КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420004 томов
Объем библиотеки - 567 Гб.
Всего авторов - 200493
Пользователей - 95479

Впечатления

кирилл789 про Стриковская: Мир драконов (СИ) (Фэнтези)

ой, как мне эти идеи рабства не нравятся, увы. хорошо, что вовремя герои взяли свои судьбы в свои руки.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Стать Собой (СИ) (Фэнтези)

приключенчески.)
прекрасный автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Воплощение (СИ) (Фэнтези)

класс. других слов нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Блесс: Подружка невесты или... ветеринара вызывали? (Любовная фантастика)

ну, в общем "неплохо".
после ужасов снежной сашки и ирки успенской, очень даже неплохо. на "отлично" не тянет, извините.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Бегом за неприятностями 2 (Фэнтези)

вторая книга понравилась чуть больше первой.)
как-то здесь всё законченно и удачнее для героев.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Назимов: Охранитель (Альтернативная история)

бред сумасшедшего

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
greysed про Малыгин: Лётчик (Альтернативная история)

хреновина лютая

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Уроки гольфа и любви (fb2)

- Уроки гольфа и любви (пер. М. Павлова) (а.с. Гудвины-2) (и.с. Любовный роман (Радуга)-989) 230 Кб, 107с. (скачать fb2) - Бронуин Джеймсон

Настройки текста:



Бронуин Джеймсон Уроки гольфа и любви

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Камерон Куэйд не удивился, увидев припаркованный у его ворот блестящий серебристый седан. Он был раздражен, но не удивлен, потому что сразу понял, что машина принадлежит либо его тете, либо дяде.

Кто еще знал о его приезде? Кто еще мог найти предлог приехать к нему? Рано или поздно появятся Годфри и Джиллиан, хотя он предпочел бы, чтобы это случилось как можно позже. Позже на несколько лет — вообще идеальный вариант.

Как только входная дверь за Куэйдом со щелчком захлопнулась он опустил на пол увесистый чемодан, тяжело вздохнул и окинул уставшим с дороги взглядом родной дом, в котором провел всю жизнь; потом нахмурился.

Хотя здесь никто не жил в течение целого года, все вокруг сверкало чистотой, нигде ни пылинки. Кто-то потрудился на славу. Но представить тетю Джиллиан с тряпкой для сбора пыли? Это невозможно.

Обходя комнату за комнатой, он заметил, что из магнитофона доносилась какая-то современная мелодия — не похоже на тетю Джиллиан, хотя серый классический жакет, висевший в прихожей, вполне мог принадлежать ей. Что до цветов, — он слегка тронул пальцами тепличную орхидею, — то они были в идеальном состоянии, и это также напоминало тетушкину работу.

Но женщина, сидевшая в спальне Куэйда, женщина в серой, классического покроя юбке, не была сестрой его отца.

Вот это да…

— Ну давай же, давай, снимай трубку!

Голос женщины — низкий, хрипловатый, — оторвал его от размышлений, и Куэйд увидел, что она нетерпеливо прижимает к уху сотовый телефон. Женщина запустила руку в густые темные волосы, попытавшись привести их в порядок.

— Джулия! Скажи мне, пожалуйста, о чем ты думала? Разве я не достаточно ясно дала понять, что мне нужны мужские простыни? Что-нибудь практичное, без излишеств. — Она взяла белье и развернула его на матрасе. — А ты выбрала черный атлас!

Последние слова женщина почти прошипела, швырнув простыни за спину. Они соскользнули на великолепно отполированный паркет, осторожно приземлившись рядом с Куэйдом, который стоял, все еще не замеченный, в дверном проеме.

— Черт возьми! Джулия, ты должна была оставить на подушке пачку презервативов!

Брови у Куэйда взлетели. Черные атласные простыни и презервативы? Не похоже на традиционный подарок любящих родственников. Да и вообще, он ни от кого и не ожидал подарков по возвращении домой, особенно от этой неизвестной Джулии, которая получала сейчас выговор от незнакомки, сидевшей в его спальне.

— Позвони мне, когда все уладишь. Хорошо?

Да она, похоже, делала выговор автоответчику!

Ненужный более телефон пролетел над журнальным столиком и ударился о стену. Куэйд презрительно скривил губы: обои те же, что и в его детстве, — голубые. Раньше он хотел, чтобы они были красные, как пожарные машины, но мать была непреклонна. Что ж, это, наверное, к счастью.

Женщина наклонилась над кроватью, и улыбка у него на лице застыла. Боже праведный! Куэйд старался не смотреть, но он был всего лишь простым смертным. И к тому же мужчиной. Его способность противостоять соблазну была ничтожно мала, а сила воли и вовсе отсутствовала.

Он стоял как вкопанный, глядя на обтянутые узкой юбкой бедра.

Приподняв юбку повыше, женщина оперлась коленом на матрас, и он вдруг понял, что она готовит для него постель на большой двуспальной кровати, старинной, с ржавыми пружинами из комнаты для гостей. Женщина наклонилась еще ниже, встала на колено и потянулась, чтобы поправить простыню. Матрас скрипнул, и Куэйд понял, что молчание затянулось. Тряхнув головой, он шагнул вперед и сказал первое, что пришло в голову:

— Почему вы меняете простыни?

Женщина вскочила как ужаленная, спрыгнула с матраса и повернулась к нему: рука у нее была прижата к груди, обтянутой розовым свитером, а темные глаза широко распахнуты от ужаса.

— Я не имею ни малейшего понятия, кто такая Джулия и почему она выбирает для меня простыни, — Куэйд отодвинул носком ноги ворох атласа, — но я не имею ничего против ее выбора.

Женщина взглянула на телефон, затем опять на Куэйда — значит, он подслушивал.

— Почему вы приехали так рано? — Голос звучал раздосадованно, а женщина выглядела раздраженной. Что-то в ней показалось ему странно знакомым.

— Пока мы плыли по Тихому океану, дул попутный ветер, и мы прибыли раньше, чем полагалось по расписанию. К тому же я думал, что будет туман над горами, но для августа было удивительно ясно.

Она перевела взгляд на дверь.

— Вы один?

— А с кем я должен быть?

Незнакомка не ответила, и Куэйд ждал, удивленно приподняв бровь.

— Просто мы не знали, привезете ли вы с собой вашу невесту, — призналась она, — и решили не рисковать.

Ага, поэтому и двуспальная кровать. Поэтому и черный атлас, и презервативы. По крайней мере теперь ситуация прояснилась.

— Мы? — спросил он.

— Мы с Джулией. Джулия — моя сестра, она помогает мне.

И опять Куэйду показалось ее лицо знакомым. Ничего определенного, но… Он подошел немного ближе, вглядываясь.

— Ну, теперь мы знаем, кто такая Джулия. Дело за вами.

— Вы не узнаете меня?

— А должен?

— Меня зовут Шанталь Гудвин. — Она вздернула подбородок, будто ждала, что он будет возражать.

Черт побери, значит, они действительно знакомы. Во время учебы в университете Куэйд подрабатывал в одной адвокатской конторе, а Шанталь была там кем-то вроде секретаря.

— Это было давно, — сухо сказала она, — полагаю, я немного изменилась.

Немного? Мягко сказано.

— Вы носили скобки на зубах.

— Верно.

— И вы немного округлились.

— Хотите сказать, я поправилась?

— Нет, хочу сказать, что вы с возрастом похорошели.

Она моргнула, словно не зная, как ей реагировать на комплимент, и он обратил внимание на ее ресницы — длинные, темные. Если она и пользовалась косметикой, то он этого не заметил. Неожиданно наступила тишина, абсолютная тишина, музыка стихла.

— Ну, Шанталь Гудвин, что вы делаете в моей спальне?

— Я работаю в адвокатской конторе вашего дяди, — слегка покраснев, ответила Шанталь.

— А… это все объясняет.

— А еще я живу прямо напротив вас…

— На Хислипе?

— Да.

— Так что, вы заправляете мне кровать чисто по-соседски? Новая разновидность подарка к возвращению домой.

Шанталь перенесла тяжесть тела с одной ноги на другую, и ее милый румянец стал еще ярче. Вторая нога оказалась без обуви, и девушка слегка покачнулась. Куэйд успел поддержать ее.

— Не могли бы вы подать мне туфлю?

Куэйд подал, и Шанталь слегка улыбнулась.

Этого хватило, чтобы ее глаза приобрели более мягкое выражение. Он заметил, что они не совсем черные, скорее цвета кофе… без сливок. Цвет сливок она приберегла для своей кожи — нежной как бархат, похожей на орхидеи, стоявшие в холле.

Она помедлила и сунула ногу в туфлю:

— Годфри и Джиллиан решили к вашему возвращению придать дому жилой вид, а поскольку я живу рядом, то вызвалась… добровольцем.

А! Его дядя — ее босс — снарядил ее на эту работу на добровольных началах. Та Шанталь Гудвин, которую он помнил, была бы от этого без ума!

— Вы навели порядок у меня в доме?

— Ну, на самом деле я вызвала службу по уборке помещений. Все белье было спрятано, а мне не хотелось копаться в вещах вашего отца. Поэтому я и попросила Джулию купить простыни.

— А Джулия тоже работает на Годфри?

— Боже, конечно, нет. — Она тряхнула головой, словно не понимая, как ему в голову могла прийти такая невероятная мысль. — Просто я не успевала, и она помогла мне.

— Купив простыни?..

— Точно. Ну а сейчас мне пора, я опаздываю.

— Куда?

— Работа, клиенты, встречи. — Шанталь стала быстро поправлять постель. — Джулия закупила кое-что в бакалейном магазине. Уверена, вы найдете все необходимое. Я также осмелилась подключить ваш телефон.

Куэйд скрестил руки на груди и смотрел, как она подгибает края белой простыни, добиваясь, чтобы та лежала ровно, прямо как в больничной палате.

— Оставьте, — сказал он, чувствуя, что начинает раздражаться.

Она выпрямилась.

— Вы уверены?

— А вы думаете, я не в силах застелить собственную постель?

Неожиданно она усмехнулась.

— Никогда не встречала мужчину, который мог бы застелить постель так, чтобы потом на ней можно было спать.

Их глаза встретились, и насмешка погасла, неожиданно возникли образы шуршащих простыней и обнаженной кожи…

— Мне… — она оглянулась, посмотрела в широкое окно на заросшие клумбы, сделала глубокий вдох, но оборвала его на середине, — мне надо идти, я опаздываю.

Она уже была готова убежать, но Куэйд положил руку ей на плечо и почувствовал, что она замерла. Он поднял брошенный телефон и подал ей.

Она медленно взяла телефон, и он заметил, не без чувства удовлетворения, что Шанталь не носит колец и у нее аккуратные, полированные ногти, ненакрашенные, как у настоящей деловой женщины. Он почувствовал, что пальцы у нее дрожат, она быстро отдернула руку и сделала маленький шаг назад. С неохотой, заметил он, Шанталь Гудвин явно не любила отступать перед чем бы то ни было.

— Еще кое-что, пока вы не ушли. — Он подождал, пока она обернется. — Вы хорошо здесь потрудились, учитывая, что вы не профессиональная горничная.

Губы ей тронула едва заметная улыбка.

— Спасибо…

— Так все-таки зачем вам все это было нужно?

— Как я уже сказала, я живу совсем близко и у меня была возможность помочь.

Она снова повернулась и наконец вышла из комнаты. Куэйд слушал, как звонко стучат ее каблучки. Она не убегала, а просто спешила к своей работе в адвокатской конторе.

Делать карьеру.

Забавно, что он не узнал ее, хотя, честно говоря, она не просто изменилась, она преобразилась. Еще забавнее было то, как он на это отреагировал. Черт, да он практически флиртовал с ней.

Нахмурившись, он решил, что все это из-за усталости и переживаний по поводу возвращения домой. А еще — от неожиданной встречи с незнакомкой в собственной спальне. Значит, ничего удивительного, что он на минуту-другую потерял контроль над собой.

Когда они встретятся в следующий раз, он будет лучше подготовлен.


Шанталь неслась по шоссе, пока не поравнялась с полицейской машиной, предостерегающе помигавшей ей фарами. Но даже после того, как она сбавила скорость, ее сердце, кровь и мысли продолжали мчаться быстрее ветра.

Кто-то говорил ей, что со временем увлечения юности проходят. Какие глупости, в этот момент она чувствовала себя такой же взволнованной, как и в тот момент, когда впервые встретила объект своей безрассудной юношеской любви. Все эти годы он восхищал ее, она всегда была в курсе его достижений: в превосходной школе-интернате, куда его послали после смерти матери, затем в юридическом колледже; а потом она узнала, что он получил пост в ведущей международной юридической фирме.

Он достиг всего, к чему стремилась Шанталь, чего ожидали от нее родители. Она много слышала о Камероне Куэйде, еще до того, как встретилась с ним, и она обожала его на расстоянии. И он стоил этого обожания. Ее бросило в жар, когда она вспомнила, как обернулась и увидела его в дверном проеме. Великолепная фигура, четко очерченные губы, задумчивые зеленые глаза и густые взъерошенные волосы.

Такой высокий, подтянутый и сильный. Такой невероятно сексуальный, потрясающе мужественный. В точности такой, каким должен быть настоящий мужчина.

Шанталь оттянула вырез свитера и глубоко вздохнула, вспомнив его пристальный взгляд. Ей показалось, что она снова оказалась у него в спальне.

Раньше он смотрел на нее иначе: с раздражением или недовольством, иногда с холодившим кровь презрением. Даже сейчас воспоминание об этом заставило ее содрогнуться.

У него, кажется, невеста в Далласе или Денвере, где он жил последние шесть лет. Кристин, если ей не изменяет память. Он привез ее домой на похороны отца, и она выглядела так, как должна выглядеть женщина, которую Камерон избрал спутницей жизни: стройная, великолепная, самоуверенная — полная противоположность невысокой, нерешительной скромнице Шанталь.

Она, должно быть, не так поняла его взгляд. Возможно, он просто очень устал. В конце концов, он даже не сразу узнал ее. Что до самой Шанталь, то его неожиданное появление совершенно сбило ее с толку. Не заметить, что он подслушивает!

Черт возьми! «Джулия, ты должна была оставить на подушке пачку презервативов!» Еще раз переживая неловкость той ситуации, Шанталь даже застонала.

Хороший способ произвести впечатление, мисс Самый профессиональный адвокат города!

И это при том, что умение производить впечатление было частью ее работы. Годфри попросил ее проконтролировать, чтобы уборщики сделали все как надо, и заполнить холодильник, но она хотела, чтобы дом на Меринди был совершенством.

Чтобы поразить племянника своего босса, поразить самого босса.

Она думала, что закончит и уйдет задолго до того, как прибудет племянник, но не приняла в расчет проблем с постелью и простынями, за которые отвечала Джулия. Шанталь хмуро посмотрела на сотовый телефон. Она нажала на повтор последнего номера и подождала девять гудков, пока сестра не взяла трубку.

— Алло! — Голос Джулии звучал так, будто она бежала.

— Ты была во дворе? Бежать было вовсе не обязательно.

— Успокойся, сестренка, ты ведь знаешь, я вечно куда-то бегу.

В этот момент Шанталь услышала в трубке низкий голос, а затем кто-то зашикал. Шанталь нахмурилась еще больше.

— Разве Зейн не на работе?

Ну… он был на работе. — Голос Джулии звучал весьма самодовольно. — Сейчас мы работаем над планами на медовый месяц.

Шанталь удивленно вытаращила глаза.

— Боже мой, ты же на шестом месяце. Ты не думаешь, что тебе лучше готовиться к материнству?

Джулия засмеялась, она сейчас часто смеялась.

— Я уже вполне готова. Слушай, между прочим, где ты?

— Я еду на работу. И благодаря тебе опаздываю.

— Неужели?

— Ты не прослушала сообщение, которое я тебе оставила?

— Извини, мы были заняты. — Джулия хрипло рассмеялась, а затем вежливо добавила: — И я уверена, ты справишься со всем сама.

— Моя проблема — это те черные простыни, что ты купила.

— Нет, они темно-голубые. Они просто кажутся черными, но при дневном свете у них глубокий синий цвет. Очень модные и эротичные, ты не считаешь?

Шанталь не думала сейчас об эротичных простынях. До появления в ее жизни Зейна Джулия тоже о них не думала, и Шанталь все еще не привыкла к этой новой, оживленной женщине вместо той мягкой и спокойной, какой была ее сестра раньше.

— Ладно, теперь о сегодняшнем вечере… — Джулия перешла на более деловой тон. — Тебя бы не затруднило купить кое-что для моей вечеринки, раз ты все равно в Клифтоне?

— Кстати, по поводу вечеринки…

— Нет, нет, нет! Ты моя единственная сестра и одна из моих подружек на свадьбе, и ты будешь на моей вечеринке.

— Я только хотела сказать, что могу немного опоздать.

— А, тогда я попрошу Тину. Но не слишком задерживайся и не забудь про костюм.

Как она могла забыть? Другая подружка невесты, сестра Зейна Кри, полностью контролирует все приготовления к свадебным торжествам, потому что, по ее словам, то, как это делает Шанталь, нуждается в серьезной корректировке. «Спорный вопрос», — фыркнула Шанталь, некоторые предпочитают ее тихие, изысканные обеды.

— Ты не забыла? — повторила сестра.

— Нет. — Шанталь глубоко вздохнула. — Но наши взаимоотношения нравились мне гораздо больше, когда я отдавала тебе приказы.

Джулия опять засмеялась, а потом с подозрением спросила:

— Какой костюм ты выбрала?

— Адвоката.

Джулия застонала, и Шанталь улыбнулась:

— Пока мы не повесили трубки, я должна сказать тебе спасибо.

— За что?

— За то, что ты помогла мне с магазинами. Если не считать простыней, все отлично.

— Не благодари меня, просто дай тому парню мою визитку. — (Шанталь на секунду закрыла глаза и попыталась представить, как она сует визитку Куэйду под дверь. Или в почтовый ящик.) — И еще ты могла бы добавить к ней свои рекомендации. Если бы этот Камерон Куэйд увидел твой сад, он бы точно подумал, что я хороший работник.

— Послушай, сестренка, он, возможно, и не останется жить в этом доме.

— Ты не спросила Годфри?

— Я спросила, но он знает о планах своего племянника не больше меня.

— Это легко выяснить. Когда он приезжает?

Шанталь заерзала на сиденье. Почему-то ей не хотелось делиться с сестрой новостями о встрече с Камероном Куэйдом — по крайней мере до тех пор, пока она сама со всем не разберется.

— Сегодня.

— Ну, значит, когда ты зайдешь поприветствовать его как соседа, просто спроси, надолго ли он.

Шанталь не то рассмеялась, не то фыркнула. «Когда ты зайдешь…» Ха!

— Что? Я думала, задавать вопросы — любимое занятие всех адвокатов.

— Ты слишком много смотришь телевизор, — сухо проговорила Шанталь — большую часть времени она тратила на чтение и разбор документации, а не на расспросы. Она метнула взгляд на коробку с файлами на соседнем сиденье, и сердце у нее забилось сильнее — в скором времени что-то должно измениться и эти бумаги должны помочь ускорить процесс.

— Ну так что, ты увидишься с ним в эти выходные? — настаивала Джулия.

— А ты не думаешь, что дизайн этого сада может подождать, скажем, до того, как ты выйдешь замуж?

— Ни за что! Мне нужно еще какое-то занятие, кроме размышлений о том, что мы будем делать, если пойдет дождь.

— Ты сама решила устроить свадьбу в саду, — возразила Шанталь.

— Да, да, я знаю, я выбрала свадьбу на открытом воздухе и готова ждать до весны, чтобы мои гости увидели что-нибудь еще, кроме голых деревьев.

— Например, твой живот, — поддразнила Шанталь, и сестра рассмеялась.

Они попрощались, как раз когда Шанталь затормозила на первом из трех светофоров на главной улице Клифтона. Учитывая предыдущие события, она не удивилась бы, если бы все светофоры показывали красный. Проигрыватель переключился на следующий диск, и она вспомнила, что оставила один из них у Куэйда дома. Прекрасно, если понадобится предлог, чтобы позвонить новому соседу…

Когда зайдешь, спроси…

Если бы Джулия знала!

Этим утром она не спросила его ни о чем действительно важном.

Например: что такой лихой адвокат, как ты, делает в австралийском захолустье?

Или: это Годфри попросил тебя поработать на него?

Ответы на эти вопросы могут ударить по ее собственной карьере. Распрямив плечи, Шанталь напомнила себе, что она больше не неуклюжий подросток, а зрелая двадцатипятилетняя женщина, профессионал. Она поработала над своими недостатками, преодолела страх того, что может не оправдать чьи-то надежды, и теперь полностью сосредоточена на собственной работе.

А если так, остается одно: завтра она поедет в Меринди и задаст свой вопрос.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Через две минуты Шанталь уже была возле стоянки за зданием офиса. Слава богу, там оказалось свободное место. Возможно, день не так уж и плох.

С трудом удерживая в одной руке ключи и телефон, Шанталь взяла под мышку кейс, другой рукой прижала к себе коробку с файлами. Она толкнула бедром дверцу машины — один из тех редких моментов, когда крепкие бедра совсем не помешают, — и с трудом пробралась мимо тесно стоящих автомобилей.

Дверь открылась, едва она поднялась на ступеньки. Да, похоже, день начинает меняться к лучшему. Мужчиной, открывшим ей дверь и взявшим у нее коробку и кейс, был Годфри Батт собственной персоной.

— Тяжеловато. — Он водрузил ее пожитки на стол.

— Дело Уорнер. После разговора с Эмили я провела еще кое-какое расследование…

— Очень хорошо.

Шанталь не понравилось, что ее перебили, но продолжать, пока босс не закончит, было невозможно.

— А как твоя другая работа? Меринди готов к приезду Камерона?

— Да, абсолютно. — Она заставила себя улыбнуться. — Сегодня утром я позвонила и заказала цветы и еду.

— Цветы? Мило. Уверен, Камерон оценит твои усилия.

Шанталь не была столь же уверена, но кто она такая, чтобы придираться к словам шефа, когда он выглядит таким довольным?

— У вас не найдется нескольких минут, сэр? Дело в том, что я хотела бы обсудить кое-что касательно дела Эмили Уорнер.

— Я как раз хотел сейчас уйти. Это срочно?

— Это важно.

— Какие сроки? Сегодня, на этой неделе, в этом месяце?

— Последнее, — неохотно призналась Шанталь. — Но я была бы очень вам благодарна, если бы вы рассмотрели это дело раньше.

— Поговори с Линдой, пусть найдет время на следующей неделе. — Он был уже у двери, когда остановился, задумчиво поджав губы. — Ты играешь, Шанталь?

Вопрос застал ее врасплох. Играет ли она… во что? Он изобразил руками удар клюшкой, и ее озарило: пятница, ну конечно, традиционная игра в гольф между партнерами и Уважаемыми Людьми.

Сердце у нее заколотилось, в голове возник образ зеленых лужаек, продолжительных прогулок с Уважаемыми Людьми и их дружелюбное и покровительственное похлопывание по спине.

— Я довольно давно не играла, — медленно произнесла она, — не было практики.

— Возьми несколько уроков. Новый тренер из Городского клуба хорошо поработал над взмахом Дока Лукаса. Когда будешь в форме, присоединяйся к нам.

— Это было бы… — Она пыталась найти подходящее слово. Великолепно? То, чего я всегда ждала? Превосходно? Лучшего и не пожелаешь? Она сглотнула. — Спасибо, сэр.

Дверь за ним закрылась, и Шанталь несколько минут пыталась справиться с охватившей ее бурей эмоций.

Наступит день, и ее игра пойдет так, как надо, ей не придется грустно наблюдать, как ее мячи, один за другим летят в воду, словно лемминги в море. Это даже не было игрой, потому что игра — это нечто веселое, а в тренировках под опекой старшего брата нет ничего веселого.

Ну, просто у Митча нет педагогических способностей. (Шанталь встала и отодвинула в сторону стул. Она никогда не могла сидя думать о пустяках.) Не говоря уже о том, как он набрасывался на нее, издевался и смеялся над ее неловкостью. Как можно чему-то научиться в таких условиях? С приличным учителем и хорошими объяснениями она научится бить по этому дурацкому мячу.

Она училась так всему: подготовка, практика, терпение. Следуя этому своему кредо, она всегда всего добивалась.

А как насчет секса? — тихо спросил внутренний голос.

«Ну да, ну да», — согласилась она. Плохая подготовка, недостаточно практики, нетерпеливый учитель.

Она снова села в кресло и взяла телефон. Прижав трубку плечом к уху, она перелистала страницы справочника, набрала номер и открыла свой «Ежедневник». Провела рукой по волосам, скорчила недовольную гримаску, но все-таки вычеркнула поход в парикмахерскую, затем безжалостно вычеркнула еще шесть пунктов в колонке «планы», включая покупку простыней на один размер больше, и вписала уроки гольфа.

На самом деле Шанталь ненавидела гольф, но она будет загонять этот маленький белый мячик из ямки в ямку, если это поможет ее карьере. Это не значило, что ее обычная работа была скучной, скорее… однообразной. Очень хотелось какой-нибудь сложной работы, какого-то иного стимула.

— Городской клуб профессионалов Клифтона. Могу чем-нибудь помочь?

— Да, — живо ответила она, — мне нужны уроки, и много. Когда я смогу начать?


Двадцать четыре часа спустя Шанталь заглядывала в окно дома Камерона Куэйда. Тишина в ответ на ее неоднократный стук в дверь могла означать, что он крепко спит. Она вовсе не хотела, чтобы он открыл ей дверь, встав с постели — полуодетый, с голой грудью и взъерошенными волосами.

Страх мурашками пробежал по ее спине… по крайней мере она решила, что это страх или нерешительность. Поеживаясь, она повернулась и спустилась с крыльца; но затем остановилась. Страх? Да чего ей бояться? Полуодетого мужчины? Как бы не так. Вчера вечером она бросила вызов Кри О'Салливан, устраивающей эту дурацкую домашнюю вечеринку. После такого скандала мужчину с голой грудью можно было бы сравнить разве что с прогулкой в парке.

Шанталь тяжело вздохнула, и изо рта у нее вырвалось облачко белого пара. Она решительно шагнула назад к двери и изо всех сил ударила медным молотком. Резкий металлический звук, наверное, разнесся по всей округе.

