КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 438747 томов
Объем библиотеки - 608 Гб.
Всего авторов - 207178
Пользователей - 97851

Впечатления

Михаил Самороков про Злотников: Путь домой (Боевая фантастика)

Гораздо хуже, чем первая. Ни о чём.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Никаких мужчин! (fb2)

- Никаких мужчин! (и.с. Любовный роман (Радуга)-1201) 235 Кб, 109с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Кэтрин Джордж

Настройки текста:



Кэтрин Джордж Никаких мужчин!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ранний ужин оказался плохой идеей. Остаток вечера придется зевать от скуки в номере отеля перед телевизором. И это целиком его вина. Ехать должен был один из помощников, однако ему вдруг безумно захотелось вырваться из собственного кабинета. Джонас усмехнулся. Нашел куда бежать — в тихий городок.

Он решил остаться в баре, развернул газету и занялся кроссвордом, изредка поглядывая на немногочисленных посетителей.

Разгадав несколько слов, Джонас заметил, что в баре появилась женщина. Высокая и стройная, с великолепной фигурой. Темные волосы зачесаны назад. Столь же темные глаза беспокойно расширились, когда она заправляла непокорную кудряшку за ухо. На руке — кольцо с бриллиантом. На правой руке, отметил Джонас.

Эйвери Кроуфорд подошла к стойке. Ее блестящая идея фактически провалилась — шансов остаться незамеченной не было. Бар почти пуст. Если только…

Она изучающе посмотрела на мужчину, поглощенного вечерней газетой. Довольно милый. Времени не оставалось, и, рискнув предположить, что намеченная ею жертва не ждет кого-нибудь, она подошла к столику.

— Вы не будете возражать, если я здесь присяду? спросила Эйвери. — Я вовсе не пытаюсь вас подцепить или что-то продать. Мне просто очень нужно на некоторое время оказаться вне всяких подозрений. Я думала, что здесь будет много народа, но просчиталась.

— Я польщен, — сразу же ответил он, указывая на стул рядом с собой.

— Благодарю вас. — Она села, но тут же с испугом вскочила. — А ваше имя случайно не Филип?

— Боюсь, что нет. Меня зовут Джонас, Джонас Мерсер. — Он приподнялся, чтобы полушутливо-полуофициально поклониться.

— Хвала небесам! — с облегчением воскликнула Эйвери и опустилась на стул. — А я было решила, что все испортила. Здравствуйте. Я — Эйвери Кроуфорд.

Его глаза, такие же темные, как и ее, искрились весельем.

— А почему вам требуется компания, пока вы дожидаетесь этого счастливчика Филипа?

— С ним должна встретиться моя подруга, а я подстраховываю ее.

— Подстраховываете? — повторил он и откинулся на спинку стула. — Продолжайте.

— Фрэнсис разведена, и иногда ей бывает одиноко. Она поместила объявление в местной газете.

«Дама, которой сорок с небольшим, стройная, блондинка, с хорошим чувством юмора, познакомится с подходящим джентльменом…» Филип — один из тех, кто откликнулся. Но стоило ей договориться о встрече, как она перепугалась, и я предложила помощь.

Джонас усмехнулся:

— Позвольте, я угадаю. Если он ей не понравится, вы поспешите на выручку?

— Именно. Послушайте… — добавила Эйвери, — я, должно быть, от чего-то вас отрываю. Если вы одолжите мне газету, чтобы я могла за ней спрятаться, я оставлю вас в покое.

— Я просто пытался убить время, прежде чем подняться в свой номер, — заверил он ее. — Теперь не оглядывайтесь. Похоже, прибыл Филип.

У мужчины, внимательно осматривавшего столики, были темные волосы с проседью на висках.

— Надеюсь, вы правы, — тихо проговорила она. — Выглядит многообещающе. И возраст подходящий…

Кстати, три по вертикали будет «куколка».

— Точно. — Джонас бросил короткий взгляд на вход. — Это ваша подруга?

Эйвери быстро оглянулась и увидела Фрэнсис Уайт, которая остановилась в дверях, с сомнением оглядывая зал. Она явно готова была немедленно сбежать отсюда. Но темноволосый мужчина улыбнулся и поспешил к ней. Эйвери сразу же уткнулась в кроссворд.

— Я не решаюсь посмотреть, — 'прошептала она. Что там происходит?

— Они садятся за столик. Оба смеются.

— Похоже, я не понадоблюсь, можно уходить.

— Пока рано, — быстро сказал Джонас. — Что, если у вашей подруги изменится мнение о кавалере?

— Через несколько минут в туалете я получу дальнейшие инструкции: или позвонить ей на сотовый и вызвать по срочному делу, или же, если его общество устраивает Фрэнсис, отправляться домой.

Джонас Мерсер покачал головой.

— У меня есть идея получше. После того как вы поговорите с подругой, я куплю вам чего-нибудь выпить и мы вместе закончим кроссворд, а заодно и понаблюдаем за разворачивающимися событиями.

Если только, — добавил он, — никто не ждет вас дома.

— Ни души.

— Хорошо. — Его взгляд задержался на ее лице, прежде чем он вернулся к кроссворду. — Кстати, меня тоже никто не ждет. А шестнадцать по вертикали «парапет».

Пока Джонас вписывал слово, она смотрела на его склоненную голову. Возможно, никто и не ждет его здесь, в отеле, но дома наверняка все по-другому.

— К вашему сведению, — пробормотал он, когда они отгадали еще пару слов, — ваша подруга вышла.

Фрэнсис ждала ее с нетерпением.

— Что это за прекрасный незнакомец?

— Не имеет значения. Лучше скажи: Филип тебе нравится? Ты остаешься ненадолго или?..

— По всем показателям превосходит мои ожидания. Я с ним ужинаю.

Эйвери присвистнула.

— Где?

— Прямо здесь, в отеле. — Фрэнсис улыбалась. — Огромное спасибо, босс. Если бы не ты, я бы отказалась от встречи, а Филип — очаровательный мужчина. И мне кажется, я ему нравлюсь.

— Конечно, нравишься! Веселись и дай мне завтра подробнейший отчет!

— Ты собираешься домой?

Эйвери моргнула.

— Нет, выпью по бокалу с моим прекрасным незнакомцем. Такие дела. Увидимся утром.

Эйвери подкрасила губы и вернулась в бар.

Джонас протянул ей сотовый телефон.

— Вы уронили.

— Спасибо. — Она оглянулась, но не заметила ни Фрэнсис, ни Филипа.

— Они ушли, — сообщил Джонас.

— Филип пригласил ее поужинать.

— Тогда мы можем расслабиться. Как насчет выпивки?

Эйвери попросила бокал красного вина и с любопытством наблюдала за Джонасом, когда он отошел к стойке бара. Очень высокий и стройный, мускулистый, он, скорее, привлекал уверенностью в себе, мужественностью, чем красивым лицом. И вместе с тем его окружала аура спокойствия, что Эйвери нашла очень занимательным. Хотя обычно она предпочитала мужчин смуглых и несдержанных. Мужчин?

Женщина горько усмехнулась. Каких еще мужчин?

— Чему вы улыбаетесь? — спросил Джонас, вернувшись с вином.

— Вместо кроссворда — вопросы?

Он протянул ей газету.

— Я закончил его, пока вы разговаривали с подругой.

— В таком случае у меня нет причин задерживаться.

— Есть одна очень серьезная причина, — сказал Джонас и улыбнулся. — Я очень хочу, чтобы вы остались.

— Хорошо, но только ненадолго. — После того как она практически навязала ему свое общество, Эйвери не могла не почувствовать себя польщенной. — Вы собираетесь задать мне кучу вопросов?

Он пожал плечами:

— Именно это делают люди, которые только что познакомились. Доставьте мне такое удовольствие расскажите об Эйвери Кроуфорд.

И Эйвери поведала ему, что она не замужем, управляет собственным бизнесом и живет в доме на окраине города.

— А теперь ваша очередь.

— Почти то же самое, — произнес Джонас. — Я не женат, имею дом, помогаю вести наш семейный бизнес. Я здесь в командировке. Вы живете в прекрасной части света, Эйвери.

Она коротко рассказала ему о городе и посоветовала изучить синие таблички на домах, на которых излагалась история старинных зданий. Но тут некстати заурчал желудок, напоминая, что Эйвери ничего не ела с утра. Она с сожалением поднялась.

— Спасибо за вино и за вашу неоценимую помощь. Но, прежде чем я уйду, сознайтесь: о чем вы подумали, когда я попросила разрешения сесть за ваш столик?

— Что мне сегодня везет, — незамедлительно заверил Джонас и одарил ее улыбкой, от которой перехватило дыхание. — Вы точно должны идти?

— Мне действительно пора домой.

Когда они подошли к машине, Эйвери протянула руку и улыбнулась.

— Доброй ночи, Джонас. Еще раз спасибо.

— Мне было очень приятно. — Он пожал ей руку.

Она села за руль, помахала ему на прощание и тронулась с места.

Внезапно у Эйвери появилось некое томительное ощущение, явно связанное с прикосновением крепкой мужской руки. Прошло много времени с тех пор, как она переживала нечто подобное…

Приятная задумчивость мгновенно испарилась, когда фары высветили фигуру человека, ждущего ее на крыльце дома.

— Привет, — осторожно сказал посетитель. — Давно не виделись.

Она хлопнула дверцей машины, враждебно глядя на него.

— Какого черта ты тут делаешь. Пол?

— Хватит, Эйвери, — попросил он. — Давай будем цивилизованными людьми, поговорим, выпьем может, даже кофе, если ты перебрала в «Ангеле».

Хотя, видит Бог, алкоголь никогда не был твоей слабостью.

Она с отвращением смотрела на Пола. Сам он, судя по всему, выпил слишком много.

— Откуда ты знаешь, что я была в «Ангеле»?

— Видел тебя на парковке. Что это за парень?

— Какое тебе дело?

— Не стоит быть такой грубой, Эйвери. Я пришел, чтобы кое-что сообщить. Позволь мне войти.

— Ни за что на свете! Я не хочу видеть тебя в моем доме…

Но прежде, чем она успела остановить его, он выхватил у нее из рук ключи и открыл дверь. Тут же сработала сигнализация.

— Отключи эту чертову штуку, Эйвери!

— Ни за что! — Она улыбнулась, когда вдалеке завыла сирена. — Лучше уйди, Пол, иначе я сдам тебя полиции. Твоим папочке и мамочке это наверняка очень не понравится.

Пол колебался, но сирена приближалась. Он одарил Эйвери злобным взглядом и, пошатываясь, побежал к воротам. Она набрала код, отключающий сигнализацию, презрительно улыбнувшись. Пол выпил слишком много, чтобы заметить разницу между сиренами полицейских и машины «скорой помощи».

Однако ее улыбка бесследно испарилась, когда зазвонил сотовый телефон.

— Откуда ты взял этот номер? — резко спросила Эйвери.

— Окольными путями, — произнес глубокий, ленивый голос, ни капли не похожий на голос Пола Моррела, но тем не менее с легкостью узнаваемый даже после короткого знакомства.

— Ой! — Краска бросилась ей в лицо. — Я ошиблась.

— Это Джонас Мерсер. Мы виделись сегодня, добавил он.

— Знаю, знаю. Извините, что я на вас накричала.

— Что-то случилось?

— Нет, ровным счетом ничего. Со мной все в порядке. Но как вам удалось получить мой номер?

— Когда вы уронили телефон, я провел кое-какие исследования. — Наступила пауза. — Вы против, Эйвери?

— Думаю, нет, — медленно ответила она, с удивлением обнаружив, что нисколько не возражает.

— Хорошо. Увижу ли я вас снова? Поужинайте со мной завтра вечером.

Эйвери задумалась.

— Обещаю запастись кроссвордом, — весело добавил Джонас.

— Великодушное предложение.

— Это значит «да»?

Внезапно перспектива ужина с ним показалась наилучшим противоядием от горького осадка, оставшегося после неприятной беседы с Полом Моррелом.

— Почему бы нет? Благодарю вас. Только, пожалуйста, не в «Ангеле».

— Ваш город, вам и решать. Я заеду за вами.

Но Эйвери не собиралась давать свой адрес незнакомому человеку, даже такому привлекательному, как Джонас.

— Если вы выйдете из отеля около семи, я отвезу вас во «Флис». Это недалеко.

— Спасибо. Я буду ждать. Спокойной ночи, Эйвери Кроуфорд.

Когда наконец Эйвери, зевая, легла спать, она была уверена, что нет лучшего средства от бессонницы, чем разговор с Джонасом Мерсером.

Эйвери спала так хорошо, что утром проснулась поздно и без завтрака понеслась в город, в свое маленькое ателье на Стоу-стрит. Фрэнсис приехала вслед за подругой, такая счастливая, что не было необходимости спрашивать, как прошел вечер. Тут же зазвонил телефон. Рабочий день обещал стать весьма насыщенным, тем более что Эйвери предстоял визит к клиентке.

— Я, возможно, задержусь, Фрэнсис, — сказала она, выходя. — На то, чтобы запихнуть Пэнси Кейт-Дэвидсон в подвенечное платье ее бабушки, потребуется немало времени и сил.

— Мы будем молиться о надежности швов! — усмехнулась Фрэнсис. — Я все тебе расскажу за ланчем.

У Эйвери была назначена встреча с одной из самых богатых семей, живущей по соседству. Сначала ей предложили выпить кофе с пирожными, затем приступили к обсуждению заказа. В результате на визит ушло все утро.

— Знаешь, — рассказывала она, наконец присоединившись к Фрэнсис в кафе, — мать невесты довольно честно заявила мне, что предпочла бы видеть на дочери платье с длинным шлейфом, но Пэнси прочитала статью в каком-то журнале для невест и в последнюю минуту передумала. В моде старые фасоны, а уж если платье принадлежало бабушке, то лучше него не найти.

— Мы справимся? — спросила Фрэнсис.

— О да. Оно сшито из атласа в стиле тридцатых годов. Дражайшая Пэнси сидела на диете, так что с твоими вставками и моей скрывающей их вышивкой оно должно смотреться на ней прекрасно. Мамочка и глазом не моргнула, когда я назвала ей цену. — Эйвери усмехнулась. — Пэнси так увлекли мои идеи, что она принялась умолять меня сшить платья для шести подружек невесты. Представляешь? Но только как быть со временем? Свадьба уже в следующем месяце!

— Нет проблем. Прекрасная работа, босс!

— Ну, ладно, хватит о делах. — Эйвери наклонилась вперед, ее глаза сверкали. — Расскажи мне о вчерашнем вечере.

Фрэнсис мечтательно улыбнулась.

— Все было прекрасно. Филип — замечательный мужчина. Просто поразительно, что он так долго оставался вдовцом. Его дочь замужем, и именно она заставила его откликнуться на объявление.

— Чем он занимается?

— Филип — бухгалтер.

— Он тебе понравился?

— С первого же взгляда. — Фрэнсис счастливо улыбнулась. — Спасибо, Эйвери. Я твоя должница.

— Ничего ты мне не должна. Сегодня вечером я ужинаю с Джонасом Мерсером, прекрасным незнакомцем из «Ангела».

— Неужели? — Глаза Фрэнсис расширились. — Честное слово, это что-то новенькое! И какое же у него преимущество перед местным населением мужского пола?

— Возможно, именно тот факт, что он не местный.

К тому же просто очарователен. — Эйвери усмехнулась. — Расходы по оплате объявления делим пополам.

Эйвери расчесала волосы, каскадом падавшие на плечи. Она провозилась с макияжем больше, чем обычно, дважды переоделась, злясь на то, что ведет себя как подросток, и рассердилась еще больше, обнаружив, что подъехала к парковочной площадке на минуту раньше.

Однако Джонас Мерсер уже ждал ее.

— Ты сразила меня своей пунктуальностью. — Юн втиснулся на переднее сиденье. — Какие у вас великолепные волосы, мисс Кроуфорд!

Эйвери скорчила гримаску.

— Ты бы не говорил так, если бы тебе приходилось каждый день сражаться с кудрями, пытаясь хоть как-то уложить их.

— А зачем?

— Чтобы произвести на клиентов впечатление деловой женщины.

— Если твои клиенты — мужчины, то они предпочли бы видеть твои волосы такими, каковы они сейчас.

— В основном мне приходится иметь дело с женщинами. — Эйвери подробно рассказала ему о проведенном утре. Его развлекла история о Пэнси.

— Я сегодня прогулялся по городу, — сказал Джонас, — и среди магазинчиков заметил «Искусницу Эйвери».

— Это наш офис, а еще я езжу к клиентам на дом, чтобы сделать мелкие подгонки. Ну вот мы и на месте, — прибавила она.

Эйвери миновала арку, достаточно большую, чтобы здесь некогда могли промчаться кареты. Сейчас двор «Флиса» был полон машин.

— Если еда соответствует запахам, идущим из окон кухни, то нас, очевидно, ожидает нечто великолепное. Популярное место, — заметил Джонас, следуя за Эйвери, идущей в главный бар. — Займи столик у окна, а я принесу нам что-нибудь выпить. Снова красного вина?

— Да, пожалуйста.

Внутри, как всегда, было шумно. Эйвери откинулась на спинку стула, уверенная, что, какие бы блюда они ни выбрали, еда будет превосходной. Она усмехнулась, заметив, как не одна пара любопытных глаз с интересом следит за Джонасом. Эйвери Кроуфорд ужинает с мужчиной!

— «Флис» существует с восемнадцатого века, сообщила она. — Именно здесь состоялся мой первый «взрослый ужин» — как подарок на одиннадцатилетие.

— Значит, ты, так сказать, коренная жительница этих мест? Как давно работает «Искусница Эйвери»?

— Уже около двадцати пяти лет.

Джонас с изумлением посмотрел на нее.

— Дело начала еще моя мама, — пояснила Эйвери. — Она прекрасная портниха. У нее я и научилась всему. В университете, например, шила себе платья для вечеринок.

— Талантливая леди. Наверняка специализировалась на изящных искусствах?

— Нет, на математике.

Он усмехнулся.

— Забавно — я тоже.

Когда они сделали заказ, Эйвери пристально посмотрела на собеседника:

— А чем занимался ты после того, как окончил университет?

Джонас откинулся на спинку стула.

— Сначала попутешествовал по миру. А когда вернулся, уверенный в моих способностях, отец решил ввести меня в курс дела. Благодаря его руководству и поддержке, я научился управлять всем так, как было заведено не одно десятилетие — никакой зависимости от банка или Сити[1]. Мы занимаемся транспортировкой, строительством и так далее. Выгодно, но чересчур спокойно, — добавил он.

— Я думаю, любой бизнес, который процветает так долго без какой бы то ни было финансовой помощи извне, сам по себе уникален, — заверила его Эйвери. — Когда-то мне довелось поработать в Сити.

Джонас поднял бровь.

— В самом деле? Почему же ты вернулась сюда?

— Расскажу в другой раз — несут наш ужин.

За едой, которая оказалась великолепной, как и обещала Эйвери, Джонас не пытался выяснить причину, по которой девушка покинула Лондон.

Кофе придал ужину оттенок завершенности. Такие вечера выпадали на ее долю нечасто. Эйвери не хотелось, чтобы все на этом закончилось. Поколебавшись, она предложила выпить еще кофе у нее дома. Джонас охотно согласился.

Когда они подъехали к вилле в викторианском стиле, где Эйвери родилась, Мерсер с одобрением посмотрел, как она отключает сигнализацию.

— Весьма разумная мера предосторожности, особенно если живешь одна. Это так? — небрежно уточнил он.

— Да. — Эйвери подняла бровь. — А может, ты думал, я решила слегка поразвлечься, пока моего мужчины нет рядом?

— Я, скорее, думал о родных.

Она провела Джонаса по узкому коридору на кухню, находившуюся в задней части дома.

— Теперь уже никого не осталось.

— Дом слишком велик для одного человека, — заметил он.

Эйвери кивнула:

— Я собиралась продать или сдать его. Но он принадлежит моей семье, его купили еще прабабушка и прадедушка. И в конце концов я решила ничего не менять, тем более что сперва работала здесь. — Эйвери включила чайник. — Хочешь вместо кофе чего-нибудь покрепче? Виски, бренди…

Он улыбнулся.

— Я разочарую тебя, если попрошу чашку чая?

— Чай так чай, но в этом случае мы просто обязаны выпить его из маминых фарфоровых чашек в гостиной.

— Я бы предпочел остаться здесь. Так где ты все-таки работала в Сити?

— Мне повезло. В двадцать пять лет я стала руководителем фонда в одной из крупных страховых компаний.

— Взлетела высоко, — с уважением заметил Джонас.

— Но мне пришлось уехать, потому что заболела мама. — Эйвери поставила чашки с чаем на стол. — А что занесло вас в наши края, мистер Мерсер?

— Мой отец прослышал о продаже земли в этом районе. Я здесь для того, чтобы проверить, пригодна ли она для строительства.

Значит, он здесь не в последний раз, с радостью подумала Эйвери.

— Ну и как?

— Есть одно или два препятствия, но я все улажу. Что-то в темных глазах противоречило его беззаботному тону. — И мне бы хотелось увидеть тебя еще раз перед отъездом.

— А когда ты уезжаешь?

— В пятницу, если все пойдет по плану.

— Я свободна в четверг.

— Полагаю, было бы слишком смело надеяться еще и на завтра?

Она с сожалением покачала головой:

— Завтра я приговорена к утомительной ручной работе, так что к вечеру стану страшно ворчливой от усталости.

— В таком случае, — Джонас осушил свою чашку и поднялся, — я, пожалуй, дам тебе возможность лечь пораньше, дабы набраться сил, и удалюсь.

— Буду с нетерпением ждать четверга. Спасибо за ужин.

К своему удивлению, Эйвери чувствовала странное волнение, провожая его. Ведь она — не школьница на первом свидании, и, разумеется, Джонас не собирается целовать ее на прощание.

Однако Мерсер обнял Эйвери за плечи и склонил голову, чтобы доказать ее не правоту поцелуем, от которого у нее задрожали колени. Он посмотрел на нее, а затем поцеловал вновь.

— Я буду здесь ровно в семь. Спокойной ночи, Эйвери Кроуфорд.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Когда Эйвери решила продолжать дело своей матери, она дала в газету объявление о том, что ей требуется опытная портниха. Так в ее жизнь вошла Фрэнсис Уайт — сначала в качестве служащей, затем как лучшая подруга. Благодаря вложениям Фрэнсис, бизнес Эйвери расширился настолько, что ей потребовалось помещение в городе. Две школьные подруга согласились помогать ей неполный рабочий день.

Это позволило Эйвери сосредоточиться на финансовых и рекламных вопросах, а также на визитах к клиентам. У нее появилась возможность развить свой исключительный талант в вышивании и искусном шитье вручную, благодаря которому ателье «Искусница Эйвери» скоро стало широко известно.

Она была совершенно спокойна, когда на следующий день устроилась в маленькой комнатке, чтобы потрудиться над старомодным свадебным платьем Пэнси Кейт-Дэвидсон. Распарывание швов на тонкой ткани было утомительным занятием, отнимающим много времени, и, как правило, Эйвери работала с включенным радио. Однако сегодня она думала исключительно о Джонасе Мерсере. Всего лишь парой поцелуев он воскресил давно забытые ощущения.

Неожиданно Эйвери обнаружила, что ее руки не двигаются, а сама она тупо смотрит на атлас цвета слоновой кости. Она встряхнулась, включила радио и сосредоточилась на работе.

Поздним вечером, когда она собралась принять душ, раздался телефонный звонок:

— Добрый вечер, мисс Кроуфорд. Так вы ворчливы и страшно устали?

— Потихонечку прихожу в себя.

— Это хорошо. А ты не разгадала сегодняшний кроссворд? Четыре по горизонтали: «Создатель лабиринта царя Миноса на Крите».

— Делал, которому к тому же выпало несчастье оказаться отцом Икара, — самодовольно ответила Эйвери. — Смею заметить, некоторые люди слишком много работают и не тратят время на кроссворды, мистер Мерсер.

— Согласен. Я заказал столик в «Валнет Три».

Одобряешь?

— Конечно.

— Это довольно далеко, нам нужно выехать пораньше. Я заеду за тобой в семь, — напомнил он.

— Постараюсь попасть домой вовремя.

— Запиши номер моего сотового телефона, если вдруг понадобится со мной связаться.

— Подожди, я возьму ручку. — Эйвери записала цифры. — Есть!

— Прекрасно. Спасибо за то, что вчера сжалилась над одиноким незнакомцем.

— Мне очень понравился вчерашний ужин, — заверила она Джонаса.

— Так же, как и мне. Повторим завтра. Спокойной ночи.

Настроение Эйвери заметно улучшилось. Его не испортила даже ревизия гардероба, которая показала, что у нее нет ничего кокетливого и нарядного. Не имея возможности что-то быстренько сшить, она остановила свой выбор на обычном черном платье.

Немного позже позвонила Фрэнсис с отчетом:

— Поступили новые заказы, но ничего интересного — рутина. Мы можем сосредоточиться на свадебном наряде.

— Спасибо, Фрэнсис. Я закончила первую фазу работы. Завтра платье перейдет в твои руки.

— Великолепно. Но только не почивай на лаврах, босс. Миссис Кейт-Дэвидсон интересовалась, не могла бы ты завтра днем снять мерки с подружек невесты.

Эйвери застонала:

— Ну и везет же мне! Я сейчас ей позвоню.

Теперь, немного отдохнув, она пожалела, что не договорилась поужинать с Джонасом сегодня. Он ей нравился необычайно сильно, несмотря на весьма короткое знакомство.

Конечно, в прошлом у нее были романы, однако внезапную тягу к Джонасу Мерсеру нельзя сравнить ни с чем.

У Эйвери вырвался вздох, когда она включала компьютер, собираясь заняться расчетами. Они явно были плохой заменой вечера с необыкновенно привлекательным мужчиной.

Придя на следующий день в ателье, Эйвери вручила Фрэнсис коробку с платьем, просмотрела почту и нашла письмо, которое чрезвычайно ее расстроило. «Моррел пропертиз» не продлила договор об аренде. Помещение нужно освободить к концу следующего месяца.

— В чем дело? — спросила Фрэнсис, увидев лицо подруги.

Эйвери показала ей письмо.

— Нас выгоняют. Нам никогда не продлевали аренду больше чем на полгода, так что, думаю, это всегда было у них на уме.

Теперь стала понятна причина визита Пола. Владельцем «Моррел пропертиз» был его отец.

— Ну и что делать? — спросила Фрэнсис.

— У нас есть месяц с небольшим на поиск нового помещения. В крайнем случае придется работать у меня дома, пока я не найду что-нибудь подходящее, бодро ответила Эйвери, хотя никакого оптимизма не испытывала. — Сообщи новость Луизе и Хелен, когда они приедут, но скажи, что волноваться не стоит.

Эйвери закрылась в маленькой комнате для переодевания, набрала номер и впервые в жизни попросила соединить ее с Полом Моррелом.

— Моррел, — твердо произнес он. Его голос совсем не походил на тот, что принадлежал человеку, которого она отшила два дня назад.

— Эйвери Кроуфорд, — не менее твердо представилась она.

— Эйвери? — изумленно переспросил Пол. — Боже, какое совпадение! Я как раз собирался позвонить тебе, чтобы извиниться за то, что пришел в таком состоянии…

— Ты не должен был появляться в любом состоянии, но оставим извинения. Это не личный, а деловой звонок. Ты хотел сообщить о предстоящем выселении, так?

