу, – ехидно ответила Миллс, – кстати, у тебя тоже красивая грудь и это несмотря на то, что у тебя есть Ли.

– Закатала, – прикусила нижнюю губу блондинка, – хорошие гены. Еще виски? – беря бутылку и замечая, что и у Реджины нет напитка, спросила Свон.

– Не откажусь, – протягивая бокал, ответила Реджина, – Свон, а сколько у тебя было партнеров? В смысле и женщин, и мужчин.

Наливая янтарной жидкости в бокал Миллс, Эмма ответила:

– Женщин значительно больше, чем мужчин. А счет я не вела и не веду, – и налила и себе виски, – а у тебя, я так понимаю, опыт был только с мужчинами?

– Да, – ответила Реджина, – а почему тебя потянуло на девушек?

– С девушками это намного приятнее и эффектнее, чем с мужчинами, – потягивая виски, отвечала Свон.

– И чем секс с девушками отличается от секса с мужчинами, кроме наличия или отсутствия одной важной детали? – еле выговорила Реджина, заплетающимся языком.

– Это не объяснить простым языком. Это нужно прочувствовать, чтобы понять, – с закрывающимися глазами, ответила блондинка.

– Э, не спи. Мне интересно, расскажи, – ехидно улыбаясь, попросила Реджина.

– Кто сказал, что я сплю? – снова хищно улыбнулась блондинка, – я просто представляла тебя голой, и как ты сама начинаешь понимать, чем секс с мужчиной отличается от женского.

– Я так понимаю, что мы уже занимаемся сексом в твоих фантазиях?! – пробубнила Реджина.

– Это мои фантазии и не лезь в них, – грубо вставила Свон, – а хотя, может, присоединишься? Или может тебе дать мастер-класс?

– Ты хочешь сказать, что ты мастер в сексе? – приподнимая бровь, уточнила брюнетка.

– Ну, я тебя могу уверить, что по женской части из нас двоих да. Да и вообще никто не жаловался, а даже наоборот, – допив уже далеко даже не десятый бокал с виски, снова потянулась к бутылке, попутно беря дольку шоколада Эмма.

– Ну, знаешь, я тоже не профан в этом деле, – серьезно протянула Реджина.

– В деле с мужчинами, Миллс. Не забывай. А я говорю про женщин, и здесь ты точно профан.

– А ты научи, – сказала раньше, чем подумала Миллс.


Улыбка расплылась по всему лицу блондинки и она, встав с дивана, медленно подошла к креслу, где сидела Реджина. Свон опустилась перед ней на колени, хотя это было делать немного затруднительно, принимая тот факт, что они угомонили почти две бутылки виски.

– Для начала нужно расслабиться, – гладя руками Реджину по животу, шее, почти не касаясь груди, говорила Свон и приблизила свое лицо к шее брюнетки, нежно касаясь губами.

Миллс улыбнулась и откинула немного голову назад, – Свон, начало всегда одинаково.

– Молчи, Миллс, весь настрой собьешь, – прикусывая кожу на шее, сказала Эмма, а потом нежно поцеловала место укуса.

Реджина улыбнулась, – может, мы переместимся в более удобное место или ты хочешь прямо в моей гостиной?

– Я хочу прямо в твоей постели, – выплюнула Свон.

Несмотря, что голову кружил алкоголь, возбуждение от него сказывалось на Свон в несколько раз сильнее, чем обычно. И она, встав, подала руку Миллс.

Реджина, не задумываясь, вложила свою ладонь в руку Эммы. Резкий рывок и вот Миллс уже стоит в объятиях Свон.

– Ну, что пойдем? – заплетающимся языком прошептала брюнетка.

Эмма не удостоила ответом, а просто потянула Реджину в спальню. Ей как можно быстрее захотелось уединиться с ней.

Несмотря на количество выпитого, девушки очень быстро оказались в спальне Реджины. Хотя подъем был достаточно неуверенным и девушки каждое препятствие награждали смехом.


Только оказавшись в спальне, Эмма сразу заприметила большую двуспальную кровать и с каждым шагом приближала их к ней.

– Свон, а ты всегда такая медленная? Может мне тебя немного подучить, – прошептала Миллс, обдавая мочку уха горячим дыханием.

– Ожидание распаляет желание, – горячо прошептала Эмма и не ускорила свои движения ни на секунду, продолжая медленно идти на Реджину, которая в свою очередь пятилась спиной к кровати.

– Если его подпитывают, а ты пока не предпринимала никаких действий, – прикусив нижнюю губу, протянула брюнетка.

– Будут тебе действия, – хищно прошипела Свон и подтолкнула Миллс на кровать, сама наваливаясь сверху и раздевая глазами. Не в правилах Свон делать все быстро. Она доставляет удовольствие медленно, мучительно медленно.

Миллс нравилось поведение Эммы, так как в данный момент ее мозг отключил все правила и границы. Отдаваясь в руки Свон, брюнетка даже не задумывалась о завтрашнем дне.

Проводя руками по телу Реджины, Свон почувствовала, как учащенно дышит Миллс и как при каждом ее прикосновении к груди, она незаметно вздрагивает. Эмма опустила губы на нежную шею и плавными движениями исследовала каждый ее уголок, не прекращая танцев рук.

Откинув голову и давая пространство для жарких поцелуев, Реджина сама поглаживала тело Эммы. Для нее было впервые трогать женское тело, но поймав себя на мысли, что это приятно, она дотронулась до груди Свон.

– Смелее, – улыбнулась Эмма, почувствовав неуверенные движения Реджины. Она отпрянула от нее и стянула с себя майку, оставаясь в одном лифчике, и пальцами старалась расстегнуть мелкие и безумно скользкие пуговицы на блузке Реджины. Но в порыве страсти, Эмме совсем надоели собственные неловкие действия, и она резким движением разорвала блузку и перед ней открылась шикарная грудь Реджины.

– А сейчас самое время, – хищно улыбнулась Эмма и начала медленно поглаживать грудь через кружево бюстгальтера, смотря при этом за изменением в лице брюнетки.

Реджина закусила нижнюю губу, в порыве сдержать стон, вырывающийся из ее уст. Горячие ладони, блуждающие по ее телу возбуждали и приводили в исступление. Выпитый алкоголь делал тело более податливым, и Миллс без стеснения отвечала на ласки блондинки, при этом успевая самой исследовать тело Свон.

Рассмотрев до мельчайших подробностей торс и грудь брюнетки, Эмма, наконец, сняла с нее лифчик и припала губами к обнаженному соску, услышав при этом горячий стон, срывающийся с пухлых губ.

Нежными движениями она массировала грудь, живот, а губами перемещалась от соска к шее, оставляя влажную дорожку из поцелуев. Играясь пальчиками с торчащими сосками, рисуя неведомые узоры на них и то сжимая, то разжимая. Губами Свон уже вовсю проделывала себе путь к самому жаркому месту.

Реджина начала тяжело дышать. Все действия Эммы дико возбуждали и безумно нравились брюнетке. Поддавшись порыву, она сняла лифчик с Эммы и отстранила девушку от себя. Посмотрев на Свон, Реджина дрожащей рукой провела по обнаженной груди, на доли секунды зажимая возбужденные соски между пальцев.

– Не бойся, – улыбнулась Свон и положила свою ладонь на руку Реджины, призывая к более уверенным действиям.

Сдавливая грудь в своей руке, Реджина не сводила глаз с блондинки.

– Я хочу тебя поцеловать, – хриплым голосом сказала брюнетка.

Эмма наклонилась к самым губам Миллс и нежно коснулась их своими. Но только на доли секунды, через которые, она оторвалась и с интересом разглядывала безумно возбужденные карие глаза.

Посмотрев еще раз в глаза девушки, Реджина, обвив шею блондинки, руками притянула ее к себе и впилась в ее губы страстным поцелуем. Врываясь своим языком в рот Эммы, она исследовала каждый уголок ее рта.

Напрочь забыв о своем правиле, Свон поддалась на горячий поцелуй Миллс, и полностью навалилась на девушку, прижимаясь к ее телу настолько сильно, что их дыхание слилось воедино.

Каждый последующий миг был безумно приятен и сладок. Девушки страстно, но благодаря Свон в тоже время и нежно целовали друг друга, а Эмма, движениями рук, не прерывая поцелуя, стягивала с Реджины юбку. И когда с юбкой было покончено, и Эмма оторвалась от сладких губ, Реджина завела свои руки за голову и полностью отдалась во власть блондинки.

А Эмма так и не продолжала спешить. Делала все медленно и безумно мучительно, заставляя Реджину изнывать от желания.

Губы были везде. На нежной шее, легко закусывая, перемещаясь на грудь, и с помощью пальцев ласкали упругую и такую податливую часть тела.

Свон от своих же движений сносило крышу. Возбуждение и алкоголь играли злую шутку с блондинкой. Ей быстрее хотелось все начать, вернее, закончить, и в тоже время хотелось растянуть этот момент как можно дольше.

Неспешно, Эмма спускалась губами к резинке трусиков Реджины. Добравшись до разгоряченного места, она провела ладонью по совсем уже мокрой ткани и, улыбнувшись своим же мыслям, прикусила резинку и начала стягивать последнюю разделяющую их деталь вниз.

Миллс выгнулась немного в спине, тем самым помогая девушке. Когда трусики были сняты, брюнетка опять притянула к себе Свон и, скрестив ноги за ее спиной, плотно прижалась разгоряченной плотью к животу партнерши.

Свон была полностью припечатана к Реджине ее ногами, что значительно не давало ей продолжить начатую игру и довести дело до логического завершения.

– Малышка, так у нас ничего не получится, – усмехнулась Свон, целуя брюнетку в губы.

Миллс, так же как и Эмма усмехнулась, – это меня совсем не устраивает, – расцепляя ноги, протянула Реджина.

– Отлично, – снова получив свободу действий, Эмма продолжила свои ласки, медленно спускаясь к самой сути брюнетки.

Эмма целовала внутреннюю сторону бедра, а ладонью прикасалась к промежности Реджины, нежно и медленно двигаясь поверх нее.

Реджина тихо застонала, эти прикосновения сводили ее с ума. Брюнетка очень давно не испытывала такого удовольствия еще на этапе ласк. Немного разведя ноги, Миллс неосознанно попросила большего.

И это не укрылось от внимания Свон. И она не будет долго мучить свою сегодняшнюю партнершу.

Эмма переместила руку на грудь брюнетки и стала несильно массировать, в то время пока губы перемещались с бедра к лону Реджины. Горячий язычок ласкал набухший клитор, стараясь как можно нежно, доставлять удовольствие, но во всех движениях чувствовалась уверенность. От одного только прикосновения к влажному лону, Эмма почувствовала, как ей самой приятно доставлять блаженство этой девушке. И пусть алкоголь и страсть сыграли свою роль, это не отменяет, что им обеим это безумно нравится.

Зажмурившись от нахлынувших на нее эмоций и ощущений, Реджина начала стонать в голос. Каждое прикосновения к ее центру, сопровождалось громким выдохом со стороны брюнетки.

– Свон… – простонала Миллс.

«Да, да. Говори мое имя, Миллс. Меня это заводит» – думала про себя блондинка.

Движение губ стали еще более уверенными и нахальными. Эмма ласкала язычком лоно брюнетки, то входя, то выходя, то обводя его языком. Губы ласкали клитор, томно его посасывая, а с каждым легким надкусом, Эмма слышала невольные стоны Реджины, доносившиеся по всей комнате.

К губам Эмма присоединила пальцы и изучающее стала продвигаться внутрь, не прекращая игру языком с набухшим бугорком.

Миллс отказывалась думать, о чем-либо в этот момент. Была она, Эмма и незабываемые ощущения.

Положив руки на затылок Эммы, Реджина несильно надавила, не желая потерять этого безумно приятного контакта. Танцующие пальцы ускоряли свой темп, и брюнетка в такт им двигала бедрами, тем самым насаживаясь на них все глубже.

Пальцы уже полностью окунались в вязкую жидкость внутри, а губы переместились на губы, страстно впиваясь в них. Движения пальцев в лоне ускорялись с каждым действием и с каждым стоном, Эмма переносила Миллс на вершину небывалого наслаждения.

Реджина почувствовала свой вкус на губах Эммы. Это еще больше возбуждало, и даже в этот момент брюнетка умудрилась нежно поцеловать девушку. Она переместила свои руки на спину Свон и вонзила в ее спину ногти. Каждое движение приближало ее к пику, и с каждым толчком Реджина прижималась к телу Эммы.

Эмма чуть выгнулась от острой боли, но движения не прекратила, а наоборот все сильнее и быстрее ускоряла их.

Блондинка несильно надкусила нижнюю губу Реджины и, замерев головой, как можно сильнее и быстрее двигалась рукой, впечатывая Миллс полностью в кровать.

Миллс хотела сбежать, убежать, скрыться от этих божественных ощущений окутавших ее. Вжавшись всем телом в тело блондинки, Реджина издала истошный рык. Цунами удовольствия накрыло быстро и безжалостно, оставляя после себя сладостную истому.

Эмма вытащила пальцы из Миллс и прилегла рядом. Накрывшая волна оргазма Реджины не оставила равнодушной и Свон. Она давно такого не испытывала. Вместе с партнером она без ласки, без проникновений улетела далеко в космос, полностью растворяясь там на мелкие частички.

Дыхание напрочь сбито, и отдышаться очень трудно, но Эмма не ждет, а чуть наваливается на Миллс и нежно целует в губы.

– Ты превосходна, – прошептала она и вновь легла на спину.

– Ты тоже была великолепна, – обнимая Эмму, прошептала Реджина.

Оставив невесомый поцелуй на шее блондинки, Реджина погрузилась в царство Морфея.

Свон сквозь сон услышала Реджину и, кладя свою руку ей на талию, окончательно заснула.

Глава 12

Реджина проснулась от дикой головной боли. Сухость во рту просто убивала. Глаза отказывались открываться. Проведя рукой по второй части кровати, Миллс почувствовала, что в постели она не одна.

«Черт. Как же болит голова. Что вчера вечером было? Ли обиделась, мы со Свон напились. Она спрашивала про Рэя. Неужели я ему позвонила, и у нас что-то было?!»

Проведя по своему телу рукой, Миллс обнаружила, что обнажена.

«Так понятно, у нас точно что-то было!»

– Рэй, я… – начав поворачиваться к мужчине, простонала брюнетка. Но увидев рядом Эмму, Реджина пришла в шок. Вскочив с кровати, она убежала в ванную.

– Черт, черт, черт, – посмотрев в зеркало, протянула шепотом Миллс, – Господи, только не это. Я не могла переспать с ней!

Но весь вид Реджины говорил об обратном. Припухшие губы, багровые следы на шее и груди, небольшие царапины от ногтей просто кричали о страстно проведенной ночи. Накинув халат на обнаженное тело, Миллс медленно вышла из комнаты. По комнате были разбросаны вещи и нижнее белье, которое еще раз подтверждало, что секс все же был.


– Свон. Свон, просыпайся! – грозно прошипела Реджина.

– Твою мать, Миллс, отвали, – пробубнила блондинка, сквозь сон, слыша голос Реджины.

– Свон, проснись, – толкая блондинку, сказала Миллс, – выметайся из моей постели.

Но Эмма ни в какую не хотела просыпаться. Она перевернулась на бок, отворачиваясь от Реджины, да так, что одеяло спало, обнажая спину блондинки и являя взору, то, что она до сих пор оставалась в джинсах.

Миллс быстро пробежалась взглядом по обнаженному торсу Эммы, но быстро вернулась на землю.

– Свон, выметайся. И прикройся быстро, – немного накинув одеяло, уже громче сказала брюнетка.

– Черт, какая же ты шумная с утра! – ворчала Эмма, все-таки садясь на кровать. Свон в отличие от Миллс помнила каждую деталь вчерашнего вечера. Алкоголь, конечно, заводит и очень даже способствует к действиям, но амнезийные его свойства на Свон не влияют. Она помнит, а вот жалеет или нет, это уже другой вопрос.

– Ты что тут расселась? – буркнула Реджина, – давай, проваливай.

– И это все? – вскинула бровями Эмма, – а как же спасибо за ночь? Эта была лучшая ночь в моей жизни?

– А можно как-нибудь молча собрать свои вещи и свалить из моей спальни, – не смотря на Эмму, огрызнулась Реджина.

– Как прикажите, мисс Миллс, – улыбнулась во все 32 зуба блондинка. Ее очень забавляла вся эта ситуация.

Эмма встала и стала глазами искать лифчик, но так и не находила его. Майку она нашла быстро и, схватив ее, продолжала ходить по комнате, ища бюстгальтер.

– Можно как-нибудь побыстрее собираться? И надень хотя бы майку, – отвернувшись, протянула Реджина.

– Вчера ты была более… – но увидев стоящую к ней и смущающуюся Миллс, Эмма не стала продолжать, а начала натягивать майку.

– Ай, – вскрикнула блондинка, когда пыталась натянуть ее на спину.

Миллс резко повернулась и посмотрела на Эмму. Она еще раньше, когда блондинка лежала в кровати заметила глубокие царапины на ее спине, а теперь Миллс точно знала, что их там оставила она.

– Я надеюсь, ты не на что не надеешься?

Свон еле-еле смогла натянуть на себя майку. Резкая боль, намного сильнее, чем вчера окутала ее спину и предплечье. Справившись с майкой, Эмма снова повернулась к Миллс.

– Я понимаю, что ты ничего не помнишь. Да это и не нужно. Алкоголь это такая вещь, – протянула блондинка, – особенно в таком количестве, которое мы вчера выпили. Так что, Миллс, успокойся. Это первая и последняя наша с тобой ночь. Хотя она была жаркой, – хищно улыбнулась Свон, – ну я думаю, ты не захочешь, чтобы я напоминала тебе о ней. Так что, – Свон взялась за ручку двери.

– Свон, слава Богу, что я ничего не помню. И даже не хочу вспоминать, что было между нами. За спину извини, я, наверное, не хотела, – протянула Реджина.

– Хотела, Миллс, хотела, – с улыбкой Эмма покинула комнату Миллс и сразу направилась к себе.


Реджина выдохнула и вновь пошла в ванную. Скинув халат, она в отражении увидела свое тело. От каждого миллиметра кожи пахло сексом. Проведя рукой по красным следам, Реджина улыбнулась уголками губ.


Эмма быстро прошмыгнула в их Лилит комнату. Сердце бешено колотилось. Хоть Свон и смеялась все утро над Миллс, на самом деле она чувствовала не то тревогу, не то еще что-то.

«Черт, Миллс! Как мы вчера то додумались такое устроить? Нет, я, конечно, все помню, но это же не я накинулась на тебя. Ты сама попросила меня научить. Вот только урок оказался напрасным, ведь ты ничего не помнишь. А жаль, отличная ночь была. Да и знала бы ты, что я получила это от того, что доставляла тебе удовольствие и слышала хриплые стоны, ты точно бы сквозь землю провалилась. Ладно, Свон, это точно последний наш с ней раз. Но надо отдать ей должное, мне безумно понравилось. Эх. И как теперь жить с ней в одном доме? Точно. Мне нужно завести роман. Она же собирается встречаться с этим Рэем, а почему мне нельзя?!»

Думала Эмма, сидя на диванчике, в их с Лилит комнате.

Малышка еще спала, да и время было ранее, чтобы ее будить. Поэтому Эмма решила сходить в душ, перед тем как Ли проснется, чтобы малышка не заподозрила, что Свон ночевала не в комнате. Быстро приняв душ и кое как обработав раны, Эмма вышла из ванны и обнаружила, что Ли уже проснулась и с улыбкой потягивается.


– Доброе утро, мамочка, – как будто ничего не случилось, малышка обняла подошедшую Свон.

– Доброе утро, малышка, – очень обрадовалась этому блондинка.


Утро проходило в обычной непринужденной обстановке. И к завтраку Лилит пару раз посмеялась и даже рассказала Эмме, как они с Мери вчера читали сказку.

Эмма внимательно слушала дочурку и как только она закончила рассказ, они вместе пошли на кухню.


Встав под теплые струи воды, Реджина закрыла глаза от удовольствия. Не жалея девушку воспоминания ворвались в ее голову.

«А научи».

С этой фразы все началось. Нежные прикосновения, томные поглаживания.

Реджина открыла глаза, отбрасывая все мысли и чувства, которые только, что испытала от ощущений проведенной ночи, но каждое прикосновение к ее телу отдавалось ярким воспоминанием. Когда подушечки пальцев легли на немного припухшие губы, в одночасье вспомнились все жаркие, страстные, но одновременно нежные и ласковые поцелуи. Рука скользнула по груди, вызывая воспоминания прикосновений к ней нежных рук блондинки и мягких губ.

Еще раз закрыв глаза, Миллс вспомнила все. Все до мельчайших подробностей. Каждое слово, сказанное в эту ночь, каждое движение и каждый стон, срывающийся с губ. Эта ночь была божественной и великолепной, но от этого она становилась еще более неправильной.

«Нет, пожалуйста, нет. Почему самая чудесная ночь в моей жизни произошла с человеком, которого я ненавижу? Так не должно быть! Мы не должны были устраивать все это. Зачем я сама ее попросила, зачем? Воспоминания не собираются покидать мою голову, и просто так мне не удастся забыть… Эмму. Ее поцелуи, ее прикосновения, ее слова… Нет, я должна забыть и я забуду. С Эммой у нас просто не может ничего быть. Это был просто секс. Превосходный и умопомрачительный, но это был просто эксперимент».

Переодевшись, Реджина спустилась вниз, у нее все также болела голова. Уже подходя к кухне, она услышала, как на кухни разговаривают Ли, Эмма и Мери.


– Доброе утро, Мери, – Свон, зайдя на кухню, увидела, что Перес как всегда готовила.

– Доброе утро, Эмма, – ответила Мери, что-то готовя у плиты.

Лилит присела за стол, а Эмма подошла к стойке, где готовила Мери, – давайте я помогу? – спросила блондинка.

– Да не нужно, – улыбаясь, ответила женщина, – на столе таблетки и стакан воды, выпей, – тихо только для Эммы, сказала Мери.

Свон улыбнулась и также тихо ответила, – да, мне, собственно не нужно. Я нормально себя чувствую. Давайте я хоть кофе сама сварю, – и взялась за турку.

– Хорошо, – шепнула Мери, – Ли, а как тебе спалось?

– Отлично, – ответила Ли и улыбнулась Мери, – может, ты мне всегда будешь сказки читать?

– Доброе утро, – заходя на кухню, сказала Реджина.

– Доброе, – кинула Свон, не отвлекаясь от кофе.

Лилит посмотрела на Реджину, но ничего не сказав, продолжила разговор с Мери.

– Так ты будешь читать мне сказку, тетя Мери?

– А что эти две все еще наказаны? – смеясь, спросила Мери.

Миллс выдохнула и прошла за стол. Увидев спасительную таблетку и стакан воды, она сразу же ее выпила.

– Нет. Просто мне больше нравится, как ты читаешь мне, – косясь на Эмму и на Реджину, ответила малышка.

– Тогда конечно буду, ангелочек, – сказала, улыбаясь Мери, – так, а все помнят, что вы сегодня идете в театр?

Лилит внимательно наблюдала за изменением лиц Реджины и Эммы.

Свон даже не удержалась и от неожиданности неудачно поставила турку и несколько капель огненного напитка пролила на палец.

– Ау, – подставила она руку под холодную воду.

Реджина дернулась, но вовремя себя остановила, – мисс Свон, вы могли бы быть поаккуратнее.

– Эмма, все в порядке? – поинтересовалась Мери.

– Да все отлично, Мери.

– После вчерашнего я до сих пор мисс Свон? – закрывая кран, спросила Эмма. Но повернувшись и увидев взгляд Реджины, поняла, какую двусмысленную фразу сказала, и исправила себя, – после двух бутылок виски может все-таки Эмма?

Миллс сжала зубы и гневно посмотрела на Свон, – да, наверное, лучше на «ты».

– Ли, малыш, сбегай в свою комнату, я там вчера свою кофту забыла, только сейчас вспомнила, принеси, – по-доброму попросила Мери.

– Конечно, – тут же рванула малышка.

– Ну, и что это вчера было? – уперев руки в бока, спросила гневно Мери, – вы выпили две бутылки и съели пол шоколадки. Твой пиджак, Миллс, я нашла висящим на баре.

– Просто… – замялась Свон, – вчера такой трудный день был, а сегодня выходной, почему бы и не расслабиться?

Миллс молчала, переводя взгляд с Эммы на Мери.

– Расслабится?! Это выпить по бокалу и все. А не высосать две бутылки, и потом чуть не разнести дом, – гневно сказала Мери.

– Да, где мы чуть не разнесли дом? – не понимала Свон.

– Вы по лестнице еле поднялись, я думала, вы ее разрушите. Хорошо Ли крепко спит и не слышала вашего дикого смеха, – тем же тоном продолжала женщина.

Миллс опять кинула взгляд на Эмму, – Мери, а ты что видела, как мы поднимались?

– Видела. Внизу стояла и смотрела, думала помочь, но вы и без меня справились. Реджина, и, кстати, ты могла хоть дверью не хлопать в свою комнату. Вон хоть у Свон мозгов хватило закрыть свою тихо, а то точно бы разбудили Лилит, – отвернувшись к плите, сказала Мери.

Свон посмотрела в глаза Реджины и не громко выдохнула, а потом приставила к виску палец, как будто пистолет и, выстрелив, откинула голову в сторону, а после улыбнулась, показывая, что все хорошо и никто ничего не знает.

У Реджины тоже от сердца отлегло. Она в ответ уголками губ улыбнулась Эмме.

– Мери, сделай мне, пожалуйста, кофе, – простонала Миллс.

– Да, да, сейчас, – улыбнулась Эмма Мери и, взяв турку и чашку, принялась наливать напиток.

Когда Эмма налила горячий кофе, Реджине только от одного запаха стало лучше, – спасибо.

– Всегда, пожалуйста, – усмехнулась Свон и, взяв еще две чашечки, – Мери, вам налить? – наливая себе, Эмма спросила у Мери.

– Да, спасибо, – ответила Перес, и поставила на стол тарелку с гренками, – угощайтесь.

– Спасибо, – опять протянула Миллс

Разлив кофе, и поставив его на стол, Свон также налила какао Лилит и тут же малышка забежала на кухню.

– Тетя Мери, я не нашла твою кофту, может ты ее не у нас забыла, – и присела за стол.

– Значит не у вас, – улыбнувшись, сказала женщина, – Ли, кушай гренки и пей какао, тебе вот мама налила, – пододвигая тарелку и чашку, добавила она.

– Ага, – и малышка принялась за завтрак, – так когда мы пойдем в театр? – спросила Ли, смотря на Свон.

Но Эмма, взяв гренку, не знала, что ответить она ведь даже билетов не купила.

Реджина посмотрела на растерянную Эмму.

– Малыш, а когда ты захочешь, тогда и пойдем, – ответила за Свон Реджина.

Лилит кинула взгляд на Реджину, а потом снова перевела на Эмму, – мам, давай сегодня вечером?

Свон удивленно переводила взгляд с Реджины на малышку, – да конечно, Ли, сегодня и пойдем.

Миллс непонимающе посмотрела на Лилит, – ангелочек, а в какой ты хочешь театр?

Но малышка вновь не удостоила Миллс вниманием, – тетя Мери, а ты с нами пойдешь?

Мери посмотрела на Лилит, – Ли, вы же хотели пойти втроем?

– А мы и пойдем втроем, – ответила малышка.

Реджина встала и подошла к Лилит, сев перед ней на корточки, она взяла ее маленькую ручку.

– Ли, малыш, ты все еще злишься на меня?

Лилит вырвала руку из ладони Миллс и ответила:

– Нет, я не злюсь на тебя, Реджина, – и посмотрела на Мери, – так, что, тетя Мери, ты пойдешь с мамой и со мной в театр?

– Реджина?! – тихо повторила Миллс. На глазах выступили слезы. Брюнетка встала и ничего больше не говоря, вышла из кухни. Хотелось забиться куда-то в угол и разрыдаться.

Эмма увидела, в каком состоянии Миллс покинула кухню и, у нее у самой все внутри сжалось, ей очень захотелось сейчас утешить брюнетку.

– Малыш, так нельзя, – уже Эмма подошла к Лилит и присела на карточки, – Джи тебя очень любит, а ты так ее обижаешь. Скажи мне честно, ты же не хочешь, чтобы ей было больно? – Эмма смотрела в голубенькие глазки малышки и сама видела ответ на свой вопрос, который Ли и подтвердила.

– Нет, – ответила малышка.

– Ли, зачем ты так с ней? – тихо спросила Мери, – ты можешь на нее злиться, но пожалуйста, не отталкивай.

– Это она отталкивает меня, – чуть ли не плача проговорила малышка и почувствовала, как Эмма сильнее сжимает ее ручку, – хорошо, пусть она пойдет с нами, – сказал ангелок и, спрыгнув со стула, убежала из кухни в комнату.

– Она не пойдет. Она сейчас засядет в своем кабинете и хорошо, если потом спать в свою комнату пойдет, – с грустью сказала Мери.

– Я поговорю с ней, – кинула Свон и направилась к кабинету.


Реджина зашла в свой кабинет и прислонилась спиной к двери. Из глаз катились слезы. Ей было безумно обидно и больно, что Лилит не хочет с ней разговаривать. А ее холодное «Реджина» было как лезвием по сердцу. Достав сигарету, Реджина закурила и села на диван, поджав под себя ноги.


Эмма подошла к кабинету и, постучав, заглянула внутрь.

– Реджина, можно? – спросила Свон, но, не дождавшись ответа, зашла в кабинет, в который так не хотела заходить.

Она увидела Миллс на диване.

– С этим она тебя точно не простит, – вырывая сигарету из руки и туша ее о пепельницу, сказала Свон.

– Она и так меня не простит, а с этим мне хоть немного легче, – доставая из пачки сигарету, сказала Реджина, – зачем ты пришла?

Эмма вновь вырвала сигарету из руки, а заодно убрала в карман джинс и пачку, – зашла сказать, чтобы ты собиралась. Мы идем в театр.

– Ли, не хочет, чтобы я с вами шла. Она мне это очень хорошо дала понять, – сказала Миллс, – а теперь верни мне мои сигареты и вали от сюда.

– Ли сказала, что ты можешь пойти с нами, а сигареты хрен. Малышка у нас за здоровый образ жизни, – сказала Эмма, стоя со скрещенными на груди руками.

– Свон, она назвала меня Реджиной, а это уже явно показывает, что она не хочет видеть меня рядом, – грубо сказала Реджина.

– И что ты сейчас хочешь? Чтобы я пожалела и утешила тебя? – в тон Миллс ответила Свон, – если ты думаешь, что детскую любовь можно заслужить, разжевывая сопли, то ты ошибаешься. Ли открыла тебе дверь в свое сердечко нараспашку, а когда оставила щелочку, то ты тут же в кусты. Миллс, если хочешь опять заслужить доверие малышки, то действуй.

– Как? Я прям уже на пути к ее доверию. С ее матерью напилась, потом переспала, вот ж я молодец. Свон, ты, что от меня хочешь? Ты сама хотела чтобы Ли меня оттолкнула. Радуйся! – яростно выдала Миллс.

– Идиотка! – зло выплюнула Свон, – все-таки ты конченная… – была очень зла на Миллс Эмма, за то, что она никак не поймет, что они совсем другое, сейчас важна только Ли.

Эмма отвернулась от нее и пыталась успокоиться, чтобы не наговорить лишнего.

– Что мне делать? – тихо спросила Реджина, посмотрев на напряженную спину Эммы

– Собираться в театр, а там посмотрим, – не оглядываясь на Миллс, грубо ответила Свон и вышла из кабинета.

Реджина еще минут десять просидела в своем кабинете, но взяв себя в руки, она пошла, собираться, как и сказала Свон.


Сразу после кабинета Эмма поднялась в комнату, где Лилит играла в игрушки.

Свон сразу успокоилась, увидев, как малышка ей улыбнулась и стала подготавливать, что надеть.

Приготовления заняли не больше 20 минут. Лилит надела легенькое платьице, все-таки летний Нью-Йорк довольно жаркий город, а парить малышку совсем не хотелось. Также Эмма захватила кофточку, на случай, если они задержатся до вечера.

Этикет театров не разбирает лето или зима и Эмме пришлось подчиниться. Хоть она и любила в выходные свободный стиль, сейчас надела белые брюки, блузку, а сверху хотела накинуть пиджак, но дневная жара оттолкнула ее от этой идеи, и она вместе с кофтой Лилит положила пиджак в сумку.

И вот, когда они были готовы, Лилит побежала за Мери, а Эмма спустилась в гостиную.


Реджина довольно быстро привела себя в порядок. Она надела легкое синее платье и захватив черное болеро, спустилась вниз. В гостиной она увидела уже готовую Эмму.

– А где Ли?

Свон повернула голову на голос и увидела Реджину. Да, Эмма и раньше замечала, как она красива и элегантна, но после этой ночи Свон просто не могла оторвать от нее глаз.

– Пошла за Мери, – ответила Эмма, продолжая раздевать Миллс глазами.

– Понятно. Ты думаешь, что это хорошая идея, чтобы я пошла с вами? – нервничая, спросила Миллс.

– Не начинай, а? Лилит сама сказала, чтобы ты шла с нами, – также, не отрываясь от тела Миллс, говорила Свон, останавливая свое внимание на груди девушки.

Миллс выдохнула и села на диван, закидывая ногу на ногу. Она пыталась не смотреть на Свон, так как ей и так было не комфортно, а когда она сталкивалась с серыми глазами, ее и вовсе пробирала дрожь.

Открывшийся вид из-под платья сводил Свон с ума. Нет, все-таки не нужно было проводить ночь вместе. Теперь Эмма не сможет просто так смотреть на Миллс и думать о чем угодно. Все мысли сосредотачиваются на одном.

– Черт! – вырвалась у Свон, и она резко встала с дивана.

Реджина с недоумением посмотрела на Эмму, – ты чего, что-то забыла?

– Да, то есть, нет. О, Миллс, как же тебе везет, что ты ничего не помнишь, – усмехнулась Свон, оборачиваясь и хищно смотря на Реджину.

– Свон, давай не будем об этом, я не хочу еще раз об этом вспоминать, – сказала, чуть повышая тон, Реджина.

– Ну да, тебе то легко, – пробубнила себе под нос блондинка.

– Хватит, мне сейчас не легче, чем тебе, – буркнула Миллс.

Свон еще шире улыбнулась, и ее игривое настроение сильно поднялось в гору. Она присела почти вплотную к Реджине и положила свою ладонь на ее колено.

– Так, значит, ты все помнишь, – утвердительно сказала Эмма.

– Я этого не говорила. Мне просто трудно осознавать, что я переспала с девушкой, а тем более с тобой, – прошипела Миллс, – и убери руки!

– Нет, Миллс, – промурлыкала Свон и медленно перемещала свою ладонь вверх по ноге, – ты помнишь. И не просто помнишь, а помнишь, что тебе было чертовски приятно, – на ушко прошептала Свон.

Реджина скинула руку и вскочила с дивана.

– Свон, хватит нести чушь. Эта ночь была ошибкой, мне не было приятно. А сейчас мне просто отвратительно, – отдергивая платье, сказала Реджина.

Свон засмеялась в голос.

– Хорошо, хорошо, – подняла она руки, показывая, что сдается, – но в том, что ты признаешь, что тебе было приятно не ничего такого. Это просто секс, Реджина, и ничего больше, – усмехнулась Эмма, видя, как Миллс негодует.

– Заткнись и не смей мне больше напоминать о том, что случилось прошлой ночью, – продолжила брюнетка, – забудь и не вспоминай!

– На счет первого, хорошо, даю слово, что больше не напомню тебе об этом, – все также улыбалась Эмма, – а вот насчет второго, – покачала она головой, – обещать не могу.

Миллс кинула укорительный взгляд на Эмму и уже хотела ей что-то сказать, как в комнату вошли Мери и Лилит.

– Ладно, идите, а у меня дела есть, – улыбаясь Ли, сказала женщина, – Ли, разрешила мне не ходить.

– Ну, хорошо, – сказала Эмма и взяла малышку за руку, – пошлите?

Лилит посмотрела на Эмму и кивнула.

– Пока, Мери, – сказала Миллс и пошла за Эммой и Ли.

– Удачно провести время, – радостно крикнула Мери, уже выходящей на улицу троицы.


– Поедем на моей машине, – сказала Эмма и открыла дверь в салон, куда и проскользнула Ли.

Реджина не возражала, и без лишних разговоров села на пассажирское сиденье машины Свон.

– Реджина, ты лучше знаешь этот город, куда поедем? – спросила у Миллс Эмма.

– Поехали в театральный квартал на Манхэттене, а там Ли сама выберет, то что она захочет. Правда, малыш? – повернувшись к ребенку, спросила Реджина. Она опять пыталась поговорить с малышкой.

– Угу, – лишь этим удостоила Лилит Реджину и отвернулась в окно.

Миллс с грустью посмотрела на малышку, и так же как она, отвернулась к своему окну, перед этим сказав Эмме, как лучше проехать.

Глава 13

Дорога до театров оказалась не сильно долгой, но и не быстрой. В салоне царила полнейшая тишина, перебиваемая лишь только музыкой, которую Эмма, не выдержав давящую тишину, включила.

Выбрав театр и спектакль, который понравился Лилит, они купили билеты. Но до спектакля оставалось еще 3 часа, и Эмма предложила зайти в какой-нибудь ресторанчик, перекусить. Лилит без интереса, но под напором Эммы согласилась, и они пошли в кафе недалеко от театра.


Они уже несколько минут сидели за столиком в ожидании официанта. Реджина не могла больше терпеть эту давящую на нее тишину, поэтому она решила хоть как-то начать разговор.

– Ангелочек, а что ты будешь кушать?

– Мне все равно, – сказала малышка и посмотрела на Эмму, – мамочка, я схожу в туалет?

– Да, конечно, малыш, – ответила мать, и ангелок убежал в уборную.

– Ты не боишься ее отпускать одну? Это тебе не дома, – грубо спросила Реджина.

– Миллс, не учи меня быть матерью, – в тон Миллс ответила Свон, – во-первых, туалет напротив моих глаз, прямо за твоей спиной и, я вижу каждый ее шаг. А во-вторых, она считает себя взрослой и просто не позволит с собой пойти.

– Ладно, ладно ты же у нас лучшая мать года, – буркнула Миллс.

К девушкам подошел официант и попросил сделать заказ.

– Салат Цезарь и апельсиновой фреш, – сказала Миллс.

Эмма также сделала заказ себе и Лилит. Как только официант ушел, пришла Лилит.


– Малыш, я заказала твой любимый фруктовый салат, – сказала Эмма Лилит.

– Хорошо, – ответила малышка, и вновь повисло молчание.

– Ли, хочешь, я уйду, и вы проведете отличный день вдвоем? – спустя несколько минут спросила Миллс.

