КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400282 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170226
Пользователей - 90976
Загрузка...

Впечатления

Cloverfield про : ()

17. Король
18. Вождь
19. Капитан
Книги из другого цикла, плюс порядок книг нарушен, в итоге получилась непонятная мешанина.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Непристойно. Часть 3 (ЛП) (fb2)

- Непристойно. Часть 3 (ЛП) (пер. Группа beautiful_translation, ...) (а.с. Непристойное-3) 128 Кб, 43с. (скачать fb2) - Меган Д. Мартин

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Меган Д. Мартин Непристойно. Часть 3

О серии

«Непристойно» - это темный, эротический, серийный роман, который будет выходить в 6 частях примерно по 50 страниц каждая. Эта книга не для тех, кому нравятся традиционная героиня. История Фей и Ретта – темная, запутанная и переплетается с темами, которые не приемлемы для всех читателей. Читайте на свой страх и риск.

От автора

Для моей мамочки.

(Потому что я не могу называть тебя мамой, что звучит просто странно, хаха)

Спасибо за то, что остаешься такой невероятной женщиной.

Я знаю, что ты никогда не увидишь это, потому что ты боишься читать мои книги…а после написания этой серии, я думаю, что ты определенно права в том, что боишься. ЛОЛ. Люблю тебя сильно.


Она может сбежать от темноты

В еще более темную

Она может бежать к темноте

Она никогда не сможет остаться в стороне.

Глава 1

- Запрыгивай.

Я потерла руками по верху своих оголенных бедер, пока смотрела, как он открывает пикап для меня. Мужчину, который держит его открытым, я знала, как парня по имени Ричард. Все имена моих Джонов смешались вместе в беспорядочный, неопределенный пузырь в моей голове. Но не его. Ричард другой.

Он был моим первым клиентом сегодня. Моим первым клиентом с тех пор, как я покинула дом Ретта около трех часов назад, ловя попутку обратно к стоянке грузовиков, обратно к небольшой палатке через улицу, к моему долбаному коксу и моей лучшей подруге Шоне. Единственное место, которое я с гордостью могу назвать домом.

Забавно, как легко было уехать. Я думала, что будет тяжелее с Реттом, охраняющим дверь. Но его не было. Никого не было в гостиной, когда я высунула свою голову около одиннадцати, и никто не побежал, когда тихонько выскользнула через входную дверь.

Я была почти разочарована. Но потом я перестала. Я не собиралась оставаться там и притворяться, что жизнь была прекрасной, другой.

Это было бы ложью.

- Я скучал по тебе, - слова сорвались с губ Ричарда, пока его глаза метались вниз и вверх по моему телу. Я уже могла заметить, как его член вырисовывался через его штаны.

Я подарила ему застенчивую улыбку, сверкая зубами самым соблазнительным образом. Он неплохо выглядел, на самом деле, он был намного моложе, когда дело касалось мужчин, с которым и я трахалась. Он не старше двадцати пяти, с короткими, темными волосами и дерганной улыбкой.

- Я тоже, малыш, - я запрыгнула в его грузовик. Когда он захлопнул дверь и стал двигаться в другую сторону, я сбросила свою улыбку и потерла свой лоб больной рукой. Все мое тело болело. Мне нужен мой кокс. Сейчас. Но у меня не было денег. Пока. После этого траха у меня будет достаточно налички, чтобы получить то, что мне нужно у Джорджа.

Ричард скользнул ко мне и подвинул свое сидение назад, насколько это было возможно.

- Ты помнишь, что мне нравиться, милая?

Я помнила. Я никогда бы не забыла, что ему нравилось.

Он протянул руку и потащил мою голову вниз. Я позволила ему, думала, что на самом деле не почувствую ничего. Все, что я чувствовала, было болью прямо под моей кожей. Пульсирующее осознание того, насколько сильно я нуждалась в дозе.

- Помнишь, не так ли, мамочка?

Я вздрогнула. Хоть я и знала, что он называл меня так, я была не готова к тому, когда он впервые это произнес. Слово воткнулось иглами в мою голову. Я знала, что он хочет, чтобы я объездила его член, пока он будет сосать мои сиськи и стонать «мамочка» у моей плоти. И я знала, что позволю ему это. Я знала, что что-то глубоко внутри меня скрутится и завяжется, пока я буду кричать и кончу на его член.

Я натянула фальшивую улыбку на своих губах.

- Я никогда бы не забыла мой маленький мальчик.

Он потянулся в карман и вытащил презерватив. Я чуть не рассмеялась, когда увидела его. Тот факт, что я ставила ЗППП на важное место в своей голове, напомнил мне последние несколько дней, которые перевернули мою жизнь с ног на голову, и оставили меня дальше, чем перед отъездом. Я наблюдала, как он раскатывал его по своему члену. Он был не обрезан. Средненький.

- Ты был плохим мальчиком? – я забралась поверх него, а моя леопардовая юбка задралась, обнажая мои бедра и голую киску. - Мамочка должна наказать тебя?

Он застонал и толкнулся бедрами вверх. Его член ударил по моему клитору, и я возненавидела тот факт, что я была влажной. Я так любила эту энергию. Прежде чем Ретт нашел меня, прежде чем все это произошло на прошлой неделе, я с нетерпением ждала, когда Ричард придет и трахнет меня. Он был одним из нескольких, с кем я на самом деле наслаждалась. Но это было не по очевидным причинам. Не потому что он очень хорошо двигался или потому что прилично выглядел. Правда в том, что он трахался, как обычный мужчина и кончал очень быстро.

Я наслаждалась им, потому что, когда он называл меня мамочкой, я чувствовала что-то. Что-то шевелилось глубоко внутри меня. Тоска. Это было надломленным узлом. Это заставляло меня хотеть чего-то, что я никогда не могла иметь. Детей. Я знаю, как жалко это звучит. Как это скручивает меня. Но я брала то, что могла взять. И это был он. Мой шанс стать матерью начался и закончился с Ричардом. С этим двадцати пяти летним мужчиной с гребаным фетишем.

- Ты плохо себя вел? – я схватила его за подбородок своими пальцами. Его лицо было по-детски гладким, как будто он только что побрился, перед приходом сюда.

Его взгляд встретился с моим.

- Нет, мамочка. Я хорошо себя вел. Я действительно хорошо себя вел.

- Ты уверен? – мой голос был строгим.

- Да, мамочка, пожалуйста, - он умолял.

- Что ты хочешь от мамочки? – я позволила кончику его члена тереться о мой клитор. Мои ноги задрожали подо мной, ослабли, готовы были кончить, но я бы не позволила им. Я бы не позволила боли под моей кожей разрушить это для меня. Это был мой момент. Лучший момент, который могла предложить жизнь.

- Я хочу, чтобы ты объездила мой член, мамочка, - его большие руки сжимали мои ягодицы. Жаля, когда он шлепал их. Образ Тейлора, который делал эти же вещи, выскочил в моей голове. Было ли это всего несколько часов назад, когда я была там, вернулась в тот дом, в той ванной, перегнутая через кровавую раковину, а он трахал меня сзади?

Это было, но я хотела, чтобы это было дольше. Я хотела, чтобы это было целой жизнью. Навсегда.

- Мамочка? – Ричард тяжело дышал передо мной, вырывая меня из моей головы. Его грудь поднималась и опадала быстрыми рывками.

- Лучше бы тебе быть хорошим, - я скользнула вниз по его ожидающему члену. – Ты голоден, мальчик? Мамочка накормит тебя болью.

Он застонал и наклонился, выдергивая мою рубашку, пока не выскочил мой сосок. Через секунду он начал сосать его, а я начала толкаться своими бедрами на его члене. Мне было больно внутри, и я хотела винить в этом наркотики, но не могла. Я знала, что это было из-за Тейлора. Это было из-за члена Тейлора, который неоднократно врезался в меня. Это было из-за члена Тейлора, который доставил мне оргазм.

Отвращение прокатилось по мне, но я не перестала трахать Ричарда. Вместо этого я толкалась сильнее, принимая весь его член. Чем быстрее я двигалась, тем сильнее он сосал. Я пробежалась пальцами по его коротким волосам и закрыла глаза. Моментально всплыло лицо Ретта, его точеная, обнаженная грудь, когда он стоял на кухне. Я пыталась выкинуть картинку из головы, но не могла. Мне необходимо это. Я хочу этого.

Я притворилась, что это был его член подо мной. Его рот на мне. Это было даже лучше, чем быть названной «мамочкой». Единственный пресловутый момент, где я могла почувствовать себя матерью, долбанутой, какой и являлась. Даже это Ретт перевесил.

Ричард сжал мои бедра и простонал в мою грудь.

Скучает ли по мне Ретт? Он расстроится, когда проснется, а меня не будет рядом? Он вернется к своей жизни? Засунет ли он свой член в Сару и никогда больше не вспомнит обо мне? Он никогда больше не вспомнит о своей шлюхе сводной сестре? Единственной, кто сделал его сильнее, даже когда он, блять, ненавидел ее?

Ощущение члена Ретта в моей руке вернулось. Моя спина, прижатая к зеленой траве кладбища, его большое тело, нависающее надо мной. Что-то теплое закипело внутри меня. Это было то жидкое тепло, которое было слаще, чем кокс. Это было то ощущение, которое заставляло все исчезнуть для простых мгновений. Это было прекрасное ощущение, и я толкнула бедрами сильнее, чтобы продлить его. Я была почти там. Почти с ним. Я впилась в кожу головы под моими пальцами. Голову Ретта. Его коротким, светлым волосам, прижимающимся к моей коже.

Но потом ощущение ушло, вырвалось из-за скрипа со стороны водительской двери, которая распахнулась, ветер со свистом ударил по моей коже.

- Какого …? – но мои слова застряли, когда большие руки выхватили меня из машины и с члена, который я объезжала. Я встретилась глазами обладателя этих рук. Глазами, в которых плескалась такая ненависть ко мне, которая заставила меня почувствовать себя ростом с дюйм. Глазами, которые напомнили мне, что я трахалась не с Реттом Хейлом в этом грузовик, а с незнакомцем, который называл меня «мамочкой».

- Ретт?

Глава 2

Ретт оттолкнул меня от себя и я споткнулась, моя голая задница приземлилась на шершавый асфальт. Он вытащил Ричарда из грузовика.

- Что это за херня такая? – орал Ретт, пока бил его об машину.

Член Ричарда все еще свисал из его штанов, что-то между твердым и мягким, презерватив трогательно болтался.