— Если тебе нужно облекать все именно в такую форму, то — да. Но, Эйвери, условия аренды были ясны с самого начала. Я собирался подготовить тебя, прежде чем ты получишь письмо. — Он сделал паузу. — Я пытался отговорить отца, но он продает эту землю, включая и все постройки.

Эйвери выждала мгновение, а затем задала главный вопрос, ради которого, собственно, и звонила Моррелу.

— Кто покупатель?

— «Мерком груп». Детище Мерсеров. Я поспрашивал знакомых, но никто ничего толком о них не знает. И тем не менее это довольно солидная фирма.

Их дело процветало еще до войны. Перевозка грузов, аренда складов и так далее… Эйвери, я должен идти. Мне нужно быть на собрании. — Его голос стал низким. — Я так рад, что ты позвонила, дорогая. Это значит?..

— Ничего это не значит, — отрезала Эйвери. — Все, что мне было нужно, — информация.

После длительной паузы она услышала, как Моррел вздохнул.

— Я молю Бога, чтобы он позволил мне повернуть время вспять. Я был дураком, — горько произнес он.

— Нет, Пол. Это я была дурой.

Эйвери положила трубку и сидела, уставившись в пространство, проклиная себя за то, что опять ошиблась в человеке. Джонас Мерсер был первым мужчиной за многие годы, который ей понравился.

К сожалению, именно его компания, возможно, снесет ее ателье. Но дело заключалось в другом; Джонас знал, как сильно это повлияет на ее бизнес, и не удосужился ничего сказать.

Из соседнего кафе прибежала Луиза.

— Представь себе, — начала она, задыхаясь, — ни один из наших соседей не получил уведомления о выселении.

— Неужели? — Глаза Эйвери угрожающе сузились. Как интересно.

Фрэнсис обменялась понимающим взглядом с остальными служащими и немедленно потребовала помощи подруги в работе над платьем Нэнси. Поток посетителей не прекращался ни на минуту, и Эйвери постоянно была занята. Фрэнсис посоветовала ей после снятия мерок с подружек невесты сразу же идти домой.

— Тебе нет смысла возвращаться. Я запру ателье.

Эйвери поблагодарила ее и ободряюще улыбнулась своей маленькой команде:

— Не волнуйтесь. Скоро я найду другое помещение.

Встреча с шестью взволнованными девушками и их обеспокоенными мамашами отняла много времени и сил. Несколько раз Эйвери собиралась позвонить Джонасу, но в конце концов решила не отказывать себе в удовольствии личного противостояния.

Она приехала домой и обнаружила, что Джонас стоит на крыльце.

— Привет, Эйвери, ты опоздала, — произнес он, быстро подходя к ее автомобилю. — Столик заказан на восемь часов.

Она вышла из машины, проигнорировав его протянутую руку.

— Отмени все. Я не голодна.

Джонас отступил, нахмурившись.

— Что случилось?

— Сейчас узнаешь. Входи, прошу.

Она провела Джонаса в угнетающе официальную гостиную, где картины и мебель сохранились со времен ее бабушки и дедушки. Единственными современными деталями являлись два радиатора центрального отопления, которые включались так редко, что атмосфера в комнате была ледяной — так же, как и поведение Эйвери.

— Присаживайся, — вежливо произнесла она, но Джонас помотал головой и выпрямился, стараясь не задеть венецианскую люстру из цветного стекла.

— Я постою.

— Тогда перейдем прямо к делу. — Эйвери холодно взглянула на него. — Я выяснила, что именно твоя фирма приобрела землю, на которой располагаются магазины Стоу-стрит.

Его губы сжались.

— Значит, вот в чем дело. И кто, черт возьми, это разболтал? Официального объявления не было.

— Сегодня я получила письмо от «Моррел пропертиз», в котором говорится, что срок аренды не может быть продлен, поэтому я предприняла собственное расследование. — Ее глаза буравили его. — Почему ты мне ничего не сказал? Ты же знаешь, как это важно для меня.

Его взгляд стал суровым.

— Мне нужно переговорить с Джорджем Моррелом. Я предупреждал его, что хотел бы сообщить новость всем арендаторам лично.

Она слабо улыбнулась.

— Никто больше не получил подобного письма. Только я. Наверняка к этому приложил руку его сынок. У нас был роман, но я порвала с ним.

— Эйвери… — Зазвонил его телефон, и, пробормотав ругательство, Джонас ответил. Его лицо было мрачным, когда он забрасывал вопросами своего собеседника. — Прости, я должен идти. Произошла автокатастрофа.

— Кто-нибудь пострадал?

— Да. Я поеду прямо в больницу. — Когда они подошли к двери, Джонас вынул из кармана конверт. Я намеревался отдать тебе это сегодня как подарок.

Прочти его, когда я уйду. — Он заколебался, и она размечталась, что сейчас получит поцелуй. Но Мерсер лишь посмотрел на нее и отвернулся. — До свидания, Эйвери.

Заперев дверь и закрыв ее на задвижку, она прочитала письмо. Компания «Мерком», похоже, не имела намерения сносить что-либо на Стоу-стрит.

Всем предлагался выбор: или приобрести строения, или заключить договор об аренде с новым землевладельцем. Были планы начать строительство на пустыре сзади, но эти работы не повредят торговле.

Эйвери металась по кухне, как разъяренная тигрица, призывая проклятия на голову Джорджа Моррела. Одним ударом он разрушил в самом начале ее прекрасную дружбу с Джонасом Мерсером. У Эйвери вырвался короткий, невеселый смешок. Кого она обманывает? В первый раз за много лет ей хотелось большего, чем просто дружба. Однако великолепный шанс исчез вместе с Джонасом, который уезжает домой. Звонок по мобильному телефону — единственная возможность связаться с ним, но как решиться на это?

— Никаких проблем, — объявила Эйвери на следующее утро. — Я просто буду платить за аренду другому хозяину. — Она рассказала о своей встрече с представителем компании «Мерком», но только позже, за ланчем с Фрэнсис, назвала имя нового землевладельца. — Я сразу же перешла на личности, поскольку разозлилась на Джонаса. А он вручил мне письмо.

— Итак, мы все-таки не оказались на улице, дорогой босс! Я думаю, после этого ты извинилась перед Мерсером?

— Не было возможности. Ему пришлось срочно уехать. — Эйвери вздохнула. — Сомневаюсь, что увижу его когда-нибудь.

Вышивание Эйвери считала лекарством, но в тот день оно не могло заставить ее забыть Джонаса. К тому же вскоре она поняла, что в ее работе нет никакой необходимости. Фрэнсис была настолько опытной и умелой портнихой, что вставки не нуждались в маскирующей их вышивке.

Луиза и Хелен уже начали кроить тафту нежно-розового цвета, которую доставили сегодня для платьев подружек невесты. Фрэнсис заканчивала подгонку мужского костюма. Словом, работа кипела.

Слабая надежда получить весточку от Джонаса Мерсера постепенно угасала. Прошло уже десять дней, в течение которых приходили только официальные письма от агента компании, касающиеся аренды помещения на Стоу-стрит.

Подвенечное платье Пэнси было готово к сроку, и Эйвери получила весьма щедрый гонорар от восхищенных клиенток.

В субботу вечером четыре женщины отправились в новый бар на другом конце города, чтобы отпраздновать успех. Всех угощала Эйвери — в знак признательности за сверхурочную работу со свадебными нарядами.

— Я удивлена, что сегодня ты свободна, Фрэнсис, поддразнила Эйвери подругу.

— Я сказала Филипу, что ему придется подождать до завтра, — ответила та и довольно улыбнулась. Мы будем обедать у него дома, и он сам все приготовит.

— Этот мужчина еще и готовит? — с завистью уточнила Хелен. — Можно мне послать к нему Тома на пару уроков?

Эйвери присоединилась к всеобщему смеху, но позже, неторопливо идя домой, не смогла удержаться от чувства зависти при мысли о том, что Фрэнсис проведет воскресенье со своим Филипом. Она же проведет этот день как и всегда — занимаясь стиркой и прочими домашними делами.

Эйвери с тоской вспоминала прежние уикенды.

Некоторые посвящались общению с мамой, некоторые Эйвери оставляла для встреч с друзьями в Лондоне. В период романа с Полом тот потребовал безраздельного ее внимания, а потом заболела мама, и Эйвери оказалась привязанной к дому.

В течение того первого мучительного года у нее не оставалось времени на общение с людьми. Все силы уходили на то, чтобы продолжать мамино дело и ухаживать за ней. Вскоре мать умерла. Первым побуждением уставшей и отупевшей от горя Эйвери было вернуться в Лондон — к своей прежней жизни.

Но она задержалась, чтобы выполнить уже поступившие заказы, и великолепно справилась. Со временем Эйвери решила, что лучшей памятью о матери будет продолжение ее дела и расширение бизнеса. Прошло два года, работа принесла плоды — коммерческий успех. Однако она постоянно ощущала возрастающую тоску по тому, что ей пришлось бросить.

Эйвери вздохнула. Встреча с Джонасом только усилила эту тоску. Кроме того, он стал первым за долгие годы человеком, который пробудил в ней искру интереса. Но вряд ли появится возможность увидеть его снова. Несомненно, владелец «Мерком» пришлет сюда подчиненных.

Эйвери настолько задумалась, что не сразу ощутила запах дыма. Когда она обходила мясной рынок, мимо нее пронеслась группа подростков. Леденящий кровь вой сирен заполнил пространство, Эйвери в панике бросилась к источнику дыма и издала крик ужаса, когда увидела Стоу-стрит. Соседнее с ее ателье здание — тотализатор — было охвачено огнем.

К тому времени, когда ей было разрешено пройти через оцепление, ситуацию уже взяли под контроль пожарники и полиция.

— Не волнуйтесь, огонь больше не распространяется, — успокоил ее сержант Гриффитс. — Ваше ателье в целости и сохранности, насколько я знаю. Хотя возможны небольшие повреждения из-за дыма.

— Есть какие-нибудь идеи насчет причины? — отрывисто спросила она.

— Очевидно, мальчишки запускали фейерверки на пустыре за магазинами и ракета попала на крышу тотализатора. У одного из них оказалось достаточно сообразительности, и он позвонил в пожарную службу, прежде чем они сбежали.

Эйвери сочувственно улыбнулась Гарри Дэниелсу, менеджеру тотализатора.

— Хотелось бы мне добраться до тех маленьких дьяволов, которые это натворили! — прорычал он.

— Ну-ну, не нужно так говорить, Гарри, — предупредил сержант Гриффитс. — Предоставьте это дело профессионалам.

Вскоре начальник пожарной бригады разрешил Эйвери осмотреть ателье. Ее сердце упало, когда она увидела, что от дыма сильно пострадала стена, смежная с тотализатором.

— Не волнуйтесь, нет ни разбитых стекол, ни повреждений каркаса, — сказал сопровождающий ее пожарный. — Нужно просто покрасить общую стену.

Эйвери решила временно перевезти швейные машинки и ткани домой. Многие охотно согласились помочь ей перетащить вещи в ее машину, а полиция выделила свой автомобиль, чтобы Эйвери не пришлось ездить дважды.

Было почти четыре часа утра, когда она попрощалась с помогавшим ей констеблем и наконец забралась в кровать. Ее разбудил телефонный звонок.

— Алло, — прохрипела она. :

— Эйвери? — нетерпеливо спросил мужской голос.

— Да?

— Джонас Мерсер. С тобой все в порядке?

— О, привет. Да, да, со мной все в порядке. — Она откашлялась и села в постели. — В отличие от моего ателье.

— Забудь об ателье, — резко сказал он. — Где ты была, когда начался пожар?

— Гуляла и помчалась как ветер, услышав вой сирен. Зданию тотализатора повезло куда меньше. Потом я уехала домой со швейными машинками — точнее, с двумя. Тони привез остальные.

— Какой еще Тони?

— Очаровательный молодой констебль.

— Очень мило с его стороны. — На мгновение воцарилось молчание. — Завтра я приеду. Полагаю, у тебя есть страховой полис?

— Конечно.

— Отлично.

— Джонас…

— Да?

— Спасибо.

Эйвери положила трубку, не объясняя, за что благодарила его, и отправилась в ванную, где увидела в зеркале красноглазое, бледное привидение, что заставило ее поскорее принять душ.

Эйвери мысленно составила список срочных дел. Фрэнсис беспокоить не хотелось. В итоге она позвонила Хелен и оставила сообщение на автоответчике Луизы, затем надела джинсы и свитер и даже успела проглотить немного кофе, прежде чем пришла Хелен, прихватившая с собой мужа, который чинил им швейные машинки.

— Мы отправили мальчиков к родителям Тома на воскресный обед, так что я готова помочь тебе, — заявила она. — Господи, Эйвери, какое несчастье! С тобой все в порядке?

— Да, все отлично. Но бедный Гарри Дэниелс был просто вне себя вчера вечером.

— А они знают, кто это сделал?

— Какие-то пареньки запускали фейерверк на пустыре.

— И, разумеется, сбежали, — произнес Том и поднял сумку с инструментами. — Ну что ж, Эйвери, где машинки? — Она провела его в столовую, временно превращенную в мастерскую.

— Самые важные заказы я заранее принесла домой на выходные, слава богу, а свадебное платье уже доставлено Кейт-Дэвидсонам. Кстати, я привезла сюда все ткани, какие только смогла.

После того как каждый сантиметр был подвергнут тщательной ревизии, Эйвери решила, что, если отрезать несколько метров, остаток рулона вполне можно использовать.

— Но страховка покроет все расходы, поэтому я сейчас же закажу еще тканей.

Машинки были осмотрены не менее тщательно они оказались в хорошем состоянии. Накормив своих помощников обедом, Эйвери проводила их.

Она зевала, заполняя страховой полис, когда позвонила Луиза.

— Что стряслось, Эйвери? Мы только что вернулись в город. — Услышав новости, она вскрикнула от ужаса и пообещала утром приехать. — А Фрэнсис знает?

— Нет. Я не хотела портить ее обед с Филипом.

Позвоню ей сегодня вечером.

Однако Фрэнсис узнала о происшествии из радионовостей и позвонила, полная негодования на то, что подруга не известила ее раньше.

— Я приеду через пять минут…

— Не смей! Наслаждайся вечером с Филипом. Я провела ночь на ногах, и мне нужно как следует выспаться.

— Ты в этом уверена? — с сомнением спросила Фрэнсис.

— Более чем. Я очень ценю твое предложение, но ты мне куда больше понадобишься утром.

Эйвери говорила чистую правду. Она с трудом разделась, забралась под одеяло и проспала до утра.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

После самого долгого сна за последние годы Эйвери почувствовала себя куда лучше, и, когда прибыла ее команда, они вместе были готовы горы свернуть. Хелен и Луиза сразу же начали работать над самыми срочными заказами, а хозяйка поехала в город вместе с Фрэнсис, чтобы посмотреть, что еще можно спасти.

Однако, к своему облегчению, она обнаружила, что ателье нанесен не такой большой ущерб.

— Ночью все выглядело ужасно, — призналась Эйвери.

— Пострадала всего одна стена, но это поправимо, — уверенно произнесла Фрэнсис и направилась в кладовую, чтобы проверить состояние хлопковых тканей и ниток. — Здесь все прекрасно! — воскликнула она через минуту.

У Эйвери вырвался вздох облегчения.

— Перевезем ко мне домой столько, сколько сможем. — Она приклеила к окну объявление о том, что ателье временно располагается на Грэшем-роуд.

— Не волнуйся, — сказала Фрэнсис. — Мы не должны потерять слишком много заказов.

— Надеюсь, ты права, — ответила Эйвери. — Представитель компании «Мерком» приезжает сегодня, чтобы лично проследить за всем.

Фрэнсис бросила на подругу короткий взгляд, садясь в машину.

— Это тот, о ком я думаю?

Эйвери кивнула.

— Джонас Мерсер собственной персоной.

— Так, так, это отличная новость! Веди себя с ним хорошо.

Это было суматошное утро. Сначала Эйвери проконсультировалась со своей страховой компанией, затем начали звонить друзья и клиенты, выражавшие свое сочувствие. Поскольку Эйвери ждала звонка от Джонаса, она заводилась все сильнее и сильнее, и это заметила владелица магазина модной одежды, которая привезла заказы.

— Ты выглядишь несколько взвинченной, дорогая, — произнесла Кристин Портер. — Я приехала сама, чтобы тебя навестить. А это вам, девочки. — Она показала на две большие сумки. — Я обещала укоротить всю одежду к пятнице, как обычно. С одной курткой придется поработать тебе, Фрэнсис, а вечернее платье и очень дорогое вязаное пальто нуждаются в твоем волшебном прикосновении, Эйвери.

Эйвери повесила вещи в рабочей комнате и раздраженно застонала, рассматривая расшитое бисером вечернее платье на шифоновой подкладке и белое вязаное пальто. На то, чтобы подкоротить каждое, уйдут часы утомительной ручной работы. Она отправилась в спальню подкрасить губы и тревожно обернулась, когда Фрэнсис без стука ворвалась к ней.

— Быстро спускайся! Он здесь!

— Кто?

— Мистер Мерсер, представитель «Мерком». — Она сжала подругу в объятиях и шепнула ей на ухо: Улести его.

Эйвери сбежала вниз, улыбаясь.

— Доброе утро.

— Доброе утро, мисс Кроуфорд, — торопливо сказал Джонас. — Не можете ли вы выделить часок для делового ланча?

— Разумеется, — вежливо ответила она. — Ты последишь тут за всем, Фрэнсис?

— С удовольствием, — быстро согласилась подруга.

Эйвери вышла из дома, стараясь успокоиться.

Ей, в конце концов, двадцать девять лет, и глупо вести себя как девчонка только потому, что Джонас явился лично, вместо того чтобы позвонить и назначить встречу.

— Ну, как ты, Эйвери? — спросил он, помогая ей сесть в роскошный автомобиль.

— Нормально. Просто удивительно, какие чудеса творит хороший сон.

— Охотно верю.

— Я рада, что могу отблагодарить тебя, — сказала она Джонасу позже, когда они свернули в вымощенный двор «Флиса», — за твои планы относительно Стоу-стрит. Сначала я сделала неверные выводы.

— Ты была тогда весьма рассержена, — улыбнулся Джонас. — На сей раз я забронировал номер здесь.

Итак, он приехал по меньшей мере на два дня.

— Я слышала, здесь очень уютно.

Джонас показал ей газету, которую захватил с собой:

— Вот, оставил для тебя неразгаданный кроссворд. Или ты его уже решила?

— Только этого мне не хватает!

— А ты на взводе.

— Не без причины, — напомнила она, когда они подошли к бару.

— Красного вина? — спросил Джонас.

— Не сейчас. Минеральную воду и сэндвич с ветчиной, пожалуйста. А я пока займу вон тот столик.

У меня мало времени.

Со своего места возле окна, наблюдая за Джонасом, она вновь ощутила легкое напряжение, вызванное его привлекательностью, перед которой невозможно устоять. Его загар немного сошел, волосы потемнели и приобрели оттенок, который Эйвери назвала рыжевато-каштановым. Они были густыми и блестящими и искусно подстриженными. И к тому же он был выше, чем другие мужчины, что добавляло еще одно очко в его пользу.

— А ты все еще на меня злишься, — заметил Джонас, садясь рядом с ней.

— Не все еще. Опять, — поправила Эйвери.

— Из-за того, что я не позвонил?

— В данных обстоятельствах — да, — произнесла она и отпила воды.

— Я пытался, но номер был занят. Я оставил сообщение. Ты проверяла? — (Эйвери покраснела.) — Видимо, у тебя было очень напряженное утро, — добродушно сказал он.

— Что ничуть не оправдывает мои плохие манеры. Прости! — Эйвери одарила его улыбкой. — Ты уже успел посмотреть на ущерб, причиненный Стоу-стрит?

— Нет. Я сразу же поехал к тебе. Скажи, какие ремонтные работы потребуются.

— Хорошо, — Эйвери вздохнула. — Просто счастье, что я могу вести дела дома, однако буду рада вернуться в ателье.

— Пожар не нанес вред бизнесу?

— Пока нет.

Несколько раз их разговор прерывали люди, которые выражали Эйвери свое сочувствие, и каждому она представляла Джонаса, специально опуская тот факт, что он — представитель «Мерком».

— Не знаю, нужно ли тебе, чтобы все узнали, кто ты такой.

— Это не проблема, — заверил он и одарил ее взглядом, от которого она задрожала. — Меня беспокоит другое — нет ли у меня соперника?

— Нет, — твердо ответила она. — Я же говорила.

— И это по-прежнему удивляет меня.

— Почему?

— Потому, Эйвери Кроуфорд, что ты привлекла меня с той самой секунды, когда я тебя увидел.

— Даже несмотря на то, что я почти навязалась тебе? — усмехнулась она, пытаясь скрыть удовольствие.

— Да, — признался он. — Но всего один взгляд, брошенный на великолепные распущенные волосы и алые, как сам грех, губы, заставляет задуматься о… сексе.

Эйвери поднялась.

— Пора идти, — нервно произнесла она.

Джонас встал, улыбнувшись ей.

— Сегодня ты выглядишь как настоящая деловая женщина, но мое мнение остается прежним.

Эйвери вышла из бара весьма рассерженной, поскольку слова Джонаса нанесли серьезный удар по ее уверенности в себе.

Уже в машине он обратился к ней:

— Может, снизойдешь наконец до меня и выслушаешь планы «Мерком» по поводу земли, которую мы приобрели?

Она бросила на него раздраженный взгляд.

— Наверняка строительство супермаркета.

— Таково было первоначальное намерение. Однако, осмотрев это место, я переговорил с отцом, затем с муниципальным советом и предложил создать что-нибудь полезное для города. — Джонас свернул на Стоу-стрит и поехал на стоянку. — Самая крупная парковка здесь, а ближайший кинотеатр в пятнадцати милях отсюда.

Она тепло улыбнулась.

— Кинотеатр — замечательная идея!

— Именно ею я хотел с тобой поделиться за ужином в «Валнет Три», но обстоятельства оказались против меня.

Эйвери вдруг вспомнила:

— А что насчет автокатастрофы?

Джонас пожал плечами.

— Дело неясное. Компания потеряла одну из машин, но водитель отделался всего парой ушибов.

Какой-то грузовик проскочил на красный свет. Я хотел было позвонить тебе тем вечером, но решил, что не стоит.

— Ты не виноват. Я вела себя как мегера. — Эйвери отперла дверь ателье, пригласила Джонаса внутрь и только потом объяснила:

— Когда я узнала, что компания «Мерком» может снести все здания на Стоу-стрит, мне стало больно, поскольку ты не был искренним со мной. Я встречала кучу подобных типов в Сити. — Она посмотрела на него. — И думала, ты не такой.

Джонас выдержал ее взгляд.

— Я молчал только потому, что хотел лично вручить то письмо и насладиться твоей благодарностью… Может, начнем все сначала?

— В любом случае, — улыбнулась она, — мне и «Искуснице Эйвери» явно невыгодно сердить владельца земли.

— Это верно, — с удовлетворением произнес Джонас. Затем внимательно осмотрел ателье.

— Моей первой реакцией было подыскать другое место, — призналась Эйвери. — Помещение маловато для всех тех услуг, которые мы предлагаем, но арендная плата умеренная, да и расположение подходящее, так что я осталась бы здесь, если это возможно. Что ты думаешь по поводу ущерба?

— Он кажется поверхностным, но я велю своим людям все проверить. Найди мастеров. «Мерком» оплатит расходы.

Эйвери представила Джонаса своим коллегам на Стоу-стрит и с приятным удивлением наблюдала за тем, как новый хозяин нашел общий язык с каждым.

Уже в машине он сказал:

— Благодаря тебе сегодня я познакомился со многими людьми, что помогло уточнить некоторые мелкие детали. Завтра я уезжаю, так что, может, поужинаешь со мной вечером?

Вместо того чтобы подпрыгнуть от радости, Эйвери задумалась. Конечно, хорошо жить в маленьком городке, где все тебя знают, но, с другой стороны, это большой недостаток. Джонас Мерсер и планы его компании скоро станут известны всем.

Сплетни неминуемы, если ее увидят вместе с главой «Мерком» второй раз за один день.

— Простое, честное «нет» прекрасно подойдет, — сухо произнес Джонас, отъезжая.

Эйвери покачала головой.

— Я собиралась согласиться, но только на ужин у меня дома. Люблю оставаться незаметной.

— Тебе стыдно появляться со мной на людях?

Она кинула на него огненный взгляд.

— Так ты хочешь поужинать у меня дома или нет?

— Ты же чертовски хорошо знаешь, что хочу. Закажи еду, а я все оплачу. В городе есть индийский или китайский ресторан?

— Хорошая идея. Похоже, ты обладаешь не только привлекательной внешностью, — одобрительно произнесла она.

— Это касается тебя, Эйвери Кроуфорд, а не меня, улыбнулся Джонас. — Я приеду в восемь. Заодно обсудим ремонт.

Вернувшись домой, Эйвери объявила, что новый владелец оплатит все расходы, так что чистку и покраску можно начинать хоть сейчас. Все с облегчением заулыбались.

Когда Хелен и Луиза ушли, Фрэнсис потребовала у подруги полный отчет о «деловом ланче» с Джонасом Мерсером.

— Итак, теперь ваши отношения стали более сердечными, — заключила она.

— Да. Но у нас еще есть что обсудить, поэтому я пригласила его к себе домой на ужин.

— Неужели? И что в меню?

— Он предложил заказать еду в ресторане.

Фрэнсис покачала головой:

— Лучше произведи на него впечатление домашними блюдами. Мужчины находят готовку весьма сексуальной. Поджарь джентльмену стейк или что-нибудь еще, и он ответит «да», что бы ты ни попросила!

— В таком случае придется пробежаться по магазинам.

Вернувшись с покупками, Эйвери была тронута, обнаружив, что подруга осталась, чтобы сотворить очередное чудо — но теперь уже с помощью тряпки и пылесоса.

— Я успела убрать только внизу, — предупредила она.

— Он всего лишь придет поужинать, Фрэнсис! Но огромное тебе спасибо. Ты просто ангел! А теперь я приступлю к готовке. Что ты думаешь о бифштексе, зеленом салате и жареной картошке?

— Идеальный вариант. Удар в сердце любого мужчины. Возможно, завтра я опробую этот рецепт на Филипе.

Незадолго до того как должен был приехать Джонас, в доме уже аппетитно пахло жареным картофелем, бифштексы были готовы к жарке, а салат оставалось только украсить.

Благодаря горячему душу, а еще больше приготовлению ужина, волосы Эйвери завились крутыми кудряшками и спадали ей на плечи. Она нетерпеливо подкрасила губы и надела серьги в виде колец.

Однако, чтобы подчеркнуть, что это обычный домашний ужин, она осталась в джинсах.

Джонас прибыл за минуту до восьми.

— Привет! Ты вовремя, — произнесла Эйвери, улыбаясь.

— А ты — волшебное видение! — Он вручил ей бутылку вина и огромный букет тюльпанов. — Если бы я был художником, то запечатлел бы тебя такой, какая ты сейчас.

— Ну, спасибо. Какие великолепные цветы! Проходи на кухню.

Джонас следовал за ней по коридору, втягивая ноздрями воздух.

— Еду уже доставили?

