КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405189 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 146400
Пользователей - 92075
Загрузка...

Впечатления

lionby про Корчевский: Спецназ всегда Спецназ (Боевая фантастика)

Такое ощущение что читаешь о приключениях терминатора.
Всё получается, препятствий нет, всё может и всё умеет.
Какое-то героическое фентези.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. Возможно, уже в конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: +5 ( 7 за, 2 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +7 ( 8 за, 1 против).
загрузка...

Девушка из Моря Кортеса (fb2)

- Девушка из Моря Кортеса (и.с. Почерк мастера) 402 Кб, 199с. (скачать fb2) - Питер Бредфорд Бенчли

Настройки текста:



Питер Бенчли Девушка из Моря Кортеса

Посвящается Кейт Медине

1

Охваченная страхом, девушка лежала на поверхности моря, глядя в толщу воды сквозь маску.

Этот страх — настоящий, глубокий страх, почти паника — был неожиданностью для нее самой, поскольку вот уже много лет ничто в глубине моря не могло напугать ее.

До сих пор обитатели моря ни разу не проявляли агрессивности по отношению к ней. Случалось, что они делали резкие движения в ее сторону или кружили возле нее, голодные и любопытные. Но всякий раз, чувствуя ее силу и уверенность, они предпочитали поискать более подходящую жертву.

Однако с этим представителем подводного царства дело обстояло иначе. Вряд ли животное стало бы кусать или пытаться съесть девушку, однако создавалось такое ощущение, что оно способно напасть и пронзить ее насквозь своим клювом.

Животное появилось в поле зрения с невероятной быстротой. Еще секунду назад девушка спокойно обозревала голубую пустоту — и вдруг из ниоткуда возник острый костяной клюв, подрагивающий в метре от ее груди. Клюв расширялся у основания и заканчивался между двух холодно-черных глаз, каждый размером с устрицу.

В отличие от многих похожих рыб у этой не было спинных плавников. Вместо этого почти вся ее хребтина была покрыта чем-то вроде паруса. Рыба то складывала этот «парус» вдоль спины, так что он становился почти невидим, то гордо поднимала его.

Сейчас рыба была явно возбуждена: «парус» пульсировал вверх и вниз, подобно голове змеи, гипнотизирующей кролика.

Хвост рыбы напоминал заточенную косу. Рыба вдруг дернула этим хвостом, движение передалось по телу и заставило клюв тоже дернуться, напугав девушку.

Она не знала, что ей предпринять и как вести себя. Попытка просто уплыть не решила бы проблемы, так как не было похоже, что рыба претендует на эту территорию. Видимо, она просто странствовала по морским глубинам и не искала себе постоянного пристанища.

Бесполезно было бы также начать наступать и пытаться отпугнуть рыбу — та, несомненно, чувствовала свое превосходство над девушкой в силе, быстроте и проворстве, наверное, потому и подплыла к ней столь беззастенчиво.

Оставаться на месте тоже было опасно: девушка чем-то раздражала рыбу, и та покачивала головой, с заметной силой разрезая воду клювом.

Рыба и в самом деле могла нанизать девушку на свой клюв: она уже опустила боковые плавники, и все ее тело было как взведенная пружина, готовая в любой момент выстрелить, словно по нажатию спускового крючка.

Но почему?

Может, это была простая злость? Но отец говорил ей, что злость чужда животным. Животное может быть голодным, разъяренным, напуганным, раненым, больным, усталым, недоверчивым; оно может защищаться или защищать, а может просто беззаботно заигрывать с человеком. В любом из этих состояний оно может стать агрессивным и начать выказывать дурной нрав. Однако никогда оно не испытывает ничем не объяснимую злость.

Что же тогда? Что нужно этой твари?

Рыба опять мотнула головой, полоснув клювом по воде.

Девушка прикинула, успеет ли она добраться до своей лодки прежде, чем рыбе вдруг вздумается напасть. Она стала незаметно пошевеливать пальцами рук и ног, надеясь постепенно, дюйм за дюймом, продвинуться назад, в сторону лодки.

Девушка не знала, далеко ли находится лодка, поэтому она слегка повернула голову и бросила взгляд через плечо. Заприметив лодку, она тут же повернулась лицом к рыбе.

Но рыба куда-то исчезла.

Девушка даже не услышала и не почувствовала, как это случилось. Все, что она видела сейчас перед собой, — это бесконечная морская голубизна.

2

На острове не было электричества, а если зажечь керосиновую лампу, она начинала источать густую тошнотворную копоть. Поэтому комната, в которой сидели девушка и старик, освещалась лишь светом, просачивающимся сквозь шторы на окнах. Старик намеренно завешивал окна, иначе резкие лучи предзакатного солнца окрашивали комнату в столь яркие цвета, что было больно глазам и мысли шли вразброд. Оба его глаза были поражены катарактой, и внезапные вспышки света вызывали приступы головной боли.

Старика звали Франциско, однако все называли его Виехо — «старик», даже ребятишки, которые вполне могли бы звать его дедушкой или еще каким-нибудь ласкательным именем. Но имя Виехо было знаком уважения, титулом столь же значительным, как «ваше сиятельство» или «генерал». Дожить до преклонного возраста считалось на острове настоящим достижением.

Девушку звали Палома, что означало «голубка» — утренняя птица, что воркует ранним утром свою прелюдию петушиному пению. Паломе было шестнадцать лет.

— Ты не понимаешь, Виехо, — сказала Палома, — ничего подобного со мной прежде не случалось.

— Ты просто не встречала злобных морских животных, а теперь встретила. Рано или поздно это должно было случиться.

— Но, Виехо, — нерешительно возразила Палома, — отец всегда говорил, что не бывает злых животных.

— Твой отец Хобим был... странным человеком. — Говоря о своем зяте, Виехо подыскивал слова повежливее, стараясь не использовать те, что первыми приходили на ум. — Злые животные есть, так же как есть злые люди. Остается только радоваться, что рыба, которую ты сегодня повстречала, не оказалась по-настоящему свирепой, а то бы она попросту насадила тебя на свой клюв. И такое случалось. Однажды, за много лет до того, как ты родилась...

Палома перебила дедовы воспоминания:

— Я не понимаю, зачем Бог создал злых животных. Это бессмысленно.

Виехо плотно сжал губы, из чего Палома поняла, что самолюбие его задето. Виехо прекрасно рассказывал всяческие истории, это было одним из немногих удовольствий, оставшихся у него в жизни.

— А с чего ты взяла, что все в этом мире должно иметь смысл? — сказал он. — По-моему, все попытки человека вникнуть в деяния Господа — пустая трата времени.

Палома решила отступить:

— Я не имела в виду...

— Одно верно: в мире есть плохое и хорошее. — Виехо немного помолчал. — Мне сказали, что на днях ты опять досаждала рыбакам.

— Нет-нет! Я только...

— Мне сказали, что ты что-то громко кричала и вообще вела себя недостойно.

— Пускай они думают все, что им заблагорассудится. Я всего лишь просила, чтобы Хо и Индио с их компанией проявляли больше осмотрительности. Они ловят все, что ловится, и приносят домой рыбу, с которой ничего нельзя сделать. Я же вижу, что они убивают рыбу не только для пропитания. Но если они будут продолжать так поступать, в море скоро ничего не останется.

— Ты не права. Море вечно. И человек может охотиться на все, на что пожелает, — имея на то причину или нет. Это ему решать, какую рыбу оставить в живых, а какую поймать и убить. Пеламида, тунец или морской окунь хороши в любом виде: живые, они кормят других животных; мертвые, они кормят людей да и других животных, полезных животных. Дурные же твари, вроде морских змей, бородавчаток или скорпионов, приносят только боль и смерть. Есть животные, которые и плохи, и хороши, например барракуда, которая может или накормить человека с лихвой, или отравить его. Или акула — она приносит достаток и пропитание, но зачастую нападает на людей.

— А скалярия? Разве в ней есть что-то плохое или хорошее? — спросила Палома. — Или иглобрюх? Индио поймал одного на днях, думая, что поймал марлина. А зачем? Эта рыба не идет ни на стол, ни на продажу.

— Море кормит рыбаков, — сказал Виехо. — Поэтому они должны стать одним целым с морем и его обитателями. И подчас, чтобы узнать морскую тварь, ее нужно поймать и убить.

Паломе не хотелось дальше расстраивать или обижать деда, поэтому она прекратила спор, тем более что ей вряд ли удалось бы поколебать его уверенность. Она просто выразила надежду, что никто из морских обитателей не пожелает познакомиться с ней самой таким же способом.

* * *

Выйдя наружу, Палома оглядела предзакатное небо. Солнце висело над горизонтом, и казалось, что оно вот-вот будет затянуто под блестящую серую поверхность воды.

Палома поспешила на свою излюбленную скалу — узкую полоску камня, выступающую над западным концом острова. Она приходила сюда каждый день в одно и то же время, и ей нравились и скала, и час заката. Именно здесь она чувствовала полный покой, близость к природе и жизни вообще.

Садившееся солнце окрасило в розовый цвет редкие облака над головой, но горизонт был безоблачен. Палома продолжала созерцать блестящее лезвие моря, что врезалось в огненный шар солнца, медленно сползающего вниз и теперь казавшегося сплющенным.

Палома подумала, что сегодня можно будет увидеть зеленый луч. Уткнув подбородок в ладони, она старалась не моргать, приковав свой взор к исчезающему солнцу. Зеленый луч трудно разглядеть: вечер должен быть ясным и почти прохладным, на воде не должно быть волн, и от нее не должно исходить тепла, горизонт должен быть безупречен и без единого облачка. И конечно, нужно сидеть и внимательно наблюдать, не моргая, ведь зеленый луч появляется лишь на долю секунды в тот самый момент, когда последний краешек солнца ныряет за горизонт. Много раз Палома пропускала зеленый луч, случайно моргнув, и видела его за всю свою жизнь лишь дважды, причем первый раз — давным-давно вместе с отцом, когда тот привел ее за руку и показал ей это особое место.

Когда нижний край солнца коснулся горизонта, Палома готова была услышать шипение, будто раскаленный диск опустился в воду, или увидеть, как клубы пара поднимутся от того места. Но солнце мягко и беззвучно — казалось, все быстрее и быстрее — ускользало с вечернего неба.

Палома затаила дыхание и широко раскрыла глаза. Солнце скрылось, и когда Палома уже подумала, что зеленого луча сегодня не будет, он вдруг возник — ослепительно яркий укол зеленого света — и исчез в тот же момент.

Палома еще некоторое время разглядывала небо, наслаждаясь той стремительностью, с которой происходят перемены в пейзаже в самом начале и конце дня. Желтизна постепенно гасла, следуя за солнцем к другим частям света. Небо над головой быстро темнело и покрывалось звездами, и только еле заметный розовый отсвет по-прежнему держался на облаках.

Внезапно Палома почувствовала необыкновенный покой и счастье. Считалось, что увидевший зеленый луч обречен на счастливую судьбу и удачу. И хотя Палома не верила в предзнаменования, она знала, что лучше было увидеть свечение, чем так и не дождаться его.

Она поднялась на колени и уже собралась уйти со скалы, когда какое-то едва заметное движение в воде привлекло ее внимание. То, что увидела девушка, заставило ее остановиться, внимательно приглядеться и вновь задержать дыхание.

Гигантский марлин вдруг выпрыгнул из воды, словно извиваясь в судороге наслаждения, и отчетливо обрисовался на фоне темно-синего неба. Его сабельный клинок рассекал воздух, а серповидный хвост был вздернут вверх. Наконец, медленно и грациозно, огромная рыбья туша обрушилась в воду.

Прошла целая секунда, прежде чем грохот, вызванный этим падением, достиг ушей Паломы. Когда все стихло, расходящиеся по воде круги были единственным свидетельством только что исполненного марлином акробатического номера.

Произошедшее было очень необычно, и казалось, это сама природа шепнула девушке, что все же следует верить в предзнаменования.

Гордясь тем, что она только что стала невольным свидетелем бурного пиршества природы, Палома зашагала домой. Идя по тропинке к дому, она взглянула вниз и заметила своего брата Хо и двух его приятелей, подплывающих к причалу на моторной лодке.

С высоты холма Палома видела, что для них день удался. Лодка была доверху наполнена рыбой, и рыбья чешуя переливалась всеми цветами радуги в вечернем полумраке. Было видно также, что они опять ловили все без разбору и глушили всю пойманную рыбу. В лодке лежали скалярии и морские ерши, пеламиды и каранксы, иглобрюхи и скаты-хвостоколы и даже пугливые и безобидные, но совершенно бесполезные гитарные акулы. Очевидно, та рыба, которая не попадалась на крючок, ловилась гарпуном, а если не помогал гарпун, в ход шли сети.

Палома наблюдала, как Хо выключил мотор и направил тяжело груженную лодку к причалу, в то время как его приятели перебирали руками мертвую рыбу и выбрасывали за борт ту, которая не пойдет на продажу.

Когда Палома впервые стала свидетелем этой процедуры, она разразилась гневом, кричала на Хо, требуя объяснить, почему они не отпустили ненужную рыбу сразу, еще живую, если они знали наперед, что все равно выбросят ее мертвую.

Хотя Хо и был обескуражен ее гневом, он ответил ей вполне хладнокровно:

«В начале дня, когда мы еще не знаем, каким будет улов, любая рыба хороша. Если в конце дня улов оказывается богатым, мы можем позволить себе оставить лишь отборную рыбу и выбросить плохую за борт».

Палома пыталась спорить, но Хо зашагал прочь, давая ей понять, что так было и будет всегда.

Сейчас Палома наблюдала, как тот, кого звали Индио, схватил небольшую рыбу за глазницы и замахал ею в сторону своего приятеля Маноло. Хотя они находились на некотором расстоянии от нее и было уже довольно темно, Палома могла различить их по цвету волос. Индио всегда надевал шапку, выходя в море, поэтому его волосы оставались черными. Маноло постоянно охлаждал голову, выливая морскую воду на волосы, так что те осветлились до светло-коричневого цвета, так же, как длинные темно-рыжие волосы самой Паломы стали почти бесцветными под действием солнца и соленой воды. Индио что-то выкрикнул и швырнул рыбу в Маноло. Тот ухватил другую рыбу за хвост и хлопнул ею Индио по голове.

Отчаянно ругаясь и вопя, рыбаки продолжали кидаться рыбой. Чаще всего рыба не попадала в цель и оказывалась в воде, плавая там брюхом кверху.

Зрелище этого бессмысленного расточительства было омерзительным. То, что с мертвыми животными обращаются так, будто они никогда и не были живыми существами, ранило Палому в самое сердце.

Она наклонилась, подобрала камень и крикнула:

— Эй!

Трое на лодке подняли головы.

— Если вам нужно бросаться чем-то друг в друга, попробуйте вот это!

С этими словами Палома занесла руку и швырнула камень как можно дальше, надеясь попасть в лодку и пробить в ней дыру. Но камень отлетел в сторону и плюхнулся в воду. Хо загоготал и принялся щелкать ногтем большого пальца по зубам и тыкать им в сторону Паломы — самый непристойный и оскорбительный жест, какой он мог себе вообразить.

Девушка просто отвернулась.

Много лет назад, когда Палома возмущенно говорила своему отцу о том, как бездумно ловят рыбу эти молодые рыбаки, тот так объяснил ей суть проблемы:

«Море слишком богато. В нем слишком много жизни».

Палома не поняла, что отец имел в виду.

«Если бы здесь было мало рыбы, рыбаки были бы более осторожны, из чувства самосохранения. Они побоялись бы истребить источник своего пропитания, — сказан отец. — Но природа в наших местах не прячет свои богатства, будто стараясь показать, на что она способна. Поэтому и людям нет никакого смысла осторожничать. Когда-нибудь им все-таки придется стать более осмотрительными, но тогда может оказаться слишком поздно. А сейчас они забирают у моря все; что им заблагорассудится».

Сколько Палома себя помнила, она всегда любила море. Ее отец Хобим сразу распознал эту любовь и старался развить в девочке это чувство. Когда Палома была совсем малышкой, отец купал ее в море и учил сначала держаться на воде, потом плавать. И главное, он научил ее не бояться морских обитателей, а уважать их.

Отец совершенно очаровал Палому своими рассказами о том, почему их море, море Кортеса, столь уникально.

Море Кортеса возникло в древности в результате катастрофы. Много веков назад полуостров Калифорния был частью континентальной Мексики. И вот в какой-то момент, в доисторические времена, тектонические плиты, которые до этого были соединены и составляли целую поверхность земли, разошлись, вызвав сильнейшее землетрясение.

«Представь, что ты берешь старую рубашку и разрываешь ее на тряпки, — сказал Хобим. — Примерно то же самое произошло с Мексикой. Она оказалась разорвана вдоль своего главного „шва“ — разлома Сан-Андреас. Когда шов разошелся, туда устремился Атлантический океан, и получилось новое море».

В то время у моря, конечно, не было названия. Хобим читал дочке какую-то книгу, где говорилось, что только в 1536 году море было названо в честь испанского мореплавателя Эрнана Кортеса, который открыл Южную Калифорнию и это море, отделяющее полуостров от мексиканского континента.

«Разве это не забавно? — спрашивал отец. — Подумай сама, разве не смешная получается история?»

«Что ж тут забавного?» Палома, конечно, была бы не прочь посмеяться, но она не понимала, о чем говорил отец.

«То, что, согласно этой книжке, какой-то испанец открыл эти места. Твои предки жили здесь, взращивали урожай и ловили рыбу, в то время как испанцы все еще прятались по пещерам и питались жуками. А потом пришел Кортес, убил множество местных жителей и уплыл назад. И за это в честь него назвали наше море!»

Одна из книг даже доказывала, что Кортес дал название всей Калифорнии. Согласно рассказу, когда испанцы плыли на север вдоль западного побережья американского континента, они страдали от беспощадной жары. И Кортес сказал на латыни одному из членов своей команды, что эти места «жарки (calidus), как печь (fornax)».

«В наши дни некоторые люди и вовсе называют это не морем, а Калифорнийским заливом, — сказал Хобим. — Но как его ни назови, все равно это наше море. Здесь жизнь состоит из трех важных частей — моря, суши и людей. И нам не нужно имен и названий, чтобы различать эти три части. — Хобим улыбнулся. — Всем пришлось бы не сладко, если бы между ними не было никакой разницы».

И для Паломы это было просто их море — кормилец и друг, но также враг и мучитель. Потому что хотя она и любила море больше всего на свете, оно забрало того, кого Палома боготворила, — ее отца.

Дело в том, что из-за своеобразного сочетания гор и воды, сильной засухи и сильной влажности, тихоокеанских и горных ветров погода здесь была очень переменчивой. В ясный спокойный день на море вдруг начинался шторм. Без всякого предупреждения на горизонте внезапно появлялась черная гряда облаков, а море под облаками начинало бурлить. Поначалу вдали будто раздавался тихий шепот, но вскоре он переходил в отвратительное стонущее рычание.

Такие внезапные штормы назывались кубаско, и в отличие от ураганов или тайфунов они не приходили откуда-либо, а возникали в том же месте, где и исчезали. Поэтому даже если у кого-то было радио, по нему вряд ли можно было услышать предупреждение о приближающемся кубаско.

Если тебе везло и в тот момент ты находился на суше, можно было юркнуть в канаву или спрятаться за холмом.

Если же тебе не везло и ты был в море, следовало постараться заметить ранние признаки приближающегося кубаско или хотя бы один-единственный признак, например мельчайшее изменение в направлении ветра или скопище черных облаков на горизонте. Тогда у тебя оставалось время доплыть до суши или, наоборот, до открытого моря, откуда набежавшие волны не смогли бы выбросить тебя на скалистый берег.

Если же тебе совсем не везло и ты находился под водой и не видел первых признаков начинающегося кубаско до того момента, когда шторм оказывался у тебя над самой головой, тогда все, что оставалось, это взобраться на лодку, поднять якорь, завести мотор и — молиться. Иногда это помогаю, иногда нет.

Два года назад летом, после ужасающего «кубаско полной луны» (было полнолуние и сильный прилив, а это означало, что штормовой прибой был высоким и еще более разрушительным), ее отца нашли без чувств на берегу близлежащего острова.

Это было одной из причин, почему Палома не могла согласиться с Виехо и его единомышленниками, что все таинственное каким-то образом является частью плана Господнего.

Если кто-то или что-то, какая-то высшая сила пожелала смерти или умышленно привела к гибели ее отца, Палома возненавидела бы эту силу до конца своих дней. Поэтому она верила, что смерть отца была скорее несчастным случаем, которого никто не мог предопределить и, уж конечно, никто не мог предотвратить. Она старалась не идти дальше в своих мыслях и не пыталась понять, что скрывается за случайностью или судьбой.

* * *

За ужином в тот вечер Хо настойчиво, в деталях рассказывал Паломе и матери обо всех своих рыбацких достижениях.

Он хвастался, как много рыбы было поймано, подробно описывал, как сильно сопротивлялся морской окунь, как акулы кружили вокруг их лодки, стараясь стянуть улов.

Палома сидела молча, зная, что любое ее высказывание приведет к ссоре. А их мать Миранда улыбалась и говорила, кивая:

— Это здорово.

Взглянув на Палому, Хо продолжал:

— Я даже швырнул свой гарпун в манта-рэя, гигантского морского дьявола. Он увернулся в последний момент, и я промахнулся. А потом, я клянусь, он развернулся и напал на лодку. Хорошо, что я быстро управился с лодкой, иначе он бы просто потопил нас.

Палома спокойно заметила:

— Манта-рэи не нападают на лодки.

— А этот напал. Он оказался настоящим морским дьяволом. Я клянусь.

— А зачем ты кидал в него гарпун? Манта-рэй совершенно безобиден.

— Это тебе так кажется! Этот морской дьявол — воплощенное зло. Вот почему у него рога. Он олицетворяет зло на земле.

Палома ничего не ответила, усиленно стараясь глядеть только в свою миску с ухой. Но она не смогла удержаться и машинально покачала головой, как делал ее отец, выражая презрение.

Хо знал этот жест, угадал его происхождение, и это привело его в бешенство. Он закричал:

— Да что ты знаешь? Ты думаешь, что столько всего знаешь. Да ты не знаешь ничего! Морской дьявол — это зло, всем это известно. Всем, кроме тебя. Ты не знаешь ничего.

Миранда тоже узнала этот жест, который напомнил ей о покойном муже и о том конфликте, который Хобим, сам не ведая, зародил между своими детьми. Она испуганно сказала:

— Может быть, так оно и есть, Палома.

Не отрываясь от супа, Палома ответила:

— Нет, мама.

— Не слушай ее, — сказал Хо, — она ничего не знает!

Он сплюнул в сторону камина — так мужчины на острове показывают, что они выиграли спор.

— Может, тебе только кажется, что ты права, Палома, — сказала Миранда, стараясь успокоить и примирить своих детей, восстановить мир в доме. — Вот я сама иногда думаю, что знаю что-то наверняка, хотя, возможно, я просто...

— Давай оставим это, мама, — сказала Палома, желая прервать бессвязное бормотание матери.

Какое-то время они сидели в тишине.

Потом Палома подняла глаза и взглянула в напряженное красное лицо своего брата. Артерии по обеим сторонам его шеи надулись, как тросы, и Палома почти видела, как они пульсируют. Его челюсти подергивались, а большие руки — в окружности как бедро Паломы — дрожали.

Палома не хотела приводить Хо в бешенство, споря с ним, но, похоже, она достигла того же самого молчанием — молчанием, которое было воспринято как снисхождение.

Палома старалась сохранять спокойствие и уверенность. Она надеялась, что глаза не выдадут ее. Она знала точно: если брат даст волю хотя бы одному из чувств, бурлящих сейчас в нем, и она вдруг окажется объектом его ярости, он с легкостью разорвет ее на части, как легко разобрал бы на части мотор, с которым так любил возиться.

Хо было пятнадцать лет, и он был на семнадцать месяцев моложе Паломы, но при этом имел телосложение взрослого мужчины. Перетягивание тросов и раскладывание сетей с юного возраста развило его руки и плечи. Он даже не мог носить обычную рубашку — та просто треснула бы по швам под нажимом мускулов на его спине и груди. Благодаря каждодневному балансированию на лодке выпуклые мускулы на его икрах и бедрах стали крепкими, как проволока. Он был невысок — сто шестьдесят пять сантиметров, что хорошо подходило для работы на лодке, где легче двигаться, имея низкий центр тяжести.

С трудом верилось, что Палома и Хо — брат и сестра или даже более дальние родственники. Она была настолько же гибкой, насколько он был плотным. Палома была на пять сантиметров выше Хо и весила около пятидесяти пяти килограммов — по крайней мере, так ей казалось, хотя она не взвешивалась много лет. Хо выглядел очень типично для местного населения — темные кожа, волосы, глаза, в то время как Палома смотрелась иначе. Тонкокостная, со светлой кожей и волосами, она была больше похожа на отца.

В этом таилось зерно разногласий между ними. Хо считал, что это он, а не сестра, должен был походить на отца. В конце концов, разве он не был мужчиной? Разве его имя не было дано ему в честь отца? Однако день за днем, что бы ни говорила или ни делала Палома, все ее манеры напоминали Хо о том, как близка была его сестра к отцу и как далек — со временем все дальше и дальше — был он сам.

Возможно, хуже всего было то, что Хо имел все шансы быть ближе к отцу, и об этом знали они оба. Когда Палома была благосклонна к Хо, она признавалась себе, что следовало быть воистину сверхчеловеком, чтобы удовлетворять всем требованиям, которые Хобим предъявлял к сыну. Значительно меньше ей хотелось бы признаться в том, что ее саму, девушку и одновременно кого-то вроде «заместителя сына», отец учил с большим терпением, чаще прощал и чаще хвалил.

Но стоило зерну вражды быть посеянным между ними, почти любая сторона их отношений приводила к новым разногласиям. Хо, например, считал, что после смерти отца он должен стать главой семьи — предположение, которое он сам подвергал серьезному сомнению, так как знал, что, будучи физически способным практически на все, эмоционально он мог едва совладать с самим собой.

Не произнося ни слова, Хо встал из-за стола, развернулся и вышел из комнаты.

Миранда посмотрела ему вслед. Когда он ушел, она обернулась к дочери:

— Палома...

— Я знаю, мама. Я знаю.

3

Сначала появился только один, вертясь и вставая на дыбы с ловкостью и изяществом карусельной лошадки и выпуская с шипением струйки воды из отверстия на голове. Его спинной плавник и блестящая спина сверкали в свете утреннего солнца.

Дельфин проплыл под носом лодки, выпрыгнул из воды, нырнул снова, проплыл под лодкой и вновь завертелся впереди.

Потом появился еще один и еще, пока их не оказалась целая дюжина, затем два десятка — и вот их было уже не счесть.

Дельфины рассекали воду перед лодкой по пять или шесть в каждом ряду, то переплетаясь, как пальцы, то разбегаясь в стороны, сменяемые новыми рядами.

Палома продолжала грести, а дельфины подплыли сзади и запрыгали по обеим сторонам, словно подгоняя ее, — наверное, им хотелось прокатиться на волне, поднятой движущейся лодкой. Но на воде получалось лишь небольшое волнение, поэтому дельфины разочарованно разошлись в стороны. Палома ясно слышала их пощелкивание, свист и щебетание: было похоже, что они обсуждали, во что бы им поиграть еще.

На этот раз они атаковали в группах по шесть, подныривая под лодку и появляясь на другой стороне, и в каждой группе один — только один — дельфин перепрыгивал через лодку. В тот момент, как его тень пролетала над головой Паломы, ее окатывало дождем брызг.

Палома засмеялась и попыталась повторить дельфинье щебетание, словно надеясь, что животные примут ее за свою и побудут с ней подольше. Но по какой-то тайной команде они вдруг прекратили свои шалости и уплыли прочь.

Палома перестала грести и проводила их изумленным взглядом. Она чувствовала себя приласканной дельфинами: ведь те включили ее в свои игры, сделав для этого перерыв в путешествии.

Это тоже было предзнаменованием, как зеленый луч или тот марлин, что выпрыгнул из воды. Может быть, сегодня будет особый день.

* * *

Как обычно, Палома проснулась перед самым рассветом, когда солнце посылало первые серые отсветы в темное небо на востоке. Она поплескала водой в лицо, вышла из дома и быстро зашагала по тропинке к вершине утеса в восточной части острова.

Для большинства обитателей острова эта вершина была не более чем кучей камней. Время от времени, когда кому-то был нужен валун определенного размера и формы, он приходил на эту вершину и отбирал подходящий камень. Поэтому изначально симметричная груда камней теперь выглядела кучей хлама.

Но Виехо поведал Паломе, что эта груда камней была когда-то могильным холмом — не их прямых предков, а тех, кто жил на острове гораздо раньше и о ком уже никто не помнит. Однажды, несколько лет назад, из Ла-Паса приехали ученые и попросили разрешения раскопать эту груду, но островитяне не дали согласия, и ученые уехали.

«Я был молод, и мне очень хотелось посмотреть, что же под теми камнями, — продолжал Виехо. — Но старики сказали: „Нет“. И они были правы. Мы верили, что те, кто похоронен под камнями, присматривают за нами, защищают нас от напастей, которые для каждого свои. Поэтому если бы мы позволили кому-то раскопать могилу, это только бы всем навредило. А если бы там не оказалось останков, это бы сильно пошатнуло нашу веру. Поэтому мы с ворчанием прогнали ученых».

Однако кое-что из того, о чем говорили ученые, очень нравилось Паломе. Ученые были уверены, что, судя по расположению, вершина холма была древним захоронением — она находилась на самой высокой точке в восточной части острова. Многие древние племена верили, что покойников нужно хоронить липом на восток, чтобы они могли видеть восходящее солнце и получать благо от его света. Захоронить человека лицом на запад считалось самой большой жестокостью, ибо несчастный был навечно обречен в поисках света ловить лучи заходящего солнца.

Поскольку Палома слышала эту легенду и даже порой верила в нее, ей нравилось думать, что, приходя на эту скалистую вершину, она встречает рассвет вместе с душами тех, кто был там похоронен. И особенно с душой ее отца, которого, по его завещанию, похоронили в море, однако, по настоянию Паломы, похоронили во время рассвета и лицом к восходящему солнцу.

Постепенно серое небо залилось оранжевым цветом, и вот первый всплеск огня выскользнул из-за края земли.

Палома сидела и наблюдала за морем, стараясь представить все, что происходит под гладкой, тихой поверхностью воды. Ей хотелось однажды встретить рассвет под водой. Хобим сказал ей когда-то, что именно во время рассвета морская жизнь оживляется больше всего — это время наиболее активного движения, перемен, а также время приема пищи.

Он сказал, что так бывает в любом море, но особенно это заметно в море Кортеса, потому что здесь жизнь сосредоточена в определенных местах. В результате землетрясения, которое разорвало на части рубашку континентальной Мексики и создало море Кортеса, глубоководным рыбам пришлось искать пропитание в мелких водах, а животные, которые никогда не видели солнечного света, вдруг оказались в ярко освещенных местах, и в целом вся морская суета сосредоточилась в нескольких местах, у так называемых подводных гор.

Хобим получил свои познания в геологии от родителей, а также собирая по кусочкам информацию от ученых, которые время от времени приезжали на остров Санта-Мария, чтобы изучать акул. Объяснения, которые он давал Паломе, всегда были простыми и незатейливыми.

Тысячи, а возможно, миллионы лет после того, как большое землетрясение создало море Кортеса, происходило еще множество других толчков и землетрясений, возникали и извергались вулканы, которые затем обрушивались назад в море. По прошествии веков иные из них сровнялись с морским дном, а иные образовали подводные горы, которые возвышались над морским дном на тысячи метров, в то время как их вершины находились всего лишь в пятнадцати — двадцати метрах от поверхности моря.

Подводные горы внесли большой вклад в то, что в море Кортеса буквально кипела жизнь, ведь они являлись чем-то вроде места для подводных пиршеств, привлекая морских животных всевозможных видов.

Глубоководные течения натыкались на подводные горы, и тогда возникали подводные «ключи» — вода устремлялась вверх, неся с собой множество микроскопической живности (планктон, крошечных креветок и тысячи других мелких тварей), которой питались крупные животные. Крупные животные загоняли свою добычу на мелководье, где сами становились добычей еще более крупных животных.

Поэтому вокруг подводных гор разворачивалось истинное пиршество для всех видов морских обитателей.

«Ты все увидишь своими глазами, Палома, — сказал Хобим, прежде чем они спустились к подводной горе. — И малюсеньких созданий, поедающих больших, и монстров, которые питаются мельчайшими тварями. Там будут животные, питающиеся растениями, и животные, питающиеся друг другом, зубастые твари и твари с особыми фильтрами вместо зубов. Самое интересное, что все они уживаются вместе, хотя зачастую для этого им приходится поедать друг друга».

Теперь Палома каждый день наблюдала эту природную демонстрацию, эту живописную ярмарку, и каждый раз был не похож на другой.

Однажды Хобим показал ей подводную гору, куда, не подозревая о ее существовании, ни разу не заплывали рыбаки. Эта гора находилась в часе гребли от Санта-Марии, и Палома могла проводить дни напролет, плавая среди морской живности и представляя себя частью подводной жизни.

Каждое утро после завтрака она спускалась к причалу. Обычно она притворялась, будто помогает рыбакам готовиться к выходу в море. На самом же деле Палома просто хотела убедиться, что они отчалят от берега до того, как она сама выйдет в море. Она не хотела, чтобы они поплыли за ней и узнали, где находится ее секретное место, ведь стоит им порыбачить там одно-единственное утро, как они могут необратимо нарушить гонкий баланс, созданный природой за многие годы.

Хо и его приятели сами ни за что бы не нашли подводную гору Паломы, потому что, подобно многим островитянам, они строго придерживались старых привычек и традиций. Они рыбачили на одних и тех же мелководьях, никогда не отходя от них более чем на пару сотен метров.

Одной из причин, почему они не меняли место ловли, было то, что в этом не было никакой необходимости: улов всегда бывал богатым и в привычных местах. Конечно, некоторые виды рыб начинали постепенно исчезать — особенно такие, как морские окуни, которые живут на какой-то определенной территории. Но, имея достаточно большую лодку, можно компенсировать качество улова его количеством.

Более веской причиной, почему Хо и компания продолжали рыбачить в одних и тех же местах, являлось то, что у них не было способов отыскать новые. У них не было ни измерителя глубины, с помощью которого можно найти подводную гору, ни электронного искателя рыбы, который позволил бы им засечь большую стаю каранксов. И им никогда не приходило в голову просто поплыть за лодкой в маске и попытаться разглядеть морскую гору с поверхности моря.

Они проводят все время на воде, а не под водой и никогда не опускают даже лица под воду, если в том нет острой необходимости. Все они утверждают, что умеют плавать, но большинство из них не любят плавать или плавают неважно и оказываются в воде только в силу непредвиденных обстоятельств.

Хо пробовал плавать, когда Хобим был еще жив, и терпеть не мог это занятие. Он ненавидел плавать с тех пор, как Хобим бросил его, полуторагодовалого, с причала в воду и приказал плыть. Ему это было чуждо и пугало его. Он пребывал в полной уверенности, что в воде водятся твари, готовые в любой момент сожрать его, а если он не будет постоянно начеку, само море поглотит его. Хобим старался увещевать Хо, льстить ему, прикрикивал на него, надеясь, что его сын будет чем-то отличаться от других, сможет преодолеть свое странное отвращение к тому месту, откуда, по мнению Хобима, произошел человек. Но в конце концов Хобим махнул рукой и направил свои усилия на Палому — ей все давалось без особых усилий, и плавать для нее оказалось столь же естественным, как дышать. И чем больше он учил ее, тем больше она хотела овладеть новыми умениями.

Конечно же, все на острове считали Палому немного странной. Многие полагали, что, независимо от того, откуда произошел человек, сейчас он был сухопутным животным и с практической точки зрения не имело смысла погружать в море что-то еще, кроме рыболовного крючка или сетей.

Палома же не могла понять, как можно жить в двух шагах от неизведанного царства и не сгорать от любопытства и не желать разузнать, что же кроется в нем. Совсем рядом таились чудеса, о которых и мечтать не приходилось. И втайне девушка была рада, что все это — в ее распоряжении.

В то утро Палома старалась помогать больше обычного, надеясь помириться с Хо. Ей вовсе не хотелось досаждать ему. К тому же его злоба заставляла нервничать мать, а когда Миранда была в напряжении, это ощущалось во всей домашней обстановке.

Но похоже, Хо не желал и думать ни о каком примирении и потому отверг предложенную Паломой помощь. Когда вся команда и снаряжение были на борту, он слишком резко дернул за шнур лодочного мотора, и шнур остался у него в руке. Палома не стала смеяться, а только постаралась изобразить сочувствие, наблюдая, как Хо наконец взял себя в руки, снова привязал шнур, потянул за него и завел мотор. Палома отдала носовой конец; Хо развернул лодку в сторону восходящего солнца и, щурясь, направился к месту рыбной ловли.

В былые времена рыбаки ловили исключительно акул, потому что одна или две акулы могли принести тот же доход, что и сотня других рыб. Акульи плавники шли на суп, мясо — на прочую стряпню, печень — на витамины, из шкуры шили одежду и делали абразивные материалы.

Но появление синтетических материалов снизило стоимость акул больше чем на три четверти. Теперь огромная акулья печень оказалась бесполезной, потому что синтетические витамины вытеснили печеночное масло. Шкура не приносила практически никаких денег, потому что искусственные абразивы были дешевле и делали свое дело ничуть не хуже, а шкуры других животных было легче резать и обрабатывать. Плавники можно было по-прежнему продавать в восточные страны; случайный турист мог приобрести акулью челюсть. И лишь изредка люди ели акульи котлеты или рубленое мясо акулы с овощами, и то лишь тогда, когда не могли позволить себе что-то еще. Но в целом ловля акул перестала быть выгодной.

Так что чаще всего акулы попадались случайно, когда они хватали крючок, предназначенный для другой рыбы, или когда запутывались в сетях. Рыбаки старались ловить рыбу, которую было легче продать.

Сначала Хо, Индио и Маноло ловили на удочку. При этом они внимательно глядели в воду через ведро со стеклянным дном, чтобы проверить, нет ли поблизости больших рыбьих стай. Если же стая подходила близко, они забрасывали сети, собирали рыбу и вываливали ее на дно лодки.

Если вечером или следующим утром ждали катер из Ла-Паса, рыбу хранили в холоде до тех пор, пока не подходило время перенести ее в холодильник на катере. Если до прихода катера оставалось несколько дней, рыбу потрошили и держали на льду, чтобы она не протухла до прихода катера.

Островитяне целиком зависели от милости капитана катера. Он говорил им, сколько дадут за рыбу в Ла-Пасе, сколько они выручат за фунт, и им ничего не оставалось, как согласиться на эту цену. Однако капитан не был чересчур жадным человеком, и в те редкие времена, когда рынок был переполнен, он даже переплачивал островитянам, чтобы те могли покупать топливо, фрукты, овощи, одежду, поэтому никто особо на него не жаловался.

Поскольку Палома не была рыбаком, не была мужчиной, а значит, не имела официального статуса среди обитателей острова, ей не дозволялось занимать место у причала для своей маленькой лодки. Она держала лодку под причалом, где та никому не мешала.

Когда Палома убедилась, что лодка Хо удалилась на безопасное расстояние, она легла на причал, дотянулась до своей пироги и вытащила ее наружу. Лодка была всего два с половиной метра в длину и шестьдесят сантиметров в ширину и фактически представляла собой полое бревно. Эта лодка была самым ценным из того, что имела Палома.

Отец подарил ей эту лодку на тринадцатилетие. На острове не росли деревья, и он заказал бревно из Ла-Паса. Бревно привезли на катере, который прибыл, чтобы забрать рыбу. Хобим развел огонь и выжег в бревне полость, которую затем выровнял при помощи долота и деревянного молотка. Наконец он отполировал дерево и убрал все занозы, используя кусок жесткой засушенной акульей шкуры.

Все время, пока он мастерил лодку, он не говорил Паломе, для кого она предназначалась. Палома полагала, что отец делал лодку для Хо, и ее охватывала зависть при мысли о том, сколько удовольствия получит брат, куда он сможет поплыть и сколько нового сможет узнать.

Но она недооценила своего отца. Когда он подарил ей пирогу, то сказал лишь: «В этой лодке ты проведешь массу приятного времени».

В это утро Палома кинула на дно пироги широкополую шляпу. Через несколько часов, около полудня, когда солнце будет, в зените и температура достигнет почти сорока градусов, несколько минут, проведенных на воде без шляпы, вызовут жуткую головную боль и тошноту. Палома проверила, все ли необходимое уложено в ее сетчатую сумку: маска, ласты, трубка для подводного плавания, нож с острым, как бритва, лезвием из нержавеющей стали и резиновой рукояткой, а также манго на обед.

Она брала с собой нож не для того, чтобы защищаться от морских животных, — до вчерашней встречи со «вспыльчивой» рыбой она ни разу не чувствовала никакой угрозы под водой. Если же ее укусит акула, рассуждала Палома, то все произойдет так быстро, что от ножа не будет никакой пользы.

Для нее нож был скорее инструментом, чем оружием. В основном девушка использовала его для того, чтобы отковыривать устриц от подводных гор и затем вскрывать их раковины наверху, в пироге. Но нож необходим был еще и как средство предосторожности. За много лет рыбаки растеряли в море кучу рыболовной лески. Леска была сделана из нейлона и не разлагалась в море. Она была бесцветна и практически не видна в воде. Целые мотки такой лески скапливались вокруг камней. Невидимая, очень прочная и зацепившаяся за ватун леска представляла собой ловушку, способную убить человека за несколько минут. Если бы в мотке лески запуталась рука или нога, Паломе не хватило бы дыхания, чтобы высвободиться, снимая петлю за петлей. Ей пришлось бы просто разрезать целый клубок.

Палома отвязана пирогу от причала, шагнула в нее и тут же опустилась на колени, чтобы удержать равновесие. Погрузив двухконечное весло в спокойную воду, девушка отгребла от причала и направилась на запад.

* * *

Все дельфины уже скрылись из виду на горизонте. Палома огляделась вокруг, чтобы сориентироваться в открытом море, и затем продолжила путь к своей подводной горе.

Вершина горы находилась довольно глубоко под водой, примерно в четырнадцати-пятнадцати метрах от поверхности, так что с лодки ее было не разглядеть. И поскольку ветер и морское течение менялись изо дня в день, не имело смысла засекать время с момента отплытия от причала. Естественно, плывя по течению, Палома двигалась значительно быстрее; если наступал прилив, это затормаживало лодку. Если течение подхватывало лодку, но дул встречный ветер, море становилось неспокойным, и грести было труднее. Ошибившись на пять — десять минут, она запросто могла вовсе проплыть мимо подводной горы, так как площадь вершины была не такой уж большой. Потому-то Хобим и учил ее замечать расположение горы по ориентирам на берегу.

В нескольких километрах к западу находился холмистый остров, на котором росли гигантские кактусы. Кактус на вершине холма казался на расстоянии особенно высоким и толстым. Но если подплыть ближе, то можно было рассмотреть, что это не один, а два кактуса. Как только полоска неба между ними становилась различимой для глаза, Палома знала, что она у цели.

И все же эти два кактуса лишь указывали ей, как далеко следует плыть в западном направлении. А ветер и течение вполне могли отнести лодку к северу или к югу. Вершина подводной горы по форме напоминала неровный овал, вытянутый с востока на запад. Поэтому, плывя над узкой его частью с севера на юг, легко было промахнуться, и Паломе потребовалось найти второй ориентир на берегу.

Как только небо показывалось между теми двумя кактусами, она тут же присматривалась к рыбачьей лачуге на краю соседнего острова. Если заплыть слишком далеко на север, казалось, что лачуга стоит в середине острова. Если находиться к югу от цели, чудилось, будто избушка не стоит на суше, а плывет по воде. Только когда лачуга наконец «оказывалась» там, где положено, — на краю острова, Палома знала, что вершина подводной горы прямо под ней.

Она перебросила якорь через борт, пропуская веревку между пальцев. «Якорь» был простым куском ржавого железа, называемым килликом, но для маленькой лодки делал свое дело ничуть не хуже настоящего якоря. К тому же от него не жалко было избавиться, случись ему застрять в расщелине на глубине. Если якорь застревал слишком глубоко, пловцу было его не достать и приходилось резать веревку. Палома не могла себе позволить часто менять стальные якоря, а очередной кусок ржавого железа всегда можно было найти.

Бросив киллик и привязав веревку к носу лодки, Палома намочила маску в морской воде и, хорошенько поплевав в нее, размазала слюну по внутренней стороне стекла и снова прополоскала ее в воде. Этот нехитрый прием не давал маске запотевать изнутри, хотя даже Хобим не мог толком объяснить почему. Палома заткнула нож за свой веревочный пояс сзади, сунула ноги в ласты, поправила дыхательную трубку под резиновой лямкой маски и, стараясь не производить шума, соскользнула с борта в воду.

Она подплыла к якорной веревке и остановилась, вглядываясь в голубую толщу воды, исчерченную светло-желтыми полосками солнечного света. Подводная гора обычно встречала ее прибытие новыми сюрпризами.

В такие моменты девушка иногда ощущала, что неожиданно очутилась на пышном празднестве, где сотни завсегдатаев молча и радушно принимают ее в свою компанию. Казалось, что здесь отношения между морскими обитателями были доверительными и простыми, и Палома, несомненно, чувствовала себя много ближе к ним, чем к некоторым жителям Санта-Марии.