Даже если бы Камерон находился в самом дальнем конце дома, он не мог не услышать его… не так ли?

Прошло несколько секунд. Шанталь нетерпеливо постукивала ногой по земле — на ней были двухцветные туфли для игры в гольф, купленные три года назад, изношенные, как и остальное ее снаряжение. Единственное, что она услышала, в ответ — это возня диких кур в лесочке неподалеку. Шанталь повернулась к окну, чтобы посмотреть в него в последний раз, и прижалась лицом прямо к стеклу, тщетно пытаясь разглядеть что-нибудь в углу коридора…

— Кого-то ищете?

Она быстро повернулась, даже слишком быстро. У нее перехватило дыхание, а еще ее охватило чувство вины, что так глупо попалась. Не говоря уже о том, что поймал ее тот, кого она пыталась поймать сама.

Он не был с голой грудью, заметила она непонятно почему, и явно не вылез только что из постели… если, конечно, он не спит в плотно облегающем оливкового цвета вязаном свитере для поло и джинсах, изношенных до белизны в некоторых интересных местах. Если только он не относится к тем, кто спит где угодно и в чем угодно. Лоб у него был потным, и когда она спустилась вниз по шатким ступеням, то почувствовала, что он разгорячен недавними физическими упражнениями.

Камерон поднял бровь в немом вопросе.

— Кого-то ищете?

Да, именно так он и спросил, этим мягким, низким голосом, который творит что-то невероятное с ее дыханием. Шанталь махнула рукой в сторону входной двери.

— Я стучалась, и когда никто не ответил… — она пожала плечами, — я решила, что должно быть, вас нет дома. Или вы в гараже. Или на прогулке.

— Это вы решили, глядя в маленькое окошко?

Прекрасно. Теперь он не только поймал ее на подглядывании, но и заставил почувствовать себя дурочкой. Распрямив плечи, будто готовясь к обороне, она заставила себя посмотреть ему в глаза. Этим утром они были невероятно зелеными, будто впитали в себя цвет лужайки.

— Я сделала этот вывод, поскольку никто не ответил. Я звонила так громко и долго, что, наверное, разбудила всех соседей.

Мысленно Шанталь зажмурилась. Ведь она была единственной его соседкой и проснулась уже несколько часов назад.

— Я слышал, — сухо сказал он, — я был на заднем дворе, рубил дрова.

Теперь понятно, почему рукава у него аккуратно закатаны до локтя, а волосы прилипли ко лбу. Шанталь кашлянула, отвела глаза и попыталась сконцентрироваться на чем-нибудь другом. Например, на том, что он рубил дрова. Черт! Дрова!

— Я не думала, что вас волнуют дрова для камина.

— А что, вы думали, меня волнует?

— Ну, я себе дрова заказываю.

— Я рад, что вам не приходится самой этим заниматься.

Камерон отошел и облокотился на перила беседки. «Это хорошо», — сказала она себе, пытаясь не замечать темных волос на его руках и того, как джинсы обтягивают его бедра.

Сконцентрируйся, Шанталь, сейчас ты еще можешь насладиться милой соседской беседой.

— Почему вы рады, что мне не приходится этим заниматься? — спросила она. — Лично мне нравятся физические упражнения.

Камерон окинул взглядом ее желтый, как нарцисс, свитер с логотипом гольф-клуба, юбку-шотландку, теплые чулки и ботинки, которые она до смерти любила.

— Я играю в гольф. — Она замолчала, вспомнив об уроке. — Этим утром.

Куэйд издал неопределенный звук, который мог означать все что угодно, затем чуть шевельнулся, и солнечный свет заиграл у него в волосах, придавая обыкновенному коричневому цвету насыщенные оттенки каштанового и золотого.

Конечно, цвет его волос не был просто коричневым — как только она могла так подумать? Пальцы ее левой руки непроизвольно сжали… визитную карточку Джулии.

— Моя сестра, Джулия…

— Оформитель спален?

— Да… вернее, она садовый дизайнер. У нее невероятно прекрасный сад…

— Она отвечала за цветы? — снова перебил он.

— Нет, цветы покупала я.

— А еду?

Глубоко вздохнув, Шанталь попыталась побороть закипающее в ней раздражение.

— Джулия принесла еду и первую партию простыней, а я — все остальное…

— Кроме дров.

Ради бога, почему этот мужчина позволяет себе злить ее?

Шанталь перевела дыхание и терпеливо продолжила:

— Джулия обожает переделывать старые сады и хотела бы предложить вам свой дизайн, если вы в этом заинтересованы. Если вы собираетесь здесь надолго остаться.

Его ответ ввел ее в состояние ступора:

— Значит, вы пришли сюда выяснить, как долго я здесь пробуду…

— Не могу сказать, что нам это неинтересно, к тому же весь город сгорает от любопытства…

— Так вы пришли от имени Всегородского Любопытства или удовлетворить личный интерес?

Шанталь вздернула подбородок.

— Я обещала Джулии передать вам информацию по поводу сада.

— Да ладно, вам, Шанталь, вы ведь пришли не для того, чтобы поболтать о саде. Что же вы хотите узнать?

— Почему вы думаете, что у меня должны быть какие-то тайные мотивы?

— Вы адвокат.

Оскорбившись, она распрямила спину.

— А вы?

— Я бывший адвокат.

Бывший? Шанталь облизала пересохшие вдруг губы.

— Значит, вы вернулись не для того, чтобы присоединиться к практике Годфри?

— Боже, конечно, нет. — Он тряхнул головой, словно поражаясь нелепости этой мысли. — Вы думали, я претендую на вашу работу?

— Просто не люблю неожиданностей, — сухо ответила она. А как насчет личных мотивов? Ей было любопытно, и она не могла не спросить: — И что вы собираетесь делать?

— Ну, в ближайшее время практически ничего серьезного. А дальше я еще не решил.

— Это вы о том, останетесь ли здесь?

— Обо всем.

Любопытство Шанталь вышло из-под контроля.

— А ваша невеста?..

— У меня нет невесты.

Камерон сказал это жестко и посмотрел в сторону ее машины.

— По-моему, вы собирались ехать играть в гольф.

Шанталь решила проявить твердость и задать все те вопросы, что крутились у нее в голове, но Камерон уже взял ее под локоть и повел к дороге. У Шанталь появилось смутное впечатление, что, если она будет стоять на своем, он применит силу. Пришлось прибавить шагу, чтобы не отстать от него.

— Милая машина. — Он открыл дверцу ее новенького «мерседеса» последней модели. — Похоже, провинциальные адвокаты зарабатывают больше, чем я думал.

Еще не сев в машину, она замерла. Ее неприятно поразили не столько его слова, сколько циничный тон.

— Вы что-то имеете против провинциальных адвокатов?

— Нет, если они мне не докучают.

Он сказал это мягко, но от этого ее раздражение не улеглось. Только она хотела ответить ему колкостью по поводу его собственной работы в качестве провинциального адвоката, позволившей ему приобрести такой шикарный дом, как он удивил ее:

— Я не думал, что вы вернетесь сюда и будете работать на Годфри.

Секунду Шанталь не могла вымолвить ни слова. Ей никогда не приходила в голову мысль, что Куэйд вообще мог о ней думать.

— А что вы обо мне думали? — медленно спросила она.

— Деловая акула. У вас еще есть хватка или вы потеряли ее вместе со скобками для зубов? — спросил он и, к ее удивлению, засмеялся.

Улыбаясь — как она могла забыть эти ямочки на его щеках! — он пристально посмотрел на нее.

— Не пропустите первый удар.

Шанталь опустилась на сиденье водителя и попыталась собраться с мыслями.

— Если вы не хотите потом иметь проблем с садом, вам надо…

— Я и сам справлюсь с садом. — Он закрыл за ней дверцу машины.

Шанталь опустила стекло.

— Он потребует гораздо больших усилий, чем вы думаете.

— Я же сказал, я справлюсь.

Он казался таким уверенным, что у Шанталь не осталось сомнений: он сможет и дров нарубить, и привести в порядок сад, а между делом, возможно, закупить курочек и построить небольшую ферму. Но это, разумеется, не означало, что она не скажет последнего слова в этом споре.

— Джулия отлично знает свое дело. Если не верите, заезжайте как-нибудь ко мне и посмотрите на мой сад.

Даже не взглянув в зеркало заднего вида, она тронула машину и поехала вниз по дороге, удивляясь, почему, черт возьми, ее последние слова прозвучали как откровенное приглашение ее навестить. Довольно рассмеявшись, она сразу же одернула себя и сделала строгий выговор.

Этот разговор о провинциальных адвокатах был абсолютно неуместным. И хотя она задала свои вопросы, ответы на них были более чем неудовлетворительны. Долгое ничегонеделанье не удовлетворит его — а что потом? Неужели она в самом деле думает, что Годфри не предложит ему нечто, от чего не сможет отказаться и святой? А Камерон Куэйд никогда не слыл святым.

Однако, несмотря на предостережения, на то, что визитка Джулии так и осталась у нее в ее руке и она опять забыла про свой диск в его проигрывателе, Шанталь прибавила громкость стерео и стала подпевать, используя собственные слова, крутившиеся в голове.

За ней осталось последнее слово.

Она заставила его смеяться.

У него нет невесты.


Сощурив глаза от яркого утреннего солнца, Камерон смотрел, как уезжает Шанталь. И только тут понял, что улыбается — улыбается в ответ на последний обмен репликами, на ее решительное желание сказать последнее слово. Она боец, эта Шанталь Гудвин, в этом она не изменилась.

Улыбка погасла у него на губах, исчезла так же быстро, как и блеск в ее больших карих глазах. Если бы так же легко можно было все забыть, он был бы счастливым человеком. Нет, поправил он себя, довольным человеком. Слово «счастливый» не подходило ему уже… черт, он даже не мог сказать, сколько лет.

Погруженный в адвокатскую гонку под девизом «ни одного заключенного», он не заметил, что коренным образом изменил свою систему ценностей. Он не заметил, что уже ни от чего не получает удовольствия, что часто становится беспринципным. Счастливый? Об этом не могло быть и речи. А потом случилось нечто, потрясшее его до глубины души, открывшее ему глаза и заставившее его вернуться домой, в Меринди. Настоящее счастье — то, о котором не надо задумываться, которое просто с тобой, такое же естественное, как воздух, — казалось, переполняло эти места в те времена, когда его мать еще не умерла от рака, а разбитый горем отец не потерял интереса к жизни.

Двадцать лет.

Куэйд провел рукой по лицу и взглянул на зеленую лужайку. У него не было ни одной идеи по поводу того, как вернуть прежнюю жизнь. Он не соврал о своих планах, он и правда собирался делать только то, что ему вздумается, день за днем, час за часом: носить джинсы и не застегивать воротничок рубашки, дегустировать столько вин, сколько найдется в погребе отца.

И опять вдалеке, там, где дорога на Клифтон шла под уклон, он увидел серебряный блик. Шанталь Гудвин ехала играть в гольф, и он готов был поспорить, что это не очередной выходной с хихикающими подружками.

Нет-нет, у мисс адвоката серьезные планы. Она приходила не для того, чтобы навязать ему услуги своей сестры Джулии, ее волновала карьера, и она надеялась раздобыть какую-нибудь информацию.

Выяснить, не представляет ли он для нее угрозы.

Куэйд усмехнулся. Он не сомневался, что Годфри попытается его использовать, и не сомневался в своем отказе. Может быть, когда-нибудь потом он и почувствует желание снова надеть костюм и галстук и вернуться к работе. Но не в области права. Он собирался долго не возвращаться к своей прежней профессии.

Особенно в части, касавшейся женщин.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Куэйд поднял руку, чтобы вытереть пот со лба, и зацепился рукавом за куст ежевики. Он тяжело вздохнул: после трех часов работы пилой и подрезки кустов вокруг осталось полно сорняков. Наверняка есть более легкий способ справиться с этим.»

Прищурившись, он посмотрел через ограду. Он скорее уколет себя одним из этих шипов, чем признается Мисс-я-вам-помогу, что ему эта помощь нужна.

После ее отъезда вчера утром он осмотрел свои джунгли, бывшие когда-то предметом гордости и радости его матери, и пошел за инструментами. Впрочем, к некоторым растениям он не знал даже, как подступиться. И — он многозначительно взглянул на ежевичный куст — некоторые хотел бы выкорчевать бульдозером. Ему нужен совет эксперта. Если вышеупомянутый эксперт еще и окажется владельцем вышеупомянутого бульдозера, он не будет против… хотя он не мог представить сестру Шанталь Гудвин, любительницу атласных простыней, за рулем тяжелой техники.

Между тем его соседка не появлялась. Что его не удивляло — он придерживался той же линии поведения. Пока однажды мельком не увидел ее после ланча. Она неожиданно появилась из-за деревьев. Яркое цветное пятнышко нырнуло в роскошную зелень кустов, а затем снова исчезло за деревьями.

Чего, черт возьми, она хотела?

Она ведь приглашала его посмотреть на работу своей сестры. А он даже не поблагодарил ее за подготовку дома к его приезду. И это его угнетало. Он почти видел, как его мать укоризненно качает головой: разве я не учила тебя хорошим манерам, Камерон?

Твердо намереваясь исправить свою оплошность, он перелез через ограду и направился в сторону деревьев.


Там он ее и нашел: с клюшкой для гольфа, зажатой в руках, и таким сосредоточенным выражением лица, что было очевидно — она не видела, не слышала и не почувствовала его приближения.

Шанталь подошла к первому мячу из ряда и встала в позу. Она задвигала бедрами, пытаясь принять правильное положение, и у Камерона пересохло во рту. Она сделала удар. Уставившись на ее бедра, он увидел, как тело у нее сжалось, и не удивился, что мяч ушел далеко вправо.

Она пожала плечами, распрямила спину и подошла к следующему мячу. Она посылала их один за другим на лужайку перед домом, уже заполненную ими.

Когда-то он был свидетелем того, как она с той же самоотдачей предавалась работе, но гольф считается игрой для отдыха. А сейчас было воскресное утро.

После того как последний мяч отскочил от ствола дерева, Шанталь опустила плечи.

— Насколько я понимаю, игра не идет? — спросил Камерон.

Она оглянулась.

— И давно вы здесь стоите?

— Довольно давно.

— Ну, тогда вы все видели. — Она засмеялась, но это был короткий, резкий и невеселый смешок. — Вы были первым свидетелем того, как я опровергла старую поговорку. Практика, к сожалению, не всегда ведет к отличным результатам.

— А вы когда-нибудь слышали поговорку о том, что не стоит усугублять плохие привычки, постоянно их придерживаясь?

— Какие плохие привычки? — осторожно спросила Шанталь.

— Ваше тело слишком напряжено. Вам надо немного расслабиться, успокоиться.

Она прищурила глаза.

— Вы что, наблюдали за моим напряженным телом?

— Виноват. Но в свою защиту я могу сослаться на вашу коротенькую юбку.

Шанталь смотрела на него с таким удивлением, которое он уже замечал за ней, и это навело его на мысль, что она не привыкла к комплиментам. Странно для женщины с ее внешностью.

Она распрямила плечи и посмотрела ему прямо в глаза.

— Я уверена, что вы пришли сюда не для того, чтобы изучать мою игру. Чего же вы хотите?

Он слегка улыбнулся и вдруг понял, что с тех пор, как пришел в ее сад, чувствует себя отлично.

— После того как вы вчера ушли, я вспомнил, что не поблагодарил вас за помощь. Знаю, что уже поздно, но все-таки спасибо.

— Вы пришли сюда, чтобы сказать спасибо?

— И еще отдать вам деньги за уборку помещений и покупки.

— Годфри обо всем позаботился.

Куэйд сжал губы — нехорошо получилось, вовсе не так хотел он выразить ей свою благодарность.

— Прекрасно, — резко сказал он, — но я хочу отблагодарить вас за неудобства и за то, что вы потратили на меня ваше время.

— Это не обяза…

Как насчет небольшого урока гольфа? — Он опять взял ситуацию под контроль, предвосхищая ее протесты. — Мы могли бы поработать над вашим напряженным телом.

Она покраснела и опустила глаза. Черт! Он совсем не это имел в виду, и теперь напряглось уже его тело.

— Я имею в виду гольф.

— Ну конечно. — Она подняла подбородок. — А как я пойму, что вы знаете, что делаете?

— Хороший вопрос.

Знал ли он, что делал? На самом ли деле он хотел помочь Шанталь Гудвин с гольфом? Или с чем-либо еще?

Но когда она скептически сощурила глаза, он взял у нее из рук клюшку, поднял несколько мячей из корзины, стоявшей у ее ног, и рассыпал их по земле. Сделав для разминки несколько замахов, он послал один мяч с уверенностью настоящего мачо, о которой уже успел забыть. Он чувствовал себя великолепно.

— Отлично! — сказал он, загнав мяч в нужную лунку.

— Вы мужчина, вы можете посылать мячи далеко, даже не напрягаясь.

— Конечно, чем дальше — тем лучше. Но это не единственное условие. Точность — самое важное.

Он проиллюстрировал это, ударив по другому мячу и послав его в центр круга между двумя рядами фруктовых деревьев.

— Надеюсь, вы понимаете, что вам придется собирать все мячи, которые вы раскидываете по саду?

— Это позже, сначала вы сами сделайте несколько ударов.

Куэйд отдал Шанталь клюшку, но она не взяла ее. Раздраженный ее нерешительностью (и, черт возьми, она могла бы по крайней мере признать, что последний удар был великолепен), он зажал клюшку в ее руках. Какие нежные руки, заметил он, почувствовав, как внутри у него все затрепетало. Именно этого он и боялся.

— Что у вас с руками? — спросила она, прервав его размышления. — Ваши руки…

Вернувшись к действительности, Куэйд заметил на своих руках свежие царапины. Он совсем забыл о шипах.

— Я занимался садом, — кратко ответил он.

— Я думала, вы не собирались заниматься ничем утомительным.

— Я собирался делать все, что пожелаю. Сегодня я захотел позаниматься садом.

— Садом или борьбой с шипами? Вы прикладывали что-нибудь к этим ранкам?

— Например?

— Антисептик. Мазь. Перекись. Я не знаю, что вы там используете.

Голос у нее звучал резко, и когда Камерон заглянул ей в глаза, он заметил в них боль. Что-то зашевелилось в нем, и это было не простое вожделение.

Он отпустил ее руки и быстро сделал шаг назад.

— Надеюсь, вы не собираетесь играть в няню? — поддразнил он, безнадежно пытаясь улучшить настроение.

Она подняла глаза и взглянула прямо на него. Он стоял к ней так близко, что мог разглядеть черный ободок ее глаз цвета кофе, почувствовать обаяние их глубины. «Глаза, в которых мог бы утонуть любой мужчина», — подумал он; конечно, если бы мужчина пожелал утонуть. В последние месяцы Куэйду иногда очень этого хотелось, но никогда — из-за женщины, чьей единственной страстью была карьера.

— Я вообще не сильна в играх, — сказала наконец Шанталь, и ее голос прозвучал хрипло. Она отвела взгляд. — Дочки-матери, гольф — это не для меня.

Улыбаясь ее колкому замечанию, он снова мысленно отступил.

— Давайте сосредоточимся на гольфе, он важнее, чем мои царапины. Ну же, Шанталь, — он показал на клюшку в ее руках и мячик у ее ног. — Покажите мне, на что вы способны.

— Вы хотите, чтобы я просто ударила?

— Да. Расслабьтесь и бейте.

— А что же насчет точности, вы говорили, что она важна. И о том, что мяч надо ласкать.

Куэйд поднял бровь.

— Кто вам сказал, что мяч надо ласкать?

— Крейг, — неохотно призналась Шанталь, — местный профессионал.

— Ха.

Так вот почему она была одета в форму клуба игроков в гольф — чтобы произвести впечатление на Крейга, профессионала, ласкающего мяч. Почувствовав непонятную злость, он смотрел, как она пытается расслабить плечи. Побелевшие костяшки пальцев говорили о том, что попытки безуспешны.

— Что еще сказал ваш Крейг?

— Он не мой Крейг, — готовясь к удару, произнесла она.

Куэйд остановил ее, положив руку на плечо, и тут же почувствовал, как ее напряжение возрастает. Он заставил себя ослабить хватку.

— Просто расслабьтесь, снимите напряжение. Давайте сначала попробуем без мяча. Перенесите тяжесть тела, — мягко посоветовал он ей.

— Вот так?

— Неплохо.

Куэйд почти вплотную подошел к Шанталь сзади и сделал глубокий вдох. Он поправил положение ее рук, не давая своим слишком надолго задержаться на них и стараясь не касаться талии. Потом изменил упор ног, также пытаясь не дотронуться до них.

— Чувствуете разницу?

— Все, что я чувствую, так это ваше дыхание на моей шее, — пробормотала она.

Куэйд на секунду закрыл глаза. Он решил не сообщать ей, что с трудом поборол в себе желание поцеловать ее в шею, в эту нежную белую кожу рядом с ухом.

— Ну как? — спросила она, сделав очередной удар.

— Лучше, но попробуйте еще разок. — Он продолжал стоять рядом, поправляя, направляя ее и поддерживая. — Вся соль в том, что, когда вы ударяете по мячу, вес тела надо переносить направо.

Шанталь повернулась к нему лицом.

— А что у меня неправильно?

— Положение головы.

— Крейг сказал, что положение головы у меня отличное.

— Крейг, наверно, в основном пялился на все остальное и не обратил внимания на вашу голову.

Шанталь широко распахнула глаза и приоткрыла рот. Он не дал ей сказать ни слова, просто положил руку ей на шею и повернул ее в нужном направлении.

— Голову вниз, держите ее вот так, когда будете бить по мячу.

Рукой он почувствовал, как напряглась у нее шея, в жилах у него запульсировала кровь. Куэйд шевельнул ладонью, чуть-чуть, и мягко помассировал ей шею.

— Вы не можете расслабиться.

Сердито что-то буркнув, Шанталь отскочила от него.

— Как я могу расслабиться, когда вы постоянно дотрагиваетесь до меня?

Куэйд сделал примирительный жест и отошел на несколько ярдов.

— Я тоже не могу расслабиться, особенно когда на меня нацеливаются клюшкой.

Шанталь опустила клюшку, которую выставила перед собой в качестве оружия, и вздохнула.

— Извините, у меня был долгий день.

— Вы правы. Но, может быть, попробуете еще раз?

Она выглядела неуверенной.

— Я буду стоять здесь, даже дышать не буду. И никаких инструкций. — Куэйд показал на мяч. — Давайте же.

Когда она ударила по мячу и он описал почти прямую траекторию, Куэйд увидел на ее лице радость. Улыбку. Она сияла так же ярко, как послеобеденное солнце. Что еще мог он сделать, кроме того как улыбнуться в ответ?

— Вот видите? — сказал он, улыбаясь.

— Ничего особенного. — Шанталь махнула клюшкой, очертив в воздухе несколько кругов. — Я уже один раз так посылала, перед вашим приходом. Это случайность.

— Нет, раньше было ужасно.

— Вовсе нет.

Куэйд громко засмеялся — над ее воинственностью и просто потому, что чувствовал себя хорошо. И когда она подошла к нему ближе и улыбнулась, он понял, что хочет сжать ее в объятиях, почувствовать вкус ее губ. Их глаза встретились. Тотчас отрезвев, Шанталь посмотрела на него.

— Спасибо.

— Не за что, — так же серьезно ответил он. Осознав эту неожиданную перемену, Шанталь похолодела. Куэйд смотрел на нее так, будто это доставляло ему удовольствие, будто ему очень нравилось стоять так близко, будто он собирался поцеловать ее.

Сейчас. В губы.

Волна желания прошла по ее венам, заставила подойти ближе и положить руки на его широкую грудь.

Она облизнула губы. Закрыла глаза.

Неожиданно крепкие пальцы обвили ей запястья и настойчиво отодвинули руки. Когда Шанталь открыла глаза, он уже быстро шагал через лужайку, наклоняясь и поднимая мячи. Черт побери! Нет, эта ситуация заслуживает более крепкого словца. Проклятье!

Проклятье. Проклятье. Проклятье.

У Шанталь не оставалось сомнений в том, что Камерон Куэйд целовался с той же уверенностью, тем же умением, как он только что учил ее играть в гольф. Потери такого поцелуя было достаточно, чтобы заставить женщину плакать, особенно ту женщину, которую никто никогда по-настоящему не целовал. С тяжелым вздохом она подняла корзину и пошла вслед за ним.

Неужели она неправильно его поняла? Нет. Хотя, может быть, она действовала слишком быстро… Некоторым мужчинам не нравятся агрессивные женщины… но разве она была агрессивной? И та его подружка из «Баркер Коуэн», Джи-на-как-ее-там, она была не из робких.

Может, ей надо было схватить его за свитер? Обнять? Бог знает, как ей хотелось запустить руки в его густые темные волосы. Но ее техника поцелуев требовала не меньшей работы, чем гольф. Может, поинтересоваться, не проводит ли местный общественный колледж таких семинаров?

Вопросы, ответы, догадки мелькали у нее в голове, пока она собирала по лужайке мячи. К тому моменту, как они встретились около садовых ворот, солнце уже клонилось к горизонту, даря им свои последние теплые лучи. Он с невозмутимым выражением лица положил мячи в ее корзину.

— Спасибо еще раз, — тихо сказала она, — спасибо за то, что научили меня, как правильно держать тело при ударе.

— У вас все получится, когда вы научитесь расслабляться.

Через секунду он сделает шаг назад, махнет на прощанье рукой и медленно побредет домой. При мысли об этом ее охватила паника. Шанталь хотела реабилитироваться после своей промашки с поцелуем, хотела снова заставить его улыбаться.

— Мой последний удар требует от меня большей благодарности, чем простое спасибо. — Она облизнула пересохшие губы. — Может, вы останетесь на ужин?

— Готовить буду я? — спросил он.

— Я брала уроки.

— Страшновато. Вы сказали, что уроки гольфа вы тоже брали.

— Я еще никого не отравила. — Она сделала паузу для того, чтобы Куэйд оценил вышесказанное, а также потому, что ей понравился его ответ. — По крайней мере в последнее время.

