КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420526 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200694
Пользователей - 95547

Впечатления

кирилл789 про Тарасенко: Порочный отбор (СИ) (Любовная фантастика)

прочёл 6 глав.
"он опасен! он опасен! он опасен!", "и этот - опасен, опасен, опасен!". ЧЕМ????? расскажите читателю, афтарша.
"тут ко мне со спины подошли двое с ножами, и я их приложила магией", "хорошо, я съезжу в твой дом и проверю твою охрану, которую нанял твой отец".
?????????????????????
эт чё?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Муза: Контракт (Современные любовные романы)

егэ - такое егэ.
"оу, вау и окэй" - это представление двоешник-кошёлок: так говорят американцы всё время. и со счётом у афтарши плохо всё: мать у ггни умерла, когда ей было 8, 10 лет жила с сестрой, а уехала учиться в 17-ть. дальше, сестра - проститутка-индивидуалка: сегодня есть клиент, завтра нет. зарабатывала так себе.
ггня 5 лет посещала психолога, но отдельно от сестры-шлюхи (с 17 лет) живёт только 2 года! ей кто оплачивал психолога 3 года? если посещала она его потому, что в дверь к ней долбились клиенты сестры, когда та засыпала. сестра-проститутка-наркоманка-алкоголичка? чё, серьёзно?
ладно. когда мамаша (тоже проститутка) умерла, там был зарегистрированный отчим. но опеку отдают сестре-проститутке!!!
за-ши-бись!
да там только один клиент светанулся бы в доме, где есть несовершеннолетний ребёнок - соседи стуканули бы СРАЗУ! никакими 10 лет "опекунства" бы не пахло! а ещё больше бы была вероятность, что стуканул бы кто-нибудь из клиентов сестры-шлюхи.
в общем: бред, бред и бред.
господи, дуры, вы после школы вообще ничего не читаете, что ли?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Шолох: Полчаса до весны (Фэнтези)

сначала хотел справить аннотацию, всё-таки шолох болтается в лфр давно, потом заглянул в чтиво и понял, что не стоит. год публикации 2020 - ошибочный, правда? это что-то из того самого, заявленного в аннотации как "яркий дебют юлии", то есть лет 10-15 назад написанное.
ужос.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Флат: Замуж на три дня (Фэнтези)

душераздирающе.) но хорошо заканчивается, мир они спасли, предателей наказали, любовь победила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Квей: Королева раздора и большое паломничество (Любовная фантастика)

афтар называет себя - клик квей, а что здесь имя, а что - фамилиё?
а представляется оно как? "клик. просто - клик"?
ужос, до чего жизнь людей доводит.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Квей: Знать. Нелюбимый выродок (Современные любовные романы)

она была двоечницей в школе, до сих пор считает, что солнце вертится вокруг земли, но стала журналисткой!
афтарша, "на журналиста" учатся! лет 5 в мгу, например. но вам, видимо, гугл недоступен. читать про дуру, уверенную, что земля стоит на 4-х черепахах, не буду.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Снежная: Выстрел на поражение (СИ) (Космическая фантастика)

астрономия и космос - моя слабость.)в своё время я перечитал всю фант.классику домашней библ-ки, прошерстил уличные.) до сих пор интересуюсь.
знаете, иметь ПРОЕКТОР изображений на столе кабинета космической корпорации, которая создаёт двигатели на ТЁМНОЙ ЭНЕРГИИ???ГОЛОГРАММА! тупая афторша "космических" историй - есть такое слово! (дура набитая, слов нет).
а потом я прочитал, как ггня из семьи изобретателей космических двигателей подалась в космический легион, наёмницей. но! параллельно она усовершенствовала эти двигатели, добивших от них квантовой скорости. и читать я бросил, потому что афторше - лечиться надо.
потому, что пися (слово "пишу" тут ничтожно) об ОГРОМНОЙ КОСМИЧЕСКОЙ КОРПОРАЦИИ, с вековыми традициями (дед её ещё создавал), которая эти двигатели создаёт. а для этого нужны проектные ин-ты, лаборатории, заводы и мастерские, да - полигоны, ёшкин кот! чтобы было где испытывать не только двигатели, но и космолёты, созданные из НОВЫХ МАТЕРИАЛОВ! новая энергия - новая материя, бездарь, двоечница по физике снежная ал-дра.
так вот эта ггня, наёмничая где-то в космосе, на коленке создала новый двигатель и даже переоборудовала ту рухлядь из старья, на которой летает, легионерствуя.
млядь, дура это написавшая, а ты в курсе, что на атомных подводных лодках в двигательный отсек... ладно, проехали, дурака учить - жизнь себе портить. не читайте идиотку, не тратьте бесцельно время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Техас! Сейдж (fb2)

- Техас! Сейдж (а.с. Техас! Тайлеры-3) 422 Кб, 222с. (скачать fb2) - Сандра Браун

Настройки текста:



Сандра Браун Техас! Сейдж

1

Губы у нее были мягкие и влекущие. Она вздохнула и прошептала:

— Счастливого Рождества.

— И тебе счастливого Рождества, Сейдж.

Она с нежной улыбкой обвила руками его шею, прижалась губами к его устам и постаралась вложить в поцелуй всю свою страсть.

— Трейвис!

— Что?

— Поцелуй меня.

— Уже!

— Нет, поцелуй по-настоящему, — настаивала она и призывно замурлыкала. — Поцелуй меня сексуально, ты же знаешь как! Ну и что, что сегодня Рождество!

— Сейдж, прошу тебя! — молодой человек нервно посмотрел в сторону дома: вечеринка шла полным ходом. — Вдруг кто-нибудь увидит.

Девушка оттолкнула его и сердито выдохнула:

— О, Бога ради, Трейвис, ты такой правильный! Никто же не смотрит. Да если бы и смотрел, какое кому дело?

— Маме не все равно. Тебе понравился браслет?

— Конечно, понравился, — пробормотала сбитая с толку Сейдж. — Какая женщина осталась бы равнодушной? Он прекрасен. — Вскинув руку, капризница потрясла тяжелым золотым браслетом. — Знаешь, это очень здорово, что ты позволил мне открыть твой подарок сегодня вечером, не дожидаясь Рождества.

— Ну еще бы! Теперь ты можешь радоваться ему весь праздник.

— Это очень-очень мудро с твоей стороны. Благодарю!

— И все же мне кажется, что ты разочарована.

Сейдж Тайлер посмотрела на него сквозь густые ресницы и нежным голоском произнесла сокровенное признание:

— Я думала, ты подаришь мне обручальное кольцо. — Прежде чем молодой человек успел ответить, она быстро продолжила: — Но ведь мы еще не выбрали кольца. Кто знает, может, мне вообще не захочется иметь традиционное обручальное кольцо. Быть может, я нарушу традицию и выберу что-нибудь совершенно необыкновенное. Может, не бриллиант, а какой-нибудь другой драгоценный камень.

Трейвис опустил глаза и посмотрел на ее белые кожаные штаны, на ее белый ангорский свитер с искусными аппликациями из блесток и разноцветных камешков на плечах и груди. Надо сказать, что штаны явно были данью раскованной моде.

Молодой человек слабо улыбнулся.

— Никто не обвинит тебя в приверженности традициям, Сейдж.

— И слава Богу! — Девушка мотнула головой, и ее светлые волосы волной взлетели над плечами. — Я думала, у твоей мамы случится инфаркт, когда я спустилась вниз в этих штанах и присоединилась к гостям.

— Ну, она ассоциирует кожаную одежду с «Ангелами Ада» и рок-звездами, по крайней мере, мне так кажется.

— Гм-м. Возможно, мне и в самом деле следовало надеть что-нибудь из тафты пастельных тонов.

Трейвис обиженно поморщился.

— Мама есть мама. Она и ее друзья очень схожи между собой. Они делают одни и те же дела, ходят в одни и те же места, носят приблизительно одинаковую одежду. Она уже привыкла к определенным вещам.

— Если я собираюсь стать ее невесткой, то ей лучше было бы привыкнуть ко мне, правда? Надеюсь, она не рассчитывает на то, что, как только я стану твоей женой, то тут же начну носить длинные клетчатые юбки и благопристойные темно-синие соломенные шляпки? Все, что я изменю в день нашего бракосочетания, это фамилию. Кстати, — добавила с энтузиазмом Сейдж, — День Святого Валентина был бы такой романтической датой для нашей официальной помолвки. Еще лучше, чем Рождество.

Сейдж вытащила Трейвиса на длинную широкую веранду дома Белчеров глотнуть свежего воздуха. Григорианская архитектура красного кирпича была украшена мигающими рождественскими фонарями. В гостиной стояла огромная елка. Наряжал ее человек, явно предпочитающий кружева, жемчуг и бабочек. На время праздника на лужайке перед домом были высажены три вечнозеленых деревца. Их разрядили в пух и прах, с явным расчетом на многочисленных зевак, каждый год собиравшихся сюда со всех уголков округа Харрис, чтобы взглянуть на великолепный рождественский прием, устраиваемый обитателями зажиточного Хьюстона. Вдоль улицы тянулся длинный ряд припаркованных — бампер к бамперу — машин, отсвет их фар едва виднелся сквозь туман.

Хотя погода стояла довольно теплая, Трейвис зябко втянул голову в плечи, а руки засунул в карманы брюк. Эта воробьиная поза всегда сильно раздражала Сейдж, которая считала, что так ее возлюбленный становится похожим на надутого сыночка зажравшихся богатеев. Обычно эта поза означала, что у Трейвиса на уме какая-то скверна, но он боится ее обсуждать.

— Дело в том, Сейдж… Не слишком ли мы торопимся с объявлением нашей помолвки?

Это заявление было полной неожиданностью для девушки, но она тут же перешла в наступление:

— Как тебя понимать? Трейвис закашлялся.

— Ну, после весеннего семестра у меня все еще остается интернатура да еще год обязательной врачебной практики. После этого мне предстоят еще специальные курсы по дерматологии.

— Я прекрасно знаю, что ожидает тебя, прежде чем ты приступишь к врачебной практике, Трейвис. У нас все будет хорошо. Когда я получу степень магистра, то тоже смогу найти хорошую работу.

— Я не из-за денег беспокоюсь. Родители всегда поддержат меня.

— Тогда о чем ты беспокоишься? Расслабься, это же Рождество!

Трейвис тоскливо посмотрел вдоль длинной вереницы машин.

— Мне кажется, ты не понимаешь, что я пытаюсь сказать, Сейдж.

Улыбка на лице девушки стала какой-то нервной.

— Очевидно, нет. Мне кажется, ты намекаешь на что-то ужасное. Тебя даже тошнит, кажется. Не мучай ни себя, ни меня. Если тебе есть что сказать, я готова выслушать.

Трейвис почесал затылок, покашлял в кулак, помялся с ноги на ногу.

— Я долго думал в последнее время и…

— И?..

— И мне кажется… Дело не в том, что ты… Просто мы, Сейдж…

— Что мы?!

Молодой человек несколько раз открыл и закрыл рот, как выброшенная на сушу рыба, а затем выдал:

— Не подходим!.. Мы просто не подходим друг другу!..

После этих слов плечи его расслабились, и Трейвис глубоко вздохнул. По всему было видно, что он освободился от ужасного бремени.

Сейдж молча смотрела на него. Она не верила своим ушам. Больше года она встречалась только с Трейвисом! Считалось само собой разумеющимся, что молодые люди поженятся, когда Сейдж получит степень магистра. Семестр заканчивался, и девушка ожидала обручальное кольцо и официальное объявление их свадьбы во время праздников. Нелепо было бы думать, что Трейвис бросает ее. Ее! Сейдж Тайлер! Конечно, она не так поняла…

— Не хочешь ли ты сказать, что разрываешь нашу помолвку?

Трейвис вновь закашлялся.

— Я полагаю, что нам необходимо еще раз все обдумать.

— Трейвис, не ходи вокруг да около. Если ты бросаешь меня, по крайней мере, имей мужество сказать это.

— Я не бросаю тебя. Мама считает…

— Ах, «мама считает…» Мама считает, что я недостаточно хороша для ее мальчика.

— Не говори за меня, Сейдж.

— Тогда скажи ты.

— Мама считает, и я с ней согласен, что ты, ну, немного вульгарна для меня.

— Вульгарна?

— Вызывающая.

— Вызывающая?

— Чересчур яркая.

— Потому, что я ношу кожаные брюки?

— Сейдж, будь справедлива… — запротестовал он.

— К черту справедливость! Я вне себя от бешенства.

— У тебя нет никаких оснований…

— Никаких оснований?!

— Извини, но я никогда официально не просил твоей руки. Не так ли? — неуверенно спросил Трейвис.

— Конечно, просил! — воскликнула обманутая в своих надеждах девушка. — Мы все время только и говорили об этом. Моя семья…

— Будет рада, если этого не произойдет, — перебил Трейвис. — Твои братья считают, что я слизняк. Твоя мать выносит меня только потому, что равно мила со всеми. А этот шериф всегда неодобрительно хмыкает и качает головой каждый раз, когда видит меня.

— Ты все это воображаешь! — попыталась возразить Сейдж, но в душе, бедняжка, была вынуждена согласиться с ним.

— Ну, как бы там ни было, — нетерпеливо произнес Трейвис, — думаю, нам необходимо отдохнуть друг от друга.

Гнев уступил место обиде:

— Я думала, ты любишь меня.

— Люблю.

— Тогда к чему весь этот разговор? Я тоже люблю тебя.

Трейвис выглядел несчастным.

— Я люблю тебя, Сейдж. Ты прекрасна и сексуальна. Ты самая загадочная, самая пленительная женщина, которую я когда-либо встречал. У меня кружится от тебя голова. Ты — роскошна! Ты любишь командовать людьми, подчинять их своей воле…

— Ты говоришь обо мне, как о ловце устриц!

— Я не хотел. У тебя есть вкус к жизни, которому я не могу соответствовать. Я устал от попыток. Ты спонтанна и непредсказуема. Я методичен и осторожен. Ты придерживаешься либеральных взглядов. Я — консерватор. Учитывая все это, я хочу сказать, что разница между нами непреодолима.

— Противоположности притягиваются!

— Я думаю иначе.

— Все это дерьмо, Трейвис. Ты пытаешься выгородить себя, оправдаться? Если уж ты собрался бросить меня, по крайней мере, не будь таким высокопарным.

— Не осложняй мое положение, — пробормотал молодой человек.

«Не осложнять положение?!» Рука Сейдж сжалась в кулак.

— Ты больше не любишь меня. В этом ведь все дело?

— Нет. Все, что я говорил прежде, правда. Я действительно люблю тебя, Сейдж. Но, черт побери, требуется очень много энергии, чтобы поддерживать это чувство! — Он беспомощно рассмеялся. — Ты как игривый щенок. Ты требуешь постоянного внимания и страстности.

— Что-то я не замечала, чтобы ты раньше жаловался на мою страстную натуру, — холодно отметила Сейдж. — По правде говоря, ты много раз просто умолял меня о большем.

Трейвис умело изобразил огорчение.

— Я заслужил это. Дело в том, Сейдж, что я выдохся. Ты высушила меня. Я не могу посвящать тебе время и внимание в ущерб своей учебе. Мы должны отдохнуть друг от друга и дать себе время разобраться в создавшемся положении. И только разобравшись, мы можем смело бросаться в бурное море супружеской жизни. — Молодой человек нежно положил руку Сейдж на плечо. — Когда у тебя будет время все обдумать, я уверен, ты согласишься со мной. Я больше не тот человек, кто тебе нужен, и ты не та для меня. Возможно, ты веришь, что любишь меня, но я уверен, ты просто внушила себе это.

Сейдж резким движением сбросила его руку.

— Только не думай за меня, Трейвис.

«Это дурной сон, кошмар», — шептала про себя девушка. Скоро она проснется, позвонит Трейвису, расскажет ему о приснившемся и предупредит, чтобы он никогда не позволял ему сбыться.

Однако для сна все было слишком реально. Вокруг нее мигали праздничные огни. Сейдж ощущала смолистый запах елок и слышала доносившуюся из дома музыку. Она чувствовала, как слезы закипают в глазах. У унижения привкус меди. Это Сейдж всегда первая объявляла своим поклонниками о разрыве отношений. И если здесь должен был произойти разрыв, то именно ей необходимо было объявить о нем.

Бесхарактерный и амбициозный Трейвис явно был без ума от нее. Девушка не могла поверить, что он бросает ее. Почему же несколько месяцев назад молодой человек умолял Сейдж переехать к нему, а она отказалась сделать это? Подувшись пару дней, Трейвис сказал, что любит ее еще больше за строгие моральные устои.

Они редко ссорились. У Трейвиса бывали моменты, когда он становился упрямым и отказывался уступать. Как сейчас, например. Однако когда его загоняли в угол, молодой человек обычно подчинялся более сильной воле Сейдж.

— Сказать по правде, Трейвис, я не особо люблю откладывать. Либо ты любишь меня и хочешь жениться на мне, либо нет. — Девушка с вызовом смотрела на него. — Решай. Теперь или никогда!

Трейвис был несколько удивлен ее решительным выражением лица и воинственно задранным подбородком. Наконец он сказал:

— Если ты так ставишь вопрос, то вот мой ответ: «никогда», Сейдж.

У девушки перехватило дыхание, хотя ей и удалось сохранить гордую позу. Быть так нагло отвергнутой! Непостижимо. Как он мог так поступить с ней! Когда у Трейвиса будет время одуматься, он пожалеет. Он еще приползет к ней на карачках, умоляя разделить его светлое будущее блестящего дерматолога. А до тех пор Сейдж ему не покажет, как сильно он ее обидел. Подлец не увидит ни единой слезинки.

Вне всякого сомнения за этим решением стояла миссис Белчер. Его мать могла испугать Трейвиса одним властным взглядом, но Сейдж не боялась ее. Высокомерие старой дамы лишь подстегивало Сейдж на дальнейшие провокации — вроде того, как надеть на званый обед кожаные штаны. Когда Трейвис придет в себя и приползет к ней, Сейдж, конечно же, выйдет за него и нарожает шестерых детишек с разницей в десять месяцев.

Пока же она не даст Трейвису так легко отделаться. И девушка с вызовом сказала:

— Ладно. Отлично! Я уберусь из твоей жизни, как только соберу свои вещи.

— Сейчас? — воскликнул он. — Но ты не можешь уехать сейчас, Сейдж. Твоя машина в Остине. Куда ты поедешь?

— Ничего, как-нибудь.

Трейвис покачал головой, словно уговаривая упрямого ребенка.

— Ты не можешь сейчас уехать.

— Увидим, черт побери! — ответила она, зная, что Лори Тайлер поморщилась бы, услышав жаргон, на котором разговаривала ее дочь.

— Послушай, Сейдж, не вижу причин, почему мы не можем насладиться праздником вместе, как планировали. Как друзья. Я хочу, чтобы мы остались друзьями.

— Иди к черту!

— Если ты не вернешься в дом, ты испортишь мамину вечеринку. За обедом все обратят внимание на твое отсутствие.

— Да мне плевать на обед твоей мамочки! — крикнула Сейдж. — Каждый год она подает одних и тех же пережаренных жестких цыплят. Да я бы не вернулась, если бы вся моя жизнь зависела от этого! Начнем с того, что это скучная, занудная вечеринка. Мне следует благодарить тебя, что ты дал мне подходящий повод сбежать отсюда!

Обеспокоенный ее криками, Трейвис бросил взгляд через плечо. Разодетые для приема гости бродили по роскошной гостиной, жуя предлагаемые официантами в белых пиджаках канапе и поднимая тосты с коктейлями за праздник и друг за друга.

— Сейдж, будь благоразумна. Я… я не собирался обсуждать с тобой это до окончания праздников… Но ты… Ты сама вынудила меня. Я не хочу, чтобы тебе было неприятно.

— Неприятно? Я чудесно себя чувствую! Теперь я могу наслаждаться Рождеством, не заботясь, одобрит ли гранд-дама из общества мой гардероб. Хотя мне и на это начхать.

— Не веди себя так, — взмолился Трейвис. Девушка удивленно подняла бровь.

— Как именно?

— Как распоясавшаяся хулиганка.

— Сначала ты назвал меня королевой дерби, потом сравнил с избалованным щенком, потом с дурочкой, не знающей своих собственных мыслей, а теперь я — распоясавшаяся хулиганка? И ты еще утверждаешь, что любишь меня!

— С тобой сейчас бесполезно говорить. — Трейвис тихо ругнулся и отвернулся. — Мама станет разыскивать нас. Увидимся в доме, когда ты немного успокоишься. — И в праведном гневе он прошел в зал.

— Не сбейся с дыхания, — крикнула Сейдж вслед.

Дверь была украшена венком, который Сейдж находила экстравагантным до вульгарности, как и рождественскую елку в гостиной. Куда подевались все санта-клаусы, сладости и мишура, которые обычно бывали у нее дома?

Девушка посмотрела на разряженное искусственное дерево, примостившееся как раз под ее окном. Огоньки, расположенные вдоль совершенных веток с точно выверенным интервалом друг от друга, начали терять очертания. Глаза заполнились слезами.

Когда гнев прошел, Сейдж наконец-то осознала весь кошмар того, что сотворил с ней Трейвис. Человек, которого она любила и который, как она верила, любил ее, отверг Сейдж.

Все, сказанное им, могло уместиться в четырех простых словах: «Ты мне не нужна». Девушка могла быть и милой, и страстной, и капризной, но отныне она ему не нужна. Ее жизнелюбие, как сказал Трейвис, было утомительно для него.

Сейдж обвила руками одну из шести белых колонн, поддерживавших балкон над верандой, и прижалась щекой к ее холодной шершавой поверхности. Что она скажет людям? Как сможет держать голову высоко поднятой, когда всем станет известно об этом? Все ожидали от нее только одного: замужества с человеком, который любит ее и которого любит она. Что же, ей это не удалось. Как и все остальное.

Как Трейвис мог так поступить? Сейдж любила его. Им было хорошо вместе. Неужели он этого не видит? Ей нравилось интриговать; что ж, Трейвис будет вполне заинтригован. Он упорно трудился — Сейдж могла быть прекрасным надсмотрщиком. Он был таким флегматичным, ему необходимо было что-то яркое в жизни…

Должно быть, Трейвис страдает временным помешательством. Он вернется. Безусловно. Это будет довольно скоро. Он будет ужасно скучать по ней. Без нее его жизнь будет похожа на жизнь его родителей: размеренная и бесцветная.

Когда он вернется с поджатым хвостом и гордостью, застрявшей костью в глотке, Сейдж не станет торопиться с прощением. Трейвис испортил ей праздник. Они должны были отметить его получение степени магистра, чего не смогли добиться ее братья. Трейвис и это уничтожил. Сейдж никогда не простит его!

Девушка утерла слезы. Еще ребенком, когда ее обижали, она предпочитала все отрицать и не выказывать свои чувства. Это часто вызывало смех. Если бы Сейдж была плаксой, ей было бы просто не выжить. Нет, братья не причиняли ей зла; и она сама умерла бы от стыда за собственные слезы.

Теперь ей оставалось только держаться, пока Трейвис не осознает совершенную им глупость. Девушка просто не могла представить, как вернется домой к своей семье отвергнутая и в слезах.

Прежде всего ей необходимо было выбраться отсюда. Геенна огненная прежде замерзнет, чем Сейдж вернется на вечеринку Белчеров. И помощи у них она тоже не попросит, хотя знает, что миссис Белчер с радостью выпроводит ее отсюда. Глубоко вздохнув и набравшись решимости, она повернулась к выходу… но, сделав всего шаг, она внезапно остановилась.

Он стоял, прислонившись к увитой плющом стене, частично скрытый сенью елки. Однако освещения было вполне достаточно, чтобы Сейдж хорошенько его рассмотрела. Даже слишком хорошо.

Он был высок и строен, даже стройнее, чем ее братец Лаки. Хотя его волосы были почти полностью скрыты широкополой черной ковбойской шляпой, надвинутой низко на лоб, Сейдж разглядела, что он был темным блондином. Длительное пребывание на открытом воздухе оставило глубокий загар на его лице, и на этом фоне ярким пятном выделялись пронзительно-голубые глаза, смотревшие на девушку с нескрываемым любопытством.

У него была твердая квадратная челюсть, означавшая, что с ним лучше не связываться лишний раз, и хорошо развитая мускулатура, оправдывающая вызывающую позу и независимый вид.

На нем была синяя ковбойская рубашка с круглыми перламутровыми кнопками. Джинсы были потрепаны донельзя. Носки его отороченных бахромой сапог были мокрыми и заляпанными грязью. Его единственной теплой одеждой в этот промозглый вечер был черный жилет. Он был распахнут, потому что мужчина засунул большие пальцы рук в задние карманы джинсов.

Ростом он был около шести футов и четырех дюймов, широк в плечах, длинноног, узок в бедрах — типичный техасец. «Нехороший мальчик»! Сейдж запрезирала его с первого взгляда, в основном из-за того, что он, казалось, вот-вот рассмеется над ней. Мужчина не засмеялся, но его слова вполне соответствовали ее подозрениям:

— Хо-хо-хо, веселого Рождества!

2

Пытаясь скрыть свое подавленное состояние, Сейдж гневно воскликнула:

— Кто вы такой, черт побери?

— Санта Клаус. Я отнес свой красный тулуп в химчистку.

Сейдж не нашла в этом ответе ничего смешного.

— Как долго вы стоите здесь?

— Достаточно, — ответил он, улыбаясь как чеширский кот.

— Вы подслушивали!

— Невольно. Но с моей стороны было бы грубо вмешаться в такую нежную сцену.

Девушка вся напряглась и окинула его надменным взглядом.

— Вы гость?

Наконец-то мужчина рассмеялся.

— Вы это серьезно?

— Тогда почему вы здесь? — Сейдж указала на ряд машин. — У вас машина сломалась или что?

Качая головой, он осмотрел девушку с ног до головы.

— Этот парень случайно не голубой?

Сейдж не собиралась отвечать.

Незнакомец причмокнул губами и заметил с сожалением:

— Будет жаль, если вы перестанете носить эти кожаные штанишки, они вам очень идут и вообще…

— Как вы смеете!

— И если бы вы прижались ко мне так, как прижимались к нему, я подарил бы вам наисексуальнейший поцелуй, и плевать на тех, кто бы смотрел в этот момент.

Ни один человек, даже самый храбрый из ее поклонников, не посмел бы так разговаривать с Сейдж. Если она сама не пристрелила бы его, то уж братья наверняка позаботились бы об этом. С пылающими щеками и горящими глазами девушка выпалила:

— Я звоню в полицию!

— Зачем же вам делать это, мисс Сейдж?

То, что он назвал ее имя, остановило девушку прежде, чем она сделала несколько шагов к двери.

— Верно, — сказал он, читая ее мысли, — я знаю ваше имя.

— Это легко объяснить, — ответила она с большим хладнокровием, чем это было на самом деле. — Хамски подслушивая наш разговор, вы, очевидно, слышали, как Трейвис называл меня по имени.

— О, я отлично расслышал все, о чем вы говорили. Вы же разговаривали по-английски. Маменькин сынок бросил вас, вот так, запросто. Я решил, что будет вежливым подождать, пока он не закончит, и только тогда вручить вам записку.

Сейдж посмотрела на него сердито и с подозрением.

— Вы здесь, чтобы увидеть меня?

— Наконец-то вы это поняли.

— Зачем?

— Меня послали забрать вас.

— Забрать меня?

— Отвезти вас домой.

— В Милтон Пойнт?

— Ведь там ваш дом? — белозубо улыбнулся он. — Ваш брат послал меня.

— Который?

— Лаки.

— Почему?

— Потому что у вашей невестки, жены Чейза, сегодня днем начались роды.

До этого момента Сейдж подыгрывала ему. Она не верила ни единому его слову, но ей было любопытно узнать, насколько изобретательным может оказаться ум преступника. К ее удивлению, мужчина был неплохо осведомлен о внутрисемейных делах.

— Она рожает?

— Все началось в два пополудни.

— Ее срок был не раньше первого числа.

— У ребенка другие планы. Не хотел пропускать Рождество, полагаю. Должно быть, она уже родила, но когда я уезжал, все было только в начале.

Подозрительность Сейдж не убавилась.

— Зачем же Лаки послал вас за мной? Почему просто не позвонил?

— Он пытался. Одна из ваших подружек в Остине сказал ему, что вы уже выехали в Хьюстон вместе с любовником. — Мужчина кивнул на окна за своей спиной, гости уже спешили в столовую. — Все взвесив, — продолжал он, — Лаки посчитал, что мне понадобится меньше времени, если я примчусь сюда забрать вас. — Он оттолкнулся от стены, окинул ее пренебрежительным взглядом и спросил: — Вы готовы?

— Я не собираюсь ехать с вами! — воскликнула Сейдж, взбешенная его убежденностью в обратном. — С тех пор, как мне исполнилось восемнадцать лет, я приезжаю и уезжаю в Милтон Пойнт сама. Если я нужна дома, моя семья свяжется со мной и…

— Он так и сказал, что вы будете занозой в заднице!

Мужчина достал из нагрудного кармана рубашки листок бумаги и протянул его Сейдж.

— Лаки написал это, чтобы я передал вам, если вы не поверите мне.

Девушка развернула записку и взглянула на строчки, написанные явно в большой спешке. Она едва разобрала почерк, но писанину Лаки вообще было трудно читать. Брат называл незнакомца новым сотрудником «Таилер Дриллинг», Харланом Бойдом.

— Мистер Бойд?

Уголок его рта дрогнул.

— После всего, что мы пережили, можете называть меня Харланом.

— Я вообще никак не собираюсь вас называть, — бросила Сейдж.

Его усмешка стала явственней.

Брат велел немедленно вернуться с этим человеком в Милтон Пойнт и не белениться. Два последних слова были подчеркнуты. Так тому и быть.

— Вы могли подделать письмо…

— Зачем? — Бонд снова насмешливо улыбался.

— Чтобы похитить меня.

— С целью?

— Выкупа.

— Это было бы неумно. Вы — бесприданница.

Это было правдой. «Тайлер Дриллинг Компани» едва сводила концы с концами, да и то только благодаря займу, который Марси Джонс, жена старшего брата Чейза, дала, когда они поженились. Из-за понижения цен на нефть контракты на бурение скважин заключались крайне нерегулярно. В настоящее время Тайлеры находились в состоянии благородного обнищания. Это можно было сравнить с ношением медали за отвагу. Однако самолюбие девушки задевало то, что этот «новенький» был в курсе финансовых трудностей их семьи. Ее светло-карие глаза сузились:

— Если компания в такой жуткой финансовой луже, зачем Чейз и Лаки наняли вас?

— Они не делали этого. Я работаю исключительно за комиссионные. Иногда я получаю премии. Вот как сегодня. Лаки предложил мне пятьдесят баксов, чтобы привезти вас.

— Пятьдесят долларов? — воскликнула Сейдж. Он сдвинул на затылок свою ковбойскую шляпу.

— Вы удивлены. Как вы считаете, это много или мало?

— Все, что я знаю, это то, что никуда с вами не поеду. В Милтон Пойнт я отправлюсь сама.

— Вы же не можете, помните? Вы оставили свою машину в Остине и приехали сюда с Жаркими Губками. — В уголках его глаз появились морщинки, он улыбнулся. — Наверное, вы его попросите доставить вас домой? Однако у его мамочки случится удар, если сыночек не будет дома в рождественскую ночь. Но вы же не будете просить его, а, мисс Сейдж?

Бойд знал ответ прежде, чем Сейдж успела произнести его, и девушка возненавидела нахала за это.

Вдоль улиц растеклась веселая толпа. Люди пели о мире на земле.

Сейдж размышляла. Она взвесила все «за» и «против» и решилась покинуть безопасную веранду Белчеров с мужчиной, выглядевшим так, словно конвоирование беглых каторжников было его любимейшим занятием.

С другой стороны, семья была в жизни Сейдж самым главным. И если она нужна дома… Записка от Лаки казалась подлинной, но если хитрец был достаточно умен, чтобы проследить ее путь до дома жениха…

— В котором часу, вы сказали, у Сары начались роды?

Его медленная широкая улыбка пропитала бы рождественскую индейку лучше, чем топленое масло.

— Это один из каверзных вопросов, да? Чтобы посмотреть, а не вру ли я?

Сейдж невозмутимо скрестила руки на груди и выжидающе посмотрела на него.

— О'кей, сыграем, — сказал он. — Жену Чейза зовут не Сара, а Марси. Ее девичья фамилия Джонс. Она занимается недвижимостью и временами Чейз называет ее «Гусенком», это ее прозвище еще со школьной скамьи.

Переместив центр тяжести и ослабив одно колено, Бойд принял позу одновременно вызывающую и надменную. Его пальцы снова заняли место в задних карманах джинсов.

— А теперь, мисс Сейдж, пойдете ли вы добровольно или мне придется отрабатывать свои пятьдесят долларов?

Сейдж прикусила губу. Нахал был во многом прав, главное в том, что ее оставили с носом в доме Трейвиса Белчера. Девушка не собиралась просить у Трейвиса милости. Даже несмотря на то, что Харлан Бойд был ниже ее по общественному положению и что братья вынуждали ее ехать в его обществе — к этому вопросу Сейдж еще вернется при первой же возможности. Гордость не позволила бы девушке обратиться ни к одной живой душе в этом доме.

— Итак, вы не оставляете мне иного выбора, мистер Бойд?

— Я не оставляю вам никакого выбора. Пошли.

— Мне необходимо собрать вещи.

Сейдж попыталась обойти его, но Бойд заступил ей дорогу. Откинув голову, она посмотрела на него снизу вверх. Девушка унаследовала от Тайлеров рост отца и братьев. Немного нашлось бы мужчин, на которых она смотрела бы в такой жалкой позе. Это ее беспокоило. Так же, как и взгляд, которым обжигал ее Бойд. И его голос, мягкий, но непреклонный, в нем ощущалась мужская твердость.

— Учитывая ваши прошения к любовничку, я расправился бы с вами, как кот с горшком свежих сладких сливок.

Сейдж с трудом сглотнула, говоря себе, что это из-за ее высоко поднятой головы.

— Однажды моей невестке позвонил какой-то придурок и наговорил кучу гадостей. Теперь я понимаю, какое омерзение она тогда испытывала.

— Нет, вы испытываете не омерзение, а страх.

— Страх?

— Вы боитесь, что вам может понравиться то, как я вас поцелую.

Девушка усмехнулась.

— Только попробуйте!

— Я ждал, что вы это скажете.

Лицо Сейдж было искажено напряжением, когда негодник посыльный положил ладонь ей на затылок и приблизил к своему ее лицо для страстного поцелуя. В мгновение ока, прежде чем она успела сообразить, что происходит, его язык оказался у нее во рту, исследуя и любопытствуя.

Расширенными от изумления глазами Сейдж видела через его плечо окно в столовой. Официанты двигались вдоль длинного элегантно сервированного стола, подавая гостям Белчеров диких курочек «Рок Корниш» и засахаренный ямс. И это в то время как рот несостоявшейся невестки Белчеров был самым скандальным образом оккупирован человеком с плутовской улыбкой и грязными сапогами.

Если бы Сейдж не находилась в состоянии шока, то истерически расхохоталась бы.

Однако через несколько секунд девушка пришла в себя. Изо всех сил она оттолкнула нахала от себя. Дыхание восстановилось с трудом. Сейдж пришлось сделать несколько глубоких вдохов, прежде чем она заорала:

— Если вы еще что-нибудь подобное выкинете, то пожалеете об этом.

— Очень сомневаюсь, мисс Сейдж. Да и вы тоже. — Бойд бросил еще один беспокойный взгляд на небо. — Погода портится, нам лучше поторопиться. Соберите вещи. Я буду ждать вас здесь.

Слишком взбешенная, чтобы продолжить скандал, Сейдж удалилась.


— Это самая низкая, подлая шутка, которую вы сыграли со мной, — сказала Сейдж в телефонную трубку. Последняя воняла табаком и была липкой на ощупь.

— Сейдж, это ты? Девон лижет мое ухо, говори громче.

— Я знаю, что ты слышишь меня, Лаки, — проорала Сейдж. — Кроме того, я знаю, что моя невестка не станет нежничать с тобой в больничном коридоре. Кстати, ребенок уже родился?

— Нет, но кажется, ждать уже недолго. Скорее бы! Чейз сводит всех нас с ума.

Пока братец докладывал о состоянии здоровья Марси и тревогах Чейза — будущего папаши, что-то темное и мохнатое пробежало всего в нескольких ярдах от телефона-автомата. Сейдж вздрогнула и хотела было поджать ноги, но бежать было некуда.

Это будет худшая ночь в ее жизни. Сначала девушку бросил жених, потом ее «отвозил» домой плут с невозможными манерами. Теперь эта гадость…

Горничная Белчеров проводила Сейдж наверх по задней лестнице в комнату для гостей, где помогла упаковать вещи. Как и обещал, Харлан Бойд ожидал ее внизу. Он посадил девушку на заднее сиденье машины, которая, кстати, оказалась на удивление чистой и определенно новой.

Однако, прежде чем Сейдж успела смириться с длительной поездкой в его обществе, парень съехал с шоссе и свернул на проселочную дорогу без указателей и совершенно неосвещенную.

— Куда мы едем?

Она не станет паниковать, говорила себе Сейдж. Иногда этих людей можно отговорить от их дурных намерений, если жертва держится спокойно. Девушка пообещала себе, что не дотронется до дверной ручки, не станет открывать ее и выпадать в темную ночь, пока не будет уверена, что в планы Бойда не входит требование большого выкупа от ее семьи в обмен на ее жестоко избитое тело.

— Эта дорога к взлетной полосе, — ответил Бойд.

— Взлетной полосе?

— Где я оставил самолет.

— Самолет?

— Вы туги на ухо? Перестаньте повторять за мной.

— Вы хотите сказать, что мы полетим домой?

— Конечно! А вы что думали? Что мы поедем на машине?

— Именно.

— Это лишний раз доказывает, как может заблуждаться человек. Вот как насчет того Казановы.

Сейдж оставила это замечание без комментариев и всю оставшуюся часть дороги молчала. Да, это было достойное завершение вечера, когда она толкалась локтями со сливками высшего общества Хьюстона.

Теперь Сейдж сидела в старом, заброшенном, населенном грызунами самолетном ангаре и ожидала человека, который целовал ее так, словно зарабатывал на этом деньги, и который дразнил и оскорблял ее при каждом удобном случае. В данный момент он был снаружи и проверял самолет перед полетом.

Девушка обрушила все свое негодование на брата, находившегося в данный момент в госпитале Милтон Пойнта.

— Лаки, о чем ты думал, посылая этого… этого человека…

— Вы уже вылетаете?

— Да, уже вылетаем, но я зла на тебя. Как ты мог послать за мной такого человека?!

— А чем плох Харлан?

— Чем плох Харлан? — повторила Сейдж. — Это междугородный разговор, — тут же пробормотала она, пытаясь изгнать головную боль, — и мне понадобится много времени, чтобы перечислить его плохие качества. Почему ты послал его? Почему ты просто не позвонил Белчерам и не попросил меня вернуться домой?

— Я же знал, что ты добиралась до Хьюстона на машине Трейвиса, а свою оставила в Остине. Твоя подружка предупредила меня. Ты говорила, что родители Трейвиса не очень-то обрадуются, если вы заявитесь рождественским утром, поэтому я понял, что им не понравится, если парень увезет тебя на два дня раньше и пропустит канун Рождества в кругу семьи.

— Ладно, ладно, но ты мог бы предупредить, что у меня будут сопровождающие.

— Прости, Сейдж, просто не было времени. Чейз рвет на себе волосы и скрежещет зубами. Он волнуется, потому что Марси тридцать шесть и это ее первый ребенок.

— С ней ведь все в порядке? — спросила Сейдж, беспокоясь за женщину, которой она восхищалась.

— В основном да. Но ей нелегко. И это все, что она может сделать, чтобы оставить Чейза в рядах цивилизованного человечества. Ты же знаешь, что этот ребенок значит для него! Лорен хныкает, потому что у нее режется зубик.

— Ой, первый?

— Да. Но маленькая негодница уже может им кусаться. Во всяком случае, Девон полна забот о нашей малышке, поэтому здесь у нас небольшой сумасшедший дом.

Сейдж могла представить себе сцену в больнице. Никто не мог удержать Тайлеров в стороне, когда кто-нибудь из них был в беде. Она вспомнила ту ночь, когда Девон произвела на свет Лорен. Это был хаос! Конечно, существовали смягчающие обстоятельства. В ту ночь один из клиентов Марси напал на нее. Сейдж прибыла, когда Марси была уже спасена и госпитализирована, но она сопереживала страданиям бедняжки. Именно такие кризисы сплачивают семью.

В горле у Сейдж застрял комок. Несмотря на весь этот ад кромешный, ей не терпелось оказаться там, с ними.

— Я могла бы взять машину напрокат, — обиженно сказала Сейдж.

— Мы этого не хотели. Холод еще не достиг Хьюстона, но здесь около полудня задул северный ветер, очень похолодало. К тому же влажно. Мы не хотели, чтобы ты ехала по плохой погоде, и знали, что ты станешь спорить. Поэтому решили не давать тебе такой возможности и послали за тобой Харлана.

— Мне было бы безопаснее в самую скверную погоду, чем с Харланом.

— Что ты сказала? Я не слышал. Мимо проехали носилки.

— Ничего! — Сейдж не хотелось чернить Харлана в глазах брата, который, очевидно, доверял парню. Это только вызвало бы всеобщее беспокойство, как она доберется до Милтон Пойнта. Но как только девушка окажется там, она обязательно расскажет всем о его безобразном поведении.

— Увижусь с тобой, когда доберусь. Передай всем привет. Особенно Марси.

— Пока, хулиганка!

Сейдж с сожалением повесила трубку. Она попыталась вытереть после нее ухо, но тут появился Харлан.

— Ребенок уже родился?

— Еще нет. Лаки сказал, что скоро.

— Самолет готов. Мы можем вылетать.

— Здесь можно где-нибудь помыть руки?

— Вон там. Не забудьте и все остальные нужды перед полетом. Мы полетим без посадки.

Сейдж не нашла в его замечании ничего забавного и дала это понять, пройдя мимо Бойда, когда он распахнул дверь в туалет. Когда нахал включил свет, Сейдж отпрянула, при этом ее спина слегка коснулась его груди.

— Боже мой!

Это было ужасно запущенное помещение, оно не убиралось, должно быть, годами.

— Здесь есть все, что вам необходимо, — сказал Харлан со скрытым смешком.

Подавив отвращение, Сейдж прошла внутрь и захлопнула дверь перед его носом. Девушка постаралась ни до чего не дотрагиваться. Вымыв руки в ржавой раковине, она помахала ими в воздухе, обсушив их таким образом.

Поспешив покинуть постройку из гофрированной жести, Сейдж увидела поджидающего ее на взлетной полосе Харлана.

— Где мои чемоданы?

— Уже в багажном отделении, мэм. Позвольте ваш билет?

Девушка убийственно посмотрела на шутника.

— Нельзя ли обойтись без кривляний?

— Дон Жуан свел на нет ваше чувство юмора?

Взяв Сейдж под локоть, Бойд повел ее быстрым шагом к одномоторному самолету. Чем ближе девушка подходила к нему, тем в большее смятение она приходила. Этот летательный аппарат был, вероятно, ровесником динозавров. Обшивка фюзеляжа была латана-перелатана столько раз, что напоминала стеганое одеяло. Пропеллер еще вращался, но мотор чихал, выл и стучал. Сейдж высвободилась из цепкой руки Бойда и повернулась к нему лицом.

— Вы сами собрали этот драндулет?

— Он не мой. Я лишь позаимствовал его.

— Вы ведь не думаете, что я на нем полечу?

— Если только вы не расправите крылья.

— Ладно, забыли. Я слышала, что старинные швейные машинки стрекочут ровнее, чем этот мотор. Интересно, мои братья знают, на чем вы летаете?

— Они верят моему слову.

— Зато я не доверяю ему.

— Самолет совершенно безопасен.

Вновь подхватив Сейдж под руку, молодой человек почти протащил ее через потрескавшуюся взлетную полосу. Когда они подошли к самолету со стороны пассажирского сиденья, Бойд шутливо похлопал девушку по руке и помог ей взобраться по крылу.

— Идите туда, наверх.

Сейдж вскарабкалась в крошечную кабинку. Устроившись на месте пилота, молодой человек протянул руку и убедился, что дверь со стороны Сейдж была плотно закрыта. Рука его при этом коснулась груди девушки. Это могла быть случайность, но Сейдж не рискнула посмотреть на него, чтобы узнать наверняка. С каменным выражением лица она уставилась в ветровое стекло и сделала вид, что совершенно не дрожит.

— Ремень пристегнули?

— Да.

— Удобно?

— Нормально.

— Может, хотите снять куртку? — спросил Бойд, кивнув на короткую ладную курточку, так гармонировавшую с ее брюками. Этот костюм Сейдж сама подарила себе на Рождество. Он был в продаже с августа. Итак, пока что только ей и Харлану Войду он понравился. Это свидетельствовало не в пользу ее вкуса.

— Пожалуйста, поспешите со взлетом, ждать просто невыносимо, — сердито сказала Сейдж.

В течение нескольких минут Харлан был занят переговорами с «диспетчерской» — комнаткой на втором этаже ангара. Он вырулил в конец взлетной полосы, подождал сигнала и покатил вперед. Сейдж инстинктивно давила на воображаемую педаль газа.

Задолго до того, как самолетик набрал необходимую скорость, он оторвался от земли и оказался в воздухе. Харлан так резко повел его вверх, что Сейдж откинулась назад, словно в кресле дантиста.

Хватаясь за края своего сиденья, она рискнула посмотреть в окно.

— Я не вижу землю!

— Конечно нет, мы в облаках.

— А что мы делаем в облаках?

— Расслабьтесь и отдыхайте. Я летал на вертолетах к нефтяным вышкам в Персидском заливе в течение нескольких лет. Этот полет проще пареной репы.

— Но мы же ничего не видим. Вдруг мы на что-нибудь налетим?

— Не налетим, о'кей? Как только преодолеем этот низкий потолок, мы полетим как по маслу прямо в Милтон Пойнт.

— Вы уверены, что знаете, куда лететь?

— Я всегда попадаю куда надо. Мой прибор меня никогда не подводил. — Молодой человек взглянул на Сейдж и улыбнулся.

— Мило, — коротко бросила она. — Если вы дорожите своей работой, вам лучше прекратить это.

— Что?

— Сексуальные намеки.

— Почему? Вы собираетесь пожаловаться Чейзу и Лаки?

— Они не сочтут вас таким уж остроумным, каким вы себя представляете.

Парень откинулся на спинку кресла и протянул свои длинные ноги через всю кабину.

— Могу поспорить, вы не скажете им ни слова о сегодняшнем вечере.

— Почему же это?

— Потому что я знаю историю поинтересней. О вас и Жарких Губках. — Его глаза поймали отражение огней приборной доски. — Не думаю, что вы им все вот так и выложите.

— Все, что случилось между мной и Трейвисом — мое личное дело, — возмутилась Сейдж. — Что я собираюсь делать, о чем я расскажу моей семье — это тоже мое личное дело. И уж вас, во всяком случае, не касается, мистер Бойд.

Парень ухмыльнулся.

— Не-а. Вы не выложите им правду-матку. Вы не расскажете, что он вас бросил. Но это нормально, мисс Сейдж! — Бойд подмигнул. — Это будет нашим маленьким секретом.

Сейдж пробормотала какое-то совсем не женское ругательство и отвернулась к окну. Внизу она видела только призрачное, серое покрывало облаков. Этот вид нервировал ее, поэтому Сейдж откинулась в кресле и прикрыла глаза.

— Как долго продлится полет?

— Около часа. Все зависит от турбулентности. Сейдж подняла голову.

— Турбулентность?

— Шучу, просто хотел проверить, крепко ли вы уснули. Хотите кофе? — Бойд пошарил на полу, достал блестящий хромированный термос и протянул его Сейдж. — Бутерброд? — Он отпустил штурвал, открыл коричневый картонный пакет и заглянул внутрь.

При этом в животе у девушки совсем неделикатно заурчало, напоминая, что она пропустила диких курочек «Рок Корниш» миссис Белчер.

— Занимайтесь самолетом. Я сама распакую бутерброды.

Бойд вручил ей пакет. Сейдж зажала термос между колен.

— Копченая колбаса и сыр с горчицей, — сказала она, исследуя содержимое первого свертка, потом развернула второй и подняла верхний кусок хлеба. — Опять копченая колбаса и сыр с горчицей.

Девушка протянула Бойду бутерброд, а сама откусила от второго. Быстро работая челюстями, она сказала:

— Мама обычно более изобретательна, когда готовит ланч.

— Лори? — пробормотал Бойд с набитым ртом. — Она их и не готовила.

— Тогда где вы их взяли?

— У Мо.

— Кто такой Мо?

Харлан проглотил и снова впился зубами в бутерброд.

— Мо? Я доехал на его машине до Белчеров. Вы его, наверное, не видели. Ну да, когда он спустился вниз, вы были в туалете. Мо владеет той самой взлетной полосой. Я попросил его собрать что-нибудь съестного.

Сейдж выплюнула кусок в руку.

— Вы шутите?

— Нет. Слушайте, если вы не будете доедать свой бутерброд, оставьте мне.

Сейдж почти что швырнула ему остатки бутерброда. Он приземлился Бойду на колено, почти возле ширинки на джинсах.

— Вам не нравится, как готовит Мо?

— Нет! Знаете, я в рот ничего не возьму из того крысиного мотеля!

Ее гнев позабавил Бойда.

— Придется, если сильно проголодаетесь. Налейте мне кофе в крышку термоса.

— Сами наливайте.

— Отлично. Но мне придется отпустить штурвал и протянуть руку к термосу.

Термос она по-прежнему держала между колен. Харлан простодушно улыбнулся, вопросительно приподняв бровь.

Сейдж налила ему кофе.

3

Через десять минут после приезда Сейдж Марси родила ребенка. Сейдж едва хватило времени обнять каждого, когда Чейз влетел через двустворчатые вращающиеся двери.

— Мальчик! — лицо его было искажено, волосы стояли дыбом. Молодой папаша глупо выглядел в голубой операционной одежде, но сиял тысячеваттной улыбкой.

Чейз ужасно страдал после смерти своей первой жены, Тани. Его еще не рожденный ребенок умер в ней во время автомобильной катастрофы, которая также затронула Марси Джонс. В прошлом году, ко всеобщему удивлению, Чейз женился на Марси.

Подробности их ухаживания и внезапного решения пожениться оставались тайной для Сейдж. И только через несколько месяцев после гражданской церемонии, она убедилась в том, что они действительно влюблены и что брак будет счастливым.

По всей видимости, он оказался исключительно счастливым. Чейз никогда не выглядел таким уставшим или таким радостным.

— Младенец превосходный! — с гордостью воскликнул он. — Девять фунтов, семь унций. Марси чувствует себя хорошо. Хотя здорово устала.

— Больше девяти фунтов? Ого! Здоровенный для преждевременно родившегося ребенка, — сказал Лаки, ткнув брата локтем в бок.

— Джеймс Лоренс, веди себя прилично, — запротестовала мать.

— Прежде чем вы все пойдете подсчитывать сроки, я признаю, что Марси забеременела в нашу свадебную ночь.

— Ты не терял времени, большой брат.

— Уверен, как в аду, что нет! — Чейз подмигнул Лаки. — Кстати, мой сын назван в твою честь. Мы выбрали имя Джеймс Чейз.

— Проклятье! — ахнул Лаки. — Я не знаю, что сказать.

— Вот именно! — Чейз похлопал брата по плечу; оба выглядели смущенными до слез. Чтобы помешать этому случиться, Чейз быстро посмотрел в другое место и заметил Сейдж. — Эй, ребенок, рад, что ты успела вовремя.

Чейз был на десять лет старше Сейдж. Между ним и Лаки было едва ли два года разницы. Оба беспутных братца были ее мучителями, но Сейдж всегда обожала их. Она хотела верить, что ее любовь была взаимной.

Девушка получила большое утешение от крепкого объятия Чейза.

— Да. Я успела. Едва… — добавила она, бросив грозный взгляд на Харлана.

— Поздравляю, Чейз, — сказал тот, выступая вперед и протягивая руку.

— Спасибо! — После того как они пожали друг другу руки, Чейз спохватился: — Ради Бога, извините меня. Иду к Марси.

— Ты будешь ночевать дома? — спросила мать.

— Нет, спасибо. Я буду здесь, пока мне не предложат удалиться, и только тогда уеду домой.

Чейз направился к вращающимся дверям. Хотя брат и пытался разделить с родными радость рождения сына, Сейдж не сомневалась, что он охотнее был бы рядом с женой. Девушка ощутила острую зависть к их счастью. Им больше никто не нужен, они любят друг друга! Сейдж сомневалась, что она когда-нибудь станет необходимой другому человеку, станет центром чьей-то вселенной, источником света и любви. Предательство Трейвиса только усилило ее сомнения.

Через несколько минут няня поднесла Джеймса Чейза Тайлера к окну детской палаты и подняла его для общего обозрения.

— Он смуглый, как Чейз, — ахнула Лори, и глаза ее затуманились. — Малыш выглядит так же, как Чейз, когда он родился. Помнишь, Пэт?

Пэт Буш, окружной шериф, был всю жизнь другом их семьи. Сейдж не помнила случая, когда Пэт не был поблизости, чтобы поддержать Тайлеров в самую трудную минуту. Когда несколькими годами раньше умер отец, Буш был незаменим для них. В отсутствие Бада Тайлера он был верным союзником, покровителем, опекуном и другом.

Шериф кивнул.

— Конечно, помню! Малютка Джимми выглядит как вылитый портрет его папочки.

— Джимми! — воскликнула Лори. — О, мне нравится это, Пэт! Ты только что назвал уменьшительным именем моего первого внука.

Вскоре няня удалилась с кричащим новорожденным на руках.

— Полагаю, что это и нам сигнал идти домой, — сказал Лаки. — Кроме того, Лорен пора в кроватку. Бай-бай!

Его семимесячная дочь спала на руках у своей матери, но всеобщее волнение разбудило ее. Она уже начинала беспокоиться.

— Мне тоже пора в кроватку, — слабо улыбнулась Девон. — Несколько часов я только и делала, что воевала с малюткой.

— Дай мне подержать ее. — Сейдж потянулась к племяннице. К сожалению, ей слишком редко предоставлялась возможность повозиться с девочкой. Впрочем, Девон говорила, что если бы Сейдж делала это почаще, то Лорен была бы погублена еще в младенческом возрасте.

— Отдохни, — предложила Сейдж невестке. — Я буду держать ее по дороге домой, конечно, если ты не откажешься подвезти меня.

Девушка была категорически против поездки с Харланом Бойдом. Стоило только вспомнить этот жуткий «пикап», ждавший их на маленькой взлетно-посадочной полосе Милтон Пойнта, — он был не на много целее и новее самолета, на котором молодые люди прилетели из Хьюстона.

