КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424172 томов
Объем библиотеки - 577 Гб.
Всего авторов - 202046
Пользователей - 96179

Впечатления

poruchik_xyz про Крапивин: В ночь большого прилива (Детская фантастика)

Для всех, кто ищет "грязненькие" мысли в произведениях Крапивина: педофил - это не тот, кто детей любит, а тот, кто их трахает! Поэтому говорю всем любителям клубнички: не пачкайте, пожалуйста, своими грязными липкими ручками имя и произведения замечательного детского писателя! С детства зачитывался его произведениями и ни разу у меня не возникло таких гнилых мыслей. Не судите по себе, господа!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Андрианов: Я — некромант. Часть 1 (Альтернативная история)

Отстой, кстати и стиль изложения такой же. Добила реакция ГГ на эльфов: "так и хочется подойти и зарядить в красивую дыню, чтоб сбить спесь. А чё? Россия, щедрая душа!"(с) Вот так просто. И довольно показательно. В общем,после прочтения около тридцати процентов книги, дальше ее читать пропало все желание. Стиль подачи событий просто раздражает.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
каркуша про ДжуВик: Мой любимый монстр (Любовная фантастика)

Аннотация производит такое впечатление, что книгу читать как-то стремно. Особенно поразила фраза "огонь из внутри"...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
владко про серию Неизвестный Нилус [В двух томах]

https://coollib.net/modules/bueditor/icons/bold.jpg

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Солнцева: Коридор в 1937-й год (Альтернативная история)

Оценку "отлично", в самолюбовании, наверное поставила сама автор. По мне, так бредятина. Ходит девка по городу 1937 года, катается на трамваях, видит тогдашние машины, как люди одеты, и никак не может понять, что здесь что-то не то! Она не понимает, что уже в прошлом. Да одно отсутствие рекламных баннеров должно насторожить!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Углицкая: Наследница Асторгрейна. Книга 1 (Фэнтези)

вот ещё утром женщина, которую ты 24 года считала родной матерью так дала тебе по голове, что ты потеряла сознание НА НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ! могла и убить, потому что "простая ссадина" в обморок на часы не отправляет. а перед тем, как долбануть (чем? ломиком надо, как минимум) тебе по башке, она объяснила, что ты - приёмыш, чужая, из рода завоевателей, поэтому отправишься вместо её родной дочери к этим завоевателям.
ну и описала причину войны: мол, была у короля завоевателей невеста, его нации, с их национальной бабской способностью - действовать жутко привлекательно на мужиков ихней нации.
и вот тебя сажают на посольский завоевательский корабль, предварительно определив в тебе "свою", и приглашая на ужин, говорят: мол, у нас только три амулета, помогающие нам не подвергаться "влиянию", так что общаться в пути ты и будешь с троими. и ты ДИКО УДИВЛЯЕШЬСЯ "что за "влияние"???
слушайте две дуры, ггня и афторша, вот это долбание по башке и рассказ БЫЛО УТРОМ! вот этого самого дня утром! и я читаю, что ггня "забыла" к вечеру??? да у неё за 24 тухлых года жизни растением: дом и кухня, вообще ничего встряхивающего не было! да этот удар по башке и известие, что ты - не только не родная дочь, ты - вообще принадлежишь к нации, которую ненавидят побеждённые, единственное, что в твоей тухлой жизни вообще случилось! и ТЫ ЗАБЫЛА???
я не буду читать два тома вот такого бреда, никому не советую, и хорошо, что бред этот заблокирован.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Ивановская: От любви до ненависти и обратно (Фэнтези)

это хорошо, что вот это заблокировано. потому что нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Лабиринт фараона (fb2)

- Лабиринт фараона (пер. Ж. В. Антонов) (и.с. bestseller) 568 Кб, 283с. (скачать fb2) - Серж Брюссоло

Настройки текста:



Серж Брюссоло Лабиринт фараона

Как хочется вырваться из современного мира, где мое перо столько напачкало; а окружающее так надоело, что смотреть противно.

Гюстав Флобер

А теперь я собираю твое тело и укрепляю кости. Я заботливо подобрал твои руки и ноги, разбросанные по земле. Но вот члены Божественного Тела твоего соединены, и я стерегу их.

Книга Мертвых

1


Наклонившись над крашеным деревянным саркофагом, благовонщица Ануна из Пер-Нефера в Сетеп-Абу увидела, что мумия, с которой она возилась три дня, исчезла. Из погребального короба тянулась узкая льняная лента, отмечавшая путь сбежавшего мертвеца. Тонкая, почти гладкая полоска ткани, пропитанная драгоценными смолами, походила на сброшенную змеей кожу. Девушка хотела было закричать, поднять тревогу, но ни звука не слетело с ее губ. Пришлось поверить в невозможное: покойник воспользовался ночной темнотой и покинул Дом бальзамирования, оставив за собой непрерывный след из разматывающейся ленты, которая должна была образовать долговечный каркас. Почему он ушел? Потому ли, что отказывался войти в царство мертвых… или был недоволен работой бальзамировщика, выбранного его семьей? Ануна остановилась на втором предположении, ибо знала, что качество работ в Пер-Нефере оставляло желать лучшего, особенно когда речь шла о погребении по второму разряду. Она кинулась вдогонку; для этого ей пришлось пересечь подготовительные помещения, где укладывали внутренности покойников в строго определенные горшки. Пол скользил под ее босыми ногами, казалось, что она ступает по болоту или по наносному илу, покрывавшему землю во время разлива Нила. Невероятно, но ее товарищи по работе ничего не заметили. Безучастные к ее крикам, они не отвлекались от обмывания трупов, подготавливая их к вскрытию.

Ануна очутилась на улице. Перед ней тянулась чистая лента, терявшаяся в пустынных переулках. «Что-то тут не так, — подсказывал ей внутренний голос. — Такого не может быть… Льняная полоска не такая уж длинная, она не может тянуться через весь город». И все-таки именно ее она видела в этот момент. Мертвец сбежал, когда его последнее одеяние еще не было должным образом закреплено, и сейчас он терял его с каждым шагом. Скоро на нем ничего не останется, и взорам прохожих предстанет плоть, испещренная ритуальными надрезами, обтянутое тонкой кожей хрупкое тело, могущее опрокинуться от легкого ветерка… или даже взлететь к облакам, точно надутый воздухом свиной мочевой пузырь.

Ануна бежала, опасливо заглядывая за повороты на перекрестках. Какая непростительная оплошность — позволить исчезнуть трупу! Начальник бальзамировщиков Хоремеб непременно строго накажет ее за это. Он заставит бить ее палками, да еще по самым болезненным местам.

Ануне, вероятно, было около шестнадцати. Точной даты своего рождения она не знала, так как еще в детстве ее похитили какие-то бродяги; она и лица-то своих родителей уже позабыла. Ануна была рослой, стройной девушкой, с очень темной кожей и тонюсенькими косичками. Волосы у нее были рыжими — очень редкий в Египте цвет, — и их приходилось подкрашивать черной хной, потому что все рыже-красное считалось проклятым; красный цвет связывался с богом Сетом, убийцей Осириса. Ее часто называли «негритянкой», но она лишь посмеивалась. Мужчины обращали на нее внимание, однако недолюбливали за то, что ростом она была выше их, напоминая женщину-воительницу с мягкими девичьими движениями.

Она обежала весь город, но так и не обнаружила беглеца. Пугающая тишина окутала Сетеп-Абу. Обычно оживленные улицы его были безлюдны. Город, прокаленный солнцем, казалось, вот-вот треснет и развалится, как пережженная глиняная посуда. Он будто вымер и готов превратиться в прах. Даже ящерицы, вжавшиеся в стены, походили на мазки кисточкой, окунутой в разведенную сажу.

Неожиданно для себя она очутилась в месте, откуда были видны силуэты трех пирамид на горизонте; эти символические лестницы предназначались для того, чтобы облегчить восхождение умерших к небесам.

Ей очень не нравилась эта долина, со множеством развалившихся склепов и надгробий, где постоянно рыскали грабители. А пирамиды эти всегда стояли на краю долины — жрецы называли их «обителями вечности», — и всегда зловредными ящерицами в них проникали воры. Ануна, похищенная в детстве, большую часть жизни провела среди грабителей и догадывалась, что богачи поступали неправильно, выбирая подобный тип гробниц. Надо было бы, наоборот, отказаться от помпезности, тщеславия, обойтись без золотых украшений и драгоценных камней и обрести покой в простой пещере, взяв с собой только самые необходимые вещи без перламутровой инкрустации. Уйти в мир иной с незатейливым багажом феллаха, нильского земледельца. Разве стали бы тогда грабители проникать в царские «обители вечности», несмотря на ловушки, устроенные в галереях? Чего ради им рисковать из-за «добычи», состоящей из нескольких глиняных кувшинов, раскрашенных деревянных фигурок и трех набедренных повязок из грубого льна?

Ануна была уверена, что нашла решение, навсегда делающее невозможным ограбление захоронений. Увы, когда она рассказала о нем своему хозяину Хоремебу, старшему над бальзамировщиками Пер-Нефера, тот уставился на нее как на сумасшедшую, потом отвел в сторону и сердито зашептал:

— Говори тише… Ты мне очень нравишься, но ты всего-навсего девчонка, негритянка к тому же… Тебе нельзя даже думать об этом. Это дело жрецов. Никто не может решать за фараона. Как осмелилась ты вообразить, что воплощение бога согласится уйти в Страну мертвых, имея с собой лишь одну повязку, пару сандалий, ломоть хлеба, связку луковиц и кружку пива? Все люди благородного происхождения рассчитывают вести в потустороннем мире такое же существование, как в земной жизни. Ни один из них не собирается отказываться от того, что имел здесь. Твои слова кощунственны, они подобны бреду умирающего в диких песках. И думать не смей об этом, паршивка! Ты хорошая работница, но все остальное недоступно твоему пониманию. Занимайся-ка своими смолами и предоставь знающим людям следить за соблюдением обычаев. Маат, гармония Вселенной, руководствуется незыблемыми обрядами, и не нам их изменять. Повинуйся Маат-Ра. Вселенский порядок Ра непобедим!

Опустив голову, Ануна тогда вернулась к своим горшочкам с мазями; слова Хоремеба не убедили ее.

Вдруг девушка увидела беглеца. Он был наг, его тело высохло и пожелтело. Нетвердыми шагами он продвигался между рядами полузасыпанных мастабаnote 1. Ануна бросилась к нему, пытаясь остановить его нежными словами, но он не слушал ее. Налетел ветер из пустыни, яростно завывая в иссушенном туннеле долины мертвых. Сильный порыв обрушился на мумию, и песчинки застучали по ее пергаментной коже.

— Вернись! — завопила Ануна, силясь перекричать шум ветра. — Тебе надо спрятаться. Если ты повредишь свое тело, твой ка будет недоволен. Иди же… ты почти ничего не весишь и не выдержишь сильных порывов… Ты пустой… Тебя унесет ветром…

Девушка схватила мертвеца за руку, чтобы затащить его в укрытие, но она, обезвоженная многочисленными процедурами, с сухим треском переломилась, оставив обломок в руке Ануны.

Ануна содрогнулась от ужаса, а мумия продолжала идти, не обращая внимания на уговоры девушки. Желтоватая кожа начала шелушиться. Ануна задыхалась в пыли, заполнившей долину. Ей пришлось укрыться за стенкой какого-то древнего надгробия. И вдруг, когда она уже решила, что находится в безопасности, из щелей между камнями стали выплывать тени. Они были черными, как сажа, и плавно колыхались, словно водоросли в реке.

«Ка! — подумала она, оцепенев от страха. — Неприкаянные души усопших, погребенных в долине. Почему они тянутся ко мне?»

Души уже окружили ее и сотрясались от злости.

— Это ты, Ануна, бальзамировщица из Пер-Нефера, — проворчала одна из них. — Негритянка, которая распределяет мази и камедь. Знай, что мы очень недовольны твоим хозяином Хоремебом. Тела, из которых мы вышли, были плохо подготовлены. Они разлагаются… Хоремеб обманул нас. Его составы ничего не стоят. Наши семьи заплатили целое состояние за бальзамирование, оказавшееся никудышным.

— И из-за тебя тоже мы стали неприкаянными, — прошипела другая. — Тела, которым мы принадлежим, невозможно распознать. Мы уже не знаем, где чье. Мы не можем возвратиться в мумии, из которых вышли, и потому, стеная, бродим по пустыне. Этот ветер рожден нашей яростью. И все из-за тебя, понимаешь?

— Я здесь совсем ни при чем, — чуть слышно пролепетала девушка. — Я отвечаю за благовония… Я не занимаюсь размачиванием…

— Молчи! — завыли теряющие терпение тени, и этот вой перекрыл завывание ветра. — Помолчи! Нас обманули! Мы купили вечность для наших тел, а из них сделали плохо зашитые мешки, наполненные плесенью. Наши лица крошатся, пальцы осыпаются, наши члены отваливаются кусками…

Ужас парализовал Ануну. Обвинение было слишком тяжелым. Страшным. Каждый ка должен был перемещаться между миром живых и миром потусторонним, но, подобно кораблю, уходящему в плавание и всякий раз возвращающемуся в свой порт, душа обязана была возвращаться туда, откуда вышла; такой гаванью было ее мумифицированное тело. Когда последнее оказывалось обезображенным, ка, не узнав его, начинал метаться, страдая от неприкаянности.

— Ты сделала из нас бродячих собак! — прошипела одна душа на ухо девушке. — Мы бродим взад-вперед по этой долине и не можем нигде приткнуться.

— Ты должна все исправить! — хором завыли души, свившись в плотный клубок под стенкой. — Ты должна помочь нам отыскать наши тела.

— Твоя правая кисть должна заменить отпавшую кисть моей мумии! — заворчала одна тень, цепко ухватив запястье Ануны.

— А мне нужна твоя левая нога! — потребовала другая.

— А мне — твое лицо! — с ненавистью прошелестела третья.

Фантомы набросились на Ануну, прежде чем она успела спастись бегством. Кровь брызнула во все стороны, когда ей оторвали кисть, ногу, содрали лицо.

— Возмездие! — выл хор теней. — Возмездие!


Под эти гневные выкрики Ануна вынырнула из кошмара. Ловя ртом воздух, она перевалилась на бок; сердце молотком колотилось о ребра. Какой ужасный сон!

Пот заливал ее лицо и грудь. Намокла даже простыня, на которой она спала. Все еще дрожа, она привстала на колени. Галлюцинации не отступали. С тревогой девушка спросила себя, не был ли этот сон вещим… и что он означал. И хотя она уже окончательно проснулась, все же ощупала свое тело, проверила — все ли на месте. Она нашарила кружку с водой, сделала глоток, остатки вылила на лицо и грудь.

Но и это не помогло: страшное ощущение неизбежной опасности поселилось в ней и не исчезало до самого рассвета.

Когда над Сетеп-Абу засияло солнце, она пообещала себе пойти к толкователю снов перед тем, как отправится в бальзамировочную. Может быть, ведун сможет открыть тайный смысл этого кошмара?

2


Сидевший на верблюде кладбищенский вор Нетуб Ашра сжал кулаки. Вот уже три недели, как усопшие играли с ним в прятки, и ему никак не удавалось их найти. Это становилось унизительным. Похоже было на то, как если бы хитрый, умудренный жизнью старик играл с наивным ребенком. Нетуб, считавший себя хитрым, начинал разочаровываться. И тем не менее он понимал, что ловкости в нем не убавилось, и чувство это усиливалось по мере того, как он приближался к своей добыче.

Он не стал оборачиваться, чтобы его люди не заметили тревоги на его лице. Еще этой ночью ему снилась гробница Шакан-Хофера, и он проснулся в поту, придя в ужас от мысли, что мог кричать во сне.

Главарь воровской шайки никогда не хныкал как дитя, и коль уж такое случилось — значит, его посетили зловещие сны, вестники несчастья.

Увы, ни вино, ни пары голубого лотоса или мандрагоры не смогли стереть из его памяти постигшую их неудачу, когда по его инициативе шайка проникла в пирамиду Тетлем-Иссу на другой день после схода вод Нила, в самый разгар сезона Перит; земледельцы как раз бросали семена в свежий ил, который река оставила на освобожденной земле.

Тетлем-Иссу считалось погребением незначительным, но зато нетронутым, не поддавшимся более ранним набегам грабителей. Однако воры, известные хвастуны, утверждали, что оно заколдовано, защищено заклинаниями жрецов бога Собека, Великого Крокодила, непобедимого стража границ, пожирателя проклятых гиппопотамов.

— Все, кто попытался войти туда, там и остались, — шепотом рассказывал Нетубу старик вавилонянин, скупщик краденого. — Пирамида их поглотила. Не вернулись ни Иксур с бородой, заплетенной в косички, ни горбун Шатаван, ни укротитель диких животных и гладиатор Абалон. А ведь им был известен проход, образовавшийся на северной стороне после землетрясения. Это щель шириной в локоть и высотой в два локтя, от которой проход наклонно спускается прямо в чрево пирамиды. А что в нем скрывается — никто не знает.

— Стало быть, захоронение цело? — спросил Нетуб.

— Можешь не сомневаться, — ответил скупщик. — Оно принадлежит Шакан-Хоферу, правителю двадцать второго нома. Этот шакал потребовал похоронить себя с таким количеством золота, на которое можно купить тридцать галер. Эта сволочь пила кровь из народа, как пиявка, присосавшаяся к шее коня. Он все забрал с собой. Когда Нил сильно разливается, воды омывают основание пирамиды и влага просачивается сквозь известняк, поэтому он аж позеленел. В погребальных камерах вонь, должно быть, как в морском гроте; но золото ведь не пахнет, не так ли?

Нетуб решил попытать счастья. Если повезет, престиж его поднимется. И в глазах всех он будет царем воров, господином этой красной земли.

Как только река вернулась в свое русло, а феллахи принялись засевать ожившую землю, Ашра со своей шайкой проник в пирамиду. Вавилонянин не соврал: они словно вошли в морской грот. Воды Нила, просочившиеся сквозь трещины в основании, заполнили галереи зеленым илом, тем самым, который оплодотворяет пойму и не дает народу Египта умереть с голоду. Ноги разъезжались на мягком вязком ковре, многие, изрыгая проклятия, шлепались в грязь этого подземного болота.

«Что за никудышного мастера нашел себе покойный сановник! Зачем сооружать пирамиду так близко к Нилу, зная, что сильный разлив затопит ее?»

Ладно. Нет времени думать об этом.

Нетуб Ашра и его люди продвигались согнувшись, спускаясь по наклонному скату, который вел в погребальную камеру. От дыма смолистых факелов щипало глаза, они с трудом удерживались на ногах.

Насыщенный влагой воздух разъел все настенные рисунки, повествующие о великих деяниях покойного. С низкого потолка сильно капало. Нетуб заставил своих спутников тянуть веревку от входа, чтобы можно было найти дорогу назад, если вдруг сквозняк погасит факелы. Его помощник, грек Бутака, кичившийся тем, что родился в стране Минотавра, держался рядом, очень осторожно разматывая клубок веревки, так как его ужасала сама мысль о том, что они могли заблудиться в лабиринте. Такое уже чуть было не случилось с ним дважды; и с тех пор его прошибал пот всякий раз, когда приходилось с риском для жизни проникать в пирамиду. В оправдание его опасений следует признать, что хорошие строители не скупились на устройство ловушек: внезапно появляющиеся под ногами люки поглощали человека, который падал в колодец с острыми кольями; каменные блоки, находившиеся в неустойчивом равновесии, грозили раздавить каждого, кто до них доберется… Однако сам Нетуб был относительно спокоен. Подобные западни встречались редко, потому что стоили дорого. По большей части строители использовали для перекрытия галерей глиняные стенки, покрытые гранитной крошкой, и в них легко было пробить отверстие нужного размера.

В Тетлем-Иссу, похоже, ничего подобного не было предусмотрено; пологий скат, по которому саркофаг спускали в его последнее пристанище, оказался прямым и ровным, как хорошо вымощенная улица.

Но несчастье все-таки произошло.

Что-то длинное вдруг выскочило из грязи и схватило кого-то за йогу. Послышалось клацанье, напоминающее стук опущенной на горшок крышки или треск ломаемого сухого виноградного побега.

— Собек! — завопил Бутака, охваченный суеверным ужасом. — Это Собек! Горе нам!

И тут до всех дошло: в гробнице было полно крокодилов. Они приплыли сюда во время паводка и пролезли в трещину в пирамиде, чтобы поспать в тени, как делали это на берегах Нила. Спад воды застал их врасплох; река теперь была слишком далеко, и по жаре до нее не доползти. Поэтому они остались здесь, в образовавшейся грязной жиже, защищенной от испарения толстыми каменными стенами.

Крокодилы стали хранителями сокровища.

Началась паника. Крокодилы вылезали отовсюду, и казалось, что их не меньше сотни. В темноте невозможно было угадать их приближение: они бесшумно скользили по жидкому илу. Обезумевшие грабители, толкаясь, начали карабкаться к выходу. Увы, скользкий откос сбрасывал их назад, к крокодилам. Тогда они все вместе ухватились за веревку, но их было слишком много, и та порвалась, не выдержав тяжести. Лишь немногим удалось вылезти из гробницы на поверхность.

— Бейте их факелами! — надрывался Нетуб. — Пихайте их в пасти!

Но его никто не слышал. Паника достигла пика. Мрак усугублял ужас грабителей, а оголодавшие крокодилы нападали не переставая: река вместе с привычной добычей была для них недоступна.

Теперь Нетуб думал только о том, как спастись самому. С факелом в руке и бронзовым ножом за поясом он взобрался на цоколь статуи Осириса. К нему присоединился Бутака. Долго-долго в темноте слышались всплески и клацанье челюстей. Сердце сжималось от детского визга, который могут издавать даже самые суровые мужчины в те мгновения, когда смерть разрывает их тела на части. Нетуб наконец-то понял, почему никто и никогда не выходил из Тетлем-Иссу. Крокодилы, принесенные сюда паводком, исправно несли свою службу под бдительным оком бога Собека. В Египте никто не убивал этих прожорливых животных; считалось, что они охраняют естественную границу страны от ее заклятых врагов гиппопотамов, олицетворявших злого бога Сета, убийцу Осириса.

Это были страшные часы. Зеленоватый ил шевелился, из него то и дело высовывались разинутые пасти, полные острых зубов. Дрожащий от страха Бутака даже не замечал, что падающие с факела раскаленные капли прожигали ему руку. Он тоже хотел немедленно выбраться наверх, к дневному свету. Нетуб удержал его, предложив единственно возможное решение:

— Пусть жрут. Когда наедятся, мы сможем вырваться отсюда.

Молодой грабитель проклинал себя за то, что не сумел предусмотреть опасность: ведь так просто было запустить вперед стадо коз, чтобы крокодилы набили ими себе брюхо. Темноту подземелья наполняли звуки, издаваемые пожирающими свою добычу рептилиями. По одному гасли факелы, брошенные раздираемыми на части людьми. Слышно было, как несчастные отбивались, колотя по грязи руками. Крокодилы разрезали их пополам одним нажатием челюстей, и еще живые половинки людей упорно ползли к крохотной светлой точке выхода.

Утолив голод, крокодилы вновь погрузились в ил, и в подземелье опять воцарилось спокойствие. Сытые животные безразлично поглядывали на спускающихся с пьедестала Нетуба Ашра и Бутаку. Первым движением грека было броситься к свету, но главарь шайки жестом остановил его.

— Нет, — прошипел он. — Погребальная камера… сейчас или никогда. Надо как-то вознаградить себя за то, что мы пережили.

И вместо того чтобы подниматься, они продолжили спуск, пробираясь среди обожравшихся крокодилов и разодранных на куски, еще не съеденных трупов.

Но в погребальном склепе их ожидал неприятный сюрприз. Голодные крокодилы ударами хвостов вскрыли саркофаг, разбили сундук из кедровой древесины и все сосуды. Они сожрали мумию великого визиря, проглотили его высохшие останки и парадные украшения, потом принялись за предметы обихода и кубки из чистого золота, перемолотив все это своими огромными челюстями. Одним словом, они проглотили все, что пахло ароматическими мазями, даже сами мази в горшочках. Если и осталось несколько драгоценных камней, то их следовало искать в кучках экскрементов, покрывавших пол погребальной камеры.

Нетуб и Бутака застыли, объятые ужасом.

Мучимые голодом рептилии начинали уже пожирать друг друга: крипт был полон раздробленных костей, догнивающих скелетов, от которых шел отвратительный запах, скопившийся здесь из-за отсутствия вентиляции. Оба мужчины едва не потеряли сознание.

Нетуб был в ярости. В отчаянии он погрузил руки в грязь, пытаясь нашарить какие-нибудь камушки. И только мысль о том, что крокодильи зубы перемололи их в порошок, удержала его от дальнейших поисков. Бутака тянул его к выходу:

— Поднимаемся, все пропало. — Он терял самообладание, видя шевелящихся животных в углах камеры; жидкий ил покрылся рябью от их медленных движений. — Пошли же, не на что больше надеяться…

Нетуб сдался. Им удалось подняться, используя в качестве опоры бронзовый нож. Никто на них не напал. Когда грабители вылезли на поверхность, они с ног до головы были покрыты грязью.

Да, это было ужасное поражение, и Нетуб еще долго упрекал себя за то, что поддался уговорам помощника, вместо того чтобы хорошенько покопаться в испражнениях крокодилов и найти хоть какие-то уцелевшие драгоценные камни.


Набег на пирамиду Тетлем-Иссу стоил жизни половине людей Нетуба Ашры. Мало того, оставшиеся в живых так и не простили ему подобной экскурсии. А некоторые даже поговаривали, что он нарочно использовал их, чтобы отвлечь внимание крокодилов.

— Пока нас пожирали, он юркнул в погребальную камеру и набил котомку драгоценностями, — шептались они. — Он мошенник. Но когда-нибудь он поплатится…


3


Солнце будто обесцветило шерсть верблюдов, замаскировав ее под цвет песка, из которого ветер иногда возводил высоченную осыпающуюся стену. Она двигалась, жужжала, словно рой пчел, песчинки секли лицо, набивались в уши, от них не спасал даже капюшон бурнуса. Мозе часто сравнивал этот летящий песок с золотыми мушками — теми почетными мушками, которыми фараон одаривал отличившихся воинов вечером после одержанной победы.

Мозе, старый военачальник, за свою жизнь получил их дюжину. Ему знакомо было опьянение гонкой на римской колеснице, он возглавлял армию на марше, пускал стрелы во врагов-азиатов, доставлял в цепях к ногам фараона пленников с границ царства… и все это для того, чтобы сегодня стать начальником каравана, змеей извивающегося по пустыне. Каравана, не имеющего пункта назначения, передвигающегося от бивуака к бивуаку.

Славные времена прошли, годы побед улетели, подобно песчинкам, унесенным порывом ветра.

Сейчас ему сорок лет, и он почти старик: в руках уже нет прежней силы, чтобы метать копье, потрясать булавой или бронзовым мечом. В награду за его верную службу ему пожаловали должность главного хранителя царских погребений. Отныне он управлял армией мумий, был часовым, дозорным в пустыне, расстраивающим замыслы кладбищенских воров, грабивших места погребений.

И все-таки это была ответственная должность, потому что ничто не должно нарушать сон усопших отпрысков царской семьи, ничто не должно угрожать их мумифицированным останкам, иначе их души не смогут найти свое место и будут обречены на бесконечное блуждание, нигде не находя пристанища.

Да, тела должны оставаться нетронутыми, в прекрасном состоянии, будто только что вышедшими из рук бальзамировщика. Покой мертвых неоценим. А ведь надо было считаться с грабителями, осквернителями, разными бродягами; остерегаться варварских племен, которые не строили городов, а всю жизнь проводили в палатках из залатанной грубой ткани. Мозе ненавидел их. Он питал к ним отвращение, которое невозможно выразить словами, так как знал, что способны сделать эти «азиаты» с царскими останками. С самого начала новой службы он узнал, что такое ограбленное захоронение. Он видел разбитые саркофаги, могилы, очищенные от предметов, необходимых покойнику для нормального существования в потустороннем мире.

Но самое ужасное зрелище представляли собой голые трупы, вытащенные из базальтовых ванн и освобожденные от льняных обмоток: длинные тела желтого или воскового цвета, со сморщенной кожей и заштопанными ритуальными шрамами… Грабители, не церемонясь, обнажали их, чтобы забрать золотые амулеты, запрятанные в складках ткани или приложенные к ранам.

Бандиты часто отламывали у мертвецов пальцы, чтобы снять с них перстни. А некоторые даже отрывали пропитанные камедью руки и ноги трупов, чтобы развести из них костер, так как дрова редки в пустыне, а холодные ночи трудно перенести под открытым небом. Сколько раз Мозе натыкался на подобные места надругательства и находил в пепле руку или ногу какого-нибудь принца, которые, словно хворост, подбрасывали в огонь дрожащие от холода бандиты, жавшиеся к горящему костру.


Мозе мерно покачивался в такт шагам верблюда. Ему ужасно не нравилось, что он нарядился бедуином. Не любил он этот народ и его обычаи. Носить бороду, брить голову, кутаться в слои лохмотьев — все это Мозе выносил с трудом. Он чувствовал себя грязным, пропотевшим, воняющим, как животное, на котором сидел. Будучи истинным сыном Египта, он привык одеваться только в одежду из белого льна, брить все, что можно, выщипывать волосы даже в самых интимных местах и носить на голове длинный надушенный конусообразный головной убор, пахнущий ладаном.

Он оглянулся, чтобы посмотреть, насколько растянулся караван. На первый взгляд он походил на любой мирный торговый караван, идущий к дельте, чтобы разгрузиться в Бубастисе или Пер-Рамсесе. Верблюды вытянулись в извилистую линию. Они были нагружены тюками, высокими глиняными кувшинами и скатанными коврами, а погонщики прятали под шерстяными накидками медное и бронзовое оружие. Все они на самом деле были солдатами элитного войска. Туго придется тому, кто вздумает на них напасть.

В огромных кувшинах и коврах шириной в четыре локтя были спрятаны царские мумии, которые Мозе усердно пытался защитить от грабителей. Конечно, это довольно таки жалкие саркофага для царских особ, но старый воин с дюжиной золотых мушек не придумал ничего лучшего, чтобы укрыть от алчных глаз порученных ему именитых мертвецов. В каждом кувшине, в каждом ковре находились принц или принцесса, в повязках которых лежали десятки золотых амулетов, инкрустированных ляпис-лазурью.

Мозе возил их через пески и горы, в которых водилось множество львов, постоянно менял их местами. Это был единственный ответный ход, единственная придуманная им стратегия, которые он смог противопоставить действиям воров.

Передвижной кочующий некрополь… Кладбище, беспрестанно переезжающее с места на место.

Мозе со своими мертвецами двигался зигзагами. Найдя какую-нибудь пещеру, он складывал там свой груз на две-три недели и разбивал лагерь среди скал. И всегда был настороже, потому что знал, что в любой момент там может появиться пастух, который предупредит воров. Рассчитывать можно было лишь на кратковременные стоянки, дающие передышку. Рано или поздно они начинали видеть нечто подозрительное: мелькающие тени, силуэты на гребнях холмов. То были вездесущие разведчики. Авангард бандитов.

В таком случае следовало побыстрее сворачивать лагерь и уходить ночью, несмотря на нежелание верблюдов двигаться с места. Из пещеры извлекали мумии, вкладывали их в кувшины, заворачивали в ковры, и кружение по пустыне начиналось сначала.

Вот кем стал Мозе — кладбищенским сторожем, старающимся перехитрить невидимого врага и сопровождаемым раздраженными мертвецами, недовольными бесконечной дорогой. Они, рассчитывавшие на вечный покой, отныне вели жизнь изгнанников, беглецов, все богатство которых теперь составляли несколько внушительного размера драгоценностей из чистого золота. А где же привычная мебель, кровати, сундуки, колесницы, отделанные черным деревом, — все, что когда-то находилось в их последнем жилище? Необходимо было решиться и оставить все это в чреве гробницы, которой грозило разграбление. И как же им теперь занять подобающее их сану положение в загробном мире?

Мозе угадывал их озлобление, их ярость. Они снились ему ночью, когда он с головой укрывался своей накидкой из провонявшей шерсти. Гнев мертвых всегда опасен; он знал, что покойники нетерпеливы и несправедливы, как капризные дети. Придет день, и они отомстят. Недовольные мертвецы были способны на любую проделку. Они, например, проходили сквозь стены из необработанного кирпича, становились на колени у изголовья детской кроватки и душили детей, зажав им рот ладонью. Хорошо было известно, что все болезни, досаждающие людям, также имели своей причиной злость и злопамятность мертвецов, о которых забывали и чьи могилы разрушались.

Мозе иногда радовался, что у него нет ни жены, ни детей. Так что за все придется отвечать ему одному, если мертвые решат его наказать.


Он еще раз обернулся, сердце сжимало дурное предчувствие. Уже несколько недель ему казалось, что за ними следят. Грабители устроили на него охоту, а он никак не мог запутать следы. И напрасно он приказывал укладывать верблюдов, накрывать их тканью цвета песка, заставлял солдат окапываться — ничто не помогало. Раздражающая уверенность продолжала мучить его. Она щекотала затылок, будто острие копеша, изогнутого медного кинжала.

«Это Нетуб Ашра, — шептал ему страх. — Это может быть только он. Другие не вцепились бы с таким упорством. Он умен и разгадал тебя. Ему известно, что на самом деле караван — это кочующее кладбище. Нетуб Ашра, проклятый вожак собачьей стаи, царь шакалов, грабителей гробниц. Ему давно уже следовало отрезать нос и уши. А соглядатаи нома только и мечтают, как бы вырвать бронзовыми щипцами его половые органы».

Нетуб Ашра… Никто не знал его в лицо, но он, бесспорно, был самым отчаянным из грабителей, самым жестоким, потому что не довольствовался тем, что уносил из погребений золото и драгоценные камни; он осквернял мумии, обезображивал их, дабы обречь их души на вечные скитания.

Было в нем что-то богохульское, дьявольское.


Мозе тщетно всматривался в даль. Шел шестой день второго месяца Шему — время сбора урожая, — и пустыня была раскалена как кузнечный горн, в котором потрескивали невидимые огоньки. Погрузиться в нее — значит сгореть заживо. Один за другим засыхали оазисы, но нужно было продолжать двигаться в то время, когда язык распухал во рту, становился шершавым, точно кожа мумии, и зубы царапали его до крови, которая, попав в горло, еще больше возбуждала жажду своим солоноватым вкусом.

Мозе чувствовал себя старым и усталым. Ему надоело убегать зигзагами, уклоняясь от битвы. Когда-то у него были гибкие мускулы, и горячая кровь бурлила в венах, и тогда он встретился бы лицом к лицу с бандитами и уничтожил их.

А теперь Нетуб Ашра в конце концов нагонит караван, потому что он еще молод и не знает, что такое усталость; ко всему прочему в восемнадцать лет он считает себя бессмертным и неуязвимым.

Мозе поднял руку, подавая сигнал к остановке. Уже много дней ни он, ни его люди не разговаривали, так как от жажды любой разговор был болезненным. Им казалось, что вены в горле начнут кровоточить, произнеси они больше трех слов, и было странно видеть этих погонщиков, затерявшихся в пустынном безмолвии, которые общались при помощи жестов, будто опасались ушей врагов.

Мозе оглядел своих спутников. По осунувшимся лицам, лихорадочному блеску в глазах он угадал всеобщее желание покончить со всем этим.

Когда-то они были сильными, здоровыми, но бесконечное бегство их измотало. Все ощущали на себе проклятие и чувствовали вину за то, что потревожили сон мертвых. Эти отборные солдаты уже не понимали, кто они: защитники или святотатцы. И все ждали, что начальник избавит их от этой муки.


Мозе обул сандалии, прежде чем сойти с верблюда, так как раскаленный песок обжег бы подошвы ног. Жар от стоящего в зените Ра, казалось, мог воспламенить ткань одежды, и Мозе не удивился бы, увидев, как обугливается шерсть верблюдов.

— Господин, — с трудом ворочая языком, произнес его ординарец Тозе, — взгляни на горизонт… Приближается буря… оттуда. Страшная песчаная буря… Надо прятаться…

Говорил он это неубедительно, будто надеясь получить другой ответ. Все собрались вокруг него, плотным кольцом окружив начальника и ловя каждое его слово. Все бывшие лучшие солдаты, которые в свое время сражались бок о бок, прикрываясь большими прямоугольными щитами, готовые умереть во славу фараона, хорошо знакомые со смертью, не боявшиеся ее и принявшие бы ее как освобождение.

— Отвяжите мумии, — также с трудом проговорил Мозе, — закопайте их в песок, окружите верблюдами…

Это было единственное решение, поскольку поблизости не было видно ни скалы, ни какого-то другого естественного укрытия.

Солдаты, понурясь, принялись за дело.

— Господин, — не отставал Тозе, — буря будет сильной, она погребет нас, если мы останемся здесь…

Мозе пожал плечами.

— Может быть, именно этого и хотят боги, — безразлично ответил он. — Сотворившие мир знают, что бандиты наступают нам на пятки, и посылают эту бурю, чтобы спасти нас… Если мы будем похоронены вместе с царскими останками, караван исчезнет с лица пустыни. Бандиты нас никогда не найдут, и мертвые наконец-то смогут спать спокойно.

Слабая улыбка мелькнула на пересохших губах Тозе.

— Ты прав, господин, — выдохнул он. — Я не подумал об этом…

— Тела наши останутся целы, — добавил Мозе, пристально всматриваясь в завихрения, изменившие небо. — Сухой песок забальзамирует нас не хуже бальзамировщиков… Пусть каждый готовится к возрождению… Что до меня, то я не хочу умереть в рубище бедуина… У нас мало времени… Принеси мои туалетные принадлежности и наточи бритвы…

Тозе поклонился. А Мозе уже скидывал с себя засаленную ветошь. Как только слуга подал ему тяжелые бронзовые бритвы, он отрезал свою бороду, обрезал волосы и тщательно выбрил все тело, совершив тем самым обряд очищения. Солдаты серьезно смотрели на него. Затем, закопав останки, последовали его примеру.

И вскоре в кругу из верблюдов образовалось нечто вроде сухой бани. Молчаливые и нагие, солдаты совершали свой последний туалет, туалет мертвых, помогая друг другу сбривать бороды или обривать головы. Тяжело было смотреть на этих солдат с телами, отмеченными шрамами, на то, как они сейчас орудовали бритвами, подобно заботливым женам или усердным служанкам.

Никто не разговаривал. В небе с гудением разъяренного шмелиного роя нарастала буря.

Тогда все достали баночки с благовониями и камедью, чтобы натереть тела, так как приятный запах — единственный язык, нравящийся богам. Опоясали себя белыми набедренными повязками — военными, треугольными спереди, надели на головы парадные парики, в которых с триумфом вели к ногам фараона подлых азиатов, скованных цепью.

Каждый почувствовал приближение освобождения и огромного облегчения. Некоторые нанесли на тело кусочками древесного угля грубо упрощенные знаки: глаз «уджа» с изображением бога Гора. Затем каждый встал на колени под прикрепленными к земле четырьмя колышками палатками. Все ждали бурю.

Ни у кого не оставалось никаких иллюзий. Первый же порыв ветра сорвет эти слабые покрытия. Тем, кто откроет рот и закричит, песок сразу забьет горло, и они умрут от удушья. Тем, кто останется с открытыми глазами, камушки и песчинки продырявят глазные яблоки. Смерть будет тяжелой, но они давно были готовы к встрече с ней. Очень, очень давно — всегда.

«Мы пережили столько битв, — подумал Мозе, — почти уже мертвы. Я готов. Я чист. Я никогда не нарушал свой долг. О Высший Бог, посмотри на мои деяния и вынеси свой приговор. Положи на весы мое сердце и отвори мне дверь. Сорок два судьи Аменти не могут отказать мне войти в свет».

Он вслушивался в усиливающийся рев бури. Приближался все сокрушающий ветер, который выщербливал вершины самых прочных пирамид; ветер, валивший стены городов, возведенных в пустыне; ветер, сметавший с карты мира гордые каменные крепости. Он гудел, жужжал как десять миллионов мух, трущих крылышки одно о другое.

Подумал Мозе и о двенадцати почетных мушках, пожалованных ему фараоном. Ему чудилось, что именно они летели к нему в этот миг. За ними летел рой. Они говорили: «Слишком ты зажился, Мозе. Пора положить твое сердце на весы и услышать приговор высшего суда. Готовься».

Верблюды нервничали, некоторые пытались встать и убежать. Пришлось спутать им ноги.

Мозе закрыл глаза. Ветер был совсем близко, толкая перед собой тысячу барханов, рассеянных в воздухе. Когда эти мягкие горы упадут на землю, они поглотят всех, кто имел неосторожность остаться.

«Давай же, — пробормотал Мозе, обращаясь к буре, — закопай нас поглубже, чтобы не осталось и следа от нашего пребывания здесь, чтобы грабители изумлялись, спрашивая друг друга, какой дорогой мы пошли. Похорони нас на этом песчаном кладбище прямыми, с копьями в руках, сделай меня и моих солдат вечными стражами покойных принцев. Заключи нас в горячий сухой кокон, недоступный для других людей. Я знаю, что боги посылают тебя, чтобы исправить мои ошибки, и я согласен с ними. Без тебя царские останки были бы осквернены. Иди же, мы ждем тебя».

Сначала песчинки легко застучали по ткани, потом песок обрушился на палатки тяжелыми пощечинами, которые отдавались внутри сокрушительными ударами. Верблюды кричали от страха, но за гулом их никто не слышал.

И наконец палатки сорвало и унесло вместе с кольями. Ветер со скрежетом заваливал песком людей и животных.


4


Нетуб Ашра со своими людьми пересидел бурю в пересохшем русле какой-то реки.

Уже несколько недель играли они в кошки-мышки со старым Мозе, хранителем кочующего кладбища, и были столь же измотаны, как и преследуемые ими люди.

Сжав кулаки, Нетуб слушал, как бесновалась буря. Его, впрочем, больше тревожили ее последствия.

Это был молодой мужчина с железными нервами и мускулами, смуглый, с длинными вьющимися волосами, черными и блестящими, с небольшой курчавой бородкой. Он был настоящим человеком пустыни: без грамма лишнего жира, на вид худой, он отличался необыкновенной силой. Его руки, живот, ноги, казалось, были выточены из древесины оливкового дерева; в глазах горел неугасимый огонь. Спал он мало, легко переносил лишения, доводившие до изнеможения его товарищей, чем заслужил всеобщий авторитет. Одни преклонялись перед ним, другие втайне ненавидели. Четыре года он возглавлял банду молодых скотов, жадных и безмозглых. По большей части это были инородцы, смеявшиеся над египетскими богами, над ритуальными обрядами бальзамирования и не испытывавшие суеверного страха, взламывая двери гробницы. Греки, пираты или каторжники с потерпевших кораблекрушение галер, а также пожиратели разной нечисти и выходцы из безбожных племен, питавшихся змеями и личинками. Были там и негры из глубин Африки, жравшие человечину; они втыкали кости в волосы и в проткнутые носы. Все эти жалкие подобия людей хохотали во все горло, когда им говорили, что египтяне почитали некоторые овощи и никогда не ели их, как, например, нут, формой напоминающий голову сокола, а стало быть, являющийся крохотным изображением бога Гора.


Нетуб неустанно поддерживал в них нечестивый дух, пичкая их подобными историями. Так, он рассказывал, как жрецы Собека, бога-крокодила, по утрам с благоговением выпивали чашу воды из пруда, в котором священные крокодилы справляли свои естественные надобности. Поведал он им, как однажды почитатели Бастет, божественной кошки, страдая от страшнейшего голода, предпочли съесть своих детей и жен, нежели зажарить священных кошек, расплодившихся в стенах храма. И тут его люди заходились от смеха, и страх покидал их. Египет казался им страной безумцев, недоумков, погрязших в нелепых предрассудках, и они начинали рассказывать о настоящих богах, их богах, которых следовало бояться, дабы не навлечь на себя их гнев.

Нетуб поощрял их. Его теперь знали во всех сорока двух номах, где он получил прозвище Осквернитель. Он был кошмаром богачей, владык, всех тех, кто с юности готовился к смерти и тратил на строительство гробниц сказочные суммы. Вообще-то египтяне были странным народом, одержимым потусторонним миром до такой степени, что города они возводили из необожженного кирпича, а надгробия — из гранита.

Он ненавидел этих людей и последними словами ругал спесивых принцев, которые при каждом разливе Нила заставляли десятки тысяч земледельцев возводить пирамиду, одну из так называемых «обителей миллионов лет», как выражались жрецы.

Его отец и братья погибли, раздавленные огромными известковыми блоками, которые их заставили катить вверх по утрамбованному земляному накату. Но такова была участь многих крестьян. Что же до наиболее везучих, то с больших строек они возвращались инвалидами — с натруженными спинами, переломанными костями, поврежденными позвоночниками. И эти глупцы, ослепшие от солнечных лучей, отражавшихся от поверхности полируемых вручную плит, еще гордились тем, что участвовали в создании будущей сладкой жизни фараона! Кретины, беззубые псы с облезшими от пинков задами! Проклятое отродье, которое вполне заслуживало щедрых палочных ударов!

Сколько раз в детстве Нетуб Ашра был свидетелем того, как его отца и мать голыми бросали в пыль и били палками царские прихвостни, приехавшие за налогами! Они извивались под градом ударов, словно две половинки червяка; отец защищал руками пах, а мать — груди.

Ах, как же писцы любили бить палками бедняков!

Писцы! Поганцы и презренные твари, которые только и делают, что считают и пересчитывают — в одной руке папирус, в другой бамбуковый калам. Они составляли списки, описи, что-то добавляли… и требовали все больше и больше.

Нетуб Ашра ненавидел их лютой ненавистью. Когда ему было четырнадцать, он ослепил троих, воткнув им в глаза каламы. Кому нужен слепой писец?

Жажда мщения кипела в его жилах, ненависть пожирала его — он знал это. Она толкала его на безрассудные поступки, но это из-за его несчастных, униженных родителей, с которыми обращались как с рабами в стране, кичившейся тем, что в ней никогда не было рабства.

И именно эта ненависть мешала ему обрести покой, и лишь из-за нее его лицо было изможденным, как у отшельника. Прошли годы, но он все еще видел во сне тот день, когда отца и мать притащили на главную площадь за то, что они якобы позволили умереть одному из своих детей. Писец обвинил их в том, что они нарочно удушили младенца, чтобы не кормить его, но Нетуб знал, что это была ложь. Младенец просто умер от голода, потому что паводок в том году был очень низким, муссон не оправдал их ожиданий, а налоги потяжелели. Потому что жизнь всегда жестоко обходилась с бедным людом.

Матерей, заподозренных в детоубийстве, не убивали, потому что, как всенародно объявляли писцы, «фараону нужны все женские чрева, дабы рожать новых рабочих, новых солдат». Их не казнили, нет, но их ставили на колени на городской или деревенской площади, давали им в руки мертвого ребенка, и так они стояли на жаре два-три дня, пока маленькое тельце не начинало разлагаться на груди той, что дала ему жизнь. Писцы считали это хорошим уроком для преступницы.

Когда это произошло, ненависть ослепила Нетуба до такой степени, что соседи вынуждены были связать его, чтобы помешать ему броситься на негодяя и совершить непоправимое.

Да, сегодня его называли Осквернителем, и он гордился этим. В глубине души он осознавал, что золото любил меньше, чем сам грабеж. Ничто не могло сравниться с тем удовольствием, которое он испытывал, переламывая о колено мумию высшего должностного лица и бросая ее руки и ноги в костер.

— Смотрите! — кричал он своим людям. — Они горят получше коровьего навоза. Грейтесь, приятели, оказывается, эти добрые принцы хоть на что-то годятся!

И корсары песков, ощерив редкие острые зубы, заливались смехом почище гиен.


Когда ветер стих, Нетуб и члены его банды вылезли из укрытия. Все они устали и испытывали жажду, так как вынуждены были преследовать Мозе уже несколько недель подряд. Молодой главарь не скрывал своей тревоги: он опасался, как бы фанатизм старого вояки не заставил того отдаться буре, чтобы окончательно освободиться от своих преследователей.

Нетуб Ашра хорошо знал, что настоящий солдат всегда готов к любым жертвам и мечтает лишь о славной смерти. На месте Мозе он бы воспользовался бурей, чтобы насолить преследователям. Подобного поступка вполне можно было ожидать от фанатичных солдат, поскольку среди них в отличие от разбойников было немало людей, презирающих смерть.

Они продолжили путь. Циклон изменил очертания барханов, засыпал некоторые скалистые возвышения, так что все вокруг теперь имело совершенно иной вид.

Люди роптали, неприятно удивленные исчезновением следов каравана. Им во что бы то ни стало нужна была добыча, так как в последнее время неудачи буквально преследовали их. Настроенные наиболее враждебно начинали поговаривать, что удача отвернулась от Нетуба.

Бутака, бывший греческий каторжник с галер, постоянно твердил Нетубу о возможном бунте.

— Нубийцы говорят, что у тебя дурной глаз, — повторял он. — Они считают, что ты плохо обращался со своими богами и навлек на себя их гнев. Они хотят выбрать нового вожака. Будь осторожен с этими хищниками. Если прикажешь, я прирежу смутьянов во сне.

Бутаке отвратительны были каннибалы, которых он считал первобытными существами, вышедшими из великого первоначального хаоса. В те времена боги еще не сотворили ни животных, ни растительности, и эти создания вынуждены были пожирать друг друга, чтобы выжить. Он был не прочь избавиться от них, пока в него не вонзились их остро заточенные зубы, ведь даже спать ему приходилось с мечом в руке.

Нетуб Ашра не прислушивался к нему, но ему самому хотелось побыстрее положить конец череде неудач, обрушившихся на банду в последние месяцы.

— Нет ни одной живой души, — стонал Бутака, вглядываясь в бесконечные пески. — Они удрали, пока мы прятались.

— Нет, — ответил Нетуб. — Буря была слишком сильной, никто не смог бы выдержать ее. Они предпочли быть погребенными заживо, лишь бы не достаться нам. Надо прощупать песок. Они где-то здесь, под ногами наших верблюдов. Смотри лучше вниз, а не на горизонт. Если повезет, мы увидим что-нибудь высовывающееся из песка: кончик копья, кусок веревки, сандалию… Именно здесь надо искать. Иди и скажи об этом остальным.

Теперь все продвигались, глядя по ноги, всматриваясь в песчаную золотистую поверхность; кусочки слюды на песчинках ослепляли их ярким отраженным светом.

Все обрадовались, обнаружив сандалию из папируса. По обычаю ее хозяин велел нарисовать на подошве лицо своего лютого врага и, таким образом, на каждом шагу топтал его. В данном случае был изображен бедуин, оскверняющий саркофаг.

— Прощупывайте! — приказал Нетуб. — Ветер мог отнести эту сандалию на три сотни локтей, но ничем не стоит пренебрегать.

Люди наконечниками копий ковыряли песок. Нетуб слез с верблюда и рассматривал волнообразную поверхность барханов. Отраженный свет, став ярче, резал веки. Достав из кармашка на поясе костяную коробочку со свинцовым порошком, он окунул в нее смоченный слюной палец и обвел глаза жирными черными кругами. Стало легче.

Бандиты с руганью ворошили бархан. По тому, как они кололи копьями песок, можно было подумать, что они напали на лежащего в пустыне великана.

Больше ничего не нашли. Жара становилась невыносимой. Нетуб знал, что дальше идти нельзя, впереди не было оазиса. К тому же буря наверняка засыпала все открытые колодцы. В этом можно было не сомневаться.

Он тоже ругался, проклиная старого Мозе и его последнюю уловку.

Царские останки могли быть где угодно, но ведь невозможно прощупать всю пустыню. Над поглощенным песками караваном мог образоваться бархан, временная пирамида, которую когда-нибудь передвинет другая буря. Через три недели или через тысячу лет…

Нетуб чувствовал, как ненавидящие взгляды бандитов жгут ему затылок. Они возненавидели его после провала в Тетлем-Иссу, в этой ловушке с крокодилами… Он пообещал им богатство, и вот они впустую тычут копьями в песчаную пыль. Три недели бесполезной охоты, мучений от жары и жажды. Три недели преследовали они убегающее кладбище и подкарауливали момент, когда выбившиеся из сил солдаты не смогут оказать сопротивление. А до этого пришлось подкупить немало людей, которые и сообщили им, что в действительности в глиняных кувшинах находились мумии многих принцев в золотых масках. И вот все потеряно, операция завершилась очередной неудачей.

Как и там, в пирамиде, наполненной илом и рептилиями…

Нетуб встряхнулся, гоня от себя неприятные воспоминания. Он понимал, что теряет власть над бандитами, и знал, что главаря-неудачника обычно убивают, чтобы избавиться от злых чар. Поэтому, если он хочет остаться в живых, ему нужно провести блестящую операцию, которая заставила бы забыть о его предыдущих провалах.

Тогда он подумал об Анахотепе, старом номархе, уже тридцать лет разорявшем Сетеп-Абу, чтобы соорудить себе неприступную гробницу. Ходили слухи, что он упокоится там со всем богатством, скопленным за время правления, даже если оставит после себя обескровленную землю. Анахотеп-стервятник, обирала… Возводя его пирамиду, погибли сотни земледельцев.

Он еще не отдал богам душу, — пусть! — но это можно устроить.

— О чем ты думаешь, господин? — спросил Бутака, обеспокоенный неподвижностью своего главаря.

— О нашей скорой победе, — пробормотал Нетуб.


5


Этой ночью Ануне приснился другой сон. Она находилась одна в Пер-Нефере, наклонившись над мумией, в голову которой втирала пахучую камедь, как вдруг вошел Кесму, бог прессов для выжимки винограда, маслин и тому подобного, почитаемый бальзамировщиками.

Кесму, как всегда, был занят поисками голов для раздавливания, чтобы заполнить ими свой пресс, так как был богом, любившим красное: красное вино, красную кровь.

— Мне нужна голова негритянки Ануны! — взвыл он своим окровавленным ртом. — Где она прячется? Я хочу получить череп благовонщицы…

Девушка прижалась к саркофагу, стараясь остаться незамеченной.

— Осирис! — взмолилась она. — Помоги мне…

Но она знала, что глупо было взывать к нему. Единственное средство установить контакт с богом — благовония, надо возжечь их. Почуяв их запах, ни одно божество не сможет отказаться от приглашения.

Так что, схватив кусок ладана со столика для мазей, она поспешно зажгла его.

— Осирис! — залепетала она, как только завитки дыма начали подниматься кверху. — Скажи, почему Кесму хочет моей смерти? Что я сделала плохого?

В этот момент Ануна почувствовала жгучую боль в ладони. Опустив глаза, она заметила, что ее кисть и вся рука… и все тело превратились в ладан; огонь своим жаром охватил ее. Пальцы ее, сперва покраснев, теперь становились столбиками серого пепла.

— Осирис! — еще раз взмолилась она. — Ответь мне, пока все мое тело не истлело…

Рука ее уже напоминала обугленный виноградный побег, огонь подбирался к плечу, шее, поднимался к лицу. Она тлела, не испытывая при этом ни малейшей боли и испуская странный устойчивый аромат. Женщина-ладан, она уже лежала на полу, от ее тела отваливались кусочки, превращавшиеся в золу. Она попыталась подползти к чану с холодной водой, чтобы погасить пожирающий ее огонь. Но Осирис все не отвечал, и ей приходилось терпеть и ждать, пока она не сгорит полностью.

— Осирис… — простонала она, когда ее ноги отвалились.

И вдруг над ней возник Кесму с занесенной над ее лицом ногой. Сандалией он раздавил голову Ануны и растер ее, как головешку потухающего костра. Вскоре от девушки осталось только серое пятно на полу.

Вот такой сон.

Первое, что пришло ей в голову, — это что речь шла о символическом страхе, связанном с боязнью старения, — ведь ей было уже шестнадцать лет, и с некоторых пор осознание этого не давало девушке покоя.

Простые люди жили в среднем тридцать лет, и этот факт принимался всеми. Тридцатилетний цикл земной жизни, в конце которого сокол улетал, чтобы возродиться на закате и раствориться в золоте солнца. Только фараон, его жрецы и писцы перешагивали этот рубеж. Хорошо питавшиеся, ухоженные, избавленные от тяжелых работ и приводящих к смерти непосильных нагрузок, они без труда достигали шестидесятилетнего и даже более преклонного возраста. Нередко фараон доживал до семидесяти, а то и восьмидесяти лет. Но в этом не было ничего удивительного, поскольку в жилах его текла божественная кровь, а внутренние органы состояли из чистого золота — плоть из плоти Ра, — не подвергающегося гниению. В свои шестнадцать лет Ануна прекрасно понимала, что прожила половину своего земного существования. Пора было использовать любую возможность, потому что лет через десять — если только будет еще жива! — она станет старухой.

Сегодня же из-за дурного сна она чувствовала себя хуже, чем обычно, была встревожена и казалась себе лесной мышью, выбежавшей на раскаленный песок, обжигающий ей лапы, тогда как высоко над ней сокол описывает круги, готовясь камнем броситься на добычу.

Утром она пошла к предсказателю, человеку, который растолковывал сны. К нему ходили многие египтяне, и ей пришлось дожидаться своей очереди. Когда она пересказала ему свой сон, святой человек, показалось ей, испугался.

— Большая опасность грозит тебе, — пробормотал он, избегая ее взгляда. — Скоро ты ввяжешься в непосильное для тебя дело. Богам нанесено оскорбление. Кощунство. Потому-то Осирис во сне отказывался тебе отвечать, а Кесму превратил тебя в золу. Твое преступление будет прямо связано с твоим промыслом — благовониями. Будь осторожна, старайся не попасть в западню. Тень смерти нависла над тобой.


6


Запах, издаваемый убийцами, разбудил Дакомона в тот момент, когда ему снился змей Апопи. Рептилия, каждую ночь пытавшаяся помешать плыть лодке Ра, извивалась на песке, своими следами намечая план лабиринта, и эти следы были такими запутанными, что Дакомон плакал от радости. Именно в этот миг вонь проникла в его ноздри. Подобного никогда не случалось в жилище архитектора: запах нечистого тела, пота, к которым примешивался специфический запах матерчатых полос, используемых бальзамировщиками. Но все перебивала кисловатая примесь — от меди кинжалов.

С сильно бьющимся сердцем Дакомон приподнялся на локте. Хотя он и был архитектором, но тем не менее страстно любил ароматы, а нос его был способен уловить самые тончайшие запахи — так жрец читает самые неразборчивые иероглифы. Первым его побуждением было взять флакон с туберозой и поднести к носу, но рука его повисла в воздухе, когда до него дошло, что на этот раз опасность вполне реальна.

Пот выступил у него на лице, но его запах не вызывал раздражения, так как Дакомон регулярно пил настойку мелиссы, поэтому все его телесные выделения были облагорожены этим растением, ценным еще и тем, что оно отпугивало мошкару.

Он посмотрел на умирающее на горизонте солнце. Лодка Ра уходила под землю для ночного путешествия, наполненного опасностями и ловушками. Наступала ночь, а вместе с ней явились демоны мрака, привлекаемые запахом человеческой плоти.

Дакомон перевел глаза на молоденькую обнаженную служанку, вытянувшуюся рядом. На мгновение ему показалось, что он увидел расплывшееся кровавое пятно под ее разрезанным горлом, но то была всего лишь тень, а то, что он принял за зияющую рану, оказалось тонким ожерельем, сплетенным из перекрученных слоновых шерстинок. Впечатление усиливалось яркой притиркой, которой девушка, как этого требовала тогдашняя мода, натерла ладони рук и ступни ног.

Он фыркнул. Решительно разыгрались нервы. Он помнил, что уснул на террасе после любовной игры, помнил, что ему снился Апопи, а потом… Потом на него нахлынул запах.

Запах убийц, присланных фараоном. Безликие головорезы, обматывавшие лицо повязками, походили на мумии, сбежавшие из саркофагов. В этом заключалась одна из коварных уловок Анахотепа, целью которой было повергнуть в ужас своих врагов, заставить их поверить в то, что Анубис наделил его властью над мертвецами, и те по его приказу могли показать места своего захоронения. Об этом говорили с оглядкой, намеками, потому что всем была известна патологическая подозрительность старого номарха. Разве не повелел он недавно нарисовать большие глаза уджа на всех стенах в городе и даже в домах своих министров, чтобы следить за всеми их действиями, в том числе самыми интимными?

Говорили, что магический глаз Гора осведомлял его обо всем, что попадало в его поле зрения, как на улицах, так и в богатых домах чиновников. Было строго запрещено прикрывать эти глаза тканью или замазывать глиной. Ослушавшимся отрезали уши.

Как и все, Дакомон лишь поклонился и изобразил улыбку, когда дворцовые художники предстали перед дверью его дома, чтобы начертать уджа на его стенах.

— Это не для того, чтобы следить за тобой, друг мой, — проскрипел Анахотеп, — а для твоей же безопасности. Ты знаешь, что у меня много врагов, а тебе завидуют, потому что ты приближен ко мне, считаешься одним из «единственных друзей фараона». Когда-нибудь тебе попытаются навредить. Глаза, нарисованные на твоих стенах, предупредят меня, и я смогу поспешить к тебе на помощь. Благодаря им я могу быть в курсе всех твоих дел… и чувствовать себя не таким одиноким.

Архитектор ответил, что весьма польщен, но, не будучи глупцом, заключил из этого, что номарх отныне не доверял и ему так же, как и другим.

И с этим ничего нельзя было поделать: болезнь его была неизлечимой. Анахотеп полагал, что может заглянуть в души окружавших его придворных и узреть в них зачатки бунта, зародыши заговора и тогда будет вправе уничтожить их ради обеспечения своей безопасности. Он держал при себе свору убийц-фантомов, которых никто не знал в лицо. Одни уверяли, что речь шла о фанатичных жрецах, другие были уверены, что для этой цели были отобраны наложницы из его гарема.

— Это его незаконные сыновья, — оглядываясь, шептал один.

— Нет, его дочери, — поправлял другой. — Он держит в секрете их рождение, так как не хочет признаться, что неспособен произвести на свет детей мужского пола.

Но на самом деле никто ничего не знал. Известно было только, что убийцы с замотанными лицами проникали в самые охраняемые дворцы, чтобы удушить подушкой или повесить на кожаном шнуре всех, кого возненавидел фараон.

Дакомон вздрогнул и повел носом, принюхиваясь к ужасному запаху, заставшему его врасплох. Свое детство он провел так же, все время принюхиваясь, чем приводил в отчаяние родителей, говоривших ему, что он ведет себя как свинья. Но он был не виноват в том, что боги одарили его необыкновенным обонянием. Если бы он не стал архитектором, как его отец, он сделался бы парфюмером. Но семья отговорила его, ибо это означало превратиться в торговца, так как подобная работа предполагала опасные путешествия в далекие восточные и южные страны, где растут лучшие в мире ароматические растения.

Дакомон сделал несколько шагов по террасе. Он был молодым мужчиной, стройным, мускулистым, нравился женщинам. У него было красивое лицо с глазами лани, опушенными густыми ресницами, и чувственные губы чревоугодника. Фараон, профилем походивший на грифа, очень завидовал ему. Архитектор надел набедренную повязку и обул сандалии. Обычно он ходил босиком, но что-то ему сейчас подсказало, что, может быть, ему вскоре придется бежать по каменистой земле.

Он стал думать, когда же совершил ошибку, способную возбудить ненависть Анахотепа. Он мог бы поклясться богами, что был крайне осторожен в своих действиях и словах. Он даже никогда не пытался спрятаться от всевидящих нарисованных глаз, как это делали некоторые. Ему было известно, что номарх умел читать по губам, и, даже если уджа ничего не доносил, Анахотепу тем не менее не составляло труда узнать, что о нем говорят, всмотревшись в шевеление губ.

Фараон был стар. Придворные подозревали, что у него начало развиваться старческое слабоумие. Будущая смерть была его навязчивой мыслью, так же как и переселение в строившуюся «обитель миллионов лет». Он необдуманно тратил на нее все, что награбил в номе, вконец разорив его. Его уже ничто не радовало, и рассказывали, что дважды в неделю он ездил к бальзамировщику Хоремебу, чтобы полежать в своем саркофаге и убедиться в его удобстве.

Но главной его тревогой оставалось возможное ограбление места его погребения. Страх этот не давал ему уснуть по ночам, а если и удавалось наконец заснуть, то во сне ему виделись его оскверненная мумия и жалкая жизнь в потустороннем мире, на которую его обрекли грабители. Именно по этой причине он привязался к Дакомону. Молодой архитектор был специалистом по устройству защитных лабиринтов и всевозможных хитроумных ловушек. Ему не было равных в изобретении сложных переходов, из которых невозможно было выйти, к тому же в них на каждом шагу встречались совершенно незаметные на первый взгляд западни. Это послужило быстрому росту его репутации, и он постепенно создал себе клиентуру из богатых вельмож, также тревожащихся из-за возможности будущих ограблений.

А проблема и впрямь была серьезная. Оскверненная, обезображенная, лишившаяся части членов мумия неизбежно и непоправимо влияла на потустороннее существование. Ущерб, нанесенный земным останкам, мог сделать вас одноруким, одноногим, неспособным вести нормальную жизнь в полях Иалу. Ко всему прочему, если грабители опустошали гробницу, унося все вещи, похороненные вместе с усопшим, тот приходил в другой мир беднее феллаха, лишался своего звания, всех своих надежд и слуг — тех самых раскрашенных деревянных фигурок, которые можно заставить работать на божественных полях. Без всего этого оставалось лишь самому, подобно быку, впрячься в плуг и пахать под насмешливым взглядом бога. Кто бы согласился лишиться своей власти? Стать рабочей скотиной, тягловым животным после того, как командовал десятками слуг? Кто?

И этот страх приводил писцов и министров к Дакомону. Молодой человек успокаивал их, показывал макеты изобретенных им лабиринтов. Он впускал в лабиринт мышь, и та металась в нем, не находя выхода, к великой радости будущих клиентов.

Вначале дело оказалось очень прибыльным, но грабеж гробниц не прекращался, и заказчики стали проявлять скептицизм, становились более требовательными.

— Это всего лишь мышь, — морщились они. — Что ты хочешь этим доказать? Человек-то хитрее. Говорят, что, для того чтобы выйти из лабиринта, нужно на пересечениях все время поворачивать в одну сторону… Так легче оказаться на свободе… Это правда?