Считая удары сердца, она думала, что он не ответит на шутку, но, когда ее уже охватило разочарование, он улыбнулся. Эти ямочки на его щеках…

— Скажите, Шанталь… Уроки гольфа, уроки готовки. А вы делаете что-нибудь просто так?

— Я бы сказала, что нет, хотя я только что пригласила вас на ужин и думаю, что прошла экзамен. — Ее голос звучал тихо и хрипло, вовсе не так беззаботно, как ей хотелось. — Вы останетесь, если я пообещаю расслабиться?

Он ответил не сразу, и в наступающих сумерках она не поняла, что значит выражение его лица. Секунды тянулись как вечность. Возможно, ей следовало глубоко вздохнуть. Возможно, засмеяться и разрядить обстановку. Возможно…

— Не думаю, что это хорошая идея, — мягко сказал он.

— О, — разочарованно вздохнула она. — Есть какая-то определенная причина?

— Вот как я вижу ситуацию: я дал вам урок гольфа потому, что я у вас в долгу. Затем вы приглашаете меня на ужин, потому что считаете, что обязаны мне. А потом я приглашу вас на обед, потому что буду должен вам за ужин. — Он сделал паузу, достаточно длинную, чтобы она успела представить свечи, цветы, колени, соприкасающиеся под столом, и руки, касающиеся друг друга на белоснежной скатерти. — И когда же все эти знаки благодарности закончатся?

Сердце у Шанталь громко билось, она облизнула пересохшие губы и подумала о его антикварной кровати, покрытой атласом, услышала шуршание ткани в ночной тишине.

— Лучше прекратить это здесь и сейчас, вы так не думаете?

Думала ли она? О чем вообще она думала? Если Камерон Куэйд захотел бы начать серьезные отношения, женщины выстроились бы в очередь до самого Клифтона. Если бы он захотел, чтобы женщина нежилась у него на атласных простынях, он бы нашел такую, которая знала бы уже, как это делать, а не ту, что нуждается в уроках на тему «Основы взаимоотношений между мужчиной и женщиной».

— Перед тем как уйти, я хотел бы спросить вас кое о чем, — мягко продолжил он. — Вы сказали, что Джулия проектировала ваш сад.

Шанталь слегка воспрянула духом.

— Мы вместе. Хотите все осмотреть? У меня как раз есть в кармане ее визитная карточка.

Она вынула из кармана визитку и протянула ему. Он взял ее, даже не взглянув.

— Как насчет того, чтобы провести здесь экскурсию завтра? Сейчас становится слишком темно.

— Завтра я появлюсь дома поздно. К сожалению.

— Работа?

— Уроки гольфа. — Она скорчила гримаску.

— Не страшно. Я попрошу Джулию показать мне какие-нибудь другие ее работы.

— Я отменю урок, если смогу, но Крейг с трудом нашел для меня время.

— Уверен, он постарался. — Куэйд повернулся, чтобы уйти, и на его губах появилась циничная усмешка. — Увидимся, Шанталь.

Что он хотел этим сказать? Она была уверена, что он что-то хотел ей сказать. Не имел ли он в виду… Она закричала, громко, чтобы он услышал:

— Крейга интересует только плата за его уроки.

— Ну, если вы так говорите…

— И он никогда меня не рассматривает.

Он обернулся, и она разглядела его улыбку, белеющую в темноте.

— Ну и дурак.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Ничегонеделание было вовсе не таким хорошим занятием, как ему представлялось. Куэйд пришел к этому заключению через шесть дней, когда бродил по своему мокрому от дождя саду. Ему не терпелось взять в руки лопату, мотыгу или машинку по стрижке кустов, но инструкции Джулии Гудвин были яснее некуда. «Ни к чему не прикасайтесь, пока я не разрешу».

Когда он попытался возразить, она спросила, хочет ли он, чтобы ему помогали, или нет. Он согласился встретиться с ней в субботу в полдень, когда, как объяснила Джулия, она могла вырваться.

— Проблемы с транспортировкой, — сказала она, — и плюс, судя по прогнозу, всю неделю будут дожди.

Его раздражала необходимость ждать, раздражали затянувшиеся дожди, пустой дом, необходимость заказывать где-то еду, в то время как он любил домашнюю кухню. А он еще отказался от приглашения Шанталь…

За долгую дождливую неделю он понял, что потерял: Шанталь сбивала его с толку, восхищала и раздражала одновременно. Когда она пригласила его к себе на обед, пообещав при этом расслабиться, он почувствовал непреодолимую потребность сбежать, пока не поздно. Как будто она представляла для него какую-то опасность.

Как будто.

Конечно, было что-то в ее мягких кудрявых волосах, остром язычке, что-то манящее в шелковистой коже и ярких глазах. Хотя, если говорить объективно, Шанталь Гудвин не была красавицей. Она, кажется, и не стремилась быть привлекательной. Такой, какой была, например, предавшая его Кристина.

Он как-то позвонил Шанталь — ее не оказалось дома. Ничего удивительного для такого занятого адвоката, как она. И, пожалуй, его это даже устраивало.

Лучше сконцентрироваться на приведении в порядок собственного сада, решил он.

Громкий шум мотора вывел Куэйда из его печальных размышлений, и он увидел на дороге большой тягач.

Джулия Гудвин водит тягач?

Когда машина остановилась, Куэйда охватило какое-то волнение. Наконец из машины вышла женщина.

Это был своеобразный вариант Шанталь — только более стройный и более высокий. Ее улыбка была просто ослепительной. Однако пульс Куэйда оставался спокойным. Если бы эта сестра Гудвин пригласила его на ужин, он не побоялся бы принять приглашение.

— Камерон Куэйд, я полагаю? Меня зовут Джулия Гудвин, но вы, должно быть, и сами догадались.

Улыбнувшись в ответ, он подал ей руку.

— Просто Куэйд.

— Просто Куэйд? Хм. — Они обменялись крепким рукопожатием. Ни трепета, ни искры, ни жара. Странно, если учесть впечатление, которое произвела на него ее сестра… Но это даже к лучшему, тем более что вслед за ней из машины вышел высокий мужчина и по-хозяйски положил ей руку на плечо.

— Зейн О'Салливан. — Он протянул Куэйду руку.

— Через две недели он станет моим мужем, — добавила Джулия.

— Счастливчик. — Куэйд встретился с огромным парнем взглядом.

— Я тоже так думаю.

— Ты в этом просто уверен, — поправила его Джулия, повернувшись на каблуке на 360 градусов. Движение заставило пальто распахнуться, и, когда она его запахивала, снова что-то дрогнуло в душе Куэйда.

Джулия Гудвин была, несомненно, беременна.

Пытаясь собраться, он заставил себя не задерживать на ее животе взгляд. Она была не первой беременной женщиной, с которой он встречался в последние месяцы, с тех пор как узнал о Кристине. О той беременности, которую она решила прервать.

— Когда ожидаете? — медленно спросил он, и голос прозвучал неожиданно напряженно.

— В начале ноября.

— Какие-то проблемы? — О'Салливан смотрел на него довольно враждебно. Куэйд не винил его — чужой мужчина беззастенчиво таращился на живот его невесты.

Куэйд заставил себя улыбнуться.

— Никаких проблем. Просто удивился, вот и все.

— Понятно. Для нас это тоже стало сюрпризом. Лучшим, какой только можно пожелать. Этот малыш, — Джулия погладила живот, — всегда меня радует. Хотелось бы сказать то же самое и про его папу.

Она смягчила упрек, вложив ладонь в руку Зейна и нежно улыбнувшись ему. Хотя его отношения с Кристиной длились четыре года, Куэйд не мог припомнить, чтобы она смотрела на него так же. Черт, да за последний год она не находила времени даже на то, чтобы поговорить с ним о чем-то, кроме работы.

— Я пообещала Зейну, что не буду заниматься физической работой, — продолжала Джулия, — но, возможно, вы сможете тоже его успокоить. Ну, там вскапывание, поднятие тяжестей.

Переключившись со своих горьких мыслей, Куэйд посмотрел на Зейна.

— Я заинтересован только в дизайне и консультации, все остальное я хочу делать сам.

О'Салливан внимательно посмотрел на него, потом кивнул:

— Похоже на правду.

Куэйд снова взглянул на Джулию.

— Но вы не учли свадьбу. Вы ведь, вероятно, будете заняты.

— Шанталь берет на себя организацию.

— Все устраивает она?

— Она главнокомандующий, — ответила Джулия. — Мне просто хочется себя чем-то занять.

Куэйд показал на разросшиеся клумбы.

— Вы думаете, этого будет недостаточно, чтобы занять вас?

— Это все крохи от пирога. Кстати о пироге. У вас не осталось кусочка шоколадного пирога?

Куэйд беспомощно посмотрел на О'Салливана, но тот лишь пожал плечами.

— Среди покупок, что я делала для вас, был пирог «Сара Ли». Хотя лучше не стоит. — Посмотрев на свой живот, Джулия печально улыбнулась: — Мне лучше угомонить свой аппетит, особенно когда обед готовит Шанталь.

— Она хорошо готовит? — не мог не спросить Куэйд.

— Она хороша во всем, за что берется.

— Кроме гольфа.

Он не хотел делиться своими наблюдениями, но так уж получилось. Вслед за этим замечанием последовала недоуменная тишина.

— Шанталь играет в гольф? — недоверчиво спросила Джулия.

— По крайней мере берет уроки.

— У Крейга Маклеода из Городского клуба.

— Гольфист-красавчик? — уточнил О'Салливан, словно удивляясь, что Джулия не в курсе дела.

Пока парочка обсуждала своего бывшего одноклассника, Куэйд раздумывал о его прозвище. Он не знал, смеяться ему или начать волноваться.

— Его называют красавчиком?

— Не в лицо, конечно.

— Что, должна добавить, соответствует действительности, — вмешалась Джулия. — Как вы узнали об уроках Шанталь?

— Она упомянула об этом. Так, между прочим.

— Между прочим? Хм. И часто вы так беседуете?

— Мы соседи.

Возможно, это было плодом его воображения, но ему показалось, что взгляд Джулии стал немного серьезнее.

— Что ж, Куэйд, прежде чем мы займемся садом, скажите, какие у вас планы сегодня на вечер?


— Эй, сестренка, где ты? — Голос Джулии из автоответчика звучал радостней, чем обычно. Хотя, может быть, Шанталь так казалось, учитывая ее собственное невеселое настроение. — Боюсь, тебе придется попотеть у плиты — мы придем меньше, чем через час. Поэтому и звоню. Надеюсь, ты не будешь против, если мы приведем с собой твоего соседа… хоть он и заставил себя поуговаривать! Ты должна произвести хорошее впечатление. В любом случае скоро увидимся.

Шанталь медленно опустилась в кресло — Куэйд придет на ужин. Это именно то, о чем она мечтала по ночам. Но ведь его, что называется, приведут на поводке, Джулия умеет отлично уговаривать. Шанталь опустила голову. На самом деле она готова была убить Джулию, но сначала надо было взять себя в руки. И, немного подумав, Шанталь решила сначала привести в порядок дом, а потом уже себя.

Она расставила в гостиной стулья, взбила подушки на креслах, поправила стопку журналов и убрала с пола у камина свои рабочие папки.

Сердце билось все чаще. Она взглянула на себя в зеркало над каминной полкой — волосы в беспорядке, безобразный коричневый свитер. У нее сорок минут, надо составить план действий. Музыка — именно то, что нужно во время стресса.

Шесть быстрых шагов — и она у стереосистемы. Шанталь наклонилась, нажала на кнопку и нахмурилась. Где ее любимый диск?

Да этот диск все еще в доме Куэйда.


Услышав шум приближающегося грузовика Зейна и голос Джулии: «Можешь нас не встречать, мы сами войдем», Шанталь быстро натянула свои лучшие джинсы и свитер цвета ржавчины, который занимал почетное второе место среди остальных.

Ее любимый свитер — белая ангора — лежал вывернутым наизнанку на кровати — он показался ей непрактичным, во время готовки она его наверняка испачкает. Пара черепаховых заколок в волосы, припудрить разгоряченное лицо и наконец, приложив немалые усилия, заставить себя успокоиться.

Это было трудно, но она справилась.

К сожалению, ей не удалось выдавить из себя естественную улыбку. Когда она спускалась вниз — медленно, не беги, Шанталь, — в большую гостиную, то чувствовала, что у нее щеки просто пылают. Почти сразу она увидела Куэйда, наклонившегося к низкой книжной полке, и изо всех сил постаралась взять себя в руки.

Полуосвещенный настольной лампой — Шанталь облизнула губы и с трудом перевела дух, — он выглядел восхитительно. Зеленый свитер делал что-то невероятное с его глазами, а, когда он присел на корточки, джинсы фантастически обтянули бедра. О, мой бог!

Он взял потрепанный экземпляр «Убить пересмешника» и выпрямился.

— Сколько вам было лет, когда вы впервые прочитали эту книгу? — спросил он, все еще стоя спиной к ней.

Как он узнал, что она здесь? Он услышал, как бьется ее сердце? Шанталь сглотнула и мысленно попросила Бога, чтобы голос не подвел ее.

— Не помню. Может быть, четырнадцать.

Немного хрипло, но сойдет.

— Именно тогда вы решили стать адвокатом?

— Никогда не хотела быть кем-то другим, — просто ответила она.

Он повертел книгу в руках, дотрагиваясь до обложки так, что у Шанталь по коже побежали мурашки. Ах, если б только эти сильные руки коснулись ее так же нежно.

— Готов поспорить, что между вашей нынешней деятельностью и детскими мечтами — огромная разница, — сказал он, повернувшись к ней. — Спорю, вы мечтали стать влиятельным и успешным судебным адвокатом.

— Разве мы все об этом не мечтаем?

— Только не я, у меня никогда не было ораторских способностей.

— Не мне судить, — она приподняла бровь, — но уверена в одном — вас постоянно отстраняли бы за неуважение к суду.

— Считаете, я слишком часто ругаюсь?

Она наклонила голову и усмехнулась.

— Скажем так: вы всегда любили откровенность.

— Это вы вспомнили про то наше… расхождение во взглядах на «Баркер Коуэн»?

Расхождение во взглядах? Интересная интерпретация.

— Насколько я помню, это была настоящая ссора.

— Как угодно.

Шанталь почувствовала, что начинает злиться.

— Я была абсолютно уверена…

— Да, расхождение во взглядах, как я и говорил.

Шанталь воинственно подняла подбородок, заглянула в зеленые глаза и увидела в них лукавые огоньки. Проклятье, как можно злиться, если он так обезоруживающе, дразняще улыбается?

— Дела давно минувших дней, — со вздохом сказала она. Шанталь все еще считала, что была права тогда, но не могла вспомнить, в чем именно. — А где Джулия?

— Пошла посмотреть, не нужна ли вам помощь.

— А Зейн?

— Пошел с ней.

— Что они там делают столько времени? — Она сердито нахмурилась, потом спохватилась: — Ох.

Куэйд широко улыбнулся.

— Ну да.

Секунду они молчали. Шанталь захотелось поднять глаза и сказать что-нибудь милое, но, когда ее взгляд остановился на губах Куэйда, она могла думать только о том, какая Джулия счастливая.

— Я кое-что принес…

— Мой диск? — Он взглянул на нее недоуменно. Ну ладно, не диск… — Мои простыни?

— Я не знал, что вы оставили у меня свой диск, а что до простыней… — он посмотрел прямо ей в глаза, — они все еще у меня на кровати.

Именно поэтому она тогда и послала Джулию купить новые простыни. Ведь они сохранят тепло его тела — его обнаженного тела.

— Я думала, вы предпочтете атласные.

— Ваши оказались гораздо мягче.

— Они хорошего качества.

— Ну, если вы так говорите. — Он пожал широкими плечами. Шанталь представила их обнаженными на ее абсолютно белых простынях, и колени у нее вдруг начали подкашиваться.

— Вы не хотите узнать, что я принес?

Он наклонился к кофейному столику, и она вдруг заметила стоящие там две бутылки.

— Вы любите мерло? — мягко спросил он. Но не успела она ответить, как в дверном проеме показалось раскрасневшееся от поцелуев лицо Джулии.

— Ах, вот ты где, сестренка. Хочешь, я помогу тебе?

Шанталь взяла себя в руки. Надо собраться.

— Ты не съешь ни кусочка, пока я не подам все на стол. Этим ты мне очень поможешь.

Джулия скорчила рожицу, потом засунула что-то себе в рот. Это что-то жутко напоминало булочку к обеду.

— Ой, слишком поздно.


Единственный способ сконцентрироваться на подготовке обеда — это не замечать Куэйда. Правда, при этом Шанталь пожалела, что джинсы у нее немного более свободного покроя, чем ей сейчас хотелось бы.

— Джулия послала меня за штопором, — сдержанно произнес Куэйд.

— Верхняя полка, рядом с плитой, — подсказала Шанталь.

Кладя булочки в микроволновку, она ощущала на себе его взгляд. Неожиданно ее уютная кухня показалась ей очень маленькой.

— Кажется, не хватает одной булочки. — Она нажала на кнопку микроволновки, обернулась и увидела, что он вытаскивает пробку из бутылки.

Куэйд нахмурил брови.

— Извини, что не отвечаю. Джулия сказала, что мой приход тебя не испугает.

— Джулия права. Булочки не хватает не потому, что ты пришел так неожиданно, а потому, что это она закупала продукты.

Шанталь подошла к плите, подняла крышку кастрюли и осторожно помешала булькающий суп. Он выглядел аппетитно, а запах был великолепен.

«Слава богу», — подумала она.

— Я знаю Джулию, — непринужденно продолжала она, — вряд ли у тебя был выбор — приходить или нет.

— У меня был выбор. Ваши командирские замашки, сестры Гудвин, на меня не действуют.

Забавно, она никогда раньше не слышала, чтобы слова «командирские замашки» звучали как комплимент. Этот голос, эти губы. Невероятно.

— Тогда почему ты пришел?

— Из любопытства.

— Что же тебе любопытно?

— Твоя сестра сказала, что ты первоклассный повар.

А ей он не поверил… Ну, хорошо! Скрывая возмущение, Шанталь зачерпнула немного густого оранжевого пюре.

— Тыква? — спросил он.

— Да, тыква с яблоками и тмином.

— Прекрасно, — пробормотал он, но она заметила, что глаза у него чуточку затуманились, и почувствовала удовлетворение. Он изменит свое мнение о ее кулинарных способностях еще до того, как наступит ночь.

— Не хочешь попробовать? — спросила она.

— Это не опасно?

Возможно, ей показалось, но его взгляд скользнул по ее губам. Шанталь почувствовала, что к щекам прихлынула кровь.

Прикосновение его губ небезопасно ни для ее рассудка, ни для сердца, но ее это не волновало!

Глядя ей в глаза, он медленно наклонил голову к ложке. Когда он коснулся ложки, она почувствовала, что губы у нее инстинктивно открылись. Его глаза стали еще темнее, чем обычно. Что это? Желание? Решительность?

Неожиданно его губы оказались около ее лица. Когда его язык осторожно дотронулся до ее верхней губы, она закрыла глаза. Господи, какой восхитительный поцелуй.

Шанталь ощутила дрожь в коленях, плечи опустились, руки расслабились, эмоции захлестнули ее. Неожиданно крышка кастрюли выскользнула у нее из рук и с грохотом упала на пол. Шанталь открыла глаза и успела отскочить от Куэйда как раз в тот момент, как в открытую дверь заглянула Джулия. Все поняв с первого взгляда, она развернулась на каблуках и вышла так же быстро, как и вошла, оставив Шанталь и Куэйда в полном замешательстве. Куэйд стоял, потирая лоб, он выглядел так, будто не мог поверить в то, что произошло. Впрочем, Шанталь тоже не могла поверить, но совсем ее обескуражило то, что произошло потом.

Куэйд схватил полотенце и начал оттирать ее испачканный свитер. Каждое его прикосновение обжигало ее, как жаркое пламя.

Неожиданно он сунул полотенце ей в руки и пробормотал:

— Кажется, так только хуже.

И отошел. Надежда уступила место разочарованию. Куэйд явно пытался сделать вид, что ничего не произошло.

— Мне надо продолжить с обедом, иначе мы не приступим к еде и до полуночи, — сказала она и кинулась к кастрюле, потом к раковине, опять к плите.

— Все в порядке? — спросил он, понаблюдав минуту за ее сумасшедшей беготней.

— Все прекрасно. Почему ты спрашиваешь?

— Ты выглядишь немного… взволнованной.

Да неужели? Всего лишь взволнованной? И совсем немного? Между прочим, он выглядел спокойным, как всегда. Абсолютно безразличным. Сердце у нее вдруг сжалось.

— В кухне так жарко. — Шанталь помахала рукой перед носом и тяжело вздохнула. — А может, я заболеваю. Наверное, у меня начинается грипп.

— Правда?

Он нахмурился и серьезно посмотрел на нее. Он явно боится подхватить инфекцию.

— На днях мы играли в гольф и попали под ливень, — объяснила она. — Когда мы добрались до дома, уже промокли до нитки.

— Гольф в дождь? Не слишком ли это даже для тебя?

Шанталь возмутил его тон.

— Дождь застал нас врасплох.

— А туч перед дождем не было?

— У меня нет привычки витать в облаках, — парировала она, — я должна была сосредоточиться на занятиях.

— С Крейгом, полагаю?

— Да.

Он пренебрежительно фыркнул и стал молча наблюдать, как она переливала соус. Шанталь мысленно считала до десяти, чтобы не выпустить наружу раздражение, и ей это почти удалось, когда он вдруг пробормотал сквозь зубы:

— Это всего лишь игра, Шанталь.

— Ты думаешь, я терплю все эти мучения только из-за игры? — Она обернулась и гневно уставилась на него.

— Дай угадаю… Гольф — хорошее подспорье карьере. Ты хочешь произвести впечатление на Годфри и своих клиентов?

Да, хочет. Но это и ее личная проверка на прочность, препятствие, которое она должна преодолеть. Она хотела добиться успеха и не собиралась оправдываться или защищаться.

— Какой ты проницательный! — пробормотала она с оттенком сарказма.

— На самом деле нет. — Голос у него был таким же резким, как и взгляд. — Кристина сыграла бы в гольф даже в ураган, лишь бы получить хоть какое-то поощрение от шефа.

Он вышел из кухни, ошеломив ее не самими словами, а горечью, прозвучавшей в них.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Да ладно тебе, оставь. — Джулия неожиданно быстро для беременной подскочила к Шанталь и схватила ее за руку, чтобы та не побежала за Куэйдом и Зейном, несущими гору посуды на кухню. — Думаю, мы можем доверить им такое важное дело, как посудомоечная машина.

— Но они мои гости.

— Я бы назвала их нахлебниками, а не гостями. Кому на самом деле хочется мыть посуду?

— Да они просто из вежливости. Никто на свете не предложит помыть посуду потому, что действительно этого хочет.

— Ты права, но в данном случае ты сделаешь им одолжение.

Недоверчиво посмотрев на нее, Шанталь рассмеялась.

— Нет, правда. Им смертельно хочется отделаться от нас, женщин, и поговорить про свои машины. — Джулия потянула Шанталь за рукав. — Да ладно тебе, расслабься. По крайней мере не мельтеши перед глазами, у меня уже от тебя голова кружится.

Расположившись возле камина, Шанталь попыталась успокоиться. Она заметила, что сестра пристально наблюдает за ней. Безопасней будет самой задать тон разговора, решила Шанталь.

— Что ты подразумевала, когда сказала, что мужчины хотят поговорить о машинах?

— Только то, что у Куэйда в гараже есть несколько старых моделей. — Джулия самодовольно улыбнулась. — Зейн сказал, что их формы почти так же соблазнительны, как мои.

— «Эмджи», — вспомнила Шанталь. — Что?

— Старая спортивная машина — это его «эмджи». Джулия тряхнула головой.

— Ты удивляешь меня. Откуда ты это знаешь?

— Я… — Шанталь смутилась. Почему бы не рассказать эту историю? Это определенно отвлекло бы сестру от сцены на кухне, которую Джулии так не терпится обсудить. — Ты помнишь то лето, когда я работала секретарем в «Баркер Коуэн»? Та фирма, на которую раньше работал Куэйд?

— Я помню, как важно было тебе тогда устроиться на работу в «хорошее место», — сухо сказала Джулия.

— Это на самом деле было важно.

Она хотела попробовать себя везде, где только можно, и учиться у лучших в своем деле; хотя в том случае была еще одна причина, по которой она решила пойти работать именно в эту компанию: парень лет двадцати.

— Это было в октябре, в выходные. Я была дома, приехала из университета и решила узнать у отца Куэйда про эту фирму, чтобы понять, захочу ли вообще там работать.

Это был неплохой повод — повидаться с загадочным Камероном Куэйдом.

— Короче, его отец открыл дверь и сказал, что Камерон в гараже, возится со своей машиной.

— Так он возился с этой «эмджи»?

И да и нет. Шанталь облизнула пересохшие губы и решила рассказать все до конца.

— Когда я вошла, он возился вовсе не с машиной.

Брови у Джулии удивленно взметнулись вверх.

— И с кем же он там возился?

— С коллегой по «Баркер Коуэн», как оказалось.

Прошло семь лет, но она еще вздрагивает при воспоминании об этом эпизоде.

— Они не заметили тебя?

— Слава богу, нет, я успела убежать.

— А как ты узнала, что это была «эмджи»? Шанталь тяжело вздохнула.

— Я наблюдательная. Кроме того, я старалась смотреть куда угодно, только не на… них.

— Почему же ты до сих пор ничего мне не рассказала? — Джулия с обидой вздохнула. — И почему после всего этого ты все-таки стала там работать?

— Мама устроила меня через Годфри. Она думала, что облагодетельствовала меня.

Так началось то мучительное лето, когда она постоянно пыталась выбросить из головы сцену в гараже. Ей снилось, что это именно она та самая женщина, лежавшая на красном капоте машины. В своих снах она чувствовала спиной холодную сталь и жар мужского тела, переживала его чудесный поцелуй и слышала свои собственные стоны удовольствия. После каждого такого сна она просыпалась вся в поту, растерянная, но так и не почувствовавшая прикосновений мужчины.

— Как же ты потом работала там с ним и этой женщиной?