О, нет! Сейдж никогда не бравировала марками и моделями своих автомобилей. Братья водили грузовые автомобили компании, которые выглядели так, будто они прошли через все перипетии безумной войны, а Трейвис поддразнивал девушку из-за ее дребезжащей развалюхи. Просто Сейдж не сомневалась, что этот «пикап» был украден.

Харлан завел машину, соединив вместе два оголенных провода. Окно со стороны пассажира отсутствовало, а дыра была прикрыта квадратным куском картона, который не задерживал холодный, сырой ветер.

Харлан, казалось, не был обижен тем, что Сейдж не захотела продолжить путь в его автомобиле.

— Увидимся, — сказал он и пошел к лифтам. Сейдж прямо-таки взбесилась, когда заметила, как проследили за ним несколько пар женских глаз, когда Бойд проходил мимо поста медицинских сестер. Они наблюдали за его разболтанной походкой весь путь по коридору. Сейдж допускала, что его волосы представляли собой привлекательное смешение коричневых, белокурых и платиновых тонов и что его глаза захватывающи, что обычные джинсы фирмы «Левис» делали нечто невообразимое с его задней частью, но она ненавидела себя за то, что думала именно так.

— Я отвезу Лори домой, — предложил Пэт.

— У нас достаточно места в машине, Пэт, — сказал Лаки. — Избавь себя от поездки.

— Нет проблем.

Все ушли одновременно. Когда Лаки выезжал со стоянки, Сейдж взглянула через заднее окно, чтобы увидеть забравшегося в «пикап» Харлана.

— Надеюсь, он не забудет доставить домой мои чемоданы, — заметила она.

На взлетно-посадочной полосе Бойд поместил их на дно грузовичка и поверх набросил брезент. Все еще шел дождь. Сейдж надеялась, что покрытие не слетело.

— Кто? Харлан? Не рассчитывай на него.

— Но ты-то на него рассчитываешь?

Лаки взглянул на сестру в зеркало заднего обзора.

— Кажется, ты язвишь?

Лаки помимо воли дал Сейдж великолепную возможность высказаться по поводу его нового работника, и девушка не преминула воспользоваться ею.

— Либо ты чересчур расположен к нему, либо у тебя нет ни грана уважения к своей младшей сестре.

— Я очень-очень расположен к Харлану. И ты в порядке, — вздохнул Лаки, явно сознательно стараясь вывести Сейдж из себя.

В зеркале заднего обзора девушка могла заметить озорное мерцание его глаз, которые, как она всегда считала, были самыми синими в мире, пока не появился Харлан. Обаяние Лаки на этот раз подвело его, Сейдж уже получила все насмешки, которые она могла принять за один вечер.

— Кто этот человек, Лаки? — спросила девушка. — Он появился неизвестно откуда! Я никогда не слышала о нем. Ты даешь ему работу в фирме и вверяешь ему жизнь своей единственной сестры. Что случилось с тобой?

— Прежде всего, — начал Лаки, сдерживая свой знаменитый вспыльчивый нрав, — Бойд не появился неизвестно откуда. Чейз встретил его в прошлом году в Хьюстоне.

— Ах так! Почему же ты не сказал об этом сразу? — саркастически спросила Сейдж. Она бросила на брата угрожающий взгляд. — Хьюстон кишит преступниками и головорезами. Разве ты не читаешь газет? То, что его встретили в Хьюстоне, вряд ли делает Бойда заслуживающим доверия.

— Чейз доверяет ему.

— Основываясь на чем?

— На природном чутье.

— Тоща я начинаю сомневаться в рассудительности Чейза. Харлан просто взял и появился здесь без предупреждения?

— Около шести недель назад.

Поскольку Сейдж много занималась, она не приезжала домой в День Благодарения. В противном случае, девушка встретилась бы с Бондом еще тоща. В последние дни и недели она занималась практически только диссертацией. Бе телефонные звонки домой были короткими и очень конкретными. Во время коротких разговоров никто не упомянул нового работника по имени или как-то иначе.

— Он вознамерился паразитировать за счет Чейза, я полагаю? — ехидно спросила Сейдж.

— Бойд не паразит. Он искал работу.

— Я держу пари, что это не так! Он выглядит, как бродяга. Хитрый, изворотливый никчемный человек, который, вероятно, сбежит с прибылями компании.

— У нас нет никаких прибылей, — угрюмо сказал Лаки Девон, которая мудро воздерживалась от ссоры, теперь успокаивающе положила руку на плечо супруга.

— Они надеются, что идеи Харлана спасут фирму, Сейдж.

Сейдж изумленно смотрела то на Лаки, то на Девон.

— Что? Вы шутите надо мной? Он? Его идеи? Я что-то пропустила? Он свалился с неба? Вылупился из золотого яйца?

— Хватит, Сейдж, — раздраженно сказал Лаки. — Я понимаю, к чему ты ведешь. Очевидно, Харлан поначалу произвел на тебя неблагоприятное впечатление.

— Мягко говоря!

— Что он сделал такого ужасного? Наследил в мраморном фойе Белчеров?

— Намного хуже! Он…

Бойд подслушал ее разговор с Трейвисом, а Сейдж не хотела, чтобы братья так быстро узнали об их разрыве. Парень говорил ей такие вещи, которые девушка не желала повторять братьям, иначе могло произойти «кровопролитие».

Бонд поцеловал ее с такой чувственностью, от которой у Сейдж захватило дух. Она хотела притвориться, что ни поцелуя, ни ее удивительной реакции никогда не было.

— Ну? — подсказал Лаки с переднего сиденья. — Что он натворил?

Подавляя каждое слово, которое она только что собиралась выпалить, Сейдж пробормотала:

— Он грубый и несносный.

— Харлан? — с удивлением спросила Девон. — Обычно он очень вежлив.

Сейдж надеялась, что, по крайней мере, Девон разделит с ней точку зрения о Бойде. Теперь Сейдж чувствовала себя покинутой.

— Он мне не нравится, — резко сказала она.

— Ну, просто избегай его, в таком случае, — сказал Лаки. — Ты не имеешь никакого отношения к фирме, поэтому какое тебе дело до того, кто работает у нас? Скоро ты будешь замужем и уедешь отсюда…

Разрыв с Трейвисом пока что удалось сохранить в тайне. Внимание Сейдж задержалось на упоминании Лаки об отрешении ее от семейной фирмы. Его бесцеремонное, но мучительно правильное замечание ранило глубже, чем брат или кто-нибудь другой когда-либо делал это.

Конечно, Сейдж не имела никакого отношения к «Тайлер Дриллинг». Она была младшей дочерью в семье. Запоздалая мысль. Вероятно, случайность. Нахлебница. Разве она не появилась через восемь лет после второго сына, сильного, здорового, слишком удачливого сына? Парни были командой, парой. Всякий раз, когда кто-нибудь в городе упоминал парней Тайлеров, все знали, о ком идет речь. Сейдж была маленькой сестрой парней Тайлеров.

Братья не очень-то страдали без младшей сестренки, и сколько Сейдж помнила себя, они немилосердно дразнили ее. О, Сейдж знала, что братья любят ее.

Они защитили бы ее от любого и всякого и дали бы ей все, что бы она у них ни попросила.

Но братья были очень близки друг с другом, лучшие друзья и наперсники. А вот Сейдж никогда не была участницей их мужской компании и всегда завидовала братьям и злилась на них. Девушка до сих пор этим не переболела.

Подавляя свою затаенную обиду, Сейдж задумчиво ответила на вопрос Лаки:

— Трейвис чувствует себя прекрасно.

— Он приедет к нам на Рождество?

— Сомневаюсь. Он… он застрял со своими занятиями. Теперь, с появлением Джимми, Рождество будет довольно беспокойным…

Рискуя загнать себя в угол или сказать явную ложь, Сейдж позволила своему объяснению повиснуть в воздухе. Правдой было только то, что Трейвис не присоединится к ним на Рождество, и точка! Хватит с них и этого. Как только Трейвис и Сейдж помирятся, девушка, быть может, и расскажет братьям о своих рождественских переживаниях. А быть может и нет. Пройдет много времени, прежде чем выходка Трейвиса смягчится и превратится в один из тех многочисленных эпизодов, над которыми впоследствии покатываешься со смеху.

— Чертовски обидно, что его здесь не будет, — сказал Лаки с показной искренностью. Девон сильно толкнула его в плечо.

В любое другое время Сейдж рассердилась бы на Лаки за высмеивание Трейвиса, но на этот раз его комментарий прошел фактически незамеченным. Девушка испытывала угрызения совести и в данную минуту спорила с собой. Ведь она же никого не обманула! Не полез же Лаки к ней с вопросом: «Ты все еще помолвлена с Трейвисом или он порвал с тобой этим вечером?» — Она избегала упоминания об этом, вот и все.

Тогда почему ее преследовала злорадная усмешка Харлана? Почему Сейдж то и дело слышала эхо его слов: «Не думаю, что ты намереваешься болтать об этом. Или я ошибаюсь?»

Всю жизнь Сейдж удавалось скрывать свои оскорбленные чувства и не показывать свое разочарование. Теперь ее тревожило только то, что какой-то незнакомец, мерзкий бродяга Харлан, знал ее тайну.

Самыми счастливыми в жизни Лори Тайлер были часы, когда она суетилась в своей кухне, а дом был полон домочадцами. С тех пор, как Лори вышла замуж за Бада Тайлера, а ей тогда было восемнадцать, она оставалась домохозяйкой. И она считала это самым правильным. Ей никогда не пришло бы в голову сожалеть о своей жизни, потому что Лори всегда была безмятежно счастлива в своем выборе. Она была активна в общественной и, прежде всего, церковной работе, на нее можно было положиться: Лори отлично справлялась и с руководящей должностью, и с самым лакейским и неблагодарным заданием. Она чувствовала себя удобно в любом положении. Но в своей кухне, в кругу своей шумной, неугомонной семьи, она была в своей стихии. Этой ночью Лори была особенно счастлива, ведь ей подарили еще одного внука… И Сейдж была дома. Сейдж была зачата через много лет после того, как Бад и Лори решили остановиться. Младшая девочка была дополнительным вознаграждением, таким, как великолепная яркая обертка на замечательном подарке. Ее белокурая миловидность украсила семью. Ее личность придала семье Тайлеров особую пикантность. Лори не питала никаких иллюзий насчет своей дочери, впрочем, так же, как и насчет своих сыновей. Сейдж имела много положительных качеств. Были у нее и существенные недостатки. Девушка была своевольной и упрямой и имела ту же черту характера, что и Чейз: она была слишком строга к себе. Так же, как и Лаки, Сейдж унаследовала характер Тайлера. Она не была робкой и тихой — качества идеальной дочери. Но Лори была рада, что Сейдж оказалась скорее страстной, чем недотрогой. Мать предпочитала живость вялости, и именно таким живчиком была Сейдж.

Лори любила свою дочь особым образом, хотя сама Сейдж иногда весьма затрудняла эту любовь. Она не принимала и не выражала любовь легко. Как будто боялась неудачи, и поэтому всегда была настороже. В этом отношении она тоже была очень похожа на Чейза и непохожа на Лаки, который часто позволял эмоциям увлекать его в Бог весть какие истории.

— Ты проголодалась, дорогая? — спросила Лори у дочери, будучи не в состоянии сопротивляться импульсу любовно погладить Сейдж по голове.

— Пожалуйста, мама, если это не очень хлопотно.

На мгновение девушка прижалась щекой к тыльной стороне руки Лори. Затем, как будто бы смущенная этим детским жестом, Сейдж отодвинулась в сторону.

— Гм-м, рождественское печенье?

— Да, — рассмеялась Лори. — У Марси начались родовые схватки, когда я как раз покрывала его глазурью. Как видишь, я бросила все и убежала. Мы завершим его завтра.

— Отлично! — сказала Сейдж и нежно обняла мать.

— Как жаль, что тебе пришлось нарушить планы… Ведь ты хотела провести каникулы с Трейвисом.

Лори положила кусок масла на горячую железную сковородку и начала готовить сандвич с сыром.

— Не беспокойся об этом.

— Втайне я рада, что ты собираешься остаться дома.

— Я тоже.

— Сочельник просто не был бы сочельником без тебя, высматривающей поблизости все подарки.

— Я никогда не высматривала!

— Не ври! — это в кухню вошел Лаки и тут же бухнулся в кресло. — Вспомни то Рождество, когда Чейз и я развернули твои подарки и подсунули туда дохлых сверчков?!

— Дурак! — Сейдж бросила в него пончик. Лаки со смехом поймал и съел его.

— А я помню тот день, — сказал Пэт. Он, прислонясь к стойке, жевал сырое тесто для печенья и цедил кофе, который налила ему Лори.

— Баду пришлось выпороть вас обоих. В сочельник! Как он не хотел этого делать…

Лори, ты пыталась отговорить его.

— И все-таки им полагалась хорошенькая взбучка. Где Девон, Лаки?

— Она велела пожелать всем доброй ночи! Бедняжка сильно измучилась сегодня.

— После всех шуток, которые ты и Чейз устраивали мне, остается только удивляться, почему я до сих пор не психопатка, — заметила Сейдж.

— Почему же, ты и есть психопатка.

Сейдж бросила в своего брата еще один пончик. Этот пончик он бросил обратно. Девушка бросила еще один, с тем же результатом. Затем полетела кукуруза.

— Дети! Клянусь, вы хуже трехлеток!

Они все еще смеялись, когда через заднюю дверь вошел Харлан. Он принес чемоданы Сейдж, под одному в каждой руке. Всякий раз, когда Лори видела Бойда, она буквально обмирала перед его красотой.

Вполне справедливо Лори полагала, что ее сыновья были самыми красивыми мужчинами в округе. Это мнение подтверждалось несколькими леди, за которыми они ухаживали прежде, чем влюбились и женились. Для дам своего возраста Пэт тоже был предметом обожания. Множество женщин в Милтон Пойнте и вокруг него завидовали его привязанности к Лори. Харлан, однако, был красив, как кинозвезда. Некоторые из кумиров дневных спектаклей могли бы даже позавидовать угловатому строению костей его лица и соблазнительной форме его рта. И его глазам… От одного взгляда в эти глаза могло бы захватить дух даже у такой старой женщины, как Лори.

— Спасибо, Харлан, — сказала она. — Поставьте чемоданы там. Мы можем отнести их наверх позднее. Вы голодны?

— Нет, спасибо. — Молодой человек снял мокрую шляпу и взъерошил ладонью свои густые влажные волосы. — Только немного кофе, пожалуйста!

Лори налила ему чашку. И тут она заметила Сейдж, смотревшую на парня с таким презрением, как будто он был одним из тех самых сверчков, которых братья подсунули ей в рождественский подарок.

Допустим, что Харлан был немного неотесан. Но Лори была разочарована тем, что Сейдж оказалась столь несправедливой к молодому человеку. Потом она увидела, как Харлан улыбался и подмигивал Сейдж. Неудивительно, что Сейдж была в раздражении. Лори едва могла подавить улыбку. Парень «лаял не на то дерево», если вознамерился флиртовать с Сейдж. Если ее волевая дочь не могла водить мужчину за нос таким образом, как она делала это с Трейвисом, она тут же начинала презирать его. Харлан, однако, казалось, не был обескуражен презрением Сейдж. К удовольствию Лори он продолжал пристально смотреть на девушку, пока та методично ела свой поджаренный сандвич с сыром и пила молоко. Приблизительно в то время, когда Сейдж завершила свою скромную трапезу, Лаки встал и потянулся.

— Думаю, мне следует посмотреть, хорошо ли Девон уложила Лорен в постель.

Он пожелал всем спокойной ночи и пошел наверх.

— Я тоже вся разбита, — сказала Сейдж, вставая. — У меня было мучительное путешествие, — прибавила она, язвительно глядя на Харлана, который продолжал небрежно пить свой кофе, хотя предательская усмешка и играла на его губах. — Доброй ночи, мама. Мы доделаем печенье утром. — Она поцеловала Лори в щеку. — Доброй ночи, Пэт.

Харлан встал было, когда Сейдж направилась к своим вещам, но девушка махнула рукой, чтобы он снова сел в свое кресло.

— Я сама…

— Нет проблем, — возразил Бойд и легко подхватил чемоданы.

Сейдж выдернула их у него из рук и молча вышла из кухни.

Пэт пытливо посмотрел на Лори, та в замешательстве пожала плечами. Харлан вернулся к столу, чтобы допить свой кофе.

— Уже поздно. Мне нужно вернуться в город, — сказал Пэт.

— Я провожу тебя.

Лори потянулась к жакету, висевшему на крючке прямо на задней двери, и набросила его себе на плечи.

Как только Пэт и Лори оказались вне пределов слышимости и струящегося из окон света, шериф притянул женщину в объятия и поцеловал. Их поцелуй был долгим и страстным. На минуту Лори позволила возлюбленному гладить ее бедра, а затем смущенно отступила назад. Щеки ее раскраснелись.

— Надо сказать, что целуешься ты совсем не как бабушка, — съехидничал шериф.

— Ты заставляешь меня вести себя скандальным образом, — прошептала Лори, тычась носом в его шею.

Они слегка покусывали друг друга, а потом вновь слились в глубоком, продолжительном поцелуе. Пэт сунул свою большую жаркую ладонь ей под жакет и сжал Лори грудь. Она двигалась соблазнительно, давая ему знать, что жаждет его прикосновения так же сильно, как он жаждал прикосновения к ней. Буш нежно массировал ей грудь через одежду.

Мгновениями позже он отпустил возлюбленную и издал низкий горловой стон.

— Лори, ты думала об этом хоть немного?

Ей не нужно было спрашивать, о чем он говорил. Большая часть их вечеров вместе кончалась на этом предмете.

— Это все, о чем я когда-либо думаю, Пэт.

— Разве ты не хочешь?

— Ты знаешь, что хочу.

— Ты просила меня дать тебе время до праздников. Ну, праздники наступили!

— Но я не знала, что Джимми вознамерился появиться так рано.

— Какая разница?! Это не оправдание, — резко сказал Пэт. — Мне по горло надоели встречи тайком, похищенные поцелуи и прогулки в темноте. Мы как пара подростков. Я слишком стар для этого.

— Мне это нравится не больше, чем тебе.

— Тогда давай сделаем это. Никто не будет шокирован. Чейз уже знает о нас. Они все, вероятно, подозревают.

— Не знаю, Пэт, — неуверенно сказала Лори.

— Лори, я умираю, — простонал Пэт. — Я хочу спать с тобой, проклятье! Я хотел этого в течение сорока лет. Почему ты заставляешь меня ждать?!

— Сейдж, прежде всего.

— Сейдж?

Лори могла бы определить по его тону, что весьма удивила Буша.

— У нее скоро свадьба. Я не хочу, чтобы мой любовный роман снял какую-либо позолоту с ее любви. Это было бы ужасно эгоистично с моей стороны, не так ли?

— По-моему, тебе давно пора стать эгоисткой! Ты отвратительно испортила своих детей.

— И ты тоже помог мне испортить их, — выпалила в ответ Лори.

— Сейдж современно мыслящая юная леди. Она поймет.

Лори нерешительно прикусила нижнюю губу.

— Я не уверена, как девочка примет нашу женитьбу. Она была любимицей Бада, настоящей папиной дочкой.

— Она была не более предана Баду, чем ты или я — Буш жестко сжал губы — Я жду ответа, Лори. И быстрее. Я не могу ждать до бесконечности.

Резкий тон его голоса не испугал Лори. Буш не обманул ее. Она обвила руками его шею.

— Вы предъявляете ультиматум, шериф Буш?

— Считай так, как тебе нравится. Женщина придвинулась к нему еще ближе.

— Даже не думай о том, чтобы оставить меня, Пэт. Если ты когда-нибудь оставишь меня, я выслежу тебя и застрелю.

— Проклятье! Не сомневаюсь, что ты на это способна.

— Будь уверен.

Улыбка дрогнула на его губах.

— Страх, ад! Я не собираюсь оставлять тебя, и ты это чертовски хорошо знаешь. — Пэт вновь опустил голову и поцеловал ее. Расстались они неохотно. Шериф направился к своей полицейской машине. — Я заеду завтра вечером, чтобы отвезти тебя в церковь.

Лори помахала ему рукой и, как во сне, двинулась обратно по направлению к дому. Она только успела войти в кухню, когда наверху послышался ужасный грохот.

— Что это?! — взвизгнула Лори. Первая ее мысль была о маленькой Лорен. — Грохочет так, будто рушится весь дом!

Харлан вскочил с кресла и выбежал в холл. Лори не отставала от него. Они быстро взлетели на верхний этаж. Лаки и Девон выбежали, спотыкаясь, из своей спальни. Лаки был в шортах. Девон натягивала халат поверх длинной ночной рубашки. Лорен истошно вопила в детской. Девон поспешила успокоить ребенка и укачать его. Лаки почесал грудь и мрачно спросил:

— Какого черта?..

— Это, — объявила Сейдж, — была твоя младшая сестра, которая вошла в свою комнату и обнаружила, что она занята кем-то другим. — Девушка стояла в конце коридора, положив обе руки на бедра и яростно топая ногами.

— О, дорогая, — со вздохом сказала Лори. — Я забыла тебя предупредить.

— Полагаю, теперь вам придется раскошелиться, — усмехнулся Харлан.

— Позволь мне уладить это…

— Будьте моей гостьей, — пробормотал Бойд.

— Сейдж, дорогая…

— Мама, что делают в моей комнате вещи этого человека? — Сейдж указала пальцем в середину груди Харлана.

— Это то, что я собиралась объяснить, — спокойно сказала Лори. — Мы пригласили Харлана остановиться у нас. Теперь он живет здесь.

4

— Живет здесь? Он живет здесь? В моей комнате? Ты взяла в дом бродягу и отдала ему мою комнату?

— Сейдж, если ты немножко успокоишься…

— Я просто не могу в это поверить! — продолжала кричать Сейдж, не давая Лори закончить фразу. — Да неужели в этой семье все, кроме меня, сошли с ума?

Девон выскользнула из детской и бережно прикрыла за собой дверь:

— Лорен спит.

— Хорошо, — сказал Лаки. — Глуши мотор, Сейдж. Твой визг разбудит даже мертвого. — Он взял своими длинными красивыми пальцами Девон за запястье и повел ее через холл в спальню, хлопнув напоследок сестру по заднице: — Но все равно спасибо за то, что разбудили Девон, — добавил он обернувшись. И многозначительно приподняв брови, закрыл за собой дверь.

Сейдж сердито посмотрела в его сторону и пробормотала:

— Животное.

Потом она переключила свое внимание на мать и на мужчину, который не только вторгся в ее жизнь, но и определенно стал распоряжаться в ее доме и семье. Сейдж и не слышала о нем до этого вечера, а теперь парень отравляет ее существование. И даже, похоже, он получает от этого удовольствие.

— Что этот делает в моей комнате? — Сейдж несколько поубавила громкость своего голоса, учитывая, что в соседней комнате спит ребенок. — Где мои вещи, мама? Я не могу поверить в то, что ты выставила меня вон и вселила его, даже не поставив меня об этом в известность.

— Сейдж, с меня довольно! Немедленно успокойся.

Когда мать начинала говорить таким тоном, это означало, что нужно прекратить спор и слушаться. Под воздействием этой непреклонной воли Сейдж еще на несколько оборотов поубавила свой пыл. Если она будет слишком упорствовать, может случиться и такое: ее вышвырнут вон, а Харлан Бонд будет наслаждаться их любовью и обожанием.

— Я же спрашивала твоего разрешения на то, чтобы перераспределить комнаты, — сказала Лори. — Вспомни, как несколько недель назад я позвонила тебе и спросила, можно ли перенести некоторые твои вещи в спальню для гостей?

— О, — вспоминая об этом разговоре, Сейдж стала смотреть не таким уж гневным взглядом. — Ну да, я что-то припоминаю. Но я писала сочинение и плохо соображала, о чем ты говоришь. Однако я уверена, что ты ничего не сказала мне о своем намерении пустить в мою комнату жильца.

— Я почувствовала, что ты чем-то занята, — объяснила Лори. — И закончила разговор, потому что знала, что все твои мысли занимает учеба. Я не считала необходимым говорить с тобой в этот момент о Харлане.

— Ты полагаешь, что я не должна знать о жильце, который занял мою комнату?

— Сейдж, ты не жила в этой комнате с тех пор, как уехала в колледж, почти семь лет! — Материнское терпение Лори истощилось. — У тебя же квартира в Остине. Скоро ты выйдешь замуж. У тебя и Трейвиса будет собственный дом.

Харлан кашлянул. Он стоял, прислонившись к стене, заложив ногу за ногу и скрестив руки на груди. Сейдж заметила, как парень пытается сохранять безразличное выражение лица, и готова была задушить его голыми руками.

— Замужем или нет, я полагала, что для меня всегда найдется место в доме, где я выросла.

Несмотря на все ее старания, эти слова прозвучали как-то жалобно, обиженно. А что? Она ни о чем не знала, а теперь ее просто вытуривают, устроили такой праздничек!

Выражение лица Лори смягчилось, и она обняла Сейдж.

— Конечно, для тебя всегда есть место в этом доме, — нежно сказала она. — И всегда будет. И когда ты выйдешь замуж и привезешь сюда свою собственную семью, я всегда найду, как вас поудобней разместить. Но понимаешь, Сейдж, этот дом уже не постоянное для тебя жилье, а временное пристанище, остановка в пути. Ты приедешь и уедешь. Поэтому я и перенесла твои вещички в комнату для гостей. Чтобы Харлану было удобней. Иначе пропадает столько места без пользы. Неужели ты не видишь во всем этом логики.

Конечно, все это было логично, объяснимо. Но все равно неприемлемо. Потому что речь шла о Харлане. Если бы кто другой спал на ее кровати, Сейдж было бы наплевать. Но от мысли, что это именно он, ей хотелось кусать ногти.

И под это настроение она сказала:

— Интересно, а где Харлан планировал остановиться с самого начала, если, конечно, он с самого начала не собирался обманом завоевать твое расположение.

— Прежде всего, Харлан никакой не обманщик. Я сама предложила ему эту комнату, поскольку полагаю, что ему нет никакой нужды жить в вагончике.

— Вагончике?

— У моего «пикапа» есть прицеп-трейлер, — объяснил Харлан, впервые заговорив за все это время.

— Не обижайся, Харлан, — вздохнула Лори, взяв его за локоть. — Но твой вагончик очень старенький. Глупо жить там, — продолжила она, обращаясь уже к Сейдж. — Уверена, здесь ему удобней.

— О, я тоже уверена в этом, — буркнула Сейдж. — Уверена, ему здесь так же хорошо, как поросенку на солнышке. Моя комната всегда была очень удобной. По крайней мере, я так всегда считала. Еще когда я была маленькой девчонкой, я очень любила свою комнату.

Лори смотрела на нее с молчаливым, но жестким укором.

— Послушайте, — сказал Харлан, оттолкнувшись от стены. — Я не хочу быть причиной вашей размолвки и сегодня же перетащу вещи в трейлер. А вы спокойно занимайте вашу комнату.

— Не нужно делать мне одолжений! — сквозь зубы процедила Сейдж. — Как сказала мама, этот дом лишь временное пристанище для меня.

— И это действительно так? — то, как Бойд спросил это, растягивая слова, означало, что он вкладывает в них какой-то особый смысл.

— Это действительно так! — отпарировала Сейдж. — А теперь, если вы не возражаете, я пойду приму душ и лягу спать. — Девушка пошла по холлу, неуклюже неся чемоданы, которые отрывали ей руки. Остановившись на полпути к гостевой комнате, она обернулась. — Полагаю, за мной еще сохранено право пользоваться ванной?

— Сейдж, это же не смешно, — вздохнула мать.

— О, черт возьми, как ты права!

Сейдж исчезла в гостевой спальне и захлопнула за собой дверь. Харлан присвистнул.

— Черт возьми, я не хотел быть причиной ваших семейных раздоров. Очень сожалею, Лори.

— Сегодня об этом не нужно волноваться. А завтра я все улажу.

— Если бы это помогло решить все проблемы, я бы настоял на своем перемещении в трейлер. А может, мне действительно перейти туда.

— Нет, — заверила его Лори, похлопав по руке. — Я счастлива, что ты здесь, с нами. Ты вселил в Чейза и Лаки надежду на успех их бизнеса. Предоставление тебе жилья — это самое меньшее, что я могу для тебя сделать. — Она посмотрела вдоль холла. — Прошу прощения за грубость Сейдж. Она… Ну, она довольно чувствительная, нервная.

— Ага, я это заметил. — В его улыбке не было и намека на злость.

— Спокойной ночи, Харлан.

— Спокойной ночи.

Харлан пошел в спальню, раньше принадлежавшую Сейдж Тайлер. Мысль об этом заставляла его чувствовать себя препаршиво. Конечно, забавно подразнить ее, но молодому человеку очень не хотелось бы причинять ей боль. Особенно после того, что произошло этим вечером. Странно. Сейдж куда больше расстроена комнатной проблемой, чем размолвкой с Белчером.

— Вот уж глупый сукин сын, — пробурчал Харлан, стягивая ковбойские сапоги и предвкушая, как хорошо будет ногам без них.

«Сейдж еще не понимает этого, — подумал Харлан, — но ей необходимо было избавиться от Белчера. Должно пройти время, чтобы она осознала это, но в один прекрасный день Сейдж проснется с радостным чувством, что она освободилась от этого сосуда неприятностей».

Конечно, сейчас ее гордость уязвлена. В этот вечер ее самолюбию был нанесен удар. Но на самом деле Сейдж получила облегчение. Умная девушка, каковой она является, должна понять, что совершила ошибку.

Замужество с таким мрачным занудой, как Белчер, могло бы отравить ей всю жизнь, решил Харлан. В каждом ее пальчике больше души, пыла, трепета, чем во всем бледном теле Белчера. Сейдж от макушки До пят вся налита жизнью. Этот маменькин сынок не сможет удовлетворить или сделать ее счастливой, Даже если будет стараться миллион лет.

Особенно в постели.

Если бы Белчер удовлетворял ее, давая здоровому юному телу столько, сколько оно требует, Сейдж куда сильнее протестовала бы против их разрыва. Она бы кричала, пиналась ногами и делала бы что-нибудь ужасное. А она так себя не вела. Вовсе нет. Бойд видел женщин, которые пролили куда больше слез из-за сломанного ногтя, чем Сейдж по поводу Белчера.

Может быть, единственное яркое воспоминание о Белчере, которое останется у Сейдж, — это постоянная неудовлетворенность. Может быть, она и обдумывает планы, как его возвратить, но должна наконец понять, что не так уж много потеряла. Скорей выиграла.

Скорей всего (а Харлан надеялся, что это так), ее сексуальная жизнь с тем типом не доставила ей удовольствия. Она не из тех, кто приносит свою нормальную, здоровую жизнь в жертву кому бы то ни было.

Думая о Сейдж Тайлер и сексе, Харлан стал рисовать в своем воображении разные соблазнительные образы. Это заставило его улыбнуться. Черт возьми, в постели она, наверно, неукротима, как львица, ловкая, дикая.

Тут Харлан протрезвел.

Не очень-то стоит воображать ее извивающейся на простынях, гладких, как ее кожа, с волосами, извивающимися на подушке, дико и свободно, как весь ее характер.

«А что, черт возьми, я знаю о ее характере?» — задал он самому себе вопрос.

Много! Инстинктивно Харлан понял, что никто еще не дал Сейдж возможности по-настоящему проявить ее чувства. Впрочем, это слишком развратная мысль. И все это не его ума дело. Это не нужно. Это опасно!

Тайлеры добры к нему. Они приняли его под свое крыло. Харлан завоевал их доверие. Но он понимал, что любые его развратные действия по отношению к их сестре полностью изменят отношение к нему. Черт возьми, да! Они этого не потерпят. Ни в коем случае.

Однако Бойд не мог отогнать свои мысли от этой темы.

У него чуть сердце не выскочило из груди, когда парень увидел, как Сейдж сжимала руки и плакала об этом богатом дерьме. И сколько Бойд не видел ее фотографий, развешенных по стенам, он не был подготовлен увидеть такую красавицу во плоти. Когда Сейдж шагнула ему навстречу и ее длинные бедра отчетливо проступили в кожаных штанишках, его неожиданно, как удар призового боксера, охватило желание. Но даже и в таком состоянии Харлан сумел взять себя в руки.

Вспоминая о том ощущении, которое ему пришлось пережить, он расстегнул ремень, затем пуговицы на джинсах. Сбросил с плеч куртку, сдернул рубашку, потом носки.

Сняв покрывало с кровати, Харлан лег, заложив руки за голову и глядя в потолок. Это была его излюбленная поза, когда ему нужно было что-нибудь обдумать.

В этот вечер парень думал о младшей сестре Чейза и Лаки. Его не удивило, что Сейдж так привлекательна. Оба парня были привлекательны, каждый по-своему. Лори Тайлер выглядела намного моложе своих лет. На нее оглядывались молодые мужчины. Наверняка, она очень нравилась шерифу. Харлан вспомнил, как они обменивались томными взглядами, полагая, что никто их не видит.

Поэтому парень вполне мог предположить, что Сейдж выглядит так же хорошо, как и все члены ее семьи. Но чего он не ожидал, так это впечатления, которое она произведет на него. Женщины легко приходили к Бойду. Так же легко он расставался с ними, когда наступало время.

А вот такой не очень-то легко было бы сказать «гуд-бай». Сейдж — это бездонный мешок сюрпризов. Ее яркий эмоциональный характер приковывал к ней все его внимание, как никто и ничто ранее.

Девушка была так забавна, что Харлан не смог подавить в себе искушения подразнить ее. Она показалась ему такой лапочкой, что ему не оставалось ничего иного, кроме как молча поцеловать ее умный ротик. А поцелуй был, черт возьми, так хорош, что Харлану захотелось отнести девушку в кроватку и иметь ее там.

Воспоминания о том поцелуе создали некоторое неудобство в нижней части его тела, поэтому Харлан расстегнул еще одну пуговицу. Он отнюдь не гордился желанием, которое у него возникло. Он стыдился его. Тайлеры доверяют ему, и он не может предать их доверие.

С другой стороны, не могут же они читать его мысли. А человека нельзя повесить за его мысли. Харлан достаточно хорошо знал теперь Чейза и Лаки и знал, что те по-сумасшедшему и порочно любят своих жен. Это — мужики, которые понимают, что такое желание.

И все-таки было бы неумно…

Его взгляд переместился с потолка на неожиданно открывшуюся дверь. В свете коридора четко вырисовывался силуэт Сейдж. Трудно было воспринимать всерьез ее воинственное выражение лица, поскольку одета она была в банный халатик, мокрые волосы едва удерживались гребешком.

— Мне нужно мое одеяло.

— Простите…

Харлан не мог ни сесть, ни встать. В тот момент физически это было невозможно сделать. Почему? Это и так понятно. Однако он понял, что отнюдь не романтические побуждения привели сюда Сейдж.

Девушка широким шагом прошла через комнату, не останавливаясь, пока не дошла до его кровати.

— Мое электрическое одеяло, — сказала она. — Оно было моим с тех пор, как я себя помню. Я всегда спала под ним в зимнее время. Мне оно необходимо!

— А вы когда-нибудь стучались, прежде чем входить в спальню мужчины?

— Я выросла с двумя братьями и привыкла видеть мужчин в неглиже.

— Любовника тоже? — не смог Харлан удержаться от вопроса. Во-первых, его действительно интересовала ее сексуальная жизнь с Белчером. Во-вторых, ему хотелось ее подразнить. — Мне как-то трудно представить его в этой роли. У Трейвиса уродливые коленки.

Сейдж бросила на него взгляд, от которого завяла бы дюжина свежих роз, причем за несколько секунд.

— Так вы позволите мне взять мое одеяло?

Харлан осмотрел свое тело сверху вниз, до босых ног. Потом перевел взгляд на девушку.

— Все, что вам нужно! Забирайте, пожалуйста, мисс Сейдж.

Ей это не понравилось. Нисколько. Губы у Сейдж сжались в прямую тонкую линию. Она сбросила всю постель на пол и выдернула электрическое одеяло, лежавшее между матрасами. Повернувшись на своих босых пятках, девушка направилась к открытой двери, но ее задержал тянувшийся за одеялом электрический провод. Сейдж с трудом удержалась, чтобы не упасть.

— Пока не поставите длинный шнур, я бы порекомендовал вам вытаскивать его из розетки, — заключил Харлан.

Не сходя с места, девушка рывком выдернула шнур из розетки. Прижав одеяло к груди, она с бешенством смотрела на нахала.

— Можете делать дураков из всей моей семьи. Но я не дура! Я вижу вас насквозь, мистер. Я не буду доверять вам, пока не смогу вас отсюда вышвырнуть.

— Вот это интересно.

Не обращая внимания на его реплику, Сейдж продолжала:

— Меня поражает, что мои братья, обычно умные и сообразительные мужики, так доверяют вам, чуть ли не сделали вас членом семьи. И не надо так полагаться на доброту моей матери. Она способна пожалеть даже бешеную собаку. А я полагаю, что вы еще более опасны. Мама любит всех, кроме негодяев, а что вы к таковым относитесь, она, думаю, скоро убедится. Конечно, вы очень хорошо ведете свою игру. Я вижу это. Даже Пэт одурачен вами, а он обычно за милю чует что-то не то в людях. Вы и его переиграли. Но отнюдь не меня. Вы сколько угодно можете пытаться провести меня, но я хорошо знаю, что вы за человек. Я видела, как вы действуете, когда вам не нужно притворяться очаровательным парнем. Я считаю своим моральным долгом разоблачить вашу фальшь и раскрыть глаза моей доверчивой семье. Вот, что я должна сделать, как только мне представится возможность.

— И одновременно вычеркнуть меня из вашей жизни, — сказал Харлан вкрадчивым голосом. — Очень удобно, да? Потому что только мне одному известно, что вы живете лживой жизнью, живете во лжи, ведь правда? Только поэтому вы не хотите, чтобы я был рядом с вами. Мое присутствие заставляет вас нервничать. Вы боитесь, что я посвящу их в наш секрет.

Вся дрожа от негодования, Сейдж снова направилась к двери и на этот раз благополучно добралась до нее. Она захлопнула дверь за собой с такой силой, что задрожали оконные стекла.

Харлан смеялся. Какой чертовый темперамент! Опыт подсказывал ему, что если у женщины горячий темперамент, она горяча во всем.

Подумав об этом, парень застонал от удовольствия и боли.

— О, да ну это все к черту!

Расстегнув еще одну пуговицу, Харлан встал и сбросил с себя джинсы. Затем нижнее белье. Поправил разбросанную девушкой постель. Лег и накрылся одеялом на тот случай, если мисс Сейдж опять вздумает войти без стука. Не то, чтобы одеяло достаточно скрывало его спортивную фигуру… «Да это и не нужно», — подумал он, оглядывая себя.

Она не права, конечно. Сейдж нисколько не видит его насквозь. Никто не может видеть его насквозь. Никто не знает о четырнадцати годах, проведенных им… Мало кто понимает, почему он ведет такую жизнь, но Харлан никому еще не дал возможности составить мнение о себе. Он ни с кем не обсуждал свою прошлую жизнь. Ему не нужно, чтобы кто-то составлял о ней свое мнение.

Парень хотел, чтобы его принимали таким, каков он есть сегодня. Сейчас. Он хотел бы, чтобы люди были благодарны ему за острый ум, сообразительность, непринужденные манеры. Харлан хотел, чтобы люди судили о нем только по тому, как он ведет себя сегодня, но не больше.

Он мирно жил с решением, принятым четырнадцать лет назад, и если и допускал к себе женщин, то только тех, у кого отсутствовал естественный инстинкт вить гнезда. А не тех, кто подобен Сейдж, которая всеми корнями находится в семье, в семейных проблемах. Семья для нее — это все. Конечно, у Харлана нет причин просить девушку, чтобы она с пониманием относилась к его стилю жизни. Черт возьми, нет!

Чем скорей Сейдж уберется с его глаз долой и из его сердца вон, тем лучше. Сконцентрировать себя на работе трудно, если не невозможно, имея рядом такую красотку. К счастью, Сейдж не собирается продлевать свои рождественские каникулы. Если удача еще сопутствует Харлану, то скоро она уедет.

Но пока этого не произошло, черт возьми, ему нужно держать голову прямо, на нее не смотреть и не допускать какого-либо неудобства в штанах.


Сейдж была разбужена соблазнительным запахом жареной свинины. Она улыбнулась, сообразив, что мать внизу готовит булочки с колбасками.

Трейвис называл ее любимый завтрак «деревенской едой» и потешался над ней за это.

Вслед за воспоминанием о Трейвисе вспомнилось все неприятное, что произошло за прошедший день.

Девушка открыла глаза. На стене висели знакомые фотографии: Сейдж — капитан школьной команды. Сейдж в форме получает свой аттестат зрелости в школе. Сейдж получает диплом в школе бизнеса Техасского университета. Сейдж с братьями и папочкой в Йеллоустонском национальном парке. Ей тогда было семь лет. Это ее любимые фотографии.

Но не та стена. Не так комната.

Значит, все это не было плохим сном. Это действительно не ее комната. Он поселился в ее комнате, пользуется ее мебелью, спит на ее кровати, лежит на ее простынях. Вот это больше всего портило ей настроение.

А Сейдж так ждала этих рождественских каникул, она устала от учебы. Трейвис предлагал провести половину срока у ее родителей, а другую половину — у него. Но девушка твердо решила провести все каникулы у себя дома. Это рассердило его, привело к разрыву.

А теперь он должен заслужить ее прощение. Трейвис еще почувствует, как уязвлена Сейдж. Когда он приползет к ней молить о прощении, Сейдж сумеет объяснить ему, как он испортил ей рождественские каникулы.

Последний год они обсуждали предстоящую женитьбу. Строили планы. Они сошлись на том, что браки должны быть главным в жизни людей. А просто сексуальная любовь — шаткий фундамент для прочного брака.

Сейдж давно решила, что ее счастье никогда не будет зависеть от мужчины. Трейвис это понимал. Он хотел бы, чтобы его жена содействовала успеху его медицинской практики. Сейдж любила Трейвиса. Понял ли молодой человек прошлым вечером, что любит ее? Но они были куда более практичны в вопросах любви, чем многие пары.

Трейвис мог быть страстным, как любой мужчина. Они переживали вместе неплохие бурные моменты. Однако молодой человек не обладал такой грубой, животной сексуальностью, как ее братья. Или как…

Разум Сейдж чуть было не совершил предательство. Девушка не хотела позволять себе думать об этом мужчине. Он не может испортить ей каникулы. Сейдж выбросит его из ума и сердца.

К сожалению, ее ум был упрям и не желал подчиняться. Перед ее глазами то и дело возникал развалившийся на ее кровати Харлан Бойд. Кровать слишком коротка для него. Его светлые волосы касаются спинки. Его длинные ноги слегка свисают с кровати.

Парень не старался ей понравиться, он просто лежал. Одно колено согнуто и кое-что слегка приподнято. Сейдж не раз разглядывала голых мужчин на фотографиях в «Плейгерл», но они отнюдь не были так сексуальны, так возбуждающи, как Харлан. Парень выглядел более сексуально полуодетый, чем даже если бы был раздет совсем. На нем были брюки и две пуговицы расстегнуты.

Сейдж несколько расстроилась от того, что ее мысли неотвязно прикованы к этой детали. Но она была абсолютно уверена, что все так и было. Две пуговицы расстегнуты. Она даже видела его трусы.

Девушка вспомнила его грудь, широкую, мускулистую, волосатую. Живот тоже достаточно мускулист. Весь, сверху донизу, такой крепкий, упругий. Харлан даже не побеспокоился о том, чтобы убрать руки, заложенные за голову. Наоборот, он нисколько не скрывал свои волосатые подмышки.

Харлан, должно быть, знал, что все медсестры в больнице балдели от его вида. Он это понимал. Парень прекрасно выглядел. Мерзавец. Эксгибиционист чертов! Когда Сейдж вошла в комнату, он извинился за то, что лежит без рубахи? Нет. Попытался прикрыть себя чем-нибудь? Нет.

Вместо этого Харлан продолжал валяться с улыбочкой глядя так, как будто думал о сексе, или только что занимался сексом, или… ожидал от нее секса.

Его мысли, наверно, были грязными, однако сам он чистюля. В спальне очень чисто, даже чище, чем было при ней. Еще за столом на кухне, когда Сейдж ела сандвич, она заметила, что у Харлана очень чистые и ухоженные ногти. От него вовсе не плохо пахнет. Его одежда хоть и не имела специальных бирок, ярлычков, однако вполне была бы уместна и в Милтон Пойнте. Он говорил с техасским произношением, но очень грамотно, и не сделал ни одной грамматической ошибки.

Однако его сдержанные манеры не могут скрыть буйного характера. Как Харлан посмел ее поцеловать?! Да еще так! Наверно, он перенял этот поцелуй из дешевых фильмов. Да он только такие фильмы и смотрит! Ее еще никто так не целовал. Даже Трейвис…

Нет, Сейдж не имела права больше сравнивать Харлана и Трейвиса. Она сказала себе, что сравнение, безусловно, было бы в пользу Трейвиса, но понимала в глубине души, что это не так.

Все, что Сейдж знала, так это то, то мистер Харлан Бойд мерзавец, встретившийся ей на ее несчастье. И что он был свидетелем унизительного момента ее жизни.

Девушке будет трудно жить с этой мыслью. Тяжело. Харлан обманывает ее семью. И Сейдж не может даже надеяться на то, что он быстро исчезнет.

Сейчас ей остается только одно — быстро вернуть Трейвиса.

«А вот тогда мы посмотрим, кто будет смеяться последним, мистер Бойд!»

5

Семья Тайлеров гуськом прошла по центральному проходу церкви, чтобы присутствовать на всенощной службе. Это была десятилетиями не нарушаемая традиция — встречать сочельник в церкви. Все члены семьи должны были присутствовать на торжествах. Но в этом году по очевидным причинам Чейз и Марси были освобождены от этой обязанности.

— Но с нами есть Харлан, — радостно воскликнула Лори, скользнув руками в пальто, которое держал для нее Пэт.

Сейдж недвусмысленно игнорировала Харлана. Перед тем, как отправиться в город, вся семья собралась в холле. Бойд отсутствовал в течение всего дня, так что девушка не видела его с прошлой ночи.

Тем утром она навестила в больнице Марси и еще раз взглянула на своего племянника Джимми. Остаток дня Сейдж была занята готовкой и посещением магазинов. Рождественская суматоха несколько отвлекла ее от мрачных мыслей о Трейвисе.

Ее праздничное настроение было буквально раздавлено, когда девушка спустилась вниз, собираясь вместе со всеми идти в церковь. Она оказалась не в состоянии дать Бойду понять, что не хочет признавать его, когда парень приблизился к ней и шепнул:

— Вы не возражаете, если я пойду в церковь вместе со всеми, не так ли, мисс Сейдж?

— Конечно, возражаю. Вы не член семьи. Она окинула его снисходительным взглядом.

Без сомнения, Харлан не был одет соответственно случаю: на нем были черные брюки и белая рубашка под коричневым пиджаком.

— Но полагаю, что мне следует радоваться, поскольку вы не сможете опозорить нас.

Улыбнувшись так, что заставил Сейдж заскрежетать зубами, Харлан распахнул перед ней дверцу автомобиля. Усевшись, она быстро захлопнула ее, не давая ему возможности сесть рядом.

Всем собравшимся было хорошо известно, что третий ряд зарезервирован за Тайлерами. На памяти Сейдж они занимали его всегда. Их появление в центральном проходе внесло некую сумятицу. Каждый из появившихся в проеме церковной двери нес свечу, даже малышка Лорен.

Пэт Буш посторонился, пропуская Лори к церковной скамье. Сделав несколько шагов, она вдруг вернулась назад в проход и прошептала:

— Мне хотелось бы сесть рядом с Сейдж. Ты иди вперед.

Пэт прошел вперед до конца ряда, за ним следовали Лори и Сейдж.

Оглядываясь через плечо, девушка могла видеть, как за ней семенит Девон. Затем Лаки. Потом Харлан. Слава Всевышнему, она избежала необходимости сидеть рядом с этим человеком.

Сейдж осмотрелась по сторонам и прониклась происходящим. Алтарь и галерея для хора были задрапированы ярко-красной тканью. Органист и пианист наигрывали попурри из рождественских мелодий. Атмосфера была таинственной и благоговейной.

— …Но если она начнет плакать, нам придется потихоньку уйти.

Шепот Девон привел Сейдж в замешательство.

— Отличная мысль. Мы поменяемся местами с Харланом.

Лаки не знал, как говорить тихо. Его голос грохотал по всей церкви. Сидевший около подиума пастор нахмурился и посмотрел на него так, как делал это с кафедры каждое воскресенье в течение всей жизни Лаки, с самого раннего детства.

Харлан встал. Лаки переместился к проходу, и Девон последовала за ним, оставляя свободное место около Ссйдж. Харлан пробрался между рядами, стараясь не задеть ничьих рук и колен, и, наконец, опустился рядом с девушкой.

Спина Сейдж тут же одеревенела, и бедняжка громко вздохнула. Обращаясь к ней, Харлан прошептал:

— Я отдавил вам палец?

— Нет.

— Я ударил вас по колену?

— Нет.

— Вы вздохнули потому, что я не сделал этого?

Сейдж резко повернулась к нему как раз в ту минуту, когда Харлан обратился к подиуму и изобразил на лице внимание и сосредоточенность. Вскипев, Сейдж быстро подвинулась к матери так, чтобы даже ее одежда не касалась Харлана.

Святочные мелодии закончились крещендо. Пастор встал за кафедру. Служба всегда начиналась в одиннадцать тридцать, так что можно было считать, что почти в полночь.

— Эй, вы, все!..

Чейз шептал им всем сразу из прохода, перегнувшись через плечо Пэта. Его улыбка предназначалась им всем, сидевшим в этом ряду.

— О, ты все-таки пришел! — радостным свистящим шепотом воскликнула Лори.

— Марси считает, что я не должен пропускать этот вечер.

— Как там Джимми?

Чейз улыбнулся так, как может улыбаться только молодой папа.

— Великолепно!

Он устремил извиняющийся взгляд на пастора, который, казалось, только и ждал, чтобы Тайлеры угомонились.

— Я сяду, — прошептал Чейз, направляясь к месту в переднем ряду.

— Подожди! Мы можем потесниться, — позвала Лори. — Я хочу, чтобы мы сидели все вместе. Двигайся, Пэт.

Они снова стали пересаживаться, освобождая место для Чейза и устраиваясь перед тем, как священник призовет их поднять головы для молитвы.

Настроение Сейдж вряд ли можно было назвать воодушевленным. Она была стиснута между матерью и Харланом. Ее бедро было тесно прижато к его ноге до самого колена. Их плечи, казалось, боролись за то, чтобы занять более удобную позицию, до тех пор, пока Лори не подтолкнула дочь, предложив ей успокоиться. Девушке не оставалось ничего другого, как смириться с тем, что ее плечо и рука будут опираться на Харлана.

Парень весь устремился вперед, казалось, захваченный молитвой. Мягкий свет зеркально отражался в его голубых глазах. Когда Харлан добрался до церковного гимна, Сейдж была уверена, что взмах руки, задевший ее грудь, не был случайным.

Казалось, тридцатиминутная служба растянется до бесконечности. Наконец, свет погас и церковные служащие стали спускаться по проходу со свечами в руках, зажигая ими свечи сидящих по краям прихожан.

Когда свет достиг Лаки, он повернулся к Девон и, коснувшись пальцем ее подбородка, нежно поцеловал. Девон из осторожности, чтобы не задеть ребенка, приблизила свою свечу к свече Харлана.

Сейдж тоже подняла свою свечу. Парень не смотрел на их почти соприкасающиеся свечи, он в упор глядел на девушку. Стараясь сохранить самообладание, Сейдж подняла глаза и встретилась с его взглядом. В ту секунду, когда воспламенился фитиль ее свечи, что-то вспыхнуло в ее груди так же жарко и спонтанно, как пламя. Минуту девушка завороженно сидела, словно пригвожденная к скамье, но затем, вздрогнув, быстро отвернулась, чтобы зажечь свечу матери.

Все последующее время, когда продолжался процесс зажигания свечей, Сейдж старалась не смотреть на Харлана. Она сидела с опущенной головой, пристально глядя на пламя свечи, которую держала в дрожащих, вспотевших руках, и изо всех сил пыталась выглядеть набожной и благочестивой. Несомненно, каждый мог подумать, что девушка поглощена молитвой, но отнюдь не шквалом бушующих внутри страстей.

Все смешалось в душе Сейдж. Рот ее, совершенно сухой, вдруг за минуту переполнился слюной. Ей потребовалось все ее самообладание, для того чтобы удержаться от искушения снова взглянуть на Харлана. Сейдж старалась отстраниться от парня так, чтобы тело ее ни коим образом не соприкасалось с ним. Голова у нее слабо кружилась, колени подгибались, и ей едва не потребовалась поддержка, когда священник сделал присутствовавшим знак встать. Все вместе с капеллой пропели «Тишину ночи», прежде чем загасить свечи и выйти на улицу под полночный звон колоколов.

Этот момент всегда был волнующим и возвышенным для Сейдж. Но в ту ночь, когда девушка вместе со всеми двигалась к выходу, сердце ее молчало, никак не реагируя на красоту и приподнятость момента. Сейдж ощущала себя виноватой за то, что позволила возобладать чувственным сторонам своей натуры.

— Если ты не против, я сегодня не буду за столом, мама, — сказал Чейз, обращаясь к Лори. — Это наше первое Рождество с Джимми. Мне бы хотелось как можно большую часть его провести с семьей.

— Да, я понимаю, — кивнула Лори. — Мы отпускаем тебя. Передай Марси, что мы ее любим.

— Увидимся завтра.

— Ты придешь на обед?

— Мне бы не хотелось пропустить его, — отозвался он через плечо, торопясь к своей машине.

Сейдж приехала домой с Пэтом и Лори, а Харлан вернулся с семьей Лаки. Во время поездки они обсуждали церковную службу, самочувствие Джимми и планы на Рождество, но Сейдж выглядела необычайно подавленной.

Ее потрясло то, что Харлан Бойд смог оказать такое сильное физическое воздействие на нее. В своей жизни Сейдж еще никогда не ощущала сексуальную потребность в мужчине, даже в том мужчине, за которого предполагала выйти замуж. Не то, чтобы она верила, что может вызвать в нем подобный настрой, ей не верилось, что она столь уязвима сама.

Чепуха! Это все Рождество, делающее людей чуточку сумасшедшими, заставляющее людей верить в Санта Клауса и подобные чудеса.

Стремясь обезопасить себя, она избегала Харлана, когда, как обычно, помогала матери накрывать на стол. Раньше они приготовили сендвичи и питье. На плите закипал чайник. В этот вечер все собрались в столовой, впрочем, празднование Сочельника не связывалось с каким-то традиционным местом.

— Трейвис сегодня уже звонил?

Сейдж вздрогнула, застигнутая врасплох неожиданным вопросом Лори.

— Да, нет… Но он… Нет, у его семьи на этот день и вечер какие-то планы. Я и не ждала его звонка. Пэт, еще сендвич? Ты съел только два.

