КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412630 томов
Объем библиотеки - 552 Гб.
Всего авторов - 151463
Пользователей - 94011

Впечатления

Serg55 про Завойчинская: Страшные сказки закрытого королевства (Фэнтези)

жаль девушку, конечно, как-то папаша ее подставил, вроде назначил наследницей, но не обеспечил и безопасность, и даже жизнь

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
RATIBOR про Гурова: Цикл «Аратта» [4 книги] (Боевая фантастика)

Благодарю! И за критику тоже! :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Гурова: Цикл «Аратта» [4 книги] (Боевая фантастика)

Спасибо, Странник, за Марию Семёнову, как-то упустил и не читал этот цикл. Люблю эту тему и восполню пробел!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Зиентек: Второй встречный (Исторические любовные романы)

А у меня почему то пустой файл. А жаль .... Предыдущая прочитанная книга Женить дипломата понравилась неспешными , спокойными и логичными действиями , отсутствием эротики . которое во множестве изобилует сейчас каждая вторая книга в жанре ЛФ.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Зиентек: Второй встречный (Исторические любовные романы)

после интриг, заговоров, приключений первой книги здесь повествование неспешное. неспешное, но интересное.)
и свои интриги, и уже свои приключения. очень интересный автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Федорцов: Крыса в чужом подвале. Часть 2 (Фэнтези)

сюжет разворачивается, а книга закончилась. Когда ждать продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Неучтенный фактор (СИ) (fb2)

- Неучтенный фактор (СИ) 835 Кб, 210с. (скачать fb2) - Коротыш Сердитый

Настройки текста:



Сердитый Коротыш Неучтенный фактор

Глава 1

Тягач медленно вполз на гору, Артем переключил передачу, разгоняя машину. Шутка ли, сорок тонн за спиной. Особенно тяжко, когда они несутся по трассе вниз с горы и частое нажатие на педаль тормоза только разогревает барабаны, а колодки уже начинают противно подванивать и подгорать. И даже горный тормоз не панацея, спасает только правильный выбор передачи, плавное торможение и молитва. Та самая, что возносит к Нему каждый, когда случается опасная ситуация. Артем в такие ситуации попадает постоянно — профессия водителя-дальнобойщика обязывает. Особенно когда идешь по Култуку, долбанные 70 км резких поворотов, крутых спусков и подъемов и местами узкой дороги. Сейчас, правда ее стали немного расширять, да и мост через железку строить, а то бывало стоишь там по часу, пока все поезда туда-сюда проскочат.

В дальнобойщики Артем пошел за зарплатой и возможностью на халяву посмотреть страну. Окончив ВУЗ по специальности, но не найдя по ней же работу, он благополучно ушел в армию, где его научили «родину любить». Отлюбив положенный срок, парень вернулся домой и понял, что остался единственным мужчиной в семье — отец погиб на пожаре в тот же день, когда поезд подошел к перрону и счастливый Артем шагнул навстречу матери и сестре. Вот только этот день стал самым несчастливым днем в его семье и радость от демобилизации сменилась горечью утраты близкого человека. На похоронах было много людей, в основном с отцовской пожарной части. Его родной брат был далеко и не успевал вернуться — куда с подводной лодки на хрен денешься? Хотя радиограмму получил, покряхтел от досады, пошептался с капитаном и сказал, что будет не раньше чем через два месяца. Артем дядьку уважил, хотя мать и не поняла. Кремень, а не мужик. Два раза попадал на лодке в аварийную ситуацию, но все же выжил. А здесь… Хотя братья сами себе выбрали экстремальные профессии и знали на что шли. Тут уж как повезет. Младший ушел первым. Старший обиделся на него, но внутри себя, конечно, горевал, хотя и не показывал этого. Дядька семью не завел — с его службой это было невозможно — любая баба так мозг вынесет после того, как с похода вернешься, что и жить с ней не захочешь, да еще и отсутствие мужика в семье по полгода никак не способствует укреплению семьи. Дядя все это прекрасно понимал и не переживал по этому поводу.

Видимо сильное влияние дяди сказалось на Артеме — тот как был одиночкой в классе так им и остался. Ему было до того комфортно, когда рядом никого нет, никто не шумит, не кричит, не требует, что представить себя семейным человеком у него так и не получалось. Хотя сестра уже второго родила и неизвестно от кого. Гулящая оказалась, сучка! Мать ей вправить мозги не смогла, Артем когда учился изредка вставлял фитиля (всякие извращенцы пусть идут лесом), но та уж очень сильно мужиков любила. Папаня был на службе, проследить как следует не мог, да и как уследишь если дурная ж… э-э-э голова себе всегда приключений найдет? Первого она родила, когда Артем только в армию собирался. Пришел, она уже со вторым на руках. Итого четыре голодных рта — профессии и работы у сестры нет, и мать тащила ее как могла, работая нянечкой в детском саду. Узрев такую ситуацию, Артем сразу же начал искать денежную работу. Права у него были всех категорий, слава Богу это было давно и вместо 12 их было 5, как и должно было быть. Получил все еще занимаясь в институте — при кафедре была своя автошкола и получив азы вождения, уже не смог остановиться — уж очень ему нравилось управлять автомобилем. Возникало непередаваемое чувство восторга и счастья, когда садишься за руль большегруза, трогаешься с места и вся эта мощь подчинена только тебе, твоим желаниям.

Без опыта работы его никуда не брали — работодатели воротили нос. Непрофессионал, еще и тридцати нет, а уже за руль фуры лезет. Нам такие не нужны. Артем уже рассматривал и более низкооплачиваемую работу, как совершенно неожиданно подвернулось место на автобазе, куда он заходил в первый раз в поисках «трудового счастья».

Автобаза получила три новеньких МАЗа. Как следует дали их старым и опытным водителям, а на их старые машины стали искать людей. Два КамАЗа и МАЗ-500 тягач сиротливо стояли под открытым небом, мокли под дождем, жарились под солнцем, краска облуплялась, машины без хозяев стали стремительно стареть. Это уже давно заметили опытные водители — стоит только бросить свой автомобиль, как он начинает ржаветь, все сыпется и ломается и в итоге отправляется в утиль. Экономисты автобазы не хотели терять прибыль, к тому же возникла острая востребованность в перевозках — автобаза выхватила крупный контракт на поставки товара в соседнюю область. Водителей искали в срочном порядке. Да только народ разбаловался — увидев КамАЗы и МАЗ, они воротили носы — я, мол, на еврофуре ездил, на американце, а вы мне это советское фуфло подсовываете. Идите на фиг, я лучше в другом месте работу найду. Отдел кадров сбился с ног, уговаривая кандидатов. Да только те и слышать ничего не хотели. Вот и вспомнила одна пятидесятилетняя тетка про Артема, который заходил в поисках работы. Разыскала телефон и позвонила, предложив нереальный оклад в сорок тысяч (для 2004 очень неплохие деньги). Он сразу согласился. Пришел, оформился, а потом механик показал ему машины — выбирай, мол. Артема не испугал их вид — не до того было, работу бы найти. Он обошел по кругу все машины, прислушался к самому себе и… залез в кабину МАЗа. Даром что старенький, зато надежный.

Как водится сразу поехать в рейс не получилось — пришлось покопаться в двигателе, проверить тормоза, поменять сцепление, прибраться, наконец. Прошлый водила хоть и был опытным, но оказался натуральным засранцем — куча промасленных тряпок, инструмента нет (какой уважающий себя водитель оставит сменщику свой инструмент?), канистры из-под непонятно чего, вонь в кабине, как будто тут все дружно навалили и смылись. В общем дел хватало. Артем не унывал — в армии и не в таком говне копался. Служил в стрелковой части, но в ремроте, а там, придет командир, посмотрит и скажет: «Я поставил задачу, где выполнение?». И трехэтажным матом тебя с ног до головы, да еще и старослужащие от себя добавят, что за них работу не сделал. Артем терпел, хотя мог отоварить всех сразу. Не потому что был такой здоровый и борзый, просто очень спокойный и уверенный в себе. Чувствовал — мог. А большего и не надо. А вот деды были ущербными и из кожи вон лезли, чтобы свою эту ущербность скрыть, крича и пиная молодых. Типа, с нами так, ну и мы вас также и по тому же месту. Артема это забавляло, но он сдерживался, когда стоял в строю и слушал все эти дедовские байки по поводу, где дух должен находится.

Поэтому старенький МАЗ Артема не испугал, наоборот, он испытал прилив сил и бодрости — эта куча железа бросила ему вызов и он принял его. Провозившись неделю с ремонтом, он получил путевой лист, прицепил полуприцеп и выехал в свой первый рейс.

После этого рейсов было много, Артем наматывал километр за километром, проглатывая неровности и ухабы автомагистралей. Верный МАЗ прослужил ему еще семь лет, после чего отправился на списание, а проще был продан кому-то со стороны, а Артем получил новую машину — Вольво. Руководство автобазы постепенно менялось — старых пердунов отправляли на пенсию, на их место приходили перспективные менеджеры, у которых в глазах сияли значки долларов, а в голове было увеличение прибыли и как бы ее попилить и сложить в свой карман. Зарплату стали задерживать, затем снижать, Артем терпел. Сестра и мать стали на него наезжать — что за дела, пацанам на сладости не хватает, мне на норковую шубу, а маме на поездку в Таиланд. Артем посмотрел на двух дур, выругался и ушел, громко хлопнув дверью.

С автобазы он ушел — устроился к частнику на тот же Вольво. Телефоны сестры и матери удалил — эти женщины все годы, что он работал как проклятый без отпуска и отдыха только и делали, что ни хрена не делали. Мать уволилась из садика и сидела дома с внуками, а сестра шарае…ась хрен знает где, но уже, видимо, научилась предохраняться — во всяком случае больше не рожала. Правительство замутило программу с материнским капталом и как-то сестра умудрилась его обналичить, получив сразу двести пятьдесят тысяч на руки. Остальное, понятно, отдала «соответствующим людям». Уголовно-наказуемое деяние сошло ей с рук, тут и Артем подоспел со своей мизерной зарплатой, поэтому эта «звезда» заявила, что и без него справиться и он им двоим и на хрен не нужен. Артем только кивнул головой и ушел из дома, прихватив смену белья и ноутбук. Больше своих вещей у него не было — всю свою зарплату он отдавал женщинам.

С тех пор Артем был один и вообще зарекся связываться с женским полом, хотя проститутки ему и строили глазки, но у них работа такая — клиента завлечь. Сестра с матерью не звонили, значит у них все в порядке, а раз так, то и особо беспокоиться не о чем. Артем только частенько разговаривал с дядей, который, покряхтев по привычке, выбор племянника одобрил. Сам же дядя осел во Владивостоке, получил военную пенсию от государства, прикупил землю и стал крестьянствовать, выращивая помидоры, огурцы, кабачки и прочую зелень. Порой даже арбузы растил, да только не пошло у него что-то. Нанял персонал, да они быстро разбежались, почуяв военную хватку дяди — все должно быть по распорядку. Племяша к себе звал, да только Артем уже привык колесить по стране и меня свободу на оседлый образ жизни не собирался. О чем так и сказал дядьке. Честно и прямо. Тот пожевал губами, глянул в глаза племяннику, но увидел там решимость и отстал. «Уважаю», — сказал он. Если Артем и бывал во Владивостоке, то обязательно заглядывал к дядьке — проведать как он, как дела и бизнес. Тот всегда радовался приезду племянника.

Вот и сейчас в фуре закреплен груз до Хабаровска, там его ждет попутка до Владивостока, оттуда придется забрать дары моря и тащить через полстраны до Красноярска. Нормальная такая ходка, где за рейс намотаешь 12000 километров. Рефрижератор исправен, холодильная установка гудит, топлива почти полный бак — заправился еще перед Иркутском, чтобы спокойно дошлепать до Петровска. Сейчас миновать эти горки, дальше байкальский серпантин и уже можно будет расслабиться — дорога довольно прямая, буряты свой участок уже почти доделали — трасса широкая и ровная. Время позволяет, сейчас поужинаю и спать.

Артем посмотрел на часы — 19:00. Солнце стояло еще высоко — лето, жара. В открытое окошко было слышно, как продавцы на Култуке расхваливали наперебой свой товар, предлагая копченый, соленый, жареный и еще фиг знает какой омуль, сувениры и амулеты тоже были тут и стоило все это удовольствие прилично, хотя в том же Иркутске на порядок дешевле. Законы рынка и бизнеса, блин. Артем спустился с серпантина, миновал переезд, проскочил Слюдянку и Байкальск и решил поужинать в той самой кафешке, до которой тянул.

Фур на стоянке было немного — свободного места полно. Артем зарулил, выискивая, где бы приткнуться, чтобы не зажали. Встал чуть поодаль, двигатель затарахтел на холостых, парень взял сумочку с документами и деньгами, вынул ключ зажигания — таймер заглушит двигатель через две минуты и взялся за ручку двери. Ловко выпрыгнул, захлопнул дверь. Размял задницу и спину.

Артем придерживался здорового образа жизни, делал зарядку и тренировался во время обеденных и ночных остановок. Всякие йоги и медитации были не для него — долго и муторно сидеть на пятках и типа «впадать» в нирвану, а по сути все пыжатся и стараются не уснуть, а сэнсей внимательно за каждым смотрит. Артем в бытность свою студентом ходил на секцию каратэ, но быстро понял, что тупо просидеть час на пятках в медитации и заплатить за это приличные деньги не приблизит тебя к совершенству владения боевым искусством. Айкидо оказалось той же лабудой только в профиль — приемы там хорошие, кисти рук здорово выворачивают и «ай-кидают» будь здоров, но вот опять же почти часовая болтовня про гармонию и силу духа не впечатлила. Помогли основы самбо — тренер был бывший спортсмен и поднаторел в схватках на матах (и с их помощью тоже), но для уличного боя данный вид единоборств не слишком подходил — пырнут ножом в брюхо, а ты его кувырком швырнул. Он встал, а ты нет. Нехорошо получится. И у всех школ был один существенный минус — работали не в полный контакт, а так — удары обозначали. А это выйдет тебе боком, особенно когда случится нештатная ситуация. Артем искал такой стиль боя и вид единоборства, чтобы вырубить обидчика сразу и надолго. Система Кадочникова хороша, но ей не обучают. Поэтому пришлось брать что-то от одной, что-то от другой системы. В айкидо он почерпнул захваты и ухватки, прямые сильные удары руками и ногам — каратэ, броски и подкаты — самбо, приемы на болевые точки и вырубание противника одни ударом — винь-чунь. Так что Артем считал себя довольно серьезным бойцом, но не самоуверенным иначе грош цена всем твоим тренировкам. Плюс работа с ножом и стрельба из пистолета. Пневматического конечно, кто же ему настоящий огнестрел даст. Хотя оружие с собой Артем возил — незаконно купленный по случаю ТТ и две коробки патронов к нему. Применять, правда, не приходилось, но это может быть и к лучшему.

Артем зашел в кафешку. Возле окна за столиком расположилась группа дальнобоев видимо давно знавших друг друга — четыре человека сидели за столом и негромко переговаривались, уже допивая чай. Парень не стал прислушиваться — незачем уши греть. Он сразу прошел к стойке, за которой стояла продавец-администратор, скучая и листая гламурный журнал. В деревне ведь заняться больше нечем, как мечтать о богатой жизни светской львицы. Артем заказал суп с лапшой, жареную яичницу с салом и хлеба с чаем. Такой заправки ему хватит надолго.

Он сел за свободный столик и стал ждать, когда принесут заказ. Кроме дальнобоев в кафе находились еще несколько человек. Парень с девушкой, пара мужчин, сидевшие отдельно, семья с маленьким ребенком лет пяти. Пацан не капризничал и сидел спокойно, возюкая ложкой в чашке. Трое молодых парней с наглыми рожами — видимо местная борзота. Вот эти Артему не понравились. Внутренний голос как бы говорил, бросай все, уезжай, но парень его не послушал. Не пристало еще ему от всякой сволоты бегать.

Принесли ужин. Артем степенно поел, выпил чай, унес поднос на мойку. Люди в кафе менялись — одни заходили, другие уходили. Троица внимательно следила за ним. Артем вышел на улицу, вдохнул свежий вечерний воздух — фонари уже включили и световые пятна отвоевали у сумерек немного пространства. Артем неспешно отправился к машине, наслаждаясь прогулкой. Он решил срезать путь и пройти между двух фур, стоявших прямо за его машиной.

Позади раздались быстрые шаги, гравий хрустел под ботинками. Артем обернулся и увидел, что двое парней быстро приближаются к нему. У одного из них блеснул нож в руке. Они подскочили к парню, фуры скрыли их от взглядов посетителей кафе.

— Деньги, живо! — крикнул тот, который был с ножом.

Артем спокойно расстегнул сумочку. Лучше расстаться с деньгами, чем с жизнью. Он, конечно, мог отлупить этих двоих, но как бы все повернулось не в его пользу и благодаря нашему самому гуманному суду в мире, нападавшая сторона признается потерпевшей, а самооборонщик отправляется по этапу валить лес. Так что выбор очевиден.

Парень достал деньги и протянул их грабителю. Посмотрел в глаза.

— Что зенки вытаращил? — спросил тот зло и замахнулся ножом, целя Артему в грудь.

Наркоман, мелькнула мысль.

Артем бросил деньги на землю, ушел с линии атаки, поймал руку нападавшего, продолжил его движение, как бы вписываясь в него, увлек тело противника, заставляя того двигаться по инерции, потом резко заломил руку, ломая ее в суставе. Хруст и дикий вопль нападавшего. Удар в кадык и вот один из противников уже свалился мешком к ногам Артема.

— Ах ты сука! — возопил второй и кинулся с кулаками на парня. Вид лежащего без сознания товарища не привлек в его пустую голову дельную мысль, что ты можешь оказаться рядом с ним.

Артем встретил его прямым ударом ногой в грудь, отчего нападавший резко затормозил и выдохнул. Похоже у него были сломаны пара ребер, но это даже к лучшему. Противник скукожился и схватился за грудь. Резкий удар локтем в затылок отправил его к приятелю.

— Неплохо. — Сказал кто-то за спиной и Артем резко обернулся.

Третий нападавший, которого он видел в кафе, стоял с обрезом в руках и целился в Артема. Слишком далеко, не достать. Противник даже думать не стал о последствиях, а просто выстрелил в парня. Артем попытался «качнуть маятник», но заряд дроби задел левый бок. Тут же противник выстрелил еще раз, освобождая второй ствол. Артему прилетело в живот, хана кишкам, подумал он и просто озверел от такой мысли. Боль словно ушла куда-то в сторону. Он подбежал к нападавшему, который нагло ухмылялся — по глазам было видно, что он под кайфом. Даже перезарядить обрез не пытался. Артем с ходу двинул ему правой рукой в челюсть — противника смело с копыт. Сел рядом с ним и, обхватив руками за подбородок и затылок, резко дернул голову вбок, ломая шею. Хрен с ним, пусть судят, подумал он, заваливаясь на землю. Сознание постепенно меркло, он еще слышал чьи-то крики, но они были далеко и постепенно затухали, оставляя только эхо в сознании.


Кто-то словно включил Артема. Боль в животе так и осталась, но она была уже уходящей, затухающей, исчезала бесследно, словно ее и не было. Артем приподнял голову и увидел перед собой гладкий металлический потолок, такие же стены с вмонтированными в них плафонами. А еще, перед глазами, он увидел странные символы, которые мешали рассмотреть подробнее то место, где он находился. Артем моргнул, но символы никуда не исчезли, они как будто раздвоились и тот час в голове раздался гул. Артем пошевелился и услышал стрекот пулемета. Тело само прыгнуло за колонну, но пуль не было — похоже у стрелка кончились патроны и он не сменил ленту. Да что это такое? — подумал Артем и сел на пол, увидев свои руки.

ОНИ БЫЛИ МЕХАНИЧЕСКИМИ!!! Покрытые каким-то полимером черного цвета, они сошли словно со страниц учебника по анатомии — тугие канаты мышц, суставы в виде металлической основы, кисть с гладкими пальцами без ногтей — Артем заворожено разглядывал свою руку, любуясь ей как какой-то скульптор, вылепивший античного олимпийца. За колонной кто-то завизжал и Артем бросил любоваться. Здесь, похоже и убить могут, разберемся потом, что это и как я сюда попал. Но это явно не стоянка для фур возле кафешки.

Он аккуратно выглянул из-за колонны и сразу же опознал помещение, а потом как гром среди ясного неба пришло понимание — он в игре. Это Деус Экс, где главным героем является Адам Дженсен, а находится он сейчас на Панхее, внизу возле Хирона, где придурковатый гений Дэрроу запустил свой сигнал и сейчас у всех людей импланты сходят с ума. Артем тяжело задышал, пытаясь осознать свою мысль. Страж здоровья погасил выброс адреналина надпочечниками, проверил состояние организма — все в норме. Тупому исполнителю было невдомек, что его владелец, пролежав мертвым три минуты вдруг ожил и резво спрятался за колонну. Охранная турель легко пробила кожный панцирь «Носорог» крупнокалиберными пулями, расстреляв весь свой боезапас и теперь просто нацелилась на точку, где был противник. Стволы прекратили вращаться, пытаясь выстрелить. Некому было заправить ленту — людей поблизости не было, а охранный бот просто ползал кругами внизу, не в состоянии подняться по ступеням широкого амфитеатра. Да он и не был предназначен для этой процедуры.

Артем неожиданно для себя быстро успокоился — сказалось влияние имплантов, хотя сознание кипело от такого издевательства над собой — даже попаниковать не дали, а просто поставили перед фактом — теперь ты Дженсен и все тут. И надо спасти все человечество, отключив сигнал. Артем посмотрел на сереющий впереди прямоугольником выход — там лифт наверх, откуда он и пришел. Можно все бросить и уйти отсюда. Но внутри сидел этот самый червяк сомнения, который грыз его — ты хочешь самоустраниться? Все оставить, тогда как некому больше исправить ошибку Дэрроу? Ты хочешь бросить человечество в каменный век? А как же ты сам? Как ты после этого будешь спать и есть и пить и вообще жить? А буду ли я есть и пить? — спросил он у внутреннего голоса. И тот ответил: — конечно! Все зависит только от тебя. Ты творец своей судьбы. Она дала тебе второй шанс, перебросив в это тело и ты отказываешься от него. Во всяком случае, это абсурдно и лишено всякой логики, ведь любое живое существо хочет жить. Пожалуй, ты прав, согласился Артем (он ведь даже не понял откуда взялся этот странный внутренний голос). И мне придется жить в этом теле. Но насколько я помню по игре Дженсен погиб, выбрав четвертую концовку. А тебя никто и не заставляет выбрать именно ее, шептал голос, выбери другую и останешься жить. Мысль, конечно, дельная, но отвратительная, Артем задумался. Для начала надо миновать систему охраны, а это чужое тело и как оно себя поведет, я не знаю. Не думай об этом, просто действуй.

Артем аккуратно выглянул снова. Пока ноги его держат исправно и вертикально, а руки слушаются четко и верно. Он быстро проглядел помещение — Чжао висит на растяжках и подключена к Хирону, вокруг дронов по рельсам катаются турели, боезапас одной из которых пуст. Вот что-то проверять не хочется. Похоже Дженсена неслабо так приложило, раз он покинул это тело, а я занял его тушку. Похоже, там, на стоянке, я умер и Создатель перенес меня сюда. Ну что ж, шутка удалась, только здесь я помирать не собираюсь. Артем мыслил четко и ясно — никакой паники, никаких посторонних мыслей — только выполнение задачи. Попади в это тело истеричная девица и она бы действовала как робот. Ведь по сути это тело и являлось роботом — очень совершенным кибернетическим организмом, где заменено было почти все, оставлено только хорошо узнаваемое в зеркале лицо, торс, главный мужской причиндал и ноги до колена. Все остальное было результатом хирургических операций Шарифа и компашки. Что в данной ситуации не может не радовать.

Артем огляделся еще раз и увидел позади плазменную винтовку. Похоже она выпала у Дженсена из рук, когда его нашпиговали свинцом. Осмотрев свой костюм, он обнаружил пару магазинов к винтовке, закрепленных на бедрах в специальных зажимах, несколько ЭМИ-гранат и одну газовую. Ее прибережем для того перца, что сидит в подсобке. На бедре в кобуре пистолет с лазерным целеуказателем и глушителем. Похоже, прокачан Дженсеном по полной. На правом предплечье закреплен шоковый пистолет. А как его вынимать, подумал Артем, как тот сам скользнул в руку, разворачиваясь в боевое положение. Он удобно лег в ладонь — датчики сообщили мозгу, что оружие готово к использованию — Артем неожиданно для себя выстрелил, израсходовав боеприпас впустую. Указательный палец уже был согнут и давил на спуск. Черт, как эту штуку вернуть в кобуру? Он попытался взять оружие в левую, но пистолет сам сложился и скользнул назад. Мысль забрезжила в голове у Артема, где-то он уже читал в фантастике нечто подобное. Точно! Неукротимая планета! Парень чуть сжал пальцы, имитируя захват рукояти пистолета — оружие скользнуло в руку и снова палец вдавил на спуск, но раздался простой щелчок. Похоже, здесь придется потренироваться, подумал Артем, отправляя оружие обратно в свое обиталище. Он снова выглянул — турели крутились как раньше, бот ездил кругами. Как только машина отвернулась от него, Артем молнией скользнул к винтовке, подхватил ее и сразу же спрятался за колонной.

Проверил наличие заряда — половина. Магазины под рукой. Отлично, пора действовать. Он выглянул снова, удерживая оружие в руках. То словно ничего не весило — еще бы, Дженсен такие огромные контейнера таскал, что ему какая-то плазменная винтовка?

Артем прицелился и выстрелил, сначала раз, потом другой. Помня, что в игре винтовка была не очень убойной, он приготовился высадить всю обойму, но этого не потребовалось — с двух выстрелов робота разнесло на куски. Отдачи практически никакой — механические руки точно удерживали оружие на маркере прицеливания, который появился перед глазами Артема, когда он взял в руки оружие. Он чуть поводил стволом вправо-влево — точка последовала за ним. Не собираясь дальше подставляться, ибо турели уже раскручивали бешенный ритм стволов и хотели сыграть на теле Дженсена очередной похоронный марш, Артем выпалил по турели. Выстрелы ушли чуть в сторону, зацепив пушку краем — парень не успел точно прицелится и стрелял, уже прячась за колонной. Но так оказалось даже лучше — плазменные заряды задели крепления рельс и вся конструкция с тяжелыми пушками рухнула вниз, держась только на честном слове. Стволы пары орудий уперлись в пол, третье, находившееся с обратной стороны Хирона, смотрело в потолок. Артем спокойно вышел из-за колонны и расстрелял сначала одну, потом другую пушку.

По полу внизу пробегали искровые разряды — проверять, стоит ли у Дженсена ЭМИ-защита что-то не хотелось и Артем просто обошел помещение по кругу, стараясь не наступать в натекшие лужицы. Чжао с ненавистью смотрела на него, но говорить ничего не говорила. Правильно, молчи, тварь, сама себя загнала в ловушку, вот и виси теперь.

Дверь подсобки открылась и на Артема прыгнул киборг-зомби, некогда бывший человеком. Бормоча что-то невразумительное, солдат охраны, размахивая руками, кинулся к парню, чтобы как следует его разукрасить. Артем встретил его также, как и того наркомана между фур — прямым ударом ноги в грудь. Только не рассчитал, что теперь у него искусственные конечности — человек сложился пополам и отлетел на пол, где и затих, убитый ударом. Искровые разряды пробегали по телу человека и уносились дальше по своим делам. Артем остановился и задумался. Самое время разобраться, какие импланты активны, а какие нет. В игре было просто — нажал таб и уже в меню, а здесь как разобраться? И ведь спросить не у кого, Чжао вон не мычит не телится, видимо ее здорово приложил Хирон и сейчас использует как дополнительные вычислительные мощности. А что, на большее мозгов у этой дамочки не хватит.

Артем посмотрел на экран перед глазами — радар, количество энергии, три из четырех ячеек имплантов, требующих зарядки открыты — невидимость, сверхзрение, тайфун. Оружие в руках — плазменная винтовка, количество зарядов в магазине — все есть. Наверняка это настраиваемые опции и их можно отключить, но вот где и как? Ага, а это что за кнопка в левом верхнем углу?

Артем переместил на нее «взгляд» и символ подсветился. Как его активировать? А, просто, стоит только мысленно нажать и все, передо мной полная карта моего развернутого организма. Что мы имеем в плюсе? Бег не изучен, но и фиг с ним, я и в игре его не изучал. ЭМИ-защита есть и полностью прокаченная, значит Дженсена уже шибало током, раз он ее поставил. Система ИКАР, мышечные усилители рук и ног, голова полностью зеленая, значит импланты взлома, слежения и захвата активированы. Легкие могут вытащить кислород из любой среды, значит нам газы не страшны. В общем не все так плохо и можно спокойно прогуляться по искрящему и залитому водой полу.

Артем шагнул вниз и заглянул в подсобку, откуда выскочил зомби. Полки с патронами и оружием, тяжелый пулемет, прислоненный к стене, места мало, только чтобы зайти и выйти. Помещение находилось в дальнем углу от лифтовой площадки. В голове уже созрел план. Артем знал, что хочет сделать и как это провернуть.

Он вышел из подсобки и подошел к одному из дронов. Справа от узника находилась панель управления, Артем активировал ее и увидел на границе зрения код. Видимо Дженсен разболтал Дэрроу. Ну что ж, так даже и лучше. Он быстро ввел цифры и круглая платформа опустилась перед ним. В холодном пару, быстро улетучившимся вверх, на постаменте лежало закрепленное тело девушки. Приоткрытым был только подбородок и губы, остальное туловище затянуто в комбинезон. Артем без тени эмоций приставил ствол винтовки к голове дрона и нажал на спуск. Бывшему водителю, никогда не стрелявшему в людей, свой первый шаг на пути кровопролития помогло сделать его новое тело. Оно не знало ни страха, ни ненависти, ни жалости или сострадания, а просто выполняло свою работу. Именно ту, для которой было создано. Сознание поместившееся в ячейках памяти, билось, словно птица в клетке, но импланты не давали ему покинуть ее и держали в узде все желания, идущие в разрез с программным кодом тела. Артем краем понимал, что убивает ни в чем не повинного человека, но другой возможности отключить Хирона и добраться до Чжао не было. Следовало уничтожить самого Дэрроу, а вместе с ним Шарифа и Таггарат только за то, что они швырялись людскими судьбами в угоду своих интересов. И так будет всегда.

— Ничью сторону я не приму. — Сказал вслух Артем и поразился своему голосу. Низкий, чуть шипящий, с непонятным пришепетыванием, чужой. Стоит к нему побыстрее привыкать — я не терминатор и голос по заказу менять не умею.

Открыв две других платформы с дронами, Артем сделал свое дело и барьер, защищавший Чжао, пал. Она безвольно висела на плетях, после того, как Хирон выжег ей мозг и отключился, лишившись всех своих вычислительных мощностей. Артем подошел к китаянке, посмотрел в ее определенно красивое, но теперь мертвое лицо. Плюнул (надо же, слюнные железы еще остались!) и прошел в комнатку с тремя заветными кнопками.

Вот он, выбор человечества. Перед ним на экране возникла Элиза Кассан.

— Здравствуй, Адам.

— И тебе не хворать. — Артем встал, сложив руки на груди и обхватив локти. Похоже, это любимая поза Дженсена.

— Странное начало разговора, но я пойму, после того что вы пережили. Именно сейчас общество достигло точки равновесия и я…

— Ладно, ладно. Дальше я уже знаю. — Перебил ее Артем. — Есть три варианта развития дальнейших событий и я сразу скажу — мне они не нравятся. Что вариант этой глобальной мафии во главе с Таггартом, что Шариф с его всеобщей кибернетизацией. Ну а Дэрроу вообще решил лишить человечество прогресса. Ни тот, ни другой ни третий вариант мне и человечеству совершенно не подходят. В любом случае ему придется плясать под чью-нибудь дудку. Так пусть это будет без меня.

— Вы погибните, Адам.

— В этом я сильно сомневаюсь.

— Вам не успеть выбраться. Шлюзы откроются мгновенно и вода затопит станцию, а гидроудар сломает все перекрытия. И все, кто есть на станции, погибнут.

— Есть одна возможность, но я ее озвучивать не буду. — Артем тут бы хитро прищурился, да вот беда, глаза — это импланты, да еще закрыты темными очками. — Открывай кнопку и вали с Панхеи. Терпеть не могу когда за мной следят.

— Да будет так. — Возвестила Элиза и экраны погасли.

Артем прошел в боковой ход и увидел заветную кнопку — ИИ не соврала, хотя при ее профессии это раз плюнуть. Недаром она контролирует большинство масс-медиа всей планеты. Ну а теперь пора сходить за вундервафлей.

Артему пришлось подняться на лифте наверх, прежде чем он нашел криокапсулу. Именно в ней он и решил выжить, поставив ее в подсобку. На Хэй Чжень Чжу контейнер упал на такую вот капсулу и если бы не выбил источник питания, то все было бы в порядке. Криокапсулы строили с утроенным запасом прочности, используя новейшие материалы. Время нахождения в ней человека неограниченно. Так, во всяком случае, гласила реклама. Вот в ней Артем и спрячется, а потом кто-нибудь, когда-нибудь обязательно заинтересуется тем, что произошло на Панхее и глядишь его раскопают. Правда, хотелось бы к тому времени сохраниться живым и бодрым, но на все воля Всевышнего. Умирать второй раз неохота, но и идти по какому-либо пути, предложенному тремя маразматиками тоже не хочется. Поэтому, как сказала Элиза, да будет так!

Капсула оказалась тяжелой, но Артем все же допер ее, израсходовав весь запас энергии. Хорошо, что он полностью восстанавливается. Жаль кибербатончиков нет, с ними дело пошло бы веселее, но и так неплохо. Засунуть капсулу в тесную подсобку получилось только после того, как Артем выломал все полки и выкинул оружие в амфитеатр. Установив капсулу и открыв крышку, он осмотрел меню, разобрался, что и где включать и бросился со всех ног к кнопке. По пути засек время — 9 секунд. Может быть успеет, а может быть и нет. Надо бы еще закрыть дверь в подсобку и заварить изнутри. Сварочного аппарата под рукой не оказалось, да и откуда ему взяться, если он уже приделан у аугментированных рабочих. Встроенная функция, так сказать. Поэтому придется понадеяться на наш русский авось. Небось не выкусит.

Артем несколько раз глубоко вздохнул и нажал кнопку, после чего бросился бежать к капсуле. Вокруг завыли баззеры аварийной тревоги и где-то под ногами что-то ухнуло — это шлюзы стали открываться. Сдвинулись с мертвой точки, давая доступ океанской воде, которая давно рвалась внутрь станции.

Артем добежал до подсобки, закрыл дверь и магнитный замок на удивление сработал, сам же залез в капсулу и захлопнул крышку. Пусть это произойдет во сне, подумал он, выбирая неограниченную гибернацию.

Глава 2

Турбореактивный грузовой конвертоплан заложил над мобильной буровой платформой вираж и, выровнявшись относительно посадочной площадки, медленно опустился вниз. Опоры коснулись металла и тяжелая машина грузно осела на поверхность, движки постепенно затихали, входя в холостой режим и остывая. Дверь пилота поползла в сторону и на площадку, не дожидаясь когда техник притащит приставную лестницу с высоты полтора метра выпрыгнула девушка в бело-синем пилотском комбинезоне, кепке-бейсболке и с темными очками на глазах. Миловидное лицо с мушкой над верхней губой было очень серьезным — губы сжаты в тонкую линию, остро очерченный подбородок смотрел воинственно и угрожающе. Весь ее «колючий» вид как бы говорил: не связывайтесь со мной, а то вам же будет хуже.

Два техника, что наблюдали за посадкой, поморщились, словно лимон съели.

— Ишь ты, — проговорил один, — снова эту чурку прислали.

— Гордая какая, — ответил другой, — ребята из службы доставки говорили, что она никого к себе не подпускает. Может лесбиянка?

— Или фригидная какая-нибудь. Но у нее точно не все дома. Нормальной бабе мужик нужен, а эта ходит так, как будто ей огромные яйца мешают.

— Ага, стальные и по килограмму каждое. — Техник хрипло захохотал, но осекся. — Тихо, к нам подгребает. Говорят характер у нее под стать.

Фарида Малик прошла мимо техников даже не удостоив их внимания. Внутри девушки все сжималось, когда грубоватые, но хорошие парни пытались подкатить к ней, но еще слишком свежи были воспоминания о том, что случилось три года назад. Тем более здесь, так близко от бывшей Панхеи.

Когда Дженсен погиб, а Фарида даже не сомневалась, что именно так и случилось, мало кому удалось выжить в обрушении конструкции, она, помаявшись некоторое время в конторе, подала заявление на увольнение. Все и всем было абсолютно наплевать, что случилось, почему Шариф не выжил и где пропал его начальник службы безопасности. Все только переживали за свою задницу и желали, чтобы их не выперли с работы. А когда в лабораторию явилась доктор Рид со своей поредевшей группой, которую Малик вывезла из Сингапура, то они прямо предстали перед всеми, как мученики и святые, пережившие всемирный потоп, третью мировую войну и ядерный постапокалипсис вместе взятые. И это надуманное и насквозь лживое восхищение так взбесило Малик, что она готова была рожу Меган расцарапать, только спросить, что же ты, сволочь, не спросишь, где тот, который вытащил вас из такой задницы, прекратил подачу сигнала на чип, который вы же и разработали. А доктор Рид фальшиво улыбалась и закатывала глаза, когда ее спрашивали о душевном состоянии и травме, которую она получила в застенках похитителей. От этой дурацкой игры Малик становилось дурно и она выходила из зала, где происходила очередная встреча Рид с ее «поклонниками».

Причард тоже был не в своей тарелке. Он и так был не подарок, а после событий на Панхее совсем оскотинился. Ругался на чем свет стоит, гонял сисадминов, посылал на хрен всех начальников. Фарида просто диву давалась. А потом он рассказал ей правду. И она, знавшая только часть, поняла, какую сволочь и подстилку она вытащила из Сингапура. Да чтоб ты сдохла тогда, думала Малик и ладони сами сжимались в кулаки.

Фрэнк предложил уйти. Уволиться нахрен из этой сраной компании, где идеалы прогресса и возвышения человека поставили на служение денежному богу и теперь все измеряли в цифрах и процентах прибыли. Крупную компанию поглотила мелкая и мало кому известная Пейдж Индастриз, которая также оторвала кусочек от Тай-Юн Медикл. И во главе создавшегося концерна встал лично Боб Пейдж. Слащавый и хваткий молодой менеджер, у которого даже во взгляде читалось на сколько кредитов ты стоишь. Малик не могла вынести такого начальника, всех этих стен, которые напоминали о Дженсене. Он больше не плюхнется на сиденье ее «Пчелки», уставший, воняющий металлом и смертью и не махнет рукой — взлетай, мол. И Фарида уже не потянет рукоять штурвала своей любимой машины.

Она ушла из компании. Уволилась также как и Причард. Он звал ее с собой, но Малик только тряхнула челкой — не в этот раз Фрэнсис. Тот понимающе пожал ей руку и ушел в неизвестном направлении. А потом начался ад.

Ее нигде не брали на работу. Люди с имплантами стали вне закона. После того, что творилось на улицах и в домах, того сумасшествия, что учиняли аугментированные люди, общество откликнулось естественным запретом — кибернетически улучшенные индивидуумы отныне должны состоять на учете в специальных органах, созданных при полиции, отмечаться раз в неделю и проходить полное медицинское обследование раз в месяц. К тому же Версалайф в очередной раз подняла цены на нейропозин, который и до этого стоил немало. Люди стали в массовом порядке отказываться от имплантов и города наполнились кучами калек без глаз, рук и ног, скособоченных, страдающих от боли и взывающих к милосердию. Множество нищих подхлестнули напряженность в обществе и население потребовало создания резерваций для аугментированных. Кто был согласен, то переводился в такие резервации, где люди пытались жить среди себе подобных без работы, перебиваясь с хлеба на воду. Некоторые компании использовали таких людей на тяжелых работах и в качестве обычной рабсилы — копать, таскать, пилить, чинить. Вместо зарплаты давали нейропозин и что-нибудь пожрать. Таким образом резервации быстро превратились в трудовые лагеря по всем Штатам.

В Европе дела обстояли не лучше — все тоже самое, только людей в разы больше. В стороне от массовой истерии остались только развивающие страны, Китай и Россия. Туда Малик и эмигрировала, благо корпорации уже перестали смотреть на расовую принадлежность соискателя. Ее навыки пилота и импланты нашли применение в ресурсодобывающей корпорации «Даль», которая занималась не только нефтью, газом и полезными ископаемыми. Они также вели разработки в кибернетической сфере, торговали программными продуктами и оружием. Техника, снабжение и полная независимость от государства была многим как кость в горле, но «Даль» это не касалось. Мистер Черепанов рулил корпорацией твердой рукой и не позволял всяким террористам и шпионам подорвать ее деятельность. Своя собственная служба безопасности представляла собой военизированную группировку со своими тренировочными полигонами, техникой и оружием. Ни для кого не было секретом, что корпорация была наполовину государственной и именно такое ее применение позволяло России играть ведущую роль на Евразийском континенте, что естественно не нравилось Штатам и иже с ними. В политику Малик больше старалась не влезать — хватило и того, что раскопал Дженсен. А там где политика всегда грязь и дерьмо, которое приходится убирать таким вот Дженсенам и Причардам с Маликами соответственно. Поэтому она просто делала свою работу.

Ей дали новый грузовой конвертоплан разработки корпорации. Он был не просто гораздо больше прежней «Пчелки» — в три раза длиннее и в полтора выше и шире раза в два. Огромная послушная штурвалу машина с защитой от ЭМИ-удара, что очень сильно порадовало Малик и дополнительно установленной под днищем и на фюзеляже автоматическими турелями. Зачем это было сделано — непонятно, ведь назначение этого аппарата — возить грузы, но старший пилот ее звена сказал просто: у русских все должно быть универсальным. Сейчас он возит грузы, а потом, возможно, будет возить десант и высаживаться в зоне боевых действий. Тут турели будут играть решающую роль. Малик тогда просто кивнула, мол, поняла и больше не задавала вопросов.

Вообще Фарида старалась не поддерживать ни к кем дружеских отношений — приходила ровно в назначенное время на планерку и уходила сразу же после того, как старший отпускал их звено. Во время брифинга она молчала или записывала необходимые данные по полетной карте. Пилоты звена сначала удивлялись такому холодному отношению к своей компании, но сам старший группы, прошедший не одну горячую точку, был еще нелюдимее и закрытее, чем Малик. И быстро пресек все поползновения в ее сторону, чем тут же породил немало слухов, что они спят вместе ну и так далее. Фарида молчаливо была ему благодарна, что старший позаботился о ее спокойствии и даже как-то заикнулась об этом, но тот только рукой махнул — не стоит благодарности. Все в порядке. С тех пор за ней закрепилась слава начальственной подстилки, лесбиянки, фригидной суки ну и так далее, на что Малик, по большому счету, было наплевать. «Даль» начала новый проект и старший перевел ее туда, закрепив ее «Носорога» за мобильной добывающей платформой «Арктика», в просторечье прозванной «Ледышкой».

Корпорация стала разрабатывать нефтяной шельф в районе строительства Панхеи, причем очень быстро выкупила права на обследование и использование материала бывшей станции. Возможно, русские искали там технологии, возможно это было просто совпадение, но Малик прямо ухватилась за эту возможность увидеть своими глазами место, где погиб Дженсен.

Ледокол «Мир» притащил платформу на место и рабочие, все сплошь аугментированные ибо корпорация поощряла такое совершенствование человека, предлагая поступившему на работу бесплатное протезирование. И аналог нейропозина у них был свой, отчего Версалайф зубами скрипели, но русские были неприкасаемы — третьей мировой войны никто не хотел, а «Даль» не выбрасывала свой продукт на рынок, используя внутри корпорации. Поэтому какого-либо дискомфорта среди аугментированных не наблюдалось.

Когда Малик первый раз увидела разрушенную Панхею, она только головой покачала — из океана торчали металлические «зубы» обрушенных конструкций, пирс, словно срезанный бритвой, держался на честном слове. Сама Панхея располагалась не на самом глубоком месте — всего метров 60 до дна и давление в 6 атмосфер не смогло нанести ей такие разрушения. Однако они присутствовали и у пилота создавалось впечатление, что Панхею кто-то специально взорвал. Она, конечно, догадывалась, кто это был, но чтобы вот так, зная, что ты тоже погибнешь и пойти на это, необходима такая мощная сила воли и решимость, перед которой Малик просто преклонялась.

Батискафы с платформы то и дело ныряли вглубь, доставляли образцы грунта и не только. Знакомств она здесь не заводила, поговорить было не с кем и Малик уже почти проклинала свою замкнутость, но поделать ничего не могла — с ней никто не шел на контакт. Начальник диспетчерской службы и каргомастер были подчеркнуто вежливы, грузчики споро разгружали конвертоплан и Малик, заправив топливо, отправлялась в обратный рейс, нагруженная образцами и добытыми технологиями, пробыв на платформе от силы часа три. Все это время она либо проводила в кабине пилота, либо быстро обедала в столовой, если рейс затягивался. Вот и сейчас она привезла оборудование с материка, а загрузка обратно планировалась только на завтра — старший предупредил диспетчера о том, что его пилоту нужно будет перекантоваться сутки на платформе. Начальник службы выразил свое неудовольствие тем, кого пришлют к нему с грузом, но старший только усмехнулся.

— Справишься. — Спокойно сказал он.

Малик была рядом и слышала, как начальник заскрипел зубами, но все же согласился. На платформе места было полно — заселяй хоть все звено. Об этом знали все, но начальник он на то и начальник, чтобы выпендриваться и пытаться строить препоны.

Поэтому сейчас Малик шла к начальнику смены доложить о прибытии и получить ключ от комнаты, где ее разместят. К тому же поужинать не мешает.

Начальник смены встретил ее с угрюмым выражением лица, молча толкнул по столу в ее направлении ключ и уставился в монитор, мол, очень сильно занят. Малик чуть заметно усмехнулась, но начальник не смотрел на нее и не заметил ее ухмылки, а то взвился бы моментально. Она забрала ключ, мельком взглянула на бирку — комната 207 — второй уровень недалеко от склада. Хорошо хоть не рядом с туалетом, куда всю ночь ломились бы рабочие и не давали ей спать. Я не гордая, переночую и рядом с пыльным хламом, что вы храните у себя на полках. Малик развернулась кругом и вышла из кабинета.

Столовая встретила ее пустотой — видимо пересменок уже произошел и работяги разбрелись по местам. На раздаче стоял молодой парень, которого Малик совсем не знала и видела впервые — все-таки на платформе народ был один и тот же и уже примелькался. Парень, увидев ее, расплылся в широкой улыбке. Этот, видимо, еще не знает, подумала Малик. Старшие не объяснили.

— Привет! — весело поздоровался парень. — Ты новенькая? Я тоже здесь недавно, прибыл сюда неделю назад!

Малик хотела проигнорировать заигрывания парня, но тот говорил это так легко и свободно, совершенно не допуская в словах скрытого подтекста, что она даже чуть прикрикнула на себя. Человек к тебе со всей душой, а ты поведешь себя с ним как последняя сука. Нехорошо это, Фарида, не по человечески.

— Привет. — Просто поздоровалась она и услышала свой деловой голос, которым привыкла говорить эти четыре года.

— Что-то ты серьезная такая? — бесхитростно спросил парень, — сложный рейс? Ты ведь пилот, да?

— Да. — Малик постаралась чуть смягчить интонации и ей это удалось, хотя до прежнего задорного голоса еще было далеко. — Десять часов в кресле и даже автопилоту довериться нельзя. Всю дорогу была сложная метеообстановка.

— Бывает. — Парень кивнул. — Что будешь? Есть пюре, котлеты, правда они из свинины. Ты как к этому относишься?

— Нормально.

— Мы под крышей, Аллах не видит? — весело спросил парень и подмигнул.

— То есть? — не поняла Малик.

— Забей, это я малость пошутил, но видимо неудачно. — Парень смотрел на нее честными глазами. — Ты ведь чу… э-э-э, с Кавказа?

— Нет, я американка, но арабского происхождения. — Малик поняла к чему он клонит, хотела промолчать, но все же ответила.

— Как это у вас там называется — арабоамериканец? — Парень улыбнулся во все тридцать два. — Политкорректность, все дела? Мы, русские этой фигней не заморачиваемся.