— Я решила приготовить что-нибудь сама. — Эйвери положила цветы в раковину, повернулась и посмотрела на Джонаса. От выражения его лица ее бросило в жар. — Что будешь пить? Красное вино или пиво?

— Лучше вино, — ответил он. — Могу я налить и тебе?

— Да, пожалуйста. — Она включила гриль.

Джонас наполнил два бокала и сел, с нескрываемым удовольствием наблюдая за женщиной.

— Великолепный способ провести вечер, — произнес он с таким наслаждением, что Эйвери не смогла удержаться от улыбки, ставя тюльпаны в большой синий кувшин. — Я сегодня поговорил с менеджером отеля о недавнем пожаре, — продолжал он. — К сожалению, никто не знает виновника пожара.

— Кроме меня. Могу назвать одного поджигателя. — Эйвери положила бифштексы на гриль и повернулась к Джонасу. — Я ясно видела его лицо.

— В самом деле? — Глаза Джонаса сузились. — Ты собираешься что-нибудь делать?

— Это спрашивает глава «Мерком» или мой гость?

— Если ты хочешь обойтись без огласки, так оно и будет.

— Хочу. — Эйвери помолчала. — Только для твоих ушей: его зовут Дэниел Моррел. Сын Джорджа.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Джонас присвистнул.

— Папочке это не понравится!

— Папочке не нужно знать об этом, — подчеркнула Эйвери. — Дэниел понял, что я узнала его. Лучшее наказание для бедного малыша — страх разоблачения.

— «Бедный малыш» несет ответственность за пожар, — напомнил Джонас.

— А ты подростком не устраивал всяческие проделки?

— Мои проделки никогда не включали в себя пиротехнику.

— Полагаю, только девочек?

— В основном, — признал он.

— По крайней мере его поступок не был предумышленным. Скорее всего, просто некачественная ракета.

— Ладно, поскольку ты доверилась мне, я не скажу ни слова. Бифштексы очень вкусно пахнут.

Эйвери вынула из духовки сковородку с картофелем и положила шипящие бифштексы на нагретые тарелки. Картофель был поджарен до хрустящей корочки и приправлен чесноком, гвоздикой и веточками розмарина.

— Красавица не должна так хорошо готовить. Это несправедливо по отношению к бедным, беззащитным мужчинам. Еда просто великолепна. Скажи-ка мне, Эйвери Кроуфорд, — добавил Джонас, — ты прекрасная, преуспевающая леди и чудесный кулинар, так почему?..

— Почему никто до сих пор не поймал меня в свои сети? — закончила она.

Его губы изогнулись.

— Да. Отчего ты до сих пор не замужем?

Эйвери пожала плечами.

— Мой бизнес процветает только потому, что я отдаю ему всю свою энергию. На мое рабочее время не посягают ни мужчина, ни ребенок. Когда вечером я прихожу домой, то стараюсь побаловать себя чем-нибудь, вместо того чтобы готовить для семьи еду, гладить рубашки и так далее.

Его бровь поднялась.

— Именно так ты представляешь себе брак?

— Я самодостаточный человек и вообще не думаю о нем.

— В браке обычно присутствуют такие вещи, как любовь и дружеское общение.

Эйвери покачала головой.

— Слишком много риска. Мои прошлые романы обещали и то, и другое, а в итоге ничего не получилось…

Джонас взглянул на ее погрустневшее лицо, затем положил вилку и нож.

— Это был самый лучший ужин в моей жизни, сообщил он.

— Благодарю вас, добрейший сэр. — Эйвери шутливо поклонилась. — Но тебе понравилась еда и во «Флисе».

— Ни один ресторан не может сравниться с ужином в обществе красивой женщины, которая сама же его и приготовила.

Довольная и польщенная, Эйвери занялась кофе.

— Боюсь, десерта не будет. — Она вручила ему поднос. — Ты не отнесешь его в другую комнату?

— Если ты имеешь в виду ту замороженную гостиную, то я бы с удовольствием остался здесь, в теплой уютной кухне, — прямо сказал Джонас.

Эйвери таинственно улыбнулась и поманила его к двери у подножия лестницы.

Маленькая комнатка была очаровательна. На окнах висели золотистые бархатные занавески. Помимо компьютерного стола, единственным предметом мебели был диван, стоявший у камина, за медной решеткой которого извивались язычки пламени.

— Мой кабинет, — объявила Эйвери и подбросила полено в камин. — А окна выходят в сад.

Джонас поставил поднос на стол и с одобрением оглянулся.

— А вот эта мне нравится.

По лицу женщины словно прошла тень.

— Она была убежищем для моей мамы, когда та вернулась домой после смерти отца.

Джонас бросил на нее изучающий взгляд, беря чашку.

— Ты раньше не говорила о своем отце.

Эйвери села в уголке дивана.

— Джон Эйвери был полицейским, — сказала она. — Они познакомились в Лондоне. Это была любовь с первого взгляда, и скоро мама забеременела. Они обручились, но за два дня до свадьбы отец был смертельно ранен, и Элен Кроуфорд пришлось вернуться сюда незамужней матерью. В те дни это еще не одобрялось в маленьких городках, где все друг друга знают. Собственно, поэтому, когда умерла мама, я осталась, хотя очень хотела работать в Сити.

Успехом «Искусницы Эйвери» я утираю нос тем, у кого слишком хорошая память.

— А что семья твоего отца?

— Мама возила меня к ним, но родители отца умерли, когда я еще училась в начальной школе. Эйвери улыбнулась Джонасу. — Ну вот, теперь ты знаешь обо мне такие вещи, о которых я никому не рассказывала. Ты хороший слушатель, Джонас Мерсер. Возможно, тебе следовало стать священником.

Джонас рассмеялся.

— Никогда не имел склонности к этому! — Он сделал паузу, задумчиво изучая женщину. — Если ты никому не говорила об отце, значит, твои предыдущие романы не были серьезными. Полагаю, один из них был с Полом Моррелом?

Эйвери кивнула.

— Мы знали друг друга в лицо с детства, но познакомились только в Лондоне, благодаря общим друзьям. Его родителям это совсем не понравилось, поскольку моя мама была всего лишь портнихой. Не хочешь немного бренди в кофе?

— Нет, спасибо, — Джонас удобно вытянул ноги. У меня есть почти все, о чем только может мечтать мужчина. — Он посмотрел на нее. — И я не собираюсь прямо сейчас просить о большем.

— Ты относишься к тем, кто просит?

— Всегда, — благочестиво ответил он. — Мама научила меня говорить «пожалуйста» и «спасибо».

Пойми, Эйвери Кроуфорд, что, какой бы страстью я ни пылал, я не стану ничего предпринимать до тех пор, пока ты сама этого не захочешь.

Она с любопытством посмотрела на него.

— Ты уверен, что я захочу?

— Ответ положительный.

— Значит, Фрэнсис была права.

— Насчет чего?

— Она утверждала, что мужчины находят готовку очень сексуальной.

— Если считать сегодняшний ужин началом, я готов подождать.

Эйвери весело покачала головой.

— Мне бы хотелось узнать побольше о человеке, прежде чем наши отношения станут более близкими.

— Моя жизнь — открытая книга, — заверил он женщину. — Со мной, Эйвери Кроуфорд, ты получишь именно то, что видишь.

— Не уверена. Ты довольно долго секретничал, прежде чем признался в покупке земли.

— Я же говорил, что пришлось ждать, пока все будет оформлено официально. — Джонас вздохнул. — Я надеялся, что ты обласкаешь меня, но получил за все свои труды только нагоняй. Дважды, если считать и это утро.

— Я уже извинилась и даже приготовила тебе ужин в благодарность, но ласка не в моем стиле.

— Я хотел сделать предложение, которое заставило бы тебя передумать. — Джонас рассмеялся, заметив взгляд, который она на него бросила. — А вы не слишком-то доверчивы, мисс Кроуфорд!

— Возможно, но я очень любопытна. Что у тебя на уме?

— Тотализатор решил переехать. Так как ремонт будет сделан очень скоро… Как ты относишься к тому, чтобы расширить «Искусницу Эйвери» за счет упомянутого здания?

— Отличная идея! — Она умолкла, с подозрением наблюдая за ним. — Это и есть тот самый момент, когда я должна обласкать тебя?

Джонас пожал плечами.

— Это не обязательно.

Он смотрел ей в глаза, и внезапно Эйвери поняла, что лжет самой себе. Она уже нарушила все свои правила, пригласив Джонаса на ужин, и невольно оделась с целью соблазнить его — конечно, не свитером и джинсами, а комплектом кружевного белья. А он ясно дал понять, что будет ждать первого шага от нее.

Эйвери потянулась к нему, и ее губы коснулись его. Джонас мгновенно заключил ее в объятия, целуя женщину с жаром, который — Эйвери это чувствовала — все усиливался и усиливался. Ее тело вспыхнуло в ответ, когда его руки скользнули под свитер, и она растаяла от поцелуя.

Если Джонас ждал момента, когда Эйвери воспылает к нему такой же страстью, то это происходило именно сейчас. Он посадил ее к себе на колени, и она почувствовала, как напряглась его плоть. Поцелуи и ласки довели Эйвери то той стадии, когда она почти была готова сделать все, что он захочет. Но не совсем.

Эйвери быстро высвободилась и отодвинулась на край дивана. Джонас сидел очень спокойно, стиснув челюсти. Наступила напряженная тишина, и Эйвери вздрогнула, когда в камине громко треснуло полено.

Она поднялась, искренне удивившись тому, что ноги еще держат ее. Подбросив в камин поленьев, она повернулась и увидела, что Джонас стоит, протянув к ней руки. Не колеблясь ни секунды, Эйвери попала в их плен.

— Эйвери, почему ты передумала?

— Ты будешь смеяться, если я тебе расскажу.

Он нежно отбросил с ее лба кудряшки.

— А ты попробуй.

Она теснее прижалась к нему.

— Я жила очень одиноко с тех пор, как вернулась сюда. Если честно, то ты — первый мужчина, который вошел в мой дом.

— Почему же ты остановилась?

Эйвери опустила взгляд.

— У меня давно не было практики в подобных вещах. Я внезапно струсила. Кроме того, в спальне ужасный беспорядок, а ванная и того хуже… Возможно, это звучит глупо, — сердито сказала она, когда Джонас запрокинул голову и рассмеялся, — но ты сам спросил.

Джонас посадил ее на диван рядом с собой и взял за руку.

— Эйвери, нет такого мужчины, которого интересует в спальне что-либо, кроме кровати. Собственно, не нужно и этого. Пол в кабинете прекрасно подойдет.

— Существует небольшая опасность в виде камина.

— Это верно. И поскольку жара — это последнее, что мне сейчас требуется, мы останемся на диване и поговорим. — Джонас поднес ее руку к своим губам, его глаза стали серьезными. — Прежде всего, есть пара вещей, которые ты должна знать.

У Эйвери сердце ушло в пятки.

— Только не говори мне, что ты женат!

— Ради бога, Эйвери! — бросил он. — Если бы у меня была жена, я бы не сидел здесь!

— Хорошо, хорошо, — быстро произнесла она. Еще раз извини. Так в чем ты собирался признаться?

— Объяснить, а не признаться.

Эйвери свернулась клубочком в уголке дивана.

— Так объясни.

— Табличка на моем кабинете гласит: «Исполняющий обязанности главного заместителя». Этот довольно высокопарный титул означает, что в обычное время я бы не взялся за столь незначительное дело, как строительство кинотеатра.

— Ну а почему ты здесь?

Джонас пожал плечами.

— Не пойми меня не правильно — мне нравится моя работа. Но иногда хочется отвлечься. Я давно не отдыхал, потому и настоял на том, чтобы самому приехать сюда. — Он криво улыбнулся. — Однако в первый же вечер я ощутил смертельную скуку, проклиная себя за то, что не послал своего заместителя.

Но вот красивая женщина попросила разрешения разделить со мной столик…

— Я выглядела как угодно, но только не красиво, сухо произнесла Эйвери. — Если ты помнишь, мне необходимо было затеряться.

— С твоей внешностью это невозможно! — Джонас посмотрел на ее покрасневшее лицо и взъерошил волосы. — В офисе все глаза вытаращили от удивления, когда я сказал, что сам выясню причины и последствия пожара.

— А почему ты решил вернуться?

Их взгляды встретились.

— Ты знаешь ответ. Я хотел увидеть тебя. Но сейчас возникли кое-какие проблемы, и, возможно, меня какое-то время не будет. Но я приеду, поверь мне.

Сегодня вечером мы только начали, но обязательно продолжим. — Он поцеловал ее.

Сердце Эйвери забилось быстрее, когда его язык скользнул между ее приоткрытых губ. И внезапно все стало очень просто. Она пробормотала что-то, и Джонас изумленно поднял голову, не веря своим ушам.

— Что ты сказала?

— Давай продолжим прямо сейчас.

Он вскочил, поднял Эйвери на ноги и рванулся вместе с ней к двери. Она издала хриплый, придушенный смешок.

Джонас задержался в коридоре, чтобы торопливо поцеловать ее, а затем слегка подтолкнул женщину по направлению к ступенькам. С бешено бьющимся сердцем Эйвери поспешила наверх, ведя его за собой, и открыла дверь спальни.

— По крайней мере кровать разобрана, — хрипло сказала она, сбрасывая туфли. Джонас рассмеялся и заключил ее в объятия, а в следующее мгновение опустил на подушки.

— Дорогая, ты дрожишь.

— Стадия ужаса, — все так же хрипло ответила Эйвери. — Этого не было уже давно.

— Скоро наверстаешь.

Она издала нервный смешок. Я взрослая женщина, напомнила себе Эйвери. У меня были мужчины.

Однако на сей раз и с этим человеком все будет совсем по-другому — она не сомневалась.

Джонас очертил контуры ее губ кончиком языка и прикусил нижнюю губу. Затем последовал поцелуй, долгий и страстный. Джонас избавился от одежды и прижал женщину к себе. Он снял с нее свитер, сорвал бюстгальтер и склонил голову, чтобы провести губами по ее грудям, но Эйвери неожиданно напряглась, когда Джонас расстегнул ее джинсы.

— У меня есть шрам, — хрипло произнесла она.

Он медленно стянул джинсы и посмотрел на красную линию над треугольником кружева. Очень нежно он коснулся ее губами, и Эйвери вздрогнула, когда он покончил с оставшейся деталью туалета и начал ласкать ее. Она изогнулась дугой, ощутив волну возбуждения, прошедшую по всему телу. Джонас покрывал ее поцелуями, которые она с тем же пылом возвращала. Затем Эйвери развела бедра и впустила его в себя.

Глаза ее сами собой закрылись, но Джонас простонал:

— Смотри на меня.

Она повиновалась, их взгляды не отрывались друг от друга, а тела двигались в едином ритме. Они поднимались вместе на вершину в таком неистовстве, что Джонасу потребовалось нечеловеческое усилие, чтобы сдерживать себя до тех пор, пока она не вскрикнула, задрожав от наслаждения. Тогда он зарылся лицом в ее волосы, позволяя себе потонуть во всепоглощающем блаженстве.

После, лежа в его объятиях, Эйвери поняла, почему с Джонасом Мерсером все было по-другому. В прошлом часть ее сознания всегда наблюдала за происходящим с чувством беспристрастного изумления оттого, что она участвует в чем-то невероятно интимном. Но с Джонасом способность мыслить покинула женщину.

— Видишь? Ты ничего не забыла, — улыбнулся Мерсер.

— Нет. — Она вытянулась на постели рядом с ним. И если тебе нужна оценка из десяти баллов, то это по меньшей мере одиннадцать!

Джонас нежно поцеловал ее.

— Мужчине приятно знать, что его оценили.

Эйвери со вздохом посмотрела на часы.

— Тебе пора, иначе не пустят в отель.

— А что ты делаешь по выходным?

Она моргнула, удивленная столь резкой сменой темы.

— В субботу я занимаюсь магазином, а в воскресенье наваливаются домашние дела.

— Я хочу снова тебя увидеть. Скоро. Твоя подруга сможет подменить тебя в субботу?

— Да, — с сомнением ответила Эйвери. — Но…

— Но ты боишься, что, увидев нас вместе, все решат, что я твой любовник, — с удовлетворением произнес Джонас.

— К сожалению, так и будет. Конечно, мы оба свободные люди. Но ты — представитель «Мерком» и к тому же собираешься приготовить мне еще одно здание. Я слишком много сил вложила в ателье, чтобы рисковать им из-за сплетен.

— А сплетни будут?

— Они — суть жизни в маленьких городках вроде этого.

— Тогда давай сбежим куда-нибудь.

— С удовольствием, но я даже не знаю, где ты живешь.

— Я приобрел дом в лесах Хартфордшира в прошлом году.

— Далековато для частых приездов.

— Мое, скажем так, основное жилище — в Лондоне. Загородный домик — своего рода убежище, в котором можно провести выходные. Я мог бы приехать туда через две недели. Поедем вместе. Или встречай меня там.

Эйвери очень понравилась эта идея.

— Прекрасно, так я и сделаю. Но только в качестве эксперимента. Вдруг мы надоедим друг другу к тому времени, когда уикенд закончится.

— Сомневаюсь! — Он улыбнулся, глядя ей в глаза, потом погладил ее спину, и жар охватил все тело Эйвери, когда она поняла, что он вновь готов заняться любовью. — Но это только через две недели. А пока давай сосредоточимся на «здесь и сейчас».

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Есть что-то очень эротичное в том, чтобы покидать твой дом столь рано, — прошептал Джонас, целуя ее на прощание. — Я позвоню тебе вечером.

Эйвери выбралась из кровати после всего лишь двух часов сна и стояла под душем до тех пор, пока не начала просыпаться, а затем неохотно принялась за работу. Нужно было привести в порядок кухню и уничтожить все следы бурной ночи как в спальне, так и в ванной. Только после этого она оделась и нанесла на лицо «боевую раскраску».

— Сегодня ты выглядишь несколько усталой, босс. — Фрэнсис, как всегда приехавшая первой, заговорщически улыбнулась. — Ну, как все прошло?

Наш новый хозяин оценил вкус домашней еды?

— Это уж точно. — Эйвери покраснела.

— Так вечер удался?

— Да.

— Ты увидишь его еще раз?

— Сегодня он уезжает.

— Я спрашивала не об этом.

Эйвери, сдаваясь, подняла руки вверх.

— Хорошо, хорошо. Мы встретимся через две недели, но только если ты поработаешь вместо меня в субботу.

— Ну, разумеется! — нетерпеливо согласилась Фрэнсис. — Он вернется сюда?

— Нет. Свидание состоится в его загородном доме.

Прибытие остальных положило конец дальнейшему обсуждению. Начался обычный рабочий день.

Часть его Эйвери провела за рулем, посещая клиентов, а на обратном пути свернула на Стоу-стрит, чтобы встретиться с владельцем строительной фирмы, с которым она имела раньше дело. На нее произвело приятное впечатление, что Фрэнк Кроули уже получил инструкции от «Мерком» по поводу ремонта обоих зданий. После долгого обсуждения деталей она вернулась домой.

Показывая своей команде набросок планов по использованию нового здания, Эйвери победно улыбнулась.

— Дополним магазин отдельной комнатой для примерок плюс свободное место для меня.

— Великолепно. А сколько времени уйдет на это? спросила Хелен.

— По словам Фрэнка Кроули, мы сможем вернуться в ателье довольно скоро. Название «Мерком» сработало как заклинание.

— Благослови их Господь! — улыбнулась Луиза. Мне очень нравится идея с кино. Не нужно будет ездить за несколько миль, чтобы показать моим дорогим малышам новые мультики!

— Кстати, о дорогих малышах, — произнесла Эйвери, постукивая по часам. — Вам двоим пора идти.

— Полагаю, у Джонаса есть волшебная палочка? спросила Фрэнсис, когда они остались вдвоем.

— Да. — Подруга покосилась на нее. — Но я бы хотела сохранить в тайне, что встречаюсь с ним не только по делам.

— Не скажу ни слова! — поклялась Фрэнсис. — Даже Филипу!

— Спасибо. — Эйвери хитро улыбнулась. — Иначе местные сплетницы решат, будто я получила новое здание только потому, что переспала с хозяином. По словам некоторых, мне и ателье досталось благодаря связи с Полом Моррелом.

Позже, когда Фрэнсис уехала на свидание с Филипом Лестером, Эйвери отправилась в кабинет, намереваясь поработать с документами. Однако, проигнорировав компьютер, она свернулась калачиком на диване. Нет сил браться за что-либо, пока не позвонит Джонас.

Ночь, проведенная вместе, была чудесной. Но влюбляться в него — или в любого другого мужчину не в ее правилах. Она уже побывала за этой гранью и не собирается снова рисковать и испытывать сердечную боль.

Но когда телефон зазвонил, сердце Эйвери подпрыгнуло.

— Как твои дела, Джонас?

— Сносно. Шоссе на Лондон совершенно забито, из-за чего я приехал в отвратительном настроении, явно не подходящем для бесконечных совещаний. Он издал смешок. — Это заметили и предложили, чтобы впредь я отправлял в командировки тех, кому это положено по должности.

— Что ты ответил?

— Я выпрямился в полный рост — это всегда очень действует — и проинформировал всех, что, если я испытаю потребность лично понаблюдать за тем или иным проектом, то так и сделаю.

— Впечатляет!

— Еще бы! Завтра в моем присутствии люди будут ходить на цыпочках.

— Деспот!

— Лучше расскажи о своих новостях. Ты встретилась со строителем?

— Разумеется. Название «Мерком» подтолкнуло Фрэнка Кроули к мгновенной деятельности. Вне всякого сомнения, он намерен в будущем работать с тобой.

— Весьма вероятно, если он поторопится. Скажи ему, чтобы прислал оценку ущерба как можно скорее.

— Она уже в пути. И то же самое касается его сводного брата, электрика.

Джонас рассмеялся.

— А что ты делаешь сейчас?

— Собираюсь заняться кое-какими документами.

— А я думаю о тебе, Эйвери. — В его голосе появились интимные нотки, от которых по спине женщины побежали мурашки и участился пульс. — Прошлой ночью мы оба получили незабываемый опыт, а до совместного уикенда еще целая вечность. Но не бойся — я не потащу тебя в постель в ту же минуту, как ты появишься на пороге.

— Хочешь сказать, что сперва позволишь мне приготовить обед? Но я не смогу приехать, если ты не объяснишь, где находится дом.

— Верно. Слушай.

Эйвери записала, как найти убежище Джонаса Мерсера, с удивлением обнаружив, что у нее уйдет чуть больше часа на дорогу.

— Почему ты выбрал именно это место? — спросила она.

— Там живут мои друзья. Они рассказали мне о доме, я приехал и влюбился в него с первого же взгляда. Тебе там понравится.

Наверное, так оно и будет, подумала Эйвери, включая компьютер. Но если бы у нее осталась хоть капля здравого смысла, она держалась бы подальше и от Джонаса, и от его загородного дома, так как рисковала безнадежно влюбиться в обоих.

Эйвери раздраженно пожала плечами. Она взрослый, разумный человек, так что может совершенно спокойно наслаждаться связью с мужчиной, даже таким, как Джонас, и не бояться, что ее чувства окажутся слишком сильно задетыми. Ей понравилась идея быть его тайной любовницей. Великолепное соглашение! Один-два выходных, проведенные вместе, привлекали ее гораздо больше, чем скука повседневной совместной жизни.

На следующее утро Эйвери работала, когда Фрэнсис зашла к ней и сообщила, что ее хотят видеть.

— Кто?

— Миссис Моррел, — ответила подруга, закатив глаза.

Эйвери нахмурилась:

— Что, интересно, ей нужно?

Когда она повернула фарфоровую ручку двери, ведущей в гостиную, посетительница, невысокая, тучная, в дорогой одежде, внимательно посмотрела на нее.

— Доброе утро, — прохладно, но вежливо сказала Эйвери. — Чем могу вам помочь, миссис Моррел?

— Доброе утро. Следовало бы предварительно позвонить вам, — сухо ответила женщина, — но я подумала, что в таком случае вы, возможно, откажетесь со мной встретиться.

— Вы не присядете?

— Нет, спасибо. Я не отниму у вас много времени.

Мне нужно поговорить о Дэниелс.

— О вашем сыне? Но почему?

— Вы прекрасно знаете это. Мальчик в последнее время был в таком состоянии, что я испугалась, не заболел ли он. В конце концов я выяснила, что вы видели его, когда он бежал после пожара на Стоу-стрит. — (Эйвери промолчала.) — С Дэниелом были и другие ребята. Несправедливо, если вся вина ляжет на его плечи, — с гневом произнесла мать. — Я должна знать, собираетесь ли вы заявить на него.

— И если да, то что?

— Скажите, сколько будет стоить смена вашего решения?

— Вы пришли меня подкупить? — спросила Эйвери, не веря собственным ушам.

Дафна Моррел открыла сумочку и достала чековую книжку.

— Назовите свою цену. Мисс Кроуфорд, я вас умоляю. Дэниел хороший мальчик. Я не могу вынести даже мысли о том, что он предстанет перед судом. Если бы вы были матерью, вы бы меня поняли.

Губы Эйвери сжались.

— Уберите вашу чековую книжку, миссис Моррел.

Я очень занята, поэтому вынуждена попросить вас удалиться.

— Вы собираетесь заявить на Дэниела в полицию из-за того, что я не одобряла ваших отношений с Полом?

— Нет. — Взгляд Эйвери стал жестче. — Но припомните то время, когда я сама была в возрасте Дэниела, миссис Моррел. В те дни вы не торопились с оплатой нарядов, сшитых моей матерью. Нам приходилось ждать неделями.

Женщина вздрогнула.

— Так это ваша месть?

— Разумеется, нет. Дети не ответственны за грехи родителей.

Краски начали медленно возвращаться на побелевшее лицо Дафны Моррел.

— О, слава богу! Я очень благодарна вам! Не могу передать…

— Не так быстро, миссис Моррел, — решительно произнесла Эйвери. — Прежде всего, я хочу переговорить с Дэниелом. Скажите ему, чтобы зашел ко мне.

— Не понимаю, зачем это нужно… — начала женщина, но встретилась взглядом с Эйвери и сразу же сдалась. — О, хорошо, разумеется.

— Я жду его сегодня в шесть часов. Одного.

Дафна Моррел задержалась в коридоре, с интересом глядя на Эйвери.

— Ваша мать была хрупкой, нежной женщиной.

Вы совсем на нее не похожи.

— Я пошла в отца. Он служил в лондонской полиции, — с гордостью ответила Эйвери. — Мое сходство с ним было единственным утешением мамы. До свидания, миссис Моррел.

Дэниел Моррел был настолько похож на своего брата, что Эйвери ощутила легкую враждебность, едва открыв дверь.

— Мама сказала, что вы хотите видеть меня, мисс Кроуфорд. — Он покраснел и спрятал руки за спину.

Значит, нервничает. Отлично.

— Добрый вечер, — официально произнесла Эйвери. — Проходи.

Она намеревалась провести парнишку в гостиную, но он выглядел таким испуганным, что она предложила ему зайти в куда более уютный кабинет.

— Присаживайся, пожалуйста.

Дэн присел на краешек дивана, а сама Эйвери встала у камина. Она извлекла урок из рассказа Джонаса и решила использовать свой рост, чтобы еще сильнее напугать юношу.