Сейдж напрягла все свои усилия и всю свою сообразительность, чтобы отвлечь внимание присутствующих от своей персоны. Только одного человека за столом ей не удалось обмануть. Когда девушка рискнула взглянуть на Харлана, он ей подмигнул.

Позже, вынося поднос с грязной посудой на кухню, Сейдж столкнулась с Харланом, входящим в дверь с кучей рождественских подарков в руках. Девушка сначала даже не узнала его.

Тем не менее, поравнявшись с ней, парень наклонился, приблизил губы вплотную к ее уху и прошептал:

— Вы солгали очень правдиво, мисс Сейдж. Никто ни о чем не догадался.

Потрясение от ощущения его губ и горячего дыхания привело к тому, что Сейдж едва не уронила поднос. Она почти выронила его на прилавок. Блюда загремели.

— Я не лгала! Я действительно не ждала, что Трейвис позвонит мне сегодня. И раз уж мы с вами оказались наедине, хочу вам сказать, что у меня не вызывает восхищение то, как вы вели себя со мной в церкви.

— Неужели? Но вам это понравилось.

И прежде чем Сейдж смогла что-то возразить, Харлан проскользнул в дверь.


В семь часов следующего утра Лори, Девон и Сейдж готовили на кухне рождественский обед. Лори мучилась с огромной индейкой и очень боялась, что не сможет приготовить ее как следует.

Сидя за кухонным столом, Харлан молча съел свой завтрак, а потом выразил желание принести дров и разжечь огонь в гостиной. Лори одарила его одной из своих особенных улыбок. Сейдж же предпочла бы, чтобы он испарился.

Вошел Лаки и обратился к Девон:

— Лорен накормлена, вымыта и лежит в своей кроватке.

Сейдж отложила в сторону кусок мяса, который только что отбивала, и повернулась к брату:

— Ты как ребенок!

— Что, что? — пробормотал тот, наливая себе чашку кофе и разворачивая газету.

— Немногие купают своих дочерей.

— Ах, я хотел бы быть единственным мужчиной, который будет ее купать.

— Почему, Лаки? Что за странные вещи ты говоришь? — в изумлении вскинула ресницы Девон.

Муж посмотрел на нее, потом уткнулся головой в газету и через несколько минут воскликнул:

— Эй, Девон, это самая лучшая из твоих статей. Мама, Сейдж, вы читали это?

Обе ответили утвердительно. Да, они читали рождественскую передовицу, посвященную бездомным в Америке, и это было в равной степени проникновенно и остро.

Поздним утром Пэт принес свои подарки. Лаки забрал их, чтобы положить под елкой в гостиной.

— Когда мы посмотрим свои подарки? — спросила Сейдж.

— После обеда.

— Ах, мама. После обеда!

— Да, после обеда.

Тем не менее после долгожданного приезда Чейза и его семьи планы изменились. Лори прослезилась, когда взяла на руки своего первого внука. Она сразу же забыла об индейке и с новорожденным на руках опустилась в глубокое кресло в гостиной. Чейз заботливо помог Марси усесться на стул, хотя, по мнению Сейдж, она выглядела достаточно окрепшей, чтобы сделать это самостоятельно.

— Надеюсь, за вашим столом хватит для нас места? — с улыбкой произнесла Марси. — Я знаю, вы не рассчитывали на меня, но когда утром доктор осмотрел нас, мы с Чейзом решили приехать на обед.

— До тех пор, пока Марси не устанет. — Чейз обнял жену за плечи. — Разве она не великолепно выглядит?

Действительно, рыжие волосы Марси каскадом свободно ниспадали на плечи. В любом случае, ее комплекция несколько изменилась в лучшую сторону — она немного пополнела.

— Вы действительно украсили мне Рождество, — сказала Лори, сладко улыбаясь Джимми.

Все собрались вокруг, выражая восхищение новорожденным. Сейдж предложила открыть рождественские подарки, раз уж они собрались все вместе. Ее поддержали.

Пэт изобразил Санта Клауса, достав подарки из-под елки, которая, по мнению Сейдж, была украшена так, как и должна быть украшена рождественская елка. Среди конфет и шаров на ней были украшения, которые они с братьями делали еще в школе. Может быть, они и были сделаны не совсем профессионально, но каждый год вызывали чувство гордости у их создателей.

Сейдж была довольна всеми подарками, но особенно плеткой для верховой езды от Чейза и Марси.

— Я знаю, ты никогда не коснешься тела животного, — сказал брат, — но смотрится она отлично.

— Это тоже для тебя, Сейдж, — произнес Пэт, передавая ей нарядно упакованную коробочку. — Это от… — заключил он, осматривая подарок, — от Харлана.

— Харлан! — ледяным тоном произнесла Сейдж. И чтобы как-то смягчить это невольное восклицание, девушка взглянула на парня и пробормотала: — Мы только недавно встретились. Вам в самом деле не следовало делать это.

— А мне очень хотелось.

Его беспечный тон сильно задел Сейдж. Она распаковала коробочку.

— Это закладка для книг.

— На ней кое-что написано, — сказал Харлан, привлекая всеобщее внимание.

Сейдж внимательно изучила написанное, потом хмуро взглянула на него.

— Что там такое, Сейдж? — поинтересовался Чейз. — Прочитай нам.

— Это просто изречение, — ответила девушка с надеждой, что ее оставят в покое. Но напрасно, все выжидающе смотрели на нее. Она оказалась в центре внимания. Именно этого и добивался Харлан! Абсолютно безучастным голосом Сейдж прочитала:

— Совесть — тот внутренний голос, который предупреждает нас, что кто-то на нас смотрит.

Лаки рассмеялся:

— Тебе стоит отдать это мне!

— А что ты такого сделал, что тебе стоит об этом напоминать? — спросила Девон, прищурив глаза.

Всеобщее внимание обратилось на них. Сейдж, глядя в упор на Харлана, положила закладку обратно в коробочку и встала.

— Пойду посмотрю за индейкой.

Ощущая всей спиной его смеющийся взгляд, она ретировалась.

За исключением подарка от Харлана, Сейдж получила необыкновенное удовольствие от рождественского обеда. Это так замечательно — быть дома, в окружении людей, которых любишь. Во время трапезы девушка вдруг поняла, что впервые за долгий период времени смогла полностью расслабиться, и в значительной степени потому, что рядом не было Трейвиса.

Он всегда досаждал ее братьям, а они раздражали его. Сейдж была вынуждена стать своего рода буфером между ними, пытаясь успокоить и примирить их. Ей было трудно справляться со сверхвосприимчивостью Трейвиса.

Словно ее мысли стали своеобразным заклинанием: зазвонил телефон, как только они начали убирать со стола, Лори взяла трубку:

— Сейдж, это тебя! Трейвис.

Выходя из столовой к телефону, девушка поймала через плечо чуть насмешливый взгляд Харлана. Она взяла у матери трубку, поднесла ее к уху и достаточно громко, чтобы все могли слышать, произнесла:

— С Рождеством тебя, дорогой!

— Да, с Рождеством, — эхом отозвался Трейвис. Он никак не ожидал услышать такой радостный голос. — Я только позвонил, чтобы удостовериться, что ты благополучно добралась до дома.

— Тебе не стоит беспокоиться за меня. Со мной все в порядке.

— Да, это хорошо. Рад это слышать.

Он даже не спросил, как Сейдж сделала это. Он беспокоился? Разве это не смешно?

— Малыш Марси — мальчик, — сказала она Трейвису. — Его назвали Джимми.

— Действительно? Это хорошо.

— Подождем, пока ты увидишь его, Трейвис. Он настолько забавный.

— Сейдж, я… Я хотел сказать, что ничего не изменилось. Я звоню только для того, чтобы убедиться, что ты цела. Ты была не в самом лучшем настроении, когда уходила. Горничная нашла браслет, который я тебе подарил, на прикроватной тумбочке в спальне.

— Совершенно верно.

— Я хочу, чтобы он остался у тебя, Сейдж.

— Почему?

— Ты знаешь, я чувствовал себя отвратительно, когда сказал тебе, что мы расстаемся. Я больно ударил тебя… И видел это… Но сейчас, когда у тебя было время, чтобы примириться с происшедшим, как ты воспринимаешь все это? Я не хочу, чтобы ты слишком расстраивалась.

Итак, он звонил не для того, чтобы помириться и протянуть ей символ мира — оливковую ветвь, а только, чтобы передать свои соболезнования и золотой браслет, успокоив тем самым свою совесть.

По тональности его голоса Сейдж отчетливо поняла, что у Трейвиса и в мыслях не было приползти к ней назад. В течение последних нескольких дней она успокаивала себя мыслями, что это возможно. Но реальность возобладала. Это был конец! То, что она слышала в его голосе, не свидетельствовало ни о чем, кроме жалости.

Насколько же Трейвис самонадеян! Может быть, он ждет, что Сейдж прыгнет с моста? Или затворится в доме, распростершись на кровати с холодным компрессом на заплаканных глазах? Очевидно, так.

«Нет, черт возьми!» — зло подумала девушка. Она предпочтет иметь кандалы на своем запястье, нежели браслет, который Трейвис хотел вручить ей в качестве утешительного приза. Сейдж просто мечтала о возможности унизить его.

Специально для тех, кто слушал их разговор, она преувеличенно доброжелательным тоном произнесла:

— Хорошо. Я должна бежать, Трейвис. Спасибо за звонок. Счастливого Рождества.

Положив трубку, Сейдж несколько секунд простояла замерев, чувствуя, как бравада покидает ее. Она все же не собиралась испортить всем присутствующим праздник объявлением о том, что они с Трейвисом больше не собираются пожениться. Пока Сейдж не придумала, как бы поизящнее преподнести эту новость своей семье, не унижая себя. Девушка собиралась вести себя нагло.

Но ей было необходимо несколько минут, чтобы собраться с духом. Прежде чем вернуться в столовую, Сейдж решила подняться наверх. У двери комнаты, в которой она теперь спала, Сейдж услышала голоса.

Марси лежала на кровати. Джимми жадно сосал ее грудь. Чейз с обожанием глядел на обоих.

— О, прости, пожалуйста, Сейдж, — сказала Марси, увидев ее в дверном проеме. — Мы найдем другое место.

Спрятав за улыбкой свое отчаяние, Сейдж возразила:

— Не глупи. Я только возьму свою помаду.

Она подошла к туалетному столику и взяла зеркало, чтобы взглянуть на выражение своего лица. Ничего особенного на нем не было заметно. Девушка накрасила губы, а потом подошла к кровати и уселась на противоположной стороне от Чейза, который был не в состоянии отвести глаза от жены и ребенка.

Эта троица была олицетворением блаженства. На глаза Сейдж снова навернулись слезы, но теперь они были легко объяснимы. Нельзя было без умиления смотреть на ребенка.

— Джимми просто великолепен, — мягко сказала девушка. — Просто очарователен!

— Спасибо. Мы тоже так думаем.

Когда глаза Марси и Чейза встретились, они посмотрели друг на друга с такой всепоглощающей любовью и нежностью, что Сейдж тут же почувствовала неуместность своего присутствия. Через минуту Чейз сказал:

— У меня не было возможности вовремя поздравить тебя. Мы гордимся тобой.

— Спасибо.

— Очень жаль, что Трейвис не смог отметить Рождество вместе с нами, — произнесла Марси. — Боюсь, мы с Джимми разрушили ваши планы.

— Это не важно. Мы…

Если Сейдж и могла рассказать кому-нибудь, что ее помолвка расстроена, это только Чейзу и Марси. Марси была особенно отзывчива на переживания других. Чейз всегда был серьезнее Лаки, который считал свою сестру кокеткой и частенько изводил ее.

Но Сейдж не смогла заставить себя раскрыть свой секрет. Их жалость, как и жалость Трейвиса, будет непереносимой для нее. Девушка предпочла миф о том, что она помолвлена.

— Мы уже так много раз меняли свои планы, что изменить их еще один раз не страшно.

— Эй, Чейз! — В дверь постучал Лаки. — Ты можешь заставить себя оторваться от жены и ребенка, чтобы посмотреть соревнование ковбоев?

Чейз виновато посмотрел на Марси, она улыбнулась.

— Я не хочу, чтобы ты пропустил это зрелище!

— Я мог бы посмотреть игры и дома.

— Нет. Со мной все в порядке. Когда Джимми наестся, я немного отдохну.

— Точно?

— Точно.

Чейз наклонился и поцеловал жену в губы, а затем вышел из комнаты. Марси проводила его взглядом. Джимми перестал сосать. Женщина убрала грудь и положила ребенка сбоку.

Сейдж протянула руки:

— Ты не возражаешь, если я подержу его?

— Конечно, нет.

С рождением Лорен Сейдж научилась обращаться с младенцами, но и сейчас она подняла ребенка с внутренним трепетом.

Глядя на нее, Марси произнесла:

— Тебе нужно немного попрактиковаться перед тем, как у тебя появится собственный ребенок. Надеюсь, это произойдет довольно скоро.

Сейдж отрицательно покачала головой:

— Нет, я так не думаю.

— Вы с Трейвисом обсуждали вопрос о будущем ребенке?

— Да, конечно. Но мы собирались отложить это по крайней мере лет на пять.

— Вы думаете предохраняться? — Сейдж побледнела, а Марси слабо улыбнулась: — Иногда это не действует.

— Чейз говорил, что вы предохранялись в первую брачную ночь.

— Это верно, мы думали, что предохранены. Слава Богу, это оказалось не так, — сказала Марси с любовью глядя на сына.

Сейдж склонила голову над спящим на ее руках ребенком и потерлась щекой о его мягкую, теплую головку.

— Он настоящий ангел.

Чуть позже девушка вернула ребенка матери. Казалось, Марси удобно лежать здесь и смотреть, как он спит. Женщина выглядела совершенно безмятежной, уверенной в том, что она любит и любима.

— А как твой бизнес? — спросила Сейдж.

— Я буду в отпуске, по крайней мере пока Джимми еще слаб и не привык к бутылочке. У меня есть два хороших агента. Дело в надежных руках.

Сейдж почувствовала острый укол зависти к Марси. Она не намного была моложе невестки, но тем не менее достигла в жизни так мало. Сейдж не сделала карьеру. У нее не было ребенка, во всем зависевшего от нее и оправдывавшего ее существование. У нее не было мужчины, который бы нуждался в ней и восхищался бы ею, мечтая иметь ее в будущем спутницей жизни.

Неожиданно стены комнаты словно надвинулись на нее.

— Пойду-ка, опробую новую плетку для верховой езды.

И без дополнительных объяснений Сейдж быстро выбежала из комнаты.

На девушке были брюки, поэтому ей не надо было переодеваться. В минуту она выбежала из дома через заднее крыльцо, вскочила в седло и галопом помчалась через пастбище.

Был восхитительный день. Небо было таким ясным и синим, что глазам было больно смотреть на него. Теплые солнечные лучи согревали лицо, но ветер был холодным. Он развевал ее волосы, от ветра слезились глаза. По крайней мере именно так Сейдж объяснила себе эти жаркие слезы.

Чего стоит ее жизнь? Ничего. Куда она направляется? Никуда.

Когда они только начали встречаться, замужество с Трейвисом Белчером казалось ей идеальным будущим. Сейчас девушка отчетливо поняла, что молодой человек был прав — она только убедила себя в том, что любит его. Их отношения были абсолютно свободными. Это было безопасно, потому что Сейдж не любила Трейвиса настолько сильно, чтобы он мог причинить ей боль. Его отказ безусловно ударил ее, но не потому, что она была эмоционально зависима от него.

Теперь Сейдж осознала это. Она была не столько влюблена в Трейвиса, сколько идеализировала его. Потеря его, как человека, не была столь уж велика, если не принимать во внимание то, что в результате образовалась зияющая дыра в ее будущем. Ведь этому замужеству в жизни Сейдж отводилось определяющее место. Да, потеря была тяжела. Именно это оплакивала Сейдж. Что она будет делать всю оставшуюся жизнь?

Если Сейдж объяснит членам своей семьи, чего она в действительности хочет, они будут поражены, похлопают ее по голове и скажут, что это было лишь развлечением. Никто не воспримет «отродье» всерьез. Никогда!

Лошадь притомилась до того, как Сейдж решила, что ей следует предпринять. Единственное, что она осознала, так это то, что случившееся пока будет оставаться тайной для всех.

Девушка отвела лошадь в стойло, обтерла и дала ей охапку овса. Уже направляясь к выходу, она почувствовала какое-то движение и краем глаза увидела, как в дверном проеме показался Харлан.

— Что вам здесь надо? — холодно спросила Сейдж, тайно надеясь, что косметика не размазалась по ее лицу.

— Только проветриться и размять ноги.

— Я думала, что вы смотрите футбол.

— Сейчас перерыв.

— Кто выигрывает?

— «Редскинс».

— Ясно.

— У вас не очень-то праздничное настроение. Полагаю, кое-чей телефонный звонок мог бы поднять его.

— Возможно.

— А он извинился?

— Он кое-что предложил, — Сейдж отчаянно лгала. Ее совесть не протестовала против этого, когда речь шла о Харлане. — У каждого жениха перед свадьбой, по крайней мере хоть один раз, сдают нервы.

— Не у каждого!

— Вы когда-нибудь были в такой ситуации? — требовательно спросила Сейдж, уперев руки в бока.

— Не могу сказать, что был.

— Так какого черта вы беретесь судить, что делают или не делают в таком положении?!

Харлан присвистнул.

— Это уже слишком. Нам надо что-то срочно сделать, чтобы вывести вас из состояния того ужаса, в котором вы находитесь.

— Мое рождественское настроение улетучилось, когда я увидела ваш глупый подарок.

Харлан лукаво усмехнулся:

— Он вам не понравился? Когда я увидел его, он словно взмолился: «Купи меня для Сейдж!».

— Вам стоило поберечь деньги.

— Хорошо, теперь я действительно чувствую себя виноватым в том, что ваше рождественское веселье испорчено. — Харлан взглянул чуть вверх. — Может быть, это поможет?

Сейдж тоже подняла глаза. Свежая ветка омелы свешивалась с дверного косяка.

— Кто это сделал? Ее не было здесь раньше! — Девушка пристально посмотрела на молодого человека. — О, это очень мило.

— Считайте это милосердием. Я не хочу, чтобы вы ощущали отсутствие Трейвиса. Поскольку он не появился здесь, чтобы подарить вам рождественский поцелуй…

Харлан раскинул руки в стороны так, словно предлагал Сейдж свои услуги.

— Вы серьезно?! — воскликнула девушка.

— Как никогда.

— Вы ждете, чтобы я поцеловала вас?

Скользнув руками в задние карманы джинсов, он склонил голову на бок.

— А почему бы и нет? Это будет не в первый раз.

— Я никогда не целовала вас раньше!

— Я помню иное…

— Вы вынудили меня, силой прижав ваши губы!

— Это была шутка, не так ли?

— Вряд ли!

Харлан рассмеялся, словно поддразнивая ее.

— Продолжайте! Что вы сказали?

— Что продолжать?

Молодой человек пододвинулся к Сейдж так, что они почти соприкасались.

— Вас не испугает, если это повторится?

Его вызов был столь же бесстыден, сколь и чувственен. Если Сейдж не наберется отваги, ее можно будет дразнить цыпленком или плаксой. Возможно, Харлан чувствует нерешительность девушки и специально провоцирует ее. Даже если так, Сейдж не может отступить перед таким скандальным вызовом.

— Ах, ну и что, черт побери?! Один поцелуй под веткой омелы. Экое событие?!

6

Да, он умел целоваться! И если бы в конюшню пригласили группу экспертов по поцелуям, Харлан Бойд непременно потряс бы их своими талантами.

Да, его поцелуи заставляли трепетать все ее тело с головы до ног.

Сейдж хотела спровоцировать его, ответить коротким и целомудренным поцелуем, чтобы дать почувствовать, что на нее не действуют его чары. Даже тогда, когда Харлан обхватил ее голову обеими руками, уверенный в успехе, Сейдж не запаниковала. Она могла справиться с ситуацией. В конце концов, Харлан был всего-навсего просто человеком. И это был просто поцелуй.

Но прежде чем девушка поняла, как он сделал это, ее губы невольно раздвинулись и она впустила его язык, приняла его. «Приняла» — самое подходящее слово. Не было грубых толчков, какого-либо насилия, ее губы не ощутили ни ударов, ни боли, как это было, когда менее опытные и талантливые партнеры пытались разжечь ее, возбудить в ней страсть.

Его язык вошел как друг, лениво поглаживая, медленно исследуя, наслаждаясь. Но реакция Сейдж была неожиданной, как ток. Губы у Харлана не были расслабленными и пассивными. В них чувствовалась настойчивость, твердость, и было их именно столько, сколько нужно, так же как и это восхитительное подсасывание. Его искусство было пугающим, но таким изумительным! Отказаться от того, что он делал, было все равно, что отрубить руки талантливому фокуснику.

Харлан очаровывал по-своему, как никто другой. Сейдж почувствовала тяжесть в руках и ногах, а в животе — легкость и пустоту. Голова закружилась, и задрожали даже мочки ушей. Ее грудь затрепетала, особенно соски. В бедрах девушка почувствовала тупую нарастающую боль.

Не отпуская ее рта, молодой человек переместил руки с ее затылка на плечи, потом они скользнули по спине, потом ниже. Харлан прижал Сейдж к себе.

Почувствовав, как он весь напрягся, девушка вся обмякла. В коленях появилась слабость, большая, чем когда они были прошлой ночью в церкви. Ее кости, казалось, потеряли упругость, ноги подкосились, и Сейдж обессиленная приникла к молодому человеку. Ее губы прильнули к его губам, а пальцы невольно впились в его сильную грудь.

— Боже мой, Сейдж, — прошептал он, отпуская ее губы и с изумлением оглядывая ее.

Ее веки налились такой же тяжестью, как и все тело. Она едва могла поднять их. Позже, Сейдж не сомневалась в этом, она горько пожалеет обо всем, но сейчас девушка думала, что умерла бы, если бы Харлан перестал целовать ее.

Очевидно, он чувствовал то же самое, потому что повлек девушку вглубь конюшни, чтобы никто, случайно выглянув в окно, не смог их увидеть. Молодой человек не остановился до тех пор, пока Сейдж не уперлась спиной в перекладину первого стойла.

Запах конюшни перехватил ей дыхание: запах животных, и свежего сена, и старых кож… и запах Харлана. Его запах был запахом мужчины и одеколона, запах улицы и зноя. Здоровый. Сексуальный. Сильный.

Как только Харлан снова наклонил голову, Сейдж сама нашла его губы. И когда его язык проник в ее ласково зовущий рот, он издал какой-то низкий звук, полный страсти, и весь изогнулся, вжимая ее в себя, а себя — в ее мягкое, податливое тело. Сейдж обвила его голову руками, утопив свои пальцы в мягких волосах.

К тому времени, когда молодые люди отстранились друг от друга, чтобы набрать воздух в легкие, их сердца сильно бились, они задыхались, кровь прилила к лицам, их тела горели огнем сильного желания, их бедра сводило от вожделения.

— Боже мой, — прошептал Харлан, снова пряча лицо у нее на шее.

Он жадно целовал Сейдж, широко открыв рот и забирая кожу зубами. Когда-то девушка грозилась убить того мужчину, который оставит какой-нибудь знак на ее теле. Теперь же, откинувшись назад, перебирая руками мышцы на его спине, Сейдж только поощряла его поцелуи.

Сначала Харлан целовал ей шею только возле воротничка. Потом он расстегнул верхнюю пуговицу на ее блузке и покрыл поцелуями впадинку на горле. Сейдж стонала и изгибалась так, что ее тело плотно прижималось к нему. Харлан расстегнул вторую пуговицу, потом третью. Когда они уже не мешали ему, парень жадными губами проник в это благоухающее пространство.

Наконец Харлан поднял голову, чтобы можно было увидеть ее груди. Они быстро поднимались и опускались, чуть ли не выпрыгивая из прозрачных кружевных чашечек ее низко вырезанного бюстгальтера. Чашечки, как паутинка, едва сдерживали набухшие и напряженные соски.

— Боже мой, Сейдж! — едва слышно прошептал сквозь зубы Харлан и взял в руки каждую грудь.

Ее глаза закрылись и послышался длинный вздох и ошеломляющее:

— Да!..

Харлан гладил ее груди ладонями там, где были твердые соски.

— Да, да…

Она стонала и слегка покачивалась.

Вдруг девушка перестала чувствовать его руки и тепло. Сейдж с трудом открыла глаза и нашла его взглядом. Руки, которые так нежно ласкали ее, теперь были с решительностью спрятаны в карманы брюк, как будто им не доверяли. Харлан еще не мог отвести взгляда от ее грудей. Он кусал губы и едва слышно произносил проклятия.

Сейдж как будто очнулась от гипнотического сна. Если бы она обнаружила, что разгуливает обнаженной перед публикой в какой-нибудь интермедии, и то бы так не разозлилась на своего гипнотизера. В один прыжок девушка оказалась рядом с Харланом и ударила его по лицу с такой силой, на какую только была способна.

К ее ужасу, про себя Сейдж подумала, что ударила парня не за то, что он сделал, а за то, что он перестал это делать.

Потирая щеку, молодой человек сказал:

— Да, почти сработало.

— До этого даже и не дошло, — сказала Сейдж глухим, дрожащим от гнева голосом. — Ты ничего не сделал, за что мог бы себя похвалить. — Она стала неуклюже застегивать блузку, потом бросила это хитроумное занятие и прикрыла грудь, натянув на себя жакет. — Я совершенно ничего не почувствовала.

— Я не имел в виду себя и свои попытки, — спокойно заметил Харлан. — Я имел в виду тебя, твои попытки.

В его словах не было смысла или Сейдж была слишком зла, чтобы соединить слова в какую-то понятную мысль. Она откинула назад растрепанные волосы.

— О чем ты говоришь? Впрочем, мне это все равно.

— Я говорю о твоей неудавшейся попытке избавиться от меня.

Сейдж тупо уставилась на него ничего не понимающими глазами. Ее непонимание стало, казалось, раздражать его. Покусывая нижнюю губу, Харлан сказал:

— Мне совершенно ясно, что ты замышляла, Сейдж.

— Я ничего не замышляла!

Харлан насмешливо фыркнул.

— Я ведь не вчера родился. — Потом, подойдя ближе и наклонившись к ней, он добавил: — Женщина никогда не превратится из сосульки в сексуальную бомбу молниеносно, если у нее нет на это настоящей причины.

— Сосулька? Секс-бомба! Причина?

Сейдж, казалось, была в сомнении, на какое из этих слов отреагировать в первую очередь.

— У тебя есть основания хотеть выбросить меня из своей жизни. И ты надеялась, что заставишь меня сделать что-нибудь с тобой, а потом побежишь с воплями к своим братьям, не так ли?

— Что?! — произнесла Сейдж и тут же онемела от изумления.

— Да, да! Ты думала, что если я свяжусь с тобой, они выкинут меня отсюда, как пробку. Возможно, ты правильно рассчитала. Только у тебя ничего не получилось. — Харлан снова взглянул на ее груди. — Ты почти добилась своего, но я пришел в себя как раз вовремя.

Сказав это, молодой человек повернулся и медленно пошел к выходу.

Какую-то долю секунды Сейдж смотрела ему вслед. Потом бросилась за ним, схватила за рукав и быстро развернула лицом к себе.

— Никогда в жизни меня не обвиняли в такой гадости и подлости, такой… За кого ты меня принимаешь?

— Ты — лгунья.

— Нет, я не лгунья.

— Могла бы одурачить меня. Ты же не сказала своим, что Казанова бросил тебя.

— Меня никто не спрашивал.

— Но он все-таки бросил тебя. Когда он не так давно приезжал сюда, были не только поцелуи и примирения.

Сейдж стояла, чувствуя себя разоблаченной преступницей. Харлан рассмеялся.

— Да, я врала тебе, — закричала Сейдж. — Но я не врала своей семье.

— Ты все время молчала, когда речь заходила о Трейвисе.

— А тебе какое дело?

— Никакого! И пусть будет так и в будущем. Не впутывай меня в свои дела, как ты это делаешь с другими.

— Я ничего подобного не пыталась сделать. Одна бровь на лице Харлана поползла вверх.

— Это правда?

— Да, — с вызовом сказала Сейдж. — Это правда.

— Тогда зачем ты целовала меня таким образом?

Девушка открыла рот, чтобы резко ответить ему, но вдруг поняла, что у нее нет ответа. Она быстро закрыла рот и отвернулась.

— Скажи, — медленно начал Харлан и стал приближаться к ней, пока Сейдж не пришлось сделать несколько шагов назад. — Ты случайно не потеряла голову по-настоящему, когда мы целовались? Я думал, все эти вздохи и стоны, объятия и царапанья были просто выдумкой. Неужели ты действительно что-то чувствовала? Неужели все эти просьбы, твоя мольба, твои «да, да» были искренними?

— Заткнись. Ты отвратителен!

— Отвратителен? — Харлан засмеялся и повторил это слово несколько раз, как будто с каждым разом оно становилось более забавным. — Именно поэтому ты схватила мой язык, как младенец — соску.

Его самоуверенность была невыносимой. Сейдж тогда просто на какой-то миг изменил здравый смысл, вот и все. Это можно объяснить ее несостоятельностью, или глубокой любовью и стечением обстоятельств, или необъяснимой гормональной неустойчивостью.

Что бы там ни было, девушка испытала какое-то временное безумие.

Сейдж не только позволила парню быть с ней таким бесцеремонным, но даже убедила себя в том, что ей нравилось все, что Харлан делал, что она страстно желала всего этого. Если молодой человек когда-нибудь поймет это, он воспользуется ситуацией и превратит ее жизнь в кошмар. Лучше пусть думает, что девушка — бессердечная интриганка.

Сейдж отбросила волосы, презрительно посмотрела на Харлана и сказала:

— Что ж, стоило попытаться, не так ли? Если бы ты пошел на большее, я бы точно рассказала своим братьям, какой ты тихоня. Еще не поздно это сделать.

— Они бы, пожалуй, тебе поверили, — хмыкнул Харлан, осматривая ее с головы до ног. — Ты выглядишь так, будто только что была с мужчиной. Губы красные и надутые. Волосы в беспорядке. Глаза широко раскрыты. Да, в таком возбужденном виде ты можешь спокойно сказать им, что это я причина твоего состояния, и они, без сомнения, набросятся на меня с заряженными ружьями. — Харлан дерзко ухмыльнулся и прищурил один глаз. — Но ты ведь не собираешься рассказывать им об этом, не так ли? Потому что тогда мне придется сказать, что ты тоже целовала меня и вела себя так, будто мы уже лежим в постели. Твои братья честные, справедливые люди, они понимают, что такое страсть, и непременно спросят, как ты можешь позволять себе так развлекаться с одиноким мужчиной, когда ты помолвлена с другим. Тогда вся история насчет страстных поцелуев волей-неволей станет известна всем и… — Чмокая губами и покачивая головой, Харлан смотрел на Сейдж с явным сожалением. — Это испортило бы всем Рождество. Мужчины не увидели бы конца футбольного матча. Лори стала бы плакать, потому что ей трудно было бы представить, что ее маленькая девочка могла так забавляться с мужчиной. У Марси от переживаний испортилось бы молоко, а у крошки Джимми началась бы рвота…

— Ты — мерзавец, — с чувством бросила сквозь зубы Сейдж. Сгорая от возмущения, она оттолкнула Харлана и направилась к выходу.

— Эй, Сейдж!

— Что? — повернулась она.

— Ты когда-нибудь вот так целовалась с маменькиным сыночком?

— Ха!.. Еще и не так… — с вызовом произнесла Сейдж.

— Тогда он круглый дурак!

— Ничуть, — рассмеялась девушка.


— В чем дело, Марси, почему ты не можешь уснуть?

Чейз дотянулся до лампы на ночной тумбочке и включил свет. Жена лежала рядом с ним на спине и смотрела в потолок. Она потирала рукой живот. Чейз сразу же заволновался.

— Что-нибудь не так?

— Нет, — улыбнулась Марси.

— Сегодня ты переутомилась. Нам следовало из больницы ехать прямо домой. И не надо было слушать доктора и остаться еще в больнице. Вероятно, он хотел освободиться на Рождество.

— Успокойся. Я чувствую себя хорошо. Просто я еще не привыкла, что у меня нет живота. Все нормально. Рада, что он уже вышел оттуда и находится здесь, — вздохнула Марси и бросила взгляд на плетенную кроватку, где спал их новорожденный сын.

— Нет, не живот лишил тебя сна, — настаивал Чейз, приподнявшись на локоть и глядя на жену.

— Время кормить Джимми. У матери появляется шестое чувство, понимаешь.

— А, — Чейз опять внимательно посмотрел на нее, стараясь понять дразнящую улыбку. — У тебя на уме что-то другое. Что тебя беспокоит? — Он поднес се руку к губам и стал целовать ей пальцы. — Что?

— Сейдж.

Чейз в недоумении уставился на жену.

— Что с ней?

— Не знаю. Поэтому и беспокоюсь. С ней что-то происходит. Но не могу понять, что…

— Наверное, ее задело, что Трейвиса не было с ней на Рождество.

— Возможно, — задумчиво кивнула Марси.

— Но ты так не считаешь. Думаешь, что это что-то более серьезное.

— Меня не оставляет ощущение, что Сейдж столкнулась с чем-то очень важным. Она была неспокойна.

— Она всегда такая.

— Сегодня особенно. Не находила себе места…

— Вероятно, еще не пришла в себя после экзаменов.

— Может быть. И все-таки я думаю, что это слишком простое объяснение. Все обстоит намного серьезнее.

— На что ты намекаешь?

— Хм! Я вспоминаю, что чувствовала, когда окончила колледж. Я вдруг поняла, что формально уже взрослая. Мне было страшно. Я как бы стояла на краю утеса, готовая прыгнуть вниз, окунуться в жизнь.

— Но разве вас можно сравнить? Ты — умница, а у Сейдж ветер в голове.

— Неужели? — резко спросила Марси и высвободила руку. — Ты когда-нибудь разговаривал с ней по-настоящему, прислушивался ли к тому, что она говорила, считался ли с ее мнением?

— А, Марси, я…

— Нет, ты так не поступал, — ответила она сама себе. — Лаки и ты обращаетесь со своей сестрой, как будто она все еще ребенок. Но она уже не ребенок. Она — женщина! Хорошо образованная женщина.

— Думаю, что это так. Ее образование стоило немалых денег.

— Это уже другое дело. — Марси приподнялась на постели. — Каждый раз, когда речь заходит об ее образовании, возникает вопрос о его стоимости. Ты хоть раз сказал ей, что гордишься своей сестрой?

— Конечно. Например сегодня. Ты присутствовала при этом.

— Это было сказано специально для меня. Твое образование и образование Лаки стоило столько же, сколько и образование Сейдж. Или ты боишься, что, поскольку она женщина, твое капиталовложение не будет оправдано?

— Возможно. Особенно, если Сейдж выйдет замуж за этого консерватора Белчера.

— Ты думаешь, что она даже не способна сама выбрать себе мужчину?

— Я этого не говорил.

— Но ты намекал на это. А что еще хуже — даешь ей понять, что ты о нем думаешь. Разве ты не понимаешь, что обижаешь сестру.

— Ее нельзя обидеть.

— Конечно, можно.

Чейз провел пальцами по волосам и разразился:

— Просто не верится, что мы среди ночи лежим и спорим о моей младшей сестре.

— Мы вовсе не спорим. Я просто хочу указать тебе на некоторые моменты, которые ты до этого не учитывал. — Марси умолкла. Чейз кивком дал понять, чтобы она продолжала: — Прежде всего Сейдж уже не ребенок. Она взрослая. И во всем равна Лаки и тебе.

— Я не пещерный человек, Марси. Я признаю равенство полов.

Не обращая внимания на его слова, она продолжала:

— Сейдж очень разумная, чувствительная…

Чейз скептически поднял брови.

— Да, Чейз. Она просто этого не показывает. Боится, что братья будут насмехаться над ней. И вы действительно можете себе это позволить.

— Ну, мы только подшучиваем над ней, а вообще уже давно признали, что она взрослая.

— Тем не менее вы по-прежнему отстраняете Сейдж от себя, как это было раньше, когда ребенком она тянулась к вам.

Чейз неохотно согласился с ее утверждением.

— Думаю, она чувствует себя лишней. Лаки, Девон и Лорен — союз. Мы тоже: ты, Джимми и я. Лори целиком занята Пэтом и внуками. Какой чужой должна чувствовать себя здесь Сейдж.

— Да, понимаю.

Марси потянулась к подушкам и коснулась рукой его щеки — знак прощения.

— Относитесь к сестре с большим пониманием и уважением.

— Обещаю не забывать об этом, — кивнул Чейз.

— Спасибо, дорогой. Уверена, Сейдж оценит такое новое к ней отношение.

— Теперь о матери и Пэте. Когда они прекратят свою глупую игру?

Чейз еще раньше рассказал Марси, что видел, как Пэт целовался с Лори. Это было за день до рождения Лорен. Он знал, что Марси сохранит эту тайну.

— Не знаю, что сказать. Им нужно поторопиться и что-то решить.

— Хочу, чтобы все в мире были безумно влюблены. Тогда бы они поняли, как я счастлива, когда вижу тебя, — сказала Марси и обвила его за шею руками.

Чейз заключил ее в объятия, крепко прижал к себе и стал страстно целовать.

— Сколько еще до того, как…

— Восемь недель, по крайней мере, — прошептала Марси.

— Два томительных месяца.

Засунув руки под одеяло, Марси стала ласкать его.

— По крайней мере для тебя они не будут такими.

— Если бы все молодые мамы были такими сексуальными, то мужчины во всем мире делали бы их беременными, — застонал Чейз от удовольствия прикосновения ее руки. И в этот самый момент проснулся Джимми. Не совсем довольный тем, что было прервано удовольствие, Чейз встал с постели и натянул халат. Потом вынул сына из кровати и поднес к Марси. Она уже спустила ночную рубашку и приготовилась кормить младенца.

Чейз опустил Джимми к ней на руки и с восхищением и любовью стал наблюдать, как мальчик поймал ртом сосок.

— Жадный маленький плутишка, — засмеялся Чейз от удовольствия.

Глаза Марси затуманили слезы.

— Ложись рядом со мной.

Сбросив халат, Чейз скользнул под одеяло. Марси вытянула руку и притянула его голову к своей другой груди.


Каждый год после каникул Сейдж перебаливала мелодиями блюза. На этот раз все выглядело очень мрачно.

В течение первых нескольких дней после Рождества она смогла занять себя: помогала Лори убирать украшения и игрушки, упаковывать их и складывать на чердаке до следующего года.

Они вместе готовили еду для Чейза и Марси и постоянно наведывались к ним в дом на Вудбайн Лайн. Сейдж готова была даже ночевать у них, чтобы помочь ухаживать за Джимми. Но из Хьюстона на несколько дней приехали родители Марси, и предложение Сейдж было с благодарностью отклонено.

Она посетила своих друзей, которые продолжали жить в Милтон Пойнте, но это не принесло ей радости.

Большинство из них были заняты своей карьерой или мужьями и молодыми семьями. У Сейдж уже было мало общего с ними.

Хотя по возможности она и избегала Харлана, каждый вечер им приходилось вместе сидеть за обеденным столом. К большому облегчению Сейдж парень больше не досаждал ей своим вниманием и говорил главным образом о делах с Лаки. Сейдж отклонила его предложение освободить ее комнату. Ущерб был нанесен, ее любимая комната испорчена, и девушка не хотела занимать ее.

На этом тема была исчерпана.

Сейдж избегала вести какие-либо разговоры о Трейвисе с членами семьи и близкими друзьями, которые интересовались ее предстоящей свадьбой.

Как-то вечером к ним в дом забежал Пэт, и девушка случайно услышала, как Лори высказала ему свое предположение, что между молодыми людьми произошла размолвка.

— Насколько мне известно, Трейвис не появлялся у нее с Рождества, и потом они мало разговаривали, — сказала Лори. — Вероятно, они поссорились. Что ты об этом думаешь?

Сейдж могла представить, как Пэт, ковыряя спичкой во рту, размышлял:

— Черт возьми, не знаю! Иногда парней трудно понять, а девушек просто невозможно.

Поскольку Сейдж не рассказывала о своих ближайших планах, любопытство родных возрастало с каждым днем. Вопросов ей никто не задавал, но Сейдж чувствовала их беспокойство.

Времени у нее уже не оставалось и нужно было сказать, что свадьба не состоится. Но как это сделать и при этом не уронить своего достоинства?

А пока Сейдж могла только ждать, что что-нибудь произойдет и все само собой разрешится.

И это что-нибудь случилось, но не совсем то, о чем она думала.

Рано утром, когда Сейдж одевалась, раздался легкий стук в дверь ее спальни. Схватив халат и прикрывшись им, как щитом, девушка подошла к двери и слегка ее приоткрыла.

— Что тебе?

Грубость не смутила Харлана. Он протянул Сейдж вырезку из газеты.

— Это из раздела светской хроники, из свежего номера «Хьюстонской газеты». Я ее вырезал, чтобы меня никто не опередил.

Озадаченная Сейдж быстро пробежала глазами заголовок:

«Торжественный вечер накануне Нового года в честь помолвки».

Дальше шел подзаголовок:

«Влюбленные с детства сообщают о своем желании сочетаться браком».

А внизу помещалась фотография доктора, миссис Белчер, Трейвиса и его новой невесты.

7

— …И когда я вошел в комнату проверить, как он, парень держал голову поднятой и рассматривал уток и всякую дрянь на одеяле!

Лаки с явным скептицизмом взглянул на Харлана. Харлан уклончиво пожал плечами. Чейз перехватил их взгляды.

— Я не лгу, клянусь! Он поднял голову. И это ничего. Послушайте…

— Как долго это длится? — спросил Лаки. — И как это ему удается?!

— Джимми может держать голову целых пятнадцать минут. Он умный парень и дает нам шанс…

Лаки усмехнулся.

— Ты помнишь, — взорвался Чейз, — когда родилась Лорен, я должен был сидеть и слушать тебя часами. Одобрительно кивать, внимая каждой малейшей детали. Каково мне было!..

Лаки прямо-таки подскочил.

— Ты перехватил мою мысль.

Чейз жестом велел брату сесть на место.

— Повторяю, я видел это!

— Ах ты, Боже мой! — тяжело вздохнув, Лаки еще раз беспомощно посмотрел на Харлана.

В офисе «Тайлер Дриллинг» всегда царила атмосфера небрежности. Харлан по-своему любил ее, и еще он наслаждался вечным ерничанием братьев, которые на самом деле готовы были умереть друг за друга.

Пытаясь оставаться беспристрастным, Харлан сказал:

— Лаки, твой брат окончательно свихнулся на этом ребенке.

Воодушевившись, Чейз наклонился вперед в своем кресле.

— Джимми уже сексуален! Представляете? Он уже сексуален!

— Он просто ребенок! — заорал Лаки.

— Женщины балдеют от него! — Чейз самодовольно ухмыльнулся. — Парень — копия своего старика.

— Кого ты имеешь в виду?

Младший брат многозначительно взглянул на Харлана и подмигнул. Харлан хихикнул.

— Иди к черту! — рявкнул Чейз. Так или иначе, но теперь он действительно обиделся. — Я говорил тебе…

— Да! — воскликнул Лаки.

Чейз сердито и с раздражением посмотрел на него, но прежде чем успел что-то сказать, вошла Сейдж.

Харлан затаил дыхание и замер.

Внутри у парня все переворачивалось, когда он смотрел на девушку, и это было еще самым малым, что можно сказать о его ощущениях.

Вот почему последние пару дней Харлан держался от нее на расстоянии. На Рождество у него было достаточно неприятностей. Отныне Харлан намеревался избегать столь серьезной опасности.

Этим утром, конечно, он изменил свое собственное решение. Когда Сейдж открыла на его стук дверь спальни, ее плечи были обнажены, на них были лишь бретельки лифчика. Она быстро впорхнула в свой халатик, так что Харлан ничего не увидел, но его воображение дорисовало остальное. Девушка была только наполовину накрашена, а ее волосы были еще влажными, но выглядела она фантастично. Сейчас Сейдж смотрелась даже еще лучше. Улыбка у нее была натянутая, но она держала себя в руках.

Из взгляды встретились. Это длилось мгновение, потом Сейдж отвела взгляд. Она была явно смущена тем, что молодой человек принял это как должное.

Сейдж не должна была бы смущаться, ведь он все знал.

В дураках остался Трейвис Белчер, а не она.

— Эй, Сейдж! — воскликнул Чейз. — Я рассказывал тебе о Джимми?

— Да, — быстро ответила девушка. — Дважды.

— Ты даже не знаешь, что я хотел сказать.

— Что бы то ни было, я уже слышала. Не мог ли ты сначала поздороваться?

— Конечно! Ха! Не хочешь ли кофе?

— Нет, спасибо. Я только что позавтракала.

— Что скажешь, детка? — спросил Лаки. Его вопрос был, очевидно, риторическим. Прежде чем Сейдж ответила, он взял утреннюю газету и открыл ее.

Сейдж подошла к письменному столу и вырвала газету из его рук.

«Шустрая девушка», — подумал Харлан.

Она подошла прежде, чем Лаки успел просмотреть раздел светской хроники. Он не стал бы сейчас читать газету, но мог увидеть фотографию.

— Я хочу поговорить с тобой.

— Со мной? — спросил Лаки.

— С вами обоими.

Сейдж кивнула на Чейза, затем повернулась и пристально взглянула на Харлана. После ее выходки с Лаки молодой человек проявил нервозность, почти отчаяние.

Передние ножки его стула ударились об пол, и он встал.

— Мне необходимо закончить кое-какую работу в гараже. Увидимся позже.

Харлан надел жилет и нахлобучил на глаза ковбойскую шляпу. Встретившись снова глазами с Сейдж, он кончиками двух пальцев коснулся полей шляпы и вышел.

Закрыв за собой дверь, Харлан с тревогой подумал: «Что Сейдж хочет сказать братьям?» Что бы это ни было, Харлан чувствовал, что девушка сама боится этого.

Впрочем, Харлан ни словом, ни жестом не показал, что они виделись этим утром. После вручения ей газетной вырезки, он тактично удалился, закрыв за собой дверь. Менее всего Сейдж хотела от него сострадания.

Девушка предпочитала его приставания и подшучивания сочувственному молчанию. Сейдж вела себя так, будто что-то или кто-то умер внутри нее. Однако сейчас ее беспокоило нечто большее, чем Харлан Бонд и его мнение о ней.

Потрясенная Сейдж провела час в своей комнате в сильном душевном волнении; она все время ходила по комнате, пытаясь понять, что делать. Вернуться в Остин и поискать работу там? Или остаться в Милтон Пойнте и бить здесь баклуши, ожидая у моря погоды? Или совершить мужественный шаг, овладеть ситуацией и попытаться повернуть ее к лучшему?

Сейдж решилась на последнее. Не тратя времени даром, она быстро оделась и покинула дом. Когда помолвка Трейвиса с другой женщиной станет общеизвестным фактом, никто не увидит Сейдж Тайлер, зализывающей свои раны в темном углу. Ее не застигнешь врасплох.

Как только за Харланом закрылась дверь офиса, Лаки спросил:

— В чем дело?

Так как времени было в обрез, Сейдж не стала ходить вокруг да около и сказала:

— Мне нужна работа.

Братья ошеломленно посмотрели на нее, затем переглянулись и снова уставились на сестру.

— Работа? — переспросил Чейз.

— Я неясно выразилась?

— Работу ты получишь, — съязвил Лаки. — Ты выйдешь замуж!

— Замужество — это не работа!

— Замужем за Трейвисом Белчером тебе придется очень крепко работать.

— Лаки… — скромно вздохнул Чейз.

Сейдж сжала спинку ближайшего стула, пытаясь сдержать свои эмоции. Ни к чему было сейчас спорить с Лаки. В ее положении нужно было убеждать и просить. Вспылить — значит ничего не достигнуть, кроме как показать себя незрелой и непрофессиональной девчонкой.

— Я не знаю, когда выйду замуж, — сказала она, избегая прямой лжи, но и не говоря всей правды. — Между тем, мне нужна работа! Что-нибудь, что захватило бы меня и заинтересовало. Я хочу зарабатывать себе на жизнь сама.

— Хорошо, я уверен, что в Хьюстоне есть много таких мест, — кивнул Лаки с очаровательной улыбкой, делающей его неотразимым у женщин. — Или ты планируешь остаться в Остине, пока ты и Трейвис свяжете себя брачными узами?

— Я… я думаю, что останусь в Милтон Пойнте… Пока. То есть, если это не будет слишком большим бременем для вас и Девон, я бы пожила дома.

— Черт возьми, нет! Это твой дом, Сейдж. Он принадлежит всем нам. Что, черт возьми, ты подразумеваешь под бременем?

— Лаки, — снова вмешался Чейз, — давай сначала выслушаем Сейдж, ладно? А затем начнем дискуссию.

— А разве я это уже не сделал?

Чейз проигнорировал слова брата и обратил свои темно-серые глаза на Сейдж.

— Просишь ли ты о том, чтобы мы позаботились о тебе, Сейдж? Поговорили с будущим нанимателем? Написали рекомендательное письмо? Я согласен! А ты, Лаки? Дай нам имя, мы сделаем, что сможем. Где ты хочешь работать?

Они все еще не поняли! Для них Сейдж была сестренкой, пригодной лишь в качестве объекта для подшучивания. Это заставило Сейдж понять, что то, что она хочет сделать, им никогда даже в голову не придет. Однако, у девушки не было времени давать волю своим разочарованиям. На карту было поставлено намного большее, чем оскорбленные чувства. Расправив плечи и гордо подняв голову, она заявила:

— Я хочу работать здесь, в «Тайлер Дриллинг».

Братья снова оцепенело уставились на нее. Чейз смог заговорить первым:

— Здесь? Ну, Сейдж, это… О, это ужасно!

— Что, черт возьми, ты… — Лаки резко захлопнул челюсти, когда Чейз предостерегающе взглянул на него.

— О, да, Сейдж, это великолепно!

Девушка глубоко вздохнула. Напряжение стало спадать. У нее вырвался легкий смешок.

— Действительно? Вы говорите всерьез?

— Несомненно, — протянул Лаки. — А почему бы и нет? Всегда что-то происходит вокруг нас. Мы всегда запаздываем с нашими расчетами. Даже в эти тяжелые времена бухгалтерия — это розга, которую Чейз и я — оба ненавидим. Ни один из нас не преуспел в рассчитывании.

— Да и в семейных делах мы не очень-то преуспели…

Сейдж повернулась на каблучках и пошла к дверям. Чейз поймал ее за запястье.

— Пойдем со мной! Девушка попыталась вырваться.

— Нет. А если ты укусишь меня по дороге, как ты это делал, когда был ребенком? Я ударю тебя! Потише, братик!

Чейз повернулся к Лаки:

— В следующий раз ты не будешь ржать как лошадь и выставлять напоказ свою дурость… Человечество будет тебе очень за это благодарно!

Лаки смущенно развел руками:

— А что я такого сделал? И вообще я молчу!

Наконец Сейдж удалось вырваться из цепких рук Чейза. Но сдерживаться дальше девушка уже была не в силах. Ведь она боролась за свою жизнь!

— Я не хочу заниматься скрепками для скалывания бумаг или щипцами для гофрировки! Я не служанка, Лаки! Я — квалифицированный специалист и буду заниматься бизнесом. Да, у меня нет практики, опыта конкретной работы. Но у меня есть знание теории! Еще ребенком я бывала на дискуссиях о нефтяной индустрии. Я впитывала в себя множество знаний. До сих пор вас преследовали только неудачи! Я не несу никакой ответственности за это, но мне совершенно ясно, что в семейную фирму необходимо привлекать новых людей. И еще, даже если я и не права, то все равно имею достаточно оснований работать в фирме. Между нами только одно различие — у меня яичники вместо яиц. Если бы я родилась мужчиной, вы могли бы рассчитывать на меня и приняли бы меня в компанию сразу же после колледжа. И прежде чем вы приклеите мне ярлык агрессивной феминистки, дайте мне поработать на семью. Мне нравится быть женщиной. Я не хотела бы быть кем-нибудь еще. Но я хочу, чтобы со мной обращались справедливо и на равных. А если вам захочется повыпендриваться перед дамочками, то хватит с вас ваших жен! Я не думаю, что хоть один из вас сомневается в своем профессионализме. Впрочем, как и в своих женах. Я хочу, чтобы вы подумали и обо мне, как об интеллигентной и взрослой женщине. Я не ребенок с косичками, которого вы постоянно мучили, чтобы развлечься. Я не рано развившаяся. Я просто умная и смышленая. Я росла довольно долго, хотя вы, очевидно, этого и не заметили. Вы хорошо знаете это. Я не хочу, чтобы меня гладили по головке, а затем отталкивали и смотрели так, будто я невидимка. Подобного я больше не допущу!

Ее грудь вздымалась от негодования, а ее золотисто-карие глаза вспыхивали остатками гнева в них.

В конце концов Лаки сказал:

— Фью! Вот это была лекция, бр-р-р… Ах, Сейдж, спасибо!

— Это Девон натренировала тебя?

— Я сделала все сама.

И тут заговорил Чейз:

— Мы не думали исключать тебя из семейного бизнеса, Сейдж. Но когда ты подросла, тебе пришлось уйти из школы. Мы взяли на себя ответственность за то, что ты не будешь работать после замужества. Но, конечно, не здесь в Милтон Пойнте, — он нахмурил брови. — Я беру на себя обсуждение этого вопроса с Трейвисом. Что он думает об этом?

— Это не имеет значения. Я никогда не была и не буду от него зависеть! — На этот раз Сейдж говорила чистейшую правду. — До того как выйду замуж, я хочу вести активный образ жизни.

— Что ты можешь делать для компании?

Сейдж с тревогой посмотрела на братьев, затем опустила глаза. Это было слабое звено в ее аргументации.

— Точно не могу сказать. Я знаю, что в течение нескольких лет вы пытались опробовать разные пути вложения капитала. Может быть, я смогла бы помочь в этом при условии перспективы. Или я могла бы попытаться обслуживать новых клиентов… Думаю, если я буду общаться с клиентами, то смогу приносить пользу. Но я требую хорошую зарплату.

— Мы не сможем платить тебе слишком много, — поморщился Лаки.

— Вы совсем не должны платить мне. — Братья были явно удивлены. Сейдж поспешила добавить: — Я могу работать на комиссионных. Вы не должны мне ничего платить, пока я не сделаю дело, а затем я возьму свои проценты.

— На что же ты будешь жить до того?

— Я не растратила деньги, которые вы дали мне к последнему семестру. Я их сберегла. Кроме того, если я буду жить дома, то не буду тратить много денег. Я привыкла шить себе и приводить в порядок свою одежду.

Чейз был огорчен.

— Извини, Сейдж! Последние несколько лет мы не в состоянии расточительствовать.

— Ты никогда не просила много, и мы ценим это, — добавил Лаки.

Сердце у Сейдж тоскливо сжалось. Она подошла к братьям и обняла их.

— Мы в кризисе все вместе, не так ли? Отныне я хочу мою часть сделать нашей. Договорились?

— Согласен! — кивнул Лаки.

