КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420004 томов
Объем библиотеки - 567 Гб.
Всего авторов - 200493
Пользователей - 95479

Впечатления

кирилл789 про Стриковская: Мир драконов (СИ) (Фэнтези)

ой, как мне эти идеи рабства не нравятся, увы. хорошо, что вовремя герои взяли свои судьбы в свои руки.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Стать Собой (СИ) (Фэнтези)

приключенчески.)
прекрасный автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Воплощение (СИ) (Фэнтези)

класс. других слов нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Блесс: Подружка невесты или... ветеринара вызывали? (Любовная фантастика)

ну, в общем "неплохо".
после ужасов снежной сашки и ирки успенской, очень даже неплохо. на "отлично" не тянет, извините.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Бегом за неприятностями 2 (Фэнтези)

вторая книга понравилась чуть больше первой.)
как-то здесь всё законченно и удачнее для героев.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Назимов: Охранитель (Альтернативная история)

бред сумасшедшего

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
greysed про Малыгин: Лётчик (Альтернативная история)

хреновина лютая

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

В любви нет правил (fb2)

- В любви нет правил (пер. Н. Вергелис) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1033) 268 Кб, 118с. (скачать fb2) - Кэтрин Джордж

Настройки текста:



Кэтрин Джордж В любви нет правил

ПРОЛОГ

С первого же взгляда гостей старинного особняка приятно поражала суровая, строгая красота его архитектуры. Ни дать ни взять — иллюстрация к роману Джейн Остин. Да и встречали гостей очень приветливо.

Вот только благостное впечатление портила старомодная, давным-давно устаревшая система отопления. Переночевать под срезанной под небольшим углом крышей в эту холодную зимнюю ночь представлялось весьма проблематичным. Внутренние помещения, конечно, отапливались, верхний этаж тоже прогревался, но тепло там держалось недолго. Поэтому, когда пришло время ложиться спать, молодой человек съежился в кровати, всем телом сотрясаясь от холода, в спальне, отведенной для него хозяйским сыном.

— Здесь все-таки немного теплей, чем в гостевой комнате, — жизнерадостно пошутил тот. — А кровать, кстати, двуспальная. Можешь закутаться с ног до головы в оба стеганых одеяла, если сильно замерзнешь.

Парень не то чтобы замерз, он окоченел. Однако мужская гордость не позволила ему попросить хозяев принести горячую грелку.

Гость лежал неподвижно, стараясь не растрачивать тепло собственного тела. И постепенно выпитое за ужином виски и усталость после долгой дороги дали о себе знать. Он погрузился в сон.

Разбудил его лунный свет, струящийся из окна. И — благословенное тепло. Кто-то все-таки догадался принести грелку! Нет, две грелки. Юноша блаженно потянулся — и застыл от ужаса: с обеих сторон к нему прижимались две маленькие девочки!

Он судорожно сглотнул, сердце забухало где-то у горла, коленка самопроизвольно дернулась. Но инстинкт самосохранения мгновенно подсказал»: девчонки заорут во всю глотку и поднимут на ноги весь дом, если он сделает еще одно хоть мало-мальски заметное движение. А судья, хозяин поместья, имеет, между прочим, репутацию человека, не отличающегося мягкостью нрава.

Гость крепко сжал челюсти, стараясь унять перестук зубов. В одной из непрошеных «грелок» он узнал восьмилетнюю дочь судьи, другую малышку видел впервые. И, если его молитвы будут услышаны на небесах, больше никогда и не увидит.

Парень нечасто прибегал к молитвам, но в данной ситуации Господь просто обязан был помочь несчастному. Гореть ему в аду синим пламенем, если судья узнает о том, что девятнадцатилетний приятель его сына провел ночь в одной постели с двумя малолетками. Одна из которых — свет его очей, любимица, маленькая принцесса.

При этой мысли к горлу подкатила тошнота, вслед за которой грозило последовать и выпитое виски. Неимоверным усилием воли парень обуздал свою систему пищеварения, заставив себя лежать неподвижным бревном между двумя спящими ангелочками.

Так продолжалось, как ему показалось, несколько часов. Однако природа взяла свое, и он наконец заснул.

А когда проснулся, то обнаружил, что уже давно наступило утро, а главное — он один.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Поздним воскресным вечером Софи Марлоу возвращалась из Лондона в Глостершир. Настроение было препоганое, под стать мерзкой погоде. Но еще больше оно испортилось, когда на съезде с автострады за ней пристроился какой-то автомобиль и как приклеенный ехал сзади — не обгоняя — до самого Лонг-Эшли. Свет габаритных огней в зеркале заднего вида почему-то ужасно раздражал Софи, и она вздохнула с облегчением, высветив фарами сквозь пелену дождя знакомую высокую ограду.

В ограде имелось пять отдельных арочек, каждая вела к небольшому строению. Четыре принадлежали самому имению, а пятая вела к коттеджу, где проживала Софи. Такова была привилегия, соответствующая ее должности — администратора этого имения-отеля и старшего управляющего «Хайфилд-Холл интернэшнл», эксклюзивного центра для конференций, в котором она работала вот уже четыре года.

Машинально отсчитывая арочки, Софи глянула в зеркало заднего вида и обрадовалась, не увидев в нем преследовавшую ее машину: та свернула к единственному частному коттеджу Ивэна и Розанны. Странно, почему Фрейзеры не предупредили ее заранее о своем возвращении? — мелькнула мимолетная мысль.

Наконец Софи подкатила к входу в свое жилище. Не выходя из автомобиля, щелкнула кнопкой на пульте дистанционного управления. Внутри помещения мгновенно загорелось аварийное освещение.

Зябко передернув плечами, девушка выскочила» из машины, быстренько отперла дверь и включила свет в небольшой прихожей. Родные стены успокаивали. Правда, теперь — в переносном смысле. Глен Тэйлор, сейчас уже бывший любовник Софи, настоял на том, чтобы она выкрасила все панели и даже плинтуса в черный цвет и, что еще хуже, сменила ситцевую обивку и милые акварели на кожаную мебель и японские картинки в минималистском стиле, совершенно не вяжущиеся с обликом викторианского коттеджа. Теперь, слава богу, все закончилось. Софи возблагодарила небеса за то, что сегодня наконец нашла в себе силы сказать решительное «нет» Глену. А интерьер коттеджа… что ж, скоро здесь все будет по-прежнему.

Бросив сумки на пол, Софи прошла на кухню и включила автоответчик, чтобы прослушать оставленные сообщения, пока закипает чайник.

— Привет, Софи, — раздался голос ее шефа Стефана Лэинга. — Позвонил Ивэн и сказал, что к ним в дом должен приехать его хороший приятель. Поживет там некоторое время. Хочет закончить книгу Имя — Смит. Я сказал Ивэну, что ты присмотришь за парнем, поэтому сходи к нему и пообещай обеспечить все необходимое — ресторанное питание, уборку помещения, ну, и все, что ему может понадобиться. Заранее благодарю. Увидимся во вторник.

Смит… Уж не Муррей ли Смит, один из ее любимых писателей? — подумала девушка перед тем, как прослушать второе послание.

— Софи, дорогая, это Люси. Позвони мне, поболтаем.

— Софи! — пророкотал до боли знакомый мужской голос в трубке. — Какого черта ты сорвалась и умчалась сломя голову! Перезвони. Немедленно!

Ну уж дудки. Она ему больше не позвонит. Никогда! Софи бросила недобрый взгляд на телефонный аппарат, отметила, что надо бы заглянуть к жильцу Ивэна Фрейзера, а разговор с подругой решила отложить до утра. Приготовив себе чай, она устроилась с чашкой в руках на диване в гостиной, поджав под себя ноги, и принялась размышлять о том, что ей чудом удалось избежать жизненной катастрофы.

Глен Тэйлор, до недавнего времени лучший шеф-повар имения «Хайфилд-Холл», был гением в области кулинарного искусства. Темпераментный, властный, вспыльчивый, он царил на кухне, требуя безоговорочного подчинения от своих подданных. Все, кто его окружал, должны были плясать под его дудку. Но сегодня он переступил грань дозволенного, и теперь Софи не желала ни видеть его, ни слышать его имя.

В сущности, что-то неуловимое, не поддающееся определению в характере Глена настораживало Софи даже в самом начале их отношений, когда он только появился в поместье и вел себя с окружающими с неподражаемым обаянием. Его неоспоримое мастерство и неординарная личность очень быстро сделали их ресторан самым знаменитым во всей округе.

Однако, проработав всего несколько месяцев, Глен подал заявление об увольнении, мотивировав свой поступок желанием открыть собственный ресторанный бизнес.

Стефан Лэинг пришел в неописуемую ярость.

— Мальчишка! Пусть катится! Он очень скоро поймет, что затеял, — сказал Стефан Софи. — Работать на себя — это совсем другое дело, это тебе не шеф-повар и не ведущий кулинарных программ на телевидении. Ты умная девочка, мой тебе совет: держись подальше от его амбициозных замыслов.

Софи с глубоким уважением относилась к высказываниям проницательного Стефана и всегда доверяла собственному здравому смыслу. Поэтому сегодня, когда Глен как само собой разумеющееся сообщил, что она должна не только вложить свои личные сбережения в его новый проект, но и уйти из «Хайфилд-Холла», чтобы посвятить себя работе на него, Глена, Софи громко расхохоталась ему в лицо и отказалась.

Сначала Глен не поверил ей, решив, что она разыгрывает его, — настолько он был уверен в согласии Софи. Потом решил приступить к более убедительным методам уговоров и потащил Софи в постель. Но попытка не удалась — Софи осталась непреклонна.

Не надо было вообще связываться с ним, размышляла она, прихлебывая чай. Глен отлично выглядел в кулинарных телепередачах, программы с его участием пользовались успехом. И поначалу он понравился Софи. Их отношения никак нельзя было назвать бурными, скорее, они носили вялотекущий характер. По крайней мере так считала Софи. Какие-то чувства по отношению к нему она, конечно, испытывала, но сейчас они исчезли окончательно и бесповоротно.

Губы девушки презрительно скривились. Их кратковременная связь завершилась, и теперь, оглядываясь назад, Софи могла твердо сказать: она видит Глена насквозь. С первого дня он ясно дал ей понять, что ценит ее как прекрасного сексуального партнера. Нет, дорогой мой, не мои красивые глазки тебя привлекали, а отличные профессиональные навыки. И счет в банке. Так-то вот.

Чтобы хоть немного успокоиться, Софи наполнила ванну горячей водой и добавила душистой пены. Однако нежилась она недолго: в дверь позвонили. Едва не застонав от досады, Софи вылезла из ванны, накинула банный халат и, соорудив на мокрых волосах нечто вроде тюрбана из пушистого полотенца, поспешила вниз.

Но в прихожей остановилась. Может, это Глен примчался за ней из Лондона?

Стоп. Она — бесстрашная Софи — испугалась? Черта с два! Девушка гордо распрямила плечи и открыла дверь на ширину цепочки. Прямо на нее смотрели глаза; больше ничего не было видно из-за низко надвинутой шляпы и накинутого на нее капюшона черного плаща, с которого стекала вода.

— Добрый вечер, — произнес незнакомец. — Мисс Марлоу?

— Что вам угодно?

— Простите, что беспокою вас. Меня зовут Яго Смит. На некоторое время я остановился в доме Фрейзеров.

Значит, все-таки не Муррей Смит. Какая жалость! Софи вежливо улыбнулась:

— Здравствуйте. Вам что-нибудь нужно? Мужчина отрицательно покачал головой, разбрызгивая вокруг себя дождевые капли.

— Нет, спасибо, по крайней мере не сейчас. Но Ивэн посоветовал сразу по приезде представиться вам, чтобы вы, не дай бог, не подумали, будто я пробрался в дом незаконно.

— Я уже знаю о вас, мистер Смит, — успокоила его Софи. — На автоответчике меня ждало сообщение. Я только что вернулась и тут же прослушала его.

Взгляд Смита опустился к ее босым ногам.

— Наверное, мне следовало позвонить, а не врываться к вам. Извините.

— Все в порядке. Ивэн сказал вам, что я — администратор этого заведения? В мои обязанности входит обеспечить вас всем необходимым.

— Благодарю. Может быть, обсудим это завтра? В любое удобное для вас время, разумеется.

Странно, подумала Софи. Она могла видеть только глаза незнакомого ей Смита, но что-то в нем привлекало ее. Очень даже привлекало.

— В принципе, я заканчиваю работу около половины седьмого, — после небольшой паузы сказала она. — Если хотите, можете заглянуть ко мне часов в семь.

— Давайте сделаем лучше. Я угощу вас вином в доме Ивэна.

Обдумав его предложение, Софи кивнула.

— Прекрасно. В таком случае до семи.

Смит почтительно дотронулся пальцами до полей шляпы, попрощался и исчез в пелене дождя.

Софи закрыла дверь, проверила цепочку и впервые с тех пор, как поселилась в «Айви-Лодж», воспользовалась дополнительной задвижкой. Чем черт не шутит! А все этот идиот Глен. Никогда и никого она не боялась раньше, а сейчас вот испугалась — из-за него. Ругая себя последними словами за то, что по дурости дала ему ключ, она мысленно внесла еще один пункт в расписание завтрашнего дня: обязательно поменять замки. На всякий случай.

Утром она первым делом предупредила секретаршу, что отныне для Глена Тэйлора ее нет в пределах досягаемости. Затем, как обычно, поменяла пленку в автоматических камерах наблюдения, рассортировала почту и приступила к расшифровке диктофонной записи, оставленной для нее Стефаном.

Занимаясь привычными делами, она поминутно отвечала на телефонные звонки. Последний позвонивший сообщил, что собирается прилететь в поместье на личном вертолете. Подумаешь, невидаль! Софи авторитетно ответила, что посадочная площадка будет подготовлена в необходимое время. Потом послала факсом требование всем начальникам отделов поставить ее в известность о приземлении вертолета. И вместо ленча в кафе для обслуживающего персонала помчалась домой, чтобы не пропустить слесаря.

Не хотелось, конечно, снова мокнуть под дождем, который так и не прекращался со вчерашнего дня, но с новыми замками ей стало гораздо спокойнее.

Софи вернулась в «Холл» и захватила из ресепшена стопку поступивших в ее отсутствие сообщений. Даже не заглянув в послания Глена, она небрежно отложила их в сторону и начала просматривать остальные. Из-за бесконечных телефонных звонков писать отчет о проведенном в прошлую пятницу собрании персонала пришлось весь остаток рабочего дня.

Воспользовавшись отсутствием Стефана, Софи — в кои-то веки! — вовремя отправилась домой. Дождь наконец прекратился, но вечер был темный, неприветливый, и она выбрала главную, хорошо освещенную фонарями аллею.

На автоответчике Софи обнаружила еще три гневных послания от Глена. Содержание всех трех не отличалось разнообразием: сделай так, как я говорил, и я тебя прощу, а иначе пожалеешь.

Она уже пожалела. Очень горько пожалела — о том, что Глен встретился на ее пути. Лучше бы ей никогда не знать его!

Софи позвонила Люси и поделилась с ней последними новостями. Экспансивная подруга наградила Глена такими неблагозвучными эпитетами, что у Софи запылали уши.

— Слава богу, наконец-то ты отделалась от этого гнусного типа, — радостно тараторила Люси. — Никогда не понимала, что ты в нем нашла. Спорить не буду, со сковородками он неплохо управляется. Наверное, в постели он так же хорош, да?

— Со сковородками? Неплохо? Да Глен взбеленился бы, услышь он о себе такое!

— Думаю, ты права, — хихикнула Люси. — Я всегда подозревала, что в ярости он страшен. Ну и как, не растерзал он тебя вчера?

— Почти. Но не волнуйся, больше у него такой возможности не будет, — успокоила ее Софи.

Поболтав еще немного с подругой, она быстро приняла душ и просушила волосы феном. Потом облачилась в черные брюки и золотисто-коричневый свитер и, убедившись, что новые замки надежно охраняют ее жилище, завернулась в длинный черный плащ, захватила зонт и фонарик и направилась к дому Ивэна Фрейзера, который тот унаследовал от своего дядюшки.

Дверь распахнулась, едва Софи нажала кнопку звонка. На пороге в ярком луче света возник Яго Смит, на губах его играла радостная улыбка. В ответ Софи тоже улыбнулась — но только на секунду. Ее лицо тут же стало серьезным. Сейчас, когда Смит был без шляпы и капюшона, она смогла наконец-то разглядеть его. Высокий, в ярко-зеленом шерстяном свитере и облегающих джинсах; темные, слегка вьющиеся волосы обрамляют красивое, волевое лицо. Такая внешность запоминается надолго. И Софи, конечно же, сразу узнала этого человека.

— Добрый вечер, мисс Марлоу, входите, — пригласил он Софи, не замечая, что его гостья на мгновение впала в ступор.

Смит провел девушку в комнату, по размерам схожую с ее собственной гостиной. Там стояли удобные диваны, на полках красовался белый и голубой фарфор, стены были увешаны картинами, а на маленьком сервировочном столике возвышались бокалы, бутылка вина и хрустальная ваза с орешками.

— Позвольте принять ваш плащ и угостить вином, — галантно произнес Яго Смит.

Софи взяла себя в руки.

— Нет, благодарю, — коротко сказала она. — Я не могу здесь остаться. Скажите, какие у вас будут пожелания, и я тотчас уйду.

Серые глаза Смита сузились.

— В таком случае, мисс Марлоу, незачем было попусту тратить свое время. Я бы мог позвонить по телефону.

Софи достала блокнот и приступила к делу:

— Раз уж я здесь, мистер Смит, воспользуемся случаем. Итак, я могу организовать уборку коттеджа, стирку белья, даже ресторанное питание, если вы хотите. Кухня в «Холле» отменная, и если предпочтете есть прямо здесь, вам будут приносить еду на дом.

Да, именно это мне Ивэн и говорил, — растягивая слова, произнес Смит, не отрывая глаз от ее лица. — Пока что в коттедже относительно чисто, я еще не успел намусорить, поскольку работаю наверху, в гостевой спальне Фрейзеров. Но буду рад, если кто-нибудь станет время от времени протирать мебель и пылесосить ковры. Так, короткая уборка, час-два, не больше. Я не могу сосредоточиться, если кто-нибудь находится в доме.

— Я все организую, вас будет навещать одна из наших уборщиц, — проговорила Софи, избегая смотреть ему в глаза. — Как насчет прачечной и доставки еды?

Он покачал головой.

— Нет, все это я устрою через Интернет. Буду сам готовить себе что-нибудь нехитрое, а если вдруг одолеет лень или захочется кулинарных изысков, воспользуюсь заказом из вашего ресторана. Вы ведь тоже так делаете, да?

— Только в исключительных случаях. Обычно готовлю для себя сама. — А раньше еще и для Глена, который напрочь отказывался демонстрировать свое мастерство на ее кухне… Софи ужасно хотелось поскорее убраться отсюда, но, памятуя наставления Стефана Лэинга, она не решилась повернуться и удрать из коттеджа Фрейзеров. — Работаете над романом? — вежливо поинтересовалась Софи.

Смит снова покачал головой.

— Это не художественная литература, а юридический сборник… э… известных судебных процессов. Я, видите ли, адвокат, но сейчас не практикую. Решил взять небольшой тайм-аут, чтобы написать книгу. — Внимательно посмотрев в глаза Софи, он добавил: — Отчего-то мне кажется, что вы недолюбливаете адвокатов.

— Почему вы так решили?

— Не знаю. Может быть, вы солидарны по этому поводу с Шекспиром.

Софи на секунду напрягла память.

— Ах да, что-то вроде «Сперва избавимся от всех законников»? Учила в школе, но вот откуда это — не помню.

— «Генрих VI», часть вторая, — подсказал Смит так быстро, что девушка кисло усмехнулась.

— Видимо, вам часто приходится прибегать к этой цитате, — проговорила она.

— Только при общении с моими самыми эрудированными знакомыми.

Софи убрала блокнот в сумочку.

— Извините, мне нужно идти. Если надумаете что-нибудь еще, мистер Смит, позвоните мне.

— Спасибо. Как-нибудь непременно позвоню, — пообещал он, провожая Софи в прихожую. — Я прилетел сюда совершенно неожиданно для себя. Недавно я… лишился крыши над головой, но на помощь пришел Ивэн Фрейзер. Так что мне есть где перебиться, пока не подыщу какое-нибудь подходящее жилье.

Интересно, подумала Софи, он что, вынужден скрываться? Внезапный разрыв любовной связи? Или даже — неудачной женитьбы? Впрочем, с какой стати его жалеть? Красивый преуспевающий адвокат недолго останется один.

Софи вытащила из сумочки визитку и протянула Смиту:

— Здесь мои телефоны, домашний и рабочий. А теперь не буду вам мешать. Спокойной ночи, мистер Смит.

Он посмотрел на нее сверху вниз:

— Сейчас уже темно. Поэтому позвольте проводить вас.

Черт бы побрал его хорошие манеры! Проклиная все на свете, Софи подождала, пока он надевал свой черный плащ, в котором был накануне, и запирал дверь. Держась от него на расстоянии, она включила фонарик, и они двинулись к «Айви-Лодж». Софи от души надеялась, что не оступится на скользкой от дождя траве в своих сапожках на высоких каблуках.

Ей очень не хотелось первой нарушать нависшую над ними, словно предгрозовая туча, тишину. Молчал и Яго Смит.

Когда они уже подходили к «Айви-Лодж», до них внезапно донесся звон бьющегося стекла. Забыв о каблуках, Софи ринулась к дому со скоростью олимпийской рекордсменки. Яго бросился за ней. У крыльца он отпихнул Софи в сторону и уставился на мужчину, которого высветил луч фонарика. Парень невозмутимо обматывал шарфом кулак, из которого сочилась кровь.

— Глен! — возмущенно воскликнула Софи. — Какого черта ты здесь делаешь?

— Истекаю кровью по твоей милости, как видишь. — Глен исподлобья взглянул на нее. — Ты что, новые замки врезала?

Ну, врезала, твое-то какое дело? Ты не имеешь никакого права врываться ко мне и тем более разбивать окно! — злобно выкрикнула Софи. — Убирайся вон. Немедленно! Если не получил мое вчерашнее сообщение, повторяю: отныне тебя здесь никто не ждет.

— Ах ты, маленькая стер… — Он стремительно шагнул к девушке, но тут же его скула наткнулась на железный кулак Смита.

— Не думаю, что мне нравится ваше поведение, — раздался холодный низкий голос.

— А это еще кто, черт побери? — взвыл Глен, хватаясь за щеку.

— Адвокат мисс Марлоу. А вам, мистер…

— Тэйлор, — все еще задыхаясь, подсказала Софи.

— Вам, мистер Тэйлор, — спокойно продолжил Яго, — придется объясниться. — Он повернулся к Софи: — Мисс Марлоу, звоните в полицию.

Пришлось Софи убеждать Яго, что полицию вызывать не обязательно. Но в дом он все-таки вошел вслед за нарушителем спокойствия и хозяйкой. На кухне Яго тяжелым взглядом следил за Гленом, пока Софи обрабатывала порезы антисептиком и прикрепляла пластырь к руке шеф-повара. Весь процесс происходил в полной тишине.

Молчание нарушил Глен.

— Отлично, — проскрипел он, когда Софи закончила процедуры, и дернул головой в сторону Смита: — Уходите отсюда. Мне необходимо переговорить с Софи наедине.

Яго хмуро взглянул на него.

— Я настоятельно советовал бы моей клиентке не оставаться с вами один на один.

— Можешь говорить в присутствии мистера Смита, — отрывисто произнесла Софи.

— Но это сугубо личное дело!

— Мистер Смит не возражает.

— Зато я возражаю! Это же просто смешно…

— Но не тогда, когда речь идет обо мне, — заявила Софи. — Я не хочу тебя больше видеть, Глен. Никогда. Говори, что хотел, и убирайся вон.

Он уставился на нее с нескрываемой злобой.

— Неужели ты действительно думаешь, что я сейчас поеду обратно в Лондон? Вот так — с раненой рукой, да еще на ночь глядя?

— Именно это ты и сделаешь. Или можешь снять комнату в «Холле». Но здесь ты уж точно не останешься.

Лицо Глена пошло красными пятнами.

— Ты серьезно?

— Абсолютно.

— Какие еще аргументы должна выдвинуть мисс Марлоу, чтобы вы покинули ее дом? — ледяным тоном спросил Яго и обратился к Софи: — Если пожелаете, я могу возбудить на мистера Тэйлора уголовное дело.

Она сделала вид, будто обдумывает его предложение.

— Пожалуй, не стоит. По крайней мере — пока не стоит.

От изумления у Глена вытянулась физиономия.

— Софи, какого дьявола! Что на тебя нашло? Ты же знаешь, как я к тебе отношусь. Ты мне дорога, и…

О, только без ложного пафоса, пожалуйста! — пронзила его презрительным взглядом Софи. — Уж если я тебе так дорога, то ты выбрал странный метод, чтобы доказать это.

Он умоляюще протянул к ней обе руки.

— Вчера я сорвался. Клянусь, детка, подобное больше на повторится.

Софи энергично кивнула:

— Ты абсолютно прав: не повторится.

— Правильно ли я понимаю, что мистер Тэйлор угрожал вам физическим насилием, когда вы отказались следовать его воле? — вмешался ее благоприобретенный адвокат.

— Черт! Это не ваше дело!.. — тут же взъерошился Глен, но Яго остановил его повелительным жестом:

— Так как я являюсь защитником мисс Марлоу, заявляю со всей ответственностью: это мое дело.

Вздохнув, девушка решительно тряхнула головой.

— Я не желаю обсуждать все это. Говорить больше не о чем, разве что о развитом окне. Я пошлю тебе счет, Глен.

Тэйлор молча переводил взгляд с Софи на Смита и обратно.

— Ты еще пожалеешь, Софи, — сказал он наконец срывающимся от злости голосом.

— Это угроза, мистер Тэйлор? — не преминул отреагировать Яго.

Глен, которого так и подмывало наброситься на адвоката, изо всех сил сжал кулаки и резко выдохнул сквозь зубы. Затем снова посмотрел на Софи.

— Как тебе удалось так быстро обзавестись адвокатом?

— Через общих друзей, — ответил за нее Смит и, не касаясь Глена, начал наступать на него, вытесняя из кухни.

Когда Тэйлор, незаметно для себя, оказался у входной двери, Софи с облегчением вздохнула:

— Прощай, Глен.

— Рановато прощаешься, — прошипел он. Яго сделал к нему еще один шаг, и Тэйлор быстро произнес: — Ладно, ладно, ухожу.

Он распахнул дверь, скатился со ступеней и бросился вниз по дорожке. Вскоре его машина, взвизгнув покрышками, вынеслась из ворот.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Софи проводила Тэйлора взглядом. Когда габаритные огни его автомобиля исчезли из виду, она виновато посмотрела на Яго.

— Простите, что ввязала вас в эту неприятную историю.

— Вы немного бледны, — отозвался Яго. — Приготовьте себе кофе, а я пока посмотрю, что можно сделать с вашим окном.

Она с треском захлопнула дверь, ругая себя за то, что выбрала в приятели такого типа, как Глен. Что, мало на свете других, нормальных мужчин?

К счастью, стекло разбилось не полностью. Через некоторое время мелкие осколки были собраны в мусорный мешок, зияющий проем заложен листом фанеры и укреплен изоляционной лентой, найденной Яго в маленьком чуланчике.

Софи сварила кофе и предложила чашечку горячего напитка своему гостю.

— Сейчас вы выглядите гораздо лучше, — заметил Яго.

— А я и чувствую себя лучше. — Софи глубоко вздохнула. — Все это так неприятно!

Смит взял протянутую ему чашку.

— Тэйлор был вашим женихом? Извините, но мой вопрос чисто профессиональный, — быстро добавил он. — Если дело дойдет до суда, мне нужно знать, проживал ли он здесь вместе с вами.

— Нет. — Софи вдруг почему-то захотелось прояснить обстановку. — Я знаю его не очень давно. Он работал у нас шеф-поваром. Мы с ним… встречались. Он упросил меня, чтобы я дала ему ключ. Объяснил, что ему необходимо расслабиться, когда выдается свободная минутка, а я занята в офисе. — Она гордо вздернула подбородок. — Но он здесь не жил.

— Но хотел, не так ли?

Она нехотя кивнула.

— Сейчас он уже не в «Хайфилд-Холле»?

— Нет. Недавно Глен начал сниматься в кулинарных телешоу. Успех — заслуженный, надо сказать, — настолько вскружил ему голову, что он решил открыть свой собственный ресторан в Лондоне. Настаивал, чтобы я переехала туда… к нему.

— А вы не хотели?

Естественно! Мы с ним были не в тех отношениях. — Глаза Софи холодно сверкнули. — Да и привлекала его вовсе не моя персона. Как личность я Глена не интересовала, по крайней мере мне так кажется. Он хотел, чтобы я работала у него менеджером, когда ресторан откроется. Если, конечно, этот чертов ресторан вообще откроется, — буркнула она себе под нос.

— И вы отказались?

— Ну да, отказалась. Специально приехала в Лондон сообщить Глену о своем окончательном решении, потому что по телефону он и слышать ничего не желал. И вот что из этого вышло…

На губах Яго появилась кривая усмешка.

— Жаль, что вас так расстроила сцена с Тэйлором, но, честно говоря, я ему даже благодарен.

— Благодарен? — Софи непонимающе сдвинула брови.