- Чувак…

Но Ричард не смог закончить предложение. Кулак Ретта врезался в его лицо сбоку, создав ужасный щелкающий звук. Ричард пошатнулся и опустился кучкой на землю. Я ждала, что он встанет, но он не сделал этого. Он полностью разлегся, без сознания от удара. Я уставилась в шоке на его обмякшее тело, уверенная, что последних нескольких секунд не было.

Но потом он перевел взгляд на меня. Ретт. И я знала, что это было настоящим. Даже мое воображение не смогло бы повторить отвращение, что плескалось в его взгляде. Он был одет в футболку и джинсы, ничего впечатляющего или пугающего. Но взгляда в его глазах было достаточно. Мышцы выпирали под его футболкой, а кулаки сжимались по бокам. Он был монстром. Монстром, которого я знала. Монстр, который, блядь, возбудил меня. Мое влагалище пульсировало, влажность делала мои бедра скользкими и скользящими друг об друга, пока я отползала назад, чтобы сбежать от него.

- Куда ты собираешься? – прорычал он. Он делал большие шаги, поедающие расстояние между нами.

Я не знала. У меня не было ни малейшего гребаного представления. Мы были позади стоянки грузовиков, в старом сарае в самой глубине их большой парковки, где дальнобойщики могли припарковаться на ночь. Стоянка была не сильно переполнена сегодня, поэтому ближайший грузовик был на приличном расстоянии. Я не смогу сбежать к ним. Я никогда не сделаю это на своих каблуках. И они не смогут увидеть меня, навес сарая блокировал любую возможность для их обзора. Но даже тогда, я не знала, чего вообще хочу – сбежать к чертовой матери или отбросить свою голову назад и умолять ее впустить его член в меня. Но я знала то, чего я хотела больше. Единственное в чем я, блядь, нуждалась. Но это не останавливало мой побег. Мои каблуки неуклюже цокнули по тротуару, когда я попыталась убежать быстрее. Но он оказался на мне, прежде чем я смогла убежать дальше, чем на несколько футов.

Он оторвал меня от земли.

- Для этого ты сбежала обратно? – он сжал мои плечи и встряхнул меня.

- Я не сбегала, - выдавила я.

- Это именно то, что ты, блять, сделала! – проорал он.

Я дернулась назад и попыталась вырваться из его хватки, но он был слишком силен и последовал за мной, пока я не прижалась спиной к покосившейся стене сарая.

- Нет, это не так! Я полностью выполнила свое обещание, Ретт. Я сходила на эти гребаные похороны, и теперь с этим покончено.

- Это чушь собачья! – его глаза были повсюду на мне. На моем лице, моем теле. Только несколько сантиметров разделяли нас.

- Зачем ты пришел за мной сюда?

Он проигнорировал меня.

- Ты его целовала?

Я нахмурилась.

- Что?

- Ты, блять, целовала его, Фей? – он показал большим пальцем поверх своего плеча.

- Ричарда?

Его смех был холодным.

- Ты знаешь его имя? Ты трахалась с ним раньше? – он сжал мои плечи сильнее.

- Да, - я прижалась руками к его груди и толкнула. – Какое это имеет значение? – мое нападение не сдвинуло его даже на сантиметр.

- Ты должна была остаться. Я собирался помочь тебе.

- Никто не сможет мне помочь, Ретт! Ни ты, ни Сара. Теперь оставь меня в покое, - я попыталась обойти его вокруг, но он остановил меня, прижавшись своим телом к моему. Я могла ощутить каждый сантиметр его тела на мне. Моя кожа стала гиперчувствительной, покалывала и нуждалась в большем. А потом я почувствовала его член. Он был толстым и твердым между нами, прижимаясь к моему животу.

- Но ты подумала, что Ричард, - он издевался над именем, - сможет помочь тебе? Этим он занимался, Фей? Помогал тебе обрести лучшую жизнь?

Гнев закипал под моей кожей.

- Он заплатил мне, чтобы я трахнулась с ним, поэтому да, он помогал мне.

- Ты отвратительна.

Я подарила ему широкую улыбку, позволяя оскорблениям скатиться по моей коже.

- А ты все еще хочешь меня, - прошипела я. – Ты только увидел, как я трахалась с кем-то, и возбудился. Если кто и отвратителен здесь, так это ты.

Он прижался рукой к моим волосам, зажав в кулак выпавшие пряди, перед тем как дернуть мое лицо ближе к своему. С такого близкого расстояния я смогла рассмотреть его зеленые глаза, в которых отражалась луна над нами. Было почти неземным наблюдать это. Глаза, сияющие, как стекло.

- Ты не ответила на мой вопрос.

Я моргнула на него.

- Какой вопрос?

- Ты целовала его?

Я хихикнула, и он дернул мои волосы сильнее, заставляя мою голову откинуться назад, пока все, что я могла видеть, был он и его неземные глаза.

- Я не шучу, Фей. Целовала?

- Что это изменит?

- Это важно.

- Почему? - я закусила свою пухлую, нижнюю губу тем способом, который я знала, сделает его член еще тверже, беспокоя плоть своими белыми зубками. – Ты ревнуешь?

Слова едва покинули мои губы, когда он врезался своими губами в мои. Он держал крепко свою руку в моих волосах, пока опустошал меня. Его губы заставили мои раскрыться, его язык извивался в схватке с моим. Я целовала его в ответ. Конечно, я целовала его в ответ. Тут уже ничего не поделаешь. Ничего не имело значения, когда губы Ретта были на моих. Плевать на Сару, Тейлора, мою маму, Ричарда. Никого из них не существовало здесь и сейчас. Никто из них не смог бы поместиться в пространстве меду мной и Реттом. Мы были в нашем собственном, маленьком, долбанутом мирке, за сараем на парковке, где я трахалась с мужиками за деньги. Деньги, которые я тратила на наркотики, - с одним их тех мужиков, который валяется без сознания в нескольких футах от нас.

Все, что я ощущала – был Ретт. Его зубы сталкивались с моими. Его большое тело вокруг меня. Его свободная рука опустилась между нами, и я простонала в его рот, когда он провел кончиками своих пальцев по внешней стороне моих бедер.

От прикосновений его плоти ко мне, заставило все мое тело дрожать. Он провел ими по кругу, пока его рука не оказалась между нами, и медленно скользила к середине моих раздвинутых бедер. Моя юбка все еще была задрана вокруг бедер, поэтому я была обнажена перед миром, перед ним. Его пальцы нашли влажность, которая стекала по моим ногам, и, простонав мне в рот, он поцеловал меня сильнее. Я пробежалась ладонями вверх и вниз по его сильным рукам, молча, умоляя его о большем, чтобы он провел вверх своей рукой по моей киске.

- Ты чертовски влажная, - простонал он мне в рот.

Я всхлипнула и поцеловала его еще сильнее, вращая своими бедрами в попытке привлечь его руку выше. Как будто я была кукловодом, он сделал так, как я хотела. Его пальцы коснулись губок моей киски и я откинула свою голову назад, разрывая наш поцелуй.

- Да, тебе нравится это? – проворчал он, грубо прижимаясь губами к моей шее.

- Блять, Ретт. Да. Да, – я закусила губу и посмотрела на него. Я больше не видела ненависти в его глазах. Она ушла, а ее место полностью заняла страсть, с которой она обычно боролась. Отчаяние. Потребность во мне излучала каждая его пора. Его жесткий член все еще прижимался к моему животу и я хотела его достать. Я хотела его в себе. Я хотела заменить все воспоминания о вещах, которые разрушили меня. Обо всех безликих мужиках. Тейлоре. Я хотела, чтобы все они исчезли.

Ретт мог сделать так, чтобы это случилось.

Несколько часов назад я приняла решение оставить его. Я решила позволить ему уйти и не разрушать мои мечты о нем реальными вещами – но сейчас, я не могу сбежать. Я должна была знать. Мне пришлось взять, то, что он мог дать мне.

Он скользнул пальцем между моими половыми губами и начал ласкать гладкие складочки. Я застонала и придвинулась бедрами к его пальцам, понимая, что оргазм не за горами. На самом деле, я была в шаге от него. На грани падения во что-то красивое и совершенное.

- Ты целовала его? – слова Ретта заставили меня моргнуть, заставили меня уставиться на него, очистить небольшую облачность в моем, вызванном страстью, тумане.

- Чего?

- Ты, блять, слышала меня, - он толкнулся своими бедрами ко мне, вонзаясь своим членом в мой живот. – Ты целовала его? – он продолжил кружить своими пальцами по моему тугому бутону.

- Нет, - слова сорвались с моих губ. Что это изменит?

- Ты собиралась кончить для него?

- Ретт…

- Отвечай на долбаный вопрос, Фей, - он начал двигать своими пальцами быстрее, вызывая непроизвольный стон на моих губах. – Отвечай на него, - проскрипел он.

Я собиралась сказать ему правду, что я собиралась кончить, но это было не для Ричарда. Это было для Ретта. Это было для его образа, который подвел меня к краю.

- Я не знаю, - я потянулась вперед и схватилась за очертания его члена под его джинсами. – Но я хочу тебя.

Не знаю, почему добавила последнюю часть. Может, потому что это было единственной правдой, которая была у меня в этот момент. Это была единственная вещь, которую я могла ему сказать. Я хотела его. Я всегда хотела его.

- Правда? – он замедлил свои пальцы в мучительном ритме.

Я кивнула.

- Ты тоже меня хочешь, Ретт, - я пососала свою губу. – Не отрицай это.

Казалось, его взгляд становился жестче прямо на моих глазах, красивая страсть была полностью поглощена ненавистью, но он не двинулся назад от меня. Он не перестал крутить пальцами.

- Почему ты не поцеловала его? – он склонился ближе, его губы в сантиметре от моих.

- Потому что он не просил меня об этом.

- Все, что мужик должен сделать, попросить?

- И заплатить, - прошептала я в его губы. – Они всегда должны платить.

Я сжала головку его члена и дернулась бедрами, нуждающимися в оргазме, в сладостном блаженстве, которое сможет смыть меня волной.

Внезапно Ретт отпрыгнул от меня, его отсутствие рядом с моим телом оставило ощущение холода.

- Ч-что ты делаешь? – прошипела я.

Он грубо вытер свою руку, которая была влажной от моей киски, об свою штанину.

- Ты шлюха.

Слова ужалили. Я должна иметь толстую кожу, когда это вырывалось из него с прошлой недели. Но у меня ее не было.

- Ты единственный, кто играл с моей киской, мудак.

- Это было ошибкой, - он потер макушку своей головы и потянул за свои волосы. – Я не знаю, что на меня нашло.