— Теоретически да, — отвечал Дакомон. — Но это, если не учитывать охватывающей человека паники… и ловушек. Тот, кто заблудился в лабиринте, находится в подавленном состоянии. Я знаю, что говорю: я проводил опыты с рабами и обещал им свободу, если они сумеют выйти из лабиринта за определенное время. Никому не удалось этого сделать.

— Ну, а если они подстрахуются веревкой? — допытывались клиенты. — Если они отметят свой путь бечевой?

— При большой протяженности не хватит никакой веревки, — спокойно объяснял Дакомон. — К тому же, попав в западню, грабители растеряются. Особенно если будут идти в темноте. Я недавно разработал систему вентиляционных труб, которые поддерживают в лабиринте постоянный сквозняк, гасящий все факелы и светильники. Нет ничего ужаснее, чем очутиться в полной темноте в коридорах, ведущих в никуда. Самый хладнокровный человек не вынесет этого. Да еще если пропускать струю воздуха через особым образом выточенную трубочку, получаются звуки, напоминающие вой шакала Анубиса. Кладбищенские воры глупы, они быстро лишаются рассудка. Тогда они побегут и угодят в первую предназначенную для них ловушку. Я разработал весьма хитроумные люки. Если идти по ним в одну сторону, они неподвижны; они приходят в действие, только когда человек возвращается, так что грабитель, уже прошедший по этому месту, воображает, что идет по твердому полу. Даже если он пометил плиту, на которую наступил, как это делают многие, он, считай, уже попал в ловушку, не зная, что люк открывается только в одном направлении. И очень важно, чтобы гробница побыстрее прослыла поглотительницей людей, проникших в нее с дурными намерениями. Именно в этом залог вашего спокойствия.

Здесь Дакомон всегда приводил пример пирамиды Тетлем-Иссу, ловко задуманной им для привлечения крокодилов во время разлива Нила, и неудачи самого Нетуба Ашра, царя воров. Он очень гордился этим изобретением.

С течением времени клиенты проявляли все большую сдержанность, поэтому он построил в своих садах лабиринт в натуральную величину, над которым можно было перемещаться с помощью набора мостков. Когда будущий заказчик опирался о балюстраду, Дакомон велел своему слуге Ути подвести раба ко входу в бесконечный коридор. Как правило, это был военнопленный из Ливии, или пожиратель нечисти, или один из тех отвратительных жителей песков, из которых получались самые дерзкие грабители. Дакомон сверху кричал несчастному:

— В центре лабиринта стоит золотая статуэтка. Если ты возьмешь ее и найдешь выход, она будет принадлежать тебе.

Считая, что вступил в жестокую игру, человек продвигался осторожно, оставлял на своем пути метки. Чаще всего это были клочки одежды, которые, как он думал, должны были помочь ему найти обратную дорогу. А когда он оказывался голым, он прокусывал палец и кровью помечал стены.

— Обрати внимание, друг, — шептал Дакомон, наклоняясь к своему клиенту, — этот парень уже наступил на два люка и не заметил этого. Он теперь уверен в надежности дороги и полагает, что спокойно вернется обратно. Не забавно ли это? Плита повернется только на обратном пути, но некоторые грабители иногда пускают впереди себя овцу или даже ребенка.

— Да, конечно, — одобрял вельможа, — похоже, это хорошо придумано.

Когда раб со статуэткой в руке провалился в колодец, дно которого было утыкано острыми рогатинами, они зааплодировали, и договор был подписан.

Состояние Дакомона росло благодаря использованию подобных устройств. Молодой, богатый и красивый, он имел много завистников, но потерял бдительность. Считая себя самым ловким, он был уверен, что номарх Анахотеп ничего не смыслил в его хитростях. И тут он допустил ошибку. Ужасную ошибку…


У Дакомона заболело сердце, и он вернулся домой. Жил он в красивом доме на краю пустыни. Очень узкие окна почти не пропускали жары. Полумрак, до сих пор нравившийся ему, вдруг показался наполненным тысячью опасностей. Он тихо потянул носом воздух, стараясь различить ужасный запах повязок. То ли ему почудилось, то ли Анахотеп действительно подослал к нему убийц?

Он снял сандалии, слишком громко стучавшие по плитам пола, и спросил себя, где сейчас находится его слуга Ути. Ути был одного с ним возраста. Дакомон подозревал, что ему нравились мужчины, что в Египте не поощрялось, но Дакомон мирился с этим пороком, так как догадывался, что тайно влюбленный в него Ути готов без колебаний броситься за него в огонь. Такая преданность была неоценимой в эпоху сплошных заговоров. Дакомон начал терять терпение. Где же скрывался этот чертов дурень? Неужели обряженные мумиями убийцы уже перерезали ему горло?

Архитектор чувствовал, что его собственный запах становится ему неприятен, и это здорово испортило ему настроение. Его обоняние частенько проделывало с ним подобные штуки. Проезжая в носилках через город, он принимал меры предосторожности, прикладывая к нижней части лица надушенную тряпицу, чтобы его не беспокоила вонь от людей. Однажды на стройке у него кончились благовония, и резкий запах пота от каменщиков вызвал у него такое сильное головокружение, что он едва не умер. Кроме мирры, росного ладана, фимиама, все для него было зловонием, так что он иногда с трудом переносил запах тела даже тех придворных, которые содержали себя в относительной чистоте. Анахотеп был на него похож. Отсюда и все несчастья.

Он вошел в комнату Ути. Молодой слуга спал голым на простыне, на расстоянии вытянутой руки от него стоял бокал вина из ююбы. Дакомон разбудил его, пнув ногой в живот.

— В доме кто-то есть, — прошептал он слуге изменившимся голосом. — Убийцы номарха… Они тут… Я чувствую их запах.

Глаза Ути расширились от страха.

— Разве ты их не чувствуешь? — настаивал архитектор.

Ути отрицательно покачал головой:

— У меня не такой нос, как у тебя, господин. Ты уверен, что это тебе не приснилось? Зачем бы фараону убивать тебя? Разве ты не его друг?

Дакомон раздраженно дернул плечом: Ути был уж слишком наивен! Кстати, Анахотеп не заслуживал титула фараона, он был всего лишь правителем провинции, одержимым непомерным честолюбием. Только постепенное дробление центральной власти государства позволило ему украсить себя этим титулом, не подвергаясь гневу настоящего фараона. В былые времена человека, носящего две короны и претендовавшего на неограниченную власть, подвергали наказанию за дерзость, но времена те давно прошли.

— Нужно уходить, — пробормотал молодой слуга. — Пройдем через сады.

Дакомон будто окаменел. Ему никогда и никуда не приходилось убегать. Больше, чем бедность и безвестность, его пугали жестокие запахи внешнего мира. Как сможет он выжить без своего сундучка с ароматическими веществами? Без своей тысячи флакончиков с самыми редкими благовониями? Лишись он окутывающего его аромата, и жизнь станет невыносимой. Не лучше ли уж отдаться на волю убийц?

— Ты приготовил дорожную сумку? — обеспокоено спросил Ути. — Золото, украшения, медные слитки?..

Нет, ни о чем таком он и не подумал. А впрочем, в этот самый момент он думал лишь о сундучке из сандалового дерева, где лежали коробочки с мазями, камедью, самыми редкими ладанами, купленными за золото у путешественников, возвратившихся из южных стран. Нет, без них он не уйдет! Без них он задохнулся бы, умер…

Неужели его собираются убить из-за благовоний, запах которых мог ощущать только Анахотеп и он сам?

Трудно было в это поверить, и тем не менее он был почти уверен, что именно в этом скрывалась одна из причин приговора.

В благовониях, аромат которых могли почувствовать только два человека во всем номе, а может быть, и во всем Египте! Что за безумие нашло на него похвастаться этим своим даром перед старым номархом, что за тщеславие!


Когда Дакомон не набрасывал план лабиринта, он создавал запахи. В этом заключалась его истинная страсть. Работал он только с самыми редкими благовониями. Его обостренный нюх болезненно реагировал на общедоступные пахучие субстанции, на эти «духи», которые доставляли радость вельможам. Однажды, добиваясь совершенства, он случайно открыл чрезвычайно изумительный, очень тонкий аромат — настоящий язык богов, — который, увы, никто не способен был почувствовать. Он предложил его придворным, но те только посмеялись над ним.

— Это всего лишь вода! — заявляли они, поднося флакон к своим огрубевшим носам. — Ты пошутил, Дакомон? Или свихнулся?

Он тогда захотел сделать подарок жрецам царского наоса, чтобы умащивать по утрам статую бога — ту, которую они мыли, облачали и кормили с восходом солнца. Но и тут его встретили с крайним недоверием.

— Ты смеешься, Дакомон, — сказали они ему. — Это твоя штука ничем не пахнет, и бог будет недоволен.

Архитектор тогда понял, что стал жертвой своего слишком тонкого обоняния. Он изобрел исключительные духи… но «слышать» их мог только он один либо очень искусный парфюмер, не такой, как все. «Неосязаемые» духи, существующие для одного человека!

Он испытывал от этого одновременно и глубокую печаль, и огромную гордость. Шутки ради, а также из тщеславия он постепенно приобрел привычку душиться этим божественным эликсиром, запах которого ускользал от простых смертных, но не мог оставаться не замеченным богами. По своей наивности он воображал, что пользуется особым покровительством богов, потому что знал о воздействии отборных духов. Во все времена боги предпочитали этот способ общения с землей, с людьми. Если нужно было привлечь их внимание, чтобы поговорить с ними, это делалось с помощью благовоний. Только облачко тонкого аромата, поднимающееся к небу, могло установить контакт между двумя мирами. Исчезнут благовония, и общение прекратится. Дакомон гордился тем, что, несомненно, был единственным смертным, запах которого выводил богов из состояния полного безразличия. Это тщеславие его и погубило.

Однажды, когда он находился близко к Анахотепу, обсуждая детали конструкции погребального сооружения, то с удивлением увидел, как номарх морщит нос и к чему-то упорно принюхивается.

— Что это за благовоние? — спросил старик властным и требовательным голосом, заставляющим трепетать весь дворец. — В первый раз встречаю. Оно… оно неописуемо.

Полуприкрыв глаза и напоминая гурмана, учуявшего запах изысканного блюда, Анахотеп нюхал воздух.

Дакомону он был известен как знаток ароматов, но архитектор самодовольно полагал, что его собственный нюх лучше, чем у фараона. Он побледнел, догадываясь, что номарх заставит его дорого заплатить за подобную дерзость.

— Я рассчитывал сделать вам подарок, о господин, — с ходу выдумал он, — но все вокруг считают его бесцветным… и те, которым я давал его понюхать, утверждали, что он не имеет запаха. Я уже начинал подумывать об обонятельной галлюцинации. Вот почему я решил довериться вашему суждению, поскольку боги одарили вас самым лучшим обонянием в Египте.

Хитрый, расчетливый огонек зажегся в глубине зрачков Анахотепа.

— Так ты говоришь, что никто не способен его учуять? — повторил он с понимающим видом. — Никто, кроме тебя… и меня?

— Верно, господин, — выдохнул Дакомон, — но даже я временами не улавливаю его. Вы наверняка оцените его лучше, чем я.

— Мне пришла мысль, которая еще никого не осеняла, — шепнул Анахотеп.

Вот с этого-то все и началось: и слава, и падение Дакомона…

— Господин, — взмолился Ути, теребя архитектора за руку. — Надо уходить, проснись, ты словно лунатик.

Дакомон попытался представить себе жизнь вне дворца. Жизнь беглеца в отравленном воздухе среди подонков общества. Как только закончится содержимое его ящичка с благовониями, он умрет, задохнувшись от вони, — уж это точно.

— Моя шкатулка… — наконец пролепетал он. — Принеси мне сандаловую шкатулку.

— Она слишком тяжела, — запротестовал Ути. — Надо забрать с собой золото, серебряные и медные слитки. Где ты их хранишь?

Но архитектор ничего не прятал, ни к чему не был готов. Ему и в голову не приходило, что однажды он вынужден будет бежать, как отверженный.

Он совсем пал духом и чуть было не отказался от мысли о бегстве, но тут в нос ему ударил четкий специфический запах бальзамировочных смол. Убийцы, посланные фараоном, приближались. Он застонал от страха. Ути схватил его за руку и потянул в сад. Слуга чаще общался с простыми людьми, поэтому бегство его не страшило. Мысленно он уже прикидывал, какой дорогой выведет своего любимого господина из нома Сетеп-Абу.

Дакомон покорно позволил себя увести. Снаружи уже поднялся холодный ночной ветер, с шумом раскачивающий пальмовые листья. В темноте вдоль аллеи светились курильницы с тлеющими углями, наполнявшими воздух запахом ладана. Порывы ветра раздували огонь, меняя окраску угольков от темно-красного до бледно-розового; иногда из них появлялись трепещущие язычки пламени; стелился по земле, расползаясь под деревьями, ароматный дымок.

Когда Анахотеп приходил к нему, Дакомон кидал на горящие угли порошок из ладана, чтобы окурить номарха, словно тот был спустившимся на землю божеством.

У входа в лабиринт возвышалась статуя Упуаута, бога проводников. На покачивающегося, еле переставляющего от страха ноги Дакомона неожиданно снизошло озарение свыше.

— Входим в лабиринт, — задыхаясь, сказал он слуге. — Туда они не посмеют сунуться! Да, лабиринт нас защитит!

— Не надо, господин, это опасно, сейчас темно, ничего не видно, — заскулил Ути.

— Его придумал и построил я, — проворчал Дакомон. — Весь путь я знаю наизусть, я мог бы гулять по нему с закрытыми глазами.

— Лучше бы вообще убраться отсюда.

— Идиот! Разве тебе не понятно, что они окружили сад? Да они схватят нас, как только мы попробуем перелезть через стену.

Архитектор воспрянул духом. Его защитят его творение, его гений. В лабиринте он будет в безопасности, как в крепости, и, вздумай убийцы последовать за ним, все они попадут в тысячу расставленных им ловушек. Да, именно туда он должен бежать, не обращая внимания на сетования Ути.

До сих пор жизнь его была спокойной, он не привык к неожиданным поворотам такого рода. Дом он покидал только на носилках в сопровождении слуг, размахивающих курильницами. Через город он проезжал с опущенными занавесками, чтобы не видеть городских мерзостей, да и сами занавески, бывшие для него крепостной стеной, издавали тонкий аромат.

— Пошли, — приказал он Ути. — Дай мне руку и ставь ноги туда, куда буду ступать я.

Слуга трясся, как кролик при приближении льва. Острый запах пота исходил от него, раздражая Дакомона.

— Делай, что я сказал! — прошипел архитектор. — Все будет хорошо.

Они обогнули статую Упуаута и вошли в лабиринт, в котором Дакомон демонстрировал заказчикам свои идеи. Плотная ночная тьма сгустилась в коридорах, где обычный человек вынужден был бы тихо продвигаться ощупью. И речи быть не могло, чтобы зажечь факел или засветить масляный светильник, так как их свет мог бы привлечь преследователей: ведь в сооружении не было потолка.

«Даже если кто-то взберется на переходный мостик, чтобы показывать дорогу другим, он все равно не сможет указать им расположение ловушек», — подумал Дакомон, ведя за собой слугу, стучащего зубами от страха. Он продвигался с закрытыми глазами, чтобы заставить работать память. Его совсем не страшила возможность заблудиться, иначе он не был бы мастером своего дела. Приходилось лишь через каждые десять ударов сердца открывать глаза, чтобы навсегда запечатлеть в памяти путь. Это был странный дар, обнаруженный у него еще в детстве. Дар, составивший его богатство… и ставший причиной его утраты.

Он шел, отсчитывая шаги, а за его прикрытыми веками вставали однообразные картины: прямые стены без каких-либо ориентиров.

Поворотов было множество, и количество ловушек по мере приближения к центру увеличивалось. Подобное сооружение стоило дорого. Ко всему прочему, при строительстве следовало постоянно менять бригады каменщиков, чтобы ни один их них по окончании строительства не мог восстановить в памяти весь лабиринт целиком. Для большей безопасности Дакомон использовал военнопленных, говорящих на различных языках. Намеками он советовал заказчикам впоследствии избавиться от рабочих, отослав их «как можно дальше». Клиент мог трактовать понятие «расстояния» по-своему, в зависимости от обстоятельств. Как правило, владельцы гробниц спешили организовать несчастный случай, в котором и погибали несчастные копатели земных глубин. Жаль, конечно, но иного выхода архитектор не видел.

Они достигли центрального помещения. Дакомон прислонился спиной к фальшивому саркофагу, установленному здесь, чтобы произвести впечатление на клиентов.

— Все в порядке, — шепнул он Ути, — и перестань стучать зубами, мы в безопасности. Никогда им не добраться сюда целыми и невредимыми. Лабиринт убьет их одного за другим.

Сказав это, он почувствовал, как его охватывает странное ощущение власти. Может быть, это заставит Анахотепа отказаться от возобновления попытки? Нет, не следует строить иллюзий. Ути, пожалуй, прав: лучше бы бежать, покинуть ном… и даже Египет. Но где скрыться? В Вавилоне? Говорят, азиаты большие любители благовоний. Возможно, там началась бы новая жизнь.

— Слышишь? — простонал Ути. — Они идут, уже раздаются их шаги…

Дакомон учуял их до того, как услышал. Их тошнотворный запах летел впереди них. Запах приближающейся смерти. Они только что вошли в лабиринт, не зажигая факелов. Можно было подумать, что их звериные глаза способны видеть в темноте. От этой мысли мурашки побежали по телу архитектора.

«А если это и в самом деле мумии? — суеверно подумал он, сжавшись от страха. — Ожившие трупы, которыми номарх может управлять на расстоянии благодаря заклятиям жрецов. Нет, это невозможно. Анахотеп не волшебник, а всего лишь злой старик, которому всюду чудятся заговоры; он целиком поглощен желанием сберечь свои секреты».

И все же безликие убийцы продолжали продвигаться вперед. Дакомон тщетно надеялся услышать звук открывающегося люка. Ничего не было слышно, словно убийцы осторожно обходили все западни. Уму непостижимо!

— Они идут! — завизжал Ути. — Они скоро будут здесь… Ты залез в львиную пасть! Уж лучше бы нам убежать в пустыню, как я говорил.

— Помолчи! — прикрикнул на него архитектор, почувствовав, как у него вдруг вспотели ладони. Как могло случиться, что…

И тут его озарило, словно ударило хлыстом. Не пригласил ли он сам однажды Анахотепа посетить лабиринт?

Да, конечно. Этого было достаточно… Еще крепкая память номарха запечатлела точную схему лабиринта и расположение всех ловушек. Какую же глупость совершил Дакомон!

Вернувшись во дворец, Анахотеп поспешил набросать план сооружения… План, который он передал убийцам на тот случай, если…

Дакомон задрожал. Он сам себя отдал на растерзание львам, стараясь угодить номарху.

Исходящая от убийц вонь оглушила его. Он знал, что они сейчас войдут в центральную комнату.

Ему не нужно было видеть их, чтобы догадаться, что они уже выстроились перед ним с медными кинжалами в руках.

— Мы нашли тебя, — произнес голос из темноты. — Мы нашли тебя, Дакомон, по приказу фараона, ради блага государства и безопасности его ка.

Голос был нейтральный, бесполый. К тому же в нем не чувствовалось ненависти.

Дакомон окаменел от ужаса. Он задыхался. И тут обмотанные руки схватили его. Он уперся в запеленатую грудь, твердую от пропитанных смолами повязок.

Его повели. Он не осмелился отбиваться из боязни толкнуть напавших к одному из знаменитых люков, открывавшихся только на обратном пути. Упадут они, упадет и он, и никого не пощадят бронзовые шипы, усеивавшие дно колодцев.

Они молча вышли из лабиринта. Двое убийц ждали их подле жаровни, разожженной в центре сада для отпугивания ночных хищников, выходивших из пустыни на запахи пищи, поднимавшиеся от человеческого жилья.

Мумии подвели архитектора к костру. Перекрещенные повязки оставляли свободными только глаза.

— Анахотеп, наш общий господин — жизнь, сила, здоровье, слава его ка — Анахотеп очень любит тебя, — сказал один, похожий на старшего. — Он восхищается тобой. Он считает тебя своим сыном. Впрочем, если бы это было не так, он велел бы тебя убить сегодня же вечером.

Первым чувством Дакомона было сильнейшее облегчение, но затем страх вернулся и стал еще сильнее. Если фараоновы убийцы не покушались на его жизнь, тогда что же они делали здесь? Он собрался было задать им этот вопрос, но тут увидел лежащий на жаровне железный прут, раскаленный добела.

— Ты должен понять, что представляешь угрозу для загробной жизни фараона, — сказал старший. — Тебе известны вещи, знать которые отныне должен только он один. Если бы речь шла о другом, другим было бы и решение: мы перерезали бы тебе горло… Но, повторяю, фараон любит тебя, как сына, и решил быть милосердным. Мы оставим тебя в живых после некоторых мер предосторожности. Не сопротивляйся, иначе операция затянется и будет болезненной. Закрой глаза и предоставь нам действовать… Ты поступишь разумно…

Дакомон забился в их руках.

— Что вы со мной сделаете? — завопил он. — Это какая-то бессмыслица. Я никогда не нанесу вреда фараону. Я люблю его, как собственного отца. Если надо, я могу уехать, я покину Египет, уединюсь в Тире, в Ниневии, или еще дальше…

— Нет, — мягко произнес мужчина. — Риск был бы слишком велик. Мы должны повиноваться — ты и я. Ты должен смириться. Пойми, ставки в игре слишком высоки. Предайся своей судьбе и не вздумай мстить фараону. Не держи на него зла, потому что он оказывает тебе великую милость, оставляя тебя в живых. Ты понял? То, что мы с тобой сделаем, идет от его любви к тебе, а не от ненависти.

Оглушенный этими словами, Дакомон не знал, что и думать. И тут только он заметил ножницы в руках одного из убийц.

— Держите его крепче, — приказал старший. Молодой архитектор почувствовал, как его схватили за уши. Его заставили встать на колени и поднять голову. И, не мешкая больше, отрезали ему нос бронзовыми ножницами, а затем прижгли дырочки ноздрей раскаленным прутом.

Боль была такой сильной, что он потерял сознание. Ути рухнул на землю, обливаясь слезами и дрожа от страха.

— Займись-ка лучше им, — бросил старший. — Залечивай его раны, чтобы они не загноились. Если будет нужно, иди во дворец, фараон пришлет своего личного лекаря. Когда твой хозяин очнется, объяви ему хорошую новость: за ущерб номарх удваивает сумму его годового содержания.

Они ушли, как и пришли. Ночь поглотила их, как камушек, брошенный в воду пруда.

Ути дотронулся кончиками пальцев до изуродованного лица Дакомона. Рана была ужасной, от красоты молодого архитектора не осталось и следа. Теперь он был похож на прокаженного или на вельможу, наказанного за нарушение своего долга: отрезание носа за такое преступление было обычным делом.

Ути долго плакал над лежащим без сознания Дакомоном, потом успокоился и пошел в дом. Взяв бальзам на основе опиума, который притуплял самые острые боли, он приготовил себе несколько трубок с успокаивающей коноплей. В Египте почти не было курильщиков, так как курение считалось пороком, присущим людям пустыни. Ути пристрастился к этой привычке после встреч с чужестранцами: как известно, бедуины никогда не расставались со своими трубками-кальянами.

Он оставался подле своего хозяина до рассвета, отгоняя от него мух, уже слетевшихся к ране.


Очнувшись, Дакомон первым делом потребовал зеркало. Ути отказался дать ему кусок отполированной меди, перед которым архитектор по утрам подводил глаза свинцовой пудрой. Он быстро кинул брикетики гашиша на угли небольшой курильницы и поставил ее перед лицом хозяина, попросив его поглубже вдыхать дым. Одурманенный опиевым снадобьем, Дакомон, казалось, не очень страдал.

— Я обезображен, не правда ли? — не переставая повторял он слабым голосом. — Я ужасен…

Как утверждать обратное? Как сказать ему, что у него вид прокаженного, нос которого только что отвалился, обнажив страшные провалы ноздрей? Язык не поворачивался сказать такое мужчине, не знавшему отбоя от женщин и все последние годы прожившему в вихре наслаждений.

Ути вдруг испугался, как бы архитектор не вскрыл себе вены, и подкинул в кадильницу новую порцию гашиша.

— Господин, — проговорил он, избегая смотреть Дакомону в лицо, — надо уходить. Номарх совсем обезумел. Сегодня он тебя изуродовал, завтра прикажет убить.

— Ты прав, — слабо отозвался раненый. — Заберем золото, медь и уйдем… Мне нужны будут деньги, чтобы отомстить. — Он через силу усмехнулся и добавил: — В этом маленьком приключении есть и хорошая сторона: он навсегда излечил меня от всех запахов. И это хорошо, потому что мне придется общаться с подонками, чьей вони я бы не вынес.

— С кем ты хочешь встретиться? — жалобно спросил Ути, которого заранее пугала такая перспектива.

— С Нетубом Ашрой, — уронил Дакомон. — Царем осквернителей. Когда мы выйдем отсюда, ты должен будешь привести меня к нему.


7


Главарь убийц, обмотанный повязками, склонился перед Анахотепом и сказал:

— Божественный сокол вписал твое имя на небесах, назвав тебя Могучим Быком. Могучим Быком Гора предстанешь ты в Сетеп-Абу. Священный Гор пожаловал тебе свои короны. Сила и Отвага — под таким именем ты, Анахотеп, правишь на Белой Земле и на Красной Земле, попирая своих врагов. Несокрушимо становление Ра.

Старик сделал нетерпеливый жест. Он был уже слишком стар, чтобы поддаваться лести, которой упивался еще десяток лет тому назад. У него не было никакого права носить пять ритуальных имен фараона, и иногда его раздражало угодничество подданных. Неужели не найдется среди них смельчака, который встанет и прилюдно обвинит его в ереси?

— А как то дело? — поинтересовался он у убийцы, наряженного мумией.

— Все сделано, как ты приказал, господин, — сила, жизнь, здоровье. Да будет славен твой ка.

— Он страдал?

— Худшее еще впереди, но у него, похоже, преданный слуга. Если повезет, он выживет.

Анахотеп печально вздохнул.

— Вы сказали ему, что у меня нет к нему ненависти? — спросил он, так как это особенно беспокоило его.

Главарь убийц заверил, что передал все слова фараона, не упустив ни одного.

— Хорошо, хорошо, — пробормотал Анахотеп, вдруг уставший от беседы. — Уходи, ты хорошо поработал. Ты получишь за свой труд десять медных дебенов.

Безликий убийца, пятясь, вышел и исчез среди колонн в виде папирусов, поддерживавших потолок зала.

Стены, опоры — все было непривычно голым, так как Анахотеп велел соскрести все краски, запаха которых он больше не переносил. Когда он приближался к какой-либо фреске, он не видел нарисованного, потому что его тотчас окутывал запах ингредиентов, содержащихся в красителях… От них несло тухлыми яйцами, мочой или фекалиями, которые подмешивались в некоторые краски. Он чувствовал запах растолченной пестиком живности: улиток, червяков, насекомых, игольчатых моллюсков, кермеса. Ему казалось, что все это месиво способствовало гниению стен. Под предлогом украшения его жилища его заставили жить в вонючей мясобойне! Стоило ему закрыть глаза, как на него накатывал запах тухлятины.

Никто никогда не понимал его мучений. Приглашенные врачи сдержанно объясняли:

— Возможно, ты страдаешь от болезни головного мозга, о сын Гора, Всемогущего Быка. Такое заболевание вызывает у больного иллюзорные запахи.

Какая наглость! Фараон никогда не болеет, это всем известно. И раз уж он улавливает запахи, которые никто не способен различить, значит, боги наделили его необыкновенным обонянием.

Он велел отрезать лекарям носы и заставил несчастных съесть их, дабы научить почтительности.

Но его жизнь продолжала превращаться в ад. Он теперь требовал, чтобы его министры удаляли с тела все волосы с помощью катка из ароматного сахара и умащивали себя камедью теребинта, прежде чем предстать перед ним, поскольку их телесные выделения вызывали у него тошноту. Во время беседы каждый должен был держать в руке маленькую курильницу для благовоний, чтобы создавать вокруг себя защитный слой ароматного дыма, потому что от волнения все начинали обильно потеть.

С той же целью Анахотеп заставил соорудить в смежном зале бассейн для омовений, где постоянно мокли слуги, и повелел всем втирать в себя свинцовую пасту. Следовать за номархом нужно было обязательно с кадилом в руке.

Анахотепу достаточно было наморщить нос, чтобы узнать, кто что делал. Принюхавшись, он знал, кто только что справил малую нужду, кто занимался этой ночью любовью, кто спал с мальчиком…

Шокирующая близость людей была для старика ежеминутной пыткой. Но самым худшим был запах города, вонь, приносимая во дворец ветром, гнилостный запах немытых тел и грязного белья. Желая погулять на террасе, номарх сперва посылал туда слугу, чтобы удостовериться, что ветер дует из пустыни, а не со стороны города. Пустыня пахла чистотой и свежестью. Она умиротворяюще действовала на Анахотепа, даже если временами ветер ненадолго доносил до него зловоние далекого азиатского каравана.

Эта его феноменальная способность только усилилась с возрастом, перейдя границы терпимости. Когда старик должен был принимать иностранных послов в сомнительной чистоты одеждах и с крашенными хной бородами, он прикрывал лицо золотой маской с изображением Гора, полый клюв которого был заполнен сердцевиной бузины, пропитанной росным ладаном. Только так он мог сидеть на троне, не падая в обморок.

А вот сегодня он учуял запах влетевшего насекомого. Да, он определял по запаху мух, разную мошкару и мог сказать, на чем или на ком секунду назад сидело насекомое. Он чуял волны запаха, исходившие от скарабеев, ящериц, ползавших по камням дворца. Он мог пересчитать их с закрытыми глазами. Мог и смешать их запахи.

— Он все это выдумывает, — шептались его враги. — Воображает. А на самом деле он сошел с ума. Больной мозг привел его к потере реальности. И он совсем никого не хочет слушать, особенно лекарей.


Кряхтя, Анахотеп слез со своего трона. Роста он был маленького, худощавый, сухонький. Он уже вполне мог сойти за свою мумию, которую оставалось завернуть в сто пятьдесят локтей льна, как это положено по его сану

Его крючковатый нос придавал ему сходство с хищной птицей, и в начале своего «царствования» он любил поворачиваться в профиль, подчеркивая тем самым, что является избранником бога Гора. А для большего сходства он взял в привычку крутить головой наподобие сокола.

В то время нюх его еще не делал его жизнь невыносимой; он был просто намного восприимчивее к запахам, нежели большинство простых смертных. Нередко случалось, что удовольствиям гарема он предпочитал сидение перед курильницей, на тлеющие угли которой служанка бросала щепоточки благовонного порошка.

Сколько он себя помнит, существование его всегда подчинялось запахам. Поэтому, встретив Дакомона, он словно неожиданно очутился лицом к лицу со своим двойником.

Молодой архитектор, как и он, обладал чрезвычайно тонким обонянием. Он тоже мог унюхать то, о чем обычный человек и не подозревал.

Вот тут-то все и началось.

С некоторого времени Анахотеп чувствовал, как его покидают жизненные силы. Жрецы, которым он открылся, в один голос заявили, что приближается момент, когда ему предстоит улететь к солнцу, и следует незамедлительно начать готовиться к переходу в мир иной.

Впервые в жизни номарх заметил, что его корежило при мысли об осквернении его вечных останков грабителями гробниц. Он вызвал Мозе, старого воина, отвечающего за сохранность погребений.

— Хотелось бы тебя успокоить, — заявил тот, — но я не могу этого сделать. Несмотря на все усилия по охране, ни одна гробница не избегла ограбления. Нетуб Ашра, Осквернитель, смеется над нами. У него очень много сообщников. В его банде множество чужаков, которые презирают наши верования, и их совсем не страшат слова проклятий, написанные над погребениями. Чтобы обеспечить себе вечный покой, ты должен согласиться на бедные похороны, без золота и драгоценностей, с простой маской из гипса или картона на лице; а с собой взять лишь сменную набедренную повязку и пару сандалий.

Анахотеп вздрогнул, услышав его слова. Мозе вконец потерял разум? Его мозги выжгло солнце пустыни?

— Об этом не может быть и речи. Ты и впрямь не способен справиться с этой бандой?

— Нет, господин, — признался старый солдат, опустив голову. — Мы все испробовали: пытки, телесные наказания, казнь… Ничто не помогает. Многие из этих грабителей пришли из страны Кух, они глупы, как обезьяны. Что касается нубийцев, то они известные колдуны и наверняка умеют отворачивать проклятия богов-хранителей.

— По-твоему, надо смириться? — возмутился Анахотеп, дрожа от гнева.

— Возможно, и есть решение, — отважился Мозе. — Мне говорили об одном молодом архитекторе, весьма искусном в создании всяких защитных уловок. Его зовут Дакомон.


Номарх немедленно велел пригласить к себе мастера по лабиринтам. Дакомон относился к людям, привыкшим принимать восхищение как должное, и, не отдавая себе в том отчета, легко завоевывал расположение как мужчин, так и женщин.

— Жизнь, сила, здоровье, слава твоему ка, — произнес он, вставая на колени. — Господин, специально для тебя я изобрел такой лабиринт, какого еще не было на свете. Никто из твоих министров не имеет достаточно денег, чтобы оплатить его, но тебе это не составит труда.

Анахотеп улыбнулся, прикрыв скипетром свои гнилые зубы. Дерзость молодого человека ему нравилась, так же как и совершенные черты его лица. Ко всему прочему, Дакомон обладал качеством, крайне редким среди окружающих номарха людей: от него хорошо пахло.

— Объяснись, — милостиво произнес Анахотеп. Архитектор развернул чертежи.

— Это новая система будущих лабиринтов, — шепотом поведал он. — По мере углубления в коридоры незваный гость, сам того не зная, приводит в действие противовесы, спрятанные под плитами. А они, в свою очередь, задействуют систему шестерен, передвигающих некоторые подвижные перегородки, смонтированные на поворотных стержнях. Так что направление лабиринта постоянно меняется при его прохождении. Бесполезно и ставить метки, поскольку все стены выкрашены в одинаковый цвет. Даже если он захочет начертить крестик на полу, это окажется ненужным, потому что прохода, который он только что миновал, уже не существует.

Дакомон все больше возбуждался и потел, излагая свой проект, но пот его приятно пах мелиссой. Анахотеп понял, что молодой человек очень заботился о своих внутренних жидкостях, и даже спросил себя, такой же ли приятный запах у его спермы. Кровь вдруг прилила к его пергаментным щекам. Он сам поразился тому, что в его возрасте еще можно испытывать физическое желание, так как давно уже не предавался любовным играм. В молодости он часто следовал известной пословице людей пустыни: «Женщина — для произведения потомства, мальчик — для наслаждения, коза — по необходимости». Познал он все, кроме последнего.

Что с ним произошло? Стоя одной ногой в могиле, он влюбился в юношу, который мог бы быть его внуком?

— И все это действует? — спросил он, с усилием отвлекшись от ненужных мыслей. — Из чего сделаны подвижные перегородки? Если из сырого кирпича, то их легко пробить киркой.

— Нет, господин, — возразил Дакомон с ноткой нескрываемого раздражения, которое другому стоило бы жизни. — Это крепкие гранитные блоки, насаженные на оси. Поворачиваются они мягко и почти бесшумно. Причем в разные стороны, так что при каждом нажатии на поворотный механизм стенка может принимать любое направление, окончательно запутывая проход по лабиринту. Везде начнут возникать тупики, и вконец заблудившийся грабитель рано или поздно потеряет голову и умрет от жажды.

Анахотеп потребовал показать ему действие механизмов. Дакомон выполнил его просьбу, но на уменьшенной модели. Зато номарх смог оценить эффективность ловушек, которые архитектор соорудил в своих садах.

— Идея соблазнительна, — подумав, произнес номарх. — Она мне подходит, только как же я сам буду передвигаться внутри лабиринта? Когда я буду мертв, мой ка, мое второе я, как тебе известно, продолжит хождение между двумя мирами. Ночью он выйдет из саркофага, чтобы пройтись по городу, посетить живущих, помочь им или покарать, это зависит…

Дакомон нахмурился, ему непонятно было, куда клонит старик.

— Я боюсь, — сказал Анахотеп, — я боюсь, как бы мой ка сам не попал в западню, приготовленную для кладбищенских воров… или не заблудился бы в запутанных коридорах, потеряв дорогу к моему саркофагу.

— Ка должен уметь проходить через стены, — возразил архитектор. — Я предполагаю, что он может видеть сквозь предметы и вполне может распознать ловушку. Так я, по крайней мере, думаю…

— Ты предполагаешь, но ты в этом не уверен, — прохрипел номарх. — Никто точно не знает, что происходит в головах мертвых, — жрецы не больше других. Наши предположения ничего не значат. Если мой ка и мои смертные останки не смогут воссоединиться, моя загробная жизнь будет отравлена. Меня будут хулить, я буду отвержен и обречен на бесконечное блуждание. Именно это меня ужасает: мысль о моем двойнике, затерявшемся в лабиринте, кружащем, кружащем без надежды найти мумию, из которой он вышел… и в результате оказавшемся в одной из ловушек!.. Твоя система превосходна, даже слишком… Она может обернуться против своего хозяина и сделать его пленником гробницы.

— Но у вас будет план ловушек, плит с противовесами, — возразил Дакомон. — Вы сможете запомнить все места…

— Будучи мертвым, сохраню ли я эти воспоминания? Знать нужно все досконально, а мне кажется, что мозг мертвых не в состоянии что-либо вспомнить. Их мысли мне представляются в виде дымки, неощутимой и постоянно меняющейся, колышимой ветром и готовой рассеяться. Нет… Я не в состоянии заучить твой план наизусть. Нужно найти что-то другое. Способ пометить маршрут, с указанием ловушек. Способ оставить метки, которые будут видимы только мною… Мною одним…

Анахотеп закрыл глаза. Да, так и надо сделать. Усеять дорожку лабиринта маленькими камушками, не видимыми никому, кроме него. Только при этом условии он будет спокоен. И его ка сможет уходить и приходить, не подвергая себя опасности. Он будет покидать саркофаг, чтобы шпионить за живыми и приносить ужасные болезни тем, кто осмелится проклинать имя Анахотепа, усопшего номарха.

С тех пор как он почувствовал приближение конца, он много размышлял над этими вещами и на целые дни погружался в свои мысли. Он с какой-то одержимостью занимался своим переселением. Иногда он упорно думал о деталях вроде той, которая возникла в данный момент. Невыносимая тоска сжала его сердце при мыс-Ли, что его ка может заблудиться в защитном лабиринте и будет бесконечно бродить по нему вечным пленником запутанных дорог, которые постоянно будут изменяться, подобно следу змеи на песке.

— Господин, — настаивал Дакомон, уловив тревогу номарха. — Есть обычай рисовать на стенах гробниц двери и окна, через которые ка может выходить из погребения. Многие прибегают к такому способу, ведь предполагается, что ка нематериален.

Молодой архитектор произнес слова, огорчившие старика: «многие» и «ка нематериален»…

Анахотеп не имел ничего общего с обыкновенными людьми; кроме того, ему нужна была уверенность, а не разглагольствования.


— Я знаю, что мы сделаем, — спустя немного времени сказал старик архитектору. — Чтобы пометить места ловушек в гробнице, мы используем благовония, запах которых можем ощутить только ты и я. Таким образом, мой ка сможет избежать ловушек, и лабиринт не будет менять свою форму. Благовония — предпочитаемый богами язык, а это значит, что своим чутьем можно пользоваться даже в потустороннем мире. Да, именно так и следует поступить.

Дакомон едва удержался, чтобы не пожать плечами. В конце концов, какое ему дело до этой прихоти старика, раз соглашение достигнуто, деньги будут получены и он сможет приступить к строительству лабиринта.

— Прекрасная идея, господин, — одобрил он, — а для вашего обоняния эти благовония будут вечными. Даже через десять тысяч лет вы будете чувствовать их запах.

Но Анахотеп оказался хитрее, чем предполагал Дакомон. Он купил планы ловушек, план изменяющегося лабиринта, наметил новый путь, добавив к нему собственные усовершенствования, и заставил группы военнопленных сооружать все это по частям.

Анахотеп, как прораб, лично наблюдал за работами, отчего здорово утомился и наверняка сократил оставшиеся ему дни. Его каменщики не общались с другими рабочими, а главарь убийц избавлялся от них по окончании строительства очередной части лабиринта. Когда все было готово, Анахотеп сам пометил благовониями плиты с противовесами, или люки.

В предвидении будущей похоронной церемонии он развернул на полу длиннейшую красную ленту, материализовав таким образом путь, отделявший гранитный гроб для саркофага от входа в гробницу. Эта лента укажет жрецам нужную дорогу. Они не должны ни в коем случае сходить с нее, иначе лабиринт изменится. Возложив саркофаг, кортеж удалится, сматывая за собой ленту, дабы не осталось никаких знаков, которые могли бы указать путь к погребальной камере. После принятия этих предосторожностей вход в гробницу должен быть опечатан и денно и нощно охраняем отборными стражами, пока не умрет будущий номарх Сетеп-Абу.

Тут только Анахотеп вздохнул свободно. Он слишком устал. Строительство лабиринта вызвало у него нервное возбуждение, какого он не знал уже давно. И тем не менее удовлетворенность его была недолгой, потому что очень скоро в нем пробудилась его обычная подозрительность. Дакомон знал уловку с благовониями…

Дакомон мог без труда углубиться в лабиринт, обойти все ловушки. Для этого ему достаточно было только принюхаться.

К тому же его могли схватить грабители гробниц и угрозами вынудить стать проводником.

Опять же Дакомон, как и все молодые люди, был слишком хвастлив и не мог долго хранить секрет. Рано или поздно он проговорится о невидимых метках, и эта откровенность дойдет до ушей какого-нибудь осквернителя, который не преминет похитить архитектора.

Анахотеп, и так мало спавший, совсем потерял покой. У него началась бессонница, и он до рассвета ворочался с боку на бок, обдумывая самые различные гипотезы, зарождавшиеся в его больном мозгу.

Первым его побуждением было приказать убить архитектора. Сделать это можно легко и быстро. Но он так и не смог на это решиться, поскольку любил Дакомона, чья красота и молодость скрашивали его последние дни. И тогда ему пришла мысль отрезать архитектору нос и прожечь ложные ноздри. Такое решение предоставляло две выгоды: во-первых, Дакомон лишится обоняния, а во-вторых, станет уродлив, и наследник номарха не обратит на него внимания. Ведь Анахотеп не терпел зависимости ни от кого, ни материальной, ни простой привязанности.


Старик горько вздохнул. Он больше не увидит красивого лица архитектора, не будет вдыхать запах его кожи, натертой бальзамом из корицы. Он с трудом взял себя в руки. В противоположность большинству стариков он никогда не испытывал чрезмерной любви к прошлому, к пережевыванию воспоминаний. Жизнь его в основном протекала в условиях имевшейся у него власти и в надежде на будущую, которая еще более усилится. Прошлое? Нет, он никогда не уделял ему много времени, а теперь и подавно не станет!

Немного успокоившись, он решил, что завтра же совсем перестанет думать о Дакомоне.


Пошатываясь, он вышел на большую террасу дворца, чтобы посмотреть на свою пирамиду при свете луны. Пирамида выглядела скромно, но было в ней и несомненное достоинство, и он залюбовался ею. Иногда у него даже появлялось какое-то странное нетерпение; и в эти минуты он становился похож на ребенка, топающего ногами перед лакомством, в котором ему отказывают родители. Ему не терпелось наконец-то улечься в свое последнее жилище и навсегда упокоиться. И тогда он с тоской думал: а не впадает ли он, случайно, в детство?


8


Женщины ожидали Ануну у входа в Пер-Нефер. Они казались очень недовольными и готовы были наброситься на девушку.

— Останки моего мужа были забальзамированы неправильно! — вопила одна из них. — В него натолкали каких-то грибов, из-за которых разорвались повязки!

— А мой начал шевелиться, — кричала другая. — Его руки, сложенные на груди, вдруг распрямились и больше не сгибаются, они стали похожи на палки. Казалось, он хотел нас схватить. Моя свекровь умерла со страху.

Ануна пыталась их успокоить. Мастер Хоремеб, на которого она работала, часто небрежно относился к своему делу, когда речь шла о похоронах по третьему разряду. Тела бедняков наспех потрошились и мокли в маслянистом растворе красного можжевельника. Такой способ применяли дубильщики, желая получить эластичную, отталкивающую влагу кожу. Когда кожа освобождалась от жил и мяса, ее смачивали кедровым маслом и били деревянной колотушкой. Многие бальзамировщики проделывали то же самое с трупами феллахов и рабочих. Для таких людей не требовалось повязок: простой саван, сшитый на живую нитку, и картонная маска, на которой художник небрежно рисовал лицо, застывшее в вечной улыбке.

Хоремеб требовал быстрой работы, так как от бедняков он получал гроши. А вот писцы и вельможи были выгодными клиентами. Их подготавливали очень тщательно, погружая на семьдесят дней в натроновую ванну, рассасывающую жир, натирали солью, специями. Потом, освободив тела от внутренних органов, поддающихся быстрому гниению, наполняли их перцем и смолами. Так что в результате получались мумии, готовые к встрече с вечностью. Подобный обряд стоил дорого, так как учитывалась еще стоимость и саркофага, и его раскраски.

Как могла, Ануна успокоила женщин. Ей было понятно их справедливое недовольство: ведь покойник не мог рассчитывать на нормальную жизнь в загробном мире, если его останки были обработаны кое-как.

— Это преступление! — кричала одна из женщин. — Тебе известно, что происходит с мертвыми, мумии которых испорчены. Они превращаются в отвратительных монстров, и их изгоняют с полей Иалу. Тогда они возвращаются на землю и по ночам преследуют живых. Они проходят сквозь стены, зажимают рты младенцам и душат их.

Ануна готова была пообещать что угодно: что принесет бальзамы, что сама займется останками. Она очень не хотела, чтобы крики жалобщиц достигли ушей Хоремеба, который заставил бы своих слуг поколотить их палками.


Девушка поспешно проскользнула в Дом бальзамирования. Тяжелый, затхлый воздух заполнял пространство между стенами с крохотными окошками, и Ануна, очень чувствительная к запахам, всегда вкладывала в ноздри кусочки из мякоти бамбука, намоченные в растворенном в воде росном ладане. Такая уловка спасала ее от обморока, когда ей приходилось иметь дело с извлеченными из трупов гниющими внутренностями. Большинство служащих довольствовались тем, что затыкали нос свежей глиной или пчелиным воском. Ануна же нуждалась в более надежной защите.

Войдя в первый зал, она почувствовала, что здесь происходит что-то необычное. В углу толпилась большая группа плакальщиц. Это были старухи, которых нанимали семьи покойных, чтобы обеспечить достойные проводы покойнику, уходившему в последний путь. Лица их были измазаны илом в знак скорби, и они готовы были привычно причитать, выказывая тем самым свое глубокое отчаяние. Те из них, кто демонстрировал свое горе, ударяя себя камнем по голове, вконец облысели либо тронулись умом, так что плакали постоянно, словно с незнакомым покойником, за которым они должны были следовать с похоронной процессией, их действительно связывали кровные узы. Но сегодня Ануна удивилась, не услышав их плача. К ней подошел Падирам.

Падирам был рассекальщиком — профессия неблагодарная и в некотором смысле позорная, но необходимая. Когда приносили труп, Падирам должен был вскрыть ему бок очень острым эфиопским каменным ножом. Через этот разрез затем вытаскивали внутренние органы покойника. Увы, это необходимое действие, очень напоминавшее поступок бесчестного бога Сета, разрезавшего тело Осириса на несколько кусков, должно было подвергнуться ритуальному наказанию, и родственники покойного вынуждены были забрасывать «преступника» камнями, а тот каждый раз спасаться бегством от града ударов и ругательств. И как ни быстр был Падирам, ему все же не всегда удавалось увернуться от бросаемых в него снарядов. Ануна уже привыкла к его синякам и шишкам, воспринимая их как знаки его профессии.

— Анахотеп еще раз придет примерять свой саркофаг, — пробормотал молодой человек, тщетно пытаясь скрыть свой страх.

Девушка напряглась. Номарха боялись все. Если кто-то осмеливался взглянуть на него, ему немедленно выкалывали глаза медной спицей. Если кому-то случалось нечаянно коснуться его, неосторожному отрубали пальцы. Тому же, кто заговаривал с ним без приглашения, его стража отрезала язык или губы, дабы внушить уважение к номарху. Каждое из его посещений оканчивалось подобными наказаниями, так как с возрастом он делался все более жестоким.

— Ты уверен в этом? — так же тихо спросила Ануна.

— Да, — ответил Падирам. — Будь осторожна и постарайся не отрывать глаз от пола. Говорят, он в очень плохом настроении, потому что из-за болезни не может спать. Он заставит всех тщательно вымыться, ведь ты знаешь его отвращение к запахам потных тел. Пусть плакальщицы уберутся отсюда, так как они не смогут избавиться от ила на лицах, а номарх не переносит запаха тухлой рыбы.

Анахотеп все чаще приходил в Пер-Нефер, чтобы понаблюдать за приготовлениями к своим будущим похоронам. Он требовал показать ему саркофаг и ложился в него с кряхтением, поскольку такая операция была для него затруднительной из-за мучивших его ревматических болей. Улегшись в ящик, он оставался в нем на некоторое время, ворочаясь и дрыгая ногами, будто проверяя его на прочность.

— Здесь, кажется, тесновато, — ворчал он. — Я задыхаюсь. Запах этого дерева мне неприятен. Внутри оно плохо отшлифовано, я чувствую это кожей. Я не смогу провести вечность в таких условиях.

Хоремеб, опустив голову, просил прощения; и пот выступал у него на лбу. Все знали, что спорить с капризным стариком бесполезно. Затем номарх изъявлял желание увидеть льняные ленты, выбранные для его савана, и долго щупал их, словно выбирая себе парадную одежду.

— Где ты нашел это гнилье? — ворчал он. — Эта ткань годится лишь на то, чтобы перевязывать раненых. А та такая жесткая, что будет резать мне под мышками и между ног. Ах, кто бы принес мне шелк? Красивый мягкий шелк…

Никто не мог ему на это ответить. Шелк был крайне редок в Египте, его привозили из очень дальних стран, где жили желтолицые люди с узкими глазами. А бывало, что Анахотеп полностью менял свои намерения и требовал льняных полос — таких прочных, которые выдержали бы испытание вечностью.

— Это моя одежда на века! — пронзительно кричал он. — Если уж мне придется носить ее три тысячи лет, она не должна поддаваться времени. Принесите мне льняные полосы, достаточно прочные, чтобы выдержать вес слона!

Прогремел голос Хоремеба, вернувший Ануну к реальности. Хозяин Пер-Нефера с мрачным видом стоял в дверях. Девушка подбежала к нему и поклонилась. Начальник бальзамировщиков был одинаков что в ширину, что в высоту, череп его был гладко выбрит, а волосы на теле полностью выщипаны: говорил он гнусаво по причине восковых пробок, засунутых в ноздри.

— Я знаю, хозяин, — сказала Ануна, — номарх скоро будет здесь. Я приготовлю ароматы.

— Вовсе нет, — прогнусавил Хоремеб. — Главный визирь Панахемеб только что лично приходил сюда, но не для того, чтобы объявить о прибытии Анахотепа. Он хочет, чтобы мы сделали кое-что для номарха… Возьми свои смолы и благовония; мы отправляемся в пустыню. Поторопись, а мне еще надо собрать бригаду бальзамировщиков… Верблюды ждут нас во дворе.

Ануна недоуменно подняла брови: бальзамирование среди пустыни?

— Не старайся понять, — шепнул ей Хоремеб. — А увидев странные вещи там, куда мы идем, делай вид, что ничему не удивляешься. Тебе известно, что мы живем в опасные времена.

Тревога вдруг охватила девушку. Ей никак не удавалось забыть ночные страхи. Ей не раз говорили, что не стоит ходить по улицам после захода солнца, так как приспешники номарха десятками крали детей и молодых людей. Изир, матрона, у которой она жила, уверяла, что детей закрывали в крепостях, где жрецы заставляли их без устали повторять имя Анахотепа.

— Это истинная правда, — шептала толстуха. — Их выстраивают во дворе тесными рядами и заставляют произносить его имя хором. Есть группы ночные и группы дневные, и они постоянно меняются, так что имя звучит всегда. Говорят, что некоторые малыши становятся немыми после трех месяцев таких занятий. Вот так номарх надеется обеспечить себе бессмертие.

Ануна не знала, верить ли этим слухам, но с каждым днем тревога ее усиливалась. Все желали быстрой смерти своенравному старику, бесконечная подготовка к похоронам которого совсем обескровила ном. Отныне, несмотря на жару, она остерегалась, как обычно, спать на террасе, потому что до нее доходили ужасные слухи об украденных женщинах, на месте ночлега которых утром находили лишь пустую циновку да пару сандалий.

Люди исчезали во все больших количествах. Ночью, ворочаясь с боку на бок в надежде уснуть, она слышала топот бегущих ног в лабиринтах улочек, приглушенные крики, глухие удары. Там то ли дрались, то ли отбивались от нападавших. Матери боялись за своих сыновей.

С тяжелым сердцем она приготовила свой сундучок для благовоний и закуталась в плащ из верблюжьей шерсти. Пустыня ее пугала. Впрочем, она пугала всех, потому что на этой красной земле хозяйничали джинны, демоны, фантастические создания, пережившие первоначальный хаос, царивший в те времена, когда боги еще не установили на земле порядок.

Она прошла через зал бальзамирования бедняков, где неумелые помощники грубо массировали трупы, втирая в них масло из красного можжевельника. Здесь не было сосудов с изображениями четырех сыновей Гора для хранения внутренностей, их заменяли простые полотняные мешочки с завязками, обмазанные глиной. Запах стоял невыносимый. Она с облегчением вышла во двор. Там находились десять верблюдов под охраной солдат в желто-черных полосатых набедренных повязках — эмблема личной гвардии Анахотепа. Ануна вздрогнула: это не предвещало ничего хорошего. Всегда было опасно иметь дело с номархом. Она поборола в себе внезапную панику, приказывающую ей бежать. Да и Падирам уже подходил, одетый для поездки, а за ним следовала группа бальзамировщиков третьего разряда. Ануна ничего не понимала в происходящем. Их что, отправляли в пустыню под охраной личной гвардии номарха, чтобы хоронить бедняков? Было отчего потерять голову. Наконец появился Хоремеб. Он тоже был хмур и, судя по всему, испытывал страх. Ануна заметила, что верблюды были нагружены всем необходимым для похоронного обряда. Она не успела больше ни о чем подумать, так как солдаты приказали всем взобраться на животных. Сопровождаемый солдатами номарха караван отошел от Дома бальзамирования, пересек город и вышел за городскую стену, направляясь в пустыню.

Путешествие длилось вечность. Время сильной летней жары было в разгаре, и горизонт колыхался от зноя, напоминая льняную ленту, волнующуюся под ветром. Скорчившись под бурнусом, Ануна вцепилась в луку большого кожаного седла, на которое ее посадили. От неровной походки животного бултыхался желудок. Ей трудно было дышать раскаленным воздухом, а верблюжья шерсть была такой горячей, что, казалось, вот-вот вспыхнет. Ануна ощущала себя рыбой, которую обмазали глиной перед тем, как положить на жаровню. Наконец караван достиг старого заброшенного карьера, из которого когда-то доставали каменные блоки для возведения пирамид. В центре его расположился палаточный лагерь из дюжины качаемых ветром грязных палаток. Верблюды взошли на покатый скат, служивший для подъема крупных блоков. Место казалось безлюдным, несмотря на то что видны были копья и мечи, сложенные пирамидой: не чувствовалось ни присутствия часового, ни какого-либо движения. Как только ветер стих, Ануну буквально затопил ужаснейший запах. Запах смерти… и она поняла, что караван спускался в центр свалки, на которую свозились отходы с мясобойни.

Начальник гвардии дал сигнал к остановке. Животных заставили опуститься на колени.

— Это здесь, — вместо объяснения произнес он. — Тела лежат в пещерах и защищены от солнца. Среди них есть некоторые, которых вы должны подготовить особенно тщательно. Фараон оплатит расходы, так что постарайтесь как следует. Делайте так, будто перед вами крупные сановники. Мумии должны быть безупречными.

— А кто это? — поинтересовалась Ануна. Начальник гвардии отвернулся.

— Молодые рекруты из богатых семей, бывшие здесь на учениях, — быстро проговорил он. — Они напились воды, отравленной каким-то негодяем, и все умерли. Анахотеп хочет устроить им достойные похороны. Вы поняли? Нельзя везти все эти трупы в город, иначе поднимется паника. Люди подумают, что это от эпидемии. Ну ладно, хватит разговаривать, принимайтесь за дело. И не подходите к колодцам. Если вам захочется пить, пейте только из бурдюков.

Солдаты устроились с подветренной стороны, а бальзамировщики — в выщербленном кратере. При приближении людей из пещер выскочили гиены и с мерзким хохотом убежали прочь. По мере того как группа приближалась к пещерам, вонь становилась все сильнее. Ануна достала из своей полотняной сумки флакон с благовониями и смочила ими нос и подбородок. Мужчины принялись жевать душистые корни. Наконец они проникли в глубь первой заброшенной пещеры. Голые тела были закопаны в сухой песок в надежде, что естественный саван предохранит их от разложения, но гиены, падкие на мертвечину, поспешили раскопать около шести тел и сожрать их. Именно эти трупы, наполовину растерзанные, и издавали зловонный запах.

Хоремеб сделал несколько шагов. Ануна последовала за ним. Она почувствовала, что своей сандалией из папируса наступила на чью-то руку. Она шла по телу. Солдаты поленились закопать трупы поглубже, и их прикрывал лишь пятисантиметровый слой песка, не больше.

— О боги, — вздохнул Падирам, — сколько же их здесь? Они разложатся быстрее, чем мы их обработаем.

— Заткнись, — прошипел Хоремеб. — Прекрати разговоры, и за работу. Распаковывайте инструменты, установите стол в одной из палаток. Надеюсь, у нас хватит масла: я не думал, что нам придется бальзамировать целую армию.

Они присели и стали копать. Из песка показались юные лица. Парни лет пятнадцати, самое большее — восемнадцати… Все они были хорошо сложены, обнаженные, с закрытыми глазами. Быстрый подсчет позволил установить, что их было не меньше пятидесяти. Это слишком много. Хоремеб решил вытаскивать их из песка по одному, чтобы они не начали разлагаться и привлекать рои мух. Бригада бальзамировщиков заняла одну из палаток, в которой когда-то спали молодые люди. Циновки были скатаны в одном углу, а все личные вещи исчезли. Из трех досок, положенных на треножники, сделали стол и притащили первый труп.

— Не очень-то копайтесь с ним, — проворчал Хоремеб, — а то мы все умрем от жажды. Разотрите его песком или пылью.

Пока Ануна открывала свой сундук с мазями, Падирам с подозрительным вниманием рассматривал одно из тел.

— Этот парень наверняка не из благородных, — пробормотал он через несколько минут. — Нам рассказывают сказки. Взгляните на ступни ног! Этот бедняк никогда не носил сандалий. У богатых на больших пальцах мозоли от ремешков, а этот ходил босиком всю свою короткую жизнь. Пятки у него тверже камня. А руки, вы видели руки? У богатых таких не бывает. Они слишком мозолистые.

— От оружия, может быть, — высказала предположение Ануна.

Падирам пожал плечами.

— Это крестьянин, — пробормотал он. — Его кожа никогда не массировалась. И я уверен, что все остальные — такие же, как он. Этих парней завербовали насильно, как это обычно и бывает. Знаете эту уловку? Их подкарауливают у выхода из пивной или подсовывают проституткам, а потом оглушают дубинкой, и они приходят в себя уже во дворе крепости… — Рассекальщик осмотрел лицо и горло трупа. — Нет и следов конвульсий. Если бы он напился гнилой воды, то умер бы от ужасных спазмов, а тело было бы покрыто фекалиями; но он чист… Вряд ли его обмыли перед тем, как закопать.

Ануна приблизилась к столу. Парень был красив, но Падирам не ошибся. Молодой человек явно был одним из местных повес. Но никак не благородного происхождения.

— Его отравили, — шепнул рассекальщик, — но быстродействующим ядом, убивающим за несколько ударов сердца. Так действуют некоторые азиатские яды, а они очень дороги.

— Ты имеешь в виду яды, которые могут быть только у номарха? — спросила Ануна.

Падирам отвел глаза.

— Лучше бы не знать всего этого, — вздохнул он. — К тому же время поджимает. Нужно начинать, если мы не хотим задохнуться от этой тухлятины.

Он достал свой обсидиановый нож, такой же, как те, что используются для кастрации некоторых жрецов, и разрезал бок трупа по всей длине. Церемония началась. Как они ни старались, ночь застала их, когда им удалось обработать лишь немногим более полдюжины трупов. Солнечный зной мгновенно сменился ледяным холодом, от которого застучали зубы даже у самых крепких мужчин. Привлеченные запахом людей, вдалеке завыли шакалы. Ануна, Падирам и остальные очень устали. Никогда до этого им не приходилось трудиться в таких условиях. Предположение рассекальщика подтвердилось только ближе к вечеру. Мертвецы действительно принадлежали к простому люду. По изменениям в костях, по специфическим шрамам можно было с большой долей уверенности утверждать, что они работали на строительстве пирамиды и никогда не были сыновьями вельмож. Почему их отравили после ускоренного военного обучения? На этот вопрос никто не мог бы ответить.

Когда Хоремеб велел принести большие кувшины с кедровым маслом, чтобы пропитать им останки, вмешался начальник стражи.

— Не надо, — решительным тоном отрезал он. — Это годится только для феллахов. А те, кого вы готовите для жизни в загробном мире, имеют право на самые лучшие благовония. Следуйте за мной, у нас все приготовлено по всем правилам.

Озадаченные, Хоремеб с помощниками прошли за ним до входа в галерею, проделанную в склоне горы. Освещая дорогу факелом, солдат привел их в крипт, где размещались большие ванны.

— Вот! — гордо заявил он. — Они наполнены натроном, вы можете положить в них трупы на семьдесят два дня, как это делается с останками фараонов. Я же сказал вам ничего не делать кое-как. А в этом углу вы найдете лучший лен для повязок, какой только можно купить на рынке.

Ануна и Падирам обменялись испуганными взглядами. Неужели им придется оставаться в этом карьере больше двух месяцев? И к чему такие царские почести молодым крестьянам, судя по всему, отравленным во время сна?

Все это не имело смысла. Хоремеб почтительно поклонился, но и он казался сбитым с толку. Когда солдат вышел, бальзамировщики не смогли сдержать беспокойства.

— Нам не дадут уйти, — простонал рассекальщик. — Не знаю, что здесь готовится, но это наверняка государственная тайна. Эти ребята были красивы, сильны, их несколько месяцев обучали владению оружием, а потом враз убили. А сейчас с нас требуют, чтобы мы обращались с их трупами как с телами принцев крови…

— Помолчи-ка, — буркнул Хоремеб. — Ты причитаешь точно плакальщица. Не надо нам ничего говорить, мы все это видим. Я не больше тебя знаю, что здесь происходит, но не советую паниковать, иначе нас «заменят». Полагаю, тебе не стоит объяснять, что означает это слово? Предлагаю делать все не спеша, потянуть время, чтобы как следует поразмыслить и что-нибудь придумать. А сейчас пойдемте-ка спать, завтра у нас будет тяжелый день.

Выйдя из галереи, они увидели, что солдаты окружили овраг. Вооруженные стражи стояли по всему его периметру.

— Ну вот, мы пленники, — заныл Падирам. Ануна тревожилась все больше и больше, она отдала бы что угодно, лишь бы уйти отсюда.

Они решили занять одну из палаток и воспользоваться циновками бывших жильцов. Падирам закутался в свой шерстяной плащ, но никак не мог уснуть. Не выдержав, он дотронулся до руки Ануны.

— Как ты думаешь, не попробовать ли нам убежать? — прошептал он.

— Ты с ума сошел, — вздохнула девушка. — Ты что, сможешь пробраться под носом у часовых и выкрасть верблюда? Считаешь себя бывалым воином, целыми днями разрезая трупы?

Страх и отчаяние овладели ею. С самого детства она заботилась лишь о том, чтобы выжить любыми средствами, старалась поскорее забыть трудные моменты своей жизни. Ее украли, когда ей было пять или шесть лет, так что она совсем не помнила своих родителей. Иногда она сомневалась в том, что она египтянка, и спрашивала себя, не родилась ли она в какой-нибудь далекой стране. На это указывали и ее темная кожа, и негроидные черты лица. В одиннадцать лет ее лишил девственности главарь шайки разбойников, промышлявших в пустыне, который потом за какие-то долги отдал ее Хассаду, старому торговцу, привозившему ладан из страны Пунт.

Старик сразу же затащил ее в свою постель, но не смог сделать ей ребенка. Зато он обучил Ануну разбираться в благовониях, как только понял, что она обладает очень хорошим обонянием.

Начались годы беспрерывных путешествий. С возрастом Хассад все реже занимался любовью с молодой подругой, так что та в конце концов привыкла к прикосновениям его старой, прожаренной солнцем пустыни кожи, и между ними возникло какое-то подобие нежности.

С течением времени Ануна все меньше размышляла и все больше доверяла своему инстинкту. В шестнадцать лет она создала собственную философию о потере памяти, связанной с дурными воспоминаниями. Она поняла, что бесполезно жалеть о чем-либо, что прошлое остается в прошлом, и даже не пыталась вспоминать о резком запахе ложившихся на нее в душной палатке или прямо на песке мужчин. От женщин племени она узнала, что лучше пораньше привыкнуть к подобным неприятностям, так как, будучи самкой, она будет переносить их до тех пор, пока ее красивое лицо не поблекнет, после чего она наконец получит успокоение.

Когда старый Хассад умер от лихорадки, она нанялась к одному парфюмеру в Сетеп-Абу. А потом, из-за необоснованной ревности его жены, осела у Хоремеба, в Доме бальзамирования. Это было наихудшее место для девушки с таким тонким обонянием.

— Они убьют нас, — сказала Падирам, — когда мы закончим нашу работу. Я это чувствую. Они не рискнут оставить нас в живых, боясь, что мы расскажем о том, что видели.