— Ну что ж, — живо произнесла она. — Значит, это ты устроил пожар на Стоу-стрит?

— Это была случайность, мисс Кроуфорд. Мы приняли все возможные меры предосторожности, но одна ракета, видимо, оказалась с дефектом.

— И вы убежали?

Он вскочил на ноги, снова сильно покраснев.

— Я вовсе не горжусь этим. Но я позвонил в полицию по мобильнику, пока мы сматывались.

— Полагаю, это говорит в твою пользу. — Эйвери задумчиво посмотрела на него. — Я сказала твоей матери, что не буду заявлять на тебя, Дэн. Если в этом замешаны другие, то справедливо будет наказать всех. Сколько вас там было?

— Кроме меня еще трое, — неохотно ответил он.

— Ясно. Ну что ж, д'Артаньян, ты, очевидно, хочешь, чтобы три мушкетера остались на свободе, и я это уважаю. Завтра я дам тебе знать о своем решении.

Позже, когда позвонил Джонас, она пересказала ему разговор с юным Моррелом.

— Я не стану заявлять на него в полицию, но не вижу причин, по которым парень должен избежать наказания. Он может заняться моим садом.

— Хорошая идея!

Они поболтали еще немного, а потом Джонасу позвонили по другой линии.

— У меня скучный деловой ужин завтра, но я позвоню тебе сразу же, как только вернусь домой.

— Ты не обязан этого делать.

— Ты же знаешь, что обязан. Доброй ночи, дорогая моя.

— Доброй ночи, — поспешно ответила она и положила трубку.

Ее называли дорогой и милой бессчетное число раз. Но никогда — таким проникновенным голосом, от которого начинали дрожать колени.

На следующий день звонок раздался очень поздно.

— Я разбудил тебя, Эйвери?

— Нет. Я считала минуты до того мгновения, когда ты позвонишь, — призналась она, легкомысленно не скрывая правду.

— Хотелось бы верить.

Эйвери спросила, как прошел его день, но Джонас просто отказался это обсуждать.

— Ясно. Ты из тех, кому не нравится, когда женщина забивает свою хорошенькую головку подобными вопросами, — заявила она.

— Храбрым должен быть тот мужчина, который осмелится сказать это тебе в лицо, Эйвери Кроуфорд. Но если уж тебе так хочется знать, то мой день состоял из бесконечных совещаний, а за ними последовал ужин со столь же бесконечными разговорами. Удовлетворена?

— Да.

— Хорошо. А теперь расскажи мне о юном поджигателе. Как он отреагировал, когда ты приговорила его к тяжелому исправительному труду?

Эйвери рассмеялась, описав лицо Дэниела Моррела, когда она объяснила, что ей необходима компенсация.

— Он позеленел, решив, что я говорю о деньгах.

Когда же я сказала, что имею в виду труд, его облегчение не описать словами. Так что в воскресенье у меня появится доброволец — крепкий паренек, который будет работать, как вол, в моем саду.

— Не впускай его в дом!

— Почему?

— У подростков в его возрасте все гормоны играют!

— Боюсь, я уже старовата для того, чтобы привлечь его внимание в этом смысле. Что-нибудь еще? — смеясь, спросила Эйвери.

— Нет. Я завтра тебе позвоню. Доброй ночи, дорогая.

Джонас звонил так часто, как только мог, но она не всегда бывала дома, а сообщение на автоответчике служило плохой заменой разговору. Во всем виноват секс, твердила себе Эйвери. После трех лет воздержания он повлиял на ее мозги.

После одинокого субботнего вечера, проведенного возле видеомагнитофона, заранее предупрежденная о том, что Джонас позвонить не сможет, Эйвери встала рано и ожидала своего временного раба. К ее удивлению, Дэниел прибыл вовремя.

— Доброе утро, мисс Кроуфорд, — произнес он, жизнерадостно улыбаясь. — Мама не хотела, чтобы папа узнал, где я, поэтому у меня нет с собой садовых инструментов.

— Незачем волноваться, я дам тебе все необходимое. — Эйвери взяла ключ и провела парнишку вниз по тропинке. — Лавровая изгородь нуждается в стрижке. Если останется время, можешь поухаживать за цветочными бордюрами. В десять я угощаю кофе, а к обеду ты вернешься домой.

— Я могу проработать и дольше, — заявил Дэниел.

— Большое спасибо, но сверхурочных не нужно.

Чтобы присматривать за юным садовником, Эйвери взяла кое-какое шитье в спальню и изредка поглядывала в окно. Она с одобрением заметила: Дэн знает, что и как делать.

Когда Дэниел закончил работать, он предложил свои услуги на следующее воскресенье.

— Я не сделал и половины того, что хотел, — извиняющимся тоном произнес парень.

— Я очень тебе признательна, — сказала Эйвери. Но больше твой труд не требуется. В следующее воскресенье меня здесь не будет, — с улыбкой добавила она.

Следующие выходные она проведет с Джонасом.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Эйвери отправилась в путь с утра в приподнятом настроении, чувствуя себя как впервые влюбившийся подросток.

Когда шоссе осталось позади, она поехала по проселочной дороге, подпевая радио и любуясь пейзажем. Эйвери страстно желала увидеть Джонаса, но при этом не собиралась торопиться. Ей хотелось, чтобы он прибыл раньше и нетерпеливо ждал, разведя огонь в большом камине… Она почти ничего не знала о его доме, но представляла себе убежище Джонаса старым и уютным, с балками на потолке и, возможно, даже с пологом на четырех столбиках над кроватью.

При мысли о постели возбуждение Эйвери усилилось, и она прибавила скорость. Но по мере того, как она приближалась к цели, ее брови невольно поднимались от удивления. Дом возле озера скорее напоминал сарай. Но это был именно он, поскольку у входа стоял Джонас с сияющим лицом.

В тот момент, как Эйвери выключила двигатель, он вытащил женщину из машины, и, прежде чем она успела сказать хоть слово, его губы оказались на ее губах.

— Ты опоздала.

— Я хотела, чтобы ты приехал первым и нетерпеливо ждал меня, — сказала она, отдышавшись, и поцеловала его в ответ.

— Твое желание исполнено, — простонал Мерсер и снова прикоснулся к ее губам. — Давай-ка войдем в дом и пообедаем.

— Сперва я хочу осмотреть твое знаменитое убежище.

— Это не займет много времени.

Он взял ее вельветовую куртку и улыбнулся, заметив выражение лица Эйвери, когда она переступила порог. Главная комната, которая, по всей видимости, занимала большую часть первого этажа, была обставлена весьма своеобразно. На окнах висели простые льняные занавески. Такая же ткань накрывала пару больших диванов. Вместо уютного камина, существовавшего лишь в ее воображении, в стене имелась квадратная ниша, где на груде камней танцевало искусственное пламя. По бокам стояли два деревянных буфета, а над очагом красовался барельеф, изображавший древнегреческих всадников. На боковом столике лежал старинный бронзовый шлем.

Эйвери с удивлением повернулась к Джонасу.

— Это твой личный вкус или работа дизайнера?

— Я все делал сам, — заверил он Эйвери и повел ее по винтовой лестнице в просторную спальню. Но вместо кровати с пологом Эйвери увидела современную постель, по обе стороны от нее располагались лампы, у противоположной стены стоял телевизор.

— Вон те двери ведут в комнату для переодевания и в ванную, но здесь только одна кровать. — Джонас поставил ее сумку на пол. — Если тебе не очень нравится идея разделить ее со мной, я могу устроиться на диване внизу.

— Ты храпишь?

— Не знаю. А ты?

— Я тоже не знаю.

Эйвери молча посмотрела на Джонаса, а затем снова оказалась в его объятиях. Они целовались с внезапной, отчаянной страстью, одновременно спеша раздеть друг друга. Джонас упал на постель, увлекая Эйвери за собой. Его губы и язык прошлись по ее соскам, и от этих ласк она в неистовстве забилась на постели. Ее рука притянула его еще ближе, что ускорило развязку.

Спустя долгое время Джонас произнес:

— Я тебе солгал.

Эйвери подняла голову с его плеча и сонно улыбнулась, глядя ему в глаза.

— Насчет чего?

— Я сказал, что не затащу тебя в постель в тот момент, когда ты переступишь порог дома.

— А я разве жалуюсь? — Она оперлась на локоть и откинула упрямые кудри с лица. — Джонас, я тут подумала кое о чем.

— О чем?

— Ты что-то такое говорил — довольно давно — об обеде. Но где же кухня?

— Дверь под лестницей.

— Я была слишком поражена интерьером, чтобы ее заметить.

Кухня оказалась очень простой, но в ней было достаточно места для стола, накрытого к обеду, рядом со стеклянной дверью, ведущей в сад.

— Ты посиди, а я все приготовлю. Еда очень простая, — предупредил Джонас.

Эйвери была счастлива ему повиноваться. Она с удовольствием наблюдала за тем, как он поставил корзинку с хлебом и блюдо с сыром на стол. Затем Джонас наполнил тарелки горячим супом и сел рядом, улыбнувшись, когда она нетерпеливо схватила кусок хлеба.

— Я просто умираю от голода, — попыталась оправдаться Эйвери.

— Тебе нужно набраться сил, так что ешь, — приказал он. — Предупреждаю — в эти выходные тебе понадобится вся твоя энергия.

Эйвери подняла бровь, прихлебывая суп.

— А что, в программе поход на десять миль?

— Ничего столь утомительного. После обеда предлагаю небольшую прогулку, поскольку погода прекрасная, затем чай у телевизора. Не в постели, добавил он, словно прочитав ее мысли. — Телевизор спрятан в одном из буфетов около камина.

После обеда они побродили по окрестностям и без перерыва разговаривали, обсуждая новости.

Джонас показал ей большой дом, крыша которого виднелась среди деревьев.

— Имение моего землевладельца, — сказал он. Хозяин позволил мне приобрести тот неказистый домик с условием, что внутри я могу менять все, что захочу, но при этом сохраню внешний вид. И еще я должен буду вернуть ему дом, когда захочу от него избавиться.

— И ты это сделаешь?

— Ну, в данный момент не собираюсь. Я только-только привел все в порядок. — Джонас пожал плечами и взял женщину за руку. — Однако когда-нибудь придется с ним расстаться. Это не самое подходящее место для детей.

Эйвери уставилась на него, и он рассмеялся:

— Нет, сейчас у меня нет маленьких Мерсеров, но в будущем я хочу обзавестись семьей.

Она начала замерзать, когда заходящее солнце утонуло в облаке.

— Я мечтаю о чае. Кстати, забыла спросить об ужине. Готовить придется мне?

Джонас победно улыбнулся:

— Все куплено по дороге. Когда я сказал маме, что еду не один, она напомнила, что здесь нет телефона, по которому можно заказать еду.

— Она знает, что ты отправился с особой женского пола? — пытливо спросила Эйвери.

— Я сам ей сказал. За исключением постоянных намеков на внучат, мама спокойно относится к моим женщинам — возможно, потому, что ни одну из них я не привозил домой для знакомства с ней.

— А их было много? — не удержалась она.

— Количество не имеет значения, поскольку мои чувства не были вовлечены ни разу. А твои?

— В известной степени — да, — неохотно призналась она.

— Моррел?

Эйвери кивнула.

— А до него, когда я только начала работать в Сити, в моей жизни появился человек по имени Ричард Меннерс, но ненадолго, — добавила женщина.

— Похоже, ты замерзла, дорогая, — сказал он, когда они вошли. — Садись у камина, а я принесу чай.

Эйвери благодарно улыбнулась, сбросила обувь и свернулась калачиком на диване, желая, чтобы Джонас больше не упоминал о своих любовницах и не расспрашивал о ее личной жизни. Она не позволит этой теме испортить время, проведенное с ним.

— Что за грустный взгляд? — спросил Джонас, ставя поднос.

Эйвери опустила ноги на пол.

— А ты быстро.

— Приготовление чая — не самый главный мой талант, — заверил он, предлагая тарелку с бисквитами.

— Я, пожалуй, ограничусь чаем, — с улыбкой отказалась она.

— Неужели мои слова о предыдущих романах лишили тебя аппетита? — произнес Джонас и вручил ей чашку с дымящимся чаем. — Ну, так расскажи мне про Ричарда Меннерса.

Эйвери поморщилась.

— Это обязательно?

— Нет. — Он одарил ее проницательным взглядом. Но мне интересно.

— Я влюбилась в Ричарда как безумная. Он был намного старше меня, очень симпатичный, образованный и с прекрасным чувством юмора. Он постоянно твердил, что без ума от меня, а я была молода и неопытна и поверила ему. Целый месяц я провела как в раю. А затем жена, о которой Ричард забыл упомянуть, вернулась домой. Конец сказки. Мне не нужен был собственный муж, не говоря уже о чужом.

Джонас взял руку Эйвери и поцеловал ее.

— И тогда ты встретила Моррела?

— Гораздо позже. А расстались мы с Полом, когда я вернулась домой, чтобы ухаживать за матерью. Я настояла на полном разрыве.

Джонас нахмурился.

— Несмотря на то, что была влюблена в него?

— К тому времени мои чувства изменились.

— Из-за Моррела ты больше не впускала мужчин в свою жизнь?

Эйвери пожала плечами.

— Сначала я была слишком занята, чтобы думать об этом. А после того, как мама умерла, пыталась справиться с горем, много работая.

Джонас придвинулся ближе.

— Значит, мне повезло, когда ты приняла мое приглашение на ужин. Почему?

— Ты понравился мне, — честно сказала Эйвери и посмотрела ему глаза. — И это продолжается до сих пор.

Он крепко поцеловал ее и со вздохом отпустил.

— Если я начну заниматься с тобой любовью прямо сейчас, ты подумаешь, что это — единственная причина твоего приезда.

— Я прекрасно знаю, в чем причина, — откликнулась она с ухмылкой. — Ты хочешь, чтобы я приготовила тебе ужин!

По безмолвному соглашению о прошлом больше не говорили. Они поели, сидя на полу в большой комнате, и часом позже он протянул ей руку:

— Давай-ка проведем остальное время в постели.

Через несколько минут они уже лежали под одеялом, обнаженные, в объятиях друг друга.

— Позволь мне ласкать каждый дюйм твоего дивного тела, — прошептал он.

Эйвери скоро поняла, что не может лежать спокойно, когда руки и губы Джонаса вызывают в ней бурю эмоций. В конце концов ей отчаянно, до боли захотелось почувствовать вес его тела на своем. Она надавила пальцами на его спину, и Джонас накрыл ее собой.

— Великолепный порыв. Сейчас будет еще лучше, пообещал он и скользнул внутрь нее, словно вернувшись домой.

Они вместе приняли душ, поели и занимались любовью до тех пор, пока оба не уснули.

На следующее утро ее разбудили соблазняющие ласки, и вниз они спустились гораздо позже. Джонас съездил в деревню, а Эйвери поджарила бекон и яйца. Они набросились на еду.

— Наверное, это деревенский воздух, — сказала Эйвери, отправляя еще два кусочка хлеба в тостер.

— Не только, — усмехнулся Джонас. — Когда мы сможем повторить это, дорогая? Я имею в виду подобный уикенд, а не те физические упражнения, после которых ты ешь как волк. Точнее, очень красивая волчица с очень сексуальной шерсткой, — добавил он, коснувшись ее волос.

— Комплименты становятся все более изощренными, — прокомментировала она и положила поджаренный кусочек хлеба на его тарелку. — Но выходные не всегда удается освободить. Я не могу постоянно просить Фрэнсис подменить меня, особенно теперь, когда она влюбилась в Филипа.

— Что ты предлагаешь?

— Я предлагаю, — медленно повторила Эйвери, оставить будущее будущему и наслаждаться настоящим.

— Я бы наслаждался этим куда больше, если бы знал, что вскоре мы встретимся. А ты против езды ночью?

— Нет, разумеется, нет.

— Тогда решение простое: ты направишься сюда сразу же после того, как закроешь ателье.

— Я могла бы, — призналась Эйвери. — Но, возможно, доберусь сюда очень поздно.

— Если ты слишком устанешь, мы сразу ляжем спать, — быстро сказал Джонас и усмехнулся. — Не волнуйся, я позволю тебе сперва поужинать.

— Если я приеду…

— Когда ты приедешь!

— Хорошо, когда я приеду, то привезу ужин с собой.

— А в воскресенье пообедаем в одном из местных пабов. — Он прижал ее руку к своим губам. — Но не сегодня. Сегодня я хочу только тебя.

Эйвери опустила глаза, чтобы его проницательный взгляд не увидел в них слишком многое.

— В любом случае сейчас уже слишком поздно, чтобы куда-то идти, — пробормотала она.

На улице шел дождь, так что прогулки исключались. Но Эйвери была счастлива. Они сидели на диване и просматривали воскресные газеты, которые привез Джонас.

Мерсер улыбнулся, показав Эйвери снимок известной модели вместе с ее таким же фотогеничным ребенком.

— Какой милый малыш! — заметил он.

— И милая мамочка! — Она отвернулась.

— Ты не любишь детей, Эйвери?

— Я уже говорила, мистер Мерсер, что вы задаете слишком много вопросов.

Остаток дня они предавались блаженной лени, не делая ровным счетом ничего, затем приготовили обед из остатков продуктов и разгадали кроссворд.

Это занятие Джонас нашел столь утомительным, что уговорил Эйвери лечь спать.

— А я думала — ты хочешь отдохнуть, — задыхаясь, проговорила она, пока он целовал ее тело, постепенно обнажая его.

— Я хочу тебя, — последовал краткий ответ. — А ты?

— И я, — сказала Эйвери и покорилась ему.

Понедельник никогда не был ее любимым днем, и после идиллии уикенда, проведенного с Джонасом Мерсером, Эйвери многое бы отдала за то, чтобы залезть под одеяло и как следует выспаться.

Однако вместо этого пришлось окунуться в тяготы рабочей недели. Начиналось время праздников, что требовало новой одежды для вечеринок или же починки и переделки прошлогодней. Но Эйвери была этому даже рада — и не только с финансовой точки зрения. Обилие работы поможет ей справиться с тоской долгого, трехнедельного ожидания встречи с Джонасом.

В следующее воскресенье он должен присутствовать на торжественном приеме, а еще через неделю Эйвери нужно появиться на благотворительном балу.

— Отношения с вами, мисс Кроуфорд, — это чертовски тяжелый труд, — горько заметил на прощание Джонас.

— Как и с вами, мистер Мерсер, — вернула она шпильку, пытаясь за сарказмом скрыть свое разочарование.

Эйвери обнаружила, что ей трудно вписаться в ту размеренную колею, какой теперь казалась ее жизнь без него. Единственной радостью на протяжении этих недель были его звонки.

О них знала только Фрэнсис. Она, как и обещала, хранила все в тайне.

— Любой, у кого есть зрение, увидит, что ты изменилась, — как-то предупредила ее подруга. — Я сказала всем любопытным, что ты решила попробовать новый курс витаминов.

Эйвери рассмеялась:

— Луиза уже интересовалась, где их можно купить.

— Разве плохо, если люди узнают, что ты встречаешься с Мерсером? — мягко спросила Фрэнсис. — У тебя и прежде были любовные связи.

— В Лондоне, но не здесь.

Да, в родном городке все по-другому. Слухи о том, что Эйвери встречается с самим Джонасом Мерсером, вызовут глубочайший интерес. И еще больше внимания привлечет их разрыв. Который рано или поздно последует.

За удивительно короткий срок ремонт на Стоу-стрит был закончен, и Эйвери подписала новый договор об аренде. Она с радостью сообщила обо всем Джонасу, когда вечером он позвонил.

— Благодаря моему замечательному землевладельцу «Искусница Эйвери» снова в городе!

— Как жаль, что ты не можешь отблагодарить своего землевладельца тем способом, который ему больше всего нравится, — сказал Джонас таким тоном, что у Эйвери задрожали колени.

— Очень жаль, — согласилась она.

— До нашего следующего совместного уикенда еще уйма времени! Кстати, я послал тебе ключ. Теперь ты сможешь приехать раньше меня.

— Спасибо. Займусь приготовлением ужина…

— Меня совершенно не волнует этот чертов ужин!

Я просто хочу, чтобы ты была там. Между прочим, — добавил он, — будь поосторожней на балу.

— Я не могу не пойти. Это благотворительное мероприятие, а я — казначей.

Джонас рассмеялся:

— Если ты уговоришь Фрэнсис поработать за тебя в субботу, я буду просто счастлив выписать на твои благотворительные цели большой чек!

Ежегодный бал для оказания помощи детскому отделению местной больницы был большим событием. Эйвери пригласила Фрэнсис, Хелен и Луизу вместе с их мужчинами составить ей компанию за столом.

К празднику они сшили великолепные вечерние платья, являвшиеся хорошей рекламой «Искусницы Эйвери».

— Босс затмит нас, — заметила Луиза. — С такой фигурой она может носить все, что захочет. Хотя мне кажется, что волосы тебе следовало бы распустить, Эйвери.

Та покачала головой.

— С таким нарядом было бы чересчур.

Хелен с откровенной завистью посмотрела на облегающее фигуру платье Эйвери.

— Я обожаю этот оттенок красного, но сама выбрала старый добрый черный, чтобы скрыть полноту.

Все билеты были проданы, и столы, окружавшие танцевальную площадку, быстро заполнялись людьми. Женщины наконец присоединились к своим избранникам. Филип Лестер отлично поладил с Энди и Томом, мужьями Луизы и Хелен, несмотря на десятилетнюю разницу в возрасте. Видя его преданность Фрэнсис, Эйвери ощутила некоторую гордость, поскольку именно она убедила подругу встретиться с ним.

— Посмотри-ка, кто приехал! — прошипела Фрэнсис.

Бровь Эйвери поднялась, когда она увидела Джорджа и Дафну Моррел с сыновьями, садящихся за стол для важных персон.

— Я что-то пропустил? — спросил Филип, наполняя их бокалы.

— Только что появилась давняя страсть Эйвери.

— Всего одна? — с улыбкой уточнил он.

— Ну, может, здесь есть еще несколько, — заметил Энди Коллинз, усмехнувшись. — Все парни в школе за ней бегали, но она была слишком занята учебой.

Том и я закончили школу до этого безобразия, но мой младший брат был серьезно в нее влюблен..

— В самом деле? А я даже не подозревала, — улыбнулась Эйвери.

Она сидела спиной к столику Моррелов, но Фрэнсис исправно сообщала ей о том, что они делают.

— Пол все время таращится на твою спину.

— Благо, мое платье это позволяет, — пробормотала Эйвери, жалея, что вырез на спине слишком велик.

Когда со столов все убрали, оркестр заиграл танцевальную музыку, и младший Моррел поспешил к ней.

— Могу я рассчитывать на этот танец, мисс Кроуфорд? — спросил Дэн.

— С удовольствием.

— Простите, я плохо танцую, — признался Дэн, сбившись с такта.

— У тебя прекрасно получается, — заверила его Эйвери.

Он благодарно улыбнулся.

— А как ваш сад?

— После твоих трудов он стал выглядеть гораздо лучше.

— Я мог бы забежать в любое воскресенье, чтобы помочь, — пылко произнес он.

— Очень мило с твоей стороны, но сейчас в этом нет необходимости.

— Тогда я приду весной, когда начнет расти трава… — Он не закончил фразу, так как смолкла музыка. — Благодарю вас, мисс Кроуфорд.

— Дражайшие родственнички Дэниела несколько выведены из себя, — доложила Фрэнсис.

Эйвери вздохнула:

— Я не могла отказать мальчику. Надеюсь, он не пригласит меня еще раз.

Но следующим подошел уже Пол.

Эйвери танцевала с человеком, которого некогда любила, пораженная, что единственной ее реакцией было жгучее желание побыстрее вернуться к друзьям.

— Какую игру ты затеяла? — яростно прорычал он. Оставь Дэнни в покое.

— Это он пригласил меня на танец, — напомнила она.

— Ты заставила его работать в твоем саду, — сквозь зубы произнес он.

— Твои родители предпочли бы увидеть его в суде?

— Что, месть сладка, Эйвери?

— Месть? — спросила она, холодно улыбнувшись. Твоя мать предлагала мне деньги, чтобы я ничего не сообщала полиции. Я отказалась, но пожар повлиял на мой бизнес. И Дэниел с компанией несут за это ответственность.

— Мама предлагала тебе деньги? — поражение спросил Пол.

Улыбка Эйвери была холодной как лед.

— Меня это тоже удивило. В прошлом она не спешила пускать в ход наличные, когда должна была моей матери.

— Ее не переделать. Но если ты дашь мне шанс, я пойду на все, чтобы загладить мои собственные проступки…

— Тебе это не удастся. Пол. Никогда, — без всякого выражения ответила Эйвери, обрадовавшись, что танец наконец закончился.

— Тебе лучше пообещать следующий танец мне на тот случай, если Джордж Моррел встал в очередь, ухмыльнулся Том.

Эйвери рассмеялась и вернулась за свой столик.

Ее компания внезапно притихла.

— Что? — требовательно спросила она и не поверила собственным глазам, увидев Генри Мейсона, председателя городского совета, приближающегося к ним в компании Джонаса.

— Всем добрый вечер. Позвольте представить вам Джонаса Мерсера из «Мерком», — сердечно улыбаясь, произнес Генри. — Мистер Мерсер изъявил желание сделать взнос на благотворительные цели, Эйвери. Поэтому я пригласил его на бал и предложил лично вручить чек нашему казначею.

— Замечательно. — Эйвери взяла себя в руки и одарила Джонаса сияющей улыбкой. — Присоединяйтесь к нам!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Джонас Мерсер очень естественно вписался в компанию Эйвери. Оркестр объявил последний танец перед перерывом, и все устремились на площадку.

Когда Джонас заключил ее в объятия, она прекрасно знала, что они окажутся объектом пристального внимания всех присутствующих, но ей было все равно.

— Я решил, что пора брать все в свои руки, — сказал он на ушко Эйвери. — Не возражаешь? Ты выглядишь просто сенсационно, но волосы следовало бы распустить.

— Я пыталась, однако платье требует сдержанности.

— Оно мою сдержанность напрягает до предела, небрежно заметил Джонас. — Чопорное спереди, зато спина просто убийственна. Как скоро мы сможем уехать?

Эйвери подавила смешок.

— Впереди целая вечность. А где ты остановился?

— У тебя — вне зависимости от того, убрана спальня или нет, — ответил он, вежливо улыбаясь.

Люди наконец начали расходиться. Джонас стоял вместе с остальными, наблюдая, как Эйвери отъезжает. Она приехала домой в состоянии крайнего возбуждения, которое длилось бесконечные десять минут — до долгожданного звонка в дверь. Она впустила Джонаса, он без слов бросил сумку с вещами на пол, заключил Эйвери в объятия и поцеловал.

— Я жаждал этого весь вечер, — простонал он.

— Я тоже. Пойдем в постель, — не стыдясь, добавила она.

— Я уж думал, ты никогда не попросишь! — К восхищению Эйвери, Джонас взял ее на руки и отнес наверх, по дороге осыпая ее лицо поцелуями. Он уложил женщину на живот и встал на колени, чтобы покрыть поцелуями ее спину. — Как я мечтал об этом! — сказал он с удовлетворением, переворачивая ее. — И могу поспорить, что не я один. Пол Моррел тоже. Он просто маленький, надутый дьяволенок, этот твой бывший дружок. — Джонас усмехнулся, глядя на Эйвери. — Он выглядел очень раздраженным. Возможно, я ему не нравлюсь?