– Нет, – ответила малышка, не смотря на Реджину.

Реджина не знала радоваться ей этому или нет. Она осталась сидеть на своем месте, изредка посматривая то на Лилит, то на Эмму. Свон сразу вызывала у брюнетки воспоминания прошлой ночи. Миллс, молча, встала и пошла в дамскую комнату.


Лилит сразу проводила взглядом Реджину и удостоверилась, что она не ушла, а просто отошла в туалет.

Эмма заметила, как малышка проследила взглядом за Миллс и решила спросить:

– Ли, почему ты на нее злишься? Зачем отталкиваешь?

Малышка не стала смотреть на Эмму, а лишь опустила глазки на ручки, – мамочка, я не злюсь на нее. Но и разговаривать с ней не хочу. Это она не хочет семью с нами. Это она нас отталкивает.

– Малыш, – пододвинулась Свон к Лилит, – этого не хочет не только Джи. Я тоже не хочу строить семью с ней. Но обещаю тебе, Лилит, посмотри на меня, – Свон пыталась найти взгляд крошки и Ли посмотрела на нее, – я обещаю тебе, что у нас будет семья, та которую ты заслуживаешь. А с Реджиной мы можем просто дружить, но она никогда не станет частью нашей семьи. Ты понимаешь меня, малыш?

Но ангелок снова не ответил, а лишь отвернула голову, показывая, что не хочет больше разговаривать. И Эмма не стала настаивать, садясь, на то место где и сидела. И как раз пришел официант и принес заказ.


Реджина умылась холодной водой и, еще немного постояв около раковины, вернулась за столик, где сидели Ли и Эмма. У брюнетки зазвонил телефон и, не посмотрев на звонившего, она подняла трубку.

– Да.

– Привет, Реджина, – сказал мужской голос.

– Рэй?! Здравствуй. Ты что-то хотел?

– Так как вчера наше свидание сорвалось, я подумал, что мы могли бы увидеться?

– Прости, Рэй, но сегодня я не как не могу. У меня очень важные планы, – посмотрев на Ли, которая ковыряла свой салат, сказала Миллс.

– Ничего страшного. Тогда если захочешь со мной увидеться, звони в любое время.

– Рэй, не обижайся. Давай увидимся в будние дни?

– Реджина, ты же знаешь, что я готов все бросить лишь бы увидеть тебя.

– Рэй… давай я позвоню тебе завтра. Я сейчас больше не могу разговаривать, – Реджина пыталась разговаривать как можно тише.

– Хорошо, до встречи, – сказал мужчина, и Реджина положила трубку.


Малышка прекрасно слышала разговор Реджины и Рэя и снова начала злиться или даже это была просто детская обида и ревность. И малышка, не выдержав нахлынувших на нее чувств, ничего не говоря, положила вилку и, посмотрев на Эмму, убежала в туалет.

Свон зло посмотрела на Миллс.

– Тебе обязательно нужно было с ним разговаривать при Лилит?

– Это не твое дело! – прошипела Миллс. Реджина встала со своего места, – я поговорю с ней…

– Правильно это не мое дело, но включи мозги, и подумай, нужно было сейчас ее провоцировать? – в спину кинула Свон.


Миллс знала, что Эмма права, но говорить об этом ей она не собиралась. Брюнетка зашла в туалет и услышала всхлипывания из одной из кабинок.

– Малыш, выйди, пожалуйста. Я хочу с тобой поговорить.

– Уходи, – крикнула Лилит.

– Ангелочек, пожалуйста, выйди, – подойдя к двери, сказала Реджина, – Ли, малыш, я очень тебя прошу.

– Я не хочу с тобой разговаривать, – всхлипнув, сказала Лилит, – можешь идти на свое свидание, мы с мамой сами сходим в театр.

– Ли, выйди от туда и послушай меня, – сказала Миллс, – хотя нет, сиди. От туда ты хотя бы не убежишь и наконец, выслушаешь.

Малышка прекратила плакать, и сказала, – я и так все знаю. Мама сказала, что мы не будем семьей.

Реджина облокотилась спиной о стену.

– Ли, я очень хочу, чтобы ты была всегда рядом со мной. Ты уже моя семья, потому что я тебя люблю. Малыш, мне очень тяжело, когда ты не разговариваешь со мной. Скажи мне, что я должна сделать, чтобы ты простила меня? – говорила Реджина.

Послышался звук открывания двери в кабинке, и оттуда вышла Лилит, смотря на Реджину.

Миллс присела на корточки.

– Ли, прости, что не оправдала твоих надежд. Но поверь, я очень хочу быть рядом с тобой. Ты всегда можешь на меня рассчитывать, я сделаю все от меня зависящее, чтобы ты была счастлива и ни в чем не нуждалась, – со слезами на глазах говорила брюнетка, не сводя глаз с малышки.

– Не плачь, – после нескольких минут раздумья сказала малышка и вытерла маленькой ручкой скатившуюся слезу на щеке Реджины, – не нужно ничего делать, я тебя просто так люблю.

Миллс взяла маленькую ручку и поцеловала ее.

– Ли, я тоже тебя очень люблю.

– Пойдем к маме, она нас, наверное, уже потеряла, – держа Реджину за руку, сказала Лилит.

– Пойдем, – улыбнувшись, сказала Миллс. Но тут она остановилась и посмотрела на малышку.

– Ли, не называй меня больше Реджиной.

– А как тебя называть? Может Реджи? – протянула малышка и наконец, улыбнулась Миллс.

Реджина засмеялась, – мне нравится, как ты называешь меня Джи, – протянула брюнетка, прогладив ангелочка по голове.

Малышка отпустила руку Миллс и, взглянув глазками вверх, задумалась.

– Да, думаю Джи нам подходит, – с детской улыбкой говорила Ли.

– Отлично. А теперь пойдем к маме, – Реджина взяла Ли на руки и они вместе вернулись к Эмме, которая явно о чем-то задумалась.


А задумалась Свон все на ту же тему.

«Может, все-таки нужно уехать? Не мучить ни Лилит, ни себя и ни теперь еще и Реджину. Зачем я вообще переживаю за нее? Может это из-за ночи, и я непроизвольно хочу большего? Хотя, нет. Мне серьезные отношения сейчас совсем не нужны. Да и Миллс это совсем не тот человек, с которым я хотела бы семью. Да, секс был умопомрачителен, восхитителен и просто прекрасен, но это, был всего лишь секс и ничего больше…»

Думала Свон и, посмотрев на туалет, увидела, как Реджина уже на руках несет Ли, а значит они помирились, что не может не радовать.


Реджина и Лилит вернулись на свои места.

– Малыш, ты будешь молочный коктейль или просто мороженое? – спросила Реджина, – а ты, Эмма, будешь что-нибудь?

– Я буду мороженное, банановое, – ответила малышка.

– Нет, я ничего не буду, – ответила Эмма, улыбнувшись Лилит.

Реджина заказала Лилит мороженое, а себе ванильный молочный коктейль.


Весь день девушки провели очень весело. Не было никаких обид, поэтому общение стало не принужденным. Спектакль, который Лилит выбрала, оказался очень интересным. Миллс даже поменяла свое мнение о театрах. Потом был очень веселый поход по торговому центру. Реджине все же удалось убедить Лилит и Эмму зайти в пару магазинов и купить каждой по несколько прекрасных нарядов. Веселые, счастливые и с огромными пакетами покупок они, наконец, поехали домой.

Реджина и Ли сели на заднее сиденье и там же и заснули, пока Эмма везла их домой.


Подъехав к дому Эмма посмотрела на заднее сидение и ее подозрение в том, что стало слишком тихо подтвердились, тем, что Реджина и Ли спали. Спали причем в обнимку друг с дружкой.

Посмотрев на умиротворенное личико ангелочка, Эмма совсем не хотела ее будить. А посмотрев на спокойное, такое по-детски обычное без всяких масок и безразличия, лицо Реджины ей вдвойне не хотелось их будить.

И вновь заведя мотор, Свон решила еще покататься. Вечер субботы и дороги практически пустые, поэтому ни что не мешало Эмме со спокойной душой вести машину.


Реджина проснулась от не удобного положения, в котором заснула. Лилит сладко спала на ее коленях. Миллс посмотрела по сторонам и поняла, что они едут уже даже не по их району.

– Ты решила меня похитить? – заспанным голосом спросила брюнетка.

– О, сонное царство дало о себе знать? – засмеялась Эмма, на миг отрываясь от дороги и заметив все также продолжающую спать Ли, стала говорить тише.

– Ну, так что с похищением? Куда ты нас везешь? – шепотом спросила Миллс, поглаживая Ли по головке.

– Если бы я хотела тебя похитить, ты бы сейчас лежала в багажнике и с кляпом во рту, – следя за дорогой, говорила Свон, – а так, я просто катаю вас, пока вы спали. Кстати, уже два часа, как колесим.

– А я смотрю, ты профессионал в похищениях, – с усмешкой сказала Миллс, – ну, а что ты нас не разбудила?

– Слишком сладко спали, – останавливаясь на светофоре, Эмма посмотрела прямо в карий взгляд, – не хотелось будить.

– Теперь ты еще и смотришь, как я сплю?! – также через зеркало, посмотрев на Эмму, спросила Реджина.

– Тебе не нравится? – серьезным голосом, но с улыбкой в душе спрашивала Свон.

– Эмма, мы же уже с тобой договорились, что наша ночь была ошибкой и это никогда не повторится. Тогда зачем все это? – уточнила брюнетка, не сводя глаз с Эммы.

Свон серьезно смотрит прямо в карий взгляд, но здесь загорается зеленый и Эмма убирает его и, смотря на дорогу, трогается.

– Я не считаю эту ночь ошибкой, – совершенно спокойно ответила Свон, но не дала Реджине вставить и слово против, опередив ее, – это ничего не меняет. Я помню свое обещание.

Брюнетка и сама не считала эту ночь ошибкой, но признаваться в этом Эмме, она не собиралась. Приняв для себя единственное правильное по ее мнению решение – забыть. Забыть все, что было и не вспоминать, как хорошо им было этой ночью.

– Хорошо, что ты это понимаешь.

Свон могла улыбнуться, но этого совершенно не хотелось делать. Почему то слова Реджины больно кольнули в сердце Эммы. Но Свон быстро отогнала эти навязчивые мысли и эмоции и продолжила вести автомобиль в направление дома.


Всю дорогу Реджина думала о том, что сказала Эмме. Но посмотрев на Лилит, она поняла, что приняла правильное решение. Если вдруг у них ничего не получится, то пострадают не только их чувства, но и этот маленький беззащитный ангелочек. Ли будет гораздо тяжелее, а Миллс больше всего на свете не хотела причинить вред малышке.

Когда они подъехали к дому, Реджина вылезла из машины и аккуратно достала Лилит и понесла на руках домой, оставив Эмму разгружать машину от их покупок.

Забрав целую кучу пакетов, Свон закрыла авто и направилась в дом. Оставив покупки в гостиной, чтобы не шуметь наверху и не мешать Реджине, укладывать малышку, Эмма пошла на кухню, где находилась Мери.


– Мери, – протянула Свон, – такой хороший денек выдался, но я так устала. Сделаешь кофе, пожалуйста?

– Тебе повезло, я только недавно себе варила, – наливая чашку кофе для Эммы, сказала женщина, – как спектакль?

– Спасибо, Мери, – вновь протянула Свон, пододвигая к себе чашку с ароматным напитком, – малышка выбрала по-настоящему интересный спектакль. Даже Реджине понравился.

– Тогда он действительно интересный, – улыбаясь, сказала Мери, – а почему вы так поздно?

– Насыщенный день. Театр, магазины, кафе. Они уснули в машине, – усмехнулась Свон, отпивая глоток кофе, – мне ничего не оставалась, как покатать их по городу.

Мери засмеялась.

– Вы сегодня молодцы. А что за магазины? Я видела, ты столько пакетов выгрузила.

– Я долго сопротивлялась, но Реджина и Ли заставили меня пойти с ними. Я не любитель шопинга, но если учесть, что в каждом магазине они заставили меня примерять по несколько нарядов, при этом бурно обсуждать их и смеяться, – улыбнулась Свон, – в общем, мне понравилось.

– Я тоже этого не люблю, но Реджина несколько раз меня таскала по магазинам. Для меня это каторга, а для нее удовольствие. Интересно, что в этот раз она купила, – также как и Эмма, отпивая из чашки кофе, поинтересовалась Мери.

– Сейчас она придет и мы заставим ее продемонстрировать, – улыбнулась Свон, – она показала свои наряды только Ли в примерочной. Так что мне тоже интересно.

– Что интересно? – спросила Реджина, заходя в кухню.

– Малышка заснула? – спросила Мери.

– Она и не просыпалась. Я раздела ее и накрыла одеялом, – присаживаясь за стол, ответила Миллс.

– Отлично, а то бы вам, Мери, пришлось ей еще и сказку читать, – улыбнулась Свон, отпивая глоток кофе.

– Так, что вам интересно, вы так и не ответили? – переводя взгляд с Эммы на Мери, вновь спросила Реджина.

– Мне интересно, что ты купила в том магазине и показала только Лилит, – ответила Эмма.

– Мне тоже интересно посмотреть, – протянула Мери.

– Э, нет, сейчас я вам не покажу. Я устала и хочу спать, – улыбнувшись, протянула Реджина.

– Миллс, ты же нам врешь. Тебя ночью подними и попроси померить новое платье, ты с удовольствием встанешь, – подмигивая Эмме, сказала Мери.

– Мери… это не правда.

– Я верю, Мери, давай, Реджина, покажи нам, – подначивала Свон.

– Она не хочет, потому что купила не только платье, – улыбаясь, сказала Мери, – так ведь, Реджина?

– Я не поведусь на ваши дешевые провокации, – прищурившись, с улыбкой ответила Миллс.

– Ну, Реджина, ну, пожалуйста, – протянула Свон, ей очень хотелось посмотреть, что же купила Миллс.

– Давай, Миллс, здесь все равно только женщины, – подталкивая брюнетку, сказала Мери.

Реджина посмотрела на Эмму и увидела искреннюю улыбку, – хорошо.

– Отлично, – засияла блондинка.

– Эмма, пойдем в гостиную, а Реджина переоденется и придет, – вставая, сказала Мери.

Реджина подмигнула и вышла из кухни. Эмма с Мери прошли в гостиную и, сев на диван, стали ожидать появления Реджины.


Миллс надела первое платье, которое они выбрали с Лилит. Это было длинное нежно розовое платье без лямок с золотым поясом.

Выдохнув, Миллс зашла в гостиную, где сидели и разговаривали Эмма и Мери.

– Ну, как?

– Мило, нежно, тебе очень идет, – ответила Свон и с улыбкой смотрела на Реджину.

– Реджина, тебе очень идет, – в тон Эмме ответила Мери, – но на работе тебе в таком виде лучше не появляться.

– Ну и почему? – спросила Миллс.

– Не подходит под стиль Снежной Королевы…

– Ну тебя, – буркнула Реджина и развернувшись, ушла переодеться.

Эмма тихо засмеялась, смотря вслед Миллс.

– А что я не права?! – с улыбкой, спросила Мери.

– Права, Мери. Только я вижу, как ей не нравится это прозвище.

– Она сама виновата, что ее так называют, – серьезно ответила Мери.


Реджина надела второе платье. Оно было черным, чуть выше колена, с хорошим подчеркнутым декольте. Это платье придавало Миллс строгости.

– Ну, а это?

– А вот это уже наряд Снежной Королевы, – усмехнулась блондинка, – на тебе отлично сидит, да и черный тебе к лицу.

– Эмма права, он подчеркивает твою холодность, – подыграла Мери.

– Ну, мы еще посмотрим, кто холодный, – грубо сказала брюнетка и вышла из гостиной.

– Ой, что-то сейчас будет, – потерла ладонями Свон.


Реджина взяла третье платье, которое ее уговорила взять Лилит. Это было очень короткое красное платье со сборенной тканью в зоне декольте, что прибавляло шарма и полностью открытой спиной.

– Ну и что вы скажете теперь? – встав спиной, поинтересовалась Реджина.

А вот тут сарказм Эммы улетел куда-то далеко и она, раскрыв рот от удивления, не могла даже ничего сказать.

– Миллс, ты такая сексуальная, – протянула Мери, – в таком ключе я на тебя еще не смотрела. Эмма, а ты чего скажешь?

Но Свон была немного не здесь. Мыслями она уже давно раздевала Миллс в ее комнате.

– А? Что? – помотала головой блондинка, – да. Отличное платье.

– Ну, тогда, комплект нижнего белья я могу не показывать, – довольная от произведенного эффекта, протянула Миллс.

– Стоп-стоп-стоп, – подскочила с дивана Эмма и, ухватив Реджину за руку, несильно притянула к себе, – с этого надо было начинать, – уверенно, но немного тихо произнесла Эмма.

– Мне весь вечер было интересно у тебя спросить, откуда Ли, так хорошо разбирается в нарядах, а главное в нижнем белье? Тот комплект, который я купила, сказала купить она! – не думая вырываться из рук Эммы, спросила Миллс.

– Она моя дочь и знает, что мне нравится, – прошептала Свон, а ее рука непроизвольно скользила от талии Реджины медленно вниз.

– Ну, так что там с нарядом? – не обращая внимание на происходящее, спросила сидящая на диване Мери.

– Да, конечно, – Миллс выскользнула из рук Эммы и вновь скрылась за дверью.


«Черт! Да что со мной?!» – на негнущихся ногах Эмма проследовала к дивану.

«Если она сейчас выйдет в нижнем белье? Я ведь не сдержусь! Миллс, да ты же специально это делаешь. А хотя, если ты специально это делаешь, значит, тебя это заводит. А если тебя это заводит, значит, тебе было чертовски приятно и ты не против повторить. О, Эмма, а это уже мечты-мечты… Или нет?!»

– Слушай, пойду-ка я проверю Лилит, а то вчера ночью она просыпалась, – улыбнувшись, сказала Мери и ушла через дверь в столовую.


Реджина зашла в гостиную, где сидела одна Эмма. На брюнетке был надет очень сексуальный комплект красного нижнего белья. Кружевной бюстгальтер идеально подчеркивал грудь, а красные полупрозрачные стринги ставили точку в завершение этой картины.

Услышав Мери, Эмма только кивнула, не поняв истинного смысла ее слов. И все внимание устремила на появляющуюся в следующую секунду Миллс.

Дар речи, который Эмма потеряла при виде предыдущего наряда ни что, по сравнению с тем, что Свон испытывает сейчас, глядя на Миллс в сексуальном, чересчур сексуальном нижнем белье. Ее бросило в жар, потом в резкий холод, а рассудок отказывался ей служить и убежал куда-то далеко, позволяя своей хозяйке фантазировать и думать почти непристойные вещи.

Свон прикусила нижнюю губу, медленно глазами сползая с аппетитной груди до стринг, которые практически ничего не скрывали.


– Эмма, может, ты хоть что-нибудь скажешь или тебе не нравится? – ехидно спросила Реджина, уже прекрасно зная, что Свон в восторге.

Эмма приподняла одну бровь и с хищной улыбкой и грацией Багиры медленно и опасно встала с дивана. И с каждым шагом чувствовала учащенное дыхание брюнетки, ведь свое Свон давно потеряла.

Подойдя почти вплотную, Свон не отрываясь, смотрела в карий взгляд. Она положила руки на талию Миллс и рывком притянула к себе, так, что их губы оказались в сантиметре друг от друга.

– Восхитительно, – горячо прошептала Свон.

– Я так понимаю, что Ли правильно выбрала комплект. Я же тебе нравлюсь в нем, – обдавая горячим воздухом шею Эммы, прошептала Реджина.

«Что я делаю? Я же все решила и между нами не может быть никаких отношений. Нам нельзя связываться друг с другом, мы же можем этим причинить боль нашей малышке. Но Свон такая сексуальная, а секс с ней просто восхитительный» – немного отстраняясь, подумала Миллс.

Но Эмма не дала отстраниться Реджине, сильнее притягивая ее почти оголенное тело к своему.

– Ты мне нравишься без него, – очень тихо, но безумно горячо прошептала Свон, не сводя глаз с пухлых губ напротив и, поддавшись порыву, накрывает их своими.

Миллс жарко ответила на поцелуй, обвивая руками шею блондинки. Языки переплелись в страстном противостоянии.

Свон может было удивилась тому, что Миллс ответила, но мозг был не с блондинкой, а ушел погулять куда-то далеко, оставляя Эмму на волю порыву и страсти.

Несколько секунд и вот уже Реджина отталкивает от себя Эмму.

– Свон, мы договорились, что между нами ничего не должно быть! – запыхавшимся голосом, сказала брюнетка.

Эмма облизала губы, – но ты мне ответила, – и хитро улыбнулась.

– Нет, это просто была секундная слабость, – выдохнув, ответила Миллс.

Эмма снова приблизилась к Миллс, но не стала к ней прикасаться, прекрасно зная, что та ее оттолкнет.

– Значит, слабость есть. Миллс, я права тебе это нравится.

– Свон, хватит нести чушь. Это просто поцелуй. Был напряженный день, это просто эмоции, – продолжая стоять в непосредственной близости, говорила брюнетка.

– Миллс, я знаю, ты знаешь, что это не просто поцелуй, а вариант показать, что ты хочешь меня, – спокойно разъясняла Эмма, – зачем противиться тому, что тебе нравится?

– Я не буду отрицать, что ночь, проведенная с тобой, мне понравилась. Но это все, что было между нами. Больше такого не повторится, – посмотрев в глаза, прошипела Реджина.

– Реджина, я говорю не про ночь. А про сейчас. Тебе сейчас это нравится. Ты же специально меня выводишь и смотришь на мою реакцию. Ты поддаешься на мои объятия. Ты ответила на поцелуй, – Эмма сделала один миллиметровый шаг в сторону Миллс, – почему ты не хочешь попробовать то чего страстно желаешь повторить?

– Я не хочу ничего повторять, – все же отходя от Эммы, сказала Реджина.

Эмма усмехнулась, – Реджина, не скрывай хотя бы от себя, что хочешь этого. Ты хочешь меня и я могу доказать тебе это.

Миллс посмотрела на Эмму и усмехнулась, – ты слишком самоуверенна. Я не хочу тебя.

– Проверим? – подмигнула Свон и практически прыжком оказалась возле Миллс. И рывком притянула ее к себе и страстно без предупреждения впилась в пухлые губы поцелуем. Миллс не оттолкнула ее и в последующую секунду, рука Свон оказалась между ног брюнетки. Ожидания Свон оправдались, трусики уже были мокрыми от отрицаемого возбуждения.

Эмма отстранилась сама и с усмешкой произнесла.

– Это тоже моя самоуверенность? – показывая руку и смотря на трусики, спрашивала Свон.

От этих прикосновений Миллс начала терять голову, возбуждение накатило еще большей волной. Реджина оттолкнула от себя Эмму.

– Больше не трогай меня! А это ничего не доказывает.

– Вот черт! Реджина! – прикрикнула Свон, ведь нервы у нее совсем не железные, – хватит отрицать очевидного. Ты хочешь меня, я безумно хочу тебя и сейчас из последних сил держусь, чтобы не взять тебя силой, – в порыве говорила блондинка.

– Только попробуй, – прошипела Миллс, – сколько можно тебе повторять, я не хочу тебя. Это все наша большая ошибка.

– Господи, – взялась за голову блондинка, – это же просто секс без всяких обязательств и последствий. Где здесь может быть ошибка? Ошибка в том, что мы получаем удовольствие? Или ошибка в том, что после оргазма ты сказала, что я была великолепна? – скрещивая на груди руки, спрашивала с прищуром Эмма, – последний раз тебе говорю – я все знаю. И как бы ты себя не убеждала в том, что я тебе противна и, что тебе не понравилось, я все равно не поверю.

– Свон, что ты от меня хочешь? Почему тебе не дает спокойствия, хочу я тебя или нет?! Я уже сказала, что мне понравился секс с тобой, но на этом всё! – яростно прошипела Реджина.

– Что я от тебя хочу, Миллс? – засмеялась Свон, – тебя. Миллс, я безумно хочу тебя! – последнее слово Эмма буквально крикнула, – тебе понравился секс, так скажи мне просто без уловок и отговорок, почему ты не хочешь повторить?

– Потому что, мы все решили. Мы не должны, – продолжала говорить Реджина. Хотя ей безумно хотелось отдаться Эмме, просто забыть обо всем и вновь почувствовать эти поцелуи и прикосновения.

– Ладно, хорошо, окей, – зашагала к дивану и обратно Свон, – мы решили. Это ты решила, а я согласилась на свою голову. Раз это твое решение, то только ты сможешь его изменить, – Эмма пошла в сторону Реджины и уже собиралась пройти мимо, как остановилась и прошептала ей уже на ухо, обдувая его горячим воздухом, – я буду ждать твое решения. Секс без обязательств и последствий. Просто выброс эмоций, снятия стресса и получения неземного удовольствия. Подумай, Миллс, – и, прикусив мочку уха брюнетки, Эмма быстрым шагом ушла из гостиной. И буквально побежала в комнату к спасительному ледяному душу.


Миллс готова была выть. Страсть, которую она испытывала к Эмме, захлестывала ее с головой. Отрицание факта давалось Реджине очень трудно. Желание, поселившееся внизу живота, просто мучило и измывалось. Человек, которого она безумно хотела, несколько минут назад был рядом и предлагал то чего она так хотела. Но из-за каких-то глупых предрассудков, она отказалась от лучшего секса в своей жизни. Она только сейчас заметила, что все это время разговора с Эммой она продолжала находиться в нижнем белье, которое неосознанно, но купила для нее.

Взяв свои вещи, Реджина пошла в свою комнату, единственное сейчас, что могло ее спасти были струи ледяной воды.

Глава 14

Всегда говорили, что понедельник день тяжелый, но никто не подозревал, что воскресенье может быть, ни чем не легче.

Весь день Реджина пыталась не сталкиваться с Эммой, она уходила из любой комнаты, где находилась блондинка. Но если получалось так, что они пересекались в одной комнате, Миллс старалась чтобы рядом был кто-то еще, Мери или Лилит.

За приемом пищи брюнетка не сводила глаз со Свон, ежеминутно обдумывая ее предложение. Находя с каждым разом все больше пунктов «против», она с каждым пунктом хотела этого все больше и больше.

Попытки загрузить себя работой не увенчались успехом. А вечером Лилит решила, что они вместе должны посмотреть мультики и отказы ни в коем случае не принимались.

И в эту ночь Реджина заснула только после того как приняла ледяной душ.


Утро понедельника выдалось тяжелым для Свон. Почти бессонная ночь, а все благодаря слишком желанной Миллс.

Все воскресенье Эмма наблюдала, как она мечется, как она постоянно убегает от нее и как она задумывается, изредка поглядывая на Свон, но тут же уводя взгляд в сторону, когда блондинка сталкивается с ним.

Но Эмма готова была поклясться, что Реджина уже сдается. Что она уже серьезно решает поддаться этому искушение и согласиться на ее предложение, а это не может не радовать.

«Остался еще один маленький шажок, и она будет моей!» – подумалось Свон, когда она спускалась к завтраку и заметила, что дверь в комнату Миллс чуть приоткрыта, и Эмма не смогла пройти мимо, и заглянула внутрь.

А там как раз стояла и одевалась Реджина. Но воспитание Эмме не дало долго подглядывать, и она со вздохом все же спустилась вниз на кухню.


Реджина проснулась утром и поняла, что вчерашнее напряжение никуда не делось.

«Неужели мне и утром придется принимать холодный душ?!» – поднимаясь с кровати, подумала со злостью Миллс.

Приведя себя в порядок, она начала собираться на работу, почему-то именно сегодня у нее заняло это больше времени.

Надев новое черное платье и босоножки на очень высокой шпильке, Реджина, наконец, спустилась в столовую, где уже был накрыт завтрак. За столом сидели Эмма и Лилит.


– Доброе утро. Малыш, а ты почему сегодня так рано проснулась? – садясь за стол, с улыбкой спросила брюнетка.

– Привет, Джи, – улыбнулся ангелок, – мама громко слишком включила воду в ванной, – объяснила малышка, а Эмма лишь подтвердила это кивком головы.

– Да, не удержалась. Слишком душно сегодня спалось, – ответила Эмма, неотрывно смотря на Миллс, – сегодня жара, наверное, намечается.

– Да нет, Эмма, сегодня обещали похолодание. Так что и ты и Реджина возьмите с собой пиджаки, – заходя в столовую, сказала Мери.

– Хорошо, Мери. Воспользуюсь твоим советом, я же не такая жаркая, как Эмма, – непрерывно смотря на Эмму, сказала Миллс.

– Да, тебе далеко до меня, – не убирая взгляда с Реджины, ответила Свон.

– Я и не соперничаю, – ехидно улыбнувшись, ответила Реджина.

– Так ну хватит, девочки не ссорьтесь, – прервала перепалку Мери.

– Тетя Мери, это они еще не ссорятся. Вот вчера… – протянула Лилит, когда вспомнила, как они ругались, выбирая какой лучше посмотреть мультик, когда Лилит отдала им выбор.

– Мы и вчера не ссорились, просто я не хотела смотреть тот бред, что предлагала она, – буркнула Реджина, отпивая свой кофе.

– Да, ну конечно бред. А в очередной раз смотреть про Прекрасного принца, Белоснежку и Злую Королеву это не бред? – с напором спрашивала Свон.

– Ха-ха, а смотреть про трудно выговариваемого фиг знает кого или про Джека с бобами, это конечно очень поучительные мультфильмы, – с сарказмом, выдала Миллс.

– Про Румпельштильцхена. Сколько раз повторять. Это не так трудно выговорить, – злилась Свон, – конечно поучительно. Там хоть говорится, что нужно быть всегда начеку и не болтать свои тайны направо и налево. А в Белоснежке, что? Истинная любовь и подобная морковь.

– И вот так весь вечер, – покачала головой малышка, говоря это Мери.

– Ли, скажи ей, что мультик про Белоснежку, лучше, чем про Румпальшайсена, – повысив голос, сказала Реджина и посмотрела на Лилит.

– Румпельштильцхен. Румпельштильцхен, – все сильнее злилась Свон.

– Мамочка, ну этого карлика. И Белоснежку тоже ну, – укорительно посмотрела на Миллс малышка, – мне больше Шрек нравится.

– А я бы лучше вчера вообще Ледниковый период посмотрела, – пробубнила себе под нос Реджина.

– Конечно, толстый зеленый огр не сравнится с красавчиком Диего, – вновь вступила в перепалку Свон.

– Свон, у тебя идея фикс достать меня? Что ты прицепилась к моему вкусу? – ответила Реджина.

– Ну, хватит, – протянула Лилит, но ее никто не послушал.

– Да потому что ты не можешь просто свыкнуться, что не по твоему желанию мы вчера смотрели мультфильм. Да и вообще был бы у тебя вкус, ты бы не захотела смотреть про эту Белоснежку.

– Я вчера заботилась не о своем вкусе, а о том, что лучше смотреть Ли. В ее возрасте нужно смотреть добрые мультики. А с такой матерью как у нее… из нее выйдет огр, – выпалила Миллс.

– А чем Шрек не добрый мультик? – удивилась блондинка, – милый, добрый, зеленый огр спасает принцессу, а потом они живут долго и счастливо. А еще и осел смешной. Как раз детский беззаботный мультфильм.

– Так, стоп! Хватит! В следующий раз Ли сама выберет мультик, сказку, которую вы будете ей читать и игру в которую вы будете играть. А сейчас вы обе молча, пойдете на работу и дадите нам с Лили отдохнуть от вас, – грозно сказала Мери, которой уже надоели эти перепалки.

Эмма что-то обиженно пробурчала себе под нос, но не стала спорить, а принялась доедать свой завтрак.

Миллс быстро выпила свой кофе и встала из-за стола.

– Ли, малыш, я буду по тебе скучать, – поцеловав малышку в висок, сказала Миллс.

– Я тоже буду по вам скучать, – улыбнулась малышка, видя, что и Эмма тоже встает из-за стола и целует дочурку.

– До вечера, малыш.

И они вместе выходят из кухни, бросая друг на друга непереносимые взгляды.


Домашний телефон зазвонил, и Мери взяла трубку.

– Реджина, – уже у выхода Мери остановила Миллс, – твоя машина…

Миллс повернулась к Мери, – что с моей машиной? – спросила с волнением Реджина.

– Сай попал в аварию, и твой Мерседес сейчас разбит, – протянула Мери.

– Черт-черт-черт! И что мне теперь делать? – завопила брюнетка, – Мери, вызови мне такси, я уже и так опаздываю.

Свон тоже не успела выйти и слышала весь разговор.

– Реджина, по-моему, нам по пути, – сказала Свон.

– И что? Мне попросить тебя довести меня до работы?! – гневно выпалила Реджина.

Эмма ошарашено на нее посмотрела.

– Ну, да, мисс Миллс, просить это ниже вашего достоинства, – немного грубо сказала Эмма, – я прошу, вас, мисс Миллс, соизволите, чтобы я довезла вас до работы?

Реджина громко выдохнула и посмотрела на Эмму, а потом на часы.

– Поехали, мисс Свон, мы уже и так опаздываем, – напоследок Миллс улыбнулась Лилит и вышла из дома, направляясь к машине блондинки.

Эмма только покачала головой и пошла вслед за Миллс.

– Опаздываем, говорите, – усмехнулась блондинка, – ну тогда, держитесь, – и резко тронувшись, они поехали на работу.


До работы они доехали довольно быстро, но все равно опоздали на 15 минут.

Реджина ничего не говоря, вышла из машины и пошла в офис.

Эмма же припарковав авто и улыбнувшись, что Миллс уже перевоплотилась в Снежную Королеву, пошла в офис.


Когда Реджина пришла в офис, как и всегда в коридорах стало тихо.

– Миранда, узнай, что с моей машиной, – зайдя в офис, сразу же сказала Миллс.

– Доброе утро, мисс Миллс. А что с вашей машиной? – спросила Брайт.

– Миранда, ты что меня не услышала? Узнай, что с моей машиной. Утром мне сказали, что она разбита. Узнай, что с Саем, как он, и в каком состоянии автомобиль, – выпалила Реджина и ушла в свой кабинет.


Эмма первым делом как пришла в офис направилась в приемную главы корпорации поздороваться с Мирандой, а заодно узнать у нее новые новости.

– Доброе утро, Миранда, – присела на диванчик Свон.

Миранда в этот момент разговаривала по телефону, поэтому кивнула Эмме в знак приветствия и показала жестом, чтобы блондинка подождала, пока она договорит.

– Привет, Эмма. Как выходные? – наконец договорив, спросила Брайт.

– Выходные просто отличные, – улыбнулась Свон, – особенно вечер пятницы. Ну не суть. А как у тебя?

– Так себе, за эти дни ничего интересного, – буркнула Миранда, – лучше бы на работу поехала.

– Да ладно? – не поверила Свон, – а тут, что интересного?

– Миллс приехала злая. Сай в аварию попал, слава Богу, что, во-первых, он не пострадал, а во-вторых, хорошо, что это произошло без Реджины. Мне сказали, что машина пострадала с той стороны, с которой всегда сидит она, – ответила Брайт, – подожди, а что ты там говорила про вечер пятницы? – подмигнув, добавила девушка.

– Вечер как вечер, – улыбнулась блондинка и, встав с дивана, спросила, – во сколько, сегодня совещание?

– В 11 часов, – улыбаясь, ответила Миранда, – не опаздывай.

– Постараюсь, – ответила Свон и вышла из приемной.


– Доброе утро, Крис, какие-нибудь новости есть? – заходя к себе, Эмма увидела как ее секретарь, изучает какие-то бумаги.

– Доброе утро, мисс Свон. Нет. Никто не звонил и не заходил, – ответил парень, отрываясь от своего занятия.

– Отлично. Тогда без десяти минут 11 напомни мне про совещание, а сейчас мне жизненно необходим кофе, – сказала Свон и ушла в кабинет.


Время до совещания пролетело очень быстро. За полчаса до этого Миллс попросила Миранду подготовить для нее все нужные документы, которые могли бы понадобиться.

– Миранда, принеси мне кофе в зал для совещаний, – выйдя из своего кабинета, сказала Миллс.

– Хорошо, мисс Миллс.

Реджина вышла из своей приемной и, пройдя по коридору, попала в большой зал для совещаний. Поздоровавшись со всеми уже присутствующими, Миллс села в свое большое кожаное кресло за большим круглым столом.

По левую руку от Миллс сидел Адам Грэй, а по правую – присела Эмма Свон, которая, в свою очередь, просто не могла дождаться начала совещания.


– Дамы и господа, сегодня я вас собрала для того, чтобы вы предоставили еженедельные отчеты. Я хочу знать, как продвигаются наши дела и, что вы сделали для того чтобы они шли в гору. Мистер Грэй, давайте начнем с вас, а потом будем смотреть по ходу.

– Хорошо, мисс Миллс, – сказал Грэй. Мужчина встал и подошел к интерактивной доске.

Свон внимательно слушала Адама, а еще более внимательней смотрела на Реджину.

Все присутствующие уставили свои взоры исключительно на Грэя и даже не думали, не слушать или не смотреть графики на доске, ведь это было чревато. Но Свон было все равно, она продолжала откровенно раздевать глазами начальницу.

Реджина задавала интересующие ее вопросы, но она никак не могла сосредоточиться. Ее отвлекало ощущение откровенного взгляда на своем теле. Развернувшись, она увидела, что Эмма, не стесняясь, смотрит на нее.

Взяв лист бумаги, она написала Эмме записку:


«Свон, хватит на меня пялиться!»


Эмма улыбнулась и написала ответ:

«А то что?»

И дотронувшись до плеча Миллс, практически обнимая и медленно спускаясь рукой вниз, Свон придвинула записку Реджине.


Миллс дернула плечом, скидывая с себя руку блондинки.

«Я тебя уволю. Ты этого добиваешься?»


«Увольняй!» – гласит очередная записка от Свон, а рука уже покоится на колене Миллс и как же хорошо, что под столом ничего не видно.


«Это домогательство. Ты, как юрист должна знать, что тебе за это грозит. И убери руку!» – кинув яростный взгляд, Реджина передала записку Эмме.


«Домогательство – это принуждение и нежелание со стороны партнера. А я то знаю, что ты желаешь»

Хищно улыбнулась Свон и, передав записку одной рукой, вторая поднялась на пару сантиметров ближе к подолу платья.


«Свон, ты сумасшедшая! Я тебе сказала, что не хочу»

Реджина кинула записку Свон и, взяв руку Эммы, скинула ее со своего колена.


Свон еще шире улыбнулась и написала.

«А я то подумала, что ты одумалась. Ну, ничего, я подожду»

Передала записку Свон, а рукой медленно провела по колену вверх по ноге и почти добравшись до трусиков, резко убрала руку.