— О'кей! Итак, ты дома! — улыбнулся Чейз. — Но только не благодари нас слишком. Ведь все это означает только то, что ты впадаешь в нищету вместе с нами.

Услышав эти слова, Сейдж бросилась к брату и пылко обняла его.

— Вы не хотели разочаровывать меня! Но я клянусь… Спасибо, что вы дали мне такой шанс!

— Ты не должна доказывать нам что-то, Сейдж, — улыбнулся Чейз.

— Может быть и нет. Но себе я теперь могу доказать многое.

— Ты знаешь, Чейз, — сказал Лаки. — Сестренка может продать идею Харлана отличному клиенту…

— Харлан, — пробормотала Сейдж. В своем волнении она забыла об этом нахале.

Взяв сестру за руку, Чейз провел ее к двери:

— Ступай, нам с Лаки надо побеседовать с глазу на глаз.


Расположенный на близком расстоянии от офиса гараж был большим, похожим на пещеру зданием. Несколькими годами раньше он был сожжен дотла. Лаки был обвинен в преднамеренном поджоге, но Девон Хейнз и его друзья обеспечили ему алиби.

Здание было реконструировано, а все погибшее в огне оборудование было восстановлено.

Поэтому гараж уже не был таким, как в пору детства Сейдж — грязным местом с запахом машинного масла. Конечно, это было не лучшее окружение для молодой леди, но Сейдж здесь выросла. Она завидовала братьям, их свободе, возможности уходить и приходить, общаться с людьми, которые работали на их отца.

Когда Чейз провел свой «пикап» через широкие двойные двери, девушка печально отметила, что гараж изменился. Теперь он был слишком чист. Здесь не было снующих буянов, вытирающих свои черные лица грязными робами и грубо ругающих дурную погоду, несчастную судьбу и пустые скважины. Исчезли смех и невероятные басни о добрых старых деньках на нефтепромыслах Восточного Техаса.

Теперь в гараже работал только один человек, он склонился над чертежным столом, изучая какую-то схему. При шуме въезжающего «пикапа» он встал и сунул за ухо желтый школьный карандаш.

— Есть прогресс, Харлан?

Парень покачал головой:

— Не очень. Я просто не вижу способа сделать ее дешевле.

— Что сделать? — спросила Сейдж.

Харлан шагнул в сторону и показал на рисунок. Минуту девушка изучала его, но ничего не смогла понять. Она не любила показывать свое невежество, но у нее не было выбора.

— Это не сюрреалистическое изображение вазы с фруктами?

Мужчины засмеялись.

— Объясни ей, Харлан, — предложил Чейз. — Это ведь твоя идея.

— Ну, в общем-то так, — начал Харлан, — я высчитал, что при некоторой реконструкции нефтенасосы можно превратить в насосы для чего-нибудь другого, а именно — для воды.

— Иногда воду закачивают в нефтяные скважины.

— Совершенно верно, — проговорил Лаки и погладил сестру по голове. Потом, будто вспомнив ее предыдущие слова, отдернул руку и добавил: — Ты не обиделась?

— Вовсе нет, — автоматически ответила Сейдж. Харлан полностью завладел ее вниманием. Особенно притягивали девушку его подвижные синие глаза, которые могли быть дерзкими и насмешливыми, когда он того хотел, но одновременно были окнами в мудрый ум Харлана.

— И как же ты собираешься использовать это открытие?

Харлан колебался. Его опередил Чейз:

— Сейдж теперь тоже сотрудник фирмы. Можешь сказать ей, над чем мы работаем.

— О, я уверен, что она может хранить секреты, — проговорил Харлан с едва уловимой насмешкой. — Применяться это будет в ирригации, Сейдж. Немного изобретательности и действующего капитала, — добавил он, хмуро улыбнувшись Лаки и Чейзу, — и мы сможем переделать насос в оросительное устройство.

Минуту Сейдж переваривала это.

— И зачем?

— Ну, как ты не можешь врубиться, Сейдж, — воскликнул Лаки. — Если мы сделаем образец, то сможем провести маркетинг.

— Фермеры? — спросила она. — Это будет отличный старт.

— Речь идет о тех, кто выращивает цитрусы ниже, в долине.

Наконец-то у Сейдж завертелись колесики в мозгу, и она сразу же уловила насущнейшую проблему момента:

— Ты сказал, вам необходим действующий капитал.

Чейз вздохнул:

— Харлан почти закончил работу над проектом, но мы остановили его, так как у нас нет денег на дальнейшие исследования.

— Но нельзя же, чтобы вас это остановило! — воскликнула Сейдж. — Прежде чем вы сможете что-то продать, вам необходим образец.

— Это ты нам говоришь? — пробормотал Лаки.

— Конечно! Вы можете одолжить…

— Забудь об этом. Во всем Техасе нет банка, который одолжил бы деньги кому-либо из нефтяников.

— А вне штата, — предложила Сейдж.

— Как только они услышат техасский гундосый выговор, все тотчас дадут отбой. Принадлежность к штату Долгой Звезды — это поцелуй смерти для тех, кто ищет финансирования, — пояснил Лаки.

— Мы в мертвых водах, — добавил Чейз.

— Никакого намеренного каламбура, — мрачно заверил Харлан.

— У нас буквально мили готовых для использования труб, — вздохнул Чейз. — Но именно сейчас мы вынуждены их бросить.

— А что вам надо? — спросила Сейдж.

— Мини-компьютер, — пояснил Харлан.

— Для чего?

— Для автоматического расчета времени.

— Понимаю. А без него устройство не будет работать?

— Будет, но тогда это будет кустарщина.

— А нам требуется классная система.

— Верно.

Минуту все молча обдумывали удручающую ситуацию. Затем Лаки посмотрел на часы.

— Мне надо вернуться в офис, Чейз. Хотя сейчас и праздничная неделя, но кое-кто все же занимается бизнесом. Могут позвонить.

— Сейдж, почему бы тебе не остаться здесь с Харланом до ужина, — предложил Чейз. — Он захватит тебя домой. Пусть объяснит, как работает эта штука. Если ты собираешься продавать ее, то должна все о ней знать.

— Хо… орошо, — промямлила девушка.

Она предпочла бы быть подвешенной за большие пальцы, чем провести остаток дня в компании Харлана, но не могла отказаться от первого поручения, полученного ею в качестве сотрудника «Тайлер Дриллинг».

8

Когда братья ушли, Сейдж осмотрела притихшее здание и от холода сложила руки на груди.

— Замерзла? — спросил Харлан.

— Немного.

— Подгребай сюда, поближе к обогревателю.

На полу у его ног стоял небольшой электрический обогреватель. Девушка приблизилась к его направленному теплу и протянула руки, чтобы побольше вобрать в себя. Рыбацкий свитер, спадавший на ее спортивные брюки, внешне был внушителен, однако холод в здании все же оказался сильнее.

— Думаю, я должна тебя поблагодарить за то, что ты ничего не сказал о моей размолвке с Трейвисом.

Глаза их встретились и на мгновение замерли. Харлан смотрел на девушку с некоторым разочарованием.

— Ты ничего мне не должна. Подай мне линейку, пожалуйста!

Сейдж дотянулась до пенала с чертежными принадлежностями. Харлан взял у нее узкую металлическую линейку и с ее помощью продлил линию на чертеже.

Девушка наклонилась вперед, чтобы поближе рассмотреть чертеж, но тот по-прежнему представлялся ей лишь причудливым нагромождением линий и дуг.

— Ты уверен, что разбираешься в том, что делаешь?

— Я получил инженерное образование в техасском колледже, специализируясь по сборке и техническому обслуживанию. Другими словами, да — знаю.

— Ты учился в колледже?

Ее недоверие ничуть не задело Харлана. Он только усмехнулся и лукаво посмотрел на Сейдж.

— Если заплатить за обучение и пройти необходимые курсы, степень присвоят практически кому угодно.

— Прости, у меня прозвучало так… Ну, я удивилась, вот и все. А где ты заканчивал школу?

— Я не заканчивал, — он подтер что-то, затем внес поправку в длину линии, точнее ее замерив. — Я получил диплом об окончании школы заочно.

— Боже, почему?

— Я работал на очистительном заводе. Это был единственный для меня способ закончить школьное образование и в то же время зарабатывать себе на жизнь.

— Ты работал на полную, когда учился в школе?

— Точно.

— Чтобы показать себя?

— Хм-м. Ни футбола, ни бодрящих встрясок, ни прогулок. Я работал в ночную смену, а учился днем, когда не спал.

Сейдж стало жаль парня, и она едва удержалась, чтобы не положить ему на плечо сочувственную руку.

— А как с родителями?

Харлан отбросил карандаш и вновь посмотрел на нее.

— Ты задаешь слишком много вопросов!

— Если нам вместе работать, мы должны знать кое-что друг о друге.

— Я полагаю, что это необязательно.

— А я считаю…

Харлан изучающе посмотрел на ее упрямую челюсть и, вероятно, счел разумным удовлетворить каприз девушки.

— Что ты хочешь знать?

— Что с твоей семьей? Почему, когда ты учился в школе, ты еще и работал на заводе, чтобы содержать себя?

— Я оставил дом, когда мне было пятнадцать.

— Почему?

— Просто поругался, устраивает? С тех пор я сам по себе. Как только получил диплом об окончании школы, я поступил в колледж и окончил его через три года. К тому времени мне было двадцать, я имею образование и завишу только от себя!

— Не могу вообразить себя настолько независимой. Молодой человек слегка пожал плечами.

— Придется к этому привыкать. Хочешь посмотреть эту штуку или нет?

Хотела Сейдж того или нет, беседу Харлан заканчивал. Девушка сожалела, что не узнала о нем больше. То немногое, что он ей рассказал, заинтриговало ее, но не успокоило. До поры-до времени Харлан останется для нее загадкой. Он подвел ее к здоровенному брезентовому покрывалу и стянул его, открыв какую-то установку, которая выглядела в глазах Сейдж, как и любой другой насос для нефтяных скважин.

— Вот чего мы достигли, — сообщил Харлан. — Еще нужно…

— Ты сбежал из дома?

Харлан склонил голову и несколько мгновений изучал бетонный пол. Наконец он поднял взгляд и покорно ответил:

— Пожалуй, можно и так сказать.

— Пятнадцать, — пробормотала Сейдж. В пятнадцать самой большой трагедией в ее жизни был очередной прыщик, который она замечала утром в зеркале. В подростковом возрасте братья постоянно дразнили Сейдж по поводу ее многообещающей фигуры и каждого мужчины, которого она обвораживала. Жизнь дома не всегда была приятной, но Сейдж не могла вообразить себя сбежавшей из семьи в этом возрасте. Уйти от всего близкого и дорогого?! Девушка сказала об этом Харлану.

— Тогда, Сейдж, считай себя счастливицей. Не у каждого ребенка все складывается так удачно, как у тебя.

— Твоя жизнь дома и детство были так ужасны?

— Я думал, ты хотела узнать об ирригационной системе.

— Ты не намерен рассказать мне о своем прошлом?

— Не намерен.

Теперь пришел черед Сейдж покорно вздохнуть. В покорности девушка обрела покой. Она могла понять по решительному выражению его лица, что Харлан уже рассказал все, что собирался.

Сейдж критически осмотрела насос.

— Машина, как машина. Для меня они все выглядят одинаково.

— Если ты собираешься торговать этим, тебе необходимо знать, на что способен наш насос.

— Я хочу знать лишь то, что совершенно необходимо. Объясняй попроще, используй термины для начинающих. Я не разбираюсь в технике дальше фена.

Улыбка озарила его лицо.

— А ты крепкая, я бы сказал… — Сейдж вопросительно откинула голову. Тогда Харлан пояснил: — Не имея никакого предварительного опыта, ты убедила своих братьев разрешить тебе работать на них.

— С ними, — поправила она.

— Крепким орешком нужно быть для этого или действительно оказаться в отчаянном положении, — Харлан проницательно разглядывал девушку. — Ты думаешь, работа на «Тайлер Дриллинг» поможет тебе добраться до любимого парнишки?

— Я уже добралась до любимого парнишки.

— Даже так? — скептически хмыкнул Харлан.

— Чего ты не можешь понять, — внушительно начала Сейдж, — это то, что моя связь с Трейвисом не была основана на страсти. У нас было не так, как у Чейза с Марси или у Лаки и Девон. Там любовь — дело сердца, ума, тела и души. Любой из них будет сокрушен, если что-нибудь случится с другим, поскольку они слишком сильно друг от друга зависят. Браки такого рода редко бывают удачны.

— Они представляются крепкими, как скала.

— Они и есть такие, но являются исключением. Никогда бы не подумала, что Лаки может оставаться верным одной женщине или что Чейз сможет полюбить кого-то еще после утраты своей первой жены. По логике их браки не должны были бы сложиться. С самого же начала наших отношений с Трейвисом мы избрали более прагматичный подход к браку.

— И посмотри, куда это тебя привело.

Девушка резко повернулась к нему спиной и гордо направилась было прочь, однако Харлан ухватил ее сзади за брюки.

— Постой, постой. Я просто пошутил.

— Это не смешно, — возразила Сейдж, отталкивая его руку.

— Так же как и жизнь!

— На что ты намекаешь?

— Знаешь, жизнь полна неприятных вещей, — пояснил Харлан. — Сантехника течет, сорняк ползет на газон, больные детишки, неоплаченные счета. Если ты делишь с кем-то все эти «прелести», мне кажется, что чувство, которое ты испытываешь, может облегчить многие неприятности. — Сощурив уголки глаз, он добавил: — И это чертовски хорошо!

Сейдж сохранила невозмутимое выражение лица.

— Твоя точка зрения спорна, поскольку я не собираюсь выходить замуж за Трейвиса.

— Ты сказала это Чейзу и Лаки?

— Нет, я не хочу, чтобы они нанимали меня из жалости. Я сказала им, что не знаю, когда выйду замуж, и это правда. Я даже употребила личное местоимение в единственном числе, а не «мы» — Трейвис и я. Я им сказала, что в настоящее время хочу быть полезной и работать в семейном бизнесе. К тому времени, когда братья узнают, что моя помолвка расторгнута, они будут считать, что разрыв происходил постепенно и был обоюдным, что Трейвис и я просто отдалились друг от друга. Мать уже подозревает, что у нас происходят стычки. Никто не будет удивлен.

— Я смотрю, ты все просчитала.

— Да.

Харлан с сомнением покачал головой.

— Ты знаешь, что говорят относительно тщательно продуманных планов? Они обычно сталкиваются с препятствиями. Ставлю десять против одного, что прежде чем все это осуществится, твои братья узнают, что Жаркие Губки послал тебя к черту.

Сейдж прямо-таки взбеленилась:

— Почему все время это…

Харлан со смехом подхватил девушку под мышки и поднял в воздух, почти прижав к себе. Она могла ясно ощущать крепость каждого его напрягшегося мускула. Лицо ее находилось на уровне его лица. Девушка боялась и в тоже время ждала, что Харлан прервет взрыв ее ярости еще одним пробирающим до костей поцелуем.

— Они, по всей вероятности, будут зубоскалить над тобой по поводу твоего сегодняшнего урока, — предупредил молодой человек. — У тебя плохая привычка много болтать. Если ты хочешь произвести на них впечатление, садись и держи язык за зубами, а глаза открытыми и слушай.

Харлан развернулся на каблуках и усадил Сейдж на высокий стул. Затем, засучив рукава выцветшей хлопчатобумажной куртки, принялся объяснять ей принцип работы своего изобретения.

— Итак, насос может быть запрограммирован для орошения определенных областей, в отдельных случаях, по конкретным дням, подобно любой домашней поливочной установке. — Харлан усмехнулся. — Если не считать, что он сможет охватывать поливом целые акры и качать воду из резервуара или из обычного источника воды.

— Для этого потребуется множество труб.

— Уложить трубы — плевое дело, — Харлан добродушно похлопал по корпусу своего детища. — Вся система будет контролироваться этим компьютеризированным насосом.

— Но сперва надо добыть компьютер, и только тогда ты сможешь уложить трубы и опробовать их.

— Да, по крайней мере, какое-нибудь хронометрирующее устройство. А до того затея бессмысленна.

После двухчасового интенсивного обучения Сейдж решила, что она вполне ухватила мысль. Она внимательно слушала каждое слово, произнесенное Харланом, и следила не только за тем, что он сказал, но и как сказал.

Его лексика была обширна. Молодой человек хорошо излагал. Сейдж начинала верить в то, что, возможно, он в действительности имел коллежское образование. Безусловно, сущность Харлана лежала на поверхности. Но свою интеллигентность он прятал за великолепно усвоенными манерами свойского парня. Зачем? Как средство защиты?

Вероятно. Сейдж сумела это понять. Ни прибегала ли она сама к ребяческим манерам, как к оборонному средству незащищенности и ущемленности?

Что же вынуждает Харлана защищаться? Девушка посмотрела в направлении дверей. Небо затянули облака, скоро начнет смеркаться.

— На сегодня мастерскую лучше закрыть. Тебе много еще надо усвоить. Твоя мама будет беспокоиться, если ты до темна не доберешься до дома.

— А твоя мама о тебе беспокоилась, когда ты убежал?

Харлан пристально посмотрел на девушку.

— Нет, не беспокоилась.

Это было все, что он сказал.

Сейдж ожидала его в крытом грузовичке. Харлан закрыл гараж, тщательно все проверил и навесил замок. Братья поручили ему охрану здания, а к своим обязанностям Харлан относился серьезно.

— Не возражаешь, если я на минутку остановлюсь у своего трейлера? — спросил он, когда грузовичок пропыхтел по узкой дороге, ведущей на автостраду.

У девушки тут же возникло подозрение.

— Зачем?

— Хочу тебя изнасиловать. — Харлан расхохотался, поскольку при этих словах Сейдж непроизвольно вздрогнула и повернула голову так быстро, что у нее хрустнула шея. — Не обольщайся, Сейдж, мне нужно прихватить книгу.

— У вас извращенное чувство юмора, мистер Бойд.

— Оно может быть и извращенное, но, по крайней мере, оно у меня есть.

Харлан был прав. Даже сама Сейдж понимала, что ляпнула нечто выспренное и напыщенное. Почему она не могла просто отшутиться от его подначек? Харлан дразнил ее лишь потому, что Сейдж всегда на это бурно реагировала. Разве не советовала ей мать не обращать внимания на братьев, когда они становились совершенно непереносимыми? Этот урок девушка никогда не могла усвоить и именно по этой причине не могла им теперь воспользоваться.

— Знаю, знаю! Тебе не нравится мое чувство юмора, — продолжал Харлан. — Ну, ничего. В ближайшие дни я позволю тебе все, что тебе нравится. — Голос его был мягок, слова звучали как предупреждение.

— Ты можешь остаться или, если хочешь, прогуляйся. — Харлан выбрался из машины и перескочил через две бетонные плиты, служившие ступенями. Двери были не заперты. Молодой человек распахнул их и исчез внутри. Сквозь сдвинутые занавески, висящие над узкими оконцами, Сейдж увидела вспыхнувший свет.

Ее охватило неудержимое любопытство. Девушка выбралась из автомобиля и поднялась по ступенькам. Скрипнула проволочная дверь. Сейдж вздрогнула и тут же решительно шагнула внутрь трейлера.

Она ожидала чего-то ужасного, кучи журналов с фотографиями девиц, банок из-под пива. Вместо этого там оказалось довольно уютно и опрятно. Обстановка была подержанной и дешевой, но чистой. Было что почитать. Достаточно много, говоря по правде, но все больше периодика и последние приключенческие книги в мягких обложках, в основном бестселлеры. Всего один приличный «Плейбой».

Сейдж стала осторожно высматривать семейные фотографии, почту с обратным адресом, все, что могло дать ей нить к его прошлому. Но ничего не было. Ни малейшего намека на то, чем Харлан занимался до приезда в Милтон Пойнт.

Сейдж почувствовала его присутствие прежде, чем услышала, и повернулась к нему лицом. Она даже не задумывалась над тем, что сказать, а тут же задала вертевшийся у нее в голове вопрос:

— Ты всегда жил один?

— Да. Ты меня об этом уже спрашивала.

— Я тебя спрашивала, был ли ты женат.

— Игра в тонкости, не так ли? — Харлан заметил ее плохо скрытое раздражение. — Я никогда не был женат.

— Дети?

Он едва сдержал улыбку.

— Нет.

— Сколько тебе лет?

— Двадцать девять. Скоро будет тридцать.

Он выглядел старше, чем Лаки, тому было за тридцать.

— Где твоя семья?

— У меня нет семьи.

— У тебя есть мать. Ты сказал, что она не переживала за тебя, когда ты ушел. Значит, она у тебя есть.

Харлан отложил в сторону книгу, которую принес из дальней комнаты, и сделал шаг вперед, после чего, казалось, трейлер стал вдвое меньше.

— Почему это тебя так интересует, Сейдж?

— Не знаю, просто интересует.

— Что тебя еще интересует, кроме моей семьи?

— Откуда ты приехал? Что ты делал до того, как встретился с Чейзом в Хьюстоне? Почему ты не удосуживаешься запирать двери? Почему, если ты столь образован и интеллигентен, ты предпочитаешь жить подобным образом?

Харлан оценивающе осмотрел комнату.

— Что тебе не нравится?

Сейдж сбивчиво, не желая выражаться прямо, чтобы не быть невежливой, объяснила.

— Мне нравится, как я живу, Сейдж. Очень нравится! Я не запираю дверей, потому что у меня нет ничего такого, что кто-то захочет взять. Кроме того, когда у тебя ничего нет, вещи не могут тобой обладать. Тебе не нужно беспокоиться о том, что кто-то заберет у тебя что-то стоящее. Мне нравится быть свободным от всего этого.

Харлан сделал еще один шаг, сокращая расстояние между ними. Носки его туфель коснулись носков ее туфель, прежде чем он, меняя позу, расставил свои ступни по обеим сторонам ее ступней, — поза, при которой его бедра слегка выпячивались вперед.

Близость красивого мужчины в спокойном, тихом трейлере обволакивала девушку. Сейдж немного побаивалась Харлана, когда он смотрел на нее сверху этими, подобными лучам лазера, глазами. Или, может быть, Сейдж опасалась того ощущения в глубине ее живота, которое появлялось всякий раз, когда молодой человек стоял так близко от нее?

— Спроси меня еще о чем-нибудь, Сейдж.

— Ты ответил на все мои вопросы, — не дыша, ответила она. — Больше нет ничего, что я хотела или желала бы знать.

— Есть.

— Что?

— Ты хочешь знать, когда я собираюсь поцеловать тебя еще раз.

— Я не хочу знать ничего подобного. Откуда у тебя такие мысли?

Харлан ничуть не был обескуражен ее поспешными возражениями.

— Ты как кошка, Сейдж, не правда ли? Вечно кусаешься, царапаешься и шипишь, обороняясь. Но лишь только кто-то доберется до настоящей Сейдж, ты выгибаешь спину. — Глаза Харлана смотрели теперь на ее губы. — Если бы ты дала себе лишь малюсенький шанс, ты бы замурлыкала.

Девушка с трудом глотнула, попыталась отстраниться, но не в силах была этого сделать. Тогда она попробовала отвернуться, но и на это оказалась неспособна.

— Ты этого никогда не узнаешь. Я никогда тебе не позволю еще раз поцеловать меня.

— Позволишь. Тебе это так нравится.

— Мне совсем это не нравится.

Харлан взял в ладони ее лицо. Его пальцы скользнули по ее губам.

— Мы оба знаем, что ты лгунья, Сейдж. А сейчас — мерзкая лгунья.

Его губы коснулись ее губ. Они были теплые, ненастойчивые, влажные. Сейдж на несколько секунд прильнула к молодому человеку, но затем, когда кончик его языка коснулся кончика ее языка, она, отстранившись, отвернула голову.

— Харлан…

— Правильно. Мое имя.

Его губы вновь завладели ее губами. Писк протеста оказался слишком слаб, поэтому был полностью проигнорирован. На этот раз лишь только его язык проник ей в рот, Сейдж уступила ему, приветствуя встречным ударом своего языка.

Руки Харлана скользнули по ее талии, крепко сжали, и тогда молодой человек углубил поцелуй. В ушах Сейдж звучала какофония звуков, и она поняла, что это биение ее собственного сердца, порыв испепеляющей страсти. Никогда прежде Сейдж не слышала его, тем не менее сразу же узнала. Теплая волна окатила ее тело и сконцентрировалась у бедер.

Харлан еще и еще раз запускал свой язык, проверяя ее. Когда оставалось либо задохнуться, либо сделать вздох, он уткнулся лицом ей в шею, стал страстно покрывать ее поцелуями, постепенно приближаясь к уху. Сейдж ощутила тепло, мягкие прикосновения его языка и тихо застонала. Колени ее согнулись, и она рухнула на диван.

Харлан последовал за девушкой, часть его тела оказалась на ней. Сейдж запустила пальцы в его волосы и притянула голову к себе. Зубы его сбивали ее дыхание.

Девушка целовала Харлана так, словно изголодалась по его любви. Согнув колено, она прижала его к бедру молодого человека. Это оказалось так хорошо, так прекрасно. Его возбужденная твердь оказалась в ее промежности.

Рука Харлана скользнула ей под свитер и стала ласкать грудь.

— Сейдж, ты хотела бы, чтобы я тебя так ласкал?

В подтверждение девушка порывисто вздохнула, продолжая наугад целовать его лицо, которое, теперь она это признавала, неудержимо влекло ее с того самого первого момента, когда она его увидела.

Рука Харлана освободила ее грудь от чашки бюстгальтера. Он поласкал окрепший сосок пальцами. Сейдж застонала и изогнулась, прося еще.

— Дорогая детка Сейдж, — печально вздохнув, Харлан убрал руку и попытался уйти от ее страстно ищущих губ.

Наконец Сейдж заметила, что молодой человек уже больше не ласкает ее, а ищет ее внимания. Она посмотрела на Харлана широко раскрытыми золотыми глазами, они были затуманены страстью.

— Что-то не так?

— Ни черта, — хрипло ответил молодой человек. — Ты хороша! Ты хорошо смотришься. Хорошо чувствуешь. Хороша на вкус.

— Тогда почему ты остановился? — спросила Сейдж севшим голосом.

— Мне нравятся твои братья, Сейдж. Они меня любят и доверяют мне. Я не хочу делать ничего такого, что обмануло бы их доверие.

Все еще пребывая в возбуждении, девушка слегка приподнялась. Харлан прикрыл глаза и тихо застонал.

Когда он их снова открыл, зрачки его были необычно светлы, а губы плотно сжаты. Дыхание было коротким и чистым.

— Я никогда больше не должен был тебя целовать. Я не думал, что это… Я не думал, что ты будешь так… А, черт! — Харлан поморщился, как от боли. — Поверь мне, Сейдж, ничего я не желал бы больше, как только целовать и целовать тебя! — Он опять резко закрыл глаза и неровно вдохнул. — Но прежде чем идти дальше, я должен знать, что ты осознаешь то, что делаешь, и желаешь этого так же сильно, как и я. Я не хочу просто тешить капризы избалованной девчонки.

Сейдж не могла и предположить, что какое-нибудь иное чувство способно пересилить бушевавшее в ней желание. Однако когда девушка осознала слова Харлана, она обнаружила, что бешенство может побороть что угодно. Зарычав от дикой ярости, она спихнула парня с себя, едва не сбросив на покрытый пестрым линолеумом пол трейлера.

Затем соскочила с дивана и откинула растрепавшиеся волосы с глаз.

— Тебе не стоит опасаться мести моих братьев! — крикнула она. — Я сама убью тебя.

Выпалив угрозу, Сейдж распахнула дверь, перепрыгнула через ступени и зашагала прочь в темноту. Она прошла пешком около четверти мили, когда Харлан подкатил сбоку на «пикапе».

— Садись, — бросил он в открытое окно.

— Катись к черту!

— Ну что нам, так и ругаться? Не веди себя, как ребенок, садись в машину. Начинает накрапывать.

Сейдж резко остановилась и повернулась к нему.

— Я пойду пешком. Я бы прошла пешком сто миль под проливным дождем, лишь бы не ехать с тобой.

— Что ты скажешь дома, когда придешь к ужину на несколько часов позже? — Сейдж остановилась. Харлан развивал свой успех. — Ты готова сообщить им причину нашей задержки?

Девушка смотрела на него сквозь мрачные сумерки. Харлан сосредоточенно смотрел в сторону горизонта. Он был явно огорчен. Когда он вновь повернулся к Сейдж, все признаки присущего ему высокомерия исчезли.

— Я беру всю ответственность за случившееся сегодня на себя, этого не должно было произойти, Сейдж. Я прошу простить меня за то, что я когда бы то ни было тебя коснулся. После того, что произошло в сарае на Рождество, мне следовало понять, что лучше мне тебя больше не касается. Но, — продолжал он мягко, — и ты должна принять часть вины за то, до чего дошло дело после первого поцелуя и куда это могло зайти, если бы я не остановился.

Сейдж, памятуя о том, как неудержимо она извивалась под Харланом, признала про себя его правоту, хотя и предпочла бы, чтобы ей отрезали язык, нежели она признает это сейчас. Ее поведение лишь демонстрировало Харлану, насколько девушка была расстроена тем, что он прервал их любовную игру. Это никуда не годилось. Кроме того, Чейз просил Харлана привезти ее домой. Если молодой человек этого не сделает, семья захочет знать — почему.

С гордым видом обойдя капот грузовика, девушка открыла дверь и забралась в кабину. Стекло еще не заменили, поэтому окно было закрыто картоном. И поскольку оттуда ничего не было видно, Сейдж с каменным выражением лица стала смотреть в ветровое стекло.

Чувствуя наворачивающиеся на глаза слезы, она поморгала, справляясь с ними, поскольку, не желала, чтобы их увидел Харлан. Девушка предпочитала, чтобы он считал ее избалованной девчонкой, нежели женщиной, чье бешеное желание отвергнуто мужчиной.

А Сейдж желала его.

Если она и не была откровенной с кем бы то ни было в последние дни, то, по крайней мере, она должна была быть откровенна с самой собой. Сейдж желала Харлана именно таким дразнящим, какой он есть.

Какую бы магию ни использовал Харлан, прежде девушка никогда с таким не сталкивалась. Своей расслабленной ковбойской походкой, худощавой фигурой, пронизывающими голубыми глазами, лохматыми светлыми волосами, ореолом загадочности, невыносимым высокомерием молодой человек заставлял Сейдж хотеть его так, как она никогда не хотела никого другого.

Девушка вела себя как инженю во время детских любовных страданий. Ее подружки сходили с ума по ее братьям, а Сейдж насмехалась над подобной глупостью. Такое отношение к мужчине ниже ее достоинства — вспыхивать, потеть и дрожать каждый раз, когда он на тебя посмотрит.

Но Харлан был не таким, как другие мужчины. Он обладал скрытой силой. По сути, он не целовал ее… а занимался любовью с ее губами. Поцелуи Трейвиса, определенно, никогда не доводили Сейдж до потери равновесия. Она никогда не теряла головы в его объятиях.

Харлан пробуждал в ней больше, чем физическое притяжение. Он проникал в ее чувства. Наверно, парень был одинок в детстве. Его рассказ о том, что он не ходил в старшие классы, затронул в Сейдж внутреннюю струнку. Ей захотелось как-то заполнить этот пробел.

Девушка хотела, чтобы Харлан заполнил ее одиночество. Она желала его прикосновений, его поцелуев. То, что сказал Харлан относительно своих губ, покрывающих ее губы, было возмутительно, тем не менее сама мысль о прикосновении его губ к ее коже заставляла Сейдж трепетать даже сейчас.

Краешком глаз она украдкой бросила взгляд на его профиль. Харлан умрет и не узнает о впечатлении, которое он на нее произвел. Он никогда не узнает, насколько ранил ее его отказ, не имеет значения сколь благородными были его мотивы. Харлан оттолкнул Сейдж тогда, когда ее чувства были уязвимы, как никогда прежде.

Трейвис подверг унижению ее самолюбие. Теперь, когда рана еще жгла и саднила, Харлан снова обжег ее.

Сейдж, правда, больше беспокоило то, что этот человек имел способность обижать ее так больно. И она не могла понять, почему.

Чейз и Лаки сидели рядышком на крыльце и потягивали пиво, когда Харлан подогнал машину к крыльцу. Что они подумают о ней, если узнают, что Сейдж устроила в первый же день своей работы в фирме?

Девушка смущенно посмотрела на Харлана.

— Все, что случилось в трейлере, строго между нами.

— Согласен.

— И не делай больше никаких искренних признаний.

— Забудь обо всем, что случилось!

— А вот этого не дождешься!

Сейдж встретилась с его взглядом. Он имел такую силу, что девушка с трудом восстановила дыхание. Она вышла из грузовика и нетвердой походкой направилась к дому.

— Привет.

— Где вы были? — поинтересовался Чейз.. — А тебе какое дело?

— Мы ждали тебя, — сказал Лаки. — Чейз не захотел возвращаться домой, пока ты не приедешь.

— Так, я приехала, — запальчиво прошипела Сейдж.

— Что ты бесишься? — рассердился старший брат. — У нас появилась отличная идея, и мы хотели ее с тобой обсудить.

— Что за идея?

Сейдж прошла на крыльцо, чтобы укрыться от холода и серой измороси. Боковым зрением она заметила, что Харлан прислонился к опорному столбу, точно так же, как тогда, когда он стоял, прислонившись к поросшей плющом стене Белчеров.

— Ну, как она, Харлан? — спросил Лаки. Парень прочистил горло.

— Сейдж? Ух, она справляется прекрасно. Просто прекрасно! У нее и вправду на это чутье.

Сейдж почувствовала, как у нее разгораются щеки. Она не осмелилась посмотреть на Харлана, и попыталась выбросить его и его сексуальные поцелуи из головы и сконцентрироваться на том, что говорили ее братья.

А Лаки возбужденно сказал:

— Окончательное решение, конечно, за тобой.

— Решение о чем? — удивилась Сейдж.

— Мы не будем настаивать, если ты не чувствуешь себя достаточно спокойно в этом отношении, — добавил Чейз.

— В чем дело? — озабоченно спросила она.

— Он может сказать нет, — продолжал Лаки.

— В случае чего, — бесцеремонно вмешался Чейз, — с нашей стороны не будет никаких претензий.

— Но у него выгодное положение. Он знает людей с деньгами, которые могли бы пожелать вложить их в наше предприятие.

— Все, что тебе надо сделать, Сейдж, это подкинуть ему идею, — уточнил Чейз.

Сейдж переводила в замешательстве взгляд с одного на другого. И тут она в отчаянии схватила братьев за руки и расхохоталась.

— О ком вы болтаете? — закричала она. — Объяснит ли кто-нибудь из вас, о чем и о ком вы говорите?

— О докторе Белчере, — с ухмылкой ответил Чейз. — Отце Трейвиса. Твоем будущем свекре.

9

— Привет, Лаки. Извини, что я так поздно звоню.

— Харлан? А который час?

Харлан взглянул на часы.

— Третий пошел. Извини, я потерял счет времени.

— Ладно. Я просил тебя позвонить. Ну, так что?

По голосу слышно было, что Лаки просыпается.

Харлану очень не хотелось будить его в такой поздний час, да еще сообщать такую неприятность.

— Теперь я знаю, почему они согласились так дешево продать мне тот компьютер.

Четыре дня Харлан рыскал по городу в поисках подержанного компьютера и в конце концов прослышал, что межшкольный совет хочет расстаться с одним таким за чисто номинальную цену.

— Не работает небось, — уныло предположил Лаки.

— Пока не работает.

— Вот проклятье!

— Точно.

На обоих концах провода установилось молчание, собеседники были явно разочарованы.

— Ладно, давай домой, — нарушил молчание Лаки. — Зря ты там сидишь.

— Нет, рано мне спать. Я еще кое-что успею сделать. Не позвонить ли мне Чейзу?

— Нет. Я знаю, он просил, но что его будить из-за скверной новости?

— Читаешь мои мысли.

— Вот проклятье, — повторил Лаки. — Хорошо бы Сейдж позвонила и сообщила, как там дела с Белчером.

Отвлекшись от заусенца на пальце, Харлан спросил как бы невзначай:

— И больше никаких новостей?

— Ни малейших! Чего ты хочешь накануне Нового года? Думаю, у Сейдж с Трейвисом, наверно, какие-то планы.

Хотя у Харлана была другая информация, он согласился с Лаки.

— Да, пожалуй.

— Я уверен, что Белчеры на Новый год развлекались, так что у Сейдж не было случая поговорить с доктором. Так ты думаешь, она позвонит, если будет что рассказать?

— Думаю, она захочет позвонить, — неуверенно произнес Харлан.

— Да кто может знать, что делается в женской голове? Ой, Девон, больно же! — услышал он в трубке восклицания Лаки. Потом тот сказал извиняющимся голосом: — Я думал, ты спишь. — Через некоторое время Лаки снова заговорил в трубку: — Иди домой, спать, Харлан.

— Я не долго.

— Ну, утром увидимся.

Харлан повесил трубку. У него было ощущение, будто его обобрали. Он позавидовал Лаки, у которого рядом в постели есть подруга. У Харлана не было не только подруги, но и собственной постели, если не считать за постель ту узкую и неровную койку в прицепе.

Да и та была не его. Когда Харлан ложился в нее, то сон приходил не сразу: парень думал о женщине, которая спала в этой кровати до него.

— Интересно, что она делает этой ночью? — спросил он себя вслух, а затем взял в руки маленькую отвертку и принялся ковыряться в насосе.

Харлан колдовал над моделью почти круглые сутки. Тяжелая работа его никогда не пугала, а на этот раз он радовался тому, что работа отвлекает его от мыслей о Сейдж.

Сильная девушка, с характером. Она доказала это, когда Чейз и Лаки предложили ей связаться с отцом Трейвиса, на которого рассчитывали как на источник финансирования. Другая девушка в ответ на такое не слишком приятное предложение лишилась бы дара речи, разревелась или пустилась бы в объяснения, а эта лишь подумала секунду-другую, лучезарно улыбнулась и воскликнула:

— Отличная мысль!

Харлан смотрел, слушал — и не верил. Сколько в ней энергии! Ее братьям грозил серьезный провал, крах, а она, однажды солгав, продолжала придерживаться этой линии.

Нельзя было не оценить ее упорство и самоотверженность. Сейдж лгала теперь не ради спасения собственной шкуры, напротив. Ей придется наступить на собственную гордость, но ради своих братьев она встретится с доктором Белчером.

В течение всего обеда Сейдж поддерживала атмосферу беззаботности, болтала о влиятельности доктора Белчера и о том, что он наверняка поможет им выбраться из беды.

— Я знаю, что доктор уже вкладывал деньги в разные предприятия и всегда очень удачно, — сказала она, доедая суп. А за апельсиновым шербетом заявила: — Главное оставим на утро.

В этот момент Сейдж и взглянула впервые прямо ему в глаза. Девушка как бы подзадоривала Харлана выдать ее. Конечно, молодой человек этого не сделает. Это ее дело, пусть действует, как считает нужным, он ей не советчик.

— А теперь извините меня, — сказала Сейдж, вставая из-за стола. — Мне необходимо подняться наверх и собрать вещи. У нее был высокий и звонкий голос, глаза неестественно блестели, но, кажется, только Харлан это и заметил.

Он сидел, молча ковыряя ложкой в тающем апельсиновом шербете и тайком наблюдал, как Сейдж поднималась по лестнице. Харлан знал, что поездка в Хьюстон и встреча с отцом человека, который только что бросил ее, дело невероятно трудное, девушке вряд ли приходилось сталкиваться с чем-либо подобным. Хватит ли у нее на это смелости, Харлан сомневался.

Хватило. Да, такой женщины ему не приходилось видеть.

На утро, когда молодой человек спустился вниз, Лори сообщила ему, что Сейдж уже отправилась в дорогу.

— Садиться за руль накануне праздника! Я пыталась отговорить ее, хотела, чтобы Сейдж отложила поездку. Но она такая упрямая.

Это было еще слабо сказано. Сейдж Тайлер была самым упрямым существом, которое когда-либо доводилось видеть Харлану, гордым и отважным. И она была самой желанной из всех женщин, с которыми он когда-либо встречался, хотя их было и не много.

От пышных светлых волос до пят — это были шестьдесят с лишним дюймов очарования. Харлану нравилось, как Сейдж Тайлер дерзко вскидывает головку или нетерпеливо топает ножкой, нравились ее живость, дерзость. И уж точно нравилось, как она целуется.

Это было компактное собрание бьющей через край женственности.

Досадно только, что сама Сейдж, по его мнению, и не подозревала, насколько она женственна и желанна. Девушка была слишком занята доказыванием собственной значимости для семьи; ей хотелось показать, что она ничуть не хуже братьев! Женственность же она считала слабостью, а не силой.

Убедить ее в противном было непросто. Все, что ей говорила Лори, Сейдж не воспринимала, считая это проявлением слепой материнской любви. Она считала, что братья ее просто терпят и относятся к ней покровительственно.

Убедить ее в собственных достоинствах мог только настоящий мужчина.

— А ты не тот, — сказал Харлан сам себе, продолжая орудовать отверткой. — Так что выкини эти мысли из головы.

Когда он впервые поцеловал девушку, то инстинктивно понял, что она сама не осознает силы своей страсти. Если уж Сейдж решалась на поцелуй, то отдавалась ему вся. Будто на этом кончалась жизнь. Если уж она в поцелуе такая, то один Бог знает, какова она…

Харлану снова пришлось возвращать свои мысли с чужой территории.

Ее чувственность отпугивала, видно, многих мужчин, поскольку они опасались за свои мужские качества. Белчер, несомненно, был одним из таких. Но кто-нибудь когда-то узнает и оценит ее по достоинству, и этому счастливчику останется до конца дней своих удовлетворять голодную львицу, которую он разбудит в Сейдж.

За последние пять минут Харлану стало неудобно в джинсах. Одна мысль о Сейдж вызывала немедленную физиологическую реакцию. Все, хватит! Дважды Харлан подходил к тому моменту, когда Сейдж могла понять, на что способна, но чего он добился? Девушка стала его ненавидеть.

Это непозволительно. Это исключено, если Сейдж собирается работать вместе с ним в «Тайлер Дриллинг». Тайлеров Харлан прекрасно знал. Они его любили и верили в его светлую голову, но если дело дойдет до. выбора между Сейдж и Харланом, то он вылетит незамедлительно.

Конечно, когда-нибудь придется уйти. Долго он нигде не задерживался. Но Харлан всегда предпочитал сперва закончить дело, которое начал, а уж потом уходить. Посреди дела он никогда не уходил, за исключением одного раза, когда обнаружил, что работает у гангстера.

Но Сейдж Тайлер с ее соблазнительным телом и зовущими губами была для него куда опаснее, чем временный альянс с гангстером. Молодой человек хорошо сделает, если будет держаться от нее подальше.

Но пока он копался с внутренностями насоса, мысли его все время возвращались к девушке. Харлан спрашивал себя, где она сейчас, что делает, так ли ей одиноко, как ему.


— Ну и придумала, — проворчал Пэт, подталкивая Лори вперед. Они стояли в очереди в новый ресторан Макдональда в Милтон Пойнте. — Лори, я чувствую себя дураком!

— С чего это?

— С того, что никогда не ел завтрак, завернутый в бумагу, на которой к тому же нарисованы какие-то клоуны.

— Я тебе объяснила, почему хочу встретиться именно здесь, — прошептала Лори. — Тебя на этой неделе каждое утро за завтраком не было дома.

— Ну и что?

— Два яичных макмаффина, два апельсиновых сока, два кофе, — попросила она улыбающуюся официантку. Потом, обратясь к Пэту, продолжила: — Боюсь, что дети уже думают, что ты на ночь бегаешь ко мне.

— А это неплохая идея!

Лори бросила на него через плечо шутливо-уничтожающий взгляд, потом подвинулась, чтобы Пэт мог взять поднос. Они нашли свободный столик у окна. Час пик прошел, на улице стало потише. Пэт еле протиснулся между ярко-оранжевым стулом и столиком. Ворча и чертыхаясь про себя, он снял с головы и положил рядом на стул свою широкополую шляпу.

— Ведешь себя, как взрослый ребенок.

— Где ты видела ребенка с рогами? — проворчал Пэт, пробуя сандвич.

Лори вспыхнула и сделала вид, что сердится.

— Последи за своим языком в моем присутствии, Пэт Буш. Клянусь, не пойму, что с тобой происходит в последнее время. Все время обижаешься.

— Устал я от этого всего. Устал умолять. Новый год прошел. Теперь какую дату ты мне назначишь? Пасху? День поминовения? — Увлекшись, он облокотился на столик. — Послушай, Лори, ладно, если бы мы не знали друг друга, ладно, если бы ты сомневалась во мне. Я люблю тебя уже почти сорок лет. Если бы Бад был жив, я продолжал бы любить тебя молча и так с этим и ушел бы. — Он сделал передышку. — Но и после его смерти я не торопился. Я не хотел обидеть тебя, не хотел, чтобы ты подумала, будто я хочу воспользоваться твоим одиночеством. В день, когда у Лаки родился ребенок и я поцеловал тебя в коридоре родильного дома — в общем, это был счастливейший день в моей жизни. Пэт снова сделал паузу.

— Но что это такое! Там — тайный поцелуй, здесь — посидеть рядом в церкви, пообедать в твоем доме, проводить тебя туда-сюда? А ведь мы моложе не становимся. — Лори попыталась было что-то сказать, но Пэт строго покачал головой и продолжил: — Не хочу больше терять времени. Я хочу, чтобы мы жили вместе. Хочу видеть тебя раздетой. Хочу заниматься с тобой любовью.

— Ш-ш-ш, Пэт! Люди услышат.

— Пускай, мне все равно. Я хочу тебя, Лори! Всю целиком и всегда. Всю мою взрослую жизнь тебя отнимали у меня — мой лучший друг, твои дети и все, кого ты собирала под свое крылышко. Все, черт возьми! Я вдруг почувствовал себя таким эгоистом. Хочется быть в центре твоего внимания — или совсем быть лишенным его.

Выждав какое-то время, Лори сказала:

— Это была целая речь.

Пэт откусил от остывшего сэндвича, про который было забыл.

— Я так себе это вижу.

— Теперь и я знаю.

— Знай!

Лори отломила кусочек бисквита и, держа его двумя пальцами, спросила:

— Пэт?

— Что? — сердито отозвался шериф.

— Я хочу спросить тебя.

— Что?

Лори взглянула на него снизу вверх.

— А у тебя кровать достаточно широкая, чтобы поместиться нам обоим?


Сейдж приближалась к своей фирме со стороны Милтон Пойнта. Утро было прохладное, дул резкий северный ветер, но небо было чистым.

И на душе у девушки было солнечно.

Проезжая мимо нового ресторана Макдональда, она решила было остановиться и позавтракать, но передумала. Ей так хотелось рассказать братьям хорошие новости, что она решила ехать прямо в офис. Услышав ее сообщение, они наверняка захотят устроить ей хороший ланч.

Задолго до рассвета Сейдж покинула мотель, в котором жила последние несколько дней — включая канун Нового года и Новый год, — и направилась на север. К счастью, Хьюстон она проехала, когда еще не началось интенсивное движение, и проделала весь путь довольно быстро. Автомобиль Девон был новее, чем ее разбитый драндулет в Остине, и соответственно выглядел довольно прилично. Спидометр быстро накручивал мили.

А может быть, время летело так быстро, потому что у Сейдж пела душа? Ее встреча с доктором Бел-чером прошла так, что лучше и желать было нельзя. Когда девушка, уняв нервы, позвонила ему на работу, он был немало удивлен, но отнюдь не поражен. Сейдж попросила его о личной встрече по вопросам немедицинского характера. Доктор поначалу заколебался, но потом все-таки согласился на встречу, которая состоялась вчера во второй половине дня.

Встреча прошла блестяще.

На окраине города Сейдж съехала с шоссе и по дороге с отвратительным покрытием направилась к «Тайлер Дриллинг». Автомашины Лаки и Чейза стояли возле офиса — следовательно, они были на работе. Прежде чем выскочить из машины, Сейдж поправила прическу и подкрасилась, пользуясь зеркалом заднего обзора.

Настроение в офисе было похоронным. Лаки время от времени подбрасывал к потолку и ловил бейсбольный мяч, а Чейз внимательно изучал содержимое кофейной чашки. Сейдж влетела в комнату, улыбающаяся и розовощекая, и братья обратили к ней скучные лица.

— Привет, Сейдж.

— А, Сейдж.

— Привет! Чего такие скучные? У меня великолепные новости!

— Мы уже слышали.

— Слышали о Белчере?

Лаки с неудовольствием ответил:

— Да.

— Я что-то не понимаю. — Под влиянием их настроения на лице Сейдж не осталось и тени улыбки. — Разве он не сказал вам, что готов финансировать эксперимент?

— Именно это он и сказал, — проронил Чейз.

— Ну и?..

Лаки, поймав отскочивший от стены мяч, перебил ее.

— Мы сказали этому сукину сыну, чтобы он запихнул свои деньги туда, где солнце не показывается.

Сейдж отступила на шаг и, набрав воздуху, спросила:

— Что?! — Неужели все ее страхи, трудные переговоры, сделка с собственной гордостью, неужели все это ни к чему?

— Но почему?

— Хватит перед нами притворяться, Сейдж! Мы знаем о тебе и о Трейвисе. Мы слышали, как он обошелся с тобой и перед самым Новым годом объявил о помолвке с другой.

— Вы… вы… — Мысли у Сейдж перепутались, и она не могла сказать ничего внятного.

— Если наша сестра не хороша для этого слизняка, то нам не нужно ни цента от его папочки! — Лаки вскочил так быстро, что опрокинул стул, на котором сидел. — Надо же, подумать только: столько времени дурачил тебя и бросил накануне Рождества! — Он ударил кулаком в ладонь. — Руки чешутся свернуть ему его хилую шею. Харлан сказал…

— Харлан? Ах, Харлан… А где он?

— Спит в своем прицепе, он поздно лег, — ответил Чейз. — Он звонил недавно, сказал, что не спал всю ночь и что… Эй, Сейдж, ты куда?

Девушка пулей вылетела из комнаты и бросилась вниз по лестнице, к машине. Она быстро вставила ключ в зажигание, включила скорость, нажала на газ и полетела, невзирая на выбоины, к жилищу Харлана. Вот задние колеса заскользили по мягкой почве, и из-под них вылетели камни. Сейдж резко затормозила.

Как и в тот раз, дверь была незаперта. Стучать Сейдж было недосуг, она вошла внутрь и, повернув налево, устремилась по узенькому коридорчику туда, где была спальня.

Харлан лежал на животе по диагонали, раскинув руки и ноги, укрывшись одеялом. Сейдж схватила свободную подушку и со всей силой ударила его по голове.

— Скотина! Мерзавец! Ничтожная тварь!

Харлан повернулся на бок и поднял одну руку, защищая голову от града ударов.

— Что такое…

— Я убью тебя! — вопила Сейдж. — Как ты мог мне такое подстроить? Ты же все испортил. Ты испортил мне жизнь. С тех пор, как я тебя встретила…

Ей не хватило дыхания закончить фразу. Харлан поймал ее за руку и дернул на себя. Упав на кровать, Сейдж постаралась освободиться от мешавшей ей подушки. Ей это удалось, подушка отлетела в сторону и сшибла на пол лампу из красной лавы. Лампа разбилась.

— Да что с тобой?!

— Пусти меня, дай встать!

Сейдж отчаянно брыкалась и размахивала руками. Харлан попытался прижать ей ноги, тогда девушка стала бить его коленом. Харлан попытался избежать оскопления, но не очень успешно.

— Перестань же! Черт возьми, Сейдж, успокойся! Что на тебя нашло?

— Ты все рассказал им! Не успела я уйти, как ты все разболтал им, да? Только я отвернулась от тебя, как ты сразу выдал мою тайну, обманул мое доверие.

— Я не могу понять, какого… Ой!

Харлан удивился, увидев на груди четыре тонкие полоски крови. Чертыхаясь, он захватил руки Сейдж, заломил их поверх головы и прижал к матрасу. Удерживая их своими сильными пальцами, он предупредил девушку:

— Еще поцарапаешь меня, клянусь, я тебе ногти поотрываю.

— Мне все равно! Хоть скальп сними! Мне все равно, что ты сделаешь со мной! Хуже уже не сделать!

— Да что я тебе сделал такого ужасного? Ну? Я тебя целую неделю не видел.

Для верности Харлан продолжал прижимать девушку к постели всем телом.

Сейдж извивалась под ним, пытаясь высвободиться. Презрительно сощурив глаза, она произнесла:

— Дождался, пока я уеду, и все рассказал им! Змей, трус.

— Так что я рассказал-то?

— Ты позволил мне уехать и пережить это унижение — просить у этой старой гиены встречи. И мне пришлось сидеть и слушать его отеческие увещевания и объяснения насчет такой внешне неожиданной помолвки Трейвиса. «Они дружили с детства, Сейдж. Я уверен, вы все поймете. Трейвис не хотел причинить вам боли, Сейдж. Было почти ясно, что они поженятся когда-нибудь с этой юной леди, Сейдж».

И так далее и тому подобное, пока я чуть не взорвалась. Но ради судьбы «Тайлер Дриллинг» я продолжала сидеть, потупив взор и сжав губы, и ловила все слова, которые он изрекал. Мне хотелось сказать, как я рада, что отделалась от его слабовольного сынка и от его разодетой, разукрашенной и растолстевшей жены. А вместо этого я изображала скромность и израненное сердце. — Сейдж подняла глаза да Харлана, лицо его было так близко. — Мне пришлось все это проглотить. Зато я вернулась с его обещанием финансировать проект. Я получила от этого старикашки все, что мне было нужно. А ты взял и все испортил, рассказав Чейзу и Лаки о Трейвисе. Тебе что, не ясно было, как они поведут себя после этого? Тебе не понятно, что их фамильная гордость не потерпит того, что я была отвергнута им? Ты, полагаю, не забыл мельчайшие подробности и передал им все его слова?

— Ничего я им не говорил.

Этот спокойный и твердый ответ еще больше разозлил Сейдж. Она возобновила попытки вырваться.

— Нет, ты рассказал! Я знаю, что рассказал. Больше некому было.

— А Белчер?

Сейдж прекратила возню и ошарашенно посмотрела на Харлана.

— Что?

— Белчер мог, он же знал. Если кто что и говорил твоим братьям, то это доктор Белчер. Но не я, клянусь тебе, Сейдж!

Непохоже, чтобы Харлан лгал. Глаза у него, его голубые глаза, были опухшими от недосыпания, но они смотрели на Сейдж спокойно и уверенно. Девушка облизала верхнюю губу и удивилась, почувствовав соленый вкус пота. Или слез?

— Но Лаки же говорил, что ты сказал… что-то сказал…

Она же не дослушала Лаки. Неужели Харлан говорит правду?