Эйвери расхохоталась.

— Очень возможно. А твое описание его персоны понравилось бы ему еще меньше. Его младший брат тоже там был, — сообщила она.

— Пироманьяк?

— Он самый. И мчался через весь зал, чтобы пригласить меня на первый танец, что совсем не понравилось папочке и мамочке. И брату тоже. Пол, танцуя со мной, велел мне оставить Дэна в покое.

— Моррел танцевал с тобой, чтобы тебя обнять, поправил ее Джонас. — Я хотел было позвонить тебе и предупредить о своем приезде, но в конце концов не смог удержаться от желания сделать сюрприз.

— Ты меня просто потряс! — призналась Эйвери.

— Еще бы. Когда ты улыбнулась, мне безумно захотелось тебя поцеловать. — Он сел на край кровати и провел пальцем по ее щеке. — Мне необходимо заниматься с тобой любовью так же, как дышать. Но скажи лишь слово — и я готов всю ночь просто держать тебя в объятиях, и ничего больше.

— Даже не думай об этом, — с чувством произнесла она и встала. — На полоске ткани у меня на шее есть крючок. Ты не мог бы расстегнуть его?

— Да, мэм! — с готовностью ответил Джонас. Он расстегнул крючок, красный атлас лег у ног Эйвери, и она осталась в чулках и треугольнике черного кружева.

— Великий Боже, и это все, что у тебя было под платьем? — спросил он.

— Я не предполагала, что буду снимать его в чьей-то компании. — Она обвила руками шею Джонаса.

— Распусти волосы, дорогая, — попросил он.

— Ты просто помешан на моих волосах, — проворчала она, но освободила от заколок свои кудри.

— Я помешан на каждом дюйме твоего тела, включая и этот. — Джонас прижался губами к ее шраму, а затем сорвал с нее и себя остатки одежды и прильнул к ней с жаром, на который она ответила яростной страстью.

На следующее утро за завтраком Эйвери сообщила Джонасу, что ночью она приняла два важных решения.

Он быстро посмотрел на нее.

— И почему, интересно, это меня беспокоит? Ты собираешься сообщить, что все кончено?

— Не совсем, — ответила Эйвери, намазывая масло на хлеб.

— Объясни, — велел Джонас.

— Я решила, что нельзя позволять прошлому влиять на настоящее. Даже если кому-то и интересна моя личная жизнь, что из того? — Она улыбнулась ему. — Я уже в полной мере насладилась тайной связью, но, если ты не хочешь скрывать наши отношения, я только «за».

Его глаза сверкнули.

— В самом деле?

— Да.

Джонас потянулся к ее руке и поцеловал.

— Отлично, — сказал он и вернулся к прерванному завтраку. — А что за второе решение?

— Если ты собираешься спать здесь со мной достаточно часто, то нужна кровать побольше. Ты занимаешь слишком много места.

— А я наслаждался близостью.

— Я тоже — до тех пор, пока чуть не свалилась на пол.

— В таком случае, чтобы не рисковать вашей прелестной персоной, закажем новую кровать прямо сейчас, и я оплачу счет.

— Нет, спасибо, я куплю ее сама.

— Ну, хорошо, Эйвери Кроуфорд. Но не жди того, что всегда сможешь поступать по-своему.

— Иначе ты выпрямишься в полный рост и до смерти меня напугаешь?

Его глаза неотрывно смотрели на нее.

— Поверь, я могу это сделать.

Это был единственный намек на ссору в тот день, который казался Эйвери просто чудесным, поскольку присутствие Джонаса стало неожиданным и приятным сюрпризом. Она приготовила на завтрак цыпленка с рисом, которого они уничтожили в один присест. За кофе оба одновременно почувствовали сонливость, и Джонас улыбнулся:

— Неплохо бы немного поспать днем. Ты не хочешь рискнуть и лечь со мной в постельку?

Это было началом новой фазы их отношений.

Вынужденный считаться с решениями Эйвери, Джонас сумел вернуться на Грэшем-роуд в следующие выходные и поужинать с ней в «Валнет Три».

— Чтобы приехать, я пахал как лошадь всю неделю и отменил несколько совещаний. Зато теперь все знают, что мы с тобой — пара, — с удовлетворением сказал Джонас, после того как двое знакомых Эйвери подошли к их столику поздороваться.

— Думаю, мы своего добились, — одобрила Эйвери.

— Именно поэтому ты хотела прийти сюда?

— Нет. — Она улыбнулась, глядя на него через стол. — Я хотела загладить свою вину за тот вечер, когда ты заказал здесь ужин. Это именно то платье, которое я хотела надеть тогда.

— Столь простое и идеальное должно стоить уйму денег. Или ты сама его сшила?

Она покачала головой.

— Это маленькое черное платьице осталось у меня еще с тех пор, когда я работала в Сити и получала большие деньги. — Пальцы Эйвери перебирали длинную нить настоящих жемчужин, украшавшую ее шею. — И только ради тебя я оставила волосы распущенными.

— Я оценил. Ты покраснела, — добавил Джонас, сверкнув глазами. — Что я такого сказал?

— Дело не в том, что ты сказал. А в том, как ты на меня смотришь.

— Как будто собираюсь тебя съесть!

— Это больше не может ждать, не так ли?

Джонас посерьезнел:

— Что ты имеешь в виду?

— Секс, — страстно прошептала она.

Они уже вернулись на Грэшем-роуд, когда Джонас продолжил эту тему:

— В ресторане ты назвала то, что между нами происходит, сексом.

— А как ты это определяешь?

— Как бы ты ни назвала физиологическую часть наших отношений, она остается всего лишь частью.

Меня привлекает вся Эйвери Кроуфорд, ее ум, ее сердце плюс независимый нрав. Хотя я был бы благодарен еще за чуточку доверия.

Она пожала плечами.

— Я и так доверяю тебе больше, чем любому другому мужчине. Кроме того, даже секс с тобой совершенно иной — я забываю обо всем, стоит тебе ко мне прикоснуться.

Джонас поцеловал Эйвери в знак того, что оценил ее слова, а затем заговорил о Рождестве.

Она вздохнула:

— В этом году я Рождество не праздную. Просто буду бездельничать.

— С удовольствием побездельничал бы вместе с тобой. Но, как хороший сын, я должен провести этот день в кругу семьи. Моя мама угощает рождественским ужином множество родственников, которых я не часто вижу. Однако на следующее утро я собираюсь в Хартфордшир. Ты будешь там со мной, блистательная моя?

— О да! — с жаром согласилась она и притянула к себе его голову, чтобы крепко поцеловать.

Позже, когда они вместе поднимались наверх, Джонас задержался на лестничной площадке.

— После разговора о сексе, дабы доказать, что он не главное для меня в наших отношениях, я собираюсь спать сегодня в другой комнате, Эйвери Кроуфорд. Это трудно, — признал он, — но я хочу попробовать.

— Ну уж нет, — возразила она. — Только что доставили новую кровать, и я хочу обновить ее вместе с тобой.

Хелен и Луиза, как всегда, встречали праздник с родными, а Фрэнсис, которая в прошлом году отмечала Рождество с Эйвери, была приглашена к Филипу. Все ее сотрудники решили, что Эйвери будет с Джонасом, а она, в свою очередь, постаралась не проговориться.

Провалявшись в честь праздника лишний час в постели, Эйвери проснулась от телефонного звонка Джонаса, что сразу улучшило ее настроение. Позже она занялась приготовлениями к ужину.

Закончив дела на кухне, Эйвери отнесла чашку кофе в свой кабинет. Она подбросила поленьев в камин, свернулась в клубочек на диване с новым романом и раздраженно застонала, когда раздался звонок в дверь.

— Веселого Рождества, мисс Кроуфорд! — приветствовал ее Дэн Моррел и протянул камелию. — Это мое извинение за пожар.

— Какая прелесть! Спасибо и веселого Рождества, Дэн, — произнесла она, прикрыв недовольство веселой улыбкой, и провела его на кухню, предпочтя ее уютной интимности кабинета.

Юноша без приглашения присел к столу, и в голове Эйвери зазвучал тревожный сигнал.

— Вы ждете кого-то? — спросил он, глядя на обилие блюд.

— Да, — сразу же ответила она. — Я бы предложила тебе кофе, но мой гость должен скоро прийти.

Спасибо, что нашел время заскочить ко мне. Приятного вечера.

Без предупреждения Дэн запечатлел на ее губах влажный поцелуй и выскочил вон.

Джонас оказался прав насчет подростковых гормонов, подумала потрясенная Эйвери. Она посмотрела на телефон, страстно желая позвонить Мерсеру, но не хотела мешать семейной вечеринке.

К ее огромному облегчению, Джонас позвонил сам.

— Что случилось? — требовательно спросил он.

— Откуда ты знаешь?

— Просто знаю. Что произошло?

Эйвери, не сумев скрыть отвращение, рассказала о поцелуе.

Джонас многословно выругался.

— Я переговорю со старым Моррелом…

— Я сама все улажу.

— Эйвери, в следующий раз он может захотеть большего, чем просто поцелуй.

— Я его не впущу, — заверила она Джонаса. — Сегодня мне пришлось это сделать, так как он принес подарок.

— Установи домофон, чтобы знать, кого впускаешь в дом.

— Хорошо, — покорно согласилась Эйвери.

— Ты не споришь? Боже мой, да этот маленький ублюдок в самом деле тебя перепугал! Сперва пожар, а теперь это! Убедись, что двери заперты, прежде чем ляжешь спать.

— Я сделала это, как только Дэнни смылся.

— В будущем, — медленно проговорил Джонас, звони в любое время дня и ночи, если я тебе понадоблюсь. Кстати, у меня изменились планы на завтра.

— Что ты задумал?

— Бессмысленно ехать порознь. Я захвачу тебя по дороге. Ты довольна?

— Да, — выдохнула она, замерев от счастья.

— Хорошо. А что ты делаешь сейчас?

— Собираюсь взять поднос с едой в спальню и устроиться там.

— Хорошая идея. Ну, до завтра?

— Жду тебя.

Эйвери убедилась, что камин в порядке, оставила свет внизу включенным, чтобы можно было подумать, что там идет вечеринка, активировала сигнализацию и заперлась в спальне.

Грэшем-роуд находилась в одном из самых спокойных районов города. Когда она решила вскипятить чай, тишина испугала ее. Эйвери с чайником в руках вернулась в комнату, изо всех сил пытаясь побороть желание подпереть дверь стулом. Дура! Она никогда и ничего не боялась. Можно позвонить Джонасу… Нет, именно этого не следует делать! Не в ее характере разыгрывать из себя маленькую слабую женщину, которая нуждается в защите.

Спустя пару часов ей надоело лежать в постели с книгой. Она приняла душ, накинула платье. И тут снова зазвонил телефон.

— Алло? — почти не дыша, произнесла Эйвери.

— Где ты была? — спросил Джонас.

— В ванной. Устала от чтения.

— Наскучила собственная компания?

— Это уж точно. Семейная вечеринка закончилась? Ты где?

— Прямо у твоей двери.

Эйвери помчалась вниз. Проклиная сигнализацию за медлительность, она нажала необходимые кнопки и отперла дверь, едва справившись с задвижкой от желания побыстрее оказаться в объятиях Джонаса.

Он поднял ее на руки и внес внутрь.

— Счастливого Рождества!

Эйвери улыбнулась:

— Теперь оно действительно счастливое! Что ты здесь делаешь?

— Эта история с молодым Моррелом меня встревожила. — Джонас нежно поцеловал Эйвери. — Я сбежал от родственников и помчался к тебе, не дожидаясь утра.

— Спасибо. — Эйвери взяла его за руку. — Ты голоден?

— Я сегодня слишком много съел. Но виски не повредит.

— Огонь в камине, наверное, погас…

— Я пойду и посмотрю, пока ты принесешь чего-нибудь выпить, — сказал Джонас и внезапно притянул ее к себе. — У меня целых четыре выходных. А у тебя?

— То же самое, — радостно ответила она. — Мы закрыты до пятницы.

В половине одиннадцатого вечера у Эйвери наконец-то начался праздник. Прижавшись к обнимавшему ее Джонасу, она решила, что это великолепное завершение не самого лучшего в ее жизни дня.

— А что ты делала в прошлом году? — лениво спросил Джонас.

— Я провела время с Фрэнсис и ее родителями.

Но сегодня она отмечает Рождество с Филипом и его семьей. Думаю, ей понравится.

— Ты потрудилась, чтобы этот роман завязался, напомнил ей Джонас.

— Зато получила награду, так как встретила тебя, с удовлетворением произнесла Эйвери. — Пойду принесу тебе еще выпить. Ты заслужил.

— Спасибо, дорогая. Мне нравится, что у меня появилась красивая служанка.

— Не вздумай привыкать к этому. Сегодня особый случай, — предупредила она, снова устраиваясь рядом с ним. — Совершенно особый. Почему ты не позвонил и не сообщил, что приедешь?

— Ты же знаешь мое пристрастие делать сюрпризы. Я подумывал о том, чтобы забраться в окно твоей спальни, — добавил Джонас, зевнув.

— Это перепугало бы меня до смерти!

— Именно эта мысль меня и удержала. — Джонас поцеловал ее волосы, а потом и шею. — Твой теплый прием стоит того, чтобы нестись в темноте по шоссе.

— Ты уже знаешь, как я провела день, так что рассказывай про свой.

Джонас повиновался и выложил множество забавных подробностей, касавшихся его пожилых родственников, которые клялись, что он стал еще выше с их последней встречи. Однако вскоре зевки прервали его повествование, Эйвери поднялась.

— Время ложиться спать. Иначе мне придется нести тебя в кровать.

— Но, хоть ты и решительная, сильная леди, вряд ли тебе это удастся.

Он заключил ее в объятия и поцеловал с такой нежностью, что у Эйвери комок подкатил к горлу.

— С Рождеством, Эйвери.

— С Рождеством, Джонас. — Она слегка подтолкнула его. — Поднимайся наверх. Я буду через минуту.

Когда Эйвери вошла в спальню, Джонас, полураздетый, лежал на новой кровати и спал. Она нежно улыбнулась, укрыв его одеялом, затем выключила свет и улеглась рядом с ним. Он пробормотал что-то во сне и пододвинулся поближе, а Эйвери свернулась в клубочек в теплой темноте, необычайно счастливая. Просто лежать под боком у Джонаса — лучший подарок к Рождеству, который она когда-либо получала.

На следующее утро Джонас разбудил Эйвери поцелуем. Дело кончилось тем, что позавтракали они очень поздно.

— Я прошу прощения за вчерашнюю ночь, — произнес он позже, когда они укладывали вещи в машину. — Моей идеей было удивить прекрасную леди, а затем унести ее в постель для куда более интересного занятия, чем сон.

Эйвери усмехнулась, заправляя упрямый локон под красную вязаную кепку, низко надвинутую на лоб.

— Не нужно извиняться. Я была счастлива. И ночью, и утром. — Она вздрогнула. — Одна я бы не спала так хорошо. Все мои соседи разъехались. А тут еще и Дэнни…

— Я приехал бы раньше, если бы знал, — решительно сказал Джонас. — Позволь мне проучить этого юнца.

— Ни в коем случае. Я здесь живу. Ты — нет. — Эйвери ласково улыбнулась ему. — Давай забудем про Дэнни и сосредоточимся друг на друге.

Следующие четыре дня стали самыми счастливыми в ее жизни. Джонас был страстным и требовательным любовником, но при этом и лучшим другом. Он засыпал Эйвери рождественскими подарками. Среди недорогих и забавных вещиц она обнаружила серьги с крупными настоящими жемчужинами, которые прекрасно подходили к ее ожерелью. А самый большой подарок представлял собой видеодвойку для спальни.

— Это на тот случай, если снова захочешь забаррикадироваться, — объяснил Джонас.

— Очень надеюсь, что Дэнни впредь не выкинет ничего подобного, — заметила Эйвери, надевая серьги.

— Если он это сделает, я призову его к порядку, несмотря ни на что, — заверил он и забыл о юном Морреле, открыв коробку, в которой лежала дюжина льняных перчаток.

— Возможно, ты ими не пользуешься, — сказала Эйвери, скорчив рожицу, — но эти я пометила.

— Джонас пригляделся повнимательнее и увидел, что на каждой перчатке вышиты его инициалы.

— И ты нашла время для такой работы? — потрясенно спросил он.

— Считай мой подарок трудом любви, — с улыбкой ответила она. — Открой и вот это.

Джонас бережно снял обертку с акварели девятнадцатого века и бросил на женщину взгляд, который заставил ее покраснеть.

— Говорю как ценитель, Эйвери, это эксклюзив.

— Вид на развалины замка, примерно 1840 год.

Здесь, в твоем греческом интерьере, она смотреться не будет, но, возможно, пригодится в офисе.

— Я повешу ее в своей спальне в Чисвике. Спасибо, дорогая. Приезжай в следующий раз в Лондон и помоги мне выбрать правильное место. Пора тебе увидеть мой дом.

— Мне бы этого страшно хотелось, но в ближайшее время я не смогу. Хелен и Луиза берут отпуск на школьные каникулы, и мы с Фрэнсис останемся вдвоем. — Эйвери ослепительно улыбнулась. — Но давай наслаждаться настоящим.

После чудесно проведенных выходных Эйвери ужасно не хотелось уезжать вечером в четверг. Но Джонас был непреклонен. Он хотел проверить отопление и систему безопасности на Грэшем-роуд, прежде чем вернуться в Лондон.

— Я должен быть уверен, что ты в полной безопасности. Только не забывай в будущем держать подальше от своей двери неуправляемых подростков, велел он.

— Да, сэр, — ответила Эйвери, поклонившись. Она бросила долгий прощальный взгляд на дом, садясь в машину. — Здесь прекрасно. Я обожаю это место.

Когда они вернулись на Грэшем-роуд, дом показался обоим холодным. Эйвери поспешила включить отопление, а Джонас разжег камин в кабинете.

Там они и поужинали. После еды Джонас прижал Эйвери к себе.

— Теперь, когда мы удобно устроились, я хочу произнести небольшую речь.

Эйвери замерла.

— О чем?

— В новом году отец намеревается официально передать управление компанией в мои руки. Он сообщил мне эту радостную новость под Рождество.

— Ты доволен такой перспективой? — осторожно спросила она.

— Скорее я с ней просто смирился.

— Это означает, что в твоей жизни произойдут значительные перемены?

— Не совсем. У меня будет другой офис, больше ответственности и куда больше дел, но в целом я буду заниматься приблизительно тем же, что и раньше. Единственной переменой станет отсутствие руководства и советов отца. Конечно, он не откажет мне в помощи, но я постараюсь обойтись без этого.

— Почему?

— Если я становлюсь лидером, Эйвери, то, черт возьми, должен соответствующим образом себя вести, то есть не бегать за советом к папочке каждый раз, когда наступает кризис. С завтрашнего дня я работаю без страховки. Я не говорил об этом раньше, потому что не хотел портить наше первое совместное Рождество.

Эйвери провела пальцем по изгибам его губ.

— У тебя не останется времени, чтобы приезжать ко мне.

Джонас нежно прикусил ее палец и посадил Эйвери себе на колени.

— Что и заставляет меня перейти ко второй части моей речи. — Он улыбнулся, почувствовав, как она напряглась. — Не волнуйся. Мы можем решить проблему очень просто — поженившись. Я люблю тебя, Эйвери Кроуфорд. Ты выйдешь за меня замуж?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Эйвери растерянно смотрела на него и молчала. Джонас посадил ее обратно на диван.

— Не совсем тот ответ, которого я ждал, — с трудом произнес он. — Очевидно, я вогнал тебя в шок.

Эйвери, если бы я не был на сто процентов уверен в том, что ты меня любишь, то не сказал бы ни слова.

— Я знаю, — расстроенно ответила она и судорожно вздохнула. — Я люблю тебя, Джонас. Так сильно, что не могу выйти за тебя замуж.

— Почему, черт возьми? У тебя есть муж, о котором ты забыла мне рассказать?

— Конечно же, нет.

— Тогда в чем дело? — Его рот искривился. — Неужели какая-то наследственная болезнь, которую ты боишься передать следующему поколению?

— Это не тема для шуток! — с яростью воскликнула она.

— Мне не до смеха! — Он впился в нее взглядом. Сделав предложение впервые в жизни, я имею право знать, почему ты не можешь — или не хочешь сказать «да».

— Конечно же, имеешь. Это моя вина. Мне не следовало допускать, чтобы все зашло так далеко. Ты хочешь завести детей. Я же не смогу подарить тебе ни одного.

— Ты прекратишь наконец говорить как героиня готического романа и все объяснишь? — грубо сказал он и схватил ее за руку.

Эйвери опустила глаза.

— Несколько лет назад мне потребовалась срочная операция, которая положила конец моим надеждам создать семью. Если помнишь, — устало продолжила она, — я не хотела, чтобы ты видел мой шрам.

Не от уродства, а из-за того, что он обозначает. Я люблю тебя до боли, Джонас. Но было бы несправедливо выйти за тебя замуж.

— Жаль, что я вообще упомянул о детях.

— Посмотри правде в глаза, Джонас: наступит время, когда ты их захочешь. А твоя мама мечтает о внуках уже сейчас. Ты сам мне рассказывал, — напомнила Эйвери.

— Моя мать не имеет к этому никакого отношения, — Джонас схватил ее за плечи. — Ты действительно отказываешься выйти за меня только по этой причине?

— Это не причуда, пойми! — горестно ответила Эйвери. — Я сейчас изо всех сил пытаюсь поступить правильно. Думаешь, мне легко?!

Его взгляд смягчился, и руки ослабили хватку.

— Конечно, я так не думаю. — Он отодвинулся в угол дивана и сел, вытянув ноги и глядя на умирающее в камине пламя. — Но должны же быть какие-то другие способы? Искусственное оплодотворение или даже усыновление…

— Искусственное оплодотворение для меня исключено. И даже если бы ты был согласен на усыновление, я не выйду за тебя замуж, Джонас, зная, что в один прекрасный день ты об этом пожалеешь. Я останусь твоей любовницей, пока буду тебе нужна, но…

— Ты нужна мне на законном основании, в качестве жены!

— Люди сейчас не так уж часто женятся, — заметила она.

— Знаю. Сам был таким, пока не познакомился с тобой. Но теперь, когда я тебя встретил, Эйвери Кроуфорд, меня не устроят случайные выходные, проведенные вместе!

— Это все, что у нас остается.

Джонас некоторое время молчал, затем повернулся к Эйвери с таким видом, что ей стало не по себе.

— Все в порядке. Если брак невозможен, альтернатива проста. Мы будем просто жить вместе, как все те люди, о которых ты только что упомянула. Ты переедешь ко мне в Лондон.

Эйвери нахмурилась:

— Хочешь сказать, я должна отказаться от своего дела и дома? А что потом? Сидеть и ждать тебя?

— Разумеется, нет! Ты можешь сдавать дом в аренду. Возможно, Фрэнсис возьмет на себя управление ателье. Ты же всегда найдешь работу в Лондоне.

— О, понятно. — Ее глаза угрожающе сверкнули. Ты все уже просчитал за меня.

— Очевидно, это тебе не по вкусу, — бросил Джонас. — Мне нужна жена. Ну, или, если отбросить такую возможность, постоянный партнер. Однако ты хочешь быть всего лишь временной любовницей.

Итак, шах и мат. — Какое-то время он молчал, а затем бросил на нее изучающий взгляд. — Что, эта проблема и была той причиной, по которой ты долго не подпускала к себе мужчин?

— Нет, конечно. После того как я сюда вернулась, у меня напрочь пропал интерес к мужчинам — до тех пор, пока я не напросилась за твой столик тем вечером в «Ангеле».

— И в первый раз я жалею об этом. — Джонас устало потер глаза. — Не могу поверить, что мы ведем этот разговор.

— Я не ожидала подобного.

— Почему?

— Я не сомневалась, что мы рано или поздно расстанемся. — Эйвери пожала плечами. — Наша связь была слишком пылкой, чтобы не остыть, как поется в песне.

Его глаза холодно блеснули.

— И это в то время, когда я был уверен, что нашел любовь всей своей жизни! А для тебя это была всего лишь любовная интрижка, которую ты в любой день могла прекратить. Как и все предыдущие, — жестоко добавил он.

— Ты так говоришь, будто их было по меньшей мере сто! Всего две! — Она вскочила. — Джонас, я больше так не могу! Пора спать. Ты как-то собирался лечь в комнате для гостей, так что ловлю тебя на слове.

Джонас покачал головой, поднимаясь на ноги:

— Нет смысла продлевать агонию. Я уеду прямо сейчас.

— Как хочешь. — С высоко поднятой головой Эйвери вышла в коридор. Боль в груди свидетельствовала о том, что ее сердце разбито. — Тогда прощай.

Спасибо за подарки.

Джонас сардонически улыбнулся:

— И тебе спасибо. Это было действительно незабываемое Рождество.

— Весьма, — мрачно согласилась она и открыла дверь. — Поезжай осторожно.

— Эйвери, ради бога! — Он смотрел ей в глаза. Тебе больше нечего сказать?! Неужели все, что было между нами, должно закончиться вот так?

— Разумеется, не должно. Это твой выбор.

— А ты сделала свой.

Она молча кивнула, не в силах произнести ни слова, чтобы не разразиться рыданиями.

Джонас задержался на крыльце, когда она собиралась закрыть дверь.

— Чуть не забыл. С Новым годом.

Эйвери была безмерно рада, что встретиться ей придется только с Фрэнсис, когда на следующее утро она открыла ателье. Никакая косметика не могла скрыть следы бессонной ночи, проведенной в слезах.

— О, дорогая, что случилось? — воскликнула подруга.

— Джонас и я вчера ночью расстались, — призналась Эйвери. — Я как следует выплакалась, чтобы выбросить его из своей жизни, и… и… — И, к ее ужасу, слезы полились снова.

Фрэнсис проворно повесила на двери табличку «Закрыто» и завела Эйвери в маленькую рабочую комнату. Вручила ей чашку кофе и села рядом.

— Если хочешь, я расскажу тебе про свое Рождество и ни словом не упомяну твое. Или же ты можешь выложить мне, что случилось и почему, а я никому ничего не скажу.

Какое-то время Эйвери молча прихлебывала кофе, а затем повернулась к подруге с выражением отчаяния на лице и повела рассказ, начиная с экстренной операции и заканчивая предложением Джонаса.

— Когда я отказалась выйти за него замуж, он попросил меня бросить бизнес и дом и переехать к нему в Лондон.

— А это тебе тоже не понравилось?

— Вообще-то понравилось, — судорожно вздохнула Эйвери. — Но я не могу пойти на такой риск! Куда мне возвращаться, когда наша связь закончится?

А то, что это произойдет, я знаю по предыдущему опыту.

— О, Эйвери, мне так жаль, — сказала Фрэнсис, похлопывая ее по руке.

— Не сочувствуй слишком сильно, не то я опять разревусь. Ну вот, я вернулась к счастливому одиночеству. — Она героически улыбнулась. — Но хватит обо мне, Фрэнсис. Как прошли праздники у тебя?

— Даже не знаю, как тебе об этом рассказать, — с сочувствием начала ее подруга. — Но ты должна узнать об этом первая. Я тоже получила предложение и приняла его.

Эйвери обняла ее.