— Я сконцентрировалась на работе или по крайней мере попыталась.

— Но как же ты могла смотреть им в глаза? Ну, когда сталкиваешься у кофеварки или еще где-нибудь?

Ты ведь помнишь, какой я была в девятнадцать лет. — Шанталь выдавила из себя подобие улыбки. — Напряги фантазию.

— Хм… даже еще до того, как ты превратилась в мисс Холодность и Компетенция, когда еще совершенно не умела общаться с людьми, ты никогда не бежала от трудностей. В тяжелой ситуации ты всегда находила другой путь. — Джулия похлопала Шанталь по щеке. — Тебе было очень тяжело?

— Невыносимо.

— О, дорогая, — тряхнув головой, засмеялась Джулия.

Шанталь тоже не смогла сдержать улыбку. Все-таки приятно поделиться с кем-то очень личным, наболевшим, а потом вместе посмеяться над этим. Хотя сейчас ей вдруг захотелось рассказать все до конца.

— Это еще не все, — сказала она, глубоко вздохнув. — Был один… случай. Короче, я пыталась произвести впечатление на Куэйда тем, что старалась понравиться его боссу, но это вышло мне боком.

— Тебе не удалось?

— Мягко сказано.

Джулия сочувственно поморщилась.

— Я все делала как надо, он не имел права отчитывать меня.

Джулия скривила губы.

— Можешь не продолжать. И, знаешь, эта история многое объясняет.

— Что же?

— То, почему ты так ведешь себя с ним. Шанталь почувствовала, как напряглись у нее плечи.

— А как я себя веду?

— Не как обычно. Я никогда не видела тебя такой растерянной, сестренка, с тех самых пор, как ты стала адвокатом. Ты за весь обед ни минуты не посидела спокойно…

— У меня был отвратительный день. К тому же ты привела неожиданных гостей.

— Отвратительные дни никогда не были для тебя поводом напиться.

— Я часто пью бокал вина за обедом, — упрямо защищалась Шанталь, — ты же знаешь.

— Бокал — да, но сегодня ты могла бы обойтись и без бокала, он тебя только сдерживал.

— Очень смешно, — поморщилась Шанталь. Она-то знала, что выпила всего два бокала, от силы три. И только потому, что надо было снять напряжение, которое вызывал в ней Куэйд, сидевший рядом за столом. Его запах, случайное прикосновение колена под столом, воспоминания о его губах, о боли в его глазах. Она не могла разобраться в себе: что же она чувствует к этому мужчине?

— Это так очевидно? — спросила она, и в животе все сжалось. Хотела ли она на самом деле услышать ответ?

То, что он тебе нравится? — Предательский румянец покрыл шею Шанталь, и сестра удовлетворенно хлопнула в ладоши. — Ты покраснела, значит, он тебе действительно нравится. Шанталь подняла на сестру глаза.

— Ну и что? По-моему, у меня начинается грипп.

— Правда? — Джулия разочарованно прищурила глаза. — Я всегда гадала, какой же мужчина сможет разжечь в тебе огонь?

— Я его едва знаю.

— Разве это имеет значение?

— Он… — Шанталь замолчала, взвешивая каждое слово.

— Горячий? — выспрашивала Джулия, подняв брови. — Сексуальный?

— А Зейн знает, что за мысли посещают тебя по поводу других мужчин?

— Это не сработает, тебе не удастся отвлечь меня. Так он…

— Он мной не заинтересовался, — выговорила наконец Шанталь.

Да, он сексуальный. Да, он горячий. Да, он поцеловал меня. Но затем пожалел об этом.

— Откуда ты знаешь? Ты ведь так плохо разбираешься в мужчинах.

И это тоже было правдой! Тем летом она обнаружила и огромный пробел в своем образовании, пробел, который попыталась ликвидировать в течение следующих лет в университете. «Взаимоотношения между полами» оказались единственным предметом, который она провалила.

— Ну, — настаивала Джулия, — откуда тебе знать?

— Я пригласила его на обед… и он отказался.

— Может, он был занят.

— А может, это ему просто неинтересно. Да и сейчас он не рвался сюда, так ведь?

Лицо у Джулии стало задумчивым.

— Мне кажется, он возражал чуть больше, чем того требовали приличия.

— Ну, вот видишь. — Шанталь усмехнулась, но внутри у нее все оборвалось.

— Эй, я ведь наблюдала, как вы ходили друг за другом весь вечер, хотя и не знаю, чему я там помешала в кухне.

Шанталь нервно рассмеялась.

— Какое это имеет значение? Я понятия не имею, что мне делать дальше. Да и нужно ли…

Джулия наклонилась и коснулась ее руки.

— Почему ты всегда берешься за трудные дела, но никогда не берешься за трудных мужчин?

Шанталь на секунду задумалась, потом честно ответила:

— По этому предмету не бывает курсов.

— Куэйд — профессионал.

Умелые руки, нежные губы, терпение и изящество… Мысль о том, как этот профессионал может действовать, пронзила Шанталь с ног до головы. Джулия, должно быть, заметила эту реакцию и неправильно истолковала ее, поскольку лицо ее приняло сочувственное выражение.

— Тебе страшно?

— Нет…

— Да, да, знаю, тебе никогда не бывает страшно, во всяком случае, ты никогда в этом не признаешься. А еще ты всегда добиваешься того, к чему стремишься.

— Ты не понимаешь. Куэйд… сложный.

Джулия вскинула брови.

— А ты думаешь, строить отношения — это легко?

— Не легко, но выполнимо. Мне нравится думать, что у меня есть шанс на успех.

— Но у тебя ведь он есть всегда, правда?

— Да, это так. — Шанталь резко засмеялась. — Черт, я потратила все эти годы, пытаясь догнать тебя и Митча, подстроиться, получить хоть немного родительского внимания. И однажды я поняла, как добиться их любви… Боюсь, теперь это вошло в привычку.

— Смотри, как бы эта привычка не превратилась в наркотик. — Тон сестры стал серьезным, взгляд прямым и суровым. — Ты слишком много времени проводишь на работе.

— Я люблю свою работу, это единственное, что у меня хорошо получается, где я чувствую себя компетентной.

— Вздор! Ты все делаешь прекрасно. И готовка, и составление букетов…

Я ходила на курсы и практиковалась, я просто заставила себя делать это хорошо, но моя работа — это нечто другое, тут я не прилагаю усилий, она доставляет мне удовольствие. — Шанталь встала, желая прекратить разговор. — Я собираюсь поставить кофе. Тебе что-нибудь надо?

— У тебя есть торт? Предпочтительно шоколадный. В твоей кладовой всегда можно найти что-нибудь.

— А у меня есть еще какие-нибудь достоинства?

— Ну, конечно. Для начала, полное отсутствие тщеславия. Ты даже не догадываешься, какая ты красавица. Или какой можешь быть красивой, если приложишь чуть больше усилий.

Шанталь вытаращила глаза.

— И еще одно, самое важное, — ты все сделаешь для своей семьи. Я знаю это. И Митч знает.

— Спасибо.

Это было все, что она могла сказать сквозь подступивший к горлу комок.

— Не за что. Ну а теперь, как насчет торта?

Тряхнув головой, Шанталь направилась в кухню, но неожиданная мысль заставила ее остановиться:

— То, о чем мы сейчас говорили, останется между нами.

— Ну, конечно, — немного грустно улыбнулась Джулия, словно вспомнив далекое детство, когда они доверяли друг другу все свои секреты. — Мы уже давно не говорили по душам, так ведь? Давай делать это чаще?

Шанталь была слишком растеряна, чтобы ответить, она просто кивнула.

— Да, и еще кое-что… — задумчиво произнесла Джулия.

Шанталь ждала.

— Я думаю, сейчас тебе наконец стоит о многом серьезно подумать. Это на самом деле очень важно. — Она махнула рукой в сторону кухни. — Не говори ничего, просто пообещай, что подумаешь, ладно?


— Еще кофе? — спросила Шанталь.

Посуда была вымыта, кофе сварен, и вся компания уютно устроилась у камина. Только Шанталь не чувствовала себя расслабленно и спокойно.

— Нет, спасибо, отдохни, — тихо произнес Куэйд, чтобы не услышали Джулия и Зейн, уютно устроившиеся на диване и в который раз обсуждавшие свою свадьбу.

Сидя в мягком кресле, Куэйд наблюдал за Шанталь: черные ресницы, белая кожа, мягкий взгляд темных глаз.

Каждый раз, когда он убеждал себя, что она просто еще одна типичная женщина, стремящая сделать карьеру, и, сравнивая ее с Кристиной, замечал в ней те же амбиции, Шанталь совершала что-нибудь совершенно непредсказуемое и направляла ход его мыслей в другую сторону. Этот стыдливый румянец, это забота о его поцарапанных руках, то, как она смеялась над своими промашками во время игры в гольф. Ее неуверенный ответ на его поцелуй — казалось, она не знала, что за ним последует.

Черт, он вернулся в Меринди, чтобы упорядочить свою жизнь, а не усложнять ее. А Шанталь явно создавала угрозу его спокойствию.

Что до ее родственников… Он посмотрел в сторону парочки, поглощенной разговором. За этот день О'Салливан превратился просто в Зейна, Джулия, как оказалось, находилась полностью под его опекой. А Зейн был готов предложить свою помощь с садом, но не свою дружбу.

Наблюдая за ними, Куэйд почувствовал… черт, он даже не мог понять, что это было за чувство. Сложная смесь зависти и злости и еще сожаления о том, чего у него никогда не было, и неожиданное чувство потери. Он решительно отбросил эти мысли. Больше никакой жалости к себе, всю эту сентиментальность нужно оставить в прошлом. Тяжело вздохнув, он заставил себя вступить в общий разговор.

— Я говорила тебе, что сегодня утром звонила мама и спрашивала, на какое время назначена репетиция? — Вопрос Джулии был адресован Шанталь, которая решила устроиться на полу.

— Ты хочешь провести ее вечером? — спросила та в ответ.

— Да я вообще не понимаю, зачем это нужно.

— Тебе легко говорить, — пробормотал Зейн, — ты ведь беременная.

— Лучше, если все будут знать, где и когда им надо стоять, — добавила Шантль.

— Ну да, если, конечно, все придут на репетицию!

— Ты должна завтра позвонить Митчу и Гей-вин, вытяни из них какой-нибудь определенный ответ.

Хмурясь, Куэйд решил заглянуть в прошлое:

— Ты была раньше замужем?

— Всего однажды, — весело ответила Джулия. — Тогда я постоянно искала себе неприятности.

Вот и он тоже. Хорошо бы забыть о том, что он думал в первую очередь о карьере, что предпочел деньги и власть, а не искренние, добрые отношения и что Кристина выбрала его по тем же самым причинам. Все испарилось как дым. У него на щеках заходили желваки, он почувствовал на себе взгляд Шанталь.

— Может, поговорим о чем-нибудь другом, кроме свадьбы, — предложила она, чтобы не ранить его чувства.

— Думаю, можно и о свадьбах поговорить, — сдержанно произнес он.

— Это все Шанталь, — добавила Джулия, — у нее насчет свадеб особое мнение.

— А почему бы и нет? Я видела слишком много пар, которые клялись друг другу в вечной любви, а втайне начинали мечтать о разводе.

Шанталь говорила спокойно, почти отстраненно, и Куэйд не мог удержаться, чтобы не поиграть в «адвоката дьявола».

— Но это только мрачная сторона.

— Я только ее и вижу.

— Тебе не надо далеко ходить, чтобы увидеть и другую сторону.

Он посмотрел на сидящую рядом счастливую парочку, потом опять на нее.

— Да, Джулия выглядит самой счастливой женщиной, но это не меняет всей картины в целом. Взять хотя бы ее первый брак, он был несчастливым. — Она с грустью посмотрела на сестру, а потом опять переключилась на Куэйда. — И Митч… развод чуть не убил его.

Куэйд внимательно смотрел на нее, ее глаза горели яростней, чем огонь за ее спиной. Она очень переживала за брата, она переживала за всех своих родных.

— А что насчет тебя, Шанталь? — спросил он. — Ты поклялась никогда не втягивать себя в эти любовные истории с разбитыми сердцами?

— Ну, скажем, замужество не входит в список моих дел, — ответила она. — О боже, я не думала… — Она с сожалением тряхнула головой. — Извини.

— За что? За то, что больше этот пункт не значится и в моем списке дел? Не надо извиняться, я переживу это.

Наступила тишина, которую прерывал лишь треск поленьев в камине. Затем Джулии потребовалось в туалет.

Зейн помог ей подняться на ноги. Шанталь начала собирать кофейные чашки, а Зейн широко зевнул.

— Нам, пожалуй, пора, завтра рано вставать. Пойду разогрею мотор. Пойдем, парень?

Куэйд не успел ответить, как Шанталь кашлянула.

— Он придет через минуту.

Куэйд подождал, пока они обменяются «спасибо» и «до свиданья», и Зейн ушел. Шанталь глубоко вздохнула и расправила плечи. Казалось, она сама еще не знала, что хочет сказать.

— Я на самом деле сожалею о том, что произошло, — тихо проговорила она. — Мне надо было сначала думать, а потом уже говорить.

— Ты для этого задержала меня? Это все, что ты хотела мне сказать?

— Нет. — Она подняла подбородок и посмотрела прямо на него. — Почему ты поцеловал меня?

Он издал короткий смешок. Из всех вопросов, которые она только могла задать, этого он ожидал меньше всего.

— Будь я проклят, если знаю.

Он опять посмотрел на нее, она на него. Все было как в прошлый раз — обмен взглядами. Он обнял ее и решил, что пора поговорить начистоту.

— Я не обращал внимания на других женщин уже четыре года, ни тогда, когда был с Кристиной, ни потом.

Шанталь облизнула губы.

— Давно вы расстались?

— Шесть месяцев назад. — Он потер щеку. — С тех пор я никем не интересовался. Хотя тогда, когда я увидел тебя в спальне…

— Ты заинтересовался? — спросила она почти шепотом.

— Да. Я столько раз потом вспоминал эту встречу. Атласные простыни, раскиданные по полу, тебя, наклонившуюся над кроватью, скрипящий матрац.

— Так… — Ее взгляд скользнул по его губам, и ему показалось, что она пододвинулась к нему ближе. Он вздохнул, и его мысли передались ей. — Где бы нам остаться наедине?

Не успел он сказать «где захочешь», как хлопнула дверь ванной комнаты. Шанталь виновато отскочила от него, чашка вылетела из рук и упала на ковер. Она сразу же бросилась поднимать ее, но он ее остановил, коснувшись рукой. Раздался звук шагов Джулии, и вопрос Шанталь так и повис в напряженном воздухе.

— Ты хочешь, чтобы я остался? — спросил он.

— А ты хочешь этого? — спросила она в ответ.

— Вы готовы? — Джулия вошла в комнату. На секунду она замерла, удивленно вскинув брови, переводя взгляд с одного на другого, но Куэйда это не заботило. Шанталь смотрела прямо на него, глаза выдавали ее волнение, и он понял, что не знает, как ответить на ее вопрос.

— Я не знаю, — сказал он, отпуская ее руку, потом провел пальцами по ее свитеру. — Черт, я даже не знаю, нравишься ты мне или нет.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

На следующий день Шанталь допустила ошибку. Она не могла сосредоточиться на бумагах, разложенных перед ней на столе, и это злило, расстраивало и раздражало ее.

Это было дело Уорнер, спор о недвижимости с морем сложных нюансов и закавык; да еще потерпевшая сторона — приемная дочь, которая оказалась тем еще бойцом. Уже много дней Шанталь не могла найти времени, чтобы как следует посидеть над этим делом, хотя именно такие дела Шанталь так любила.

Сегодня все было по-другому.

Вчера Камерон «Куэйд подарил ей десять секунд божественного поцелуя. И сказал, что не знает, нравится она ему или нет. Эти два факта постоянно прокручивались в голове Шанталь. Она прижала пальцы к вискам. Как нарочно, уже дважды звонила Джулия, оставляя на автоответчике сообщения „позвони мне, срочно“.

Со вздохом сожаления Шанталь закрыла папку. Она надеялась, что срочность Джулии связана со свадьбой. У Шанталь были на этот счет плохие предчувствия.

Один шафер сел на мель в своей рыбацкой лодке где-то на севере, и никто не знал, когда он вернется. Другой подхватил ветрянку, которую принесли в дом младшие члены его семьи. Митча попросили заменить кого-нибудь из них, если они не появятся, при этом никто не имел ни малейшего представления о том, когда появится сам Митч, а также их родители, которые оправились в Сидней, чтобы побыть там с внуком.

Шанталь обхватила голову руками: ей надо позвонить сестре, она поклялась быть с Джулией, это ее сестринский долг, обязанность подружки невесты. Но она боялась неизбежных вопросов Джулии, потому что у нее не было на них ответов.


Что вы делали, когда я вышла из ванной комнаты? Что имел в виду Куэйд, сказав, что не знает, нравишься ли ты ему или нет!


Вопрос на миллион долларов! Ей не следовало стоять там открыв рот, пока он уходил, надо было сделать хоть что-то…

Шанталь не любила поддаваться самообману. Несмотря на все, что произошло недавно, и на то, что произошло семь лет назад, Куэйд нравился ей, она любила его, она хотела его. Возможно, ее чувства были как-то связаны с ее ранней подростковой влюбленностью, но в ее чувствах скрывалось и нечто более сложное.

Хотела ли она, чтобы он остался?

Да. Несомненно. Бесспорно. Без вопросов.

«Но, — Шанталь распрямила спину и подняла подбородок, — только если он признает, что она ему нравится». Только если она поверит, что действительно нравится ему. Гордость не позволяла ей поступить иначе.

Шанталь сделала глубокий вдох, но он застрял у нее в горле, и она закашляла. Ирония судьбы. После того, как она сослалась на фиктивную простуду — сначала Куэйду, затем Джулии, — похоже, она действительно может слечь.

Посмотрев на часы, Шанталь поняла, что до урока гольфа у нее меньше часа, и с ощущением неизбежности потянулась к телефонной трубке.


Через пять минут после начала обсуждения плана свадьбы и того, кто где стоит, прозорливая Джулия заметила, что с голосом Шанталь что-то не так.

— Ты в порядке? — спросила она. — Ты что-то хрипишь.

Боясь, что ее заботливая сестра стремглав бросится в город за куриным бульоном и бумажными носовыми платками, Шанталь решила не говорить ей о простуде, хотя с трудом сдерживала кашель.

— Не волнуйся, я в полном порядке, — соврала она. — И я собираюсь уходить, поговорим позже.

— Надеюсь, ты хорошо проведешь вре…

— У меня уроки гольфа.

Джулия вздохнула.

— Не самый плохой способ провести воскресный вечер.

Сдерживая кашель, Шанталь попрощалась и повесила трубку. Во время игры в гольф с Крейгом она действительно пыталась расслабиться. Тщетно. Да и вообще, сосредоточиться на гольфе оказалось невозможным.

Придя домой и чувствуя себя отвратительно, она погрузилась в ароматную ванну и долго лежала в ней. Она решила позволить себе еще одно редкое удовольствие — провести вечер наедине с собой.

Она надела свою любимую пижаму и мягкие тапочки, сняла с рычага телефонную трубку, поставила расслабляющую музыку и выбрала с книжной полки одну из тех книг, которые помогают погрузиться в иной мир.

Только она собиралась поуютней устроиться на подушках, как вспомнила, что не позаботилась о еде.

Мороженое? Поп-корн? Шоколад? Ее не устроил ни один вариант. Последнее время любимые лакомства перестали ее волновать. Куэйд оказался великолепным средством для снижения аппетита. Кто знает, если он будет околачиваться рядом достаточно долго, она сможет сбросить несколько лишних фунтов, которые набрала за зиму!


Когда зазвонил дверной звонок, Шанталь была где-то в Хемпшерских болотах, преследуемая таинственным незнакомцем с холодным взглядом охотника. На первом звонке она закрыла глаза. Когда в ее книжный мир ворвался второй звонок, она выругалась, кратко, но крепко.

Неизвестный визитер позвонил еще шесть раз, но она все еще надеялась проигнорировать его. Было уже больше восьми вечера, и это мог быть только член семьи. А так как родственники в Сиднее, значит, это Джулия. Ее нельзя мариновать на улице, хотя это и не значило, что она примет ее с распростертыми объятьями.

Шанталь вскочила с подушек слишком резво, пошатнулась и схватилась за каминную полку. «Голова кружится», — подумала она. И Куэйд тут был ни при чем. Она сделала еще с десяток шагов и еще раз задумалась, кто мог к ней прийти.

Сквозь длинные узкие панели, обрамляющие входную дверь, было трудно разглядеть, кто пришел. Но длинноногий, широкоплечий человек, стоящий за дверью, был явно не Джулией.

Шанталь задержала дыхание так, что почувствовала боль в легких. Она со свистом выдохнула и вдруг поняла, что остановилась в нескольких ярдах от двери. Для гостей она неподходяще одета, но Камерон Куэйд не из тех, кто легко отступает. Как будто прочитав ее мысли, он еще раз позвонил. Настойчивый.


Она точно дома. Если бы он хоть на миг прекратил трезвонить и шуршать бумажным пакетом, то услышал бы музыку, доносившуюся из-за этой толстой двери.

Так, может, ей пора открыть эту дверь?

Ведь он оставил дома уютный теплый камин, фильм с Клинтом Иствудом и полбутылки лучшего вина из погребов отца. После встревоженного звонка Джулии у него просто не оставалось выбора. Он еще не потерял совесть. Его мать сейчас явно обрадовалась бы.

Куэйд заметил за стеклянными панелями движение и замер.

— Я не вовремя? — спросил он, когда дверь открылась.

Первое, что он заметил, было неестественное выражение лица Шанталь, затем — сложенные на груди руки, а потом… розовая фланелевая пижама.

Да, она была одета в розовую фланелевую пижаму, на которой счастливые овечки бегали по холмам и долинам. И он не ошибся насчет музыки, она доносилась из гостиной, такая же романтичная, как мерцание огня, розовые щеки и взъерошенные кудри. Когда их взгляды опять встретились, он понял, что его мрачное настроение испарилось. Просто оттого, что он посмотрел на нее.

— Ты жива, — сказал он, продолжая хмуриться.

— Были сомнения?

— Твоя сестра позвонила мне. Она беспокоилась, так как твой телефон не отвечал.

— Это потому, что я не хотела, чтобы мне мешали.

Куэйд решил не обращать внимания на интонацию и прошел в дом.

— Спасибо. Если бы ты подержала меня за дверью чуть больше, то заморозила бы мои… лимоны.

Глаза у нее ярко блестели и глядели встревоженно, но, казалось, Шанталь была готова принять его.

— Ты принес лимоны?

— И ром. — Он поднял руку с бутылкой. — И еще я не забыл про твой диск.

— Спасибо. — Она немного расслабилась. — Джулия сказала тебе, что я простудилась?

— Да. Она хотела прийти сама, но Зейна вызвали на аварию.

— И он не разрешил ей одной вести ночью машину. — Шанталь вздохнула. — Он хорошо о ней заботится.

— Да, даже очень.

Шанталь кивнула, потом вздернула подбородок:

— Теперь можешь прочитать мне лекцию на тему «я же тебя предупреждал».

— Насчет игры в гольф под дождем? — Черт, он репетировал речь всю дорогу от дома, а теперь она все так повернула, что эффект пропал. — Ну да, я говорил тебе, — мягко сказал он. — Что ты хочешь, чтобы я со всем этим сделал?

У нее на ее губах заиграла улыбка.

— Раз ты купил все это, полагаю, ты знаешь, что с этим делать.

— Моя мать, помнится, готовила какое-то лимонное варево. Это все, что я знаю.

Шанталь широко раскрыла глаза.

— Твоя мать поила тебя ромом?

— Да нет, конечно! Это моя инициатива.

— Его льют в лимонный напиток? — спросила она с сомнением в голосе.

Куэйд пожал плечами:

— Не повредит.

Неожиданно она рассмеялась, и ее смех всколыхнул его.

— А может, и повредит.

— Почему?

— Я приняла таблетки от простуды, от которых у меня кружится голова. — Она указала рукой на ром: — Вряд ли это сейчас нужно.

В ее словах был резон; но еще до того, как он согласился, Куэйд представил себе, как у Шанталь начинает сильно кружиться голова, а он подхватывает ее и несет в постель. От этого видения Куэйд сам почувствовал легкое головокружение. Хмурясь, он сунул ей пакет, но тот начал соскальзывать. Оба стали ловить фрукты, и руки у них запутались, как у неловких жонглеров.

Их тела то сталкивались, то слегка прикасались друг к другу. Шанталь задыхалась от смеха, а он вдыхал нежный цитрусовый аромат. Они стояли очень близко друг к другу, но он даже не подумал, что может заразиться, он думал о том, что под пижамой у нее нет лифчика. Он не упустил этого нюанса.

— Та-та! — Она с победоносным видом подняла пакет. — Мы не уронили ни одного лимона.

Пальцы Куэйда сжали единственный лимон у него в руках. Хорошо, что она такая ловкая, а то бы они сейчас были по колено в лимонах.

— Спасибо, что принес, — сказала она, — это на самом деле очень мило с твоей стороны.

Мило? Она и не подозревает, что творится у него в голове. Не говоря уже о том, что творилось у него в джинсах. Он пожал плечами.

— Не уверен, что именно это тебе нужно, пришлось импровизировать. Не имею ни малейшего понятия, как варить куриный бульон.

— Джулия попросила тебя приготовить бульон? — Она не имела на это никакого права!

— Но ведь она твоя сестра, она беспокоится о тебе.

— А зачем посылать тебя сюда? Он пожал плечами.

— Вчера вечером ты накормила меня.

— О боже, ведь мы договорились больше не играть в это кто-кому-что-должен. Мне хватило и прошлого раза. — Она тяжело вздохнула. — Ну, хорошо, я принимаю твое предложение, потому что мы все-таки соседи, но потом — все, никаких «я же тебе должен за тот ужин». Никто никому ничего не должен, хорошо?

— Меня устраивает.

Их глаза встретились, взгляды задержались друг на друге. И в это мгновение что-то произошло между ними, как будто их скрепили новые узы. Соседи? Куэйд еще не знал, чего хотел от Шанталь, но уж точно не по-соседски занимать сахар и болтать через ограду.