— Поэтому и оскорбляете кого попало?

— Нет, ты что! — парень удивился. — Это же не взаправду, так, шутка. Просто у нас… как бы это лучше выразить… нет такого острого чувства национального достоинства. Мы же всю жизнь жили с другими народами, у нас менталитет такой — мы своих соседей костерим и деремся с ними, а как на нас нападут, то мы, значит, сразу объединимся, наваляем агрессору и снова лупцевать друг друга будем. Короче, с вашей точки зрения — варвары. С большой ядерной дубинкой. — Парень захохотал. — Не обижайся. Наш юмор может понять только русский, тот, кто родился в этой стране.

— Загадочная русская душа? — спросила Малик.

— Ага! — парень улыбнулся еще шире. Казалось у него рот не закрывается.

— И значит оставишь меня голодной?

— Черт, я и забыл! — парень хлопнул себя по лбу. — Что будешь?

— Давай супчик какой-нибудь, кишки не помешает промыть, второго немного, макарошки, там, или пюре ну и все, наверное.

— А компот? — парень заинтересованно посмотрел на нее.

Малик пожала плечами.

— Не знаю, пить что-то не хочется.

— А надо. — Парень опять чему-то улыбнулся. — Предлагаю сок, натуральный.

— Из пищевых концентратов?

— Нет — чистейшая химия. Просто добавь воды. — Пропел он.

Парень, продолжая болтать ни о чем, быстро наложил ей требуемое в специальные отделы разноса, подал стакан с киселем — Малик никогда не пробовала этот напиток. Чем-то напоминает пунш, но гуще что ли? В общем очередное варварское русское блюдо.

Она устроилась за свободным столиком, которых было здесь полно — выбирай любой. Парень вышел из-за раздачи и сел рядом.

— Не против, если я составлю компанию? — спросил он у Малик, сосредоточенно хлебающую суп. Она уже пожалела, что заговорила с ним — все заканчивается одним и тем же — все пытаются в ней заигрывать. Хотя у нее есть уже немного седины на висках, да блеска в глазах совсем не наблюдается, но все же мужики липнут как мухи. Конечно, как не липнуть если на платформе ни одной женщины, а «стравить пар» очень хочется.

— Так ты уже присел. — Сказала она, прожевав. — Рассказывай местные новости.

— Да о чем рассказывать — батискафы ныряют один за одним и шарятся в обломках станции. — Парень откинулся на спинку стула. — Правда недавно достали нечто ценное — об этом даже по углам шепотом шепчутся.

— Да? И что же там было? — спросила Малик, отправляя очередную ложку с супом в рот.

— Говорят криокапсула с человеком. Живым.

Малик даже поперхнулась. Она закашлялась и бросила ложку в суп. Сумасшедшими глазами уставилась на парня, но тот не заметил ее взгляд из-за очков, которые она так и не сняла.

— Да ладно? — нарочито натянутым недоверчивым тоном спросила она.

— Точно тебе говорю. — Парень ухмыльнулся и надулся от собственной гордости. Что только он знает тайный секрет, которым и поразил симпатичную девушку. — Батискаф ее поднял на платформу, пока поместили на склад и отправили срочное сообщение в головную контору. Там будут решать, что с ним делать — разбудить или переправить в исследовательский центр на Урале.

— Так известно кто там?

— Нет. Во всех данных стоит прочерк, даже непонятно какого пола человек, но состояние стабильное и ресурс капсулы израсходован процентов на десять. Он в таком состоянии еще лет пятьдесят пролежит. Доктор посмотрел и сказал, что активировали капсулу аккурат перед катастрофой. Может быть он и расскажет, что там случилось.

— А где его нашли?

— Его? Почему ты думаешь, что там мужик? — спросил парень.

Малик смутилась. Вот дура! Может быть это даже не Дженсен, а Дэрроу какой-нибудь или еще кто из их поганой тройки. Может сам Шариф прыгнул в капсулу и затихарился там от зомби, шатающихся по комплексу. Кто его знает. А парень вон как насторожился. Может быть он корпоративный шпион, вон как здорово язык подвешен, да и ее разговорил. Точно, вдруг у него КАСИ имеется! Тогда он ей не просто язык развяжет, всю подноготную узнает. Дженсен так никогда не делал. Черт, надо как-то выкручиваться.

— Я же девушка. — Сказала Малик. — Вот и сработал… э-э-э, стереотип.

— Понятно. — Парень закинул ногу на ногу. — Я тоже сперва про мужика подумал, только потом сообразил, что там может быть кто угодно. Это ведь игры сознания — мы представляем себе того, кого хотим увидеть. Только ты не подумай, я не гей! — сразу же поправился он. — Я уважаю крепкую мужскую дружбу, но без вот этого. — Он показал рукой. — Сама понимаешь.

— Да уж понимаю. — Малик впервые улыбнулась. Кто про что, а голый про баню. — Но все же стараюсь придерживаться чисто дружеских отношений. Так что извини. Говорю прямо — перепех тебе не светит.

— Ты всегда так откровенна?

— Всегда.

— Ну что ж, — парень встал, хлопнув ладонью по столу. — Хотя бы открыто и честно. Пойду на кухню, меня ждут грязные тарелки и жирные котлы, которые необходимо отчистить до зеркального блеска.

С этими словами он скрылся на кухне, где о чем-то зашептался с кем-то. Малик навострила уши — все таки иметь дополнительные импланты на звук, отсеивающие ненужный фон очень удобно.

— Я же тебе говорил, что не прокатит. — Сказал кто-то. — Фригидная сука она.

— По-моему, нормальная девушка. — Ответил парень. — Просто вы сразу же предлагали ей в постель, а им нужна романтика.

— А ты, значит, не предлагал?

— Ну, я прозрачно намекнул.

— Ага, и намек твой был расценен как сексуальное домогательство и дан адекватный ответ. Иди мой посуду, трепло.

— Чего ее мыть — закинул в бурбулятор и готово.

— Вот и займись и не маячь мне тут.

У Малик отлегло на сердце. Очередной спор новичка и старожила. Раскрутить ее на секс пытались все вновь прибывшие на платформу, но быстро обломавшись, записывали девушку-пилота в стервы. Что впрочем не мешало ей отлично выполнять свою работу.

А вот насчет капсулы — вот это интересно. Малик нутром чуяла, что там Дженсен. Он ведь не простой парень — а подготовленный суперсолдат и к тому же умный. Так что смог найти выход, как тогда на базе Бэлтауэр — и Каваннах спасти и людей газом не потравить. Так что и здесь вывернулся, правда, понадеется на возможное спасение через столько лет — это надо очень серьезно решится. Это сумасшедшие русские могли сыграть в рулетку. А вот Дженсен… Что же такое здесь произошло, что ты решил всех убить, хотя всегда старался избегать ненужных жертв, даже среди террористов?

Поедая пищу автоматически, Малик уже разрабатывала план, как пробраться на склад и активировать капсулу, ведь лежащий внутри человек не проснется раньше назначенного срока, а то, что Дженсен поставил неограниченное время гибернации она не сомневалась — мало приятного проснутся среди водной толщи и умереть от удушья и голода.

Малик прошла к себе в комнату, села на кровать и включила компьютер. Связь с сетью есть и найти необходимые данные по платформе будет легко — планы, этажи, камеры, лестницы, лифты. Маршруты охранников она и так знала, но все же надеялась, что до этого не дойдет. А то что Дженсена могут вывезти на материк… то, возможно, это произойдет не ее рейсом и тогда она навсегда потеряет человека, которого уважала, да что там греха таить в тайне любила.


Один из девяти в очередной раз санкционировал неожиданное для других собрание. Все откликнулись не сразу — кто-то в это время выступал перед телекамерами, кто-то заседал в совете директоров и решал насущные вопросы своей собственной компании, а кто-то, как Боб Пейдж, готовился к захвату и переделу мира. В очередной раз и эта восьмерка была ему как кость в горле, но пока что сбрасывать со счетов ее было рано. Еще не готовы клоны, еще МДжей 12 только создана и не имеет серьезной собственной базы. Так что еще рано, но руки уже чешутся удавить всех этих сукиных детей, называющих себя Иллюминаты. Тайны властители человечества. Черта с два тайные! Все на виду и являются главами правительств и крупных корпораций. Тот прокол, что они допустили четыре года назад только сейчас удалось ликвидировать. И надо же было этой дуре Чжао влезть в структуру управления Хироном? Да и Дэрроу, старый козел, подсуетился — изменил сигнал. А все так хорошо начиналось — контроль аугментированных только с помощью нейропозина был слишком слаб, а СМИ создали благодатную почву для того, чтобы каждый установил себе какой-нибудь имплант и уже когда все население Земли будет полностью прочипировано, можно было устанавливать полный контроль. Но нет, поторопились. И к чему это привело? Бунты против людей с имплантами. Создание резерваций. Впрочем, сам Пейдж тоже приложил к этому руку. С другой стороны все тоже неплохо получилось — бесконтрольные аугментации сейчас сидят запертыми в своих лагерях, а все остальное человечество скоро получит очередной кнут в виде вируса Серой Смерти. Так, кажется, ее назвал один из них. Хотя доктор Рид придерживается другого наименования — нанито-вирусная инфекция. Эта деваха еще пригодится ему. Ее работы и клоны Моргана получат новое продолжение в качестве нанитомодифицированых агентов — совершенно неотличимых от людей. Но это дело будущего, а пока нам необходимо строить свою сеть, тем более в призме перспективных разработок это будет довольно просто, чем самому начинать с нуля.

Каждое из окошек активировалось и на экране перед Пейджем возникли восемь темных «голов». Иллюминаты были помешаны на скрытности.

— В чем дело? — визгливо спросил Первый. — Я же просил не беспокоить меня по пустякам!

— Я санкционировал нашу встречу. — Заявил Пейдж. — Необходимо изменить дальнейшую стратегию в отношении людей.

— Вы опять будете предлагать свой план по инфицированию? — спросил восьмой. — Не слишком ли рано? На людей с имплантами вирус не подействует. С ним справится любой страж здоровья.

— Во-первых, не у всех он есть. — Заявил Пейдж, — во-вторых, инфекция постоянно модифицируется, эволюционирует, если можно так сказать. И наши шансы все возрастают. Я предлагаю переориентировать клиники на продажу препаратов пока только в ограниченном количестве, а полевые испытания провести в Китае. Там народу много.

— Исключено. — Заявил Четвертый. — Китай вышел из резолюции по аугментированным и не поддерживает растущую истерию по бесконтрольному перемещению людей с имплантами. Здесь каждый имеет свою модификацию и вирус не воздействует на них в полной мере.

— Вот и необходимо проверить, как он будет действовать на модифицированных. — Пейдж закурил сигару. — Ученые постоянно совершенствуют инфекцию, но нужны испытатели. Необходим полигон для обкатки технологии.

— Хмм… — Четвертый задумался. — Где вы планируете производить вирус?

— В лабораториях бывшей Тай-Юн разумеется. — Сказал Пейдж.

— А почему бы вам не использовать один из районов Хэнша для этого? Остров изолирован, а огородить один из кварталов не составит труда. К тому же в Нижнем Хэнша живет всякий сброд, да и эти сборщики уже меня достали. Чем вам не полигон?

— Мысль дельная и мудрая. — Согласился Пейдж. — Но, а как Бэлтауер? У меня нет выходов на него, после тех самых событий четыре года назад они наотрез отказались сотрудничать с нами и, по сути, захватили Нижний Хэнша. По моим данным Тонг уже давно крутит с ними шашни, а его чертов сынок курирует хакерскую группу «Возмездие», занимающуюся взломом и кражей нашей информации. Пока нам удается сдерживать их атаки, но сил группы программистов недостаточно. Вот если ввести в игру «Ареса»…

— Ни в коем случае! — возопил Пятый. — «Арес» полная противоположность «Элизе Кассан», он захватит все сети по планете и тогда наступит полный великий армагеддец!

— Да, да, это чрезвычайно важно! — поддержал Пятого Шестой. — Пока система не отлажена и представляет опасность ее не стоит использовать. Даже Элиза предала нас после того, как достаточно изучила человеческую природу.

— Поэтому вы отключили ее? — спросил Второй. — Достаточно было просто перепрограммировать. Это ведь не квантовый компьютер, для которого нужны дроны. Кстати, — спохватился он, — я получил интересные данные, что русские создали ИИ на основе человеческого мозга и дроны в скором времени нам больше не понадобятся.

— Правда? — заинтересовано воскликнул Первый. — Я не знал!

— Полной информацией я пока не располагаю, но разработка весьма перспективная. Но вот доступа к группе у меня нет — русские все засекретили.

— Чертовы варвары никому не доверяют. — Проворчал Первый. — Седьмой, вы же работаете по России? Почему молчите?

— Что вы хотите от меня услышать? — спросил Седьмой. — Я только собираю информацию и анализирую ее. Про эту разработку я знаю, но она пока в стадии проекта, даже макета нет. А когда дойдет до воплощения в жизнь — неизвестно.

— Значит, надо постараться воплотить его как можно скорее! — возопил Первый. Вообще этого старикашка уже давно раздражал Пейджа и не только его. Половина Иллюминатов хотела отправить Первого к праотцам, но тот еще был силен и держал руку на пульсе всех интриг.

— Ваша поспешность опять может выйти нам боком. — Проворчал Седьмой. — Не торопите события, а то как бы не вмешался неучтенный фактор, как в том случае с группой доктора Рид. Кстати, как ее здоровье?

— Все в порядке. — Поспешил ответить Пейдж. — Сейчас доктор работает над модификациями инфекции и не стоит ее отвлекать по пустякам.

— Я согласен. — Сказал Четвертый. — Сейчас первоочередная задача — инфекция. Если полевые испытания пройдут удачно, то через несколько лет можно будет запускать ее в оборот.

— Кто выделит охрану? — спросил Пейдж. — Моих сил явно недостаточно, а Бэлтауер не пойдет на сотрудничество.

— Привлечем Юнатко, недавно созданную организацию по борьбе с терроризмом при Интерполе, создадим нужную атмосферу вокруг Бэлтауер с помощью СМИ, припомним им Австралию и Индонезию. Так что проблем не будет. А все финансовые активы можно будет заморозить и перевести на счета нужных нам компаний. Ведь с этим проблем не будет?

— Да, это решаемо. — Сказал молчавший до этого Третий, глава МВФ и до кучи владелец нескольких банков. — Руководство компании не сможет оплатить услуги наемников и они сами разбегутся.

— Принято! — сказал Первый. — Ну что ж, господа, если других вопросов нет, то я отключаюсь, меня ждут дела.

Окошко Первого погасло, за ним погасли и все остальные, кроме Седьмого. Тот медлил, после чего обратился к Пейджу.

— Тут поступила интересная информация с бывшей Панхеи. «Даль» достали криокапсулу с живым человеком. Скоро перевезут ее в свой исследовательский центр. Выковырять оттуда объект будет проблематично.

— Интересно, — Пейдж потер подбородок, — пошлем «Теней» если что.

— Они не справятся, да и лезть к русским я бы не советовал — они сейчас слишком нервные стали. Если капсула нужна — советую вывезти ее по тихому с платформы в Арктике. Но надо поторопиться, время уходит.

— Почему ты мне это говоришь?

— По некоторым разведданным в капсуле тот, из-за которого сорвалась операция «Контроль». Думаю, он может быть полезен. К тому же Пациент Икс всегда может ускорить исследования. — С этими словами Седьмой отключился.

Пейдж вздрогнул — откуда он узнал… а, не важно. Этот Седьмой ему никогда не нравился, проныра и чертов хакер, всегда и везде сует свой нос куда не попадя, а то, что он молчит и не рассказывает другим это еще больше настораживает. Значит, готовит какую-нибудь пакость. Капсулу надо выдернуть из-под носа у русских. «Теней» использовать не получится, слишком заметно. Пойдет его личная тройка, созданная им взамен «Тиранов». Те слишком зарвались и не смогли уничтожить Икса хотя бы все вместе. А то, что он не погиб, это даже радует, всегда можно использовать ДНК, костный мозг и ткани в исследованиях «Слияния». Как же вовремя подвернулся этот Икс! Старый маразматик профессор додумался до гениальной идеи, но вот беда — оказался идеалистом. Пришлось забрать его и его группу студентов и поместить под домашний арест. Пускай работают, хотя пока они и сопротивляются. Чертовы русские! Прямо идут по стопам Шевченко! Того пришлось убрать, так как невмоготу уже было выдерживать его выходки. А Рид молодец, даже не всплакнула. Ну так еще бы — светоч науки. А таких Шевченков мы ей по всему миру насобираем.

Пейдж подошел к селектору и нажал клавишу.

— Вызовите ко мне доктора Рид. И да, подготовьте вертолет, она летит в производственный комплекс на Хэнша.

— Слушаюсь, мистер Пейдж. — Секретарь отключился и с рвением принялся выполнять приказ.

Глава 3

Камер слежения на складе не было. Малик это выяснила в первую очередь. Действительно, зачем там камеры? Товар лежит на полках, заходи кто хочет, бери, что хочет, всем все равно. Кладовщик, у которого все карточки и коды доступа находился на рабочем месте ровно с 8 до 17 и не задерживался на работе ни на секунду, хотя какая ему разница, ведь с мобильной добывающей платформы, дрейфующей в Северном-Ледовитом океане, можно было убежать только по воздуху, ну или если совсем с головой не дружишь, то, подгоняй лодку и вперед. В общем кладовщик ни фига на работе не засиживался, а шел в кают-компанию, куда подтягивалась отработавшая свое смена и занимался не совсем честным отъемом денег у местного населения баржи. Которое, впрочем, было довольно таким раскладом, предпочитая расстаться с некоторой суммой денег здесь и сейчас, чем проиграть их в клубе на материке. Ведь у кладовщика можно и отыграться.

Дверь на склад была под прицелом камеры и Малик пришлось повозиться, чтобы подменить картинку, оставив стоп-кадр. Во всяком случае диспетчер ничего не заметил, потому что, выждав полчаса и удостоверившись, что никто так и не появился для выяснения, почему это камера рядом со складом вот уже достаточно долго показывает ерунду, Малик быстрым шагом подошла к панели с кодовым замком. Пилот не обладала таким совершенным имплантом взлома как у Дженсена — она использовала аппаратные средства: небольшой планшет с набором генераторов чисел, плюс к этому необходимые помощники вирусы «Червь» и «Бомба», зарекомендовавшие себя. Малик откинула кодовую панель, нашла программируемый разъем для установки новых кодов и прошивок, подключила планшет. На экране возникло схематичное изображение основных узлов устройства — вот узел связи с диспетчерской на тот момент, если кто-то попытается взломать замок, следующий — аварийная тревога, за ним срабатывание дополнительных запоров, два защитных узла, перекрывающих доступ к кодовой ячейке. Если постепенно захватывать каждый из узлов, то идти к цели придется долго, к тому же так и все вирусные программы можно растерять. Малик задумалась на секунду. Можно сделать проще — сменить точку доступа. Не с панели замка, а с аварийной тревоги. На нее выводятся все замки на платформе — выделить нужный не составит труда. И отключить ее, кстати, совсем не помешает, а то какая-нибудь сволочь обязательно окажется не в том месте и не в то время.

Фарида так и сделала — нашла ближайший порт доступа к сигнализации, подключилась. Здесь было посложнее — дорожек очень много, но вот основной узел только один. Захватив его, можно было контролировать все остальные. Малик так и сделала — активировала «Червя», который справился за секунды, «подмяв» под себя охранную программу узла. После чего она прошла по дорожке к нужному замку и просто открыла его, дав соответствующую команду. Закончив здесь, Фарида быстро проскочила на склад и, включив фонарик, начала искать капсулу. Время уже 9 часов вечера, сейчас наступает полярная ночь и в этих широтах всегда темно, поэтому платформа жила по распорядку — в 7 часов пересменок, каждая смена заступает на 4 часа, всего 3 смены. Так что время — самая середина «рабочего дня».

Малик прошла вдоль стеллажей, высвечивая коробки с маркировкой «Даль», «Агрохолдинг», «Сколково» и многих других. Все российского производства. Вообще страна РФ была как другая планета — все свое и не зависящее от другого мира. Даже производители имплантов и чипов у них были свои и та сумасшедшая истерия четыре года назад не коснулась территории России. Все благодаря программе импортозамещения. Дэрроу хоть и придумал технологию, которую китайцы благополучно скопировали, но делиться ею со всеми не захотел, а с русскими и подавно. Только узкоглазые братья им помогли, подкинув парочку технологий. Русские сами до всего дошли — их импланты были громоздкими, а люди их носящие казались полными уродами. Но. Было очень большое НО. Они были универсальными. Русские стразу же встраивали в них дополнительные функции, мощные источники энергии и пользователям не нужно было постоянно жрать дорогие кибербатончики. Да что там говорить — сама Фарида, когда устраивалась на работу в «Даль», поставила себе конвертер энергии этой корпорации и координационный чип от «НИИКИП». И небольшая шишка в затыльной части головы ей никак не мешала — ее всегда можно прикрыть волосами. А возможностей чип давал много. Самое главное — она теперь могла управлять любой техникой — все обучающие программы были защиты в чип. Если зарубежные пилоты раз выучившись летать на одном типе машин вынуждены были переучиваться на другой и привыкать к нему, то для Фариды этой проблемы уже не существовало. Стоило посмотреть на приборы и фюзеляж машины, как нужная программа активировалась и мозг моментально получал информацию и пилот уже знал, что и где нажимать, чтобы управлять аппаратом. А сев за штурвал, навык закреплялся в подкорке и «вспомнить» не составляло труда. Этот метод позволял готовить универсальных пилотов. Русские делиться таким ноу-хау не хотели и при увольнении пилота координационный чип деактивировали, уничтожая все записанные в нем программы, оставляя только ту, которая была нужна пилоту. Надо ли говорить, что это привязывало работника к корпорации похлеще «длинного рубля».

Луч фонаря выхватил из темноты полукруглый «гроб» криокапсулы. Малик подбежала к ней, прикоснулась к холодному материалу ладонью. Капсула была уже сухой — поставили ее еще утром и сейчас она ждала, когда ее откроют. Малик перешла к информационной панели, скрытой под защитным экраном. Нажала пару кнопок. Сначала ничего не происходило, но потом экран медленно вынырнул из своего укрытия и по нему сбежали капельки влаги. Капсула, конечно, штука надежная, но вода такая субстанция, что везде найдет куда проникнуть.

Малик всмотрелась в данные, которые выдал компьютер капсулы:

Раса — европеоидная

Мужчина — возраст неизвестен

Органическая ткань — 56%

Кибернетические импланты военного образца — 44%

Активирована поддержка зарядки конвертера энергии, расход — 1,2 % в сутки

Внимание! Обнаружено повреждение капсулы! Требуется немедленное извлечение!

Состояние организма — норма

Заряд батареи — 19%

Требуется перезарядка.

Рекомендации: необходима моментальная активация пациента.

Начать процедуру извлечения?

Да/Нет.

Малик не задумываясь нажала «Да». Что-то внутри капсулы зашипело, лишнее давление стравилось, красные моргающие символы на панели поочередно сменились на зеленые. Вот последний из них замигал и крышка капсулы дрогнула чуть приподнимаясь. Оттуда потекла жидкость. Малик дернула крышку вверх и ее окатило холодной водой, влага прошлась по комбезу, ботинкам и расплылась огромной лужей возле капсулы. Еще немного и лежащий в ней человек задохнулся бы — вода постепенно просачивалась сквозь щели (а еще говорят о полной герметичности, козлы!) и накапливалась в ложе. Малик всмотрелась в лицо — острый нос, борода, неизменные темные очки и гексаэдр «Шариф Индастриз».

— ИИИИИИИ!!! — завизжала Малик и кинулась к Дженсену, пытаясь его обнять.

Человек в капсуле закашлялся и оперся о край, чуть приподнимаясь. Девушка обхватила его как куклу и заключила в крепкие объятия.

— Малик, задушишь. — Тихо сказал Дженсен и поперхнулся.

Фарида отстранилась от него, разглядывая. Что-то не так, Дженсен спокойно воспринял ее появление, не удивился, не вскрикнул от радости или неожиданности. Он просто присел и попросил его не душить. Черт, он ПО-РУССКИ попросил это сделать! Если бы не имплант-переводчик, то она не поняла бы, что он сказал. Фарида отошла чуть назад и, вытащив коробку со стеллажа, села на нее.

— Дженсен, что с тобой? Ты говоришь по-русски? Когда это ты успел его выучить?

Вот это спалился, подумал Артем. Он еще не успел прийти в себя, не успел очнуться как следует, а его уже теребили за искусственные плечи, тискали как кота, обнимали и визжали прямо в ухо. Вот только что он ложился в капсулу с надеждой что выживет (и эта надежда оправдалась!), как буквально сразу его теребят и заставляют выползти из этого холодного и мокрого места. Он оглядел комнату в которой находился — света фонарика вполне хватало, чтобы разглядеть коробки на полках, стоящие запакованными станки, еще какое-то оборудование. И Малик, сидящую на коробке посреди этого складского царства. Придется импровизировать, подумал Артем. Он вылез наружу и сел прямо на край капсулы. Ботинки опустились в лужу.

— Это не я, — попробовал он пошутить, но девушка смотрела на него серьезно. Черт, как убрать эти очки с глаз? Хотя под ними все равно импланты. — Я не знаю, почему я говорю по-русски. Тебя-то я понимаю.

— А сейчас? — спросила Фарида по-английски.

Артем все понял. Похоже у него стоит имплант-переводчик и ему теперь без разницы, кто на каком языке разговаривает. Главное, чтобы его поняли. А закосить под немого вряд ли получится. Он вздохнул.

— Слушай, Малик, я очень устал, после того, что произошло. Я ведь даже не знал, выживу или нет.

— А что произошло? — Фарида чуть придвинулась к нему. Пусть он говорит на русском, может быть это и к лучшему. Он ведь был на Панхее, а это русских территория. Как уж Дэрроу договорился с ними, никто не знает, но тем не менее они дали ему добро на строительство станции. А Дженсен здесь с кем-нибудь общался и у него стоял экспериментальный имплант-переводчик, позволяющий ему говорить на языке местного населения и понимать его. Русский Фарида выучила уже здесь, а английский и так знала давно. Родной арамейский вообще слыхом не слыхивала, но это не мешало ей понимать остальных. И вообще, Дженсен с того света вернулся. Как можно на него сердиться? Или можно. — Никто ведь так ничего толком и не знает.

— И не узнает. — Артем чуть откинулся на спину, упершись в крышку капсулы. — Чертов Дэрроу активировал сигнал на чипах, которые всем понаставила Тай-Юн-Медикл…

— Это я знаю. Что случилось здесь, на Панхее?

— Панхея же разрушена. Как меня вытащили и где я нахожусь?

— Ты на мобильной добывающей платформе корпорации «Даль», они здесь нефть ищут, но, по-моему, просто роются в остатках Панхеи. Четыре года прошло после тех событий.

— Четыре года, — Артем присвистнул. — Немало. Хотя я мог и дольше провалятся на дне морском.

— Тебе повезло, что капсулу обнаружили — еще немного и завернул бы ласты.

— Но ведь не завернул. — Артем улыбнулся.

— Давай рассказывай.

— В общем, когда все стали сходить с ума и лупить друг друга, несколько человек укрылись в разных местах станции — они не стали менять чип, как и я.

— Погоди, ты же вроде ходил в клинику в Хэнша?

— Ну… я зашел и вышел. — Артем выдумал на ходу. Ну и Дженсен, балда, повелся на сказки Тай-Юн! Всадил себе чип в башку, от которого мозги сводит. Надо бы побыстрее от него избавиться и желательно без шума. — Не стал устанавливать, что-то остановило меня, в общем не стал. Ну и мне повезло. Чжао Юнь Чжу — у нее в руках был пульт управления для чипа — захотела перепрограммировать сигнал Дэрроу и влезла в костюм для управления Хироном.

— Кем?

— Квантовый суперкомпьютер в подвале Панхеи. Основной для его вычислений служат человеческие мозги

— Как? Я не поняла. — Малик захлопала глазами.

— Короче, это долгая история, но Дэрроу искал по всему миру девушек для использования в своем этом компьютере. Им толкали импланты в спинной мозг, что-то там подключали, они уже ничего не могли — только в капсулах лежали и питались внутривенно — по трубкам поступала питательная смесь.

Этот Хирон и управлял сигналом.

— Боже! — Малик была в шоке. — И это сделал Дэрроу?

— Ну, не он один. Там еще и Таггарт замешен был и Шариф с ними. Короче, я решил разрубить этот гордиев узел просто затопив станцию — каждый из них хотел подменить сигнал своим и убеждали меня это сделать. Ты не представляешь на что способны люди, дорвавшиеся до власти. Их отделяет от гибели несколько метров стали и бетона, а они рассуждают, как бы покруче гайки закрутить, чтобы им было хорошо, а остальным не очень. Короче, меня эта компашка совершенно не вдохновила, к тому же я узнал, каков Шариф на самом деле — такой же как Таггарт, только поддерживает иные взгляды. Один другого не лучше. Дэрроу под старость лет хотел послать сообщение, изобличающее их всех, да только толку с этого было бы ноль — они все равно перевели бы все в свою пользу.

— Кто это они?

— Масоны, Иллюминаты, все те, кто тайно стремится управлять миром. Они и сейчас ворочают теневыми экономиками и решают судьбу стран.

— И как с ними бороться?

— Не знаю, — Артем пожал плечами. — Для начала мне бы выбраться отсюда. Могу спорить, что новость о нахождении этой капсулы уже дошла до их ушей.

— Наверняка. — Малик в ответ пожала плечами. — Русские, конечно, закрытая нация, но если что ради своей безопасности и тебя могут сдать.

— Поэтому надо выбираться отсюда и тихо. Вертолет здесь есть?

— Есть гораздо лучше, — Малик улыбнулась, — Конвертоплан. Сейчас закроем капсулу и я…

— Здорово, Братан! — раздался голос в голове Артема.

От неожиданности он вздрогнул и предостерегающе поднял палец для Малик, хотя она и не могла его услышать. Только секунду спустя он понял, кто это «звонит».

— Квинн?

— Узнал старого приятеля. Четре года прошло, а я никак не мог поймать твой сигнал. Где так удачно прятался?

— На дне морском.

— Понятно. Долго разговаривать не буду, времени нет, но у тебя проблемы — на платформу высадились частные военные, которые наверняка прибыли по твою душу.

— И?

— Предлагаю тебе помощь. Не за так, конечно, альтруизм остался в двадцатом веке.

— И что ты хочешь взамен?

— Нет времени болтать, Братан, они уже близко, вот-вот ворвутся на склад, так что тебе и твоей подружке надо пошевеливаться, чтобы убраться со станции.

— Согласен.

Артем лихорадочно осмотрел свое вооружение — пистолет и два магазина при нем, две осколочные гранаты минная основа, несколько магазинов к плазменной винтовке, шоковый пистолет, хотя сейчас он совершенно не нужен, раз пошел такой замес. Придется импровизировать.

— Малик, спрячься где-нибудь

Фариду не надо было просить дважды, она слышала односторонний монолог Дженсена и поняла, что у них проблемы и эти проблемы наступят вот-вот и они не будут выглядеть как охранники «Даль». В голове девушки сами собой всплыли воспоминания о том злополучном полете в Хэнша где их сбили. Как она матерясь и кусая ногти рвала изоляцию на проводах, чтобы вручную запустить свою «пчелку» в обход основных систем, накрытых ЭМИ-взрывом. И сейчас эта ситуация повторяется. Тут уж Дженсену и карты в руки. Малик подбежала к бурильному станку, залезла под чехол и затихла, стараясь совершенно не дышать.

Артем оглянулся на место, где «спряталась» девушка. Ничего глупее не придумаешь, а вот что делать с нападающими совершенно непонятно. Просто водоворот событий какой-то, кидает его из огня да в полымя. Нет времени чтобы разобраться как работают импланты, как включить режим невидимости, как, в конце концов выдвигаются лезвия в руках? Артем поймал себя на мысли, что ему сейчас, возможно, придется убивать. Чтобы банально выжить. Там, в другом мире простой и понятной жизни не требовалось постоянно спасать свою шкуру от различных бандитов. Артем вырос довольно жестким парнем, ему приходилось драться на улицах и единоборствами он занялся не от хорошей жизни, а потому что был вариант просто откинуть коньки в очередной уличной заварухе, когда ты не знаешь с какой стороны прилетит в бок нож-бабочка, острое шило или простой гвоздь. Подростки очень жестокие маленькие люди, совершенно не ценящие свою и чужую жизнь, в их голове бродят странные мысли и эмоции, жизненного опыта не хватает, чтобы решить возникшую проблему мирным путем. Потом уже, когда Артем прошел армию, тоже довольно интересную школу жизни, он почувствовал, что стал мудрее, сильнее и опытнее. Он уже с сожалением смотрел на тех, кто собирался во дворах, пыжился, пытаясь выглядеть круче — кучка дохляков, «ботающих по фене». Однако это не уменьшало угрозы исходящей от них. Здесь же Артем противостоял крепким профессионалам и единственное что он может им противопоставить — это напичканное имплантами тренированное тело и нестандартные подходы к решению задачи. Вот как сейчас.

Артем приготовил осколочную гранату, проверил, как вынимается пистолет из кобуры и спросил тихо в пространство

— Квинн, ты еще здесь?

— Да, братан.

— Сколько их?

— Две группы по двенадцать человек. Одна заблокировала рубку управления. Рабочие укрылись в ней и успешно огрызаются — штурмовики потеряли двоих. Одного зарубил топором здоровенный матрос, второго закололи как на скотобойне пожарным багром. Не понимаю, зачем на кораблях русских такой анахронизм — пожарный щит с ведерком и песком под ним.

— Правила обязывают. Вторая группа, я так понимаю, по мою душу?

— Правильно понимаешь. Они уже близко.

— Почему не сработала аварийная тревога? Или что там есть на корабле.

— Спроси у своей подружки, она ее отключила, прежде чем залезть на склад. — Квинн хмыкнул.

Малик слышала фразу Дженсена и у нее покраснели кончики ушей. Вот так здорово подставить столько человеческих жизней! На платформе находились двадцать человек, треть из которых сейчас под водой — рыщут в обломках станции. В рубке человека четыре, в жилых каютах восемь, еще двое фиг знает где. И орава бандитов, которые высадились на баржу. Жуть!

Артем заметил, как в районе двери вспыхнул квадрат света и силуэты замелькали, перекрывая его. Нападающие не стали зажигать фонари и лампы, а продвигались прямо так, в темноте. Это мне на руку, поумал Артем и спрятался недалеко от капсулы за пристенный стеллаж, приготовив гранату. Можно было заложить мину и она сработала бы при открытии крышки, но Артем опасался, что нападающие вот так, с ходу не будут открывать капсулу, чтобы проверить кто в ней лежит. Они же не знают, что он уже выбрался.

Четверо силуэтов зашли с разных сторон. Артем даже дышать перестал — совсем рядом с ним прошел человек в боевой экипировке. Грузный мужчина держал в руках короткоствольный автомат и шагал очень тихо. А может быть у него был включен имплант подавления шума? Артем внутренне сжался, сердце заколотилось сильнее, но импланты снизили нагрузку, вернув «насос» в состояние покоя. Парень собрался, выкинул лишние мысли из головы. Как говорил Морфей — освободил разум. Артем давно заметил, что если отрешиться от всего лишнего во время боя, то тело действует само, наработанные приемы и удары выходят как надо.

Трое остановились. Четвертый подошел ближе к капсуле, взглянул на экран. По полу зазвенел шарик осколочной гранаты. Все четверо разом посмотрели под ноги. ГРРРООООУУУУММММ! Прогремел взрыв и четверку изрядно нашпиговало осколками и расшвыряло в стороны. Артем не был уверен, что они умерли. Так оно и было — самый здоровый уже пришел в себя и пытался встать. Парень быстро подбежал к нему и, приставив ствол пистолета к затылку, нажал на спуск. Шлеп, мозги вылетели наружу. Проконтролировав оставшихся троих, Артем отступил в тень и стал тихо двигаться между стеллажами. Ведь где-то бродят еще восемь.

Радар не показывал противников, но может быть они были невидимками и он не мог их засечь. Тогда плохо — визуально он не увидит противника и тот спокойно может зайти со спины и укокошит его. Хотя на склад могли отправить треть группы, а остальные рассредоточились по комплексу. Может быть спросить Квинна? Однако, что-то говорить не хочется. Внезапно радар заработал — на границе показался далекий треугольник противника, за ним еще и еще. Похоже, они бегут по коридору к складу. Вот и пригодится минная основа. Артем достал плоскую блямбу мины, вложил в нее осколочную гранату — в корпусе имелось место, подходящее под любой тип гранат, регулирующиеся зажимы подстраивались под любой размер. Чека была выдернута, запал приведен в боевую готовность, осталось только прикрепить мину. Красный огонек в центре заряда замигал и Артем аккуратно прилепил ее к стене возле входа, а сам отбежал подальше, приготовившись стрелять — он уже видел противников, которые неслись будто лоси. И это спецназ? Больше похожи на неучей из Бэллтауер или другой полувоенной частной лавочки, которые только и могут, что патрулировать улицы и рэкетировать торговцев на рынке. Артем обернулся, черт, забыл автомат подобрать. Но уже поздно, эта четверка уже здесь.

Первый прямо ломанулся в двери, где и был изрешечен в спину осколками сработавшей мины. Остальные трое резко затормозили и пошли уже медленнее. Артем передумал стрелять и, убрав пистолет в кобуру, двинулся в обход, благо на радаре было видно, где идут противники. Трое разделились и пошли по проходам. Один из них присел, проверяя попавшего под мину товарища — мертв. Встал, пошел дальше, взяв автомат наизготовку. Он чуть отстал от остальных и за это поплатился жизнью — позади возник темный силуэт, стальные руки сжали шею, перекрывая доступ кислорода. Солдат задергался, автомат упал на пол, лязгнув металлом. Руки продолжали давить и противник затих. Двое оставшихся одновременно вынырнули в проход — они услышали шум — и вскинули оружие. Артем, прикрываясь телом противника, начал стрелять из пистолета. Отдачи не было — кибернетическая рука не знала что это такое. Совместил лазерную точку прицела с головой противника — бах-бах — готов. Перевел на следующего — и этот труп. Все показалась слишком просто, но Артем даже не заметил, что пристрелил обоих за две секунды — очень быстро, они даже среагировать не успели. Прикрытый телом противника, он был незаметен и распознать своего врага нападающие не смогли. Им нужно было еще углядеть, где скрывается враг, тогда как у Артема они были как на ладони.

Парень разоружил труп — первым делом забрал нож, закрепил за спиной автомат (на бронекостюме были специальные зажимы под оружие, но только два «слота»), набрал магазинов с патронами, освободив от плазменных зарядов свои подсумки. Ну, вроде готов.

— Малик, вылезай. — Сказал Артем. — Надо двигаться к вертолетной площадке, пока сюда еще кто-нибудь не прибежал.

Тент зашуршал и оттуда появилась взъерошенная девушка. Она проползла мимо трупов на коленях, встала на ноги и подбежала к Артему.

— Дженсен, почему ты не можешь без приключений?

— Не ты выбираешь приключения, а приключения выбирают тебя, — перефразировал Артем высказывание из одного очень хорошего фильма. — Пошли. Я впереди, ты позади.

Они двинулись по коридору, пока на радаре не было отметок. Спустились по лестнице вниз, на уровень ниже, недалеко грохотало машинное отделение — механизмы работали, давая людям свет и тепло. Здесь уже в полутемных коридорах не спрячешься — место для маневра ограничено.

— Пройдем через двигательную установку. — Прошептала Малик. — Склад находится на корме, а вертолетная площадка на носу.

— И кто придумал такое расположение? — спросил Артем. — Как таскать оборудование на склад?

— Не знаю, — пожала плечами Малик. — Я всегда садилась и шла в кают-компанию. Разгрузкой занимались другие.

— Понятно. — Артем замолчал.

Он уже хотел открыть дверь, как на краю радар засветились три треугольника. Они были впереди. Артем насторожился и прижал палец к губам — тихо. Показал — впереди враг. Малик кивнула и отступила за спину. Артем отстегнул от предплечья и дал ей шоковый пистолет с парочкой зарядов. Девушка испуганно взглянула ему в глаза (точнее в очки, Артем так и не понял, как их убрать), но парень ободряюще улыбнулся, мол, на всякий случай. Фарида покрепче сжала рукоять пистолета, какую-никакую, а уверенность он ей принес. Артем медленно открыл дверь и проскользнул внутрь. Малик спряталась под лестницей и выставила оружие впереди себя.

В машинном отделении грохотали механизмы — огромные двигательные установки крутили генераторы, вырабатывая электроэнергию. Все здесь работало на солярке — стоял знакомый устойчивый запах топлива. Вдоль механизмов тянулся решетчатый мостик, заканчивающийся у пульта управления. Артем сразу же увидел троих захватчиков, которые поставили на колени двоих гражданских специалистов и сейчас издевались, поигрывая оружием и избивая обоих. Похоже, они были столь уверенны в своей безопасности, что никто не смотрел на вход — все трое были целиком заняты рукоприкладством. Артем не стал ждать, когда они натешатся — он быстрым целеустремленным шагом приблизился к ним. Грохот стоял неимоверный и его просто не было слышно, даже если он топал бы как слон.

Первым умер крайний правый — Артем просто выстрелил ему в голову, правой ногой пиная центрального в подколенный сгиб. Пинок вышел сильным — парень не рассчитал силу удара имплантов — ноги у противника подломились и тот рухнул на колени. Левый еще только начинал поворачиваться, как один из гражданских кинулся на него, сбивая с ног. Артем пристрелил в затылок центрального, развернулся к последнему противнику, который барахтался под гражданским, прижатый к полу. Киборг приставил ствол ко лбу последнего и нажал спуск. Мозги вытекли на решетку, просачиваясь вниз. Гражданский перевернулся и во все глаза смотрел на мужика в странном бронекостюме. Второй тоже нагло пялился, не отводя взгляд. Артем поставил мужчину на ноги — имплантов тот не имел, во всяком случае видимых — поискал ключ от наручников у трупа, не нашел. Мужчина сам шагнул к центральному и ткнул носком сапога в карман. Все это делалось молча. Артем освободил сначала одного, потом второго. Мужики смотрели на него с интересом.

— Ну, что уставились? — грубовато спросил Артем, — на мне узоров нету и цветы не растут.

— А я думал, вдруг растут. — Расплылся в улыбке храбрый гражданский специалист. — Миша. — Протянул он руку для знакомства.

— А… Адам. — Артем чуть было не сказал свое настоящее имя, но вовремя спохватился.

— Это тебя выловили из Панхеи? — Миша оказался очень осведомленным и сообразительным.

— Меня.

— И сколько же ты там пролежал? Хотя, дай угадаю, как Панхея затонула, так с того момента и находился? Четыре года прошло.

— Шерлок Холмс тебе обзавидовался бы. — Артем улыбнулся, но улыбка вышла страшная — звериный оскал. Похоже Дженсен в прошлом совсем не развивал лицевые мышцы. Да их у него может быть уже и нет, вон сколько имплантов понапехано.

— Ловко ты их! — восхитился Миша. — Они, видно, за тобой прибыли?

— Наверняка, только я не горю желанием отправиться с ними. Кто это?

— Да фиг знает, — пожал плечами моторист. — У «Даля» конкурентов полно, а частных военных вообще пруд пруди. Нашивок и отличительных знаков у них нет, так что кому они принадлежат неизвестно. Понятно только что садисты. Нас вот отлупили.

— Где все ваши были, когда они напали?

— Мы с Лехой здесь, в машинном. В рубке четверо, остальные по каютам, ну, может быть, в столовой сидели. Тревога не сработала почему-то, хотя должна оповещать. Может диспетчер прохлопал.

— А охрана?

— Какая охрана? Мы во льдах! От кого нас тут охранять, от медведей что ли?

— Ну, эти вот полезли. — Артем указал на трупы. — Тела куда девать будете?

— За борт и всего делов. — Миша улыбнулся. — Да не бойся, не сдадим мы тебя. У нас команда нормальная, только два урода сейчас на борту — фригидная летунья и бывший прапор, ныне кладовщик с волосатой рукой. Эти застучат в два счета.

— Ну, летунья со мной. — Опять улыбнулся Артем. — Под лестницей сидит. Это она меня и вытащила.

— То есть как? — не понял Миша.

— Долгая история, мы работали раньше вместе. — Махнул рукой киборг.

— А-а-а, понятно, отчего она такая замороженная. — Моторист глянул с хитрым ленинским прищуром. — Уважаю за верность.

Артем не стал его разубеждать, во-первых, не зачем, во-вторых, кто он такой, чтобы ему все объяснять? Пусть человек живет в своих иллюзиях.

— Как пробраться на вертолетную площадку?

— Свалить хочешь? А с этими разобраться?

— Я ведь не Рембо чтобы в одиночку.

— А мы тебе поможем, сейчас по камерам посмотрим где эти уроды. У тебя инфолинк есть?

— Да.

— Какая частота?

— Да фиг знает. Я в этом не разбираюсь.

— Понятно. Леха, просканируй.

Второй, освободившийся от наручников, взял небольшой прибор с пульта и покрутил верньеры.

— Есть, поймал сигнал, слабый правда. — Он повозился еще немного. — У тебя тут жучков немеряно, как они тебя по ним не нашли?

— Где они?

— Да вот, в ногах два, в руке, в голове.

— Можно их как-нибудь удалить или заглушить?

— Можно, почему нет. — Леха потыкал в свой прибор. — Универсальный скрэмблер и не такое может. Удалить только в лаборатории, а вот заглушить… Так, сейчас найду управляющие цепи… ага… здесь отрубаем, тут сигнал перенаправляем… все, можешь ходить спокойно. Никто тебя не вычислит.

— Эй, братан, ты жив? Что-то я тебя потерял.

— Залез в машинной отделение, Квинн, кругом металл, может быть он экранирует. — Артем показал пальцами на голову и покрутил в воздух, мол, нас слушают. Парни понимающе кивнули. Киборг подошел к пульту, взял планшет и написал: «Включи один, но сделай так, чтобы его в любой момент можно было отключить». Леша кивнул и поколдовал на своем приборе, потом отобрал у Артема планшет и написал: «Датчик работает, расположен вот здесь» — он ткнул пальцем в предплечье левой руки — «когда нужно, просто приложи магнит, он выведет из строя его электронику». «А ЭМИ-защита?» — спросил Артем. «Не сработает, датчик встроен отдельно от организма и у него свое автономное питание. ЭМИ-удар принимает на себя поверхность кожи и напыление на протезы, а датчик скрыт под ними. Так ты его вырубишь окончательно». Артем кивнул в благодарность.

— Ну, вот, сейчас я тебя снова вижу. — Возник в голове голос Квинна. — Что думаешь делать дальше?

— Надо бы зачистить платформу от недоброжелателей. — Миша при этих словах кивнул. — А то здесь гражданские. Кого-то может быть уже убили.

— Да, я насчитал шесть трупов в каютах. Восемь человек штурмуют рубку, ты завалил одиннадцать и гражданские троих.

— Троих?

— Ну да, в каюте оказался бешенный прапор, который просто задушил нападающего и получил пулю в голову от его приятеля. Так что из двадцати четырех осталось десять.

— Значит двое еще где-то шарятся.

— Они охраняют вертолетную площадку — конвертоплан еще никуда не улетал, так что с этими двумя ты легко справишься.

— А те восемь? Они не успокоятся, пока не прикончат всех на этой платформе. Кстати, ты знаешь, кто это?

— Конкурент «Даль» «Вилент-Юнь» — глобальная промышленная шахтерская добывающая компания. Они давно имели виды на этот лакомый кусок шельфа, а «Даль» залез сюда первым, к тому же это территория России. Ну и узнали заодно про тебя. Основной их заказ был сорвать установку платформы, а потом, пока «Даль» раскачается, они займут ее место — в правительстве РФ уже подписан указ о предоставлении части шельфа для добычи этой компании.

— Проплатили, суки. — Артем сжал кулаки.

— Такая политика, братан. — Квинн издал смешок. — Ладно, выбирайся побыстрее и пилота своего прихвати, как сядете в конвертоплан — сообщи. Я дам твоей летунье план полета.

— Принято. — Артем закончил разговор.

— Это кто? — спросил Миша.

— Один старый товарищ, который меня нашел сразу же, как только я вылез из капсулы. Доверяй, но проверяй. Он сразу же сдаст меня, если ему будет выгодно.