— Какая замечательная новость! Я так за тебя рада! Теперь не жалеешь, что я силком потащила тебя на первое свидание с Филипом?

— Конечно, нет. Но это также привело тебя к знакомству с Джонасом. Прости.

Эйвери решительно помотала головой.

— Сейчас это кажется концом света, но я бы отказалась изменить что-либо. Время, проведенное с Джонасом, было чудесным.

Чувствуя себя бесконечно уставшей, Эйвери по возвращении домой первым делом проверила автоответчик. Но единственное сообщение поступило от охранной фирмы, которая просила ее позвонить и договориться о встрече. Недоумевая, она порылась в сумочке, ища мобильник. Его там не оказалось.

Должно быть, остался в магазине. Слава старым добрым городским телефонам!

Эйвери позвонила в фирму и узнала, что с ними связался представитель компании «Мерком», просивший их установить домофон в ее доме. Эйвери назначила встречу на следующую неделю, но предупредила, чтобы счет прислали не «Мерком», а лично ей.

— Фрэнсис, ты не видела мой телефон? — спросила на следующее утро Эйвери.

— Нет, милая. Может, ты забыла его дома?

— Нет, его нет ни там, ни в машине.

— Тогда давай поищем, — поспешно произнесла Фрэнсис.

Через некоторое время Эйвери покачала головой.

— Ни следа. Черт. Я бы охотно обошлась без лишних расходов.

Фрэнсис бросила на подругу быстрый взгляд, приступая к работе над платьем, которое она подгоняла.

— Ты не оставила его в доме Джонаса?

— Возможно.

— А ключ по-прежнему у тебя?

— Спасибо, что напомнила — придется вернуть его Мерсеру.

— Прежде чем ты это сделаешь, съезди туда и поищи мобильник, — сказала практичная Фрэнсис.

Благодаря срочному заказу — укоротить платье к новогодней вечеринке, которая должна была состояться в тот самый вечер, — они работали без передышки. Эйвери закрыла ателье позже обычного, размышляя, чем она будет заниматься два свободных дня.

— Не могу представить, что ты сегодня останешься одна, — произнесла Фрэнсис, когда они шли к стоянке машин.

— Со мной все будет в порядке, так что не позволяй этой мысли портить твой вечер с Филипом, улыбнулась Эйвери. — Я прикупила несколько классических фильмов, когда забегала сегодня в супермаркет.

— Я позвоню тебе в полночь — пожелать счастливого Нового года. Нет! — быстро поправилась Фрэнсис, бросив взгляд на лицо Эйвери. — Лучше сделаю это сейчас. — Она обняла подругу и побежала к своей машине.

Долгий, одинокий вечер перешел в утомительную ночь, и утром Эйвери проснулась в отвратительном настроении. День был чудесный, и сидеть дома не хотелось. Лучше последовать совету Фрэнсис и отправиться за мобильником. К тому же она сможет оставить там ключ с запиской, объясняющей причину ее приезда.

Эйвери ехала быстро. Свернув к дому, она почувствовала острое разочарование, поскольку в глубине души надеялась, что Джонас будет здесь. Но машины перед домом не оказалось.

Войдя в дом, Эйвери задумалась, решив, что поиски телефона в отсутствие хозяина походят на противозаконное деяние.

Внезапно она замерла. Отопление включено!

Джонас, наверное, где-то недалеко. Ей была ненавистна мысль о том, что ее могут здесь застать, но она уже вошла, так что оставалось только поискать телефон.

Эйвери постаралась вспомнить, где видела его в последний раз. Она сперва посмотрела на кухне, затем прошла в гостиную, все время прислушиваясь: не раздастся ли звук работающего двигателя? Затем, в страхе оттого, что в любой момент может появиться Джонас, она взлетела вверх по винтовой лестнице. Не преуспев и на втором этаже, Эйвери сдалась, спустилась вниз и написала на листке бумаги:

«Я потеряла телефон и подумала, что забыла его здесь, однако не нашла. Оставляю ключ. Прости за вторжение. Эйвери».

Она перечитала краткое послание, подумывая над тем, как бы сделать его хоть чуточку теплее, но в итоге ничего не добавила. Выйдя из дома, она завернула ключ в записку и подсунула его под дверь, а затем ушла, чувствуя себя более несчастной, чем когда-либо. Телефон был великолепным предлогом ей очень хотелось увидеть Джонаса.

Эйвери уже почти добралась до машины, когда услышала выстрел и собачий лай. Она развернулась, и ее сердце бешено забилось при виде Джонаса, бежавшего к ней с двумя собаками.

— Эйвери, подожди!

У нее не было выбора. При виде этого человека ее ноги словно приросли к земле.

— Привет, — криво улыбнулась она.

Джонас остановился рядом с ней, раскрасневшийся и растрепанный, в толстом свитере и стеганой куртке, с такими же кругами под глазами, как и у нее, отметила Эйвери. Он приказал неугомонным псам сесть.

— Я оставил у тебя на автоответчике сообщение и пожелание счастливого Нового года, — сказал он, тяжело дыша.

— Ты это уже сделал, когда уходил на прошлой неделе, — напомнила Эйвери.

— Подожди несколько минут. Пожалуйста.

Эйвери нерешительно посмотрела на него.

— Ладно, — наконец согласилась она. — Хорошие собачки.

— Познакомься с Кастором и Поллуксом — Касом и Полом для друзей.

Эйвери погладила собак, которые немедленно перешли к процедуре обнюхивания и облизывания.

— Перед домом не было машины, поэтому я решилась зайти, чтобы поискать мой сотовый, — неловко сказала Эйвери.

— Я сегодня утром нашел его за тостером, — сообщил Джонас. — Потому и позвонил, чтобы попросить разрешения заехать и отдать мобильник.

Раньше он просто приехал бы без предупреждения — сделал бы ей один из тех сюрпризов, которые так любил, с грустью подумала она.

— Эйвери, приготовь чай или кофе, пока я отведу псов домой и заберу машину.

— Но тебе придется дать мне свой ключ. Я засунула тот, что был у меня, под дверь вместе с запиской.

Его лицо потемнело.

— Ясно. — Он порылся в кармане и протянул ей ключ. — Я не задержусь.

Показалось, что прошло очень много времени, прежде чем она услышала знакомый звук двигателя.

Хлопнула входная дверь, а затем ненадолго воцарилась тишина, пока Джонас снимал ботинки.

— Я боялся, что ты меня не дождешься, — сказал он.

Джонас бросил взгляд на стол, взял записку, прочел ее и насмешливо посмотрел на Эйвери.

— Очень напряженно. Ты приготовила чай?

— Нет.

— А сейчас хочешь?

— Да. Если можно.

— Тогда проходи на кухню.

Он вскипятил чайник и сел напротив Эйвери с двумя дымящимися кружками.

— Я собирался рассказать тебе историю про моего землевладельца.

Эйвери слабо улыбнулась.

— Звучит интригующе.

Джонас отхлебнул чай.

— Это скорее горьковатая сказка. Главные герои мои лучшие друзья. Чарли и я познакомились в тот день, когда пошли вместе в школу. Я был высок для своего возраста, а Чарли был маленьким, так что его сперва били. Но скоро я положил этому конец.

— Да, трудно представить, чтобы кто-то тебя бил.

— Виноваты размеры, — произнес Джонас, пожимая плечами, и продолжил:

— Через несколько лет Тремейн лежал в лазарете, когда состоялись первые танцульки в местной школе для девочек. Он жутко завидовал, поскольку его друг Джонас вернулся с многочисленными историями о пышненьких малышках — если конкретно, то о Генриетте Фарра.

Бедный Джонас сходил с ума по крошке. Однако мисс Фарра удостоила своим благосклонным вниманием Чарли. Ни мой рост, ни удаль не могли сравниться с тем, что она увидела в нем.

— Ну и? — произнесла Эйвери, зачарованная рассказом.

— Они поженились. Я был шафером. — Джонас вытащил из заднего кармана бумажник и вынул из него фотографию удивительно красивой девушки в свадебном платье, улыбавшейся невысокому, стройному мужчине со смеющимися глазами.

— Господи помилуй, — сказала потрясенная Эйвери. — Она захватывающе красива!

— Сейчас даже больше, чем прежде. — Джонас с нежностью посмотрел на фото. — В школе Чарли переболел свинкой, с осложнениями… Он не может стать папой маленьких Тремейнов, которые могли бы унаследовать имение.

— А, понятно, — Эйвери с вызовом посмотрела на него. — У твоей сказки есть мораль?

Джонас кивнул.

— Для Чарли и Хетти самое важное — что они есть друг у друга.

— Они узнали о проблеме Чарли до свадьбы?

— Для них это не имело значения.

— Достойно восхищения. Но если твоя история должна была послужить мне уроком, то затея провалилась. Я все равно не выйду за тебя замуж.

— А я тебя и не прошу.

Краска залила ее лицо, и Джонас с раскаянием пояснил:

— Я принимаю твои условия. Я хочу, чтобы ты была в моей жизни, Эйвери. Все очень просто.

Бешено бьющийся пульс не давал румянцу пропасть, когда Эйвери заглянула в лицо Джонаса.

— Ты хочешь стать моим воскресным любовником?

— Ну, если вспомнить альтернативу, то ты не оставляешь мне выбора, — покорно согласился он. — Только теперь у нас будет не так много времени. Тебе придется приезжать в Лондон.

Эйвери долгое время молчала.

— Хорошо. Мы попробуем и посмотрим, как все получится. Но сейчас я хочу сказать кое-что, и это тебе не понравится.

— Тебе нужно уезжать? — требовательно спросил он, но Эйвери нетерпеливо помотала головой.

— Нет. Но я думаю, что какое-то время наши отношения должны быть… ну, более сдержанными.

Джонас поднял бровь.

— Пойдем в комнату. Там мы сможем удобно сесть и разобраться в твоих правилах.

— Это не правила, — запротестовала Эйвери. — Я просто хочу кое-что объяснить.

Она устроилась на диване, но вместо того, чтобы присесть рядом, Джонас предпочел место напротив.

— Расстреливай, — коротко сказал он.

Эйвери сделала глубокий вдох.

— Пока я тебя не встретила, я верила, что операция навсегда убила и мое желание, — откровенно начала она. — Но понадобился всего один твой поцелуй, чтобы оно воскресло. Я знаю, что эта сторона отношений очень важна…

— Но с этой минуты ты думаешь, что мне не следует тащить тебя в постель прямо с порога, — вставил Джонас.

— Будь серьезным!

— Я чертовски серьезен. В будущем, даже если разлука будет долгой, обещаю так не поступать. Но я все же нормальный парень, Эйвери, и я этого захочу.

Жалея, что она вообще подняла эту тему, Эйвери встала.

— Мне лучше уехать.

— Почему? — спросил Джонас, вскакивая на ноги. Тебя кто-то ждет?

— Нет, — неохотно призналась она.

— Тогда останься. Пожалуйста. Давай возьмем от жизни все, что она нам преподносит. Просто проведем время вместе — разгадаем кроссворд, сходим погулять, послушаем музыку…

Она спокойно посмотрела на Джонаса.

— Ты имеешь в виду — остаться на ночь?

— Да.

— Я не привезла никакой одежды.

— Возьми мою. — Его глаза, полные надежды, удерживали ее с такой убедительностью, что Эйвери не смогла бы сопротивляться, даже если бы хотела.

Она медленно кивнула.

— Хорошо. А у тебя есть еда?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Возникшая было проблема с едой была решена очень просто — поздним обедом в радостной, дружеской атмосфере одного из деревенских пабов.

Джонасу, хорошо известному в округе, было предложено поиграть в дартс, и Эйвери бешено зааплодировала, когда он эффектным броском попал прямо в яблочко.

— Мне очень понравилось, — сказала она, когда они вышли на морозный воздух. — Я и не знала, что ты так хорошо обращаешься с метательным оружием.

Джонас усмехнулся:

— В следующий раз нужно будет втянуть в игру тебя. Ты веселилась на какой-нибудь вечеринке вчера ночью?

— Нет. А ты?

Он покачал головой.

— Я был здесь. Один.

— А я представляла тебя в Лондоне в тесном кругу друзей, — небрежно бросила Эйвери.

— Я мог бы там быть. — Он пристально посмотрел на нее. — Но настроения не было.

— Я вообще не люблю новогодние вечеринки, — призналась она. — По мне, есть что-то грустное в том, что уходит старый год.

Эйвери была очень задумчива, возвращаясь в дом Джонаса. Она попыталась отогнать тоскливые размышления, с любопытством наблюдая, как он вынимает из машины коробку.

— Что там?

— Я так торопился вернуться сюда, после того как отвез собак, что забыл о пироге, который дала мне миссис Холмс, — сообщил Джонас.

— Кто такая миссис Холмс?

— Экономка Чарли. Я знаю ее с тринадцати лет, поскольку приезжал сюда на каникулы.

Извлеченный из коробки пирог издавал такой дивный аромат, что просто слюнки текли.

— Какой чудесный запах! — воскликнула Эйвери. Ну, в таком случае проблем с ужином не будет.

— Сперва чай, — предупредил Джонас.

Два кусочка пирога и чай уже исчезли в их желудках, когда дело дошло до разговора.

— Что ты делала вчера ночью? — спросил Джонас, присаживаясь рядом с ней.

— Смотрела старые фильмы до тех пор, пока не начался новогодний фейерверк. Тогда я выпила бокал вина, помянула маму. Даже живя в Лондоне, я старалась провести праздники с ней.

— В этом году мы должны были встретить Новый год вместе, — сказал Джонас с неожиданной горечью.

— Если помнишь, ты ушел.

— Не без причины. — Он посмотрел на пламя. Твой отказ был сокрушительным ударом.

— Я отвергла твое предложение, Джонас, а не тебя, — призналась Эйвери. — Но ты привык иметь дело с людьми, которые беспрекословно выполняют все твои приказы.

Он повернулся и посмотрел на нее:

— Я не об этом. Тебе, наверное, трудно было бы покинуть родной город.

— В каком-то смысле ты прав. И если бы я продала дом и отказалась от бизнеса, то мне некуда было бы вернуться в будущем, когда…

— Когда я найду ту, что сможет родить мне этих мифических детей, — закончил за нее Джонас.

— Когда мы больше не сможем быть вместе, уточнила Эйвери.

— Этого не произойдет! — Джонас схватил ее за плечи. — Меня зовут Мерсер, а не Моррел. Я не знаю, как этот ублюдок смог уничтожить твою веру в людей, но пора оставить это в прошлом и научиться доверять хотя бы мне. Мы останемся вместе, женатые или нет. Я люблю тебя, Эйвери, и ничто не в силах это изменить. Клянусь!

— Но что произойдет, когда ты возьмешь на себя управление компанией?

— Проблем не возникнет. У меня есть пара молоденьких кузенов, которые готовы перехватить инициативу в любой момент. — Джонас отпустил Эйвери и поправил ее свитер, но в его глазах мелькнуло сожаление, когда он увидел следы, оставшиеся на ее коже. — Прости, дорогая.

Он прикоснулся губами к синякам и посмотрел на нее.

— Во имя той сдержанности, о которой ты просила, я еще не целовал тебя.

Она подняла лицо, как бы приглашая, и Джонас заключил женщину в объятия. Но вместо того, чтобы со страстью прижаться к ее губам, он потерся о ее щеку.

— С Новым годом, Эйвери. Теперь я говорю серьезно.

— С Новым годом, Джонас. — Она откинула голову и улыбнулась. — И теперь я тебе верю.

Он наконец поцеловал ее с нежностью, которая унесла весь гнев прошедших дней.

— Есть предложение. В будущем после всех споров, драк и расхождений во мнениях обязательно должно происходить примирение.

— И все-таки ушел ты.

— Ты когда-нибудь это забудешь?

— Скорее всего, нет. Я буду припоминать тебе, даже когда ты станешь седым и старым.

— Обещай, что останешься со мной, и можешь укорять меня сколько твоей душе угодно.

Эйвери протянула руку.

— В таком случае договорились!

Джонас торжественно пожал ее руку.

— Идет.

Этот день был совсем не похож на все предыдущие, которые они провели здесь. Джонас принял слишком близко к сердцу ее просьбу относительно сдержанности. Они разговаривали, читали газеты, слушали музыку, разгадывали кроссворд, и время от времени он дарил ей мимолетные поцелуи.

С одной стороны, Эйвери была этому рада, но, с другой, ощущала некоторое разочарование и в конце концов, желая ускорить события, попросила у него зубную щетку.

— Собираешься лечь спать? — спросил он, вскочив на ноги.

Она кивнула.

— Я в последнее время не высыпалась.

Зубной щетки не нашлось.

— Не возражаешь, если я воспользуюсь твоей? спросила Эйвери.

Джонас грациозно поклонился.

— Сочту за честь. Вы даже можете воспользоваться ею первой. В конце концов, джентльмен я или нет? Что еще пожелает мадам?

Она щелкнула пальцами.

— Ваш банный халат, вашу футболку и какое-нибудь белье, пожалуйста.

— Будет исполнено. Какой мадам предпочитает цвет?

— На ваш вкус.

Джонас принес белую футболку, бирюзовые боксерские трусы и малиновый халат, который он вытащил из пакета.

— Рождественский подарок от мамы! — сообщил он.

— Шикарно! — Эйвери поцеловала его в щеку. Спасибо.

Джонас поймал ее за локти и, притянув к себе, одарил таким поцелуем, от которого у обоих перехватило дыхание.

— Давай быстрее, — проворчал он.

Эйвери быстро приняла душ и завернулась в халат. Зайдя в комнату, она увидела Джонаса, лежащего на кровати и смотрящего новости. Он повернулся и посмотрел так, что женщина замерла.

— Дама в малиновом, — хрипло произнес он. Этот халат выглядит на тебе куда лучше, чем на мне.

А как насчет других вещей? Ты в них не утонула?

— Я даже не примерила.

Джонас медленно поднялся на ноги.

— И какой душ ты мне рекомендуешь принять?

Холодный или горячий?

Эйвери улыбнулась:

— О, горячий. Очень горячий. И долго не задерживайся, — добавила она, желая убедиться, что он понял сигнал.

— Пять минут!

Когда Джонас вновь появился в дверях, на нем было только полотенце, обернутое вокруг бедер. Эйвери уже лежала в постели, укрывшись одеялом до подбородка.

— Ты быстро! — сказала она, задыхаясь.

— А чего еще ты ожидала? — Он бросил полотенце на пол и скользнул под одеяло. — Надеюсь, именно этого? — сказал он, прильнув губами к ее губам, его руки скользнули по ее ягодицам и прижали Эйвери. — Мужчина не может долго скрывать свои естественные потребности.

— Так же, как и женщина, — заметила она.

— Господи, я так сильно хочу тебя! — Джонас страстно поцеловал ее. Он ласкал ее со столь мучительным сладострастием, что Эйвери не смогла удержаться от хриплого стона, который стоил Джонасу остатков контроля. Он скользнул между длинными ногами, которые сразу обхватили его. Единение было коротким, но настолько чудесным, что они долго лежали, не желая отдаляться друг от друга…

На следующее утро Джонас разбудил Эйвери с требованием, чтобы она осталась с ним до последней имеющейся в ее распоряжении минуты, и она сонно моргнула, кивнув в знак согласия.

— Хотел бы я, чтобы ты поехала со мной в Лондон.

— Я и поеду — через выходные, — напомнила она. Я приеду в субботу…

— И останешься на воскресенье?

Эйвери посмотрела в его горящие желанием глаза.

— Я думала вернуться воскресным вечером, но утро понедельника тоже подойдет.

— Это подарит нам еще одну ночь. Вставай. Я отвезу тебя на обед в особое местечко.

— Но у меня нет подходящей одежды, — запротестовала она.

— Тебе и не нужно выглядеть особенно, — сказал он голосом, который заставил ее покраснеть. — Честно говоря, ты мне больше всего нравишься такой, как сейчас.

Эйвери поцеловала его в ответ, и, поскольку она лежала обнаженная в его объятиях, Джонас воспринял поцелуй как разрешение на нечто большее, и начал заниматься с ней любовью — на сей раз медленно и нежно. Впоследствии, потрясенные силой тех чувств, которые они вызывали друг у друга, они долго ждали, когда замедлится биение их сердец.

— Я люблю тебя, Эйвери, — наконец прошептал Джонас.

— Я тоже люблю тебя, — откликнулась она взволнованно и уткнулась лицом в его плечо.

«Особым местечком» был маленький, скромный паб, где им указали на столик возле окна.

— Здесь очень мило, — сказала Эйвери, с одобрением оглядываясь вокруг.

— Впервые я пришел сюда с Чарли и Хетти. Паб весьма популярен, и нам повезло, что нашелся свободный столик. И ты поймешь, почему, когда попробуешь здешнюю еду!

— Я умираю от голода.

Принесли обед. Они наслаждались бараниной, тушенной в красном вине, и гарниром из великолепных овощей.

— Это было неподражаемо! — Джонас нахмурился, заметив странное выражение лица Эйвери. — Что случилось, дорогая?

— Не могу поверить! Только что вошел Пол Моррел.

— Хочешь немедленно уйти? — спокойно спросил он.

— Ты не будешь против? Давай выпьем кофе у камина.

Но путь к выходу вел мимо стола Моррела. Когда они проходили мимо, тот поднялся.

— Привет, Пол, — произнесла Эйвери, покорившись необходимости.

— Ну, привет, — ответил он. Несмотря на улыбку, его глаза оставались холодными. — Довольно странно встретить вас здесь. Я прочел об этом местечке только на прошлой неделе. Вы тоже?

Джонас покачал головой.

— Нет, я приезжал сюда с друзьями еще до того, как паб приобрел широкую известность.

— Поскольку Пол забыл меня представить, я это сделаю сама, — сказала женщина, сидящая за столом. Аннет Хьюз. Я работаю на отца Пола. Приятно познакомиться с вами, Эйвери.

— Мне тоже, Аннет, — спокойно ответила она. Это Джонас Мерсер — человек, которому мы обязаны нашим новым кинотеатром.

— Я читала в местной газете. Отличная работа, с одобрением произнесла Аннет. — И когда начнется строительство?

— Завтра, — сообщил ей Джонас и, оглянувшись, увидел, что к ним приближается официантка с большим подносом. — Мы стоим на дороге. Простите, нам пора ехать.

— В город? — спросил Пол.

— Не сегодня, — прохладно ответила Эйвери. Мы отмечаем Новый год в загородном доме Джонаса. — Она тепло улыбнулась Аннет и вышла из паба.

Мерсер следовал за ней.

— Это была настоящая словесная дуэль! — воскликнул он, перед тем как сесть в машину.

— А ты против?

— Нет, моя дорогая. Но вот Моррел просто чертовски против. Полагаю, он все еще безнадежно влюблен в тебя.

— Безнадежно — очень точное слово. — Эйвери откинулась на спинку сиденья. — Я говорила с ним только один раз с тех пор, как мы расстались, — спрашивала, кто новый владелец нашей земли. Это был тот самый день, когда я спустила на тебя собак, вместо того чтобы поужинать с тобой.

— Значит, это была его вина, — мрачно заметил Джонас.

— Если уж говорить начистоту, вина только моя.

Прости, дорогой.

И она погладила Джонаса по бедру, восхитившись про себя, когда его мускулы напряглись под ее рукой.

— Если ты сделаешь это еще раз, то за последствия я не отвечаю, — сквозь зубы предупредил он.

— Что ж, тогда я подожду, пока мы не вернемся домой.

— Ловлю тебя на слове!

Ближе к вечеру они прогулялись в деревню, чтобы купить молоко, хлеб и ежедневные газеты, и приготовили ужин.

— Хотела бы я превращать каждую нашу совместную минуту в кристалл и любоваться им когда мы с тобой расстанемся, — в какой-то момент произнесла Эйвери.

— Если бы ты переехала в Лондон, нам вообще не пришлось бы расставаться, — напомнил ей Джонас.

Эта перспектива начала овладевать мыслями Эйвери, когда она ненадолго оставалась одна, что случалось нечасто.

Той ночью они занимались любовью с ненасытной страстью, словно грядущая разлука усиливала их потребность друг в друге.

Они поднялись утром необычайно рано. Джонас, надевший деловой костюм, поинтересовался:

— Как я выгляжу?

— Впечатляюще; каждый дюйм говорит о том, что ты — страшный начальник, — заверила его Эйвери. Давай прощаться.

— Я буду ждать тебя на станции в следующую субботу. Постарайся не опоздать на поезд.

— Не опоздаю.

— Я позвоню тебе сегодня вечером, — пообещал он и поцеловал ее. Они еще немного постояли обнявшись, а затем Джонас поднял сумку с вещами и вышел из дома.

Он обернулся, увидел, что Эйвери смотрит в окно, и послал ей воздушный поцелуй. Она его вернула и наблюдала за машиной до тех пор, пока та не исчезла вдали.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Когда Фрэнсис через пару часов приехала в ателье, то, взглянув на Эйвери, издала вздох облегчения.

— Все в порядке.

Эйвери счастливо кивнула.

— Джонас был там. Он тоже встретил Новый год одиноким и несчастным. Он говорит, что я ему нужна, и в итоге я сдалась.

— Прекрасная новость! Когда Хелен и Луиза вернутся, мы не будем пудрить им мозги дурацкими витаминами и назовем истинную причину твоего сияющего вида.

— Почему бы и нет? С сегодняшнего дня об этом может узнать хоть весь город!

Фрэнсис хихикнула.

— После появления Джонаса на балу никто особенно не удивится. — Внезапно она подняла голову. Что там за шум?

Эйвери подошла к двери и выглянула наружу.

Мимо проходила Надин из цветочного магазина.

— Что происходит? — крикнула Эйвери.

Надин победно подняла большой палец.

— Прибыли бульдозеры «Мерком». Скоро у нас будет новый кинотеатр!

— Хотел бы я, чтобы у меня было достаточно времени и я мог сам проследить за ходом строительства, — сказал Джонас, когда она подняла эту тему в одном из их бесконечных телефонных разговоров по вечерам.

— Занят до предела? — с сочувствием спросила Эйвери.

— Чертовски верно. С каждым часом я начинаю все больше уважать отца, так как теперь понимаю, сколько всего он проворачивал за день. Но я постараюсь, чтобы никакие дела не испортили наш с тобой выходной, дорогая.

Когда Фрэнсис услышала, что Эйвери собирается ехать в Лондон вечером, она заявила, что присмотрит за магазином во второй половине дня, а подруга может отбыть пораньше. Дав себе клятву купить ей роскошный подарок на свадьбу, Эйвери с радостью приняла предложение. Теперь она преподнесет Джонасу сюрприз — для разнообразия. Но прежде чем наступит этот счастливый день, нужно пережить одинокий уикенд и следующую бесконечную неделю.

Воскресенье было просто чудесным и необычайно мягким для января, и Эйвери решила пересадить камелию, которую подарил Дэн Моррел. В рабочей рубашке, спортивных брюках и потертых ботинках она открыла сарай, но тут ей помешал неожиданный гость.

— Привет, Эйвери, — поздоровался Пол Моррел. Занята?

— Ты же видишь, — резко ответила женщина. Что тебе нужно?

— Просто поговорить. Можно мне войти? Но если уж не хочешь впускать меня в дом, так хотя бы пообщайся в саду.

Эйвери пожала плечами и подхватила лейку.