Реджина уже кипела яростью от поведения Эммы.

«Не дождешься» – кинула очередную записку Миллс.

Реджина, наконец, вновь окунулась в работу и начала слушать Адама, который уже завершал свой доклад.


«Посмотрим» – кинула свою записку Свон и пошла к доске. Очередь ее доклада.


Реджина не сводила глаз с Эммы. Она не слушала ее доклада, все мысли Миллс были заняты предложением блондинки. Закусив нижнюю губу, Реджина просто пожирала Свон глазами. Изучая каждый миллиметр ее изумительного тела.

Читая доклад, Эмма абстрагировалась ото всего, кроме взгляда Миллс. Свон прекрасно видела и прочитала этот пожирающий, страстный, горячий и полностью раздевающий ее взгляд и в очередной для себя раз отметила правильность своих слов.

Миллс хочет, безумно желает Свон и этого разве, что не поймут сидящие в конференц-зале начальники отделов и то только потому, что внимательно слушают доклад главы юридического отдела.

И вот доклад закончен, и Эмма ждет вопросов со стороны руководства. Которое почему-то молчит, но внимательно смотрит прямо на нее.

– Мисс Миллс, так вопросы к моему докладу будут? – поинтересовалась блондинка.

Миллс пришла в себя и уже хотела завалить Свон вопросами, но поняла, что прослушала весь доклад. Поэтому ей ничего не оставалось, как сказать, что у нее нет вопросов.

– Ваш доклад полностью меня удовлетворил, к вам нет вопросов, – сказала Реджина и только потом поняла, что она сейчас сказала Эмме.

Эмма улыбнулась, но, не показав ничего необычного, просто поблагодарила всех за внимание и заняла свое место. А к доске уже вышел финансовый директор с интереснейшим докладом полным цифр и смет.


«Уже удовлетворил, говоришь? А представь, что будет, скажем так в моем кабинете сразу после собрания?» – с намеком написала записку Свон и положила перед носом брюнетки.


Реджина прочла записку и посмотрела на улыбающуюся Свон.

«Открою тайну, только ты не удивляйся – не будет ничего!» – кинув бумажку, Реджина обратила свое внимание на докладчика.


«А ты приди и посмотри» – положила записку перед Миллс Свон, а потом случайно уронила ручку под стол.

– Ой, кажется, ручка упала, – озвучила блондинка и на нее посмотрели всего на секунду. В последующую всем было все равно, что начальник юридического отдела полезла под стол, все продолжали внимательно слушать доклад.

А Эмма, в это время, найдя ручку прямо под ногой брюнетки, подняла ее. И чуть медленно пальчиками проскользила от туфельки и прямо под юбку начальницы, чувствуя, как она незаметно дернулась.

Реджина напряглась, почувствовав прикосновение. Рукой она попыталась прекратить все поползновения под ее платьем.

Но это совершенно не остановило блондинку, которая уже добралась ладонью до трусиков Реджины, которые к слову были влажными, и это еще раз все доказало Свон. Она убрала руку из-под платья Миллс и, поцеловав внутреннюю сторону бедра брюнетки, вылезла из-под стола с ручкой в руке и села на место, видя, как учащенно задышала ее начальница.


«Ты совсем сумасшедшая! Что ты творишь?! Объясни мне, зачем тебе я?» – кинула очередную записку Реджина.


«Тупой вопрос, Миллс. И ты знаешь на него ответ» – записка от Свон и совершенно спокойное лицо.


«Ты одержимая маньячка!» – улыбаясь, Реджина кинула новую записку.


«Может быть. Но одержима только одним человеком».


Остаток совещания прошел относительно спокойно, если не считать, что Реджина все оставшееся время сидела как на иголках. От каждого мимолетного прикосновения к ней Эммой ее бросало то в жар, то в холод.

Все потихоньку начали покидать зал совещаний. Оставались только Миллс, Грэй и Свон. Эмма бросила очередной жаркий взгляд на Миллс, но все же вышла из зала и направилась к себе. На душе было легко, хоть и эта игра в желание на совещании не оставила равнодушной Эмму.

– Крис, меня не для кого нет, – кинула блондинка секретарю и скрылась в своем кабинете.


Миллс еще немного поговорила с Грэем и обсудила полученную информацию.

– Мне нужно еще кое-что обсудить со Свон, – в середине разговора сказала брюнетка. Уже изнывая от желания, она встала со своего места и направилась прямиком в кабинет Эммы.

– Нас не беспокоить! – грозно сказала Крису Миллс, заходя в кабинет блондинки.

Райдер только испуганно кивнул и не стал даже перечить грозному руководству.


Эмма сидела в своем стуле, отвернувшись спиной к входу, и с закрытыми глазами пыталась восстановить равновесие.

Реджина громко захлопнула дверь.

– Свон! – яростно прошипела брюнетка, подходя к рабочему столу.

Эмма улыбнулась уголками губ, про себя благодаря Миллс за правильный выбор. Она медленно повернулась на стуле к вошедшей брюнетке.

– Я вас слушаю, мисс Миллс. Вы что-то хотели? – с видимым спокойствием и оскалом лисицы спрашивала блондинка.

– Что ты вообще творила на совещании? А если бы кто-нибудь это заметил? – оперевшись руками о стол, спросила Миллс.

– Мисс Миллс, – скрестила руки на груди Свон, – вы за этим пришли в мой кабинет?


Миллс посмотрела на Эмму, она уже знала, зачем сюда пришла, и разговаривать на эту тему, только терять время. Быстро обойдя стол блондинки, Реджина нагнулась и взяла Эмму за ворот рубашки.

– Я тебя ненавижу! – прошипела в губы Эммы Реджина и впилась страстным поцелуем в желанные губы.

Эмма встала с кресла и, не разрывая поцелуя, с силой обняла Миллс за талию, при этом лишь немного ухмыляясь, но, не показывая этого Реджине.

Притянув блондинку за шею одной рукой, другой брюнетка стянула с нее пиджак. Страсть накатывала с каждой секундой, хотелось всего и сразу.

Эмма также ловким движением скинула пиджак с главы компании и, недолго думая, усадила ее на край стола, а сама принялась губами исследовать мягкую кожу шеи, а руками уже нащупывать молнию на платье.

Так как Эмма стояла между ног Реджины, брюнетка провела своим бедром по бедру Свон, а руками уже проскальзывая под ее белую блузку.

И вот молния платья поддалась, и Эмма спустила его по пояс и стала жадно покрывать тело Реджины горячими поцелуями. От одного только прикосновения губ у Эммы сорвало крышу, и она скинула все документы со своего рабочего стола и буквально положила на него Миллс.

Откинувшись, Реджина отдалась страсти. То, что творила Эмма с ее телом, сводило с ума. Миллс чувствовала, как Эмма губами оставляет на ее теле свои метки.

Задрав блузку, брюнетка, наконец, получила желаемый контакт с горячей кожей Свон.

– Свон… я ненавижу тебя, – сбившемся дыханием шептала Миллс.

– Я знаю, – прошипела блондинка и рукой провела по трусикам Реджины, срывая с ее уст первый сдавленный стон, который тут же накрыла поцелуем.

– Тшш, ты же не хочешь, чтобы все узнали, что начальник юридического отдела делает с главой корпорации, – откидывая в сторону лифчик проговорила на ушко Эмма, а потом припала губами к обнаженному соску.

Закусив нижнюю губу, Реджина зарылась своими ладонями в белые локоны Эммы. Вернув свое положение в сидячее, Миллс, наконец, окончательно избавила Эмму от блузки и лифчика. Припав теперь сама губами к шее блондинки, брюнетка обхватила рукой податливую грудь Свон.

И уже Эмма еле смогла сдержать так вырывающийся стон, в последний момент, прикусив нежную кожу на шее Реджины. Руки сдавливали мягкую грудь, а губы медленно проделывали дорожку из поцелуев к резинке трусиков, оставляя за собой горячие следы.

Миллс оперлась руками о столешницу и немного отклонилась, давая Эмме пространство для действий. Легкие стоны, не сдерживаясь, срывались с губ брюнетки, уже было все равно, что кто-то мог их услышать.

Но слышно благодаря хорошо изолируемым стенам не было. Что Эмма уже успела проверить, крича Крису, но тот не реагировал, пока она не нажала на кнопку вызова. Поэтому Свон была полностью уверена, что их не застукают за таким интимным делом, как например снятие черных почти полностью прозрачных трусиков с главы корпорации «MLC» и отбрасывание их далеко от рабочего стола ее подчиненного. Эмма присела на колени и продолжила ласки по внутренней стороне бедра начальницы, дразняще не касаясь влажного лона.

Наслаждаясь прекрасными ощущениями, Реджина была на грани потери сознания. Запрокинув голову, она провела рукой по своей шее, спускаясь вниз к груди.

Каждое движение блондинки были дразнящими и не давали вдоволь прочувствовать ее. Эмма провела язычком по клитору, замечая как Реджина резко дернулась, но тут же вернула себе положение и изнывала от желания более близкого контакта. Но Эмма не собиралась дарить блаженство так быстро. Сначала нужно было завести до предела, а уже потом несколькими движениями закончить начатое, да настолько, чтобы запустить партнера далеко в космос и задержать на той вершине на как можно дольше. Руками Эмма прижимала к себе Реджину сильнее, а губы уже вовсю хозяйничали в горячей точке Миллс.

Больше Реджина не могла себя сдерживать. Откинувшись полностью на стол, она стонала в голос. Выгибаясь от каждого прикосновения, пытаясь никогда не потерять этого божественного контакта. Миллс еще раз для себя подтвердила, что секс с блондинкой божественен. И то, что в прошлый раз они были пьяны, не изменяет этого факта.

– Эмма… ты…

– Я, я… – повторила блондинка, облизывая влажные от смазки Миллс, губы, – повтори мое имя, Миллс. Повтори еще, – наклонившись к уху Реджины, горячо шептала Свон, а рукой проводила по промежности брюнетки, так и не заходя внутрь.

Реджина прижималась всем телом к телу блондинки.

– Ты хотела меня, ты получила, так бери, Свон, бери, – страстно целуя, шептала Реджина.

– Скажи, что ты хочешь этого. Скажи мне, Миллс, – надрывным голосом проговорила блондинка, вновь опускаясь губами к груди, а пальчиками играя с ужасно напряженным клитором.

– Ты идиотка! – протянула Реджина и силой вонзила свои ногти в обнаженную спину Эммы, – я хочу этого, я хочу тебя, Свон. Хочу.

Эмма улыбнулась еще шире и прикусила нежный сосок, вводя два пальца в уже давно требующее продолжение лоно.

– Коготки отпусти, малышка, – усмехнулась Эмма, чувствуя, что хватка от ее движений внутри только усиливается.

Реджина в очередной раз выгнулась в спине и, проведя ногтями от позвоночника до ребер Эммы, наконец, отпустила хватку.

Почувствовав облегчение в спине, Свон начала быстрые и рваные движения рукой, буквально впечатывая Миллс в стол. Губы опустились на губы Реджины, накрывая их и не давая слишком громким стонам вырваться наружу. И вот видя, как Реджина уже на грани от этих стремительных движений, Эмма замедляется и, вытащив пальцы, слышит недовольный стон. Но Свон делает, так как считает нужным. Она снова опускается на колени и скользит языком по жаркому лону, дразня, то входя то, выходя, но при этом слыша сдавленные стоны. И завершив эту пытку, Эмма вновь резко вводит пальцы и уже не останавливаясь, двигается, чувствуя, как Миллс сама насаживается на ее руку.

Ощущения у самой Свон были одни из самых прекрасных за последнее время. Она никого так безумно не хотела. А сейчас получив желаемое, доставляя удовольствие Реджине, Эмма вновь ловит себя на мысли, что ей совершенно не нужны ответные действия со стороны Миллс. Ей хватает только горячих стонов и своего имени так непроизвольно срывающегося с пухлых губ.

– Эмма…- закусывая до крови свою нижнюю губу, простонала Миллс.

Тело продолжало содрогаться мелкой дрожью. Жар распространялся по всему телу, дыхание которое сбилось, не собираюсь восстанавливаться.

Реджина притянула к себе Эмму и нежно поцеловав, обняла. А Свон, вернув себе руку, поддалась на нежные объятия и, встав на ноги, также обняла Миллс, не разрывая поцелуя.

Наконец придя в себя, Реджина отстранила Эмму и села на столе.


– Где мое нижнее белье?

– Ищи, – спокойно ответила Свон, почувствовав снова холодные нотки Миллс. И надев свой лифчик, который лежал на столе и, застегивая пуговицы на блузке, Эмма присела на стул, продолжая неотрывно смотреть на Миллс.

– Ты считаешь, что ты его раскидала, а я его буду искать? – Реджина прикрылась пиджаком Эммы, так как он лежал ближе.

– Ты начальница, прикажи мне найти твое белье. Простите, мисс Миллс, прикажите, – снова играя и озорно глядя Миллс в глаза, сказала Эмма.

– Мисс Свон, найдите мне мое нижнее белье, – с ехидной улыбкой серьезно сказала Миллс.

– Это приказ, мисс Миллс? – приподнимая бровь, спросила Эмма.

– Считайте, как хотите, но найти его желательно побыстрее, – закидывая ногу на ногу, сказала Реджина.

– Боюсь, у меня не получится, – скрещивая руки на груди и, наигранно расстроено, сказала Свон.

– И что же вам помешает? – уточнила брюнетка. Реджина продолжала смотреть на ехидную улыбку Эммы.

– Слишком большое желание видеть вас обнаженной, мисс Миллс.

– А если я попрошу?! – Реджина соскочила со стола и наклонилась к Эмме, – если сейчас я не оденусь, то вечером ты меня не разденешь, – проводя языком по шее Свон, прошептала Миллс.

Возбуждение, которое только-только покинуло тело Свон вновь с новой силой накатило на блондинку от такого тесного контакта с Миллс. И она вытянула из кармана брюк черную лямочку и потянула, вверх, являя взору Миллс, ее кружевной бюстгальтер.

– Правильный выбор, мисс Свон, но в комплекте есть и вторая деталь, – протянула Реджина. Она откинула пиджак Эммы и без стеснения начала надевать свой бюстгальтер.

– А может без этого? – оставляя себе последний шанс, с надеждой спросила блондинка, не убирая взгляда с Миллс.

– Мисс Свон, где мои трусики? – поправляя платье, спросила брюнетка, – застегни, – повернувшись спиной, сказала она.

Свон послушно застегнула молнию на платье, а ее руки легли на плечи, немного сдавливая и начиная делать массажные движения.

– Мисс Миллс, к чему они вам?

Реджина улыбнулась и через плечо посмотрела на Эмму, – мне больше интересно, зачем они вам, если вы не хотите вернуть их мне?

– Вы забыли, мисс Миллс – я одержимый вами маньяк, – прошептала на ухо Эмма.

– Так не оставляйте у себя улик, – Реджина развернулась и облокотилась о стол, – давай, – протягивая руку, сказала брюнетка.

– Я маньяк, который не попадается. Можете не волноваться, улики хорошо скрыты и их никто не найдет, – серьезно ответила Свон, продолжая выводить Миллс.

– Свон, хватит игр. Верни мне мои трусики, либо… – игриво протянула Реджина.

– Либо… – прикусила губу Эмма.

– Либо… – Реджина нагнулась и начала страстно целовать Эмму в шею, руками гладя грудь и живот.

– Мне нравится такое либо, – протянула Свон, наклоняя голову назад.

Реджина села на колени к Свон, лицом к девушке. Руки опять проскользнули под блузку, и острые коготки начали нежно царапать живот блондинки.

– Верни мне мои трусики, а то я закончу это «либо» на самом интересном месте, – улыбаясь, сказала брюнетка.

– Верну и точно закончишь, – засмеялась Свон, – услуга за услугу, Миллс, – подмигнула блондинка, но голос заметно дрожал.

Реджина уже хотела что-то ответить, но увидела свои трусики висящими на большом фикусе, который стоял около стола Эммы.

– Простите, мисс Свон, но я нашла все, что мне было нужно, – Миллс поцеловала Эмму и встала с ее коленей.

– Я же сказала, что не закончишь, – недовольно пробурчала блондинка и поправила на себе блузку. И сев прямо на стуле, посмотрела на Реджину, – ну что, мисс Миллс? Совещание закончено, до новых встреч, – недовольно кинула блондинка и, открыв файл на компьютере, показала, что занята работой.

Реджина надев трусики, поправив платье и прическу, привела себя в порядок.

– До встречи, мисс Свон. И кстати просмотрите документы, которые вам должен скинуть мистер Грэй и в исправленном варианте, перекиньте мне на почту, – сказала Реджина и вышла из кабинета.

Глава 15

Реджина вышла из кабинета и столкнулась с испуганным взглядом Криса. Кинув на парня надменный взгляд, брюнетка пошла в свой кабинет.

– Миранда, кофе, – проходя мимо, сказала Реджина.

– Мисс Миллс, к вам посетитель, – остановила брюнетку Брайт.

– Да, и где он? – остановившись, спросила Миллс.

– В вашем кабинете, – ответила Миранда, – это Рэй Уэст.

– Рэй тут?! – Реджина улыбнулась и вошла в свой кабинет, – привет.

– Привет. Я захотел тебя увидеть и вот я здесь, – вставая с дивана, сказал мужчина.

Реджина подошла к нему и нежно поцеловала в щеку, – я очень рада тебя видеть.

– Может, сходим куда-нибудь, ты же точно не обедала?

– Ты же знаешь, что у меня нет времени, но с тобой я с удовольствием схожу пообедать, – улыбаясь, сказала Миллс.

– Тогда пошли, – Рэй приобнял Реджину за талию и они вместе вышли и кабинета.

– Я на обед, – улыбаясь, кинула Миллс, и они с Уэстом ушли.


Как только Миллс вышла из кабинета, Эмма откинулась на спинку кресла и с широкой улыбкой выдохнула и закрыла глаза.

«Да, Миллс. Вот это да. У меня даже нет слов. Какая же ты горячая, страстная, чувственная. Миллс, секс с тобой даже превосходней, чем с Дж… Черт! Я опять про нее вспомнила. Хотя зареклась не вспоминать…» – тут Свон открыла глаза и, встав с кресла, посмотрев в зеркало, и приведя себя в порядок, только захотела позвать Райдера, как наткнулась взглядом на беспорядок окружавший рабочий стол. Все бумаги помяты, и валяются на полу в хаотичном порядке.

Эмма прокляла тот момент, когда она их скинула на пол. И присев на корточки, принялась собирать листы. Закончив уборку кабинета, блондинка таки вызвала помощника, по поведению которого сразу станет понятно, слышал он что-либо или нет.


– Да, мисс Свон? – зашел в кабинет, как ни в чем не бывало секретарь.

– Крис, кто-нибудь звонил или приходил, пока мы с мисс Миллс совещались? – невзначай спросила блондинка.

– Нет, ни посетителей, ни звонков не было.

– Отлично, сделай мне кофе и можешь сходить на обед, – отдала распоряжение блондинка и Крис кивнул и только собирался уйти, как Эмма его остановила, – и позови Миранду, – уже смотря в монитор на присланные документы, добавила Свон, про себя выдыхая понимая, что ничего он не слышал и слава Богу не понял.

– Хорошо, мисс Свон, – и Крис вышел из кабинета и пошел в приемную Миллс.


– Миранда, вас просила зайти мисс Свон, – заглядывая в приемную, сказал парень.

– Хорошо, сейчас уже бегу, – поднимаясь со своего места, сказала Миранда, – как у вас дела? Как продвигается работа? – спросила она у парня.

– Я бы не сказал, что отлично. Особо заданий мисс Свон мне пока не давала. Так что изучаю договора и архивные данные компании, – ответил парень, а потом продолжил, – извините, Миранда, мне нужно сделать кофе, – и пошел в сторону кухни.

Миранда кивнула и пошла в кабинет Эммы.


– Эмма, ты хотела, чтобы я зашла? – заглянув, улыбаясь, спросила Брайт.

– Да, Миранда, – откидываясь на спинку стула, сказала Свон, а рукой показала на стул рядом со столом, – я хотела пойти пообедать. Но Миллс снова завалила работой. Может, перекусим в офисе? Составишь мне компанию?

– Я очень даже за. Давай закажем прямо сюда, тем более Миллс нет, – садясь на мягкое кресло, сказала Миранда.

– Отлично. Закажи, пожалуйста, а я сейчас быстро просмотрю пару договоров и пообедаем, – вновь смотря в монитор, сказала Эмма, а только потом до нее дошел смысл слов Брайт, – а где у нас Миллс?

– Обедает с Уэстом, – улыбаясь, ответила Брайт, – а ты, что будешь? Какую кухню?

– С Уэстом? – не сдерживаясь, выкрикнула Свон, смотря во все глаза на Миранду, но увидев ее удивленное лицо от такого поведения, вновь опустила взгляд в компьютер, – мне все равно. Закажи на свой вкус.

– Он прождал ее больше часа. Она после совещания исчезла. Я даже не знаю, где она была, – сказала Брайт и переключилась на разговор по телефону.

«Быстро же она переключается. От жаркого секса со мной уже на свидание с Рэем. Круто. Просто круто!» – Эмма сама не понимая, злилась на Миллс.

Тут в дверь постучался Райдер.

– Мисс Свон, ваш кофе, – поставил он чашку на стол и только хотел уйти, как услышал.

– Крис, какой кофе? – крикнула блондинка, – у меня полно дел. Мне не до кофе. Убери сейчас же! – и со злобой посмотрела на растерянного от такого поведения парня, но не стала долго смотреть, а просто развернулась спиной, беря в руки очередные договора, на которых час назад лежала ее начальница.

Миранда сделала заказ и посмотрела на Эмму и все еще стоявшего в ступоре Криса.

– Иди, Крис, я разберусь, – дождавшись, пока парень выйдет, Миранда подошла к столу Эммы, – ну и что это только сейчас было?

– Ничего, – кинула Свон через плечо, – нервы шалят. Не обращай внимания.

– Эмма, у меня к таким нервам, иммунитет, – с усмешкой сказала Миранда, – так, что случилось?

– Договор составлял какой-то олух. Вот что, – кинула документ на стол Свон и посмотрела на Миранду, – ты заказала обед?

– Да, – расслабленно, сидя на стуле перед Свон, ответила Брайт, – Эмма, ты бы парня… Это же пиджак Реджины, – увидев лежащую вещь, спросила Брайт.

«Вот же растяпа! Сразу забрать не могла?!» – покрутилось в голове у блондинки.

– Да, она забыла его у меня, – спокойно ответила Свон.

– Когда? – с удивлением уточнила Миранда.

– Да вот недавно. Я же говорила, она меня завалила работой, – крутилась Свон.

– Так она у тебя была больше часа, о чем столько можно разговаривать? – продолжила Брайт.

– О работе, Миранда. Давай не будем мусолить эту тему, – устало, но было видно, что немного зло выдала блондинка.

– Ладно, мне забрать или сама отдашь? – показывая на вещь, спросила Миранда.

– Захочет, сама вернется, – ответила блондинка и, откинувшись в кресле, закрыла глаза.

– Может тебе коньяка или виски? У Миллс в баре такой арсенал, – шепотом спросила девушка.

– Нет, мне еще домой ехать. У меня нет водителя, – усмехнулась блондинка, так и продолжая сидеть с закрытыми глазами.

– Так у Миллс теперь тоже его нет, точнее водитель есть, машины нет, – смеясь, сказала Брайт.

– Да. Проблема, – протянула не заинтересованно Свон, – но у нее есть Рэй. Отвезет.

– Рэй ей, скорее всего одну из своих машин отдаст. Вот увидишь, завтра она приедет на новом авто, – сказала Миранда, – вот Миллс – красивая, поистине королевская внешность. Богатая, огромное количество денег, что может купить себе практически все. Умная, поднять такую компанию. Я ей завидовала белой завистью, а теперь у нее еще и потрясающий секс. Мне теперь можно просто ложиться и умирать, что за не справедливость?!

– Абсолютно не знаю, – показывала полную незаинтересованной и спокойствие Эмма. Хотя внутри все просто бушевало с каждым словом Миранды, с каждым упоминанием этого Рэя. Хотя при слове потрясающий секс Эмма еле сдержала улыбку.

«Ну, посмотрим, Миллс. Чей секс тебе понравится больше!» – усмехнулась про себя блондинка.

Через 15 минут девушкам принесли еду и они переместились на кресла и журнальный столик.


В офис Миллс вернулась в замечательном настроении. Ей очень понравилось проводить время вместе с Рэем. Это был первый раз, когда они общались наедине. Уэст оказался очень интересным человеком, и Миллс нашла с ним много интересных тем для разговора.

Зайдя в свою приемную, Реджина не обнаружила своего секретаря.

– Миранда, ты где? – позвонив девушке, спросила Реджина.

– Мисс Миллс, я обедала с мисс Свон, я уже иду, – ответила Миранда.

– Быстро в офис, ты мне очень срочно нужна, – гаркнула брюнетка и повесила трубку.


– Реджина приехала. Ладно, Эмма, я пошла, – вставая из-за столика, сказала Брайт.

– Давай, спасибо за компанию, – улыбнулась Свон, – Реджине привет.

– Очень смешно, – ответила Миранда и направилась к Реджине.


Миллс очень разозлило, что Эмма обедала с Мирандой.

– Ты должна постоянно быть на своем месте! – яростно сказала Реджина, когда к ней зашла Брайт, – я не отпускала тебя.

– Мисс Миллс, простите. Вас просто не было, а мисс Свон предложила пообедать. Мы даже из офиса не выходили, – оправдывалась Миранда.

– Ладно, иди, – буркнула Миллс.

– Мисс Миллс.

– Что еще?

– Вы забыли в кабинете мисс Свон свой пиджак, – сказала Миранда и быстро вышла из кабинета Миллс.

Реджина гневно посмотрела на дверь, – пиджак, значит.

– Миранда, вызови Свон. Пусть захватит пиджак и документы, – через телефон приказала Миллс.

Миранда сразу же позвонила Эмме и сказала все, что сказала Миллс.


– Не сейчас. Я зайду сразу, как только закончу работу, – спокойно ответила Миранде Свон.

– Эмма, я бы на твоем месте не нарывалась, – протянула Миранда.

– Миранда, просто передай это Миллс, – грубо сказала Свон и повесила трубку.


Миранда выдохнула и набрала Реджину, – мисс Миллс, мисс Свон сказала, что зайдет, только после того как выполнит работу… – протянула Брайт, так как Реджина уже отключилась.


Через полчаса после ухода Миранды и ее звонка, Эмма вновь окунулась в работу. Разговор с девушкой на непринужденные темы успокоил блондинку и позволил немного расслабиться и не думать ни о Миллс, ни о ее свидании. Отчего-то Эмма была зла на Реджину. Да у них нет никаких обязательств друг перед другом, но это не отменяет того факта, что только при одном упоминании имени этого мужчины у Свон сжимаются кулаки. А после разговора с Мирандой по телефону, Эмма так и думала, что Реджина придет, накричит или еще чего. Но ни того ни другого не случилось и Эмма с почти спокойной душой ушла в работу.


– Крис, вызови ко мне Макки, – Эмма закончила работу над договорами который прислал Грэй и распечатала их. Свон подумала, что не мешало бы развлечься. Тем более, после их разговора с Шерил она поняла, что та тоже любит девичьи развлечения.

– Да, конечно, мисс Свон, – отозвался секретарь и вызвал заместителя начальника юридического отдела.


– Шерил, дорогая, привет, – вставая с кресла, как только заместитель зашла, раскинула руки Эмма и обняла ее. Сказать, что Макки от такого приветствия удивилась, значит, ничего не сказать. Она просто ошарашено посмотрела на начальницу.

– Эмма, с тобой все нормально? – спросила Макки, как только Свон от нее отцепилась.

– Да, все отлично. У меня к тебе предложение. Поехали в клуб сразу после работы. Развлечемся, расслабимся. Как ты на это смотришь? – с напором спрашивала Эмма и хоть и видела удивление во взгляде Шерил, также увидела и заинтересованность и то, что та абсолютно правильно поняла ее.

– Конечно, – улыбнулась Шерил. Понимая подо, что подписывается и как закончится этот вечер.

– Отлично. Тогда зайди через полчаса в приемную к Миллс. И сразу пойдем.

– В приемную Миллс?

– Да. Мне нужно отнести ей бумаги, а потом мы с тобой поедем в клуб.

– Ну, хорошо, Эмма, – неуверенно произнесла заместитель и вышла, оставляя Эмму с заговорческой улыбкой.


– Миранда, Миллс у себя? – Эмма зашла в приемную к Реджине вместе с документами и сумочкой, перед этим предварительно отпустив Криса домой, и с хорошим настроением присела на диван.

– Да, у себя. Сейчас спрошу, примет она тебя или нет, – набирая Миллс, сказала Миранда.

– Мисс Миллс, к вам мисс Свон…

– Пусть заходит, – не дала договорить Брайт Реджина. Миранда кивнула Эмме, давая понять, что можно зайти.

– Я оставлю это у тебя, – отдавая сумочку, Эмма встала с дивана и, постучав в дверь кабинета 371, вошла внутрь.


Реджина сидела на кресле спиной к двери, она делала вид, что увлечена прочтением очередного документа. После того как Миранда сказала, что Эмма отказалась к ней придти, Реджина была в бешенстве. Она чуть не уволила несколько директоров филиалов ее компании. Малейшие ошибки вытекали глобальными претензиями.

– Вы выполнили мое поручение, если все-таки решили посетить мой кабинет? – не поворачиваясь, спросила Миллс.

– Да, – холодно отозвалась блондинка, – вот договора, – положила она папку на стол так и, продолжая стоять возле него.

– Как пообедала с моей секретаршей? – яростно протянула Реджина, сминая в руках лист бумаги.

– Отлично. Миранда общительная и милая девушка. Мне с ней очень интересно, – продолжала спокойничать блондинка, а в душе все-таки улыбнулась такому поведению Миллс.

– Так ты еще в момент секса успела с ней поговорить? – наконец, повернувшись, язвительно спросила Миллс и посмотрела в серые глаза.

– Секса?! – удивилась блондинка, – какого еще секса, Миллс?

– Ну, ты же у нас молодец. Переспала со мной, потом оттрахала мою секретаршу, – с отвращением сказала Реджина.

Свон закатилась истерическим смехом. А после недолгих пары минут успокоилась и присела на стул.

– У тебя больная фантазия. Миранда по мужчинам. И да я узнавала это еще до нашей первой ночи. А вот кого я оттрахаю, так это будет совсем другой человек. И сегодня я этим и займусь. А тебе приятной ночи в объятиях Уэста. Надеюсь, ты потом мне расскажешь, как он в постели. А я так и быть расскажу, как моя партнерша, – язвительно улыбнулась Свон, видя, как чернеют глаза у начальницы.

Реджина сжала кулаки так, что ее собственные ногти впились в ладони. Она, не отводя яростного взгляда, смотрела на Эмму.

– Ты права, Свон, что нужно задуматься над тем, чтобы переспать с Рэем. Тем более, если он так великолепен в общении, то сто процентов он гениален в постели, – ехидно процедила Миллс, – знаешь, я теперь поняла твой коварный план. Ты сразу убила несколько зайцев – переспала с женой любовника, с начальницей, должницей и все в одном лице. Гениально! А слушать, как ты трахала какую-то шлюху я не стану, но как проведу ночь с Рэем, обязательно поведаю, – выплюнула брюнетка, смотря на уже гневное лицо Свон.

С каждым следующим словом Миллс ярость накатывала на блондинку с головой, все спокойствие, которое было несколько минут назад, улетучилось. Но присущая сдержанность и знание того, что Миллс ее провоцирует, сделали свое дело и Эмма выдохнув, приняла на себя обычное спокойное лицо и даже показала, что зевнула.

– И что ты здесь распинаешься передо мной, а? – с нескрываемым раздражением спросила Свон, – я не трахаю шлюх. Если на то пошло это они ублажают меня. На счет Рэя, то можешь засунуть его куда подальше. Также как и засунуть свое мнение о моей сегодняшней партнерше. Это не твое дело, Миллс. Мы ничего друг другу не должны, ведь так?

– Да мне плевать, кто тебя ублажает, а с кем ты трахаешься. Ты все равно, с кем бы ты не была, ты будешь думать обо мне, ты будешь представлять меня, ты будешь хотеть слушать мой голос и мои стоны. И не одна женщина в мире не заменит меня, – прошипела Реджина. Она с диким желанием смотрела на Свон, но злость застилала глаза, помогая сдерживать свои эмоции.

Эмма медленно встала и наклонилась к Реджине через стол, опираясь на него руками.

– Я буду думать о тебе. Я буду представлять тебя. Я буду слышать твой голос и твои горячие стоны. Я все буду это делать, Миллс… – горячо говорила блондинка, медленно и почти шепча, – тогда, когда захочу. Я прекрасно знаю, что ты уже не сможешь мне отказать. Твое желание сильнее тебя. Ты даже сейчас готова сдасться и отдаться мне. Но… Сейчас у меня другие планы. Сейчас я буду трахать совсем другого человека. Слышать его стоны и мольбу о продолжении. А ты как умная девочка поедешь домой и будешь ждать, пока я наиграюсь. Или можешь поехать и развлечься с Уэстом. Так даже будет лучше. Ты сравнишь, что значит секс с ним и получение удовольствия со мной, – откинула руки от края стола Свон и встала, скрещивая на груди руки, смотря в безумно злые карие глаза напротив.

– Запомни, Свон, ты играешь в игры не с тем человеком. Ты больше никогда не прикоснешься ко мне, как бы ты не хотела, как бы ты не желала – ты не получишь этого больше никогда, – поднявшись с кресла, уже Реджина опиралась руками о стол, – и как ты там сказала, сравнишь?! Я уверена, что ты уже меня сравниваешь, и я знаю точно, что я лучшая. Джессика не давала тебе того, чего даю я, и никто не даст. Свон, ты кончаешь еще до того, как я к тебе прикасаюсь, – высокомерно с ехидной улыбкой сказала брюнетка, – а теперь можешь идти трахать свою шлюху.

Тут Свон уже не выдержала. Одно упоминание о Джессике снесло напрочь крышу блондинке и она, не задумываясь о последствиях, замахнулась. И щеку Миллс обожгла пощечина.

– Не смей больше произносить это имя, Миллс! – крикнула блондинка и вышла из кабинета, громко хлопнув дверью, где ее уже ждала Макки.

Она взяла девушку под локоть и, забрав свою сумочку, они быстрым шагом вышли из приемной.


Реджина приложила ладонь к горящей щеке. Все эмоции отразилась в улыбке на ее лице.

– Я нашла больную точку в тебе, Свон, нашла.

Миллс была переполнена яростью и гневом, щека продолжала гореть. Ей хотелось догнать Эмму и разорвать на сотню маленьких кусочков, хотелось отомстить, хотелось, чтобы ей было больно. Но взяв себя в руки, Миллс вызвала такси, и ничего не говоря Миранде, поехала домой.


– Эмма, куда ты так бежишь? – не успевая за блондинкой, спросила Макки.

– Потом. Все потом, – кинула блондинка, уже открывая пассажирскую дверь в свою машину и подталкивая туда заместителя. И оббежав авто, села за руль и с ревом тронулась с места.

– Эмма, я… – начала Макки.

– Ты можешь сейчас помолчать? – резко и очень грубо вставила Свон и вцепилась в руль обеими руками, а педаль газа полностью легла в пол.

Увидев поведение блондинки, Шерил так больше ничего и не спросила.


Реджина всю дорогу думала об их с Эммой отношениях. Которых по их словам нет. Но все испытываемые эмоции показывают обратное.

«Что мы делаем? Зачем все это было нужно? Почему я поддалась этому сексуальному желанию? Нужно было остановиться еще тогда. Я больше никогда не поддамся на ее провокации!»

– Мисс, мисс, мы приехали, – сказал водитель такси.

Реджина заплатила за поездку и, выйдя из машины, пошла домой.


– Ли, Мери, я дома, – заходя в дом, усталым голосом протянула Реджина.

– Джи, – выбежала малышка и сразу повисла на шее брюнетки.

– Малыш, привет, – целуя девочку, сказала Миллс.

– Привет, – вытирая руки полотенцем, сказала Мери.

Реджина кивнула и пошла вместе с малышкой в гостиную.

– Как прошел твой день, мой ангел?

– Отлично. Мы с тетей Мери и погулять успели и домашние дела поделать, – сказала Лилит, – Джи, а ты почитаешь мне сегодня сказку?

Миллс с улыбкой посмотрела на Лилит.

– Конечно, почитаю, с большим удовольствием, но пожалуйста, можно я сделаю это одна.

– Ты и будишь делать это одна. Эмма звонила, она сегодня не будет ночевать дома, просила уложить Лилит, – спокойно сказала Мери.

– Да пусть она хоть вообще… – яростно начала Миллс, но быстро себя остановила и улыбнулась, – а мы с тобой разыграем маму. Мы скажем, что я тоже не ночевала дома, и ты по нам скучала. Тогда мама больше не будет нас бросать. Правда?

Лилит посмотрела на Миллс с недоверием, – ты хочешь обмануть маму?

– Я не хочу обмануть, я просто хочу, чтобы она всегда была с тобой рядом, – промямлила Реджина.

– Через обман? – насупилась малышка, – мама и так будет всегда со мной рядом. А то, что она сегодня не ночует дома. Так это ты в этом виновата.

– Малыш, почему ты думаешь, что я виновата? Мама уехала по делам, она даже с работы ушла раньше, чем я, – протараторила брюнетка, – мы не будем обманывать, мы просто скажем, что я не ночевала дома.

– Тогда и не ночуй дома, – выдала Лилит, – это ты виновата, что мама сейчас не с нами. Потому что у мамы сейчас свидание.

– Ли, мы все обсудили. И это у твоей мамы свидание, я то дома и я отменила свое свидание, – продолжая смотреть на Лилит, говорила Реджина.

– Да мы все обсудили. Плохо, что ты отменила свое свидание. Могла бы тоже не сидеть дома со мной, а пойти и развлекаться, – спокойно и без обиды сказала малышка, – и тогда не пришлось бы обманывать маму.

– Но я хочу быть с тобой, и мне не нужны свидания, – обнимая Ли, сказала Миллс, – почему ты не хочешь, чтобы у нас с тобой был маленький секретик?

– Потому что секретик – это не обман. А врать маме я не хочу, – вырываясь из объятий Миллс, сказала малышка.

– Ли, скажи честно. Если бы мама тебя попросила сказать мне, что она не была дома, а она была. Ты бы согласилась? – взяв за ручку, спросила Реджина.

– Нет, – без раздумий ответила Лилит, – и мама никогда не просила меня врать кому-то.

– Давай так, если она меня спросит, я скажу, что меня не было дома, а ты просто промолчишь?

– Но… – малышка задумалась, – но так ведь неправильно? – почти сдалась Лилит.