— Молчи, — шепнула Ануна. — От твоих стонов у меня болят уши. Хоремеб прав, у тебя другое призвание. Тебе бы плакальщицей быть.


9


Рутинная работа внутри заброшенного карьера наконец вытеснила страх из сердец бальзамировщиков. Ее оказалось очень много, а закончить все надо было как можно скорее. Большие ванны с натроном беспрестанно наполнялись выпотрошенными трупами, которые освобождались в них от остатков жира. Ануна любила задерживаться в крипте, так как там было самое прохладное место. Люди страдали от усталости и тяжелых условий, в которых оказались. Днем они поджаривались на солнце, ночью мерзли. Солдаты не ослабляли бдительности. Заступая на пост, они не спускали глаз с центра карьера, где копошились люди из Пер-Нефера. В руках они держали копья, а у их ног лежали луки и колчаны со стрелами, готовые выполнить свою работу.

Ануна старалась не слишком думать об этом во время приготовления смол и лаков, которыми надо было покрыть мумии, чтобы они навечно сохранили приятный запах. Это было самым главным, потому что никак нельзя было появиться в полях Иалу, издавая дурной запах; это строго осуждалось в высших кругах. Мертвец, от которого исходил неприятный запах, навлекал на себя гнев богов, так что душистые вещества занимали особое место в похоронном обряде.

Пока Хоремеб читал заупокойные молитвы и крючком вытаскивал через ноздри мозг мертвеца, Ануна думала о том, что никогда не примет египетскую религию. Возможно, это объяснялось тем, что родом она была из других мест, где правили боги, которые казались ей более настоящими, что ли: на них было меньше золота и пурпура, и они были гораздо ближе к природе и людям.

Хотя, когда ее похитили, она была совсем крошкой, в ее памяти остались большой тотем, покрытый слоем высохшей грязи, ритуальные танцы обнаженных мужчин, потрясающих дротиками. Странно, но этот колченогий бог, асимметричный, неумело вырубленный из неструганого дерева, казался ей внушающим большее доверия, чем все египетские божества с их множественными превращениями и с непонятными, часто противоречивыми, обязанностями. За проведенные в Египте годы у нее сложилось впечатление, что жрецы нарочно усложняли свои церемонии, чтобы никто не мог обойтись без их помощи, и что им нужно было обязательно платить, чтобы не навлечь на себя их проклятия.

Ей отвратительны были эти огромные статуи, этот напыщенный стиль, застывшие рисунки неизменно хвалебного содержания, копируемые художниками без каких-либо отклонений. Она ощущала ностальгию по другой земле, по религии, более близкой народу, жрецы которой не были увешаны золотом с головы до ног. Часто, погружаясь в сон, она вновь видела большой тотем из плохо обтесанного дерева и вручала свою судьбу этому божеству, имя которого успела забыть. И тогда она давала себе клятву вернуться туда — она не знала куда — когда-нибудь, позднее, когда станет настолько богатой, чтобы путешествовать с относительным комфортом.


Через неделю все трупы были обработаны, и им предстояло семьдесят дней мокнуть в натроне. Хоремеб дал знать солдатам, что им сейчас пока нечем заняться.

— Позвольте нам уйти, — умолял он. — Мы вернемся, когда истечет срок.

— Не болтай! — возразил начальник гвардии, которого никто не знал по имени. — Я велю привезти вам дерево, инструменты, и вы займетесь изготовлением саркофагов. На изготовление пятидесяти полностью разукрашенных гробов у вас уйдет месяца два, не так ли?

Разговаривал он надменно и грубо, и Ануна испытывала к нему отвращение. И вообще ей не нравилось быть единственной женщиной среди стольких мужчин. Когда она проходила через карьер, то чувствовала на себе горящие взгляды солдат, следящих за каждым ее движением, надеясь разгадать формы ее тела под грубым бедуинским одеянием, в которое она тщательно закутывалась. С праздностью вернулся страх. Хоремеб и его подручные принялись жевать голубой лотос, наркотик, используемый жрецами, чтобы достичь экстаза и войти в контакт с богами. Глаза у бальзамировщиков сделались мутными, как у некоторых оракулов, движения стали менее уверенными. Злоупотреблявшие наркотиком бессвязно и много говорили либо разражались беспричинным смехом. Падирам уверял всех, что видел, как Анубис, бог мертвых, ночью просунул голову в отверстие общей палатки и пальцем указывал на тех, кого скоро заберет с собой. Хоремеб беспрестанно улыбался, погруженный в созерцание одному ему видимых образов, о которых он ничего не рассказывал. Ануна воздерживалась от подобных развлечений. Впрочем, она заметила, что солдаты, принося еду заключенным, не упускали возможности добавить к провизии конопли, мандрагоры, белладонны и лотоса. Одурение бальзамировщиков облегчало их задачу.

Наконец привезли доски для саркофагов и большую корзину со стеклянными глазами, которые будут вставляться в пустые глазницы трупов.

Из-за нехватки воды невозможно было как следует помыться, и Ануна страдала от запаха пота, исходившего от ее товарищей, поэтому она старалась как можно больше времени проводить в крипте, там, где умершие принимали свою последнюю ванну. Мертвых она не боялась. Ей только не нравилось, что все эти хорошо сложенные красивые люди были убиты по неизвестной ей причине. Иногда, проходя между ваннами, она касалась пальцами лица с привлекательными чертами, которое хотела бы встретить при жизни. Она смотрела на губы, обесцвеченные солью. В противоположность египтянам, выражавшим нежные чувства трением носами — она находила этот ритуал довольно смешным, — ей нравилось прикосновение мужских губ к ее губам, вероятно, потому, что поцелуи практиковались в ее стране, и потому, что это казалось ей более чувственным, интимным.

Она как раз находилась в крипте, когда ее внимание привлек запах благовоний, которых не было в ее сундуке, да и вообще он показался ей незнакомым. Она огляделась вокруг, что было довольно глупо, — будто запах мог материализоваться в голубой или золотистый дымок. К такому способу обычно прибегали жрицы Изиды, чтобы привлечь благожелательный взгляд богини-матери.

Вдруг у нее возникла уверенность, что кто-то прячется в темноте галереи, наблюдает за ней, открыв флакончик с благовониями, чтобы обратить на себя внимание.

— Кто там? — спросила она, стараясь, чтобы голос ее звучал твердо.

Быстрым движением она вытащила из ноздрей тампоны из сердцевины бузины. От волны нахлынувшего на нее аромата у нее чуть не закружилась голова. Она пошатнулась. Как и все люди, обладающие сильно развитым обонянием, она была так чувствительна к запахам, что они действовали на нее как слишком крепкое вино, опьяняли ее. Она поднесла руку ко лбу, чтобы остановить головокружение, но успела различить и другие волны: запах грязной шерсти, потной одежды — неприятный запах неряшливого человека, каким мог быть погонщик верблюдов. Контраст был потрясающий и ни с чем не сравнимый. Ануна быстро прошла в темный угол, откуда исходил аромат, но нашла на полу лишь клочок материи. Именно этот обтрепанный, сальный клочок и источал удивительный запах. Ничего не понимая, она подобрала его.

Суеверный страх наполнил ее сердце. Она подумала о Падираме, об Анубисе, намечавшем будущих мертвецов среди спящих. А не указал ли пальцем бог-шакал и на нее? Она всегда чувствовала себя немного виноватой перед египетскими божествами и смутно опасалась, что те однажды рассердятся на нее из-за недостатка ее религиозной почтительности к ним. Она всмотрелась в глубину крипта, почти ожидая появления из тьмы страшного профиля бога мертвых. Непреодолимый ужас заставил ее выбежать на свет. От знойной духоты карьера перехватило дыхание. Падирам посмотрел на нее с глупой улыбкой.

— Ты бежишь в мои объятия? — хихикнул он. — Не надо было выходить из крипта, в тени нам было бы лучше.

— Понюхай вот это! — приказала Ануна, подавая ему тряпку. — Что ты об этом думаешь?

Рассекатель пожал плечами:

— Слишком тонко, почти ничего не чувствуется. Запах вмиг улетучится, мертвым он не подходит.

Ануна вырвала у него из рук материю и ушла, не сказав ни слова. Уже не в первый раз она убеждалась в существовании пропасти между своим обонянием и тем, как воспринимали запахи ее товарищи. Они «почти ничего» не чувствовали, тогда как ее буквально захлестывали запахи, рычащие в ней, как стая голодных гиен. Кто подсматривал за ней в крипте? И что означала эта надушенная тряпица?

Ночь она провела плохо. Было холодно, и ей никак не удавалось уснуть. Одеяла воняли верблюжьей шерстью, и лишь аромат, исходивший от лоскута материи, который она держала в руке, спасал ее от тошноты.

Не выдержав, она в темноте выскользнула из палатки. Часовые стояли на своем посту. Они разожгли огонь в жаровне, спасаясь от ночного холода. Ануна старалась остаться незамеченной. Она не хотела, чтобы ее присутствие в середине карьера было неправильно истолковано несущими службу солдатами. Ветер с пустыни принес ей облегчение и унес в бесконечность верблюжью вонь. Инстинктивно она взглянула на вход в крипт и вздрогнула. Кто-то стоял там и смотрел на нее. Нет, не солдат… Какой-то мужчина в одежде погонщика верблюдов, с лицом, полуприкрытым шарфом из плотной ткани на манер бедуинов. Он старался не выходить из темноты, защищавшей его от глаз часовых, и стоял неподвижно. На нем был тюрбан и широкая накидка из черной шерсти. Несмотря на расстояние, от него исходил все тот же аромат, перемешанный с запахами нечистоты. Ануна спросила себя: каким образом этот незнакомец, который, похоже, ценил приятные запахи, мог выносить вонь, исходившую от его одежды? Было здесь что-то недоступное ее пониманию.

Вдруг мужчина поднял руку, сделав ей знак, и отступил во мрак галереи. Девушка поняла, что он приглашает ее следовать за ним, но не решилась пойти и быстренько юркнула в палатку.

На следующий день, съев кусок хлеба и выпив немного теплого пива, такого густого, что его следовало бы профильтровать через кусок ткани, она задержалась в карьере, помогая своим товарищам в изготовлении первых саркофагов.

На самом же деле, мучимая любопытством, она старалась дождаться момента, когда уже не сможет противиться желанию войти в крипт.

Незадолго до полудня она перестала бороться с собой и направилась к галерее. Как она и предполагала, незнакомец ждал ее, сидя на краю ванны с натроном, в котором плавали трое юношей, чьи тела уже начали покрываться прозрачным панцирем из кристалликов соли.

— Я все думал, решишься ли ты, — проворчал, вставая, незнакомец.

Голос у него был гнусавый, малоприятный для уха. А вот глаза поверх шарфа, скрывающего нижнюю часть лица, были очень красивы.

— Чего ты от меня хочешь? — спросила Ануна. — К чему все эти тайны?

— Ты узнаешь это, пройдя два или три испытания, которые я сейчас тебе предложу, — ответил мужчина. — Я дам тебе понюхать тряпочки, а ты опишешь их запах… Если ты соврешь или ошибешься, я уйду, как и пришел.

— Что это за игра? — нетерпеливо спросила Ануна. — Ты сумасшедший? Ты проник в лагерь, чтобы дать мне понюхать благовония?

— Я не шучу, — сухо произнес мужчина. — Отнесись к моим словам серьезно, твоя жизнь, возможно, зависит от того, что ты мне скажешь. Мне необходимо знать, тот ли ты человек, способности которого мне расписали.

Он вынул из рукава маленький кожаный мешочек и развязал тесемки. Внутри лежал кусочек ткани размером не больше ногтя.

— Нюхай, — приказал он, поднося мешочек к лицу Ануны. — Скажи, что это такое.

— Свинцовый порошок, смешанный с соком довольно некрасивого, но редкого цветка, который растет только в стране Пунт, в горах Хазар, и называют его «сафадит». Подмешивают одну каплю сока величиной с булавочную головку.

— Хорошо, — удовлетворенно произнес мужчина. — Тогда попробуем другое.

Из обшлага рукава он достал другой кожаный мешочек. Ануна выдержала и это испытание, но отметила, что запах почти неуловим и что нормальный нос его вряд ли учует.

— Твоя репутация подтверждается, — заключил мужчина, в голосе которого прозвучало что-то похожее на едва скрываемую ненависть.

— В чем смысл всего этого? — потеряла терпение девушка.

— Я хотел узнать, стоишь ли ты того, чтобы тебя спасти, — ответил незнакомец.

— Спасти? — удивилась Ануна.

— Да, — подтвердил тот. — Всех вас убьют, как только вы закончите свою работу. Анахотеп не хочет, чтобы вы рассказывали обо всем, что здесь видели. Когда вы закроете крышку последнего саркофага, солдаты расстреляют вас из луков и закопают в одной из галерей, как они сделали это с другой бригадой приведенных сюда бальзамировщиков.

— До нас здесь была другая бригада?

— Да, но они что-то заподозрили и отказались работать в таких условиях. Увы, они уже кое-что узнали, увидели, и солдаты расправились с ними. Если ты станешь копать в последней галерее в северной части карьера — той, вход в которую закрыт перекрещенными досками, ты найдешь их трупы.

Ануна почувствовала озноб.

— Что здесь произошло? Почему убили этих юношей?

— Так захотел Анахотеп. Все эти мертвецы предназначены для службы в армии загробного мира, они будут сопровождать его на тот свет. Наш почтенный номарх не желает довольствоваться обычными вырезанными и раскрашенными фигурками. Все эти бедные юноши получили хорошее военное образование, прежде чем их убили. Но Анахотеп хочет сохранить в тайне свои действия, он боится возмущения народа. Поэтому он и вас убьет, как только вы уложите последнюю мумию в ее саркофаг.

Ануне очень хотелось думать, что это ложь, но в глубине души она знала: он говорит правду. С момента, когда она вместе с бальзамировщиками спустилась в карьер, участь ее была решена.

— Я предлагаю тебе бежать, — прошептал незнакомец. — Этой ночью мои товарищи помогут тебе спастись, потому что ты имеешь для нас некоторую ценность, даже если и не отдаешь себе в этом отчета. Но предложение касается только тебя.

— А остальные? — запротестовала девушка. — Хоремеб, Падирам… Ты хочешь, чтобы я сбежала, бросив их?

— Совершенно верно. Ты не должна никому проговориться. Одно дело — вытащить из карьера одного человека, другое — помочь скрыться целой группе. Мы не хотим подвергаться риску. К тому же эти люди для нас абсолютно бесполезны.

— Но я не могу! — пролепетала Ануна. — Это будет отвратительно, это будет предательством…

Мужчина крепко взял ее за плечи и встряхнул.

— Оставь в покое свою никому не нужную совесть! — с натугой прошипел он. — Ничто не связывает тебя с этими глупцами, и ты об этом знаешь. Если бы я предложил им уйти, они бы не колеблясь оставили тебя солдатам. Не будь наивной. Кое-кто придет этой ночью в крипт. Ты должна будешь сделать все, что он тебе скажет. Если повезет, вам удастся выбраться из лагеря. А затем ты будешь принадлежать нам. Это нормально, раз тебе спасли жизнь.

Ануна отшатнулась:

— Принадлежать вам? Это как же?

— Ты будешь делать то, что мы велим, — спокойно ответил мужчина своим гнусавым голосом. — Я все объясню, когда ты окажешься вне опасности. А теперь тебе решать. Проводник придет этой ночью… Только одна ночь… Если ты упустишь шанс, ты умрешь, пронзенная стрелами солдат, как только ваша группа закончит работу.

Он отступил в глубь крипта, туда, где должна была находиться щель, через которую можно было проникнуть в карьер, не привлекая внимания часовых.

— Не вздумай предупредить своих товарищей, — настойчиво повторил незнакомец. — Ты все испортишь.

И он пропал в темноте, оставив Ануну среди мертвецов.

Девушка на какое-то время опешила. Сделанное ей предложение было на первый взгляд неприемлемым, и она понимала, что по всем нормам морали должна отказаться от него, если ее товарищи не спасутся вместе с ней. И тем не менее она знала, что незнакомец прав. Невозможно надеяться на то, что бегство всей группы останется незамеченным. Желание выжить подталкивало ее к тому, чтобы последовать советам незнакомца, даже если потом ее будет мучить стыд за то, что она предоставила остальных их печальной участи.

«Кто они тебе? — шептал ей внутренний голос. — Чего ради заботиться о них? Что они сделали для тебя, кроме попыток затащить в чулан Дома или облапать при первом же удобном случае?»

В дурном настроении она вышла из крипта. Может быть, этот человек прав? А что, если он выдумал историю о коллективной казни, чтобы заставить ее пойти к ним? И еще ей было непонятно, чего от нее ждали. Зачем он заставил ее нюхать лоскутки материи, пропитанные тонким ароматом?

Раскаленный воздух снаружи пригвоздил ее к стене, прервал дыхание. Она машинально бросила взгляд в сторону галереи, вход в которую был закрыт досками, прибитыми крест-накрест.

«Тебе достаточно пойти взглянуть, — подумала она. — Это очень просто. Проберись туда, и узнаешь, соврал ли незнакомец…»

Убедившись, что часовой не смотрел в ее сторону, она заскользила вдоль стены. Нагревшийся гранит обжигал кожу через плотную одежду. С колотящимся сердцем она нырнула в темный проход, уверенная, что сейчас же получит стрелу между лопаток. Но ничего не случилось. Она постояла немного, прижавшись к скале, чтобы глаза привыкли к темноте, потом медленно углубилась в галерею. Чем дальше оставался вход, тем плотнее становилась темнота. И вскоре Ануна поняла, что продвигаться придется ощупью. В полном мраке она опустилась на корточки и погрузила пальцы в песок, ища какое-либо свидетельство произошедшей здесь казни. Сперва она обрадовалась, ничего не найдя. Трупов не было, мужчина солгал… Вздох облегчения вырвался из ее груди, но тут она коснулась мертвого лица, присыпанного пылью. Девушка вздрогнула, но продолжала разгребать песок. Что-то твердое торчало в груди трупа, кусок дерева… обломок стрелы. Ануна наспех засыпала труп и стала искать в другом месте. На этот раз рука ее наткнулась на пенис. Она встала и вытерла руки о накидку. Продолжать было бесполезно. Мужчина в тюрбане сказал правду. Прибывшая раньше их группа бальзамировщиков находилась здесь, зарытая в галерее.

«И нас по окончании работы ожидает та же участь», — подумала она, пятясь к выходу. Теперь нужно было решать: бежать одной или рассказать товарищам о представившейся им возможности побега.

Весь день ее мучили сомнения. В бригаде было десять человек, которых, кстати, она толком и не знала. Она не знала, как они воспримут ее слова, но время поджимало.

«Выброси их из головы! — шептал ей внутренний голос. — Воспользуйся выпавшей тебе удачей и думай только о себе».

Искоса она посматривала на Хоремеба и Падирама… Старалась определить свои чувства к ним. Будет ли она потрясена их смертью? Она не знала, на что решиться. В конце концов, не выдержав этих терзаний и внутренне убежденная, что совершает непоправимую ошибку, она приблизилась к начальнику бальзамировщиков и прошептала:

— Нам надо поговорить… когда начнется обед. Мне нужно сказать тебе нечто важное. Предупреди других. И пусть все сохраняют свой обычный вид, часовые ни о чем не должны догадаться.

Хоремеб изумленно взглянул на нее, но промолчал. Потом он переходил от группы к группе, будто проверяя сделанное, и передавал просьбу Ануны. Когда все собрались, чтобы съесть хлеб и запить пивом, на лицах их читалось волнение. Ануна быстро изложила им суть дела. Она напрасно умоляла людей не смотреть в сторону проклятой галереи, они почти одновременно повернули к ней головы, будто оттуда, где они сидели, можно было увидеть мертвецов, закопанных в песок.

— Да не смотрите же! — простонала она. — Охрана подумает, что мы обо всем догадались.

— Я так и знал, — пролепетал Падирам. — Я знал это с самого начала… О боги, мы пропали!

— Ты их видела? — настаивал Хоремеб. — Ты их трогала?

— Да, — выдохнула Ануна. — Они на локоть закопаны в песок.

— А это действительно бальзамировщики? — не отставал хозяин. — Ты можешь поклясться?

— Нет, — призналась Ануна. — Было темно. Я только нащупала смертельные раны на телах.

— В таком случае у тебя нет доказательств, — бросил Хоремеб. — Там могут быть закопаны взбунтовавшиеся солдаты. Казненные мятежники. А твоя история с этим человеком — сплошной вздор. Почему он хотел спасти тебя, и только тебя? Что в тебе такого особенного? Ты лишь негритянка, ловко управляющаяся со своими смолами, и ничего больше.

— И что ты предлагаешь? — прошептал Падирам, нервно сжимая свой обсидиановый нож.

— Этой ночью мы по одному покинем палатку и пойдем в крипт, к месту свидания. Вы пригрозите проводнику поднять тревогу, если он откажется взять вас с собой. Думаю, у него не будет выбора. Если мы будем молчать и не поддадимся страху, у нас будет шанс бежать из карьера.

— Очень уж ты быстро решаешь за других, — не вытерпел Хоремеб. — А что мы будем делать потом, а? Если мы сбежим, то станем париями и никогда не сможем вернуться в город. Мы потеряем все — наши дома, семьи. У тебя никого нет, тебе легче сделать выбор. А я… Что станет с моим Домом бальзамирования? Я не хочу остаться нищим. Не считаешь ли ты, что Анахотеп простит нас за то, что мы нарушили договор?

— Анахотеп уже подписал нам приговор, — возразила Ануна. — Он передаст Пер-Нефер одному из своих людей, и на этом все закончится. Мы для него уже мертвы.

Очень скоро разгорелся спор, и все говорили, не слушая друг друга. Одни, в частности Падирам, были на стороне Ануны, другие отказывались даже думать об опасности.

— Мы слишком нажевались лотоса, — повторял Хузуф. — И от этого разгорячились. Мы пришли сюда делать самую обычную работу и возвратимся, как только ее сделаем. А все остальное — болтовня. Не будете же вы слушать бред женщины, которая даже не настоящая египтянка!

— Хватит! — отрезал Хоремеб. — Надо работать. И пусть каждый подумает до наступления ночи. Но предупреждаю: те, кто решит уйти, должны понять, что онистанут париями и вынуждены будут покинуть ном.

Все продолжали спорить. Хузуф весь день кипел. Он отвел Ануну в сторону.

— Если ты сбежишь, — брызгал он слюной, — ты навлечешь на нас гнев солдат. Нас накажут. Не знаю, что меня удерживает от того, чтобы пойти и сейчас же выдать тебя!

— Я, — бросил Падирам, размахивая своим ножом, — я мог бы по ошибке вскрыть тебя, поскольку пиво затуманило мне мозги и тебе тоже. Что-то говорит мне, что тебя нетрудно спутать с одним из тех юношей, которых я вскрываю с утра до вечера с тех пор, как мы прибыли сюда.

— Остановитесь! — прошипела девушка. — Вы говорите слишком громко. Часовые начинают посматривать в нашу сторону.

Она уже проклинала себя за то, что поддалась чувству долга. Эти подонки все могут испортить. Мужчина в тюрбане оказался прав: она была глупа.

Вторая половина дня прошла в большом напряжении. Рабочие допускали одну ошибку за другой. Ануна дрожала при мысли, что солдаты заподозрят неладное.

— Я иду с тобой, — шепнул ей Падирам. — Ничего не бойся, я смогу тебя защитить. Располосовать человека — для меня плевое дело.

Дождались ночи. Когда стемнело, разожгли костер и собрались, чтобы поужинать. Хоремеб распределил еду, чувствуя, как рабочие следили за каждым его движением.

— Я вот тут подумал… Уйду-ка я с Ануной. Считаю, что она права. Если мы останемся здесь, нас убьют. После нашего прибытия произошли странные вещи. Вот и Падираму приснилось, что Анубис указывал на тех из нас, кого возьмет с собой… К снам надо относиться серьезно. Мы по одному проникнем в крипт, пробираясь между саркофагами, которые я расставил сегодня так, чтобы создать двойную защиту от глаз часовых. Каждый на животе проползет по проходу между гробами. Если луна не будет слишком яркой, мы без затруднений доберемся до крипта.

Голос его, который обычно гремел во всех цехах Дома бальзамирования, в этот вечер звучал очень нерешительно и вместо того, чтобы ободрить бальзамировщиков, посеял в них смятение.

В палатку вошли молча. Сразу разделились на группки: одни хотели уйти, другие роптали, несогласные с утверждениями Ануны. Но для дискуссий уже не оставалось времени. Хоремеб задул светильник и уселся на своей циновке. На ощупь он начал собирать самые необходимые вещи, которые хотел взять с собой.

— Конечно, — язвительно проворчал Хузуф. — Ему легче, он богат. Наверняка он накопил медь или серебро в другом номе.

— Я никого не принуждаю идти со мной, — заявила Ануна. — Просто я не способна уйти, не предупредив вас, вот и все. Я не знаю, чего хочет от меня человек, которого я встретила в крипте, и абсолютно не представляю, куда он собирается меня увести. Знаю, что это может показаться вам безрассудным, но решение мое твердо. Я дотронулась до мертвецов, спрятанных в проклятой галерее, и знаю, что мы не замедлим составить им компанию, если останемся здесь.

Смерть без погребения испугала профессиональных бальзамировщиков, и даже самые нерешительные из них собрались рискнуть.

— Ануна пойдет последней, — сказал Хоремеб. — Проводнику придется ее ждать. Я же выйду из палатки первым, так как если этот человек уже будет там, я сумею договориться с ним лучше, чем вы; вы начнете приставать к нему с вопросами, и он может сбежать. И не идите один за другим, выждите немного.

— Мы все об этом пожалеем, — проворчал Хузуф. —

Это безумие!

Хоремеб устроился у выхода из палатки, чтобы наблюдать за состоянием неба. Он ждал, когда тучи закроют луну, и, воспользовавшись моментом, выскользнул наружу, пополз бесшумно, насколько позволяла его полнота. Все высунулись из-под навеса, следя за его передвижением. К счастью, подул сильный ветер, подняв тучу пыли, которая закружилась в центре карьера, так что часовым невозможно было что-либо рассмотреть.

— Он, должно быть, уже дополз, — проговорил Пади рам. — Следующий… Кто самый смелый?

Возникло небольшое замешательство, потом рабочие по одному последовали за хозяином, и палатка стала пустеть.

— Я выйду как раз за тобой, — сказал Падирам, положив руку на плечо Ануны.

Девушка попыталась ему улыбнуться. Она вдруг нашла трогательным этого невзрачного паренька, которого женщины избегали из-за его профессии. Она пожалела, что иногда бывала груба с ним, когда он приставал к ней со своими неловкими комплиментами. Ей захотелось сказать ему что-нибудь, но она ничего не смогла придумать. Наконец пришел ее черед покинуть палатку. Она легла на живот и начала ползти между незаконченными саркофагами, которые наполнили камнями, чтобы их не опрокинул ветер, дувший из пустыни. Пыльный вихрь все еще кружил в карьере и никак не мог выбраться из него Ануна слышала дробное постукивание песчинок по доскам гробов. Вскоре она достигла конца прохода и в три прыжка очутилась в крипте. Не имея возможности зажечь факел, Хоремеб засветил маленький светильник, чтобы беглецы не свалились в ванны с натроном, стоявшие в крипте. Ануна присоединилась к группе. От страха мужчины сильно потели, и запах пота был невыносим. В ваннах плавали мертвецы, уже покрытые коконами соли, сделавшими их неузнаваемыми.

— Никого нет, — проворчал Хоремеб. — Ты уверена, что свидание состоится здесь?

— Да, — выдохнула девушка. — Надо подождать. Шелест гравия заставил всех вздрогнуть, но это оказался Падирам, входивший в крипт.

— Я знал, что это идиотская выдумка, — шепотом произнес Хузуф. — Никто не придет. Девка сошла с ума.

В тот же момент в глубине крипта послышался легкий обвал песка и гравия. Кто-то спускался сверху по довольно узкому вертикальному проходу, в который спустили веревочную лестницу. Вскоре появился человек в одежде обитателя пустыни, на груди у него висел тусклый светильник, а за поясом торчали два медных кинжала. Он явно был недоволен, увидев сгрудившихся в крипте рабочих, и выругался на неизвестном Ануне языке.

— Я пришел только за благовонщицей, — бросил он голосом человека, привыкшего отдавать приказы. — И речи быть не может, чтобы увести всех.

Он был молод, с твердым темно-коричневым обветренным лицом и с курчавыми волосами. Исходившая от него ярость делала его красоту угрожающей.

Хоремеб сделал к нему шаг и выпятил грудь.

— Не знаю, кто ты, — сказал он, — но ты уведешь Ануну только после того, как вытащишь отсюда меня и моих рабочих. Ты понял?

Молодой человек зарычал от ярости, как пантера.

— Ну, ну, — оборвал его Хоремеб. — Ты один, а нас десяток. На что ты надеешься? Пока что мы не позволим тебе уйти. Выведи сначала моих людей, это не займет много времени. А наверху мы расстанемся. Знать не хочу, что ты собираешься сделать с Ануной. Если хочешь ее, она твоя.

Человек пустыни, казалось, размышлял, потом указал на веревочную лестницу, спускавшуюся со свода.

— Так и быть, — согласился он. — Поднимайтесь. Только не медлите, пыльный ветер пока защищает нас, но он может стихнуть в любой момент. Поторопитесь же…

И он ухватился за лестницу обеими руками, чтобы она перестала раскачиваться. Хоремеб толкнул в спину Хузуфа и сказал:

— Ну давай, чего ты ждешь?

Резчик фигурок уцепился за деревянные ступеньки и резво полез вверх. И скоро все увидели, как он исчез в некоем подобии естественной каминной трубы.

— Когда окажетесь наверху, нужно лечь и ползти, — сухо объяснил мужчина. — Не вздумайте вставать. На скалистом плато есть трещина, и если ползти по ней, как ящерица, часовые вас не увидят. Старайтесь все делать быстро и без шума. — Лестница вновь натянулась в его руках, и он скомандовал: — Следующий, быстро…

Вылезли все, но на это ушло немало времени.

— Вот видишь, — обратился человек пустыни к Ануне. — Твоя глупость чуть не стоила нам жизни. Без этих дураков мы бы уже давно были далеко.

Девушка не знала, что ответить. Глаза молодого человека горели как угли, смущая ее. Она была уверена, что это не давешний человек с благовониями; голоса у них были разными, у этого, во всяком случае, он не был гнусавым. Когда осталось только трое рабочих, Хоремеб оттолкнул их и полез сам. Наконец пришла очередь Падирама и Ануны, причем Падирам настаивал, что полезет последним.

— Вот еще! — заворчал мужчина. — Девушкой займусь я. Полезай-ка, вместо того чтобы говорить лишнее.

Рассекатель, поколебавшись, сдался. От человека пустыни веяло такой силой, что лучше ему было не перечить. Едва Падирам исчез в трубе, как молодой человек дал волю своей ярости.

— Глупая самка! — крикнул он в лицо Ануне. — Не будь ты такой ценной, я раздавил бы твои груди. Твоя чувствительность чуть было все не испортила. Теперь лезь и молчи, что бы ни случилось. Слышишь? Мы прошмыгнем в десяти шагах от поста. И не высовывай голову из расщелины. Ни в коем случае.

Крепко схватив Ануну за запястье, он подтолкнул ее к лестнице и знаком приказал ей подниматься. Когда она была в четырех локтях от пола, он полез следом. Ануна больше ничего не видела. Она вслепую протиснулась в узкий проход, выступы которого рвали ей одежду. В нем воняло пометом грифов и гниющими останками их добычи. Наступая на перекладины, она больно стукалась коленками о стенки. Наконец голова ее оказалась снаружи… Она почувствовала запах крови.

Ануна повернула голову, стараясь увидеть, что произошло. И тут она увидела их всех: Хоремеба, Хузуфа, Падирама… Они лежали на спине, устремив глаза к луне; бандиты, толпившиеся у выхода, перерезали им горло, одному за другим, по мере того как они вылезали из прохода.

Она чуть было не закричала, но мозолистая ладонь зажала ей рот. Рука принадлежала молодому человеку с вьющимися волосами. Его горячие губы прижались к ее уху.

— Ты думала, я уступлю твоему капризу? — прошептал он ей, не скрывая радости, в которой было больше ненависти. — Никто не смеет говорить мне, что я должен делать. Никогда. Это так же верно, как то, что меня зовут Нетуб Ашра.


10


Анахотеп вышел на террасу. Ветер доносил из пустыни свежий запах фиников. Не зная почему, он вдруг подумал о старом Мозе, который предпочел дать поглотить себя песчаной буре, нежели позволить грабителям захватить порученные ему царские мумии. Отважный слуга…

Дакомон тоже хорошо ему служил, но со временем зазнался и, как это всегда бывает, стал опасен. Пришлось его нейтрализовать. Отныне Анахотеп стал единственным «носом» в Египте и мог наслаждаться «непахучими» благовониями, изобретенными архитектором. Только он один мог улавливать подземные «метки». И эта уверенность действовала на него умиротворяюще.

Анахотеп подошел к гонгу и ударил в него. Тотчас же появился слуга, лицо и тело его благоухали духами, которыми он успел прыснуть на себя перед тем, как предстать перед номархом.

— Я хочу пройтись! — бросил Анахотеп. — Погуляю немного. Пусть мне доставят мои живые посохи.

Спешно разбудили двух мальчишек, еще носивших детскую прядь волос. Номарх любил опираться на их плечи во время ночных прогулок. Этим мальчикам было лет по десять, и Анахотеп велел зашить им веки, чтобы они не могли узреть секреты фараона.

Другие, более беспощадные, чем он, без колебаний выкололи бы им глаза, но Анахотеп не считал себя жестоким, а зрелище маленьких обнаженных тел доставляло ему удовольствие, особенно когда они дрожали на холодном ветру, дующем из пустыни.

Его больные артритом руки впились в плечи мальчиков, зевающих и похныкивающих от недосыпа.

— Вперед, мои жеребятки, — погонял их Анахотеп голосом доброго дедушки: ему нравилась эта роль. — Вперед, я поведу вас, только будьте внимательны к нажатию моих ладоней. Хоп! Хоп!

И он пошел, согнувшись, прихрамывая, сладострастно сжимая смугло-золотистую плоть мальчиков, на которых перенес вес своего старческого тела с похрустывающими суставами.

С помощью своих «живых посохов» он пошел во дворец, чтобы еще раз полюбоваться подготовкой к своим будущим похоронам.

Вначале он осмотрел тела и съемные головы, вырезанные лучшими мастерами. Эти деревянные манекены в натуральную величину будут служить провожатыми его ка, когда тому вздумается прогуляться среди живых. Хитрый Анахотеп выбрал заменяемые головы с лицами тех, с кем он общался во дворце: писцов, министров, военачальников, вельмож… Он надеялся, что его ка, приняв на одну ночь облик этих людей, сможет проникнуть в их секреты, обладать их женами, дочерьми и даже сыновьями. При помощи этой уловки он рассчитывал забирать их золото, медь, чтобы делать подарки жрецам, в чьи обязанности входило ухаживать за его гробницей. Мысли об этих ничего не значащих злых выходках рождали в его груди радостное квохтанье, напоминающее смех попугая.

Он ощупал деревянные головы, выстроившиеся на полке, убедился, что никто не забыт. Все его придворные находились там, готовые к вечной службе. Тела же, вырезанные из дерева, по желанию Анахотепа были сделаны тяжеловесными, с гипертрофированными половыми органами.

Старик возобновил обход. Приходил он сюда все чаще и чаще, чтобы на душе было спокойнее.

Ряды больших кувшинов были полны золота, серебра, медных слитков. Номарх знал, что, унеся все это в могилу, он разорит провинцию, но относился к этому равнодушно. Разве он, как и все, не имеет права поступить сообразно своему статусу и финансовым возможностям? Отец, муж оставляли свои семьи ни с чем, заставляя хоронить себя, тратя на себя то, что заработали за всю жизнь. Иногда вдова и сыновья с ужасом узнавали, что дорогой покойник платил жрецам за то, чтобы они ухаживали за местами погребений его далеких предков… Подобные соглашения приносили служителям богов приличные барыши, не считая ежедневных подношений в виде хлеба, пива, меда и самого свежего мяса. Вторая жизнь умерших разорила немало семей, которые не могли отказаться от своих обязательств, поскольку все было записано в архивах Дома жизни, где хозяйничали писцы администрации.

Почему бы номарху не сделать со своей провинцией то же самое, что простой торговец мог сделать со своей семьей?

Так думал Анахотеп, пересчитывая кубки с драгоценными камнями, заполнявшие потайную комнату. Уходя, он собирался полностью опустошить дворец и казну. Нет, он ничего не оставит после себя — ни одной кровати, ни одного сундука, ни колесницы, ни оружия, украшенного золотом.

Он уже отдал приказ мумифицировать самых красивых лошадей конюшни. Такая же участь постигла и лучших борзых. Подготовка к его переселению в мир иной была похожа на сборы в дальнее путешествие: бальзамировщики работали не покладая рук. Гориллы, пантеры и азиатские тигры уже были убиты и погружены в раствор, приготовленный по лучшим рецептам консервации.

Анахотеп готов был разрушить все до основания. Он не довольствовался деревянными или глиняными подделками, как простые смертные. Нет, он все делал с размахом.

Однажды он спросил у одного жреца, какая участь ожидает мертвых, оказавшихся на полях Иалу.

— Господин, — ответил тот, — жизнь в загробном мире отличается простотой и похожа на ту, которую ведут крестьяне на этом свете. Великие и малые работают в поле, чтобы умилостивить богов. Простой феллах трудится рядом с дворцовым писарем, и оба они впрягаются в один плуг, и носят воду в больших кувшинах с одного берега реки вечности на другой. Так пожелали боги. Все, бедные или богатые, становятся слугами богов.

Анахотеп вздрогнул от ужаса, услышав эти слова.

— Ты хочешь сказать, что мне придется трудиться как последнему голодранцу? — вскипел он. — Мне, принцу?

Жрец ломал руки. От страха пот выступил на его обритой голове.

— Таков закон, — дрожащим голосом проговорил он. — И, тем не менее, важные персоны могут быть освобождены от этого, захватив с собой когорты слуг, которые будут работать вместо них. Для этого используют ушебти — тех, кто откликается на зов, — раскрашенные деревянные фигурки, держащие в руках миниатюрные орудия труда. Таким образом, покойный может больше не заботиться об обязанности выполнять черную работу, наложенной на него богами.

— Фигурки? — проворчал Анахотеп. — Куколки? И этого действительно достаточно?

Подобно большинству своих современников, он не доверял подделкам и предпочитал им нечто более существенное. Простые изображения были не для него, его постоянно возбужденный мозг стремился к совершенству, требовал максимально возможного приближения к правде.

У него никогда не было желания таскать плуг или черпать в шадуфе воду. Слишком высоко он поднялся при жизни, чтобы так низко пасть после смерти. Это было недопустимо.

Когда жрецы принесли ему сундук, наполненный ушебти, он с неподдельным отвращением повертел в пальцах деревянных раскрашенных кукол. Служители богов настаивали. Они процитировали ему магическое заклинание, с помощью которого можно было в подходящий момент «заставить расти» эти статуэтки:

«О ты, магическая фигурка, слушай, что тебе говорят.

Если я не приговорен к тяжелым работам, назначенным другим мертвецам в загробном мире, знай, что именно ты должен вместо меня засеивать поля, наполнять водой каналы и перевозить соль с востока на запад.

Ты здесь для того, чтобы заменить меня».

На это фигурка должна ответить:

«Я здесь, я повинуюсь твоим приказам. Говори, и я все исполню».

Как ни старался Анахотеп, он не мог в это поверить. Куклы! Детские игрушки… Как можно быть таким наивным? Если уж и в самом деле нужно избавиться от грязной работы, которая предстоит ему на полях Иалу, следует взять с собой более сговорчивых слуг. Так он и пришел к мысли убить и мумифицировать две сотни военнопленных и положить в их сделанные из акации саркофаги все необходимое для работы: лопаты, тесла, бронзовые ножницы, круглые наковальни, вальки…

— Ну, двигайтесь, мои жеребята! — приказал старик маленьким поводырям.

Вид крипта был впечатляющим. Более того, он придавал ему уверенность. Двести саркофагов для слуг лежали вдоль стен: простые ящики безо всяких украшений. Но больше впечатляли саркофаги, предназначенные для лошадей. Они были огромны, стояли парами перед боевыми колесницами, инкрустированными черным деревом и золотом.

Для пущей уверенности Анахотеп заставил отловить и запустить в несколько храмов нома две тысячи детей, которых заставляли целыми днями беспрестанно повторять его имя, потому что ему сказали, что мертвый, имя которого не вспоминали, постепенно разлагался, оттого что люди предали его забвению. Единственный способ сохранить силу и активность в полях Иалу — всеми средствами помешать стереть воспоминание о себе из памяти живых. Вид двух тысяч детей, монотонно повторяющих его имя, согревал сердце старого номарха.

Но чего больше всего опасался Анахотеп, так это самих богов. Эти бессовестные боги намеревались заставить владык работать, подобно простым феллахам. Мысль о такой возможности мучила его своей дерзостью, оскорбляла. Он никоим образом не собирался, попав в страну мертвых, утратить свои привилегии и спуститься вниз по социальной лестнице.

— В моем возрасте я не собираюсь пахать землю или пасти коз!

— В полях Иалу все по-другому, — старались объяснить ему жрецы с бритыми головами. — Там все вновь становятся молодыми, исчезают телесные болезни. Там тебе опять будет пятнадцать лет, и таким ты останешься навечно.

— Но мое положение! — возмущался Анахотеп. — Кто будет отдавать мне почести?

Это было его больным местом. Его мучила неизбежность стать равным феллахам. Ему часто снились кошмары, в которых он видел себя простым крестьянином, спящим на дырявой циновке, положенной прямо на пол в домишке из сырого кирпича, наполненном ужасными запахами от близко лежащих немытых тел.

Почему поля Иалу были такими неухоженными? Почему сильные мира сего должны были терпеть такие притеснения?

Анахотеп и не думал сдаваться. Он собирался быть воином, защищать свои права. Он не заявится туда с пустыми руками. Одни брали с собой привычную утварь и домашних животных, а он приведет с собой когорту отборных мумифицированных солдат в полном вооружении. И не каких-нибудь деревянных статуэток, нет — настоящих воинов, согласившихся умереть, чтобы последовать за своим господином в загробный мир. Набор, впрочем, уже начался, и десяток молодых восторженных людей без колебания вскрыли себе вены, чтобы идти впереди Анахотепа в его новое жилище. Номарх заставил забальзамировать их, как принцев крови, и приказал положить в их саркофаги все необходимое им оружие. Старик дерзко намеревался объявить войну богам, если только они создадут ему невыносимые условия. Он попросил жрецов составить подробную карту небесных полей и, размышляя над ней, намечал планы будущих битв.

Конечно, десяток солдат — не бог весть что, поэтому следовало призвать других добровольцев… либо организовать их похищение в деревнях. Силой доставить здоровых парней, обучить их военному делу в тайном лагере в пустыне, потом, по окончании подготовки, поручить главарю убийц отравить их ночью. После чего их забальзамируют на месте во избежание слухов, и все будет шито-крыто.

Да, это была хорошая идея. Он отдал приказ главному визирю приступить к ее выполнению. И ему уже доложили, что подготовка будущих воинов его загробной армии идет полным ходом.

Окруженный когортой солдат-призраков, Анахотеп будет спокоен. А, располагая отборным войском, он станет единственным умершим в полях Иалу, который не поддастся детским капризам богов. Обрабатывать землю? Таскать чаши с солью с одного берега реки на другой? Посмотрим! Нет, он будет отдавать приказы, как делал это в земной жизни.


— Пошевеливайтесь, жеребятки, — понукал старик своих поводырей. — Мне нужно встретиться с одним другом. Попроворнее, порезвее… Ваши маленькие икры двигаются с такой грацией. Резвей! Хоп, хоп! Я угощу вас медовыми пирожками и засахаренными стеблями папируса.


Обнаженные мальчики дрожали от холода. Младший от усталости еле держался на ногах. Чтобы подогнать их, номарх вонзил ногти в их плечи. От укола серебряных накладок, покрывавших пальцы фараона, мальчишки подпрыгнули. Анахотеп подтолкнул их в проход, огибавший погребальное сокровище. В самом его конце находилась дверь, защищенная формулой заклятия, вырезанной над дверным ригелем.

Надпись сообщала, что переступившему порог мужчине бог вырвет ноги и руки, вынет у него из груди сердце и бросит собакам. А с детьми случится несчастье: они разобьют голову о камень. Жену же изнасилуют варвары и уведут в рабство в поганую страну, где люди варят пищу в кипящем молоке. Тот, кто прочитает это предупреждение — если только он не столь же глуп, как житель страны Куш, — немедленно повернется и забудет, что приходил сюда.

— Подождите меня здесь, — велел Анахотеп мальчикам. — Вы можете немного передохнуть.

Мальчики повалились на причудливые подушки, брошенные среди кучи разнородных предметов, а старик толкнул двустворчатую дверь из акации, ведущую в другую комнату.

Тяжелый застоявшийся воздух, наполненный запахом тела спящего человека, ударил ему в нос, заставив поморщиться.

Комната, обставленная с большой роскошью, как две капли воды походила на его собственные покои, с той лишь разницей, что в нее не проникал свежий воздух, а окна на стенах были нарисованы.

На кровати, ножки которой изображали четырех сыновей Гора, спал старик. Он храпел и время от времени пускал ветры, а его лицо было удивительно похоже на лицо номарха: их можно было принять за близнецов.

На самом же деле это был прибывший из деревни крестьянин по имени Томак, которого Анахотеп встретил тридцать лет назад во время одной карательной экспедиции против бедуинов. Этот мужчина, бедный феллах, удивительно походил на номарха. Вначале Анахотеп умилился, а потом сообразил, какую выгоду можно извлечь из такого сходства.

Зная, как ненавидят его народ и вельможи, он вдобавок ко всему опасался дворцовых заговоров, имеющих целью его убить. Так что двойник оказался ему очень полезен: он мог выставить его перед народом, если вдруг придется предстать перед ним. И этот человек вместо него должен будет дышать отвратительным запахом простых людей. Это соображение был решающим, так как каждое появление перед народом было для него мукой, которую он переносил с большим трудом.

Но Томак мало чем отличался от обезьяны; удастся ли его натаскать, как дрессированных павианов, которые в деревнях лазили на деревья за плодами инжира? Эта идея его позабавила. В течение пяти лет он держал крестьянина взаперти в одной из крепостей в пустыне, пригласил к нему лучших учителей, отпаивал пивом и вином, откармливал и присылал ему женщин. Когда Томак научился читать, писать и приобрел величественную осанку, Анахотеп под большим секретом привез его к себе, убил его учителей и поселил своего двойника в одном из подвалов дворца.

Томак был недалек, любил вкусно поесть, отличался удивительной ленью и больше всего на свете любил спать и развратничать. Двадцать пять лет он заменял Анахотепа во время всех его выходов к народу. Став жертвой нескольких покушений, он получил три удара кинжалом: два в грудь и один в живот.

И всякий раз после покушения Анахотеп сразу же появлялся на публике, чтобы показать народу, что он неуязвим как фараон и никто не может его уничтожить. Подобные «молниеносные» исцеления производили впечатление, и в глазах всех он стал номархом, которому не страшны были лезвия кинжалов и бунтовать против которого не имело смысла.

Томак же после каждого покушения оказывался на краю смерти, но, будучи здоровее Анахотепа, через несколько недель вновь вставал на ноги, готовый играть свою роль.


Номарх приблизился к кровати, покрытой шкурами олененка и пантеры. Двойной запах заставил его отшатнуться. Ему пришлось приложить к носу платок, пропитанный соком теребинта, чтобы не потерять сознания.

С годами сходство между двумя мужчинами еще больше увеличилось, хотя Томак был гораздо здоровее своего хозяина. Чтобы их труднее было различить — даже в бане, — Анахотеп надрезал себе кожу в тех же местах, что и у Томака. Эти неглубокие ложные раны были зашиты нарочито небрежно, чтобы казаться более серьезными, чем были на самом деле.

Анахотеп ненавидел Томака, находя его уродливее и старее, чем он сам. Он злился на него, видя в нем себя самого. А полированные медные зеркала вполне могли и врать.

Только главный визирь, глава жрецов Гора и дворцовый врач были посвящены в этот обман. Они всячески изощрялись, выдавая за номарха его двойника. Кстати, к такой уловке часто прибегали фараоны и другие цари. Некоторые из них даже имели по несколько двойников, рассылая их в разные концы страны, чтобы враги не знали, где в настоящее время пребывает истинный суверен.


Анахотеп уселся на железную скамью с положенными на нее подушками, набитыми страусовым пухом, и стал смотреть на Томака. Добрый малый явно не страдал от бессонницы. Ел за четверых, пил за шестерых и еженедельно требовал от визиря новых девушек. Те же, уверенные, что ублажают фараона, способствовали распространению среди вельмож мифа о том, что Анахотеп был неутомимым любовником и вполне заслуживал своего ритуального прозвища — Могучий Бык.

Анахотеп и за это ненавидел Томака — за его мужскую силу, которой у него не было даже в молодости.

Анахотеп не часто заходил в свой гарем, так и не выбрав себе любимую жену и не произведя на свет сына. Томак, как только вошел в силу, беспрестанно «заряжал» всех девиц подряд, произведя легион бастардов, приписываемых номарху. Подобное потомство пробуждало в Анахотепе желание устроить показательное жертвоприношение. Он с надеждой ждал какого-нибудь стихийного бедствия, чтобы принести в искупительную жертву все свое «потомство».


Им вдруг овладело непреодолимое желание схватить обсидиановый нож и воткнуть его в горло спящего, прервав тем самым невыносимый храп.

Однако Томак был ему еще нужен. Во время празднеств, на ритуальных церемониях, когда номарх должен был выглядеть полным сил, Томак заменял его, обегая арену перед собравшейся ассамблеей, метал копья и всячески демонстрировал свои жизненную энергию. Анахотеп, скрюченный ревматизмом, не способен был сделать и малой части этого, кроме того, он почти задыхался от запаха простолюдинов.

Томака не волновали эти детали: его грубый нос прекрасно переносил любой запах, и, несмотря на годы, проведенные в роскоши и праздности, Томак так и остался простолюдином.

Иногда у Анахотепа появлялось странное ощущение, что Томак достоин лучшей участи, и его захлестывала зависть, ему хотелось покончить со всеми привилегиями этого бывшего рыбака, пожирателя рыбы, который никогда не должен был покинуть пределы своей родной деревни.


Номарх вздохнул. Все это скоро закончится вместе с его смертью. Главный визирь уже получил распоряжения. Как только Анахотеп испустит последний вздох, Томака прирежет главарь убийц, так как немыслимо было, чтобы простой крестьянин смог пережить фараона, даже если последний и использовал его.


Анахотеп напрягся, чтобы встать. Боль в костях напоминала ему о близком конце, и он хихикнул от удовольствия, подумав о неприятном сюрпризе, ожидавшем Томака в тот день.


11


Выбравшись из каменной трубы, Ануна не успела даже возмутиться. Нетуб Ашра толкнул ее в узкую расщелину, тянувшуюся по каменистому плато. Выемка глубиной в два локтя извивалась как змея, что позволяло — если ползти по ней на животе — пересечь сторожевую линию, не привлекая внимания часовых. Девушка вынуждена была ползти на животе и локтях по этой выемке, в которой едва уместился бы шакал и где ей трудно было дышать. Перед ней полз бандит, лица которого у нее не было времени рассмотреть. Неспособная ни о чем думать, она машинально следовала его указаниям и делала, что ей говорили. Над ее головой бушевала пыльная буря, заставлявшая солдат прятаться за щитами. Расщелина привела их к горной осыпи, где стояли два верблюда, которым веревками стянули пасти, чтобы они не могли издать ни звука. Нетуб посадил Ануну перед собой и обхватил ее так крепко, что у нее затрещали ребра.

— Не вздумай бежать, — шепнул он ей на ухо. — Вокруг пустыня, и у тебя нет никакой возможности найти дорогу.

Верблюды тронулись в путь. Ануна не понимала, что происходит. Из головы у нее не выходили Падирам и Хоремеб с перерезанными, как у баранов, горлами, с широко смотрящими на луну глазами, которую они уже не могли видеть. Она лишь ускорила их смерть, желая спасти. Но она привыкла к насилию и знала, что жизнь коротка и может оборваться в любой миг. Живя среди кочевников, она сохранила память о похищениях, об ударах кинжала, которые наносились, когда их меньше всего ждали. Можно было лечь спать с любовником, ничего не опасаясь, да так и остаться лежать с перерезанным горлом, хотя вокруг, казалось, не было ни души. Такова жизнь. Такова судьба. Мектуб, как говорили караванщики.

— Слушай внимательно, что я тебе скажу, — заговорил с ней Нетуб Ашра, — потому что я никогда не повторяю дважды. Я везу тебя в свое логово. Там я передам тебя в руки человека, которого ты уже встречала в крипте, — того, который заставил тебя нюхать благовония.

Ты будешь его служанкой, и не вздумай никогда выводить его из себя. Тебе понятно? Если он захочет обладать тобой, не противься, иначе тобой натешатся мои люди, чтобы научить покорности. Никогда не пытайся увидеть его лицо. Оно изуродовано, и он приходит в ярость от любопытства некоторых женщин. На прошлой неделе он задушил несчастную шестнадцатилетнюю нубийку, которую я купил ему, чтобы скрасить его ночи. Красивая была девушка. Но эта идиотка оказалась слишком любопытна и не смогла устоять перед желанием заглянуть под повязку, которую он не снимает даже во время сна. Зрелище показалось ей настолько ужасным, что она закричала. Наш друг заставил ее замолчать. Навсегда. Когда ее зарывали в землю, все заметили, что он выдавил ей глаза, прежде чем свернуть шею. Хорошенько запомни это. Как только заходит речь о его уродстве, он теряет разум.

— Но кто он? — Ануна, силилась перекричать завывания ветра.

— Его зовут Дакомон. Большего тебе не нужно знать. Повинуйся ему, никогда не смотри на его лицо, и все будет хорошо. Можешь убедиться, что я не шутил. Да, еще одно: у Дакомона есть слуга, некий Ути. Он любит мальчиков и, не исключено, будет ревновать его к тебе. Берегись его, он наверняка сделает тебе какую-нибудь гадость. Это настоящий скорпион, но мы не можем обойтись без него, потому что только он один умеет усмирять бешенство своего хозяина. Они оба непредсказуемы, и тебе придется нелегко, но твоя жизнь зависит от них. Для меня же ты всего лишь шакалье мясо. Если ты окажешься бесполезной, я сразу избавлюсь от тебя. Но зато, умело поведя игру, ты получишь вознаграждение, как и каждый из моих бандитов. Ты станешь богатой. Очень богатой.

Он замолчал и за весь остаток пути не проронил ни слова. Верблюды двигались в ночи среди похожих один на другой барханов. Ануна спросила себя, как Нетуб мог найти дорогу в такой темноте. По звездам, что ли?

Мерная поступь верблюда укачала ее, и она уснула. Когда Нетуб встряхнул ее, уже светало, розовая заря вставала над мягкими изгибами песков.

Лагерь кочевников расположился неподалеку от разрушенной крепости, стены которой, сложенные из необожженного кирпича, раскрошились от ветра за многие века. Ануне бросилась в глаза палатка, гораздо красивее и новее других. Она стояла отдельно, возможно, для того, чтобы до нее не долетал грубый запах от верблюдов и погонщиков. Красивый молодой человек с подведенными карандашом глазами сидел перед палаткой как часовой. Его накидка из белого льна, ничем не запачканная, странно контрастировала с пестрыми лохмотьями бандитов.

— Это о нем я тебе говорил, — буркнул Нетуб. — Ути. Подойди к нему, он объяснит тебе, что делать, но не очень-то верь его улыбкам. Я буду безжалостен. Мне нужны результаты, да поскорее. Если окажется, что от тебя мало пользы, я перережу тебе горло, а перед этим с тобой позабавятся мои люди. А теперь иди… Жить будешь с Дакомоном и его слугой, спать тоже будешь с ними. Советую не шляться здесь, мои люди не видели женщин многие годы, и мне нет необходимости объяснять тебе, что с тобой будет, если ты их раздразнишь.

Он ободряюще хлопнул Ануну по спине. Девушка чувствовала, как ее сотрясала дрожь от холода и страха. Сойдя с верблюда, она пошла к палатке, но не потому, что на что-то решилась, а чтобы убежать от вони окружавших ее людей. Приятный аромат, исходивший от Ути, принес ей облегчение.

— Значит, Ануна — это ты, — произнес молодой человек с улыбкой, в которой мелькнуло презрение. — Надеюсь, ты не такая идиотка, как те, что были до тебя.

Полагаю, Нетуб Ашра уже рассказал тебе о моем господине?

Грубо схватив девушку за руку, он дал ей те же рекомендации, что и главарь шайки, хоть и несколько более дипломатично.

— Повиноваться — в твоих интересах, — сквозь зубы прошипел он. — Эти бандиты хуже хищников. Среди них есть даже бывшие людоеды. А вступающие в банду негры еще не забыли вкуса человечины. Надеюсь, ты не из их числа. Зубы твои по крайней мере не заточены? Открой рот! Я проверю.

Ануне захотелось крикнуть, чтобы он замолчал. Она чувствовала на себе взгляды собравшихся в центре лагеря бандитов. Они не упускали ни одного ее движения. Их лица были обожжены солнцем и выдублены ветрами, за поясами у них торчали кинжалы. Волосы у некоторых были смазаны верблюжьим маслом, другие улыбались, показывая зубы, заточенные треугольником, чтобы легче было раздирать мясо своих врагов. Кое-кто прикрыл бритую голову нашлепкой из глины, защищаясь от палящего солнца. Были и такие, чьи бороды свисали, заплетенные косичками, выкрашенные красной хной. Оружие бандитов отличалось разнообразием: мечи и кинжалы, снятые с трупов или украденные в оскверненных ими царских гробницах. И страшно было видеть такое красивое, драгоценное оружие у грубых, неопрятных людей, шерсть на щеках которых не отличалась от шерсти верблюдов.

— Иди, — приказал Ути. — Хозяин ждет тебя.

Он подтолкнул Ануну к палатке. Войдя внутрь, девушка поразилась ее роскошному убранству, чудесным коврам на полу. Запах конопли витал между промасленными занавесками, будто здесь только что курили. В чашах стояли засахаренные стебли папируса для гостей. Надушенный мужчина лежал вытянувшись на диване; кроме набедренной повязки, на нем ничего не было. Его нагота подчеркивала совершенство его тела, абсолютно лишенного волос и умащенного благовониями. Посередине его лица была широкая повязка из белого льна, доходившая до самых глаз. При появлении Ануны он вежливо встал. Каждый его жест свидетельствовал о том, что он привык вращаться в высших кругах.

— Входи, добро пожаловать, — произнес он странно гнусавым голосом. — И сними с себя эти лохмотья. Ути подберет тебе одежду, достойную твоего имени. Как ты заметила, мы стараемся держаться в стороне от варваров, от которых — увы! — мы не можем избавиться. Твой побег прошел удачно? Тем лучше, потому что у нас с тобой будет много работы.

Просвечивающие ткани делили палатку на несколько секций, но имели чисто символическое значение, поскольку палатка тем не менее просматривалась целиком. Ануна отметила, что в ней находилось невероятное количество склянок с благовониями и немного материала для производства новых. Горшочки с мазями, корешками, запечатанные воском, стояли на крышках больших сундуков из сандалового дерева.

У нее не хватило времени подумать о назначении всего этого, так как Ути сорвал с нее тряпье, обнажив ее, словно для продажи на рабовладельческом рынке. Она отвернулась: очень уж не понравились ей заискрившиеся глаза мужчины в повязке. Слуга подал ей чистое платье с множеством мелких складок.

— Нетуб тебе наверняка рассказал про меня, — приветливо произнес мужчина в повязке. — Меня зовут Дакомон, я был изобретателем лабиринтов… Придворные Анахотепа считали меня архитектором усыпальниц. А в свободное время я для собственного удовольствия и для своих любовниц создавал благовония.

Он начал объяснять, как ему удалось разработать идеальную защитную систему погребальных камер: изменяющийся лабиринт, не ускользнувший от глаз фараона. Говорил он тусклым и гнусавым голосом, слушать который было трудно, потому что он прерывался странными булькающими звуками, раздававшимися из-под повязки на уровне носа… или по крайней мере места, где должен был находиться нос, так как Ануна заметила, что ткань казалась неестественно плоской там, где должна была вырисовываться горбинка носа. Ей стало по-настоящему нехорошо, и она опустила глаза, чтобы не смотреть на изуродованную часть его лица.

— Однажды, — заключил архитектор, — я создал духи, почувствовать запах которых способны были только номарх и я сам. Для всех остальных людей они не имели запаха. Анахотеп воспользовался ими, чтобы пометить путь в лабиринте, ведущий в погребальную камеру и делавший его непроходимым. Там он завещал похоронить себя вместе со всеми своими сокровищами. Я понятно объясняю? Он капнул этой эссенцией на каждую плиту-ловушку.

— Но зачем?

— Потому что он боялся, как бы его ка, потерявшись в коридорах, случайно не привел в действие ловушку… и оказался не способен выйти из гробницы. Он боялся, что его ка будет вечно блуждать по лабиринту, постоянно меняющему свою форму. Знаю, что это чепуха, но сделать ничего не могу. Можно счесть это причудой выжившего из ума старика. Но благодаря благовониям его другому «я» будет известно расположение противовесов, спрятанных под плитами, и оно сможет избежать ловушек. Достоинство таких меток в том, что они не видимы и не ощущаемы никем, кроме Анахотепа, поскольку он один может учуять этот «запах».

— Но ведь ты тоже способен на это, разве нет? — ляпнула Ануна, желая польстить ему, но тут же пожалела о сказанном.

— Нет, — произнес Дакомон, впившись ногтями в циновку. — Анахотеп велел отрезать мне нос и прожечь фальшивые ноздри для большей надежности. Я не ощущаю ничего, никакого запаха. Я спокойно мог бы жить на куче навоза и не испытывать неудобств. Ну вот, теперь ты знаешь все. Пока меня уродовали, мне дали понять, что все делалось для моего же блага и, если бы номарх не любил меня как сына, меня попросту убили бы.

Ануна постаралась не обнаружить своего смущения. Сейчас она ощущала легкий запах сукровицы, идущий от повязки. Она догадалась, что рана все еще кровоточила, несмотря на лечение. Усилием воли ей удалось избавиться от мучивших ее образов. Она ни за что не должна показать своего отвращения устремившему на нее взгляд Дакомону. Он рассматривал девушку, уставившись на нее со странной ревностью, будто надеясь застать ее врасплох.

— А я… — наконец-то удалось ей выговорить, — какова моя роль в этой истории?

— Ты будешь моим носом, — бросил Дакомон. — Ты еще не поняла? Я собираюсь отомстить за себя, ограбив гробницу Анахотепа, когда он умрет. Я хочу осквернить его мумию, изуродовать ее, разбить на мелкие кусочки, чтобы сделать невыносимой его жизнь в загробном мире. Но чтобы войти в погребальную камеру, мне нужен проводник, способный учуять то, что когда-то мог уловить я. Нужен «нос», который сможет определить места ловушек, так как Анахотеп полностью переделал план лабиринта. Он сделал это так, что даже я сегодня не знаю расположения плит с противовесами. Если я отважусь войти в него, я стану жертвой своего собственного изобретения.

— Но это невозможно, — запротестовала Ануна, — ведь я всего лишь благовонщица третьего разряда. Я всегда работала только с мертвецами Дома бальзамирования Хоремеба. У тебя же обоняние намного тоньше моего. Я совсем не уверена, что смогу учуять запахи, о которых ты говоришь.

— Будет очень жаль, — холодно произнес Дакомон. — Потому что в таком случае я буду вынужден сказать Нетубу Ашре, что пользы от тебя никакой, и он без колебаний избавится от тебя, так как ты слишком много узнала и нельзя отпустить тебя на свободу. Так что ты обречена: успех или смерть.

Ануна застыла, скованная страхом.

— Ты теряешь время, господин, — вмешался Ути. — Это всего лишь негритянка, привыкшая к омерзительным запахам. В телах женщин скапливается зловоние, выходящее наружу через все отверстия. Тебе это известно. Никогда она не сможет сравниться с тобой. Я уверен, что мой нос гораздо чувствительнее.

— Довольно! — прохрипел Дакомон. — Я знаю, что она лучше тебя… Она выдержала экзамен, который я ей устроил. Нужно только развить в ней эту способность… Я займусь этим в ближайшие недели. — Повернувшись к девушке, он добавил: — Ты здесь не первая. По моему приказу похищали и приводили сюда благовонщиц из соседних номов. Но все они обманули мои ожидания, и я вынужден был отдать их Нетубу Ашре. Некоторые из этих девушек умирали в руках бандитов долго, очень долго. Думаю, их крики распугали всех шакалов и гиен. Я не преувеличиваю. То же самое ждет и тебя, если ты откажешься сотрудничать со мной. Я выбрал тебя, потому что мне сказали, что ты прекрасно разбираешься в запахах. К сожалению, когда Нетуб подался в город, чтобы похитить тебя, ты уже была зачислена в бригаду бальзамировщиков, привезенных сюда для обработки трупов молодых людей, убитых в карьере.

Он поднял руки ладонями вперед, словно уличный сказитель, дававший понять, что сказ закончен. Ануна инстинктивно отшатнулась.

Ути взял ее за руку.

— Выходи из палатки, негритянка, — небрежно бросил он ей, — моему хозяину надоело смотреть на тебя. К тому же у нас с ним есть разговор, не предназначенный для чужих ушей.

Девушка и не пыталась что-либо возразить. Она пригнулась, выходя из палатки. Когда она оказалась снаружи, грабители пожирали ее глазами, а некоторые демонстрировали ей непристойные жесты.


12


В первые дни Дакомон устроил девушке тщательный экзамен, желая убедиться, что она разбирается во всех эссенциях для производства благовоний. Со временем страх Ануны уменьшился. Когда наступал час приема пищи, архитектор уединялся, чтобы есть с открытым лицом. Только Ути присутствовал при этой церемонии.