Пол последовал за ней и стоял, наблюдая за тем, как Эйвери извлекает камелию из горшка. Она осторожно пересадила растение, полила его, а затем добавила удобрения. И только потом соизволила наконец обратить внимание на Пола.

— Так почему ты здесь?

— У вас с Мерсером все серьезно? — внезапно спросил он.

Эйвери бросила на него холодный взгляд.

— Почему это тебя интересует?

— Ты чертовски хорошо знаешь, как я отношусь к тебе, Эйвери. Мне бы не хотелось, чтобы ты пострадала.

Она издала едкий смешок.

— Забавно слышать это от тебя!

Его глаза сердито сверкнули.

— Я поспрашивал в округе. У Мерсера богатый список побед на любовном фронте.

— Для сверхсексуального мужчины его возраста это вполне нормально, не так ли?

— Ты влюбилась в него?

Эйвери бесстрашно ответила:

— Да, Пол, это так. Кроме того, я уважаю его, что является довольно большим достижением в моих отношениях с мужчинами, — язвительно добавила она.

Он вздрогнул.

— Господи, Эйвери, ты знаешь, куда нужно вгонять нож!

— Еще бы — у меня были отличные учителя! — сладенько ответила Эйвери. — А теперь мне нужно привести себя в порядок. О, кстати, не забудь сообщить своему братцу, что теперь он не более желанный гость в моем доме, чем ты.

Пол нахмурился.

— А что, у Дэнни есть привычка сюда приходить?

— Разумеется, нет. После садовых работ он был здесь только однажды. Забегал на Рождество, чтобы подарить мне эту камелию.

— А Дэнни просил о поцелуе за подарок?

— Он брал, а не просил!

Пол грязно выругался.

Эйвери пожала плечами:

— Это был всего лишь поцелуй.

Глаза Пола сверкнули от ярости. Но неожиданно он сменил тему:

— Я по-прежнему люблю тебя, Эйвери. Ты и в самом деле собираешься выйти замуж за Джонаса Мерсера?

— Да, — солгала она, желая положить этому конец раз и навсегда. Но Пол притянул ее к себе и прижался губами к ее рту. В следующий момент он оказался на траве, а над ним стоял его младший брат с крепко сжатыми кулаками.

— Оставь ее в покое! — крикнул парнишка.

Красный от гнева Пол вскочил на ноги и ударил Дэнни с такой силой, что оба не устояли на ногах и упали на землю, не прекращая драки.

— Может, перестанете?! тоже заводясь, воскликнула Эйвери. Она побежала к крану, наполнила водой первую попавшуюся посудину и вернулась к дерущимися. — Ну, ладно, вы сами напросились! — предупредила она и окатила их ледяным душем.

Парочка немедленно прекратила драку.

— Зачем ты, черт возьми, это сделала? — взвыл Пол, яростно отряхивая свой дорогой свитер.

— Я пришел спасти тебя! — упрекнул ее Дэнни.

— Довольно! — приказала Эйвери. — Мне бы очень хотелось, чтобы вы немедленно ушли! И не вздумайте даже приближаться к моему дому — оба.

Дэн отреагировал на ее слова, как обиженный щенок, но Пол одарил женщину взглядом, полным такой угрозы, что у нее волосы на голове зашевелились. Наконец он развернулся и ушел вместе с братом.

Эйвери решила забыть неприятный инцидент и никому не рассказывать о нем — особенно Джонасу.

И отправилась в Лондон в самом радужном настроении.

Такси остановилось напротив великолепного трехэтажного дома в Чисвике. В лихорадочном возбуждении она поспешила к покрашенной в белый цвет двери и нажала на кнопку звонка.

— Сюрприз, сюрприз! — весело воскликнула Эйвери, когда знакомый голос заговорил с ней по домофону. — Это я.

Когда дверь открылась, улыбка женщины угасла она увидела выражение глаз Джонаса.

— Ты слишком рано, — заявил он. Она заметила стакан в его руке.

— Что-то не так? — спросила Эйвери.

— Да, — сказал Джонас, слегка покачиваясь. — Я понес тяжелую утрату.

Эйвери уронила на пол сумку и подошла к нему.

— О, дорогой, мне очень жаль… Кто?..

— Не кто, — поправил он. — Что.

Несмотря на теплую куртку, она ощутила холод.

— Что ты имеешь в виду?

От его улыбки у нее кровь стыла в жилах.

— Я знал довольно много женщин, но ни одна из них даже отдаленно не похожа на тебя. Ты единственная в своем роде, Эйвери Кроуфорд.

— Очевидно, это не комплимент. А теперь расскажи мне про свою утрату.

— Тебе лучше пройти сюда, — сказал Джонас и двинулся нетвердой походкой, указывая ей путь. Эйвери охватили плохие предчувствия. — Я говорю о гибели своих иллюзий, — драматично произнес Джонас. — Вы — обвиняемая, Эйвери Кроуфорд. Вы убийца.

А ты пьян и опасен, подумала она.

— Мне нужно еще выпить, — пробормотал он.

Эйвери отобрала у него стакан.

— Сперва скажи, из-за чего весь сыр-бор.

Джонас с усилием выпрямился, пытаясь посмотреть на Эйвери свысока, но покачнулся, что испортило произведенный было эффект.

— Тебе лучше сесть, иначе упадешь, — посоветовала она и повела его за руку к кожаному креслу.

Джонас тяжело опустился в него, зло глядя на женщину.

— Я вчера напился до беспамятства и проспал. А когда пришел в себя, то позвонил в «Искусницу Эйвери», чтобы велеть тебе держаться от меня подальше, но Фрэнсис сказала, что ты уже уехала. Так что мы теперь остались лицом к лицу, чтобы поговорить, как мужчина с мужчиной. То есть мужчина с женщиной, — поправился он.

Внезапно Эйвери почувствовала, что ей жарко, и сбросила куртку.

— Сядь, — приказал Джонас. — У меня голова кружится.

Она послушно присела на краешек огромного кожаного стула.

— Что, язык проглотила? — требовательно спросил он немного погодя.

Эйвери промолчала.

— Разве не хочешь узнать, что случилось?

— Конечно, хочу, — тихо сказала она.

— Я вчера встретил твоего дружка. Пола Моррела. — Джонас поднялся на ноги. — Мне необходимо выпить.

— Нет! — Эйвери вскочила и толкнула его. Он приземлился на кресло. — Сначала расскажи.

— Не приказывай мне, женщина! Мне нужна эта чертова бутылка!

— Выпьешь после того, как объяснишь, что вызвало такую мелодраму.

Джонас невесело рассмеялся:

— Хорошее слово. Ты попала в точку. Пол сообщил, что ты выходишь за меня замуж. Я этого не знал. Но дальше начинается самое интересное. Он посоветовал мне подумать, потому что у тебя не будет детей.

— Ты об этом знал.

— Верно. Но ты забыла упомянуть, что у вас с Полом был ребенок. — Его взгляд пронзил ее, как кинжал. — И, по его словам, именно это лишило тебя возможности иметь детей.

— Это правда, — подтвердила Эйвери.

— Правда?! — Лицо Джонаса осунулось, и она поняла: он надеялся, что слова Моррела окажутся ложью. — Так что случилось? Вы отдали ребенка в приют? — Его рот скривился в усмешке. — Дурацкий вопрос! Конечно, с твоими-то доходами! Полагаю, он не захотел на тебе жениться. А Эйвери Кроуфорд не может допустить, чтобы история повторилась!..

Эйвери ударила его по лицу. На какой-то момент оба замерли, а затем Джонас попытался подняться на ноги. Эйвери схватила сумку и выбежала из дома, хлопнув дверью. Словно в ответ на ее молитву, мимо проезжало такси. Она остановила его и забралась в машину в тот самый момент, когда Джонас выскочил на улицу и упал на четвереньки.

— У вас все в порядке, мисс? — спросил водитель.

— Да, все прекрасно. На станцию Пэддингтон, пожалуйста.

На вокзале она помчалась в туалет и успела добежать до кабинки, прежде чем ее вывернуло наизнанку. Затем, приведя себя в порядок, Эйвери села в поезд.

Эйвери чувствовала себя совсем измотанной, когда вечером вышла из такси на Грэшем-роуд. Она распаковала сумку и проверила сообщения на автоответчике. Ее не удивило, что все они — от Джонаса, который требовал позвонить ему сразу же, как она вернется. Размечтался!

Она сняла трубку домашнего телефона, отключила мобильник. Женщину мучила жажда. Чай, горячий и крепкий, поможет хоть немного прийти в себя.

По мере того как чай начинал оказывать свое действие, Эйвери дала себе обещание. Она вернется к правилу «никаких мужчин» и будет соблюдать его до конца дней своих. Она безрадостно улыбнулась.

Требование Джонаса Мерсера больше доверять ему теперь выглядело издевательством. Если бы он сам придерживался того, что проповедовал, то подождал бы с обвинениями, пока не узнал бы истинное положение дел. Вместо этого он оскорбил ее.

На следующее утро Эйвери проснулась рано, неотдохнувшая и раздраженная. Она попыталась успокоиться, занявшись домашними делами, затем проехала к ближайшему супермаркету, чтобы купить продуктов на неделю. Вернувшись домой в рекордно короткие сроки, она только начала распаковывать пакеты, когда зазвонил домофон.

— Да?

— Эйвери, впусти меня.

— Кто это?

— Джонас Мерсер, — с гневом сказал он. — И ты чертовски хорошо это знаешь. Мне нужно увидеть тебя.

— Если ты пришел извиняться…

— Я принес твою куртку. Открой дверь. Пожалуйста.

Глаза Эйвери расширились. Она даже не вспомнила, что оставила у него куртку, а это дорогая вещь.

О, ну почему бы и нет? — подумала устало Эйвери и отперла дверь.

— Проходи на кухню, — произнесла она без приветствия. — А куртку можешь повесить на перила.

Джонас едва стоял на ногах, растрепанный и бледный.

— Будешь кофе? — спросила она.

— Спасибо.

— Присаживайся.

Он выдвинул стул и робко сел.

— Мне нужно с тобой поговорить.

— Если ты чувствуешь себя так же плохо, как выглядишь, то было бы разумнее сделать это по телефону, — холодно сказала Эйвери, налила кофе в две кружки и одну протянула Джонасу. Затем села за стол, глядя ему в лицо. — Не хочешь поесть?

— Нет, — вздрогнув, отказался он. — Спасибо. А ты бы ответила на телефонный звонок?

— Вероятно, нет.

— Именно. Вот поэтому я и приехал. Прости меня.

— За оскорбление?

— Да. — Он показал ей исцарапанные ладони. Колени у меня такие же, Эйвери. Я гнался за тобой вчера, чтобы извиниться, а не отомстить, пожалев о своих словах в ту же минуту, как они вырвались. И у тебя было полное право меня ударить. Я и сам готов себя побить.

Эйвери молча пила кофе.

Джонас даже не притронулся к своему.

— Ты примешь мои извинения?

— Лучше пей кофе, — посоветовала она. — Это поможет тебе взбодриться.

Он пожал плечами:

— Сомневаюсь, что желудок его усвоит. Я согласился на твое предложение только для того, чтобы потянуть время.

Удивленная глубиной его раскаяния, Эйвери открыла холодильник и достала маленькую коробку с апельсиновым соком.

— Тогда, возможно, сгодится витамин С.

Джонас поблагодарил ее и осушил коробочку одним глотком.

— Мне хотелось пить сильнее, чем я предполагал. Он бросил на нее взгляд, и Эйвери стало ясно, каким будет следующий вопрос. — У меня нет никакого права спрашивать, но одна мысль об этом сводит с ума. Ты расскажешь, что произошло с ребенком?

Первым побуждением Эйвери было закричать «нет», заявить, что это вовсе не его дело. Но, если уж говорить откровенно, теперь это касается и Джонаса.

— Ладно, — согласилась она. — Я могла бы догадаться, что Пол Моррел будет мстить.

Джонас нахмурился.

— За что?

Эйвери коротко поведала ему об эпизоде в саду и вызвала у Джонаса слабую, болезненную улыбку, рассказав, как разняла драчунов.

— Я велела обоим Моррелам держаться подальше от моего дома, и Пол ушел, кипя от бешенства.

Встреча с тобой упростила его задачу. Но он рассказал тебе не все, и я не могу позволить ему оставить правду полускрытой…

Когда Эйвери сообщила Полу, что она беременна, тот пришел в ярость. Он не хотел становиться отцом. Не хотел, чтобы Эйвери становилась матерью.

Она слишком молода, у нее великолепная карьера, она зарабатывает хорошие деньги. Аборт в наши дни прост и безопасен. Он заплатит за него и даже поедет с ней в больницу.

— Как чертовски великодушно с его стороны, — проворчал Джонас. — Извини. Продолжай.

— У меня не было намерения делать аборт, — сказала Эйвери. — Ты пришел к неверному выводу, Джонас. Узнав о своей беременности, я решила стать матерью-одиночкой, как и множество женщин. Мама очень обрадовалась, что у нее будет внук.

Пол спорил с Эйвери до тех пор, пока она не пришла в ярость. А через пару недель она плохо чувствовала себя в течение всего рабочего дня и еле добралась до дома. Вскоре после этого начались ужасные боли, она потеряла сознание, и перепуганный Пол вызвал «скорую».

— Мне сделали срочную операцию, потому что беременность оказалась внематочной. Придя в себя, я узнала, что не все прошло гладко и детей у меня больше не будет.

— Моррел, разумеется, был счастлив, — горько произнес Джонас.

— Он просто ликовал. Еще бы — наша маленькая проблема решилась сама собой. Для Пола это было великолепным выходом из положения, но я потеряла ребенка. Моего ребенка! И всех остальных, которые у меня могли бы быть. Я чувствовала себя больной и подавленной и отчаянно нуждалась в матери, поэтому Пол отвез меня домой на Грэшем-роуд.

Стыдно признаться, но я была настолько поглощена собственной бедой, что даже не заметила, как плохо выглядит мама. Врач сообщил мне, что состояние ее сердца стремительно ухудшается. Я уволилась с работы и осталась с ней. С Полом было покончено, но он до сих пор отказывается это принять.

— Следовало бы убить ублюдка, — процедил Джонас. — Я был близок к этому. После того как он скормил мне эту историю, я взял его за горло, потряс, как крысу, и предупредил, что, если он еще хоть раз об этом заикнется, я не только размалюю его милое личико, но и расскажу, что он делал попытки вступить со мной в сексуальную связь.

— Господи, должно быть, это его сразу же заткнуло, — присвистнула Эйвери.

— Намерения Моррела очевидны. Он явно убедил себя, что ты однажды к нему вернешься. Но тут появился я. Поэтому он постарался положить конец нашим отношениям.

— И весьма успешно, — заметила она.

— И весьма успешно, — резко согласился Джонас. Наверное, ты сейчас не хочешь этого слышать, но я не могу уйти, не сказав: я люблю тебя, Эйвери.

Она грустно посмотрела на него.

— И все же ты поверил Полу. Где же то доверие, о котором ты говорил, Джонас?

— Знаю, знаю. — Он потер глаза. — Как я жалею, что не могу взять обратно те слова, которые вырвались у меня!

— Я тоже. — Она пожала плечами. — Но, как может подтвердить Пол Моррел, я не из тех, кто прощает.

Джонас молча смотрел на нее, наконец кивнул и встал.

— В таком случае больше не о чем говорить.

Эйвери также поднялась, с беспокойством поглядывая на его побледневшее лицо.

— Ты уверен, что сможешь нормально доехать до дома?

— Я выживу. По дороге заеду к родителям. Притворюсь больным, и мама похлопочет надо мной. Он безрадостно улыбнулся и вздрогнул. — Черт! Челюсть все еще болит после той оплеухи, которую ты мне вчера отвесила. Хорошо, что сейчас у меня нет причин улыбаться.

Джонас дошел до ворот и поднял руку в прощальном салюте, а Эйвери быстро закрыла дверь, чтобы не видеть, как он исчезает из ее жизни.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Через три дня после поездки в Лондон, перевернувшей всю ее жизнь, Эйвери уже собиралась уходить домой, когда позвонила Надин.

— Хорошо, что я тебя застала, Эйвери. У меня есть для тебя цветы. Пожалуйста, забери их.

Она закрыла ателье и прошла к цветочному магазину. Надин вручила ей букет великолепных роз.

— Превосходный подарок женщине. Милые, не правда ли? Записки нет, — быстро продолжала Надин, явно чувствуя себя неловко. — Их заказал мистер Мерсер, и он сказал, что сам позвонит тебе и все объяснит. Второй букет донесу до машины я.

— Еще один?!

Надин вышла из задней комнаты с огромным букетом красных пионов.

— Обращайся с ними бережно. Они стоят целое состояние.

Дома Эйвери положила цветы на кухонный стол и залюбовалась ими. Пионы были великолепны, но розы просто покорили ее. Она поставила букет в бабушкину хрустальную вазу.

Вскоре позвонил Джонас.

— Ты получила цветы? — требовательно спросил он.

— Да, разумеется. Они великолепны.

— Надин сумела достать красные пионы?

— Ей пришлось специально их заказать. Но почему еще и розы?

— Двойное извинение от всего сердца.

— Ясно. Тебе лучше?

— Ненамного. Мой внешний вид вчера вызвал самые разнообразные комментарии, так что я одарил инквизиторов стальным взглядом и обвинил во всем погоду.

— Могу себе представить, — сухо заметила Эйвери. — Спасибо за то, что позвонил. И за цветы.

— Возможно, для тебя это не слишком большое утешение, но когда я послал их, мне стало немного легче.

— Мне тоже.

— Но ты не изменила решения?

— Нет, — мягко сказала она. — Для этого цветов слишком мало. Спокойной ночи.

«Искусница Эйвери» получила несколько заказов на подвенечные платья. Кроме того, предстояла свадьба Фрэнсис Уайт и Филипа Лестера, который хотел, чтобы его невеста была в белом.

— Я намекала, что в моем возрасте белое платье неуместно, но в конце концов он меня убедил, — с сожалением сказала Фрэнсис. — Что ж, сошью скромное платье, подходящее для ужинов и обедов во время медового месяца. А на свадьбу надену тот жакет, который мы с тобой в прошлом году купили в магазине.

— В самом деле? — Эйвери с подозрением посмотрела на подругу. — Но ему нужен ремонт!

— Ты же починишь его для меня?

— Лучше купить кружево и сшить новый!

— Я предпочитаю старый, — настаивала Фрэнсис и разыграла свой главный козырь:

— Если бы его принес клиент, ты бы пулей кинулась выполнять заказ.

Смирившись с поражением, Эйвери пообещала сделать все, что в ее силах, но с условием — если результаты будут далеки от идеала, она все-таки сошьет новый жакет.

Честно говоря, Эйвери была рада, что у нее прибавилось работы, поскольку не оставалось времени тосковать.

Тем не менее она не могла забыть Джонаса. Постепенно ее непрощающая душа успокаивалась, становилась менее жестокой и тянулась к Джонасу так же мучительно, как и сердце. И тело тоже. Эйвери скучала по нему так, как никогда ни по кому раньше.

Лежа в кровати, которую она приобрела специально для того, чтобы делить ее с ним, женщина раздумывала о том, что не только мужчинам порой требуется холодный душ.

— Эйвери, ты выглядишь совсем вымотанной, однажды сказала Фрэнсис, когда Луиза и Хелен уже ушли. — Теперь я сожалею, что попросила тебя починить жакет. Проще сшить точно такой же.

— Моя проблема — бессонница, а не твой жакет.

— И причиной этой бессонницы является Джонас?

— А кто же еще?.. Теперь-то я мыслю более разумно и знаю, что мама посоветовала бы мне простить и забыть.

— Тогда скажи об этом Джонасу.

— Не могу!

— Почему?

— Гордость.

— Которая делает тебя несчастной, — откровенно заявила ее подруга. — Позвони ему сегодня же.

— Сегодня я иду в Торговый совет на собрание, быстро сказала Эйвери.

— Позвони, когда освободишься.

Следующее утро Эйвери провела у клиентки и вернулась к обеду. Фрэнсис нетерпеливо ждала ее.

— Некто сегодня утром попросил починить платье.

— Ничего необычного. А в чем проблема?

— Ей бы хотелось завтра забрать его. — Фрэнсис показала ей великолепное черное шелковое платье, потом вывернула его наизнанку и продемонстрировала место, где несколько стежков разошлись. Шов был явно подпорот ножницами.

Эйвери нахмурилась.

— Думаешь, эта дама пыталась его сделать посвободней?

— Сомневаюсь. Она показалась мне довольно стройной. Но леди очень торопилась и не сказала даже, как ее зовут.

— Странно. Ну да ладно, я сделаю все после обеда, прежде чем приступлю к вышивке на подвенечном платье Трейси Баррет.

— Ты ему вчера звонила? — спросила Фрэнсис.

— Нет. Я же тебе говорила, что у меня собрание.

А потом мы зашли в «Ангел» и засиделись там.

— Ясно. А какое оправдание ты найдешь сегодня?

— Послушай, Фрэнсис, ты прекрасно знаешь, что я не собираюсь звонить Джонасу ни сегодня, ни завтра — никогда. Все кончено.

Фрэнсис с беспокойством посмотрела на подругу, но что-то в поведении Эйвери удержало ее от возражений.

— Хорошо. Больше не буду ворчать.

Хозяйка шелкового платья приехала в магазин на следующий день. Эйвери посмотрела на светлые волосы и удивительно знакомое прелестное лицо и поняла, кто стоит перед ней.

Молодая женщина улыбнулась, в ее глазах светилось любопытство.

— Здравствуйте. Вы Эйвери Кроуфорд? Я Хетти Тремейн.

— Я знаю.

— В самом деле?

Эйвери достала платье, чтобы продемонстрировать искусно заделанный шов.

— Замечательно! — воскликнула владелица. — Прямо как новое! Сколько я вам должна?

Эйвери назвала самую низкую цену, какую могла назначить. Хетти Тремейн подкупающе улыбнулась.

— Знаете, я живу довольно далеко, и мне нужно перекусить, прежде чем ехать обратно. Позвольте угостить вас обедом в знак благодарности за быструю работу.

— Очень мило с вашей стороны. Спасибо.

На коротком пути в кафе Хетти сказала:

— Я побоялась вчера сообщить свое имя, так как, возможно, вы отказались бы встретиться.

Эйвери покачала головой.

— Если бы вы хотели со мной поговорить, то мы могли бы пообедать и без этой затеи с платьем.

— Я не была уверена, что вы согласитесь, — объяснила Хетти.

Они прошли к столику у стены. Стройный светловолосый мужчина поднялся, приветствуя Эйвери.

— Здравствуйте. Я Чарли Тремейн.

Она с улыбкой пожала его руку.

— Я видела вашу фотографию.

Чарли выдвинул для Эйвери стул и посмотрел на нее с откровенным интересом.

— Хорошо, что вы нашли время поговорить с нами.

— Что-нибудь случилось? — спросила Эйвери, видя, как меняется выражение лица миссис Тремейн.

— Да, случилось, — мрачно ответила Хетти. — Но давайте сперва сделаем заказ. Что вы порекомендуете?

Пока они ждали горячие бутерброды, Тремейны задавали вопросы, касающиеся бизнеса Эйвери, помалкивая об истинной причине своего визита.

— Я очень рада нашему знакомству, но почему вы хотели меня видеть? — спросила Эйвери, взяв сэндвич.

Хетти вздохнула:

— Мы оба очень любим Джонаса и не можем стоять в стороне и ничего не делать, когда он разбивает свою жизнь.

Чарли озабоченно нахмурился:

— Джонас работает, работает и еще раз работает.

Он не приезжает к нам, не поехал на воскресный обед к Лилиан…

— Кто такая Лилиан?

— Его мать. Она очень волнуется. И я тоже.

Хетти согласно кивнула.

— Джонасу явно угрожает опасность помешаться на работе. Я уже вижу заголовки в газетах.

— Какие заголовки? — моргнула Эйвери.

— Ну, знаете, что-то вроде: «Тридцатилетний предприниматель умирает от чрезмерных перегрузок».

Это вы его довели?

— Дело не во мне. Я уже давно не видела Джонаса…

— В этом-то все и дело, — мягко сказал Чарли.

Эйвери медленно отхлебнула кофе.

— И чего вы от меня хотите?

— Для начала объясните, почему вы не можете его простить.

— Это его слова?

Чарли покачал головой.

— Мне позвонила Лилиан и попросила помочь, так что я поехал в Лондон. Фактически пришлось выкручивать ему руки, чтобы он объяснил, в чем дело. Он заявил, что вы отказались выйти за него замуж. Но не сказал, почему.

Хетти наклонилась к ней.

— Дорогая, вы любите Джонаса?

Эйвери хотела было солгать, но все же неохотно ответила:

— Да. Люблю.

— Чарли говорит, что Джонас сходит с ума от любви. Поцелуйте его и забудьте все, Эйвери. Пожалуйста.

— Я знаю парня с тринадцати лет, — вздохнул Чарли, — и еще ни разу не видел его таким.

Хетти взяла Эйвери за руку.

— Все, что нужно, — всего лишь один звонок. И тогда вы сможете приехать к нам, чтобы отпраздновать примирение.

Эйвери криво улыбнулась.

— Джонас всех своих подружек привозил познакомиться с Тремейнами?

— Нет, — сказал Чарли и поцеловал ее в обе щеки. Вы будете первой, Эйвери.

Тремейны уехали, довольные, что попытались помочь Джонасу, но Эйвери вернулась к работе, чувствуя себя виноватой. Ведь она же ничего не обещала. И у нее не было намерения говорить с Джонасом.

Она вручила Фрэнсис жакет на следующий день.

— Надеюсь, подойдет.

— Просто идеально! — возликовала та. — Я всегда верила в искусницу Эйвери.

День свадьбы с утра выдался холодным и серым, но к полудню февраль смилостивился, и зимнее солнце вышло из-за туч. Эйвери приехала рано вместе с Луизой и Хелен и их мужьями. Они сели на передних скамьях в освещенной свечами церкви, восхищаясь цветами, которые Надин расставила с большим вкусом.

Филип волновался так, словно женился в первый раз. Его дочь что-то ободряюще шепнула ему и поцеловала. По сигналу два органа заиграли свадебный марш, и Фрэнсис, обворожительная в белом платье и элегантном кружевном жакете, пошла к алтарю под руку с отцом, следуя за семилетней внучкой Филипа…

Церемония уже завершилась, когда Эйвери заметила знакомую фигуру. Конечно же, Фрэнсис забыла упомянуть, что пригласила на свадьбу Джонаса.

Снаружи, под холодным зимним солнцем, начался обычный переполох. Невеста настояла на том, чтобы сделать групповой снимок «Искусницы Эйвери». Джонас, казалось, ни на что не обращал внимания, беседуя с Томом Беннетом и Энди Коллинзом.

— А ты держала в секрете полный список гостей, шепнула Эйвери подруге, и Фрэнсис улыбнулась, нисколько не раскаиваясь.

— Мне так захотелось. Это же моя свадьба. Ты сегодня не можешь на меня сердиться!

— Улыбнитесь! — велел фотограф.

Когда жених и невеста уехали на прием, Джонас наконец подошел к Эйвери.

— Привет! — сказала она, улыбаясь. — А я и не знала, что встречу тебя!

— Фрэнсис посоветовала ничего не говорить заранее. — Его ответная улыбка была холодной. — Ты бы изобрела какую-нибудь таинственную болезнь, чтобы не видеть меня.