— Ваше отношение ко мне изменилось, вы оттаяли. Правда, совсем немножечко, но все-таки. Прошлым вечером я вытащил вас из ванны, но все же вы вели себя дружелюбно. А вот сегодня, хотя и пришли ко мне по собственной воле, вы были похожи на Снежную Королеву. Не хотите объяснить, почему?

Вот еще! — подумала Софи. Так я тебе и сказала!

— Извините, если была с вами груба, — натянуто произнесла она. — Большое спасибо за помощь — и за окно, и за то, что выгнали Глена.

Яго помолчал, пристально глядя ей в глаза.

— Понимаю, что это прозвучит банально, — сказал он наконец, — но меня не покидает ощущение, будто мы с вами уже где-то встречались.

Софи отрицательно покачала головой:

— Нет, вы ошиблись. Сожалею.

Но ее слова не убедили Смита.

— Возможно, когда-то в прошлой жизни, — задумчиво проговорил он и одним глотком допил свой кофе. — По-моему, мне пора оставить вас в покое. У вас измученный вид.

— Да, я устала, — сухо подтвердила она.

— Это эмоциональный стресс… А вы давно здесь живете?

— Я переехала четыре года назад, сразу как устроилась на работу, — ответила Софи и как бы между делом спросила: — А вы надолго планируете остаться у Фрейзеров?

— Ивэн пригласил меня на месяц. Если к этому времени не закончу книгу, придется так или иначе возвращаться к адвокатской практике, иначе я навлеку на свою голову гнев председателя коллегии. — Яго поставил пустую чашку на столик. — Спасибо за кофе.

— И вам спасибо за помощь, — повторила Софи официальным тоном, провожая гостя до двери.

Он пожал плечами.

— Уверен, что вы прекрасно справились бы и без меня.

— Вряд ли — судя по тому, в каком настроении пребывал Глен, когда мы пришли.

— Если в будущем у вас с ним возникнут какие-нибудь трудности, обращайтесь ко мне.

— Даже если и возникнут, мне кажется, что стоит упомянуть о моем «адвокате», как все проблемы будут улажены, — сухо улыбнулась Софи. — Вот ведь придумали: «Я адвокат мисс Марлоу»!

Буду рад служить вам в этом качестве, — склонил голову Смит и добавил: — Или в любом другом. Спокойной ночи и хороших снов.

Какие там хорошие сны! Полночи Софи ворочалась в кровати, проклиная свою злосчастную судьбу, пославшую ей неожиданную встречу с мужчиной, полностью отвечающим ее вкусам. Прыгать бы сейчас от радости, не окажись этот идеальный по всем меркам человек Яго Смитом! А отсюда следует одно: на некоторое время ей надо смириться с его столь близким соседством, а после отъезда адвоката навсегда забыть о его существовании.

Утром Софи проснулась, радуясь тому, что с исчезновением из ее жизни Глена Тэйлора она избавилась от гнетущего груза. Однако на плечи девушки тут же лег другой груз, не менее тяжкий, и имя ему — Яго Смит, как он теперь себя называет. Или это его литературный псевдоним?

Позавтракав, Софи вызвала по телефону стекольщика и назначила ему встречу во время ее обеденного перерыва. Потом надела строгий черный костюм, собрала волосы в пучок и отправилась в «Хайфилд-Холл».

Стефан Лэинг был уже на месте, в своем офисе. Софи приготовила кофе для себя и для Стефана и, попивая напиток маленькими глотками, отчиталась за все, что происходило в отсутствие шефа, включая и собственный разрыв с Гленом Тэйлором.

— Слава богу! — с облегчением воскликнул Стефан, откидываясь на спинку кресла.

Чуть-чуть за сорок, с худым интеллигентным лицом, он был чудесным человеком. Стефан всегда благоволил к Софи, и она это знала. Чувство было взаимным, понимали они друг друга с полуслова. Между ними царила полная гармония.

Жена шефа тоже любила девушку. Перед тем как в «Хайфилд-Холле» появился Глен Тэйлор, Анна Лэинг частенько приглашала Софи на воскресный обед или на вечеринку с избранными друзьями.

— Теперь мы с Анной будем видеть тебя почаще, — добавил Стефан, но потом с тревогой вгляделся в ее лицо. — Надеюсь, все обошлось без слез?

— Ну уж по крайней мере без моих, — заверила его Софи и улыбнулась. — А вот Глен наверняка уронил скупую слезу, когда я отказалась от заманчивой перспективы бесплатно горбатиться в его ресторане.

— Неужели он безропотно согласился с тобой? Неужели не протестовал?

Софи призналась, что Глен очень даже протестовал, и снабдила рассказ красочным описанием вторжения Глена в ее дом и своевременного вмешательства Яго Смита, представившегося «личным адвокатом мисс Марлоу».

Стефан от души хохотал и от удовольствия хлопал ладонью по столу.

— Хотел бы я лично посмотреть, как дело было! — вконец развеселился он. Потом отдышался и хитро прищурился: — А что представляет из себя этот Смит? Я его еще не видел.

Адвокат, законник, — сообщила Софи уныло. Настроение ее сменилось так стремительно, что Стефан захихикал. Девушка быстро поднялась и пошла к двери. — Мне нужно заняться делами, потому что в обед я встречаюсь со стекольщиком.


Предвкушая спокойный вечерний отдых, Софи устроилась на диване с книжкой в руках. Какое счастье, что вчерашний кошмар с Гленом завершился и разбитое стекло в окне вставлено! Вообще-то Глен уехал из «Холла» две недели назад, но только сегодня Софи по-настоящему осознала, что его нежелательному присутствию в ее жизни пришел конец.

Зазвонил телефон. Испугавшись, что это Глен, Софи включила автоответчик, но услышала низкий голос Смита и поспешила снять трубку. Из чистого любопытства.

— Я хотел узнать, починили ли вам окно, — сказал Яго.

— Спасибо, починили.

— Больше никаких проблем с бывшим шеф-поваром?

— Пока нет.

— Значит, ваше душевное равновесие восстановлено?

— О да, все в порядке, — ответила Софи и в свою очередь задала вопрос: — Вас устраивает уборщица, которую я прислала?

— Вполне. Мы договорились, что она будет приходить утром и прибираться в течение часа. Как утверждает милейшая Анжела, этого времени ей хватит, чтобы поддерживать дом в чистоте. Большое вам спасибо.

Не за что, это моя работа. — Софи немного помедлила. — Еще раз благодарю за то, что помогли мне вчера.

— Не стоит благодарности. Я рад служить вам в любое время. Если что, обращайтесь ко мне без промедления.

Софи мрачно уставилась на свое отражение в зеркале.

— Вы очень добры, — без всяких эмоций в голосе произнесла она.

— Мисс Марлоу… Софи, не знаю, как такое может быть, ведь мы познакомились два дня назад, но мне почему-то кажется, что я вас чем-то обидел.

— Вы меня не обижали.

— Тогда, может, я вам просто неприятен? — не отставал Смит.

Как раз наоборот!

— Ну что вы, вовсе нет.

— Мне бы очень хотелось услышать больше уверенности в вашем голосе. — После секундной паузы Яго добавил: — Я расстроился, когда вы отказались выпить со мной вина.

— А по-моему, хорошо, что отказалась — при сложившихся обстоятельствах. Как знать, не разрушил бы Глен весь дом, останься я у вас еще на полчаса… Спасибо, что позвонили. Доброй ночи.

Софи положила трубку и в задумчивости побрела наверх. Вне всяких сомнений, Яго Смит заинтересовался ею. А может, Яго интригует ее безразличие к его персоне? Наверняка он привык, что все женщины без исключения мгновенно подпадают под его чары. Жаль, конечно, что ей не удалось скрыть от Смита свою реакцию, когда она увидела его вчера в коттедже Фрейзеров, но момент узнавания застал ее врасплох. Так же, как и осознание того, что она могла бы влюбиться в него, не будь он Яго Смитом…

Следующий день проходил как обычно. Новый шеф-повар не без успеха трудился на кухне и, как доложили Софи, не придирался к своим подчиненным так, как это делал не в меру вспыльчивый Глен Тэйлор. Менеджер ресторана пригласил ее отобедать, чтобы Софи отведала кулинарные изыски нового работника, и она осталась весьма довольна угощением, решив упомянуть его добрым словом в отчете Стефану.

Что она и сделала.

— Анна просто прыгала от счастья, узнав, что ты дала отставку Тэйлору, — сообщил ей Стефан, когда Софи уже собралась покинуть его офис. — Несколько минут назад она позвонила мне и попросила выяснить, свободна ли ты в воскресенье и сможешь ли прийти к нам на обед.

Софи приняла приглашение с радостью. Анна всегда умудрялась обставлять свои воскресные обеды так, что все чувствовали себя весело и непринужденно. Однако последнее время Глен монополизировал выходные девушки, и она уже не могла бывать у гостеприимных Лэингов.

Вернувшись домой, Софи позвонила маме и сообщила обрадованной донельзя женщине о том, что между нею и Гленом все кончено. Потом снова решила вернуться в ресторан, чтобы как следует отпраздновать свой разрыв с Тэйлором, никого, естественно, об этом не оповещая. Для столь знаменательного события она выбрала темно-коричневые замшевые брюки и свободную бежевую тунику из тонкой шерсти. Разложив все на кровати, Софи спустилась в прихожую и до блеска начистила коричневые сапожки на высоких каблучках. Роста она была невысокого, и каблуки делали ее выше.

Софи понежилась в ванне, ароматизированной ужасно дорогой французской пеной, которую подарила ей Люси на день рождения, оделась, нанесла легкий макияж и немного поработала над еще влажными волосами цвета осенней листвы.

Ее губы тронула саркастическая усмешка. Такую эффектную внешность способен оценить лишь кавалер с изысканным вкусом. А вдруг… вдруг в ресторан зайдет Яго Смит? Нет! Выкинь эти глупости из головы, дорогая.

Когда Софи в сопровождении менеджера ресторана Джоанны Тренчард вошла в зал, почти все места были заняты.

— Полным-полна коробочка, — отметила довольная Софи.

Джоанна, критическим взглядом окинув зал, убедилась, что все идет как нужно.

— Половина зала — участники конференции, вторая половина — обыкновенные посетители, — сказала она. — Надеюсь, наш новый шеф-повар будет сегодня на высоте.

— Насколько мне известно, его подручным он нравится гораздо больше, чем Глен, — прокомментировала Софи.

— Ну да. Он знаток своего дела, а уж характер-то у него в сто раз спокойнее.

— Мсье Луи просит вас уделить ему пару минут, мисс Тренчард, — сказала официантка, подавая им вино.

Джоанна встала и направилась к метрдотелю, ожидавшему ее возле барной стойки, а Софи принялась разглядывать посетителей. Участники конференции, в основном представители мужского пола, расслаблялись после изнурительных дебатов, остальные, как заметила Софи, сидели парочками.

Почувствовав слабый укол зависти, девушка отвернулась в сторону ярко освещенного газона за окном. Отношения с Гленом она с самого начала не рассматривала как нечто серьезное или важное для себя, не считала его своим избранником. Но сейчас она все-таки немного завидовала этим женщинам, сидящим за столиками со своими мужьями, или любовниками, или даже с чужими мужьями. Какая разница, с кем! Главное — они не одни.

Вкуснейшие ароматы, доносившиеся с соседних столиков, напомнили ей о том, что после ленча прошло уже много времени, и Софи оглянулась в поисках своей подруги. Та приближалась к ней, сопровождаемая Яго Смитом.

— Софи, — обратилась к девушке Джоанна, сияя белозубой улыбкой, — мистер Смит хочет поужинать в нашем ресторане, но сегодня здесь, похоже, яблоку негде упасть. Не возражаешь, если он сядет за наш столик?

— Добрый вечер, мисс Марлоу. — Улыбка Яго была несколько натянутой. — Вообще-то я уже сказал мисс Тренчард, что могу подождать…

Глупости! Мы вам очень рады. — Джоанна сделала «страшные глаза», Посмотрев на Софи. — Ведь так?

— Конечно, — дружелюбно улыбнулась адвокату Софи. — Присаживайтесь, мистер Смит.

— Яго. Называйте меня просто Яго, — сказал тот, садясь напротив нее.

— О да, Яго, — подхватила Джоанна таким льстивым тоном, что Софи едва удержалась, чтобы не пнуть подругу под столом ногой. — Странное имя, необычное.

— Фамильное, — коротко уточнил он, погружаясь в изучение меню. — Я, наверное, задерживаю вас.

— Нисколько, — заверила его Джоанна и доверху наполнила бокал. — Выпейте вина, Яго.

В тонком черном свитере под желтовато-коричневым кожаным пиджаком он выглядел просто великолепно. Понятно, почему Джоанна так и вьется перед ним.

Сделав заказ, Яго откинулся на стуле и посмотрел на женщин, сидящих напротив него.

— Уф! С самого утра ничего не ел — просидел за компьютером. У вас-то обеих день наверняка был куда более насыщенным. Как вы его провели?

Джоанна, довольная вниманием такого красавца, тут же дала полный отчет. Выслушав ее скороговорку, Яго спросил:

— А вы, Софи?

— Да так, обычная рутина, — отмахнулась та.

— Не прибедняйся! — запротестовала Джоанна. — Знаете, Яго, Стефан Лэинг, наш директор и главный менеджер, считает Софи незаменимой. Без нее он как без рук. Кстати, Софи, как поживает Глен?

— Канул в Лету, Джо, — с легкой усмешкой ответила девушка, пробуя равиоли с грибами. — О, новый шеф-повар отлично готовит!

Остальные блюда также были превосходны. При иных обстоятельствах Софи наслаждалась бы ужином, но под изучающими взглядами, которые время от времени бросал на нее Яго, с удовольствием поедавший тарталетки с семгой, она чувствовала себя неуютно.

Потом они втроем прошли в бар и заказали кофе. Софи, осушив чашку в два глотка, быстро поднялась.

— Все было чудесно, но мне пора идти. О, нет-нет, не вставайте! — воскликнула она, увидев, что Яго тоже отодвигает свой стул.

— И я, пожалуй, пойду. Заодно провожу вас, — твердо произнес он.

— Но ведь еще так рано, — разочарованно протянула Джоанна.

— Я сажусь за работу, едва встает солнце, можно сказать, с первыми петухами. — Яго улыбнулся. — Спасибо, что пришли мне на помощь, Джоанна. Вечер прошел великолепно.

— Возможно, мы как-нибудь повторим, — игриво произнесла она.

— Буду очень рад.

— Провожать меня совершенно излишне, — сквозь зубы упрекнула Смита Софи. — Могли бы остаться с Джоанной.

Яго потряс головой.

— Если бы вы пошли домой одна, могли бы снова подвергнуться нападению ваших бывших любовников.

Софи досадливо поморщилась.

— Бывшего любовника, в единственном числе, — подчеркнула она. — И больше нападения не повторятся.

— А если все-таки повторятся, позвоните мне. Я надену свой адвокатский парик и поспешу на помощь.

Софи бросила на него молниеносный взгляд.

— Я уже большая девочка и не нуждаюсь в помощи.

— Совсем не нуждаетесь? — Яго вопросительно вздернул бровь. — Неужели участники конференций не пристают к вам? Если честно, верится с трудом.

— Меня за то и ценит наше руководство, что я прекрасно умею улаживать подобные дела.

Похоже, ее слова не убедили Яго.

— Женщина с вашей внешностью, Софи, неминуемо привлекает к себе внимание мужчин, независимо от того, хочет она этого или нет.

— Только если она не одевается так, как я, в строгие деловые костюмы, не убирает волосы в гладкий пучок и не носит на носу очки, пусть и без диоптрий.

— И что, маскировка помогает? — улыбнулся Яго.

— Это не маскировка, а… практичный стиль, подходящий для моей работы.

Они как раз поравнялись с фонарем, и в его ярком свете Яго снова оглядел Софи с ног до головы.

— Сегодня вечером почти все мужчины с восхищением смотрели на вас. А один, за соседним столиком, вообще не сводил с вас глаз. Она безразлично пожала плечами:

— Я не заметила.

— А меня так и подмывало схватить его за шиворот, чтобы дать понять: я-то все заметил.

Девушке понравилось, с какой интонацией он это произнес.

— Ну и правильно, что сдержались. Не нужно тратить свои эмоции впустую.

— Я с радостью готов вступиться за вас в любое время и в любой ситуации, как уже имел честь говорить. — Яго остановился у ее ворот. — Вы часто ужинаете в «Холле»?

— Почти никогда. Сегодня решила устроить нечто вроде спонтанной проверки нашего нового шеф-повара, которую он прошел на ура. О чем завтра утром я и доложу начальству. Кстати, — она подняла на него глаза, — а как вам его кухня?

— Высший класс, — одобрил Яго. — Хотя, думаю, на мое впечатление от ужина не в последнюю очередь повлияло ваше общество и…

— Нет, серьезно, — нетерпеливо прервала его Софи. — Блюда были на лондонском уровне?

— Намного лучше, чем в некоторых ресторанах, которые я посещаю, — заверил ее Смит, прислонившись к калитке, будто приготовился к долгой неспешной беседе. — Не могу сказать, что я постоянно ужинаю вне дома. В Лондоне я обычно покупаю что-нибудь в деликатесных магазинчиках по пути домой. Иногда кто-нибудь готовит для меня, как это и было вплоть до последнего времени.

Любопытство Софи взяло верх над благоразумием:

— До того, как вы… лишились крыши над головой?

Яго отвернулся, порыв ветра бросил прядь волос на его высокий лоб.

— Упомянув об этом, я имел в виду даму, тоже адвоката, но из другой фирмы. Мы с ней оба деловые люди, и с некоторых пор наше свободное время совпадало все реже и реже.

Софи почувствовала странную неприязнь к неведомой ей женщине.

— Ее стало угнетать ваше общество?

— Похоже на то, — сардонически усмехнулся Яго, снова повернувшись к девушке. — Как-то я вернулся домой раньше положенного и обнаружил ее в постели с нашим общим женатым коллегой.

— Ого!

— Я тут же собрался и переехал в отель. А вскоре провел вечер у Фреизеров, и Ивэн предложил мне свой коттедж, чтобы я смог дописать книгу. Сейчас мой брат подыскивает для меня подходящее жилье.

Софи с любопытством посмотрела на Смита.

— А коллега… ну, тот, женатый… как он отреагировал на ваше неожиданное появление? Смутился?

Яго коротко хохотнул:

— Еще бы! Да и я, признаться, тоже.

— Испугался, что вы расскажете его жене?

Он прекрасно знает, что я никогда этого не сделаю. — Губы Яго сжались. — А Изабель со свойственным ей легкомыслием решила, что я забуду ее проказы и все пойдет дальше по-прежнему. Софи нахмурилась.

— Значит, она не влюблена в этого человека?

— Нисколько. — Он небрежно дернул плечом. — После работы они пропустили по паре рюмочек, дальше — больше, а у меня не хватило такта немного затянуть судебный процесс и явиться домой на день позже. В таком случае я и вовсе ни о чем не узнал бы. А тут узнал — и призадумался: впервые ли она мне изменила? И вдруг понял, что, как ни странно, мне это безразлично. — Яго выпрямил плечи и сделал шаг к Софи. — Поверьте, я не делаю из случившегося трагедию. Если честно, я даже обязан своему коллеге.

— Обязан?

— Если бы он в ту ночь не поддался чарам Изабель, я бы мог никогда не встретиться с вами, Софи. — Яго скривился, увидев, что лицо Софи мгновенно замкнулось — как внезапно захлопнувшаяся дверь. — Черт! Опять я ляпнул что-то не то.

Софи демонстративно посмотрела на свои часики.

— Мне пора. Спасибо, что проводили меня.

— И снова от вас повеяло вечной мерзлотой, — вздохнул Яго, преграждая ей дорогу. — Софи Марлоу, объясните же, в чем дело!

Девушка выдавила слабую улыбку.

— Я устала, в последнее время работы у меня невпроворот.

— А тут еще я со своими рассказами о личной жизни! Что ж, понимаю…

— Нет, мне было интересно послушать вас. — Даже очень интересно, призналась себе Софи.

— Когда-нибудь и вы расскажете мне о себе, буду с нетерпением этого ждать. — Он отошел в сторону. — Спокойной ночи, Софи. Благодарю за прекрасный вечер. В вашей компании я чувствовал себя превосходно.

— В нашей компании была еще и Джоанна, — подчеркнула Софи.

— Верно. Но на меня благотворно действовали именно вы. Надеюсь, мы еще много раз поужинаем вместе.

Его пронзительный взгляд впился в ее лицо, и Софи отвела глаза.

— Я никогда не смешиваю работу и развлечения.

Она хотела пройти мимо него, но адвокат схватил ее за руку.

— Я не являюсь вашим клиентом, Софи. Почему бы вам не перестать проявлять безукоризненную вежливость и не признаться, что я вам противен?

Кровь бросилась ей в лицо.

— Потому что это неправда. Вы мне не противны.

— В таком случае, если я приглашу вас поужинать на нейтральной почве, вы дадите свое согласие? — не отставал Яго.

— Нет! — решительно заявила она. — Сейчас, по известной вам причине, я предпочитаю общество подруг.

Я всего лишь попросил вас об ужине, а не делал предложение руки и сердца, — с внезапным сарказмом произнес он.

— Вот и отлично, — парировала Софи, выдергивая руку. — Потому что я бы не вышла за вас замуж, даже если бы на земле не осталось ни одного другого мужчины!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Софи едва не провалилась сквозь землю, едва произнесла эти слова. Окаменевшее лицо Яго Смита стояло у нее перед глазами, пока она разбирала постель и укладывалась поудобнее, прижав к груди вторую подушку. Угораздило же ее сморозить такую глупость! А ведь еще вчера она вознамерилась вести себя в обществе адвоката вежливо-отстраненно и с достоинством…

Когда Софи потянулась к прикроватному столику, чтобы выключить ночник, зазвонил телефон.

— Только не вешайте трубку, — быстро проговорил Яго. — Вы уже легли?

— Да, — сказала Софи сдавленным голосом.

— Что это было? Там, у калитки.

Лучше его не дразнить, решила Софи.

— Извините, просто сорвалось, — сказала она. — Повинную голову меч не сечет…

Насчет головы — согласен, а вот что «сорвалось» — не верится. По-моему, ваши слова шли из самой глубины души. Ради всего святого, что я сделал, чтобы навлечь на себя ваш гнев? — Не дождавшись ответа, он продолжил: — Не хотите объяснить, да?.. И все-таки мне кажется, что мы с вами уже встречались раньше. Ведь так, Софи? И вы обиделись, что я не могу вспомнить?

— Нет, — ответила она, едва ворочая языком.

Яго вздохнул.

— Вы для меня загадка, Софи Марлоу, — признался он. — Быть может, мне стоит втереться в доверие к Джоанне и попытаться выпытать правду у нее…

Вот тут у Яго Смита ничего не получится, поскольку Софи связывали с Джоанной скорее рабочие отношения, нежели дружеские узы.

— Попытка не пытка, — отозвалась девушка отстраненно.

— Иными словами, я ничего не добьюсь. А жаль… Спокойной ночи, Софи.

— Спокойной ночи.

Она аккуратно положила трубку и откинулась на подушку, уставившись в потолок невидящими глазами. Яго прав: действительно жаль, очень жаль…

Следующий день выдался суматошным и бесконечно долгим. Софи возвращалась домой гораздо позже обычного. Вечер стоял промозглый, и она зябко куталась в плащ, бредя по освещенной главной аллее. Вдали показались огни фрейзеровского коттеджа. Сердце Софи болезненно сжалось: после ее вчерашних слов вряд ли Яго пожелает когда-нибудь встретиться с ней вновь.

Ну и пусть! Софи взбодрилась, вспомнив, что близится уикенд и она наконец повидается со своими родными.

Ее брат Бен вместе с женой Шарлоттой держал крупное садоводческое хозяйство и питомник для цветов. Софи уже давно не наведывалась ни к ним, ни к своей матери, которая жила неподалеку от них, занимая квартиру в многоэтажном доме. Желание Софи поскорее увидеться с семьей росло с каждой минутой — так же, как росла и злость на Глена Тэйлора за то, что он подчинил себе все ее свободное время и она в угоду ему сидела дома, забыв о самых близких людях на свете.

— Это ненормально, если девушка без оглядки влюбляется в мужчину, — заявила Фэйт Марлоу за ужином на следующий вечер.

Софи скорчила гримаску.

— Я никогда не была влюблена в Глена, — сказала она.

— Ну и слава богу. Кстати, вчера видела его по телевизору, он выдавал секреты каких-то новых блюд. Надо признать, юмор у него мрачноват, временами даже жесток. — Миссис Марлоу тихонько хихикнула. — Хорошо, что теперь я могу сказать тебе это. И вообще, детка, я очень за тебя переживала.

— Зря, мамуля. У меня не было никаких серьезных планов, касающихся Глена.

— Но я же об этом не знала! Честно пыталась представить его в качестве будущего родственника, но не могла.

Софи с любовью посмотрела на мать.

— Глену нужен опытный менеджер для ресторана, а вовсе не жена. И привлекают его не мои распрекрасные карие очи, мамочка, а мой счет в банке. Он хотел, чтобы я вложила все свои деньги в его предприятие, только и всего. О женитьбе и речи не шло.

Мать в изумлении уставилась на Софи.

— Боже мой! Ну и подлец! И для достижения своих меркантильных целей он вознамерился влюбить тебя в себя?

— Нет, мою любовь он хотел получить в качестве бесплатного приложения к бизнесу. Глен вообще не способен мыслить… э… любовными категориями.

— Тогда почему же ты им увлеклась? — Фэйт убрала со лба прядь седеющих волос, задумалась и вдруг кивнула. — А, понимаю. Он покорил тебя недюжинными кулинарными способностями на твоей кухне.

— Ой, мамуля, не смеши! — фыркнула Софи. — На своей кухне, должна тебе сообщить, я готовила исключительно сама. Глен приберегал свои таланты для клиентов, с которых мог содрать звонкую монету.

Утром Софи принялась помогать брату в цветнике, чтобы Шарлотта успела сбегать в парикмахерскую, поскольку Фэйт заказала в местном отеле торжественный ужин в честь приезда дочери.

Бен, как с радостью отметила Софи, выглядел вполне довольным собой и своей жизнью.

— С такой женой, как Шарлотта, не может быть иначе, — с удовлетворением заявил он в ответ на шутливое замечание сестры.

Это точно, — согласилась Софи. — Немногим удается жениться на садовнике-декораторе, да еще на такой красавице, которая к тому же отлично готовит, ведет хозяйство, и еще хороша в интимном плане, о чем ты наверняка не захочешь говорить со своей младшей сестренкой.

Бен откинул со лба волосы и рассмеялся:

— У нее еще масса достоинств помимо тех, что перечислила моя младшая сестренка. А если серьезно, я очень, очень счастливый человек.

Софи закивала, и тут ее внимание отвлек покупатель, пожелавший приобрести луковицы тюльпанов.

Уикенд прошел в спокойной обстановке, по которой так соскучилась Софи. После чудесного воскресного ленча, который Шарлотта накрыла в таком любимом, уютном доме, где прошло детство Софи, девушка начала готовиться к дальней поездке в «Хайфилд-Холл». Своих родных она заверила, что непременно явится к ним на Рождество.

— Но ты, мамуля, можешь навестить меня и раньше. И вы двое тоже.

— Спасибо, но нам нужно готовиться к оформлению праздника, к сожалению, — покачала головой Шарлотта, обнимая Софи. — Очень много заказов. Поэтому нам никак не выбраться к тебе до Нового года. Но вы, Фэйт, обязательно должны поехать.

— Пожалуй, теперь, когда Глен исчез с твоего горизонта, доченька, я тебя действительно навещу. И позвони мне, как только доберешься до «Холла», ладно?

— Конечно, мамочка.

Загрузив в багажник ящики с желтофиолью и луковицами гладиолусов, Бен расцеловал сестру. Софи наконец села в машину и тронулась в путь, а они еще долго махали ей вслед.

Вернувшись в «Айви-Лодж», Софи отзвонила матери, принесла из машины цветы и приготовила себе кофе. И только потом включила автоответчик. Голос Глена уже не был злобным и угрожающим, напротив — он звучал ласково и вкрадчиво. Глен даже подпустил некую сексуальную хрипотцу, которая, как он считал, действовала на Софи безотказно. То, что произошло, было ошибкой, увещевал ее Глен, сейчас он все хорошенько обдумал и наконец-то понял, что они созданы друг для друга. И теперь с нетерпением ждет ее звонка.

Софи криво усмехнулась и стерла запись. Подтекст Гленового послания был для нее предельно ясен — заполучить ее деньги любой ценой. Не повезло ему, что и говорить. Банковский счет Софи останется при ней, и ни за какие коврижки она не подпустит Глена к нему.


Софи не видела Яго Смита всю следующую неделю. Она старательно убеждала себя, что это к лучшему, особенно после того, как с самого начала повела себя с ним подчеркнуто холодно, а потом, как бы ставя финальную точку, бросила ему в лицо оскорбительные слова. И если теперь он избегает ее, винить ей следует только себя.

То есть не винить, а поздравлять, поправила себя Софи и, чтобы не думать о Смите, решила посещать занятия аэробикой не один раз в неделю, как прежде, а два. Как-то вечером даже поужинала с барменом Яном Барлоу и, надо сказать, прекрасно провела время в его обществе. Работала она допоздна, а дома готовила на скорую руку нехитрый ужин и устраивалась с подносом на диване, бездумно глядя на экран телевизора.