– Ли, скажи мне свое самое заветное желание? – опустив голову, спросила брюнетка.

– Зачем? – напряглась малышка.

– Если ты сохранишь наш секрет, то я попытаюсь его исполнить, – серьезно ответила Реджина.

– Нет, – резко выдала малышка и встала с дивана, – ты не сможешь выполнить мое желание.

– Почему ты так думаешь? Если я обещаю, то исполняю.

– Джи, я не буду говорить тебе свое заветное желание. Она заветное и только мое, – серьезно говорила малышка, – если хочешь я твое выполню. Но врать не буду. Я просто буду молчать, как ты и сказала.

– Вот и хорошо, – улыбаясь, сказала Реджина, – зато я готова сейчас выполнить все, что ты просто хочешь. Любое занятие, выбирай.

Лилит хитро улыбнулась и посмотрела в сторону кухни.

– Хорошо. Тогда ты сегодня готовишь ужин, а тетя Мери отдыхает.

Миллс засмеялась, – ты хочешь, чтобы я приготовила ужин?! Но ты даже не знаешь, как я готовлю.

– Зато я знаю, что хочу на это посмотреть, – засмеялась малышка.

– Для тебя все что захочешь, – поднимаясь, сказала Миллс, – ну, что тогда пошли?

– Пошли, – ответила Лилит и потянула Реджину на кухню.


– Тетя Мери, бросай нож. Сегодня готовит Джи, – зайдя на кухню, сказала малышка.

Мери с недоверием посмотрела на Миллс, – ты будешь готовить?

– Ли пожелала, чтобы я приготовила ужин. У меня нет выбора, – протянула Реджина.

– Сегодня у нас были запланированы стейки и макароны с соусом, – садясь за стол, сказала Мери.

– Не подсказывай ей, – шепнула Ли и села рядом с Мери.

Миллс посмотрела на Ли и Мери, – я предупреждаю, готовила я в последний раз очень давно. Так что не обессудьте.

Надев цветастый фартук, Реджина приступила к готовке.

Первым пунктом у нее был стейк. Справившись с мясом, брюнетка посмотрела на зрителей, которые обсуждали каждое ее действие и смеялись. Макароны тоже стали не проблемой и остался только соус. Миллс выбрала кисло-сладкий, так как это, во-первых, был ее любимый, а во-вторых, она лучше всех помнила, как он готовится. Через полтора часа был готов полноценный, вкусно пахнущий ужин.


– Ну что? Кто осмелится попробовать, то, что я приготовила?

Лилит с показательным недоверием посмотрела на блюдо и сказала.

– А может не стоит? – еле держась от смеха, проговорила малышка.

– Ли, давай хотя бы попробуем?! – протянула Мери, так же как и Лилит с недоверием смотря на еду.

– Э, я вообще-то для вас старалась, – возмутилась Миллс.

Малышка засмеялась и пододвинула тарелку поближе к Мери, – ты первая, тетя Мери.

Мери придвинула тарелку и, взяв нож и вилку, попробовала первый кусочек.

– Ну как? – в ожидании спросила брюнетка.

– Макароны не доварены, мясо резиновое, соус пересоленный, – подмигивая Лилит, протянула Мери.

– Фу, я даже пробовать тогда не буду, – скривила лицо малышка.

– Вы что обе издеваетесь? Я тут корячилась для них, а они. Одна раскритиковала, а другая даже попробовать отказывается, – буркнула обиженно Реджина.

– Ну, Джи, ну не обижайся, – засмеялась малышка и, взяв вилку, попробовала кусочек и посмотрела на Мери.

Мери взяла вилку и еще раз попробовала еду, – ну, ладно скажи ей.

– Вкусно, – улыбнулась малышка, – Джи. Очень вкусно.

Миллс с надеждой посмотрела на Лилит, – правда. Тебе правда нравится, то, что я приготовила?

– Да ты сама попробуй, – накалывая на вилку кусочек мяса и обмакивая его в соусе, малышка протянула Реджине.

Миллс посмотрела на кусочек, зажмурившись, положила кусочек в рот.

– Умм, слушайте, а я хорошо готовлю. Это не хуже, чем у Мери.

– Я, правда, не ожидала от тебя такого, – сказала Мери.

– А я ожидала, – с гордостью проговорила малышка, – ты молодец, Джи, – и, встав, она поцеловала Реджину в щеку.

– Спасибо, малыш, – с улыбкой ответила Реджина, – тогда доедай, и пойдем смотреть мультфильмы.

– Ага, – с радостью ответила малышка и принялась за ужин, а ее примеру последовали и Мери и Реджина.


Дальнейший вечер проходил в такой же веселой и непринужденной атмосфере.

Реджина и Лилит вместе убрали со стола, а потом пошли смотреть мультфильм и малышка, вновь уговорила Реджину посмотреть ее любимого Шрека. Когда Реджина укладывала, а потом читала малышке сказку, Лилит очень быстро заснула, а перед сном попросила Реджину остаться с ней и в следующую секунду уже крепко спала.

Миллс поцеловала малышку и пошла принять душ и переодеться, так как с того момента как она пришла еще не посещала свою комнату.

Быстро все сделав, Реджина вернулась к малышке. Лилит спала звездочкой и что-то говорила во сне. Брюнетка улыбнулась, увидев, как малышка спит, и легла рядом с ней. Лилит сразу же придвинулась к Реджине и, вцепившись ручками в ее пижаму, продолжила сладко спать. Реджина, приобняв малышку, тоже очень быстро уснула.

Глава 16

Утром Реджина проснулась от тихого голоса Мери.

– Реджина, проснись, – говорила Мери, – я тебя в твоей комнате искала, а ты тут.

– Я будильник не ставила, Ли не хотела будить, – встав, Реджина поцеловала Лилит и спустилась завтракать.


– Мери, если что – я не ночевала дома, – допивая кофе, сказала Миллс.

Мери с удивлением посмотрела, но кивнула в знак подтверждения.

Попрощавшись с женщиной, Реджина уехала на работу.


– Вызвать ко мне Свон, как только она явится, – заходя в приемную, сказала Миллс.

– Мисс Миллс, мисс Свон уже на работе. Причем давно, когда я пришла, она уже была в своем кабинете, – промямлила Миранда.

– Тогда через пятнадцать минут она должна быть в моем кабинете. И если этого не случится, то Свон, ты и ее помощничек будете уволены, – сказала Реджина и скрылась за дверьми.


Миранда трясущимися руками набрала номер Свон.

– Эмма, тебя Миллс срочно вызывает.

– Миранда, мне все равно. Я сейчас занята, зайду, как освобожусь, – холодно отозвалась блондинка и уже хотела положить трубку.

– Эмма, она сказала, что нас с тобой и Криса уволит, если ты не придешь сейчас, – надрывно сказала Брайт, – я не хочу потерять эту работу.

Но Свон ничего не ответила, а лишь положила трубку.

И встав из-за стола, она раскинула руки в стороны и подошла к окну немного отдышаться и успокоиться.

«Что, мисс Миллс, ради встречи со мной готовы уволить собственную секретаршу? Зачем же вам моя персона так срочно понадобилась?» – на этом вопросе Эмма решила больше не затягивать, а сразу пошла в приемную Миллс.


– Она там? – спросила она у Миранды.

– Да. Эмма, ты нарываешься, – сказала Миранда, – зачем ты пытаешься с ней бороться?

– Миранда, мне все равно нарываюсь я или нет. Я не позволю обращаться со мной как с тряпкой. Пусть она начальник, но она не имеет права так обращаться, ни с тобой, ни с кем бы то ни было еще. Пусть она меня увольняет. Я здесь только для того, чтобы не пострадала ты, – сказала Эмма и без стука открыла дверь кабинета начальника и вошла внутрь.


– Мисс Свон, вы решили посетить свое начальство? – откинувшись на спинку кресла, спросила Реджина, – проходите, присаживайтесь.

– Тебе так не терпится меня уволить? – Свон была по-прежнему зла на Миллс за вчерашнее. Даже вечер с Макки так неудачно начавшийся, но прекрасно продолжившийся не сумел успокоить Эмму, – увольняй. Миллс, чего ты ждешь? Но не смей впутывать сюда, кого бы то ни были еще, – прошипела Свон.

– Мисс Свон, вы забываетесь. Вспомните, кто сидит перед вами, – спокойно сказала Миллс, – вы забыли правила – я вас вызываю, а вы сразу являетесь. Я вас отпускаю, и только тогда вы уходите. Вы уже второй день пытаетесь пойти против правил.

– Мне плевать на тебя и на твои правила. Хочешь меня уволить? Я не доставлю тебе такой радости, – зло выплюнула блондинка и, подойдя к столу Миллс, взяла чистый лист и ручку. Сев за стол, она начала писать.

– Я не собираюсь тебя увольнять, ну, по крайней мере, сейчас. Ты меня устраиваешь, как юрист, – не меняясь в лице, сказала Реджина, – тебе просто нужно выполнять правила компании.

– Я не собираюсь выполнять твои дурацкие правила. Хочешь, принимай меня такую как есть, – дописывая, сказала Свон, – не хочешь, – она протянула ей заявление об увольнении по собственному желанию.

– По твоему заявлению я тебя не уволю и принимать тебя такую, какая ты есть, я не собираюсь. Ты моя подчиненная и обязана выполнять правила, – повысила голос Миллс, – вчера ты ушла раньше, чем закончился рабочий день, без моего разрешения.

– Значит, не уволишь, да? – разозлилась Свон, – а если я трахну твою секретаршу? – не обращая внимания на конструктивные замечания Миллс, Свон продолжала гнуть свою линию.

– Ты сама сказала, что она по мужчинам, – улыбаясь, заметила Миллс, – Свон, мне плевать с кем ты трахаешься, – эту фразу Реджина сказала с трудом, но ей очень хорошо удалось скрыть гнев, который нагнетался внутри.

– Ничего, передо мной и не такие ноги раздвигали, – грубость это лучшая защита, думала Эмма.

Реджина поднялась с кресла и оперлась руками о стол.

– Ну, ты же у нас секс-профессионал, под тебя все ложатся, – выплюнула Реджина.

– Да. И ты не исключение, – ехидно улыбнулась Эмма, но тут же убрала улыбку и встала также как и Миллс. Расстояние между их лицами измерялось сантиметрами, а искры из глаз могли поджечь все вокруг.

Реджина готова была разорвать Эмму, за эти слова.

– Не забывай, что в первый раз, ты хотела меня больше, чем я тебя. И кстати, ты просила рассказать, как мой секс с Рэем, так вот, он был лучше, чем с тобой. Он был великолепен, – облизывая губы, прорычала Миллс.

– И это все? – Свон из-за всех сил держалась, чтобы не излить весь тот негатив, что у нее вызвали слова Миллс. Но Эмма знает намного больше, чем Миллс. И поэтому в душе лишь улыбается на такое поведение брюнетки, – просто великолепен? Опиши, что ты чувствовала, когда он ласкал тебя? Что испытывала, когда он входил тебя? Когда драл тебя? Расскажи мне все, Миллс!

– С Рэем у меня был самый лучший секс. Его руки сжимали мою грудь, ласкали живот. Спускались вниз, и он ласкал меня там. Я была вся мокрая и его пальцы с легкостью вошли в меня, но это было не долго. Он снял свои брюки и вошел в меня своим большим членом. Его движения были рваными, и я стонала, я наслаждалась в его руках, – страстно рассказывала Миллс.

– Ммм, – протянула блондинка, – так бы слушала и слушала, – села она обратно в кресло и с лисьей улыбкой смотрела на Миллс. Хоть ее слова и вызывали отвращение, Эмма лишь усмехалась над таким типичным поведением Реджины.

– Я так понимаю, это было сегодня ночью? – спросила самый интересующий ее вопрос.

– Это было сразу после того, как ты убежала к своей шлюшке. Я поехала к нему и занялась с ним страстным, необузданным сексом. Я трахалась с ним всю эту ночь, – процедила Реджина.

– О, как, – усмехнулась Свон, – а я то думала, что ты провела этот вечер в компании моей дочери. Надо спросить у нее сегодня, не было ли ей скучно без нас, – задумалась Свон и достала мобильный.

– Позвони и спроси, как же ей было без мамы, которая ее оставила, чтобы потрахаться с какой-то шлюхой, – возвращаясь в кресло, сказала Реджина.

– И без любимой Джи. Судьба, которой ее беспокоит не меньше, чем матери, – сказала Свон и стала набирать номер Лилит, смотря, как меняется в лице брюнетка и замечая искорки метания и беспокойства в ее глазах.

– Тогда в туалете мы договорились с Лилит, и она не против, чтобы я строила свою личную жизнь, – успокоившись, ответила Миллс, – когда узнаешь все тебя интересующее, дай мне трубку. Я хочу поговорить с малышкой.

«Ага. Значит, с малышкой ты уже договорилась. Ну ладно. Я поймаю еще тебя на лжи, Миллс. Не стоит играть со мной, когда не уверена в своей победе» – прокрутилось в голове у Свон.

– Не берет, – отключила так и несовершенный вызов Эмма, – на чем мы остановились? Ах да. На шлюхах. Так значит, Рэю ты тоже понравилась? – с ухмылкой на лице спросила Свон.

– Тварь! – посмотрев на Свон, процедила Миллс, – какая же ты похотливая тварь! Ты приравниваешь меня к шлюхам, хотя не имеешь никакого права на это. И кстати ты сказала, что шлюхи ублажают тебя, а не ты их. Секс со мной ты никогда не забудешь, так что живи воспоминаниями, – яростный взгляд метал молнии в сидящую напротив Свон. Которая от злости скрипела зубами и, так же как и Миллс стреляла молниями.

– Ну, так ублажи меня, Миллс, – похотливо предложила Свон, – чтобы и тебе запомнилось. Или Ваше Величество не снисходит до простых смертных?

– Не дождешься, – прошипела Реджина, – я никогда не бываю после.

– Ух, какие мы нежные, – сыронизировала блондинка, – а у Рэя ты значит первая? – Свон встала со стула и, обойдя рабочий стол Миллс, развернула ее кресло, так что нависала над ней, – ответь, Миллс, первая?

– Он не тарахал кого-то, а через несколько часов возвращался ко мне, как это делаешь ты, – проводя одним пальцем по шее Эммы, сказала Миллс. Видя, что прикосновения действенны, брюнетка улыбнулась.

Эмма задрожала и даже не пыталась этого скрыть. А лишь тихо прикусила нижнюю губу, хищно смотря на Реджину.

– Но он не знает, что тебя трахали за несколько часов до него, – прошипела Свон, наклоняясь к уху Миллс.

– Это тебя не должно волновать, ведь ты тоже сначала спала со мной, а потом побежала трахаться с другой. И это только из-за того, что я сходила на обед с Рэем, – рука прошлась по шее и скользнула по груди блондинки. Реджина облизнула мочку уха Свон и вновь села, как ни в чем не бывало.

– Да, я хороша, не правда ли? – усмехнулась блондинка, – но ты не лучше, – она грубо схватила Миллс за предплечье и с силой потянула на себя, срывая недовольный вздох, – скажи, он делал так? – Эмма опустила губы на шею Миллс и несильно прикусила, тут же зализывая языком свое творение, – или так, – не успела Реджина опомниться, как Свон развернула ее и впечатала в стену, – ставя свою ногу между ног Миллс, а губами впиваясь в пухлые губы грубым совсем не нежным поцелуем.

Миллс не сопротивлялась, она сама добивалась этого от Свон. Яростно ответив на поцелуй Эммы, Реджина одной ногой приблизила к себе девушку. Руки зарылись в светлые локоны и до боли сжали их в ладонях.

Свон улыбнулась на все действия Миллс. Но не могла продолжить, пока. Эмма оторвалась от сладких губ Миллс и отстранилась от нее.

– Вот именно этого ты и хочешь, Миллс. Вот именно этого ты больше всего желаешь. Миллс, ты хочешь меня. И как бы ты не сопротивлялась ни себе, ни мне, ты не сможешь устоять передо мной, – прошипела прямо в губы Свон и отошла на один шаг, давая Миллс принять правильное решение.

– Но так и ты не можешь устоять против меня и сейчас ты тоже это доказала, – крикнула Миллс, – я ненавижу и презираю тебя! – добавила брюнетка и, рванув за воротник, притянула к себе Эмму, яростно целуя.


Свон подтолкнула Миллс к стене, сильно впечатывая в нее и не менее яростно ответила на поцелуй. А руками грубо начала расстегивать блузку девушки, чтобы как можно быстрее добраться до горячей кожи.

Реджина оттолкнулась от стены и, не разрывая поцелуй, начала подводить Эмму к большому кожаному дивану, попутно стягивая с блондинки пиджак.

Свон не сопротивлялась и медленно шла направляемая Реджиной. И только дойдя до дивана, Эмма справилась с блузкой, так и, продолжая поцелуй, стянула ее с плеч Миллс, а руками ухватилась за талию, прижимая к себе.

Миллс усадила Свон и села сверху на ее колени. Впившись укусом в шею Эммы, теперь уже Реджина принялась расстегивать ее блузку.

Свон руками гладила спину Миллс, немного царапая, но не оставляя следов. Она откинула голову назад, давая Миллс делать все, что ей только заблагорассудиться. Эмма так давно этого ждала, что и не собиралась сопротивляться, отдаваясь в уже, как не странно, умелые руки брюнетки полностью.

Справившись с блузкой, Реджина не стала себя утруждать избавлением блондинки от бюстгальтера, просто опустив чашечки, она начала страстно играться языком с возбужденными сосками.

– О, Миллс, – голос сразу задрожал, а стон сорвался с губ блондинки, и она облокотилась на спинку дивана, кладя руки на диван и несильно сжимая его.

Услышав стоны, Реджина поняла, что чувствует Эмма, когда она стонет под ней. Это сносило крышу и забирало последний разум. Просунув руки между разгоряченными телами, брюнетка принялась расстегивать брюки Свон.

Эмма немного прилегла, давая Миллс быстрее справиться с брюками и не затягивать и так сладостную и мучительную пытку. Чувства блондинки с каждым резким прикосновением, с каждым надрывным собственным стоном менялись в каждую секунду, и она уже совершенно не могла ни о чем думать, как о вездесущих губах и руках брюнетки.

Расстегнув молнию и немного приспустив брюки, рука Миллс проскользнула в трусики Эммы. Реджина впервые доставляла удовольствие девушке, и это было таким новым, но до безумия приятным. Когда пальцы окунулись во влагу и дотронулись до набухшего клитора блондинки, сама Миллс не сумела сдержать стона.

– Свон, ты вся течешь, – целуя в шею, шептала брюнетка.

– Уже… давно… – еле проговорила блондинка, кладя голову на спинку дивана, закрывая глаза и прикусывая губу, сдерживая стоны, которые так и просятся наружу.

– Значит, тебя все-таки не удовлетворила твоя шлюшка, – немного резко входя в разгоряченное лоно блондинки, прошипела Реджина.

Каждым толчком Миллс хотела причинить боль, такую, какая сейчас сидела у нее внутри. Укусив Эмму в шею, брюнетка начала осторожно, но быстро двигаться внутри, с каждым движением входя на всю длину пальцев.

С каждым движением Миллс, Эмма буквально чувствовала, как она зла на нее и как выпускает весь свой гнев и ярость в резких, быстрых, болезненных движениях внутри Свон. Но Эмме это нравилось. Она улетала от этих действий. И ей хотелось как можно дольше быть там, на вершине блаженства и нереального наслаждения.

Эмма положила свои руки на талию Миллс и сильно притянула к себе, а бедрами так и насаживалась на пальцы, стараясь показать, как ей на самом деле нужно делать приятно. И никакие резкие и грубые толчки не помешали вырваться протяженному стону, так рьяно показывающему, что его хозяйка уже не в этом мире. А в мире небывалого наслаждения и удовольствия. Оргазм был такой силы, что Эмма непроизвольно сильно сжала пальцы на талии Миллс, явно оставляя синяки.

Миллс навалилась на Эмму, все продолжая держать пальцы в ее лоне.


– Я ненавижу тебя, я безумно тебя ненавижу! Что ты такого делаешь, что я продолжаю так тебя хотеть? – Реджина достала руку и обняла Эмму за шею.

– Понравилось, значит? – ухмыльнулась блондинка, – вот видишь. Ублажать – это тоже приятно, – протянула Свон, нежно обнимая Реджину за талию.

Миллс отстранилась и посмотрела на Эмму.

– У меня есть предложение, если ты хочешь спать со мной, то ты спишь ни с кем кроме меня, – сбившимся голосом, протянула Реджина.

– Что? Совсем ни с кем? – с иронией спросила Свон. Она предполагала, что Миллс предложит это и была к этом готова, но и свою лепту было необходимо внести, – а как же ты? Ты так и продолжишь трахаться с Рэем?

– Если мне будет хватать тебя, я больше не пойду в объятия к нему, – тихо ответила Миллс.

Реджина так и продолжала сидеть на коленях у Свон. Эмма погладила ее по обнаженной спине, дотягиваясь до застежки бюстгальтера.

– Даже так? – удивилась Свон, а рукой уже расстегивала застежку, – нет, так не пойдет, – и она остановила саму себя, и убрала руки со спины, чуть отстраняя от себя Миллс, – я не собираюсь быть твоей личной секс-машиной. Если уйдешь к Рэю – уходи. Я не буду спать ни с кем кроме тебя, но того же требую и от тебя.

– Ты собственница, Свон. Ты хочешь, чтобы я была только твоей?! – усмехнувшись, сказала Реджина, – так дай мне понять, что я не ошибаюсь выбором.

– От собственницы и слышу, – усмехнулась Эмма и перевернулась так, что Реджина лежала на диване, а Эмма нависала над ней, – я думаю, ты уже сейчас знаешь, что не ошибаешься, – и опустила свои губы на шею девушки, рукой медленно поднимаясь от талии к груди.


– Мне хватит тебя, – находясь на вершине блаженства, протянула Реджина, обнимая Эмму, которая лежала на ней.

– Я не сомневалась, – отдышавшись, произнесла блондинка, и мимолетно поцеловав Реджину в губы, слезла с нее и присела на край дивана.

Реджина встала с дивана и начала, молча одеваться изредка посматривая на Эмму.

А Эмма, взяв свою блузку с пола и подняв пиджак, также одевалась, но в отличие от Миллс, неотрывно на нее смотрела.

– Ну и что ты на меня смотришь? – уже одевшись, спросила Реджина. Она, наконец, заняла свое место в кожаном кресле и посмотрела в глаза Свон.

– Любуюсь. Мне сейчас позволительно, – ехидно улыбаясь, говорила Свон, также полностью одевшись и со скрещенными руками смотря на Миллс.


Перед ее глазами как картинка из фильма возникло сегодняшнее раннее утро:

Тихими движениями в 4 утра Эмма пришла домой и, поднимаясь на второй этаж, заметила, как дверь в комнату Реджины была приоткрыта.

Свон и так была очень зла на брюнетку, а когда увидела, что ее нет в постели так просто взбесилась. Ей захотелось разрушить всю ее комнату. Разорвать на мелкие кусочки все ее фотографии находящиеся в комнате, перевернуть всю комнату с ног на голову. И все это только из того, что Эмма подумала, что Миллс сейчас с Рэем. Нежится в его объятиях, отвечает на его страстные поцелуи, стонет под его телом. Эмма схватилась за голову и с силой пнула ногой кровать. Быстро выйдя из спальни Миллс, она практически убежала в свою комнату.

Облокотившись на дверь спиной, Эмма еле сдерживала в себе вырывающийся гнев и ярость, но вспомнив, что в комнате спит Лилит немного успокоилась, лишь бы не разбудить малышку. Эмма подошла к кровати, и каково было ее удивление. Настолько, что Эмма почувствовала себя полной дурой, а улыбка явно доходила до ее ушей.

Лилит мирно спала, обхватив своими маленькими ручками руку сладко спящей Реджины.

Свон присела на край кровати. И еще несколько минут наблюдала за тихо вздымающейся грудью, спокойным и умиротворенным лицом. Но потом, быстро переодевшись и собравшись, сразу уехала на работу.


– И по какой же причине тебе это позволительно? – также скрестив руки на груди, спросила Миллс.

Своим вопросом Миллс вырвала Свон из воспоминаний и заставила осмысленно смотреть на нее.

– Потому что ты моя. И только моя. И я буду смотреть на тебя, тогда когда захочу, нравится тебе это или нет, – ухмыльнувшись, произнесла Свон.

– Если я сплю теперь только с тобой, это не значит, что я твоя, – ехидно протянула Миллс.

Эмма лишь улыбнулась на эти слова, – мисс Миллс, я могу идти продолжать работу?

– Идите, мисс Свон, – перебирая документы, ответила Реджина.

Только подойдя к двери, Эмма взялась на ручку и, усмехнувшись, остановилась. Она повернулась и посмотрела на Реджину.

– Кстати, Миллс, ты сегодня так, сладко, спала, что я не удержалась и поцеловала сначала тебя, а уже потом Лилит, – и, прикусив губу, вышла из кабинета.

Миллс резко посмотрела на дверь в которую вышла Эмма.

– Свон… – крикнула она, – ну ты и зараза!

Реджина откинулась на спинку кресла и обхватила голову руками.

«Черт-черт-черт, ну вот что за… А она все знала и молчала. Специально просила рассказать про мою ночь с Рэем, хотя знала, что ничего не было!»

Реджина поняла, что ее затея с треском провалилась, и ей не удалось разозлить Эмму.

Глава 17

До трех часов Реджина занималась разбором документов и проверкой новых месячных планов.

Поняв, что она засиделась, решила попить с Эммой кофе. Когда Миллс вышла из кабинета, то услышала, как Миранда разговаривала с Кайли, которая вышла с больничного.


– … она очень хорошая. Мы с Эммой подружились. Да она со многими хорошо общается. С Грэем, с Макки вчера вечером ушла, я бы сказала, убежала, да она и с Реджиной нормально общается, – слушала Миллс, стоя за приоткрытой дверью.

«Так она с Макки трахалась. Нашла с кем, со своей подчиненной. Ну, ладно, Свон. Вы еще ответите за это»


Как только Эмма вышла из кабинета Миллс то, не останавливаясь, прямиком направилась в свой кабинет, сказав при этом Крису, чтобы он сделал ей кофе.

Все это время Эмма только и делала, что думала о Миллс и о их договоренности. Работа почему-то не шла совсем. Мысли были исключительно в кабинете главы корпорации. И Свон решила и не напрягаться. Она все-таки начальник и может переложить часть своих обязанностей на подчиненных. И именно этим Эмма решила и заняться. Раздав инструкции в отделе и сказав, что обязательно проверит правильность и ход исполнения завтра, она вызвала Райдера.

Парень эти несколько дней зря не сидел, а доложил Свон всю обстановку в компании, показал что отлично изучил и архив и действующие договора. И Эмма решила, что его уже можно подключать к более важным делам, нежели варка кофе и ответ на телефонные звонки.

Ближе к концу рабочего дня, Эмма решила, что пора бы уже окунуться в работу и начала обзванивать ряд фирм, с которым требуется пересмотр договоров и разбор новых условий.


– Подготовь мне приказ об увольнении Макки, – сказала Миллс, вылетев из своего кабинета. После услышанного разговора Реджина вернулась в свое кресло и обдумывала, как ей отомстить Эмме и ее любовнице, – принесешь его мне в юридический отдел, – уходя, кинула брюнетка.

Миранда посмотрела на Кайли, – ну, вот и что она опять как с цепи сорвалась?!

Девушка только пожала плечами.


– Эмма, у меня тут новость для тебя, – Брайт решила предупредить Эмму.

– Что случилось? – почему-то настороженно спросила Свон.

– Миллс опять с цепи сорвалась. Я не знаю, что натворила Макки, но она собралась ее уволить сейчас, и уже пошла в твой отдел, – пояснила Брайт

– Какого черта? – недоумевала блондинка, а потом до нее дошло, из-за чего могла так поступить Миллс, – Миранда, а ты кому-нибудь говорила, что я вчера ушла вместе с ней с работы?

– Нет. Хотя мы с Кайли о тебе разговаривали, но этот разговор никто не слышал, – ответила Миранда.

– А может и слышал, – себе под нос пробурчала Свон, – Миллс у себя?

– Я же сказала, что она уже пошла к тебе в отдел? – сказала Миранда.

– Да? Черт, прослушала, – выругалась Свон, и быстро повесив трубку, выбежала из кабинета, направляясь в юридический отдел, остановить Миллс.


Реджина пришла в отдел и сразу пошла к столу Макки.

– Ну, что, мисс Макки, как продвигается ваша работа? Я смотрю, вы отлично ведете свои дела?!- громко спросила Реджина.

Шерил ошарашено посмотрела на главу корпорации, не понимая, про что говорит Реджина.

– Простите, мисс Миллс… – вставая со своего рабочего места, говорила рыжая.

– Что не понимаешь о чем я? Так я поясню. Пусть все слышат, какой у них легкодоступный заместитель, – оперевшись на стол руками, прошипела Миллс.

– Мисс Миллс, я ничего не понимаю, о чем вы? – испуганно говорила Шерил.

– Я о том, что ты как последняя… отдаешься, еще юрист, – яростно смотря Макки прямо в глаза, сказала Миллс, – можно узнать с кем еще ты переспала в моей компании?

– Я ни с кем не спала, мисс Миллс. О чем вы вообще говорите? Я не понимаю претензий в мой адрес, – спрашивала Макки, действительно так и не понимая, что произошло с Миллс, что она так отзывается о ней.

А в это время за их перепалкой уже вовсю наблюдал весь отдел, бросая работу, а только что и делая, слушали разговор на повышенных тонах.

– Да мне плевать с кем ты спишь за пределами моей компании. Но развращать персонал я тебе не дам. Что у вас за отдел?! Бывший начальник с ассистентом, теперь его зам. Куда смотрит ваше начальство? – скрещивая руки на груди, спросила брюнетка.

– Прямо перед собой, – послышался голос у дверей отдела и тут же все взоры устремились на Свон, которая вошла в отдел и медленно подошла к Реджине и Шерил.

– Что здесь происходит? – спрашивала блондинка, переводя взгляд с Шерил на Миллс и обратно. Шерил лишь взглянула на Свон, но ничего так и не смогла ответить.

– Мисс Свон, а вы не перепутали должности, задавать мне такие вопросы? – посмотрев на Эмму, прошипела Миллс, – с вами я потом пообщаюсь. Мисс Макки, вернемся к вам. Я вас держала только потому что вы себя проявляли как профессионал, но вы не оправдали моих надежд. Вы уволены.

– Но… мисс Миллс… – начала Макки, но была остановлена Свон.

– Мисс Миллс, Макки моя подчиненная и я имею право узнать у вас причину ее увольнения, – прекрасно зная, за что Миллс так с Шерил все равно спрашивала Свон.

– За непрофессионализм, – ответила Реджина, – и вообще я не обязана отчитываться перед вами, мисс Свон. И впредь следите за своими подчиненными.

– Нет, мисс Миллс. Согласно трудовому кодексу, уволить сотрудника имеет право его непосредственный начальник или высшее руководство, но только после согласования или же введение в курс дела и озвучивание причины непосредственному начальнику. Мисс Миллс, вы обязаны по закону сказать настоящую причину увольнения мисс Макки, – встала в стойку Свон, – мы могли бы пройти в мой кабинет и там обсудить проступки и не профессионализм мисс Макки, а не выставлять это на показ всему отделу, – говорила это Эмма Реджине, – который, кстати, должен сейчас работать, а не отвлекаться на разговоры начальства, – грозно осмотрела все столы блондинка и увидела, как юристы видимо показали, что вернулись к работе.

– Я пойду навстречу вам, мисс Макки. Жду ваше заявление по собственному желанию, через час у себя в кабинете, – кинув яростный взгляд на Шерил, сказала Миллс, – жду вас, мисс Свон, через пять минут, – уходя, добавила она.

– Черт! – огрызнулась Свон, смотря вслед Миллс.

– Эмма, я… – была в панике Макки.

– Шерил, успокойся, сядь, – пододвинула стул Эмма для Макки, но тут же одумалась, – хотя нет, пошли лучше ко мне, – она взяла ее под руку и они вместе вышли из отдела, слыша как уже начались перешептывание и всякие разнообразные версии.


– Крис, сделай крепкий кофе, – заходя в кабинет вместе с заместителем, приказала Свон.

Эмма посадила уже всю трясущуюся Макки в кресло.

– Эмма, я ничего не поняла. За что она так со мной? Я уже больше пяти лет работаю в этой компании, и она всегда сама хвалила меня. Я не понимаю, что я такого сделала, что настолько ее разгневала. Эмма, я не хочу терять эту работу, – тараторила Макки, и уже было видно, как она начинает истерить, – она сказала, что я с кем-то спала. Спрашивала, что у нас за отдел. А я ведь ни с кем и не связывалась на работе. Ну, кроме, тебя, – смущенно посмотрела на начальницу рыжеволосая, – но ведь…

– Так, стоп. Шерил, я сказала, успокойся! – гаркнула блондинка, – я поговорю с ней. Никто тебя не уволит. Все будет нормально, – грубо вставила Свон и вышла из кабинета, как на нее почти налетел Крис и только в последнюю секунду отступил, а не то крепкий кофе оказался бы на белой блузке Эммы.

– Райдер! – прокричала Свон, – вы, что все издеваетесь сегодня? – гневно спрашивала у помощника Свон, – кофе для Макки, она в моем кабинете, – последнее кинула Эмма и быстрым шагом пошла в кабинет Миллс. И даже не останавливаясь у приемной, сразу зашла внутрь.


– И как это понимать? Что ты там устроила?

Реджина налила себе виски, сразу как вернулась в кабинет. И сев в свое кресло, начала ждать прихода Свон.

– Я уволила свою подчиненную, – прошипела Реджина, отвечая на вопрос Эммы.

– За что ты так с ней? Она ничего не сделала! – крикнула блондинка, подходя ближе к столу.

– Это не твое дело, – рявкнула Миллс, – я тебе сегодня уже говорила – не забывайся, помни с кем разговариваешь.

– Простите, мисс Миллс, – прошипела показательно Свон и села в кресло напротив Реджины, – не могли бы вы поставить в известность непосредственного начальника мисс Макки о причине ее увольнения.

– Она нарушила правила компании, и это стало последней каплей в моем терпении, – выдала Реджина.

Свон со злостью стукнула кулаком по ручке кресла и, сжав зубы, прошипела:

– Позвольте узнать, какие конкретно нарушила правила мисс Макки?

– Я не обязана удовлетворять ваше любопытство, мисс Свон.

– Черт! – выругалась Свон, – хватит строить из себя начальника, Миллс. Говори мне правду. Ты ведь увольняешь ее из-за меня? Из-за того, что я вчера ушла вместе с ней из офиса.

– А так эта шлюха провела с тобой ночь?! – изобразила удивление Реджина, – как я удачно решила ее уволить, еще одно нарушение правил компании.

Эмма истерично закатилась смехом.

– Не строй из себя ревнивую идиотку. Ты узнала, что это она со мной вчера уехала и теперь увольняешь ее. Миллс, ты вообще в своем уме? Увольнять профессионального сотрудника из-за мелкой ревности к ее начальнице. Или не мелкой?

– Свон, ты на себя много берешь, – выпивая уже второй стакан виски, сказала Реджина.

– Других ответов нет? – усмехнулась блондинка, – я тебе еще утром сказала, что не собираюсь выполнять правила компании. Не нравится – увольняй. И хватит пить. Я не собираюсь твое пьяное тело ташить домой!

– Хочу и пью. А ты не хочешь, не тащи, – наливая себе еще один стакан, ответила Миллс.

– Реджина, да что с тобой? – спокойно говорила Эмма, видя, как Миллс опустошила третий бокал, – ты правда уволишь эту девочку за то, что она провела ночь со мной?

– Иди на хрен, – сказала Реджина и достала из ящика стола пачку сигарет, – кстати, не захочешь тащить ты, найду того кто захочет.

– Понятно. Дело плохо, – иронизировала блондинка и, встав с кресла, обошла стол Миллс. Вырывая из ее руки сигарету и приложив к губам, вырвала еще и зажигалку и закурила, присев задницей на край стола.

– Ты же говорила, что не куришь? – улыбаясь, спросила Миллс.

– Я говорила, что малышка за здоровый образ жизни, – выдувая дым из легких, ответила Эмма и отвела взгляд в окно.

Реджина достала еще одну сигарету, – и почему ты тогда куришь? Зажигалку верни.

– Обойдешься, – убирая зажигалку в карман брюк, ответила Свон, – потому что не могу разговаривать с умным человеком на тупые темы. Нервы не выдержат.

– Свон, что тебе надо? – спросила Реджина, – почему ты так ее защищаешь?

– Потому что она профессионал и хороший работник. И я не хочу, чтобы из-за меня она пострадала.

– Нужно было думать, когда затаскивала ее к себе в постель, – ехидно протянула брюнетка.

– Значит, я права. Ты увольняешь ее из-за того, что я переспала с ней. Из-за ревности. Миллс, а ты жалка! – скидывая пепел прямо на пол и приложив к губам сигарету, глубоко затянулась Свон.

– Я веду себя подстать тебе. Ты же ее трахнула, чтобы отомстить мне, – ухмыляясь, ответила Миллс. Реджина налила себя еще один бокал и откинулась на спинку кресла.

– Да, я ее трахнула, чтобы отомстить тебе за обед с Рэем. За то, что ты так быстро переключилась после секса со мной в объятия этого урода. Ах да, прости, красавчика, – кидая бычок на пол и туша его туфлей, грубо говорила блондинка, – но, что из этого, Миллс?! Это было до нашей договоренности. А значит, правила я не нарушила.

– Мне плевать. Я ее уволила и это тебя уже не касается. Скажи спасибо, что я ей позволю уйти самой.

– Ладно, хорошо, окей. Скажи, что ты хочешь, чтобы я сделала, чтобы ты не увольняла ее? – раскинула руки в стороны Свон.

– Ты уже ничего не сделаешь, – посмотрев на Эмму, ответила брюнетка, – я сейчас очень жалею, что не переспала с ним до нашего уговора.

– Ну, так переспи с ним. Отомсти мне. Понимаешь, Миллс, мне, ни ей! – крикнула блондинка.

Реджина засмеялась, – это не месть. Я не мщу ей. Она получила свое. Мне просто не нужен такой человек, как она.

– Почему не нужен? Ты же профессионал, Миллс. Ты же одна сделала эту корпорацию. И ты мне сейчас говоришь, что из-за какой-то нелепой случайности, ты хочешь уволить отличного сотрудника. Если хочешь знать, она сопротивлялась. Она не хотела этого. И это произошло не на работе. Так что она тут не причем. Это я ее напоила и трахнула. Она здесь не причем. Не трогай ее! – последнее Эмма крикнула очень громко.

– Нет, Свон. Нет! – гневно процедила Миллс, – я найду профессионала получше, чем она, а она… она не на одну хорошую работу не устроится в этом городе.