— И испортила праздник? Ну уж нет!

— Ты очень красивая, — тихо сказал он.

Эйвери купила белое шерстяное пальто, чтобы надеть его поверх своего любимого черного платья.

Она собрала волосы в обычный пучок, но смягчила строгость прически кокетливой черной шляпкой.

— Ты тоже хорошо выглядишь, — вернула она комплимент.

— Том попросил меня быть твоим шофером. Ты не против?

— Нет, конечно, спасибо. — Эйвери сдержанно улыбнулась. — Эти туфли не предназначены для пешей прогулки.

Поездка была короткой, а атмосфера весьма напряженной. Когда они приехали в «Ангел», Эйвери сразу же поспешила в маленький зал, снятый по случаю свадьбы, обняла подругу и нежно поцеловала ее.

Фрэнсис и Филип пригласили так мало гостей, что праздник больше походил на дружескую вечеринку. Речи были сказаны, вино выпито, а когда молодожены разрезали торт, им пришлось подойти к каждому гостю и поблагодарить. Было видно, что они оба очень счастливы, и Эйвери не смогла удержаться от зависти, весело разговаривая с подругой и подшучивая над ней из-за того, что та мгновенно стала бабушкой.

Позже, когда молодых уже проводили, осыпав рисом и конфетти, Эйвери повернулась к Луизе и Хелен с улыбкой, полной сожаления.

— Свадьбы утомляют.

— Но еще слишком рано идти домой; оставайся с нами выпить, если только тебе не предложили что-нибудь получше, — шепнула Хелен, когда подошел Джонас Мерсер.

— Эйвери, тебя подвезти домой? — спросил он. Я уезжаю в Лондон.

— Ты возвращаешься сегодня же? — с удивлением спросила она.

— Боюсь, что да.

— Тогда спасибо. Я уже собиралась вызвать такси.

На улице ледяной ветер пытался сорвать шляпку Эйвери.

— Приглашение на свадьбу стало для меня сюрпризом, — сказал Джонас, помогая Эйвери сесть в машину. Мне нужен твой совет по поводу подарка.

— Филип большой любитель барбекю, так что его обрадуют необходимые принадлежности. Или подари какое-нибудь необычное растение. Если хочешь, я спрошу у Фрэнсис, когда она вернется из свадебного путешествия, и дам тебе знать.

— Что, добровольно вызываешься позвонить мне? спросил он тоном, который заставил Эйвери молчать всю оставшуюся часть пути.

Она очень удивилась, когда Джонас проехал прямо к крыльцу, а не остановился у обочины.

— Лучше пригласи меня войти в дом, иначе все усилия Фрэнсис сыграть роль Купидона пойдут прахом. Или лучше назвать ее Крестной Феей?

— А мне кажется, что на эту роль больше подходят Тремейны, — заявила Эйвери, заставив его вздрогнуть. — Заходи, если хочешь. — И она побежала к двери, спасаясь от начавшегося дождя.

— Что ты сказала о Тремейнах?

— Объясню после того, как приготовлю чай. Или ты предпочитаешь кофе? — спросила Эйвери.

— Мне ничего не нужно, — нетерпеливо ответил Джонас.

Она провела его в кабинет.

— Фрэнсис повезло, что во время церемонии дождя не было. Боюсь, дорога домой не покажется тебе приятной.

— Я справлюсь, — ответил он, пожав плечами.

— Уверен, что не хочешь кофе? — еще раз спросила Эйвери.

Джонас смерил ее холодным взглядом.

— Нет, не хочу. Лучше объясни, какого черта ты вспомнила о Тремейнах.

— Хетти приходила в ателье починить платье. Что ж, это был хороший предлог. — И Эйвери поведала ему всю историю.

Джонас молча выслушал ее с непроницаемым лицом и усмехнулся:

— Хетти и Чарли, не говоря уже о моей бесценной мамочке, попытались лезть в мои дела. Они старались, но не преуспели, — добавил он. — И если Тремейны просили тебя связаться со мной, то считай, что у них ничего не вышло.

Эйвери пожала плечами.

— А я ничего не обещала. Но, в конце концов, мы уже давно не разговаривали, а, Джонас?

— В прошлый раз ты ясно дала понять, что нам не о чем говорить.

— Зачем же ты тогда приехал на свадьбу?

— Чтобы доставить удовольствие Фрэнсис.

Итак, Джонас пришел отнюдь не с надеждой на примирение.

— Тебе не стоило тратить время, — произнесла Эйвери, вздрогнув, когда ветер в очередной раз ударил в окно.

— Судя по всему, мне бы следовало уже быть в пути. — Джонас поднялся на ноги.

Эйвери завернулась в куртку, провожая его к выходу. В молчании они прошли по длинному коридору. Открыв дверь, Джонас выругался. На крыльце лежал град, и падал густой снег.

— Начинается настоящая буря, — сказала Эйвери, захлопывая дверь. — В такую погоду ты до Лондона не доберешься, так что лучше оставайся здесь. Не волнуйся, — добавила она, — я не собираюсь тащить тебя в постель. Можешь переночевать в свободной комнате.

— Спасибо. — Его лицо озарила первая искренняя улыбка за весь вечер. — Я и раньше достаточно часто это предлагал.

Она коротко кивнула.

— Но еще рано. Давай-ка поедим. Я проголодалась.

— На празднике ты так мало ела, что я не удивлен.

— Moe присутствие отбило у тебя аппетит, так?

— Вообще-то нет, виновато фирменное блюдо нашего повара — лосось. Но это большой секрет, — шутливо предупредила она.

Джонас повеселел. Почувствовав себя немного лучше, Эйвери прошла на кухню.

— Может, разведешь огонь, пока я готовлю бутерброды?

Эйвери не была уверена, благодарна ли она судьбе за предоставленный шанс побыть с Джонасом или же расстроена таким поворотом событий. Увидев его в церкви, она не сомневалась, что он принял приглашение только ради встречи с ней. Но Джонас опроверг это. Что бы там ни говорили Тремейны, он много работал только потому, что ему это нравилось.

Или же того требовали дела. Или по каким-то другим причинам. Но не из-за страсти к Эйвери Кроуфорд.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Натянутость исчезла, когда они вместе поужинали возле камина. Во время еды разговор вертелся вокруг свадьбы, но, вручив Джонасу чашку кофе, Эйвери решила взять быка за рога.

— Ты на меня злишься.

Он покачал головой.

— Нет, я злюсь на себя, Эйвери. Следовало ответить Фрэнсис вежливым отказом, попросить Ханну купить какую-нибудь дорогую безделушку в подарок…

— А кто такая Ханна?

— Она работает со мной, с тех пор как я занял место отца. Она была его секретаршей. — Джонас пристально посмотрел на Эйвери. — К сожалению, новой женщиной в моей жизни ее не назовешь…

— Почему? Ты ей не нравишься?

— Она годится мне в матери! К тому же Ханна так хорошо работает, что, если бы она вдруг надумала уволиться, мне пришлось бы на коленях упрашивать ее не уходить.

— О!

— Я сказал, к сожалению, — с ударением повторил Джонас, — потому что никакой новой женщины у меня нет. После тебя трудно закрутить роман с другой. — Джонас уныло посмотрел на огонь. — У меня все шло прекрасно, пока я не увидел тебя сегодня. Я убедил себя, что ты больше не нужна мне. Но один-единственный взгляд доказал, что я обманываюсь.

Скажи мне правду, Эйвери, ты простила меня?

Она медленно кивнула.

— Да.

— Тогда почему, черт возьми, ты не связалась со мной?!

— А какого черта ты мне не звонил?! — резко спросила она.

Он посмотрев на нее.

— Ты же приказала мне исчезнуть!

Эйвери сдалась:

— Я хотела позвонить. Фрэнсис все время заставляла меня это сделать, так же как и Хетти. Но в конце концов я решила воздержаться. По кое-каким прежним причинам.

— О господи, мы опять вернулись к старому разговору о детях?

— Боюсь, что да. — Эйвери поднялась. — Пойду приготовлю тебе постель.

— Могу я тебе чем-то помочь?

— Нет, спасибо. Я справлюсь.

Эйвери достала белье и полотенца, застелила кровать и спустилась вниз, тщетно желая воскресить их незабываемые отношения, которые уничтожила ужасная месть Пола.

Когда Эйвери вернулась в кабинет, Джонас сидел на диване на том же месте.

— Кровать готова. Я повесила полотенца и положила новую зубную щетку в ванной.

Джонас насмешливо посмотрел на нее.

— Удивительно! Даже есть лишняя зубная щетка на случай прихода нежданных гостей мужского пола!

— У меня не бывает гостей мужского пола, но я не могу устоять перед рекламой «Три по цене двух».

— Я рад, — спокойно ответил он.

— Что у меня много зубных щеток?

— Что я — единственный счастливец, который остается здесь на ночь.

— По тебе этого не скажешь.

Он криво улыбнулся.

— А вот тут ты ошибаешься. Я просто слишком упрям, чтобы это показывать. Кстати, позвонила моя мама, услышав о здешней буре. Она успокоилась, когда я сообщил, что останусь тут на ночь.

— А ты сказал, где именно?

Джонас покачал головой.

— Не вижу смысла воскрешать ее надежды. Если бы она узнала, что я ночевал у тебя, то уже заранее услышала бы топот маленьких ножек.

Эйвери резко отвернулась, и Джонас погладил ее по руке.

— Прости. Я бестактная свинья.

Она пожала плечами.

— Ничего.

Какое-то время Джонас сидел, глядя на кончики своих ботинок, а затем посмотрел на нее.

— Эйвери.

Она напряглась.

— Да?

— Я много думал в течение прошедших недель. В основном ночью, — признался он. — «Мерком» забирает все мое время. Хочешь услышать, какой вывод я сделал? Все просто. Мы усыновим ребенка или даже не одного, если захочешь…

— Нет! — Она яростно потрясла головой.

Джонас остался на удивление спокойным.

— Ты по-прежнему против усыновления?

— Да.

— То есть мы вернулись к истокам. — Джонас ненадолго замолчал, устремив взгляд на пламя. — Я солгал, Эйвери, — твердо произнес он.

— Насчет чего?

— Я приехал сегодня сюда с единственной целью увидеть тебя.

Эйвери воинственно посмотрела на него.

— Тогда ты не слишком утруждался продемонстрировать это!

— Потому что я разозлился из-за бессмысленно потерянного в разлуке времени. Вместо того чтобы страстно целовать тебя, мне до ужаса захотелось свернуть тебе шею. — Он одарил ее незабываемой улыбкой, которая не давала ей спать по ночам. — Догадайся, что из этих двух вещей я хочу сделать прямо сейчас?

Эйвери с трудом удержала его на расстоянии.

— Нет, Джонас. Ты бы поцеловал меня, я бы ответила и так далее, но это не решило бы нашей проблемы.

Он отшатнулся.

— Ты права.

Мог бы все-таки попытаться, с сожалением подумала Эйвери.

— Иди спать, Джонас.

— Хорошо. Увидимся утром. Спокойной ночи.

Эйвери тупо смотрела на его спину, когда он выходил из комнаты. Совсем пав духом, она заперла дверь, включила сигнализацию, поднялась наверх и, услышав шум воды в душе, на цыпочках прокралась в свою комнату. Чувствуя себя утомленной и нервной, да к тому же и раздраженной, Эйвери разделась и приняла горячую ванну с маслом лаванды и розмарина.

Ароматерапия потерпела крах. Странно, думала Эйвери немного времени спустя, что человек может нежиться в теплой постельке и чувствовать себя бесконечно усталым, но все же мучиться от бессонницы. Она внезапно напряглась. Сердце громко застучало, а глаза сами собой крепко закрылись, когда скрипнула дверь. Обнаженное мужское тело скользнуло к ней под одеяло.

— Я так сильно хочу тебя, что не могу заснуть! простонал Джонас, обнимая любимую.

— Почему ты так долго не приходил? — прошептала она в ответ. Он тихо рассмеялся и поцеловал Эйвери, в то время как его руки ласкали ее тело.

— Ты забыла раздеться! — обвиняющим тоном произнес Джонас и принялся стаскивать с нее пижаму.

Эйвери страстно помогала ему, наслаждаясь его прикосновениями и запахом. Джонас потянулся и включил свет, а затем оперся на локоть и посмотрел на женщину.

— Ночь за ночью я лежал без сна и мечтал об этом, — сказал он ей, ласково убирая волосы с ее лба. Я должен убедиться, что ты реальна.

Эйвери улыбнулась.

— Есть и другие способы убедиться в этом…

Поцелуй был долгим-долгим, его зубы нежно покусывали губы Эйвери, язык дразняще гладил их, соблазняя, руки ласкали ее тело.

— Я хочу тебя! — взмолилась Эйвери и застонала, когда он вошел в нее. Они двигались вместе с такой страстной жадностью, что наслаждение скоро затопило Эйвери, и Джонас был с ней, был частью ее.

Оба сразу же заснули, крепко прижавшись друг к другу. Когда Эйвери рано утром проснулась, ее по-прежнему обнимала властная рука. Она сонно улыбнулась и задремала.

Открыв глаза во второй раз, она обнаружила, что лежит одна. Шторы были раздвинуты, и за окном царила чудесная зимняя сказка. Эйвери слышала, как Джонас насвистывает в душе. Она выскользнула из кровати, надела пижаму и подошла к окну, чтобы полюбоваться на сад, засыпанный снегом.

— Ото! — сказала она с благоговением. — Боюсь, камелии крышка.

— К черту камелию, лучше подумай о моей машине! Надеюсь, у тебя есть лопата? — заявил вышедший из ванной Джонас.

— Пойду приму душ, — сказала она.

Джонас обнял ее за плечи, на его лице была написана решимость.

— Эйвери, после вчерашней ночи нет никакого смысла припоминать старые обиды.

— Я знаю, — усмехнулась женщина, ее глаза весело блеснули.

— Ты со мной согласна?

— Да. — Она провела рукой по его мускулистому торсу. — Ты замерз. Иди оденься. Поговорим за завтраком.

Эйвери спустилась вниз через двадцать минут, накинув куртку поверх черного шерстяного свитера и брюк, и обнаружила, что Джонас мерзнет в одной рубашке. Он с завистью посмотрел на нее.

— Ты хорошо утеплилась, дорогая. Я только что позвонил отцу и сказал, что не смогу приехать сегодня. Он поработает до тех пор, пока я не вернусь.

— Значит, ты у меня застрял, — с восторгом констатировала Эйвери и сочувственно оглядела его. — Тебе, должно быть, холодно. Я сейчас поищу что-нибудь!

Она побежала наверх, покопалась в гардеробе и вернулась на кухню с большим серым свитером.

— Тебе повезло — у меня есть дурная привычка покупать мужские свитера из-за их длины. Примерь.

Свитер немного жал Джонасу в груди и был на пару сантиметров короче, чем нужно.

— Зато он теплый, — с благодарностью сказал он и поцеловал Эйвери. — Спасибо, дорогая. Что у нас на завтрак?

Пока Джонас резал хлеб и готовил чай, она делала омлет. Затем они набросились на еду как волки и начали разговор, лишь перейдя к поджаренному хлебу и мармеладу.

— Итак, мисс Кроуфорд, что будем делать дальше?

— Голосую за небольшое возвращение — не для того, чтобы ругаться, — торопливо поправилась она, заметив его помрачневший взгляд. — Давай перемотаем пленку назад — до того момента, как Пол сделал свое грязное дело.

— То есть ты хочешь, чтобы мы с тобой снова стали воскресными любовниками? — разочарованно спросил он.

— Пока — да.

— Пока? Что это значит?

— Что мы снова должны привыкнуть друг к другу.

— Но мы будем вместе не так часто.

— Это лучше, чем ничего. Возможно, иногда ты сможешь вырваться в загородный дом, а я буду приезжать в Лондон каждый свободный выходной, — пообещала она.

Он уныло посмотрел на нее.

— Я боялся, что ноги твоей в моем доме больше не будет.

Она улыбнулась:

— В следующий раз я ожидаю более теплого приема.

— Гарантирую. Кстати, о теплых приемах. Вчера внизу ты даже не соизволила меня поцеловать, так что с моей стороны было сущим безумием вламываться в твою спальню в голом виде.

Эйвери усмехнулась.

— Мне показалось, что я пролежала без сна целую вечность, надеясь, что ты придешь.

— Тогда какого черта ты сама не забралась ко мне под одеяло?! — потребовал ответа Джонас.

Она покачала головой.

— На сей раз был твой ход. И к тому же ты вел себя весьма враждебно, помнишь?

— Эйвери, в любой момент ты можешь лечь в мою кровать, и я буду ждать тебя — вот так. — С этими словами Джонас подарил ей долгий поцелуй, который немедленно вызвал ответную реакцию.

К их большому сожалению, ближе к полудню прояснилось. После обеда выглянуло солнце, и температура поднялась до вполне приемлемой. Теперь проблема с машиной была решена.

— Утром мне придется уехать, — сказал Джонас, когда они лежали у камина после обеда. — Жаль, что снегопад закончился.

— У нас еще есть остаток дня, — сонно произнесла Эйвери.

— И ночь, — напомнил ей Джонас. — Так скажи, что ты думаешь о моем доме в Лондоне?

— Я не успела как следует рассмотреть его. Мое внимание было сосредоточено на пьяном и опасном хозяине.

Глаза Джонаса сверкнули, и он прижал палец к ее губам.

— Это ты была опасна, Эйвери Кроуфорд. Пощечина оказалась очень болезненной.

— Извини, но… Нет, — поправилась она. — Ты сказал то, что сказал, я сделала то, что сделала, так что мы квиты.

— Хорошо, — решительно согласился он. — А теперь о доме. Мои родители пару лет назад решили переехать и сразу же спросили, не останусь ли я в нашем особняке. Идея мне понравилась… А когда это «пока» закончится, ты переберешься ко мне, Эйвери?

— Возможно, — осторожно ответила она. — Но совместная жизнь — это важный шаг. Мы не очень долго знаем друг друга, Джонас.

— Однако этого времени оказалось достаточно, чтобы я безнадежно в тебя влюбился. — Джонас поцеловал ее, чтобы подтвердить свое заявление.

— Совсем не безнадежно, — задыхаясь, произнесла Эйвери, когда смогла говорить. — Я испытываю к тебе то же самое.

— Слава богу! Так когда ты переедешь?

— После того, как вернется Фрэнсис и я улажу кое-какие вопросы. Если к тому времени мы все еще будем вместе…

— Черт возьми, ну, разумеется, будем! — упрямо сказал Джонас и обхватил ладонями ее лицо. — Я не собираюсь больше тебя отпускать. Так что научись с этим жить, Эйвери Кроуфорд!

Через три недели Джонас приехал на Грэшем-роуд в пятницу вечером и увез Эйвери в загородный дом. Таково было ее желание.

— Наконец-то, — вздохнул он, увидев ярко освещенные окна. — Видно, Хетти настояла на иллюминации. Жаль, что Чарли не оплачивает счета за электричество.

— Скряга, — со смехом откликнулась Эйвери.

Джонас открыл дверь, и она вбежала в большую комнату.

— Одно время я думала, что уже никогда сюда не вернусь, — сказала она.

Он заключил ее в объятия и крепко прижал к себе.

— Нам нужно быть сейчас не здесь, а в Лондоне и обсуждать перемены, которые ты хочешь сделать в доме. — Его глаза сузились. — Если ты не передумала перебраться в Чисвик.

— Разумеется, не передумала! — твердо ответила Эйвери. — Хочешь, я помогу принести вещи из машины?

— Я не взял никакой еды.

— Джонас! — взвилась она. — Скажи мне, что ты пошутил!

Он рассмеялся и потянул ее на кухню.

— Хетти и миссис Холмс все купили.

Эйвери довольно вздохнула, увидев миску салата с цыпленком и уже знакомый пирог. Записка, подписанная «X. и Ч.», сообщала о том, что холодильник полон и две буханки особого хлеба миссис Холмс лежат в корзине.

Они поужинали на кухне, но объяснение, почему она потребовала провести уикенд именно здесь, Эйвери приберегла до того момента, когда они сели возле камина.

— Я была на редкость занята всю неделю, Джонас, — начала она и отодвинулась от него.

Он недовольно посмотрел на нее.

— А почему я не могу тебя обнять, пока ты рассказываешь?

— Поскольку мы с тобой давно не виделись, это замедляет мой мыслительный процесс. Так что держи дистанцию. Я пытаюсь втолковать тебе, что мое «пока» завершилось.

— Что ты хочешь сказать? — осторожно спросил Джонас.

— Ничего враждебного, — заверила его Эйвери с такой улыбкой, что у него отлегло от сердца. — Я перееду в твой дом, как только ты захочешь. Если все еще нужна тебе.

Джонас крепко обнял ее.

— Конечно, ты нужна мне, женщина. Пойдем в постель.

— Не так быстро, — осадила его Эйвери. — Я еще не рассказала тебе о своей трудной неделе.

Со вздохом Джонас отпустил ее и сел на место, скрестив руки на груди — Ну, вот. Я весь внимание, так что валяй.

— В понедельник я пригласила Лестеров на ужин и спросила Фрэнсис, не хочет ли она заняться моим бизнесом.

Джонас вскочил на ноги.

— В самом деле?! И что она ответила?

— Она только «за». Так же, как и Филип. Он возьмет на себя финансовые вопросы, а Фрэнсис планирует дать объявление в газету, чтобы найти кого-то, кто заменил бы меня.

— Ну, тут у нее будут проблемы, дорогая. — Джонас нежно поцеловал ее. — Ты единственная в своем роде.

— Спасибо. Луиза и Хелен обещали Лестерам всевозможную поддержку. — Эйвери заправила локон за ухо и сделала глубокий вдох. — На следующий день агент по недвижимости осмотрел мой дом и назвал цену, в два раза превышающую ту, на которую я надеялась.

Джонас не выдержал и посадил ее к себе на колени. Она прижалась к нему.

— Вообще-то мне бы хотелось быть ближе к тебе, когда я сообщу последнюю новость.

Его руки напряглись.

— Ну и какую еще бомбу ты для меня припасла?

— Уже две недели, как я перешагнула порог трехмесячной задержки. Опасный период позади. Я беременна. У нас будет ребенок, Джонас!

Он уставился на нее, озадаченный:.

— Но, моя дорогая девочка, каким образом?

— Ты знаешь, каким образом, Джонас Мерсер! Эйвери рассмеялась.

Джонас страстно поцеловал ее.

— Но я думал, ты не можешь…

— Мне сказали, что не могу. А я не пыталась это проверить, пока не встретила тебя.

— Боже мой, это и в самом деле просто изумительно! — Джонас так победно улыбнулся, что из глаз Эйвери полились слезы счастья. — Когда ты узнала? — требовательно спросил он, поцелуями стирая слезы.

— В то время мы с тобой расстались.

Джонас хмыкнул:

— И именно по этой причине! Но почему же ты мне ничего не сказала?

— Гордость, — просто ответила Эйвери. — Ты бы сразу же решил, что я требую свадьбы.

— Именно это я бы и сделал, — уверенно произнес он.

— Знаю. Но я мечтала, чтобы ты женился на мне, потому что хочешь этого, а не потому что должен!

Кроме того, я боялась, что беременность снова может закончиться так же, как в прошлый раз, и заставила себя подождать до тех пор, пока не буду уверена, что все в полном порядке. — Эйвери улыбнулась ему. — Вот теперь ты знаешь, почему я была против усыновления.

Он ошеломленно покачал головой.

— И ты так долго держала это в себе?

— Поверь, мне было нелегко… Я могу задать тебе вопрос, Джонас?

— Сколько захочешь.

— Всего один. Ты женишься на мне?

— В ту же минуту, как получу разрешение! хрипло ответил он и поцеловал любимую с нежностью, которая снова вызвала слезы. Затем очень бережно помог ей встать.

— Все в порядке, дорогой! Я здорова как бык! запротестовала Эйвери, хлюпая носом.

— Моя безукоризненная невеста, — произнес Джонас. — Завтра мы приглашены на обед к Хетти и Чарли. Поделимся с ними новостью?

— Разумеется. Попроси Чарли быть на свадьбе твоим шафером, а потом предупреди, что нам понадобятся крестные месяцев через шесть.

Приглашения на праздник по случаю открытия нового кинотеатра на Стоу-стрит были самыми желанными. В этот великолепный день в фойе разносили шампанское и канапе целой толпе гостей. Среди них были и официальные лица, и друзья Мерсеров.

— Дорогая, отдай его мне сразу же, как устанешь, пробормотала Лилиан Мерсер, и Эйвери нежно улыбнулась.

— Не волнуйся, бабуля, он сейчас спит. Сможешь взять его на ручки, если закричит.

— Когда закричит, дай его мне, Лилиан? — потребовала Хетти. — Ты видишь его чаще, чем я!

— Не ссорьтесь, дамы, — произнес Роберт Мерсер, посмеиваясь. — Если малыш заплачет, его заберем мы с Чарли.

Джон Эйвери Чарлз Роберт Мерсер вел себя на удивление хорошо, очевидно, из-за того внимания, которым его окружали.

Джонас Мерсер наклонился и посмотрел на маленькое сонное личико.

— У нашего сына, очевидно, дар чувствовать серьезность момента, — пробормотал он. — Похоже, эти речи надолго. Ты справишься, дорогая?

— Конечно, — заверила его Эйвери. — Но перед тем, как я сниму покрывало, мне бы хотелось знать, что написано на табличке.

— Это сюрприз. Но он тебе понравится.

Наконец выступления завершились. Джонас, в свою очередь, произнес краткую речь, и Эйвери передала внука бабушке. Она направилась к табличке рядом с лестницей и повернулась к аудитории.

— Мне доверена большая честь объявить кинотеатр «Стоу-стрит синема» открытым. — Она перерезала ленту, покрывало упало, и Эйвери с удивлением посмотрела на надпись.

«Здание посвящается памяти Элен Кроуфорд».

— Не могу описать, что я почувствовала, когда увидела эти слова, Джонас, — сказала Эйвери вечером, когда они вернулись. Она только что закончила кормить сына.

Джонас забрал у нее малыша и прижал его к своему плечу.

— Ты выглядишь усталой. Нам нужно было остаться у Лестеров.

— Мне хотелось домой.

— Ты действительно считаешь этот дом своим?

— Конечно, — с удивлением ответила Эйвери. — Потому что это наш дом — твой, мой и его высокородной персоны.

Джонас поцеловал ее, рассмеялся и передал малыша его маме. Эйвери унесла сына в детскую и положила в колыбельку.

Несколько минут спустя, убедившись, что он заснул, Эйвери вернулась в спальню и начала расчесывать волосы. На этот ритуал ее муж всегда смотрел с восхищением.

Наконец она выключила свет и легла рядом с Джонасом.

— Спасибо за то, что ты сделал сегодня для меня и моей матери. Я этого никогда не забуду.

— Я рад, что ты счастлива.

— Ты даже не представляешь, насколько. — Эйвери потерлась щекой о плечо мужа. — Джонас?

— Да, моя дорогая?

— Существует только один способ продемонстрировать мою благодарность.

— Занимаясь со мной любовью?

— Таков мой план. До тех пор, пока ты не изобретешь что-нибудь получше.

Джонас довольно вздохнул и притянул жену поближе.

— Лучше ничего и быть не может!

Примечания

1

Деловой центр Лондона. — Прим. перев.

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • *** Примечания ***