Взрыв хохота сорвался с моих губ.

- Было? Было ошибкой, Ретт? – я потянулась рукой назад к своей киске. Моя юбка по-прежнему была задрана вокруг моих бедер – Ты чувствуешь себя плохим?

Его пристальный взгляд следовал за моей рукой, и я знаю, на что он смотрел. На мою голую киску. Я побрила ее в ночь перед похоронами моей матери. Я планировала соблазнить Ретта в тот момент и хотела быть привлекательной насколько это возможно. Я знала, что моя оливковая кожа выглядела достаточно хорошо, чтобы пососать, а розовая плоть, расположенная между складок, даже лучше.

- Что ты делаешь? – его пристальный взгляд задержался на моей руке.

Стон сорвался с моих губ, когда я погрузила свои пальцы в свою влажность. Я проигнорировала его вопрос.

- Ты чувствуешь себя плохим, когда делаешь это с Сарой? – я раздвинула ноги шире, приподняв одну на несколько дюймов над землей, чтобы он мог наблюдать за моей рукой, работающей над плотью. – Она ждет тебя дома? Она ждет, когда ты трахнешь ее? Или она уже спит? – я задвигала рукой быстрее.

- Прекрати, - я не упустила предостережения в его голосе.

- Из-за меня ты чувствуешь себя неловко, Ретт? – я ухмыльнулась и подняла ногу немного выше. – Ты не должен смотреть, ты же знаешь.

Но он продолжал наблюдать. Его взгляд был устремлен на мои двигающиеся пальцы, когда я пощипывала тугой, маленький бутончик. Его глаза были похожи на нежное прикосновение, заставляя мою кожу покалывать.

- Тебе это нравится, Ретт? Тебе нравится наблюдать, как я играю со своей киской?

Он проворчал, но ничего не сказал, прижав ладонь к своей эрекции в его штанах. Я наблюдала за этим, напоминая себе, что я все еще не видела его. Я знала, он должен быть большим, даже огромным. Я хотела увидеть его.

- Достань его, - я простонала слова и закусила губу. Я собиралась скоро кончить. – Ты видел меня. Сейчас я хочу увидеть тебя.

Он начал двигаться своей рукой к ширинке, но засомневался из-за хлопка дверью машины. Последовал звук шин, прожигающих асфальт, и я узнала грузовик Ричарда, когда он удалялся.

- Ты же знаешь, что хочешь поиграть со своим членом, - сказала я, двигая пальцами быстрее, заставляя его посмотреть обратно на меня. Я была близко. Так чертовски близко.

- Фей… - он прорычал мое имя. И этого было достаточно. Что-то вспыхнуло во мне. Это было другим, чем все, что я чувствовала прежде. Это было похоже на взрыв чего-то красивого, чего-то нереального. Я не знаю, что на это повлияло. Может, это был Ретт. Может, не он. Я не могла сказать, но мне было плевать. Я каталась на волнах полнейшего экстаза, пока раскачивалась бедрами на своей ладони.

- Блять, Ретт, - сказала я, вернувшись к реальности. Он был еще здесь. Все еще прямо передо мной, его руки сжаты по бокам. Его ненавидящий, похотливый взгляд приклеился ко мне.

Я оттолкнулась от стены и пошевелила бедрами, чтобы моя юбка смогла упасть обратно на свое место.

- Теперь ты можешь идти, - пробормотала я, когда обдумывала, - впервые, - что только что произошло. Сто баксов, которые я собиралась заработать, сорвались только что со стоянки. Это означает, что мне нужно найти кого-то еще, чтобы я смогла купить свой кокс. Сейчас, этот лучший оргазм и напряжение после него начало спадать, и боль под моей кожей стала очевидной.

Полное изнеможение навалилось на меня, угрожая раздавить меня об асфальт, как клопа. Поэтому, как только я покину Ретта, у меня будет еще несколько часов , прежде чем я получу дозу, в которой нуждаюсь. Что-то наподобие страха наполнило меня изнутри.

Я не могу ждать так долго. Я сжала и разжала свои руки по бокам. Что, блять, мне делать? Мне нужно это. Мне нужно это СЕЙЧАС.

Я пробежалась рукой по волосам и развернулась от Ретта, мои каблуки застучали по асфальту.

- Куда, черт возьми, ты собралась идти?

- У меня есть дела, которыми нужно заняться.

- Ох, и какие, например? Трахнуться с кем-то еще?

Его голос насмехался, но у меня не было энергии, чтобы пререкаться с ним.

- Да.

- Нет, - теплая рука поймала меня за плечо.

- Отпусти меня, Ретт. Я должна идти! – я звучала безумно, панически.

- Ты не останешься здесь, - он развернулся и потянул меня в направлении своего внедорожника.

- Какого хрена? Я не пойду с тобой! – я начала сопротивляться сильнее, но чувствовала себя такой слабой. Он даже не моргнул на мои никчемные попытки. Я не могу пойти с ним. Я, блять, не могу. Что я должна сделать? Мой кокаин. Мне, блять, нужен мой кокаин!

- Заткнись, Фей.

- Почему ты делаешь это?

- Потому что.

И это было всем, что он сказал, когда запихивал меня на заднее сидение. Я хотела драться с ним, чтобы встать и убраться прочь. Но у меня не было сил. Я была истощена. Поэтому я лежала жалкой кучкой и позволила грохоту машины утянуть меня, пока все вокруг не почернело.

Глава 3

Я проснулась от знакомого звука. Это был шлепающий звук. Тот, который включает в себя кожу к коже и стоны женщины. Шона привела одного из своих Джонов в палатку? Она никогда не делала так раньше.

Я перевернулась и накрыла свою голову одеялом, в тот момент, когда ужасный стук надавил внутри моего черепа. Как будто мой мозг был слишком большим и пытался прорыть себе путь из меня. Я сделала глубокий вдох, и – какого черта?

Я выпучила глаза, когда схватилась за бежевые простыни. Я оттолкнула их и огляделась вокруг, в шоке, что обнаружила себя снова в гостевой спальне Ретта. Солнце струилось из окна рядом с кроватью. Воспоминания о прошлой ночи пронеслись в голове, заставив меня съежиться и наполниться страхом. Ужасным, жутко мучающим кишки, страхом.

Мне нужна доза ТАК. БЛЯТЬ. СИЛЬНО.

Но потом шум снова привлек меня. Тот звук кожи к коже. Ворчание. Стоны.

Я в квартире Ретта и Сары.

Отвратительное чувство охватило мои кишки.

Он трахает ее. Сейчас. Он трахает ее, пока я здесь.

Я провела дрожащей рукой по лицу и выползла из кровати. Мои конечности ощущались, будто весили тонну, но я как-то справилась. Как-то мои ноги донесли меня до двери. Я не хотела выходить отсюда. Все в моей голове кричало не выходить. Но я ничего не могла поделать. Как будто мне нужно было это увидеть. Как будто мне нужно было, чтобы меня разорвало.

Дверь тихонько открылась, и я вышла в коридор прямо к кухне. Это было все одной большой комнатой, гостиная зона была отделена барной стойкой на кухне. Мои глаза зацепились за Ретта, который вдалбливался в тело Сары сзади. Он перегнул ее через диван, поэтому я не могла видеть ее лица, только ее спину, ее бедра, где Ретт вцепился в ее обнаженную кожу, и ее задницу, прижатую к промежности Ретта. Он жестко вбивался бедрами в нее. Его грудь была обнажена, имя «Джош» искажалось на его коже, когда он долбился в нее. Его мышцы пульсировали, когда он двигался. Самое красивое мужское тело, которое я когда-либо видела в своей жизни. Ничего подобного не было. Ничего не сравниться с этим.

Мои глаза продолжили путешествовать выше и выше, пока не встретились с его зелеными. Он смотрел на меня, его лицо пустая, злобная маска. Его пристальный взгляд обжигал меня. Разрывал меня. Он ранил больше, чем я могла бы подумать.

Мне не должно было стать дерьмово из-за того, что он трахал ее. Они были вместе. Этим и занимаются пары. Но мне было не все равно. Где-то внутри меня была часть, которая думала, что Ретт почувствует себя по-другому, после того как найдет меня, - что не будет больше ее трахать. Насколько глупой я была? Я думала, что притяжение между нами было большим, чем его член, встающий на меня в неподходящее время. Я думала, что это что-то значит. Что после всего этого времени, всей тоски по нему, которую я испытала… я не знаю. Мое сердце барабанило в груди вместе с его движениями. Он толкнулся сильнее, и она закричала в диван. Его глаза ни разу не покинули меня. Пригвоздив меня к месту. Я была не способна сделать что-либо. Двигаться. Моргать. Я была поймана в ловушку ужасной картинкой передо мной.

Пока все не закончилось. Пока все это, блять, не закончилось. Он вцепился в ее бедра, когда кончал. Пульсируя внутри нее со стоном. Она сказала несколько слов в протест его грубости, но я не очень-то и слушала. Все, что я могла видеть, - Ретт и его проницательный взгляд. Даже когда он кончил, он не отвернулся от меня. Что-то в его глазах насмехалось. Бросало вызов. Втирая все это мне в лицо.

- Фей? – голос Сары сломал приступ, и я посмотрела вниз, где ее голова торчала над диваном. – О, Боже мой! – ее скрючило. – Я думала, что ты уехала. Ретт сказал, что ты…

Но мои ноги больше не врастали в землю. Вместо этого я побежала обратно в комнату и захлопнула дверь. Я прижалась спиной к ней и делала большие, сглатывающие вдохи. Слезы оставили дорожки на моем лице, я ненавидела себя из-за них. Блять, презирала себя за безволие.

Я была таким жалким куском дерьма. Позволила своему сердцу окончательно запутаться. В чем, Фей? В чем оно окончательно запуталось? Я сильно потерла руками по лицу. Мне нужна доза. Так же мне нужна сигарета, и их на самом деле у меня осталось немного. Я бросилась к сумочке и выдернула одну, вместе с зажигалкой.

Я не раздумывала дважды, когда бросилась к двери, хотя, к сожалению, кое-кто был с той стороны, и я врезалась в нее.

- Фей, мне так жаль, что ты это увидела, - стабилизируя меня обеими руками. Я уклонилась от ее прикосновения. Ее рыжие волосы были все еще в беспорядке, после секса, который был у них только что. Секс, который у нее был с Реттом. Я закрыла глаза, пытаясь вытолкнуть мысли, но образ его, вдалбливающегося в ее торчащую задницу в моей голове. - Ретт сказал мне, что ты уехала… и я просто, - она медлила, разглядывая меня. – Ты в порядке?