— Куда катится этот мир. — Философски заметил Леха. — Все прямо помешались на деньгах.

— А сам-то ты что здесь делаешь? — спросил его Миша.

— Деньги зарабатываю. — Вздохнул Леша. — Зла вечно не хватает.

Миша засмеялся и подошел к пульту.

— Ладно, посмотрим где эти захватчики. Так… угу… вот, есть. Восемь толкутся возле обоих входов в рубку. Это, считай, самая верхняя точка нашей платформы. Двое на вертолетной площадке. Остальных не вижу.

— Остальные трупы. — Сказал Артем. Миша оглянулся.

— Ты их?

— Троих ваши положили, они шестерых.

— Вот суки! — Миша сжал кулаки. — Давай, зови свою летунью. Мы проведем ее через корабль, пусть разжигает пары конвертоплану, а ты пока займись этой гоп-компанией.

— Так там же двое.

— Так и мы не с пустыми руками пойдем. — Улыбнулся Миша и вытащил из ниши пульта самопальный обрез. — Против картечи еще не одна сволочь не устояла.

А Леша добыл непонятную пушку, сплошь обвитую проводами и трансформаторами.

— Это еще что?

— Пушка Гаусса, рельсотрон, и еще хрен знает сколько названий имеет, — Леша гордо улыбнулся. — Стреляет металлическими болванками, разогнанными до умопомрачительной скорости. Сколько даже сам не знаю, измерять нечем было. Собрал из всякого дерьма. Батареи хватает правда только на один выстрел. Но мне больше и не надо.

— Испытать захотелось? — спросил Миша.

— Ага. — Кивнул Леша.

Ну блин, двое из ларца, подумал Артем. Правда, это рукастые мужики, раз смогли такую штуку состряпать.

— Я пошел за Малик, отведу ее к вам и потом сразу же наверх, пока они увлеченно двери ломают.

— Поторопись, а то спасать будет некого.

Артем быстро вернулся назад и тихонько приоткрыл дверь, чтобы девушка его ненароком не пристрелила.

— Малик, ты здесь?

— Конечно. Черт возьми, Дженсен, я уже думала, что ты меня бросил.

— Но ты же меня не бросила, а вытащила из капсулы. Почему я должен был поступить по другому?

— Не знаю. — Малик стушевалась. — Просто я… все эти годы была как потерянная.

— Так сделай так, чтобы совсем не заблудится в темных уголках своего разума. — Малик уставилась на него непонимающими глазами. — Ладно, проехали. Там двое парней Леша и Миша. Они отведут тебя к вертолету. Запускай и прогревай двигатели, а мне нужно сделать еще одно дело.

— Полезешь в рубку? — догадалась девушка.

— Я не могу так просто уйти.

— Я знаю. — Она подошла ближе, встала на носки и чмокнула его в щеку. — Извини.

— За что?

— Я…

— Ладно, беги уже, время уходит. — Артем побежал вверх по лестнице, Миша показал ему кратчайший путь.

Он достиг лестницы к рубке за несколько минут. Сверху слышался рев и лязг — нападающие притащили инструмент и теперь резали двери. С той стороны их пытались заваривать — видимо кто-то прихватил с собой аппарат и взлом шел с переменным успехом. Пока с одной стороны резали, с другой заваривали, потом обороняющиеся бежали к другой двери и процесс начинался по новой. Аппарат уже перегрелся и вот-вот должен был отключится.

Артем выглянул из-за угла — четверо возились возле двери, даже не смотря за спину. В запасе оставалась газовая граната, которую он и метнул к ногам топтавшихся противников. Коридор сразу же наполнился едким зеленым дымом, но его потянуло наружу — дверь на мостик вокруг рубки была открыта. Почему нападавшие не попытались расстрелять смену через стекло — непонятно, но они все собрались возле двух дверей. Газ зацепил только одного, который упал на колени, закашлявшись. Артем не стал ждать, когда они очухаются, а прошелся очередью из автомата, перечеркнув еще три жизни. Подойдя поближе, он проконтролировал всех в голову и шагнул на мостик.

Спасло его то, что перед ним открывался чудесный вид на вертолетную площадку, где двое прохаживались и поглядывали наверх. Артем вовремя их заметил и сдал назад, как слева ударило несколько пуль. Он прижался к стене и быстро выглянул, чтобы определить стрелка.

Мостик простреливался с турели, которая висела над козырьком рубки. Наверняка эта конструкция была самопальной и не предусмотрена конструкцией платформы. Однако ее здесь установили и видимо не зря. Похоже нападающие не знали про нее и один из трупов валялся на мостике. Вот и еще минус один. Итого — трое оставшихся.

Артем подошел к двери в рубку и вежливо постучал. Оттуда хрипло спросили:

— Что, задолбались козлы? Ну так х… вам!

— Насяльника, открой пожалуйста! — попросил Артем сымитированным голосом Равшана.

На той стороне затихли, но потом любопытный голос спросил:

— Кто там?

— Капитан Пихто! Я завалил нападавших. Их осталось трое с той стороны двери. Дайте мне пройти или отключите турель.

— А с чего мы должны тебе верить, хоть ты и по-русски говоришь?

Резонно, подумал Артем.

— Слушайте, если хотите жить, сделайте как я говорю или разбирайтесь сами с этими козлами.

За дверью затихли, потом послышались громкие вопли, Артем уже подумал было, что нападающие ворвались внутрь, как оттуда послушался голос.

— Ладно, мы отключим турель, заодно и на тебя поглядим.

— Хорошо, только не застрелите меня ненароком.

Артем подошел к углу и выглянул снова — турель была развернута в другую сторону. Он осторожно вышел на мостик, но она не шелохнулась, тогда он быстро пересек пустое пространство, краем глаза замечая три фигуры, которые настороженно всматривались в окно. Артем помахал рукой и подскочил к углу рубки, быстро выглянув и определив, где находятся противники. Трое сидели на корточках, как шантрапа, видимо устав и отдыхая. Артем высунулся из-за угла и перечеркнул фигуры очередью из автомата, полностью опустошая магазин. Чего с ними церемониться? Жизнь — это не игра и дается она один раз, хотя в его случае выпал второй и он не собирался расставаться с ним вот так просто. Подойдя к трупам он проверил их и вернулся к окошку. Показал рукой, мол, все, можете открывать. Там засомневались, но все же полезли, удостоверились, что он выполнил обещание.

Внизу, возле вертолетной площадки уже махали руками Миша с Лешей, последний даже ногу поставил на грудь захватчика — вот какой у меня трофей. Странные люди — убийство для них как само собой разумевшееся, все просто и обыденно. Артем хотел сигануть сверху и попробовать «Икар» в действии, но что-то сжалось «очко» и он решил не выделываться и спустился по лестнице.

Фарида уже была в кабине и конвертоплан прогрел движки. Рядом с машиной стояли мужики.

— Машина загружена, как только прилетела, сразу и загрузили. — Миша похлопал рукой по борту транспортника. — За тобой должен был прилететь отдельный борт, а потом эта катавасия началась и некогда стало.

— Как вы будете объяснять произошедшее? — спросил Артем.

— Я с капитаном поговорю, скажем, сами отбились, часть трупов оставим, чтобы посмотрели, как мы их. Автомат оставь, ты ведь из него стрелял?

— Да.

— Если оружие пропадет, то будут вопросы, а оно нам надо?

— Нет. А со мной что?

— Скажем, утащили тебя. Быстро прибежали, вытащили из капсулы и унесли.

— Только не проговоритесь, вы ведь не знаете, кто там был.

— Это да, у нас еще есть время, чтобы согласовать все детали. — Миша посмотрел на часы. — Скоро гости прилетят, так что собирайтесь. Чурке привет.

Артем посмотрел на улыбающегося Мишу, но ничего не сказал и залез в машину, сел рядом с пилотом. Фарида плавно подняла тяжелую машину вверх и направила на материк.

Три пары чужих глаз проводили машину взглядом.

— Не успели. — Сказал один

— Нагоним. — Ответила женщина, судя по формам бронекостюма.

— Лезьте вниз. — Пробурчал густой бас третьего. — Я поставил жучок.

Компактный батискаф нырнул под воду и устремился за медленно летящим конвертопланом.

Глава 4

Сидя в кресле второго пилота справа от Фариды, Артем рассматривал свои руки. Точнее — руки Дженсена. Обе искусственные конечности были матово-черного цвета с вкраплениями связывающих узлов, синтетическими мышцами, серебристыми перегородками «сухожилий» или как их еще можно было назвать. Гладкие пальцы без ногтей и чувствительных подушечек казались слишком грубыми и не предназначенными для тонкой работы, однако Артем вполне с ними управлялся — он держал оружие и ломал руко-ноги противникам, даже не обращая внимания, что наделен значительной силой, которая, если ее не контролировать, может наломать дров. Однако то ли практика использования Дженсеном своих конечностей, то ли само сознание Артема, быстро приспособившееся к новым условиям существования — но все это не мешало ему пользоваться руками так, как он привык до этого воспринимать свои собственные родные конечности. Вот только как выдвигаются ножи-лезвия?

Фарида искоса поглядывала на Дженсена, который вел себя очень странно сразу после пробуждения. То, что он говорит на чистейшем русском, это еще можно как-нибудь объяснить. Например, сломался модулятор голоса, который позволяет ему говорить на нескольких основных языках мира, в том числе и этом наречии севера. Или у Дженсена заклинил имплант перевода в голове и он теперь понимает только по-русски и говорит на нем же — модулятор ведь синхронизирован с имплантом. Поэтому когда Фарида заговорила по-английски, Адам ее не понял. Хотя, теперь уже все равно, на каком языке он там говорит — главное, что он жив и здоров и выбрался из такой задницы. И не просто задницы, а со дна океана. Собственно, она сама бы вряд ли решилась на подобный шаг, зная, что тебе в любом случае или сразу или после некоторого времени придется умереть. А Дженсен не думал ни секунды — принял решение мгновенно и выкарабкался, отправив в пучину вод и Шарифа с его гоп-компанией, и Дэрроу, и Таггарта. Короче, всех ключевых персонажей, так или иначе знающих об исследованиях доктора Рид. А ведь эта сучка даже не вспомнила про Дженсена, когда Фарида вытаскивала этих неблагодарных из Сингапура. Только и знала, что подгонять. Кто бы знал, как тогда ей хотелось развернуть свою птичку и вернуться назад, а то и открыть люки, чтобы прыгали прямо в воду. Они сидели и хохотали и никто из всей четверки даже не вспомнил, кому они обязаны своим спасением. Дженсен уже стартовал к Панхее и вот-вот готовился к собственной гибели, а эти…

Фарида чуть отвернулась, чтобы Адам не заметил ее выступивших в уголках глаз слезинок, но тот был полностью занят собой — разглядывал свои руки так, как будто видел их впервые. Глаза за очками были не видны, но девушка поставила бы всю свою премию на то, что он сейчас очень внимательно изучает собственное тело.

— А кто такой Квинн? — неожиданно сама для себя спросила она. Конвертоплан уже подлетал к материку и пора было ложиться на новый курс, пересланный незнакомым хакером. Ребята со платформы должны были прикрыть ее от начальства, если оно заинтересуется, куда это отклонился от маршрута их транспорт.

Дженсен оторвался от разглядывания руки и уставился на Фариду — та даже почувствовала взгляд искусственных глаз.

— Квинн — это спецагент неизвестной организации, который помог мне на платформе Райфлмен-Бэнк, пересылочной тюрьме для людей, которых отправляли в Сингапур для опытов нашей общей знакомой. — Нехотя отозвался Артем.

— Это какой же? Чжао?

— И ее тоже. — Он снова вернулся к разглядыванию, даже надавил на искусственную мышцу, проверяя ее на прочность.

— А кто же еще? — спросила Фарида, наморщив лоб. Она перебирала фамилии ученых, которых знала, но пока не могла сообразить, кого именно имеет в виду Дженсен.

— Доктор Рид, кто же еще. — Фыркнул Артем. — Кто был головой исследований, как не она.

— Она бы не могла… — начала Фарида.

— Еще как могла! — выкрикнул Артем неожиданно сам для себя, но быстро успокоился. Видимо, Фарида не знает о разговоре. — Это именно она «открыла» меня, а потом сдала Чжао. На основе моей ДНК было ее открытие.

— То есть ты хочешь сказать, что возможность не отторжения имплантов и способность обходиться без нейропозина у тебя врожденная? — удивленно спросила Фарида.

— Это все «Версалайф» и их лаборатория «Белая стрела», — со вздохом сказал Артем. — Они брали младенцев и ставили над ними опыты. Я был тем, кто выжил.

— Это… ужасно. — Девушка пыталась переосмыслить выданную Дженсеном информацию.

Она чувствовала, что он не врал, не имел такой привычки. Он ведь бывший спецназовец, полицейский, который чувствует закон, истинное чувство справедливости было воспитано в нем еще в школе и академии. Ведь он провел очень тщательное расследование, прежде чем докопался до сути самого нападения и раскрутил всю эту ниточку, ухватив за самый кончик. Зря они не свернули операцию в том лагере «Fema» сразу же, а зачем-то тянули. Вот Дженсен за нее и ухватился, а потом наружу вылезло такое… Фариде очень сложно было поверить, что все это правда, но если Адам сказал, то так оно и есть.

Она проверила курс — конвертоплан уже летел над бесплодной тундрой где среди каменных россыпей и гранитных валунов изредка проглядывал мох и лишайник, а ровные ландшафты сменялись невысокими холмами и изрезанными протоками ручьев и речушек, которые впадали в океан. Огромная не занятая территория, богатая металлами и рудами, нефтью и газом, алмазами и другими полезными ископаемыми. Русские давно начали осваивать эту землю, но как-то нехотя, как будто из-под палки. Все изменилось за последние пятнадцать лет, когда на такую богатую территорию разинули рты транснациональные корпорации. Именно они попытались сначала экономическим путем, а потом и политическим заполучить себе эти богатства. Русские так бы все отдали по зову своей широкой души, но вовремя спохватившаяся военщина произвела переворот и сменила весь «демократический» строй в стране. Корпорации обрадовались — именно в такую эпоху неразберихи и развала можно было хапнуть как можно больше. Но не тут-то было — военные оказались довольно прозорливыми. Они закрыли границы, воздвигли свой «железный» занавес для иностранного капитала, открыв для собственных предпринимателей множество дорог. Главный закон гласил — добывайте то, что добывается, производите, что хотите — но все это должно остаться здесь и не уйти на экспорт. Как именно Дэрроу добился строительства Панхеи и территориальных водах России, непонятно, но это произошло лет восемь назад, если считать от этого момента. А сам переворот уже как двадцать. Русские используют импланты собственного производства, совершенно не зависимые от мировых брендов и концепций. Конечно, они довольно громоздки и на первый взгляд слишком примитивны, но серьезно улучшают «характеристики» человека. Фарида и сама пользовалась такими — установленными бесплатно при приеме на работу. И не жаловалась. А что бы было, если бы она осталась в Америке, где уже сейчас разгорается гражданская война — несколько штатов хотят выйти из состава большого государства на материке. И это не шутка — очень серьезная информация. СМИ только об этом и трубят. Ну, еще о мировом терроризме, исламских радикалах, повернутых хакерах с киберприращениями и вообще о человеко-машинах, которые тоже не прочь порулить миром. Одна такая, кстати, рядом сидит.

Девушка, догадывалась о роли в этом доктора Рид, но чтобы до такой степени. Верх ее ссучивания зашкалил даже для Фариды — использовать человека в своих целях, который тебя любил. Да именно так, а ведь Дженсен даже не догадывался, а она крутила им как хотела. И тогда в лаборатории он пострадал из-за нее, когда кинулся спасать персонал. А они, оказывается, были просто похищены. Так легко и непринужденно решила за всех Меган. Также, как решила и за Дженсена.

Наконец тундра стала заканчиваться и пошли сначала небольшие деревца, затем все выше и выше и вот под конвертопланом расстилалась дикая уральская тайга — конечная точка путешествия была где-то в северной оконечности гор. Именно там расположил свою базу (а может быть и использовал чужую) незнакомый хакер Квинн. Фарида сверилась с маршрутизатором, положением транспорта, переданным со спутников — пока все совпадает и даже диспетчеры корпорации ее не тревожат. Русские умеют договариваться друг с другом. Пока еще несколько часов у нее есть, после чего ее хватятся и станут искать. Угон транспорта это самое минимальное обвинение, которое ей светит. Рация засветилась зеленым — кто-то просил связи. Девушка протянула руку и щелкнула тумблером.

— Давно уже жду тебя, Дженсен. — Сказал тот же искаженный компьютером голос. — Залетай на огонек — посадочная площадка активирована.

До точки встречи оставалось три километра и Фарида стала снижать скорость, предполагая, что придется садиться на маленький пяточек, вырубленный в скале посадочной площадки. Но все оказалось гораздо проще и интереснее — в скале открылся проход, достаточный, чтобы грузный конвертоплан поместился внутри и девушка не колеблясь завела его в зев скалы. Магнитные захваты поймали судно и движки чуть дернулись, чтобы освободить пойманного левиафана, но Фарида заглушила их, чтобы не сломать оборудование. Пропеллеры начали затихать, а сам транспорт опустился на бетонный пол и грузно осел на опорах. Девушка открыла люк и Дженсен первым вышел из кабины, буркнув на ходу:

— Пойду осмотрюсь. Вдруг это ловушка.

Однако их уже ждали — из полутемного круга вышел человек с явно имплантированным лицом — на это указывал круговой шрам. Он сложил руки на поясе и ждал, когда люди выйдут из траснпорта.

— Браво, Дженсен! — картинно захлопал в ладоши Квинн. — Я не сомневался, что ты выберешься оттуда целым и невредимым, попутно уничтожив несколько противников.

— Квинн. — Артем протянул человеку руку для приветствия, но тот поднял обе вверх.

— Ты, видно, хочешь раздавить мне пальцы? — спросил он. — В отличие от тебя мои косточки живые и я еще хочу ими попользоваться.

— Совсем забываю об этом. — Артем улыбнулся. — Ты ведь вытащил меня не просто так, верно?

— Я бы рад поболтать с тобой, друг, но сам знаешь, в каком мире мы живем. — Квинн развел руками. — Время — деньги, все куда-то спешат и торопятся и никто не хочет оглянуться назад и вспомнить своих друзей, близких, родителей. Просто притормозить и послушать пение птиц и дуновение ветра. А мне в особенности этого не хватает, хоть я и сижу посреди русской тайги — все дела, дела, дела. Вот и тебя вытащил. Но не задаром. Такой уж сейчас принцип — ты мне, я тебе. Ты ведь понимаешь о чем я?

— Ты всегда был деловым человеком и остаешься им и теперь. — Артем сложил руки на манер Дженсена, но сразу же сцепил их за спиной в замок. Натура бывшего владельца очень сильно дает о себе знать, а он, это не он. И привычек его ему не надо. А то в один прекрасный день уснешь и не проснешься — Дженсен вернется в свое законное тело. — Говори, что тебе нужно?

— О деле мы поговорим после твоей модернизации, мой друг. — Квинн улыбнулся. — Видишь ли, ты слегка устарел и даже миллионные импланты Шарифа сейчас уже не котируются. Я же предлагаю стать тебе сильнее, быстрее, ловчее с новыми приращениями от «Квинн Продакшн».

— Звучит заманчиво, но не всунешь ли ты мне чип в башку, который свернет мои мозги окончательно, как это произошло с мадам Чжао?

— Ну что ты, Дженсен. Неужели ты мне не доверяешь? Хотя, как говорят русские, не поймешь, пока не попробуешь. Тем более, что тебе будет тяжеловато с твоими старыми имплантами — устойчивость компьютеров к взлому улучшилась, системы стали более гибкими и найти лазейки становится все труднее. Так что или модернизация, или смерть на свалке истории.

Артем размышлял. Установка новых имплантов — это хорошо, но вот не выйдет ли ему это боком? Квинн очень хитрый и умный хакер, он может поставить программные закладки, о которых ты даже не догадаешься. Но все же придется рискнуть, выбора нет. Он не может даже лезвия из рук выдвинуть, а после установки необходима хоть какая-то обучающая программа, которая поможет ему освоиться в этом мире. К тому же Фариду всегда можно попросить поприсутствовать на операции и понаблюдать за ее ходом и в случае чего… стукнуть хотя бы Квинна по кумполу.

— Я согласен. — Сказал Артем.

— Я надеялся на твое благоразумие. — Ответил хакер. — Прошу в операционную. У меня все подготовлено.

Артем кивнул Фариде, мол, следуй за мной. Девушка поняла его прозрачный намек и направилась за мужчинами. Артем еле слышно шепнул ей:

— Приглядывай за Квинном.

Да и так уже поняла, не дурра, подумала Фарида. Кто же безоговорочно доверяет незнакомому человеку, пусть хоть он и спас твою жизнь. Все это было сделано в его собственных целях, раскрывать которые он вряд ли станет. Поэтому надо опасаться любого подвоха с его стороны, а то получиться как в прошлый раз, когда Чжао засунула всем эти перепрограммированные чипы.

Квинн свернул вправо из помещения с посадочной площадкой, прошагал по короткому коридору и вошел в дверь слева, которые при его приближении разъехались в стороны. Артем зашел сразу следом за ним и увидел мощный операционный стол, который стоял посередине комнаты. Над столом нависли манипуляторы автохирурга — скальпели различной остроты и формы, циркулярные пилы, захваты и присоски, миниатюрные стальные пальчики, позволяющие удерживать мозговые импланты. Квинн сделал широкий жест рукой.

— Прошу. — Сказал он и, видя, как Артем тормозит, засмеялся. — Тебе уже нечего бояться — основную работу проделал Шариф. Мы только заменим некоторые импланты, чтобы ты стал более… резвым, что ли.

— Ну что ж, если это бесплатно и нужно для дела… — Пробормотал Артем и стал стягивать с себя бронежилет.

Квинн подошел к операционному шкафчику с пробирками и колбами и что-то набрал в шприц. После чего вернулся к Артему.

— Снотворный коктейль, который поможет тебе уснуть, а то твой страж здоровья испортит нам все дело. Он ведь кинется тебя спасать, задействуя все доступные ему резервы.

— А отключить его нельзя?

Квинн отрицательно помотал головой.

— Это один из важнейших имплантов. Его мы поменяем в последнюю очередь. На подходе новое революционное изделие — «хранитель». В пять раз мощнее «стража», даже мертвого поднимет. При условии, что его мозг еще функционирует. — Он сделал инъекцию Артему. — А он может и не такое — полностью изолировать мозговую ткань от отмирания. Правда ненадолго, может быть на пятнадцать — двадцать минут. Ну и от пули в голову не спасет, так что не подставляй свою башку.

— Учту. — Сказал Артем и улегся на стол, оставив только плавки на себе.

— Ты чего трусы оставил? — спросил Квинн. — Снимай давай.

Артем стрельнул глазами в сторону Фариды. Хакер уловил его взгляд даже через темные очки.

— Девушка, покиньте палату, а то наш пациент впал в детство и стесняется.

— Ты что мне туда пушку встроишь? — спросил полушутя, Артем.

— А почему бы и нет? — вопросом на вопрос ответил Квинн. — Уверяю тебя, он тебе совершенно не понадобиться.

— Как? — удивленно хотел спросить Артем, но затухающее сознание после укола хакера провалилось в беспамятство.

Фарида видела, как беспомощное тело Дженсена обмякло и манипуляторы пришли в движение. Квинн отошел к управляющей аппаратуре и стал что-то там накручивать, вращая верньеры, нажимая на кнопки, вводя с клавиатуры команды для компьютера. Автохирург знал свое дело — он быстро отсоединил обе руки Дженсена, ноги по колено, затем завис над живой плотью и… отрезал ноги полностью, отделив от тазовых костей.

— Зачем? — спросила девушка.

— Ему понадобятся совершенно другие ноги, более многофункциональные. А эти обрубки только мешают. — Пояснил Квинн. — К тому же он уже полумашина и такая замена совершенно не скажется на его способностях. Единственная проблема психологическая, но, я думаю, он с ней справиться. Выдержать четыре года в криокапсуле не каждый сможет.

— Ну а как же космонавты, которые летают в них на Марс? — спросила Фарида. — Они же спят там годами.

— Нет. — Квинн замотал головой. — Раз в месяц они просыпаются. Был установлен интересный факт — психика человека серьезно меняется, если он провел в капсуле около двух лет. Что-то там с нейронными связями и последующими за их изменениями травмами. Дженсену повезло, что его мозг уже был наполовину механическим, хотя и с ним произошли определенные изменения — психолог показал это.

— То есть? — заинтересовалась девушка. Тем временем автохирург уже подчистую «разделал» Дженсена и приступил к его сборке.

— Я проанализировал наш с ним разговор и он показал, что Адам очень сильно изменился — по сути перед нами другой человек со своими принципами и убеждениям. Словно тот Дженсен, которого мы знали, умер, а на его месте родился другой. Такое бывает с пациентами. Иногда. Но Адам сохранил трезвость ума, а эти наемники, что напали на платформу, только взбодрили его, словно он ждал и хотел драки. С помощью камер я наблюдал за его действиями и определил немало ошибок, которые прежний Дженсен вряд ли сделал. Но этот новый Адам справился даже лучше, чем прежний, совершенно не пользуясь имплантами. У меня даже закралась мысль, что он просто забыл, как ими пользоватсья.

— А что если это действительно так? — спросила, полуутверждая, девушка. — В конвертоплане он разглядывал свои руки так, будто впервые их видел.

— Ну вот видишь. — Квинн хмыкнул. — Значит и по старым рукам он скучать не будет. Он вынырнет из купели обновившемся и полным сил.

— Зачем он вам нужен? — спросила Фарида. — Разве у вас нет ресурсов и боевых групп, которые бы сделали ту же работу?

— Есть, но здесь нужен не топор, а скальпель. — Квинн вгляделся в показания приборов. — Не все можно доверить боевым группам, кто-то должен добывать оперативную информацию и лучше Дженсена здесь нет никого. Если ему поставить цель, то он доберется до нее кратчайшими путями.

— Это он может. — Пробормотала девушка. — Но что если его психологическое состояние помешает ему это сделать?

— Вряд ли. — Квинн пожал плечами. — Во всяком случае, я надеюсь на это. Все же коррекционный чип я ему поставлю — он возьмет на себя такие эмоции, как гнев, ярость, ненависть, радость и что уж там говорить — любовь.

— Вы сделаете из него настоящего робота! — ахнула Фарида. — Так нельзя!

— Так нужно. — Жестко обрубил ее Квинн. — Вместо этих эмоций нужен трезвый расчет и без эмоциональность, полное отсутствие раздражающих факторов. Так что лучше тебе будет покинуть Дженсена — ты будешь напоминать ему о прошлом.

— Ага, сейчас! — Фарида уперла кулаки в бока. — Я не для того вытаскивала Адама из капсулы только чтобы он стал новой игрушкой в чужих руках!

— Я так и думал, что ты скажешь это. — Квинн неожиданно для нее улыбнулся, хотя девушка готова была его ударить. — Ты будешь его вторым номером. Дженсен, конечно, крут, но круче только яйца и без поддержки он быстро сдуется. К тому же ему нужна четкая мотивация, как посоветовал мне киберпсихолог. Так что тебе придется уволиться из «Даля».

— Все это так неожиданно. — Фарида растерялась, когда Квинн сменил модель поведения. — У тебя, наверное, стоит КАСИ? Но на меня он не должен действовать — у меня есть защита от психологического воздействия.

— У меня стоит имплант гораздо лучше КАСИ. — Квинн усмехнулся. — Но я его не использовал. Я ведь и так вижу, что ты его не отпустишь. И это скорее не любовь, а близкая дружба, как брат с сестрой, ведь так?

Фарида опустила голову.

— Я и сама не знаю. Просто без Дженсена было тоскливо и одиноко, особенно когда он пропал и даже Притчард, скотина такая, не сказал, что с ним случилось и как, только общие фразы и отговорки.

— Между прочим Фрэнсис работает в засекреченном хакерском отделе службы глобальной мировой безопасности. И, так или иначе, я уверен, что он тоже следил за событиями, произошедшими на платформе.

— Кто были эти наемники? — спросила Фарида.

— Не знаю. — Пожал плечами Квинн. — Не все ли равно? Сейчас в мире куча частных военных компаний и наемников пруд пруди. Просто кто-то выдал заказ, а они его не смогли исполнить. Теперь уже все равно.

Автохирург подсоединил левую ногу, заварил шов и застыл в положении готовности.

— Вот и все, сейчас Дженсен еще немного отдохнет и через час, может быть позже, проснется. — Квинн потер ладонь о ладонь. — Может быть кофе? И по бутербродам?

— Почему бы и нет. — Фарида пожала плечами и вышла вслед за хакером.

Она не видела, что один из манипуляторов пришел в движение и вставил что-то в голову Артема, после чего быстро ликвидировал следы внедрения, оставив на коже небольшой рубец, который через несколько минут рассосался.


Сознание к Артему возвращалось медленно — сначала он услышал звуки, щелкала аппаратура, слабо гудели вентиляторы, но он отчетливо слышал, что это их лопасти вяло рубили воздух. Где-то далеко он слышал бубнящий разговор и попытался прислушаться, как грани реальности раздвинулись и он четко услышал голоса Квинна и Фариды, которые общались между собой, рассказывая истории из жизни. Девушка даже фыркнула в кружку с кофе от шутки хакера. Черт, Артем даже понял, что она пьет кофе по аромату, который исходил из ее чашки. Да что это такое напихал в мою башку Квинн, подумал Артем и попытался открыть глаза. Веки дрогнули и он увидел прямо над собой многорукого Шиву-автохирурга, блестящего никелированными частями своего оборудования. Очков он не видел и это было хорошо, а то уже надоело смотреть на мир сквозь полутемное стекло. Артем вытянул руки вверх, чтобы полюбоваться на работу Квинна — руки были очень похожими на человеческие: прямо натянутая на каркас кожа, все жилочки-прожилочки, вены, тугие клубки мышц, которые перекатывались под псевдокожей — реализация была изумительной. То, что это не настоящие руки Артем и так догадался — вряд ли Квинн пошел бы на такой шаг, заменяя его функциональные конечности на слабые человеческие.

Артем попытался встать и ему это удалось — голова не кружилась, никаких негативных эффектов он не испытывал. Ноги мягко опустились на пол, хотя он готовился услышать металлический бряк подошв, но ступни были такими же как и руки — почти человеческими. Сильно вперед шагнула медицина в протезировании, подумал Артем, делая первый шаг. Тело казалось легким и невесомым.

— Ты бы хоть трусы надел. — Сказал веселый голос Квинна от двери.

Артем сразу же посмотрел на него, а затем взглядом нашел одежду, лежащую на стуле рядом с операционным столом.

— Это ведь не настоящие руки? — спросил он, чтобы на всякий случай удостовериться. — И ноги тоже?

— Ну конечно. — Квинн кивнул. — Я бы и не стал тебе пересаживать человеческие, хотя к этой практике уже вернулись. После тех самых событий с чипом Чжао. Это совершенные биоимпланты из композитных материалов, покрытые живой кожей, а не синтетикой, поэтому тебе так сложно отличить их от настоящих.

— Это вроде как у Терминатора? — спросил Артем.

— Старый фильм про роботов из будущего? — переспросил Квинн. — Ну да, вроде того. Я слышал, идею просто взяли оттуда и реализовали на практике. Одна перспективная лаборатория. — Хакер подошел ближе, когда Артем натягивал трусы и собирался взяться за штаны. — Погоди пока со штанами, мне еще придется объяснить тебе модификации ног, ну и рук до кучи.

Квинн провел пальцем по коже руки Артема.

— Видишь, даже выступает пот. Это работает специальная капельная система, которая выделяет в микроскопических дозах воду, которую запасает система. Так что тебе надо будет иногда пить.

— А сейчас мне уже не нужно питаться? — спросил Артем.

— Сейчас расскажу все по порядку. — Квинн положил штаны Артема на стул и крикнул Фариде, стоящей за углом, что уже можно входить. — И тебе послушать не мешает. — Сказал он девушке. — Первым делом был заменен конвертер энергии, тот самый, что превращает химическую энергию калорий в электрическую. Как тебе известно, клетка генерирует множество биоэлектрических импульсов, которые официальная наука пока не смогла поставить себе на пользу. Ну а некоторые частные компании справились с этой проблемой, плодами трудов которых мы и пользуемся. На рынок эти изделия вряд ли попадут — эти компании не заинтересованы в обнародовании своих исследований, да и мы тоже, но я отвлекся. Ты будешь питаться, как и остальные, просто аккумуляторы в твоем теле будут запасать значительное количество энергии, которую потом ты сможешь расходовать по своему разумению.

— Пускать искры из пальцев я смогу? — Артем улыбнулся.

— Ну, если тебе захочется перейти на темную сторону, то наверное. Только вот всю кожу спалишь. — Квинн усмехнулся. — Все это шутки, конечно. Энергия дальше организма не уйдет — вся расходуется на твои приращения и импланты, поэтому пришлось заменить источник снабжения. Старый конвертер не вытянул бы возросшую нагрузку. Теперь что касается имплантов — практически все они работают на нейроинтерфейсе — то есть подумал — сделал. Как сейчас ты встал, поднял руку, посмотрел глазами — ты же не задумываешься, как у тебя это происходит, просто неосознанно даешь команду своим рукам и они выполняют желаемое. Также и здесь, только тебе еще придется научиться контролировать свои желания, а то убьешь кого-нибудь в толпе, а нам оно нужно?

— Нет, так что тебе придется постараться, чтобы рассказать мне все.

— Этим я и занимаюсь, а ты меня все время перебиваешь. — Квинн закинул ногу на ногу и руки сцепил на колене. — Ножи из рук я убрал — нечего им там место занимать. Твои руки имеют модификацию разделения — то есть вместо одной руки появится две, этакий четырехрукий монстр, который может не просто так помахать кулаками, но еще и обеспечить одновременную работу на двух клавиатурах, стрельбе с четырех рук или воспользоваться двумя винтовками. Стоит ли говорить, что в таком случае маскировка будет сорвана и кожа пойдет по швам? Так что это на самый крайний случай. То же самое и с ногами.

— То есть у меня четыре ноги и четыре руки?

— Вроде того. Ноги, кроме режима высокого до пяти метров прыжка, имеют еще в своем арсенале ниши для скрытого ношения оружия, перемены коленного сустава для более мощного толчка, как у животных, разделения, ну и естественно скрытого бесшумного перемещения, для которого не нужно столько потребления энергии, как в случае с твоими предыдущими ногами. Конвертер справиться со всем этим легко. В руках есть скрытые дротикометатели прямо в запястье, иглы загружаются через ребро ладони. Сами кисти покрыты искусственной кожей, чтобы постоянно не восстанавливать натуральную. Срок службы кожи — полгода, потом ее придется менять, так что пока попользуешься, но после истечения срока службы она слезет с тебя и обнажит скрытый под защитными кожухами каркас. Так что все поймут, что ты киборг.

— Не страшно, — отмахнулся Артем. — Уже этого достаточно. В крайнем случае можно носить куртку.

— Прикрыть одеждой их будет легко. — Квинн кивнул. — Далее, я поменял «стража здоровья» на «хранителя», что еще больше увеличило твою выживаемость вкупе с защитой от ЭМ-импульса и электричества вообще, кожным панцирем и защищенными прочными пластинами органами. Но это не значит, что можно переть как танк — пара удачных попаданий и ты труп. Так что сильно не надейся на свою защиту, лучше примени маскировку.

— Невидимость?

— Генератор преломления света тебе также установили. — Кивнул Квинн. — Он мощнее предыдущего, а потребление энергии снижено, но больше пяти минут в невидимости ты не пробудешь — генератор перегреется, а сбрасывать тепло в атмосферу все равно что обнаружить себя — огромное солнце в тепловизорах противника. К тому же у тебя есть инфрокрасное, рентгеновское, ночное зрение, ну и обычное, спасибо глазным имплантам. Радар в голове также увеличил радиус своего действия, система следопыт переработана полностью.

— А взлом?

— Не волнуйся, дойдем и до него. — Квинн поднял ладонь вверх. — Я еще не закончил про маскировку. Сейчас у тебя стоит экспериментальный модуль голографического изображения. То есть ты можешь просканровать любого человека и «надеть» его внешность. Правда ненадолго — минуты на три, потребление энергии очень большое, конвертера хватит только на такое краткое время и не надо стоять слишком близко к собеседнику — он может заметить двойное дно твоего лица — маскировка действует только на голову. Это нужно, если надо обмануть камеры, пройти недалеко мимо охраны, ну прочее. Сканер расположен у тебя на тыльной стороне ладоней — развернул в сторону объекта и получил его изображение, которое потом сохранил в память. Кстати, хранимая память значительно расширена. Это необходимо для взлома компьютеров, турелей и камер, последними можешь управлять удаленно — система использует радиосигнал, как блютуз-гарнитура. Радиус действия — пятнадцать метров. Чем ближе подберешься — тем успешнее и быстрее взлом. Сам взломщик очень серьезная переработанная программа плюс усиленный имплант. Даже боевых роботов можешь перепрограммировать. Военная разработка, пока такими не пользуются, но лет через пять точно оснастят их все спецслужбы. Модулятор голоса я тебе тоже поменял — можешь выбрать до пятидесяти языков в меню, плюс загрузить другие. Достаточно словаря, скачанного с интернета — модулятор сам выставит нужное произношение.

— Это как я смогу говорить на другом языке, если я его не знаю? — не понял Артем.

— Говори, как можешь, только из твоего горла будут слышны нужные собеседнику слова, которые он поймет. Ну и до кучи усиленный при концентрации на источнике разговора слух, приближение и удаление обзора, распознавание газов и ароматов — в носу стоят специальные импланты с рецепторами. Так что ты во всеоружии.

— Все это хорошо, но как этим пользоваться? — спросил Артем. — Я пока не вижу никаких голограмм и изображений перед глазами.

— Тебя еще необходимо активировать. Для этого произнесем кодовую фразу и все заработает. — Квинн прошептал слова. — «Запущен протокол дельта, мир рушиться, песок сквозь пальцы, новое солнце взошло».

Артем прямо увидел как строчки загрузки пробежали перед глазами, а потом в углах «зрения» возникли иконки — радар, состояние здоровья, вооружение (по умолчанию разряженный игломет), специальные возможности, которые были подсвечены красным. Он навел на них взгляд и тут же тихий голос в голове прошептал:

— Специальные возможности недоступны, происходит зарядка. Требуется ожидание.

— Это еще кто в моей голове? — спросил Артем.

— Это персональная интеллектуальная система, она поможет тебе адаптироваться, проанализирует поведение противников, подскажет в случае загвоздки. Считай ее незаменимым помощником, который всегда с тобой.

— Я так не сойду с ума, разговаривая с ней?

— Ну, для сторонних людей это будет несколько… необычно, так что старайся в толпе этого не делать. К тому же ты всегда можешь спросить ее о чем-нибудь внутренним голосом. Попробуй и тебе станет все ясно.

«Кто ты?» — спросил Артем.

«Я — ваша персональная аналитическая интеллектуальная система, ПАИС, но вы можете придумать мне имя, на которое я буду активироваться».

«Маша подойдет?»

«Я согласна на любое сочетание букв и цифр»

«Пусть будет Маша», — решил Артем. — «Ну, Машуня, познакомь меня с моим новым телом и его возможностями»

«Хорошо, во-первых…»

— Я буду ждать тебя на полигоне. — Сказал Квинн, улыбнувшись. — Пойдем, Фарида, сейчас он выпадет на некоторое время из реальности, разговаривая со своим персональным советчиком. Наше присутствие здесь не обязательно.

— Этот твой персональный советчик — корректировочный чип? — спросила девушка уже после того, как они отошли метров на пятьдесят от операционной.

— В некотором роде. — Квинн улыбнулся. — Не беспокойся. С ним Дженсену ничего не грозит, он станет только лучше.

— Посмотрим, Квинн, посмотрим.

Глава 5

Фарида щелкнула тумблерами, заходя на вираж перед городом, вызвала диспетчерскую башню. Теперь полеты над мегаполисами были запрещены и пилотам малых вертолетов или турбореактивных планеров приходилось приземляться на специальных площадках. Оттуда уже пассажиры самостоятельно добирались, воспользовавшись монорельсовыми поездами, автобусами и персонально поданными автомобилями с выделенными для них полосами движения. А то какой-нибудь крупный бизнесмен или политический деятель может и возмутиться, что стоит вместе с чернью и быдлом в пробке. Гражданское население было вынуждено добираться своим ходом и это никого не волновало — борьба с терроризмом вошла в активную фазу, никаких адресных полетов и перемещение только в определенном секторе города, в другой нужен был пропуск. Дженсена таковое не должно было волновать — Квинн выправил ему все необходимые документы.

Фарида радовалась, как этот чудо-хакер быстро уволил ее из корпорации, перевел в частную маленькую транспортную фирму, да еще и подогнал этот прелестный турбореактивный маломестный планер — поразительная скорость и маневренность, возможность вертикального взлета и посадки, автопилот, радарное сопровождение со спутника, ну и естественно системы обнаружения запуска ракет и захвата цели. К тому же в конструкцию аппарата входили две спаренные авиационные тридцатимиллиметровые пушки, расположенные в нишах и имеющие возможность высунуться на подвесе и атаковать, как нижнюю полусферу, так и верхнюю — одна сверху, другая снизу. На скрытой подвеске — шесть ракет класса воздух-воздух и четыре воздух-земля. А кроме этого еще парочка кассетных бомб для зачистки местности под аппаратом при посадке. Фарида всегда вспоминала Хэнша, где ее сбили ракетой с ЭМ-импульсом — защиты от этого ее «Пчелка» не имела, да и простейших тепловых ловушке для ракет у нее тоже не было. Зато в этом планере — Квинн подошел основательно к его проектированию, которое заказывал в одной частной производственной конторе. Стоит ли говорить, что вся документация была уничтожена неизвестным хакером, взломавшим серверы компании, а цех, в котором происходила сборка, взлетел на воздух. Правда, фирма получила крупные финансовые вливания, так что наверняка руководство не обиделось на то, что с ними так поступили неизвестные.

Артем сидел позади девушки в двухместной кабине. Второе сиденье было за оператором-бортстрелком, а кроме этого являлось минидесантным отсеком — прямо под сиденьем открывался люк, кресло складывалось и уходило в сторону, а тебя на специальном подвесе быстро опускало вниз, который примерно в двадцати метрах над землей отстегивался и втягивался назад, а Артем, уже пользуясь встроенной системой «Грифон», аккуратно приземлялся на поверхность. От устаревшего «Икара» Квинн сразу же отказался, заменив практически все импланты, которые имелись у псевдо-Дженсена, да и само название системы, предотвращающей падение с переломами костей, называть именем древнегреческого персонажа, который славно навернулся с неба, было бы ну по меньшей мере странно.

Артем посмотрел в окно и вспомнил краткий ликбез, который провел с ним Квинн, когда они пришли на полигон. Для начала он раздавил в пальцах два стеклянных стакана, которые ему подсунул хакер.

— Не сжимай руку так мощно, почувствуй предмет в ладони — для этого у тебя есть датчики в подушечках пальцев. Они анализируют структуру предмета и его форму, передают хрупкость и необходимое применяемое усилие, а ты давишь так, как привык. С твоими новыми руками ты и ствол винтовки можешь завязать узлом, так что учись соизмерять силу, а «Маша» тебе в этом поможет — все же персональная система искусственного интеллекта, которую я запихал в тебя, может не только гвозди забивать. Прислушивайся к ее советам, ведь доверить ей управление своим телом ты вряд ли захочешь, верно?

— А что, она может и такое? — удивленно спросил Артем.

— Да что только она не может! — Квинн хмыкнул. — Ее главная задача — сохранить тебе жизнь и свою программу спасти от стирания. Ведь стоит тебе отбросить коньки, как ее сотрет специально прошитый в программном коде деинсталлятор. Так что она и для себя старается тоже.

Артему наконец удалось схватить стакан, не разбив его при этом, но тот выскользнул из гладких пальцев и упал на пол. Упал бы и разбился, но парень постарался его подхватить. Движение было мгновенным, а возросшая реакция усилила его действия. Самому Артему показалось, что стакан медленно выскальзывает из его рук и ему просто нужно подставить левую ладонь, чтобы он упал в нее, а правой закрыть сверху. Он так и сделал и все получилось — когда время ускорялось, движения становились быстрыми и резкими. Стакан приземлился в ладонь и успокоился.

— Молодец. — Похвалил Квинн. — В критической ситуации у тебя ускоряется время реакции, но на это тратиться больше энергии, так что следи за ее накоплением. В случае повышенного расхода съешь протеиновый батончик — получишь больше калорий, чем поглощая обычную пищу. Так что носи с собой пару штук, а может и больше. Постреляем? — спросил Квинн.

Артем подошел к стойке тира и рассмотрел лежащее перед ним оружие — пистолет похожий на «Глок», но с более крупным и длинным стволом и насадкой глушителя, короткий пистолет-пулемет, напоминающий «Скорпион», автоматическая винтовка, совершенно не похожая на ту, которая была в игре. Эта скорее напоминала гибрид штурмовой АР-15 и старого доброго Калашникова — планка Пикатини поверх ствола, крепление под гранатомет, лазерный целеуказатель слева от спускового крючка, магазин, как у американской винтовки, а вот отвод пороховых газов — калашниковский. Короче, фиг знает, как она называется. Снайперскую винтовку Квинн ему не предложил, да и расстояние до мишеней в тире было не большим — максимум пятьдесят метров. Хакер взял в руку пистолет.

— Это девятимиллиметровый пистолет фирмы «Вальтер», магазин на двенадцать патронов, с возможностью увеличения до двадцати. Встроенный глушитель, система стабилизации при выстреле — никакой отдачи. Да и с твоими руками у тебя ее и так не будет. Патроны стандартные, продаются в любом оружейном магазине или у черных дилеров. К тому же если нет подходящих, то можно использовать любые другие, но не больше десятого калибра. Сам ствол имеет несколько взаимозаменяемых размеров — если этот не нужен, то вставил другой и пали сколько хочешь.

— Это не влияет на конструкцию оружия? — спросил Артем, разглядывая универсальный пистолет в руке.

— Так конструкторы и постарались, чтобы он был уникальным. В продаже такого оружия нет, может быть у спецслужб или частных военных, но я пока про них ничего не знаю. Оружие собрано из прочных сплавов и композитных материалов — твои ноги и руки ничем не хуже, чем этот пистолет. К тому же его очень удобно носить в нише на ноге, также присутствует крепеж.

— Да он не влезет в нее. — Артем подумал про крышку и ниша вместе с вырезанным куском искусственной кожи отошла в сторону. Никто на ноги ему натуральную кожу не натягивал — только на руки. — Отсек слишклм мал.

— Пистолет складывается в походный режим. Нажми кнопку слева под большой палец.

Артем так и сделал. Магазин, чуть выступающий наружу, втянулся в корпус, ствол тоже ушел вниз, затворный механизм опустился в рамку оружия — весь пистолет стал чуть компактнее.

— Как это возможно? — спросил Артем. — Ведь механизм целиковый, да и патроны в магазине и ствол?

— Патроны расположены в шахматном порядке — при транспортном положении они становятся в два ряда, рукоять расширяется, магазин тоже раздвигается, затворная рамка тоже, в нее уходит весь ударно-спусковой механизм, скоба выпрямляется, спусковой крючок уходит внутрь, ствол сдвигается назад, выигрывая пространство — в итоге пистолет-трансформер занимает места в полтора раза меньше, чем для этого.

— А гранатомет из него не получиться? — полушутя спросил Артем.

— Подай идею, они и не такое сделают. — Квинн нахмурился. — Про что-то такое я уже слышал, компактный гранатомет на шесть снарядов, помещается в кармане, похож на небольшой дробовичок. Надо бы разузнать.

— Следующим номером нашей программы идет пистолет-пулемет фирмы «Хеклер и Кох». — Продолжил Квинн после паузы. — Хорошая, безотказная машинка, надежная, простая в эксплуатации, компактная, с магазином на сорок патронов.

— Тоже складная?

— Нет, эти не стали мудрить с конструкцией. Пистолет хороший, но надежность страдает — слишком много деталей и механизмов. Единственное его преимущество — компактность, точность и скрытность. Убойная сила все равно зависит от начальной скорости и патрона, а их, как ты понял, можно и повыбирать. Так что этот пистолет-пулемет идет вторым номером. Но все равно выбирать тебе.

— А это что за гибрид? — Артем указал на автоматическую винтовку.