В следующую субботу утро выдалось ясное и солнечное. Софи решила повозиться в своем маленьком садике, чтобы подготовить почву для желтофиоли и гладиолусов, полученных в подарок от Бена. В полдень она, раскрасневшаяся от нескольких часов, проведенных на свежем воздухе, отправилась в Челтнем за покупками. Приобрела очаровательный свитерок, два романа в мягких обложках, кое-что из деликатесов в модном китайском супермаркете, а затем поехала домой, чтобы провести вечер как всегда.

Какое счастье распоряжаться собой и своим временем по собственному усмотрению! — думала она, подставляя лицо встречному ветерку. Обычно по субботам у Глена была запарка в ресторане из-за огромного наплыва посетителей, поэтому на следующий день он валялся на диване в гостиной Софи, не отпуская ее от себя ни на минуту. Подай то, принеси это, в общем, занимайся исключительно моей драгоценной персоной!

Подъезжая к Лонг-Эшли, девушка недоуменно передернула плечами. Сейчас у нее не укладывалось в голове, почему она так долго терпела его бесцеремонное вмешательство в ее жизнь. Все, с нее хватит, как говорят, на ошибках учатся. В следующий раз — если он, конечно, когда-нибудь наступит — она будет диктовать свои условия, а понукать собой никому не позволит.

Воскресенье тоже порадовало ласковым солнышком. Пару часов Софи провела в саду, потом вернулась к себе, решив пройтись пешком до огромного дома Стефана и Анны Лэинг, где имелся даже загон для пони, которым владели их восьмилетние дочки-двойняшки Робин и Дэйзи.

Для обеда у Лэингов она выбрала новый, только что купленный черный свитер и джинсы, плотно облегавшие бедра, постройневшие от усиленных занятий аэробикой. Сапожки на высоких каблуках делали Софи выше ростом. В целом, оглядев себя с ног до головы в зеркале, она осталась до-. вольна собой.

Оказавшись в «Энд-Хаусе», Софи все-таки немного пожалела, что не надела другую обувь, более подходящую для пеших прогулок, но ее встретили с таким восторгом, что боль в ногах вскоре позабылась. Едва Стефан открыл Софи дверь, как Робин и Дэйзи повисли на девушке, повизгивая от восторга, а пара черных ретриверов прыгали вокруг, норовя лизнуть ее в нос.

— Вон отсюда! — Скомандовала собакам Анна Лэинг, выбежав из кухни и распространяя по прихожей вкуснейшие ароматы.

Анна была длинноволосой и длинноногой блондинкой — дочки явно пошли в нее. Софи, обнимая хозяйку, невольно отметила, что та немного округлилась, фигура ее стала пышнее.

Стефан помог гостье снять плащ, а Анна обменялась с мужем заговорщицким взглядом, потом кивнула в сторону дочерей:

— Робин и Дэйзи хотят кое-что тебе сказать. Девчонки от нетерпения подпрыгивали на месте, их так и распирало от радостного возбуждения.

— Да уж я вижу, — улыбнулась Софи. — Давайте, дорогие, выкладывайте.

— У мамочки будет ребеночек! — в один голос выкрикнули двойняшки.

Слегка опешив, Софи обняла сестер за худенькие плечики.

— Вот здорово! — воскликнула она и с улыбкой обратилась к Анне: — Теперь я понимаю, что на самом деле уже сто лет у вас не была!

— Анна запретила мне говорить о ее беременности, пока мы не убедимся, что это не ложная тревога. — В голосе Стефана послышались извиняющиеся нотки. — Я попросил тебя приехать пораньше, чтобы сообщить эту новость и отпраздновать событие в узком кругу.

Проводив гостью в просторную комнату, он принялся разливать по бокалам вино. Софи вручила двойняшкам книги, где героиня мастерски ездила верхом на пони, а хозяевам — бутылку красного бургундского вина и коробку шоколадных конфет.

— Если бы знала заранее, принесла бы шампанское!

— Шампанское уже и так остывает в ведерке со льдом, — успокоил ее Стефан. — Знаю, знаю твои экстравагантные вкусы! Сейчас откупорю твое любимое бургундское. Пусть немного подышит.

Софи устроилась вместе с Анной на широком диване в уютной гостиной.

— Стало быть, Глен исчез из твоей жизни, — проговорила Анна и ласково похлопала Софи по руке. — Имею ли я право спросить, к лучшему ли это?

— Конечно, имеешь! Об этом кто меня только уже не спрашивал!

— Включая твою маму, без сомнения.

Софи кивнула.

— Она пыталась представить себя в роли будущей тещи Глена, но так и не смогла.

— Господи! Ты что, хотела выйти за него замуж? — ужаснулся Стефан, выпучив глаза.

Анна рассмеялась:

— Прости его, дорогая. Когда дело касается тебя, он становится чересчур бдительным.

Растроганная до глубины души, Софи взглянула на своего босса.

— Не волнуйся, я и не думала выходить за него.

— Хвала Всевышнему! — воскликнул Стефан и пошел встречать прибывших соседей с сынишкой одного возраста с его дочерьми.

Дети с топотом умчались во двор, а взрослые принялись обсуждать радостное событие.

— Кого ожидаете? — спросила Нина Трэйси. — Снова близнецов?

— Нет, слава богу, — ответила Анна, обмениваясь взглядом с мужем. — Теперь будет только один, и мы уже знаем кто. Мальчик!

— Представляете, какое счастье — в нашем-то возрасте, — смущенно заулыбался Стефан.

Эндрю Трэйси громко расхохотался и дружески хлопнул Стефана по плечу.

— Старый конь борозды не портит!

— Ну, не такой уж и старый, — запротестовал тот и, услышав звонок, пошел открывать дверь.

Софи так живо начала обсуждать с четой Трэйси и Анной проблему появления на свет малыша, что не сразу заметила Стефана с вновь прибывшим. А когда заметила, оторопела от неожиданности. То был не викарий, которого хозяева время от времени приглашали на ленч, а Яго Смит, в синих джинсах и черном свитере. В руках он держал бутылки и букет цветов.

— Вы, конечно, уже знакомы с Софи, — произнес Стефан и представил Смита Анне и чете Трэйси. Потом забрал у него цветы и бутылки, а взамен подал бокал шампанского.

Анна поблагодарила гостя, простодушно объяснив ему повод для сегодняшнего торжества.

— Мои поздравления! И спасибо, что пригласили меня, — сказал Яго.

Его голос был так искренен, что Анна буквально расцвела и проговорила с ним целых десять минут, прежде чем, извинившись, отправиться на кухню.

Софи немедленно вскочила с дивана.

— Я тебе помогу.

— Сиди, дорогая, помощь не требуется, — остановила ее Анна, но, взглянув на девушку, изменила решение: — Хотя… если ты хочешь побатрачить на меня, не буду мешать твоему благородному порыву. Не все же тебе работать только на моего муженька.

Радуясь возможности улизнуть из гостиной, Софи последовала за Анной. Что это? — недоумевала она. Откуда такое совпадение в выборе одежды — у обоих черные свитера и синие джинсы?

Трое ребятишек играли с собаками во дворе; в просторной кухне царила тишина, пока ее не нарушила Анна, повернувшись к Софи.

— В чем дело? — с любопытством спросила она. — Тебе не нравится Яго Смит?

— Он очень хорош собой, — отчеканила Софи, принимаясь резать батон, который протянула ей хозяйка.

— Это не ответ. — Анна большой ложкой помешала суп. — Ивэн попросил не давать ему скучать, а для нас лишний гость не помеха, вот мы и решили пригласить его на воскресный обед. — Она помахала ложкой в воздухе. — Но он ни в коем случае не предназначается тебе в кавалеры, дорогая. По этому поводу можешь быть спокойна.

— Да я спокойна, — отмахнулась Софи. — Давай сделаю завитки из масла.

— Конечно, милая, сделай. — Анна пристально посмотрела ей в глаза. — Послушай, может, тебе известно о нем что-нибудь дурное, чего мы с мужем не знаем?

Софи пожала плечами.

— Да вроде бы нет. Он преуспевающий адвокат, а в свободное время занимается сочинительством. Пишет книгу по праву. Как я поняла, что-то наподобие воспоминаний из частной практики.

— Ясно, из тебя ничего не вытянешь. — Анна осторожно открыла духовку и проверила шипящие куриные грудки. — Пастернак и порей уже готовы. Остается почистить шпинат и взбить картофельное пюре.

— Я займусь шпинатом, а пюре возьми на себя.

Детей позвали в дом и до отвала накормили на кухне. Затем Софи внесла в гостиную суп из томатов, щедро сдобренный зеленью, уселась на свободный стул рядом с Эндрю Трэйси, отметив, что его жена в это время развлекала разговорами Яго. Вот и пусть развлекает. Софи тоже не скучала: Эндрю обладал своеобразным чувством юмора, что ей очень нравилось.

В целом обед проходил в непринужденной обстановке, чему немало способствовало присутствие Яго Смита.

Софи помогла Анне раздать детям второе блюдо и вернулась к остальным, чтобы посмаковать куриные грудки с грибами под чесночным соусом.

— Это просто восхитительно, миссис Лэинг, — проговорил Яго с легким поклоном в сторону Анны. — Куда вкуснее, чем мой вчерашний ужин в «Холле».

— Благодарю за комплимент, и называйте меня, пожалуйста, Анной. Но все же… я надеюсь, новый шеф-повар не так уж плох. — Она прикусила губу, взглянув на Софи. — Прости, дорогая.

— Все в порядке, — заверила ее девушка. — На самом деле парень действительно хорошо готовит. Не так ли, Яго?

— О да, отлично, — кивнул тот, заинтересованно посмотрев на Софи, когда услышал вопрос, адресованный непосредственно ему. — На прошлой неделе мы с Софи поужинали вместе. Это произошло чисто случайно, — суховато добавил он, заметив обращенные к нему любопытные взгляды.

В ресторане все места были заняты, — пояснила Софи, — а я сидела с Джоанной Тренчард, и она предложила Яго разделить нашу компанию.

— Еда была великолепной, — улыбнулся Яго. — Ставлю пять баллов вашему новому шеф-повару, мистер Лэинг.

— Слава богу, — обрадовалась Анна. — Сказать по правде, мне не очень нравился Глен Тэйлор, но все-таки надо отдать ему должное: на кухне он действительно творил чудеса. Своего рода гений.

— Посмотрим, как он справится на собственной, кухне, — усмехнулся Стефан и подмигнул Софи, прежде чем отправиться к детям, чтобы напоследок угостить их мороженым.

К тому времени как гости опустошили тарелки с горячим лимонным пудингом, домашним сыром и овсяным печеньем, Софи уже настолько устала от светских бесед, что с удовольствием уступила Нине Трэйси роль помощницы Анны.

— Я хочу показать Эндрю нашего Дино, — обратился Стефан к Яго. — Оставляю вас на попечение Софи.

Когда они ушли, Яго прислонился к каминной полке, долгим взглядом посмотрел на Софи и мрачно ухмыльнулся.

— Если хотите, я тоже пойду взглянуть на Дино, — предложил он. — Правда, не знаю, кто это такой.

— Это пони двойняшек, — с улыбкой пояснила Софи. — Эндрю Трэйси — ветеринар. Адвокат там ни к чему. Вы будете более полезны, если подкинете в камин пару-тройку поленьев.

— Да, конечно.

Повернувшись к ней спиной, Яго медленно наклонился, поворошил кочергой тлеющие угли, подбросил сухие поленья и тщательно подправил их, чтобы не высовывались и не бросали искры на пол. Своими неторопливыми движениями он как бы давал Софи понять, что вступать с ним в разговор не обязательно.

— Все в порядке, — холодно произнесла Софи, — вам не нужно поддерживать со мной беседу.

Яго повернулся и пожал плечами.

— Вот как? А я хотел избавить вас от необходимости развлекать меня.

Софи вздохнула.

— Послушайте, Яго, мне жаль, что я набросилась на вас в тот вечер. Извините меня, вы ни в чем не виноваты.

К ее удивлению, он подошел и сел рядом с ней, вытянув длинные ноги и заложив руки за голову.

— Но ваш тон говорил об обратном.

— Мало ли кто что ляпнет в порыве гнева.

— Это точно. Но мне по-прежнему интересна подоплека. Почему вы так настроены против меня?

— Можете списать мое дурное настроение на нелюбовь к представителям вашего пола. — Ну, не ко всем из них. Вчера вечером, например, я видел вас в обществе бармена.

Удивленно вздернув брови, Софи повернулась к Смиту.

— Вы были в «Розе и короне»? Я вас там не заметила.

Я решил заняться пробежками на сон грядущий, поэтому видел, как вы вернулись домой. — Он искоса взглянул на нее. — И посчитал целесообразным потихоньку убраться восвояси, пока вы не прибавили к длинному списку моих недостатков еще и страсть к слежке.

Софи равнодушно пожала плечами.

— Ян мой друг. До появления Глена мы с ним частенько ходили в кино или ужинали вместе, когда у него выдавалось свободное время.

— А теперь он, естественно, счастлив возобновить ваши былые отношения, — подытожил Яго.

Быстро встав, он с улыбкой встретил появившихся в гостиной Анну, Нину и обоих мужчин. Подали кофе и бренди.

От спиртного Яго отказался все с той же милой улыбкой:

— Хоть домой ехать и недолго, не хочу рисковать.

— Да уж, — поддержал его Эндрю, — для стража порядка будет непростительно этот самый порядок нарушать. В молодости я тоже старался соблюдать букву закона…

— Только потому, что ты тогда спал и видел себя в пышном парике и черной мантии, — добродушно хмыкнула его жена, поглядывая на Яго. — Ставлю сто против одного, вы выглядите в них внушительно, правда, Яго?

— Дурацкий обычай, — усмехнулся Смит. — Мне всегда было жалко моих юных коллег. Парик из конского волоса и черная материя в душном зале — и так по нескольку часов в день! Ужас.

— А как скоро вы начали носить мантию из шелка? — спросил Эндрю.

— Достаточно скоро. Мне повезло.

— А почему вы занялись писательством? — поинтересовалась Анна.

— Кое-кто из королевских адвокатов достаточно плодовитые литераторы, но и о своей основной профессиональной деятельности они, естественно, не забывают. — Яго улыбнулся. — Что касается меня, на данный момент я вполне доволен тем, как живу.

— Вот и хорошо, — произнес Эндрю, сделав большой глоток бренди.

— Софи, ты ведь не за рулем, — обратился к девушке Стефан. — Как насчет бокальчика бренди?

— Ты же знаешь, она не любит крепкие напитки, — напомнила мужу Анна. — Лучше выпей еще чашечку кофе, дорогая. И вы тоже, Яго.

За дверью послышался топот детских ног, и в комнату на всех парах влетели двойняшки, а за ними — запыхавшийся Александр Трэйси.

— Мамочка! Можно Алекс покатается на Дино? — с ходу затараторили девочки. — Мы дадим ему один из наших шлемов. Мамуля, ну пожалуйста!

— Нина, ты как, не против?

— Пусть покатается. Уж не знаю, чем они там занимались, но его одежде теперь уже ничто не повредит.

— Пойдешь с нами, Софи? — умоляющим голоском пропела Робин. — Мы с Дэйзи научились прыгать через препятствия!

— Правда? Конечно, пойду, — согласилась Софи, поднимаясь, и скомандовала: — Ну, рота, вперед!

— Алекс, никаких препятствий! — напутствовал мальчика отец. — Ты можешь просто немного покататься, и все.

— У заднего входа висит жакет, возьми его, Софи, — предложил Стефан. — И не позволяй ребятне задерживаться на улице слишком долго. Становится прохладно.

В загоне действительно было ветрено, на горизонте сгущались тучи. Наблюдая за детьми, Софи то и дело озабоченно посматривала на темнеющее небо. Собаки весело резвились у ее ног, взвизгивая всякий раз, когда она начинала аплодировать двойняшкам, заставляющим Дино перепрыгивать через невысокие барьерчики.

Алекс нетерпеливо переминался с ноги на ногу, ожидая своей очереди. Наконец он напялил шлем, забрался в седло и сделал несколько кругов по загону, и тут упали первые тяжелые капли дождя. Софи велела детям закругляться, и девочки, к вящему удовольствию Алекса, разрешили ему доехать до конюшни верхом на пони.

Мальчик спешился, счастливая улыбка светилась на его лице.

— Ну вот, а теперь поможешь нам снять с Дино седло и обтереть его сухой ветошью, чтобы он не простудился, — с важным видом заявила Дэйзи, демонстрируя познания многоопытной наездницы.

После того как Дино был успешно водворен в свое стойло, все четверо вернулись в дом, сопровождаемые мокрыми собаками. В дверях, держа полотенца, их поджидал Яго.

— Я вызвался принести их, — пояснил он, раздавая всем полотенца. — Я вытру собак, а вы, надеюсь, справитесь сами. — Взглянув на Софи, Яго улыбнулся. — Листики в ваших волосах очень вам к лицу.

Через пару минут дети умчались наверх, горя нетерпением поскорее вернуться к прерванным играм. Софи поставила свои сапожки поближе к батарее и прямо пошла в ванную комнату, чтобы поправить прическу, а заодно слегка подкрасить губы. В холле она обнаружила Яго в обществе уже сухих собак. Поглядывая в сторону ванной, он обеими руками чесал псов за ушами, а те радостно поскуливали. Брови Софи удивленно поползли вверх.

— Спасибо, что подождали меня.

И они присоединились к остальным в гостиной. Анна приглашающим жестом похлопала ладонью по дивану рядом с собой.

— Иди сюда, милая. Чай разольет Нина. Как тебе понравилась конная разминка?

— Впечатляюще. Дэйзи и Робин сильно продвинулись с тех пор, как я видела их последний раз верхом на Дино. — Софи улыбнулась Нине: — А Алекс был просто вне себя от восторга. На пони он смотрелся замечательно.

— Господи Иисусе! Теперь придется нанимать тренера по верховой езде! — шутливо ужаснулась Нина.

Выпив вторую чашку чая, которую поднес ей Яго, Софи поднялась с дивана и с сожалением взглянула на Анну.

— Не обижайся, мне уже пора. Что-то непогода разыгралась.

Ты не можешь сейчас идти, — возразил Стефан, посмотрев в окно. — На улице льет как из ведра!

— Я подброшу Софи до ее дома, — вдруг вмешался молчавший до этого момента Яго.

Анна глубокомысленно изрекла:

— В таком случае вам обоим незачем торопиться.

— Меня ждет мой скучный трактат, сроки поджимают, — сказал Яго. — Так что мы лучше поедем прямо сейчас, если, конечно, Софи не возражает.

— Не возражаю, — откликнулась девушка. — Только схожу за сапожками.

— Стой где стоишь, — приказал Стефан. — Сейчас я их принесу.

Яго поблагодарил хозяев за теплый прием, попрощался с четой Трэйси, помог Софи надеть плащ, и они побежали к его машине.

— Извините, что оторвал вас от общества друзей, — проговорил Яго, включая зажигание.

— Ничего страшного. Иначе мне бы пришлось голосовать на дороге. Не идти же пешком в такой ливень! — И она повернулась, чтобы помахать на прощание стоявшим на пороге Стефану и Анне.

— Вы на дружеской ноге со Стефаном Лэингом, — заметил Яго.

— Да, между нами с самого начала возникло полное взаимопонимание, — кивнула Софи, снова усаживаясь прямо. — Я так рада, что повидала сегодня девочек! Тысячу лет уже не была в «Энд-Хаусе» и ужасно соскучилась по Анниным знаменитым воскресным обедам.

— Тэйлору они тоже нравились?

Губы Софи сжались, но она все-таки ответила:

— Нет. Он приезжал сюда только один раз, но больше мы с ним Лэингов не посещали.

— Мне, как новичку в вашей дружной компании, — осторожно произнес Яго, не отрывая глаз от дороги, — кажется, что все приветствуют исчезновение Тэйлора. А как относитесь к этому вы?

— По-моему, вы должны были понять мою реакцию на его… неожиданное вторжение, — огрызнулась Софи. — Я ее и не скрывала.

Яго пожал широкими плечами.

— Но у вас было время успокоиться и пожалеть о том, что прогнали его.

— Единственное, о чем я действительно жалею, так это о том, что вообще связалась с ним.

Он искоса посмотрел на нее.

— Тогда напрашивается закономерный вопрос: почему же вы с ним связались?

— Так уж карты легли. Я люблю свою работу, но моя личная жизнь здесь довольно однообразна. Когда Глен приехал сюда, он оказался в схожей ситуации. Поэтому через какое-то время мы с ним начали встречаться. Как видите, все очень просто.

Из-за дождя небо очень быстро потемнело — буквально на глазах. Софи сообразила, что Яго свернул к коттеджу Фрейзеров вместо «Айви-Лодж», только тогда, когда он уже подъезжал к дверям, но предпочла промолчать.

Яго заглушил мотор.

— Я слегка покривил душой, когда сказал, что мне нужно работать. На самом деле я увез вас от Лэингов, потому что хотел, чтобы мы с вами выпили по бокалу вина и немного поболтали. Я просто горю желанием разгадать секрет вашей ко мне предвзятости.

Софи повернулась к нему, но он смотрел прямо перед собой.

— А что, прежде вы всем всегда нравились?

— Да нет, сотни людей меня, вероятно, терпеть не могут. — Он наконец взглянул на Софи. — Но все они мне безразличны. Вы первая, чье мнение меня действительно взволновало.

В груди у Софи что-то неприятно шевельнулось.

— В моем отношении к вам нет ничего личного, — натянуто произнесла она.

— И все же давайте поговорим.

Господи, ну до чего же настырный тип! Софи уставилась на свои руки, сложенные на коленях, и некоторое время изучала их. Поняв, что пауза затянулась, она тяжко вздохнула.

— Хорошо, но только не здесь.

— Почему?

— Потому, что если мы будем беседовать тут, то потом вам, как джентльмену, придется провожать меня домой.

С минуту Яго смотрел на нее, переваривая услышанное, затем снова включил зажигание и поехал к ее дому.

— Кофе? — предложила Софи, включив свет в прихожей.

Нет, спасибо, — отказался Яго, помогая ей снять плащ. И вдруг, несказанно изумив девушку, взял ее руки в свои. — Послушайте, Софи, — сказал он таким тоном, что у нее по спине побежали мурашки, а пульс участился, — что-то подсказывает мне, что ваш секрет не придется мне по душе. Поэтому, прежде чем вы решите выставить меня вон, я хочу сделать одну вещь.

Софи вопросительно взглянула на него — и замерла на месте. Сердце забилось с удвоенной силой, когда она поняла, что он имеет в виду. Через мгновение она уже была в его объятиях. От чувственного поцелуя Яго у нее разом проснулись все эрогенные зоны, о существовании которых она и не подозревала ранее, потому что Глен не был способен их разбудить.

Тело Софи обмякло в крепких руках Яго. Его губы впивались в нее все яростнее, поцелуй становился все жарче. Волна удовольствия захлестнула Софи.

— Я знал, — выдохнул Яго, оторвавшись от нее и отодвинув на расстояние вытянутых рук. — Я это знал.

— Знал — что? — пролепетала Софи.

— Как чудесно будет любить тебя. — Он снова прижал к себе ее напрягшееся вдруг тело и тихо рассмеялся. — Это всего лишь поцелуй, Софи, расслабься.

Глаза Яго внезапно потемнели, и он опять впился в ее губы. Следуя его совету, Софи расслабилась и бесстыдно прильнула к нему. Ей хотелось, чтобы волшебный поцелуй длился вечно, потому что, когда он закончится, снова вернется безжалостная реальность. И ничего не повторится, стоит правде выплыть наружу.

Наконец Яго отпустил ее. Софи отступила на шаг, грудь ее вздымалась, под тонким свитером четко вырисовывались очертания напрягшихся сосков. Взгляд Яго немедленно опустился с ее лица на грудь, и Софи, зардевшись от смущения, ринулась в соседнюю комнату, по пути зажигая свет и задергивая шторы, чтобы занять трясущиеся руки. Когда дыхание пришло в норму, она повернулась к Яго, который смотрел на нее хищным взглядом.

— Вот что, Софи, — произнес он командным тоном, — прежде чем выложить мне все как на духу, ты должна ответить на один вопрос.

— На какой вопрос?

— Мое чувство к тебе взаимно?

Глубоко вздохнув, девушка поправила волосы и решительно посмотрела в его серые глаза.

— Ты сам все прекрасно знаешь. Да. Ты понравился мне с той самой минуты, когда я увидела тебя впервые на пороге моего дома, хотя ничего, кроме глаз, не было видно, — честно призналась она. — А на следующий день, узнав, кто ты есть на самом деле, я испытала настоящий шок.

— Значит, мы все-таки встречались раньше! — В мгновение ока он очутился рядом и схватил ее за руки. — Где? Когда?

Софи опустила голову.

— Вообще-то мы никогда не встречались с вами, мистер Лэнгем Смит. Я видела вас в мантии и парике, когда слушалось дело о хищении, несколько лет назад. — Она снова посмотрела на него и четко произнесла: — Мой брат был осужден и отправлен в тюрьму, потому что вы не сумели его защитить.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Яго отдернул ладони, словно обжегся о ее руки.

— Сколько помню, я никогда не защищал человека по фамилии Марлоу.

— У него другая фамилия — Причард. У меня с Беном общая мать. — Софи без сил опустилась на диван, плечи ее поникли. — Он взял в своей фирме некоторую сумму и не смог вовремя ее вернуть. Совершил хищение чужого имущества, как назвал это обвинитель, и его упекли за решетку.

— И упек его, по-твоему, именно я, — мрачно заключил Яго. — Твой брат считает, что я погубил его жизнь?

— Нет. Но долгие годы так считала я.

Яго молча изучал ее осунувшееся лицо, восстанавливая в памяти детали того процесса.

— Это было давно, — наконец сказал он, — но я хорошо помню твоего брата. Может быть, потому, что он признал себя виновным, тем самым не оставив мне ни малейшего шанса вытащить его из передряги. Хороший парень и, как я теперь понимаю, очень похож на тебя. — Его губы скривились в усмешке. — Так вот почему мне все время казалось, что мы с тобой встречались раньше.

— Возможно. Мы с Беном оба похожи на маму. Яго нахмурился.

— Она тоже винит меня?

Софи отрицательно покачала головой.

— Нет. Она винила себя, жестоко винила. После смерти моего отца она из кожи вон лезла, чтобы удержать на плаву их общее дело — крупное садоводческое хозяйство. Первое время ей это удавалось, но потом дела пошли хуже, и банк потребовал вернуть ссуду, взятую моими родителями, когда они решили расширить территорию сада и цветника. Бен работал в экономическом отделе одной компьютерной фирмы. Когда его шеф уехал отдохнуть за границу, он проделал какую-то ловкую финансовую махинацию, чтобы добыть для мамы деньги. Бен рассчитывал быстро вернуть деньги, но шеф появился намного раньше, чем хотел, и обнаружил недостачу.

Потрясенный, Яго смотрел на нее во все глаза. На его скулах заходили желваки.

— Бог ты мой, неужто ты обвиняешь меня еще и в том, что я развалил ваш семейный бизнес? — спросил он сквозь зубы.

— Представь, не обвиняю. Потому что бизнес не развален. Помогли деньги, вырученные от продажи квартиры Бена. Й сожалению, мы не успели продать ее до суда…

Яго немного расслабился.

— Твоя мать все еще управляет садоводческим хозяйством?

— Нет, теперь этим занимается Бен, а помогает ему Шарлотта, его жена. — Софи прерывисто вздохнула. — Преступление, совершенное Беном, не попадало в категорию особо тяжких, но все-таки это было преступление — подделка финансовых документов и присвоение денежной суммы. Хищение имущества фирмы, черт бы побрал судейские формулировки…

Внимательно слушая Софи, Яго привалился к подоконнику.

— Когда Бен вышел на свободу, — монотонно продолжала Софи, — и речи не могло быть о работе по его прежней специальности. Вот он и принял бразды правления из рук нашей мамы. Бен обожает копаться в земле, он вечно торчал в теплице, когда приезжал к нам, а в тюрьме помогал тамошнему садовнику, так что семейное дело было ему по душе.

— А как отнеслась ко всему этому его жена?

— Бен познакомился с Шарлоттой уже после освобождения. Она работала у нашей мамы и от нее знала историю заключения Бена во всех подробностях. — Губы Софи на мгновение сжались. — Ее родители шли на любые ухищрения, чтобы не допустить свадьбы, но Шарлотта настояла на своем. Ей было плевать на тюремное прошлое Бена, она любила его и хотела всегда быть рядом с ним. Она не позволила родителям разрушить их отношения.

— Зато ты позволяешь, — мрачно произнес Яго. Глаза Софи погасли.

— У нас с тобой нет никаких отношений.

Он быстро подошел к дивану, взял Софи за руки и рывком поднял ее на ноги.

— Но они могут быть, Софи, понимаешь, могут!

Она сделала вялую попытку вырваться, но Яго резким движением прижал ее к себе и приник к губам, вызвав у нее уже знакомую ответную реакцию. Не отрываясь от сладких и таких податливых губ Софи, он скользнул ладонью вниз по ее гибкой спине. Сердце Софи ухнуло куда-то вниз, туда, где их тела соприкасались так тесно, что уже невозможно было игнорировать его нарастающее возбуждение, которому она была не в силах сопротивляться. Груди ее напряглись, будто увеличились в размере, а поцелуй все длился и длился, становясь жарче, яростнее, требовательнее.