— Хорошо. — Она взяла ром и пошла на кухню.

У Куэйда появилась хорошая возможность повернуться и уйти, но вместо этого он наблюдал, как покачиваются бедра под мягкими розовыми пижамными штанами, и вспомнил, как коснулся ее груди, когда они ловили лимоны.

Он глубоко вздохнул: да он просто глупый пес, бегущий за сучкой. Он заставил себя посмотреть в сторону, вниз, и вдруг увидел на полу книгу.

Шанталь Гудвин читает любовные романы, страстные, жаркие любовные романы, если верить обложке. Он вынул из кармана пиджака ее диск. Да, Шанталь дарила один сюрприз за другим, и каждое новое открытие, каждая новая ее грань приближали его к безоговорочной капитуляции.

А хочет ли он на самом деле сопротивляться? Честно.

Черт, да если бы глаза у нее так болезненно не блестели, он не стоял бы сейчас здесь с диском в одной руке и книгой в другой, его руки были бы сейчас у нее под пижамой, ласкали бы мягкие изгибы ее тела.

Так что, она нравится ему? Еще никогда в жизни он не хотел быть с женщиной, которая бы ему не нравилась. Да, она нравится ему. Возможно, с тех самых пор, как она впервые открыла свой дерзкий ротик. И заставила его засмеяться. Но он не хотел, чтобы она ему нравилась, гораздо проще подвести ее под стереотип: амбициозный адвокат, копия Кристины, вход воспрещен. Хотя сейчас она больна, и вход действительно воспрещен. Розовая фланелевая пижама, застегнутая на все пуговицы, никакого доступа к телу. Значит, ему нужно отправляться домой, одинокому и печальному. Хотя еще ведь надо отдать ей ее вещи.

Куэйд пересек гостиную и неожиданно остановился. Вчерашняя строгая атмосфера резко изменилась: на полу лежали клюшка для гольфа и мячи, на кофейном столике журналы. Он прошел дальше, к потрескивающему огню камина, к подушкам на полу. Ему потребовалось меньше секунды, чтобы представить ее лежащей здесь без пижамы — волосы растрепаны, блики огня играют на обнаженном теле. Желание, горячее, как пламя в камине, обожгло ему тело. Он хотел запустить пальцы ей в волосы, сделать так, чтобы она тоже загорелась в пламени страсти.

— А, вот ты где.

Куэйд тряхнул головой, отгоняя фантазии, и, повернувшись, увидел Шанталь в дверном проеме.

Обведя глазами гостиную, она смутилась.

— Извини, я не думала, что кто-то придет.

— Не стоит извиняться, мне так даже больше нравится.

— О…

Очевидно, не такого ответа она ожидала. Шанталь была явно в замешательстве и смутилась еще больше, когда заметила книгу у него в руках. Мило покраснев, она переминалась с ноги на ногу. Куэйд почувствовал, что на смену желанию пришло что-то более нежное, теплое. Это еще опаснее. Он должен уйти отсюда как можно быстрее.

— Я читала, когда ты пришел.

Он бросил диск и книгу на подушки.

— Ты сегодня не работаешь?

— Сегодня воскресенье.

— В прошлое воскресенье ты отрабатывала удар в гольф.

— Но не после наступления темноты.

После наступления темноты. Эти три простых слова вызвали у него в сознании образы, большинство из которых запрещены детям до восемнадцати. Успокойся, песик, поругал он себя.

— Я поставила чайник. Хочешь чаю? Или кофе?

— Нет, сегодня интересный детектив по телевизору. — Ему лучше уйти. Пока он не сделал того, о чем впоследствии пожалеет. Он подбросил в руке лимон. — Но ты обязательно должна выжать лимон в то волшебное мамочкино варево.

— А ты сам не можешь сделать это? Что же ты за сосед?

На какое-то время Куэйд утонул в ее улыбающемся взгляде, но потом заметил, что глаза болезненно слезились.

— Боюсь, сейчас я немного нездоров.

— О, мой бог. — Глаза у нее широко распахнулись от беспокойства, и она прикрыла рукой рот, продолжая говорить сквозь пальцы. — Я заразила тебя? Той ночью…

— Когда я тебя поцеловал?

— Да.

— Нет, у меня другая болезнь. — Он тряхнул головой. — Дело в том, что, когда вижу тебя в этой пижаме, я могу думать только о том, как я с тебя ее снимаю.

Должно быть, она резко вдохнула полные легкие воздуха, так как грудь поднялась, натянув пижаму…

Он не хотел, он сопротивлялся, но взгляд все же скользнул на верхнюю пуговицу. Когда это розовая фланель стала самым сексуальным в мире материалом? Нет, нет и нет. Пальцы сжались в кулаки, и Куэйд начал пятиться к выходу. Он больше не представлял ее обнаженной и не остановился, пока не достиг двери.

Шанталь смотрела на него так, будто это он был лежачим больным.

— Сделай себе горячий чай с лимоном, выпей таблетки и ложись в постель. И не вставай, пока не станет легче.

— Но мне надо на…

— На работу? Правда? — Эта мысль окончательно вывела его из себя, и он уже не мог остановиться: — Твоя преданность работе уже загнала тебя в кровать, не хватало еще загнать тебя в больницу.

— Я не так уж сильно больна. Сказать по правде, я…

— Как насчет следующей субботы? Ты ведь хочешь быть в хорошей форме на свадьбе? Или хочешь еще прибавить хлопот Джулии? — Наступила тишина. Куэйд был удовлетворен — уже дважды за ним оставалось последнее слово. Открывая дверь, он решил, что и третий раз не помешает: — И позвони сестре, дай ей знать, что у тебя все в порядке.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Позвонить сестре? А может, просто сразу свернуть ей башку!

Шанталь выжала сок из лимонов, бормоча про себя проклятья в адрес своей наглой сестры и не менее наглого соседа.

Неужели он на самом деле думал, что ей надо напоминать об ее обязанностях по отношению к Джулии? Конечно, она отпросится с работы, если почувствует себя совсем больной. Она не дура, не мученица, не ребенок… даже если ее пижама чем-то напоминает детскую.

Но вообще-то Куэйд не выразил возражений против ее пижамы.

Она налила в кружку кипяток. Или она его не так поняла? Кажется, он хотел увидеть ее без пижамы… Надо выбросить эти фантазии из головы и все-таки свернуть Джулии шею: за то, что она послала к ней Куэйда, даже не предупредив, и за то, что у Шанталь не было даже минутки переодеться, причесаться и вообще привести себя в порядок.

Откинувшись на спинку дивана, Шанталь сделала первый пробный глоток чудесного снадобья матери Куэйда… и чуть не выплюнула его обратно в кружку. Поморщившись от отвращения, она провела языком по зубам. Но все же было очень мило с его стороны принести ей лимоны; хоть он и не помог ей приготовить напиток.


Да просто он боялся, что не сдержится и дотронется до нее.


Ее опять передернуло, на этот раз от жаркого воспоминания. Нет, она не ошиблась, Камерон Куэйд ясно дал понять, что хочет ее, Шанталь Гудвин!

Эта мысль ее потрясла! Она опрокинула в себя полкружки густого лимонного варева, и то ли оно виновато, то ли ее открытие, но случилось чудо — на следующее утро Шанталь почувствовала себя намного лучше: горло не болело, в голове не трещало. Однако, открыв шторы и увидев мрачное, серое, дождливое небо, она решила не рисковать — можно отлично поработать и дома, скучать не придется.

За весь долгий день ее телефон дал о себе знать всего шесть раз — два раза с работы и четыре раза это была Джулия. Разочарование ее было таким же мрачным, как дождливые тучи за окном.

Она была уверена, что Куэйд проверит, как она себя чувствует, даже просто для того, чтобы посмотреть, последовала ли она его указаниям. Возможно, его не заботило ни то, ни другое. Возможно, это было просто проявлением соседской заботы. А может, он сам заразился от нее и ему даже хуже, чем ей? А может, все эти лекарства просто ударили ей в голову?


В среду Шанталь проснулась и увидела за окном великолепное утро. Одеваясь на работу, она поймала себя на том, что напевает что-то себе под нос, и посмеялась над собой. Если все так прекрасно, то было бы здорово совершить что-то неожиданное и смелое, например позвонить Куэйду и узнать, не заболел ли он?

Очень смело, но ведь они соседи. И у него никого здесь нет.

И вообще пора вести себя по-взрослому, а не как влюбленная школьница. Ей нравится этот мужчина, сильно нравится, и она определенно хотела бы продолжить тот поцелуй. Ну так сделай же что-нибудь для этого!

Знать бы, что.

Через секунду она справилась со своей неуверенностью. Сегодня она чувствовала себя готовой совершить что-то смелое, жуткое, например выбрать ярко-красную блузку. В смелом порыве она нанесла на губы чуть больше помады, чем обычно, и почувствовала, что пульс участился.

Она зайдет к нему после работы и скажет, что выздоровела. И если это не жутко смело, то она просто не знает, что могут означать эти слова.


Она пошла на звук громыхающей рок-музыки в гараж позади дома и нашла Куэйда под «эмджи»… С того места, где она стояла, Шанталь видела ноги в тяжелых ботинках, выглядывающие из-под автомобиля. Легко было понять, кому они принадлежат.

Почему-то это взволновало ее, кожа неожиданно покрылась мурашками. Он не видел ее, и она могла вдоволь его разглядывать. Прошло неприлично много времени, ее взгляд остановился на его бедрах.

Из-под машины донеслось металлическое звяканье, а за ним послышалось краткое ругательство. Шанталь виновато отступила назад. Куэйд немного выдвинулся из-под машины, появились бедра и край грязной черной футболки. Она готова была откашляться и что-нибудь сказать, чтобы дать ему знать о своем присутствии, но тут он выдвинулся немного еще, и футболка задралась.

О, мой бог!

Ее обжег жар, дыхание участилось, тело стало горячим только от одной мысли, что она может дотронуться до его обнаженной кожи. Губами.

Еще одно звяканье, еще несколько проклятий, и неожиданно он выполз из-под машины. Руки все еще над головой, взгляд на ее ногах, он молчал — но только секунду, затем легко вскочил на ноги. Глаза холодные, лицо невозмутимое. Он взял кусок тряпки, вытер руки и выключил надрывающееся радио.

— Наслаждаешься?

Шанталь облизнула пересохшие губы и почувствовала, что лицо у нее начинает гореть, однако ей удалось подхватить тон разговора.

— Да, был прелестный вид.

— Да? — Он перевел взгляд с тряпки на ее ноги. — Такой же прелестный, как тот, что я наблюдаю сейчас?

Она машинально разгладила складки на юбке — на своей невероятно приличной, строгой серой юбке.

— На тебе ведь джинсы, — заметила она, — так что я ничего не увидела. — Шанталь улыбнулась. А Куэйд нет. Он посмотрел на нее так, что заставил ее задержать дыхание. Затем отбросил тряпку и уставился на свои руки.

— Ты была на работе?

Тон вопроса был будничным, но она заняла оборону.

— Да, я как раз шла домой.

— Так рано?

— Сегодня репетиция свадьбы. Через час. Я не видела и не слышала тебя все это время и подумала, что должна проверить, все ли с тобой в порядке. Может, ты заразился от меня?

— Я в порядке. И ты тоже выглядишь гораздо лучше.

— Чем в последний раз? — Она вспомнила о своей пижаме и красных глазах и засмеялась: — А что изменилось?

На этот раз он взглянул на нее в ленивом раздумье, словно смотрел сквозь ее практичную юбку и яркую, но строгую блузку. Тело у нее сразу сделалось горячим, чувства обострились.

— Милая юбка, — мягко сказал он. — И блузка… красивая. Но ты мне очень понравилась в той розовой пижаме… и ни в чем больше.

Ну конечно. Она болтала о лимонах и лекарстве от простуды, а он в это время думал, что она без нижнего белья. Она пыталась подавить в себе жар — головокружительный, приятный, страстный жар. Особенно когда он стал не спеша сокращать дистанцию между ними.

— Беспокойство о моем здоровье — единственная причина, по которой ты пришла? — Он остановился прямо перед ней. Шанталь даже не заметила, как попятилась назад, пока не почувствовала спиной что-то твердое. «Машина», — как в тумане подумала она. — Или у тебя были еще какие-то дела?

Он положил руки на капот машины, рядом с ее бедрами, и она почувствовала, как кровь в жилах закипела.

— Ты дрожишь, — сказал он.

Его руки потянулись к ее талии, и она подалась вперед. Если Камерон Куэйд хочет снять с нее юбку, она готова…

Он вложил ей в ладонь мобильный телефон, вибрирующий мобильный телефон, который был пристегнут к ее ремню.

Это оказалась Джулия, болтливая как всегда. Ее монолог дал Шанталь время привести мысли в порядок, а Куэйд направился к своим вещам на скамейке. В этот миг она готова была убить Джулию.

Однако произнесенное Джулией имя вернуло ее внимание к телефону.

— Куэйд не отвечает на телефонный звонок? — повторила она. Он замер и повернулся к ней. «Джулия», — сказала она ему одними губами. — Думаю, я могу спросить у него, хочет ли он с тобой поговорить.

Она наслаждалась паузой, пока Джулия переваривала сказанное.

— Где ты? — с подозрением спросила сестра.

— Сейчас? В гараже.

— И он тоже там?

— Да, он здесь.

Она передала ему трубку. Когда первые слова Джулии вызвали у него улыбку, а последующая тирада заставила его рассмеяться, Шанталь почувствовала укол ревности.

Ревность к сестре? К ее без пяти минут замужем и безумно влюбленной сестре?

Тряхнув головой и отбросив такую невероятную мысль, она взглянула на Куэйда и увидела, что тот выпрямился, на щеках заходили желваки.

— Я так не думаю, — сухо сказал он. — Разве нет кого-нибудь…

Должно быть, Джулия прервала его. Он провел рукой по лицу и тяжело вздохнул.

— Ну хорошо, я согласен.

Он оглянулся и встретился взглядом с Шанталь. Лицо у него было таким напряженным, что она не могла дышать на протяжении целой бесконечно длящейся секунды.

— Леди, вас поведу я.

Поведет… куда? Шанталь судорожно перебирала в голове все те места, куда он может ее повести. Его грудь. Этот плоский живот, на который она украдкой посматривала чуть раньше… Но тут она вдруг поняла, что он все еще говорит с Джулией. А смотрит прямо на нее. Что все это значит?

— Ты же говорил, что не будешь делать того, чего не хочешь, — сказала она, забирая у него телефон.

Это не такое уж большое дело. — Куэйд пожал плечами с кажущимся безразличием, но она заметила в этом жесте какое-то напряжение. — Просто надо сегодня прийти. Митч не сможет. Зейн на работе — что-то надо отбуксировать, — и Джулия не знает, кого еще можно попросить.

Прийти на свадебную репетицию, послушать клятвы и обеты? Ее сердце жалости. Чертова Джулия, как только она могла поставить его в такое положение! И Митч тоже хорош.

— Ты не обязан делать это. Мог бы сказать, что занят.

Он все еще стоял, облокотившись на машину, и пристально смотрел на нее, глаза блестели опасным светом.

— Кто сказал, что я не хочу?

— Я думала…

— Я бесплатно пообедаю, выпью. И покатаюсь на свадебном «мерседесе».

Так вот что предложила ему Джулия! Вот куда он ее поведет! Шанталь была в негодовании.

— А я имею право вставить хоть слово?

— Только если быстро. Тебе придется подбросить меня на место через полчаса, и ты, наверное, захочешь еще принять душ и переодеться. Уж я-то точно.

— И что, ты думаешь, мне надеть?

Он изучающе прищурил глаза, на его губах появилась легкая улыбка.

— Что-нибудь, что легко снять.


Куэйд прекрасно заменил Митча на репетиции. Молчаливый, сосредоточенный, лицо напряжено. В течение обеда он был непривычно спокоен.

Билл сидел слева от Шанталь и слишком много говорил о красивых пейзажах севера, сопровождая свои рассказы выразительной и чрезмерной жестикуляцией. Из-за этого она все ближе подвигалась к Куэйду, который сидел по другую руку от нее. В результате она оказалась так близко, что это стало уже неприлично. Шанталь чувствовала, что готова взорваться.

Если бы Куэйд не предложил долить всем еще вина, она бы сделала это сама. Хоть какое-то разнообразие. Он подошел к бару, оперся о стойку и непринужденно заговорил с симпатичный блондинкой-барменшей.

Шанталь страстно хотела сейчас быть на ее месте. Потом кто-то встал между ними, и он выпал из ее поля зрения. Этот кто-то была Пруденс Форд, которая опустила свои впечатляющие волосы на стойку прямо рядом с Куэйдом.

Кри заметила это и обратилась к брату:

— Иди, спасай Куэйда, стервятники на горизонте.

Значит, не только ей он казался таким неотразимым, он притягивал женщин, как магнит стальные скрепки.

Какие же у него все-таки планы в отношении ее?

Простой вопрос для такой умной девочки, как ты, Шанталь.

Разве он не предложил ей надеть что-нибудь, что легко снять? Она опустила глаза вниз, на свои джинсы на пуговицах и рубашку, застегнутую до самого горла. Конечно, ей хотелось надеть легкую юбку и топик. Или еще что-нибудь из одежды, оставшейся на кровати.

Но она не хотела выглядеть слишком… уступчивой.

Если он хочет чего полегче, пусть получает Пруденс Форд. Эта женщина знает, чего хочет от мужчины. Но ведь и ты хотела этого сегодня утром, Шанталь. И ты бы сделала это сегодня после обеда, Шанталь, в гараже Куэйда, на машине Куэйда, в машине Куэйда…

Так в чем дело?

Еще один дурацкий поступок, если уж называть вещи своими именами, если отбросить свой основной инстинкт и посмотреть правде в глаза…

Стоя в розовой беседке Джулии и наблюдая за напряженной фигурой Куэйда, она чувствовала, как внутри у нее все сжалось. Она слышала, как дрогнул у Джулии голос, когда та произносила слова клятвы, и хотела бы быть в эту минуту на ее месте. Она хотела слышать эти священные клятвы любви и верности, преданности и единства, хотела смотреть в его завораживающие зеленые глаза и слышать слова, слетающие с ее собственных уст.

Она хотела от Куэйда гораздо большего, чем просто секс.

Ну вот она и признала это. Шанталь сидела спокойно, стараясь глубоко дышать, расслабиться и прийти в себя. Она поняла, что же на самом деле с ней происходит.

Кинув взгляд в сторону бара, она увидела, что появился Зейн и мужчины вернулись за стол. Ее смущенный взгляд встретил взгляд Куэйда, задержался, и сердце застучало по ребрам, как молоток.

Ей надо уходить отсюда. И быстро.

Налепив на лицо фальшивую улыбку и стараясь не встречаться ни с кем глазами, она пробормотала что-то насчет завтрашней работы и о том, как много дел у нее накопилось после отгулов. Потом взяла сумку и поспешно направилась к двери.

Оказавшись через тридцать секунд возле своей машины, она увидела его.

Куэйд был в десяти ярдах от нее, затем подошел ближе. Обойдя длинный трейлер, закрывавший ему обзор, он увидел, что ее блестящая серебристая машина поцарапана. От одного конца до другого тянулась глубокая царапина.

— Ох, — мягко выдохнул он.

Она не повернула головы, но он услышал, как она прерывисто вздохнула, увидел злость в ее глазах.

— То же самое случилось как-то с моим «бимером». Новеньким, всего две недели как купил.

Я свою купила четыре недели назад. — Она дотронулась до дверцы, нежно провела пальцами по царапине. — И что ты сделал?

— Сообщил в полицию и отправил машину в ремонт.

Она засмеялась.

— Тогда я сделаю то же самое.

Шанталь наклонилась к водительской дверце, но он остановил ее, положив руку на плечо.

— Дай мне ключи, я поведу. Она тряхнула головой.

— Никто не водит эту машину, кроме меня.

— Ты не в себе, расстроена, а ты и так ездишь слишком быстро. Я еще жить хочу.

— Сегодня неплохой вечер для прогулки пешком.

— Это ты и хотела сделать, когда убежала из бара? Прогуляться пешком до дома?

Все еще держа руку у нее на плече, Куэйд почувствовал, что она задрожала.

— Я… я не думала. Я вовсе не думала бросать тебя.

— Рад слышать. А теперь дай ключи.

— Я больше не злюсь, и я хорошо вожу машину.

— Это твое субъективное мнение, я ведь уже ездил с тобой. Ты водишь слишком быстро. — Она открыла рот, чтобы возразить, но он не дал: — Помнишь, как ты подрезала грузовик на Килти-Хилл? Еле-еле справилась тогда с управлением. Скажи, Шанталь, ты можешь говорить о чем-нибудь и при этом не спорить?

Куэйд специально сделал ударение на словах «о чем-нибудь». Его глаза скользнули по ее губам, потом переместились на грудь, поднимавшуюся и опускавшуюся в такт прерывистому дыханию. Он провел рукой по ее плечу, по руке, потом опять вверх, к плечу, почувствовал, что она немного дрожит, и понял, что сам дрожит тоже.

Затем взял из ее ослабевших рук ключи.

— Пока ты не начала придумывать, почему я не могу вести машину, могу сказать тебе, что я не превышаю скорости, вежлив с другими водителями и выпил всего один бокал вина этим вечером.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Через десять минут Шанталь стала угнетать тишина в машине. Можно было бы поставить какую-нибудь музыку — у нее большой выбор, — но она заметила, как ехидно ухмыльнулся Куэйд, глядя на ее коллекцию бойз-бэндов.

А вдруг он думает, что она все еще переживает, отдав ему ключи? Шанталь никак не могла отбросить терзавшие ее сомнения и наконец решила поговорить.

Кроме того, оставался еще один вопрос…

Он все еще хочет, чтобы она оказалась без одежды?

О господи, пора прекратить думать об этом…

— Надеюсь, ты не хочешь спросить меня…

— Эта фраза только подтолкнет меня к тому, что я действительно хочу спросить, — перебил он, но она услышала в его голосе смешок.

«Хорошо, — подумала она, — весело — это хорошо».

Он махнул рукой, сильной, мужественной рукой с длинными изящными пальцами. Вспоминая его руку на своем плече, она почувствовала, как ее охватывает знакомый жар, острая волна желания, и ощутила на себе его взгляд. Он следил за тем, куда она смотрела.

Поймали. Лицо у нее вспыхнуло, она отвернулась, кашлянула и стала вспоминать, о чем хотела спросить.

— Я тут думала насчет твоего «эмджи». Ты собираешься на нем ездить?

— Может быть. — Он улыбнулся своей неуловимой сексуальной улыбкой, от которой на щеках у него появлялись ямочки.

— На самом деле это машина моего отца. Он долго возился с ней, потратил несколько лет, разыскивая разные части. Ты когда-нибудь слышала о четвертом правиле ремонта машины?

Шанталь покачала головой.

— Оно гласит: парень, у которого есть деталь, которая тебе нужна, продал ее вчера.

— Звучит очень похоже на Законы Мерфи.

Еще хуже. — Их глаза встретились и задержались на мгновенье, пока ему не пришлось опять посмотреть на дорогу. — У отца пропал весь энтузиазм после смерти мамы. А я решил заняться ею, пока жду, что там надумает Джулия насчет моего сада. Решил закончить работу над машиной отца. Своего рода дань…

Его голос сорвался, и Шанталь мысленно закончила за него: дань памяти. Да. Потрясенная этими словами, она помолчала.

— Поэтому ты и восстанавливаешь сад? Ради твоей матери?

Он перестал барабанить пальцами и взглянул на Шанталь, на лице было написано удивление, но глаза потеплели. Потеплело и на сердце у Шанталь.

— Просто я хочу, чтобы все было как раньше. Не знаю, но… что-то у меня не очень получается ничегонеделание.

— Или ты просто любишь своих родителей и скучаешь по ним.

Он пожал плечами и заерзал на сиденье. Смутился?

— Может, есть еще какие-нибудь причины? — спросила она.

— Это ведь земля. Она была заброшена, опустошена. Я подумал, надо что-то с ней сделать.

— Ты можешь заняться фермерством, развести курочек, которые будут яйца нести.

Куэйд засмеялся.

— Ты любишь виноград? — спросила она.

— Он у меня в списке на одном из первых мест. А почему ты спрашиваешь?

— Было бы здорово посадить его здесь. Климат и почва идеальны, и вокруг полно винных заводов.

— К северу отсюда?

— Да. Нужно знать, зачем работаешь.

— Похоже, ты знаешь.

— Да, знаю.

Она не знала многого другого, например, как снять одежду, чтобы ему понравилось…

— Я делала кое-какую работу для местного винного завода.

— И что, виноград — выгодное дело?

— Не сказала бы. Джеймс должен знать. — И пояснила в ответ на его удивленный взгляд: — Джеймс Хариер, консультант по виноградникам и фруктовым садам.

Она предложила познакомить их на свадьбе, и это перевело разговор в другое русло: на список гостей и где кому сидеть. Пока они болтали, машина въехала во двор Куэйда, и он заглушил мотор.

Шанталь понимала, что когда-нибудь этот момент наступит, она продолжала болтать, стараясь оттянуть мгновение, когда ей все равно придется столкнуться с вопросом: что же дальше?

Она наконец замолчала.

В воздухе повисло напряжение, вокруг — темнота, тишина. Шанталь закрыла глаза и вдохнула запах человека и машины, мужчины и «мерседеса». Прокричала ночная птица, и она услышала еле уловимый скрип кожи, когда Куэйд немного изменил позу на сиденье, не поворачивая головы. Не открывая глаз, даже не посмотрев на него украдкой, она точно знала, как он выглядит: руки на руле, черные брови нахмурены.

— Я уже очень давно не делал этого, — мягко проговорил он.

— Не сидел в машине и не болтал? — Она открыла глаза и повернулась к нему. Точно, как она и представляла! — Раньше, наверно, часто приходилось?

— Ну, болтовни-то уж точно было немного. — Он медленно повернул к ней голову, и этот жест взволновал ее. Она представила, как это в постели: черные волосы на белой подушке, соблазнительная улыбка… — А как насчет тебя?

Она сглотнула.

— Это не по мне.

— С тобой никогда такого не случалось?

