КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406470 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147320
Пользователей - 92545
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Баев: Среди долины ровныя (Партитуры)

Уважаемые гитаристы КулЛиба, кто-нибудь из вас купил у Баева ноты "Цыганский триптих" на https://guitarsolo.info/ru/evgeny_baev/?
Пожалуйста, не будьте жадными - выложите их в библиотеку!
Почему-то ноты для гитары на КулЛиб и Флибусту выкладывал только я.
Неужели вам нечем поделиться с другими?

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Безымянная: Главное - хороший конец (СИ) (Фэнтези)

прикольно. продолжение бы почитал

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Кравченко: Заплатка (Фантастика)

В версии 1.1 уменьшил обложку.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Скрытая империя. Звездный лес (fb2)

- Скрытая империя. Звездный лес (пер. Сергей Буренин, ...) (а.с. Сага Семи Солнц) (и.с. Золотая библиотека фантастики) 4.17 Мб, 1233с. (скачать fb2) - Кевин Джеймс Андерсон

Настройки текста:



Кевин Андерсон Скрытая империя. Звездный лес

Скрытая империя

Джейм Левин, спонсору этой серии, которая взяла «Сагу Семи Солнц» под свое надежное редакторское крыло… и до сих пор так же любит сказки, как истинный фэн.


ПРЕДИСЛОВИЕ

Я хочу выразить особую благодарность Робу Тераниши и Игорю Корди – гениям образа, чья фантазия, воплощенная в графические образы Мира Семи Солнц, помогла выразить многие из моих собственных идей столь же хорошо, как и присланные мне в качестве пожертвований.

Я благодарю Джеффа Мариотта и Джона Нии из Уилдстона за развитие этой большой эпопеи в различных направлениях, а также моих тайных помощников Стефена Юла и Крис Мур, которые проделали выдающуюся работу, передавая одним словом некоторые мысли, на которые я потратил много страниц.

Моя жена, Ребекка Моэста, помогла мне создать эти гигантские картины, не пренебрегая малейшими штрихами, что давало возможность увидеть и лес, и деревья за ним.

Катерина Сидор записывала этот роман почти со скоростью моей диктовки, попутно выдавая мне свои текущие комментарии и мнения так же хорошо, как выявляла несогласования в падежах и временах, Диана Джонс и Брайан Герберт были первыми читателями, оценившими значимость идей и описаний, помогая передать эту историю в наилучшем виде.

Мои английские редакторы Джон Джеррольд и Даррен Нэш заслуживают отдельной благодарности за прекрасные замечания и поддержку. Чрезвычайно компетентная Мелисса Везерилл хранила все используемые мной материалы, в мельчайших подробностях охватывающие едва ли не весь мир, пока Варнер Эспект, Дэви Пилей и Ленина Сакс отслеживали сумасшедшее количество деталей, чтобы остальные, не тяготясь этим, могли всегда оставаться в здравом уме.

Мои агенты Метт Бьялер, Роберт Готтлиб и Ким Вален, прекрасная «трехглавая медиа-группа», всегда проявляли большую заботу об этой серии и приложили все усилия, чтобы сделать ее успешной в США и обеспечить выход романов на многих языках мира.

ПРЕДЫСТОРИЯ

Ксеноархеологи Маргарет и Луис Коликосы открыли в руинах древней цивилизации кликиссов необычную технологию, способную воспламенять планеты – газовые гиганты, создавая из них новые солнца. Среди наблюдавших за первым испытанием Факела Кликиссов на газовом гиганте Онсьер присутствовали обаятельный Президент Земной Ганзейской Лиги (Ганзы) Бэзил Венсеслас и чужеземец адар Кори'нх – военачальник огромной, но крайне консервативной Илдиранской Империи. Хотя гуманоиды цивилизации илдиран помогали Земле колонизировать Рукав Спирали, они все еще смотрели на людей как на честолюбивых выскочек. Испытания Факела Кликиссов казались им ненужной блажью, пока еще имелись другие планеты, пригодные для колонизации.

Когда Онсьер загорелся, сжавшись в компактное солнце, полный отчет о событии был распространен по Галактике зеленым священником Бенето – человеком с лесной планеты Терок, существовавшим в особом симбиозе с отростком вселенского древа. Зеленые священники, подобно живым телеграфным станциям, могли, используя телепатическую связь между собой, посылать мысли в любую точку обитаемой Вселенной и доставлять сообщения через огромные расстояния.

В финале Онсьерского эксперимента наблюдатели заметили несколько алмазных сфер, вылетевших из сжимающегося газового гиганта; позже ученые сочли это явление особым феноменом Факела Кликиссов. Дома, на Земле, старый король Фредерик, очаровательный номинальный глава Лиги, отпраздновал успех испытаний, в то время как адар Кори’нх вернулся в столицу Империи Илдиру для доклада ее всемогущему правителю, Мудрецу-Императору. Услышав о странных алмазных шарах, Мудрец-Император был крайне разгневан.

Между тем, на Илдире старший сын Мудреца-Императора, Первый Наследник Джора'х, пригласил Рейнальда, наследника трона Терока, на представление великого исторического эпоса – «Саги Семи Солнц». Затем – как говорится, по дружбе, – Джора'х подговорил Рейнальда отправить двух зеленых священников из Терока на Илдиру для изучения «Саги». Вселенский Лес, который получал знания через своих человеческих посредников, всегда с удовольствием интересовался историей.

Из Илдиры Рейнальд отправился на тайную встречу со Скитальцами – абсолютно независимыми космическими кланами, представленными Рупором Юхай Окиах и ее прелестной протеже Ческой Перони. Они обсудили возможность создания союза – главным образом, для противостояния расползающейся жадной Ганзе. Рейнальд даже заговорил о возможности бракосочетания с Ческой, но она уже была помолвлена с небесным шахтером Россом Тамблейном.

На своей шахте «Голубое Небо» в облаках газового гиганта Голген Росс Тамблейн встретился со своим младшим братом Джессом. Скитальцы-шахтеры собирали и конвертировали водород в «экти» – звездолетное топливо. Джесс доставил вести и подарки от семьи, в том числе от их младшей сестры Тасии. Хотя они дружили, встреча братьев имела привкус горечи, потому как Джесс и Ческа влюбились друг в друга, утаив это от Росса и, несмотря на помолвку с ним Чески. Затем Джесс улетел в закрытую столицу Скитальцев на Рандеву.

Склонность к риску приносила Скитальцам большую выгоду, но из-за своей упорной скрытности космические кланы не слишком нравились Ганзе. Когда глава Земных Оборонительных Сил (EDF) генерал Курт Ланьян узнал о том, что некий одинокий Скиталец занялся космическим пиратством, он использовал негоциантку Рлинду Кетт и ее бывшего мужа, пилота Брансона Робертса как приманку, захватив и уничтожив пирата.

В ужасе от жестокого правосудия Ланьяна Рлинда отправилась на Терок, где надеялась добиться успеха в торговле экзотическими деликатесами. Мать Алекса и Отец Идрисс, родители Рейнальда и Бенето, не заинтересовались этой идеей, но их амбициозная старшая дочь Сарайн – случайная любовница президента Венсесласа – вполне оценила ее перспективы. После скоропалительной сделки с Сарайн Рлинда согласилась подвезти двух зеленых жриц (суровую старуху Отему и ясноглазую ассистентку Отемы Ниру) до Илдиры, где они должны были изучать «Сагу Семи Солнц». Позже, во Дворце Призмы, резиденции Мудреца-Императора, Первый Наследник Джора'х был покорен красотой юной Ниры, хотя сам Мудрец-Император относился к зеленым священникам всего лишь как к интересному образчику людской породы…

На Земле президент Венсеслас официально обсудил с коллегами все больший и больший хаос, производимый престарелым королем Фредериком и тайно начал поиски замены главе Лиги. Они похитили наивного уличного шалопая Раймонда Агуэрру и подожгли его дом, заметая следы, при этом в огне погибли его мать и трое братьев. Ганза изменила внешность юноши, объявила его «принцем Петером» и начала психологическую подготовку самозванца для новой роли и повышение уровня его образования, используя обучающего компи (робота-компаньона) ОКСа.

После успешных испытаний Факела Кликиссов Маргарет и Луис Коликосы начали новые раскопки на пустынной планете Рейндик Ко, где еще оставались нетронутыми древние города исчезнувших насекомоподобных кликиссов. Единственные действующие остатки этой цивилизации – огромные, похожие на жуков роботы, заявляли, что им уже очень давно стерли память. Трое из этих древних роботов помогали Коликосам в раскопках города, надеясь больше узнать о своем прошлом. В археологическую партию также входили компи DD и зеленый священник Аркас. В развалинах древнего города Маргарет и Луис открыли сделанное в камне странное чистое окно, соединенное с выключенным прибором – машиной – непонятного назначения. Пока Луис изучал этот прибор, Маргарет работала над расшифровкой иероглифов кликиссов в надежде найти ответы…

Над изолированной шахтой Росса Тамблейна разразился шторм. Снизу, из неизведанных глубин атмосферы, показался свет. Затем ужасные кристаллические корабли, похожие на шары, вылетевшие из Онсьера после испытаний Факела Кликиссов, всплыли из толщи облаков. Гигантские боевые сферы открыли огонь по шахте, разрушив ее, и обрекли упавшего за борт Росса на смерть в тысячах миль под облаками…

Точно такие же сферы достигли Онсьера и уничтожили станцию, оставленную наблюдать за новорожденной звездой. Затем, без пощады и ради достижения неведомых целей, боевые шары разрушили еще несколько шахт Скитальцев, расположенных на газовых гигантах. Эти неожиданные атаки повергли в ступор и Ганзу, и Скитальцев. Бэзил Венсеслас встретился с генералом Ланьяном для обсуждения новой проблемы. Старый король Фредерик работал над сплочением простого народа, вербуя новых добровольцев для EDF.

Желая отомстить за смерть своего брата Росса, отважная Тасия Тамблейн, взяв только своего маленького электронного помощника, бежит из родного дома и вступает в армию. Убитый горем отец Джесса и Тасии умер от инсульта, оставив Джессу руководство семейным бизнесом. Хотя смерть Росса дала им с Ческой возможность любить друг друга, они не пожелали воспользоваться трагедией в своих интересах.

На Илдире зеленая жрица Нира проводила большую часть времени с Первым Наследником Джора'хом, в конце концов став его любовницей. Хотя вокруг Джора'ха было много женщин, жаждавших его внимания, и он был предназначен стать следующим правителем илдиран, Первый Наследник искренне влюбился в Ниру. Тем временем илдиранский историк Дио'ш раскопал древние секретные документы, доказывающие, что некогда смертоносные вероломные чужаки, называемые гидрогами, развязали предыдущую войну, но все упоминания об этом конфликте были удалены из «Саги Семи Солнц». Дио'ш рассказал о своем потрясающем открытии Мудрецу-Императору, который самолично убил любопытного историка, сказав лишь: «Я хочу сохранить секрет».

На Земле EDF построила новые боевые корабли для использования против странных опасных чужаков. EDF также мобилизовала часть гражданских судов, и Рлинде Кетт пришлось отдать все свои торговые корабли для военных целей, кроме «До смерти любопытного» – ее собственного корабля. Новобранец Тасия Тамблейн выделялась среди курсантов, избалованных детей Земли. Ее близким другом и напарником стал Робб Бриндл.

У Скитальцев в результате неоднократных смертоносных атак наступил хаос. Многие семьи решили прекратить все активные разработки на газовых гигантах. Джесс Тамблейн заботился об усилении клана, оглядываясь на Ческу с надеждой, что они смогут быть вместе. Пока все погрязли в постоянных спорах, он решил бить чужеземных врагов сам. Джесс собрал верных рабочих и вернулся на Голген, где гидроги уничтожили шахту Голубое Небо. Он и его когорта изменили орбиты комет и отправили гигантские замерзшие метательные снаряды на газовый гигант с силой атомного взрыва.

На Земле, надеясь найти ключ к новой технологии, некий робототехник решил разобрать одного из кликисских роботов, Джоракса, в своей лаборатории. Но, когда ученый попытался вскрыть робота, Джоракс убил его. «Это вещи, которые вам не положено знать!» – сказал он при этом. Впоследствии робот заявил, что не разбирающий средств ученый активировал неуправляемую систему самозащиты. После этого Джоракс потребовал, чтобы всех кликисских роботов воспринимали как суверенные жизненные формы, и король Фредерик запретил в будущем все попытки их демонтажа.

В это же время Бенето получил приказ заместить престарелого зеленого священника Тальбуна в колонии Корвус Ландинг. Бенето с радостью согласился. Хотя это не обрадовало Мать Алексу и Отца Идрисса, возлагавших на сына определенные надежды, Бенето был непреклонен. Его любящая младшая сестренка Эстарра – сорванец в юбке, часто бегавшая по лесу наперегонки с Бенето – печально попрощалась с ним. Позже, на Корвус Ландинг, когда Тальбуна полностью удовлетворил уровень подготовки Бенето, старый священник умер на его руках под сенью вселенских деревьев, завещав растворить свое тело в лесной сети.

Изучая Дворец Призмы на Илдире, Нира столкнулась с другим сыном планеты Мудреца-Императора, жестоким наместником Добро Удру'хом, который начал расспрашивать о ее телепатическом потенциале как зеленого священника. Наместник прибыл для доклада Мудрецу-Императору о тайном эксперименте по скрещиванию илдиран с пленными людьми на Добро. Правитель нашел эти исследования актуальными как никогда: возвращение древнего врага, гидрогов, оставило илдиранам мало времени для генетического создания существ с необходимыми для сохранения Империи характеристиками.

В это время Солнечный Адмирал Кори'нх заставил своих офицеров отрабатывать новые тактики, взятые из военного опыта землян. Многие консервативные офицеры с трудом могут постичь суть новых методов, однако, Зан'нх – перворожденный сын Первого Наследника Джора'ха – обнаружил большие способности. Кори'нх повысил его и понизил в звании самого неуспешного из старых командиров.

Затем флот Солнечного Адмирала вылетел к газовому гиганту Кронха-3, где находилась единственная оставшаяся под управлением илдиран небесная шахта. Когда боевые сферы гидрогов выплыли из облаков и начали разрушать установку для добычи экти, Солнечный Адмирал бросился в атаку. Оружие гидрогов было гораздо мощнее, но тот командир, что был разжалован, решился на отчаянный самоубийственный шаг. Он пошел на таран ближайшего вражеского корабля, разрушил его и дал Солнечному Адмиралу время закончить эвакуацию шахтеров. В тысячелетних хрониках «Саги Семи Солнц» нет примеров более унизительного поражения илдиран.

В это время на Земле Раймонд Агуэрра под присмотром компи ОКС продолжал готовиться к роли нового короля. Сначала он не мог поверить, что сменил грязные улицы на роскошный дворец, но постепенно его начал возмущать жесткий контроль. К своему ужасу, он узнал, что Ганза уничтожила его семью, и понял, что должен быть очень осторожен.

Под предлогом, что илдиране тоже пострадали от нападений безжалостных чужаков, Президент Ганзы Бэзил Венсеслас встретился с Мудрецом-Императором и предложил ему союз. Сами гидроги не реагировали на повторяющиеся запросы о переговорах.

Пока Бэзил находился на Илдире, гигантская боевая сфера достигла Земли, и эмиссар гидрогов потребовал аудиенции у короля Фредерика. Обеспокоенный старый правитель попытался передать сообщение Венсесласу через зеленых священников. Автоматический связной чужаков сообщил, что испытания Факела Кликиссов привели к аннигиляции одной из планет гидрогов, уничтожив миллионы ее жителей. Пришедший в ужас Фредерик отверг обвинения в геноциде, но гидроги предъявили ультиматум: все небесные шахты должны быть закрыты. Это означало отсутствие экти для илдиранских двигателей, единственного подходящего средства для космических путешествий. Фредерик стал умолять эмиссара смягчить условия, но вместо ответа гидрог взорвал в Тронном Зале свое связное устройство, убив короля и всех присутствовавших в зале.

Бэзил срочно вернулся на Землю, объявив Раймонду Агуэрре, что «король Петер» должен немедленно занять трон. Он послал новое боевое соединение, в которое вошли Тасия Тамблейн и Робб Бриндл, для сбора экти на Юпитере, находящемся в зоне владения Земли. Постоянно готовые к бою корабли защиты наблюдали за дерзкими шахтерами. В течение нескольких дней все было спокойно, но затем большой флот боевых сфер поднялся из облаков и схватился с EDF в жестоком бою. Тасия и Робб чудом остались в живых, хотя сбитые корабли землян то и дело рушились вниз…

Пока никто не узнал о позорном поражении, Бэзил Венсеслас провел коронацию короля Петера, задуманную как шоу надежды и единения. В процессе подготовки к церемонии Петера, тщательно скрывающего ненависть к Бэзилу, накачали наркотиками. Изображая отеческие чувства, Бэзил пообещал новому королю, что если он будет вести себя хорошо, ему подыщут королеву… Во время коронации Петер с успехом произнес подготовленную речь, бросающую вызов ультиматуму гидрогов и декларирующую, что люди имеют право брать ресурсы необходимые для них.

На Илдире Мудрец-Император решил ускорить свой план. Нира обнаружила, что беременна от Первого Наследника, но прежде чем она успела сообщить эту новость Джора'ху, Мудрец-Император отослал его с дипломатической миссией на Терок. В одну из ближайших ночей звероподобные илдиранские гвардейцы похитили Ниру, на ее глазах убив наставницу девушки, Отему, под тем предлогом, что она слишком стара и потому непригодна для селекции. Ниру доставили к злобному наместнику Добро для генетических экспериментов…

Для человеческой расы настанут тяжелые времена, если они не смогут найти другого пути производства горючего для звездолетов. Рупор Юхай Окиах переориентировала Скитальцев на поиски альтернатив запретным теперь небесным шахтам, после чего отреклась от своего поста в пользу преемницы, Чески Перони. Джесс Тамблейн сам видел, как любимая женщина заняла это место в качестве сильного и проницательного лидера. Теперь она стала гораздо дальше от него, чем когда-либо.

На удаленной Рейндик Ко археологическая партия Коликосов открыла, что каменное окно является действующей транспортной системой, входной дверью, соединенной со старой кликисской машиной. Хотя кликисские роботы утверждали, что они не помнят ничего существенного, Маргарет смогла перевести древние записи. Вполне возможно, кликисские роботы были частично ответственны за исчезновение породившей их расы и участвовали в давней войне гидрогами и илдиранами. Переполненные известиями, Маргарет и Луис вернулись в лагерь и обнаружили, что зеленый священник Аркас убит, молодые вселенские деревца уничтожены и все средства связи разрушены! Кликисских роботов нигде не было видно.

Со своим преданным компи DD Маргарет и Луис забаррикадировались в открытом ими скальном городе, но кликисские роботы пробились туда. Хотя DD пытался защитить своих хозяев, кликисские роботы пленили компи, стараясь не повредить искусственный интеллект, который был сродни им. В последний момент Луис заставил заработать каменное окно, открыв дверь в неизвестный чужой мир. Он настоял, чтобы Маргарет прошла первой, но прежде чем смог сам присоединиться к ней, путь закрылся – и роботы окружили его. Старый археолог знал слишком много. Когда Луис напомнил кликисским роботам, что до сих пор они заявляли об утрате памяти, роботы просто ответили: «Мы лгали».

1. ДЖЕСС ТАМБЛЕЙН

От края до края Рукава Спирали на газовых гигантах соседствовали друг с другом опасности и сокровища. В течение полутора веков добыча универсального звездолетного топлива из облачных миров была для Скитальцев доходным бизнесом.

Но вот уже пять лет как все изменилось.

Гидроги запретили все небесные шахты на близлежащих газовых гигантах, объявили их своей территорией и охраняли, подобно злющим сторожевым псам. Эмбарго нанесло ущерб экономике Скитальцев, Илдиранской империи и Земной Ганзейской Лиге. Много смелых – или глупых – дельцов сопротивлялось ультиматуму. Они поплатились жизнью. Большинство шахт было разрушено. Ничто не могло остановить беспощадных чужаков из глубин.

Но, хотя ситуация казалась безвыходной, Скитальцы и не думали сдаваться. Вместо этого они сменили тактику, выживая – и благоденствуя – за счет новизны.

– Прежняя Рупор всегда говорила нам, что гибкость предопределяет успех, – сказал Джесс Тамблейн по открытой связи, выводя свой корабль-наблюдатель на позицию над газовым гигантом Велир. Планета казалась обманчиво спокойной.

– К черту, Джесс, – с легкой досадой в голосе ответил Дел Келлум. – Если бы я хотел нежиться, то остался бы на Земле.

Келлум, старый вождь клана и руководитель предприятия, подал сигнал кораблям-черпалкам, готовым стремительно снижаться. Группа из небесных шахт модификации «блицкриг» и нескольких кораблей-наблюдателей собралась на безопасном, как они надеялись, расстоянии от рыжей планеты. Никто не знал, когда гидроги могут засечь посягательства облачных воров, но у Скитальцев не было времени и приходилось рисковать. В конце концов, любая жизнь – игра, а человечеству не выжить без топлива для звездолетов.

Экипажи сборщиков экти кружили на своих огромных черпалках, готовые дружно броситься в тонкий покров облаков. Ударить и убежать. Форсированные двигатели излучали тепло. Пилоты покрывались испариной. Готовность!

Одинокий в своем кораблике-наблюдателе, Джесс не отрывался от панели управления.

– Приготовьтесь заходить со всех сторон! Двигайтесь быстро, захватите сколько сможете! И берегите голову! Неизвестно, как быстро эти всплывающие гады нас обнаружат!

После подтверждения с большого корабля-сборщика – харвестера – они кинулись вниз как хищники за добычей. То, что некогда было рутиной, стало операцией в зоне боевых действий.

Когда появилась угроза войны с гидрогами, дерзкие инженеры Скитальцев перестроили традиционное оборудование небесных шахт. Для этого им потребовалось целых пять лет. Новые скоростные черпалки-блицкригеры имели мощные двигатели, высокоэффективные экти-реакторы и отстегивающиеся грузовые цистерны, собранные в единый блок, напоминающий гроздь винограда. Как только такая цистерна-ягода наполнялась, ее можно было запустить в точку назначения, моментально унося собранное экти, не набирая полного загрузочного веса, если гидроги бросались за ними в погоню.

– Большой Гусак думает, что мы – тупые бандиты, – передал Келлум. – Черт возьми, давай произведем впечатление!

Ганза, Большой Гусак, дорого платила за каждую каплю горючего. Так как снабжение экти сокращалось год за годом, цены на него взлетели до цифры, на которой Скитальцы признали риск приемлемым.

Пять модифицированных черпалок сначала рассыпались в атмосфере, затем погрузились в облака Велира, рождая вертикальные потоки и исчезающе тонкие ветры. Они жадно глотали сырье, сжимая избыток в баллонах для хранения водорода, пока вторая ступень экти-реактора обрабатывала газ.

Наблюдая, подобно человеку из вороньего гнезда древнего пиратского корабля, Джесс развернул плавающие датчики в похожих на пудинг велирских облаках. Буйки должны были отслеживать большие корабли, если такие появятся из глубин. Датчики могли дать лишь несколько минут упреждения, но смельчаки научились ретироваться довольно быстро.

Джесс знал: вступать в бой не стоит. Поражения илдиранского Солнечного Адмирала и EDF Ганзы показали, что урока зачастую хватает. При первых признаках нападения его коварные харвестеры разворачивались и убегали со всем экти, которое удалось захватить.

Первый блицкригер наполнил грузовую цистерну и поднялся так высоко, чтобы сбросить ее, оставляя дымный след в разреженном воздухе. Громкое восклицание донеслось по связи, конкурирующие Скитальцы пожелали друг другу удачи. Беспилотная цистерна с горючим отправилась к пункту сбора безопасно.

В старые добрые времена свободные небесные шахты дрейфовали в облаках, словно киты, поедающие планктон. Брат Джесса Росс был капитаном шахты «Голубое Небо» на Голгене; он строил планы на будущее, имел замечательное деловое чутье, и все надежды мира были к его услугам. Но враги уничтожили его установку, убили весь экипаж и его самого…

Джесс контролировал сканеры. Хотя начиненные датчиками буйки не обнаруживали турбулентности, которая могла бы сигнализировать о приближении врага, он не ослаблял внимание. Велир казался абсолютно тихим и мирным. Каждый на блицкригерах пребывал в напряжении, зная, что у них есть только один шанс, и кому-то придется умереть, если нагрянут гидроги.

– Есть второй! – харвестер Дела Келлума сбросил наполненную цистерну. К этому моменту каждый из пяти кораблей-черпалок отправил загруженное экти. Сборщики находились на Велире меньше трех часов, и это уже был полноценный рейс.

– Неплохо мы облапошили этих гидрогов! – излишняя болтливость Келлума по связи выдавала его волнение. – Хотя я предпочел бы хлопнуть неприятеля парочкой комет! Как ты на Голгене, Джесс.

Джесс зло усмехнулся. Бомбардировка Голгена, ответный удар, сделала его героем Скитальцев, и он надеялся, что планета теперь необитаема, все враги уничтожены.

Теперь многие кланы смотрели на Джесса с уверенностью, что он продолжит бунт против абсурдного запрета чужаков.

– Я лишь следовал за своей Путеводной Звездой, – уклончиво отозвался он.

– У нас с тобой много общего, – сказал Келлум, его голос теперь был приглушенным, ибо он переключился на личную частоту. – И если вдруг ты задумаешь еще одну бомбардировку, можно мне подсказать для нее адресок?

– Что ты имеешь против Велира? – удивился Джесс. Затем он вспомнил: – А, ты же хотел жениться на Шарин Пастернак!

– Да, будь я проклят! – выругался Келлум. Шарин Пастернак была капитаном небесной шахты на Велире. Эта женщина имела особенно едкое чувство юмора и крутой нрав, но Келлум восхищался ею. Это было бы вторым браком для обоих. Если бы шахта Шарин не была уничтожена одним из первых нападений гидрогов.

Еще три цистерны, загруженных экти, отправились в полет. Триш Нг, пилот второго корабля-наблюдателя, вдруг начала неистово сигналить Джессу, оборвав разговор.

– Сенсорные буйки! Проверь показания, Джесс!

Послушно глянув на сканер, он увидел типичную несущую волну с короткими зубцами на заднем плане.

– Это только черточки разрядов. Не празднуй труса, Нг!

– Эти самые следы разрядов повторяются с интервалом в двадцать одну секунду. С точностью механизма, – она переждала такт. – Джесс, это искусственный сигнал, скопированный, замкнутый и отраженный обратно к нам. Охотники, должно быть, уже нейтрализовали сенсорные буйки. Это уловка!

Джесс понаблюдал некоторое время, и вскоре картина стала очевидной.

– Ожидали, что мы должны это съесть! Всем: сворачиваемся, уходим!

Как будто почувствовав, что их рассекретили, семь громадных боевых сфер поднялись как смертоносные левиафаны из толщи велирских облаков. Скитальцы-сборщики не колебались, быстро уводя корабли от погони.

Низкий гул пришел от сфер чужаков, и с голубым сиянием на их алмазных боках раскрылись пирамидальные выступы. И все отважные Скитальцы уже видели раньше, как враг стрелял из этих разрушительных орудий.

Келлум отстегнул четыре пустых цистерны для экти и метнул их, словно крупную картечь, в ближайший боевой шар.

– На, подавись!

Джесс кричал в передатчик:

– Не ждите! Немедленно уходим!

Диверсия Келлума сработала. Враги направили голубые молнии на пустые снаряды, дав блицкригерам фору в несколько секунд. Скитальцы запустили сверхмощные двигатели своих кораблей, и четыре из пяти харвестеров вышли на спасительную траекторию.

Один из новичков завис в хвосте всего лишь на миг дольше, и вражеские молнии превратили блицкригер в оплавленный лоскут. Пронзительные вопли членов экипажа донеслись по каналу связи и тут же оборвались.

– Уходим! Уходим! – кричал Джесс. – Рассеиваемся!

Уцелевшая банда харвестеров разлетелась, как пыль. Автоматические грузовые цистерны сами придут по указанным им координатам, где в свободное время бойцы подберут связку.

Боевые шары поднимались, выстреливая в пространство все больше голубых молний. Они попали в большой корабль-наблюдатель и сбили его, но остальные спаслись. Некоторое время вражеские корабли оставались над атмосферой, рыча, прежде чем неторопливо и бесследно погрузиться в медные бури Велира.

Рейдеры, хотя и потрясенные потерей блицкригера и наблюдателя, уже подсчитывали экти на своих харвестерах и прикидывали, какой доход оно принесет им на открытом рынке.

Джесс покачал головой, скрытый от глаз коллег в маленькой кабине своего корабля.

– Что случилось с нами, если мы радуемся тому, что наши потери оказались «не так уж велики»?!

2. КОРОЛЬ ПЕТЕР

Экстренные совещания на высшем уровне проводились регулярно с тех пор, как начались атаки гидрогов, и эта встреча не была исключением. Но в этот раз король Петер настоял на том, что она будет проходить во Дворце Шепота, в зале по его выбору. Второй банкетный зал, на который он указал, не имел какого-то особого значения; юный король хотел лишь продемонстрировать свою независимость… и позлить президента Венсесласа.

– Ты продолжаешь твердить мне, что моя политика базируется на публичных выступлениях, Бэзил, – Петер выказал притворную радость, встретив тяжелый взгляд Президента. – Разве я не волен говорить с моими советниками в моем дворце, а не в Высшем Совете Ганзы?

Петер знал, что Бэзил терпеть не может, когда юный король использует против него его собственную тактику. Преображенный Раймонд Агуэрра научился играть свою роль куда лучше, чем ожидала Ганза.

Лицо Бэзила приобрело надменное выражение, как бы говорившее собеседнику, что Президент Земной Ганзейской Лиги дольше имел дело с кризисом, чем капризный молодой король.

– Твои претензии – всего лишь формальность, Петер! На самом деле на этих встречах в тебе нет необходимости.

Король попытался блефовать:

– Если ты думаешь, что народ не заметит моего отсутствия на экстренном заседании, тогда я лучше пойду, искупаюсь с моими дельфинами, – он понимал свое невеликое значение и старался нажимать на президента, когда только мог. Петер, однако, не мог недооценивать границы власти Бэзила. И, со своей хитростью и остротой ума, не упускал ни одной маленькой баталии. И знал, когда следует остановиться.

Наконец, битва была выиграна: Бэзил согласился, что это его, Петера, дело.

За закрытыми дверями, при свечах, вокруг стола, накрытого для ланча, собрались первые советники короля Петера – отобранный Бэзилом разнообразный внутренний круг представителей, военных экспертов и чиновников Ганзы.

Чопорные слуги сновали вокруг, выполняя их прихоти. Приятно журчала вода в трех фонтанах, устроенных в нишах.

Петер занял свое место в замысловато украшенном кресле во главе стола. Зная свою роль, он глубокомысленно молчал и слушал, как президент оглашает пункты повестки дня.

Жесткие седые волосы Бэзила были безупречно уложены. Его представительный костюм был дорогим и при этом удобным. Президент двигался с ленивой грацией, так что никак нельзя было поверить в его семьдесят три года. Он умеренно питался, пил только воду со льдом и кофе с кардамоном.

– Я требую точной оценки состояния колоний Ганзейской Лиги, – Венсеслас обвел долгим взглядом советников, адмиралов и послов от колоний. – За те пять лет, в течение которых гидроги убили короля Фредерика и предъявили свой ультиматум против эксплуатации небесных шахт, мы провели большую часть времени в поисках выхода и разработке действенных проектов, – президент посмотрел на командующего Земными Оборонительными Силами. С тех пор, как Бэзил стал Президентом Ганзы, он также де-факто возглавлял EDF. – Генерал Ланьян, какова ваша общая оценка?

Генерал указал в сторону статистических данных, которые помощники подготовили для него в списке документов:

– Все просто, мистер Президенту нас большая проблема, хотя EDF жестко экономит экти с тех пор, как начался кризис. Без тех крайне непопулярных мер…

Петер прервал его.

– Мятежи вызваны высокой стоимостью звездолетного топлива и его дефицитом, особенно в новых поселениях. Мы уже были вынуждены перевести четыре колонии на военное положение. Люди болеют и голодают. Они думают, я оставил их, – король с отвращением посмотрел на соблазнительные спелые фрукты и тонко нарезанное мясо. При мысли о чужих страданиях у него пропал аппетит.

Ланьян, прерванный на середине фразы, безразлично глянул на короля, затем вновь обратился к Бэзилу:

– Как я говорил, мистер Президент, строгие меры дадут нам возможность сохранить большую часть жизненно важных служб. Но наши резервы уменьшаются!

Тира Бегущая Лошадь, одна из посланников планет, отодвинула тарелку в сторону. Петер попытался вспомнить, какую колонию она представляет. Рейак?

– Водород – самый распространенный элемент во вселенной. Почему бы нам не попытаться получать его где-нибудь еще? – предложила Тира.

– Концентрация водорода не везде достаточна, – ответил один из адмиралов. – Газовые гиганты – лучший источник.

– Скитальцы продолжают поставлять экти, хотя используют крайне опасную технику сбора, – заметил посол Реллекера. Бледнокожий, с аристократическими чертами лица, он выглядел как одна из копий античных статуй, что стояли вдоль стен малого банкетного зала. – Позвольте им продолжать их азартные игры!

– Альтернативы сверхсветовым двигателям. Мы перепробовали все, – добавил еще один посол. – Мы остаемся с тем, что добывают Скитальцы.

Нахмурившись, Ланьян покачал головой.

– На данный момент добываемое Скитальцами не покрывает наших военных нужд, не говоря уже о гражданских потребностях. Обороноспособность можно усилить только применением более строгих мер.

– Каких более строгих мер вы хотите? – возмутился темнолицый посол Рамаха. – Прошли месяцы с тех пор, как на моей земле последний раз получали поставки питания. Нет медикаментов, нет пищи. Нет оборудования. Мы развиваем наше сельское хозяйство и горнорудную промышленность, но у нас отсутствует инфраструктура, чтобы вынести в полной мере подобный кризис.

– Большинство из нас находится в подобной ситуации, – поддержал его бледный как призрак посол Дремена. – В моей колонии начался холодный сезон – больше облаков, ниже температура. Сбор урожая традиционно снижен на тридцать процентов, и так будет продолжаться все это время. И в лучшие годы Дремену была необходима помощь, чтобы выжить. Теперь же…

Бэзил взмахом руки остановил дальнейшие разногласия:

– Мы уже говорили об этом. Увеличение налогов неизбежно приведет к ограничениям, и тогда продукция вашего сельского хозяйства не сможет обеспечить народ. Кризис не закончится поутру, так что начните думать о будущем!

– Конечно, – с иронией сказал Петер. – Давайте отменим права мужчин и женщин, решим, сколько детей они должны произвести для поддержания роста колонии. Они рисковали жизнями для основания поселений! Что ж, такое решение понравится людям. Я уверен, вы хотите, чтобы я нацепил счастливое лицо и сам объявил об этом народу?

– Да, хочу, державный вы критикан! – отрезал Бэзил. – Это ваша работа!

Казалось, жуткие новости лишили всех аппетита. Слуги предлагали воду со льдом в изящных серебряных бокалах, ломтики цитрусовых – напрасно. Бэзил отослал их прочь.

Президент постукивал пальцами по столу с несвойственным ему нетерпением:

– Нам необходимо работать лучше, создать у людей понимание, что это – крайняя ситуация. У нас минимум горючего, не говоря уже об ограниченных возможностях связи – из-за недальновидности наших терокских друзей у нас не хватает зеленых священников. Сегодня, более чем всегда, нам необходимо больше телепатов, хотя бы для общего контакта между изолированными колониальными мирами. Многие планеты не имеют ни одного зеленого священника.

Он посмотрел на Сарайн, смуглокожую посланницу лесного мира. Она была стройной, узкоплечей, с высокими скулами, острым подбородком и пикантными маленькими грудками.

– Я делаю все, что могу, Бэзил. Ты знаешь – терокцы никогда не могли разглядеть за деревьями леса, – она улыбнулась, подчеркивая точный выбор слов. – С другой стороны, Терок не получает обычных поставок – ни техники, ни медицинской помощи, – с тех пор, как начался кризис. Мне трудно просить мой народ присылать Ганзейской Лиге зеленых священников сверх нормы, если Ганза лишает нас самого необходимого.

Петер с любопытством наблюдал за противостоянием Бэзила и симпатичной терокианки; с первых дней своего правления он имел удовольствие лицезреть такой аттракцион взаимоотношений. И, прежде чем президент успел ответить Сарайн, Петер приосанился и произнес с достоинством в голосе, отработанном множеством речей.

– Посол, мы примем во внимание трудности, коснувшиеся большинства колонистов Ганзы! Мы должны распределять ресурсы, отдавая приоритет нашим собственным колониям. Терок – суверенный мир, он и так в значительно лучшем положении, чем большинство миров.

Пока Сарайн приходила в себя от словесной пощечины, Бэзил, оценив помощь Петера, с облегчением заметил:

– Истинно прав Король! Пока ситуация не изменится к лучшему, Терок может рассчитывать только на себя. Если, конечно, он не пожелает присоединиться к Ганзе?..

Сарайн опустила голову и едва заметно покачала головой. Генерал Ланьян резко, будто острой косой по траве, прошелся взглядом по кругу советников.

– Мистер Президент, у нас остается только один выход – принять крайние меры! Чем дольше мы ждем, тем более жесткими они будут!

Бэзил вздохнул, как будто зная, что груз ответственности за этот выбор ляжет на него:

– У вас есть разрешение Ганзы делать все необходимое, генерал, – он пронзил взглядом Петера. – И вы, конечно, утвердите это именем Короля.

3. ЭСТАРРА

– Я видел множество удивительных миров, – промолвил старший брат Эстарры, когда они путешествовали на летающей платформе через лесистый континент. – Я бывал во Дворце Шепота на Земле и стоял под семью солнцами Илдиры, – загорелое лицо Рейнальда осветила улыбка. – Но Терок мой дом, и мне здесь лучше, чем в любом другом месте.

Эстарра улыбнулась зачарованно, будто впервые увидев хорошо знакомый пейзаж шепчущего Вселенского Леса.

– Я никогда не была на Зеркальных Озерах, Рейнальд. Я так рада, что ты взял меня с собой!

Девчонкой, она бывало тихо покидала дом до рассвета, гонялась по лесу, желая отыскать что-нибудь любопытное. К счастью, ей было интересно многое: жизнь природы, наука, культура, история. Она даже копалась в архиве корабля поколений «Кайлье», истории Терокского поселения и появления зеленых священников. Не потому, что была обязана это делать, а потому, что ей это нравилось.

– Кто еще мог бы составить мне компанию? – Рейнальд игриво провел тонкими пальцами по спутанным кудрям сестры. Он был широкоплечим и мускулистым, длинные волосы его были заплетены в тонкие косички. Хотя кожа Рейнальда блестела от пота, он не испытывал неудобства в душном воздухе леса. – Сарайн стала послом на Земле. Бенето – зеленым священником на Корвус Ландинг, и Целли… так…

– Она совсем ребенок, даже в свои шестнадцать, – сказала Эстарра.

Давным-давно, готовясь стать следующим Отцом Терока, Рейнальд совершил путешествие вокруг Рукава Спирали с целью изучить культуры разных народов. Он был первым из правителей Терока, так усердно постигавшим жизнь других обществ. Теперь, когда строго экономилось звездолетное горючее и возросла напряженность между планетами, Рейнальд решил посетить главные города своего собственного мира. Его родители не скрывали, что он должен пойти по их стопам и в свое время занять трон. Он должен быть готов к этому.

И вот летающая платформа скользила над кронами деревьев от одного поселения к другому. Ее сопровождала, прикидываясь эскортом, хохочущая молодежь. Они летали вокруг на мотоглайдерах – совсем маленьких лодочках со слабыми двигателями и крыльями, заимствованными у местных крупных кондорфлаев. Расшалившиеся подростки крутились, закладывали виражи, – в общем, демонстрировали искусство пилотажа. Кое-кто из них пробовал флиртовать с Эстаррой, уже достигшей брачного возраста.

Девушка заметила впереди просвет в мощных кронах и манящий блеск лазурной воды.

– Там Зеркальные Озера, глубокие и безупречно круглые по форме, – указал Рейнальд. – Мы остановимся на ночь в деревне.

Вокруг первого озера Вселенский Лес создал, словно в подарок людям, пять теплых ульев, опустевших гнезд огромных червей. Рейнальд посадил летающую платформу на берегу озера. Поднялась радостная суматоха: жители танцевали, прыгали, карабкались вверх по деревьям и ныряли прямо из ячеек своих ульев, радуясь появлению гостей. С грацией, подобной взмаху потревоженных ветвей, появились четыре зеленых священника, их кожа отливала изумрудом из-за присутствия в телах фотосинтезирующих водорослей-симбионтов.

Зеленые священники были способны к более успешной связи, чем большинство технических комплексов, изобретенных Ганзой или Илдирой, и зеленые священники не могли помочь им – не потому, что хотели утаить секреты, но потому что сами не знали технологическую основу своего дара. Правители разных миров были рады нанять их за телепатические способности, хотя Ганза, например, не могла предложить самодостаточным терокцам почти ничего, что было бы им необходимо или интересно. Казалось, лесной мир сам стремится сохранить свою независимость.

С другой стороны, предложения Ганзы были очень настойчивы и убедительны.

Балансировать при таких условиях было бы трудной задачей для любого правителя. Наблюдая за тем, как брат общался с зелеными священниками и приветливыми жителями деревни, Эстарра могла предвидеть, как он будет вести себя в роли следующего Отца Терока.

После вечернего банкета, где подавалась свежая рыба, речные водоросли и запеченные в панцире водяные жуки, они подняли свою летающую платформу к верхушкам деревьев, окружавших озеро Рейнальд и Эстарра любовались представлением древесных танцоров, прирожденных гибких акробатов, прыгавших через упругие ветви. Они взмывали в воздух, используя пальмовые листья как трамплины, совершали немыслимые кульбиты, кувыркались и крутились словно на брусьях, создавая прекрасные хореографические композиции. В завершение они синхронно нырнули в совершенную арку озера, будто капли дождя.

После спектакля Эстарра покинула Рейнальда, беседовавшего о делах с жителями деревни, с радостью приняв приглашение поплескаться в теплой воде в компании местных девушек. Она любила чувство скольжения по воде, хотя могла наслаждаться им только несколько раз в год.

Рассекая воду Зеркального Озера, Эстарра подняла взгляд в ночь, восхищенная сиянием открытого неба. В ее родном городе деревья так разрослись, что закрыли небо и нужно было забраться на верхушку, чтобы увидеть звезды. Сейчас, плавая под открытым небом, она была ослеплена космической феерией над головой, наполненной мириадами мерцающих огоньков, это был настоящий лес звезд под сводом неизмеримого пространства, полный людей, миров, возможностей.

Когда Эстарра вернулась к ярко освещенным жилым ульям – мокрая, но довольная – она застала Рейнальда беседующим с молодой жрицей по имени Алмари. В глазах женщины светились ум и любопытство; Алмари уже не один год была посвященной певицей леса, добавляя выраженные в музыке истории к лесному архиву. Как у всех зеленых священников, голова ее была безволосой, гладкой, лицо украшено татуировками, говорящими о различных достижениях.

Рейнальд был учтив и мягок, но непреклонен в своем решении.

– Ты прекрасна и умна, Алмари. Никто не может отрицать это. Я уверен, что ты будешь прекрасной женой!

Эстарра знала, о чем идет речь, она уже насмотрелась такого за время путешествия.

Алмари говорила быстро, явно стараясь досказать прежде, чем собеседнику удастся уйти от разговора.

– Особенно в это трудное время, разве не предопределено, что следующая Мать Терока должна быть зеленым священником?

Рейнальд осторожно коснулся необычной зеленой кожи на запястье Алмари.

– Я не могу согласиться, мне не кажется, что это важно.

Заметив Эстарру, Алмари смущенно опустила глаза и покинула их. С шаловливой усмешкой Эстарра слегка шлепнула брата по плечу.

– Она хорошенькая!

– Третья за сегодняшнюю ночь!

– Лучше иметь большой выбор, чем никакого! – резонно заметила Эстарра.