– Реджина, – уже сдалась Эмма и опустила голову, качая ею, – пожалуйста, я прошу, не трогай ее.

– Объясни мне, почему ты так ее защищаешь? Тебе было с ней так хорошо, что ты готова за нее пойти против меня? – с нескрываемым интересом, спросила Реджина.

– Нет. Реджина, мне не было с ней хорошо. Мне никак с ней не было, – окончательно сдалась блондинка. Она не могла из-за собственных амбиций рисковать другим человеком. Тем более совсем невинной Шерил. Игра затянулась, и Свон, встав со стола, пошла на выход, – я не спала с ней. Мы просто посидели в баре. Она выпила пару стаканчиков пива, а я отвезла ее домой, а потом всю ночь колесила по городу. Вот как то так, – тихо говорила блондинка и вышла из кабинета главы компании, опираясь спиной на дверь и закрывая глаза.


Миллс в оцепенение смотрела на дверь, в которую только что вышла Эмма. Вскочив с кресла, Реджина запустила стакан с виски, но он, не долетев до двери, разбился об пол.

Реджина поняла, что Эмма так же как и она сама пыталась ее обмануть. Сыграть на чувствах, вывести на эмоции, вызвать ревность. Все это хорошо получилось у Свон. Реджина смяла лежащие документы на своем столе. Выдохнув и внешне успокоившись, Реджина взяла свою сумочку и вышла из кабинета.

– Я уезжаю. Проследи, чтобы в кабинете убрались. Макки может продолжать работать дальше, – дав указание Миранде, Реджина ушла.


Немного отдышавшись, Эмма проследовала в туалет. Освежиться и успокоиться. Разговор с Реджиной отнял много сил у блондинки. Да, она ничем не лучше Миллс. Также обманула, также хотела вывести на эмоции и разозлить. Вот только, что ее отличает от Миллс так это то, что от ее ошибки может пострадать невиновный человек. А от этого становится еще хуже на душе. Эмма не может просто так этого допустить.

Выйдя из уборной, Свон проследовала в приемную к Миллс, закончить не законченный разговор.

– Миранда, скажи Миллс, что мне нужно с ней поговорить, – зайдя в приемную, попросила Эмма.

– Эмма, она ушла, – сказала Миранда, – сказала, что Макки может продолжать работать и ушла.

Эмма усмехнулась, и устало присела на диван, – ну хоть так.

– Эмма, что у вас происходит с Миллс? – посмотрев нет ли в приемной посторонних, спросила Брайт.

– Нелицеприятное общение начальника и подчиненного, – ответила Свон.

– Я тебе скажу, что Миллс важно твое мнение. Она никогда не меняла своих решений, – сказала девушка, – мне кажется, вам обеим нравится ваши противостояния.

– Если бы ты знала, сколько они отнимают сил и энергии, – усмехнулась Свон, – давно она ушла?

– Минут 5 назад, – ответила Миранда, взглянув на часы.

– Хорошо. Миранда, в моем кабинете сейчас Макки, сходи туда. Успокой ее и скажи, что она остается в компании. И предупреди Криса, что я возможно больше не приду, – кинула Свон и выбежала из приемной. Она быстро побежала по коридору и стоя у лифта, проклинала тот момент, что офис находится на 37 этаже и придется его ждать, а то по лестнице будет намного дольше.

Дождавшись лифта и нажав на 1 этаж, Эмма думала только об одном. Что Миллс еще не должна успеть поймать такси, а значит, Свон успеет ее перехватить.

Глава 18

Реджина вышла на улицу и посмотрела по сторонам. Она решила, что ей нужно в бар, поэтому взмахнув рукой, Миллс попыталась поймать такси.


Свон быстро села в машину, которая была припаркована прямо у входа. И как Эмма была благодарна себе, что не вытащила ключи из кармана брюк. Она быстро завела машину и тут же тронулась с места. В сотне метре она увидела голосующую Миллс и, тут же подъехав, остановилась возле нее.


Реджина открыла дверь и уже хотела спросить, но увидела Эмму. Захлопнув дверь, Реджина пошла дальше.

Эмма медленно нажала на газ и опустила стекло авто.

– Мисс, может вас подвезти? Куда скажите! – медленно ехала Свон со скоростью хода Реджины.

– Спасибо, справлюсь без вашей помощи, – продолжая идти, ответила Миллс.

– Садись, не обижу, – улыбнулась Эмма, продолжая ехать за Реджиной.

– Мисс, вы опять проявляете свою самоуверенность, – буркнула Реджина, – я вас не боюсь.

– Тогда садись, – нажав на тормоз, сказала Свон.

Реджина остановилась и посмотрела на Эмму, – зачем?

– Вы ловили такси. Такси приехало. Куда вас отвезти, мисс? – спросила Эмма.

Реджина выдохнула и села на переднее сидение, – в бар на 72 авеню.

– Как скажете, мисс, – улыбнулась Свон и тронулась с места.

Реджина бросила взгляд на Эмму, и отвернулась к окну.


– Почему грустите, мисс? – прикинувшись заинтересованным таксистом, спросила Свон, а сама направила машину в другую от 72 авеню сторону.

– А вас это так интересует? – не поворачиваясь, спросила Миллс.

– Ну не ехать же молча, – ответила Свон, посмотрев на Миллс, но быстро перевела свой взгляд на дорогу.

– Может мне перед вами исповедаться, ну, чтобы вам не было скучно? – с сарказмом спросила брюнетка.

– А почему бы и нет, – спокойно ответила Эмма, – таксист он как священник. Ему рассказали, а он, молча, выслушал, понял и никому не рассказал.

– Простите, но я не доверяю таксистам, – буркнула Реджина, – а вы как докатились до того, что таксуете на такой машине?

– Да. Хороший вопрос, – улыбнулась Эмма, посмотрев на Миллс, – просто люблю помогать людям. Им нужно доехать, а я помогаю. Все очень просто.

– Это конечно хорошо, но у вас плохо со знанием улиц. 72- я в другой стороне, – показала Миллс.

– У меня все хорошо со знанием города, – ответила Свон и закрыла дверь Реджины на замок.

– Тогда куда вы меня везете? – уточнила Миллс.

– А это уже не важно, мисс.

– Для вас, но не для меня. Я хочу попасть туда, куда собиралась изначально, а это бар на 72 авеню.

– Сегодня вы туда не попадете, – серьезно ответила Свон и уже не смотрела на Реджину, а вела авто.

– Меня это не устраивает. Остановите машину, я поймаю другое такси или найду просто ближайший бар.

Но тут Свон не ответила на вопрос, а просто молча, нажала на педаль газа.

– Свон, останови машину, – прошипела Реджина, – я не хочу дальше никуда с тобой ехать.

– Я хочу, – кинула блондинка и продолжила везти машину.

– Свон, выпусти меня. Останови, и я выйду. Не нужно меня никуда везти, – повышая голос, сказала брюнетка.

– Что ты так паникуешь то? – не отрываясь от дороги, с усмешкой спросила блондинка.

– Я не паникую. Я просто не хочу сейчас находиться рядом с тобой.

– Понимаю… но ничем не могу помочь.

– Вот куда ты меня везешь? Зачем? Что тебе нужно от меня? – обрушила шквал вопросов Миллс.

– Увидишь. Хочу. Ты, – ответила на все вопросы спокойно Свон.

Миллс что-то буркнула себе под нос и, отвернувшись к окну, больше не сказала ни слова.


Дорога оказалась долгой и тяжелой от такой гнетущей тишины. Эмма отвезла Миллс совсем недалеко от города. Но когда они уже приехали на место, было уже темно и поздно.

Место было явно заброшено и никого в округе на несколько километров не было ни видно, ни тем более слышно.

Эмма остановила машину возле неприметного домика, окруженного немногочисленными, но все большими деревьями. В паре шагов от дома текла речка, а за домом находилась детская площадка и маленькая беседка. Можно было сказать, что это единственный дом на протяжении нескольких километров пустынной дороги, разбавляемой разве что многочисленными деревьями.


– Что это за халупа? Куда ты меня привезла, Свон?

– Выходи, посмотришь, – усмехнулась блондинка, видя небольшую панику в глазах Миллс, и вышла из авто, разминая затекшие косточки.

– Я никуда не пойду. Отвези меня домой, – крикнула Реджина, оставаясь в машине.

Эмма еще шире улыбнулась, видя поведение Миллс, и кинув на нее взгляд, пошла по направлению дома.

Реджина смотрела в спину уходящей Свон. Ей ничего не оставалось, как выйти из машины и пойти за Свон.

– Свон, что это за место?

– Заброшенный дом на окраине Нью-Йорка, – ответила спокойно Эмма, достав ключи, которые всегда хранились в машине, она открыла ими дверь и вошла внутрь.

– Э, подожди. Откуда у тебя ключи от этого сарая? – осторожно заходя внутрь, спросила Реджина.

– Это мой дом, Реджина, – ответила Свон, – почти мой.

– В смысле твой? – удивленно спросила Реджина, – ты же сказала, что тебе негде жить. Хотя в этом сарае Ли, точно нельзя жить.

– Зайди внутрь и посмотри, прежде чем так говорить, – зло кинула Свон.

Внутри дом на самом деле не казался ни заброшенным, ни тем более сараем, как сказала Реджины.

Внутри было уютно и по-домашнему тепло. Большая гостиная сразу, как только проходишь из маленького коридорчика. Две небольших, но тоже относительно уютных и полностью обставленных всем необходимым комнаты. Кухня, ванная комната, кабинет и выход во двор. Все показывало, на хоть и не роскошь, но на вполне приемлемое жилье.

– Я соврала. Нам было, где жить, но я не могла оставить здесь одну Лилит, а мне нужна была работа.

– То есть ты нашла няню в моем доме? Свон, что ты еще скрываешь от меня? – немного зло, спросила Реджина. Она продолжала осматривать дом, который уже не казался ей халупой.

– Я ничего не скрываю. Меня спрашивают, я отвечаю, – грубо вставила блондинка, она не хотела вспоминать сейчас прошлое и прошла в гостиную. Открыла бар и, достав бутылку виски и бокал, налила напиток и протянула Миллс, – ты хотела выпить.

– Я хотела в бар, а не… – показывала на помещение Миллс, – в это. Ладно, ты хочешь сказать, что если я спрошу, ты мне ответишь на любой вопрос? – отпивая из бокала, спросила брюнетка.

– Если тебе это действительно важно, – сквозь зубы ответила Свон, уже заранее напрягаясь, – только прошу об одном, подумай, даст ли тебе что-то важное мой ответ. Если же нет, то просто не задавай, – и присела на диван около стены.

– Хорошо, я буду думать над своими вопросами, – присаживаясь на диван, сказала Миллс, – что это за дом и откуда он у тебя?

– Я купила его несколько недель назад, – ответила блондинка.

– Почему ты тогда сказала, что вы можете покинуть Нью-Йорк, хотя купила дом?

– Мне нужен этот дом, – ответила блондинка и отвернулась, – просто нужен и все.

– Эмма, – дотрагиваясь до плеча, Реджина позвала девушку, – зачем тебе этот дом? Если ты собиралась забрать деньги. Там хватит на дом лучше этого и его содержание. И тут нет ничего рядом, наверное… – тихо предположила Миллс.

– Потому что это мой дом, – тихо ответила блондинка и опустила голову, – да, ты права здесь ничего нет. Здесь только река, детская площадка и полная тишина и умиротворение. Но это мой дом, мой, слышишь? – повернулась Свон к Миллс и почти прокричала это ей в лицо.

– Тише, я понимаю, – спокойно сказала Миллс, – это ваш с Лилит дом. Ты молодец, что захотела вернуть свое.

– Не успокаивай меня, Миллс, – зло кинула блондинка и, встав с дивана, подошла к окну, – это летний дом моего отца. Мы часто, когда я была маленькая приезжали сюда. Здесь так спокойно и хорошо. Только мы. Я и папа. Мы ловили рыбу, ходили на охоту и просто наслаждались общением друг с другом. Только вдвоем, – замолчала блондинка, но после долгих минут молчания произнесла, неотрывно смотря на текущую реку, – он умер, когда мне было 16.

– Свон, – Реджина подошла к Эмме и встала рядом, – мне жаль твоего отца, но ты не одна испытала чувство потери. Когда мне было 8, умерла моя мама. Папа через год нашел очень хорошую женщину, которая меня всему и научила. Но когда мне исполнилось 19, они погибли. Мери сестра мамы, то есть Оливии, очень меня тогда поддержала. В то время я и встретила Стива. Когда мы поженились, я решила забрать Мери в наш дом, который остался после родителей, – с придыханием рассказала Миллс, – я знаю, что ты думала, что я избалованная девочка богатеньких родителей.

– Ничего я такого не думала, – буркнула Свон, так и не поворачиваясь, – прости. Ты права, не нужно было сюда приезжать. Не нужно было бередить старые раны. Но просто с момента смерти отца, я тут была всего два раза. Когда покупала этот дом и… – замолчала блондинка.

– И… – уточнила Реджина.

– И сейчас. Я не знаю зачем, но мне захотелось привезти сюда именно тебя, – Эмма действительно не понимает, почему и зачем она это делает, – мне жаль твоих родителей. Прости, Реджина, я не хотела, чтобы ты все это вспоминала.

– Эмма, прошло много лет и ничего не изменишь. Мне приятно, что ты привезла меня сюда, и я рада, что ты хоть что-то узнала обо мне из моих уст, а не по слухам и сплетням, – возвращаясь на диван, сказала Реджина.

– Я тоже рада, – улыбнулась блондинка и повернулась к Миллс, – еще виски? – смотря на пустой бокал, предложила Свон.

– Давай, – согласилась Реджина, – можно еще один вопрос?

Эмма подошла и, взяв бутылку, налила янтарный напиток в бокал и присела на диван, – задавай.

– Почему ты до последнего не говорила, что у тебя нет ничего с ней? – смотря в бокал, спросила Реджина.

– Не хотела казаться такой же идиоткой как ты, – усмехнулась блондинка.

– Мы обе идиотки, – улыбаясь, сказала Реджина, – когда я сказала, что не ночевала дома, но ты знала обратное, что ты почувствовала?

– Это трудно описать. Но мне было весело, – улыбнулась блондинка.

– Рада, что повеселила тебя, – Реджина допила напиток и, поставив стакан на столик, придвинулась поближе к Эмме, – Свон… – проводя ладонью по щеке, прошептала брюнетка.

– Ты выпила, а я не люблю запах алкоголя, – показывая всю серьезность, сказала Свон, но не пошевелилась, ни на миллиметр.

– Почему ты думаешь, что я намекаю тебе на секс? – улыбнувшись, спросила Миллс.

– А на что ты еще можешь мне намекать? – спросила серьезно Свон.

– Мы договорились, поэтому на это я не буду намекать, я просто буду говорить прямым текстом. А сейчас я намекаю, что хочу спать, – ответила Миллс.

– Реджина, я понимаю, что ты хочешь спать. Уже почти ночь, но… – говорила Эмма, а сама посмотрела на часы, которые показывали девять вечера, а обратный путь был не близким.

– Ты хочешь ехать домой, сейчас? Ты сдурела? Приперла меня сюда на 15 минут и, кстати, ты выпила, а с пьяной тобой я никуда не поеду. Поэтому я раздеваюсь, принимаю душ и ложусь спать. Если хочешь, можешь присоединиться, причем к каждому пункту, – вставая и снимая пиджак, сказала серьезно Реджина.

– Вообще-то я не пила, – вставая вслед за Миллс, сказала Свон и взяла ее за руку, чуть выше локтя, – Реджин, я не могу оставить Лилит одну еще на одну ночь, а потом еще и день. Я безумно соскучилась по малышке и знаю, что она тоже скучает.

– Поехали, – поцеловав Эмму, Миллс взяла свой пиджак и пошла к машине. Она понимала, что Лилит это главное и для нее тоже, поэтому без лишних разговоров согласилась на долгий обратный путь.

Свон была благодарна Реджине за понимание и с улыбкой осмотрела еще раз дом и пошла вслед за Миллс.


Закрыв дверь на ключ, Свон открыла пассажирскую дверь авто, но не пустила внутрь Реджину, налаживая сидение, так, чтобы Миллс было более менее комфортно лежать. Закончив с этим делом, Эмма открыла багажник и достала теплый плед.

– Ну и что ты не садишься? – спрашивала Свон, когда вернулась к салону, возле которого стояла Миллс.

– Ну и что ты делаешь? – с удивлением спросила Миллс.

– Ты же сама сказала, что хочешь спать. Я думаю, так тебе будет удобней, – искренне улыбнулась Свон.

– Я хотела спать в теплой, мягкой кровати, желательно в обнимку с тобой, а не в непонятном положении в трясущейся машине, – сказала брюнетка и все же залезла в автомобиль.

– Ну уж прости, – усмехнулась блондинка и, раскрыв плед, накрыла им Реджину, – я буду аккуратно везти, – и захлопнув пассажирскую дверь, оббежала авто и села за руль, трогаясь с места.


За сегодняшний день Реджина очень устала морально, так что она уже через 30 минут сладко посапывала, укутавшись в плед.

Свон посмотрела на сладко спящую Реджину и не могла не улыбнуться.

«Да, Миллс, кто бы мог подумать, что я привезу в этот дом человека, который меня всем сердцем ненавидит? А зачем? Чтобы показаться слабой в ее глазах? Или чтобы она пожалела меня? Нет! Эмма, с этими соплями пора заканчивать! Зачем я вообще погналась за ней, заставила сесть в машину, насильно привезла сюда… Да потому что ты ей доверяешь, Свон! Нет, как я могу ей доверять? Мы же знакомы то только неделю. Нет, это все неправильно. Нужно оставить все как есть. Секс, работа, дом. Вот только это нас должно связывать. Больше ничего. Я не должна ей, она не должна мне…»

Всю дальнейшую дорогу Эмма спокойно вела авто, время от времени поглядывая на спящую Миллс. Мысли в голове блондинки так и не переставали мучить ее. Нет, она, конечно, все решила, но от этого было не легче. Странное поведение обеих, ревность, вызванная одним лишь предположением об измене, привоз в родной дом и раскрытие тайн друг у друга. Все это не может не натолкнуть на смутные мысли и предчувствия. Но Эмма не готова даже к мыслям об этом, не то чтобы к действительности. И поэтому со смешком внутри себя, она оттолкнула эти думы и просто вела машину по пустынным, но так ярко освещаемым улицам Нью-Йорка.


Дорога назад оказалась намного быстрее, чем туда. И Ауди Свон остановилось на пороге особняка Миллс почти ровно в полночь. Эмма посмотрела на пассажирское сидение, и ей так не хотелось будить сейчас Реджину, но и оставлять в машине или продолжить кататься, тоже нельзя было, и Эмма легонько дотронулась до щеки Миллс и прошептала:

– Реджи, приехали.

Реджина почувствовала легкое прикосновение.

– Обратно ехать мне понравилось больше, – открывая глаза, улыбнувшись, протянула Реджина. Но сделав несколько движений, она опять поняла, что тело немного затекло и побаливает, – Свон, надо заканчивать спать в твоей машине. Я так разогнуться в скором времени не смогу.

– Сможешь, – усмехнулась блондинка, – я помогу размять твои мышцы, – и вышла из машины, открывая пассажирскую дверь.

– И вот скажи, что теперь ты ни на что не намекаешь?!- вылезая, спросила Миллс.

– Да я прямым текстом говорю, – выдала блондинка, захлопывая дверь и включая сигнализацию, – в следующий раз обязательно как следует, разогрею тебе мышцы, а сейчас пошли спать, – и пошла в сторону особняка.

Миллс усмехнулась и пошла вслед за блондинкой.


Свон зашла в дом, свет был уже погашен во всем доме.

– Нас тут не ждут, – улыбнулась в темноте Эмма Реджине.

– Замечательно, – по-доброму протянула Реджина, – они о нас даже не волнуются.

– А может это и к лучшему, пусть спят, – сказала Эмма и медленно пошла по ощущениям к лестнице, но на что-то наткнулась и больно ударилась ногой, – черт!

– Свон, не разрушь мне дом, – сказала Миллс и включила свет во всем холле.

– А, свет, зачем? – зажмурилась от резкой яркости Свон, – ты ослепить меня хочешь?

– Да, а что незаметно?! Ты может, есть хочешь? – разуваясь, спросила Реджина.

– И что ты меня накормишь? – поворачиваясь к Миллс лицом, спросила Свон.

– Пойдем на кухню, в холодильнике я уверена что-то есть, – идя по направлению к кухне, сказала Реджина.

Эмма пошла вслед за Реджиной.


На кухне Реджина сразу заглянула в холодильник.

– О, тебе повезло. Есть макароны с соусом и стейк один остался, – сказала брюнетка и, вытащив все, начала накладывать Свон еду.

– Мм, люблю стейки, – улыбнулась Свон и смотрела за каждым движением Реджины.

Реджина погрела еду и поставила тарелку перед Эммой.

– Кушай, – сказала Миллс и села за стол напротив блондинки.

Свон наколола кусочек мяса вместе с макаронами на вилку и положила в рот. Медленно пережевывая и кривя лицом, Эмма еле проглотила еду, а потом положила вилку на стол.

– Что-то Мери в этот раз сплоховала, – сдерживая так вырывающуюся улыбку, сказала Эмма и чуть отодвинула тарелку.

– Это не Мери, это я готовила. Лилит вчера меня наказала из-за тебя и заставила готовить, – улыбаясь, сказала Миллс, – ну и кто тебе рассказал, что я готовила?

– Лилит и рассказала, – улыбнулась Свон и пододвинула обратно к себе тарелку, – ну вот, не получилось тебя разыграть. Вкусно, Реджина, очень вкусно, – и принялась за еду, – стоп. В смысле из-за меня?

– Потому что, я попросила ее сказать тебе, что меня не было дома. Стоп, а почему она тебе это рассказала? – возмутилась Реджина.

– Так ты еще и малышку подбила на обман? – щурила глаза Свон, – мы просто болтали по телефону, и она рассказала мне свой день. И не возмущайся, это было после нашего с тобой разговора. Я ей рассказала, что заходила утром домой. Так, что она тебя не выдавала.

– Я не подбивала ее на обман, я просто попросила ее не говорить, что я была дома, – буркнула Миллс, – ешь, молча.

– А это не обман? – спросила Свон, – моя дочь не умет врать. Слава Богу, и не хочет этого. Но почему-то ради тебя сегодня крутилась, как уж на сковородке, пока я не сказала, что и так все знаю. Реджина, не заставляй ребенка врать, это может плохо кончиться, – наставляла блондинка и наколола еще один кусочек мяса на вилку.

– Это должно было быть вранье во благо, а ты все испортила. И Лилит умная малышка, поэтому она понимает разницу между враньем и сохранением тайны, – ответила Реджина, – ладно доедай и пошли спать.

– Вранье во благо? Надо запомнить. В следующий раз как тебя обману именно, так и оправдаюсь, – сказала Свон и уже молча, принялась доедать еду.


– Ну, что поела!?- забирая тарелку, спросила Миллс, – чай или уже спать?

– Я бы не отказалась от бокальчика виски перед сном, – вставая, говорила блондинка, – но завтра нужно на работу. А там просто ужасная начальница. Жизни никакой не дает, работой заваливает, так что нужно хорошо отдохнуть перед встречей с этой мигерой.

Миллс улыбнулась, – как тебе с ней не повезло. Хотя у меня тоже есть одна подчиненная. Это просто кошмар. Сексуальная маньячка, постоянно хочет со мной переспать, – в тон Эмме, сказала она.

– Да? – удивилась Свон, подходя вплотную к Миллс, – и что ты ей даже повода не даешь? – положила свои руки на талию брюнетки Свон.

– Ты не представляешь, но даже намека не даю, – протянула Реджина, расслабляясь в руках Эммы.

– Тогда точно маньячка, – сказала Свон и потянулась за поцелуем.

– Вот именно, – только и успела сказать Миллс, перед тем, как Эмма ее поцеловала. Реджина обняла за шею и притянула девушку к себе.

А Эмма сильнее обняла Реджину за талию, также прижимая к себе, и углубила поцелуй.

Когда воздух заканчивался, Реджина немного отстранилась.

– А как же отдых перед встречей с начальницей стервой?

– Да ты права, – отпустила руки Эмма, – пора спать.

Реджина улыбнулась и отошла от Эммы.

– Ладно, пойдем, – и они вместе поднялись на второй этаж, – спокойной ночи, поцелуй Лилит от меня, – стоя у двери в свою спальню, сказала Реджина.

– Обязательно. Спокойной ночи, Реджина, – и поцеловав в щеку Миллс, Эмма пошла в свою комнату.


Зайдя в комнату, Эмма сразу подошла к кровати. И увидела, как Лилит спит, а рядом с ней спит еще и Мери. Свон покачала головой, понимая, что малышка просто не может заснуть одна. Переодевшись и поцеловав малышку, Эмма тихо вышла из комнаты и направилась в спальню к Реджине.


Миллс, наконец, избавилась от одежды и, оставшись в нижнем белье, собиралась идти в душ, но увидела себя в отражении. На ее теле были засосы, но это было даже приятно.


Эмма зашла в спальню и услышала звуки воды, исходящие из душа. Свон не стала ждать пока выйдет Реджина и, недолго думая, залезла в ее постель и, накрывшись одеялом, стала ожидать прихода брюнетки.

Миллс приняла теплый душ и, завернувшись в полотенце, вышла из ванной.


– Ну и что ты тут делаешь? – замерев на месте от неожиданности, спросила Реджина.

– У меня, конечно, был выбор между тобой и Мери с Лилит, но я приняла сложнейшее решение и выбрала тебя, – укутавшись по шею в одеяло, ответила Свон.

– Какой был трудный выбор, – скидывая полотенце, протянула Реджина, – но может, ты еще раз подумаешь и поменяешь решение?

Эмма приподняла брови, закусила губу и откинула одеяло, зазывая Миллс лечь рядом.

– Может, ты уже ляжешь? Я то выбор сделала.

Миллс улыбнулась.

– Ты же хотела спать? – залезая в кровать, спросила брюнетка.

– А мы и будем спать, – обнимая Реджину и накрывая их обеих одеялом, ответила Эмма и закрыла глаза.

– Свон, ты издеваешься? С тобой в постели лежит восхитительная, сексуальная, обнаженная женщина, а ты с ней будешь просто спать? – повернувшись к блондинке и нависая над ней, спросила Миллс.

– Угу, – не открывая глаз и возвращая Реджину на прежнее место также обнимая, промямлила Свон.

– Это мы еще посмотрим, – протянула Реджина, начиная целовать Эмму в шею, а рукой гладить живот и медленно спускаться вниз.

– Миииллс… – протянула возбужденно Свон и открыла глаза.

– Чтоооо? – проводя языком по скуле Эммы, спросила Реджина. Притом, что ее рука уже лежала у Свон между ног и нежно поглаживала.

– Я тебя ненавижу, – протянула Свон и руками ухватилась за шею Миллс, наваливая ее на себя, и страстно целуя в губы.

Миллс прервала поцелуй и залезла сверху на Эмму.

– Ты же знаешь, что наша ненависть взаимна, – Реджина нагнулась и начала томно покусывать нежную кожу на шее Свон.

– Знаю… – протянула Свон, не в силах больше сопротивляться, она полностью отдалась во власть этой девушки. Руками Эмма поглаживала обнаженную спину брюнетки, тяжело дыша от каждого ее прикосновения.

Медленно задрав майку Эммы, Реджина облизнула торчащий сосок, зажимая второй между пальцев и сжимая грудь ладонью.

– На тебе слишком много одежды, – Реджина стянула окончательно майку и загадочно посмотрела на шорты.

– Так чего ты ждешь? – с укором спросила Свон, также глядя на свои шорты.

– Я еще не видела тебя полностью голой, – поглаживая живот и грудь, ответила Миллс.

Эмма облизала губы и хищно смотрела на Миллс, – так ты хочешь этого или нет?

– Хочу, – целуя блондинку в живот, ответила Реджина. Она начала сползать вниз и оказавшись между ног, взялась за резинку шорт.

– Смелее, – улыбнулась уголками губ блондинка, смотря на Реджину.

Реджина стянула шорты и посмотрела на обнаженное тело Эммы, восхищаясь им. Реджина опустилась и медленно начала поцелуями подниматься от колена по телу вверх. Поглаживая руками нежно ноги, бедра и бока Свон.

Чувствуя горячие и нежные губы, Эмма вся задрожала. Ей были настолько приятны эти прикосновения, что она просто откинула голову на подушку и наслаждалась ими. Наслаждалась каждым мгновением, проведенным в руках этой безумно сексуальной, страстной, просто огненной женщины.

Миллс легла на Эмму и их тела соприкоснулись. Реджина покусывала кожу на груди и шее, ее рука проскользнула вниз и дотронулась до уже влажной промежности.

– Свон, вот что ты со мной делаешь?

– Ответь сама на свой вопрос, – задыхаясь от прикосновения к своей уже влажной плоти, ответила Свон и раздвинула ноги шире, так и прося Реджину о продолжении.

Брюнетка посмотрела на свою руку и уже уверенней дотронулась до Эммы. Ощущая на своих пальцах горячую влагу. Нежно массируя клитор, Реджина ласкала грудь.

– Твой урок хоть и не прошел даром, но все равно одного урока мало.

Эмма услышала Реджину и положила ладонь на руку Миллс между своих ног и уверенно продвигалась внутрь, заставляя Реджину как можно уверенней и без стеснения и нерешительности продолжать такие и без того горячие и сносящие крышу прикосновения.

– Ты отлично справляешься, – со стоном, срывающимся от проникновения пальцев, проговорила Свон и убрала свою руку, давая Реджине возможность самой ласкать ее.

– Этот урок я уже усвоила, – уверенно двигая рукой, протянула Реджина. Положив на клитор большой палец, начала ласкать и его. Плавно спускаясь вниз.

Оказавшись вновь между ног, Миллс прекратила, какие-либо действия.

– Ну…

– Если ты этого не хочешь, то можешь не делать, – сама не веря в то, что говорит, сказала Эмма, запуская пальцы в черные волосы.

– Если бы не хотела, то не спрашивала, – целуя во внутреннюю часть бедра, сказала Миллс.

– Тогда доверься своим ощущениям и вперед, – расслабляясь, ответила Эмма, гладя черные волосы.

Миллс улыбнулась и прикоснулась языком к клитору, сразу же слыша протяжный стон, срывающийся с губ Эммы. Почувствовав вкус блондинки, Реджина потеряла разум от осознания всего происходящего. Целуя, лаская, покусывая зубами и немного посасывая, брюнетка полностью отдалась своим ощущениям. Ей безумно нравилось доставлять удовольствие таким способом.

– Я надеюсь я хорошая ученица?

– Да, Господи, да, – срывалось с уст Эмма, а ее сознание было где-то очень далеко. Так хорошо ей еще никто не делал. Свон была на вершине блаженства и удовольствия. Хоть Реджина и делала такое впервые, все же чувствовалась уверенность и как ни странно она делала это так как и любит Свон.

Реджина улыбнулась своей самой хищной улыбкой и вновь припала губами к жаркому месту Эммы. Ее язычок проходил по каждой складочке и залазил во все потаенные места, входя в самое лоно. Брюнетке приходилось придерживать Эмму за бедра, так как она извивалась под ее ласками.

Миллс ввела в лоно пальцы и несколько уверенных движений помогли ей отправить Свон на вершину блаженства с истошным стоном.


– Вот, черт! Миллс. Как тебе это удается? – отдышавшись и притягивая Реджину за поцелуем, спрашивала Свон.

Реджина страстно поцеловала Эмму.

– Я же уже говорила, что восхитительная. Ну и у меня есть хороший учитель, – смотря на Свон, ответила брюнетка.

– Отличный учитель, – поправила Эмма, а рукой медленно проскользнула между ног брюнетки, – я смотрю тебе требуется еще один урок? – усмехнулась Свон и навалилась на Миллс всем телом и целуя в шею.

– Да, я бы не отказалась от еще одного наглядного урока. Тем более от такого учителя, – протянула Реджина, отдаваясь во власть Эмме.

Свон улыбнулась и продолжила свои ласки. Медленно, как она и любит покрывала тело брюнетки жаркими и в тоже время нежными поцелуями. Руками, лаская грудь, живот, плечи. Эмма массировала все тело Реджины. Отдавая все свои знания и умения, и чувствовала, как Миллс буквально расслабляется, отдается в ее власть. Требует продолжения и тут же его получает.

Эта ночь казалась самой страстной, желанной, особенной в жизни обеих девушек. Они ласкали друг друга, целовали друг друга, доверялись полностью друг другу и ни о чем не жалели. Даже о том, что смогли полностью раствориться во сне только под утро.

Глава 19

После той страстно проведенной ночи Реджина и Эмма неосознанно пытались провести вместе все свободное время. Вечером они вместе играли с Лилит, не отказывались от ее самых веселых и смелых идей. Впоследствии вместе укладывали малышку и нередко засыпали в одной постели.

Если им не удавалось заснуть с Лилит, то они все равно проводили ночь вместе. Закрываясь в комнате Реджины, девушки отдавались во власть друг друга. И каждая следующая ночь не уступала по страстности и чувственности предыдущей.

Так же как и дома Реджина и Эмма на работе проводили время вместе, и чаше всего это было действительно по работе. Когда дело касалось ее детища, Миллс полностью отдавалась ему. Разработка новых планов, привлечение новых клиентов и заключение новых договоров поглощало Реджину с головой. Все этих аспекты обсуждались с Эммой, Реджина стала доверять мнению и профессионализму блондинки. Благодаря Свон, Миллс удалось заключить еще несколько крупных контрактов и пересмотреть несколько договоров с нынешними давними клиентами.

В эти моменты Эмма ловила себя на мысли, что любит наблюдать за Реджиной, когда она занята работой. Миллс становилась серьезной и ее лицо, как казалось Свон становилось совсем другим.

За эти три недели, с каждым проведенным днем вместе с Эммой, Реджину одолевали все больше страх и паника. Она боялась той привязанности, которую начала испытывать к блондинке. Когда ее не было рядом, Миллс чувствовала, как ей ее не хватает, как нет чего-то важного в ее жизни. Наблюдая за Свон, Реджина ловила каждое ее движение, каждое сказанное слово и от этого становилось все тяжелее.

Проснувшись рано утром в объятиях Эммы, Реджина поняла, что так больше продолжаться не может. Это уже не просто секс без обязательств и претензий, это зарождение нежных чувств, которые Реджина запретила себе испытывать.


Свон испытывала абсолютно такие же чувства и эмоции. Мысли все эти три недели не покидали белокурую голову ни на секунду. Как быть дальше? Что им делать? Секс без обязательств превратился в настоящие нежные и проникающие прямо в сердце отношения.

Свон не боялась открыться Миллс, она боялась другого. Вернее другой. Которая в любой момент может вернуться и разрушить только-только зарождающие чувства.

За эти три недели Свон многое узнала из своего прошлого. И та информация, которую Эмма узнала, не могла ее радовать. Именно этого она и боялась. Но это происходило. Там далеко в Бостоне все текло, не так как предполагала блондинка. А значит, через пару недель им с Лилит будет необходимо уехать из этого города. Уехать навсегда и чтобы их никогда не смогли найти и разрушить их будущую жизнь.

Но теперь Эмма не может так категорично говорить о своем отъезде. Не может. И по одной простой причине. Она не хочет расставаться с Миллс. Свон абсолютно запуталась и не знает, что ей делать.

Остается надеяться только на одно. Что разрешение бостонского дела все же пройдет успешно для Свон, хоть и слухи говорят об обратном. А уже когда все окончательно выяснится нужно будет поговорить серьезно и с Миллс и с Лилит. Но выход Эмма видит по-прежнему только один – уехать, и не возвращаться больше в Нью-Йорк как бы трудно от этого решения не было.


– Эмма, просыпайся, – вылезая из кровати, грубо сказала Миллс, – тебе пора возвращаться к Лилит.

– Что? – протирая глаза, спрашивала блондинка и посмотрела на часы, – черт! Еще только 5 утра. Есть еще пару часов, – пробурчала блондинка, – возвращайся в постель, – закрывая глаза, продолжила она. =

– Эмма, тебе пора. Вставай и иди в комнату к Лилит, вдруг она проснется раньше, – не обращая внимания на время, сказала Миллс.

– Реджина, дай поспать. Лилит не проснется еще как минимум несколько часов, – отворачиваясь спиной, промямлила сквозь почти возвращающийся сон блондинка.

– Хорошо, тогда уйду я, – накинув халат, Реджина вышла из спальни и пошла в свой кабинет.

Но Эмма ее уже не услышала, а вернулась в сон.


В семь утра прозвенел будильник, и Свон разлепляя глаза, отключила его. Присев на край кровати, она повернула голову, но не обнаружила там Реджину, и звуков воды из ванны также не было слышно.

Эмма натянула халат и сразу направилась в кабинет, в который Реджина часто уходила и именно там Эмма и надеялась найти брюнетку.

Зайдя в кабинет, Свон и обнаружила там Реджину. Она спала на диване в совершенно неудобной позе. Голова лежала на подлокотнике, а сама она свернулась калачиком и мирно посапывала. Блондинка подошла к дивану и присела на корточки.


– Реджина, Реджина, просыпайся, – погладила по щеке Миллс Эмма.

Миллс открыла глаза и увидела Эмму. Потянувшись, она попыталась размять затекшие мышцы.

– Сколько время? – садясь на диван, спросила Миллс.

– Уже семь. Ты почему ушла? – вставая, спрашивала Свон.

– Потому что я просила уйти тебя, но ты даже отказалась меня слушать, – буркнула Реджина.

– Прости, я спала. И сейчас, кажется, еще не проснулась. Я тебя не понимаю. Почему ты хотела, чтобы ушла я?

– Я не хочу разговаривать на эту тему, – встав, грубо сказала брюнетка, – ты хотя бы сейчас можешь оставить меня одну?

– Могу, конечно, могу, – отошла от нее Свон. Она совсем не понимала настроения Реджины, но было видно, что на разговор она сейчас не пойдет.

– Хоть за это спасибо, – пересаживаясь в свое кресло, буркнула Миллс, – сегодня, я поеду на такси.

– Как скажешь, – оторопела Свон, но не стала ничего спрашивать. Она, просто молча, вышла из этого холодного кабинета и пошла к Лилит.

Малышка еще спала, и Эмма просто приняла душ, переоделась и пошла на кухню.


Посидев в своем кабинете в своих мыслях и приведя их немного в порядок, Реджина вернулась в свою комнату. Приняв душ и переодевшись, она спустилась в столовую, где уже вовсю хозяйничала Мери.


– Доброе утро, – поприветствовала Перес.

– Я бы так не сказала, – буркнула Миллс, – я буду только кофе. И вызови мне такси.

– Хорошо, а Эмма, что на работу не едет? – удивленно спросила женщина.