Ночью в палатке происходил странный ритуал. Ануна ложилась спать отдельно, в одной из «комнат», отделенных экраном из просвечивающего льна, тогда как Ути присаживался на корточки у изголовья своего хозяина, чтобы дежурить у постели больного и поправлять ему повязку, если она сползет во время сна. Слуга вынес из палатки не только все зеркала из полированной меди, но даже все предметы из блестящего металла, в которых несчастный случайно мог увидеть свое отражение. Девушка выразила слуге свое недоумение, но тот крепко сжал ее запястье, словно пытаясь вывернуть его.

— Все так и должно быть, — тихо, с напряжением в голосе проговорил он. — И запомни, что единственные зеркала, которые он видит, — твои глаза. Так что следи за их выражением, когда смотришь на него… Если он заметит в них что-то нехорошее, то прикажет зашить тебе веки. В конце концов, ему нужны не твои глаза, а твой нос!

Днем Дакомон превращался в галантного кавалера. Ути брил его, удалял волосы с его тела, массировал и обряжал в одежду из белейшего льна. Беседа архитектора была приятной, и Ануна, несмотря на никогда не покидавшую ее тревогу, не могла остаться равнодушной к совершенству его золотистого тела, изящная мускулатура которого не имела ничего общего с грубыми ручищами с набухшими, переплетенными венами галерных каторжников, встречавшихся ей в Сетеп-Абу у дверей пивных. Дакомон привык соблазнять и обращался с Ануной как с дочерью знатного вельможи. Но к вечеру демон, сидевший в нем, пробуждался. Тогда Дакомон становился нервным, постоянно поправлял свою повязку, убеждаясь, что она не сползла. Либо он уединялся с Ути и засыпал его вопросами.

— Запах есть? — строго спрашивал он его. — Я уверен, что попахивает… Ведь кровь все еще сочится… Если я узнаю, что ты мне врешь, я вырву тебе глаза… Я способен на это. Помнишь, как я поступил с той маленькой нубийкой в прошлый раз?.. Не лги мне, Ути. От меня пахнет?

Слуга старался разубедить его и лихорадочно смачивал повязку настоем росного ладана.

— Ты-то, может быть, и не ощущаешь запаха, — вздыхал Дакомон, усаживаясь в кресле, — но вот она? Девушка… Обоняние у нее лучше твоего.

— Да что ты, господин? — протестовал Ути, как мальчишка. — Она ничем не лучше меня. Ты не доверяешь мне… А ведь я не хуже ее мог бы довести тебя до погребальной камеры номарха.

Дакомон устало пожимал плечами.

— Дражайший Ути, — вздыхал он, — хватит пороть чушь. У тебя есть только один приятный талант, и ничего более. Ты всех нас приведешь к смерти.

И после каждой такой беседы ненависть слуги к Ануне увеличивалась. Та покорно подчинялась всем фантазиям архитектора, целыми днями внюхиваясь в бесчисленное множество эссенций, сменявшихся перед ее носом. Дакомон открывал флакон, потом требовал точного описания композиции запаха, проплывавшего перед ней. Стоило ей ошибиться, как он бил ее по плечам и бедрам бамбуковой тросточкой. Она должна была правильно перечислить количество капель и доз. Научиться узнавать запахи, встречавшиеся ей впервые в жизни.

Однажды она взбунтовалась. От ударов бедра ее покрылись огромными синяками, но, несмотря на это, он не перестал ее наказывать.

— Перестань! — крикнула она ему. — Дай мне понюхать твои знаменитые духи «без запаха», и на этом покончим… Мы не в школе писцов.

— Идиотка! — выругался Дакомон. — Ты зазналась. Знаешь ты много, но еще не готова. Если бы я дал тебе понюхать те духи, ты бы ничего не почувствовала… Как и другие, как все другие… Надо оттачивать твой нюх.

— Откуда ты знаешь? — прошипела Ануна. — Дай мне их, сейчас же, и я скажу, из чего они состоят.

Дакомон скрипуче рассмеялся:

— Ты очаровательная дурочка! Я не настолько глуп, чтобы хранить флакон у себя. Ты думаешь, я доверяю Нетубу Ашре? Я не хочу, чтобы он мог обойтись без меня. Секретные духи я создам в последнюю минуту, перед спуском в лабиринт. Так что Нетубу выгодно заботиться о моем здоровье и потакать моим капризам. А пока набирайся опыта, так как ты не привыкла работать с дорогими эссенциями. Ты смогла бы превзойти меня, но твое обоняние испорчено вульгарными запахами.


Ночью Ануна ворочалась на своей циновке, все еще во власти нервного напряжения. Несколько раз, в полусне, ей казалось, что Дакомон наклонялся над ней, проверяя, не спит ли она, однако Ануна поостереглась открывать глаза. Она вздрагивала при мысли, что от неловкого движения или влетевшего в комнату ветерка льняная повязка упадет с его лица, и тогда она не сможет удержать крика. Работая в бригаде бальзамировщиков, она навидалась трупов, но не боялась их, так как ни один мертвец никогда не пытался ее обнять. А она догадывалась, что Дакомону очень хотелось этого. И это должно было рано или поздно случиться. Дакомон всю жизнь был соблазнителем, и ему претила мысль, что отныне он превратился в объект отвращения. От этого он медленно сходил с ума. Ему часто снились кошмары, и он кричал во сне. Тогда Ути брал его на руки и баюкал.

Атмосфера в палатке была напряженной, нездоровой, и Ануна с трудом привыкала к ней. Она очень редко выходила наружу, так как едва сдерживаемое вожделение бандитов пугало ее еще больше. Как только она показывалась, они щедро демонстрировали ей непристойные жесты, сопровождая их похотливой мимикой. Тут же к ней подбегал помощник Нетуба — грек по имени Бутака — и с мечом в руке провожал ее. Напряжение постоянно нарастало, и Ануна уже знала, что ее прозвали шлюшкой Отрезанного Носа. Однажды Нетуб отозвал ее в сторону и попросил пройти вместе с ним к развалинам крепости.

— Ну и как? — нетерпеливо спросил он. — Дело движется?

Ануна внимательно на него посмотрела. Она с удивлением заметила, что он был еще красивее, чем показался ей в первый раз. В нем было что-то волчье, какая-то скрытая ярость, которую могла укротить только усталость после очередного убийства. Он принадлежал к тем мужчинам, для которых женщины были лишь объектами наслаждения, вроде вина или жареного мяса. Она догадывалась, что он очень страдает, завися от нее. Было бы ему легче, если бы она подчинилась ему, испытывая перед ним страх?

— Не знаю, — сказала она, отводя глаза и глядя в пустыню. — Дакомон, кажется, доволен…

— Берегись, — проворчал Нетуб. — Вам всем грозит опасность. Мои люди ненавидят его, только и мечтают, как бы перерезать ему горло.

— Почему? Разве он не с вами? Нетуб пожал плечами.

— Этот дурак похвастался однажды вечером, что пирамида Тетлем-Иссу — его рук дело, — глухим голосом проговорил он. — А это название мы слышать не можем… Это какая-то чертова западня, в которой мы потеряли очень многих. Представляешь себе: гробница, кишащая крокодилами… С тех пор мои люди ждут, не дождутся, когда смогут насадить его голову на шест. Напрасно я повторяю им, что без Дакомона наше дело провалится… Они и слышать ничего не хотят. Ведь это звери хуже шакалов. Боюсь, что как-нибудь ночью они проникнут в палатку архитектора. Если это случится, ори во всю мочь. Рассчитывать ты можешь только на меня или Бутаку, больше ни на кого. Да, вот еще что: если можешь, скажи ему, чтобы не очень-то разгуливал в окрестностях лагеря, одетый, как принц. Заставь его как можно чаще находиться в палатке, даже если тебе придется заниматься с ним любовью все дни напролет. От этого зависит его жизнь… да и твоя тоже.

Ануну покоробило, что Нетуб считает ее любовницей Дакомона. Внутренне она удивилась, но ответа не нашла.

Когда она передала этот разговор архитектору, тот разразился язвительным смехом:

— Я держу в кулаке этих свиней! Без меня они ничего не значат. Меня нельзя тронуть. Только я в состоянии дать им богатство. Знаю, они ненавидят меня, но все же должны меня защищать. Удивительное противоречие…

Иногда им одолевала меланхолия, и он приказывал Ути бросить в курильницу опиевого порошка. И тогда палатка наполнялась тяжелыми испарениями, погружавшими Ануну в оцепенение. Если бы кто-то захотел в это время зайти в палатку, чтобы зарезать ее, она бы даже не шелохнулась.

— Завтра переходим к последней стадии тренировки, — сказал ей Дакомон однажды вечером. — Ты должна будешь искать путь в лабиринте, который я построил в развалинах. Так ты точнее уяснишь себе, что ждет тебя в гробнице Анахотепа. И возможно, ты окажешься весьма способной ученицей.


13


На следующий день Дакомон отвел Ануну в руины. Выветрившиеся кирпичи покрыли малый форт красноватой пылью, очень мелкой, взлетавшей вверх при каждом шаге. Любопытное сооружение занимало центр площади и было чем-то вроде дополнительной крепости меньшего размера; стены его насчитывали пять локтей в высоту и шестьдесят в длину.

— Ну вот, — объяснил архитектор. — Это и есть приблизительные очертания погребального лабиринта. Не хватает только потолка, а стены сделаны не из гранита, а из сушеного торфа. Мне потребовалось несколько месяцев, чтобы завершить эту работу. Это всего лишь подобие, тренировочная площадка, но она даст тебе представление о том, что ждет тебя там. Здесь я устроил обычные ловушки. Как и в настоящей гробнице, они приводятся в действие плитами с противовесом, которые провалятся, как только ты на них наступишь. Я пометил эти камни духами, в сто раз более пахучими, нежели те, что использует Анахотеп. Так что испытание будет намного легче, но сравнимо с реальным.

Он вынул из-за пояса рулон папируса и протянул его девушке.

— Вот план лабиринта, — пояснил он. — Чертеж очень точен, и если ты случайно не свалишься в какую-нибудь ловушку, то легко выйдешь победительницей. Но все станет намного сложнее, если ты приведешь в движение перегородки, смонтированные на поворачивающихся штырях. В таком случае направление коридора за твоей спиной изменится, и всякий раз, как ты наступишь на коварную плиту, вокруг тебя возникнет новый лабиринт. Излишне говорить, что этот план в таком случае тебе совсем не пригодится.

В торфяной стене открылась дверь. Ануна приблизилась к ней.

— Не забывай, что подобие это не очень удачно, — напутствовал Дакомон. — В действительности подвижные стены будут поворачиваться гораздо быстрее и совершенно бесшумно. Ямы будут глубже и оборудованы острыми кольями. Твоя жизнь и наша будут зависеть от твоего носа. А это испытание — детская забава.

Он передал девушке план и заставил понюхать еле уловимый аромат, заключенный в полости перстня.

— Ступай, — сухо приказал он. — И побольше внимания, иначе тебя будут ждать неприятные сюрпризы.

Ануна переступила порог странного сооружения. И сразу же узкие проходы без каких-либо украшений вызвали у нее приступ удушья. Пол был наспех выстлан плитами, неплотно пригнанными и качающимися под ногами, и у нее появилось неприятное ощущение, что каждый ее шаг приводил в действие скрытую пружину. Ветер не проникал внутрь лабиринта, и воздух там был обжигающий, тяжелый от застоявшихся испарений. Сделав три шага, Ануна остановилась, всматриваясь в пол. Ширина левого коридора, как и правого, была не шире двух плит: если нужно идти, то следует выбрать плиту, на которую можно без опаски поставить ногу. Она втянула воздух, стараясь уловить запах благовоний, мимолетно подсунутых ей под нос Дакомоном. И тут вдруг она поняла, что такой летучий, почти неуловимый аромат трудно выделить изо всех запахов, пропитавших лабиринт, — запахов торфа, верблюжьего навоза, горячей пыли… вони от трупов животных, догнивавших в руинах. Все это образовывало опасные обонятельные завихрения, в которых трудно было выделить нужное.

Вначале все шло гладко. Она два раза повернула налево, следуя плану. На стенах, удивительно похожих одна на другую, не было никаких видимых меток. «В настоящей гробнице будет еще хуже, — подумала она. — Там будет гранитный потолок, который усилит ощущение замкнутости. И темнота… главное — это темнота».

Она задрожала при мысли о полном мраке, в который ей придется углубиться. Можно ли будет хотя бы зажечь масляные светильники?

«Если нас будет много, придется беречь воздух, — с тоской подумала она. — Стало быть, придется довольствоваться маленьким светильником. Хилое пламя не сможет осветить весь лабиринт…»

Она почувствовала, как вся покрылась потом. Ее собственный запах испортил ей настроение, добавившись к остальным, из которых требовалось выделить необходимое. Девушка присела на корточки, стараясь понять, какую плиту он пометил. Левая пахла сильнее. Тогда она решила поставить ногу на правую. Повезло. Препятствие пройдено без осложнений. И от этого ей стало легче. Оказывается, это проще, чем она думала! Но она быстро разочаровалась, когда поняла, что Дакомон, обильно смочив первые плиты, не оставил ни капли благовония на последующих, так что метки еле улавливались, тонули среди затхлого запаха навоза, поднимавшегося от торфяных стен. Паника охватила Ануну. Слишком поверив в себя, она больше ничего не учует. Она допустила ошибку, о которой ее предупреждал архитектор. Спасаясь от противного запаха, она обрадовалась первому же приятному и слишком поздно сообразила, что Дакомон нарочно воспользовался разными духами, которыми пометил разные плиты. Такие метки служат, чтобы сбить с толку. Ими пометили безобидные плиты, но в конечном итоге их аромат заполнил коридоры пахучим туманом, наполнившим голову Ануны и мешавшим выделить единственный важный запах.

Она долго стояла как парализованная, не зная уже, на какую плиту наступать.

— Мы колеблемся? — послышался издалека насмешливый голос Дакомона. — Такой хитрости ты не ожидала? Однако это вполне в духе Анахотепа, он еще и не на такое способен. Соображаешь? Все плиты помечены разными духами… Только исключительный нос сможет отыскать правильный путь. Ну и как, будешь еще зазнаваться?

От возмущения Ануна допустила ошибку. Едва она поставила ногу на плиту, как за ее спиной послышался глухой стук. Она обернулась… Слишком поздно! Торфяные стены уже пришли в движение. Проход, по которому она собралась идти, исчез. Там, где мгновением раньше был проем, оказался тупик. Коридор сомкнулся со всех сторон, вынудив ее идти вперед. Потеряв самообладание, она кляла себя за оплошность. Запах собственного пота окутал ее, лишив возможности уловить что-либо еще. Она уже не знала, что должна искать; нужный аромат стерся из ее памяти. Она запаниковала, тычась в разные стороны и всякий раз унюхивая не то, что нужно, а стены двигались, поворачивались с глухим ворчанием. Она видела, как у нее на глазах менялись коридоры, исчезали проходы, углы образовывались там, где только что были прямые линии. Казалось, лабиринт обезумел. При каждом неверном шаге направление его менялось, и Ануна, поворачиваясь во все стороны, постоянно утыкалась в стену. Она искала выход, который все время перемещался, стремилась следовать по надежной, как ей казалось, прямой, но и та вдруг изгибалась, пропадала. Она бросилась к щели уже исчезающего прохода, но ее чуть было не раздавили сдвигающиеся стены. Вся подземная механика, сделанная из подручных материалов, сильно шумела и поднимала облака пыли. Коридоры наполнялись желтоватым туманом от трения перегородок. Ануна, ничего не видя в этой пыли, отчаянно барахталась в ней, кашляя и чихая.

Тут-то она и допустила самую грубую ошибку, и пол разверзся у нее под ногами. Она закричала, но западня уже поглотила ее. Она упала в темную конусообразную яму; выбраться из нее не было никакой надежды. Едва она пришла в чувство, как ее окутала вонь гниющего мяса.

Ануна не смела пошевелиться. Над головой ее стало совсем тихо. Стены прекратили свою безумную пляску. Лабиринт обрел покой, но очертания его полностью изменились.

Ануна задыхалась. Пытаясь встать, она коснулась рукой женской груди. По ее осклизлой коже поняла, что перед ней труп. Ее похоронили вместе с мертвой… Бедняжка лежала здесь уже не меньше недели. Запах гнили был ужасным. И хотя Ануна привыкла к любым трупам, это соседство оказалось для нее невыносимым. Ее вырвало.

Снаружи до нее донесся голос Дакомона, пробившийся сквозь пыль, расстояние до дна ловушки и толщину люка.

— Где ты? — бросил архитектор. — Ты уже в царстве теней? В таком случае ты, возможно, находишься в компании одной из предыдущих девушек. Правда, все они были способными, но, признаюсь, им было далеко до тебя. Когда я понял, что им никогда не удастся поймать «неуловимый аромат», то отнесся к ним снисходительно. Я посчитал более гуманным запустить их в лабиринт, а не отдать нелюдям Нетуба Ашры. В ямах они умерли от жажды, но их крики были еле слышны на поверхности. Грабители очень хотели спасти их, чтобы поступить с ними так, как подсказывает твое воображение, но не рискнули войти в лабиринт. Малышки продержались три или четыре дня. Но они были глупы… Чем больше кричишь, тем больше глотаешь пыль… и тем больше хочется пить.

Ануна промолчала. Спокойствие уже вернулось к ней. Она насмотрелась трупов в Доме бальзамирования и смогла преодолеть отвращение. Вот только вонь по-настоящему мучила ее.

— Потерпи немного, — насмешливо успокоил ее Дакомон. — Ты полностью перевернула структуру лабиринта, и мне потребуется время, чтобы найти тебя. К счастью, мне знакомы все особенности этой системы. И как только я поднимусь повыше, чтобы узнать, в каком она сейчас состоянии, то смогу прийти к тебе на помощь. Хорошо еще, что здесь нет потолка: ведь если бы ты оказалась в настоящей могиле, я бы не смог найти тебя, потому что у меня больше нет обоняния.

Ануна закрыла глаза и подальше отодвинулась от зловонного трупа. Она с некоторой тревогой спрашивала себя: а способен ли будет Дакомон вытащить ее из ямы? А если он, сам изуродованный, заблудится и попадет в другую западню? Кто будет их искать? Никто, конечно, так как ни один из бандитов не решится полезть в капкан.

«Лишь бы он не ошибся!» — молила она, сжимая кулачки.

Дакомон потратил на ее поиски немало времени. С ним был Ути, несший кипу планов с изображением различных конфигураций, образуемых подвижными стенами, и новых расположений ловушек для каждой из них.

— Нужно было считать плиты, — сказал он, наклонившись над люком. — Это очень важно. Как я тебе уже говорил, мы ничего не смогли бы поделать, имей мы гранитный потолок над головой; тогда бы я не сумел определить, какое положение выбрал колесный механизм, находящийся под полом.

Ути неохотно сбросил в яму веревочную лестницу, по которой Ануна выбралась наверх. Поднявшись, девушка внимательно себя осмотрела, так как здорово поцарапалась при падении.

— А почему бы не остановить систему колес и противовесов? — задала она вопрос. — Мне кажется, что достаточно сдвинуть одну плиту и проникнуть туда… Ведь этот механизм должен занимать целый подземный зал. А когда система остановится, стены перестанут двигаться…

Дакомон покачал головой.

— Очень разумно, — с иронией произнес он. — Теоретически сделать это можно, но для большей безопасности я запустил туда аспидов. Тысячи ядовитых змей, пожирающих друг друга и плодящихся в темноте, надежно охраняют внутреннее устройство. Надо быть сумасшедшим, чтобы потревожить их, а сделавший это обречен на смерть. Между прочим, подняв одну из входных плит, мы рискуем выпустить на волю всех этих гадов и заполнить ими гробницу.

Ануну передернуло от отвращения.

— Нет, — вынес приговор архитектор. — Есть только один способ ограбить гробницу Анахотепа — тот, к которому я пытался тебя подготовить. Надеюсь, сегодняшняя неудача послужит тебе уроком и завтра ты будешь внимательнее.

Возвращались очень медленно, осторожно, делая шаг за шагом. Первым шел Дакомон, тщательно отсчитывая плиты и часто сверяясь с планом. Ануна полагала, что раньше ночи они не выйдут. Она смертельно устала, а нос ее, забитый запахом мертвечины, ничего другого уже не чувствовал.

Когда они, наконец, вышли из лабиринта, Дакомон жестко взял ее за руку и привлек к себе.

— Запомни раз и навсегда, что сегодня еще были цветочки, — строго и с угрозой произнес он. — Анахотеп использует запах в сто раз тоньше. Тебе нужно быть очень внимательной. Если ты завтра провалишься в другую яму, я на целый день оставлю тебя в компании с догнивающей идиоткой. Понятно?

Всю ночь Ануне снилось, что она бежит по лабиринту, никак не находя выход, а за стеной раздается жесткий смех Дакомона.

В последующие дни ей удавалось успешнее преодолевать лабиринт. Она, наконец, сумела найти путь в смеси запахов и определить плиты, приводящие стены в движение. У грабителей вошло в привычку присутствовать на этих занятиях, и, чтобы удобнее было следить за ее передвижениями, они взбирались на полуразрушенную стену старого форта, где рассаживались, словно зрители на скамьях амфитеатра. Оттуда они то выкрикивали ругательства, то одобрительно хлопали. Некоторые развлекались тем, что подсказывали неверные метки, другие путали ее в определении запахов, а были и такие, что с гоготом мочились ей на голову. Нетубу приходилось вмешиваться и пинками прогонять их от лабиринта.

Ануна все реже и реже попадала в ямы-ловушки, но ее всегда ожидал неприятный сюрприз: она оказывалась нос к носу с новым трупом. Стало понятно, что Дакомон слишком долго готовился к мщению, чтобы обращать внимание на такие мелочи.

Как ни странно, ее отношения с архитектором улучшились. Она догадалась, что, сперва испугав ее, теперь он пытался ее приручить. Это бросалось в глаза, но было приятно.

Все произошло в один из вечеров, когда Дакомон приказал налить им пальмового вина, да не скупиться при этом. Архитектор вытянулся на своей циновке, положенной среди скалистых обломков, и смотрел, как садится солнце.

— Что ты будешь делать, когда станешь богатой? — спросил он девушку. — Почему бы нам не быть вместе, а? Я чувствую, что ты многого навидалась и тебя не испугает вид немного покалеченного мужчины. Я умею обращаться с деньгами, знаю образ жизни сильных мира сего, их обычаи и хитрости. Ты же совсем беспомощна перед такими людьми. Они быстро тебя облапошат. Если ты станешь мне другом, мы уедем в Азию, в Вавилон или в Ниневию. Я сделаю из тебя великую благовонщицу, а сам удовольствуюсь профессией архитектора. Ты прекрасно знаешь, что мы не сможем оставаться в Египте.

Ануне было понятно, насколько унизительно для него выпрашивать, словно милостыню, ее согласие. И это ему, всегда жившему в окружении женщин! Она не решалась наотрез отказывать ему, находя его одновременно трогательным и опасным, так как даже в его просьбе чувствовалась угроза.

По правде говоря, если сделать над собой усилие и позабыть, что находится под белой льняной повязкой, закрывающей половину лица Дакомона, можно было бы восхищаться совершенством его тела, его гладким золотистым торсом, и Ануна порой представляла себе, что лежит, придавленная этой грудью, ощущая его прерывистое дыхание, или сжимает его в своих объятиях. Должно быть, очень приятно заставить стонать от наслаждения мужчину такого высокого происхождения. Ей никогда не приходилось делить ложе с молодым человеком своего возраста, а от быстротечных объятий в памяти у нее остались лишь пропахшие потом, морщинистые тела, покрытые белыми жесткими волосами, напоминающими верблюжью шерсть. Она всегда была игрушкой для старых погонщиков, для мужчин, годящихся ей в деды. Она привыкла к их требованиям, но никогда не находила в них ни малейшего удовольствия; а если с течением времени она и испытывала к ним некоторую нежность, то только потому, что они редко ее били.

Дакомон же ее волновал. Он пробуждал в ней незнакомые доселе желания. Как человек опытный, он это почувствовал и играл с нею, стараясь предстать перед девушкой в выгодном свете. Однако Ануну не обмануло его кокетство. Она проклинала ловкость архитектора, его чары, но не могла не поддаться им.

Игра была опасной, она понимала это, потому что красота полунагого тела не могла заставить ее забыть о страшной гноящейся ране под льняной повязкой, которая никогда не заживет.

«Попробуй представить, что произойдет, когда он наклонится над тобою, чтобы заняться с тобой любовью, а капли гноя из его раны будут падать тебе на лицо или между грудей…»

Этой отталкивающей картиной она старалась погасить желание близости с Дакомоном: ведь желание это было видением, миражом.

Увы, он был прекрасным рассказчиком и к своему естественному очарованию добавлял очарование своих рассказов. Он рисовал Ануне яркие картины роскошной жизни и покоя, которых она никогда не знала: большая часть ее жизни прошла в палатках, в нищете и вони идущих караванов. А тут она вдруг увидела себя купающейся в мраморном бассейне, окруженной послушными служанками, досуха вытирающими ее тело перед тем, как умастить ее благовониями. Она видела себя у перил террасы высокого дома, дворца, возвышающегося над чужеземным городом с копошащимися внизу торговцами и прохожими. Дакомон знал, какие слова произнести, кроме того, у него был дар описывать далекие страны и всевозможные наслаждения.

«Если ты сумеешь вынести его уродство, — подсказывал ей голос разума, — ты никогда не будешь голодать и мерзнуть. Он будет носить тебя на руках, потому что ты будешь единственной женщиной, не заметившей этого, когда он снимет маску. Если ты сможешь заставить его поверить в то, что в тебе нет отвращения к нему, если заставишь забыть о его недостатке и будешь смотреть на него как на нормального мужчину, твое будущее обеспечено».

Да, это было правдой… Именно это она и должна попытаться сделать. Девушка вроде нее, лишенная всего и даже семьи, не может обойтись без защитника. Если хочешь прожить больше тридцати лет, нужно перестать быть бедной и начать хорошо питаться, нужно, чтобы о тебе заботились. Нельзя больше жить в клоаках, зараженных миазмами и паразитами. Надо схватить удачу, пока она протягивает тебе руки.

Дакомон должен полюбить ее, а она должна стать для него необходимой. Нужно научиться смотреть на него с выражением чувственного восхищения, с каким, наверное, смотрели на него бывшие любовницы. Она должна превратить его жизнь в иллюзию, в сон. Иллюзией должно стать то, что он красив. Именно этого он и ждал, именно такой союз он упорно предлагал ей, никогда грубо не переходя определенных рамок. Но союз этот был невозможен.

«Я не смогу», — признавалась она себе ночью, лежа на своей циновке и искоса поглядывая на архитектора, с маниакальной старательностью заматывавшего лицо повязкой. Она понимала, почему он до сих пор не принудил ее, не изнасиловал. Он надеялся… Он надеялся, что она станет его спутницей по доброй воле.

«А предлагал ли он то же самое другим девушкам? — спрашивала себя Ануна. — Тем, которых заставил умирать от жажды в ямах лабиринта?»

Была ли она лишь одной из них, такой же, как и прочие, или он действительно ее выделил? Этого она не знала.

Она боялась и желала его. И все-таки она не была уверена, что сможет превозмочь себя, когда он снимет свою повязку и прижмет свое лицо к ее губам. В том, что это скоро случится, она не сомневалась. Не такой это был мужчина, чтобы довольствоваться дурной комедией.


Однажды утром, когда она на несколько шагов отошла от палатки, успокаивая мигрень, разыгравшуюся в ней от частого вдыхания ароматов, Ути догнал ее под предлогом того, что хотел предложить ей лекарство в виде вина, настоянного на плодах зизифуса.

— И не пытайся, — пробормотал он, будто читая ее мысли. — Даже не думай. Ты и представить себе не можешь, что тебе придется вынести. Его не смогла соблазнить до тебя ни одна девка. О! Они были слишком самоуверенны, эти потаскушки, но я смеялся, когда он хотел их поцеловать и приближал к ним свое лицо. Они были готовы к худшему, но действительность оказалась страшнее. Только я могу без отвращения смотреть ему в лицо, потому что я по-настоящему его люблю… Потому что я мог бы отдать свою жизнь, если бы он этого потребовал. В тебе нет той силы, ты всего лишь маленькая шлюха, зарабатывающая на жизнь дыркой между ног. Повторяю: не пытайся. Это дружеский совет.

— Я тебе совсем не нравлюсь? — удивилась Ануна.

— Верно. Но я хочу с этим покончить. Дакомон начнет жить только тогда, когда разнесет на куски мумию Анахотепа; а мне надоело гнить в этом холме среди подонков, воняющих, как сто козлов.


Вскоре она достигла больших успехов в обучении. Дакомон научил ее, как выбирать пищу, чтобы обострить нюх. Он доказал ей, что голод значительно усиливает восприятие запахов, и Ануна сама была поражена своими талантами. Она никогда не думала, что способна уловить такие тонкие запахи.

Однажды ночью, когда она вышла из палатки по нужде, кто-то подкрался к ней и бросил ей в лицо горсть красного перца. Она заметила только тень, но в следующую секунду ее глаза, нос и губы горели, словно обожженные в огне. Девушки закричала; перец разъедал ей ноздри, словно расплавленный свинец. Потеряв равновесие, она упала на песок и покатилась по склону холма. И хотя у нее не было доказательств, она была убеждена, что напавшим был Ути. Исчерпав все доводы, он таким способом решил избавиться от нее…

Она задыхалась, стонала, плакала. Ослепленная, она никак не могла найти воду. И тут подоспела помощь.

Чьи-то шершавые руки помогли ей подняться и отвели в палатку.

Мучаясь от боли, она услышала голос Нетуба Ашры:

— Запрокинь голову, я попробую промыть тебе лицо. Она повиновалась. Вода успокоила боль, и пришло облегчение.

— Молоко… — послышался голос Дакомона. — Ей надо промыть глаза и ноздри верблюжьим молоком. Скорее!

— Кто это сделал? — прорычал Нетуб. — Клянусь богами! Если это твой слуга, я перережу ему горло!

— А может, это один из твоих бандитов, — возразил Дакомон. — Какой-то трус, не желающий признаться, что боится участия в нашем деле…

Мужчины некоторое время переругивались, совсем забыв о страдающей девушке. Ануне пришлось прикрикнуть на них. Тогда ей в руки сунули калебас, наполненный молоком, она открыла глаза и погрузила в него лицо.

— Хлопай ресницами, — поучал ее Дакомон. — Вдыхай молоко через ноздри. Это самое главное. Не страшно, если ты останешься слепой, но я не хочу, чтобы ты потеряла обоняние.

Она делала все, как он говорил; но ей было невыносимо больно. Она втянула молоко носом, захлебнулась, ее охватил приступ кашля.

Дакомон, взяв ее под руки, заставил встать,

— Иди в палатку, — сказал он. — Я дам тебе немного опиума, это успокоит боль.

Она уступила: боль заглушала гнев. Она вытянулась на циновке, а архитектор стал протирать тряпочкой ее глаза и губы. Ануне казалось, что губы ее распухли так, что стали вдвое толще. Слезы слепили ее, но больше всего болели ноздри: из них словно вытекала расплавленная лава. Она слышала, как Дакомон допрашивал Ути:

— Это твоих рук дело? Паршивый скорпион! Ты бросил ей перец в лицо? Не отпирайся.

— Да ты что? — протестовал слуга. — Разве тебе не понятно, что все это проделала она сама? Эта шлюха решила отделаться от меня, чтобы вертеть тобой как хочет… Она сообразила, что я здесь твой единственный друг, и хочет опорочить меня, чтобы ты отдал меня бандитам. Это все уловки… Не верь ей, хозяин. Она надеется остаться с тобой наедине, а попав в ее сети, ты пропадешь. Я — твой единственный друг.

— Довольно, — проворчал Дакомон. — Хватить хныкать! Ненавижу, когда ты начинаешь говорить женским голосом. Разберемся позже.

Он вроде бы еще сердился, но Ануна догадалась, что в его душу уже вкрались сомнения.

— Он врет, — пролепетала она. — Мне бросили перец в лицо… Кто-то подкрался сзади… Я не успела его увидеть.

— Хватит! — оборвал их архитектор. — У меня нет времени выслушивать перебранку слуг. Но если ты сама все это проделала — не знаю уж, с какой целью, — то позволь сказать тебе, что это безумие. Перец может навсегда отбить нюх. Вполне возможно, что ты не поправишься или останешься калекой, лишенной органа обоняния. Если это случится, я буду безжалостен…

— Но это не я, — простонала Ануна. — Какая мне выгода?

— Никогда не известно, как поступит женщина, — заметил Дакомон. — Ход ваших мыслей непредсказуем…

Он целый час вливал в ее ноздри бальзам и эликсиры. Боль постепенно отступала, но Ануна вынуждена была признать, что больше ничего не чувствует. Мир вокруг нее лишился запаха. Оглушенная наркотиком, она уснула.

Утром ее разбудили голоса Дакомона и Нетуба Ашры, разговаривавших у входа в палатку.

— Сможет ли она теперь что-нибудь чувствовать? — спросил главарь шайки.

— Не могу сказать точно, — вздохнул архитектор. — Подобные носы весьма чувствительны, а слишком сильный запах может навсегда лишить их этой способности. Это правда. Она может выздороветь, но навсегда потерять свою былую чувствительность.

— В таком случае она нам ни к чему, — проворчал Нетуб. — Клянусь богами, мы опять потеряли время. Я уже начинаю подумывать, осуществима ли вообще твоя идея. А вдруг мы не найдем никого, кто сможет учуять твою чертову эссенцию? Об этом ты подумал?

— Время еще есть, — ответил Дакомон. — Анахотеп пока жив. А когда он отдаст богам душу, у нас будет в запасе два с половиной месяца для тщательной подготовки. Ты ведь знаешь, что его надо вымачивать в натроне семьдесят два дня, прежде чем положить в саркофаг.

— Люди теряют терпение, — возразил Нетуб. — Они маются от безделья. Скоро они взбунтуются, и я не смогу удержать их.


Ануна пережила три тяжелых дня, когда вокруг нее вообще не существовало запахов. Ее слизистая, обожженная перцем, не воспринимала абсолютно ничего — ни приятного, ни неприятного. Дакомон окружил ее вниманием и заботой, словно свою возлюбленную. Его нежность раздражала девушку, которая к тому же чувствовала, что вот-вот сдастся. Привыкшая повиноваться пожилым людям, обращавшимся с ней как с податливой девчонкой, дрессировавшим ее, как животное, она открывала в себе новые ощущения, опьяняющие, словно дым конопли.

«Для него это только игра, — мысленно повторяла она себе, стараясь вызвать в своей душе ожесточение. — Нельзя поддаваться его заигрываниям. Он так привык соблазнять, что делает это бессознательно».

Знала она и о нетерпении Нетуба Ашры.

К счастью, Ануна победила болезнь, и постепенно к ней стали возвращаться ее способности благовонщицы. Тренировки возобновились, к большому разочарованию Ути, который, очевидно, рассчитывал, что благодаря своей хитрости навсегда избавится от Ануны.

— Мы приближаемся к цели, — однажды вечером сказал Дакомон. — Надо бы отпраздновать это событие. Я чувствую, что ты на пороге успеха.

Он казался очень возбужденным, глаза над повязкой блестели болезненным блеском. Когда он выгнал Ути из палатки, приказав возвратиться не раньше рассвета, Ануна поняла, что должно произойти. Она испытала одновременно страх и желание и призналась себе, что давно с нетерпением ждала этого момента.

Архитектор подал ей чашу, до краев наполненную пальмовым вином, и приказал выпить до дна. Она послушалась. Голова у нее закружилась. Было очень приятно. Дакомон задул светильники и бросил в курильницу щепотку конопли, которая сразу заполнила палатку одурманивающим дымом.

«Он хочет меня одурманить, — подумала Ануна. — Он полагает, что, опьянев от наркотика, я буду меньше бояться».

И она поняла, что он собирается снять маску… Проделывал ли он то же самое со своими предыдущими «ученицами»? И церемониал был такой же — вино, конопля… а потом ощущение ужаса?

Дакомон казался не совсем нормальным; Ануна была уверена, что он нажевался голубого лотоса. Он заливисто смеялся, словно мальчишка над забавной шуткой, и обильно потел. Пот имел приятный запах мелиссы, и ей чудилось, что она находится в саду.

Опьянев от вина, Ануна плохо сохраняла равновесие. Когда ладони молодого человека легли ей на плечи, колени у нее подогнулись и она повалилась на циновку. У нее больше не было сил противиться ему.

«Встань! — издалека крикнул ей внутренний голос. — Беги. Ты не сильнее других. Когда он снимет свою повязку, ты закричишь, и он придет в ярость. Уходи, уходи, пока он тебя не убил. Ты же видишь, он не в себе».

Но она отказалась послушаться голоса. Она твердила себе, что не боится, что работала в Доме бальзамирования, что привыкла к трупам, что жизнь закалила ее, что…

Дакомон уже раздевал ее. Руки его были на удивление мягкими и нежными — такие бывают только у богачей, — и Ануне приходилось лишь случайно касаться их… Она уступила.

— Не закрывай глаза, — странным свистящим шепотом произнес Дакомон. — Пусть веки твои будут открыты. Я хочу, чтобы ты смотрела на меня.

Ладони девушки вспотели. Она не ошиблась. Он сейчас раскроется перед ней. Об этом он думал с самого начала. Он наверняка надеялся, что она выдержит это последнее испытание, так же как победила все ловушки лабиринта. Он сделал на нее ставку и вообразил, что у нее иной склад характера и что в отличие от других девушек она, не моргнув глазом, вытерпит вид его изуродованного лица. Ануна и сама думала почти так же, но сейчас она уже не была так уверена в себе. Она вдруг пожалела, что выпила мало вина и вдохнула недостаточно дыма конопли. Ей хотелось впасть в то состояние, которого достигают некоторые жрицы при помощи лотоса.

Дакомон был обнажен. Очень нежно он развел бедра девушки и вошел в нее.

— Я знал, что с тобой все будет иначе, — прошептал он. — Ты совсем не похожа на тех девок, которых приводил мне Нетуб… Ведь ты сильнее, правда? Ты ничего не боишься, я почувствовал это с первого дня.

Ануне захотелось крикнуть, что он ошибается, что ему лучше отказаться от своих планов, что она совсем не уверена… Но он был очень умелым и знал, как обращаться с женщинами: он познал их еще почти в детстве, постоянно посещая гарем. Ануна задрожала от наслаждения, ощутив крепкие мускулы его груди. О боги! До чего нежной была его кожа.

— Смотри на меня, — прерывисто дыша, шептал Дакомон. — Смотри мне в глаза…

Он склонился над Ануной, полностью подчинив ее своей власти. Вдруг она увидела, как он поднес к своей повязке правую руку. Она захотела помешать ему, но он схватил ее за горло и прижал к полу. Опоздала, теперь его не остановить. Задыхаясь, потому что он чуть не задушил ее, она беспомощно смотрела, как он медленно разматывает льняную повязку, несколько раз обмотанную вокруг головы. Может быть, ею он удавит ее через минуту, как удавил тех, кто не выдержал испытания.

— Нет! — через силу прохрипела она. — Только не это…

— Смотри, — в последний раз приказал Дакомон, — смотри на меня хорошенько!

И повязка упала с его лица. Все еще соединенный с чревом девушки, он увидел на ее лице гримасу отвращения. Рана была ужасной. Нос, срезанный вровень с лицом, придавал ему вид прокаженного. Рана гноилась, из ноздревых отверстий сочилась сукровица. И это жуткое впечатление усиливалось контрастом с прекрасными глазами и чувственным, красиво очерченным ртом. Ануне удалось не закричать, и Дакомона это приободрило. Улыбка прорезала его губы. На миг он посчитал партию выигранной, не зная того, что улыбка делала его похожим на скелет.

— Хорошо, — дрожащим голосом произнес он. — Я не ошибся в тебе. Ты та, которую я ждал. Мы будем неразлучны. Мы заключим союз. Поцелуй меня… — Он наклонил свое изуродованное лицо к лицу девушки. Капля гноя упала на губы благовонщицы. Этого она уже не смогла вынести. Она закричала, отбиваясь от него и пытаясь столкнуть его с себя. Безумие мелькнуло в глазах Дакомона. Он приподнялся и изо всех сил стал хлестать Ануну по щекам, выкрикивая при этом страшные ругательства.

— Я выколю тебе глаза! — заикаясь от ярости, вопил он. — В гробнице все равно будет темно, а мне нужен только твой нос… Мы дополним друг друга: я стану твоими глазами, а ты моим обонянием. Вот увидишь, прекрасная получится пара. Перестань вертеться. Это не займет много времени.

Ануна увидела, как он взял лежащий рядом медный кинжал с хорошо отточенным лезвием. Отпрянув, она обеими руками ухватилась за его запястье, чтобы отвести лезвие от своего лица. Последовала короткая схватка; и они перевалились на бок. Дакомон беспрестанно изрыгал ругательства. Ануна уже начала терять силы, как вдруг он умолк и обмяк в ее руках. Девушка поняла, что во время борьбы он наткнулся на свой собственный нож и лезвие вошло в его грудь — как раз под левый сосок, там, где сердце. Она так обессилела, что не смогла даже оттолкнуть его от себя. Она заплакала и затряслась, не в силах избавиться от мертвеца, чья плоть все еще находилась внутри ее. Какой-то человек, привлеченный криками, вошел в палатку. Это оказался Ути. Увидев, что его хозяин мертв, он начал пронзительно причитать, напомнив Ануне плакальщиц из Пер-Нефера.

Девушка испугалась, как бы у него не помутился рассудок и он не постарался бы довершить начатое Дакомоном. К счастью, в палатку ворвались Нетуб Ашра и Бутака. Грек грубо оттолкнул Ануну и перевернул труп на спину.

— Никаких сомнений, — проговорил он, приложив ладонь к шее архитектора. — Он готов. Эта потаскуха пронзила ему сердце. Этим все и должно было кончиться.

Ути запричитал еще громче. Нетуб с размаху ударил его и пинком под зад вышвырнул из палатки.

— Вы два остолопа! — выругался он. — Вы только что подписали себе смертный приговор. Теперь ничто не помешает моим людям разорвать вас на куски.

Повернувшись к Ануне, он схватил ее за волосы и поднял с пола, несмотря на то что она была голая.

— Он научил тебя нюхать свои духи? — крикнул он ей в лицо. — Духи фараона? Ты можешь его заменить?

— Нет, — опустив глаза, произнесла девушка. — Он собирался составить их в гробнице. Он боялся, что ты избавишься от него, если он по неосторожности сделает их слишком рано.

— Тогда ты уже мертва! — рявкнул главарь грабителей, швырнув ее на пол. — Такая же мертвая, как и он! Вас закопают вместе, чтобы вы могли любиться в могиле.

Полог палатки откинулся, и в нее ворвались бандиты. Некоторые потрясали факелами, и взгляды их, быстро скользнув по трупу архитектора, с вожделением остановились на теле Ануны.

Нетуб обрушил свой гнев на Ути, нанося ему удары плеткой, которой обычно погонял верблюдов. Кровавые рубцы появились на девически нежном лице слуги.

— А ты? — ревел Нетуб. — Может, ты знаешь больше? Клянусь богами! Столько времени потрачено на эту подготовку… Я сдеру с вас кожу и вываляю в соли…

— Не надо… — заикался Ути, захлебываясь кровью из рассеченной губы. — Он не доверял мне своих секретов… Я никогда не мог учуять духи фараона… Он говорил, что я на это не способен…

Плечи Нетуба Ашры опустились. Он устало махнул своим людям.

— Уведите их, — вздохнул он. — Делайте с ними что хотите.

Бандиты, плотоядно улыбаясь, накинулись на Ути и Ануну. Но тут слуга начал что-то лихорадочно говорить, и слова его трудно было разобрать.

— Постойте! Возможно, еще есть средство… Я думаю, Дакомон записал формулу духов… Я застал его, когда он был один… Он читал какой-то папирус… Он сказал мне: «Здесь точное описание духов Анахотепа, и мне кажется, лучше уже не придумаешь». Он свернул листок и вложил его в кожаный футляр. Он здесь… в палатке. Но я не умею читать…

— Ищи! — приказал Нетуб. — Быстро найди мне этот футляр.

Ути на четвереньках полез между сундуками, уставленными флаконами. По неосторожности он уронил один из них, и палатка наполнилась обольстительным ароматом.

— Нашел, здесь!.. — заикался он, потрясая тонким мешочком из замши. — Это там, внутри, я узнал его… Там собраны все формулы духов, которые он создавал.

Нетуб Ашра выхватил у него из рук мешочек и достал оттуда пачку тонких листов папируса, покрытых никому не понятными знаками.

— Кто-нибудь здесь умеет читать? — пролаял он. Разбойники разразились смехом от абсурдности такого вопроса. Яростно прорычав, он повернулся к Ануне:

— А ты? Ты благовонщица, хорошо знакома с писцами, жрецами…

Но Ануна не умела читать. Она знала только условные знаки, имеющие отношение к ее работе, которыми помечали сосуды, чтобы различать их. Богачи, как правило, пренебрегали этой символикой бедных, и каждая каста писала по-своему. Впрочем, в Египте никто не умел читать, кроме писцов и господ.

— Нет, — призналась она, — настоящий почерк я не разберу. Надо искать писаря.

— Найти-то можно, — пробормотал Нетуб, сжимая в мозолистой руке хрупкие листки. — В Египте их предостаточно!

Разочарованные разбойники недовольно заворчали. Они надеялись, что им дадут позабавиться с девушкой и слугой, но те ускользнули от них; экзекуция откладывалась.

Их разочарование переросло в ярость, и Нетуб почувствовал, что назревает бунт. Нужно было что-то делать, кинуть им кость. Он притворно расхохотался и сказал, указав рукой на тело Дакомона:

— Вы только посмотрите: строитель Тетлем-Иссу, пирамиды, в которой мы оставили столько наших товарищей! Теперь он ваш!

Разбойники зарычали, кинулись к трупу и, подняв его над головой, унесли к развалинам форта.

— Пока вы получили передышку, — шепнул Нетуб Ануне и Ути, — но через какое-то время сделать это будет труднее. Я не уверен, что смогу обеспечивать вашу безопасность.


Он не ошибся. Это была ужасная ночь, наполненная возлияниями, варварским весельем и богохульством.

Среди разбойников были люди, родившиеся в глубинах Африки, далеко за водопадами; кожа у них была черная, есть они привыкли что придется, не гнушались и человечиной. Они были жестоки и неотесанны, говорили мало, но никто не мог сравниться с ними в обращении с сагаем. На телах и лицах они носили племенные знаки, и вид у них был довольно грозный. Пока они готовились расчленить Дакомона просто ради удовольствия, один из них встал и сказал:

— Раз его крокодилы жрали нас в Тетлем-Иссу, съедим и мы его!

Потребовалась разделка. Силой привели Ути и Ануну, заставив их выпотрошить тело по всем правилам бальзамировщиков. Затем сложили очаг, в который засунули Дакомона, словно животное, приготовленное для жарки. В рот ему засунули длинный кусок дерева, пронзивший все тело; этот импровизированный вертел положили на две рогатины, чтобы «повар» мог равномерно поджаривать его.

Ануна силилась скрыть свой страх, поскольку знала, на что способны разбойники. Нетуб и Бутака стояли рядом, чтобы защитить ее в случае, если бандиты совсем обезумеют. Черты лица Нетуба выражали крайнее напряжение, и иногда он натянуто смеялся, в то время как глаза его оставались холодными. Ути же походил на привидение. Не покрытая рубцами кожа на его щеках была белее мела. Он непрерывно трясся, будто во внезапном приступе лихорадки.

Когда запах жареного мяса достиг ноздрей Ануны, девушка сжала кулачки так, что ногти вонзились в ладони… Уж очень приятным был этот запах.

Видя, что она вот-вот упадет в обморок, Нетуб наклонился к ее уху и прошептал:

— Оставайся спокойной, не показывай своего страха. Все это омерзительно, но надо пройти через это… Либо Дакомон, либо ты…

Руки его сжимали рукоятки кинжалов, заткнутых за пояс. Бутака же прикрыл шерстяной накидкой лежащий подле него меч. Кувшины с вином из запасов Дакомона ходили по кругу. Люди издавали торжествующие крики и смеялись. Каннибалы скинули с себя одежду и голыми танцевали вокруг огня, как того требовали обычаи их стран. Они кричали египтянам, что, отведав их мяса, больше не смогут без него обходиться. И это было правдой. Именно поэтому и было запрещено каннибальство — чтобы человеческие существа не набрасывались друг на друга с целью друг друга сожрать. Однако остальные разбойники слушали их с округлившимися от вина глазами и почти верили, что этот мерзкий ритуал придаст им особые силы. Они внимательно прислушивались к разговорам о том, что съеденные сердце, печень и мозг врага дают силу и здоровье. Знали они, что в Египте хотя и редко, но тоже отмечались случаи коллективного каннибализма. Они все еще колебались, не до конца уверенные, что, съев мясо Дакомона, постигнут его науку о лабиринтах, получат его знания, так необходимые в их опасной профессии.

— Я не мог поступить иначе, — снова пробормотал Нетуб. — Вообще-то жизнью ты обязана крокодилам Тетлем-Иссу.

Ануна не ответила. Ей хотелось забыться, и она стала просить Нетуба дать ей лотос.

— Нет, — твердо отказал главарь. — Эти наркотики непредсказуемы. Попробовав их, ты можешь стать неуправляемой. Останься такой, какая есть. Если покажешься им такой же безжалостной, как они сами, ты завоюешь их уважение.

Когда мясо было готово, повар разрезал его на куски своим ножом. Египтяне отказались притронуться к ним, но потребовали, чтобы Ануна и Ути приняли участие в пиршестве.

— Лучший кусок охотнику! — громко смеясь, скомандовали они. — Охотнику всегда достается самый лучший кусок.

Ануна собралась было встать, чтобы убежать, но твердая ладонь Нетуба опустилась на ее плечо, заставляя сесть.

— Ешь! — приказал он бесцветным голосом. — Ешь, или ты умрешь от их рук. Сегодняшним вечером я над ними не хозяин.

И Ануна вынуждена была откусить кусок горячего мяса, положенного перед ней на плоском камне, тогда как Ути от чрезмерного нервного напряжения упал в обморок, едва притронувшись к нему.


14


Люди Нетуба Ашры отправились в Сетеп-Абу. Им удалось захватить в плен одного писца, занятого подсчетом урожая, засунуть его в мешок и, поколотив палками, привезти в лагерь.

Когда его вытряхнули из мешка, из носа у него текла кровь, а надбровные дуги были разбиты. Вначале он стал было возмущаться и говорить властным голосом, свойственным писцам, но потом, увидев себя в окружении пьяных рож, притих. Нетуб Ашра нагнулся к нему и объяснил, что от того требуется.

— Мы покажем тебе папирусы, и ты вслух прочтешь нам то, что на них написано. Если откажешься или попробуешь соврать, тебе будут по одному отрезать пальцы, в первую очередь — большие и указательные, которыми ты держишь калам. Без них ты ничего не будешь стоить. Ты хорошо понял?

Обливающийся потом писец все же попытался, несмотря ни на что, сохранить достоинство. Он привык наказывать, а не терпеть оскорбления, и такое непочтение к его чину наполнило его яростью, заглушившей страх.

Ути принес замшевый футляр и вытряхнул из него тонкие листы папируса. Писец быстро пробежал их глазами и удивленно поморщился.

— Это рецепты духов, — небрежно бросил он. — Они не имеют никакого значения…

— И все же читай нам их все, — потребовал Нетуб. — Разве мы похожи на людей, которым это неинтересно? Ты хочешь лишить нас удовольствия хорошо пахнуть? Как ты недобр, мой друг!

Разбойники угрожающе загоготали; их смех не предвещал ничего хорошего. Писец поспешил начать расшифровывать знаки, начертанные на папирусе. Слушая его, Ануна с трудом скрывала разочарование, а Нетуб нетерпеливо задавал ей один и тот же вопрос:

— Это не то?

— Нет, — вздохнула девушка. — Эти духи прекрасны, что правда, то правда, но они известны всем.

— Продолжай, — пролаял Нетуб, ударив писца в правое ухо. — Твоя песенка мне не нравится, мне хочется другую.

Неожиданно, перебирая листки, чиновник, казалось, чему-то удивился и поднес их к глазам, будто увидел на них некий божественный знак, начертанный разведенной сажей.

— Постой-ка… здесь… тут! — лепетал он. — Это печать Анахотепа. Подпись фараона… Написано его рукою. Какая честь… Я, простой писец, могу читать послание, начертанное рукой самого сына Гора. — Он упал на землю перед листком, бормоча слова почтения.

— Хватит обезьянничать, читай! — взвыл Нетуб. Тогда писец начал читать благоговейным голосом, словно читал священные строки о жизни в Великой Книге Мертвых:

— «Это — как запах ляпис-лазури, раскаленной солнцем пустыни, на которую вдруг падает слеза ребенка и с шипением испаряется; от нее идет тот аромат меда и молока, который могут уловить только женщины. Это похоже на пыльцу миллиона роз, опадающих в сердце гробницы. Только ветер времени может вдруг окутать лики богов. Это подобно аметисту, раскаленному в превратившейся в огненную печь горе, когда цвет его меняется и он испускает ароматы луны, охлажденной солнцем. Благодарю тебя, о Дакомон, сын мой, за предоставленную мне невыразимую радость».

Писец умолк, слезы волнения катились по его щекам.

— Это все, — тихо сказал он. — Затем представь себе печать Анахотепа… жизнь, сила, здоровье и слава его ка!

— И это все? — изумился Нетуб. — Но ведь это не формула… Здесь же не указан ни один ингредиент! Это не рецепт, а бесполезная бумажка…

— Это стихи, — вмешалась Ануна. — И я не уверена, что это бесполезно. Даже если перед нами не точный рецепт, в этом тексте содержатся тонкие наблюдения, отражающие игру воображения благовонщика.

Нетуб повернул к ней разгневанное лицо:

— Ты хочешь сказать, что можешь создать духи на основании этой идиотской песенки?

— Да, — ответила девушка, выдержав его взгляд, — я знаю, что обычным людям это может показаться чепухой, но «нос» способен уловить многое, недоступное им. Позволь мне выучить наизусть эти стихи; мне кажется, я смогу извлечь из них кое-что полезное.

Возникло замешательство. Нетуб, Бутака и другие с недоверием смотрели на Ануну, пытаясь угадать, не хочет ли она просто протянуть время, убедив их, что способна составить духи по простому клочку бумаги.

— Все так и происходит, — настаивала девушка. — Музыканты слышат музыку в своей голове, а благовонщик чувствует еще не существующие духи.

— Ладно, — сказал Нетуб. — Я в этом не разбираюсь и не могу с тобой спорить. Как бы то ни было, у нас нет другого выхода.

Ануна присела рядом с писцом и попросила его несколько раз прочитать стихи, пока она не запомнит их наизусть. Это было нелегко, но многократно повторяемые слова рождали в воображении благовонщицы странные аналогии.

В отличие от обычных людей она знала, что все предметы имеют свой специфический запах — даже те, которые считаются нейтральными, вроде драгоценных камней. Она много раз проверяла это, раскладывая на мумиях в Доме бальзамирования драгоценности, принесенные семьями покойников. Так она познала своеобразный запах ляпис-лазури, аметиста, изумруда и сердолика. Она знала, что золото имеет ни с чем не сравнимый запах, чем-то напоминающий сок, стекающий со стебля свежесрезанного цветка.

Она прикрыла веки и позволила словам Анахотепа смешаться в своем мозгу в некую разбухшую фантастическую массу, составленную из ароматов-призраков.

Выучив стихи, она встала.

— Я знаю, что вы меня убьете, — спокойно сказал писец. — Окажите мне честь: похороните со стихами фараона. Этим вы доставите мне невыразимую радость. Не будь вас, я бы никогда не имел возможности увидеть текст, написанный его рукою. Никогда. Ведь я всего лишь скромный писец, мне никогда не доводилось видеть такое сокровище. Бесконечно благодарен вам за это.

Он поклонился им, вызвав тем самым неистовый смех разбойников, посчитавших его сумасшедшим.

В песке вырыли глубокую яму, в которую он попросил положить его со стихами Анахотепа на груди, подобно тому, как кладут детородный орган между ног мумии. Разбойники выполнили его просьбу.

Потом они стали засыпать его горячим песком пустыни. Писец плакал и улыбался, прижимая к груди футляр, отданный ему Нетубом Ашрой. Когда лицо его исчезло под песком, разбойники утоптали ногами погребение и наложили сверху больших камней — защиту от гиен и шакалов.

Ануна вернулась в палатку Дакомона и уселась перед сундучками с благовониями, разогревая в тигле самые редкие эссенции, выделяя молекулы эфира, смешивая их с пыльцой засушенных насекомых или лепестков незнакомых цветов. Она работала до наступления ночи, пытаясь воссоздать аромат, родившийся в ее воображении после того, как она услышала стихи Анахотепа.

Она очень устала, но не стала откладывать работу на завтра. Очень медленно, но на дне тигля что-то родилось. Довольная собой, она повернулась к Ути и спросила, что он об этом думает. Однако по досадливому выражению на лице слуги сразу поняла, что тот не почувствовал никакого запаха…

Ей же казалось, что таинственное благоухание, поднимающееся из обсидианового калебаса, напоминало холодное солнце, через которое летел к западу золотой Гор. Крылья бога поднимали ту пыльцу засушенных роз, о которых упоминалось в стихах, то благоухание, порожденное временем, лишенное соков и изящества, но наделенное таинственной силой. Это был запах Ба, запах ка Путь, отмеченный фантомами. Это было подобно слезам Нут, богини, создавшей небесный свод; от ее рыданий родились созвездия. Да, это были слезы в виде звезд, которые падают из ее необозримых глаз и нагреваются в озерах и больших водопадах далеко за красными землями, в тех краях, куда не рискует ступать нога человека…

— Это ничем не пахнет! — выкрикнул Ути с покрасневшим от ярости лицом. — Напрасно стараешься, это все равно что вода. И никто не может создать это. Только Дакомон мог сотворить такое чудо. Ты думаешь, что воссоздала знаменитые духи без запаха, но это всего лишь мираж. Когда ты спустишься в гробницу Анахотепа, ты не почувствуешь ничего, ничего, ничего… Ты наступишь на коварную плиту и умрешь!

Его голос был нестерпимо пронзительным. Ануна ударила его по щеке и разразилась рыданиями.

— Ну и как? — войдя в палатку, спросил Нетуб.

— Думаю, что кое-что получилось, — пробормотала она. И она протянула ему смоченную тряпицу, которую он тщетно обнюхивал со всех сторон.

— А это действительно пахнет? — удивился он. — Сдается мне, что у воды из колодца запаха больше. Ты не дурачишь меня, часом?

— Нет, нисколько, — сказала Ануна. — Выразить словами это нельзя, но в этом и заключается сила… Теперь я понимаю, что имел в виду Дакомон. Таких духов никогда не создавали в нашем мире. Если они хоть чуточку похожи на те, которые использует в лабиринте Анахотеп, я их сразу узнаю, даже если они будут смешаны с другими запахами. Эти духи не для людей, это… что-то божественное. Другого слова не подберешь.

— Хорошо, — улыбнувшись в первый раз, сказал Нетуб. — Тогда ничего еще не потеряно. Это дело надо отметить, пойдем выпьем с нами.

И рука его, горячее раскаленного ножа, легла на руку Ануны.


На следующий день приехал человек, привезший с собой большие корзины с красноватой массой, похожей на смесь глины с рубленой соломой, используемой для изготовления необожженных кирпичей при строительстве домов простых людей. Он уединился в одном из углов развалин и долго работал там; никто не видел, что он делал. Пока он трудился, разбойники сложили печь из огнеупорных камней, собранных в развалинах крепости.

Около полудня Ануна, ходившая за водой, заметила лежавшие на земле человеческие тела. Разбойники одного за другим засовывали в печь обнаженных людей с содранной кожей.

Девушке еще хорошо помнилось ужасное пиршество каннибалов, в котором ей пришлось принять участие, поэтому она подумала, что пожиратели человечины устроили новый праздник. Лишь приблизившись, она поняла, что на самом деле это были большие красные статуи, сделанные из глины, идущей на изготовление горшков. Закрывшись ладошкой от сильного жара печи, она, ничего не соображая, смотрела на то, что творилось у нее перед глазами.

Полые статуи вроде бы предназначались для того, чтобы в них уместился воин крепкого телосложения. И открывались они, как саркофаги: нижняя часть служила основой для спины, верхняя — крышкой, с той только разницей, что в ней были выемки для рук и ног.

Ануне стало интересно, каково назначение этих устройств разного размера. Этот вопрос она задала Нетубу Ашре, который объяснил:

— Благодаря этим фигурам мы проникнем в пирамиду. Когда формы будут готовы, каждый из наших людей ляжет в одну из них. Чтобы в них уместились человек, инструменты, запас еды и воды, их сделали большого размера. Когда он в ней устроится, статую обмотают лентой, как настоящего мертвеца, а потом положат в саркофаг из легкого дерева, куда обычно помещают слуг.

Ануна возмутилась:

— И ты собираешься засунуть меня в эту китайскую вазу?

— Ну да, — нетерпеливо проворчал Нетуб. — Другого средства нет. Цель маневра — заменить этими фальшивыми мумиями мумии слуг и солдат, которых Анахотеп собирается забрать с собой в гробницу. Мы тут кое с кем договорились, и нам помогут поменять их местами в последнюю минуту, когда погребальный кортеж уже будет готов отправиться в путь. Это будет ловкий фокус.

— Да, конечно, — надулась Ануна, — и я тоже окажусь упакованной в одну из этих фальшивых мумий.

— Несомненно, — подтвердил Нетуб, — ведь вся операция лежит на тебе. Ты должна лежать неподвижно и молчать, даже если тебе не хватит воздуха. Вообще-то в верхней части проделаны дырочки, но может случиться, что внутри все же будет жарковато. Но это можно пережить.

— Сколько времени должна я провести взаперти? — поинтересовалась девушка.

— Все время церемонии. Тебе известна вся процедура. Жрецы будут спускать саркофаги по одному. Потом они снимут все без исключения крышки для совершения ритуала открытия рта, чтобы покойный мог есть и разговаривать в загробном мире.

Ануна была в курсе того, как проходил обряд. Жрец открывал гроб и дотрагивался до подбородка мумии маленьким теслом; этот простой жест символизировал возвращение мертвому всех чувств, которых он лишился в процессе бальзамирования. Затем саркофаг закрывали и спускали в глубину гробницы.

— Это будет самый опасный момент, — предупредил Нетуб. — Когда жрец склонится над тобой, ты не должна шевелиться. А самое главное — чтобы он не услышал никаких звуков, иначе он заподозрит неладное.

Ануна сжала зубы.

— Безумие какое-то, — угнетенно произнесла она. — Ничего у вас не получится.

— Получится, если у тебя не разыграются нервы, — раздраженно сказал Нетуб. — Потом жрецы спустят мумии в гробницу и разложат их вокруг Анахотепа. Среди них будут слуги, солдаты и, возможно, несколько девушек из гарема, которых он тоже заставил мумифицировать, чтобы не скучно было в загробном мире. А вот размещение предметов займет больше времени, так как коварный лабиринт заставит жрецов соблюдать осторожность.

Ануна закрыла глаза. Она уже представила себе, как она медленно задыхается внутри полой глиняной формы в душной атмосфере погребальной камеры. Что будет, если она вдруг потеряет сознание или саркофаг упадет?.. Крышка откроется… Фальшивая мумия разобьется на гранитных плитах… Обман откроется…

— Спустив вниз все драгоценные предметы, принадлежащие фараону, — продолжил Нетуб, — жрецы удалятся, забрав с собой ленту, которая указывала им путь. Ну а потом рабочие запечатают гробницу. Они собьют подпорки, и гранитные камни перегородят подходы к ней. Пирамида станет неприступной.

— Как я пойму, что они ушли? — спросила Ануна. — Думаешь, я буду знать, что творится вокруг меня?

— Да, ты услышишь глухое содрогание упавших в коридор каменных блоков. Они очень тяжелые, и звук их падения будет слышен во всех уголках пирамиды.

— Допустим, — согласилась девушка, — а что потом?

— А потом ты воткнешь нож в стык формы и перережешь обматывающую ее ленту. Как только это будет сделано, твоя темница откроется, как простая коробка.

Ануна усмехнулась. На словах все казалось очень просто. Но она подумала о том, что будет, если лезвие ножа сломается.

— В любом случае одна ты не останешься, — успокоил ее Нетуб. — Во всей группе найдется хоть один человек, который сможет освободиться из своего кокона и прийти на помощь остальным.

— А потом?

— Потом за дело возьмешься ты. Тебе придется провести за собой своих товарищей, минуя все ловушки.

— Но если нас донесут до погребальной камеры, — возразила девушка, — саркофаги окажутся среди сокровищ Анахотепа…

— Верно, — подтвердил Нетуб. — Задача в том, чтобы донести все это золото до выхода.

Ануна нахмурила брови.

— Ты имеешь в виду настоящий выход? — изумилась она. — Но он будет завален тоннами гранита.

— Нет, я говорю о проходе, через который вы выйдете. О проходе, прорубленном по диагонали через толщу пирамиды. Скорее всего он должен вывести вас на южную сторону. Проход этот довольно узок — едва ли в локоть шириной. Такие делают почти во всех пирамидах, чтобы покойный не был полностью отрезан от внешнего мира и чтобы его ка мог беспрепятственно общаться с ним. Как правило, он настолько узок, что в него не сможет пролезть и ребенок. Он чисто символический, в него не пройдет и моя рука. Но мы подкупили строителей, и они расширили отверстие.

— Почему бы тогда не проникнуть в пирамиду через него? — спросила Ануна. — Мне кажется, это было бы проще, чем возиться с саркофагами.

— Потому что мы не знаем, куда выходит отверстие, да к тому же сейчас оно покрыто белым слоем извести, закрывающим его, словно щитом. Ты хочешь, чтобы мы кирками долбили наугад всю поверхность пирамиды? Ну и сколько же времени потребуется охране, чтобы схватить нас? Когда вы подниметесь по этому проходу из погребальной камеры, вы упретесь в перегородку с небольшим просветом; его можно расширить. Думаю, это будет нетрудно. За это мы тоже заплатили.

— На какой высоте оно выходит наружу?

— Не знаю. Это зависит от угла наклона. Но полагаю, что довольно высоко. А так как облицовка пирамиды гладкая, вам придется спускаться по веревке.

Нетуб говорил глухим голосом и водил палочкой по песку.