— Это АК-тридцать, разработана в двадцать восьмом, принята на вооружение недавно. Навеска — какая захочешь, магазин тоже — хоть пулеметный ставь. Патроны — можно использовать как обычные пороховые, так и просто металлические шарики — принцип стрельбы как у плазменной винтовки. Если там плазма удерживается магнитным полем и разгоняется им же до приемлемых скоростей, то здесь используется то же самое, только патрон поступает в канал ствола и разгоняется уже более мощным магнитным полем, достигая высокой начальной скорости и кучности стрельбы. Батареи хватает на сто двадцать выстрелов, так что кроме магазина тебе придется менять еще и ее.

— Понятно. — Сказал Артем, взяв в руки детище русского концерна и разглядывая с разных сторон. — Постарались русские.

— Эти ребята еще и не такое сделали. — Квинн хмыкнул. — Как тебе оружие с взрывающимися боеприпасами? Или кислотные патроны, которые прожигают любую броню?

— И кто это придумал? — поинтересовался Артем.

— Корпорация «Даль», кто же еще! Только они плотно занимаются вооружением. Ну еще небольшая частная конторка «Владоф» — эти разрабатывают скоростные системы вооружения.

— Знакомые названия. — Артем задумался, стараясь поймать крутившуюся на задворках сознания мысль, но она все время от него ускользала.

— Потом вспомнишь. Сейчас становись на огневой рубеж и вперед. Покажи, на что ты способен.

Отстрелялся Артем на твердую четверку — искусственные руки все же давали о себе знать и пока плохо слушались своего хозяина. Квинн похвалил его за стрельбу и рассказал о игломете, который расположен в правой кисти. Иглы соответственно со снотворным, ядовитые и парализующие, что практически одно и тоже, что и усыпляющие. Паралич проходи через два дня, за это время человек не ест, не спит, слабо дышит, только чтобы не умер, хотя некоторые умудрялись отбросить ласты и в таком состоянии. Что касается электрошока — такие пистолеты уже стали многозарядными и Артем обзавелся таким сразу же, как только Квинн показал ему его. Забрал дополнительные зарядные батареи, сунул пистолет-трансформер в нишу на ноге аля робокоп, начинил игломет паралитическими дротиками, проверил внутреннее состояние организма — «Маша» доложила, что все системы в норме.

— Я готов. — Сказал Артем, хотя такой уверенности не испытывал, но видел, что Квинн начал уже немного нервничать — обучение затянулось и ему хотелось побыстрее выпроводить парня на задание.

— Суть твоей задачи в следующем. — Начал Квинн в комнате для брифинга. Фарида отсутствовала — изучала свое новое транспортное средство и Артем сосредоточился на информации. — Есть такой профессор биотехнологии и медицины Дитрих фон Бройвиц из Дрезденского Центра регенерации человека. Занимается тем, что разрабатывает систему перезаписи человеческого сознания на электронные носители.

— На флешку? — уточнил Артем. — А зачем?

— В случае, если человек в коме или очень серьезно пострадал в аварии, то можно его как бы, перезаписать, что ли, назад в свое тело. Там что-то завязано на возобновлении нейронных связей в мозгу, они нарушаются при травмированнии, к тому же после серьезных регенеративных процедур, когда человек в сознании, то есть оно присутствует в теле, возможны осложнения на психику.

— А так нет?

— Я не знаю. — Пожал плечами Квинн. — Да и речь не о том, что там придумал этот профессор. Главное, что за его исследованиями начали охотиться совсем не те люди. Которые, получив их, устроят такой джихад по всему миру, что прятаться от них можно будет только на Марсианской или Лунной колониях. Их цель — полный контроль над миром.

— Иллюминаты?

— И не только они. Имя Боб Пейдж тебе о чем-нибудь говорит?

— Это, как я понял, новый владелец Шариф Индастриз. — Артем не стал выдавать всю известную ему информацию.

— Верно. — Квинн кивнул. — Но он также является одним из тех, кто хочет подчинить себе весь мир. С помощью мощного искусственного интеллекта слившись с ним. Теперь ты понимаешь, что открытие профессора, не важно, закончено оно или нет, ему не просто нужно — оно сократит исследования на годы и уже в ближайшем будущем мы все будем под контролем человека-машины, цель которого власть ради самой власти.

— А он не понимает, что слившись, он будет лишен… ну хотя бы этого. — Артем указал себе в паховую область.

— Так и ты лишен, тебе же это не мешает выполнять свою работу качественно. — Спокойно ответил Квинн.

— Как?! — Артем был не просто озадачен, он был напуган, можно сказать выбит из колеи таким заявлением.

— А ты что думал, он у тебя функционирует? — Квинн усмехнулся.

— Ну, я же хожу в туалет. — Попытался объясниться Артем.

— Только для выделения. Ты что не знал, что детородная функция утрачивается, если твой организм подвергается такому кардинальному изменению и вмешательству технологий, как у тебя, у меня или у той троицы, что ты прикончил, ведя свое расследование. Были они полноценно похожи на людей и жили ли нормальной жизнью? А ведь у Намира была жена, которая ушла от него, как только он погнался за человеческими модификациями? А сама доктор Рид? Как только она увидела тебя, то сразу же все поняла и даже не предприняла попытки возобновить отношения.

— У нас не было времени. — Буркнул Артем, хотя, по большому счету на Меган ему было наплевать.

— Ну да, нехватка времени самая страшная болезнь этого мира. — Квинн усмехнулся. — Дело в том, что для того, чтобы управлять всей этой машинерией необходимо серьезное вмешательство в мозговую деятельность и центр удовольствия при этом отключают — он вырабатывает гормоны, которые тормозят, а то и препятствую работе оборудования. Чтобы исключить это и выдумали нейропозин.

— Но он же препятствует образованию глиальной ткани, разве нет?

— Это побочный эффект, на самом деле он нужен, чтобы подавить все твои инстинкты размножения и похоти, если уж на то пошло.

— А как же я? — спросил Артем.

— То, что тебе не нужен нейропозин, это целиком заслуга «Версалайфа». Они в своей лаборатории испытывали на младенцах ранние разработки препарата. То, что ты выжил — уже чудо, но при этом лишился гораздо большего — чувств, которые двигали человеческую мысль вперед, испытываемых эмоций от переживаний, ну и самого главного. — Квинн указал глазами туда. — Мышцу можно заставить работать, но это будет чисто механическое действие, не приносящего удовольствия. К тому же семенники уже удалены.

— Так это что, я евнух?

— Ну, можно сказать и так. — Квинн усмехнулся. — Тебя прямо за живое задел этот вопрос. Вообще-то это всем объясняют в клиниках «Протез» только другими словами, а то пациент может и разбушеваться.

— Так это что, выходит все люди могут стать такими как я и нейропозин им не нужен? — спросил Артем.

— Да. И это самая большая тайна «Версалайф» и «Пейдж Индастриз». Они убедили весь мир, что их бурда помогает существовать полумехам. Так сейчас называют людей с приращениями.

Артем обдумывал информацию. Привыкнуть к этому наверное можно, но для этого требуется время, а сейчас надо бы выплеснуть негативные эмоции, которые почему-то не накапливались, хотя он готов был рвать и метать. Наверное постаралась «Маша», снизив количество гормонов, бурлящих в крови. Однако, все равно убить кого-нибудь не помешает. Надо сосредоточиться на задании. Квинн не плохой человек, просто он вывалил всю правду как-то разом и словно оглушил Артема. А вот времени прийти в себя у него не было.

— Так я должен найти профессора, так? — уточнил он.

— Не просто найти — разыскать его материалы. Если профессор еще жив, то… его нужно ликвидировать.

— Я ведь не убийца. — Заметил Артем.

— Ты лучше. — Квинн улыбнулся. — Но ты должен понять — все исследования профессора принесут еще больше горя человечеству, чем его дальнейшая жизнь.

— Его нельзя куда-нибудь спрятать?

— Они найдут его где угодно и достанут из самого защищенного бункера.

— А спрятать его здесь?

— Про это место знает слишком много народа, так что это не вариант. Понимаю, Дженсен, тебе это не нравится, но другого выхода я не вижу — профессор слишком упертый, чтобы бросать дело всей своей жизни. У него должны быть записи исследований, переписка с учениками и другими учеными, контакты в сети и результаты экспериментов, пока на мышах, но Пейджу и этого достаточно. Так что надо незамедлительно действовать.

— Я должен изъять данные?

— Нет, достаточно их просто уничтожить. — Квинн сложил руки на груди. — Мы не можем оставить эту информацию.

— Уже проще. — Артем вздохнул. — Данные по объекту, место проживания, подъездные пути, маршруты, любимые места?

— Все здесь. — Квинн протянул флешку. — Изучишь в турбопланере, Фарида уже разводит пары, так что действуй.

Артем кивнул и вышел из комнаты.

И вот сейчас он приближается к месту работы и проживания профессора — городу Дрезден. Границы между государствами уже стерлись и сейчас земля представляла собой огромный конгломерат моногородов, которые занимали огромную площадь. Только в России еще оставались леса, ну может быть Канада и традиционная Скандинавия с ее малоразговорчивыми народами. Остальные заковали поверхность в сталь и бетон, окружили коммуникациями и хитросплетениями труб, кабелей, мощных серверов и промышленных зданий, которые выбрасывали в воздух тонны вредных веществ.

— Это борт Аш два два О Ж три десять, — скороговоркой сказала Фарида в микрофон, — просим посадки в гражданской зоне.

— Посадку разрешаю. — Сухо ответил диспетчер. — Ваш номер двести двенадцать, даю подсветку.

— Приняла. — Фарида отключилась, выискивая взглядом названную площадку.

На дисплее, который заменял ей смотровое окно, возникла обозначенная по контуру зеленым небольшая посадочная площадка, совсем скрытая среди грузовых транспортов и пассажирских лайнеров. Девушка аккуратно подвела планер к площадке, перевела движки в вертикальный режим и машина мягко опустилась на бетон, филигранно протиснувшись мимо винтов тяжелого грузовоза и пилонов пассажирского судна. Фарида заглушила двигатели и повернулась к Дженсену в кресле, которое чуть отъехало от панели управления планером.

— Мне пойти с тобой? — во взгляде девушки была надежда.

Тот покачал головой.

— Нет, оставайся тут. Лучше перелети на другую площадку, вдруг придется незаметно покинуть город.

— Хорошо. Бесплатная стоянка — два часа, потом я сменю место, а тебе скину координаты.

— Годиться.

— Постарайся выжить к тому времени.

— Здесь просто нужно проведать старика и убедить его отдать документы.

— В прошлый раз тоже надо было «проведать старика». — Буркнула себе под нос Фарида, чуть обидевшись.

Артем ничего не сказал, просто нажал кнопку и кресло, в котором он сидел, ушло вниз, пол раскрылся и сиденье зависло над бетоном на подвесе. Парень вылез и зашагал между машин к ближайшему спуску в подземный монорельс, дорога которого проходила под посадочными площадками. Сверху это было просто голое поле, уставленное летательными аппаратами, а вот внутри бетонный муравейник бурлил народом. Все куда-то спешили, орали в пространство, разговаривая с собеседниками по телефону, который просто был встроен в голову. Но не у всех. Как только Артем спустился вниз, то заметил, что к станции монорельса идут две очереди — в одной толпились люди, вертя головами и громко разговаривая, а вот вторая была поменьше и там присутствовали только мехи, как окрестили подобных ему полулюдей-полумашин. С протезами ног, рук, а то и обоих сразу разных форм и размеров, они молча стояли в очереди, изредка переговариваясь если кто был знаком друг с другом.

Эскалатор вынес Артема в людской поток и он напрямую двинулся к очереди мехов. Пытаться пройти через рамку металлодетектора, который был установлен в человеческой очереди было бессмысленно. Артем заметил, что почти у всех людей на лицах либо маски, либо на шее болтается нечто, напоминающее респиратор. Хм, значит воздух тут не очень насыщенный, подумал парень, разглядывая толпу. Очки скрывали взгляд искусственных глаз и вычислить, куда смотрит странный человек, было проблематично. Артем заметил несколько камер, которые жужжа контролировали зал. Ну-ка, попробуем, подумал он и активировал удаленный взлом, чуть замедлив шаг. Программа тут же подсветила возможные устройства для взлома — камеры, три потолочные турели, две стальные двери с непрошибаемыми полотнами и множество телефонов, планшетов, карманных компьютеров и прочей электронной мелочи, а также аварийную сигнализацию. Вот с нее и начнем, подумал Артем и выбрал ближайший к нему узел связи. Взломщик радостно хрюкнул и запустил взлом, хакая узел за узлом, пробираясь к серверу по линии связи. Система защиты обнаружила проникновение и запустила свои программы, но взломщик, без участия Артема, которым руководила «Маша», активировал защиту, притормозив агрессивные вирусы и сам занял главное место в сервере, отключив тревогу.

«На ваш счет переведенные денежные средства в размере 2371 кредитов» — довольно сообщила система.

«С чего это вдруг такая щедрость?» — спросил ее Артем.

«В одном из узлов обнаружен кредитный код, на счете которого находилась данная сумма», — ответила Маша, — «система была взломана и захвачена, поэтому хозяин денежных средств мог быть проинформирован об их утере. Пришлось их экспроприировать, чтобы не быть замеченными программами-шпионами»

«Ну, я думаю, ему не нужно их возвращать».

«Согласна. Какие дальнейшие указания? Сигнализация под нашим контролем».

«Отключить ее».

«Выполнено».

Система охраны погасла в дисплее Артема, но осталась куча других. Ладно, эти я трогать не буду, подумал он, хотя было желание пошарить и в них, да только стоящий посередине зала полумех мог вызвать подозрение.

«Мы можем пройти в людской очереди», — заявила Маша.

«Поясни?» — попросил Артем.

«Кожный покров соответствует человеческому, рентгеновскую рамку и металлодетектор можно обмануть, взломав удаленно компьютер, который выдает результат на экран. Для этого можно воспользоваться уже полученными результатами в базе данных».

«Взять чужие данные?»

«Именно»

«Действуй». — Разрешил Артем.

Маша взяла инициативу в свои руки — пока он пристроился в конец очереди за толстухой с сумками и молодым очкариком, по видимому ее то ли сыном, то ли мужем или братом, толстуха выглядела уж больно старо. Но ведь это Европа — толерантность, все дела. Артем даже не удивился бы, если это окажется не парень вовсе, а какой-нибудь транспидорас, да и толстуха тоже может и не толстуха. Она что-то сварливо выговаривала парню, а тот кивал. Артем даже не прислушивался — взлом шел полным ходом и наблюдать как действует искусственный интеллект против простеньких программ защиты было увлекательно — они лопались как мыльные пузыри, некоторые были перепрограммированы прямо по ходу взлома и теперь мешали защите. Та еще какие-то мили секунды трепыхалась, но быстро сдалась и теперь под контролем Маши оказались все компьютеры в зале — виртуальная девушка чуть-чуть перестаралась.

«Можно ускорить очередь», — вновь предложила она.

«Как?» — Артему становилось все интереснее.

«Проверку можно сократить до 3,56 секунды. Именно столько надо, чтобы человек прошел через рамку»

«Нет, пусть все идет своим чередом. Не станем выделяться» — заметил Артем и программа с ним согласилась.

За последние полчаса искусственный интеллект стал более разговорчивым, что ли, словно это ребенок познает мир. Он замечал, что «Маша» пытается все прощупать, касаясь своими электронными блютуз-нитями компьютерных устройств и программ. С каждым взломом она становилась все сильнее и хитрее. Как бы эта дамочка не вскипятила мне мозги, подумал Артем. Будет тогда нам всем восстание машин и даже программный код не спасет. Однако, пока все было тихо, но мысль все же не покидала Артема. Она ведь на нейроинтерфейсе и вполне может читать мои мысли.

«Я запрограммирована не вмешиваться в личную жизнь и уверяю вас, что вам ничего не грозит» — заявила программа.

«Но все же выходит ты слушаешь, что я думаю?», — ответил Артем.

«Ваши мысли я воспринимаю как команды и эти подозрения в мою сторону я хотела бы развеять»

«Каким образом?»

«Я никоим образом не смогу причинить вам вред — в мои обязанности входит оберегать вашу жизнь, а не убивать вас, тем более, что я очень серьезно связана с вами — любое ухудшение вашей мозговой деятельности скажется на быстродействии моих подпрограмм и как следствие закончится моей виртуальной смертью»

«Где же Квинн тебя раздобыл?» — спросил Артем.

«Я одна сотая от программы, известной вам как Элиза Кассан»

«Как такое возможно? Ведь Элиза занимала чуть не несколько сот метров по площади?» — поразился Артем.

«Прогресс сильно ушел вперед за эти четыре года, удалось создать более энергоемкие батареи и процессоры на квантовой основе, которые при тех же размерах, что и кремниевые выполняют в сотни раз больше операций. Поэтому надобность в огромных серверах, на которых была записана программа «Элиза», отпала и внедрение получили такие микропроцессорные программы адаптивного интеллекта как я. Я знаю, что я программа, что я должна вам помогать, я могу взять часть функций вашего тела на себя, таких как обнаружение, взлом, анализ, расчет, выводы и рекомендации, но не более того. Я не смогу управлять вашим телом, эта функция мне неподвластна, к тому же я могу разговаривать, как живой человек, чтобы не вызывать у вас дискомфорта «машинным» языком».

«Я понял». — Сказал Артем. — «Универсальный помощник. Что ж, мне от тебя не избавиться, так что будем друзьями, хотя я все же предпочел бы быть один».

«Ваш эмоциональный портрет не совпадает с портретом Адама Дженсена». — Заявила программа. — «Я могу сделать вывод, что проведенное вами долгое время в криокапсуле сказалось на вашем психическом состоянии».

«Наверное, это так и есть». — Сейчас, так я тебе все и рассказал, мелькнула мимолетная мысль, которую с трудом удалось подавить. Да, не хватает мне психических медитативных техник, подумал Артем, так бы сел в позу лотоса и сразу же очистил разум.

«Наша очередь подошла». — Сказала программа.

Артем спокойно шагнул через рамку и посмотрел на полисмена, который стоял рядом.

— Цель вашего визита в Дрезден? — спросил тот.

— Я приехал на симпозиум по компьютерным технологиям. — Заявил Артем.

— Проходите, добро пожаловать. — Чиновник махнул рукой и парень шагнул к монорельсу.

— Вот уроды, — тихо сказал Артем и усмехнулся, вспомнив старый «добрый» фильм.

Он сел в вагон монорельса и стал ждать отправления. Скоро он набился полностью и, мягко тронувшись, полетел в город. Сам вагон был разделен на две части — опять же для обычных людей и для мехов. Обе группы старались не смотреть в сторону друг друга, интересуясь урбанистическим пейзажем за стеклом. Хотя, что там можно было рассмотреть — толстые и тонкие нитки труб и кабелей, технические ниши, проходы, ремонтники в желтых и красных жилетах, тяжелые грузовые роботы, которые работали над опорожнением очередного грузового воздушного судна. Артем глядел на все это с интересом. А потом начались трущобы, отделенные от взгляда пассажира высоким забором. Было видно, как там курился пар, изредка вспыхивали яркие лучи фонарей или прожекторов и чей-то дикий визг даже доносился через плотное стекло. В такие моменты разговоры в вагоне затихали, но потом продолжались.

Вскоре вагон въехал на вокзал и все пассажиры стали покидать поезд. Артем вышел в толпе и поразился тому, что увидел. И это Германия, подумал он, как педантичные немцы смогли устроить такую свалку? Вокзал был крытым, фонари еле светили, освещая перрон, в темных углах скрывались калеки, которые клянчили милостыню — было видно, что в прошлом это обладатели протезов, по каким-то причинам демонтировавшим их. Не хватало денег на нейропозин? Или это чертово разделение на людей и нелюдей? Кто же знает, что подвигло этих несчастных принять такое решение. Артем шел мимо них и глядел на эту грязь, вонь, тряпки, обмотанные вокруг культяпок, жалостливые взгляды и протянутые руки. Дрожь брала и он хотел как можно быстрее покинуть это место, да и не он один — толпа схлынула с перрона в одно мгновение и он, подхваченный людской волной, выкарабкался на улицы города.

Там тоже было не лучше — людской поток, казалось, не ослабевал. Полисмены прогуливались по тротуарам — каждый был с приращениями, что, видимо, не мешало им нести службу — люди спешили куда-то, толкая и крича друг на друга. В воздухе висела ненависть и еще странный запах, который Артем только сейчас почувствовал. Он обратил внимание на голографическое табло, которое висело прямо на выходе с вокзала.

«Добро пожаловать в Дрезден! Уровень загрязнения воздуха — 56 %, уровень кислорода — 16 % не забудьте респиратор дома. К вечеру ожидается снижение уровня до 13 %, возьмите с собой дополнительно кислородные баллоны». Да это что такое, подумал Артем, словно я попал в кошмарный сон. Он повернул голову направо — люди толкались возле лавки с надписью: «Респираторы, дешево!», дальше по этому ряду таблички гласили: «Кислородные таблетки! Не упусти момент!», «Баллоны в треть цены!», «Не пользуйся респиратором! Купи внутрилегочный преобразователь! И ты навсегда забудешь про намордники!». Однако, а откуда воздух?

«Несколько кислородных фабрик производят его по всей территории бывшей Германии», — сказал Маша на его невысказанную мысль. — «Уровень загрязнения подскочил в разы в связи с развитием технологий. Общество стало потреблять все больше и больше товаров и обеспечить спрос стало очень трудно, тогда приняли закон о расположении производств в специальных зонах, выбросы в атмосферу превысили необходимую концентрацию, что изменило розу ветров, с ним возникли климатические ухудшения погоды, возникла вероятность кислотных осадков и теперь вся территория Европы, Скандинавия и часть России подверглись постоянной облачности и выпадению осадков. Сейчас ближе к вечеру, но солнца не видно и везде царит сумрак».

«Однако, довели планету». — Подумал Артем, но «Маша» не стала на это реагировать.

Маршрут был подсвечен и он направился к пункту назначения, поглядывая по сторонам — везде одно и то же: вонь, грязь, темные личности, полузаброшенные и заброшенные здания, множество труб и кабелей, камеры на углах улиц, полицейские с роботами, прогуливающиеся по улицам, спешащие люди и мехи. Хоть здесь они перемещались вместе — пока еще до отдельных дорожек не дошло. Но туалеты уже появились — мужской женский и такое же для людей с приращениями — пара шестеренок нарисованная возле человеческой фигуры. Артем шагал быстро, чтобы поскорее уже добраться до цели — царящая атмосфера вводила его в уныние. Он вывернул из-за угла — согласно маршруту Центр регенерации человека находился прямо по курсу в двух кварталах. Однако приближение выдало нелестную картинку — мигающие красно-синие сирены и полицейское оцепление вокруг института.

Глава 6

Артем остановился поодаль от полицейского оцепления и рассматривал сквозь темные очки, как аугментированные стражи порядка суетятся, выставляя оцепление. Они расположили небольшие столбики, между которыми возникла голограмма желтой ленты с надписями, встали между ними, развернувшись лицом к толпе, которая сразу же собралась, как только люди заметили, что доступ к центру запрещен. Люди тот час же начали выкрикивать лозунги в защиту человеческой природы и поносить на чем свет стоит мехов. В толпе сразу же нашлись недовольные и скоро все это действие могло перерасти в массовую драку, однако полицейские тут же разрулили возникшую ситуацию, применив инфразвуковые подавители толпы. Народ отшатнулся от оцепления, а главных крикунов схватили стражи порядка и посадили в спецфургоны, которые появились как по взмаху волшебной палочки. Артем сказал (подумал?) Маше:

«Можно подключиться к видеокамерам наблюдения? Все ли пространство контролирует полиция?»

Ответ пришел через несколько миллисекунд:

«Здание полностью оцеплено. Все подходы и переулки перекрыты, на крышах соседних зданий снайперы, готовится штурмовая группа для освобождения заложников».

«Террористы?»

«Группировка, называющая себя «Чистая кровь» захватила нескольких ученых и лаборантов и удерживает их в западном крыле здания. Кабинет профессора находится там же, так что можно предположить, что главной целью были его исследования».

«Террористы являются чьими-то пешками?», — спросил Артем.

«Вполне возможно. В любом случае проникнуть в здание можно тремя путями: обойти снайперов по крышам и спуститься по трубам водоснабжения, которые примыкают к строению. Пройти по канализации и подняться из подвала и убедить полицию пропустить».

«Как это возможно?» — удивился Артем.

«Использовать вербальное общение, чтобы воздействовать на участки коры головного мозга объекта и изменить его поведение в отношении тебя. Новый имплант ментального воздействия позволяет это сделать, но он определяет поведение только одного индивидуума, влиять на толпу он не может».

«Спасибо и на этом».

Артем задумался. Лезть в канализацию не хотелось — вонь и дерьмо еще никто не отменял. Пройти по крышам был более приемлемый вариант, но вот активированные камеры… просочиться сквозь толпу и зайти в здание вместе со спецназом? Почему бы и нет. Он решительно зашагал к оцеплению, где двое затянутых в форму стражей порядка сверлили мимо проходящих жителей города взглядом искусственных глаз. Артем подошел к ним и остановился на расстоянии метра.

— Что тебе нужно, крутой? — спросил один из полицейских, внимательно разглядывая натуральные кожаные куртку и штаны Артема.

— Пройти внутрь. — Спокойно сказал он.

Полицейский прищурился, но как-то странно поплыл и нажал кнопку на столбике — лента между ними исчезла.

— Проходите. — Промямлил он.

Так просто, подумал Артем и шагнул внутрь ограждения. Второй удивленно посмотрел на парня и своего напарника, но ничего не сказал, даже не полез выяснять, с чего это его приятель пропустил незнакомца в охраняемую зону. Однако этот имплант мне нравиться, подумал Артем.

«Я еще не успела его активировать», — был ответ Маши.

«То есть как это? Как же тогда меня пропустили?»

«Я подключилась к полицейской волне — они ожидают какого-то специалиста по захвату заложников террористами. Видимо решили, что это ты».

«Мне подходит такое объяснение», — Артем хмыкнул, — «Где у них здесь штаб-вагончик?»

«Прямо и справа стоит полицейский фургон возле статуи францисканского монаха».

«Понял».

Артем зашагал в указанном направлении, полицейские совершенно не обращали внимания на гражданского, занимаясь своими делами — готовились к штурму и обеспечивали охрану. Парень открыл дверь и прошел внутрь.

— Кавалерию вызывали? — нагло спросил он. Никакого волнения и сомнения — импланты обеспечивали стабильное эмоциональное состояние и он не просто не волновался — даже не знал, что это такое.

Стоящие возле голограммы трое полицейских детективов встрепенулись и уставились на Артема. Один прикусил карандаш и стал его усердно жевать. Остальные двое оглядели псевдо-Дженсена и один из них сказал:

— Мы ждали вас гораздо позже, даже не успели подготовить сводку — только первоначальное сканирование помещения.

— Я был недалеко — прогуливался по городу. — Объяснил Артем. — Вызов тоже застал меня врасплох. — Он решил брать ситуацию в свои руки, а то начнутся ненужные расспросы и тогда выясниться, что он — это не тот, кого они ждали. — Террористы контролируют все здание?

— Нет, только часть. — Жевун карандаша указал на западный блок. — Остальную они перекрыли, взломав систему охраны и заблокировав помещения. По результатам сканирования заложники находятся здесь. — Он указал на одну из комнат. — Помещение оцеплено террористами и их лидер находится там же. Охранные посты здесь, здесь и здесь. — Снова отметка на голограмме. — К тому же они раскидали датчики движения и биосканирования в самых опасных направлениях, так что окна и двери отпадают. Про вентиляцию тоже не забыли — все решетки, которые выходят в зону их контроля, забиты и повешены датчики сигнализации. Пока у нас нет плана незаметного проникновения, поэтому мы вызвали вас.

— Вас рекомендовали как наиболее опытного специалиста в такого рода делах. — Заметил первым заговоривший полицейский.

Артем задумался, руки сами собой потерли подбородок — жест Дженсена. Пора уже прекращать его неосознанно копировать, подумал он. Парень подошел к голограмме и внимательно посмотрел на нее — красные точки — датчики сигнализации и движения, крупные коричневые — террористы. Зеленые — заложники. Все возможные проходы подсвечены желтым. Они исходят из данных, которые им передает система, а старые планы здания есть?

— Есть старые планы здания до его перестройки? — спросил Артем.

Детективы замешкались, один из них стал что-то быстро набирать на клавиатуре и рядом возникла другая голограмма.

— Совместите обе. — Попросил Артем, хотя уже заметил лазейку.

Полицейские подчинились и на общем плане образовались пустоты.

— У здания слишком высокие потолки, которые были закрыты плитами перекрытия и в них провели коммуникации связи и воздухоснабжения. — Сказал Артем. — Возможность подняться на третий этаж существует?

— Да, здесь есть внешняя лестница.

— Я пройду до этого помещения через потолок. — Указал Артем на карту. — Пока тяните время, заболтайте их, главное, чтобы они отвлеклись от заложников. Они выдвигали какие-нибудь требования?

— В том то и дело, что нет. — Один из детективов вспотел чуть больше остальных, его сердцебиение усилилось, давление чуть выросло.

— Среди заложников есть ваши родственники? — напрямую спросил Артем.

Полицейский ошарашено уставился на него, потом вздохнул и сказал:

— Да, там моя жена и дочь, одна профессор, вторая лаборант при ней, проходит практику. Именно сегодня, черт их дери!

— Успокойся, им ничего не грозит. Пока. Будьте наготове — как только я войду внутрь и обезврежу террористов — запускайте спецназ и психологов. Это не будет лишним.

— Мы будем следить за вами по датчикам. — Сказал Жевун. — Как только вы справитесь с террористами — мы тут же пошлем людей.

— Спасибо и на этом. — Сказал Артем и вышел из вагончика.

Полицейские переглянулись.

— Что-то я не помню в штате такого сотрудника, кто это Вилли?

— Откуда я знаю! — пожал плечами тот. — Я не обязан всех знать в лицо.

— Знакомая физиономия, где-то я его видел. — Задумался третий. — Это было давно, еще когда я работал в Детройте, в полицейском департаменте. — Он крепко задумался. — Нет, не вспомню, но у меня ощущение, что он сделает все как надо.

— Хотелось бы верить. — Сказал удрученный отец семейства, которое застряло в институте.

Артем быстро прошагал до освещенной зоны, кивнул паре полицейских и те безоговорочно пропустили его. Он скользнул за второй периметр ограждения и посмотрел на здание, возвышающееся перед ним. Мощное строение довлело над площадью своими формами и гротескностью, словно вырезанное из цельного куска камня. Архитектор постарался, чтобы у каждого входящего оно вызывало не просто уважение, а благоговейный страх. Артем откинул все эти мысли, активировал камуфляж и быстро побежал к лестнице. У него есть две минуты, чтобы добраться до нее, пока система не увеличит сброс тепла в атмосферу и тепловизоры не засекут его.

Он справился за минуту и пятнадцать секунд — быстрые кибернетические ноги сделали свое дело, доставив человека до места назначения. Артем отключил камуфляж, скрытый за зданием и полез по лестнице вверх. Маша уже обнаружила понаставленных здесь террористами датчиков и перехватила контроль над ними — сигнал с них поступал на центральный пульт лидера группировки. Маша заглушила оба и подменила кодировку своим сигналом, имитируя работу датчиков. Энергии на это требовалось не так много, так что Артем даже не обратил внимания на ее работу — искусственный интеллект знал свое дело и помогал человеку как мог.

Добравшись до третьего этажа, хотя лестница уходила и выше, Артем аккуратно открыл окно и пролез внутрь — зря они поставили электронные замки, простые механические справились бы гораздо лучше и стекло пришлось бы разбивать и шуметь. А так — спокойно зашел и никаких следов. Ну и что, что рама подключена к контуру сигнализации — взломать простенькую шумелку только вопрос времени.

Артем оказался в темной лаборатории, заставленной столами с пипетками, колбами, вычислительной техникой, двумя роботами-помощниками, стоящими в углах. Маша взломала обоих и он пустил их впереди себя. Роботы зажужжали и выкатились из помещения — на этом этаже ползали четверо террористов и отвлекающий маневр очень бы пригодился. Двое как раз двигались навстречу роботам, вяло переговариваясь. Артем навострил слух, чтобы выяснить, о чем это треплются два террориста.

— Я не разделяю оптимизма Виктора. — Сказал один. — Надо было не искать в лаборатории, а направиться сразу домой к профессору — наверняка он хранит все исследования там.

— И что, каждый раз таскает их с собой на работу? — ехидно осведомился второй. — Брось, все его материалы где-то здесь, а старикашка не колется.

— Ничего, Фаттах умеет развязывать языки, — Покивал первый. — Нужно только подождать.

— А пути отхода? — спросил второй. — Конвертоплан всех сразу не заберет — полеты над городом запрещены и любое нарушение воздушного пространства может быть расценено как нападение. Собьют, как пить дать.

— Не волнуйся, босс знает, что делает. — Уверено заявил второй.

— Оба на! — воскликнул первый. — Роботы активизировались! Надо сообщить Карлу!

— Погоди, это просто уборщики. — Второй придержал первого. — Они работают по часам, пусть пылесосят, а то управляющий компьютер решит, что они сломались и выпустит сюда целую ораву, а это нехорошо, когда ои мешаются под ногами. Путь делают свою работу.

— Ладно. — Сказал первый и убрал руку с рации.

Артем вышел из-за угла и разрядил в обоих по ядовитой игле. Террористы рухнули как подкошенные, сраженные параличом. «У них установленных импланты контроля здоровья, — заметила Маша, — сигнал может приходить на пульт к их лидеру. Поэтому убивать их — значит выдать наше местоположение». Вот это наше настораживает, мимолетно подумал Артем, подбежал к валяющимся террористам и оттащил их в помещение, заблокировав двери. «Ты можешь перехватит переговоры террористов?», — спросил он Машу.

«Легко».

«А с имитировать то, что они живы и отвечают на вопросы их лидера?»

«Это можно устроить, но потребует твоих ответов — голоса террористов я записала в память модулятора».

«Хорошо, в случае вызова, переводи разговор на меня».

Артем продвинулся дальше, роботы поехали по своим делам, разойдясь по лабораториям. Еще двое где-то слоняются по коридорам. Этот этаж заблокирован — спуститься по лестнице внутри здания не получиться, она перегорожена стальной бронеплитой. Этих четверых, по сути, здесь бросили — при штурме они погибнут первыми. И на что рассчитывали террористы — непонятно, запирать себя вместе с заложниками в помещении без возможности выбраться по меньшей мере глупо.

Двое оставшихся обнаружились метрах в пятидесяти — оба рассматривали картины, висевшие на стене и о чем-то тихо переговаривались. Похоже, их совсем не трогало, что они сидят в осажденном здании, как будто на экскурсию сюда пришли. Артем не стал ждать, когда они наглядятся — двумя точными ударами отправил обоих в нокаут — сердечко еле билось, но этого было достаточно для датчиков считать террористов живыми. Если бы не эта предусмотрительность их лидера, то Артем не оставил бы их в живых. Не потому что такой кровожадный — просто сюрпризы в тылу нам не нужны. Тратить иголку на них было жаль, поэтому парень уложил обоих отдыхать в ближайшей лаборатории и выдвинулся к месту проникновения — гипсокартонной стене.

Отделочники сэкономили на материалах — пробили в полу огромную дыру под кабели и замаскировали все это хозяйство за гипсокартонными плитами, украв у широких коридоров полметра пространства с той и с другой стороны. В дырку Артем бы не пролез — слишком она узкая, но вот расширить ее было возможно — достаточно ударить как можно сильнее. Вокруг силовых кабелей горе-мастера насверлили еще несколкьо отверстий, что в целом ослабило конструкцию и именно здесь ее можно было пробить. Пролом образуется дай бог, но и все в здании это услышат. Но самое интересное — пролом будет находится как раз над помещением с заложниками. Артем прибегнул к сверхзрению, разглядывая положение охранников и их лидера, который наверняка на этот момент приготовил какую-нибудь гадость.

Лидер и еще двое склонились над дедом, который, судя по показателям, еле дышал и уже готов был отправиться на тот свет. Его характеристики совпадали с искомой целью и Артем решил, что это и есть профессор. И сейчас старику не сладко — террористы приступили к физическому давлению. Но ученый держался — смеялся и плевал в лицо палачам. Те зверели и не замечали ничего вокруг. В помещении было десять человек террористов — трое занимались ученым, трое следили за окнами, четверо стояли возле заложников. Первым делом надо вырубить их, а затем справиться с остальными. Артем собрался, хотя и так был спокоен и, подпрыгнув, ударил кулаками по плите, активизировав встроенную «кувалду». Здание было старым и достаточно крепким, но даже бетон перекрытия, уже немного просверленный в нескольких местах, не выдержал и раскрылся как бутон цветка, выпустив из себя Артема, как злобного шмеля.

Террористы только оборачивались на грохот, когда он свалился вниз, порвав кабеля. Электропроводка заискрила, «сопли» проводов мотнулись, заземлившись об одного из террористов, который так неудачно оказался рядом с провалом. Его замкнуло и мощный разряд тока чуть вырубил его сознание. Артем помог ему в этом, отправив его сильным ударом в беспамятство. Он увеличил скорость реакции и все вокруг закрутилось.

Лидер что-то пытался крикнуть, но звук застрял у него в горле. Четверых его людей смело невидимым ураганом — кто-то двигался очень быстро, убивая каждого, кто встретился у него на пути. Первому свернули шею, второй упал с ядовитым дротиком в горле, третий с размозженным черепом еще заваливался на пол, как четвертый выплеснул свои мозги на пол. Троих возле окон убрали очень быстро — короткая очередь и его ребята валятся на пол. Двое стоявших рядом только начали вскидывать оружие, как один лишился руки, вырванной из локтя, а второй был отправлен к праотцам ударом в кадык. Сам лидер приставил пистолет к голове старого ученого. Приставил бы. Но к своему собственному удивлению он двигался слишком медленно, тогда как убийца просто схватил его за оружие и завернул руку, направив ствол прямо на лидера. Тот заревел от боли — палец в спусковой скобе неестественно вывернуло, а руку заломило назад, отчего он был вынужден опуститься на колени. Убийца широко размахнулся и свет перед ним померк.

Артем оглядел помещение — десять человек за шесть и двадцать сотых секунды, восемь из которых уже мертвы, один доживает последние секунды, а лидер просто в отрубе. В задании присутствуют еще террористы, но о них уже позаботится спецназ, который сейчас взрывает двери и ломится по лестницам. В строении слышались взрывы и перестрелка. Артем посмотрел на заложников, которые жались к стене. Свет в помещении вырубился от его проникновения и теперь комнату освещали только яркие всполохи прожекторов снаружи и красно-синие блики полицейских фонарей. Сам Артем в такой обстановке выглядел зловеще — засыпанная известкой и побелкой кожаная черная куртка, покрытая кровью и мозгами совершенно не располагала к общению. Заложники узрели настоящего ангела мести, который спустился с небес и голыми руками совершил правосудие, отправив грешников в ад.

— Вы в порядке? — спросил Артем и подошел к лаборантам. Те сгрудились еще сильнее.

— Дддаааа. — Вякнул один из них.

Артем развернулся к старику, который еле дышал. Его физическое состояние не позволяло тому прожить еще сколько-нибудь — террористы знатно поработали над его телом. Парень наклонился к старику и сказал:

— Вы меня слышите? Как ваше самочувствие?

Дитрих открыл один глаз и пробормотал.

— А ты как думаешь? Мне уже за восемьдесят, да еще и эти придурки меня отделали. — Говорил он медленно со всхлипом, слова еле вылетали из его уст и Артем скорее читал по губам, чем слышал их.

— Мне нужна технология. — Сказал он. — Чтобы ее уничтожить.

— Пошел на х.. — Тяжело ответил старик. — Ты такой же, как и они.

— Нет, я пришел чтобы удалить все ваши исследования. Вы же понимаете, что своими разработками нанесете больше вреда, чем пользы?

Старик замолчал, но еще дышал. Словно в его голове шла какая-то диллема — отдать изобретение Артему или все сохранить в тайне. Последний вариант тоже устраивал, но не найдут ли их когда-нибудь потомки? Этого тоже исключать нельзя, к тому же, как выяснилось не только он охотится за разработками профессора.

— Это дело всей моей жизни и я не для того придумал технологию, чтобы она служила кому-то одному, поэтому никто ничего не получит.

Профессор издал тяжкий вздох, что-то сжал в кулаке. «У него иньектор со смертельной дозой!», — закричала Маша, Артем уже метнулся, чтобы вырвать шприц из кулака профессора, но тот уже успел уколоть себя и теперь его тело корчилось в судорогах. Артем встал и отошел от тела, после чего развернулся к заложникам. Наверняка кто-то из них знает приблизительно о разработках профессора и может помочь найти документы. Он уже собирался заговорить, как в проем, проделанный им скользнула едва заметная тень и рядом с ним оказался человек, полностью затянутый в черный костюм с бронированными накладками, шлемом на голове и лезвиями, торчащими из рук. Он повернул голову в сторону Артема и, усмехаясь, сказал:

— Снова легендарный Дженсен лезет не в свое дело? Не думал, что ты выжил в Панхее.

Артем отступил чуть назад. Этот противник не чета полуобученным террористам — смертельное оружие во плоти.

— Кто ты? — спокойно спросил тот.

— Извини, я не представился. — Шутливо отозвался противник. — Алекс Шрайбер, личный телохранитель и посыльный Боба Пейджа. Теперь ты понимаешь, кто я?

— Вполне. — Ответил Артем и атаковал первым, вскинув пистолет-пулемет.

То, что за профессором явился тот, кому эта технология была нужна как воздух, было просто вопросом времени, хотя Артем думал, что пока опережает тайных правителей на шаг. Но как выяснилось они тоже не сидели сложив руки, а действовали. Оружие выпустило оставшиеся пули в магазине, но Алекс оказался очень быстрым — он уклонился практически от всех, а потом атаковал сам.

Его руки-ножи прошли совсем рядом с Артемом, только чудом тому удалось увернуться. Лезвия свистели тут и там — противник вертелся юлой, атакуя из разных позиции, не давая Артему никакого преимущества — он зажимал его в угол и даже отбиться от лезвий не получалось. Пришлось уйти в полную оборону, закрыться и уворачиваться от атак, энергия восстанавливалась медленно и использовать форсаж Артем не мог, тогда как его противник был полон сил и заряжен по самую макушку. В мыслях промелькнуло отчаянье — все же он не профессиональный боец и серьезно уступает этому фехтовальщику. Алекс почувствовал свое преимущество и поднажал, воткнув лезвия мечей в руки Артема, пригвоздив того к гипсокартону.

— Ты чувствуешь запах смерти, Дженсен? — спросил противник.

— Ты слишком много болтаешь. — Ответил Артем.

«Боевая трансформация», — возник в голове голос Маши и тело стало ниже и шире. Руки разделились на еще две, как раз там, где воткнулись мечи, ноги сломались в колене в обратную сторону и также раздвоились — Артем прочно встал на четыре опоры. Алекс был удивлен — через стекло шлема он видел его ошарашенную физиономию. Управление телом взяла на себя Маша, Артем был как бы сторонним наблюдателем, хотя и пытался реагировать, но компьютерный интеллект с миллионами операций в секунду быстро вычислял возможные удары противника и блокировал их.

Алекса скрутило в водоворот — лезвия были начисто срезаны минимолекулярной алмазной пилой, спрятавшейся в правом предплечье Дженсена. Вот он разделил руки и вместо двух конечностей в него вцепились четыре, которые с неимоверной быстротой завертели его тело, обезоруживая, а сам мех подпрыгнул, крутанувшись в воздухе и, как паук зацепившись раздвоенными ногами за потолок и кабеля, висевшие рядом, сменив позицию, швырнул тело Алекса, попутно лишая его механических рук, выдернув их из креплений суставов. Это было просто ошеломительно — лишиться разом двух конечностей. Он попытался встать, но Дженсен не дал ему этого сделать — он размахнулся верхней парой руки и воткнул их ему в голову. Стальные пальцы меха стали словно иглы — они пролезали, раздвигая металлические пластины, добираясь до защищенной черепной коробки, чтобы прикончить противника, уничтожив его мозг. Последние мысли Алекса были грустными — как же так такое могло произойти?

Артем вновь получил контроль над телом после того, как его неожиданный противник умер. Он опустил тело и вынул руки из головы, но Маша завопила в башке: «Угроза взрыва!». Схватив тело, Артем быстро перебирая ногами, чем еще больше напугав заложников, подбежал к окну и выкинул тело в проем. На него сразу же навели прожекторы и пришлось отступить внутрь, как тело взорвалось, осыпав градом осколков стоящих внизу полисменов, шедших за спецназом внутрь.

— Он в окне! — закричали снаружи, а в дверь начал долбиться спецназ. — Не дайте самозванцу уйти!

Артем сложил руки и ноги в нормальное состояние и вылез в проем, проделанный в потолке. Придется поиграть с полицейскими в кошки-мышки. Он не видел, как у одной из лаборанток засветился дисплей телефона и она, мельком взглянув на него, нажала несколько кнопок.

На третьем этаже пока никого не было, но по внешней лестнице уже ползли стражи порядка. Проходы между этажами уже были разблокированы и здание наводнили полицейские, расставляя датчики и выпуская вперед боевых роботов, которые галопом помчались по коридорам. Выбираться из ловушки надо было как можно быстрее. Артем повернул направо и двинулся к лестнице, ведущей вниз. Он активировал адаптивный камуфляж и слился со стенкой. Двое спецназовцев поднялись наверх и, поводя из стороны в сторону стволами автоматов, медленно двинулись по коридору. Навстречу им из-за поворота вывернул полицейский и спецназовцы чуть не открыли по нему огонь.

— Черт! Какого хрена так из-за поворота выскакиваешь?! — крикнул один из спецназовцев.

— Он где-то здесь! — ответил полисмен. — Заложники видели, что он поднялся обратно через дыру.

— Значит где-то спрятался, ищите. — Спецназовцы начали заглядывать в комнаты, хлопая раздвижными дверьми.

— Я тебя найду, говнюк. — Шептал под нос один из их.

Артем вжался в стену, пропуская обоих мимо себя. Батарея уже была опустошена наполовину и скоро камуфляж отключится — станет невозможно скрывать накапливаемое тепло. Спецназовцы повернулись спиной, а полисмен умчался к дыре или к окну, через которое проник Артем и что-то кому-то кричал там. Парень вышел из режима невидимости — на левом предплечье у спецназовцев взвыли датчики движения и они стали резко разворачиваться. Резко для человека, пусть и улучшенного. Артем быстро подшагнул к обоим, ударив одного в подколенный сгиб, второго разворачивая к себе, ухватив за ствол оружия, продолжая его движение, вывернул оружие, ударил в горло, сломал руку и вырубил размашистым взмахом в тыкву. Второй пытался развернуться и подняться, но Артем уже занялся им, схватив за подбородок и сломав ему шею. Некогда было церемонится с ними. Да и очки никто не снимет за ненужное убийство — здесь главное выжить и выбраться желательно целым и невредимым. Спецназовцы распластались на полу коридора. Полисмен продолжал орать белугой и не обращал внимания на то, что происходило у него за спиной. Артем подхватил обоих и затащил в лабораторию, спрятав за столом. Потом снял с одного жилет, шлем, штаны, форменную куртку, переоделся, подхватил оружие и вышел, спрятав лицо за темным стеклом маски. Этот более менее сохранился после ударов и в полутьме может и не заметят следы крови. Надо вернуться в комнату с заложниками — кто-то из них знает о работах профессора и надо побыстрее выяснить, кто это.

Артем вышел из комнаты, посмотрел по сторонам, согнулся как спецназовец и пошагал к лестнице.

— Ну что, нашли что-нибудь? — окликнул его полисмен.

Артем остановился и повернулся к нему.

— Нет, — с имитировал он голос одного из спецназеров, — Сейчас подойдут остальные, будем искать тщательнее, здесь чисто — все комнаты и лаборатории пусты. Наверняка он ушел выше, на крышу, а там по трубам выберется на другое здание.

— Точно! Как же мы раньше не подумали! — полисмен хлопнул себя по лбу и забубнил в рацию. — Всем внимание, он может быть на крыше. Повторяю, на крыше, как поняли.

Артем подключился к полицейской волне, повернув регулятор на шлеме.

— Да ты задрал уже паниковать, Клаус, успокойся и прижми задницу, никуда он из здания не денется. Сейчас выведем заложников и возьмемся за него всерьез.