Я знала, что должно быть выглядела полным дерьмом. Я чувствовала себя так.

- Я собираюсь покурить, - прохрипела я, чувствуя себя полностью безнадежно.

- Хорошо, - она кивнула и подарила мне маленькую улыбочку. – Ты уверена, что в порядке? Я могу что-нибудь для тебя сделать?

Да, просто иди, и блять, сдохни!

Я отрицательно покачала головой. Не доверяя своим словам. Но потом меня осенило.

- Погоди, - сказал я в тот момент, как она повернулась. – Кое-что ты можешь сделать для меня, - она повернулась обратно ко мне выжидающе. – Мне нужно воспользоваться твоим телефоном.


***


Я выдохнула дым и положила телефон Сары на бордюр рядом со мной. Я сделала звонок, который никогда бы не подумала, что сделаю. Но дело сделано и обратного пути нет.

- Ты просто отдала ей свой телефон и позволила уйти?

- Да, Ретт. Почему бы и нет?

Голоса Сары и Ретта доносились до меня, и я улыбнулась, когда он обошел угол в отчаянии. Его паника быстро прикрылась его обычной маской, когда его взгляд приземлился на меня.

- Зачем тебе понадобился телефон Сары?

Я разглядывала его, запоминая его в коричневых шортах и черной футболке. Его волосы были заново уложены и все еще были немного влажными. Золотистый оттенок блестел на солнце.

- Не ваше, блять, дело, - я затянулась сильнее свой сигаретой.

Он прищурил свой взгляд и выхватил телефон с бордюра.

- Если я узнаю, что ты звонила одной из своих шлюх-подружек, чтобы они приехали забрать тебя…

- То ты что, Ретт? – спросила я сухо. – Ты заберешь меня из моего дома? Силой посадишь меня в машину? Заставишь смотреть, как трахаешь свою подружку?

- Ты не должна была смотреть, - зловещая улыбка растянулась на его губах, и я вспомнила, что сказала ему то же самое прошлой ночью.

- Как долго ты наблюдал, как я трахалась Ричардом? – спросила я.

Его улыбка испарилась

- Не так долго, как ты смотрела. Очевидно. Показалось, что тебе понравилось сегодняшнее шоу.

- Не так как тебе нравилось его показывать, - я сделала еще одну затяжку сигареты.

- Ты права насчет этого.

- Полагаю, я была не права начет того, что ей нравится только миссионерская позиция.

Почему я подняла этот вопрос? Больше не хочу об этом разговаривать, пока.

Он улыбнулся.

- Ты неправа насчет многих вещей, Фей. Секс с Сарой лучше всего, что у меня было когда-либо.

То, как он сказал эти слова, будто ножом по животу, зарылось в меня, разорвало меня на части.

- Я ненавижу тебя, - прошептала я. Я бы хотела, чтобы слова вышли сильнее. Но не получилось. Они звучали жалко и печально.

- Не надо так драматизировать, - он закатил глаза. – Я единственный, кто помогает тебе.

Я выдохнула, наблюдая, как дым задерживается между нами.

- Я же сказала тебе. Никто не может помочь мне.

- Ты все еще драматизируешь.

Я вздохнула и потерла виски.

- Я драматизирую? Я? – я испустила жесткий смешок. – Ты ничего не знаешь.

- Тогда просвети меня.

Он засунул руки в карманы и прислонился к стене здания. Так небрежно. Так спокойно. Как будто жизнь была идеальной и простой. Казалось, он сдерживал улыбку.

- Я убила кое-кого, - я уставилась на него, слова бурлили во мне. – Двоих, на самом деле.

Он хмыкнул.

- Могла бы придумать сказочку получше, чем эту.

- Это не сказка, - я отвернулась от него и снова прижала сигарету к губам. Рассматривая широкую стоянку, полную машин. – Однажды ночью, около года назад, ко мне подошел парень на стоянку грузовиков. Он был один и хотел трахнуть меня, - я пожевала внутреннюю сторону щеки и потянула за край юбки, задаваясь вопросом, зачем я вообще рассказываю эту историю. Он может сдать меня. Я почти рассмеялась над своими собственными мыслями. Пусть только попробует. – Так что мы заключили сделку и я села в его машину, - я взглянула на Ретта. – Только он был не один. С ним был друг и ни один из них не хотел платить за секс.

Он нахмурился.

- Ты серьезно?

- Неужели тебя удивляет, что есть мужики, которые хотят трахнуть проститутку бесплатно?

Он прищурился.

- Я не это имел в виду.

- Да, да, - я махнула рукой на него и откинулась на свои больные локти, бетон врезался в чувствительную плоть. – Они не захотели платить. А я не захотела трахаться с ними.

- Так что же произошло на самом деле? – он выглядел обеспокоенным, даже встревоженным. Эти эмоции выглядели чужеродно на его лице.

Я ухмыльнулась.

- Что ты думаешь произошло?

Он покачал головой.

- Они изнасиловали меня, - слова получились пустыми, и онемение осталось на моих губах. Я могла видеть образы того, что произошло, в моей голове. Их кожа, их твердые члены там передо мной. Входят в меня. Берут то, чего у них не было. – И поэтому я убила их.

- Фей… - Ретт согнулся до моего уровня.

Они думали, что они такие умные, - я сосредоточилась на красной машине, припаркованной прямо напротив нас. Красная, как кровь, которая бежала из их тел.

- Они думали, что я буду просто лежать там и принимать это. Что я позволю им трахнуть меня и причинить мне боль. Что это будет легко. Что они уйдут просто так после этого, еще одна отметка на их долбаных ремнях, - я взглянула на Ретта. – Но этого не произошло, - я потянулась к сумочке и вытащила мой нож, позволив лезвию встать на место. – Только один из них успел кончить, прежде чем я воспользовалась этим.

Я могла вспомнить все, как будто это было вчера, хоть это и произошло больше года назад. Один успел кончить только мне в рот, обжигая мое чувствительное горло. Его рука держала мои волосы на затылке, с силой наклоняя мою шею под болезненным углом, пока второй грубо трахал меня сзади.

Угол был идеальным. Я смогла погрузить руку в свою сумочку и вытащить нож.

- Я ударила одного из них прямо в его член. А другого - в грудь.

- Ты была серьезна, - Ретт потянулся и коснулся лезвия одной рукой, как будто проверял, что тот был настоящим.

- Да, - мой голос дрожал от волнения. Почему я рассказала ему об этом? Почему я вообще удостоила его этого разговора?

- Но… никто и никогда не поймал тебя?

Я покачала головой медленно, задерживая взгляд на нем.

- Они привезли меня в безлюдное место, чтобы сделать это. Я думала, они собирались сильно избить меня и оставить там, может даже убить, - я прикоснулась к щеке, вспоминая, как она провалилась под их кулаками. – Я никогда не слышала, что кто-то их нашел.

Ретт покачал головой, как будто был в полном шоке от всего этого. Я ждала, что он станет ругать меня, испытывать отвращение ко мне, вызовет полицию, - что-то или все из этого, но он не стал.

- Почему ты хочешь вернуться назад в ту жизнь? В то место, где тебе нужно убивать, чтобы выжить?

Я фыркнула.

- Это жизнь, Ретт.

- Это не жизнь, Фей.

- Ты не собираешься вызывать полицию и рассказать им? Сдать меня? – прошипела я.

- Кто-то сделал тебе больно, Фей, - он сжал свои кулаки. – Те ублюдки заслужили то, что ты сделала с ними.

Он смотрел прямо мне в глаза, и на секунду я увидела парня, парня, которого я знала однажды. Парня, которого, я думала, смогла бы полюбить, когда была только подростком.

Визг шин заставил меня подпрыгнуть, останавливая момент. Я взглянула, чтобы увидеть гладкую, черную машину на холостом ходу прямо перед местом, где мы с Реттом сидели. Страх незамедлительно поселился во мне. Ужасный, удушающий страх, который только усилил боль в моих костях и голове. Я потушила сигарету об бордюр и заставила себя встать на ноги, несмотря на мои протестующие конечности.

- Пап, - Ретт встал рядом со мной, выглядя растерянно, когда Тейлор выбирался из машины. Сегодня у дьявола волосы были зачесаны назад, а белая рубашка обтягивала его мускулистый торс. Его сшитые на заказ брюки были черными и идеально разглаженными. Его обувь сияла, как волосы Ретта.

Пристальный взгляд Тейлора прыгал между мной и Реттом. Я сглотнула комок в своем горле. Я знала, о чем он подумал. Я знала, что он видел, когда смотрел на нас обоих. Он увидел мое предательство. Он увидел его собственность в руках собственного сына. И он ненавидел это. Он закипал от одной мысли. Ревность изнутри разрывала его на куски. Никто не мог видеть этого. Никто не знал, кроме меня. Потому что я знала его лучше, чем кто-либо. Лучше даже, чем моя собственная мать.

Ревность съедала его, как болезнь, разрушая его, пока не осталось ничего, кроме монстра. Монстра, с которым я собиралась пойти домой. Монстр, который ожесточил меня, когда я стала не способна больше иметь детей. Я собиралась по собственной воле забраться в машину с ним из-за каких-то долбаных наркотиков. Хоть я и знала, что будет со мной. Мои ноги все равно несли меня прямо к машине. Прямо к Тейлору.

Я подошла прямо к нему и обняла его рукой, потому что знала, что он этого хотел, он этого ожидал. И я знала, что он даст мне то, что я хотела, если я буду играть по его правилам.

- Спасибо, что приехал меня забрать, папочка, - слова скатились с моего языка так же, как и делали всю мою жизнь, но горький, кислый привкус, что они оставили после себя, был более сильным в этот раз.

- Ты позвонила отцу? – Ретт все еще казался растерянным, когда я отпустила Тейлора и повернулась. Я кивнула и открыла рот, чтобы сказать, но Тейлор прервал меня.

- Она возвращается домой, - он положил свою руку на мое плечо. - По-хорошему.

Я не скучала по тому, как он это сказал. Постоянство в его словах. Но я могла уже почувствовать это. Попробовать. Я потерла свой нос. Я получу дозу. Чистый, идеальный кокаин. Это того стоит. Я смогу остановить боль в моих костях. Это станет концом боли. Этого будет достаточно.

Должно быть.

Глава 4

- Расскажи мне о них.

Я уставилась на Тейлора, когда он развалился на диване передо мной. На белом диване. Именно на том в его доме, на котором я умоляла Ретта трахнуть меня несколько лет назад.