— Если это так, — пробормотала Ануна, — твой чертов проход может окончиться на самом верху пирамиды. Спуститься оттуда — то же самое, что броситься с вершины высокой горы.

Ее передернуло, когда она вообразила себя спускающейся по девственно чистой стене. От трения вначале порвется в клочья ее одежда, потом наступит черед кожи. Так что на белой поверхности останется красный след от ее крови.

— Все это не так уж страшно, — отрезал Нетуб. — Я только жалею, что не могу спуститься вместе с тобой. Мои широкие плечи не протиснутся в узкий проход. Ты — совсем другое дело, ты стройная, тонкая. Ты словно лиана. Намазав тело жиром, ты пролезаешь в любое отверстие.

— Сколько времени мы там пробудем? — спросила Ануна, чувствуя, что у нее начинает кружиться голова.

— Не знаю. Все зависит от тебя. Постарайся сделать все как можно быстрее, потому что в коридорах мало воздуха… а вам еще нужно зажечь светильник. Огонь заставит вас поторопиться. Думаю, если постараетесь, ночи вам хватит… ведь вам придется поднимать сокровище к самому верху пирамиды.

Потрясенная этими словами, Ануна опустила голову.

— Ты рехнулся, — вздохнула она. — Мы все там умрем.


На следующий день приступили к тренировкам. Ануне предстояло разместиться внутри глиняного футляра с запасом еды, состоявшим из бурдючка с водой и нескольких хлебов. Бутака засунул ей между ног корпию и тряпки на тот случай, если она обмочится. Затем глиняную крышку закрыли, а глиняное изваяние обмотали несколькими десятками локтей льняной ленты.

Из своего убежища Ануна слышала гневные слова Натуба:

— Накручивайте больше! Лишним не будет. Жрецы должны принять ее за настоящую мумию. Не надо халтуры.

— Но девушка не сможет выйти, если ее сильно замотать, — протестовали разбойники. — Если ее сильно сжать, ей ни за что не удастся просунуть лезвие ножа между краями крышки.

Ануна разделяла их страхи, но Натуб ничего не хотел слышать. Дневной свет проникал к Ануне через небольшие вентиляционные отверстия, проделанные горшечником в глине, однако свет этот все слабел, по мере того как обмотка становилась толще.

— Остановитесь! — завопила она. — Я задохнусь.

Казалось, никто не слышал ее жалоб. Она почувствовала, как ее подняли и приставили в тенистом месте к стене. Но внутри все равно было ужасно жарко. Ануна страдала от жары и хотела пить. Тут она сообразила, что слишком громко дышит и шум ее дыхания может услышать жрец, наклонившийся над фальшивой мумией. Размеры футляра позволяли ей поднести руки к груди, так что она могла поднести ко рту бурдючок и отщипывать кусочки хлеба из мешочка, положенного у ее плеча. Она поняла, что пить ей нужно как можно меньше, чтобы не вызвать мочеиспускание, однако это могло привести к обезвоживанию, чего нельзя было исключить, особенно в такую жару.

Самое страшное — лежать дальше всех от входа на самом солнцепеке, пока жрецы поют свои гимны и читают длинные молитвы. Если их положат с краю, среди других мумий слуг фараона, наверняка несколько человек задохнутся, и она в том числе. Подумал ли об этом Нетуб?

Она закрыла глаза и попыталась успокоить дыхание, но ее охватила паника. Она задыхалась. Ей срочно нужно было глотнуть свежего воздуха. Страх придал ей сил, она забилась внутри, глиняная статуя зашаталась и, упав, разбилась вдребезги.

Когда, отдуваясь, она вылезла из-под осколков, Нетуб грубо схватил ее за волосы.

— Ты должна привыкнуть, — крикнул он ей в лицо. — Это в твоих интересах. Если не будешь слушаться, в следующий раз я запихну тебя в живот этого глиняного парня на три дня.

Она знала, что он сдержит свое слово.

Дело усложнялось еще и тем, что статуи были слишком тяжелыми, поэтому толщину их стенок пришлось уменьшить.

— Если они будут слишком тяжелыми, — ворчали гончары, — у жрецов возникнут подозрения. Нужно сделать их как можно более легкими, учитывая, что у парней с собой внутри будет еда, вода, веревки, мешки и инструменты.


Со временем Ануна обуздала свой страх. Она уже могла дышать медленно, стараясь не думать об окутывавшей ее тело ужасной жаре. Несколько раз ее вынимали из кокона полузадохнувшейся, и Нетуб хлопал ее по щекам, приводя в чувство. Потом ей пришлось научиться пользоваться ножом, чтобы разрезать ленту, стягивающую оба шва глиняного саркофага. Это было нелегко, и, прежде чем освоить этот прием, она сломала три лезвия. Она с ужасом думала о том, что произойдет, если никому из узников не удастся освободиться…

«Мы станем невольными спутниками Анахотепа, — подавляя нервный смешок, думала она. — Мы навечно останемся пленниками его гробницы».

— Как тебе удалось заполучить столько сообщников? — спросила она однажды вечером Нетуба. — Я и не знала, что у тебя есть знакомые в высших кругах.

— Все это организовал Дакомон, — бросил главарь бандитов. — И это было относительно нетрудно, потому что большинство людей ненавидят номарха и только и мечтают, как бы ему отомстить. Дакомон был богат и знал всех. Он потратил уйму денег на организацию этого ограбления, но главным для него было осквернение мумии Анахотепа. А на сокровище, мне думается, ему было наплевать. Он мог бы начать жизнь снова, не дожидаясь своей доли. Он не жаждал богатства: оно у него уже было. Теперь все ложится на тебя. Когда ты окажешься внизу, не забудь разнести на кусочки мумию номарха. Дакомон будет благодарен тебе за это и поможет в твоих делах. Всегда хорошо иметь покровителем умершего.


Карлики прибыли к концу недели. Их несли в носилках, как принцев, но они не оценили путешествия, которое нашли однообразным. На самом деле это были пигмеи — раса, происходившая из очень далекой страны. Но во все времена фараоны считали их шутами. Большинство пигмеев вели роскошную жизнь подле суверенов, и все относились к ним с почтением. Но зато они должны были уметь петь, плясать и жонглировать. Иметь пигмея среди своих доверенных людей — значит получить доступ ко двору, настолько египетскую знать занимали эти экстравагантные существа. Как следствие, предпринимались опасные путешествия в далекие страны, чтобы изловить и поставить ко двору этих маленьких человечков. Наградой же была благосклонность фараона.

— Это тоже идея Дакомона, — признался Натуб. — Пигмеи очень сильны, несмотря на их маленький рост. Их малые размеры позволят нам доставить в гробницу дополнительные мешки, инструменты и веревочные лестницы, которые нам будут очень нужны. Те, кого ты видишь перед собой, — акробаты. Это бродячие комедианты, но им надоела такая жизнь. Им хочется разбогатеть, вернуться к себе на родину и построить там дворцы. Не очень-то задевай их. Они упрямы и злы. Возможно, тебе придется подчиняться им, так как женщины для них — все равно, что животные, лишенные разума.

— Они говорят по-нашему? — поинтересовалась Ануна.

— Более-менее, но они презирают нас и никогда не дружат с тем, кто выше их ростом. Не советую заигрывать с ними.

Пигмеев было восемь. Они были чернее сажи, но очень мускулистыми и ловкими. Сразу же продемонстрировав свой плохой характер и необщительность, они отказались жить вместе с бандитами и разбили лагерь в стороне, потребовали изысканной пищи и хорошего вина. Целыми днями они тренировались. Обладая отличной пластикой, они могли проскользнуть в большой кувшин и вылезти из него без посторонней помощи.

— Их обучали этому с детства, — объяснил Нетуб. — Когда они были младенцами, их матери постоянно разминали им кости, чтобы они были гибкими. Они могут даже специально вывихнуть себе плечо, если возникнет необходимость. Это позволяет им проскальзывать в самые крохотные отверстия.

Ануна тут же подумала о проходе, через который собирались удрать грабители. Без всякого сомнения, карлики смогут в него пролезть, а она? Никто в детстве не разминал ей кости и суставы… Ею снова овладел страх остаться вечной пленницей гробницы. Подумав, она решила в оставшиеся недели есть как можно меньше, чтобы стать еще стройнее.

Пигмеи иногда развлекались тем, что строили человеческие пирамиды, вставая друг на друга. Одаренные отличным чувством равновесия, они могли образовывать живую колонну высотой двенадцать-тринадцать локтей и при этом передвигаться совершенно прямо. Находящийся внизу этой колонны человек шел маленькими шажками, держа на себе вес всех своих товарищей. Судя по всему, делал он это без напряжения: его мускулы и короткие ноги не дрожали от усталости.

Бандиты с открытыми ртами глазели на эти представления, завидуя подобной ловкости. С наступлением ночи пигмеи танцевали вокруг костра, соблюдая какой то сложный варварский ритуал, делавший их похожими на выскочивших из мрака демонов.

Однако возникла проблема, когда они дали понять, что им требуются женщины для удовлетворения их страсти, и потребовали, чтобы Нетуб срочно прислал им Ануну. Главарь решительно отказал им, и неудовлетворенность карликов грозила перерасти в ссору. Девушка дрожала при мысли, что Нетуб может уступить капризу этих ужасных человечков. К счастью, он поступил по-другому: послал своих сеидов в соседний город за проститутками, которые заработали на этом кучу медных дебенов.

— Мне иногда кажется, что на организацию этого ограбления ты тратишь столько меди и золота, сколько мы не заберем из гробницы. Откуда ты все это берешь?

— Я пользуюсь средствами Дакомона, — ответил Нетуб, избегая взгляда девушки. — Покинув Сетеп-Абу, он увез оттуда все свое состояние для финансирования этой операции.

— И у тебя никогда не было соблазна завладеть им? — удивилась Ануна. — Ведь этот так легко. И никакого риска. Ты никогда не думал, что богатство Дакомона, которое ты растрачиваешь на подкуп тысяч сообщников, возможно, больше твоей предполагаемой доли сокровищ Анахотепа? Между прочим, оно уже у тебя в руках… тебе достаточно скрыться с ним, ни с кем не поделившись. Ты не боишься поменять кукушку на воробья? Нетуб с досадой отмахнулся.

— Ты не понимаешь, — злобно прошипел он. — Дело не в золоте, не в богатстве. Затронута наша честь. Номарх должен ответить за свои преступления. Надо не только лишить его сокровища, но и осквернить его тело. Это главное. Ты и представить себе не можешь, как я сожалею, что не могу спуститься вместе с тобой и разделаться с его мумией. Ах! Как бы мне хотелось переломить ее о колено, разорвать… С каким наслаждением я топтал бы ногами ее лицо. Все это ты сделаешь за меня. Непременно. Нельзя допустить, чтобы в другом мире Анахотеп вел такую же нечестивую жизнь, как и здесь,

— Если он такой нечестивец, — возразила Ануна, — сорок два судьи Аменти взвесят его сердце и бросят Пожирателю, адскому псу, сидящему у весов. Это закон.

Нетуб презрительно захохотал:

— Как ты наивна, моя девочка. Богатые всегда договорятся между собой. Уже давно Анахотеп купил у богов отпущение грехов пожертвованиями и роскошными подарками. Его сердце будет весить столько же, сколько и сердце бедняков.

Тренировки возобновились. Как и предвидел Нетуб, пигмеи легко умещались в полых статуях вместе с мешками, инструментами, веревками. Они были необычайно выносливы и могли спокойно провести в закрытом саркофаге самое жаркое время дня. Чтобы избежать обезвоживания и не пить воды, они сосали кристаллики соли. Они же объяснили, что, когда им приспичивало, они мочились в пузырек, а потом выпивали мочу, чем поддерживали водный баланс и избегали риска утечки жидкости наружу. К тому же эти упрямые человечки, к огромной радости бандитов, по ночам танцевали на горящих углях.

И все-таки глиняные статуи, хоть и тонкие, но тяжелые, беспокоили Нетуба. Вначале он хотел делать их из дерева, но они оказались еще тяжелее. Мумия, лишенная внутренних органов, почти ничего не весит, поэтому не стоило возбуждать любопытство жрецов во время церемонии открытия рта. Когда речь шла о рядовых покойниках, божьи слуги не давали себе труда вынимать мумию из гроба. Они лишь приподнимали картонную или гипсовую маску, касались теслом губ и произносили священные слова, возвращающие мумии чувствительные способности, а затем переходили к следующему покойнику.

— Видишь ли, Ануна, — говорил Нетуб тихо, так, чтобы его не услышали другие, — вас перемешают с другими мумиями, настоящими, и вполне возможно, что служители почувствуют разницу в весе. В этом вся опасность. Мы должны облегчить глиняные статуи. Я даже подумал, а не заменить ли их картонными.

— Картон непрочен, — возразила Ануна. — Его можно продырявить пальцем. А от тяжести инструментов половинки статуй вообще разойдутся.

— Знаю, — вздохнул Нетуб. — Потому-то я и остановился на глине.

— А сколько времени ты сможешь удерживать здесь всех этих людей? Они скоро заскучают, захотят вернуться в город… И там, в пивных, все разболтают проституткам.

— Долго мы здесь не пробудем, — ответил Нетуб, чье лицо скрывала темнота ночи. — Анахотеп умрет со дня на день.

— Вот как? — удивилась девушка. — Как ты можешь быть в этом уверен?

— Потому что мы убьем его, — спокойно ответил Нетуб Ашра.


15


Нетуб показал Ануне яд, который должен был поставить точку. Это был пузырек из матового стекла, чуть больше указательного пальца, заткнутый глиняной пробкой.

— Полагаешь, ты сможешь незаметно приблизиться к нему, чтобы влить эту дрянь в вино? — недоуменно спросила девушка.

— Нет, не я, — коротко ответил Нетуб. — Я передам пузырек двум детям, которые сопровождают Анахотепа в его ночных прогулках. Они — два брата, в которых номарх влюбился и которых он называет «живыми посохами», потому что привык опираться на них при ходьбе.

— Дети согласятся отравить номарха? — недоверчиво спросила Ануна.

— Они ненавидят его. Они его боятся. Анахотеп велел зашить им веки, чтобы они не могли увидеть его секреты. У них лишь одна мысль — избавиться от него и обрести зрение. Ты считаешь, что это недостаточно веская причина?

— Пожалуй, — согласилась девушка.

— Завтра я еду в Сетеп-Абу, — продолжил Нетуб. — Ты поедешь со мной, так как я не хочу оставлять тебя одну с моими людьми. Теперь, когда все готово, надо побыстрее покончить со всем этим. Два месяца, пока мумия Анахотепа будет мокнуть на троне, станут тяжелым испытанием, и я должен быть рядом.

Странным было возвращение девушки в Сетеп-Абу: она вошла туда как фантом. Сопровождаемая Нетубом Ашрой, Ануна проскользнула в город, переодевшись погонщиком верблюдов. Ей казалось, что прошла вечность с тех пор, как она покинула Дом бальзамирования. Хоремеб, Падирам, Хузуф вспоминались как товарищи из какой-то прошлой жизни, да и сама она не имела ничего общего с ничтожной благовонщицей, которой когда-то была.

Город пугал, он был не таким, как прежде. Обезлюдевшие в темноте улицы превращались в пустыню по мере того, как поднималась луна.

— Это из-за прихвостней Анахотепа, — шепнул ей Нетуб. — Каждую ночь они врываются в дома, воруют женщин и детей. Те, кто имел неосторожность улечься спать на террасе, становятся их первыми жертвами.

— Они делают из них мумий? — дрожащим голосом спросила девушка.

— Женщин? Да, — прошептал Нетуб. — Номарх хочет окружить себя гаремом мумий, а не деревянными куклами, а поскольку его верные придворные отказываются предоставить ему своих жен, он заставляет похищать самых красивых девушек в кварталах бедняков. Но в конечном итоге это нам на руку, потому что благодаря этим трупам вы сможете проникнуть в пирамиду.

Завернувшись в бурнусы, они прокрались по опустевшим улицам, наполненным зловещей тишиной. Слышно было, как мяукают три сотни кошек богини Бастет, но не было и намека на разудалые песни солдат, вываливающихся из какой-нибудь пивной. С наступлением сумерек жители Сетеп-Абу заперлись в своих домах, оставив улицы призрачным слугам номарха.

Нетуб и Ануна крались вдоль фасадов. Впереди шел главарь шайки с кинжалом в руке, готовый всадить его в любого, кто попытается встать у них на дороге. Наконец они проскользнули в садик у маленького домика из необожженного кирпича, дверь которого была помечена печатью Анахотепа. Преждевременно состарившаяся женщина, трясясь, ждала их. На каменной скамье бок о бок сидели два мальчика с зашитыми веками. Они были обнажены и носили на голове детские прядки. На них были дорогие украшения, а их тела пахли изысканными благовониями.

— Быстрее! — умоляюще воскликнула женщина. — Сейчас за ними придут, чтобы отвести во дворец. Анахотеп почти не разрешает им приходить ко мне, их матери. Пора положить этому конец.

Не отвечая ей, Нетуб приблизился к мальчикам и встал перед ними на колени, чтобы быть вровень с ними.

— Я принес то, о чем мы говорили, — глухим голосом проговорил он. — Это эфиопский яд, сильный, но не имеющий вкуса. Жители той страны смачивают им наконечники своих стрел, чтобы насмерть поразить животное. Не наливайте слишком много, так как признаки отравления появляются очень быстро. Все должны подумать, что номарх умер естественной смертью. Вы поняли?

Мальчики дружно кивнули. Ануна нашла их красивыми, но очень грустными, словно они ничего больше не ждали от жизни.

— Он все еще пьет вино? — внезапно забеспокоившись, поинтересовался Нетуб.

— Да, — произнес один из мальчиков. — По ночам он заставляет нас проходить через огромный зал, который провонял мумиями. Иногда он останавливается, чтобы зачерпнуть из вазы что-то похожее на стеклянный жемчуг… Думаю, это драгоценные камни. И потом он все время посмеивается, будто чем-то доволен. Если он хочет отблагодарить меня и брата, он заставляет нас открыть рот и сует что-то под язык, советуя не глотать.

— Это жемчужины, — объяснила мать.

— В конце зала, — продолжил ребенок, — есть большая закрытая дверь. Мы не имеем права переступать ее порог. Он сажает нас рядом на подушки и входит в комнату один. Не знаю, что он там делает. Может быть, любуется еще более великолепными сокровищами… Старик выжил из ума…

— А вино? — нетерпеливо переспросил Нетуб.

— Кувшины стоят повсюду, — ответил молчавший до этого второй мальчик. — Номарх похож на всех стариков: у него не хватает слюны и все время пересыхает во рту. Тогда он приказывает нам налить ему чашу. Делать это надо на ощупь, и он наказывает нас, если хоть капля прольется на пол.

— Он часто вас бьет? — обеспокоилась Ануна.

— Нет, не очень, — пробормотал ребенок. — Но хуже всего, когда он вынуждает нас целовать его.

— Как это? — спросила девушка.

— Иногда он не хочет пить из кубка, — объяснил мальчик. — Тогда он приказывает нам набирать вино в рот и выплевывать его ему в рот. Это очень противно.

Ануна побледнела и невольно сжала пальцы Нетуба.

— Ужасно, — проговорила она. — Что произойдет, если Анахотеп начнет капризничать, когда вино будет уже отравлено?

Нетуб раздраженно отмахнулся.

— Я предусмотрел это, — проворчал он. — Все предусмотрено, не тревожься. Мать мальчишек смажет им рты растительным лаком, который не пропустит яд в организм. Если они не проглотят это вино, то не будет никакой опасности. Просто потом им нужно будет побыстрее прополоскать рот чистой водой. Если бы они еще приняли приличную дозу камеди, это защитило бы и их желудок, но не все переносят это. А рисковать мы не можем.

Ануну ошеломила жестокость Нетуба. Он вообще не подумал о том, что дети могут случайно проглотить глоток отравленного вина. Вообще-то ему было на все наплевать… Лишь бы удался его план!

Он достал из-за пояса стеклянный флакончик с ядом и положил его на ладонь мальчика. Тот подвесил его к аграфу, спрятанному в спадающей направо пряди волос. Такая прическа была обычной для несовершеннолетних.

После этого мальчик повернулись к Ануне и ощупал ее лицо, знакомясь с ней. Девушка схватила его потную ладошку с тяжелым чувством, что посылает этого мальчика на верную смерть.

— Не бойтесь, прекрасная женщина, — сказал малыш. — Все будет хорошо… Как бы то ни было, мы с братом предпочитаем лучше умереть, чем продолжать целовать номарха…

— Очень хорошо, — оборвал его Нетуб, — сказано здорово, но не забывай: если Анахотеп захочет превратить тебя в живой кубок, не вздумай проглотить ни капли вина. Лак добыт из камеди. У него приятный вкус, похожий на вкус засахаренных палочек папируса. Ты любишь эти палочки?

— Да, — дружно ответили ребята улыбаясь.

Ануна дрожала от скрытой ярости. Ей казалось, что она никогда никого так сильно не ненавидела.

— Умоляю вас, — простонала мать, — сейчас же уходите. Стража вот-вот придет, а мне еще надо смазать рты мальчикам на тот случай, если… Да защитят нас боги.

И она нагнулась, чтобы поцеловать руку Нетуба Ашры. Минутой позже бандит и девушка уже были на улице.

— Как эта женщина может благодарить тебя за то, что ты посылаешь ее сыновей на смерть? — возмутилась Ануна. — Ты подлец.

— Тихо, — шепнул Нетуб. — Подлец не я, а Анахотеп. Тебе известно только то, что номарх довольствуется игрой с малышами в живые стаканчики… Но помимо этого он делает с ними такое, чего ты не можешь даже вообразить… И поверь мне: они готовы пойти на смерть, лишь бы избавиться от всего этого.


16


Анахотеп находился в мрачном расположении духа, и даже длительное пересчитывание мумий его спутников, которых он собирался забрать с собой в свое последнее путешествие, в этот вечер не развеселило его. В конце ночной прогулки он по привычке вошел в тайные апартаменты Томака, своего двойника, оставив за дверью мальчишек, служивших ему «живыми посохами». Странно, но вопреки обычаю он застал Томака бодрым и даже возбужденным благосклонностью, проявленной к нему одной из женщин гарема, двенадцатилетней нубийкой, недавно приобретенной визирем Панахемебом.

Около часа оба старика вели вялую беседу того же содержания, что и тридцать лет тому назад. Точнее сказать, они говорили сами с собою, сидя в разных углах комнаты, повторяли свои мысли, в которых не было ни теплоты, ни поддержки. Анахотеп не мог найти оправдания своей глухой злобы к двойнику, злобы, сотканной из противоречивых чувств, поскольку он одновременно обвинял Томака в том, что тот является отражением ужасного номарха, и в том, что тот сохранил лучшую физическую форму. Он вдруг спросил себя, чего ради он слушает разглагольствования этого старика о шелковистой коже какой-то куртизанки. Неужели этот старый скелет еще не устал от постельных игрищ?

«Если только он не рассказывает мне это с единственной целью — досадить… — подумал номарх. — От него всего можно ожидать».

Он был раздражен, недоволен тем, что, в конечном счете, мог говорить только с этой карикатурой на самого себя, чьи обороты речи и манеры казались ему смешными, но и вызывали тайное беспокойство, так как, возможно, были лишь отражением его собственного кокетства. Он сердился на себя за то, что не смог удержаться и пришел сюда к этому живому зеркалу, в котором видел самого себя. Неужели он так стар и уродлив? Или жизнь слишком быстро прошла?

Непонятный страх вполз в его желудок, невидимой змеей обвился вокруг грудной клетки, мешая дышать.

Больше всего он сожалел, что не смог сдержать свой язык, так как ему нужно было выговориться, и он болтал без умолку и, сам не осознавая того, выбалтывал свои сокровенные мысли.

«В любом случае это уже не имеет значения, — сказал он себе. — У этого кретина все равно не хватит мозгов, чтобы меня понять. Говорить с ним — все равно, что говорить с собакой… Нет никакой опасности…»

Однако он стыдился того, что нуждался в подобной компании. Такому человеку, как он, слушатели не нужны. Человеку вроде него достаточно быть наедине с собой и наслаждаться собственным умом.

«В свое время, — подумал он, — тебе вполне хватало одиночества для воспоминаний о своих победах и хитроумных маневрах. Целыми вечерами ты, погрузившись в себя, удивлялся своей ловкости. Почему же сейчас тебе этого недостаточно?»

Он презирал себя за то, что его влекло к этому крестьянину, рыбоеду, которого он, словно обезьяну, научил нескольким фокусам.

«Кто из нас двоих подражает другому? — вдруг спросил он себя. — Конечно, он изучает меня, поскольку его задача — быть принятым за номарха… Но не делаю ли я то же самое, сам того не осознавая? Когда я выхожу отсюда, мне иногда кажется, что я копирую его походку, более уверенную, чем у меня, что осанка моя становится похожей на его, потому что мне кажется, что у него более величественный вид.

Я нанял его, чтобы он выдавал себя за меня, и, может быть, именно поэтому в конечном счете сам стал его двойником.

Не лучший ли он Анахотеп, чем я? Я поддаюсь его влиянию, тогда как должно быть наоборот… Я бегу за ним, чтобы не отстать. Он заставляет меня ускорять шаг… Это недопустимо. Это абсурд».

С годами каждый из них стал нуждаться в другом. Как-то незаметно случилось так, что ловкая выдумка превратилась в привычку, а та мало-помалу перешла в необходимость. Необходимость, которой номарх всегда стыдился.

«Он мне завидует, — говорил себе Анахотеп, — но, что уж тут скрывать, я тоже ему завидую. Каждый из нас в глубине души уверен, что другому повезло больше. А в действительности мы всего лишь два глупых старика. Еще немного, и мы бросимся вырывать друг у друга последние волосы, подеремся, как рыночные торговцы».

Он вздохнул и поднес к губам кубок. Тот оказался пуст. Он захотел его наполнить, но кувшин тоже оказался пустым.

«Я пьян, — подумал Анахотеп. — Потому-то и вертятся в моей голове глупые мысли».

Он поколебался, не зная, на что решиться. Лечь спать? Нет! Сон опять убежит от него, как всегда. Да к тому же еще рановато закрывать глаза.

Он собрался хлопнуть в ладоши, чтобы позвать слуг, но спохватился, вспомнив, что находится в тайном убежище Томака и ни один раб не имеет права переступить порог крипта.

Номарх встал, покряхтывая и проклиная свой ревматизм; ему захотелось выпить, и придется самому идти за новым кувшином, так как Томак был еще пьянее его и совершенно неспособен оторвать руки от ручек кресла с львиной головой.

В большой галерее погребального сокровища оба мальчугана вздрогнули, услышав звук шагов номарха. Свернувшись клубочком на подушках, они притворились спящими среди слитков золота и жутких мумий. Растительный лак, которым мать смазала им рты, имел странный вкус арабской камеди. До этого момента подобная предосторожность была излишней, потому что Анахотеп не проявлял никакого желания пить из их ртов. В этот вечер номарх не казался обуреваем похотью. Дети слышали его бормотание за закрытой дверью. Вероятно, он разговаривал сам с собой, как, не замечая того, часто делают старики.

Посовещавшись, они решили вылить в кувшин с вином весь яд, переданный им Нетубом Ашрой. Главарь шайки призывал их к осторожности, но они не захотели оставить Анахотепу хоть малейшую возможность выжить после покушения. Несмотря на молодость, они очень хорошо знали номарха, который тотчас заподозрил бы заговор и начал бы пытать их со всей жестокостью, на которую был способен.

— Чтоб он сдох, — сказал старший. — Мне опротивел его слюнявый рот, скользящий по моему телу. И я не хочу больше делать то, что он заставляет нас делать.

— А я хочу увидеть солнышко, — вздохнул младший, — и лицо мамы… Мне уже так давно зашили веки, что я стал забывать, как она выглядит.

Они вылили весь флакон в кувшин с пальмовым вином. И снова свернулись клубочком на подушках, прижавшись друг к дружке, чтобы было теплее.

Двустворчатая дверь распахнулась, и показался пошатывающийся Анахотеп. Не взглянув на мальчиков, он с жадностью схватил кувшин с вином. Ему хотелось показать Томаку, что он еще не бессилен и может обходиться без помощи армии слуг. Сжимая кувшин в сухоньких руках, он унес его в потайную комнату.

— Выпьем! — вскричал он старческим голосом. — Выпьем за богов Запада, выпьем за жизнь, которую я буду вести на полях Иалу, когда улечу на солнце… Слава моему ка!

Трясущейся рукой он наполнил две чаши и протянул одну из них своему двойнику, сладострастно ухватившемуся за нее. Томак любил вино. Вино и женщин.

— Выпьем! — повторил Анахотеп.

Старики осушили свои чаши жадно, не замечая капель, стекающих из уголков губ и оседающих на золотых нагрудных пластинах и колье из ляпис-лазури на их шеях, — они всегда одевались одинаково и носили одинаковые украшения, чтобы вводить в заблуждение народ.

После тридцати ударов сердца яд начал действовать.

Фараон и его двойник тяжело осели, повалились друг на друга, выпустив из рук каменные чаши, разбившиеся на полу.

В соседней комнате дети, услышав шум падения, быстро встали и на ощупь выбрались из дворца в сад, где ждала их мать.

— Все кончено, — пробормотал старший. — Завтра Нетуб Ашра откроет нам веки. А потом мы станем разбойниками, как он.


17


Что случилось с фараоном, поняли не сразу. Встревоженные слуги метались по дворцу, не решаясь поднять тревогу. Все боялись номарха, страшась испортить ему настроение, оторвать от глубоких раздумий. Всеобщее замешательство и явилось причиной того, что главного визиря Панахемеба поставили в известность об исчезновении Анахотепа только утром. Панахемеб был одним из трех людей — другими были жрец Мене-Птах и личный врач хозяина Сетеп-Абу, — знающих о существовании Томака. Его первой мыслью было доставить двойника номарха во дворец и показать его всем до того, как слух об исчезновении Анахотепа выйдет за стены дворца. Он знал о многолетней ненависти народа к своему повелителю и также знал, что им не миновать взрыва народного гнева, как только люди узнают о конце власти тирана.

Панахемеб, сын торговца оливками, взобрался по ступенькам власти под тенью номарха, потакая всем его прихотям и поддерживая его абсурдное желание стать фараоном. Он был приземистым, краснолицым, и под его приветливой внешностью скрывались железная воля и полное отсутствие нравственных принципов. Его происхождение выдавали большие руки крестьянина, которых он стыдился и потому обильно украшал перстнями в надежде сойти за аристократа. Желая казаться моложе, чем на самом деле, он заставлял выдергивать на своем теле всю растительность, чтобы не осталось ни одного седого волоса.

В то утро он поспешил спуститься во внутренние покои дворца и надеть сандалии из папируса, дававшие возможность передвигаться быстро и бесшумно. Запах разлитого вина ударил ему в ноздри, когда он вошел в большую погребальную галерею, где грудой лежали мумии лошадей, слуг, женщин и солдат, которых номарх рассчитывал взять с собой в потусторонний мир.

Панахемеб из осторожности старался казаться глупее Анахотепа, и тот всячески помыкал визирем и ограничивал его свободу, считая себя более умным. За все время своей службы Панахемеб ни разу не позволил себе выйти из этой роли, поэтому удача до сих пор не оставляла его.

Открыв двустворчатую дверь потайных покоев, он обнаружил Анахотепа и Томака, лежащих один на другом посреди винной лужи. Один был мертв, другой хрипел, и, застыв от неожиданности, Панахемеб очумело смотрел на них, не соображая, кто есть кто…

От страха пот выступил на его бритом черепе. Очнувшись, он послал искать дворцового врача и верховного жреца бога Амона Мене-Птаха в надежде, что они лучше его смогут разобраться в происходящем.

В ожидании их прихода он перетащил фараона и его двойника на ложе, покрытое шкурой пантеры, и стал пугливо всматриваться в их лица. За этим занятием и застали его жрец и врач… Визирь так и не пришел ни к какому заключению.

Панахемеб поднял руку, чтобы остановить ритуальные причитания Мене-Птаха, и в нескольких словах обрисовал ситуацию.

— Я только что обнаружил их лежащими на полу, — сказал он. — В луже вина. Либо они слишком много выпили, либо их отравили. Нужно заставить собаку полакать эту жидкость и понаблюдать за ее поведением. Один из них мертв, другой — в агонии… но я не знаю который! По этой причине я и вызвал вас: я не могу их различить.

Врач приблизился к ложу и принялся раздевать обоих мужчин. Лицо его выражало крайнее смущение.

— Клянусь богами, — выдохнул он через какое-то время, — я знаю не больше вашего. Уже давно Анахотеп не подпускал меня к себе. Он никому не позволял прикасаться к его телу или смотреть в глаза. Несколько лет я не осматривал его. Он утверждал, что здоров и все его внутренние органы состоят из чистого золота, как и полагается фараонам…

— Но раны, — настаивал визирь. — Шрамы от ударов ножом после покушения на его жизнь…

— Тебе известно, что, как только Томак заполучил их, Анахотеп заставил продырявить себя в тех же местах, чтобы ничем не отличаться от него, — возразил врач. — Да и было это так давно, что я уже точно и не помню, как они выглядят. Повторяю: больше шести лет я не видел номарха обнаженным. Когда же ему нужен был мой совет, он говорил лишь о навязчивых запахах и ароматах… ко всему прочему, он находил, что от меня неприятно пахнет, и заставлял меня стоять на коленях в двадцати локтях от трона.

— Панахемеб, — пробормотал верховный жрец, — твоя просьба невыполнима. Вспомни, большую часть времени мы даже не знали, с кем имеем дело: с номархом или его двойником. Я всегда подозревал, что Анахотеп дурачил нас. Ну а Томак бесподобно его изображал.

— Верно, — подтвердил врач. — Что-то демоническое было в Анахотепе. Мне часто казалось, что он старался подражать Томаку, чтобы заставить нас поверить в то, что он не был Анахотепом. Они оба были как два ярмарочных близнеца. Сам-то ты можешь похвастаться близостью к номарху в последние годы? Я хочу сказать: приближался ли ты к нему настолько, чтобы касаться его?

Визирь уныло покачал головой.

— Нет, — прошептал он. — И все из-за запаха. Сколько уж я ни купался в духах, он уверял, что от меня пахнет немытым телом, и заставлял разговаривать с ним с другого конца зала.

— Это делалось нарочно, — проворчал жрец, — чтобы держать нас на расстоянии. Никогда я не верил в эти истории о тонком обонянии…

— Ладно… Сейчас вопрос не об этом, — оборвал его Панахемеб. — Кто из них жив, а кто мертв?

Врач снова склонился над телами, ощупал их и в отчаянии пожал плечами.

— Я не знаю, — произнес он. — Того, в агонии, еще можно спасти, если отпоить молоком верблюдицы и вызвать у него рвоту. Яд, похоже, не так сильно подействовал на него, потому что он выпил меньше вина. Должен ли я начать действовать, чтобы вернуть его к жизни?

Панахемеб колебался. Момент был решающий.

— Но если это Томак? — произнес Мене-Птах. — Тогда мы возведем на трон самозванца.

— А он и так уже правит тридцать пять лет, — усмехнулся Панахемеб, — правда, с перерывами, но мы уже привыкли к нему.

— Это не одно и то же, — запротестовал врач. — За ним стоял Анахотеп и дергал за ниточки. Томак был куклой, ученой обезьяной. Если он выживет, он будет неспособен управлять государством.

— Я помогу ему, — сказал визирь, глядя на обоих мужчин. — До настоящего времени ни вам, ни мне не приходилось жаловаться на «правление» Анахотепа. Мы процветали, разбогатели. Приход нового номарха может нарушить это прекрасное равновесие.

— Значит, ты думаешь, что я должен его спасти? — недоверчиво спросил врач.

— Попытайся, — проворчал Панахемеб. — В любом случае ничто не указывает на то, что он выживет. Похоже, он отходит.

— Но если он умрет, — простонал верховный жрец Амона, — кого похороним мы в обители вечности? Невозможно похоронить крестьянина с почестями, полагающимися князю Египта. Это было бы немыслимым кощунством. В гробнице надлежит лежать Анахотепу, и только ему. Если мы ошибемся с трупом, боги разгневаются и на нас падет страшное проклятие. Об этом вы подумали?

Панахемеб понурился, ему было не по себе.

— А нельзя ли похоронить их рядом? — предложил он. — Как… братьев?

— Может быть, — сквозь зубы произнес Мене-Птах. — Такое решение приемлемо… Но при условии, что умерли они одновременно.

— Если тот, который в агонии, победит смерть, — заметил врач, — он скажет нам, кто он такой, и тогда будем решать, что делать.

Панахемеб сжал зубы и ничем не выдал своих мыслей.

Как наивен этот врач!

«На месте Томака, преодолев смерть, — подумал он, — я бы поспешил заверить всех, что я Анахотеп. Умело используя помешательство, я бы спокойно окончил свою жизнь на троне. Да, несомненно, я бы во всеуслышание заявил, что Томак мертв».

Он приблизился к ложу, на котором покоились два тела с такими похожими профилями. Внешние отличия были столь незначительными, что ими можно было пренебречь. Возраст постепенно уравнял стариков, придав им поразительное сходство. Черты их лица чем-то неуловимо разнились, но сейчас этого совсем не было заметно, поскольку лежали они рядом. В повседневной жизни тот, кто встречал их одного после другого, не мог бы предположить, что имел дело с двумя различными людьми.

«Потому-то он и запрещал нам поднимать на него глаза, — повторил себе визирь. — А все для того, чтобы черты его лица не отпечатались в нашей памяти».

Его внимание перекинулось на агонизирующего, чье хриплое дыхание становилось все тяжелее.

«Как можно ему доверять? — гневно подумал он. — Как ему поверить, если завтра он откроет глаза и скажет мне: „Да, я Анахотеп, номарх Сетеп-Абу“? Никогда я не смогу избавиться от мысли, что меня, возможно, дурачит проходимец-крестьянин».

Плечи его поникли. Нужно было принимать решение.

— Так и быть, — сказал он, поворачиваясь к врачу, — делай все возможное, чтобы спасти его.


Под строжайшим секретом жрецам было велено подготовить мертвого и опустить в ванну с натроном. Подготовка эта вконец испортила настроение верховному жрецу бога Амона; в глубине души его ужасала мысль о том, что ему придется читать отходную молитву, положенную принцам, над простым рыбаком с Нила.

Умирающего под усиленной охраной поместили в покои номарха. Два дня и две ночи боролся он со смертью. Дворцовый врач не отходил от его изголовья. Диагноз был неутешителен. И тем не менее на рассвете третьего дня человек, возможно бывший Анахотепом, открыл глаза. Он казался смертельно испуганным и явно был не в своем уме. Все сразу заметили, что он не знает, кто он. Он потерял память.

— Такое случается, — объяснил врач визирю. — Я часто наблюдал подобные душевные расстройства у раненных в голову солдат… или у тех, кто долго оставался между жизнью и смертью. Память уходит. Человек, похоже, барахтается в своем прошлом, словно готовясь к некоему возрождению. Я полагаю, это оттого, что он слишком близко приблизился к небесному саду и сорока двум судьям Аменти. Тебе известна ритуальная фраза, которую мертвый должен произнести в этот момент: «Взгляни на мои деяния, лежащие рядом со мной». Я думаю, что мозг усопшего в каком-то смысле освобождается от груза этих деяний, примерно как из мешка вываливают на стол его содержимое… отсюда и потеря памяти. Агонизирующий, к несчастью, не восстановится, прежде чем полностью не пройдет испытания для перехода в мир иной. Тело его возвращается, но его память остается там, у подножия весов, на которых будут взвешивать его сердце. Вот почему человек, находящийся в этой комнате, ничего не помнит. Наши усилия, направленные на его лечение, лишили его прошлого. Может быть, не стоит вмешиваться в ход суда, где он, как кажется, пребывает. Медицина не должна мешать божественным замыслам.

Панахемеб приблизился к ложу и задал вопрос испуганному старику. Больной, на чьих губах еще виден был ожог от яда, оказался неспособен ответить главному визирю. Он не знал уже ни где находится, ни что с ним произошло. Он лишь с любопытством оглядывался, словно впервые видел окружающие его предметы.

Панахемеб взял врача под руку и отвел в дальний угол комнаты.

— Это Томак, — прошептал он. — Я в этом уверен.

— Откуда такая уверенность? — удивился врач.

— Запах… Ты не заметил, что он не пожаловался на запах наших тел после того, как очнулся? Анахотеп не преминул бы сделать это, едва открыв глаза.

Врач поморщился:

— Сожалею, но это ничего не значит. Во-первых, эта так называемая чувствительность к запахам может быть притворной или надуманной. Во-вторых, будь она даже реальной, не исключено, что Анахотеп потерял ее, как и память. Я лечил солдат, которые, выйдя из комы, совершенно преображались. Те, кто любил женщин, стали предпочитать мальчиков, другие, бывшие без ума от пива, стали пить только вино. Бывало и такое, что отличный лучник не мог попасть в мишень, трус становился отважным воином, а благоразумный человек приобретал все мыслимые пороки.

— Чем ты это объяснишь?

— Я считаю, что человек, ступающий на стезю смерти, становится вместилищем неприкаянных душ. Души, бродящие по берегам реки вечности, проникают в него, чтобы возвратиться к живым. И когда наши лекарства благотворно влияют на раненого, все загробные души устремляются в его телесную оболочку и приживаются там. Вот почему у человека появляются черты, которых у него раньше не было… Все дело в душах. А в данном случае душа усопшего, которого мы не знаем, возможно, вошла в тело Анахотепа. Мы кого-то вытащили из потустороннего мира… Кого-то, не имеющего никакого отношения к номарху. Очень уж деликатное это дело — оживлять агонизирующих: они уже совсем рядом с богами. Усердствуя, можно навлечь на себя неприятности.

Врач казался почти напуганным.

Панахемеб инстинктивно повернулся к бледному старику, дрожащему от холода посреди большого ложа из черного дерева. Человек этот уж точно не имел ничего общего с номархом. В нем не чувствовалось ни жестокости, ни властолюбия. Это был обычный старик, слабый, как ребенок.

«Он выжил, — подумал Панахемеб. — Вопрос теперь в том, сможет ли он выполнять свои обязанности».

Мысль о слабом, беззащитном, трясущемся Анахотепе понравилась ему. Его можно показать издали, заставить повторить свои слова.

«Я ничего не теряю, — возбужденно подумал он. — Кем бы он ни был, этот человек даст мне возможность еще больше обогатиться, потому что мне не придется опасаться его недоверчивости, хитрости, постоянной слежки. Я смогу управлять им по-своему, обращаться как с куклой из мягкой глины, и я, Панахемеб, стану настоящим номархом Сетеп-Абу».

— Так что же мне делать? — обеспокоено спросил врач.

— Поставь его на ноги, — приказал главный визирь. — С настоящего момента считай, что лечишь нашего номарха Анахотепа. Ну а того… мы похороним тайно, в никому не известной могиле. Никто не должен знать, что произошло. Просто фараон почувствовал недомогание, перетрудившись в гареме… Жизнь продолжается.

— Но как он будет править? — недоуменно пробормотал врач.

— Об этом я позабочусь, — сухо ответил Панахемеб. — Занимайся своим делом.


18


Но все пошло не так, как хотелось главному визирю. Человек, потерявший память, не желал становиться номархом. Он был уверен, что его обманом завлекли в мир живых.

— Я ничего не помню, — жалобно стонал он, — но это еще не все. Вещи вокруг меня ничем не пахнут, а пища и вино безвкусны. Когда я кладу ладонь на какой-либо предмет, я едва чувствую его контуры. Тело мое словно оцепенело. Это доказывает, что я мертв. Вы вытащили меня из спокойного загробного мира, что-то сделали с моим телом, и боги наказывают меня за бегство с полей Иалу. Я стал неприкаянным покойником… Мне нечего делать среди вас…

В первый же день он захотел, чтобы осмотрели его нагое тело, поскольку был убежден, что он мумия, освободившаяся от своих повязок. Заметив шрамы от ударов ножом на животе и груди, он испустил крик ужаса, посчитав их следами вскрытия бальзамировщиков. Дворцовому врачу стоило немалых трудов уверить его, что это следы бывших покушений на его персону. Старик был недоверчив — черта характера, сближавшая его с Анахотепом.

Несмотря на все убеждения, он упрямо продолжал считать себя мумией, вынутой из саркофага. Он стучал по своему истощенному телу изуродованными подагрой пальцами и бормотал:

— Я полый, я это чувствую. Я пустой. У меня больше нет ничего внутри. Из меня все изъяли: мозг, внутренности. Потому-то я ничего не помню, потому-то не чувствую ни голода, ни жажды, ни вкуса, ни запаха. Я мертвец. А у мертвых нет ни воспоминаний, ни чувств. Где мои канопы?note 2 Что вы сделали с моими внутренностями?

Когда он начинал так говорить, по его властном тону в нем сразу можно было признать Анахотепа. Но это еще ничего не доказывало, потому что Томак превосходно подражал голосу своего номарха.

Панахемеб пытался объяснить ему его почетную роль в механизме власти, но старик затыкал себе уши.

— Это все для живых, — вопил он. — Это меня не касается. Ваш мир меня не интересует, я хочу вернуться в поля Иалу. Я вас проклинаю — вас и вашу нечестивую медицину, которая отрывает мертвых от великого перехода и заставляет их возвращаться против их воли!

Его стенания становились невыносимыми. Очень быстро слуги разнесли слух о том, что номарх потерял разум. Старика было чрезвычайно трудно усмирить. Он срывал драпировку со стен и разрывал ее на полосы, которыми неумело обматывал себя. Два раза его ловили, когда он разгуливал по дворцу в этом нелепом наряде и искал свой саркофаг. Он впадал в ярость, осыпал ругательствами и угрозами всех, кто встречался на пути.

«Это точно Анахотеп, — думал Панахемеб. — Его характер не так уж сильно изменился. Его безумие могло бы принять и более тяжелую форму».

Безумный правитель — что может быть хуже для народа? Толпа, которая безропотно сносит жестокость и своеволие, не будет долго терпеть правление сумасшедшего. Если все узнают о слабоумии номарха, не миновать бунта.

Приступы неистовства у номарха сменялись подавленностью. Случайно подслушав болтовню слуг, старик узнал о былых «подвигах» Анахотепа и проникся к себе безграничным отвращением.

Панахемеб, желая вывести его из депрессии, решил рассказать ему о шутке, изобретенной номархом, и попытался убедить его в том, что на самом деле он Томак, двойник Анахотепа, и ему, следовательно, не в чем себя упрекать. Подобная новость, казалось, немного приободрила старика.

— Значит, я крестьянин, — повторил он, задумчиво покачивая головой, словно старый ребенок. — Я никогда не вмешивался в дела государства… Я всего лишь невинное существо, любитель рыбы… И я не отвечаю за жестокость номарха…

— Конечно… конечно… — успокаивал его главный визирь. — Тебя лишь показывали народу во время религиозных церемоний. Ты никогда не принимал политических решений.

— Это очень хорошо, — бормотал старик. — Значит, сердце мое не развращено. Это так, ты прав, я не Анахотеп, я Томак… Я это чувствую. Да, да, все верно. Томак — так меня зовут. Хорошо бы все меня так звали.

Панахемеб облегченно вздохнул, но увы, передышка была недолгой, так как вскоре старик потребовал, чтобы его вывезли из дворца, в котором ему не место, поскольку решил вести скромную жизнь на берегу Нила, как пристало человеку, которым он в действительности был. Визирь срочно приказал построить хижину в садах резиденции рядом с водоемом, куда запустили живых рыб. Старик обосновался в этом убежище, носил только набедренную повязку и силился подцепить рыбу гарпуном, который с трудом поднимал.

Панахемеб начал отчаиваться, не имея возможности показать номарха народу. Показать людям этого сумасшедшего старика значило бы подтолкнуть их к какой-нибудь выходке, вроде требования публичного наказания Анахотепа.

Приходили к нему и мысли об убийстве старика. Ему грезилось, как ночью, подкравшись на цыпочках к рыбацкой хижине, он хватает его и топит в пруду. Но он не осмеливался осуществить это желание. Внутренний голос нашептывал ему, что это очередная хитрость Анахотепа, который хочет убедиться в верности своего окружения… В последнем акте комедии номарх сбросит маску слабоумия и вынесет безжалостный приговор. Все может быть, поэтому лучше соблюдать осторожность.

«Он хочет заставить меня поверить в то, что он Томак, тогда как на самом деле он Анахотеп, — говорил себе Панахемеб. — Он хочет посмотреть, как я воспользуюсь ситуацией. Все это может оказаться ловушкой. Он играет в сумасшедшего, а его замаскированные убийцы прячутся в кустах. Он ждет, когда я допущу оплошность… но он этого не дождется».

Однажды утром обнаружилось, что старик пропал. Тщетно искали его в пределах дворца. Не нашлось никаких следов. Судя по всему, он сбежал, не взяв с собой ничего, кроме мелких рыболовных принадлежностей. Переодевшись феллахом, он вечером покинул свою резиденцию, смешавшись с возвращавшимися домой садовниками. Стражи не обратили внимания на старика с палкой, одетого в лохмотья.

— Надо организовать поиски, — решительно заявил верховный жрец Амона. — Нельзя позволить ему бродить по городу, как простому нищему.

Панахемеб пожал плечами.

— Для нас он потерян, — спокойно сказал он. — Он отказывается иметь с нами дело. Он компрометирует нас.

Раз он посчитал себя мертвым, мы уже не можем на него рассчитывать.

— Кто же он, в конце концов? — понизив голос, спросил Мене-Птах. — Ты пришел к какому-нибудь выводу?

— Думаю, это Анахотеп, — пробормотал Панахемеб, — но он лишился рассудка. Слишком уж он стал добродетельный. Нужно оставить все как есть. Номарх без драгоценностей, без носилок и свиты — обычный феллах. Никто из народа не видел Анахотепа настолько близко, чтобы признать его в этом старике, одетом в рванье.

— Что же нам теперь делать?

— У нас ведь еще есть труп, не так ли? Так что объявим номарха умершим и устроим похороны. Нельзя тянуть, это может быть опасно. И так уже пошли слухи. Пришло время назначать преемника.

Верховный жрец вытаращил глаза.

— Кого же? — выдохнул он.

— Одного из ублюдков Томака, — ответил Панахемеб. — Тебе известно, что наследование идет от отца к сыну. Сомневаюсь, чтобы Анахотеп оставил какое-нибудь потомство, но доказательств у меня нет. Официально сыновья, рожденные женщинами гарема, считаются его детьми. Достаточно выбрать самого старшего и объявить его наследником. А я обеспечу регентство. Народ обожает, когда им правит ребенок.

— Незаконнорожденный… — протянул жрец. — И нет никаких шансов, что в одном из них течет кровь Анахотепа?

— Нет, — отрезал Панахемеб, отводя глаза. — Номарх не любил женщин.

— В таком случае в погребальной камере гробницы мы захороним крестьянина? — спросил верховный жрец Амона. — Тебе известно, что это страшное кощунство? После этого настоящему Анахотепу не будет места в гробнице, принадлежащей ему по праву. Он уйдет в иной мир никем, бедным феллахом… И это он, так долго хлопотавший о своих похоронах, проявивший столько усердия!

— А ты скажи себе, что хоронишь настоящего номарха, — проворчал Панахемеб, раздраженный причитаниями жреца. — В конце концов, доподлинно нам ничего не известно. Ничто не доказывает, что мертвец, находящийся в этот момент в натроновой ванне, не Анахотеп.

— Верно, — нехотя согласился жрец. — Но если мы ошибаемся, придется нам вынести тяжесть проклятия. Мертвый Анахотеп будет преследовать нас своей ненавистью за то, что мы незаконно лишили его гробницы, и месть его будет ужасной.

Главный визирь сжал зубы. Хотел бы он быть реалистом, но, как всякий египтянин, он боялся призраков, а особенно разъяренных мертвецов.

— У нас нет выбора, — не совсем уверенно заключил он. — Сделай все, что нужно. Прикажи объявить о его кончине по всему ному и приступай к совершению ритуала. Вступление на престол наследника заглушит недовольство и даст нам передышку, особенно если номархом станет очаровательный мальчик.

— Сделаю все так, как пожелаешь, — сказал Мене-Птах, удаляясь. — Надеюсь, ты не превратишь нас в богохульников.

Панахемеб с облегчением посмотрел вслед жрецу. Религиозные фанатики всегда действовали ему на нервы. Вдруг он подумал о сокровищах, которые отправятся в последнее жилище покойного. Как жалко замуровывать такие богатства в чреве гробницы! Однако жрецы внимательно следили за тем, чтобы не пропало ни одного золотого кольца или перстня с сердоликом, — это было их обязанностью. Стало быть, и думать нечего погреть на этом руки.


19


Старик продвигался в темноте так быстро, насколько это позволяло ему его одряхлевшее тело. Он сбежал из дворца неожиданно для самого себя, потому что внутренний голос подсказал ему, что не здесь его место. Тут жил злой человек, чье имя наводило ужас, а преступлениям не было счета.

Когда старик догадался, что главный визирь Панахемеб уготовил ему место этого ненавидимого всеми преступника, он предпочел исчезнуть. К тому же у него не было жажды власти, стремления царствовать. Его тянуло к простым вещам, к обычной жизни.

И все же абсолютно не известно, кто он такой. Конечно, лучше бы ему быть Томаком, двойником фараона, — ведь этот крестьянин казался ему умиротворяюще простодушным, но в то же время его смущала подобная возможность, потому что ему не слишком нравилось быть простолюдином.

Такое противоречие глубоко его раздражало, поэтому он решил вообще об этом не думать. Как бы то ни было, он был мертвецом, и никто не мог его в этом переубедить. В мире для него не существовало ни запаха, ни вкуса. Пища превращалась во рту в золу, а руки не чувствовали разницы между кожей женщины и поверхностью деревянной палки. Он ощущал в себе пустоту. Время от времени он наклонялся вперед, уверенный, что так он услышит, как перекатываются внутри выпотрошенного туловища сердце и почки — единственные органы, оставляемые бальзамировщиками, ибо сердце и почки — основное в человеке, в них заключаются его сила и мужество. Поэтому-то боги в первую очередь проверяют их, до того как допустить покойников к полям Иалу.

Голова тоже была пустой, и, пытаясь нащупать какое-либо воспоминание, он находил в ней лишь смутные образы, значения которых не мог определить. Ясно было лишь, что эти обрывки воспоминаний могли принадлежать как Томаку, так и Анахотепу, поскольку оба они жили в течение тридцати лет практически одной жизнью. Разобраться в них он не старался. Да и к чему? Все это уже было не важно, раз он был мертв. «И все-таки, — нашептывал ему голос разума, — у Томака больше шансов попасть на поля Иалу, чем у Анахотепа, так что лучше уж быть простым крестьянином, нежели египетским принцем… Вдруг в час взвешивания деяний судьи Аменти бросят сердце Анахотепа адской собаке».

«Томак, Томак, — повторял он про себя. — Да, я Томак, ибо не чувствую в себе никакой злости. Мое сердце чисто, и я не желаю плохого окружающим меня людям».

Он и на самом деле стремился только к покою. Он хотел бы найти какую-нибудь могилу или саркофаг, где бы мог лечь и закрыть глаза, ожидая, когда все пойдет своим чередом и установится Маат — гармония Вселенной. Но он не знал, куда идти. От слуг во дворце он слышал, что есть одна долина, где мертвых хоронят в мастаба — склепах, вырубленных в склоне горы. Он смутно надеялся проскользнуть в один из них и вытянуться под саркофагом в погребальной камере. Он не знал, как отнесется к этому обитатель саркофага, но он попытается сжаться, чтобы стать как можно меньше, незаметнее, подобно одной из тех маленьких собачек, которых мумифицируют, чтобы иметь в дальнем путешествии верного друга.

Как ни странно, но одна молитва из Книги Мертвых сохранилась в его памяти. Он знал, что это ритуальное обращение к богам, произносимое жрецами, дабы те вернули память усопшему.

«Да вернется ко мне мое Имя в Потустороннем Храме. Да сохранится во мне память о моем имени среди огненных стен Низких Земель. Хотя бы на эту ночь, когда будут подсчитываться годы. Ибо обитаю я близ Великого Бога Запада. Все божества стоят за моей спиной, и всякий раз, проходя мимо одного из них, я смогу произносить мое Имя…»

Он надеялся спросить дорогу у прохожих… Увы! Улицы города странно опустели, таверны и пивные дома были наглухо закрыты. Одиноко бродил он по переплетениям улочек высохшим скелетом, вцепившись в палку, постукивание которой гулким эхом отражалось от глиняных фасадов. Он попробовал позвать на помощь, спросить о чем-нибудь, но слабый голос выполз из его рта с тихой жалобой, и никто не услышал его… И неудивительно: ведь это был голос мертвеца.

Старик знал, что живые не могут слышать мертвых. Люди, притаившиеся за узкими проемами окон, должно быть, с любопытством спрашивали друг друга: кто это? Что это за обнаженная мумия появилась на городских улицах? Где же жрецы? Разве никто не может вернуть ее в могилу и объяснить, что ей нечего делать в верхнем мире?

Силы оставили старика, и он готов был лечь прямо в пыль, скрестив на груди руки. Он чувствовал себя таким слабым, таким потерянным.

Он прислонился к стене, но тут увидел три вынырнувших из темноты силуэта, быстро приближавшихся к нему. Это были три младших жреца Амона. Они склонились перед ним.

— Слава тебе, фараон, — тихо проговорил один из них, — мы уже несколько часов разыскиваем тебя по всему Сетеп-Абу. Верховный жрец Мене-Птах послал нас за тобой, когда ты покинул дворец. Умоляем тебя последовать за нами, ты не знаешь, куда идти, а мы предоставим тебе убежище, которое ты тщетно ищешь.

Старик позволил увести себя. У него не осталось сил на какое-либо сопротивление. Его подсадили в носилки и понесли по пустынным улицам к храму Амона. Во время подъема по большой главной лестнице его приходилось поддерживать, так как тело ему не повиновалось. Он был таким легким, что жрецам казалось, что они несут мумию, из которой вынули все органы. Соседство с этим мертвецом, оказавшимся среди живых, наполнило их священным ужасом.

С беглеца сняли лохмотья, окутали льняным, с золотым шитьем, покрывалом и посадили на трон, предназначенный для фараона, когда тот присутствовал на торжественных церемониях, посвященных богу Амона.

Верховный жрец, предупрежденный о его прибытии, пал перед ним ниц, стукнувшись головой о мраморную плиту пола.

— Господин, — сказал Мене-Птах, — я в ужасной тревоге. Я наблюдал за тобой во дворце и пришел к глубокому убеждению, что ты — Анахотеп, номарх Сетеп-Абу. Твой визирь Панахемеб приказал мне приступить к похоронам твоего двойника Томака и провести процедуру со всеми почестями, положенными принцам Египта. Я не могу решиться на это, ибо считаю это кощунством, за которое мне придется отвечать перед богами. Эта гробница принадлежит тебе, по твоему приказу ее строили десять долгих лет, ты усовершенствовал ее, чтобы никто не потревожил твой покой и не ограбил тебя. Считаю невозможным положить самозванца на твое место в обители вечности. Это место твое. Я не знаю, что делать, о Анахотеп… Подскажи, мы все твои слуги. Освободи нас от мук сомнения.

Старик покачал головой. Ничто больше не имело для него значения, кроме гробницы, предлагаемой от доброго сердца. Ведь часом раньше он мечтал пробраться в какой-нибудь склеп и затаиться там.

— Я принимаю твою помощь, — пробормотал он, нагнувшись к главному жрецу. — Вот что мы сделаем. В день погребальной церемонии ты именно меня положишь в саркофаг фараона, который спустишь в вырубленную в базальте нишу, где он и должен находиться. Что касается Томака, то ты поместишь его мумию среди мумий слуг, которые будут сопровождать меня в загробном мире. Так что и он не лишится погребения…

Мене-Птах опустил голову, не осмелившись задать вопросы, которые жгли ему губы.

— Я уже мертв, — продолжил старик резким тоном, будто угадав нерешительность главного жреца. — Я это знаю, я это чувствую. Тебе не придется меня мумифицировать. Все уже сделано, и, если бы не этот глупый врач, пытавшийся меня спасти, я бы уже несколько недель пребывал на полях Иалу. Я только прошу тебя приказать твоим жрецам обмотать меня льняными полосами, как положено. Я лягу в саркофаг и буду в нем во время церемонии. Когда вход в гробницу будет завален, все придет в порядок, установится Маат, и боги продолжат прерванный обряд.

— Все будет сделано, как пожелаешь, господин, — пробормотал Мене-Птах, кланяясь еще ниже.

Он так и не решился попросить у номарха разрешения обследовать его тело. Какой-то жрец не должен противоречить фараону. Раз Анахотеп решил, что он мертв, следовало смириться и исполнять его указания так, словно это было неопровержимым фактом.

«Да помогут мне боги, — думал верховный жрец, скрывая охвативший его страх, — если этот человек ошибается, его ждет ужасный конец».

Захоронения живых людей были редки. Они использовались как показательное наказание предателям-цареубийцам. В данном же случае это казалось настолько ужасным, что колебания жреца были вполне объяснимы. Если Анахотеп в действительности не был мертв, значит, он сам себя приговорил к мучительной смерти в закрытом саркофаге, словно крыса, пробравшаяся в кувшин и не имеющая возможности вылезти из него, поскольку горлышко заткнуто глиняной пробкой.

Пятясь, Мене-Птах удалился.

«Если б только он умер в ближайшие недели, — поймал он себя на обнадеживающей мысли. — Он так плохо выглядит… Если бы он скончался, можно было бы потянуть с приготовлениями, чтобы мумифицировать его тело подобающим образом… Тогда все было бы в порядке».

От этой мысли он немного приободрился. Томак уже две недели мок в своей натроновой ванне, но о смерти Анахотепа должно быть официально объявлено в ближайшие дни, когда Панахемеб уладит дела с престолонаследием. Вот тогда и начнется длительный обряд полета к Западу.


20


Прошло два месяца, и отношения Ануны и Нетуба понемногу изменились. Они стали любовниками в ту же ночь, когда относили яд слепым мальчикам из предместья Сетеп-Абу.

«Я наверняка погибну в чреве пирамиды, — подумала девушка, когда они вышли из города, — может быть, стоит начать наслаждаться жизнью, ведь мне осталось всего десять недель передышки перед похоронами Анахотепа».

Приняв это решение, она отдалась Нетубу, как только они вернулись в лагерь, не испытав при этом ни стыда, ни бесполезных сожалений.

На первый взгляд казалось, что между ними не было любви, но девушка знала, что не сможет долго сопротивляться желанию коснуться продубленной кожи главаря разбойников. Она рассуждала трезво и чистосердечно призналась себе, что ей захотелось коснуться щекой груди Нетуба еще в ту первую ночь, когда она увидела его в погребальном крипте заброшенного карьера, когда он хладнокровно прирезал беглецов-бальзамировщиков — Хоремеба, Падирама…

Вот так и охватила ее эта горячка, потребность, не поддающаяся разуму, которую невозможно контролировать. В конце концов она уступила вспыхнувшему в ней сладострастию, этому неутомимому голоду, который заставлял ее ложиться на обнаженное тело Нетуба, чтобы всей поверхностью своей кожи почувствовать крепость мышц грабителя. Он был ее бальзамом, ее лекарством. Он излечивал ее от объятий старых погонщиков верблюдов, избавлял от внутреннего отвращения к самой себе, от которого она уже отчаялась избавиться. Ей никак не удавалось насытиться им. Она обвивала его торс руками и сжимала, словно дерево, чтобы лучше почувствовать его крепость. Она видела в нем ожившую статую, одну из тех, что по утрам обмывали, умащивали и облачали жрецы. И все же она держала свое опьянение Нетубом Ашрой в тайне, не позволяя ему догадываться о том невероятном влечении, которое она к нему испытывала, потому что ни за что на свете не позволила бы ему иметь малейшую власть над ней.

Она скрывала от него свое наслаждение, закрыв рот и крепко сжав губы; а ей так хотелось кричать от счастья. Но она не собиралась давать ему повод гордиться одержанной над нею победой. Она желала быть с ним на равных, а не побежденной, которую в любой момент можно опрокинуть на соломенную циновку. Только не это.

Привыкнув общаться с проститутками, он, впрочем, не знал, что ей сказать, когда они разъединялись, и замыкался в мрачном недовольстве. Но это не имело значения, так как Ануна и не ждала от него никаких слов любви, никакой незамысловатой ласки; она даже прощала ему эту сухость и ничего не имела бы против, если бы он обращался с ней как с пастушкой, которую вознаграждают за проведенную вместе ночь, даря простенькие ленты. Нет, их свидания проходили по-другому и сопровождались напряженным молчанием животных, которые, спариваясь, не перестают следить друг за другом из опасения в угаре страсти получить смертельный удар лапой.

Она всегда желала его — его рук с широкими, твердыми ладонями, его бедер, крепких, точно оливковое дерево. Она трогала их, ласкала и восхищалась, когда, проведя ладонью по всему его стальному телу, усеянному шрамами, встречала кусочек шелковистой кожи члена, такого по-детски уязвимого. Больше всего ей нравилось осторожно обхватывать пальцами эту обезоруженную и обезоруживающую плоть, которая, как это ни парадоксально, составляет честь и силу мужчины. И тогда ей казалось, что она держит его всего, подобно тому, как держат за ошейник собаку. Она вовсе не была глупа и знала, что Нетуб коварен, жесток, эгоистичен и неспособен на проявления нежности. Он ожесточился, слишком рано познав несчастья, и теперь поздно было надеяться что-то изменить. Он был красив, как роза, растущая в пустыне, которая колется, если ее слишком крепко сжать. Презрение и жестокость великих сделали из него самого существо презирающее и безжалостное, не доверяющее никому. Ануну это не удручало. Благодаря ему она за какие-то три месяца превратилась из простой благовонщицы Пер-Нефера в настоящую воровку. Она чувствовала, что почти сравнялась с Нетубом Ашрой, и пьянела от мысли, что успех ограбления пирамиды зависел от нее, и только от нее…

Простая благовонщица стала важной персоной. Наконец-то она стала жить по-настоящему. Она больше не принадлежала к стаду безымянных девушек, которых мужчины придавливали на циновках в ночь наслаждения, а потом прогоняли, тут же забывая их лица. Она уже не была служанкой, низшим существом. Она стала краеугольным камнем фантастического заговора, осуществить который никому в Египте до этого и в голову не приходило.