Впрочем, обычно ей становилось неловко от своих мыслей, и она старалась выкинуть их из головы. Хобим не уставал повторять, что животные — совершенно иные создания. К ним не следует относиться как к людям и приписывать им человеческие черты. И все же время от времени Палома не могла устоять и предавалась своим детским фантазиям.

Иногда, взглянув в воду, она замечала акулу или парусника, иногда — морскую свинью или рыбу-лоцмана. В другие дни, как сегодня, был виден лишь голубой туман. Вода была мутной из-за целых облаков планктона и других микроскопических тварей, поднятых восходящими потоками из глубоководья. Палома могла разглядеть шероховатую поверхность горной вершины, покрытую кораллами, или различить движущиеся тени больших животных. Все было очень нечетким, словно в тумане.

Поскольку с поверхности ничего не было видно и никто из животных не спешил подняться повыше, Паломе не оставалось ничего другого, как самой опуститься на дно.

Большинство островитян были плохими пловцами и еще худшими ныряльщиками. А уж о том, как правильно подготовиться к длительному погружению с задержкой дыхания, они и подавно не знали. Палома научилась этому искусству от Хобима. Отец приучал ее нырять все глубже, постепенно увеличивая глубину на полтора метра. Он объяснил ей, как подготовиться к новой глубине и к новым ощущениям в легких, как не поддаваться панике. Помимо отцовской тренировки, Паломе помогал ее четырехлетний опыт и врожденный инстинкт. Она не считала себя ни хорошей, ни плохой ныряльщицей. Но она знала наверняка, что может довольно надолго задержать дыхание, опуститься на вершину подводной горы, провести там достаточно времени и вернуться на поверхность, с тем чтобы нырнуть опять.

Растянувшись на водной глади, Палома несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула через трубку, каждый раз все больше расширяя легкие. Наконец она сделала такой глубокий вдох, что казалось, вот-вот лопнет, и, плотно закрыв рот, устремилась ко дну. Опускаясь, она подтягивала себя вниз вдоль якорной веревки и подталкивала мощными, грациозными взмахами ласт. Чтобы не создавалось неприятных ощущений в легких при спуске на глубину, Палома то и дело выпускала изо рта небольшие клубы пузырьков.

Через несколько секунд она опустилась на дно и обхватила ногами подводную скалу, чтобы не всплыть наверх. Неприятных ощущений или напряжения девушка не испытывала, а легкие были наполнены воздухом. Под водой время текло медленно. Хотя она проводила на дне не больше полутора-двух минут, все чувства настолько обострялись, что происходящее четко отпечатывалось в ее мозгу. На суше две минуты протекали совершенно незаметно; здесь, на глубине, любая мелочь была целым событием и две минуты превращались в целый час.

В первые секунды после появления Паломы все животные попрятались, испугавшись ее вторжения. Но вскоре они начали вылезать из своих укрытий, словно принимая ее в свое общество.

Вдруг что-то ударило ее по спине. От удара Палома завертелась и подалась вперед, вцепившись в свой каменный насест и закрыв лицо одной рукой. Какую-то долю секунды она ничего не видела сквозь облако воздушных пузырьков. Это могла быть акула, налетевшая на нее в поисках добычи. Если так, она нападет снова, и тогда не миновать гибели. Что бы это ни было, столкновение было не случайным. Такое происходит под водой так же нечасто, как удается встретить идеально прямые линии в природе.

Подняв руку вверх, щурясь сквозь пузырьки воздуха и борясь с охватившей ее паникой, Палома оказалась лицом к лицу со своим обидчиком. И тут же беззвучно рассмеялась сквозь дыхательную трубку.

Это был большой морской окунь, чуть больше метра в длину, четырнадцать-пятнадцать килограммов весом. Он завис в полуметре от ее лица, пристально глядя на нее круглыми глазами и выпятив нижнюю челюсть вперед. Он явно ждал, когда же Палома наконец накормит его.

Она часто его подкармливала. Этого окуня было нелегко спутать с другими: он был самым большим из тех, что живут на этой горе. Рядом с одной из жабр у него тянулись глубокие шрамы — следы давнишнего побега от более крупного хищника. Иногда она приносила с собой хлеб, и окунь поедал его с презрением, будто делая ей одолжение. Когда она приносила мясо или рыбные очистки с причала, он поглощал их с жадностью. А иногда она забывала принести с собой еду.

Палома не решилась дать ему человеческое имя, но не могла не думать о нем как о разумном существе. Она воспринимала его как забияку и задиру, но задиру смышленого.

В те дни, когда девушка приносила с собой еду, она брала кусочки еды кончиками пальцев и, когда окунь открывал пасть, разжимала их, так что еда плавно опускалась в рот ее любимцу. Конечно, окунь не имел ни малейшего намерения укусить Палому за пальцы. Но, привыкнув поедать все на своем пути, он был неуклюжим едоком, и приходилось быть с ним начеку. Благодаря мощным челюстям он при малейшем промахе мог сильно повредить пальцы девушки даже своими мелкими зубами.

Сегодня она ничего не принесла для своего окуня и дала ему знать об этом, подняв сжатый кулак. Ее любимец, похоже, понял этот жест: он вяло попытался ухватить ее за кулак, а потом развернулся и отплыл на несколько метров, помахав хвостом. Потом на всякий случай завис на расстоянии: вдруг у нее все же окажется с собой что-нибудь съедобное?

Внезапно тень наверху закрыла один из лучей желтого света. Палома взглянула вверх. Там, над ее головой, чинно проплыла процессия молотоголовых акул. Их серебристо-серые туловища были гладкими, как пуля, и солнечный свет переливался на их поверхности, подчеркивая рельефность мышц.

Паломе нравились молотоголовые акулы. Ей казалось, что они каким-то образом помогают ей сосредоточиться на первых робких мыслях о природе и Боге. Это были очень странные, неправдоподобно выглядящие животные — с волнообразными кувалдами вместо головы, одним глазом на каждой стороне и пастью, полной зубов. Поскольку они не приносили ровным счетом никакой пользы ни животным, ни человеку, а на последнего даже нападали раз в столетие, их определенно можно было считать плохими, по крайней мере согласно шкале оценок старика Виехо.

И все же если были на земле животные, которым повезло больше обычного, так это молотоголовые акулы.

Многие поколения жителей острова выживали за счет ловли акул, и поэтому накопилось много фактов, а зачастую мифов об этих тварях. Так, всем было известно, что они практически не изменились за тридцать миллионов лет своего существования. И если они не были больны или ранены, у них практически не имелось врагов, за исключением человека. Все их насущные потребности с готовностью удовлетворялись природой, включая полную свободу и пропитание в избытке.

Именно Хобим открыл Паломе глаза на то, насколько хорошо приспособлены к жизни молотоголовые акулы. Это были простые, проворные и умелые животные, и, как не уставал повторять отец, в отличие от человека они не разжигали войн и не производили отбросов.

Поэтому в глазах Паломы эти акулы были самим совершенством, и она не видела в них ничего, кроме красоты. Она хотела, чтобы Виехо посмотрел на них отсюда, снизу, увидел бы их в естественной среде обитания. В том виде, в каком они обычно представали его взору — корчащиеся в агонии в лодке или забитые насмерть и гниющие на раскаленном берегу, — они выглядели ужасно.

Палома оттолкнулась от скалы и опустилась еще на несколько метров, в узкое ущелье между двумя валунами. Там она увидела самку спинорога. Та беспомощно металась взад и вперед, подрагивая хвостом и хлопая жабрами. Сначала Палома подумала, что рыба ранена, так как движения ее были беспорядочны, а вокруг кружилось три, затем пять, наконец девять или десять других рыб, которые, похоже, собирались напасть на первую.

Рыба-попугай с клетчатым рисунком на чешуе и клювообразным ртом вдруг попыталась напасть на спинорога, который был меньше размером, на что тот ответил целым шквалом щипков и укусов и заставил обидчика отступить.

В тот же миг скалярия бросилась вперед, сделав отвлекающий маневр в сторону спинорога, затем отскочила назад и попыталась подобраться к нему по песку. Но спинорог сумел прогнать и ее.

Теперь Палома поняла, что же происходит на самом деле. Просто другие рыбы отыскали место, где самка спинорога отложила икру, и теперь старались отвлечь ее внимание, чтобы отрыть икру и съесть.

Палома инстинктивно испытала родительское чувство по отношению к отложенной икре, поэтому она вплыла прямо в центр этого скопища рыб и разогнала нарушителей спокойствия взмахами рук. Спинорог, конечно, принял Палому за очередного вора, хотя и большого, за что и укусил ее в мочку уха.

Палома, улыбаясь, отплыла в сторону, хотя ей было не по себе, ведь она знала, что довольно скоро спинорог все-таки потеряет свое невылупившееся потомство. Стоит рыбам обнаружить, где отложена чья-то икра, рано или поздно они разворовывали кладку. Но так и должно быть, говорила себе Палома. Еще один пример того, как природа поддерживает свой баланс. Если бы из всех отложенных спинорогом икринок вылуплялось потомство и все оно достигало зрелости, море бы просто задохнулось от избытка особей этого вида.

Вдруг Палома почувствовала уже знакомую ей боль в легких — неприятное оглушение, будто легкие сами начинают искать, где бы им взять еще воздуха. У нее начало громко, но безболезненно стучать в висках. Девушка оттолкнулась от дна и начала без усилий подниматься на поверхность, оставляя позади целый шлейф пузырьков.

Она взяла себе за правило отдыхать пять — десять минут между погружениями, потому что тогда она сможет нырять бессчетное количество раз, не чувствуя боли или усталости. Если не отдыхать, она с каждым разом будет нырять на более короткое время, и боль в легких усилится.

Поэтому сейчас Палома повисла на якорной веревке, глубоко вдыхая теплый влажный воздух и иногда поглядывая в воду сквозь маску, чтобы не пропустить ничего интересного.

Быть может, сегодня ей доведется увидеть золотого кабрио — редкого, единственного в своем роде окуня насыщенного, безупречно желтого цвета. Когда он зависал неподвижно в воде, казалось, что он выкован из чистого золота. А быть может, ей попадется пульсирующее облако барракуд. Когда солнечный свет отражался от серебристых туловищ, их стая превращалась в целый ливень сверкающих иголок.

Однажды она наткнулась на китовую акулу. Такой встречи Палома не пожелала бы никому.

Ее первой реакцией на долю секунды был шок, затем — ужас, а когда она до конца осознала, кто перед ней появился, — дрожь, покалывание и тепло, разливающееся в животе.

Китовая акула поднялась со дна медленно, будто паря. Она оказалась таких гигантских размеров, что в мутной воде нельзя было видеть ее хвост и голову одновременно. Однако можно было разглядеть, что она была горчично-желтого цвета в крапинку. Палома поняла, что ей нечего опасаться: китовые акулы питаются планктоном, мелкими креветками и другой микроскопической живностью.

Хобим предупреждал ее, что здесь можно встретить китовую акулу, стараясь подготовить дочь к возможному потрясению при встрече с этим гигантом.

«Китовой акулы нужно остерегаться только в одном случае», — произнес тогда Хобим без тени иронии.

«В каком?» Палома подумала, что речь идет об острых плавниках или огромных зубах, способных раздробить ее кости.

«Если ты подплывешь к ней, когда эта рыбина откроет рот, разожмешь ей челюсти, протиснешься вовнутрь и заставишь ее сжать челюсти позади тебя».

«Отец!»

«Даже в этом случае я сильно сомневаюсь, что ты ей понравишься. Скорее всего, она просто покачает головой и выплюнет тебя».

Палома прыгнула на отца, обвив его руками и ногами, и попыталась укусить его за шею.

В тот раз, окончательно убедившись, что перед ней — китовая акула, девушка опустилась вниз и подплыла поближе к этой самой большой в мире рыбе. Как раз в тот момент акула замедлила свой ход настолько, что Палома смогла потрогать ее за голову и провести рукой по бесконечным выступам на ее спине. Акула, казалось, не замечала присутствия девушки и продолжала лениво продвигаться вперед, слегка помахивая хвостом. Когда Палома дотронулась наконец рукой до хвоста, она задохнулась от изумления, ведь только хвостовой плавник был ростом с нее саму! Один взмах хвостом — и Палома была отброшена мощной волной в сторону, как беспомощная щепка.

Затем китовая акула скрылась в серо-зеленом мраке, неуклонно двигаясь вперед, словно выполняя какое-то задание. Создавалось представление, что она двигается по заданному маршруту или целой серии маршрутов, запрограммированных природой миллионы лет назад.

Но сейчас, когда Палома отдыхала на поверхности, опустив лицо в воду и глубоко вдыхая через резиновую трубку, ей так хотелось стать частью морского царства и не быть в заключении там, на суше. Под водой она видела нечто большее, чем спокойную рутину повседневной жизни: все находилось в неустанном движении, постоянно начеку и — в идеальной гармонии.

Вдруг она почувствовала легкую перемену в давлении воды на ее тело. Обычно это означало, что что-то произошло или должно вот-вот произойти. Вода облегала ее тело теснее, как будто нечто огромных размеров двигалось в ее сторону на большой скорости.

Палома инстинктивно дала задний ход, стараясь скрыться от этого невидимого «нечто». Чувствовалось, что оно подходит все ближе и ближе, и вот давление воды уже начало выталкивать ее из воды.

Когда она увидела это «нечто», оно оказалось черного цвета.

Кроме того, у него были крылья. Морское животное двигалось вперед, совершая мощные взмахи крыльями, и все на его пути разлеталось в стороны. Его рот представлял собой темную пещеру, прикрытую двумя рогами. Рога были нацелены прямо на Палому, словно для того, чтобы схватить ее и запихать в эту зияющую дыру.

Перед ней был манта-рэй. И хотя разум подсказывал девушке, что бояться нечего, тем не менее ее охватила паника. Почему он движется прямо на нее? Почему не свернет?

Волна, поднятая манта-рэем, все дальше выталкивала Палому на поверхность. Дыхание застряло у нее в горле. В голове проносились мысли о том, что нужно что-то предпринять. Мысли противоречили одна другой, и Палома не совершала никаких действий. Она был парализована.

В нескольких метрах от нее манта-рэй вдруг наклонил одно крыло и изогнул спину, показав белое сияющее брюхо. На каждой стороне было по пять подрагивающих жабр, напоминающих полумесяц.

Тут манта-рэй рванул вверх и выпрыгнул на поверхность — плотный кусок плоти идеально треугольной формы. По всем законам природы он не должен был летать. Но вот он летел, выпрыгнув из воды на свободу и устремившись в небо.

Палома была настолько поглощена этим зрелищем, что уже не замечала оглушительного рева, издаваемого манта-рэем. Звук был похож на всепоглощающий, адский гул ветра во время урагана.

Палома подняла голову, провожая взглядом черного исполина, разбрасывающего вокруг похожие на бриллианты крупные капли воды. На мгновение он застыл в воздухе, обрамленный ореолом солнечного света.

Падая брюхом вниз, манта-рэй хлопнулся об оловянную поверхность моря, вызвав неистовый взрыв. Оглушительный звук был похож на громовой разряд, разрывающий тучи в грозу.

Теперь Палома смогла наконец выдохнуть, издав возглас восторга. В прошлом она наблюдала прыжки манта-рэев, большей частью молодых и чаше всего в сумерках. Ей всякий раз казалось, что те кувыркаются от счастья.

Но эти рыбы не могут быть «счастливыми». Жители острова говорили о них как о допотопных животных, имея в виду низших, примитивных и глупых тварей. Ближайшими родственниками манта-рэев были акулы и скаты. Издавна считалось, что древние животные не испытывают боли или удовольствия, счастья или страдания. Их маленький мозг работает эффективно, но возможности их ограниченны.

Палома соглашалась с такой точкой зрения, да и отец не переставал внушать ей, что не следует наделять животных человеческими качествами. Это отбирает у них самое ценное — их индивидуальность и их место в природном царстве. Хобим испытывал особое презрение к тем, кто пытался приручить диких животных, сделать их домашними и научить тому, что он называл «человечьими выходками».

Он полагал, что таким образом люди старались избавиться от страха перед животными, ведь животное, приученное ходить на задних лапах или выпрашивающее еду, казалось уже не таким диким, не столь опасным, больше походило на человека. Однако при этом оно теряло свою цельность.

Но что же было на уме у этого манта-рэя? Почему вдруг ему вздумалось попрыгать здесь, в двух шагах от нее, когда море было пустым на многие километры вокруг? На острове считалось, что манта-рэи выпрыгивают из воды лишь затем, чтобы избавиться от паразитов — мелких тварей, пристающих к большому животному с целью пропитания. Некоторые из этих паразитов — маленькие рачки, пиявки и черви — вырывали норки в теле манта-рэя и питались его плотью. Были также рыбки под названием прилипало или ремора с присосками на голове. Они не считались паразитами, а просто присасывались к манта-рэям, чтобы перемещаться на большие расстояния, не причиняли им никакого вреда и питались тем, что манта-рэи не успевали поедать на своем пути.

Хобим утверждал, что, подпрыгнув в воздух, манта-рэи лишали паразитов кислорода (те, как и сами рыбы, получают кислород из воды, а не из воздуха) и этот внезапный шок заставлял паразитов отцепиться от хозяина. Если же это не помогало, они в конце концов отлетали от удара, когда манта-рэи плюхался назад в воду.

Все, что говорил Хобим, казалось Паломе логичным. Но на этом манта-рэе не было видно паразитов, и в том, как он совершал свои прыжки, чувствовались сила, энергия и возбуждение.

Слухи, ходившие на острове, призывали опасаться манта-рэев. Поговаривали, что они пожирают неосмотрительных моряков и рыбаков. Непослушных детей пугали, обещая бросить в море вместе со стаей этих рыб.

Но Палома помнила, как несколько месяцев назад она так же ныряла у подводной горы и увидела манта-рэя с поверхности воды. Тот «летел» по воде с грациозностью ястреба, поднимаясь и опускаясь, словно на ветру. И что удивительно, никто из обитателей подводной горы не испугался его, не бросился прочь с его пути и не попытался укрыться в камнях. Они словно знали, что манта-рэй сам будет стараться их избегать: он то слегка поднимал крыло, чтобы пропустить под собой пару морских окуней, то опускался ниже, проплывая под косяком каранксов.

В тот день на краю подводной горы, за небольшим косяком рыб, вода казалась серой и мутной — знак того, что целое облако планктона затянуло на отмель. Манта-рэй двинулся в сторону этого облака и, приблизившись к нему, вновь заставил Палому поразиться. Он развернул свои столь устрашающие рога в стороны, и те оказались двумя гибкими плавниками. Манта-рэй заработал ими, загоняя воду с планктоном себе в пасть.

Сделав три ходки через планктонное облако, он, явно удовлетворенный, поднялся наверх и исчез вдали.

И вот сейчас, когда ее дыхание успокоилось, а пульс замедлился, Палома сидела и ждала, не выпрыгнет ли манта-рэй еще раз. Ей хотелось еще раз увидеть вблизи, как тот вырвется на поверхность, услышать его рев и вновь стать свидетелем водяного взрыва.

Когда через какое-то время тот так и не появился, Палома опустила лицо в воду и огляделась вокруг. Должно быть, манта-рэй ушел на глубину, поскольку жизнь на горе вернулась в обычное русло. Тогда Палома решила опять нырнуть на дно.

Она сделала несколько глубоких вдохов и стала быстро опускаться по якорной веревке. Найдя ту же скалу, она снова обхватила ее ногами. Интуиция подсказывала ей, что должны произойти какие-то изменения на дне, вызванные событиями на поверхности. На самом деле ничего не изменилось: те же рыбы плавали вокруг тех же подводных скал, те же мурены высовывались из тех же нор, те же каранксы проплывали мимо в поисках еды.

И все же произошла одна перемена, и, хотя Палома знала, что это должно было случиться, ей стало грустно. Рядом, в небольшом ущелье, тот же спинорог метался взад и вперед. Но теперь вокруг никого не было. Никто не провоцировал и не атаковал его, а движения спинорога стали теперь другими — менее агрессивными и более беспомощными. По крайней мере, так показалось Паломе, и она поняла, что икру спинорога все-таки похитили и он пытается найти ее, почти обезумев и потеряв надежду. Еще одна рыба проплыла мимо. Она была толстой, и плавники казались непропорционально маленькими для такого туловища. Палома подпустила ее как можно ближе и внезапно схватила обеими руками за круглое туловище. Она старалась держать рыбу не слишком крепко и ждала, что же будет дальше.

Сначала рыба попыталась вырваться, а потом вдруг стала надуваться, как воздушный шар. Чешуя на ее спине оттопырилась, превратившись в жесткие белые колючки, губы поджались, а глаза почти исчезли в распухшем теле. При этом рыба неистово размахивала плавниками, которые теперь выглядели неправдоподобно маленькими.

Палома несколько раз подбросила пальцами этот колючий мячик, затем поднесла выпуклую рыбью морду к лицу. Иглобрюх больше не боролся. Он сделал все, что мог, превратившись в неаппетитное угощение, и теперь просто пристально глядел на Палому. Она осторожно отпустила его, и тот быстро убрался прочь. Подплывая все ближе к своему убежищу в скалах, иглобрюх постепенно сдувался и принимал прежнюю форму. Колючки на его спине улеглись и опять превратились в чешую. Когда он оказался у знакомой расщелины, он с легкостью смог протиснуться внутрь и оказался в полной безопасности.

Палома снова почувствовала биение пульса в висках. Ощущение было совсем слабым, и у нее оставалось достаточно времени, чтобы вернуться на поверхность. Однако по природе своей и благодаря наставлениям отца Палома была предусмотрительной и полагала, что лучше пускай у нее будет достаточно воздуха, когда она поднимется на поверхность, чем оставаться до конца на глубине и подвергать себя опасности. Поэтому она оттолкнулась от дна и стала подниматься, повернувшись лицом к покрытой кораллами горе.

Поднявшись метров на пять, она увидела устрицу, прилипшую снизу к большому камню. Палома достала нож из-за пояса и точным движением запястья отковырнула устрицу.

Теперь кровь стучала в висках все громче, и надо было срочно убираться восвояси. Паломе часто хотелось, чтобы у нее были жабры и она могла дышать под водой, как рыба. Но в такие моменты она жаждала лишь одного — глотка воздуха. Она оттолкнулась посильнее и стала быстро всплывать, отчего волосы ее разметались, закрыв стекло маски.

Девушка выскочила на поверхность, сплюнула, хватая ртом воздух, и прижалась к борту пироги, тяжело дыша до тех пор, пока ее тело не насытилось кислородом. Затем она бросила устрицу в лодку, залезла в нее сама и растянулась на дне лицом к солнцу, греясь в его лучах.

Согревшись и обсохнув, Палома разрезала манго на две части и выковыряла ножом сладкую сочную мякоть. Выкинув кожуру за борт, она с любопытством наблюдала, как та была растерзана на части стаей мелких рыб в черную и желтую полоску.

Эти рыбы-старшины плавали повсюду — среди рифов и скал, на глубине и на мелководье. Они внезапно возникали из ниоткуда, стоило чему-то съедобному появиться в воде. Они питались фруктами, костями, орехами, хлебом, мясом, овощами, фекалиями, бумагой, а порой даже покусывали Палому за пальцы ног.

Они были отчаянны, бесстрашны, прожорливы, быстры, и самой лучшей их характеристикой, по мнению Паломы, было то, что они так малы. Если представить себе этакого старшину-мутанта весом килограммов в пятьдесят, он оказался бы настоящим страшилищем.

Палома дала волю своему воображению, представив рыбу-старшину размером с китовую акулу, и снова восхитилась тем, как великолепно природа поддерживает баланс всего живого в течение многих тысяч лет.

Она взяла плоскую устрицу в руку и вставила нож в шероховатый выступ между двумя половинками раковины. Устриц открывать гораздо труднее, чем обычных моллюсков. Чтобы полакомиться теми, нужно лишь сделать надрез, вскрыть раковину поворотом ножа — и готово. Устрицы же все покрыты острыми зазубринами и слизистыми наростами, и можно легко порезать ладонь, если не быть осторожной. Если пойдет кровь, значит, в тот день она больше не сможет нырять, не говоря уже о том, что рискует заработать нарыв, да такой, что придется слечь в постель, а то и того хуже — отправиться на лодке в Ла-Пас к доктору.

В общем, надо быть осторожной, открывая устриц.

Палома терпеливо потыкала ножом по краям раковины, пока не нашла место, где можно всадить нож. Она почувствовала, как нож уперся в мускул, который сжимает створки раковины, и не спеша перепилила его.

Большинство островитян не едят устриц, считая эту пищу опасной. Некоторые из жителей острова, попробовав устриц, заработали расстройство желудка, а несколько из них даже умерло — правда, это случалось довольно редко.

На самом деле не следует лишь оставлять устриц слишком долго на солнце. Они быстро умирают и моментально портятся, а испорченные устрицы — прямой билет до госпиталя в Ла-Пасе.

Но свежие устрицы, прямо из моря, — настоящий деликатес, нечто прохладное, чистое, с богатым вкусом. Палома перерезала мускул до конца, открыла створки раковины и увидела, что эта устрица была именно такой, как надо.

А внутри оказался приз, скрытый глубоко в толще блестящего мяса. Пусть бесформенная, морщинистая, вся в крапинку и размером с полногтя Паломы, но все же это была жемчужина.

4

Палома извлекла жемчужину из раковины и покатала ее в ладони.

Теперь у нее их было двадцать семь.

Остальные жемчужины она собирала больше года, причем с завидным постоянством находила в среднем по две жемчужины в месяц. Однако прошло вот уже больше шести недель с тех пор, как была найдена последняя. Это заставило Палому задуматься: вдруг на всей ее подводной горе было только двадцать шесть жемчугоносных устриц? Ей же необходимо было собрать сорок, а лучше пятьдесят жемчужин.

То, что она теперь нашла двадцать седьмую, вселило в нее надежду. Девушка зажала маленькую жемчужину в кулаке и, возведя глаза к небу, сказала:

— Спасибо.

Никогда не говоря это напрямую, она была убеждена, что благодарит отца. Палома знала, что он умер, но никогда не смогла бы смириться с тем, что он исчез совсем. Ей очень его не хватало, поэтому она и привыкла чувствовать его присутствие. Нет, она не представляла отца живым. Однако ощущала, что он есть где-то рядом, что с ним можно поговорить, попросить о помощи, поведать сокровенное. Ведь отец был единственным человеком в ее жизни, с кем она могла с легкостью делиться всем.

Осознание того, что отец никуда не исчез (а для нее это было именно фактом, настолько она была в этом убеждена), очень помогало Паломе. Он мог утешить ее, несмотря на то что она не слышала его голоса, — с терпением и сочувствием выслушать ее, не соглашаясь, но и не споря, не хваля, но и не критикуя. И каким-то образом то, что окончательный выбор всегда оставался за ней, помогало Паломе принимать нужное решение, выбирать правильное направление.

Конечно, иногда она чувствовала себя по-дурацки, разговаривая с небом, или ветром, или пустой комнатой, и была очень рада, что никто не видит ее в тот момент. Но она знала, что «это» всегда присутствовало рядом с ней. И не важно, что оно было создано ее волей и воображением. «Это» было рядом с ней. Она не старалась найти «этому» четкого определения, предпочитая, чтобы ее представление оставалось достаточно аморфным и не довлело над ней. «Это» было духом — духом доступным и ясным. Палома чувствовала, что она нужна отцу также, как он нужен ей. Они оба были частью одной команды.

Незадолго до смерти Хобим вовлек Палому в заговор.

Через пару месяцев Хобим и Миранда должны были отпраздновать двадцатилетие свадьбы, и он хотел сделать ей какой-то особенный подарок. Так как все деньги уходили на еду и одежду, он решил, что сделает подарок своими руками. И сделать его нужно было в строжайшем секрете: вряд ли Хобиму удалось бы провести Миранду так же, как он провел Палому с пирогой. А раз так, подарок должен быть небольшим, чтобы его можно было легко спрятать.

Поделки из дерева или морских раковин, глиняные фигурки не годились, ведь любому по силам сделать что-нибудь подобное. Подарок должен быть от чистого сердца, а значит, это должно было быть что-то такое, что мог сделать только он, Хобим. Но что же?

Когда ответ был найден, он показался простым и очевидным: конечно же, жемчуг, настоящее жемчужное ожерелье. Из всех обитателей острова только Хобим (а с его легкой руки теперь и Палома) владел старинным искусством ныряльщика и охотника за жемчугом. В то время это занятие уже не приносило дохода, а было лишь развлечением. Жемчужные плантации были уничтожены больше пятидесяти лет назад, и даже если бы они возродились, спрос на природный жемчуг практически исчез. Теперь все предпочитали искусственно выращенный жемчуг: он был более круглым, лучше блестел.

Однако Хобим не любил такой жемчуг:

«Да, эти жемчужины гораздо красивее. Да, они тоже морского происхождения. Но они же искусственные! Человек опять старается улучшить природу. Природа — это целая кладовая чудес. И там ничего нельзя улучшить, можно только изменить».

До своей смерти он нашел только пять жемчужин, но при этом помог Паломе стать настоящим искателем жемчуга. И тогда она решила завершить то, что Хобим и она начали вместе. Теперь, когда отца не стало, только она могла довести дело до конца.

Палома часто думала о том, как же ей преподнести ожерелье матери. Ей не хотелось слишком сентиментальничать, но при этом Миранда должна была знать, что это — подарок от Хобима, и не важно, кто именно собрал почти весь жемчуг.

Хобим учил своих детей, когда те были еще маленькими, что правда всегда лучше лжи. И не только с точки зрения морали. Обычно правду говорить легче. Прежде всего, ее легче запомнить. Однако в этом случае правда оказалась бы неуместной, и Палома решила, что солжет, но лишь самую малость. Она скажет матери, что Хобим собрал весь жемчуг и спрятал его, собираясь сделать ожерелье как раз перед тем, как наступит знаменательный день.

И еще она добавит:

«Слава богу, что однажды он сказал мне по секрету, где они спрятаны, — на тот случай, если с ним что-то случится».

Конечно, Миранда сначала обрадуется, потом загрустит, потом заплачет. Главное, что все эти эмоции будут направлены не на Палому, а на отца — на его дух, его память, — чем бы он ни представлялся девушке.

Палома запихала жемчужину в узкую трещину на борту пироги, чтобы та не каталась по лодке и, не дай бог, не вывалилась, если лодка перевернется. Потом она на несколько минут прилегла отдохнуть. Она знала, что если продолжить нырять сразу после еды, может заколоть в боку или желчь подступит к горлу, а это очень опасно под водой. За желчью последует рвота, а рвотный рефлекс заставит ее вдохнуть; если соленая вода попадет в легкие, это заставит ее закашляться, вдохнуть еще раз — и тогда она запросто может утонуть.

Девушка задремала. Она проспала не больше получаса, а когда проснулась, то живо вспомнила, что ей приснилось, будто какая-то чайка кружила над ее лодкой и смеялась над ней.

Сон не вызвал неудовольствия, лишь любопытство. Палома никогда не связывала сны с реальными событиями. Ее беспокоили лишь сны об отце, потому что потом она никак не могла припомнить, случилось ли это событие на самом деле, до его смерти, или она видела это во сне.

Палома скользнула за борт, ополоснула маску, сделала несколько вдохов и, ухватившись за якорную веревку, устремилась ко дну. Метрах в пяти от поверхности она остановилась.

Что-то было не так. Подводная гора очень изменилась. Палома никак не могла сориентироваться. Или ей это чудится? Может, она проспала дольше, чем ей казалось? Все вокруг выглядело по-другому. Огромная часть юры была покрыта чем-то черным.

Палома закрыла глаза и заставила себя сохранить спокойствие и привести в порядок противоречивые образы, проносящиеся в ее голове. Взяв себя в руки, она открыла глаза и снова взглянула вниз. То, что она увидела, ошеломило ее. В каких-то трех метрах от нее был самый огромный манта-рэй, какого она когда-либо видела.

Он был похож на черную мантию или большое одеяло, которое с этого короткого расстояния почти полностью закрыло подводную гору от ее глаз.

Палому сбила с толку не только близость этого гиганта, но также и то, что был абсолютно неподвижен. Он совершенно неподвижно лежал в воде, будто подвешенный к невидимому потолку, и не казался живым.

Но он должен был быть жив, иначе как бы он тут оказался? Мертвый, он бы попросту опустился на дно.

Девушка опустилась еще глубже, ожидая, что животное в любой момент взмахнет крыльями и уплывет прочь. Но манта-рэй не двигался с места.

Пальцы ее ног теперь почти касались его спины, и подводная гора была полностью скрыта. Палома словно приземлилась на черное поле, простирающееся вокруг, насколько хватало взгляда. Манта-рэй был метров шесть в поперечнике. Палома прикинула, что ее туловище уместилось бы на нем четыре раза в длину и еще осталось бы свободное место по краям.

«Наверное, это дед всех манта-рэев, — подумала она. — Отчего же он парит на глубине? Может, он собрался умирать?»

Паломе стало не хватать воздуха, и надо было подниматься на поверхность. Стараясь не взбалтывать воду, она начала всплывать. Удалившись на некоторое расстояние от манта-рэя, девушка охватила взглядом все животное целиком и теперь смогла разглядеть, почему оно так странно себя ведет. Что-то узкое и длинное болталось сзади и сбоку от него.

Она выскочила на поверхность, сделала несколько глубоких вдохов и выдохов и, набрав воздуха, нырнула опять. Манта-рэй не сдвинулся с места. На этот раз Палома подплыла к нему спереди, и ей сразу стало ясно, что произошло.

На левом боку животного, рядом с «рогом», зияла широкая и глубокая рана, из которой торчали переплетенные веревки, концы которых свободно болтались, подобно хвостам.

Должно быть, манта-рэй запутался в рыбачьих сетях, запаниковал и стал беспомощно биться, пытаясь выпутаться, отчего тугие веревки только глубже врезались в его плоть. Наконец он выпутался, несомненно, оставив позади разъяренного рыбака, проклинающего свою судьбу, повторяющего снова и снова, что манта-рэй — дети дьявола и не заслуживают ничего, кроме смерти.

Но это освобождение было кажущимся, так как теперь манта-рэй был обречен на смерть. Палома видела много раненых животных — порезанных, расцарапанных крючками или покусанных, и она знала точно, что им не стоит ждать от других обитателей моря пощады и снисхождения.

Манта-рэй уже и так ослаб от ранения, а поскольку веревки продолжали растравлять рану, не стоило и надеяться, что она начнет заживать. Не имея сил на поиск необходимого пропитания, он будет есть еще меньше и ослабеет еще больше.

И спустя немного времени манта-рэй начнет распространять вокруг сигналы тревоги, которые тут же будут получены всеми жителями горы, и особенно крупными животными, хищниками.

Сначала появятся маленькие прожорливые рыбешки вроде рыб-старшин. Сигналы, подаваемые манта-рэем, будут означать, что эти маленькие обжоры могут безопасно поживиться кусками отмирающего мяса из открытой раны. Таким образом рана сделается еще больше.

А манта-рэй будет слабеть дальше. Постепенно он начнет казаться — а потом и действительно станет — менее устрашающим. Его сенсорные устройства, которые не заглушить хитростью, станут подавать сигналы, свойственные беспомощному животному. В конце концов манта-рэй неизбежно совершит неумышленное самоубийство.

Постепенно соберутся акулы и начнут кружить на расстоянии, прислушиваясь к каждому новому сигналу, пока одна из них — возможно, особенно голодная, возбужденная или просто дерзкая — не вырвется из круга, не бросится на манта-рэя и не отхватит от его туловища кусок мяса.

Тогда уже конец настанет быстро: взрыв крови, целое облако растерзанной кожи и сухожилий.

Подплывая к манта-рэю, Палома снова услышала биение в висках. Животное чувствовало ее присутствие и глазом, расположенным внизу у пасти, следило за ее передвижениями, но само не шевелилось.

Оказавшись над головой животного, девушка притормозила, ухватившись за твердый выступ над его ртом, как раз между двумя рогами. Плоть в этом месте была твердой, как напрягшийся мускул, но скользкой — покрытой естественным слоем слизи. Это не вызвало у Паломы отвращения, ведь она дотрагивалась до многих рыб и ей было знакомо это ощущение. Слизь предохраняет животных от бактерий и других опасностей, которыми изобилует морская вода.

Хобим учил, что, если в сети попалась ненужная тебе рыба и ты хочешь ее освободить, следует брать ее очень осторожно, чтобы ненароком не соскрести с ее кожи защитное покрытие. Если повредить слизистый слой, на этом месте образуется ранка, которую может обнаружить паразит и наестся вдоволь. Если рыбу слишком много трогать руками, после этого она долго не живет.

Очевидно, манта-рэя прикосновение Паломы не слишком удивило. Он не стал отстраняться от нее, не встряхнулся и даже не вздрогнул. Не совершая ни малейшего действия, он продолжал неподвижно висеть, распростертый в толще воды.

«Он совершенно не боится меня, — подумала Палома. — Да и чего ему бояться? Врагов у него нет. Но ведь я — необычное животное, и я дотронулась до него. А в природе не принято позволять другим животным вот так запросто трогать себя. Впрочем, манта-рэи все же терпят ремор, прилипших к их туловищам и тянущихся позади. Может, он принял меня за ремору».

Быстрое подводное течение поддерживало Палому в горизонтальном положении, и ее ласты развевались, подобно флагу на сильном ветру. Каким-то образом манта-рэю, несмотря на течение, удавалось оставаться абсолютно неподвижным, вроде бы не прилагая к тому никаких усилий. Если бы Палома разжала пальцы, ее бы тут же отнесло в сторону.

Она ухватилась второй рукой за тот же мускулистый выступ, поджала ноги и опустилась на спину манта-рэя. Кожа у него была как у акулы — даже не совсем кожа, а нечто похожее на коврик, сделанный из миллионов мельчайших зубчиков. Зубчики были направлены назад, поэтому, когда Палома погладила кожу от головы к хвосту, та показалась гладкой, словно вымазанный жиром глиняный горшок. А когда она подтянула колени и провела по коже в противоположном направлении, то оцарапалась, как об наждак.

Ужасная рана на теле манта-рэя оказалась под левой рукой Паломы. Некоторые веревки врезались в толщу мяса на несколько сантиметров. Обнажившееся мясо животного было в основном беловато-серым, но в некоторых местах встречались розовые и желтые участки.

Однажды, за год до смерти Хобима, странное существо подплыло к подводной горе и напало на косяк каранксов, оставив у них на боках гноящиеся раны. Хобим поймал одну из рыб и показал ее Паломе, отмечая разные оттенки мяса у больной особи. Здоровые участки были бело-серыми, воспаленные — розового цвета, а желтые участки гноились — значит, организм животного включил свои защитные механизмы.

Несколько веревок высовывались из раны, как змеи, и тянулись позади, развеваясь в быстром потоке воды. «Интересно, ему больно? — подумала Палома. — Наверняка больно. Вот почему он не сдвигается с места. От движения веревки натянутся и начнут мотаться еще больше, отчего боль только усилится».

Ухватившись покрепче за выступ на голове манта-рэя правой рукой, она опустила левую и дотянулась ею до веревки, запутавшейся близко к поверхности раны. Веревка была вся перекручена и завязана в узлы и болталась взад и вперед в потоке воды.

«Все нужно делать быстро, — сказала себе Палома, — как доктор, делающий укол. Схватить веревку, вытянуть и отбросить в сторону до того, как животное поймет, что происходит».

Она просунула пальцы поглубже в веревочный клубок и зажала как можно больше веревки в кулак. И потом дернула.

Манта-рэй пришел в движение, словно по нажатию выключателя. Он взмахнул обоими крыльями одновременно, подняв такой водоворот, что Палому снесло с его спины и она кувырком полетела в сторону.

Когда она наконец остановилась, расчистила маску и дождалась, пока разойдется облако пузырьков, манта-рэй уже был вдалеке, уплывая прочь в темную даль, с веревками, развевающимися позади. Он не издал ни звука, но Паломе показалось, что она все же слышала сдавленный вопль боли.

Она оттолкнулась и поплыла вверх, таща за собой веревки и жалея, что у нее не было времени ухватить их побольше. Тогда у манта-рэя оставалось бы больше шансов выжить.

5

Солнце стояло еще высоко, когда Палома покинула свою подводную гору и начала грести в сторону дома. Она устала, проголодалась и замерзла. Но самое главное, она чувствовала себя очень одинокой.

Да, это противоречие было странным: чем лучше она проводила время у подводной горы, тем более одинокой чувствовала она себя, когда очередной визит завершался. И поскольку сегодняшний день был особо насыщен событиями, чувство одиночества было особенно острым.

Проблема заключалась не в том, что ей не с кем было разделить все красоты подводного царства, — нет, ей нравилось быть одной. Но ей не с кем было поделиться своим восторгом и впечатлениями от событий прошедшего дня, когда она возвращалась домой. У Паломы не было друзей, которые поняли бы, что она чувствует, не было и родных или двоюродных сестер, кому были бы интересны ее рассказы. На всем острове не найти человека, которому она могла бы поведать о существовании своей подводной горы или о том, что она делала, уплыв на целый день.

На острове не было других девушек ее возраста. Никто не знал почему, такова была прихоть природы. Среди островитян было много женщин значительно старше, которые имели своих детей, и не было недостатка в мальчиках и юношах. Но девушек не было. С того момента как Палома достаточно подросла и осознала, что это значит — быть одинокой, она жила в одиночестве. Конечно, у нее была мать, но с той можно было говорить далеко не обо всем, да и сама Миранда о многом слышать не хотела.

Палома начата грести сильнее, стараясь прогнать ощущение одиночества, стереть его при помощи простой физической нагрузки. Ну и, конечно, она старалась согреться, так как кожа у нее на руках и ногах покрылась пупырышками, а тонкие светлые волоски встопорщились.

Вода никогда не казалась ей холодной — она действительно была теплой, ее температура не опускалась ниже тридцати градусов, но все же была ниже, чем температура тела. Поэтому после многочасового пребывания под водой девушка теряла много тепла. Это было не опасно. «В этой воде можно прожить целую неделю, — бывало, говорил ей Хобим. И с улыбкой добавлял: — Если, конечно, ты не изжаришься на солнце и тебя не съедят». Однако ощущение холода было неприятным.

Конечно, она могла защититься от холода, да и от голода тоже, набрав вес. Жировой слой — хорошая теплоизоляция. Но Паломе не хотелось толстеть раньше времени. Это сделало бы ее медлительной, менее проворной и, что хуже всего, более похожей на остальных женщин Санта-Марии.

Для тех полнота была естественным спутником продвижения по жизненному пути. В детстве они — тоненькие и стройные; к двадцати годам набирают вес и становятся крепкими и сильными, на третьем десятке — приземистыми, коренастыми, потом — тучными и к сорока годам — совершенно необъятными. (Матери Паломы вот-вот должно было стукнуть сорок, и в течение последних нескольких лет она постепенно утратила былую фигуру, расплылась и погрузнела.) Те, кто доживал до шестидесяти — семидесяти лет, снова становились тощими, как гончие собаки.

Палома считала себя другой. Она надеялась, молилась и знала, что она — исключение. По крайней мере, такой ее видел отец.

Именно Хобим заставил ее ощутить себя не такой, как все, — он фактически провозгласил, что она будет иной. Когда Хо потерпел свою вторую неудачу под водой, это окончательно убедило Хобима в том, что его сын никогда не будет чувствовать себя в море, как дома. Тогда он начал обучать Палому и увидел, как быстро та сроднилась с морем. Хобим был убежден, что его дочь станет настоящим человеком моря, и как-то сказал Миранде, что Палому не следует принуждать идти по традиционному женскому пути, заточать ее в доме с кастрюлями и стиральной доской. Он каждый раз брал ее с собой и обучал тому, что он сам знал о море, а также тому, как обучаться новым вещам самой. Конечно, она время от времени помогала по дому, но как и когда — было предоставлено решать ей самой.

Миранда пыталась спорить. Однако Хобим был из тех мужчин, кто, однажды приняв какое-то важное решение, вновь и вновь убеждают самих себя в своей правоте, и спорить с ними — пустая трата времени. К тому же Миранда знала, как было важно для Хобима, чтобы кто-то из детей выходил вместе с ним в море.

Однако он не знал, а Миранда не осмеливалась сказать ему, что таким образом он навсегда забирает Палому у матери, забирает у нее те радость и утешение, которые должна давать дочь. Миранда была вынуждена проводить день за днем в одиночестве, что омрачало всю ее жизнь. А к моменту смерти отца Палома стала настолько независимой, что Миранда уже не могла ничего изменить, даже если бы попыталась. Палома не только получала удовольствие от своего образа жизни — теперь она чувствовала себя обязанной жить так, как учил ее отец. В жизни для нее не было ограничений. Возможно, ограничения и существовали, и со временем она с ними столкнется. Но не сейчас.

И все же Палома чувствовала свой долг перед матерью, и это было одной из причин, почему она вернулась домой до наступления вечера. Важно, чтобы люди на острове не подумали, что она считает себя выше того, чтобы участвовать в повседневных домашних делах.

«Одно дело, когда ты — просто молчунья, странная девушка, которая всегда держится особняком, — однажды сказал ей Виехо. — Люди скажут, что это издержки возраста, и не осудят. Но не надо пренебрегать правилами жизни. Этого никто не поймет. Такое поведение вызовет обиду, ненависть, ты наживешь себе врагов. А врагов в жизни и без того хватает».