Когда совсем стало трудно дышать, Яго чуть отстранился и, задыхаясь, спросил:

— Нужны еще какие-нибудь доказательства?

— Нет, — пролепетала она непослушными зацелованными губами. — Если это, конечно, что-нибудь значит…

Держа Софи за хрупкие плечи, он потерся носом об ее волосы.

— Это значит очень многое для меня, Софи, нам будет так хорошо вместе…

— Ты имеешь в виду, в постели?

Он отпустил ее и прошелся пятерней по своей растрепанной шевелюре.

— И в постели тоже, но не только. Во всем том, что подразумевается под словом «отношения». Умные люди говорят: «Время лечит». Все раны, нанесенные вольно или невольно, затянутся, вот увидишь. Все проходит.

Она покачала головой, отрицая известную истину.

— Если у меня когда-нибудь возникнут отношения с мужчиной, достойным того, чтобы я познакомила его с моими родными, то это явно будешь не ты. Ясно?

— Ну да, все ясно и донельзя понятно. Стоит мне вернуться в Лондон, как ты немедленно забудешь о моем существовании. Так?

— О нет! Ты не тот человек, о котором вот так просто забывают…

По щеке Софи медленно поползла предательская слеза. Досадливо сморщившись, она смахнула ее по-детски сжатым кулачком.

— Софи, солнышко мое, пожалуйста, не плачь!

Яго снова схватил ее, прижал к груди и стал ласково гладить по плечам и волосам. И вот эти-то поглаживания окончательно лишили Софи остатков воли и решимости. Плечи ее содрогнулись, и слезы хлынули водопадом. Как ни старался Яго успокоить ее, девушка не могла остановиться.

— Прости… прости… — захлебывалась она, одновременно пытаясь высвободиться из его железных объятий.

— О чем конкретно ты плачешь? — наконец спросил он, обжигая своим шепотом ее ухо.

— Полно… полнолуние, наверное. Не… не знаю…

— Полнолуние ни при чем, — многозначительно проговорил Яго. — Может быть, это то, о чем я думаю?

— Может быть, — всхлипнув, согласилась Софи.

Яго потянул ее за собой на диван. Она, словно из нее вынули позвоночник, обмякла рядом.

— Значит, — проговорил Яго каким-то хриплым басом, — если бы ты познакомилась со мной, не зная об… отягчающих обстоятельствах нашего общего прошлого… все было бы иначе?

Она вытащила носовой платок и высморкалась.

— Ну, не совсем так, — глухо донеслось из-за платка. — Мне не хочется это обсуждать, я…

— Ну так и не будем ничего обсуждать, — согласился Яго.

Отпрянув от него, Софи вскинула голову. Яго улыбнулся и быстро проговорил:

— Я не сдался, так и знай, Софи Марлоу. Мне просто нужно направить все внимание на то, чтобы решить, как исправить создавшееся положение, не навредив нам обоим.

— Думаешь, у тебя получится? Бену ты ничем не помог, — бросила она ему в лицо.

— Господи! Ты что, совсем не слушала меня? Я и не мог ему помочь. Он признал свою вину, а присвоение чужого имущества и растрата неминуемо ведут к тюремному заключению. Что мне оставалось делать, если он сам отрубил мне пути к полноценной защите? Как же ты не понимаешь? Я ничем не мог помочь твоему брату.

— Нет, это ты не понимаешь. — Она рывком освободилась из его объятий и поднялась с дивана. — Для тебя это был всего лишь очередной рядовой процесс, а Бен лишился доброго имени, работы! Я возненавидела тебя!

Яго тоже вскочил на ноги и уставился на нее сверкающими глазами.

— Тогда почему ты только что позволяла мне обнимать тебя?

Щеки Софи вспыхнули.

— Я ничего тебе не позволяла. Просто так… вышло. И потом… — она запнулась, но через секунду честно призналась: — Я больше не ненавижу тебя. По-моему, ты это уже понял.

Яго сделал к ней шаг и покачал головой, когда она начала пятиться от него.

— Не бойся, Софи. В отличие от твоего приятеля-повара я не стану прибегать к физической силе, чтобы добиться своего. Но я все-таки живой человек, со всеми вытекающими из этого последствиями, поэтому не смотри на меня так, иначе я могу не совладать с собой и сделаю что-нибудь такое, о чем мы оба будем потом жалеть.

— О чем мы будем жалеть? — тоненьким голосом спросила девушка.

Яго отошел к двери и остановился на пороге.

— Не знаю, как тебе, а мне не все равно, есть ли будущее у наших отношений или нет. Думаю, сейчас мне лучше всего уйти.

Закусив губу, Софи отвернулась. Сердцу стало холодно в груди.

— Что ж, всего хорошего, — произнесла она едва слышно.

Стон сорвался с его губ. Яго снова бросился к Софи, схватил ее за плечи и крепко прижал к себе. Поцелуй был таким страстным, а физическое притяжение между ними таким сильным, что, когда Яго отпустил Софи, ей стоило огромного напряжения воли не кинуться к нему на грудь, умоляя остаться.

— Боже мой, что за мучения! — прохрипел Яго.

Несколько секунд они молча смотрели друг на друга, потом Яго развернулся на каблуках, прошагал к двери и захлопнул ее за собой.

Софи безвольно рухнула на диван, все еще чувствуя на себе тепло рук Яго и одновременно понимая, что не должна, не имеет права любить этого человека. Кого угодно, только не его! Любить? Неужели то, что она испытывает к нему, называется любовью, а не обыкновенным вожделением? Софи сложила ладони ковшиком на коленях и опустила в них пылающее лицо.

И вдруг раздался звонок в дверь. Софи бросилась в прихожую. Яго вернулся!

Но когда она распахнула дверь, радостная улыбка на ее губах потухла. На пороге стоял Глен Тэйлор — в костюме с иголочки и с новой модной прической.

Он протиснулся мимо Софи, поднял над ее головой руку и закрыл дверь.

— Я приехал, чтобы посмотреть, как ты тут поживаешь без меня.

— Благодарю, хорошо поживаю, — уныло произнесла Софи, борясь с разочарованием.

— Извини, но я тебе не верю. Ты скучаешь по мне, не надо отрицать очевидное. — Он говорил уверенным голосом, не отрывая от нее глаз. — Я прямиком отправился в «Холл», но тебя не нашел. Джоанна сообщила мне, что ты у Лэингов. Тогда я пробыл у Джоанны почти весь день, а потом явился сюда. И что? Застал у твоего крыльца чужую машину. Я уж было решил, что твой приятель-адвокат никогда не уйдет.

— Ты зря тратишь время, Глен. Я не шутила, когда сказала, что больше никогда не хочу тебя видеть. — Она хотела открыть дверь, но Тэйлор перехватил ее руку и крепко сжал своей ладонью.

— Пусти! — возмутилась Софи.

— Отпущу, когда выскажу все до конца. — В его глазах появилось просительное выражение. — Софи, я знаю, что в прошлый раз поступил неправильно. Просто я чуть с ума не сошел, когда понял, что теряю тебя. Ты ведь знаешь, как я к тебе отношусь. Если хочешь, я даже готов жениться…

— Да ты рехнулся!

Он недоверчиво посмотрел на нее.

— Ты даешь мне от ворот поворот?! Отказываешься стать моей женой?

Софи с независимым видом кивнула.

— Если ты еще не понял, я подтверждаю: да, я отказываюсь стать твоей женой. Поэтому отпусти мою руку, пожалуйста.

Краска гнева залила лицо Глена.

— Но я ведь сделал тебе предложение, — тупо повторил он, будто никак не мог поверить своим ушам.

— А я тебе отказала. — Софи сделала попытку вырвать руку, но пальцы Глена еще сильнее впились в ее запястье, и Софи наконец взорвалась: — Немедленно отпусти меня, иначе я вызову полицию!

— Не посмеешь! — Глен прижал Софи к себе, но на ее лице появилось такое выражение брезгливости, что у него потемнело в глазах. — Ах ты, маленькая дрянь! — зашипел он прямо ей в ухо. — Желаешь показать, какая ты крутая, да? Шиш с маслом! Я заставлю тебя подчиниться мне!

Глен запустил пятерню ей в волосы, оттянул ее голову назад и обрушился на приоткрывшиеся от боли губы. Ощутив удвоенный прилив силы, Софи дернула головой, поднырнула под его рукой и, отпихнув ненавистного Глена, помчалась от него в гостиную. Глен — за ней. Поймав посредине комнаты, он повалил ее на кровать. Софи снова удалось увернуться, и она рухнула на пол, ударившись щекой о кофейный столик.

— Софи! — в ужасе заорал Глен и нырнул вниз, чтобы поднять ее.

Но она опять отпихнула его и встала на ноги без посторонней помощи. Грудь ее яростно вздымалась, волосы растрепались, глаза горели огнем. И тут кто-то заколотил в дверь.

— Софи! — раздался приглушенный крик Яго. — Открой немедленно!

Девушка выбежала в прихожую и распахнула дверь, с трудом подавляя желание кинуться Яго на грудь.

— У меня гость, — е ходу сообщила она.

Яго быстро оглядел ее, мгновенно вобрав в себя и выбившиеся волосы, и растерзанную одежду.

— С тобой все в порядке? Она храбро кивнула:

— Да, все хорошо.

— Сомневаюсь. — Яго прошел в гостиную и вонзил тяжелый взгляд в Глена Тэйлора. — Опять вы? — Он резко обернулся к Софи, и она удивилась, какими холодными стали его глаза. — Этот человек обидел тебя?

— Я ее не бил, — мгновенно начал оправдываться Глен. — Она сама ударилась, когда упала.

— Упала? — Яго шагнул к Софи и принялся рассматривать красную царапину на ее щеке. — Он врет?

— Нет, я действительно упала с дивана.

— Совершенно случайно, — пробормотал Глен, пятясь к стене.

— Заткнитесь, — глухо прорычал Яго. — Мне все это не нравится. Софи, что здесь делает Тэйлор?

— Он приехал, чтобы сделать мне предложение, — без обиняков объяснила она.

Глаза Яго превратились в две щелочки.

— И?

— Я ему отказала. Глен мне не поверил, и мы… поссорились.

— И в процессе ссоры ты упала с дивана и ушибла голову? — уточнил Яго и повернулся к Глену, пригвоздив его взглядом к стене. — Сдается мне, мистер Тэйлор, что мисс Марлоу лжет. Вы напали на нее, а она, желая защититься, упала. Таким образом, вы виновны в умышленном причинении вреда, за что и должны понести наказание.

— Яго, все было не совсем так, — торопливо заговорила Софи. — Это получилось случайно.

— Ну да, а я полный идиот, — горько усмехнулся Глен, поочередно глядя то на Яго, то на Софи. — Идиот и тупица. Только теперь до меня дошло, что вы не просто адвокат Софи, мистер Смит. — Он издал глумливый смешок. — Что ж, желаю вам счастья, приятель. Она — маленькая фригидная сучка, и я…

Сжав челюсти, Яго шагнул к нему, но Софи не могла больше выносить эту мерзкую сцену.

— Прекрати, Яго, — решительно приказала она. — А ты, Глен, убирайся отсюда. Немедленно! Яго, проводи его, пожалуйста, я… я не очень хорошо себя чувствую.

И она нетвердой походкой прошла в небольшую ванную комнату в дальнем углу прихожей. Только бы ее не вывернуло наизнанку от всего того, что случилось сегодня вечером! Она плеснула в лицо холодной водой и отправилась на кухню, чтобы взять из холодильника пакет замороженного горошка и приложить его к царапине на щеке.

— Он ушел? — спросила она Яго, который вслед за ней вошел на кухню.

— Куда ж он денется — естественно, ушел. Теперь выкладывай правду: он пытался тебя изнасиловать?

— Да нет же, ничего подобного! Он хотел заставить меня дать согласие выйти за него замуж. — Подобие слабой улыбки появилось на ее губах. — Даже лучший костюм надел. Но он меня не бил, Яго. Честное слово, я упала сама. С дивана.

— Но ты ведь боролась с ним?

— Прекрати меня допрашивать, — рассердилась Софи, перевернув пакет с горошком другой стороной. — У меня лицо болит.

Яго мрачно посмотрел на нее.

— Как хорошо, что я вернулся. У меня появилось предчувствие, что с тобой что-то случилось. И я оказался прав. Знаешь, я его сейчас чуть не убил, этого Тэйлора.

Но твоя юридическая натура призвала тебя к благоразумию, — усмехнулась Софи, морщась от боли.

— Клянусь тебе, я не шучу!

— Я тебе верю и не думаю, что он снова сунется сюда, — сказала Софи, от всей души надеясь, что не обманывает саму себя.

Пальцы Яго сильнее сжались на ее запястье.

— Как я говорил раньше, меня так и подмывает привлечь его к суду — Внезапно его осенила блестящая идея: — А для начала я попрошу Чарли написать ему письмо.

— Чарли? — захлопала ресницами Софи.

— Чарли Лэнгем Смит, адвокат. Это мой младший брат. Он может прислать твоему мистеру Тэйлору официальное письмо с требованием оставить тебя в покое и с уверением, что решительные меры не замедлят последовать, если этот мерзавец снова потревожит твой покой. Дорогая, что случилось? — воскликнул Яго, вглядываясь во внезапно побледневшее лицо девушки.

— Я вдруг почувствовала себя нехорошо, — извиняющимся тоном произнесла Софи и через силу улыбнулась. — Наверное, мне лучше прилечь.

— Сможешь сама подняться в спальню?

— Конечно, смогу.

Яго стоял в прихожей, а Софи шаг за шагом преодолевала ступеньки. Лестница почему-то показалась ей крутой и неприступной, как гора Эверест. Наконец она достигла верхней площадки, посмотрела на Яго и победно подняла вверх большой палец.

— Видишь, я справилась. Сперва пойду в ванную, а потом лягу в кровать. А ты можешь идти, если хочешь. Со мной все будет в порядке. Яго покачал головой.

— У тебя шок, Софи. Как ты смотришь на чашечку чаю, когда уляжешься? Обещаю не задерживаться в твоей спальне дольше, чем нужно.

Охваченная желанием оставить его у себя на всю ночь, Софи горестно улыбнулась поверх импровизированного пакета со льдом.

— Да, я хочу чаю. Спасибо тебе за заботу.

После отвратительной сцены с Гленом она чувствовала себя грязной, и больше всего на свете ей хотелось полежать в горячей ванне хотя бы десять минут. Но вместо этого она стремительно почистила зубы и умылась. Потом вышла из ванной, уже без замороженного горошка, и прислушалась к звяканью чашек, доносившемуся из кухни.

Вздохнув, Софи переоделась в пижаму, накинула пеньюар, осторожно причесала волосы и улеглась в постель.

Когда Яго возник в дверном проеме, Софи улыбнулась ему и сообщила радостную весть:

— У меня будет синяк под глазом!

— Вполне возможно, — согласился он, устраивая поднос на прикроватном столике. — Как ты себя чувствуешь?

— Щека болит и немного… саднит, а в остальном мне стало лучше. — Она посмотрела на поднос. — Всего одна чашка? Разве ты не выпьешь со мной чаю?

Яго криво усмехнулся:

— Я ждал, что ты об этом спросишь.

— Вот я и спрашиваю. — Она перевела на него огромные умоляющие глаза. — Пожалуйста, Яго, посиди со мной еще немного.

— Хорошо. — Он вышел и вскоре вернулся со второй чашкой и пачкой печенья. — Я подумал, что ты проголодалась.

Софи немного подумала, прислушиваясь к ощущениям в желудке.

— Пожалуй, так оно и есть. Присаживайся на кровать, — предложила она. — Мое плетеное кресло сделано из тростника и вряд ли выдержит твой вес.

Но Яго не последовал ее совету. Вместо этого он взял с подноса свою чашку и прислонился к медным перилам в ногах кровати.

— Ты уверена, что не надо вызвать врача, Софи? Возможно, у тебя сотрясение мозга.

— Нет у меня никакого сотрясения, и врач мне не требуется. Лицо действительно немного болит, но я хорошенько высплюсь, и завтра все пройдет. — Софи лучезарно улыбнулась и быстро зачастила: — Как хорошо, что ты остался со мной! Наши кухни очень похожи, поэтому неудивительно, что ты легко сориентировался. Но все же я должна еще раз извиниться за неприятный инцидент. Наверняка ты не рассчитывал на подобное, когда ехал к Лэингам, и…

— Софи, — прервал ее Яго, — если мое присутствие нервирует тебя, я лучше пойду.

— Нет! Пожалуйста, не уходи! По крайней мере не сейчас.

Такая горячность позабавила Яго.

— Ты же прекрасно знаешь, что я останусь с тобой до тех пор, пока ты хочешь. — Он помолчал. — Кстати, мне претит одна только мысль, что сегодняшнюю ночь ты проведешь одна. Вдруг тебе что-нибудь понадобится?

— Со мной все будет в порядке, — неуверенно проговорила Софи, и лицо Яго мгновенно закаменело.

— Ты неправильно меня поняла. Я собирался переночевать на диване внизу, — сухо сказал он.

— Если ты на самом деле хочешь остаться, в соседней комнате есть вполне сносная кровать.

— С моей точки зрения, — Яго выпрямился, — мне все же лучше уйти. Если я тебе понадоблюсь, ты в любую минуту можешь позвонить.

— Хорошо. — Софи поставила свою чашку на поднос и отвернулась. Разочарование было настолько велико, что к ее глазам подступили слезы.

— В чем дело? Тебе плохо?

— Нет, — пробормотала она, все еще глядя в сторону, — просто мне немного… тревожно.

— Тогда я останусь, — подвел черту Яго. — Постарайся сразу же заснуть, а завтра, если все еще будешь неважно чувствовать себя, позвони Стефану и отпросись с работы.

Она смиренно улыбнулась:

— Спасибо, Яго, спокойной ночи.

Он нагнулся и поцеловал ее в здоровую щеку.

— Спокойной ночи. Если что, просто свистни, и я незамедлительно примчусь на помощь.

Оставшись одна, Софи принялась размышлять, что произойдет, если она действительно свистнет. Воображение не на шутку разыгралось. Ей живо представилось, как он вбегает в ее спальню, бросается к кровати, обнимает и… От таких мыслей Софи беспокойно заерзала, сон окончательно и бесповоротно пропал. На цыпочках она прокралась в туалет, а когда возвращалась, нос к носу столкнулась с встревоженным Яго, вздрогнула от неожиданности и едва не упала. Он подхватил ее на руки и понес в кровать.

— Ты что? Тебя тошнит?

— Нет.

— Ты вся дрожишь, — нахмурился Яго, поправляя на ней одеяло. — У тебя есть грелка?

— Я не замерзла, — нервно сказала Софи. — Между прочим, ты тоже дрожишь.

— Но не от холода, как и ты. Поэтому мне лучше уйти, пока…

— Пока — что?

С громким стоном Яго схватил Софи за плечи и заключил в объятия — именно так, как рисовало ее разгулявшееся воображение.

— Я был идиотом, когда решил остаться с тобой. Ведь знал же, знал, что может случиться!

— Положим, еще ничего не случилось, — приглушенно запротестовала Софи куда-то ему в плечо.

— Это только потому, что я из кожи вон лезу, чтобы сдерживать свои эмоции. — Он снова уложил Софи на подушки и сел рядом, в его глазах горело такое неприкрытое желание, что Софи даже зажмурилась. — Но мои возможности не бесконечны.

— Прости, — тихо забормотала она, — это я виновата.

— В каком смысле?

Мне не было тревожно. — Ее длинные ресницы дрогнули, влажные карие глаза снова уставились на Яго. — Я очень хотела, чтобы ты остался. У Яго был вид триумфатора.

— Я и не думал никуда уходить, дорогая. Но я не мог всю ночь напролет сидеть рядом с тобой и держать желание в узде — опасался сорваться. А ты сейчас слаба, поэтому заниматься любовью мы не будем. По крайней мере, — добавил он глубоким низким голосом, — не сегодня.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Софи уснула почти мгновенно и проснулась уже утром. Яго сидел рядом и смотрел на нее.

— Как ты себя чувствуешь?

Она зевнула, отвела волосы со лба и протерла глаза.

— Скажу, когда окончательно проснусь. А как ты провел ночь на моем диване?

— Не могу похвастать, что хорошо. — Он быстро поцеловал ее в щеку. — А теперь мне пора идти, дорогая. Как я понимаю, брать отгул ты не намерена.

— Правильно понимаешь.

— В таком случае постарайся уйти пораньше или хотя бы не задерживаться, ладно? Вечером я загляну, чтобы проверить, как ты.

Это обещание, сделанное напоследок, поддерживало Софи в течение всего дня. Она немного опоздала, поэтому не успела толком поговорить со Стефаном и объяснить появление под глазом синяка, а потом рабочий день забурлил, с каждой секундой набирая обороты, и Софи потеряла счет часам.

Наконец к ней в кабинет ворвался раскрасневшийся Стефан.

— Какого дьявола ты заявилась сюда с таким фингалом? — сразу же начал бушевать он, поскольку в кабинете они находились одни. — Думаешь, я и дня не мог бы обойтись без тебя?

— У меня уже почти ничего не болит, — успокоила его Софи. — Кстати, — она улыбнулась Стефану, — у меня не было возможности рассказать тебе, как мне понравился вчерашний обед. Я послала Анне сообщение на ответчик. Близняшки просто чудо, и я очень порадовалась известию о скором появлении малыша.

— Между нами говоря, дорогая, сначала мы с Анной были в шоке. Это как снег на голову! Мыто думали, что давно покончили с пеленками-распашонками, а тут…

— Девочки вне себя от радости. А как Анна переносит беременность?

— Первые два месяца ее немного тошнило по утрам, но сейчас она уверяет, что чувствует себя великолепно. — Склонив голову, Стефан с любопытством посмотрел на Софи. — Между прочим, Анне очень понравился Яго Смит. Мне тоже. Но нам показалось, что тебя не обрадовало его появление. Твое мнение расходится с нашим, я правильно понимаю?

— Вовсе нет! — возразила Софи. — Кстати, вчера вечером он мне очень помог — выставил Глена вон из моего дома.

— Вот как удобно иметь под рукой знакомого адвоката, — усмехнулся Стефан, — тем более такого, которому ты небезразлична.

Софи рассмеялась и направилась к стенному шкафу, чтобы взять пальто.

— Увидимся завтра, Стефан. Пока!

Когда она была уже на полпути к дому, в ее портфеле зазвонил мобильный телефон.

— Тебе пора закругляться, — сурово произнес Яго. — Рабочий день закончен.

— Сейчас я иду по парку.

— Вот и отлично, тогда я тоже выхожу.

Он ждал ее у крыльца. Забрал у нее портфель и последовал за ней в дом.

— Как ты себя чувствуешь?

— Немного устала, но в остальном все в порядке. Вот, посмотри, — сказала Софи, зажигая свет в прихожей, — царапина стала гораздо светлее.

Яго захлопнул дверь и поцеловал подставленное для осмотра лицо.

— В качестве компенсации мне следовало тоже навесить ему фонарь под глазом, — с досадой заявил он, — а лучше два. У тебя есть какие-нибудь планы на вечер?

Софи притворилась, будто раздумывает над вопросом.

— Вообще-то сегодня у меня аэробика, но после вчерашних событий, думаю, ничего не случится, если я прогуляю одно занятие.

Мудрое решение. Я как в воду глядел — заказал ужин на две персоны в моем коттедже, — сообщил Яго, потирая кончик носа. — Вы согласны разделить его со мной, мисс Марлоу?

Неподдельная радость осветила лицо Софи, а ее белозубая улыбка буквально ослепила его.

— Согласна, мистер Лэнгем Смит. Только мне нужно немного времени, чтобы принять душ и переодеться. Если приготовление к ужину требует вашего присутствия, идите, а я присоединюсь к вам позже.

— Вот еще! — возмутился Яго. — Я подожду тебя здесь. А завтра перед уходом позвони мне, и я заеду за тобой…

— Нет, — быстро вставила Софи. Брови Яго поползли вверх.

— Почему?

— Понимаешь, «Хайфилд» — очень тесный маленький анклав, члены которого знают все и обо всех. Если нас будут часто видеть вместе, тут же пойдут разговоры, будто ты занял место Глена в моей жизни.

— Черта с два они пойдут, эти твои разговоры! Ну… а если и так, что с того?

Она положила ладонь на его руку.

— Не надо, Яго. Когда ты планируешь уехать отсюда?

— Через неделю, в уикенд. К тому времени я закончу свою книгу. Остановлюсь у Чарли, пока найдется подходящее жилье.

— А разве сразу нельзя было поехать к брату, чтобы завершить книгу?

Яго рассмеялся.

— В то время нет, тогда он был… м-м… занят.

Но теперь его постоянная подружка исчезла с горизонта, поэтому Чарли предложил мне освободившуюся комнату. — Яго обнял ее за плечи. — Но оставшиеся две недели я проведу у ваших дверей, мисс Марлоу.

Софи прислонилась к его широкой груди.

— Прошлой ночью я лежала без сна и все думала, думала…

— Я тоже! — с чувством произнес Яго. — Однако продолжай. Что ты там надумала?

— Хотя длительные отношения между нами исключены, мы все же могли бы время от времени встречаться, пока ты еще здесь. Если ты, конечно, не против.

— Очень даже не против. Если только в понятие «встречаться» входит вот это. — Обеими ладонями Яго обхватил лицо Софи и смачно поцеловал.

— Конечно, входит, даже не сомневайся. А теперь иди найди какую-нибудь книжку, почитай, в общем, займись чем-нибудь, пока я приведу себя в порядок.

Яго ласково провел пальцем по ее губам.

— Слушаюсь и повинуюсь. А почему повсюду горит свет? Ты никогда его не выключаешь? Только в прихожей, насколько я помню, было темно.

— Как правило, выключаю, но из-за вчерашних событий… немного нервничала.

— Не думаю, что у Тэйлора хватит пороху явиться сюда снова.

— Может, и не хватит, — согласилась Софи, — но все-таки мне нужно быть настороже.

Яго нахмурился.

— Взгляни на телефон. — На автоответчике мигал огонек.

Звонила Люси с предложением встретиться в уикенд, «но не в этот, а через неделю».

— Подруга? — спросил Яго, привалившись плечом к дверному косяку.

— Мы с ней вместе учились в школе, а теперь должны быть подружками невесты на свадьбе еще одной приятельницы. Мы с Люси хотим поехать покупать свадебные подарки.

Яго с разочарованием уставился на нее.

— Значит, в день моего отъезда тебя здесь не будет?

— Значит, не будет. — Софи быстро отвернулась, стараясь выкинуть из головы эту неприятную мысль. — А теперь мне нужно переодеться.

На ходу расстегивая пиджак, она взлетела по лестнице, две минуты постояла под душем, влезла в джинсы и медового цвета свитер. Ботинки выбрала без каблуков. Потом постаралась кое-как замаскировать царапину тональным кремом и, решив не тратить попусту время на губную помаду, кубарем скатилась вниз.

В гостиной Яго с мрачным видом постукивал пальцем по циферблату своих часов.

— Я собралась так быстро, как могла! — возмутилась Софи.

— Да, — кивнул Яго, — если сравнивать с другими известными мне дамами.

— С Изабель, к примеру? — пропела Софи сладким голосом.

И еще с теми, кто был до нее, — согласился Яго, за что немедленно получил ощутимый тычок в бок.

Расплата не замедлила себя ждать: Яго схватил Софи в охапку, начал целовать и не отпускал так долго, что только совсем неромантичное урчание в ее животе напомнило ему об ожидающем их ужине, который состоял, как проинформировал он Софи, пока они шли рядом, держась за руки, из холодного жареного цыпленка, присланного из «Хайфилда» сразу после полудня.

— Если честно, я намеревался заказать плотный ужин на двоих, включающий икру и шампанское, — признался Яго, когда они вошли в прихожую коттеджа Фрейзеров, — но интуиция подсказала мне, что Джоанна Тренчард может что-то заподозрить, а это тебе не понравится.

— Молодец, — похвалила Софи. — Вы отсюда уедете, мистер Лэнгем, а мне здесь еще работать.

От мысли о скором расставании лицо девушки омрачилось, и Яго обнял ее, притянув к себе.

— Эй, я пока еще тут, и ты тоже. Давай наслаждаться обществом друг друга и ценить то, что у нас есть.

— А что у нас есть?

— Я, конечно, могу говорить только за себя, — мягко произнес Яго, — но все, о чем я сейчас мечтаю, находится рядом со мной.

— Аналогично, — засмеялась Софи и подставила ему свои губы, которые он с готовностью поцеловал.

Слушай, а мы все еще находимся в прихожей, — сказал Яго через минуту, показавшуюся им обоим вечностью. — Давай снимай пальто, пора ужинать.

Девушка удивленно огляделась по сторонам.

Весело болтая, они сервировали круглый стол в гостиной, уселись друг против друга, и Яго зажег две свечи.

— А на сладкое нас ждет вишневый пирог, на котором все-таки настояла Джоанна. — Подцепив вилкой картофелину, Яго усмехнулся. — Знаешь, у меня сложилось впечатление, будто она рассчитывала, что я приглашу ее на романтический ужин.

— Так оно и есть, — с кислым видом подтвердила Софи. — После того вечера в ресторане она постоянно задает мне всевозможные вопросы о тебе.