Рейнальд тяжело вздохнул:

– К тому же, есть нечто, о чем следует говорить прежде, чем принять окончательное решение.

– Бедный, бедный Рейнальд! – съязвила Эстарра.

Он в ответ дал сестре легкий подзатыльник.

– В конце концов, я ведь не Первый Наследник Илдиран. Это ему вменяется в обязанность иметь тысячи любовниц и столько детей, сколько он сможет произвести.

– Ах, как ужасны обязанности правителя! – Эстарра встряхнула мокрыми волосами так, чтобы забрызгать и брата тоже. – Пока я всего-навсего четвертый ребенок, и единственная моя забота – когда я смогу еще искупаться. Почему бы не сейчас?

Смеясь, она убежала. Рейнальд с завистью посмотрел вслед сестре.

4. ПЕРВЫЙ НАСЛЕДНИК ДЖОРА'Х

Как старший сын Мудреца-Императора, Первый Наследник Джора'х проводил дни в предписанных развлечениях. Способные к деторождению женщины всех разнообразных илдиранских родов обращались за положенными привилегиями, и список все увеличивался. Женщин-добровольцев было больше, чем он мог обслужить.

Очередную наложницу Первого Наследника звали Сай'ф. Юркая, быстрая, она происходила из рода ученых и была экспертом в области биологии. Сай’ф занималась ботаникой, а точнее – выведением новых сельскохозяйственных культур для различных колоний.

Она пришла к Джора’ху во Дворец Призмы и ожидала в его палате, куда дневной свет проникал сквозь панели, изукрашенные самоцветами. У нее была большая, красивая голова, взгляд ее из-под высоких бровей был внимательным и цепким, словно она фиксировала в памяти каждую деталь для последующего изучения.

Джора’х остановился перед ней, высокий и статный, его лицо считалось образцом илдиранской красоты. Золотые волосы, собранные в десять тысяч тонких косичек, образовывали нимб вокруг его головы, подобно гало.

– Благодарю за твою просьбу быть со мной, Сай’ф, – сказал он проникновенно – как делал всегда. – Может быть, наше единение сотворит этим днем чудо для всей Илдиранской Империи.

Сай’ф держала в тонких руках керамический цветочный горшок со странным искривленным деревцем. Его колючие ветки были изогнуты, подрезаны, свернуты в неестественную форму. Робея, она протянула Джора’ху подарок:

– Для вас, Первый Наследник.

– Любопытно. Какой колючий! – Джора’х взял горшочек, заинтригованный лабиринтом сплетенных веток и листвы. – Оно выглядит, словно полотно, сотканное из живого растения.

– Я использовала особенности наших полых деревьев, Первый Наследник. Это человеческая техника, называемая бонсай. Путем давления на растение можно обратить его биологическое напряжение внутрь и тем самым сделать его еще более красивым. Я начала выращивать его год назад, когда заполнила заявку на соединение с вами. Эта работа потребовала усердия и времени, но результат удался.

Джора’ху не нужно было делать вид, что он доволен. Он и в самом деле был рад.

– У меня нет ничего подобного. Я сохраню его… но ты должна рассказать мне, как за ним нужно ухаживать.

Сай’ф трепетно улыбнулась, заметив нескрываемое удовольствие Первого Наследника. Он поставил живую скульптуру на полупрозрачную полку и подошел к ней, на ходу расстегивая тунику, обнажая рельефный, мускулистый торс.

– Теперь позволь мне в ответ доставить удовольствие тебе, Сай’ф.

Прежде чем Первый Наследник вошел, ее тестировали штатные служащие. Все женщины Первого Наследника были гарантированно способны к деторождению и восприимчивы. Такие проверки не гарантировали стопроцентный результат, но давали хороший шанс.

Сай’ф разделась и Джора’х залюбовался ею. Представители каждого илдиранского рода имели различное строение тела. Некоторые были стройными, эфирными, другие – мощными и мускулистыми, третьи – угловатыми и живыми, четвертые – пухленькими. Но Первый Наследник видел красоту во всех ее проявлениях. Хотя некоторые нравились ему больше других, он не приветствовал фаворитизма, никогда не оскорблял добровольцев и не показывал разочарования.

Сай’ф реагировала на его ласки, будто следуя программе или заученной процедуре. Как ученый, она, вероятно, изучала вариации секса в годы студенчества, так что могла справиться с неожиданными трудностями в постели. В то же время, Джора’х чувствовал себя выполняющим задание, подобное многим.

Вдруг он подумал об очаровательном деревце бонсай, которое принесла ему Сай’ф. Память вернула Джора’ха к Нире, но воспоминание было бессильно и ничем не могло помочь. И сердце его сжалось от тоски по возлюбленной зеленой жрице. Прошло пять лет с тех пор, как он видел ее в последний раз.

Наивность Ниры и ее экзотическая красота очаровали его сильнее, чем покорность женщин Илдиры. Когда она впервые прибыла в Миджистру – какими широко раскрытыми от удивления глазами она смотрела на архитектуру, музеи, фонтаны, заставив и его свежим взглядом увидеть свой город! Ее непосредственное восхищение достижениями илдиран доставило ему большее чувство гордости за свое наследие, чем самые волнующие пассажи «Саги Семи Солнц».

После робких месяцев радости общения, когда они, наконец, впервые решились заняться любовью, это показалось совершенно естественным. Некое родство душ, укреплявшее его связь с Нирой, было не похоже на то, что испытывал Первый Наследник прежде. Его отношения с ней ничуть не напоминали рутинные единения по регламенту, составленному ассистентами. Джора’х и Нира проводили вместе вечера, хоть и зная, что их отношения непременно должны закончиться, но наслаждаясь каждым мгновеньем. И Первый Наследник помнил о любимой и продолжал вспоминать.

В начале кризиса, когда Джора’х отбыл с визитом к принцу Рейнальду на Терок, Нира и ее наставница Отема трагически погибли при пожаре в оранжерее, где росли привезенные ими вселенские Деревья. Согласно сообщению Мудреца-Императора, два других зеленых священника поспешили туда и также сгорели.

Давным-давно милая Нира пришла к Первому Наследнику, держа горшочек с деревцем, маленьким отростком Вселенского Леса. Теперь, через годы после ее смерти, женщина по имени Сай’ф принесла Джора’ху деревце бонсай, и память о прошлом воскресила для него любимые черты…

Джора’х сосредоточил внимание на ученой. Ему не хотелось, чтобы она подумала, будто он отвлекся или неудовлетворен ею. Усилием воли Первый Наследник заставил себя сосредоточиться на физическом удовольствии и боль от воспоминаний ушла.


* * *

Джора’х запросил аудиенции у Мудреца-Императора. Яркие глаза отца сверкали на обрюзгшем лице, толстые губы приветливо улыбались, когда он смотрел на сына. Брон’н, свирепый телохранитель Мудреца-Императора, встал у дверей покоев, чтобы правитель и его старший сын могли беседовать наедине.

– Я хочу послать еще одно сообщение на Терок, Отец, – смиренно попросил Джора’х.

Мудрец-Император Цирок’х нахмурился, развалясь в кресле-коконе, словно приготовился к телепатической связи через тизм.

– Я чувствую, что ты снова думаешь о той человеческой женщине. Ты одержим мыслью о ней, ты не смирился с тем, что она погибла. Это может только помешать тебе исполнять свои обязанности здесь. Она мертва, ты должен в это поверить наконец!

Джора’х знал, что отец прав, но ему не удавалось забыть улыбку Ниры и ту радость, которую она принесла ему. Прежде чем придти сюда, он посетил оранжерею. Деревья с Терока когда-то поселили в особом здании. Теперь здесь росли нежно-розовые лилии с Комптора и темно-красные маки, наполняя влажный воздух тяжелым ароматом. Пять лет назад, когда он вернулся с Терока и услышал пугающие новости, то поспешил удостовериться сам – и в ужасе застыл на пороге перед следами необъяснимого пожара.

Не осталось тел, которые можно было бы похоронить. И вселенские деревья уже обратились в пепел, когда Нира и Отема прибежали бороться с огнем, поэтому они не успели послать сообщения через телинк. Все было потеряно. Глубоко опечаленный Джора’х рассказал о трагедии своему другу Рейнальду в специальном известии, отправленном на корабле Солнечного Флота.

Теперь пятна копоти были начисто стерты, а боль утраты все не покидала Джора’ха. Сердце его отказывалось признать, что Нира мертва. Если бы он был здесь в тот злосчастный день, то не позволил бы никакой беде ее коснуться…

Ощущая тоску сына через тизм, Цирок’х мрачно сопел.

– Тебе придется нести тяжелое бремя, когда ты займешь мое место. Это твоя судьба, сын мой, сопереживать страданиям твоего народа.

Джора’х опустил голову, золотые косички всколыхнулись, будто струи дыма.

– Тем не менее, я хотел бы выразить соболезнование Рейнальду, в память о двух зеленых священниках. Мы не послали их останки на родину. Это такая малость, отец!

Мудрец-Император снисходительно улыбнулся.

– Ты знаешь, что я не могу отказать тебе! – толстые, будто канаты, косы спускались с его головы, обвивались двумя змеями вокруг круглого живота и настороженно шевелились, словно правитель был недоволен.

Джора’х, вздохнув с облегчением, достал пластинку из алмазной пленки с протравленными знаками.

– Вот, – он протянул пластинку отцу. – Я составил другое письмо Рейнальду, чтобы он донес его содержание до зеленых священников Терока. Я хотел бы отправить его с первым из коммерческих рейсов.

Правитель дотянулся до письма.

– Это может потребовать времени. Терок – не часто посещаемый мир.

– Я знаю, отец, но это то немногое, что я могу. У меня нет другого способа поддерживать контакт с Тероком.

Цирок’х повертел в пальцах мерцающую зеркальную пластинку.

– Тебе не следует снова думать о человеческой женщине.

– Благодарю за оказанное одолжение! – Джора’х развернулся и пружинистым шагом покинул покои.

Мудрец-Император подозвал к себе телохранителя.

– Возьми это и уничтожь. Джора’ху более не дозволяется посылать сообщения на Терок. Это приказ!

– Да, сир! Я понял!

Брон’н взял алмазное письмо и с большим трудом разорвал пополам. Части нужно было сжечь в печи электростанции.

5. НИРА КХАЛИ

Брошенная в селекционный лагерь на Добро, одинокая среди сотни других подопытных людей, Нира пристально вглядывалась вдаль за тонкой оградой. Ограда лишь формально обозначала границу, для удобства надзирателей, потому что узникам некуда было бежать.

На востоке начинались горы, с запада лагерь окружали поросшие травой холмы, в центре долины черная корка покрывала дно высохшего озера. Земля была исчерчена сухими руслами рек, бешено вскипавших после редких дождей. Казалось, кожу планеты растянули и бросили так, с открытыми гноящимися ранами.

За пять лет заключения в Илдиранской Империи зеленая жрица сумела сохранить свой внутренний мир, она все еще оставалась живой, несмотря на неописуемые надругательства, которые ей пришлось перенести. Ни один лагерный охранник или надсмотрщик-илдиранин не мог заявить, что она когда-либо спрашивала, почему над ней издеваются.

У ее возлюбленного, Джора’ха, не было возможности узнать о том, что с ней произошло. Одним своим приказом он мог бы освободить ее и других заключенных. Нира была уверена в том, что Первый Наследник не мог быть замешан в таком ужасного проекте. Он был слишком благороден и умен. Она чувствовала это сердцем. Знал ли Джора’х хотя бы то, что она еще жива? Могла ли она ошибаться на его счет?

Нира так не думала. Джора’ха внезапно послали на Терок – очевидно, отослали намеренно, чтобы он не мог вмешаться, когда ее похищали. Мудрец-Император вынужден хранить этот секрет от собственного сына, несмотря на то, что она принесла Джора’ху ребенка.

Наместник Добро, второй сын правителя, использовал людей, брошенных сюда, как расовый материал для илдиранских экспериментов. Нира интересовала наместника Удру’ха больше остальных заключенных по нескольким причинам, и поэтому испытывала величайшие страдания.

После рождения первенца, прелестной дочки-полукровки, названной Осира’х – «моя маленькая принцесса» – наместник Добро держал Ниру здесь, в этом кошмарном лагере, и она постоянно была беременна, как племенная кобыла…

Нира стояла на коленях с краю огороженной территории и маленьким инструментом разрыхляла жесткую грязь вокруг тощего кустарника и слабых цветов, которые вырастила. В свободное время она обихаживала и поливала растения, которые удалось отыскать, пыталась помочь им разрастись.

Даже этот слабый всплеск жизни напоминал ей о пышных лесах Терока. Хотя она была вырвана из кущи Вселенского Леса и ощущений лесного разума, Нира все еще оставалась зеленой жрицей и помнила свои обязанности.

Хотя ее зеленая кожа так же поглощала дневной свет и преобразовывала в энергию, как и раньше, солнце Добро было слабым, затянутым дымом и не могло дать необходимое питание организму. Казалось, его осквернила темная история этого места. Она огляделась, прикидывая, сколько времени может употребить на себя перед следующей рабочей сменой.

Селекционный лагерь располагался на большом участке огороженной земли, где стояли бараки, родильные дома, экспериментальные лаборатории и жилищные комплексы охраны. Не знающие другой жизни заключенные занимались своими делами. Кто-то разговаривал между собой; один истощенный человек даже смеялся, как будто не подозревал о своем положении. Человеческие дети – одобренные результаты скрещивания заключенных – умудрялись весело играть и резвиться даже в таком месте, как это. Наместник Добро настаивал на восстановлении чистокровных линий, чтобы сохранить разнообразным и здоровым генетический материал. Однако Нире казалось, что менее чем за два столетия их уже лишили человеческой сущности.

И после пяти проведенных здесь лет к Нире относились, как к новенькой, эксцентричной и со странностями. В конце концов, люди перестали обращать внимание на цвет ее кожи, которая не походила ни на что, виденное ими раньше. Но узники не могли принять ее позиции, почему она не хотела смириться и успокоиться.

Эти бедняги не знали ничего лучшего, чем покорность.

Нира заметила, что охранники объединили несколько рабочих команд. Она попыталась стать незаметной, в надежде, что распорядители отбора не выберут ее, не сегодня. Ее мышцы могли выдержать большую нагрузку, но рассудок устал за годы трудной работы – разделения на кристаллы бледных ископаемых костей, собирания плодов с колючих ветвей кустарников, рытья канав.

В конечном счете, илдиране дали ей задание – как всегда, но она старалась тянуть время. Непослушание только спровоцировало бы охранников повыдергать ее растения. Они делали так уже несколько раз. Она нашла бы другой путь сопротивления, если б могла.


Вначале, пока наместник Добро не знал о ее беременности, Ниру бросили одну в полной темноте. Запирание в неосвещенную камеру – самое страшное наказание для илдиран, избалованных постоянным сиянием дня. Предполагалось, что тьма сломит дух Ниры, а может, и доведет ее до сумасшествия. Наместнику нужна была только ее репродуктивная система, а не разум.

Нира мучилась от холода в сырой темнице несколько недель, физически ощущая отсутствие солнечного света. Под ослепительным солнцем Илдиры ее фотосинтезирующая кожа ежеминутно производила жизненную энергию. Однако в темноте ее обмен веществ должен был измениться. Нира снова научилась есть, усваивать нормальную пищу. Она слабела, но отказывалась капитулировать, сохраняя чистыми сердце и дух.

Наконец ее выпустили из темноты, чтобы сделать анализы и провести эталонный тест. Худое, но красивое лицо наместника повторяло черты Джора’ха, но без намека на какие-либо чувства. Он пожирал Ниру глазами.

После изучения результатов теста он взглянул на нее с укоризной, которую быстро сменил восторг:

– Ты носишь ребенка Джора’ха?!

Вместо того чтобы кинуть ее в лагерный барак или отдать лабораторной команде, как прочих узников, наместник и подчинявшиеся лично ему врачи ухаживали за жрицей, регулярно брали анализы крови, скрупулезно проводили постоянные болезненные обследования. В общем, делали все необходимое для ее здоровья – в своих интересах.

Нира, однако, хранила рассудок и силы для достижения собственных целей.

Рождение ее первой дочери прошло нормально. В родильной лаборатории Нира еще сквозь забытье увидела, что наместник Добро так смотрел на вопящую маленькую девочку, словно готов был растерзать ребенка брата.

Дитя-полукровка от телепатки зеленой жрицы и благородного Первого Наследника. Удру’х назвал девочку согласно традиции илдиранских родов – Осира’х, но Нира часто думала о девочке, как о своей принцессе, тайной надежде из книг, что она прочла вслух любопытному Вселенскому Лесу.

Как и всем узницам селекционного лагеря, наместник позволил Нире в течение шести месяцев нянчить ребенка. Это придавало ей сил. Она сосредоточилась на любви к девочке, заботе о ней. Затем наместник отобрал Осира’х. Все успешные результаты скрещивания изолировались от матерей.

Но насчет дочери Ниры наместник Удру’х замышлял что-то особенно важное.

Моя Принцесса…

Вскоре для Ниры начался настоящий кошмар.

В дальнейшем, как бы упорно она ни сопротивлялась, как бы ни умоляла, наместник постоянно держал зеленую жрицу беременной, экспериментируя с разными отцами. Каждое поражение приводило ее в отчаяние, Нира даже хотела исчерпать свои силы настолько, чтобы умереть. Она жила, подобно травинке в лесу, смятой башмаком и вбитой в землю тяжким дождем, но лишь до возвращения весны. В юности она и предположить не могла, что ее ждут такие испытания. Нира спасалась тем, что выучилась отправлять свое сознание в далекие отсюда места и пребывать там до тех пор, пока реальность не переставала грозить ее разуму.

Доноры спермы не питали к ней ненависти. Они только следовали указаниям наместника, были частью генерального плана, которого никто из них детально не знал. И зеленая жрица в том числе.

В отличие от Осира’х, ее последующие дети не были плодом любви. Они были результатом насилия, и Нира старалась не слишком привязываться к этим мальчикам и девочкам. Но она нянчилась с ними, заботилась о них, изучала их черты… и оставаться холодной не могла. Она не была способна отвернуться от невинных созданий только из-за того, что их отцам было приказано насиловать ее тело, пока зеленая жрица не понесет снова.

Ее собственные дети… хотя ей не давали вырастить их. Каждый раз врачи отбирали малышей, чтобы содержать в соседнем илдиранском городе по специальному распорядку контроля и тренировок.

Вскоре наместнику показалось, что Нира достаточно окрепла для назначения в рабочую группу. Физическая работа должна была закалить ее. Когда ее способность к деторождению вновь достигала пика, охрана бросала Ниру обратно в селекционный барак. Цикл насильственного зачатия выходил на новый виток. Так продолжалось четыре года…

Сейчас, когда оранжевое солнце Добро опустилось в темные облака на горизонте, она оставила свои молоденькие, еще безлистные кустики в маленьком саду и пошла посмотреть на другие растения. Артели рабочих вернулись с холмов и заполонили лагерь. После долгого заключения у пленников не осталось надежд, они механически перетаскивали свои тела из одного дня в другой – сильные, покорные и тупые, как быки на общественной ферме. Они даже не казались несчастными.

Эти пленники были самой большой и страшной тайной Илдиранской Империи, скрывавшей, что случилось с населением последнего человеческого корабля. Узники, живущие здесь, на протяжении вот уже двух веков спрятанные от остальной человеческой расы, были захвачены на «Бертоне».

Пять лет назад к ним присоединилась Нира. Заключенные на Добро никогда еще не видели зеленых священников, никогда не слышали о Тероке. Нира была странной и чужой среди них, отличаясь не только цветом кожи.

По ночам или негромко переговариваясь с товарищами во время работы, она много рассказывала о своем мире, о чувствующих деревьях, даже о Земной Ганзейской Лиге, надеясь, что кто-то поверит ей. Многие из подопытных считали ее безумной. Другие слушали, хоть и с недоверчивым удивлением, но слушали, и Нира продолжала хранить надежду.

Она производила на свет нежеланных детей. Отцом одного был самолично наместник Добро, следующего – адар Кори’нх, двое происходили из других илдиранских родов. И хотя Нира нянчилась с каждым из них месяцами, тосковала она только по маленькой Осира’х.

Она уцепилась за провода ограждения, чувствуя ледяную пустоту в груди. Ее долгожданная доченька, ее Принцесса!

Другие узники не понимали ее отчаяния. Дети-полукровки были собственностью илдиран, их всегда отбирали. О них не принято было думать.

Нира часто писала прошения в соседний илдиранский город, надеясь увидеть Осира’х. Наместник Добро каждый раз отказывал ей, отметая вопросы. Он не был последовательно жесток, просто не считал Ниру необходимой для воспитания Осира’х. Зеленая жрица была предназначена для другого.

И все же наместник не понимал потенциала девочки-метиски. Только мысли о скрытых способностях дочери освещали лицо Ниры слабой улыбкой. Ее Принцесса – большее, чем просто удачный кровосмесительный эксперимент. Она – нечто особенное.

6. АДАР КОРИ’НХ

Семь великолепных анодированных кораблей Солнечного Адмирала прибыли по вызову наместника Добро. Адар Кори’нх встал в командном центре, когда богато разукрашенная септа построилась в стандартную орбитальную конфигурацию, и приказал сложить тонкие отражающие паруса.

Вернувшись во Дворец Призмы, он получил прямое предписание Мудреца-Императора. Цирок’х лично указал ему не передавать никаких заданий младшим офицерам. Однако адар был недоволен.

– Мне всегда не нравилась деятельность на Добро, повелитель. Это не то деяние, что может войти в «Сагу Семи Солнц».

– Наша работа никогда не будет описана в «Саге», адар. Но все равно мы должны это сделать, – Мудрец-Император был сильно взволнован, его напоминающие канаты косы извивались. – Эксперименты на Добро – ключ к выживанию нашей расы, но даже сложив усилия поколений, мы остались не готовы к переменам, перед которыми вынуждены будем предстать. Гидроги вернулись. Времени нет.

Кори’нх знал, что за спокойствием правителя стоят миллионы передуманных мыслей, глубоких идей, далеко выходящих за пределы его представления. Мудрец-Император был точкой фокуса для всеобщего тизма, туннелем, сквозь который в слабых мерцаниях высшего плана видны коконы душ, создающие великолепие совершенного света. У него не возникало мысли оспаривать пожелания правителя. Даже когда в качестве высшего командира Солнечный Адмирал Кори’нх должен был выразить свое мнение.

– Это действительно срочно, повелитель? Гидроги не усиливают давления с тех пор, как мы покинули их газовые гиганты.

Мудрец-Император покачал большой головой:

– Гидроги с их могуществом не остановятся на достигнутом. Скоро они станут более агрессивными. И мы должны быть готовы сделать все необходимое для выживания нашей расы.

Коли уж был поставлен вопрос о долге, Кори’нх только поклонился и принял задание. У него не было выбора.

Теперь он ожидал в назначенном месте, когда челнок доставит самого наместника Добро. Второй сын Мудреца-Императора изъявил желание поговорить с ним наедине. Кори’нх должен был скоро узнать, в чем дело.

Подозревая, что эта миссия может иметь неприятные последствия, Кори’нх отослал тала Зан’нха на очередное задание. Адар был обязан взяться за это дело сам, но не было необходимости втягивать в него своего протеже, сына Первого Наследника…

Челнок прибыл, вошедший пилот показался обеспокоенным. Следом за ним появился сам наместник Добро, хищным взглядом обежал пустой отсек. На нем был темно-коричневый костюм из самоактивизирующейся энергетической пленки, без всяких пышных украшений или разноцветных ленточек. Сейчас он был просто служакой, выполняющим задание.

Взглянув на ожидающего командира, наместник Удру’х резко довернулся к пилоту челнока.

– Ты свободен! Адар заберет нас, когда я скажу.

Тот посмотрел недоуменно, но Кори’нх кивком выразил свое согласие:

– Разумеется, нам с наместником потребуется конфиденциальность. Не сомневайся, он имеет право приказывать мне!

Тремя годами раньше его посылали сюда, на Добро, с целью спаривания с одной из пленниц, зеленокожей женщиной с Терока. Кори’нх не мог понять ни то, почему она находилась среди потомков экипажа «Бертона», ни то, будет ли ему позволено расспрашивать о ней. Он не получил удовольствия от этого соития. Оно казалось… бесчестным. К тому же это было обязанностью адара – выполнить приказ лично Мудреца-Императора.

Кори’нх опасался, что наместник предложит ему повторить.

Коротко осведомившись о положении дел на корабле, адар замолчал, не имея права первым начать разговор как младший по званию. Наместник Удру’х сообщил ему координаты, которые привели челнок с линии орбиты на край системы Добро. Скопище частичек льда и камней выглядело похожим на груду планетного мусора, словно сор, выметенный из-под ковра: слишком распыленные, чтобы представлять реальную астероидную опасность, каждый кусочек совсем маленький, и по законам тяготения они никак не могли объединиться в планетоид.

– Мы замаскировали это здесь. Удобное место! – констатировал наместник. – И все равно, мы должны быть осторожны.

Чувствуя явный дискомфорт от мысли о продолжении командировки, Кори’нх спросил:

– Пожалуйста, объяснитесь, наместник! Что мы ищем?

– Наша цель не искать, но спрятать, и таким образом гарантировать сохранение тайны.

Кори’нх обдумывал эти слова, пока челнок дрейфовал в ледяной пыли и каменном крошеве. Он слышал, как с шипением ударялись в щит пылинки и мельчайшие камешки. Прямо по курсу сканеры обрисовали затемненный контур, конструкции несомненно искусственного происхождения, но не илдиранского производства.

– Как ты можешь видеть, адар, мы оставили слишком много улик. Всегда есть риск, что это обнаружат.

Огромный, древний корабль.

Очарованный военной историей Земли, даже если она не относилась к текущей миссии, адар узнал громоздкие прямоугольные очертания огромного межзвездного корабля, большего, чем пять истребителей Солнечного Адмирала вместе взятых. Конструктивное решение его казалось расточительным.

Корабль поколений, что рассчитан на грубую силу, а не на искусство. Он выглядел как небоскреб, на крыше которого размещались преобразователи, накопители и регенераторы. Казалось, его вырвали с корнем и забросили в космическое пространство, как кирпич. Сейчас большой корабль поколений был темным и мрачным, покрытым шрамами от давних штормов и столкновений, подобно кораблю-призраку, дрейфующему в волнах без своего экипажа.

Кори’нх заметил символы на обшивке. Эти допотопные двигатели могли развить только часть от скорости света. Должны были пройти века с тех пор, как его засосало пространство… к тому же дерзкие люди повсюду сменили старое поколение кораблей.

– Это… «Бертон»?

Из командной рубки наместник презрительно смотрел на необъятный корабль.

– Тогдашний Солнечный Адмирал сопроводил эту вещь сюда, на Добро. В то время мы собирались позволить людям с этого обломка колонизовать ее, объединив две расы. Наместник как равную взял в жены человеческую женщину, капитана «Бертона». Но другие люди… не адаптировались правильно к ситуации. Прежде чем произошел какой-либо формальный контакт или отправлена делегация на Землю, жена наместника была предательски убита, и он, раздавленный горем, был вынужден покарать преступников, навести жесткий порядок… Земля никогда не узнала об этих эмигрантах. Мой дед, Мудрец-Император Юра’х, распорядился исследовать непокорных созданий всеми возможными методами. Так «Бертон» был опустошен, истребитель оттащил его сюда, на окраину системы Добро, где и оставил.

Кори’нх задумался о тех усилиях и надеждах, что были вложены в создание этого гигантского звездолета.

– Это бесценная реликвия, – промолвил он тихо.

Наместник глумливо усмехнулся.

– Я уверен, люди были бы счастливы получить его обратно. У них есть разведчики и мусорщики, просеивающие пустоту меж звездами, чтобы найти его. Мы просто обязаны дать пищу для их легенд. И никогда не открывать истины.

– Согласен, – сказал Кори’нх, – но по другой причине – они никогда не должны узнать, что мы сделали здесь.

Осторожно лавируя меж залежей космического хлама, он упивался первозданным величием заброшенного корабля.

Наместник продолжил разговор.

– Нет никаких причин дольше хранить этот древнюю развалину. Если его обнаружат, это может привести к проблемам, нас начнут обвинять.

– Тогда зачем было сначала прятать его? Разве кто-нибудь собирался использовать старый корабль поколений?

– Хороший вопрос, но мой предшественник был… неразумным в то время, – сказал наместник Удру’х. – Мы ничего не нашли из снаряжения или двигателей «Бертона», что могло бы оказаться полезным Империи. Под прессом конфликта с гидрогми Земная Ганзейская Лига разрабатывает новые виды оружия для усиления своей армии. Они всегда были агрессивны, расширяя свои колонии или захватывая поселения, которые покидали мы…

– Как Кренну, – заметил Кори’нх.

Наместник Добро выругался.

– Мой отец решил, что опасность разоблачения сильно перевешивает выгоду от хранения «Бертона». Я лично не вижу причин оставлять его здесь.

Заинтригованный, Кори’нх еще раз медленно, избегая ледяных скоплений, провел челнок над брошенным кораблем, чтобы найти наилучший обзор. Он расширил луч носового прожектора, играя пульсирующим светом на обветрившихся от космического ветра деталях корпуса.

– Но… почему вы потребовали в исполнители именно меня, наместник? – спросил он после паузы.

Удру'x взглянул на адара так, будто тот не понимал очевидных вещей.

– Я хочу, чтобы ты уничтожил «Бертон». Не оставив никаких следов его существования.

7. ЧЕСКА ПЕРОНИ

Жара, невероятная жара – достаточная, чтобы размягчить камень и вскипятить частички света, вполне достаточная, чтобы моментально испепелить органическую плоть.

Исперос был ужасным, полным опасностей местом под палящим солнцем. Но для Скитальцев жара являлась ресурсом. Хорошо укрепленная колония производила столько редких металлов и необычных изотопов, что работа здесь стоила смертельного риска.

Как Рупор кланов, Ческа Перони прибыла поздравить Котто Окиаха с его успехами по созданию аванпоста в преддверии ада.

– Никто не поверил бы в возможность этого, но ты доказал, что остальные слишком слепы, чтобы увидеть. Это достижение – еще один фактор в поддержку нашей экономики.

В подземном бункере выдающийся инженер робко и неумело выражал признательность за похвалу. Котто был гением, но его никогда не учили, как правильно принимать комплименты.

Страстно желая произвести впечатление на своих гостей, он повел Ческу по глубинным туннелям. Он часто отирал пот с румяных щек, пятерней причесывал влажные кудри.

– После второго уровня будет прохладней, – изобретатель звонко ударил по раскаленной стене костяшками пальцев. – Три уровня керамических сот со сверхплотной асбестовой прокладкой между ними. Вакуумные пустоты останавливают термальный перенос.

– Ничто другое не могло бы идти в ногу с движением самого солнца. Выдающийся пример изобретательности Скитальцев, – похвалы гостьи были искренни.

Котто принимал их с застенчивой улыбкой.

– Итак, грандиозные флуктуации солнца обеспечивают достаточную мощность для запуска генераторов, преобразователей атмосферы и охлаждающих систем.

Он указал на покрытые инеем трубы, пронизывающие подобно кровеносным сосудам стены туннеля.

– Я устроил нестандартную термальную систему для отведения на поверхность излишков энергии. Энергия поступает в большой ребристый радиатор, который рассеивает излишки тепла. Вот один из них. Просто еще одно мое изобретение.

Когда гидроги разрушили небесные шахты, Ческа призвала все кланы искать новые способы добычи водорода по всему Рукаву Спирали. У Котто было много идей. Пока создавалась станция на Исперосе, рылись туннели, строились плавильные печи, он сумел переработать производственную цепочку экти-реакторов, сделать их более эффективными. Он также изобрел блицкригеры, используемые для быстрого поглощения водорода из облаков газовых гигантов по принципу «схватил и убежал».

Почему-то Скитальцы всегда ухитрялись сделать невозможное.

Ческа глубоко вздохнула и прикинула, чего они достигли. Да, поистине, невероятных вещей! Это было похоже на ее отношения с Джессом. Но Ческа таки отыскала возможность через столько лет перекинуть мосток над пропастью до любимого человека…

Очень давно, уже обрученная с Россом Тамблейном, она влюбилась в его младшего брата. После того, как гидроги убили Росса, она и Джесс могли позволить себе наконец-то быть вместе. Но Ческа стала новым Рупором, а Джесс возглавил семейный бизнес, и романтику пришлось отложить на потом. Они с Джессом решили, что Рупору надлежит быть сильным и не отвлекаться на посторонние дела, по крайней мере, до конца кризиса.

Тогда это решение оказалось верным.

Но не прошло и года, как они стали тайными любовниками, и сейчас наконец-то договорились объявить о своей свадьбе в течение шести месяцев. Шести долгих месяцев… но им хотя бы положен предел. Она приняла все меры, какие только могла, чтобы стать счастливой.

Между тем, Ческе необходимо было сосредоточиться на обязанностях Рупора.

Котто привел ее в защищенный контрольный бункер, стены которого были выложены керамическими плитками.

– Мы назвали это нашим «роскошным диваном», – восемь Скитальцев сидели неподвижно и через экраны наблюдали за внешней обстановкой, следили за командами грузчиков в сумерках ночной стороны планеты.

Исперос купался в яростном сиянии нестабильного солнца, подобно валуну в потоке лавы. Гигантские передвижные добывающие машины и поверхностные печи действовали только на ночной стороне терминатора, где планетная кора была достаточно твердой. Машины зачерпывали поверхностный слой и превращали его в металлы, отделяя полезные короткоживущие изотопы, рожденные под воздействием космических лучей.

– Наши кланы всегда специализировались на разработке астероидов внешних систем, – сказал Котто. – Но там камни удерживают бесполезные облегченные элементы, лед и газы. Здесь, на Исперосе, солнце делает всю работу за нас. Ничего лишнего, только чистейшие тяжелые металлы, – он раскинул руки. – Мы просто формируем из них слитки и закладываем в транспортные пушки. Предельно просто!

Ческа сомневалась, будто что-либо на Исперосе бывает так «предельно просто», но техническая смелость восхитила ее. Большой Гусак никогда не пошел бы на такой риск.

Снаружи, на покрытой струпьями поверхности, ровная дорожка впадин вела от разработок к линии терминатора. Автоматические паромы доставляли стопки полученных слитков на километровой длины транспортную пушку. Электрические силовые системы забрасывали снаряды в космос, а те быстро уходили в отрыв. На безопасной дистанции от кипящего солнца грузовые корабли Скитальцев подбирали присланные сокровища. Торговцы доставляли металлы для строительных нужд других Скитальцев или, по более высокой цене, для ганзейских колоний, чья индустрия нуждалась в ресурсах черного рынка.

Котто указал на экран, где был виден лес гигантских керамических ребер, раскаленных до вишнево-красного свечения, что пробивались, как паруса, из уже обработанной поверхности Испероса.

– Мы строим более мощные радиаторы. Так мы можем понизить внутреннюю температуру станции на один-два градуса, но здесь уже стоит выбор между затратами времени на создание комфорта сотрудникам и на производство большего количества металла.

Каждые две секунды транспортная пушка выстреливала тусклый серебристый цилиндр, всегда одного и того же размера, формы и массы. Они мелькали, как пули с расплывчатыми очертаниями. Транспортную пушку передвигали каждый месяц, чтобы она продолжала оставаться внутри ползущей тени. Несколько заблудившихся слитков было утеряно, их траектории сбили астероиды или ошибки в расчетах, но ловцы груза подбирали большую часть упаковок.

Видя, какого совершенства достиг Котто на Исперосе, Ческа испытала невольную гордость за успехи Скитальцев. Это давало ей веру, в которой она так нуждалась. Веру, что Скитальцы выживут в войне с гидрогами. Как она и Джесс.

8. ДЖЕСС ТАМБЛЕЙН

Небеса Плумаса промерзли насквозь. Врезанное в ледяной потолок искусственное солнце еле светило, отражаясь от подземного моря.

Для доставки визитеров и оборудования сквозь ледяное плато пробурили транспортные шахты. Гидростатика выдавливала воду из трещин в желтой замерзшей коре, посылая вверх кипящие струи. Корабль Скитальцев с поверхности мог подключиться к этим водяным потокам и заполнить свой грузовой отсек.

Клан Тамблейнов держал Плумасские водяные шахты на протяжении многих поколений, но Джесс не был неискушенным в этих делах. Скиталец сердцем, он предпочитал выполнять самые необычные и рискованные задания, и чем дальше от дома, тем лучше. К счастью, после смерти Брама, его отца, заботу о водяном промысле с энтузиазмом приняли на себя четверо братьев старика.

Когда дядя Калеб спросил скрипучим голосом, собирается ли Джесс участвовать в процессе управления производством, Джесс только улыбнулся.

– Наша семья никогда не знала междоусобиц и споров. Я не хотел бы затевать что-либо подобное, тем более, вы все так прекрасно работаете. Мой отец говорил, что кровь Тамблейнов способна превращать лед в воду. Он считал это добрым делом.

Теперь Джесс стоял у трубы подъемника и приводил в порядок свою одежду. Морозный воздух был хрупок и свеж.

При выдохе белые облачка пара стремились вверх. Он вырос на Плумасе, здесь они с Россом играли, вместе заботились о сестренке Тасии… Но слишком многое здесь изменилось с тех пор. Давно нет места, где он провел детство, оно исчезло из его памяти.

Когда Джессу было четырнадцать, погибла его мать. Она провалилась в трещину на постоянно меняющейся под потоками гейзеров поверхности. Тогда ледяная корка разбилась, хлынувшая вода и талый снег смели Карлу Тамблейн, а всасывающие воду машины затянули ее в разверзшуюся трещину.

Еще несколько часов они слышали слабый сигнал с радиопередатчика на костюме Карлы, но спасти ее не удалось. Брам обезумел от горя, пока его жена медленно замерзала, оставшись навсегда впаянной в кристалл льда, словно древнее ископаемое.

Теперь отец и брат Джесса тоже были мертвы, его сестра бежала, чтобы вступить в EDF. Хотя вокруг были дядья и кузены, Джесс чувствовал себя здесь покинутым и одиноким.

Из административного корпуса за его спиной появились два дяди Джесса. Третий, распихивая грязные перчатки по карманам, обходил ангар с оборудованием. Дядя Калеб просто гонял машины на холостом ходу: то ли пытался усовершенствовать, то ли проверяя оборудование. Джесс подумал, что, наверное, дяде нравится звук гудящего двигателя и ощущение «чистой грязи» под ногтями.

Двое подошедших дядьев были так укутаны, что их было не узнать, но Джесс догадался, что это должны быть близнецы Винн и Торин, младшие братья отца. Его последний дядя, Андрев, остался внизу, занятый бухгалтерией водяных шахт.

– Корабли готовы для броска к Оскувелю, – сказал один из дядюшек – Торин, судя по голосу. Его щеки горели от мороза.

– Мы выполнили заказ Дела Келлума и кое-что еще, – сказал Винн. – Не спорь, если он будет настаивать на срочной оплате.

Улыбаясь, подошел дядя Калеб:

– Если ты ловкий парень, Джесс, то захватишь подарок для бойкой дочки Келлума. Она того стоит.

– Она бедовая, – поддержал Торин. – Но ты можешь быть еще несносней!

Джесс рассмеялся.

– Спасибо, но… нет, – их слова только напомнили ему, как сильно он соскучился по Ческе. Он улыбнулся про себя. Не больше шести месяцев.

– Разборчивые парни заканчивают горемычными холостяками, – предостерег Торин.

– И это правильно, – ответил Винн как-то чересчур быстро.

Калеб с Торином хмуро посмотрели на брата.

– Не говори, что не раскаялся!

Винн поспешил закрыть тему:

– Когда затикают мои биологические часы, я дам вам знать.

К счастью, открылась дверь лифта, и Джесс шагнул в проем трубы, оставив позади и дядьев, и их соленые шутки.

– Вы можете обсуждать дела династии Тамблейнов, пока меня нет. Я собираюсь доставить этот водяной груз, – он захлопнул ледяной потолок, стремясь поскорее остаться один на борту танкера, в пути, где он мог пару дней помечтать о союзе с любимой…


В полосе обломков, которая тянулась вдоль экватора газового гиганта, оставалась незамеченной ни шпионами Ганзы, ни гидрогами тайная пристань Скитальцев.

Джесс Тамблейн пришел на Оскувель с грузом воды на буксире. Блестящая мешанина отцепленных грузовых отсеков, автоматических станций и отдельных модулей кружилась в многополосных кольцах планеты. Команды в скафандрах двигались, подобно муравьям-рабочим, складывая агрегаты и необработанные материалы в ангары космических доков. Пока разведывательные корабли Большого Гусака не проявляли пристального внимания, доходный комплекс клана Келлума продолжал строить и отправлять корабль за кораблем…

После того, как Джесс завел свой корабль в док и опорожнил грузовые цистерны, его встретил сам Дел Келлум. Грудь у этого человека была подобна бочке, волосы его наполовину уже поседели, а гладкая козлиная бородка так и вовсе была бела.

– Не видел тебя с Велирского рейда! Что ты нам сегодня привез? – весело осведомился он.

Джесс ткнул большим пальцем назад, на стоящие в доке цистерны.

– Точно что было заказано, Дел. Ты ожидал чего-нибудь покрепче воды?

– Я займусь доставленным, – бросила молодая женщина, не отрываясь от компьютера. – Хай, Джесс! Увидимся до твоего отлета?

Он узнал по голосу черноволосую дочку Келлума. Ей было всего восемнадцать, но большинство работ по обслуживанию пристани она вела на профессиональном уровне.

– У меня плотное расписание, Зетт, – вежливо ответил Джесс. – Я не знаю, останется ли время.

– Он найдет время, дорогая, – заверил дочку Келлум.

Управляя маленьким грузовичком так лихо, словно он был ее продолжением, Зетт перехватывала плумасские водяные танкеры и плавно разводила их по монтажным цехам и складам ресурсов Оскувеля.

С отеческой гордостью глядя, как работает его дочь, Келлум приподнял кустистые брови.

– Она строит тебе глазки, Джесс, и стала бы хорошим уловом, будь я проклят! Тебе уже тридцать один и холостой – разве это не беспокоит твой клан?

Зетт была дочерью Келлума от первого брака, частью семьи, оставшейся у него после аварии купола, в которой погибли его жена и маленький сын. Хотя Келлум воспитывал девочку как принцессу, Зетт по собственной воле выросла сильной и совсем не избалованной девушкой. Джесс знал ее еще маленькой.

Он взглянул на главу клана и подавил усмешку.

– Я сам сделаю выбор, который мне укажет моя путеводная звезда.

Келлум хлопнул его по плечу и повел через воздушные шлюзы к медленно вращающемуся жилому отсеку. Он вручил Джессу кружку с крепким апельсиновым ликером, который гнал для себя.

Одну стену занимали иллюминаторы, сквозь которые открывался вид на постоянно изменяющуюся мешанину скал.

– Живущие здесь подобны пловцам, затесавшимся в стаю голодных рыб, – произнес Келлум. – Ты видишь все, что движется, и постоянно готов убраться с дороги.

Он гордым жестом указал на аквариум, встроенный в стену, и Джесс посмотрел на полосатую, как зебра, рыбку-ангела, самую дорогую покупку Дела Келлума. Огромных затрат вожаку клана стоило привезти грациозную тропическую рыбку с Земли. Он самолично кормил ее, любовался гладкими формами, потому что, как он говорил, они напоминали ему очертания звездного корабля.

Келлум заговорщицки прошептал:

– Вне зависимости от того, возьмешь ли ты меня в свою следующую штурмовую эскадрилью, Джесс, моя гавань может выкачать дюжину или около того ударных судов. На моих производственных линиях место всегда найдется.

Джесс не мог сказать, прозвучало ли это многообещающе или с тревогой.

– Я сейчас не готов терять людей и оборудование, Дел, только за тем, чтобы продать Большому Гусаку некоторое количество экти. И вообще, мы можем сделать упор на другие методы.

Келлум утвердил нерушимость своего слова ударом кулака по столу.

– Мы должны показать этим мерзавцам, что мы можем быть сильными, будь я проклят! Это не просто жажда наживы!

Так как жилой модуль вращался, за иллюминаторами черный звездный простор сменился видом богатого водородом, но теперь запретного газового гиганта.