За два последних месяца у нее пропал страх, а его место заняло вызывавшее зуд нетерпение. Ей не хватало дела, и она хотела как можно скорее оказаться внутри гробницы и повести за собой грабителей. Это стало бы часом ее славы — ее, Ануны, метиски, прибывшей с далекого юга и служившей подстилкой старым погонщикам верблюдов. Скромная благовонщица, она могла бы окончить свои дни, прислуживая мумиям в Доме бальзамирования, в окружении своих смол и ароматов. Нетуб, вор с честолюбивыми планами, стал ее удачей, и она не могла ее упустить.

Сам же молодой человек злился на себя, оттого что стушевывался перед ней в наивысший момент соития.

— Я что угодно отдал бы, лишь бы быть с тобой там, внизу, — ворчал он, ударяя кулаком по песку. — Оставаться наверху и ждать, когда вы выйдете из пирамиды, — от этого можно заболеть.

Ануну забавляли его муки. Очень уж он был широкоплеч, чтобы надеяться пролезть в узкий проход. Она и за себя-то не могла поручиться. Тревога главаря грабителей наполняла ее тайной радостью, и она хотела, чтобы это длилось вечно.


Как только было объявлено о смерти Анахотепа, грабители ускорили приготовления. Вот только Ануне никак не удавалось добиться повиновения от пигмеев. Этим маленьким человечкам казалось немыслимым выполнять распоряжения женщины. Нетуб и Бутака приложили немало усилий, стараясь объяснить им, что талант этой самки спасет им жизнь, когда они окажутся в гробнице номарха. Ануна подозревала, что карликов исподтишка настраивал против нее Ути. После смерти Дакомона слуга не сказал ей ни слова. Похоже, он стал делить постель с Бутакой, который пытался сделать из него грабителя, но, кажется, безуспешно.

Испортив немало глины, гончары наконец-то смогли слепить пустотелые подобия мумий — не слишком тяжелые и не слишком хрупкие. Повязки тоже были готовы. Ануна научила грабителей обматывать фигуры из красной глины. Внутрь мумий поместили все необходимое: веревки, кайла, различные инструменты, светильники с запасом масла, а также воду и пищу. Все это было завернуто в паклю и завязано, чтобы избежать малейшего шума, когда жрецы начнут передвигать саркофаги.

Все ждали прибытия погребальной процессии, чтобы приблизиться к похоронному каравану и незаметно подсунуть фальшивые гробы в багаж фараона.

— Сделать это надо будет очень быстро, — повторял Нетуб. — Заподозри охрана что-нибудь, и мы пропали.

Решено было смешаться с толпой плакальщиц, вымазав лица илом и разорвав на себе одежды в знак траура. Громкие причитания отвлекут внимание солдат, которые с трудом их переносили.

День, которого все с нетерпением ждали, неуклонно приближался.

— Через два дня жрецы погрузят саркофаги на похоронное судно и спустятся по Нилу до пирамиды, — объявил однажды вечером Нетуб. — Там-то мы и будем их ожидать.


21


Никогда в жизни верховный жрец бога Амона Мене-Птах не чувствовал себя так скверно. Ему впервые приходилось хоронить живого человека, и от этого ему было не по себе.

Тем же утром, на рассвете, он в строжайшей тайне приступил к обмотке тела Анахотепа, чтобы ни у кого не возникло подозрения, что он занимается подменой трупов. Старик, на два месяца спрятанный в стенах храма, вытянулся на столе в очистительной часовне уабет и предоставил свое тощее тело опытным рукам бальзамировщиков. Его убеждение не поколебалось, он упорствовал в том, что мертв и уже готов к путешествию на Запад. Перспектива быть похороненным заживо не пугала его. Он лишь спешил поскорее вернуться к себе и выказывал явные признаки нетерпения, к которому примешивалось раздражение.

Мене-Птах более чем когда-либо был убежден, что видит перед собой Анахотепа собственной персоной. Если раньше у него и были сомнения, то десяти недель, проведенных со стариком, оказалось достаточно, чтобы их развеять. Правда, он не был до конца уверен в факте смерти потерявшего память номарха, однако, не имея возможности пойти против воли Анахотепа, с горечью в душе решил не противиться и отдаться на волю богов.

Не скрывая ужаса, он помог живой мумии лечь на дно саркофага. Все тело номарха было обмотано льняными полосками, так что свободными оставались только глаза. Вопреки обычаю, вставленные один в другой гробы и картонные прокладки не были расписаны. Так пожелал «живой» Анахотеп, не выносивший запаха красителей, используемых рисовальщиками. Мене-Птаха пугала эта девственная белизна. Стены гробницы также были голы, на них не описывались качества Анахотепа, не перечислялись его славные деяния. Подобная обнаженность граничила с ересью. Что же до богов-покровителей, то номарх пожелал, чтобы их высекли из грубого, опять же нераскрашенного камня.

— Можно было бы сделать рельефы на стенах, — осмелился возразить главный жрец. — В этом случае ты, господин, не будешь страдать от запаха краски, а вся история твоего царствования будет высечена в камне.

Анахотеп ни о чем не хотел слышать. Ни о раскрашивании, ни о скульптурах. Он упрямо желал быть похороненным в склепе без всяких украшений, словно его земное прошлое не имело для него никакого значения.

Страх не оставлял Мене-Птаха. Ему вдруг вспоминались ходившие по дворцу слухи об одном номархе, безумце, решившем воевать с самими богами, который для завоевания полей Иалу увел с собой целую армию молодых солдат, убитых и мумифицированных по его приказу. Были в истории Египта и другие фараоны-еретики, например, умственно отсталый Ахенатон, который имел наглость придумать нового бога! Но ни один жрец не мог похвастаться участием в подобном бесчестном поступке, и Мене-Птах начал опасаться, что если Анахотеп, едва ступив в загробный мир, внесет смятение в спокойное существование теней, на его голову неминуемо падет гнев богов, которым он верно служил много лет.

Что, если все это обернется против него? Коль уж Анахотеп уходил, безразличный к мнению о нем людей, то не с целью ли начать жизнь в потустороннем мире и вновь установить там царство тирании, прерванное на этом свете?

— Поскорее заканчивайте церемонию, — глухо проворчал вдруг старик из глубины своего саркофага, — я уже прошел через нее, раз я мертв. Судьи Аменти ждут меня. Боюсь, они потеряют терпение…

Мене-Птах поклонился. Два месяца он безропотно сносил капризы старика, никак не показывая своего раздражения. Пока останки Томака продолжали очищаться в натроновой ванне, Анахотепа поселили в комнате без окон. Там он пожелал спать голым в базальтовой нише, некоем подобии вместилища для его саркофага. У ног его становился на колени жрец, зачитывавший полный перечень драгоценностей, животных и слуг, входящих в погребальный багаж фараона. Это перечисление приходилось начинать по нескольку раз в день, поскольку номарх, потерявший память, быстро забывал все, что ему говорили.

Так он и оставался в темноте все время, пока шла подготовка останков Томака. Он соглашался съесть лишь кусочек хлеба и выпивал немного свежей воды. Пища для него потеряла вкус и запах. К этому добавилась легкая глухота, вынуждавшая собеседников неоднократно повторять свои слова либо кричать их ему в ухо.

— Это потому, что я уже на другом берегу реки вечности, — заявлял он. — Ваши голоса доходят до меня издалека… Вы очень далеки от меня.

И тем не менее, несмотря на всю антипатию к Анахотепу, Мене-Птаху претило хоронить его живым. Увы, отказываться уже было слишком поздно. Лишний скандал ему ни к чему. Поэтому Мене-Птах решился на закрытие крышки саркофага, произнеся при этом ритуальные слова:

— О Нут, богиня ночи! Ты раскрылась, чтобы произвести на свет Осириса, моего Божественного Отца. У Гора крылья сильнее, чем у царского сокола. Гор сидит у изголовья моего ложа и стережет мой последний вздох. Смотри, вот он летит к тебе, неся мою душу…

А присутствующие отвечали:

— Я и вправду чист. Чисты слова, выходящие из моих уст. Мои добродетели и совершенства многочисленны, как волны в море.

Все было готово. Снаружи, на паперти храма, толпились молчаливые люди. Мене-Птах опасался, что среди них не найдется никого по-настоящему скорбящего по номарху. Панахемеб предусмотрел это и приказал не скупиться и пригласить побольше плакальщиц, которые все заглушат своими причитаниями. За саркофагом должна была следовать процессия слуг, несущих погребальное имущество Анахотепа: мумии лошадей, колесницы, мебель, отделанные золотом и драгоценными камнями. Верховного жреца Амона беспокоила чернь, видевшая отправление в загробный мир рабов и солдат — мужчин и женщин, украденных и мумифицированных по велению номарха. Могло произойти что угодно — взрыв ярости, нападение на останки, разграбление сокровищ. Демонстрация всех этих богатств, которые будут замурованы в пирамиде, в то время как жители голодали, могла произвести смятение в умах.

Мене-Птах знаком велел слугам положить саркофаг на носилки и направиться к почетной лестнице. Похороны Анахотепа начались.


С восходом солнца Ануну закрыли внутри глиняного истукана. Ослепшая и оглохшая, она слышала лишь неясные звуки, доносившиеся из мира живых. В тот момент, когда над ней опустилась крышка, девушка почувствовала стеснение в груди, и ее разом покинула вся решимость, испытываемая ею в последние недели. Она чуть было не оттолкнула крышку ладонями, чтобы вновь увидеть свет, и лишь с огромным трудом совладала с собой. Главное — не нервничать, держать себя в руках, так как воздух поступал к ней через несколько отверстий, проделанных в саркофаге из обожженной глины. Пока глиняного покойника обертывали льняными лентами, она попыталась успокоиться.

За время тренировок Ануна ясно поняла, что главной проблемой была опасность задохнуться. Нетуб сделал все, чтобы обеспечить доступ в саркофаги как можно большего количества воздуха. Но нельзя было увеличивать число отверстий, не возбудив подозрений, поэтому вентиляция оставалась слабым местом.

Ко всему прочему Ануну на какое-то мгновение охватила паника, когда она, беспомощная, лежала в уже закрытом саркофаге. Дело в том, что как раз перед наложением крышки она заметила Ути, подходившего к козлам, на которых лежали мнимые трупы, приготовленные к обмотке. Для чего явился сюда бывший слуга Дакомона? Уж конечно, не для того, чтобы пожелать ей удачи! Она едва не позвала на помощь, не крикнула Нетубу, чтобы он убрал слугу, потому что еще слишком свежо было в памяти совершенное на нее покушение. Если Ути вздумается повторить его, вдув перец в одно из отверстий, она потеряет нюх и будет неспособна идти по следу неощутимых духов в лабиринте пирамиды. Когда Ути бросил ей в тот раз перец в лицо, она потратила много дней на восстановление обоняния; сегодня же у нее не будет такой возможности, так как если их пребывание в гробнице затянется, все они умрут — если не от жажды, то от удушья…

К счастью, слуга ничего не попытался сделать, и Ануна со странным облегчением увидела пересекающиеся на отверстиях ленты.

Последний взгляд Ануны предназначался Нетубу. Ей очень хотелось, чтобы он поцеловал ее, ободряюще потрепал по щеке, но глупо было ждать таких нежностей от главаря грабителей, к тому же рядом находились его люди. Прошедшей ночью они не стали заниматься любовью, так как молодой человек опасался обессилеть после таких активных действий. «Никогда не надо заниматься этим перед боем, — пробормотал он, — это наилучший способ избежать смерти на следующий день». Любовники провели ночь каждый в своей палатке. Ануна долго не могла уснуть, прислушиваясь к хлопанью полога и завыванию ветра в пустыне.


Итак, Ануна уже несколько часов ждала, вытянувшись в темном нутре глиняного футляра; липкий пот покрывал ее тело, а горло пересохло от жажды. У нее был небольшой бурдючок с водой, но она не осмелилась воспользоваться им, боясь, что появится неудержимое желание помочиться. Она решила терпеливо сносить неудобства, но вздрагивала всякий раз, как люди Нетуба поднимали и переставляли саркофаг. Отрезанная от внешнего мира, она вынуждена была смириться с этой бездеятельностью, с незнанием того, что происходит снаружи. При каждом новом толчке она ожидала, что крышка саркофага отскочит и обман раскроется. Напрягая слух, она силилась уловить какие-либо конкретные звуки, но безуспешно. До нее доходил только гул непонятных голосов. Ко всему прочему она боялась, что, когда фальшивую мумию поставят, она потеряет равновесие и упадет прямо в руки жреца. Инстинктивно она цеплялась за внутренние неровности глиняной фигуры, будто эти слабые точки опоры могли спасти ее от падения. Шум собственного дыхания, усиленный глиняной оболочкой, казался ей очень громким, но у нее было так мало воздуха, что она не могла прекратить дышать, не рискуя упасть в обморок.

Когда саркофаг переносили в тень, она страдала меньше, но когда его выставляли на солнце, жара внутри мумии становилась непереносимой и Ануне вдруг начинало казаться, что у нее останавливается сердце.

Иногда саркофаг передвигали, и девушка пробовала мысленно проследить за его перемещением. Нетуб объяснил ей, что банда будет постепенно приближаться к похоронному каравану, дожидаясь возможности подменить фальшивыми саркофагами настоящие — с мумиями слуг номарха. Делать все нужно было очень быстро. Им помогал один из дворцовых слуг, которому прилично заплатили, считавший, что лишние саркофаги наполнены заговоренными предметами, предназначенными для того, чтобы осложнить существование Анахотепа в загробном мире. Впрочем, его чаще других били палками по приказу номарха, поэтому он охотно взялся помочь им, чтобы хоть немного отомстить, подсунув ему эти «амулеты».

После продолжительного лежания в тени грабители неожиданно резко подняли саркофаг, и девушка поняла, что сейчас осуществится столь долго ожидаемая подмена. Она уперлась руками в стенки, молясь, чтобы от сильных толчков мумия не треснула. Хватило бы одной трещины, чтобы глина начала крошиться. Если хрупкая скорлупа развалится, льняные ленты не смогут удержать обломки и мумия разлетится, как только жрецы подхватят ее, чтобы удержать.

Целую вечность Ануна пребывала в каком-то хаосе. Ее встряхивали с такой силой, что саркофаг, казалось, вот-вот полетит в пропасть с вершины скалы.

Снаружи толпа оставалась удивительно безмолвной, и только фальшивые причитания плакальщиц наполняли воздух стонами, не находящими у народа поддержки. Неподдельный страх охватил Ануну. Что произойдет, если чернь вдруг взбунтуется? Если люди, столпившиеся по обе стороны кортежа, вдруг решат, что эти пышные похороны оскорбительны для них, нищих?

«Они могут прорвать оцепление, — подумала она, — завладеть имуществом Анахотепа и выбросить в реку…»

То, что процессия уже приблизилась к Нилу, она поняла по специфическому запаху ила, ударившему ей в нос. Если разъяренные феллахи схватят ее саркофаг и бросят в илистые воды, она утонет. Глиняный фоб сразу же пойдет ко дну, она даже не успеет разрезать ленту, удерживающую створки ее раковины… вода ворвется в легкие…

От страха она задышала глубже. Все было возможно, ибо слишком уж сильна была ненависть, внушаемая Анахотепом своим подданным. И теперь, когда он был мертв и страх наказания стал постепенно исчезать, ими могло овладеть кощунственное желание. Каждый захотел бы осквернить его тело, запретив ему доступ в потусторонний мир, обречь его на скитания в преддверии рая, где горько сетуют непогребенные или те, чьи мумии изуродованы.

Запах реки становился все сильнее. Ануне показалось, что она слышит всплески воды. Сейчас на похоронные барки погрузят сокровища, и они поплывут до пристани у входа в пирамиду. Ее мысли подтвердила внезапная бортовая качка. Плохо закрепленный саркофаг пополз по палубе. Ануна закусила губу, сдерживая крик, но ее ногти скребли твердую глину мумии. Неужели ей позволят свалиться за борт? И неужели никто не видит, что она сейчас полетит в пустоту?

Похоронные барки, как всегда, были перегружены, и жрецам с трудом удавалось закрепить багаж покойного. Случалось, что во время перевозки терялась кое-какая мебель, сундуки или мумии животных, так как легкие парусные лодки были плохо управляемы, а египтяне не очень-то разбирались в хитростях судоходства.

Саркофаг Ануны поймали у самого края борта и поставили рядом с другими. По сотрясавшим его глухим ударам девушка предположила, что мумии кладут друг на друга. Воздуха внутри стало больше, и теперь она могла дышать открытым ртом, чтобы избавиться от тяжести, сжимавшей грудь. Она была вся в поту, а удары сердца молоточками отдавались у нее в висках.

«Я сейчас умру, — с ужасом подумала она. — Я задохнусь, прежде чем доберемся до пристани…»

Барки были уже на середине реки. В воздух поднимались монотонные молитвенные песнопения жрецов, но люди, столпившиеся на обоих берегах, не вторили им. Медленное продвижение священных лодок символизировало путешествие мертвого к Западу на лодке Осириса. Но вот судна причалили к пристани, началась разгрузка. Сперва с большой торжественностью была вынесена мумия номарха, которую со всеми почестями опустят внутрь пирамиды, потом — различные вещи для его нового жилища: предметы мебели, одежда, пища, драгоценности, а также слуги и солдаты.

Это нескончаемое шествие загробных спутников производило на зрителей тягостное впечатление. Они привыкли видеть груды деревянных фигурок, символически призванных служить господину в загробном мире и освобождать его от недостойных его обязанностей, здесь же было нагромождение саркофагов с настоящими мумиями. Это казалось по меньшей мере необычным. Как ни усердствовали жрецы, повторяя, что речь идет о верных слугах, отборных солдатах, любимых наложницах, умерших добровольно, чтобы сопровождать номарха в потусторонний мир, им не верили… Подобные самоубийства случались, но они были редки, а в данном случае представлялись совершенно неправдоподобными. Почему-то не верилось, что кто-то мог настолько почитать этого злого старика, чтобы оборвать свою жизнь с намерением последовать за ним в поля Иалу! Нет, все подозревали, что это был какой-то ужасный план, выполненный при содействии жрецов, и вспоминали необъяснимую эпидемию исчезновения людей, охватившую провинцию в последние месяцы.


Ануна задыхалась. Ей казалось, что из ее тонкого, почти обнаженного тела вытекали литры пота. Дышать было трудно, после каждого глотка влажного и горячего воздуха, заполнявшего саркофаг, казалось, что легкие вот-вот разорвутся.

— Теперь я восстанавливаю твое тело и закрепляю твои кости, — пели жрецы. — Я заботливо собрал твои члены, разбросанные по земле во всех частях света. Все члены твоего Божественного Тела подобраны, я тщательно охраняю их.

Когда лодка наконец причалила к пристани, Ануна почувствовала подозрительное шевеление на правом бедре. Это было похоже… на прикосновение лапок насекомого, неуверенно продвигавшегося вперед, исследуя новую территорию. Она напряглась, уверенная, что в полой статуе вместе с ней находилось что-то живое — паук или… скорпион. Девушка с трудом сдерживала крик. Она могла бы поклясться богами, что это он! Скорпион… Один из маленьких песчаных скорпионов, которого Ути незаметно подбросил внутрь саркофага, когда его закрывали.

«Недаром я не доверяла ему, — подумала Ануна. — Я знала, что он не откажется от мести. Он просто выжидал удобного момента, вот и все».

Она заставила себя не шевелиться, несмотря на ужас, который вызывало в ней передвижение ядовитого насекомого по ее телу. Шевелиться нельзя ни в коем случае. Существовало много видов скорпионов, укус которых мог вызвать горячку либо убить за несколько часов. Не зная, кто по ней ползет, нечего было и пытаться раздавить его.

Страшное насекомое перемещалось взад-вперед, спускалось вниз, поворачивало, залезало повыше. Сотрясения саркофага заставляли его застыть на месте — наверняка с выпущенным жалом, — потому что оно пока не знало, кого ужалить, но поджидало свою жертву. Лапки насекомого уже бегали по животу и грудям Ануны, и девушка с трудом терпела их щекотание.

Усилием воли Ануна заставила себя сосредоточиться на носильщиках, которые то останавливались, то возобновляли движение. Скорпион прополз по ее левой руке, взобрался на плечо и замер во впадинке ключицы, чтобы утолить жажду скопившимся в ней потом. Он не делал ей ничего плохого, но и того, что он там находился, было достаточно. Она закрыла глаза и рот, так как была уверена, что он не замедлит заползти ей на лицо. Самым опасным местом были волосы. Если он запутается во вьющихся волосах, то может потерять терпение, начнет метаться и ужалит наугад, впрыснув порцию яда прямо в висок своей жертвы.

Ануна спросила себя, сколько времени она сможет вытерпеть, прежде чем сойдет с ума. С закрытым ртом дышать ей стало намного труднее.

Правой рукой она пошарила между ног, нащупывая корпию, положенную туда на тот случай, если девушка не сможет удержаться и помочится. Сможет ли она быстро схватить насекомое до того, как оно начнет действовать?

Когда она ухватила пальцами нитяной тампон, саркофаг еще раз подняли, спустили с палубы и понесли ко входу в пирамиду. Колебаний ящика оказалось достаточно, чтобы насекомое изменило направление движения, и теперь оно уже взбиралось по ее подбородку. Затем девушка почувствовала, как насекомое проследовало в обратном направлении: скатилось по животу к ногам и замерло на правой ступне. И уже там, раздраженное падением, оно выпустило жало и укололо ее в щиколотку.

«Вот и конец, — подумала Ануна, извиваясь от боли. — Ути выиграл».


Верховный жрец Мене-Птах стоял у спуска в символические могилы, куда предстояло поместить барки из сандалового дерева, которые позволят покойному предпринять путешествие в новые земли. Ради такого случая он обрил все тело и обулся в сандалии из белой кожи. С плеча его свисала шкура леопарда, а в руке он держал большой посох Ра. Он с опаской смотрел на приближающийся к нему саркофаг Анахотепа, который несли шесть жрецов в белых набедренных повязках. Солнце, отражавшееся от известковой дорожки, больно слепило глаза. А белая пирамида позади сверкала так, будто решила лишить зрения всех присутствующих на похоронах номарха. Блеск этот был непереносим и вызывал раздражение. Верхушка пирамиды, покрытая золотом, сверкала еще сильнее, и можно было подумать, что она вот-вот расплавится и золотые слезы польются по всем четырем граням сооружения. Мене-Птах начинал подумывать, не есть ли это проявление гнева Ра. Не рассердился ли высший бог из-за этих еретических похорон, когда хоронили живого, считавшего себя умершим, и мертвого, личность которого не была установлена?

Он поднял глаза к небу и, прищурясь, посмотрел на солнце.

«Мы сгорим заживо, — подумал он. — Солнце испепелит нас прежде, чем процессия подойдет ко входу в гробницу…»

Он покачнулся, представив себе человеческий пепел, подхваченный ветром и унесенный в пустыню, где он перемешается с песком. От запаха благовоний его затошнило, и он крепче вцепился в свой парадный посох, чтобы не упасть; колени его подгибались.

— Поистине, ты — Гор, сын богов, — монотонно гнусавили жрецы. — Осирис породил тебя, Пта создал тебя, и ты вышел из чрева Нут. Ты, светлейший, подобный Ра, который сияет на горизонте…

Слуги положили саркофаг Анахотепа на землю, сняли с него крышку и медленно приподняли за один конец, чтобы мумия стояла вертикально, как при жизни. Начался обряд открытия рта. Мене-Птах взял маленькое позолоченное тесло, поданное ему на подушечке. Прикосновение этого скромного орудия труда возвращало покойнику пять чувств, необходимых ему в загробном мире. Мене-Птах подумал было, что этот обряд излечит номарха от недугов, на которые он не переставал жаловаться, находясь в храме, а именно от потери вкуса и обоняния.

— Смотри! — приказал верховный жрец, поднимая тесло к лицу номарха, закрытому маской из чистого золота. — Это глаз Гора открывается перед тобой. Прими его как подарок. Он тебя накормит, он тебя поддержит. О, бедные земледельцы на полях Иалу, соберитесь с силами. Очистите ваши небесные тела, примите глаз Гора…

Молитва была слишком длинной, и Мене-Птах, впервые с тех пор, как начал исполнять обязанности верховного жреца, почувствовал, что у него пересохло во рту. Он читал механически, уже не понимая, что говорит. Он боялся какого-либо безумного поступка, внезапного и непонятного каприза Анахотепа. А вдруг тому захочется сорвать с себя маску и выйти из саркофага? Или он вдруг начнет двигаться, посчитав обряд слишком скучным?

Мене-Птах дрожал при мысли о возможном скандале, который погубит его репутацию. Чем больше он всматривался в «мумию» номарха, тем больше ему казалось, что она шевелится. Сейчас это заметят все… Солдаты, толпа… Через мгновение раздастся крик ужаса…

Верховный жрец мысленно отсчитывал стихи погребальной молитвы, спеша поскорее добраться до ее конца. Он вдруг сообразил, что бормочет невнятно и быстро и слуги кидают на него недоуменные взгляды, однако понадеялся, что его странное поведение припишут волнению. Было очень жарко, и он ждал, что у Анахотепа вот-вот подогнутся колени и он в обмороке рухнет к его ногам… или же попросит воды плаксивым голосом, слышным на другом конце наклонной эстакады.

Наконец саркофаг опустили на землю и накрыли крышкой. Однако нервы Мене-Птаха настолько расшатались, что, когда он совершал такой же обряд над другими мумиями, ему казалось, что он слышит их дыхание, стоны и даже видит, как они дергаются под льняными лентами. Некоторые из них показались ему настолько похожими на живых, что он чуть было не убежал, посчитав, что сходит с ума. И все же он решил сохранять спокойствие и не поддаваться галлюцинациям.

В себя он пришел только внутри пирамиды, когда потребовалось возглавить похоронную процессию, следуя по красной ленте, уложенной на земле, чтобы указывать путь. Анахотеп предупреждал: нельзя отходить от ленты больше чем на три шага, если не хочешь попасть в ловушку, которыми начинен лабиринт. Процессия углубилась в гробницу, следуя извилистым путем к погребальной камере, где находилась базальтовая ниша, в которую вставят саркофаг Анахотепа.

Мысль о ловушках угнетающе действовала на присутствующих. Они продвигались, стараясь идти след в след по красной ленте, словно канатоходцы над пропастью. Все желали побыстрее вырваться из этого мрачного места, где на каждом шагу их подстерегала смерть. Но процессия была нескончаемой, так как следовало еще перенести и багаж усопшего. Предметы мебели и мумии слуг были сложены кучей, кое-как. С каждой минутой страх, охвативший жрецов, все возрастал. Движения их стали беспорядочными, и они постоянно сталкивались друг с другом. Все видели только одно: красную ленту — линию, с которой не следовало сходить под страхом смерти.

Достаточно было пустяка, чтобы возникла паника: сухой щелчок, глухой стук. И тогда все, толпясь, бросились бы к выходу и не колеблясь топтали бы тех, кто имел несчастье упасть. Мене-Птах чувствовал это. Лабиринт представлялся ему гранитной крепостью, где под каждой плитой затаилась смерть, готовая схватить его в любой момент. Никто точно не знал, что собой представляли ловушки, расставленные Анахотепом, потому что тайна их ревниво оберегалась. Уверены были только в одном: их не было в погребальной камере, что позволяло без опаски складывать там личные вещи покойного. Глядя на беспорядочное нагромождение саркофагов, никто уже не знал, куда складывать всех этих воинов, рабов и лошадей, доставленных сюда согласно предсмертной воле номарха. Вся эта загробная армия угрожала погрести под собой саркофаг самого хозяина пирамиды. Жрецы толкались в полумраке, и каждый торопился отделаться от своей ноши, чтобы поскорее увидеть солнце. Шкатулки, наполненные драгоценными камнями, опрокинулись, большие глиняные кувшины с золотыми слитками разбились. Камни сверкающим дождем падали на гранитные плиты, и сандалии носильщиков топтали их, словно простые камушки. Было только одно желание: увидеть, как наконец-то опускаются каменные блоки, чтобы навсегда закрыть вход в гробницу.

Мене-Птах дал сигнал к отходу. Он шел последним, наматывая на свой церемониальный посох красную ленту. Теперь не оставалось никаких меток, позволяющих ориентироваться в оборонительном лабиринте, которым окружил себя номарх.

От жгучего солнца верховный жрец почувствовал большое облегчение и усталым голосом произнес:

— Опускайте блоки.

Тотчас рабочие начали раскачивать подпорки, которые удерживали глыбы, предназначавшиеся для замуровывания коридора. Послышался глухой звук ударов камня о камень, что-то вроде подземной лавины, будто гора обрушилась снаружи. Упавшие блоки подняли тучу пыли, хлестнувшей по лицам находившихся рядом людей.

Вскоре установилась тишина: гробница была замурована. Жрецы затянули молитвенное песнопение:

— «Вот Гор уселся на свой трон. О Ра, пусть дни моей жизни идут безмятежно по бесконечной дороге блаженства…»

Но их голосам, заглушаемым песчаным ветром, не удавалось подняться к солнцу.


22


У Ануны началась лихорадка. С тех пор как яд скорпиона проник в ее кровь, все ее тело горело. Она смутно помнила, что непроизвольно раздавила насекомое пяткой, а потом… А потом сознание ее словно окутал густой туман. Ей грезилось, что она звала на помощь, стучала кулачками по крышке своей раковины. Так ли это было на самом деле? Она не знала. Нет, наверное, потому что никто не дотронулся до саркофага, не открыл его… Или она (к счастью!) делала это позже, когда жрецы уже покинули пирамиду? Выживет ли она? Какой именно скорпион ее укусил?

Она прислушалась, сквозь гулкий стук крови в висках пытаясь уловить какие-либо звуки снаружи. Ей показалось, что вокруг нее царила необыкновенная тишина.

«Я в погребальной камере, — подумала она. — Меня замуровали заживо в пирамиде Анахотепа».

Она нащупала нож, которым должна разрезать ленты, удерживавшие обе половинки глиняной статуи. Начиная с этого момента ей придется все делать вслепую: у нее не было возможности зажечь маленький светильник, находившийся где-то в ногах.

Хотелось пить, не хватало воздуха. Стараясь не поранить пальцы острым лезвием, она принялась разрезать льняные полоски. От движений ножа лишь скрежетал металл. Щель была узкой, работу усложняли затвердевшие шероховатые края. К тому же Ануна боялась, как бы лезвие не сломалось или не погнулось. Льняные полосы поддавались легко, но порой они собирались в эластичную массу, тогда каждую из них приходилось резать отдельно. Усилия быстро утомили ее. От горячки началась тошнота. Наконец ей удалось сдвинуть с места верхнюю часть фальшивой мумии. Оставалось лишь оттолкнуть крышку саркофага, чтобы обрести свободу. Непроницаемый мрак пробкой вошел в горло. Задыхаясь, она ладонями уперлась в крышку, но та не пошевельнулась. Что-то очень тяжелое давило на нее сверху. Должно быть, другой саркофаг…

До Ануны дошло, что жрецы, спеша поскорее выбраться из пирамиды, напичканной ловушками, и не имея достаточного места, сложили саркофаги навалом, вместо того чтобы расставить их вдоль стен, как это обычно делается. Неожиданно она оказалась пленницей гробов, сдвинуть которые у нее не было сил. Усиленная лихорадкой паника заставила ее издать сдавленный крик. Где карлики? Пигмеи… Их тоже завалили саркофагами? В таком случае все они погибли. Ни один из них не сможет освободиться. Нетуб этого не предвидел. Торопящиеся жрецы… Скомканная церемония… Какая насмешка судьбы! Грабители погребений — жертвы своей собственной стратегии! Боги, наверное, хохочут до слез. Ануна ударила в крышку кулаком и ногой. Безрезультатно. Глухой звук подтвердил ее опасения: ее саркофаг лежал под кучей других. У пигмеев, если допустить, что кому-то из них удалось выбраться, не хватит сил разобрать все ящики, которые, может быть, высились до самого потолка склепа.

С трудом переводя дух, растирая онемевшие кулаки, Ануна перестала стучать и еще раз прислушалась. До нее донеслись слабые звуки: царапанье, голоса. Некоторым пигмеям все же удалось вылезти из зловещих коробов, они придут на помощь…

Она окликнула их, забарабанила по крышке, давая о себе знать, но в ответ услышала только приглушенный смех. Эти паршивые карлики прекрасно поняли, что она в западне, но ни один из них не поспешил ей помочь. Они все еще питали к ней отвращение, они никогда не признавали ее авторитет, потому что она была женщиной, а они принадлежали к племени, где женщины ценились еще меньше, чем козы. Они, несомненно, воображали, что смогут найти дорогу в лабиринте без нее. Глупцы! Из-за их безрассудства стены придут в движение; и тогда уж лабиринт постоянно будет менять свою форму.

Она кричала, ругала их, приказывала им помочь ей, но они продолжали смеяться, обмениваясь шутками на своем языке. Они смеялись над ней.

Ануна тяжело дышала. От лихорадки, вызванной ядом, у нее стучали зубы. Она подождала, пока сердце перестанет колотиться, и поменяла стратегию. Если уж ей не под силу поднять крышку, то, может быть, удастся проломить боковую часть саркофага? Ведь она деревянная и довольно тонкая. Нескольких ударов ногой, наверное, хватит… Она перевернулась на бок, повыше подняла правое колено и сильно ударила ногой прямо перед собой. Почувствовала, как треснула деревянная стенка. Ануна упорно продолжала бить по ней, расширяя отверстие, через которое смогла бы выскользнуть наружу. Занозы вонзались ей в лодыжку, но она не чувствовала боли. Снаружи ей виделся желтый мерцающий свет. Пигмеи зажгли масляную лампу. Запах горелого жира заглушил все остальные. Надо было заставить их срочно погасить светильник, пока вонь от просаленного фитиля не заполнила всю гробницу, сделав невозможным отыскание пути по запаху. Ануна проскользнула в расширенное отверстие. Острые края разбитых досок сильно оцарапали ей бока. Очутившись на свободе, она убедилась, что не ошиблась: на ее саркофаг была навалена куча других. Под их весом могла продавиться крышка, и тогда уж она наверняка бы погибла.

Она поползла по гранитным плитам; от их прохлады стало легче, но голова все еще кружилась. Ее потные ладони оставляли темные пятна на сухом камне. Маленький светильник, наполненный бараньим салом, тускло освещал погребальную камеру, и Ануна вначале различила лишь хаотическое нагромождение вещей, кое-как брошенной мебели, среди которой ползали карлики. Они лишь насмешливо взглянули на нее и продолжили свою работу, собирая в джутовые мешки все драгоценности, которые могли найти. Некоторые ножами выковыривали глаза статуй, сделанные из драгоценных камней, другие тщательно соскребали пластинки из чистого золота, прикрепленные к сундукам или колесницам. Эта работа поднимала в и без того густой воздух золотистую пыль, которая оседала на потных телах грабителей, отчего они светились в полумраке. Ануна попросила у них немного воды, но они сделали вид, что не слышат. Она дрожала от холода, в то время как по венам ее тек огонь. Ей хотелось свернуться в клубок и забыть обо всем. Она прислонилась спиной к стене. Гробница не была расписана. Несколько иероглифов, обрядовых фигурок были высечены в грубом камне и не покрыты красками. Статуи богов казались удивительно белыми во мраке гробницы. Ануна вспомнила, что Анахотеп испытывал ужас перед красками из-за исходивших от них естественных запахов и уверял, что не переносит их.


«Где же духи? — спросила она себя. — Знаменитые духи без запаха… Ты их чувствуешь?»

Она стиснула челюсти, чтобы не стучали зубы. Какой-то необъяснимый страх прижимал ее к гранитной стене. Вверху, в пустыне, все казалось более-менее простым. Она даже нашла в себе силы вновь составить таинственный аромат, следуя стихам, но теперь…

Теперь ее окружал рой различных запахов, и сильнее всего пах гранит, сухой, шероховатый… Этот запах вызывал жажду. Запах стены, напоенной солнцем, как ни парадоксально было это ощущение здесь, в сердце тьмы. Она закрыла глаза и откинула голову, чтобы уловить аромат, созданный Дакомоном. Благодаря различным смесям, составленным после смерти архитектора, она рассчитывала найти возможность выделить его среди других запахов. Главное — суметь абстрагироваться от наиболее резких запахов. Запаха пигмеев, например, которых Нетубу не удалось уговорить помыться, несмотря на неоднократные просьбы Ануны. Девушка знала, что затхлый запах жирового выпота, распространяемый карликами-танцорами, будет мешать ей на месте работы. И сейчас она убедилась, насколько обоснованными были ее опасения. Имелись здесь и другие источники запахов: золото, битум, натрон, кедр, медь… тысяча дурно пахнущих вещей, неразличимых для обычного обоняния. И эти запахи облепляли ее лицо, словно рой ос, который нечаянно задели ногой. Здесь, в темной гробнице, все гудело, жужжало, вибрировало, словно множество невидимых насекомых, проникших в ее ноздри. Она даже — наверняка со стороны это выглядело нелепо — махнула рукой, чтобы прогнать их, как отмахиваются от надоедливой мошкары. И тут поняла, что от жара совсем лишилась рассудка. Но где же скрывался желанный запах? Единственный, который необходимо было как можно быстрее уловить? Где? Она вбирала в себя воздух частыми вдохами, но не чувствовала ничего, кроме вони от горячего жира, поднимающегося от светильника… или пота пигмеев, копошащихся среди разбросанных богатств. «Ути, возможно, был прав, — вдруг подумала она. — У меня нет таланта Дакомона. А я вообразила себе невесть что. Мой нос не такой уж чувствительный… Секретный аромат очень легкий, я не смогу его учуять. Я, как собака, буду принюхиваться часами, но он останется для меня неуловим».

Грубые запахи… Да, она станет заложницей грубых запахов и приведет всех к смерти. И это будет карой за то, что она посчитала себя более сильной, чем была на самом деле. Она станет кружить по лабиринту, а подвижные стены, перестраиваясь до бесконечности, будут исполнять вокруг нее танец смерти.

«Не теряй самообладания, — повторяла она себе. — Не поддавайся ни панике, ни горячке. Непахучие духи есть, они где-то там, среди толпы запахов. Ищи».

Она вдруг сообразила, что не все пигмеи на месте. Она насчитала шестерых; значит, двоих не хватало. По ударам, доносившимся из глубины кучи, она поняла, что два танцора все еще оставались в своих саркофагах. Очевидно, их товарищи не очень спешили их освободить. Ануна приблизилась к карликам, чтобы привлечь их внимание; они нетерпеливо отмахнулись от нее, занятые наполнением мешков жемчужинами и аметистами. Один из них даже пригрозил ей оружием. «Ну и твари!» — отходя, подумала девушка. Пошатываясь, она подошла к порогу погребальной камеры, туда, где начинался лабиринт. Нехватка света превращала коридор в необъятную черную дыру; темнота ее была очень плотной, и Ануне показалось, что она находится всего в локте от черной стены. Ей чудилось, что стоит протянуть руку, и кончиками пальцев можно будет коснуться этой холодной, твердой поверхности. Там, в извилистых коридорах, обитала смерть. Она подкарауливала их, притаившись под плитами, которых достаточно было коснуться ногой, чтобы начался танец подвижных стен. Позади раздался скрежет, и Ануна подпрыгнула от неожиданности. Повернувшись, она увидела пигмеев, упирающихся в каменную плиту, закрывающую базальтовую нишу с саркофагом фараона. Девушка не могла сдержать трепета. Привыкнув общаться с мертвыми, она впервые присутствовала при разграблении царского погребения. Она невольно отшатнулась и чуть было не очутилась в темном коридоре, но в последний момент сумела ухватиться за гранитные косяки проема. Не обнаружив таинственного запаха, она не должна была входить в коридор из опасения вызвать наихудшую из катастроф.

Карликам удалось сдвинуть плиту, упавшую на пол с глухим стуком, эхо от которого покатилось по лабиринту. Ануна прикусила губу, подумав, что шум этот, возможно, услышали снаружи, в том мире живых, куда ей вдруг показалось невозможным попасть, как и в чрево богини Нут — иначе говоря, в небесный свод. Пигмеи примостились на краях ниши, чтобы поднять крышку саркофага. Девушка знала, что им было нужно: золотая маска, прикрывающая лицо мумии, нагрудник, а также амулеты, скрытые под льняными лентами. Эти вещи, отлитые из самого чистого золота, ценились очень высоко. Толщиной они были с ладонь земледельца из долины Нила. Амулеты падали на дно мешков с мягким, приглушенным стуком, будто камни на сырую землю.

Когда же пигмеи стали поднимать большую погребальную маску, инкрустированную ляпис-лазурью, мумия Анахотепа приподнялась…

Карлики с крысиным писком шлепнулись на пол, выпустив свою добычу. Ануна увидела, как они запрыгали, словно лягушки, и скрылись под нагромождением погребальных принадлежностей. Саму ее так сильно отбросило назад, что она больно ударилась лопатками о стену. В мерцающем свете оставленного на полу светильника мумия села в саркофаге, обмотанными руками — каждый палец оканчивался золотым конусом — ухватившись за края базальтовой ниши.

«У меня бред, — мелькнуло в голове девушки. — Это все от лихорадки… Яд скорпиона… Не надо бояться, это всего лишь галлюцинация…»

Наклонившись вперед, мумия тяжело дышала. Золотая маска, свалившаяся с лица, лежала на ее тощих бедрах. Она вдруг произнесла два слова, которые, хоть и сказанные чрезвычайно слабым голосом, странно прозвучали в тишине гробницы:

— Хочу пить…

От этого замогильного голоса карлики еще глубже забились под кучу. Ануна машинально схватила бурдючок из козлиной шкуры, висевший у нее на поясе, и приблизилась к саркофагу. Когда до мертвеца оставалось не больше шести шагов, она увидела, как блестят его глаза в перекрестье лент. Девушка повидала немало трупов в Пер-Нефере и не верила, что перед ней воскресший покойник. И хотя она не в силах была понять, что делал здесь этот человек, но тем не менее была убеждена, что он абсолютно живой. Жрецы не могли похоронить его по ошибке, у приготавливаемого к мумифицированию трупа вырезались почти все внутренние органы. Оставалось два предположения: либо этого «мертвеца» приговорили к погребению заживо, либо он сам, добровольно, выбрал себе такую страшную участь по причинам, догадаться о которых было невозможно.

— Хочу пить, — невнятно проговорила мумия голосом старика, находящегося при последнем издыхании.

Ануна подошла. Кем бы он ни был, он напоминал ей стариков, бывших когда-то ее хозяевами. Погонщиков верблюдов, которым она служила и о которых потом заботилась, как о малых детях. Она подняла бурдючок, чтобы смочить повязку, закрывавшую незнакомцу рот. Тот застонал от удовольствия. Тогда Ануна стала разрезать повязки у него на голове. Ленты были сотканы из очень прочных нитей, способных противостоять времени. Вспомнилось, как, посещая Пер-Нефер, номарх обычно требовал изготовить для него ленты, «достаточно прочные, чтобы выдержать вес слона», и называл их «своими доспехами вечности».

Наконец из разрезанных полос показалось лицо Анахотепа. Девушка застыла от изумления. Она ничего не понимала в происходящем. Будь она истинной египтянкой, то, может быть, истолковала бы это воскресение как одно из чудес Осириса, но поскольку она не была ею, то увидела в этом старике живого человека, похороненного по ошибке или с умыслом. И это был Анахотеп, в чем она уже не сомневалась, поскольку лицо воскресшего было точной копией лица номарха, которого ей не раз приходилось видеть в Доме бальзамирования, куда он приходил примерять свой саркофаг.

— Я не мертвый, — глядя на нее, прошелестел старик. — Будь я мертв, я бы не хотел пить так сильно, правда?

Он казался слабее ребенка, и это странно тронуло ее. Перед ней был не жестокий властелин, когда-то царствовавший в Сетеп-Абу, а маленький старичок, тоненькими ручонками цеплявшийся за края саркофага, отчаянно пытаясь оттянуть момент кончины.

— Я ошибся, — повторил Анахотеп, — я считал себя мертвым… и все время говорил об этом жрецам. Как я был глуп…

Его бил озноб. В льняном покрове, подчеркивающем худобу его тела и сутулую спину, он казался совсем беззащитным.

— Помоги мне выйти, — простонал он, пытаясь поймать взгляд Ануны. — Надо уйти из пирамиды, пока жрецы не замуровали гробницу.

— Слишком поздно, — ответила девушка. — Проход уже закрыт.

— Но ты-то что тут делаешь? — удивился старик. — Ты согласилась похоронить себя заживо? Ты — одна из моих жен? Ты меня так любила, что предпочла жизни смерть со мной?

— Нет, — сказала Ануна. — Мы грабители гробниц. Анахотеп широко раскрыл глаза, будто стараясь понять значение этого слова. Вид у него был отсутствующий.

— А ты, — отважилась спросить Ануна, — что ты делаешь здесь, раз ты не мертвый? По всему ному объявлено о твоей кончине. Что это за комедия?

Она не знала, что говорила. Ей казалось, что все это сон, в котором она, скромная благовонщица, разговаривает с номархом Сетеп-Абу как равная.

Старик покачал головой.

— Меня хотели отравить, — плаксиво проговорил он. — Когда я проснулся, я уже не знал, кем я был, но другой «я» умер… Я видел своими глазами… Мой двойник… Злой человек…

«Он свихнулся, — решила Ануна. — Яд, который он выпил, повредил его разум… но почему жрецы похоронили его заживо?»

Эта загадка не давала ей покоя.

Так как старик силился вылезти, она помогла ему выбраться из саркофага и встать на гранитный пол. Он едва не потерял равновесие и уцепился за нее. Он ничего не весил. Совсем ничего. Он мог бы быть привидением… или мумией, очищенной от внутренностей. Казалось, что только жесткий панцирь из лент удерживал его в вертикальном положении.

Покачиваясь, он еле стоял, и Ануна усадила его, прислонив спиной к стене.

— Я не Анахотеп, — бормотал номарх, мучимый навязчивой мыслью. — Я Томак, его двойник, его тайный заместитель… Вам нечего бояться меня. Я совсем не злой. Настоящий Анахотеп умер… Он был слишком слаб и не устоял против яда. А я — бывший рыбак с Нила, я покрепче. Здоровье у меня всегда было лучше, потому-то он меня и ненавидел… Я это чувствовал.

Девушка присела на корточки рядом, пытаясь понять слова старика, явно лишенные смысла. Крючковатая рука номарха легла на ее руку, словно ища поддержки. И это тронуло ее.

— Ты считаешь меня сумасшедшим, правда? — вопросил старик. — Ты ничего не понимаешь. Это было государственной тайной. Было два номарха: один настоящий и один фальшивый. Это все придумал Анахотеп… чтобы защитить себя от покушений.

И он стал рассказывать девушке о двойнике номарха и о том, к чему привела попытка отравления.

— Анахотеп сразу свалился, — заключил он, — но Томак устоял, потому что был здоровее своего господина. Поэтому я и уверен, что я Томак. Жрецы попытались запутать меня, но я обрел ясность ума. Если бы я был Анахотепом, я бы не выжил после яда. Анахотеп был болен, близок к агонии. Его организм не был способен вынести действие отравленного вина.

Потрясенная, Ануна слушала его. Она начинала верить тому, что говорил старик. Нетуб опять промахнулся, он был плохо информирован. Ему и в голову не могло прийти, что у номарха имелся тайный двойник, шут, которого вытаскивали из его тайного убежища, чтобы показывать на публичных церемониях.

— Я Томак, — шептал старичок с упрямством капризного ребенка. — Я не злой, я никогда никому не делал ничего плохого. Я только показывался народу в одежде фараона и с накладной бородой. Я повторял слова, которые меня заставляли заучивать, делал движения, которым обучили меня жрецы. Я был куклой, мне доставались удары ножом во время покушений на номарха. Это все. Я хотел бы выйти отсюда, вернуться в свою деревню на берегу Нила и мирно умереть там.

— А ты помнишь название деревни? — спросила Ануна.

— Нет, — признался старик. — У меня нет никаких воспоминаний. Все угасло — тело, чувства. Ничто для меня не имеет ни вкуса, ни запаха. По этой причине я долго считал себя умершим.

Еле слышным голосом он объяснил, как требовал похоронить его поскорее, чтобы получить возможность возвратиться в поля Иалу.

— Жрецы не осмеливались мне противоречить, — выдохнул он. — Они принимали меня за Анахотепа. Забавно было смотреть, как они повиновались мне, трепетали… А я хотел, чтобы меня оставили в покое. Я был уверен, что уже мертв. Ошибку свою я понял только что, когда меня начала мучить жажда. Думаю, что мои тело и разум оживают после оцепенения от яда.

— Ты голоден? — поинтересовалась Ануна.

— Нет, — прошептал старик. — Я только хочу пить… Налей мне в рот немного воды, моя красавица, а то руки мои слабы и не удержат бурдюк.

Девушка исполнила его просьбу. Старик пил с удивительной жадностью, как будто чувство жизни возвращалось к нему вместе с этой тепловатой водой, вобравшей в себя вкус козлиной шкуры.

Ануна села рядом с ним. Она чувствовала, что силы покидают ее. Кровь стучала в висках, а мозг, казалось, вот-вот взорвется. У нее не было сил осмыслить откровения этого старичка с тонкими ручками и ножками. Анахотеп? Томак? Все это было слишком сложно.

Карлики, видя, что «мумия» не собирается обрушить на них свой гнев, осторожно вылезли из своих укрытий. Они подошли к Ануне и заговорили с ней повелительным, злобным тоном, но девушка не понимала их ломаного языка и знаком показала им, чтобы они оставили ее в покое. Это их разозлило. Один из них сильно схватил ее за руку и указал на еле теплящийся огонек светильника.

— Я знаю… — устало вздохнула Ануна.

Пигмеи были правы: она задерживала их и ставила под угрозу успех операции. Запас горючего был ограничен. Когда догорит последняя капля, светильники погаснут и в гробнице воцарится вечный мрак. А в полной темноте невозможно будет отыскать вентиляционную трубу, через которую должна выбраться вся группа. «Дыра в потолке», — говорил Нетуб. Квадратная дыра размером не больше локтя, то есть расстояния от конца указательного пальца до локтевого сустава у человека среднего роста. Никто из грабителей точно не знал, где находится эта дыра. Ее надо было искать, проходя по коридорам, задрав голову и высоко подняв светильник.

Ануна качнула головой, не отрывая взгляда от дрожащего язычка пламени в маленьком глиняном светильнике. Карлик был прав, нужно идти, преодолеть неимоверную усталость, которая пригвоздила ее к полу, и вести своих сообщников по коридорам с ловушками.

Карлики торопили ее, показывая на мешки, наполненные золотыми слитками, драгоценными камнями и дорогими украшениями, которые они связали попарно, чтобы удобнее было нести. Можно было бы забрать с собой еще много других богатств, но следовало довольствоваться тем, что по силам было унести акробатам. Излишний груз мог бы сделать бегство невозможным.

Старик на все смотрел равнодушно, словно это ограбление не имело к нему никакого отношения. Он легко расстался с массивными золотыми амулетами, засунутыми между лентами, и передал их вожаку карликов.

— А где мумия Анахотепа? — спросила Ануна, пробегая глазами по саркофагам, заполнившим все пространство. Казалось, что в погребальную камеру их внесла какая-то лавина, оставив в самых разных положениях.

— Где-то там, — сказал Томак. — С мумиями слуг и солдат.

Ануна подумала, что в этом, возможно, и заключалась кара, обрушившаяся на номарха, так ревниво оберегавшего свою власть. Смерть лишила его почестей, положенных ему по рангу. Как он сможет царствовать в потустороннем мире, если его похоронили, как безвестного слугу?

Пигмеи собирали веревки с крючьями, методически обертывая их вокруг туловища. Не забыли и про горючее, светильники, запасы воды. Дышать становилось все тяжелее, и Ануна не могла определить — то ли это от горячки, то ли из-за разреженности воздуха.

Пора было идти, приступать к медленному подъему по извилинам лабиринта. До этого момента все напоминало детскую игру. Настоящая же опасность подстерегала их здесь, за порогом погребальной камеры. Часто дыша, Ануна встала и протянула руку Томаку, помогая ему встать.

Вожак карликов уже ждал на пороге склепа с высоко поднятым светильником, пытаясь осветить как можно больший участок уходящего в темноту коридора. Девушка подошла к нему. Тянувшийся перед ней коридор имел около двадцати локтей в длину, а в конце под прямым углом сворачивал налево. Гранитный потолок был низким, давящим. Огонька светильника было явно недостаточно, чтобы хорошо осветить даже этот небольшой отрезок. Расстояние между стенами равнялось четырем локтям, что соответствовало ширине двух плит на полу. Чтобы продвигаться вперед, нужно было обязательно поставить ногу либо на одну, либо на другую… На левую или на правую. И так далее, пока наконец не появится отверстие в потолке.

Закрыв глаза, Ануна глубоко вздохнула. Она не чувствовала никакого запаха, кроме запаха своего пота, запаха затхлости, исходящего от тела Томака, зловония карликов и благовоний, пропитавших льняные повязки.

— Ты что-нибудь чувствуешь? — спросила она старика.

— Нет, — признался тот. — Я даже вкус потерял… Вода, которую ты мне дала, была свежая, но безвкусная. А что я должен почувствовать? Это важно?

У нее не было времени на объяснения. Наклонившись, она понюхала плиты. Пахли они так же, как и сухой камень стен и потолка. Запахом горы.

«Я должна решиться, — подумала она. — Иначе нам не хватит масла, чтобы дойти до конца лабиринта».

Обступивший их со всех сторон мрак приводил ее в ужас. В наступившей темноте карлики образуют человеческую пирамиду, и тому, кто внизу, приходится продвигаться вслепую, тогда как стоящий вверху этой живой лестницы рукою будет ощупывать потолок… Нет, так дело не пойдет. Нельзя забывать о коварных плитах. Рано или поздно самый нижний, держащий остальных, сделает шаг в сторону, чтобы сохранить равновесие. Один неверный шаг, который приведет в действие скрытые пружины… Нет, темнота станет смертью для всех. Она должна быть впереди, победить страх, парализовавший ее у входа в коридор.

Затаив дыхание, она двинулась вперед. Босой левой ногой дотронулась до левой плиты — сперва легонько, а потом наступила на нее всей ступней. Вот жребий и брошен. Ничего не произошло. Она продолжила путь, раздув ноздри, подобно тем предсказательницам, которых окуривали парами лотоса, погружая в транс. Она прошла весь первый коридор, а катастрофы не последовало. Удача? Случаю было угодно, чтобы она ставила ногу на надежные плиты? Пигмеи позади проявляли нетерпение. Если это так легко, почему она медлит? Разве эта глупая самка не понимает, что запас горючего быстро израсходуется?

Ануна сделала над собой усилие, стараясь не думать о маленьких человечках. Она решила действовать так, будто находится внутри гробницы одна. Чтобы вонь от горящего масла не мешала ей, она знаком показала вожаку отодвинуться как можно дальше. Лицо карлика перекосилось от гнева: он воспринял этот приказ как оскорбление. Он был старшим, и ему следовало идти первым. Он стал ругаться на своем языке и от ненависти заикался. Ануне было уже все равно. Направление коридоров менялось. В стенах с обеих сторон появились проемы, выходящие в другие коридоры — тоже с проемами. Из множества маршрутов следовало выбрать один…

«Клянусь богами, — подумала Ануна, — если нам не повезет, придется пройти все коридоры один за другим, чтобы отыскать эту чертову дыру. Мы будем кружить здесь целую вечность… а светильники между тем погаснут».

Она рассмотрела пройденный отрезок и кусочком мела нанесла стрелки на плитах, чтобы обозначить пройденный участок. Но она не очень доверяла этой системе меток, так как Дакомон тысячу раз повторял ей, что она должна бояться ловушек под плитами, приходящими в действие только когда их сдвинет вес человека, идущего в обратном направлении. Довольно было простого выступа или торчащего из пола стержня, чтобы человек попал в ловушку, которую успешно миновал при первом прохождении. Ни в чем нельзя было быть уверенным, даже в уже пройденном пути.

Девушка все же продолжала наносить метки — из суеверия. Сцены, выгравированные на стенах, не могли служить ориентиром; все они были похожи одна на другую. Простой, грубый, нераскрашенный камень, придававший гробнице какую-то незавершенность.

Она уже входила во второй коридор, когда вдруг уловила запах. Ануна уже отчаялась его учуять, и вдруг он появился… ударив прямо в лицо, слабый, но удивительно отличающийся от других. За всю свою жизнь она не встречала ничего подобного. Это было нечто не принадлежащее реальному миру. Запах-фантом, след, оставленный богом, прошедшим сквозь стены. Частичка звезды, упавшая с неба, пахла бы так же. Он был одновременно плотским и божественным, настолько легким, что казалось, будто вдыхаешь запах самого сна, который вот-вот растворится на свету.

— Вот он! — застыв, прошептала она. — Вы его чувствуете?

Она говорила не думая, неспособная совладать с собой. Карлики недоуменно уставились на нее и, гримасничая, громко втягивали воздух, показывая, что с головой у нее не все в порядке. Вожак вытащил из-за пояса металлический стержень и знаком показал, что надо просто постучать по плитам, чтобы найти хитроумное устройство. Ануна догадалась: Нетубу не удалось втолковать пигмеям, что лабиринт Анахотепа устроен сложнее, чем в обычных гробницах.

Карлики считали, что опасность представляли только те скрытые колодцы, которые обычно устраивались под полом. Они абсолютно ничего не знали о меняющем направление лабиринте с подвижными стенками, изобретенном Дакомоном.

Они не понимали, почему Ануна двигалась так осторожно, и видели в этом лишь отсутствие смелости, типичное для женщин.

Девушка жестами попыталась им объяснить, что здесь нет люков и что они приведут в действие пружины, если начнут стучать по плитам железным прутом, проверяя их на прочность. Они не обратили на нее ни малейшего внимания и собрались обогнать ее, чтобы идти первыми. Ануне пришлось достать нож и погрозить им вожаку.

— Не так это просто, как они думают, — бросила она старику. — Плиты-ловушки помечены духами, которые обычный человек не может учуять. Надо обходить их.

Томак покачал головой, но по его испуганному лицу было видно, что ему абсолютно непонятны намеки Ануны.

Девушке пришлось остановиться и переждать неожиданный приступ головокружения. Нервное напряжение и лихорадка отнимали у нее очень много сил. Когда она собралась продолжить путь, то поняла, что больше не чувствует таинственного аромата. Нервное напряжение сказалось на ее обонянии. Она чуть было не поддалась отчаянию.

«Правильно сказал Дакомон, — подумала она. — У меня нет его таланта и никогда не будет. Я могу лишь на короткое время перенять его… но не больше».

Она встала коленями на гранитный пол. Одна из плит, лежащих перед нею, вызовет первое изменение лабиринта, если нажать на нее, но которая? Аромат медленно вплывал в ее ноздри. Она опустила лицо ближе к полу, чтобы определить, какая из двух плит была помечена Анахотепом. Сзади насмешничали карлики.

— Левая, — выдохнула она. — Запах идет оттуда. Значит, надо брать правее. Наступайте только на правую плиту. Понятно?

Преодолев препятствие, они смогли пройти два отрезка коридора, потом аромат появился снова, и пришлось опять обнюхивать плиты, вызывая ярость пигмеев, которые не переставая показывали на светильник, фитилек которого уже начал обугливаться. Ануна была близка к обмороку. На ногах ее удерживала лишь мысль о том, что она упадет на коварную плиту. Сложность задачи пугала ее. Она и не думала, что аромат так разрежен, так… капризен. Что для того, чтобы его почувствовать, следовало концентрировать все свое существо. Как только она позволяла себе отвлечься, он исчезал и плиты становились простыми, ничем не отличающимися друг от друга гранитными квадратами. Она напряглась, сдерживая подступившие к горлу рыдания. Ей удалось миновать три ловушки. Пот стекал по ее лицу и телу, руки тряслись, она еле держалась на ногах. Надо было сделать передышку, чтобы карлики смогли долить масла в светильник. Продвигались в полутьме, которая еще более все осложняла, и часто трудно было различить точное направление плит, настолько идеально они были пригнаны. С тысячью предосторожностей Ануне приходилось становиться на колени и исследовать контуры кончиками пальцев, словно касаясь морды спящего льва. Потные ладони оставляли темные отметины на камне. Она боялась ошибиться, ослабить внимательность… Неужели в самом деле не было никакого запаха, или она просто не сумела уловить его?

В некоторых коридорах не оказалось ловушек, зато в других была «помечена» каждая вторая плита, так что приходилось делать зигзаги, стараясь не надышаться запахами до такой степени, когда уже не различаешь, что спрыснуто духами, а что нет.

На все это уходило много времени, и потрескивание маслянистого фитилька в тишине гробницы было для Ануны постоянным укором.

Катастрофа произошла, когда она позволила себе небольшую передышку, сев у стены и закрыв глаза. Неожиданно вожак оттолкнул ее, чтобы оказаться первым, и начал обстукивать пол уже знакомым девушке бронзовым стержнем. Он стучал изо всех сил, проверяя прочность плит и считая, что так можно определить местонахождение возможного люка. Впавшая в оцепенение Ануна услышала щелчок пружины под полом. Она даже почувствовала его ступней, а отзвук ощутила в животе. Инстинктивно она отшатнулась от стены, чтобы та ее не раздавила, когда начнет вращаться.

Но стенка осталась неподвижной, зато шуршащий шелковистый шум стал наполнять коридор. Вначале Ануна не поняла, что произошло, но, подняв глаза к потолку, увидела невидимое до сих пор отверстие… Из него тек непрерывный поток песка, который с поразительной быстротой заполнял коридор, поднимая облако желтой пыли, затрудняющей дыхание. Струя воздуха задула огонек светильника, и девушка очутилась в полнейшей темноте. А песок продолжал сыпаться, и казалось, конца этому не будет. Ануна сделала движение, чтобы убежать, но скрипящий ковер уже поднялся ей до колен, и девушке с огромным трудом удавалось вытаскивать ноги из все увеличивающейся песчаной массы. Она задыхалась, кашляла; кремневая пыль слепила, забиваясь в глаза, затрудняла дыхание, попадая в рот и легкие. Словно песчаная буря разразилась внутри лабиринта, засыпая все, хороня людей и предметы. Ануна изо всех сил старалась защитить лицо. Плотный слой не переставал расти, надо было двигаться, вылезать из него вслепую, чтобы он не накрыл с головой. А что с карликами? Их маленький рост как раз подходил для подобных ловушек. От кашля у Ануны разрывалась грудь. Она уже не знала, где находится, и слышала лишь непрерывный шорох песка, текущего сверху монолитной колонной.

«Дакомон не рассчитал, — подумала она, стараясь добраться до конца коридора. — Анахотеп спутал его планы; он отказался от перемещающегося лабиринта и заменил подвижные стены резервуарами, устроенными над потолком. Лавина песка обрушивается, когда наступишь на плиту с пружиной. Если в этот момент окажешься под люком, то рискуешь быть оглушенным весом песка, падающего со свода…»

Ануна никогда о таком не слышала. Необычная западня, превращавшая пирамиду в огромную песочницу с гранитными стенами, в песочницу, которая заполнится при малейшей оплошности.

«О боги! — подумала девушка. — Сколько же еще песка над нашими головами?»

Казалось, что в пирамиде скоро окажется половина пустыни. Западня… Текучая, невидимая, она, казалось, способна заполнить все коридоры один за другим.

«А что будет, если мы ошибемся еще раз? — подумала Ануна. — Нас похоронит заживо, раздавит, задушит…»

Она боролась с мягкой сухой массой, захватывающей ее по мере того, как она пыталась от нее отдалиться.

Лавина наконец иссякла, но поднятая ею пыль еще долго не оседала. Ануна лежала на песке, прикрыв голову руками, защищая глаза и ноздри, и безостановочно чихала. Мрак окутывал ее. Она спросила себя: где же светильники? Как найти их в песчаной массе, заполонившей коридор? А где остальные? Томак, карлики? Похоронены ли они под колонной песка, раздавленные ее тяжестью?

Она окликнула их, боясь не услышать ответ. Вдруг в живых осталась она одна?

В ответ она услышала стоны и по скрипу песка поняла, что кто-то пробирался по направлению к ней. Худые пальцы ощупали ее лодыжку. Пальцы старика. Она отругала себя за то, что забыла свой светильник и все необходимые принадлежности в саркофаге, но это случилось из-за скорпиона и горячки, помутившей ее разум. Такая ошибка могла стоить ей жизни. Она позвала карликов, произнеся несколько слов на их диалекте, которым обучил ее Нетуб.

Послышалось далекое ворчание, сопровождаемое кашлем. Прошла вечность, наполненная звуками отбрасываемого песка, потом во мраке засверкали странно слепящие искры. Ануна вдруг подумала, что могла бы учуять запах сталкивающихся частиц кремния.

От пыли нос потерял чувствительность, и это было плохим знаком для дальнейшего продвижения. Девушка задрожала от радости, увидев крохотное пламя на конце промасленного фитилька. Пигмей, возвративший им свет, на три четверти был засыпан песком — только его руки и голова высовывались из скрипящего ковра. Ануна подползла к нему, чтобы помочь освободиться. Нужно было остерегаться резких движений, потому что из очень сухого песка легко вылетало облако пыли.

— Где остальные? — спросила Ануна, когда почти откопала карлика.

Знаком он дал понять, что его товарищи находились где-то внизу, под обрушившейся на них песчаной лавиной. Ануна принялась разгребать песок. Коридор был заполнен наполовину. Если бы девушка не побежала, лавина поглотила бы и ее. Оказавшись под отверстием, она взглянула вверх, чтобы попытаться определить глубину резервуара, но он оказался слишком большим и, казалось, не имел границ. Сколько же их еще над потолком? Имея такую высоту, они, наверное, содержали в себе огромное количество песка, ожидавшего лишь щелчка, чтобы свалиться на голову чужаков, проникших в сердце гробницы.

Раскапывая песок, она наткнулась на чью-то руку, а потом лицо. Вскоре ей удалось откопать еще двух пигмеев, находившихся в бессознательном состоянии. Четвертый вылез на поверхность сам. Потребовалось немало времени, чтобы найти вожака, ставшего причиной катастрофы. Он был мертв, его затылок был разбит большим камнем, множество которых попалось в лавине. Ануна застыла на месте, увидев на своих руках кровь. А вокруг нее неистово рылись в песке карлики. Она поняла, что они искали мешки с золотом и драгоценностями, также погребенные лавиной.