— И что ты ей отвечаешь?

— Я категорически отрицаю, что мне известны какие-либо детали о твоей личной жизни, — надменно произнесла Софи, но глаза ее смеялись. — Если бы Джоанна узнала о том, что ты недавно расстался с… Изабель, то немедленно предложила бы составить ей достойную замену.

— Возможно, я бы приветствовал такое предложение.

Вилка Софи застыла в воздухе.

— Вот как?

Ухмыляющееся лицо Яго мгновенно стало серьезным.

— Ни за что! Неужели ты могла усомниться? Пойми, я не нуждаюсь в утешении, когда речь заходит о расставании с Изабель, а если бы нуждался, то ожидал бы этого утешения только от тебя.

Немного помолчав, Софи медленно покачала головой.

— Как же все это удивительно, правда?

— Что именно?

Она смотрела на сидящего напротив мужчину — красивое смуглое лицо, непослушная прядь темных волос, упавшая на высокий лоб, внимательные серые глаза — и размышляла о превратностях судьбы. Каким образом адвокат Яго Лэнгем Смит стал частью ее жизни, если очень скоро он уедет, оставит ее навсегда?

— Ты. Я. Все, — сказала она.

Яго наклонился через стол и накрыл ладонью руку Софи.

— Что до меня, я не нахожу здесь ничего удивительного. Одного вида твоих босых ног в тот, самый первый дождливый вечер хватило, чтобы я понял: все, я погиб. Решительно и бесповоротно. И еще, — добавил он, не отрывая от нее глаз, — я хочу, чтобы ты знала: если не считать обычных гормональных всплесков, присущих юности, я никогда не был ни в кого влюблен.

— Даже в Изабель? — выдавила Софи.

— Даже в нее. Нас с Изабель связывали общие интересы, нам было хорошо вместе, но и только. — Яго слегка сжал пальцами запястье Софи, словно хотел подчеркнуть важность затронутой темы. — Мне бы и в голову не пришло ради Изабель совершать подвиги и сражаться с драконами. А вчера вечером я вдруг понял, что сейчас убью Тэйлора, разорву на мелкие части голыми руками… А ты… ты любила кого-нибудь? — спросил он вдруг, убрав руку.

— Нет. У меня были увлечения, но я ни разу не испытывала таких чувств, которые переполняют меня теперь. Я совсем не хотела влюбляться в тебя, но это произошло.

Не в силах усидеть на месте, Яго вскочил и протянул к ней руки.

— Иди ко мне!

— Зачем? Я еще надеюсь получить порцию вишневого пирога, — запротестовала Софи, но все же подошла и прислонилась головой к его плечу. — Или у тебя заготовлено что-нибудь другое на десерт? Ты отказался от пирога Джоанны?

Подавив порыв, Яго целомудренно отодвинулся от нее.

— Нет, не отказался, но хочу, чтобы ты прилегла на софу и немного отдохнула, пока я готовлю кофе. — Осторожным движением он приподнял ее лицо. — Ты выглядишь великолепно, Софи, нет, ослепительно, однако под глазами залегли тени, даже под здоровым глазом.

— Да, — призналась Софи, позволяя ему увести себя в соседнюю комнату, — я немного устала, день выдался тяжелый.

— Скидывай ботинки и устраивайся поудобнее. — Софи повиновалась, и Яго не мог оторвать от нее восхищенных глаз. — О, как соблазнительны твои чудесные локоны на голубых подушках Розанны… — Он прочистил горло. — Гм, скоро вернусь.

Пока он гремел посудой на кухне, Софи приняла решение. Если судьба отмерила ей всего две недели счастья с Яго, она намерена наслаждаться каждой оставшейся минутой и не будет сокрушаться о том, что ждет ее в будущем.

Яго вернулся с подносом, поставил его на низкий столик рядом с софой и заглянул в лицо Софи.

— Ночью я совсем не спал, зато здорово продвинулся с книгой, — с гордостью сообщил он. — Думаю, что смогу закончить ее к концу недели.

Софи похолодела.

— После чего у тебя отпадет необходимость оставаться здесь, — тусклым голосом проговорила она.

Яго приподнял ее обмякшее тело, притянул к себе и запечатлел на губах жаркий поцелуй.

— Одна необходимость все-таки есть — куда более убедительная, чем какая-то дурацкая книга. И эта необходимость находится сейчас в моих руках. — Он снова опустил ее на подушки и поправил сбившиеся волосы. — Через неделю, в понедельник, мне необходимо быть в суде, о чем известил меня сегодня наш начальник секретариата. А до тех пор ни одна живая душа не узнает, что я закончил книгу.

Мозги Софи яростно заработали. Наконец до нее дошло.

— Значит, целую неделю ты будешь совершенно свободен…

— Молодец, умная девочка, — одобрил Яго. — Свободен как ветер. Могу отправиться куда-нибудь в теплые края, чтобы напоследок позагорать, прежде чем окунуться в тусклые зимние будни.

— П-почему тусклые?

— А какие же еще, если ты считаешь, что прошлое тяготеет над нами и мы не можем быть вместе?

Но Софи уже не слушала его. Перед внутренним взором немедленно возникла картина залитого солнцем бассейна в Италии или в Испании; ее возлюбленный лежит в шезлонге рядом с загорелой красоткой, а она, Софи, в это время мается в офисе мрачного, холодного, заливаемого дождями Глостершира…

Минуточку! Как она только что о нем подумала? Возлюбленный? Софи вздрогнула, и Яго с удивлением вздернул брови.

— Какая мысль пришла в твою очаровательную головку?

— Да вот подумала, что мне тоже пора отдохнуть.

— Отлично! Тогда ты поедешь со мной! — Лицо Яго озарилось счастливой улыбкой, заставившей Софи ринуться к нему на грудь. Он погладил ее по здоровой щеке. — Ты уверена, что хочешь этого? Потому что в случае совместной поездки не может быть и речи о раздельном проживании.

— Уверена, — энергично закивала Софи.

На секунду Яго с такой силой прижал ее к себе, что чуть не хрустнули косточки, потом быстро отпустил.

— Сейчас дам тебе кусочек пирога, и мы обговорим детали.

— Подожди, я уже наелась. Если ты не против, съедим пирог немного позже, ладно?

— Ладно, я тоже не хочу есть пирог. Но если скажу, чего я на самом деле хочу, тебя ветром отсюда сдует.

Губы Софи тронула соблазнительная улыбка.

— В таком случае проводи меня домой.

— Сейчас? — обомлел Яго.

— Да.

— Но почему?

— Потому, — принялась объяснять Софи, выпрямляясь и надевая ботинки, — что я сама убираюсь в своем коттедже, тогда как вы, мистер Лэнгем Смит, пользуетесь услугами нашей бесценной уборщицы Анжелы.

Яго часто заморгал.

— Прости меня за тупость, но я, видимо, потерял нить твоих рассуждений. Почему ты решила уйти отсюда? И при чем тут бесценная Анжела?

Софи нетерпеливо пожала плечами.

— Объясняю для особо непонятливых: я хочу, чтобы все состоялось не здесь, а у меня. Ну как, дошло?

— Ах вот оно что! — выдохнул Яго. — Ты думаешь, Анжела заподозрит нас в… некоторых отношениях, если учует запах твоих духов от подушек, да? Ты права! — Он помог ей подняться на ноги. — Завтра поужинаем в твоем коттедже.

— А мы и завтра встречаемся? — улыбнулась Софи, просовывая руки в поданное ей пальто.

— Завтра, послезавтра и так далее. — Яго открыл дверь, пропуская Софи вперед. — А насчет Анжелы — я сделаю все, чтобы она никогда не узнала, что ты переступала порог этого дома.

Всю дорогу до «Айви-Лодж» Яго заботливо держал Софи за плечи, укрывая от порывов ветра.

Вскоре они уже стояли на пороге коттеджа Софи. Яго взял у нее ключ, отпер дверь, затащил Софи внутрь и повернулся к ней лицом.

— Хочешь кофе? — задыхаясь, спросила она.

Яго затряс головой.

— К черту кофе. Единственное, чего я хочу, это держать тебя в своих объятиях, дорогая, всю ночь напролет.

Скинув куртку, Яго принялся расстегивать пальто Софи непослушными от нахлынувшей страсти пальцами. Дыхание со свистом рвалось из его груди. Он взял Софи за руку и быстро повел за собой по лестнице в спальню. Там она один за другим скинула ботинки и начала стягивать свитер, но Яго остановил ее:

— Нет, я сам.

Теперь он действовал очень медленно. Потянул свитер вверх, медленно снял его через голову Софи, освободил ее от джинсов, положив девушку на кровать, чтобы это было легче сделать.

И вот она лежит перед ним, совершенно обнаженная, дрожащая страха. Пожирая Софи горящими глазами, Яго сорвал с себя одежду, лег рядом и приник к ее губам с неистовым пылом первооткрывателя, нашедшего наконец Землю обетованную.

Сама не понимая как, Софи оказалась на нем, ощущая внутри себя его горячую твердую плоть. Она изогнулась, резко откинулась назад, а он, поддерживая ее за талию, осыпал поцелуями нежную кожу тонких рук, которыми она упиралась, чтобы не сбиться с ритма.

Почувствовав приближение самого чудесного мига на свете, Яго глухо зарычал, и Софи, крепко зажмурив глаза, вместе с ним взвилась к вершинам блаженства. Мир вокруг перестал существовать, а потом вспыхнул разноцветными огнями, медленно осыпавшимися на два разгоряченных тела.

С трудом переведя дыхание, Яго уложил Софи рядом с собой, прерывисто вздохнул и вдруг приподнялся на локте, пристально глядя в ее глаза.

— Устала?

— Нет. — Она грациозно потянулась, радостно ощущая рядом с собой его крепкое тело. — Я чувствую себя прекрасно. — И игриво потерлась ногой о бедро Яго.

— Вижу. — Его голос мгновенно осип. — Если сделаешь так снова, я за последствия не отвечаю.

— Ты хочешь сказать, что будешь опять заниматься со мной любовью?

— Даже не сомневайся! Непременно буду, но только не сейчас.

— А когда?

— Об этом я намеревался сообщить тебе после первого глотка шампанского, но, как только ты сказала, почему хочешь вернуться сюда, я сразу забыл обо всем на свете.

— Включая вишневый пирог, — напомнила ему Софи. — А теперь давай поговорим о предстоящей поездке.

— Давай, — согласился Яго. — Как думаешь, куда нам отправиться?

— Туда, где тепло и солнечно, но не очень далеко.

— Как смотришь на небольшую виллу в Италии или, может, в Португалии? Никакой прислуги и полное уединение!

От такой перспективы глаза Софи затуманились.

— Полагаюсь на твой вкус, Яго. Завтра утром я сообщу об этом Стефану. Давай сделаем так. Ты поедешь на день или на два раньше меня…

На лицо Яго набежала тень.

— А потом вернешься сюда и забудешь о моем существовании?

— Прекрати! — вздрогнув, воскликнула Софи и уткнулась лицом ему в грудь. — И вообще, давай будем счастливы сегодняшним днем, Яго, и не будем загадывать на будущее.

Он приподнял ее голову и посмотрел в глаза.

— Тогда сделай меня счастливым, — медленно протянул он.

— Как?

— Импровизируй.

— Вот так?

Она поцеловала твердый мужской сосок. Не останавливаясь на достигнутом, провела губами влажную дорожку от его груди к плоскому животу… и еще ниже, чтобы удостовериться, работает ли ее импровизация.

Импровизация работала.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Их самолет оторвался наконец от взлетной полосы и взмыл в мрачное небо над Хитроу, светлой иглой разрывая тяжелые дождевые облака. Зато в Лиссабоне светило яркое солнце, радуя глаз и услаждая душу.

В аэропорту Яго нанял машину, и они отправились в путешествие, минуя сосновые рощи и оливковые плантации.

Наконец они прибыли на место.

Вилла «Квинта Виана» оказалась старинным одноэтажным особняком с круглой крытой верандой и чудесным садом, полным диковинных цветов.

— Яго! Это просто рай на земле! — воскликнула Софи, выходя из машины. — Как ты разыскал это волшебное место?

— Друзья помогли. — Яго уже стоял рядом, обнимая ее за талию. — Я хотел расстараться, найти что-нибудь особенное, достойное тебя, милая… О, это, наверное, смотрительница.

Из-за дальнего угла дома появилась пожилая женщина и, приветливо улыбаясь, заспешила к ним. Она сказала, что ее зовут сеньора Фонсека, отдала им ключ и, старательно подбирая английские слова, сообщила, что оставила некий запас продуктов на кухне, как ей было велено.

После полуденной жары в доме царила приятная прохлада. На веранде старинные стулья из ротанга уютно расположились вокруг стола, на котором высилась толстая свеча в бронзовом подсвечнике. Скрытые за продольными жалюзи двери вели в комнаты.

Совсем недавно сердце Софи было холодно, в нем жила только ненависть к адвокату, по вине которого, как она всегда считала, ее брат попал в тюрьму. Но теперь все волшебным образом изменилось. Софи познала, что такое настоящая, истинная любовь.

— О чем задумалась? — Яго вошел в спальню и уселся на широкую кровать.

Она оторвалась от зеркала и взглянула на него с виноватой улыбкой.

— Скажи, Яго, это ведь не такой дом… ну… ты понимаешь…

Яго покачал головой.

— Нет. Эта вилла принадлежит одному из самых богатых семейств Португалии. Хозяина зовут Альварес, он известный банкир, сюда наезжает редко, предпочитает другой дом, пошикарнее. Один мой приятель знаком с Альваресом, он связался с ним и попросил разрешить нам пожить здесь. — Яго встал, подошел к Софи и опустил ладони ей на плечи. — И вот дом в полном нашем распоряжении. Как думаешь, мы сумеем обойтись без ссор?

— У меня очень легкий характер, — сообщила Софи и запрокинула голову, подставляя губы для поцелуя. — А еще я ужасно голодна.

Помимо шкафчиков в традиционном португальском стиле кухня изобиловала различными современными приспособлениями. Здесь было все, что нужно для ведения хозяйства: хорошая плита, вместительный холодильник, электрический чайник, посудомоечная машина. Со стены свисали гирлянды чеснока, на большом квадратном столе стояли баночки со всевозможными специями, солонка с перечницей и блюдо с козьим сыром, помидорами и свежим хлебом. Рядом с блюдом высилась бутылка местного красного вина.

Софи отрезала от каравая два больших ломтя, сбрызнула их оливковым маслом, натерла чесноком и украсила сверху тонкими дольками помидора.

— Ну как?

— Фантастика! — восхитился Яго с набитым ртом.

Откусывая от своего бутерброда, Софи приступила к инспекции содержимого холодильника.

— Здесь сливочное масло, яйца и молоко, а еще, — она с улыбкой оглянулась на Яго, — я привезла с собой хороший чай в пакетиках.

— Хорошая девочка, — одобрил Яго. — Я знал, кого пригласить со мной в поездку. Кстати, мой приятель дал мне адреса нескольких ресторанчиков, где можно прилично поесть. Может, сходим сегодня в один из них?

Софи решительно помотала головой.

— Если тебя устроит омлет с красным вином, я бы предпочла остаться дома. А завтра мы перекусим где-нибудь в открытом кафе.

— Годится! — В его глазах заплясали чертенята. — Отправляйся в ванну, только особо долго там не разлеживайся.

Проведя в ванной всего пять минут, Софи прошла на веранду, где ее поджидал Яго. Вытянув длинные ноги, он развалился в кресле, рядом горела свеча в стеклянном подсвечнике.

— Боже, как романтично!

Яго поднялся, галантно поклонился ей и показал пальцем на небо.

— Я даже заказал для тебя луну. Ну как, заслуживаю я поощрения?

Софи тут же наградила его поцелуем. Обнаружив, что под халатом она совершенно голая, Яго тяжело задышал, и Софи легонько оттолкнула его.

— Подожди, — задыхаясь, проговорила она, освобождаясь от нетерпеливых рук Яго. — Твоя очередь принимать ванну, а я пока просушу волосы и приготовлю ужин.

Он моментально вытянулся по стойке «смирно».

— Слушаюсь, мадам.

Софи надела облегающее платье из тонкой шерсти зеленого цвета, босоножки на высоких каблуках, нанесла легкий макияж и принялась расчесывать волосы.

В спальне появился Яго. Его узкие бедра были обернуты белым полотенцем. На секунду он замер на пороге.

— Ты выглядишь… выглядишь… У меня просто нет слов!

— Ужин! — Она сурово взглянула на него и вышла из спальни, бросив через плечо: — Быстренько иди одевайся!

Таинственный свет луны, старинная вилла в незнакомой стране и манящая перспектива неотлучно быть рядом целую неделю внесли что-то новое в их отношения.

Они сидели рядышком, касаясь друг друга бедрами, и ели салат из помидоров и омлет с сыром.

— Пища богов, — промычал Яго, подтирая опустевшую тарелку кусочком хлеба. — Жаль, что никто не видит, как ты сейчас прекрасна.

— Мне хотелось выглядеть красиво только для тебя, — мягко улыбнулась она.

— Спасибо, дорогая. — Он поднес ее руку к губам и нежно поцеловал. — В благодарность я сам помою посуду, а ты посиди на веранде и побеседуй с луной.

— Как мило с твоей стороны. — Вздохнув, она поднялась из-за стола.

На веранде она принялась рассматривать сад, стараясь впитать в себя малейшие подробности ландшафта, чтобы навеки запечатлеть их в памяти. Будет о чем вспоминать потом, когда… Софи решительно тряхнула головой. «Потом» может подождать, сию минуту существует только «сейчас».

— Ну, побеседовали? — спросил Яго, усаживаясь рядом с ней; старинное кресло скрипнуло под его тяжестью.

— Я думала о том, как нереально выглядит этот великолепный сад, залитый призрачным лунным светом. Мы с тобой как будто попали в какой-то зачарованный мир, в волшебную сказку.

— Примерно так мне описывал это место мой приятель, поэтому я и привез тебя сюда. Правда, здесь нет бассейна, но я вполне могу без него обойтись, ведь мы с тобой будем вместе принимать ванну!

Софи бросила взгляд на длинные ноги Яго.

— А мы поместимся там вдвоем? — с сомнением спросила она.

— Конечно. Мы с тобой идеально подходим друг другу и поместимся где угодно.

Подходим друг другу? Да, он выразился правильно, в самое яблочко. Яго устраивал ее с любой точки зрения — и с физиологической, и с интеллектуальной.

Какое-то время они сидели молча, наслаждаясь полной и абсолютной гармонией, возникшей между ними. Наконец Яго прерывисто вздохнул и повернулся к Софи.

— Все, Софи, у меня наступил предел. Я просуществовал без тебя два мучительно долгих дня и не могу ждать ни секунды больше. Пойдем в спальню.

Он встал, взял Софи за руки и помог ей подняться. Ее ответная улыбка показала Яго, что она полностью разделяет его чувства. Так, взявшись за руки, они и прошли в комнату, которую выбрали своей спальней.

Они не стали зажигать свет, чтобы не спугнуть окружающее их волшебство. В полной тишине Яго раздел Софи и сам освободился от одежды. Лунный свет причудливо струился сквозь жалюзи на широких окнах.

Когда наконец они оба оказались на кровати под старинным балдахином, Яго не приступил к любовным прелюдиям, как она ожидала, а приподнялся на локте и попросил:

— Скажи, что ты скучала без меня.

Странные нотки в его голосе заставили Софи вздрогнуть.

— Безумно скучала. Ты же сам знаешь.

— Докажи мне это.

Софи запустила пальцы в волосы Яго, притянула его голову к своей и слилась с ним губами. Потеряв над собой контроль, Яго овладел ею со страстью, которую подстегнула вынужденная двухдневная разлука. Софи отвечала ему столь же пылко, зная, что очень скоро ее счастью наступит конец. Она отдавалась ему с таким жаром, что, даже когда утихли последние сладостные судороги взаимного экстаза, Яго все никак не мог выпустить ее из своих объятий.

— Ты — моя, — пробормотал он хриплым голосом.

— Я никогда не занималась любовью с Гленом, — мрачно проговорила Софи.

Тело Яго напряглось, брови поползли вверх. Он встал с кровати, включил свет, взбил подушки и, устроив на них Софи и укрыв ее простыней, улегся чуть ниже нее на живот. Глаза его были задумчивы.

— Вот, значит, почему он вел себя как тигр, у которого отняли добычу…

— Я не любила его. — Софи заправила волосы за уши и с независимым видом посмотрела на Яго. — Как ты уже понял, у меня была физическая близость с мужчиной, но длилась она недолго.

— Почему?

— Я получила работу в «Хайфилде». — Ее губы тронула кривая улыбка. — Мы с ним учились вместе в университете, а после вдвоем уехали в Лондон. Нас с ним не связывала безумная страсть, Яго, поэтому, когда пришло время, мы расстались без сожалений. Мы с Полом до сих пор друзья, и, когда я приезжаю навестить Люси, мы все втроем ходим куда-нибудь по вечерам.

— Но ты работаешь в «Хайфилде» уже четыре года, дорогая, — медленно проговорил Яго.

— Да. Но никого за это время я не пускала в свою постель.

Яго подтянулся на локтях поближе к Софи и обнял ее так крепко, что она задохнулась и издала протестующий смешок.

— Это в знак моей благодарности, — объяснил Яго.

— Глену нравилось, что люди считали нас любовниками, — продолжала Софи, когда он ослабил объятия. — Возможно, именно поэтому Глен и сделал мне предложение: он думал, что я жажду нацепить на палец его обручальное кольцо.

— Если он возникнет на нашем горизонте еще раз, я с удовольствием сообщу ему, что он потерпел фиаско. Ты — моя, Софи Марлоу. Моя!

— Ты же знаешь, это невозможно, потому что… — начала она, но Яго запечатал ей рот поцелуем.

И снова на Софи накатила жаркая волна желания, затопившая все воспоминания о Глене, о Поле, о «Хайфилде»… На всем белом свете остались только они — Яго и Софи.

С самого первого дня они все время были вместе, словно боялись упустить драгоценное время. По утрам просыпались в объятиях друг друга, занимались любовью — неторопливо, без спешки, — вместе принимали ванну, одевались. Потом пили фруктовый сок на веранде, наслаждаясь ласковым утренним солнышком, отправлялись на рынок за козьим сыром, фруктами и горячими булочками для завтрака.

На взятой напрокат машине они обследовали живописные окрестности, ели сардины на гриле в маленькой харчевне на берегу залива и возвращались домой, в свой маленький рай, в свою широкую кровать под балдахином.

Когда наступал вечер, они ужинали в окрестных ресторанчиках, где заказывали изысканные блюда, и — снова к себе, в свое уединение.

Софи узнала, что родители Яго жили в Норфолке. Когда отец Яго, тоже адвокат, вышел на пенсию, они купили там дом, у Чарли, их младшего сына, своя квартира в Ноттинг-Хилле. Софи рассказала Яго о своей семье, о том, что отец Бена умер, когда мальчик был совсем маленький, а через несколько лет их мама снова вышла замуж.

— У моего отца было садоводческое хозяйство и дом, который к нему примыкал, — говорила Софи. — Там я родилась и выросла, а сейчас всем этим владеют Бен и Шарлотта. Мама живет неподалеку. А у меня есть убежище в «Хайфилд-Холле».

— Теперь я по гроб жизни буду обязан Ивэну за то, что он предоставил мне там жилье! — воскликнул Яго и чмокнул Софи в кончик носа. — Судьбе явно было угодно, чтобы мы с тобой встретились, Софи Марлоу.


Неприятности начались утром в день отъезда, когда они уже начали паковать вещи.

— Смотри-ка, за все это время у нас практически не было стычек, — сказала Софи легким тоном, хотя на душе у нее скребли кошки. — Не в физическом смысле, конечно.

Яго оторвался от своего чемодана, обнял Софи и быстро поцеловал ее.

— Очевидно, это потому, что мы не затрагивали единственную животрепещущую тему, которая могла бы привести к словесным перебранкам, — предположил он. Потом посмотрел на нее с такой самоуверенностью, что в голове у Софи зазвонили сигнальные звоночки тревоги. — Ну, дорогая, теперь тебе не отвертеться, раз уж ты сама заговорила об этом. Перед возвращением в Лондон я должен знать ответ на мой вопрос.

Лицо Софи исказилось от боли.

— Но я ведь уже давно ответила тебе, Яго. С самого начала. Зачем же повторять?

Его серые глаза сощурились.

— То есть после всего того, что произошло между нами в последнюю неделю, ты по-прежнему настаиваешь на своем? И это при том, что ты неоднократно говорила мне о своей любви?

— Я от своих слов не отказываюсь и могу сказать еще раз: я люблю тебя, Яго.

— Но свою семью ты любишь больше.

Резкость его тона ранила Софи. Словно защищаясь, она скрестила руки на груди, но глаз от него не отвела.

— Не больше, а по-другому. Последняя неделя показалась мне волшебным сном. Я никогда и мысли не допускала, что это может быть так чудесно. Ты восхитительный мужчина, и…

— Благодарю за комплимент.

Никакой это не комплимент. Я хочу, чтобы ты знал: мысль о том, что сегодня нам придется распрощаться, приводит меня в ужас.

— Тогда зачем же нам расставаться? — с неожиданной яростью воскликнул Яго. — Почему, скажи на милость, мы не можем продолжать встречаться? — Он схватил Софи за плечи и легонько встряхнул. — Расскажи обо мне своей семье, и пусть они сами сделают вывод, достоин ли я твоей любви.

— Господи! Ну как я могу сказать им, что встречаюсь с человеком, ответственным за то, что мой брат попал в тюрьму!

После ее восклицания, вырвавшегося из самой глубины сердца, в комнате повисла напряженная пауза. Когда тишина стала невыносимо гнетущей, Яго выпустил плечи Софи, да так резко, что она пошатнулась, едва удержавшись на ногах.

— Я не посылал твоего брата в тюрьму, — процедил Яго. — А последнее высказывание, надо полагать, означает «нет».Он отвернулся и продолжил паковать вещи.

Как скверно все складывается! — подумала Софи. Несколько секунд она смотрела на его напряженную спину, потом прерывисто вздохнула и застегнула молнию на своем чемодане. Яго подхватил их багаж и направился к выходу.

Поездка в машине показалась Софи мукой мученической. После первых же минут она поняла, что Яго не намерен прерывать молчание, обволакивавшее их обоих тягучей масляной паутиной. Наконец они доехали до Лиссабона, но на этот раз Софи было не до красот столичных видов, не до красивых тенистых улиц, старинных замков и великолепных мостов.

Конечно, все хорошее неизбежно заканчивается, вот и этой фантастической сказке пришел конец.

В аэропорту Хитроу они в полном молчании прошли таможню, после чего Яго подхватил оба чемодана, и они встали в длинную очередь на такси.

— Я подвезу тебя по пути к Чарли, — сухо обронил он.

Софи не ответила. Неделя, проведенная вместе с Яго, показалась ей раем, тем самым всепоглощающим счастьем, о котором можно только мечтать. Теперь же ей предстоит вернуться на грешную землю.

— Куда? — спросил Яго, когда около них наконец остановилось такси.

Софи назвала адрес Люси, влезла в машину и забилась в угол, чтобы быть как можно дальше от Яго.

— Ты уверена, что твоя подруга сейчас дома? — поинтересовался Яго, когда их такси влилось в поток машин на шоссе.

— Понятия не имею. Но у меня есть запасные ключи.

Водитель остановился у нужного дома. Яго выбрался из машины и вытащил чемодан Софи, после чего протянул руку, помогая ей выйти. Она поспешно схватила чемодан и тут увидела, что Яго расплачивается с водителем и забирает свой багаж.

— Вызову другое такси, как только удостоверюсь, что ты благополучно добралась до места, — сообщил он непререкаемым тоном, поймав на себе удивленный взгляд Софи.

Пожав плечами, она нажала кнопку, под которой сияла табличка «Проберт», мысленно молясь, чтобы Люси была дома, но ее молитвы оказались тщетными. Домофон не отзывался.

Софи вставила ключ в замок парадной двери.

— Люси живет на первом этаже. Спасибо тебе, теперь я доберусь сама, — сказала она.

— Нет, я провожу тебя прямо в квартиру, — возразил он и пошел вслед за ней по лестнице.

Софи отперла дверь в квартиру Люси, зажгла свет и, к немалому облегчению, обнаружила, что дом подружки сияет безукоризненной чистотой. Даже ваза с цветами стояла на столе.

— Входи, — вежливо пригласила она.

Не глядя на Яго, Софи прошла по прихожей и задернула шторы на небольшом окне, выходившем на лестницу, чтобы огородить себя от любопытных взглядов. И только потом повернулась к Яго, надеясь, что он не последует ее приглашению и уйдет, но он стоял как вкопанный.

— Софи, — мрачно произнес он, бросив чемоданы на пол и сделав шаг по направлению к ней. Увидев, что она непроизвольно попятилась, Яго скрипнул зубами, но все-таки достал из кармана визитную карточку. — Вот адрес и телефон Чарли.

Софи хмуро уставилась на визитку.

— Зачем мне это?

— На случай, если ты передумаешь и захочешь связаться со мной.

— Я не передумаю, Яго, — прошептала Софи, в отчаянии прижимая руки к груди. — Я не могу, и ты это знаешь.