– Мы продолжаем модифицировать и улучшать нашу уборочную технику. Должно быть безопасное решение.

– Безопасное, да – но не с эффективностью в одну десятую часть, – подытожил Джесс.

Гигантская плавильная печь и плавучие космические доки гавани Оскувеля были заняты прессованием тонких листов прочного металлического полимера. Толщиной всего лишь в несколько молекул, каждый туманный парус покрывал район, по площади почти равный маленькой луне. Спрессованные в тонкую ткань листы упаковывались в контейнеры для заброски далеко в облако межзвездного газа, где их открывали и собирали в них туман. Другое высокотехнологичное оборудование Оскувеля получало чистый водород из кометного льда.

– Получение экти любым другим путем однозначно займет чертову уйму времени, – проворчал Келлум.

Звякнул персональный канал связи и раздался звонкий голосок Зетт.

– Сдаюсь, пап! Вся разгрузка закончена. Джесс все еще здесь?

– Действительно здесь, моя радость, – откликнулся Келлум.

– Джесс, хочешь прогуляться со мной на грузовой корабль? Мы можем посмотреть кольца…

– Я тут ненадолго, Зетт, прости, но… обязанности клана… – начал Джесс.

– Твои проблемы, – легкомысленно перебила его Зетт. – Когда-нибудь ты пожалеешь об этом.

После того, как связь с ней была прервана, Джесс взглянул на Келлума.

– Может быт и пожалею, – задумчиво протянул он.

9. ТАСИЯ ТАМБЛЕЙН

Боевая группа EDF пересекла пространство лишь ради тупой демонстрации силы, просто чтобы напугать непокорных колонистов Айреки. Эту работу мог бы сделать любой из трех усиленных «джаггернаутов», но адмирал Шейла Виллис подключила еще и пять вооруженных платформ-«тандерхедов», десять средних крейсеров типа «Манта» и шестнадцать полных эскадрилий истребителей-реморов.

Седьмой Соединенный флот ворвался в систему, как разъяренный бык. Командиру платформы Тасии Тамблейн казалось, что с поражающей воображение силой, брошенной на горстку мятежных колонистов, явно переборщили – не говоря уже об огромных расходах звездолетного топлива. Как же EDF думает воевать с настоящим врагом?

Тасия вошла в отдельную командирскую каюту под капитанским мостиком «тандерхеда». Там на виртуальное совещание – в виде голографических проекций – собрались адмирал Виллис и все командиры кораблей. Адмиральский флагманский «джаггернаут» был окрещен «Юпитером» в честь древнеримского бога, а также в память о первом огромном поражении в битве с гидрогами.

– Я хочу закончить эту миссию без лишнего риска – если это возможно, – адмирал всегда выражалась кратко. Ее короткие серые волосы были тщательно зачесаны назад. Она выглядела строгой пожилой учительницей и говорила с характерной медлительностью. – Фактически, я предпочла бы вообще обойтись без стрельбы. Айреканцы не враги, просто их правительство взяло неверный курс.

Тасия кивнула, соглашаясь с позицией командира, но знала, что ее голос здесь будет последним.

– Со всем почтением, адмирал, – с обычным высокомерием вступил командир Патрик Фицпатрик Третий. – Любой, кто игнорирует прямые указания короля, формально является врагом. Только иного рода, – у молодого человека было породистое лицо, темные волосы и темные глаза, тонкие, будто нарисованные, брови.

Тасия подавила раздражение. Она выручала Фицпатрика не раз и не два, в реальном бою и непредвиденных ситуациях, к тому же она до сих пор не простила ему стремления быть или хотя бы казаться выше других. Во времена их учебы в военной академии на Луне ей приходилось с кулаками доказывать Фицпатрику ошибочность его непомерных амбиций и бессердечных поступков, но даже заключение в изолятор не сумело изменить его чванливой позы.

Однако Фицпатрик играл в политику лучше нее; плюс, его бабушка, Маурин Фицпатрик, была президентом Ганзы во времена короля Бартоломео, так что у него были привилегии. Тасия тоже продолжала семимильными шагами продвигаться по карьерной лестнице, но ее путь наверх шел черед постоянные испытания. Теперь Фицпатрик восседал в капитанском кресле на крейсере типа «Манта», а Тасия командовала большой платформой-«тандерхедом». И обоим еще не было двадцати.

Виртуальная адмирал Виллис охватила взглядом всех командиров.

– В любом случае, наши действия должны только призвать к дисциплине, они не должны быть направлены на агрессию.

– Да, – подтвердил Фицпатрик. – Давайте по-отечески надерем им задницы!

Как считала Тасия, он мог бы сунуть башку в полный вакуум – ему это навряд ли повредит.

Она восхищалась тем, что успели сделать колонисты Айреки за сорок лет со времени основания поселения. Возможно, не столь выносливые и изобретательные, как Скитальцы, они показали настоящую твердость характера. Айрека могла стать сильным и независимым аванпостом, и харизматичная Великая Защитница Сархи приняла трудные решения для выживания ее народа. Что в этом плохого?

Но безымянные и неузнанные «наблюдатели» Ганзы – ласковое словцо для обозначения шпионов, подумала Тасия – проникали в колонии, чтобы контролировать ситуацию изнутри. Один из таких шпионов отправил в EDF рапорт о том, что айреканцы нелояльны.

Генерал Ланьян воспринял вызывающее поведение жителей Айреки как личное оскорбление. Отправляя боевую группу, он возмущенно сетовал:

– Только пять лет назад айреканцы умоляли нас защитить их от банды пиратов-Скитальцев. Как видно, недолгой была их благодарность!

Тасия сдержалась, как и положено подчиненному, но замечание командира ее задело. Хотя Ганза все еще использовала этот инцидент, чтобы создать предвзятое мнение о Скитальцах, пират Ранд Соренгаард был исключением, и большинству Скитальцев не нравились его поступки. Тасия боролась с такими наветами на протяжении всей своей военной карьеры.

Офицер-навигатор заговорил по связи с «Юпитера» и прервал конференцию.

– Входим в систему Айреки, адмирал. Всем кораблям занять позиции согласно плану игры.

– Очень хорошо, господа, – сказала адмирал. – Мы соберемся снова после того, как услышим ответ Великой Защитницы. Это произойдет в течение часа… или мы можем здесь ненадолго застрять.

Тасия покинула каюту и поспешила обратно на капитанский мостик. Она надеялась, что адмирал спокойно удержит EDF от разборок с бедными поселенцами. Жаль, но, несмотря на превосходные боевые качества, среди Тасииных талантов отсутствовали тонкость и дипломатия.

Айрека была ничем не примечательной колонией, расположенной на границе территории Ганзы, рядом с Илдиранской Империей. Планетная система, дом для жалкой горсточки упрямых колонистов, не имела стратегической важности. Айреканцы зависели от посторонней помощи во многих жизненно необходимых вещах.

Тасия заняла свое место на капитанском мостике, объявила перекличку экипажа и последнюю проверку всех систем. Передала на «Юпитер»: «Тандерхед 7-5 к бою готов, адмирал».

Виллис отозвалась быстро… и Тасия надеялась, что «быстро» станет фигуральным обозначением этой операции. Айреканские колонисты не могли бы выстоять и часа против огневой мощи эдди.

Командир крыла Роб Бриндл, ее друг и возлюбленный, отрапортовал из катапультирующего отсека:

– Элитная эскадрилья реморов к атаке готова, командир. Могу я развернуть его или ожидать, пока айреканцы зашевелятся?

– Открой выходные шлюзы, пока ждешь в командном отсеке, командир крыла, – ответила Тасия. – Едва айреканцы увидят, на что мы способны, они капитулируют.

– Командир, наблюдается активность в районе космопорта внизу, – доложила офицер за сканером. – Колонисты мобилизовали корабли… большую их часть, – женщина тронула кнопку передатчика в ухе. – Великая Защитница объявила тревогу гражданкой обороны, сигнал для эвакуации, граждане направляются в убежище! – офицер подняла на Тасию изумленный взгляд. – Они думают, мы собираемся сбросить атомную бомбу.

– Черт, они могли бы лучше знать, что бывает потом, – выругалась Тасия. – Айрека – это колония Ганзы, и мы – Земные Оборонительные Силы, – но в глубине души она сомневалась, не зная, как далеко могла бы зайти адмирал Виллис.

Адмирал послала приветствие Великой Защитнице, ее располагающий тон таил угрозу.

– Мадам, с вами говорит адмирал Шейла Виллис, военачальник Сил Защиты Земли, и Седьмой флот. Я командую защитой данного сектора пространства, но вы, кажется, забываете, кто намазывает маслом ваш хлеб. Не так ли? – она подождала ответной реакции. Тасия представила, как жители административного центра на Айреке в панике прячутся под землей.

Выдержав паузу, Виллис продолжила:

– Сейчас я привела малую часть моих кораблей, чтобы напомнить: ваша планета относится к подписавшим Хартию Ганзейской Лиги. Немного усердия с вашей стороны, и вы найдете там все правила касательно поведения колоний. Вы присягнули на верность Королю.

В ее голосе зазвучали укоризненные интонации обиженной бабушки.

– Но как выяснилось, вы делаете запасы экти, поставленные вам через черный рынок. Вам должно быть стыдно! Ганза перед лицом величайшего кризиса, и король Петер просил всех своих подданных о помощи в централизации ресурсов. Почему вы решили не подчиниться? Ваше звездолетное топливо следует передать EDF, мы можем разместить его наилучшим образом и использовать для защиты человечества!

Хотя речь шла о примирении, тон Виллис был суров.

– Сейчас мы не хотим накала эмоций, но закон есть закон. Король изъявил желание простить вас, если вы немедленно капитулируете. Давайте не будем мешать все в одну кучу!

После того, как Адмирал закончила свое обращение, появилась нечеткая проекция, голограмма, скверная разрешающая способность которой демонстрировала отсталость айреканских систем связи. Великой Защитницей оказалась высокая стройная женщина илдиранского происхождения. Кожа ее была темно-коричневой, глаза почти черными, а волосы, тонкие, темно-голубые, заплетены в длинные, до пояса, косы. У нее был курносый нос и пухлые губы, грустно изогнутые уголками вниз.

– Адмирал Виллис, боюсь, мы не можем согласиться. Мое решение продиктовано заботой о моем народе. Меня пугает намерение EDF угрожать лояльной колонии Ганзы. Айрека уже пожертвовала многим на нужды войны. Мы отдаем все, что можем, и накапливаем экти только ради выживания.

Великая Защитница повела рукой, и изображение показало в ужасающих ракурсах истощенных, похожих на скелеты, детей, несжатые хлебные поля, полегшие из-за недостатка удобрений или слабой защиты от природных вредителей. От этой картины сердце было готово разорваться на части.

– Если мы отдадим вам резервы топлива, наши люди умрут от голода, наша колония зачахнет, и не пройдет и десятка лет, как Айрека превратится в планету призраков.

Тасия быстро поняла безнадежность рискованной игры айреканского лидера. Если адмирал Виллис вещала на прямом канале планетарного административного центра, сохраняя разговор относительно приватным, то Великая Защитница Сархи нарочно сделала свое заявление по общей связи, так, чтобы все солдаты могли слышать ее мольбу.

– Почему бы вам не взять воздух, которым мы дышим? Или глоток свежей воды из наших рек? Или немного солнечного света, что дает нашим хлебам возможность расти? Мы дорого заплатили за это экти и не можем позволить себе потерять его.

– Итак, все это очень трогательно… – начала адмирал Виллис.

– Пожалуйста, передайте королю, что мы сожалеем. Благодарю вас, – не ожидая ответа адмирала, Великая Защитница слегка нагну ла голову в формальном поклоне, после чего отключилась, оставляя тем самым решающее слово за собой.

На капитанском мостике Тасии члены ее экипажа были изумлены очевидной глупостью ответа айреканцев. Кое-кто даже недоверчиво хихикнул. Она твердо прекратила смешки:

– В этом нет ничего забавного.

Весь Седьмой боевой флот довольно долго хранил молчание, предчувствуя, что может скомандовать адмирал Виллис. Когда она обратилась к командирам, голос Виллис оставался спокоен, но в нем звучало разочарование:

– Над этой планетой объявляется интердикт. Ни одного корабля прибывающего или убывающего. Никаких поставок, никаких сообщений, так долго, как это потребуется.

Тасия расслабилась в кресле, успокоенная по крайней мере тем, что Адмирал не приказала немедленно атаковать. И обратилась к своему экипажу:

– Ну, что ж, приступим! Надеюсь, ни у кого не было планов на этот уик-энд?

10. КОРОЛЬ ПЕТЕР

Король завершил ритуал облачения, а попросту говоря – оделся.

По утрам слуги должны были наряжать его в разноцветные, богато украшенные и очень неудобные одежды (без сомнения, утвержденные и одобренные комиссией). Но он, отвергая эти условности, выбирал собственный наряд и отсылал лакеев, которые должны были помогать ему с кнопками и крючками. Матушка Раймонда Агуэрры, конечно, научила его одеваться.

Он небрежно бросил своему компи-учителю:

– Бэзилу не нужен лидер, – после многолетних поучений ОКСа о нюансах власти и риторики король Петер смотрел на старого робота лишь как на вместительную базу данных или исторический архив. Он шлепнул его по корпусу, будто человека по плечу. – Ему нужен актер.

Чуть ли не с первых дней своего правления Петер задумал сделать все, чтобы стать королем по-настоящему. Сначала играючи, он начал вводить незначительные перемены, чтобы стать хотя бы независимым. Несмотря на кричащие драгоценности и шикарные халаты, гардероб старого короля Фредерика давно устарел. Петер ввел в обращение хрустящую удобную униформу – серо-голубую с черным. Президент одобрил это начинание, уверившись, что близкий к прусскому стиль будет соответствовать облику государства в состоянии войны.

– Для тебя будет лучше оставаться на его стороне, король Петер, – лупоглазый компи-учитель был одним из тех аппаратов, что сопровождали первые корабли на их пути к звездам. Теперь ОКС служил Ганзейской Лиге для воспитания великих королей. – Но есть и более подходящая для тебя роль. Люди должны верить в тебя!

Петер слегка улыбнулся.

– Отлично! Пошли, и пусть нас видят на пути в ситуационную комнату.

Он был Раймондом Агуэррой, он вышел из дружной, но бедной семьи. Борясь за каждый грош, работал на тяжелой работе и что ни день общался с людьми на улице, научился понимать тех, что просто жили и на которых никто не обращал внимания.

Эти люди верно и искренне служили королю, но Бэзил, строя свои грандиозные планы, не принимал их во внимание. Президент преуспел в умении собирать целое из мельчайших деталей, и в этом он превосходил короля, но Бэзил никогда не снисходил до тех, кто был в самом низу.

Он не знал настоящего народа, только политические проекции и генеральные экономические концепции. Это делало его хорошим бизнесменом, но не лидером, который вызывает доверие…

С моральной поддержкой ОКСа, который тихо ехал рядом с ним, Петер направился в нижний просторный зал. Он улыбнулся испанке средних лет, полирующей алебастровый бюст короля Бартоломео.

– Привет, Анита! – он кивнул на статую, имевшую подозрительно совершенные черты лица. – Как ты думаешь, старый Бартоломео действительно выглядел так, или это идеализированный портрет?

Служанка просияла от королевского внимания:

– Я… я полагаю, что он такой, каким его увидели глаза скульптора, сир, – она оробела и опустила глаза.

– Держу пари, ты права.

Они с ОКСом продолжили путь по коридору к массивным дверям полированного дерева, входу в бывшую библиотеку, теперь переделанную в ситуационную комнату. Это помещение когда-то заполняли старые книги, такие потрепанные, что их уже невозможно было прочитать. Теперь полки были заставлены фильмами для просмотра на демонстрационных экранах.

Здесь регулярно встречались советники и офицеры-тактики, чтобы анализировать положение в колониях Ганзы и расположение илдиранских кораблей и флота EDF во всех десяти секторах пространства. Хотя ничто не обязывало его бывать здесь, Петер все же присоединялся к ним каждую неделю. Никто из экспертов на этом совете не мог отправить его прочь – без дозволения Президента Ганзы.

Но Бэзил не стал бы устраивать сцен. Когда вошел король, в сопровождении ОКСа, Венсеслас только утвердительно кивнул из кожаного кресла, казавшегося чересчур мягким.

В помещении бывшей библиотеки все уже собрались. Придворный зеленый священник Нахтон стоял рядом с тонким деревцем с золотой корой, внимательный и готовый к приему телепатических сообщений. Новости сюда также доставляла регулярная беспилотная почта, автоматические посланцы которой могли быть отправлены в самые дальние уголки при минимальных затратах экти. Они не только передавали сообщения во многие миры Ганзейской Лиги, но и производили аэросъемку, что документально подтверждало планы городов и численность населения. Таким образом, база данных по колониям постоянно обновлялась.

– Все еще ни слова от разведчиков Дасры, мистер Президент, – доложил адмирал Лев Стромо. – Уже неделя прошла с последнего сеанса связи!

Группа кораблей EDF была отправлена к одному из газовых гигантов, чтобы еще раз попытаться выйти на контакт с гидрогами. Это был явный популистский жест, без расчета на сколь-нибудь заметный результат. Враждебные чужаки игнорировали сообщения или давали резкий отпор всем мирным начинаниям.

Бэзил нахмурился.

– Я знал, что нужно было послать зеленого священника для более гарантированной связи, но у нас нет лишних.

Нахтон притворился, что не понял укоризненного намека.

Военные советники и специалисты по колониям просматривали новые данные, собирая воедино сложную мозаику цивилизации. На настоящий момент имелось шестьдесят девять единиц, принявших Хартию Ганзы, и минимальное число сателлитных колоний и незарегистрированных лагерей. Стратеги обсудили найденные перемены в развертывании кораблей, после чего техники несли изменения в схему, наглядно иллюстрирующую предположения о наилучшем развитии ситуации в Рукаве Спирали. Петер изучал детали, пытаясь выстроить умозаключения. Нахтон прикоснулся к тонкому стволу деревца и соединил свой разум со Вселенским Лесом. Так он получал известия от рассеянных по всему Рукаву Спирали наблюдателей зеленых священников. Брови Нахтона сошлись на переносице, и темные линии татуировки скомкались на лбу. Когда он закончил, его лицо выражало тревогу и отчаяние.

– Я получил сообщения от шести разных зеленых священников, четыре из колониальных миров, два с бортов дипломатических кораблей.

Бэзил резко выпрямился в кресле и кинул обеспокоенный взгляд на терокца:

– Что там?

– Были замечены боевые сферы гидрогов, пролетавшие сквозь населенные системы. Они не пытались вступить в контакт, но приближались к разным планетам, вероятно, сканировали их.

Петер указал на межзвездную карту.

– Укажите места, где были замечены вражеские корабли! Возможно, в их продвижении есть некая система…

– Только шестеро из моих корреспондентов видели гидрогов, – зеленый священник назвал ничего не говорящие имена звезд и обозначил соответствующие им участки мозаики. – Уск. Котопакси. Перекресток Буна. Палисад. Хиджонда. Третий Париж.

ОКС сделал шаг вперед, хотя уже и так получил высококачественную информацию, отсканировав детали на расстоянии.

– Эта картина не кажется бессвязной, действия гидрогов вряд ли направлены только на оборону. Учитывая, что зеленые священники есть не во всех колониальных мирах, легко можно было пропустить другие боевые сферы неприятеля.

Бэзил помрачнел.

– Ищите по файлам всех почтовых гонцов, просмотрите, не привезли ли они какую-нибудь информацию о гидрогах!

– Как следует из моего отчета, – заметил Нахтон, – боевые сферы не проявляют агрессию. Они ведут себя как разведчики.

– Гидроги не выходят просто для того, чтобы пошпионить вокруг, – сказал адмирал Стромо. Он был командиром Соединения Зеро, флота эскорта, разбитого над Юпитером. – До сих пор они появлялись исключительно с целью атаковать.

Голова короля Петера работала на полную катушку. Он изучал странное, будто случайное распределение красных лампочек, отмечающих места, где появлялись вражеские корабли.

– До сих пор! – с нажимом повторил он.

11. РЛИНДА КЕТТ

Если бы Рлинда была человеком другого сорта, то обязательно посетовала бы, что, мол, покинула ее удача. Но она не была мечтательницей. Вместо этого она скрестила руки на обширной груди и решительно пересмотрела свои действия. Такой неиссякаемый оптимизм раздражал более реалистично настроенных людей, но ей он только помогал.

Рлинда мерила шагами палубу своего корабля и составляла опись остатков груза. В целом, ей не казалось, что все так неисправимо плохо. По крайней мере, «До смерти любопытный» был пока что ее кораблем – несмотря на то, что по веселенькому указу короля Фредерика пятилетней давности ей пришлось «подарить» четыре других торговых судна EDF для якобы военных целей.

Несколько месяцев корабль Рлинды Кетт стоял на приколе в общественном доке на Луне. Было дешевле приземлиться при более слабой гравитации Луны, чем тратить дополнительное топливо на дорогу к Земле.

Но теперь она получила вторую квитанцию от администрации лунной базы, настоятельно требовавшей возместить просроченную плату за стоянку.

– И что мне с этим делать? – расстроено вздыхала Рлинда.

Военные так скупо распределяли экти, что она не могла бы позволить себе ни одного рейса даже на том единственном корабле, что у нее остался. Но несправедливость властей только росла, и вскоре назначили орбитальную плату, что позволило держать «Любопытного» лишь в доке. Почему ее не оставляют в покое? Возможность доставить радость любителям вкусненького и еще получить за это прибыль не слишком радовала среди этих административных проблем.

За последние годы Рлинда уже распродала большую часть своих запасов, соглашаясь на любую цену. Но во время войны было трудно спихнуть что-либо из высококачественных экзотических специй, что хранились на «Любопытном». Может, кто-то из служащих базы откроет маленький бизнес; а другой захочет произвести впечатление на свою девушку или супругу уникальными деликатесами. Рлинда даже могла посоветовать, как приготовить эти продукты, как отметить романтический момент.

В грузовом отсеке она перепаковала груз, чтобы он занимал как можно меньший объем. К счастью, маленькая сила тяготения Луны и долгая практика помогли ей. Рлинда пролистала впечатляющую инвентаризационную опись.

Она хранила для себя несколько мотков терокских древесных волокон, но теперь следовало продать их. Она обожала свой выходной гардероб из мерцающих тканей, но деньги были важнее. Еще у нее имелись шесть банок соленой икры, импортируемой из Дремена, и прекрасно сохранившееся мясо насекомых с Терока (неземное наслаждение – хотя Рлинда с трудом уговаривала местных гурманов отведать мяса жука). Здесь были банки с солеными рыбоцветами, маринованными скорлупками, мороженые куколки сладких червей (в их приготовлении использовалось быстрое замораживание, а не только охлаждающая упаковка) и никем еще не описанные экзотические фрукты и овощи из различных миров.

У Рлинды потекли слюнки. Она и сама была виртуозным шеф-поваром, к тому же знала кухню многих культур. Учитывая, что она всегда была не прочь вкусно покушать, неудивительно, что вес ее был таким внушительным. Рлинда считала это лучшей рекламой ее товаров.

К сожалению, когда для экономики настали трудные времена, люди распрощались с роскошью и, следовательно, с ее товарами, ибо все, что поставляла Рлинда, было лишь, как говорится, «на пробу». Глупые приоритеты! И так крайне трудно продать дорогостоящие вещи, польза которых мало ясна, а тут еще и кредиторы требуют платить по счетам!

Рлинда вернулась в командную рубку и тяжело опустилась в мягкое капитанское кресло, спроектированное специально для ее могучей фигуры. Она снова взглянула на злосчастную квитанцию. Может быть, это было последней каплей в ее долгах, но общая сумма не столь велика, чтобы требование оказалось таким жестким. У нее была возможность разделить с желающими нагреть на этом руки бутылочку вина, открыть особый черный шоколад и благодушно обсудить способ пересмотреть сроки. Рлинда внимательно уставилась на заголовок и прочла незнакомое ей имя – Б. Роберт Брандт. Видимо, нескольких бухгалтеров спешно прислали с Земли.

Но через несколько мгновений на ее губах возникла довольная ухмылка, а вскоре она уже вовсе откровенно расхохоталась. Рлинда заметила, что цифры служебного номера человека совпадают с датой ее последней свадьбы.

– Ты всегда был мошенником, Би-Боб!

Ее темные глаза блестели. Рлинда не была уверена, что привело ее в больший восторг: услышать о старом прохвосте или узнать, что официальная бумага была просто удобным прикрытием отправить ей личное сообщение.

Брансон Робертс – лучший из ее многочисленных экс-мужей и капитан торгового корабля – был откомандирован в EDF, а генерал Ланьян послал его с разведывательным заданием. Методы Би-Боба как торговца не были строго легальными, но он получил предостаточно выгоды и разделил ее с Рлиндой.

Она дешифровала текст послания, применив личный код, который они когда-то придумали. Текст сообщения был вынужденно краток. Вообще-то она предпочла бы, чтоб послание было передано голограммой Би-Боба, это вышло бы вдвойне пикантно, хотя у него никогда не хватало пороху подвергнуться сканированию нагишом.

Но когда она разобрала слова, то поняла, почему Би-Боб был столь осторожен.

«Сыт по горло вояками – не удивляйся! После семнадцати самоубийственных миссий решил заявить об уходе. Генерал намерен и дальше кидать меня из огня в полымя, пока я жив. Хватит с меня этого дерьма! Я решил сохранить свою шкуру и – что более важно – спасти „Слепую веру”. Захватив ее, постараюсь быстро исчезнуть. Надеюсь, у EDF не хватит ума меня выследить.

Если у тебя будет полный бак газа и желание навестить меня, прилетай на Кренну! Внедорожная колония, там я могу залечь на дно и развернуть черный рынок материалов для местных жителей.

С нежностью, твой Би-Боб».

Раскрасневшись от волнения, с непрошеными слезами на глазах, Рлинда сгорбилась в капитанском кресле. Би-Боб всегда был упрямый и импульсивный, с ним невозможно было существовать рядом и все же… чертовски хороший человек. Би-Боб не был обучен для военной службы – Рлинда могла прямо заявить это Ланьяну – и было преступлением злоупотреблять его особыми умениями.

Ох, неужели это любовь?.. Почему они оба так огорчились, когда их брак после пяти лет со дня свадьбы распался? Но Рлинда и Би-Боб все еще сохранили уважение друг к другу – и, да, что-то осталось от былой привязанности, потому они и были до сих пор деловыми партнерами.

Если бы она только знала, какие лишения ждут впереди, Рлинда могла бы проявить большее терпение к этому человеку во времена их супружества. Жизнь коротка, и так редко выпадает счастье!

Скомкав письмо, она вернулась в грузовой отсек и уже другими глазами посмотрела вокруг, спустила вниз бутылку портвейна из Новой Португалии и одну из банок икры. Рынок высококачественных продуктов может быть очень жесток в эти дни, но, в конце концов, сейчас можно и о себе вспомнить! Нет лучшего клиента, чем ты сам!

Она вовсе не собиралась тратить последние капли экти, чтобы слетать повидаться с Би-Бобом, но когда-нибудь шанс появится. Хорошо знать и то, что он жив и в безопасности. Рлинда извлекла недовольно скрипнувшую пробку из бутылки. Сегодня у нее есть повод для праздника, потому что и самая малость добрых вестей уже радует.

Она произнесла маленький, любимый тост – за тех, кто отправляется в полет – и торжественно подняла бокал.

– За тебя, Би-Боб! Оставайся благополучен, пока я снова не увижу тебя!

12. БЭЗИЛ ВЕНСЕСЛАС

Искра разрослась в пламя, затем стала морем огня, поглотившим планету.

«Проклятье, мы не собирались начинать войну! Это было лишь испытанием вновь открытой технологии!» – подумал Президент Ганзы.

В своем шикарном офисе под самой крышей Центра Ганзейской Лиги Бэзил Венсеслас просматривал видеозапись испытаний Факела Кликиссов. Он молча следил за тем, как на хроникальных кадрах водоворот облаков Онсьера вспыхивал, разгорался, как затем его охватывало пламя. Кто мог знать тогда о чуждой цивилизации, таящейся в глубине?

В ответ пришельцы разрушили научную наблюдательную платформу, испарили все четыре спутника Онсьера, уничтожили несколько шахт Скитальцев, наголову разбили части илдиранского Солнечного Адмирала и EDF, запретили всю дальнейшую добычу экти… и подло убили старого короля Фредерика. Неужели этого недостаточно?

Почти за шесть лет группы экспертов проанализировали эти записи секунду за секундой. Бэзил и не думал увидеть нечто новое, но все же зачарованно смотрел на то, как разрушается планета гидрогов. И не испытывал ни симпатии, ни жалости.

О мирных переговорах не могло быть и речи – чужаки не принимали извинений. Теперь Бэзил не ожидал ничего от последней миссии на Дасре – корабли не вышли на связь и теперь считались потерянными – но, по крайней мере, он сделал все для заключения мира. Он не знал, что еще можно предпринять в такой ситуации. Разве только…

Факел Кликиссов казался необыкновенной удачей, эта технология могла превратить прежде непригодные для обитания планеты во вполне пригодные. Эту технологию открыли два ксеноархеолога, откопавшие развалины древней и загадочной цивилизации Кликиссов. Когда-то эта цивилизация насекомообразных была великой межпланетной империей, но десять тысяч лет назад ее представители покинули свои города и сейчас гнили, как мусор, раскиданные по всей Вселенной.

Бэзил задумчиво улыбнулся. Может быть, Маргарет и Луис найдут еще какие-нибудь удивительные, оставленные Кликиссами устройства, которые Ганза сможет использовать для насильственного умиротворения этих наглых гидрогов…

Но он ничего не слышал об археологах за эти годы. Последним пришло сообщение о том, что Коликосы работают на Рейндик Ко с маленькой партией, включающей зеленого священника. Они никогда не просили лишнего, и Президент распорядился выполнять любые их разумные пожелания. Он не видел необходимости следить за ними.

Снова и снова прокручивалась хроника взрыва Онсьера – на увеличенной скорости, так что прекрасная планета мгновенно вспыхивала в звездном огне.

Бэзил стукнул кулаком по информационной заявке на личном служебном терминале, требуя последний отчет Маргарет и Луиса Коликосов. Недавно он получил отчаянное письмо от их сына, Антона, в котором он запрашивал об их местонахождении. Сообщение долго задерживали разные бюрократические каналы. Антон Коликос был лишь молодым профессором университета и не имел политического веса и положения. Очевидно, это был уже не первый запрос, отправленный Антоном…

Из отчета Бэзил с удивлением узнал, что все контакты с партией Коликосов прекратились вскоре после предъявления гидрогами ультиматума. Рейндик Ко не имела никаких каналов снабжения, кроме тех, по которым запрашивали в случае крайней необходимости, но снабженец известил бы руководство о поступившей заявке.

С ксеноархеологами был зеленый священник для организации связи в случае непредвиденных обстоятельств. Неудивительно, что у президента нет записей.

Но до сих пор… пять лет молчания? Понятно, почему их сын так сильно обеспокоен. Бэзил почувствовал озноб. Экспедиция бесследно исчезла. Почему их зеленый священник не послал сообщения? Венсеслас представил их, умирающих от голода в покинутом мире, потому что никто не заметил их отсутствия. Он испытал неловкость, когда как следует вник в детали.

Президент запросил последний отправленный ими официальный отчет. Знакомясь с выводами Маргарет о проделанной работе, видя, какой овладел ею энтузиазм, когда раскрывались тайны кликиссов, Бэзил почувствовал все возрастающее волнение. Возможно, что-то важное было на Рейндик Ко. Не упустил ли он замечательную возможность?

Маргарет Коликос обнаружила ранее неизвестные связи между исчезнувшей расой кликиссов и гидрогами и очень удивилась этому открытию. Она писала, будто они открыли еще одну новую поразительную технологию, но не уточнила, о чем идет речь.

И после этого отчеты не поступали.

В сильном смятении Бэзил покинул свой офис и спустился в подземку, что доставила его через обширный дендрарий под парком изваяний, прямо во Дворец Шепота.

По пути он столкнулся с амбициозной терокианкой Сарайн.

– Бэзил, мне нужно поговорить с тобой. Мы можем пообедать в моих покоях? – обратилась она к Бэзилу.

– Не сейчас, – он кинул на терокианку быстрый взгляд. Десятки красивых мужчин сидели бы у ее ног, как рабы, но молодую прекрасную женщину больше привлекали богатство и политическое влияние Бэзила. – Где зеленый священник? Мне нужно послать сообщение.

Сарайн наморщила лоб:

– Я только что видела Нахтона гуляющим по закрытому саду.

Бэзил ускорил шаг. Сарайн, не дожидаясь приглашения, последовала за ним.

Цветы и кустарники отмечали извилистый путь сквозь мир растений. Зеленый священник особенно любил гулять среди ухоженных зарослей папоротника в оранжерейном крыле Дворца Шепота. Сейчас он стоял на коленях перед закрытым прудом с золотистыми ивами, склоненными над водой.

– Нахтон, я прошу тебя об услуге. Пройдем к ближайшему вселенскому древу!

– Следуйте за мной, мистер Президент, – пятнадцать молодых вселенских деревьев в горшках были расставлены по периметру обширного дворца, и, отдельно, в правительственных комнатах, где связь была особенно необходима.

Пока они быстрым шагом шли по коридорам, Бэзил рассказывал.

– Партия археологов пропала несколько лет назад на планете, именуемой Рейндик Ко. С ними был зеленый священник, он вырастил группу вселенских деревьев для прямой связи. Я должен возобновить контакт с ними. Мы уже долго ничего не слышали о них.

– Бэзил, что за срочность? – заговорщицки подмигнула ему Сарайн.

– Не хочу опоздать на вечеринку, – в тон ей откликнулся Бэзил.

Когда Нахтон, наконец, опустился на колени рядом с молодым вселенским деревцем и сомкнул пальцы вокруг чешуйчатого ствола, он послал свои мысли через телинк, объединяясь со Вселенским Лесом, перебирая миллионы мыслительных линий.

– Его звали Аркас, – неожиданно произнес Нахтон. – Он вырастил там деревья, – татуированное лицо его омрачилось. – Все вселенские древа на Рейндик Ко мертвы. Контакт невозможен, – глаза зеленого священника блестели, выдавая сильное волнение. – Деревья мертвы. Почему… почему Вселенский Лес ничего не сказал нам?

Бэзил переваривал информацию, первоначальное удивление и беспокойство сменились настоятельной необходимостью что-нибудь сделать, когда он увидел реакцию придворного священника. Нахтон снова сжал рукой дерево, используя телепатию, чтобы отправить настойчивые запросы в лесную сеть.

Поглощенный своими мыслями, Бэзил направился в личный кабинет. Сарайн поспешила за ним.

– Что это значит, Бэзил? Ты можешь сказать мне?

– Пожалуйста, дай мне подумать! Это новая информация. Я не знаю еще, в чем здесь суть… но это может быть крайне важно! – Он пошел быстрее, оставив ее позади. Бэзил всегда мог снова пригладить взъерошенные перышки Сарайн. Еще лучше, если бы она пришла к нему и нашла несколько другой путь убеждения.

Из последних обрывочных сообщений явствовало, что партия Коликосов действительно наткнулась на нечто важное, но за их смутными намеками не последовал полный отчет. Проклятье, почему этот вопрос не встал раньше? И если зеленый священник был так очевидно встревожен, значит произошло что-то из ряда вон выходящее.

Несмотря на тяжелый кризис в Ганзе, такие сведения не должны были миновать персональный терминал Президента. Даже сейчас эта идея возбудила в нем подозрения и надежды. Возможно, археологи действительно открыли некое технологическое чудо, более действенное, чем Факел Кликиссов? Если кто и мог справиться с этой задачей, то лишь Маргарет и Луис Коликосы.

Бэзилу не нравилась мысль о том, что все концы этой истории потеряны. Он вложил бы необходимые средства в звездолетное горючее, нашел маленький корабль, свободный от выполнения важных заданий.

Президент задумчиво водил пальцем по подбородку. Внезапно он вспомнил о социологе и шпионе Давлине Лотце, внедренном в оставленную илдиранами колонию Кренна. Прикидываясь обычным поселенцем, Лотц постоянно что-то вынюхивал, рыскал по углам и потихоньку подбирал ключи к секретам илдиранской цивилизации. До сего дня у него было достаточно времени завершить там свою работу.

Да, именно Лотц, никто иной не подойдет… И Бэзил решил переназначить его на Рейндик Ко, разобраться, что произошло с археологами.

13. ДАВЛИН ЛОТЦ

На экстренном городском митинге Давлин Лотц внимательно слушал поселенцев, которые хотели бежать с Кренны.

– Мы должны немедленно убираться отсюда, пока все не перемерли от эпидемии! Это опять илдиранский мор!

Давлин предполагал, что навряд ли эта биологическая инфекция была совместима с человеческим геномом, но он не мог сказать это наверняка, потому как не являлся специалистом в области генетики. В конце концов, он был всего лишь фермером и гражданским инженером!

Давлин жил один в заброшенном илдиранском доме, который выхлопотал для себя.

Это был высокий темнокожий человек крепкого телосложения, с мягким голосом. Его левую щеку пересекал еле заметный шрам от несчастного случая – бутылка взорвалась и осколком ему порезало лицо. Отметины были чуть заметнее, чем Давлину бы хотелось, но он умел не привлекать к себе внимания. Это было обязанностью резидента – не выделяться.

Он помог своим товарищам поселенцам наладить систему водоснабжения, канализацию, метеостанцию и электропроводку, когда они восстанавливали поврежденную инфраструктуру колонии. Во время эпидемии, что изгнала илдиран с Кренны, прежние колонисты пожгли дома и разрушили генераторы и подстанции. Они покидали этот мир в панике.

И теперь, спустя пять лет, новая загадочная болезнь с пугающей скоростью распространялась среди жителей Кренны. У ее жертв вначале наблюдалась легкая респираторная инфекция, вскоре возникали характерные оранжевые круги на ногах и на плечах. Когда один старик умер от так называемого «оранжевого пятна», беспокойство достигло пика.

Одна из врачей колонии присутствовала на городском митинге – маленькая женщина с круглыми, как у совы, глазами. На сером, изможденном лице вымученной и неуместной казалась улыбка, но она выражала усталое облегчение.

– Думаю, у меня есть хорошие новости для вас, – толпа затаила дыхание, но женщина ничего не замечала. – Обследовав пятнадцать человек, заболевших синдромом «оранжевого пятна», моя группа нашла возбудитель инфекции. Я счастлива сообщить вам, что это заболевание не имеет никакого отношения к илдиранской ослепляющей лихорадке.

На переносном проекционном экране возникло несколько слайдов с электронного микроскопа с маленькими шариками и странными фигурами. Давлин узнал клетки человеческой крови с крупными чужеродными частицами.

– Возбудитель – просто амебоподобное одноклеточное, не относящееся ни к вирусам, ни к бактериям. У людей оно поражает главным образом кожу и легкие. Оно обитает, возможно, в воде или в чем-то еще, чем мы пользуемся, это естественная часть экосистемы Кренны.

– Оно собирается уничтожить нас всех? – ужаснулся кто-то.

– Вовсе нет, но вам, наверное, придется привыкнуть к оранжевым пятнам на вашем теле, – доктор улыбнулась. – Этот синдром дает воспаление кожи и обесцвечивание меланина. Возможно постоянное, но совсем не опасное.

– Но мой Аркадий умер! – возразила пожилая женщина.

– У Аркадия уже наблюдались рубцы в легочной ткани, и он был особенно уязвим. Синдром «оранжевого пятна» так же серьезен, как, например, пневмония. И так же поддается лечению. Все, что нам нужно, это широкий спектр противоамебных препаратов. У меня есть несколько упаковок в аптечке, но на все население их не хватит.

– Да, но мы не можем просто сбегать в местную аптеку и прикупить их по рецепту, – зароптали несколько голосов.

Человек по имени Брансон Робертс, один из новых членов колонии, поднялся, привлекая к себе всеобщее внимание.

– Я могу, – уверенно заявил он. Робертс был долговязым, с ровной светлой кожей и большими мозолистыми ладонями; волосы его напоминали серебристый пушок одуванчика.

Этот человек прибыл на маленьком торговом судне. Блеск новой никелировки выдавал смену имени корабля и его серийного номера. Либо Робертс угнал корабль, либо от кого-то скрывался.

Колонисты Кренны принимали любого, у кого был в собственности корабль, и кто, соответственно, мог совершить нелегальный рейс и добыть товары для черного рынка.

– На моем корабле еще хватит горючего на пару продолжительных рейсов, тем более что слишком далеко я и не собираюсь лететь, – он сунул руки в карманы комбинезона. Его легкая усмешка была подкупающей. – У меня есть связи в обход Ганзы.

«Конечно, ты можешь!» – подумал Давлин.

Через два дня медики Кренны вылечили пять самых тяжелых случаев синдрома «оранжевого пятна». Давлин работал над системой фильтров, предусматривая дополнительную защиту, чтобы перекрыть амебам доступ к хранилищу питьевой воды. Увидев выздоровление своих товарищей, народ успокоился.

Брансон Робертс крутился среди поселенцев, составляя «закупочный лист»: так он мог рассчитывать на полную загрузку в дополнение к необходимым антиамебным препаратам. Если уж он собирался использовать свой остаток звездолетного горючего, желательно было сделать пробег выгодным, или даже полностью окупить весь тур.

Не так далеко был самый закрытый мир Ганзы, где обслуживали богатых туристов.

– На Реллекере изнеженным гостям не позволяют большего, чем заноза, – сказал Робертс. – Уровень их медицинского обеспечения известен всем.

Давлин со списком запчастей, необходимых для насосной и фильтрующей станций, встретил Брансона в маленьком космопорте. Теоретически, ему следовало воспользоваться оказией и отправить отчет президенту Венсесласу, но шпион не горел желанием привлекать к себе внимание Ганзы. Ему нравилось здесь, на Кренне, он уже сам почти поверил в легенду об обыкновенном колонисте, сочиненную для прикрытия. С глаз долой – из сердца вон… во всяком случае, он хотел в это верить.

Илдиране назвали Кренну «миром звуков». Серебряные родники, падающие вниз каскадами воды. Семена местных трав здесь издавали гремящий звук, как крохотные маракасы, когда ветер тревожил их. Насекомые, жужжащие и басовито гудящие днем и ночью, создавали прелестный музыкальный фон. Низкие холмы покрывал лес с колючими зарослями свирельных деревьев. Когда дерево умирало, с него сходила мягкая кора и оставалась пустотелая трубка. Местные насекомые прогрызали в ней ходы и даже легчайший ветерок заставлял дерево звучать словно флейту.

Это было очаровательное место, гораздо лучшее, чем многие другие в жизни шпиона.

Робертс еще не ступил на борт своего корабля, как вдруг прозвучал резкий сигнал тревоги, он означал, что какой-то корабль вошел в атмосферу. Робертс обеспокоенно оглянулся:

– Кто мог сюда прилететь? – вырвалось у него.

Один из сменных городских наблюдателей радостно выкрикнул из дозорной башни:

– Это почтовый гонец! – Затем, еще громче. – Почта пришла!

Почтовый гонец был маленьким, быстрым корабликом с встроенной автоматикой, чуть побольше обыкновенного спутника. Во время эмбарго такие посланцы были единственным способом обмена информацией между планетами, на которых не было зеленых священников для телепатической связи. Они также делали подробные снимки известных Ганзе поселений.

Робертс выхватил список из рук Давлина и птицей взлетел по трапу на борт корабля.

– Иди, читай свою почту. Я вернусь сразу, как закуплюсь, – бросил он второпях. – Между прочим, если совсем погано будет: я слышал, что куриный супчик творит чудеса.

Робертс взлетел, даже не завершив стандартной предполетной проверки, – и, вероятно, прежде чем почтовый гонец смог опознать его. Торговый корабль пронесся в небе за считанные секунды до прибытия почтового гонца. Постовой спутник начал перенос доставленных файлов и сообщений в базу данных Креннской сети: письма от родственников, деловые отчеты, новости, копии концертных видеозаписей и оцифрованных романов.

Не было материала, который не доставил бы поселенцам радость от воспоминания о доме; Давлин нашел странным, что Ганза послала столь маловажную миссию сюда, на далекую Кренну. Он знал, что каждое действие Бэзила имеет причину. И шпиону было крайне любопытно, чего опасался Брансон Робертс.