- О ком? – я неловко стояла перед ним. Мы приехали сюда только несколькими минутами ранее. Поездка прошла в тишине, опустошенно, как и многие вещи в моей жизни.

- О мужиках, с которыми ты трахалась с тех пор, как уехала.

Я нахмурила взгляд.

- Ты обещал мне немного кокса.

Он кивнул и потер пальцами по своему гладкому подбородку.

- Да.

Его голубые глаза прошлись по моему телу сверху вниз, сверкая злостью и желанием.

- Так дай его мне, - мой голос дрожал, и я ненавидела то, как отчаянно я звучала.

- Только не сейчас, - улыбка изогнул его губы. – Я хочу услышать о мужиках, которые трахали тебя, когда ты сбежала от меня.

Он знает, что я проститутка? От этой мысли я занервничала. Вчера я была уверена, то он не знает, но сейчас я не уверена. Что он сделает со мной, если узнает о сотнях мужчин, которые побывали во мне? Он мучил меня, когда обнаружил, что я хотела переспать с кем-то еще, - и я даже не сделала этого.

- О каких мужиках?

- Не прикидывайся дурочкой, малышка Фей, - он встал и обошел вокруг меня. Мою кожу закололо, когда мои нервы были на исходе.

- Не было других мужчин, - ложь легко скользнула с моих губ.

Он хмыкнул. Это был отвратительный звук, который я помнила из далекого прошлого, когда его пристрастия изменились.

- Не лги мне. Тебя не было три года, и ты такая похотливая, маленькая штучка, - он провел пальцем по обнаженной плоти на моей талии под черным топом. – Ты из таких девчонок, которым нужно, чтобы их трахали каждый день, - он прошептал в мое ухо. – Кто-то должен был заполнить мою пустоту.

Я покачала головой.

- Никто не мог занять твоего места.

Это подпитало его эго, но это было также и правдой. Никто не мог быть тем, кем Тейлор был для меня. Никто не мог забрать мою девственность снова. Никто не мог взять то, что уже было взято у меня. В то же время, никто не мог дать мне то, что давал мне он.

Я оттолкнула мысли, не желая обдумывать хорошее, что выходило из наших с Тейлором отношений. Удовольствие. Часы, что я провела, кончая в его рот и на его член.

Он остановился прямо передо мной, касаясь своими пальцами моей щеки. Я хотела отпрыгнуть от них и податься к ним в тоже время.

- Не лги мне! – злость в его голосе была полной противоположностью нежности его рук.

Я вздрогнула.

- Я не лгу, - прошептала я.

- Тогда где ты была?

Мой мозг сортировал сотни различных сценариев.

- Я остановилась у своей подруги… Мэйси… – я выдернула первое имя, которое пришло мне в голову, - и ее мамы. Но потом моя подруга переехала жить к отцу, потому что ее мама подсела на кокаин… - я замолчала, позволив ему соединить все пазлы в моей лживой истории.

Немного внутренней борьбы поселилось в его глазах, прежде чем он отступил назад от меня, уронив свою руку. Он пробежался по своим темным волосам и отвернулся от меня на мгновение.

- Ты помнишь, когда я взял тебя на Канкун?

Я закрыла глаза и отвернулась от него. Я не хотела думать о том времени.

- Ты помнишь, Фей?

Его слова требовали ответа.

- Да, - я кивнула.

- Это было лучшее время в моей жизни, - он казал это так тихо, что я дернулась взглядом на него, - шокированная, что он мог сказать такие вещи. Это было перед окончанием моего первого года в средней школе. Мне было четырнадцать, почти пятнадцать. Это было всего за неделю до того, как Ретт вернулся домой в то полное надежд лето, которое изменило все.

- Я хотел увезти тебя отсюда по своему усмотрению. Только мы вдвоем. Твоя мать не хотела этого. Он не хотела, чтобы мы остались наедине. Ты знаешь почему?

Я пожевала свои губы. Я прекрасно знала.

- Она не хотела делить меня с тобой. Нет, не совсем. Она никогда не хотела этого. Но я полюбил тебя с того момента, как впервые увидел тебя. Знаешь что, Фей? – я закусила свои губы сильнее, не желая отвечать. – Ты знала, что ты была причиной, по которой я женился на ней?

Я моргнула от удивления.

- О чем ты говоришь?

Он ухмыльнулся мне.

- Как ты могла не знать? Ты была единственной причиной, по которой я вообще подошел к ней в тот день в торговом центре, когда мы встретились.

Я напрягла мозги, чтобы вспомнить встречу, но не могла.

- Ты была такая идеальная, - он протянул руку и погладил пальцами по моим волосам. – Такая молодая. Ты смотрела на котят в окно зоомагазина и рассказывала ей все плюсы, почему у тебя должен быть котенок. Ты сказала, что будешь убирать за ним. Ты будешь заботиться о нем. Ты дашь ему все, что он ни захочет. Ты сделаешь его счастливым, - он провел рукой по моим губам. – Я возбудился только, думая обо всем том, что ты пообещала сделать.

- Тейлор…

- Не называй, блять, меня так, Фей! – его грудь вздымалась, а лицо покраснело. – И я получил тебя. Это заняло месяцы свиданий, томления, трахания твоей матери и обещания ей всего мира. Она вышла за меня, и тогда я рассказал ей, чего я хотел. Думаю, она обо всем знала. Как она могла не знать? Как она могла не заметить страстное желание в моих глазах, когда я смотрел на тебя?

- Я была маленькой девочкой, - я покачала головой, желая отрицать все, что он наговорил.

- Это не имело значения, Фей. Разве ты не видишь этого? Я не какой-то монстр, который охотится на маленьких девочек, - он схватил меня за подбородок, заставляя посмотреть на него. – Ты была первым и единственным человеком, к которому я вообще все это испытывал. Это было мгновенное влечение. Это было не из-за того, что ты была ребенком. Это не имело ничего общего с этим, - его глаза лихорадочно скакали по моему лицу. - Я почувствовал связь с тобой такую, которую никогда не чувствовал ни с кем. Я знал, что ты предназначена быть моей. И только моей. – Он покачал головой. – Но хватит об этом. Ты помнишь путешествие в Канкун, Фей? Твоя мать не хотела, чтобы мы поехали, но у нее не было выбора. Ты была моей годами, и ты была практически женщиной. Твое тело было худым. Твоя грудь полной, большой, - он позволил своей руке упасть на мою грудь, обхватывая ладонью одну из них. – Ты была самым прекрасным созданием, которое я когда-либо видел, когда ты лежала на пляже в своих двух клочках. Ты помнишь, как мы занимались любовью на песке? Ты помнишь, как объезжала мой член?

Я уставилась в глаза Тейлора и вспомнила. Я не думала о той поездке очень долго. О тех пяти днях, когда я лежала на песке с ним. О том, как я смеялась над его шутками. О том, как он покупал мне все, чтобы я не захотела. О том, как он трахал меня везде. В лимузине, в нашем пентхаусе, на пляже, в воде. Повсюду. Он был повсюду. Во мне. На мне. Он был частью меня.

Он взял меня, потому что боялся. Он боялся, что я отдалюсь от него. Это было в то время, когда я поняла, что то, что было между нами, не было естественным. Это было неправильно. Но то путешествие в Канкун изменило эти мысли. Я принадлежала ему, а он принадлежал мне, и к концу недели я поверила ему.

- Я помню, - прошептала я.

- Но потом мы вернулись домой и Ретт тоже. А потом все изменилось, - ненависть в его глазах отражалась на мне.

- Я была просто ребенком, Тейлор. Я не знала, чего хотела, - я произнесла слова, защищаясь, но они были, тем не менее, правдой. Поездка с Тейлором была волнующей, но Ретт, находящийся дома, и Тейлор, не касающийся меня некоторое время, внесли ясность в мою жизнь. Это заставило понять меня, что я хотела большего.

- Но ты была моей. Ты всегда была моей! – он схватил меня за руку и толкнул на диван, нависая надо мной. – А потом ты сбежала, - слова вышли глухо, как будто они выпотрошили его.

- Я сбежала, потому что ты причинил мне боль. Вы оба причинили мне боль, - сказала я, ссылаясь на свою маму.

- Ты знаешь, как долго я тебя искал? - он сгребал руками мой топ, стягивая его вниз, пока мои сиськи не вырвались наружу. Он кружил кончиками своих ловких пальцев, и изо всех сил я пыталась сопротивляться тому, как я чувствовала себя от этого. Покалывание отправилось в мою сердцевину. – Ты знаешь, что я искал тебя повсюду? Ты знаешь, как тяжело мне было? - он жестко щипнул сосок, и из меня вырвался протестующий стон. – Знаешь, Фей?

- Нет! – я взвизгнула, уклоняясь от его прикосновений.

- Я знал, что ты не знала, - он отпустил и наклонился вниз, кружа языком по пульсирующему бутону, успокаивая его, возвращая все приятные ощущения, которые я хотела подавить. – Вот поэтому я собираюсь показать тебе.

Он встал в полный рост, он приземлился на колени рядом с моей талией. Взгляд в его глазах был знакомым. Он обещал многое. Он обещал боль. Он обещал возмездие. Он обещал все те вещи, от которых я сбежала, - как будто я никогда не уходила.


***


- Расскажи мне о них. О нем, - Тейлор прошептал мне на ухо. – Я знаю ты трахалась с ним.

Он снял свою одежду и сорвал мою, потому что я недостаточно быстро ее снимала. Он навис надо мной сейчас, его толстый член прижимался к моему животу.

- Я ни с кем не трахалась.

- Я знаю, ты трахалась с Реттом. Я видел, как он на тебя смотрел в тот день, - в день похорон.

- Как он смотрел?

Раскрытой ладонью Тейлор сильно ударил мне по лицу, создавая пульсирующую боль в голове в четырехкратном размере.

- Как будто ты принадлежишь ему. Но ты принадлежишь мне, не так ли?

Нет. Я никогда не буду принадлежать ни одному мужчине.

- Я твоя. Ничья больше.

- Ты не трахалась ни с кем, пока жила со своей подругой и ее матерью?

- Нет. Ни с кем, кроме тебя. Я никогда не была с кем-то еще.

Он снова меня ударил, от чего моя голова дернулась в другую сторону.

- Тогда почему ты оставила меня? – его голос хриплый, как будто ему физически больно произносить эти слова.

Я посмотрела в его глаза. Они такие голубые. Голубые глаза, в которые я смотрела сотни раз.

- Потому что мне было страшно.

Правда.