— Нет.

Движением таким же соблазнительным, как и его улыбка, он расслабил плечи и откинулся на спинку сиденья. Когда кончики его пальцев погрузились в ее волосы, ей захотелось прижаться к его груди.

— Никогда не обнималась?

— Нет. — Она облизнула губы.

Мне никогда еще не было так хорошо, — прошептал он, наклоняясь к ней и медленно — слишком медленно — дотрагиваясь губами до ее лба, целуя так нежно, что она едва могла уловить этот поцелуй. Но когда он дотронулся своими божественными губами до ее виска, она почувствовала нежную волну желания.

— Уже началось? — спросила она.

Улыбаясь, он дотронулся большим пальцем до ее нижней губы.

— Почти.

Его палец продолжал ласкать ее губы, нижнюю, затем верхнюю, и ей страстно захотелось, чтобы он поцеловал ее, чтобы обнял. Разгоряченная, задержав дыхание, она ждала, пока он медленно проводил рукой по ее шее, по груди.

Со стоном нетерпения она рванулась к нему, притянув к себе, и их губы нашли друг друга. Вздох удовлетворения вырвался у нее из груди, когда сдержанный поцелуй перерос во всепоглощающую страсть…

Возбужденная, она прильнула к Куэйду, наслаждение растеклось по ее венам, и она почувствовала себя настоящей женщиной, чего с ней никогда раньше не случалось.

Когда она перевела дыхание, руки Куэйда спустились ей на плечи, а губы — на шею. Щекочущее тепло его губ, нежные прикосновения к мочке уха… она не могла сдержать глухой стон.

— Если это и называется обжиманием, — выдохнула она, — тогда сожалею, но у меня совсем нет в этом опыта.

Он засмеялся.

— Если ты всегда носила такие же плотно застегнутые рубашки, то я не удивлен.

— Не думаю, что дело в одежде. — Ее голос звучал хрипло и низко. Его руки переместились на ее рубашку, быстро и ловко расстегивая пуговицы.

— Нет?

Кончиками пальцев он дотронулся до ее обнаженного тела, и она судорожно вздохнула.

— Ты помнишь меня подростком. Я была для мужчин просто страшным сном.

Его руки замерли. Она молилась, чтобы он продолжил — ведь он закончил с пуговицами…

— Да, ты была как заноза в одном месте.

Шанталь с облегчением вздохнула, потом громко засмеялась.

— Я все перепробовала, чтобы ты обратил на меня внимание. Совершенно нелепая девственница, по уши влюбленная, это была я.

Наступившая тишина пронзила Шанталь. Чувство облегчения сменилось холодным ужасом. Глупый ход, Шанталь, очень глупый. Она боялась посмотреть на него, только тряхнула головой и сжалась в ожидании ответа.

Но ответа не последовало ни шутливого возражения, ни недоверчивого выражения лица. Шанталь охватила дрожь, она боялась сорваться. Она запахнула рубашку.

— Кажется, я сказала больше, чем следовало.

До нее долетел его вздох, и этот звук показался ей неестественно громким.

— Ты все еще?..

— Девственница? Физиологически — нет.

— Хочешь поговорить об этом?

Нет, она не хотела говорить об этом, но она сама загнала себя в ловушку.

— Да говорить-то особо не о чем. Один печальный самый обыкновенный опыт, давным-давно. Вот и все. Быстро и противно. Сильно удивлен?

Он глубоко вздохнул.

— Ты могла бы сказать… хотя само по себе это не так уж удивительно. Ты смущала меня с того самого момента, когда я приехал домой.

Его ответ успокоил Шанталь. Он звучал почти как… Она попыталась разглядеть Куэйда в темноте, но ничего не смогла прочесть на его лице.

— Это хорошо? — спросила она.

— Да нет. — Он коротко засмеялся. — Я приехал домой, чтобы наладить свою жизнь, и не хотел никаких неожиданностей, никаких сложностей.

— Тебе следовало подумать об этом до того, как ты начал расстегивать пуговицы. — Она вызывающе посмотрела ему в глаза.

— Секс не должен быть сложностью, — отозвался он, когда их глаза встретились, — особенно когда оба знают, как это делается.

Он знал, а… ее голова была полна сомнений, сердце — глупых надежд. Но у нее еще оставалась гордость. Сглотнув, она вздернула подбородок.

— Ты думаешь, я неопытна и не знаю, что это такое?

— Так расскажи мне, Шанталь. Посмотри мне в глаза и расскажи, как это — раздеваться. Ты же не собираешься вернуть подростковую влюбленность с цветами и прогулками под луной.

— Ты знаешь мое отношение к свадьбе, — упрямо сказала она. — Я думала, у тебя такое же.

— Я не об этом спросил. Почему ты до сих пор не замужем? Чего ты ждешь?

Она могла сказать ему правду. Потому что никто не заставил меня почувствовать, что я готова к этому. Никто не сделал того, что сделал ты. Или могла солгать.

Вздернув подбородок, она заставила себя посмотреть ему в глаза, в эти яркие, темные глаза.

— Твой эгоизм не лезет ни в какие рамки. Ты думаешь, я чего-то жду от тебя? Тем более, что мы можем никогда больше не увидеться.

— Это опять не ответ на мой вопрос.

Да пошел он…

— Ты хочешь услышать «да» или «нет»? Хорошо, да. Я действительно хочу раздеться с тобой. Ты это хотел услышать?

— Все, что я хочу услышать, Шанталь, так это правду.

— И как же ты узнаешь, что я говорю правду? Ты ведь даже не можешь решить, нравлюсь я тебе или нет.

О, конечно, ты мне нравишься. — Его голос звучал резко и низко, взгляд был суровым, опасным. Шанталь задрожала. — Сегодня днем у меня в гараже мне, черт возьми, очень понравилось, как ты на меня смотрела. Вечером за обедом, когда твое бедро касалось моего, ты нравилась мне еще больше. И сейчас, когда мы поцеловались, я готов был просто взорваться — так ты мне нравишься.

Ее нервы успокоились, она все поняла: она не нравится ему, он просто хочет ее, обнаженную, чтобы заняться с ней сексом. На одну ночь, может, даже не на целую ночь. Вот так-то. Понятно.

Может ли она пойти на это? Она закусила губу. При том, что по уши влюблена? Он лишил ее возможности дать ответ.

— Все в твоих руках, солнышко. Когда перестанешь кусать губы, ты знаешь, где меня найти.


Вернувшись домой, Куэйд ощутил укол совести и несколько дней непрестанно думал о случившемся.

Однако, как бы то ни было, но в воскресенье днем он надел костюм и отправился через увитую цветами арку в сад Джулии и Зейна.

Зейн попросил его прийти пораньше — возможно, ему придется заменить шафера, если Митч не появится. Митч появился. Выражение лица у него было отстраненным, глаза ничего не выражали, он выглядел так, будто только что плавал с акулами.

Куэйд хорошо его понимал.

Раздражен, опустошенный, растерянный. Все, что он чувствовал сейчас, было в десять раз хуже того, что он чувствовал на репетиции, прибавились осложнения с сестрой невесты. Девственница. И семь лет в него влюбленная. Он тяжело вздохнул. Открытие тревожило его, он хотел просто сбежать отсюда. Сейчас как раз самый подходящий момент, пока гости еще не заметили его.

И еще он боялся того, что она может ему сказать. Хотя что может быть более ошеломляющим, чем сказанное ею в среду?

Три минуты спустя Шанталь распахнула дверь черного хода и ответила на его вопрос. Боже милостивый. Он не мог проронить ни слова — мог только стоять и смотреть. И это платье подружки невесты? Разве можно отвлекать внимание гостей от невесты? Он не мог даже представить, что хоть кто-то — во всяком случае, хоть один мужчина — будет смотреть куда-то еще, кроме этих изгибов тела и губ.

Шанталь не сразу заметила Куэйда. Благодарю тебя, Господи! Ему нужно было время, чтобы прийти в себя.

Он точно понял, когда она увидела его. Менее чем в пяти ярдах от него она споткнулась, и ее улыбка увяла. Она моргнула и через секунду стояла прямо перед ним с поднятым подбородком и расправленными плечами и болтала о том, как она чувствует себя в этом узком платье, которое наверняка убьет ее.

Когда она дотронулась до выреза, он понял, что неприлично долго смотрит на него. Это нехорошо. Он поднял взгляд и увидел ее разгневанные глаза. Это был самый подходящий момент, чтобы превратить все в шутку.

— И это называется платье подружки невесты?

— Да, но оно не должно быть таким тесным, — мрачно ответила она, и он понял, что ее раздражение вызвано не им, а платьем.

Он ухмыльнулся.

— Как я понимаю, не ты его выбирала?

— Кри и Джулия убедили меня.

Он мысленно отметил, что за это надо угостить обеих десятком коктейлей.

Потом кто-то позвал ее из глубины дома, и она сморщила носик.

— Дела зовут.

— Шанталь.

Она остановилась и оглянулась на него через плечо.

— Лучше, чем сейчас, ты можешь выглядеть только обнаженной.

На ее лице появилось удивление.

— О!

Он почувствовал возбуждение. Сколько раз за последние две ночи он вспоминал эти нежные губы, представлял, как она покрывает влажными поцелуями его тело. Он провел рукой по щеке, наблюдая за поспешно удаляющейся фигурой, обтянутой узким кружевом.

Ему предстоял долгий мучительный вечер.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Шесть часов спустя его взгляд был все еще прикован к этому платью… или к женщине, что носила его, печально признал он, когда повел на танец другую подружку невесты. На Кри было такое же платье, но на ней оно было просто платьем, а не орудием пыток.

Когда Шанталь пронеслась мимо, весело смеясь, вместе со своим шестым партнером по танцам, Куэйд стиснул зубы. Он не имел ничего против того, чтобы она потанцевала со своим отцом или братом, но просто не мог вынести, когда к ее телу прикасалась рука постороннего мужчины.

— Ты всегда можешь вмешаться, — проницательно заметила Кри.

Да, он может проглотить свою гордость и выволочить ее отсюда, посадить в свою машину, а потом уложить в свою постель. Но он сказал ей, что она может прийти к нему тогда, когда сама захочет, если ей от него нужен лишь секс.

Она снова пронеслась мимо, соблазнительно покачивая бедрами в такт музыке, и он понял, что готов зарычать. Когда партнер по танцам спустил руку с ее плеча на талию, он все-таки не сдержался и тихо зарычал.

Кри подняла руки и отошла.

— Джеймс — хороший клиент, не бей его слишком сильно.

— Еще на дюйм ниже — и он потеряет руку.

Куэйд пробирался между танцующими парами, когда услышал ее хриплый смех и увидел ее пальцы, выстукивающие ритм на плече мужчины. Если этот хороший клиент Кри опустит руку ниже, ему несдобровать.

Нецивилизованное чувство собственника было ему чуждо, но факт оставался фактом: прежде чем дотронуться до плеча мужчины, Куэйду пришлось разжать кулаки.

— Извините, моя очередь.

На ее лице возникло удивление, когда он заключил ее в объятья, и ему это понравилось. Больше того, ему понравилось, как она вела себя в его объятьях.

Когда она подняла голову, чтобы что-то сказать, он притянул ее еще ближе. Раньше они постоянно спорили, сегодня же он меньше всего на свете хотел с ней спорить. В течение десяти минут он не видел вокруг себя ничего, кроме женщины в его объятиях, не чувствовал ничего, кроме уверенности, что это — его женщина. Хотя бы сегодня вечером.

Он дважды отказал мужчинам, приглашавшим его партнершу, и мог бы и дальше продолжать танцевать, если бы музыка не прекратилась. Ди-джей взял микрофон и сообщил гостям, что мистер и миссис О'Салливан собираются уезжать. Позволив Шанталь выскользнуть из его объятий, Куэйд крепко сжал ей руку. Она как будто была не против, но Джулия позвала ее взглядом.

Пока сестры болтали и вытирали друг другу слезы, он ощутил внутри что-то странное, какое-то предчувствие, которое только усилилось, когда Джулия встала в центр толпы и подняла над головой букет. Она сделала драматическую паузу, посмотрела на присутствующих и бросила букет через голову. И тут он увидел, как цветы описали полукруг и стали опускаться в руки стоявшей рядом с ним женщины.

Он поспешно отошел. Услышав пронзительный крик радости, он обернулся и увидел высокую рыжеволосую даму, победоносно размахивающую букетом у себя над головой. И вдруг с удивлением понял, что Шанталь все еще стоит рядом с ним. Несмотря на ее сопернический характер, несмотря на букет, летевший прямо ей в руки, она тоже отступила назад. Он с облегчением вздохнул.

— Хочешь потанцевать? — спросил он. Она посмотрела, ему прямо в глаза.

— Я лучше пойду домой. Пульс Куэйда участился.

— Ты уверена?

— Я знаю, что делаю, Куэйд. И знаю, чего хочу. А ты?

Он кивнул и взял ее за руку: он хотел ее. Потом он отпустил ее, и она неохотно убрала руку.

— Что? — нетерпеливо спросил он.

— Той ночью я отпугнула тебя рассказом про девственность. Я не хочу, чтобы это повторилось, не хочу слышать новых криков, что я не то, чего ты ожидал.

— Не сомневайся, крики будут. — Его взгляд задержался на ее губах, и его тело загорелось. — Но кричать будешь ты.


Казалось, вместо крови по ее венам текло шампанское. Конечно, он заставит ее закричать, он сможет заставить ее сделать все, что только захочет.

И не успела она опомниться, как сердце снова упало куда-то глубоко, как было уже не раз в последнее время, и оно падало все глубже и глубже, хотя она хорошо помнила утешительные слова Джулии:

— Это чисто по-мужски, сестренка. Никакой близости, никаких обещаний, никаких обязательств. Они просто не знают, чего хотят, ну, кроме секса. Им нужно это показать. Они нуждаются в любви.

— А если я нужна ему только для секса?

— Ты хочешь узнать это? Или собираешься ждать, пока он уйдет?

Джулия была права. Однажды он снова уедет из Меринди. Он может называть себя бывшим адвокатом, но не станет сидеть сложа руки. Этот мужчина стоил того, чтобы раскрыть ему себя, потому что где-то в глубине души она чувствовала, что он — ее Единственный. Ради слабой надежды на его любовь стоило испытать сердечные терзания.


Они ехали бесконечно медленно. Неожиданно на Шанталь нахлынуло видение — горячее, чувственное видение. Облизывая губы, она попробовала коснуться его руки.

— Не очень удачная идея, милая. Особенно если ты хочешь сделать это дома.

От этих слов кровь у нее запульсировала. А что, если она решит проверить его, остановит ли он автомобиль на обочине, прижмет ли ее к сиденью, овладеет ли ею со всей той страстью, которую она читала в его глазах?

О, мой бог!

Ее переполняло желание, горячее, настойчивое, но она тут же подумала, что он вполне способен оставить ее у порога, когда его потребности будут удовлетворены. Нет, не таким она представляла себе окончание этого вечера.

Откинувшись на сиденье, Шанталь дала себе слово сдерживаться, по крайней мере до тех пор, пока они не доберутся до постели.

Его спальня. Она была польщена его выбором, польщена и так взволнована, что ее даже слегка подташнивало. Она извинилась и поспешно скрылась в ванной комнате.

Ближе к концу поездки Куэйд взял ее за руку, и медленное поглаживание его пальцев по запястью обострило ее чувства. Когда он вырулил к своему гаражу, то ощутил ее ответную реакцию, поднял ее руку и поцеловал в ладонь. Поцелуй, который одновременно успокаивал и возбуждал. Затем он повел ее в дом, в спальню. Закрыв глаза, она сосредоточилась на тех пустяках, которые казались теперь такими важными: например, шаги и дыхание. Услышав мягкую поступь своих босых ног по полу, она громко засмеялась.

— Что смешного? — спросил Куэйд.

— Должно быть, мои туфли у тебя в машине. Я даже не помню, как сняла их.

— Это только начало, — коротко сказал он, подталкивая ее к спальне, — на тебе есть еще кое-что, что должен снять я.

Если он начнет снимать с нее все остальное прямо тут же, она будет счастлива. Но вот у него на щеках заходили желваки, он выглядел так напряженно, так сурово, что она смутилась. И удалилась в ванную комнату.

Она брызнула себе в лицо водой, и это отрезвило и успокоило ее, но и размазало макияж, который щедрой рукой наложила на нее Кри. Пока Шанталь приводила себя в порядок, прошло еще несколько минут, и она, слава богу, немного отвлеклась.

— Не будь трусишкой, — сказала она своему бледному отражению в зеркале, — ты уже зашла слишком далеко, теперь выкручивайся.

Она все еще чувствовала нервную дрожь, но высоко подняла голову и направилась в комнату. На пороге Шанталь внезапно остановилась.

Обнаженный по пояс Куэйд сидел на краю разобранной кровати и снимал ботинки. Мягкий, теплый свет лился из прикроватной лампы, превращая атласные простыни в сверкающий полуночный бассейн. Когда он наклонился, чтобы снять второй ботинок, свет упал на гладкие, плавные линии его спины и сильные мускулы.

Желание прикоснуться к нему было таким сильным, ожидание таким томящим, что она не смогла сдержать стон. Он поднял взгляд, увидел ее, но остался спокойным.

— Тебе помочь снять платье? — спросил он тихим, уверенным голосом.

— Да.

— Хорошо. — Он сжал зубы. — Иди сюда.

Сердце у нее билось так громко, что она слышала каждый удар. Она направилась к нему. Шанталь видела его раздувающиеся ноздри и немигающий взгляд, устремленный на нее. Он хотел ее, и только это имело значение.

Он взял ее за руку, и не успела она подумать, как он обхватил ее другой рукой за бедра и прижался лицом к ее животу. Это было так неожиданно, так невероятно сексуально, что Шанталь подумала, что сейчас взорвется от наполняющего ее наслаждения.

— Волнуешься? — спросил он.

— Больше нет.

Сквозь легкое платье она чувствовала прикосновение его губ.

— Мне нравится это платье. — Его пальцы скользили по ее бедрам, вниз, вверх, останавливаясь время от времени. — Но его пора снимать. — Одним уверенным движением он скинул его. — Так намного лучше, — прошептал он, и, когда его губы коснулись ее обнаженной кожи, колени Шанталь едва не подогнулись…

Неожиданно он откинулся назад, увлекая ее за собой. Это движение должно было быть мягким, но он не готов был ее поймать, и она с шумом упала на кровать.

— Извини. — Она убрала локоть с его живота.

— Я не жалуюсь. Это еще одна неожиданность.

Шанталь почувствовала, что ее охватывает жар.

— Мне надо было надеть ремешок к этому платью.

— Да я просто сходил с ума, представляя, что у тебя под ним.

Медленные круговые движения его рук сводили ее с ума.

— Теперь ты знаешь, — прошептала она.

— Теперь знаю.

Шанталь думала, что сейчас он продолжит дразнить ее, что сосредоточится теперь на ее бюстгальтере без бретелек, который едва прикрывал грудь, но эти дразнящие руки замерли, стоило Куэйду только посмотреть ей в глаза. Она почувствовала, что все серьезней, чем кажется. Когда он притянул ее ближе, Шанталь захотела прижаться к нему, но его руки все еще были на ее бедрах, не давая зайти слишком далеко.

— Медленно, — прошептал он, целуя ее, — у нас впереди вся ночь.

Его неспешное дыхание мешалось с ее, Шанталь почувствовала вкус шампанского и шоколадного десерта, вкус наслаждения и страсти. Она посмотрела ему прямо в глаза, и поцелуй, казалось, окрасился в цвет его глаз — зеленый и янтарный — и стал таким же глубоким, как ее нежность.

Дрожащими ладонями она провела по его спине, исследуя каждый сантиметр, каждый мускул, каждый позвонок, удивляясь нежности и мягкости его кожи. Он повторял каждое ее движение — прикосновение пальцев, ласки, то щедрые, то скупые. Страх охватил ее, когда он расстегнул ей лифчик и она почувствовала его дыхание на своей обнаженной груди; но он сказал всего лишь одно слово — и она успокоилась.

Они не спеша постигали тела друг друга, шепча ободряющие слова восхищения и наслаждения. Он изучал ее потайные места — уголки глаз, запястья, изгиб позвоночника, — и ее тело пустилось по волнам чувственного наслаждения. Как он узнал ее самые чувствительные места? Откуда знал, как надо ее ласкать? Как он узнал, что ее грудь жаждет прикосновений?

Он знал это, знал с самого первого прикосновения. Когда он накрыл обеими руками ее грудь, когда она почувствовала его грубые ладони и услышала стон желания, ее ногти впились ему в спину. Он поцеловал ее грудь, и она застонала, прося еще.

Еще, ей хотелось еще.

Боже, как она его хотела!

О, эти руки! Они знали, как дразнить, как соблазнять, как заставить ее стонать от желания. Она тоже хотела ласкать его, почувствовать его тело, всего его. Обнаженного.

Он готов был показать Шанталь все, на что способен, и не успела она подумать, что она здесь делает и что будет делать потом, как он уже снова был рядом, целуя, касаясь, лаская.

— Пожалуйста! — закричала она, схватив его за руку, ища его взгляд, и, поймав, заставила свой голос подчиниться: — Я хочу тебя. Сейчас.

В его глазах она прочитала желание, когда он накрыл ее своим телом и медленно поцеловал. Он улыбнулся:

— Я думал, ты никогда не попросишь.

На лбу у него блестели капельки пота. Он на мгновенье замер, ожидая, что ее тело ответит ему.

Она обхватила его лицо руками, провела пальцем по губам и прошептала:

— Ну давай же.

И тут все кончилось. Она поняла, что уже никогда не будет такой, как прежде, что никогда и не захочет быть такой, как прежде.

— Получилось не так, как хотелось бы.

Его хриплый голос, горящие глаза, его пульсация внутри нее — все наполнило Шанталь первобытной силой, она почувствовала себя женщиной.

— Я хотел медленно и долго, — прошептал он ей в ухо, снова начиная двигаться.

Теперь он делал это по-другому — не спеша, уверенно. Это было великолепно. Сногсшибательно. Она едва могла дышать. Одна волна удовольствия сменялась другой, и она кричала, громко, долго, и это был крик наслаждения, эхом отозвавшийся в комнате и в ее душе.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Она смотрела на него. Куэйд понял это, как только проснулся.

— Ты давно не спишь? — спросил он, его глаза щурились от яркого утреннего солнца.

— Да нет. — Простыни мягко зашуршали, когда она изменила положение. — Ты всегда спишь так громко?

— Нет.

Никогда. По крайней мере в последние несколько месяцев. Сегодня он спал как убитый, со странной женщиной у себя в кровати и в ее объятьях. Странной потому, что ее присутствие казалось ему очень знакомым.

Он полежал еще немного, ожидая вопросов типа «что я здесь делаю?», которые выведут его из этого расслабленного состояния, и когда они не последовали, перекатился на свою половину кровати, открыл глаза и увидел Шанталь рядом. Она смотрела прямо на него. От этого взгляда он окончательно проснулся. «Это похоже на утреннюю чашку кофе», — подумал он, очарованный глубоким взглядом ее глаз цвета кофе без молока… или их выражением. Серьезные — да, а еще сосредоточенные, как будто единственное, на что стоит смотреть, — это он. В груди у него все сжалось — не от страха, это было приятное чувство. Он поднял руку и коснулся ее щеки — кожа была такой белой и нежной, что казалась почти прозрачной в ярком свете.

— Доброе утро. — Голос у нее звучал хрипло. Не из-за долгих ли ночных часов наслаждения?

Эта мысль заставила его улыбнуться.

— Да, действительно доброе. Особенно потому, что ты все еще здесь.

— Я думала о том, чтобы уйти, но… — Она запнулась. — Мне показалось, что это будет несколько проблематично.

Потому что она едва могла пошевелиться. Проклятье.

На смену угрызениям совести пришло желание, но Куэйд попытался заглушить его мыслями о ее неопытности. Почти девственница.

— Ты, должно быть, чувствуешь себя немного…

— Уставшей? Напуганной? Или довольной?

— Я думаю, уставшей.

— Ну, в самом что ни на есть положительном смысле. Мышцы ноют.

Должно быть, на его лице отразилось раскаяние, потому что она неожиданно улыбнулась и нежно коснулась рукой его бровей.

— Эй! Не волнуйся, я выносливая девочка.

— Ты просто прелесть. Он поцеловал ее еще до того, как она успела что-то возразить.

— Ты так думаешь?

Он снова поцеловал ее.

— Теперь ты пытаешься сбить меня с толку, — прошептала она.

Куэйд запустил пальцы в ее растрепавшиеся волосы и подумал, что хорошо бы начать все снова — мягко, нежно, ласково. Заниматься любовью не спеша, долго, не замечая, как проходят часы, и под конец почувствовать себя уставшим, но счастливым.

Он убрал руку и провел ею по лицу. Уставший — не совсем подходящее слово, то, что он сейчас чувствовал, было даже больше, чем усталость. Ему надо было отвлечься.

— Хочешь позавтракать?

— Что ты имеешь в виду? — лениво спросила она.

— Как обычно: кофе, тосты.

И ты. На тосте.

— Французский тост. С кленовым сиропом.

— Нет, если ты не знаешь кого-то, кто может доставить нам его сюда.

Смеясь, она тряхнула головой, и маленький розовый цветок упал ему на подушку. Он наклонился и извлек из ее волос еще один.

— Это Кри обсыпала нас для свадьбы. Вероятно, когда я вытаскивала их из волос вчера в ванной, то парочку пропустила.

— Ты поэтому там так долго была?

Она на секунду замолчала, и Куэйд не смог сдержать вздох. Какие еще сюрпризы ждут его?

— Я просто пыталась успокоиться.

Слава богу, без сюрпризов. Как только он привел ее в свою спальню, то увидел в ее глазах тревогу и неуверенность. И он отпустил ее, дал ей время, даже несмотря на то, что…

— А здесь я в это время сильно нервничал.

— Правда?

— Я думал, ты убежишь. В окно, через клумбы.

— А ты бы побежал за мной? Преследовал бы меня среди клумб?