– Доброе утро, Мери, – зашла на кухню Свон, – еду. Но мне сначала нужно заехать в одно место, а уже только потом на работу, – соврала блондинка. Она прекрасно знала, что сейчас пойдут расспросы и не хотела, чтобы они обрушились на и так находящуюся в плохом настроении Реджину.

– А тогда конечно вызову, – наливая кофе Реджине, сказала Мери, – Эмма, будешь кофе?

– Да, спасибо, Мери, – присела за стол блондинка.

Пока Мери разговаривала с Эммой, Реджина находилась в прострации. Она поставила громко чашку с так и не тронутым напитком.

– Сама поймаю такси, – встав из-за стола, сказала Реджина и, схватив сумку и пиджак, ушла.


Свон посмотрела вслед Миллс, но не сделала даже и шага так и, оставаясь сидеть. Она не хотела ни о чем сейчас разговаривать. Настроение Реджины передалось и ей. Хоть она не понимала, что сейчас происходит с Миллс, но почему-то отчетливо чувствовала, что это из-за нее.

– И что это сейчас было? – смотря на дверь, в которую вышла Миллс, спросила Мери.

– Не знаю, – со всей серьезностью ответила блондинка, и в ее голосе читалось беспокойство.

– Ладно, наверное, на работе что-нибудь. Может утром позвонили, – предположила женщина.

– Может, – протянула блондинка, прекрасно зная, что никаких звонков не было, – ладно, я ушла. Спасибо за кофе, – и также как и Миллс стремительно покинула дом.


Реджина добравшись до работы, заперлась в своем кабинете, сказав Миранде, чтобы она ее не беспокоила и не пускала к ней кого-либо.


Всю дорогу до работы Эмма думала над утренним поведением Реджины. Она понимала, что что-то случилось и что ее роль в этом что-то явно не последняя. Но совершенно не понимала, что она такого сделала или наоборот не сделала. Почему Реджина так повела себя. Эти вопросы очень терзали Свон.

И как только она приехала в офис, первым же делом направилась в приемную к Миллс.


– Доброе утро, Миранда, Кайли, – поздоровалась с секретарями Свон и подошла к двери кабинета 371.

– Доброе утро, – улыбаясь сказала Кайли и вернулась к работе.

– Привет, – доброжелательно ответила Миранда, – Эмма, она просила не беспокоить.

Только ухватившись за ручку, Эмма развернулась к Брайт.

– Миранда, скажи, что пришла я. Мне срочно нужно с ней поговорить.

– Эмма, она была зла и вряд ли сейчас примет тебя, – ответила Брайт.

– Брайт, просто скажи, что пришла Свон, – разозлилась Эмма и прикрикнула на Миранду.

– Мисс Свон, мисс Миллс просила ее не беспокоить, я выполняю ее распоряжение, – спокойно, но с нотками раздражения ответила Брайт.

Тогда Свон не выдержала, а просто дернула ручку, но та не поддалась, показывая, что дверь в кабинет закрыта. Эмма стукнула кулаком по двери и, кинув злой взгляд на Брайт, сказала:

– Хорошо, мисс Брайт. Когда, мисс Миллс выйдет из кабинета, скажи ей, что мне срочно нужно с ней поговорить, – выдала Свон и пулей вышла из приемной, чуть не снося при этом своего собственного помощника, который как раз заходил в приемную.


Реджина пыталась отключиться и погрузится в работу, но это у нее совсем не выходило. Взяв бутылку виски и включив аудио систему на полную громкость, она решила утопить все мысли в алкоголе. Но и этот способ не увенчался успехом, алкоголь не шел, а музыка не помогала. Реджина совершенно не понимала, что с ней происходит.


– Крис, соедини меня с Брайт, – ближе к концу рабочего дня Эмма решила еще раз попытаться поговорить с Миллс.

Весь день Эмма загрузила и себя и весь свой отдел работой. Она была зла, и кто бы не заходил в ее кабинет точно получал за малейший проступок или неверно сказанное слово. Свон придиралась ко всем и к каждому. Она хотела выплеснуть всю злость сегодняшним поведением Реджины на собственных подчиненных. Но ближе к концу рабочего дня немного успокоилась, если это конечно можно назвать спокойствием, и хорошо подумала, что могло случиться с Миллс за такой короткий период времени, как ночь. Ведь вечером все было прекрасно. Жаркие поцелуи, страстный секс, нежные объятия после. А утром холодная Снежная Королева. И сейчас она не хочет ни с кем разговаривать. Заперлась в своем кабинете и не выходит целый день. Эмма специально дала задание Райдеру, чтобы тот следил за каждым передвижением Миллс, но она так, ни разу и не вышла.


– Да, мисс Свон? – холодно сказала Миранда, когда Крис соединил ее Эммой.

– Миранда, мисс Миллс уже можно беспокоить? – тем же холодом спросила Свон.

– Эмма, я не знаю, – ответила спокойно Брайт, – она не выходила ни разу и уже несколько часов там просто орет музыка.

Свон ничего не ответила, а просто тяжело дышала в трубку, прислонив ее ко лбу.

– Эмма, я могу открыть ее кабинет. У меня есть запасной ключ, но… – спустя минуту ожидания сказала Миранда.

Эмма сразу оживилась, – Миранда, слушай… – замялась блондинка, – я сейчас… – и положив трубку, побежала в приемную Миллс.

Миранда повесила трубку и, достав ключ из сейфа, начала ждать прихода Свон.

Свон быстро дошла до приемной Реджины и увидела ждущую ее Брайт.

– Миранда, ты, правда, можешь открыть? – с надеждой в голосе спросила Свон.

Миранда ничего не говоря, протянула блондинки ключ. Эмма благодарными глазами посмотрела на Брайт и, кивнув, приняла от нее ключ и сразу подошла к двери.


Реджина сидела на диване, единственное, что ей хоть немного помогло, были сигареты. Она прикуривала очередную, когда услышала, что дверь ее кабинета открывается.

Свон зашла в кабинет. В кабинете был жуткий запах виски и сигарет. Окно было плотно закрыто, а музыка играла так, что можно было оглохнуть.

Свон увидела, как Миллс сидит на диване в руках у нее были сигареты, а на журнальном столике бутылка виски и одинокий стакан. Эмма сжала зубы и, найдя пульт, отключила музыку и просто молча, смотрела на Миллс.


– Зачем ты пришла? – затягиваясь, спросила Миллс.

Свон облокотилась на рабочий стол Миллс, скрещивая на груди руки и просто молча, смотрела за женщиной, не отвечая и не задавая сама вопросов.

Реджина также смотрела на Эмму.

– Я еще раз спрашиваю тебя, зачем ты пришла? – яростно продолжила спрашивать Миллс, – пошла вон!

Эмма гневно смотрела на Миллс, зубы сжимались от злости, и она стала тяжело дышать, но не шелохнулась и продолжала также стоять и молчать.

– Ну, что ты на меня смотришь, а? Посмотрела, так вали! – прошипела Миллс, – хватит тут стоять!

Свон закатила глаза, но так и продолжила наблюдать за Реджиной. Нужно было, чтобы она весь свой гнев выместила на Эмме. И может тогда блондинка сможет понять, что же случилось.

Реджине это надоело и она, вскочив с дивана, подлетела к Эмме.

– Что тебе нужно? Зачем ты пришла? Уходи. Я не хочу тебя больше видеть.

Эмоции, эмоции – вот чего Эмма добилась от Реджины, но приняла на себя маску спокойного лица и совершенно отстранено спросила, заглядывая в черные гневные глаза, – почему?

– Почему? Ты спрашиваешь почему? Так вот, Свон, я не буду тебе ничего объяснять, – прошипела Миллс, – это не твое дело, убирайся от сюда!

– Я не уйду, пока ты мне не объяснишь, что с тобой происходит, – продолжала сверлить взглядом Эмма.

Реджина рассмеялась, смотря Эмме прямо в глаза.

– Со мной ничего не происходит. Со мной все прекрасно. И я не собираюсь тебе ничего объяснять, – сказала Миллс и, обойдя стол, села в свое кресло.

Эмма горько усмехнулась и повернулась лицом к Миллс.

– Прекрасно говоришь? Утром ты убежала из дома. Весь день сидишь запертая в этом уже насквозь провонявшем кабинете. Пьешь виски, куришь, а музыка орет так, что даже охранник на первом этаже слышит. Да, точно, это твое типичное поведение.

– Главное меня устраивает, – усмехнувшись, сказала Миллс. Она хотела сказать еще что-то, но ее мобильник зазвонил, – выйди из моего кабинета, и меня важный звонок.

Эмма покачала головой и, вновь скрестив руки на груди, села в кресло возле стола.

Телефон зазвонил вновь, и Реджина посмотрев на Эмму, взяла трубку.


– Привет, Реджина. Как у тебя дела? – послышался приветливый мужской голос, – я только вернулся из той командировки, про которую тебе говорил.

– Привет, Рэй. Я так рада тебя слышать, – улыбаясь, ответила брюнетка и увидела, что Свон закрыла глаза и облокотилась на спинку кресла, продолжая слушать разговор брюнетки с мужчиной.

– Реджина, можно мне тебя увидеть? – с придыханием спросил Уэст.

– Ты хочешь меня увидеть?! – повторила для Эммы Миллс, – конечно, давай увидимся. Где и когда?

– Как только ты освободишься, давай я заеду за тобой. Можем поехать в любой ресторан, в который ты захочешь.

– Давай я приеду к тебе прямо сейчас? До конца рабочего дня остался всего час, а в ресторан я просто не хочу.

Ни один мускул на лице Свон не дрогнул, когда она слушала разговор Реджины. Она прекрасно понимала, что это сейчас спектакль для нее, но и сопротивляться этому она не имела никакого права.

Когда Реджина разговаривала с Уэстом, она нашла единственное правильное решение для себя. Чтобы забыться, отвлечься и больше не думать о тех чувствах, которые она может испытывать к Свон. Это был спасительный звонок, за который она очень была благодарна и сразу ухватилась за него, как за последнюю ниточку.

– Конечно, давай. Я скажу Глории, чтобы она нам что-нибудь приготовила. Реджина, я очень жду тебя, – воскликнул Рэй.

– Тогда я выезжаю, – ответила Реджина и повесила трубку.


Эмма открыла глаза и молча, смотрела на брюнетку.

– Мисс Свон, у меня важная встреча. Ты тут останешься сидеть или все же покинешь мой кабинет? – поднимаясь с кресла, спросила Миллс.

– Помнишь, что я сказала тебе три недели назад? – смотря в одну точку на столе, спросила Свон.

– Я не все запоминаю, что ты мне говоришь, – собираясь, прошипела Реджина.

– Я повторю, – делая паузу, очень тихо, почти дрожа, проговорила Свон, так и не смотря на Миллс, – уйдешь к Рэю – уходи. Навсегда.

– Тебя не спросила, что мне и как делать, – уходя, зло кинула Реджина. Выйдя, она очень сильно хлопнула дверью.

– Я так и думала, – сказала себе под нос блондинка, и так и осталась сидеть в кресле, опустив голову.

Глава 20

Уходя из кабинета, Реджина думала, что совершает самый правильный поступок в своей жизни. Дав понять Эмме, что она выбрала Уэста, это то, что и было ей нужно. Миллс нужно было разорвать последние связи между ней и блондинкой.

Поймав такси, она сразу же поехала к Рэю домой, как и договорилась с ним. Рэй жил на Манхэттене, поэтому путь Реджины занял не больше получаса.


– Привет, – заходя в шикарную квартиру в престижной высотке, сказала Реджина.

– Привет, – обнимая и целуя в губы брюнетку, сказал Рэй. Реджина ответила на поцелуй, переводя его в более страстный.

– Я так рад тебя видеть, я скучал по тебе, – немного отстранившись, сказал мужчина.

– Я тоже скучала, – наигранно улыбнулась Реджина, – может, мы пройдем в гостиную?

– Да, да, конечно. Пойдем, – беря за руку Миллс, он повел ее вглубь квартиры.

Квартира была очень стильная и красиво обставленная в стиле «Модерн». Из гостиной на второй этаж вела черная металлическая лестница. Большой белый кожаный диван практически по всему периметру гостиной. Глянцевое покрытие на полу, которое разделяло квартиру на зоны. Кухня с белой мебелью, обставленная новейшей техникой. Сама кухня плавно переходила в столовую, в которой стоял большой круглый стол из черного закаленного стекла и металлические стулья с белыми кожаными спинками и сиденьями.

Реджина осмотрелась и села на диван.

– У тебя очень красиво.

– Спасибо. Я сам ее обустраивал. Мне нравилось этим заниматься. Может вина?

– Не откажусь, – улыбнувшись, ответила Реджина, и Рэй сразу ушел на кухню за напитком.

– Вот, – протягивая бокал, сказал Рэй и сел рядом с брюнеткой, – как у тебя дела? Ты решила свой вопрос с машиной?

– В компании все хорошо, помогли договора, которые меня удалось заключить. Мы немного восстановили свои счета, после того как их подчистил Стив.

– Я предлагал тебе помощь. Я говорил, что могу помочь тебе его найти…

– Нет, Рэй. Я не хочу больше его никогда видеть, а с деньгами я и сама разберусь.

– Ну, а с машиной? Я так понимаю, что ты приехала на такси?

– У машины очень большие повреждения, сейчас она в ремонте.

– Ну, а сейчас ты почему отказалась от моей помощи? Я тебе говорил, что могу отдать свой Мерседес, а сам поездить на Ауди.

– Рэй, не нужно пытаться мне помочь. Я сама разберусь со своими проблемами.

– Реджина, ты мне нравишься. И это я не раз тебе говорил, я хочу помогать тебе, чтобы ты ни в чем не нуждалась и чтобы ты не решала свои проблемы сама.

– Рэй. Рэй, спасибо, – Миллс придвинулась и нежно поцеловала Уэста, углубляя поцелуй.

– Реджина, ты уверена, что хочешь этого? – немного отстранив брюнетку, спросил Уэст.


Миллс на секунду задумалась. А правильно ли она поступает? Обрывая все нити между ней и Эммой. Давая шанс и надежду Рэю, который безоговорочно в нее влюблен. Сейчас находясь в объятиях Уэста, Миллс впервые задумалась не только о своих чувствах.

«Рэй не виноват, что я хочу с его помощью забыть все чувства, которые начала испытывать к Эмме. Эмма, ты глубоко поселилась в моей душе и в моем сердце. Но у наших отношений нет будущего, они запустят цепь разрушений. Мы не подходим друг другу. И Лилит, наша малышка. Ангелочек мой может пострадать, а я не могу этого позволить».


– Да, Рэй, я уверена, – серьезно ответила Миллс, – но если…

– Реджина, нет, что ты?! Ты не представляешь как… – Реджина не дала договорить и закрыла рот поцелуем.

Подхватив Миллс на руки, Рэй не разрывая поцелуя, понес ее наверх, в свою спальню. Мужчина был крайне нежен. Он поставил ее на пол и аккуратно снял пиджак.

Реджина тоже не оставалась в стороне и начала расстегивать его рубашку. Когда с ней было покончено, и Рэй остался в одних брюках, Реджина посмотрела на его великолепное тело. Накаченный торс, плоский живот. Мускулистые руки прижили хрупкое тело Реджины и, Уэст начал целовать ее в шею, вдыхая ее изумительный аромат. Избавив Миллс от блузки, и спустив с нежностью юбку, он подхватил ее на руки и положил на свою огромную кровать, покрывая каждый миллиметр ее тела поцелуями.

Реджина резко поменяла их местами и сама нависла над мужчиной. Целуя его шею и грудь, гладя рукой торс, она медленно спустилась вниз. Проведя рукой по паху Рэя, Миллс поняла, что он дико возбужден. Расстегнув пуговицу и молнию на брюках, брюнетка начала гладить возбужденный член через ткань трусов.

Вернув прежнее положение Реджине, Рэй встал и избавился от брюк и трусов. Когда Миллс увидела внушительных размеров член, она закусила губу и поманила Уэста пальчиком. Он быстро вернулся на кровать и полностью навис над Миллс. Его губы опустились на шею и грудь, а рука скользнула по промежности.

Реджина откинула голову, давая пространство для действий. Но в ее голову пришло осознание, что она ничего не испытывает. Ее возбуждение наигранно, а томного потягивания внизу живота просто нет. Когда она почувствовала, что в ее промежность упирается член Рэя, она запаниковала.

«Что я делаю? Зачем? Я не могу, я просто не могу так поступить! Он влюблен в меня, а я не испытываю к нему ничего. Я хочу к Эмме, я хочу в ее объятия. Мне нужна она».


– Нет, Рэй. Пожалуйста, не надо. Я не хочу, – отстраняя от себя мужчину, надрывно сказала Миллс.

Уэст быстро отстранился и с удивлением посмотрел на Реджину, – Реджина…

– Прости, я просто не могу. Прости, – уже натягивая на себя юбку, говорила Реджина, – Рэй, ты не виноват, это все я.

Рэй тоже встал с кровати и начал быстро натягивать на себя брюки.

– Реджина, ты не виновата. Я знаю, что тебя только месяц назад бросил Стив и это для тебя слишком рано.

– Нет, это не из-за него… прости, – крикнула Миллс, и бегом спустилась по лестнице.

Схватив сумочку, она выбежала из квартиры. Рэй пытался ее остановить и поговорить, но Миллс оказалась непреклонна.


У Свон не было больше ни чувств, ни эмоций. Полная апатия, отстраненность и нежелание совершенно ничего. Она просто сидела в кресле около рабочего стола Миллс с закрытыми глазами и ни о чем не думала. А просто прокручивала в голове только, что прошедший разговор с Реджиной и понимала, что это конец. Она только-только хотела открыться этому человеку, рассказать про прошлое и предложить вместе подумать о будущем. Но нет. Поведение Миллс говорит только о том, что она по-прежнему как и три недели назад считает ее секс-машиной. Игрушкой для плотских утех. И ничего больше. Никаких чувств. Ни влечения. Ни привязанности. Ни симпатии. Ни каких-либо других нежных чувств. А от этого больно. Отчего-то очень больно на душе. Но нет. Свон сильная. Она ни за что снова не впустит в свою душу человека, который вот так просто растоптал ее. Втоптал в грязь и унизил. Нет. Все. Эмма для себя решила только что. Закрыть свое сердце. Как бы больно не было. И пусть она еще не успела открыть дверь, но в данную секунду она ее закрывает. С хлопком, с треском, с громким звуком, как это сделала Миллс несколько минут назад.


– Эмма. Эмма, что произошло? Ты тут уже более часа сидишь, я переживать начала, – зайдя в кабинет, спросила Миранда. Она подошла и села на соседний стул с Эммой.

Но Свон совершенно не слышит Миранду. Она вся в себе и ни с кем не хочет разговаривать. Просто сидит и смотрит в одну единственную точку на столе.

– Эмма, ответь. Что произошло между тобой и Реджиной? Она сама не своя вышла, – продолжала спрашивать Брайт.

– Миранда, ничего не произошло, – все же ответила совсем отстранено Свон.

– Заметно, – протянула Брайт, – Эмма, я не дура и все вижу. Ваши отношения перешли за грань рабочих?

– Что ты несешь? – сморщилась Свон.

– Я что несу?! Эмма, вы ссоритесь, потом период спокойствия в ваших отношениях и всей компании. А потом снова ваша ссора и у всей компании чуть ли не катастрофа, – не сводя глаз с блондинки, сказала Миранда.

– Господи, Миранда, что ты несешь? Какая ссора? И причем здесь вообще компания?

– Ладно, не хочешь говорить – не говори. Послушай. Вспомни три недели назад, она хотела уволить Макки, вы поговорили и Шерил осталась. Сегодня Миллс целый день сидела у себя в кабинете, а ты безумно хотела с ней поговорить. Даже запасной ключ взяла. Эмма, если это не отношения, тогда я не знаю, – выдала Брайт при этом, не отрываясь, смотря на Эмму.

– Миранда, – покачала головой Свон, – давай я скажу, но это останется только между нами. Только, Миранда. Ни Кайли, ни Крис, никто не должен об этом знать.

– Хорошо, я обещаю, – серьезно сказала девушка. Она хоть была не прочь посплетничать, но когда ее просили молчать, она молчала.

– Да, ты права у нас были с Миллс отношения. Но, Миранда, это был просто секс и ничего больше. И сегодня она сделала выбор между сексом со мной и сексом с другим человеком. А я это не приемлю, и поэтому больше нет никаких отношений. Вот как то так, – спокойно и без интереса рассказала Эмма.

Миранда ухмыльнулась.

– Ну да, у вас был чисто секс. Я поняла, – с сарказмом сказала Брайт, – вы только компанию не развалите из-за вашего просто секса, хорошо? – вставая со стула, добавила девушка.

– Да причем здесь компания? Мы ее вообще не трогали! – немного завелась Свон, – да и вообще зря я тебе рассказала, – и тоже встала и собиралась уйти.

– Эмма, пожалуйста, успокойся. Ты можешь мне доверять, – спокойной сказала Миранда, – мой сарказм был не уместен.

– Да я знаю, что могу тебе доверять, Миранда. Но я так устала из-за всего. Что мне уже ничего не хочется. Надо было забрать Лилит и уехать еще тогда три недели назад. Когда они с Миллс поссорились. Ну, вот зачем я осталась? – Эмма все это говорила не Миранде, а больше себе. Убеждала себя, что сделала ошибку. Очередную. Но ведь это не так. Но Эмма никак не хочет этого понять.

Миранда подошла и обняла Эмму за плечи.

– Может, я лезу не в свое дело, но может ничего между вами не закончено? Попробуй поговорить с Реджиной еще раз, например, завтра и окончательно все выяснить. А сейчас езжай домой к дочке, она тебе уже заждалась.

– Может не закончено, – протянула Свон, – но я не хочу просто секса без обязательств. Уже не хочу. Но Миллс считает по-другому, а значит… конец, – сказала Свон и, не смотря на Миранду, вышла из кабинета.

Миранда тяжело выдохнула, – как же у них все трудно, – протянула она, выходя за Эммой.


Эмма зашла в свой кабинет и, забрав вещи, отпустив Криса домой, покинула офис и на своем автомобиле поехала домой. Домой к Реджине. Что больше всего сейчас не хотела.

Миллс была права. Не нужно было играть в эту игру, не нужно было ей предлагать просто секс. Ведь Свон могла уже тогда догадаться, что это не приведет ни к чему хорошему. Ведь Миллс так и останется жестокой, холодной, высокомерной, надменной стервой. Которую почему-то тщательно скрывала все эти три почти счастливые недели. Вот только зачем? Чтобы потом снова наступить на горло, снова растоптать и показать, где на самом деле место Свон? Чтобы сделать больнее?

Эмма и не надеялась, что она вновь сможет почувствовать нет, не любовь конечно, хотя кто знает? Но чувства привязанности и симпатии. Сильной симпатии. После Джессики, после ее предательства Свон не хотела никого впускать ни в свое сердце, ни тем более в маленькое сердечко малышки Ли. Но получилось, так как получилось.

Остается только надеяться, что Лилит не восприняла их дружбу с Реджиной серьезно и вновь не думала о совместной семье. А все остальное забудется, заживется.

Дорога до дома оказалась долгой. Какой-то недоумок удумал снести парочку припаркованных машин, а заодно задеть проезжающих и собрать несколько километровую пробку.

Но Свон это было только на руку. Она не хотела ехать домой с кислой миной и отвратительным настроением. Главное чтобы малышка ничего не заметила, и поэтому всю дорогу до дома Эмма тщательно старалась отогнать все дурные мысли и чувства из головы. И это у нее почти получилось.

Когда она, наконец, добралась до дома, время уже подходило к девяти вечера, а значит остались только мультики, душ и сказка на ночь. Нужно включить улыбку и хотя бы сегодня не расстраивать Ли.


– Я дома, – весело произнесла Свон, заходя в коридор и кладя портфель на тумбочку.

– Мамочка, – через несколько минут выбежала малышка Лилит и кинулась обнимать мать.

– Привет, малыш, – улыбнулась блондинка, подхватывая дочь на руки и целуя в щечку.

– Привет, Эмма, – выходя за Лилит, сказала Мери, – а где Реджина?

– Она сегодня не придет ночевать, – улыбалась Свон, – у нее свидание, – и, смотря на малышку, гладила ее светленькие волосики.

– Как свидание? – вырвалась из рук Эммы на пол Лилит и смотрела то на Эмму, то на Мери.

– Лилит, Джи, наверное, просто на важной встрече, а мама пошутила, – подходя к малышке, сказала женщина.

– Мамочка, ты пошутила? – спросила с надеждой малышка.

– Нет, Лилит я не шутила. У Реджины свидание, а мы с тобой сейчас почитаем сказку и пойдем спать, хорошо? – улыбалась во все зубы Свон, стараясь за улыбкой спрятать свои настоящие чувства.

Лилит заметно поникла и опустила глаза в пол, – да, мамочка, пойдем спать.

– Иди малыш наверх, мама сейчас придет. Спокойной ночи, – поцеловав девочку, сказала Мери.

– Спокойной ночи, – сказала малышка и побежала в свою комнату, а Эмма только посмотрела ей вслед и наконец, убрала дурацкую улыбку со своего лица.

– Ты зачем ей это сказала? Не могла соврать? – грозно спросила женщина.

– Зачем врать? Опять дарить пустые надежды? – также грубо в тон Мери ответила Свон.

– Эмма, ты знаешь как Ли к этому относится, зачем портить их отношения с Реджиной? – продолжила Мери.

– Лилит умная девочка и все поняла еще в прошлый раз. Она не против личной жизни Реджины. На их отношениях это не отразится, – ответила спокойно блондинка, но не смотрела на женщину, все время, уводя взгляд.

– А ну если так, то я, конечно же, спокойна. Эмма, хватит меня обманывать. Вы поссорились, а страдает из-за этого Лилит, держите свои эмоции при себе, – сказала Мери и, развернувшись, ушла на кухню.

– Все всё знают лучше нас, нормально! – в пустоту с упреком сказала Эмма и пошла наверх к Лилит.


Малышка уже готова была спать.

– Ну, что, малыш, давай, почитаем сказку? – улыбнулась Эмма и взяла книжку.

– Мама, а Джи, правда, на свидании? – спросила Лилит, так до сих пор не веря в это.

– Ли, – положила книжку Свон и обняла малышку, – я не знаю. Может это и не свидание, а как тетя Мери говорит деловая встреча. Но даже если и свидание, ты не должна расстраиваться и злиться на Джи. Ты же ее любишь, и она тебя безумно любит. Не расстраивайся, малыш. Завтра уже она будет сказку тебе читать, – говорила успокаивающе Свон, лишь бы Лилит не плакала и вновь не замкнулась в себе.

– Хорошо, мамочка. Ты не переживай, это скорее всего деловая встреча. Вы завтра с ней сами поговорите, и ты все увидишь, – ухватилась за эту ниточку лжи малышка и потянула из-за всех сил. А Эмме только и оставалось, что согласиться.

– Ну, что давай читать?

– Ага, – согласилась уже с улыбкой Лилит и залезала под одеяло.


Сразу после квартиры Рэя, Реджина пошла в ближайший бар, по счастью это оказался ее любимый бар на 72 авеню. Заказав себе литровую бутылку виски, она села за самый дальний столик.

«Что я наделала? Зачем все это устроила? Просто чуть не использовала человека, которому я нравлюсь. Поругалась с Эммой, хотя нужно было просто с ней поговорить. Нужно было ей открыться и сказать, что я больше не хочу наших нынешних отношений. Секс без обязательств, это не для меня. Это изначально было не для нас. Мы сразу установили, правила, которые и не хотели нарушать. По крайней мере, я точно не хотела нарушать. Эмма, почему у нас с тобой все так трудно?!»

Реджина пила стакан за стаканом, обдумывая происходящее в ее жизни. Когда ее бутылка подходила к концу, к ней подошел бармен и присел за ее столик.

– Девушка, может вам уже хватит? – отодвигая бутылку, спросил парень.

Миллс усмехнулась и посмотрела на человека, сидящего перед ней, – принеси мне еще.

– Я тут работаю не первый день, так, что прекрасно понял, что вы тут заливаете горе, обиду, предательство, может измену.

– О, измену, – протянула пьяным голосом Реджина, – свою.

– Плохо, но если вы пьете, значит, вам, либо не понравилось, либо вы считаете это ошибкой.

– Мне не понравилась эта ошибка, – смеясь, протянула Реджина.

– Вот, значит как?! Сочувствую. Может вам вызвать такси и отправить домой? Или…

– К Эмме. Я хочу к Эмме…

– Хорошо, тогда поедем к Эмме. У меня друг таксистом работает, как раз около бара сейчас ждет клиентов. Вот с ним вы и поедете к Эмме, – сказал парень и попытался поднять Реджину.

Миллс была до такой степени пьяна, что еле держалась на ногах, поэтому парню пришлось практически нести ее на руках.

Когда Реджина оказалась с помощью бармена в такси, она назвала свой адрес и, откинувшись на спинку сидения, продолжала допивать из бутылки, которую прихватила из бара свое виски.

– Мы приехали, – послышался голос с водительского сидения.

Расплатившись, Реджина с трудом выбралась из машины. Прихватив свою уже пустую бутылку, направилась домой.

С большим трудом попав к себе в дом, Миллс попыталась тихо, не включая свет, пройти в гостиную. Но ее выпитая бутылка виски сделать этого не позволила. Реджина задела вешалку и пытаясь ее поймать, уронила огромную китайскую вазу, стоявшую в холле. Звон битого стекла разлетелся по всему дому.


Свон сидела на кровати рядом с Лилит. Малышка уже давно заснула, а вот к ее матери сон явно не шел. Мешали мысли, переживание, обдумывание.

Звук разбитого стекла и ужасный шум, доносившийся с первого этажа, заставили блондинку быстро подняться и бегом побежать вниз.

Спустившись в холл, она сразу включила свет и увидела сидящую на полу оперевшись о стенку Миллс, а рядом осколки разбитой вазы и сломанную вешалку. По глазам и несуразным попыткам подняться с пола и пустой бутылки виски недалеко от Миллс, Эмма поняла, что брюнетка в стельку пьяна.


– О, мисс Свон, – протянула Реджина, когда увидела Эмму, – а что вам не спится? – еле выговорила заплетающимся языком Миллс, – Мери, а ты что не спишь?

– Реджина, что с тобой? – спросила прибежавшая на шум женщина.

– Напилась после неудачно свидания, – грубо вставила за место Миллс Свон и подошла к сидевшей брюнетке, делая попытки поднять ее на ноги.

– Отпусти мне, – в попытке оттолкнуть, сказала Реджина.

– Эмма, давай я тебе помогу, – Мери подошла и попыталась взять Миллс за руку.

– Отвалите. Пошли вон обе. Я сама справлюсь, – какими-то силами, Реджине все же удалось встать

– Ладно, Мери, пусть идет, посмотрим, как далеко она сможет уползти, – скрещивая руки на груди и отходя от Миллс, сказала Свон.

Реджина пошла по направлению к гостиной, но сделав пару шагов, она начала падать.

– Эмма, она же расшибется, – подхватывая Миллс под руку, сказала Мери, – помоги мне дотащить ее до дивана.

Свон покачала головой и тяжело вздохнув, подхватила Миллс за талию, а руку Реджины завела себе за шею и медленно вместе с Мери они повели Реджину к дивану.

– Отпустите меня. Не прикасайтесь. А ты вообще убирайся из моего дома, – сказала Реджина, посмотрев на Эмму.

Но Свон и Мери не слушали вопли Миллс и, дотащив ее до дивана, положили тело на него.

– Ну и что мы с ней будем делать? – спросила Мери у блондинки.

– Принесите мне еще виски и можете проваливать, – посмотрев затуманенным взглядом на Эмму и Мери, промямлила брюнетка.

– Мери, идите, отдыхайте, я сама справлюсь, – гневно смотря на Миллс, спокойно сказала Эмма Мери.

– Ты уверенна? Она сейчас вряд ли тебя подпустит, – тихо сказала Мери.

– Хватит шептаться, принесите мне виски и валите. Хотя нет, я хочу увидеть Ли, я не желала ей спокойной ночи, – начиная вставать, сказала Миллс.

– Тихо, тихо, – останавливая Миллс сказала Эмма, но, не удержавшись, также упала на диван.

– Ладно, я пойду, – сказала Мери и вышла из гостиной.

– Что, Свон, не можешь без меня?

– Не могу, – с отвращением от перегара ответила Эмма, – Миллс, пойдем, спать, а? – предложила Свон и попыталась встать с дивана.

– Мне и тут хорошо. Я хочу тебя здесь, – притягивая Эмму за майку, притянула Реджина.

– Я не трахаюсь с пьяным бревном, – выдала блондинка, убирая руки Миллс от себя. И все же вставая с дивана, попыталась ухватить Миллс за талию, – пойдем наверх.

– А первый раз, когда ты спала со мной, ты не думала, что я бревно, – смеясь, ответила брюнетка, – Свон, ты испортила мне жизнь, теперь и секс сумела загадить.

– Да, вот такая я плохая, – не слушая пьяные бредни Реджины, она все же сумела поднять ее с дивана и, ухватив за талию, медленно повела в сторону лестницы.

– Мы с Рэем переспать нормально не смогли из-за тебя, – протянула Миллс, – а ты знаешь, какой у него член?!

– Не знаю и знать не хочу, – продолжая вести Реджину к лестнице, ответила Свон, смотря прямо перед собой, – давай, поднимай ногу, – уже около лестницы просила Свон.

– Даже не собираюсь, – хихикая, пробубнила Миллс, – Свон, а ты знаешь, как он целуется? А я знаю, он классно целуется.

– Я рада, что тебе понравилось, – грубо вставила Эмма надрывным от тяжести Реджины голосом и буквально на себе потащила Миллс вверх.

Реджина специально не помогала Эмме, продолжая висеть на ее шее.

– А где Ли? Я хочу видеть малышку, – поднявшись по лестнице, брюнетка вдруг вспомнила о Лилит.

– Она спит, – ответила Свон и потянула Реджину в ее комнату.

– Что, Свон, уже не терпится затащить меня в койку?

– Да заткнись ты уже, – тяжело дыша, кинула Свон и, открыв дверь и затащив Реджину в комнату, повалила ее на кровать.

– Ну, а теперь давай раздевай. Он раздевал, и ты раздевай, – бубнила Реджина, практически засыпая.

– Так поспишь, – кинула блондинка и отошла от кровати.

– Я хочу спать голая, мне так комфортно, – Реджина села и стала стягивать с себя пиджак.

– Ну, давай, я посмотрю на пьяный стриптиз, – скрещивая руки, говорила с ухмылкой Эмма.

Реджина засмеялась и кинула в Эмму уже снятым пиджаком.

– Хочешь смотреть, смотри, – Миллс начала пытаться расстегнуть пуговицы на блузке.

Эмма поймала пиджак и, складывая его, положила на стул, продолжая наблюдать за жалкими попытками Реджины расстегнуть собственную блузку.

– Что нравится? – спросила Миллс и начала пытаться стянуть блузку через голову.

Эмма ничего не ответила, лишь покачав головой и с недовольством смотря на такие же никчемные попытки, как и с пуговицами, справиться с блузкой.

Миллс, забросив попытки, начала стягивать с себя юбку. После некоторого времени мучений ей все же это удалось. Швырнув юбку в Свон, Миллс посмотрела на нее.

– А дальше все платно, так что вали.

– Так ты еще и платная. Да, Миллс, не думала, что ты так опустишься, – сказала Эмма и, подняв так и не долетевшую до нее юбку, положила ее к пиджаку и пошла в сторону двери.

– Сволочь! Ты сволочь! Ты разрушила мне всю жизнь. Ты отвратительна! – пыталась кричать Миллс, – я выбрала, я выбрала сегодня…

– Да, ты выбрала сегодня, – также крикнула блондинка, – Рэй – хороший выбор. Будьте счастливы! – кинула Свон и вышла из комнаты, хлопая дверью.

– Дура! Я выбрала тебя, – надрывно сказала Реджина. Она легла на кровать и, обняв подушку, практически сразу отключилась.

Глава 21

Но Свон так и не услышала последние перед сном слова Реджины. Она облокотилась на дверь и, закрыв глаза, тяжело задышала. Но простояв так несколько минут, отдышавшись и успокоившись, она вновь заглянула в комнату, убедиться все ли в порядке. Реджина уже спала и Эмма, подойдя к кровати, нежно посмотрела на Миллс.

– Почему он, Реджина? Почему не я? – спросила тихо Эмма и принялась раздевать пьяную и спящую Миллс.

Раздев до нижнего белья, Эмма укрыла одеялом брюнетку и вышла из комнаты.

Сейчас больше всего ей захотелось выпить крепкого кофе. И пусть сейчас ночь и пора спать. Сегодня Свон точно не уснет, и она направилась на кухню.


Мери сидела за столом, когда на кухню зашла Эмма.

– Она спит? – спросила женщина, отпивая из своей чашки чай.

– Да, – устало ответила блондинка и, взяв турку, принялась варить кофе.

– Эмма, что между вами происходит? – устало спросила Мери, посмотрев на стоящую к ней спиной Свон.

– Уже ничего, – тихо ответила блондинка.

– А что тогда происходило? Эмма, она мне как дочь, да и ты уже не чужая, я должна знать, – спросила женщина.

– Мери, ты и так знаешь и видела, что между нами происходит, – устало ответила Эмма, так и стоя спиной к Перес, – зачем эти вопросы?

– Почему тогда у вас все разладилось за один день? Вам так было хорошо вместе.

– Было. Но это была иллюзия. Прости, я не хочу тебе рассказывать все грязные подробности наших отношений. Но могу сказать только одно – меня это перестало устраивать, а вот Миллс, кажется, сделала выбор в другую от меня сторону.

– Эмма, ты неправильно все растолковала. Поговори с ней и все выясни, я уверена, что у вас не все еще потерянно.

– Может и не потеряно. Может неправильно поняла. Но я больше не хочу прежних отношений. Да и не нужны они мне сейчас. Я слишком рано начала думать о будущем. Нужно сначала разобраться с прошлым, – наливая кофе в чашку, Эмма присела за стол.

– А что в твоем прошлом не так, что ты не можешь думать о будущем? – спросила Мери. Женщина была взволнованна, так как ей были не безразличны судьбы Реджины и Эммы.

– Там все очень сложно, – отпивая напиток, ответила Свон, – могу только сказать, что нам с Лилит скоро придется уехать далеко отсюда.

– Зачем? Почему вы должны уехать? Ты не можешь просто сказать все сложно и сбежать. А как же Реджина? Она привязалась к вам и больше не сможет без вас. Вы нужны ей, – надрывно начала говорить Перес.

– Мери, ты думаешь, мне легко? Ты думаешь, я хочу уехать, сбежать, отнять у нее Лилит и ее у малышки? Я знаю, как они полюбили друг друга и привязались друг к другу. Но я не могу потерять дочь. Мы должны сбежать, чтобы она нас не нашла, – выговорилась блондинка.