Паломе совсем не нужны были враги. Поэтому время от времени она возвращалась домой вовремя, помогала матери развесить свежевыстиранное белье, приготовить обед или прибраться в доме. Ей было важно участвовать в домашней работе, но еще важнее — чтобы ее участие было замечено. Тогда остальные женщины начнут перешептываться, что Палома все-таки оказалась хорошей девушкой, что она сочувствует материнской потере и вполне может стать надежной опорой в старости. И тому подобное.

И Палома, и Миранда прекрасно знали, что это — всего лишь жест вежливости. Миранде совсем не нужна была помощь; напротив, ей часто казалось, что у нее недостаточно работы. Однако меньше всего ей хотелось навязчивого сочувствия со стороны островитян, и она ценила проницательность дочери.

Когда Палома причалила к берегу, Миранда и другие женщины были заняты стиркой. Рядом с причалом был выступ из плоских камней, выдававшийся в море. Женщины, которые собрались на нем, замачивали белье в воде, вбивали в него мыло при помощи камней и потом прополаскивали. Чистое белье укладывали в корзины и относили на холм, где его прополаскивали в пресной воде.

Палома встала на колени рядом с матерью и тоже стала колотить белье. Никто словно бы и не заметил ее прихода, женщины продолжали тихо ворковать вокруг. Нет, они не игнорировали ее, напротив, они естественным образом принимали ее в свое общество, будто она и находилась с ними все время. С их стороны это тоже было жестом вежливости, потому что, если бы они вдруг поздоровались с ней и начали задавать вопросы, это привлекло бы внимание и лишний раз подчеркнуло бы то, что Палома не такая, как все, — а об этом старались не говорить. Девушкам не подобало проводить дни напролет в море и заниматься бог знает чем.

Иногда Палома чувствовала себя как человек с врожденным заболеванием. Складывалось впечатление, что все вокруг думали: «Ах, бедняжка, она не виновата, давайте не обращать на это внимания». Это только усиливало ее чувство одиночества. Но в каком-то смысле ей нравилось такое обращение, так как оно помогало ей ощущать себя непохожей на других.

У Паломы никогда не возникало желания поведать о том, что она делала и что увидела за день. Большинство женщин все равно не верили ей, и это ставило Миранду в неловкое положение. Те же, кто верил, вовсе не желали слушать ее истории, которые полностью противоречили их представлению о море.

На островах большинство детей с самого рождения слышат, что море — это их враг. И хотя жизнь островитян полностью зависела от морских щедрот, они почему-то рассматривали море не как союзника, а как ярого противника. Палома никак не могла этого понять, ведь ее учили совсем другому, и однажды она спросила Виехо, откуда такая неприязнь.

«Так было всегда, — сказал старик, пожав плечами. — Море ничего не дает само, человек должен сам взять, что ему нужно. Возможно, такое отношение помогает человеку почувствовать, что он сильнее, что море подвластно ему так же, как подвластны животные».

«Я считаю, что это глупо», — сказала Палома.

«Возможно, — кивнул Виехо. — Но таков порядок вещей».

Женщины, чья повседневная жизнь была занята стряпней и стиркой, кто никогда не бывал в открытом море, считали его чужим и опасным, населенным устрашающими, скользкими, ядовитыми тварями, готовыми в любой момент поживиться человечьим мясом. Их вполне устраивало такое видение моря, и молодой девушке вряд ли удалось бы убедить их в том, что это далеко не так.

Палома была очень возбуждена всем увиденным сегодня под водой, и ей страшно хотелось тут же рассказать об этом. Однако она сдержалась и решила подождать момента, когда она останется с матерью наедине и сможет поведать ей обо всех чудесах.

Когда стирка была закончена, Палома подхватила тяжелую корзину с мокрым бельем и поднялась на холм вслед за матерью. У ручного насоса с пресной водой они прополоскали белье и развесили его на веревке за домом.

Занятые домашними заботами, они работали в тишине, однако все мысли Паломы были о том, как бы рассказать матери о встреченном ею манта-рэе. Миранда чувствовала, что дочь старается улучить подходящий момент для разговора.

Палома знала, что напугает мать, если расскажет ей всю правду, поэтому решила не говорить ей, насколько большим был манта-рэй и как близко она подплыла к нему, и уж конечно же о том, как она села ему на спину и была затем с силой отброшена в сторону. Надо было также уверить Миранду в том, что никто другой больше не знает и не узнает об этом и что похождения Паломы не станут предметом слухов на острове. Ежедневные вылазки девушки в открытое море и без того вызывали достаточно кривотолков, а если бы стало известно, что она вот так запросто возилась с гигантским скатом, ее бы просто сочли ведьмой. Муж Миранды имел репутацию бунтовщика и смутьяна. Сын ее проводил все свое время, выдумывая различные безрассудные способы заработать достаточно денег, чтобы уехать в Мехико и поступить в техническое училище, где бог знает что бы с ним произошло. Быть вдобавок ко всему еще и матерью ведьмы оказалось бы выше ее сил.

К тому времени солнце уже опустилось достаточно низко и начало наливаться красным цветом. Легкий ветерок овевал развешанное белье, и рукава рубашек слегка похлопывали под его дуновением. Миранда повела носом и кивнула в знак одобрения: это был хороший ветерок.

Над островом Санта-Мария могли дуть три разных ветра. Один не годился для сушки белья, другой был вполне сносен, а третий был то, что надо. Восточный ветер никуда не годился, потому что он дул над пустынной восточной частью острова и нес с собой пыль и грязь. Белье, высушенное на таком ветру, становилось грубым и жестким. Ветры с запада или с юга дули со стороны моря и были не столь плохи. В сухую погоду они несли легкий запах моря, но, когда влажность была высокой, становились тяжелыми от соленого тумана. Тогда белье подолгу не высыхало, было липким на ощупь.

Сейчас ветер дул с севера. Свежий и сухой, он, казалось, был сладким на вкус — ведь он прилетел с самой высокой части острова, где росли кактусы и дикие цветы. Это была, конечно, мелочь, но жизнь Миранды как раз и состояла из мелочей, хороших и плохих, и поскольку ветер выдался удачным, она была довольна.

Они зашли в дом и разожгли огонь, чтобы готовить ужин.

— Сегодня я видела манта-рэя, — сказала наконец Палома.

— Очень хорошо, — ответила Миранда, не поднимая головы от камина, в котором она разгребала потухшие угли перед тем, как положить дрова.

— Он был ранен. Я думаю, он запутался в рыбачьих сетях.

Миранда опять хотела повторить: «Очень хорошо», но поняла, что ничего хорошего на этот раз нет, и сказала только:

— Вот как?

— Он двигался с трудом. Из его раны торчали веревки. Наверное, ему было очень больно.

Теперь Миранда совсем не знала, что ответить, и просто кивнула головой.

— Я хотела ему помочь, но...

— Бог позаботится о нем, это Ему решать, — поспешно сказала Миранда.

Ей, видно, казалось, что, быстро выпаливая слова, она подчеркнет свою мысль и убедит Палому не вмешиваться в естественный ход вещей. Так ведет себя в споре тот, кто сбивается на крик, зная, что все равно проиграет.

— Замечательно, — сказала Палома, — значит, Он хочет, чтобы этот манта-рэй умер в агонии или был съеден акулами.

— Если на то Его воля, да будет так.

— Да будет так, — повторила Палома.

Ей не хотелось спорить с матерью. В этом споре не могло быть победителей, только проигравшие.

— Что за сказки ты рассказываешь на этот раз? — раздался из-за спины Паломы голос Хо.

Она обернулась. Хо, ухмыляясь, привалился к дверному косяку.

— Так, ничего, — ответила Палома.

Она не знала, какую часть их разговора успел подслушать Хо, но ей совсем не хотелось обсуждать с ним свою встречу с манта-рэем. Большое раненое животное вызывало у Хо определенные мысли — о цене за фунт.

— Гигантский морской дьявол, раненный и истекающий кровью, и сестра милосердия Палома, ухаживающая за ним, — захихикал Хо, входя в комнату. — Мама, зачем ты слушаешь эти глупые россказни?

— Ладно тебе, Хо, — ответила Миранда и занялась камином.

— Иногда я спрашиваю себя, покидала ли ты вообще когда-нибудь причал, — сказал Хо Паломе. — Иногда мне кажется, что ты просто сидишь здесь целый день, а потом выдумываешь эти сказки.

— Думай, что тебе заблагорассудится, — сказала Палома.

После короткой паузы Хо вдруг спросил:

— Ты и в самом деле видела большого манта-рэя?

— Да.

— И он не напал на тебя?

— Да нет же!

— Должно быть, он действительно был серьезно ранен. Морские дьяволы очень злобны.

Палома вновь не стала спорить. Если Хо желает верить в это, она не будет его переубеждать.

— Он был очень большим?

— Да, очень, — ответила Палома. — Больше этой комнаты.

Хо присвистнул:

— Это же целая куча денег!

— Видишь, мама? — сказала Палома. — Стоит ему услышать о раненом животном, он тут же думает, как бы его убить.

— Что ж, Палома, — выговорила Миранда, — так мы добываем себе пропитание.

— Твоя же лепта просто непомерна, — с сарказмом сказал Хо. — Хотя бы раз ты приносила рыбу в дом? — Он поднял вверх палец. — Хоть одну рыбешку? Всего лишь одну?

— Я...

— Что — ты? Ты — ничего. Где этот манта-рэй?

Палома неопределенно махнула в сторону моря:

— Вон там.

— Где — там?

— В море.

— Я знаю, что в море. Где в море?

— Это не имеет значения. Он все равно уплыл.

— Откуда ты знаешь?

— Я знаю, потому что я причинила ему боль и он уплыл прочь.

— Как ты причинила ему боль?

— Я вытащила часть веревок из его раны, и это причинило ему боль, — сказала, не подумав, Палома.

Миранда поднялась на ноги. У нее был ошеломленный вид:

— Что ты сделала?!

— Ты подплыла так близко? Я не верю! — воскликнул Хо.

— Что ж, не верь, — сказала Палома, прекрасно зная, что Хо верит каждому ее слову.

— Что ты сделала? — снова спросила Миранда.

— Не беспокойся, мама, — сказала Палома. — Это было не опасно.

— Она права, мама, — встрял Хо. — Это было не опасно, потому что на самом деле этого не было.

Миранда смотрела то на Хо, то на Палому, не зная, кому из них верить. Но она чувствовала, что основания для тревоги у нее были: если Палома сделала так, как она говорит, Миранде нужно беспокоиться за ее жизнь; если нет — тогда беспокойство вызывало то, что ее дочь любит приврать.

Видя, что мать в растерянности, Палома повторила:

— Не волнуйся, мама. Главное, что мы все здесь, в безопасности.

Миранда поверила ей, потому что ей хотелось поверить, — и вернулась к своей работе.

Хо больше не упоминал о манта-рэе. За ужином он без тени хвастовства рассказывал о сегодняшней рыбалке, о том, что он поймал и что надеялся поймать. Здорово, говорил Хо, что окунь поднялся в цене, но причина в том, что окуня становится все меньше. Или же рыбьи стаи просто решили переселиться на другое место.

— Там, где ты плаваешь, встречаются окуни? — спросил он Палому.

— Немного — да.

— Больше или меньше, чем раньше?

— Вроде бы столько же, — пожала плечами Палома.

— Ты бы принесла немного рыбы домой.

— Я не ловлю рыбу.

— Я знаю. — Хо помолчал секунду. — Как-нибудь я приплыву посмотреть на твое любимое место.

Все внутренние системы тревоги Паломы тут же пришли в действие, но она продолжала сидеть на стуле, развалившись, и старалась казаться равнодушной.

— Не стоит тратить время. Там, в общем-то, нечего смотреть.

— Почему же ты постоянно туда плаваешь?

— Я продолжаю изучать разные вещи. — Палома взглянула на брата. — Те, что велел мне изучить отец.

Хо поджал губы и отвернулся:

— Да-да, конечно.

После ужина Миранда вымыла чашки и тарелки, а Палома протерла стол мокрой тряпкой. Хо сидел и наблюдал за ней.

— Я принял решение. Я хочу, чтобы ты научила меня нырять, — сказал Хо после долгого молчания.

— Ты действительно этого хочешь? — Это был первый раз, когда Хо попросил Палому чему-нибудь его научить. — Зачем тебе нырять? Ты ведь сам говорил, что это пустая трата времени.

— Да, но, возможно, я был не прав.

Палома взглянула на мать:

— Похоже, Хо заболел.

— Он просит тебя помочь, — строго сказала Миранда. — Что ты на это скажешь?

Палома посмотрела на Хо.

— Но ты же знаешь, как нырять. По крайней мере, ты нырял однажды.

— Ах да, — сказал Хо, заливаясь румянцем. — Тогда у меня не очень-то вышло.

Палома помнила всю историю, как Хобим шаг за шагом учил Хо нырять: сначала там, где воды было по колено, затем — по горло, потом там, где вода скрывала его с головой, потом — на глубине трех-четырех метров.

Хо прошел все уроки, знал все правила, делал все так, как говорил ему отец, но люто ненавидел весь этот процесс. В воде он чувствовал себя некомфортно, неестественно, а на глубине вода и вовсе казалась ему угрожающей. Но он ни разу не посмел сказать об этом отцу, так как одобрение Хобима ценил больше всего на свете. Не менее важно для него было быть вместе с отцом, проводить с ним дни, а сделать это можно было, только ныряя вместе с ним. Поэтому Хо пытался пересилить себя.

Однажды Хобим первый раз взял сына в открытое море. Они заплыли туда, где не было видно дна, так как Хобим хотел научить Хо определять глубину по давлению воды на тело и по расстоянию до поверхности.

Они спустились по якорному тросу, и на глубине примерно двенадцати метров Хо испытал приступ клаустрофобии. Там, где другие ощущали свободу водных просторов, Хо вдруг почувствовал себя в ловушке. Вода давила на каждую клетку его тела, ему казалось, что он заперт, и он стал задыхаться. Вокруг не было земли — ни внизу, ни по сторонам, ни вверху. Все вокруг было синим, тяжелым и гнетущим. Он должен был выбраться оттуда.

Хо закричал под водой и, цепляясь руками за трос, стал карабкаться наверх. Трос застрял между его маской и воздушной трубкой. Судорожно стараясь высвободиться, он еще больше затянул резиновую лямку вокруг троса.

Хобим обхватил его руками, стараясь успокоить, но паника сделала Хо сильнее обычного, он отбивался руками и ногами и наконец сорвал с отца маску.

Он запросто мог потопить их обоих, если бы Хобим вслепую не нащупал его горло и не сжимал его рукой до тех пор, пока сын не потерял сознание. Только тогда Хобим смог быстро поднять его на поверхность.

Нет, вспоминая эту историю, Палома не могла понять, отчего вдруг Хо снова захотел нырять или отчего вдруг он решил, что сможет нырять, не поддаваясь панике. Однако она сказала:

— Хорошо, если ты хочешь.

— Вот здорово. Я хочу видеть все, что видишь ты. Так значит, завтра?

Палома быстро проговорила:

— Нет, только не завтра. Завтра у меня много дел.

Делать ей было, в общем-то, нечего, но завтра — это уж слишком скоро. Ей необходимо было время, чтобы подумать о том, что там такое надумал Хо, поскольку она не верила, что Хо действительно хочет просто научиться нырять. Слишком не похоже это на него.

— Тогда — в ближайшее время.

— Хорошо, в ближайшее время.

Хо поднялся на ноги, зевнул, пожелал спокойной ночи и вышел через дверь в темноту. Его комната находилась за углом, хотя и пристроенная к дому, но с отдельным входом с улицы. Это была одна из привилегий, которую мальчик получил в четырнадцатилетнем возрасте, пройдя тщательно разработанный старинный ритуал посвящения в мужчины. По мнению Паломы, смысл ритуала состоял только в том, чтобы наделить мальчиков привилегиями. Они не становились вдруг мужчинами, их просто называли теперь мужчинами.

Палома с матерью делили угол в большой комнате. Ни днем, ни ночью ни у одной них не было возможности остаться наедине с собой.

Сейчас Палома думала о том, как это странно, что Хо попросил ее помощи в чем-то. Это было значительной уступкой с его стороны. Для него признать, что она, девушка, могла лучше, чем он, разбираться в чем-то существенном, было серьезным шагом.

Возможно, ей надо быть поосторожнее с Хо, осмотрительно делать каждый шаг и наблюдать, как все они складываются в общую картину.

Она с удивлением обнаружила, что ей действительно не все равно, что означают эти перемены в Хо. Наверное, и это — следствие одиночества, того тихого отчаяния, которое она почувствовала, возвращаясь в тот вечер с подводной горы. Помириться наконец с Хо, наладить с ним отношения, может, даже подружиться — это было бы так здорово. Ведь у Паломы никогда не было друзей.

6

Когда Паломе было пять лет, а Хо — четыре, отношения между братом и сестрой все же напоминали дружбу: тогда они вполне счастливо играли друг с другом. Но вскоре Хо примкнул к ватаге мальчишек, в которую Палома не была принята и от которой не получала ничего, кроме насмешек. Тогда-то она и почувствовала впервые, что ей не нравится быть девочкой.

Тогда Хобим еще брал Хо с собой, поручая Палому заботе Миранды, чтобы она росла по образу и подобию матери. У детей оставалось все меньше и меньше общего и наконец не осталось ничего.

А потом наступил переломный момент, от которого Хо так и не оправился, когда Хобим вернул сына домой к матери и взял с собой Палому, чтобы сделать ее особенной девочкой.

И все же долгое время Палома была убеждена, что быть девочкой — плохо. Долгое время она одевалась и стриглась коротко, как мальчишка, научилась смеяться над шутками, адресованными ей самой. В ее поведении словно читалось: «Да-да, разве это не смехотворно — быть девочкой? Разве я не смотрюсь по-дурацки? Ну да ладно, мне недолго осталось быть такой, и тогда мы все вдоволь посмеемся над тем, кем я была раньше».

Хобим, мужчина, который никогда не хотел быть кем-то еще, не мог осознать всю глубину растерянности и беспокойства, одолевающих Палому. Но в целом он понимал, что именно было не так, и понимал, что внутренний конфликт дочери происходил из того, что на острове не было девочек ее возраста. Оттого-то ее чувства по отношению к себе и к своему полу были так противоречивы.

Однажды Хобим взял Палому с собой на рыбную ловлю. Она была еще очень маленькой, и ее до этого никогда не брали в море. Она довольно редко бывала в отцовской лодке, за исключением праздничных экскурсий к лежбищу морских львов и нескольких поездок в Ла-Пас.

Они были вдвоем в лодке, и Палома пребывала в полном восторге. Она не стала спрашивать, почему ее вдруг освободили от домашних обязанностей и куда они плывут. Ей предстояло провести время с отцом в море — и этого было более чем достаточно. Она даже и представить не могла, что Хобим задумал это короткое путешествие для того, чтобы изменить ее отношение к себе самой.

Поверхность моря была безупречно спокойной, как масло, и такой плоской, что редкие волны воспринимались как припухлости на теле медузы. В лодке, встав на колени на передней банке, Палома перевесилась через нос. Острый деревянный нос врезался в воду, как остро отточенное лезвие в мясо. Девочка представила, что поверхность воды — это кожа огромной рыбы, а нос лодки — это нож, разделывающий рыбу на продажу.

Хобим опустил якорь, как показалось Паломе, в самой середине моря. На самом деле лодка находилась прямо над подводной горой, но поскольку до этого Палома никогда не была под водой, она не догадывалась, что, как и на суше, под водой встречаются горы, холмы, равнины и впадины. Для нее дно было чем-то далеким и опасным, чужой и неизвестной, как смерть, страной.

Хобим насадил на крючок половинку рыбы-иглы, но не забросил леску за борт. Вместо этого он дал дочери маску и воздушную трубку и велел надеть их. Затем он нацепил свою маску на голову и приказал Паломе прыгнуть в воду и держаться за якорный трос.

«Прямо здесь? — Палома была в шоке. — Здесь, в самой середине моря? Зачем?»

«Я хочу, чтобы ты кое-что узнала о вас, девочках», — сказал Хобим.

Она не поняла, что он имеет в виду, но послушалась и скользнула за борт. Хобим прыгнул за ней в воду и тоже повис на тросе, зажав его локтем, чтобы течение не утащило его в сторону. Затем он вытравил леску сквозь пальцы, опуская крючок с наживкой все ниже.

Когда Палома впервые увидела подводную гору, у нее перехватило дыхание. Открытие это было столь волшебным, словно ей довелось тайком заглянуть в рай; для нее это был новый мир, о существовании которого она не подозревала. Это был странный, очень оживленный и совсем не устрашающий мир (о чем она впоследствии вспоминала с удивлением). Она словно смотрела кинофильм, ведь жизнь, кипящая там, внизу, хотя и была совсем рядом, но текла совершенно отдельно от привычной жизни на суше. И несомненно, она была реальная, новая, завораживающая.

Палома с отцом лежали на поверхности, опустив лицо в воду. Когда Хобим говорил что-то, он слегка поворачивал голову, чтобы рот его оказался над водой, и Паломе не нужно было двигаться, чтобы отчетливо слышать его слова. Она не могла понять, каким образом звук доходит до нее: то ли он проходит через ее воздушную трубку и потом через рот, то ли сквозь слой воды толщиной в несколько сантиметров. Но ей было все равно: слова отца были ясно различимы, хотя звук их казался пустым и исходил будто издалека.

Вскоре нейлоновую леску уже было не разглядеть, но приманка была хорошо видна — белый комочек, заманчиво болтающийся чуть выше поверхности горы. Он двигался не в своем собственном ритме, как живое существо, а как что-то мертвое, попавшее на крючок и безвольно висящее на нем.

Стая небольших рыб подплыла к приманке и покружилась возле, словно прицениваясь, насколько та аппетитна, а насколько опасна. Хобим не стал прятать крючок под наживкой, поэтому сталь ярко поблескивала в лучах солнца, доходивших на глубину. То ли рыба-игла не была такой уж аппетитной, то ли блеск крючка отпугивал рыб, но никто из них не соблазнился приманкой.

Потом стая маленьких рыб уплыла прочь. Нетронутая наживка продолжала болтаться в подводном течении. «Куда они уплыли?»

«Смотри внимательно, — сказал Хобим. — Просто смотри».

Минуту или две ничего не происходило. Оживленное царство вдруг опустело. Палома уже ожидала услышать удар грома или увидеть блеск молний, так как подобные перемены должны были что-то предвещать.

И вдруг из-за затемненного края горы выплыли три молотоголовые акулы — одна в полтора раза больше, чем две другие. Они двигались неслышно, с непреклонным высокомерием, словно демонстрируя, что они — хозяева этой подводной горы. Их причудливые Т-образные головы раскачивались из стороны в сторону, ловя сигналы из морской глубины и посылая свои собственные сигналы в ответ. Такие беззвучные импульсы всегда предшествуют их появлению, позволяя всем животным, кроме их обычных жертв, укрыться в безопасности.

Хобим подергал за леску, и, хотя Палома не слышала ни звука, было видно, что акулы уловили сигнал. Все втроем они вдруг развернулись в ту сторону, где болталась приманка. Они сделали один круг, потом второй — и тут одна из двух небольших акул бросилась на танцующий кусочек мяса. Хобим дернул за леску, и приманка выскочила почти из самого акульего рта.

Три акулы сделали еще один круг, на этот раз быстрее, резко покачивая головами, словно в раздражении. То, что произошло, сбило их с толку: они получили сигнал, что поблизости находится мертвечина, но их жертва ведет себя как живая.

Теперь вторая из менее крупных акул бросилась на приманку, и опять Хобим дернул за леску. На этот раз он не стал опускать приманку назад, а подтянул ее поближе к поверхности, стараясь поманить акул вслед за ней. Только большая акула поднялась вверх, а две поменьше остались внизу, сердито кружа на пустом месте.

Большая акула не стала атаковать приманку, а только грациозно следовала за ней. Когда акула подплыла ближе, Палома поняла, что это животное, которое на дне выглядело как крупная рыба, вблизи оказалось просто громадиной — больше ее самой, больше отца, размером почти с отцовскую лодку.

Палома была в ужасе. Конечно, она полностью доверяла отцу. Она с готовностью прыгнула бы с горы или наглоталась иголок, если бы он сказал, что так надо. Но играть в эти игры с хищником...

Не отрывая глаз от надвигающейся акулы, она постаралась ухватиться за лодку и укрыться под ней.

«Перестань, — сказал Хобим. — Лежи спокойно».

Палома послушалась, но она была уверена, что акула слышит, как бьется ее сердце. А что, если они, как собаки, чувствуют, что ты их боишься? Она задержала дыхание, стараясь приглушить биение в груди, но это, похоже, сделало стук ее сердца еще громче.

Приманка находилась на расстоянии примерно двух метров, и акула — в полуметре от нее. Хобим продолжал тянуть леску, но теперь акула остановилась. Она стала кружить на месте, наблюдая за Хобимом черным глазом на боку белой мясистой головы. Хобим смотал леску и одним движением снял приманку с крючка.

Палома пристально следила за акулой, кружащейся подобно цветочному лепестку в водовороте. Она боялась, что упустит хищника из виду. Знать, что он находится поблизости, и не иметь возможности видеть его было выше ее сил.

Какое-то шевеление внизу привлекло внимание девочки. Это поднимались наверх другие две акулы. Они держались на некотором расстоянии от большой акулы, словно демонстрируя свое почтение, однако постепенно становились все смелее. И хотя они действительно были меньше третьей акулы, разница в размерах была относительной, ведь каждая из этих акул была немного меньше двух метров в длину, то есть ростом с отца. Но тот, похоже, сейчас имел преимущество перед всеми тремя.

Хобим протянул половину рыбы-иглы большой акуле и поболтал ею, держа кончиками пальцев. Акула теперь кружила все ближе, проплывая всего лишь в метре от Паломы. Она постоянно покачивала головой, ритмично открывая и закрывая свой рот-полумесяц в ожидании.

Хобим вытолкнул приманку вперед и быстро убрал руку. Когда акула в очередной раз проплыла мимо, она не щелкала челюстями, не открывала рта, не качала головой. Приманка просто исчезла, словно акула вдохнула ее.

Кольцо, по которому кружила большая акула, сначала стало теснее, но потом гораздо свободнее, словно раскрученная пружина. Акула пристально следила за ними своим черным глазом, но в ее движениях не было спешки. Она просто выжидала.

Хобим залез в карман штанов, развязал узел и достал целую рыбу-иглу. Палома не видела, как в лодке он запихнул в штаны полиэтиленовый пакет с рыбой — чтобы спрятать приманку от акульего взгляда. Да и для нюха тоже, ведь пакет был плотно завязан.

Акула тут же сжала кольцо сильнее и теперь кружила совсем близко.

В этот раз Хобим разорвал рыбку на две части, помахал ими и бросил их вперед. Куски стали медленно опускаться вниз, оставляя позади следы из мелких частиц мяса и масляные облачка. Хобим потрогал Палому за руку и указал в сторону разыгрывающейся сцены.

Акулы поменьше почуяли еду и, голодные, немедленно бросились вверх, быстро раскачивая головами. В тот же момент большая акула опустила голову, подняла спинные плавники и замахала хвостом взад и вперед, отчего ее тело устремилось вниз, как копье.

В какой-то момент показалось, что акулы вот-вот столкнутся. Все трое ринулись к кускам рыбы, которые продолжали падать на дно.

Паломе казалось, что добыча должна достаться небольшим акулам, ведь они были ближе к ней.

Когда приманка была всего в каком-нибудь полуметре от их ртов и когда их победа казалась неизбежной, по какой-то непонятной причине акулы вдруг одновременно развернулись и отплыли в сторону. Большая акула двинулась к добыче, проглотила один кусок и, сделав широкий круг, оставила второй кусок свободно падать дальше. Она делала это словно ненароком, уверенная в том, что спешить некуда, что еда никуда не денется. Наконец акула нырнула вниз и проглотила последний кусок.

Две меньшие акулы продолжали опускаться на дно, уходя прочь от большой акулы, прочь от конфликта. Они покачивали головой, изгибали спину и помахивали хвостом.

«Прямо как щенки, — подумала Палома. — Сердятся, но ничего не могут поделать, поэтому просто бегают по кругу, тявкая и гоняясь за собственным хвостом».

Большая акула снова появилась и стала кружить на месте. Хобим показал Паломе жестом, чтобы она забиралась назад в лодку. Она не стала долго раздумывать. Не спуская глаз с акулы, она ухватилась за борт. Глубоко вдохнув, проверила, достаточно ли крепка ее хватка. Когда она училась плавать. Хобим всегда говорил, что нужно опускаться в воду и вылезать из нее быстро. Именно в тот момент, когда человек находится в воде лишь наполовину, особенно велика опасность нападения акулы. Именно тогда человек больше всего похож на раненую рыбу: нечто небольшого размера (ведь только часть тела под водой) и бьется, как обессилевшее животное (беспорядочно перебирая ногами).

Палома развернулась, схватилась за уключину обеими руками, выскочила из воды и упала на дно лодки, как мешок. С минуту она лежала неподвижно, тяжело дыша. Потом вдруг поняла, что Хобим не последовал за ней, и это вызвало мощный приток адреналина, который разлился теплом по ее рукам, стекая в область живота. Маска была все еще на ней, поэтому девочка перегнулась за борт и посмотрела в воду.

Ухватившись за якорный трос, Хобим вертелся из стороны в сторону, следуя за движениями акулы, которая плавала вокруг него. Палома снова подумала б собаках: это были словно два самца (один — незваный гость во владениях другого), ходящие вокруг да около, оценивающие сильные и слабые стороны противника.

Когда акула удалилась достаточно далеко, Хобим извлек из шорт мешок с рыбой и бросил его вниз. Мешок стал медленно опускаться, покачиваясь, словно лист, упавший с высокого дерева. Хобим ждал, желая убедиться, что акула увидела добычу. Когда акула устремилась вслед за ней, Хобим забрался в лодку.

Они подкрепились манго, бананами и куском сушеного и соленого кабрио, сначала съев рыбу, а потом уже манго, чтобы сок манго утолил жажду, вызванную соленой пищей.

Они ели молча. Палома не знала, что сказать. Она вроде бы должна была узнать что-то новое, но она не понимала, что именно. Поэтому она решила привести мысли в порядок, прежде чем задавать вопросы. Хобим догадывался, чем занята голова дочери, но хотел, чтобы пережитое хорошо уложилось в ее сознании, прежде чем он все ей объяснит.

Хобим прополоскал пальцы в воде и спросил:

«Тебе было страшно?»

«Да, — ответила Палома и тут же спросила с беспокойством: — Это плохо?»

Хобим рассмеялся:

«Конечно нет. Особой опасности не было, но эти акулы — несомненно, страшные твари».

«Опасности не было?» — переспросила Палома почти с разочарованием.

«Обычно они не питаются людьми. Если вода прозрачная и они хорошо тебя видят, и при этом ты жива и не истекаешь кровью, то они просто оставят тебя в покое».

«Обычно...» — повторила Палома.

«Да, обычно, — улыбнулся Хобим. — Так ты все-таки поняла, что нового ты узнала?»

«Нет. Но я увидела, что нельзя предугадать, что у акул на уме. Мне казалось, что те две отберут приманку у большой акулы, а они отплыли в сторону».

«И ты знаешь почему?»

«Разве это было не случайно?»

«Я же сказал тебе, что ты узнаешь что-то новое о девочках, — снова улыбнулся Хобим. — Большая акула была самкой, очень молодой. Просто маленькой девочкой, по акульим понятиям».

«Откуда ты знаешь?»

«Откуда я знаю, что это — самка? У самцов есть так называемые застежки, они нужны во время случки. У самок их нет. А как я знаю, что она молодая? Потому что на ее теле совсем нет шрамов. Так же и с людьми: чем старше человек, тем больше на его коже следов от непогоды, порезов, шрамов. Старая акула похожа на Виехо. А у старых самок еще больше шрамов, чем у самцов, потому что самцы кусают их за спину во время случки, чтобы самки не отбросили их прочь».

«И сколько ей лет?»

«Не знаю. Наверное, три или четыре года. Никто не знает, как долго живут акулы и от чего умирают. Сложно представить, что от старости, но чего только не бывает».

«А кто были другие две акулы?»

«Два самца, оба старше самки. Помнишь, как они развернулись и уплыли, когда увидели приближение самки?»

Хобим сделал паузу, догадываясь, что происходит в голове дочери.

«Совершенно непонятно», — сказала, нахмурившись, Палома.

«Непонятно человеку, ведь нас учат разным глупостям насчет мужчин и женщин и так называемого естественного порядка вещей. Мужчины больше размером и выполняют большую часть физической работы, добывают пропитание, принимают решения, их нужно почитать и слушаться, потому что... Но почему? Потому что такова природа? Нет. Когда-то давным-давно нашлась веская причина тому, чтобы мужчины начали доминировать. Возможно, потому, что из-за своей физической силы они лучше охотились. А сила в то время определяла все: чем сильнее ты был, тем важнее. Большинство животных живут именно так: чем ты сильнее и больше, тем больше у тебя превосходства. У акул самки — крупнее, сильнее, свирепее. И, как у птиц в курятнике, у них принято питаться по порядку. Ты это видела сама. Сначала едят те, кто крупнее, — до тех пор, пока не насытятся. Потом уже едят остальные, но всегда в определенном порядке: первыми подходят самые большие и самые злые. Поэтому самцы чаще всего не плавают с самками — они бы попросту умерли с голоду».

«Но у людей, — сказала Палома, — самки слабее, нерешительнее, мягче. Они...»

«Кто тебе сказал? — перебил дочь Хобим. — Сильный — это не всегда тот, кто больше размером. И решительный — не тот, кто может крушить все вокруг голыми руками. Сильным может быть тот, кто умен и находчив. Несгибаемым — тот, кто знает, как выжить, не тратя впустую энергию, или кто способен доплыть с одного места на другое против течения, не выбившись из сил, не утонув. Животные должны быть такими, какими сделала их природа, — большими и не очень, сильными и послабее. Это-то и определяет их место в мире. Если у них не хватает чего-то, они могут возместить недостаток чем-то еще, например знаниями и опытом. Тебе понятно, о чем я говорю?»

Палома кивнула.

Хобим сидел рядом с ней на корточках и говорил вполголоса. Его образ навсегда остался в ее памяти — загорелый лоб, черные брови, широкие плечи на фоне залитого солнцем неба. Всякий раз, когда она говорила с отцом после его смерти, она вспоминала этот мягкий голос, даже скорее хрипловатый шепот:

«Все, чему я хочу научить тебя, — это тому, что в жизни нет ничего такого, чему ты должна покориться. Ты не должна обязательно заниматься стряпней, мыть полы и рожать детей. Да, ты — девушка, и это прекрасно. Но прекраснее всего то, что ты — личность, которая решает, какой именно должна быть твоя жизнь. Ты должна приучить людей уважать это право, и, что важнее, ты сама должна себя за это уважать. Те, кто не пользуется этим правом, просто глупцы и достойны всяческого сожаления».

С тех пор Палома больше не хотела быть мальчиком. Она отпустила волосы, которые теперь струились по ее спине. Она с гордостью и любопытством отмечала все перемены, которые с возрастом происходили в ее теле.

Спустя несколько месяцев после смерти Хобима прошел большой шторм, такой же сильный, хотя и менее внезапный, как тот, что убил ее отца. Тот роковой шторм налетел без всякого предупреждения. Поднявшись на поверхность, отец увидел, что его лодка болтается в гигантских волнах. Он, должно быть, попытался залезть в нее, но лодочный мотор ударил его по голове, и он потерял сознание. Когда его нашли, у него была большая синяя вмятина на лбу. В этот раз штормовой ветер вырвал все кусты, а обрушившийся ливень заставил все живое попрятаться в укрытие.

Палома почувствовала себя неважно почти сразу после начала шторма, казалось, спазмы приходят с каждым ударом грома. Сначала она испугалась, что серьезно заболела. Потом постепенно стала догадываться, в чем дело. Миранда не предупредила, что именно должно произойти, когда у нее внутри начнутся изменения по женской части. Она смущенно говорила что-то невнятное, ограничилась лишь несколькими общими фразами и в конце концов отдала все в руки Бога. Хобим, как мог, старался подготовить дочь, но сам он не мог знать, что она будет чувствовать, чего ожидать и что может произойти.

Но все же он подготовил ее достаточно хорошо, и вскоре Палома успокоилась, убедив себя, что все происходящее было в порядке вещей, все было — она запомнила отцовское выражение — «просто отлично».

Она хотела бы поведать ему, что с ней происходит, как она справляется с этим и как гордится тем, что становится женщиной.

И несмотря на шквальный ветер и неистовый дождь, который бил почти отвесно, Палома добралась до заветной скалы на западном конце острова и встала, обнаженная, во весь рост. Возведя руки к небу, словно обращаясь к отцу, она тянулась вверх, излучая жизнь, а ливень смывал кровь с ее ног на скалу и потом в море.

7

Палома вытерла последнюю тарелку и вышла наружу, в тишину ночи.

Несмотря на то что теперь она с радостью осознавала себя девушкой — и даже часто удивлялась, как она могла желать быть кем-то еще, — Паломе все же хотелось, чтобы между ней и мужчинами не было такой существенной разницы. Она была убеждена, что в этом различии (которое совпало с тем, что на острове не было других девушек ее возраста) и кроется причина того, почему ей трудно найти друзей.

Даже небольшой намек на то, что Хо, возможно, переменится в лучшую сторону и с ним вполне можно будет ладить, вселил в Палому радость и надежду. Она была оживлена, и испытываемое ею ощущение напоминало всплеск адреналина от испуга.

Хлопоча на кухне, она мысленно отчитала себя за то, что сначала не придала большого значения этому новому отношению Хо к ней. Он был очень приветлив и любезен, а она восприняла это с долей скепсиса и дала ему отпор. Он сделал движение, пускай и небольшое, в сторону примирения, а она не ответила ничем.

Поэтому Палома решила, что пойдет в его комнату и, если Хо еще не спит, скажет ему, что она ошиблась и завтра — вполне подходящий день для того, чтобы поучиться нырять.

Когда девушка завернула за угол, она услышала нечто такое, что заставило ее остановиться. Она подождала, затем выглянула из-за угла и увидела, как Хо заходит в свою комнату. «Должно быть, он выходил прогуляться», — подумала Палома и снова направилась к его комнате. Но тут же опять остановилась, сама не зная почему, однако ясно осознавая, что не хочет идти дальше. Ею овладело какое-то необъяснимое, но очень сильное чувство, словно бы она услышала чье-то предостережение.

Стоя на месте, девушка отругала себя, что придает значение всякой мистике. Но какими бы глупыми ни казались ей эти ощущения, она не могла сделать ни шагу вперед.

Подождав еще немного, она вернулась домой и легла в постель, решив, что утро вечера мудренее.

Но сон никак не приходил. Палома стала невольным свидетелем борьбы между двумя частями своего сознания: с одной стороны, она желала дружбы и проклинала себя за подозрительность, с другой — она очень ценила свою независимость и недоверчиво относилась ко всем, кто мог на эту независимость посягнуть.

Наутро она решила подождать еще день и дать разрешиться этому конфликту в ее голове. Несмотря на то что Хо был по-прежнему очень приветлив с ней, Палома не позволила легкому чувству вины изменить ее планы.

Как обычно, она проводила Хо и его приятеля Индио до пристани. Отвязывая лодку, Хо спросил как бы невзначай:

— Ты не хотела бы поплыть с нами?

— Что?

Хо никогда не приглашал Палому в свою лодку — ни на рыбалку, ни для того, чтобы просто развлечься или собрать хворост на близлежащих островах.

— Маноло сегодня заболел.

— Чем он заболел? Вчера вечером он был в порядке.

— Не знаю. Он говорит, что у него расстроился живот. Если это в самом деле так, я бы и не пустил его в лодку.

Предложение было заманчивым. Если она до сих пор не решалась благосклонно ответить на просьбу брата, то могла хотя бы сейчас принять его предложение.

Но ей так этого не хотелось. Палома не любила ловить рыбу. Единственное, когда она делала это более или менее охотно, это с Хобимом. Да и тогда ее больше привлекала возможность побыть с отцом. Рыбалка была для нее скучным занятием, утомительным и даже болезненным: леска всегда врезалась ей в пальцы, и порезы очень болели от соленой воды. Больше всего девушке не нравилось, что рыбу ловят для того, чтобы ее убить, даже если в этом и есть прямая необходимость. То чувство общности с морскими жителями, которое она ощущала у подводной горы, полностью противоречило тому отвращению и ужасу, которые она испытывала, глядя на бледные безжизненные тела животных, сваленные кучей на дне лодки.

Но если Хо была нужна ее помощь и если им действительно предстояло подружиться, она не могла отказать.

— Хорошо, — сказала Палома.

— Хм. — Хо, казалось, был удивлен. — Я имел в виду, если ты, конечно, хочешь.

— Если тебе нужна моя помощь, я буду рада помочь.

— Понятно. — Хо пытался придумать, что ему сказать. — Но мне, в общем-то, не очень нужна помощь.

— Но ведь ты сказал, что Маноло...

— Конечно, но... Понимаешь... Мы с Индио вдвоем... Маноло на самом деле... — забормотал Хо. — Мы справимся. Я просто подумал, вдруг ты... Я знаю, что ты не любишь рыбалку... Все, что мы делаем, это убиваем рыбу, — закончил свою путаную мысль Хо и изобразил на лице гримасу, словно мысль о мертвой рыбе и в самом деле вызывала у него отвращение.

— Я знаю, — сказала Палома. — Но это ведь то, чем мы питаемся. Рано или поздно и мне надо к этому привыкнуть.

— Хорошо, ты права, — сказал Хо. — Только давай не сегодня.

— Не сегодня?

— Нет. Ты ведь сама так сказала. У нас обоих сегодня куча дел.

— Да, но...

— Мы справимся вдвоем. Точно говорю. Сегодня занимайся своими делами, а потом мы проведем пару дней вместе. Может, и больше. Возможно, один день ты поучишь меня нырять, а на другой мы порыбачим вместе. Договорились?

— Ладно, — пожала плечами Палома.

Она не знала, что сказать. Было ли принято говорить что-то еще? Все казалось столь очевидным: Хо спросил, хочет ли она отправиться с ними. Более того, он намекнул, что ее помощь может пригодиться, и даже вроде бы попросил им помочь. Она искренне согласилась. И вдруг начались сложности. Хо взял назад свои слова, стал отрицать, что просил о помощи, — что бы там ни было, теперь он вовсе не желал, чтобы она плыла с ними.

Или он все же уважает ее интересы? Именно это чувствовалось в его голосе: он не хочет отвлекать Палому от того, что ей нравится делать. Если это то, что он имеет в виду, если он и в самом деле столь заботлив, тогда, наверное, она могла бы ответить ему тем же, убедить его, что ее занятия не столь уж важны, что она с радостью их отложит.

Но может, он просто передумал. В этом случае она не хотела навязываться.

Всегда ли дружба начинается вот так? Если да, то это трудоемкое занятие — иметь друзей. Но все же стоило попробовать. В крайнем случае, она выучится всем уловкам и ритуалам — а там уж как получится.

И несмотря на то что утренний разговор с братом совершенно сбил ее с толку, главное, что они были вежливы друг с другом. А значит, они оба хотят попытаться найти общий язык.

Палома взяла в руки носовой конец и придержала лодку, пока Хо и Индио забирались в нее. Хо дернул за шнур, пытаясь завести мотор. Что-то внутри мотора заурчало, как кошка, расправляющаяся с добычей. Хо дернул еще раз, и урчание стало громче, потом вдруг резко прекратилось. Хо выругался и постучал по корпусу.

До сегодняшнего дня Палому только развлекали сражения брата с этим мотором. Теперь же она впервые посочувствовала ему. Он был с техникой на столь же короткой ноге, как она — с морскими животными. Он знал ее изнутри, понимал ее и, казалось, мог уговорить любой сломавшийся механизм заработать. Но если друзья Паломы процветали в море Кортеса, друзья Хо, машины, постепенно чахли и умирали. Для них на острове обстановка была совсем неподходящей. Соль разъедала их внутренности, солнце выжигало все прокладки и трубки, песок забивал фильтры и портил смазку.

При этом на острове не было механиков или запчастей. Если мотор ломался, то оставалось либо чинить его самому, либо разбирать на части, которые пригодятся в починке уже другой техники. Палома вспомнила, как брат потратил уйму времени, вырезая крыльчатку для водного насоса из куска старой шины, которую он подобрал в Ла-Пасе.

Неудивительно, что Хо так хотелось поехать учиться. У него был дар, которому на острове совсем не было применения. Здесь нашлось бы от силы два лодочных мотора, с которыми он мог бы возиться, но ничего более существенного. Ему было не на чем развивать свой талант, оттачивать навыки, не говоря уже о том, чтобы зарабатывать этим деньги или добиться признания. Хо был похож на одаренного хирурга на острове, где никто не болеет.

Он вынул из мотора какую-то деталь, промыл ее в воде, продул и, привернув на место, надел крышку. Затем он погладил мотор, чем-то пригрозил ему и, отвернув до конца воздушную заслонку, дернул за шнур. Мотор сначала как будто поперхнулся и выпустил в воздух облако серо-голубого дыма, словно не желая возвращаться к жизни, однако завелся.

Обычно Палома просто бросала носовой конец в лодку, предоставляя Индио выпутывать его из рыболовных снастей. Но сегодня она аккуратно свернула его в моток, присела на корточки и, отдав его Индио в руки, оттолкнула лодку от причала.

Хо направил лодку на восток, и вскоре лишь их черный силуэт виднелся на фоне оранжевого, как тыква, солнца. Хо помахал сестре рукой, и она помахала в ответ. Потом он вроде бы сказал что-то Индио, и тот тоже помахал Паломе, чем очень ее удивил.