- Я должен наказать тебя, - он провел рукой успокаивающе по моей щеке, когда другой прошелся вниз по моему телу. – Ты была такой плохой.

Когда он добрался до моей киски, он зарылся в нее своими пальцами, не затягивая. Это было бы больно, если бы я не была мокрой. Но я была. Я была чертовски мокрой. Это было отвратительно, и я хотела бы, чтобы это не было правдой. Я бы хотела быть сухой и нежелающей, но я не была. У Тейлора был некоторый контроль над моим телом. Не смотря на то, что он причинил мне боль. По правде говоря, каждый раз, когда он причинял мне боль, у меня все равно был оргазм. Даже, когда я истекала кровью, темно-красной жидкостью, которая стекала вниз по моим бедрам, он все равно заставлял меня кончать. Заставлял меня жаждать его, несмотря на ужасные вещи, которые он сделал.

- Я должен был все это сделать. Ты должна это понимать, - проворчал он, скользя пальцами глубже внутрь меня. Его член бился между нами. – Ты должна была знать, кому принадлежишь.

Я должна была быть переполнена отвращением, но не была. Что-то ударило мне в голову, угрожая моей вменяемости. Почему я на самом деле вернулась? Все из-за наркотиков? Да. Но здесь было что-то большее. Что-то темное и больное, что живет внутри меня и жаждет этого. Эти странные отношения. Тот факт, что у него было то, что мне нужно, только дало мне больше причин быть здесь. Эта мысль испугала меня. Я не хочу этого. Нет, не так. Я не хочу отрицать влажность между моих ног. То, как его пальцы загибаются, лаская сладкую точку внутри меня. Я застонала и выгнулась перед ним. Мои руки схватились за его плечи.

Он наклонился и прижался своими губами к моим. Губами, которые я знаю лучше, чем свои. Он целовал меня сильнее, пока играл с моей киской, его язык скручивался, сражаясь с моим языком. И он продолжил целовать меня, пока мое тело не затряслось, оргазм проткнул меня, как грязный нож.

Я кончила довольно быстро. Тейлор дернул меня с дивана и насильно опустил мое тело на пол. Движение было таким быстрым, оно шокировало меня, и я сильно ударилась головой о сторону дивана, с которой падала. Если бы у меня уже не было головной боли, и я не чувствовала себя слабой от ломки, то удар не принес бы мне боль совсем. Но как это было, я была ошеломлена, моя голова кружилась.

- Тей…

- Не так ты должна называть меня, - он зарычал. – Тебе понравилось это, не так ли? Понравилось? – Плевок попал мне в лицо, когда я уставилась на него ошарашено. – Помнишь, когда я дарил тебе это каждый день, малышка Фей? Помнишь, как я заставлял тебя кончать снова и снова? – он зарылся руками в мои волосы и дернул мою голову к нему, неудобно выворачивая мое тело. – Но ты все уничтожила. Ты бросила все и ради чего?

- У меня никого больше не было, - теперь я знала, что он не знает. Его взгляд сказал обо всем. Он был зол, но хотел верить мне. Он должен поверить мне, чтобы я вообще могла получить свой кокаин. – Только ты, Тейлор. Только ты, - слезы выступили на моих глазах.

Усмешка растянулась на его лице.

- Ты моя. Только моя, - он произнес слова прямо перед моим лицом перед тем, как отпустил меня. Моя голова ударилась об ковер с глухим стуком. Несколько секунд спустя он врезался в меня, его большой член пронзал меня. Но он толкался слишком жестко, погружаясь глубже. Казалось, его член разрывает меня, и я попыталась карабкаться назад на моих локтях. Но он остановил мои слабые движения своими большими руками.

- Ты никогда больше не сбежишь от меня снова. Никогда! – он прокричал слова, пока жестко трахал меня, врезаясь своим членом, насколько было возможно, заставляя меня принять больше.

- Тейлор, ты делаешь мне больно.

- Не называй, блять, меня так, - прошипел он сквозь стиснутые зубы.

- Папочка, - завизжала я. – Папочка, ты делаешь мне больно.

Мольба, казалось, разожгла в нем что-то, он замедлил свои движения и потянулся за себя. Его рука вернулась с чем-то серебристым. Лезвие встало на место, тогда же, когда и паника пнула меня по животу. Я пыталась карабкаться назад, но он снова остановил меня.

- Ты помнишь это, малышка Фей? – он продолжал толкаться бедрами, пока держал нож у моего лица.

Я помнила. Я помнила это все. Он использовал лезвие на мне, когда Ретт уехал, на моем животе постоянно. Он надрезал мою кожу, оставляя неглубокие, болезненные надрезы. Надрезы, от которых не оставалось шрамов, поэтому не было очевидных доказательств. Но боль была. Всегда в глубине моего подсознания.

- Ты помнишь, как хорошо было с ножом?

- Я… - надрез лезвием по коже под моей левой грудью остановил мои слова в глотке, заставив меня плакать от боли. Он бросил нож и прижался пальцами к ране, все еще продолжая двигать бедрами.

- Посмотри, как это прекрасно, - он поднял свои пальцы ко мне, чтобы я посмотрела. Они были темными от моей крови. Он провел одним пальцем по моим закрытым губам. – Такие красные. Такие красивые, - больше слез надавило на мои глаза. Он двигал своими бедрами быстрее и снова потрогал порез. – Тебе не нравится? – он потер пальцами, размазывая кровь. Я наблюдала за движением в замедленном действии. Оно было нескончаемо. Пока все не прекратилось. Он прижался рукой к порезу сильнее, сжимая его, добиваясь еще больше крови. Он протащил влажными кончиками пальцев между нами и растер влагу по моему пульсирующему клитору.

Я застонала, а он трахал меня жестче. Было больно от того, как он пронзал меня резко, но что-то сладкое расцветало из боли. Хоть я и только что кончила, даже десяти минут не прошло, оргазм удивил меня. Подкрался ко мне. Я была слишком слаба, чтобы бороться с этим. Я позволила этому забрать меня. Я позволила этому поглотить меня целиком, пока он трахал меня жестко, пока кровь капала из моей поверхностной раны. Только когда все подходило к концу, он вытащил свой член из меня, провел по нему рукой несколько раз, прежде чем застонал, и горячая жидкость брызнула мне на живот.

Я лежала там, на девственно белом ковре, мое тело обмякло и болело.

- Пожалуйста, - слово скользнуло из моих губ по собственной воле. Мне нужен кокс. Мне нужен он прямо сейчас. Я не могу ждать дольше. Я чувствую себя месивом. Как полное и абсолютное дерьмо. Я кончила, конечно. Но все это заставило меня почувствовать себя хуже, чем прежде, что я думала не возможно. – Пожалуйста…

- Пожалуйста, что? – он усмехнулся надо мной, посасывая ртом свои окровавленные, покрыты спермой кончики пальцев.

- Пожалуйста, папочка. Мне нужна доза. Пожалуйста, - я ненавидела то, как прозвучала.

Он наклонился и прижался ладонью к моему лицу. Его глаза изучали меня.

- Пока нет, малышка Фей. Пока нет.

Глава 5

Один месяц спустя.


Я не знаю, как долго я здесь пробыла. В его доме. В его кровати. Должно быть недели. Дни. Может быть даже месяцы. Я не была уверена, потому что время слилось воедино. Я проводила дни, спя в его кровати. В большой кровати, которую он делил с моей матерью. Это было единственное место, где он не трахал меня, пока моя мама была жива. Но теперь, ее не стало, кажется он чертовски одержим, трахаясь со мной здесь при каждой возможности, которая у него появляется.

Я не была пленницей. Ну, по крайней мере, это то, что сказал он. Но я была. Он сделал меня пленницей из-за наркотиков. Он держал их над моей головой. Он удерживал меня слабой и отчаянной из-за них, чтобы я не смогла снова сбежать. Когда он уходил на работу, я не пыталась сбежать. Я могла бы. Я могла бы сбежать и вернуться к себе домой. К Шоне и наркотикам. Но я не хотела этого. Кокаин, который продавал мне Джордж, не идет в сравнение с тем, что мне давал Тейлор. У него был лучший, и я знала, что я не смогу функционировать от чего-либо еще сейчас.

И какой вообще смысл? Зачем возвращаться, когда то, что мне нужно было здесь? Я пыталась сбежать от Тейлора. Мне удалось держаться подальше несколько лет. Но он был прав, было похоже на то, что судьба всегда отправляла меня назад, сюда. Я всегда заканчивала в его руках, неважно насколько я ненавидела это. А теперь он знает, что я ненавижу это.

Он мог заставить меня кончить, он мог трахать меня. Но он знал, что я не люблю его, хоть он и заставил меня сказать это. Он знал, что маленькая девочка, которая умерла бы для него, ушла, и на ее месте кто-то другой. Кто-то сломленный, имеющий трещины поле ремонта. Вместо того, чтобы попытаться починить меня, он выбрал – сломать меня еще больше. И я ему позволила. Я позволила ему разорвать меня на части его же руками. Ножом. Это напоминает мне те времена, когда я так сильно ненавидела это, только теперь у меня нет зрителей. Моей матери не было здесь, чтобы подбадривать его. Она умерла. И каждый день, что я провела с Тейлором, был днем, когда я завидовала ей. Она была свободна. А я была здесь, в отчаянии, и цепляясь за болезнь, от которой в первую очередь сбежала отсюда.

Я села и потерла лицо, когда услышала, как хлопнула входная дверь. Я одета только в футболку, единственную огромного размера, которую Тейлор дал мне носить. Я не носила ничего больше, с тех пор как в первый день пришла сюда, и он раздел меня. Я не носила нижнее белье или лифчик. Ни разу. Я также не покидала дом. Я даже с трудом покидала эту комнату, особенно в последнюю неделю.

Я становилась слабее, каким-то образом. Отчаяннее и сумасшедшее. Настолько слабой, что когда я принимала дозу, я все еще оставалась жалким комочком, который едва вставал, чтобы поесть. Я могла просто лежать в кровати и наслаждаться кайфом. Тейлор мог трахнуть меня сразу после этого. Он мог заставить мое тело дрожать от удовольствия. Это были единственные моменты, которые я ждала с нетерпением. Даже, когда он жестоко обращался со мной, когда он резал мою кожу своим ножом и слизывал мою кровь, пока трахал меня. Он все еще заставлял меня кончать, всегда. Всегда. И это было лучшим временем. Когда я упивалась краткосрочным кайфом или оргазмом на его члене. Это были мои единственные моменты свободы от мучений. Единственные моменты, когда я могла расколоться на части и стать ничем, ничем, кроме разломанных кусков от ненавистного экстаза.