– Эмма, кто она? Почему кто-то может отнять у тебя дочь? Зачем вам бежать, если Реджина может защитить вас?! – взволнованно спрашивала Мери.

– Она это Джессика, моя бывшая девушка и начальница в одном лице, – начала рассказывать Эмма. Ей нужно было, в конце концов, кому-то выговориться.

– Мы тогда жили в Бостоне. Как мне казалось очень счастливо. Она начальник юридического отдела небольшой фирмы, я ее заместитель. Дома мы любящие матери нашей как мне казалось малышки. Я души не чаяла в Джессике, а она очень, до безумия любила Лилит, а Лилит не могла просто дышать без нее. Такая вот настоящая чисто женская семья, – усмехнулась блондинка и, встав из-за стола, подошла к шкафчику и, достав оттуда бутылку коньяка, плеснула немного в кофе.

Мери молча, ждала продолжения рассказа. Она понимала, что Эмме очень трудно раскрывать ей душу.

– Жизнь протекала счастливо. Дом, работа, по выходным парк, прогулки. Безмерная любовь. Идиллия, – снова усмехнулась блондинка, – все разрушилось в один самый ужасный для меня день. Джессика отъехала из офиса, а мне срочно понадобились бумаги по одному делу фирмы. Зайдя в ее кабинет, я обнаружила целый завал разнообразных документов, она не славилась педантичностью и не любила во всем порядок. Так вот, – Эмма очень волновалась, воспоминания и просто осознание еще раз факта предательства трудно ей давался, – я наткнулась глазами на ряд документов. Ряд счетов, по которым было видно, что я Эмма Свон отмываю не хилую сумму прямо с банковских счетов компании. Причем каждую неделю эта сумма постоянно увеличивалась. У меня расширились глаза, я не понимала, что происходит и как это понимать. Ноги отказывались меня держать, и я присев на стул, открыла ящик стола, зная, что там всегда лежит ее любимая фляжка с коньяком. Но увиденное повергло меня в еще больший шок. Там были документы на оформление опекунства над Лилит. Причем уже подписанные. Оставалось только подкрепить это документами о лишении меня родительских прав, и малышка была бы по закону с Джессикой. И вот тогда цепочка медленно начала вставать на свои места, – Свон выпила кофе быстро и налив себе прямо в эту же чашку еще коньяк снова заглушила его.

– Тебя подставили, ты можешь лишиться малышки, а ты упорно не хочешь себе помочь. Постоянно бегать это не вариант. Эмма, почему ты не расскажешь об этом Реджине? Даже если у вас с ней ничего не получится, она все равно не позволит отнять у тебя Лилит. Я никогда этим не аппелировала, но у Реджины куча денег и уйма связей. Ей стоит сделать несколько звонков и твоя проблема решится. Тебе только нужно довериться ей, – взяв за руку Эмму, сказала Мери.

– Я не убегаю от законодательства, Мери, – улыбнулась Свон, – я убегаю от Джессики.

Мери усмехнулась.

– Эмма, Реджина не ради тебя, так ради Лилит свернет горы. Ты не знаешь Реджину на столько, на сколько ее знаю я. Я знаю, что ты дорога ей, а Лилит она просто обожает, она не позволит никому приблизиться к вам без вашего желания, – серьезно сказала Мери.

– Вот именно, Мери, ты правильно сказала – желания, – горько усмехнулась Свон, – на этом Джессика и играла. Я прекрасно знаю, что Лилит любила, а возможно до сих пор любит ее сильнее, чем меня. Я обманула малышку. Джессика нас не бросила. Я подставила ее. Я подставила ее точно так же, как она подставила меня. Она сейчас в следственном изоляторе. До суда три недели и я только недавно узнала, что ее, скорее всего, оправдают за недостаточностью доказательств. Хоть бостонский прокурор мой хороший друг, он не сможет обвинить ее. Ее отпустят, а на руках у нее так и останутся документы по опекунству над Лилит. Джессика очень могущественна в области юриспруденции, да и вообще у нее много связей. Она найдет способ забрать у меня малышку. А самый главный способ это желание самой Лилит.

– Если у вас будет семья с Реджиной, Лилит никогда не захочет вновь жить с Джессикой. Доверься Реджине, и тогда она доверится тебе. Вы обе любите Лилит, а она любит вас, – тихо сказала Мери.

– Мери, я знаю Джессику. Она пойдет на все, чтобы Лилит была с ней. Да она уже на все пошла и не остановится теперь это уж точно. Она и Реджину потащит вниз, как когда-то потащила меня. Она считает Лилит своим ребенком и будет бороться за нее всеми способами. Но я не буду просто так сидеть, и ждать ее удара. Я борюсь так как могу, Мери, понимаешь? – спрашивала Свон, абсолютно не слыша слов Мери, – я не хочу чтобы Реджина из-за этого пострадала, не хочу чтобы мы обе пострадали и всю жизнь жалели, что Джессика победила и забрала самое ценное, что у нас есть. Нашу малышку, – Эмма опустила голову и закрыла лицо руками.

Мери подошла и обняла Эмму, – вспомни ваш разговор с Реджиной, когда она поссорилась с Лилит. Ты не разрешала с ней поговорить, угрожала, говорила, что уничтожишь и лишишь всего. Вспомни, что сказала Миллс?

– Она готова была лишиться всего, – тихо ответила Свон, – но это все равно ничего не изменит, – через несколько минут гробового молчания продолжила Свон, – Мери, поверь мне, нам нужно будет уехать. Как бы я не хотела остаться с Реджиной, как бы я не любила ее. Лилит я люблю во стократ сильнее. И не позволю Джессике и шанса оставить. Я не могу так рисковать. Пусть я лишусь любимой женщины, но никак не ребенка.

Мери подняла лицо Эммы за подбородок.

– Может, ты сначала поговоришь с любимой женщиной, а только потом сбежишь от нее, прихватив с собой ангелочка и ее сердце в придачу? – тяжело выдохнула женщина, – девочка моя, какая же ты глупенькая. Ты можешь создать семью с человеком, которого ты любишь, и который любит тебя и твоего ребенка. Пожалуйста, не упускай этого шанса, – Мери опять крепко обняла Эмму, – я ничего ей не скажу, но ты пообещаешь, что поговоришь с ней сама!

– Я не могу обещать, что расскажу ей про Джессику, – устало улыбнулась Эмма. Слова Мери заставили ее задуматься, – но я обещаю поговорить с ней утром о нас и наших отношениях. Мери, спасибо тебе. Мне нужен был этот разговор и эта поддержка. Но прошу, не давай мне пустых надежд на борьбу с прошлым. Я знаю, что проиграю, – прошептала блондинка и выбежала из кухни.

– Почему они такие упертые?! Им точно понадобится помощь, – выключая свет на кухне, сказала Мери. Тяжело вздохнув, женщина, наконец, пошла, спать.


Эмма медленными шагами бродила по дому. Гостиная, кабинет Реджины, коридор. Второй этаж. Эмма заглянула к ним с Лилит в комнату и, удостоверившись, что малышка сладко спит, поцеловала ее и тихо вышла.

Эмма подошла к двери спальни Реджины и не могла решиться зайти туда.

Она сейчас делала самый сложный выбор за последнее время. Впустить ли в свое сердце и сердечко малышки человека, которого на самом деле любит и полностью доверяет?

И пусть Реджина переспала с Рэем, хоть в это Свон и верится с трудом. Ведь после хорошо проведенной ночи не напиваются в стельку и не приезжают домой. А из этого Эмма сделала вывод, что свидание с Уэстом закончилось неудачно. Эмма все равно ей доверяет и отчего-то надеется, что сегодняшнее ее поведение можно объяснить. Что она тоже испытывает к ней точно такие же чувства. Что все, что говорят ей Мери и Миранда правда и Миллс не использует ее, а по-настоящему… любит? Или хотя бы испытывает симпатию. А ведь это уже большой шаг вперед.

А на другой стороне медали тяжким бременем висит прошлое. Прошлое, которое безумно опасно и может отнять все, что так дорого Свон. Но что большего всего она боится, что это прошлое отнимет у нее Лилит. Ее ангелочка и самого дорогого на свете человека. И вот тогда Эмма не выдержит. И вот тогда будет плохо всем. Она не будет оставаться в стороне, когда у нее заберут малышку. Она сможет пойти на крайние меры. Но от них будет плохо всем.

Побег. Жизнь в постоянном страхе, что тебя в любую минуту смогут найти. Эмма сама не верит, что хочет этого, а самое главное, что желает такую учесть Лилит. Но это единственный по ее мнению выход.

Сбежать? Оставить этот дом, работу, окружение, мечты о счастливом будущем? Бросить любимую девушку? Ведь так Эмма призналась Мери. Ведь так она впервые призналась себе. Она любит Миллс и этого уже не изменить. Она может бороться за нее. Добиваться ее, пусть та этого возможно не желает. Но зачем? Зачем добиваться человека, а потом бросить его? Растоптать? Предать?

А ведь именно так Свон и поступит, узнав, что Джессика в городе. Только почувствовав опасность для Лилит, Свон бросит все и сбежит, не задумываясь о будущем.

А стоит ли? Стоит ли сбегать, когда можно бороться? Можно бороться за свое счастье. Да. Да, это риск. Это огромный риск. Но он оправдывает действия и возможные последствия. Он перекрывает все сомнения и все доводы «против». Он дает возможность, быть с тем с кем хочешь и можешь быть. А самое главное, он дает возможность верить в будущее, верить, что все сомнения забудутся, а прошлое будет далеко позади. Он дает право жить настоящем, со светлым взглядом в будущее.


Эмма зашла в дверь. Она сделала свой неосознанный до конца, но все же выбор. Пусть он может быть изменен в любую минуту. Но не сейчас. Сейчас выбор сделан. Сейчас Эмма здесь, в комнате Реджины, кладет на тумбочку таблетку от головы и большой стакан воды. Садится в кресло и наблюдает за мирно спящей женщиной. Любимой женщиной. И на душе становится тепло. Тепло, от осознания, что выбор предрешен. От осознания, что так и должно быть.

Глава 22

Реджина проснулась утром с головной болью.

«О, Боже. Как же болит голова. Зачем я так напилась? Что вообще наделала? Нужно было вернуться домой. Рассказать все Эмме и извиниться. За мое поведение, оскорбления, за Рэя, которого как она думает, я выбрала. Ну, зачем я так поступила? Еще и вечером оскорбляла Эмму, наговорила ей черти что. Нужно поговорить с ней и все объяснить. Так, Реджина, вставай, приводи себя в порядок и иди к Эмме и Лилит, с малышкой она тебя не прогонит».

Реджина повернулась и увидела таблетку и стакан воды.

– Мери, спасибо, – протянула Миллс, выпивая таблетку и осушая стакан.

Реджина закрыла глаза от удовольствия, а когда открыла, повернулась и хотела встать, то увидела, что в ее комнате на кресле спит Эмма. Брюнетка пала в ступор и несколько минут просто смотрела на спящую Свон.

Встав с кровати, Реджина тихо подошла к блондинке и села рядом с ней на корточки.


– Эмма, просыпайся, – поглаживая по щеке, прошептала Миллс.

Эмма заснула всего пару часов назад. Всю ночь она просто смотрела за Реджиной и еще раз убеждала себя, что поступает правильно.

И вот мягкая ладонь гладит щеку, призывая проснуться, а так не хочется уходить из мира снов, где все прекрасно и никаких проблем в мир настоящего, где столько всего еще нужно решить.

Эмма открыла глаза и увидела перед собой Реджину. Свон не шевелилась, ничего не говорила, просто сидела и смотрела на девушку перед собой.


– Привет, – единственное, что смогла выдавить из себя Реджина. Она продолжила гладить щеку Эммы.

– Здравствуй, – тихо ответила Свон и положила свою ладонь на руку Миллс.

– Эмма, я… мне нужно с тобой поговорить. Я хочу рассказать тебе, – Реджина пыталась что-то сказать, но из-за волнения у нее это очень плохо выходило.

Эмма начала вставать, а вместе с собой помогла встать на ноги Реджине.

– Надень халат, – сказала Эмма и отошла на пару шагов от девушки.

Миллс даже не замечала, что она в одном нижнем белье. Поэтому найдя халат, быстро накинула его на себя.

– Эмма, выслушай меня. Мне нужно тебе все объяснить, – подходя к блондинке, говорила Реджина.

– Объясняй, – немного грубо сказала Свон, но эта грубость была совсем неосознана.

– Эмма, вчера… вчера, когда утром я проснулась… я испугалась. Испугалась отношений, которые сейчас у нас. Испугалась, что у нас уже не просто секс. Я могу ошибаться, но я думаю так. Точнее я чувствую так. Я испугалась тех чувств, которые зародились во мне. Я не могу продолжать наши отношения, так как они сейчас есть. С тем статусом, с которым они есть, – надрывно говорила брюнетка, не сводя взгляда с Эммы.

– И поэтому ты так себя вчера вела? Из-за этого оскорбила и унизила меня походом к Рэю? – спрашивала Эмма, ей было трудно держать эмоции при себе.

– Эмма, я испугалась. Когда я поняла, что у меня есть чувства к тебе, я захотела от них сбежать. Просто разорвать эту нить. Я не планировала идти к Рэю, он позвонил, а ты была в кабинете и я… я не нашла ничего лучше, – подходя ближе, говорила Реджина.

– Реджина, – покачала головой Эмма, так и, продолжая стоять на месте, – скажи мне, что ты чувствуешь? Какие эмоции ты испытываешь ко мне? Почему ты захотела разорвать это ниточку?

– Эмма, ты мне очень нравишься. Но мы тогда договорились, что не перейдем грань, а я испугалась, что уже ее перешла. У нас есть Лилит и я не хочу нанести ей вред, вдруг у нас ничего не получится. А я хочу, чтобы получилось, вчера я поняла, что хочу быть с вами, – подойдя вплотную к Эмме, сказала Миллс.

Свон сглотнула и неотрывно смотрела на Реджину.

– Реджи, давай вместе перейдем эту дурацкую грань? Давай оставим прошлое? – эти слова Свон сказала с закрытыми глазами, – и ступим в будущее уже совсем на других чувствах?

– Эмма, я очень этого хочу. Я хочу перейти эту грань. Давай попробуем быть вместе не только для секса? – Миллс обхватила ладонями лицо Эммы, – посмотри на меня, пожалуйста.

Эмма опустила лицо, а потом посмотрела на Реджину и, прикусив нижнюю губу, тихо ответила:

– Давай. Давай попробуем.

Миллс приблизилась к Эмме и нежно ее поцеловала, обвивая шею руками и притягивая девушку к себе.

Но Эмма оторвалась от губ девушки и сказала, – но я по-прежнему злюсь на тебя из-за Рэя. До чего у вас вчера дошло?

– У меня с ним ничего не было. Я честно скажу тебе, что пыталась, но не смогла. Из-за тебя, – продолжая обнимать Эмму, ответила Реджина.

– Из-за меня? Что мой секс намного эффектней его? – с прищуром спрашивала Свон.

– Нет, просто ты оказалась мне дороже, чем я думала, – улыбнувшись, ответила брюнетка.

– Реджи, ты не представляешь как ты дорога мне, – гладя щеку, Эмма по-прежнему еще не решила, как она поступит через несколько недель, – я надеюсь, будущие мои поступки не убедят тебя в обратном. Но они могут быть, – грустно сказала Свон.

– Что ты имеешь в виду? Эмма, давай начнем все с чистого листа, и между нами не будет секретов? – целуя Эмму, говорила Реджина.

– Мне нужно тебе кое-что рассказать, – отходя от Миллс и садясь на край кровати, говорила Свон, – только пойми меня правильно.

– Эмма, мы договорились, что начнем с чистого листа, и мы начнем. Я постараюсь тебя понять, – откидывая халат и залезая на кровать под одеяло, сказала Реджина, – иди сюда и расскажи мне все.

Эмма посмотрела на Реджину и, улыбнувшись, залезла к ней на кровать, обнимая ее.

– Мы с Лилит можем уехать через три недели, – сразу выпалила блондинка.

Реджина напряглась всем телом, – почему? Давай ты сначала расскажешь, а не будешь меня такими новостями пугать?!

И Эмма рассказала. Рассказала Реджине все, что вчера поведала Мери. Рассказала и о Джессике, и об опекунстве и о двойной подставе. И о том, что не видит другого пути, чем сбежать. А после замолчала и просто ждала реакцию Реджины.


Миллс выслушала и переварила сказанное Эммой.

– Посмотри на меня, – попросила брюнетка, поворачивая блондинку к себе лицом, – я скажу тебе только одно – я не позволю забрать у нас нашу малышку. Эмма, теперь вы моя семья, и я не потеряю вас. И я предупреждаю тебя, что не позволю тебе сбежать вместе с Лилит. Если что-то случится, мы будем бороться вместе.

– С ней невозможно бороться. Она заведомо сильнее. Она сильнее меня. Нас, – опустила глаза Свон.

– Свон, ты только что меня оскорбила. Может, ты меня плохо знаешь, но я никогда не отдаю своего. А вы с Ли теперь мои. Только мои и я вас никому не отдам, – улыбаясь, сказала Миллс, – я тебе сейчас открою маленькую тайну – в этом мире всё решают только деньги. Пусть Джессика и хороший юрист, но я уверена, что есть сотни юристов получше нее. И за круглую сумму, они тебе принесут любой документ.

Свон усмехнулась.

– Это ты мне говоришь про юристов и документы? В нашем мире правят связи. А связи у нее получше твоих будут. Не зря ведь она по обвинению о расхищении и присвоении чужих денег выйдет сухой из воды, да еще и услышит извинения в свой адрес. Миллс, мы твои. Я твоя, – смотрела прямо в карий взгляд Свон, – но стоит только ей появиться, стоит только вновь увидеться с Лилит, она ее заберет. Миллс, она ее официальный опекун, и я уверена, что у нее уже на руках документы о лишении меня родительских прав.

– Я еще раз повторяю, что сделаю все от меня зависящее, но Лилит останется с нами. И ее никто и никогда не заберет у тебя. Ты ее мать, а она твоя дочь, и вы должны быть всегда вместе, – прижимая к себе тело блондинки, сказала Миллс.

– Спасибо, Реджина. Но ты так ничего не поняла. Слова, что мы твои ничто в суде не решат, – уткнувшись в шею Реджины, говорила Свон.

– Глупышка ты моя. Сейчас я не докажу тебе ничего, ты же у меня упертая, – улыбаясь, сказала Реджина, – давай, я просто все докажу тебе действиями.

– Какими? – с интересом спросила Свон в шею Реджине.

– Например, не отдам вас никаким Джессикам. Давай закроем эту тему и просто будем вместе? А сейчас я очень хочу тебя поцеловать, – сказала Реджина и уложила Эмму на кровать, нависая сверху.

– Ты только о сексе можешь думать? – усмехнулась блондинка. Она, наконец, расслабилась. Она поверила в слова Реджины. Поверила, что они смогут бороться. Что они всегда будут вместе, а главное, что малышка всегда будет рядом с ними.

– У меня уже не было секса с тобой уже сутки, конечно, я думаю не только о нем, – смеясь, ответила Миллс.

Эмма тоже засмеялась и притянула Реджину за шею, крепко целуя в губы.


В этот момент в комнату маленьким ураганом влетает Лилит и запрыгивает на кровать, ложась рядом с Эммой и Реджиной, и укрывается одеялом с головой.

Реджина в панике посмотрела на Эмму. Она хотела сказать Лилит, что они теперь вместе, но она не думала, что Ли, вот так их застанет хоть и за обычным поцелуем.


– Малыш, ты уже проснулась? – протянула Реджина, отстраняя от себя Свон.

– Тетя Мери заставляет меня есть манную кашу. А я ее ненавижу, – из-под одеяла буднично сказала малышка.

Эмма улыбнулась и посмотрела на Реджину.

– Ну, а если я опять профинансирую твои инвестиции? – спросила Реджина, – тебе же нравится сейчас пить молоко? – Реджина не понимала, как ей себя сейчас вести с малышкой.

– Ты снова пытаешь меня подкупить, – грозно вытащила голову из-под одеяла малышка, – мам, скажи ей, что я не продаюсь, – и вновь спряталась под одеяло.

Эмма только засмеялась на это поведение малышки и обняла Реджину.

– Эмма, – тихо сказала Миллс, – Малыш, я просто хочу, чтобы у тебя был стимул кушать кашу. Мери плохого не пожелает.

– Реджина, – поцеловала она в щеку брюнетку и слезла с кровати, – не хочет пусть не ест, но тогда и в парк аттракционов мы сегодня не сможем пойти, – подмигнула Эмма Реджине.

Лилит раскрыла одеяло и с прищуром посмотрела на мать.

– Значит шантаж? – и спрыгнула с кровати, – ну хорошо. Тогда я съем кашу, а потом вы не сможете мне отказать покататься на всех аттракционах в парке, – и убежала на кухню.


– Эмма, она видела, как мы целовались, – как только убежала Лилит, выпалила Миллс.

– Слава Богу, что она не забежала через пять минут, – улыбаясь, ответила блондинка.

– Эмма, как ты можешь спокойно об этом говорить? Лилит нас застала, а тебе все равно. Ты хотя бы узнала бы у нее, как она к этому относится, – продолжала вопить Миллс.

– Реджина, ты такая смешная, – по-доброму сказала Эмма и присела на кровать, – вспомни, чего она хотела три недели назад. Неужели ты еще сомневаешься, как она к этому отнесется? – гладя по волосам, объясняла Свон.

Реджина поняла, что сейчас ее паника была не уместна. Она улыбнулась и, приблизившись к блондинке, страстно ее поцеловала.

– Пойдем завтракать. Лилит и Мери нас наверно уже заждались.

– А может, они еще немного подождут? – намекнула блондинка и повалила брюнетку на кровать, нависая над ней.

– Они поймут, а этого я не хочу, – скидывая с себя блондинку, сказала Реджина и встала с кровати.

– А так они этого не понимают, – буркнула Свон и встала вслед за Миллс, – ладно, я пойду переоденусь, – подошла она к Миллс и притянула к себе за талию, – встретимся на кухне? Или вместе спустимся?

– Вместе, – поцеловав, сказала Реджина, – тогда я в душ, а ты как переоденешься, зайдешь и подождешь меня здесь.

– Конечно, – ответила Свон и пошла к себе в комнату.


Реджина была счастлива. Она была рада, что они с Эммой все решили и даже тот факт, что кто-то может помешать, им быть счастливыми не портил ее настроение. Брюнетка была уверенна, что сможет помешать Джессике и не дать ей забрать Лилит.

Эмма была безумно рада, что они с Реджиной были одного и того же мнения. Что они вместе хотели одного и того же. А именно быть вместе. Поставить их отношения на совершенно новую ступень. Но вопрос с прошлым по-прежнему тяготил ум блондинки. Она верила, что Реджина пойдет на все ради них, в особенности ради Лилит. Но этого может оказаться недостаточно. И тогда у Свон возникла небольшая идея. Она, конечно, могла не выгореть, но все же это лучше, чем просто сидеть без дела.

Когда они вместе спускались по лестнице, Эмма поймала себя на мысли, что она не была так счастлива с Джессикой, как сейчас счастлива с Реджиной. С ней не было так хорошо, тепло и спокойно как сейчас.

Эмма улыбнулась и перед тем как зайти на кухню поцеловала Миллс в щеку прошептав, – мне так хорошо как сейчас, не было никогда, – и открыла дверь, пропуская вперед Реджину.


– Доброе утро, – заходя на кухню, сказала Реджина. По Миллс было видно невооруженным глазом, что она счастлива.

– Доброе, доброе, – поняв, что все хорошо, улыбаясь, сказала Перес.

– Доброе утро, Мери, – с сияющим лицом проговорила блондинка и увидела, как Лилит сидит и ковыряется в манной каше, но все так ест ее.

– Малыш, не хочешь не ешь, – показательно обнимая за талию Реджину, сказала Эмма малышке.

– Тетя Мери, но вот, что за люди? – обратилась Лилит к женщине, – сначала шантажирую, подкупают, а сейчас дают задний ход.

Мери улыбнулась и посмотрела на Эмму и Реджину.

– Ли, кашу можешь не есть, но мы не отказываемся от своих слов про аттракционы. И кстати сегодня мы целый день проведем вместе и будем делать все, что ты захочешь, – сказала Миллс, посмотрев на Эмму.

– Вот ты только посмотри на них, тетя Мери. Они меня еще и недооценивают, – недовольно вставила малышка и положила большую ложку с кашей себе в рот, пережевывая.

Все весело засмеялись, смотря на это упрямое чудо.

– Лилит, – протянула Реджина, – вот откуда в тебе столько упрямства?

– Это не упрямство, а отстаивание своей точки зрения, – прожевав, ответила малышка, – а вы долго еще будете стоять и обниматься? Есть садитесь.

Реджина сразу отошла от Эммы и села за стол. Миллс стеснялась своих чувств и боялась их показывать кому-то кроме Эммы.

– Мери, налей нам, пожалуйста, кофе.

– Сейчас, – с улыбкой сказала Мери и пошла, наливать напиток.

Но Эмма не Реджина, она наоборот хотела показать всем свои истинные чувства к этой девушке. Тем более что все здесь присутствующие это прекрасно понимают.

Она села рядом с Миллс и пододвинула стул вплотную к Реджине, кладя свою руку ей на талию и прошептала на ухо, – не бойся открыться.

Реджина посмотрела на Свон, – я уже не боюсь, – целуя очень нежно в губы, ответила Реджина.

– Ли, вот не зря мы с тобой говорили, – подмигивая, протянула Мери.

– Это я говорила, а ты помогла, – также подмигнула малышка и, улыбаясь, смотрела на целующихся.

Реджина отстранилась от Эммы и повернулась к Ли и Мери.

– Так стоп. Вы что обе сговорились?! – показывая на малышку и Мери, спросила Миллс.

– Я не причем, это все она, – поднимая руки вверх, протараторила женщина.

– Ага. Без меня вы никуда, – гордо ответила малышка и потянула на себя бокал молока.

– Куда уж мы без тебя, – улыбнулась Свон, обнимая Реджину.

– Ну и что вы наделали, того что мы не знаем? – улыбаясь, спросила Реджина Лилит.

– А это уже не имеет значение. Главное, что сработало. Я же говорила, тетя Мери – мы будем семьей, – и, встав со стула, побежала обнимать девушек.

Мери с умилением посмотрела на это счастье. Она и сама была счастлива.

Миллс посадила Лилит себе на колени и крепко обняла.


– Ну, и чем мы сегодня займемся?

– Как это чем? – возмутился ангелок, – мы идем кататься на аттракционах.

– Ну, мы же не будем целый день на них кататься?! – сказала Реджина, – чем займемся после них?

– Почему это не будем? – снова возмутилась малышка, – я люблю аттракционы.

– Хорошо, хочешь весь день аттракционы, будет весь день аттракционы, – улыбаясь, ответила Миллс.

– Аттракционы это конечно хорошо, – протянула Мери, – а на работу вы не собираетесь?

– О, работа, – оживилась малышка, – вы обещали меня сводить на работу.

– Лилит, малыш. Давай не сегодня. Мы с Джи хотим устроить себе выходной, – ответила Эмма.

– Но, мамочка. Вы же обещали. А ты, Джи, – посмотрела на Миллс малышка, – сказала, что вы будете делать сегодня то, что скажу вам я.

– И ты хочешь, чтобы мы пошли на работу? – с удивлением спросила Миллс.

Лилит задумалась, – ладно, – протянула она, – но завтра вы возьмете меня на работу и это окончательный вердикт, – и, спрыгнув с коленок Миллс, убежала из кухни в комнату переодеваться и готовиться к прогулке.

– Наверное, не нужно было читать ей на ночь кодексы и законы, – смотря на закрытую дверь, посмеялась Свон.

– Надо ей почитать стратегическое управление логистикой, она же должна знать, чем будет руководить, – серьезно сказала Реджина, – ей и юрист не нужен будет.

– А давай наша малышка сама будет решать, что ей нужно знать и кем она в будущем станет, – не менее серьезно ответила Свон, – я не хочу заставлять делать ее то, что ей неинтересно.

– Ну, так вот я почитаю, и узнаем, нравится ей моя логистика или нет. Я кстати ей ее уже читала, и она просила меня еще, – улыбаясь, сказала Миллс, – Свон, мы с тобой еще не раз поспорим по этому поводу, – целуя блондинку, добавила Реджина.

– А вот с этим согласна, – сказала Эмма и ответила на поцелуй.

– Ладно, целуйтесь дальше, а я пошла. У меня еще дел по горло, – сказала Мери.

Реджина немного отстранилась, – ну, вот, а молча, ты уйти никак не могла?

– Нет, вы же тихо не умеете, – уходя, сказала Мери, и уже закрывая дверь, добавила, – спать.


– Оу, – выдала блондинка, – похоже, это был недвусмысленный намек, – и, притянув к себе Реджину за руку, посадила на колени и обняла за талию.

– Да она прямым текстом сказала, что знает, что мы спим вместе, – возмутилась Реджина, – интересно, когда она узнала?

– Думаю, что когда мы весело с тобой поднимались по лестнице, – сказала Свон и задумалась, – вот черт! Да они с самого начала все знали.

– Почему ты так думаешь? Мери тогда сказала что… ну что хорошо, что ты дверью не хлопала в отличие от меня, – сказала Миллс, – они не могли знать с самого начала.

– Ага, а на следующий день, когда ты примеряла наряды, на последнем она ушла. А перед этим знаешь, что мне сказала?

– А ты помнишь мой последний наряд? – с интересом спросила Реджина и поцеловала Эмму в шею.

– Конечно, помню, – усмехнулась Свон, – а сказала она мне, что пойдет, проверит Лилит, а то прошлой ночью она плохо спала. Но твой наряд совершенно отбил у меня осознание этих слов.

– Что? Ты почему сразу не догадалась? – возмутилась Миллс, – Ли еще ребенок ей не положено знать это, а перед Мери мне просто стыдно.

– Да не знаю я почему. Мозг был полностью в твоих трусиках и ни о чем не соображал, – ответила Свон, рукой проводя по спине брюнетки под блузкой.

– Я бы не отказалась, чтобы ты сейчас оказалась в моих трусиках, – очень тихо прошептала Реджина, прикусывая мочку уха Свон.

– Как скажешь, дорогая, – горячо прошептала Свон, а руку переместила между ног брюнетки, медленно продвигаясь к поясу брюк.

– А что если зайдет Ли? Как ты объяснишь ей, что твоя рука делает у меня в штанах? – возбуждено протянула Реджина.

– Не зайдет, – шептала Свон, а пальцами уже ощутила горячую влагу в трусиках Реджины. Губы переместились на шею, нежно целуя.

– Я убьют тебя, если это случится, – немного разводя ноги, простонала Миллс.

– Не случится, – выплюнула Свон.

Поцелуи на шее продолжались, а пальцы продвигались дальше в лоно брюнетки. Большой лег на клитор, томно поглаживая напряженный комок.

Реджина закусила губу, чтобы не стонать, но у нее это плохо выходило. Уткнувшись лицом в плечо блондинке, она отдалась ощущениям. Но сама не переставала ласкать руками грудь и живот Эммы.

Движение Свон были не быстрыми, но в тоже время глубокими и рваными. Но от одного только дыхания Миллс и ощущения пальцев внутри нее Эмма находилась вместе с Реджиной не здесь, ни в этом мире, а в мире счастья и полного блаженства. И пусть они находятся на кухне, в которую в любой момент может забежать Лилит или зайти Мери, они сейчас единое целое и это уже ни что не сможет изменить.

Миллс насаживалась на пальцы Эммы, не желая терять такого нужного сейчас контакта. Девушки целовались так, как будто это был их первый и последний поцелуй и секс. Но для них это действительно был первый секс. Они вместе, они счастливы и это делало этот момент незабываемым.

По дрожи во всем теле Реджины и закусанной в ее зубах своей губы, Эмма поняла, что Реджина на пике и вот-вот дойдет до крайности, которая настолько приятна, от одного осознания, что сейчас хорошо любимому человеку. И вот протяжной стон. Реджина закрывает рот ладонью, не давая разнестись эмоциям по всему дому. Эмма поцеловала ладонь брюнетки и вытащила свои пальцы из нее, но рука так и продолжала находиться в трусиках.

Реджина не могла отдышаться, она смотрела затуманенными глазами на возлюбленную.


– Спасибо, ты как всегда великолепна.

– Мисс Миллс, – улыбнулась Свон, – я могу сказать то же самое, – она нежно поцеловала Реджину в губы и, вытащив руку из трусиков, застегнула брюки девушке.

– Пойдем, а то они точно что-нибудь заподозрят, – вставая с колен, сказала Реджина. Девушка начала поправлять свой внешний вид, который в момент страсти немного испортился.

– Да ладно тебе, – улыбнулась блондинка, – ничего они не заподозрят, – и встала вслед за Миллс, обнимая ее со спины.

– Ну да, конечно. Эмма, твоя дочь подбирала мне нижнее белье, а когда мы целовались, даже не обратила на это внимание. Нет, она, конечно, не поймет, что мы тут занимались сексом, но то, что мы тут точно не кофе пили, она поймет, – поправляя прическу, сказала Реджина.

– Ой, какие мы мнительные стали. Поймет, обязательно поймет. И в этом нет ничего предосудительного, когда мы жили… – но тут Свон закусила себе язык и не стала продолжать, – пойдем в гостиную?

– Эмма, стой. Скажи, что хотела сказать? – остановив за руку, попросила Реджина.

– Не нужно. Это не важно. У нас с тобой все по-другому, – сказала Свон и пошла на выход из кухни.

Реджина опять остановила за руку блондинку.

– Эмма, Джессика твое прошлое, и я знаю, что оно у тебя есть. Не нужно останавливать себя каждый раз, когда ты ее вспоминаешь. Когда-то вы были счастливы, сейчас ты и Ли со мной. Я хочу знать, что было в вашем прошлом, – подходя и смотря в глаза, объясняла Миллс.

– Реджина, я не хочу этого вспоминать, – ответила Эмма, – это больно. Понимаешь, очень больно. Предательство невозможно просто так забыть и считать его обычным прошлым.

– Хорошо, я не буду тебя спрашивать о том, что связанно с Джессикой, – обнимая Свон, сказала Реджина, – но мне с тобой потом нужно кое о чем поговорить.

– Потом? – спросила Эмма.

– Потом. А сейчас пойдем к малышке, – сказала Реджина и пошла в гостиную

– Идем, – улыбнулась Эмма и пошла вслед за Реджиной.


Лилит с Мери сидели на диване в гостиной и что-то читали.

– Ну, что пойдем гулять? – держа Эмму за руку, спросила Реджина у Лилит.

– Да, мы вас здесь уже заждались, – без стеснения и с некоторым возмущением сказала малышка и встала с дивана.

– Ладно, идите. Удачно провести вам день, – сказала с улыбкой Мери.

– Спасибо, Мери, – улыбнулась Свон и, взяв малышку за руку, они все вместе покинули дом.


За этот выходной день, который сами для себя устроили женщины, благодаря Лилит, они посетили уйму мест.

Как и предполагалось, первым был парк развлечений. В котором Лилит с собой таскала по всем аттракционам, на которые ее пускали Реджину и Эмму. Как и в первый раз в походе с Реджиной был многочисленный батут. Реджина и Эмма не знали, чем снять малышку с него. Единственным способом оказался кафе-мороженное, на которое женщины согласились лишь бы закончился батут. За вкуснейшим фисташковым мороженым Лилит подумала, что ее маме и Джи тоже нужно развлечься и поэтому заставила их покататься на Русских горках. Эмма очень пожалела, что пошла на них с Миллс. Реджина так сдавливала ее руку, что Свон думала, что она сломает ей ее.

Вторым по плану оказался зоопарк, в который убедила их пойти Эмма, только бы не оставаться в этом парке аттракционов. Лилит кормила животных и пугала птиц, которых пытались кормить Эмма и Реджина. Третьим пунктом оказался просто парк. В котором семьи гуляют со своими детьми.

Вечером домой они приехали уставшие, но веселые.

А ночью, как только Лилит уснула, даже не успев услышать и страницы сказки, Эмма и Реджина переместились в спальню к Миллс. И после как всегда восхитительно проведенной ночи, заснули в объятиях друг друга с одной единственной мыслью – как же им сейчас хорошо, замечательно и какими же счастливыми они себя чувствуют.

Глава 23

– Мамочка, Джи, просыпайтесь! – сработал будильник прямо над ушами мирно спящих девушек и, забравшись прямо на постель, стал на ней прыгать.

– Ли, малыш, дай поспать, – пробубнила Реджина и укрылась одеялом с головой.

– А ну как быстро, просыпайтесь! – крикнула малышка и стала стягивать одеяло с Миллс.

– Малыш, иди лучше, с нами полежи, – предложила Эмма, но так и не открыла глаза.

– Правда, иди сюда, – достав руку из-под одеяла и похлопав по месту рядом между ней и Эммой, протянула Реджина.

– Ну, только чуть-чуть, – строго сказала малышка и залезла под одеяло между Эммой и Реджиной, обнимая Реджину за обнаженный живот, так как Эмма лежала на боку к ним спиной.

Миллс почувствовала ручки малышки и прижала ее к себе сильнее, но резко вспомнив одну вещь, она открыла глаза.

– Эмма, милая, повернись к нам.

– Угу, – согласилась Эмма и, повернувшись, как ни в чем не бывало, обняла малышку, прижимая ее к себе.

– Свон, – привлекая внимание к себе, сказала Реджина.

– Да, что? – наконец открыла глаза Эмма и посмотрела на Реджину.

Лилит в это время просто лежала и обнимала Миллс, водя своими маленькими ручками по оголенным ребрам, стараясь защекотать.

Реджина посмотрела зло на Эмму и одними губами прошептала, – мы голые!

– И что? – также губами прошептала и улыбнулась широко Эмма, смеясь над поведением Реджины.

– И что?! Ты спрашиваешь и что? – продолжала шептать Миллс.

– Успокойся, все нормально, – также шепотом ответила Свон.

– Хватит вам шептать. Проснулись, значит встаем и собираемся на работу, – села малышка, прислонившись к подушкам.

– Да, малыш, мы проснулись. Иди вниз, а мы сейчас спустимся завтракать, – сказала Реджина.

– Я тут вас подожду, а то вы снова заснете, – сказала малышка и, выбравшись из-под одеяла, слезла с кровати и присела в кресло.

Миллс посмотрела на Эмму.

– Ну и что нам делать? С тем договором, – протянула Миллс, посматривая на Лилит.

– С каким договором? – потягиваясь и показывая свое совершенное непонимание, спросила Эмма.

– Эмма, не тупи. С этим договором, – показывая глазами на свое тело, буркнула Миллс, – с поставками белья в Швейцарию.