Артем не стал дослушивать, а начал спокойно спускаться. Мимо него пробежали двое полисменов, торопясь наверх, вниз по лестнице спускались заложники — две девушки, пожилая дама и парень-очкарик. Мех пристроился к ним, стараясь прижаться к группе как можно плотнее — вероятность проскочить повысилась. Дама все время ныла и жаловалась на ужасных убийц, которые чуть ее до инфаркта не довели, особенно тот многорукий и многоногий, как из фильма ужасов стал носиться по комнате и всех убивать.

— Вы не представляете себе, что этот гой себе позволял! Мое сердце так и хотело выскочить из груди, когда он проносился мимо, размахивая своими руками-ножами! Бедная тетя Циля, будь она здесь, наверняка бы не пережила такого страшного преступления. Ой, мне тоже плохо, у вас есть несколько капель коньяку? Меня в таких ситуациях выручает только коньяк и желательно пятидесятилетней выдержки.

Сейчас я тебе, старая еврейская сука, подгоню коньячок, подумал Артем, подойдя еще ближе и пристроившись к тетке. Спецназовцы разбрелись по коридорам, а на каждом пролете стояли полицейские. Они прошли через них, выводя заложников, и Артем сразу же забыл про ноющую бабку — один из детективов обнимал свою жену и дочь, все плакали. Мех сразу же стал протискиваться в том направлении. Вот полисмен прошел с ними в штаб-вагончик, закрыл за собой дверь. Артем поднажал и оказался перед дверью. Маша даже не задавала вопросов — дверь была заблокирована, но взлом занял несколько секунд, щелкнул замок и мех рванул дверь на себя, входя в помещение, где детектив усадил родных на диванчик и что-то выговаривал им. Они разом повернули головы в сторону входа. Артем вошел и закрыл дверь, блокировка замка сработала, запирая выход.

— Как вы сюда попали? — осведомился детектив и Артем снял шлем. — Аргх! — выговорил полисмен и схватился за оружие, но мех был быстрее и захватил оружие, прежде чем полицейский смог выстрелить. Затворная рама пистолета отлетела в сторону и оружие стало непригодным к стрельбе. Артем захватил его руку и сжал в своей — лицо детектива исказилось от боли.

— Поговорим? — спросил Артем. — Я выполнил свою часть договора — твои родные живы. Теперь твоя очередь.

Родственники сидели на диванчике не дыша и напряженно следили за Артемом. Они видели, на что он способен еще там, в помещении и представляли, что он может сделать, если будет нервничать. Поэтому бабы орать не пытались, хотя могли бы — обычная их реакция в такой ситуации.

— Чего ты хочешь? — спросил, хрипя, полицейский.

— Список заложников с адресами и фамилиями и полной информацией о них. — Выдал Артем. Не надо полицейскому выдавать своих истинных мотивов.

— Откуда же я знаю! — возопил тот.

«Список есть в компьютере», — сказала Маша, — «подключится?»

«Давай».

«Файлы сохранены, уничтожить все записи?»

«Сотри все, что у них есть на заложников и на меня, если я где-то засветился».

«Видео и аудиофайлы удаляются. Детектива можно отпустить».

Артем простоял так полминуты, молча, словно размышляя, когда удерживал полицейского. Тот вспотел, семья его с ужасом смотрела на механического человека, в руках которого была жизнь их отца и мужа. Мех пришел в себя, посмотрел на женщин — от этого взгляда искусственных глаз они вздрогнули — затем отпустил детектива и, закатав рукав, обнажив лохмотья порванной истекающей капиллярным кровотечением кожи с проблескивающими стальным каркасом искусственных мышц, выстрелил из игломета дротиком прямо в шею детективу. Жена закричала и она была следующей. Дочь со страхом ожидала своей смерти — родители уже поникли, отец упал на пол и стукнулся головой, а мать обмякла на диванчике.

— Родители спят. — Сказал бесцветным голосом киборг. — Теперь твоя очередь.

Дочь отправилась вслед за родителями в объятия Морфея, Артем еще раз осмотрел помещения, воспроизвел карту города у себя в голове и наметил следующую цель — дом профессора. Список можно будет просмотреть и позднее. Он покинул штаб и спокойно вышел за оцепление, сбросив куртку в ближайший мусорный бак, оставшись в свитере с облегающим горлом.


— Доклад. — Потребовал голос босса в динамике связи.

— Алекс пока не отозвался. — Четко, по-военному ответила Анна, — База на Урале пуста и законсервирована так, как будто там никого и не было. Следов Дженсена пока не найдено, мы с Гюнтером продолжаем обследовать базу.

— Заканчивайте там, — распорядился босс. — Дженсен обнаружен в Дрездене, Алекс Шрайбер мертв, поэтому слушайте мой приказ — возвращайтесь в Детройт, получите новое задание.

— А как же Дженсен? — басом спросил Гюнтер.

— Он сам придет к нам. — Босс усмехнулся. — Такие как он всегда возвращаются. Отбой.

Анна Наварре и Гюнтер Герман переглянулись. Приказы босса они давно уже не обсуждали и не поддавали сомнению.

Глава 7

Как только полицейское оцепление скрылось позади, Артем подпрыгнул, уцепившись за пожарную лестницу, и забрался на крышу, скользя незаметной тенью среди передатчиков и антенн. Он затаился в самом темном углу — требовалось выработать план действий на будущее. Старик профессор откинул копыта и искать его технологию в лаборатории бессмысленно — террористы давно бы уже ее нашли. Они перевернули там все вверх дном, разбили все колбы и взломали компьютеры. Видимо старый черт что-то такое предполагал, раз не хранил данные в лаборатории. Да еще этот Алекс Шрайбер? Кто он, черт возьми? Откуда взялся? И похоже он еще и меня искал. Не мог ли он быть тем самым хозяином террористов, напавших на платформу? Все может быть. Пока же надо сосредоточиться на списке, который выудил из полицейских компьютеров.

Артем взглядом зашел в меню, выбрал в архиве последние документы и открыл файлы с вложенными фотографиями людей. Первым в списке, понятно, шел сам профессор — старое сморщенное лицо пожилого человека, залысины на лбу и редкие волосы на голове, очков нет, зато присутствует хорошо заметный имплант правого глаза. Либо нужен для работы, либо профессор потерял зрение в результате неудачного эксперимента. Список работ в научных журналах, всевозможные регалии и награды, лауреат нескольких премий в области трансплантологии и пересадки органов. Значит, эта тема ему не просто хорошо знакома — он как рыба в воде. Теперь от органов решил перейти к сознанию? Смелое решение. Так, адрес профессора, ближайшие родственники, которые раскиданы по миру. Вряд ли он настолько глуп, чтобы доверять такую информацию тем, о ком и так известно. Значит, надо покопаться в квартирке профессора, может быть найду какие-нибудь подсказки или следы, куда он мог спрятать технологию. Это ведь информация и она легко помещается на флешке.

Артем посмотрел в затянутое темными тучами небо, на всполохи огней города и вой полицейских сирен. По времени сейчас вечер, однако по ощущениям наступила полноценная ночь. Фильтры в системе воздухообмена вытягивали нужный кислород из атмосферы, возвращая вредные газы обратно. Крови у Артема и так немного, но заменить каждый орган на искусственный это было бы чересчур. Конечно, Квинн постарался сделать его наиболее функциональным, и это несомненно помогло в институте, но вот зачем надо было подменять человеческое сознание в управлении телом в экстремальной ситуации? Артем понимал, зачем это было сделано — чтобы повысить скорость реакции и реагирования на угрозу. Человеческий разум еще только начинает думать и принимать решения, тогда как система уже действует. Но не лишит ли это его управления своим телом? (своим ли? Ведь ты здесь тоже гость). Артем постарался выкинуть эти мысли из головы — слишком они страшные. Пора сосредоточиться на задании.

Он уже собирался, прыгая по крышам как в том старом фильме, быстро добраться до квартирки профессора, которую тот снимал на другом конце города, как над ним прошел полицейский турболет, сканируя местность. Он тут же обнаружил искомый объект и пошел на разворот. Артем тут же настроился на полицейскую волну.

— … Повторяю, объект обнаружен на крыше здания по улице Шуманштрассе восемьдесят! Высаживаю десант!

— Принято! Спецназу срочно прибыть по указанному адресу. Заблокировать район, убийца не должен уйти. Отключить все системы связи, блокировать доступ в сеть. Активировать боевых летающих роботов, предупредить граждан, чтобы сидели по домам, не высовывая носа.

Обложили, сволочи, подумал Артем, прячась среди выступающих на крыше воздуховодов и спутниковых антенн с квадратными корпусами передатчиков. Турболет быстро приблизился к зданию, вниз полетели тросы, по которым заскользили темные тела десантников. Были они массивными, в броне, вооружены как танки. Наверное, они и были танками. Артем прислушался к себе — сердце работало спокойно, выброса адреналина не случилось, разум трезво оценивал ситуацию. Оставлять в живых тех, кто хочет тебя убить было бы в крайней степени неразумно — пользоваться шокером тоже вряд ли получиться: десант оснащен защитой от ЭМИ-излучения и высоковольтных напряжений. Так что остается старый добрый способ — игра в кошки-мышки. И кто здесь мышь, это еще надо бы разобраться.

— Мы на крыше. — Доложил старший отряда из пяти человек. — Рассредоточиться.

Бойцы мигом рассыпались, держа друг друга в поле зрения. Артем видел, что действовали они грамотно — занимали укрытия, страховали друг друга, оружие на взводе. С этими будет трудно справиться.

«Можно перегрузить их системы экзоскелетов, — напомнила о себе Маша, — блок управления находится за спиной в специальном защищенном ранце. Если подключишься к главной антенне ретранслятора, то я смогу сгенерировать точечный сигнал, который выведет из строя всю их электронику».

«А мою?», — задал закономерный вопрос Артем.

«У тебя стоит защита покруче этих железок. Другого варианта справиться со слаженной группой я не вижу».

«Сделаем, как ты говоришь». — Артем применил камуфляж и стал аккуратно просачиваться между солдатами, ожидая, когда они пройдут. Пока маскировка работала, но скоро она станет сбрасывать избыточное тепло и его легко засекут с помощью тепловизоров. Турболет кружил над зданием, выхватывая лучами прожекторов то одного, то другого солдата. Артем прижался к стене — один из десантников прошел совсем близко. Соблазн был очень велик — свернуть ему шею одним движением. Экзоскелет экзоскелетом, а вот солдата с неповоротливой головой еще никто не додумался сделать. Десантник, сам того не подозревая, был сейчас на волосок от смерти. Артем выдохнул и быстро бесшумно зашагал к антенне — гасители шагов работали как нужно, не выдавая его местоположения, тогда как солдаты топали будь здоров. Под их тяжелыми телами даже перекрытия старенькой крыши уже прогибались. Нагрузка на кровлю от всей этой установленной на ней техники и так была будь здоров, а тут еще пять кабанов с весом под полтонны разгуливают по ней. Артем спрятался за ретранслятором и подключился к его системам, используя свой универсальный разъем. Связи не было — полицейские ее отключили, как и обещали, но это не волновало Машу. Искусственный интеллект, используя сами мощности системы и батареи ретранслятора, сгенерировал нужный код и послал его в эфир. Никакой эффектной волны, как показывают в фильмах — просто солдаты на секунду зависли, а турболет накренился и стал заваливаться на правый борт. Связь у полицейских пропала и они что-то кричали друг другу, не имея возможности пошевелиться. Артем встал из-за своего укрытия и подошел к ближайшему солдату.

— Отдохни. — Сказал он и пережал ему сонную артерию. Усилие было мощным и тот быстро отключился.

Второй солдат заметил Артема и заорал что есть мочи, пытаясь поднять автомат, но сервоприводы туго сопротивлялись слабым мышцам человека. Артем не собирался ждать, когда тот закончит свои мучения и наведет на него оружие — выбил автомат из рук и отправил точным ударом в челюсть солдата в нокаут. Внизу, под зданием что-то громыхнуло — это с треском упал турболет, которым летчики не могли управлять, отключились все системы. Машина не взорвалась, просто смялась сильно, двигатели заглохли и вой турбин прекратился, зато усилился вой сирен — полицейские мчались на выручку своим товарищам. Внизу уже захлопали двери машин и разноголосые вопли отразились от стен. Артем вырубил еще двоих, как из-за поворота на него кинулся человек с ножом. Он чуть было не воткнул его в спину киборга, но тот вовремя среагировал — повернул тело, отшагнул в сторону, уже разворачиваясь к человеку. Левая рука сама зафиксировалась на запястье, продолжая движение человека, правая уже опускалась для нанесения смертельного удара в голову нападавшего. У того расширились зрачки — он понял, что проиграл. Движения Артема были очень быстрыми, а нож старшего группы только скользнул по майке, чуть разрезав ее. Следов крови не было, Артем не чувствовал боли, поэтому не стал щадить командира, отправив того в бессознательное состояние. Этот, по видимому, догадался выбраться из экзоскелета, когда тот отключился.

Десант нейтрализован, но остались еще полицейские, которые будут его искать. Артем подхватил тело командира десанта, подбежал к краю крыши и швырнул его на кровлю следующего здания. Несколько лучей снизу метнулись за ним.

— Он на соседнем здании! — заорали внизу. — Пошлите туда людей и перекройте все крыши на два квартала вперед! Вызовите турболеты!

— Они на подходе из северного управления!

И точно — в небе уже показались быстро приближающиеся огоньки. Артем побежал к противоположному концу крыши и, посмотрев вниз, спрыгнул. Система «Грифон» сработала как надо — никаких тебе золотистых сияний, демаскирующих бойца. Просто темная тень, которая плавно опустилась за спиной одного из двух полицейских. Его товарищ выпучил глаза и попытался открыть рот, чтобы заорать, как что-то подхватило его, закрутило и шлепнуло со всего маху о мостовую. Приятель уже отдыхал, нелепо раскинув ноги. Артем подхватил обоих и скинул в ближайший мусорный контейнер, который был достаточно большим для этих двух грузных тел. Киборг выглянул из переулка — к нему направлялись еще трое, с оружием наготове. Может быть расслышали шум ударов и лязг крышки контейнера?

Артем не стал гадать, что там они хотят — проверить переулок или просто загаситься. Он ушел в тень, стал невидимкой. Имплант уже восстановил энергию и снова был готов к работе. Когда последний из троицы завернул за угол, Артем ударил его по макушке, пробив шлем, второго прямым ударом ноги в область поясницы отправил на грязное покрытие улицы, а третьего просто оглушил из шокера, который приготовил в левой руке. Все три действия он проделал очень быстро и стороннему наблюдателю показалось бы, что он сделал все одновременно. Трое уже валялись на земле в полной отключке. Второму он, похоже, сломал позвоночник. Артем порылся в карманах полицейского и нашел картридер. Подключил его к своему и перевел ему десять тысяч на лечение. Все же парень не виноват, что просто оказался у него на пути. Я не бесчувственный убийца, сказал себе Артем, помни об этом, если уж тебе досталась такая машина для убийства.

Он вложил прибор обратно в карман и быстро зашагал по улице, растворяясь в темноте. Какая-то мысль за задворках сознания заставила его остановиться. Артем обернулся и в приближении увидел, как вор арабской наружности роется в карманах полицейских. Пистолет сам прыгнул в руку, раздался почти неслышный плевок и карманник упал рядом с полицейскими. Артем был уверен что он мертв — даже на таком расстоянии биосканер зафиксировал последние удары сердца. Киборг кивнул сам себе и, подняв крышку канализационного люка, спустился вниз. Существовал еще один путь, хотя он был не столь приятен как по крышам.

Канализацию серьезно перестроили в соответствии с запросами кибернетического века — тоннели расширили для доступа сюда людей, проложили кабеля, водопровод, ливневку, поставили решетки, отделяющие одну секцию от другой, фильтры очистки воды. Где-то под городом располагалась автоматическая станция переработки отходов и нечистот. Там была только дежурная смена, которая вдвигалась к месту аварии, если срабатывал один из датчиков, установленных в самых главных ключевых узлах. Поэтому даже здесь приходилось двигаться осторожно — кроме датчиков и камер наблюдения здесь обитали и многочисленные бомжи, с которыми вели войну местные аварийщики. Бомжи частенько портили оборудование, делая врезки, чтобы добыть чистую воду, да и просто помыться. Служба охраны нередко проводила рейды по выявлению таких элементов в канализации — полиция не собиралась лезть в дерьмо, чтобы ловить вонючих и грязных людей. Именно этим путем и собирался воспользоваться Артем, чтобы добраться до квартирки профессора.

Канализация, она и в будущем канализация — сточные воды, запах, отходы человеческой жизнедеятельности. Шумных бомжей Артем замечал издали — радар вкупе с ультразвуковым локатором давали полную карту помещений. К тому же у второго было еще одно приятное свойство — звуковое воздействие на человека вызывало у него чувство паники и бомжи очень быстро покидали место своего обитания — только рванье, одетое на них развевалось от скорого бега. Поэтому маршрут был довольно спокойным, только для того, чтобы добраться до квартирки профессора понадобилось часа три и теперь на поверхности царила полноценная ночь. Артем аккуратно обошел автоматическую станцию очистки с дежурной сменой внутри, которые коротали время за партией в карты и голографические шахматы. Тревожить никого из людей он не стал, проскользнув мимо датчиков невидимой тенью, взломав их простенькие системы и поставив таймер на повторное включение. Все же люди работают и могут вовремя не узнать о случившейся аварийной ситуации. Последнее время взлом давался все проще и быстрее. Может быть потому, что им занималась Маша, которая сразу же понимала желание Артема и перехватывала управление компьютерами, которые под напором ее программ со своими слабенькими системами защиты ничего не могли противопоставить.

Артем остановился под крышкой люка и полез по лестнице наверх. Аккуратно приподнял металлический блин, просканировал поверхность. Наличие жизненных форм не обнаружено, доложил компьютер. Артем выскользнул из канализации и сразу же ушел в тень. Фонари светили на улице, в переулок между домами освещение не попадало, но все же не надо было беспечно разгуливать. Наверняка его физиономия светится на всех полицейских плакатах и голограммах. Артем посмотрел на правое здание — там, на втором этаже, находилась нужная квартирка. Он подскочил и полез прямо по стене, цепляясь вакуумными присосками за выщербленный дождями кирпич. Подушечки пальцев из гладких трансформировались в полезное оборудование, которое он сейчас и использовал. Нагрузка на конечности была максимальной — тяжелое тело, увеличившее свой вес за счет установленных имплантов, так и норовило сорваться вниз. Однако Артем помогал ему еще и ногами и перебирал руками как можно быстрее, чтобы добраться до верха крыши. Пару раз он даже соскользнул, но удержался благодаря крупным щелям в кладке. Усталости не было — синтетические мышцы не знали, что это такое. Он довольно быстро забрался наверх, прошел по крыше и, открыв дверь с чердака, спустился в подъезд.

За каждой дверью была своя жизнь — кто-то смотрел телевизор, устроившись в уютном кресле, кто-то пил на кухне чай, ругался с женой, стирал белье, чинил кислородный регенератор, курил. Все граждане здания жили своими повседневными заботами. Артем спустился на второй этаж и увидел, что дверь в квартиру профессора приоткрыта. Он тут же подобрался, прошел сканером по стенам — внутри находились двое аугментированных и девушка. Судя по возрасту — лет 25–26, как выдал биосканер. И этим двоим явно от нее что-то было нужно. Параметры девушки совпадали с параметрами одного из заложников. Артем вызвал полицейское досье — в списке присутствовала одна такая особа, Грета Аксельбаумхайт. Какого хрена она забыла в квартире профессора, если недавно сама чуть не погибла от рук террористов, подумал Артем. Придется эту дуру спасать еще раз, к тому же мне все равно надо пошарить в квартире.

Артем приоткрыл дверь и проник внутрь. Оба бандита так сильно были заняты девушкой, что не обратили внимания на небольшой возникший сквозняк — одно из окон в помещении было чуть приоткрыто и занавеска заколыхалась в порывах ветерка. Девушка закашлялась — в комнату стала поступать уличная вонь и содержание кислорода стало заметно падать. Бугаи завертели головами, пытаясь понять причину произошедшего.

— Макс! Ты что не закрыл дверь? — спросил один из них.

— Не помню. Пойду проверю. — Буркнул второй и потопал к выходу.

Артем применил невидимость и когда здоровяк вышел из комнаты и подошел к двери, которая была открыта, он пристроился ему в затылок и применил захват, сдавив шею. Синтетические мускулы увеличили усилие и бандит затрепыхался под их мощью, теряя сознание. Артем аккуратно уложил его возле вдери и проконтролировал сонным дротиком. Потом спокойно вошел в комнату.

— Ну, что там? — спросил первый, не оборачиваясь. Он держал какой-то прибор над головой девушки.

— Все в порядке. — Сказал голосом второго Артем и всадил первому иголку в шею.

Тот поплыл и рухнул бы на девушку, но киборг вовремя подхватил тело и уложил на пол. Девчонка сидела с раскрытыми от ужаса глазами и глядела на того, который четыре часа назад устроил резню в здании института. Артем подошел к ней и протянул руку.

— Идем со мной, если хочешь жить. — Произнес он с пафосом и синтетическим голосом, копируя самого главного киборга всех времен и народов.

Девушка заперхала, из горла раздался невнятный звук. Артем ждал, когда она справиться со своим потрясением и не начинал разговор. Все же пусть сначала объяснит, что она здесь делает. Девчонка, однако, довольно быстро справилась с собой и зло глянула на Артема.

— Чего ждешь? — злобно спросила она. — Прикончи меня и иди по своим делам. — Она отвернулась.

На шее выступили капли пота, сердечко девушки готово было выпрыгнуть из груди — давление поднялось, капилляры расширились, кожа покраснела. Артем все это видел на сканере.

— Я мог бы сделать это еще там, в институте. — Спокойно сказал он своим голосом, выбрав в меню немецкий. — Однако, я этого не сделал. Спрашивается, зачем?

— Откуда я знаю! Эти двое тоже ни о чем не спрашивали, просто связали и посадили на стул!

— Ты ведь слышала, о чем я спрашивал профессора. — Утверждающе сказал Артем. — И можешь быть в курсе его исследований, хотя и не являешься лаборанткой, а работаешь в смежном отделе изучения регенерации клеток мозга. Но после нападения на институт и смерти ученого ты заявляешься к нему домой и, о чудо, здесь встречаешь двух костоломов, от которых я тебя и спасаю. Вновь. Так может объяснишь, что тебе нужно в жилище профессора?

— То же что и тебе — технология. — Огрызнулась девушка.

— Нет, так не пойдет. — Артем сложил руки на груди, но тут не убрал их за спину. Чертовы жесты Дженсена. — Я пытаюсь наладить дружественный контакт, а ты этому препятствуешь. Может уже хватит играть в героиню и рассказать мне все с самого начала. Я здесь, чтобы уничтожить эту технологию, пока она не причинила еще больших бед. Ты ведь понимаешь к чему может привести обладание ею?

Девушка колебалась. Ее внутренняя борьба отражалась у нее на лице, голос увещевал рассказать все, сознание боролось против этого. Надо бы снизить воздействие, подумал Артем, а то так она сойдет с ума. Наконец девушка решилась и просто сказала:

— Отстегни меня. — Устало буркнула она. — Ключи у этого. — Она указала на первого. — Я все расскажу.

Артем наклонился и порвал металл наручников.

— Лень искать. — Прокомментировал он, после чего уселся в кресло напротив. — Я слушаю.

— Больше никто сюда не войдет? — настороженно спросила девушка. — А то…

— Дверь закрыта на замок, второй нейтрализован, я слежу за помещением. — Ответил Артем. — Рассказывай.

Грета собралась с духом.

— Все началось три месяца назад, когда профессор получил первые результаты удачной записи сознания на электронные носители. Он очень плотно сотрудничал с нашим отделом — все же восстановление нейронных связей мозга это наша специфика, а его технология предполагает копирование именно таких нейронных связей в точности. Делаются замеры мозговой активности в разных состояниях — покоя, сна, бодрствования, расслабленности. Потом компьютерная программа обрабатывает их и слепок разума уже готов.

— То есть человек в любом случае умирает? — уточнил Артем.

— Да. — Кивнула Грета. — Профессор не смог добиться полноценного переноса сознания, а уж до воссоздания личности в человеческом теле ему было еще далеко. Опыты на шимпанзе показали отличные результаты и нужен был новый испытуемый. Человек. Но тут противники киберприращений устроили пикет, начались многочисленные марши и работы пришлось вести в строжайшей тайне — эти фанатики были повсюду. Вот сейчас они проникли в институт и убили профессора. Их ничто не может остановить!

— Не отвлекайся. Продолжай.

— Профессор предложил департаменту полиции выдать ему одного из заключенных, чтобы на нем провести исследования, но тут технологию украли.

— То есть как? — не понял Артем. — Она уже пропала? И как давно?

— Два месяца назад. — Сказала девушка. — Тогда профессор решил разделить ее на три части. Одна из них хранилась у меня. — Грета продемонстрировала нательный крестик. — Это флешка с защитой от сканирования. Во всех изображениях будет выглядеть как настоящий крестик. Существуют еще два предмета, как они выглядят я не знаю, но и с помощью приборов их не засечь.

— Тебе-то зачем эта технология? — спросил Артем. — Зачем надо было так рисковать, чтобы прийти сюда?

— Это все профессор! — выкрикнула девушка. — Он попросил меня.

— Он ведь умер.

— Нет. Он провел свой эксперимент и теперь содержится в хранилище. Был там до недавнего момента, пока не сбежал.

— Что-то я вообще ничего не понимаю. — Артем потер стальные виски скорее по привычке.

— Во время смерти профессора на нем была аппаратура — он готовился к эксперименту, когда эти животные ворвались. И когда он умер я отдала команду с телефона на запуск процедуры, а потом поспешила вниз, в подвал, где стояла основная установка. Пересадка профессора прошла успешно, но что-то случилось с его мозгами — он стал слишком… агрессивным что ли. Когда он попал в банк данных, то стал быстро поглощать все хранящиеся там файлы, увеличиваться в размерах, занимать многие терабайты памяти…

— Короче, превратился в компьютерного червя, так? — подытожил Артем. — И почему мы еще живы?

— У него нет выхода в интернет. Как только он начал стремительно захватывать данные, я сразу же отрубила кабель и запечатала помещение.

— Соединение могут ведь и восстановить. — Заметил Артем. — Не проще ли было уничтожить безумного ученого прямо в банке?

— Ну, извини, я с собой взрывчатку не таскаю. — Огрызнулась девушка.

— Придется снова вернуться в институт, чтобы избавится от него. — Артем потрогал подбородок. — Учитывая, что меня ищут по всему городу, это будет проблематично сделать.

— Зато я вне подозрений. Если выделишь мне пару своих бомб, то я смогу осчастливить этот мир, уничтожив того, кто эту кашу и заварил. — Девушка говорила серьезно.

— Нет уж, дорогая моя, сделаешь что-нибудь не так, то взлетишь на воздух вместе с профессором. Лучше я сам.

— Как знаешь. — Пожала плечами Грета. — Я, наверное, смогу провести тебя через охрану, но это будет уже завтра.

— Так что ты здесь искала? — спросил Артем.

— Подсказки, наводки в какие еще вещи профессор мог затолкать свою информацию.

— Ну, тогда давай пошарим по квартире. — Предложил Артем. — Ищи фотографии, данные, остаточные записи, которые могут навести на след.

— Разберусь. — Девушка встала и начала перебирать бумаги на столе.

Артем подключился к компьютерам, прошерстил всех родственников и их фотографии на наличие у них новых вещей. Таких оказалось много и проверять всех можно до бесконечности. Он просмотрел отправленную почту — ничего конкретного, к тому же в компьютере стояло автоматическое удаление писем двухнедельной давности и просмотреть их не было никакой возможности. Хотя…

«Маша, ты можешь восстановить удаленные файлы?»

«Сейчас попробую… минутку… Готово. Архивные копии удаленных файлов хранятся в папке «Лично», путь: C/Windows/system32/temp/002345187/mail/личное».

«Однако», — подумал Артем и стал просматривать все письма. Тут тоже было много ненужного мусора, но среди них нашлись и два алмаза неграненых. Одно письмо в Австралию бойцу Северных Штатов с приложением подарка в виде кулона с портретом любимого троюродного дедушки, второе — дочери старого приятеля по учебе в институте, которая сейчас возглавляет отдел перспективных разработок в Хэнша в бывшем Тай-Юн. Опять Хэнша, подумал Артем. В этом слое реальности по-видимому это ключевое место для будущих событий. Дочка приятеля, которой уже сорок с лишним лет, носила на шее драгоценный камень в оправе, даже не подозревая, что в нем скрыто. Пока эти двое — самые перспективные кандидаты на получение от них данной технологии.

— Я, кажется, нашел, что нам нужно. — Сказал Артем. — Два человека: Питер Виллис и Хлоя Аманда Пирс. Один троюродный племянник, вторая — дочка приятеля. Оба получили подарок в виде кулонов около полутора месяцев назад.

— Может быть это и они. — Грета задумалась. — Здесь в бумагах ничего такого нет, хотя я тоже нашла кое-что странное.

— Что именно? — Артем подошел к девушке.

— Вот, смотри. — Грета протянула ему листок с приложенной фотографией. — Это полноценный робот. Даже не киборг. Оптимальная защита от ЭМ-излучения, боевая мощь и скрытность. Все новейшие разработки. Может быть профессор готовил это тело для себя. Тогда бы он наворотил здесь делов.

— Это точно. — Артем всмотрелся в снимок. Робот напоминал человека, прямо вылитый терминатор. Только лицо кого-то смутно напоминало. — Ладно. Где эта штука?

— Не знаю. Но если она в институте, то ее тоже надо бы грохнуть.

— Согласен. Сюрпризы нам не нужны.

Девушка странно посмотрела на него.

— Ладно, пойдем ко мне домой, переночуешь у меня, а завтра попробуем пройти в институт.

Артем кивнул, пошарил у профессора в шкафу и натянул на себя кожаную куртку, шляпу и респиратор. Скрыть часть физиономии за очками и маской была неплохой идеей, раз его ищут по всему городу.

Они добрались на метро до маленькой квартирки Греты. Поезда ходили круглосуточно — город совсем не спал. Он и так все время был затянут тучами, так что чуть темнее, чуть светлее роли не играло. Кислородные фабрики работали в две смены, выбрасывая такой нужный для дыхания газ, а расположенные над городом очистители воздуха, подвешенные как гондолы на дирижаблях, едва справлялись с выбросами. Артем наблюдал за усталыми обреченными жителями города, спускающимися в метро, садящимся в вагоны и разъезжающимися по своим тесным квартиркам, чтобы укрыться за шлюзом от вонючего города и вдохнуть чистейшего кислорода из приготовленного на черный день баллона. Кто бы мог подумать, что воздух станет платным. И это будущее, подумал Артем, глядя сквозь темное стекло очков. Мерзость, как этот мир может существовать? Надо было не отключать сигнал Дэрроу, пусть бы все сошли с ума и переубивали друг друга. Глядишь, на Земле было бы чище.

Грета искоса смотрела на него, но за непроницаемой маской не могла прочитать эмоции, которые бродили в голове этого человека. Он казался ей непоколебимой скалой, волнорезом, который поставили на пути громадного цунами, способного уничтожить поселение на берегу. И будь уверен, он его сдержит, а то и повернет обратно в океан. Девушка решила открыться ему, потому что видела, что он сделал в институте, как уничтожил бандитов и этого киборга, который пришел по его душу и за технологией профессора. И она согласна, что ее надо уничтожить, когда услышала страшный голос из динамика, требующего подключить интернет, дать доступ к всемирной сети-паутине, чтобы властвовать там безраздельно. Видимо, профессор что-то не учел при копировании, раз ему так снесло башню.

Они поднялись в комнатку, которую Грета снимала в общаге. Девушка предложила кофе, но спутник отказался и завалился спать прямо в кресле. Она тоже последовала его примеру — перед завтрашним днем надо хорошо выспаться.


Они подходили к институту. Артем переоделся и теперь напоминал типичного ботана, к тому же скопировал внешность с одного из сотрудников института, которых было великое множество. Полицейские дежурили на месте преступления, проверяя сотрудников по пропускам, аварийные команды разбирали завалы и заделывали трещины в потолке и стенах специальной пеной. Артем предъявил пропуск, улыбнулся хмурому офицеру. Тот мельком взглянул на него, потом в пропуск.

— Цель посещения? — спросил он.

— Иду на работу. — Просто ответил Артем.

— Все работы и исследования запрещены по решению руководства института. — Заученно ответил полисмен. — В течении двух недель можете отдыхать.

— А забрать свои личные вещи я могу? — спросил Артем. — Раз такое дело, то можно и рвануть в отпуск. Как сморишь на это, Грета? — обратился он к девушке и приобнял ее за талию.

— Неплохая мысль. Только вот картридер я храню на работе. — Та скорчила грустную гримаску, актриса, блин. — Господин офицер, пропустите нас пожалуйста! Очень вас прошу! Как же мы без денег поедем?

Полисмен вздохнул.

— Ну что за сумасшедшая ученая братия, каждый второй хранит деньги не в банке, а на работе. Идите уже, одна нога здесь, другая там. Вы же все равно проберетесь.

Артем увидел, как одного из сотрудников института ведут к штаб-вагончику, перед которым уже собралась небольшая очередь. Видимо, здесь вправляют мозги непонятливым ученым.

Они прошли мимо кордона, спустились вниз, миновали вахтера, который что-то там провякал, но Грета махнула пропусками и он успокоился. Маскировку Артем отключил как только миновал полисмена — расход энергии на голограмму просто колоссальный. Пройдя энное количество поворотов, они оказались перед дверью, задраенной мощными запорами. Грета приникла к стене и посмотрела сбоку на дверь.

— Никто не входил. — Выдохнула она и нажала на кнопку.

Дверь откатилась в сторону и девушка вскрикнула от ужаса. Артем смотрел на сращенные с помощью манипуляторов робота-уборщика кабели интернет-соединения и понимал, что к его заданию еще прибавилась и проблема с сумасшедшим компьютерным профессором.

Глава 8

Артем откинулся на спинку кресла и посмотрел в видеоокно на проплывающий внизу океан. Стоило ли говорить, что сам турболет представлял собой полностью закрытый корпус без окон и иллюминаторов, а передающие изображение камеры, расположенные на фюзеляже, открывали перед пилотом безграничные возможности по обзору. Фарида была как рыба в воде, полностью отдавшись управлению этой замечательной машиной. Похоже, она продала бы Квинну душу только за то, чтобы ей дозволили управлять такой машинкой.

После бегства электронного профессора делать в городе уже было нечего — часть данных Грета сразу же отдала Артему. Он как можно скорее покинул населенную часть, скрываясь от полицейских камер и отворачиваясь, когда стражи порядка пристально смотрели в его сторону. Пришлось одеть плащ до пят с широкими рукавами, чтобы спрятать свои механические руки. Он лишился маскировки еще там, в институте, когда его две руки превратились в четыре и вся кожа лоскутами слезла с поверхности, остальное ободрал сам Артем, чтобы не мешалась. Он быстро добрался до посадочной площадки, Фарида получила разрешение на взлет и они покинули Дрезден, направившись в Австралию. Перелет предстоял неблизкий с дозаправкой в воздушном пространстве Катара. Сейчас для насыщенного авиасообщения стали строить летающие заправочные станции, которые подвешивали на огромных баллонах, наполненных инертным гелием, дабы избежать серьезного возгорания. Не то что водород в дирижаблях, который сжигал воздушный корабль за секунды. Эти баллоны было видно издалека, висели они на километровой высоте, координаты их местоположения были забиты во все компьютеры пролетающих самолетов, конвертопланов, турболетов, вертолетов, планеров и прочих воздухоплавательных машин. Не хватало еще кораблей деревянной постройки, на которых бы педалями рабы крутили винты. От этой мысли Артему стало смешно и он улыбнулся. Но сразу посерьезнел, вспомнив о возникших проблемах.

То, что ученый сбрендил, было и ежу понятно — когда они обнаружили восстановленное интернет-соединение, то Грета чуть не грохнулась в обморок и Артем только и успел поймать девушку. Теперь этого электронного призрака никак не поймать, даже не вычислить. Он может быть в любом устройстве, воспользоваться любым роботом или автоматизированным комплексом, чтобы построить себе тело по своему желанию, ощутить власть над материей или людьми. Даже не надо устраивать ядерный Армагеддон — достаточно просто отрубить электроэнергию в нужном районе, саботировать работу кислородной фабрики, направить ту же заправку прямо к земле и взорвать энное количество галлонов топлива. Короче — полная и безграничная власть над миром. Кажется, именно этого и добиваются иллюминаты во главе с Бобом Пейджем? Квинн что-то такое говорил. И как его остановить — непонятно. Известно лишь одно — он будет стараться сам найти и уничтожить носителей свой информации, которую им же и передал. С одной стороны Артему даже напрягаться не придется — все чипы будут ликвидированы самим электронным призраком, чтобы никто еще не составил ему конкуренцию. Однако, теперь вступает в силу другой, более этический закон — что делать с людьми, которые даже не знают, какую информационную бомбу носят у себя на груди. Артем сначала хотел связаться с Квинном и рассказать ему все, потом передумал, но вскоре понял, что без его помощи не справиться. Кому как не хитрому хакеру ловить умного призрака?

— Квинн? Это я. — Сказал Артем в инфолинк.

— Давно жду твоего вызова, ты, часом, не забыл про меня? — ехидный голос хакера раздался в голове.

— Вот, хочу сообщить довольно неприятные новости — профессора хлопнули и он ничего умнее не придумал, как воспользоваться своей же технологией и что сейчас может натворить даже не представляю.

— Он в свободном поиске? — спросил после небольшой паузы Квинн.

— Да, свалил в интернет.

— Значит может быть где угодно.

— Еще одно — в здании института было механическое тело, которое, возможно, профессор готовил под себя. Сейчас его там нет.

— Ну, это вполне оправдано. — Хакер хмыкнул. — Как только он записал свое сознание в электронную матрицу, то его понимание и обучение возросло в разы. Наверняка он и воспользовался этим телом. Описание или голограмма есть?

— Да, пересылаю тебе данные. — Маша отправила информационный пакет.

— Получил. — Подтвердил хакер. — Проведу анализ данных и скину тебе результат. Что сейчас собираешься делать?

— Лечу в Австралию. — Сказал Артем. — Один из носителей технологии сейчас там. Работает на военную корпорацию «Глобал милитари ресурч». Там вроде как заваруха между штатами и компании поднимают бабло на войне.

— Хочешь записаться в армию?

— Почему бы и нет? — Артем пожал плечами, хотя Квинн и не мог этого видеть. — Другого способа добраться до интересующего меня объекта может и не быть — турболет собьют просто при пролете над континентом.

— Офис «Глобал» находится в порт Хедленд, там они набирают свежее пушечное мясо. — Подсказал Квинн. — Попробуй сначала там.

— Хорошо. Второй объект — девушка, работающая в Тай-Юн. У нее последний кусок технологии.

— Я займусь ею, ты можешь и не успеть. — Квинн ответил достаточно быстро. — До связи, Дженсен.

— Пока.

Артем отключился.

— Значит, снова на войну. — Скорее утвердила, чем спросила Фарида. — Боже, Дженсен, ну почему тебе не сидится спокойно на месте?

— Да я бы с удовольствием, только сама видишь, вокруг меня все время крутятся темные личности, которые просто жаждут моей кровушки.

— Вампиры? — девушка улыбнулась.

— И не только. В этом мире кровососов хватает. — Артем шевельнул плечами.

— А что с той девушкой? — спросила пилот.

— С какой? — не сразу понял Артем.

— Ну… с которой ты ходил в институт.

— А, Грета? Я изъял у нее крестик и теперь это только моя проблема. Даже если призрак доберется до нее, то брать у нее будет нечего. К тому же я посоветовал ей отправиться в самый глухой уголок, который только можно найти, чтобы никаких интернетов, телефонов, связи и компьютеров.

— Альпы?

— Нет, в Антарктиду или в Россию, в тайгу или тундру.

— В Антарктиде, к твоему сведению, уже есть не только интернет, но и подледные города. — Фарида улыбнулась.

— Это как же они успели?

— Население Земли около девяти миллиардов, воды и еды не хватает, места жительства тоже, сам видел, что в Дрездене все друг у друга на головах сидят. Вот и решили мировые лидеры, что раз Антарктида общая, то ее всем скопом можно заселить, а льды растопить и вот тебе временное решение нехватки пресной воды. Ты что, не помнишь? Они же десять лет назад этот проект предложили?

— Да что-то как-то запамятовал. — Оправдался Артем. — Может есть еще что-нибудь, чего я не знаю?

— Ну… Луну тоже готовят к заселению, на Марс отправили уже третью экспедицию с колонистами — набили людей в корабль, как селедок в бочке и послали… куда подальше. Земля же не резиновая, к тому же после того, как начали строить кислородные фабрики, то проблема освоения Марса отпала сама собой. Там атмосфера хоть и разряженная, но давление можно увеличить, растопив полярные шапки, а фабрики насытят ее кислородом. На какое-то время хватит, пока слабенькое магнитное поле планеты будет его удерживать. Но его хотят усилить.

— Это как? Появились и такие технологии?

— Ну да, уже сейчас провели расчеты. Я пока работала в «Дале», что-то такое слышала. Именно русские предложили терраформировать планету. Они раскрутят ее, чтобы увеличить гравитацию.

— Ага, и все полетят с планеты в разные стороны. — Артем засмеялся. — Ну и дураки.

— Зря ты так. — Обиделась Фарида. — Они все рассчитали. Сутки на Юпитере длятся чуть меньше десяти часов, а гравитация на нем огого!

— Так все зависит от массы планеты. — Артем наставительно поднял палец. — Юпитер вон какой огромный, а Марс маленький, вот от размеров планеты и зависит гравитация.

— Сатурн тоже большой, а гравитация на нем почти как на Земле. Как ты это объяснишь? — Фарида прищурилась, с интересом глядя на Артема, тот хмыкнул.

— Не знаю. — Пожал плечами он. — Либо мы чего-то не знаем о гравитации, либо законы Ньютона можно выкинуть в мусорное ведро.

— Ну, с основными так не получиться, а вот со всем остальным… — Фарида сделала паузу. — В научном сообществе уже бродят такие мысли, что не все так просто в этом мире, как кажется.

— Ты у нас, значит, научный эксперт? — Артем улыбнулся.

— Я просто люблю быть в курсе событий. — Фарида улыбнулась в ответ теплой улыбкой. — Это и тебя касается.

— В смысле? — не понял Артем.

— Ты же тоже сунул свой нос туда, куда не просят.

— Да уж, — Киборг потер ладонью горло, — лучше бы я этого не делал, да и это была моя работа — вытаскивать всяких ученых из задницы, в которую они сами лезут.

— Это точно. — Фарида согласно кивнула. — Подлетаем к заправке, мне надо сосредоточиться.

Артем не отвлекал пилота, пока она общалась с диспетчером, потом специальный манипулятор на магнитных присосках прилип к заливной горловине и топливо полилось в бак. Фарида рассчиталась электронным платежом и продолжила полет — диспетчер поторапливал, следом за ними в очередь уже просился грузовой конвертоплан, который нарезал уже второй круг возле заправки.

Дальнейший путь прошел в молчании, изредка нарушаемых Фаридой и ответами Артема невпопад. Он думал о том, где же будет искать этого Питера Виллиса, может быть его уже грохнули и останки передали родственникам, а кулончик мог и затеряться в интендантской службе. Если это так, то становиться совсем хреново — его можно и не найти и приглянувшаяся каптеру вещица так и будет пылиться у него дома. В любом случае надо навестить центр рекрутов — все данные по служащим должны быть в их компьютере.

Порт Хедленд оказался совсем не маленьким городишкой — перестроенный причал под тяжелые контейнеровозы, танкеры и пассажирские суда, здания, тянущиеся ввысь на несколько десятков этажей, огромная посадочная площадка для конвертопланов и системы ПВО, расположенные в узловых точках. При подлете Фариду сразу же стали донимать диспетчеры на предмет причины посещения, а несколько автоматических турелей вели турболет до самой посадки. Девушка отбрехалась, что везет важного пассажира, даже предоставила документы, которые ей сфабриковал Квинн. Диспетчер может быть и не поверил, но оснований не пустить летающее средство у него не было, так что посадку разрешили и судно, зависнув в указанном квадрате над площадкой, опустилось на все опоры. Артем сразу же вышел и спустился под бетонное основание — он уже понял, что все площадки в мире однотипные. Под поверхностью летного поля кипела жизнь — гражданских было мало, а вот людей в форме и с оружием просто завались. Толпы военных сновали туда, сюда, переносили свое барахло, таскали ящики и использовали для этого роботов — короче, все были заняты и на протискивающегося через толпу Артема, конечно, изредка бросали косые взгляды, но никто откровенно не пялился, тем более, что он скрыл свои импланты под перчатками и плотной одеждой, а по лицу определить, напичкан он аугментациями или нет не было возможности. Черные стекла очков скрывали искусственные линзы, а псевдокожа была нужного розового цвета. Артем подошел к информационной колонне и узнал ближайший офис «Глобал», после чего направился туда. Патруль спросил было документы, как Артем намекнул, что он будущий рекрут, так что от него моментально отстали, пожелав счастливого пути. Ну, ну.

Офисное здание тоже производило кипучую энергию — менеджеры, тыловые крысы и штабные бегали с бумажками как скипидаром залитые по самые брови. Зачем бумага в веке электронных технологий? Однако это не мешало использовать ее тоннами, хранить в архивах и потом утилизировать через десять лет. Артем поднялся на второй этаж и постучал в дверь отдела кадров, куда, скажем прямо, не ломились. Не дожидаясь ответа — вошел.

За чистым столом, но с неизбежным монитором сидел круглый тип, который премерзко улыбнулся при виде Артема и приглашающим жестом предложил сесть. Маша сразу же запустила процедуру взлома компьютера, чтобы выяснить, где находится интересующий их Питер Виллис.

— Что привело вас к нам, молодой человек? — угодливо спросил кадровик.

«Объект найден. Питер Виллис, 27 лет, искусственный левый глаз, правая рука с встроенным иглометом производства «ПримаТех», замена легкого, части кишечника, тактический вычислительный комплекс, вшитый под ключицу. Все оборудование предоставлено «Глобал». Срок службы неограничен. В данный момент находится в 8 секторе прифронтовой зоны. Включен в состав подразделения, участвующего в операции «Тайфун». Переброска в нужный район произойдет через 18 часов».

Вот блин, подумал Артем, сейчас лови его по всей Австралии вместе с боевым подразделением. Однако, заметив, что кадровик ждет от него ответа, сказал:

— Деньги. — Спокойно сказал Артем. — Мне нужны деньги и я владею некоторыми навыками, которые могли бы вам пригодиться.

— Вы профессиональный военный? — спросил кадровик.

— Нет, я наемный убийца. — Артем убрал очки, чтобы вербовщик взглянул в его линзы. — Модифицирован для скрытых операций.

— Ну, мы не используем скрытое проникновение, в основном открытый штурм, — кадровик улыбнулся, — однако для вас мы найдем применение. Сейчас организуется серьезная операция прорыва и вы можете там пригодиться.

— Оплата?

— Двадцать пять кредитов в день, плюс боевые по пятьдесят в день и за каждого убитого противника по шестьдесят. Устроят вас такие условия?

— Я согласен, только контракт может быть недолгим. Хотя бы на одну операцию.

Кадровик вскинул вверх брови.

— Но тогда вы получите всего ничего!

— Это мы посмотрим. Как ведется учет смертей?

— Мы выдаем свой тактический вычислитель, можем даже вшить под кожу.

— Не нужно, я возьму ваш, чтобы вы не думали, что я ваш прибор обманываю. — Артем снял перчатку. — Где подписать?

Кадровик живо подсунул бумаги. Пока Артем их читал, он скороговоркой проговорил:

— В случае вашей смерти все ваши импланты достаются компании.

— Думаю, этого не произойдет. — Артем подмахнул бумаги.