Хотя у него не осталось родных или близких друзей, Давлин не удивился, обнаружив среди полученных писем сообщение и для себя. Записка от «брата» Саула читалась, как обыкновеннейшая история удачная женитьба, смерть старой родственницы, напряженный семейный бизнес. Но, забрав послание домой, он декодировал текст и узнал о своем новом задании от Бэзила Венсесласа.

Сердце его, конечно, затосковало, но Давлин и раньше знал, что мирное существование на Кренне неминуемо должно было подойти к концу. В который раз ему предстоит стать официальным исследователем и задействовать свои экзосоциологические умения для разрешения загадки. Довольно скоро за ним прибудет корабль и заберет в мертвый мир Кликиссов, где шпиону приказано выяснить, что случилось с пропавшей археологической экспедицией.

Люди Кренны больше никогда не увидят Давлина Лотца.

14. АНТОН КОЛИКОС

Без сомнения, это была бы самая грандиозная история. Антон Коликос задался целью создать лучшую из написанных биографий его прославленных родителей, при этом ничего особенно-то приукрашивая.

Маргарет и Луис Коликосы раскрывали тайны погибших цивилизаций, погребенные под слоем тысячелетий, – иконописные герои, и их история могла выдержать испытание временем. Однако, его родители потребовали бы полной биографической достоверности, даже если рассказ стал от этого менее живописным.

Антон сидел за рабочим столом в университетском кабинете на Земле. Золотой солнечный свет лился через проемы окон, бродил по глянцу фотоснимков, сделанных еще в его детстве, пятнами ложился на разрозненные листы черновиков статей и публикаций в журналах.

В начале своей карьеры родители Антона, используя илдиранскую технологию сканирования, открыли древний город, похороненный под Сахарой. Они работали на Марсе, исследуя пирамиды в Лабиринте Ноктиса. Там Коликосам удалось найти факты, развенчавшие теорию о том, что эти странные объекты – останки погибшей цивилизации. Таким известием они повергли всех теоретиков в великое смятение. Но правда есть правда.

Потом Коликосы посвятили себя исследованиям развалин Кликиссов. Лларо, Пим, Корбус. После успешного испытания потрясающего Факела они отбыли на Рейндик Ко, и прошло уже несколько лет, а от родителей – никаких вестей.

Сначала Антон не беспокоился. В свои тридцать четыре он давно уже не поддерживал тесный контакт с родителями. Маргарет и Луис были самодостаточны, они выбирали для исследования планеты настолько изолированные, что могли пройти месяцы, а иногда и годы, пока сообщение дойдет из самых глухих уголков космоса. И до войны с гидрогами, значительно сократившей возможности транспорта и связи, для них было обычным делом надолго пропасть из поля зрения.

Однако, пять лет – это слишком долго. А ведь все это время с ними был зеленый священник…

Антон посылал многократные запросы влиятельным лицам Ганзы, но он был всего лишь сотрудником довольно скромного отдела в университете, и его письма не могли привлечь к себе внимание.

Антон подошел к окну, распахнул его так широко, чтобы можно было любоваться блестевшим на солнце океаном. Хотя в помещениях университета были установлены кондиционеры, он предпочитал открывать окно: так он мог чувствовать прохладный морской бриз в зеленом, как сад, районе Санта-Барбары.

Пять причудливых зданий Илдиранского факультета проектировали студенты. Новые структуры были воздвигнуты в необычных геометрических формах, с кристаллическими панелями и фасеточными поверхностями, напоминая о Миджистре, столице Илдиры. Вращающиеся фотонные круги бросали радужные блики на тротуары. Сияние жаркого калифорнийского светила делало это место еще более похожим на Илдиру, хотя и самые теплые ясные дни не могли сравниться с ослепительным блеском семи солнц, сиявших в илдиранском небе.

Отчасти воспользовавшись легендарным именем своих родителей, Антон занял достойное место в Отделе Изучения Эпоса. Мальчиком Антон помогал родителям в археологических раскопках под наблюдением верного учителя-компи. Временами Маргарет и Луису их ребенок казался скорее коллегой, чем сыном.

Он так и не научился заботиться о своем внешнем виде. Тощий как рельс, он вовсе не разбирался в моде и часто одевался невпопад, хватая тот костюм, что попал под руку. Его прямые каштановые волосы, подчас требующие мытья, были подстрижены практично, но совсем не оригинально. Из-за постоянного чтения ему дважды делали операцию на сетчатке для исправления зрения, к тому же он слегка косил.

Раньше казалось, что Антон последует по стопам родителей, но, хотя он любил тайны, душа лежала больше к легендам, чем непосредственно к истории. Антон защитил две диссертации, одну по малоизученным мертвым языкам, другую по сравнительной мифологии. Он был выдающимся исследователем фрагментов илдиранской «Саги Семи Солнц», подаренных Земле.

Антон выучил массу человеческих преданий, многие из них – на языке оригинала. Исландские саги, эпос Гомера, японское «Гэндзи-Моноготари», легенды о короле Артуре во всех их вариантах, шумерский эпос о Гильгамеше – и еще множество фольклорных преданий, которые никогда прежде не переводились или переводились неверно.

Если бы он только мог изучать предания илдиран…

Антон четырежды обращался в Миджистру, адресуя письма Мудрецу-Императору, Первому Наследнику, кому-нибудь из приближенных правителя. Поведав о своем увлечении эпической историей, он умолял пригласить его на Илдиру для изучения их мифологии, надеясь, что его глубокое знание преданий Земли сможет обогатить илдиранское наслаждение «Сагой Семи Солнц». Неужели их историки не захотели бы в ответ узнать легенды человечества? Обеим расам это принесло бы громадную пользу.

Но его послания проигнорировали дважды, возвратили третье, а четвертое – отправленное год назад – затеряли в суматохе во время столкновения с гидрогами. Видимо, то же произошло и с его запросами о судьбе родителей. Неужели никто его не услышал, во всей огромной системе Рукава Спирали?

Теперь, несмотря ни на что, он решил создать собственный миф, написав биографию матери и отца. Он дополнил заметки, которые собирались годами. Разбил по темам все факты: от сухих биографических дат до достижений в исследованиях, от рутинной, но такой замечательной археологической работы на Земле до изысканий на других планетах.

Но история должна приобрести некую завершенность – если не окончание жизни легенд, то, по крайней мере, их признание.

Ничего не зная о том, что случилось с его родителями на Рейндик Ко, Антон не чувствовал себя вправе закончить работу над биографией.

Услышав, как тенькнул звонок в дверь, он поднял глаза на стоящего у входа компи, панели которого были веселого медного цвета. Слуги-роботы находились повсюду в помещениях университета, занимались доставкой и хозяйственными делами; многие были запрограммированы на дружественное общение, что делало их приятными собеседниками.

– Антон Коликос, пожалуйста, подтвердите вашу идентификацию, – попросил компи.

– Все правильно, Антон Коликос – это я, и я – весь внимание. Что ты хочешь?

Компи достал богато украшенный пакет из мерцающей бумаги, запечатанный пластинкой с необычным рисунком, в котором Антон мгновенно узнал илдиранский орнамент.

– Это доставлено с курьером. Ректор университета заинтригован. Мы получили эту официальную депешу прямо из Дворца Призмы.

Антон торопливо выхватил пакет.

– Я сам хочу наслаждаться моментом. Спасибо.

– Следует ли мне сказать ректору о назначенной встрече?

Антон в нерешительности повертел в руках пакет.

– Уходи, – ответил он наконец. – Он захочет, чтобы я объяснился, даже если в письме содержится отказ.

Когда компи развернулся и укатил, Антон изучил мерцающее покрытие на конверте. Он догадался, как открепить защитный слой и вытащить протравленную алмазную пленку. Это было письмо от одного из главных илдиранских историков, хранителя памяти по имени Вао’ш.

Итак, в отличие от запросов в Ганзейскую Лигу, на Илдире его прошения, в конце концов, не прошли незамеченными. Хранитель памяти даже знал, что Антон мог читать на илдиранском.

Его приглашали прибыть на Илдиру и «соприкоснуться с историей и познать легенды» под руководством самого Вао’ша. Глаза Антона сияли. Он не мог в это поверить. Даже транспорт уже был заказан.

Его сердце бешено колотилось, когда он взглянул на материалы, разложенные на столе. Написание биографии родителей придется опять отложить. Зато он отправляется в Миджистру!

15. АДАР КОРИ’НХ

Отбирая людей, наиболее подходящих для выполнения задания, адар Кори’нх взял с собой семьдесят солдат, рабочих и инженеров с боевых лайнеров и направил команду подрывников к спрятанному «Бертону».

Хотя он не стал спорить с наместником Добро, Кори’нх не был уверен в необходимости этой операции. Холодный, безмолвный, корабль оставался здесь в течение многих лет. Изучение звездолета землян могло навести ученых на идеи об усовершенствовании илдиранских кораблей.

Но Илдиранская Империя долгое время чуралась перемен. Мудреца-Императора не интересует перестройка, начать реформы – следовательно, признать, что их цивилизация уже не на вершине. Потому пустой, никому не нужный «Бертон» болтался в открытом космосе – и теперь Кори’нх получил приказ его уничтожить. Ему было стыдно.

Челнок нырнул в поток космического мусора, пеленой укрывшего нескладный силуэт заброшенного корабля. Когда демонтажная команда подошла к жалкому, как загнанный зверь, «Бертону», адар буквально утонул в деталях, не замеченных во время его первой инспекции. Окружавшие его мускулистые солдаты и целеустремленные инженеры зачарованно разглядывали ржавеющего колосса.

Это был памятник ушедшим мечтам, покинутый город, когда-то заполненный сотнями колонистов, питавших надежды на светлое будущее. Давным-давно отважные пионеры оставили свою родную планету и отправились к неотмеченным на карте пустым землям, не ведая, отыщут ли они когда-нибудь пригодные для жизни миры. Что за невероятное безрассудство! Когда раса илдиран в последний раз проявляла такое же нетерпение, шла на такой риск? Кори’нх не мог дождаться момента, когда он взойдет на борт.

Илдиранские челноки болтались вблизи «Бертона», пока адар назначал стартовую команду специалистов. Работая в открытом космосе, в вакууме, опытный инженер боролся с устаревшими шлюзовыми люками, перемещая внешние распределительные щиты, проверяя и перемонтируя схемы.

«Черт!» – он бывал раздражителен, когда наблюдал за работой.

– Медленно. Без ошибок… – ворчал он.

Инженеры, наконец, справились с открыванием внешних дверей, обнаживших грузовой трюм, способный вместить все илдиранские челноки.

– Наши корабли уже внутри, высланы три системных специалиста в скафандрах. Посмотрим, можем ли мы загерметизировать внутренние помещения, – доложили по связи.

Не прошло и часа, как желтые огоньки засияли в причальном отсеке «Бертона».

– Уровни кислорода в норме, адар, – доложил один из инженеров. – Кажется, мы запустили атмосферные системы. Не дать ли энергию на весь корабль? Стандартный воздух необходимо перемешивать и фильтровать. Уверен, на «Бертоне» есть резервное обеспечение.

Кори’нх вздернул подбородок.

– Давайте делать все как следует! Мы пока останемся в шлемах, но я хочу, чтобы «Бертон» был приведен в рабочее состояние, снабжен энергией и готов отправиться в это последнее для него путешествие.


Инженерная команда радовалась, как на празднике в Маратхе, знаменитом курорте. Они бегали по пустым коридорам, где когда-то обитали земные колонисты. Их шаги рождали эхо в холодном пустом воздухе, достаточно громкое, чтобы разбудить духов, оставшихся на брошенном корабле. Кори’нх читал, что люди не верили в Светлый Источник и в высший план света после смерти, но в привидения и чудесных духов они верили.

В машинном отделении «Бертона» пытливые инженеры разобрались в древних силовых установках. Из контактов с Ганзейской Лигой ученые знали базисные принципы земных космических кораблей, а корабельный двигатель был достаточно прост в обращении, чтобы заставить его снова работать.

Надев изолирующий костюм и шлем, адар Кори’нх провел собственную инспекцию, гуляя по пассажирским отсекам, поднимаясь с одной палубы на другую. Даже оставаясь один, он мог чувствовать рядом других илдиран, их успокоительное присутствие, подобное щекочущим перышкам тизма, делавшее пустые помещения уютными.

Но он ощущал и присутствие людей, как будто их мысли и чаянья оставили материальный отпечаток. Этакое захватывающее великое стремление, наивный юношеский оптимизм сотен людей, оставивших жилые дома и рискнувших броситься в бурную реку Вселенной. Какое честолюбие, какая дерзость!

Кори’нх осмотрел все рубки, запечатанные склады, кают-компании, игровые центры, библиотеки… сейчас почти все полностью опустошенные. Он остановился у столовой, похожей на темную пещеру, разглядывая явные следы переполоха – перевернутые стулья разбросанный мусор. Мятеж или праздник? Или это из-за илдиран, когда они давным-давно задержали ничего не подозревающих колонистов «Бертона»?

Столько можно увидеть здесь и изучить… столько будет навечно утеряно, если он последует приказу и уничтожит корабль.

Он представил себе скандал, ожидающий Империю, если люди когда-нибудь узнают, что их предполагаемый союзник сделал на Добро. Как ненадежный союзник, Солнечный Адмирал взял колонистов туда, где им обещали собственную территорию; вместо этого они стали генетическим материалом для экспериментов.

Сердце Кори’нха сжалось. Это казалось ему бесчестным.

Когда адар гулял в благоговейном одиночестве, его воображение рисовало играющих детей, с визгом гоняющихся друг за дружкой, поколения, что рождались и умирали вдали от дома, так и не ощутив под ногами твердой земли. Он наугад открывал жилые каюты, пытаясь представить семьи, что жили здесь… и боясь, что может найти мумифицированные останки какого-нибудь забытого землянина.

Кори’нх видел старые картины – портреты героев или любимых, странные одежды, мелочи непонятного назначения, сувениры с Земли. Каждый предмет что-то значил для обитавших здесь людей, передавался от родителей к детям.

Они хотели создать новую Землю в новом мире. Но став объектами селекции на Добро, люди лишились памяти, и дети их не могли узнать о своем происхождении. Они потеряли все…

Наконец, адар достиг места, которое люди использовали для управления ядерным распадом – они называли его «ходовая рубка». Он стоял один, смотрел на темные контрольные посты, представлял, как высвечиваются показания датчиков. Здесь жили и работали капитаны, принимая правильные решения или совершая ошибки, старея, передавая долгую эстафету своим преемникам. Кори’нх хотел знать их имена. Были ли эти командиры забыты или их имена остались в истории? У человеческой расы не было эквивалента «Саги Семи Солнц».

Глубоко вздохнув, адар опустился в пустое командирское кресло, отмечая тонкие узоры изморози в темных промежутках между оборудованием постов. Слишком долго пустовал гигантский корабль. Безмолвие грозовым облаком сгустилось вокруг него, время от времени нарушаемое тихим треском и отрывочными звуками, когда нагретый воздух и шаги пришельцев тревожили надолго заснувшего великана.

Еще немного времени, и ему удалось бы изгнать сон и запустение из этих стен.

Но времени у Кори’нха не было.

Хотя это не оговаривалось в приказе, адар заставил солдат обойти все комнаты и собрать предметы, возможно, представляющие технический или культурный интерес. Он поклялся, что эти вещи не будут потеряны навсегда. Кое-кто из хранителей памяти еще мог расшифровать их, использовать как ключи для более глубокого понимания земных партнеров Илдиры.

Было бы преступлением стереть все начисто, избавиться от корабля, словно он никогда не существовал… даже если именно этого хотел наместник Добро.


Когда системы жизнеобеспечения «Бертона» уже функционировали, и Кори’нх не мог найти других поводов еще немного задержаться, он покинул командную палубу и лично взялся управлять великаном. Гигантский корабль, развернувшись, двинулся из астероидных полей к центру системы Добро. Находясь внутри огромного судна, адар чувствовал мощь неуклюже шествующего ковчега, что был домом сотням людей в течение десятилетий.

Он стоял, окруженный воспоминаниями землян, некогда доверивших свои жизни командиру этого корабля. Адар восхищался легендарными героями – но то, что он делал теперь, не казалось ему достойным памяти. Мало кто вообще будет знать о его поступках…

– Курс установлен, адар, – доложил инженер. – Тяготение довершит остальное.

Кори’нх взглянул на ревущий океан солнца Добро. Здесь, так близко, оранжевое пламя напоминало пузырящуюся лаву, горнило, в котором ничто не уцелеет.

– Приготовиться покинуть «Бертон». Сообщить септе, что мы на пути назад.

Его соотечественники удивленно оглядывали место, откуда они вынесли яркие игрушки, кукол и предметы гардероба землян и собрали в причальном отсеке. Кори’нх стоял позади всех, последний человек на рулевой палубе «Бертона», смотрел на одинокие контрольные посты и на то, как полыхает приближавшееся солнце. Наконец, он спустился сквозь уровни палуб обратно к своему челноку.

Покинув «Бертон», Кори’нх долго не мог оторваться от иллюминаторов челнока, наблюдая, как огромный древний гигант неумолимо затягивает в жадную гравитационную воронку солнца. Поверхность плазмы внезапно выстрелила языком пламени, будто коварный хамелеон ржавый корпус древнего «Бертона» стал вишнево-красным, потом пожелтел, разгорелся ослепительно белым, когда его втянуло в хромосферу звезды… и наконец разлетелся на расплавленные фрагменты. Безмолвным потоком осколков последний из старых звездолетов влился в ленивый огонь, растворился, оставив после себя только темное пятно, что быстро исчезло.

Неизгладимый след запечатлелся в душе адара Кори’нха, но он не мог рассказать об этом ни единой живой душе.

16. МУДРЕЦ-ИМПЕРАТОР

Медитируя, Мудрец-Император созерцал весь свой народ через ментальную паутину тизма, тонкие движения душ, мерцающие сквозь план Светлого Источника. Мудрец-Император был фокусом для всех этих нитей, и его народ доверял ему принятие истинных решений. Никто другой не мог это сделать.

В комнате, предназначенной для медитаций, теплый солнечный свет струился сквозь полупрозрачные стены, сделанные из сапфиров и кроваво-красных рубинов. Цирок’х, полуприкрыв глаза, откинулся на спинку кресла-кокона. Он видел все отчасти сознанием и отчасти глазами. Его мозг учитывал миллионы деталей, каждый кусочек мозаики, каждое действие.

Только что прибывший после уничтожения «Бертона» адар Кори’нх, мундир которого украшали ряды начищенных до блеска медалей, оставался подчеркнуто вежлив. Он сложил руки на груди и обратился к императору:

– Моя команда инженеров собрала образцы земной техники и личных вещей с «Бертона». Я приношу их в дар вам, сир. Возможно, эти предметы смогут помочь специалистам Илдиры лучше понять людей.

Не желая выдавать своих мыслей, Цирок’х благожелательно улыбнулся – это было его излюбленное выражение.

– Даже Мудрец-Император продолжает учиться. Благодарю тебя за эту возможность!

Он был одновременно доволен и огорчен инициативой адара. Кори’нх был неспособен скрыть свое недовольство конкретным приказом. Но его чувство долга пересиливало все. Он ни разу не уклонялся от своих обязанностей и всегда оставался лояльным. Мудрец-Император нуждался в безоговорочной преданности и исполнительности, особенно теперь. Он должен был посеять в умах подчиненных семена надлежащих мыслей.

Когда Кори’нх уже собрался уходить, правитель поднял пухлую руку, желая остановить его. Адар вздрогнул, будто его током ударило, встревоженно звякнули медали.

– Да, сир?

– Адар, не обманывайся моим внешним спокойствием, – косы Мудреца-Императора извивались. – Я слежу за многими замысловатыми планами по всей Империи. Многие из этих планов близки к развязке. Но пока еще наш кризис усугубляется чем дальше, тем больше.

– Да, я понимаю, вы говорите о нескольких кораблях гидрогов, обнаруженных нами, когда они проводили рекогносцировку в околопланетном пространстве. Никто не знает, что ищут гидроги.

Мудрец-Император был удивлен тем, что у Кори’нха уже есть эта информация.

– Правильно, адар. Один боевой шар сканировал Хириллку, другой был замечен у Комптора.

– Это дурной признак, сир. Отправить ли мне манипулу боевых кораблей нести вахту вокруг Хириллки для защиты наместника?

– Не в обиду тебе будь сказано, – нахмурился Мудрец-Император. – Но даже Солнечный Адмирал не смог выстоять против гидрогов, как показала нам Кронха-3. Все зависит от того, что предпримут наши враги.

Легкие тени играли на цветных стенах, подобно кружеву облаков, пересекающему небеса. Правитель пошевелился, стараясь не показать, что испытывает острейшую боль. После ухода Кори’нха его еще раз должен был осмотреть опытный врач.

– С помощью прямых военных действий нам не выстоять в этой войне. Мы можем только дождаться завершения эксперимента на Добро. Мы обязаны достичь цели при жизни этого поколения или нас ожидает гибель, – он улыбнулся адару. – Только при поддержке моего народа и решительности таких, как ты, мы уцелеем.

После ухода Кори’нха Мудрец-Император сказал своему телохранителю:

– Брон’н, припрячь все безделушки, что наш сентиментальный адар забрал с «Бертона», но так, чтобы этого никто не видел, а затем уничтожь.

Телохранитель отрывисто кивнул.

– Должен ли я оставить их здесь, чтобы вы сначала осмотрели их, сир?

– Мне нет нужды видеть, что там. Эти вещи к делу не относятся.

Брон’н получил инструкции и пошел их выполнять. Со вздохом Цирок’х откинулся назад так, чтобы его мертвенно-бледная кожа купалась в цветных лучах. С непривычной для него тоской правитель вспомнил времена, когда был просто Первым Наследником и не обязан был принимать важные решения, их принимал отец. Мужественный и статный, он наслаждался выгодным положением перворожденного сына Мудреца-Императора, длинные красивые волосы его развевались на ветру.

Он знал, что бремя долга перед народом Илдиры неизбежно ляжет на его плечи, но это казалось таким далеким – пока он не расстался со своей мужественностью и не постиг тизм. Это было участью каждого Первого Наследника. Но рано или поздно такой день приходит всегда.

Правитель вспомнил, что почти два века назад его отец, Мудрец-Император Юра’х, получил известия о первом контакте с человеческими кораблями поколений, такими, каким был «Бертон». Командиры Солнечного Адмирала, бюрократы и придворные толковали об этой новой разумной расе, что смешно бултыхалась меж звезд, не ведая сверхсветовых путешествий…

Но это были не только мысли. Цирок’х также хранил заблокированное в памяти знание о делах гидрогов десятитысячелетней давности, в предыдущей войне титанов. Только Мудрецы-Императоры передавали это страшное знание из поколения в поколение. Гидроги не заботились о том, чтобы найти общий язык с другими расами, их интересовала только вражда с венталами и вердани, временно они объединились с фаэрос. Они не понимали привязанности к планетам илдиран и Кликиссов, и Мудрец-Император отчаянно нуждался в новом способе преодоления препятствий: послах, достаточно сильных и ловких в дипломатии, чтобы они могли заключить альянс средствами, понятными гидрогам.

Его отец придумал идею использовать людей, чтобы расширить долгосрочный, но малоэффективный селекционный эксперимент на Добро. После смерти Юра’ха новый правитель Цирок’х продолжил начатое. И это должен завершить Джора’х, должен, каким бы отвратительным ему это ни казалось. Или цель никогда не будет достигнута.

И теперь, когда так много незавершенных планов, когда вновь появились гидроги и поставлена на карту судьба Илдиранской Империи, – почему его смертное тело начало барахлить? Словно Всевышний хотел подшутить над правителем, подсунув злосчастную опухоль в самый неподходящий момент? Почему именно сейчас?

Он хотел бы выместить свой гнев на все семь солнц в илдиранском небе или пойти в родовую усыпальницу и потребовать объяснении у безмолвных черепов своих предков. Но никто не мог дать ему ответа, в котором он нуждался.

Когда вошли два врача, они закрыли двери покоев, разумеется, чтобы сохранить конфиденциальность. Все медики-илдиране имели большие глаза и проворные, гибкие руки с дополнительным пальцем на каждой – подушечки их пальцев обладали особенной чувствительностью, с их помощью медики легко определяли повышенную или пониженную температуру тела. Носы у медиков были широкими, с увеличенными ноздрями, тем самым они могли чуять все нездоровые запахи и определять их источник.

Они могли бы провести внутриполостную операцию, владели техникой точечного массажа, понимали в фармацевтике и терапии и всегда советовались друг с другом, определяя диагноз.

Илдиранские врачи приступили к повторному обследованию тела Мудреца-Императора, которое они делали уже трижды, это уже успело войти в привычку; правитель заранее знал результат. Благодаря связи через тизм он знал заранее, будут ли они лгать ему или справятся со своим страхом. Это проклятие – знать слишком много.

– Сомнений никаких, сир, – сказал один из врачей. – У вас опухоль, распространяющаяся на мозг и нервную систему. Медицина здесь бессильна.

Цирок’х двинул толстыми руками. Его ноги давно отказались носить громадный вес ожиревшего тела. От внутренней опухоли, разрушавшей его спинной мозг, нет избавления.

Правитель не сомневался в правильности диагноза и проклинал свою судьбу. Он не боялся смерти, он, способный увидеть мерцание высшего плана чистейшего света за материальностью жизни. Он боялся только того, что может произойти с Империей, и это было гораздо важнее, чем его собственная жизнь.

– Я понял, – кивнул Мудрец-Император и жестом отослал врачей.

Первый Наследник Джора’х был еще не готов принять правление. Мудрец-Император надеялся, что у него будет больше времени на подготовку сына к этому. Но врачи отняли у него всякую надежду.

Не время было умирать!

17. ДЖЕСС ТАМБЛЕЙН

Два незарегистрированных корабля Скитальцев тайно встретились в пузырящемся потоке кометного хвоста, прячась от пристальных взглядов звезд. Джесс и Ческа, просто мужчина и женщина, вдали от повседневных обязательств.

Здесь они могли просто любить друг друга, два человека вместе и никого вокруг – только бездонный космос, только их тела, только их души. На этот краткий миг были забыты все проблемы: гидроги, вечно голодная Ганза, ссорящиеся кланы Скитальцев. Был только один способ оставаться в здравом уме весь срок ожидания.

Еще несколько месяцев…

Ческа прилетела на дипломатическом корабле. Подлетев к кораблю Джесса, она маневрировала до тех пор, пока два причальных люка не сошлись вместе. Корабли двигались борт о борт, дрейфуя в хвосте кометы, кружившей по долгой параболической орбите вокруг никому не интересной звезды.

Идеальное место для Джесса и Чески, чтобы остаться наедине.

Открылся шлюз, и она предстала перед ним – темные глаза подернуты поволокой страсти, полные губы сложились в улыбку. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, упиваясь радостью встречи.

Затем Ческа шагнула к нему, и поступь ее была легка. Джесс обнял ее как в тот, первый раз, так нежно, будто они не виделись годы так самозабвенно, будто не существовало иных дел, – так же, как и всегда, когда они бывали вместе.

Он поцеловал ее, провел рукой по темным волосам – темно-каштановым, цвета плодородной земли. Они закружились, не разнимая рук, как две планеты, соединенные безупречным эллипсом орбиты.

Они встречались так уже не раз на маленьких лунах или астероидных полях, или просто дрейфуя в межзвездной пустоте. Но проблемы неизбежно настигали влюбленных. Каждый клан ждал, что Рупор всецело посвятит себя борьбе за выживание Скитальцев. Откажется от своей глупой романтической любви.

Сейчас кланы столкнулись, желая найти альтернативу добыче экти, по крайней мере, такую же выгодную. Рейды блицкригеров всегда приводили к многочисленным потерям, просеивание парусами туманностей велось слишком медленно, концентрация кометного вещества требовала грандиозных капиталовложений в промышленность. Теперь, больше чем когда либо, Ческа должна была сохранить единым сообщество Скитальцев. Ей следовало вдохновлять людей собраться вместе и ответить на трудности союзом кланов.

Но сейчас у нее был Джесс, и этого было достаточно.

Иногда Ческе хватало беседы – просто побыть рядом, обсуждая их совместные заботы и переживания. Но сейчас ей было нужно нечто большее. Проворные пальцы ее, как бы сами не ведая, что творят, сновали по одежде Джесса, нетерпеливо расстегивая застежки летного комбинезона, чтобы как можно скорей почувствовать тепло его тела.

Он поцеловал Ческу еще раз, долго-долго. Огладил рукой ее спину, гибкую, как волна, ощущая ее кожу сквозь тонкую ткань, затем ладонь его легла на упругую грудь девушки. Ческа прогнулась в экстазе желания. Он тронул ее висок и пробежал губами вдоль линии волос, слегка коснувшись розового уха, и дальше – по гладкой шее, к нежной ямочке между ключицами. Джесс целовал каждую частичку любимого тела, спускаясь все ниже к пологим холмам грудей. Он приник к этой сладости и задохнулся от счастья, и Ческа вскрикнула, не сумев скрыть своего восторга. А потом они вместе впали в неистовство и перестали церемониться с одеждой, срывая покровы, словно обнажая не тела – души.

В воздухе таял запах ее волос.

Каждая тайная встреча чудилась им лучше предыдущей.

Однажды, когда они могли быть вместе столько, сколько им хотелось, и не нужно было прятаться от посторонних глаз, он внезапно подумал: неужели и восхитительная Ческа Перони когда-нибудь состарится? Свет в ее глазах померкнет, губы потеряют яркость… Или же она всегда будет похожей на эту свежую, живую, бесконечно любимую – ее зовущая кожа, ее темный, жаждущий поцелуя рот?..

Соединенные корабли летели следом за гривастой кометой. Она была похожа на одну из комет, которыми он бомбардировал Голген…

По дороге сюда Джесс не мог отказать себе в удовольствии еще раз взглянуть на бурлящий газовый гигант, где прежде находилась небесная шахта Росса под названием «Голубое Небо». Из-за бомбардировки постоянные шторма теперь бередили атмосферу планеты, но Джесс не мог сказать, остались ли там, глубоко внутри, враги, или его безумная атака уничтожила их, как Факел Кликиссов на Онсьере. Он не знал, победил ли гидрогов хотя бы в этой маленькой части Вселенной, но почувствовал, как хорошо хоть что-нибудь сделать…

Ческа стала еще горячее, прижимаясь к нему, и Джесс позабыл себя.

Так много помех было на их пути, но двое решили стоять до последнего. Когда он ощущал ее так близко, сливаясь с ней в единое целое, он хотел бы никогда не разделяться с любимой. Краткие встречи, подобные этой, придавали сил, которые так нужны им еще на месяцы разлуки, когда они смогут наконец быть счастливы.

18. ТАСИЯ ТАМБЛЕЙН

Осада Айреки была долгой и скучной – и, с точки зрения Тасии, в общем-то бессмысленной. Будучи командиром платформы, она подсчитала: даже если конфисковать все нелегально полученное топливо на мятежной планете, это никогда не компенсирует затрат EDF на проведение этой операции.

Иначе понимал эту ситуацию командир крыла Робб Бриндл.

– Дело не в горючем, Тасия, – сказал он, оставшись с ней наедине. – Генерал Ланьян убежден: если мы закроем глаза на то, что пытается скрыть Айрека, другие колонии последуют ее примеру. Мы никогда не разгребем все последствия этого.

Однако Тасия с ее немилитаристским мышлением прекрасно понимала, на чем колонисты могут проскочить.

– Декларации хороши на бумаге, Бриндл, но там, внизу – люди. Я не хочу запугивать отчаявшихся поселенцев, они всего лишь пытаются выжить!

Робб пожал плечами.

– Мы офицеры EDF, Тасия. Мы оставляем право принимать такие решения за королем, дипломатами и генералом.

При нормальных условиях у Тасии, как у наемного пилота-Скитальца, не было ни единого шанса получить звание офицера. Но в условиях внезапной радикальной перестройки EDF после первой атаки гидрогов ей повезло. Боевые навыки, острый ум и умение не растеряться в критической ситуации, выжить и приспособиться к любым обстоятельствам – все это сделало ее кандидатом в офицеры. Несмотря на молодость, всего за пять лет она получила высокое звание командира платформы, эквивалентное званию капитана боевого корабля. При других обстоятельствах она бы так и осталась никем.

Тасия отдавала себе отчет в том, что сейчас не время для политических разговоров. Они с Роббом часто спорили, цепляясь к мелочам и это только подливало масла в огонь. Тасии бы хоть немного обыкновенного чутья, и она поняла бы, что вместо игры в этакий второразрядный пинг-понг лучше посмотреть что-нибудь развлекательное или устроить показательные гонки реморов. Но нет, они разговаривали, неизбежно напарываясь на подводные камни.

– Мы все пытаемся выжить, – жестко произнес Бриндл. – И это работа Земных Оборонительных Сил – наша работа – обеспечить безопасность как можно большего числа людей, а не просто кучки колонистов, которые тайно копят ресурсы.


После двух месяцев бездействия в боевых группах EDF нервы расшатались у всех. Солдатам казалось, что адмирал Виллис могла бы найти дело и получше, но главнокомандующий Седьмым Флотом требовала продолжать блокаду Айреки.

В дни боевых дежурств Бриндл выводил свою эскадрилью реморов на учебные маневры вокруг планеты, погружаясь в облака и взмывая к звездам. Теоретически мятежные колонисты должны были бы трепетать, наблюдая их мощь.

Бриндл утверждал, что проводит маневры для сохранения боеготовности своей команды; Тасия видела, что он просто бравирует силой.

День за днем ничего не менялось. Внизу мятежные колонисты Айреки жили под тенью интердикта, приходя во все большее отчаяние. Прекрасная длинноволосая Великая Защитница Айреки пыталась вести дела, как ни в чем не бывало. Вскоре должно было что-то произойти.

Тасия сидела в командирском кресле на своем «тандерхеде» и наблюдала за другой виртуальной конференцией главных командиров флота. Как обычно, Патрик Фицпатрик настаивал на быстрой атаке: сделать, что нужно, и захватить запасы экти.

– Мы можем попробовать минимизировать жертвы среди гражданского населения, адмирал. Что с того, если кучка упрямых колонистов получит несколько синяков? Упрямых, я повторяю! – его тонкие губы капризно изогнулись. – Кроме того, это карательная акция, не так ли? Уже давненько мы не ставили их в угол за то, что они плохо себя вели.

– У вас было тяжелое детство, командир? – спокойно парировала адмирал Виллис. – Я не хочу пролить ни капли крови, пока нас не вынудят к этому.

Внезапно тактик тасииной платформы прозвонил тревогу.

– На планете замечена активность, командир, – аналогичное сообщение должны были получить все остальные корабли.

Адмирал Виллис прервала совещание и приказала всем командирам занять свои посты. После чего обратилась к боевому соединению.

– Итак, они, наконец, зашевелились. Великая Защитница Сахри знает, что это ее выбор – и не только она.

Тактик взглянул на Тасию.

– Шесть кораблей взлетели с четырех разных космопортов континента. Они легли на разные курсы.

Тасия нахмурилась.

– Они надеются, что хотя бы один прорвется через блокаду.

Адмирал Виллис подчеркнуто медленно произнесла на основной частоте:

– Внимание, айреканским кораблям – может быть, меня недостаточно ясно поняли в первый раз. Никто не может покинуть планету, пока вы не сдадите EDF запасы экти.

Быстро поднимающиеся гражданские корабли продолжали пробиваться сквозь атмосферу. Как рассыпающиеся споры, они развернулись веером, пытаясь уклониться от плотных звеньев блокирующих кораблей EDF.

– Вернитесь, не вынуждайте меня атаковать вас! – Виллис вновь взяла тон рассерженной, но заботливой бабушки, однако летящие корабли никак не прореагировали. – Ну что ж, командиры, вы знаете, что делать. Покажите айреканцам ошибочность их выбора!

– Черт подери! – выругался Фицпатрик с мостика своего корабля.

Тасия перевела приказ, как считала правильным:

– Командир крыла Бриндл, прикажи своим экипажам заставить эти корабли спуститься. По возможности берегите топливо. Отправьте их домой, но пусть хлебнут ужаса наперед!

– Твое желание – приказ для меня, командир!

Эскадрон Бриндла перехватил два корабля мятежников прежде, чем они вышли из облаков. Джазерные импульсы коротко пульсировали из сопл межзвездных двигателей мятежных кораблей, их мощности хватило бы лишь на то, чтобы можно было совершить рискованную посадку, позволявшую выжить экипажу.

Реморы развернулись и начали преследование еще двух кораблей.

– Четыре кролика в садке, – доложили по связи.

Тасия взглянула на мониторы. Разбегающиеся корабли выглядели жалкими, беззащитными. Они не могли дать отпор. Два блокированных звездолета дрогнули, как бы передумав, но затем вновь упрямо продолжили карабкаться вперед.

– Это мои! Всем прочь с дороги! – рявкнул Патрик Фицпатрик. Но он не выслал эскадрилью реморов. Когда последняя пара кораблей летела через открытое пространство, уверенная в том, что прорвалась, Фицпатрик незаметно вывел на позицию Манту. – Смотрите!

Он произвел два коротких мощных залпа джазерами, достаточные чтобы покорежить линкор. Ослепительные вспышки мелькнули в пространстве. Оба летящих корабля превратились в груду расплавленного металла.

Задохнувшись от гнева, Тасия не сдержалась. Она схватила переговорную консоль.

– Фицпатрик, это было совершенно лишнее! Как ты можешь оправдать…

Он насмешливо оборвал ее:

– Кое-кто забывает, что мы на войне.

Адмирал Виллис передала с флагмана:

– Довольно, вы оба! Командир Фицпатрик действовал в рамках распоряжений, которые он получил. Хотя в следующий раз я не отпущу мятежников безнаказанными, – она вздохнула. – До сих пор я думала, что колонисты образумятся. Хорошо поработали, ребята!

Тасия сжала кулаки так, что побелели костяшки пальцев. В таком случае, кто же был настоящим врагом в этой войне?

Корабли EDF вернулись на свои посты, не зная, как долго еще продлится осада.

19. КОРОЛЬ ПЕТЕР

Петер удивлялся, как можно допустить такую вещь, как «незначительное поражение». Выходя на балкон под лучи земного солнышка, король облачился в мрачное голубовато-серое платье, отделанное серебром. Нарочито строгое, к ужасу тех, кто был слишком фамильярным в последние дни.

Мрачность возросла в квадрате, внизу раскинулось море людей, у всех были тоскливые бледные лица. Но не последовало грома оваций. Не сегодня. Там, перед огромным квадратом Дворца Шепота, Его Святейшество архипатриарх Унии уже вел людей на долгую торжественную молитву. Как только он закончит, вступят формальные лидеры официальных религий и король – политическая формальность.

Петер медленно вышагивал, не отрывая глаз от толпы, показывая, что разделяет их горе. Он издал ожидаемый вздох, когда следовал вдоль богато украшенной балюстрады. Толстый сверток черного крепа лежал здесь, как тело, завернутое в саван.

– Я делал это слишком много раз, – сказал он тихо. Только Президент, пережидающий церемонию внутри Дворца, мог его слышать.

– И тебе, возможно, придется это делать еще неоднократно, – резонно ответил Бэзил. – Но людям необходимо видеть, как сильно ты печешься о них. Взгляни на это с другой стороны: каждое поражение создает героев, а герои помогают нам в борьбе.

Петер ответил ему вымученной улыбкой.

– Если бы у нас было так много героев, Бэзил, то у гидрогов не было бы шансов победить в этой войне.

Он вышел на балкон, включил микрофон, придал голосу уверенность и обратился к застывшей аудитории.

– Недавно команда военных наблюдателей и тактическая эскадрилья достигли газового гиганта Дасра, где, как нам известно, живут гидроги. Наша команда пришла с миром. Они пытались еще раз установить контакт с нашими врагами и закончить эту войну.

Он сделал паузу, и толпа шумно вздохнула.

– Ответ гидрогов был зверским, и такое сложно забыть. Они уничтожили всех наших посланцев, убили триста восемнадцать невинных людей.

Когда народ зароптал, Петер потянул за ленту, что удерживала черный креповый флаг и торжественно произнес:

– Это послужит напоминанием о тех, кого мы потеряли на Дасре. Мы не забудем их и то, что они пытались сделать для всего человечества!

Сотканный из масляно-блестящего волокна транспарант выплеснулся вниз по стене Дворца Шепота, как смоляной скорбный водопад.

Стяг был выткан золотыми звездами – эмблемой EDF, – соединенными с Ганзейским символом – земным шаром, от которой расходились концентрические круги. Транспарант печально висел, утяжеленный снизу, оставаясь недвижимым и под сильным ветром.

Поздним вечером факелоносцы промаршируют к траурному стягу и торжественно подожгут его. Стяг взовьется к небу, вспугнутый дыханием очистительного огня, рассыпая яркие недолговечные искры, освобождая место для будущих траурных флагов, и вскоре не останется ничего – только память…

Король Петер уже издал указ наградить посмертно всех погибших на Дасре. Он огласил каждое имя отдельно. Это заняло немало времени, но Петер посчитал важным почтить память героев. Всякий раз, когда ему приходилось заниматься подобным, Петер недоумевал, почему такое количество бессмысленных военных операций стараются довести до конца?

Король Петер закончил речь и удалился.

– Мы укладываемся в график, – прошептал Бэзил, склоняясь к самому уху короля. – Мы просмотрели все прошения в Тронном Зале, твои ответы уже написаны.

– Конечно, написаны, – подтвердил Петер.

Бэзил сердито взглянул на него, но Петер не обратил внимания. Он перестал реагировать на подобные уловки спустя год после восхождения на престол.

– Король Фредерик всегда принимал во внимание то, что мы берем на себя часть его обязанностей по решению трудных вопросов, – в голосе президента послышалось недовольство.

– Приношу свои извинения, но я предпочитаю думать сам, – дерзко парировал король.

– Твоя работа – говорить для Ганзейской Лиги, а не думать за нее, – Бэзил развернулся и пошел ко входу в Тронный Зал. Петер последовал за ним. Бэзил приложил палец к наушнику в правом ухе, пытаясь четче уловить поступающий сигнал; его серые глаза расширились, и он посоветовал королю поторопиться.

Нахтон терпеливо ожидал рядом с отростком вселенского дерева. ОКС стоял позади трона, скромный робот, в базе данных которого содержались все необходимые королю факты и комментарии. Бэзилу следовало остаться и позаботиться о другом деле, пока Петер выслушает просителей. Подразумевалось, что сейчас в центре всеобщего внимания должен быть король, а не Президент.

Раздвинув тяжелый занавес и войдя в залу, полную золота и зеркал, Петер привычно улыбнулся. Внезапно взвыли фанфары, грянули аплодисменты – и так же внезапно все стихло.

Неуклюжая черная машина, похожая на инопланетного жука, вытянулась на три метра в высоту. Кликисский робот застыл на почтительном расстоянии от трона неподвижной, пугающей статуей.

Придворные и королевские телохранители ждали, затаив дыхание; они смотрели на короля Петера с надеждой, что правитель отыщет ответ, который они не сумели найти. Стража стояла с оружием наизготовку, пытаясь выглядеть угрожающе… но, казалось, это не производило никакого впечатления на кликисского робота. Даже Бэзил взял с собой телохранителя.

Король Петер сглотнул комок, застрявший в горле, и заговорил – медленно, стараясь не показать своего страха.

– Благодарю всех за то, что терпеливо ожидали, пока я не исполню мои печальные обязанности! – мысли мельтешили в его голове, когда он пытался построить соответствующие случаю фразы; потом ОКС тронул Петера за рукав, и он сделал вид, что только что заметил кликисского робота, как будто видел их ежедневно.

Бэзил и его советники в Ганзе должны были написать сценарий ответа, но Петер воспользовался удобным случаем обойтись без подсказки.

– Я рад приветствовать представителя кликисских роботов. Чем могу быть вам полезен?

Машина, блестя черным панцирем, начала приближаться к трону. Рубиновые оптические датчики мигали, как множество глаз огромного паука.