— Единственное, что я сказал в присутствии Лаки, так это мое мнение о Трейвисе, которое совпадало с его. Он спросил меня, виделся ли я с ним, когда ездил за тобой в Хьюстон. Я сказал, что нет, не имел удовольствия. Сказал, что видел Трейвиса только издалека, но мне он показался парнем, которого больше интересует положение женщины в обществе, чем в постели. — Харлан перевел дыхание и продолжил: — После некоторых маловажных замечаний, которые, я думаю, тебе неинтересно слушать, я сказал ему, что, когда я приехал, у вас с Трейвисом был серьезный разговор. Он спросил меня, знаю ли я, о чем вы говорили. Врать я не люблю, Сейдж, но ради тебя сказал, что нет. — Харлан сделал паузу. — Эта беседа состоялась на Рождество, задолго до твоей поездки в Хьюстон и разговора с Белчером насчет денег. Значит, если Лаки и Чейз знают о расторжении помолвки, то от кого-то еще.

Покусывая нижнюю губу, Сейдж безуспешно пыталась остановить поток слез. Они все лились и лились, стекая по вискам в волосы.

— Опять я выкинула глупость. Ненавижу! — с чувством прошептала она.

— Сейчас ты ненавидишь только себя. — Харлан досадливо покачал головой, будто глубоко переживал с нею раны, которые то и дело она наносит своей неукротимой гордости. — Относись к себе помягче. У всякого бывают ошибки.

Одной рукой он продолжал удерживать ее запрокинутые за голову руки, а пальцы другой спрятались в ее волосах.

— Хоть скальп, говоришь, снимай?

Он усмехнулся, потом нагнулся и кончиком языка слизнул с ее глаз слезинку и провел губами по мокрой щеке.

— Прекрати, что ты делаешь?

— Даю тебе, чего ты так долго просила.

— Не знаю, о чем ты говоришь. Вечно ты со мной говоришь загадками. Ты…

— Сейдж, успокойся и помолчи.

— М-м-м, я же сказала, перестань. Харлан… Харлан, не надо. Я что тебе говорю. М-м-м…

Он прижался губами к ее губам, а когда губы Сейдж приоткрылись и она почувствовала во рту его энергичный язык, то ей уже было не до спокойствия. Девушка издала глубокий вздох удовлетворения, ее гнев рассеялся, как утренний туман после восхода солнца.

Сейдж замурлыкала от удовольствия.

Харлан отпустил ее руки, но она даже не поняла этого — до тех пор, пока молодой человек не пробрался обеими руками ей под свитер, не расстегнул бюстгальтер и не накрыл ее груди ладонями. Он нежно надавил на груди, и они заполнили его сильные, ласковые ладони.

Освободившимися руками Сейдж могла оттолкнуть Харлана или снова начать его царапать. Вместо этого она положила руку на его обнаженную спину, а другой обняла за голову. Их рты сомкнулись, чтобы исследовать и проникать друг в друга. Сейдж и сама просунула язык ему в рот, пробуя на вкус и проникая в самую его сердцевину, посасывая его губы, когда он делал паузы для дыхания.

Его ласки становились все смелее и настойчивее. Девушка беспокойно двигалась под ним. Тактично они согласились, что на Сейдж слишком много одежды. Когда Харлан стал снимать с нее свитер, девушка помогла ему.

Вот тогда-то она и заметила, что Харлан был голым. От удивления Сейдж быстро втянула воздух. Молодой человек пожал плечами. У него была широкая и волосатая грудь. Курчавый рисунок волос заужался у талии, затем снова расширялся, темный и обильный, вокруг его мощного члена. Да, у Харлана было вполне красивое телосложение.

Сейдж не удержалась от короткого, почти беззвучного восклицания.

Когда она снова легла, простыни показались ей прохладными. Они пахли Харланом. Девушка хотела завернуться в них, но у нее не было такой возможности.

Молодой человек опустил свою взъерошенную светлую голову ей на грудь и стал играть языком на ее сосках, мимолетно захватывая их губами и вызывая боль желания в нижней половине ее тела. И чувство эйфории заклокотало в ее душе. Когда Харлан потянул один восставший пик в рот, Сейдж изогнулась дугой и замычала в бесстыдной жажде. Молодой человек положил пальцы ей на губы. Она поцеловала их, а тем временем его рот с потрясающей нежностью путешествовал по ней. Сейдж бездумно уцепилась за него и прочесывала ногтями поросль золотистых волосков на его груди.

— Прежде чем ты снова расцарапаешь меня до крови, нам лучше снять с тебя всю одежду, — шутливо предложил Харлан, но глаза его сузились в крошечные лучики живого света. Вероятно, он испытывал те же ощущения, что и Сейдж.

Когда девушка лежала нагишом рядом с ним, Харлан взглянул на нее и пробормотал себе под нос:

— Черт! А здесь есть на что посмотреть, мисс Сейдж.

Они слились в новом поцелуе. Лишь вторжение его пальцев в ее мягкую, ранимую плоть смогло вырвать девушку из золотистого тумана.

— Не делай мне больно, Харлан, — прошептала она.

Молодой человек поднял голову и вопросительно посмотрел на нее.

— Делать больно, вредить тебе? За кого ты меня принимаешь?

Нежно улыбаясь, он нагнулся, чтобы снова поцеловать ее и заодно пристроиться между ее бедер.

Сейдж почувствовала, как бархатистая гладь головки его фаллоса разделяет и входит, раздвигает и проникает в нее.

Она вскрикнула.

Харлан стал жестким. Держа ее в своих крепких руках, он сделал сильный толчок и испытующе посмотрел ей в глаза. За какие-то несколько секунд его глаза послали из своей глубины тысячи вопросов. Затем Харлан зажмурился, обнажил зубы и смачно чертыхнулся.

Он не двигался, долго ничего не говорил, так долго, что Сейдж забеспокоилась. Она подняла руки к его подмышкам и проскользнула под ними к бокам.

Сквозь зубы у него вырвался вздох:

— Не надо, пожалуйста, не шевелись. — Он открыл глаза. — Пойми, детка, ты просто такая… тугая, — проскрежетал он. — Такая, ну… маленькая.

Харлан опустил голову, глаза его уставились на ее груди, и он хрипло добавил:

— …и такая красивая.

Любовник ласкал Сейдж груди, ее соски, а тело ее в это время бурно реагировало на его ласки.

— О, Сейдж! — простонал Харлан, опускаясь на нее снова. Одной рукой он обхватил девушку за талию и притянул нижнюю часть ее тела к себе. Затем он зарылся лицом в ее шею и сомкнул зубы, прикусывая плоть.

Сейдж чувствовала внутри спазмы. Ощущение было потрясающее, но девушка не была уверена в том, чего хочет от нее Харлан. Недавние ошибки вызывали в ней неуверенность. Восставшие в душе чувства были столь новы и порывисты. Сейдж не хотела погубить их чем-то глупым и потому старалась лежать неподвижно.

Однако тело противилось командам мозга. Губы тянулись и прижимались к Харлану. Девушка зажала тугие ягодицы парня бедрами и ласкала ладонями его спину.

Несколько секунд после оргазма Харлан не двигался. Постепенно он разжал пальцы, выпустил ее волосы, и их тела разъединились. Любовник скатился с Сейдж и сел на краю кровати, упираясь локтями в колени и поддерживая голову руками. Уставившись на пол, он бормотал слова проклятий в свой адрес.

Теперь, когда все было кончено, непоправимость происшедшего дошла до сознания Сейдж. Она быстро собрала одежду и проскользнула в маленькую ванную.

10

Она ничего не смогла поделать с царапинами от его небритых щек. Те, что получились на груди, не будут видны, а вот на лице… Сейдж ополоснула лицо холодной водой. Потом обтерлась влажной губкой, снова оделась и провела пальцами по волосам, стараясь вернуть им хоть какое-то подобие прически. В ярости она бросила сумочку в машине. Имея под рукой лишь очень ограниченные средства, большего девушка сделать не могла.

Несколько мгновений она сжимала дверную ручку, собирая все свое мужество, чтобы вернуться обратно в спальню. По обеим сторонам кровати было всего по двенадцать дюймов, так что она сразу же оказалась лицом к лицу с Харланом.

Вернее, животом к лицу: парень все еще сидел на краю постели. Однако он уже натянул джинсы. Сейдж подумала, что она, наверное, самая распутная женщина в мире за всю историю человечества, потому что при виде Харлана с его взлохмаченными волосами, голой грудью и босыми ногами у нее буквально слюнки потекли. Все внутри у нее затрепетало, и хотя Сейдж еще даже не начала укорять себя за то, что произошло, ей уже хотелось, чтобы это произошло снова.

— Сейдж, — начал Харлан, беспомощно поднимая руки, — я не знаю, что сказать.

— Прекрасно. Потому что я не хочу об этом говорить. Мне надо идти. До свидания.

Она проскользнула сквозь узкую дверь и быстро пошла по коридору. Харлан нагнал ее в кухоньке и заставил повернуться к себе лицом.

— Нам надо об этом поговорить.

Она упрямо отрицательно покачала головой.

— Почему ты не сказала мне, что ты… что никогда… Что я — первый?

— Это тебя не касалось.

— Быть может, и нет… До того, что произошло десять минут назад. Теперь это стало меня касаться.

— И перестало!

— Черта с два! Я сделал тебе больно? — Он протянул руку и прикоснулся к уголку ее расцарапанных щетиной губ. — Боже мой, Сейдж, я мог причинить тебе боль!

— Ну, не причинил же, так что перестань вести себя, словно ты виноват.

— Ты… — Харлан замолчал и с трудом сглотнул. — У тебя кровь?

Смущенная и раздосадованная, Сейдж потупилась.

— Это у тебя кровь. — На его груди все еще были видны четыре яркие красные полоски. — Я очень сожалею, что сделала это.

Харлан небрежно махнул рукой.

— Я должен знать, в порядке ли ты.

— Да! — воскликнула Сейдж срывающимся голосом. Чтобы не показать ему, как она потрясена и взволнована, девушка прибегла к гневу. — Я думала, ты будешь ликовать. Теперь-то уж я дала тебе повод позлорадствовать, правда?

Сейдж вырвала руку и вышла из трейлера. Ей очень хотелось бежать, но она не стала этого делать, желая сохранить хоть какой-то остаток собственного достоинства. С другой стороны, она и не медлила. Харлан стоял в дверях и смотрел, как она уезжает: выражение его небритого лица было серьезным. Стараясь не встретиться с ним взглядом, Сейдж дала задний ход и вывела машину на дорогу. Она проехала совсем немного, когда ей встретился Чейз, ехавший навстречу в одном из грузовиков компании.

— Сейдж! — окликнул он сестру через открытое окно. Вытянув руку, Чейз дал ей сигнал остановиться. — Что происходит? Почему ты так выскочила из конторы?

У Сейдж было два выхода. Она могла или разрыдаться и признаться старшему брату, что опасается, не влюбилась ли в неподходящего человека. Или могла сделать вид, что ничего не случилось.

Поскольку первый вариант был неприемлем для нее, Сейдж заставила себя улыбнуться.

— Я вышла из себя.

— Из-за Белчера?

— Косвенным образом. Видишь ли, я решила, что это Харлан рассказал тебе о нас с Трейвисом.

— Почему ты так подумала?

— Он слышал наш разговор с Трейвисом в тот вечер, когда приезжал за мной в Хьюстон. — Сейдж нервно облизала губы, ощутив на них вкус Харлана. Может, его вкус был видимым, как видны бывают на губах следы молока? — Я обвинила Харлана в этом. Он… он утверждает, что ничего не говорил.

— Да, мы узнали об этом не от Харлана. Сегодня утром позвонил доктор Белчер, чтобы сказать, как он рад, что мы можем продолжать совместную деловую деятельность несмотря на то, что недавно произошло между тобой и Трейвисом. Я понятия не имел, что это должно означать. Когда я попросил его, чтобы он дал объяснение, все и выплыло.

— Я уверена, что доктор нарисовал меня, как раненую жертву любовного треугольника.

— Нечто вроде того.

— Ну, так он ошибается.

Чейз мгновение колебался, вглядываясь в лицо сестры, словно пытался оценить правдивость ее утверждения.

— Тогда почему ты сама не рассказала нам обо всем, Сейдж? Зачем было притворяться эти последние недели?

— Потому что я не хотела втягивать все семейство в мои проблемы. Это омрачило бы появление Джимми. Праздник был бы испорчен. Какой в этом был смысл? Это только заставило бы всех чувствовать неловкость и напряженность.

— И все же ты должна была быть с нами откровенна, Сейдж, — мягко сказал Чейз. — Семья для того и существует. Если один из нас страдает, мы все принимаем это близко к сердцу. Ты же знаешь. — Он усмехнулся. — С момента звонка Белчера, Лаки только и делает, что грозится поехать в Хьюстон и превратить Трейвиса в лепешку.

Сейдж выразительно закатила глаза:

— Ну, не мило ли?

— Скажи только слово, и мы оба поедем.

В ее сердце волной поднялась любовь. Благодарно улыбаясь, она отрицательно покачала головой.

— Нет, но спасибо за предложение!

— Маму просто кондрашка хватит.

— О, Господи, ты прав, Чейз! Мне просто страшно ей говорить. Она захочет отпаивать меня чаем и усиленно питать.

— Пойди ей навстречу. Она будет чувствовать себя лучше, если сможет хлопотать вокруг тебя. — Чейз протянул руку, и Сейдж ответила ему рукопожатием. — Ты уверена, что ты в порядке?

— Не беспокойся обо мне. Я не была настолько убита горем, как все могли бы предположить.

— Я рад слышать это, Сейдж. Трейвис — не великая потеря.

— Согласна. Другая потеря гораздо серьезнее — контакты доктора Белчера в деловом мире.

Чейз упрямо покачал головой.

— Нисколько. Мы проживем и без помощи Белчеров. Большое спасибо!

Было отрадно знать, что братья приняли все это так близко к сердцу, хотя позиция, которую они заняли, казалась не слишком политичной. Но это только говорило об их преданности и укрепляло семейные узы, включавшие и ее.

Сейдж сжала пальцы Чейза, потом выпустила их.

— Я еду домой. Из Хьюстона пришлось выбираться страшно рано. Чувствую, что неплохо было бы прикорнуть.

— Ты и правда, выглядишь немного потрепанной. Марси хорошо умеет слушать, если тебе захочется поговорить о разрыве с женихом.

— Я не хочу на этом сосредоточиваться. На ошибках учатся. Впредь постараюсь их не повторять.

Чейз по-прежнему был полон скверных предчувствий. Он ощущал, что что-то беспокоит Сейдж, но не мог определить, что.

— Поезжай домой и немного поспи.

— Именно это я и собираюсь сделать. Пока!

Девушка высоко подняла стекло, помахала брату и уехала.

Оказавшись дома, она была счастлива увидеть, что там никого нет. Лори и Девон, вероятно, уехали по делам. Она поднялась по лестнице, одной рукой устало ведя по перилам, в другой таща свой чемодан. Инстинктивно Сейдж направилась было в свою прежнюю комнату, потом вспомнила, что теперь она занята другим человеком. Повернув обратно, девушка пошла в комнату для гостей.

Приняв ванну, Сейдж рассмотрела свое тело в высоком зеркале, вправленном в дверь ванной комнаты. Она казалась на удивление прежней. Но это было просто невозможно! Девушка чувствовала себя столь разительно изменившейся, что невозможно было понять, почему эти перемены невидимы невооруженным глазом.

Еще более трудно было понять, однако, почему Сейдж допустила, чтобы «это» произошло с Харланом Бойдом. Бесчисленное количество молодых людей обхаживали ее всевозможными способами, начиная с нелепых и кончая в высшей степени романтическими.

Сейдж бросилась на постель.

Харлан. Почти без всяких усилий он достиг того, что безуспешно пытались осуществить столь многие.

Прежде это никогда не казалось правильным или естественным. Трейвис, конечно, предлагал. В какой-то момент он даже хотел, чтобы они вместе снимали квартиру. Он хотел усилить близость их отношений. Причины, по которым ей этого не хотелось, даже самой Сейдж казались туманными, поэтому несколько месяцев она просто уклонялась от ответа. В конце концов, Трейвис перестал настаивать.

Потом появился этот синеглазый узкобедрый бродяга, и Сейдж растаяла от одного его взгляда. Это невозможно было понять. Харлан был воплощением всего того, что она НЕ хотела бы видеть в своем спутнике жизни. Сейдж хотела иметь хотя бы перспективу будущего преуспевания. Она хотела бы получить городского умника, а Харлан был деревенским простофилей.

В течение последних полутора суток девушка унижалась перед доктором Белчером, потерпела провал в своей первой попытке содействовать «Тайлер Дриллинг» и переспала с наемным работником.

— Прекрасно, Сейдж, — саркастически пробормотала она в подушку.

Может быть, Харлан прав, говоря, что она слишком к себе сурова. Человеку свойственно ошибаться. Может быть, это свойство присуще ей в большей степени, чем большинству людей. У каждого минуса есть и свой плюс.

Хотя Сейдж проглотила немало своей гордости, обращаясь к доктору Белчеру, на него произвело глубокое впечатление то, что у девушки достало отваги встретиться с ним вскоре после разрыва с Трейвисом. Наверное, Сейдж смогла убедить его, что их ирригационная система будет продаваться. Ее презентация сбыта заставила доктора заинтересоваться их идеей. Он с энтузиазмом пообещал вложить в нее деньги. Причина, по которой сделка провалилась, заключается в том, что обстоятельства сложились неблагоприятно, а не в том, что Сейдж не смогла подать товар лицом.

Только они с Харланом будут знать, что произошло между ними этим утром. Он не станет об этом рассказывать, потому что не захочет потерять работу и дружбу ее братьев.

Сейдж придется стиснуть зубы и терпеть его самодовольство, что должно быть не слишком трудно, потому что, если все пойдет хорошо, она будет коммивояжером компании. Они мало времени будут проводить вместе.

Девушка поглубже зарылась в одеяла, бережно охраняя зерно зарождающегося оптимизма. Теперь, когда все знают о ее разорванной помолвке (братья наверняка расскажут об этом матери и своим женам), Сейдж может успокоиться. Обман больше не будет висеть над ее головой, как черная туча.

Как она и сказала Чейзу, Сейдж собирается оставить прошлое позади и идти вперед. У нее теперь появились определенные цели в отношении карьеры, что не только прибавит ей самоуважения, но и пойдет на пользу семейному делу.

Все те годы, когда девушка училась в университете, она скучала по дому, по жизни в кругу своих близких. Теперь у нее есть племянница и племянник, которых можно будет баловать. Ее мать будет счастлива, что она вернулась. Они смогут гораздо больше времени проводить вместе. Все будет, как в старые добрые времена. Мать любит с ней нянькаться и баловать.

Утешенная этой мыслью, Сейдж незаметно заснула.

Она проснулась в чудесном аромате жарящегося мяса. В животе Сейдж заурчало, напоминая, что она не ела почти сутки. Одеваясь, девушка заметила, что солнце уже садится. Она проспала почти целый день. Чувствуя себя свежей и отдохнувшей, несмотря на утреннее происшествие, Сейдж открыла дверь спальни и сбежала вниз.

Ей навстречу поднимался Харлан. Сейдж окаменела. Взгляды их скрестились. Сейдж не в силах была бы двинуться под его сильным взглядом, если бы он не отвел глаза.

Сейдж заставила себя пойти вперед. Раз они оба живут под одной крышей, это, вероятно, будет случаться часто. Девушка не позволит, чтобы присутствие Харлана запугало ее, заставив затвориться в спальне. В конце концов, чей это дом — его или ее?

Сейдж намеревалась пройти мимо парня, пробормотав какое-нибудь приветствие. И больше ничего. Но ей это не вполне удалось. Когда она оказалась на ступеньке прямо над ним, Харлан поднял руки и охватил ее бедра, предотвратив таким образом отступление. Его ладони легли точно на кости таза, пальцы проследили изгиб бедер к спине.

— Сейдж? — Он поднял к ней умоляющий взгляд. — Ты в порядке, девочка?

Голос его звучал так мягко и настойчиво, что он, наверное, мог бы остановить ее движение, даже не пуская в ход руки. Сейдж очень остро ощущала положение своего тела, потому что оно напомнило об утре. Она бы, наверное, прижалась к Харлану и взмолилась, чтобы он покрепче обнял ее, если бы в его глазах Сейдж не увидела того самого чувства, которое было ей отвратительно, — жалости.

— Извините, — холодно произнесла Сейдж. Оттолкнув его руки, она обошла его и, не оглядываясь, сбежала вниз по оставшимся ступенькам. — Мама?

— Я здесь, — откликнулась Лори из кухни.

Ее щеки разгорелись от жара плиты. Старый фартук прикрывал фланелевые брюки и свитер, но Сейдж еще не видела ее такой красивой.

— Я так рада, что ты вернулась, дорогая!

Лори протянула руки, и Сейдж оказалась в материнских объятиях.

— Дома так хорошо, мама!

Они продлили объятия: каждая из них ощутила, что другой это нужно. Сейдж втянула в себя знакомый мамин запах и снова почувствовала себя ребенком, ищущим утешения и находящим его там, где оно всегда ее ожидало.

Когда они, наконец, опустили руки, Сейдж сказала:

— Я знаю, что Чейз и Лаки уже сказали тебе о Трейвисе.

— Да.

— Я хочу уверить тебя, что я в полном порядке. Сначала я испытала легкое разочарование, но оно длилось недолго.

— Готова поспорить, что ты больше разозлилась, чем была разочарована. Тебе было наплевать на разрыв — но не на то, что это он захотел его.

— Ты слишком хорошо знаешь меня, мама.

— Я очень довольна случившимся, — заявила преданная мама, протыкая варящуюся картошку, чтобы проверить ее готовность. Она снова накрыла кастрюльку крышкой и повернулась к Сейдж. — Чтобы тебя удовлетворить, нужен мужчина посильнее Трейвиса Белчера.

У Сейдж все внутри оборвалось. Она ясно вспомнила, каким сильным был Харлан — и все же нежным. Каким жадным — и щедрым. Каждый раз, когда Сейдж думала о том, как он расширялся и пульсировал в ней, она чувствовала слабость. Чуть раньше, сегодня утром, девушка лелеяла глупую мысль, что чувство, которое она к нему испытывает, — это любовь, тогда как на самом деле он просто обладал редкостным даром сексуальной стимуляции.

Сейдж отвернулась, прежде чем мать успела заметить, что ее щеки начали краснеть. Девушка не смогла бы объяснить это кухонным жаром.

— По какому случаю этот пир? — спросила она.

— Я пригласила Чейза и Марси зайти пообедать.

Сейдж застонала.

— Мы не собираемся устраивать поминки по моей погибшей любви, а?

— Ничего подобного!

— Я, и правда, не нуждаюсь ни в чьих соболезнованиях, мама.

— Чейз всем нам это объяснил. А теперь прекрати устраивать шум и помоги мне накрыть на стол.

К тому времени, как они с этим покончили, Девон уже принесла вниз Лорен и устроила ее в высоком стульчике наблюдать, как они будут раскладывать еду. Лаки вернулся с работы, поцеловал жену и дочь, потом, извинившись, пошел наверх мыться. В дверях кухни он, однако, остановился.

— Ну как, выживешь, ребятенок? — Сейдж показала ему язык. Лаки широко ухмыльнулся. — Она выглядит совершенно нормальной.

Пэт приехал одновременно с семейством Чейза. В начавшейся суматохе Сейдж не заметила точно, когда Харлан спустился вниз. Но в ту же секунду, как она, пятясь, спиной натолкнулась на крепкое тело, девушка почувствовала уверенность, что это он. Ее попа ударилась о его ноги.

С возгласом удовольствия и удивления, Харлан легко положил руки ей на ребра.

— Поосторожнее.

— Извините.

— Нет проблем.

Ее руки были заняты тяжелым блюдом с едой, которое она несла. Быстро отодвинувшись, она шмыгнула в столовую. Его прикосновение выбивало ее из колеи. Сейдж все еще могла ощутить его жаркие пальцы. Негромкий, доверительный тон напомнил ей обо всем, что он говорил, когда их тела были слиты воедино.

Все расселись за столом. К великому своему изумлению, Сейдж увидела, что ей отвели место рядом с Харланом. Среди ароматов ростбифа, политых маслом овощей и домашнего дрожжевого хлеба до нее то и дело доносился запах его одеколона.

Следить за разговором за столом было трудно. Близость Харлана постоянно ее отвлекала. Множество раз их колени соприкасались. Когда они одновременно потянулись за солонкой, соприкоснулись их пальцы.

Сейдж исподтишка наблюдала, как он обращается со столовым прибором. Это были те же самые руки, которые заставляли ее то холодеть, то пылать. Когда Харлан промокнул губы салфеткой, девушка тут же вспомнила, что эти самые губы неотступно целовали ее соски, пока они не напряглись до боли, а потом втянули их во влажный жар его рта.

Все вели себя совершенно нормально, но Сейдж ощущала, что близкие пристально наблюдают за ней, как будто подозревают, что ее равнодушие к предательству жениха — это только фасад и в любой момент может уступить эмоциональному взрыву.

Сейдж действительно могла бы устроить сейчас истерику, но совсем не по той причине, что они думали. Родные и не подозревали, что причиной напряженного выражения ее лица, натянутой улыбки и нехарактерной нервозности был не Трейвис, а сидевший рядом с девушкой мужчина.

С аппетитом, которого на самом деле она не испытывала, Сейдж поглощала пищу, вкуса которой не ощущала. А вот что она испытывала, так это сексуальное возбуждение. И попробовать ей хотелось только Харлана. Единственное, на что у нее был аппетит, — это груз его обнаженной плоти на ее теле.

Когда приступили к уничтожению многослойного шоколадного торта и кофе, Пэт изумил всех, поднявшись со стула и постучав вилочкой для торта по стакану воды. Все замолчали и с любопытством уставились на него.

— Э-э, Лори считает, что это я должен… э-э-э… сказать вам всем.

— Господи, Пэт, — заметил Лаки, — в последний раз ты выглядел так гадко, когда объявлял нам, что меня официально обвинили в умышленном поджоге.

Все рассмеялись, только Пэт сохранил серьезное выражение лица. По правде говоря, казалось, что его вот-вот стошнит. Он провел пальцем под воротничком рубашки.

— Нет, на этот раз это совсем другое. Это… ну, видите ли… мы… то есть Лори и я, э-э…

Лори встала, подошла к нему и обняла шерифа за талию.

— Пэт пытается вам сказать — и совершенно безуспешно — что он попросил меня выйти за него замуж и я согласилась.

— Если вы все не возражаете, — вставил Пэт.

— Возражаем? — Лаки первым вскочил со стула. — Я чувствую облегчение. Я боялся, что она заработает себе репутацию аморальной женщины раньше, чем ты соберешься на ней жениться.

— Лаки!

Он заглушил упреки матери, мощно сжав ее в объятиях. Его отодвинул в сторону Чейз, который тоже обхватил Лори руками. Девон и Марси целовали раскрасневшиеся щеки Пэта и утирали радостные слезы. Харлан присоединил свои искренние поздравления — он потряс руку Пэту и непринужденно обнял Лори.

Сейдж медленно пошла к пожилой сияющей чете. Нельзя было сомневаться в том, что они любят друг друга, и попытаться им помешать.

Сначала Сейдж обняла Пэта.

— Я так счастлива, что ты, наконец, становишься официально членом нашей семьи. Мы все немного не в себе. Ты уверен, что понимаешь, что тебя ждет?

— Абсолютно уверен, — ответил Пэт, ласково потянув ее за прядку волос.

Когда Сейдж повернулась к матери, та озабоченно вгляделась в лицо дочери.

— Я знаю, что не слишком подходящее время говорить тебе об этом, Сейдж.

— Это самое подходящее время для вас с Пэтом. Значит, все правильно. Он уже столько лет тебя дожидается.

— Ты знала?

— Как я могла не знать? — воскликнула Сейдж. — Ты же вырастила не дебилов, если не считать Лаки.

— Я все слышал! — крикнул тот, заглушив плач Лорен.

Сейдж изо всей силы обняла мать, крепко закрыв глаза, чтобы удержать жгучие слезы. Ни за что на свете она не допустит, чтобы они догадались, что Сейдж потеряла еще одну опору в жизни. Сколько же их у нее всего? Какая окажется последней, и девушка провалится в черную бездну отчаяния?

11

Свадьба состоялась через две недели, хотя невестки жаловались, что такой короткий срок едва дает им возможность приготовиться.

— Пожалейте парня, — сказал Чейз в ответ на их протесты.

Лаки его поддержал:

— Судя по его виду, бедный Пэт вот-вот лопнет.

Несмотря на шуточку, которую он отпустил сразу же после объявления Пэта, Лаки и все остальные знали, что их мать не станет спать с мужчиной, даже если будет любить его так же сильно, как она любит Пэта, пока не выйдет за него замуж.

Совершающий обряд пастор знал жениха и невесту уже много лет. Казалось, он радуется этому браку не меньше, чем остальные гости, заполнившие несколько передних скамей в церкви.

— Лори и Пет, вы пригласили своих родных и друзей сегодня сюда, чтобы они были свидетелями момента, когда вы произнесете свои брачные обеты, и отпразднуете вашу любовь друг к другу.

Сейдж, исполнявшая роль подружки, старалась сосредоточиться на каждом слове, сходящем с уст пастора, но ее глаза все время устремлялись через его плечо к человеку, сидевшему во втором ряду.

Харлан тоже не слишком внимательно слушал церемонию. Он наблюдал за Сейдж. Каждый раз, когда она поворачивалась, девушка становилась жертвой его глаз, которые, казалось, преследуют ее всюду — даже в сновидениях.

Они больше не торжествовали и не раздражали ее самоуверенностью всезнайки. Но их пристальность еще сильнее смущала девушку. Она боялась, что Харлан увидит слишком многое, поймет все то, что девушка хотела от него скрыть.

В течение последних двух недель Сейдж по возможности старалась избегать его. Как и ее невестки, она была страшно занята подготовкой к свадьбе.

Харлан большую часть времени проводил в гараже, работая над насосом, и в этом ему не помешал даже предсвадебный хаос. Он похудел и выглядел усталым. Сначала Сейдж решила, что это ее фантазии, но потом услышала, как Лори укоряет парня за то, что он так мало отдыхает, переутомляется и плохо ест.

Сегодня в уголках его рта легли резкие морщины, но выглядел Харлан чрезвычайно привлекательно. Волосы его были причесаны — немного. Он приоделся — немного. На нем были сапоги, но он их начистил. Темные брюки-слаксы были отглажены, и, хотя на Харлане был не пиджак, а его обычная кожаная куртка типа летной, он уступил требованиям момента и надел галстук. Рубашка его была накрахмалена и резко белела рядом с его смуглым лицом.

Во время церемонии взгляд Сейдж вопреки ее воле снова и снова притягивали его ярко-синие глаза. Их магнетическая сила заставляла ее ощущать жар и неловкость платья-свитера из ангоры. Широкие, расшитые бусинами плечики платья тянули ее вниз, как экипировка хоккеиста, но его цвет жженого сахара всегда был Сейдж очень к лицу.

Девушка знала, что выглядит отлично. Но меньше всего ей хотелось бы хорошо выглядеть в глазах Харлана. Она скорее бы умерла, чем дала ему повод думать, что старается привлечь его внимание. Однако, судя по его неотрывному взгляду, Харлану нравилось не только то, что он видел снаружи, но и то, что было под платьем.

— Теперь поцелуйте вашу жену, Пэт.

Со слезами на глазах Сейдж смотрела, как огромный, крепкий шериф, глаза которого тоже подозрительно поблескивали, заключил Лори в объятия и поцеловал. Сейдж не забыла, сколько страдала мать в течение продолжительной болезни отца и потом, когда он, наконец, умер. Лори заслуживает этого счастья. Любовь Пэта явно заставила ее расцвести. Светясь счастьем, она повернулась лицом к прихожанам.

Дома Сейдж ждали обязанности хозяйки, поэтому они с Девон ушли из церкви как можно скорее. Они украсили дом цветами, зеленью и свечами и сами приготовили все угощения, за исключением многоярусного свадебного торта.

Гости расточали им комплименты. В комнатах звенел смех и слышались веселые разговоры. День получился радостным.

Для Сейдж прием проходил, как в тумане. Девушка рада была свалившимся на нее обязанностям, они помогали ей держаться подальше от Харлана и позволяли не думать о нем.

Не успела Сейдж осознать, как много времени прошло, а все уже собрались на крыльце, чтобы проводить новобрачных. Лори подошла к каждому, обняла по очереди, потом обхватила руками всех троих — Чейза, Лаки и Сейдж. На глаза ее навернулись слезы, и она сказала им последнее:

— До свидания. Я вас всех так люблю! Спасибо вам, что вы были такими чудесными детьми! Спасибо вам, что вы счастливы за меня!

— Забирай-ка ее отсюда, Пэт, — пошутил Чейз, — она начинает протекать.

Среди смеха и града добрых пожеланий Пэт проводил свою жену к ее машине — не могли же они отправиться в свадебное путешествие в его патрульном автомобиле — и молодожены отъехали под дождем конфетти.

Гости начали расходиться, и, наконец, в доме осталась только семья. Пока малыши спали наверху, мужчины включились в неприятные обязанности по уборке.

Когда все было сделано, они собрались за кухонным столом, чтобы поесть сэндвичей.

— Свадебный торт и все эти изящные нарядные бутербродики просто ничего не дают, — сказал Чейз, водружая куски ветчины и швейцарского сыра на ломоть черного хлеба.

— Может, нам нам следовало упаковать Лори и Пэту в дорогу ланч, — заметила Девон. — Они ели меньше всех, а у них впереди долгая дорога.

Молодожены планировали поехать в горы Нью-Мексико, где на большой высоте лежал снег. Они не собирались кататься на горных лыжах, но намеревались наслаждаться друг другом и видами, открывающимися из окон уютного номера в шикарном отеле для горнолыжников.

— Ты что, смеешься? — Хохотнул Лаки. — Они, наверное, уже остановились на ночлег милях в десяти отсюда. Готов держать пари, что Пэт не дотянул дальше одного из этих мотелей на границе штата.

— Насколько я понимаю, они бывают очень романтичными, — сказала Марси, с насмешкой поглядев на Девон и Лаки.

Лаки протянул руку и сжал плечо жены.

— Будь я проклят, если ты не права, Марси. Девон славилась тем, что никому не давала спуску.

Нисколько не смутившись, она закинула руку за шею Лаки и крепко и долго поцеловала его в губы. Когда она, наконец, отпустила супруга, тот с трудом перевел дыхание.

— Обожаю свадьбы. Женский пол на них так распаляется.

Сейдж бросила нервный взгляд на Харлана. Он наблюдал за нею с неподвижной сосредоточенностью леопарда. Девушка встала и прошла с пустым стаканом к холодильнику, чтобы налить себе молока. «В движущуюся цель попасть труднее», — подумала она, чувствуя себя дичью в перекрестье прицела.

Чейз застонал.

— И что мне толку, если распалится Марси!

— Единственный недостаток в рождении ребенка. Сколько еще? — сочувственно спросил Лаки.

— Еще две недели! Мы считаем каждую минуту, — ответила Марси, утешающе обнимая мужа за плечи. Чейз опустил голову ей на грудь.

— Главное в свадьбах и женщинах, — мечтательно сказал он, — это органная музыка. Она напоминает звуки, которые они издают, когда занимаются любовью.

Сейдж уронила стакан. Он упал на пол и разлетелся вдребезги. Молоко забрызгало ей чулки и туфли. Марси оттолкнула голову Чейза.

— Тебе должно было бы быть стыдно! Ты смутил сестру, и я ее нисколько не виню.

Лаки так хохотал, что схватился за живот.

— Удачно сказано, старший брат. Хотел бы я сам это придумать.

Девон, как и Марси, изо всех сил старалась сдержать смех.

Сейдж не осмеливалась взглянуть на Харлана. Такой разговор годился для счастливых семейных пар, которых не смущали шутки по поводу секса. Но он был мучителен для людей, таивших постыдный секрет.

Сейдж промокнула пролитое молоко кухонным полотенцем и случайно порезала руку осколком разбитого стекла. Девушка все еще склонялась над грязной лужей, когда в ее поле зрения попала знакомая пара сапог.

Харлан присел рядом с ней на корточки и начал подбирать самые крупные осколки.

— Позволь мне помочь.

— Нет, спасибо.

Он поймал ее руку.

— У тебя идет кровь.

— Пустяки, — ответила Сейдж, вырывая руку. — Я пойду наверх переодеться.

Она стремглав взбежала на второй этаж, вывернулась из платья, резким движением скинула с ног замшевые туфли и стянула колготы. Свой наряд она сменила на пару самых своих старых джинсов, сапожки для верховой езды и теплую куртку. В аптечке ванной комнаты девушка нашла полоску пластыря и налепила ее на порез, а потом с трудом просунула пальцы в тесные кожаные перчатки. Уже через пару минут она спускалась обратно по лестнице, неся новый арапник, который получила в подарок на Рождество.

— Я собираюсь проехаться верхом, — объявила Сейдж, пролетая через кухню и не замедляя при этом шаг.

— Сейчас? — Чейз выглянул в окно. — Уже почти совсем темно.

— Я скоро вернусь.

Прежде чем ее успели остановить, девушка выскочила на заднее крыльцо и побежала к конюшне. Оседлала свою любимую лошадь Сейдж просто-таки с рекордной скоростью. Как только они оказались за воротами, девушка пустила лошадь галопом.

Ветер трепал ее волосы, холодил щеки, прикасаясь к влажным следам слез. Сейдж пришлось проскакать немало, прежде чем ее оставило напряжение, которое распирало грудь с такой силой, что казалось она вот-вот разорвется.

Девушка втянула в себя холодный воздух. Легкие у нее заломило так, что даже слезы выступили на глаза, но, по крайней мере, это была другая боль. В течение двух недель, с того самого момента, когда Сейдж узнала о намерении матери выйти замуж, она боролась с чувством утраты.

Девушка знала, что это эгоистично. Она не хотела бы лишить мать и Пэта совместного счастья. Но их женитьба только усилила ее ощущение потерянности.

Что она будет делать? Где она будет жить? Кто ей близок?

Лори сказала им, что планирует жить в домике Пэта. Лаки стал возражать.

— Это твой дом, мама.

— Это НАШ дом, — поправила его Лори. — Он принадлежит нам всем. Но вы с Девон пользуетесь им, чтобы растить свое семейство, и я этому беспредельно рада. Я люблю этот дом! И я любила человека, который его построил. Но теперь я люблю другого человека и хочу жить в его доме, с ним, как его новобрачная.

Сейдж знала, что ей всегда будут рады на ранчо.

Это и ее дом. Как сказала Лори, он принадлежит им всем. Девон и Лаки ее не выгонят.

И все же теперь она будет чувствовать себя лишней. Дом должен служить одной семье. Сейдж больше здесь не своя. И у Лори с Пэтом ей тоже не место. Ей нигде нет места… и точка.

Сотни тысяч молодых работающих женщин живут самостоятельно. Не это тревожило ее. Дело было в том, что Сейдж чувствовала себя так, будто ее отрезало от всего привычного и дорогого. Главным интересом Лори теперь будет Пэт. Так оно и должно быть. У Чейза и Лаки свои семьи.

А что есть у нее? Ничего. Ни настоящего дома. Ни карьеры. Никого.

Девушка остановила лошадь и спрыгнула на землю. Прижавшись щекой к лошадиной морде, она призналась ей, что у нее сильный приступ жалости к себе. Та сочувствующе толкнула ее носом в плечо.

— Никому-то я не нужна. Куда мне девать всю свою оставшуюся жизнь?

Но у лошади уже истощился скудный запас сочувствия. Опустив голову, она начала щипать траву.


Поспешное исчезновение Сейдж оставило в кухне вакуум. Лаки заговорил первым:

— Что на нее нашло?

Харлан стянул свою куртку с вешалки на стене и открыл дверь.

— Я поеду за ней.

Он вышел почти так же поспешно, как и Сейдж.

— Я не хотела об этом говорить, но Сейдж в последнее время странно себя ведет, — сказала Марси.

— Откуда ты знаешь? — Все остальные негодующе посмотрели на Лаки. — Ну, она ведь всегда была немного с приветом, разве не так? — объяснил тот, оправдываясь.

Чейз обратился к Марси:

— Ты уже об этом говорила. Я изо всех сил старался быть с ней помягче. Ты считаешь, что это не помогло?

Марси пожала плечами:

— Что-то ее по-прежнему беспокоит.

— Я тоже это заметила, — поддержала ее Девон. — Но она со мной не откровенничает.

— Со мной тоже, — согласилась Марси.

— Может, дело в Белчере?

Девон свела брови.

— Честно говоря, я так не думаю, Лаки. Я никогда не верила, что Сейдж в него безумно влюблена. По-моему, я бы заметила это.

И она обменялась с мужем нежными взглядами.

— Я согласна с тобой, Девон, — сказала Марси. — Я только знаю, что Сейдж на себя не похожа с того самого дня, как вернулась домой на Рождество.

— Ты не думаешь, что она ревнует к Пэту? — предположил Чейз. — Ведь он отнял у девочки мамочку и стал для Лори важнее, чем сама Сейдж.

Они несколько секунд молча размышляли над этим, потом Марси проговорила:

— Их женитьба, может быть, и добавила проблем, но я думаю, что основная причина все же другая. Сейдж эмоционально достаточно благополучна, так что замужество матери не должно было настолько выбить ее из колеи. — Она озабоченно посмотрела на дверь. — Мне неприятно говорить это, но я уверена, что Харлан — это тот, кому следовало за ней отправиться.

— Ты думаешь, странности Сейдж имеют какое-то отношение к Харлану? — спросил Лаки.

— Не знаю, — попыталась увильнуть от ответа Марси. — Похоже, между ними есть какая-то латентная враждебность. — Но не успела она договорить, как отрицательным жестом отмела свои слова. — Я, наверное, все это вообразила.

— А вот и нет, — заметила Девон. — Вчера я видела, как они встретились на лестнице. Харлан попытался завести с ней разговор. Сейдж прошла мимо него, едва ответив. Я тогда на это не обратила особого внимания, но теперь, когда ты об этом сказала, вспоминаю, что не раз видела, как она с ним невежлива.

— Ну, будь я проклят, — пробормотал Лаки. — Ведь Харлан такой приятный парень! — Он кинул через стол взгляд на Чейза. — А ты что по этому поводу думаешь?

— Дьявол меня знает, что я думаю! Может, она злится из-за того, что мы взяли его в фирму? Раньше Сейдж была чисто семейной проблемой. Однако мне следовало бы найти ее раньше, чем это сделает он.

— Я тоже поеду.

Через несколько минут братья уже ехали в «пикапе» Чейза по грунтовой дороге через пастбище.


Услышав топот копыт, Сейдж подняла голову. Сумерки настолько сгустились, что поначалу всадник виден был только как быстрая темная тень. Он перевел лошадь на шаг и приближался к девушке.

Узнав форму его шляпы и ширину плеч, Сейдж не могла понять свои чувства: то ли безмерная радость, то ли безмерное раздражение из-за того, что Харлан последовал за ней. Молодой человек вынул ногу из стремени и спрыгнул на землю.

— Что ты тут делаешь?

Он мотнул головой в ту сторону, откуда появился.

— Они о тебе тревожились. Ты так умчалась, что мы испугались, как бы ты не сломала себе шею. Или лошади.

— Я ценю вашу заботу, но, как видишь, и лошадь, и я в полном порядке и не нуждаемся в помощи. Особенно в твоей.

— Я только рад, что нам не придется пристрелить ее или тебя, чтобы не мучились.

Сейдж с лицом мрачнее тучи подошла к своей лошади и поставил ногу в стремя. Но прежде чем она успела впрыгнуть в седло, Харлан поймал ее за руку и заставил повернуться.

— И сколько ты собираешься меня избегать?

— Вечно.

— После того, что между нами произошло?

— Я сказала тебе, что не хочу об этом говорить.

— Ну, а я хочу, — отозвался он, повышая голос чуть ли не до крика. — У меня есть много чего сказать по этому поводу. И поскольку я рискнул собственной головой, галопом скача по прерии в темноте, ты, черт побери, будешь стоять и слушать, пока я не скажу все, что хочу сказать.

Харлан так сжимал ее руку, что Сейдж никак не могла вырваться. Конечно, она стала бы бороться за свою свободу, если бы действительно к ней стремилась. Но девушка вопреки самой себе хотела выслушать все, что явно накопилось у него в душе.

— Хорошо. Ты меня убедил, — отрывисто произнесла она. — Что же такое потрясающее ты собираешься мне сообщить?

— Ты была девственна, Сейдж!

— Я это знаю не хуже тебя.

— Ну вот, мне и пришлось задуматься, принимаешь ли ты противозачаточные таблетки.

Сейдж сделала короткий неглубокий вдох. Открыв рот, чтобы ответить, она обнаружила, что временно потеряла дар речи. Тогда девушка отрицательно качнула головой.

Харлан снял шляпу и ударил ею по колену.

— Господи!

— Ну, вы можете не беспокоиться по этому поводу, мистер Бонд, — едко проговорила Сейдж. — Если возникнут ПРОБЛЕМЫ, я сама ими займусь. Я освобождаю вас от всякой ответственности.

— Подумайте еще, мисс Сейдж, — ответил молодой человек, выталкивая слова сквозь сжатые зубы. — Я не просил освободить меня. Я просто хотел знать все, что может нас ожидать. Какого черта ты тогда легла в постель с мужиком, который не предохранил ни себя, ни тебя? О чем ты думала? Тебя следовало бы выпороть за такое преступно легкомысленное отношение к себе самой. Откуда ты могла быть уверена, что я не заразен?

Сейдж покачнулась и оперлась на круп лошади.

— На самом деле я здоров. — Голос его немного смягчился. — Прежде я всегда принимал все необходимые меры предосторожности. Но, как ты помнишь, у меня не было карманов, когда ты вломилась ко мне в спальню.

Воспоминание о его прекрасной наготе заставило запылать ее щеки.

— Это все, что ты должен был сказать? — глуховато осведомилась она.

— Нет. Нет, черт возьми!

Харлан отпустил ее и засунул руки в карманы. Мгновение он смотрел в темную даль, потом снова перевел взгляд на девушку. Когда он заговорил, влага его дыхания сгущалась в холодном воздухе, образуя между ними облачко.

— Я не хотел, чтобы с тобой случилось что-нибудь плохое, Сейдж. Ты должна этому поверить. Я просто обезумел, когда понял, что ты девственница. Но к тому времени, как я это понял, было поздно. Я уже весь был там. — Голос Харлана понизился на целую октаву, когда он добавил: — Я собирался просто э-э… понимаешь, выйти.

Сейдж с трудом сглотнула и не сводила глаз с уголка его воротника.

— Но, ты была… Это было… Черт, мне нет необходимости рассказывать тебе, как это было! — Харлан выдохнул целый клуб пара и выругался. — Ты чуть двинулась, девочка, — и я пропал.

Его речь с придыханием напомнила Сейдж все, что она ощущала тогда. Его слова и напряженность, с которой он говорил, снова превратили те моменты в реальность. Чувствуя головокружение, девушка стала инстинктивно искать опору.

Харлан поймал ее за плечи и притянул к себе, потом крепко обхватил обеими руками. Губы его двигались у нее в волосах.

— Скажи, что ты в порядке. Успокой меня, Сейдж!

— Я в порядке. Даю слово. Все хорошо.

— Я не сделал тебе больно?

— Нет.

— Поклянись.

— Клянусь!

— Я бы не смог себе простить, если бы сделал тебе больно, но, черт побери, с тобой было так хорошо, Сейдж! А ты… э-э… получила от этого хоть какое-то удовольствие?

Голова у его груди кивнула.

— Чуть-чуть?

— Сколько-то, — смущенно пробормотала она.

— Ты хочешь сказать — больше чем чуть-чуть?

Сейдж снова кивнула.

— Ах, Сейдж, — выдохнул Харлан и откинул ее голову назад. Его приоткрытые губы нашли ее рот. Холодная ночь сделала его поцелуй горячее, влажнее, мягче. Они жадно целовались, потом Харлан оторвался от нее и прижал лицо Сейдж с своему горлу в расстегнутом воротничке, где девушка могла вдыхать запах его чистой кожи, ощущать сильное биение его пульса.

— Послушай, я знаю, что ты еще не успела почувствовать, будет ребенок или нет. С этой свадьбой и всем остальным ты, наверное, об этом даже и не подумала.

Да, Сейдж не подумала. Сам акт настолько переполнил ее, что в мозгу девушки не осталось места для мыслей о чем-то еще, даже о его последствиях.

— Я вот что думаю, — продолжал Харлан. — Если у тебя не будет месячных, я хочу, чтобы ты сразу же мне об этом сказала. Я хочу поступить, как надо, Сейдж. Я тогда на тебе женюсь.

Тепло его тела, надежность его рук, негромкий звук его голоса создавали обманчивое чувство спокойствия. Очертания холодной реальности размылись под его ласками, глубоким поцелуем, ощущением его дыхания в ее волосах.

Но когда смысл его слов наконец проник сквозь окутавшую Сейдж дивную дымку, он полностью и мгновенно разогнал этот обманчивый туман. Розовый ореол романтизма сменила красная пелена ярости.

Сейдж с силой оттолкнула парня, и в тот же самый момент носком сапожка ткнула его в голень.

— Ах ты, подонок! — Она сжала кулаки и стала осыпать его голову ударами, от большинства которых Харлан сумел увернуться. — Мне не нужна твоя благотворительность. Я сама могу о себе позаботиться. Кому нужна твоя помощь? Да я не вышла бы за тебя…

— Сейдж, успокойся. Я сказал неудачно. Что я имел в виду…

— Я знаю, что ты имел в виду! — И она снова принялась его колотить.

— Прекрати это! Черт побери, прекрати! Я не хочу повредить тебе.

— Повредить мне! — вскрикнула Сейдж. — С самой нашей первой встречи ты так или иначе мне вредишь! — вопила она, противореча своим предыдущим заверениям.

Харлану удалось захватить оба ее запястья, что заставило девушку окончательно рассвирепеть. Она вырывалась и лягалась, и пальцы ее загнулись когтями, так что если бы ей удалось высвободить руки, они выцарапали бы ему глаза.

Оба были изумлены, когда автомобильные фары прорезали в темноте полосу и остановились на них, как театральный прожектор. Через секунду на фоне яркого света появились силуэты Чейза и Лаки.

— Что тут, к черту, происходит? — вопросил Чейз.

— Надеюсь, что у тебя есть убедительное оправдание тому, как ты ее держишь, Харлан, — рявкнул Лаки.

— Есть. Если я ее отпущу, она может меня убить.

— И убью! — Сейдж ударила его плечом в ребра. Харлан охнул и согнулся.

Ловя воздух, он прохрипел:

— Она… она, может быть…

— Нет! — Сейдж окаменела, перестав вырываться, и умоляюще посмотрела на Харлана.

— Я должен им сказать, Сейдж. — Харлан бросил на нее полный сожаления взгляд, потом снова повернулся лицом к ее братьям. — Она, может быть, беременна от меня.

На мгновение все застыло в тревожном ожидании, как бывает, когда время будто останавливается между близким разрядом молнии и ударом грома.

— Ах ты подлый сукин сын!

Лаки бросился на Харлана. Тот еле успел оттолкнуть Сейдж в сторону. Кулак Лаки врезался ему прямо в живот. Парень сложился вдвое, но тут же был выпрямлен крепким апперкотом в подбородок.

— Лаки, я не хочу с тобой драться. Я хочу…

Призыв, который собирался произнести Харлан, был оборван еще одним ударом, скользнувшим по его плечу. Уворачиваясь от него, парень потерял равновесие и приземлился на задницу в грязь.

Вскинув голову, он гневно посмотрел на Лаки. Ярость, которую она прочла в его взгляде, заставила Сейдж отпрянуть.

— Черт побери, я сказал, что не хочу с тобой драться, но ты не оставил мне выбора.

Харлан вскочил на ноги и, пригнув голову, бросился на Лаки.

— Чейз! — крикнула Сейдж. — Сделай что-нибудь!

Чейз был не таким вспыльчивым, как младший брат, но он был не менее мощным, сильным и быстрым. И он никогда не боялся драки, особенно тогда, когда решался вопрос фамильной чести.

Но, хотя Сейдж сама всего несколько мгновений тому назад грозилась убить Харлана, она испытала облегчение, увидев, что в драке не будет двое против одного. Чейз не присоединился к потасовке, а попытался ее остановить.

Однако Лаки и Харлан не собирались ему этого позволить. Они кровожадно обменивались ударами. Оба сопротивлялись мирным усилиям Чейза. За свои попытки он только расплатился расквашенным носом. Сейдж не могла с уверенностью сказать, чей кулак нанес этот удар.

Какое-то время Лаки имел над Харланом преимущество. Харлан защищался. Потом положение изменилось. Наступать начал Харлан. Он всадил серию ударов Лаки под дых, сделал коротенькую передышку, а потом нанес яростный удар прямо в подбородок. Лаки попятился, повернулся, спотыкаясь, и боком врезался в решетку радиатора.

Даже оттуда, где стояла Сейдж, слышно было, как хрустнула кость. Казалось, Лаки мучительно долго висел на радиаторе в полной неподвижности, а потом соскользнул на землю, прижав правую руку к животу, и потерял сознание.

12

Сейдж считала, что понимает значение слова «страдание». Но хотя в словаре Уэбстера толкование его было очень пространным, оно оказалось неполным. До сегодняшнего вечера Сейдж не осознавала всю глубину и ширину пространства, определяемого понятием «страдание». Оно пронизывало ее до мозга костей, как жестокая простуда, которая заставляет человека съежиться под одеялами в тщетной попытке согреться. Страдание вызывает озноб, от которого человек стучит зубами, и сжимает судорогой его мускулы. До боли!

Широко открыв глаза, девушка смотрела в темноту, окружавшую ее постель, и перебирала в уме все события нескольких последних часов.

Закрывая глаза, Сейдж снова видела в призрачном свете фар Харлана и Лаки, сцепившихся в схватке, и сумасшедшее кружение поднятой ими пыли. Она снова слышала тошнотворные звуки лопающейся кожи, ломающейся кости… Перед ее глазами ярко стояло лицо брата, искаженное гримасой боли, его побелевшие губы…

Чейз затолкал Сейдж и Лаки в кузов «пикапа» и на бешеной скорости помчался домой, на ранчо. Езда была ужасной. Каждый толчок машины на ухабах вызывал у Лаки залп изощренных проклятий.

Прибытие их домой вызвало панику. Начавшийся шум и крики превратили ранчо в какой-то ад. Вся их одежда была залита кровью, и невозможно было разобрать чьей. У Лаки, кроме сломанной руки, была разбита челюсть и один глаз опух от удара, и еще была рассечена губа. Через несколько минут он был уже на пути в больницу в сопровождении Девон и Чейза. Марси и Сейдж остались с детьми, которых, к счастью, уже уложили спать.

Только позже Сейдж вспомнила о брошенных на пастбище лошадях. Она побежала в конюшню. Лошади были там, расседланные и вычищенные. Очевидно, это сделал Харлан, но ни его грузовичка, ни его самого нигде не было видно.

Чейз и Девон вернулись домой около полуночи без Лаки. Перелом руки был чистым и должен был зажить без осложнений, но врач посоветовал ему провести ночь в больнице под наблюдением.