Эмма не могла сдержать смех.

– Реджи, ты такая смешная, – протянула Свон и потянулась поцеловать брюнетку.

А Лилит внимательно на них смотрела с недовольным видом.

– Эмма, хватит. Ли, малыш, давай ты спустишься к Мери?! – просящим голосом попросила Реджина.

– Джи, а давай вы сейчас с мамой встанете, и будете собираться? – вставая с кресла и скрещивая на груди руки, грозно говорила малышка.

– Хорошо, малыш, – согласилась Эмма и уже собиралась скинуть с себя одеяло.

– Э, ты чего? – останавливая Эмму, сказала Реджина.

– А чего? – удивилась Свон.

– Джи, может, хватит тут намеками говорить. Как будто я не знаю, что вы голые тут лежите. Давайте быстро вставайте и чтобы через 15 минут были на кухне, а не то пойдут штрафные сакции, – сказала малышка и вышла из комнаты.


Миллс с открытым ртом смотрела на дверь, в которую вышла Лилит.

– Вот, ты что сразу не могла догадаться о чем я?! Это из-за тебя Ли все поняла, – сказала Реджина.

Эмма, покачав головой, встала с постели.

– Миллс, я сразу и догадалась. Но твои намеки так смешили, – засмеялась блондинка.

– Эмма, Ли, ребенок. Она не должна знать, что мы голые, а тем более видеть нас таковыми.

– Реджи, Ли уже настолько понимающий ребенок, что все прекрасно знает. И тем более видела, – уходя в ванную, сказала Свон, – ты со мной? – вновь выглядывая, спросила Эмма.

– Ну и что она видела? – поднимаясь с кровати, хитро спросила Миллс.

– Ну, – приподнимая брови, протянула Свон, – не тебя конечно, но все же, ее бы это не удивило, – ответила блондинка и скрылась в ванной.

Реджина поняла, о ком говорит Эмма, но не стала даже думать об этом, и пошла в ванную к Свон.

– Может, мы успеем немного расслабиться?! – обвивая талию руками и прижимаясь всем телом к Эмме, спросила Миллс.

– Зная малышку, ее угрозы совершенно серьезны. Ты же не хочешь заработать штраф? – горячо шептала Эмма, шагая в ванную и притягивая к себе Реджину.

– Я очень хочу штрафные санкции, – прижимая Свон к стене, ответила Миллс. Она начала покусывать нежную кожу на шее Эммы.

– Ну, тогда не медли, а то я тоже хочу штрафные санкции, – прижимая к себе за талию Миллс, прошептала Свон.

Реджина улыбнулась и начала медленно спускаться поцелуями по телу Эммы.

Встав на колени перед стоящей Свон, Реджина начала покусывать и ласкать руками внутреннюю часть бедер девушки.

– А можно мне не только штрафные санкции?

– Вы начальство, мисс Миллс, вам можно все, – проговорила блондинка, опираясь спиной о прохладную стену.

Реджина посмотрела снизу на Эмму и, взявшись за ее бедра, немного наклонилась и лизнула клитор блондинки.

Эмма выгнулась, но так чтобы только не потерять такого желанного сейчас контакта.


– Мамочка, Джи! – закричала малышка, но не найдя девушек в комнате побежала в ванную, – долго вы еще тут будете…

Когда Реджина услышала голос Лилит, она вскочила на ноги и включила воду. Но в панике она открыла первый попавшийся кран, и на них хлынул поток холодной воды.

Не показывая вида, Реджина посмотрела на вбежавшую Лилит.

– Да, мы уже выходим, малыш.

Свон вздрогнула от такого перепада температуры, но старалась стоять смирно и также не показывать ничего Лилит, – малышка, не мешай, мы сейчас примем душ и придем.

– Давайте, – сказала крошка и вновь выбежала из комнаты.


– Миллс! Твою мать! – закричала блондинка, как только Ли убежала.

Реджина засмеялась и выключила воду.

– Что ты орешь? Ты хотела, чтобы она увидела, как я делаю ее маме приятно? – прислонившись к стене, спросила Миллс.

– Нет, этого я точно не хотела, – вся трясясь от холода, ответила блондинка и, взяв полотенце, обернулась в него, – но ты не могла теплую врубить?

– Я вообще на автомате действовала, в состоянии аффекта как говориться, – с улыбкой сказала Миллс.

– От твоего состояния аффекта меня теперь трясти полдня будет, – стуча зубами, ворчала Свон и вышла из ванны.

Реджина тоже укуталась в полотенце и вышла из ванной вслед за Эммой.

– Я бы тебя согрела, но я думаю что Ли вряд ли поверит, что я тебе ноги брить помогаю.

– Все, уже помогла, хватит, – все продолжала недовольничать Эмма, вытирая промокшие волосы полотенцем.

– Эмма, ну ладно тебе. Зато Лилит нас не поймала.

– Да, спасибо и на этом, – буркнула Свон и, кинув полотенце, стояла полностью голая и смотрела на Миллс.

Миллс подошла и поцеловала блондинку.

– Одевайся, а то я не сержусь.

– Вещи то в комнате, – подмигнула Свон, – может, дашь мне какой-нибудь халатик?

– Посмотри что-нибудь в шкафу, – вытираясь полотенцем, сказала Реджина.

– Нет, дорогая, я не буду рыться в твоих вещах. Дай мне халат или я прям так пойду.

Реджина цыкнула и, подойдя к шкафу, достала самый короткий свой шелковый халатик, – держи.

– Спасибо, ты так мила с утра, – огрызнулась Свон и, накинув халат, она шлепнула Миллс по заднице и убежала из комнаты.

Миллс улыбнулась и начала одеваться.

Через 10 минут Реджина уже спускалась вниз.

– Эмма, я пошла вниз.

Переодевшись в свой деловой костюм и сделав прическу в форме высокого хвоста, Эмма делала в ванной легкий макияж и поэтому не слышала Реджины.


Миллс спустилась вниз и пошла в столовую, где уже завтракали Мери и Лилит.

– Доброе утро. Мама одевается, сейчас спустится, – сказала Миллс.

– Ага, – сказала малышка, – тетя Мери насколько она опоздала?

– На 13 минут Реджина и на уже 15 минут Эмма, – посмотрев на часы, сказала Мери.

– Э, мы не опоздали. Ты же к нам заходила, вот с того времени отсчет и веди, – сказала Миллс.

– Э, нет, – улыбнулась малышка, – счет пошел, когда вы еще лежали в постели. Я предупреждала, теперь вас ждет штраф, – грозно сказала малышка.

– Какой еще штраф? – зашла Эмма, – доброе утро, Мери.

– Доброе утро, Эмма, – улыбаясь, поприветствовала Перес, – а для вас очень изощренное наказание дамы.

– Ну и какое же? – сложив руки на груди, спросила Миллс.

– Сегодня я буду вашим начальником в компании, – ответила буднично Лилит.

Миллс поперхнулась кофе и закашлялась.

– Ли, кем ты сегодня будешь?

Эмма присела рядом с Реджиной и молча, смотрела на Лилит.

– Джи, я сегодня буду начальником на вашей работе, – повторила также обычно малышка.

– Я говорила тебе, одевайся быстрее, – посмотрев на Эмму, сказала Реджина.

– Что? – удивилась Эмма, – правильно, малышка. Хорошее наказание. А то она совсем плохой начальник. Тебя там точно все полюбят и даже захотят, чтобы ты на все время осталась, – смотрела на Реджину Эмма.

– Я не против чтобы Лилит стала главой моей компании, но я рассчитывала как-то лет через 15 уступить ей это место, – поглаживая Эмму по колену, сказала Реджина.

– Значит сегодня, будет тренировка, вдруг мне это совсем не понравится, – улыбнулась малышка.

А Эмма, почувствовав руку у себя на колене, сразу взглянула на нее, а потом на Реджину.

– Ну, ладно, посмотрим, какой ты руководитель, – сказала Реджина, и не обращая внимания на взгляды Свон, продолжила гладить ее бедро.

– Уж получше тебя будет, – хриплым голосом говорила Эмма, но потом откашлялась. Возбуждение, которое было у Эммы в ванной, холодная вода до конца не сняла, а рука Реджины на ее бедре, совсем близко к горячему место никак не способствовала облегчению.

– Милая у тебя, что в горле першит? Мери принеси, пожалуйста, Эмме воды, – улыбаясь, сказала Реджина. Ее рука уже переместилась на внутреннюю часть бедра, а пальцы изредка касались ширинки.

– Не нужно воды, – ответила таким же хриплым голосом и посмотрела зло на Миллс, а свою руку переместила на ее, стараясь показать, что сейчас не время.

Реджина улыбнулась и продолжила завтракать, не убирая своей руку с интимного места Эммы.

– Ли, у тебя сегодня даже будет личный секретарь.

– А как ее зовут? – спросила малышка, не обращая внимания на мучения матери. Которая уже вся была на пределе. Но старалась не показывать этого, а просто пила кофе.

– Миранда. Хотя ты можешь взять помощника мамы Криса. Выбор за тобой, – улыбаясь, сказала Миллс. Ее рука уже полностью легла на промежность и нежно поглаживала через ткань.

– Нет, – не выдержав, крикнула Эмма и увидела, как на нее сразу уставились несколько пар глаз, – то есть да. Если хочешь, пусть у тебя будут даже два помощника, – натянуто улыбнулась Свон, а рукой вновь пыталась остановить руку брюнетки.

– Милая, ты, что переживаешь, как с такой работой справится наша малышка? Так не переживай, она у нас умничка, – надавливая рукой в область клитора, сказала Реджина, – правда, малыш?

– Конечно, мамочка, не переживай, – улыбнулась малышка, – если что Джи будет рядом. Точно, я придумала, – заулыбалась малышка, – мне не нужна ни Миранда, ни Крис. Ты будешь моим помощником, – смотрела на Реджину Лилит.

Эмма же уже не могла сдержать стона. Она закусила с силой нижнюю губу и отвернулась, стараясь хоть как-то скрыть свое возбуждение.

– Я? – протянула Миллс, – хорошо, ты меня понизила с главы корпорации до секретаря. Но для тебя все, что угодно, – Реджина прекрасно знала, что потом она получит за эту ее маленькую шалость, но сделать она ничего с собой не могла. Поглаживая промежность, Миллс надавливала пальчиками на чувствительные точки Свон.

– Хватит, – буквально прорычала Свон, чувствуя, как лицо наливается краской, а дышать становится все труднее.

– Мамочка, что с тобой? – забеспокоилась Лилит.

Эмма почувствовала, как надавливания прекратились, но руку Реджина не убрала.

– Все хорошо, малыш, я просто очень хочу на воздух. Здесь как-то жарко. Малыш, принеси мне воды, пожалуйста, – все это Эмма говорила, тяжело дыша.

– Пойдем, Лилит, я дам тебе стакан воды, а ты отнесешь его маме, – сказала Мери, и они вместе вышли из столовой.


– Тебе, что не хорошо? – с невинным лицом спросила Реджина.

– Миллс, я тебя убью, – прокричала Эмма, – что ты творишь? Здесь же Лилит, Мери, да и вообще… – завилась Свон и тут почувствовала, как Миллс продолжает медленные движения по ее промежности, – аа… Реджина, хватит. Я же не выдержу, – закусила губу Эмма и откинула голову назад.

– Свон, ты просто не представляешь, как я сейчас хочу тебя трахнуть, – прорычала Реджина и полностью положила свою ладонь на промежность Эммы.

– Ну, так и сделай это… – уже не выдержала Свон и притянула на себя Миллс, страстно впиваясь в губы, а руки запуская в волосы.

Реджина отстранилась, – иди сюда, – взяв за руку, Реджина потянула Эмму за собой. Она затащила ее в кладовку и припечатала к стене, не сдерживаясь сразу же расстегивая брюки Свон.

Эмма бы и рада, что-то вставить, но эмоции и желание было гораздо сильнее Свон. И она полностью отдалась в руки Миллс, еле сдерживая накатывающие стоны.

Реджина спустила брюки Эммы и без прелюдий ввела в лоно блондинки два пальца. Целуя в шею, Миллс начала быстро двигать рукой, наращивая темп с каждым движением. Эмма как могла, сдерживала громкие стоны, но Реджина чувствовала, что блондинка уже на пике. Сделав несколько глубоких проникновений, Миллс почувствовала, как ее пальцы окатила волна горячей вязкой жидкости. А Эмма испытала один из ярчайших оргазмов в своей жизни.

– А ты чего сегодня так быстро? – облизываясь и извлекая пальцы, спросила брюнетка.

– Потому что кто-то оставил меня без горячего в холодном душе, но он совсем не помог, – тяжело дыша, ответила Свон, – и вообще, Миллс, за три недели ты превратилась просто в Королеву секса, – притягивая Миллс для поцелуя, сказала Свон.

– А я и была Королева секса, просто оттачивать мастерство было не с кем, – натягивая на Эмму брюки, сказала Миллс.

– Я вообще-то про женщин, – усмехнулась Свон, – слушай, сейчас тебе не стыдно перед Мери? Мне кажется, она все поняла, – как только Эмма оказалась в брюках, она развернулась и уже Реджина была припечатана к стене.

– Нет, не стыдно. Если бы утром она отвлекла от нас Лилит и дала мне получить свою порцию тебя, то такого бы не произошло, – улыбаясь, ответила Реджина.

– Ох, Миллс. Ты ненасытна! – улыбнулась Свон и поцеловала еще раз Реджину, – пошли, а то это уже неприлично.


Реджина открыла дверь и оцепенела. Напротив двери стояли Мери и Лилит со скрещенными на груди руками.

– А мы вас потеряли, – стоя в позе, сказала Лилит.

Свон глянула на Миллс и не знала, что ответить малышке.

– А мы обсуждали, что подарить тебе на день рождение, – выпалила Миллс, первое, что пришло ей в голову.

– Может, надо было у меня спросить? Тем более день рождение только через две недели, – продолжала допрос малышка.

Реджина посмотрела на Эмму глазами, просящими поддержки.

– Ну, малыш. А мы подарим тебе два подарка.

– Да, ангелок. То, что ты захочешь и сюрприз, – подтвердила Эмма, – вот сюрприз мы и обсуждали, – улыбнулась Эмма.

– А ночи вам было мало? – выпалила крошка.

Эмма посмотрела на малышку и чувствовала, что уже начинает краснеть. Вот о чем она сейчас говорит?!

– Ли, ночью мы спали и не могли обсудить подарок, а сейчас вспомнили и решили не откладывать, – дрожащим голосом на ходу импровизировала Реджина.

Мери просто стояла и с улыбкой смотрела на попытки оправдаться Эммой и Реджиной.

– Ну да спали они. Тетя Мери, они меня держат за дурочку, – посмотрела на Мери малышка.

– Ли, что за слова? – возмутилась Свон.

– Ли, так говорить плохо, – так же сказала Мери.

– Малыш, а чем же мы занимались ночью, ежели не спали? – решила узнать Миллс, так как этого уже не изменить.

– Джи, я не буду говорить, чем вы занимались, потому что это тоже плохо, – сказала обиженно малышка и убежала из столовой.

– Ну, вот, – сказала обреченно Эмма.

– Я с ней поговорю, – поцеловав Эмму, сказала Реджина и пошла вслед за Лилит.

– Мери, наверное, мы с Реджиной сейчас не правы? – почувствовав смущение и неловкость, спросила Эмма.

– Эмма, вы молодые. У вас совместная жизнь только начинается, да у вас просто жизнь только начинается. Я бы очень была обеспокоена, если бы вы вели себя по-другому. Единственное, старайтесь не показывать эту сторону вашей жизни Лилит, ей еще очень рано об этом знать, – сказала Мери и похлопала девушку по плечу.

Эмма усмехнулась, понимая насколько Мери права и удивляясь тому, как эта женщина понимает и принимает все, не осуждая, а наоборот поддерживая.


– Малыш, ты обиделась? – садясь на качели рядом с Лилит, спросила Реджина. Миллс не смогла найти малышку в доме, поэтому вышла на задний двор. Она увидела, как Лилит качается на старых качелях.

– Нет, – ответила Ли, не смотря на Реджину, продолжая раскачиваться на качелях.

– Тогда почему ты убежала? – поглаживая по спинке малышку, спросила Миллс.

– Потому что вы считаете, меня маленькой и думаете, я ничего не понимаю. А еще вы мне врете, – выдала малышка.

– Малышка моя любимая, ты же у нас и, правда, маленькая. Мы с мамой знаем, что ты очень умная и рады этому. Почему ты думаешь, что мы тебя обманываем? – сказала Реджина.

– Потому что я знаю, когда вы меня обманываете, а когда говорите правду, – ответила Лилит, – и ничего я не маленькая. Вон как вы волнуетесь, когда врете, а маленькие бы этого не заметили.

– Малыш, прости нас с мамой за все, но мы не врем тебе. Для нас ты даже в тридцать лет будешь маленькая, и это не из-за того, что ты маленькая ростом или возрастом. Это потому что ты наша малышка, и мы тебя любим. – Реджина вспомнила слова, однажды сказанные ее мамой, и они сейчас как нельзя лучше подходили для данной ситуации, – давай ты задашь мне три любых вопроса, а я тебе обещаю ответить на них честно, чтобы ты не спросила.

Лилит с интересом посмотрела на Реджину и уже знала, какие вопросы она будет задавать.

– Давай.

– Ну, тогда я слушаю, – посмотрев в голубые глазки, серьезно сказала Реджина.

– Почему у тебя нет детей? – первое, что спросила малышка.

Для Реджины это была очень больная тема, и она некогда не хотела о ней вспоминать, но она обещала Лилит и слово свое сдержит.

– Чуть больше семи лет назад мы с моим мужем хотели завести ребенка. Даже в комнате, которая рядом с вашей начали делать ремонт, но из-за проблем на работе мне пришлось сделать аборт. Об этом я буду жалеть всю свою жизнь, – сказала Реджина и посмотрела на малышку, которая внимательно ее слушала.

– Из-за работы? – очень удивилась малышка, – зачем ты это сделала? У тебя же мог быть ребеночек. Мальчик или девочка. И к тому же моего возраста. Джи, зачем? – искренне не понимала малышка.

Реджина выдохнула.

– Малыш, я очень много работала, чтобы поднять эту компанию. Я забеременела и отдала все управление в руки мужа, но он не справлялся, совсем. Так что за месяц компания начала приносить убытки, а если бы я все так оставила, она бы обанкротилась. Мне пришлось выбирать ребенок или компания, и я сделала эту роковую ошибку, – пояснила Реджина.

– Ты выбрала компанию? – уточнила Лилит, во все глаза смотря на брюнетку.

– Да. Я выбрала компанию, – подтвердила Миллс, – Малыш, пожалуйста, не осуждай меня.

– Я и не собиралась, – сказала малышка, и присев на коленки к Реджине, обняла ее, – теперь у тебя есть я. Считай, что я тот самый ребенок.

Реджина посмотрела на Лилит и у нее из глаз покатились слезы. Если бы она тогда не сделала аборт, то Стив не изменил ей и тогда бы не родилась Ли.

– А ты и есть мой ребенок. Самая любимая моя малышка.

– Я люблю тебя, Джи, – еще крепче обнимала малышка Реджину.

– И я тебя люблю, – сказала Миллс и улыбнулась, – ну, что спрашивай дальше.

– Джи, а ты всегда жила в этом городе? – был следующий вопрос малышки.

– Да. Только не здесь. У моих родителей был небольшой домик на окраине Куинса. Моя семья была не богатой. Потом отец открыл свое дело, и мы немного приподнялись, но когда мачеха и отец погибли, мне пришлось подниматься самой. Потом была компания, заработанные деньги, и тогда я купила этот дом, – рассказала Реджина.

– Значит ты совсем одна? – спросила Лилит, когда услышала страшные слова, что кто-то погиб, – а где сейчас твой муж? – еще один верный вопрос задала малышка.

– Он сбежал. Снял со счетов мои деньги и сбежал, – спокойно ответила Реджина.

– Козел! – выдала Лилит, – как он мог бросить тебя? – возмущалась малышка.

– Ли, помни, плохие слова говорить нельзя, – сказала Миллс, – он разлюбил меня, а сейчас и я стала понимать, что давно не любила его.

– Не буду я говорить плохие слова, но он такой же, как и мой отец. Он бросил тебя, как тот бросил мою маму. Я ненавижу таких людей, – выдала зло малышка.

– Малыш, а что тебе мама рассказывала о твоем отце? – захотела узнать Реджина.

– Что он бросил нас, – ответила Лилит.

– И все? А кто он. Как его зовут. Где он живет? – начала спрашивать Миллс.

– А какая разница? – спросила удивленно малышка, – это плохой человек. Я ненавижу его, и мне вообще все равно, где он живет.

– Ли, а ты знаешь, зачем вы приехали ко мне? – посмотрев на Ли, спросила Реджина.

– Мама сказал, что мы поживем в этом доме какое-то время, а потом… – но тут малышка замолчала.

– А потом? – Реджина знала, что Эмма говорила Лилит, – а потом вы уедете, так?

– Да, – грустно согласилась малышка.

– Ли, не грусти. Вы останетесь здесь, со мной и больше никуда не поедете.

– Правда? – засияли глазки малышки.

– Правда. Я не отпущу вас никуда, вы теперь моя семья. Я вас очень люблю, – с улыбкой сказала Реджина.

– Я так рада, Джи, – прошептала Ли.

– И я этому очень рада, – также тихо ответила брюнетка.

– Джи, а можно третий вопрос, на который ты мне честно ответишь?

– Мы же договорились, – серьезно ответила Реджина и начала внимательно слушать ангелочка.

– Ты сказала, что любишь нас, – замолчала малышка, – меня это понятно. А маму? Скажи, что ты к ней чувствуешь? – и голубенькие глазки полные надежды ждали ответ.

Реджина вздохнула и задумалась. Несколько дней назад она не знала, что вообще что-то испытывает. Потом поняла, что чувства есть и очень даже сильные. А сейчас, сидя на этой лавочке, она не знала, что и ответить на вопрос этой малышки.

– Ли, я запуталась. Я знаю, что очень люблю тебя. Я знаю, что вы обе мне очень дороги и для вас я готова свернуть горы. Но сейчас, когда ты задала этот вопрос, я не знаю что ответить…

– Понятно, – протянула малышка, – Джи, я правда понимаю, – улыбнулась Лилит, – но ведь еще есть время. И ты поймешь, как ты относишься к моей маме. Ты же сама сказала, что мы семья, а значит, все будет хорошо.

Реджина посмотрела в понимающие глаза ребенка и все поняла.

– Ли, мне не нужно время. Вы моя семья. Я вас люблю. И я люблю твою маму. И хочу быть всегда с вами, – осознав для себя все, сказала Реджина.

Глаза малышки засияли радостью, и она крепко-крепко обняла Реджину и не хотела отпускать. Она, наконец, почувствовала себя в семье. За пусть и недолгое время, успела отвыкнуть от нее, а сейчас снова обрела. Настоящую семью.

Реджина крепко прижала к себе Лилит.

– Я никому вас не отдам. Я буду бороться за вас. Потому что я вас люблю.

– Я тоже тебя люблю, – послышался серьезный голос сзади.


Эмма все время напряженного и очень серьезного разговора Реджины и Лилит стояла за большим деревом и слушала. Да она понимала, что подслушивать плохо, некультурно, но она ничего не могла с собой поделать. Все вопросы Лилит были настолько жизненными, настолько касались не только Реджины, но и их с Лилит тоже, что Свон просто не могла уйти. Она стояла и слушала. Ловила каждый ответ Реджины. Пропускала каждое ее слово через себя. Реджина открылась для Эммы с новой стороны. С той, которую хочется утешить, хочется обнять и никогда не отпускать.

Тогда заходя в дверь спальни Реджины, Эмма делала выбор. Этот выбор был между пониманием, любит она эту женщину или нет. И Эмма вошла в дверь, отдавая свое сердце в полную власть Миллс. Эмма любит Реджину и точно это знает.


Миллс услышала голос и резко повернулась. Ее глаза встретились с глазами Эммы. Реджина встала с качелей вместе с Лилит и, держа малышку на руках, подошла к Эмме.

– Мисс Свон, а вы знали, что подслушивать не хорошо?!

– Знала, – серьезно говорила Эмма, ей сейчас было совсем не до улыбок.

Лилит вырвалась из рук Реджины и сказала, – я буду ждать в гостиной, – и ушла в дом.

А Эмма продолжала просто стоять и смотреть в глаза Реджине.

– Ты все слышала? – это не был вопрос, это было утверждение. Реджина прочла все ответы в любимых глазах. Сделав еще шаг, Миллс оказалась очень близко к Эмме, и наступили несколько минут молчания.

– Я люблю тебя.

– Я знаю, – прошептала Свон и крепко обняла брюнетку, – спасибо тебе, – обнимая шептала блондинка, – я люблю тебя, Реджина.

– Ты разрушила мою жизнь, – отстранившись, сказала Реджина, – ты разрушила мою никчемную, никому не нужную жизнь. И помогла заложить фундамент для новой, счастливой жизни, – со слезами на глазах говорила Миллс, – я поняла, что люблю тебя и хочу быть всегда с вами рядом. Я никому вас не отдам, – целуя нежно и трепетно в губы Эмму, сказала Реджина.

Эмма увидела все эмоции и все чувства Реджины и понимала, что испытывает к этому человеку самые сильные чувства, которые только когда-либо испытывала.

– Реджина, – обнимая и гладя по волосам, шептала Эмма, – я буду всегда рядом. Мы будем всегда рядом с тобой, а ты с нами. И какие бы препятствия нам не готовила жизнь, а я уверена их будет огромное множество, мы справимся. Реджи, ты слышишь, – Эмма приподняла Миллс за подбородок, заставляя смотреть в глаза, и увидела ее полные слез карие очи, – мы все сможем, все пройдем. Потому что мы любим друг друга. Я верю в это. Я поверила в это благодаря тебе. Спасибо. Ты возродила во мне жизнь. А главное веру в будущее, в счастливое будущее с тобой, с Лилит. Я не смогу теперь без вас. Я очень вас люблю, – и уже на глазах самой блондинки сверкали слезинки.

Реджина стерла слезинки с лица Эммы, – пойдем, нас ждет наша малышка.

– Подожди, – хватая за руку, остановила Эмма. Ей сейчас было важно, правильно ли она поняла ответ Реджины на первый вопрос.

Реджина остановилась и вернулась на место перед Эммой, – что любимая?

– Когда ты отвечала на первый вопрос Лилит, – Эмма замолчала и всматривалась в глаза Миллс, – ты сказала, что сделала аборт. Реджина, прости, что спрашиваю это, но мне важно знать. Вы тогда сильно из-за этого поругались со Стивом? Из-за этого он ушел тогда от тебя и пришел ко мне. Ведь так?

– Я не знаю из-за чего Стив пошел к тебе, – серьезно ответила Миллс, – мы поссорились из-за того, что я вновь забрала себе управление компанией. Я сделала аборт и я видела, что он переживал, но когда я сказала, что возвращаюсь, он устроил грандиозный скандал. Упоминая и то, что я ради компании убила нашего ребенка, – пояснила Реджина, – аборт – это только моя ошибка, мне нужно было попытаться решать проблемы без крайней меры.

– Факт остается фактом, – сказала очень тихо Эмма, – Реджина, если бы не та ситуация. Если бы не ваш скандал и не… аборт, то Стив бы не пришел ко мне. Тогда не было бы Лилит…

– Эмма, сейчас я счастлива. У меня есть ты и Лилит. Я не хочу вспоминать, что было кого-то. Это мои ошибки и они останутся при мне. Давай будем жить настоящим? – серьезно спрашивала Миллс.

– Прости, мне просто важно было это осознать, – также серьезно ответила Эмма, – все. Больше никакого прошлого. А только настоящее, – сказала Эмма и, взяв Реджину за руку, потянула в дом.

Глава 24

Дорога до офиса оказалась не быстрой. Утренние пробки заставили наших дам немного заскучать.

Реджина с Лилит всю дорогу болтали, а вот Эмму мучили мысли. Все, что рассказала Реджина Ли все-таки заставило Эмму задуматься.

И вот они, наконец, приехали. Высокое здание, просторный лифт, 37 этаж и девушки уже шагают к дверям компании «MLC».

Как и всегда с появлением Реджины все коридоры «MLC» опустели. Реджина не стесняясь, взяла одной рукой Эмму, а другой Лилит и повела их в сторону их с Эммой кабинетов.


– Ну, что, малыш, как тебе здесь? – улыбаясь, спросила Миллс.

– А почему так пусто? – оглядываясь по сторонам, спрашивала малышка.

– Все работают в своих кабинетах, – оправдала своих сотрудников Реджина.

– Малыш, все просто боятся Снежную Королеву, – поддергивала блондинка, а Лилит сразу вопросительно взглянула на Миллс.

– Ли, я просто строгий руководитель, – пробубнила Реджина, – и один сотрудник, сейчас у меня получит.

– Руководитель сегодня я, – сказала малышка, – и получать будете вы обе.

Реджина улыбнулась, и они зашли в ее приемную.

– Мисс Миллс, мисс Свон, как хорошо, что вы появились. Мы вас обыскались. Вы вчера не появились, на звонки не отвечали. Весь офис на ушах стоял в поисках вас, – начала тараторить Миранда, когда увидела женщин в приемной, – Адаму вы обе срочно были нужны, а вас нет. А он в гневе. Мисс Миллс, хорошо, что вы появились.

– Мисс Миллс, без вас я смотрю тут полная катастрофа, – усмехнулась блондинка.

– Хватит болтать, – встряла малышка, – сегодня я начальник, а не Джи. Вот все вопросы ко мне, – предельно серьезно говорила Ли.

– Джи?! – посмотрев на Лилит, переспросила Миранда.

Реджина выдохнула.

– Миранда, это Лилит Свон, моя дочь и сегодня она будет руководить компанией.

Миранда перевела удивленный взгляд с Миллс на малышку.

– Здравствуйте, мисс Свон, – только и смогла выдать Брайт.

– Можно просто мисс Лилит, – высокомерно выдала малышка. Эмма же стояла в полнейшем ступоре и просто мило улыбалась.

– Это мой кабинет? – показывая пальцем на дверь с номером 371, спросила малышка, и Эмма кивнула, – отлично. Джи, принеси мне какао, а я работать, – выдал белокурый ангел, и зашла в кабинет.

Теперь Реджина стояла в полнейшем ступоре.

– Я стала секретарем. Отлично!

– Мисс Миллс, давайте я сделаю какао для мисс Лилит? – спросила Миранда.

– Нет уж, сама сделаю, – сказала Миллс и вышла из приемной.


– Ты не волнуйся, – улыбнулась Эмма, – она и тебя сегодня построит.

– Эмма, а что вообще это сейчас было? – хлопая глазами, спросила Брайт.

– Миранда, это была моя дочь. Лилит. Ну, я тебе про нее рассказывала, – улыбаясь, ответила Свон.

– Вот это я поняла. А вы что с Миллс теперь вместе? – уточнила Миранда.

– С чего такие выводы? – по-прежнему широко улыбаясь, спрашивала Эмма, а глаза так и отвечали «да».

– Ну, например с того, что вы, держась за руки, вошли. С того, что твоя дочь теперь дочь Миллс, ну и еще с того, что ты светишься как начищенный пятак, – с приподнятой бровью серьезно сказала Брайт.

– Да, да, да, – прошептала Эмма и опустила глаза, так стараясь сдержать улыбку.

– Поздравляю, – улыбнувшись, сказала Миранда, – а можно узнать, почему такие кадровые перестановки? – кивая на кабинет, спросила девушка.

– Слишком долго собирались на работу, – ответила Эмма, как вдруг вздрогнула. Дверь кабинета открылась и в приемную зашла строгая начальница.

– И что это мы тут стоим и болтаем? – скрещивая руки на груди, спрашивала грозно Лилит, – быстро за работу!

– Хорошо, мисс Лилит, – сказала Миранда и села на рабочее место.

– Ли, твое какао, – сказала Реджина, когда зашла и увидела всю эту картину в приемной.

– Поставь на стол, – Ли так и продолжала сверлить требовательным взглядом, стоящую на месте Эмму.

– Ну, я пошла, работать, – быстро сообразила Свон и, проходя мимо Реджины, шепнула, – удачи, – и убежала к себе в кабинет.

Реджина улыбнулась и подошла к Брайт.

– Миранда, узнай, что от меня хотел Грэй. Отсортируй мою электронную почту и переправь договора от мистера Портера мисс Свон, он должен был вчера мне их отправить.

– Хорошо, мисс Миллс, – ответила Миранда.

– Ну, что пойдем в кабине? – спросила Реджина у Лилит.

– Я что-то не поняла, кто здесь начальник? – возмутилась Лилит, – это мой кабинет, а ты мой помощник. Начальнику нужен отдельный кабинет. Вот я и пошла, а вы все работайте, – выдала малышка и, забрав из рук Реджины какао, скрылась в кабинете, закрывая дверь.

– Я что-то не поняла, меня сейчас выгнали из собственного кабинета?! – протянула Реджина.

– Мисс Миллс, может вам кофе?

– Ну и куда ты мне его принесешь, позволь узнать? – буркнула Миллс и пошла в свой кабинет.


– Ли, пожалуйста, можно я здесь поработаю?

– А я где должна работать? – спрашивала малышка, сидя в кресле начальника.

– На диване или тебе поставят еще одно кресло рядом с моим, – протянула Реджина.

– Нет уж, – выпивая какао, сказала Лилит, – сегодня это мой кабинет и мое кресло. Если хочешь, можешь сама работать на диване.

Реджина выдохнула.

– Ну, хоть так, – забирая со стола нужные документы, сказала Реджина.

Миллс переместилась на диван и начала разбирать документы, которые успели накопиться за один день.

– Ли, а можно узнать, над чем ты сейчас работаешь? – увидев задумчивый вид малышки, спросила Миллс.

– Я выстраиваю логистику в компании, – с серьезным лицом сказала малышка и взяла чистый лист бумаги и несколько ручек.

– И как продвигается? – еле сдерживая улыбку, спросила Миллс.

– Не отвлекай меня, – задумчиво говорила малышка и начала рисовать на бумаге, – я работаю.

– Реджина, наконец, ты появилась, – залетел в кабинет Адам и застыл на месте, – Миллс, а что это за милая леди тебя подсидела?

– А вы собственно кто? – строго и осуждающе, спросила малышка, – и вообще в кабинет начальника нужно сначала стучать, а уже потом заходить.

Реджина с широкой улыбкой молча, наблюдала за этот картиной.

– Я Адам Грэй, заместитель мисс Миллс. Я очень извиняюсь за то, что вломился без стука, но мне очень нужна Реджина.

– Вот сначала зайдите, как положено, а потом я подумаю разрешать вам отвлекать моего помощника или нет, – сказала Лилит и опустила взгляд в листок с рисунком.

Адам посмотрел на Миллс и в недоумении вышел из кабинета. Постояв несколько секунд приходя в себя, постучал в дверь.

– Да, да, войдите, – сказала, как ни в чем не бывало Лилит.

Адам зашел и подошел к столу, за которым сидела Лилит.

– Мисс, разрешите мне отвлечь своего начальника и вашего помощника? – выдал с улыбкой Грэй.

– А по какому вопросу она вам нужна? – не отвлекаясь от своего дела, полностью ушла в начальника Лилит.

– Мисс Миллс должна подписать несколько документов, а еще у нас сорвалась отправка несколько десятков вагонов, – сказала Адам.

– Что? Кто этим занимался? Почему я узнаю об этом сейчас?! – вскочила с дивана Реджина, – быстро того кто этим занимался ко мне в кабинет!

– Джи, – приподняла брови малышка, – присядь, ты опять забыла, кто здесь начальник, – говорила Миллс малышка, – мистер Грэй, пригласите в мой кабинет, человека который этим занимался. Я сама с ним поговорю.

Миллс выдохнула, – Адам, быстро его в кабинет! – прошипела брюнетка.

– Хорошо, Реджина. Будет сделано, мисс, – кивнув Лилит, сказал Адам и вышел из кабинета.

– Ли, это очень важно, – посмотрев на малышку, сказала Реджина.

– Джи, ты вынуждаешь меня выгнать тебя из кабинета. Я начальник, а ты меня должна слушаться. Или я не права? – спрашивала малышка.

– Ли, я понимаю, что для тебя это веселая игра, но ты слышала, что сказал Адам, – серьезно сказала Реджина.

– Это не игра. И вообще я не маленькая. Мы с вами договорились, что я сегодня главная, и вы делаете то, что говорю я. Если ты отказываешься от своих слов, тогда я пойду к маме, – встала с кресла малышка и обошла рабочий стол.

– Ли, ну прости, я не отказываюсь от своих слов, – сказала Реджина.

– И что теперь? – остановилась посередине кабинета малышка, смотря на Реджину.

– Я буду слушаться тебя сегодня, – присаживаясь на корточки и протягивая руку, сказала Реджина, – иди ко мне.

Малышка подозрительно посмотрела на Реджину, но взяла ее за руку и подошла поближе. Миллс притянула к себе малышку и подняла ее к себе на руки.

– Мисс Лилит, а не хотите ли вы проверить работу своего юриста? – улыбаясь, спросила Реджина.

– Хочешь выпроводить меня да? – хитро спросила малышка.

– Нет, я хотела сходить с тобой, – протянула хитро Миллс.

– А как же? – Лилит посмотрела на дверь, – к тебе должен кто-то придти.

– Ли, мы руководители. Если мы вызываем, значит, нас посидят и подождут, – серьезно ответила Реджина.

– Это неправильно, – вставила малышка и, вырвавшись из рук Реджины, пошла к креслу руководителя, – сейчас мы примем его, а потом уже пойдем.

– Хорошо, – сказала Реджина и села на стул рядом с рабочим столом.


Ожидания продлилось недолго и в дверь постучали.

– Да, да, войдите, – скомандовала Лилит.

На пороге показался мужчина средних лет с трех дневной щетиной на лице. Он с осторожностью зашел в кабинет, но все продолжал мяться у дверей. Реджина посмотрела на него своим пронзающим взглядом, и у мужчины выступил холодный пот.

– Мисс Миллс, я…

– Проходите и присаживайтесь на диван, – сказала Лилит, – и представьтесь, пожалуйста.

Мужчина перевел взгляд с начальницы на блондинистое чудо в кресле и обратно.

– Выполняйте, что застыли?! – прорычала Миллс.

– Я мистер Фрост, Джеймс Фрост. Менеджер по транспортной логистике в отделе железная дорога, – приблизившись, сказала мужчина.

– Я Лилит Свон. Сегодня я ваше начальство. Присаживайтесь на диван, и можете докладывать, – сказала милым голоском Лилит.

Мужчина остался стоять, увидев, как на него смотрит Реджина.

– Мисс Свон, мисс Миллс, понимаете, там не как нельзя было отправить эти вагоны. Пути были перекрыты…