Они поняли друг друга: переплетающиеся ноги и частое дыхание, ее белое платье, возбуждение, нарастающее по мере того, как уменьшается между ними расстояние, его руки, ищущие ее в темноте. Слияние тел, падение в сочную зеленую траву…

— Осторожно, — прошептал он, предостерегая ее и себя от этих видений, горящих в его глазах, от жара, который он видел в ее. — Давай немного сбавим обороты.

— Хорошо. — Она горячо выдохнула. — Вернемся к тому моменту, когда ты испугался, что я уйду.

— Ты испугалась первая. Из-за чего?

— Я не чувствовала себя в безопасности. — Она отвела глаза и тихо засмеялась.

Ему хотелось коснуться ее, утешить. Он дотронулся пальцем до ее плеча, провел по прекрасной обнаженной руке.

— А что же может напугать такую сногсшибательную, сексуальную и умную женщину, как ты?

— Боюсь, это будет нечто похожее на стоны невротички.

Он улыбнулся, но взгляд оставался серьезным.

— Ты не ощущаешь себя такой, как я только что описал?

— Я умная. Я женщина. И, похоже, тебе удалось заставить меня почувствовать себя сексуальной.

— И красивой?

Она вздохнула.

— Слушай, я знаю, что мной не испугаешь детишек, но в детстве я была застенчивой толстощекой девчонкой. Зубрилкой. Той, которая всегда ходит уткнувшись носом в книгу…

— Штейнберг? Толстой? Достоевский?

Если они были в программе, — сухо ответила она. — Учеба — это единственное, что у меня хорошо получалось.

— Тебе нравилось учиться?

— Я хотела достичь успеха. — Она прикрыла глаза, немного помолчала. — Я начала избегать того, в чем могла потерпеть неудачу: спорт, вечеринки, парни.

— Один неудачный опыт, и ты стала избегать мужчин?

— Это был особенно неудачный опыт, и давай оставим его в прошлом, хорошо?

Почему бы и нет… Он мог поцеловать ее, подразнить и пойти готовить завтрак. А мог заставить ее рассказать все, вытащить из нее все плохие воспоминания, заменить их тем, что произошло накануне. Что за черт…

Он повалил ее на спину и прижал к кровати.

— Ну и как ты оцениваешь прошлую ночь по своей шкале успеха?

— Такой высокой отметки на ней нет.

Простой ответ, всего несколько слов, но такой бесхитростный, спонтанный, честный, и этот ответ сразил его наповал. Он чувствовал себя Тарзаном, свесившимся с потолка и бьющим кулаками в грудь от восторга. Он все повторял ее слова и никак не мог перестать улыбаться.

— Я слышала, ты был просто мастер-класс, — сказала она.

— Слышала? От кого?

— Мой рот на замке.

— Я знаю, как его открыть. — Он стал целовать ей шею, пока она не закорчилась от щекотки и не засмеялась. — Ты же знаешь, я могу заставить тебя говорить. И стонать. И умолять.

Он сполз ниже, увлекая за собой простыню, услышал горячее дыхание и отстранился, чтобы посмотреть результат.

Великолепно, контраст молочно-белой кожи и черного атласа, волнующая грудь, губы, жаждущие поцелуя, тело, ждущее его. Он поцеловал ее, окунувшись в ее губы, потом поднял голову и заглянул в глубину ее темных глаз.

— Ты готов?

— Не сейчас, но скоро.

— Ты так целуешь меня, что у меня в голове возникает пустота. Я даже не помню, что ты пытался из меня вытянуть.

— Это имеет значение?

— Возможно, нет, пусть это не остановит тебя. — Ее страстная манящая улыбка была самым сексуальным, что Куэйд видел в своей жизни. — Я наслаждаюсь самим процессом.

— Привыкай, этот процесс будет достаточно длительным.

В ее глазах он прочел ожидание.

— А я никуда и не собираюсь.

— Сегодня никаких уроков гольфа? — Кончиками пальцев он коснулся ее живота.

— Никаких. — (Его пальцы опустились ниже.) — Ты заставляешь меня забыть обо всем на свете.

— Я должен чувствовать себя польщенным?

— Чувствуй, что хочешь, мы уже и так перешли все дозволенные границы.

Куэйд фыркнул.

— Такого не бывает. Во всяком случае, не у мужчин.

Глаза у нее округлились, и она тихо засмеялась. Ему нравилось быть с ней, нравился не только секс, но и ее добродушное подшучивание, объятия, смех, который больше не казался ему странным.

— Если ты хорошо попросишь, я дам тебе пару советов.

— Мы говорим про гольф? — Широко открытые невинные глаза. — Я на самом деле нуждаюсь в советах. В пятницу у меня большой дебют.

— Похоже, ты не так уж беспокоишься. — Она была не слишком удачливым новичком. В последний раз, когда он ее видел, она не могла даже попасть по мячу.

— Когда Годфри на прошлой неделе назначил дату, я чуть не опоздала на ланч, но потом ты кое-что изменил.

Вот черт! Куэйд замер: кое-что изменил. Так вот что это значит для нее? Хмурясь, он посмотрел ей в глаза и увидел в них смешинки. Что с ним случилось? Пять дней назад он был готов бегать по холмам, выкрикивая ее имя, когда она рассказала, как долго была им увлечена. Он боялся, что она придаст слишком большое значение их отношениям, что ищет чего-то большего, чем краткосрочное увлечение. А оказывается, всего лишь «кое-что изменилось».

— Почему ты притих? Он медленно улыбнулся.

— Пытаюсь вспомнить, что было потом.

— Или кто… — прошептала она. Кратковременное удовольствие, напомнил себе Куэйд, когда увидел ее глаза, полные наслаждения. Вот что это было потом. Для них обоих.


Следующие четыре дня они продолжали делить это удовольствие, и Куэйд дал ей немало советов. Некоторые из них даже касались гольфа.

— Разве это не пустая трата времени? — проворчал он, просто для разнообразия.

Он давно торчал в гараже, и это начинало ему надоедать. Куэйд ходил, с тоской и злостью глядя на инструменты, выскальзывавшие у него из рук, и проклиная вялотекущее время. Где она черт возьми? Отбросив тряпку, он вздохнул и перестал делать вид, что занят работой.

Один телефонный звонок — вот все, что ему нужно. Привет. Я прекрасно. Нет, я не врезалась на всей скорости в дерево. Поговорим позже. Он оставил ей шесть сообщений: три на сотовый, одно на домашний телефон, одно на рабочий и, когда уже испугался, не попала ли она в аварию, оставил еще одно на телефоне ее родителей.

Что еще он мог сделать? Джулия и Зейн проводили медовый месяц, а у Годфри было спрашивать бесполезно.

Сегодня утром за завтраком Шанталь опрокинула кувшин с молоком и пережарила тосты. Она превратила все в шутку, мол, какая неуклюжая, но он-то знал: это были нервы, так как на утро была назначена игра в гольф. И как только она вылетела за дверь, он позвонил, чтобы сказать, что ему хотелось бы быть там с ней, для моральной поддержки и чтобы помочь советом.

И что же? Ее даже не оказалось на месте.

Годфри подлил масла в огонь:

— Ее нет, оставь сообщение у моего секретаря. Немного остынет и объявится. Работа для нее превыше всего, за это мы ее и ценим.

Для Куэйда это не было новостью, разве что последнюю неделю… Нет, просто на этой неделе она была не загружена. Такие дни время от времени случаются, и в этот раз она провела их с ним…

И это вовсе не значит, что она мчится к нему домой сломя голову или что он стал частью ее жизни.

С того момента, как он оставил первое сообщение, прошло семь часов. Его раздражение сменилось беспокойством, тревогой и предчувствием беды. Гольф казался ей слишком важным, ведь она тренировалась под дождем, готовясь к этой игре. И Шанталь не трусиха.

Так что же заставило ее сбежать? И где она?

Телефон зазвонил, когда он был в душе. Он услышал ее голос, простое «привет», и у него вырвался вздох облегчения.

— Где ты, черт возьми? — проворчал он. — Почему не была на игре?

Она помолчала.

— Как ты узнал?

— Да я сам там был, черт побери. А где была ты?

— Я в Сиднее. Это длинная история.

— Тогда давай сократим ее до укороченной версии.

— Прекрасно. — Голос у нее стал ледяным. — Митчу не с кем было оставить ребенка, и я его выручила.

— Ты полетела в Сидней посидеть с ребенком?

— Я полетела в Сидней потому, что мой брат нуждался во мне.

— Твоему брату просто надо взять себя в руки.

— Правда? — спросила она с таким сарказмом, что Куэйду показалось, будто он струится по телефонному проводу. — Это забавно, я-то думала, что ты, именно ты поймешь.

— Что пойму? Может, ты просто испугалась, что у тебя не получится?

Тишина, такая давящая, что он почти физически почувствовал ее. Он провел рукой по лицу и попытался выдавить из себя слова извинения.

— Ты должен понять, что Митч чувствует с тех пор, как его жена решила, что замужество и воспитание ребенка вредят ее карьере.

Эти слова ударили его с силой кувалды. Как она, черт возьми, узнала о Кристин и ее решении?

— О чем ты говоришь? — медленно спросил он.

— О Митче, о разбитом сердце, о его боли, раскалывающей на части. — Она говорила о жене Митча, ее выборе, а не о Кристине. Он почувствовал, как спадает напряжение. — Послушай, я звоню, чтобы ты знал, где я. Я думала, ты хочешь это знать. Почему-то мне послышалось беспокойство в оставленных тобой сообщениях.

— Это так.

— О…

Он хотел сказать что-то еще, объяснить, почему оказался на этой проклятой игре в гольф; но не по телефону. Не по телефону, не за сотни миль друг от друга. Лично. Как можно ближе.

— Когда ты вернешься? — спросил он, в первый раз за день чувствуя, что ситуация прояснилась.

— Я останусь здесь на выходные, прилечу в понедельник утром. Сразу на работу.

— Позвонишь мне после работы? — Он сказал себе, что неважно, позвонит она или нет, он все равно будет там, у ее дома, барабаня в дверь, требуя, чтобы его выслушали.

— Хорошо.

— Хорошо, — повторил он с облегчением. — Значит, увидимся.


Еще три часа до того, как она освободится. Если, конечно, она закончит вовремя, если у нее нет срочной работы из-за того, что она рано ушла в пятницу, если она не решит наказать его. Нервы у него были не пределе.

Тряхнув головой, Куэйд залез обратно под машину. Надо как-то убить время, а заодно закончить с машиной — он заметил, что Шанталь питает к ней слабость. Не исторический интерес, не любопытство, даже не эстетические чувства к этой большой, красной классической машине, нет, у нее были какие-то свои соображения. Какие именно, он не знал, но собирался узнать во что бы то ни стало.

С усмешкой он переключил часть внимания на работу, а остальное — на фантазии Шанталь по поводу машины. Через десять минут он услышал звук мотора и подумал, что фантазии стали чуть более реальными.

Звук мотора приблизился, хлопнула дверца машины. Сердце Куэйда забилось чаще. Это уже не фантазии, и он догадывался о причине ее раннего приезда. Она в таком же нетерпении, как и он, Шанталь не смогла дождаться конца дня, ей нужно было увидеть его сейчас, обладать им сейчас.

Вылезая из-под машины, Куэйд был в предвкушении. Объяснения и извинения отошли на второй план. Лучше бы она надела юбку. Потому что, закончена машина или нет, он собирался узнать о ее фантазиях, связанных с этой машиной, прямо сейчас.

Когда она вошла в гараж, он уже был на ногах и вытирал с рук грязь. Но, еще не закончив с одним пальцем, он понял, что она была не в настроении для каких бы то ни было фантазий… Он моментально расстроился, но выдавил из себя улыбку.

— Если я объясню тот телефонный звонок, это поможет?

В ее темных глазах горел огонь, она подошла и встала перед ним.

— Поможет, если ты объяснишь, что ты делал на игре в гольф с Годфри в пятницу.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Я хотел тебе помочь. Шанталь многому научилась в школе хладнокровия и невозмутимости, но все уроки превратились в пыль, едва Куэйд пожал плечами и произнес эти слова. Она почувствовала ярость, выхватила из его рук тряпку и бросила ее на пол.

— Ты давал Годфри советы, рекомендовал ему посылать клиентов в фирмы, расположенные в больших городах? Так ты мне помогал? — Она не стала ждать ответа и снова обрушилась на него: — И, похоже, ты стараешься помочь одному из своих старых дружков, Эндрю Маккинли. Знакомое имя?

Он слегка дернул головой, как будто его ударили, и почему-то почувствовал себя от этого хорошо. Невероятно хорошо.

— Конечно, ты слышал это имя. Ты сам рекомендовал его!

— Годфри спросил моего совета по гипотетической проблеме, и я дал его. А почему ты так переживаешь?

— Черт возьми! Это был мой клиент. Мое дело! И не гипотетическое, а реальное дело Эмили Уорнер. — Слезы досады застлали ей глаза, и она была вынуждена отвести взгляд, взять себя в руки и только после этого могла продолжить: — Ты не имел права вмешиваться.

— А теперь успокойся и…

— Не надо меня успокаивать!

Он смотрел на нее секунду, на его щеках играли желваки.

— Тебе не кажется, что надо обсудить это с твоим начальником?

— Уже обсуждала. Но у моего начальника есть этакий лихой международный адвокат — извини, бывший адвокат, — который к тому же его племянник, и когда он дает ему советы, это истина в последней инстанции.

— Я просто сказал то, что знал.

— Во время беседы за игрой в гольф? И при том, что у тебя нет всех фактов!

— Я знал достаточно, чтобы понять, что дело сложное, требующее специалиста по недвижимости. Я просто высказал свое мнение и остаюсь при нем.

— Значит, я не гожусь для этого дела, да? — Она прищурила глаза и посмотрела на него: — Все как раньше.

— Если ты намекаешь на то, что случилось в «Баркер Коуэн», то находишься на ложном пути. Ты была на втором курсе…

— И ты не доверял мне даже элементарной работы.

— Тебе не кажется, что пора выкинуть это из головы?

Она думала, что уже сделала это, но каким-то образом ему удалось вновь разворошить ее давно похороненную неуверенность в себе и сомнения в своих способностях. Тяжело вздохнув, она отвернулась, опустила голову и стала разглядывать масляное пятно на полу.

— Это всего лишь дело, Шанталь, — мягко сказал он.

Она подняла голову.

— Это всего лишь самое важное, что было в моей жизни. Я работала над ним много недель, днем и ночью, в выходные. Это было дело, которого я ждала, которое могло что-то изменить.

— В твоей карьере.

Это был не вопрос, а утверждение. Факт, такой же холодный и жесткий, как и его взгляд. Он скрестил на груди руки, и Шанталь почувствовала неожиданное желание тряхнуть головой. Нет, нет, нет, я вовсе не это имела в виду, я не так сказала, ты неправильно меня понял.

— А как насчет выгоды клиента?

— Да. Ты прав, абсолютно прав.

— Рад, что мы хоть в чем-то пришли к согласию.

Наступила тишина, неловкая, неуютная. Было сказано много лишнего, и многое осталось недосказанным. Шанталь попыталась отыскать в неприступном выражении лица Куэйда хоть какой-то проблеск теплоты.

— А что еще вы с Годфри обсуждали?

— Разве это твое дело?

Холодность его глаз должна была послужить ей предупреждением. Не заходи далеко, Шанталь, не доставай его. Но она не смогла пересилить себя.

— Если это касается моей работы — то да, это мое дело.

— Нет, не касается. А теперь я дам тебе один бесплатный совет. — Он крепко сжал зубы и наклонился вперед: — Даже не думай, что я буду обсуждать с тобой деловые вопросы, твою работу или мою только потому, что мы вместе спим.

Ошеломленная его ледяным тоном, выражением лица, но больше всего тем, что он сказал, она отступила назад. Он предостерегал ее от использования их отношений в служебных целях. Но почему? Боялся, что она захочет получить какую-нибудь информацию во время «постельных разговоров»?

Эта мысль была смешна. Она хотела просто поговорить, а он вынес ей приговор. И он вовсе не думал о ней. Эта мысль причинила ей боль.

— Можешь не волноваться по этому поводу. — Ее голос звучал твердо. — Больше мы спать вместе не будем.

— Значит, все, Шанталь?

Подняв подбородок, она посмотрела на него:

— А как ты думаешь? Ты ведь у нас эксперт.

— В смысле?

— Кажется, ты уже составил список вещей, от которых собираешься отказаться. Работа, помолвка… Да вся твоя жизнь.

Он плотно сжал губы. Ну хорошо, в конце концов, она сама это все начала.

— Ты ничего об этом не знаешь.

— Да, действительно. А интересно, почему? Может, потому, что ты ничего не рассказал? Может быть, ты вообще готов делить со мной только тело?

— Я никогда не обещал тебе ничего другого.

Это правда. Но в течение последней, незабываемой, недели она позволила себе надеяться, мечтать о будущем, выходящем за пределы постели. Она даже поверила, что тот звонок в пятницу вечером был продиктован беспокойством о ней. Эти надежды несли ее домой как на крыльях.

Навстречу ошеломляющей новости Годфри. Навстречу тому, что открыло ей глаза.

Мужчина, в которого она была влюблена, ни в грош не ставил ее как адвоката и не ценил ее честность.

Она заставила себя собраться и сдержать невероятную боль. Шанталь выдавила подобие улыбки.

— Ты прав, ты ничего больше не обещал.


Гордость заставила ее уйти из гаража с высоко поднятой головой, несмотря на слезы, застилавшие глаза. Та же гордость заставила ее жить все следующие недели, заполняя долгие дни и ночи скучной, пустой работой. Это заглушало непреходящую потребность рассказать все Джулии, помогало, проезжая мимо ворот Куэйда, держать высоко голову.

Гордость заставляла ее жить так, а честность заставила признать — он был прав насчет Эндрю Маккинли. Чтобы построить сильную защиту, чтобы одержать беспрекословную победу, Эмили нужен был такой человек, как этот специалист по делам с недвижимостью. К сожалению, Эмили видела все это в несколько ином свете. Она упрямо продолжала настаивать на том, что они могут обойтись и без заносчивого городского выскочки.

Через две недели они зашли в тупик. Шанталь с грустью вздохнула и закрыла руками лицо, как раз когда в ее дверь постучали.

— Все в порядке? — спросил с порога Годфри.

— Нет ничего, с чем бы я не могла справиться.

— Я не сомневался ни минуты, но иногда эта фраза помогает начать разговор.

— У тебя выдался свободный час или два? — спросила она с ехидной улыбкой.

— Если ты не против прогуляться и поговорить, то да.

Пятница, утро, игра в гольф. Шанталь откинулась на стуле. Последние три недели и четыре дня слова Куэйда о том, что она струсила, грызли ее.

Ну что ж, этим утром, прямо сейчас, есть шанс все исправить — сегодня она пойдет играть в гольф.

Положив ладони на стол, она встала.

— Я готова и к прогулке, и к разговору. Спасибо, Годфри.


Надеюсь, никто из нас об этом не пожалеет.


Полчаса спустя первая стрела сожаления уколола ее прямо в сердце. Куэйд. На стоянке Городского клуба. Вытаскивает сумку с клюшками из багажника машины.

Шанталь инстинктивно нажала на тормоз. Она сидела, сжав руль, и ела его глазами: спину, солнце, игравшее у него в волосах, его подбородок, темные брови.

Вдруг он замер, как будто почувствовал ее взгляд, и в эту секунду она могла поклясться, что сердце у нее остановилось. Он оглянулся, и их глаза встретились. Она не могла отвести взгляда, влечение к этим зеленым глазам было таким сильным, что ей казалось, ее засасывает в них, как в водоворот.

Смутно услышав сзади сигнал, Шанталь с огромным усилием заставила себя выйти из ступора. Сигнал повторился настойчивее, и она поняла, что заблокировала дорогу. Она сняла ногу с тормоза и въехала на стоянку, на свое постоянное место.

К тому времени, когда она заглушила мотор и оглянулась, Годфри загородил ей весь вид, но ей удалось увидеть, что он жмет Куэйду руку и что их сумки для клюшек стоят рядом с машинами. Она напряглась — это не простое совпадение, это заранее организованная встреча. Вокруг больше ни одной знакомой машины, никто больше не собирался играть.

Только Годфри и Куэйд. И она.


Избежать неловкого разговора было так же легко, как ни разу не загнать мяч в лунку. Но, пройдя четыре лунки, Шанталь отказалась от своей трусливой тактики. Разве она не сможет доказать себе, на что способна? Хватит прятаться среди деревьев, теряя последнее самоуважение. Что это за игра в молчанку со своим соседом?

В очередной раз, когда Годфри ушел за мячом, она расправила плечи, напрягла спину и сделала попытку:

— Зейн сказал, ты почти закончил с «эмджи».

— Почти. — Он вглядывался в даль, как будто не мог смотреть на нее. Она попыталась опять. Три варианта, три безобидных попытки начать разговор. Если он не выдавит из себя ничего, кроме односложного ответа, все будет ясно.

— А как твой сад? Джулия говорит, через пару лет он будет просто великолепен.

— Да, будет.

Два слова. Прекрасно.

Оба наблюдали, как мяч Годфри вылетел, описал дугу и упал в глубокую песочную яму на дальней стороне поля. Символично. Ее сердце только что упало так же глубоко.

— Ты решил, что будешь делать с участком? Я ведь так и не познакомила тебя с консультантом по виноградникам. Я обещала тебе на свадьбе.

Возможно, в ее последней попытке прозвучало крайнее напряжение, потому что он наконец взглянул на нее. Прямо на нее. Сердце у нее бешено забилось.

Сердце бешено забилось, когда она посмотрела в его уставшие, грустные глаза. Уставшие? Грустные? Она вздохнула и попыталась не думать о том, зачем это сделала.

— Я договорился встретиться с Харие, — медленно проговорил он.

— Да?

— Да. Нашел его номер в телефонной книге.

Ну конечно, он есть в телефонной книге. Она не догадалась. Как он смотрел на нее, как бешено билось у нее сердце, а тело и душа молили о надежде! О, мой бог!

— Он заметил, как я смотрел на него на свадьбе, когда он танцевал с тобой. — Их взгляды встретились. Воспоминания о той ночи пронеслись у них в голове, потом он отвел глаза. — К счастью для меня, он не сердится.

Когда он отошел, чтобы сделать свой удар — мяч Годфри лежал сейчас рядом с флажком, — она глубоко вздохнула. Кровь все еще пульсировала, и когда он послал свой мяч, она позволила себе немного расслабиться. И тут же заметила, как хлопчатобумажные брюки облегают мускулистые бедра, почувствовала жар, и ей снова стало неуютно.

Сквозь легкий туман она наблюдала, как он бьет по мячу. Три удара спустя она сделала то же самое, получилось не так уж плохо, и, когда Годфри закончил, они пошли к следующей метке и начали снова. Через две ямки она поняла, что в очередной раз осталась наедине с Куэйдом. Годфри опять оказался на другой стороне лужайки.

Я не думала, что ты еще играешь, — сказала она, просто чтобы что-то сказать.

— Я давно не играл. До тех пор, пока… — Он неожиданно остановился, ожидая, что она повернется и посмотрит на него. — Годфри приглашал меня играть каждую пятницу с тех пор, как я вернулся. Я думал, он будет предлагать мне работать с ним, и поэтому всегда отказывался.

— И это было до того дня, когда я уехала в Сидней?

— Да. Я сам себя пригласил в тот день. Чтобы ободрить тебя.

Искренность его тихого признания сбила с нее спесь.

— Это я и хотел сказать тебе, когда ты вернулась. Но не сказал и с тех пор жалею об этом.

Так вот что он имел в виду, говоря, что хотел помочь ей…

— Жаль, я не знала. — Ее голос опустился до шепота.

— Разве это имеет какое-то значение?

Она вспомнила, в какой ярости была в тот день…

— Наверное, нет. Он кивнул.

— Я думаю, мы оба сожалеем о том дне. Шанталь почувствовала, как его взгляд замер у нее на лице, но не посмотрела на него.

— Тогда я сказала многое, чего не следовало говорить. Особенно о том, что ты бросил работать.

И о твоей помолвке.

— Я сожалею. Правда, очень сожалею.

Наступила тишина. Воздух вокруг казался таким напряженным, что Шанталь могла поклясться, что слышит, как он гудит.

Но это был ее телефон.

Когда она машинально потянулась к трубке, Куэйд крепко схватил ее за запястье.

— Не отвечай.

— Хорошо.

Он облегченно вздохнул.

— Я не бросил работу, меня уволили.

Ого! Она с любопытством посмотрела на него, и тут он вспомнил, что все еще сжимает ее запястье. Хмурясь, Куэйд ослабил хватку, но все еще держал ее за руку. Это прикосновение вызвало у Шанталь множество эмоций. Ей захотелось стереть хмурое выражение с его лица. Поцелуем. Она почувствовала, что хочет защитить его.

— За что они тебя уволили? — спросила она возмущенно. — С ума сошли, что ли?

— У них были свои причины.

Задержав дыхание, она молча умоляла его поделиться с ней этими причинами. Это казалось для нее невероятно важным, это было бы знаком того, что он пустил ее в свою жизнь. И в тот момент, когда она уже не верила, что выдержит эту неизвестность, телефон снова зазвонил.

— Ответь, — коротко сказал он, — возможно, что-то важное.

— Не настолько важное, как то, почему…

Голос у нее дрогнул, когда по определителю номера она увидела, кто звонит. Это был Зейн с мобильного телефона, а он использует его очень редко. Он стал носить его на случай, если срочно понадобится Джулии. Сердце Шанталь замерло от страха. Еще три недели, но…

— Джулия? — выдохнула она в трубку. — Что случилось?

Она услышала три слова: боль, кровотечение, больница, и перед глазами у нее все поплыло.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Один взгляд на ее перекошенное от горя лицо, и Куэйд задал только два вопроса: куда и когда началось?

В больнице Клифтона они узнали, что Джулию повезли готовить на кесарево сечение, и, несмотря на все убеждения (это просто на всякий случай, как обычно при кровотечениях, тридцать семь недель — это слишком рано, за ребенком наблюдают, и с ним все в порядке), лицо у Шанталь стало белее мела.

Трясущимися руками она зажала чашку с кофе, которую принес ей Куэйд.

— Тебе не обязательно оставаться, — сказала она, — Кри приедет через несколько минут. И мои родители. Они прилетают рейсом в пять сорок.