— Он очень не хотел, — объяснила им Девон, — но я настояла. Могу я попросить вас остаться здесь на ночь? Меня могут вызвать в больницу или… вообще… — Она неловко замолчала.

Чейз и Марси согласились остаться на ночь. Сейдж приняла душ и приготовилась ко сну, стараясь делать все, как обычно. Ее тело, ее ум как будто онемели. Никто не тыкал в нее пальцем, не винил ее в том, что произошло, но все, наверняка, были молчаливо согласны, что она во всем виновата.

Чейз постучал к ней, когда Сейдж уже собиралась потушить свет.

— Есть хоть какая-то доля правды в том, что сказал Харлан? Ты беременна от него?

— Есть такая возможность, — тихо ответила она, не поднимая глаз, — но маловероятно…

— Он тебя изнасиловал, Сейдж? Если это так, я не собираюсь звать полицию. Я сам разберусь с этим сукиным сыном.

— Нет, Чейз. Ничего не делай! — Сейдж не могла вынести даже мысли о том, что доставит семье еще больше забот, неприятностей, горя. — Он не принуждал меня. Все было совсем не так.

— Может быть, он каким-то образом заставил тебя?

— Нет. Это было… по взаимному согласию.

Чейз еще немного постоял в дверях. Девушка буквально чувствовала макушкой склоненной головы, как его глаза впиваются в нее в поисках правды.

— Ладно, — наконец проговорил он. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи. Да, Чейз, — окликнула Сейдж. — Ты не собираешься сообщать об этом матери и Пэту?

— Мы обсудили это по дороге в больницу и решили не портить им медовый месяц.

Сейдж вздохнула с огромным облегчением.

— Я тоже так думаю. Спокойной ночи.

Прошло несколько часов после этого разговора, а она все никак не могла заснуть. Лаки попал из-за нее в больницу. Чейз грозился поймать Харлана и изувечить его, если не хуже. Ее невесткам рассказали о причине драки. Разговаривая с ней, они опускали глаза из жалости или из презрения, Сейдж не могла разобраться.

Вся семья была взбудоражена по ее вине. Как она заварила эту кашу? Еще за неделю до Рождества Сейдж считала, что контролирует свою жизнь. И вдруг все заколебалось, посыпалось и теперь обломки ее прежней жизни валялись вокруг в пыли и прахе.

Сейдж приняла несколько неправильных решений, которые повлияли не только на ее судьбу, но и на всех вокруг нее и даже на их семейное дело. Подумав об этом, девушка застонала и уткнулась в подушку.

Чейз и Лаки так радовались, строили такие надежды по поводу этой оросительной системы. Они видели в ней средство выбраться из долгов. А какое будущее ждало их теперь? Сейчас дела обстояли так, что о совместной работе с Харланом не могло быть и речи. Дела их снова пойдут на самое дно, и вина за это будет лежать на ней.

Внезапно озноб прошел. Сейдж даже стало неприятно жарко, и она откинула электрическое одеяло. Встав с постели, девушка начала бесцельно ходить по комнате.

Не могла она допустить, чтобы семейное дело потерпело крах. А если к тому же это будет следствием ее дурацких поступков, Сейдж совсем потеряет уважение к себе. Это дело начинал дедушка Тайлер. Будь все проклято, если можно будет сказать, что все лопнуло из-за того, что у его единственной внучки разыгрались гормоны и она поддалась сексуальному обаянию голубых глаз и облегающих «левис».

— Лучше мне самой пропасть, — торжественно произнесла Сейдж в темноту.

Она должна была предпринять что-то такое, чтобы предотвратить это несчастье. Но что? Девушка боялась на что-либо решиться. Последнее время, что бы она ни делала, все шло не так. Если она хотела доказать всем, что достойна имени Тайлер, она не могла больше допускать ошибок.

Но, не рискнешь — не выиграешь.

Кишка тонка, не думай о славе.

Все эти афоризмы промелькнули в ее голове и даже стали наполняться каким-то реальным смыслом. Наверное, думать так было опасно, потому что мысль, которая пыталась проникнуть в ее голову с черного хода, была по меньшей мере рискованной. Надо ли дать ей войти и оглядеться?

Одно Сейдж знала наверняка: она не сможет спокойно лечь в постель, укрыться одеялом и заснуть. Ей надо решить сейчас, до того, как свет дня и пробуждение разума остановят и заставят передумать. И чтобы саму себя не отговорить, она поспешила достать из шкафа чемодан и начала укладываться.


— Будь оно все проклято!

Харлан сунул в рот ушибленный палец и пососал. Пытаясь подсоединить трейлер к «пикапу», парень зажал палец между двумя неподвижными металлическими деталями. Крюк трейлера никак не поддавался. Правда, он ни от чего не ждал добра после событий сегодняшнего вечера.

— Это только показывает, куда может завести стремление быть с людьми честным и откровенным, — поделился он с крюком, который, наконец, зацепился как надо.

Харлан услышал приближающуюся машину раньше, чем увидел свет фар, бегущий по стволам окружающих сосен, и постарался выпрямиться, хотя, когда он пытался стоять абсолютно прямо, некоторые части его избитого тела начинали болеть просто невыносимо. Конечно, такой пустяк, как пара синяков и царапин, не имели особого значения, когда братцы Тайлеры собирались его пристрелить.

Готовый к новой драке, он безрадостно стал собирать силы, физические и душевные. Когда Харлан увидел, что из машины вышла Сейдж, а не ее братья, напряжение не спало ни на йоту. Скорее, даже усилилось.

— Ничего не говори, выслушай сначала меня, — начала девушка с ходу.

— Лучше тебе убраться отсюда, Сейдж. До того, как они поймают тебя со мной. Или они послали тебя в качестве наживки? Клюну я или не клюну?

— Я сказала тебе, сначала выслушай меня, — резко сказала девушка. — Я приехала одна. Чейз дома, спит, а Лаки в больнице.

— О, Господи! — Харлан с силой провел рукой по лицу. Он ведь не собирался бить его так сильно. Хруст ломающейся кости вывернул его наизнанку. Ему хотелось поехать с ними, помочь…. но Харлан понимал, что они не захотят его помощи.

— Не убивайся, — сказала Сейдж. — На его месте с такой же легкостью мог быть и ты. Его оставили только на ночь, чтобы понаблюдать. — Она поплотнее запахнула пальто. — Здесь так холодно. Давай зайдем внутрь?

— Нет уж! Кроме всего прочего, если ты обратила внимание, я уезжаю. Еще пять минут, и ты бы меня здесь на застала.

— Тогда ты потерял бы великолепную возможность.

— Какую? Превратиться в тесто под кулаками твоих разгневанных братьев? Нет, спасибо. Я пас. У меня сейчас одна возможность: убраться отсюда поскорее. — Он ткнул в нее пальцем. — Но клянусь Богом, Сейдж, я вернусь! И когда это случится, если ты будешь носить моего ребенка, я объявлю, что я отец и имею на него право, даже если для этого мне придется тебя связать и унести на себе. Я заберу тебя и своего ребенка, и плевать мне, что твои братья будут меня преследовать вместе со всеми силами ада.

— Ребенка не будет, — раздраженно ответила Сейдж. — Я захожу внутрь.

Она прошествовала мимо него в трейлер. Зная, что ничего хорошего из этого не выйдет и он только пожалеет об этом, Харлан последовал за ней. Дверь захлопнулась. Внутри трейлера было немногим теплее, чем на улице, поскольку Харлан уже отсоединил генератор и отключил нагреватели.

Сейдж растирала себе руки, локти, предплечья, но парень понимал, что делала она это не столько от холода, сколько от нервозности. Девушка была взвинчена и своими порывистыми движениями напоминала нервную кобылку на старте первой скачки.

— Говори, что ты хотела сказать, и отправляйся домой, — выдавил Харлан. — С тобой сейчас неприятностей не оберешься.

— Я пришла предложить тебе кое-что.

— Я думал, что это обычно делает мужчина.

— Не такое предложение, как ты думаешь. Его глаза подозрительно сузились.

— А какое?

— Сначала ответь на один вопрос.

— Уже условия? А я еще не услышал твоего предложения.

Сейдж нахмурилась, но не стала отвечать на его сарказм.

— Тебе осталось еще много работы, чтобы закончить насос?

Харлан скрестил руки на груди и прислонился к двери.

— А в чем дело?

— Я хочу продать его.

— Это не ново. Мы все к этому стремились, разве не так?

— Нет. Я хочу продать его сейчас. Чтобы мы сделали это вместе. Ты и я. Мы начнем обзванивать предполагаемых клиентов и рекламировать нашу идею. Если они захотят увидеть насос, у нас будет, что им показать? И, прежде чем мы все это начнем, мне нужны от тебя гарантии, что эта проклятая штука будет работать.

Несколько мыслей промелькнули одновременно в его голове, но главной и самой первой было, что Сейдж самая чертова баба, какую он когда-либо встречал. Сбей ее с ног, она встряхнется и снова в бой. Хоть в драке, хоть в любви она просто завораживала его. А вот идеи ее были, пожалуй, чересчур легкомысленными.

— Значит, ты собралась в поход. Будешь торговать оросительными системами в разнос, от двери к двери?

— Не издевайся надо мной, Харлан. Я серьезно. Я обязана это сделать!

— Разумеется. Я тоже считаю, что ты обязана… полечиться, как следует.

— Черт бы тебя побрал! Я спасаю свое будущее и будущее моей семьи. Прекрати свои дурацкие шутки и ответь мне на простой вопрос. Можешь ты заставить эту штуку работать?

— Она уже работает.

— Уже? — Сейдж открыла рот, в глазах у нее было недоверие. — В самом деле?

— Да. Пока все вокруг занимались этими свадебными хлопотами, я достал подержанный компьютер.

— Достал?

— Не спрашивай.

— Ладно, не буду. Продолжай.

— Он не влез в раму, которую я сделал раньше, но мне удалось его просто подсоединить. Позавчера я опробовал эту систему. Если бы она была подсоединена к трубам, все поле было бы великолепно полито уже к этой ночи.

Ее голос поднялся и зазвенел от возбуждения:

— Почему ты никому не рассказал? Почему ты все держал про себя?

— Я ждал, когда все волнения по вопросу свадьбы улягутся. И кроме того, я хотел сделать некоторые усовершенствования и опробовать ее еще несколько раз, прежде чем всех оповещать.

— Но у тебя самого сомнений нет?

Харлан ухмыльнулся, будучи не в состоянии больше скрывать свою радость по поводу успеха.

— Никаких. Будет работать!

— Ох, Харлан, это замечательные новости! Изумительно!

Сейдж начала бурно двигаться, оттолкнула его от двери и взялась за ручку.

— Не будем больше терять времени. Мы доедем до Остина на твоем грузовике, а там возьмем мою машину.

— Эй-эй! Придержи конец. Остановись. — Харлан преградил ей дорогу. Сейдж повернула к нему лукавое лицо. — Поправьте меня, мисс Сейдж, если я ошибаюсь, но, по-моему, вы эту свою гениальную идею ни с кем не обсуждали. Вы решили под покровом ночи прокрасться сюда со своей безумной идеей, а им преподнести сюрприз потом. Правильно?

— Конечно, я это ни с кем не обсуждала. После сегодняшнего вечера они не позволили бы мне никуда ехать с тобой.

— Угу. А почему ты считаешь, что я возьму тебя с собой куда бы то ни было? Дурак я буду, если приглашу тебя кофе выпить, а не то что уехать из города в неизвестном направлении. Я не хочу, чтобы каждый полицейский штата разыскивал меня с ордером на арест в одной руке и пистолетом в другой.

— Об этом не беспокойся.

— А я беспокоюсь. Когда дело касается моей шкуры, я становлюсь очень чувствительным.

Сейдж нетерпеливо вздохнула.

— Я оставила им записку. В ней я написала, что уезжаю с тобой по своему желанию, и просила, чтобы нас не преследовали. Я обещала им звонить регулярно и сообщать, все ли со мной благополучно.

— Но ты не хочешь объяснить им, что собираешься делать.

Сейдж непреклонно покачала головой.

— Нет! До тех пор, пока я не смогу привезти им контракт. Без хотя бы одного контракта я не вернусь.

— Ты кое-что забыла, Сейдж. — Харлан наклонился к ней поближе. — Тебе нечего продавать.

— А вот здесь вступаешь в действие ты. Я хочу, чтобы ты взял с собой все чертежи своего устройства. Сначала мы убедим потенциальных заказчиков в великолепных качествах «Тайлер Дриллинг», которая уже известна им как лучшая в нефтяной промышленности. А потом мы покажем им твои схемы по применению бурильных насосов для оросительных систем. Мы создадим у них впечатление, что устройства эти уже находятся в производстве и им лучше поторопиться с заказом, если хотят получить их поскорее.

— Это называется мошенничеством.

— Никакого преступления я не совершаю. — Казалось, Сейдж возмутила сама мысль об этом. — Как только мы получим контракт, мы немедленно защитим производство. А ты тем временем можешь решать свои проблемы с компьютерами.

Харлан уставился в пол, качал головой и посмеивался.

— Самый сумасшедший план, который я когда-либо слышал.

— Он сработает.

— Это-то меня и пугает!

— Харлан! — Сейдж приблизилась и коснулась его руки. — Я же знаю, ты, как и я, не хочешь разочаровывать моих братьев. Ты говорил мне, что не хочешь обмануть их доверие. В том, что произошло между нами, — голос ее дрогнул, — я виновата ровно столько же, сколько и ты. Я не могу винить тебя, но Чейз и Лаки с их устаревшим рыцарским кодексом могут. Если мы выполним мой план, мы, каждый из нас, снова завоюем их доверие и уважение.

Сейдж закусила нижнюю губу и умоляюще посмотрела на молодого человека.

— В любом случае, думаю, нам стоит попытаться. Ты как считаешь?

— А что ты скажешь, Сейдж, по поводу того, что произошло между нами?

— Просто случайный эпизод. И все.

— Ты так считаешь? — мягко спросил Харлан. Сейдж не ответила, но он понял, что девушка колеблется.

— Мы ведь будем путешествовать вместе, рядом друг с другом, день и… ночь.

— Мы взрослые люди. — Голос ее охрип. — С этого момента мы только деловые партнеры. Договорились? Пожалуйста, Харлан!

Он внимательно разглядывал ее лицо. Лицо, которое уже вовлекло его в ссору с двумя людьми, которых он уважал больше, чем многих ранее известных ему. И, наверняка, до того, как все это кончится, он завязнет еще глубже, но, черт все побери, освободиться он не хотел.

Каким-то образом Сейдж проникла ему под кожу, залезла в кишки, забралась в самое сердце и свернулась там клубочком. Когда она просила его о чем-то и смотрела при этом своими глазами цвета мягкого виски, Харлан ни в чем не мог ей отказать. Он ведь пьянел и делал глупости от виски, гораздо менее пьянящего, чем эти глаза.

Черт с ним! В конце концов у него ведь не было никакой цели, когда он собирался уехать отсюда. Харлан ведь не думал уезжать так скоро и не успел построить никаких планов. Кроме того, он не любил бросать работу незаконченной. Молодой человек всегда все доделывал прежде, чем двигаться дальше. Это было очень важно для него. Он никогда не оставлял никого разочарованным в Харлане Бойде.

— Ладно, мисс Сейдж, — вздохнул он. — Поднимай свою попку в кабину моего грузовика, но помни, одно слово критики по его поводу и пойдешь пешком.


Лаки ковылял по кухне без посторонней помощи, но Чейз толокся рядом на случай, если брату понадобится поддержка. Рано утром Лаки выписали из больницы, и он позвонил Чейзу, чтобы тот приехал забрать его домой. Как только братья вошли в дверь, Девон, посмотрев на мужа, ахнула.

— Хуже, чем вчера вечером, — утешающе пробормотала она.

Нежно обняв, она поцеловала Лаки, найдя на лбу единственное место без синяка, и усадила его за его кухонный стол.

— Да, но видела бы ты другого парня, — пошутил бедняга, еле шевеля распухшими губами.

В юности он заработал себе репутацию драчуна и забияки и успешно поддерживал ее до встречи с Девон. Но уже несколько лет никто не видел у него ни разбитой губы, ни заплывшего глаза. Морщась от боли, Лаки опустился на стул.

— А рука очень болит? — сочувственно спросила Девон.

— Переживу…

— А есть ты сможешь?

— Пока только кофе. — Лаки вытащил что-то из кармана куртки. — Мне это дали в больнице. — Он поднял на показ согнутую под углом соломинку. — Сама сосет.

Его шутка особого смеха не вызвала. Так, несколько принужденных смешков. Настроение за кухонным столом было унылое. Марси нянчила Джимми, настороженно поглядывая на Чейза. Лорен спала наверху. Девон была занята разливанием кофе.

За кофе Чейз рассказал женщинам о заключении врача.

— Лаки придется носить шину шесть или восемь недель. Жутко выглядеть он будет еще несколько дней…

— Спасибо, — фыркнул Лаки.

— Но потом снова будет такой же красавец, как и был.

— Надеюсь, это произойдет до возвращения вашей матери и Пэта, — сказала Марси.

Девон взъерошила волосы Лаки, примятые больничной подушкой.

— Сомневаюсь, что их это удивит. По моим сведениям, он часто так выглядел.

— Только до встречи с тобой. — Лаки взял жену за руку и нежно сжал, потом пососал кофе через соломинку. — А Сейдж уже встала? Я хочу поговорить с ней.

Некоторое время все молчали и старались не смотреть друг на друга и на Лаки. Наконец, Чейз откашлялся и произнес:

— Ее нет…

— Что значит нет. А где она?

— Точно не знаем. Уехала и все.

Лаки быстро оглядел потупленные лица.

— Вы что-то недоговариваете. И это что-то уже мне не по вкусу.

— Она уехала с Харланом.

Лаки выругался и стукнул разбитым кулаком по столу, попал по краю и снова выругался, на этот раз от боли.

— И вы дали ей уехать?

— Я не давал ей уехать. — Чейз со злостью вскочил со стула и заходил по кухне от стены к стене. — Она и не спрашивала моего разрешения, Лаки. Она собрала чемодан и ушла тайком, оставив записку о том, чтобы мы не беспокоились, что она будет иногда звонить и чтобы мы не пытались ее разыскивать. Я проверил. Трейлера Харлана нет на месте. И всех его чертежей. Кстати, ты знал, что он подсоединил к насосу компьютер? — спросил он невпопад.

Лаки вцепился себе в волосы.

— Я поверить не могу, что вы дали ей упорхнуть отсюда с этим бабником и бродягой. Они что, сбежали пожениться?

— Черт его знает! Может, они взяли чертежи, чтобы Харлан мог продать идею другой компании.

— Я не верю своим ушам! — воскликнула Марси, вскакивая из-за стола.

— Я тоже, — сказала Девон. — Вы сами себя послушайте! — Она обвела обоих братьев яростным взглядом. — Мы месяцами слышали, какой умный и замечательный этот Харлан Бойд. «У него потрясающие идеи», «эта его идея просто гениальна», «если она сработает, мы снова наймем всех старых работников», «это нас спасет».

— Девон права, — поддержала Марси. — Именно это мы слышали изо дня в день. Еще несколько ночей назад ты, Чейз, рассказывал мне, как собираешься заняться производством, а Лаки будет заниматься установкой.

— И ты говорил то же самое, — напомнила мужу Девон. — Ты был так обрадован перспективой снова работать, как следует. Я со дня нашего знакомства не видела тебя таким энергичным и довольным своей работой.

Она замолчала, и слово снова взяла Марси.

— И все потому, что Харлан придумал, как приспособить ваше оборудование и ваш опыт к другому делу. И теперь вдруг стал «персона нон грата». Вчера еще он был герой и волшебник.

— Герой, который за нашими спинами, — пробормотал Лаки распухшими губами, — совратил нашу сестричку.

— Ну и что?

— Как это ну и что?

— Да. Ну и что? — повторила Марси. — Ваша сестричка не малый ребенок. Он взрослая женщина. Если Сейдж хотела спать с Харланом, и наоборот, это не твое дело. И не твое, — ткнула она пальцем в грудь Чейза.

— Своими поспешными выводами вы совершаете большую несправедливость по отношению к Сейдж и Харлану, — заметила Девон. — Меня поражает ваше недоверие к ним, особенно к собственной сестре. В довершение всего вы будете выглядеть идиотами.

— Почему это? — взбеленился Чейз.

— Я понимаю, что она хочет сказать, — ответила Марси. — Вы что, не доверяете собственным суждениям о людях? Еще двадцать четыре часа назад вы ему абсолютно доверяли.

— Двадцать четыре часа назад я не знал, что он охмурил мою сестру.

— И сейчас не знаешь, — кричала Марси на мужа. — А может это Сейдж его охмурила? Ты об этом не думал?

— А ты, Лаки Тайлер, — сердито вступила Девон, — тоже хорош. Не тебе обвинять мужчину, что он охмурил женщину.

— Ну-ну, Девон, ну, перестань, — поторопился защититься Лаки и сморщился, когда поджившая губа снова лопнула. Успокаивая ее, он бормотал. — Ты не можешь сравнивать их с тем, что произошло между нами в ночь, когда мы встретились.

— Все, что я знаю, — перекричал всех Чейз, — это что Сейдж сейчас очень уязвима из-за разрыва с Трейвисом. И еще она чувствует себя брошенной из-за замужества матери. Иначе сестренка никогда бы не увлеклась таким типом, как Харлан.

— А почему бы и нет? Харлан великолепен и сексуален.

У Лаки отпала его разбитая челюсть. Он был потрясен комментариями своей жены.

— Ну, ты даешь! Ничего себе разговоры для замужней женщины с ребенком. Ты говоришь о мужчине!..

— Я замужем, но не ослепла, — отрезала Девон. — И я снова повторю: он великолепен и сексуален. И Лори тоже так считает.

— Моя мать?! — завопил Лаки.

— Да, твоя мать. Она мне это сама сказала.

— И вообще, что ты можешь знать о том, какие мужчины нравятся Сейдж? Ты что, специалист в этом? — требовательно спросила Марси у Чейза.

Лаки и Девон замолчали уступив сцену другой паре, и только обменивались яростными взглядами. А Марси и Чейз стояли друг против друга, выдвинув подбородки.

— Я знаю Сейдж, — говорил Чейз. — И знаю ее гораздо дольше, чем ты. Если бы она была в порядке, Харлан с его невоспитанностью и отсутствием манер — последний человек на свете, с которым бы она легла в постель.

— Что ж, любовь делает с людьми странные вещи, — величественно произнесла Марси. — Она всем кружит головы!

— Любовь? Кто сказал, что это любовь? В лучшем случае, вожделение.

— Как это ни называй, но влияние на людей оно оказывает очень сильное. Заставляет совершать сумасшедшие поступки. Ни на что непохожие…

— Сумасшедшие? Например, убежать среди ночи из дома безо всяких объяснений.

— Сумасшедшие! Например, заставляет Чейза Тайлера жениться на гусенке Джонс, — кричала Марси. — Как считаешь, сколько было на это шансов в нормальных обстоятельствах?

С трудом сдерживая свой огненный темперамент, она холодно посмотрела на мужа:

— Прежде, чем вы с Лаки кинетесь в погоню, подумайте хорошенько, а может Сейдж не хочет, чтобы ее спасали. — Ханжески шмыгнув носом, Марси обратилась к Девон. — Пойдем наверх, по-моему, я слышала, что Лорен плачет.

Забрав Джимми с собой, Марси выплыла из комнаты. Девон не отставала от нее ни на шаг.

Лаки посмотрел незаплывшим глазом на брата и обреченно проговорил:

— Я предупреждал тебя, что если они когда-нибудь состыкуются, нам несдобровать.

— Что ж, — Чейз со вздохом опустился на стул, — вот и несдобровали.

13

«Пикап» Харлана не дотянул и до Остина.

В тридцати милях к северу от столицы мотор начал подвывать. Еще через десять миль из-под крышки капота потянулся белый дымок.

Сейдж уже было открыла рот, чтобы съязвить, но тут же закрыла, вспомнив угрозы высадить ее из машины. Девушка взглянула на Харлана. Он хитро улыбался.

— Я гляжу, моя угроза хорошо подействовала, — сказал молодой человек довольным тоном.

Заискивающим голосом Сейдж спросила:

— А ты хочешь, чтобы мы взлетели на воздух?

— Я хочу подыскать удобное место для остановки.

Еще через четверть мили он свернул на придорожную стоянку. Фыркающий и кашляющий грузовичок вызвал всеобщий хохот у других водителей. Сейдж захотелось спрятаться под сиденье и закрыть голову руками.

Харлан же, не испытывая, похоже, ни малейшего смущения, вышел из машины и направился к капоту. Ржавая крышка протестующе заскрипела. Из-под нее вырвалось белое облако пара.

Парень подождал, когда оно немного рассеется, и склонился над мотором. Через пару минут он подошел со стороны Сейдж. Поскольку окно не открывалось, Сейдж налегла на дверцу плечом и кое-как открыла ее.

— И каков диагноз?

— Пробита система охлаждения, — сообщил Харлан. — Радиатор полностью выкипел.

— Это плохо?

Он облокотился плечом на угол дверцы и с удивлением уставился на девушку:

— Конечно, плохо, если не задаваться целью специально спалить двигатель. Весьма заманчивый способ избавиться от этого металлолома.

— Я так полагаю, этот хлам не застрахован? Харлан покачал головой.

— И не надейся.

— И в Ассоциации автомобилистов ты не состоишь?

— Не-а.

— Так что же нам делать?

Харлан принялся расстегивать фланелевую рубаху. Расстегнув, вытащил ее из-под пояса джинсов, стянул с себя и подал ей.

Сейдж приняла протянутую рубаху и молча наблюдала, как Харлан стягивает через голову обыкновенную белую футболку. Когда торс его обнажился, на нем явственно оказались видны синяки от вчерашнего кулачного боя. Утреннее солнышко поблескивало на волосатой груди. Соски съежились от промозглого ветерка.

У Сейдж екнуло сердце.

Двумя руками Харлан разорвал футболку пополам, затем оторвал рукава и вновь направился к капоту, давая Сейдж возможность полюбоваться на свою обнаженную спину, которая возбуждала не меньше груди. Светлые волосы волнами ниспадали на его шею. Кожа туго натягивалась на крепких мускулах.

Девушка с любопытством высунулась из дверцы, чтобы видеть, что он там делает. С пересохшим от восхищения ртом наблюдала она, как играют мускулы на его длинных руках, когда Харлан тряпкой обматывает прохудившуюся трубку. Вены вздулись. Ладони его выглядели сильно и уверенно. Неподалеку был кран, и он заменил воду в радиаторе.

Захлопнув капот, Харлан направился к квадратному кирпичному зданию общественного туалета.

— Сейчас вернусь, — кинул он через плечо. — Надо руки помыть.

Сейдж торопливо направила на себя зеркальце заднего обзора. То, что оно отразило, повергло ее в шок. Она не спала всю ночь, и это отразилось не только на ее самочувствии, но и на внешнем виде. Поскольку нормально поспать теперь было просто невозможно, Сейдж сделала все, что могла при помощи косметики.

И как Харлан импровизировал при починке «пикапа», так девушка импровизировала, приводя в порядок свое лицо, и делать все приходилось быстро, чтобы молодой человек не заподозрил, что она старается ради него. Как только Харлан показался из-за угла туалета, Сейдж тут же спрятала расческу в сумочку и сделала вид, будто очень переживает из-за вынужденной задержки.

Едва усевшись в кабину, он потянул носом воздух:

— Никак духами пахнет?

— Решила освежиться чуть-чуть. Не мешает?

— Конечно, не мешает. До этого ты вообще была черт знает на что похоже.

Она обиженно кинула ему рубаху. Поймав ее, молодой человек рассмеялся.

— А ты, оказывается, шуток не понимаешь?

Положив руки на огромную допотопную баранку, он поднял голову и взглянул на девушку.

— Если это немного утешит твое самолюбие, могу тебе сказать, Сейдж, что всю ночь крутить руль — чертовски выматывает.

Взгляд, которым они обменялись, неприятно затянулся. За это время Сейдж успела напомнить себе, что отношения их связывают чисто деловые. И это — ее правило. Она его установила — и не ей его первой нарушать. Кроме того, нельзя, чтобы хоть что-то отвлекало ее от конечной цели. Харлан может даже не особенно стараться отвлечь ее. Вообще, может не стараться.

Наконец, Сейдж оторвала взгляд от Харлана и указала на капот.

— Ну как, э-э, работает теперь?

— Еще как работает, — хрипло отозвался он.

— Не взорвется?

Парень с трудом сглотнул.

— Может. Главное, следить, чтобы не перегревался.

У Сейдж возникло смутное подозрение, что они говорят о двух разных моторах, и девушка нервно облизала губы.

— Может быть, рубашку наденешь?

— Зачем? Или вид моей голой груди тебя беспокоит?

— Вовсе нет.

Харлан улыбнулся с тем самым пониманием, от которого Сейдж начинала чувствовать себя прозрачной, как стекло. Соединяя два голых проводка, пускающих зажигание, он добавил.

— А ты не только шуток не понимаешь, мисс Сейдж, ты еще и врать не умеешь.

— Забавно. У меня ощущение какой-то свободы. А у тебя?

— Я же тебе говорил, что свободен с пятнадцати лет.

Они мчались по шоссе, рассекающему карту Техаса на юг до самой границы с Мексикой.

— Для тебя, может, чувство полной свободы и привычно, но не для меня, — сказала Сейдж. — Сейчас я чувствую себя беспечной цыганкой.

Девушка настояла, чтобы от Остина они ехали на ее машине, которая так и простояла возле дома Сейдж с того самого времени, как Трейвис отвез ее на праздники в Хьюстон.

В течение последних нескольких месяцев в колледже она постепенно перевозила вещи из квартиры, служившей ей домом более трех лет. Соседки с радостью выкупили у Сейдж ее долю мебели и утвари, поскольку собирались и дальше там жить. А немногие оставшиеся личные вещи пообещали сложить в шкаф и сохранить до тех пор, пока ей не представится случай их забрать.

В банке она сняла со счета все, что у нее было. Сумма оказалась незначительной, но голодная смерть ей теперь не грозит. Пока Сейдж улаживала дела, Харлан отправился куда-то и вернулся уже пешком.

Уже через несколько часов они выехали из Остина в южном направлении. Ехали налегке. Девушка попросила Харлана сесть за руль, поскольку сама была чересчур возбуждена и нервничала. Теперь, когда старые связи разорваны, миссия четко осознана и замыслы ее в процессе осуществления, Сейдж просто кипела от избытка энергии и энтузиазма.

Они проехали уже несколько миль, когда девушка сообразила, что следует выяснить, что стало с трейлером. Ведь прицепить его к машине Сейдж было невозможно и, естественно, пришлось его где-то оставить.

— У друга оставил, — ответил Харлан. — У него своя заправка, и он разрешил мне припарковать вагончик позади здания.

— А ты уверен, что он не пропадет? Харлан нахмурился.

— Я же сказал, что это мой друг. Мы с ним в море на буровой работали. Это же как войну вместе пройти.

— А «пикап»? Ты что, его просто на обочине бросил?

— Ну что ты, разве я похож на транжиру? Я его за двести долларов продал.

— Двести долларов? Да какой же дурак за это старье столько дал?

— Старьевщик.

— О!

Они улыбнулись друг другу. Потом Харлан снова сосредоточился на дороге.

Немного помолчав, Сейдж спросила:

— Ты всю жизнь связан с нефтью?

— Почти.

Сейдж решила подождать развития темы. Не дождалась. Замкнутость Харлана стала ее раздражать, и она спросила.

— А вот если бы тебе пришлось заполнять анкету, ты что бы написал в графе профессия?

— Я анкет не заполняю, — последовал ответ.

— Ну, а если бы пришлось?

— Не пришлось бы.

— Нет, Харлан! — настаивала Сейдж. — Ты вот представь, что пришлось бы!

Он тяжело вздохнул.

— Хорошо. Наверное, я назвался бы профессиональным специалистом по чужим несчастьям. Если у кого-то трудности, я вмешиваюсь и помогаю.

— У кого-нибудь? То есть, у кого угодно?

— Если человек мне нравится, и я ему, и если я вижу, что могу быть полезен.

— Так ты что, специально высматриваешь, у кого какие проблемы?

Харлану явно было неловко об этом говорить, и он просто пожал плечами.

— Да, можно, видимо, и так сказать. Вот в прошлом году встретил я Чейза в Хьюстоне, так он мне сразу понравился. И это взаимно. Он мне рассказал, что его компания прогорает. Но я тогда был занят и не мог помочь, но о нем не забыл. А как освободился, то сразу отправился в Милтон Пойнт.

— А как только проблема бывает решена…

— Ко всеобщему, заметь, удовлетворению…

— Так ты…

— Перехожу к следующей.

— И никаких долговременных отношений?

— Совершенно верно.

— Всегда?

— Всегда.

— Хм.

Какое-то время Сейдж впитывала в себя ощущение дороги; внезапно она почувствовала себя одинокой и покинутой. Харлан расставался с вещами — с пикапом, с трейлером — просто и без малейшего сожаления.

И когда приходил срок, он также расставался и с людьми — не оглядываясь. «Интересно, — подумала Сейдж, — а сколько женщин, влюбленных в него, он вот так бросил?»

И мысль эта лишила ее остатков хорошего настроения. В течение следующих нескольких миль девушка не проронила ни слова.

— Там молочная впереди. — Сейдж указала на знакомую красно-белую вывеску. — Давай остановимся, я с голоду загибаюсь.

— Слушай, Сейдж, час назад мы останавливались, потому что тебе нужно было принять душ. За полчаса до того тебе до смерти потребовался «Сникерс».

— Время ужина. Давай остановимся и поедим, а потом всю ночь будем ехать.

— Хорошо. Только боюсь, что после этого до долины мы не доберемся по причине твоего брюха и мочевого пузыря.

Они решили сделать конечным пунктом своей поездки долину Рио-Гранде, поскольку это был район очень развитого сельского хозяйства. Там, где выращивают хлопок и цитрусовые, вполне могут потребоваться их ирригационные системы.

Молочная явно процветала. Им пришлось ждать в очереди, чтобы сделать заказ.

— Так есть хочется, съела бы целую лошадь, — пробормотала Сейдж, изучая меню.

— Извини, в меню лошадей нет.

Не обращая внимания на подначку Харлана, девушка произнесла:

— Хочу чизбургер со всем. Большую порцию жареной картошки. Шоколадный коктейль. И порцию начос.

— С перцами?

— Конечно, с перцами. Какие начос без перцев? Много-много перцев.

Тут-то он ее и поцеловал. Только что Сейдж улыбалась ему в предвкушении остренького — и тут же Харлан обхватил ее за шею, притянул к себе и наградил долгим, глубоким поцелуем, заглушившим ресторанный гвалт. Девушка нерешительно положила руки ему на грудь, потом вдруг обхватила его и крепко прижалась.

Харлан прервал поцелуй гораздо раньше, чем Сейдж была к этому готова. Парень поглядел ей в глаза, как бы говоря, что причиной этому приличия, а не отсутствие желания.

Он положил руки ей на плечи и притянул к себе. Девушка продолжала одной рукой обнимать Харлана, другую же положила поверх его ладони на своем плече. «Все, наверное, думают, — решила Сейдж, — что мы — влюбленная парочка на тайном свидании».

И ей вдруг очень захотелось, чтобы именно так все и было.

Когда подошла их очередь заказывать, Харлан, с улыбкой глядя на Сейдж, сказал официантке:

— Девушке, пожалуйста, начос с перцами. Много-много перцев.

Сейдж совершенно нескромно набросилась на еду. Никогда еще в закусочных ей не доводилось есть такой вкуснятины… Она вообще не помнила, чтобы что-то было таким вкусным, и подумала, что не иначе, как поцелуй Харлана сотворил это волшебство.

— Хочешь еще чизбургер? — спросил он, когда Сейдж покончила с последним кусочком.

Она со смехом утерлась бумажной салфеткой.

— Нет, спасибо! Но этот был потрясающий. В жизни такого не пробовала.

— А что, твой донжуан чизбургерами тебя не баловал?

— Трейвис? — Даже звучание его имени показалось ей странным, будто было это все в какой-то другой жизни. — Будущего доктора Белчера в рестораны можно было только мертвым затащить. Одно время он помешался на здоровой пище и пытался пичкать меня простоквашей с бобами и тофу.

— Тофу? Это такая разновидность туфты?

Сейдж хохотала до упада… а Харлану, похоже, было наплевать, что на них смотрят. Ему откровенно нравилось, как она смеется.

В путь они пустились уже в сумерках. От полного желудка, общего чувства комфорта и монотонного гула мотора Сейдж стало клонить в сон. Очень скоро она стала клевать носом.

— Ложись сюда, — сказал Харлан, похлопав себя по бедру. — Клади голову и не мучайся.

Сейдж с опаской покосилась на то место между его ног, где джинсы были сильно потерты и сидели в обтяжку.

— Не стоит, — беспокойно сказала она. — А то еще уснешь за рулем.

Харлан хмыкнул.

— Лучшее средство от сна — это твоя голова у меня на коленях. — И, заметив ее испуг, он расхохотался! — Я шучу. Ложись.

И Харлан снова похлопал себя по ноге. Больше сопротивляться она не стала. Девушка прилегла на сиденье и аккуратно пристроила голову на его бедре.

Харлан откинул волосы с ее шеи и прикрыл ладонью. Большим пальцем погладил подбородок.

— Спи спокойно, мисс Сейдж.

— Я спать не буду. Вздремну пару минут и все.

Харлан продолжал легонько поглаживать ее по шее, подбородку, за ухом…

Сейдж не могла понять, почему ее расталкивают.

— Ну же, Сейдж, вставай! У меня нога затекла.

Совершенно сонная девушка села, но глаз толком открыть не могла.

— Который час? — пробормотала она. — Почему мы остановились?

— Время к полуночи. А остановились мы, потому что у меня белая полоса двоится. Я стал засыпать и не хочу, чтобы мы попали в хронику происшествий. Кстати, ты знаешь, что храпишь во сне?

— Заткнись, — проворчала Сейдж, потягиваясь и потирая затекшую шею. — Где мы?

— В хорошем, чистом мотеле.

Поскольку чистота сама собой должна подразумеваться, Сейдж внезапно заподозрила неладное. Она заставила себя продрать глаза и осмотреться.

Отдельные бунгало были очерчены светящимися неоновыми трубками. На центральном дворе уныло топорщилось несколько груш и кустиков олеандра, они боролись со смертью, прижимаясь к краю бассейна, заросшего настолько, что по нему можно было ходить. Под мигающей голубой звездой темнел вход в зловещую неосвещенную контору комплекса. Над дверью были водружены рога.

— Здорово! Техасский филиал мотеля Бэйтса. Собственность Нормана Билли Боба Бэйтса и его матушки-покойницы.

— Милейшее место. Я здесь и раньше останавливался.

— Меня это почему-то не удивляет.

— Сиди тихо. Схожу узнаю, есть ли места.

— Ты что, смеешься?

Вскоре Харлан вернулся с ключами. Пока они переезжали от офиса к выделенному домику, Сейдж спросила:

— Мы что, не могли остановиться в месте поприличнее, типа «Мотеля Шесть»?

— Нам здесь только переспать несколько часов, для этого ничего, кроме кроватей, и не требуется.

— Это уж точно. Душ я здесь принимать не стану. Насколько я могу судить по консьержке, горячей воды у них нет.

В комнате было две кровати, разделенных шаткой тумбочкой, и шкаф с выдвижными ящичками. Ни телефона, ни телевизора. Зато тепло и чисто. Сейдж обнюхала простыни и, убедившись в их стерильности, залезла в постель в одежде.

Ей слишком хотелось спать, чтобы еще и раздеваться. Впервые в жизни девушка отправилась спать, не почистив зубы, но это ее не волновало. Ей хотелось одного — спать.

Харлан пошел в ванную. Через несколько секунд Сейдж услышала шум льющейся из душа воды. «Это он назло мне душ принимает», — решила она едко.

Но на лице ее была улыбка. Сейдж была вся пропитана ощущением довольства. Странно, а ведь начало дня не предвещало ничего доброго.

Она уехала их дома с мужчиной, которого знает меньше месяца, на раздолбанном «пикапе», проданном вскоре по цене металлолома.

Сейдж опустошила свой банковский счет, все до последнего цента, и получилась мизерная сумма.

Она объелась в ресторане, плюнув на излишнюю калорийность и плохую усвояемость.

Короче, Сейдж бросила все близкое и надежное — и пустилась в путь, не сулящий, возможно, ничего, кроме унижений и враждебности со стороны любимой семьи.

И вот она ночует в сомнительном мотеле, в комнате, видевшей, вероятно, не одну непристойную встречу.

И невзирая на все это, мысли ее спокойны, она улыбается и поудобнее устраивается в постели, подбивает подушку.

Харлан все еще в душе, чуть фальшиво напевает что-то из Рода Стюарта. Когда он выйдет, интересно, ляжет он рядом и обнимет ее — или же воспользуется второй кроватью?

А Сейдж совершенно не против, если вторая кровать всю ночь будет пустовать.

Лучше ей никогда не было.


— Сейдж, ну прекрати же. Слезами горю не поможешь.

— А мне без разницы, — прохныкала девушка, влажной тканью утирая хлюпающий нос. — Хочу плакать — и буду плакать. А теперь оставь меня в покое и не мешай.

— Да одними твоими слезами можно было бы пол-Техаса оросить. Может, нам лучше их продажей заняться?

— Надоели мне твои шуточки, — вспыхнула она, кинув на Харлана ненавидящий взгляд красных опухших глаз.

— Лучше уж шутить, чем плакать.

Две недели в дороге — и ни малейшей за это награды! Нервы взвинчены до предела, терпение окончательно иссякло.

Если Харлан и знал, куда они едут, то девушке он об этом не проговаривался. Да ей и безразлично было. Они просто ехали, покрывая милю за милей; Сейдж плакала, Харлан злился. Он, похоже, готов был вскипеть и броситься на девушку с кулаками. Сейдж же злилась не меньше и с удовольствием ответила бы тем же.

— Ты ведь даже представить себе не можешь, как много значил для меня успех этой поездки.

— Почему же не представляю, — закричал Харлан в ответ. — Ты хотела вернуться домой на белом коне. Чтобы семья тебя любила и восхищалась.

— А что ты вообще знаешь о семейной любви?

Сейдж заметила искру, вспыхнувшую в его глазах, но Харлан не стал отвечать на вопрос. Вместо этого он перешел в контрнаступление.

— Ты думаешь, что обдурила весь этот чертов мир? Но я-то тебя, Сейдж, насквозь вижу. Ты думаешь, тебя никто не уважает? Так вот, ошибаешься. Слышала бы ты, как твои родственники бахвалились тем, с каким трудом и каким прилежанием добывала ты себе степень магистра. Да мне еще до встречи с тобой все ужи про тебя прожужжали.

— Может, они и рассказывают обо мне, но всерьез не воспринимают. И никогда не воспринимали.

— Быть может, из-за того, что ты вечно прыгаешь и вопишь невесть что.

— Спасибо. Этот разговор мне дал очень много полезного и приятного.

Харлан на секунду отвел взгляд от дороги и внимательно посмотрел на девушку.

— Ты ведь соперничаешь со своими братьями, не так ли?

— Да нет же!

— Так я и поверил. Где-то глубоко внутри ты просто боишься, что не дотягиваешь до них, что по сравнению с ними ты второй сорт.

— Ты спятил.

— Нет, я говорю правду. Слушай, Сейдж, ты Тайлер до мозга костей. У тебя внутри та же жесткость, что и у Чейза и у Лаки. Просто оформлено все по-другому. В тебе есть сила, хватка, целостность. Ты достойный человек, тебе не откажешь во внешних данных, в обаянии, в уме.

— Так почему же тогда мне не удалось заключить ни одного самого вшивого контракта? Со мной почти никто даже говорить не стал. А некоторые просто смеялись в лицо, когда я объясняла, с какой целью прошу о встрече.

— Это не тебе не удалось, — вздохнул Харлан. — Ты сделала все, что могла. Ты каждое утро была одета просто сногсшибательно, выглядела профессионально и одновременно женственно. Ты отточила формулировки своих предложений до совершенства. Черт возьми, каждый раз слушая, как ты преподносишь товар, я хотел все бросить и сам подписать этот чертов контракт!

— Так почему же никто его не подписал?

— Невезение. Плохое видение ими экономических перспектив. Ни то, ни другое не свидетельствует о твоей профессиональной непригодности. Самый лучший рыбак с самой лучшей наживкой не поймает ни одной рыбки, если рыбка просто не клюет.

Его слова несколько успокоили Сейдж. В тайне-то она была убеждена, что сделала все наилучшим образом. Через сельхозкооперативы и фермерские ассоциации она раздобыла информацию и составила список перспективных клиентов. Вместе с Харланом они их планомерно объехали. Но все усилия не привели ни к чему, даже в перспективе. Сейдж сделала все, что способна была придумать.

Харлана также нельзя винить в неудаче. Он и так удивил ее тем, что ежедневно надевал галстук. Устройство системы он объяснял тщательно и доходчиво и легко завоевывал доверие собеседников. Люди, похоже, инстинктивно доверяли его точке зрения на многие вопросы. Он был этаким своим парнем с уймой смекалки и ненавязчивым шармом.

Людям Харлан нравился, и они ему нравились. Молодой человек, совсем как Лори, принимал людей такими, каковы они есть, и ждал от них того же в свой адрес. Харлан где угодно заводил друзей. Его потребность в поддерживании дружеских отношений, несомненно, шла от отсутствия семьи.

Но, несмотря на всю приятность Харлана, уезжали они из долины не солоно хлебавши. Что уж тут попишешь, если сами фермеры и садоводы понесли крупные убытки от непредвиденных прошлогодних заморозков. Сельское хозяйство оказалось не в лучшем положении, чем нефтяная промышленность. Все только и думали, как свести концы с концами. И никто не намеревался нести дополнительные расходы, сколь бы заманчивым ни казался предлагаемый товар.

— Но все ведь согласились, что идея классная, — напомнил Харлан.

— А вот ты пойди и расплатись по счетам классной идеей.

Харлан выругался сквозь зубы.

— Ну, и чего ты от меня хочешь? Свернуть на следующей же развилке и ехать в восточный Техас? Решила сдаться?

— Нет. Абсолютно. Это у Харлана Бойда такой метод. Чуть что не так — сразу в кусты. Умыть руки и исчезнуть.

— Да что ты вообще знаешь о методах Харлана Бойда?

— А что, разве не так? — набросилась Сейдж на молодого человека. — Почему ты не можешь, как все нормальные люди, пустить корни, обзавестись домом? Потому что боишься? — Вопрос был чисто риторический, и ответа она ждать не стала. — А вот я не такая. Я не пытаюсь ускользнуть от проблем.

— Нет, ты либо обходишь их, говоря полуправду, либо прячешь их посредством бойкого язычка и противоестественного поведения.

Сейдж гневно взглянула на него, потом перевела взгляд за окно. Они проезжали мимо невспаханных полей. Тут и там лежали кучи прошлогодней соломы, поля ждали весны, культивации.

Культивация напомнила Сейдж об ирригации, а ирригация — об изобретении Харлана, которое одно могло спасти «Тайлер Дриллинг», если, конечно, дела в нефтедобыче не пойдут на лад. И когда это случится, — а Сейдж верила, что это случится — братья могут полностью передать ей ирригационный бизнес. Может быть, это будет дочерняя компания.

Не успев как следует поплавать по волнам своих фантазий, Сейдж резко напомнила себе, что деньги у них на исходе. И тогда может случиться так, что домой она вернется не только без успеха, но еще и без гроша.

Долго еще, интересно, смогут они быть вместе и не прикончить друг друга? В качестве альтернативы можно было бы заняться любовью, но и этот путь закрыт. Сейдж теперь прекрасно сознавала, что так много плачет из-за сексуальной неудовлетворенности.

Чем теснее было расстояние между ними, тем сильнее они шарахались друг от друга. Чем меньше была комната в мотеле, тем дальше, каждый к своему краю, они спали. И не от Сейдж исходило это отталкивание. Она просто подхватила его настрой.

Харлан не целовал ее с того самого ужина в придорожной закусочной. Он даже не намекал, что одна из кроватей в их сдвоенных номерах может оказаться лишней. Разговоры их крутились исключительно вокруг текущих дел, и не было в них того дразнящего подтекста, который так не нравился ей раньше и по которому она теперь так скучала. Сейдж была сбита с толку и разочарована.

Ну, почему Харлан за две недели не сделал ни одного захода? Неужели он уже готовит ее к тому, что однажды так же неожиданно исчезнет из ее жизни, как неожиданно появился в ней?

Несчастная от одной этой мысли, Сейдж облокотилась на открытое окно, подперла ладонью подбородок и смотрела на мелькающие вдоль дороги пейзажи.

На окраине небольшого городка раскинулось неправдоподобно зеленое, тщательно ухоженное и ровно подстриженное поле. По нему было организовано пешее движение, сновали маленькие белые карты. Треугольные флаги на тоненьких шатких стойках, казалось, махали ей, стараясь привлечь внимание.

Сейдж вдруг рывком выпрямилась.

— Гольф!

14

— Пардон?

— Гольф… Гольф. Гольф!

Харлан кинул взгляд через плечо.

— Предлагаешь сыграть несколько лунок?

— Харлан, мы не в той лунке рыбу удили! — От возбуждения Сейдж не заметила, что нагнулась к нему и схватила за ногу. — С наживкой все в порядке, просто мы удили не там.

Его голубые глаза озарились пониманием.

— Площадки для гольфа?

— Да. И… и благополучные кварталы, где есть площадки для гольфа, и большие лужайки возле дома, и ландшафтные парки.

— Пригороды, где отдыхают высшие слои.

— Всякие санатории.

— Многоцелевые городские парки.

— Именно! — Отстегнув ремень безопасности, Сейдж кинулась к нему и, обвив руками за шею, шумно поцеловала в щеку. — Нам надо обходить землевладельцев, а не фермеров. Нам нужно говорить с инвесторами и подрядчиками, дельцами и толкачами.

— Предлагаешь вернуться в Хьюстон?

— Не обязательно. А зачем?

— Белчер. Хороший источник.

Сейдж обдумала предложение, прежде чем наложить на него вето.

— Он мелко плавает. Я же хочу выйти на настоящий источник. Кроме того, я бы не стала связываться с доктором после всего, что наговорили ему Лаки и Чейз. Мне чутье подсказывает, что все это лажа.

— Предположим, чутье тебя не подводит. В таком случае, куда?

— В Даллас.

— Почему в Даллас?

— Потому что это растущий город и он ближе всего к Милтон Пойнт. И там полно площадок для гольфа!

— А чем хуже Сан-Антонио? Или Остин?

— Но до Далласа нам ближе всего, мы же там через два часа будем.

Ее возбуждение было заразительно.

— Пристегни ремень, — со спокойной улыбкой сказал Харлан и дал полный газ.

До Далласа он домчал меньше чем за два часа. Сейдж любовалась серебристо-зеркальным изломом города на фоне неба и была шокирована, когда Харлан вдруг зарулил на крытую стоянку отеля, превосходящего по классу все, в которых они останавливались раньше.

— Зачем сюда?

— По-моему, мы заслужили подарок.

— Ты хочешь здесь остановиться?

— Ты казначей. Можем мы себе это позволить?

— Конечно же нет, но гулять, так гулять! — И глаза ее забегали в предвкушении.

— Давай сегодня посидим в модном ресторане. Тканые салфетки, полный комплект столовых приборов, изыски. А потом можно в кино сходить или еще что-нибудь…

— Да, Харлан, давай. Давай скорее!

— А завтра — вновь на соляные копи, Золушка моя, — предупредил он.

— Теперь, когда у нас есть новый план наступления, я этого тоже жду — не дождусь.

— Так что, мне кажется, я выросла в убеждении, что значу для братьев не больше какого-нибудь их мячика; можно им поиграть, можно попинать.

Настроение у Сейдж было задумчивое, она смотрела на пламя свечи, горевшей посередине небольшого передвижного столика в их гостиничном номере. Отель по сравнению с теми, где они останавливались в последнее время, казался дворцом. В номере было кабельное телевидение. Предлагался широчайший выбор услуг, которые можно было заказать, не выходя из номера.

Удобств было столько, что они решили не выходить, поскольку устали с дороги. Гораздо больше тянуло расслабиться в номере, чем одеваться и идти куда-то. Им принесли обед из четырех блюд, а теперь они налегали на шоколад и кофе.

— Я вовсе не хочу с ними ни в чем соперничать, Харлан. Я просто хочу, чтобы они признали меня полноправным членом семьи и участником семейного дела. Я не хочу быть просто младшей сестренкой, пупсиком.

— Я прекрасно понимаю тебя! — Харлан снял золотистую фольгу с кружочка горького шоколада и отправил его в рот. — Но тебе следует понять, Сейдж, что в семье ты навсегда останешься младшей, в то время как Чейз так и будет самым старшим.

— Ну, это же звучит просто как основы психологии.

— Так и есть, — хохотнув, признал Харлан. — Я в сельскохозяйственном на такой спецкурс ходил.

— Так все твои наблюдения основаны не на собственном опыте?

— Нет.

— И братьев с сестрами у тебя нет?

— Нет.

Сейдж игралась с шариками из фольги, снятой со съеденных ею шоколадок, и взвешивала, стоит ли допытываться дальше. Она помнила, что сам Харлан ни за что не станет рассказывать о своем прошлом.

— Я знаю, что у тебя, должно быть, было трудное детство, Харлан. — Сейдж посмотрела на него сквозь пламя свечи. Лицо молодого человека сохраняло выражение безразличия. — И если не хочешь, можешь мне ничего не рассказывать.

Девушка снова сделала паузу, предоставляя Харлану возможность, которой он воспользовался не так, как ей хотелось бы.

— И не буду.

Сейдж была разочарована; она так и не заслужила его доверия. Чтобы как-то замять неловкость, она сказала:

— Мне очень жаль, что тебе одному приходится тянуть лямку. Семья — мой фундамент. Я не могу представить себе свое детство без родителей и братьев-разбойников.

— Тебе повезло.

— Знаю, — мягко согласилась Сейдж. — Какие бы противные они ни были, я их все равно люблю.

— И они тебя любят. — Положив руки на стол и склонившись поближе, Харлан протянул:

— Чего не любить-то?


Когда принесли обед, Сейдж только-только успела выйти из ванной — ванна была такая большая, вода такая горячая и пенистая. И чтобы обед зря не остывал, Харлан настоял, чтобы она садилась за стол как есть — в простом махровом халате, без косметики, с мокрыми волосами.

Теперь же он неторопливо окинул девушку взглядом, взял ее за руку, заставил встать и обойти вокруг столика. Широко раздвинув ноги, он завел ее между ними и поставил лицом к себе.

Слегка придерживая Сейдж за руки, он уткнулся носом в то место, где запахивался ее халат.

— Ты хорошо пахнешь.

Внутри у Сейдж все загудело. После двух недель без малейшего намека даже на флирт прикосновение Харлана пронзило ее, как электрический ток. И все равно, девушке не хотелось, чтобы парень решил, что ее так просто взять. Или он думает, что Сейдж достаточно пальцем поманить?