Палома вернулась в дом и взяла еду и банку пресной воды. Сегодня она даже не отказалась от куска кабрио и кукурузной лепешки, завернутых матерью в бумагу.

Затем она вернулась на причал, села в пирогу и, отчалив от берега, направилась на запад.

Она не глядела в сторону берега. Но даже если бы обернулась, то вряд ли бы заметила человека, сидящего на корточках в кустах и следившего за ней в бинокль.

8

Маноло, который, по словам Хо, мучился от болей в животе в своей постели, постарался, чтобы его не заметили. Он снял с себя серебряный крест и бронзовое кольцо, чтобы те не блестели на солнце. К тому же он накрылся листьями и ветками, а зеркальце, которое захватил с собой, положил лицевой стороной на землю, чтобы было под рукой, когда понадобится.

Сейчас он глядел, как Палома удаляется в лодке на запад. Дневная жара еще не наступила, но воздух был достаточно нагретым, и через бинокль было видно легкое мерцание вокруг шляпы девушки и весел, создаваемое движением.

Отплыв на нужное расстояние, Палома проверила свои береговые ориентиры, бросила якорь и придерживала веревку до тех пор, пока не почувствовала, как железо коснулось дна. Затем она надела маску, ласты и трубку, сунула нож за пояс и скользнула за борт.

Только тогда Маноло вышел из кустов и, держа зеркальце против утреннего солнца, послал два сигнала на восток.

* * *

Палома промыла маску и продула воздушную трубку. Держась одной рукой за якорную веревку, она осмотрела подводную гору. Поскольку обзор был ограничен маской и вода была мутной, она не могла охватить всю гору одним взглядом. На воздухе ее периферийное зрение было широким, а видимость — отличной на многие километры, поэтому она могла видеть на сто сорок градусов вокруг. Здесь, под водой, ее поле зрения было не больше сорока градусов, а стараться охватить взглядом большее пространство не имело смысла, ведь можно было запросто пропустить что-нибудь важное.

С практической точки зрения это означало, что на поверхности Паломе нужно было повернуть голову всего два раза, чтобы полностью осмотреться вокруг и увидеть все до самого горизонта. Под водой же для этого ей следовало повернуться раз девять, пристально вглядываясь, и на расстоянии пятнадцати — двадцати метров уже ничего не было видно.

Сначала Палома сосредоточила внимание на первом «секторе», но там не было ничего, кроме скал. Во втором «секторе» быстро промелькнули несколько теней, из чего девушка поняла, что где-то на глубине проплыли молотоголовые акулы. Цвет их туловищ, если глядеть через толщу воды, полностью сливался с коричнево-зеленой каменистой поверхностью горы.

Строго говоря, Палома не ожидала увидеть или найти что-то определенное — она просто осматривалась вокруг, как делала изо дня в день; однако на подсознательном уровне она понимала, что ищет раненого манта-рэя, которого встретила здесь в прошлый раз. Она очень надеялась, хотя и не решилась бы признаться себе в этом вслух, что манта-рэй снова появится на этом же месте.

Методично исследуя остальные «секторы» пространства вокруг, она поняла, что надежда ее тщетна: вряд ли манта-рэй вернется сюда, и с ее стороны было совершенной глупостью рассчитывать на это. Манта-рэй не живут в каком-то определенном месте — они неустанно бороздят подводные просторы в поисках пищи, и их дом всегда там, куда принесут их крылья. В этом они очень похожи на буревестников. И даже если бы это конкретное животное решило нарушить обычай и облюбовать какую-то территорию, меньше всего шансов быть облюбованной было у Паломиной подводной горы, ведь манта-рэй наверняка запомнил, как с ним обошлись тут однажды.

Наконец где-то в восьмом «секторе» она увидела манта-рэя, но совершенно точно другого. Он был меньше размером и на расстоянии походил на выброшенный черный шутовской колпак. Палома уже почти отвернулась в сторону, чтобы обследовать последний «сектор» горы, но задержала взгляд на животном внизу и вдруг поняла, что это и есть тот самый раненый манта-рэй.

Слишком большое расстояние сначала сбило ее с толку. Теперь же она сравнила манта-рэя с окружающими объектами и увидела, что, хотя он и выглядит маленьким при беглом рассмотрении, скалы вокруг кажутся по сравнению с ним просто карликами. Морские веера, которые в длину в два раза меньше человека, а в ширину много толще, представлялись крохотными, как почтовая марка. А проплывающие мимо молотоголовые акулы казались рядом с манта-рэем не больше спаниеля. И к тому же, хорошенько приглядевшись, Палома разглядела белый шрам рядом с левым рогом животного.

Палома решила, что, возможно, манта-рэй держится ближе ко дну, потому что там течение разбивается об окружающие скалы и обессилевшему животному с ним легче справиться. Кроме того, слабое течение меньше теребило торчащие из раны животного остатки сетей, которые и без того доставляли ему много боли.

Для него это было временное укрытие, где море не отягчало его и без того незавидного положения.

Конечно, это могло быть верно лишь в том случае, если манта-рэй чувствуют боль. Хобим говорил Паломе, что некоторые животные совсем не испытывают ощущений, похожих на то, что люди называют болью. Они могут инстинктивно чувствовать опасность, шок, потерю конечности или телесных жидкостей — но не боль. Ведь боль — всего лишь придуманное человеком название человеческому же ощущению. И все же Палома знала, что это животное чувствует что-то сродни боли, что-то вызывающее тревогу и страдание, — недаром вчера, когда она дернула за веревки, застрявшие в его ране, манта-рэй бросился прочь, как собака, наступившая на пчелу.

Похоже, именно инстинкт подсказал ему, что он может найти укрытие в месте, где течение слабее, и что нужно держаться ближе ко дну. Как и любое другое животное, включая человека, манта-рэй искал место, где он испытывал бы меньше дискомфорта. Наверняка он побывал везде — на глубине и на мелководье, рядом с подводной горой и вдалеке от нее, — пока не нашел это наиболее удобное для него место, где и решил остаться.

Все бы ничего, но если манта-рэй собирается долгое время оставаться на глубине двадцати — двадцати одного метра, Палома вряд ли сумеет чем-либо ему помочь. Она, конечно, могла нырнуть так глубоко, но ее дыхания вряд ли хватило бы на то, чтобы совершить какие-то действия перед тем, как вернуться на поверхность.

На поверхности чем больше ты двигаешься, тем больше кислорода потребляешь, тем глубже и чаще приходится дышать. Под водой у тебя в запасе ровно столько кислорода, сколько ты принес в легких, ведь «дышать чаще» здесь вряд ли удастся.

Когда Хобим впервые объяснил ей эту прописную истину, Палома лишь ответила утомленным вздохом. Неужели отец считал ее полной глупышкой? Ведь любому ясно, что под водой нечем дышать, и поэтому человек набирает полную грудь воздуха, прежде чем опуститься в море.

Однако потом, когда она уже ныряла бесчисленное количество раз на различную глубину и испытала на практике, как неодинаково реагирует ее организм на разное давление и нагрузку под водой, Палома поняла, что имел в виду отец. Действительно, перед тем как нырять, нужно четко знать, на какую глубину ты опускаешься и что именно собираешься делать под водой. Приняв решение, нельзя его менять в последнюю минуту, находясь на глубине, ведь это ведет к растерянности, усталости, панике, удушью и может закончиться смертью.

Так, Палома знала наверняка, что ей хватит дыхания на то, чтобы опуститься на глубину восемнадцати или двадцати метров, обхватить ногами скалу и понаблюдать, что происходит вокруг, или даже оттолкнуться и проплыть между выступами скалы. Но она умела распознавать сигналы, посылаемые организмом, и понимала, когда нужно начать подниматься на поверхность. Если бы она опустилась на ту же глубину, а потом вдруг решила собрать устриц, опустившись еще на три метра, то тут же почувствовала бы, что пора возвращаться назад. Но так как она уже опустилась глубже, чем собиралась изначально, эти сигналы пришли бы слишком поздно и кислорода не хватило бы на то, чтобы успешно вернуться к лодке. Палома хорошо представляла себе, что произойдет дальше.

Дальше она начнет подниматься наверх, однако не так, как следовало бы, — спокойно, экономно расходуя кислород, слегка подталкивая себя ногами и предоставляя телу всплывать самому. Нет, ей пришлось бы отчаянно работать всеми конечностями, и еще до того, как она приблизится к поверхности, легкую тесноту в легких сменит острое жжение. Виски ее уже будут не просто пульсировать, а разрываться от беспощадной боли, готовые вот-вот лопнуть.

Достаточно будет одного взгляда вверх, чтобы понять, что от поверхности ее отделяет толща воды в два десятка метров и что выбраться на поверхность ей не удастся.

Без кислорода ее мозг перестанет функционировать, и она потеряет сознание. А дальше ее может спасти лишь счастливый случай.

Если повезет и она отключится недалеко от поверхности, то существует шанс, что ее голова выскочит из воды до того, как диафрагма рефлекторно заставит ее вдохнуть. Может даже случиться так, что она всплывет, лежа на спине, а не на животе, — тогда она вдохнет воздух, а не воду. После двух-трех вдохов мозг снова начнет работать, и сознание вернется. И хотя она вряд ли вспомнит, что произошло, через какое-то время она вновь обретет силы, чтобы продолжить плавать и нырять.

Если же ей не повезет, она непроизвольно наберет воды в легкие. Поперхнется и вдохнет снова. И тогда уже наверняка утонет.

А когда она наконец все же всплывет на поверхность, вокруг не будет никого, кто мог бы надавить ей на грудь, выпустить воду из легких, сделать искусственное дыхание. Одна за другой будут отключаться функции мозга, пока не отключится та, что управляет дыханием и сердцебиением. И тогда Палома уже не проснется. А что произойдет дальше — никто не знает. И происходит ли вообще что-нибудь после того, как человек умирает?

Итак, Палома хорошо знала свои возможности и прекрасно понимала, что их не хватит на то, чтобы помочь манта-рэю, засевшему столь глубоко. Поэтому она поднялась на поверхность и решила подождать. Однако манта-рэй не сдвигался с места.

Палома вдруг подумала, что, наверное, он мертв. Может быть, он не завис у дна, а на самом деле лежит на дне.

Нет, это вряд ли возможно. Если бы манта-рэй действительно умер, его плотью уже пришли бы поживиться другие животные. Вот еще один жизненный факт: как только что-то перестает существовать, другое «что-то» поедает первое.

Палома вспомнила, как однажды при ней закололи козу. Та спокойно стояла, как ни в чем не бывало отмахиваясь от мух хвостом, ушами, губами. И мухи отлетали. Потом ей перерезали горло. Она продолжала стоять какое-то время, истекая кровью, и, должно быть, умерла еще стоя, потому что до того, как она рухнула на землю и стукнулась головой, мухи уже облепили ее глаза.

Животные прекрасно чувствуют, когда кто-то умирает, однако никто из морских обитателей не пытался приблизиться к манта-рэю. Значит, тот был еще жив.

Но может быть, он как раз сейчас умирает, и жизнь постепенно покидает его огромное тело. Палома почувствовала себя беспомощной, испытала раздражение и злость. Она должна была ему помочь, однако он находился слишком глубоко; она не могла позволить ему умереть, но и не могла ничего поделать. Может, он и не умирает. Может, он просто отдыхает. Может...

У нее не было выбора. Нужно было нырнуть ко дну и убедиться во всем самой.

Палома снова сделала несколько глубоких вдохов, ритмично надувая и сокращая легкие. Наконец, опустошив их насколько возможно, она медленно наполнила их до отказа, зажала рот и направилась ко дну.

Она опускалась, держась за якорную веревку, пока наконец не очутилась в двух-трех метрах от дна, потом отпустила веревку и подплыла к манта-рэю. Тот даже не пошевелился.

Палома сразу увидела, что он не лежит на дне, а парит в небольшом водовороте, который возник от потока воды над вершиной горы. Этот поток протекал под его плоскими крыльями и поддерживал манта-рэя в подвешенном состоянии.

Животное было совершенно неподвижно, и казалось, что оно заморожено, загипнотизировано или находится в спячке. Палома проплыла прямо под ним. Ей хотелось проверить, пульсируют ли его жаберные перепонки. Да, они пульсировали, хотя и слабо, и это был верный знак, что манта-рэй жив. Большой круглый глаз следил за ней, пока она не скрылась под его крылом.

Палома проплыла под ним по всей длине. Было такое ощущение, что она находится в пещере: гигантская мантия закрыла весь солнечный свет и отбрасывала огромную тень на скалу.

Левый глаз манта-рэя снова стал следить за девушкой, когда она появилась из-под крыла и подплыла к рогу, уцепившись за него руками. Она пристально посмотрела на глубокую рану и на мотки веревки, все еще торчащие оттуда, как змеи среди обрывков плоти.

На первый взгляд рана не слишком изменилась с тех пор, как Палома видела ее в прошлый раз. Возможно, в ней теперь было меньше веревок, ведь тогда Палома достала часть, а часть могла вывалиться сама. Но остатки веревки по-прежнему крепко сидели в глубине раны, и было не похоже, что та собирается заживать. И тот факт, что манта-рэй предпочитал отлеживаться здесь, на глубине, говорил о том, что животное действительно обессилело от раны. А значит, угасли его естественные инстинкты, говорящие ему, что необходимо искать пропитание, чтобы выжить.

Без посторонней помощи манта-рэй наверняка зачахнет, а откуда взяться этой помощи? Только киты и дельфины — так называемые «высшие» животные — помогают друг другу. Матери помогают потомству дышать, защищают их от хищников; здоровые помогают больным; молодые и резвые помогают старым и медлительным; самцу уступают самкам и детенышам очередь в еде.

Животные вроде манта-рэев, достигнув зрелости, держатся особняком, поэтому болезнь делает их очень уязвимыми. Им остается либо справляться с недугом самим, либо умирать.

Паломе нужно было возвращаться на поверхность, но она задержалась еще на мгновение, испытывая негодование по поводу природы, судьбы, человека и рыбаков в особенности — всего того, что заставило этого манта-рэя страдать. Ведь он был уязвим втройне: он не мог ни справиться сам, ни получить помощь со стороны морских сородичей, а теперь оказалось, что и Палома не в состоянии ему помочь. В последний момент перед тем, как направиться к поверхности, словно следуя какому-то неосознанному импульсу, девушка обвила руками спинной плавник животного, этот устрашающий «рог», и попыталась подтолкнуть его вверх. В отчаянии она словно старалась подсказать манта-рэю, что надо подняться наверх, чтобы она могла оказать ему помощь. Наконец, чувствуя барабанный бой в висках и нарастающую боль в легких, она поспешила к солнечному свету.

На поверхности Палома прилегла отдохнуть, чтобы ее дыхание и пульс пришли в норму. Она подождала, пока от отсутствия движения по всему ее телу не пройдет инстинктивная дрожь. В воде ее тело охладилось, и дрожь была естественным способом генерировать тепло. Теперь она могла продолжить погружение, не испытывая неприятных ощущений.

Палома опустила лицо в воду и огляделась вокруг. Манта-рэя нигде не было видно. Сначала она подумала, что смотрит не в том направлении. Она подняла голову и поискала взглядом обычные ориентиры на берегу. Может, лодка сдвинулась с места и это сбило ее с толку? Но нет, все было на своих местах.

Она снова всмотрелась в глубину, методично исследуя гору, сектор за сектором, до того места, где левая сторона горы обрывалась в бездну.

Но животное исчезло.

Должно быть, пока Палома переводила дыхание на поверхности, манта-рэй уплыл. Возможно, она сама спугнула его тем, что ухватилась за его рог. Но если так, почему он тогда не дернулся, а оставался в полном спокойствии? Конечно, манта-рэй мог повести себя как опоссум: притвориться мертвым, пока кто-то находится поблизости, но, когда чужак отдалится на безопасное расстояние, тут же стремительно скрыться в более надежном убежище.

Палома чувствовала себя виноватой в том, что спугнула манта-рэя. И вдруг этот гигант внезапно появился из глубины, словно черный бомбардировщик из ночного мрака, и направился в ее сторону.

Палома висела на якорной веревке, когда он проплыл в пяти-шести метрах под ней, лениво помахивая крыльями. Веревки, торчащие из раны, развевались позади.

Манта-рэй развернулся, описав широкий круг, и возвратился. Потом он остановился прямо под лодкой Паломы, примерно в трех метрах от пальцев ее ног.

Волна, поднятая движением огромного туловища, заставила Палому и ее лодку болтаться в воде подобно детским игрушкам в наполненной ванне.

Палома не могла понять, что заставило манта-рэя подняться из глубины и почему он решил задержаться под ее лодкой. Ей первым делом пришло в голову маловероятное и довольно глупое объяснение, которое она тут же отбросила, — будто манта-рэй знал, что Палома старается ему помочь, будто он каким-то образом почувствовал ее прикосновение там, на глубине, и теперь ответил на этот ее жест, как ответил бы ребенок или домашнее животное.

Палома понимала, что такое объяснение — не более чем ее выдумки, но решила не делать никаких выводов: теперь, когда манта-рэй был в пределах досягаемости, она должна попытаться ему помочь.

Она вынула нож из-за пояса, набрала в легкие воздуха и опустилась на спину животного.

Девушка приготовилась к тому, что манта-рэй может встрепенуться и уплыть прочь при первом ее прикосновении, однако тот не сдвинулся с места. Она ухватилась за твердый выступ между его рогами и склонилась над раной.

Один длинный конец веревки высовывался из раны и волочился вдоль спины животного. Конец, застрявший в ране, был запутан во множество узлов. Палома осторожно потянула за веревку, вытянув ее еще сантиметров на тридцать. Дальше веревка не поддавалась. Рукой, которой она держалась за выступ на теле манта-рэя, Палома почувствовала, как тот встрепенулся, словно по его телу прошел электрический разряд. Однако дрожание тут же прекратилось, и манта-рэй продолжал лежать спокойно.

Палома осторожно отрезала веревку острым кончиком ножа и потрогала рану, стараясь, где возможно, распутывать узлы и перехлесты, отбрасывать в сторону куски подгнившего мяса и обрывки мягкой, волокнистой веревки.

Один за другим Палома почувствовала сигналы тревоги, посылаемые ее организмом.

Она постаралась игнорировать их, так как боялась, что, поскольку она причиняет манта-рэю неприятные ощущения, он уплывет навсегда, стоит ей сейчас подняться на поверхность. Ей не хотелось терять сознание, и она знала, что этого не произойдет: добраться до поверхности она сможет за две-три секунды, и по-настоящему тревожных сигналов еще не появлялось.

Последний такой сигнал все же поступил в виде покалывания в пальцах рук и ног, тяжести в плечах и бедрах, ощущения припухлости в горле и во рту. Работая руками, Палома сделала два ножницеобразных толчка ногами в ластах и выскочила на поверхность.

Держась за край пироги и мысленно ругая себя, Палома жадно хватала воздух ртом. Но она не пострадала, и к тому же ей удалось отрезать довольно большой кусок веревки. Если манта-рэй все же уплывет — что ж, она сделала все, что могла, и остается только надеяться, что дальше животное справится своими силами.

Отдохнув, Палома снова взглянула под воду. Она ожидала, что ей придется поискать манта-рэя, но тот не сдвинулся с места и по-прежнему находился на глубине трех метров.

Палома сделала несколько глубоких вдохов, задержала дыхание и уже было собралась нырнуть, как ее мозг зафиксировал какое-то новое ощущение.

Поначалу это было всего лишь ощущение, вроде слабой вибрации, но когда она напрягла слух, ощущение оказалось звуком. Это было довольно высокое и неясное жужжание или гудение. Не выпуская из легких воздух, Палома внимательно прислушивалась, словно проверяя, не гудит ли это у нее в голове. Затем она все же выдохнула — звук ее дыхания нарушил монотонность этого жужжания — и снова задержала дыхание. Звук был по-прежнему слышен и вроде бы стал немного громче.

Палома знала, что, даже несмотря на то что вода не очень хорошо проводит звуки, под водой некоторые звуки слышны ярче, отчетливее, чем на поверхности. Например, ныряльщики привлекают внимание друг друга не тем, что кричат (крик обычно глохнет, так и не покинув рот кричащего), а стуком одного камня о другой, и этот звук слышен ясно и на большом расстоянии.

Звуки, издаваемые китами, тоже передаются на огромные расстояния под водой. Обычно это разнообразные высокие пощелкивания и посвистывания, но, услышав их, с удивлением обнаруживаешь, что разговорчивые киты или морские свиньи находятся столь далеко, что их нельзя разглядеть не то что под водой, но и на воздухе.

Довольно далеко разносятся звуки некоторых двигателей. Большие дизельные моторы, «ворчуны», звучат словно армия медведей, топающих по деревянному полу. «Ворчуна» обычно слышно задолго до того, как он появится в поле зрения. Вращение огромного винта изменяет давление воды настолько, что можно почувствовать биение в барабанных перепонках и даже слабое постукивание по рукам и спине. Небольшие по размеру моторы крутят винт быстрее и издают высокое, похожее на жалобный стон жужжание.

Палома не знала истинной причины того, почему одни звуки хорошо передаются под водой, а другие — плохо. Она полагала, что это как-то связано с характером звука. Человеческий голос рождает слабый, не сфокусированный звук. Поэтому вода его быстро рассеивает. Звуки, издаваемые китами, наоборот, четкие и пронзительные — они словно разрезают воду.

Конечно, нужно также уметь различать звуки под водой. Хобим как-то сказал Паломе, что человеческое ухо улавливает далеко не все звуки, как тот радиоприемник, который он в детстве собрал из конструктора: он ловил лишь небольшую часть сигналов, которые постоянно носятся в воздухе.

«Нам только кажется, что под водой стоит великая тишина, — говорил Хобим. — На самом деле море — очень шумное место».

«Вовсе не шумное, — настаивала Палома. — Это самое тихое и спокойное место на земле».

Отец не стал спорить, но во время следующей поездки в Ла-Пас купил свисток для собак. Показав его Паломе, он подул в него, но свисток не издал ни звука.

«Он что, сломан?» — спросила Палома.

Хобим взял ее за руку и подвел к соседнему дому. Соседская дворняжка ощенилась три недели тому назад. Щенков было шестеро, и они все лежали, свернувшись в клубок рядом с уставшей матерью. Хобим протянул свисток дочери и сказал:

«Подуй в него, но осторожно. Они только начинают слышать, поэтому их легко можно оглушить».

Полома подумала, что отец шутит, и, набрав полную грудь воздуха, уже собиралась подуть в свисток что есть мочи. Но Хобим отобрал у нее свисток и сказал:

«Я ведь не шучу. Смотри».

Он поднес свисток к губам и выпустил тонкую струйку воздуха. Палома не услышала ни звука. Но щенки прореагировали так, будто на них с неба упала целая кошачья стая. Они вскочили на лапы и отчаянно заскулили, карабкаясь друг на друга, стараясь укрыться под брюхом у матери. А та оглядывалась по сторонам, подняв голову и навострив уши, и издавала угрожающее рычание, хотя не знала толком, кому угрожать.

Хобим перестал дуть в свисток, и щенки тут же успокоились. Их мать посмотрела вокруг и, решив, что тонкоголосый чужак убрался восвояси, положила голову на землю.

«Мораль в том, — заключил Хобим, ведя дочь домой, — что даже если мы не слышим звуков под водой, это не значит, что там нет никаких звуков. — Он сделал паузу, решая, стоит ли говорить то, что он собирался сказать. Потом улыбнулся своим мыслям и пожал плечами: — То же самое и со зрением».

«Что ты имеешь в виду?»

«Наш глаз — это тоже своего рода приемник, как те телевизоры, которые мы видели в витрине магазина в Ла-Пасе. Он получает определенный сигнал — видимый свет. Но есть и такой свет, которого наш глаз не видит».

«То есть как? Невидимый свет?»

«Совершенно верно», — кивнул Хобим.

«То есть ты хочешь сказать, — продолжала Палома, обведя по сторонам рукой, — что вокруг есть вещи, которых мы не видим, и может происходить что-то такое, чего мы тоже не замечаем?»

«Ну да... наверное... но никто не знает, что именно».

«Я не хочу об этом говорить», — сказала Палома, нахмурившись.

Хобим хотел было засмеяться, но увидел, что Палома плотно сжала челюсти, нахмурила брови и стала мрачной, как могила. Поэтому он только спросил:

«В самом деле?»

Палома кивнула:

«Это — как бесконечность. Я не хочу, чтобы ты когда-нибудь опять говорил о бесконечности».

«Почему?»

«Мне становится страшно и хочется плакать».

«Хорошо, не буду», — сказал Хобим и сжал ее ладонь.

Лежа теперь на поверхности воды и вслушиваясь в тонкое жужжание, Палома старалась вспомнить, научил ли ее отец каким-нибудь приемам, с помощью которых можно определить, на каком расстоянии находится источник звука. Либо он не учил ее таким приемам, либо она все забыла, но сейчас это не имело значения. Она предположила, что звук, наверное, исходит от моторной лодки, движущейся на расстоянии, а раз так, то она просто пройдет мимо.

Палома проверила, надежно ли заткнут нож за пояс, набрала воздуху и нырнула к своему манта-рэю. Она увидела, как большой круглый глаз животного следил за нею, когда она приближалась — до тех пор, пока она не скрылась из поля его зрения и не устроилась на его черной спине. Медленно опустившись вниз, Палома заметила, что ее колени выпачканы чем-то черным. Она провела ладонью по туловищу манта-рэя и посмотрела на нее — та тоже стала черной. Очевидно, защитный слизистый слой на теле животного был черного цвета, и, если к нему прикоснуться, легко было испачкаться.

Она занялась раной. Внутри раны осталось немного веревок, и Палома смогла добраться до них при помощи кончика ножа. Она вынула последние остатки сетей и промыла полость раны кончиками пальцев, стараясь не думать о том, каковы были бы ее ощущения, если бы ей кто-то засунул палец в открытую рану (когда эта мысль впервые пришла ей в голову, она чуть не потеряла сознание).

Но манта-рэй не подал никаких признаков того, что ему больно, не сжался и не дернулся. Либо рана была столь глубокой, что прикосновение к ней не задевало чувствительных нервных окончаний на поверхности тела, либо манта-рэи вообще не чувствуют боли. Как бы там ни было, Паломе удалось очистить рану и отрезать лохмотья нагноившейся плоти.

Ощущения в голове и груди говорили ей, что у нее еще есть немного времени — полминуты или чуть больше — до того, как нужно будет срочно подниматься на поверхность. Пользуясь руками, как хирургическим инструментом, Палома подтянула куски растерзанного мяса к середине раны, стараясь заставить их слипнуться вместе, чтобы рано или поздно рана заросла.

Занятие это не было беззвучным — куски мяса издавали хлюпающие звуки, и сама Палома с шумом выпускала целые потоки пузырьков. От движения пульс в ее висках сделался более настойчивым. Все эти звуки и ее непростое занятие отвлекли Палому настолько, что она не услышала звука лодочного мотора, который гудел прямо над ее головой.

Теперь ей срочно надо было всплывать. Она оттолкнулась от спины манта-рэя, взмахнула один раз руками и стала подниматься, помогая себе ритмичными движениями ног. Только благодаря привычке смотреть вверх при всплытии, которую привил ей отец, Палома подняла взгляд, чтобы не натолкнуться головой на дно своей лодки.

Глядя вверх, она ожидала увидеть поверхность воды или небо. Вместо этого она увидела лицо Хо, пристально смотрящее на нее сквозь ведро с прозрачным дном. На нем была написана злорадная ухмылка, до неузнаваемости искаженная преломлением в воде.

Палома в ужасе отпрянула, поперхнулась и снова посмотрела наверх, чтобы убедиться, что это ей не привиделось. Тут она увидела, как Хо сунул руку в воду и помахал ей.

9

Палома выскочила на поверхность и ухватилась за уключину лодки. Хо обвязал трос вокруг якорной веревки, сброшенной Паломой, и теперь их лодки были пришвартованы друг к другу.

Он по-прежнему смотрел под воду сквозь ведро со стеклянным дном.

— Матерь Божья! Вот это монстр! Как тебе удалось его поймать?

— Дай-ка и мне посмотреть, — сказал Индио.

Сердце Паломы колотилось так, что она слышала его биение и чувствовала пульсацию в горле. Она глубоко вздохнула и попыталась успокоиться, овладеть собой, прежде чем будет разбираться с братом, с Индио и — о чудо! — внезапно выздоровевшим Маноло, который с довольным видом восседал на носу лодки. Первым ее побуждением было наброситься с криком на Хо, выплеснуть на него весь свой гнев за его предательское вторжение.

Но их было трое против нее одной, и ей вряд ли удалось бы чего-то добиться, придя в ярость. Скорее всего, они просто посмеются над ней, отчего она почувствует еще большее унижение.

— Как же тебе удалось его поймать? — снова спросил Хо.

— Я не ловила его, — сказала Палома. — И он вовсе не пойман.

— Он что, мертв?

— Нет.

Индио, который все еще пялился в воду через ведро, воскликнул:

— Вы только посмотрите на них! Да это же настоящий рыбный базар! Золотая жила!

Палома испытала приступ тошноты, и у нее закружилась голова. Хотя она все еще была погружена в воду, по лбу у нее катились капли пота.

— Я же говорил тебе, — сказал Хо, обращаясь к Индио. — Она приплывает сюда вовсе не за тем, чтобы изучать креветок.

— Да, ты был прав.

— А ты мне не верил, — продолжал Хо и передразнил: — «Давай останемся тут. Давай останемся тут». Впредь слушай, что тебе говорят.

— Ладно, ладно, — ответил Индио. — Я же признал, что ты был прав. Я беру свои слова назад. Теперь давай займемся рыбой.

— Не смейте! — закричала Палома.

Маноло засмеялся:

— Рыба тут кишмя кишит, а ты говоришь, чтобы я ке ловил ее. Рыба для того и существует, чтобы ее ловить.

— Ошибаешься, — сказала Палома, подтягиваясь к носу своей лодки. — Вряд ли Бог создал что-либо на земле только для того, чтобы ты это уничтожал.

Уцепившись одной рукой за якорную веревку, Палома извлекла из-за пояса нож и перерезала трос, которым была привязана лодка брата. Трос был натянут течением, и острое лезвие моментально разрезало волокна с характерным звуком.

Лодку тут же отнесло в сторону, и леска, которую держал в руках Маноло, переплелась с болтающимся тросом.

Вне себя от злости, Хо вскочил на ноги и, осыпая Палому проклятиями, рванул шнур лодочного мотора. Шнур остался у него в руках. Проклиная и Палому, и шнур, и все на свете лодки, и море, Хо кое-как привязал шнур на место и снова дернул. Мотор встрепенулся и заглох. Тогда гнев Хо обрушился на свечи зажигания, на карбюратор, на бензин.

Уцепившись за якорную веревку, Палома наблюдала, как Хо покачивается на корме своей лодки, рискуя опрокинуть ее вверх дном. Потом она увидела, как мотор завелся, выпустив облако голубого дыма, и лодка, описав круг, устремилась в ее сторону. Палома быстро забралась в свою пирогу, зная, что гнев брата слеп и опасен и что он вполне может пригрозить ей тем, что направит лодку прямо на нее. Он, конечно, вряд ли выполнит свою угрозу, но может и переехать ее по случайности.

Не сворачивая в сторону, лодка Хо на полной мощи приблизилась к пироге. Только когда между ними оставалось всего лишь три-четыре метра, Хо вырубил мотор, и лодка замерла в пятнадцати сантиметрах от пироги. Поднявшаяся волна накренила пирогу, и Палому чуть не выбросило за борт.

Маноло, побагровевший от гнева, обмотал носовой трос вокруг якорной веревки пироги и крепко затянул. Его леска тугой спиралью обвилась вокруг троса. Он попытался распутать ее, но, разматывая ее с одного конца, все больше затягивал с другого. Наконец он плюнул и перерезал леску ножом. Швырнув леску в Хо, он огрызнулся:

— Если ты не можешь заставить ее вести себя подобающе, это сделаю я!

— Не волнуйся, — ответил Хо. — Я с ней справлюсь.

— Хо, ты только взгляни, — сказал Индио, обозревая подводную гору через выставленное за борт ведро с прозрачным дном. — Это же кабрио, их тут дюжины! И каранксы — наверное, целый миллион!

Хо посмотрел на сестру и сказал, передразнивая:

— Ага, «там не на что смотреть». Так я и думал, что тебе нельзя доверять.

Палома была ошеломлена.

— Мне нельзя доверять?! А кто сказал, что хочет поучиться нырять?

— Я. Я и сейчас хочу.

— Нырять, чтобы узнавать новое, изучать животных?

— Да, именно так.

— О нет! Все, что тебе надо, это убивать несчастную рыбу.

— Вовсе нет, — ухмыльнулся Хо. — Да, сейчас я хочу убивать рыбу, а потом я захочу поучиться чему-то новому. Когда я продам столько рыбы, что мне хватит денег на то, чтобы выбраться отсюда, тогда-то я и стану учиться — только в Мехико.

Палома снова выхватила из-за пояса нож и направилась к тросу.

— Палома, — сказал Хо тоном, похожим на страдальческий голос Виехо. — Не будь дурочкой.

— Ты имеешь в виду: «сдайся, дай мне уничтожить все вокруг»?

— Ну вот, ты опять преувеличиваешь. Даже если бы я очень хотел, я бы не смог уничтожить все на этой горе. Если мы уничтожаем что-то, взамен приходит другое. Морская жизнь продолжается вечно. Тебе это хорошо известно.

— Чушь. Ты запросто можешь опустошить это место полностью.

— Я не собираюсь с тобой спорить. И все-таки чего ты уперлась? Мы же не тронем твоих драгоценных устриц.

— Что? Я...

Хо улыбнулся:

— Ты думала, я не знаю, не так ли?

«Что он может знать? — недоумевала Палома. — Ему ничего не известно об ожерелье. Это точно. Иначе бы он все испортил. Если бы он знал, то нашел бы способ все испортить, просто чтобы отомстить мне за... но за что? За то, что я преуспела там, где у него ничего не получилось?»

Палома запнулась.

— Знаешь о чем?

— О том, что ты собираешь здесь устриц. Ах, да, ты ведь у нас такая чистая и невинная. Ты никогда не берешь ничего у моря. Но я же видел пустые раковины в твоей лодке, — усмехнулся Хо. — То есть в этой штуковине, которую ты называешь лодкой.

Хо оглянулся и с удовлетворением увидел, что Индио и Маноло одобрительно улыбаются.

— Ну да, немного устриц, — сказала Палома с облегчением и добавила: — Чтобы не питаться чем попало. Только и всего.

— Вот и нам нужно немного рыбы на продажу. Только и всего.

— Хо... — замялась Палома. — Отец говорил мне, что хочет, чтобы эта гора оставалась нетронутой. Он очень верил, что мы сможем сохранить ее. Ведь это было его любимое место.

Хо покраснел.

— Я знаю. Ты думала, я этого не знаю? — Слова вылетали у него изо рта, словно плевки. Повернувшись к Индио, он небрежно бросил: — Конечно, я знал об этом. Ты ведь слышал, как я рассказывал.

Индио посмотрел на Хо с усмешкой, но ничего не ответил.

Хо кинул на Палому свирепый взгляд и прокричал:

— Наш отец умер, Палома! Умер, умер, умер!!!

Палома заткнула уши, не желая слышать это.

— Даже если он завещал тебе спасти весь мир, мне все равно! Он мертв, и то, что он говорил, сейчас не имеет значения. Ты понимаешь? Не значит ни черта! Важно только то, что говорю я. И это гораздо важнее, чем твоя дурацкая рыба!

Палома не знала, что сказать, поэтому она просто занесла нож, чтобы разрезать трос.

— Это нас не остановит.

— Думаю, что остановит. Я снимусь с якоря и уплыву. И вы никогда не найдете это место.

— Я оставлю здесь буек.

— А я срежу все твои буйки.

— Я запомню это место по ориентирам.

— Ты? — усмехнулась Палома. — Да ты заблудишься в трех соснах со всеми имеющимися ориентирами. Ты просто не знаешь, как ими пользоваться.

— Я научусь.

Палома знала, что брат прав. Стоит ему научиться находить дорогу по ориентирам, и он отыщет это место так же легко, как она сама.

— Послушай, Палома, давай не будем ссориться. — Хо старался говорить убедительно. — Мы вполне можем договориться. Давай останемся друзьями.

Палома смотрела в сторону. Затем она снова взглянула на брата, стараясь понять, не пытается ли он разыграть ее. Брат выглядел очень искренним.

— Давай заключим договор.

— Что еще за договор?

— Я никому не скажу об этой горе. Я сдержу свое слово, так как мне это тоже выгодно. А мы обещаем ловить рыбу только на удочку — и никаких сетей. Да, и если мы поймаем рыбу, которая нам не нужна, мы отпустим ее назад.

Палома заметила, что друзья уставились на Хо, словно тот потерял рассудок, но не вымолвили ни слова.

— Признайся, ведь это справедливо, — сказал Хо. — Мне вовсе не нужно уговаривать тебя. Я мог бы прийти сюда и бросить за борт взрывчатку.

— Конечно, мог бы, — согласилась Палома. — Но знай, что если бы ты сделал это, — она надеялась, что ее голос звучит спокойно, но достаточно угрожающе, — я бы тебе отомстила. Когда-нибудь и как-нибудь ты бы заплатил за это.

Хо разразился смехом и хлопнул Индио по спине. Но смех этот был каким-то неуверенным, поскольку для него возможности Паломы, по крайней мере физические, оставались абсолютно неизвестными и ее сложно было оценить как противника. Конечно, он был больше ее и сильнее. Но, видимо, он все же чувствовал, что Палома быстрее его и ловчее, а одержимость и страсть только придадут ей смелости.

Палома подумала о предложенной братом «сделке» и заключила про себя, что это никакая не сделка, а явный шантаж. Если Палома позволит им рыбачить, сколько им заблагорассудится, они ничего не скажут своим конкурентам. Если же она станет досаждать им, срезая их приманку или буйки, они всем расскажут об этом месте и скрытых здесь богатствах.

И что еще хуже, Палома сомневалась, что они смогут выполнить свою часть договора. Кто-нибудь обязательно проговорится, хвастаясь перед дружками. А как только станет известно о существовании ее горы, ее местоположение тут же будет раскрыто.

Совершенно очевидно, что довольно скоро Хо с дружками начнут пользоваться сетями. Слишком велик соблазн. Это все равно что поставить тарелку со сладостями перед тремя голодными мальчишками и посоветовать им есть помедленнее, потому что больше сладостей не будет. Они увидят целые косяки кабрио и каранксов под своей лодкой, и каждое блестящее туловище будет отзываться в их головах звоном серебряных монет. Сначала они будут ловить четыре, шесть, пятнадцать рыб на свои удочки. Потом заговорят о том, какое богатство уплывает от них только потому, что они не могут пользоваться сетями. Затем они решат попробовать половить сетями — только один раз и только для того, чтобы посмотреть (из любопытства), сколько рыб поймают за один раз. Это всего лишь эксперимент, скажут они, не более того. Потом они станут ловить сотни за сотнями и на меньшее уже не согласятся. Это будет похоже на глубокий гипноз.

Они будут говорить друг другу (и сами верить сказанному), что в ловле сетями нет ничего дурного и несправедливого, ведь Бог даровал человеку превосходство над животными.

— Ну что, решено? — спросил Хо. — Мы заключаем договор?

Что будет, если она откажется? Если объявит открытую войну? Возможно, ей и удастся сделать их существование вблизи горы столь невыносимым, что они уберутся восвояси. Однако скорее всего они возьмут в долю несколько своих дружков и притащат сюда еще две или три лодки. Тогда ей будет не справиться. А после того как они начнут использовать сети, жизнь на подводной горе будет уничтожена довольно скоро. У Паломы не оставалось другого выхода, кроме как согласиться и тем самым выиграть время.

— Хорошо, — произнесла она.

— Разумно, — сказал Хо. — Очень разумно.

Как полководец, отдающий приказ о наступлении, Хо махнул друзьям рукой, словно повелевая им начать ловлю. Очевидно, он был очень доволен собой: он — предводитель, только что договорившийся о перемирии на выгодных условиях, пользуясь слабостью противника. А теперь он пустит в ход все ресурсы, чтобы пожать плоды собственной мудрости.

Палома следила за тем, как Индио и Маноло насадили наживку на крючки и забросили свои отяжелевшие удочки. Она надела маску, перегнулась через борт и внимательно посмотрела в воду.

Манта-рэй был все еще там, по-прежнему неподвижный, в трех метрах от поверхности. Лески находились примерно в полутора метрах от его левого крыла. Если он вдруг решит уплыть и при этом, как обычно, взмахнет крыльями вверх и вниз, постепенно продвигаясь вперед, его левое крыло обязательно наткнется на лески. Возможно, он просто отбросит их в сторону и проплывет мимо. Но если он зацепится за леску, то та врежется в его плоть, особенно если будет туго натянута, и может даже застрять в ране, как до этого — рыбачья сеть.

Рана будет схожей с той, которую только что лечила Палома, но более серьезной, ведь тонкая нить лески врезается гораздо глубже и может даже целиком отрезать часть крыла. И тогда манта-рэю грозит верная смерть.

Палома надела ласты и засунула трубку за тесемку маски.

— Куда ты собралась? — спросил Хо.

Маноло забеспокоился и выкрикнул:

— Держись подальше от моей удочки!

— Не волнуйся, — сказал ему Хо. — Мы же заключили договор. Она знает, что со мной шутки плохи.

Палома ничего не ответила. Она перевалилась за борт лодки и, набрав побольше воздуха, нырнула под воду и направилась к манта-рэю. Сначала девушка проверила рану и убедилась, что куски мяса вокруг раны, которые она до этого плотно стянула, по-прежнему уложены вместе. Возможно, теперь, когда нет постоянного трения веревок, рана не будет увеличиваться и зарастет.

Поблизости не было хищников или паразитов, из чего Палома заключила, что манта-рэй не подает тревожных сигналов. Должно быть, его внутренние механизмы настроились на выживание. От этой мысли Палома почувствовала облегчение.

Однако манта-рэю нужно было любой ценой избежать еще одного ранения. Поэтому после того, как она обследовала рану, потрогала ее и похлопала по плоти вокруг, Палома подплыла к свернувшемуся правому рогу манта-рэя и, дотянувшись, надавила на него. Паломе хотелось подсказать животному, что ему надо сдвинуться с места. Поскольку он однажды уже среагировал на ее прикосновение к одному из рогов, она предположила, что рога манта-рэя столь же чувствительны, как лошадиная пасть, и, если надавить на рог опять, он отплывет в сторону.

Сначала манта-рэй никак не прореагировал, и Палома надавила на рог сильнее, прижимая его к телу животного. Она почувствовала содрогание, словно где-то внутри этого гиганта был наконец принят должный сигнал, словно машинное отделение огромного парохода получило команду подбросить угля в топку, завести двигатель и отчалить. Манта-рэй опустил правое крыло и поднял левое, потом взмахнул ими один раз одновременно. Давлением Палому откинуло в сторону, и она выпустила целое облако пузырьков. Когда пузырьки рассеялись, Палома увидела, что манта-рэй удаляется вниз, ко дну, вращаясь по часовой стрелке, как самолет в штопоре.

Хо наблюдал за всем этим через свое ведро с прозрачным дном. Потом, пока двое его друзей были заняты своими удочками, он взял в руки точильный камень и круговыми движениями принялся затачивать наконечник гарпуна.

— Что ты собираешься с ним делать? — спросил Маноло.

— Договор распространяется только на сети.

— А в кого ты собираешься его метать?

Хо указал на то место, где только что находился манта-рэй:

— Он рано или поздно вернется.

Маноло присвистнул:

— Да, на нем можно заработать пару монет.

— Я же сказал, что все будет в порядке.

— Серьезно?

— Конечно. Ты что, не помнишь? Я же сказал, что вам нужно только показать мне, куда она поплыла, а остальное — уже моя забота.

— Здорово.

— Делайте, как я говорю, и никто не останется внакладе, — с улыбкой сказал Хо. — Никто.

Внизу Палома смотрела вслед уплывающему в глубину манта-рэю. Тот плыл на спине, выставив на обозрение ослепительно белое брюхо, и, поравнявшись с вершиной подводной горы, продолжал вращаться, словно вокруг какой-то оси. Как ребенок, который, резвясь, падает на гору с песком, манта-рэй продолжал снижаться в бездну, пока его черная спина не слилась с темной толщей воды.

Паломе вдруг захотелось нырнуть вслед за ним, вдоль отвесного края горы, открыть для себя новый мир, стать частью его гармонии.

Однако вопреки ее желанию тело начало посылать ей настойчивые сигналы о том, что она прежде всего — человеческое существо и если она по-прежнему намерена оставаться живым человеческим существом, ей надо начать подниматься на поверхность.

Всплывая, Палома снова взглянула в том направлении-, куда уплыл манта-рэй, и почувствовала радость и облегчение оттого, что ей удалось помочь ему. Палома надеялась, что животное выживет и поправится, но ей было грустно от мысли, что для этого ему понадобится держаться подальше от ее подводной горы, которая отныне перестала быть надежным убежищем. И от осознания такой необходимости ее грусть внезапно сменилась яростью.

Вдруг Палома увидела, как вдалеке, на границе видимости, что-то движется, отчаянно дергаясь. В первый момент она подумала, что это ее манта-рэй — он мог запутаться в рыболовных снастях, или на него кто-то напал. Но когда животное подплыло поближе, она разглядела, что размером оно было гораздо меньше манта-рэя.