— Нет, я все-таки полный идиот! — проскрежетал Яго, не отрывая от нее сверкающих серых глаз. — Ты говорила об этом не раз, но я не верил. Надеялся, что наше путешествие заставит тебя пересмотреть твои кардинальные взгляды.

— У меня нет выбора! — повторила Софи в сотый раз.

— У тебя определенно есть выбор, — заявил Яго и внезапно заключил ее в объятия, схватив за плечи и притянув к себе.

Она затрясла головой.

— Скажи, Яго, смог бы ты привести меня в дом своих родителей, ожидая, что они не примут твою избранницу в распростертые объятия?

Его руки сильнее вцепились в ее плечи.

— Да, смог бы. И если бы они отвергли тебя, я бы смирился с этим, но остался с тобой, поскольку ты мне нужна. И все это доказывает, что я люблю тебя гораздо больше, чем ты меня. Фактически я тебе безразличен.

— Это не так! — жарко возразила она. — А кроме того, ты говоришь теоретически, а я мыслю реально. Действительность довлеет над вымыслами.

Руки Яго упали с ее плеч, лицо превратилось в непроницаемую маску.

— Действительность, говоришь? Да, ты права. Она, эта чертова действительность, такова: на какой-то краткий миг я поверил в возможность полного и безоблачного счастья, но теперь все кончено. — Губы его цинично скривились. — Начинаю понимать брошенного тобой шеф-повара.

— Это нечестно! Ты не идешь ни в какое сравнение с…

— Что ж, верно, мы с ним нисколько не похожи. Я не собираюсь мчаться за тобой в «Хайфилд» и умолять тебя вернуться. Но ради того, что нас связывало, хочу сделать вот что. — Яго снова прижал Софи к себе и запечатлел на ее губах поцелуй. — Многое бы я отдал, чтобы никогда не встречать тебя на своем пути!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

За Яго захлопнулась дверь, а Софи все еще стояла, глядя ему вслед. И тут дверь снова распахнулась, пропуская в квартиру Люси.

— Софи? Что случилось? — затараторила она, окидывая подругу беспокойным взглядом. Бросив сумки на стул, Люси крепко обняла Софи и стала укачивать, словно ребенка. — Ну-ну, успокойся, милая.

— Здравствуй, Люси, извини, что напугала тебя. — Софи принюхалась, и ее губы расплылись в улыбке. — Пахнет чем-то вкусненьким!

Люси отстранилась и приподняла бровь.

— Это связано с тем красавчиком, который чуть не прошиб мне лоб дверью, выскочив из подъезда? Такой высоченный, загорелый и очень разъяренный. А?

Софи молча кивнула.

— Ладно, солнышко, — продолжила Люси, снимая пальто. — Посиди-ка пока. Я приготовлю чай, а потом ты мне все расскажешь.

Они были подругами уже сто лет, вместе ходили в школу, вместе учились в университете, но разница в их внешности была разительной и сразу бросалась в глаза. Люси намного превосходила Софи в росте, была темноволоса, и коротко стриженные по последней моде волосы окружали ее головку очаровательным ореолом.

Они сидели друг против друга и пили чай. Решив дать Софи передышку, чтобы та оправилась после происшедшего, Люси рассказала о том, что случилось у нее на работе за день. Исчерпав тему, она уставилась на Софи своими ярко-голубыми глазами.

— Итак, давай о том парне с чемоданом в руке. Это и есть тот таинственный Мистер Икс, с которым ты удрала в Альгарве?

Софи покивала головой, не обращая внимания на то, что Люси переврала название городка в Португалии. Какая теперь разница?

Люси долила себе чаю и пододвинула тарелку с печеньем ближе к Софи.

— Я обегала несколько булочных, прежде чем нашла твой любимый сорт. Так что, будь добра, поешь хоть немного.

Софи послушно отправила в рот крохотное печеньице с клубничной начинкой.

— Он решил отдохнуть в «Хайфилде». Как и многие другие. Но он… он особенный.

— Ага, особенный. Понятно, что он не похож на других, раз уж ты решила провести с ним маленький отпуск.

— Вот именно. А теперь он возвращается к своей жизни, а я — к своей. — Софи протянула чашку Люси, чтобы та наполнила ее снова. — Мы оба знали, что это всего лишь на одну неделю…

— А ты уверена, что он это понимал? Он промчался мимо меня, как цунами, меня даже вихрем закрутило. — Люси подозрительно прищурилась. — А он, часом, не женат?

— Нет!

— Прости, прости. Тогда, как я понимаю, он хочет продлить ваши отношения? Ну, ту идиллию, если, конечно, таковая между вами была.

— Да, была. И он действительно хочет ее продлить. Но это исключено.

— Но почему? Он что, налетчик или убийца?

— Да нет же. — Софи немного поколебалась, но у нее с Люси никогда не было тайн, и она продолжила: — Я скажу, но только это строго между нами, ладно? Он адвокат, но не простой, а именно тот, который защищал Бена.

— Ого! — присвистнула Люси. — Тот самый, кого ты обещала придушить?

— Моими собственными руками, — кивнула Софи. — И вот он не так давно заявился в «Хайфилд», и я… — она слабо улыбнулась, — я влюбилась в него, да так, что совсем потеряла голову.

Несколько секунд Люси молча смотрела на нее.

— Конечно, — проговорила она наконец, — если уехала с ним аж в Португалию. — И деликатно добавила: — Я так понимаю, что ты жила с ним в одном номере?

В одном номере, в одной постели и даже принимала с ним душ в одной ванной комнате. Я делала с ним то, чего никогда не делала с Гленом. Мне даже в голову не приходило, что я способна на такое.

— С Гленом? Еще не хватало! Я всегда надеялась, что у тебя хватит здравого смысла оставить этого смазливого выскочку. Впрочем, черт с ним, с Гленом. Что случилось с Мистером Икс?

Софи сардонически усмехнулась.

— Ничего. Он не тот идеал, которого можно привести в семью, правда ведь? В общем, теперь ты знаешь все и, надеюсь, понимаешь, почему я попросила тебя сказать маме, что я отдыхаю вместе с тобой. Не хочу, чтобы кто-то знал о моем приключении.

— О да, понимаю. — Люси нахмурилась. — И что, мы даже невесте ничего не скажем?

— Ни в коем случае! Невесте — тем более.

Тэмсин Хэйфорд была третьим членом их неразлучной троицы. Она тоже училась вместе с Софи и Люси, даже посещала с ними одну детсадовскую группу, но происходила из очень состоятельной семьи. И когда ей исполнилось одиннадцать, отец определил ее в элитную школу для девочек. Однако их дружбе это не помешало. Тэм, не знавшая матери, потому что та умерла при родах, всегда была желанной гостьей в семьях Софи и Люси. Даже не гостьей, а членом семьи. Ее воспринимали как еще одну дочку. Софи всегда с благодарностью вспоминала, как Тэм первая бросилась на шею Бена, когда тот вышел из тюрьмы.

— Мама говорит, что Тэм витает в облаках и все видит в розовом свете. Я не хочу расстраивать ее. Даже если, — Софи хмыкнула, — она заставит нас нацепить голубую тафту. Люси разулыбалась.

— Последней идеей Тэм была золотая парча для свадебного платья.

— О нет! — Софи прижала ладони к губам. — Все в обморок попадают!

— А Тэм наплевать, кто куда попадает, — хихикнула Люси. — Она может пойти под венец и в джинсах. Кстати, завтра она придет сюда ни свет ни заря, так что нам лучше пораньше лечь спать. Как предпочитаешь поужинать? Выйдем в город или я приготовлю на скорую руку омлет?

— Нет! — воскликнула Софи с таким неистовством, что подруга с изумлением уставилась на нее. — Я несколько устала от омлетов, — покраснев, объяснила Софи. — Но все-таки давай останемся дома.

— Вот и отлично, — быстро проговорила Люси. — У меня есть макароны, бекон, помидоры, ну и все остальное. Я приготовлю спагетти по твоему рецепту.

После окончания школы Софи и Люси жили вместе в этой квартире, чтобы немного сэкономить на квартплате. Тогда-то Люси и научилась прилично готовить, учась у подруги. Когда Софи уехала в «Хайфилд», у Люси поселилась другая девушка, но не задержалась у нее больше чем на год. Об этом подруги и говорили за ужином.

— Понимаешь, без Тары мне гораздо спокойнее. Если кто-то из моих ухажеров останется на ночь, ему не придется краснеть при виде чьих-то шлепанцев или чужого женского белья на веревках или, что еще хуже, при столкновении на кухне с неумытой девицей в бигудях, когда выйдет позавтракать.

— Никогда в жизни не ходила в бигудях! — возмутилась Софи.

— Ты — нет, а вот Тара только так и расхаживала по квартире, раскидывая свои шмотки повсюду.

Чуть позже, когда Софи принимала ванну, к ней ворвалась Люси. Глаза ее горели от возбуждения.

— Выбирайся! К тебе пришел гость. Брови Софи взлетели, глаза округлились.

— Ко мне? Кто?

— Сказал, что его фамилия Смит. Я так понимаю, твой таинственный Мистер Икс. — Люси схватила с вешалки полотенце и принялась размахивать им перед онемевшей Софи наподобие красной тряпки у матадора. — Выметайся из ванны!

— Нет!

— В каком смысле «нет»? — Голубые глаза сверлили Софи насквозь. — Давай, Софи, не трусь. Он хочет видеть тебя и, судя по всему, не удовлетворится моими извинениями.

— Но, Люси…

— Все. Вон отсюда.

Поджав губы, Софи наскоро вытерлась и влезла в свитер и джинсы. Мокрые волосы не стала расчесывать, а просто закрутила их узлом на затылке.

Яго поджидал ее в гостиной. Он был так хорош, что у Софи свело скулы.

— Извини, что вытащил тебя из ванны, но тому есть причина. Приехав в Ноттинг-Хилл, я обнаружил у себя твой паспорт и счел разумным привезти его тебе, а не посылать по почте… — В два огромных шага Яго преодолел расстояние между ними и схватил Софи за плечи, глядя ей прямо в глаза. — Я не могу смириться с тем, что между нами все кончено. Это какой-то абсурд. Я полюбил тебя. И, если ты не лучшая актриса в Голливуде, ты тоже любишь меня. Мы не можем расстаться. Имей смелость признать это.

Враждебность во взгляде Софи растаяла, едва Яго обрушился на нее с горячим поцелуем, который заставил ее задыхаться. Пальцы, готовые вцепиться в его плечи, расслабились, пульс участился… Но в эту минуту раздался звонок домофона.

Они отпрянули друг от друга, и Софи схватила трубку дрожащей рукой.

— Привет, Софи. Люси предупредила меня, что ты сегодня будешь здесь.

— Привет, Пол, — ответила она и нажала кнопку, позволяющую войти в дом. Потом вышла из гостиной и постучала в комнату Люси: — Сюда идет Пол Рэдли. Выходи.

Когда они обе появились в гостиной, Яго уже полностью пришел в себя.

— Думаю, мне пора идти, — сказал он, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Спасибо, что привез мой паспорт, — деревянным голосом произнесла Софи.

Бросив взгляд на их лица, Люси отправилась встречать гостя. Она представила мужчин друг другу, и Яго быстро произнес:

— Боюсь, мне нужно распрощаться. — И, повернувшись к Софи, непререкаемым тоном добавил: — Надеюсь, ты проводишь меня.

Провожаемые двумя парами любопытных глаз, они вышли на лестничную клетку.

— Этот… Рэдли был твоим любовником? — мрачно спросил Яго.

— Да, когда-то, — честно призналась Софи.

В полной тишине они смотрели друг на друга.

— В последний раз, Софи, прошу тебя изменить твое решение.

— Я… я не могу, — прохрипела она.

Черты его лица отвердели.

— Всю сознательную жизнь я просил удовлетворить мои просьбы в суде. Видимо, там у меня получается лучше. — Он сделал паузу, ожидая, что Софи скажет хоть слово, но, не дождавшись, хрипло произнес: — К черту! Я больше так не могу. Прощай, Софи. — Развернулся и ушел.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Люси откупорила бутылку вина и передала бокал Полу, с жадностью доедавшему остывшие спагетти. Софи вернулась из своей комнаты, где за пару минут привела себя в порядок, и присоединилась к ним, всем своим видом стараясь показать, как ей весело.

Пол работал в престижном банке, одевался шикарно, но не броско. Отличная пара, думала Софи, глядя на него и на свою подругу.

— Ну, и кто этот Смит? — задал наконец Пол вопрос, которого давно ждала от него Софи.

— Друг.

— Понятно. Оч-чень хороший друг, как я понимаю. Такой, с которым ты так страстно целовалась перед моим появлением.

— А ты откуда знаешь? — вступилась за подругу Люси.

— У меня была когда-то возможность убедиться, как она выглядит в таких случаях.

— Когда-то! Сто лет тому назад, — осадила его Софи.

— Значит, вы поцеловались, — обрадовалась Люси и с надеждой спросила: — Поцелуй примирения?

— Поцелуй прощания. — Софи стиснула зубы. — Слушайте, мы можем поговорить о чем-нибудь другом?

Когда Пол ушел, подруги разошлись по своим комнатам. Было уже очень «поздно, но Софи никак не удавалось заснуть. В памяти все время всплывали последние слова Яго. Она беспокойно ворочалась с боку на бок, включала и выключала ночник и только под утро забылась сном.

— Вставай, лежебока! — весело крикнула Люси. — Завтрак на столе.

— Я не хочу есть, — простонала Софи, натягивая на голову простыню, но Люси безжалостно сдернула ее и швырнула на пол.

Поднимайся. Только что звонила Тэм. Она заедет через час, и мы все вместе поедем по магазинам. Сегодня нам нужно подобрать наряды для свадьбы. Вчера Мистер Икс прямо-таки глаз не мог отвести от твоих босых ножек, солнышко. Потрясающий парень! Может быть, все еще утрясется, а?

— По его вине Бена засадили в тюрьму, — проговорила Софи по пути в ванную. — Он не помог моему брату в нужную минуту.

Крепкий кофе взбодрил ее. Почувствовав себя лучше, она попросила прощения за резкость.

— Извини, дорогая. Просто я провела бессонную ночь.

— Неудивительно, — улыбнулась Люси. — Вчера вы оба были ужасно напряжены. Клянусь, в воздухе вокруг вас так и вспыхивали молнии. У тебя даже волосы искрились. Кстати, после похода по магазинам Тэм хочет устроить девичник.

— Ну да, — ухмыльнулась Софи. — Три женщины, пицца и бутылочка шампанского. Обычно девичники проходят по-другому.

Люси рассмеялась:

— А Тэм у нас особенная. Слово «обычно» не в ее стиле.

Через несколько минут появилась Тэмсин Хэйфорд. Стройная, гибкая, с сияющим от счастья лицом.

После долгих поцелуев и объятий подруги поспешили в поджидавшее их такси. Удобно расположившись на заднем сиденье, Софи с восхищением посмотрела на Тэм.

— Выглядишь потрясающе. Настоящая невеста!

Хочешь сказать, что я похудела, — улыбнулась польщенная Тэм и в свою очередь оглядела Софи. — Ты, кстати, тоже. Но я бегала как угорелая, улаживая все необходимое для свадьбы, и придерживалась строжайшей диеты, чтобы выглядеть изящной, когда пойду под венец с Дэвидом. А у тебя что за причина?

— Она только что указала на дверь своему приятелю, — сообщила с переднего сиденья Люси.

— Неужели решила-таки прогнать Глена? — обрадовалась Тэм.

— Ты отстала от жизни, милая, — засмеялась Люси. — Это уже другой, который появился после Глена.

— Ух ты! — восхитилась Тэм. — Вот что, Софи Марлоу, сегодня вечером ты мне обо всем расскажешь.

Подруги выбрались из такси и направились к огромному модному универмагу.

— Так, девушки, нам надо купить наряды для подружек невесты, то есть для вас, дорогие. Начинаем с верхнего этажа, доходим до нижнего, вновь возвращаемся на верхний и перекусываем в кафе. Я угощаю.

Все мысли о Яго вылетели у Софи из головы, когда они приступили к осмотру предложенных им платьев, сумочек и прочих дамских аксессуаров.

— Для Софи нужно подбирать одежду в соответствии с оттенком ее волос, — щебетала счастливая Тэм. — С тобой, Люси, проще, тебе любой цвет к лицу. Папа приказал мне не жалеть денег. Мне нравится вот это. — Она ткнула пальцем в легкие шифоновые платья с расцветкой под леопарда.

Всплеснув руками, Софи расхохоталась.

— Только представь, что будет, если мы с Люси появимся в церкви в подобных нарядах! Священника кондрашка хватит!

— А что, было бы весело, — с сожалением произнесла Тэм.

Когда они уже ехали в такси обратно, у Софи зазвонил мобильный телефон.

— Где тебя носит, Софи? — нетерпеливо спросил Яго.

На секунду она онемела, потом с трудом взяла себя в руки.

— Еду в такси с подругами после похода за покупками…

— Сегодня я нашел себе квартиру, — оборвал он ее. — Перееду в ближайшее время. Возьми ручку.

Записав адрес, Софи дала отбой.

— Таинственный Мистер Икс? — поинтересовалась Тэм. — Хотела бы я встретиться с ним. Он хорош собой, Люси?

— Очень, если тебе нравятся высокие, широкоплечие и темноволосые. Да еще такие, от которых так и пышет жаром. Софи, чего он хотел?

— Просто дал мне свой адрес. Он нашел новую квартиру.

— Ага! Он не собирается отпускать тебя без боя. Сдаешь позиции, подруга…

Цветами займется, естественно, Шарлотта, — сообщила за ужином Тэм. — Я заберу ваши платья с собой, чтобы ей было легче подобрать для вас букеты. У Шарлотты и Бена в этот день будут еще две свадьбы, — обратилась она к Софи. — Твоя мама приедет вместе с миссис Проберт на самую важную часть церемонии, но на весь вечер они не смогут остаться.

В воскресенье Софи вернулась в «Хайфилд». Она трудилась как пчелка, стараясь по максимуму заполнить время, вечерами подолгу разговаривала по телефону с матерью, посещала занятия аэробикой, ходила в кино с Джоанной Тренчард и в «Розу и корону» с Яном Барлоу. Выходные дни проводила в своем садике, иногда навещая Лэингов.

Однажды вечером Софи вернулась «Айви-Лодж» и обнаружила на автоответчике гневное послание Глена Тэйлора:

«Тебе не следовало тратиться на адвоката, Софи, поскольку в последний раз, когда мы с тобой виделись, я все ясно понял. Не тупой, слава богу! Я к тебе и на пушечный выстрел не приближусь, даже если ты будешь умолять меня на коленях».

Не снимая пальто, она набрала номер мобильного телефона Яго.

— Лэнгем Смит, — раздался в трубке знакомый голос.

— Это Софи, — глубоко вдохнув воздух, выпалила она и добавила на случай, если он ее уже забыл: — Софи Марлоу.

— Слушаю.

Ни тебе «здравствуй», ни вежливого вопроса о самочувствии. Его равнодушный тон окатил Софи холодным душем.

— Я получила послание от Глена Тэйлора. Адвокат прислал ему письмо, и я решила, что это ты попросил своего брата послать его.

— Попросил. И в чем проблема?

— Проблема только с оплатой. Сколько мне заплатить твоему брату?

— Ничего. Я ему заплатил сам.

— Значит, я должна тебе.

— Ты ничего мне не должна, Софи, — отрезал Яго, недвусмысленно давая понять, что разговор закончен.

Софи осторожно положила трубку на рычаг и расплакалась.

Она подчистила все дела, прежде чем ранним пятничным утром отправиться в Уэльс на бракосочетание подруги.


Наскоро перекусив в обществе мамы, Софи сообщила ей, что хочет прогуляться до церкви.

— Люси наверняка уже все дорожки там исходила.

— Знаешь, — улыбнулась Фэйт, — хочу сказать, что твое платье просто шикарное.

— Плиссировка и всякие там рюшечки не в моем вкусе, мамуля. — Софи невесело усмехнулась. — Мне пора, увидимся позже.

Репетиция торжественной церемонии прошла гладко и даже весело. Когда все закончилось, Софи вместе с Люси поехала к Хэйфордам, чтобы выпить немного шампанского и поболтать с тремя братьями Тэм и с женами, которыми успели обзавестись два из них.

— Где планируете провести медовый месяц? — спросила Люси.

Понятия не имею, — расплылась в счастливой улыбке Тэм. — Дэвид постоянно удивляет меня. То приносит комплекты одежды для пляжа, то для дождливой погоды, а то вывозит меня в магазины и просто оплачивает все, что моей душеньке угодно.

Потом было чаепитие, легкий, ничего не значащий флирт с Джаспером, танцы…

— Ты выглядишь усталой, Софи, ложись-ка поскорее спать, — произнесла Фэйт, когда поздним вечером увидела дочь.

На следующее утро Софи прошла на кухню и обнаружила там сидящую за столом Фэйт Марлоу, одетую в свитер и леггинсы.

— Доброе утро, солнышко, что-то ты сегодня рано, — улыбнулась ей Фэйт и налила еще одну чашку чая.

Софи с удивлением уставилась на мать.

— Ты тоже.

— Да вот, понимаешь, Шарлотта наконец-то забеременела, вот и все. Она хотела сообщить тебе об этом сама, но из-за утреннего недомогания переложила эту миссию на меня.

— Господи, какая чудесная новость! — воскликнула Софи. — Я так счастлива за них обоих!

— Да, — согласилась Фэйт, — а вот ты, моя милая, не радуешь меня. У тебя усталый вид.

— Мамуль, не беспокойся. Просто в последние дни у меня было слишком много работы, — успокоила ее Софи и перевела разговор в более безопасное русло: — Твои букеты просто великолепны.

— Да, — оживилась Фэйт и взглянула на часы. — Мне пора, солнышко. Желаю тебе хорошо повеселиться, поцелуй за меня Тэм.

Софи легла в ванну, положив на глаза кружочки огурца и косметическую глину Мертвого моря на остальную кожу лица. Потом уложила волосы в замысловатую прическу, выпустив несколько вьющихся прядей наружу.

— Отлично… — протянула Люси, которая выглядела безупречно, ну прямо фотомодель с обложки журнала. — Но у нас всего полчаса, а потом начнется суматоха. — Несколько секунд она сидела молча, уставившись в свою чашку, потом тяжело вздохнула. — Делать нечего, придется исповедоваться.

— Мне?!

Люси мрачно кивнула.

— Я должна была признаться во всем гораздо раньше, но… Дело в том, что на свадьбу приезжает Пол. На прошлой неделе мы хотели тебе сказать, но после ухода Мистера Икс ты была совсем не в том состоянии, чтобы раскрывать тебе душу.

— Люси, милая, я так рада за тебя!

Подруга расплылась в улыбке.

Когда девушки приехали в поместье Хэйфордов, во дворе уже скопилось множество празднично одетых гостей. Отец невесты нервно рыскал по всему дому в поисках своих любимых запонок. Лидия Хэйфорд металась вокруг стола, устанавливая таблички с именами гостей. Пру Хэйфорд раздавала последние указания насчет закусок.

Подружки невесты степенно сошли со ступеней и присоединились к семейству Хэйфордов. К ним подошел Джаспер с бокалами шампанского.

— Девочки, поздравляю. Вы выглядите сногсшибательно. А где Тэм?

— Спустится через минуту, — прошептала Люси.

— Приготовились… — громко сказал Джаспер, и в эту секунду на ступенях появилась Тэм, — пли! За нашу дорогую невесту!

Торжественная процессия поравнялась с церковью и вслед за невестой, ее гордым отцом и остальными членами семейства вошла внутрь.

Тэм грациозно положила затянутую в длинную перчатку руку на согнутый локоть отца и пошла по проходу к своему жениху, ожидавшему ее у алтаря.

Софи приняла у нее букет, а Люси раскрыла перед молодыми книгу псалмов. Пели все, и у всех глаза блестели от слез умиления.

После церемонии гости обступили новобрачных, поздравляя и целуя их. Софи еще раньше обратила внимание на темную фигуру в самом дальнем конце церкви. И сейчас, когда все вышли на широкие ступени, она убедилась, что зрение ее не подвело. Это был Яго Смит собственной персоной, необыкновенно красивый в черном смокинге и белоснежной сорочке.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Их взгляды встретились. Софи отвела глаза первой. Идите! — велела она своим ногам. Улыбайтесь! — приказала дрожащим губам. Как ни странно, и те и другие повиновались. Софи присоединилась к остальным, чтобы принять участие в фотографической сессии, позируя с новобрачными, их родителями, родственниками и гостями.

Когда новобрачные в окружении родственников и гостей направились к воротам, Яго вышел из тени и взял Софи под руку.

— Как ты здесь оказался? — злобно прошептала она.

Он вытащил из нагрудного кармана красиво оформленную карточку.

— Его честь Гренвиль Хэйфорд пригласил меня на свадьбу своей дочери.

— Эй, вы двое, — сказал Джаспер, — позвольте представить вас друг другу. Смити, приятель, познакомься с лучшей подругой Тэм, мисс Софи Марлоу, которую я имею честь знать с самого ее рождения.

Софи замерла, не в силах поверить своим ушам. Яго Лэнгем Смит — это тот самый легендарный Смити? Ничего себе поворот!

— Мы уже встречались, — бесцветным голосом произнес Яго.

Тут Джаспера позвал один из его братьев, и он, переминаясь с ноги на ногу, вопросительно взглянул на Яго.

— Не волнуйся, старина, — сказал тот, — я сопровожу Софи до дома, а ты возвращайся к своим.

— Мир тесен, — прокомментировала Софи и добавила, пожав плечами: — Все никак не могу оправиться от шока, что ты и есть тот самый знаменитый Смити.

— Знаменитый?

Конечно! В юные годы мы с Люси увлекались рок-музыкантами, а вот Тэм буквально бредила великолепным другом своего брата. Вот видишь, ты уже тогда был популярным… Улыбнись, нас снимают.

Софи ослепительно улыбнулась в камеру и взяла Яго под руку, чувствуя, как мгновенно напряглись его мышцы под ее ладонью. В просторной прихожей стояла Тэм со своим новоиспеченным мужем и целовала каждого входящего гостя.

— Смити! — Морщинистое лицо судьи Хэйфорда расплылось в радостной улыбке. — Молодец, что приехал, мой мальчик.

У Софи появилась возможность отойти наконец от Яго. Через минуту к ней присоседилась Люси.

— Как ты? — спросила она, когда они шли по лестнице.

— Ничего, уже оправилась от шока.

— Имеешь в виду Мистера Икс?

— Мистера Икс, как выяснилось, отлично знают в этой семье, — ухмыльнулась Софи и, выдержав паузу, объяснила: — Он старинный приятель Джаспера и предмет тайных воздыханий Тэм. Его полное имя Яго Лэнгем Смит, а иначе — Смити. Он тот самый Смити Великолепный, по которому много лет страдала Тэм.

Когда поздравительные речи отзвучали и свадебный торт был разрезан, Яго подошел к Софи.

— Я остановился в «Красном льве». Могу немедленно вернуться в свой номер, чтобы не портить тебе вечер.

Софи посмотрела на него с насмешкой.

— Между прочим, позже ожидаются танцы. Если ты исчезнешь, Тэм расстроится, и тогда ты испортишь вечер уже не одной только мне. Сейчас все на некоторое время расходятся, чтобы, так сказать, подзарядить батарейки для вечернего приема.

— Извините, что прерываю вашу беседу, — произнесла подошедшая к ним Люси. — Тебя подбросить, Софи, или предпочитаешь остаться тут?

— Я поеду с тобой. — Софи взглянула на Яго, который вежливо встал из-за стола при появлении Люси. — Увидимся позже, Яго.

— Непременно, — заверил ее тот и повернулся к Люси. — Рад был познакомиться с вами, мисс Проберт. Увидимся вечером, — с нажимом произнес Яго и улыбнулся Софи.

— Многообещающая улыбка! — сказала Люси, когда подруги, взявшись за руки, направлялись к выходу.

Софи с содроганием пожала плечами.

— Скорее, угрожающая. Слава богу, мама не смогла присутствовать на обеде.

Люси с беспокойством взглянула на нее.

— Эй, подруга, держись. Я дождусь Пола и заеду за тобой в половине девятого.

Дома Софи обнаружила на ответчике послание матери: «Дорогая, я останусь у Шарлотты. Ей гораздо лучше, и она хочет накормить меня чем-то вкусненьким. Если вернешься поздно, поговорим с тобой завтра утром».

Софи приготовила себе чай и устроилась с чашкой на мамином диване, благодаря небеса за передышку перед заключительной частью свадебной церемонии, которая должна была быть более шумной и многолюдной, чем только что завершившийся обед. Тэм пригласила великое множество их общих друзей, а это означало, что во время танцев у подружек невесты не будет отбоя от кавалеров.

Какое счастье, что Шарлотта оставила маму у себя! Когда-то Фэйт Марлоу готова была собственными руками разорвать адвоката Бена на мелкие части и вряд ли сменила бы гнев на милость, увидев его сегодня. Тем более если бы узнала об отношениях, связывавших с ним ее дочь…

К половине девятого Софи успела принять ванну, обновить макияж и облачиться в платье из тонкой полупрозрачной материи, выбранное для нее Тэм. Сама бы она никогда такое не купила.

— Умница, распустила волосы, — одобрительно кивнула Люси, когда она забралась на заднее сиденье машины.

— Привет, — улыбнулась Софи сидящему за рулем Полу. — Я ужасно рада за вас с Люси. Благословляю вас, дети мои, — торжественно произнесла она, подражая распевным интонациям священника.