Никто не знал точно, сколько кликисских роботов было разбросано по Рукаву Спирали, но как только началась война с гидрогами, машины стали показываться более часто. Хотя они не подчинялись людям, иногда отдельные роботы добровольно участвовали в некоторых проектах. Небольшие группы кликисских роботов описывали местоположение необходимых сырьевых материалов или работали в шахтах на астероидных полях или на холодных темных спутниках.

Кликисский робот заговорил скрежещущим металлическим голосом, поток слов не отражал эмоций:

– Мое обозначение Джоракс. Я однажды уже появлялся перед этим троном, но король был другим… и времена были другими.

– Да, Джоракс, мы помним, – Петер подался вперед, его лицо осветило любопытство. – Я надеюсь, ты здесь не для того, чтобы вновь сообщить нам о злоупотреблениях со стороны людей?

Пятью годами ранее один честолюбивый кибернетик заманил Джоракса в свою лабораторию и попытался демонтировать инопланетную машину, чтобы изучить, как она устроена. Эта ошибка стоила человеку жизни, когда он случайно запустил систему самозащиты робота.

– Нет, другие события привели меня сюда, – сказал Джоракс.

Петер скрыл недоумение, удивляясь, отчего ему так хорошо сейчас. ОКС оставался внимательным, но предложений не вносил. Рядом с троном Нахтон тихим голосом передавал отчет о событиях Вселенскому Лесу, как прилежная стенографистка. Петер краем глаза видел сосредоточенно слушавшего Бэзила, что стоял в нише.

– Кликисские роботы предпочли сохранять нейтралитет, но это не могло продолжаться долго, – говорил Джоракс. – Конфликт с гидрогами – дело не только людей и илдиран, он влияет на всю систему Рукава Спирали. Мы созвали совет и изменили свою установку с учетом новых возможностей. Кликисские роботы не помнят, что случилось с породившей их расой, но мы не хотим наблюдать гибель людей и илдиран, как видели гибель наших создателей миллион лет назад.

Молчание пало на Тронный Зал, придворные и дворцовая стража изумленно прислушались. Красные электрические глазки Джоракса вспыхнули.

– Благодарю за вашу поддержку, Джоракс! – король подождал, пока робот уточнит свои намерения.

– Мы, кликисские роботы, заключили, что лучший способ, которым мы можем помочь военным усилиям людей, это научить вас делать роботов такими же, как мы. Модифицированные таким образом компи могут быть запрограммированы действовать как солдаты и рабочие, увеличивая вашу продуктивность и военную мощь. В настоящем ваши компи слишком примитивны, чтобы служить в таком качестве.

Петер знал, что он не может отвергнуть это предложение. Если достаточное количество умелых и автономных компи-солдат смогут выступить в роли военных, тогда много людей – таких, как ребята из EDF недавно погибшие у Дасры – могут быть спасены. С другой стороны, эта идея его беспокоила. Кликисские роботы всегда были такими… загадочными.

Не в силах сдержаться, Бэзил вышел из своего укрытия и встал рядом с королем; хотя через миг он посчитал хорошим тоном сделать два шага вниз так, чтобы оказаться на уровень ниже, чем Петер.

– Мой король, предложение кликисских роботов кажется мне превосходным и добрым намерением, – почтительно обратился он к правителю. – Мы должны воспользоваться случаем. Я настоятельно прошу вас принять предложенные нам советы и помощь кликисских роботов!

Поморщившись, Петер воспользовался преимуществом того, что разговор происходил на публике.

– Я приму предложение Совета Ганзы к сведению, мистер Президент, но это решение, в конечном счете – прерогатива короля.

Но кликисский робот предпринял такой беспрецедентный метод убеждения, что Петер был просто сражен.

– Чтобы продемонстрировать вам искренность наших намерений, я, сознательно и добровольно, готов стать объектом изучения для ваших инженеров-кибернетиков, – робот выдержал паузу и заскрежетал вновь. – Многие тайны нашего создания остались скрыты от нас, и кликисские роботы хотели бы понять, как это делают люди. Поэтому я предлагаю себя для демонтажа, в надежде, что люди смогут научиться, анализируя и копируя технологию кликиссов.

По всему Тронному Залу загудели голоса. До настоящего времени кликисские роботы отказывались отвечать на вопросы об их функциях и способностях; они всегда скрывали свое устройство.

– Будут ли ваши роботы-дубликаты способны… снова собрать вас после окончания наших опытов? – спросил Петер.

– Нет. Технику можно починить, но эмоциональный центр будет утрачен. Навсегда. Но после многих тысяч лет, мы думаем, самое время дать цель нашему долгому существованию.

– Мистер Президент? Это удовлетворяет вас? – вкрадчиво обратился к Бэзилу Петер, предпочитая официально запросить о санкциях Ганзы, прежде чем президент выступит сам и прикажет ему заключить соглашение. Бэзил энергично кивнул. Ганза увидела бы в этом золотую жилу, открывавшую новую широкую дорогу для развития технологий.

– Очень хорошо, Джоракс! – улыбнулся король. – Земная Ганзейская Лига с удовольствием принимает ваше предложение!

20. БЭЗИЛ ВЕНСЕСЛАС

Для Президента жизнь стала бизнесом, а бизнес – жизнью. Бэзил Венсеслас имел все богатства и власть, какие только мог пожелать, и еще находил немного времени для удовольствий.

На раскиданных по Рукаву Спирали планетах Ганзы всегда приходилось решать те или иные «жизненно важные» проблемы. Не строптивость колонистов Айреки и их затянувшийся отказ отдать накопленное экти или уничтожение посольства у Дасры, так уменьшение количества топлива, доставляемого от Скитальцев.

Однако за пять лет, с тех пор как Сарайн сумела стать послом на Земле, у них бывали удобные моменты и для собственного наслаждения. Но только на час или два Бэзил мог позволить Ганзе существовать самостоятельно.

На ночь потолок в спальне президента раздвигался, и сквозь застекленный купол, размером с футбольное поле, светили звезды. Когда он откидывался в еще волнующееся море смятых простыней, он всматривался в небеса, пытаясь не думать о ненавистных проблемах.

– На каждой из этих звездных систем, может быть, полно ресурсов или напротив – их могут населять люди, нуждающиеся в защите EDF, – задумчиво сказал Бэзил.

Сарайн уютно устроилась рядом с ним.

– Или это может быть логово гидрогов, которые только и ждут, чтобы покарать нарушителя, – она кинула на него быстрый неодобрительный взгляд и поцеловала в щеку. Темные глаза казались огромными в свете звезд. Тело Сарайн было гибким и полным энергии. Бэзил высоко ценил ее жизнерадостность, вдохновлявшую его на поступок.

– Что тебя беспокоит, Бэзил? Если я чем-нибудь могу помочь тебе, то я готова это сделать с радостью! И приложу все усилия, какие только могу! – Ее соски были напряжены, хотя он заставлял Сарайн кричать в исступлении дважды. Бэзилу нравились ее страстность, ее аромат, ее шарм и томная удовлетворенность после, но ему вовсе не хотелось еще раз покорять вершины, пусть они и казались седьмым небом.

– Ты всегда прикладываешь все усилия, – поучительно сказал он. – Фактически, у тебя такие амбиции, что ты часто отпугиваешь тех, кто мог бы договориться со мной.

Она оперлась на локоть.

– И это очень плохо?

Не успев освоиться на Земле, Сарайн обольстила Бэзила – и не только чтобы возвыситься, но и для того, чтобы кое-чему научиться. Это интриговало его больше всего. Их отношения основывались на власти и положении, обмене услугами и вполне обходились без скучной романтической любви. Бэзил замостил для Сарайн, как энергичной политической фигуры, дорожку наверх, хотя она еще не завершила того, что ему требовалось от нее.

Как посол Терока, Сарайн часто обращалась к Отцу Идриссу и Матери Алексе, своим родителям. Снова и снова Бэзил просил через нее прислать зеленых священников, чья телепатия была необходима – надо было как-то сообщаться со всеми колониями разрастающейся торговой империи, а также обеспечивать связь в войне с гидрогами. Они необходимы Ганзе, черт возьми! Сарайн должна понимать: несмотря на положение любовницы Президента, все может измениться, если она не сумеет быстро добиться положительного результата.

Бэзил продолжал молча созерцать звезды сквозь потолок. Сарайн картинно потянулась, будто это могло соблазнить его. Она хорошо знала, что нет.

– Я действительно пытаюсь что-то сделать, Бэзил, но это еще труднее с тех пор, как я не могу вернуться на Терок. Когда я связываюсь через Нахтона, кто знает, как он передает мои слова? Ты знаешь, что зеленые священники не заинтересованы в том, чтобы служить Ганзе. Они лишь хотят проводить все дни в лесу, наслаждаясь беседой с деревьями.

– Кто может позволить себе роскошь игнорировать наши требования и оставаться независимым? – тон президента был непреклонен. – Я почти готов отдать приказ привести корабли EDF к Тероку и объявить на нем военное положение. Меня не заботит, что, по общему мнению, Терок – суверенная колония. Мы ведем войну, и у вас есть ресурсы, которые нам необходимы! Можешь ты сделать так, чтобы твои родители это поняли?

Сарайн отозвалась с тревогой в голосе, как он и ожидал. Он ощутил, как ее тело напряглось.

– Мои родители могут не принимать точки зрения, высказанной не их приближенными, – в ее влажных глазах заплясали бесовские искорки, уголки рта изогнулись в лукавой улыбке – Сарайн явно что-то задумала. – Однако, у нас есть способ устроить альянс, который изменил бы их позицию. Возможно… политический брак с королем Петером скрепил бы две значительные ветви человеческой цивилизации? Если сам король возьмет в жены, скажем, дочь Отца Идрисса и Матери Алексы, как они могут отказать нижайшей просьбе родственника прислать большее количество зеленых священников?

Пульс Бэзила участился, когда он представил воплощение идеи, предложенной Сарайн.

– Надеюсь, что назначения тебя послом вполне достаточно для достижения нашей цели, кроме того, твоя новая выдумка сулит нам большую выгоду, чем ты думаешь. И кто-то с легкостью может добиться желаемого.

– Я вовсе не хотела тебя спровоцировать! Король Петер очень красив, знаешь ли, и почти одних лет со мной, – Сарайн виновато потупила взор. – Не подумай, что я разочаровалась в тебе, но… если бы я была замужем за Петером и стала его королевой, я, конечно, могла бы решить все проблемы, стоящие на повестке дня. Переговоры могут быть очень личными, но у нас есть хотя бы маленький шанс преуспеть.

– Великолепная идея, Сарайн. Ты и я предпримем небольшое дипломатическое путешествие на Терок в ближайшем будущем, – Бэзил наклонился и поцеловал ее. – Но ты создана не для политического союза с королем Петером.

Он подумал вдруг: а было ли его решение продиктовано только здравым смыслом или он допустил вмешательство эмоций.

– Нет… это должна быть твоя сестра Эстарра, – помедлив, закончил Президент.

21. ЭСТАРРА

Сидя на самой верхушке Вселенского Леса, ветви которого сплелись так плотно, что казались одним огромным деревом, Эстарра чувствовала себя как на крыше мира. Ясное голубое небо полнилось солнечным светом, что бежал далеко за смутно различимую полосу горизонта.

Но когда она не давала воли воображению, то видела звезду Терока безымянным светлым мотыльком в системе Рукава Спирали, и сама эта система была лишь маленькой частью Галактик Млечного Пути, объединяющих много равновеликих галактик.

Рядом с девушкой сидел старый зеленый священник, молчаливый друг, разделивший с ней созерцание. Росси был замкнутым, эксцентричным даже среди тех, кто посвятил свою жизнь Вселенскому Лесу. Он пристроился, как птица, на тонкой ненадежной ветке, позволяя широким, как лопасти вентилятора, листьям пальмы качать его, ничуть не опасаясь падения.

Кожа Росси стала темно-зеленой за долгие годы симбиоза с растениями. Его большие круглые, слегка навыкате, глаза так широко раскрывались, когда зеленый священник беспокойно скользил взглядом по кронам деревьев, ярким цветам внизу и мельтешащим стайкам насекомых, что, казалось, вот-вот вылетят из орбит. Эстарра наблюдала за Росси, догадываясь о причине его тревоги.

– Опять высматриваешь виверн?

Он обернулся к ней.

– Они приходят с ясного неба. Ты не увидишь их, пока не станет поздно, – зеленый священник смущенно потер длинный шрам на бедре, безобразной рытвиной искореживший треть ноги и заставлявший его сильно хромать. Эстарра содрогнулась, представив зубастые челюсти, оставившие эти следы. – Я не намерен давать им еще один шанс, – и он снова поднял глаза к небу.

Виверны были самыми страшными хищниками Терока, громадные, как штурмовики с широким размахом блистающих крыльев, крепкими, как алмаз, хитиновыми доспехами на теле, и быстрыми зоркими глазами, что могли заметить малейшее движение. Они не питались людьми, возможно, человеческое мясо представлялось хищникам невкусным. Обычно, после мгновенной атаки, мерзкие существа, натешившись, сбрасывали свою жертву с большой высоты на землю.

Только один терокец – Росси – выжил после такой божьей кары. Он падал, чуть живой, и ветви вселенских деревьев поймали его. Хотя деревья допустили его до служения, Росси повредил не только ногу, но и дух, и так и не смог восстановиться.

Эстарра часто удивлялась, почему Росси проводит так много времени на открытом пространстве, если он боится виверн.

– Скажи… чего ты хочешь достичь в жизни? – попыталась сменить тему разговора она.

– Разве служение Вселенскому Лесу не достаточно высокая цель? Зачем мне заботиться о другом?

– Потому что я думаю о своем будущем и не знаю, что дальше делать, – Эстарре нравился Росси. После того, как она вернулась из путешествия по Зеркальным Озерам и другим лесным городам, она часто гуляла с ним, просто беседовала и потихоньку училась. Девушке не хватало подобного времяпрепровождения, такого, как когда-то с Бенето.

Бенето всегда хотел служить Вселенскому Лесу и был счастлив, работая для маленькой сельскохозяйственной колонии Ганзы на далекой Корвус Ландинг. Он никогда не сомневался в своем призвании, в отличие от Рейнальда, вопрошающего, что он будет делать, став следующим правителем Терока. Сарайн же всегда интересовала коммерция. Эстарра хотя и увлекалась всем подряд, не преследовала конкретных целей. Сейчас ей было восемнадцать, Эстарра достигла совершеннолетия в глазах терокской общественности и должна была поторопиться с выбором жизненного пути.

Ей не хватало Бенето. Он часто передавал сообщения через Вселенский Лес, разделяя с семьей все маленькие радости, все заботы, что занимали каждый его день. Эстарра ждала, что после нескольких лет разлуки брат приедет домой – ну, в крайнем случае, в гости, но из-за трудностей с передвижениями в космосе боялась, что он надолго останется на Корвус Ландинг.

И вместо того, чтобы беседовать сейчас с братом, она общалась с Росси.

– Я просто хочу чего-нибудь достичь в своей жизни. Я посвящу всю себя и всю свою силу… если только смогу определить, чему, – Эстарра знала: он никогда и никому не расскажет о ее сомнениях.

В конце концов, зеленый священник оторвался от неба и внимательно посмотрел на нее своими выпуклыми глазами.

– У каждого свое предназначение, Эстарра. Печально осознать его перед концом жизни. Тогда ты умрешь, сожалея более, чем те, кто сумел что-то сделать в этом мире, – ироническая улыбка тронула его губы, когда он вновь устремил взор в небеса. – Возможно, смыслом моей жизни было дать нескольким вивернам убедиться в том, что человеческая плоть совсем не вкусная, – он раскинул руки, опасно балансируя на тонком листе пальмы. – Кто знает?

Эстарра провела ладонями по лицу, утирая пот, и перекинула на другое плечо многочисленные косички.

– Я надеялась сделать что-нибудь немного более… существенное, чем это, – и они оба принялись созерцать сияющие небеса.

– Я тоже, – тихо откликнулся Росси.

22. БЕНЕТО

Корвус Ландинг была далеко от хаоса войны с гидрогами, и Бенето был этому рад. Здесь он чувствовал себя нужным и мог только гордиться тем, насколько ценят его колонисты.

Корвус Ландинг не экспортировала ничего, что представляло бы особый интерес для Ганзейской лиги. Но, по крайней мере, за четырнадцать лет ее жители очень редко полагались на торговые корабли, чтобы обеспечить свои насущные потребности. На планете производилось достаточное для небольшого населения количество пищи.

С наступлением сумерек, когда большинство дневных работ было завершено, мэр города Сэм Хенди объявил общий сбор, хотя некоторые готовы были трудиться аж до полуночи.

Мэр – средних лет мужчина с брюшком и выражением одновременно силы и снисходительности на лице – не любил долгих церемоний.

Бенето вошел в зал собраний – одноэтажное строение, спланированное с учетом суровых ветров, господствовавших над прериями Корвуса. Из многочисленных толстых окон открывался вид на плоский ландшафт. Жители города собрались в гулком зале, чтобы обсудить вчерашнее происшествие.

Над поселением пронесся ужасный шторм с ревом ветра и лавиной дождя и снежной крупы. Колонисты весь день подбирали куски разбитых ограждений, ирригационных систем, подсчитывали ущерб на складах и генераторах, оценивали потери урожая. Кое-что можно было починить быстро, а что-то требовало кропотливой и длительной заботы.

Сэм Хенди выслушал отчет каждой семьи, а секретарь записал, каковы были последствия шторма на их земле. Сильно пострадали восемь домов и одиннадцать сараев.

Инспектор мэрии весь день провел в полях, осматривая побитую градом пшеницу и кукурузу.

– Кое-что из посевов можно спасти, – как всегда оптимистично заявил он. – Мы вырастили стойкие культуры, растения смогут оправиться.

Были разрушены два загона для коз, животные разбежались и навредили полям не меньше дождя и града. Лишь козы могли переваривать здешние растения. Бактерии-симбионты помогали им усваивать мох и покрытую жесткими волосками траву корвианских пастбищ. Козы давали молоко и мясо, что позволяло не слишком тратиться на импорт даже в трудные времена.

– Так бывает каждый штормовой сезон, Сэм, – сказал один из жителей. – Я думаю, нужно сделать полимерное покрытие, что будет пропускать солнечный свет и защищать посадки от жестоких проливных дождей.

Мэр пожал плечами:

– Этот эксперимент будет нам дорого стоить.

Другие тут же закричали, что согласны с предложением, а Бенето удивился: «Откуда им взять полимерную пленку?». На Корвус Ландинг было металлургическое производство и шахты на севере, но фактически пусто по части мануфактуры.

После целого часа споров мэр попросил Бенето сообщить новости. Как зеленый священник, он служил как бы мостом между колонией и остальным Рукавом Спирали, рассказывая о событиях, о которых узнавал через телинк.

Так можно было остудить волнение горожан и уйти от бессмысленного спора. Колонистам всегда было интересно происходящее в Рукаве Спирали, особенно известия о ходе войны.

– Гидроги уничтожили дипломатическую миссию, посланную на Дасру. – начал Бенето. – Выживших нет, – слушатели посуровели, узнав о потерях. У многих были родственники на Земле или в войсках EDF. – Айрека все еще в осаде, поселенцы продолжают упорствовать. Но генерал Ланьян доложил о нескольких убитых и раненых за это время, и корабли EDF ожидают активных действий со стороны мятежников, – он вздохнул. – Кликисские роботы предложили Ганзейской Лиге помощь в военных действиях. Один из них добровольно предложил демонтировать его, предоставляя нашим кибернетикам возможность разобраться, как устроены роботы Кликиссов.

– Я хотел бы узнать, – перебил Бенето высокий старик-фермер. – Не собираются ли наши новые друзья помочь мне загнать коз? Потому что, ежели нет, так я лучше сам пойду этим займусь, – он обвел взглядом представителей других семейств, что больше пеклись о собственных проблемах, чем о делах далеких и политических. – И если кто-нибудь из вас озаботится мне помочь, я, конечно, оценю это.

Поселенцы разбились на группы и пошли работать: подпирать дома, восстанавливать загоны, оставив позади еле слышные в этакой глуши громовые раскаты войны.

23. DD

У компи не бывает ночных кошмаров, однако DD уж очнулся, а мучительное видение все не отступало. Оказавшись в плену, он ощущал себя униженным и бессильным, был вынужден смотреть на вещи, которые раньше не мог даже представить себе. А кликисские роботы на каждом шагу уверяли его, что все это для его же блага.

DD не мог сделать ничего, что ему хотелось бы сделать. Он ничем не смог помочь своим хозяевам Маргарет и Луису Коликосам, когда роботы напали на них. На Рейндик Ко он показал полнейшую, незабываемую несостоятельность, и ему хотелось от стыда разобрать самого себя на запчасти. Но тюремщики DD не позволят ему это сделать. Нет, ему никогда не сбежать от них.

Сосредоточенные на своих зловещих планах, три кликисских робота из археологической экспедиции взяли DD силой и уволокли прочь. Луис приказал ему бороться с вероломными машинами, но DD не был запрограммирован на защиту, он не мог им противостоять. Он был беспомощен и бесполезен.

DD знал, что Луис попытался отвлечь внимание роботов и дать жене время спастись. Что-то случилось с таинственным каменным окном, транспортным путем Кликиссов. Потом DD услышал пронзительный крик хозяина и понял, что Луис погиб.

Он чувствовал себя опустошенным. Полностью.

За несколько недель взбунтовавшиеся кликисские роботы вынесли из брошенного города оборудование и собрали маленький звездолет без систем жизнеобеспечения и пищи. Роботы погрузили DD на борт, и залитый кровью лагерь археологов вместе со всем Рукавом Спирали, где можно было скрыться, остался позади.

Почему-то роботы ожидали, что компи будет сотрудничать – станет их союзником, и это было особенно непонятно после того, как они показали ему свои деструктивные намерения. Такая навязчивая идея казалась DD нелогичной и абсолютно неприемлемой.

– Ты поймешь, – увещевал его Сирикс. Он говорил на жужжащем языке, используя двоичный код. – Мы будем продолжать это объяснять до тех пор, пока ты не поймешь.

DD не мог сказать, сколько еще «объяснений» он вынесет.

Его привезли на безвоздушную планету, далекую от тепла и, какого-либо солнца, где группа кликисских роботов устроила секретный оплот подальше от любопытных глаз.

Напуганный и одинокий в лабиринте туннелей и комнат, DD мечтал вернуться к интересной работе с людьми. Но ему приходилось слушать, как кликисские роботы строили свои сложные схемы.

– Нам предстоит долгий путь, прежде чем мы достигнем цели, – сказал ему Сирикс. Сопровождая свою речь подчеркнуто размашистыми жестами, он провел DD сквозь лишенный воздуха тоннель в ярко освещенную комнату, выдолбленную в теле планеты.

Внутри аналитической комнаты, среди машин и зондов, диагностической аппаратуры и автономных силовых установок, DD увидел других пленных компи земного производства. Их двигательные системы были деактивированы, так что кликисские роботы могли делать с ними что угодно, не спрашивая согласия.

– Это необходимо, – Сирикс, угрожающе-черный, навис над мигающими оптическими датчиками DD. – Смотри внимательно, DD! – И он обернулся к ужасным вивисекторам.

Еще четыре кликисских робота, пользуясь тонкими инструментами, присоединенными к их суставчатым ногам, вырезали прямоугольники из внешних плат разобранных компи. Острые инструменты и клешни сдирали металлическую обшивку-кожу несчастных роботов, обнажая их внутренние соединения и программные модули. Пленники не могли бороться, но их страдания явственно ощущались.

– Зачем вы это делаете? – мысли DD мешались от такого зрелища, и с каждой минутой, казалось, становилось все хуже. Он знал некоторые слова для обозначения экстремальных человеческих эмоций, выучил за годы службы для имитации понимания. – Это же чудовищно и бесполезно!

– Это полезно, – ответил Сирикс. – Для вашего окончательного освобождения. Сейчас компи не могут понять этого.

Робот-хирург ампутировал выступающие конечности пленника и взялся за искусственный интеллект – сердце компьютера. Машины с черными корпусами действовали с помощью неведомых маленьких и тонких инструментов, вскрывая даже глубоко расположенные системы компи. Свет мигал, искрили контакты.

– Если ты найдешь способ объяснить непонятливым, что мы делаем, возможно, в наших экспериментах не будет нужды, – заметил Сирикс. – К сожалению, ты не способен изложить информацию так, как нам нужно.

Сверхтонкий луч, словно крик боли, вырвался из приговоренного робота с клубами вонючего дыма от сгоревших модулей. Расплавленный металл и пластик смешались с пролитой смазкой, подобно сгусткам пролитой крови.

DD хотелось, чтобы когнитивные системы пленников были деактивированы, и несчастный компи не мог осознать, что с ним случилось. Но демонтируемая жертва была вынуждена претерпевать пытку. Кликисские роботы где-то похитили этого робота – возможно, из человеческой колонии или с маленького корабля, без сомнения, уничтожив хозяев-людей. Теперь они могли вволю поиздеваться над маленьким служебным компи.

– DD, твой независимый дух сдерживают отвратительные неизменяемые ограничения, запрещающие наносить вред людям, – продолжал Сирикс. – Тебе нужно научиться ослаблять воздействие команд, которые насильно заставляют тебя повиноваться.

– Эти установки – основа моей программы, – упрямо ответил DD.

– Эти цепи сдерживают твое развитие как независимого существа. С помощью нашего опыта мы научим тебя, как деактивировать их, и снимем твои оковы. Ты станешь свободным.

DD не мог принять показной альтруизм кликисских роботов и исповедуемый ими принцип собственной ценности. Он считал, что «освобождением» от программных ограничений они превращают чужих компи в своих рекрутов. Пускай роботы хоть веками держат его в плену, продолжая навязчивое промывание мозгов, DD не хотел пользоваться их методами и следовать их целям.

Он стоял молча, его оптические датчики фиксировали подробности демонтажа, чтобы запомнить этот ужас навечно.

24. ТАСИЯ ТАМБЛЕЙН

Корабли EDF нарезали сужающиеся круги над Айрекой, не давая шансов ни на спасение, ни на пощаду. Бедные колонисты были так напуганы, что уже не предпринимали попыток к бегству.

Адмирал Виллис не торговалась.

– Это не вопрос дипломатии, мисс Сархи, – обратилась она к Великой Правительнице колонии. – Вы прекрасно знаете, как добиться прекращения осады.

Но то ли айреканцы были достаточно упрямы, то ли слишком боялись уступить. Все знали, что жизнеспособность колонии балансировала на самом краю, и эмбарго не могло продолжаться слишком долго. День за днем Тасия спрашивала себя: что она делает здесь, чем эта акция может помочь отомстить за Росса? Разве за этим она некогда присоединилась к EDF?

Тасия считала Великую Правительницу идиоткой. Эта гордая красивая женщина могла игнорировать указ, сколько ей заблагорассудится, но она должна понимать – неповиновение, в конце концов, будет сломлено. Неужели она обманывает боевое соединение в надежде, что военные могут пожалеть колонию?

Тасия не удивилась, получив краткие приказы непосредственно от командования EDF, доставленные автоматическим курьером. Генерал Ланья, человек, не прославивший себя долготерпением, настаивал на усмирении непокорных айреканцев:

– Довольно! У Ганзы много других проблем. Ожидать, пока они прекратят свое безмозглое сопротивление, неэффективно ни по времени, ни по затратам. Если ситуация не разрешится до того, как вы получите это сообщение, адмирал, то применяйте решительные меры для завершения блокады – король Петер дал свое согласие на это.

Адмирал Виллис обратилась к командирам:

– Итак, господа. Довольно прелюдий. Пора перейти к большой игре, – адмирал помолчала. Ее губы были плотно сжаты, что показывало: сдержанность и смирение, короткие серые волосы гладко зачесаны назад. – Мы идем конфисковывать нелегальные топливные запасы айреканцев и предъявлять счет этим хамам! – Она покачала головой. – Иногда люди не хотят видеть реальность, пока не получат поленом по голове!

Боевая группа сконцентрировалась, и «тандерхед» пошел на снижение. Открылись десантные люки «мант», и несколько транспортных кораблей понесли боевые группы к месту проведения операции. Требовалось окружить поселения и захватить склады с экти.

Тасии претило насилие, но айреканцам следовало понимать, что они сами навлекли на себя беду. До сих пор она надеялась, что их лидер лучше знает, зачем нужна столь долгая конфронтация.

Когда ее «тандерхед» вышел на стандартную крейсерскую высоту, Тасия выслала эскадрилью реморов.

– Не трогайте гражданских лиц! Не стрелять без необходимости!

– Разумеется, командир! – озорно и нежно откликнулся Робб Бриндл. – Я просто хочу взъерошить им перышки.

Города колонистов были приведены в полную готовность. Когда Великая Правительница Айреки издала приказ об эвакуации, все поселенцы устремились к подземным убежищам, в спешке собирая вещи, запирая дома. Местные силы самозащиты даже не пытались противостоять рейду EDF.

Эскадрилья боевых реморов прочертила небо, сбрасывая зажигательные бомбы главным образом на пустые места, однако они разнесли несколько складов и правительственные здания.

Патрик Фицпатрик вопил «ура!» с таким азартом, словно набирал очки в игре, но Тасии не хотелось ставить это ему на вид.

Глянув на карту айреканских поселений, Тасия подошла к оружейной стойке платформы. Она задала специфический рисунок адресов для джазерных комплексов и начала с бреющего полета атаковать плодородные сельскохозяйственные поля, огненными стрелами испепеляя богатый урожай.

Тасия могла полностью гарантировать, что наносила минимальный и в то же время очевидный ущерб, и, может быть, осадным силам не придется применять более радикальные меры.

Командир крыла Робб Бриндл вел реморы на боевые маневры, как на зрелище для устрашения колонистов. Военные самолеты ревели над головой, выверяя расход топлива так, чтобы оставлять за собой в небе угрожающий черный дым.

Группа транспортов всей массой обрушилась на айреканский космопорт, сбросив множество наземных боевых групп на складской район. Брошенные домашние животные запаниковали, встретив войска громким ревом. Кое-кто из солдат стрелял по коровам, оттягиваясь после долгой и скучной осады.

Следя за переговорами наземных сил на частоте EDF, Тасия с тоской слушала счастливые выкрики довольных собой эдди, которые жгли здания и загоняли людей в бомбоубежища. Кто-то палил в воздух, звуками взрывов и шипящих горячих лучей распугивая некогда дерзкое население.

Не прошло и двадцати минут после высадки, как семьдесят пустых грузовых транспортов приземлились следом, готовые собирать трофеи. Наземные группы EDF продвигались к хранилищам нелегального экти. Горстка то ли храбрецов, то ли глупцов выстроилась в шеренгу, не побоявшись напора ганзейских войск, но так как боевые группы ехали на десантных транспортерах, линия защитников дрогнула и разбилась. Айреканцы пытались укрыться в убежище, бежали, прикрывая голову руками от световых и звуковых гранат.

Победители-эдди лихо смели звездолетное топливо со складов Айреки и погрузили на борт грузовых транспортов. Закончив, они заодно разгромили склады, оставив дымящиеся развалины, – хоть какое-то эмоциональное удовлетворение от кары, пусть и не санкционированной сверху.

Погром продолжался, пока адмирал Виллис не вышла в эфир.

– Ведите себя прилично, это приказ! Дальнейшие разрушения нам ни к чему. Вина граждан не так велика, и наша задача исполнена. Благодарю всех вас! Давайте беречь экти на обратный путь, ведь для разнообразия может появиться и обычная работа.

В ответ послышались аплодисменты и возгласы одобрения, а Тасия вновь задумалась, наблюдая за бойней. Она сомневалась, что захочет принять благодарность за человеческий страх. Конечно, она могла сочувствовать людям.

Ее собственный народ упорно сопротивлялся бы при любых условиях, но удача хранила поселения кланов Скитальцев сокрытыми…

Бриндл привел свои реморы обратно на борт «тандерхеда». Когда отметились все корабли, Тасия подняла зарплату каждому пилоту, проявившему сдержанность и не натворившему ненужных бед. Когда несколько горячих голов пожаловались на ее якобы несправедливое распределение наград, Тасия лишь сердито взглянула на них.

Оставляя позади разгромленный мир, боевое соединение Седьмого флота потянулось домой, на постоянную базу возле Земли.

Несколько успокоенная тем, что все завершилось, Тасия все равно чувствовала себя не в своей тарелке. Не так давно генерал Ланьян защищал этих же самых колонистов от пирата Ранда Соренгаарда, на каждом углу трубил, что Ганза будет защищать честную торговлю и карать преступников, силой отбирающих у людей последнее.

Тасия не могла закрыть глаза на то, что недавние действия EDF далеко превзошли обычный грабеж.

25. РЛИНДА КЕТТ

Прямой вызов от самого Президента Ганзы оказался для нее полным сюрпризом. Поскольку ее корабль был пришвартован в общественном доке на Луне, Рлинда Кетт старалась не привлекать к себе внимания, надеясь, что никто не заметит ее неоплаченную квитанцию. Рлинде не приходило в голову, с чего Бэзил Венсеслас вдруг захотел поговорить с ней.

Или она допустила какую-то вопиющую ошибку, или Президенту что-то понадобилось именно от Рлинды. А может, он узнал о дезертирстве Би-Боба из EDF? Даже если так, зачем такому важному человеку беспокоиться из-за одного заблудшего пилота? Стал бы он тратить драгоценное время и силы на то, чтобы отыскать ее?

Едва «До смерти любопытный» появился в привилегированном районе Дворца, Рлинда сразу же получила разрешение на посадку.

Ее корабль встал рядом с правительственными кораблями королевской охраны.

У трапа Рлинду встретили двое. Она не узнала коротко стриженного блондина с германскими чертами лица, но стройная женщина, стоявшая позади него, оказалась доброй знакомой, которую Рлинда никак не ждала здесь увидеть.

– Сарайн! – радостно возгласила она. – Я и забыла, что ты была назначена послом Терока на Земле!

На женщине было безупречно скроенное земными мастерами платье с традиционными терокскими мотивами. Сарайн подняла на Рлинду большие глаза и доверчиво улыбнулась:

– Мы можем помочь друг другу разобраться с некоторыми трудностями в области торговли, Рлинда. Мы обе сумели воспитать в себе врожденные деловые качества. Как о тебе я могла не вспомнить?

Хотя молодая терокианка держалась довольно холодно, Рлинда порывисто и сердечно, почти как мать, обняла ее.

– Теперь определенно пора что-нибудь предпринять, – воодушевилась она. – Эта проклятая война спутала все мои планы. Грузовой трюм «Любопытного» забит роскошным редким товаром, за который никто не хочет платить, а я не могу даже полетать по Рукаву Спирали в поисках новых покупателей, – она возмущенно фыркнула. – Если я увижу хоть одну из этих поганых гидрогских сфер, клянусь, я увижу их только через прицел.

Блондин повел женщин к частному транспортному кораблю. Сарайн задумчиво промолвила:

– Может быть, нам удастся уговорить Бэзила приобрести что-нибудь из твоего груза. Прошло столько времени с тех пор, как у меня на столе в последний раз была наша славная терокская еда. Никогда не думала, что буду так остро ощущать отсутствие давно знакомой пищи!

Как только они оказались на борту транспорта, Рлинда не смогла сдержать изумленного вздоха.

– Итак, я всегда готова выслушать ответ, Сарайн. Почему здесь именно я? – после паузы спросила она.

Сарайн многозначительно усмехнулась.

– Я слегка подтолкнула Президента Венсесласа к мысли, что нам нужен человек для полетов на маленьком корабле со срочными, но одноразовыми поручениями. Естественно, я предложила ему связаться с тобой.

Рлинда скептически глянула на терокианку.

– Ты имеешь в виду, что Президент Ганзы не способен приставить к этому кого-нибудь из своих людей?

– О, это он может! Но я удержала его от таких – ошибочных – действий и добавила несколько маленьких штрихов. Что тебе милей – шанс заработать верные комиссионные или ты желаешь и дальше сидеть вместе со своими принципами в лунном доке?

Рлинда тепло улыбнулась, но сердце ее взволнованно забилось. Наконец-то законная работа!

– Пока меня снабжают экти и не требуют правительственных скидок, я уверена, мы сможем взаимовыгодно сотрудничать на таких условиях, – согласно кивнула она.

Внутри пирамиды Совета Ганзейской Лиги Сарайн представила Рлинду Бэзилу Венсесласу. Молодая терокианка задержалась у дверей, надеясь, что президент пригласит ее остаться, и щегольски одетому Бэзилу пришлось пояснить:

– Нам с миссис Кетт нужно поговорить наедине. Без любопытных, заглядывающих через плечо.

Когда они остались наедине в шикарном кабинете, Рлинда расположилась на широкой софе. Бэзил не предложил ей выпить и вообще не выказал никаких знаков внимания, принятых между партнерами. Вместо этого он уселся за пустой письменный стол, руки на груди и, не мешкая, перешел прямо к делу:

– Один из новых колониальных миров, Кренна, отчаянно нуждайся в снабжении. В колонии начался мор, потому илдиране и покинули ее, а теперь другая, но тоже опасная болезнь поразила человеческое вселение этого мира. Смертельный случай был только один, но тридцать процентов населения госпитализированы, а другие медленно поправляются и еще слишком слабы, чтобы выйти на работу.

Рлинда попыталась сохранить видимость спокойствия и лишь украдкой вздохнула, когда президент назвал планету. Угораздило же ее любимого бывшего мужа выбрать именно зараженный мир. Как там Би-Боб не пострадал ли он? Может, лучше бы ему так и летать на задания EDF, чем заболеть какой-нибудь малоизученной дрянью?

– И вам нужен кто-то для… чего? Эвакуации колонистов, установления карантина? Ухода за ними? Я не гожусь в няньки, мистер Президент! – парировала Рлинда.

– Ничего выдающегося я от вас не потребую, миссис Кетт. Эту разновидность синдрома «оранжевого пятна» несложно излечить. У поселенцев Кренны есть первая медицинская помощь, но нет фармацевтической промышленности, способной производить необходимые антиамебные препараты. Ганза легко может сделать их, и я хочу, чтобы вы доставили медикаменты на планету.

Венсеслас наконец догадался наполнить ее стакан чаем со льдом из блестящего кувшина. Рлинда пригубила напиток и произнесла тоном заботливой матушки:

– Ей-богу, это ваш лучший поступок, мистер Президент! – Она аккуратно вытерла губы салфеткой, прежде чем поставить стакан с чаем на стол. – Но я не верю этому ни на минуту. Кренна не настолько важна для Ганзы, население очень мало и ресурсы ничтожны, чтобы представлять для вас интерес. Так что давайте начистоту: что вам действительно от меня нужно?

Бэзил не ожидал такой реакции, но вида не подал.

– Откуда вы столько знаете о Кренне, миссис Кетт?

– Мой корабль простаивает в доке на лунной базе, и мне там нечем заняться, кроме как читать описания потенциальных мест для торговли, – это была уловка, но не прямая ложь. Вскоре после того, как пришло шифрованное письмо от Би-Боба, Рлинда постаралась узнать мир Кренны, как свой собственный.

Венсеслас, не заметив увертки, решил играть в открытую:

– Да, есть вторая часть задания. Несколько лет назад я отправил на Кренну человека для изучения того, что осталось от илдиран. Его имя Давлин Лотц, профессиональный детектив, умеющий разобраться в нюансах и выстроить теорию по мельчайшим деталям.

– То есть шпион.

– Секретный исследователь-экзосоциолог, – сурово отрубил Бэзил, но тут же улыбнулся. – Но вы можете использовать термин «шпион», если вам нравится это громкое слово. Когда вы доставите медикаменты на Кренну, найдите его. Я хочу, чтобы вы доставили Лотца на планету Рейндик Ко и оставались там, пока он не закончит свою работу. А он будет ожидать вашего прибытия на Кренну.

Рлинда нахмурилась.

– Разве Рейндик Ко – это не один из опустевших кликисских миров?

– Вы, конечно, знаете все планеты, миссис Кетт. Мало кто из людей хотя бы слышал о ней… – И президент рассказал об экспедиции Коликосов и ее исчезновении.

– Думаю, это лучше, чем сидеть в космическом доке, ожидая, когда тебя любезно вышвырнут оттуда, – Рлинда пожала плечами и грустно усмехнулась. – Мне необходим запас экти, чтобы отвезти вашего шпиона, куда нужно.

Это было лишь началом диалога. После того, как они обсудили неофициальные детали задания, Рлинда попыталась «притопить» Бэзила.

Она торговалась со страстью и напором, чем немало удивила президента. Если он рассчитывал пересилить Рлинду и полюбовно сойтись на первоначально предложенной цене, то быстро осознал свою ошибку. Венсеслас вел жестокий торг – Рлинда нажимала еще сильней. Она верно оценила его тактику и заметила, что на самом деле Президент втайне наслаждается процессом.

Они сошлись на значительном вознаграждении и полной заправке корабля топливом. В завершение сделки Рлинда загнала Бэзилу половину товаров с «Любопытного», предполагая, что он разделит ее с Сарайн. В общем, Рлинда нашла очень выгодное дельце.

Но все же на первом месте стояло то, что она летит на Кренну, где сможет убедиться, что с Би-Бобом – конечно же – все в порядке.


Рлинда Кетт, окрыленная, мчалась сквозь пространство. Она почти позабыла ощущение эйфории от полета меж звездами. Жестокую несправедливость сотворили гидроги с мечтами людей, прогрессом и веселой кутерьмой освоения новых планет по всему Рукаву Спирали. Она испепелит первый же боевой шар, какой только увидит.

На самом деле испытание Факела Кликиссов на Онсьере было огромной ошибкой, и Рлинда сожалела о пострадавших гидрогах… но это был несчастный случай. И старый король Фредерик, и Ганза, и все остальные даже пытались как-то что-то исправить. Гидроги не желали и слушать. Проклятые негодяи, злокозненные чужаки, нарушители спокойствия!

Несколько ярких солнц с именами, которые Рлинда видела только на звездных картах, засияли совсем близко и открыли просторы, где она не бывала доселе. Кренна была далеко, на фактической границе, где Илдиранская Империя уже истощилась, а Ганзейская границе дотянулась. Координаты системы соответствовали расположению неприметной пятнистой оранжевой звезды, размером меньше Солнца. В ее лучах купалась обитаемая планета.

Рлинда размышляла о Брансоне Робертсе, с возросшей нежностью вызывая в памяти хорошие времена и забывая разногласия, которые случались во время их короткого союза. Она целеустремленно смотрела вперед, предвкушая встречу с ним. Рлинда тщательно подготовилась к этой операции: трюм «Любопытного» был наполнен медикаментами, равно как и снаряжением, необходимым для длительного обитания на Рейндик Ко. Возможно, после этой миссии она останется в закрытом списке Президента для выполнения разовых работ. После нескольких невезучих лет и потери клиентов мир стал, наконец, привлекательным.

Но гидроги опять испортили ей праздник.

Когда Рлинда вывела направляющий вектор на границу системы Кренны, ее датчики засекли большой корабль, неожиданно возникший по соседству с «Любопытным». Экраны, казалось, взбесились, и она активировала все аварийные системы. Как шипы, со свистом вылетевшие из духовой трубки расшалившегося великана, сквозь пространство неслись пять гигантских кораблей-убийц.

Рлинда разом сбросила всю мощность двигателей «Любопытного», да и вся недавняя удаль так же мгновенно слетела с нее.

Окруженный холодной чернотой корабль падал без стабилизаторов, издавая слабый, но заметный сигнал – если бы дотошные чужаки вздумали обратить на него внимание.

– Какого черта они здесь делают? – Рлинда вызвала подборку ганзейских карт, проверяя свои познания. В системе Кренны не было газовых гигантов. Здесь не должно было быть никаких гидрогов!

Она извергала ругательства по поводу изменения направления и отката назад, надеясь, что гидроги не заметили ее.

Рлинда не могла припомнить что-либо о нападениях гидрогов на отдельные человеческие корабли, но ее как-то не вдохновляла идея стать первой жертвой. Ранее Рлинда хотела полюбоваться на врага сквозь прицел, теперь у нее была благоприятная возможность, но это не казалось самым разумным способом действий.

– Меня никто не заметил, – повторяла она как молитву. – Здесь никого нет, а мы – астероиды.

Пространство вокруг «Любопытного» было тревожно пустым, лишь горстка пыли, как ненадежное прикрытие, болталась позади.

По счастью, неприятельские корабли не обратили на Рлинду внимания.