- Малышка Фей, - он зашел в комнату и положил свой портфель. - Я скучал по тебе, - он сказал и приблизился ко мне. Он бы таким же, как и всегда. Каждый день, когда он возвращался домой, он вел себя так, как будто любит меня. Он был нежен. Он мог приготовить мне ужин, иногда даже накормить меня. Но после этого и начинались пытки.

Было одна или две ночи, когда он трахал меня нежно, как и раньше. Но я ненавидела эти ночи больше всего. Я плакала, после того как он засыпал, в те дни. Когда была боль, я могла иметь с ней дело. Я могла принять, насколько все было хреново. Но когда не было ничего, я не знала, как с этим справиться. Я не знала, как принять реальность всего происходящего.

Я не видела Ретта с того дня, как покинула его квартиру. Он звонил однажды – я знала это – чтобы проверить меня. Тейлор заставлял меня сосать его член все время, пока он разговаривал по телефону. Насилуя своим членом мое горло снова и снова, заставляя меня задыхаться им. Было похоже на то, что он хотел, чтобы Ретт услышал. Хотел, чтобы тот знал, чем он занимается. Ретт не узнал, и когда их разговор был закончен, Тейлор трахал мое лицо, пока не кончил, впрыскивая свой заряд мне в глотку. Это было ничем из того, что случалось со мной раньше. Но это было немного иначе, зная, что Ретт был на другом конце линии. Так близко и так далеко.

Я много думала о нем между сексом и болью. Я представляла, будто он скучает по мне. Но я знала, что нет. Вероятно, он только что закончил трахать Сару, перед звонком. Черт, он наверняка мог трахать ее, пока разговаривал по телефону. Сын, как отец, правильно?

Я представляла, чтоб он бы подумал, если бы узнал, чем я занимаюсь сейчас. Ели бы он узнал насколько низко я могу пасть, чем с того раза, как видела его в последний раз. Я становилась, какой-то рабыней-наркоманкой. Которая знала, что есть что-то похуже, чем у меня уже было?

- У меня есть кое-что для тебя, - Тейлор встал в полный рост и покопался в кармане. Он вытащил маленький, белый пакетик. Я уставилась на него с отвисшей челюстью. Он давал мне дозу два дня назад. Было слишком рано для него, давать мне больше. Он удерживал это сладкое вещество весь день, когда я впервые приехала сюда. Он трахнул меня девять раз в тот день. Девять раз. Я была израненным, большим месивом к концу этого. После этого он давал мне его каждый час, я не знаю насколько долго. Я жила в состоянии вечного блаженства, пока он не забрал его. И после этого, я нуждалась в нем больше, чем прежде. Он был мне нужен. И он знал об этом. Теперь он ждал, пока я не становилась жалким, пускающим слюни месивом, прежде чем дать мне немного.

- Правда?

- Да, - он пробежался пальцами по моим волосам. - В последнее время ты была хорошей девочкой, - он улыбнулся мне. - Сними свою футболку.

Я немедленно подчинилась, срывая материал через свою голову. Он положил маленький пакетик на тумбочку и толкнул меня на кровать. Он пробежался руками по отметинам на моей коже. Там теперь их было очень много. Больше, чем я могла сосчитать. Сотни. Он разрисовал меня моей собственной кровью. Сделал из меня холст для своей больной, извращенной головы, и я позволила ему. Я позволила ему кружить темной жидкостью вокруг моих сосков, по моей шее. Повсюду.

- Я хочу, чтобы в этот раз ты меня трахнула, - он стянул свою рубашку через голову, обнажив свой гладкий, безупречный торс.

Сама идея заставила меня желать перевернуться и снова заснуть. У меня не было энергии или сил что-либо сделать.

Я думаю, он знал это, потому что взял пакетик обратно и потряс им немного над пространством между большим и указательным пальцами.

- Ты можешь сначала получить дозу.

Я уставилась на белый порошок. Мое гребаное спасение. Я потерла нос и наклонилась, с трудом веря в происходящее. Это было так близко, так идеально. У меня кружилась голова, я была взволнована. Я хотела упасть на колени перед Тейлором и благодарить его за это. За то, что дал мне это заранее. Это было, как будто Божий дар.

- Что это, блять, такое? - злобный голос Ретта, грохотал вокруг нас. Моя голова дернулась, чтобы увидеть его, стоящего в дверном проеме, выглядевшего идеально в синем костюме.

- Ретт, - прошептала я. Он не может быть реальным.

Тейлор сделал шаг назад, уронив свою руку, позволив порошку рассыпаться на полу.

- Нет! – я заорала, бросилась к его руке, но его уже не было, рассеялся на несуществующие частицы. Я схватила его за руку. – Пожалуйста, дай мне еще!

- Какого хрена происходит? – голос Ретта снова прогрохотал, но я перестала обращать внимание на него. Я стояла на коленях, уставившись на Тейлора. Он должен дать мне то, что я хочу. Он должен сделать это. Не может просто забрать это. Я не могу ждать следующего дня, не тогда, когда я была так близко к этому.

- Папочка, кокс, пожалуйста.

Тейлор толкнул меня назад, и я крутанулась неуклюже, ударившись спиной о каркас кровати.

- Это не то, на что похоже, сынок, - Тейлор сделал шаг к Ретту и протянул руки.

- Тогда, что это за херня? Почему она голая? Почему… - он оттолкнул с дороги Тейлора и подошел ко мне. – Что случилось? – он уставился на мой живот.

Я открыла свой рот, но Тейлор прервал меня.

- Она сбежала на следующий день, и когда вернулась, на ней было это.

- Да ты нахрен издеваешься надо мной? Почему она голая? – его глаза были дикими. – Почему ты голая, Фей? – он дернул рукой по своим идеально уложенным волосам, растрепав их. – Почему она просила у тебя кокаин, пап?

- Успокойся, сынок, просто успокойся, ладно? Давай пустимся вниз, и я тебе обо всем расскажу.

Ретт покачал головой. Его лицо было красным, его глаза повсюду, передвигаясь между мной и Тейлором.

- Нет. Расскажи мне, что случилось.

Я знала, что это была моя возможность. Это был мой шанс рассказать ему правду. Мой шанс, когда кто-то мог на самом деле поверить мне. Это могло произойти. Я могла избежать этой жизни. Этот дом ужасов, который стал моим домом.

- Он…

- Она сидит на кокаине, Ретт, - Тейлор оборвал меня. Его голос был печальным, разочарованным. Как будто я была причиной этого разочарования.

- Что? – Ретт уставился на меня растеряно. – А ты просто что? Давал ей немного? Пока она нахрен голая? – он дернулся взглядом от меня и толкнул обеими ладонями в обнаженную грудь Тейлора, вынуждая его споткнуться и удариться о комод из темного дерева, на котором стоял большой телевизор. – Ты хотел трахнуть ее? – он закричал. – Ты трахал ее? – Он сжал кулак и размахнулся, прежде чем Тейлор успел ответить. У Тейлора даже не было шанса убраться с дороги. Кулак Ретта коснулся его правой щеки, оставив под глазом рассечение.

- Черт возьми, Ретт. Дерьмо! – Тейлор прижал ладонь к своему лицу и выпрямился. – Это не то, о чем ты подумал.

- Тогда объясни мне. Сейчас, - он щелкнул своим костяшками и повел плечами, спуская свой пиджак, пока тот не приземлился кучкой на пол позади него. Я была практически в такой же позиции, как и пиджак. Просто кучка на полу. Жалкая, бесполезная кучка, которая была в секунде от своего небольшого небесного привкуса, пока он не свалился.

- Она призналась мне после того, как вернулась домой, что у не есть проблемы с наркотиками.

- Поэтому ты дал ей немного? – Ретт спросил злобно.

- Я не знал что делать! – Тейлор вскинул руками. – Она моя маленькая девочка. Я вырастил ее! Я не хотел, чтобы она сидела на наркотиках, но я не мог справиться с болью, которую ей причиняла ломка, - он покачал головой вперед и назад, как будто это его измучило, что у меня была боль. Как будто сама мысль разрушила его, как будто не он был причиной всего этого. Как будто он не упивался теми моментами, когда я умоляла его о наркотиках за его член. – Поэтому я дал ей немного. У меня есть связи на работе.

- Ты шутишь, - Ретт размял кулаки.

- У меня не было выбора. Я дал ей немного, но сказал, что хочу, чтобы она была чистой, что я помогу ей. Что это были все наркотики, которые я дал ей. И когда она вышла, так и было бы, – он сильно потер подбородок. – Но этого было недостаточно. Она требовала больше, но я не дал ей. Поэтому она сбежала.

- Нет, - слово вылетело из моего рта, прежде чем я осознала, что говорю. Ретт обернулся, он тяжело дышал, сжимая и разжимая свои кулаки несколько раз.

- Что?

- Это не то, что… - но выражение лица Тейлора заставило меня подавиться своими словами. Оно было не таким, какое я видела прежде. Оно было больше, чем злое. Оно было, блять, яростное. Выражение, которое накрывало лица психопатов, которые убивали невинных людей. Это было выражение лица мужчины, который может уничтожить и разрушить все и каждого, кто вынесет правду наружу. Я немедленно захлопнула свой рот.

Что, если я расскажу ему, а он не поверит мне? Он уйдет, и что тогда сделает Тейлор?

Я не хотела выяснять.

- Что это, Фей?

Я покачала головой и уставилась на свои колени. Я подогнула их к себе, чтобы прикрыть свое тело. Я обняла их руками и закрыла глаза.

Никто никогда не узнает правду. И эта мысль ранила меня. Уничтожила меня.

- Я только что вернулся домой с работы. Я стянул свою рубашку, пока заходил в спальню и обнаружил ее на своей кровати в таком виде, - сказал Тейлор. – Она хотела кокаин. Она сказала, что трахнется со мной за него. Но я никогда не сделал бы этого. Она моя дочь. Я не знаю, что произошло с ней, пока ее не было, или почему ее кожа выглядит так. Я буквально нахожусь дома десять минут, Ретт, - он остановился и позволил лжи разлиться надо мной, - его идеальный голос угрожал убедить даже меня, что все это правда. – У меня еще было немного наркотиков, поэтому я решил дать ей немного. Я не мог стоять и смотреть я на нее в таком виде. Опустившейся до того, чтобы использовать секс, чтобы заполучить это. Это разбило мое сердце.

Слезы покатились из моих глаз, разбрызгиваясь по моим коленям, пока ложь кружилась круг за кругом, скручивая меня колючей проволокой.