— Светильники и воду… — крикнула она им охрипшим от попавшей в горло пыли голосом. — Не забудьте бурдюки с водой…

Однако здесь их ожидало разочарование. Если мешки откопали без особых проблем, с бурдюками дело обстояло хуже: те из них, в которые попали камни, порвались, и их драгоценное содержимое ушло в песок. Несмотря на отчаянные раскопки, не удалось найти весь запас масла. К тому же поисковые работы в разреженной атмосфере всех чрезвычайно измотали.

Ануна и другие оставшиеся в живых отошли в конец коридора, где он менял направление, и присели отдохнуть, а заодно съесть по сухарю и горсти фиников.

— Нужно ждать, — обратилась Ануна к карликам. — Сейчас я ничего не чувствую. Пыль убила все запахи. Если мы пойдем наугад, можем попасть под другую лавину.

Она сопровождала свои слова красноречивыми жестами, надеясь, что пигмеи ее поймут. Они покачали головами. Катастрофа и потеря вожака немного поубавили у них спеси.

— А что теперь? — поинтересовался Томак. — Мы так и умрем здесь?

Он произнес эти слова на удивление безразличным тоном, как человек, которому больше нечего терять.

— Надеюсь, что нет, — вздохнула девушка, — но обещать ничего не могу. У нас мало воды, масла тоже чуть-чуть, и мы не знаем, где находится вентиляционная труба, которая выведет нас из пирамиды.

— Это не вентиляционная труба, — назидательно произнес старик. — Это дорога, по которой Ба и ка могут уходить и приходить. Такая есть во всех пирамидах. Обычно на нее указывает статуя Упуаута, бога — открывателя дорог.

— Надо же, — удивилась Ануна. — А только что ты ничего не помнил.

— Верно, — подтвердил старик. — Я вспомнил об этом только что…

— Ты уверен, что правильно сказал о статуе Упуаута? — настаивала девушка. — Это очень важно. Увидев эту статую вдалеке, мы сразу узнаем, куда нам идти.

Томак пожал худыми плечами.

— Девочка моя, — простонал он, — как можешь ты увидеть статую вдалеке, если светильник светит не больше чем на пять шагов? Нужно много светильников. Тогда можно осветить все коридоры.

— Ты прав, — проворчала Ануна, — но если мы зажжем все светильники одновременно, у нас скоро не останется ни одного.

Старик устало махнул рукой.

— Приходится выбирать, — проговорил он. — В любом случае, думаю, у нас не хватит масла, чтобы пройти весь лабиринт… Ты двигаешься слишком медленно…

— А ты видел, что происходит, когда идешь быстро? — возразила Ануна, задетая его словами за живое. — Над нашими головами достаточно песка, чтобы образовался приличный холм. Вероятно, пирамида полая на треть, и эта треть только и ждет нашего промаха, чтобы обрушиться на наши головы. При следующей ошибке мы окажемся перед полностью засыпанной галереей, и не будет хода ни вперед, ни назад.

— Делай как хочешь, — пробормотал Томак. — Я слишком стар и не могу командовать вами.

Они замолчали и лишь пристально смотрели на маленький огонек, потрескивавший у носика светильника. Ануна встревожилась. В конце концов, старик был прав. Выказывая чрезмерную осторожность, она уменьшала их шансы на выживание. Но она все-таки колебалась, не решаясь на крайнюю меру. Зажечь все светильники? Да, идея казалась соблазнительной, да вот только существовала ли эта статуя на самом деле? Анахотеп рассказывал о ней своему двойнику? Или все дело было в старческом слабоумии?

Она встала. Песчаный ливень в кровь расцарапал ее плечи. Пигмеи тоже были в крови. У одного из них камнем срезало ухо, и он обмотал голову куском ткани. Но карлик не жаловался, несмотря на кровь, капавшую сквозь повязку.

Нужно было идти дальше — из-за масла, из-за света, из-за темноты… Карлики тяжело ступали, согнувшись под тяжелыми мешками с золотом, и старались идти след в след за Ануной.

Ануна понюхала полутьму, надеясь обнаружить присутствие магического аромата в запахе сухого песка и пыли, устилавших коридоры.

Увы, на них обрушились еще две лавины. Два раза потолок приоткрывался, впуская пустыню в глубины пирамиды. Всякий раз песчаный ливень переходил в песчаную бурю, заполняя коридор за удивительно короткое время. Как ни старались Ануна и ее спутники держаться подальше, всегда приливная волна жидкого скрипящего песка догоняла их, их ноги утопали в ней до колен. Когда песок доходил до бедер, уже невозможно было двигаться, и все превращались в статуй, установленных на цоколях… Оставалось только ждать, молясь, чтобы лавина побыстрее иссякла и не накрыла с головой. Еще один карлик погиб от удушья: когда его отрыли, его рот был забит песком. Пигмеи копали с большим упорством, полные решимости не оставить в пирамиде ни одного мешка с сокровищем, похищенным в погребальной камере. А так как число их уменьшилось, на каждого выжившего отныне приходился более тяжелый груз. И хотя природа не обделила их силой, двигаться им приходилось уже с трудом.

Ануна утратила представление о времени. Каждая пыльная буря вынуждала ее подолгу ждать возвращения аромата. Она вконец обессилела и боялась совершить новую ошибку. Высоко подняв светильник, она всматривалась в темноту лабиринта, силясь увидеть силуэт Упуаута — бога-пса, проводника, открывателя дорог, упомянутого Томаком. Но старик был прав: нужно больше света. Вначале Ануна пожалела, что не запаслась факелами, но потом сообразила, что это было бы неразумно, так как факелы пожирали бы больше воздуха, которого и так было мало, и грабителям пришлось бы продвигаться быстрым шагом.

Девушка колебалась, в темноте лабиринт казался больше, чем на самом деле. Поэтому, не зная, какое направление выбрать, она исследовала каждый коридор, осматривая потолок. При такой работе солнце взойдет раньше, чем она пройдет половину лабиринта. Нужно было решаться… Повернувшись к карликам, она сказала:

— Мы изменим тактику. Зажгите все светильники. Каждый понесет по светильнику, подняв его как можно выше. Нужно найти статую Упуаута… всматривайтесь в галереи, попробуйте разыскать статую бога-пса. Когда мы его найдем, мы наконец перестанем действовать наугад.

Растолковать им это стоило большого труда. Пигмеи наотрез отказались зажечь все светильники. Все они повторяли одно слово — «ночь», видимо, желая сказать, что очень боятся мрака, который неминуемо воцарится, как только сгорит последняя капля масла.

— В любом случае нам будет плохо, — горячилась девушка. — Пыль слишком медленно оседает, а я не могу чувствовать запах, пока она в воздухе. Придется ждать и ждать… Скоро будет светать, и мы не сможем выйти наружу. Вам нельзя будет разбивать известковую облицовку, потому что вокруг пирамиды ходят люди. Найдется один, который сообщит солдатам охраны… И это значит, что, если мы хотим выйти незамеченными, нам придется ждать следующей ночи. А воздуха здесь скоро не останется. Это точно… Разве вы не ощущаете, какой он тяжелый? Надо выходить сейчас, пока солнце не встало. А то будет поздно. Мы задохнемся…

Она говорила очень долго. Пигмеи советовались на своем языке, стараясь понять то, что она им объясняла. Они наконец сдались и, вытащив из мешков светильники, залили в них масло, зажгли фитильки, и каждый поднял свой источник света как можно выше. Теперь видимая часть лабиринта, до сих пор остававшаяся очень ограниченной, значительно расширилась. Сильный запах горящего масла, как и вначале, вызвал у Ануны тошноту, но она не видела другого средства избежать ловушек, придуманных Анахотепом. С поднятыми светильниками они углубились в новый коридор, освещая пространство у каждой встречающейся им двери.

— Там! — вдруг пронзительно закричал Томак, показывая тонким пальцем на силуэт, возвышающийся посреди одного из коридоров. — Это он…

Ануна нахмурилась. Был ли это Упуаут или же то был Анубис? На таком расстоянии трудно рассмотреть — то ли это бог-пес, то ли бог-шакал, так как они были удивительно похожи.

«Ну вот, жребий брошен, — подумала она. — Надо идти туда, другого ориентира нет».

— Запомните это место хорошенько, — бросила она, — а то как бы не сбиться с пути. И погасите лишние светильники, они нам больше не нужны… Их запах мне очень мешает.

Началось медленное продвижение по плитам. Ануна шла первой, стараясь не пропустить возвращения аромата духов, созданных Дакомоном. Она не была уверена, сможет ли уловить его, так как от пыли острота ее обоняния притупилась. Но надо было покончить со всем этим, идти прямо к статуе и не думать ни о чем другом…

Ей удалось обнаружить три коварные плиты. Подходы к изваянию, казалось, были защищены целой сетью пружин. Это убеждало ее в том, что Томак не ошибся. Упуаут указывал дорогу. Его установили здесь, чтобы помочь Ба и кав их непрестанном перемещении между миром живых и миром мертвых. Осталось пройти каких-то двадцать локтей, что соответствовало двадцати гранитным плитам, поскольку длина каждого коридора равнялась четырем локтям, а ширина — двум плитам. Это было и много, и одновременно мало, потому что она подозревала, что Анахотеп увеличил число ловушек вокруг вентиляционной трубы. Требовалась чрезвычайная осторожность. Ей удалось учуять еще пять «ароматизированных» плит, расположенных так близко друг к другу, что трудно было определить их точное местонахождение. Это препятствие надолго задержало ее и стоило ей всей энергии, которая в ней еще оставалась. Когда она наконец положила руку на грудь статуи, то уже еле стояла на ногах.

— Это здесь! — бросил Томак, протягивая худую руку к потолку. — Смотрите!

В гранитном своде зияло квадратное отверстие, но оно было слишком высоко, и рукой до него было не дотянуться.

— О боги! — выдохнула девушка. — Какое же оно маленькое!

Она была поражена… Нетуб говорил о трубе шириной в локоть… Он ошибся! Отверстие, которое рассматривала Ануна, годилось разве что для ребенка, да и то если он сожмет плечи. Пигмеи могли без труда проскользнуть в него, но она?..

Ужасное подозрение закралось в ее сердце. А что, если Нетуб лгал ей с самого начала? Если он заставил ее спуститься в гробницу, заранее зная, что она оттуда не выберется? От страха и отвращения ей хотелось завыть. Что, если он использовал ее, как использовал других? Ведь он был разбойником! Подлец! Она сразу почувствовала, как оборвалась между ними связь, казавшаяся вечной. А может быть, она ошибалась?..

Пигмеи принялись готовить снаряжение. Они разматывали веревки, обмотанные у них вокруг пояса, и привязывали к ним мешки с золотом. Жестами они объяснили Ануне, что будут взбираться первыми, чтобы подготовить и попробовать расширить дорогу и пробить тонкую облицовку, закрывавшую тоннель сверху. Когда все будет готово, ей спустят веревку, чтобы она присоединилась к ним. Покончив с объяснениями, они разделись догола, намазались жиром, потом протянули горшочек девушке, знаками приказывая ей сделать то же самое. Так как она пребывала в нерешительности, один из них сделал вид, что срывает с нее одежду. Ануна кивнула, показывая, что поняла. Если и можно было пролезть в эту дыру, то только голой и скользкой.

Карлики в мгновение ока встали друг на друга. Стоявший наверху тотчас исчез в отверстии, которое жрецы называли «дорогой душ». Он пристроился там, упершись ногами в стенки, и начал делать выбоины, чтобы удобнее было карабкаться наверх. Ануна лишний раз убедилась в выносливости и силе этих маленьких человечков. Теперь-то до нее дошло, почему фараоны старались заполучить их всеми средствами. Неожиданно она подумала, что никогда не могла различить их, даже не знала их имен. Тот, первый, работал быстро. Известковая пыль мелким дождем падала на плечи бога-проводника. Тоннель, уходивший вверх под углом сорок пять градусов, отзывался шумом работающих инструментов. Вскоре карлик исчез из виду. Он продвигался в темном тоннеле, делая выбоины справа и слева и вставляя в них бронзовые крюки, за которые могли цепляться другие. Ануна уселась на пол, прислонившись к стене, чтобы немного набраться сил. Ей ничего не оставалось делать, как ждать и надеяться, что еще не рассвело. От нервного напряжения и страха она уже давно потеряла ощущение времени. Заканчивающаяся ночь казалась ей одновременно и очень короткой, и нескончаемой, как это часто бывает в моменты большого нервного напряжения.

Из трубы выпала веревка. Оставшиеся внизу пигмеи поспешно привязали к ней мешок с золотом. Сокровище для них было самым главным. Они не обращали никакого внимания на девушку и старика, пока все мешки не оказались наверху.

Никогда еще Ануна так не нервничала. Она ощущала свою уязвимость, зависимость от гномов-акробатов. Как они поступят? Что наказал им Нетуб Ашра? Она думала о молодом человеке, о наслаждениях, получаемых в его объятиях, о сладострастии, которое столько раз испытывала, лежа на нем. Она тысячу раз повторила себе: «Я не влюблена в него, я его не люблю. Это всего лишь восхитительная игра…» Но страдания, испытываемые ею сейчас при мысли, что он мог ее предать, заставляли ее усомниться в этом.

Мешки по одному исчезли в тоннеле. При подъеме они терлись о стенки прохода. Ануна предположила, что карлик прикреплял их к крюкам, а потом продолжал восхождение. Она удивлялась, как пигмеям удавалось сохранить столько энергии, чтобы выполнять непосильную для другого задачу. Когда все мешки были подняты, из трубы послышался зов. Оставшиеся карлики поднялись по веревке с поразительной ловкостью. Последний из них, прежде чем исчезнуть, дал понять Ануне, что она должна ждать их сигнала к подъему, потому что проход был таким узким, что в нем можно задохнуться, если оказаться там всем разом.

«Они по крайней мере оставили веревку», — констатировала девушка, глядя на свисавший с потолка пеньковый канат.

Они с Томаком сидели на гранитных плитах, окутанные мраком гробницы. «Я им больше не нужна, — твердила она себе. — Чего ради им поднимать меня… да достаточно ли я худа, чтобы пролезть в эту трубу?»

— Они встретятся с Нетубом Ашрой, не правда ли? — вдруг пробормотал старик, уже часа два не раскрывавший рта.

Ануна вздрогнула. Она никогда не произносила при нем имени главаря грабителей. Откуда старик его знает?

— Как, ты его знаешь? — спросила она. Старик пожал плечами.

— Ах, — вздохнул он, — я знаю больше, чем ты думаешь, потому что именно я организовал это ограбление.

«Он бредит, — подумала девушка. — Не следует с ним спорить».

— Да, — продолжил Томак. — Я придумал это ограбление, я только что вспомнил. План зародился в моей голове, когда я понял, что Анахотеп приказал своим убийцам убрать меня, как только он умрет. Он не хотел, чтобы я пережил его, для него это было невыносимо. Это оскорбляло его… Представь только: простой рыбак с Нила живет дольше фараона, двойником которого он был… Такого быть не может. Следовало разрезать нить моей жизни в тот момент, когда оборвется нить Анахотепа…

Ануна подсела поближе. И тут она поняла, что слышит не старческий бред. О боги! К Томаку вернулась память, в этом не было никаких сомнений. Последствия отравления исчезали, и вместе с этим возвращались воспоминания. Значит, это он все затеял? С самого начала? Она засыпала его вопросами; ее громкий прерывающийся голос звучал в тишине гробницы, и эхо далеко разносилось по переплетениям коридоров.

— Я давно подозревал, что приговорен, — говорил старик. — Я столько лет слушал излияния Анахотепа, что почти научился читать его мысли. Он считал себя хитрым, изворотливым, но на самом деле он был весь как на ладони… Все это время я разыгрывал из себя простачка, чтобы не пробудить в нем недоверия… Ведь дурачка нечего бояться… Я старался казаться глуповатым, чревоугодником и пьяницей, единственными радостями которого были гарем, хорошая еда и питье. Он ежедневно приходил ко мне поздно вечером, потому что в конечном счете был одинок, ненавидимый всеми, и ему не с кем было поговорить. Он садился, пил вино и произносил речь, словно обращаясь к собаке или дрессированной обезьянке.

Томак замолчал, потому что у него пересохло в горле, и попросил воды. Ануна отдала ему все, что оставалось в бурдюке. Из-за песчаных ловушек все в последние часы много пили. Хорошо бы, чтобы их побыстрее вытащили из пирамиды, иначе они недолго протянут без воды.

Томак покачивал головой, пытаясь собрать воедино отрывочные мысли. Хилый огонек освещал его изможденные черты, и он, как никогда, походил на мумию, сбежавшую из саркофага.

— Как только я окончательно убедился, что он велит меня убить, я принял свои меры предосторожности, — продолжал бормотать Томак. — Здоровье мое было лучше, и я знал, что смогу прожить еще много лет… Но богатство меня избаловало, я уже не мог обходиться без той роскоши, к которой привык за три десятка лет. Я знал, что меня не удовлетворит скромное существование… Конечно, можно было бы убежать, захватив с собой кое-что…

— Ты мог бы это сделать? — недоверчиво спросила Ануна.

— Да, — ответил старик. — Это было легко… никто меня не стерег. Я мог бы выдать себя за Анахотепа и приказать носильщикам отнести меня подальше от дворца, а потом уйти украдкой, раствориться в толпе. Но что бы я мог взять с собой? По правде говоря, очень немного. Два или три слитка золота, горсть драгоценных камней. А выйди я из дворца с полными мешками, и стражники сразу захотят меня сопровождать. То же было бы, если бы я переоделся в садовника. Полуголого, в набедренной повязке и с палкой в руке, меня выпустили бы без всяких вопросов, но если бы я нес на плече суму, часовые тотчас бы меня обыскали… И потом, я не хотел довольствоваться малым, пылинкой от всего этого богатства… На какое время хватит трех слитков, если хочешь хорошо пожить? Мне хотелось забрать все. Обчистить этого подлого номарха.

— Когда ты понял, что это возможно?

— Когда Анахотеп сделал глупость, изуродовав Дакомона. Молодой человек был ему очень предан, но номарх был слишком недоверчив, чтобы поверить в это. Отняв у него красоту, он нажил себе злейшего врага. Я же почувствовал, что получил надежного помощника. Я тайно встретился с ним, когда он залечивал свои раны… и обо всем с ним договорился. Я посоветовал ему сговориться с Нетубом Ашрой, потому что ни один из нас не был в состоянии осуществить всю операцию… Но придумал-то все именно я: фальшивые мумии, карликов… Дакомон и Ашра были всего лишь исполнителями.

Ануна поднесла бурдюк к губам, чтобы слизнуть несколько последних капель воды. Ее тоже мучила жажда.

— Вот только не понимаю, как тебя, такого хитроумного, занесло в эту гробницу, — заметила она. — Это было сделано умышленно? Ты, может быть, хотел следить за ходом операции?

Старик беспомощно развел руками.

— Нет, — вздохнул он. — Не все пошло так… как было предусмотрено… Причиной всему отравление… Но я не помню, как все это получилось… Отравленное вино надо было выпить одновременно с Анахотепом… Это нужно было сделать обязательно, так как он был страшно недоверчив. Мне даже следовало осушить свою чашу первым, одним глотком, а затем уже и он… Я знал, что только на таких условиях он соглашался пить со мной… Мне кажется, что я все сделал, чтобы яд на меня не подействовал… но не знаю, в чем заключалась моя уловка… После этого я потерял память.

— Я знаю! — воскликнула девушка. — Ведь это я принесла яд двум мальчикам: они должны были добавить его в вино номарха. А ты сделал как они: ты выпил камедь, чтобы яд не всосался через желудок. Это защитило бы тебя, а Анахотеп свалился бы замертво. Затем ты вызвал бы у себя рвоту, чтобы избавиться от отравленной жидкости. Задумано было хитро… но ты прав: произошло что-то непредвиденное… Кажется, я догадываюсь, в чем дело… Нетуб говорил мальчикам, чтобы они влили в вино лишь немного яда, но им ужасно хотелось убить номарха, и они ослушались… Вылили в вино все содержимое склянки. Вот почему пострадал и ты. Яд был очень сильным, и камедь не смогла тебя надежно защитить… А без нее ты был бы мертв, как Анахотеп. К тому же и врачи помогли тебе.

— Да, — согласился Томак, — возможно, так оно и было… Но тогда-то я и потерял память. Я долго пребывал в таком состоянии… Не знал, кто я. Все перемешалось в моей голове. Я сошел с ума, считал себя умершим… В себя я пришел только тогда, когда вылез из саркофага, и разум мой начал постепенно проясняться.

— Что ты должен был делать после смерти Анахотепа?

— Бежать из дворца, присоединиться к Нетубу Ашре и дожидаться похорон.

— Нетуб никогда не говорил мне о тебе…

— Еще бы, все это было тайной. А тебя, исполнительницу, мы не собирались посвящать в свои планы.

Ануна сжала зубы. Какой же она была идиоткой! Она считала, что сблизилась с Нетубом, а тот кормил ее фальшивыми откровениями, сделал ее своей любовницей, чтобы усыпить ее бдительность.

— А сейчас? — спросила она, схватив старика за плечи. — Что должно произойти сейчас?

— Они оставят тебя здесь, — тихо ответил Томак. — Это тоже было предусмотрено… Сейчас карлики уже вылезли из пирамиды вместе с сокровищами и удирают в пустыню… Мы здесь одни, ты и я… И никто не придет за нами.

Ануна резко поднялась.

— Ты не мог сказать об этом раньше? — вскричала она, и голос ее зазвенел в лабиринте.

Старик съежился на полу, как обиженный ребенок.

— Это мне тогда не вспомнилось, — невнятно проговорил он. — И потом, я слишком стар… Что мы могли поделать с этими ужасными карликами? Я сам себя наказал… Угодил в собственную ловушку. Очевидно, этого хотели боги. Они покарали меня за кощунство. Успокойся, надо готовиться к смерти. Больше нам ничего не остается… Ведь это я велел Нетубу оставить тебя в гробнице, чтобы увеличилась доля каждого… К тому же, как видишь, проход слишком узок для нас…

— Они оставили веревку! — крикнула девушка. — Еще не все потеряно.

— Они обманули тебя, чтобы ты не беспокоилась, — простонал Томак. — Она подрезана… Потяни за нее, и она оборвется. Попытайся, сама убедишься. Я тебе повторяю: все было предусмотрено… Я подстроил нашу собственную агонию… Вина лежит на мне. Надо смириться и молить богов о милосердии. Вернемся в погребальную камеру, найдем мумию Анахотепа и уложим ее туда, где ей подобает находиться… суд Аменти, может быть, зачтет нам это? Я не хочу, чтобы мое сердце бросили адской собаке…

Он уцепился за ноги Ануны, но она безжалостно оттолкнула его.

— Хватит! — крикнула она. — Плевать мне на Анахотепа, я хочу выйти отсюда, хочу свою долю сокровищ, я ее заработала. Не позволю Нетубу издеваться над собой. А ты выйдешь вместе со мной.

— Это невозможно, — захныкал Томак, — у меня нет сил…

Перестав обращать на него внимание, Ануна схватила веревку и сильно потянула за нее. Та сразу оборвалась, как и предсказывал старик. Осмотрев конец веревки, она заметила, что он действительно наполовину надрезан.

— Видишь! — восторжествовал Томак. — Ничего не поделаешь. Вернемся в погребальную камеру и исправим наши ошибки… Милость богов, быть может, оградит нас от мучений ада.

Ануна не слушала его. Подняв голову, она пыталась уловить какой-нибудь звук в трубе. Все было тихо; из этого она заключила, что карлики пробили известковую облицовку, покрывавшую пирамиду, и спустились на землю. Следовало идти той же дорогой, не дожидаясь, пока погаснут светильники и не останется ни капли воды.

Повернувшись к старику, она начала снимать с него ленты, все еще остававшиеся на нем.

— Мы свяжем их, и получится веревка с узлами, — объяснила она. — Я полезу первая и буду тебя тянуть. Ты не толстый, а намазавшись бараньим жиром, легко проползешь по трубе.

— Но как ты влезешь в трубу? — заныл Томак, показывая на зияющее в потолке отверстие. — Даже подпрыгнув, ты не достанешь до нее.

— Я вскарабкаюсь на статую Упуаута, — сказала Ануна. — Если она не опрокинется, мне, может быть, удастся ухватиться за одну из выбоин, которые карлики выдолбили внутри трубы.

— Она сделана из хрупкого известняка, — заметил старик, проведя рукой по статуе бога-пса. — Если она упадет, то разобьется на тысячу кусков.

— А ты будешь держать ее, — проворчала девушка. — Обнимешь ее, как женщину из твоего гарема. Она и не пошевельнется… Давай снимай с себя все, надо намазаться жиром. Скоро рассветет. Если мы не вылезем сейчас же, мы подохнем от жажды до наступления вечера. Я будто наелась натрона, так у меня пересох язык.

Она сняла с себя всю одежду и натерлась жиром с головы до ног, особенно старательно намазывая плечи, которые казались ей слишком широкими. Потом она вытерла ладони песком, чтобы они не были скользкими, из лоскута материи сделала мешочек, наполнила его песочной пылью и повесила на шею. Ею она будет осушать ладони во время подъема. Посчитав себя готовой, она связала полосы материи и соорудила из них нечто вроде упряжи, завязав ее у старика под мышками. Затем она положила весь неизрасходованный жир в другой мешочек, который прикрепила к поясу Томака.

Ануна проделала все это, стараясь не думать о том, что ждет ее наверху. Больше всего она боялась застрять в трубе, не имея возможности двинуться ни вперед, ни назад. Если такое случится, она окажется обречена на смерть в нескольких метрах от свободы и будет лишь смотреть на дневной свет, проникающий в трубу через отверстие, проделанное в облицовке.

— Начали, — выдохнула она. — Я сейчас залезу на статую. Держи ее изо всех сил, чтобы она не шаталась.

Натерев ладони и ступни пылью, девушка взобралась на статую. Та была невысокой, но давала выигрыш в три локтя. Этого было достаточно, чтобы дотронуться до края отверстия кончиками пальцев. И все же, когда она встала на плечи бога-пса, то почувствовала, как статуя закачалась.

— Держи! — крикнула она Томаку. — Держи крепче! Старик делал все, что мог, однако в его худых руках почти не осталось силы.

Ануна, привстав на цыпочки, пальцами шарила в трубе, ища выбоину. Было слишком низко, и ей надо было подпрыгнуть… рискуя потерять равновесие, когда ее ноги вновь коснутся статуи. И все-таки выбоины там были, это она знала точно: она видела, как карлик долбил трубу… Девушка колебалась, не очень уверенная в силе своих рук. Ведь она была благовонщицей, а не каменщиком. Никогда ей не приходилось напрягать мускулы, чтобы заработать себе на жизнь. Впрочем, поздно об этом сожалеть. Сейчас надо прыгать.

Она согнула колени, напряглась, подняла руки и подпрыгнула, царапнув ногтями по внутренней части трубы. Пальцы нащупали трещину, уцепились за нее. Подтягиваясь, она сумела влезть в трубу. Не будь там широких выбоин, проделанных ее предшественниками, такой трюк ей вряд ли бы удался. К счастью, заостренный стержень легко входил в мягкий известняк, и выбоины получились достаточно глубокими. Был, правда, момент паники, когда она подтягивалась и от веса ее тела у нее чуть не порвались сухожилия, но, как только живот ее оказался внутри трубы, она поняла, что все получилось. Ей трудно было дышать в тесном пространстве, и, не намажься она жиром, продвигаться было бы крайне затруднительно. Подниматься она могла только с вытянутыми вперед руками, колени согнуть было невозможно.

«Если проход станет еще уже, я пропала», — подумала она.

Впереди ничего не было видно, и приходилось действовать вслепую. Кое-как она преодолела десять локтей, наткнулась на бронзовый крюк и привязала к нему конец связанных полос, которые тащила за собой, перекинув через плечо. Крюк она использовала в качестве блока для подтягивания Томака. Отодвинувшись назад и освободив пространство, она стала тянуть за «веревку».

— Залезай! — крикнула она, не зная, слышен ли старику ее голос. — Влезай на статую, я буду тебя тянуть.

Она откинулась, работая живым противовесом, и потихоньку стала затягивать Томака в трубу. Не было возможности посмотреть вниз, чтобы увидеть, что там происходит, — настолько узкой была труба. Долгое время веревка беспорядочно дергалась, потом успокоилась.

«Он или рядом со мной, или упал…» — подумала Ануна.

— Томак? — окликнула она. — Ты здесь? Дрожащие пальцы дотронулись до ее лодыжки и легонько сжали ее. Старику удалось взобраться в трубу.

— Упирайся ступнями в выбоины, — крикнула она ему. — Они на расстоянии локтя друг от друга, так ты не скатишься назад. Труба идет наклонно, но если мы сорвемся, то быстро покатимся вниз… Ведь мы намазаны жиром.

Томак пробормотал что-то неразборчивое. Она решила, не теряя времени, продолжать подъем. Проползшие здесь пигмеи оставили на стенках тонкий слой жира, что облегчало продвижение, однако одновременно усложняло задачу удержаться в трубе.

Всякий раз, когда приходилось проползать мимо очередного крюка, Ануна испытывала страшные муки, так как бронзовые штыри пропарывали ей кожу на груди, животе, спине и боках.

Она сжимала зубы; кровь теплыми струйками сочилась из порезов, смешиваясь с жиром и известковой пылью. Но она продолжала ползти, хотя руки ее сводило от боли, а пальцы были ободраны о шершавые края выбоин. Она смотрела только вперед, в дыру, проделанную пигмеями в конце трубы, откуда скоро польется свет начинающегося дня. Если солнце взойдет прежде, чем она доползет до выхода, ей придется, сжавшись, сидеть здесь до ночи, пока судорога не заставит ее отцепиться от стены и скатиться назад в чрево пирамиды. Нет, этого нельзя допустить… Она не выдержит еще один день. Солнце пустыни, бьющее в белую известковую облицовку, нагреет пирамиду, словно кусок металла в кузнечном горне. Тоннель быстро заполнится горячим воздухом и превратится в раскаленную печь.

«Без воды нам не выдержать, — подумала она. — Это все равно, что быть привязанным к скале посреди пустыни».

Ко всему прочему вполне возможно, что какой-нибудь зевака заметит дыру в гладкой поверхности пирамиды. Обычно после похорон сановных лиц много людей приходило к его гробнице — из любопытства или благочестия. Обязательно найдется один, который покажет пальцем на пробитое в пирамиде отверстие и начнет спрашивать: к чему оно?

А пока была ночь, и не все еще было потеряно. Ануна попыталась сосчитать выбоины, продолбленные карликами, и определить расстояние, которое им предстоит проползти. Все ее тело болело; стенки трубы сдавливали ребра, как будто хотели удушить Ануну. Девушка знала, что все это от страха, и старалась не поддаваться ему, однако дышать становилось все больнее, а мышцы сводило судорогой. Томаку, двигавшемуся сзади, было легче, потому что он был потоньше, к тому же она тянула его, значительно облегчая его собственные усилия.

«Смотри не застрянь, — повторяла она себе. — Главное — не застрять».

И тем не менее она чувствовала, что вот-вот застрянет. От тяжелого дыхания у нее распирало грудную клетку, и это еще больше увеличивало ощущение тесноты.

О близости выхода она узнала по прохладному ночному воздуху, вдруг ласково скользнувшему по ее лицу. Вместе с ним до нее донеслись и запахи. Аромат пальм, фиников, влажная прохлада Нила…

— Наконец-то! — выдохнула она. — Добрались! Томак, ты слышишь меня?

Если он и ответил, она все равно не услышала. Трясущимися от напряжения руками она цеплялась за последние выбоины. Не стоило расслабляться, иначе можно было сорваться и скатиться по трубе в обратном направлении.

«Если это случится, — сказала она себе, — то штыри и крюки, может быть, и остановят тебя, но пропорют до потрохов».

И вот она увидела звезды, луну… Отверстие было довольно узким, да еще карлики даже не потрудились сгладить неровности. На краю его были вбиты крюки и кольца, с помощью которых спускали мешки с добычей, но все веревки исчезли. Ануна высунула голову наружу, чтобы наполнить легкие свежим воздухом и прикинуть расстояние до земли. При свете луны ей показалось, что выходное отверстие находилось на высоте ста пятидесяти локтей. Многовато, даже если учитывать наклон поверхности. По такому скату не пройти и даже не проползти. Если не держаться за закрепленную наверху веревку, тотчас сорвешься и покатишься по известняковой облицовке, переворачиваясь на ходу, как камень, летящий по склону горы.

«Хоть она и гладкая, — подумала девушка, — я сдеру себе всю кожу, прежде чем коснусь земли».

Возможно, она и не разобьется насмерть, но будет выглядеть как освежеванное животное.

Насколько она могла судить, внизу не было ни души. Да и что там кому-то делать? Церемония закончилась, и жизнь вошла в свое русло. Жестокий номарх Анахотеп уже принадлежал прошлому.

Повернув голову назад, она подергала веревку, привлекая внимание Томака.

— Начинаем спускаться, — произнесла она, громко и отчетливо выговаривая слова. — Надеюсь, веревка выдержит. Только вот до земли она не достанет. Поэтому в конце концов ее придется выпустить, а дальше уж скользить по склону. Намажемся как следует оставшимся жиром, чтобы уменьшить трение, но не исключено, что кожу мы себе сдерем… Ты понял? Развязывай свою веревку, я распущу ее, чтобы она стала подлиннее. Я не смогу тебе помочь. Как только я вылезу, будешь выпутываться один.

Ануна подождала еще немного, потом дернула за веревку. Она знала, что для обмотки царской мумии бальзамировщикам потребовалось около ста пятидесяти локтей льняной ленты. Сто пятьдесят локтей… Приблизительное расстояние до земли… Но очень рискованно… Если сложить ее вдвое, длина уменьшится, зато увеличится прочность. Она знала, что Анахотеп потребовал для себя лен самого лучшего качества, дабы его похоронное одеяние пережило века. Нужно было принимать решение, потому что ночь начинала бледнеть.

По мере того как лента разматывалась, Ануна через отверстие спускала ее наружу. Ночной ветерок играл с нескончаемой тонкой перевязью, заставляя ее порхать по белой стене пирамиды.

Ануна все-таки решила сложить ее вдвое. Наполовину высунувшись наружу, она споро работала над пустотой, манипулируя с бесконечной лентой, хлопающей на ветру. Посчитав, что части получились равными, она привязала ее к кольцам, оставленным карликами на краю отверстия. Затем как смогла намазалась жиром и, намотав ленту на одну руку, стала вылезать наружу головой вперед. В узкой трубе нельзя было развернуться, так что пришлось смириться с таким положением. Края отверстия ободрали ей бедра, и внезапно она повисла вдоль стены; лента натянулась.

«Спускайся! — кричал ей внутренний голос. — Спускайся, пока не ослабли руки».

Она ойкнула от страха и грудью и животом прижалась к белой известняковой облицовке. Судорожно вцепившиеся в ленту руки отказывались повиноваться. Из отверстия высунулась голова Томака. Ануна начала спускаться, стараясь не делать резких движений. Лен держал хорошо. Наклон стены составлял градусов пятьдесят. Она попыталась подобрать ноги, но лишь ободрала коленки и распласталась, чуть не выпустив ленту. Известняк был очень гладкий, отполированный руками тысяч людей. Если она и заскользит по нему, то пострадает лишь от трения, а не напорется на какие-либо неровности. Девушка продолжила спуск. Ночной ветер, хлеставший по потному телу, казался ледяным; зубы выстукивали дробь. Без каких-либо осложнений она спустилась до конца ленты и вдруг безо всякой опоры повисла над пустотой. От земли ее отделяло семьдесят пять локтей. Собравшись в клубок, она покатилась по склону и удачно приземлилась на смягчивший падение песок. Другого способа спуститься не было. Еще девочкой она часто скатывалась так с вершин барханов на краю пустыни, но там был мягкий песок, а не камень… Падение оглушило ее, и она не видела, как спускался Томак. Когда она пришла в чувство, старик лежал в песке на спине и постанывал. Он здорово ободрал себе кожу. Она взяла его за руку, помогая подняться, но он закричал, как ребенок: у него оказалось вывихнуто плечо.

— Мы смогли… — задыхаясь проговорила она, сама еще не до конца поверив в это. — Мы живы! Пойдем, надо где-то укрыться.

Она поддерживала Томака, пока они шли к глинобитным домишкам на берегу реки.

Голые, безумно уставшие, окровавленные, они все дальше уходили от царства мертвых. Небо посинело, а скоро оно станет розовым. Через какой-то час, когда солнечные лучи упадут на пирамиду, люди, увидев пляшущую на ветру ленту, подумают, что ненавистный всем Анахотеп покинул свою гробницу, чтобы тревожить живых, и вымажут лица илом, взывая к милосердию Осириса.


23


Домики были скромные, сделанные из глины, смешанной с рубленой соломой. Ануна надеялась украсть там кое-какую одежонку, но не потому, что стеснялась наготы — в Египте рабочие и земледельцы часто работали в таком виде, прикрыв пенис простым бамбуковым или кожаным чехольчиком, — ей хотелось скрыть многочисленные кровоточащие порезы на теле, которые могли бы привлечь к ней внимание. Она умирала от голода и жажды. Увы, поблизости не видно было ни одного фруктового дерева, так как здесь начиналась пустыня, и лишь заросли папируса покрывали подступы к реке.

Она довела Томака до невысокой ограды из больших камней и внезапно рывком потянула его за руку, вправив плечевой сустав. Старик вскрикнул от боли. Все вокруг было спокойно. Не видно было никаких следов Нетуба или пигмеев. В каком направлении они пошли? Может, вернулись в лагерь, расположенный в развалинах старой крепости?

— Они уплыли по реке, — пробормотал Томак, будто угадав ее мысли. — Взгляни, вон следы от мешков… Они ведут к берегу, где их, должно быть, поджидала большая лодка. Они собираются покинуть провинцию и спуститься к морю. А оказавшись в дельте, покинут Египет.

— Это тоже ты придумал? — с горечью в голосе спросила Ануна.

— Нет… а вообще-то не знаю… Во всяком случае, я бы так же поступил на их месте. Им нужно как можно скорее удрать из нома. Если их остановят солдаты, то, обыскав их груз, сразу догадаются, что сокровища похищены из гробницы. На всех украшениях стоит клеймо Анахотепа.

— Надо их догнать, — решительно сказала Ануна. — Я не хочу лишаться своей доли… Я очень рисковала. Без меня у них ничего бы не получилось.

— Девочка моя, — простонал Томак, — что ты сможешь сделать с этими негодяями?

— Не знаю, — призналась девушка, — но ждать здесь неизвестно чего я не буду.

Она поднялась и проскользнула во двор одного из домов с потрескавшимися стенами. Подвешенное на палках, там сушилось белье. Она сняла два куска грубой ткани, в которую можно было завернуться Томаку и ей самой, чтобы защититься от жгучего солнца. Затем она вернулась к старику и помогла ему дойти до реки. Она рассчитывала завладеть одной из рыбацких лодок, сплетенных из папируса. Ануна слишком устала, чтобы грести, но течение должно отнести их именно туда, куда надо. Прежде чем залезть в лодку, она выдернула из ила несколько стеблей папируса, сразу очистила их и с жадностью съела сердцевину. Это была пища бедняков, которая лишь наполняла желудок, притупляя чувство голода.

Когда Томак сел в лодку, она, собравшись с силами, столкнула ее в воду, потом одним прыжком вскочила сама. Хватило нескольких гребков веслом, и лодка очутилась на быстрине, а дальше течение само понесло их.

Томак скорчился на дне и уснул. Усталость одолевала и Ануну. Теперь, когда нервное напряжение отпустило ее, ей с трудом удавалось держать глаза открытыми.

«Надо поспать…» — решила она. Укрывшись от солнца под украденной тканью, она примостилась на корме, закрыла глаза и тотчас уснула.


Ее разбудил сильный удар. Сначала она подумала, что лодка наткнулась на подводный валун, потом увидела, что валун шевелится. Камень оказался спиной гиппопотама. Томак завизжал, как напуганная женщина. Египтяне ненавидели этих животных, врагов крокодилов: они часто нападали на рыбацкие лодки, когда те встречались с плывущим стадом. «Мы сейчас опрокинемся!» — подумала Ануна, и в тот же момент лодка перевернулась. Девушка оказалась в воде, взбаламученной гиппопотамами. Страх охватил ее, когда с обеих сторон она увидела темные туши. Если животные еще больше приблизятся друг к другу, они раздавят ее, даже не заметив этого. Она боролась с течением, силясь как можно скорее отплыть, так как расстояние между животными быстро сокращалось. В мутной от ила воде невозможно было сориентироваться. Девушка забила ногами, уперлась в мощную живую стену, оттолкнулась от нее и вынырнула на поверхность. Уже плывя к берегу, она услышала треск раздавленной лодки.

А где Томак? Умеет ли он плавать? Наверное, раз он был рыбаком в прошлой жизни…

Ануна поискала старика глазами и наконец увидела его, неумело барахтавшегося в грязных волнах.

— Сюда! — крикнула она ему. — Плыви сюда!

Он не услышал ее, и девушке пришлось плыть за ним. Когда она схватила его, он напоминал ей тонущего котенка. Ануна подтащила его к берегу, и они стали пробираться по жидкому илу, продираясь сквозь заросли папируса.

«Где есть гиппопотамы, там нет крокодилов», — приободряя себя, бормотала Ануна. Но это было не так, и она знала об этом, поскольку крокодилы часто сидели в засаде неподалеку от гиппопотамов в надежде схватить одного из их детенышей. Поддерживая Томака, она прокладывала себе дорогу через густые заросли водных растений, боясь очутиться нос к носу с прячущимся крокодилом.

Надо было побыстрее выбираться из этой трясины на твердую землю. Ануна тяжело дышала от усталости, к которой добавилась растерянность. Теперь у них не было лодки, все пропало, и никогда они не найдут Нетуба.

Всякий раз, мысленно произнося его имя, она чувствовала, как у нее обрывается сердце. Она повторяла себе, что это от ненависти. Только от ненависти…

Наконец они вышли из тростниковых зарослей и упали на песок. Перед ними расстилалась пустынная равнина, покрывающая две трети территории провинции ниже Сетеп-Абу. Пейзаж показался Ануне незнакомым. Вероятно, ей не приходилось прежде здесь бывать.

«Я уснула, — думала она. — Лодку несло по течению почти целый день. Солнце уже опустилось за горизонт, скоро начнет темнеть. Мы очень далеко от Сетеп-Абу…»

Ануна поняла, что они и в самом деле находились на краю пустыни, вдали от поселений. И напрасно она всматривалась в окрестности, нигде не видно было никаких следов человеческого присутствия.

«Плохо дело, — решила она. — Скоро стемнеет, а с темнотой здесь появятся гиены, шакалы… и львы».

Издалека учуяв запах человека, хищники быстро соберутся сюда, чтобы разорвать их на куски. Ануна стащила с себя намокшую ткань. С наступлением сумерек станет холодно. Нужно бы развести костер… но как? Она помогла Томаку встать на ноги и потащила его к возвышавшемуся впереди холму. Может быть, удастся найти там какую-нибудь пещеру или что-то вроде того, чтобы пересидеть ночь? «Завалив камнем вход, — сказала она себе, — я смогу защититься от львов». К несчастью, скалистая возвышенность находилась дальше, чем ей казалось, и, когда они добрались до подножия, уже стемнело. Ануну страшили ночи на пустынных пространствах. В густой тьме без луны и звезд человек будто лишался зрения. Томак дрожал от холода, и она растирала его, как ребенка. Она уже привыкла к старикам, и ее не отталкивала обвислая морщинистая кожа, словно готовая слезть и обнажить скелет, но прикосновение к ней воскресило воспоминание о совершенстве тела Нетуба Ашры, о его твердом торсе, словно выточенном из древесины оливкового дерева. Она выругалась сквозь зубы, рассердившись на себя за сентиментальность.

Они не нашли никакого убежища и пытались защититься от пронизывающего холодного ветра, укрывшись за скалой. Ануна прижала Томака к себе, согревая его своим теплом, и ей невольно вспомнился седобородый погонщик верблюдов, с которым она много лет делила ложе.

Она удивилась, что не слышно воя шакалов, но вдруг вдали раздался львиный рык. Крупный хищник разогнал более мелких.

«Он знает, что мы здесь, — подумала она. — Он уже идет… Идет за нами».

И неожиданно ее охватил гнев. Избежать медленной смерти в глубине пирамиды, чтобы погибнуть здесь от когтей льва! Это было слишком несправедливо! Столько сил потрачено зря!

Худые пальцы Томака легли на ее плечо.

— Мы пропали, — пробормотал старик. — Лев… Ты слышала? Ветер донес до него наш запах. Нужен костер…

— Это невозможно, — в отчаянии проговорила девушка. — Нет дров, сухой травы, кремня… Нет ничего. Этот холм — нагромождение песка и камней.

— Тогда надо спуститься, — чуть слышно сказал Томак, — вырыть нору и закопаться в песок… Это одна из хитростей охотников… Если повезет, лев не учует нас.

— Я в это не верю, — обреченно возразила Ануна. — Мы задохнемся в песке, а льву ничего не стоит раскопать нас. Несколько ударов лапой, и все…

— Сделай что-нибудь… — заикаясь, проговорил Томак, и было в его дрожащем от страха голосе что-то детское.

Снова послышался рык, на этот раз ближе. Намного ближе. Ануна представила себе зверя, большими прыжками пересекающего пески. Может быть, он не ел уже несколько дней? Это делало его еще более опасным. Ей в голову лезли самые невероятные способы удержать его на расстоянии: бросать в него камни, вызвать обвал… кинуть ему на съедение Томака ради того, чтобы выжить самой? Страх смерти толкал ее на то, чтобы совершить гнусность. Она осознавала это, но разум ее отвергал саму мысль о том, что она может быть съеденной. Умирающий с голоду лев даже не даст себе труда прикончить свою добычу и сожрет вас живьем, отрывая большие куски вашей плоти и не обращая внимания на вопли.

«Когда он появится на склоне, — подсказала ей та ее часть, которая хотела выжить, — толкни ему навстречу Томака… Он скатится вниз и попадет прямо в лапы льву. Этого будет достаточно. Крупные хищники никогда не бросаются на вторую жертву, когда у них есть чем утолить голод, даже если она пройдет прямо перед их носом. Если он начнет пожирать добычу, он не погонится за тобой. Сделай это… Ты хорошо знаешь, что другого способа спастись у тебя нет. А Томак всего лишь старик. Он будет платой за всех седых погонщиков, спавших с тобой, когда тебе не исполнилось и двенадцати. Толкай его… Он не будет сопротивляться, он слишком слаб. Толкай его. Другого выхода нет».

Опять раздался рык. Теперь уже совсем рядом… в каких-нибудь пятидесяти локтях. Сейчас он перейдет на шаг, будет приближаться пригнувшись, напружинив задние лапы, готовясь к прыжку.

«Пора! — раздался в голове Ануны зловещий голос. — Толкай старика! Пусть он катится по склону, а ты убегай к вершине. Лев всегда довольствуется только одной добычей. Дай ему то, за чем он пришел, — это будет ценой за твою спасенную жизнь. Томак стар… он все равно скоро умрет. Он жил богачом, был сообщником Анахотепа. А тебе всего шестнадцать лет и тебе никогда не улыбалась удача. Ты не заслуживаешь того, чтобы окончить жизнь в пасти льва».

Она положила ладони на лопатки старика, тогда как глаза ее тщетно всматривались во тьму. Не было ни луны, ни звезд. Нут, богиня небесного свода, оставалась невидимой, спрятав чрево свое в облаках. Ануна поспешно отодвинулась от Томака, чтобы не поддаться искушению, и мысленно отругала себя. А потом, неожиданно, страх захлестнул ее, потому что она почувствовала запах льва — его пота, экскрементов и гнилого мяса, — вырывающийся из приоткрытой пасти. Он был совсем близко.

В панике она начала карабкаться по песку вверх, обдирая руки и ноги о камни. Она не понимала, что делает. Запах ее крови, сочившейся из порезов, распространился в ночном воздухе, дразня хищника.

Томак сдавленно вскрикнул. Ануна обернулась, подумав, что на него напал зверь. На ощупь она набрала камней, чтобы кидать их наугад в надежде, что тем самым отпугнет льва.

— Там! Там! — слабым голосом кричал старик. Она подумала было, что он пытается сказать ей, где находится лев, но потом различила светящееся пятно у подножия холма. Факелы. Факелы в руках людей потрескивали на ветру. Раздосадованный лев зарычал. Огонь пугал его. Просвистела стрела; Ануна поняла, что бедуины стреляли в хищника. Издав яростный рык, лев убежал. Ануна не видела его в темноте, но чувствовала, как запах зверя удаляется, следуя за ним по равнине.

— Сюда! — крикнула она, еще не зная, не бросается ли она в пасть волкам.

Факелы поднялись по склону холма. Их действительно несли бедуины — шесть мужчин, одетых в выгоревшие на солнце лохмотья. За поясами у них было медное оружие — такое обычно носят солдаты фараона. Внезапно поведение их странно изменилось. Поравнявшись с Томаком, они упали на колени и простерлись на земле, уткнув лбы в песок.

— Господин, — проговорил самый старший из них, — боги привели нас к тебе. Ты не узнаешь меня? Я Мозе, хранитель царских останков… Уже три месяца я брожу по пустыне с несколькими солдатами. Мы чуть не погибли во время песчаной бури… но ты, сын Гора, что ты делаешь здесь в разгар ночи?

Ануна подошла. От людей исходил невыносимый запах, которого Томак, похоже, не чувствовал. Она поняла, что перед ней отборные воины, преданные фараону, и побоялась, что старик не сможет их обмануть.

— Привет тебе, я Ануна, — надменно произнесла она, — первая и любимая жена Анахотепа, Могучего Быка. Фараон пал жертвой подлого заговора. Заговорщики пытались отравить его и похоронить заживо в обители вечности.

— Это правда, — подтвердил пришедший в себя Томак. — Она спасла меня. Если бы она не потребовала, чтобы ее погребли заживо рядом со мной, я никогда не смог бы вырваться из гробницы.

— Милость богов снизошла на тебя, да будут славны боги, которые помогли тебе восторжествовать над злыми людьми. Назови их проклятые имена… Мои солдаты и я будем преследовать их до самых сумрачных берегов Аменти!

— Разведите костер, — приказала Ануна, желая положить конец церемониям, которыми обычно злоупотребляли приближенные номарха. — Фараону холодно.

— Ты права, — согласился Мозе, вставая с колен. — Нам нет прощения… Изумление отняло у нас разум.

Он со своими людьми ушел за остатками снаряжения, оставленного у подножия холма.

— Кто это? — торопливо спросила Ануна, наклоняясь к Томаку. — Он тебе и вправду знаком?

— Да, — ответил старик. — Это Мозе, хранитель погребений. Его задача — помешать Нетубу Ашре осквернять царские мумии. Он пропал в пустыне вместе с порученными ему останками. Все полагали, что он мертв… Что теперь делать? Как объяснить ему наше пребывание здесь?

— Придерживайся версии заговора, — шепнула девушка. — А если будут надоедать с вопросами, притворись усталым. Теперь-то у нас, возможно, появится шанс найти Нетуба. Мы больше не одни, с нами солдаты. Твои солдаты. А Нетуб — вдохновитель заговора… Тебе понятно? Надо воспользоваться помощью этих солдат, чтобы вернуть сокровища.

Она умолкла, потому что Мозе возвратился, неся пожитки, которые он и его солдаты тащили через пустыню. У них был сухой навоз, из которого они и сложили костер. Пока Томак отогревал у огня руки, хранитель рассказал, как он желал, чтобы песчаная буря похоронила его, лишь бы избежать встречи с Нетубом Ашрой.

— Мы были в самом деле готовы принести последнюю жертву, — сказал он тихо. — Но боги того мира не захотели принять ее ни от меня, ни от моих солдат, которые сейчас находятся здесь. Буря подхватила нас и унесла далеко от наших товарищей… Когда мы пришли в себя, то уже не знали, где наш караван. Песок поглотил его. Даже Нетуб не смог его найти… Тогда мы пошли, надеясь дойти до Сетеп-Абу. Сотню раз мы чуть не заблудились… мы сражались с бедуинами, отбили у них верблюдов, но все эти животные околели один за другим.

Закончив рассказ, он стал расспрашивать о заговоре против Анахотепа. Ануне пришлось часто вмешиваться в их беседу, отвечая вместо Томака. Она хорошо понимала, что слова ее неточны, малоубедительны, но присутствие мнимого Анахотепа придавало вес ее фантазиям. В конце концов, не была ли она всего-навсего женщиной? А все знают, что женщины плохо разбираются в политике… так что вполне нормально, что ее объяснения были несколько путаными. К тому же она предупредила, что знала только некоторые детали, просочившиеся в гарем. Главный визирь Панахемеб организовал заговор, чтобы сместить Анахотепа и посадить на его место одного из его детей. А на самом деле отныне в провинции правил он сам. Нетуб Ашра был исполнителем его воли, в этом нет сомнений. Это визирь заставил его отравить Анахотепа и устроил похороны еще живого фараона, а потом помог ему проникнуть в гробницу, чтобы завладеть сокровищами и символами власти. Необходимо срочно вернуть все похищенное, иначе номарх так и останется безвластным и на него обрушится гнев Гора.

— На троне сидит самозванец, — заключила она. — А нашему господину нужны деньги для снаряжения армии. И эту армию возглавишь ты.

В ее словах смешались мольба, призыв и угроза, она походила на полоумную, в которой было нечто мистическое. Мужчины не осмеливались смотреть ей в лицо. А она знала, что все ее выдумки раскроются, как только будут заданы конкретные вопросы, но рассчитывала на священный ужас, внушаемый Анахотепом его приближенным, чтобы привлечь солдат на свою сторону.

— Куда они направились? — спросил Мозе.

— Они поплыли по реке до первого города, куда заходят чужеземные корабли, поднимающиеся из дельты, — ответила она.

— В таком случае речь идет о Кефер-Арисе, — заявил Мозе. — Именно туда греческие корабли привозят вино, мед и пурпурные ткани.

— Это далеко?

— Три дня ходьбы. Можно сократить это время, если изготовить плот из связок папируса. Я ненавижу Нетуба Ашру и не пожалею жизни ради того, чтобы перерезать ему горло. Если мы управимся за ночь, то спустим плот на воду с первыми лучами солнца, когда Ра появится после своего подземного бега.

— Хорошо, — одобрила Ануна. — Это вполне нам подходит. Вернемся на берег. Пусть твои солдаты несут фараона, ибо он очень устал.

Извилистой цепочкой они спустились с холма, оставив за собой облако пыли.

Оказавшись на берегу, солдаты вытащили свои бронзовые мечи и принялись прорубать просеку в зарослях, срезая охапки тростника и папируса. Они связывали их и переплетали — из-за нехватки дерева многие египтяне сооружают себе таким образом легкие лодки. Ануна опустилась на землю возле Томака, сидящего в стороне, и спросила себя, сколько времени понадобится Мозе, чтобы сообразить, что его кормили баснями.

Когда горизонт зарозовел, плот был готов. Ра выходил из своего подземного царства: он в очередной раз одолел змея Апопи, и земля Египта будет целый день освещена животворным светом.


24


Когда доплыли до города, Ануна поняла, что все пропало. В отличие от Сетеп-Абу Кефер-Арис был большим торговым центром, местом, где продавались и обменивались всевозможные товары, прибывшие на спинах верблюдов или в трюмах судов, приплывших из Греции. Он представлял собой огромный лабиринт оживленных, шумных улочек, в которых тесно было от множества прохожих. Животные в них соседствовали с людьми, с трудом прокладывая себе дорогу в толчее базаров. Запах этой клоаки поразил Ануну еще за две тысячи локтей от городских стен. Волна зловония, налетевшая, словно тошнотворный ветер, буквально ударила в лицо девушке. Ей стало нечем дышать, тогда как ее спутники, казалось, нисколько не страдали от этой вызывающей тошноту вони. После сухого воздуха пустыни и пропахшей илом реки запах человеческого поселения выделялся особенно резко. Ануне показалось, что она больше неспособна сделать ни шагу.

Еще приближаясь к городским воротам и потом, влившись в толпу торговцев, она думала о том, что Нетубу Ашре и его людям ничего не стоило раствориться в этом разношерстном человеческом скоплении. Очень уж много было здесь жителей, приезжих и чужеземцев, предлагавших всякую всячину… Если Нетуб влился в этот муравейник, он мог считать себя в безопасности.

Глубокая усталость овладела девушкой. Преследование закончится здесь, в этом можно было не сомневаться. Никогда ей не доводилось видеть столько людей на таком незначительном пространстве — настоящее столпотворение.

Над улицами витал запах горячего жира, к которому примешивался острый аромат пряностей. Ануне пришлось прикрыть нижнюю часть лица, чтобы отгородиться от этих невыносимых испарений. Она все отдала бы за щепотку дымящихся благовоний.

— Господин, — быстро пробормотал Мозе, обращаясь к старику, — позволь напомнить, что здесь мы не на твоей земле. Из осторожности не следует упоминать твоего имени. Если кто-нибудь спросит, я скажу, что ты мой отец… Знаю, это ужасная дерзость с моей стороны, но я вынужден так поступить, чтобы защитить тебя.

Не ответив, Томак кивнул головой. Жара доконала его, и ему трудно было держаться на ногах. Несколько раз за последние дни Ануна видела, как он засыпал, прислонившись к какому-либо камню или скалистому выступу, и почему-то была уверена, что он уже не проснется. И тем не менее вопреки всему Томак вставал, в последний момент вырываясь из когтей Анубиса. Слишком уж долгое это было путешествие для такого немощного старика, и силы его не восстановились по прибытии в Кефер-Арис.

Мозе подошел к Ануне, чтобы прошептать ей на ухо свои наставления:

— Хорошенько следи за ним… Не забывай, что здесь у нас нет никакой власти и нас даже могут объявить вне закона. До Сетеп-Абу далеко, но в городе есть люди, считающие, что наш господин слишком легко присвоил себе титул фараона, будучи всего лишь номархом… Могут возникнуть неприятности, если нас разоблачат. Тебе понятно?

Ануна знаком дала понять, что прекрасно усвоила то, что ей было сказано. Мозе все еще видел в ней женщину из гарема, фаворитку, настоявшую, чтобы ее похоронили заживо вместе с любимым господином. Даже его, такого верного слугу, без сомнения, поразила подобная преданность.

— У меня еще осталось немного золота, — сообщил старый служака, показывая перстни, украшавшие его пальцы. — Мы обменяем это на еду и одежду. На рукоятке моего кинжала есть медные и бронзовые кольца… их мы тоже обменяем, но все равно долго нам не протянуть… Слишком дорога жизнь в таких торговых местах.


Они с трудом продирались сквозь толпу. Солдаты Мозе окружили Томака, защищая его от толчков прохожих, которым не было дела до худенького старичка, одетого в лохмотья. Хранитель гробниц подошел к фонтану, наполнил водой деревянную чашу и почтительно подал Томаку. Старик принял ее худыми трясущимися руками и поднес ко рту.

Ануна боролась с унынием и отчаянием, охватившими ее. От мелькания лиц кружилась голова. Как найти Нетуба среди всех этих незнакомцев? Оставалось надеяться на счастливый случай, чудо… Однако такое могло произойти в Сетеп-Абу, где почти все были ей знакомы, но здесь… Здесь торговцы и покупатели беспрерывным потоком входили в город и уходили из него. Нетуб и его банда могли спрятаться где угодно. Столько здесь было домов! Целое нагромождение строений, похожих друг на друга, как кубики мела, с одинаковыми крошечными окошками. Кефер-Арис был муравейником, и Нетуб поселился в нем, смешавшись с миллионами других насекомых. Нужно было отказаться от дальнейших поисков… Все было напрасно.

Мозе, похоже, разделял ее чувства. Ануна догадывалась об этом, глядя на его отрешенное лицо. Он тоже спрашивал себя, как обнаружить преступника, если у него не было никакой власти. Не могло быть и речи, чтобы врываться в дома жителей Кефер-Ариса и допрашивать их, приставляя бронзовое лезвие к горлу. Он был никем, обычным путешественником, одним среди многих. Если он начнет приставать к людям с расспросами, его просто-напросто грубо одернут.

— Они прошли здесь, — вдруг проговорил Томак, уставив тонкий указательный палец в переулок, над которым торчали шесты с сохнувшими мотками свежеокрашенной шерсти.

— Откуда тебе это известно, господин? — спросил Мозе, слегка поклонившись.

— Запах… — выдохнул Томак. — Запах золота. Я его чувствую, он плавает в воздухе. Я его почти вижу… как желтую полосу над нашими головами.

Ануна подавила изумление. Первой ее мыслью было, что Томак старательно играл роль Анахотепа, подражая причудам номарха. Она даже рассердилась на него. Стоило ли ему так усердствовать? Что он выиграет, направив солдат по ложному следу?

— Золото, — повторил Томак, — и драгоценные камни с саркофага… Они сохранили запах благовоний, бальзамов, который издают мумии. Я их чувствую… их тоже… Они прочертили полоски потоньше: синие, зеленые, красные… Они еще видны в воздухе.

— Сможешь ли ты нас проводить, господин? — спросил Мозе. — Только ты обладаешь способностями, которые приведут нас к ворам. Немного удачи, и ты сможешь показать нам дом, где они скрываются.

— Да, — прошептал старик. — Это легко… Надо лишь следовать за запахами. Вы их не чувствуете? А ведь они такие сильные… особенно запах золота.

Ануна пыталась привлечь внимание Томака, чтобы дать ему понять, что он зря теряет время и ложь его бессмысленна, но он, казалось, не замечал ее. Что он задумал? Он тоже увидел отчаяние на лице Мозе и понял, что тот намерен отказаться от поисков?

Или же…

Или же он и в самом деле чувствовал то, о чем говорил?

«В таком случае, — подумала Ануна, закусив губу, — не Томака я вытащила из гробницы, а… Анахотепа».

Кто еще, кроме Анахотепа, мог распознавать неуловимые запахи… например, золота? Чей еще нос был на это способен? Дакомона, разумеется… Но Дакомон мертв.

«Даже я ничего не ощущаю, — призналась себе девушка. — Если это не шутовство, не галлюцинация, то перед нами фараон… А я-то думала, что спасаю Томака…»

Ноги ее задрожали. Томак показался ей тогда милым, потерянным, безобидным, но Анахотеп вселял в нее страх. Она вдруг поняла, почему появление солдат не обескуражило его.

— Вот сюда, — сказал старик, указывая направление, видимое лишь ему. — Желтая полоса… Она пахнет растительным соком… Она кисловатая, раздражает десны, точно кислое вино. Вы ее не чувствуете?

— Нет, господин, — прошептал Мозе, — но покажи нам дорогу, и мы пойдем за тобой. Приведи нас к этим негодяям, а остальное мы доделаем сами.

Мозе велел солдатам прикрыть лица. Сам он поглубже надвинул капюшон бурнуса Анахотепа ему на голову, чтобы по возможности скрыть лицо фараона. Группа двинулась вперед, прокладывая себе дорогу сквозь толпу. Солдаты расталкивали плечами зазевавшихся, а их суровый вид отбивал у недовольных охоту требовать извинения. Ануна шла сзади, не зная уже, то ли идти с ними, то ли бежать. Поднялись до верхнего квартала. Анахотеп шел первым, ноздри его раздувались, казалось, он находился в трансе. Наконец он объявил, что запах шел от одного из домов. Не останавливаясь перед ним, Мозе проследовал дальше. Ануна искоса взглянула на жилище. Это было большое строение, окруженное белой стеной. Пальмовые деревья за ней указывали на то, что там был сад. Судя по всему, дом этот знавал лучшие дни.

Мозе наконец нашел, что искал: скромный домик с двориком. В нем работала семья, приготовлявшая скверное пиво из хлеба, воды, ячменя и фиников, закисавших в каменных чанах. Женщина и дети вспенивали жидкость при помощи длинных лопаток. Мозе схватил самого младшего из детей за волосы и приставил к его горлу медный кинжал.

— Ни крика, ни слова… — прорычал он, — иначе этот малыш умрет на месте. А ты, старик, заставь молчать своих женщин. Если хоть одна завопит, я выколю ей глаз.

Солдаты последовали его примеру: вытащив оружие из своей драной одежды, схватили других детей и, зажав одной рукой им рты, другой делали угрожающие жесты. Хозяин дома вскочил и, дрожа от страха, прогнал испуганных женщин в глубину двора.

— Если ты нам поможешь, все будет хорошо, — бесстрастно бросил Мозе, — мы даже заплатим тебе. Но если ты станешь звать стражу, мы вас всех прирежем.

Мужчина упал на колени, умоляюще протянув к ним руки. Он так заикался, что нельзя было разобрать слов.

— Мы всего лишь хотим остаться здесь до ночи, — пояснил Мозе. — Никто не должен знать, что мы скрываемся у тебя. Слышишь? Иначе дети умрут.

— Мы ничего не скажем… — проблеял старик. — Сделаем все, как пожелаешь. Я всего лишь торговец пивом… Я небогат, но возьмите все, что хотите… Не причиняйте зла моим сыновьям.

— Плевать мне на твои богатства, — проворчал Мозе. — Мне нужно лишь твое молчание. Скажи, кто живет напротив, в большом доме с садом?..

— Дом принадлежит Котилидесу, торговцу оливками, — ответил пивовар. — Он жил в нем, когда был богат… а теперь он разорился… Он сдает его для пирушек, оргий…

— Есть там кто-нибудь сейчас?

— Да, люди из пустыни, очень беспокойный народ… С самого утра им в дом приносят еду, чтобы приготовить большой ужин. Они наняли для работы на кухне и моего племянника. Среди них есть дикари, наверняка и людоеды. Они вызвали девушек из соседнего борделя, отказались от моего пива… Оно для них слишком светлое…

Мозе поймал взгляд Анахотепа. Номарх покачал головой, и непонятно было, что означал этот жест.

— Мы останемся здесь, в твоих комнатах, — повторил Мозе. — Детей заберем с собой. При малейшем намеке на предательство мы перережем им горло. Ты понял?

Пивовар заверил, что сделает все, что от него требуется. Мозе укрылся в доме, оставив на террасе часовых для наблюдения за домом напротив.