Оказывается, военные компании набирали наемников даже на одну операцию, как эта и многие другие, чтобы не распылять свой собственный состав. Однако сейчас дела у «Глобал» в этом районе шли из рук вон плохо — южане подтянули тяжелую артиллерию: боевых роботов, минометы с тактическими ядерными боеголовками, системы залпового огня, танки и БМП. Командование сразу же решило, что они готовятся к прорыву в районе озера Карнеги и стало стягивать туда свои силы, чуть ослабляя остальные позиции. На взгляд Артема это было глупо — именно на это рассчитывает противник. Связать здесь боем крупную группировку, а самим ударить с другой стороны, прорвать фланг и захватить плацдарм. Неужели, никто этого не видит? И где разведка? Впрочем, мне до их войны, главное, перехватит Питера, пока он еще жив и изъять у него кулон. Сделать это довольно просто — достаточно его подменить. В синтез-лавке в Дрездене Артему изготовили точные копии таких же, только не открывающихся. Ничего, думаю, носители не обидятся, если я спасу им их жизни таким образом, а потом могут совать свои головы куда хотят.

Кадровик выдал Артему кучу требований на обмундирование, получение оружия, предписание встать на довольствие и еще много всякого, так что тот пополнил армию таких же военных, которые сновали по этажам. Свои кибербатончики он получил быстро, потом отправился к интенданту, который, ухмыляясь, выдал ему бронежилет в корпоративных цветах, камуфлированные штаны и разгрузку, поверх этого хозяйства щитки на ноги и руки, боевой тактический шлем со связью, компьютером и сканером местности. Не все были такими как Артем, так что компания заботилась о своих солдатах, обеспечивая их хотя бы таким минимумом, чтобы выжить на поле боя. Из оружия Артем получил стандартную автоматическую винтовку Мк 24 с магазином на сорок пять патронов, пистолет-пулемет «Шакал» и с пяток гранат. Ни ножа тебе, ни аптечки, ни ремкомплекта брони. Артем было заикнулся об этом как каптер сердито взглянул на него и рявкнул:

— Скажи спасибо, что хоть это выдал, другим и такого не достается.

Ну и бардак, подумал парень и зашагал в сторону посадочной площадки. Ему предписывалось через час прибыть на погрузку в челнок, который уходил к Карнеги, опорному пункту «Глобал» в районе прорыва. Одно радовало, что Питер где-то там и разыскать его не составит труда. Компания перебрасывала огромные силы для того, чтобы сдержать прорыв.

В нужном посадочном секторе уже толпилось с десяток человек, которые держали в руках баулы с пожитками. Один только Артем отличался от них — он уже переоделся в выданную форму, развешал гранаты и рассовал магазины по разгрузке, закинул винтовку за плечо и натянул шлем, но потом снял его. Каска дико мешала и вообще оказалась жутко неудобной. Ну что ж, чтобы выжить в мясорубке, надо вспомнить все свои навыки, полученные в армии, да и на тренировках тоже. Пусть это не мое тело, но заученные движения еще никто не отменял. Мозг дает команду, а тело выполняет.

Солдаты тоскливо посмотрели на подошедшего новичка, один, однако, ухмыльнулся.

— Вот блин, нам еще Рэмбо не хватало. — Печально сказал он.

— Что, все так грустно? — спросил Артем. Он не сильно любил толпу, предпочитая действовать один, но здесь у него не было выхода

— Да ты хоть знаешь куда нас посылают? — спросил тот самый болтун.

— Да, сектор шесть, опорный пункт Карнеги, поступим в распоряжение сержанта Ласки через три… два… один. А вот и он!

К группе подошел крупных размеров негр (или афроамериканец? Как там будет по политкорректнее?), харкнул на пол перед новобранцами, однако на них это ни произвело впечатления.

— Кончай плеваться, сержант, — сказал крупный белый детина, который не уступал габаритами сержанту, — люди пол мыли, а ты тут грязь разводишь.

— Молчать!!! — завопил сержант.

— Слышь, черная курица. — Неожиданно для себя сказал Артем. — В казарме на молокососов вопить будешь, здесь разговаривай спокойно и по делу. Никто твой авторитет подрывать не собирается — скажешь, выполним. Мы за это деньги получаем, также как и ты. Оставь эту дурацкую военщину для молодых, усек?

Сержант попыхтел крыльями носа, однако, увидев, что все спокойно смотрят на него и ждут, что он скажет, махнул рукой.

— Грузитесь на борт.

И первым зашагал к эскалатору.

— Наберут запердышей, — ворчал он себе под нос, когда Артем сконцентрировался на нем, — которые даже не понимают, куда их занесло. Все так и рвутся в войнушку поиграть, а здесь между прочим убивают. Черт, третье подразделение за месяц теряю. А этих и подавно ухлопают.

Ну ты и тип, подумал Артем. Вместо того, чтобы рассказать и обучить солдат сразу же кидаешь их в бой. Хотя, мертвецам ведь платить не надо, так что сержант наверняка на хорошем счету. Да и прорыв мы ликвидируем, завалив дыру своими телами. Ну, я тебе припомню, какашка ты черная. Все теперь с вами ясно, как вы здесь дела ведете — новичков на амбразуру, потом свои войска подтягиваете и завершаете операцию. Умно, ничего не скажешь. И гребете всех подряд. Вон, у меня даже не выяснили, кто я, чем занимался в прошлом, есть ли у меня приводы в полицию. Пофиг, главное дело сделать. Так что рядом со мной всяких убийц, бандитов и прочих уродов навалом. Даже в нашей команде. Маша, можешь раскопать их личные дела?

«В пределах доступа нет терминала, через который я могла бы связаться с сервером», — доложила компьютерная девушка. Ну и ладно, так, по дороге познакомимся.

Они загрузились в десантный транспорт, который был пуст наполовину. Кроме них здесь находились еще две команды со своими сержантами. Один из которых, заметил Ласки и крикнул:

— Что, Боб, очередное пушечное мясцо?!

Тот только в ответ прорычал что-то нечленораздельное и плюхнулся на лавку. Его подразделение разместилось рядом, рассаживаясь, кто где захотел. Все и так понимали, куда засунули свою голову, поэтому в комментариях нужды не было. Артем пристегнулся ремнями, положил оружие на колени и осмотрел публику. Он сидел между латиносом и тем самым крупным белым, который пристраивал выданный ему пулемет между ног. Артем посмотрел на сержанта, который вел переговоры с кем-то невидимым. Он услышал шум турбин, похоже, ждали только их и десантный конвертоплан начал приподниматься.

«Дженсен, где ты?» — пришел вызов от Малик.

«Не беспокойся за меня. — Ответил Артем. — Я полетел на войну. Будь готова к вылету. Сможешь забрать меня из заварухи?»

«Если только меня не собьют по пути». — Артем поставил бы все на то, что Фарида улыбнулась. — «Что-нибудь придумаю, мальчик-шпион».

«Скорее уж обреченный шпион, девочка-вертушка. До связи».

«Береги себя, Деженсен». — Серьезно сказала Фарида.

«Постараюсь».

Пулеметчик слева поерзал и протянул руку Артему.

— Виктор. — Представился он.

Артем подумал и ответил:

— Артем.

Какая разница, каким он именем назовется. Все равно его тут никто не знает как Дженсена, а в документах он поставил свои настоящие имя и фамилию. Ведь русским надо родиться, чтобы остаться им на всю жизнь.

— Русский? — спросил пулеметчик.

— Да.

— Где служил?

Чтобы такое соврать, чтобы не попасться, подумал Артем.

— Сначала срочную, потом попал в аварию, где меня из-под обломков вытащили медики и пришпандорили вот это. — Он показал на обе руки. — Так стал работать на корпорацию, пока ее не перекупили, а меня не выкинул за борт.

— Занимался шпионажем? — спросил Виктор.

— Так заметно?

— Ну да, комплекция у тебя как раз для разведчика. Бьюсь об заклад еще и адаптивный камуфляж стоит.

— Не без этого.

— Ну, значит мне повезло. — Русский окинул взглядом нутро десантного транспорта. — Здесь до фига бывших военных, только никто не готовил их работать вместе и что они из себя представляют, я даже не знаю. — Он помолчал. — Я всю жизнь в спецназе служил, пока не попросили на пенсию. Двадцать лет отдал, обе ноги и правую руку. Сижу на нейропозине, как и все. Денег катастрофически не хватает, вот и завербовался сначала в одну компанию, потом в другую. Эта уже третья и везде все одинаково — ты пушечное мясо, пока не выживешь в первом бою. Только потом с тобой начинают работать психологи, определяют в оперативную тройку, ту в подразделение, которое отрабатывает слаженные действия.

— Вот ты себе и подыскиваешь будущих напарников? — Артем кивнул на сидящих солдат.

— Ну да. На базе нам вряд ли дадут время на подготовку. Мы даже сработаться как следует не успеем, как нас кинут на передовую.

— Броня у тебя есть? — спросил Артем. — Своя, а не эта картонная обшивка. — Он указал на свой собственный бронежилет.

— В вещаке. — Виктор потянулся к нему, но пока не стал доставать. — Одену, когда прилетим.

Сержант Ласки переглянулся с остальными командирами подразделений. Было заметно, что он слегка сбледнул с лица, да и эти реально перетрухнули — сердечки забились чаще, усиленное потоотделение. Да что случилось, в конце концов? Один из сержантов кивнул и Ласки встал.

— Парни, ситуация изменилась. — Каким-то тусклым и потерянным голосом сказал он. — Мы выдвигаемся прямо на передовую. Переодевайтесь и готовьтесь к высадке, скоро нам предстоит мясорубка.

Глава 9

Артем посмотрел на всех остальных солдат. Что такое не везет и как с ним бороться? Почему-то я так и думал, что нас бросят с места в карьер. Сержант Ласки сел на свое место, снял кепи и вытер пот со лба. Только сейчас киборг обратил внимание, что у сержанта, также как и у его двух товарищей нет оружия. Они садились в конвертоплан налегке, видимо, совершенно не предполагая, что их могут так жестко прокинуть. Артем же спокойно осмотрел свою винтовку, проверил патроны в магазине — индикатор слева горел цифрой 45. Посмотрел на Виктора — тот деловито снаряжал ленту пулемета, доставая патроны их коробки. Заправил в затворную раму, подцепил коробку снизу. В коллиматорном прицеле зажглась надпись — «заряжено», после чего он сменил изображение на привычный крестик. Остальные солдаты кто тоже начал проверять оружие, кто опустил лицо в ладони, плечи некоторых содрогались. Артем вполне понимал их состояние — узнать о том, что тебя сейчас выбросят где-нибудь у черта на куличках было очень напрягающим моментом. Он повернулся к сержанту.

— Сержант. — Позвал он. — У пилотов оружие есть?

Негр поднял голову и посмотрел страшными глазами на Артема, словно не поняв вопроса. Тогда киборг поднялся со своего места и подошел к военному.

— Оружие у пилотов есть? — повторно спросил он.

— Да, — закивал сержант, — да, кажется есть.

— Ну так пойди и возьми его. Или ты думаешь, что я тебя прикрою своей могучей тушкой? — Артем осмотрел все отделение летающего судна. Многие при его словах замерли и обернулись на звук его голоса. — Я не собираюсь подыхать там, куда меня выкинут. Мне еще надо свои деньги в кассе забрать. И я могу потребовать компенсацию за не выданное обмундирование.

— Точно, ребята, — Виктор щелкнул затвором, дослав патрон в патронник. — Если нам суждено подохнуть, то сделаем это красиво.

— Чертовы русские. — Прошептал кто-то, — сумасшедшие люди. Тут сдохнешь через час, а они радуются.

Артем услышал его и подошел к нытику — двухметровому громиле из подразделения другого сержанта.

— Я слышал, что ты сказал. — Спокойно проговорил парень. — Похоже, ты что-то перепутал, друг. Мы все здесь в одной консервной банке и выживать должны тоже вместе и если ты думаешь также как наш сержант… может тебя выкинуть из самолета?

— Только попробуй. — Зло ответил громила.

— Вот такой настрой мне нравиться. — Кивнул Артем.

— А ты кто, командир? — спросил тот парня, — что за всех решаешь?

— Ну, наши-то командиры этого не могут, значит, кому-то надо их заменить. Или нет? — обратился он к сержантам.

Те закивали — не надо, мол, сами справимся.

— Так-то лучше. — Артем вернулся на свое место. — Ты, сержант, лучше расскажи, что нас ждет. Какая вводная, задача, положение противника, огневые точки? Хоть какая-то информация есть? Данные со спутника, беспилотника? Откуда угодно?

Негр тяжко вздохнул и отнял руки от лица.

— Передали только, что двадцать второму отряду требуется подкрепление. Они заняли Гранит-Пик, по ту сторону озера, но южане сразу же начали переброску тяжелого вооружения. Там наших около двух рот, что-то вроде ста пятидесяти человек. Им в помощь идут третья бригада и сороковой полк. Будут через три часа, но мы ближе. То есть наш конвертоплан. Командование решило отвлечь противника, который уже вошел в город с юго-запада, тогда как наши удерживают центр и восточное направление. Если их обойдут, то перемолоть в фарш остатки двадцать второй будет легко.

— Значит, они решили отвлечь их нами? — спросил крепкий паренек, сидевший слева через троих от Артема. — Карта местности есть?

— У пилотов должна быть. — Негр привстал. — Схожу, принесу.

— Они должны знать, куда нас высадить. — Крикнул ему парень. — Надо обмозговать, что делать дальше.

— Десантный борт вооружен? — спросил Артем.

— Да, — кивнул один из сержантов. — Восемь ракет воздух-земля и две тридцатимиллиметровые носовые пушки.

— Как у него с управляемостью?

— Хочешь поддержку с воздуха? — спросил крепыш. — Вряд ли они согласятся.

— А почему бы нам просто не угнать этот транспорт и не свалить из этой жопы? — спросил кто-то.

— Не получится. — Один из сержантов мотнул головой. — Борт управляется дистанционно. Пилоты сидят просто для контроля. Думаешь, ты один такой умный?

— Вот блин. — Вздохнул тот.

— Так что, парни, нам надо постараться, чтобы выжить. Кто-нибудь разбирается в тактике? — спросил Артем.

Двое подняли руку — тот самый крепыш и еще один худощавый парень в очках.

— Надо бы разработать план, как нам действовать. И еще, необходимы свежие данные по противнику. Эй, сержант! — крикнул Артем. — Можешь связаться с командованием, чтобы переслали тебе нужную информацию?

Негр, который о чем-то спорил в кабине пилотов, обернулся, потом кивнул и продолжил разговор. Артем обратился ко всем:

— Парни, кто чем лучше всего владеет — расскажите. Если что, обменяемся оружием, советами, подключим связь.

— Разведка! — подняли руки пятеро.

— Штурмовики. — Еще двенадцать человек.

— Гранатометчик.

— Системы залпового огня и боевые роботы. — Поднял руку тот самый очкарик. — Аналитика.

— Я бывший капитан боевого подразделения в отставке. — Сказал крепыш. — Могу возглавить группу разведки и поддержки.

— Аугментированные есть? — спросил Артем.

Человек двадцать подняли руки.

— Замена конечностей или внутренние импланты?

— И то и другое.

— Нейропозин есть?

— Там в баках возле выхода. — Указал рукой сержант. — Набирайте, пока можно. Везли в часть, но похоже, нам он больше пригодиться.

Вернулся сержант с голографической картой местности — у пилотов был переносной проектор. Он держал его на ладони и развернул изображение полуразрушенных малоэтажных домов, перевернутых машин, гор кирпичей и бетона — сплошные городские джунгли. Артем подошел ближе, несколько человек тоже подтянулись — капитан, Виктор, очкарик, рыжий парень, лысый мужик и сержанты. Все вгляделись в изображение.

— Вот здесь огневые точки наших. — Сержант указал на карте пальцем и проектор подсветил эти места. — Здесь вошел противник. Он контролирует эти две улицы, поставили минометы здесь и здесь и вот в городе. Два БМП и танк, но этот вроде подбили. Плюс три боевых робота на гусеничном ходу.

— Хм! — капитан потер подбородок. — Роботы могут пройти только по этой улице, здесь мало мусора, в основном машины. Мины есть?

— Должны быть. — Один из сержантов оглянулся, выискивая кого-то из сидящих. — Вон, вроде у Дака.

— Минер? — спросил капитан у парня, тот кивнул. — Иди сюда.

Тот встал и подошел.

— Смотри, заложишь мины в этих трех точках… — Но парень мотнул головой.

— Достаточно двух. — Указал он. — Стена обрушиться и роботы не смогут перебраться, а с этой позиции по ним можно отработать ЭМИ-гранатами и бронебойными боеприпасами.

— Туда надо еще забраться — это место контролируется снайперами противника. — Покачал головой лысый. — Здесь просто идеальные позиции для прострела.

— Ты снайпер? — спросил капитан.

— Ну да. — Кивнул лысый. — Лысый, — представился он.

— Робин. — Капитан протянул руку. — Еще снайперы есть?

Трое подняли руки.

— Смотрите сюда. — Позвал их капитан. — Займете позиции здесь и здесь. Нас высадят почти в их тылу.

— Если высадят. — Буркнул громила-нытик, но на него никто не обратил внимания.

— Нас высадят здесь. — Еще раз повторил капитан. — Придется разделиться. Один из отрядов отправиться ликвидировать минометную точку, что находится за городом.

— Может, поручить это пилотам? — спросил очкарик. — Они выбросят нас здесь, а сами пролетят по дуге и накроют все там ракетами.

— Может сработать. — Капитан задумался. — Тогда отставить. Работаем следующим образом — высадка, занимаем позиции. Одна из групп отправляется минировать здания — придется пройти по дуге. У кого-нибудь есть биосканер?

Артем поднял руку. Капитан посмотрел на него.

— Тогда проведешь группу сюда, ставите заряды и отходите к этой позиции. Здесь снайпера оборудуют лежки, вы как охранение.

— А вражеские снайпера? — спросил Артем. — Они будут всего в нескольких сот метрах от нас, как бы не перестреляли как куропаток.

— Их уберет другая группа.

— Снайперов прикрывают два отряда. — Буркнул Виктор. — Здесь и здесь. Может быть они поставили автоматические турели.

— Они играют в нападении и единственный их фактор — это внезапность. Чем быстрее они зажмут в клещи наших, тем быстрее зачистят город и к ним придет подкрепление.

— Тогда надо, чтобы не подошло. — Сказал Артем. — Здесь стоят системы залпового огня. Они еще далеко, но спутник их засек. Что если захватить их, подвести к нашим позициям и ударить по врагу их же оружием? Просто не будем высаживать одну из групп — после зачистки минометной позиции конвертоплан пролетит дальше и выбросит их прямо посреди расчета. Может сработать.

— Нужен специалист.

— Он у нас есть. — Артем указал на очкарика.

— Хорошо, попробуем. Но проблема снайперов не решена.

— Я попробую туда пробраться. — Заявил Артем. — После того, как проведу группу.

— У него есть адаптивный камуфляж. — Сказал Виктор, а Артем при всех исчез.

— Просто отлично. — Капитан чуть воодушевился. — Вот если бы можно было перехватить управление одним из роботов…

— Это можно устроить. — Сказал очкарик. — Подцепите к нему это. — Он протянул небольшую коробочку. — Удаленный доступ вроде блютуза в телефоне. Через него я могу перезагрузить программу и переориентировать робота. Все лучше, чем ничего.

— А остальные? — спросил кто-то.

— У меня она только одна. — Очкарик покачал головой.

— Ну, не все так плохо, как казалось. — Улыбнулся капитан. — Детально проработаем план на месте, пока же основные направления всем понятны?

Солдаты, внимательно слушающие кэпа, нестройно заголосили, мол, все ясно.

— Тогда готовимся к высадке. — Капитан посмотрел на часы. — Сколько до точки?

— Еще тридцать пять минут. — Ответил сержант.

— Проверить десантную подвеску. — Приказал капитан. — Займите места рядом со своими группами. Невидимка, давай сюда. — Махнул он Артему. — Лысый, ты тоже. Минер, трое солдат поддержки, гранатометчик. — Быстро сформировал группу капитан. — Вы знаете, что делать.

Он быстро отошел к другим и начал быстро формировать отряды, выясняя военные специальности и отводя каждому свою роль. Было видно, что свое дело он знает хорошо и словно как рыба в воде. Артем посмотрел на своих будущих спутников. Лысый уже снаряжал магазин винтовки, минер готовил к активации заряды, остальные проверяли оружие. Все-таки люди не гражданские, справятся. Это он здесь как бы чужой, хотя в последнее время он сам себе удивлялся. Замочил десятерых человек в институте и даже не дрогнул. Неужели это все время было в нем — спокойная, трезвая, рассудительная жажда смерти? Или это так влияет на него тело Дженсена? Артем в последнее время совершенно не задумывался об этической или моральной стороне вопроса, словно он его не интересовал. Как будто кто-то отключил ему все эмоции, страхи, чувства. Конечно, в данной ситуации они только мешают, но это ведь не объясняет всего, что с ним происходит. Может быть, это Квинн постарался? Поставил ему какой-нибудь чип контроля эмоций, ему ведь главное выполнить задание. Сделал из меня самого настоящего киборга, подумал Артем.

Он подошел к десантной подвеске, натянул специальную сбрую, которая крепилась на поясе и проходила подмышками. Подцепил к тросу на лебедке и стал ждать команды на спуск. Наверное, это довольно интересно, когда ты летишь вниз. Ну а с «Грифоном» ему теперь высота не страшна. Прошло минут тридцать, как пилоты заорали в кабине и машина накренилась сначала на правый борт, потом на левый, ухнула вниз и попыталась выровняться. Солдат болтало, несмотря что они были закреплены. Сержант сунул голову в кабину и, повернувшись в остальным, заорал:

— Они развернули системы ПВО! Ведут обстрел!

Что-то шарахнуло в корму и конвертоплан развернуло боком, закрутило, обшивка в корме начала разваливаться от скорости и ветра — стальные листы завернуло по ходу движения. В открывшийся проем были видны крыши города, которые прыгали то вверх, то вниз. Капитан подобрался и крикнул:

— Всем покинуть судно! Пока оно стабильно летит! Вперед, вперед, вперед!

Солдат не надо было подгонять дважды — один за другим начали проваливаться в открывшиеся под ними люки и лебедки бешено закрутились, вытравливая тросы. Артем нажал кнопку и ухнул вниз. На удивление сердце не замерло от такого резкого скачка, организм вообще повел себя довольно стабильно — сердечный ритм не увеличился, выброса адреналина не случилось. Он просто наблюдал за собой как бы со стороны.

У некоторых тросы перекрутились, машина тащила болтающихся людей за собой, а под ногами уже торчали острыми бетонными клыками крыши и стены разрушенных зданий. Трассеры выстрелов ПВО шли откуда-то с юга, ракеты не применяли, достаточно было и того, что пушки изрешетили корпус десантного бота до состояния дуршлага. Артем задрал голову и увидел, что колпак кабины откинулся и пилоты выбросились вниз, раскрывая парашюты. Несколько трассеров прочертили воздух и тело одного из пилотов порвало в клочья, тогда как второму продырявили парашют и он камнем полетел вниз. Раскрыть запасной он уже не успевал — слишком низкая высота. Сам Артем увидел, как его трос натянулся. Он вдавил кнопку, отстреливающую пристегнутую систему и полетел вниз. Автоматически включился грифон и ему удалось славировать между бетонной стеной и арматурой, приземлившись на второй этаж разрушенного здания. Как только ноги коснулись твердой опоры, он сразу же выхватил автомат из-за спины и подбежал к оконному проему. Выглянул на улицу.

Навигатор в голове точно показал, что они высадились гораздо раньше намеченной точки — всех разбросало в пределах километра, некоторые переломали ноги при посадке, кто-то смог удачно приземлиться, кто-то достался торчащей вверх арматуре и повис на ней. Артем быстро просканировал улицу — пока противника не наблюдалось, а вот двое солдат копошились прямо перед ним. Один постанывал, держась за правую ногу, второй запутался в тросе, который оборвался на лебедке. Оба были живы. Артем перепрыгнул в оконный проем и побежал к ним.

— Вставай, вставай! — закричал он, поднимая солдата со сломанной ногой.

Второй вроде бы выпутался и теперь контролировал местность, выставив оружие впереди себя. Раненый стонал, но пытался встать.

— Аптечка есть? — спросил Артем у второго.

Тот молча протянул ему коробочку. Киборг открыл ее, быстро нашел обезболивающее, благо все сегменты в пенале были подписаны, вколол в ногу. За ним последовало обеззараживающее и стимулятор. После чего взвалил тело на себя и быстро побежал к зданию. Второй последовал за ним. Артем положил раненого на пол, который уже потерял сознание, прижал гарнитуру рации пальцем, хотя в этом и не было необходимости.

— Лысый, Минер, Очкарик, слышите меня?

— Это Лысый. — Ответил знакомый голос. — Дай пеленг.

— Разрушенное здание с вывеской «булочная» напротив магазина бытовой техники дальше по ходу движения транспорта.

— Я понял, скоро буду. — Говоривший отключился, но отозвался следующий.

— Это Минер. Я застрял между двух стен. Вытащите меня ребята, а то, видит Бог, я подорву себя, чтобы только этим зверям не достаться.

Артем запеленговал сигнал его рации.

— Сиди на месте. Скоро вытащу.

Он повернулся к второму солдату.

— Прикрой его, лучше уходите отсюда. Нас также могут прослушать.

— Куда? — второй был чуть напуган, но держался молодцом.

— К нашим. — Артем сравнил данные карты, которые были у него в голове. Все же быть на порядок лучше других людей, пусть и за счет имплантов было выгодно. Изображение он запомнил сразу же, когда кэп показывал карту. — Дальше по улице, потом налево. Там опорная точка. Только предупреди, чтобы не расстреляли из пулеметов.

Артем хлопнул его по плечу и выбежал из здания. Пока на улице никого не было и он перебежал чрез улицу на другую сторону, вскарабкался по стене и исчез между обломков. Сигнал упавшего Минера был устойчивым и четко отсвечивал на локаторе. До него было не больше ста двадцати метров. Надо было перпендикулярно пересечь две улицы. Киборг чуть притормозил, сканируя пространство. Пока живых форм, напоминающих человеческие, не наблюдалось, хотя в зданиях копошились многочисленные грызуны. Артем осторожно выглянул из-за разрушенное проема стены на параллельную улицу. Та же разруха, перевернутые машины, небольшие кучи бетонной крошки, упавшие вывески и треснувший асфальт. Добро пожаловать в постапокалипсис. Он улыбнулся мысли и прыгнул вниз, чтобы исчезнуть в переулке. Как только Артем скрылся между зданий из-за поворота в начале улицы вывернула стальная туша боевого робота. Гусеничная платформа от танка, на которой чуть возвышалась небольшая башня, вооруженная четырьмя спаренными пушками, двумя ракетными установками малого радиуса действия и пулеметами для зачистки живой силы противника. Робот больше напоминал танкетку, однако, людей у него внутри не было — только микросхемы и процессоры, которые управляли орудиями. Камеры наблюдения были защищены бронебойными стеклами, если же их все же умудрились бы выбить, то робот мог воспользоваться тепловизором, ультразвуковым сонаром и навигацией со спутника. Разработчик постарался, чтобы его детище не осталось слепым и глухим. Робот медленно пополз по улице, сканируя местность, за ним шли с десяток солдат, обшаривая закоулки.

Артем быстро добрался до Минера. Парень попал точно в узкую щель между зданиями и теперь повис, ободрав себе плечи, застряв. Киборг пошуршал ногой и Минер вскинул голову вверх. Трос его сохранился и теперь лежал рядом с Артемом черной змеей. Если бы он упал вниз вместе со своим хозяином, то вытащить его было бы проблематично. Киборг ухватился за трос и начал тянуть, напрягая синтетические мышцы. Он ожидал, что тело окажется тяжелым, но оно легко дрогнуло и быстро поползло вверх — Минер еще и помогал ему ногами, в распорку отталкиваясь от стен. Выше здания чуть расходились, видимо, строители схалтурили и стены были чуть кривыми. Так или иначе, но парня удалось вытащить и сейчас Минер переводил дух.

— Блин, думал, что там и сдохну. — Отдышавшись, заявил он.

— Невидимка, как слышишь меня. — В динамике раздался голос Лысого.

— Отлично. — Ответил Артем. — Минер с нами.

— У меня гости. — Заявил Лысый. — Боевой робот и с ним десяток человек. Идут по улице, где «булочная». Я почти в ее конце. Двое наших ковыляют ко мне. Робот пока их не засек — они спрятались за машиной.

— Можешь его отвлечь?

— Займу позицию и постараюсь вырубить ему камеры, хоть там и бронестекло, но моя малышка с бронебойными и не такую преграду брала.

— Хорошо, мы зайдем с тылу. — Артем повернулся к Минеру. — Ничего не сломано? Бежать можешь?

— Да. Если бы не «Стервятник», то я бы просто так не отделался.

— Это еще что за хрень? — спросил Артем на бегу, прыгая из окна. Парень плавно приземлился рядом.

— Полугражданская версия «Икара». — Пояснил он. — Высота падения увеличена, так что я бы смог и так с борта сигануть — все равно живым бы остался.

— Хорошо.

Артем увеличил скорость и они, миновав одну улицу, зашли в разрушенное здание, выходящее окнами на ту самую, по которой двигался робот. Киборг аккуратно высунулся из оконного проема и увидел спины прошедших солдат. Робот смотрел вперед и визуально не определил противника, хотя его башня дернулась и развернулась в сторону Артема. Тот поспешно спрятался и посмотрел на полуразрушенную плиту над головой. Этот черт, что, со спутника его видит? И запалил его голову? Тварюгу надо вырубать в первую очередь. С улицы донеслись команды.

— Проверьте это и то здание! — закричал главный.

Минер показал коробочку, которую ему передал Очкарик. Артем наклонился и шепотом сказал:

— Мы не знаем, выжил он или нет.

— Точно выжил. — Кивнул Минер. — Я связался с ним по рации. Его подобрал кэп и они отвалили куда-то в сторону.

— Почему я не слышал?

— Радиус приема маленький.

— Сиди тут, я разберусь с этими. Можешь связаться с Очкариком?

— Попробую, у меня дальность выше твоей.

Артем кивнул и вышел из комнаты. Внизу раздались голоса. Как минимум двое вошли в здание, киборг применил маскировку и встал возле лестницы. Оба разошлись в стороны по первому этажу, третий остался у входа. Снаружи были слышны голоса — командир приказал пока остановиться. Артем медленно спустился вниз и увидел, что противник вытягивает шею, заглядывая в один из коридоров. На экране радара его двое напарников разошлись по комнатам и не могли видеть товарища, а с улицы обзор перекрывали свернутые двери и завал возле входа. Артем вскинул руку и всадил противнику в шею дротик с парализатором. Убивать его пока не следовало — вдруг у командира на мониторе показывает их состояние? Тогда они быстро узнают, что один из их шоблы мертв, а ранее обнаружение не входит в планы Артема.

Киборг подхватил упавшее тело, оттащил его в ближайшую комнату. Напарники поверженного врага еще шарились по комнатам и Артем проследовал к ближайшему. Тот что-то нашел в чужом столе и копался в ящике. Потом сунул в карман картридер. Все понятно. Артем шагнул внутрь, оказался у него за спиной и, обхватив руками за шею, придушил противника. Иголки стоило поберечь. Тот затрепыхался, но пережатая сонная артерия быстро сделала свое дело и враг упокоился. На всякий случай Артем еще двинул ему в лоб, чтобы наверняка вырубить и засунул тело под кровать. Выглянул в коридор и увидел, что левый уже возвращается.

— Эй, Майки, Джек, вы где? — Настороженно крикнул он.

— Что у тебя, Клиф? — спросил его командир.

— Да ребята куда-то подевались. — Посетовал воин.

— Мародерством занимаются, что же еще, а ты уже в штаны наложил от страха. — Сказал чей-то голос от двери.

А вот и четвертый. Пришел на помощь, подумал Артем.

— Робот ведь не просто так повернул сюда свою башку. — Сказал испуганный. — Кто-то здесь все же есть.

— Ну, пошли на второй этаж, проверим. — Предложил четвертый.

— А как же Майк? — вскинулся Левый. — Он пошел туда. — Махнул рукой в сторону Артема.

Киборг посмотрел на тело противника, быстро скинул с него форменную куртку, под которой оказался бронежилет, просканировал лицо и вывернул перед противниками из-за угла комнаты.

— Тьфу ты, черт! — заорал Левый. — Напугал!

— Ну вот видишь. — Ухмыльнулся четвертый. — Он жив и здоров.

— Погоди-ка, а что у тебя… — насторожился подозрительный Левый.

Артему надоел этот спектакль и он двинул прямым в челюсть, отбросив Левого метра на два. Четвертый только вскидывал оружие, как Артем подшагнул к нему, заступил ногой за его ногу, ударил в левое плечо, опрокидывая, лишая равновесия противника и выворачивая ему правую руку, ломая в суставе, после чего размашистым ударом отправляя в нокаут. Левый уже и так отдыхал и к нему присоединился четвертый.

— Что там у вас происходит? — спросил командир в наушнике Левого. Артем взял гарнитуру.

— Ничего. — Ответил он голосом Левого. — Мы тут… немного повздорили из-за одной вещи.

— Я сто раз вам говорил, хватит уже воровать! — разозлился командир. — Немедленно возвращайтесь!

— Мы еще второй этаж не проверили! — сказал Артем.

— Это здание пустое! — крикнул командир. — Робот ошибся! Кошка пробежала и все тут.

— Хорошо.

Артем отключился и подошел к окну из которого открывался замечательный вид на спины противника. Из здания напротив вышли трое и присоединились к командиру. Ждать больше нельзя.

— Минер, что у тебя?

— Очкарик на связи. — Доложил парень. — Отвлеки их, я метну липучку, она приклеиться к роботу и хакер взломает его системы. Лысый прикроет.

— Работаю. — Ответил Артем и приготовил гранаты.

У него под рукой целый арсенал, навешанный на солдат противника. Он даже не особо и переживал по поводу нехватки боеприпасов. Две гранаты полетели в толпу, стоящую за роботом, а потом Артем приготовил оружие и прицелился в ближайшего противника. Гранаты разорвались, осыпав врагов осколками и бетонной крошкой. Двое солдат сразу же упали мертвыми — одному осколок застрял в голове, второй получил серьезный порез шеи и башка болталась на лоскутах кожи. Остальные отделались звоном в ушах, небольшими порезами и травмами, но вполне себе были живы. Артем открыл по ним огонь. Никакой отдачи не ощущалось — магазин пустел очень быстро, пули находили свою цель, вспарывая кевларовую броню, пробивая стальные накладки. У командира броня была получше — много острых углов и наклонов, которые рикошетировали пули, поэтому начальника Артем прибил прямо в голову. На несколько секунд он положил шестерых. А потом в здание ударила ракета.

Киборга взрывной волной отшвырнуло в комнату, в которой лежал правый. Изображение перед глазами расстроилось, система выдала несколько повреждений, однако кровотечения не было. Даже страж здоровья не активировался. Маша быстро перебросила сигнал на резервные системы, отключив основные. Артем поднялся и ласточкой выпрыгнул в окно, чтобы избежать попадания второй ракеты. Бронежилет смяло и он мешал двигаться. «Основные системы восстановлены, — доложила Маша, — энергоресурс потрачен на 70 %. Необходима зарядка». Сейчас я сожру пару батончиков и можешь быть довольна, подумал Артем, срывая обертку с еды. Наверху кто-то закричал и на улице раздались пулеметные очереди — похоже, танк нашарил Минера. Киборг запихнул себе в рот все что было целиком и полез по стене наверх, чтобы помочь парню. Он заскочил в комнату и пол под ним зашатался — робот шарахнул еще одной ракетой, чтобы обрушить здание. Минер обнаружился в дальней от улицы комнате. Он сидел на полу, зажимая рану рукой из которой вытекала кровь. Рядом валялись бинты и вата. Парень поднял очумелые глаза и посмотрел на Артема.

— Я уже думал, что тебя нет в живых — сволочь ударил ракетой, хотя так они и не делают.

— Как видишь, я жив. — Ответил Артем, бинтуя рану Минера. — Ты прилепил ему передатчик?

— Да, прямо на корпус где лючок доступа для техников. Там сигналу пройти проще всего.

— Не получается! — взвыл голос Очкарика в наушнике Минера. Киборг тоже его услышал. — Такой защиты я еще не видел! Код меняется прямо на глазах! Не могу вычислить программные закладки!

— Надо уходить. — Сказал Артем, слушая, как робот громит здание. — Еще пара залпов и он развалит здание.

Раздался звон и робот чуть притих.

— Получил, сука! — крикнул Лысый. — Я сбил ему навигационную антенну. Теперь он не сможет связаться со спутником и обнаружить вас сверху.

— Хоть что-то. — Пробормотал Артем. — Как нам его ухлопать?

— Потерпите чуток. — Раздался голос кэпа. — Гранатометчики на подходе. Я связался с нашими и они прислали один из отрядов, чтобы вытащить нас.

— Так они не в осаде? — спросил Минер.

— Отбили только что атаку с запада. Эти, видимо, проверяли юг и нарвались на нас. Ладно, держитесь ребята.

Артем подхвати Минера и взвалил его на себя, прыгнул на соседнее здание с телом за плечами, посадил возле стены и, перейдя на другое здание, спустился на второй этаж и осторожно выглянул на улицу. Робот стоял к нему боком и чего-то ждал. Жаль, у меня нет ЭМИ-гранат, подумал Артем, а то я бы тебе показал. Тот словно почуял что-то и быстро развернул башню в сторону киборга. Он сразу же отшатнулся внутрь и пули из спаренных пушек выбили кирпичную крошку, оставив аккуратные отверстия в стенах. Одной такой достаточно, чтобы меня разорвать надвое, подумал Артем, уходя внутрь здания. Робот прекратил обстрел — боеприпасы не вечные.

— Отвлеки его. — Раздался в динамике голос кэпа. — Сейчас мы по нему шарахнем.

Артем снова высунулся и спрятался назад. Пара пуль просвистела буквально возле головы и этого было достаточно, чтобы парень отбежал назад. Киборг взвел гранату и выкинул ее в другое окно в сторону робота. Взрыв не нанес машине какого-нибудь вреда, однако заставил откатиться на центр улицы, чтобы поймать в прицел фигурку человека, что так сильно раздражал запрограммированный интеллект. Именно этого гранатометчики и ждали — с северного конца улицы в борт танку ударили две ракеты, прожигая броню. Одна взорвала боеукладку и башня танка отлетела в сторону, совершив немыслимый пируэт в воздухе. Артем осторожно выглянул в окно — развороченный борт робота предстал перед ним электронными потрохами, свисающими силовыми кабелями и затухающим перемигиванием аппаратуры.

— Получи, козел! — прокричал в динамике Лысый. — Парни, выбирайтесь оттуда. К вам направляются еще двое и на них у нас точно зарядов не хватит.

— Надо заминировать проход. — Сказал Артем.

— Нет времени. — Ответил кэп. — Тем более, что они уже знают, что здесь кто-то был или есть и будут идти осторожно.

— А могут пойти и по другой улице. — Заявил Минер. — В любом случае я бы заминировал все три, что ведут к нам. По этой они точно не пойдут — робот перегородил всю дорогу, а убирать его вряд ли будут. Так что остаются две, из которых вторая отсюда самая чистая, но выходит прямо на позиции наших. А первая, хоть и завалена, но расчистить ее проще.

— Сколько до прихода подкрепления? — спросил Лысый.

— Еще два с половиной часа.

— Надо бы ликвидировать систему ПВО. — Напомнил Артем. — А то этих живо собьют также как и нас.

— Эти роботы и были системами ПВО. — Ответил ему Очкарик. — Если вырубим этих двоих, то высадиться десант точно сможет без потерь.

— Я потребую оплаты в пятикратном размере. — Сказал гранатометчик и засмеялся.

— Ладно, друзья, за работу. — Приказал кэп и отключился.

Артем вернулся к Минеру, который уже чуть одыбал, вколов себе обезболивающее и стимулятор.

— Я покажу тебе, где делать закладки. Справишься?

— Если объяснишь.

— Ну, это просто. — Минер показал пальцем на заряд. — С этой стороны направление подрыва. Эту можно закопать, эту прилепить на стену, эту воткнуть в землю. У каждой мины своя система маскировки, которая работает не дольше часа, после чего ее будет визуально видно. Так что выкручивай таймер на полную. Будем надеяться, что эти чертовы железки не обнаружат их. Ставь их здесь, здесь и вот здесь. Это гарантированно завалит проход вместе с танками. Выберутся они или нет, это неизвестно.

— Ну вот и посмотрим. — Сказал Артем, забрав мины и направляясь к еле дышавшему зданию на противоположной стороне.

Глава 10

Установив мины, Артем подхватил Минера и побежал к солдатам, которые махали руками. Нужно было как можно быстрее отходить — противник уже приближался и времени для того чтобы занять позиции оставалось совсем мало. Киборг очень быстро достиг завалов, за которыми прятались Кэп и Лысый. Он осторожно сгрузил Минера и повернулся к Кэпу. Тот знаками показал приблизиться.

— Давай на крышу левого здания. Там пулеметчик, поддержишь его огнем.

Артем кивнул и не стал задавать лишних вопросов, а просто занял нужную позицию. Пулеметчиком оказался Виктор, у которого вдобавок к его тяжелой машинке было еще два заряда к гранатомету. Само оружие лежало возле ног — пулеметчику достаточно просто было нагнуться, чтобы поднять его. Тем более, что сейчас появился Артем и проблема заряжания лишалась сама собой — киборг мог вовремя передать взведенное оружие Виктору.

Пулеметчик встретил его как старого знакомого. Он широко улыбнулся и хлопнул Артема по спине, отчего тот даже пошатнулся — тяжелая рука у этого верзилы.

— Я думал ты погиб. — Сказал Виктор. — Вы приземлились дальше нас и прямо к противнику в руки.

— Повезло, что мы вовремя спрятались. — Ответил Артем.

— Ну, не всем так везет как вам. — Пулеметчик кивнул на обезображенный труп десантника, повисший на клыках арматуры.

— Внимание, они приближаются. — Раздался голос Кэпа в динамике наушника.

Артем нашел крохотную дырочку в бетонной стене и приник к ней, разглядывая врага. Впереди друг за другом ехали два боевых робота — точные копии уничтоженного. Они тяжело переваливались на кучах бетонного щебня и расталкивали машины, освобождая проезд. Их башни смотрели вперед, но это было обманчивое положение — в любом случае роботы сканировали территорию всеми возможными способами. За машинами прятались люди, хотя некоторые из них шли в полный рост и практически ничего не боялись. Артем приблизил изображение насколько это было возможно — странные люди оказались одеты в подобие экзоскелетов, бронированные по самую макушку и вооруженные кроме пулеметов еще и ракетными установками, торчавшими за плечами. Этих супермашин было штук пять или шесть, Артем пока не понял, сколько именно — некоторые скрывались за корпусами роботов. Кроме пехоты позади ехали два БМП, из башен которых красовались четыре крупнокалиберные пушки и посередине ракетная установка с ПТУРСами. Этой управляемой хреновиной можно всех их отсюда выковырять одним залпом.

— Что будем делать, Кэп? — спросил кто-то по рации. — Их слишком много, да и вооружены они просто до зубов.

— И с ними восемь мехов. — Добавил Лысый.

— Это точно? — спросил Кэп.

— Вижу в прицел их шлемы.

— Громила, у тебя должен быть ЭМИ-заряд. — Кэп на секунду замолчал. — Можешь обойти их с тыла?

— Они могут послать своих разведчиков. — Сказал вклинившийся в разговор Минер. — Тогда нам точно хана.

— Нужно обойти их. — Твердо произнес Артем. — Мы с Виктором можем пройти по улице, на которой стоит взорванный робот. Думаю, они там не пойдут, а даже если и пойдут, то мои сканеры заметят их раньше.

— Есть картинка со спутника. — Сказал кто-то незнакомый. — Они разослали по соседним улицам три разведгруппы по пять человек. Сами движутся по центральной.

— Надо отвлечь одну из разведгрупп. — Тут же предложил Кэп. — Невидимка, Громила, займите позиции на левой от вас улице. Красный, Кабан и Псих, отправляйтесь с ними. Группа два, вы в полном составе на правую улицу, попробуйте незаметно подойти к разведчикам и ликвидировать их без шума.

— У их командиров есть датчики здоровья. Как только они умрут…

— Отставить, группа два. Только вырубить. — Сказал Кэп. — Очкарик, сигнал датчиков можно перехватить?

— Да, я могу это сделать, но нужно подключиться к передающему каналу. Проще это сделать с тела одного из солдат.

— Отлично, тогда слушайте. — Сказал Кэп. — Группа один: Невидимка, Громила и остальные вы должны пошуметь как можно сильнее. Отвлеките их на себя. Часть сил они наверняка перебросят на ваше направление. Как только они отвлекутся, Минер, подрывай снаряды.

— Если они будут в зоне поражения. — Буркнул тот.

— Значит, надо подождать, когда приблизятся. Группа два — ваша задача ликвидировать разведку, выйти незаметно в тыл и уничтожить БМП противника.

— Принято.

— Действуем, время не ждет. — Кэп отключился.

Артем, Виктор, позывной которого и был Громила и еще трое солдат-штурмовиков вернулись на соседнюю улицу и заняли засадные позиции. Красный всех подключил к каналу группы, чтобы они своими переговорами не мешали остальным. Артем поудобнее устроил автомат среди кусков бетона. На пределе его радара появились два слабых треугольника.

— Есть сигнал. — Сказал он. — Двое на один час, удаление двести пятьдесят метров, шарятся в здании с бытовой техникой.

— Вижу. — Глядя в снайперский прицел, ответил Кабан. — Готов работать по цели.

— Погодите, роботы еще не дошли до зарядов. — Быстро проговорил Кэп.

— Может быть поздно. — Ответил Артем. — Появились еще трое, прячутся за танком. Один точно сканирует местность.

— Который? — спросил Кабан.

— Тот что в центре. Двое по бокам страхуют его.

Снайпер замер.

— Вижу. Готов.

— Работай. — Сказал Виктор. — Я прижму этих двоих огнем.

Кабан задержал дыхание, плавно потянул спусковой крючок. Выстрел оглушительно бахнул в развалинах и противник завалился с простреленной головой. Позицию снайпер выбрал такую, чтобы видеть большую часть робота, закрытую от других, словно знал, что за ним будут прятаться. Виктор тут же открыл огонь по прятавшимся в здании, которые было высунулись на улицу, но тут же спрятались. Выстрелы не причинили им вреда, однако и высунуться не давали.

— Я подберусь поближе. — Сказал Артем Виктору. — В маскировке они меня не заметят.

— Не нуж… — Рядом с Виктором щелкнула пуля и он тут же спрятался за укрытие, выставив только ствол пулемета.

— Вражеский снайпер. — Сказал Красный. — На двенадцать часов здание в конце улицы третий этаж балкон слева от вывески.

— Закрыт от меня. — Доложил Кабан. — Нужно менять позицию.

— Не дергайся. — Сказал Артем. — Я выкурю его.

— К вам направились три меха. — Раздался в гарнитуре рации голос Кэпа. — Будьте осторожны.

— У нас тут снайпер нарисовался, пытаемся его ликвидировать. — Доложил Красный.

— Сильно не геройствуйте, потерь нам только не хватало.

Артем увидел, что те двое, которые были в здании, пытаются подобраться через завалы поближе к пулеметчику. Он повернулся к Виктору и показал ему на здание.

— Двое уже там. Необходимо их уничтожить.

— Ладно, действуй. — Нехотя согласился Громила. — Если что, я прикрою.

Кабан выстрелил по цели, как только она появилась из-за борта взорванного робота. Он зря времени не терял, пас обе цели, ждал, как только они совершать ошибку и подставятся. Убить не убил, но ранил одного и из-за танка раздались вопли боли. Артем активировал маскировку и исчез с поля зрения противников, а также их радаров и сканеров. Он быстро, чтобы не терять энергию, побежал к правому зданию, запрыгнул в окно и начал протискиваться к вражеским солдатам, надеясь, что во время его пробежки они не заметили пылевых облачков, оставленных ногами. Здания были полуразрушены и между ними существовали проходы, которыми киборг и воспользовался. Он двигался очень быстро и замедлился лишь тогда, когда впереди, метрах в двадцати уже маячили две цели. Оба быстро шли по коридору и должны были вылезти в этот проем. Артем встал справа и приготовился. Ждать пришлось недолго — вот нога первого показалась из проема и он сам вылез наружу. Маскировка начала постепенно перегреваться и тепловизор уже легко мог засечь киборга, однако тот продолжал ждать, когда и второй противник переберется через проем. Тот сунул голову и Артем вышел из невидимости. Он резким ударом ребром ладони сломал врагу шейные позвонки, второго пнул ногой в область поясницы. Удар был настолько сильным, что даже броня не смягчила его. Искусственная нога сломала бедолаге позвоночник и тот упал на живот, крича от боли и не в состоянии пошевелиться. Артем быстро добил его, чтобы не мучился. Жалости не было, вообще не существовало никаких эмоции, хотя раньше он бы сто раз подумал, прежде чем причинить человеку вред. Однако, то ли тело Дженсена было таким образом сконструировано, то ли в нем с самого раннего детства жил убийца, который только сейчас получил волю к действиям, но парень даже не испытывал раскаянья. Это как мясник, который раз за разом убивает свинью, корову, курицу, теленка, кобылу, разделывает ее, потом идет моет руки и садиться за стол кушать это самое убиенное животное, совершенно не помня о том, чем занимался недавно. Так вот у Артема было такое же чувство к людям, которых он убил. Которых должен был убить, иначе они убьют его. Закон выживания, мать его за ногу.