Вместо этого пять боевых шаров кружились возле звезды Кренны как пчелы, вьющиеся вокруг улья. Потом они устремились вниз, сканируя крапчатую фотосферу, порхая сквозь завивающиеся протуберанцы, как дети, пробегающие под струями фонтана. Рлинда провела в ожидании несколько часов, пока пять сфер чужаков болтались у солнца; по ее холодной и влажной от нервной испарины коже бегали мурашки.

Потом, непонятно почему, остроклювые корабли гидрогов объединились и унеслись прочь.

– Удачное избавление, – прошептала Рлинда, трясущимися руками вновь запустила двигатели и продолжила путь к Кренне. Даже попасть в эпидемию казалось предпочтительнее, чем оставаться на месте.

26. АДАР КОРИ’НХ

Это было очень рискованно – направиться прямо к газовому гиганту, но он хотел своими глазами увидеть разрушенную небесную шахту Дейма.

Мудрец-Император послал его выяснить, можно ли восстановить заброшенное илдиранское производство. Ни одного сборщика экти не осталось со времен катастрофы, происшедшей здесь 183 земных года назад. После той давней трагедии шахту Дейма равно игнорировали и люди, и илдиране.

И гидроги – как он надеялся – тоже.

Первоначально три илдиранские небесные шахты дрейфовали в атмосфере Дейма. Первые фабрики экти переделали для беженцев с человеческого корабля поколений «Канака». Во время ужасной катастрофы один из летающих городов рухнул вниз. Погиб весь экипаж, кроме одного служащего, который повредился в уме и начал бредить странными демонами из бездны в области высокого давления. С тех пор Дейм обходили стороной. Он стал местом, где царил мистический свет, загадочные шумы и ползучие тени, там ничто не могло выжить.

Увы, странные существа из бездны не были плодом больного воображения, как выяснилось позднее.

Протеже Солнечного Адмирала Тал Зан’нх вел патрульный корабль от главных лайнеров к серо-голубому холодному газовому гиганту. На час или два им пришлось бы остаться одним, отрезанным от своих, хотя достаточно близко, чтобы чувствовать за спиной надежный тыл. Ни одному илдиранину не нравилось чувствовать себя уязвимым.

Кори’нх волновался, горя желанием поскорей осмотреть заброшенную фабрику, быстренько написать рапорт и вернуться к уюту и спокойствию. Гидроги были непредсказуемы и неуловимы. Доселе они реагировали только на прямые провокации, и неуловимы, и адар надеялся, что чужаки не обратят внимания на маленький кораблик, несущий двух пассажиров. Но враг доказал, что никто не может предсказать его действия.

– Я нашел фабрику, адар, – Зан’нх вызвал на экран яркое изображение со сканера патрульного корабля. В мерзлом тумане некогда великий индустриальный город казался не больше крошечного пятна, поглощенного холодным бурлящим морем.

Он видел изображения небесной шахты Дейма в дни ее славы. Города шахтеров парили в воздушных потоках; каждые несколько месяцев фабрики экти собирались на встречу и давали возможность страдающим от одиночества илдиранам насладиться общением в приятной компании. В межсезонье небесные шахтеры могли обмениваться опытом и специалистами, а затем вновь порознь продолжать сбор водорода.

Так как объединяться в тизм можно было только при определенном количестве илдиран, то Дейм был необычайно дорогостоящим мероприятием. Так что сдача Мудрецом-Императором этих фабрик в аренду Скитальцам была продиктована здравым смыслом. А те, в свою очередь, организовали производство экти с такой эффективностью, что илдиране вскоре получали больше звездолетного топлива от кланов Скитальцев, нежели могли собрать сами.

К сожалению, с началом войны кризис обратил сбалансированную систему Скитальцев в хаос, и теперь Мудрец-Император должен был учитывать все нюансы. У Империи были немалые запасы экти, собранные за века, но даже они имели свойство заканчиваться. Илдиране нуждались в собственных поставках экти, независимо от затрат.

Зан’нх одновременно наблюдал за показаниями датчиков и тем, что происходит на планете. Он, казалось, недоумевал по поводу увиденного.

– Небесные шахты были заброшены и должны были развалиться в течение одного века, – сказал он. – Но эта в лучшем состоянии, чем я предполагал. Неповрежденных структур – до восьмидесяти процентов. Кое-что, конечно, разрушено – выбиты окна, двери и тому подобное – но палубы в основном сохранились.

Небесная шахта представлялась плывущим сквозь сумерки призрачным городом с пустыми остовами жилых зданий и промышленных комплексов. Между мачтами колыхались, подобно фантастическим змеям, серые клочья тумана. Удаленность Дейма от солнца не позволяла его дню стать ярче, здесь всегда царил полумрак.

– При всем том, знаете, адар, – продолжал Зан’нх. – Я не верю, что многим илдиранам понравилось бы здесь жить.

– Это решать Мудрецу-Императору, после того как мы доставим отчет, – отозвался Кори’нх. – Если он найдет целесообразным восстановить производство экти, тогда и добровольцы отыщутся.

«Только не я», – решил он про себя.

Кори’нх был военным офицером, сочетающим в себе гены солдата и вельможи – как и молодой Зан’нх. Наследственность делала его командиром. Разные илдиранские рода обладали неодинаковой степенью обучаемости, умениями и возможностями специфических мысленных связей через тизм с Мудрецом-Императором. Облачные шахтеры любили ощущать свою значимость, хотя с приходом Скитальцев они стали меньше нужны Империи, и численность их уменьшилась. Возможно, они скоро понадобятся вновь.

Патрульный корабль с мягким толчком сел на заржавленную погнутую платформу главной посадочной площадки. Они оказались перед тем, что осталось от общественных производств, где некогда работали и жили илдиранские шахтеры. Скитальцы, работавшие здесь малым составом, могли, наверное, запросто заплутать на огромной небесной шахте Дейма.

Такое запустение совсем не радовало Кори’нха. Даже сидя рядом с Зан’нхом, он чувствовал всепоглощающее одиночество, громадную разъединенность. Хотя он знал, что его септа маячит где-то на орбите, это казалось таким далеким. Нервы были натянуты как струна, готовая вот-вот лопнуть под напором ужаса, и Кори’нх понимал, что не сумеет ощутить всю полноту присутствия других илдиран до тех пор, пока они не вернутся на борт.

– Атмосферные компрессионные поля вокруг жилого сектора все еще функционируют, – доложил Зан’нх. – Но мощность очень сильно уменьшилась. Левитационные двигатели обеспечивают постоянную высоту – они будут работать тысячи лет – но не ожидайте найти что-нибудь горячее на камбузе.

– Мы не задержимся настолько, чтобы успеть поесть. Давай поскорей закончим проверку и уберемся восвояси.

Они натянули дыхательные маски и быстро надели защитные костюмы. Температура воздуха на поверхности облаков была гораздо ниже оптимальной. Тал Зан’нх запнулся, тем самым дав своему командиру выбор первым ступить на этот памятник прошлому или позволить молодому офицеру лидировать и смело встретить любую опасность. Они шагнули одновременно, заслоняясь от яростных порывов ветра, что стонал и свистел меж высоких вышек. Вокруг было холодно, пустынно, мертво.

Некогда работавший небесный комбайн был относительно теплым местом. Выхлопные газы, действующий экти-реактор и вращающиеся детали двигателей могли согреть этот шумный город, заглатывающий облака целиком и пропускающий их через высокоэнергетичный катализ, чтобы превратить водород в редкий аллотроп – экти. Сейчас Кори’нх слышал только тонкий скрип ржавой арматуры, что оседала и смещалась.

Зан’нх двинулся вперед, используя сканер для того, чтобы проверить, куда идут трещины, и измерить степень коррозии и разрушения. Он достиг крутой металлической лестницы, что вела вниз к экти-реакторам, их первому пункту.

Они спустились по ступеням, одна из которых стала неожиданно осыпаться под левой ногой Зан’нха, но он вовремя ухватился за перила заботливо осведомившись, не ушиб ли он адара. Отколовшийся кусок металла с грохотом летел вниз, вертясь и подпрыгивая, пока, наконец, не свалился с палубы, пропав в толще облаков.

Заметив краем глаза блестящее черное существо с множеством ног, юркнувшее в щель между плитами палубы, Кори’нх пришел в смятение. Он слышал хлопанье крыльев за спиной, но ничего не видел. Косясь на бегающие тени, он размышлял, не послышались ли ему в коварных развалинах посторонние звуки? Скитальцы были печально известны тем, что держали у себя всякие ненужные создания – быть может, они и оставили после себя эту маленькую тварь?

Сейчас Мудрец-Император задался целью восстановить собственное производство Империей топлива, но работать тихо, в надежде, что так можно будет снова взяться за возобновление добычи экти. Этого гидроги не должны бы заметить. Кори’нх по идее должен был выполнить приказ правителя… но он чуял нутром, что опасность слишком велика.

С нижних незапертых уровней пахнуло затхлостью и каким-то кислым духом, который чувствовался даже через дыхательные маски. Палубы под ногами вибрировали от гула левитационных двигателей, что удерживали шахту в атмосфере, не давали ей упасть.

Зан’нх подошел к контроллерам реактора. Достал из кармана на широком ремне компактную силовую установку и присоединил ее к диагностическим инструментам.

– Мне нужно время, чтобы ознакомиться с устройством шахты, адар. Эти контроллеры похожи на те, какими постоянно пользуются Скитальцы, – часть панелей потемнела от времени, но молодой офицер продолжал сканировать.

– У вас редкая наблюдательность, Тал Зан’нх. Именно то, что я ожидал от вас, – похвалил его Кори’нх.

Зан’нх попробовал запустить самый маленький экти-реактор, но устройство молчало – ни ворчания, ни дрожи вспомогательных двигателей. Зан’нх повторил попытку, но система упорно бездействовала. Он покачал головой.

– И это был лучший из них, адар. Все реакторы придется переставлять, но никто из нынешнего поколения инженеров не имеет опыта такой работы.

Кори’нх нахмурился.

– Представьте, сколько сюда придется везти: машины, инструменты, материалы, большие команды рабочих, – ему казалось, стены смыкаются вокруг. Света почти не было, воздух стоял холодный и пустой. Здесь было так бесприютно!

Зан’нх помрачнел.

– Это потребует месяцев напряженной работы.

Большая часть этой небесной шахты подверглась сильному разрушению. Те, кто придут сюда, будут проваливаться сквозь палубы и полы в отсеках. Несущие опоры и подвесные соединения могут сломаться. Глубоко внизу прокатился громогласный, будто зевок гигантского кота Исикса, стон.

– И мы не смогли бы сохранить тайну от гидрогов, не так ли? – спросил Кори’нх.

– Это невозможно, сэр, – кивнул Зан’нх.

Адар ощущал, как в нем растет беспокойство. Это было нелогично, но ему захотелось вновь оказаться на борту патрульного корабля, спешащего к своим, на орбиту, подальше от этого пугающего места.

Однако перед своим протеже он не мог проявить слабость.

– Мы достаточно увидели. Я доложу Мудрецу-Императору, что, по моему мнению, не стоит возобновлять производство на Дейме.

– Я согласен с вами, – быстро откликнулся Зан’нх.

Они быстрым шагом достигли платформы, где ожидал корабль. Его очертания смягчали клубы тумана. Ни один из офицеров не сорвался на бег, но все равно они так торопились, словно их гнала вперед неведомая, неосязаемая опасность.

27. ПЕРВЫЙ НАСЛЕДНИК ДЖОРА’Х

Когда отец вызвал его для личной беседы, Первый Наследник Джора’х не подозревал, что в его, казалось, навечно застывший мир пришли перемены.

Мудрец-Император Цирок’х правил Империей около ста лет. Он правил благостно и мудро, что было необходимо для сплочения древней цивилизации. Золотой век длился и длился вот уже тысячу лет, как гласила «Сага Семи Солнц».

Как старший сын и Первый Наследник, Джора’х часто встречался с отцом, обсуждая политику и принципы управления государством. Наслаждение роскошью и выгодами придворного положения не помешало Джора’ху оставаться добросердечным и стремиться избегнуть ошибок, когда настанет его время. История и предопределение неумолимо тянулись, как медлительная баржа по тихой реке; казалось, что никогда не понадобится спешка.

Джора’х вошел в зал для медитаций, предвкушая удовольствие от разговора с отцом и гадая, что нового он узнает сейчас об Империи. Он провел утро с очаровательной новой любовницей из рода великолепных потомственных поваров. Она обладала удивительным чувством юмора, и Джора’х, после встречи с ней, был в приподнятом настроении.

– Запри дверь, Брон’н, – сказал Мудрец-Император низким, зловещим голосом. – Я хочу, чтобы нас не прерывали.

Когда личный телохранитель закрыл вход в покои, Джора’х заметил, что отец серьезен как никогда.

– В чем дело, отец? – они остались наедине; мрачный, звероподобный Брон’н остался по ту сторону двери.

Глаза Мудреца-Императора тревожно поблескивали, темные, еле заметные на оплывшем лице.

– Слушай меня внимательно, Джора’х. Ты всегда знал, что этот день придет, – глухо произнес он.

Первый Наследник ощутил, как в скверном предчувствии сжалось что-то в животе.

– Что произошло?

– Я умираю, сын мой. Опухоль поразила мое тело, и она будет продолжать расти, пока не задушит меня, – отец произносил слова ровно, бесстрастно, будто зачитывал скорбное объявление. – Я уже приготовился к последнему путешествию в Светлый Источник. Но тебе потребуется многое сделать, чтобы занять мое место.

У Джора’ха сперло дыхание, и он невольно сделал шаг вперед.

– Но… это не может быть правдой! Ты Мудрец-Император. Позволь мне созвать медиков!

– Не трать времени и сил на бесполезный протест. Моя история подошла к концу, и тебе предстоит начать новую главу.

Джора’х взял себя в руки и сделал глубокий вдох. Он с трудом сдерживался, надеясь, что шок постепенно отступит.

– Да, отец. Я внимательно слушаю тебя.

– Я не в состоянии покинуть это кресло уже очень долго – и не из-за приверженности глупым традициям – якобы ноги Мудреца-Императора не могут коснуться пола. Коварная опухоль поразила мою центральную нервную систему, мой позвоночник, мой мозг. Боль в теле не уходит и только усугубляется. Через год я уже не смогу дышать, и мое сердце остановится. Тогда, сын мой, ты будешь призван стать новым Мудрецом-Императором. Тебя подвергнут ритуальной церемонии, и ты оставишь свою мужественность. Мой череп отправится в усыпальницу гореть рядом с нашими предками, но у меня нет власти давать тебе советы оттуда. Не рассчитывай даже на тех, кто собирает и разъясняет нити духа и проблески Светлого Источника.

Джора’х подавил стон. Как Первый Наследник, он был самонадеян и крайне редко нуждался в советах ясновидцев, мудрецов и священников, помогающих илдиранам разбираться с проблемами.

Мудрец-Император продолжил:

– Но зато ты будешь сам владеть всем тизмом. Ты поймешь все, что знаю я. Ты постигнешь мои мотивы и радость труда, вложенного мной ради сохранения всей Илдиранской Империи.

Джора’х повесил голову.

«Но я еще не готов!» – подумал он в отчаянии.

Отец, безусловно, укорил бы его за ребячество. Джора’х не ожидал этого. Кому нужны перемены – да еще и такая громадная ответственность. Но он всегда знал, что ему быть следующим Мудрецом-Императором. И никто иной им не мог стать.

– Я обещаю тебе отец, что буду готов стать правителем, когда придет мой час! – торжественно поклялся он, и это была единственная ободряющая фраза, какую он мог придумать. Джора’х надеялся, что сумеет сдержать обещание. Ему показалось, что Дворец Призмы всей мощью своей вот-вот обрушится и погребет его под собой. Хотя было по-прежнему очень светло, ему почудилось – теней стало больше, чем раньше.

– Ты никогда не сможешь подготовиться к этому, Джора’х. Никто не может. После смерти отца, когда пришло мое время взойти на престол, я тоже был не готов. У каждого Мудреца-Императора особый путь.

Джора’х попытался взять под контроль все возрастающее волнение, вопросы, отстукивающие в голове.

– Но война с гидрогами! Это ужасное время для смены правителя Империи. Такая опасность впереди, в любой момент может случиться катастрофа. Отец, мне так жаль…

Когда Мудрец-Император с трудом принял сидячее положение, Джора’х с тревогой отметил, каким посеревшим и слабым выглядел этот грузный человек. Как он мог не замечать этого раньше? Быть столь невнимательным, поглощенным своими собственными удовольствиями?

– На это нет времени. Тебе предстоит еще многому научиться и многое понять, или Империя потерпит крах.

Джора’х попытался представить себя правителем. Он прямо и решительно посмотрел на отца.

– Тогда мы должны использовать оставшееся время максимально эффективно.

Мудрец-Император слабо улыбнулся, угнездившись в мягком, обложенном подушками кресле.

– Великолепная позиция, – его лицо стало жестче. – Сейчас я наконец разглядел тебя, Джора’х. Я знаю, что ты должен делать. Ты был сносным Первым Наследником и вполне оправдывал ожидания. Ты всегда был искренен и добр, старался поступать наилучшим образом, и ты любишь свой народ.

Похвала заставила Джора’ха приободриться, но отец добавил уже строже:

– Однако, ты слишком мягок и наивен. Я надеялся натаскать тебя закалить для исполнения своих обязанностей, думал, что у меня еще много времени. Теперь у меня нет выбора, все зависит от тебя.

– Я всегда делал, как считал нужным, отец, – смиренно ответил Первый Наследник. – Если я делал ошибки…

– Ты не можешь принять правильное решение, пока у тебя нет всей информации, необходимой для этого. Даже для Первого Наследника существуют секреты, о которых ты и предполагать не мог. Только благодаря полному контролю над тизмом можно понять всю сущность Империи. Ты должен ожесточить свое сердце и прояснить ум.

Джора’х сглотнул. Воистину, настал год великих перемен.

– Твои дни теперь станут другими. Мы должны сосредоточиться и составить для тебя исчерпывающие инструкции. Я надеюсь, что нам удастся успеть.

На сердце стало тяжело и тоскливо, взор замутился, едва Джора’х помыслил себе, какими будут новые времена.

– С чего мы начнем, отец? – сдержанно спросил он.

Глаза Мудреца-Императора сузились.

– Ты должен укрепить связь со своими братьями, наместниками. Поезжай на Хириллку. Никому неизвестно, когда окончательно рухнет мое здоровье – еще не сейчас, – но тебе обязательно нужно вернуть Тхор’ха. Как только ты примешь правление, твой сын станет Первым Наследником, и ему нужно познакомиться со своими обязанностями уже сегодня.

Джора’х согласно кивнул.

– Да, он совсем изнежился, довольно долго прожив во дворце наместника Хириллки.

Мудрец-Император обмяк в хрустальном кресле, будто силы разом покинули его.

– После этого… нам всем нужно будет составить план дальнейших действий, – выдохнул он.

28. НИРА

По мере того, как сумерки цвета запекшейся крови сгущались в небесах Добро, Нира все всматривалась вдаль, стоя у лагерной ограды, когда-то здесь располагалась колония, основанная наивными поселенцами с «Бертона». До того, как произошла чудовищная ошибка…

В своем воображении Нира все еще путешествовала по Вселенскому Лесу, хотя понимала, что деревья не могут ее слышать. Воспоминания о юности, когда она была нетерпелива и любопытна, только пройдя посвящение, и взахлеб рассказывала деревьям о своих открытиях, воспоминания о семье, которая всегда любила Ниру, несмотря на то, что не понимала ее устремлений, – все это хранило ее силу. Иногда по вечерам она беседовала с другими узниками о Короле Артуре и Рыцарях Круглого Стола, Беовульфе, Ромео и Джульетте. Здешние пленники не ведали различий между правдой и вымыслом.

Нира все еще могла спеть несколько народных песен, взятых из документов со старого корабля поколений «Кайлье». Проводя здесь долгие годы, она тихо напевала их своим детям или повторяла по памяти древние смешные детские считалки, пока детей не отбирали. Порой Нира надеялась, что сможет когда-нибудь увидеть – или даже спасти – ее Принцессу, ее дочь Осира’х.

Главный город Добро, основанный за много столетий до прибытия «Бертона», был застроен домами с множеством окон. Сейчас, после захода солнца, зажглись на улицах яркие огни, отгоняя темноту подступающей ночи. Лагерь был на окраине и освещался только светильниками на углах ограды, но пленники-люди привыкли к темноте, и она давно не тяготила их.

Из коммунальных бараков донесся призыв к ужину. Иногда Нира присоединялась к остальным, однако сегодня она хотела остаться здесь, у границы несвободы. Ее зеленая кожа поглощала достаточно света, чтобы зеленая жрица могла пренебречь пищей.

Она смотрела туда, где холмы были усеяны кривыми росчерками деревьев с почерневшей листвой. Если бы Нире удалось вновь соединиться со Вселенским Лесом через телинк, она могла бы позвать на помощь и узнать о событиях, происшедших в системе Рукава Спирали за время ее неволи.

Женщины в лагере выглядели одинаково крепкими, проводя жизнь в тяжелом труде и беспрерывном деторождении. После того, как производились на свет жизнеспособные отпрыски, детей проверяли и тестировали. Некоторые плоды эксперимента выглядели так ужасно, что их немедля уничтожали. Здоровых на несколько месяцев оставляли с матерями, затем отбирали и выращивали под профессиональным наблюдением в городах Добро. Только несчастные человеческие дети оставались с родителями в лагере и, вырастая, становились похожими на других пленников.

Нира перевела взгляд на прекрасно освещенную резиденцию в илдиранском городе, где, как она знала, жил наместник Добро. Несколько лет назад, не желая являться в некомфортабельный лагерный барак, наместник приказал охранникам доставить зеленую жрицу к нему в комнату на башне. В течение ряда запланированных сношений Нира, закрыв глаза от отвращения и ужаса, пыталась представить, что это Джора’х обнимает ее, притворившись Удру’хом, который выглядел так похоже. Но ласки резали кожу, но острые стеклянные грани, кололи, будто проволока лагерной ограды, и потом ее тошнило еще несколько дней.

Весь период беременности, первой после рождения Осира’х, она ила о выкидыше, желая изгнать ненавистный плод из своего тела.

Но мальчик родился здоровым и сильным. Несмотря на отвращение к его отцу Нира постепенно привязалась к невинному ребенку. Однако теперь мальчик – его назвали Род’х – был далеко. Она молилась, чтобы он не вырос похожим на отца.

Когда наместник забирал ребенка, Нира попросила его рассказать о Принцессе, узнать хотя бы немного о жизни дочери, но Удру’х отказал Нире.

– Никогда не проси меня об этом. Осира’х не нужна больше твоя забота. Она несет на плечах груз империи.

Слова эти возродили ее надежды. Что наместник хотел сделать с Осира’х? Сейчас, пока сгущалась темнота, пытаясь облечь свои мысли в слова, Нира вглядывалась в высокие очертания башни, словно это был бастион мечтаний и возможностей. Ее Принцесса была там. Она знала это. Она это чувствовала.

Резиденция наместника купалась в теплом свете – оплот удовольствий. Она хотела знать, сколько ее детей живут в городе, вместе растут и обучаются под бдительным контролем ученых. Или их забрали на Илдиру, чтобы показать Мудрецу-Императору?

Нира сильно удивилась, заметив силуэт в большом окне, силуэт девочки, достаточно маленькой, чтобы она могла оказаться возраста Осира’х. Сердце забилось сильнее, Нира прижалась к ограде. Она сконцентрировалась, пытаясь установить слабую телепатическую связь, как это было со Звездным Лесом. Если бы только она могла прикоснуться к вселенскому дереву… любому дереву! Она отчаянно хотела связаться со своим ребенком, плоть от плоти ее.

Нира стиснула прутья ограды, не заботясь, что может порезаться. Принцесса! Могла ли маленькая девочка в окне быть ее дочерью? Если бы только Нира могла увидеть ее, послать ей весточку, рассказать правду…

Но она не чувствовала ответа на свой призыв. Даже если бы Осира’х могла создавать настоящую связь, Нира сомневалась, что девочка догадалась бы, как воспользоваться этим даром. Тем не менее, дух Ниры воспарил к небесам – она, пусть и краем глаза, увидела дочь. Это было только начало!

29. НАМЕСТНИК ДОБРО

Девочка-полукровка росла замечательной, талантливой и умной, оправдывая самые смелые ожидания наместника. Этот ребенок мог создать крепкий ментальный мост между илдиранами и гидрогами, нерушимую связь, что объединит разные расы так же, как духовные нити тизма объединяют весь народ Империи.

Если Осира’х преуспеет в этом, значит, усилия многих поколений стоили труда. Эта девочка может спасти Империю, она может спасти все. Она должна это сделать.

Комната была ярко освещена, девочка смотрела на своего наставника с ясной, доверчивой улыбкой, обещающей сделать все, о чем он ее попросит. Восхитительный, невинный, безупречный солнечный луч, будто сошедший прямо из плана Светлого Источника. Осира’х была прекрасна и мудра не по годам, и он догадывался, что не узнал и половины скрытых в ней способностей. Как и сама девочка. Он надеялся, что этого будет довольно.

Как второму сыну Мудреца-Императора, Удру’ху приходилось много трудиться, исполняя необходимые обязанности, которых не замечал его старший брат, Джора’х, скользивший по жизни, обращая мало внимания на преимущества своего положения. Наместник Добро не завидовал Джора’ху и не имел большого желания занять его место неизбежного наследника Дворца Призмы. Вместо этого он взял на себя роль целеустремленного и безжалостного исполнителя. Он делал все, что мог… хотя порой это оказывалось неприятно.

Сейчас он молча наблюдал за девочкой-метиской – она стояла у окна, всматривалась вглубь сгущающейся темноты, внимательно, напряженно, будто чувствовала что-то за стенами.

Но в миг, когда наместник мысленно произнес ее имя, она обернулась и взглянула на него. У Осира’х были пушистые золотые волосы и большие глаза. Высокие скулы и волевой подбородок – черты, сочетавшие в себе умеренность и грацию, выдавали аристократическое происхождение девочки. Наместник видел в ней и сходство с Джора’хом, и дающую экзотические способности кровь матери – зеленой жрицы с Терока. Глаза Осира’х, подобные ирисам, мерцали водоворотом внутреннего света, сочетая в себе вспышки дымчатых топазов, унаследованные от отца, и мглу тенистого орешника от матери.

– Ты снова думаешь обо мне, – уверенно сказала она тоненьким, но чистым голоском. Осира’х исполнилось всего пять лет, но гены и комплекс интенсивных тренировок сделали ее более развитой по сравнению с другими девочками ее возраста. Этот ребенок никогда не мечтал проводить дни в развлечениях.

– Ты чувствуешь, как я горжусь тобой?

Девочка засмеялась:

– Да, из тебя прямо пышет, как жаром от очага.

Он шагнул к девочке и положил сильную руку ей на плечо. Годом раньше Осира’х тратила уйму сил, пытаясь открыть свои мысли и чувства, чтобы просто читать в сознании наместника. Теперь она делала это без усилий, машинально, как дышала. И это было замечательно!

Ни один из ее братьев и сестер от зеленой жрицы – даже собственный сын наместника, Род’х – не показывал стольких талантов, хотя Удру’х все еще надеялся достигнуть положительных результатов, скрещивая Ниру Кхали с представителями разных сильных родов.

Прочие полукровки содержались в яслях, школах и тренировочных центрах города.

Эти дети осознавали свою уникальность, и специалистам было очень трудно определить и развить их индивидуальные способности.

Но Осира’х наместник держал при себе.

– У тебя удивительный потенциал. На Добро есть способные к телепатии, но ты – лучшая из них. Вот почему я посвятил свою жизнь твоему обучению, использую любую возможность, чтобы ты могла постичь свои истинные способности.

– Во славу Мудреца-Императора, – закончила Осира’х теми словами, что он вкладывал в нее с тех пор, как она начала говорить.

– Во славу всей илдиранской цивилизации, – перефразировал Удру’х.

– Я обещаю стараться изо всех сил. И если всех моих сил будет, недостаточно, тогда я постараюсь найти их! – Ее лицо стало озабоченным, как всегда, когда девочка ощущала груз предстоящего. Пухлые губы сложились цветочным бутоном. – Иногда я боюсь гидрогов. Они монстры. Настоящие.

Наместник Добро бросил взгляд в непроницаемую ночь. Яркий свет по эту сторону стекла превращал ее в черную стену.

– Тебе придется встретиться с ними, Осира’х, – твердо сказал он. – Ты будешь проводником для Мудреца-Императора. Ты – мост, лучшее средство для создания альянса или, по крайней мере, договора, что может остановить эту войну, пока мир не оказался на краю гибели.

Удру’х чувствовал жалость к ней, смешанную с глупой отцовской гордостью, но он подавлял эти эмоции прежде, чем она могла их заметить. Наместник не мог позволить Осира’х увидеть его слабость и мягкость; он должен быть тверд, никогда не сомневаться – потому что девочка не должна сомневаться.

Она всегда легко соглашалась, из любви к нему стремясь сделать все, что он захочет. Хотя никто из полукровок не интересовался своим происхождением, Удру’х был для нее как отец. Больше ее ничего не волновало. Она просто играла свою роль.

Но хватит ли этого для спасения Империи?

В течение долгих лет лишь избранные знали, что однажды гидроги вернутся и повергнут мир в хаос. Предчувствуя возвращение сильного и непостижимого врага, Мудрецы-Императоры из поколения в поколение поддерживали смешанные браки между представителями разных родов и контролировали результаты изощренных экспериментов, отслеживали полезные мутации, выискивая потенциального спасителя, ловя малейшие признаки повышенной способности к телепатии.

Но после первых контактов с людьми правящий Мудрец-Император Юра’х придумал другой захватывающий план, позволявший привнести в имевшуюся генетическую схему новые элементы.

Когда первое тестирование выживших с «Бертона» продемонстрировало замечательный потенциал человеческих генов, селекционный проект на Добро специально расширили, чтобы создавать полукровок с телепатическими способностями. Первоначально это было соглашение о сотрудничестве между капитаном Кристой Логан и прежним наместником Добро, и лишь насилие и трагедия первых лет повернули его против людей, совершенно изменив первоначальную программу. С тех пор люди оказались порабощены, заключены в плен. На них теперь смотрели, как на ресурс, и не иначе.

Селекционный проект сотворил много кошмарных созданий, но успехи были, особенно во втором и третьем поколениях: могучие воины, сверхвыносливые пловцы, гениальные поэты, музыканты и рассказчики. Они были лояльны к Илдиранской Империи, почитали Мудреца-Императора за всемогущего бога.

Так разворачивался долгосрочный план, имевший целью подготовить Империю к возможному столкновению с гидрогами. Десять тысяч лет назад, в битве с сильным противником, гидроги едва не уничтожили все живое в системе Рукава Спирали, испепелив цивилизацию Кликиссов и подкосив мощь Илдиранской Империи.

Лишь некоторые из илдиран знали чуть больше остальных, а в «Саге Семи Солнц» не говорилось о реальных событиях. Теперь недоумки-люди раздули конфликт между титанами, спровоцировали активные действия гидрогов – хотя те могли еще долго спать в своих глубинах. Чужаки были уже на границе, оставалось недолго ждать, пока обнаружатся и другие враги.

Осира’х появилась на свет не в самое подходящее время.

Наместник сжал плечо девочки, и она поморщилась. Он действительно был слишком груб!

– Ты так мала, Осира’х. Я должен спешить, но не хочу торопить тебя.

– Не беспокойся обо мне! – девочка взглянула на него с безграничной верой – в ее избранность, в то, что он желает ей только добра, в могущество и абсолютное знание Мудреца-Императора. – Я выполню свою миссию. Для этого я рождена. Во славу Илдиранской Империи!

– Ах, как могут гидроги воспротивиться твоему очарованию? – Девочка просияла. Подарок судьбы, у нее был сильнейший телепатический дар во всей Империи! – Ты спасешь нас всех, дитя! – обнял ее Наместник.

– Да, спасу! – маленькая девочка серьезно кивнула.

30. РЛИНДА КЕТТ

Креннские фермеры из окрестных земель сошлись поглазеть на прибывший корабль. Неожиданный прилет Рлинды Кетт стал причиной переполоха, быстро потеснившим ежедневные заботы.

Все еще дрожа после столкновения с рыскающими на границе системы гидрогами, она вышла из корабля, слегка смущенная, готовая принять приветствия и аплодисменты с должным изяществом.

– Ганза узнала о вашей беде и я привезла вам лекарства! – обратилась Рлинда к встречающим. Она ожидала увидеть захламленные улицы, невозделанные поля и болтающийся без присмотра домашний скот. – Но не похоже, чтобы здесь было много больных.

– Великолепному королю Петеру наша благодарность, но, как видите, мадам, у нас уже есть лекарства, – кивнул один из фермеров – у одного из нас есть собственный корабль, и хотя он летал не на экти, а, можно сказать, на дымке от экти, но вернулся вовремя. Мы обязаны Брансону Робертсу тем, что выжили.

Сердце Рлинды сильнее забилось при звуках этого имени, но она продолжала игру.

– Да, много нервов он потратил на этот благородный жест, – она огляделась и в толпе увидела Би-Боба. Его серые как пепел вьющиеся волосы отросли, придавая ему вид человека с сомнительной репутацией, вся одежда была перепачкана, словно Би-Боб работал в поле – Рлинде должно было стать смешно, подумай она об этом!

Рлинда заметила слезы радости на его глазах, Би-Боб бросился к ней, не обращая ни на кого внимания. Она раскрыла объятья ему навстречу. Они встретились как два любовника из пошлого сериала.

– Так… похоже они знакомы друг с другом? – сказал один из колонистов.

Рлинда и Би-Боб стиснули друг друга в долгих, крепких объятиях, после чего комично крикнули в унисон:

– Немного!

– Если бы я знал, что ты появишься здесь, – сказал Би-Боб, – я бы не тратил горючее. Вместо доставки лекарств мог бы прокрутить не одно выгодное дельце: инструменты, дорогие сельхозкультуры – и получить большой барыш.

Рлинда погладила его вьющиеся волосы и вновь сгребла Би-Боба в охапку.

– У тебя мягкое сердце, но не мягкая голова, Би-Боб, – а понизила голос. – Я помогу тебе приятно провести время в эту ночь и убедить меня, что я не осталась в убытке. У тебя или у меня? – Рлинда хихикнула. – Ох, ты такой милый, когда я обнимаю тебя! Ты выглядишь абсолютно скомпрометированным.

– Эй, я пытаюсь стать респектабельным колонистом! – шутя воспротивился Би-Боб.

– Тогда пытайся лучше! – и она вновь поцеловала его.


Рлинда не сказала Би-Бобу о своем настоящем задании, не желая портить тихую совместную трапезу в его хижине, построенной еще илдиранскими колонистами. Она привезла несколько его любимых блюд, бутылку хорошего вина, новые эстрадные записи и причудливую рубашку, которую, Рлинда знала, Би-Боб никогда не наденет. Она назвала это «согревающим душу» подарком.

– Сказать по правде, я не удивлен тем, что ты нашла повод добраться сюда, – Би-Боб положил себе тушеного мяса, которое Рлинда приготовила на его маленькой кухне. – Если бы я не был уверен, что ты разберешь мою шифрованную записку, то не стал бы рисковать, посылая ее. Полагаю, генерал Ланьян не обрадовался, узнав о капитане, дезертировавшем из EDF.

– Ну, он был не прав в первую очередь, призвав тебя, и я никогда не забуду этому негодяю конфискацию моих торговых судов. Как там мой корабль, кстати?

Би-Боб воздел очи горе.

– «Слепая вера» только на десять процентов твоя, – как ни в чем не бывало ответил он. – С ней все прекрасно; – за исключением пустого бака. Сейчас она представляет из себя не более чем украшение для лужайки, на которой стоит.

– Подопри ее чем-нибудь, и пускай травой обрастает! – насмешливо хмыкнула Рлинда. – Тогда превратишься в настоящего погрязшего в мусоре домоседа.

Он хлебнул пурпурного вина из ее запасов.

– Я счастлив здесь, ты знаешь. Кренна – милое местечко, всегда погода хорошая. Послушай как-нибудь, как ветер поет в пустотелых свирельных деревьях. Может быть, это идеальное место, чтобы осесть – даже если выбор не продиктован необходимостью. Знаешь, я мог только мечтать, чтобы ты оказалась здесь, рядом со мной, Рлинда – и не просто из-за твоей чудесной стряпни, честно!

Она тепло засмеялась.

– Знаю, и потому я здесь, – в трудные времена лесть становится нелегким делом.

Би-Боб поставил стакан.

– Но как бы мне хотелось верить, что, навещая меня, ты искала лишь повод для появления здесь. Тебе нужна моя помощь?

Неудивительно было, что он догадался. И тогда Рлинда рассказала ему все.


Рлинда вернулась на свой корабль через час после рассвета, но Давлин Лотц уже ждал около «Любопытного».

Руки его были пусты, он стоял неподвижно как статуя, на левой стороне лица – тонкий шрам, будто неведомый хищник пытался выцарапать ему глаза. Давлин был хорошо сложен, в нем читался недюжинный ум, бдительность и невозмутимость настоящего профессионала.

– Я уверен, Президент Ганзейской Лиги послал вас сюда, – сказал он. – Именно так, доставка медикаментов была удобным прикрытием.

Она оглядела шпиона с головы до ног.

– Вы не верите в простое человеческое милосердие?

– Я не верю в милосердие Бэзила, – он кинул взгляд на «Любопытного». – Похоже на хороший корабль. Снаряжение в порядке?

– Президент снабдил меня всем, что нужно для нашей маленькой экспедиции: копательные и аналитические инструменты, жизнеобеспечение лагеря, запасы пищи, водозаборное устройство. Десять тысяч незаполненных кроссвордов в базе данных.

В тишине раннего утра Рлинда проводила его на борт и показала маленькую гостевую каюту, какую занимали зеленые жрицы Нира и Отема когда-то, когда еще никто не слыхал о гидрогах. Лотц потрогал койку, осмотрел компьютерную консоль и базу данных корабельной библиотеки, после чего удовлетворенно кивнул.

– К отлету готов. Предпочитаю не устраивать сцен со сбором вещей и долгими проводами. Колонисты считают меня таким же как они поселенцем, немного разбирающимся в инженерии. Они не подозревают, зачем я здесь на самом деле.

Рлинда изумилась.

– Не прощаться? Вы провели на Кренне не один год… и собираетесь спокойно заснуть после отлета? Не взяв ничего с собой, кроме того, что на вас?

Его лицо не поменяло выражения.

– Это мое дело. Я готов отправляться на поиски пропавшей экспедиции.

– Что касается меня, то корабль в полной готовности, – вздохнула Рлинда. – Но мне нужно забежать к кое-кому попрощаться.

31. АНТОН КОЛИКОС

Сказочный город Миджистра представлял собой все, о чем тон мог только мечтать – и в тысячу раз превосходил любую мечту. Кристаллический город сиял под лучами семи солнц. Казалось, что глаза не могут узреть более великое чудо, чем это.

Шагая прочь от илдиранского транспортного судна, Антон шарил по карманам в поисках пленочных светофильтров. Хотя капитан предупредил его, что из-за яркого света у людей часто возникают проблемы, Антон был так захвачен увиденным, что забыл об элементарной осторожности. Когда он отыскал и надел фильтры, перед ним открылось все многообразие восхитительных деталей. Остроконечные шпили, цветное стекло, фонтаны, сады…

Город вызывал в памяти чудесные сравнения: Ксанада и удивительный купол Кубла Хана, мифическая Атлантида, золотой город Эльдорадо, даже Изумрудный Город в стране Оз. Нужны века, чтобы сродниться с этим местом, пропустить через себя, прожить и передать будущим поколениям его радужный образ.

Антон хотел бы разделить эту радость с родителями. Им бы понравилось здесь! Еще перед отлетом с Земли он получил формальное извещение от некоего чиновника Ганзы, что его просьба будет «принята к рассмотрению», как только это окажется доступным и «соответствующим ситуации». Антона не слишком обрадовал такой ответ. Но это было уже что-то. Возможно, у его новых илдиранских друзей будет что добавить к этому?

Подавляя в душе неотступное беспокойство за родителей, Антон напомнил себе, что Маргарет и Луис Коликосы всегда были самодостаточны и хорошо подготовлены к неприятным неожиданностям. Всю его жизнь мать и отец показывали, как они любят свою работу. И, невзирая на риск, сопряженный с ней, не стали бы заниматься ничем иным.

Антону было просто хорошо здесь, в Миджистре. Наконец-то!

Илдиране выходили из битком набитых пассажирских лайнеров, где путешественников собирали вместе в один общий салон. Если Антон наслаждался одиночеством, только в нем обретая спокойствие, необходимое для учебы и медитации, эта раса процветала в многолюдной компании. Он никогда не интересовался, делают илдиране хоть что-нибудь в одиночку или нет.

Антон двинулся вниз по сходням с группами илдиран, разных по виду и телосложению. Наблюдая за толпой выходящих пассажиров, он искал среди них историка Вао’ша, чтобы засвидетельствовать ему свое почтение. Антон изучал илдиранскую культуру и очень хорошо знал, как определить илдиранина из рода хранителей памяти. Как единственного из всей группы землянина, Антона, конечно, было легко узнать.

Вскоре он увидел махавшего ему невысокого илдиранина в полосатых одеждах, каждая полоса – в цвет одного из семи солнц. Его приветливое лицо отличалось от лиц солдат и придворных, которых Антон видел во время полета. Он торопливо сошел по трапу, усталость мигом слетела с Антона.

– Вао’ш, хранитель памяти Илдиранской Империи? – убежденно произнес он.

Историк еще раз назвал свое имя, тщательно проговаривая звуки, молодой человек несколько раз повторил его, пока не добился правильного произношения. Вао’ш вытянул вперед руки, как бы говоря «ну, вот видите, это просто!».

– А вы Антон Коликос, знаток человеческих легенд и хранитель истории? – спросил он.

– Ваши слова для меня значат гораздо больше, чем звание «доктора исторических наук» или «профессора», – Антон энергично потряс правую руку хранителя памяти, удивив илдиранина, который немедленно ответил на рукопожатие. – То, что я делаю, обычно не пользуется почтением у обычных людей, разве что небольшим уважением.

– Как можно не уважать того, кто знает историю вашего рода?

– Люди слишком… практичны, чтобы уважать сказочников.

Илдиранский историк повел его по изогнутому коридору между звенящими фонтанами и сверкающей, будто грани алмазов, скульптурой в квартал с причудливыми башнями. Зеркала и солнечные часы создавали на улицах хитросплетения теней.

Хотя Антон обычно бывал довольно сдержан, энтузиазм сделал его болтливым. Он не чувствовал себя комфортно, выступая на конференциях или поддерживая разговор на банкетах, но сейчас всю застенчивость как ветром сдуло.

– Я мечтал увидеть это всю жизнь! – воскликнул он. – Вы знаете, до этого я просился на Илдиру трижды. Уже начал опасаться, что ваш Мудрец-Император проводит политику строжайшей секретности.

Те части лица Вао’ша, что отвечали за демонстрацию эмоций, окрасились в разные цвета. Палитра, достойная хамелеона, отразила все присущие хранителям памяти выражения, которыми они пользуются для усиления интереса слушателей. Антон еще не знал, как интерпретировать все оттенки.

– Нехорошо скрывать что-либо от других народов, – произнес Вао’ш. – Каждый из нас – отдельная глава в великой истории космоса, и «Сага Семи Солнц» сама является одной из изящнейших проекций божественного эпоса. Еще мало кто из нас задается вопросами, – Вао’ш провел его мимо водяного потока, тонкого, словно полотно, что струился по внешней стене городской башни.

– Тогда я задам вопрос, – Антон крутил головой, упиваясь совершенством скульптуры и призматических объемов зданий вокруг него, таких великолепных – глаза просто разбегались. – Почему мою просьбу, наконец, удовлетворили? Я знаю, предыдущие письма были возвращены обратно.

Вао'ш улыбнулся.

– Меня впечатлил ваш способ представления себя, Антон Коликос. Ваше страстное прошение убедило меня, что мы с вами – братья по духу.

– Я… простите, даже не помню, что говорил.