Кем бы оно ни было, Паломе теперь было ясно, что оно отчаянно старается уплыть вглубь и сражается с чем-то, что тянет его в противоположном направлении, на поверхность. Она никогда не видела ничего подобного здесь, на своей горе, и прошло две или три секунды, прежде чем девушка поняла, что происходит на ее глазах: пойманную на крючок рыбу тащат наверх, в лодку.

Когда рыба оказалась всего в метре от девушки, она уже почти перестала сопротивляться и теперь все быстрее приближалась к поверхности. Палома наконец увидела, что за тварь была перед ней, и почувствовала, как желчь подступает к горлу: это был спинорог — вполне возможно, тот самый, который ревностно защищал свою кладку.

Палома инстинктивно протянула к нему руку, надеясь ухватить леску и освободить рыбу, но до нее было довольно далеко, и спинорог проскочил мимо. До поверхности оставалось не больше метра, и, подняв голову, Палома отчетливо видела, как изнуренную борьбой рыбу вытащили на солнечный свет. Затем она исчезла в лодке Хо.

Палома ухватилась за борт своей лодки, выскочила на поверхность, выплюнула конец воздушной трубки и, задыхаясь, прокричала:

— Отпустите ее обратно! Быстрее!

Маноло посмотрел на нее, точно на сумасшедшую:

— Что такое?

— Быстро выброси ее назад! — хватая воздух ртом, повторила Палома. — Время на исходе.

Маноло посмотрел на Индио, друзья улыбнулись друг другу и покачали головами.

— У меня полно времени, — сказал Маноло.

— Но... ты...

Слова перемешались в голове Паломы. Мысли перепутались, не давая ходу одна другой. Она хотела, нет, она должна была сказать Маноло, что спинорога нужно немедля вернуть в воду, что не пройдет и минуты, как солнце покроет язвами его кожу, а через две-три минуты он задохнется, ведь он не может дышать воздухом; что он и без того уже находится в некотором шоке от борьбы и что выживет он, да и то вряд ли, только в том случае, если его немедленно отпустить в благодатную морскую воду.

Но ей удалось выдавить из себя лишь:

— Ты не понимаешь...

Маноло только улыбнулся в ответ, и Паломе вдруг стало совершенно ясно, что это она не поняла истинного положения вещей. Маноло, конечно, не собирается отпускать спинорога и считает, что тот по праву принадлежит ему. Он поймал его собственноручно и назовет вором любого, кто попытается его освободить.

Теперь, осознав это, Палома лишь смогла выговорить:

— Но зачем?

— Зачем — что?

— Он же несъедобный. Никто не ест спинорогов.

— Кошки их едят.

— Как это?

— Из него можно сделать фарш и приготовить кошачью еду. Очень питательную. — Маноло взял в руки еще дергающуюся рыбу, проскулил: — На, котик, держи, котик, — и бросил ее на дно лодки.

— Но зачем же губить такую красоту? — пролепетала Палома.

— Как зачем? Если их наловить побольше, за них что-нибудь да заплатят, — сказал Маноло и насадил на крючок очередную наживку.

Палома решила не спорить дальше, это было бы пустой тратой времени — с каждой секундой у рыбы оставалось все меньше шансов выжить.

— Брось ее назад! — прокричала она.

Маноло одарил ее ничего не выражающим взглядом.

— Ладно, — сказал он. — Ты меня убедила.

Он нагнулся и схватил спинорога за хвост. Какое-то время он с притворным вниманием изучал его, а потом сказал:

— Рыбка, похоже, заснула. Надо бы ее разбудить.

С этими словами он занес рыбу над головой и с силой ударил ею по уключине. Тушка спинорога, еще недавно пурпурно-золотая, а теперь бледно-серого и горчичного цвета, вздрогнула и безжизненно повисла.

Маноло посмотрел на ухмыляющегося Индио и произнес:

— Это не помогло. Странно!

Потом он повернулся к Паломе:

— Ты хорошо разбираешься в рыбе. Попробуй-ка сама.

С этими словами он швырнул рыбу в ее сторону.

Спинорог плюхнулся в воду рядом с девушкой, обрызгав ей лицо. Мертвое тело лежало на боку, не двигая ни плавниками, ни жабрами. Черный глаз, когда-то выражавший то страх и тревогу, то спокойствие и любопытство, теперь глядел безжизненно, как окно в пустую темную комнату.

Палома взяла мертвую рыбу в руки, чтобы ее не унесло течением. Она молчала, ведь вряд ли слова могли что-то изменить — ни то, что уже произошло, ни то, что, скорее всего, должно было еще произойти.

Она взглянула на Маноло, который насаживал наживку на крючок и заговорщически поглядывал на Индио, ища одобрения; затем перевела взгляд на Хо, который пристально смотрел на нее, но вдруг отвел глаза в сторону, притворившись, что занят узлом, затянувшимся на леске.

Палома поняла, что брат старается не выдавать смущения. Но тот был явно смущен поступком своих дружков, которых он был не в силах контролировать. Даже он не стал бы выкидывать номера вроде этого, особенно сейчас, когда он только что старался сыграть в порядочность. Но он не мог ничего поделать с Маноло, потому что в ответ тот, как водится, предложил бы ему засунуть крючок себе в нос и вытащить мозги наружу. Это пошатнуло бы созданный им образ командира, показало бы всю его суть. Ведь дружки терпели его только по двум причинам: из-за лодки (раньше-то она принадлежала Хобиму) и из-за хитрости, которая помогла им найти секретную подводную гору Паломы.

В каком-то смысле Маноло сделал Паломе одолжение. Как искусный хирург, вооруженный острым скальпелем, он, словно опухоль, удалил всю ее мягкость, доверчивость, желание быть любимой, стремление доверять другим. Подобно какому-то из пиратов древности, который подбирался к кораблям своих жертв, выставив дружественный флаг, и только в последний момент поднимал пиратское знамя, Маноло показал ей их истинное лицо.

Не говоря ни слова, Палома извлекла нож и быстро разрезала спинорога пополам, а затем на четыре части. Как только кровь закапала в воду, мелкие рыбы-старшины оказались тут как тут, суетливо ища добычу, которая должна быть поблизости.

Один за другим Палома выкинула куски рыбы в воду и наблюдала через маску, как их пожирают суетливые рыбы-старшины.

Делая это, она не испытывала никаких чувств, беспристрастно компенсируя зло, причиненное Маноло, восстанавливая естественный баланс, с жестокостью им нарушенный. Он убил животное и спокойно дал бы ему сгнить на солнце, пока мертвая плоть не обратится в пыль, — словно жизнь животного не заслуживает достойного конца. По крайней мере, она похоронит спинорога более естественным путем. Конечно, он был убит руками чудовища, но теперь он возвращается на родину, где даст пропитание остальным морским жителям, продолжая жизнь на подводной горе.

Кровь его растворилась в воде и стала частью моря; куски мяса скрылись во мгле, обглоданные суматошными мелкими рыбешками, которые на расстоянии выглядели как стая пчел. Только кости рано или поздно опустятся на дно.

Палома забралась в свою пирогу и сняла маску и ласты. Трое в соседней лодке были заняты рыбалкой и не заметили, как она попыталась высвободить киллик из-под камней на дне. Тот застрял довольно крепко, и Паломе пришлось подергать за веревку несколько раз — в одну сторону и в другую, то натягивая, то отпуская, — прежде чем киллик наконец высвободился и был поднят наверх.

Выпущенную на свободу пирогу Паломы теперь несло в сторону течением, и она тащила за собой привязанную к ней лодку Хо.

Хо первым почувствовал, что что-то не так. Его друзья уже закинули удочки, и крючки болтались в нескольких метрах от поверхности горы. Когда течение подхватило лодку, оно увлекло за собой и лески, поэтому они не ощутили разницы. Но Хо собрался забросить свою удочку как раз в тот момент, когда их лодка уже поплыла. Он ждал, когда крючок и грузило коснутся дна, ведь он не знал, что теперь они в стороне от горы и дно находится на расстоянии тысячи двухсот метров. Леска все продолжала разматываться, пока не размоталась полностью.

Хо повернулся в сторону Паломы как раз в тот момент, как она вытаскивала киллик наружу и собиралась оттолкнуть их лодку от своей. Увидев это, он крикнул:

— Эй!

— Я собираюсь домой, — спокойно сказала Палома. — Спусти свой якорь.

Затем она села на дно пироги и взяла в руки весла.

— Но где же дно?

— Вон там, — сказала Палома, неопределенно указывая на какой-то участок в паре сотен метров от них. — Ты вряд ли пропустишь это место, ты ведь такой умелый навигатор.

Двое других уже сматывали удочки, и Хо судорожно бросился сматывать свою. Он прикрыл глаза от солнца и постарался засечь ориентиры на берегу, на которые едва обратил внимание, когда они только прибыли к горе. Он завел навесной мотор и направил лодку против течения на небольшой скорости. По наивности он думал, что для того, чтобы найти вершину горы, ему нужно всего лишь плыть в обратном направлении.

— Опусти ведро в воду, — приказал он Индио. — И дай мне знать, когда мы будем на месте.

Хо подумал, что, поскольку их относило в сторону совсем недолго, через несколько минут они окажутся прямо над вершиной горы.

Индио выставил ведро с прозрачным дном над бортом и крепко обхватил его двумя руками, чтобы его не отнесло течением. Но внизу он видел только голубую бездну.

— Ну что? — нетерпеливо поинтересовался Хо.

— Ничего.

— Не может этого быть.

Индио поднял голову от ведра.

— Черт возьми, посмотри сам. — И добавил с гримасой: — Господин великий навигатор.

Хо перевел мотор в нейтральное положение и взял ведро из рук Индио. Нос лодки попал в течение, которое развернуло его влево; корма, захваченная потоком воды, тут же последовала за носом, и лодку кругами понесло в сторону. Хо не обратил на это никакого внимания. Он вглядывался через ведро в бескрайнюю голубизну.

— Невероятно, — проговорил он.

— Просто волшебство! — ухмыльнулся Маноло.

— Божье провидение! — подпел Индио.

— Да заткнитесь вы! — одернул их Хо.

Он втащил ведро в лодку и перевел мотор на полную скорость. Лодка рванула вперед и, поднявшись на дыбы, проплыла несколько сотен метров, прежде чем Хо сориентировался и развернул ее против течения. Он продолжал плыть против течения, пока не решил, что вернулся в исходное положение, и велел Индио посмотреть опять.

— Ничего.

Маноло сказал:

— Похоже, ты ушел далеко в сторону.

— Да не может этого быть, — возразил Хо.

— Может быть, ты проскочил эту чертову гору? — предположил Индио.

— Да нет же. Ты что, не видел, как далеко нас отнесло течением?

На что Маноло сказал Индио:

— Одно можно утверждать наверняка: он ни черта не знает о том, где мы находимся.

— Думаешь, у тебя выйдет лучше, чем у меня? — спросил Хо.

— Ну уж точно не хуже.

Маноло взглянул на Индио, тот посмотрел на Хо и пробормотал, покачав головой:

— Ну и осел...

Хо был в растерянности. Его команда вышла из-под контроля, и ему было не справиться с ними двумя одновременно. Поэтому он решил взяться сначала за Индио и потребовал:

— Убирайся.

— Убираться откуда?

— Из лодки. — Стоя на корме, Хо ткнул рукой в море. — Убирайся вон из моей лодки.

— И что дальше? — рассмеялся Индио. — Идти домой пешком?

— Мне все равно. Это моя лодка, и я говорю тебе: убирайся вон!

— А я говорю тебе, — передразнил Индио его командирский тон, — пойди и съешь лимон!

Хо сделал шаг в сторону Индио, тот схватился за оба борта руками. Лодка сильно покачнулась, и Хо, потеряв равновесие, стал валиться за борт. Стараясь удержаться, он перевернулся в воздухе и рухнул на раскаленный мотор. Взвизгнув, как ошпаренная кошка, Хо оторвал руки от мотора, потерял опору и скатился в воду. Он ушел под воду головой вперед, потом всплыл и стал барахтаться, отплевываясь и ища, за что бы ухватиться.

Индио подтянул его руку к борту и сказал, изображая на лице заботливость:

— Ну зачем же ты так? Ты ведь говорил мне, что не любишь плавать.

Хо поперхнулся, сплюнул и попытался сказать что-то угрожающее, но только пустил слюни.

— На твоем месте я бы вернулся в лодку, — сказал Маноло.

Хо с кряхтением забрался в лодку и растянулся вдоль скамьи, тяжело дыша. Он исподлобья поглядывал на своих дружков, тихо ненавидя их за то, что они учинили заговор против него, за то, что они теперь видели его насквозь, за то, что насмехались над ним. Да что там, сейчас он ненавидел все на свете, потому что был бессилен как-либо изменить ситуацию. Да, он не мог ничего поделать, кроме разве что...

Хо поднялся на ноги и осмотрелся вокруг, прикрывая глаза от солнца ладонью. Уже на довольно большом расстоянии он увидел пирогу сестры, которая плыла все дальше и казалась не больше щепки.

Если бы она не перерезала трос, они не оказались бы в столь печальном положении. Они не упустили бы из виду подводную гору, и Хо не утратил бы своего авторитета в бесплодных поисках. Единственное, что теперь возвышало его над Маноло и Индио, это то, что у него была лодка, а этого было недостаточно для поддержания превосходства, ведь они всегда могут примкнуть к кому-то еще.

Потеря своего статуса предводителя коробила его в особенности потому, что он так долго и тщательно его добивался. Например, он всегда с удвоенной осторожностью правил лодкой, чтобы не дать повода подвергнуть сомнению свои навыки моряка; он всегда ловил рыбу в одних и тех же местах, чтобы не вскрылось полное отсутствие у него навигационных способностей; публично попросив Палому научить его нырять, он заработал репутацию смельчака. При этом Хо прекрасно знал, что, стоит ему найти дорогу к ее подводной горе, сестра в жизни не согласится учить его чему бы то ни было.

Уважение и почет со стороны окружающих были ему нужны ровно настолько, насколько они могли ему помочь достичь главной цели — собрать достаточно денег и покинуть остров, уехать прочь от опостылевшего моря в город, где жизнь зависела от работы машин и механизмов, которые он бы собирал, обслуживал, чинил.

Он знал, что на острове вряд ли когда-нибудь придется к месту, но выживал, как мог. По крайней мере до сегодняшнего дня. Своим необдуманным поступком Палома пошатнула уважение к нему со стороны Индио и Маноло. Он мог восстановить нарушенное уважение, только отмстив его нарушителю, доказав Паломе раз и навсегда, что он сильнее. И если ему удастся наказать ее за сегодняшнюю выходку, этим он накажет ее и за то унижение, которое он испытал давно, когда сестра заняла причитавшееся ему место в отношениях с отцом.

Он поставит ее на колени. Заставит ее признать его превосходство, просить пощады, обещать всегда и во всем его слушаться и... Об остальном он подумает потом.

Хо развернулся к навесному мотору и дернул за шнур. Мотор тут же завелся, и Хо воспринял это как хорошее предзнаменование. Он дал полный ход и круто развернул лодку.

— Куда мы на этот раз? — спросил Маноло. Его подбрасывало на волнах, и он стоял на полусогнутых ногах, чтобы удержать равновесие.

— Она приведет нас назад к той горе, — крикнул Хо, стараясь перекричать рев мотора.

— Могу поспорить, мы и сами могли бы найти ее, — сказал Индио.

— Да, если бы у нас в распоряжении была неделя, — ответил Хо и ткнул Индио пальцем в грудь. — С каждой минутой, потерянной в поисках и разговорах, от нас уплывают деньги. Понимаешь, от тебя уплывают деньги. Ты ведь хочешь поехать в Ла-Пас, полететь на самолете, посмотреть новые места, познакомиться с новыми людьми?

— Ну да, ты ведь сам знаешь.

— И в том, что ты все еще здесь, виновата она. — Хо ткнул пальцем в сторону пироги Паломы, которая теперь приближалась и становилась больше с каждой секундой. — Это она привязала тебя к острову, это она тащит деньги у тебя из кармана.

— Мне и в голову не могло прийти...

— Ну, теперь-то ты знаешь, и мы прекратим это дело здесь и сейчас.

Палома была на полпути к дому, когда услышала нарастающий гул мотора. По этому звуку она тут же почувствовала если не прямые намерения, то, по крайней мере, настроение брата. Только тот, кто ничего не смыслит в лодках или находится в состоянии бешенства, мог включить мотор на полную мощность в открытом море. Это вредно для двигателя и создает опасность для других моряков. Хо разбирался в лодках. Значит, как и мотор, Хо пребывает в истерике.

Возможно, с ее стороны было ошибкой перерезать трос, ведь она знала, что брат тут же потеряется. Он так и не научился разбираться в подводных течениях, различать оттенки голубого и зеленого для того, чтобы определять глубину или рельеф дна. Однако Палома не могла знать, насколько Хо был уязвим и как быстро его смущение сменяется яростью.

Девушка перестала грести и решила подождать, поскольку не имело смысла пытаться уйти от него. Сумеет ли она сказать что-то такое, что поможет разрядить обстановку? Шум мотора приблизился и превратился в пронзительный, даже болезненный визг. Палома подняла голову и увидела белый корпус лодки, подскакивающий на волнах и разбрасывающий из-под носа в стороны целые гроздья брызг. Лодка шла прямо на нее.

Палома по-прежнему ждала, что будет, пытаясь понять: неужели Хо настолько глуп, что и в самом деле решил протаранить ее пирогу? Конечно, он с легкостью ее потопит, но ведь и его собственной лодке несдобровать. Может, ей лучше нырнуть под воду и подождать, пока он проскочит мимо? Но тогда он вполне может забрать ее пирогу, и потом, существовало незыблемое правило не покидать лодку, если только не...

Так, они уже здесь.

Белый нос лодки, задранный вверх, двигался прямо на нее, и на какое-то мгновение Паломе показалось, что ее вот-вот разорвет на куски. Внезапно лодка резко повернула влево, мимо промелькнуло лицо Хо и ревущий мотор, и пирогу обдало такой мощной волной, что та поднялась почти вертикально. Палома бросилась всем телом на борт пироги и выровняла ее. Она тут же поднялась на ноги и осмотрелась, пытаясь отыскать взглядом лодку брата. Ей нужно было знать, куда он уплыл, на тот случай, если он вздумает атаковать ее опять.

Лодка Хо была от нее в тридцати — сорока метрах. Она развернулась почти на месте, попав в собственный кильватер. Мотор издавал скрежетание и выпускал клубы дыма, в то время как винт то и дело молотил по воздуху, а не по воде. Маноло стоял на носу, ухватившись за якорный трос и давясь со смеху. Индио сидел посередине, держась обеими руками за бортики. А Хо стоял на коленях на корме и правил лодкой, нацеливая ее прямо на Палому.

На этот раз он свернул в сторону секундой раньше, и Паломе удалось удержать пирогу в устойчивом положении, лишь управляя весом своего тела и балансируя руками. Но тут Хо остановил лодку в полутора метрах от нее.

— Перелезай сюда, — потребовал он.

— Зачем это?

— Ты нам покажешь дорогу к своей горе.

— Почему бы вам самим не найти ее?

— Я не прошу, а приказываю. Залезай в лодку!

Не подумав, Палома сделала жест, которому научилась у брата: щелкнула ногтем по передним зубам и ткнула им в сторону Хо. Она тут же поняла, что совершила ошибку, ведь этот считавшийся презрительным жест только усилил эффект, произведенный ее неповиновением. Хо залился румянцем, а Маноло и Индио фыркнули от неожиданности. Никто из них ни разу не видел, чтоб этот жест делала женщина в сторону мужчины. Это было больше чем оскорбление. Это было немыслимо.

Хо повернул лодку и направился прочь. Палома заметила, как вздулись вены у него на шее. Отплыв метров на тридцать, он снова развернулся в ее сторону.

— Я спрашиваю в последний раз, — прокричал он. — Ты отведешь нас назад к горе?

Палома молча покачала головой.

— О нет, отведешь как миленькая. Я попросил тебя сделать это по-хорошему. Но если ты хочешь по-плохому — что ж, пусть будет так.

Палома слышала, как взвыл двигатель, когда Хо поддал газу, держа передачу в нейтральном положении. Она знала, что он сделает дальше; Дальше он попытается перевернуть пирогу, и тогда она окажется в море. Он ждет, что она будет умолять вытащить ее из воды. И, конечно же, он пустит ее в лодку, только если она покажет им, где находится подводная гора.

Но нет, она не сдастся, не выдаст, где находится гора, не предаст себя и данное отцу обещание лишь для того, чтобы набить карман брата деньгами. Если ему так нужно найти эту гору, пускай ищет ее сам. Конечно, рано или поздно он все равно найдет гору, но помогать ему в этом она не намерена. Тем временем она будет стараться удержать равновесие, пока Хо не надоест кружить вокруг нее и он не уплывет восвояси.

Но тут показалось весло.

Лодка Хо покачивалась прямо напротив пироги, и нос смотрел прямо в ее сторону. Хо всегда брал с собой пару весел на тот случай, если выйдет из строя мотор и придется грести обратно. Сейчас он закрепил одно из весел в уключине и приказал Индио держать его горизонтально так, что большая часть весла высовывалась за борт лодки, а острый конец лопасти был развернут прямо вперед, как раз в сторону Паломы.

Хо снова прибавил газу, проверяя двигатель, словно пилот перед взлетом. Он казался единым целым со своей лодкой и напоминал монстра, готового вот-вот наброситься на свою жертву.

Теперь Паломе впервые стало по-настоящему страшно. Она поняла, что сильно ошиблась в своих расчетах. Сейчас она уже имела дело не с Хо, а с тем безмозглым и агрессивным существом, которое появлялось до этого лишь однажды, но сумело совершить достаточно, чтобы неизбежно и бесповоротно разрушить отношения брата с их отцом.

Рана, нанесенная паническим взрывом агрессии Хо во время уроков ныряния, давно зажила. Хобим не только простил сына, но стал относиться к тому неприятному эпизоду как к следствию того, что он сам чересчур наседал на Хо. Он решил вернуться в обучении на несколько ступеней назад и продолжить тренировки в более медленном темпе, не форсируя события.

Ведь они все еще были одной командой.

Стоял конец лета, разгар затишья между концом одного и началом другого сезона рыбной ловли. Каждый год в это время на острове затевали фиесту. Эта традиция началась давно — даже Виехо не смог бы припомнить, когда именно. Вполне возможно, этот старинный фестиваль проводили еще во времена колонизаторов, так как на некоторых детских масках были изображены боги древности, чьих имен уже никто не помнил, но которым поклонялись до прихода христианства.

Главным событием фестиваля были соревнования в рыболовном мастерстве. В них мог участвовать кто угодно, и ловить рыбу разрешалось чем угодно — на крючок, гарпуном, копьем, но только не сетями. Побеждал тот, чей улов весил больше всех.

Хобим участвовал в соревнованиях каждый год, и каждый раз он оказывался на последнем месте. Его не интересовали награды, общественное признание или груды пойманной рыбы. Забавляла же его в этих соревнованиях возможность поймать рыбу самыми необычными способами, теми, которые оставляли рыбе большой шанс уйти от рыбака и не быть пойманной.

Например, однажды он решил не ловить с лодки и не пользоваться крючком с зазубринами. Он заплыл на ближайшую отмель и стал ловить рыбу на загнутые булавки. Он поймал несколько, но всем им удалось разогнуть самодельный «крючок» и уплыть. На последний свой крючок (сделанный из огромной безопасной булавки) он подцепил большого окуня и с величайшим терпением и осторожностью вытащил его на поверхность. И тогда он вдруг понял, что ему будет просто не дотащить свою двадцатидвухкилограммовую добычу до берега. Тогда он извлек булавку из губы окуня и отпустил его в воду.

В другой раз он все же решил пользоваться лодкой, но не взял с собой никаких снастей. Он поставил лодку на якорь и разбросал вокруг приманку — аппетитную смесь мелких рыбешек и кишок с кровью. Приманка привлекла целые косяки каранксов и рыб-старшин, дюжину окуней и несколько акул, которые принялись кружить вокруг лодки. Хобим поставил себе задачу поймать рыбу голыми руками подобно медведю у ручья. К концу дня его «добычей» были бесчисленные раны на руках от уколов острых спинных плавников и истерзанный кончик пальца, который один окунь перепутал с куском наживки.

В тот самый год на соревнованиях он взял в партнеры Хо. Они решили рыбачить под водой копьями, которые Хобим смастерил по картинке, увиденной в журнале. Копье представляло собой стальной штырь, который запускался «рогаткой», вставленной в деревянный рукав.

Возможно, после долгих тренировок и можно научиться стрелять этими копьями метко, но Хобим изготовил их только накануне, так что у него с сыном была лишь пара часов на то, чтобы попрактиковаться.

Обычно прицел у рогатки был очень ненадежным, и копье уходило то вверх или вниз, то в сторону. Если резинка соскакивала, то копье вылетало, когда было не нужно, и падало на землю, не попав в цель. Или же Хо брал его в руки так, что при выстреле резинка с силой хлопала его по руке, оставляя красный след.

Хотя Хо никогда не говорил об этом отцу, ему страшно хотелось выиграть эти соревнования, ведь статус победителя придал бы ему веса в отношениях с друзьями. Сначала он очень надеялся, что, ловя рыбу под водой с использованием отцовского способа, он будет иметь преимущество перед своими конкурентами. Когда же он увидел, что изобретение Хобима далеко от совершенства, то впал в уныние.

«Из этой штуки я никогда ни во что не попаду, — сказал Хо. — У нас нет никаких шансов на победу».

«Вполне возможно, — согласился Хобим, совершенно не представляя, насколько сыну была важна победа в соревнованиях. — Но зато мы отлично повеселимся. Большинство людей только пользуется морем; мы же получаем от него удовольствие».

Но Хо не получал того удовольствия, о котором говорил отец. Ему нужно было получить от моря все, что требовалось, и только.

Наступил полдень, а они с отцом так ничего и не поймали. Вокруг была куча рыбы, но никто из них не мог попасть в цель. Каждый раз, промахиваясь, Хобим издавал стон и притворялся, что рвет волосы на голове, но потом заливался смехом и нырял, чтобы подобрать копье. Хо же с каждым промахом ругался на чем свет стоит. Наконец он оставил отца под водой и вернулся в лодку.

Повсюду рыбаки затаскивали рыбу в лодки. А его друзья, завидев, что Хо вернулся ни с чем, подняли его на смех за неумение и за то, что он послушался отца и стал ловить рыбу на стальные штыри.

В очередной раз Хо залился краской и почувствовал, как кровь стучит в затылке. Не помня себя от гнева, он вскочил на ноги, зарядил копье в рогатку и выпустил его в ближайшую лодку. Никого не задев, копье воткнулось в нос лодки, но рыбаки перепугались и бросились наутек, изрыгая проклятия.

А Хо в безрассудном порыве доказать всем, что он — победитель, что он лучше всех, несмотря на то, что его отец чудак и неудачник, вытащил небольшой пакет из-под сиденья. Он толком не знал, что именно произойдет, если ему придется использовать этот пакет, и держал его так, на всякий случай. Но сейчас, думал он, пакет придется как нельзя кстати, ведь ситуация требовала применения крайних мер.

В пакете была взрывчатка — крупные петарды с непромокаемыми фитилями, он украл их из магазина в Ла-Пасе, когда их завезли туда перед фиестой.

Теперь-то он покажет всем, кто лучший рыбак. Взрыва фейерверка под водой никто не услышит. Оглушенная рыба всплывет на поверхность. Он незаметно соберет ее, сложит в лодке, а потом проколет каждую копьем — и все будут думать, что он поймал всю рыбу сам. Хо не понимал, насколько гнусен его план. Хитрость, уловка, смекалка? Несомненно. Но никак не гнусность! Правила ведь запрещали только ловить сетями. Даже Хобиму может понравиться его выдумка.

Хо поджег одну из петард и бросил ее за борт в стороне от того места, где в последний раз видел отца. Следя за погружением взрывчатки и выжидая, когда та взорвется, он старался прикинуть, сколько рыбы может оглушить небольшой заряд вроде этого.

Он не мог и предположить, сколько вреда он причинит человеку под водой. И вот он услышал приглушенный взрыв, а потом увидел отца, остервенело бьющего ногами и руками и пытающегося выбраться на поверхность. Из ушей его струилась кровь.

Когда голова Хобима показалась над водой, прошло какое-то мгновение, прежде чем глаза его закатились и он потерял сознание от боли и шока. Во взгляде отца читался упрек в безрассудстве, глупости и подлости.

Хо только и смог, что крикнуть: «Прости меня!» Потом он кричал еще и еще, но никто не слышал его мольбу.

Теперь, наблюдая, как Хо собирается снова напасть на нее, Палома знала, что в голове брата сработал тот же выключатель, что и перед случаем со взрывчаткой. Она понятия не имела, осталось ли в нем хоть какое-то чувство меры, но видела, что перед ней — неразумное животное, чье безумство питается одобрением столь же безмозглых дружков.

Поддав как можно больше газу, Хо перевел передачу из нейтрального положения. В тот момент, когда лопасти винта врезались в воду, лодка на секунду словно присела. Нос задрался кверху, потом опустился вниз, и лодка рванула вперед, двигаясь строго горизонтально вдоль поверхности воды.

Хо был настолько одержим желанием перевернуть лодку Паломы вверх дном, что ранил бы сестру, покалечил и даже убил, лишь бы достичь своей цели.

До сих пор она сопротивлялась его попыткам, поддерживая баланс. Но если ей придется лечь на дно пироги и она не сможет использовать свои ноги и колени, от ее веса будет не больше пользы, чем от мешка с зерном. Стоит волне ударить в борт и поднять его вверх, она невольно перекатится на другой борт и поднимет пирогу на ребро. Тогда пирога потеряет баланс и перевернется.

Что пугало Палому больше всего, так это то, как Хо собирался заставить ее лечь на дно пироги. На полной скорости он проведет выставленным веслом вдоль пироги от кормы к носу. Если Палома останется стоять на ногах, весло угодит ей прямо в живот; если она встанет на четвереньки, весло ударит ее по спине или по голове. Укрыться от удара можно было, только если лечь навзничь.

Подняв голову и поддавшись сиюминутному желанию удержать пирогу в равновесии, Палома рисковала получить удар по лицу или по шее. Сейчас она сосредоточила свое внимание на поднятом весле, и оно показалось ей занесенной саблей. Можно было перемахнуть через борт, но это не спасло бы ее от преследования. Хо жаждал мести и не успокоился бы, пока не удовлетворил бы это желание.

Рассудив таким образом, Палома бросилась на дно пироги лицом вниз, прикрыв затылок руками и упершись локтями в борта.

Палома не видела, как лодка Хо подлетела на полной скорости, но почувствовала, как над ней прошла воздушная волна, а затем услышала, как весло проскребло по деревянному борту пироги.

В следующее мгновение лодка врезалась в пирогу, подняв ее на дыбы. Палома оказалась на боку, потом на спине. Наконец последовал глухой хлопок, и пирога, ударившись о воду, накрыла ее с головой. Палома решила не двигаться с места, прийти в себя и, пока ей хватит воздуха в небольшом пространстве под пирогой, попытаться предугадать, что же предпримет Хо с дружками дальше.

По звуку мотора она поняла, что лодка удаляется, снижая скорость. Потом раздались неразборчивые звуки их голосов, и шум двигателя снова стал нарастать. Лодка воз вращалась, но на этот раз медленно.

Звук мотора снизился до утробного урчания, и Палома услышала, как волны плещутся о корпус подплывающей лодки.

— Где же она?

Голос Индио просочился в маленькую камеру, где была заточена девушка. В его интонации слышалось беспокойство.

— Не потопил ли ты ее?! — воскликнул Маноло.

— Да какое там потопил, — сказал Хо. — Я вам сейчас покажу, где она спряталась.

Тут раздался острый металлический звук, отозвавшийся эхом от стенок ее деревянной пещеры. Очевидно, Хо колотил чем-то — она не могла догадаться чем — по днищу перевернутой лодки.

— Эй, там! — крикнул он. — Ну что, пора проводить нас к подводной горе?

Палома молчала. Она не знала, что сказать, и не знала, на что еще спровоцирует брата, если еще раз ответит прямым отказом. И потом она надеялась, что если промолчит и притворится, что утонула, это может хотя бы на короткое время напугать Хо.

— Я так и знал! — раздался голос Маноло. — Она мертва!

— Да нет же, — сказал Хо, но в его голосе отчетливо прозвучал оттенок неуверенности, даже некоторого страха. Он опять ударил по днищу лодки, но уже с меньшей силой, и опять позвал: — Палома!

— Палома! — крикнул Индио.

— Я сам с ней справлюсь, — одернул приятеля Хо.

И тут он решился на рискованный ход:

— Палома, я знаю, ты меня слышишь. У меня в руке гарпун. Если ты будешь продолжать упорствовать, я пробью дыру в твоей лодке этим гарпуном. Возможно, она не утонет, но и далеко ты на ней тоже не уйдешь. Тебе придется торчать здесь до скончания века. Или же ты покажешь нам то место, где находится твоя гора, и мы отвезем тебя домой. Выбирай.

Гарпун ударился о лодку. Палома слышала, как стальной наконечник впился между древесных волокон. Конечно, Хо понадобится некоторое время, чтобы пробить днище насквозь, но ему, несомненно, это удастся. И если дыра получится достаточно большой, то все будет, как он и сказал: лодка станет неуправляемой и ее просто понесет течением.

Надо сдаваться, это единственный разумный выход. Но разве уместно принимать разумные решения в ситуации, которая с самого начала была полным безумием? Хо в своих действиях не руководствовался никаким разумом. Так почему же должна она? И Палома продолжала оставаться под перевернутой лодкой, слушая сосредоточенное пыхтение брата, пробивающего дыру в днище.

Наконец она увидела розовое пятнышко света. Потом оно стало размером с монету, и в воду посыпались щепки. Потом наконечник гарпуна пролез в образовавшуюся дыру. Хо провернул его пару раз и вытащил.

— Вот так! — Тень Хо показалась в дырке и исчезла. — Прощай, Палома. Ты, конечно, думаешь, что ты очень гордая, но на самом-то деле ты просто глупая курица.

Палома услышала, как Хо дернул за шнур лодочного мотора. Мотор всхлипнул, но не завелся.

— Мы не можем просто так ее оставить, — раздался голос Индио. — Мы должны убедиться...

— Убедиться в чем? — спросил Хо.

Слушая его слова, Палома похолодела. Нет, не оттого, что она сидела по горло в воде, а от леденящей душу рассудительности и хладнокровной жестокости, которые слышались в словах человека, называющегося ее братом.

— Убедиться, что она и вправду под лодкой? Убедиться, что она в порядке? Зачем? А что, если это не так? Что ты будешь делать тогда? Да ничего! Когда мы вернемся на берег, мы скажем, что понятия не имеем, где она.

И это правда, ведь мы и в самом деле не знаем. И вы не посмеете сказать ни слова. Если вы проговоритесь, вам несдобровать. И вы прекрасно знаете, что это не просто слова, так как я слов на ветер не бросаю.

Выслушав тираду Хо, Палома поняла, что ему удалось достичь хотя бы одной цели: он смог восстановить свое положение среди дружков. Раз он не сумел выделиться тем, что он лучше и сноровистее других, он решил поднять свой статус, совершая дерзкие, непредсказуемые и опасные действия. Если его не уважают, рассуждал Хо, то пускай хотя бы боятся.

— Но поверьте моему слову, — продолжал он. — Она сейчас сидит под лодкой, и она в полном порядке. А когда вернется на остров, то тоже никому не проговорится — от стыда. К тому же никто ей ничем не сможет помочь, да и вряд ли ей вообще поверят. Если же она распустит язык или пожалуется матери, то рано или поздно поплатится за это. Как и вы, она знает, что так оно и будет и что ей бы надо быть со мной поосторожнее.

Палома услышала, как ожил мотор, и почувствовала, как Хо переключил передачу и уплыл прочь.

10

Вскоре она перестала чувствовать легкое постукивание по ступням — ощущение, вызванное волнами, расходящимися от работающего лодочного винта. Палома поняла, что лодка, должно быть, уже удалилась метров на сто.

Она пыталась решить, правильно ли она поступила, было ли ее поведение разумным или безрассудным, действительно ли она следовала своим принципам (как ей казалось) или же на самом деле вела себя словно глупая курица (как считал Хо). В самом лучшем случае она оттянула исполнение коварного плана брата на несколько дней. В конце концов он все-таки найдет заветную гору и нанесет свой вред, возможно, даже полностью разрушит всю идиллию. Но пока ей удалось его остановить... однако какой ценой? На этот вопрос Паломе пока было сложно ответить. Сейчас она — в открытом море, приближается вечер, и у нее нет другого способа вернуться на берег, кроме как залатать каким-то образом злополучную пробоину в пироге.

И хотя ее попытка помешать Хо в будущем покажется тщетной, все же она поступила правильно. Отец одобрил бы ее поведение. Он сказал бы, что она встала на защиту самой жизни. Палома знала, что ради этого он сам пошел бы на самые крайние меры.

* * *

Раз или два в жизни ему приходилось так поступать. Палома припомнила его рассказ об одном происшествии, которое отец называл самым важным — и самым опасным — в его жизни. Он поведал ей эту историю, чтобы доказать, что иногда наступает такое время, когда приходится сильно рисковать во имя принципа. Отец попросил, чтобы она поклялась, что об этом случае никто никогда не узнает, поскольку, если это произойдет, может начаться война между Санта-Марией и другими островами в море Кортеса.

Однажды поздним летом рыбаки с Санта-Марии обнаружили, что одно из их главных рыболовных мест — глубоководная гора вдали от берега — перестало приносить прежний улов. Рыба ловилась на удочку с каждым днем все труднее, а та, что ловилась, выглядела грязной и побитой.

Первой мыслью рыбаков было, что кто-то из их компании забрасывал здесь сети. Но один рыбак справедливо заметил, что на такой глубине ловить большими сетями непрактично. Ни у кого из них не было лодки с мощными электрическими лебедками, широким носом и опорными конструкциями, необходимыми для того, чтобы управляться с сетями.

Тогда они предположили, что, возможно, какая-то болезнь уничтожает рыбу. Время от времени в морских глубинах возникают и распространяются целые облака ядовитых микроорганизмов, заражающих сотни тысяч рыб — либо отравляя их мясо и делая его несъедобным, либо убивая саму рыбу. Эта возможность тоже была отброшена, так как все посчитали, что если бы рыба была отравлена, то она плавала бы на поверхности брюхом кверху, а если бы она стала ядовитой, то были бы известны случаи отравлений на острове или в Ла-Пасе.

Значит, причина в чем-то другом, в чем-то доселе неизвестном, странном и опасном. Кое-кто говорил, что это — божье наказание за то, что целые поколения рыбаков ловили больше рыбы, чем требовалось, и без всякого разбора.

Хобим знал, что происходящее не имеет никакой связи с божественным провидением. Как обычно, к провидению прибегали, чтобы дать скорое объяснение необъяснимым вещам. Чем больше Хобим наблюдал и прислушивался к тому, что происходило вокруг, тем больше убеждался в том, что здесь поработал человек.

Загадочность происходящего усиливалась тем, что никто из рыбаков никогда не видел вершины этой подводной горы. Никто из них ни разу не нырял на глубину и не представлял себе, как на самом деле выглядит подводный рельеф. Должно быть, они наивно полагали, что живущая где-то там внизу рыба только и ждет удобного случая, чтобы ухватить крючок с наживкой.

Но Хобим видел не одну подводную гору, может, и не в точности такую же, но знал, чего ожидать. Поэтому однажды вечером он пригреб на то место и бросил якорь. Разматывая якорный трос, Хобим наконец понял, почему ему не доводилось — да и не удалось бы — добраться до этой горы. Брошенный им киллик опустился на пять саженей, затем на десять, пятнадцать, восемнадцать, двадцать (последняя отметка на тросе) и в конце концов остановился на глубине двадцати двух саженей — около сорока метров.

Хобим не сумел бы нырнуть так глубоко. И никто из его знакомых не сумел бы. Насколько он мог судить, ни один нормальный человек не способен задержать дыхание на время, достаточное для того, чтобы опуститься на сорок метров в глубину. Для сравнения: такой спуск был бы похож на сползание с воображаемой башни из двух дюжин человек, стоящих друг у друга на плечах, или на прыжок с самого высокого здания в Ла-Пасе. Только на полпути до точки назначения станет видно дно, а опустившись еще чуть-чуть, уже нельзя будет разглядеть поверхности воды над головой.

Но Хобим хорошо знал свои возможности и захотел попробовать. Ему не обязательно было спускаться до конца, а только на такую глубину, откуда он сможет разглядеть вершину горы. Поэтому он прокачал легкие воздухом и начал, перебирая руками по якорному тросу, быстро спускаться в черно-голубой туман, сквозь мрак, в котором неизвестно, где верх, а где низ, — спускаться до тех пор, пока ему не стала видна верхушка подводной горы.

Он спустился еще глубже, чутко прислушиваясь к сигналам своего тела. Но еще до того, как он их почувствовал, с глубины двадцати семи — тридцати метров ему почти целиком открылся вид на гору, и по донному пейзажу стало ясно, в чем была причина их рыболовецких неудач.

Кораллы и морские веера лежали, вырванные с корнем, как деревья на суше во время кубаско. Множество ветвистых кораллов были разломаны на мелкие куски и валялись между камней. Растения почти на всех больших камнях были засыпаны песком. Один мозговой коралл размером с целую ванну был расколот на две части и лежал в песке, как разрезанная надвое дыня.

Рыбы сновали между камнями, и тут Хобим увидел крупного кабрио, который поначалу выглядел вполне здоровым, но вдруг перевернулся на спину и стал неистово метаться по кругу. В стороне он увидел мертвого угря, застрявшего в расщелине между камнями, — скорее всего, его безжизненное тело занесло туда течением.

Подводная гора была опустошена целой серией кратковременных и разрушительных бурь, от которых погибло почти все живое, а те животные, что выжили, остались калеками.

Если бы эти бури были капризом природы, Хобим бы просто опечалился. Но он был уверен, что это — дело рук человеческих, и потому он был разозлен.

Скорее всего, рыбаки с острова Святого Духа, что находился в нескольких километрах от этого места, побывали здесь и побросали в воду свои динамитные шашки с длинными фитилями. Обычно фитили делали длинными из соображений безопасности: шашки с коротким фитилем взрывались слишком близко к лодке, отчего могло выбить дно и лодка могла затонуть. Но длинные фитили были настоящей катастрофой для подводной горы: они горели до самого дна, и шашки взрывались не на открытом месте (убивая рыбу только в непосредственной близости), а среди кораллов, песка и камней, где взрывные волны распространялись на большие расстояния, оглушая всех животных в их убежищах и разрушая саму гору.

Под водой динамит — гораздо более страшное орудие, чем на земле. На воздухе он не причинит особого вреда уже на расстоянии больше десяти метров, если, конечно, его не засунуть в камень или цемент или накрыть чем-то, что может разлететься на куски и послужить шрапнелью, например стеклом или галькой. Но под водой, говорят, можно почувствовать детонацию от взрыва динамита на расстоянии почти в километр. То есть такой взрыв может разом опустошить тысячи квадратных метров.

После взрыва рыбаки обычно растягивают сети по поверхности и собирают целыми горстями тушки животных, всплывшие на поверхность.

Это — быстрый и экономичный способ ловить рыбу, и такая рыбалка всегда бывает последней. Для нее не нужны дорогие снасти, не нужна приманка. Не надо подолгу ждать, пока рыба клюнет на крючок. Все живое уничтожается в одно мгновение. И — что самое удобное — рыбу не нужно доставать из воды, она сама всплывает наверх.

Способ, что и говорить, эффективный, но незаконный и повсеместно считающийся аморальным и кощунственным. К тому же это настоящее самоубийство, ведь всем было известно, что он ведет к уничтожению рыболовных мест и только приближает день, когда целые поселения будут вынуждены от голода просить милостыню на улицах Мехико. Даже самые неотесанные рыбаки считали ловлю с применением взрывчатки худшим грехом.

Но Хобим хорошо понимал человеческую природу и знал, что глупость вкупе с жадностью и жестокостью может заставить человека совершать поступки, которые, с точки зрения, разума являются разрушительными как для человека, их совершившего, так и для окружающих. Такой способ ловли сулил большую наживу с малыми затратами и отсутствием риска. Выбравшие этот способ ослеплены сиюминутной возможностью быстро набить карманы деньгами, не заботясь о том, что тем самым они уничтожают источник будущей прибыли. «Пускай потом другие плачут, — рассуждали они. — Я получу свой куш, пока есть возможность, а остальные пусть позаботятся о себе сами».

Примерно так же рассуждала одна городская компания, производившая удобрения, когда выбрасывала свои химические отходы в залив. С точки зрения компании, это было выгодно и хорошо для производства, ведь она избавлялась от отходов. Но власти решили, что это не слишком хорошая идея — выливать ядовитые отбросы в залив, где люди плавают и ловят рыбу. Поэтому компанию попросили прекратить эти выбросы.

Работники компании взбунтовались и попытались сжечь правительственное здание, потому что у компании якобы нет средств на то, чтобы вывозить эти отходы куда-то еще, а если ее вынудят это делать, некоторые рабочие потеряют работу и все наверняка лишатся обещанной надбавки к зарплате. Правительство города пошло на попятную, и компания продолжала выливать отходы в залив.