Примыкающий к церкви зал для приемов, еще накануне с любовью украшенный Шарлоттой и ее помощниками, благоухал тонкими ароматами цветов. Небольшой оркестр наигрывал мелодии прошлых лет, которые специально подобрала для торжественного вечера Тэм.

Вскоре барабанная дробь известила присутствующих о прибытии молодоженов. Раздались громкие аплодисменты, грянул «Венский вальс» Штрауса, и Тэм, уже без фаты и длинного шлейфа, вступила в круг вместе со своим мужем.

— Танцуют все! — закричала она, когда вальс сменился менее церемонными мелодиями.

Софи заметила Яго, едва вошла в зал. Он сменил черный смокинг на легкий костюм, запомнившийся ей по отпуску в Португалии. Яго стоял у стойки бара вместе с Джаспером и какой-то женщиной, одетой с такой изящной простотой, что Софи мгновенно возненавидела свое платье из тонкого шифона и мысленно отругала себя за то, что распустила волосы по плечам.

— Софи! — позвал ее знакомый голос.

Она обернулась и увидела идущего к ней с распростертыми объятиями Гарри Стэтхема, на лице которого сияла широкая улыбка. Когда-то, в дни бесшабашной юности, сын викария Гарри облачался в кожаные куртки и носил длинные волосы, проявляя бунтарский дух, теперь же являл собой образчик консервативного и весьма основательного члена общества.

— А куда же девались золотые сережки в ушах и драные джинсы, доктор Стэтхем? — рассмеялась Софи.

— Увы! Все это растаяло и превратилось в прах, — ответил Гарри, смачно целуя ее в щеку. — А где Люси?

— Вон там, — указала Софи, — в таком же платье, как у меня. Мы ведь с ней подружки невесты и должны носить одинаковые наряды. А ты еще не женился?

— Мое время еще впереди, — ухмыльнулся Гарри и, схватив Софи за руку, энергично потянул ее в круг танцующих.

Софи охотно последовала за ним, втайне надеясь, что Яго наблюдает за ней и испытывает ревность.

Однако Яго и не думал смотреть на нее. Когда музыка стихла, Гарри подвел Софи к бару, чтобы немного освежиться. И как раз в эту минуту Яго пригласил на следующий танец незнакомку, с которой столь оживленно беседовал ранее. Софи с трудом подавила вспыхнувшую в сердце ярость.

— Что будешь пить? — спросил Гарри.

Пару капель стрихнина, мысленно ответила Софи, но вслух произнесла:

— Что-нибудь холодное и безалкогольное, пожалуйста.

К стойке подошли еще несколько их общих друзей. Вскоре к ним присоединились Люси с Полом, привлеченные громким хохотом, и с ходу включились в общий разговор.

Мужчины наперебой приглашали Софи танцевать, среди них были и Дэвид Барклей, и Брюс, и Джаспер, и даже сам судья Хэйфорд, который, несмотря на свою весьма внушительную комплекцию, оказался отличным партнером.

— Тебе весело, дорогая? — спросил Гренвиль Хэйфорд, кружа Софи в быстром фокстроте.

— Очень, — ответила она и посмотрела на Тэм, освещавшую, казалось, весь зал белозубой улыбкой, танцуя в объятьях своего мужа. — Она счастлива, судья.

— Я знаю и благодарю Бога за это, — на его губах мелькнула грустная улыбка, — но мне будет ее недоставать.

— Тэм всего лишь переедет в другой конец городка.

— И все равно я буду по ней скучать. — Судья вперил внимательный взгляд в лицо Софи. — А скоро ли мы услышим свадебные колокола в твою честь, дорогая?

— Боюсь, они не для меня. Я повенчана с моей работой.

— Какая жалость… — начал Гренвиль, но тут кто-то дотронулся до его плеча, и он осекся.

— Не возражаете, если я уведу у вас партнершу? — улыбнулся Яго.

— Отнюдь, но только потому, что об этом просишь ты, Смити.

Фокстрот сменился румбой.

— Господи, я уж боялся, что никогда не окажусь рядом с тобой.

— По-моему, до сих пор ты неплохо проводил время, — отрезала Софи.

— Ревнуешь?

— Вот еще!

— А я тебя ревновал, хотел за волосы оттаскивать от всех этих твоих приятелей. Не знаю, как удержался. — Яго подул на ее распущенные волосы. — Так мне нравится гораздо больше, а вот выбор платья одобрить не могу.

— Почему?

— Потому, что оно почти прозрачное.

— Это только верхний слой, — запротестовала Софи, — а под ним есть нечто вроде чехла.

— Что под ним, мне очень хорошо известно, — заявил Яго с такой интонацией, что у нее захватило дух.

Когда чувственная румба сменилась стремительным рок-н-роллом, Яго взял Софи за руку и увлек в дальний угол зала.

— Как ты сюда добралась?

— Меня подбросил Пол на своей машине.

— Обратно тебя отвезу я.

Софи кивнула в знак согласия, и пальцы Яго сильнее сжали ее руку.

— Когда нам можно исчезнуть отсюда?

— Только после того, как уйдут новобрачные, — произнесла Софи и улыбнулась подошедшему к ним Джасперу. — Все идет отлично.

— Даже удивительно, если принять во внимание, что за организацию вечера взялась Тэм, — усмехнулся Джаспер. — А как прошел девичник?

— Да, действительно, как? — спросил Яго. — Попировали на славу?

— Ничего особенного, — улыбнулась Софи. — Мы втроем собрались у Люси, съели пиццу, выпили бутылочку шампанского. Так захотела Тэм.

— Узнаю мою маленькую сестренку, — засмеялся Джаспер. — Другая на ее месте закатила бы пир на весь мир, Смити, но не она.

— Почему ты его так называешь? — поинтересовалась Софи.

Мы оба были очень молоды, когда учились в колледже и делили одну комнату в студенческом общежитии, — принялся объяснять Джаспер, не отрывая глаз от их сомкнутых рук. — И мне в то время имя Яго казалось слишком книжным, отдававшим Шекспиром.

— Так я превратился в Смити, — ухмыльнулся Яго и с шутливой угрозой посмотрел на приятеля.

— Мне пора возвращаться к гостям, — заторопился Джаспер. — Увидимся позже, ребята. — И оставил их наедине.

Когда оркестр заиграл «Свадебный марш» Мендельсона, все образовали круг, по центру которого торжественно шли Тэм и Дэвид.

Поравнявшись с Софи, Тэм заключила ее в свои объятия, сминая букетик орхидей, приколотый к платью, и ущипнула Яго.

— Я видела, как ты флиртовал с Софи, — с хитрым видом подмигнула она ему.

— От тебя никуда не скрыться, глазастая ты наша, — засмеялся Яго и хлопнул по плечу Дэвида. — Береги ее.

— Обязательно, — пообещал тот. — Пойдем, жена, экипаж ждет нас у ворот.

Разгоряченные гости высыпали вслед за молодыми на улицу. Свадебный экипаж, в который Дэвид галантно подсадил хохочущую Тэм, всех развеселил: это был старинный автомобиль, украшенный разноцветными воздушными шариками и забавными надписями на капоте и дверцах, сделанными зубной пастой; к заднему бамперу были привязаны пустые консервные банки.

Дэвид с важным видом обошел машину, занял водительское сиденье и тронулся с места, сопровождаемый жутким грохотом консервных банок, подпрыгивающих на мостовой.

— И куда же они направляются в столь экзотическом драндулете? — крикнул Яго, перекрывая общий гвалт.

— Не волнуйся, всего лишь на другой конец городка, там Дэвид купил дом. А завтра они уезжают куда-то в неизвестном направлении.

— Мне это направление очень даже известно. Скажу тебе потом.

В путь они тронулись только через полчаса, так как надо было попрощаться с Хэйфордами. Софи назвала Яго адрес их семейного садоводческого хозяйства и напомнила, что ее мать живет неподалеку.

— По вполне очевидным причинам, — добавила она, глядя на его четко очерченный профиль, — я не смогу пригласить тебя в дом.

— У меня и в мыслях не было напрашиваться к тебе в гости, — хмыкнул Яго.

Когда они приехали, она указала место, где он мог остановиться.

— Мама пользуется общественным гаражом позади хозяйства, — сказала Софи, когда Яго выключил мотор. — Поэтому я не знаю, дома ли она.

— А когда она ожидает твоего возвращения?

— В общем-то мама думает, что я задержусь подольше, но у меня есть ключ. — Софи отстегнула ремень безопасности и посмотрела на Яго. Немного помолчала, а потом спросила без всяких преамбул: — Скажи мне честно, это Джаспер попросил тебя защищать на процессе Бена?

Помрачнев, Яго кивнул.

— Ваша мать обратилась за помощью к Хэйфордам, но твой брат был другом семьи, поэтому никто из них не мог стать его адвокатом. Таковы правила. Ну, Джаспер и попросил меня быть его защитником на суде. Знаешь, Софи, узнав о том, кто ты такая, я горько пожалел, что уступил просьбе Джаспера. А когда выскочил из квартиры твоей подруги, я вообще хотел только одного — никогда больше не встречаться с тобой.

— Знаю. Но все-таки я ждала, что ты вернешься.

Яго всем телом повернулся к ней.

— Ты прекрасно понимаешь, что произошло бы, если бы я вернулся.

— Что же? — прошептала Софи.

— А вот что. — Яго притянул ее к себе, сжал в объятиях и крепко поцеловал в губы. — Давненько я не занимался любовью в машине, — усмехнулся он, не разжимая рук.

— И я тоже.

— А с кем занималась? — мгновенно напрягся Яго.

Софи выпрямилась, глядя ему в лицо.

— С Гарри Стэтхемом, сыном викария. Это тот мужчина, с которым сегодня я танцевала чаще всего. Как-то он подвез меня в машине своего отца после одной из школьных вечеринок. — Она медленно провела пальцем вдоль его твердой щеки. — Но мы тогда перебрались на заднее сиденье.

Голос ее стал глухим. Софи подставила губы, и Яго тут же с жадностью приник к ним. После долгой паузы он поднял голову и нервно произнес:

— Господи, какая мука! Я не могу любить тебя в машине. Я хочу обнимать тебя, ласкать, ты нужна мне вся — в моей постели, в моей жизни!

— Ты тоже нужен мне, Яго. Я изо всех сил пыталась научиться жить без тебя, но у меня ничего не получилось.

Яго выскочил из машины, быстрым шагом обошел ее, распахнул дверцу со стороны пассажирского сиденья и вытащил Софи наружу. Все произошло так быстро, что она упала в его распростертые объятия.

— И я не могу жить без тебя, дорогая. Даже если бы мы не встретились сегодня, я непременно примчался бы за тобой в «Хайфилд-Холл». Все мои слова о том, что я не собираюсь умолять тебя на коленях, оказались пустой болтовней. — Он вдруг громко рассмеялся. — И все-таки я рад, что ты призналась первой!

— Разве это была я?

— Конечно! — заявил Яго с таким гордым видом, что Софи прыснула. — Ты моя, Софи Марлоу, и ты сама это знаешь.

— Да, знаю. Я твоя, — проговорила Софи.

— Итак, раз уж я здесь, ты должна принадлежать мне. Не сегодня, конечно, но завтра, перед нашим отъездом отсюда, ты окончательно станешь моей.

Софи отстранилась от него и, удивленно вскинув брови, спросила:

— Ты о чем?

— Сейчас самый подходящий момент. Ты представишь меня своей семье, а я сообщу о своем намерении жениться на тебе.

— Жениться? — тупо повторила она.

— Ну да. О чем же еще мы с тобой сейчас говорим?

— Но… — Софи озадаченно потерла переносицу, на мгновенье отвернулась, потом снова взглянула на Яго. — Я совсем не это имела в виду. Я подразумевала, что мы с тобой будем встречаться, когда позволят обстоятельства. Раза два-три в месяц, по выходным… Я не могу выйти за тебя замуж, Яго!

Яго отступил от нее на шаг, широко расставив ноги и устремив взгляд в пространство.

— Ясно, — произнес он наконец.

Софи прижала руки в груди и умоляюще посмотрела на него.

— Прошу тебя, Яго, выслушай, — взмолилась она. — Мне вовсе не нужно становиться твоей женой, чтобы быть с тобой…

— Вынужден тебя прервать. Я не согласен видеться с тобой на таких условиях. Мне требуется официальный статус: мужа, любовника, партнера — на твое усмотрение. — Он схватил ее за плечи. — Ради всего святого, Софи, давай откроем наши отношения твоим родителям и друзьям, а потом…

— Нет, — отрезала Софи.

Руки Яго упали, и она сразу ощутила вокруг себя холодную пустоту. Прежде чем обойти машину и открыть дверцу, он процедил сквозь сжатые зубы:

— Кажется, мы все это уже проходили, Софи. Не вижу смысла ходить по замкнутому кругу. Прощай, и на этот раз навсегда.

— Навсегда? — Софи не могла поверить, что все это происходит на самом деле.

— Да. Кстати, — небрежно бросил Яго, — хочешь знать, куда отправляется Тэм в свадебное путешествие? Джаспер Хэйфорд и есть тот самый приятель, который организовал нам отпуск в Португалии, — ровным голосом сообщил он, будто говорил о прогнозе погоды на завтра. — Тогда же он сказал мне, что намерен отправить туда младшую сестру и ее мужа. В глубине души я вынашивал план отвезти тебя туда снова, но уже на правах моей невесты. Теперь понятно, что нашей идиллической поездке не бывать.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Вчера я уже почти засыпала, когда ты вернулась, доченька, иначе бы расспросила тебя, как все прошло. Ну, рассказывай!

Фэйт то и дело перебивала рассказ дочери, задавая бесчисленное количество вопросов. Через двадцать минут, которые потребовались для подробного отчета о предыдущем вечере, Софи поднялась из-за стола и ласково улыбнулась матери:

— Судя по аппетитному запаху из духовки, ростбиф для ленча уже готов. Сейчас займусь овощами.

— Последний вопрос. Это Гарри довез тебя до дома?

— Нет. — Софи так набросилась на картофель, будто очистить его вовремя было делом чести. — Джаспер попросил одного из своих друзей подбросить меня. Что дальше класть в рагу? Морковку?

На ленч все собрались за круглым столом. Атмосфера была такой радостной, что Софи, нанеся визит Люси и отправляясь в обратный путь в «Хайфилд», хвалила себя за то, что решила держать Яго подальше от семьи.

Хвалить-то хвалила, но только первые полчаса, после чего улыбка на ее губах стала постепенно меркнуть.

Добравшись до «Айви-Лодж», Софи первым делом включила автоответчик, но сообщений от Яго на нем не было. И когда чуть позже раздался телефонный звонок, она с такой скоростью схватила трубку, что едва не оторвала шнур.

— Это я, — услышала она голос Люси. — Мы вернулись. Ты как, в порядке?

— Как сказать. Яго сделал мне предложение, а я ему отказала.

Повисла пауза.

— Повтори! — потребовала Люси наконец.

— Ты слышала. Между прочим, он тоже отверг мое предложение — встречаться по выходным, когда нам обоим будет удобно.

Люси присвистнула.

— Ну и что будет теперь?

А ничего. Знаешь, что выводит меня из себя? Всякий раз, когда мы с ним расстаемся, а это повторяется с монотонной регулярностью, я стою как столб, глядя ему вслед, а он удаляется с гордо поднятой головой. Да, кстати, я знаю, куда направляются наши молодые в свадебное путешествие.

— От кого?

— Яго удостоил меня чести напоследок. Сообщил, что они едут в тот же отель в Португалии, где не так давно жили мы, я и он.

— Вот это дела! Парень действительно задался целью ужалить тебя побольнее.

— И добился своего.

— Но ведь и ты его оскорбила своим отказом.

— Эй, подруга, ты на чьей стороне? — возмутилась Софи.

— На твоей, успокойся. Но… мне кажется, что Яго Смит не из тех, кто делает предложение каждый день… а ты ему отказала.

— Люси!

— Не перебивай. Ты нанесла ему удар ниже пояса, поэтому не стоит удивляться, если он постарается тебя забыть.

Слова Люси настолько застряли у нее в голове, что ни о чем другом Софи не могла думать всю следующую неделю. Наконец в воскресенье она наплевала на свою попранную гордость и позвонила по новому телефону, который дал ей Яго.

— Алло, говорит Изабель Кид. — Женщина на другом конце провода засмеялась и быстро поправилась: — То есть это квартира Яго Лэнгема Смита…


Недели, предшествующие рождественским праздникам, всегда были «горячими» в «Хайфилде». У Софи не было ни минуты покоя, что, впрочем, ее вполне устраивало, так как отвлекало от тягостных мыслей.

Незадолго до Рождества Стефан попросил ее выполнить одну его просьбу.

— Для тебя — все что угодно.

— Понимаешь, Анна беспокоится, что не успеет купить рождественские подарки. Может, заскочишь завтра к нам и повозишь ее по магазинам?

— Прекрасная идея! — улыбнулась Софи.

Стефан с облегчением вздохнул.

— Вот спасибо! А на обратном пути заедете к Трэйси и заберете девочек.

— Как здорово, что ты приехала, дорогая! — обрадовалась Анна, усаживаясь в машину. — В последнее время Стефан ужасно нервничает, если я сажусь за руль сама.

Они отлично провели день, накупили массу подарков. После легкого обеда решили возвращаться домой.

Через пять минут Анна уселась на переднее сиденье и устало вздохнула.

— Как ты себя чувствуешь?

— Вымоталась, конечно, что неудивительно при моем-то нынешнем весе. — Анна поерзала на сиденье, устраивая поудобнее свое расплывшееся тело, но вдруг охнула и скрючилась, пригнув голову к коленям.

— Что такое? — всполошилась Софи. — Какой у тебя срок?

— Шесть месяцев. Наверное, меня нужно везти в больницу.

Софи не на шутку перепугалась. Вскоре она остановилась у приемного покоя. Анну усадили в кресло-коляску и увезли в смотровой кабинет, а Софи отвела автомобиль на стоянку и бросилась звонить Стефану и Нине Трэйси.

Анне сделали экстренное сканирование, показавшее, что с плодом никаких изменений не произошло. То, что так напугало Анну и Софи, было всего лишь судорогами, а это обычное явление для беременных. Анну уложили в постель. Софи сидела рядом с ней, когда в палату ворвался взлохмаченный Стефан. Глаза его были выпучены, лицо покрылось неестественной бледностью. Софи уступила ему свое место возле Анны и вышла, чтобы сообщить по телефону Нине, что с Анной ничего страшного не случилось.

— Я заберу двойняшек сама, — сказала Софи.

Так она и сделала. По дороге к дому Лэингов рассказала Дэйзи и Робин о состоянии их мамы, успокоила, как могла, потом вымыла обеих и уложила спать. Когда приехал Стефан, такой же усталый и взволнованный, как и сама Софи, она приготовила ему омлет и чуть ли не силой заставила его поесть.

— Ты просто ангел, Софи! Господь послал нам тебя в трудную минуту, — вздохнул Стефан, с благодарностью глядя на девушку. — Ты, наверное, испугалась, да?

— Не то слово! Когда Анне стало плохо в машине, я думала, что умру со страха.

Вернувшись домой, Софи вытащила из почтового ящика кучу рождественских открыток. Читая поздравления своих друзей с наступающим праздником, она улыбалась, а временами даже хохотала, но вдруг наткнулась на плотный конверт, в котором лежали фотографии. Дрожащей рукой вынула их и потрясла перевернутым конвертом, но никакой записки не обнаружила. Разглядывая фотоснимки, Софи почувствовала, как горячие слезы подступают к глазам, а губы кривятся в грустной улыбке.

Знакомые пейзажи, которые они снимали с Яго в Португалии. Последняя фотография запечатлела их обоих. Они сидели тогда в кафе, и хозяин заведения сфотографировал счастливую, беззаботную парочку прямо за маленьким столиком, с поднятыми бокалами в загорелых руках.

Первой реакцией Софи было позвонить Яго и поблагодарить за доставленное удовольствие. Но перспектива вновь услышать ненавистный голос Изабель остановила ее.

Глядя перед собой невидящими глазами и спотыкаясь, она поднималась на второй этаж, как вдруг раздался звонок в дверь. Пульс мгновенно подскочил, сердце дернулось где-то у горла. Софи сбежала с лестницы и спросила обмирающим голосом:

— Кто там?

— Яго.

Мгновение Софи стояла неподвижно, как истукан, потом заставила себя повернуть в замке ключ, снять цепочку и открыть дверь. Лицо Яго было непроницаемым.

— Привет, Софи, — негромко произнес он.

Здравствуй. — Она пошла вперед, включая по пути свет, выключенный ею пять минут назад. — Приготовить тебе кофе?

— Нет, спасибо, — отказался следовавший за ней по пятам Яго. — Я только что поужинал в «Хайфилде». Когда Джоанна сказала мне, что сегодня тебя не будет на работе, я подумал, вдруг ты приболела, и наведался сюда. Но и тут тебя не оказалось. — Он умолк и посмотрел на нее. — Ты бледна, Софи. Может, на самом деле нехорошо себя чувствуешь?

— Нет, я просто устала. — Софи рассказала о происшествии, которым закончился поход по магазинам. — А потом я отвезла девочек домой и накормила омлетом Стефана.

— Угу, омлеты тебе особенно хорошо удаются. Их глаза встретились. Софи почувствовала неловкость.

— Фотографии замечательные. — Она отвела взгляд. — Я хотела написать тебе открытку и поблагодарить за них.

— А что, позвонить не могла? Решила, что я сочту твой звонок за сдачу позиций? — жестко спросил Яго.

— Это ты обо всем забыл и сдал позиции! — выпалила Софи. — Кстати, для этого не потребовалось много времени.

Яго прищурился.

— Что за черт! О чем ты говоришь?

— Не о чем, а о ком. А точнее — о мисс Изабель Кид, той самой, что сняла трубку, когда я имела глупость набрать твой номер.

Яго с облегчением вздохнул.

— Ах вот в чем дело, — улыбнулся он. — В тот вечер Изабель заглянула ко мне на полчасика, принесла почту. Я угостил ее бокалом сухого вина. Мы немного поболтали. Я вызвал ей такси. Она уехала. Как тебе мой отчет? Если предложение приготовить мне кофе остается в силе, я с радостью принимаю его.

Софи развернулась и прошла мимо него на кухню. Яго шагал следом. В его присутствии кухня стала совсем крохотной. Софи постоянно натыкалась на Яго то плечом, то локтем, пока доставала сахар и сливки и насыпала в чашки растворимый кофе. В конце концов Яго схватил ее за руки и развернул к себе.

— Не хочу я никакого кофе. Это всего лишь предлог, чтобы остаться с тобой подольше.

Софи наконец посмотрела на Яго. Под глазами у него залегли глубокие тени, лицо сильно побледнело и осунулось.

— У тебя усталый вид, Яго.

— Я много работал и мало спал. — Он притянул ее поближе. — Издатели одобрили мою книгу, говорят, что она им очень понравилась. Казалось бы, я должен радоваться жизни, но я не радуюсь. Пожалуйста, Софи, скажи, что ты все еще остаешься при своем мнении, потому что я изменил свое.

Глаза Софи вспыхнули так ярко, что Яго замолчал, крепко сжимая ее руки. Она сама не заметила, как оказалась в сладком плену его губ. Поцелуй длился бесконечно долго, и оба жадно хватали ртом воздух, когда наконец оторвались друг от друга.

— Я не могу без тебя, Софи, — натужно проговорил Яго и потерся щекой о ее волосы. — Короче, я решил согласиться с твоими условиями. Знаешь, по-моему, у меня гораздо больше общего с твоим Тэйлором, чем мне казалось раньше. Как и он, я хочу монополизировать каждую твою минуту.

— С тобой все совсем по-другому.

В ответ он снова поцеловал ее.

— Ты не знаешь, что со мной происходит, когда ты так говоришь!

— Ты остановился в «Розе и короне», — напомнила она ему. — Возвращайся туда сейчас же, — улыбнулась Софи, наблюдая, как округляются его глаза. — Скажи им, что уезжаешь в Лондон, сдай ключ, а после сразу приезжай сюда.

Глаза Яго тут же приобрели нормальный размер, и в них заплясали веселые бесенята.

— Тебе, как я вижу, по-прежнему нравится играть на моих нервах. Когда вернусь, потребую сатисфакции.

— И получишь ее по полной программе, — смеясь, пообещала Софи.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Ночью Софи внезапно широко раскрыла глаза и резко села в кровати. К ее великому облегчению, тяжелая рука опустилась ей на плечо и притянула к горячему мощному телу.

— Слушай, какого черта мы оба подвергаем себя таким мучениям? — спросил Яго, и тон его был требовательным.

— Если бы ты не взбунтовался, счастливее меня не было бы женщины на свете. Зато сейчас ты со мной, и мне хорошо. Поэтому можешь продолжать разговаривать, или снова спать, или…

— Или?

— …или опять заняться со мной любовью, — закончила она фразу.


Рано утром они позавтракали прямо в постели, и Яго уехал в Лондон, когда обитатели «Хайфилда» еще досматривали сладкие сны. Софи с трудом дождалась обеденного перерыва, чтобы поскорее сбежать домой, потому что во втором часу туда обещал позвонить Яго. Она свернулась калачиком на диване и уставилась на телефон. Наконец тишину в гостиной разорвал телефонный звонок. Софи схватила трубку.

— Милая, ты одна?

— Угу, полеживаю на диване.

Яго сладострастно застонал ей в ухо:

— Господи, как же долго еще ждать пятницы! Боюсь, я не доживу. Не садись сама за руль, движение на дорогах просто сумасшедшее. Лучше поезжай электричкой, а я тебя встречу.

Когда поезд подошел к Пэддингтонскому вокзалу, Софи с трудом подавила желание растолкать неповоротливых пассажиров, чтобы поскорее очутиться в теплых объятиях Яго. Он подхватил ее, закружил, зацеловал. Вот оно, счастье! — подумала она.

Его новая квартира находилась на верхнем этаже солидного здания в викторианском стиле, расположенного в Айлингтоне. В просторных комнатах с настоящими каминами ощущалась атмосфера уюта и комфорта.

Когда они поели, Яго растопил камин, и они устроились на удобном мягком диване. На Софи внезапно навалилась такая чудовищная усталость, что она задремала в уютных объятиях Яго. Проснувшись через пару часов, она никак не могла сообразить, где находится, и только потом поняла, что лежит в его постели, а он ровно и глубоко дышит рядом.

— Что ощущаешь? — раздался его негромкий низкий голос.

— Чувство вины.

— Из-за того, что ты здесь, рядом со мной?

— Глупый! Из-за того, что заснула в самый неподходящий момент.

— Ты устала, и тебе требуется хорошенько выспаться.

— А я уже не чувствую себя усталой.

— Это намек? Вы меня соблазняете, мисс Марлоу?

Софи надула губки.

— Неужели с моей стороны требуются усилия, чтобы уговорить тебя заняться со мной любовью?

Яго рассмеялся и начал целовать ее в губы, щеки, нос, потом стал опускаться вниз по изящной шее, к упругой высокой груди. Софи тоже смеялась, но постепенно их смех перешел в тяжелое дыхание и судорожные нетерпеливые всхлипывания, заполнившие комнату и вытеснившие все остальные звуки…

— Ты не возражаешь, — спросил Яго за завтраком, — если сегодня мы весь день проведем дома?

Софи посмотрела в сторону окна, за которым лил нудный дождь, потом взглянула на Яго, поражаясь, насколько он преобразился. Рядом с ней, прикрытый до пояса одеялом, лежал абсолютно счастливый человек, не имеющий ничего общего с тем измученным бледным мужчиной с запавшими глазами, которому она всего несколько дней назад открыла дверь своего дома в «Хайфилде».

— Не боишься устать от меня? — спросила она.

— Скажешь тоже! — Он потерся щекой об ее пахнущие лавандой волосы. — Выражаясь метафорически, до последнего времени наши с тобой… мм… встречи заканчивались слезами, а сейчас…

— Ну, что касается меня, слезы были вполне реальными, — вздохнула Софи.

Яго с изумлением уставился на нее.

— Ты что, плакала?

— Еще как!

— Все, больше никаких слез. — Яго выбрался из постели и потянул за собой Софи. — Ты встречаешь Рождество с родными?

— Конечно. — Она прижалась к нему и обвила тонкой рукой его талию. — А ты?

— Мы с Чарли, как образцовые сыновья, поедем в Норфолк. Но душой и сердцем я останусь с тобой, — улыбнулся Яго.

Весь уикенд они провели вместе. Софи интересовалась работой Яго в суде и восхищалась успешно проведенными делами, живо представляя его в длинной черной мантии и белоснежном парике.

— У меня достаточно интересная работа, но по сравнению с твоей она кажется обыденной, приземленной, — заметила Софи.

— А ты не хочешь переехать сюда? Если бы ты устроилась в Лондоне, мы смогли бы видеться гораздо чаще, — вздохнул Яго. — Я, конечно, понимаю, что со временем мои чувства к тебе стали бы чуть… поспокойнее, что ли, но к таким отношениям я стремился всю свою сознательную жизнь. Мою точку зрения ты знаешь, Софи. Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Но, как видишь, я уступил тебе и согласился на твои условия.

Софи подняла голову и посмотрела на него хитрыми глазами.