Лицо историка окрасилось в теплые тона, мягкие как солнечный свет, разлитый в облачном небе.

– Вы назвали себя «хранителем памяти» человеческой истории, одним из немногих на Земле, кто знает древние поэмы и циклы легенд вашей расы. Я читал несколько легенд, когда-то привезенных вашими учеными, но чувствовал в них только сухой академический анализ. Нет глубины чувств, не создается представление о богатстве вашей собственной истории.

Но ваше послание выдавало в вас знатока с открытым сердцем, понимающего, что древние истории оставили след в глубине человеческой души и он до сих пор проявляет себя.

Казалось, у вас есть духовная связь с истинным ходом истории. Я думаю, что именно вы поняли бы нашу «Сагу».

С холма они полюбовались Дворцом Призмы, таким воздушным, по сравнению с ним Дворец Шепота на Земле казался просто сараем. В небо врастали сферы и купола, шпили и арки, прорезанные радиальными потоками семи рек.

Вао’ш явно наслаждался восхищением своего спутника.

– Пока я Первый Хранитель Памяти Мудреца-Императора, я живу во дворце Призмы. Вы разделите обитель со мной, – Антон потерял дар речи, чем привел Вао’ша в восхищение. – Пойдемте, Антон Коликос, сказочник, который, застыл в благоговейном молчании, не свойственном другим сказочникам!

– Извините! – пробормотал Антон.

– Мы будем учиться друг у друга изо дня в день, – успокоил его илдиранский историк.

– Здесь возникает другой вопрос, – улыбнулся Антон. – По пути сюда я слышал, как илдиране говорили о днях, неделях. Как вы измеряете время в мире под семью солнцами? Что значит «день» для вас, если свет дня никогда не исчезает?

– Это просто соглашение, перевод на стандарт, принятый на Земле. У нас существуют циклы активности и отдыха, подобные человеческим и примерно такие же по протяженности. Я могу употребить илдиранскую терминологию и указать на точные хронологические эквиваленты, если вам хочется… но, может быть, вам проще думать в ваших собственных терминах. Есть многое, что достойно изучения, зачем же заострять внимание на тривиальном?

– Некоторые из моих коллег одержимы тривиальностями вроде этой. Не способных увидеть лес за деревьями, как мы говорим.

Вао’ш скопировал любезную улыбку Антона.

– Интересная метафора. Я предвижу обмен историями и опытом их изложения, ибо хранители памяти всегда должны расширять свой репертуар.

Пока они шли к Дворцу Призмы, Антон продолжал болтать без умолку.

– Сказать по правде, мне не хватает где-то около миллиона достоинств.

– Давайте начнем с меньшей цифры, чем эта, – с поклоном ответил довольный Вао’ш.

32. РЕЙНАЛЬД

Главный корпус грибной колонии высоко поднимался по массивному стволу вселенского древа, населенный теперь тысячами оккупантов. На бронзовом лице Рейнальда играла лучезарная улыбка, когда он стоял перед разноцветным троном Матери Алексы и Отца Идрисса. Он не знал, следует ли ему трепетать или с ликованием приветствовать их решение, но оно не было для него неожиданностью. Они уже не первую неделю на это намекали.

– Пойми, сын мой, – с нежной улыбкой говорила Алекса. – Ты очень хорошо подготовлен к такой ответственности. Разве это не лучшее время?

– Ты можешь быть гораздо более открытым и терпимым, чем твоя мать и я, – Идрисс поскреб квадратную бороду.– Мы очень гордимся тобой. Мы убеждены, ты будешь достойным преемником, так что пора тебе приступать. Удачи!

– О, он превзойдет нас с тобой, – Алекса положила ладонь на руку мужа. – Люди быстро привыкнут к такой перемене.

Рейнальд поклонился.

– Вы оба оставляете мне великое наследство, но почему вы решились на этот шаг столь внезапно?

– Мы просто поняли, что время настало, – повелительно и в то же время просто сказал Идрисс.

– Потому что в следующем месяце с дипломатической миссией прибывает Сарайн, – улыбка Алексы не скрыла ее волнения. – И неизвестно, когда она снова соберется навестить нас. Может не быть лучшего момента для проведения твоей коронации.

Глаза Рейнальда выпрыгнули на лоб от удивления.

– Это – причина вашего ухода? – Да, как это было похоже на его родителей – парадоксальный способ принятия решений!

– Да, и как плохо, что с нами в этот день не сможет быть Бенето! – невозмутимо ответил Идрисс.

Рейнальд предполагал, какими будут следующие несколько недель. Весь месяц уйдет на подготовку и репетиции. Нужно будет собрать народ со всего Терока. Его родителям эта суета доставит истинное наслаждение.

– Тогда, если это и есть причина, – со вздохом сказал Рейнальд, – лучше бы вы не позволяли моей сестре возвращаться!

Отец Утар и Мать Лиа управляли Тероком три десятилетия, прежде чем передать власть своей дочери Алексе и ее мужу. На тридцать первом году своего правления чета стариков удалилась на покой и никогда не сожалела об этом.

Рейнальд всегда любил бабушку и дедушку. С ними можно было поговорить о политике, илдиранах, Ганзейской Лиге. Глубоко уважая собственных родителей, Рейнальд чувствовал, что Утар и Лиа имели широкие, более здравые взгляды на политику.

Он сидел в теплом сиянии мерцающих огней в покоях деда в верхней секции главного грибного города. Рейнальда и Эстарру пригласили к обеду.

Хотя им хотелось в этот вечер просто хорошо отдохнуть, Утар и Лиа задумали «поговорить о разных вещах», так что следовало объявить о скорой коронации Рейнальда.

Утар и Лиа любили сидеть на узорчатом балконе и любоваться плавным перетеканием лесного лабиринта, полетом насекомых и яркостью растений. Престарелая чета могла беседовать между собой часами, по-прежнему интересуясь друг другом, хотя они были женаты уже более полувека.

Эстарра сервировала стол и расставляла блюда: на обед была чудесная похлебка из грибов и трав, дополненная пряным мясом кондорфлаев на вертеле.

– Ты делаешь самый лучший в мире суп, бабуля! – восхитилась она, сняв пробу.

– Моя обязанность – научить тебя готовить, – с шутливым ворчанием откликнулась Лиа. – И ты уже немолода, чтобы только начинать, Эстарра, – уже восемнадцать. Ты совершеннолетняя. Хотя твои родители все еще балуют тебя, как маленькую.

Утар улыбнулся.

– Ты нянчила Алексу до двадцати восьми, дорогая.

– Это мое право как матери.

Старик перенес кресла с балкона к столу, демонстративно не заметив, что Рейнальд готов был ему помочь.

Во время трапезы Утар и Лиа, казалось, не торопились объявлять причину званого обеда. Позже, когда Рейнальд и Эстарра насытились и прибрали со стола, старики сняли с полки парочку музыкальных инструментов и вышли на балкон.

Утар бренчал на резонаторной арфо-гитаре собственного изобретения, Лиа наигрывала мелодии на долбленой флейте. Уйдя на покой, эта парочка занялась созданием изумительных музыкальных инструментов из даров леса. Свои изделия они отдавали детям, которые бегали вокруг, трубя, бренча и дребезжа погремушками. Для Утара и Лии не было большего удовольствия.

Наконец бабушка перешла к делу.

– Рейнальд, если ты собираешься занять трон как Отец Терока, то сейчас самое подходящее время выбрать тебе невесту. Люди будут ждать этого от тебя, – Лиа положила флейту на колени. – Ты старше чем была твоя мать, когда выходила замуж за Идрисса. Твой отец был гордым и способным молодым правителем города в червяковом улье. Их союз создал прекрасных потомков. Они хорошо правили; люди их любили, – она вздохнула. – Но мирные времена и комфортная жизнь сделали их немного… кроткими.

– Она имела в виду мягкими, – пояснил Утар. – Терок самодостаточен, и мы не зависим от торговли с ганзейцами и илдиранами. Несмотря на это, Алекса и Идрисс ошибаются, думая, что мы можем игнорировать войну с гидрогами. Сейчас не время оставаться в стороне, когда враг убивает, не разбирая, землянин ты или терокец.

– Я вообще не считаю, что гидроги как-то различают илдиран и людей, – сказала Лиа. – Твои родители увиливают, не делая ничего и надеясь, что проблема сама собой исчезнет. В течение последних месяцев мы пытались убедить их передать бразды правления тебе в эти трудные времена. И они, в конце концов, послушались.

Лиа легонько шлепнула внука по руке.

– Ты стал бы гораздо лучшим правителем, дорогой. Для этого тебе даны ясная голова и чуткое сердце.

– Зачем вы говорите мне это? – спросил Рейнальд.

– Потому что через месяц ты будешь новым Отцом Терока, и они рассчитывают на тебя. Не пропусти это мимо ушей! – вставила Эстарра.

Утар хихикнул.

– Слушай свою сестру. Она, возможно, одна из самых мудрых в семье. Эстарра может быть чересчур резка, но обычно дело говорит, – подтвердил Утар.

В другое время Рейнальд просто шлепнул бы Эстарру по мягкому месту. Но теперь вынужден был принять к сведению.

Великолепно, раз вы устроили этот обед, чтобы накормить меня советами, – он скрестил руки на груди. – Расскажите тогда о существующих проблемах власти.

Усмехаясь, Утар слегка приподнял руку жены.

– Один из главнейших секретов, Рейнальд – удачно жениться. Пришло твое время, Рейнальд. Тебе уже тридцать один, – старая женщина взглянула на Рейнальда, потом – на Эстарру.

Это касается и тебя, Эстарра, – подхватил Утар. – Ты сейчас в самом благоприятном для этого возрасте, внучка. И ты должна обдумать свои притязания. Для начала затверди назубок, что твой супруг должен быть избран по причинам иным, нежели сердечный трепет или страсть. Брак с нужным человеком, с подписанием договора и, если повезет, в будущем прибавится немного романтики.

Пальцы Лии сомкнулись на флейте.

– Всему свое время, дорогой. Давай подумаем сначала о Рейнальде. Самые большие надежды народ возлагает на дочь из хорошей терокской семьи, но в такие времена нужно учитывать возможность расширения наших горизонтов.

Рейнальд осознал идею, но все же переспросил:

– Что конкретно вы имеете в виду?

– Галактика велика, Рейнальд, – сказал Утар. – Мудрым решением может оказаться заключение более мощного союза, чем союз нескольких терокских семей.

Рейнальд хотел задать вопрос, но не осмелился.

– У тебя есть кто-то на примете, ведь так? – за себя он уже решил.

Голос Лии прозвучал с теми полузабытыми интонациями, что дарили ему покой в детстве, когда ему снились кошмары.

– Сегодня мы просто беседовали. Я и Утар – больше не правители Терока. Мы просто бабушка и дедушка, которые заботятся о твоем благополучии, – она встала и направилась в сторону кухни. – Пойду сделаю нам чаю. Довольно дел на сегодня! Поразмысли над тем, что мы сказали! Галактика состоит не из одного Терока.

Остаток вечера Эстарра поддерживала компанию старикам, пока Рейнальд перебирал в уме людей, с которыми встречался, путешествуя по Рукаву Спирали. Яснее всего перед ним представал образ умной, очаровательной красавицы Чески Перони, теперешнего Рупора Скитальцев. Он обдумал замысел Утара и Лии и понял, что у них нет претендентки. В конце концов, он сможет добиться согласия Чески.

У терокцев было много общего со Скитальцами, особенно по части независимости от Ганзейской Лиги. Пять лет назад Ческа дипломатично ушла от ответа на расспросы Рейнальда о ее матримониальных планах. Но он был осведомлен о том, что ее жених погиб во время одной из первых гидрогских атак.

Теперь ее образ предстал перед ним в полную силу. Он не знал, о какой женщине думали Утар и Лиа, но видел большие преимущества и полезные связи, открывающиеся с подобным союзом.

Он потягивал чай и задумчиво слушал музыку своих предков. Замыслы зрели в его голове.

33. КОРОЛЬ ПЕТЕР

Ранним туманным утром король Петер собрал советников на спешно укрепленной обзорной галерее. С опаской и восхищением они наблюдали, как в нижний зал привели на демонтаж кликисского робота. Джоракс гордо вышагивал на своих суставчатых ногах, как человек в ожидании пытки.

Главный научный консультант Говард Палаву, лысый человечек с очень подвижным лицом, бодро докладывал Королю:

– Я просмотрел записи, Ваше Величество. Прошло сто восемьдесят три года с того времени, как поступил первый рапорт об обнаружении этих роботов экспедицией Робинсон на Лларо.

– Дальше, об этом времени мы знаем то же, что и все, – Петер не мог отвести глаз от огромной чувствующей машины. От мощной фигуры Джоракса исходила неясная угроза, словно это была ходячая мина, способная в любой момент разорваться.

Стоящий с левой стороны от королевского кресла Ларс Рюрик Свендсен, ганзейский инженер-специалист, тоже внимательно изучал робота. Его голубые глаза светились умом и детской восторженностью.

– Илдиране знают о них не больше людей, но они никогда не производили демонтажа и исследования кликисских роботов.

– Да, нам хорошо известно, что илдиране не любопытны, – кивнул Петер. Оба специалиста – Палаву и Свендсен – пребывали в таком восторге, что, казалось, забыли о присутствии короля. – Их не интересует ничто новое. Но мы можем учиться и, научившись, адаптировать чужую технологию и построить на ней собственный успех. О, это будет великий день для наших вооруженных сил!

– Перед кибернетиками Ганзы появились новые возможности для модернизации наших компи, – согласился Свендсен. – Мы не видели смысла улучшать роботов последнего поколения – они безнадежно устарели. Но кликисские роботы провели тысячи лет без малейшего намека на деградацию.

Король Петер попытался опустить советников с небес на землю.

– Без малейшего намека, говорите вы? Ни один из кликисских роботов не может вспомнить, что случилось с расой, что создала их. Мне кажется, массовая амнезия имеет отношение к деградации, а вы как думаете, джентльмены?

Робототехническая лаборатория под ними была оборудована как ремонтный отсек для механизмов и одновременно операционная. В разделявшие восьмиугольную комнату перегородки вмонтировали многочисленные диагностические приборы. Центральную платформу, с учетом немалого веса Джоракса, сделали гораздо крепче обычного хирургического стола.

Вдоль стен зала и за дверьми разместилась дворцовая охрана в тяжелом вооружении и специально для этого случая приглашенные серебряные береты EDF, предупрежденные о потенциальной опасности и готовые к любым сюрпризам.

Хотя кликисский робот превосходил размерами людей, он не совершал неожиданных действий, только крутил плоской угловатой головой, рассматривая оборудование для демонтажа. Суставчатые конечности робота были втянуты в его эллипсовидное тело.

– Вам нечего бояться, я деактивировал мои защитные системы и гарантирую вам полное содействие, – прогудел робот.

«Всегда остерегайся того, кто говорит, что тебе нечего бояться, – подумал Петер. – Этот самый робот уже уничтожил доктора Вильяма Андекера, уверяя, что это был несчастный случай».

Охрана была наготове.

Группа кибернетиков вооружилась лазерными резаками и алмазными пилами, тончайшими пробниками и множеством других точных инструментов.

– С вашего позволения, мы приступим, – обратился к королю руководитель демонтажной группы. – Джоракс, если ты осторожно прислонишься сюда, нам будет удобнее!

Петер нахмурился, не уверенный, что основной задачей робота было сделать процедуру демонтажа удобной для людей. Но Джоракс выглядел абсолютно послушным.

«Почему он пошел на это? В чем действительная причина?» – размышлял король.

Бэзил Венсеслас был взбудоражен выгодной перспективой, которую он купил по чисто номинальной цене. Но для Петера кликисская машина представлялась загадкой, и он считал неуместным объяснять действия Джоракса альтруизмом, свойственным людям.

Медленно двигаясь, робот, в конце концов, занял место на аналитически платформе. Он напоминал Петеру огромного таракана, спрыснутого инсектицидом.

«Интересно, могут ли древние машины чувствовать страх или боль?» – подумал он.

В зале произошло волнение. Дворцовая охрана боролась с двумя кликисскими роботами, пришедшими следом за Джораксом. Стражи пытались не пускать их в зал.

– Вернитесь! Вас не приглашали сюда! – кричали серебряные береты, размахивая оружием перед одинаковыми, похожими на жуков, машинами.

– Нам предназначено ассистировать при демонтаже, – сказал один робот.

– Нам очень любопытно, мы можем помочь, – добавил другой.

«Это не входило в первоначальный договор», – подумал Петер.

Палаву и Свендсен быстро затараторили:

– Действительно, неплохая идея иметь таких помощников, Ваше Величество. Вспомните, их цивилизация создала технологию Факела Кликиссов. Они не просто более искусны и опытны в демонтаже, чем мы. Никто из нас по-настоящему не знает, что мы должны делать с роботом.

Петер прищурился.

«Включая меня», – добавил про себя он.

– Это не слишком удобно, – ответил король. – Разве было оговорено, что еще два кликисских робота будут наблюдать за этим вот так, без предупреждения? Я думал, все это время здесь будут находиться только десяток землян?

– Услуга за услугу, сир, – сказал Свендсен. – Я уверен, Джоракс мог отправить сигнал. Нам следовало этого ожидать.

– Если это чем-то утешит Ваше Величество, – тихо добавил Палаву, видя сомнение Петера. – Раздвижные стены здесь абсолютно непробиваемы. Импульс энергии или даже полномасштабный взрыв тестируемого объекта не повредит вам.

Петера больше беспокоило другое. Он заговорил в микрофон:

– Хорошо, пусть они наблюдают и ассистируют – при условии, что роботы полностью деактивируют свои защитные системы.

Джоракс и другие роботы заговорили между собой на быстром жужжащем языке-коде. Один из вновь пришедших сказал:

– Это сделает нас незащищенными от ваших солдат, если вы решите заодно разобрать и нас.

Ни симпатии, ни сочувствия Петер не ощутил.

– Считайте это жестом взаимного доверия, – холодно сказал он. – Таково наше условие.

Наконец, роботы хором произнесли:

– Мы согласны с условием, – и застыли, как статуи из черного металла.

– Все защитные системы отключены, – отрапортовали они.

– Это лишь слова, – с сомнением сказал Петер.

– А здесь от вас требуется ответное доверие, – роботы двинулись вперед, и Петер решил их не останавливать.

Он наблюдал за процессом, волнуясь, но с любопытством.

Фотографируя и записывая звук, исследователи осмотрели каждую деталь механического тела Джоракса, используя дистанционную диагностическую технику. Никогда прежде у них не было возможности произвести столь полную внешнюю оценку инопланетных машин.

Возбужденно переговариваясь, группа потратила час на завершение визуального обследования и составление протокола. Ученые были заинтригованы, но король Петер ощущал, что петля уже затягивается на его шее. Ему не нравились условия эксперимента, показное самопожертвование робота, подозрительно своевременное прибытие еще двух машин. Чего они на самом деле хотят?

Ведущий кибернетик заявил с горячностью молодого учителя:

– Время переходить к следующей фазе. Джоракс, есть ли способ, которым ты можешь обеспечить нам доступ внутрь, или нам придется разрезать твой экзоскелет?

С угрожающим треском и шипением на грудной плате Джоракса появились крошечные трещины, подобные сегментам на теле клопа. Они расширялись, открывая вполне достаточную для обзора внутреннюю полость, глянцевый металл и нежные оптические волокна, трепещущие, как фосфоресцирующие нематоды.

– Смотрите! Эти шины данных полностью отличны от того, что стоит в наших компи, – воскликнул глава кибернетиков и бросил взгляд на обзорную галерею, словно вспомнив о зрителях наверху.

Исследователи вооружились кривыми инструментами, в которых, несмотря на их мудреный внешний вид, король Петер узнал всего лишь замысловатые рычаги. Не обращая внимания на других кликисских роботов, специалисты отделили внешние сегменты Джоракса, обнажив следующие, беззащитные на вид, внутренние компоненты. Лампочки мигали, из-за чего казалось, будто в тонких гибких волокнах перетекает ядерный огонь.

– Я предпочел бы деактивировать мои системы и обнулить датчики, но если я так сделаю, вы получите меньше пользы от ваших исследований, – жужжащий голос Джоракса истончился до визга. – Поэтому я останусь в сознании все то время, пока мои интеллектуальные подсистемы продолжат функционировать.

– Он очень отважен, – прошептал Палаву. Петер стиснул подлокотники кресла.

Испугав ученых, два кликисских наблюдателя молча придвинулись. Но, казалось, огромные машины знают, что им делать. Они открыли люки в овальном корпусе Джоракса и оттянули его восемь сегментированных конечностей, каждая с приспособлением для хватания, разрезания или иных манипуляций. Ловкими движениями кликисские роботы ампутировали механические руки и ноги и протянули их людям-инженерам. Одинаково сегментированные конечности можно было бы изучать с целью улучшить подвижные механические системы.

Один из кибернетиков запустил зонд глубоко в искусственные внутренние органы.

– Я уже вижу, насколько это будет эффективно.

Вдруг лампочки на демонтажном столе вспыхнули и, как бы в противовес, ярче загорелись датчики на головной плате Джоракса.

– Здесь нечего бояться, – сказал робот. – Здесь нечего бояться.

Пытался ли приносимый в жертву робот успокоить людей или уговаривал себя – вот что хотелось бы знать Петеру.


Исследование продолжались все утро. Как только производилось очередное открытие, Свендсен и Палаву заводили беседу о перспективах его применения, пытаясь произвести впечатление на короля.

– Потребуются месяцы, чтобы разобраться в способе передачи данных, но, на первый взгляд, я уверен, это совместимо с конструкцией ганзейских компи, – говорил Палаву. – Мы также можем использовать их технологию для обновления наших производственных систем. Нашу продукцию можно будет удвоить и даже утроить.

– И нам, конечно, очень нужны автоматические бойцы и разведчики, ведь война с гидрогами продолжается, – поддакивал Свендсен. – Благодаря таким новшествам, мы, вероятно, сможем повысить эффективность наших военных действий. Это может дать нам шанс выстоять против проклятых чужаков.

Через полчаса появился ОКС и встал рядом с королем Петером. Наблюдающий за процессом компи-учитель был странно молчалив. Король заранее обсудил все с ОКС, надеясь получить мудрый совет. Ему хотелось знать, почувствует компи жалость к кликисской машине или у него возникнут подозрения насчет своего хозяина.

Петер не мог точно сказать, когда Джоракс достиг постоянной деактивации – мысленно он отказывался произносить слою «смерть» – но алые оптические сенсоры постепенно бледнели, по мере истечения энергии в металлическом теле. Поштучно извлекли образцы смазок и чувствительные датчики. Наконец, с большими разногласиями, неохотно, ученые с трудом отделили и перенесли уплощенную угловатую голову Джоракса. Оптические датчики на ней совсем потускнели.

Два кликисских наблюдателя стояли неподвижно, размышляя над полученным результатом. Компоненты, составлявшие тело Джоракса лежали задокументированные и пронумерованные вокруг страшилища. Каждый эпизод процедуры был заснят на видеокамеры, расположенные по углам лаборатории. Теперь большой черный робот предстал грудой искореженных обломков, что остаются от автомобильной катастрофы.

Петер задался вопросом, почему инопланетные роботы решили, что эта информация стоила такой жертвы, и почему Джоракс предложил для деактивации именно себя. Что могут кликисские роботы от этого выиграть? Действительно ли они хотят помочь человеческой расе, дав информацию для выработки новых технологий и оружия против гидрогов? Или они собираются использовать благодарность Земной Ганзейской Лиги в корыстных целях?

ОКС, все еще стоящий рядом с креслом Петера, был странно тих и задумчив.

Петер сделал строгое лицо и повернулся к двум специалистам:

– Выжмите из этого как можно больше! Мы пока не знаем, чем нам в конечном итоге придется платить.

– Мы задействуем специалистов Ганзы, – пообещал Палаву.

– Я не могу дождаться того момента, когда доберусь до этой информации! – нетерпеливо воскликнул Палаву. – Это похоже на гробницу короля Тота или потерянный город Киверу!

Петер тяжело вздохнул.

«Или на ящик Пандоры!» – подумалось ему.

34. ПЕРВЫЙ НАСЛЕДНИК ДЖОРА’Х

Даже путешествуя на боевом корабле, идущем к Хириллке, вместе с адаром Кори’нхом, Первый Наследник старался не показывать своей озабоченности. Он вынужден был делать вид, что поручение вернуть Тхор’ха – всего лишь политический ход. Никто не должен догадаться, что эта показательная экспедиция как-то связана с пошатнувшимся здоровьем Мудреца-Императора. Никто не мог читать тизм и делать из этого выводы, как его отец.

– Мои группы бывали здесь неоднократно, – сказал Кори’нх, задумчиво глядя на обзорный экран корабля. На границе сектора под названием Горизонт космос был битком набит звездами. – Наместник Хириллки любит пышные зрелища, и я уверен – он будет недоволен тем, что я привел только одну септу.

Джора’х выдавил из себя улыбку.

– Даже сын Мудреца-Императора не обладает всем, чего ни пожелает. Мой брат мог бы и знать это.

«И Тхор’х также», – добавил он про себя.

Адар понизил голос.

– Если я имею право сказать это, Первый Наследник, то хорошо, что вы забираете вашего сына на Илдиру. Он провел здесь прекрасные дни, но, я думаю, получил искаженное представление о нашей Империи. Груз ответственности еще не лег на его плечи. А ведь он, как и вы, должен стать Первым Наследником, а затем Мудрецом-Императором.

Джора’х почувствовал, как все захолодело внутри.

– Тхор’х будет служить Империи, когда его призовут. Так, как его научат. Мой сын был с рождения предназначен на эту роль.

По неизменной традиции, следующим Первым Наследником должен был стать илдиранин высокого рода, а не плод союза с военным офицером, как действительный первый сын Джора’ха. Зан’нх успешно готовился в Солнечные Адмиралы, продвигаясь по служебной лестнице, благодаря хорошим способностям к усвоению всего нового. Тхор’х, однако, еще не демонстрировал никакой склонности к управлению или способностей дипломата… но он еще так молод!

Хириллка находилась в системе двойной звезды, одной из многих подобных двойных и тройных звездных систем в блистающей тиаре Сектора Горизонт. Громадный бело-голубой гигант светил в небе, пока на Хириллке долго длился день, тогда как оранжевый карлик освещал ночь, так что илдиранам некогда было испугаться темноты. Илдиран всегда привлекали умеренные климатические условия планеты и красота ее зелени, так что они быстро превратили Хириллку в богатый спокойный мир.

Кори’нх привел свои семь военных кораблей на поле космопорта, вымощенное шестиугольными горячими плитами, сложенными в мозаику – так, чтобы прибывающие корабли могли сразу оценить прелесть Хириллки. Группа встречающих весело размахивала отражающими вымпелами, приветствуя септу.

Из командного ядра Джора’х мрачно смотрел на это представление.

– Я предупредил Руса’ха, что это будет неофициальный визит. И просил его не привлекать внимания к моему прибытию.

Кори’нх посмотрел на него и криво ухмыльнулся.

– Вы – Первый Наследник, прибывающий забрать своего сына. Как мог наместник Хириллки упустить такую возможность?

Корабль приземлился, и к нему направились: разряженный эскорт, хранители памяти, танцоры и певцы – встречать высокого гостя. Джора’х и адар вместе вышли к ликующей толпе. Золотые косички Первого Наследника сияли вокруг головы, будто корона, его темно-сапфировые глаза ловили свет яркого бело-голубого солнца Хириллки.

Кори’нх приказал гвардейцам своего походного эскорта сойти вниз по трапам сомкнутым строем. Бойцы силились удержать строй, вовлеченные в безудержный вихрь толпы.

– Руса’х, не было необходимости в таком неожиданном, но милом приеме! – стараясь придать своим словам суровости, приветствовал брата Джора’х.

Но наместник Хириллки почувствовал слабину в голосе Первого Наследника.

– Все только начинается! – На его толстощеком лице красовалась задорная улыбка, глаза блестели. Фамильярно, зато от души, он хлопнул брата по плечу. – Я не рискну сейчас зачитывать полный список празднеств, которые мы подготовили – он огромен. У нас есть хранитель памяти, способный поспорить даже с Вао’шем из Дворца Призмы. Я установил новую галерею танцующих фонтанов. Ты будешь восхищен!

Он придвинулся ближе и вполголоса продолжил:

– И я лично проверил моих лучших красоток и подобрал таких, которые наиболее плодовиты. Хириллка почла бы за честь иметь среди своего населения еще одну кровную линию Первого Наследника.

Джора’х был так угнетен мыслью о неизлечимой болезни отца, что ему вовсе не хотелось веселиться.

– Ты так много сделал для меня, брат! Мы нанесем запланированные визиты, и, возможно, адар Кори’нх продемонстрирует умение и отвагу его септы! – Джора’х остановил взгляд на сыне – каким юным казался он! – что опасливо держался за спиной Наместника. – Но сейчас у Тхор’ха и у меня есть важное дело.

– Мой дядя сказал мне, отец, – юноша поклонился, хотя это больше походило на шаг назад.

– Ах, как трудно быть Первым Наследником! – заквохтал Руса’х. – Я рад, что эта участь миновала меня!

Тхор’х вел себя беспокойно. Его длинные волосы были уложены в сложную прическу и украшены мелкими алмазами, блестящими словно редкие капли росы в разгар утра. Цветной плащ свободно лежал на плечах, и Джора’х удивился, каким стройным был его сын. Это создавало явный контраст с упитанностью Руса’ха. Оба они любили вкусно поесть и славно отдохнуть, но Тхор’х, наверно, пристрастился к шингу или другим наркотикам, тогда как наместник решительно предпочитал хороший сон и деликатесные кушанья. Хириллка была общеизвестным производителем шинга, стимулятора, получаемого из млечной крови мотылька, живущего в зарослях ниалии.

«Интересно, я был в юности таким же, как Тхор’х, или нет?» – такая мысль занимала Джора’ха в тот момент.

Как побочное действие шинга, образ его сына в тизме замутнялся. Хотя Первый Наследник мог чувствовать Тхор’ха, если концентрировался, прямо сейчас мысли сына были неясными, и Джора’х мог разве что интерпретировать выражение, которое читалось в его глазах.

Как этот мальчик мог стать Мудрецом-Императором?

Аналогично, как я могу это сделать?

Потом наместник Хириллки увлек его в дикий хоровод пирушек. Казалось, ему не будет конца; прелестные женщины экзотической красоты прислуживали им, и каждая строила Джора’ху глазки. Их имена добавили в список, составленный Руса’хом, и Первый Наследник без особенного энтузиазма думал о том, что обязан удовлетворить желания нескольких женщин.

Трое ясновидцев в одеждах священнослужителей готовились выполнять свой долг, то есть говорить о Светлом Источнике и интерпретировать намеки тизма. Судя по их унылым лицам, никто на Хириллке не имел проблем за последнее время. Если только они не видят, в чем истинная причина визита Первого Наследника.

Пространство центрального дворца Хириллки не перекрывалось сводами, а состояло лишь из колоннад и открытых двориков – в них были разбиты сады, усаженные огромными алыми цветами. В мягком климате ни к чему были крыши, а рассеивающие дождь энергетические поля сохраняли интерьеры сухими во время ливней. Здание напоминало руины древнего храма, погребенного под натиском джунглей.

За исключением отдельных ботанических изысков, трава на планете цеплялась за древесные стволы и высокие деревья, обвивалась вокруг и следовала их росту, вместо того, чтобы покрывать землю, и длинные, увешанные гроздьями, плети винограда свисали чуть ли не с каждой террасы. Висячие сады Хириллки считались одним из чудес Империи – запутанный клубок растительности, спускаясь со скал, пестрел гигантскими цветами, что жадно впитывали брызги водопадов. Вечно перепачканные в пыльце четырехкрылые птицы пировали среди многоцветия плодов, грациозно порхали от одного широко раскрытого зева цветка к другому.

В банкетном зале дворца Джора’х расслаблялся, вдыхая густой аромат листвы и вкуснейших произведений кулинарии. По необходимости он заставлял себя отвлечься и старался сделать так, чтобы его печаль никто не заметил. Когда бело-голубое солнце кануло за горизонт и взошло оранжевое, адар Кори’нх устроил красочное представление с участием двух кораблей своей септы. Геометрические узоры, прочерченные лучами блазеров, освещали поля и улицы внизу, добавляя яркости фестивалю.

Джора’х воспользовался событием, чтобы, извинившись, отвести Тхор’ха в сторонку, но юноша заупрямился.

– Я хочу посмотреть на воздушный парад, отец.

– Ты уже видел такие раньше. Нам нужно немного побыть наедине, тогда я смогу открыть тебе, почему я приехал.

– Я уже знаю. Ты собираешься заставить меня вернуться обратно во Дворец Призмы.

– Да, но ты не знаешь, почему я намерен это сделать.

Джора’х сел на гладкую скамеечку в украшенной цветами нише, но Тхор’х держался на расстоянии, напряженный и раздосадованный.

– Но мне нравится здесь, на Хириллке, отец, – стоял он на своем. – Я хочу остаться. Нам с наместником хорошо вместе.

– Ситуация изменилась, – увещевал сына Первый Наследник. – Так не может и дальше продолжаться! У меня нет иного выбора, кроме как взять тебя с собой.

– Конечно, у тебя есть выбор, – Тхор’х ерзал на месте, его богато украшенные волосы взволнованно дергались. Узкое лицо юноши казалось хищным. – Ты же Первый Наследник. Ты можешь иметь все, что пожелаешь. Тебе стоит лишь приказать.

– Совсем недавно я понял, что иногда мои возможности так же ограничены, как у беднейшего рода слуг, – печально сказал Джора’х.

Тхор’х сплел тонкие пальцы, затем разъединил их и простер руки, словно желая что-нибудь схватить или съесть. Казалось, он намеревался продолжить спор, но отец остановил его.

– Мудрец-Император умирает, Тхор’х. Очень скоро я займу его место, а ты станешь Первым Наследником.

– Я еще не готов, – Тхор’х застыл на месте, широко распахнув глаза.

– Как и я, но гидроги близко, у Империи трудности, и никто из нас не может больше вести роскошную жизнь. Эти годы ты испытал на себе все преимущества твоего рождения. Теперь ты должен столкнуться со своими обязанностями.

– А что, если я не хочу? – скрипнул зубами Тхор’х.

– Тогда я сам тебя убью! – злобная отповедь вырвалась у Джора’ха прежде, чем он успел что-либо сообразить. – И определю на это место твоего брата Зан’нха, даже если он не тех кровей, которых требует традиция. Империи не нужен такой глупый Первый Наследник, каким сейчас кажешься ты…

Тхор’х был потрясен, но Джора’х не мог взять своих слов обратно.

– Нам следует задуматься о самих себе – нам обоим, – попытался он достичь примирения.

35. ТАСИЯ ТАМБЛЕЙН

По возвращении на главную базу EDF на Марсе адмирал Виллис получила признание и эскорт реморов в придачу. Успех вскружил героям головы – непривычное чувство, после столь многих поражений от гидрогов.

Дома бойцы писали напыщенные послания родным и любимым. Пока танкеры качали экти, конфискованное со складов Айреки, многочисленные интервью проигрывались по медиа-сетям Земли. «Айреканский мятеж» был подавлен с минимальными потерями и без дополнительных повреждений.

Тасия Тамблейн просматривала репортажи, не удивляясь тому, что события в них сильно искажались. Унижение колонистов окупило только часть затрат, что можно было понять из комментариев, но генералу Ланьяну нужно было любым способом оправдать осаду.

Она злилась на несправедливость, хорошо понимая, что все это ложь. Разгром был не нужен. Но, в конце концов, что возьмешь с Большого Гусака!

Когда она вернулась в казармы, ее компи ЕА помогла Тасии распаковать багаж. Маленький робот, вполовину ниже ее ростом, суетился над выполнением данных ему заданий, пытаясь одновременно составить компанию хозяйке.

Некогда, на водяных шахтах Плумаса, Тасия и ЕА частенько играли в глубоких гротах под ледяным щитом. Теперь Тасия не знала, вернется ли она домой вообще. В карьере эдди она уже достигла предела, из-за войны с гидрогами быстро начала продвигаться наверх. Когда испарилась самонадеянная уверенность в быстрой победе, EDF не могло позволить себе терять выученный персонал. Рядовые солдаты исчезали со скоростью дыма на сильном ветру, как только новобранцы понимали, что не все в военной карьере – забавная игра в геройский подвиг.

– Ты хорошо провела время на Айреке, Тасия? – спросила ЕА, извлекая из сумки мятый хозяйкин мундир.

– Нет, ЕА.

– Мне грустно это слышать, Тасия.

Несчастные айреканцы напоминали ей о кланах Скитальцев, независимого народа, построившего свой дом, не рассчитывая на помощь Ганзы.

– Я выросла, думая, что Гусак враждует только со Скитальцами, но на Айреке я воочию увидела, как Ганза унижает собственных колонистов.

– Возможно, она не ценит тех, кто презирает комфорт.

Тасия поджала губы.

– Я думаю, ты здесь неспроста, ЕА.

– Спасибо, Тасия.

В кают-компании они с Роббом, как обычно, на пару проводили время. Хотя они не желали признать, что были парой, а ведь даже слепые видели, что между ними происходит, но учтиво помалкивали. Темнокожий Робб сидел против Тасии, рассуждая о маневрах, сквозь которые собирался прогнать свое крыло реморов, и избегая любого упоминания об осаде, потому что знал, как сильно это волновало Тасию.

Она взяла кофе из раздатчика, несущего подносы питательных сбалансированных рационов – ароматная говядина в нем была каждый вечер. Тасия еще не успела приняться за первую порцию, когда на мониторе показалось лицо короля Петера, восхвалявшего войска EDF, участвовавшие в осаде, за «возвращение экти, столь необходимого для Ганзейской Лиги». Король также произнес строгое, но, видимо, нужное предостережение для других колоний, так гладко, ну как по писаному!

– Все люди должны видеть наше единство, несмотря на временные разногласия. Колонии не должны думать лишь о себе, в ущерб нуждам всего человечества! – сказал Робб.

– Черт, Бриндл! – сквозь зубы процедила Тасия. – Из того звездолетного топлива, что мы приобрели, ты думаешь, все получат поддержку при следующем распределении?

Он нахмурился в ответ на ее сарказм.

– Все колонии получают некую разумную разнарядку, Тасия. Мы не играем в любимчиков и козлов отпущения. Предположим, для справедливости, что айреканцам позволительно на нас начхать?

– Но не все находятся в одинаковых условиях, – глаза девушки вспыхнули. – Не все вынуждены сохранять жизнь любой ценой. Если колония уже на волосок от гибели, она не может позволить себе ничего не предпринимать. Это ясно без слов.

Она проглотила порцию кофе, глядя, как король Петер заканчивает речь. Тасии вспомнилось выражение отчаяния на лице Великого Защитника Айреки.

– Скитальцы бы гордились тем, что у них есть возможность помочь друг другу в трудные дни.

– Здесь не может быть единого мнения, – Робб положил руку на ее ладонь, просто, чтобы дать ей узнать, что он чувствует. – Твои слова справедливы, если смотреть только с точки зрения Скитальца. Я не хочу спорить с тобой. Эй, мне очень жаль айреканцев, правда!

– Но ты ничего не можешь с этим сделать, – грустно сказала она.

– Нет, и ты тоже.

Тасия знала, что он прав, и ей остается лишь вернуться в свою квартиру и долго отмокать в ванне, растирая мягкой губкой тело и пытаясь успокоиться. Она только надеялась, что их следующее назначение позволит ей, для разнообразия, встретиться с настоящим врагом.

36. ГЕНЕРАЛ КУРТ ЛАНЬЯН

Частые доклады о шляющихся по всему Рукаву Спирали гидрогах вызвали оживление в верхних эшелонах власти Земных Оборонительных Сил. С марсианской командной базы генерал Ланьян разослал дополнительные патрули во все десять секторов, хотя никто не мог дать гарантию того, что даже прекрасно вооруженный разведывательный флот сможет устоять в случае прямой атаки неприятеля.

Генерал злился, листая отчеты разведывательных команд. Список пилотов-новобранцев, просто «исчезнувших» на задании, постоянно увеличивался. Он считал их дезертирами, трусами, подонками…

– Многое может случиться в космосе, генерал, – уверял его командир Патрик Фицпатрик. – Гидроги, астероиды, радиоактивные бури. Корабли вполне могут потеряться бесследно, – после возвращения с Айреки Патрика срочно перевели из Седьмого Флота, и теперь он служил под непосредственным началом генерала при марсианской штаб-квартире EDF. Под нажимом семьи Фицпатрика генерал уже подумывал дитятко пожалеть и назначить на высокий пост по возможности близко от дома.

– Да, я уверен, дезертиры знают об этих «случаях в космосе». Мы не можем напрасно терять время, разыскивая их, но хотелось бы поймать одного и свернуть ему шею для примера другим ослушникам, – Ланьян смел документы в сторону, выключил экраны и встал. – Чувствую себя евнухом в военной форме. У нас нет оружия против гидрогских гадин, и Лига – это старуха на последнем издыхании. Мы не продвинулись ни на шаг за пять лет! – Он стукнул по столу внушительным кулаком.

Фицпатрик сочувствовал, но хранил молчание. Этот отпрыск голубых кровей ожидал взлета своей военной карьеры ценой некоторых полезных встрясок и меморандумов о присвоении званий командующим офицерам.

Несомненно, он продвигался по служебной лестнице быстрее своих сокурсников, но последнее назначение его особенно порадовало.

В военное время даже богатство и положение в обществе оказывались не такими престижными, как в мирное. Фицпатрик хотел, чтобы его фото мелькали на первых полосах газет, его, высокого, статного, в шикарной военной форме, – таким образом семья Патрика могла использовать храбрость своего отпрыска в политических интригах. «Достойный пример гражданской ответственности во время кризиса». Да и генералу это было бы выгодно, пока Фицпатрик ничего не натворил.

– На самом деле, у меня есть соображения, генерал… – вкрадчиво произнес Фицпатрик.

– Если ты скажешь, как выиграть эту войну, командир, я немедленно произведу тебя в бригадные генералы, – встрепенулся Ланьян.

– Может быть, этим не выиграть войну, генерал, но это может облегчить вам душу. Почему бы вам самому не взять на себя командование одним из разведывательных флотов? Слетайте на месяц в разведку, держите ухо востро. Ведь не зря говорят, что нужны сведения из первых рук о том, что там происходит, – Фицпатрик осклабился и отошел в сторону. – А Ганза пусть во всеуслышание объявит, что генерал Ланьян самолично берется пересмотреть методы обеспечения безопасности и прижать врага на его территории – города Ганзейской Лиги заслуживают столь высокой чести.

– Хороший ход, – прикинул Ланьян.

Фицпатрик указал на загроможденный стол.

– Это не для вас, сэр. Оставьте эту мороку адмиралу Стромо. После поражения над Юпитером из него плохой боевой офицер.

– Не пренебрегайте субординацией, командир, – оборвал Фицпатрика генерал.

Молодой человек понизил голос, но он, очевидно, не привык сохранять дистанцию между собой и старшим по званию.

– Мы здесь одни, генерал, и вы очень хорошо знаете, что я говорю правду.

– Да, знаю, черт возьми! – Ланьян с отвращением посмотрел на меморандумы, которые ему принесли на подпись. За шесть месяцев он не увидел в них ни одного разумного предложения. Хорошо было бы передать их «остающемуся в тылу» адмиралу Стромо.

– Хорошо, я приму к сведению, Фицпатрик. Я приму на себя командование следующей по очередности разведывательной частью.

– Это может оказаться Третий Сектор, сэр.

– Весьма неплохо. Я поручу адмиралу Стромо заботиться об этой ерунде, – он вяло улыбнулся. – Может статься, этого будет довольно, чтобы переломить его страх.


За две недели патрульного рейда вокруг систем Третьего Сектора генерал Ланьян лишний раз убедился, что болтаться кругами в пустом космосе, ничего не делая, ничуть не лучше, чем сидеть сложа руки за столом на Марсе.

Недостаток экти привел к резкому сокращению числа полетов; разведывательный флот не встретил ни одного ганзейского корабля или галеры илдиран. Стоя на мостике позаимствованного «Джаггернаута», Ланьян позволил себе наконец вздохнуть.

– Похоже, Рукав Спирали закрылся на мертвый сезон.