Два с половиной года спустя залив был уже мертв. Химикалии образовали на дне ядовитую жижу, отчего погибли все водоросли. Без растительности нет кислорода, и все животные постепенно вымерли. Туристы, останавливавшиеся в роскошных отелях и решившие поплавать в заливе, получали отвратительные кожные язвы.

Наконец правительство приказало отелям перестать принимать гостей, а химической компании — перестать выбрасывать отходы в залив. Но у компании по-прежнему не было средств на вывоз отходов, поэтому она просто закрылась.

Поскольку в городе не осталось отелей, где можно остановиться, ресторанов, где можно поесть, и моря, в котором можно поплавать, туристы перестали сюда приезжать. Затем закрылись все магазины и сувенирные лавки, и их работники оказались на улице.

Рабочие на химической фабрике получили-таки свою прибавку к зарплате и несколько месяцев радовались ей. Но в результате своего упорства они в конце концов лишились всего. Постепенно само существование города потеряло смысл, и он на самом деле перестал существовать.

Теперь этот город представляет собой скопление пустых пыльных зданий вокруг мертвого залива и остов бывшей химической фабрики, стоящий на мысе в качестве напоминания о том, как хрупко все земное.

Это было нелегким уроком, но о нем быстро забыли, и Хобим видел вокруг себя многие тому доказательства. Практически у любого жителя близлежащих островов были родственники или знакомые, которые предпочитали легкую наживу. Некоторые продавали лодки, доставшиеся им в наследство, и переезжали в город, намереваясь начать свое дело, будто рыболовный бизнес, которым они владели в совершенстве, не был достаточно хорош. В городе они быстро оказывались во власти других бизнесменов, готовых с радостью освободить их от бремени вырученных за лодку денег. Деньги очень быстро заканчивались, и бедолаги радовались, если им удавалось устроиться на работу в городские туалеты, где им приходилось вдыхать пары аммиака вместо запаха моря и рыбы.

Но эти люди рисковали только своим благополучием, в то время как рыбаки с острова Святого Духа угрожали благополучию всех своих соседей, жителей острова Санта-Мария и других близлежащих островов. Ибо они не остановились бы, пока не разрушили бы каждую подводную гору, о которой знали или слышали и которую могли разыскать.

Хобим прекрасно знал, чем они оправдывали такое поведение, за которое каждый из них заслуживал материнского проклятия. Они повторяли вновь и вновь — пока сами не начинали в это верить, — что, мол, если они не уничтожат рыбу таким способом, всегда найдется кто-то еще, кто сделает это. Мол, людям свойственно совершать дурные поступки; выживают только те, кто сам о себе заботится, а выживание сильнейших — и хитрейших — это и есть сама жизнь.

Хобим принял решение остановить их, но он должен был сделать это в одиночку. Если он поднимет на ноги рыбаков с Санта-Марии, те выйдут в море на своих лодках и станут выжидать, когда появятся разбойники с острова Святого Духа. Те увидят, что их поджидают, и попытаются скрыться. Начнется погоня, драка — и пострадает много людей. А если им удастся убежать, они вернутся на свой остров и обвинят жителей Санта-Марии в том, что те выдумывают неправдоподобные истории, чтобы покрыть свои собственные грязные делишки. Распря между островами будет продолжаться долгое время, и в ней не поздоровится всем, кроме, возможно, тех, кто на самом деле того заслуживает. Они-то тем временем будут заплывать по ночам в новые места и продолжать истреблять все живое.

Поэтому Хобим специально отправился в Ла-Пас, чтобы повидать друга своего детства, чей отец в былые времена покупал у его отца рыбу и сбывал ее. Друг его работал в ремонтном доке, где, ожидая ремонта, стояли корабли, лодки и другие крупные суда, поднятые со дна или едва не затонувшие после получения пробоины.

Хобим с другом опрокинули по кружке пива, потом по второй. Друг его не переставал повторять снова и снова, но разными словами, что он завидует Хобиму, который не зависит ни от кого, кроме себя самого, и работает, сколько и когда ему заблагорассудится. А вот он сам вынужден работать там, где шум и грязь способны свести с ума любого. Хобим засыпал друга вопросами о новейших методах и средствах подъема затонувших судов, а особенно о новых способах разрезать под водой стальную обшивку и другие металлические части.

Наконец он сказал другу, что невдалеке от их острова затонула баржа и теперь она — настоящий бич для рыбаков, которые то и дело рвут о нее сети. Баржа слишком велика для того, чтобы оттащить ее в сторону целиком, но если бы ее разрезать на части, то куски будет нетрудно убрать с дороги. Понадобится ли ему для этого нанимать подводных сварщиков? Или компания его друга сможет выполнить эту работу? Конечно, он не в состоянии заплатить много, но...

«Такие большие вещи не разрезают на части», — сказал его приятель.

«Вот как?» Хобим и сам прекрасно знал это, но он пытался вытянуть из собеседника как можно больше информации, причем так, чтобы тот не узнал истинную причину его любопытства. В случае если план Хобима сорвется, он не хотел, чтобы стало известно, что он советовался со своим другом.

«Да, такие махины обычно взрывают. Новая штуковина, которую мы используем, разносит все на части в сотни раз быстрее, чем мы это делали раньше при помощи ножа и горелки. Нужно просто смешать компоненты, забить их в щель, поджечь, и — бум! — дело сделано».

«Что это за штуковина?»

«Она называется PLS. Это жидкость, точнее, две жидкости. Их хранят в отдельных канистрах и смешивают прямо перед тем, как использовать, потому что, если их смешать, они сильно разогреваются. А если они разогреются очень сильно, то могут взорваться сами по себе».

«Сколько этой смеси нужно, чтобы взорвать баржу?»

«Это зависит от размера баржи и от того, на сколько частей ты хочешь, чтобы ее разнесло».

Хобим описал несуществующую баржу. Она очень старая, проедена крысами, не слишком большая по размерам, и на борту не было ничего ценного, когда она затонула. Хобим постарался, чтобы в его описании не было ничего такого, что могло бы заинтересовать компанию, в которой работал его приятель.

«Сколько, ты думаешь, запросит твоя компания за то, чтобы взорвать ее?» — спросил Хобим, закончив описывать баржу.

Его друг покачал головой:

«Такими мелочами мы не занимаемся».

«Я почему-то так и думал... А что, этот PLS, о котором ты говорил, — его трудно использовать самому?»

«Да нет, проще простого. У любого получится, нужно только быть осторожным».

«Даже у меня?» — улыбнулся Хобим.

«С твоими-то руками? Раз плюнуть. — Но тут его друг понял, куда клонит Хобим, и сказал: — Однако есть небольшое затруднение».

«А где бы мне достать эту смесь?»

«В этом-то и заключается трудность. Тебе ее не достать. Нужна лицензия. Это так называемый „нестабильный материал“, и его не продают кому угодно, чтобы не оказалось так, что он валяется, где не положено».

«Сколько мне его понадобится?»

«Судя по твоему описанию, пара галлонов. Скажем, по галлону того и другого компонента. Но это не важно. Галлон или тонну — тебе его все равно не продадут».

«А у тебя на работе... не найдется излишков?»

Приятель покачал головой:

«Даже если бы было, мы не можем продать их без лицензии».

Хобим не знал, что еще спросить. Просто чтобы поддержать разговор, он сказал:

«Эта чертова баржа стоит многим людям больших денег. Она буквально отнимает пропитание у наших детей».

«Я и рад бы помочь. Но если нас поймают, нам придется закрыть свое дело».

«Да-да, конечно, — сказал Хобим, которому не хотелось слишком докучать своему другу или ставить его в неловкое положение. — А у тебя не будет немного PLS, который ты бы мог случайно... пролить?» И он улыбнулся, чтобы у друга не возникло сомнений, что он шутит.

«Да его нельзя просто „пролить“, — со смехом ответил приятель. — Такого понятия, как излишки, не существует. После работы мы выбрасываем все остатки».

«Выбрасываете — куда?»

«В море».

«Где именно?»

Его друг показал рукой в сторону моря:

«Прямо вот там, у Кабо-Сан-Хуан».

«Как далеко от берега?»

«Не очень далеко. Может, метров сто. На краю шельфа».

«А на какой глубине шельф?»

«Пятнадцать, может, двадцать метров. Вообще-то часть выброшенного сваливается через край на глубину».

«Наверняка далеко не все».

«Откуда мне знать?»

«Вы выбрасываете смесь?»

«Нет, смесь может взорваться. Мы выбрасываем отдельные компоненты».

«В жестянках?»

«В пластиковых бутылках».

«Которые не ржавеют».

Его приятель кивнул.

Хобим взглянул, высоко ли стоит солнце, и сказал:

«Мне надо успеть вернуться до начала отлива. — Он поднялся на ноги и протянул другу руку. — Было приятно поговорить».

Пожимая руку, друг ответил:

«И еще, если тебе интересно: пластиковые бутылки — двух цветов. Мы смешиваем содержимое одной белой и одной красной, и смесь получается...»

«...розовой».

Хобим зашел в магазин инструментов и электроприборов. Потом он вернулся к своей моторной лодке и проверил, доверху ли наполнены бензобак и канистра с водой, — путь домой мог занять от шести до восьми часов, в зависимости от ветра и течения. Он сказал всем на причале, что возвращается прямиком на свой остров, и собрал сообщения для друзей и родственников, живущих на Санта-Марии.

Выйдя из залива, он повернул направо, в направлении дома, и еще раз помахал рукой на прощание. Люди на причале помахали в ответ, и для них он благополучно отбыл назад. Что было, конечно, правдой, если не считать того, что он остановился у Кабо-Сан-Хуан и пару раз нырнул.

В течение следующих двух дней после возвращения домой Хобим оставался на берегу и что-то мастерил из собранных там и тут материалов. Он не обращал никакого внимания на подначивание соседей, которые говорили, что стаи кабрио и каранксов в эти дни больше, чем обычно. Людям хотелось знать, чем он занят, и они делали осторожные намеки, которые все равно сводились к одному общему вопросу: «Что ты делаешь?» Но никто не задавал этот вопрос напрямик. Они хорошо знали Хобима и догадывались, что он не скажет больше того, что им, по его мнению, полагалось знать.

Обычно, если он затевал что-то эксцентричное, он давал информации просочиться по крупицам, а конечный результат приберегал как сюрприз — и тогда получал либо восхищение (в случае успеха), либо насмешки (в случае великолепного провала). Когда провал бывал и вправду чудовищным, Хобим сам смеялся больше других. Но он всегда старался добиться, чтобы его дети поняли, что провал так же важен, как и успех, потому что каждому необходимо хотя бы однажды потерпеть неудачу, чтобы понять, что бояться ее не стоит. Тот, кто боится неудачи, никогда не берется за трудные дела. Но сама попытка сделать что-то, возможно и невыполнимое, гораздо важнее, чем успех или неудача. (Этому-то как раз и не научился Хо: он панически боялся рисковать, его пугала неизвестность.)

На этот раз Хобим не делился никакой информацией. Он только признал, что работает над осуществлением очередной выдумки, которая, скорее всего, обречена на провал. Но поскольку затея эта уже долгое время занимает все его мысли, он должен довести дело до конца.

Как-то после ужина он сказал Миранде, что пойдет прогуляться, и ушел в вечерние сумерки. Как позднее припомнили жители острова, Хобим в тот вечер не возвращался домой. Было достоверно известно, что он не брал с собой лодку, — это засвидетельствовали те, кто чистил рыбу и штопал сети у причала. Хобим часто развлекал соседских ребятишек, но не в этот раз — соседи вспомнили, что в тот вечер дети по очереди ухаживали за девочкой, которую ужалил скорпион. Домой он не возвращался до рассвета. Никто не знал, где он был все это время. (Хобим потом признался Паломе, что ему хотелось создать такую таинственность; это, дескать, добавляло остроты в размеренную и предсказуемую жизнь на острове.)

На деле же он перебрался на другой край острова — никем не заселенную местность, каменистую, изъеденную сильными ветрами и покрытую редкими кустиками какой-то живучей растительности. Там не нашлось бы и небольшого участка, чтобы поставить лодку, построить дом, да и хотя бы сносно провести ночь.

Хобим скатился вниз по отвесному склону. Спустившись примерно на три четверти, он остановился у норы, проделанной в камне, и убрал ветки, которыми она была прикрыта. Внутри лежали большой пластиковый пакет для мусора и деревянная платформа метр в ширину и полтора метра в длину, к которой снизу были прикреплены болтами и веревками четыре старые автомобильные покрышки.

Сбросив платформу с высоты оставшихся пяти-шести метров в воду, Хобим поспешил за ней с пакетом на плече и вскочил на нее прежде, чем ее отнесло в сторону. Он встал на колени в самом центре этого самодельного плота, засунув пакет между ног, и стал грести прочь от острова, как виндсерфер на своей доске.

Он тщательно выбирал подходящую ночь для своей вылазки. На море был полный штиль, луны не было видно. Направление и скорость течения, как и задумано, оказались подходящими.

Около десяти часов вечера Хобим прибыл к месту назначения — к участку в открытом море, ничем не отличавшемуся от других в глазах стороннего наблюдателя. Он заметил его местоположение по пересечению прямых линий, проведенных от трех ориентиров на берегу, — сейчас эти ориентиры были почти не видны, но натренированный глаз Хобима разглядел их при свете звезд.

Он достал трос и киллик из пакета. Бросив киллик за борт, он подождал, пока тот коснется дна, и отмстил, насколько лодку относит течением в сторону и сколько якорной веревки осталось в запасе. Оказалось, что он отлично может двигаться вверх или вниз по течению на расстояние в несколько десятков метров.

Из того же пакета Хобим достал две пластиковые бутыли емкостью в галлон — одну белую, другую красную. Вылил половину содержимого из каждой бутыли за борт, в противоположные стороны, что было ненужной предосторожностью, однако так он чувствовал себя спокойнее. Затем перелил оставшееся содержимое белой бутыли в красную, завернул крышку и положил пустую белую бутылку обратно в пакет.

Крышку для красной бутыли он смастерил еще на берегу, просверлив дырку, просунув туда зажигательный шнур и наглухо заделав оставшийся зазор. Шнур был похож на пластиковую бельевую веревку. Это и была пластиковая веревка, только набитая внутри порошком вроде пороха, — единственным отличием было то, что он сгорал в несколько раз быстрее и давал намного больше тепла, чем обычный порох.

К противоположному концу шнура Хобим присоединил электрическими проводами ручной генератор. На рычаг генератора нужно было постоянно нажимать рукой, и тогда он посылал ток по проводу.

Хобим опустил полную до краев бутыль в воду. Будь она пустой и без крышки, она сразу бы наполнилась водой и пошла на дно. Но, видимо, плотность взрывной смеси была примерно такой же, как и плотность воды, к тому же под крышкой оставалось небольшое воздушное пространство, и бутыль продолжала плавать, выставив горло наружу и размахивая из стороны в сторону белым шнуром, который отчетливо выделялся на фоне темной воды.

Хобим хотел, чтобы бутыль оказалась под водой, но не опускалась на дно, а болталась бы где-то близко к поверхности, поддерживаемая течением. Он мог отпускать и вытягивать шнур на нужную длину в зависимости от силы течения — так, чтобы бутыль находилась где-то на глубине метра с небольшим.

Он открутил крышку, бросил в бутыль немного гальки, закрутил, проверил на плавучесть, добавил еще гальки — до тех пор, пока вес бутыли не стал таким, как надо.

Затем Хобим лег на живот и стал ждать.

В ожидании его одолело беспокойство. Во-первых, он беспокоился, что вылил слишком много PLS и что оставшегося галлона смеси будет недостаточно для его целей. Но если его друг сказал, что двумя галлонами можно разнести баржу на мелкие кусочки, наверняка ему хватит одного галлона, ведь он вовсе не намеревался повторить Вторую мировую войну.

Потом Хобим забеспокоился, что смешал слишком много жидкости и разрушения будут слишком велики. Может, надо было...

Как раз когда он размышлял таким образом, ветер донес звук голосов. Очевидно, к нему приближалась группа людей, которые вовсе не старались говорить вполголоса и не боялись, что их кто-то услышит здесь, в открытом море. Единственной их предосторожностью было то, что они гребли веслами, а не пользовались мотором. Наверное, они знали, что звук мотора в штиль разносится на несколько километров вокруг.

Хобим лежал тихо, распластавшись на плоту, чтобы на ночном небе не был виден его силуэт. Он услышал четыре отчетливых голоса, точнее, две пары голосов: очевидно, две лодки плыли на некотором расстоянии друг от друга.

И в самом деле, этим людям имело смысл плыть именно на двух лодках: если бросать сеть и собирать рыбу с одной лодки, это займет слишком много времени и целую кучу рыбы может отнести в сторону течением. А третья лодка была, в общем-то, ни к чему и только увеличивала риск быть пойманными: чем больше людей знало об этих «экспедициях», тем больше была вероятность, что кто-нибудь проболтается. Кроме того, чем меньше партнеров участвует в этой вылазке, тем больше будет доля каждого.

Хобим прикинул, что теперь две лодки будут держаться поближе друг к другу. С одной из них бросят якорь, а другую пришвартуют к корме первой. Затем они проверят течение и приготовят сети, а потом швырнут в воду динамит, скорее всего по одной шашке с каждого борта. Динамит взорвется достаточно глубоко, и здесь, наверху, они почувствуют только легкий удар взрывной волны по деревянному корпусу лодки. Потом лодка, стоящая на якоре, выпустит сети, а другая лодка отвяжется от первой и поплывет по течению, таща их за собой. Сидящие в ней рыбаки начнут грести, описывая широкий крут, пока не вернутся к исходному месту.

Спустя несколько минут останется только затянуть сети потуже, выгрузить рыбу в лодку и вернуться домой.

Голоса все приближались, и по-прежнему был слышен плеск весел. И тут Хобим понял, что совершил ужасную ошибку: это место, которое он считал идеальным, — именно сюда и направлялись рыбаки. Вскоре они наткнутся прямо на него или, по крайней мере, на его якорный трос.

И что тогда? В самом худшем случае, в зависимости от того, кем окажутся эти люди, Хобиму придется драться за свою жизнь против четырех человек, в экипировку которых входил неизменный нож и у которых с собой были динамитные шашки — в случае чего они могут бросить в него динамит с безопасного для них самих расстояния. Шансов на то, чтобы остаться невредимым, у него оставалось немного. Если бы он мог подобраться к ним поближе, он, конечно, сумел бы взорвать всех и все вокруг, включая себя самого, но это не входило в его планы. В лучшем же случае эти четверо просто притворятся, что не имеют никаких посторонних планов, и проплывут мимо как ни в чем не бывало, словно у них есть какие-то важные дела где-то еще. А завтрашней ночью они опять появятся в море, но уже в другом месте, где Хобим их не сможет выследить.

Но тут они перестали грести. Хобим услышал плеск воды от брошенного якоря и скрежетание разматываемой якорной веревки по деревянному борту.

Рыбаки остановились как раз там, где он надеялся, — в пяти — десяти метрах от него вниз по течению. Он услышат стук чего-то по одному из стеклянных поплавков, привязанных к сети, и обычный в таких случаях спор по поводу того, какой длины сделать запал у одной из шашек. Хобим хотел, чтобы они спорили погромче и заглушили шум, который он мог случайно произвести.

По-прежнему лежа на плоту и прижавшись щекой к дереву, он высвободил красную канистру за бортом и оставил ее болтаться в морском течении. Чтобы забросить ее куда нужно, ему пришлось бы поднять голову, поэтому он придерживал ее за зажигательный шнур и ждал, пока браконьеры не уйдут с головой в свое грязное дело.

Послышалось чирканье спички, затем мерцающее пламя осветило покрытый щетиной подбородок. Чья-то рука прикрыла спичку от ветра, и два фитиля коснулись пламени. Какое-то мгновение слышалось шипение, потом по-сыпачись искры, и, описав дугу, динамитные шашки полетели в воду. В тот же момент сидящие в лодке бросились к сетям и стали готовиться спустить их в море.

Хобим приподнялся на локтях и принялся постепенно выпускать зажигательный шнур позади своей лодки, следя за ним — шнур выделялся на фоне темной воды — и надеясь, что рыбаки не обернутся и не увидят его. Все это время он пытался мысленно прикинуть, на какую глубину опустились динамитные шашки. Было бы неплохо (вовсе не необходимо, но просто неплохо) заставить этих людей поверить, что кто-то что-то сделал с их взрывчаткой, — это бы только сыграю на руку Хобиму, который намеревался дать знать браконьерам, что их заметили и что их тайный и коварный план уже стал кому-то известен. Но для этого надо было как-то скоординировать взрыв их шашек со взрывом канистры с PLS.

Когда канистру отнесло на довольно большое расстояние, он отвязал зажигательный шнур и взял в руки ручной генератор. Закрыв глаза, Хобим попытался представить падающий на дно динамит, как если бы Он сам стоял на вершине подводной горы, а две шашки со взрывчаткой медленно опускались по спирали прямо на него. В это время он нажал на рукоятку генератора, потом еще раз — колесо генератора закрутилось все быстрее, вырабатывая все больше и больше электричества.

Раздавшийся звук был похож на треск рвущейся материи, и, когда Хобим открыл глаза, ему показалось, что весь мир взорвался вокруг него. Поверхность воды между двумя лодками набухла и лопнула, как пузырь, и, словно в замедленном кино, лодки распались на части. Мощным взрывом их разнесло на отдельные планки, которые раскидало во все стороны, а людей подбросило вверх, словно циркачей на батуте.

За долю секунды до того, как высвобожденная энергия достигла плота Хобима, в голове у него промелькнула мысль, что он не рассчитал количество взрывчатки и что следующим полетит в воздух он сам. Однако резиновые покрышки, прикрепленные к плоту, поглотили первый удар взрывной волны, так что, когда плот оказался в воздухе, он не разлетелся на куски, а хлопнулся на воду, бешено раскачиваясь. Даже якорь не сдвинулся с места. Хобиму оставалось только приложить все усилия, чтобы не скатиться за борт. Он засунул руку в пластиковый пакет и извлек электрическую горелку — одну из тех, которыми освещают поверхность моря во время ночной рыбалки на глубоководье. Хобим не стал сразу зажигать горелку, а присел на плоту и стал ждать, зажав ее между коленей.

Настоящая суматоха началась, когда четверо рыбаков плюхнулись в море, скрылись под поверхностью воды, а потом, истошно вопя, всплыли на поверхность. Их вопли слились в один нечленораздельный крик — каждый слушал только себя самого.

«Помогите!»

«Я не умею плавать!»

«Я ранен!»

«О Господи!»

«Дева Мария!»

«Я тону!»

«Матерь Божья!»

«Помогите же мне!»

«Спасите!»

«Иисус, Мария, Иосиф!»

«Помогите, помогите, помогите!»

Наконец каждый из четверых отыскал по куску дерева и вцепился в него. Паника улеглась, и на смену ей пришли злость, бешенство, перебранка и страх потеряться в открытом море или быть съеденным доисторическими монстрами, живущими в морских глубинах. Оказаться в воде днем — малоприятное событие, ночью же это превращалось в настоящий кошмар. Эти четверо были рыбаками, и им было известно, какие страшилища водятся в окрестных водах, не говоря уже о таких тварях, о чьем существовании они могли только догадываться. Эти тварям было под силу, например, перекусить толстую стальную проволоку, разогнуть огромные рыболовные крючки — и именно они поднимались ночью поближе к поверхности в поисках пропитания.

Если бы только удалось почувствовать дно под ногами... Но сейчас любой предмет, коснувшийся ног злосчастных рыбаков, вызвал бы у них настоящий шок.

«Что это было?»

«Да ничего».

«Нет, я чувствовал, что кто-то до меня дотронулся».

«Тебе показалось».

«Вот опять. О господи!»

«Что? Что такое?»

«Она мертвая!»

«Да кто же?»

«Это рыба! Мертвая рыба!»

«Где? Покажи!»

«Вот она! О Господи!»

«Я тоже схватил одну. Она вся распухла».

«Вот еще одна! Да они повсюду!»

«Сын Божий!»

«Меня сейчас стошнит!»

«Я же говорил, что надо сделать запал подлиннее!»

«Идиот!»

«Наверное, кто-то... Господи, еще одна!»

«Как далеко до...»

«Не думай об этом».

«Мы утонем!»

«Прекрати!»

«Да, мы все — все четверо — умрем!»

«Заткнись!»

«Пресвятая Дева Мария!..»

«Да заткнись ты!»

«Меня относит в сторону!»

«Греби сюда!»

«Я, я... Господи! Дьявол!»

«Да плюнь ты!»

«Вот опять!»

«Что там?»

«Оно коснулось меня!»

Хобим зажег горелку, и всех четверых ослепило яркое пламя. Они ловили ртом воздух и тщились разглядеть что-нибудь сквозь огонь, но им пришлось закрыть глаза либо отвернуться. В какой-то момент рыбаки, должно быть, подумали, что их спасут, и на их лицах появились неуверенные улыбки. Но Хобим не произнес ни слова и не сдвинулся с места, и они поняли, что спасать их никто не собирается, по крайней мере сейчас.

Хобим выждал, когда на смену замешательству и панике придет настоящий страх, и тогда заговорил. Он говорил медленно, басовито, стараясь, чтобы его голос звучал как у пророка или пещерного человека — в общем, кого-то загадочного и угрожающего, кого каждый из браконьеров будет потом вспоминать в одиночку, отчего их будет охватывать страх и волосы будут вставать дыбом.

«Мы — Комитет бдительности, — произнес Хобим и сделал паузу, чтобы усилить драматический эффект. — Мы следили за вами, мы разоблачили вас, мы знаем вас. Вы — слуги дьявола».

«Нет! — крикнул один. — Мы просто...»

«Молчать!» — прорычал Хобим. Было бы неплохо, подумал он, если бы кругов били в барабаны или гремел гром. «Вы — люди зла, и зло получает взамен то, что оно дает другим. Вы тащите еду из детских ртов и несете разруху в свой край». Такие слова должны произвести эффект, думал Хобим. В конце концов, именно так говорят в Библии. «Поэтому вы умрете».

«Нет!» — хором взвыли все четверо.

"Каждый рано или поздно умирает. Каждому приходит смертный час. Придет и вам. Но, возможно, не сегодня.

Молчание.

«Возможно, и не завтра».

По-прежнему — молчание.

«Однако помните, что ваши лица нам теперь известны. — Он повел горелкой, и яркое пятно света осветило по очереди каждое из лиц. — Один из нас всегда будет сопровождать вас до конца вашей жизни. И если вы согрешите опять, имейте в виду, что нам будет об этом известно».

Хобим замолчал. Ему в голову вдруг пришла довольно озорная идея.

«Вы никогда не узнаете, кто мы есть на самом деле. Ваши лучшие друзья, даже ваши братья и сестры могут быть нашими людьми. Теперь вы не можете довериться никому. Никому. Никогда».

Постепенно четырех рыбаков разнесло течением в стороны, потому что им не пришло в голову держаться за руки. Хобим понял, что еще мгновение — и он не сможет держать всех четверых в луче света.

«Если вы когда-нибудь вернетесь в это место, — сказал он быстро, — или в любом другом месте попытаетесь сделать то, что вы сделали здесь, попрощайтесь со своими близкими, потому что больше уже вы их не увидите».

Хобим выключил свет и притаился, стараясь создать впечатление, что он попросту исчез.

Несколько мгновений стояла полная тишина. Наконец рыбаки осознали следующее: все-таки их никто не собирается спасать; им следует оставаться на плаву до тех пор, пока они не доплывут до берега либо пока не наступит день и их не подберет какая-нибудь проходящая мимо лодка; и наконец, и это было самое неприятное, их уносило течением все дальше и дальше друг от друга.

«Где вы?» — позвал один из рыбаков.

«Здесь!» — ответили двое одновременно.

«Плывите сюда».

Раздался плеск воды.

«Да не туда же! Плывите сюда!»

«Я туда и плыву!»

«Что это?»

«Еще одна мертвая рыба. Их здесь целое море!»

«Мы все утонем!»

«Заткнись!»

«Акула!»

«Где?»

«Похоже, мне показалось».

«Господь с тобой...»

Хобим сидел на своем плоту и внимательно слушал. Течение было сильным, и голоса быстро становились все тише. К утру рыбаков уже отнесет далеко отсюда, и, скорее всего, они будут в нескольких километрах друг от друга, ведь у каждого из них разная плотность, плавучесть, сопротивление давлению воды и на каждого будет по-разному действовать морское течение.

Одного или двух из них действительно могут подобрать — иногда между континентальной Мексикой и полуостровом Калифорния ходили пароходы. Их высадят в месте назначения, и им придется как-то возвращаться назад, прося подвезти их на перекладных от деревни к деревне. А когда они вернутся на остров, то чем объяснят свое отсутствие, как расскажут, что же произошло на самом деле? А если кто-то доберется домой раньше других, как им удастся рассказать одну и ту же историю?

Один или двое окажутся на необитаемом острове, где им придется как-то выживать до тех пор, пока их не заметят проплывающие мимо рыбаки или жители близлежащих островов, прибывшие за дровами. На островах можно питаться ящерицами, если, конечно, удастся их поймать, или гремучими змеями — они довольно хороши на вкус, если удастся откусить кусок до того, как они вцепятся в тебя сами. Кроме того, есть еще яйца гнездящихся на островах птиц — остается только найти спрятанные в расщелинах скал гнезда. Пресной воды там практически не найти, кроме, конечно, застоявшихся луж, полных болезнетворных бактерий. Но выжить можно.

Хобим сомневался в том, что кто-то из рыбаков умрет, и он не считал, что на нем будет лежать ответственность, если все же один из них погибнет. Он сбросил их в воду целыми и невредимыми, в хорошую погоду. Если не делать глупостей, любой может добраться до берега.

Кроме того, если кому-то из них и суждено умереть, Хобим посчитал бы это свершившимся правосудием. По его мнению, за содеянное они были не больше достойны защиты и сочувствия, чем бешеная летучая мышь.

Вскоре голоса совсем смолкли. Было слышно только, как тихо плещутся волны о днище деревянного плота. Хобим поднял якорь. Когда киллик показался из воды и он потянулся за ним, плот накренился и зачерпнул краем воду. На плот выплыл большой золотистый кабрио и скользнул Хобиму прямо на колени.

Взрыв динамита не только оглушил рыбу, но и изуродовал ее. Брюхо у нее вздулось, язык надулся, как пузырь, и целиком заполнил широко открытую пасть. Глаза вылезли из орбит и глядели с безразличным недоумением.

Жизнь на подводной горе закончилась. Пройдут многие месяцы, прежде чем здесь снова появятся хоть какие-то зачатки новой жизни, и многие годы до того, как она придет в норму.

Нет, Хобиму совсем не будет жаль, если кто-то из браконьеров не вернется домой.

11

Палома дождалась, пока не наступила тишина, и потом еще некоторое время сидела, не шелохнувшись, чтобы удостовериться, что Хо не решил повернуть назад и не поджидает ее поблизости.

Затем она взобралась на перевернутую вверх дном пирогу и обследовала дырку, которую Хо проделал своим гарпуном. Дырка была размером с ее кулак, и, скорее всего, ее будет нетрудно заделать куском дерева по возвращении на берег. Однако далеко уплыть Паломе вряд ли удастся.

Она попыталась прикинуть в уме, что можно предпринять. Можно уцепиться за перевернутую лодку и ждать, пока ее не принесет течением к берегу — к вечеру, или на следующий день, или... Возможно, так придется ждать несколько дней, и тогда есть опасность погибнуть от жажды или солнечного удара. А что, если испортится погода? Попытаться выбраться из кубаско на полом бревне, раскачивающемся из стороны в сторону, было бы просто самоубийством.

Можно, конечно, бросить лодку совсем и плыть в сторону дома... Но нет, такой вариант Палома не хотела даже рассматривать.

Или все же попытаться чем-то заделать дырку прямо на месте?

Но чем? У нее не было ни дерева, ни тряпок, ни кожи, ни гвоздей, ни молотка. Можно заткнуть дырку своим телом — сесть прямо на нее. Но тогда будет невозможно грести, потому что, стоит ей сдвинуться с места, вода тут же хлынет в лодку. Палома перебрала в уме все предметы, которые имелись у нее с собой: из чего можно сделать заглушку? Из шляпы? Нет, редкая солома вряд ли удержит воду. Из резиновых сандалий? Из подошвы можно вырезать кусок и засунуть его в дырку. Но резина очень легкая и не удержится на месте. Из стекла от маски? Но его нечем прикрепить к днищу.

Одну за другой Палома мысленно отсеяла имеющиеся при ней вещи. И тут, глядя на переплетенные древесные волокна, она представила себе обычную ткань... Конечно же, ее платье! Оно уже полностью промочено соленой водой, и, если его свернуть в плотный клубок и засунуть в дырку, оно наверняка не пропустит воду.

Она через голову стянула промокшее платье, нырнула под пирогу и изнутри запихала ткань в дырку. Получилась плотная заглушка, которая, скорее всего, не выдержала бы в штормовую погоду, но в штиль продержится достаточно долго.

Вынырнув из воды, Палома всем телом навалилась на днище, ухватилась за противоположный край лодки и, упираясь коленом, потянула что есть сил. Раздался звук, похожий на хлопок откупориваемой бутылки, и пирога перевернулась и приняла нормальное положение. Она была до половины наполнена водой, и борта поднимались над водой только на пару сантиметров. Поскольку пирога была всего лишь выдолбленным бревном, она не ушла под воду, но стоит только Паломе залезть в нее, как вес ее тела сровняет края лодки с поверхностью воды. Мельчайшее движение приведет к тому, что вода захлестнет лодку. А сидя в лодке, уже нельзя будет исправить ситуацию.

Поэтому, уцепившись одной рукой за борт, другой рукой Палома начала методично вычерпывать воду из пироги. Она старалась набраться терпения, так как ей было ясно, что весь процесс займет несколько часов и может закончиться поздно ночью. Девушка не спешила, старалась не устать раньше времени и не дать судороге свести руку или ногу. Она, конечно, могла быстро снять судорогу. Но если мышцу свело один раз, то вскоре сведет опять, если ей не дать отдохнуть несколько часов. Каждую следующую судорогу будет все труднее снять, и Паломе не хотелось без надобности принимать крайние меры. Говорят, что единственный способ снять сильную судорогу — это вызвать еще более сильную боль в другой части тела. Мол, мозг может сфокусироваться только на одном болевом центре, обычно самом сильном, и перестает посылать сигналы в натруженную мышцу.

Все, включая саму Палому, верили, что с судорогами можно успешно бороться усилием воли. Неважно, что именно вызвало судорогу, но рискуешь сделать только хуже, если поддашься панике. И наоборот, судорога становится не такой сильной или исчезает совсем, если от нее отвлечься и воспринимать ее разумом просто как сократившуюся мышцу, которой надо дать команду расслабиться. Ледяное спокойствие — идеальное в таких случаях состояние, но редко достижимое, особенно если судорога приходит в тот момент, когда ты плывешь, и скручивает тебя в клубок, которому сложно удержаться на плаву, или когда ты убегаешь от кого-нибудь, а судорога настигает тебя в самый неподходящий момент и сбивает с ног.

Продолжая выгребать воду, девушка почувствовала, как затекает плечо. Чтобы помассировать его, Паломе пришлось освободить другую руку и отпустить борт пироги. Ее тут же подхватило течением и оттащило в сторону, но она была уверена в своих силах и паниковать не стала.

Она была уже метрах в пятидесяти от пироги, когда ее мышечные волокна наконец расслабились и размякли. Палома перестала массировать плечо и не спеша поплыла брассом против течения.

Для любого из подводных жителей она была здоровым и достаточно крупным животным, направляющимся по своим делам. Для них было важно то, что она не проявляет никакой уязвимости, а значит, не будет легкой добычей. Спустя десять или пятнадцать минут казалось, что она так и не сдвинулась с места и ни на метр не приблизилась к своей лодке.

Однако Палома заметила то место, откуда она начала плыть, по скоплению камней необычной формы, которые виднелись на дне. Нет, определенный прогресс был, может, не больше полуметра с каждым гребком минус половина этого расстояния — ведь ее относило назад между гребками, — но все-таки она приближалась к цели. Палома не чувствовала усталости; казалось, она может так плыть бесконечно, и в конце концов — скажем, через пару часов — течение ослабнет и она будет двигаться быстрее. Если же течение сменит направление, она доберется до лодки, сделав несколько хороших гребков.

Первой дала о себе знать левая нога. Какую-то долю секунды Палома чувствовала знакомое приближение судороги, и потом пальцы ног начало скручивать в клубок. Она дотянулась до ноги и попыталась сжать мышцу в нижней части икры. Но было поздно, мышечные волокна уже свело в тугой комок размером с апельсин. Палома перевернулась на спину и обеими руками сжала злополучную мышцу. Разминая пальцами мышечный узел, она почувствовала, как он начал размякать. Внезапно он совсем исчез. Палома подумала, что судорога прошла, и выпрямила ногу. И вдруг, не успела она опомниться, ее скрутил еще больший спазм — настолько сильный, что, казалось, его можно даже слышать со стороны, — и еще больший комок устремился в заднюю часть ее бедра. В следующую секунду ее пятку притянуло судорогой к ягодице, словно закрылось лезвие складного ножа.

Девушку быстро относило в сторону, и она оказалась уже очень далеко от своей лодки. Она мысленно приказала себе не думать сейчас об этом, но это привело к тому, что она стала думать об этом еще больше.

Она попыталась распрямить ногу руками, но руки были слишком коротки, чтобы дотянуться до ноги. Поэтому она согнула вторую ногу, засунула ее между пяткой другой ноги и ягодицей и потянула вниз.

И тут другую ногу начало сводить в точности как первую. Палома почувствовала себя одним из многих нищих на тележках в Ла-Пасе, чьи ноги были отрезаны по колено. У нее не было возможности балансировать, и, поскольку голова перевешивает, она перевернулась в воде, как связанный по ногам кабан.

В первый момент ей показалось, что она потеряет сознание от боли. На самом деле она даже надеялась, что потеряет сознание, так как она была одной из тех, кто всплывает, лежа на спине, а потеряв сознание, она избавится от судороги, перевернется на спину лицом вверх и будет качаться на волнах, пока не придет в себя.

Но она не потеряла сознания, а вместо этого попыталась плыть в сторону лодки, помогая себе только руками. Это была безнадежная затея: девушка быстро устала и сдалась. Она знала, что ей нужно победить судорогу усилием воли.

Поэтому она перестала плыть и сказала себе: «Тебя уносит все дальше. Что произойдет в самом худшем случае? В худшем случае тебя отнесет так далеко, что ты не сможешь добраться до лодки, пока не переменится течение. Ты не утонешь, потому что знаешь, как держаться на воде бесконечно (если, конечно, не начнется кубаско, но об этом бесполезно сейчас думать). Пускай тебя относит дальше и дальше, и наконец течение повернет вспять и тебя принесет назад к лодке. Если же тебя потянет в другую сторону, то всего лишь вынесет на берег или кто-то подберет тебя раньше этого. Поэтому не о чем и беспокоиться».

Где-то в глубине души Палома, разумеется, знала, что не сможет держаться на воде не только до бесконечности, но и больше чем несколько дней. Она умрет от жажды, голода или палящего солнца. Но, понимая это, она не дала этой мысли встрять в свой внутренний разговор.

И тут, посмотрев вниз, в глубину, девушка увидела, что произошло такое «самое худшее», которого она не приняла в расчет. Ее уже отнесло довольно далеко от подводной горы, и там, внизу, медленно кружили две акулы — и не знакомые ей, безобидные молотоголовые. Даже на расстоянии она могла разглядеть форму их тела в виде пули и острую, вытянутую морду. Это были хищные бычьи акулы, проворные, дерзкие, агрессивные — и совершенно непредсказуемые.

Описывая круг за кругом, они приближались к поверхности, и Палома поняла, что происходит. Видимо, от нее начали исходить другие сигналы — сигналы о том, что теперь она уже не здоровое, в меру крупное животное, направляющееся по своим делам, а что она ранена, подавлена паникой и может стать легкой добычей.

«Понятно, — сказала она себе, — мне нужно перестать вести себя таким образом, а не то они набросятся на меня и разорвут на куски». Произнеся мысленно эти слова, она почувствовала еще больший прилив паники и сделала еще большее усилие, пытаясь распрямить ноги. Но чем больше она старалась, тем туже судорога стягивала ее мышцы.

Что чувствует человек, когда на него нападает крупный хищник? Ощущает ли боль, или все происходит так быстро, что уже не остается времени и возможности что-либо почувствовать? Нет, скорее всего, бывает очень больно. Что это за боль? Да и что больнее всего на свете?

Палома укусила себя за язык. Господи, какая боль! Она укусила еще сильнее. Может ли что-то быть больнее, чем это? Она сдавила челюсти еще крепче и почувствовала вкус крови во рту. Потом она увидела, что выпускает в воду небольшие красные облачка. Кровь может подманить акул еще ближе.

Но все, на чем она могла сосредоточиться, — это боль в языке, словно его разрезали лезвием, жгли огнем или протыкали иголкой.

Судороги внезапно прекратились.

Палома не заметила этого, пока не прекратила сдавливать язык зубами. Она ожидала, что боль во рту станет не такой сильной, превратится в постоянное, как фон, ощущение — словно монотонный звук лодочного мотора, после того как лодка разогналась и топливная заслонка уже прикрыта. Боль действительно уменьшилась, но нечему было прийти ей на смену. Посмотрев вниз, девушка увидела, что ноги разогнулись сами собой и мышцы полностью расслаблены.

Она неуверенно начала плыть куда-то, направляясь, очень приблизительно, в сторону лодки. Сейчас ее задачей было скорее проверить, слушаются ли ее мышцы, нежели действительно добраться до цели. Она в основном работала руками, а ногами только помогала, совершая ножницеобразные движения в такт с сильными гребками рук.

Боль полностью исчезла, но мышцы практически не работали. Одними руками Палома не могла сдвинуть себя с места против течения. Тем не менее она продолжала плыть, чтобы разработать мышцы и нормализовать кровообращение. Она плыла медленно, не напрягаясь, тем самым помогая себе восстановить внутреннее спокойствие и равновесие.

Через пару минут она снова посмотрела вниз, разыскивая акул в глубине. Но увидела только одну из них, и то лишь небольшой кусок серой плоти, уплывающий прочь, словно размытая тень. Видимо, для акул она снова стала здоровым животным и серьезным противником, а не легкой добычей.

Палома продолжала плыть больше часа, наблюдая, как ее лодка становится все меньше и меньше, удаляясь прочь. Иногда она чувствовала легкие спазмы в небольших мускулах и тогда останавливалась, чтобы помассировать то место и предотвратить серьезную судорогу. Ей не хотелось останавливаться надолго, потому что, находясь в постоянном движении, она не рисковала замерзнуть: кровь разгоняла тепло по телу. Если она позволит себе застыть, кровь перестанет циркулировать с нужной скоростью и нести нужное количество кислорода в мышцы, и те сведет судорогой.

Она плыла, не раздумывая, рассматривая каждый гребок как отдельное важное действие, не связанное с другими гребками или вообще с какими-либо движениями. Каждый гребок должен быть начат и завершен идеально, приближая ее к цели, которой для нее сейчас не существовало. Девушка прогнала из головы все другие мысли, потому что они могли породить посторонние эмоции, изменить процессы в ее организме и привести к нежелательным процессам, например к судороге, рези в боку, скоплению газов в животе или избытку кислорода, от которого можно потерять сознание.

Первым признаком того, что течение меняет направление, было ощущение прилива теплой, спокойной воды. Палома заплыла в срединное морское течение, которое, столкнувшись с основным течением, «плавало» на поверхности, как свернувшееся молоко в чашке с кофе. Она перестала грести и осмотрелась вокруг. Море, которое до того было просто спокойным, стало идеально ровным, словно скользкий каток. Незначительное волнение было почти незаметно для глаза.

Палома увидела обрывок водорослей, плывущий в стороне, и направилась к нему. Что было сил она бросила его в сторону лодки. Водоросли упали в трех метрах от нее и не двигались с места. Их не относило никаким течением, потому что течения не было. Теперь, если она поплывет в ту сторону, ее не будет относить назад, и вскоре новое течение станет ей только помогать. И пирогу тоже не снесет с места, потому что она стоит на якоре.

С каждым гребком Палома представляла, как лодка увеличивается на бесконечно малую величину. За первый час она проплыла с полтора километра, но потом течение усилилось, и вторые полтора километра заняли у нее минут двадцать. Еще через пятнадцать минут она уже сидела в своей пироге, разминая мышцы бедер пальцами.

Еще недавно она была напугана, но сейчас ее распирала гордость, ведь ей удалось спастись самой. Каждое решение, которое она приняла самостоятельно, оказалось верным. Конечно, Хобим передал ей все знания и навыки, необходимые, чтобы выжить. Однако она чувствовала себя бесконечно счастливой после того, как успешно применила их на деле.

Она дрожала от холода. Солнце опустилось так низко, что пирога отбрасывала большую узкую тень. Около полудня солнце нагревает воду, и тепло после этого еще держится какое-то время. Но вскоре холодный воздух начинает остужать воду. Палома прикинула, что температура воды, наверное, упала градуса на три с тех пор, как перевернулась ее лодка.

Встав на колени, она начала выгребать оставшуюся воду пригоршнями и выплескивать ее веслом. Девушка видела, как солнце опустилось к горизонту, потом застыло словно в нерешительности и наконец скрылось совсем, оставив позади небо сочно-голубого цвета, усыпанное на востоке бледными точками звезд. На далеком острове она заметила свет, возможно от костра. Совсем недалеко от нее, где-то сзади, небольшой скат выпрыгнул из воды и с плеском шлепнулся обратно. Палома вспомнила, что здесь ни днем, ни ночью она не бывает в одиночестве.