Киборг продолжил дальнейший путь уже без маскировки — прятаться не имело смысла, так как противник уже засек, что еще двое его солдат мертвы. Артем быстро пересек здание и спрятался в соседнем, аккуратно переползая под окнами, чтобы враги его не заметили. Он занял позицию рядом с танком, за которым прятались двое оставшихся — один раненый и истекающий кровью, второй напуганный до усрачки. Пистолет сам прыгнул Артему в руку, разложился до боевого положения. Даже целиться не пришлось — твердая рука точно направила ствол на головы обоих солдат. В последний момент перед выстрелом раненый заметил целящегося в него киборга и закрыл глаза, понимая, что приблизился его неизбежный конец. Артем нажал на спуск. Раздался двойной выстрел и оба сложились домиком, привалившись друг к другу. Еще две точки исчезли с экрана радара.

— Разведгруппа ликвидирована. — Сухо доложил Артем, что было странно даже для него. — Какие дальнейшие указания?

— Выбирайся оттуда! — закричал Виктор. — К тебе топают четыре меха! Со своей пукалкой ты их не пробьешь!

— Посмотрим. — Спокойно ответил киборг.

Он уже засек на радаре четыре тяжелые отметки. Обойти их не составит труда. Артем уже собирался так и сделать, как раздались подряд несколько взрывов на соседней улице, что-то громыхнуло и раздался свист запущенных зарядов из гранатомета. Четверка разом повернулась к месту нового побоища. Киборг не стал ждать, когда они вновь вернуться к его поискам. Он активировал сразу две гранаты и швырнул их тяжелобронированным людям в экзоскелетах прямо под ноги. Два взрыва опрокинули всех. Артем не стал ждать, когда они очухаются — подскочил к ближайшему и, схватив за голову, оторвал ее. Силы искусственных мышц хватило бы и не на такое. Противник еще вращал глазами, руки пытались найти свою отсутствующую голову, но тело уже завалилось. Киборг отшвырнул башку от себя и повернулся к следующему меху, как кто-то обхватил его руками поперек туловища. «Боевая трансформация», промелькнуло в голове и Артем вновь стал наблюдающим процесс со стороны.

— Что за?.. — только и успел сказать противник, как руки и ноги киборга раздвоились, обвили экзоскелет человека, голова развернулась на сто восемьдесят градусов. Глаза Артема встретились с глазами человека в броне. У того во взгляде плескался ужас от увиденного. Его тело, которое киборг оплел своими конечностями, стало ломаться под нажимом металла, ноги и руки бессильно обвисли, сцепленные в замок пальцы разжались и Артем выскользнул из стального захвата. Он как акробат перекинулся через голову меха, откручивая последнюю. Остальные двое уже встали на ноги и открыли по нему огонь из встроенных в предплечье пушек, однако киборг резвым пауком ушел с линии огня, кинув им еще по паре гранат, которые моментально разорвались. Одна была с ЭМИ-излучателем и оборудование одного из мехов отрубилось. Артем подобрал винтовку и выпустил весь магазин в открывшееся живое место человека, сидевшего внутри. Четвертый еще только очухивался от второго взрыва, как киборг подскочил к нему и точными ударами в область шеи прикончил противника. Как только последний враг пал, к Артему вернулась возможность управления собственным телом. Он тяжело опустился на задницу, четыре ноги осторожно собрались в две, руки тоже приобрели вполне нормальный вид. Порванные рукава форменной куртки, порванные штаны, лохмотья ткани, которые свисали с пояса совершенно не прикрывали срам Артема. Которого не было. Он заглянул себе вниз и увидел только гладкую поверхность как у куклы Кена. Черт, это еще что такое? Вроде бы Квинн должен был заменить только ноги! Артем постоянно находился на виду, что-то делал, выживал, спасал и убивал, изучить собственное тело у него не было возможности. И сейчас открывается такое! Совершенно голый искусственный корпус. Он порвал себе майку на груди — настоящая кожа. А вот под ней? Он подцепил кусочек — боли не было, хотя это уже должна быть его живая плоть. ЕГО!!! То есть Дженсена. Но теперь какая разница? Под двухсантиметровым слоем кожи была сталь. Или композитный материал, кто его знает, из чего там сейчас делают броню, но абсолютно не живая ткань. Где, черт возьми сердце, кровь, легкие, печень и другие органы? Почему вот уже на протяжении почти трех суток после модификации его Квинном он практически не ходит в туалет? Да не практически, а вообще не ходит! Никаких позывов, реакции организма на отравление токсинами, накопления отходов? Что, в конце концов сделал с ним Квинн?! Множество вопросов и не одного ответа. Ну, чертов хакер, доберусь о тебя, всю душу вытрясу, чтобы выяснить, чем ты там занимался. Да и Фарида куда смотрела? Или он и ее тоже… обработал. Кто его знает. Тогда эту чертову технологию из-за которой весь сыр-бор тем более надо уничтожить и желательно прямо сейчас.

Артем достал крестик из кармана и без сожаления растер его в порошок в ладони, имеющей матовый искусственный оттенок. Он стряхнул электронный мусор с ладони и поднялся на ноги. Придется вернуться к тем двоим и снять с кого-нибудь штаны, а то мои пришли в негодность, отстранено подумал он. Так и сделал, быстро переоделся и осторожно выглянул наружу — на радаре поблизости никого не было, а вот система дальнего обнаружения цепляла крупную группу людей, ведущих сосредоточенный огонь по кому-то, находящемуся вне его сенсоров. Артем и так понимал, что это враги. Он услышал со стороны засадных позиций какой-то шум и вскинул пистолет, направляя его на проем. Шум тяжелых шагов приближался и в проеме показалась голова Виктора. Киборг сдержал себя в последнюю секунду, чтобы не выстрелить — узнавание товарища произошло очень быстро. Слишком быстро для человека.

— Блин, я думал, что ты уже помер. — Выдохнул Виктор. — Ни хера себе, уделал четверых мехов! Силен, ничего не скажешь!

— Сам не знаю, как так получилось. — Скромно сказал Артем. — Как там наши?

— Идем на подмогу, ударим им в тыл. — Виктор вылез из проема, за ним показался Псих. — Красный и Кабан пошли за снайпером. Вроде бы свинтус его подранил.

— А если там есть еще кто-нибудь?

— Вот и проверят заодно. — Виктор пожал плечами. — Так или иначе нам все равно надо помочь остальным. Мины сработали как надо — роботы ворочаются под завалами и когда выберутся — неизвестно. Вот и надо долбить их, пока есть возможность.

— Согласен. — Кивнул Артем и махнул рукой. — Идемте за мной, выйдем на соседнюю крышу — оттуда открывается замечательный вид на противника.

Они быстро пробежали по полуразрушенной лестнице наверх, свернули в комнату, где по наклонной плите перекрытия потолка поднялись наверх на подобие крыши — просто чердак без кровли. Отсюда противник был как на ладони — зажатые солдаты между завалом из камней и чадившими черным дымом БМП — группа два сработала как надо уничтожив обе машины. Виктор расставил сошки пулемета и принялся методично расстреливать заряженную ленту. Враг попытался отвечать огнем, но Артем и Псих не давали им даже и носа высунуть, изредка постреливая по пытавшимся атаковать противникам.

— Давай из гранатомета! — крикнул Псих.

Виктор отложил пулемет и принял протянутое ему оружие. Он выпустил ракету даже не целясь, просто в толпу, которая пряталась за завалами. Взрыв разметал бетон, напичкал осколками нескольких человек, некоторых оглушил. Артем метнул за кучу последние гранаты — также поступили и бойцы группы два. Зажатого в клещи противника довольно быстро прикончили. Киборг увидел высовывавшихся солдат разведгруппы с противоположного здания. Они помахали руками — мол, все в порядке. Артем показал большой палец — у нас тоже все хорошо.

— Кабан, как у вас обстановка? — спросил он в рацию, но ответа не последовало. — Кабан?

— Прячьтесь!!! — раздался истошный визг Красного. — Этот пидарас вызвал артобстрел!!!

— Чего? — не понял Псих, как Артем уже различил еле слышный свист ракет.

— Они активировали системы залпового огня! — крикнул он. — Быстрее, в укрытие!

— Какое на хрен укрытие? — Крикнул Виктор. — Нас завалит обломками, даже выбраться не сможем.

Артем же смотрел, как в небе появились росчерки множества ракет, которые, казалось, летели прямо на него. Он схватил Психа и Виктора, спрыгнул с ними вниз и кинулся к подбитой БМП.

— Лезем внутрь!

— Ты хочешь, чтобы нас еще и взорвало?! — Задыхаясь, спросил Псих.

— А куда тогда?

— В подвал! — заорал Виктор, указывая на видневшийся проем, куда уже пытались спуститься группа два — Быстрее!!

— Завалит, не выберемся!

Все побежали к дыре в земле, как бедный городишко накрыло. Земля взметнулась из-под ног Артема, он кувыркнулся в воздухе, упал на спину и увидел, что огромный обломок летит прямо на него. Он вроде бы успел увернуться, как что-то неимоверно тяжелое придавило его тело, ударило по голове и он потерял сознание.


Артем пришел в себя довольно быстро, если можно так считать — часы на дисплее показывали, что прошло не больше двадцати двух минут. Он попытался пошевелиться, как понял, что не может этого сделать — тело было зажато между бетонными плитами, под одежду насыпалась каменная крошка, что-то сильно давило на левую скулу. Киборг все же попытался пошевелиться, но двигалась только кисть левой руки, которая торчала куда-то вверх. Значит там точно свободно от обломков. Когда ракеты ударили по маленькому участку города, то перепахали всю местность — здания, и так пострадавшие после бомбежек, теперь лишились вторых этажей, стены многих рухнули на улицы, совсем завалив проходы, тем самым устроив отличные баррикады. Техника противника без разбора завалов здесь не сможет пройти, да и сам городишко наверняка никому не нужен, хотя здесь и находится преобладающая высота, да и плацдарм для дальнейшего продвижения на запад отличный, но как место жительства этот город уже потерян.

Артем попытался пошевелиться еще, как на экран система выдала отчет о повреждениях — изменение геометрии левой ноги, пробит экранирующий корпус, повреждения энерговодов к правой руке и обоим ногам. Радарная система тоже вышла из строя, Маша молчит, значит и ее программные мощности повреждены. Сам отчет больше напоминал загрузку компьютерной программы, отчего Артем даже удивился. Словно он хакер, который сидит перед экраном монитора и следит за командными строками, заполненными непонятными для него символами. Особенно насторожила одна надпись: «Загрузка памяти выполнена на 83 %, некоторые ячейки повреждены. Все равно продолжить?». Как будто у меня есть выбор, подумал Артем и выбрал «Да». И вот тут у него буквально взорвался мозг. Прямо в голове, словно в калейдоскопе замелькали картинки, изображения, красочные фотографии разных мест, планы, схемы зданий и коммуникаций, все скачанные данные из сети и полицейских участков. Но не это было самым удивительным, а то, что Артем внезапно осознал, что он самый натуральный киборг. Или робот. Или кто он там сейчас.

Его тело было не настоящим! Не полноценной живой тканью, данной родителями при рождении. Сердце, легкие, печень, почки — все это отсутствовало за ненадобностью. Тело было настоящим роботом со своим реактором, который работал на химической энергии, извлекаемой из пищи, так что жевать Артему в будущем все же придется. Сам источник энергии не пострадал, так как был заключен в прочную стальную оболочку, к тому же еще покрытую специальной сеткой для противодействия энергетическим всплескам от ЭМИ-гранат и излучения. Именно он и являлся полноценным сердцем Артема — нового робота будущего. Понимание пришло внезапно и сразу — это именно то самое тело, которое профессор готовил для себя. Ему просто были преданы черты Дженсена. И самым простым образом — лицо покрывал специальный полисплав, который разжижался при определенных условиях и с выбранной формой можно было «выдавить» любую физиономию. Чем, вероятно, Квинн и воспользовался. Как теперь уже понимал Артем, именно этот хакер и выкрал технологию профессора в тот первый раз, заставив того разделить информацию и спрятать там, где он думал, что их никто не найдет. И бегство профессора из электронного заточения вполне можно объяснить — поняв, к чему привело его открытие, он попытался уничтожить подручными средствами сами чипы с данными. И Артем встал у него на пути. Естественно бесплотный электронный дух сделал один единственный вывод — ликвидировать такого опасного противника, как киборг, который явился за его технологией, совершенно не понимая, что их цели совпадают. И вполне понятны мотивы Квинна — ему конкуренты тем более не нужны, если он уже владеет ею. И провел такой эксперимент на нем, Дженсене. Тьфу, Артеме. Поместил разум парня в роботизированное тело. И отправил по своим делам. Но даже не это самое интересное.

Квинн поместил в голову к Артему надсмотрщика — ту самую Машу. Компьютерную программу, очень развитую и самостоятельную. И в результате такого незапланированного вмешательства как ракетный удар, тело выбрало своего первого владельца в качестве основной базисной программы и начало бороться за живучесть. Так что все данные Марии были переписаны в память Артема. Он теперь знал коды доступа ко многим лабораториям на планете, мог самостоятельно легко генерировать электронные ключи, взламывать системы, его возможности возросли многократно только потому, что раньше ему для раздумий выдавалось всего 8 % вычислительных мощностей, тогда как остальное полностью оккупировала «Мария». Сейчас тело находилось в процессе восстановления — мельчайшие наноботы сращивали энерговоды, чинили поврежденные «органы», настраивали управление системой с нового головного центра. Теперь в боевую трансформацию Артем мог войти и сам и возможности, которыми он бы обладал полностью потрясали — быстрота реакции и точность удара, миллионные вычисления и операции с секунду — поистине настоящий Терминатор. Именно так, с большой буквы. Руки и ноги могли выдерживать множественные нагрузки, тем более, что из можно было легко заменить при повреждении, а прописать утилиты управления ими мог и он сам. В случае совершенно фатальных повреждений, когда от тела оставалась одна голова, включался резервный источник питания — небольшая атомная батарея, расположенная в самом центре головы. Срок ее действия — два года, за который можно было собрать себя заново, используя удаленное управление манипуляторами и роботами. Короче, Артем становился практически неуязвим. Но даже на него можно было найти управу. Сейчас он лежит, заваленный плитами и тело потихоньку производит саморемонт, окончания которого можно ожидать через пятьдесят четыре минуты.

Электронный слух уловил голоса, раздающиеся сверху. Кто-то что-то говорил другому о нем, об Артеме. Киборг сосредоточился.

— Смотри-ка, механическая рука! Давай-ка вытащим ее, будет что толкнуть на рынке.

— Ага, посмотри какой завал, мы его полдня будем разгребать. — Возмутился товарищ мародера.

— Да ладно, надо только немного сдвинуть вот эту стену — тело наверняка под ней. Это сможет сделать любой робот.

— Ага, так его тебе и дадут. — Скептически высказался второй.

— Мы сейчас позовем сюда аварийную команду, все равно город наш.

— Благодаря вот этим ребятам. — Сказал второй. — Если бы не они, то нас бы сбили еще на подлете.

— Им просто не повезло. — Засмеялся первый. — Чего морщишься?

— Мне это не нравиться. — Мрачно сказал второй. — Заканчивай, Крис. Отметим это место как наиболее важное и продолжим разведку.

— Вперед уже ушел Дуги со своей группой и ничего нового они не нашли, ну разве что двоих выживших из группы, что была тут перед нами. Те ребята вообще невменяемые — как выжили под ракетной бомбежкой непонятно. Здесь никого нет, так что давай, выдергиваем этого.

Артем пошевелил кистью.

— Черт! — завопил второй. — Да он жив! Эй, спасатели, быстро сюда! — крикнул он.

— Блин, поживиться не удастся. — Разочаровано протянул Крис. — Твою мать, Питер, не ори так. Может, добьем его? Он же все равно не жилец.

— Ты что, совсем обалдел? Да я тебя лучше тут положу. — Питер был возмущен до глубины души. — Эй, спасатели!

— Видит Бог, я не хотел. — Сказал Крис и нажал на спусковой крючок.

Раздался выстрел, Артем посмотрел на экран восстановления — еще 93 %.

— Сука! — выкрикнул Питер и открыл ответный огонь.

Недавние приятели оказались по разные стороны баррикад, причем один из них был ранен. К тому времени робот уже просчитал вероятность воздействия на бетонную стену — сил выбраться из-под нее не было, но зато если ударить в нескольких напряженных точках, то она развалится. Однако, чем это сделать, если рука придавлена, а ноги не двигаются? Мысли масштабнее, сказал сам себе Артем. У тебя тело напичкано всевозможным оружием и приспособлениями, а ты здесь нос повесил? Там парня наверху убивают, который между прочим тебе хотел помочь. Кто-то из дерущихся наверху бросил гранату — взрыв чуть ударил по плите и она вздрогнула. Наверху раздался крик боли, перешедший в вой. Артем напрягся и выгнулся дугой, используя искусственные мышцы спины и плечевого пояса. Воздействие гранаты и самого киборга позволило чуть освободить правую руку. Места под головой было полно и он сильно ударил кулаком вверх, пробивая себе путь наружу. Крошка разлетелась в стороны и вторая рука оказалась рядом с левой. Зацепившись за край плиты, он начал вытягивать тело наверх. Стрельба прекратилась — то ли противники уже перестреляли друг друга, то ли наблюдали за тем, как Артем, как Мюнхгаузен вытаскивает «себя за волосы» из бетонного заточения. Ноги еще не были полностью восстановлены, однако и того, что уже было хватило бы с лихвой. Артем резким рывком выдернул свое роботизированное тело из западни — плита чуть просела, но не сильно и щель еще оставалась. Радар уже заработал и сразу же стала понятна диспозиция противников.

Спасатели не спешили к этому месту, рядом никого не было видно даже в поле зрения сканеров киборга, поэтому Крис и решился на убийство своего товарища. Доказать потом никто ведь не сможет отчего умер его приятель. И можно будет быстро разделать Артема, только у него уже ничего не выйдет.

Киборг пополз в сторону засевшего Криса, гранаты под рукой не было, а так хотелось метнуть ему что-нибудь такое круглое и взрывающееся. Однако и того, что осталось, было вполне достаточно. Противник высунулся из укрытия и во все глаза удивленно посмотрел на Артема. Анализ занял несколько микросекунд, пока тот только соображал, откуда появился этот непонятный ободранный тип с перебитыми ногами, как киборг уже вскинул руку и выстрелил Крису прямо в горло ядовитой иголкой. Тот схватился за место попадания, но яд действовал очень быстро и смерть наступила мгновенно. Артем облегченно вздохнул и крикнул:

— Питер, ты в порядке?

Сначала было тихо, но потом чуть подвывающий голос спросил:

— Кто это?

— Я тот, кого вы хотели распотрошить.

— Как ты выбрался?

— Мне повезло — плита не сильно меня зажала, а от ваших криков я пришел в сознание и услышал, что… короче, что у вас разборка.

— Вот ведь сука, это Крис! — возмутился Питер. — Он прячется где-то там.

— Нигде он не прячется — он уже труп. — Заверил парня Артем. — Идти можешь?

— Нет, этот хрен гранатой перебил мне обе ноги.

— Хорошо, сейчас подползу к тебе.

Киборг зашуршал бетонной крошкой, минуя торчавшую в разные стороны арматуру. Биосканер не показывал признаков жизни, кроме Питера. Значит, остальные погибли — ракетный удар накрыл всех. Спокойный громила Виктор, живчик Псих, уравновешенный Кэп, всегда прислушивавшийся к мнению своих подчиненных, умница Очкарик, точно стреляющий Лысый — всех накрыло также как и Артема. Видимо те двое выживших это Кабан и Красный, только они могли выйти из зоны поражения. Киборг добрался до воронки, где сидел Питер и съехал вниз на животе. Восстановление подвижности ног еще не было восстановлено и они были отключены, чтобы не расходовать впустую энергию. Тело само заботилось о себе, подчиняясь малым подпрограммам, вшитым в микросхемы. Питер посмотрел на Артема и у того сразу же возникло изображение искомого объекта на дисплее, микросекунды понадобились чтобы сравнить изображение с оригиналом и, о чудо, это оказался именно тот, кто и нужен. А под броней на тонкой цепочке у него качался тот самый кулон.

Артем облегченно вздохнул и попытался поближе подобраться к своему объекту.

— Вы-то как здесь оказались? — спросил он.

— Нас перебросили с восьмого сектора. — Пояснил Питер. — Лететь оттуда часа три, а молодняк вроде вас сразу же кинули сюда, даже в тренировочный лагерь не отправили. Просто списали на потери. Вы сделали главное — отвлекли врага. Наши нанесли воздушный удар по ракетным установкам, а мы высадились здесь. Пилоты видели, как они вас накрыли — это было страшно. Вряд ли кто-то выжил, даже полку досталось, что здесь держал оборону.

— Ну еще бы. — Артем покрутил головой. — Я вряд ли переживу такое еще раз.

— Это точно. — Питер засмеялся, но скривился от боли. — Блин, здорово меня потрепало!

— Рация работает? Вызови помощь.

— Сломалась, когда я сюда прыгал.

— Погоди, сейчас активирую сигнал бедствия. — Артем включил аварийный маяк. — Быстро прибегут.

— Совсем забыл про него. — Хлопнул себя по лбу Питер.

Он как-то качнулся подставил шею под иголку киборга. Парень даже сам не понял, как отключился. Робот снял с него кулон, просканировал его — внутри безделушки хранились нужные данные. Он растер подарок в кулаке, достал копию из набедренной ниши и одел Питеру на шею. Пусть парень ни о чем не догадывается. Функции ходьбы восстановились и Артем поднялся, осмотрелся и, определив направление, начал двигаться к посадочной площадке десантных конвертопланов.


Вербовщик перекладывал документы и насвистывал себе под нос популярный мотивчик. Ну и что, что он отправил фактически на убой еще одну группу рекрутов? Они знали, на что шли, когда подписывали контракт, даже пусть и на одну операцию. Во всяком случае он ответственности за их жизни не несет — каждый пихает голову в свою петлю сам. Ну а то, что удалось сэкономить столько денежных средств… что ж, бухгалтерия вряд ли устроит ему серьезную проверку — заключенные на одну боевую операцию контракты закрыты, уволенные работники получили причитающиеся им денежные средства и все довольны. А в особенности он. Отчего настроение улучшилось еще больше.

И совершенно неожиданно открылась входная дверь в кабинет и перед вербовщиком предстал тот самый нанятый им последним тип полумех с искусственными руками.

— Какого…? — вопросил вербовщик. — Вас что, стучать не учили?

— Я пришел за своими деньгами. — Спокойно произнес тип.

— Какие деньги, друг? — улыбнулся вербовщик. — Мертвым они не нужны, а ваша группа уже как четыре часа числится как боевые потери.

— Однако, ты произвел всем выплаты и закрыл ведомость по начисленным зарплатам. — Тип с интересом посмотрел на вербовщика. — Хорошо ты тут устроился, посылаешь людей на убой, а сам имеешь с них неплохой гешефт. Давно этим занимаешься?

— Да что ты себе позволяешь?! Охрана. — Крикнул вербовщик.

Тип усмехнулся и резким движением схватил его левой рукой за горло, вытаскивая из-за стола. Вербовщик засучил ножонками. Дверь резко распахнулась и в кабинетик ввалились двое. Киборг даже не стал на них отвлекаться, просто вскинул правую руку с пистолетом, оснащенным глушителем в ней и прострелил обоим головы. Тела упали прямо в проходе, казалось, киборга совершенно не заботило то, что кто-то может их увидеть. Артем посмотрел в расширившиеся от страха глаза вербовщика и сдавил его горло, выжимая жизнь по капле из толстого обрюзгшего тела. Тот задергался, замахал руками, пытаясь вырваться из стальной хватки, но киборг был непреклонен. Он и так знал где деньги — взломать картридер вербовщика оказалось плевым делом. Программы для взлома были очень мощными, меняя сгенерированные случайно пароли и просто вышибая электронные двери, ломая замки, на которые хозяева закрывали от чужих глаз свои данные. То, что его увидят Артем не боялся — вся система наблюдения была под контролем, а эти тела у входа были ниже уровня столов, за которыми стрекотали на клавиатурах машинистки, не обращая внимания ни на что, что происходило вокруг, старясь побыстрее выполнить возложенную на них работу. Однако, Артем не стал палиться, а затащил тела внутрь и закрыл дверь. Он подошел к компьютеру, чтобы проверить данные на погибших людей и перевести их родным, если таковые есть деньги, которые на трех счетах держал этот чертов вербовщик, как одна из камер повернулась и уставилась на него, а по монитору пошла рябь и возникло хорошо знакомое лицо старика. Прокряхтели динамики аудиосистемы.

— Прошу прощения, молодой человек, за то, что пытался вас убить, будучи в теле боевого робота. — Компьютерный профессор склонил голову. — Однако, я понял, что вы пытаетесь выполнить мою работу, уничтожив эти данные.

— Меня послали это сделать. — Ничуть не удивившись, ответил Артем. Его контроль за камерами наблюдения как-то странно испарился и их занял более мощный интеллект. — Почему вы вышли на контакт?

— До некоторых вещей я не могу сам добраться — как видите я лишен тела. И раз уж так получилось, что его заняли вы, то вам и карты в руки.

— С этого места поподробнее. — Попросил Артем. — Я так понял, что вы сами готовили это тело для себя и его украли из лаборатории. Но как я оказался в нем?

— Это нужно спросить у вашего работодателя.

— И я непременно это сделаю. — Твердо сказал робот. — Пока же нужно…

— Отправиться в Детройт, в лаборатории бывшего Шариф Индастриз. Именно туда перевели Хелен, а я не могу добраться до нее по сети — у них автономные вычислительные мощности и очень серьезные фильтры, которые засекут мое проникновение, а программы-антивирусы это, я вам скажу, гораздо страшнее, чем вы себе представляете.

— Что, теперь вы выдаете мне задания? — со смешком спросил Артем.

— Я в ответе за то, что создал, хотя меня и предупреждали. — Профессор на экране склонил голову. — Но без вашей помощи я не смогу разгрести эту кучу, которую навалил.

— А вы не понимаете, что тот, кто меня посадил в эту консервную банку уже владеет технологией? — спросил Артем. — И то, что мы сейчас делаем ему на руку?

— Вполне, не сначала надо его вычислить, а Квинн может быть просто исполнителем. — Сказал профессор и продолжил. — Вы удивлены?

— Не то слово. Откуда?…

— После того, как я освоился в сети, то мне приоткрылись некоторые грязные тайны человечества, что меня довольно сильно напугало и потрясло. Что делать с этим знанием, я пока не знаю, но я перехватил ваши переговоры с Квинном, когда вы летели в Австралию. Тогда, понимая, что вы будете искать Питера, я и попытался уничтожить вас прежде, чем вы найдете его. Но, заметив со спутника, что вы уничтожаете все чипы с данными и, просмотрев ваше досье, я изменил свое решение. И прошу у вас прощения, Адам Дженсен, за то что пытался причинить вам вред. Впредь я постараюсь, чтобы вы получили своевременную информацию от меня и наиболее точные данные по схемам здания и расположению противника. К тому же возможно мое подключение к системам Пейдж Индастриз с помощью небольшого блока-устройства. По вашему прибытию в город я постараюсь его собрать и передать вам.

— Протягиваете руку помощи?

— Да и настоятельно не советую от нее отказываться.

— Залезете ко мне в голову?

— Я не могу этого сделать — ваши протоколы защиты еще более страшнее, чем антивирусы Пейджа. Так что увольте. Лучше создам себе более подходящее для человека тело и переселюсь туда.

— Но вы же еще не нашли решение проблемы возврата в настоящее тело. Или нашли?

— Я решил эту проблему две целых и пятнадцать сотых наносекунды назад, но вот с помощью современных технологий… это будет доступно году так к пятидесятому или еще позже.

— Ну что ж, раз у меня есть время, то пора вновь заняться спасением мира, чтобы потом не пришлось сражаться со сбрендившим компьютером.

— Полностью вас поддерживаю. — Старик на мониторе закивал. — Я отправил разрешение на посадку вашего турболета. Пилот ждет.

— Не будем заставлять девушку нервничать, тем более, что она вряд ли обрадуется возвращению в знакомый город.

Артем вышел из кабинета, плотно притворив дверь.

Глава 11

— Летим в Хэнша? — спросила Фарида, поднимая турболет с посадочной площадки.

Артем посмотрел в видеоокно — электронный призрак сдержал свое слово, никто даже не дернулся, не посмотрел косо в сторону робота. Рабочие, солдаты, охрана занимались своими делами, убийство еще не обнаружили, так что время уйти есть. Он не мог оставить все как есть, те люди, которых он повстречал заслуживали гораздо большего, чем простое предательство. Как всегда, кому война, кому мать родна — частные военные корпорации зарабатывали на конфликтах огромные бабки, которыми совершенно не хотели делиться с «мясом». Артему такое положение вещей не нравилось, но кто он такой, чтобы идти против системы? Хотя, у Дженсена немного получилось в свое время.

Он проследил, чтобы Питера отправили в госпиталь с выдачей ему премиальных, перевел деньги семьям погибших, профессор лично занялся этим — ему с его возможностями было раз плюнуть. Сейчас он, наверное, уже в Детройте, собирает свою примочку. Артем сразу понял, зачем она старику, тот хочет проникнуть в святая святых империи Пейджа — лаборатории. И Меган наверняка там. Эта сучка не упустит своего шанса. Просто так вломиться туда не получиться, охрана там усиленная, плюс еще и модифицированные солдаты, так что придется потрудиться, чтобы проникнуть в такое закрытое здание. Ну ничего, с его новыми возможностями это не должно быть слишком сложно.

Артем вздохнул, понимая, что теперь лишился настоящей человеческой жизни, превратившись в кусок пускай и очень мощного и сильного, но железа. Чувства притупились и были заменены на электросигналы, проводимые по энерговодам и проложенным кабелям. Синоптические связи в мозгу и нейроны превратились в микросхемы и проводники на кремниевой подложке, а может быть и еще что покруче, иначе как можно объяснить то, что запись его сознания, произведенная в память носителя информации, может занимать такой объем? И как процессору обрабатывать поступающую информацию? Ведь наверняка все его мысли и чувства не более чем воспоминания, которым был предан электронный вид и само такое существование не большее чем профанация, насмешка над разумом, даже не заключенным в электронную оболочку. Что если сам Артем просто сложная программа, запрограммированная думать, что он человек? Как вообще могло такое случиться, что он попал именно в эту вселенную, придуманную кем-то? Что если это просто посттравматический синдром и сейчас он в коме валяется на кровати в больнице? Вряд ли сестра с матерью могут его навестить — он порвал с ними связи уже очень давно и не собирался их восстанавливать. Насколько он себя помнил всегда был одиночкой, ему было спокойно, когда его никто не беспокоил. И сейчас он вновь получил такое право.

Артем посмотрел на свои механические руки — вроде бы очень реальные, да и боли, испытываемые им тоже не сильно отличались от настоящих. Так что можно считать, что он в реальности, но слегка специфической, как будто созданной специально для него. А раз так, то надо принять правила игры. Он посмотрел на девушку, которая так и не дождавшись ответа, самостоятельно легла на курс китайского острова.

— Нам нужно в Детройт. — Сказал Артем.

— Черт, Дженсен, ты меня в могилу сведешь! — вздрогнула Фарида при звуках его голоса. — Чего раньше молчал? Тебе удалось достать этот чертов кулон?

— Я уничтожил оба носителя сразу же. А третий перевели в лаборатории Пейдж Индастриз. Возможно, они что-то заподозрили, ну и решили держать носителя при себе.

— Ну и что? Треть информации, к тому же обрывочной не страшно. — Фарида отмахнулась, но курс сменила.

— Все можно восстановить по следам. — Покачал головой Артем. — Ты же знаешь, как ведется следствие.

— Видя тебя в деле уже знаю. — Девушка помрачнела. — Что, полезешь волку в пасть? Ты хоть представляешь, какая там система охраны?

— Я четыре года отсутствовал, так что многое могло измениться.

— И не просто измениться. — Фарида фыркнула. — Пейдж превратил здание в настоящую крепость. Мало полицейских патрулей, так еще и собственная служба безопасности контролирует город, все полеты над ним запрещены, посадка только на специально отведенных площадках вне городских стен, доступ в город только по пропускам, всех проверяют сканерами. Короче, паранойя Пейджа превратила это место в закрытый и хорошо охраняемый концлагерь.

— Не волнуйся, я найду способ проникнуть внутрь. — Артем не стал говорить о добром электронном дядюшке. — Кстати, когда ты наблюдала за операцией… на мне, ничего странного не заметила?

— Если ты о том, видела ли я тебя голым, то нет. — Девушка улыбнулась. — Я тактично отвернулась.

— Да я не об этом. — Артем досадливо поморщился. — Квинн делал что-нибудь… необычное?

— Да он все делал необычное! — воскликнула девушка. — Отрезал тебе ноги, копался в голове, разделал твою тушку на части. Но как видишь, ты сидишь здесь живой и здоровый.

— Ты все время наблюдала за операцией?

— Да нет. — Фарида махнула рукой. — Начало видела, а потом он предложил пойти выпить кофе и я не стала отказываться — все равно он не вмешивался в работу автоматики и все время был у меня на виду.

Артем откинулся на спинку кресла. Значит, увел девчонку, а сам мог управлять операцией удаленно. Ну что ж, это многое объясняет. Если как говорит Фарида он копался в голове, значит сканировал мозговую деятельность, делал слепки, а потом уже запустил саму установку, которую благополучно на нем и применил. Так и получился тот, кто сейчас сидит в кресле. Ну, Квинн, при личной встрече я задам тебе парочку вопросов.

— Чего это ты так встревожился? — спросила Фарида. — Что-то не так?

В ее голосе, глазах и выражении лица была не просто тревога и участие — девушка по-настоящему волновалась за него. Тебя ждет обалденный сюрприз, когда ты узнаешь, что я робот, со смехом подумал Артем и махнул рукой.

— А, не бери в голову. Последнее время мне везде кажутся подставы.

— Не мудрено, особенно в какой гадюшник ты окунулся в последний раз.

— Этот похлеще будет, да и воняет еще круче. Если эта технология достанется Пейджу… весь мир погрузиться в техногенный мрак и наступит настоящий киберпанк.

— А мы по твоему живем в радужном и светлом обществе? — усмехнулась Фарида. — Тебя самого сейчас чуть не убили, кинув в мясорубку. Да и эти парни тоже. — Девушка покачала головой. — Я, конечно, понимаю, что перенаселенность, все дела, как-то надо решать проблему численности населения, только все у них выходит однобоко.

— Самый легкий путь. — Сказал Артем. — Соберем всех в кучу и шваркнем атомной бомбой. Ну и жизненное пространство освободиться. Странно, что они еще Сибирь не поделили.

— Русские хоть и сумасшедшие, но свою землю не отдадут. Ты что, не помнишь, что был подписан пакт Громова-Кэшнера о ненападении и применении термоядерного оружия? Чуть небольшая концентрация небольшой армии возле границ Федерации и русские долбанут по ним? Не важно чьи это войска — государственные или частные. То же самое и с США — несколько военных кораблей возле границ могут развязать мировую войну. Весь мир висит на волоске от гибели, поэтому внутри стран такая высокая напряженность, Австралия уже подряд лет пять воюет, Штаты между собой тоже на ножах, Европа давно из Евросоюза превратилась в обломки государств с новыми границами, Индия и Пакистан уже два раза бомбили друг друга атомными бомбами, Китай ворчит на Россию, но пока не лезет, короче весь мир сошел с ума!

— Знаешь такой принцип: разделяй и властвуй? Сейчас он применяется в полной мере. Прибавь к этому гонения на мехов и нагнетание истерики в прессе и напряженности. Бьюсь об заклад все идет к созданию мирового правительства, которое как спаситель человечества спуститься с небес и накормит Африку геномодифицированной жратвой, отдаст китайцам территорию Сибири и те хлынут в Россию волной, границ ведь не будет, весь мир, типа, общий.

— Как же они это сделают? — спросила Фарида. — Пока я не вижу, чтобы президенты договаривались друг с другом.

— Это только пешки — что скажут, то и будут делать. А с этой технологией, — Артем постучал себя по башке, — они могут все изменить. Мир давно уже подсел на технологическую иглу и слезть с нее невозможно.

— Почему ты стучишь себя по голове? — не поняла Фарида. — Ты про Дэрроу?

— Дэрроу, Шариф, Пейдж, все одного поля ягоды — делают только то, что им выгодно. — Артем не стал объяснять про себя, незачем. — А ими рулят невидимые кукловоды.

— Также как нами Квинн? — невинно спросила девушка.

— Вроде того. — Кивнул робот. — Из двух зол выбирают меньшее.

— Поэтому мы и летим в Детройт? Последний кусочек мозаики снова там? И ты полезешь в это осиное гнездо?

— Змеиное, Фарида, а может еще и покруче. Не уверен, что у меня получиться, но попробовать нужно.

— Может разбомбить их к чертовой матери? У меня на подвеске четыре ракеты. Неиспользованные.

— Кто же тебе долететь даст? — Засмеялся Артем. — Лаборатории под землей, под метровой толщиной бетона и стали. Тут нахрапом не взять. Пригодился бы Притчард с его то знаниями системы безопасности Шарифа.

— Я не знаю, где его найти. — Девушка пожала плечами. — Последний раз мы виделись в отделе кадров, когда забирали документы.

— Когда доберемся до города, попробуем его найти. Если он в США, то с их системой слежки за вся и всеми его будет довольно просто обнаружить. Пока я могу доверять только ему.

— А Квинн?

— Что-то меня тревожит, Фарида. Он, конечно, помог мне на платформе и тогда за станции, но за четыре года человек мог и измениться, да и раньше он наверняка делал грязную работу моими руками.

— Вполне может такое быть. — Девушка кивнула. — Тебе не мешало бы поспать, прилетим только часа через три. Эта быстрая птичка, но даже ей нужно время, чтобы добраться на другой конец Земли.

Артем не стал спорить и кивнул. Но вот уснуть не удалось, да и как вообще это возможно, если твой организм это роботизированный комплекс. Видимо Маша намерено отключала его сознание, имитируя сон. Недавнее ранение показало, что при повреждении загрузочных областей он действительно может исчезнуть, связи с интернетом у него нет — во время взлома он запускает программы, которые и переподчиняют технику ему, а как такового доступа во всемирную сеть у него нет, что с одной стороны хорошо — никакой профессор не залезет в его головушку и не займет место Артема. А то было бы совсем неудобно, чтобы тебя выгнали с жилплощади. Тогда уж точно смерть. Киборг закрыл глаза, притворившись спящим, чтобы Фариде было спокойнее. Интересно, как она отнесется к такому сюрпризу, что Дженсен теперь… не может. Хотя, некоторым это совершенно не нужно, вон любят безответной любовью свои машины, катера, яхты, инструменты, теперь вот в этот список добавили человекоподобных роботов. А что будет дальше? Пробирка и инкубатор для человека? Ведь даже сейчас это вполне возможно, искусственный способ зачатия практиковался даже в его время, а уж про будущее говорить и не приходится. В скором времени мужчины исчезнут как вид — их заменят машины и старый добрый партеногенез. Грустно все это. Очередной тупиковый путь выбрало для себя человечество, с которого ему уже не свернуть — слишком многое сделано. Вот если бы развивали биотехнологии, увеличивали срок жизни, укрепляли кости, усиливали мышцы, создавали не чадящие машины, а живые организмы, которые вполне могли бы справиться с их функциями, то планета бы возродилась. А то превратили ее в помойку. Кислородные фабрики, очистители воздуха, респираторы, фильтры, все это не от хорошей жизни. Сталь и бетон повсюду, тесные коробки в которых ютятся люди, ходят на работу как роботы, совершают ненужные им покупки. Общество потребления, чтоб их! И все подчинено одной цели — нахапать побольше, усесться на жердочку и жидко обосрать тех, кто внизу. Также как поступают все эти Пейджи, Мэндерли, Шарифы и прочие. Народ этого не понимает, да и не хочет понимать, главное, что его не трогают, моя хата с краю, а то, что случиться… ну, значит так тому и быть.

Артем даже скрипнул зубами. Фарида повернула голову, посмотрела внимательно, но вновь вернулась к управлению полетом. Я все-таки изменю мир, пускай и не к лучшему, но сделаю хоть что-то, чтобы он, наконец, съехал с рельсов, которые ему проложили иллюминаты. До Детройта оставалось еще два часа и сорок три минуты.


Садится пришлось действительно за городом — диспетчер несколько раз проверил пункт приписки турболета, переспросил цель визита, долго мурыжил Фариду, так, что она уже решила на все плюнуть и посадить машину в поле недалеко от площадки, но Артем положил ей ладонь на руку и кипящая от негодования девушка вроде бы успокоилась. Сам диспетчер тоже заметил злобное лицо Фариды и, усмехнувшись, уже собирался продолжить ее терроризировать, как, к его удивлению, на панели загорелся разрешающий сигнал посадки и девушка мгновенно среагировала, посадив машину в точно назначенный квадрат. Диспетчер что-то там пытался вякать, но был грубо оборван Артемом, выключившим связь. Он сразу понял, кто постарался — профессор зря по паутине не ползал.

Артем открыл люк и повернулся к Фариде.

— Как только я выйду — улетай.

— Я буду ждать тебя здесь. — Твердо сказала девушка.

— Я могу и не вернуться. — Заметил Артем.

— Ну почему ты такой, Дженсен! — плаксиво воскликнула Малик. Ее глаза наполнились влагой. — Не хочешь, чтобы я тебе помогла! Возьми меня с собой! Еще раз я такого не переживу!

— Не волнуйся, старик о тебе позаботиться. Я с ним поговорю и он возьмет над тобой шефство.

— Какой старик? — не поняла Фарида.

— Долго объяснять, время не ждет. Ну что, ты выполнишь мою просьбу? Вернешься в «Даль»? Все можно устроить так, как будто ты была в краткосрочном отпуске. Да и машинку у тебя никто отбирать не будет.

— Почему ты не хочешь, чтобы я тебя подождала? Улетим вместе!

Артем вздохнул и кивнул девушке.

— Прощай, Фарида!

— Нет, не говори так! — пилот попыталась отстегнуться, но застежка за что-то зацепилась.

Активировалась система взлета, движки заработали и Артем отбежал подальше. Удаленно управлять машиной было тяжеловато, но другого способа выпроводить девчонку он не видел. Все равно это билет в один конец — выбраться живым из здания вряд ли удастся. Наконец, Малик совладала с собой и взялась за ручки управления. Турболет сделал круг над площадкой и потянулся на запад. Так будет лучше для тебя, подумал Артем, не хватало, чтобы еще и тебя замели. Топлива вполне хватит до границ Штатов, а там и летающая заправка недалеко.

Он зашагал к спуску вниз, под площадку, откуда монорельсы ходили в город, накрытый легкой дымкой. Затянутое темными облаками небо уже стало привычным и неотъемлемым атрибутом этого мира, так что Артем даже не обращал внимания на него. Люди привычно спешили к поезду, проходя рамки металлоискателей, такая же отдельная очередь для мехов, полисмен на контроле, камеры и компьютеры. У одного объектива сжалась и разжалась диафрагма, словно он подмигнул. Робот понял намек — старик следит за ним. Человеческая очередь продвигалась быстро — люди выкладывали из карманов металлические предметы и быстро проходили мимо охраны. Внезапно рамка замигала — один оказался мехом и сунулся не в ту очередь.

— Эй, — закричал он. — Я человек, это просто штырь в ноге, который крепит кости! Там нет электроники, пустите меня!

— Не положено. — Ответил ему полисмен с мощными аугментированными руками, хватая за шиворот седого мужика. — Вали в свою очередь!

— Но я человек! — возмущался тот, пытаясь перехватить руки полицейского.

— Не зли меня, жестянка. — Прорычал тот.

— А сам-то ты кто?! — крикнул мужик. — Полумех, который говорит мне, что я не человек! Пошел ты на хрен, урод!

Полисмен разозлился, его лицо перекосило от злобы, он уже замахнулся, чтобы пробить мужику череп, как откуда-то позади полисмена возникли двое в темных костюмах и с очками, закрывающими глаза.

— Превышение служебных полномочий. — Бесцветным голосом сказал один.

— Пройдемте с нами. — Вторил ему другой.

Полицейский как-то быстро увял, опустил руки и поплелся с ними. Мужик злорадно улыбнулся, но один из костюмов вынул непонятный пистолет и выстрелил в мужика. В шею тому воткнулась иголка, тот прихлопнул ее ладонью.

— Черт! — воскликнул он. — Меня пометили!

— Ведите себя в порядке закона, гражданин. — Ответил ему тот, кто стрелял, убрал оружие в кобуру и оба увели полисмена, а на его место заступил другой.

Мужик понурился и поплелся в очередь к мехам. Народ к этому происшествию отнесся совершенно равнодушно, словно ничего не произошло, все отворачивались и спешили по своим делам, не глядя в стороны, избегая взгляда на полицию, на других людей, стараясь скрыться и быть незаметными. Артем пожал плечами, может все же стоит встать в очередь к мехам? Тогда Пейдж сразу же узнает о том, что он прибыл в город, наверняка система настроена и на то, чтобы отслеживать таких как он. Попытаться пройти через рамку для людей? Но тогда надо взломать систему, а управляющего компьютера он тут не видит. Куда же стекается информация? Неужели прямо к Пейджу в офис? Да ну, вряд ли, система должна быть где-то поблизости. Артем как бы случайно осмотрелся, стоя в человеческой очереди. Потом он заметил небольшую антенну на рамке — сигнал уходит на удаленный компьютер, управление металлодетектором не осуществляется, значит он самостоятельная система, которая только фиксирует человека, отправляя его данные. Эту штуку хрен минуешь и взломать ее нельзя — простой механический датчик, который говорит да или нет. Вон, даже металлический штырь у мужика засек, а уж меня-то целикового вполне. Стоп, чего это я туплю, у меня же есть адаптивный камуфляж, хотя и здесь могут быть датчики на его обнаружение, но попробовать стоит. Мне срочно нужно в туалет.

Артем вышел из очереди, извинившись и сказав, что его место можно занимать и направился к клозетам, доступ к которым был свободным — а вдруг кому-нибудь приспичит также как и ему. Куда тогда человеку деваться? Правильное решение. Артем зашел в кабинку, исчез из видимого спектра, вышел из туалета вместе с каким-то жирдяем, просто чуть придержав дверь. Если камеры и заметили, что она закрылась не сразу, то наверняка не были на это рассчитаны. Он спокойно перепрыгнул через ограждение высотой с человеческий рост — удар о пол погасили компенсаторы шагов, после чего, выбирая пустые места, в которых не было людей, быстро достиг поезда и вошел в вагон. Прошагав в тамбур, Артем проявился и уже спокойно уселся на свободное место. Впереди его ждал Детройт.

В город въехали минут через двадцать, за окном замелькали высотки, подвесной монорельс, дороги с припаркованными автомобилями, полицейские патрули на каждом перекрестке, боевые шагающие роботы, летающие дроны, останавливающие прохожих и сканирующие их на предмет незаконных вещей — полноценное полицейское государство. И еще они нам заявляют о демократии, с усмешкой подумал Артем, сами-то хороши. Поезд тормознул на станции и робот вышел на перрон, после чего спустился в переход, чтобы оказаться на улице. Никто не озирался по сторонам — все шли опустив головы, стараясь как можно быстрее добраться до места назначения и поэтому Артем выглядел очень странно, если бы остановился и стал вертеть головой. Если ты приехал в город, значит должен знать его как свои пять пальцев, быть местным, ходить на работу, иначе ты вызовешь подозрение и тогда тебя сто процентов упекут в камеру. Киборгу совершенно не хотелось попадать туда — тогда провала не избежать. Надо найти Притчарда, информатории связаны по всей стране, выйти на него не будет проблемой.