— Этой ночью, — сказал он, — когда все опьянеют, мы перейдем улицу и всех зарежем. Подождем заката солнца. Как стемнеет, они начнут пить. Когда стихнет песня последнего пьяницы, мы начнем…

— Хорошо, — согласился Анахотеп. — Только не убивайте Нетуба Ашру. Я хочу, чтобы вы отрубили ему руки, ноги, отрезали язык. Выколите еще ему глаза, да так и оставьте. Если он выживет, то поймет, что значит отчаяние человека, который потерял свой ка. А других перебейте как бешеных собак.

— Будет сделано, как пожелаешь, — с поклоном сказал Мозе.

Наступила тишина. И только слышно было, как во дворе рыдали женщины, а пивовар тихо ругал их.

Анахотеп тяжело упал на ложе в темном углу комнаты. Ануна приблизилась к нему.

— Ты не Томак, не правда ли? — прошептала она, вглядываясь в лицо старика. — Ты Анахотеп. Только Анахотеп способен уловить след запаха в вонючем воздухе большого города. Даже я этого не могу.

— Я вновь обрел обоняние недавно, когда вошел в городские ворота, — ответил старик. — Как-то вдруг, неожиданно… Таким же образом и память ко мне вернулась, когда я очнулся в пирамиде. Впрочем, я этим не очень доволен. Когда я считал себя Томаком, я был избавлен от этой пытки.

— Ты бессовестно врал мне, — сказала Ануна. — Ты начал врать, как только вышел из саркофага. Почему?

Старик, казалось, наконец вышел из оцепенения. Он улыбнулся хитрой, жестокой улыбкой, мгновенно сделавшей его моложе.

— Я подумал, что добрый старина Томак будет тебе милее Анахотепа, — сказал он, показывая попорченные зубы. — Если бы я открылся тебе, приложила ли бы ты столько стараний, чтобы вызволить меня из гробницы? Я в этом не уверен.

Ануна должна была признать, что он прав. Анахотеп был кровавым деспотом, и она никогда не стала бы рисковать жизнью ради него. Напротив, она с тайным удовлетворением смотрела бы, как его накрывает песчаная лавина, обрушивавшаяся с потолка.

— Но… но как мог ты знать, что должно было произойти? — замявшись, спросила она. — Ты сказал, что карлики собирались оставить меня в гробнице, что они надрезали веревку… Как ты мог это предвидеть? Анахотеп пожал плечами.

— Какая ты глупая, — усмехнулся он. — Это так легко себе представить! Я лишь говорил то, что сам сделал бы на их месте. Дураку понятно, что тебя обвели вокруг пальца! О боги, одна только ты ничего не понимала. Нетуб Ашра сделал из тебя идиотку, моя девочка, он околдовал тебя, как и всех, кому раздвигал ноги. Он превратил тебя в свою самку. Как только ко мне вернулся разум, я угадал, что должно произойти. Я знал, кто я, но не мог тебе этого сказать, и тогда я стал играть комедию… Я прикинулся Томаком, старым рыбаком, невинной жертвой, для того чтобы ты пожалела меня и помогла выбраться из западни, в которую я угодил.

— Почему ты не умер, когда выпил отравленное вино? — смело спросила девушка. — Если ты Анахотеп, ты не мог защитить рот и желудок растительным лаком, которым Нетуб смазал рты мальчиков… Я не понимаю!

Номарх вздохнул. Устало повел худой рукой. Разговор утомил его.

— Томак умер, потому что он пьяница. Он, конечно, не был связан с Нетубом Ашрой и ничего не знал о заговоре. Никогда он не якшался с грабителями. Да и как он мог это сделать, если постоянно находился взаперти в моем дворце? Я придумал этот заговор, чтобы усилить твой гнев. Томак был глупым обжорой с вечно пересохшей глоткой. Когда в ту ночь я принес кувшин с отравленным вином, он накинулся на него и первым осушил свою чашу. Яд был очень сильный и сразу убил его. Увидев его в конвульсиях, я тотчас все понял, а так как я уже пригубил вино, то поспешил выплюнуть все, что было у меня во рту… но слишком поздно. Яд уже бежал по моим венам: через язык он вошел в мою кровь. Я не умер только потому, что не выпил его, ни капли. Увы, тень смерти потрясла мой разум. Я уже близко подошел к царству Анубиса и не мог вернуться невредимым. Когда глаза мои вновь открылись, я уже не знал, кто я. — Он перевел дыхание и продолжил: — О, камедь… Это была отчаянная идея. Да! Она могла бы убить меня, если бы я, по обыкновению, использовал своих маленьких пажей в качестве живых кувшинчиков, чтобы пить вино из их прелестных ротиков. Придя в сознание, я постепенно думал обо всем этом и понял, что произошло. Да и после твоих слов я кое-что припомнил: прежде чем уединиться с Томаком в ту ночь, я поцеловал моих строптивых козляток… этот поцелуй оставил на моих губах странный привкус какого-то растения. В тот момент я подумал, что мальчишки от скуки сосали засахаренные стебли папируса. И лишь потом, после твоих откровений, я вспомнил эту необычную деталь… Кто-то хотел использовать детей, чтобы отравить меня. Их рты намазали стойким лаком, не позволяющим яду проникнуть в слизистую оболочку… Это было хорошо придумано. Я уверен, что ребятишек просто вынудили, так как они любили меня чистой, наивной любовью. Как же Нетуб Ашра запугал их, чтобы заставить меня обмануть!

— Ты тоже меня одурачил, — бросила Ануна. — Какой же идиоткой я тебе казалась!..

— Я просто узнал из твоей болтовни недостающие подробности, — поправил ее номарх. — А я молол вздор, чтобы разжалобить тебя. Я прощаю тебя за то, что ты помогла моим врагам разграбить гробницу… Без тебя я бы умер.

— Это правда, я спасла твою жизнь.

— Ты не понимаешь, что я хочу сказать, — прервал ее номарх с ноткой раздражения в голосе. — Важна не моя жизнь, а то, что ты не покинула меня в опустошенной гробнице, без моего погребального багажа… Ограблен. Это просто смешно. Именно за это я и благодарю тебя и не приказываю Мозе отрубить тебе голову. Благодаря тебе я еще могу вернуть свое золото, без которого я вынужден буду вести жизнь бедного феллаха на полях Иалу. Ты не допустила, чтобы я потерял лицо, и благодаря тебе я умру фараоном. Я верну себе сокровище, чтобы спокойно умереть, а не доживать свои дни на берегу Нила…

Казалось, он хотел еще что-то добавить, но не смог, сломленный усталостью. Его подбородок упал ему на грудь, и он уснул, сразу же перейдя от бодрствования ко сну, как это часто случается со старыми людьми.

Ждать его пробуждения можно было долго.

Ануна удалилась в другую комнату, чтобы поспать немного на циновке. Не слышно было разговоров. Женщины во дворе возобновили свою работу под наблюдением двух солдат, стоявших по обе стороны двери.


Сначала Ануна была удовлетворена, видя, что мщение принимает определенные формы. Нетуб скоро получит свое, а это главное. В долгие часы их пути в город она изобретала тысячу кар, тысячу жестоких наказаний для главаря грабителей. Но сейчас ее решимость поколебалась. Действительно ли ей хотелось, чтобы Нетуба изуродовали солдаты номарха? Она попыталась представить себе его калекой, человеком-обрубком.

«Уж тогда-то он бы точно был твоим, — нашептывал ей злой голосок, иногда звучавший в ее голове. — Ты могла бы делать с ним все, что угодно…»

Ей стало страшно. Она обезумела от любви? Сможет ли она продолжать любить Нетуба, когда он выйдет из рук палачей? Как бы ей хотелось без колебаний сказать «нет», но хуже всего было то, что она не могла этого сделать. «Он уже не убежит от тебя! — внушал голос. — Он будет как дитя на твоих руках, будет зависеть только от тебя. Ты станешь его вселенной… Он будет нуждаться в тебе, чтобы жить, ты будешь нужна ему ежеминутно. Он больше не сможет обойтись без твоей помощи. Ты одна будешь связывать его с миром».

Волнующие образы захлестывали ее воображение. Ей представлялось, что она живет с Нетубом в хижине на берегу Нила; она видела его лежащим на циновке, греющимся на солнце, которое он никогда больше не увидит, а она обтирала его, умащивала ароматными бальзамами. Он ничего не мог делать самостоятельно, и она кормила его, кладя ему в рот кусочки вареной рыбы. На жизнь она зарабатывала в каком-нибудь Пер-Нефере. И весь день, занимаясь мумиями, она думала об этом мужчине, ждущем ее дома. О мужчине, который принадлежал ей целиком. Она была счастлива…

Она закрыла лицо руками — так ей стало стыдно. Она боялась себя. Нетуб отравил ее душу и тело. Сколько же времени нужно, чтобы закончилось в ней действие этого яда?

Анахотеп спал. Спал и Мозе. Дом погрузился во мрак. Светильников не зажигали. Ануна встала, словно кто-то толкнул ее. Она знала, что ей делать: предупредить Нетуба. Сказать ему, что солдаты фараона рядом, что они готовы напасть на него, и дать ему возможность скрыться до их прихода.

«Идиотка! — раздался в ее голове голос. — Может быть, ты надеешься, что он возьмет тебя с собой?»

«Нет, — мысленно возразила она. — Не такая уж я наивная. Если бы он меня любил, то не оставил бы в чреве пирамиды. Я хочу, чтобы он убежал… чтобы избавиться от него!»

Да, это было единственным решением. Когда Нетуб окажется на другом конце света, она наконец-то обретет покой. Она забудет о нем, излечится от него. Надо только, чтобы образ его больше не стоял перед глазами, чтобы она не знала, где его искать, — лишь тогда она сможет вновь начать жить.

Взяв какое-то красное покрывало и закутавшись в него, чтобы ее нельзя было узнать, она вышла из комнаты. Прикрыв лицо, выскользнула во двор. Она знала, что ей доверяли. Разве не была она в глазах солдат фавориткой Анахотепа, той, которая согласилась похоронить себя заживо? Они не осмелились бы удержать ее.

Оба часовых вскочили при ее приближении, и ей пришлось приоткрыть лицо.

— Я иду за благовониями для фараона, — произнесла она тоном, не допускающим возражений. — Ему плохо от вони этого свинарника.

Они склонили головы, не выдержав ее взгляда. Она покинула дом пивовара и пошла, прижимаясь к стенам, намереваясь смешаться с гуляками, которых было еще немало, несмотря на поздний час. Это был квартал со множеством увеселительных заведений, привлекавший моряков и погонщиков верблюдов.

Через некоторое время она повернула обратно, закрыв лицо, чтобы солдаты ее не узнали.

Она шла будто во сне. Ей казалось, что она могла бы пройти сквозь тела пьяных горожан, ошивающихся у порогов пивных. Все ей казалось дымом. Все, кроме Нетуба Ашры. Не существовало ничего, кроме него. Она вдруг поняла, что жаждет его тела, хотя он и предал ее, без колебаний решив оставить внутри пирамиды. Это было сильнее ее, и она сама себя ненавидела. Как она могла потерять свою гордость? Неужели это и называется любовью? Как можно желать погрузить пальцы в курчавые волосы мужчины, который хладнокровно обрек ее на смерть в мрачной гробнице? Она проклинала эту рабскую покорность своего тела и разума, против которой была бессильна.

Какие-то моряки пытались схватить ее за руки, но она вырвалась. Они не настаивали, испугавшись пристального взгляда этой девки, вероятно, накурившейся гашиша.

Она вошла в большой дом с узкими окнами. Оглушающий запах вина, усиленный жарой, ударил ей в нос, и, не выпив ни капли, она почувствовала опьянение. Она зашаталась, оглушенная сочетанием острого запаха мужского пота и жареного мяса, как тогда в пустыне во время пиршества каннибалов, последовавшего за смертью Дакомона.

Держась рукой за стену, чтобы не упасть в обморок, она прошла по длинному коридору, заставленному корзинами и большими кувшинами. Все здесь лежало вперемешку: оливки, сушеный виноград, амфоры с восковыми пробками, наполненные густым черным вином из Греции, пить которое нужно было разбавленным. На полу виднелись лужи из пивной пены — вязкой, пахнущей плесенью. Ануна вышла в сад, освещенный потрескивающими на ветру факелами, искры от которых падали на головы и плечи слишком пьяных, ничего вокруг не замечающих людей. Все бандиты были здесь, они сидели или лежали вокруг огромного низкого стола на бронзовых ножках. Большинство их них были обнажены, их груди и животы блестели от жира, пота и соусов. Когда их пальцы, которыми они брали еду, становились липкими, они вытирали их о свои бороды или волосы. Гвалт, перемежающийся смехом, ругательствами и непристойностями, делал центр сада похожим на поле битвы. Для еды грабители использовали орудия убийства: мечи, кинжалы, ножи. Молочных поросят они разрезали теми же лезвиями, которыми перерезали горло своим врагам.

Ануна стояла в нерешительности, потрясенная этим безумным ликованием, видом хищных челюстей, разрывающих мясо, и рук, шарящих в блюдах, которые трясущиеся подавальщики быстро ставили на стол, после чего так же быстро убегали на кухню.

Они праздновали победу, пили за похищенные сокровища, которые сделают их богачами. Карлики тоже были здесь. Они сидели прямо на столе среди еды, шатаясь, ходили между кубков, иногда падали на блюда. Один из них спал с открытым ртом, нежно обвив руками жареную антилопу, словно обнимая проститутку.

Ануна стояла в тени, боясь быть замеченной пьяным сбродом. Это была какая-то невообразимая разнузданность, в которой вырвалась наружу вся тупость пирующих, высвобожденная вином и пивом. Хвастаясь силой, бандиты пытались соперничать со львами, перемалывая своими челюстями кости зажаренных целиком животных. Они ломали зубы и даже не замечали этого, проглатывая их вместе с раскрошенными костями. Они бегали в глубину сада, туда, где прислуга соорудила кухню под открытым небом, находили среди отбросов шкуры, содранные с животных, напяливали их на себя вместе с отрубленными от туш головами и маршировали вокруг стола, испуская воинственные крики. Некоторые, обожравшись, со стонами катались по земле в собственной блевотине. Были тут, разумеется, и проститутки… Сборище уродливых самок, нанятых в соседней пивной. Им приходилось много платить, поскольку девиц из борделя пугала прыть людей пустыни с зубами каннибалов. Одну из них в этот момент засунули в тушу быка, и она отбивалась от насиловавшего ее бандита. Страшно было смотреть на эту пару, предающуюся блуду меж ребер зажаренного животного, и на этого мужчину, чье семя смешивалось с соусом, тогда как его собутыльники продолжали есть, отрезая себе большие куски мяса от импровизированного «брачного ложа».

Ануна не могла оторваться от стены дома. В жаровни набросали конопли, дым которой усиливал всеобщее опьянение, и у девушки начала кружиться голова.

Вскоре бандиты устроили своеобразное соревнование, как всегда бывало во время подобных пирушек. Им хотелось, кричали они, разбавить пресную пищу невиданными специями. Они повытаскивали из сумок, висевших у каждого через плечо, жемчуг, драгоценные камни и золотой порошок. Ануна поняла, что Нетуб уже поделил добычу, и этот «банкет» был чем-то вроде прощального ужина, после которого банда распадется. Из глупого тщеславия грабители принялись посыпать мясо пудрой из чистого золота или засовывать во фрукты алмазы; кое-кто пытался растворить в вине жемчужины. Они пожирали эти сокровища, чавкая от удовольствия, считая, что золотой порошок придает пище чудесный вкус. Некоторые, хлопая себя по животу, громко заявляли, что наконец-то чувствуют себя богачами, что богатство будет прорастать в них и кости у них станут золотыми, а яйца — рубиновыми.

— Брюхо — самый лучший кошель! — вопил один из них. — Меня не обокрадут, когда я буду спать!

— А чтобы расплатиться с заимодавцами, ты насрешь им в руку! — подхватил кто-то и разразился хохотом.

Покончив с мясом, они закричали, что у них проснулся аппетит, что ужин только начался. Они притворились разъяренными, чтобы напугать прислугу, но, увлекшись, сами себя убедили в том, что действительно умирают с голоду и что до сих пор им подавали лишь крохи. Все вскочили и с руганью бросились к жаровням, прислуга в ужасе убежала. Увидев, что на кухне больше ничего нет, они бросили в огонь нескольких собак, вертевшихся поблизости и пожиравших потроха. А остальным отрезали лапы и живьем насадили на вертела. Бедные животные визжали от боли, а огонь уже опалил их шерсть, распространяя невыносимую вонь.

— Свежее мясо! — вопили бандиты. — Хорошее мясо для смельчаков!

Похваляясь друг перед другом, они делали вид, что им доставляет удовольствие эта отвратительная пища, впивались зубами в ляжки еще полуживых собак и требовали добавки. Объятые ужасом проститутки чувствовали, что наступает момент, когда и их бросят в огонь. Некоторым удалось улизнуть в темноте от места резни. Бутака и Ути, безразличные ко всему, спали, обняв друг друга, в кустах, где их свалил хмель.

Наконец Ануна заметила Нетуба. Он наигранно смеялся, но глаза его были холодны; он делал вид, что здорово опьянел, но по его ненатуральному пошатыванию чувствовалось, что он разыгрывает комедию. Он сидел в конце стола в новой одежде, в сандалиях богатого человека, его пояс был увешан золотыми медальонами, стоившими целое состояние. Оделся он по греческой моде в белые льняные одежды, и по этой простой детали девушка сообразила, что он собирается покинуть земли Египта. Ей захотелось плюнуть ему в лицо, расцарапать ногтями щеки, но она поняла, что неспособна на это.

«Сучка, — подумала она, — ты всего лишь жалкая сучка. Тебе должно быть стыдно».

Он тоже заметил ее, однако лицо его осталось непроницаемым. Ануна даже не получила удовлетворения, не увидя его побледневшим или с расширившимися от удивления глазами. Но через мгновение он уже был на ногах, поспешно приближаясь к ней. Ануна не успела и рта открыть, как он обнял ее, прижал к себе. Она едва не лишилась чувств от этого прикосновения. Неужели он и в самом деле околдовал ее? Как можно желать близости с мужчиной, который задумал ее убить?

— Ты жива! — произнес он на одном дыхании. — Не могу поверить… Карлики сказали, что ты погибла под песчаной лавиной… Они солгали, мерзавцы! Чтобы вынудить меня поскорее уйти… Они не хотели, чтобы я тебя ждал.

Его горячее дыхание обжигало виски Ануны, его руки крепко сжимали плечи девушки.

— Ты веришь мне, скажи? — кричал он, не отрываясь от ее глаз. — Я не виноват, я считал тебя мертвой… Это все карлики… Эти мерзкие пигмеи хотели избавиться от тебя, чтобы увеличить свою долю…

Ануна окаменела. Ненависть кипела в ее груди, она не находила нужных слов.

«Он врет, — нашептывал ей голос разума. — Карлики здесь ни при чем. Это он. Он, который…»

Но ей так хотелось поверить ему. Так хотелось! Пигмеи обманули Нетуба. Этим все и объяснялось. Он никогда и не думал оставлять ее внутри пирамиды, если он и решился уйти, то только потому, что поверил на слово гномам из страны Пунт.

— Ты веришь мне? — повторил Нетуб. — Я невиновен… Клянусь богами! Ты же знаешь этих дикарей… Взгляни на них. Довольно пустяка, чтобы они пошли против меня. Мне с трудом удалось помешать им перерезать друг друга во время дележки.

— Кстати, — нашла слова девушка, высвобождаясь, — где моя доля?

— Ты возьмешь ее из моей, — без колебаний сказал Нетуб. — У тебя будет все, что положено. А завтра на рассвете мы уплывем. В порту меня ждет корабль, я покидаю Египет, начну новую жизнь на островах. Я так счастлив вновь увидеть тебя. Ты уедешь со мной, Египет слишком жарок для нас. А там нас встретят как господ.

Чтобы окончательно не размякнуть, Ануна сжала кулак так, что ногти впились в ладонь. Он имел над ней огромную власть, а она была игрушкой в его руках; он мог бы заставить ее поверить во что угодно. Это было нестерпимо; она уже чувствовала, что готова принять его версию происшедшего.

Нетуб поцеловал ее, и все сомнения Ануны улетучились.

«Он сказал правду, — подумала она, — карлики его обманули. Никогда он не собирался оставить меня в пирамиде… Я напрасно его обвиняла…»

Руки молодого человека сковали ее бедра. Ануне не пришлось больше думать… Мысли путались. Остались только чувства, жгучие, требующие более сильных объятий. Сразу забылось адское зрелище в саду, еще немного, и она отдастся ему прямо на столе среди пятен от соуса, словно проститутка из борделя. Она хотела принадлежать ему, чувствовать его в себе… долго-долго. Хотелось доказать ему, что он нуждается в ней, что нигде не найдет он такого блаженства, как в ее чреве. Слюна Нетуба имела странный вкус. «Это от конопли, — подумала она, прижимаясь к нему. — Все снадобья растворились в ней…»

— И вдруг дрожь пробежала по ее телу: надо было сказать ему, зачем она здесь! Она должна предупредить его о присутствии Анахотепа. Солдаты фараона ждали, когда смолкнет последняя песня, чтобы напасть на них. Их мало, но настроены они решительно. Не много времени им потребуется, чтобы зарезать уснувших пьяниц. Они тоже мясники, только в другой одежде.

Нетуб отодвинулся. Глаза его светились радостью, его обычно жесткое лицо почти улыбалось.

— Пойдем, ты вместе с нами поднимешь последнюю чашу, потому что этот вечер прощальный.

Взяв ее за руку, он подвел девушку к столу и постучал по блюду рукоятью своего кинжала, привлекая внимание сотрапезников. Бандиты подошли поближе.

— Соратники, — бросил Нетуб, поднимая над головой кувшин с вином, который он достал из-под своего сиденья, — вот и наступил момент чокнуться за нашу новую жизнь. Завтра все мы станем честными торговцами, добропорядочными людьми… но в этот вечер… в этот вечер мы все еще бандиты. Выпьем за наши преступления. Выпьем за грабежи, убийства, за попойки и битвы, без которых жизнь была бы мрачной. Возможно, через какое-то время, окруженные слугами и женщинами, массирующими наши ноги, мы будем сожалеть о прошлом. Такова жизнь. Бедные, мы мечтаем стать знатными; став богатыми, тоскуем по былым подвигам. Выпьем за единственное, что у нас осталось: после пролитой крови и ран мы еще живы!

Радостными воплями встретили бандиты эту тираду. Все взяли пустые чаши и протянули их Нетубу.

— И ты тоже! — бросил молодой человек Ануне. Она выбрала кубок среди хаотически наваленных блюд и глиняных мисок.

Нетуб начал разливать вино — густое, неразбавленное. Ануна провела по губам кончиком языка: она умирала от жажды. И снова ощутила на них странный вкус, оставленный губами молодого бандита… и истина пронзила ей сердце.

Лак… Растительный лак, который Нетуб дал матери мальчиков в ночь, когда был отравлен Анахотеп! О боги! Перед ее глазами промелькнула вся сцена: обнаженные мальчики с зашитыми веками, их мать, дрожащая от страха — как бы солдаты фараона не забарабанили в дверь… Лак, предназначенный для того, чтобы предохранить рты и желудки детей, если Анахотеп захочет пить отравленное вино с их губ, как это часто бывало…

Ануна ухватилась за стол, чтобы не упасть. Ей все стало ясно. Нетуб выпил камедь, чтобы защитить себя от яда. Вино, так щедро разливаемое им, было смертельным. Он подготовился к убийству своих сообщников, чтобы завладеть их долей сокровищ. У него никогда и в мыслях не было делиться с кем-либо.

А она чуть было не попалась в его сети. Если бы он не допустил такой оплошности, не поцеловал ее, чтобы отмести все обвинения, она никогда не ощутила бы привкуса камеди на его губах. Она бы никогда не узнала…

Она, как и остальные, подняла свой кубок, все еще надеясь, что в последний момент Нетуб остановит ее. Перед тем как поднести его ко рту, она посмотрела молодому человеку в глаза, пытаясь увидеть в них что-то, но он одарил ее одной из своих самых очаровательных улыбок… и долил вина в кубок.

— Выпьем! — произнес он, поднимая кувшин над своей головой так, чтобы струя вина лилась ему в рот и чтобы все это видели.

Ануна все же заметила, что в рот ему попадало очень мало, а большая часть стекала по его подбородку и обнаженному торсу. Она поспешно притворилась, что пьет, пока голова его была задрана. Она знала, что слишком ослабла и не сможет противостоять действию даже малейшей дозы яда. Вокруг нее бандиты большими глотками пили свою смерть, но она больше не слышала их рычания. Она стала холодной, как самая холодная ночь пустыни. Что-то в ней оборвалось, и тело стало пустым, как саркофаг без мумии. Она не испытывала никаких чувств, даже не уверена была в том, что жива. На какое-то мгновение пришла мысль выпить яд, чтобы наказать себя за наивность… и чтобы избавиться от страданий, которые неминуемо придут к ней, когда Нетуб уедет. Но плоть ее оказалась сильнее разума и приказала ей вылить содержимое кубка на землю.

Она едва успела сделать это, как Нетуб схватил ее за руку и потянул в дом.

— Наша последняя ночь! — шепнул он ей. — Последняя вольная ночь! Воспользуемся ею. Завтра я сделаю из тебя добропорядочную женщину, ты будешь командовать нашими слугами, купаться в молоке, умащивать тебя будут самыми благоуханными мазями.

Ее покачивало, но она позволила себя увести. Молодой человек бросил на нее острый взгляд, и она догадалась, что он отнес ее слабость на счет начавшего свою работу яда. Он много говорил, но его слова долетали до нее словно сквозь плотную вуаль.

Она очутилась на втором этаже здания, в комнате, заставленной курильницами, устланной подушками и шкурами пантер. Была там и кровать, на которую Нетуб ее бросил. На какое-то время он вышел, очевидно, чтобы изрыгнуть из себя вино, вынужденно выпитое на глазах у всех.

В темноте, разрываемой отблесками горящих в саду факелов, Нетуб разделся догола. Он набросился на Ануну, и девушка вновь обрела дивное ощущение, будто лежит под деревом, руками обнимая живой ствол. Он был тяжелый и твердый, казалось, он вот-вот раздавит ее, сломает ей грудную клетку. Он рассекал ее надвое. Лгун, предатель и убийца… Он войдет в нее, вызовет в ней чувство блаженства, будет наблюдать за тем, как она умирает, и не перестанет высматривать признаки приближения смерти, вместе с волной наслаждения, в зрачках этой женщины, которую будет обманывать до самой последней секунды.

Трепеща, Ануна приняла его и снова поразилась физической силе, воздействовавшей на нее.

«Такого ты больше никогда не познаешь, — мелькала у нее мысль, когда волна блаженства накатывала на нее. — После него все мужчины покажутся тебе тенями. Он навсегда заклеймил тебя. И тем не менее он чудовище…»

Она с силой вцепилась в него, погрузив ногти в его поясницу. А он не отрывал от нее глаз, подстерегая появление смерти на лице пригвожденной им женщины.

Ануна знала, что должна притвориться умирающей, иначе он придушит ее. Но она колебалась, оттягивая момент мщения. Вообще-то ей нужно было лишь закрыть глаза и ждать вторжения Мозе и солдат. Нетуб не устоит перед ними. Солдаты фараона схватят грабителя, и он погибнет в страшных мучениях.

«У тебя есть на это право, — нашептывал ей голос. — Он хотел тебя отравить. Если ты промолчишь, ты будешь отомщена… Притворись мертвой, и он сразу потеряет к тебе интерес».

Да, это было легко, так легко. Замолчать и предоставить все решать судьбе. А ведь она бежала к Нетубу, чтобы предупредить его, спасти, а он еще раз обманул ее. Этот обманщик никогда не исправится. Скорпион… Он сто раз заслуживал смерти. И все-таки…

Она почувствовала, как он кончает в нее, и радостно вскрикнула… Это была их последняя ночь. Она в изнеможении, истекая потом, откинулась на соломенном матрасе. Она знала, что ей следовало наслаждаться этими мгновениями, запомнить их на всю оставшуюся жизнь, которая станет невыносимо пресной. Она подбирала остатки ощущений, запахов. В последний раз погладила тело Нетуба, его твердую грудь, отмеченную тысячью шрамов.

— Нетуб, — услышала она свой голос. — Он там… На другой стороне улицы вместе с солдатами. Он ждет, когда все напьются, и тогда вас прирежут. Я была с ними… убежала предупредить тебя. Надо немедленно уходить…

Гневом и ненавистью зажглись глаза главаря. Сжав губы, он наклонился над ней.

— Ты это знала, — задыхаясь, проговорил он, — ты все знала и ничего не сказала… Глупая самка, если бы ты не была уже наполовину мертва, я вырвал бы у тебя сердце!

— Что? — пролепетала Ануна, делая вид, что ей стоит огромного труда держать глаза открытыми.

— Ничего, — бросил он, отрываясь от ее тела. — Спи, не беспокойся ни о чем.

Он соскочил с кровати без прощального жеста, без ласки, даже не коснувшись ее рукой. Отвернулся от нее, как отворачиваются от падали, когда она начнет вонять. Она была для него ничем, лишь чревом, телом, от которого он получил мимолетное наслаждение, положенное самцам. Ануна слышала, как он сбегает по лестнице, зовет Бутаку. У нее не было сил, чтобы встать, смутное чувство подсказывало ей, что, как можно дольше удерживая в себе семя Нетуба, она, может быть, зачнет. От бандита останется его ребенок, плоть от плоти его.

«Я совсем сошла с ума, — вдруг подумала она, проводя рукой между влажными бедрами. — Как можно желать сына от шакала?»

Кружилась голова, и она спросила себя, не смочила ли она губ отравленным вином, когда поднесла к ним кубок… Все зависело от количества яда, вылитого Нетубом в кувшин. Она-то считала, что обезвредила ловушку, а сама угодила в нее. Страх заставил ее приподняться, но дурнота от этого лишь усилилась. Комната завертелась перед глазами. Она уже не могла встать и упала на ложе; лицо ее покрылось холодным потом.

Одно было бесспорно: умерев, она забудет о Нетубе Ашре! Так что не будет плакать по потерянному любовнику всю оставшуюся жизнь!

Она все же попыталась встать. Сад погружался в молчание. Выкрики стихали по мере того, как гуляк покидало сознание. Скоро все стихнет, и настанет момент, которого дожидался Мозе. С кинжалом в руке он ворвется в сад. Его солдаты быстро перережут горло пьяницам, валяющимся в лужах вина. Один лишь человек будет взят живым: Нетуб Ашра.

«Беги! — еле слышно крикнула Ануна. — Беги, они сейчас придут… Торопись!»

Не дойдя до порога комнаты, она тяжело осела на пол.


25


Ее разбудил резкий, злобный удар ногой, пришедшийся между ног. Ануна застонала и приподнялась на локте, не понимая, где находится. Комната была освещена взошедшим солнцем. Она увидела стоявшего над ней Анахотепа. На лице его было написано отвращение, которое вызывал у него неприятный запах.

— Просыпайся! — квохтал он. — Ты воняешь, от тебя несет женщиной, ты пахнешь мужчиной. Иди обмойся.

Ануна встала на колени. Болела голова, рот ничего не чувствовал, словно его смазали маковым зельем. Из этого она заключила, что яд все-таки подействовал. Одной капли, попавшей на губы, хватило, чтобы вызвать недомогание во всем теле, но тело неимоверными усилиями преодолело его. Ее затошнило; язык был словно неживой.

— Ты все-таки не удержалась, предала нас, — произнес Анахотеп. — Ты предупредила его о наших намерениях, не так ли?

Ануна поднялась, поискала глазами льняную тунику, в которой была накануне. Завернувшись в нее, стала искать свои сандалии. Она знала, что оттягивает момент, когда придется задать вопрос: «Нетуб жив?» — но никак не могла его задать и кляла себя за эту слабость благодарной собачонки. Где же ее гордость?

Анахотеп взял ее за подбородок, приподнял голову, осмотрел рот.

— Он пытался тебя отравить, тебя тоже, да? — бросил он. — Твои губы поблекли от яда. Ты пришла спасти ему жизнь, а он обрек тебя на смерть. Что за человек! Неужели так сильна его власть над тобой?

Девушка рывком освободилась от его руки. От этого движения в глазах у нее потемнело.

— Спустимся в сад, — приказал он, — я хочу, чтобы ты увидела то, что нашли Мозе и солдаты, когда ворвались туда.

Они сошли по лестнице. Поставив ногу на последнюю ступеньку, она поразилась ужасному смраду, заполнившему дом. Тысячи мух жужжали, ударяясь о стены. Снаружи запах был еще сильнее. Наступившая жара ускорила разложение трупов, валявшихся вокруг пиршественного стола. Мухи бесновались, перелетая с остатков пищи на мертвую плоть. Первым побуждением Ануны было найти Нетуба, которого она уже представляла себе четвертованным либо пригвожденным копьем к земле… Она не увидела ничего, кроме трупов, облепленных мухами; у некоторых были распороты животы — от грудной кости до паха.

— Мозе обнаружил их в таком состоянии, — пояснил Анахотеп. — Это Нетуб постарался. И мне непонятно зачем, раз они уже были мертвы…

Ануна наклонялась над останками. Губы у всех были обожжены ядом. Некоторые бандиты умерли в страшных конвульсиях, о чем свидетельствовало положение их тел. Она не нашла среди них ни Бутаки, ни Ути. Грек и бывший слуга Дакомона явно скрылись вместе с Нетубом Ашрой.

— Это Нетуб со своим помощником вспороли им животы, — пробормотала Ануна, прикрывая низ лица отворотом туники. — Они, наверное, хотели забрать алмазы, которые эти бедняги проглотили из хвастовства во время пира.

Она отвернулась; ее вырвало желчью. От болезненных спазмов в желудке она согнулась пополам.

— Уходим, — произнес Анахотеп, — этот запах невыносим!

Взяв девушку за руку, он подтолкнул ее к проходу, ведущему на улицу. И только там вытащил из-за пояса тряпочку, смоченную раствором ладана, и протянул ее Ануне.

— Возьми, — сказал он, — этот аромат не очень хорош, но все лучше, чем ничего. Люди вроде нас с тобой могут умереть, надышавшись смрада.

Ануна схватила ее и прикрыла нос. Анахотеп смотрел на нее со странно сочувственным выражением.

— Ты его любишь, правда? — проскрипел он. — Поэтому ты нас предала? Это сильнее тебя. Ты знаешь, что ничего для него не значишь, и все-таки ползаешь у него в ногах.

— Я его ненавижу! — бросила девушка. — Он хотел меня убить.

— Не лги, — отрезал номарх. — Я понимаю твои чувства, то же самое я испытывал к Дакомону. Страсть… наваждение. Я даже думаю, что именно по этой причине я велел его изуродовать… Чтобы он стал уродом… Чтобы освободиться от него. Я не хотел дойти до состояния, в котором сегодня находишься ты. Я сделал это, чтобы не выглядеть смешным… Да, полагаю, это была единственная причина. А секрет духов, ловушки в лабиринте были всего лишь предлогом. Мне была противна мысль стать рабом этого мальчишки…

Анахотеп явно хотел выговориться. Ануна потупилась. Она собиралась сказать ему, что им не следует оставаться здесь, поскольку трупный запах скоро распространится по всей улице, да к тому же обязательно найдется любопытный, который проскользнет в сад… Он позовет на помощь, вызовут стражу…

— Тебе надо от него отделаться, — продолжил Анахотеп, похоже, весь погруженный в свои мысли и безразличный ко всему остальному. — Тебе следует освободиться от Нетуба, как я освободился от Дакомона. Я убью его… Убью ради тебя… Потому что ты вытащила меня из пирамиды, хотя не обязана была это делать… Это будет моим прощальным подарком…

Он говорил тем отрешенным голосом, который все чаще звучал из его уст в последнее время.

Ануна не успела ответить, так как их прервал Мозе.

— Господин, — возбужденно сказал он, — надо уходить подальше от этого побоища. Если стража нома застанет нас, то арестует, как обычных разбойников.

Анахотеп фыркнул. Какое-то время глаза его блуждали, ни на чем не останавливаясь.

«Он умирает, — подумала Ануна. — Его голова становится пустой… Ходячий мертвец…»

Мозе повернулся к девушке. Он тоже казался очень усталым; грязная поношенная одежда делала его похожим на старьевщика.

— Тебе известно, куда направился Нетуб Ашра? — выдохнул он. — Ведь он говорил тебе, не так ли?

Ануна колебалась, уже не зная, хотелось ли ей признаться.

— Порт… — наконец проговорила она. — Он сказал, что этим утром отплывет к греческим островам.

— Тогда он там, — оживился Мозе. — Он погрузил сокровища на судно. Может быть, он еще не уплыл…

И он сделал знак солдатам следовать за ним.


Ануна вынуждена была пойти за ними, так как худые пальцы Анахотепа вцепились ей в запястье. Чего он боялся? Того, что она вырвется и побежит в порт предупредить Нетуба? Мозе нервничал, был настороже. Он знал, что трупы грабителей скоро будут найдены. Ануна спросила себя, что он сделал с пивоваром и его семьей. Убил их? Если нет, то торговец пивом сразу же подробно опишет их солдатам нома: группа вооруженных до зубов бедуинов с негритянкой и очень худым стариком… Стражникам легко будет отыскать их даже в толпе.

Когда они добрались до порта, там их ждал неприятный сюрприз. Они увидели, что порт охранялся десятком солдат, так что вооруженная атака днем становилась невозможной. А вдоль мола стояли на якоре фелуки, барки, галеры. Ануна увидела матросов, занятых переноской кувшинов с маслом, тюков льна или хлопка. Нетуба нигде не было.

— Ты его видишь? — спросил Мозе.

— Нет, — призналась девушка. — Я полагаю, их должно быть трое: Нетуб, его помощник грек Бутака и Ути, бывший слуга Дакомона, мастера по лабиринтам. Они тебе знакомы?

— Да, — проворчал Мозе. — Если их всего трое, то они, безо всякого сомнения, будут сидеть в каком-нибудь трюме, а не прогуливаться по палубе.

— Он говорил о греческом судне, — уточнила подавленная Ануна.

— Здесь почти все суда греческие, — буркнул старый воин. — Над ними у меня нет власти. Я не могу взойти на них, чтобы устроить обыск. Их капитаны кликнут стражу, и нас тотчас арестуют.

Он задумался.

— Ступай-ка ты. Девушка, разыскивающая матроса, никого не удивит… Постарайся узнать, на какой из этих кораблей поднялись трое мужчин, о которых ты говорила. Ты знаешь их лучше меня и сможешь их описать.

Мозе подтолкнул Ануну к молу. Девушка заметила, что он стал относиться к ней не так почтительно, как в предыдущие дни. Она догадалась, что Анахотеп рассказал ему о ней и о той роли, которую она сыграла во всем этом деле. Скорее всего, теперь Мозе было известно, как она встретилась с грабителями и стала преданной собачкой Нетуба Ашры. Она пошла по набережной, переходя от одной группы матросов к другой; ее встречали недвусмысленным смехом и непристойностями.

— Он ушел, не заплатив тебе, ведь правда? — хохотали матросы. — Он сделал тебе ребенка?

Скинув с плеч тюки, они тянули руки к телу Ануны. Она натужно смеялась, терпела грубые прикосновения и описывала приметы Нетуба и его спутников, удрученно повторяя: «Красивый мужчина, коренастый грек и юноша с девичьим лицом…»

Она поднялась на мол. Капитаны прикрикивали на нее, говоря, что своими приставаниями она мешает им работать. Она испугалась, как бы их брань не привлекла внимание стражи. Во многих местах писцы составляли длинные списки погруженных в трюмы товаров. Она дошла почти до конца порта, когда ей наконец встретился немолодой мужчина в финикийском колпаке.

— Поздновато ты пришла, красотка, — сказал он, показывая ей на реку. — Твой любовник отчалил на рассвете. Его корабль спускается к дельте. Он доплывет до нее, когда Ра пройдет половину небесного свода, а потом направится в открытое море.

— Что это за корабль?

— Фелука с красным парусом, — уточнил моряк, — она плывет медленно, потому что слишком низко сидит в воде. Ты могла бы ее догнать на легкой, хорошо оснащенной барке… Заплатив за нее, разумеется.

Она поняла, что он намекал на собственное суденышко и предлагал свои услуги.

— Хорошо, я нанимаю тебя, — сказала она. — Подожди, я схожу за моими друзьями.

На обратном пути ее охватили сомнения. Должна ли она сказать правду Мозе? Чтобы спасти Нетуба, достаточно было скрыть ее от него — заявить, что никто не видел его, не дать возникнуть мысли о погоне…

«Совсем я рехнулась, — подумала она, — даже после того, что он со мной сделал, я продолжаю его защищать».

— Ну как? — пролаял Мозе, когда она пришла.

Она передала ему слова финикийского моряка.

— Прекрасно, — обрадовался он, — мы воспользуемся его услугами. Догоним фелуку на реке, и никто не придет на помощь этим негодяям.

Моряк поморщился, увидев подходящую к нему группу людей в рваной одежде, но с суровыми лицами. Ануне показалось, что он сейчас убежит, но Мозе показал ему ладонь, на которой блестело золото, и финикиец сразу стал покладистее. Очень скоро барка отошла от причала. Когда они оказались на быстрине, старый моряк развернул парус, и суденышко резво помчалось, подгоняемое попутным ветром. Это была хорошая лодка, приспособленная для быстрого плавания; она легко разрезала волны, не зарываясь в них, что избавляло пассажиров от необходимости вычерпывать воду. Она быстро обогнала тяжело нагруженные суда, также спускавшиеся к дельте. Ануна поймала себя на том, что молится богам, прося их послать им навстречу стадо гиппопотамов, чтобы преградить барке путь. По правде говоря, она и сама не знала, чего хочет. Отомстить Нетубу, забрать свою долю сокровищ… или все забыть? Не знала она и того, чего ждал от нее Анахотеп. Отпустит ли он ее после пленения Нетуба? Вознаградит ли ее? Предложит ли ей войти в свой гарем? Многим женщинам польстило бы такое предложение, тем более что постаревший господин не очень докучал бы своей «милостью»… Но Ануна считалась уже немолодой, ее быстро оттеснили бы в разряд «старших», и наследник номарха скорее всего предпочтет ей двенадцатилетних девочек со светлой кожей, захваченных на севере пиратами…

Она опять подумала о сокровищах. Что-то ей подсказывало, что Анахотеп не отдаст ей ее долю, увезенную Нетубом. И как поступить, если он предложит ей выбирать между золотом и главарем грабителей? Пот бисеринками выступил на ее висках при этой мысли. Нетуб или золото? В голову ей лез образ изуродованного Нетуба, с обрубками рук и ног, наспех залитыми горячей смолой, слепого и немого Нетуба, беззащитного и беспомощного… Этот Нетуб, уродец, будет целиком принадлежать ей.

«Нетуб или золото?» — спросит Анахотеп, забавляясь ее нерешительностью. А она знала себя, знала, что у нее хватит ума, чтобы выбрать Нетуба и отказаться от богатства. Это и станет ее наградой: невыносимое бремя, адская жизнь с человеком-обрубком, который два раза пытался ее убить.

Внезапно впереди показалась фелука с красным парусом. Она плыла медленно, низко осев в воде.

Солдаты фараона сбросили свои лохмотья, так как не желали умереть в одежде бедуинов. На них остались только набедренные повязки и перевязи с оружием — мечами и кинжалами. Эти люди были словно выточены из бронзы, сильные и смелые, закаленные испытаниями в пустыне; их много раз раненные тела никогда не просили пощады. Мозе дал понять финикийцу, что он должен соблюдать осторожность, чтобы их не заметил экипаж фелуки. Старый моряк испугался. До него только теперь дошло, что он станет участником пиратского нападения. Тем не менее он повиновался и спустил парус. Барка стукнулась носом о корпус фелуки.

Мозе и солдаты бесшумно вскарабкались на ее корму. Матросов поразило неожиданное появление незнакомцев с неприветливыми лицами, потрясавших бронзовым оружием.

Мозе приставил меч к горлу капитана и спокойно произнес:

— Если хочешь жить, прикажи своим матросам прыгать за борт и сам следуй за ними.

Пока он говорил, солдаты Анахотепа захватили палубу, заняв стратегические точки. Их оружие, их шрамы свидетельствовали о том, что это были опытные воины, не терпящие возражений. Матросы как один бросились к бортам и спрыгнули в реку. Капитан собрался сделать то же самое, но Мозе остановил его:

— Твои пассажиры… Три человека… Где они?

— В трюме, — выдохнул капитан. — Они караулят свои товары… Они вооружены и…

— Убирайся! — приказал Мозе.

Затем он жестом приказал солдатам, чтобы они следили за портиками. Ануна подумала, что эта предосторожность излишняя, так как Нетуб не сбежит, оставив сокровища. Он будет биться насмерть. Приоткрылась крышка люка, и показалась голова Бутаки. Обеспокоенный всплесками от прыжков, грек решил узнать, что случилось. Солдаты номарха схватили его за волосы, приставили меч к горлу. Теперь Нетуб остался один.

— Нетуб Ашра, — торжественно произнес Мозе, — мы знаем, что ты здесь. Тебе конец, судно в наших руках, ты уже не поплывешь дальше. Я — Мозе, военачальник нома Сетеп-Абу, хранитель царских погребений. Ты долго преследовал меня в пустыне, чтобы завладеть моим грузом, но в конечном счете поймал тебя я. Выброси оружие на палубу и выходи с поднятыми руками. Фараон решит твою участь.

— Какой фараон? — послышался насмешливый голос главаря грабителей. — Анахотеп? Он мертв… Разве мумии отдают приказы?

На палубу был выброшен меч на кожаной перевязи. Следом за ним показался Нетуб. Лицо его побледнело, но гнев и наглость помогали ему сохранять величественный вид.

Все мечи уткнулись ему в грудь. Ануна испугалась, как бы он не бросился вперед, чтобы они пронзили его, избавив от пыток. Однако спеси в нем поубавилось, когда он заметил номарха и девушку.

— Ты… ты здесь? — заикаясь, выдавил он, уставившись на Ануну.

Девушка хотела было ответить, но не нашла слов, признавшись себе, что больше всего сейчас боится того, что вскоре произойдет с главарем грабителей.

Мозе помог Анахотепу перебраться на палубу. Покачивая головой, старик рассматривал Нетуба. Лицо его выражало царственную надменность. Несмотря на его лохмотья, нельзя было не узнать в нем Анахотепа, грозного номарха Сетеп-Абу, уцелевшего после всех покушений и заговоров, презиравшего людскую ненависть к себе. Нетуб чуть пошатнулся от удара этого тяжелого, жесткого взгляда.

— Вот видишь, — сказал наконец Анахотеп, — ты хотел меня отравить, но я восстал из мертвых, чтобы покарать тебя. Ты полагал, что ограбил мою гробницу, но я пришел, чтобы забрать свое добро. Теперь мне ничто не грозит, я — тот, который выживает. Меня сотню раз считали при смерти, а я всегда хоронил своих врагов.

— Что делать с этими мерзавцами, господин? — спросил Мозе.

— Привяжите их к мачте, — повелел номарх. — Да покрепче. Я не хочу, чтобы они сбежали. Я решил, что мы останемся вместе… Надолго… Навечно…

Солдаты кинулись к Нетубу, Бутаке и Ути и накрепко привязали их к мачте, не заботясь о том, что веревки порвали им кожу и из-под них засочилась кровь. Подгоняемое ветром судно продолжало двигаться вперед.

— Должны ли мы пристать к берегу? — спросил Мозе.

— Нет, — ответил номарх. — Не меняй курса. Мы плывем в открытое море. Я хочу выйти из дельты и достичь океана.

— Океана? — удивился Мозе. — Ты хочешь покинуть страну, господин?

— Я хочу расстаться с жизнью, — глухо ответил Анахотеп, вглядываясь в линию горизонта. — Пора на покой, пора лететь к Западу. Я устал. Коль пирамида не смогла меня защитить, то, может быть, это сделают морские глубины? Все необходимое для моего путешествия находится на этом судне. Сокровища — в трюме. Мои солдаты окружают меня и бдительно стерегут. Эти три человека, три разбойника, будут работать за меня на полях Иалу; они будут моими слугами, будут пахать землю, таскать воду, соль с одного берега великой реки вечности на другой… Это будет их наказанием. Эта женщина, Ануна, будет моей служанкой. А вы все будете моими ушебти, вы замените собой деревянные раскрашенные фигурки, которые кладут в ногах саркофага, чтобы они облегчили покойному работы, назначенные ему в другом мире.

Он прошел на нос фелуки и пристально посмотрел на солнечный диск; на лице его появилась странная улыбка, какой Ануна никогда у него не видела.

— Когда мы окажемся в открытом море, там, где начинается пучина, ты пробьешь дно судна, Мозе, чтобы оно быстрее затонуло. Волны поглотят нас, мы опустимся в океанскую бездну, и ни один вор не сможет украсть мои сокровища. Да, такова моя воля, так я желаю умереть.

Мозе преклонил колена и опустил голову. Солдаты сделали то же самое.

— Ты оказываешь нам великую честь, фараон, — произнес он немного дрожащим голосом. — Мы будем твоими хранителями, на берег реки мертвых мы вступим с высоко поднятой головой и с мечом в руке, полные решимости защищать тебя и заставить уважать твой дом. Бог-сокол начертал твое имя на небесах, он возвел тебя в сан Могучего Быка. И это твое имя — Гор Всемогущий Бык; таким ты взошел в Сетеп-Абу; он освятил тебя во имя Гора и доверил тебе его короны. Могущество и Отвага. Под этим твоим именем, Анахотеп, ты царствуешь на Белой Земле, ты правишь Красной Землей и попираешь своих врагов. Непоколебимо становление Ра.

Солдаты почтительно повторили перечень имен фараона. Весть о близкой смерти не вызвала в них трепета.

— Он сумасшедший! — завопил Нетуб. — Подумать только! Он всех нас убьет ради того, чтобы мы сопровождали его в потусторонний мир. И вы позволите ему это? Собаки! Банда покорных псов! Выбросите его за борт, и поделим золото, которое находится в трюме!

— Мозе, заткни ему рот, — спокойно приказал номарх.

Солдаты набросились на Нетуба и засунули ему в рот кляп из тряпки, пропитанной смолой, обычно служившей для законопачивания. Такая же участь постигла Бутаку и Ути.

Затем Анахотеп повернулся к Ануне и сказал:

— Ты благовонщица и бальзамировщица, ты подготовишь меня к последнему путешествию. Обойдешься тем, что найдешь на судне. Здесь есть пряности, я чувствую их запах. Есть натрон, есть ладан. Мозе изготовит мне саркофаг из досок палубы, а паруса вы разорвете на ленты, если льна не хватит…

Нетуб корчился под веревками, силясь освободиться от них и испуская нечленораздельные крики. Смола капала из его рта, словно черная кровь. Ути от страха обмочился. Да и самой Ануне с трудом удавалось притворяться бесстрастной. Анахотеп был сумасшедшим — она это давно знала, — и его старческое слабоумие их всех убьет. Теперь же, когда он изъявил свою последнюю волю, Мозе, его сторожевой пес, будет тщательно следить за тем, чтобы она была исполнена. Им всем конец.

— Мозе, привяжи что-нибудь потяжелее к ноге этой женщины, — добавил номарх. — Это отобьет у нее желание прыгнуть за борт. Я хочу, чтобы она сопровождала меня в другой мир; там она будет стоять за моим троном и обмахивать меня пальмовой ветвью. Я назначу ее хозяйкой смол и мазей. Она будет моей парфюмершей.

Солдаты схватили Ануну за локти и, опрокинув ее на палубу, быстро привязали к ее правой лодыжке тяжелый камень, служащий для погружения сетей. Узел был таким замысловатым, что Ануна не смогла бы развязать его без помощи ножа; если уж ей вздумается прыгнуть в воду, этот камень с отверстием сразу утащит ее на дно. Тоска, ужас и тревога сковали ее. К ним примешивался и гнев: не для того она избежала стольких опасностей, чтобы стать ушебти слабоумного старикашки, который желал умереть в окружении своего погребального приданого. Она ему не раскрашенная деревянная фигурка и совсем не собирается стать служанкой Анахотепа в потустороннем мире.

Солдаты легко управляли судном, и вскоре на горизонте показалась поблескивающая развилка дельты. Анахотеп, сидя на бухте троса, перечислял предметы, подлежащие изготовлению, в случае если их не было на борту. Он вел себя как путешественник, заботившийся о своем добре на случай возможных неприятных неожиданностей. Солдаты обследовали трюм. Сокровища оказались на месте; они позволяли фараону занять почетное положение в другом мире. Не хватало только лошадей и колесниц. Придется обойтись без них. Тем хуже, они будут сражаться пешими на полях Иалу… Если в этом возникнет необходимость. Зато разных инструментов, орудий труда нашли много, так как судно было торговым. Обнаружилось и большое количество льняного полотна, ладана, пряностей, благовоний, как и предполагал номарх. Превратившись в плотников, солдаты сколотили саркофаг из палубных досок. Когда грубо сделанный короб был готов, они попросили Ануну нанести на него погребальные символы краской, которой подмазывалась фелука. Ануна не очень хорошо рисовала, но принялась за работу, не испытывая робости. Одним словом, ящик получился скверным, такие саркофаги Хоремебу и не снились. Познав роскошь полубогов, Анахотеп улетит на Запад в обличье наибеднейшего из бедняков.

— Очень хорошо, — одобрил номарх, осмотрев фоб. — А теперь займись моим телом. Надуши меня, чтобы плохой запах не вошел вместе со мной в другой мир. Окури заодно и судно, а солдатам прикажи вымыться. Фелука станет моей погребальной баркой.

Ануна двигалась как сомнамбула. Она думала только о том, как бы во время подготовительных работ завладеть каким-нибудь режущим инструментом. Увы, куда бы она ни пошла, ее всегда сопровождал один из солдат, поддерживающий ее груз, когда ей нужно было спуститься в трюм или подняться наверх. Анахотеп снял с себя одежду и вытянулся на крышке саркофага. Ануна обмыла его пресной водой, предназначавшейся для экипажа. Можно было щедро расходовать эту воду, поскольку путешествие близилось к концу.

Старик закрыл глаза и дышал так тихо, что его нетрудно было принять за покойника. Ануна спросила себя, что будет, если он умрет прежде, чем они выйдут в открытое море.

«Это ничего не изменит, — решила она. — Мозе получил приказ, и он его выполнит. Он дисциплинированный воин, фанатик. Мы все обречены…»

Время от времени она через плечо посматривала на Нетуба. Она ждала от него чуда, какой-нибудь хитрости, которая освободит его от пут и охранников. Но потом спохватывалась, убеждая себя, что это бред. Нетуб побежден раз и навсегда. Линия его фантастической жизни заканчивалась здесь, на этом торговом судне. По крайней мере он не изуродован, так как Анахотепу нужны были его руки и ноги, чтобы заставить его работать вместо себя на полях Иалу. Он стал живым ушебти. Да и все они были ушебти…

Она умастила тело Анахотепа ароматным маслом, которое приготовила из всех душистых веществ, что нашли солдаты. Насколько же оно отличалось от тонких духов, созданных Дакомоном!

— Ты обмоешь и умастишь остальных, — пробормотал Анахотеп. — Даже пленников. Запах смертных не нравится богам. Поэтому я всегда знал о своем божественном происхождении: мое обоняние сравнимо с обонянием божества.

Ануна расставила вокруг саркофага курильницы и зажгла их. Номарх не шевелился, словно экономя последние жизненные силы, чтобы умереть в открытом море.

Девушка вооружилась губкой и принялась обмывать голые тела стоявших солдат. Ни один их них не реагировал на мягкие женские прикосновения, и ей стало казаться, что она имеет дело с трупами, поставленными вертикально. «Они уже мертвы, — подумала она. — Они уже давно мертвы…»

Когда подошла очередь пленников, она оробела. Проводить губкой по груди Нетуба — это было выше ее сил. Главарь же бандитов лишь яростно сверкал на нее глазами, не в состоянии даже изобразить любовь, чтобы попытаться внушить к себе жалость. Он опять превратился в тот клубок ненависти, каким его все знали.

Она обмывала его долго, лаская лицо и мускулы, зная, что это ее последние прикосновения. Это было их прощание. Она не верила, что они когда-нибудь встретятся в потустороннем мире, так как никогда не разделяла верований египтян. Если уж и дано ей возродиться в каком-либо внеземном мире, то это произойдет в мире богов ее племени, а не Нетуба Ашры. Так что в жизни после смерти они будут разделены.

Усталость все больше овладевала ею, и ей уже хотелось, чтобы все побыстрее закончилось. Она спросила себя, испытывает ли страдания тонущий человек.

Фелука вышла из дельты, и в ее нос с нарисованным на нем белым глазом ударили первые морские волны. Анахотеп велел Мозе встать на колени у своего изголовья и рассказывать, что найдено в трюме. Голос его, как никогда, напоминал голос брюзгливой старухи. Он желал все знать, все проверить: есть ли там земледельческие орудия? Достаточно ли ткани на набедренные повязки? И сандалии… нашли ли сандалии из хорошей кожи антилопы?

Мозе терпеливо успокаивал его. Да, всего хватает. Золота и драгоценных камней много, и фараон сможет обрести в загробном мире достойное его положение. Оружие у солдат наточено, все инструменты хорошего качества. Нашли даже плуг. А вместо быков в него можно запрячь Нетуба с сообщниками.

— Юноша… — пробормотал Анахотеп, — тот, с девичьим лицом… Как его зовут?

— Ути, господин. Он был слугой Дакомона.

— Освободи его и приведи сюда, — сказал номарх, — я хочу держать его руку, когда мы будем погружаться в волны. Ты привяжешь его кисть к моей. Он будет моим пажом в другом мире.

— Сделаю все, как пожелаешь, — с поклоном произнес Мозе.

Ути развязали. Он трясся от страха, а его красивое личико было белее мела. Его заставили встать на колени у изголовья номарха и связали их запястья намоченным кожаным ремешком. Рот Ути все еще был заткнут кляпом, и он только повизгивал, как щенок, да вращал выпученными безумными глазами.

Ануна посматривала на море, ожидая, не придет ли случайно помощь. Но это было бесполезно, так как никто не решился бы подойти к фелуке. Берег все отдалялся. Девушку, никогда не видевшую таких водных просторов, очень напугала качка. Волны забавлялись попавшим к ним судном, раскачивая его во все стороны. Ветер надувал парус так, что скрипели шкоты. Предназначенная для речного плавания, в море фелука плохо слушалась руля. Ануна измерила взглядом расстояние, отделявшее их от берега. Она подумала, что ни за что не доберется до него вплавь, если даже ей удастся освободиться от прикрепленного к ноге груза. Когда берег превратился в узкую желтую линию на горизонте, Анахотеп приказал вынести из трюма льняную ткань и разрезать ее на длинные ленты, чтобы обмотать его тело.

— Не могу же я рвать ткань зубами! — запротестовала Ануна. — Ведь для полной обмотки требуется сто пятьдесят локтей полос. Дай мне нож, или пусть эту работу выполняют солдаты!

Мозе выделил для этого двух солдат. Своими кинжалами они нарезали ровные полосы, которыми Ануна быстро обмотала тело Анахотепа. Ути бросал на нее жалобные взгляды, словно ожидая от нее помощи.

«Разве ты не понимаешь, что я ничего не могу для тебя сделать? — хотелось ей крикнуть. — Мы все пропали! Это судно — лодка мертвецов!»

Ануна действовала механически, воспроизводя движения, столько раз выполняемые ею в Пер-Нефере до того дня, как она влипла в эту историю, стоившую ей жизни. Дочь пустыни, песчаных барханов, пыльного ветра, она была напугана этой массой воды, этой жидкой бездной, которая, казалось, могла поглотить целый континент. Она с ужасом подумала, а не плавал ли в этих волнах и весь Египет; от этой мысли ей захотелось забиться в какое-нибудь темное место, чтобы избавиться от начавшегося головокружения. И эта бездонная пучина поглотит ее… Ее поглотит эта вода, поверхность которой, казалось, клокотала от едва сдерживаемой ярости… Обмотав номарха, она попросила солдат положить его в саркофаг. Ути пришлось подняться и стать подле гроба, так как он все еще был связан со стариком.

— Теперь, — послышалось из импровизированного саркофага, — приступай к погребению… Слышишь, Мозе?

— Это великая честь для нас, о сын Гора, — отозвался старый служака. — Пусть наши соколы летят к солнцу. Мы и мечтать не смели о таком славном конце.

Он тихо плакал, по его изрытому морщинами лицу струились крупные слезы. Стоило ему поднять руку, как два солдата с тяжелыми булавами поспешили в трюм и принялись пробивать корпус и днище судна. Удары сотрясали фелуку. За ними последовал треск, а затем ужасающий шум хлынувшей внутрь воды. Трюм начал заполняться. Море врывалось в проломы.

Солдаты затянули гимн военной доблести. Они стояли прямо, напряженные, не глядя на кипение водоворотов у них под ногами. Фелука, и так сидевшая низко, должна была плавно пойти ко дну. Охваченный паникой, Ути наклонился над саркофагом. Ему удалось-таки вытолкнуть изо рта кляп, и он зубами силился перегрызть кожаный ремешок, соединявший его с номархом. Разум его помутился от страха, и он уже не соображал, что грызет руку Анахотепа и что рот его полон кожи, мяса и крови старика.

Ануна босыми ногами почувствовала, как просачивается вода между досками палубы. Сначала — тоненькими ручейками, потом — фонтанчиками, быстро превращающимися в сплошную лужу. Все произойдет быстро, раз судно хорошо нагружено. К тому же люди Мозе пробивали борта симметрично, поэтому вода не скапливалась в задней или передней части и судно, не кренясь, тонуло в почти горизонтальном положении. Вода залила саркофаг Анахотепа; всплыли все оставленные на палубе предметы. Ануна приблизилась к Мозе. У нее был шанс выжить, если она сумеет завладеть его мечом, когда вода накроет его. Но она сомневалась в успехе.

Солдаты все пели, повернув глаза к солнцу. Ануна заметила, что некоторые из них привязали лодыжки к какой-либо части судна, чтобы не оторваться от него, когда оно начнет погружаться. Сам же Мозе привязал свою левую руку к рулю. Большие пузыри воздуха вырывались на поверхность изо всех отверстий корабля. Спущенные паруса надулись и начали плавать. Когда волны перекатились через бортовые релинги и обрушились на палубу, Ануна бросилась к Мозе, будто намереваясь обхватить его за шею. Он оттолкнул ее свободной правой рукой.

Она воспользовалась этим, выхватила у него из-за пояса меч и отскочила назад. Он выругался, попробовал было ее схватить, но привязанная к рулю левая рука ограничивала его движения. Волны теперь уже бурлили вокруг жалких человеческих тел. Мозе, бывший ростом ниже Ануны, начал захлебываться. Девушка набрала в легкие воздуха, опустилась под воду и стала резать веревку, соединявшую ее с каменным грузилом. Казалось, ей это вряд ли удастся: ноги ее уже не касались палубы. Наконец перерезав веревку, она сильно заработала ногами, чтобы вынырнуть на поверхность и набрать воздуха. От фелуки остался только нос с большим белым глазом да мачта, торчавшая из воды. С мечом в руке Ануна опять нырнула. Останки судна медленно опускались в голубоватой дымке, в которой человеческие тела казались бледнее обычного.

Девушка поплыла к мачте, туда, где был привязан Нетуб. Главарь бандитов надул щеки, но видно было, что он уже задыхается. Ануна попыталась разрезать лезвием меча веревку, которой он был привязан. Но пловчихой она была никудышной, и ей трудно было удерживать дыхание под водой. Она нечаянно порезала кожу Нетуба, и поднимавшееся облако розовой крови скрыло от нее лицо молодого человека. Судно продолжало опускаться, вода становилась холоднее и темнее. Неожиданно, когда она еще раз попыталась разрезать веревку, пальцы Нетуба с силой сжали ее запястье… Сначала она подумала, что это был умоляющий жест, но тут же поняла, что он просто хотел увлечь ее в бездну вместе с собой. Он опять хотел ее смерти! Ему невыносима была мысль о том, что она может его пережить. Она рванулась, но он держал крепко; пальцы словно образовали железное кольцо. В панике, задыхаясь, Ануна вонзила меч в его предплечье. Лишь боль заставила Нетуба отпустить свою жертву. Девушка забила ногами, чтобы вынырнуть на поверхность; увы, под тонущим кораблем образовался водоворот, всасывающий ее в себя, и ей подумалось, что она никогда не вырвется из его жидких объятий.

Когда ей все же удалось вынырнуть на поверхность, сил у нее почти не осталось. Она уцепилась за какой-то деревянный шест, плавающий перед ней, и отдалась на волю волн, молясь, чтобы акула не откусила ей ноги.


26


Ее подобрали ловец губок и его сыновья, возвращавшиеся с промысла. Они удивились, узнав, что кораблекрушение произошло в такой хороший день, когда море было спокойным. Самый молодой из ныряльщиков уверял всех, что корабль угодил в морскую яму. Бездонную яму, служащую прибежищем для морских змей. По греческому поверью, такие ямы считались входом в ад.

Они принялись успокаивать ее, но Ануна едва их слушала. Это были доброжелательные, бесхитростные люди. Они дали ей хлеба, луковицу и пива, чтобы она восстановила силы. Когда же она начала плакать, они подумали, что это скорбь по утонувшему возлюбленному. У Ануны не хватило смелости их разубеждать. Они не поняли бы, как можно проливать слезы по преступнику, грабителю, разбойнику без стыда, чести и совести, каким был Нетуб Ашра, демон в образе человека.

Позже, оказавшись одна на песчаном берегу, она встала лицом к морю и тихо произнесла:

— Взываю к вам, о боги. К вам, боги Неба и Земли. В память об этих умерших примите от меня Облачение Чистоты. Наделите их отвагой и мощью. Чудодейственной силой Облачения Чистоты разрушьте зло, вошедшее в их души. Сделайте так, чтобы на последнем суде Вечности их признали чистыми и невинными. О боги, уничтожьте поселившееся в них зло.

Окончив молитву, она повернулась к морю спиной и пошла в Кефер-Арис. Ей было шестнадцать лет, и жить ей оставалось в лучшем случае еще лет пятнадцать. Ей не хотелось терять время.

Примечания

Note1

Египетский склеп.

(обратно)

Note2

Канопа — сосуд для хранения внутренностей в Др. Египте.

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • *** Примечания ***