— То, что происходит у нас сейчас, гораздо лучше того, что было на протяжении нескольких последних недель. Ты, между прочим, говорил со мной совершенно несносным тоном, когда я позвонила насчет письма твоего брата Глену Тэйлору.

— Несносным тоном! А каким еще тоном я должен был с тобой разговаривать?! Я-то думал, ты позвонила, чтобы сказать, что изменила свои намерения. А ты завела песню о деньгах!

— Вот тогда я заплакала в первый раз, — призналась Софи.

После завтрака Софи вышла из спальни со свертком в руках, который протянула ему.

— Возможно, ты не купил для меня подарок, — начала она, — но это не значит…

— Конечно, купил! — перебил ее Яго, принимая сверток. — Спасибо тебе, солнышко.

Софи рассмеялась:

— Ты же не знаешь, что там.

— Это не имеет значения. Подарок от тебя — что может быть ценнее?

Он чмокнул ее в щеку, потом развернул яркую блестящую бумагу и вытащил плоскую коробку. В ней оказалась вставленная в серебряную рамочку фотография Софи с распущенными волосами и в легком сарафане, развевающемся на ветру.

Яго смотрел на фото так долго, что Софи испугалась, не совершила ли она ошибку, но он наконец оторвался от созерцания ее изображения и крепко обнял сникшую было девушку.

— Раз уж мне не суждено видеть тебя ежесекундно, придется довольствоваться снимком. Буду целовать его перед сном и желать тебе спокойной ночи. — Он вышел, но быстро вернулся и вложил в ладонь Софи красивую коробочку.

В кожаном футляре лежало золотое колье в форме ажурной паутинки с вкраплением янтарных капелек. Софи ахнула от восторга и перевела сияющий взгляд на Яго.

— Спасибо, дорогой! Оно прекрасно!

— Наденешь его в следующий раз, когда приедешь сюда, — сказал он, застегивая колье на ее изящной шее. — Я поведу тебя ужинать в дорогой ресторан, и мы даже немного потанцуем, если захочешь.

Смаргивая навернувшиеся слезы, Софи побежала к зеркалу. Нежное колье, струящееся по матовой коже, идеально подходило к цвету ее волос, и Софи пожалела, что не может похвастаться подарком перед родными.

Яго решил отвезти ее прямо в Лонг-Эшли, а утром вернуться домой.

— Будь по-твоему, — смилостивилась Софи, — но только сегодня. Я не хочу, чтобы ты клевал носом на судебных заседаниях. — Она забралась в машину и нежно погладила его по колену. — Я так люблю тебя, Яго.

— И я тебя люблю. Но в целях безопасности, если хочешь доехать целой и невредимой, держи свои руки при себе.

Искусный и опытный водитель, Яго достаточно быстро домчал ее до места. Софи и не заметила, как оказалась дома. На ужин она сделала сэндвичи, и они уселись за стол. Настроение у обоих было самое радужное.

— Что у тебя назначено на завтра? — спросила Софи, за обе щеки уплетая сэндвич.

— Я защищаю печатное издание, поместившее нелицеприятные сведения об одном известном политическом деятеле.

— Ну и как, выиграешь процесс?

— Без вопросов. Я выяснил из достоверных источников, что факты, изложенные в публикации, не сфабрикованы. Как только суд убедится, что никакого подлога нет, обвинение сразу же снимут.

Софи задумчиво покивала.

— Да, у тебя прирожденный дар убеждения. В этом смысле ты опасный человек, Яго Смит.

Мой дар, как ты говоришь, иногда дает сбой, — усмехнулся Яго. — Когда дело касается тебя, Софи, все обстоит по-другому. Например, ты упорно отказываешься стать моей женой.

Софи подняла на него серьезный взгляд.

— Если бы мы поженились, наши отношения стали бы иными. Пропала бы острота ощущений, восприятия. Ты… ты бы ко мне привык, Яго.

— Конечно, привык бы, как же иначе, — не стал спорить он. — Но в том-то все и дело, что я хочу привыкнуть к тебе. Хочу видеть тебя каждый день, просыпаться рядом с тобой по утрам, ухаживать за тобой, если заболеешь, утешать, если будешь в плохом настроении. Жить твоей жизнью.

— То, что ты говоришь, прекрасно, но… — Софи умолкла и потерлась носом о его плечо.

— Но ты остаешься при своем мнении, — заключил он.

Софи подняла голову и заглянула ему в глаза.

— Если бы я могла выйти за тебя замуж, то вышла бы. Но я не могу. Мне тоже нелегко, Яго, но дело обстоит именно так.

— Я понял… Что ж, придется довольствоваться тем, что есть. — Яго вскочил и широко раскинул руки. — Бери меня, Софи, я весь твой!


Хлопоты, связанные с надвигающимся Рождеством, не давали Софи расслабиться ни на минуту. Однако после проведенного с Яго уикенда она все делала легко и играючи. Он звонил по два-три раза на дню и обязательно по вечерам, когда она уже ложилась спать.

На Рождество Софи поехала к матери.

Они договорились, что Яго будет хранить «телефонное молчание» вплоть до двадцать седьмого декабря, когда Софи сама позвонит ему.

На праздник приехали родители Шарлотты.

— Ты их ждала? — напрямик спросила Софи свою мать, когда они возвращались с торжественной мессы.

Фэйт пожала плечами.

— Признаюсь, нет, они нагрянули как снег на голову, узнав о беременности дочери. Но я ужасно рада за Шарлотту. Еще на обед явятся Оуэны, они немного разрядят обстановку.

Софи встретилась в «Красном льве» с Люси и Полом.

— Мы объявили о своей помолвке, — с ходу сообщила ей Люси.

— Как здорово! — воскликнула Софи и бросилась обнимать их обоих. — Я так рада! Вы просто молодцы.

Люси смущенно улыбнулась:

— Мне ужасно хочется, чтобы и ты была счастлива. Как я…

— Если ты имеешь в виду мое счастье вдвоем с Яго, то сейчас ситуация немного изменилась…

— Вы наконец-то женитесь?

— Конечно, нет, — улыбнулась Софи. — Яго согласился играть по моим правилам.

— Что еще за правила? — вмешался Пол.

Люси подняла на него длиннющие ресницы.

— Встречи по уикендам, море любви и страсти, как я понимаю.

Щеки Софи вспыхнули.

— Это хорошо, что ты понимаешь. Если я сообщу маме об очередной поездке в Лондон, она будет считать, что я еду к тебе, договорились?

— Без проблем, — кивнула Люси, а Пол нежно поцеловал свою невесту в щеку.

На следующее утро Софи встала очень рано, приготовила завтрак и принесла поднос в спальню матери.

— Понежься немножко, мамуль, — велела она. — Вот твои очки, любимая книга на столике рядом. Ты должна дать себе отдохнуть, у тебя усталый вид.

— Какая прелесть! — умилилась Фэйт, принимая поднос. — А ты?

— На улице очень хорошо, я, пожалуй, пойду прогуляюсь.

Отойдя на приличное расстояние от дома, Софи вытащила мобильник и набрала номер Яго, но, к сожалению, его телефон был отключен. Чуть позже она повторила попытку, и снова неудачно. Потом наудачу позвонила ему домой, но нарвалась на автоответчик.

Чтобы скрыть от всех свое нервозное состояние, она поймала на магнитоле негромкую джазовую мелодию и тихонько подпевала ей во время ужина.

Трапеза уже подходила к концу, когда неожиданно раздался звонок в дверь.

Изумленно подняв брови, Фэйт поднялась.

— Кто это может быть? — Она вышла из-за стола и закрыла за собой дверь. Однако вскоре вернулась.

— Кто там пришел? — спросила ее Софи.

— Посетитель к тебе, солнышко. Я провела его в гостиную.

Удивленная и заинтригованная, Софи выскочила из столовой, быстро пересекла холл и, уже сдерживая шаг, вошла в гостиную. В центре комнаты стоял Яго.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Накативший жаркой волной гнев не позволил Софи в ту же секунду броситься к нему в объятья.

— Что ты здесь делаешь? — рявкнула она.

Яго двинулся к ней, но остановился на полпути, встретив ее ледяной взгляд.

— У меня было много времени, чтобы подумать, Софи, — сказал он, горящими глазами впиваясь в ее застывшее лицо. — Я люблю тебя так, как уже и не чаял кого-то полюбить. Через три года мне будет сорок. До встречи с тобой я никогда не задумывался о том, что теряет человек, у которого нет жены и детей. Теперь я это знаю. И хочу всю свою жизнь провести с тобой. — Он помедлил, нервно пожав плечами. — Поэтому я не поехал сегодня в Лондон, как планировал ранее, а отправился сюда, чтобы встретиться с твоей семьей и попросить…

— Прощения? — каменным голосом вставила она.

Его глаза сузились.

— Нет. Благословения. Я явился сказать им, что сильно люблю тебя и хочу стать твоим мужем.

— Зачем ты сделал это, Яго? — голос Софи зазвенел от негодования. — Я сказала тебе, что не желаю знакомить тебя со своей семьей, и ты со мной согласился…

— Это не совсем так. Я сказал, что согласен на любой статус — мужа, любовника, партнера, — только этот статус должен быть легальным, так сказать, узаконенным твоей семьей. Я не могу больше находиться в подвешенном состоянии.

Софи вздернула подбородок и угрюмо взглянула на Яго из-под длинных ресниц.

— Значит, нам больше нечего сказать друг другу. Я запретила тебе общаться с моими родными, но ты ослушался меня.

— Я принял это решение ради нас с тобой, Софи, ради нашего будущего.

— Поскольку ты наплевал на мои просьбы оставаться в тени, могу тебе сообщить, что никакого будущего у нас нет. Я не желаю тебя больше видеть. Никогда.

Дрожа от гнева, она повернулась к нему спиной, но не успела поднять руку, как дверь распахнулась и на пороге возникла Фэйт, за которой маячили Шарлотта и Бен.

Софи отшатнулась, а Бен отодвинул плечом мать, шагнул к Яго и протянул ему руку.

— Привет! Я вижу, вы знакомы с моей сестренкой. Это здорово. — Фэйт и Шарлотта присоединились к нему. — Это моя жена, а маму вы уже знаете.

— Добрый вечер. — Яго по очереди обменялся рукопожатиями со всеми тремя. — Боюсь, я тот самый человек, который повинен в ваших бедах, потому что…

— Я все знаю, — заявила Шарлотта. — Вы ни в чем не виновны, поскольку ничем не могли опровергнуть вину моего мужа.

— Потому что я действительно украл те деньги, — усмехнулся Бен.

— Одолжил, — немедленно вставила его мать.

— В глазах суда, мамочка, я их украл. И мне крупно повезло с адвокатом, сумевшим убедить присяжных вынести мне минимальный приговор. Присоединяйтесь к нам, Яго, вы, должно быть, голодны с дороги.

— Мистер Смит уже уходит, — сквозь зубы процедила Софи.

— Глупости! — воскликнула Фэйт. — Вы возвращаетесь в Лондон, мистер…

— Яго, просто Яго, — быстро проговорил он. — Нет, я остановился в «Красном льве».

— Вот и отлично. Сейчас подогрею жаркое, а пока мы приступим к пудингу и сыру, — твердо произнесла Фэйт, игнорируя убийственные взгляды, которые бросала на нее дочь.

За столом Софи сидела с мрачным лицом, не вступала в общий разговор и не притрагивалась к еде. Зато Яго, к ее негодованию, набросился на угощение так, словно не ел пару недель.

Когда ужин подошел к концу, ей сообщили, что она может убрать со стола, так как Яго попросил у ее матери и брата несколько минут аудиенции.

— Я тебе помогу, — вызвалась Шарлотта, но Фэйт выразила решительный протест:

— Нет, дорогая, Софи справится сама. Ты должна присутствовать при нашем разговоре. Тебя это тоже касается.

А меня не касается? — вне себя от ярости подумала Софи. Она включила магнитолу на полную мощность и под залихватские звуки рок-н-ролла стала расхаживать из столовой в кухню и обратно, убирая остатки пиршества.

Вскоре кухня блестела идеальной чистотой. Софи удалилась в свою комнату, где переоделась в новый розовый свитер и чуть-чуть подкрасила ресницы. Потом открыла дверь в холл и нос к носу столкнулась с матерью.

— Ты, моя дорогая, — гневно начала та, — ведешь себя как маленькая испорченная девчонка. Отправляйся в кухню, я хочу с тобой поговорить.

Из Софи словно выпустили воздух. Послушно, будто ей было шесть, а не двадцать шесть, она поплелась на кухню.

— Яго не должен был приезжать сюда, мама. Он не имел никакого права подвергать тебя такому шоку.

— Настоящему шоку подвергла меня ты своими дурными манерами, — парировала Фэйт.

— Извини. — Софи глубоко вздохнула. — Не за мои манеры, а за то, что не рассказала тебе о Яго раньше.

— Милая моя девочка, я знала о нем со дня свадьбы Тэм.

Софи округлила глаза.

— Что?!

Любовь лишила тебя последних мозгов, детка. Мы живем в крохотном городке, где каждый человек на виду. Оуэн Проберт доложил мне — и не он единственный, — что из церкви ты вышла со старым приятелем Джаспера Хэйфорда. И на торжественном приеме сидела рядом с ним. Не нужно слишком сильно напрягать серые клеточки, чтобы понять: раз ты окутала его такой жуткой тайной, то это и есть тот самый адвокат, которого Джаспер попросил защищать нашего Бена.

Софи без сил опустилась на кухонный табурет.

— В таком случае выслушай всю историю от начала до конца.

— В этом нет надобности. Яго только что все нам рассказал. Даже о вашем отдыхе в Португалии, который ты якобы проводила с Люси. — Фэйт села напротив дочери, выражение ее лица стало мягким и задумчивым. — По его словам, ты сначала вообще не захотела общаться с ним — из-за Бена.

Софи подняла на мать уставный взгляд.

— И из-за тебя тоже. Когда-то ты ругала Яго на чем свет стоит. Да и Бен наверняка был на него зол.

— Ошибаешься. Бен считал, что Яго сделал все возможное, чтобы скостить ему срок. А вот я действительно винила Яго. — Фэйт вздохнула. — Мне, наверное, требовался козел отпущения, чтобы оправдать мою собственную вину. Ведь то, что сделал Бен, он сделал ради меня.

Софи с отчаянием провела ладонью по волосам.

— Что сказал вам Яго?

— Он сказал, что приехал получить наше благословение.

— И что вы ответили?

— Прежде чем я успела открыть рот, Бен высказал свое полное одобрение.

— А ты, мамочка?

— Ну, я была несколько сдержаннее, но тоже одобрила ваш брак. Яго мне нравится, Софи. Он мужественный человек. Сама подумай, как непросто было ему явиться сюда и встретиться с нами! Наша реакция порадовала его, но он сказал, что ты не хочешь больше его видеть.

— Он не имел права приезжать сюда против моей воли!

— И поэтому ты устроила непотребную сцену, — покачала головой Фэйт. — Ты ведь любишь его, да?

— Больше не люблю, — пылко заявила Софи, поднимаясь со стула. — Кстати, где он?

Фэйт тоже встала, обошла стол и обняла дочь.

— После того, как Яго получил наше… уже ненужное благословение, он поблагодарил нас и ушел.

— Что?! — Софи отшатнулась и с ужасом уставилась на мать. — Ты позволила ему уйти?

Почему-то мне кажется, что он не из тех людей, каким можно что-либо позволить или запретить. Ты заявила ему, что не хочешь его видеть, и он принял твои слова всерьез. И поделом тебе, девочка, сама виновата. Если ты прямо сейчас поедешь в «Красный лев», то еще сможешь перехватить его. Хотя после представления, которое ты тут устроила, я не удивлюсь, если он заберет назад свое предложение руки и сердца.

Она еще продолжала что-то говорить, но Софи уже не слушала. Она пулей метнулась в свою комнату, схватила жакет и ключи от машины и сбежала вниз по лестнице. В «Красном льве» она прямиком направилась в бар, за стойкой которого стоял ее друг Ян, частенько подменявший там своего отца. На вопрос, в каком номере остановился Лэнгем Смит, Ян ответил, что он выписался полчаса назад.


Ночью Софи не могла уснуть. До самого рассвета металась в кровати и в конце концов поняла, что счастья ей никогда не видать. Еще несколько часов назад она хотела вернуть все на круги своя, хотела снова стать хозяйкой себе и своим поступкам. Понимала, конечно, что без Яго жизнь станет тусклой, но решила, мол, ну и пусть… Это, дескать, гораздо лучше, чем постоянная мука. Дура, трижды дура! Мама права: ей действительно некого винить, кроме самой себя. Дались ей эти дурацкие правила, которые она сама установила. Он, видите ли, пошел против ее воли, и она сожгла мосты.

Идиотка!

Утром Фэйт Марлоу принесла дочери завтрак в постель и сообщила, что едет обедать к друзьям.

— Спасибо, мамуля, — вымученно улыбнулась Софи. — К твоему возвращению обещаю взять себя в руки.

— К тому времени тебя здесь не будет. Позволь напомнить, что ты приглашена на чай к Тэм. И Люси тоже.

— Господи, совсем из головы вылетело!

После отъезда матери Софи нехотя поднялась, приняла ванну, привела в порядок волосы и надела черный свитер и темные джинсы, выбрав одежду под стать своему настроению. Вскоре к ней пришла Люси.

— Пол уехал, и мне захотелось поболтать с тобой, — объяснила подруга.

— Боюсь, из меня сегодня получится плохой собеседник, — кисло улыбнулась Софи.

— Знаю. Твоя мама сказала, что ты отшила Яго. Опять. По-моему, ты рехнулась, — искренне заявила Люси. — Из нас троих ты самая здравомыслящая. Так что с тобой случилось?

— Что случилось? Яго Смит случился на моем пути, вот что. И на сей раз между нами действительно все кончено.

— Нам пора к Тэм. Давай пройдемся пешком, — предложила Люси. — В Лондоне я почти не двигаюсь и ужасно боюсь располнеть.

— Тебе это не грозит, — улыбнулась Софи, оглядывая стройную фигуру подруги. — Вот мне стоит съесть шоколадку, и я сразу набираю лишний вес.

— Значит, ты очень давно не ела шоколадок и рождественский пудинг даже не попробовала. С того времени, как я видела тебя в последний раз, ты осунулась и на пару килограммов похудела, — констатировала Люси, но, взглянув на мрачное лицо Софи, больше к этой теме не возвращалась.

У Тэм было очень уютно, дом пестрел букетами цветов. В гостиной, куда прошли девушки, свет был притушен и лишь потрескивали дрова в камине, создавая ощущение покоя и душевного комфорта. Тэм встретила их радостно, провела по всему дому, хвасталась свадебными фотографиями в серебряных рамочках, развешенными по стенам, и набором старинных ложек, которые судья откопал в своих сундуках.

— Каждый раз он приносит мне что-нибудь эдакое, — рассмеялась Тэм, — особенно сейчас, когда узнал, что я беременна. — Она весело подмигнула своим подругам.

Чувствуя легкий укол зависти, Софи обняла Тэм.

Девушки выпили немереное количество чашек чая, а потом Тэм объявила, что они приглашены в «Хэйфорд-Хаус».

— Папа хочет угостить вас ликером, девочки.

— Почему бы и нет? — тряхнула головой Софи. — Мы можем позволить себе немного расслабиться.

— Даже много, — подхватила Люси и протянула Софи ее твидовый жакет.

Девушки вышли в сумрак декабрьского вечера и вскоре оказались у дома судьи. Тот поочередно поцеловал всех троих и проводил через огромный холл в зимний сад, расположенный в дальнем конце дома.

— Пьянствовать будем здесь! — возвестил он. — Встречайте, ребята, я привел вам очаровательных дам.

Джаспер с радостными возгласами вскочил с кушетки и бросился обнимать их, однако мужчина, сидевший рядом с ним, остался недвижим, храня хладнокровное молчание.

Софи подошла ближе и, кусая губы, улыбнулась Яго.

— Привет. Я думала, ты уехал в Лондон.

— Сейчас объясню, — шумно вмешался Джаспер. — Вчера я сидел в пабе, и тут вламывается Яго, весь какой-то не в себе. Ну, мы немного посидели, а потом мне удалось уговорить его переночевать в одной из наших гостевых комнат, благо у нас их в избытке.

— Молодец, — произнес судья Хэйфорд, усаживаясь за стол, уставленный напитками, — ты все сделал правильно. Ну, мои дорогие, как насчет шампанского?

Решив, что шампанское расслабит ее, Софи приняла из рук судьи бокал и залпом осушила его.

— Что-то ты сегодня молчалив, сынок, — в конце концов сказал Гренвиль Хэйфорд, обращаясь к Яго. — Похмелье мучает?

— Боюсь, да, — слабо улыбнулся Яго.

— Понимаю, — усмехнулся судья и повернулся к девушкам. — Когда сын привел Яго и я увидел его в таком… э… подавленном состоянии, мы… э… немного продолжили. Признаю, это было не слишком умно с моей стороны, что я понял только сегодня утром. Не знаю, как у других, но у меня голова только сейчас начинает приходить в относительный порядок. Вижу во всем этом одну положительную вещь, — весело добавил он. — А именно: наш друг остался здесь на ночь.

Все веселились и болтали без умолку, и Софи с радостью включилась бы в общий разговор, если бы не тяжелый взгляд Яго, преследующий каждое ее движение.

— Все здорово, но мне уже пора домой, — сказала она, вставая. — Мама, наверное, уже вернулась.

Тэм хлопнула себя ладошкой по лбу.

— Ой, я совсем забыла! Твоя мама позвонила и сказала, что едет к Бену и поэтому может вернуться очень поздно.

— Извините, — пробормотала Софи, — но я действительно не могу остаться. Мне еще нужно упаковать вещи…

— Но ты-то еще посидишь с нами, Люси? — спросила Тэм.

— Да… Надеюсь, кто-нибудь из присутствующих мужчин проводит Софи домой?

Джаспер открыл было рот, чтобы предложить свои услуги, но тут же захлопнул его, встретив предостерегающий взгляд Люси. На секунду воцарилось молчание. И тут Яго взял в руки жакет Софи.

— Надеюсь, прогулка на «свежем воздухе отрезвит мою бедную голову.

После шумного и немного суматошного прощания Софи оказалась в полной тишине, шагая рядом с Яго по темным улочкам городка. За то время, что она находилась в доме судьи, заметно похолодало, и она поплотнее затянула на шее длинный черный шарф. Яго в своем кожаном пальто, казалось, совершенно не замечал пронизывающего ветра. Как не замечал и напряженного молчания Софи.

Наконец ей стало невмоготу, и она хрипло произнесла:

— Прости меня. Вчера я… наговорила много лишнего, о чем теперь сожалею… Я никак не ожидала, что ты уйдешь так поспешно…

— Я сказал все, что намеревался сказать. Твоей матери и брату. Да и ты, Софи, — он бросил на нее косой взгляд, — ты тоже сказала то, что хотела. Вот я и ушел.

— А я бросилась вслед за тобой. В «Красный лев». Но узнала, что ты уже выписался.

Губы Яго скривились в мрачной усмешке.

— После оказанного тобой гостеприимства предложение Джаспера пришлось весьма кстати. Хорошая компания и бутылка солодового виски несколько успокоили меня.

Они подошли к дому. Софи подняла голову и взглянула в лицо Яго, но не сумела угадать его мысли. Она неуклюже потопталась на месте.

— Может, зайдешь?

Он секунду помедлил, потом пожал плечами.

— Хорошо, загляну на пару минут.

— Можешь не утруждаться! — взорвалась Софи и крутанулась на каблуках, чтобы броситься к двери, но Яго схватил ее за локоть.

Софи попыталась вырваться, но Яго держал ее железной хваткой. Он провел ее к лифту и нажал кнопку нужного этажа. Как только двери за ними закрылись, Яго притянул Софи к себе и запечатал ее рот поцелуем.

Лифт остановился на верхнем этаже, дверцы раздвинулись. Софи быстро подошла к двери материнской квартиры, но пальцы ее так дрожали, что Яго забрал у нее ключ, открыл дверь и вслед за Софи прошел внутрь.

Софи включила свет и повернулась к Яго.

— Позволь кое-что сказать тебе.

— Я весь внимание.

— Это цитата, и принадлежит она тебе. — Софи прочистила горло и с выражением произнесла: — «Пожалуйста, скажи, что ты все еще остаешься при своем мнении, потому что я изменил свое».

— Будь добра, поясни. Софи перевела дух.

— Согласен ли ты взять меня в жены, Яго Смит? В одно мгновенье он пересек разделяющее их пространство, схватился за концы черного шарфа, крутанул Софи вокруг оси, освобождая от него, и заключил ее в свои объятия. Глаза его сверкали ярче драгоценных камней.

— А мне казалось, ты не хочешь меня больше видеть.

— Я передумала, — проговорила Софи.

— И когда же произошла эта метаморфоза?

— Через две минуты после того, как сказала те гадкие слова. Прости, что я была такой стервой, Яго. Понимаешь, я просто сорвалась с катушек. Впредь обещаю…

— Софи, — прервал ее Яго, — сейчас я настаиваю на том, чтобы ты выслушала мое правило.

— П-правило? — Она слегка отодвинулась и с опаской посмотрела в его лицо. — Какое правило?

— А вот какое: с сегодняшнего дня больше никаких правил! При этом условии исчезнет опасность их нарушать.

— Согласна!

ЭПИЛОГ

Над виллой «Квинта Виана» висела полная луна, создавая причудливые фигуры на полу спальни для новобрачных.

Двое влюбленных тихо лежали на широкой кровати под красивым балдахином, наслаждаясь каждой минутой, подаренной им судьбой.

— Отоспаться можно завтра, — проговорил Яго, поглаживая шелковые локоны своей жены, которая потерлась плечом о его грудь. — Но если будешь продолжать такие провокационные телодвижения, спать нам вообще не придется.

— По-моему, так и положено проходить обычной первой брачной ночи, — хихикнула Софи.

— Слово «обычная» неуместно, когда речь идет о моих чувствах к вам, миссис Лэнгем Смит.

— Боже, как это прекрасно!

— Что именно? Мои чувства?

— И чувства тоже, но больше всего мне нравится «миссис Лэнгем Смит»! — Софи прикрыла глаза и продолжила, вспоминая: — Когда ты впервые постучался в мою дверь, дождь шел как из ведра, и ты так закутался, что я видела только твои глаза. Но у меня сразу появилось чувство… узнавания, что ли, эдакое дежа-вю, словно я уже встречала тебя раньше.

— К сожалению, так оно и было, как выяснилось потом…

Нет, я видела тебя гораздо раньше, чем на процессе моего брата. — Софи села в постели, включила настольную лампу и снова вернулась в объятия мужа. — Приготовься, любимый, сейчас я кое-что тебе расскажу. Мы встретились с вами впервые много-много лет назад, мистер Лэнгем Смит. Я сама разобралась во всем только недавно, мне напомнила Тэм.

— Боже милостивый, а Тэм-то здесь при чем?

— Терпение, дорогой. Это случилось очень давно. Как-то зимой я осталась у нее на ночь. Было ужасно холодно, мы с ней дрожали с головы до ног и никак не могли заснуть. И тогда Тэм предложила забраться в постель своего брата, чтобы хоть немножечко согреться. — Софи заметила, как сузились глаза Яго и приоткрылся рот, и улыбнулась. — Тэм не знала, что Джаспер уступил свою кровать приятелю. Утром ее нянюшка с ужасом обнаружила, что мы пропали, обшарила весь дом и тихонько выдворила нас из кровати. А ты так и не проснулся.

Выпучив глаза, Яго в изумлении уставился на нее.

— Поверить не могу! Я только что женился на женщине, из-за которой когда-то испытал самый страшный шок в жизни!

— Требуешь развода? — хихикнула Софи.

— Не дождешься! — Яго широко ухмыльнулся. — Хотя тебе придется долгие годы приводить меня в чувство, чтобы сгладить из моей памяти воспоминания о той жуткой ночи.

— Думаю, я справлюсь с этой задачей, — пообещала Софи, заливаясь счастливым смехом. — Кстати, судья чуть не убил меня тогда.

У Яго отвисла челюсть.

— Он знал?!

— Конечно. Няня прямиком отвела нас к нему и заставила во всем признаться.

— Он никогда не говорил мне об этом…

— Зато достаточно сказал тем утром нам с Тэм. — Софи улыбнулась. — Я едва разглядела тебя, потому что ты закутался в одеяло, как шелкопряд в кокон. Но вероятно, это осталось у меня в подсознании и много лет спустя вызвало чувство дежа-вю, когда я увидела тебя на своем пороге. А оно возникает в тех случаях, если встреча через много лет с тем человеком, которого видел когда-то, даже мельком, оказала на тебя очень сильное впечатление.

— Вот именно — очень сильное впечатление! — подхватил Яго. — Только представь мое состояние, когда я проснулся ночью и обнаружил рядом с собой двух маленьких девочек! Да еще не где-нибудь, а в доме судьи Хэйфорда, прославившегося в округе своей свирепостью!

Софи звонко расхохоталась и так долго не могла остановиться, что без сил упала ему на грудь.

— Зато теперь эти девочки уже выросли, и одна из них даже стала твоей женой, — захлебываясь от смеха, проговорила она. — На законном основании.

— А я на столь же законном основании стал ее мужем.

— Правильно. — Софи провела шаловливым пальчиком по его обнаженной груди. — А если ты вдруг об этом забудешь, у меня есть много способов вернуть тебе память. Вот, например, один из них…


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