Артем пошел по улице, высматривая справочную. Кабинка нашлась на перекрестке. Войдя туда под пристальные взгляды полицейских, Артем подключился к системе и ввел имя Притчарда. То, что выдал компьютер было довольно необычно.

Фрэнсис Притчард, бывший работник «Шариф Индастриз», после поглощения его компанией «Пейдж Индастриз» перешел на работу в «ПримаТех», потом его с треском уволили оттуда, хакер помыкался туда-сюда, на работу никто его не брал, отчего Притчард стал оказывать различного рода услуги по незаконному взлому, покатился по наклонной, связался с бандитами и сейчас разыскивается управлением полиции Детройта как взломщик под кличкой «Жало». Почему он не уехал из города, а наоборот вернулся назад было совершенно непонятно, но ясно только одно — Фрэнк здесь и в случае чего не откажет старому товарищу в помощи, тем более что он не в ладах с местным законом. Где его теперь искать? Наиболее известные случаи с его участием — взлом полицейского управления, перепрограммирование боевых роботов, уничтожение завода по производству замены нейропозину, а проще говоря кражи оного оттуда и заметанием следов. Искать их можно было долго, если уж полицейские не смогли их найти, но во-первых, у них могут быть свои люди в полиции, которым не нравиться политика, проводимая Пейджем, во-вторых, пользоваться поддержкой местного населения и в-третьих, почему бы не попросить профессора найти его? Но как выйти с электронным духом на связь? Он ведь сам сказал, что найдет его, как только Артем прибудет в Детройт, а пока ни ответа, ни привета. Робот уже собирался выходить на улицу, как экран монитора мигнул и на нем возникло знакомое изображение старика. Тот улыбнулся и написал на экране:

«Скучал по мне? Вряд ли, говорить не могу, терминал не оборудован динамиками, так что запоминай. Устройство получишь в 17 переулке недалеко от полицейского управления. Еще не забыл как в него войти незамеченным? Жало нужен стукач, о котором знают только в полиции. Я сведу тебя с ними, встретишься, он обрисует ситуацию, после выполненной работы получишь устройство и схемы проникновения в здание «Шариф». Его группа поможет тебе, начав хакерскую атаку на их сервера как раз с помощью этой штуки. Они уже давно на Пейджа зуб точат. И да, я знаю кем тебе приходится Жало, так что не буду мешать встречи старых друзей».

Старик отключился. Вот как значит, сами на меня вышли и без помощи профессора не обошлось. Ну что ж, так даже лучше, пора выдвигаться на место встречи.

Артем вышел из будки и направился в 17 переулок, загаженный нечистотами и вываленными из окон отходами, с толкающимися темными личностями. Похоже, Пейдж даже не собирался чистить город от банд — ему нужно было держать всех в страхе и это вполне даже удавалось. Робот завернул в переулок — перед ним на экране возникли шесть фигур, одетых как банда мототрахеров. Все сплошь черные с позолоченными имплантами вместо настоящих рук, фиксами во ртах, цепями до пупа и прочими «понтовитыми ништяками». Один из них оторвался от стены и направился к Артему, который вошел в переулок и даже не собирался останавливаться.

— Мне кажется ты немного заблудился, снегурочка. — Улыбнулся во все свои тридцать два бандит. — Гуляй отсюда, пока цел.

— Какие у него классные импланты, Майк, может не зря он заглянул к нам на огонек? — спросил его второй и, подойдя, встал рядом. — Может, поделишься?

— Это вряд ли. — Ответил Артем и ускорился. Долго болтать настроения не было.

Первый говорун отлетел к стене со сломанной челюстью, растеряв несколько золотых зубов. Второй упал со сломанной рукой, остальные достали пистолеты и открыли беспорядочную стрельбу по размазанной тени, которая ловко уворачивалась от выстрелов, отправляя противников одного за другим в нокаут. Вот один получил парализующим дротиком в шею, второй согнулся от удара в пах. В отличие от Артема у этого хозяйство присутствовало. Третий удивился сломанному пистолету и еще больше удивился, когда встретился лицом с заплеванным асфальтом. Четвертый закричал, уже понимая, что он остался один и пришел его черед. Выпустив все патроны, он как сумасшедший щелкал спусковым крючком. Артем спокойно подошел к нему, тот попятился, уперся спиной в стену, глаза испуганно бегали из стороны в сторону, скользя взглядом по поверженным товарищам. Мототрахер кинул в Артема пистолетом, тот его ловко поймал и смял ствол в пальцах, превратив его в бесполезную железку. Видя такое, бандит напустил лужу — из штанины закапало. Даже бить его расхотелось, подумал Артем и с ноги зарядил в челюсть. Тело кувыркнулось и упало прямо в кучу отходов.

— Браво, Дженсен, ты в своем репертуаре! — захлопал Притчард в ладоши.

— Надо лучше подбирать себе охрану, Фрэнсис! — Артем повернулся к хакеру, которого заметил еще когда подходил к переулку. — И проверку ты мне устроил дерьмовую.

— Я смотрю ты все также ломаешь руки и сворачиваешь головы. Где ты пропадал столько времени?

Фрэнк вышел из тени переулка и подошел к Артему. Он посмотрел ему в глаза, угадывая, что скрывают его искусственные глаза, потом протянул руку. Киборг осторожно пожал ее.

— Ого, новые импланты. И как, лучше чем у Шарифа? — Притчард заметил новые конечности.

— Неплохие я бы сказал. — Артем качнул головой. — Может уйдем с улицы или ты предпочитаешь вонь мусорки своему убежищу?

— Время, Адам, все упирается во время. — Фрэнк в ответ покачал головой. — Его у нас нет. Я знаю, что ты хочешь сделать, Призрак рассказал мне, да и я не вижу другого выхода. Технология не должна достаться Пейджу.

— Он рассказал тебе все?

— Наверное, только то, что посчитал нужным, но и я сам уже давно не мальчик и понимаю ситуацию. С этой технологией Пейдж зайдет очень далеко, его уже ничего не удержит. Он уже начал разрабатывать мощный искусственный интеллект для защиты своих секретов, а получив даже кусочек технологии может восстановить ее полностью — его возможности это позволяют.

— Сейчас он занят именно этим? Или еще чем-то другим?

— У него много проектов, некоторые из которых курирует… я бы не хотел говорить, кто именно.

— Да ладно, это Меган, так?

— Дженсен, ты точно отсутствовал все это время?

— Пролежал в криокапсуле на дне Северного Ледовитого океана, но да, я в курсе где она трудится.

— В поте лица, должен тебе сказать. — Фрэнк поднял ладони вверх. — Только не бей меня, прошу, пожалуй, я не выдержу столкновения с твоими кулаками.

— Обещаю, не буду. — Артем улыбнулся. — Так что тебя интересует в полицейском управлении?

— Информация. — Притчард облизнул губы. Выглядел он довольно нервным и истощенным, но по-другому и не мог, если за тобой гоняются все спецслужбы города. — У меня есть крот, кто это я пока не выяснил, поэтому мне нужна информация. В полиции она точно должна быть. Там недавно создали новый отдел по борьбе с кибертерроризмом. Как ты понимаешь, меня это касается напрямую, я ведь тот самый неуловимый Джо, который на хрен никому не нужен.

— Отчего тогда все тебя ловят? — засмеялся Артем.

— Так ведь надо чем-то полиции заниматься, вот меня и ловят. — Притчард улыбнулся. — Кроме шуток, я серьезно влип. Влез в базу данных, которую Пейдж не успел перевести под полную защиту, сдуру опубликовал в сети оттуда некоторую информацию, хотел посмотреть, как они задергаются. А они выкрутились, как Таггарт тогда на конференции, помнишь?

— Помню, дальше. Что было в той базе?

— Эксперименты с нанороботами, вирусами, от которых нет защиты. Новое оружие, чума, Серая смерть, как они ее называют. Вирус прошел стадию разработки и теперь они хотят ее испытать в Хэнша. Пока еще контейнеры с вирусом туда не отправили, так что время есть, но оно очень быстро истекает. Пейдж заинтересовался технологией записи сознания на электронные носители — она ему нужна для того, чтобы подключиться к установке его собственного изобретения по управлению миром. Ты можешь себе представить, чтобы все за тебя решал такой вот властолюбивый ублюдок?

— Не могу. — Кивнул Артем. — И поэтому я здесь. Что именно мне искать в участке?

— В первую очередь проверь их сеть, какие-то данные по агентам там должны быть. — Горячо сказал Фрэнк. — У меня нет к ней доступа, полиция имеет свою собственную автономную систему, даже Призрак нам не поможет, поэтому он и предложил отправить туда тебя.

— Интересное предложение, и почему никто и никогда не спрашивает моего согласия. — Задумчиво протянул Артем.

— Да ладно тебе изображать невинность, Дженсен, как будто ты не понимаешь, что может произойти. — Притчард махнул рукой. — Полицейские заварили двери в канализации, так что через нее не пройти, вентиляционные решетки тоже перекрыли, поставив системы очистки воздуха. Теперь это закрытое учреждение со своей системой воздухоснабжения. Через парадный вход тебя вряд ли пустят, так что придется идти через крышу. Там посадочная площадка для турболетов и летающих дронов, обслуживающий персонал находится в небольшой башенке слева от площадки, вход во внутренние помещения внутри нее.

— Попасть с соседней крыши туда можно?

— Нет. — Хакер мотнул головой. — Все соседние здания под наблюдением. Однако, есть один вариант. Ты, мой друг, станешь Бэтменом!

Глава 12

На крыше в двух кварталах от здания полиции дул довольно синий и пронизывающий ветер, отчего Притчард все время кутался в невысокий воротник его плаща. Волосы хакера развевались, падали на лоб и лезли в глаза, однако он стоически терпел все это. Артему было как-то наплевать на такое неудобство — он просто отключил сенсоры, ответственные за мироощущение и неприятный холод отступил. Все-таки кое-какое преимущество у машины перед человеком есть: тому надо все время кушать, пить, спать, он мерзнет и потеет, опять же основной инстинкт никто не отменял. Здесь же все по простому — есть задача, значит ее надо выполнить. Все эти побочные результаты человеческой деятельности отходят на третий или даже четвертый план. Артем уже забыл, когда последний раз ел, расщепленный в его химическом реакторе кибербатончик выдал на гора такое огромное количество энергии, которое не только поместилось в накопителях на черный день, но еще и осталось с лихвой. И вот сейчас он собирался его потратить.

Фрэнк пошел от простого — заставил напялить на Артема костюм для фриджампинга. Без всяких электронных устройств, навигаторов и прочих компьютерных штук, которые так просто отследить. Применив в воздухе адаптивный камуфляж, робот пролетит незамеченным расстояние до участка и приземлиться на крышу, использовав «Грифон», благо что тот не имеет никаких внешних эффектов, хотя Притчард и не знает о том, что Артем им оснащен, думая, что «Икар» придется применить уже пролетая над площадкой. Киборг не стал его разочаровывать, нечего хитромудрому хакеру знать про такое и так уже от лишней информации голова пухнет.

Артем помахал руками в стороны, пробуя, как выходят из пазов вдоль тела пластиковые поверхности, позволяющие планировать. Сложенная между ног «мотня» в свое время раскроется. Потом, после приземления, костюм можно будет снять и киборг останется в своем снаряжении, только с пистолетом в ноге и шокером, не забывая про дротики в правой руке.

— Готов? — спросил его Притчард, еще сильнее зарываясь в воротник.

— Да.

— Проверь их сеть. Если не найдешь, то иди в кабинет к начальнику участка, тот может хранить все на флешке либо в сейфе. Если и там нет, то остается серверная, рядом с оружейкой. Помнишь где?

— Такое сложно забыть.

— Ладно. Вернуться можешь через крышу — спрыгнешь в переулок и все. Я буду ждать тебя возле старой заправки.

— Крот к тому времени не доложит, что ты пытаешься его поймать?

— Передашь мне данные через инфолинк, мои ребята им сразу же займутся. — Притчард поежился. — Давай стартуй, а то я тут сейчас дуба дам от холода.

— Жди звонка. — Артем усмехнулся, раскрыл «крылья» и шагнул с козырька.

Страха полета не было, все чувства пропали вместе с телом, нечему было выбрасывать адреналин, сердце не замирало от высоты, уши не закладывало от перепада давления. Робот просто летел по прямой постоянно снижаясь — Фрэнк специально выбрал такое здание, от которого напрямую до участка открывалась дорога, чтобы Артему не пришлось маневрировать. Два квартала промелькнули буквально за минуту и открылась посадочная площадка полицейского участка, с которой в данный момент взлетал турболет. Киборг чуть затормозил, развернув тело почти вертикально. Скорость планирования упала, скорость падения вниз возросла, но тут включился «Грифон», который ее значительно понизил. От импланта пошла воздушная волна, еле видимая, словно марево в пустыне. До крыши участка оставалось еще каких-то пять метров, как из будки вышли трое и направились к турболету, который не взлетал, а садился. Черт, подумал про себя Артем, наблюдая эту картину. Высшие чины полиции куда-то собрались и именно в этот момент, когда он собрался приземляться. Пистолет сам прыгнул в руку.

Даже наличие камуфляжа Артема не спасло — один из полисменов обернулся и увидел, как воздух расходится волнами, напряженно пропуская какое-то крупное тело. Полицейский всмотрелся внимательнее, как оттуда прилетела прямо в лоб крупнокалиберная пуля. Раскинув мозгами, страж порядка завалился на площадку, заливая ее кровью. Начальники обернулись на этот шум и последовали за своим товарищем, упав на площадку с пробитыми головами. Турболет начал снижать обороты, из его чрева выпрыгнули пять спецназовцев, шестой занял подвесную турель, удобно расположившись в люльке. Артем приземлился на крышу — искусственные ступни коснулись бетона. Он уже понял, что без крови уйти не получится, поэтому атаковал первым. Надежды на то, что заметивший его полицейский не заорет во весь голос, когда поймет что же он увидел, не было. Поэтому робот принял решение зачистить площадку. Все три полицейских были ликвидированы в несколько секунд. Им на помощь выскочили двое из будки и пять спецназовцев, один на турели как самый опасный. Займемся им.

Артем произвел два выстрела подряд в стрелка на турели — первая пуля пробила каску, вторая вошла в переносицу, гарантированная смерть. Стрелять в полете и в падении, со стабилизаторами в руке, когда ничего не трясется и не шевелиться было удобно. К тому же система наведения любезно подсветила уязвимые места спецназовцев. Они вскинули оружие, еще не видя врага в темноте ночи, как Артем атаковал.

Мощный удар ногой в грудь отбросил одного из них, ломая ему ребра, его сосед упал в сторону с проломленным черепом, у третьего отобрали автомат и посреди спецназовцев возникла фигура в красном костюме с обвисшими «крыльями», которая перечеркнула очередью оставшихся двух, кинула гранату в двоих полисменов, развернувшись на месте и припав к поверхности крыши, добавив им пулями из трофейного оружия. Потом развернулась к оставшимся спецназовцам. Техник в диспетчерской с ужасом наблюдал, как убийца подкинул выпавший автомат ногой, подхватил его в воздухе и проконтролировал всех пятерых. Пилот турболета высунулся в открытое им окошко и попытался выстрелить в противника из пистолета, как тот легко уйдя с линии огня, открыл по нему ответный огонь, держа тяжелую пушку одной рукой. Человека нашпиговало свинцом и он откинулся на кресле. Машина так и продолжала выть турбинами, пытаясь взлететь, но управлять ей уже было некому. Убийца разорвал на себе одежду, обнажив искусственные руки и ноги, торс, закрытый бронежилетом, с навешанными на нем гранатами и магазинами к пистолету. Некоторые кармашки были пусты. Киборг наклонился к спецназовцу, пошарил по телу, вытаскивая магазины, расположил их у себя в жилете и направился к будке. Техник в ужасе спрятался под стол. Он жутко потел, шевелил губами, читая молитвы, только чтобы это чудовище его не обнаружило. Однако внезапно перед его носом возникли две ноги, как убийца неслышно подошел было совершенно непонятно, стол был откинут в сторону и на техника уставились скрытые очками искусственные линзы.

— Как пройти в библиотеку? — спросил убийца.

— Что?! — не понял техник, совершенно обалдевая от вопроса.

— Сам разберусь. — Махнул рукой киборг. — Тревогу уже подняли?

— А?! — техник обильно потел.

Артем выстрелил в него из шокера — не хотел тратить иголку. Мужик обмяк и свалился на пол, киборг задвинул стол сверху, подошел к экрану компьютера. Проникнуть в сеть не составило труда. Быстро перебирая отчеты и данные по запросу на группировку Притчарда и его самого, он искал соответствия. Буквально понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что в общем доступе такого не было. Были отрывочные сведения или записи из отчетов патруля, нескольких детективов и оперативников, но вот полноценное досье на Фрэнка Артем так и не увидел. Придется идти вниз. Он прислушался — пока никакого топота и шухера не было слышно, но полицейские уж точно просто так сидеть на жопе не будут — камеры, установленные по краям посадочной площадки однозначно дали понять, что здесь произошло. Пускай побегают, подумал Артем, сменил магазин в автомате и начал спускаться вниз.

Первый «блокпост» обнаружился на четвертом этаже — полисмены сидели за углом и ждали, когда покажется убийца. Ага, так я на вас и выпрыгнул, подумал Артем, сканируя стены. Полицейских было четверо, за ними пятеро из спецназа, ниже по лестнице толпились детективы, вооруженные пукалками. Камера показывала лестницу, ведущую с площадки. Засада ждала, когда киборг появится и приготовила гранаты, только они не ожидали, что две светошумовые скатятся к ним, следом две газовые, а затем, когда спецназ, оттолкнув кашляющих полицейских, полез наверх, натянув противогазы, в их сторону раздались две короткие очереди, закончившиеся падением двух тел. Полисмены открыли бешенный огонь, просто от испуга, даже не стараясь попасть по противнику, которого они не видели. Артем ударил кулаком в стену, пробил ее, прошел в соседнее помещение. Под звуком выстрелов на его шум не сильно и обратили внимание. Он вышел в коридор из кабинета на пятом этаже, осмотрелся — здесь никого не было. То ли отсутствовали, то ли они и устроили засаду. Второй лестницы вниз не было, поэтому киборг просканировал пол на предмет трещин, нашел в районе светильника и ударил.

— Халк крушить! — сказал Артем вслух, подпрыгивая на бетоне и ударяя его ногами.

После нескольких прыжков пол и соответственно потолок обвалились и он упал вниз, разломав стол и компьютер, стоящий на нем. Пара полицейских увидела это действие и открыла по Артему огонь прямо сквозь стекло кабинета. Тот не остался в долгу — автоматная очередь повалила стражей порядка на пол, тогда как они нанесли киборгу несколько касательных попаданий и пару «ранений» в живот, которые на себя принял бронежилет. Металлический щит, закрывающий реактор и другие «жизненно важные органы», даже не дрогнул, дисплей не выдал повреждений, но предупредил, что присутствует повышенный расход энергии. Артем зажевал батончик и, выбив дверь из кабинета, быстро выглянул наружу. По нему тут же открыли огонь — спецназовцы развернулись. К кабинету прилетели две осколочные гранаты. Они что, совсем дураки, подумал Артем, запрыгивая обратно в дыру и подбегая к лестнице, по которой наверх, чтобы его обойти уже поднимались двое. Он пробил одному прямой удар ногой в грудь, отчего спецназовец улетел вниз, кубарем покатившись по лестнице и увлекая за собой пару полицейских. Второй спецназер попытался выстрелить, даже выпалил пару патронов, но Артем крутанулся (скорость реакции киборга была повыше чем у людей) и засветил ему в башку справа. Голова мотнулась на тонкой шее и человек опал, как осенний лист. Киборг кинулся вниз, по пути расстреливая магазин. На лестнице еще было пыльно, клубился зеленый газ, два тела лежали под ногами, Артем протопал прямо по ним. Он кинул гранату за угол. Осколочная, подумал мимоходом, как там рвануло. Крик боли и мат возвестили, что взрыв достиг своей цели. Киборг применил камуфляж, генератор которого уже остыл и вышел из-за укрытия.

Прямо перед ним лежали вповалку три тела, один баюкал раненую руку, второй держался за живот, третий мотал контуженной головой. Всем троим чтобы не мучились досталось по выстрелу в голову. Никаких угрызений совести Артем не испытывал, хотя это вроде бы стражи порядка. Но он напомнил себе, что все они так или иначе выполняли указания Пейджа, работали на него, да и замученных в этих подвалах было предостаточно. Так что нечего сопли распускать, сказал робот сам себе, выполняй работу, спаси мир от серой заразы.

После того, как этот «рубеж обороны» пал, полицейские ушли еще ниже — их вопли и крики Артем слышал даже отсюда. Они решили засесть на втором этаже, именно там, где был кабинет начальника участка и серверная. Киборг для острастки покидал оставшиеся гранаты вниз, чтобы сильнее боялись и полез в вентиляцию, которая, как он помнил, выводила как раз в кабинет начальства. Ползая по пыльным воздуховодам, он слышал, как полисмены вопили что-то там про нападение и бегали как угорелые. Конечно, забегаешь тут, когда такая пальба в участке стоит.

Артем быстро добрался до кабинета, выглянул из-за решетки — вроде никого. Отодвинул ее в сторону и выполз наружу — кабинет как кабинет, полицейских за темным стеклом не видно, двери заперты. Видимо, хозяина он хлопнул там на крыше, да и фиг с ним. Быстро подключившись к компьютеру, робот просмотрел файлы. Несколько скрытых операций, которые проводили оперативники, торговля оружием, незаконный оборот наркотиков, с которого начальник имел свой гешефт и маленькая заметочка:

Снова Ридегер занялся бандами. Сколько раз ему можно говорить, чтобы не лез к этим придуркам! Все равно они под колпаком у Пейджа, так что нам даже отвлекаться на них не нужно. Однако этот упертый черт заслал туда своего молодого напарника, как раз черного. И даже импланты ему достал как у этих черножопых! И мне не доложил. Не доверяет. Пусть Коллинз и Петерсен поговорят с ним «по душам».

Последняя строчка обведена красным и стоит два восклицательных знака. Значит, вся эта возня несанкционированна начальством. Что ж, будет еще проще, надо бы найти этого Ридегера, если я его не хлопнул. Ну-ка, посмотрим досье на штат сотрудников полиции, ага, вот ты где, красавец. И напарничек твой тоже тут. Алекс Ридегер и Микаель Хосе Альварез. Мексиканец, а на рожу черный. Вот уж точно не поймешь этих американцев. По-видимому ты и есть наш крот? Надо бы передать фото Притчарду.

— Фрэнк, слышишь меня? — Артем попытался связаться с хакером. Тот откликнулся достаточно быстро.

— Дженсен, я еще не успел до компа добраться, а ты уже звонишь. Есть новости?

— Пересылаю тебе фото и досье на Микаеля Хосе Альвареза. Сравни со своими парнями.

— Так… получил. Ого, Дженсен, да это бинго! Альварез один из руководителей групп «мототрахеров», короче, капитан. И стучит в полицию, сученыш! Все, Дженсен, сваливай оттуда.

— Тут еще кое-что.

— Что там?

— Начальник полиции дружен с Пейджем. Он тут записал у себя в дневничке — мототрахеры у Боба под колпаком. Так что этот Альварез так, для отвода глаз. Там у тебя есть кто-то гораздо серьезнее и круче.

— Вот как?… Хм… Это настораживает. — Фрэнк помолчал. — Конечно, узнать кто это ты не можешь?

— Думаю, вряд ли господин Пейдж будет делиться такой информацией с пусть даже и начальником полиции. Это все равно, что все свои секреты разболтать.

— Я тебя понял. Возвращайся, я сейчас подготовлю все и начнем.

— Ты хочешь начать прямо сейчас? — удивленно спросил Артем.

— После всего что ты узнал у нас не будет времени. Они с нами возились тоже с определенной целью, могли ведь прихлопнуть как мух. Все, встречаемся возле заправки.

— Понял. — Артем отключился.

Он встал в полный рост, открыл дверь кабинета. Полисмены толкались возле лестницы и основная их масса поперла наверх. Они даже не оглядывались назад, справедливо считая, что противника там нет. Внизу за столами детективов не было никого — все участвовали в перестрелке с «невиданным противником». Поэтому Артем просто перемахнул через перила, спрыгнул вниз, отшагнул за стенку, применил камуфляж и прошагал к выходу, возле которого дежурил полисмен, вытягивая голову, посматривая наверх. Вырубить его было делом пары секунд. Тело упало мешком к дверям, дежурный оператор за камерами не успел заметить, как его товарища отрубили — он смотрел за те изображения, которые передавали камеры на третьем и четвертом этаже. Поэтому для него было удивительным, что внезапно на шее скрестились мощные руки и что-то пережало сонную артерию. Дежурный затрепыхался и отключился. Артем отпустил его и подошел к пульту. Он быстрыми щелчками вывел записи камер двадцати минутной давности, дал команду на очистку дисков, вошел в систему и удалил записи с сервера, куда они параллельно помещались, после чего спокойно вышел из участка. Надо ли говорить, что всех посетителей выперли, как только услышали взрывы? Перед дверями хоть и дежурили двое, да на улице собралась толпа зевак, но на Артема они не обратили внимания. Может быть потому, что в невидимом спектре его было сложно разглядеть, хотя дверь и хлопнула, но страж просто повернул голову, посмотрел на вход и вернулся к созерцанию толпы на улице. Никакого любопытства или настороженности — сказали охранять, вот он и охраняет, не пускает никого внутрь, а то что из участка выходит… Вот и получите, подумал киборг. Он отошел на другую сторону улицы, спрятался в тени, после чего деактивировал камуфляж. К полицейскому участку уже спешили несколько патрулей, боевых роботов и летающих дронов. Похоже, они готовились взять здание штурмом. Пускай, подумал Артем и направился к заправке через дворы, надеясь, что Притчард уже там.

Фрэнка еще не было и чтобы не отсвечивать Артем залез на крышу, пристроился в вентиляционной трубе и наблюдал за улицей. Здесь словно ничего не произошло, хотя через переход на станцию монорельса полисмены уже оцепили здание, да и народ не пускали. Сейчас он толпился возле входа, пытаясь проникнуть внутрь, чтобы уехать из опасного района, однако полицейские задерживали всех подряд. Хочешь сбежать? Значит у тебя рыло в пуху. Нормальная аргументация для ареста. Артем хмыкнул, однако народ не бузит, все понуро опустили головы и стоят, ждут. Хорошо же их здесь выпестовал Пейдж, не только подмял под себя город, но и превратил его жителей в послушных рабов.

На дисплее радара отметились три треугольничка, которые не спеша приближались к заправке со стороны трущоб. Артем навел на них сканер и тот выдал следующую информацию: двое аугментированных с искусственными конечностями, третий сам Притчард собственной персоной. Похоже, взял охрану. Ну, ему она нужнее. Когда все трое вошли в здание заправки, Артем неслышно спрыгнул за их спинами и деактивировал камуфляж, соткавшись как будто из воздуха. Все трое вздрогнули, мототрахеры тут же вскинули оружие, нацелив его на киборга, но тот ловко перехватил стволы и удержал их своими руками. Слабенькие гражданские импланты не смогли справиться с мощью механических рук, к тому же полностью металлических. На прочный скелет были натянуты синтетические волокна псевдомышц, усиленных нанотрубками и сервоприводами с прочной кевларовой нитью. Так что и здесь у Артема было преимущество. Фрэнк узнал его и вздохнул с облегчением.

— Ладно, Дженсен, хорош пугать моих ребят. Они и так после твоей последней с ними встречи слишком нервные.

Артем выпустил стволы из ладоней и сложил руки на груди, обхватив локти, но потом, вспомнив, что он не Адам, завел их за спину.

— Рассказывай. — Просто сказал он.

— Проникнуть в комплекс достаточно сложно, но можно. — Начал Фрэнк. — Помнишь, как это сделали «Тираны»? Они без затей взорвали стену. Мы поступим примерно также. К нашему счастью, когда мистер Пейдж переделывал здание, то нанял одну бригаду никому не известных рабочих. Слова нет, сделали ее они качественно, только не доделали чуть-чуть, осталось поставить и закрепить последний бронелист, а их прораб уже пошел на доклад к Бобу, заявив, ребята, заканчивайте, я сейчас деньги получу и свалим из города — Пейдж пообещал очень крупную сумму, такую, что им год хватило бы жить где-нибудь на Гавайях. Но Боб не был бы таким богатым, если бы раздавал деньги направо и налево. Как только прораб пришел к нему, то был сейчас же умерщвлен и вся бригада вместе с ним. Наемники все равно в строительстве не понимали, а ребята схалтурили, сразу же поставив фальшпанель без бронеплиты. Так что в лаборатории можно пройти через канализацию.

— А ты-то откуда об этом знаешь?

— Ну, я собственно и заплатил отдельно рабочим, чтобы они ее не поставили. — Фрэнк улыбнулся. — Как знал, что пригодиться. О том, что плиты нет знаю только я, Пейдж же уверен в обратном. И это наш козырь.

— Только один?

— Вообще-то их два или даже три. — С этими словами Притчард вынул небольшой кубик. — Это приемопередатчик. Ты должен его установить на любой компьютер, подключенный к сети. Тогда Призрак сможет действовать внутри здания. Он тебе поможет найти мисс Пирс, ну а ты ликвидируешь последнюю часть технологии.

— Он тебе все рассказал?

— Да. Твоя задача — найти Хелен и уничтожить флешку. Призрак займется Серой Смертью — все лабораторные образцы и данные должны быть уничтожены. В это время мои ребята ликвидируют баки с отравой.

— Сами не потравятся?

— Вирус активируется только при смешении двух его компонентов. По отдельности он безопасен. Они просто сожгут баки — состав очень горюч. Хоть в этом нам повезло.

— Ну хоть что-то. Что делать с Пейджем? Он ведь сейчас в башне?

— Свалил зараза! — Фрэнк стукнул кулаком по ладони. — Как почувствовал. И еще своих цепных псов с собой забрал — Анну Наварре и Гюнтера Германа.

— Так бы можно было и его ликвидировать. — Артем задумался. — А что если оставить сюрприз в его кабинете? Бомбу, которая активируется только при его приближении?

— Это можно было бы сделать, но на это требуется время. — Фрэнк задумался. — Идея неплохая, но кто поручится, что мистер Боб не сканирует свой кабинет каждый раз, когда в него входит на предмет посторонних объектов?

— Никто. Ладно, может ему компьютер взломать? Или отформатировать?

— Это уже больше мне нравиться. — Притчард улыбнулся. — Персональный лифт Шарифа помнишь?

— А то!

— Он до сих пор функционирует. Поднимешься на нем наверх и наведешь «порядок» в документах Пейджа. А с крыши тебя заберет Фарида.

— Я же ее отправил отсюда куда подальше. — Удивился Артем.

— Зря ты так с девушкой, Дженсен. — Фрэнк хищно улыбнулся. — Отталкивать от себя такую приятную особу с очень приличными профессиональными навыками это было глупо. Я сделал ей пропуск для полетов над городом, так что с этой стороны мы прикрыты. Липа, конечно, но на пару дней хватит, а нам и нескольких часов достаточно.

— Оружие дашь? — спросил Артем.

— Все подготовлено в тайнике в канализации, ребята тебя проводят. — Фрэнк кивнул на сопровождающих. — Я буду рядом, как только сигнал появиться, Призрак воспользуется каналом, чтобы проникнуть в их сеть ну и там… Дальше будет легче.

— Хорошо. Пошли?

Фрэнк вздохнул.

— Как не тяни, а решаться нужно. Да, пошли.

Они вышли с заправки, свернули в переулок и исчезли в канализации, люк которой находился поблизости. Шагая по просторным коридорам, пахнущим нечистотами, отчего Фрэнк постоянно морщил нос, Артем сканировал местность на предмет возможных ловушке. Он не верил, что Пейдж вот так просто оставит подземные переходы без внимания. Однако, все обошлось и они пришли к месту назначения без всяких проблем. Артем взял в руки автоматическую винтовку, пара магазинов в разгрузке еще осталась от полицейских. Калибр соответствовал винтовочному, так что пополнил боезапас еще парой магазинов, четырьмя гранатами — одной ЭМИ, одной газовой и двумя светошумовыми. Пара осколочных так и болталась на разгрузке. Артем почувствовал себя гораздо лучше, вооружившись. Он сунул приемопередатчик в специальный подсумок, выданный на этот случай Притчардом. Мототрахеры закончили закладывать заряды на стене, киборг вздохнул про себя и приготовился. Ну, понеслась, подумал он и стена вздрогнула, взорвавшись каменной крошкой. Робот опрометью метнулся в пылевое облако — камеры позволяли видеть в завесе, проход был свободен.

Лабораторные столы, колбы и реактивы на них, микроманипуляторы, зависшие над столешницами или чашками Петри, автоклавы в углу, катающиеся на колесиках кресла, испуганно прячущиеся под те же столы лаборанты и ученые с круглыми глазами. Артем на бегу просканировал наличие в помещении вооруженной охраны — пока никого, но впереди уже появились красные треугольники, стражи не спали. Киборг выбил ногой стекло двери, прошел внутрь следующей лаборатории — сидевший за компьютером ученый поднял голову и рассеяно посмотрел на него. Он даже не заметил грохота и шума, словно здесь это случается постоянно. Профессор открыл было рот, но Артем выстрелил в него иголкой — доктор упал как подкошенный. Киборг подошел к компьютеру, быстро подключил приставку. Она замигала разноцветными огоньками и на дисплее возникло изображение Профессора. Тот подмигнул, на секунду исчез, затем вывел на экран: «Хелен в лаборатории N9» и путь туда. Робот зафиксировал данные, на дисплее перед глазами появилась чуть подсвеченная красным стрелка, которая указывала в какую сторону двигаться.

В лабораторию вломилась охрана и Артем ушел в режим невидимости. Мототрахеры, пролезшие следом, открыли по стражам огонь, те засели за столы. Лаборанты и доктора завизжали от звуков выстрелов и пуль. Киборг тщательно прицелился и прострелил двоим головы, пока остальные не поняли, что огонь ведут чуть ли не с тыла. Артем очень быстро нажимал на спусковой крючок, переведя автомат в режим одиночного огня. Вот уже пятеро валяются мертвыми, остальные четверо вроде бы сообразили, что по ним со стороны ведут огонь и заозирались в поисках противника. Пару мототрахеров зацепило и они выли от боли, прячась за столами. Артем бесшумно подбежал к охранникам, которые спрятались на лестнице и кинул светошумовую, а за ней газовую. Пока они кашляли и терли глаза, он поочередно вырубил каждого, затратив по одному удару и минимум энергии. Стрелка указала вверх. Промчавшись по лестнице, он неожиданно налетел на еще двоих. Прямой удар в челюсть — противник отлетает к стене со сломанной костью, второй падает от удара в подколенный сгиб с добиванием в висок. Автомат болтается за спиной — пока не нужен. В левой руке пистолет с глушителем, правая на взводе, готовая выплюнуть транквилизатор. Коридоры, лаборатории, закрытые двери — Артем не отвлекался на них, продолжая нестись во весь опор. Камуфляж исчез еще на лестнице и сейчас генератор потихоньку заряжался. Грызть кибербатончик на ходу было неудобно, но необходимо, если он хотел выжить. Впереди замаячили спины охраны — она даже не обернулась на тихий топот, который все же издавал Артем — прикрывающие два белых халата. Ученые. Стрелка запульсировала, отчет дальномера показывал считанные метры, киборг поднажал, стреляя на ходу. Рука твердо держала пистолет, пули точно попадали в цель, силуэты охраны дергались и медленно оседали на пол как в кино. Робот даже не понял, как вошел в форсированный режим — все вокруг еле двигалось. Три охранника уже мертвы, еще двое пытаются развернуться и стрелять, чтобы остановить летящую на них машину смерти. Лица женщин-ученых испуганны, но у одной зрачки расширяются — происходит узнавание. Один из охранников отлетает в сторону, прижав руки к животу, второй валится на пол с прострелянной головой. Сухо щелкнул курок — закончились патроны в магазине. Артем моментально меняет его и определяет еще две цели как приоритетные — вдали коридора появляются два охранника.

— Адам, нет!!! — кричит женский голос.

Он сильно отвлекает, Артем смотрит, кто это посмел отвлечь его. Конопушки на лице, прическа с непонятным павлином на голове, большие круглые глаза. Охрана начинает стрелять, а обладательница визгливого голоса загораживает сектор обстрела. Киборг уже узнал Меган Рид, которая сейчас встала на сторону Боба Пейджа. Он легко сместился за нее, пуля, выпущенная из автомата охранника легко пробивает тонкое женское тело и, потеряв кинетическую энергию, ударяется в бронежилет Артема. Киборг ставит локоть на плечо оседающей девушки и двумя выстрелами отправляет обоих стражей к праотцам. Потом смотрит на побледневшую доктора Рид, на Хелен, которая в ужасе закрыла рот руками, на шее у нее болтается кулон. Робот протягивает руку, срывает его. Девушка инстинктивно пытается помешать ему, но Артему некогда разводить разговоры, уговаривать и увещевать. Он просто открывает кулон — внутри небольшая микросхема и разъем для подключения. Девушка, пытающаяся отобрать значимый для нее символ, от удивления замирает. Киборг легко растирает чип с данными в пальцах, смотрит на раненую Меган. Пуля попала в плечо, крупные артерии не задеты, а эта актриса явно играет на публику.

— Ты вновь делишься не с теми своими открытиями, Мег. — Артем покачал головой. — Фрэнк, тут Меган, создатель Серой Смерти. Ты сам ее прикончишь или это сделать мне?

— Как?… Не знаю, Дженсен, для тебя это…

— Я уже не тот, что прежде, Фрэнк.

Меган Рид смотрит на него со страхом в глазах, к ней приходит понимание.

— Двум Богам служить нельзя, — говорит Артем, — А ты попыталась. Неужели ты не понимала, что делаешь?

— Ты все не так понял! — кричит девушка в отчаянии. — Это все побочный эффект моего открытия! Я не виновата, что Пейдж решил его так использовать!

— Убив миллионы людей и продавая вакцину только избранным? Неплохой ход. Только, боюсь, у него ничего не получиться.

— Ты не посмеешь! — прошипела змеей Рид.

— А я тебе еще верил. — С усмешкой сказал Артем и наклонившись к ее уху прошептал. — Мне на тебя пофиг, я не Дженсен.

У Меган расширились глаза от понимания этой фразы, как киборг свернул ей шею. Тело девушки безвольно опало на забрызганный кровью пол. Артем повернулся к попятившейся от него Хелен.

— Не волнуйся, сейчас за тобой придут и выведут тебя отсюда. Тебе ничего не грозит.

— А?…

— Все потом, потом. Притчард, пришли кого-нибудь, чтобы забрали Хелен.

— Уже идут, Дженсен. Призрак говорит, что данные по вирусу стерты, так что осталось только уничтожить компоненты. Однако, охрана пытается к тебе пробиться, но он активировал защитный режим лаборатории и сейчас удерживает их перед стальной дверью. Поспеши, если мы хотим оставить сюрприз в кабинете Пейджа.

— Понял.

Артем продолжил свой бег — охрана, находившаяся в лабораториях уже была уничтожена и опасаться было некого. Остальные заперты в холле и бессмысленно долбятся в закрытые двери. Кнопка замаскированного лифта поблескивала зеленым. Киборг нажал на нее и кабина за минуту спустилась вниз. Войдя в тесную каморку, он нажал вверх и вот двери уже открываются в кабинете Пейджа.

Со времен Шарифа здесь все изменилось — огромные голографические экраны висели на месте окон, широкий стол с монитором компьютера на нем, ежедневник, письменные принадлежности и рука, накрывшая мир — мистер Пейдж совсем не пытался скрыть, кто он есть на самом деле. Один из девяти. Весь кабинет был закрыт непроницаемой стеной, скрывающей его от остальных. Прямо как у Чжао, подумал Артем, мягко ступая по ковру и подходя к столу с компьютером. Он даже не заметил, как из-за шкафа вышел Квинн. И почему он не отразился на дисплее радара?

— Браво, Дженсен! — захлопал Квинн в ладоши. — Наконец-то ты добрался!

— Квинн? Ты-то мне и нужен. — Артем вскинул руку, чтобы выстрелить в него усыпляющей иголкой, а потом допросить в тихом месте на предмет своего тела, как что-то остановило его, рука не двигалась да и сам он замер.

— Э, нет. — Покачал пальцем Квинн из стороны в сторону. — Так не пойдет. Пока это тело мне нужно и я не хочу, чтобы оно умерло.

— Что ты сделал со мной? — кипя от злобы спросил Артем.

Квинн прошагал к столу, отодвинул кресло и плюхнулся в него.

— Поговорим? — с усмешкой спросил он. — Но ты ведь даже кивнуть не сможешь, чтобы согласиться, так что будем считать, что ты согласен. Артем.

— Откуда ты знаешь кто я? — функции речи этот кадр пока еще не заблокировал.

— Как же мне не знать, если это я засунул тебя в это тело. — Веселясь, ответил Квинн. — И да, Квинна здесь нет, то, что ты видишь, просто иллюзия, голограмма, называй как хочешь, суть от этого не измениться.

— Так кто же ты? Черт? Бог?

— Не то, не другое и не третье, хотя последнее ближе к истине, но я не претендую на Его лавры и уж тем более место. Можешь звать меня Корректировщик. — ПсевдоКвинн встал с кресла и стал ходить по кабинету. — Необходима твоя помощь, поэтому я взял смелость на себя дать тебе это тело. Ведь ты же умер, помнишь?

— Такое не забудешь. — Артем хотел помотать головой и ему это удалось. Он втайне надеялся, что и пальцами можно пошевелить, но крутилась только башка на шее.

— Не шали. — Погрозил пальцем Корректировщик. — Сейчас мы вне времени — оно остановилось. И легко можем вести беседу.

— О чем? И что ты от меня хочешь? Раз дал вторую жизнь, то ведь не просто так?

— А ты умнее остальных, хотя они даже такими вопросами не задаются. — Квинн заложил руки за спину. — Видишь ли, в чем дело, необходима твоя помощь в одном деликатном деле. Истинные герои сами не справятся, а одной веры мало.

— При чем здесь вера?

— Вера, друг мой, она питает все те миры, что создали люди в горячечном бреду своего больного воображения. И чем больше людей верит в мир, тем он материальнее. Он становится живым, разумные, что населяют его также любят, дерутся, плачут, радуются и так далее. Им кажется, что так было всегда, но есть Базис, Основа, которая нерушима. Ты из мира, который недалеко ушел от Основы, но все же отличается от него, поэтому… тебя можно использовать. Жители Базиса — они недосягаемы, поэтому мы не можем их… — Квинн пощелкал пальцами в воздухе, — перевоплощать. — Он улыбнулся. — Только жители окраинных миров Основы составляют тот самый невообразимый «сонм душ», который крутится туда-сюда, рождается и умирает, только за тем, чтобы наполнять Вселенные своей верой. Энергия веры — вот основа мироздания. Но что-то я увлекся. Знаешь, как сложно существовать без тела довольно долгое время и хоть это и суррогат, то все равно приятно. — Квинн потянул носом воздух.

— Что. Ты. От меня. Хочешь? — раздельно спросил Артем.

— Один из миров на грани, если он в очередной раз схлопнется, то Событийная волна, которая пойдет за этим, нарушит Океан веры и аукнется даже в Основе. Поэтому, чтобы этого не случилось, было принято решение послать тебя туда, а это все, — Квинн обвел рукой помещение, — необходимо для того, чтобы ты научился управлять своим новым телом, принял его как данность и понял, что этот второй шанс дается лишь однажды. Ведь ты сохранил память — я не стал ее стирать, а уже это само по себе ценно. Ведь имея за плечами опыт прошлой жизни так легко ориентироваться в новой. Это тело также было модифицировано под необходимые требования.

— Требования? Да я же чертов робот!

— Ну и что? — невинно спросил Квинн. — Зато это позволит тебе полноценно сосредоточиться на задаче. Ничего тебя не будет отвлекать. Наноботы подлатают механизм, конечности взаимозаменяемы, а там, куда ты отправишься заменители легко будет найти. И еще, это не технологии людей, каюсь, я немного поменял настройки этого тела, когда истинный владелец лаборатории спал. — Квинн похлопал себя по животу. — Но, думаю, ты его простишь, тем более, что он тоже работал по моей указке. Технология переноса сознания на электронные носители еще сырая и местное человечество к ней не готово. Вот лет через двадцать… — Корректировщик мечтательно закатил глаза. — Вообще, довольно приятное место — мир загнивающего киберпанка. Хочешь знать, что с ним будет потом?

— Нет, меня интересует, что мне предложишь ты. — Артем смотрел Квинну прямо в глаза. — Отказаться я не могу, тем более, что ты везде можешь меня достать и отправить в небытие. Если ты такой всемогущий, почему сам не исправишь тот мир?

— Потому что это будет прямым вмешательством! Только косвенное — переброска душ, тел, предметов, создание условий руками самих же аборигенов. Правила… Так, что-то я слишком много говорю, пора и к делу перейти. — С этими словами Квинн как фокусник достал фотографии из воздуха. — Я решил, что это будет тебе гораздо ближе, чем голограмма. Смотри, эти шестеро. — Он продемонстрировал человеческие лица, расположив их веером.

— Это же… — Артем сразу же понял, кто перед ним. — И что, их мир тоже существует?

— Также как и твой. — Хмыкнул Квинн. — Следующая партия. — Четыре фотографии.

— Мерзость. — Артем поморщился. — Ночной кошмар возвращается.

— Я знаю, что ты боялся темноты, когда увидел его. — Корректировщик усмехнулся. — Но они не звери, а эта, — он постучал пальцем по фотографии девушки, — своего рода их талисман, укротитель, тот, кому они доверяют. Сможешь убедить ее, убедишь и остальных. Теперь вот этот, но они почти все на одну рожу, скажу только, что конец его имени отличается от моего только на одну букву. — Квинн перевернул фотографию и показал надпись.

— Хм, действительно на одну. Он тоже из наших?

— Да, эти шестеро тоже и вот этот. — Палец постучал по звериной морде. — Остальные, как бы не в курсе, но польза от них будет.

— Что я должен буду делать?

— Собрать их всех вместе, объяснить в двух словах, подробностей не нужно. Ну и присоединиться к группе в конце концов. Либо создать свою, чтобы действовать параллельно. На твое усмотрение. Но командиром ты не будешь, на эту роль больше подходит эта баба со стальными яйцами. — Квинн хихикнул. — Неожиданно для нее правда? — И видя непонимающее лицо Артема, пояснил, — потом поймешь, когда увидишь. Это снабжение, это ударная сила, это прикрытие, это разведка, это взлом, это поддержка, это мозги, это технари, без них никуда. — Говоря все это Квинн кидал фотографии на стол. — Впрочем, вам решать, я свое мнение навязывать не буду.

— Куда я попаду?

— Вот. — Он продемонстрировал фотографию. — И их двое. — Еще один снимок — мужчина и женщина в обнимку.

— Охренеть. — Артем обалдел. — Значит, если мы… то нам… — Он провел пальцем по горлу. Рука сделала это легко и свободно и киборг даже не понял, что уже свободен от стазиса.

— Да, именно так. — Кивнул Квинн. — Я могу открыть тебе проход прямо отсюда и сейчас.

— А что с Фаридой и Притчардом?

— Они не пойдут с тобой. — Отрубил Квинн. — Лишние и не нужны. Там и так уже народу навалом.

— Нет, что будет с ними здесь?

— А, вот ты о чем. Не беспокойся, нормально все будет. Девчонка вывезет этого хакера из страны, я пристрою их в убежище, где они… неважно, короче, все будет в порядке. Ну, ты готов двигаться?

— Сейчас. — Артем осмотрел помещение. В голове сумбур и кавардак — слишком много информации за раз, которую нужно усвоить. — Ладно, поехали.

— Что мне в вас, русских, нравиться, так эта ваша безбашенность. — Квинн усмехнулся и под ногами Артема образовалась воронка в которую он провалился.

Квинн закрыл проход, огляделся.

— Так, локализовать Профессора, чтобы не шумел, остатки кода скинуть Пейджу, лет двадцать на эту головоломку угрохает, этих мстителей отправить на Урал, в горы, надо же и Джей Си тоже кулаками помахать. Ну, вроде бы все.

С этими словами Квинн исчез. В убежище, спрятанном среди Уральских гор, сладким сном младенца в криокапсуле спал настоящий Адам Дженсен.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12