Вода была вычерпана, но лодка останется мокрой до тех пор, пока утреннее солнце не высушит дерево совсем. Палома давно не была в море ночью, поэтому она запомнила все ориентиры на берегу, которые еще могла видеть, и, привстав на цыпочки, вгляделась вдаль, высматривая первые огни на Санта-Марии. Затем она принялась грести в сторону острова.

Миранда будет вне себя от гнева. Палома никогда не возвращалась так поздно, поэтому мать поймет, что что-то случилось. Может, кто-то съел ее или же она ранена и плывет одна в темноте. Воображение Миранды работает на полную катушку, и вскоре у нее уже не останется сомнений в том, что Палома погибла и что судьба вырвала из ее гнезда еще одного близкого человека.

Да нет, не судьба. Она будет во всем винить Бога, потому что это была Его воля, чтобы Хобим погиб, а теперь Он забрал у нее дочь. Но почему, будет спрашивать она. Неужели Он ее проверяет? Но что она должна сделать? Почему Он не подаст ей знак? Она сделает все, что угодно, если будет знать, что именно нужно.

Но Бог не даст Миранде впасть в истерику от горя. Как только она смирится с тем, что исчезновение Паломы — это воля Провидения, она поймет, что ей ничем не помочь и беспокоиться тоже бесполезно. В конце концов, так повелел Господь, и беспокойство было бы противоречием Его воле, а плач — недовольством. О таком Миранда даже не помышляла.

Хо, конечно, ничем не поможет матери. Он, скорее всего, притворится невинным и будет фальшиво сочувствовать жалобам Миранды, а когда она начнет выражать свое изумление тем, как непостижима воля Господня, он тоже будет удивленно качать головой. Когда она станет спрашивать снова и снова, чем она заслужила столь жестокую судьбу, он обнимет ее и скажет, что ее судьба так напоминает Притчу Иова и что ей воздастся в Царстве Небесном. Они будут вспоминать Палому, все хорошее, связанное с ней, и будут плакать вместе.

Сама мысль о такой сцене привела Палому в бешенство, и она налегла на весло. Но потом она подумала, как ее встретят после всего этого слезливого ритуала, и улыбнулась. Миранда может даже на минуту почувствовать обиду на то, что Палома вернулась домой, — ведь она уже испытала мученические чувства, и теперь все это зря!

Хо притворится, что несказанно рад, но это будет чистым спектаклем, сыгранным исключительно для матери. Он станет прятаться по углам, и в его глазах будет читаться грозное предупреждение, чтобы Палома ни в коем случае не проговорилась о случившемся сегодня. Однако она знала, что в глубине души Хо почувствует облегчение с ее возвращением. Несмотря на его взрывы ярости, она не могла поверить, что он готов с легкой совестью совершить убийство.

Возможно, Палома никому ничего не скажет. Чего она достигнет тем, что поведает всю историю, как есть? Хо все равно некому будет наказать, потому что даже если ей кто-то и поверит, никому не покажется, что она так уж сильно пострадала. На ней нет ни царапины. И ей никак не удастся обвинить брата в том, что истинным его желанием было навредить ей как можно больше. Ведь за мысли и желания не наказывают.

В черном небе показался старый месяц, высветив золотистую дорожку на пути пироги к дому.

Ее встретили точно так, как она и представляла. Миранда завизжала, прижала Палому к груди и вознесла Небесам благодарность за то, что ее молитвы были услышаны и свершилось чудо. Потом она спросила дочь, почему та так задержалась, и Палома, взглянув на Хо, сказала (слова сами сошли с ее языка), что ничего на самом деле не произошло, что она по глупости попала в небольшое течение, которое отнесло ее далеко от берега. Ей нельзя было допустить, чтобы произошло такое, и — она снова посмотрела на брата — это больше никогда не произойдет.

Но Палома опять ошиблась в нем. Он так и не понял, что его поддразнивают. Он воспринял ее объяснения как знак того, что победа на его стороне. Ведь он пригрозил ей, чтобы она не проговорилась, и вот она придумала какое-то объяснение. Хо чувствовал, что другие люди опять находятся в его власти: и приятели, чье уважение он успешно вернул, и Палома, которая, должно быть, боится его.

Хо подошел, обнял Палому — отвернув голову и с той же нежностью, с какой он бы обнял прокаженного, — и сказал, что очень за нее беспокоился.

Миранда почувствовала, что между детьми есть какое-то напряжение. Она почти ощущала поток неприязни, идущий от одного к другому. Она понимала, что они не говорят ничего напрямую, но обмениваются какими-то тайными знаками, означающими враждебность. Она тревожилась, но ничего не могла поделать, поэтому просто притворилась, что чувствует необыкновенное облегчение оттого, что все снова дома, в целости и сохранности.

От беспокойства ее совсем отвлекло появление соседей, которые пришли, чтобы пожурить Палому за то, что она доставила матери столько волнений, а Миранду — за то, что она беспокоится по пустякам. «Вот видишь, — трещали они, — мы же говорили, что все будет хорошо». Миранда восприняла это как выговор и тоже стала бранить дочь за позднее возвращение. На самом деле она хотела сказать следующее: «Как ты могла поставить меня в такое дурацкое положение перед знакомыми?» Палома прекрасно все понимала, поэтому извинилась и подтвердила, что, мол, конечно, она была в опасности и это большая удача, что ей удалось вернуться домой невредимой, — только для того, чтобы оправдать беспокойство матери и дать ей повод посудачить с соседями.

А все это время Хо сидел в углу, раскачиваясь на стуле, и улыбался.

12

Наутро Палома не стала навещать свою подводную гору. Она сказала Миранде, что случившееся накануне сильно напугало ее и она решила следующие один или два дня оставаться на острове и помочь матери со стиркой и по хозяйству. Миранда была очень рада. Это означало, что Палома сама сможет поведать соседским женщинам, какое это чудо, что она осталась в живых, и тогда никто уже не сможет обвинить Миранду в том, что она все преувеличивала, и все убедятся, что у нее были веские основания для беспокойства.

Миранда надеялась, что это также означает, что, возможно, Палома переросла свою девическую влюбленность в море и начнет наконец признавать и принимать более традиционное положение вещей.

Истинной же причиной, почему Палома решила остаться на суше, было то, что она предчувствовала: если она вернется к подводной горе и снова увидит, чем заняты Хо с дружками, она не сможет держать рот закрытым. А это наверняка приведет к новой стычке, и на сей раз кому-то действительно не поздоровится.

Она поднялась на холм у причала и стала наблюдать, как эти трое и другие рыбаки готовят свои лодки к выходу в море. До нее долетала большая часть того, о чем они говорили, остальное она домысливала, ведь разговор их не сильно менялся день ото дня. Так, девушка знала, что Хо ни за что не расскажет другим рыбакам, куда именно он направляется с Индио и Маноло. Хо тянул время и выжидал, пока остальные не отчалят от берега, притворяясь, что все его снасти перепутались.

Эгоизм брата слегка успокоил Палому: раз Хо понимает, что не в его интересах рассказывать всем на острове про ее подводную гору, значит, его жадность, по крайней мере, на какое-то время отложит массовое уничтожение животных.

Но ее очень обеспокоило, что Хо и Индио втащили на борт большую сеть со свинцовыми грузилами, предназначенную, очевидно, для того, чтобы дотянуться до самой вершины подводной горы.

Убедившись, что все остальные покинули причал, Хо завел мотор и направил лодку в открытое море. В тот момент он не знал точно, где находится гора, но был уверен, что теперь, когда у него нет помехи со стороны Па-ломы или других рыбаков и есть целый день впереди, он рано или поздно найдет ее. Он попросит одного из приятелей внимательно наблюдать через смотровой ящик, а сам будет бороздить большой участок моря вдоль и поперек, пока не проплывет над горой.

Благодаря поверхностным и донным течениям, а также передвижению обильных косяков мелкой рыбы и других маленьких тварей, скорее всего, Хо не сможет сразу причинить много вреда. Конечно, он забросит сеть, даст ей опуститься, но, возможно, вытащит только несколько отставших от стаи иглобрюхов. Большие косяки крупных каранксов или кабрио постоянно передвигаются с места на место в поисках пищи, и поймать их в тот момент, когда они проплывают рядом с подводной горой, можно только по случайности.

Однако рано или поздно это случится — если не в это утро, то к вечеру, если не сегодня, так завтра, ведь над горой проплывает огромное количество рыбных косяков. И даже если Хо, по незнанию, забросит сети в самом неподходящем месте в неподходящее время, все равно когда-нибудь он или его дружки заметят крупный косяк через свой смотровой ящик.

Палома глядела вдаль, пока кильватер от лодки брата не сравнялся с рябью на море и белый корпус ее не слился с отблеском солнечного света на воде.

Причал опустел, и теперь она сможет заняться починкой своей лодки, никого не потревожив. Палома отыскала куски брезента и несколько досок, вырезала из них подходящие по форме куски, которыми можно заделать дыру изнутри и снаружи. Она приколотила их на место и заделала щели смолой.

Затем она направилась в сторону дома.

Миранда металась по дому, как взволнованная птичка. Палома знала, что мать встревожена и нервничает, но при этом и радостно возбуждена — в общем, испытывает дюжину разных эмоций, каждой понемногу, и некоторые из них дополняют друг друга, а какие-то противоречат остальным, так что в целом в голове у нее царит сплошная неразбериха.

В основном Миранда была, конечно, счастлива, что дочь решила остаться с ней и заняться женской работой. Ей очень хотелось, чтобы Палома удачно провела день, поскольку она боялась, что в противном случае дочь немедленно вернется к своим морским похождениям — и на этот раз навсегда.

Миранде так хотелось вернуть себе дочь — и компаньона, которого забрал у нее Хобим, когда стал брать дочь с собой в море. Ей хотелось, чтобы она могла гордиться Паломой, гордиться тем, что та помогает матери в повседневной работе. Растить девочку для того, чтобы та делала женскую работу по дому, считалось в их обществе нормой и правильным воспитанием. Это вернуло бы Миранде положение нормального человека, кого бы общество приняло и с кем обращалось бы, как со всеми остальными. Ей очень хотелось похвастаться своей дочерью перед другими, словно та была символом ее собственных достижений. Но подспудно она опасалась, что Палома может сказать что-то такое, что будет встречено непониманием, и тогда Миранде придется еще труднее прежнего.

Она беспокоилась, что Палома может не понравиться другим женщинам, да и те могут не понравиться Паломе. Она хотела, чтобы все вокруг нравились друг другу, но для этого было необходимо, чтобы женщины перестали жаловаться, как обычно, на все и вся. Ведь отец учил Палому, что жаловаться на что бы то ни было — пустая трата времени. Если тебя что-то не устраивает, говорил обычно Хобим, измени это к лучшему. Если что-то нельзя изменить, это надо принять. Если тебе не удается ни изменить, ни принять что-то, ты должен изменить свои взгляды, чтобы тебя это начало устраивать. Но ни при каких обстоятельствах не следует сетовать на что-то, поскольку жалобы только осложняют ситуацию — и больше ничего.

Паломе тоже придется проявить терпимость и постараться скрыть свое недовольство жалобами других. И это, наверное, справедливо, ведь Палома ничего не знает о судьбах и проблемах других женщин на острове. И она не в состоянии судить о правомерности или серьезности их жалоб.

Если все, чем ты всю свою жизнь занимаешься, — это стираешь, делаешь уборку и готовишь еду, то самые мельчайшие детали этих занятий становятся самыми важными для тебя. Необходимо, чтобы Палома поняла, что детали эти не являются малозначительными или глупыми, по крайней мере для этих женщин, и что ни в коем случае не следует над ними насмехаться.

Мечась по дому, Миранда вытирала пыль там, где ее не было, мыла и чистила то, что и так было чисто, убирала куда-то вещи, которые никогда не трогала, и начинала одну фразу за другой, запиналась, начинала вновь, потом пыталась высказать иную мысль, снова запиналась и наконец меняла тему разговора. Она боялась слишком углубляться в детали, и оттого было сложно понять, о чем она говорит. Только спустя несколько минут Палома поняла, что именно хотела сказать мать, и произнесла:

— Не волнуйся, мама. У нас у всех есть руки.

— Что? — внезапно остановилась Миранда.

— Мне нужны мои ладони для того, чтобы грести. А они шьют, используя кончики пальцев. Если они и порежут себе ладонь, ерунда — они только посмеются над этим.

Если я порежу себе ладонь, это будет настоящей трагедией. Но если я порежу кончик пальца, для меня это пустяк. У нас у всех есть руки.

Миранда не совсем поняла, почему резание рук необходимо для того, чтобы выразить мысль Паломы или ее восприятие происходящего. Но в голосе дочери звучало понимание и сочувствие, и Миранда с облегчением подумала, что все будет в порядке.

Так оно и вышло.

Сначала женщины подходили к Паломе с некоторой опаской, разглядывая ее, словно какую-то диковину. Это было вполне естественно, ведь они и Хобима воспринимали как диковину, даже некое отклонение от нормы, почти угрозу. Он подчинялся законам и обычаям, с которыми соглашался, и полностью отвергал те, которые были ему не по душе, если считал, что они несправедливо лишают человека его свобод. Если же он находил, что определенные правила и обычаи — всего лишь безобидный способ, который мало на что годные люди используют, чтобы утвердиться в жизни, то с молчаливым презрением мирился с этим. Многим казалось, что Хобим задирает нос, и люди не смирились бы с его взглядами, если бы он не проявлял к себе такой же непреклонной требовательности. Но даже при этом нашлись такие, кто на самом деле следует традициям, чтобы придать себе весомости, другим способом для них не достижимой, — эти люди не любили Хобима и совсем не огорчились, когда он ушел из жизни. И с женами некоторых из этих людей как раз и работала Миранда. Им-то было хорошо известно, что Палома и Хобим были очень близки и что она во многом ведет себя так, как и подобает дочери своего отца. Предстояло убедить их в том, что сейчас Палома намеревалась вести себя во многом как обычная женщина.

И их действительно удалось в этом убедить. Палома в основном молчала и отвечала только на прямые вопросы, отвечала с должным уважением, даже тогда, когда вопросы казались ей провокационными или бессмысленными. Она внимательно выслушивала все монологи и с сочувствием кивала головой, хотя сказанное женщинами не оставляло в голове у нее никакого следа — их слова бряцали в воздухе, как камешки в пустой раковине, потому что обитательница раковины мыслями была далеко, стараясь представить, что происходит в тот момент у ее подводной горы.

Девушка работала усердно, перетруживая те мускулы, которыми она обычно не пользовалась, и ни разу не прекратила работу, чтобы передохнуть, как другие женщины. Она не позволила вырваться ни одному унылому слову или утомленному вздоху — до тех пор, пока не поняла, что на самом деле все вокруг хотят видеть ее усталой, хотят, чтобы она прониклась физическими нагрузками и тяготами их жизни. Тогда она прониклась этим и даже поддакнула пару раз их жалобам. В конце дня несколько женщин даже отвели Миранду в сторону и похвалили ее за то, какой прилежной работницей оказалась ее дочь.

Взбираясь на холм с тяжелой ношей мокрого белья, Миранда молчала, но явно была в приподнятом настроении. Палома подумала, что, хотя день прошел во многом бессмысленно, одного ей удалось добиться: мать чувствовала себя по-настоящему счастливой, а это случалось так редко.

Но ни на минуту Палома не переставала спрашивать себя, сколько животных погибло за это короткое, счастливое для матери время. Она корила себя за то, что не сделала ничего, чтобы предотвратить их гибель, хотя и понимала, что винить себя глупо.

Помогая матери подмести пол в доме, развешивая белье сушиться, кормя кур второй раз за день и разводя огонь на кухне, Палома старалась мысленно сосредоточиться на своих действиях. Но как только она закончила хлопотать по хозяйству, а Миранда принялась готовить ужин, Палома вышла из дому и посмотрела на небо, чтобы узнать, который час.

Солнце низко опустилось, и было уже довольно поздно. Хо с приятелями обычно возвращались раньше. Взглянув на тропинку, ведущую к причалу, она увидела, что несколько рыбаков направляются к дому, а значит, они причалили к берегу больше часа назад — столько времени обычно занимает разгрузка и чистка рыбы, протирка лодок и уборка снастей.

Может быть, что-то случилось с Хо и его дружками... скорее всего, ничего серьезного, но Палома никогда никому и не желала вреда. Однако может статься, они столкнулись с какими-то неприятностями, неудобствами или их что-то напугало, отчего они могут в следующий раз и не вернуться к ее подводной горе.

Возможно, их сеть зацепилась за что-то на дне и они опрокинулись, стараясь высвободить ее. Тогда им нужно будет вернуть лодку в прежнее положение и добираться домой на веслах, потому что намокший мотор будет не завести.

Или же они кинули сеть в огромную стаю макрели или ваху, и те разорвали ее в лохмотья, когда Хо с дружками пытались выпустить на свободу дергающуюся рыбу, прежде чем та утянет лодку под воду.

А может, как раз сейчас, когда они находятся на пути домой, им докучает стадо морских свиней, которые почуяли запах рыбы и теперь выпрашивают ее, толкая и сотрясая лодку своими хвостами и носами. Хо, скорее всего, бросит пару рыб за борт, но непрошеные гости воспримут это как призыв поиграть еще и начнут раскачивать лодку с обеих сторон, отчего еще несколько рыб упадут за борт. Это только убедит морских свиней, что их игра привела к успеху и что следует продолжить играть в нее с еще большим рвением. Хо с друзьями услышат их пощелкивание, свист и кряхтение (так морские свиньи общаются друг с другом) и в темноте примут это за рев неизвестных монстров. Они тут же запаникуют, потеряют равновесие и упадут в воду, а значит, окажутся во взбаламученной пене вперемешку с рыбьей кровью.

Последний сценарий больше других нравился Паломе. Уж если они задержались с возвращением домой, то пусть лучше с ними произойдет что-нибудь столь же безобидное.

Но, направляясь к дому по тропинке, ведущей от причала, Палома вдруг поняла, что могла существовать более веская причина тому, почему Хо с дружками задерживаются в море. Эта мысль заставила ее руки похолодеть, пот заструился по бокам, и от ужаса комок желчи подступил к горлу.

С вершины холма она взглянула в сторону моря и поняла, что ее предчувствия сбылись.

Сегодняшняя рыбалка оказалась для Хо успешнее, чем он мог мечтать. Очевидно, они наловили сетями, оглушили и втащили на борт столько рыбы, что им пришлось возвращаться назад на самой низкой скорости, чтобы лодка не зачерпнула воды и не затонула. Даже небольшая волна могла перехлестнуть через нос лодки, и малейший крен мог привести к настоящему потопу.

Их лодка тащилась к берегу, и Палома разглядела, что Хо, Индио и Маноло сидят по пояс в рыбе, а вокруг возвышаются целые горы рыбьих тушек.

За один день ловли сетью они поймали больше рыбы, чем за целый месяц ловли на удочку. Но не только это удручало Палому. Большие косяки каранксов и кабрио могут перенести — и переносят — большие потери и вскоре уже целиком их восполняют. Их несчетное количество в одной стае, они размножаются так быстро, а море столь обширно, что обыкновенный рыбак не может уничтожить всю стаю. Единственное, что им по-настоящему угрожает, это зверская охота с динамитом или внезапное вторжение целых плавучих рыбных фабрик с востока — но и то, и другое было запрещено законом.

Однако Палому больше волновал не размер улова, а то, что именно угодило в сети. Даже на расстоянии и в сумерках Палома разглядела признаки того, как именно ловили рыбу Хо с дружками на этот раз. Они разгребали груды тушек в лодке и выкидывали за борт ту рыбу, которая не отвечала их неожиданно ставшим чрезмерно высокими стандартам.

Когда их улов был мал, они брали с собой все и утверждали, что им нужна каждая мелочь без остатка — мол, надо накормить семью и продать остальное. Они заявляли тогда, что ничего не выбрасывают, что уважают главный принцип жизни — смерть чего-то одного дает жизнь другому. Очень благородно.

Но теперь, когда рыбы они наловили в избытке — гораздо больше, чем могли увезти с собой, — что, по их мнению, было гарантией того, что запас ее неисчерпаем, зачем заниматься той рыбой, которую не продашь прямо так? Зачем возиться с рыбой, которую продают тоннами, а не фунтами, которую нужно отвозить тележками, сушить и перемалывать на корм животным? Если такая рыба и попалась в сети, то выгоднее просто выбросить ее в море, чем переработать, как полагается. А касательно того, что эта рыба не плавает косяками и не дает в раннем возрасте бесчисленного потомства, отчего ей в основном приходится выживать естественным образом, — что ж, возможно, такую бросовую рыбу как раз и следует истребить. Ведь тогда в следующий раз увеличится вероятность, что в сети попадется больше хорошо продаваемой рыбы.

А насчет того, чтобы поддерживать природный баланс у подводной горы, тот баланс, который природа создавала многими десятилетиями, то они будут утверждать, что, мол, хорошо известно, как вынослива природа. Она может оправиться от чего угодно. Если даже выловить всю рыбу на этой горе, всегда можно найти другую, и когда на второй горе тоже не останется рыбы, может, первая уже восстановится. Или еще какая-нибудь. Всегда можно найти новые места для ловли, нужно только быть изворотливым, чтобы находить их вовремя.

К тому времени как Хо, Индио и Маноло закончили «просев» своего улова, наступила глубокая ночь и они доделывали свою грязную работу при свете восходящей луны. Они устали и были голодны, поэтому не стали чистить и мыть лодку или готовить снасти на завтра.

— Мы займемся этим утром, — сказал Хо, когда они взбирались по тропинке.

Палома спряталась в кустах на вершине холма и наблюдала, как приближаются их тени.

— Теперь мы знаем, где находится это место.

— И чем там можно поживиться. Господи! Я никогда не видел ничего подобного.

— Теперь мы, наверное, будем выходить в море позже обычного и возвращаться к полудню.

— Или ходить туда два раза в день.

— Вот ты и ходи два раза. С меня и одного улова достаточно. Моя спина и так готова переломиться.

— Может, нам лучше раздобыть еще одну лодку, — раздался голос Хо, проходящего мимо того места, где спряталась Палома.

— Тогда нам будет нужна чья-то помощь.

— Зачем с кем-то делиться?

— Но мы поймаем вдвое больше рыбы.

— А прибыль будет той же. Придется делиться с партнерами.

— Не придется. Можно договориться так: мы их приводим туда — может, даже завяжем им глаза, чтобы они сами потом не нашли это место, — а себе возьмем весь свой и половину их улова.

— Ну, я не знаю.

— Я тоже.

— Встретимся после ужина, — сказал Хо. — Тогда и поговорим. Не обязательно решать прямо сейчас.

— Ладно.

— Запомните: никому ни слова. Или выходите из игры, — отчеканил Хо. — И точка.

— Конечно, конечно.

Разговор прекратился, и вскоре их шаги стихли, все трое разошлись по своим домам.

Палома подождала, пока успокоилось все, кроме ветерка, обдувающего остров. Затем, оставаясь в тени на тот случай, если кому-то вздумается вернуться за забытым инструментом, она начала спускаться к причалу.

Луна была достаточно яркой, чтобы просвечивать сквозь воду у берега и освещать бледным светом каменистое дно.

Но дна было почти не видно, оно было полностью усеяно мертвыми телами рыб.

Тушки плавали на поверхности, некоторые затонули, другие почти всплыли, но застряли среди остальных трупов — избитых, искореженных. Их чешуя стала блеклой, цвета смерти, а глаза, черные, остекленевшие, ничего не выражающие, пялились в пустоту.

Хо с дружками, похоже, выкинули четвертую часть своего улова, все, кроме самой крупной и ценной рыбы, за которую на рынке дадут по крайней мере по серебряной монете за штуку. А выброшенными в воду оказались небольшие каранксы и желтохвостки, несколько маленьких кабрио, караси, которых следовало немедленно вытащить из сетей и отпустить в море, пока они еще были живы, ведь они могли дать еще потомство.

Была здесь и такая рыба, которую Хобим называл «целомудренной», за которую ничего не платили на рынке и которую не имело смысла собирать даже тоннами: все, на что она была годна, это на приманку или еду для кошек, а на фабрике за тонну подобной рыбы платили сущие копейки.

Такими были иглобрюхи — кроткие и нежные существа, кажущиеся отчаянными удальцами, когда они внезапно раздуваются во все стороны, почувствовав опасность. От них нет пользы ни столу, ни кошельку, но они будут рады развлечь любого, кто нырнет к ним на глубину.

Такими были и скалярии, ослепительно красивые в любом возрасте, трепетные стражи подводной горы. Их шевроны меняют свой цвет с возрастом — от младенчества к зрелости, словно армейские нашивки, призванные указывать на различия в старшинстве.

Или небольшие скаты: электрические, скаты-леопарды, скаты-орлы — морские затворники, что прячутся под тонким слоем песка. Но стоит приблизиться незнакомцу, как они срываются с места и отправляются на поиски нового укрытия.

Или молодая черепашка — даже панцирь не затвердел, — чья морщинистая шея была надрезана сетью, лапки безвольно болтались в воде, а хвостик — маленькая запятая — хлопал по нижнему панцирю.

И другие — рыбы-старшины, рыбы-попугаи, ронки, голавли, губаны и порги, убитые и выброшенные на мелководье гнить.

Это была кровавая бойня, а не рыбная ловля.

Встав на колени на причале, перегнувшись через край и глядя в воду, Палома увидела свое отражение, дрожащее в лунном свете, и поняла, что она плачет.

Первым ее желанием было взбежать на холм, позвать остальных рыбаков, все взрослое население, привести их сюда и показать им последствия этой дикой расправы. Но она сдержалась, потому что было уже поздно и вряд ли кому-то придется по душе ее вторжение. Она хотела привести сюда Виехо, чтобы эта гора мертвых тел предстала перед его потускневшим взором. Но не стала, поскольку знала, что он не разделит ее возмущения. Скорее всего, он пощелкает языком и скажет, мол, надо научить молодых рыбаков, как правильно обращаться с уловом. Да и только.

А наутро все доказательства разбоя будут уничтожены, как, наверное, и задумал Хо. Они прибыли на остров во время прилива, и в последующие шесть часов, когда начнется отлив, всю мертвую рыбу унесет течением на глубоководье, где часть ее опустится на дно, часть будет съедена, а часть подхватит другим течением и унесет в другие места. Поэтому, когда утром рыбаки придут на причал, на поверхности будут плавать только несколько мертвых рыб и несколько наполовину обглоданных рыбьих скелетов будут валяться на дне — обычные остатки улова после рабочего дня.

Уже сейчас рыбу, что плавала на поверхности, начало уносить прочь от скалистого берега. Она закрывала часть дна от взора Паломы, но все же девушке удалось разглядеть новые углубления на дне.

Между двух камней она увидела какое-то животное, Казалось, оно свернулось в клубок, как спящий щенок, словно предпочло умереть, приняв удобную позу. Палома легла животом на доски причала, дотянулась до дна, обхватила плотную скользкую плоть руками и вытащила на причал.

Это оказалась молодая зеленая мурена, чье тело не было иссечено шрамами, — она вызвала у Паломы больше сочувствия, чем остальные животные. В то время как остальные животные просто умерли, ушли из жизни, эту беднягу изогнуло агонией, и она застыла в той позе, в которой находилась в последний момент своей жизни. Ее тело было завязано в узел, и казалось, что она не просто умерла, а будет умирать вечно.

Это была ужасающая картина — животное, обладающее достоинством при жизни, оказалось превращено неизвестно во что внезапной смертью.

Палома знала, что мурены и угри обычно умирают таким необычным образом. Странно, но ей такая смерть казалась очень естественной, ведь она отражала их поведение в жизни.

Мурены живут в норах, небольших пещерах, расщелинах или под камнями. Обычно они прячутся у входа в свое убежище с открытым ртом и ритмично пульсирующими жабрами, словно стараясь загипнотизировать все вокруг, а цвет их кожи сливается с окружением.

Стоит мимо проплыть жертве, мурены выстреливают вперед своим телом — цельной мускульной трубкой, хватают жертву и начинают ее заглатывать. Устрашающие клыки у них во рту — не основные; глубоко в глотке у них есть второй набор зубов, которыми они захватывают жертву и заталкивают ее передающими по телу спазмами дальше в брюхо.

Если жертва оказывается крупной — больше, чем мурена смогла сначала оценить своим слабым зрением, — и начинает сражаться и грозить вытащить мурену из ее пристанища, та цепляется хвостом за камни или большой кусок коралла и сокращает все свои основные мускулы, и жертве уже нет смысла сопротивляться.

Потому-то ныряльщики бывают вдвойне осторожны, проверяя норы в коралловых рифах. Во-первых, есть опасность быть укушенным, ведь сам укус чертовски болезненный, а рана долго не заживает и гноится, потому что рот мурены покрыт слизью, содержащей болезнетворные бактерии. Но хуже самого укуса то, что, если мурена ухватит руку, ногу или плечо и не почувствует, насколько велика по размеру ее жертва (так как она не станет и пытаться съесть кого-то столь большого, как человек), она просто покрепче ухватится хвостом за камни, поглубже сожмет челюсти и станет ждать, пока жертва не перестанет биться. Тогда мурена сможет выйти из своего укрытия и посмотреть, кто же именно ей попался.

Иногда мурены оказываются пойманными врасплох, когда они уже наполовину вылезли из укрытия или плавают снаружи от одного укрытия к другому и им попадается жертва. Не имея поблизости камней, за которые можно уцепиться, им не остается ничего другого, как уцепиться за самих себя.

Они завязываются в идеальный узел, оборачивая хвост вокруг головы и пропуская его через петлю, образованную шеей и самим телом. Жертва тогда протаскивается через петлю, крепко зажимается и уволакивается в открытое море, где и погибает.

Обычно мурены завязываются в такой узел, когда они сталкиваются с чем-то или кем-то намного сильнее себя.

Например, это может быть стальной крючок с зазубринами, впившийся в плоть в глубине горла и привязанный к леске, проходящей между клыками, так что ее нельзя перекусить. А на другом конце этой лески находится человек, у которого есть сила и терпение удержать мурену на крючке и подождать, пока она не изнурит саму себя.

Рыбаки терпеть не могут мурен. Те хватают и большую, и маленькую приманку, поэтому не поймать их невозможно. От них нет никакой пользы, никто их не купит и не станет есть. Также они опасны тем, что никогда не умирают окончательно к тому моменту, как их вытаскивают из воды. Они всегда оказываются завязанными в склизкий узел. Если тебе не хочется отрезать кусок лески с крючком, поводком и грузилом, тогда необходимо извлечь крючок из глубины горла — оттуда, где располагается второй набор зубов. Представьте: лодка раскачивается, мурена бьется изо всех сил, остальные рыбаки ворчат, потому что для них это сплошное беспокойство, вы мешаете им ловить рыбу, перепутали все снасти, стараясь оглушить мурену, перед тем как полоснуть ей ножом по жабрам и извлечь-таки крючок плоскогубцами.

В такой-то момент мурене проще всего вцепиться в вас мертвой хваткой, от которой, чего доброго, можно лишиться чувств.

Поэтому мурены считаются «дурными» животными — уродливыми, бесполезными, опасными. Скорее всего, они — потомки дьявола, по крайней мере точно его служанки.

Однажды Хобиму попалась мурена, и он втащил ее в лодку. Та была завязана в узел, и, стараясь высвободиться еще в воде, раскачивалась, как часовой маятник. Палома никогда до того не видела живую мурену и сперва не могла понять, что это такое. Сквозь мутную воду рыба показалась ей пучком водорослей.

«Дай мне плоскогубцы», — сказал Хобим.

Палома подала отцу плоскогубцы и наблюдала, как тот осторожно подтащил мурену к поверхности воды.

«Подержи-ка!» Он передал ей леску, и Палома почувствовала, как на другом ее конце отчаянно бьется мурена. Держа плоскогубцы в правой руке, Хобим провел двумя пальцами той же руки вниз по леске и ухватил поводок в пяти сантиметрах от пасти рыбы. Вытащив мурену из воды, он схватил ее левой рукой у головы и сдавил.

Палома не могла даже представить, что существуют твари вроде этой. Это была не рыба, а настоящий монстр. Черные поросячьи глаза выпирали наружу и блестели. Пасть мурены была раскрыта и вся перетянута нитями слизи. Жабры, точнее, та их часть, которая выступала из припухшей зеленой плоти, дрожала. Мурена кряхтела и шипела.

«Убей ее! — взвизгнула Палома. — Убей!»

«Зачем?»

«Убей же ее!»

«Если хочешь, можешь сделать это сама».

Хобим кивнул в сторону дубины, которой он глушил акул.

«Разве ты сам не хочешь убить ее?»

Хобим не ответил. Он пристально всматривался в глаз мурены. Мышцы на его руке и плече сокращались, он старался не выпустить мурену. Затем он сильнее сдавил ее левой рукой, и та открыла пасть — так широко, что, казалось, нижняя челюсть отвалилась полностью.

Хобим раскрыл плоскогубцы и сунул руку в пасть мурены.

«Она откусит тебе руку!» — закричала Палома. Она схватила дубину и занесла ее обеими руками над разинутой пастью.

Хобим засунул руку еще дальше в рыбью глотку, и Палома видела, как вздуваются бока мурены там, где проходят костяшки согнутых пальцев Хобима. Теперь вся его кисть, запястье и половина предплечья скрылись внутри тела рыбы. Мурена продолжала корчиться и шипеть, и было видно, как танцует каждое волокно в мускулах левой руки Хобима. Он придвинул свои глаза поближе к глазам мурены и концом плоскогубцев попытался нащупать зазубрину крючка. Найдя ее, он повернул руку внутри, под зеленой пульсирующей кожей, и начал медленно вытягивать наружу предплечье и запястье, покрытые блестящей слизью. Потом показались его кисть, плоскогубцы и наконец — стальной крючок.

Все еще держа голову мурены в левой руке, он опустил ее целиком в воду и медленно поболтал ею в разные стороны, чтобы вода снова смочила ее жабры. Только когда Хобим убедился, что мурена не умрет от удушья, он отпустил ее на свободу.

Комок зеленых мускулов опустился на сорок — пятьдесят сантиметров в глубину, затем развернулся, подобно просыпающейся змее, затем встряхнулся, чтобы размять затекшие ткани, и вдруг, словно вспомнив, что она довольно уязвима вне укрытия, мурена быстрыми толчками устремилась ко дну.

Палома несколько раз спросила Хобима, почему он не стал убивать мурену, и каждый раз он отвечал вопросом на вопрос, что ее очень раздражало. Он был занят распутыванием лески, которая замоталась у него вокруг коленей, когда он сражался за освобождение мурены.

«Почему я должен убивать ее?»

«Но она могла откусить тебе руку».

«Нет, она не могла откусить мне руку, она могла просто укусить меня».

«Разве одного этого не достаточно?»

«Чтобы заставить меня убить животное? Нет. Эта рыба попала на крючок по случайности. Я причинил ей боль. Это я сделал так, что крючок застрял у нее в горле, а потом вытащил на поверхность, где она не смогла бы дышать и, скорее всего, умерла бы. Потом я сдавил ей голову так, что у нее открылся рот, затем засунул ей в горло стальную штуковину и большую кость, которыми тыкал там и сям, доставляя ей боль и вызывая ужас. Она укусила бы меня? Да я бы не осудил ее, если бы она откусила мне голову. Так почему же, после всех пакостей, которые я сделал этому животному, я должен еще и убивать его?»

Палома открыла рот, чтобы сказать что-то, но Хобим быстро добавил:

«И пожалуйста, не говори слов вроде „почему бы и нет?“ Этот вопрос — „почему бы и не убить?“ — нельзя задавать. Вопрос, который следует задавать все время, — это „зачем убивать?“. И ответ принимается только тогда, когда причина достаточно веская и другого выхода нет».

У Паломы не было ответа на вопрос «зачем убивать?», поэтому она промолчала.

В тот вечер после рыбалки Хобим подогнал лодку в то место, где подводная гора ближе всего подходит к поверхности моря, и сказал, что он возьмет Палому с собой понырять. Палома устала, и ей не хотелось лезть в воду, но подводные походы с отцом всегда обещали быть захватывающим приключением, и она не могла отказаться.

Хобим разрезал рыбу на мелкие кусочки и спрятал их в пластиковый пакет, привязав его к поясу. Затем они вместе спустились по якорной веревке. Внизу он показал жестом, чтобы девочка оставалась у веревки, а сам отплыл в сторону, что-то ища между камней. Вскоре он нашел то, что искал, и махнул рукой, подзывая Палому. Его лицо было в пятнадцати сантиметрах от расщелины в скале, и он подтащил дочь поближе к себе.

В следующую секунду, когда ее взгляд сфокусировался на том, что ей предстояло увидеть, ей показалось, что отец сошел с ума и хочет ее смерти.

В расщелине, словно охраняя ее, сидела гигантская мурена с огромной головой, надутыми щеками, черными глазами и раскрытым ртом. По сравнению с ней та, которую они недавно отпустили, казалась просто садовой змейкой. Голова этой полностью закрывала дыру, и с каждым вдохом жабры скребли по кораллам. Палома подумала, что такая мурена вполне может целиком проглотить ее голову.

Она инстинктивно отпрянула назад, но Хобим схватил ее за руку и снова подтянул к себе. Он взял кусочек рыбы из пакета на поясе и поднес его к голове мурены. Какое-то мгновение та не двигалась с места. Потом она подалась немного вперед, словно по рельсам, и Хобим бросил кусок рыбы вниз. Мурена подождала, пока рыба опустится в пасть, затем закрыла ее, проглотила угощение, хлопая в такт жабрами, и опять подалась назад.

Хобим кормил ее одним куском рыбы за другим, но он знал, что у Паломы кончается кислород, и показал ей жестом, что пора всплывать.

Поднимаясь вверх, Палома посмотрела на дно и увидела, что мурена метра на полтора вылезла из норы и следит за ними, задрав голову. Потом она, наверное, решила, что они окончательно ушли, и опять исчезла в расщелине.

Всплыв на поверхность, Палома хотела заговорить с отцом, но тот махнул рукой, чтобы она ничего не говорила, и прикоснулся к груди, этим жестом давая ей понять, что он хочет поспешить и немедленно вернуться под воду.

На этот раз мурена, похоже, заранее наблюдала за их спуском, потому что ее голова была высунута на целых тридцать сантиметров из расщелины, а глаза пристально следили за ними.

Хобим протянул Паломе мешочек с приманкой. Она отрицательно покачала головой: мол, нет, она не сможет. Но он всунул пакет ей в руку и обнял девочку за плечи, стараясь придать уверенности.

Она знала, что пакет с приманкой следует хорошенько прятать, потому что как только рыба прознает, где находится источник тех кусочков, которыми ее только что покормили, она попытается добраться именно до него и вырвет пакет у тебя из рук.

Палома протянула наживку мурене, держа руку на расстоянии полуметра, но Хобим пододвинул ее руку поближе. Мурена высунулась вперед, Палома отпустила приманку, и мурена проглотила ее.

С каждым новым кусочком Палома становилась все смелее и смелее, поскольку мурена, похоже, не собиралась причинять ей какой-то вред и была занята своей трапезой. Подавая последний кусочек, девочка сунула ладонь внутрь нижней челюсти мурены и моментально выдернула руку, так что та захлопнула свою пасть, когда ничего, кроме рыбы, в ней не было.

На воздухе Палома была явно возбуждена и поражена только что пережитым. Ее слова не поспевали за проносящимися одна за другой в голове мыслями. Наконец, стараясь говорить как можно медленнее и помогая себе жестами, она дала понять Хобиму, что желает побыстрее разрезать на куски еще одну рыбу, немедленно вернуться под воду и продолжить кормить мурену.

«Я в этом не участвую, — мрачно сказал Хобим. — Она может откусить мне руку».

«Что?»

«Это же слишком опасно».

«Но...»

«Я думаю, мы должны убить ее, прежде чем она причинит кому-то вред».

Тут Палома поняла, что Хобим шутит. Она завизжала и обрызгала его водой, а Хобим смеялся от души, закинув голову назад.

Пока они отдыхали, Хобим разрезал на куски рыбу побольше, потому что мурена действительно оказалась значительно крупнее, чем он предполагал. Он как-то говорил Паломе, что мурены этим похожи на акул: никогда нельзя сказать наперед, насколько большой может оказаться та или иная особь. Сунув руку в коралловую нору, ты можешь наткнуться на мурену длиной не больше твоей руки и не слишком толстую, а можешь повстречать и тварь ростом и толщиной с человека. Мурена, которую они нашли, была больше двух метров в длину, а голова ее была не меньше тридцати сантиметров в ширину.

Они провели немало времени на поверхности, и мурены уже не было на месте, когда они вернулись к той же расщелине в камнях. Но стоило их теням проплыть мимо нее, как огромная зеленая голова выскользнула наружу и застыла, выжидая и ритмично пульсируя ртом и жабрами.

Хобим вел себя как дрессировщик собак, который приучает животных просить пищу стоя на задних лапах. Каждый следующий кусок он держал все дальше и дальше от пасти мурены, призывая ее все больше высовываться из своего укрытия. Но он не дразнил ее, оставляя кусочки рыбы именно там, где держал их изначально. Механизм принятия решений у мурены был примитивным и рудиментарным, и если бы Хобим убрал еду еще дальше с того места, где мозг мурены зафиксировал ее в первый момент, то она могла бы воспринять это как сигнал опасности и предательства и перейти в оборонительное положение или даже напасть на Хобима.

Мурена так и не высунулась полностью из своей норы. Очевидно, она чувствовала себя спокойнее, зная, что ее хвост все время зацеплен за камни и, если произойдет что-то из ряда вон выходящее, у нее будет преимущество.

Когда они вернулись назад в лодку, Хобим сказал Паломе, что вовсе не стоит побуждать животное совершать неудобные для него действия, особенно при первой встрече.

«То есть мы вернемся сюда еще раз?» Ей и не приходило в голову, что такую необычную процедуру можно еще когда-нибудь повторить.

«Посмотрим, некоторым это удается».

«Что ты имеешь в виду?»

«Для большинства такие встречи — большая удача. Они спускаются на дно, условия подходящие, животное чувствует себя в безопасности, оно голодно, люди не делают глупостей, и им удается удачно покормить его, не попав в переплет. Но людям сложно контролировать ситуацию. Возможно, им просто повезло и обстоятельства оказались на их стороне. Только отдельным людям — очень немногим — удается именно создать благоприятные обстоятельства. Как им это удается — я не знаю, может быть, это что-то вроде тех звуков, что мы не слышим, и того особого света, который мы не видим. Но у некоторых людей в самом деле есть какая-то особая связь с животными. Может быть, они способны посылать те же сигналы, которые посылают сами животные, общаясь друг с другом. Но по своей природе животные на воле не доверяют людям — и правильно делают. Однако тем, кто владеет этим даром, животные как раз полностью доверяют».

«Значит, у тебя есть этот дар».

«Я думаю, есть немного, да и только. С каждым животным у меня получается по-разному. Может, нам всего лишь повезло сегодня с этой муреной. Может, она просто в хорошем расположении духа. Посмотрим».

Палома с надеждой сказала:

«А вдруг у меня тоже есть этот дар?»

«Может быть. Но слишком не обольщайся — иметь его, конечно, хорошо, но бывает, что и опасно».

«Почему?»

«Тебе может показаться, что тебе многое позволено. Ты можешь даже попытаться мыслями войти в голову животного, представить себя на его месте, и в какой-то момент тебе почудится, что ты его контролируешь. Ты забываешь, что ты — человек, а оно — нет. Ты взываешь к здравому смыслу, а этого у него нет. И это уже чересчур. Если тебе повезет, то тебе просто будет преподан урок и ты отделаешься несколькими царапинами. Если нет — можно и погибнуть».

На следующий день, закончив рыбалку, они вернулись на то же место, где накануне встретили мурену. Когда Хобим бросил якорь, Палома спросила, как он думает, застанут ли они мурену на прежнем месте.

«Зачем ей куда-то уходить? Да и куда?»

«Откуда я знаю?»

«Обычно у животных есть веские причины и на то, чтобы оставаться на одном месте, и на то, чтобы куда-то перемещаться. Они сами не отдают себе в этом отчет, но их тела прекрасно знают, что необходимо сделать, инстинкты говорят им об этом. Почти всем акулам нужно двигаться с места на место, потому что в противном случае они опустятся на дно и задохнутся. Все очень просто. Косяки рыб должны перемещаться, потому что их пища тоже передвигается и, если они не хотят умереть с голода, им надо за ней поспевать. Рыба, которая живет на коралловых рифах, метит территорию и всю жизнь периодически патрулирует свои владения, если, конечно, не находится веская причина тому, чтобы перебазироваться на новое место. Мурены находят себе нору и живут в ней все время, пока мимо проплывает их пища, которую можно схватить, высунувшись, а потом снова скрыться в своем жилище. Когда пища кончается, они находят другую нору. У этого великана нет причин покидать свое убежище — он в безопасности, комфорте, а главное, со вчерашнего дня ему даже не нужно охотиться. Какое-то дурачье приносит ему обед».

Да, мурена действительно оказалась на месте. Она сидела неподвижно в своей норе, и поначалу ее нужно было упрашивать отведать угощение.

«Наверное, дуется на нас за то, что мы уплыли вчера», — подумала Палома.

Постепенно мурена совсем осмелела и стала все дальше и дальше высовываться из норы. И Палома, чья уверенность в себе росла, отходила все дальше и дальше, стараясь заставить мурену полностью вылезти из укрытия.