— Ты что делаешь, Харлан?

— Вот если ты немножко помолчишь, я тебя, пожалуй, совращу.

— Не лучшая мысль. Ты же согласился с тем, чтобы у нас были строго деловые взаимоотношения. А насчет того, что случилось раньше, то я не хочу, Харлан, чтобы ты думал, будто…

— Единственный твой недостаток — излишняя болтливость.

Харлан закрыл ей рот даже не поцелуем, а просто властным взглядом — и этого хватило. Достаточно было Сейдж увидеть этот испепеляющий взгляд, как возражения сами собой смолкли у нее на устах, изнутри она обратилась в мармелад, а тщательно подобранные доводы рассыпались. Не отводя взгляда от ее глаз, Харлан развязал пояс халата и распахнул его.

— Черт возьми, Сейдж, — сказал он, запуская руки внутрь, — если бы я только знал, что под ним ничего нет, я бы с ужином так долго не возился.

Харлан притянул ее к себе и приложился открытым ртом к самой середине груди. Вся плоть ее вздрогнула под влажным прикосновением его языка. Инстинктивно Сейдж оперлась ладонями на его плечи, чтобы не потерять равновесие. И тут же изо всех сил вцепилась в него, когда Харлан поцеловал сначала один, а затем другой сосок, слегка щекотнув их кончиком языка.

Сейдж застонала и чуть не упала. Харлан встал и, удерживая девушку, прижал ее к своей груди.

— Расстегни мне джинсы.

Его настойчивый шепот не заставил ее спешить. Сейдж даже немного помедлила, прежде чем нащупала его ширинку. Верхняя пуговица проблем не вызвала. С остальными было сложнее, тем более что Харлан сдавливал ей груди и любил ее рот языком с привкусом шоколада. Он мычал от удовольствия всякий раз, как пальцы ее задевали затвердевшую плоть под мягкой тканью. Наконец, Сейдж расстегнула последнюю пуговицу и убрала руки.

— Спасибо, — сказал Харлан и облегченно вздохнул. — Сними с меня, пожалуйста, футболку.

До того как Сейдж заняла ванную, чтобы принять пенную ванну, Харлан мылся под душем и вышел одетым в поношенные джинсы, для которых, казалось, и было создано его худое тело. Он был в белой коттоновой футболке, туго обтягивающей широкую грудь и плечи.

Теперь сквозь нее Сейдж видела, как набухли его соски. Вид его обнаженной груди однозначно вызывал отклик в самой глубине ее существа. Девушка взялась за низ футболки и стала стягивать ее, обнажая крепкие мускулы и поросль рыжеватых волос. Волосы его сексуально спутались, несколько прядей упали на лоб.

— Так куда лучше, — прошептал Харлан, притягивая девушку в объятия, соединившие их обнаженные груди.

Поцелуй длился вечность и разжег в Сейдж могучее желание иметь его еще и еще. Она терлась о Харлана, наслаждаясь покалыванием его волос. Соски ее вздулись. Харлан это немедленно заметил и стал ласкать их, сперва слегка поглаживая кончиками пальцев, потом губами, которые до того блуждали по ее телу.

Он снова опустился в кресло и целовал ей живот, пупок, выступающие косточки в основании бедер. Откинувшись, Харлан несколько мгновений рассматривал темное углубление между ее ног, прежде чем позволил своим пальцем коснуться его.

Дыхание и пульс Сейдж еще участились. Все окружающее стало покрываться мраком, будто постепенно закрывалось боковое зрение, пока не остались только Харлан и она, и свет единственной свечи.

Когда губы его нежно коснулись самого сокровенного, Сейдж глухо застонала и запустила пальцы в его волосы. Наслаждение от поцелуев Харлана становилось изысканным до непереносимости.

Харлан опустился на колени. Он нежно раздвинул большими пальцами мягкую плоть, а после ртом сотворил с ней нечто невообразимо чудесное.

Негромкий крик ее сочетал в себе желание и сомнение. Ощущения, подобных которым ей испытывать не доводилось, как ракеты взлетали сквозь ее тело и взрывались в мозгу. И, приводя ее в бешеный экстаз, размахом этого же экстаза пугали девушку.

Сейдж попятилась и упала лицом на одну из двуспальных кроватей, зарывая голову в подушки. Пальцы ее скребли простыни, поскольку ощущения не проходили. Одна за другой ее сотрясали расходящиеся кругами волны. И Сейдж продолжала издавать резкие, с придыханием звуки.

Матрац просел под весом бросившегося рядом Харлана. Он положил руку ей на затылок.

— Что не так, Сейдж? Ты чего-то испугалась?

Девушка перевернулась на спину, все еще ловя ртом воздух, все еще пылающая, ошеломленная. Но тут уже ставкой была ее гордость.

— Ничего я не испугалась.

— Тогда почему ты не стала кончать?

Сейдж растерянно отвернулась. Он взял ее за подбородок и снова повернул лицом к себе.

— Ты ведь уже вся задрожала. Ты была на грани. Я же чувствовал. Почему ты остановилась?

— Было очень неожиданно, — хрипло ответила она.

— А вы с Трейвисом разве никогда так любовью не занимались?

Мысль была равно отталкивающей и нелепой. Сейдж неистово замотала головой.

— Этот человек либо дурак, либо гомик, — пробормотал он. — Почему же ты никогда не занималась любовью? Не с Трейвисом, так с кем-нибудь еще? Ведь наверняка многие домогались.

— Да, многие.

— Так в чем дело?

— На знаю, Харлан. Не доставай ты меня с этим.

Он взял ее лицо в ладони.

— Слушай меня. Я сражался сам с собой две недели, чтобы ничего себе не позволить по отношению к тебе. Это было не просто. Почти все, что ты делаешь, что ты говоришь, каждый наклон твоей головы, каждая улыбка возбуждают меня до безумия. И, по-моему, это дает мне право знать ответ на один-единственный простой вопрос.

Сейдж по-прежнему была сильно возбуждена. И его разговоры об эротике не способствовали ее успокоению.

— Это же совсем не простой вопрос, Харлан. Это очень сложный вопрос. Я и сама на знаю на него ответа.

— А у меня вот какое предположение. Ты никому не давала возможности заняться с тобой любовью, потому что боялась разочаровать партнера и сама разочароваться.

Сейдж удивленно открыла рот.

— Ты с чего это взял?

— Да стоит только послушать твои басни об успехах твоих братьев у женщин. Понятно, куда тебе с ними состязаться, пришлось бы стать убежденной шлюхой.

— Скажи еще, что я лицемерка!

— Ты права. Это гадко. Но так оно и есть. А посему ты решила, что секс — это не то поприще, на котором можно попытаться сравняться с братьями.

— Да я такого бреда и выдумать бы не смогла.

— Вот уж это точно! Все происходит подсознательно, но это так. А теперь слушай меня. — Руки его еще сильнее сдавили ей лицо. Харлан склонился над девушкой и продвинул колено между ее ног. Невероятно, но джинсовая ткань оказалась одновременно грубой и мягкой. — Здесь нет никого, кроме нас с тобой, Сейдж. Я счет не веду. И тебе не надо мне ничего доказывать. Я и так знаю, что ты чертовски сексуальна. Я и так знаю, как сильно ты меня заводишь. И я знаю, что стоит тебе отпустить себя — ты тоже вспыхнешь. Но если не хочешь — не надо. Я тебя в любом случае осуждать не стану. Ты знаешь, что я тебя хочу, но все зависит от тебя. Как все будет? Чего ты хочешь?

— Я хочу… — Она замялась, не в силах продолжить.

— Чего? Скажи, о чем ты думаешь. Хоть раз стань просто Сейдж, просто женщиной, не думай, чего ждут от Сейдж Тайлер, дочери Бада и Лори, младшей сестры Чейза и Лаки.

Девушка несколько раз глубоко вздохнула и торопливо сказала:

— Хочу, чтобы ты меня касался.

— Где?

— Везде.

— Точнее?

— Сказать словами?

— Да, назови.

Она назвала. Глаза Харлана потемнели от вожделения.

— А еще? — прохрипел он.

— Когда целуешь меня…

— Да?

— Не пропускай ничего у меня во рту. Въедайся в него будто это последнее, что достается тебе в этой жизни.

— Пока звучит хорошо, — низко прошептал он. — Продолжай.

Чувственность пульсировала в ее жилах, как мощнейший наркотик. Нервы были обнажены и сладко покалывали. Сейдж чувствовала себя возвышенно, радостно, она жила волшебной жизнью.

— Я хочу пройтись руками по всему твоему прекрасному телу. Я хочу прижать тебя к себе так, чтобы из тебя дух вылетел. Хочу, чтобы ты снова вошел в меня, Харлан.

Он тихо присвистнул.

— Для начинающей у тебя чертовски сексуальные речи, мисс Сейдж.

Первый же горячий поцелуй заставил девушку перейти от слов к делу. Запустив руки к нему в джинсы, она нащупала мощные ягодицы Харлана.

Издав низкий, голодный звук, он откатился на бок, содрал с себя джинсы и ногой отшвырнул их прочь. Грудь его резко вздымалась с каждым вдохом, но следующий ход Харлан оставил за ней.

Глаза Сейдж изучали его тело. Она с любопытством тронула ногтем его сосок. Харлан судорожно втянул воздух и затаил дыхание, но по-прежнему не торопил ее.

Девушка опустила голову ему на грудь и взяла ртом сосок, потрогала языком самый кончик. Харлан выдавил ее имя и погрузил пальцы ей в волосы. Сейдж подчинялась всякому порыву и воплощала наяву все тайные фантазии последних недель. Губы ее плясали по его груди, целуя без разбора; игриво покусывая и легонько полизывая Харлана, рот ее, казалось, сам знал, что делать.

И чем больше Сейдж пробовала, тем больше находила на нее жадность. Стоя рядом с Харланом на коленях, положив руки на верхнюю часть его бедер, девушка продвигалась губами все ниже. Вот она погрузила язык в жгучую тайну его пупка.

Он раз за разом выдыхал ее имя и мял пальцами волосы.

Сейдж зарылась лицом в пахучее тело у основания его органов и несколько раз прошлась язычком по гладкой поверхности до самого кончика и обратно.

— Умираю, милая, — застонал Харлан, подтягивая ее и сливаясь с ней ртом в бешеном, неистовом поцелуе. Девушка терлась внутренней стороной бедер о его член. Он приподнял голову и шепнул:

— Давай чуть тормознем. Не то мы спалим весь отель. Я не хочу опять причинить тебе боль.

— Ничего не будет. Пожалуйста, Харлан! Ну же!

Невзирая на то, что ей уже невмоготу, он вошел нежно и плавно, но уверенно.

— Сколько влаги. — Харлан охнул, погружаясь в нее. — Господи, как в тебе хорошо.

— Мне тоже.

Они улыбнулись друг другу, и Харлан вошел еще глубже.

— Чувствуешь?

— Хммм, да.

— А так?

Прикрыв глаза, Сейдж пробормотала нечленораздельное подтверждение.

— Хорошо. Хорошо. Теперь колени немного отведи. Вот так. Ах, Сейдж!

Временами Харлан сам забывал, что советовал не торопиться. Сейдж не напоминала ему, только жадно ловила каждый его толчок. Сознание было очищено от всего постороннего, девушка купалась в приводящих в дрожь ощущениях и воздавала за них и получала новые.

Сейдж втягивала любовника в себя всем телом, разумом и душой, пока не перестала чувствовать, что они два отдельных существа.

Когда возникло знакомое уже покалывание, она уже не противилась, но только сильнее сжала Харлана. Сейдж вся была сконцентрирована на их телах, на трении, тепле, его колебаниях, поступательном движении, пока, наконец, не растворилась в сладостном свете взаимного исхода.

Несколькими минутами позже Харлан хотел было выскользнуть из нее, но Сейдж шепнула:

— Не выходи.

Не нарушив их близости, Харлан повернулся на бок, увлекая возлюбленную за собой, и они остались лежать лицом к лицу.

— Уговорила остаться.

Их улыбающиеся губы сошлись в чистом, нежном поцелуе, потом Сейдж положила голову ему на шею.

— Харлан?

— Хммм?

— Спасибо!

— Ради Бога!

Она улыбалась, прижавшись к его теплому телу.

— Харлан.

— Хммм?

— Ничего. Просто произношу твое имя.

Глубоко, удовлетворенно вздохнув, Сейдж закрыла глаза и отплыла в сон.


На следующее утро, когда она шумно ворвалась в дверь, Харлан лежал на спине, заложив руки за голову.

— Наконец-то, проснулся, — сказала Сейдж, счастливо улыбаясь.

— Ты где была? Я волновался.

— Я проснулась рано и просто кипела от энергии. Ждала, что ты проснешься, а ты все спал, и тогда я сходила за пончиками и горячим черным кофе, ты ведь такой его любишь.

Сейдж поставила на стол, все еще уставленный оставшимися с вечера тарелками и остатками догоревшей свечи, два белых бумажных пакета. Ночью, немного вздремнув, они проснулись и занимались любовью еще столько раз, что Сейдж сбилась со счета.

Теперь, подойдя к постели, она склонилась над Харланом и поцеловала его в лоб, прикрытый прядями волос, потом в губы. Взяв двумя пальцами, она приподняла за краешек простыню и заглянула под нее.

— Как, Харлан, ты голый?! Как бестактно!

— Это что, дешевое словечко, означающее, что он стоит?

— Ты же ходил в колледж. Ты должен знать, что означает «бестактно».

— А ты должна знать, что означает «стоит». Иди сюда. — Игриво рыча, Харлан схватил ее за запястья и притянул к себе. Сейдж для вида посопротивлялась, прежде чем растечься по нему, распластать свое мягкое тело по его затвердевшему, сильному торсу.

— Опять? — порочным тоном прошептала она. — А тебе от такого количества плохо не станет?

— Плохо может стать, если покажется мало.

— Ну, нет! Уж этого мы не допустим, правда? — И Сейдж припала ртом к его рту.

В перерывах между горячими поцелуями она освободилась от одежды и легла на любовника сверху, вдавившись гладкой кожей в его волосатую, женщина на мужчине. Надо сказать, что она весьма удивилась в тот момент, когда Харлан запустил под нее ладони, развел и приподнял ее бедра, и Сейдж вдруг оказалась как бы восседающей верхом на нем.

— А дальше что? — спросила она.

— Сама знаешь.

— Вот так?

Она сделала движение, от которого глаза его полыхнули.

— Да, — с трудом вымолвил Харлан, — именно так.

Когда все кончилось, Сейдж распласталась по его груди, как жертва кораблекрушения, выброшенная на берег.

Он сложил руки у нее на пояснице. Лицо его светилось нежностью.

— О чем еще можно мечтать, когда ты со мной, Сейдж?

— И мои мечты — тоже все сбылись.

— Все ли?

— Ну, кроме одной…

Харлан взял полные пригоршни ее волос и приподнял Сейдж голову со своей груди.

— Говори.

— Можно я помою тебе спину в душе?

По его возбужденному лицу медленно поползла улыбка.

— Мисс Сейдж, можешь помыть все, что твоей душеньке угодно.

Сейдж первой вышла из ванной, а Харлан остался побриться. Напевая, она собрала раскиданную у кровати одежду и натянула ее на себя. Когда Харлан, застегивая на ходу джинсы, вышел из ванной, Сейдж как раз сняла крышечки с пластмассовых чашечек с кофе.

— Кофе, боюсь, остыл, — пожаловалась она, протягивая ему чашку.

— Это того стоило. Лучше пусть кофе остывает, чем мы бы остыли.

— Уж ты, пожалуй, остынешь, — скромно мурлыкнула Сейдж.

Прежде чем пригубить чуть теплый кофе, Харлан ее поцеловал.

— А пончики еще свежие, — сообщила она, — ешь!

Сейдж поднесла пончик к его рту. Он ухватил пончик зубами, откусил и жестом указал на стопку разбросанных по столику бумаг.

— Это что?

— Я перед уходом просмотрела местные деловые журналы, которые мы прихватили из холла, когда сюда оформлялись. Там я нашла несколько весьма впечатляющих историй об успехах бизнесменов и начала составлять список потенциальных клиентов.

— Очень хорошо, — одобрил Харлан, пробегая глазами список, написанный ею от руки.

С чувством, близким к поклонению, взирала Сейдж на его лицо, и вдруг заметила, что взгляд его застыл на одной из фамилий. Харлан перестал усердно жевать, да так и замер с набитым ртом, потом, наконец, проглотил кусок.

— Вычеркни предпоследнюю фамилию, — резко сказал он, подвинув к ней список.

Сейдж взяла листок и прочла имя.

— А что ты имеешь против Хардтека?

— Ну, какая разница — фамилией больше, фамилией меньше? У тебя же там еще с десяток компаний записано.

Девушка недоуменно посмотрела на него. Отставив кофе и отложив недоеденный пончик, она беспокойно заходила по комнате, хватая и тут же ставя на место все подряд. Сейдж первый раз видела, чтобы он так себя вел. Харлан нервничал, как зверь в клетке.

— Харлан? Почему одно лишь это имя так тебя расстраивает?

— Ничего меня не расстраивает!

— Не надо мне лгать, — крикнула Сейдж. — Я же все вижу. Если тебе что-то известно про Грейсона Хардтека, так лучше ты мне сразу скажи.

— Оставь, а? Просто вычеркни его, и все будет в порядке. Убери — и все.

— Безо всяких тому объяснений? Едва ли. Там в статье о нем такое говорится! Я уверена, что у него тут совершенно все схвачено. Это выгоднейший клиент.

Харлан обернулся и уставился на нее, лицо его было напряжено и разгневано.

— Можешь не беспокоиться. Хардтек с тобой даже говорить не станет, если узнает, что ты работаешь со мной. Поверь мне.

— Почему?

— А это уже мои трудности.

— Вы что-то не поделили?

— Можно и так сказать.

— И что же именно? Из-за чего вы поссорились?

— Сейдж, давай не будем.

— Из-за чего вы поссорились с Хардтеком? — продолжала настаивать она.

На мгновение Харлан закусил губу. Когда он, наконец, решился, в голосе его прозвучал вызов.

— Я на какое-то время присвоил то, что принадлежало ему.

Сейдж попыталась осознать сказанное им, но смысл слов оставался неясным.

— Ты что, у него что-то украл?

В высшей степени раздражения Харлан пробежал пальцами по своим волосам.

— Просил же, оставь!

— Только после того, как получу от тебя ответ, Харлан. Что ты отнял у Хардтека?

Голубые глаза его вдруг стали колкими и холодными.

— Жену…

15

Сейдж нервно листала журнал, не понимая ни слова из напечатанного на прекрасной глянцевой бумаге. Система офисов компании «Хардтек энд Ассошиэйтис, Инкорпорейтед» была обставлена строго и модно, отделана, в основном, в черно-серых тонах с вкраплением бордового.

Сейдж взглянула на секретаршу Грейсона Хардтека. Та одарила ее еще одной пластмассовой улыбкой.

— Подождите, пожалуйста, еще чуть-чуть, мисс Тайлер.

Тщательно подведенные алые губы практически не шевелились. Ураган не способен был пошевелить не единого локона покрытой лаком прически, идеально сочетающейся с серой стеной за спиной секретарши.

— Спасибо.

Сейдж была похожа на готовую к прыжку кошку. В любой момент она ждала, что в полированные черные двери ворвется Харлан и обвинит ее в двойной игре. Потому что именно этим она и занималась.

После позавчерашней ссоры, когда Харлан метнул в нее бомбу насчет жены Хардтека, они съехали из шикарного отеля и перебрались в отель попроще, он был им по карману. И хотя карманы их были практически пусты, Сейдж сняла себе отдельный номер. И почти весь день провела взаперти.

Эти часы одиночества легли в основу ее окончательного решения: личные чувства — по боку. Главное — цель, которую она поставила перед собой. Придя к такому заключению, Сейдж решительно направилась к номеру Харлана и постучалась.

Открывать он не спешил. Более того, Харлан издевательски медлил. Наконец, он открыл дверь и, прислонясь к косяку, занял выжидательную позицию, вынуждая Сейдж заговорить первой.

— Я тут сделала кое-какие звонки, — холодно начала Сейдж. — И договорилась о некоторых встречах на завтра на утро. — Она сунула ему в руку список фамилий. Харлан просмотрел его — Хардтек там не значился.

— Хорошо.

— Так ты по-прежнему заинтересован в нашем с тобой сотрудничестве? — жестко спросила Сейдж.

— Так это же ты часами ревела, а не я.

— Меня просто шокировало, что ты связываешься с чужими женами.

Харлан закатил глаза, а потом наградил Сейдж уничтожающим взглядом, совершенно взбесившим ее. Он что, смеет ждать от нее оправданий? Или это у нее сомнительное и неблаговидное прошлое?

— Это не имеет ни малейшего отношения к тому, что происходит здесь и сейчас, с нами, — сказал Харлан.

— Ошибаешься, Харлан. Предыстория жизненно важна, именно прошлое делает нас такими, какие мы есть.

Харлан печально покачал головой.

— Если ты так считаешь, тогда я — не для тебя, Сейдж.

В считанные секунды оживила она в памяти все, что проделывали они в постели, все, чему научил ее Харлан, и как он показал ей приемы, позволяющие обоим получить максимум наслаждения. Румянец смущения залил ей лицо, но глаза оставались холодными.

— Хорошо тебе это говорить после того, как я с тобой переспала.

Сейдж гордо удалилась и провела ночь в одиночестве, чувствуя себя совершенно несчастной, скучая по нему в своей постели в отдельном номере и ненавидя себя за это. В течение следующих двух дней они проводили запланированные встречи и держались при этом взаимно вежливо, успешно скрывая враждебность.

Представляя систему, каждый успешно выдерживал, как и прежде, свою роль.

От большинства вице-президентов и исполнительных директоров, ответственных за то, за се, они получили вежливый отказ. Им сообщали, что будут иметь «Тайлер Дриллинг» в виду и обязательно с ними свяжутся со временем, при этом сроки не назывались и ничего конкретного не говорилось.

После еще одной неудачной встречи, которая состоялась сегодня перед обедом, они вернулись в мотель разуверившиеся и подавленные.

— Если тебе никуда не надо, — сказала Сейдж, — то я сегодня после обеда возьму машину и поеду поищу парикмахерскую. Мне пора привести в порядок прическу и ногти.

Харлан моментально насторожился.

— Ты же всегда этим сама занималась.

— Вот и довела их до такого состояния.

Глаза его сверкнули, как лезвие. Сейдж же пыталась сохранять самое невинное выражение лица.

— Я не против, — сказал, наконец, Харлан. Перед тем, однако, как выйти из машины, он забрал с заднего сиденья папку со всеми их материалами.

— Пока.

— Пока.

Только отъехав на несколько кварталов, Сейдж достала из-под переднего сиденья подшивку копий, которые успела сделать неделю тому назад, когда еще имела доступ к его папке. Чертежи пришлось скопировать со значительным уменьшением, но они были вполне разборчивы. Если бы Харлан решил отколоться, Сейдж не осталась бы ни с чем. В свете последнего развития событий она была рада, что предприняла меры предосторожности.

К счастью, это была не единственная предосторожность, о которой она вспоминала с облегчением. Харлан вел себя совершенно естественно и ненавязчиво, но всякий раз, занимаясь с ней любовью, он предохранял ее от беременности.

Вспоминая, как нежно и страстно занимался Харлан с ней любовью, Сейдж не могла сдержать слез, и ей торопливо пришлось утирать их, прежде чем онап-редстала перед внушительной секретаршей Хардтека.

Сейдж отнюдь не удивило, что у Харлана были другие женщины. Его награждали невероятным количеством пылающих взоров и молчаливых призывов.

Куда бы они не направлялись, Сейдж подмечала неустанное внимание к нему со стороны женского пола. От одной его улыбки вспыхивали неприступные кассирши. Один его пристальный взгляд обращал бочкообразных официанток в маленьких прелестниц. От одного его заигрывающего подмигивания самая среднестатистическая женщина начинала улыбаться ослепительней Мисс Вселенной. Харлан Бойд совершенно определенно пользовался успехом у женщин.

Вот и миссис Хардтек на смогла устоять.

Вероятно, Харлан работал на Хардтека и завел роман с его женой. Хардтек, должно быть, обо всем разнюхал, тут весь сыр-бор и заварился. Это, конечно, только ее предположения, но Сейдж была уверена, что примерно так все и было.

Что ее по-настоящему задевало, так это то, что Харлан не хотел об этом говорить. Что бы там ни было у него с миссис Хардтек, он по-прежнему не может об этом спокойно вспоминать.

Неужели она до сих пор ему небезразлична? Ведь если бы не так, Харлан просто рассмеялся бы и сказал: «Сейдж, сходи-ка ты туда одна. Понимаешь, миссис Хардтек оказалась чересчур неосторожна, изменяя Хар-дтеку со мной. Он, естественно, рассвирепел, ну и сама понимаешь…»

Но Харлан не отнесся к этому, как к мимолетному увлечению без особых чувств. Он бегал туда-сюда, дергался, как плохо управляемая марионетка. У него даже характер изменился. И раз уж молодой человек повел себя столь неразумно, стало быть, роман этот для него не разрешился.

Интересно, сколько же любовных дел осталось у Харлана на сердце? Десятки? Сотни? «Сколько бы ни было, прибавь еще одно», — решила крайне недовольная собой Сейдж.

Харлан говорил, что он профессионал в решении чужих проблем. Сейдж — просто еще один человек с проблемами на его пути. Фрустрированная дева, с уязвленным самолюбием, которую просто необходимо было пробудить в сексуальном плане. Если писать в газету частных объявлений — лучше не сформулируешь.

А у Харлана оказались навыки и желание разрешить ее молчаливо сформулированную проблему. Он выявил в ней сексуальность, продемонстрировал это ей, избавил от зажима в проявлении ее женской природы. Теперь же, когда Сейдж наглядно показала, насколько раскованно чувствует себя в постели, Харлан решит, что проблема ее решена, и пойдет себе дальше развлекаться, решать еще чьи-нибудь трудности.

«Интересно, — подумала Сейдж, — он хоть попрощаться со мной зайдет?»

Или однажды она просто проснется, а его нет? Скорее всего, второе? Не вяжется Харлан у нее со слезливой сценой прощания. Но, в любом случае, сердце ее будет разбито.

Сейдж влюбилась в чудака.

— Мисс Тайлер.

Она подпрыгнула и включилась.

— Да?

— Мистер Хардтек ждет вас.

— Спасибо.

Она подхватила сумочку, папку и проследовала за секретаршей через акры натертого пола, через дверь от пола до потолка — в святилище мистера Хардтека.

Строгость кабинета чуть сглаживалась восточными коврами, образующими на полу островки роскоши. Окна во всю стену давали прекрасную панораму Далласа. Сейдж хорошо сделала домашнее задание и прекрасно знала, какие из зданий принадлежат Хардтеку. На какой-то момент она замялась, осознав вдруг невероятность богатства и могущества этого человека. Что делает она в этом храме коммерции?

«А что, собственно?» — отозвался внутри слабенький голосок. Это заговорила в ней семейная гордость. Она же Тайлер! А Тайлеры ничем не хуже других.

Расправив плечи, Сейдж подошла к столу и протянула Хардтеку руку. Седеющий солидный мужчина в деловом, естественно, костюме чуть привстал и пожал ей руку.

— Здравствуйте, мистер Хардтек. Меня зовут Сейдж Тайлер. Большое спасибо, что нашли возможность уделить мне немного времени.

— Садитесь, мисс Тайлер. — Пока Сейдж пододвигала стул, секретарша придвинула ему записку. Хардтек заглянул в нее, кивнул, и секретарша беззвучно удалилась. — Вы сказали моему помощнику, что вам необходимо увидеться со мной по неотложному личному вопросу.

Хардтеку было под шестьдесят, у него была широкая грудь и заметное брюшко, хотя скорее крепкое, чем дряблое. Нос у него был крупный, мясистый и цветом выдававший в нем любителя пропустить каждые пару часиков стаканчик бурбона. Была у Хардтека властная привычка взирать на людей из-под седых, насупленных бровей.

Сейдж, напуганная собственным хамством, нагло заявила:

— Я соврала, мистер Хардтек. Я хочу вам кое-что продать.

Он оторопел от такого нахальства и внимательно и изучающе посмотрел на девушку. Потом устроился поудобнее в кожаном кресле и, сложив руки на животе, тихонько хмыкнул.

— Хватка у вас есть, мисс Тайлер, ничего не скажешь. И что же вы мне собираетесь продать? Подписку на программу передач?

Вовсе не уверенная, что его добродушия хватит надолго, Сейдж терпеливо улыбнулась и раскрыла на краю стола свою папку.

— Я хочу познакомить вас с новой оросительно-ирригационной системой. У меня здесь схемы.

Хардтек даже не взглянул на чертежи Харлана. Он вообще смотрел в одну точку на переносице Сейдж.

— Мисс Тайлер, я занятый человек. У меня целая армия подчиненных занимается подобными вопросами.

— Я об этом прекрасно осведомлена, — быстро ответила девушка, чувствуя, что он вот-вот ее выставит. — Но я уже не первую неделю имею дело со всевозможными вице-президентами и прочими исполнителями. Их волнует одно — не выйти за рамки утвержденного бюджета, а вложения их не интересуют. Время сложное, для них важнее, как бы чего не вышло, ни один не принимает на себя ответственности, короче, круговая порука. Поэтому в этот раз я решила выйти напрямую на главного, единственного, кто реально что-то решает и распоряжается средствами. Я устала, ваши подчиненные пинают меня от одного к другому.

Несколько секунд Хардтек задумчиво взирал на нее, потом посмотрел на часы и сказал:

— У вас пять минут.

Сейдж придвинула к нему папку с проектом, одновременно расписывая кристально чистую репутацию «Тайлер Дриллинг». Он несколько секунд внимательно слушал, потом оборвал ее:

— Мне известна репутация вашей семьи в нефтяном бизнесе. Объясните, что вы продаете и зачем это мне.

— Вы уже заключили с кем-нибудь контракт на строительство оросительной и ирригационной систем для Шэдоу Хиллз?

В нескольких милях к северу от Далласа как раз завершалась расчистка земли под строительство фешенебельного пригорода. Сейдж считала, что по завершении он займет несколько квадратных миль, там будет одна площадка для гольфа на восемнадцать лунок, две — на девять лунок, поле для игры в поло, спортивный аэродромчик, торговая площадь, дорогой загородный клуб, а также непристойно дорогие особняки.

— Понятия не имею, — объявил Хардтек.

— Я была бы очень польщена, если бы имела возможность претендовать на этот контракт. У нас именно то, что вам нужно.

— А отзывы у вас есть? Где еще используют вашу систему?

— Отзывов нет. Система совершенно новая, и вы можете стать первым покупателем.

Сейдж не хотелось начинать дело с вранья. Да и возникни у нее такое желание, Хардтек все равно все разнюхает. Она встретилась с бизнесменом взглядом, ожидая услышать, что его это не интересует, и увидеть, как он вызывает секретаршу, чтобы та ее проводила.

Вместо этого он сказал:

— Ну, продолжайте.

Судорожно припоминая все, что рассказывал потенциальным клиентам Харлан, Сейдж стала объяснять устройство.

— Мы можем установить наземные поливные установки и проложить подземные ирригационные системы одновременно. К тому же, обойдется все это значительно дешевле, чем у других подрядчиков, поскольку у нас есть все необходимые материалы — трубы, насосы, надобность в которых отпала в связи со свертыванием нефтяного рынка.

Хардтек изучал чертежи гораздо дольше, чем Сейдж смела надеяться. Фактически он рассмотрел каждый досконально. Не поднимая головы, он спросил исподлобья:

— А кто делал эти чертежи?

— Наш конструктор, — неопределенно ответила Сейдж. — А за установку и функционирование будут отвечать мои братья.

— Хм!

Интересно, как бы сейчас Хардтек отреагировал на упоминание имени Харлана Бонда? Сейдж решила не рисковать. Слишком уж перспективный покупатель этот Хардтек. Контракт с ним сулит большое будущее. Одно его имя даст полное доверие к новому предприятию «Тайлер Дриллинг».

Именно поэтому ей и хотелось встретиться с ним лично. Другой причиной было желание взглянуть на обманутого мужа.

— Я их пока оставлю, — неожиданно сказал он, пряча чертежи в ящик стола.

— Хо-хорошо, — запинаясь, сказала Сейдж. Придется проследить, чтобы Харлан немедленно обратился за патентом.

— Я их посмотрю повнимательнее и посоветуюсь с начальником проекта.

— Конечно.

— Как мне с вами связаться?

Сердце ее забилось. После стольких неудач Сейдж не верила своим ушам.

— Так вас это заинтересовало?

— Отвечу вам честно. Оросительная система для Шэдоу Хиллз меня волнует крайне мало. У меня в здании корпорации сидит человек, которого я даже не знаю, и он этим занимается и может купить эту систему у кого угодно…

— Да, но наша система уникаль…

— Потише, потише. Я уже слышал. — Хардтек ткнул в ее сторону указательным пальцем. — Я дам вам бесплатный совет: научитесь держать язык за зубами, мисс Тайлер.

— Да, сэр, — вяло сказала Сейдж. От кого-то она уже слышала этот совет.

— Я хотел сказать, что меня не столько интересует ваш проект, сколько вы сами. Ведь вам потребовалось набраться храбрости, чтобы прийти сюда. Мне нравятся люди, которые рискуют. А еще я восхищаюсь людьми, которые не тянут вола за хвост, а выкладывают все, как есть. — Он посмотрел на часы. — Вы перерасходовали тридцать секунд. Оставьте телефон у секретаря. До свидания.

— До свидания и спасибо.

Сейдж встала и крепко пожала ему руку. Но, обернувшись, чтобы уйти, она обомлела. На противоположной стене, к которой она сидела спиной, был висел огромный фотопортрет прекрасной женщины.

Красивое лицо было обрамлено плавно вьющимися светлыми волосами. Она была в сапфировом с блестками вечернем платье, явно сшитом на заказ, чтобы еще лучше подчеркнуть совершенство ее пропорций. Женщина стояла на изгибе мраморной лестнице, небрежно облокотясь усеянной бриллиантами рукой на резную баллюстраду. Драгоценные камни переливались в ее серьгах и колье. И выглядела она крайне импозантно.

— Это кто?

— Моя жена Мэриэн, — ответил Хардтек.

— Она красавица.

— Да.

Сейдж робко улыбнулась и поспешила к выходу. У стола секретарши она задержалась, чтобы оставить телефон их компании в Милтон Пойнте.

По дороге к лифтам ей захотелось проскакать по коридору, запеть во все горло, заплясать джигу… Но вот беда, Мэриэн Хардтек — самая красивая женщина из всех, что доводилось видеть Сейдж.


Грейсон Хардтек проследил, как девушка покидает его офис. Он выждал время, чтобы Сейдж успела оставить секретарше телефон, потом сам обратился к последней по внутренней связи.

— Скажите, пожалуйста, чтобы ко мне поднялся Гарри.

— Да, сэр. Тут ждет человек, которому назначено на три тридцать. Послать его к вам?

— Пусть подождет пять минут.

— Да, сэр.

Хардтек не сводил глаз с фотографии напротив. Ждать долго не пришлось. Вошел Гарри, один из охранников в штатском, патрулирующих оснащенную по последнему слову штаб-квартиру «Хардтек энд Ассошиэйтис».

— Гарри, там молодая девушка спустится с минуты на минуту. Блондинка в черном. Симпатичная. Ноги хорошие.

— Я видел ее. Она только что вышла из лифта.

— Проследите за ней несколько дней. Я вас здесь кем-нибудь заменю. Мне надо знать, где она бывает, с кем видится, вообще побольше сведений о ней. Все, что раскопаете. Доложите мне через семьдесят два часа.

— Да, сэр.

Хардтек хорошо платил людям и нанимал лучших. Он не сомневался, что его указание будет исполнено самым тщательным образом и все будет сохранено в тайне.

Он вернулся к чертежам и мог поклясться, что ему знаком почерк этого чертежника.

Когда секретарь ввела очередного посетителя, Хардтек все еще хмуро рассматривал разбросанные в беспорядке чертежи.

16

— Сейдж завтра возвращается, — сказал Чейз. Марси подняла взгляд от тарелки с лапшой. Они с Чейзом спокойно обедали дома. Джимми спал рядышком в плетеной колыбельке.

— Она звонила?

— Да, сегодня из Далласа.

— Я-то думала, они где-нибудь на юге Техаса, в долине.

— Там ничего не вышло, они развернулись на сто восемьдесят и отправились в Даллас, придумав другую рыночную стратегию.

Чейз пересказал Марси, что ему рассказала Сейдж.

— Сейдж просто в восторге. Она там провела всего несколько дней и за это время составила список, в котором шесть потенциальных клиентов, которые более чем настроены на покупку.

— В таком случае, она просто замечательно поработала!

— Я ей так и сказал.

Марси широко улыбнулась.

— Отлично, Чейз! Сейдж просто необходима похвала с твоей стороны. А Харлана она упомянула?

— Она ведь нам сколько — раза три, четыре звонила? И ни разу до этого не сказала про него ни слова. А в этот раз спросила, сильно ли мы с Лаки его отколотим, если он вернется вместе с ней.

— Ну, если учесть недавнее прошлое, то вопрос не праздный.

Чейз нахмурился. Со времени спора двухнедельной давности между ними наметились существенные разногласия.

— Нельзя же нас винить за то, что мы защищаем свою сестру, Марси. В точности так же мы вели бы себя по отношению к любой другой женщине из нашей семьи.

— Я, конечно, восхищаюсь, как вы нас, бедных, защищаете! Но не в этом суть. А суть в том, что если Сейдж переспала с Харланом, то сделала она это по доброй воле, и защищать ее нечего. Лаки ни у кого разрешения не спрашивал, когда влюбился в Девон, хотя она и была в то время замужем, если не фактически, то по крайней мере формально. Да и Лаки пришел в ужас, когда ты сказал ему, что собираешься на мне жениться. В тот момент состояние твоей психики было очень неустойчивым, и ты по-прежнему был очень влюблен в Таню. С его точки зрения, он давал тебе очень здравые советы. Но ты ведь не послушался, последовал зову своего сердца и все равно женился на мне. Ты доверился своему чутью, а не его. Ни Бог, ни дьявол, ни упрямство другого не могли помешать вам влюбиться в тех, в кого вы влюбились. А чем Сейдж хуже вас? Она же Тайлер! И знает чего хотят ее ум и сердце лучше, чем кто бы то ни было. У вас нет права вмешиваться.

— Мы просто не хотим, чтобы ей потом было больно.

— И я не хочу. Но если так случится, то ни вы, ни я предотвратить ничего не сумеем, что бы вы ни предприняли. — Марси некоторое время изучала содержимое своего бокала. — Ты думаешь, с Харланом был одиночный случай или они так и продолжают спать?

— Сегодня мне показалось, что они не спят. Сейдж сказала «комната Харлана». И упоминала она его только в деловом контексте.

— Хм!

— Ты что, разочарована? Или тебе, Марси, кажется, что из этого могло что-то выйти?

— Еще и не такое случается.

— Женская логика, — проворчал Чейз. — Ну, и что тебе подсказывает твое женское чутье?

— То, что Харлан очень умен, гораздо умнее, чем прикидывается. И не боится трудностей.

— Я имел в виду его отношение к женщинам.

— А, по отношению к женщинам, — Марси потерла пальцем верхнюю губу. — Ну, как сказала Девон, чем весьма раздразнила Лаки, он великолепен в сексуальном плане. — Тут она увидела сердитое лицо Чейза. — Но, конечно, не настолько великолепен, как ты.

— Дальше, — проворчал тот, немного смягчаясь.

— Я полагаю, Харлан пережил какое-то очень болезненное потрясение. Что-то или кто-то причинил ему ужасную боль. Поэтому он от любой компании остается всегда немного в стороне. Он обаятелен, но защищен. Наблюдает, но никогда не становится участником.

— Я это тоже заметил. Ты думаешь, страдание ему причинила женщина?

— Можно только догадываться.

— А ты как думаешь?

— Полагаю, женщина.

— Так я и думал, — огорченно произнес Чейз. — Надеюсь, он хоть не ставит своей целью отомстить всему женскому роду, включая Сейдж Тайлер, за то, что с ним сделала какая-то поганка?

— По всякому может повернуться. — Чейз вопросительно глянул на жену, и та продолжала. — Такого рода эмоциональная боль может привести как к небывалой ожесточенности, так и к небывалой чувствительности. Я, например, не могу себе представить, чтобы Харлан был жестоким. А ты?

— Нет. Но кто знает? Может, мы его и не видели с дурной стороны?

— Возможно, но ты упускаешь ключевой момент в его поведении.

— Какой?

— Именно он больше всего волновался, чтобы Сейдж не забеременела, так? И разве ты не говорил, что он сам сознался в том, что спал с Сейдж, прежде чем кто-нибудь об этом даже заподозрил? Не похоже это на человека без принципов, вознамерившегося разбить женское сердце.

— Да, непохоже. Черт! — выругался Чейз, пробегая ладонью по лицу. — Полагаю, нам остается сидеть и ждать, какой выпадет расклад.

— Вот теперь ты наконец-то чего-то понял.

— Ну, ладно, вернемся к делу. О чем я говорил? Ах, да! Сейдж сказала, что Харлан теперь хочет вернуться и на самом деле собрать ирригационную систему. Он хочет отработать все мелочи еще до получения заказа. А сестренка-то у меня оказалась настоящим спецом по сбыту, — гордо улыбнулся он. — Кто бы мог подумать, что она вот так с места в карьер ринется и все увяжет?

— Я, — весело сказала Марси.

— Похоже, первая сделка не за горами. По крайней мере, я чертовски на это надеюсь! Ради всех нас.

Чейз отставил пустую тарелку и взял бокал с красным вином.

— А ведь я помню о нашем уговоре, Марси.

— О каком уговоре?

Наигранное удивление его не обмануло.

— Об уговоре, который мы заключили, когда поженились.

— А, об этом…

Стоило Чейзу поднять этот вопрос, как Марси каждый раз умело от него увиливала. Но в этот раз он ей не позволит.

— Ты же нас выручила, Марси, и я этого не забыл. Без твоих денег…

— Наших денег. Как мы поженились, так это стали и твои деньги.

— Но это же были твои деньги. Ты заработала их тяжелым трудом. Я обещал тебе, когда женился, что верну все, до последнего цента. Но до сих пор не мог. Если же нам удастся провернуть хоть один из этих больших контрактов, которыми сегодня хвасталась Сейдж, ты получишь свои деньги обратно.

Марси встала из-за стола и села ему на колени.

— Ты думаешь, меня это волнует, Чейз?

— А меня волнует.

— Твоя порядочность меня восхищает! И это только одна из миллиона причин, по которым я вышла за тебя. Я тебя люблю. И всегда любила, еще с детского сада.

Она склонила голову и поцеловала Чейза. Когда их губы, наконец, разъединились, Марси нежно сказала:

— Отдача от моего вложения вышла огромная, Чейз. Ты только посмотри, что я обрела взамен. Здорового, красивого малыша и любящего мужа.

— Да, я твой муж — и я люблю тебя. Хотя меня иногда и стопорит от того, что у тебя компьютер вместо мозгов, и мне неуютно бывает от твоей убийственной логики.

— А ты не думаешь, что иначе тебе просто было бы скучно?

— Скучно? С тобой? Никогда! — Чейз запустил руки ей под свитер. — Хм. Ты всегда такая теплая и мягкая. — Грудь у Марси была тяжелая от молока. Чейз нежно погладил ее. Жена поцеловала его в ухо.

— Марси, пожалуйста, — простонал он, — сжалься, прекрати.

— Никак у тебя встало? — поддразнила она.

— Встало? Да я сумасшедший хожу которую неделю!

— Так не кажется ли тебе, что нам пора чем-нибудь этаким заняться? — Марси стала расстегивать ему ширинку.

— То есть… — Чейз поднял глаза.

— Угу.

— Зеленая улица?

Она обвила его рукой и соблазнительно улыбнулась.

— Зеленее не бывает.


— У тебя вид, как у кота, укравшего сметану, — прокомментировал Лаки появление Чейза в офисе на следующее утро.

Чейз напевал. Походка у него была пружинящая. Он нацедил себе кофе из кофеварки и повернулся к брату, высоко поднимая чашку:

— За любовь и брак!

Лаки засмеялся и поднял свою.

Они еще не допили кофе, как снаружи раздался шум подъезжающей машины. Чейз бросил взгляд в окно.

— Это Сейдж с Харланом. — И сразу предостерег младшего брата. — Только спокойно!

Сейдж вошла первой, Харлан входил за ней, неохотно и неуверенно. Сейдж крепко сдавила Чейза в объятиях.

— Как хорошо вернуться домой! Никогда еще в Милтон Пойнте не было так хорошо. У меня просто комок к горлу подкатил, когда въехали на окраины.

Пока что все ее восклицания были адресованы Чейзу. Сейдж обернулась.

— Привет, Лаки! — Со всепрощающей улыбкой она подошла к брату и тоже обняла. — Как твоя рука?

— В порядке, — лаконично отозвался тот. Рука у него была по-прежнему на подвязке. — Рад, что ты вернулась, пупсик.

Чейз подошел и пожал руку Харлану, который все еще топтался в дверях.

— Выпей кофе.

— Нет, спасибо. Мы останавливались пару раз по дороге из Далласа. — Харлан с опаской посмотрел на Лаки, потом направился к нему. — Мне чертовски жаль, что такое приключилось с твоей рукой! Я ничего подобного не хотел.

— Я первый ударил, правда, я думал, что до тебя дойдет…

— Неправильно думал, — сказала Сейдж, вмешиваясь, пока страсти опять не накалились. — Неужели нельзя обо всем этом забыть? У нас есть дела гораздо важнее моих личных отношений с Харланом и всего, что с ними связано. К тому же, чтобы вы зря не волновались, спешу сообщить, что я не беременна, — скромно добавила она. — А теперь давайте к делу.

— Хорошая мысль, — сказал Чейз, придвигая стул. — Показывай, что там у тебя.

В течение следующего часа Сейдж просвещала их на предмет результатов их поездки, в подробностях описывая не только успехи, но и неудачи.

— Мы с Харланом уверены, что этот рынок — наш.

— Это все люди с деньгами, — вставил тот. — Даже если это и не их средства, они знают, как выбить деньги из тех, кто заключает сделки.

Просмотрев список потенциальных клиентов, Лаки присвистнул.

— Так это же все первые рыла при кормушке! Я потрясен…

— Первое время казалось, что дело швах, — признался Харлан. — Мы ни от кого не могли ничего добиться. — И вдруг позавчера — правильно, Сейдж? — все вдруг стало оборачиваться по-иному. К нам стали прислушиваться, относиться благожелательно.

Подергивая себя за кончики волос, Сейдж подтвердила:

— Это потому, что мы поотрубали концы.

— Не понял, — озадаченно сказал Чейз.

— Это мы между собой так шутим. — Сейдж провела рукой, будто очищая воздух. — Все компании в этом списке почти дозрели, и скоро начнутся звонки. Теперь нам следует обратиться к юристу, чтобы он набросал стандартный контракт, и быть готовыми к переговорам, когда он позвонят. Перед отъездом из Далласа я проследила, чтобы Харлан подал заявку на патент.

— А на чье имя? — поинтересовался Лаки. Харлан выпрямил спину и жестко посмотрел на него.

— На имя «Тайлер Дриллинг Компани». Может, я и совратитель молоденьких женщин, но уж никак не жулик.

— Я просто проверил.

Чейз поднял правую руку в знак примирения.

— Поспокойнее, вы, оба, — и, обращаясь к Харлану, спросил: — А как дела собственно с техникой?

— Я хотел бы положить немного труб и несколько раз прогнать. Я знаю, что насос будет работать хорошо, но хотелось бы иметь работающую установку, если кто-нибудь вдруг вздумает посмотреть. И, конечно, нам еще нужен хронометр, который можно было бы программировать…

— Тут тебе Лаки поможет, — сказал Чейз. — Лаки, расскажи ему.

— Пока тебя не было, я тут рассмотрел несколько возможностей. Оказалось, что мой старый дружок как раз связался с компьютерными делами. И он просто весь горит и прыгает от нетерпения. Думаю, мы с ним кашу сварим, если возьмем партию…

— Фантастика! — воскликнула Сейдж.

— Тем временем, — сказал Чейз Харлану, — у меня тут несколько человек из старой команды ждут — не дождутся, чем бы заняться. У нас на участке есть несколько расчищенных акров, резвись там сколько угодно. Просто скажи, когда будешь готов, я тебе покажу, где рыть.

— Я-то готов, только мне нужен транспорт.

— А где твой «пикап»?

— Отдал концы в Остине, — сообщила Сейдж, вставая и застегивая папку. — Мы его с почестями похоронили. Пойдем, Харлан, я тебя в город подброшу. Чейз, а кто поверенный Марси? Я бы хотела с ним проконсультироваться насчет контракта и как можно скорее.

Чейз написал на бумажке имя и отдал Сейдж. Братья дали Харлану несколько советов, где можно найти недорогой, но надежный подержанный грузовичок, и предупредили, с кем не надо связываться, поскольку все равно надуют. Потом встали на крыльце конторы и проводили взглядом отъезжающую пару.

— С ней, похоже, порядок, — заметил Лаки.

— Да, вроде хорошо.

— Храбрый парень, раз вернулся с ней.

— Хм!

— Приходится считаться с человеком, у которого такой характер.

— Как вчера вечером подметила Марси, — сказал Чейз, — мы бы в жизни не узнали, что он спал с Сейдж, если бы он сам не сказал.

— Если бы она не забеременела.

— Типун тебе на язык! Слава Богу пронесло.

— Слава Богу, — повторил Лаки.

— Они теперь только о делах говорят.

— Только о делах.

— Похоже, что между ними все кончено.

— Похоже.

Братья глазами проводили машину до поворота.

— Так что, все-таки ты на самом деле об этом думаешь?

— По-моему, они втрескались друг в друга по уши и изо всех сил этому сопротивляются, причем оба.

— По-моему, тоже, — вяло согласился Лаки.


Гарри, сотрудник охраны, вошел в офис Хардтека без стука. Была такая рань, что на работе еще никого не было. У босса было заведено приезжать затемно и спокойно работать за своим столом, пока ему никто не мешает. Гарри ему не помешал.

— Ну, давай, что там у тебя, — приказал Хардтек, протягивая руку за конвертом, который обязан был принести охранник. Гарри вручил конверт.

Хардтек разогнул металлические скрепки и вывалил содержимое на стол. Фотограф из охранника был хреновый, но узнать людей на снимках можно было вполне. Парочка попалась несколько раз — и всегда бок о бок. Хардтек не удивился тому, что увидел, но перед подчиненным никаких своих эмоций не выдавал.

— Любовники? — спросил он.

— Трудно сказать, мистер Хардтек. Сначала они сняли общий номер в одном отеле, а на следующий день перебрались в другой и сняли отдельные номера.

— Любопытно. Дальше.

— В обоих местах счета оплачивала она, наличными.

— А теперь они где?

— Они уехали из города вчера утром. Я следовал за ними до Милтон Пойнта. Там они оба остановились в доме Тайлеров.

— Стало быть, законная дочь?

— Самая что ни на есть. — Гарри вкратце изложил боссу информацию, собранную им о «Тайлер Дриллинг». Она полностью совпадала с тем, что Хардтек и так знал.

— Последние годы дела их плохи, но репутация безукоризненная. Младший сын — они его зовут Лаки — имел, правда, столкновение с властями несколько лет назад. По обвинению в поджоге.

Хардтек моментально вскинул брови и уставился на подчиненного в ожидании подробностей.

— Оказалось — клевета. Поджигатели — в тюрьме. Первая жена старшего сына погибла в автокатастрофе. Несчастный случай. Сейчас оба женаты и с семьями. Девушка на фотографии только что получила степень магистра в университете Техаса в Остине. Была некоторое время помолвлена с Трейвисом Белчером из Хьюстона. Влиятельная семья медиков. Ничего предосудительного. Лори Тайлер, их мать, овдовела пять с лишним лет назад. Сейчас вышла замуж за шерифа округа, старинного друга семьи.

— Да, респектабельней не бывает, — подвел итог Хардтек. Охранник понял намек и попятился к выходу. — Спасибо, Гарри! Надеюсь, ты соблюдал полнейшую осторожность?

— Абсолютную, сэр.

— Получишь премию и компенсацию за все расходы. Зайди днем к моему секретарю. И, как всегда, я рассчитываю на твое умение молчать.

— Конечно, мистер Хардтек.

Как только охранник удалился, Хардтек еще раз внимательно просмотрел фотографии, по нескольку минут задерживался на каждой.

Итак, это Харлан Бойд, сомнений нет.

Он подослал девчонку Тайлер? Или это ее собственная придумка? Чего ей было надо — продать ему поливальную установку или шантажировать его? Что? Или это просто нелепое совпадение? Может, она просто не подозревает, в какое осиное гнездо залезла?

Хардтек поднял голову и взглянул на портрет жены на противоположной стене величественного кабинета. Ответы на эти тревожные вопросы придется выслушать лично. По такому делу эмиссара не пошлешь. Придется самому выяснять, что всплыло, даже если это и приведет к неприятному столкновению.

Он переключил телефон на городскую линию и набрал номер. Когда на том конце сняли трубку, Хардтек рявкнул команду:

— Приготовить мне «лирджет» к завтрашнему утру. Я прямо с утра полечу в Милтон Пойнт.

Повесив трубку, босс вернулся к разглядыванию фотографий, особенно одной, на которой — хотя и нерезко — лучше всего видно было физиономию человека, разбившего сердце его жены.

17

Сейдж на хромающей лошади остановилась возле припаркованного «пикапа».

— Привет.

Девушка перекинула ногу через седло и спрыгнула на землю.

Харлан сидел на корточках и рассматривал соединение только что уложенных труб. Он сдвинул шляпу на затылок и взглянул на нее.

— Что такое?

— Меня за тобой прислали. А где-то по дороге лошади в копыто попал камень. — С предосторожностями, как ее учили, Сейдж подошла к мерину сбоку и приподняла его правое заднее копыто, зажав его между коленей. — Хм. Точно, так и есть!

Острый камешек застрял между копытом и подковой.

— Мне без специального инструмента не достать. — Она ласково потрепала животное по крупу. — Придется тебе меня обратно везти, — сказала она Харлану.

— Никаких проблем. Все равно рабочий день кончился. Темнеет. Только подожди минутку.

Пока он ковырялся ключом в дефектном соединении, Сейдж со всех сторон обошла «пикап», попинала резину — она, видела, как делают это ее братья, хотя и не имела ни малейшего представления о том, каков смысл этого странного мужского занятия.

— А эта развалина ничуть не лучше предыдущей, — сообщила она вслух.

— Однако ездит.

Привязав поводья к бамперу, Сейдж откинула ржавый задний борт и уселась на него в ожидании. Вечер был весьма теплый. На небе уже видно было луну.

Девушка сняла перчатки для верховой езды, расстегнула джинсовую куртку. От быстрой скачки волосы, забранные в хвост, растрепались. Легкие пряди при малейшем дуновении ветра щекотали лицо.

