КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605214 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239747
Пользователей - 109696

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Наперсница[СИ] [Екатерина Лунная] (fb2) читать постранично

- Наперсница[СИ] 620 Кб, 160с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Екатерина Лунная

Настройки текста:




Лунная Екатерина Наперсница

Затакт

Меня впервые отозвали с урока для немедленного разговора с леди Ивонн. Нельзя сказать, чтобы я никогда не нарушала правил, всякое случалось, но вот до тет–а–тет с хозяйкой никогда не доходило.

Я спокойно поднялась с учебного места, учтиво извинилась перед учителем истории и отправилась в кабинет леди Ивонн.

Надо сказать, перед хозяйкой я всегда робела и искренне ею восхищалась. Вряд ли мне когда достанет сил и мужества вытерпеть то, что выпало на долю леди Багленд, в девичестве — Селфидж. Война никого не обошла стороной, что уж говорить о герцогстве Скайфилд, практически центральных имперских землях, где леди и жила. Вместе с мужем, тяжелая долгожданным наследником. И, надо полагать, до безумия счастливая — до той поры, когда оппозиционные войска не ворвались в усадьбу и не перекроили судьбу леди Ивонн на свой лад. Лорд Багленд не сумел защитить супругу, пав в числе первых, его собственная гвардия была чересчур мала, и леди не избежала ужасной участи, о которой я даже думать не хотела. Плод из её чрева вышел раньше времени уже мертвым, но сама женщина выжила. Выжила — и сумела жить дальше, на осколках прежней построив себя–новую. И та, вновь родившаяся женщина, презрела собственные страхи, сомкнула зубы и сделала все, чтобы отомстить.

За личные заслуги и мужество в продолжительной борьбе с врагами Империи, о коих в имении Баглендов не говорили лишь безъязыкие крысы, леди Ивонн удостоилась чести быть представленной ко двору. А затем — получила грант на создание и развитие пансиона для таких, как я — осиротевших отпрысков древних домов, последышей заговорщиков, слишком малых, чтобы отвечать за дела родителей. Благодаря леди Ивонн в нашем общем доме не было непримиримой вражды, жизнь текла спокойно и размеренно. До сих пор.

Я остановилась перед тяжелой дверью и перевела дух, успокаивая затрепетавшее сердечко. У меня были мысли по поводу цели беседы, однако большинство из них казались сумасшедшими, невероятными. Нервно сжав в ладони свой Божий Знак, шепотом испросила милости Богини — Дочери и постучала.

— Входите, — еле слышно откликнулись изнутри.

Леди Ивонн сидела за массивным столом и вдумчиво изучала некую бумагу.

— Добрый день, леди Ивонн, — мой реверанс вышел чуть кособоким из–за волнения, но женщина даже не подняла глаз, жестом показала сесть. Я послушно опустилась в кресло перед хозяйкой Багленда.

— Что ж, — после невыносимо долгого молчания леди Ивонн отложила бумагу и внимательно на меня посмотрела. Я терпеливо ждала продолжения. — Что ж, у меня есть хорошая новость. Лорд Эверд, виконт Хевенхолд, просит твоей руки.

Я не сдержала тихого возгласа. Только вот радостного или горестного — сама не поняла. Новость была неожиданной, сумасшедшей, ведь и видела виконта лишь раз — на традиционном весеннем приеме, что случился полгода назад. С тех пор о молчаливом и, поговаривают, жестоком лорде не слышала ни слова. И тут такое…

— Думаю, ты поймешь мое решение, — хозяйка внимательно посмотрела мне в глаза, словно пытаясь что–то в них прочесть. Я не сопротивлялась, только вряд ли леди Ивонн увидит там нечто осмысленное. — Лорд Эверд — отличная партия, и это невероятная удача, что он приметил тебя и запомнил. Императорским решением я имею право отвечать за тебя на подобные предложения, и я уже дала согласие.

Я молчала, не зная, как реагировать иначе. Леди Ивонн сочла мое молчание благим знаком и с доброй, пусть и слегка грустной улыбкой сказала:

— Через день твоя жизнь в этом доме подойдет к концу, и начнется новая история в новом месте. Я желаю всем без исключения своим воспитанницам счастья, поэтому попробуй сама присмотреться к лорду Эверду. Он хороший человек. Сейчас иди, пока не опоздала на следующий урок. А завтра мы устроим праздник и достойно проводим тебя в новый дом.


1

Карета теперь шла тряско, так что читать стало скоро совсем невмоготу. К сожалению, после войны не все дороги привели к порядку, где–то даже встречались разбойники, беда же нашего герцогства ограничивалась ямами и колдобинами.

В целом, не оставалось ничего другого, кроме как дремать, ежечасно подвергаясь опасности прикусить язык, или любоваться осенними пейзажами. Я выбрала второе и с любопытством, достойным более полезного применения, обозревала окрестности.

Ехали мы второй день, баглендские гвардейцы обещали, что к исходу восьмого будем на месте. Хевенхолд лежал много севернее Скайфилда, но пока ощутимо климат не менялся, чему я была, откровенно говоря, рада. Я теплый, летний ребенок, небольшого холода хватит, чтобы руки леденели, но меня уверяли: адаптируюсь. Покрутила странное слово на языке — внушало оно не надежду почему–то, а странную обреченность. Что ж, в любом случае, выбора у меня нет. Жизнь в пансионе, спокойная и уютная, окончилась — идти больше