Она не видела — и никогда не узнала, что все это время Хобим, который держался в шаге или двух от нее, сжимал за спиной нож в кулаке.

Она скормила мурене пять кусков рыбы, в то время как та свободно держалась на одном месте благодаря едва заметным движениям плавников, что росли поверху и понизу ее тела.

В пакете осталось где-то полдюжины кусков рыбы, и тогда Палома взяла один кусок в левую руку и медленно, спокойно отвела его в сторону, а потом снова — к плечу. Слегка вздрогнув, мурена последовала за ним.

Палома обвела рукой с рыбой вокруг головы, потом переложила приманку в правую руку, призывая мурену оплыть ее сзади. Хвост мурены прошел у нее прямо над левым плечом, голова — над правым, и только тогда девочка отдала ей причитающийся кусок. Мурена проглотила рыбу и осталась на месте, обвитая вокруг плеч Паломы, как нарядная меховая накидка.

Палома скормила животному еще два куска рыбы, и в пакете осталось только три. Она посмотрела на Хобима и увидела, что его глаза широко раскрыты и вены по обеим сторонам его шеи вздулись и стали толщиной с якорную веревку. На секунду ей показалось, что он боится за нее — возможно, так оно и было, — но потом ей пришло в голову, что они оба уже давно не дышат, поскольку здесь нечем дышать, а дышать тем не менее нужно.

Она взяла последние куски рыбы, скатала их в комок и поднесла к открытой пасти мурены, подняв его немного вверх, чтобы мурена тоже слегка поднялась, доставая еду. В это время девочка поднырнула вниз и, с силой оттолкнувшись ногами, почти резко вертикально начала подниматься на поверхность.

Хобим не стал ее наказывать — не было такой необходимости. Они прекрасно знали, что каждый из них думает. Палома повела себя безрассудно, но удачно отделалась; она рисковала и победила. У нее, несомненно, был дар, о котором говорил Хобим, возможно даже очень большой, но ей предстоит научиться правильно им пользоваться. И не следует повторять подобные выходки, когда рядом нет Хобима.

За всю дорогу домой они обменялись только парой слов.

«Я думаю, она заслуживает, чтобы ей придумали имя. Как насчет Панчо?» — сказала Палома.

«Это не „она“ и не „он“, а „оно“. У него нет имени, и, пожалуйста, не надо ничего придумывать», — ответил Хобим.

Но втайне она все же называла мурену Панчо. Каждый раз, выходя в море с отцом, она не могла дождаться, когда же в конце дня она сможет навестить своего Панчо.

Всякий раз мурена обвивалась вокруг ее плеч — даже после кусочка или двух рыбы, — иногда опускалась ей на плечи и лежала там, а Палома, кормя, поглаживала ее по гладкой коже.

И вот однажды мурена исчезла.

Сначала Палома подумала, что они ошиблись норой, но ориентиры вокруг были верными. Они обследовали каждую нору поблизости, потом обшарили всю гору целиком, надеясь, что рано или поздно проплывут мимо новой норы их знакомой и та выйдет наружу. Но этого не произошло.

«Ты говорил, что она никуда не уйдет!» Палома чувствовала себя несчастной, обманутой, словно мурена и Хобим сговорились провести ее и убедили в том, что, если она будет кормить мурену, та никуда не денется.

«Я этого не говорил. Я сказал, что она никуда не двинется без всякой на то причины. Наверное, такая причина нашлась».

«Что это за причина?» Неважно, что говорил отец, она все равно будет спорить с ним. Она докажет, что он не прав, заставит его почувствовать себя виноватым за то, что... но за что? Ей было все равно. Она хотела отомстить отцу за свое разочарование.

«Я не знаю. Может, она услышала тайные часы у себя внутри, которые напомнили ей, что время перейти на новое место. Или скрытый календарь подсказал, что время найти партнера».

«Разве ты не сказал, что это „оно“, а не „она“?»

Хобим улыбнулся, и, увидев это, Палома не смогла устоять и тоже улыбнулась.

«Хорошо, пускай будет „оно“. Может, по глупости оно попыталось съесть кого-то намного больше себя и само оказалось съеденным».

«Но кому по силам съесть его?»

«Только большой акуле. Нет, я не думаю, что так оно и было. Вероятно, она просто состарилась и поплыла на то место, куда мурены приходят умирать».

«Есть такое место?»

«Я не знаю. В том-то все и дело. Мы не можем знать точно, нам просто не дано знать. Вчера она была здесь, а сегодня ее уже нет. И мы с этим ничего не можем поделать».

«Но... она ведь любила нас, это было видно».

Хобим перестал улыбаться:

«Никогда не говори так».

«Она привыкла к нам. Я уверена в этом».

«Мы приучили ее к тому, что мы ее кормим. И только. Она не любит нас, и она не будет по нам скучать. Такие чувства ей не знакомы. Она находится совсем на другом уровне развития».

«Откуда ты знаешь?»

«Я... — Хобим запнулся, посмотрел на дочь и снова улыбнулся. — Я точно и не знаю».

«А как же тот дар, о котором ты говорил?»

«Он есть у тебя — больше, чем у кого бы то ни было. С другим человеком эта мурена никогда не вылезла бы из своей норы и не стала бы брать у него пищу. Но она доверяла тебе. В этом и заключается твой дар — в доверии».

* * *

При свете лунного света Палома опустилась на колени на причале и взяла в руки свернутую в узел мурену. Она осторожно попыталась развязать этот узел, чтобы результат учиненной братом расправы не казался таким ужасающим, чтобы стереть напоминание о пережитой животным агонии. Она вытянула скользкий хвост из петли, образованной телом, и разложила мертвую рыбу на досках причала. Но мурена уже окоченела, и тело ее неестественно скорчилось. Она не распрямилась, а лежала, покачиваясь на досках, как сучковатая палка, постукивая по ним неподвижной головой.

Палома подняла мурену и выбросила ее в море. Та упала поверх кучи мертвых тел, которые уже начало уносить в море отливом, и постепенно скрылась среди них.

Все еще стоя на коленях, Палома провела глазами вдоль золотистой дорожки, прочерченной луной на поверхности моря. У этой дорожки не было конца или начала, казалось, что она по какому-то волшебству возникла из ниоткуда на этой черной, как смола, стороне горизонта и растворялась где-то на другой стороне.

Если бы ей довелось разыскать отца, где бы он сейчас ни был (Палома старалась много об этом не думать, потому что воображение ее простиралось в такие дали, что могло вот-вот лопнуть), то, наверное, она встретила бы его именно там — между небом и водой, где находится этот источник лунной дорожки.

— Что же я могу поделать? — вслух сказала Палома, обращаясь к Хобиму. — Только не говори «ничего», потому что я ничего и не делала, и видишь, что произошло.

Палома показала рукой в сторону воды. Она, конечно, не ждала услышать ответ.

— Они уничтожат нашу гору, а уничтожив ее, перейдут к другой и уничтожат ее тоже. Они будут богатеть все больше и больше, не видя этому конца, потому что они слепы. А я никак не могу это изменить, потому что я совершенно одна и меня никто не слушает. Даже если бы меня кто и услышал, вряд ли это поможет. Мама не знает правду, а когда узнает, скажет только: «На то воля Божья». И все.

Палома замолчала, раздумывая, не богохульствует ли она.

— Прости меня. Но это ведь правда, ты сам знаешь. Виехо убежден, что все могут делать, что им заблагорассудится, и если однажды в море не останется рыбы — что ж, так устроен мир.

И тут Палома крикнула в темноту:

— Но мир не должен быть так устроен! Я этого не допущу!

Ее слова отозвались эхом.

— Ну хорошо, я успокоюсь. Но мы должны не дать этому случиться. Это и твое море тоже. Оно принадлежит всем. Я сделаю все, что в моих силах, но я не знаю, что нужно делать! Я не могу, как ты, просто взорвать их. Я не смогла бы никого убить. Не смогла бы.

Она смотрела в то место, откуда, казалось, начиналась золотистая тропинка. Палома не ожидала, что ей кто-то ответит, ответа и не последовало, по крайней мере в обычном смысле этого слова. Нет, она не слышала гласа свыше, ключ к решению не был брошен ей на грудь. Ее не посетил ангел, не дотронулся до нее и этим не изменил ее жизнь, как обычно рассказывают те, кто имел религиозный опыт. И совершенно точно она не чувствовала присутствия Бога.

Но что-то все же начало происходить у нее внутри.

Какое-то тепло, зародившись в кончиках пальцев, потекло по рукам, плечам и — через грудь и живот — к ее ногам. На секунду ей показалось, что это то же самое ощущение, которое испытываешь перед тем, как упасть в обморок, но у нее даже не кружилась голова. Напротив, она ощутила абсолютную целостность, словно что-то, чего так долго не хватало, оказалось наконец водворено на место.

То, чего ей так не хватало, казалось, расставило все по местам. Палома почувствовала, что у нее есть определенная цель. Появилась уверенность в том, что выход есть, что она найдет его, если подчинится своим природным инстинктам, вместо того чтобы покорно гнуться под натиском противоречивых эмоций и импульсов, навязанных ей извне.

Она никак не могла представить, что именно подскажут ей инстинкты, в чем состоит выход и что это будет означать для нее, для подводной горы и для всего остального.

Но она была настолько исполнена этим новым чувством и была настолько уверена, что оно означает что-то очень важное, что, снова взглянув в ту же точку на небе, кивнула головой в знак согласия.

* * *

К тому времени, когда Палома вернулась домой, ужин уже закончился и еда в ее тарелке остыла. Но новое ощущение, которое она только что испытала, отняло у нее много энергии, поэтому она была голодна и с удовольствием принялась за еду.

Хо сидел неподалеку. Обычно в это время он уже уходит к себе в комнату, но сейчас зачем-то задержался.

— Хорошо ли ты провела день? — спросил он Палому.

Рот Паломы был набит едой, и она ответила не сразу.

Тогда Хо сказал:

— А у меня был отличный день.

— Вот и замечательно, — ответила Миранда за дочь, решив, что любой ценой необходимо сохранять доброжелательную обстановку в доме, даже если придется создавать ее искусственно.

— Побольше бы таких дней, и скоро у меня будет достаточно денег на учебу.

— И тогда, — сказала Миранда, — ты тоже уйдешь от меня.

— «Тоже»? Отец от тебя не уходил.

— Вот как? Так где же он?

— Он ушел не по своей воле.

— Если бы он вел нормальную жизнь, — сказала Миранда, и Палома поразилась горечи, которая слышалась в голосе матери, — если бы жил как нормальный человек, он сейчас был бы с нами.

Она взглянула на Палому, взглядом подчеркивая важность сказанного.

— Никому не дано это знать, — сказал Хо. — Но я как раз этого и хочу — вести нормальную жизнь.

— В каком-нибудь вонючем гараже в Мехико?

Хо не обратил внимания на последнюю фразу матери и спросил у Паломы:

— Как ты думаешь, отец был бы не против, если бы я поехал учиться?

Палома взглянула на него, но ничего не сказала.

На этот раз Хо обратился к Миранде:

— Эта подводная гора — целое богатство. Когда я разделаюсь с ней, нам хватит денег на всех. Тебе больше не надо будет беспокоиться о деньгах, мама. — Он перевел взгляд на Палому. — Виехо всегда говорил, что море существует для того, чтобы служить человеку, и отец согласился бы с этим. Он оставил нам эту гору в наследство, и я позабочусь, чтобы его воля была исполнена.

Палома собрала все силы, чтобы промолчать. Она была вне себя оттого, что Хо использует память об отце, чтобы оправдать свой разбой на подводной горе. Но она знала, что брат как раз старается вывести ее из себя, втянуть в дискуссию, которую она, скорее всего, проиграет. Если она поддастся, то тем самым даст свое согласие на разрушение горы во имя Хобима. Не согласившись, она проявит себя как недальновидная эгоистка, которой все равно, каково положение ее матери.

Поэтому Палома занималась едой так долго, что Хо не выдержал, зевнул, потянулся и побрел к себе в комнату.

Готовясь ложиться спать, Палома знала, что Миранда наблюдает за ней с беспокойством. Мать чувствовала немое бешенство в поведении дочери, и молчание тревожило ее больше, чем ожесточенный спор.

Она чувствовала: что-то должно произойти, — и была права. Но, как и сама Палома, она не знала, что именно произойдет.

13

Палома стояла на холме и наблюдала, как Хо с дружками готовят свою лодку к выходу в море. Они вновь подождали, пока остальные рыбаки не отчалят от берега. Теперь, когда было известно об изобилии рыбы у подводной горы, они должны держать ее расположение в строгом секрете.

Палома подумала, что, наверное, вчера вечером все, кому не лень, допрашивали их об этом фантастическом улове. И они, наверное, бормотали что-то невнятное, уклонялись от ответа или врали напрямую. Скорее всего, так, потому что сегодня они отплыли от берега и направились совсем в другую сторону и сменили направление только тогда, когда убедились, что поблизости никого нет и за ними никто не наблюдает.

Палома вернулась домой и занялась какими-то мелкими делами. Она не сожалела, что ничем не помешала очередной вылазке брата, да и не намеревалась предпринимать что-то конкретное. Никакого плана у нее не было. И хотя она не знала точно, с какой целью вернулась домой, но на что бы она ни решилась сейчас, это вряд ли что-нибудь изменило бы.

Она безвольно подчинилась естественному развитию событий и чувствовала себя так, словно находится в каком-то другом месте и наблюдает за всем происходящим на расстоянии. Это не означало, что она подчиняется чьим-то указаниям, просто ею владела некая подсознательная уверенность в том, что рано или поздно случится то, чему суждено случиться.

Миранда время от времени с беспокойством поглядывала на Палому, но ничего не говорила. Она предлагала сделать то и доделать это: передвинуть кровать, подмести под ней, вытащить что-то из дома и выколотить пыль. Палома тут же соглашалась и усердно принималась за дело. Но все же мыслями она была совсем в другом месте.

В полдень Палома сказала матери, что пойдет прогуляться, и Миранда кивнула головой. Насколько Палома понимала, она шла именно на прогулку, без какой-то определенной цели. Но, забравшись на холм у причала, она почувствовала зов моря — настолько сильный, что не могла ему не подчиниться.

Она подошла к причалу, вытащила из-под него свою пирогу и отметила, что ее ласты, маска, трубка и нож лежат внутри и что сделанная ею заплата прочно запечатала дыру в днище. Девушка забралась в пирогу и начала грести в сторону подводной горы.

Когда она подплыла к брату и его дружкам, они сидели в лодке, повернувшись к ней спиной. Забросив сеть, они ждали, когда ее подхватит течением или крупной волной и развернет широкой дугой. Затем они начали вытаскивать сеть с обоих концов лодки, затягивая ее в мешок и сжимая пойманную рыбу в один комок. По тому, что борта лодки выступали над водой достаточно высоко, было видно, что они еще не успели собрать большой улов. А может, просто выжидали, когда большие косяки подойдут поближе. Тогда, даже забросив сети один раз, они доверху наполнят лодку.

Потом они вернутся домой с этим уловом, но все равно будут недовольны. Ведь если с одного раза они вытащили столько рыбы, за два или три раза могли бы удвоить или даже утроить свой улов. Поэтому на следующий день они, скорее всего, притащат за собой еще одну лодку, а может, и две. Но тогда им будет все сложнее и сложнее хранить свой секрет, и вскоре к этой горе приплывет целый флот.

Они не слышали и не видели, как подплыла Палома. Она встала в своей пироге на колени и предоставила течению нести ее вперед, слегка помогая веслом держать направление. Она внимательно наблюдала за происходящим. Если бы они повернулись к ней и спросили, что она здесь делает, девушка не знала бы, что ответить. Она просто приплыла, куда считала необходимым, — больше она ничего не знала.

Через какое-то время Индио все же повернул голову и толкнул локтем Хо, который тоже развернулся всем телом и, прищурившись, посмотрел на сестру.

Они какое-то время поедали друг друга глазами, после чего Хо вернулся к своим сетям и бросил через плечо как бы невзначай:

— Пришла посмотреть?

Палома ничего не ответила и просто оставалась на месте, в дюжине метров от их лодки, пристально вглядываясь в их спины. Хо был поглощен выбиранием сетей, но его дружков появление Паломы отвлекло и явно выбило из колеи. Вытаскивая сети, они что-то бормотали друг другу, и хотя Палома не могла расслышать, что именно, она уловила смысл их разговора.

— Что ей надо?

— Думаешь, она может что-то натворить?

— Что, например?

— Она не посмеет.

— Пускай только попробует.

— Мне все это не нравится.

— Да заткнись ты!

— А как же сети? Мы же обещали, что...

— Да ладно. Она все равно проиграла. Думаю, она уже сама это поняла.

— Тогда что же...

— Брось, я тебе говорю. Лучше смотри сюда.

Хо набрал пригоршню тухлых рыбьих кишок, болтающихся среди пятен моторного масла за кормой. Он занес руку и швырнул это месиво в Палому. Вонючая гуща плюхнулась в воду неподалеку от пироги. Тут же откуда-то появилась стайка рыб-старшин и растащила ее на куски.

Палома ничего не сказала и не сделала и никак не прореагировала на выходку брата.

— Видите? — сказал приятелям Хо. — Она не станет ничего делать. Я поговорил с ней. Она понимает, что к чему. А сейчас посмотрите через стекло: они еще тут?

Маноло водрузил смотровой ящик на поверхность воды и посмотрел вниз.

— Да вот же. Они даже не сдвинулись с места. Господи! Вы только взгляните! Им всем не хватит места в лодке.

— Тогда мы оттащим их на берег прямо в сети. Завтра надо пригнать сюда баржу. Это так здорово!

Хотя Хо не смотрел в сторону Паломы, он знал, что она его слышит и что слова его больно ее укололи.

Но она по-прежнему ничего не сказала и ничего не сделала. Она просто не знала, как себя вести. Если ее молчание выводит их из себя — прекрасно! Если она заговорит, то исчезнет загадочность ее внезапного появления. Если они всерьез разозлятся, есть шанс, что они сделают какую-то глупость: упустят сети, повернутся как-то неуклюже и опрокинут лодку... Однако это были просто ее фантазии, глупые мечты, никчемные надежды.

Сеть была заброшена и опускалась на дно. Они внимательно следили, чтобы она ни за что не зацепилась и не завязалась в узел. Когда сеть полностью размоталась, они подождали несколько минут, прежде чем ее вытащить, чтобы у рыбы было предостаточно времени угодить в ловушку.

Палома почувствовала легкое давление на колени, словно струя воды подняла пирогу на пару сантиметров, не больше, и та снова опустилась на место. Может, это волна от проплывшей вдалеке лодки? Но никаких лодок вокруг не было видно. Может, какое-то животное выскочило на поверхность? И опять-таки Палома ничего не заметила. Это могла быть затухающая волна от землетрясения, но тогда было бы видно, как она проходит по поверхности, да и лодку Хо она тоже бы затронула.

Однако только ее лодка сдвинулась с места. А это значит, что причина — или виновник — находился прямо под ней.

Она перегнулась через борт и отплыла назад, чтобы лучше разглядеть то, что в воде. И увидела, что вернулся ее манта-рэй. Он парил в нескольких метрах от поверхности, и черный ковер его спины был так близко, что казалось, он простирается до самого горизонта.

Палома молча осадила себя: нет никаких оснований думать, что это тот же самый манта-рэй. Таких животных около подводных гор водится великое множество. Ей просто довелось наткнуться на одного из них, и он с радостью укрылся в тени, отбрасываемой ее лодкой. Очень часто манта-рэй укрываются днем в тени под проплывающими кораблями, ведь они плохо переносят прямые солнечные лучи. Они это делают инстинктивно, и со стороны Паломы было глупо ожидать каких-то более сложных мотивов от столь примитивного животного.

Но ей хотелось убедиться в своей правоте наверняка. Поэтому она бросила якорь за борт, дождалась, пока тот не опустился на дно, и, прижав маску к лицу, опустила его в воду.

Нет, это не мог быть тот же самый манта-рэй. У этого не было ран. Но область вокруг левого рога животного все же выглядела слегка странно. Она казалась ободранной, словно на этом месте когда-то давно была рана. Неужели на одной и той же подводной горе она встретила двух гигантских манта-рэев с ранами на одном и том же месте? Палома не верила, что такое возможно, поэтому она решила спуститься под воду и посмотреть поближе.

Рыбаки по-прежнему не поворачивали головы и были заняты своими сетями. Они даже не заметили, как Палома скользнула за борт, сделала глубокий вдох и исчезла под водой.

Однако через минуту сеть была расставлена, один из них развернулся и, увидев пустую пирогу, кивнул головой в ее сторону.

— Дайте мне стекляшку, — сказал Хо.

Когда Палома оказалась под водой, у нее не осталось сомнений, что это тот же манта-рэй, кому она помогла раньше. Но рана совсем зажила. Плоть в том месте хорошо срослась. «Наверное, — подумала Палома, — благодаря тому, что я ее тогда плотно прижала и оторвала подгнившие куски». Остались только шрам, небольшая вмятина позади рога и неровная складка там, где веревки врезались глубоко, — но никакой крови или других выделений. Кроме того, когда Палома погладила животное, она заметила, что на месте раны снова начал образовываться защитный слизистый слой — тот, который покрывал остальное его тело.

Манта-рэй висел, не двигаясь, пока Палома обследовала раненый рог. Казалось, что, вопреки всем ее знаниям и разумным объяснениям Хобима, манта-рэй вернулся назад, как малыш с визитом к врачу после болезни, чтобы продемонстрировать Паломе, каким успешным оказалось ее лечение. Она знала, что это чистейшая глупость, что это невозможно и недостойно внимания человека, уважающего море, но тем не менее верила в это.

Ее тело уже начало посылать знакомые сигналы о том, что пора подниматься на поверхность, но она игнорировала их, притворяясь, что она сама — рыба, до тех пор пока более настойчивые сигналы не заставили ее покинуть манта-рэя. Всплывая наверх, она взглянула в его сторону, надеясь, что манта дождется ее возвращения. Но она не посмотрела наверх, поэтому не видела, что Хо передвинул свою лодку, которая теперь находилась рядом с ее пирогой, почти касаясь ее.

Палома сделала пару глубоких вдохов и промыла маску, прежде чем поняла, что рядом стоит другая лодка, а посмотрев вверх, увидела стоящего на носу Хо с гарпуном в руках.

— Выведи его наружу, — сказал он коротко.

— Что?

— Выведи этого дьявола наружу.

— Ты понимаешь, о чем говоришь? Я не могу поднять его наверх.

— Да нет, как раз можешь. Давай, выводи его сюда.

— Я не могу! Но даже если бы и могла — зачем?

— Он весит, наверное, две тонны. Немало денег.

— Денег? За манта-рэя?

— По серебряной монете за сотню фунтов. Кошачья еда.

Палома подумала, что брат, наверное, издевается над ней, чтобы повеселить своих дружков.

— Как же ты собираешься доставить его на берег?

— Просто оттащу. Посмотришь сама.

— Ты сошел с ума.

— Давай, вытаскивай его! — сказал Хо.

Он занес гарпун над головой не столько для того, чтобы припугнуть Палому или манта-рэя, сколько затем, чтобы показать свое превосходство.

Палома почувствовала ногами какое-то шевеление внизу. Она посмотрела в воду и увидела, что манта-рэй размахивает своими крыльями — не снимаясь с места, но готовясь к этому. Ее охватил страх: она испугалась, что манта-рэй может сам выйти на поверхность. А если он покажется рядом с лодкой Хо, как иногда делал играючи или из любопытства, — тот обязательно всадит в животное свой гарпун, и тогда она уж точно ничем не сможет помочь.

Наконечник гарпуна был снабжен крюком: при броске и движении вперед, когда гарпун вгрызался в плоть, крючок прижимался к стволу гарпуна, но стоило потянуть веревку назад, крюк полностью выходил наружу и гарпун, так легко всаженный, было уже не извлечь. И чем сильнее тянут за веревку, тем глубже в тело животного входит гарпун.

Манта-рэй даже не поймет, что произошло.

Он поднимется на поверхность, не ожидая опасности, и вдруг почувствует внезапную жгучую боль, от которой попытается убежать. Хо немного отпустит веревку — ровно настолько, чтобы манта-рэй смог убежать, но чтобы гарпун не выскочил и продолжал впиваться все глубже в плоть животного, которое постепенно выбьется из сил, таща за собой лодку. Постепенно Хо натянет веревку потуже, надеясь, что манта-рэй истечет кровью и устанет еще быстрее. Кроме того, так ему удастся держать животное поближе к поверхности: каждый раз, когда манта-рэй станет опускаться глубже, боль будет усиливаться и заставлять его подниматься наверх.

Через некоторое время манта-рэй перестанет бороться и, выбившись из сил, просто ляжет на поверхность. Только приближение лодки вызовет у него небольшой приступ паники. Понемногу, то натягивая веревку, то отпуская ее, Хо добьется, что животное уже полностью перестанет сопротивляться. Далее Хо подтянет лодку прямо к манта-рэю и либо размозжит ему череп дубиной, а затем раскроит ему жабры, чтобы тот истек кровью, либо обвяжет его веревкой и будет тащить за лодкой задом наперед до тех пор, пока манта-рэй не задохнется.

В общем, если сейчас манта-рэй решит подняться на поверхность, ему не дожить до ночи.

Палома начала быстро продувать легкие воздухом, готовясь нырнуть, и Хо подумал, что она решила послушаться его. Он даже приказал Маноло крепко схватить его за ноги, чтобы легче было держать равновесие и не промахнуться, когда этот гигант поднимется на поверхность.

Палома нырнула к манта-рэю. Тот занес свои крылья, и Палома увидела, как он уже начинает опускать их вниз, что неизбежно приведет к тому, что животное станет подниматься наверх, тем более что его тело уже наклонилось под подходящим углом, а голова была выше хвоста. Девушка подплыла прямо к правому рогу манта-рэя, обвила его руками и сильно сдавила, надеясь даже причинить ему боль, которая может заставить его убраться на глубину и прочь от людей.

Манта-рэй перестал всплывать и слегка наклонил голову вниз и вправо, чутко отвечая на действия Паломы. Медленно и грациозно они «покатились» ко дну.

Внезапно Палома почувствовала резкое движение в воде. Она повернула голову и увидела гарпун брата, болтающийся на веревке почти рядом с ее головой. Гарпун был явно брошен с силой человека, находящегося в бешенстве и отчаянии, потому что он достиг глубины двух или трех метров.

В голове у нее пронеслась мысль, что, будь Хо чуть-чуть посильнее, гарпун ударил бы ей прямо в голову, но она тут же подумала, что по-настоящему сильный человек вообще не стал бы бросать гарпун.

Гарпун повисел секунду, потом его вытащили на поверхность.

Палома разжала обвитые вокруг рога руки. Манта-рэй перестал вертеться и завис прямо на глубине около трех с половиной метров. По-прежнему продолжая удаляться от лодок, он стал подниматься вверх. Палома знала, что ей вот-вот понадобится всплыть на поверхность, поэтому она не стала мешать манта-рэю. Если он остановится в полуметре от поверхности, она сможет быстро выскочить наружу, хватить воздуха и вернуться к животному до того, как тот опять захочет уйти на глубину. Ей хотелось увести манта-рэя как можно дальше от лодок — и тогда она смогла бы оставить его в покое, зная, что он в безопасности. Хо не станет сейчас гнаться за ним, ведь они уже бросили якорь и расставили сети.

Палома одной рукой держала манта-рэя за верхнюю губу, а другой — за крыло, а ноги ее свободно болтались, в то время как манта-рэй поворачивался на бок, поднимался и опускался, иногда из прихоти меняя направление, но неуклонно приближаясь к поверхности. Палома не знала, где она находится, но по тому, сколько раз животное меняло направление, она поняла, что они уже далеко от лодок.

Поверхность моря все приближалась и теперь выглядела не как синее покрывало, а как блестящая влажная поверхность стекла. И тут Палома увидела неясно очерченную фигуру Хо, стоящего на носу лодки с гарпуном в руке, занесенным над головой.

Значит, манта-рэй привел Палому на прежнее место. Должно быть, когда он совершал свои затейливые движения и много раз менял направление, он следовал некоему сигналу, хранящемуся у него в мозгу и говорящему, что он должен вернуть Палому туда, где он ее подобрал.

Палома подтянула свое тело вперед и попыталась ухватить манта-рэя за рог, заставить его снова опуститься на глубину, но было поздно. Манта-рэй уже вышел на поверхность — не выпрыгнул, а медленно поднялся, как черепаха за глотком воздуха. Он продолжал двигаться, размахивая крыльями у самой поверхности и неся Палому на своей спине прямо в направлении лодок.

Глядя поверх изгиба крыла, вдоль рогов, Палома заметила Хо, который, должно быть, в первый раз увидел Палому на спине такого чудовища. Его руки судорожно подергивались, глаза были широко раскрыты, он издал непроизвольный визг и попытался сделать шаг вперед, забыв, что Маноло все еще сжимает его ноги. Он начал падать, но все же умудрился запустить гарпун — и растянулся на спине.

Гарпун просвистел в воздухе, летя боком, и ударился о воду другим концом, а Хо взвыл от боли и бешенства. В это время манта-рэй снова погрузил свои рога в воду, Палома набрала воздуха, и вместе они скрылись под водой.

Они проплыли прямо под лодкой. Палома не старалась направлять манта-рэя, она хотела, чтобы он сам убрался прочь с этого места. Сначала она собиралась слезть с него совсем, но подумала, что он наверняка вернется за ней, где бы она ни была.

Манта-рэй устремился на глубину, держась почти вертикально. Прямо впереди Палома увидела две узенькие полоски и поняла, что это вовсе не лучи солнца, пробивающиеся сквозь толщу воды. Это были два троса, связывающие лодку Хо с сетями. Манта-рэй благополучно проплыл между ними и продолжил спуск ко дну. Впереди, недалеко от верхушки подводной горы, виднелся туманный горб — это была сеть, окружающая огромный комок из сотен, нет, тысяч беспомощных рыб.

Если манта-рэй не видит сеть, он, скорее всего, запутается в ней и снова поранится. Палома, наверное, тоже запутается и тогда уж точно утонет. Она попыталась заставить манта-рэя свернуть в сторону, но ей этого не удалось. На полной мощи и скорости манта-рэй направлялся прямо к сетям.

Только в последнее мгновение Палома поняла, что манта-рэй на самом деле прекрасно видит сеть впереди и знает, на что идет. Огромный шар пойманных животных выплыл из тумана, и Палома успела зафиксировать взглядом, насколько четко видны глаза отчаявшихся рыб. А потом начался настоящий хаос.

С последним толчком своих громадных крыльев манта-рэй врезался прямо в сеть.

Там, на поверхности, в лодке, рыбаки стояли, ожидая, когда манта-рэй снова выйдет на поверхность. Они внимательно обследовали морскую гладь, высматривая, не поднимаются ли пузырьки и не появляются ли небольшие водовороты. Стоявший на носу Индио держал в руках якорный трос, готовый в любую минуту поднять якорь; на корме Маноло готовился завести мотор. Они запросто могли отвязать сеть и оставить ее висеть на поплавках, что они и собирались сделать, если им удастся всадить гарпун в манта-рэя.

Посреди лодки стоял Хо с гарпуном в руках.

— Святая Дева, где же они?

— Она не может так долго держаться под водой.

— Откуда ты знаешь?

— Да никто не может.

— Что ты имеешь в виду?

— Я не знаю. Просто я...

— Если ты не знаешь, прикрой свой рот. — Хо раздражало некоторое восхищение, слышавшееся в их словах. — У нее хорошие легкие, вот и все.

— Ага, и еще она уплывает на глубину, сидя на рыбе-дьяволе. Вот и все. Да много ты знаешь!

— Я сказал, заткнись!

Этот разговор занял только пару секунд, но в течение этих секунд Индио заметил, что якорный трос сильно натянулся. Теперь уже и остальные увидели, что веревки, на которых держится глубоководная сеть, тоже натянулись и из перевитых веревочных волокон сочатся капли воды.

— Господи! — крикнул Хо, и это было единственным словом, которое он мог выговорить.

Остальное слилось в крики, вопли и мольбы о помощи.

Манта продолжал двигаться вперед, в самую гущу рыбной массы, пока Палома не оказалась среди целой толпы каранксов. Они сновали у нее под мышками, между ног, хлопали по спине и по слипшимся прядям волос. Они попискивали, хлопали пастью, дергались и освобождали кишечник. Вода вокруг была вся взбаламучена, но Паломе было все равно, ведь она и без того не видела ничего вокруг дальше нескольких сантиметров: все кругом было рыбой.

Где-то на задворках ее сознания зазвучали сигналы тревоги, но другая часть сознания подсказала, что нет никакого смысла слушаться этих сигналов: она все равно не сможет добраться отсюда до поверхности вовремя.

Манта-рэй продолжал плыть вперед, размахивая массивными крыльями вверх и вниз, продирая свои рога сквозь сеть, протискивая через нее голову. Сеть никак не поддавалась, и животному пришлось замедлить ход.

Наверху рыбаки почувствовали, что их лодка сдвинулась с места. Якорь был выдернут со дна и болтался на тросе, а сама лодка вместе с якорем тащилась за невидимым существом, которое тянуло сеть вперед и вниз. Из-за этого лодка начала носом зачерпывать воду, и рыбакам ничего другого не оставалось, как лихорадочно вычерпывать воду горстями.

Но вот сеть лопнула. Сила манта-рэя превозмогла прочность веревок. Сначала сеть лопнула в середине, и рыба начала вылезать из образовавшейся дыры, как вазелин, выдавливаемый из тюбика. Но манта-рэй продолжал двигаться вперед, пока волокна веревок, соединяющих сеть с лодкой, не стали лопаться одно за другим. Сначала лопнула одна веревка. Сеть распахнулась со свободного конца, выпуская наружу манта-рэя с Паломой на спине. При этом совершенно нарушилось равновесие, которое держало лодку на поверхности в горизонтальном положении.

Результат такой перемены наверху ощутили не сразу, ведь тросы были длинными, и все произошло внезапно, без прелюдий. Нос лодки, к которому была привязана порвавшаяся веревка, выскочил из воды и описал по воздуху дугу. Индио, который до этого стоял на коленях на носовой скамье, вдруг обнаружил, что стоит на коленях — но уже в воздухе, подброшенный туда лодкой. Затем он спиной упал на воду, и его не было видно до тех пор, пока он не вернулся на поверхность, остервенело барахтаясь.

Увидев, что нос лодки задран вверх, Маноло попытался ухватиться за мотор, но корма уже затонула, и мотора не было на месте. Маноло перевалился за борт, перекувырнулся под водой и, отфыркиваясь, всплыл, когда лодка уже была в стороне.

Хо, все еще остававшийся в лодке, стоял на исцарапанных, сочащихся кровью коленях и с ужасом осматривал море вокруг, пытаясь понять, что еще может вырваться из неизвестного подводного царства.

Манта-рэй летел к поверхности, крыльями поднимая водовороты, которые закручивали рыбу, смывали песок с камней и мутили воду.

Ухватившись за губу и рог манта-рэя, Палома наблюдала, как солнечный свет летит ей навстречу, но знала, что ей не добраться до воздуха вовремя. Все ее сигналы тревоги работали на полную мощь: кровь громыхала в голове, грудь сдавливала адская боль, зрачки, видящие свет впереди как цель, то сжимающуюся, то расширяющуюся, так же сжимались и расширялись, и Палома постепенно теряла сознание.

Манта-рэй летел строго вверх, словно на этот раз собирался не повернуться под углом к поверхности и заскользить вдоль нее, а выскочить на воздух и свободно полететь.

Воздух был уже в нескольких метрах, нет, уже в нескольких сантиметрах — в какой-то доле секунды — от них, когда что-то будто щелкнуло в голове у Паломы, мозг ее выключился и она потеряла сознание.

Все ее мускулы расслабились, включая те, которые управляли пальцами, схватившимися за манта-рэя. И в тот момент, как широкая черная спина животного выскочила из воды и поднялась в воздух, она соскользнула в воду.

Манта-рэй взмыл над съежившимся Хо, поднимаясь все выше и выше, пока не закрыл солнце, отбросив черную тень на лодку. Вода летела во все стороны, и капли сверкали на солнце, окаймляя силуэт животного ярким гало. Хо не сомневался в том, что его берет в плен некое исчадье ада. Его губы шевелились — очевидно, он машинально читал молитву; горло само издавало какие-то утробные звуки. Он возвел руки над головой, отгоняя нечистую силу.

Манта-рэй достиг высшей точки полета и на миг застыл во всем своем величии на фоне яркого неба. Затем голова и плечи, которые были тяжелее других частей его тела, начали опускаться вниз, оставляя хвост позади. Гигант завершал свой грациозный кувырок.

Хо увидел надвигающуюся тушу, истошно закричал от страха и повалился за борт.

Он упал с большим плеском и ушел под воду. Но даже через толщу воды в несколько метров он услышал заключительный удар нескольких тонн хрящей и сухожилий, обрушившихся на лодку и разнесших ее на части.

Кормовая балка с прикрепленным к ней мотором оторвалась и ушла на дно под собственной тяжестью, остальной же корпус разметало по сторонам ударом огромной силы. Целый дождь щепок поднялся в воздух и окатил Хо и Палому, которая лежала на поверхности воды на спине в десяти метрах от разыгравшегося действа, рядом со своей пирогой.

Манта-рэй не остановился и не замер на месте, как можно было ожидать. Потопив обломки лодки, он продолжал двигаться сначала вниз, потом в сторону, а затем, выровнявшись, медленно направился к солнечному свету.

Палома очнулась от шумного плеска волн, поднятых манта-рэем, о деревянные борта ее пироги. В первый момент она не поняла, где находится, и ухватилась за пирогу. Посмотрев вперед и по сторонам, она увидела пустое пространство. Девушка оглянулась назад, на запад вниз по течению, но и там не могла ничего разглядеть из-за ослепительного отражения садящегося солнца в воде. Она услышала какие-то звуки, вроде бы чьи-то голоса, но не придала им никакого значения. Вполне возможно, эти звуки рождались в ее помутившемся мозгу.

Ее ноги коснулись дна, вернее, твердого и скользкого каменного уступа невдалеке от острова. Хотя она не имела ни малейшего представления о том, как ей удалось попасть сюда так быстро, тем не менее она была рада возвращению домой.

Но дно ли это на самом деле? Палома недоверчиво покачала головой и осмотрела пирогу, море до самого горизонта, мерно вздымающиеся легкие волны. Она была не менее чем в десяти — двадцати саженях от берега. Но что же тогда у нее под ногами? Она вылила воду, набравшуюся в маску, опустила лицо в воду и увидела, что манта-рэй подплыл к ней снизу и потом поднялся вертикально, как воздушный шарик, пока не коснулся ее ног.

Неужели ему что-то нужно? А вдруг он опять ранен? Палома набрала в легкие воздуху и опустилась на колени на спине манта-рэя. Тот медленно сдвинулся с места. Она встала на ноги, и животное замерло на месте. Она снова опустилась на колени, и манта-рэй снова начал движение, а когда она опять поднялась на ноги, остановился.

«Он ведет себя как собака, — подумала Палома, — он словно прислуживает мне». Она знала, что это вряд ли возможно, ведь эти животные не обладают столь сложными инстинктами. И ей очень не хотелось наделять манта-рэя тем, что было ему несвойственно.

Но все же она чувствовала, что ей следует как-то прореагировать хотя бы даже на внешние проявления инстинкта. Поэтому, презрев сдерживающие ее знания, девушка продула легкие воздухом и вновь встала коленями на спину манта-рэя, ухватившись за него руками.

На этот раз манта-рэй не стал медлить, а пулей начал опускаться ко дну. Через несколько секунд вершина подводной горы предстала перед глазами Паломы. Она ожидала, что манта-рэй замедлит свой ход, выровняется вдоль дна и поплывет среди ущелий. Но все случилось иначе. Приблизившись к верхушкам скал, он накренился, как самолет, входящий в крутой вираж, и устремился вниз вдоль отвесной каменной стены в голубой туман.

У Паломы заложило уши, ведь она никогда не спускалась так быстро и на такую глубину. Хотя у нее было вдоволь кислорода, непривычное давление непривычно холодной воды заставило кровь с силой стучать в висках. Ей хотелось разжать пальцы, но она не посмела, опасаясь, что не сможет сама добраться до поверхности.

В самом низу, где было почти темно, где уже не существовало ярких цветов вроде красного, желтого или зеленого, где голубое было сине-фиолетовым, сине-фиолетовое — фиолетовым, а все фиолетовое — черным, манта-рэй внезапно принял горизонтальное положение. Затем он резко накренился влево и вошел в глубокое ущелье, открывшееся сбоку подводной горы.

Он замедлил ход и остановился, зависнув над песчаным дном, почти касаясь крыльями краев ущелья. Взглянув вверх, Палома не смогла разглядеть поверхности моря — ни света, ни пробивающихся солнечных лучей, только неясно-серая толща воды. Приступ паники сдавил ей грудь, той же самой паники, которую она чувствовала, глядя вниз с большой высоты. Она опустила глаза и мысленно приказала себе больше не смотреть вверх, потому что в этом не было смысла: она либо вернется на поверхность с помощью манта-рэя, либо уже не вернется туда никогда.

Но где же они находятся? И зачем манта-рэй спустился сюда? Возможно, именно в таких местах он обычно укрывается от опасности — местах глубоких, холодных, вдали от солнца и воздуха, защищенных от морских течений стенами ущелья.

Внизу был песок, вверху — огромная толща воды, по бокам — каменные стены, такие же, как любые другие, кроме... Что-то необычное было именно в этих скалах.

Казалось, они были усыпаны бесчисленными мелкими камнями.

Паломе хотелось приблизиться к ним и поближе разглядеть это место, куда она никогда не сумела бы спуститься сама. Она поднялась со спины манта-рэя, надеясь, что тот не захочет ни с того ни с сего бросить ее здесь, и подплыла к отвесной стене.

Она протянула руку, чтобы дотронуться до скалы, и еще прежде, чем ее пальцы коснулись камня, она поняла, что это вовсе не камень. Стена была вся покрыта устрицами.

Сперва их было трудно узнать, они были гораздо больше тех, которые встречались ей до этого. Видимо, недоступные рыбакам, они могли вырасти здесь до размеров, отпущенных им природой. Кроме того, здесь, вдали от подводных течений, раковины были надежно закамуфлированы живой растительностью.

Палома немедленно потянулась к своему ножу, но не нашла его на месте. Недолго раздумывая, она ухватила моллюска руками и, покрутив и сильно потянув его на себя, оторвала его от каменной поверхности.

Она расцарапала пальцы, а из небольших порезов на ладони сочилась кровь, но девушка не чувствовала боли. Обеими руками она начала одну за другой отделять устриц от скалы и набивать ими своеобразный мешок, образовавшийся между ее телом и платьем, обвязанным веревочным поясом. Наполнив этот мешок спереди, она протолкнула устриц по бокам к спине, совсем не чувствуя, как острые раковины царапают ей кожу.

Наконец Палома отвалилась от стены от усталости и недостатка воздуха, набитая раковинами почище фаршированной курицы. Она снова опустилась на спину манта-рэя. Был бы он лошадью, она бы просто пришпорила его, но сейчас ей нужно было двигаться только в одном направлении — вверх.

Манта-рэй и в самом деле устремился вверх с неожиданным проворством и грациозностью птицы, стремящейся в небо. Вскоре Палома увидела солнечный свет и синий хрусталь небес.

В последнюю секунду манта-рэй замедлил ход, чтобы не выпрыгнуть по инерции из воды. Подобно киту, он прокатился спиной по поверхности и остановился. На его спине лежала Палома, раскинув в стороны руки, и кровь струилась у нее между пальцев.

Манта-рэй не двигался с места до тех пор, пока она, собрав силы, не доплыла до пироги, забралась в нее и вывалила всех устриц на дно. Он не пошевелился и потом, когда она, опустившись на колени, осматривала его с немым восхищением.

А когда нижний край красного распухшего солнца коснулся горизонта, этот гигантский морской скат хлопнул крылом, погрузил голову в воду и, взмахнув хвостом в воздухе, ушел вглубь, оставив позади расходящиеся по вечерней воде круги, которые вскоре тоже исчезли.

Еще долгое время, до тех пор пока солнце полностью не скрылось, небо не потемнело и не показались первые бледные звезды, Палома продолжала стоять на коленях на дне пироги, несомой течением.

Далеко в темноте она услышала голоса Хо, Индио и Маноло и поверх спокойной воды уловила в них неприязнь, горечь и обвинение — видимо, теперь они снова чувствовали себя в безопасности и не боялись за свою жизнь. Потом, через некоторое время, она раздобудет моторную лодку и отвезет их на берег. Скорее всего, им вряд ли захочется снова вернуться к подводной горе.

Морской дьявол тоже больше не вернется. Палома была в этом убеждена, хотя и не знала точно почему. Возможно, в ней говорило животное чутье. Возможно, она чувствовала, что природе было необходимо восстановить нарушенный баланс и она воспользовалась помощью манта-рэя и в какой-то степени самой Паломы. И теперь, когда баланс восстановлен, природа отпустила манта-рэя на свободу.

Но что она имела в виду, думая о природе? Что же это?..

Палома прервала ход своих мыслей и посмотрела в ту точку на небе, где вскоре должна была показаться луна, которая будет висеть там, как амулет, и отбрасывать золотистую дорожку на воду. Палома улыбнулась и произнесла вслух:

— Спасибо.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13