— А кто тебя послал?

Харлан встал, снял рабочие кожаные перчатки, обстучал с них грязь и запихнул в боковой карман джинсов. Когда он улыбнулся, Сейдж обрадовалась, что Харлан еще не знает о ее тайной встрече с Хардтеком.

Поскольку трейлер его по-прежнему стоял позади заправки в Остине, молодой человек остановился в доме. Они с Лаки если и не обнимались прилюдно, снова стали уживаться. Все были сосредоточены на общей цели. Личные чувства на время были оставлены в стороне.

«Нет, конечно же, не все личные чувства», — мысленно созналась Сейдж. Они с Харланом делали вид, что отношения между ними сугубо профессиональные, но Сейдж-то хорошо помнила, как они занимались любовью. По ночам девушка беспокойно вертелась и не могла уснуть. «Интересно, — думала она, — а как спится ему?»

Себя Сейдж не обманывала. Харлан надолго не задержится. Получив свой процент с первой же сделки, он уедет. Деньги для него — ничто. Не станет он торчать тут в ожидании новых и более крупных прибылей от следующих контрактов.

Харлан сочтет свою задачу выполненной. «Тайлер Дриллинг» снова станет на ноги и начнет процветать. И хотя Сейдж больше не испытывала скованности в сексе, ни в какие планы Харлана на будущее она не входит. И чем скорее девушка начнет забывать его, тем лучше.

И тем не менее Сейдж продолжала любить его. Зрелище, когда он вот так стоит в шляпе, высоких башмаках, жилете, в точности такой, каким она впервые увидела его на веранде у Белчеров, болезненно усилило тоску Сейдж и полностью вышибло из ее головы причину, по которой она здесь, пока Харлан сам об этом не напомнил.

— Ах, да! Мама с Пэтом звонили из города, — выпалила девушка. — Они могут приехать с минуты на минуту.

— Шутишь? Ну и как они, судя по голосу?

— Мелют всякую ерунду, ни один ничего толком не говорит. Натуральные новобрачные.

Харлан хмыкнул:

— Что ж, неплохо!

Девон настояла, чтобы все были к ужину — послушать их рассказ о путешествии.

— Все-все?

— Что расскажут. — Внутри у Сейдж разлилось тепло от его шутливого намека. — Мальчики отправились в коптильню Сэмми за молодой грудинкой. Марси принесет запеченные бобы. Девон делает картофельный салат. А я перед самым уходом испекла шоколадный кекс.

— Вот это да!

— Да ладно. Я его сделала их готовой смеси и колотых орехов.

— А мне что прикажете подать?

— Себя. Девон очень боялась, что ты останешься работать и вообще пропустишь вечеринку, потому-то она меня за тобой и послала.

Харлан шагнул вперед и оказался лицом к лицу с Сейдж.

— Я этому рад.

Вся ее решительность, касательно начала действий по разрыву с ним, тут же испарилась. День и ночь Сейдж тосковала по нему. Она скучала даже по его раздражающей привычке поддразнивать. Она тосковала по его поцелуям, по его прикосновениям. Как ей хотелось всего этого вновь!

Но черта с два она ему это покажет.

— Ладно, — сказала Сейдж, наклоняясь вперед, чтобы в любой момент спрыгнуть с борта, — по-моему, нам пора ехать.

Прежде чем сна успела отвести его руку, Харлан сдернул ослабшую резинку с ее волос и запустил в них пальцы. Рот его, прильнувший к ее губам, был горячим и умелым. В течение нескольких секунд Сейдж отвечала на его поцелуй, а потом оттолкнула.

— Харлан, я все еще злюсь на тебя.

— И чем больше злишься, тем лучше выглядишь. Направь свою энергию в мирное русло — поцелуй меня так, как тебе этого хотелось бы.

Так она и сделала. В первую очередь, Сейдж не способна была сопротивляться вызову, горевшему в его глазах. А во-вторых, ей смертельно хотелось поглотить его. Она обняла Харлана за шею и вжалась в него всем телом.

Неуклюже, не отрываясь от ее рта, Харлан забрался сам и втащил Сейдж в кузов «пикапа». Как только он прислонился спиной к кабине, девушка легла спиной ему на колени и тут же снова потянулась губами к нему.

— Черт возьми, Сейдж, надо же мне когда-то дышать, — сказал Харлан, когда ему удалось-таки высвободить рот.

— Но ведь ты сказал, чтобы я поцеловала тебя так, как мне хочется. Я и делаю, что ты велел.

— Так ведь это к слову пришлось. — Улыбаясь, Харлан приложил палец к ее влажным губам. — Я другой такой чертовки не встречал.

— Я чаще всего не знаю, то ли мне следует влепить тебе пощечину, что ли поцеловать.

Засмеявшись, Харлан распахнул борта ее выцветшей джинсовой куртки, наклонил голову и уткнулся в ее грудь. Сейдж высвободила его рубаху из-под пояса и запустила под нее руки, чтобы почувствовать ими его тело.

Губы Харлан ласкали ее груди сквозь вязаный свитер. Задыхаясь, Сейдж прошептала:

— Так бы и убила тебя за это!

— За что? За что?

Он приложился открытым ртом к ее соску.

— Нет, — прерывисто выдохнула Сейдж, — за то, что ты меня заводишь, когда я не могу тебя иметь.

Харлан продолжал целовать ее сквозь свитер, а рукой расстегивал ей джинсы. Он потянул за молнию и засунул руку внутрь.

— Я почти хочу, чтобы был…

— Ты о чем? Чтобы было что?

Он положил ладонь на низ ее живота.

— Чтобы был ребенок!

Сейдж внезапно глотнула ртом холодный воздух и замерла в его объятиях.

— Не надо мне так врать, Харлан Бойд! Ты же убежишь, как заяц.

Он покосил глазом, будто примериваясь.

— Нет, я думаю, это было бы прекрасной причиной, чтобы остаться. Хотя, по-моему, Сейдж, уже и ты достаточная причина, — хрипло добавил он.

— Я знаю, у тебя была уйма женщин. Ты бросал их пачками. — Под рубашкой Сейдж крепко вцепилась в волосы на его груди. — Но Сейдж Тайлер тебе будет на так просто бросить и еще сложнее забыть.

— Ты права. — Пальцы его ласково подкрадывались и вот нащупали влажное и мягкое. Он грубовато добавил: — Хрен тебя забудешь, как тут тебя бросишь!

Разгоряченные, взволнованные, растрепанные ветром, они прибыли в дом на ранчо, когда все уже собрались в столовой. Сейдж тут же оказалась в объятиях Лори.

— О, как я рада, что ты так прекрасно выглядишь! Правда, Пэт, она выглядит замечательно?

— Конечно. Как в старые, добрые времена.

Лори отстранилась от дочери и внимательно посмотрела ей в лицо.

— Наконец-то, у тебя снова искорки в глазах, и цвет лица восстановился. Уж не знаю, чем ты занималась, но это, несомненно, пошло тебе на пользу.

— Я… я работала очень много. И я поехала верхом за Харланом. А ло-лошади п-попал камешек, поэтому обратно мы ехали в ним с грузовичке. Мы, это, мы окна не закрыли. А потом, когда добрались, пришлось о лошади позаботиться, вот и задержались. — Она перевела дух. — Мама! Пэт! Добро пожаловать домой. Как ваш медовый месяц?

Чейз, который пристально наблюдал за сестрой и Харланом, покосился на Лаки. Тот тоже наблюдал за вновь прибывшими с нескрываемым подозрением.

— Мы тут грудинку в плиту поставили, чтобы не остыла, — сказал Чейз. — Пойду достану.

— А я помогу.

Лаки проинструктировал Девон, куда кого посадить, и поспешил вслед за братом на кухню.

Когда они остались там одни, Чейз приподнял бровь в молчаливом вопросе.

Лаки молча кивнул.


— Я люблю тебя, Сейдж.

Едва ее глаза открылись, как кто-то зажал ей ладонью рот. Не успела она толком испугаться, как узнала Харлана, который низко склонился над ней.

Через его ладонь она попыталась спросить, какого черта он пробрался в ее комнату среди ночи. Вместо слов выходило нечленораздельное мычание.

— Тсс! Если Лаки меня здесь застукает, да еше увидит, что я сжимаю тебе рот, он с меня заживо шкуру спустит, а уже потом будет спрашивать. — Она изо всех сил закивала головой. — Хорошо. Тогда лежи тихо и слушай.

Харлан лег рядом с ней, но ладонь со рта ее не снимал.

— Ты слышала, что я сказал? Я люблю тебя, Сейдж! Ты отвратительная. Тупоголовая. Чокнутая. Избалованная. Ты врешь все время. — Она с ненавистью смотрела на него. — Но с тобой чертовски здорово, ты восхитительна и непредсказуема, как ветер. Ты целуешься, как лучшая девочка по вызову. А кексики ты сегодня испекла совершенно съедобные. А веду я к тому, что если — и это Если с большой буквы, — если бы я попросил тебя стать моей женой, ты бы сказала мне «да»?

Лежа совершенно неподвижно, девушка смотрела в лицо Харлану поверх его ладони. «Когда-нибудь, — пришла вдруг ей в голову совершенно иррациональная мысль, — я смогу рассказать внукам, как по-сумасшедшему их дедушка сделал мне предложение».

Сейдж медленно кивнула.

— О, проклятье! — выругался Харлан. — Как я надеялся, что ты скажешь «нет». Тогда я просто поблагодарил бы тебя от всей души за мило проведенное время, за пару потрясающих соитий — и убрался бы отсюда, раз «Тайлер Дриллинг» сошла с мертвой точки. А так… — Он издал хрип, означающий полное отчаяние, и покачал головой. — Поскольку ты сказала «да», это значит, что нам обоим следует хорошенько подумать. Я полагаю, ты меня тоже любишь, а?

Она кивнула.

— Я не то, что ты хочешь, Сейдж. Она кивнула, нечленораздельно протестуя.

— Я никогда не стану важным доктором и не буду разъезжать в модном «лимузине». Я никогда не стану гладким и прилизанным. То, что видишь, то и получишь.

Она с рвением закивала головой.

— Но ты же хотела совсем иного со всеми вытекающими отсюда капканами.

Она покачала головой в знак несогласия.

— Ты знаешь, как я живу. То есть, конечно, мы бы не стали жить в трейлере. У нас тут где-нибудь был бы дом, но отнюдь не такой особняк, как у Белчера. — Харлан сверлил ее глазами. — И я не стал бы забивать наш дом ненужными вещами, просто чтобы поразить соседей.

Она пожала плечами.

— Но одно я тебе обещаю. — Харлан надвинулся на нее, почти придавил ее тело своим. Голос его стал мягок и сексуален. — Я тебе не изменю, Сейдж. И каждую ночь буду очень хорошо любить тебя. А иногда и днем. Когда речь идет о занятии любовью, я становлюсь очень щедрым. Я все могу, детка. Все, что хочешь. Нет ничего, что я не сделал бы, только чтобы тебе было хорошо.

Она сглотнула.

— Когда каждое утро я отправлялся по делам, ты могла бы и догадаться, что самое значимое для меня — ты. Не бабки, не успех, не желание выделиться.

Свободной рукой он скользнул ей в волосы и опустился на подушку рядом с ее головой.

— Так что подумай обо всем хорошенько, Сейдж! Ты — совладелец компании, которая вот-вот расцветет буйным цветом. И ты выйдешь замуж за представителя наемного труда.

Она закатила глаза, будто говоря: «Ну, не надо же!»

— Да что, вообще, черт возьми, знаешь? Ты же просто сопливая девчонка.

Она покачала головой.

— Ты сообразительней меня.

Она снова покачала головой.

— Красивее.

Снова покачала.

— Сексуальнее.

Неистовое «нет».

— Неужели? — спросил он польщенно. — Уж во всяком случае, нежнее.

Харлан пригнул голову и принялся подбородком сдвигать простыню с ее плеч. Он поцеловал Сейдж в шею, потом в ключицу, потом пониже, сдвигая одновременно простыни. Когда губы его достигли верхнего изгиба ее груди, он поднял голову.

— А там нет ничего под этим?

Она кивнула головой.

— Господи! — Харлан застыл, как бы взвешивая все за и против. Чтобы помочь ему решиться, Сейдж двинула плечами и обнажила грудь.

Со стоном он спросил:

— А ты уверена, что они не узнают, что мы…

Она покачала головой.

— Тогда о'кей! Но ты должна пообещать, что не будешь издавать этих вот своих икающих стонов.

По-прежнему одной рукой он стянул с себя джинсы — единственный предмет одежды, который на нем был, — и скользнул под простыню рядом с ней. Со вздохом он обнял ее за талию одной рукой и притянул к себе. Его орган, сильный и налитый, оказался зажат между их животами.

Сейдж вздрогнула от ощущения, пробежавшего по ее телу. Сердце ее переполнялось любовью и радостью. Она призывно потерлась о него. Распластываясь по ней, Харлан склонил голову для поцелуя. Только тут убрал он ладонь с ее рта.

— Теперь можешь открывать рот, — шепнул он.

Она открыла… чтобы впустить его язык. Не прерывая поцелуя, Харлан раздвинул ее ноги своими. Без усилий он скользнул в ее теплую сердцевину. Все прошло гладко и просто, шума было не больше, чем при таянии масла: минимум движений, минимум звуков, — лишь шорох их обнаженных тел под простыней. Он входил в нее все глубже, гораздо глубже, чем раньше, потому что любовь толкала его.

Руки его покрывали ее груди, гладили их, ласкали. Он нежно проводил ладонями по ее бедрам. Когда пришло время оргазма, они сомкнули ладони у нее за головой и еще долго держались так за руки после его окончания.

Наконец Харлан высвободился и коснулся губами ее покрытого испариной лба.

— Не хочется мне говорить «спокойной ночи», но придется.

— Не уходи, — шепнула Сейдж, пропустив его волосы сквозь пальцы.

Он нежно поцеловал ее в губы.

— Ты знаешь, что надо.

— Не уходи!

Ладони ее соскользнули ему ниже пояса.

— Ох, Сейдж, милая…

— Не уходи!

Харлан не ушел до самой утренней зари, когда Сейдж, наконец, мирно уснула рядом с ним. Тогда он выскользнул из ее комнаты так же беззвучно, как и вошел.


— Доброе утро, — прощебетала Сейдж на следующее утро, появившись на кухне. Погода была пасмурная, но настроение у девушки было солнечное.

— Привет. — Девон ложечкой подавала детское питание в жадно открытый ротик-бутончик своей дочурки. — Кофе готов. Можешь пить.

— Спасибо. А где все? — как бы невзначай спросила Сейдж.

— Да он уж минут тридцать как ушел.

Сейдж повернулась к свояченице и пристально посмотрела на нее. В глазах Девон плясали ехидные зеленые искорки.

— Он сказал, что будет весь день работать.

— В такую погоду?

— Он так и сказал. — Сейдж тоже села за стол. — Спалось хорошо? — спросила Девон невинным голосом. Она с трудом сдерживала смех.

— Я так поняла, что ты знаешь.

— Угу.

— А Лаки?

— Нет. Поверь, Сейдж, я за тобой не шпионила. Клянусь! Просто случилось, что я проснулась и пошла через коридор проведать Лорен.

Сгорая от смущения, Сейдж потупила взор. Девон протянула руку и крепко взяла Сейдж за руку.

— Ты ведь его любишь?

— В том-то и беда.

— Я знаю, каково это.

— Правда?

— Истинная правда.

— Так ты не считаешь меня дешевкой и дрянью, раз я разрешила ему прокрасться по коридору и залезть ко мне в постель?

Девон грустно улыбнулась ей.

— Да кто я такая, чтобы тебя судить? Когда мы встретились с твоим братом, мы в первую же ночь занялись любовью.

Женщины улыбнулись друг другу с полнейшим пониманием.

— Когда люди узнают, — сказала Сейдж, — они, наверное, решат, что я ненормальная. Ведь я только-только порвала с Трейвисом.

— Если бы меня волновало общественное мнение, я бы осталась замужем за отъявленным негодяем, который окончательно отравил бы мою жизнь и жизнь Лаки, как следствие. И Марси тебе расскажет, как были все шокированы, когда узнали, что Чейз женился на ней. Но это же ее не остановило?

Девон еще крепче сжала руку Сейдж.

— Полагаться следует только на собственное чутье, Сейдж. Сердце тебе подскажет. Делай так, как будет лучше тебе и Харлану. И к черту все, что думают посторонние!

Сейдж прикрыла ладонь Девон своей.

— Спасибо.

Но прежде чем они успели разразиться подкатывающими к горлу слезами, раздался телефонный звонок. Сейдж подбежала к аппарату.

— Привет, Лаки. Девон тут рядом, позвать ее?

— Нет, я хочу с тобой поговорить. — Голос его возбужденно звенел. — Один из твоих потенциальных клиентов звонил. Он уже направляется сюда, чтобы обговорить условия. Чейз говорит, чтобы ты взяла ноги в руки — и была в офисе. А Харлан где?

— Он сказал Девон, что собирается весь день провести в поле.

— Очень плохо. Чейз хотел, чтобы он тоже тут был, но сказал, чтобы ты не тратила время на его отлов.

— А кто это, Лаки? Как фамилия клиента? Что за фирма?

— «Хардтек энд Ассошиэйтис». Большой, страшный Грейсон Хардтек собственной персоной прилетел обговаривать условия.

18

Странно выглядел у входа в «Тайлер Дриллинг Компани» серебристый длинный «Мерседес», припаркованный между грузовиком и «пикапом» компании. За рулем прятался от дождя шофер в униформе. С видом полного безразличия он смерил взглядом выходящую из своей машины Сейдж.

Никаких признаков Харлана не было. Сейдж вознесла короткую молитвочку в благодарность за то, что его не нашли, когда с неожиданным визитом заявился Грейсон Хардтек. Хотя, конечно, еще не вечер. Сейдж молилась, чтобы они побыстрее уладили дела и она успела сочинить какое-нибудь объяснение, прежде чем увидится с Харланом. Пружинящей походкой Сейдж взошла по ступеням и открыла дверь.

С противоположного конца комнаты раздался голос Хардтека:

— Здравствуйте, мисс Тайлер!

Сейдж застыла на пороге. Кровь отхлынула у нее от лица. Братья, ожидавшие, что она будет источать радость при виде их гостя, озадаченно уставились на нее, а Сейдж просто не могла шевельнуться, не могла рта раскрыть.

Потому что взгляд ее приковала женщина. Сидя здесь на покалеченном и обшарпанном неудобном стуле, она выглядела неуместно, как шедевр искусства в пронумерованном масляной краской деревянном ящике.

Ее одежда, макияж, прическа, манера держаться были безукоризненны. На спинке стула висела белая норковая шубка, видна была подкладка из светлого атласа. Пара лайковых перчаток, идеально сочетающихся с темно-розовыми туфлями и костюмом, лежала у нее на коленях рядом с прекрасно подобранной сумочкой.

От портрета в офисе Хардтека дух захватывало, но и он не давал о красавице истинного представления. Миссис Хардтек была не просто красивой; она была изысканной женщиной. Зато, подумала Сейдж с толикой удовлетворения, Мэриэн Хардтек оказалась старше, чем она ожидала.

Наконец, Сейдж взяла себя в руки. Она прошла и протянула своему клиенту подрагивающую правую руку.

— Доброе утро, мистер Хардтек. Очень рада снова вас видеть!

— Взаимно. А это моя жена Мэриэн. Мэриэн, познакомься с Сейдж Тайлер.

— Очень приятно, миссис Хардтек!

Женщина протянула холеную руку. К удивлению Сейдж, пожатие ее оказалось мягким и теплым. Она-то думала, что рука у великосветской дамы окажется холодная. Миссис Хардтек была столь безупречна и ухожена, что Сейдж почувствовала себя неуклюжей и растрепанной, хотя с одеждой и туалетом все у нее было в порядке.

И улыбка у миссис Хардтек также оказалась теплая, и это был еще один сюрприз. Выражение лица у нее было благородное, немного любопытствующее и столь же мягкое, как и ее голос.

— Очень рада познакомиться с вами, мисс Тайлер!

Интересно, подумала Сейдж, считала бы она так, если бы знала, с кем Сейдж провела эту ночь?

Припоминая свои хорошие манеры, она поинтересовалась:

— Мои братья успели предложить вам кофе?

— Конечно, но мы уже выпили по паре чашечек, пока летели сюда из Далласа, — отозвался Хардтек.

— О, так вы прилетели. Я-то думала… — И Сейдж неясно указала в сторону двери.

— Авто? Мы его наняли на день, чтобы ездить по Милтон Пойнту. — Хардтек сел. — Давайте к делу.

— Пока тебя дожидались, — обратился Чейз к сестре, — мы показали мистеру Хардтеку контракт, который составил наш юрист.

— Думаю, вы найдете его стандартным, — сказала она.

Хардтек неопределенно промычал. Жена его ничего не сказала, но Сейдж было неуютно под ее взглядом, который та не отводила все время, как села на предложенный ей Лаки стул.

— Мы даем гарантию на всю технику на пять лет.

— В то время как другие компании дают гарантию обычно не больше, чем на два года, — как на технику, так и на сборку, — вставил Лаки. — Мы же полностью отвечаем за то и другое, поскольку хотим создать себе репутацию самого надежного подрядчика.

Сейдж еще ни разу не видела своих братьев такими собранными и воспитанными. Они прекрасно сознавали, как важно продать систему именно Хардтеку. Ссылка на его имя послужит в дальнейшем лучшей оекомен-дацией. Кроме того, поскольку он провертывает очень много дел, за первым подрядом могут последовать другие.

— Я тут уже говорил на днях вашей сестре, — обратился Хардтек к Чейзу и Лаки, — что оросительную систему мог бы купить где угодно. Ваша сестра подкупила меня собой. Именно она возбудила во мне интерес к вашей маленькой компании. Мне захотелось приехать и взглянуть на остальных членов семьи.

Он откинулся на стуле.

— Знаете ли, не все нефтепромышленники сейчас на мели. Если знать, где добыть оборотный капитал, можно и сегодня делать деньги.

Кадык у Чейза заходил вверх-вниз. Сейдж видела, что Лаки с трудом сдерживает свой буйный характер. «Только бы, — подумала она, — не вздумал пройтись колесом, как он любит».

— У нас люди простаивают, очень работящая бригада.

Сейдж гордилась Чейзом. Он проявил заинтересованность, не унижаясь.

— Рад слышать, — сказал Хардтек. — Буду знать, где, в случае чего, найти квалифицированных бурильщиков. — Он хлопнул себя по ляжкам. — По-моему, визит прошел ко всеобщему удовольствию, не так ли? — Глядя на Сейдж, он сказал: — Ответственный за Шэдоу Хиллз с вами свяжется. С этого момента будете работать напрямую с ним.

Он уже привстал со стула, когда Сейдж спросила:

— И когда мы можем ожидать предоплату?

Хардтек плюхнулся на место и уставился на нее из-под густых бровей. Чейз и Лаки стояли, будто громом пораженные. Открыв рот, они смотрели на нее со смешанным выражением удивления и ярости.

— Предоплату?

— Этот пункт есть на третьей странице контракта, мистер Хардтек. Частичная предоплата в размере десяти тысяч долларов непосредственно по заключении договора.

Сердце рвалось у Сейдж из груди, но она даже не моргнула под устрашающим взглядом Хардтека.

— Завтра пришлю чек с посыльным. Так вас устроит, мисс Тайлер?

— Великолепно!

Братья обмякли с явно видимым облегчением. Сейдж, пытаясь сохранять строгий, деловой вид, глянула ни них. Чейз незаметно показал ей большой палец. Лаки подмигнул.

— Спасибо за то, что проявили такую личную заинтересованность, мистер Хардтек, — сказала она с широкой улыбкой. — Наше сотрудничество будет…

— Прежде чем мы на этом порешим, — сказал он, перебивая и не обращая внимания на ее протянутую ладонь, — я хотел бы узнать одну вещь.

Головокружительный, победный полет Сейдж продлился недолго. Реактивный лайнер ее успеха сорвался в штопор и стал падать. Сейдж не хватало кислорода. Она ожидала неизбежной катастрофы.

— Те чертежи, что вы мне оставили, имеют отличительные особенности, которые я, по-моему, узнал, — сказал Хардтек. — Их чертил Харлан Бойд?

В ушах Сейдж зазвенело. Она была уверена, что если бы стояла, колени у нее подломились бы. Она едва не падала в обморок.

Все ее надежды уперлись в один простой вопрос. И от ее ответа зависел их успех или крах. Правильный ответ приводит к огромному контракту с одним из влиятельнейших людей штата. А это положит конец многолетнему финансовому прозябанию «Тайлер Дриллинг» и потенциально ведет к процветанию ее семьи и их работников.

И находчивость Сейдж будет одной из важных составляющих этого успеха. Она завоюет восхищение и доверие братьев, показав себя настоящей и знающей деловой женщиной, а не просто младшей сестренкой.

Сейдж была мастерицей увиливания от правды. Она не лгала, в прямом смысле этого слова, она просто припрятывала правду, когда это было ей удобно. Но Хардтек задал ей прямой вопрос, подразумевающий однозначное «да» или «нет». От такого вопроса не увильнешь. И — к удивлению своему — Сейдж обнаружила, что и не хочет.

Даже если бы Лаки с Чейзом не смотрели на нее так странно, удивляясь, отчего эта киска вдруг язык проглотила, готовые тут же поправить ее, если она вдруг соврет, Сейдж все равно готова была сказать правду в лицо Грейсону Хардтеку.

Он пялился на нее из-под нависших бровей, одно его присутствие вселяло ужас, но Сейдж прямо смотрела на него и открыла рот, чтобы сказать…

— Да, это я делал чертежи. И вы это знали и могли бы ее не спрашивать.

Все головы повернулись к двери. На пороге стоял Харлан, дождевая вода стекала с полей его шляпы.

На нем был ярко-желтый дождевик, но башмаки и джинсы ниже колен были насквозь мокрые и грязные.

Лаки и Чейз недоумевали, как зрители, не видевшие первых двух действий мистерии и неожиданно попавшие на кульминацию.

Сейдж вздрогнула от выражения лица Харлана. Оно в точности походило на то, какое у него было, когда он увидел фамилию Хардтек в составленном ею списке клиентов. Сейдж хотела подойти к нему и вслух объяснить, почему она нарушила запрет, но воинственный вид Харлана и настрой приковали ее к месту.

Что думает Хардтек, понять было невозможно.

Реакция его жены, однако, была мгновенной и явно искренней. Она вскочила со стула. Перчатки и дорогая сумочка полетели с колен на пол. Бледная рука в украшениях от Тиффани поползла к часто вздымающейся и опадающей груди.

— Харлан. — Имя его она выдохнула еле слышно. Затем повторила его чуть уверенней. И, наконец, закричала, вне себя от радости:

— Харлан, милый!

Она кинулась через комнату и повисла на нем, не обращая внимания на то, что его мокрый дождевик делает с ее дорогим, от модного мастера костюмом.

Харлан отступил на шаг, чтобы не потерять равновесия, и неуклюже обнял ее одной рукой.

— Привет, мама.


— Только бы Харлан сейчас не нажрался в дупель, это было бы последнее дело.

Все семейство Тайлеров собралось на кухне, будто бой тамтамов оповестил их о том, что наступил критический момент.

Стоя к ним спиной, Сейдж крошила лук для подходящего на плите острого соуса. Лучшим рассказчиком был, бесспорно, Лаки; остальные просто развесили уши.

— Мы разбогатеем. Разбогатеем до «лирджетов». Разбогатеем до «лимузинов» с водителями. Разбогатеем до назначения именных стипендий в колледжах, до пожертвований музеям, до строительства больничных корпусов нашего имени. — Он недоверчиво покачал головой. — А взглянуть на него — ну кто бы мог подумать!

— Меня вот смущает, — сказала Лори, — все это богатство принадлежит Харлану или мистеру Хардтеку?

— Обоим. Понимаешь, отец Харлана, Дэниэл Бойд, и Хардтек были деловыми партнерами. Они нажили миллионы на торговле недвижимостью. А тут Дэниэл — хлоп! — Лаки щелкнул пальцами, — и умер от сердечного приступа. Хардтек же выкупил у его вдовы Мэриэн его долю. А примерно через год они с Мэриэн поженились.

— Откуда ты все это знаешь? — поинтересовалась Марси. Она перехватила Джимми в другую руку. Чейз, видя, что она устала, взял сына себе на руки.

— Да все выплыло в процессе их перебранки, — сказал он. — Чем дольше они ругались, тем понятнее все становилось.

Сейдж сгребла нарезанный лук и переложила его в горшочек с приправой. После этого она рукавом утерла слезы и высморкалась. Лук дал ей хороший повод вдоволь наплакаться.

Сейдж думала, что она такая хитрая, такая ловкая. Она думала, что провернула такое дело, всем делам дело, размером с Эверест дело. А всего и дело-то — навела Хардтека на след Харлана.

Вот и вся причина, почему он на личном самолете прилетел в Милтон Пойнт и нанял «лимузин» с шофером. Вовсе он не с какой-то мелочью типа Сейдж Тайлер прилетел вести переговоры, а выслеживать своего блудного пасынка.

— Я так понял, Харлан взъерепенился из-за того, что его мать вышла замуж за Хардтека? — спросил Пэт, перекатывая зубочистку из одного угла рта в другой.

— А как же! — отозвался Лаки. — Похоже, Харлан с отцом был очень близок. И вот возвращается он домой на каникулы — он в то время учился в школе Святого Эдуарда в Сан-Антонио — а они ему и сообщают о своем браке, как о свершившемся факте…

— Рай ассотриз, — вставила Марси.

— Что-то?

— Свершившийся факт, — нетерпеливо объяснила мужу Девон. — Ты продолжай.

— А Харлан обвинил их, что они сговорились за спиной папочки еще до его смерти. Он и сегодня их в этом же обвинил. Тут миссис Хардтек как рухнет на стул, как понесет всякий бред! Все кричит: «Ты ошибаешься, Харлан! Ты не прав. Я любила твоего отца! Да как ты мог подумать, что я была ему неверна?!»

Лори автоматически стала сочувствовать.

— По-моему, Харлан был слишком жесток по отношению к ней.

— Да ему же было всего пятнадцать! — не выдержала Сейдж и повернулась лицом ко всем. — Неужели вы не понимаете, насколько хочется пятнадцатилетнему мальчишке уберечь свою мать, тем более, когда она потеряла мужа?! Реакция Харлана была совершенно естественной. Он почувствовал, что Хардтек отнимает у него положение главы семьи.

Сказав свое слово, она снова отвернулась и принялась мстительно кромсать здоровенным мясным ножом красные перцы. Какой вес имеет ее точка зрения? Никакого. Сейдж опять выставила себя дурой, бахвалясь, какие контракты она раздобыла для их компании. Хардтеку плевать было на ее рекламные способности.

Лаки продолжал:

— Может Харлан и перегнул палку, но ведь, как сказала Сейдж, он смотрел на все это глазами подростка.

— У ребенка горе — один из родителей умер, другой — бросил и предал, — сказала Лори, которая даже сочувствие стремилась справедливо разделить всем поровну. — Какая безвыходная для всех ситуация, правда? Какое несчастье!

— Харлан возненавидел Хардтека за то, что тот захотел присвоить все, что принадлежало Дэниэлу Бонду. А мать он осудил, как изменницу. И слинял из дома, — сказал Лаки. — И с тех пор не возвращался. Что и подводит нас к сегодняшнему. Когда Сейдж показала Хардтеку чертежи, он узнал технику Харлана.

— Как? — спросила Девон.

— Харлан об этом и не подозревал, а Хардтек с Мэриэн все это время за ним следили, хотя и не вмешивались в его жизнь. И они уже видели его работы.

Чейз сказал:

— Хардтек признался, что установил за Сейдж наблюдение после того, как она оставила ему чертежи.

— О, Боже мой! — ахнула Лори.

Раздался громкий стук ножа о разделочную доску. Сейдж взбесилась от мысли, что за ней следил и фотографировал ее частный сыщик. Это же просто низость! Ей плевать, сколько у Хардтека миллионов, он ее достал!

— У Хардтека в руках много нитей, — сказал Лаки. — Он скажет «прыг!» и люди пачками начнут спрашивать, куда прыгать. Как бы то ни было, убедившись, что Харлан наш проектировщик, он решил, что пора предстать перед блудным пасынком собственной персоной — и прихватил с собой Мэриэн для пущего эффекта.

— Он ее обманом привез? Она не знала? — У Марси рот открылся от такой мысли.

— Нет, знала. Ей же хотелось посмотреть хоть краем глаза на сынка, коль скоро она его четырнадцать лет не видела.

— Харлан, к его чести, — доложил собравшимся Чейз, — вел себя с матерью вежливо. Дал себя облапать, послюнявить, погладить по головке. Знаете же, как ведут себя матери, когда какое-то время не видят детей. Они поцеловались и долго стояли обнявшись. А вот Хардтека он на дух не переносит.

— Стало быть, чувства его не оттаяли с наступлением зрелости? — спросила Марси.

— Очевидно, нет, — ответил Лаки. — Он обвинил Хардтека в том, что тот присвоил все — бизнес партнера, деньги партнера, жену партнера.

— Сильно сказано, — заметил Пэт.

— Так вот. Хардтек тоже в долгу не остался. Он кричал Харлану, что тот может о нем думать все, что хочет, но Мэриэн оскорблять не смеет, когда Харлан обвинил ее в измене отцу. У меня сложилось впечатление, что этот старый стервятник ее на самом деле любит. Он утверждал, что каждая копеечка, принадлежащая Мэриэн и Харлану, на месте, а именно там, куда их вложил Дэниэл Бойд, то есть в деле, и капитал их приумножился астрономически. Он сказал: «Когда же ты, наконец, прекратишь вести себя, как сопляк? Предъяви права на свою долю наследства, пора бы уж и тебе принять на себя какую-то ответственность». А Харлан ему: «Не хочу я никакого наследства. Зачем оно мне? Чтобы превратиться в такого барыгу, как ты? Срал я на это вместе со всем возложенным на меня грузом ответственности».

— Лаки! — возмутилась Лори. — Тут же дети.

— Мама, я и так осторожничаю, как могу. Харлан гораздо крепче выразился. Тогда Хардтек сказал, что при такой безответственности Харлан всю жизнь и останется оболтусом и бродягой. И тут Сейдж влезла и пискнула, что она такого ответственного и порядочного человека, как Харлан, в жизни не встречала.

Все уставились на Сейдж.

— Сейдж, это похвально, что ты вступилась за друга, — сказала Лори, — но, честное слово, вмешиваться с твоей стороны было неуместно. Не твое это дело.

Сейдж резко обернулась.

— Нет, это мое дело! Я имею полное право вступаться за Харлана. Это мой будущий муж.

Раздались восклицания — от полного недоверия до удивления и радости.

— А Харлан в курсе? — спросил Лаки.

— Он просил меня выйти за него замуж прошлой ночью.

— Как прошлой ночью?! — Лаки вскочил со стула. — А я где был?

— Ты крепко спал.

Лаки жестко посмотрел на супругу.

— Девон, я чувствовал, что ты от меня что-то утаиваешь. Ты мне о чем-то не рассказала?

— Сядь, Лаки. Ты пугаешь Лорен.

— Она права, Лаки, сядь! — рявкнул Чейз. — Если ты сорвешься с привязи, только хуже будет.

— А если опять с ним драться полезешь, — объявила Сейдж, — то я в этот раз тебе лично все руки переломаю.

— Ты же говорил, что сломал руку, споткнувшись о буксировочный канат, — воскликнула Лори.

Лаки потупился, как овечка. Чейз вздохнул и сказал матери:

— Он споткнулся о буксировочный канат во время драки с Харланом за честь Сейдж. Мы боялись, как бы она не забеременела.

Лори ахнула и схватилась за руку Пэта. Шериф принял грозное выражение:

— Вы что, молодежь, себе позволяете?! Стоит нам уехать на пару недель, как все летит к чертям в дырявой авоське!

— Ну, что еще? — спросила Лори обиженным голосом.

— Да больше ничего, — ответил Лаки. — Осталось сказать, что Хардтек не отказался от договора с нами, несмотря на их перебранку с Харланом.

Наверху хлопнула дверь.

— Тсс, он идет, — шепнул Чейз.

В кухне воцарилась такая тишина, что Сейдж затаила дыхание. Харлана никто не видел с тех пор, как отчим обозвал его «расхлюпанным сукиным сынком, чья проклятая тупая гордыня разрывает сердце его матери». После этого Харлан покинул помещение «Тайлер Дриллинг Компани», хлопнув дверью.

Сейдж кинулась за ним, но его уже и след простыл к тому моменту, как она добежала до своей машины. Сейдж гнала машину домой под проливным дождем, надеясь увидеть припаркованный у входа «пикап» Хар-лана. Она всхлипнула с облегчением, когда, свернув в аллею, увидела его.

Но тут у нее не хватило духа. Она, как и остальные, не стала врываться к нему, а дала ему возможность в уединении пережить обрушившиеся на него утром события. Ведь Харлан столько лет бежал от этого — и вот оказался лицом к лицу с трагедией своей юности. Не надо лишать его пространства, необходимого, чтобы побороть свои переживания.

И вот они услышали, как башмаки Харлана стучат по лестнице, потом в столовой, вот он идет по направлению к кухне. Все сделали вид, что заняты делом, но руки у всех, кроме Лорен, были неподвижны. Малышка же, цепляясь в волосы матери, пускала слюни.

Харлан вошел и сразу же отыскал глазами Сейдж. Она настороженно улыбнулась ему — и в ту же секунду улыбка сошла с ее лица: она заметила в его руке большую спортивную сумку.

— Я сейчас уезжаю. Комнату освободил. Можете пользоваться.

Все обомлели от его заявления. Раньше всех дар речи вернулся к Чейзу.

— Уезжаешь?

Харлан сделал шаг к нему и пожал Чейзу руку.

— Ты мне с первого раза понравился, еще в Хьюстоне в том году. А теперь, когда я тебя поближе узнал, нравишься еще больше. Удачи тебе!

Он перешел к Лаки и сжал его левую руку.

— Еще раз извини за руку! Я ведь не хотел. Чертовский ты парень.

Обращаясь к обоим братьям, он сказал:

— Сегодня утром я все перепроверил. С новыми процессорами насосы будут работать как часы. Все чертежи найдете в гараже в шкафчике для документов. С их помощью у ваших людей не возникнет проблем со сборкой и запуском.

— Не хочется, чтобы ты уезжал, Харлан, — тихо сказал Чейз.

— Просто мне пора. — Он быстро глянул на Сейдж. — Давно пора.

— А как же твои комиссионные? Как мы узнаем, куда посылать тебе чеки? Если какие-то из тех контрактов, что разрабатывали вы с Сейдж, выгорят, тебе будет причитаться уйма денег.

Харлан безразлично пожал плечами.

— На первое время мне хватит. А если потребуется, я сам с вами свяжусь.

Они знали, что не свяжется.

— Девон, Марси, заботьтесь о детках! — Говоря это, Харлан пятился к выходу. — Я по ним буду скучать. Пэт, присматривайте за Лори. Она очаровательна.

Лори встала и по-матерински простерла к нему руки.

— Счастливо всем.

Харлан надел шляпу, толкнул дверь и исчез.

В течение нескольких секунд Сейдж тупо смотрела на опустевший дверной проем, сознавая, что все пытаются отвести от нее сочувственные взгляды.

И вдруг, не раздумывая, она метнулась вслед за ним. Уворачиваясь от мебели, как фехтовальщик от ударов, Сейдж промчалась по пустым комнатам, молнией вылетела из входной двери, миновала крыльцо и спрыгнула через все ступени. На замечая холодного проливного дождя, она настигла Харлана, когда он запихивал сумку в кабину «пикапа».

Схватив за рукав, она развернула парня к себе лицом.

— Куда тебя черти понесли? Думаешь, можно вот так меня бросить и уйти?!

— Иди в дом. Промокнешь.

— Мне плевать, что я промокну, и мне плевать богат ты, как техасский Дональд Мак-Дак или беден, как церковная крыса. И я тебя хочу, будешь ты одет в золото или гол как сокол.

Рванувшись сломя голову из кухни, она забыла положить мясной нож, и теперь потрясала им перед его носом.

— Я сегодня кое-что о себе узнала. Я человек, с которым следует считаться. Сначала-то я решила, что Хардтек явился сюда исключительно ради тебя. И тут тридцать секунд назад до меня доперло, что тебя он мог вычислить и не подписывая с нами контракта. Раз его шпион выследил нас вместе, он мог прекрасно нас обойти и встретиться напрямую с тобой А это значит, что Хардтек, как и говорил, купился-таки на меня. Я заставила его купить товар у «Тайлер Дриллинг» И контракт этот я заполучила не благодаря тебе, а вопреки! О-о! — проскрипела она зубами. — И это ты обвинил меня в том, что я избегаю правды, а сам многие годы жил ложью! Пришло время тебе перестать избегать того, кем и чем ты являешься, Харлан. Пришло тебе время примириться в твоих разногласиях с Хардтеком, если не ради себя, то обязательно ради твоей несчастной матери… И еще одно. Нельзя заниматься со мной любовью, предлагать жениться, а потом, поджав хвост, бежать отсюда, Харлан Бойд. Как ты посмел даже попытаться? Как посмел опозорить в глазах семьи после того, как я объявила им, что ты сделал мне предложение? На этот раз я не проглочу оскорбление и не стану скрывать своих чувств, как это было в случае с Трейвисом. Тут другой случай. В этот раз я буду драться руками и ногами, кричать и биться в припадках, ложиться под колеса и вообще, все сделаю, но удержу тебя… Ты бахвалился, что никогда не уезжаешь, пока не доведешь дело до конца. Так вот, прошлой ночью ты клялся, что будешь мне верен и сделаешь меня счастливой. Этого дела тебе хватит до конца твоих дней. И ты не можешь меня обвинить, что я хочу за тебя замуж ради твоих денег. Потому что, когда ты спрашивал меня и я сказала «да», я думала, что у тебя нет ни гроша. И любила я тебя не меньше, чем сейчас. Так что, хватай свою сумку из кабины — и марш домой! Никуда ты без меня не уедешь.

Дождь струился по ее лицу. Намокшая одежда облепила тело. Волосы мокрыми прядями свисали по обе стороны лица и шеи. Ее это не трогало.

Очаровательно, как всегда, растягивая слова, Харлан спросил:

— Уж не продырявишь ли ты меня этим разделочным ножичком, если я откажусь?

— Продырявлю. Только тебе, все равно, придется на мне жениться, даже если я тебя сперва убью.

Бормоча проклятия и горестно покачивая головой, Харлан медленно обвел взглядом унылый, намокший горизонт. Когда взгляд его снова обратился к Сейдж, он рассмеялся. Протянув руку, он схватил ее за пояс и рывком привлек к себе. Заломив ей руку, Харлан выхватил нож и отбросил его. Нож с плеском упал в лужу.

— У меня уйма денег, — сказал он для затравки.

— И что?

— Я никогда не дам этим деньгам завладеть мной, Сейдж. И можешь не рассчитывать, что мое отношение к ним изменится.

— Единственное, на что я рассчитываю, так это на то, что не изменится твое отношение ко мне.

— И как, по-твоему, я отношусь к тебе?

— Ты меня любишь. Ты мной восхищаешься. Ты без меня не можешь. Ты умрешь, если меня у тебя не будет. Я — твой свет, твоя сила, твое счастье!

Засмеявшись, он поднял ее на руки. Сейдж обхватила его ногами, и они медленно закружились, и дождь падал на них.

— Ты ненормальная, но ты права.

— В чем именно?

— Во всем — сверху до низу.

— Тогда поцелуй меня так, как тебе хотелось бы. Когда они, наконец, разъединились, Харлан с опаской поглядел на входную дверь.

— Черт возьми, Сейдж! Если ты не прекратишь так меня целовать, то нам придется прямо здесь начать наш медовый месяц.

Она куснула его в нижнюю губу.

— Идея хорошая.

Эпилог

— Харлан, проснись. Пора.

Он замычал и зарылся лицом в ее волосы.

— Я бы и рад, милая, да сил нет. Давай до утра отложим?

Сейдж ласково улыбнулась и убрала его вопрошающую руку со своей груди.

— Я говорю про другое. Пора в больницу.

Он резко сел.

— Что, ребенок?

— У меня схватки уже второй час.

— Второй час! Черт, Сейдж, что ж ты меня не разбудила?

— Ты же сказал, что сил нет. Тебе и впрямь не стоило на ночь глядя тащиться домой из Луизианы.

— А если б не поехал, что бы сейчас ты без меня делала? — Харлан сунул ноги в джинсы и вскочил с постели.

Он был в соседнем штате, проверял работу нефтяной вышки, которую «Тайлер Дриллинг» сдала в лизинг новой нефтяной компании, открытой его отчимом. Когда на закате он позвонил и сказал, что едет домой, Сейдж, как могла, пыталась его отговорить от такой поздней поездки. Теперь она была только рада, что муж настоял на своем.

— Я слишком долго тебя не видел, милая, — сказал он.

— Всего-то два дня.

— Это слишком долго.

Угадывая за его словами вожделение, она сдалась. Теперь, вспоминая об этом и улыбаясь, Сейдж протянула руку к телефону на ночном столике.

— Позвоню доктору.

— Где же этот чертов чемодан? — спросил Харлан, роясь в шкафу среди висящей одежды. — Хорошо хоть, ты его заранее собрала. Ну, где же он?

— В другом шкафу.

Сейдж попросила медсестру уведомить доктора, что едет в больницу, и повесила трубку.

— Харлан, успокойся же! У нас куча времени. У меня ведь еще даже воды не… О! А!

— Что? — Из шкафа показалась его голова.

— Воды отходят.

Сдержанно ругаясь, Харлан обернул ее одеялом и понес на руках к машине.

— Дыши, — приказал он, хотя сам сбивался с дыхания. — Дыши, как нас учили на занятиях.

Он впихнул ее на переднее сиденье и побежал на место водителя. Расстегнутая рубашка трепыхалась на ветру.

— Пуговицы застегни, — сказала Сейдж, как только они тронулись от дома, который им продала Марси, простив, в качестве свадебного подарка, причитавшиеся ей комиссионные.

— Нашла время о моем внешнем виде заботиться.

— Не хочу, чтобы все медсестры на твою волосатую грудь мастурбировали, вот и все.

На светофоре Харлан остановился, торопливо застегнул рубашку и тут же рванул дальше — на красный свет.

— Без прав останешься, — предупредила Сейдж.

— У меня связи в мэрии.

— Скоро не будет. Пэта на следующей неделе провожают. Ой, Харлан, я что, на проводы не попаду?!

Лори переделала холостяцкую избушку Пэта сверху донизу, превратив ее в домик-игрушечку, будто на выставке. Ей нравилось жить в городе, где рядом и друзья, и дела. Практически во всех отношениях медовый месяц у них продолжался. И трудно судить, кто из них больше им упивался.

— Если понадобится, проводы отложат, — успокоил жену Харлан. Протянув руку, он положил ладонь на живот Сейдж. — Не рановато он, а? Что-то рановато. С ним ведь все в порядке?

— Да, все в порядке. Ему просто не терпится посмотреть на тебя. Я ему столько о тебе рассказывала, — нежно сказала Сейдж, накрывая его ладонь своей.

С визгом тормозов автомобиль остановился у приемного покоя неотложки. Не дожидаясь носилок, Харлан подхватил жену на руки и внес внутрь.

Как только их зарегистрировали, сестра сказала:

— Доктор осмотрит ее в течение нескольких минут, мистер Бонд, потом вас к ней допустят.

— Позвони всем! — крикнула Сейдж через плечо, когда ее укатывали.

Харлан как раз успел сообщить обо всем семье, и ему разрешили войти в палату. Он, как положено, надел накрахмаленный халат.

— Очень тебе идет этот оттенок голубого, — заметила Сейдж.

— Вот ведь болтушка. Сколько ее учили держать язык за зубами. — Харлан склонился над женой. Глаза его неожиданно затуманились и стали очень серьезными. — Черт возьми, Сейдж, ведь я люблю тебя!

— И я тебя люблю. — Она сдавила его ладонь. — Только я немного боюсь.

— Ты?

— Да. И ты знаешь, что кроме тебя, я никому не созналась бы в этом. Будь со мной, Харлан!

— Навеки, милая. Рассчитывай на меня.

Стонущую и пыхтящую, ругающую своего будущего мальчика, обзывающую его бессердечным самцом-шовинистом, ее вкатили в родильный покой. Через несколько минут с помощью Харлана Сейдж родила сына. Добродушный доктор подняла на руки трепещущего, пищащего младенца и вручила его отцу.

— Примите поздравления, мистер Бонд.

— Зовите меня просто Харлан, — рассеянно сказал он, прикладывая своего сына к груди Сейдж.

— О, какой он красивый, — потрясенно зашептала новоявленная мамаша. — Смотри, Харлан, какого чудесного ребенка мы сотворили!

Прошел почти час, прежде чем их оставили наедине с сыном. Нянечка предупредила, что времени у них немного, а потом новорожденного заберут в отдельную палату.

Сейдж потрогала золотой пушок у него на голове.

— У него твоя линия волос, Харлан. Твой нос.

— И мой пенис.

— О! — воскликнула Сейдж.

Потом, страстно ему улыбнувшись, добавила:

— Не мудрено.

Они рассмеялись, потом поцеловались.

— Ты всех обзвонил?

— Как только медперсонал их пустит, они все моментально сюда слетятся. И вообще, эта больница должна делать нам семейную скидку, так мы загружаем их работой.

Ко всеобщему восторгу, Марси сообщила, что опять беременна, хотя Джимми нет еще и года. «У меня биологические часы спешат», — сказала она. А дела у Марси идут прекрасно, даже когда она работает неполный рабочий день, так что она имеет право потакать своим материнским инстинктам. Они с Чейзом были невероятно счастливы.

Колонку Девон стали перепечатывать уже несколько газет за пределами штата. Они с Лаки тоже поговаривали, не завести ли им еще одного ребенка, хотя трудно себе представить, можно ли родить еще раз такую прелесть, как Лорен. Лаки в том же духе ответил, что трудно, но он постарается.

«Тайлер Дриллинг» завалили заказами выше головы. Разрываясь на части, они гоняли свои грузовики из города в город. До последнего времени Сейдж стояла во главе ирригационного бизнеса — координировала расписание, подбирала новых клиентов, заправляла офисом, который был открыт в придачу к уже существующему и снабжен двумя секретарями.

— А Мэриэн с Грейсоном? Им ты позвонил?

— Мать отпала. Она утром прилетит.

Сейдж протянула руку и любовно погладила Харлана по щеке. Благодаря ее миротворческим усилиям Грейсон и Харлан вели себя взаимно вежливо. Конечно, между ними остались трения из-за того, что Харлан отказался войти в дело своего отчима. По этому поводу они все время спорили, так оно, видимо, и будет продолжаться. Но мать с сыном воссоединились, а это самое главное.

Харлан вынужден был признать, что просто перенес юношеские психические травмы в зрелый возраст. На самом-то деле, он вовсе не считал, что его мать была неверна его отцу при жизни того или что Грейсон в чем-то повел себя нечистоплотно. Просто гораздо проще было сосредоточить на них вину за смерть своего отца, чем обозлиться на нечто, с чем невозможно бороться.

Грейсон, с его грубоватым характером, был такой противоположностью мягкому, отходчивому человеку, каким был отец Харлана, что мальчик так и не смог его принять. Сейдж долго и терпеливо внушала Харлану, что с Мэриэн его отчим обходится совсем иначе, чем со своими соперниками по бизнесу.

— Я убеждена, что он очень любит твою мать.

— Думаю, что так. Но после того, как мама вышла за него, деньги стали для меня олицетворением зла, — пытался объяснить Харлан. — При определенном количестве денег получаешь власть над другими. Я в этом не участник.

В течение последних месяцев Харлан стал постепенно прикасаться к своему наследству, но лишь из-за того, что ему неприятно было, что оно лежит втуне, а стольким людям эти деньги могли бы помочь. Он ударился в филантропию. И благотворительные фонды и организации, куда он перечислял значительные суммы, так и оставались в неведении относительно имени благодетеля.

— А почему ты их раньше не раздаривал? — спросила однажды Сейдж. — К примеру, когда ты видел, как тонет «Тайлер Дриллинг», ты же мог просто помочь Чейзу деньгами?

— Потому что одними деньгами проблему тут было не решить. По крайней мере, надолго. Кроме того, я люблю принимать участие, задействовать свои способности при решении проблемы. Люди не слишком охотно принимают подачки. Но — если, конечно, не иметь дело с тупицами — охотно открываются для новых идей. И у них остается приятное чувство, что они сами справились со своими трудностями. А выпиши я чек на кругленькую сумму, у них этого чувства довольства собой не возникло бы. Как, впрочем и у меня.

Он по-прежнему носил джинсы более поношенные, чем носят старшеклассники, и разъезжал на «пикапе», который Сейдж грозилась при следующей же поломке пристрелить, чтобы он, бедный, не мучился. Харлан же заявлял, что лошадиных сил в нем хватит еще на много миль.

И теперь, с любовью поднимая на него взгляд, Сейдж мягко сказала:

— Меня спросили, что написать в карте новорожденного. Я сказала, что его зовут Дэниэл Тайлер Бойд.

— Дэниэл, — веско повторил он, и слезы навернулись на его глаза. — Спасибо, Сейдж! Мне нравится. — Он тяжело сглотнул и прокашлялся. — Я никак не пойму, отчего он так много весит. Ведь семь с половиной фунтов многовато, раз он немного недоношен, так ведь?

Сейдж облизала губы и, немного покусывая нижнюю, сказала:

— На самом-то деле, Харлан, он родился точно в срок.

— Как, ты ведь говорила, что он должен родиться в начале ноября?

— Да, было дело, говорила. А фактически, срок — сейчас.

— Но ведь сегодня первое октября. Значит, зачатие его приходится на начало января?

— Угу.

И тут он все понял, и взгляды их встретились.

— Ах ты, лгунишка! Значит, ты всю дорогу была беременна? Значит, случилось это еще тогда, в трейлере? И ты соврала, что никакого ребенка не будет?

— Ну, не совсем соврала. Когда я говорила, что ребенка не будет, откуда я могла знать, будет или нет. Или мне мало было мордобоя между тобой и братьями? И уж тем более я не хотела, чтобы ты женился на мне из чувства долга или из жалости. Так что, да, я отрицала, что будет ребенок, когда на самом-то деле у Дэниэла уже зарождались будущие отпечатки пальцев.

Харлан неверящим взглядом какое-то время смотрел на нее. Потом запрокинул голову и засмеялся. Дэниэл у груди матери нахмурился.

— Да, будь я проклят! — шепнул Харлан. Он взял крошечную ручку младенца в свою и чуть-чуть погладил между пальчиками. — Ты слышал, Дэниэл? Вот как твоя мама меня в этот раз предохранила.

Потом он запустил свободную руку в волосы Сейдж и склонился к ее губам.

— Я, мисс Сейдж, другой такой чертовки не встречал. Поцелуй-ка меня как тебе хотелось бы.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • Эпилог