— Я никуда не пойду.

Она не стала спорить. Он не хотел думать, почему так поступает, просто знал, что не оставит ее. И не только потому, что руки у нее так сильно дрожат и она не может поставить чашку, не расплескав кофе. И не потому, что глаза у нее наполнены слезами. Когда она стала тщетно вытирать слезы платком, Куэйд дотронулся до ее руки.

— Оставь это, — сказал он более грубо, чем хотел.

Она замерла, напряглась от его прикосновений, и он обхватил ее руку. Пальцы переплелись, ладонь коснулась ладони. Он долго молчал, просто сидел и ждал. Постепенно ее напряжение ослабло, она приняла его заботу, и, когда она мягко сжала пальцы, его охватила буря эмоций.

Он еще долго молчал, просто не мог говорить.

— Спасибо, — тихо сказала она.

Он не ответил «пожалуйста», а она не добавила «это много для меня значит», все было понятно и так.

Через минуту она опять заговорила:

— У тебя, наверное, плохие ассоциации с больницей.

— А у кого хорошие?

— Ну, не у всех такое прошлое, как у тебя.

Ее проницательность снова поразила его. Ему захотелось рассказать ей о своем прошлом, о том, чего он не рассказывал даже Кристине. Но, может быть, его прошлое ее вовсе не интересует.

— Мы навестили маму, должно быть, раз пятьдесят, пока были в Сиднее. «Она проходит лечение» — так они это называли, и помню, что я удивлялся, как слово «лечение» связано с тем, через что она проходила.

Мягко, едва заметно, она сжала ему ладонь — ободряя, успокаивая.

— Больше всего меня угнетали мелочи: запах, грохот тележек, которые они там возили, скрип обуви сестер. Они провоцируют рефлекторную реакцию… похожую на страх.

— Я понимаю тебя.

Она думала не только о смерти его матери, а еще и о своей сестре и ее нерожденном ребенке. Он снова сжал ей ладонь, придвинул ее руку ближе к своей, пока их локти не коснулись на ручках кресел!

— Благодарю тебя. — Просто хриплый выдох, но он знал: она благодарит его за то, что он разделяет с ней все это.

Сколько раз за последние недели он вспоминал ее слова, сказанные в гараже в тот день, когда она пришла к нему: «Ты готов делить со мной только тело». До сегодняшнего дня он упрямо хватался за ложно понятое чувство справедливости: ведь он действительно никогда не обещал ничего другого. Потому что никогда не думал, что ему нужно что-то еще.

И только когда он увидел ее снова, ему неожиданно открылась вся правда: он хотел больше. Это началось с той игры в гольф, когда он сказал, что его уволили. Тогда же, после звонка Зейна, ему захотелось заботиться о ней, быть с ней рядом.

Теперь он понял все, но еще многое оставалось недосказанным. Однако это его уже не волновало — сидя с ней рука об руку, утешая ее, он ощутил такую гармонию, как если бы неожиданно все в его жизни нормализовалось.

Куэйд понимал, что больница не самое подходящее место, но ему надо хотя бы начать этот разговор.

— Они уволили меня потому, что другая фирма получила конфиденциальную информацию. — Он затряс головой: — Они были правы, она шла от меня.

— Не понимаю, каким образом?

— Начальник Кристины поручил ей добыть некую информацию. В постели. — Он тяжело вздохнул. — Я даже не понимал, что происходит.

— Но это предательство, она же была твоей невестой. — От возмущения щеки у Шанталь покраснели, в темных глазах заиграл огонь.

— Прежде всего она была адвокатом.

— И поэтому вы расстались. — Просто констатация фактов, не вопрос, и Куэйд понял, что ему нужно объяснить все прочие обстоятельства.

— Да. Поэтому я тогда и вспылил, обвинив тебя так незаслуженно.

— Я не Кристина.

— Знаю. — Но он долго не мог понять этого.

— Мне жаль. — Она криво улыбнулась. — Не потому, что ты расстался с этой злой женщиной, а потому, что ты потерял работу. И ту жизнь, которой ты жил.

И впервые он не почувствовал горечи.

— Они сделали для меня доброе дело.

— Правда?

— Я решил заняться адвокатурой не совсем по собственному выбору. После смерти мамы, когда папе стало трудно даже следить за собой, Годфри решил отправить меня учиться в Мельбурн и в течение десяти лет оплачивал счета, которых не мог оплатить отец, — за школу и университет. Мне пришлось доказывать, что я стою этих денег. Юриспруденция казалась великолепным выбором — и престижно, и денежно. К тому же лучший способ доказать, что я способен превзойти своего покровителя.

— Ты больше никогда не вернешься в юриспруденцию?

— Нет. — Он был абсолютно уверен в этом решении.

— И чем будешь заниматься?

— Я собираюсь разбить виноградники. Я уже подыскиваю какие-нибудь курсы, возможно, закончу их экстерном.

Она немного развернулась в своем кресле, и он увидел смешинки в ее глазах.

— Фермер Куэйд?

— Посмотрим, каков я буду в этом качестве.

Но он уже знал, что ему понравится это занятие. Как нравилось, что она сидит сейчас рядом, что на него действует тепло ее улыбки. Он задержал взгляд на ее губах, немного наклонился…

Неожиданно перед ними появилась Кри, обняла их и сразу же разразилась требовательной тирадой:

— Скажите мне, что не о чем волноваться. Зейн передал мне сообщение с Тиной, и оно не было обнадеживающим. Скажите мне, что она не так поняла. Скажите, что все в порядке.

Куэйд предоставил объясняться Шанталь. Полчаса спустя в приемную вбежали остальные Гудвины: оба родителя, Митч и его сын, и еще до того, как стихли их крики, примчался ошеломленный Зейн, в больничной обуви и халате. Крики сразу же прекратились, и в наступившей бесконечно долгой тишине Куэйд заметил слезы в глазах Зейна, а потом и намек на улыбку.

— Девочка. — Его низкий голос дрожал от переподнявших его эмоций. На него посыпались вопрос за вопросом, даже не давая ему время ответить. Он кашлянул и поднял руки. — Мне нужно идти обратно. Я просто хотел дать вам знать, что обе прекрасно себя чувствуют, все в порядке.

— Когда мы сможем ее увидеть? Вернее, их.

— Она такая же темненькая, как Джулия?

— Малышка в полном порядке, да?

Пока Зейна засыпали вопросами, Куэйд почувствовал первый укол беспокойства. Он только сейчас понял, что на свет появился ребенок, настоящий младенец, впервые увидевший свет после месяцев, проведенных в утробе матери. У-ух. Он сделал несколько шагов назад — трудно подготовиться заранее к этому. Да еще столько родственников вокруг. Шанталь больше не нуждается в поддержке, он здесь лишний и должен уйти, чтобы она смогла насладиться своим счастьем, радостью, эйфорией момента. Рождение ребенка. Это так отличалось от того, с чем у него ассоциировалась больница, и было таким острым напоминанием об уже забытых сожалениях о Кристине.

По дороге к гаражу он почувствовал, как слезы застряли у него в горле.


На какую-то долю секунды Шанталь поймала взгляд Куэйда. Страх? Нет, больше, чем страх. Боль. Он вспоминает свою мать? То, что потеряла его семья?

В это время Митч схватил ее в свои могучие объятия и закружил по приемному отделению.

Она кружилась и кружилась, пока не вмешался Джошуа и мама не зашикала на него. Оказавшись опять на ногах, она почувствовала головокружение и, когда наконец пришла в себя, оглянулась раз, другой, оглядела каждый закоулок приемного отделения. Внутри у нее что-то оборвалось — он ушел.

Она почувствовала разочарование, но оно прошло так же быстро, как и появилось. Ничто не могло испортить ей настроения, а также нарушить уверенности в том, что это утро изменило их отношения.

Отношения.

Ее сердце бешено билось в такт этому слову. Он остался и поделился с ней больше чем просто телом, он поделился с ней своим сердцем, и она поклялась, что еще до наступления ночи поделится с ним своим.


Назовите это телепатией или просто уверенностью ослепленного любовью человека, но Куэйд знал, что она придет. Он не готовил ужин, не включил телевизор, и хотя открыл бутылку красного вина, оно стояло нетронутым на кофейном столике, пока он нетерпеливо мерил шагами комнату.

Он мог поклясться, что услышал шум ее приближающейся машины еще до того, как она свернула с основной дороги. Это невозможно, но сегодня все его чувства были так обострены, что он верил в это. Он открыл дверь прежде, чем Шанталь постучала, но она не удивилась.

— Нам нужно поговорить, — твердо сказала она, — на самом деле поговорить.

Куэйд знал это. Но разговор может затянуться надолго, а когда его взгляд перешел с ее напряженных темных глаз на нежные розовые губы, он решил, что разговор может подождать.

А он ждать не мог.

— Мы поговорим, — пообещал он, вовлекая ее в дом и захлопывая за ней дверь. В следующее мгновение он уже прижимал ее к полу. Она выглядела удивленной, и он почувствовал удовлетворение. — Но мы сделаем это позже.

Она заулыбалась, и он поцеловал ее. Его руки скользили по ее рукам, потом плавно, но с тем же нетерпением и жаром переместились на грудь.

Она отвечала ему тем же. Запустила руки в его волосы, притягивая ближе, выгнулась и прижала его руки к своей груди, сводя его с ума, заставляя неистово желать ее.

Здесь. Сейчас. Никаких компромиссов.

Единственной преградой была одежда.

Оторвавшись от ее губ — с трудом, она держала его голову двумя руками, — он решил исправить это: выдернул рубашку из пояса и начал расстегивать пуговицы; но она оказалась проворней, ее руки уже расстегивали его ремень, молнию на джинсах.

Куэйд застонал, глаза у него загорелись от переполнявшего его желания.

— Презерватив, — прошептал он, когда она провела рукой по его особенно чувствительным местам, — в кармане джинсов.

Его руки были заняты другим — они были под ее юбкой, срывая с нее трусики. Дыхание у нее стало горячим, она умоляла его поторопиться, но он остановился, напомнил:

— Презерватив. Быстрее.

— Я не могу, — выдохнула она так же отчаянно, — достань ты.

Сжав зубы, он наслаждался блаженной болью ее прикосновений.

Боже, он просто не мог потерять все это. Ее горячее нежное тело, вновь и вновь заставлявшее его в него погружаться, шелк ее кожи, вкус губ, ее шея, ее грудь. Ее дыхание, хриплое и прерывистое, слова, которые они шептали друг другу, необходимость обладать и необходимость, чтобы тобой обладали.

В последние секунды, когда он достиг апогея и уже не мог больше сдерживаться, он взглянул ей в глаза и понял, что любит ее так же страстно, как и хочет.

Ему потребовалось немало времени для того, чтобы прийти в себя, чтобы постепенно снова вернуться с небес в свое вымотанное, но удовлетворенное тело. И чтобы понять, где она находится. Он стоял, прислонившись к входной двери, почти раздетый, едва держась на ногах. В этот миг он понял, почему она до сих пор не проронила ни слова, понял слегка озадаченное выражение ее лица.

Презерватив порвался.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Колени у Шанталь дрожали, когда она прислонилась к краю его ванны и закрыла лицо руками. К сожалению, это не помогло забыть того, что она находится в его сверкающей, как операционная, ванной, и того, что произошло в холле.

После этого дикого секса он, казалось, застыл, как будто был просто оглушен словами, и, когда наконец заговорил, Шанталь предпочла бы не слышать краткого ругательства, вылетевшего из его уст, и не видеть неприкрытого страдания в его глазах. Она вспомнила тот момент в больнице, когда он ушел, оставив ее одну делить со своей семьей радость рождения ребенка.

В его глазах стоял страх. Страх при мысли о незапланированной беременности. И это разрывало ей сердце.

Что за глупой влюбленной дурой она была! Он не любит ее. Как она могла так ошибиться?

Нет, сегодня вечером не было и намека на крепкие отношения, это была просто физиология, страсть, и мужчина, у которого затянулось воздержание. Он сделал это грубо и быстро, рядом с входной дверью. А теперь возможны последствия.

Собрав всю оставшуюся гордость, она поднялась на ноги. Ну что ж, хорошо, она сама обо всем позаботится. Она готова сказать то, что хочет услышать в этот момент любой мужчина, и сможет непринужденно пожать плечами и выйти из дома, высоко подняв голову. Во всяком случае, она попытается.


Гостиная выглядела мрачно после яркой ванной комнаты. Куэйд стоял рядом с темным камином и казался таким же твердым и крепким, как кирпичная стена позади него.

Более слабая женщина поджала бы хвост и убежала, но, сделав один нетвердый шаг, Шанталь расправила плечи и подошла к нему.

— Теперь нам действительно нужно поговорить, — сказала она с фальшивой холодностью. — И не надо смотреть на меня так сердито.

— Полагаешь, сейчас подходящее время, чтобы улыбаться? Ты тоже будешь улыбаться? Ты что, забыла, что сейчас произошло? Черт побери, Шанталь, может быть, ты уже беременна!

— Не думаю, что твои маленькие друзья такие шустрые.

— Не думаю, что сейчас время для шуток, — рявкнул он. — Пойми…

— Уже поняла.

— Вероятно, недостаточно хорошо. Ты же не хочешь ребенка?

Вероятно, он сам не хочет, а вот как насчет нее?

— Я еще не думала об этом, — осторожно сказала она, — до настоящего момента меня заботили только моя работа и моя семья.

— А если ты беременна?

От его пристального взгляда у нее по телу побежали мурашки, и это просто свело ее с ума.

Она не хотела чувствовать холод и пустоту, она хотела тепла. И в этот момент для нее не имело значения, что он не любит ее. Он умел тронуть ее, ободрить, заставить чувствовать себя в тысячу раз сильнее, в миллион раз счастливей, чем когда-либо в жизни. И она не позволит ему лишить ее всего этого. Ни за что.

— Черт, Куэйд, да не забеременею я. Разве ты не знаешь, для чего существуют «таблетки на утро»?

Он резко поднял голову, словно получил пощечину, и на долю секунды Шанталь показалось, что она сделала чудовищную ошибку. Но еще до того, как эта мысль оформилась у нее в голове, лицо у него стало каменным.

— Ты утром пойдешь к своему доктору? — спросил он ледяным, безжизненным тоном. На щеках заходили желваки, и она не могла больше этого видеть, не могла больше притворяться. Она должна уйти. — Шанталь.

Она остановилась, не дойдя до двери, но не обернулась.

— Дай мне знать, если передумаешь.


— Ну? — спросила Кри, опуская ножницы. Вопрос был задан то ли Шанталь, то ли другому стилисту.

Тина отложила свой фен и, прищурив глаза, придирчиво осмотрела голову Шанталь.

— Сексуально и в то же время стильно.

— Точно. — Кри удовлетворенно улыбнулась. — Теперь не доводи это опять до непотребного вида, ладно?

Шанталь кивнула.

Кри уложила последний локон и сняла с нее цветастую накидку.

— Я снова опаздываю. Сколько я тебе должна? Смеясь, Кри взяла с полки какую-то бутылочку и с шумом поставила ее на угол стола.

— Хочешь это попробовать? Твои волосы выглядят ужасно сухими.

Она сказала то же самое перед началом стрижки. У Шанталь что-то оборвалось. Она где-то вычитала, что во время беременности и кормления будет множество изменений. И ее волосы придут в порядок еще не скоро.

— Ну, так хочешь? — настаивала Кри.

— Хорошо.

Кри защелкала по кнопкам кассового аппарата, и Шанталь услышала, как кто-то присвистнул от восхищения.

— Крутая машина. — Тина выглянула в окно на главную улицу. — Кто-нибудь знает, кто водит старую красную спортивную машину?

Внутри у Шанталь опять что-то оборвалось. Как в тумане, она услышала голоса, выдвигавшие предположения по поводу владельца такой машины.

Значит, Куэйд вернулся. После шестинедельного путешествия на виноградник «Хантер Волли». Она узнала об этом от Годфри, Зейна и Джулии, но никто не мог сказать ничего более определенного.

Шесть недель она не видела и не слышала его, никаких контактов. И он до сих пор ничего не знает о визите к доктору.

— Алло! Земля вызывает Шанталь.

Она взяла у Кри кредитную карточку, которой та трясла у нее перед носом, и бросила ее в сумочку, затем заставила себя подняться и выйти за дверь. Отыскав глазами свою машину, она открыла дверцу, с трудом попала в замок зажигания, завела мотор и несколько раз глубоко вздохнула, подождав, пока ощущение руля в руках и надежный гул двигателя помогут ей потихоньку прийти в себя.

Все хорошо. Когда она скажет обо всем Куэйду, то сможет поделиться и с Джулией. И не надо будет притворяться, что она не берет на руки Бриди потому, что та может отрыгнуть на ее одежду. Она наконец расслабится и будет смеяться, и плакать, и беспокоиться об этом невероятном, удивительном, поразительном чуде, об этой маленькой жизни, что растет внутри нее.

Выезжая из города, Шанталь прибавила скорость. И увидела грузовик, когда уже было слишком поздно. Он появился справа, она ехала слишком быстро, чтобы успеть остановиться, а он был слишком большим.

Последнее, что она слышала перед столкновением, — это ее собственный крик о том, что она не успела найти Куэйда и никогда не сможет рассказать ему об их ребенке и еще том, что она любит его.


— Ну, ты готов?

Зейн похлопывал по багажнику «эмджи», которая только что прошла тестирование, и улыбался ленивой улыбкой довольного жизнью человека. Куэйд не обижался на него за это. Мысль о том, что сейчас, перед отъездом, он должен один войти в свой пустой дом, до смерти пугала его.

— У тебя есть время? Может, зайдешь выпьешь? — спросил он, надеясь, что вопрос звучал обыденно, а не безнадежно.

— Да. — Зейн опять улыбнулся. — Я расскажу тебе все о Бриди.

Куэйд беспокойно пожал плечами.

А вообще-то мне пора. Смеясь, Зейн ударил себя по руке. — . Да ладно, приятель, я пошутил, лучше поговорим о твоем ребенке.

Кинжал. Не в живот, прямо в сердце. Куэйд машинально сделал шаг назад, но Зейн проверял «эмджи». Так он имел в виду машину…

— Эй, Зейн, — в дверь ремонтной мастерской заглянул Билл, — нужен буксир. Несчастный случай рядом с Хармерами. Хочешь, я съезжу?

— Да, пожалуйста.

Зейн вздохнул.

— А вообще-то хорошо было бы принести сюда упаковку пива.

— Отличный план.

Телефон зазвонил еще до того, как допили первую бутылку. Все еще смеясь над историей, которую он только что рассказал, Зейн взял трубку.

— Билл, что случилось?

Его улыбка сразу погасла, на лице появилось напряжение, взгляд перескочил на Куэйда.

— Кто? — спросил Куэйд еще до того, как Зейн положил трубку. Он вскочил на ноги, уже зная ответ.

— Шанталь.

Страх пронзил его, как острое стальное лезвие.

— И что, все плохо?

— Не слишком, но Билл считает, что ее машина не подлежит восстановлению. Ее отвезли в больницу Клифтона.

Куэйд уже направился к двери, но Зейн остановил его.

— Я поведу.

Куэйд начал было протестовать, но почувствовал, что у него дрожат руки и ноги, что дрожит сердце.

Он кивнул.

— Только быстро, ладно?


Шанталь услышала суету, приближающиеся голоса, и через несколько секунд в палату ворвался Куэйд. Он стоял у двери, уставившись на нее, оглядывая с ног до головы и снова с головы до ног, как будто проверяя, все ли у нее на месте.

Как в тумане она услышала, что он кашлянул, и поняла, что вслед за ним вошла сестра. Видимо, с ней он спорил за дверью.

— Вот вы на нее и посмотрели, — сказала она терпеливо, — а теперь, пожалуйста, подождите снаружи.

Куэйд не спускал глаз с Шанталь.

— Я никуда не уйду.

Шанталь почувствовала, как бешено забилось у нее сердце. Она хотела улыбнуться, чтобы он понял, что с ней все в порядке, попросить его никогда больше не покидать ее, но не смогла из-за слез.

— Что она здесь делает? — спросил он, поворачиваясь наконец к сестре и грозно смотря на нее. — Где доктор?

— Доктор Луи уже обследовал ее. Она под наблюдением.

— Почему?

— Потому что у нее на голове шишка. — Сестра бодро улыбнулась. — Но она в порядке, ребенок тоже. Через несколько часов вы сможете забрать ее домой.

Дверь за ней бесшумно закрылась, и Шанталь зажмурилась. Она не могла видеть смущение на его лице. Возможно, он сейчас уйдет так же бесшумно, как сестра.

Она почувствовала, как в уголках глаз собираются новые слезы, и зажмурила их так сильно, что даже не услышала, как он подошел, не знала, что он присел рядом. Куэйд рукой вытер ей слезы, затем поцеловал в глаза.

Сквозь влажный туман она увидела темные брови, круги под глазами, напряжение в уголках губ.

— Слава богу, с тобой все в порядке. Когда я услышал об аварии… — Он замолчал, тряхнул головой, и она не могла больше вынести этого. Ее взгляд встретился с его, и больше она его не отводила. Страх, слезы. О, мой бог. Страх за нее, слезы из-за нее. В груди у нее закололо, и к ней вернулась надежда. Она должна ему кое-что объяснить, все ему рассказать…

— Я должна сказать тебе…

— Я видел твою машину и…

Они заговорили одновременно и одновременно замолчали.

— Я никогда еще не был так напуган.

— Я тоже. Я думала, что у меня не будет возможности рассказать тебе.

— О ребенке?

— Да.

Это был просто легкий шепот. Когда она попыталась отобрать у него свою руку, его хватка стала сильнее, и это придало ей силы. Решительности.

— Я собиралась сказать тебе. Сегодня. Я слышала, что ты вернулся, и ехала домой… — Голос у нее задрожал, и ей пришлось остановиться. На глаза опять навернулись слезы, раздражая ее, мешая. Она ненавидела свою слабость, свою робость.

— Тем утром… — он остановился, изучая их переплетенные руки, — ты ходила к доктору?

— Нет.

— Он был слишком занят?

Шанталь тряхнула головой, затем вздрогнула — она совсем забыла о шишке.

— Нет, просто не захотела.

Он сжал ей руку еще крепче, до боли, и она отвернулась, чтобы не видеть его злости.

— Послушай, я знаю, ты не хотел этого…

— Чего?

Он так громко вскрикнул, что Шанталь, приоткрыв рот, посмотрела на него.

— Почему ты решила, что я не хочу ребенка?

— В тот день, когда родилась Бриди, как только Зейн произнес слово «ребенок», ты убежал с такой скоростью, как будто за тобой гнались все черти ада.

Он отстранился и удивленно посмотрел на нее.

— И ты подумала, что у меня отвращение к детям?

— А что еще я могла подумать?

— Ты поэтому так среагировала, когда сказала, что порвался презерватив? — Он еще крепче сжал ей руку.

Она осторожно кивнула и услышала, как он рассмеялся. Он смеялся с облегчением, и еще он смеялся как бы над самим собой.

— Кстати, насчет непонимания. — Он тряхнул головой. — Когда я увидел Зейна, в его глазах… Черт, да я ничего так не хочу, как ребенка. Детей. Смех. Хочу, чтобы мой дом стал таким, каким был в моем детстве.

Он вздохнул, и это был вздох мучительной надежды.

— Когда я узнал, что сделала Кристина, когда понял, что у меня даже не было выбора насчет ребенка…

— Кристина была беременна?

— Да, но я не знал, она мне даже не сказала, просто пошла и сделала аборт и продолжала жить дальше, как будто зуб удалила, или что-то в этом роде.

О, мой бог. Эта женщина… просто что-то невероятное.

— Я узнал об этом после взбучки на работе. Когда я напрямую спросил у нее обо всем, она рассказала мне историю о беременности… в качестве дополнительного подарочка.

— Ты все еще любишь ее? — Не все слова слетели с ее губ, а ей уже захотелось взять их обратно. — Забудь. Не отвечай.

— Я не люблю ее и даже не знаю, любил ли я ее когда-нибудь. — То, как просто он сказал это, заставило Шанталь ему поверить. — Я не помню, чтобы чувствовал когда-нибудь к кому-нибудь то, что чувствую к тебе.

Хороший ответ. Нет, прекрасный ответ.

— И что же ты чувствуешь? — спросила она хриплым голосом.

— Я хочу, чтобы ты всегда была рядом. Я не могу даже помыслить о жизни без тебя. Ты мой друг, моя любовница, моя жена. — Он поцеловал нежную кожу у нее на запястье. — Я люблю тебя, Шанталь. Я знаю, это не самое романтичное место, и, черт возьми, я сам не романтик…

Шанталь думала иначе. Особенно когда он встал на одно колено.

— Ты выйдешь за меня?

Из глаз у нее полились дурацкие, душащие ее слезы, и она смогла только всхлипнуть в ответ: — Да. А вдруг он не расслышал?

— Да, да, да.

Он нежно поцеловал ее в лоб, в щеки и наконец в губы. Она подумала, что ее сердце сейчас просто разорвется от любви.

— Заберешь меня домой?

Он засмеялся так же нежно, как и поцеловал.

— Пойду посмотрю, что можно сделать.

— Подожди, — ее возглас остановил его в дверях, — вернись.

— Все, что пожелаешь. Похоже, ты чувствуешь себя уже лучше.

— Ты замечательно умеешь целоваться.

— Исцеляющее прикосновение?

— Отчасти. — Она на секунду замолчала, внимательно глядя на него. Вот он, мужчина, который полюбил ее, мужчина, который станет ее мужем. Ее вечный возлюбленный. — Есть еще кое-что, что я должна сказать тебе.

— Не знаю, смогу ли я выдержать еще один сюрприз.

— Думаю, этот ты выдержишь.

Он удивленно приподнял бровь.

— Я люблю тебя, Камерон Куэйд, всем сердцем. И ничего в мире я не хотела бы сильнее, чем быть твоей женой и родить тебе много детей.

Куэйд улыбнулся, опустил голову, и ей показалось, что в глазах у него заблестели слезы.

— Они все будут такие же командиры, как ты? — спросил он.

— Очень возможно.

— Хорошо. — Он удовлетворенно кивнул и повернулся к выходу. — Меня это устраивает.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