- Ты пыталась использовать секс, чтобы достать наркотики? – я взглянула вверх от голоса Ретта. Он уставился вниз на меня надменным взглядом. Думая, что он выше меня, как обычно. Его верхняя губа изогнулась. – Это не должно нахрен меня удивлять. Этим же занимаются проститутки? Используют секс, чтобы получить все, что хотят? Прежних мужчин тебе было не достаточно, поэтому ты попыталась трахнуть мужчину, который вырастил тебя? – он сильно покачал головой. – Ты отвратительна мне. Я должен был оставить тебя на долбаной стоянке грузовиков! – он заорал, и я съежилась.

- Что? – голос Тейлора оглушил комнату. Звук обжег мои уши. – Проститутка?

- Оденься, блять, - зашипел Ретт, схватив футболку, которую я сняла, и бросил ей в меня.

- Ты проститутка? – ненавистный взгляд Тейлора опустился на меня. Ужас вырезал дорогу по моему телу. Он поверил мне, когда я сказала, что у меня никого больше не было. Он провел последний месяц, думая, что был моим одним единственным. Каким-то чудом он поверил моей дерьмовой истории.

- Именно там я ее нашел. Позади какой-то старой, грязной стоянки грузовиков, трахающейся с незнакомцами за деньги. Там она и была, с тех пор как сбежала.

Я могла видеть огонь в глазах Тейлора, когда правда задела его разум. Слезы теперь потекли сильнее по моему лицу.

Что он теперь сделает со мной?

- Давай спустимся вниз и поговорим, Ретт,- Тейлор положил свою руку на плечо Ретта, но Ретт оттолкнул Тейлора, перед тем как вылететь из комнаты.

Тейлор остался со мной, но только на секунду. Только его взгляд задержался на мне. Там было столько всего, столько эмоций. Столько боли. Он выглядел, как будто его сердце разбито, вырвано из его груди. Но потом чувства накрыла ненависть. Настоящая, грязная ненависть. Это напомнило мне то, как Ретт смотрел на меня, но намного хуже.

- Ты пожалеешь, - сказал он, перед тем как оставить меня одну.

Глава 6

В ту секунду, когда шаги Тейлора начали удаляться, слезы потекли сильнее, как будто прорвало плотину, они вытекают из меня волнами, обливая футболку на моих коленях. Футболку, которую я все еще не надела.

Что он теперь сделает со мной?

Мысли пробирали меня до костей. Он причинял мне боль. Он причинял мне боль на протяжении месяца, используя кокаин, как способ удержать меня здесь. Но что теперь? Что он сделает теперь, когда узнал правду? Сейчас, когда он знал обо всех мужчинах, с которыми я была?

Я раскачивалась назад и вперед, мое больное тело гудело от напряжения.

Я должна что-то сделать.

Но, что я могла сделать?

Я прекратила двигаться. Реальность моего единственного выхода ударила меня, как кирпич, нет, как долбаный бульдозер. С усилием я оттолкнулась от пола и добралась до ванны. Она была намного больше, чем та, что примыкала к моей спальне под лестницей. Это была главная ванная, с двумя прекрасными, отполированными, темными, мраморными раковинами. Но мне было плевать на красоту всего этого в данный момент. Красота была последней вещью, по моему мнению, когда я посмотрела на себя в зеркало.

Женщина, которая смотрела на меня, была даже более безумной и разрушенной, чем женщина, которая смотрела в отражении месяц назад, ее лицо измазано кровью. Сейчас женщина была тоньше, ее кожа более бледная. Темные, уродливые круги под его карими глазами, а ее длинные, каштановые волосы спутаны в беспорядке, который необходимо было вычесать. Слезы, которые текли по ее щекам, выглядели, как стекло. Они были чистыми, маленькими шариками, единственная вещь на ее лице, которая доказывала, что она не мертва.

Для меня было тяжело принять, что эта женщина и я были одним и тем же. Мы были монстрами, она и я. Каждый раз, когда я ее видела, она была еще больше потерянной, чем в прошлый раз. Она была грязнее с каждым разом. Новые порезы на ее коже, глубоко-сидящий, жаждущий зуд на ее кожей все больше и больше и больше, до того момента, что она могла сделать что угодно, чтобы получить то, что хотела. Она могла трахаться с ним снова и снова, так долго, пока получала эти несколько мгновений блаженства. Она могла сделать что угодно. Все, что угодно, чтобы сбежать из реальности на несколько секунд.

Женщина в зеркале была мной. И я презирала ее. Я ненавидела ее. Я понимала, почему Ретт ненавидел меня. Почему Тейлор ненавидел меня. Я была каким-то ядом. Он был в моей крови. Должен был быть. Я была общим знаменателем всей их ненависти. Даже моя собственная мать ненавидела меня. И, в конце концов, она наблюдала, как он трахал меня. Наблюдала, как он вколачивался своим твердым членом жестче, чем прежде, пока я плакала. Пока я умоляла его остановиться, а ее помочь мне.

Он не остановился. Она не помогла. Она смотрела, попивая какой-то дорогой напиток из бокала для мартини. И она улыбалась. Она улыбалась, пока он уничтожал меня.

- Нет. Нет. Нет! – я покачала головой и ударила кулаком в зеркало. Зеркало треснуло под моим весом, разбив мое отражение, сделав мое лицо неоднородным и кривым. Так мне нравилось больше. Искаженная.

Я распахнула аптечку, раскрывая то, за чем пришла. Крошечные бутылочки с таблетками. Их было больше двадцати. Имя моей матери было написано на каждом. Препараты, которые Тейлор все еще не выкинул.

Я схватила пузырек самым сильным препаратом внутри и открутила крышку. Мои руки были тяжелыми, неуклюжими и медлительными, но она все равно поддалась, обнажая большие, белые таблетки. На мгновение я уставилась на них. Изучала их. Сосредоточилась на них. Они были созданы, чтобы исцелять, для чего бы они не были. Они были созданы чинить, ремонтировать. Помогать. Но я не для этого собиралась их использовать.

Таблетки в пузырьке были ответом. Они решат все мои проблемы. Они заберут меня из этого долбанутого мира, в котором я нахожусь. Они спасут меня. Они станут единственной вещью, которая может спасти меня.

Я наклонила пузырек до конца, принимая так много таблеток в свой рот, сколько могла. В горле было сухо, и только несколько провалились в него. Я открутила кран и засунула свое лицо под него, вынуждая таблетки провалиться в мое горло. Во рту был привкус хлопка, и я подавилась, мое горло хотело избавиться от них, но я не позволила. Я заставила их все провалиться. Пока все не закончились, и пузырек не оказался пустым.

Я уронила его на пол. Он падал к моим пальцам на ногах, наблюдая падение, как в замедленной съемке, прежде чем клацнуть по плитке.

Сначала я ничего не почувствовала. Ничего, кроме боли под моей кожей. Та же боль, что терзала меня день за днем. Паника поселилась во мне. Что если не сработает? Что если он вернется, а я в порядке? Что если…

Но я заткнула свои мысли и распахнула верхний ящик раковины со стороны Тейлора. Ответ лежал внутри. Лезвие. Единственное, которое Тейлор использовал, чтобы бриться по утрам, поддерживая свою кожу гладкой и безупречной. Я выдернула его и в этот раз не раздумывала над ножом. Я развернула лезвие боком и толкнула им к своему запястью. Прижимая его настолько сильно, насколько могла и протащила им по своей руке. Оно разорвало мою кожу, кровь выскочила наружу. Я заскулила от боли, но не остановилась. Я должна была доделать это.

Опьянение растеклось, когда я вытащила нож из своей кожи. Я скользнула вниз по стене напротив раковины. Я уставилась вниз на свою руку, наблюдая, как стекает кровь. Я попыталась подвигать ей, так чтобы могла использовать нож для второй, но рука ощущалась тяжелой, как будто я пыталась поднять машину. Поэтому я опустила лезвие, позволила ему упасть на плитку, как и пузырек из-под таблеток, как и моей капающей крови. Казалось, она бежала быстро, и мне пришлось отвернуться, когда моя голова закружилась.

Я выкрутилась от жизни и от реальности. Смертью.

Лицо Ретта вспыхнуло в моей голове. Он ненавидел меня, но я не ненавидела его. Даже после всех тех вещей, что он сказал, когда увидел меня со своим отцом, я не ненавидела его. Я не могла из-за того, кем он был для меня перед тем, как я сбежала. Он был единственным человеком, который, казалось, действительно заботился обо мне. Даже сейчас, он хотел помочь.

Но было слишком поздно. Я с другой стороны любой помощи. И теперь он мог бы забыть. Он мог бы двигаться по жизни без меня и яда, грязи, которые, казалось, следовали за мной, куда бы я ни пошла.

Я закрыла глаза из-за головокружения. Я позволила себе уничтожить все, что я всегда хотела. Беззубую улыбку ребенка, который похож на меня. Ребенка, которого Тейлор и моя мать забрали у меня. Моего ребенка. Ребенка, который должен был умереть, потому что Тейлор стал небрежен после ухода Ретта, и перестал использовать защиту. Психопатка, которая делала аборт, безжалостно уничтожила его, и у меня было несколько срочных операций, чтобы попытаться восстановить ущерб. И в итоге, ничего не смогло спасти мою матку, что означало - я никогда не смогу иметь детей снова. Но я оттолкнула все это их своей головы и представила ребенка, моего ребенка. Как он любил бы меня безоговорочно, как он был бы моим. Маленькие глазки, которые смотрят на меня в изумлении. И Ретт был там тоже, улыбающийся нам, протягивая руку ко мне с любовью в глазах. Любовь.

На несколько мгновений, перед тем как я уйду, я купалась в любви. В настоящей любви, которая была не затруднена и не затуманена всем тем ядом, который я, казалось, носила. Может быть, я смогу увидеть их обоих снова. Может мой малыш встретит меня у ворот рая. Может он простит меня, что была не способна спасти его от монстров, которые должны были любить его. Может, однажды Ретт будет там тоже, и я, наконец, смогу получить свой счастливый конец?

Но потом я вспомнила, кем была. Я вспомнила все, что я сделала. Мужчин, с которыми я трахалась. Парней, которых убила. Я чувствовала кровь, когда она скользила по моей руке и наводняла холодную плитку на полу.

Я никогда не смогу увидеть своего ребенка и увидеть Ретта тоже… потому что я не попаду в рай. Я попаду в ад.


Оглавление

  • О серии
  • От автора
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6

  • загрузка...