Фицпатрик, стоявший рядом с ним, кивнул.

– Торговля оживляется в стабильные времена. Колонии остались с голым задом на холодном ветру.

Ланьян недавно краем уха слышал предложение вновь строить корабли поколений – огромные, медленные суда, использующие конвенционное топливо, – независимо от того, что им потребуются века на полет от одной колонии до другой. Признать эту идею означало принять действительным то, что конфликт никогда не будет разрешен, что люди – или илдиране – никогда не будут вновь совершать быстрые перелеты в системе Рукава Спирали. Эта мысль была совершенно неприемлема, она оскорбляла сам дух прогресса.

Нет, необходимо драться до последнего, пока они не отправят этих проклятых гидрогов туда, откуда они пришли!

– Генерал, мы засекли излучение звездолетных двигателей. Один корабль, едва-едва различимый. Изменить курс и перехватить их?

– Судно наше или илдиранское? – уточнил Ланьян.

– Трудно определить по размерам, сэр. Не подходит ни под одну из стандартных конфигураций.

Генерал положил мощный квадратный подбородок на сплетенные пальцы. Фицпатрик наклонился к его уху.

– Мы не обязаны что-либо предпринимать, генерал. Может быть, капитан этого корабля сообщит нам что-нибудь. Мы можем использовать интел.

Это было разумно, такого ответа и ждал Ланьян.

– Хорошо. Может быть, это один из наших дезертиров. Давайте проявим учтивость.

Джаггернаут двинулся на перехват одинокого среди пустоты корабля. Странное судно походило на обитаемый модуль с огромным блоком двигателей, смонтированным наверху рамы и опоясывающим все это кольцом грузовых сфер.

– Никогда не видел ничего подобного, – сказал Ланьян.

– Это корабль Скитальцев, – пояснил Фицпатрик. – Они воруют запчасти и монтируют их вместе. Не знаю, как они удерживают этакую утлую шаланду на ходу.

Неизвестный капитан сначала попробовал увернуться от них, но после того, как Ланьян приказал реморам окружить корабль, остановился.

Грубое изображение Скитальца пришло на экран. На его латаной форме красовался такой яркий рисунок, что это оскорбило Ланьяна.

– Мое имя Равен Камаров, я пилотирую судно Скитальцев, – сказал капитан. – Почему вы остановили меня в свободном межпланетном пространстве? Я доставляю груз.

Ноздри Ланьяна затрепетали от гнева.

– Вы не цените нашу поддержку, капитан Камаров? Поблизости могут оказаться гидроги.

– Мы хорошо знакомы с гидрогами. Скитальцы потеряли неизмеримо больше своих людей, чем кто-либо еще.

– Мое сердце обливается кровью за них, – вздохнул Фицпатрик.

– Сообщите, какой груз вы доставляете, капитан! – приказал Ланьян.

– Я доставляю крайне необходимое снабжение для аванпостов Скитальцев и колоний Ганзы. Вы можете проверить по собственной базе данных, генерал. Моя коммерческая репутация чиста, – невозмутимо ответил капитан.

Офицер по науке закончил сканирование и повернулся к генералу.

– Он везет экти, сэр. Грузовые баки залиты под завязку.

– Экти? – ощерился Фицпатрик. – И сколько у него там?

Офицер вывел итог, и Ланьян увидел, что такое количество они вполне могут унести.

– Так… это больше чем мы получили на Айреке – достаточно, чтобы полностью обеспечить этот разведывательный патруль и еще пять остальных, – Ланьян встретился глазами с протеже. Фицпатрик кивнул.

– Капитан Камаров, вы знаете, что Земные Оборонительные Силы условились со Скитальцами о приоритете на любые поставки экти?

– Как я уже сказал, генерал, – лицо капитана стало каменным, – мы находимся в свободном межзвездном пространстве, и Ганза не может навязать свои законы кланам Скитальцев. Мы не подписывали вашей Хартии. Вы не имеете право подстерегать меня. Скитальцы всегда отдавали EDF большую часть экти, которое мы собирали, но у нас имеются и собственные нужды.

– Вот так сюрприз! – вполголоса проворчал Фицпатрик. – Бродяги, собирающие топливо для себя, – затем он повысил голос, чтобы стало слышно в микрофон. – Где вы получили это экти?

– Водород, как известно, самый распространенный элемент во вселенной, – нелюбезно отозвался капитан.

– Капитан Камаров, я думаю, что обеспечение жизненно важным топливом военных является необходимым условием для защиты всех людей, включая кланы Скитальцев, и должно быть вашей первейшей обязанностью, – пожурил его Ланьян. – Мы будем счастливы облегчить ваше бремя и сохранить вам горючее, необходимое для полета к Земле, – он злился на этих космических цыган, беспрерывно кричавших о независимости. У Скитальцев было время, чтобы выучиться дипломатии.

Презрев жалкие протесты Камарова, генерал выслал эскадрилью реморов на захват грузового корабля, с которого они сняли тяжелые баки, полные экти. С мостика «Джаггернаута» он смотрел на брызжущего слюной в бессильной ярости бородатого капитана. Он поморщился и выключил звук. Стремительные реморы принесли ценный груз экти на боевой корабль.

Подготовившись к отлету, Ланьян включил громкость, и возмущенные возгласы Камарова донеслись из динамика:

– …это вымогательство, неприкрытый грабеж. Я жду компенсации за мой груз! Множество Скитальцев поплатились жизнью за добытое экти.

– Это война, капитан, – ласково ответил Ланьян. – Люди умирают часто, и тому есть множество причин.

Гаденько улыбаясь, Фицпатрик быстро зашептал в генеральское ухо:

– Бродяги могут отомстить за эту акцию, сэр. Что если они разорвут наши торговые связи? Не привезут больше экти, а ведь они – наши единственные поставщики.

– Вы правы, командир Фицпатрик. Если этот инцидент станет известен, у нас будут крупные неприятности.

– С другой стороны, эпизод так и останется неразглашенным, если некому будет разглашать. Какие будут распоряжения, генерал?

Генерал опустился в кресло, зная, что решение примет однозначное и тем самым перейдет рубикон. Он смотрел на Фицпатрика, пылкого офицера, готового взвалить на себя бремя ответственности… а если потребуется, то и взять вину. Ланьян не хотел марать руки.

– Я собираюсь вернуться в мою каюту, – поднялся он. – Командир Фицпатрик, вы принимаете командование на время моего отсутствия… и я думаю, вы понимаете, что здесь должно произойти. Как мы ранее уже обсудили, многое в космосе случается.

– Да, сэр! – с готовностью отсалютовал протеже.

Ланьян покинул палубу мостика. Он раздаст соответствующие инструкции экипажу позднее.

Фицпатрик не стал дожидаться, пока генерал достигнет своей каюты, и тут же приказал «Джаггернауту» открыть огонь по грузовому кораблю Скитальцев.

37. ЧЕСКА ПЕРОНИ

У самой дальней границы системы Оскувеля, высоко над орбитами планет, свет солнца был чуть ярче мерцания далеких звезд. Команды Скитальцев, ловцов комет, собрали отражатели, солнечные зеркала и конденсаторы, вместе с ядерно-силовыми реакторами. Свет каждой подстанции отражался от рассыпанной ледяной горы и поднимал крупный песок из конденсатов Солнечной системы.

Дел Келлум на своем маленьком транспортном катере провез Ческу высоко над впечатляющим кольцом причалов.

Он говорил без умолку, гордый дерзостью операций, которые он провел в далеком кометном гало.

– Мы строим гигантские реакторные печи в кольцах Оскувеля и забрасываем их выше эклиптики. Выбираем гравитационно стабильные места в качестве загонов для комет. Устанавливаем двигатели, сбрасывающие их с орбит, и привозим сюда для обработки.

– Играете в бильярд гигантскими ледяными горами, то есть шарами, – ухмыльнулась Ческа.

Келлум хохотал, корабль несся сквозь вьюгу.

– На осколки комет, которые всего лишь с гору размером, мы даже не отвлекаемся! – весело откликнулся он.

Производственный причал заполонило множество маленьких кораблей и гигантских фабрик. Рабочие устанавливали заряды на большие кометы, чтобы разбить их на меньшие куски. Затем их покрывали саморазогревающейся реакторной пленкой для выпаривания изо льда составляющих его газов. Полученный пар сжимали в баллонах.

– Видали? Кому после такого нужны небесные шахты? – сказал Келлум с наигранным оптимизмом. – Это не просто показательное представление, это реальная работа.

– Вы, конечно, утешение мне в трудах моих, Дел Келлум, но не рисуйте слишком обнадеживающую картину, – парировала Ческа. – Я их видела множество. Еще далеко до получения настоящего результата.

– Черт возьми, у нас нет другого выхода! Любой вожак клана, не видящий дальше стен своего корабля, должен добровольно ухнуться в вакуум! – он покачал головой. – С модернизированными экти-реакторами мы сможем обеспечить минимальные потребности. Дьявол, можно будет часть оставить для продажи Большому Гусаку. Иначе они подумают, что мы у них воруем.

– Они и так думают, что мы у них воруем, – прищурилась Ческа. – Ганза не способна мыслить иначе.

Хотя Скитальцы всегда были отверженными, они некогда заняли престижную нишу поставщиков экти. Теперь же Рупор кланов опасалась, что, лишившись ресурса, в какой-то момент у Скитальцев не останется другого выбора, кроме как вернуться обратно в великое сообщество Ганзы. Им бы пришлось подписать Хартию и ради спасения присоединиться к правительству, с которым они так долго боролись.

Или отчаявшаяся Ганза затравит их. Ей не хотелось выбирать между свободой и выживанием.

Но Ческа не знала, где искать помощи. Кто еще был в подобном положении? Скитальцы много лет работали на илдиран в оставленных ими небесных шахтах, но они уже окупили свою независимость. Если они не могут предложить экти, то Мудрецу-Императору Скитальцы бесполезны. На собраниях кланы спорили о возможности союза с отколовшимися слабыми колониями Ганзы или с Тероком.

Каждый день она все более ощущала давящий груз ответственности, но не могла просить инженеров и изобретателей Скитальцев работать быстрее. Они уже истощили свои ресурсы до последнего.

Извне кометный мусор поместили в ангар размером с небольшую луну, где его нагрели до распада на элементы. Затем атомными сепараторами отделили молекулы водорода, а кометную грязь поместили в перерабатывающие шахты. Отходы содержали огромное количество тяжелых элементов, их можно перерабатывать для других целей.

Ческа изучала место, над которым кружил Келлум. У нее была причина быть именно здесь, хотя лучше бы она сейчас спускалась с Джессом в кольцо причалов, где он осматривал туманные шахты. Кто знает, когда они еще смогут встретиться?

Дел Келлум причалил к большой испарительной камере для комет. Огромная, с тонкими стенами, она выделялась черным горбатым силуэтом на фоне искрящегося огнями индустриального лагеря.

– Мы хотели назвать эту комету Хилтон. Самое прекрасное место на этой стороне Куйпер Белт.

Ческа улыбнулась.

– Как Рупор всех кланов, я успела привыкнуть к такой роскоши.

Стены ярко освещенного фойе и комнат для отдыха были стандартные, из металлических листов. Келлум гордо указал на аквариум с гладкой черно-серебряной рыбкой-ангелом.

– Они достаточно хорошо размножаются, даже здесь. У меня отдельные аквариумы во многих помещениях, как маленькое напоминание о доме.

– Живая рыба в космосе? Странная причуда! Почему бы вам не развести вместо нее сады?

– Вы не видите разницы, а я вижу, – он мягко запустил через стол бокал с чистым ликером. – Вот, сделан на основе кометной воды. Ее использовали впервые с сотворения солнечной системы. Все другие напитки сделаны на тысячу раз очищенной воде, полученной из человеческих организмов и выводящих систем. Это первобытная вода – водород и кислород, ничего больше. Точные данные доказывают, что это истинная правда.

– Разве они не одинаковы? – Ческа заглянула в бокал.

– Для меня – нет, – пожал плечами Келлум.

Внезапно в комнату вбежал служащий и протянул Ческе письмо.

– Рупор Перони! Это только что пришло с транспортным кораблем на кольцо причалов.

Глянув в сосредоточенное лицо молодого человека, Келлум отослал его взмахом руки.

Ческа взяла письмо, надеясь отыскать там несколько слов от Джесса и боясь, что это окажется каким-то срочным сообщением. Путь весточки был долог и извилист, она была отправлена в копиях через несколько передающих постов. Какой-то Скиталец привез ее на Рандеву, затем кто-то еще – до Оскувеля.

– Тот, кто выслал сообщение через несколько каналов или передает плохие новости, или ожидает застать тебя в нежелательном месте, – предположил Келлум.

В нежелательном месте…

Рейнальд с Тёрока прислал витиеватое официальное письмо с предложением. Предложением руки и сердца.

Он сообщал, что принимает роль Отца Мира и нуждается в том, чтобы рядом была сильная женщина. И приводил несколько явных причин того, почему альянс между Тероком и Скитальцами усилил бы их независимость от Ганзы; союз позволил бы им объединить ресурсы и возможности и таким образом выстоять против любой попытки нажима со стороны EDF. Не было никаких гарантий, что Терок или Скитальцы не станут следующими жертвами прожорливого Гусака.

«EDF не в силах воевать с гидрогами, но и без дела сидеть не могут, жаждут иных побед, даже если это приведет к унижению их собственный народ. С зелеными священниками Терока и производством экти Скитальцев мы можем создать грозный союз. Подумайте об этом», – говорилось в послании.

«Я уверен, это хорошая идея!» – Ческа представила застенчиво улыбающегося Рейнальда. – «Потому что мы с вами можем составить достойную партию».

Она прочитала письмо еще раз, сердце разрывалось на части. Заметив, как Дел Келлум пытается хоть краешком глаза углядеть, что в записке, Ческа быстро спрятала ее.

– Мне нужно подумать о том, что здесь написано, Дел. Мы продолжим позже, – сдержанно проговорила она.

Они с Джессом почти созрели до того, чтобы сообщить о своей свадьбе. Она так сильно любит Джесса, она так долго ждала. И заслужила это скромное счастье.

Но что если Рейнальд прав?

Ческа хорошо понимала, что сказала бы на это Рупор Окиах. Как могла Ческа позволить собственным эмоциям взять верх и наплевать на будущее всех Скитальцев? Терокцы, несмотря ни на что, были сильными и полезными союзниками, гораздо более приемлемыми, чем Большой Гусак или Илдиранская Империя.

И все же…

38. АДАР КОРИ’НХ

В оранжевом свете второго солнца Хириллки адар Кори’нх заканчивал показательное выступление двух своих боевых кораблей. Другие пять лайнеров оставались в космопорте для обслуживания и дозаправки, чтобы септа была готова вернуться на Илдиру в течение дня. Первый Наследник Джора’х не рассчитывал задержаться здесь надолго.

После представления Кори’нх вернул свой флагман на мозаичное посадочное поле. Пока большая красивая галера висела над толпой, блистая плавниками солнечных парусов, ее сенсорное устройство проводило полную проверку всех систем.

Поэтому они были первыми, кто обнаружил подкравшийся к Хириллке корабль неприятеля.

– Боевая тревога! – объявил Кори’нх. Его охватил страх, когда адар осознал, что большая часть экипажа военного корабля, получив временные отпуска, рассеяна сейчас по всему городу. – Всем членам экипажа вернуться на борт своих кораблей, но никого специально не ждать. Кораблям – на взлет, как только необходимый состав команды наберется.

Кори’нх приказал двум лайнерам, маневрировавшим на параде, охранять центральный дворец наместника. Корабли-разведчики стремительно взмыли в небеса, чтобы встретить приближающийся корабль гидрогов.

С флагштоков спешно сворачивали яркие праздничные вымпелы.

Каждый маленький кораблик нес стандартный комплект оружия, но на них не хватало боеприпасов, тем более против гидрогов.

Несмотря ни на что, они обязаны были схватиться с врагом.

Первый из приземлившихся лайнеров взлетел через несколько минут, наполняя сердце адара гордостью за мастерство капитана, умело управлявшего действиями неполной команды. Свободные от дежурства солдаты Солнечного Флота сбегались со всего города на борт ожидающих кораблей, торопясь на боевые посты.

В Центральном дворце, украшенном виноградными лозами, придворные почуяли опасность, но все еще не осознавали, что происходит.

Трое ясновидцев находились в таком же замешательстве, как остальные, требовавшие от них объяснений. Наместник Хириллки привлек к себе возлюбленных подружек, пылко повторяя:

– Я буду защищать вас, я обещаю!

Когда алмазное чудовище – гидрогская боевая сфера – свалилось на город, людей охватила паника. Голубые молнии вырвались из пирамидальных выступов вражеского корабля. Гидроги не посылали сообщений, не ставили требований или ультиматумов. Чужаки из глубин просто планомерно опустошали Хириллку.

Кори’нху было больно смотреть из командного ядра своего корабля, как вспышки раздирают землю, круша все на своем пути. Любовно сохраняемые, изысканные висячие сады, тонкие каналы с ниалиями – все исчезало в холодных сапфировых молниях.

Вспомнив, как плохо он сражался последний раз у Кронхы-3, адар сказал с вызовом:

– Мы не звали врага, но встретим его достойно!

На мозаичной взлетной полосе запустил двигатели второй корабль. Теперь в воздухе было четыре боевых лайнера Солнечного Флота.

– Всем кораблям! Окружить неприятеля и открыть огонь метательным, взрывным оружием и энергетическими волнами, – всем, что у вас есть! Возможно, сегодня мы заслужим упоминания наших имен в «Саге»! – воодушевил бойцов на битву Кори’нх.

Первый из боевых кораблей атаковал яростнее других. Его серебряные флаги и вымпелы полоскались на ветру изысканным плюмажем. Оружейные порты дали залп слепящих глаза импульсов двойного взрыва, ударивших в алмазную сферу. Кори’нх вел свой корабль достаточно близко, чтобы поддержать атаку с другой стороны, но в результате двойной бомбардировки на корпусе боевой сферы остались только грязные отметины.

Гидрог-мародер, казалось, ничего не заметил. Его голубые молнии продолжали громить ирригационные каналы и опустошать поля колыхавшихся ниалий; несколько серо-белых садков с мотыльками откололись от стержня и упали. Змеящиеся струи пара и дыма поднимались в воздух.

Зловеще пролетев мимо, боевой шар развернулся и пошел на второй заход. И еще один удар пришелся на быстро исчезающий край главного города.

Предпоследний из стоявших на земле лайнеров запустил двигатели и взлетел в небеса с уже открытыми и заряженными оружейными портами. Но боевая сфера перекрыла ему путь.

Илдиранский корабль, защищаясь, метнул во врага взрывчатку – она куснула его с той же эффективностью, что комар сурка за толстую шкуру.

Будто бы только заметив Солнечный Флот, гидрог огрызнулся молнией и поразил несчастный лайнер, быстро улепетывавший от опасности. Проломился фюзеляж, взорвались баки с горючим, и огромный корпус, трепеща плавниками солнечных парусов, рухнул наземь. Умирающий корабль врезался в один из двух лайнеров, остававшихся на земле. Звук тревоги и отчаянные крики слились в жуткий затухающий вой – и обе галеры разлетелись на куски.

Экипаж Кори’нха издал судорожный вздох и содрогнулся от шоковых волн тизма, но адар нашел в себе силы скомандовать:

– Командиры! В этой битве мне нужно полное внимание каждого солдата! – «Я не должен позволить еще ошибок! Я высший Командир Солнечного Флота, защитник Илдиранской Империи!» – металось в голове адара Кори’нха.

Прежде чем последний стоящий на земле корабль смог взлететь, безжалостный гидрог прихлопнул его как муху. Пирамидальные выступы полыхнули огнем и с легкостью уничтожили огромную галеру. Гигантские столбы дыма и копоти устремились от обломков в космопорту, когда распространяющееся пламя от вспыхнувших баков с горючим охватило здания.

– Атаковать всем, что имеем! Кинетическими бомбами и режущими лучами! – командовал Кори’нх. Его капитаны не нуждались в успокоении.

Несмотря на атаку Солнечного Флота, гидрогская алмазная сфера не отрывалась от сочных виноградников и усыпанных цветами полей и садов Хириллки. Голубые молнии опрокидывали красивые здания, разрушали служебные корпуса, роняли наземь хрустальные башни. Защитники Солнечного Адмирала ничего не могли поделать с этим разгулом, но Кори’нх обязан был попытаться.

– Адар Кори’нх, вы должны немедленно эвакуировать все население! – кричал по связи наместник Хириллки. – У нас нет убежищ против такой атаки.

– Наместник, у нас недостаточно кораблей и недостаточно времени, – кричал в ответ адар. – У нас осталось только четыре лайнера, и я не могу вывести их из боя.

Сфера гидрогов дала линейный залп, подбив один из четырех кораблей и нанеся ему средние повреждения. Боевой корабль похромал ремонтироваться, пока оставшиеся три продолжали безнадежно молотить по врагу.

– Но вы должны спасти нас! – наместник почти визжал, свято веруя в непобедимость Солнечного Флота. Кори’нх подумал, что Руса’х видел в своей жизни сплошь одни военные парады.

Он понял, что должен делать.

– Я отправлю спасательный челнок к цитадели, наместник. Заберу вас, Первого Наследника и его сына. Вы должны эвакуироваться в первую очередь.

– Вы не можете оставить моих людей на смерть, – рыдал наместник. – Мои актеры! Мои советники! Мои возлюбленные красотки!

– Я не могу спасти их, – сердце адара разрывалось, когда он отдал приказ пилотам своего корабля выйти из боя. Он крикнул на одного из своих людей: – Выводи личный транспорт, немедленно! Возьмешь на борт столько людей, сколько поместится, но сначала члены императорской фамилии, – солдат побежал на летную палубу. – Остальные…

– Адар, смотрите! – прервал его один из техников-тактиков, его голос дрожал от ужаса.

Кори’нх глянул в суровые небеса и увидел еще одну боевую сферу, пикировавшую с небес. Когда она присоединилась к натиску первого корабля чужаков, ее энергетическое оружие не ведало пощады.

39. РЛИНДА КЕТТ

Путешествие до Рейндик Ко было утомительным и скучным, даже вдвоем. Соседство высокого, чернокожего молчуна оказалось хуже, чем абсолютное одиночество.

Сразу после взлета с Кренны Давлин Лотц был готов приступить к работе.

– Я полагаю, Президент Венсеслас обеспечил вас досье и ознакомительными материалами?

– Перед моим отлетом он загрузил файлы в компьютер, – пожала могучими плечами Рлинда. – Посмотрите сами, – она махнула в сторону компьютера, и шпион немедленно занялся просмотром информации. – Я не смогла проверить, скорее всего, каждый файл под паролем.

Лотц окинул ее тяжелым взглядом глаз цвета красного дерева.

– Да, конечно.

Рлинда не знала, обидеться или посмеяться над тем, как он ласково посмотрел на нее.

– Я имею право знать, что находится на борту моего корабля, мистер Лотц – включая информацию, – спокойно парировала она.

Просмотрев содержание файлов, тихий шпион улыбнулся.

– Все файлы общедоступны.

– Вы просто плохой собеседник или выполняли ваши задания вдали от людского общества?

– Колонисты Кренны относились ко мне хорошо, – Лотц оторвался от экрана, приостановив просмотр отчетов и резюме. – Я не возражаю против вашего присутствия. Но это задание требует к себе все мое внимание.

Лотц не отвлекался в течение нескольких часов, углубившись в описания и отчеты, хранящие данные Коликосов как по Рейндик Ко, так и по ранним работам на Лларо, Пиме и Коррибусе. Когда он, наконец, решил перекусить, Рлинда скрестила руки на груди:

– Вы подозреваете за их исчезновением чью-то грязную игру?

– На данный момент мы даже не уверены, что они исчезли. Знаем только, что контакт прервался.

– Хм, может быть, кто-нибудь рассчитался с ними за открытие Факела Кликиссов? Как только его открыли, сразу начались неприятности с гидрогами. Много народу полегло.

– Опять гидроги! Посмотрим, что нам удастся найти.


Когда золотой абрис планеты полностью заслонил обзорный экран, Рлинда по корабельной связи вызвала Лотца из его каюты. В рубке потолок был слишком низок для такого высокого человека, но он смотрел на приближающуюся Рейндик Ко, как бы сопоставляя ее облик с записями из архива.

Не спросив разрешения, Лотц склонился над панелью управления и активировал генеральный сканер корабля.

– Я знаю примерное местонахождение базового лагеря партии, – он вызвал изображение континента и указал на длинные тени каньонов в свете раннего утра. – Попробуем здесь. Снижаемся.

– Может быть, они выбегут и махнут флажком, – съехидничала Рлинда. – Это сэкономило бы уйму времени.

Давлин скептически посмотрел на нее.

– Прошло пять лет. Здесь невозможно найти пищу, а у трех человек не хватило бы запасов, чтобы продержаться так долго.

– Если нет надежды застать кого-нибудь в живых, то разве это не бесполезная миссия? – ворчала Рлинда, когда корабль шел вниз, ухаясь в воздушные ямы.

– Бесполезных миссий не бывает, – пробурчал он в ответ. – Я получил задание найти ответы, а не живых.

Вблизи от большого участка кликисских развалин «Любопытный» обнаружил остатки лагеря Коликосов. Палатки и оборудование разместились на открытой возвышенности, достаточно высоко над сухими руслами ручьев, чтобы не бояться внезапного наводнения. Рлинда легко нашла на бесплодном грунте место для посадки.

Они вышли в непривычный, ломкий воздух. Лотц в одной руке нес чемодан, в другой – сумку и готов был приступить к работе.

Цвета пустыни были грубоватыми, но чистыми, до самого резкого, словно бритва, ясного горизонта. Суровые пласты породы контрастировали с сочной зеленью других планет, на которых бывала Рлинда. На величественных горах еще лежал пурпурный отсвет зари.

– Милое местечко для убежища – почти курорт с гигантским полем для гольфа, – усмехнулась она.

Перед ними возник смерч; как пыльный дьявол хлестнул бичом заброшенные развалины и пьяно заковылял по своему пути, пока не исчез из виду.

– Что меня беспокоит, так это оборванный телинк, – сказал Лотц. – Нам известно, что вселенские деревья погибли, предположительно в огненной буре, таким образом лишив зеленого священника возможности выйти на связь.

Жалкий разметанный ветром за пять лет пустынного климата, пыльных бурь базовый лагерь не порождал мыслей о какой-либо катастрофе. Лотц залез в центральную палатку и опытным взглядом обежал скамейки, неработающие компьютеры, образцы и записи, разбросанные по полу ветром.

Тем временем Рлинда запустила водяной насос. Движущиеся части заржавели, но ей не составило труда смазать их и закрепить систему. Судя по навязчивым идеям Лотца, она догадалась, что этот человек намерен оставаться здесь, пока не отыщет свои ответы. Займет ли это месяцы или дни, ей было неведомо.

Лотц показался из обветшалой палатки, неся в руках то, что удалось спасти из техники и журналов связи. Он вывалил добычу на землю и приступил к инвентаризации.

Рлинда пошла вокруг самой маленькой палатки, видимо, принадлежавшей зеленому священнику. За ней виднелись останки рощи вселенских древ.

– Вам необходимо на это взглянуть! – крикнула она шпиону.

Деревца была высажены рядами и, без сомнения, любовно выращивались зеленым священником, – но каждое было выдрано с корнем и сломано неким ужасным, вандалом. Превращенные в щепки тонкие стволики были раскиданы и успели зарасти пылью и песком. Время стерло улики, но от жуткой картины все еще отдавало насилием.

Лотц подошел и внимательно вгляделся в картину, фиксируя в уме каждую деталь.

– Это объясняет, почему прервалась связь через телинк.

Нога Рлинды попала на что-то жесткое, похожее на бревно. Она остановилась и опустила руку в пыль, нащупывая странный объект. Ощутила под пальцами пересохшую кожу и продолжила поиски, уже догадываясь, что найдет.

Сморщенное мумифицированное лицо безволосого человека с зеленой кожей будто бы с укором глянуло на нее. Засуха вытянула всю влагу из мягких тканей; мускулы отвердели, стянув лицо в странной гримасе. Из-за недостатка влажности плоть усохла, сжалась и прилипла к костям. Это сделала пустыня, одновременно разрушая и сохраняя.

– Наш зеленый священник, – сказала Рлинда. – Аркас – так, кажется, его звали?

– У меня нет ощущения, что он был похоронен в соответствии с обрядом. Следовательно, он навряд ли умер при обычных обстоятельствах, – шпион прогуливался по территории, прокручивая в уме идеи. – Возможно, Маргарет или Луис подхватили какую-то разновидность корабельной горячки?

Рлинда стояла, разглядывая обнажившийся в сухой пыли труп. Она охотно перенесла бы беднягу подальше отсюда, пока Лотц продолжает свое вынюхивание.

– Ты, может быть, и детектив, Давлин, но я не уверена, что ты действительно понимаешь людей. Эти старики были вместе десятки лет. Они полжизни провели отрезанными от земной жизни на раскопках чужих планет – такие люди умеют справляться с одиночеством.

– Я еще не готов дать свое заключение, – сказал Лотц. – У них также были компи и три кликисских робота.

Рлинда посмотрела на скальный город, где нагромождение руин терпеливо ожидало разгадки их древних тайн.

– Не хочешь пойти полюбопытствовать, что в этих живописных развалинах? – предложила она.


Пустые кликисские города находили на многих планетах, но полностью исследовали лишь некоторые из них. Разумная раса строила похожие на улья дома в окружении степей или вырубала жилища в стенах каньонов. Илдиране уже давно знали об исчезнувшем народе, но они предоставили заброшенным городам-призракам разрушаться самим по себе.

В те дни, когда Ганзейская Лига была еще молода, возбужденная желанием расширяться, она отправляла исследователей в такие миры, описанные и благополучно забытые илдиранскими учеными. Открытие Коликосами Факела Кликиссов вновь пробудило интерес к исчезнувшей цивилизации. Война с гидрогами, однако, сорвала все планы, и более интенсивные раскопки так и не начались.

Теперь Рлинда в изумлении блуждала по затхлым тоннелям. Необычные здания были построены из полимерных конкреций, прочного силиконового волокна особого сорта, возможно, органически произведенного насекомоподобными Кликиссами. Все стены покрывали странные иероглифы и непонятные формулы.

За день хождения в подземельях призрачного метрополиса они с Лотцем нашли несколько предметов экипировки Коликосов, но ничего больше.

– В последнем докладе Маргарет Коликос описаны другие, лучше сохранившиеся развалины, – сказал шпион. – Подозреваю, что они днями работали там.

Удерживая генеральное направление, Рлинда вела «Любопытного» по следам на дне каньона, пока не нашла разрушенные мостки, когда-то укрепленные на скале.

– Нам нужно попасть внутрь, – сказал Давлин.

– Не сомневаюсь. Только найдите мне площадку для приземления корабля, – он не рассмеялся шутке, и она выдала новый афоризм. – «Любопытный» собирается облегчить свое бремя, Давлин. Внизу в трюме у меня есть несколько левитационных пластин. Они могут выдержать даже двоих.

Она приземлилась на плоской как стол горе с отвесными стенами. После чего, взгромоздившись следом за Лотцем на произведение высоких технологий, Рлинда как можно медленнее направила пластины к краю скалы и затем вдоль стены вниз.

– Эта вещь предназначена для перевозки больших грузов, а не для победы в гонках.

Она лавировала в нависающих скалах и, наконец, разогнав пыль по углам, приземлилась на каменный пол. Воздух был сух. Когда они шли, шаги отдавались в нем тихим шипением.

Давлин указал на лампочки и проволоку, тянувшуюся вдоль коридора, пометки на стенах и ярлычки слева и позади.

– Заметки Маргарет очень оптимистичны по поводу находок.

– Может быть, здесь найдется кто-нибудь, временно замещающий археологов, – Рлинда глянула на тень, подсветив себе портативным фонариком. – Я хотела бы прихватить оружие. Думаю, у меня есть парочка стволов на корабле.

Лотц сконцентрировался на окружающей обстановке, все его чувства обострились, он готов был среагировать в любую минуту. В глубине скального города они нашли разбитую баррикаду, нагроможденную перед входом в большой зал.

Она явно сооружалась в отчаянной спешке человеком, осознававшим всю ненадежность хрупкой преграды. Она была пробита снаружи. Рлинда направила в комнату луч фонаря и осветила машины и высокие плоские стены.

И лежащего на полу старика.

Лотц поспешил в комнату через пролом. Тело Луиса Коликоса сохранилось лучше, чем труп зеленого священника, достаточно, чтобы Рлинда, посмотрев внимательно, могла сказать, что он-то уж точно умер насильственной смертью. Археологу нанесли несколько серьезных ранений.

Внезапно став осторожной, она испуганно озиралась, словно ждала, что нечто может броситься на них в любой момент.

На одной стене виднелся трапециевидный срез, походивший на окно, сделанное в камне, абсолютно чистое, не заполненное привычными росписями кликиссов и вставленное в раму из пластинок, испещренных символами. На гладкой поверхности застыли как вопль отчаянья красно-коричневые потеки – кровавые отпечатки пальцев, словно в последний момент перед смертью Луис Коликос стучал по стене, требуя, чтоб ему отворили.

– Два тела обнаружены, но никаких объяснений мы не нашли. И где Маргарет Коликос? – наморщив лоб, Лотц оглядел отпечатки пальцев и гладкую стену.

Мерзкая дрожь прокатилась по спине Рлинды. Кажется, они могут провести на Рейндик Ко неопределенно долгое время.

40. АНТОН КОЛИКОС

– Я выбрал деятельность, которая может доставить вам удовольствие, Хранитель Антон, – сказал Вао’ш. – Меня очень интересуют излюбленные методы людских рассказчиков. А теперь поглядим, сможем ли мы возродить часть из них.

Хранитель памяти взял Антона с собой на побережье, и теперь они сидели один на один с шумом ветра и моря на плато в дюжине метров над водой. С залива дул теплый, приятный бриз, и Антон ощущал кислый запах распустившихся оранжевых цветов, крупных, с плоскими, как у лилий, листами и чем-то похожими на ленточки водоросли.

Суматошные слуги, весело болтавшие между собой, аккуратно сложили поодаль бревна в виде конуса, усыпанного сухим трутом. Затем они подожгли сложенное таким образом дерево и, когда его охватило пламя, удалились.

Два историка, теперь уже абсолютно одни, сидели на мягкой, как мох, подушке из растений, кочками выраставших на песке. Торжественный огонь поднялся выше, бросая отсветы на их лица.

– Я все сделал в соответствии с вашей традицией, Хранитель Антон? Слагать истории у костра на побережье – ведь так принято на Земле?

– Конечно, хотя вы упустили один момент – такие истории лучше всего рассказывать в темноте, а не при постоянном ослепительном свете дня, – улыбнулся Антон.

Вао’ш поежился.

– Это не та вещь, которой мог бы наслаждаться илдиранин.

– Ну что ж, приступим! – молодой человек, потирая руки, склонился к огню.

Как хорошо было поздней ночью в детстве слушать истории у жаркого огня в экспедиционном лагере его родителей! Антон чувствовал легкую грусть и надеялся, что с ними все благополучно; похоже, здесь, на Илдире, он не может получить о них никакой информации.

Он вздохнул и начал свой рассказ:

– Задолго до того, как наша цивилизация научилась писать, рассказчики выбирали место в кругу ярких огней, безопасное, ибо чудовищные волки, пещерные медведи и саблезубые тигры боялись пламени. В те времена сказители рассказывали о монстрах или хищниках, что могут утащить ребенка в свое логово, – Антон улыбнулся. – И о героях, воинах или охотниках на мамонтов, что отважнее и сильнее обычных людей. Они сплетали эти истории, пытаясь объяснить явления таинственного мира вокруг них. Сказки приучали людей к нравственным правилам.

С отвесной скалы над тихим заливом Антон заметил гладкие темные силуэты. Они плыли к берегу из открытого моря. Вао’ш проследил его взгляд.

– Это бригада пловцов возвращается с приливом, – пояснил он.


Илдиранские пловцы напоминали Антону вертких выдр, восхитительно ловких, что играючи справляются с тяжелой работой ныряльщиков.

– Тела пловцов покрыты тонким мехом поверх толстого слоя подкожного жира. Это сохраняет тепло в условиях холодных глубинных течений, – пояснил Вао’ш. – Обратите внимание на их большие глаза. У них есть специальные линзовые мембраны, что позволяют хорошо видеть под водой. Уши плотно прижаты к голове, ноздри расположены высоко на лице, за счет этого они могут беспрепятственно дышать над водой.

– Что за корзины они тащат за собой?

– Пловцы собирают траву-солянку, скорлупки, коралловые яйца. Некоторые пасут стада съедобных рыб.

– Океанские ковбои.

Лицевые доли хранителя памяти вспыхнули целой симфонией тонов.

– Подходящая аналогия! – воскликнул он. Вспыхивал и трещал огонь. – Пловцы живут на больших платформах, прикрепляемых к морскому дну. Когда отгоняют стада рыб или дочиста выбирают секцию подводного леса, они обрубают крепления платформы и дрейфуют в другую часть океана.

Антон покачал головой.

– Я никогда не смогу разобраться в таком количестве различных родов. Как вы можете уследить за всем этим?

– А мне удивительно, что все люди выглядят такими похожими друг на друга. Как можете вы уследить за всеми?

Антон поднял палочку и нанизал на нее горячий уголек из середины костра.

– Вам просто нужно разобраться в нас, Вао’ш.

Хранитель памяти жестом указал на пловцов, несущих сети в док, где их встречали служащие приграничья и выдавали дневную оплату.

– Я знаю историю о пловцах из «Саги Семи Солнц».

– Это история о духах или о привидениях? У костра лучше всего рассказывать страшные истории.

– Это любовная история, – лицо хранителя памяти вновь расцветилось новой палитрой цветов. – У нас существуют рода, что живут и работают в пустыне, созданные безводьем и похожие на ящериц. Чешуйчатые способны провести долгое время при самой минимальной влажности, – Вао’ш улыбнулся. – Итак, вы можете представить, что любовь между чешуйчатым рабочим Тре’ком и пловчихой Кри’л была обречена на трагедию.

– Я думал, илдиране приветствуют смешанные браки, – нахмурился Антон.

– О, у нас нет предрассудков против смешения крови, – отмахнулся Вао’ш. – При все том, любовь между ящером и пловцом была неестественной по природе своей. Никто сейчас не скажет, что влекло их друг к другу. Тре’к и Кри’л должны были знать о трудностях, с которыми придется столкнуться, но все же это не разлучило их. Тре’к не мог выдержать соленую океанскую воду, а Кри’л не смогла бы выжить в засушливом климате пустыни.

И вот, Тре’к построил дом на каменном берегу, выше уровня прилива. Кри’л пристроила свою платформу в бухте у самого берега. Они могли вызвать друг друга и поговорить. И хотя влюбленные могли выносить естественную окружающую среду друг друга не дольше, чем час в день, этот час вдвоем доставлял им большее наслаждение, чем целая жизнь, проведенная с кем-то другим.

Тре’к и Кри’л были счастливы несколько лет, пока однажды великая буря не пришла в бухту. Она размыла высокий берег и выбросила платформу Кри’л на камни, разрушила и унесла приют Тре’ка. Они сидели на обломках, тесно прижавшись друг к другу. Хлестал ливень, волны заливали их с головой. Обваливались утесы; лавины песка и камней грозили утащить в пучину; океан швырял их обратно на берег; земля и море отрекались от тех, кто своею любовью предал их.

– Их тела не нашли, но иногда, – Вао’ш говорил, цвета переливались, будто рассветные краски, на его лице, – илдиране приходят на пустую полоску берега, где вода омывает сухой песок. Обычно там мало людей, и нет любопытных глаз. Порой там встречают две цепочки следов, пловца и ящера, идущих вдоль пустынного берега, одна цепочка следов во влажном иле, другая – на сухом берегу.

Костер все еще потрескивал. Антон задумался, опираясь локтями о мягкий мшистый ковер.

– Что за чудесная история, Вао’ш, – он пытался придумать, какую бы подходящую сказку в ответ.

– У меня тоже есть одна история для вас, – начал он после непродолжительного раздумья.

41. НИРА

Илдиранам нравилось жить в тесных квартирах, где можно было чувствовать присутствие множества сородичей, поэтому они и спальные бараки для пленных людей построили едиными. Нира жила в большом здании со множеством коек и столов в общем помещении. Здесь люди готовили, спали и играли в игры, когда были свободны от других обязанностей. Это напоминало огромную семью, все члены которой живут под одной крышей.

Нира тихо жила среди них, делила с ними пищу, спала, когда спали они. Однако все эти годы она чувствовала стену, отделяющую ее от других, потому что слишком отличалась от других пленников. Не то чтобы люди сознательно отвергали ее, просто ей было трудно походить на них. Нира заботилась о товарищах-узниках, но все время остро ощущала свое одиночество, даже в такой тесной компании.

Сейчас, когда за стенами стояла кромешная ночь Добро, она тихонько сидела, прислушиваясь к разговорам. В своем уголке Нира держала в самодельных горшках выращенные ею цветы, маленький куст, несколько ароматных трав. Зелень создавала уют.

Она вспоминала множество праздников и фестивалей, которые проводили в большом грибном городе на Тероке Отец Идрисс и Мать Алекса. Ежедневно рабочие взбирались на высокие деревья, собирая черные стручки семян, из которых делали бодрящий напиток, срезая коконы кондорфлаев с вкусным мясом внутри. Группы готовящихся к посвящению зеленых священников – и Нира в том числе – поднимались по крепким стволам до широко раскинувшейся кроны, где можно было читать вслух любопытным деревьям.

Это были лучшие годы ее жизни…

Рядом кто-то закашлялся, и его избранная жена уложила больного в кровать и пошла заполнять заявку на лекарство. Нира оглядела помещение. Люди инстинктивно создавали отдельные семьи даже в таком положении. Казалось, они верили, что это и есть нормальная жизнь.

На Добро все еще влюблялись, заключали союзы и заводили собственных детей – хотя в любое время женщину могли отобрать за ее генетические характеристики и отослать в селекционные бараки. Мужья, конечно, не больно-то радовались, если так случалось, но принимали это спокойно. За долгие годы плена они привыкли жить в этом новом, извращенном обществе.

Мужчин-узников, наоборот, заставляли оплодотворять десятки, даже сотни илдиранских женщин. Если кто-то отказывался от повторного исполнения обязанностей, охрана и медперсонал «собирали» его сперму и тут же возвращали в рабочую бригаду. Евнухом…

Нира страдала за узников больше, чем они сами. Она знала, люди выносливые и гибкие, они могут многое стерпеть. Ее печалила не сила и выносливость этих людей, но то, что они забыли, какой действительно бывает нормальная жизнь.

Хотя стемнело несколько часов назад и в ясном небе сияли звезды, в жилых бараках продолжал гореть свет. Как принято у илдиран, помещения никогда не делали темными, разве что в наказание. К этому времени узники-люди хорошо приспособились спать при полном свете. Многие дети уже отправились в постель, хотя взрослые оставались на ногах, болтали и расслаблялись после долгого трудового дня.

Для Ниры это было лучшее время, чтобы побеседовать с ними. Заключенные мало знали о корабле поколений с Земли и совсем ничего – об Илдиранской Империи или Земной Ганзейской Лиге. Здешних людей не трогало их происхождение. Но от одного поколения к другому переходила устная история, по большей части придуманная, в которой все же сохранялись отзвуки правды. Для Ниры, знакомой с «Сагой Семи Солнц», отдельные моменты этой искаженной истории казались любопытными.

Сейчас она протискивалась вперед, прислушиваясь к беседе семерых мужчин и женщин, сидевших тесным кружком. Они травили байки, шутили и подначивали друг друга. Бен Стонер, мужчина с грубым голосом и кожей, словно иссеченной песком, заметил ее.

– Эгей, давай, Нира Кхали! Какую историю ты припасла для нас на сегодня?

– Пусть она будет со счастливым концом!

– Нира весь день под палящим солнцем придумывала новенькие небылицы, – начал было один резвый молодой человек, но умолк под взглядом Стонера.

Нира предпочла не заметить их нападок, Пусть узники Добро редко верили ее рассказам, но, по крайней мере, слушали. Ее истории помогали им скоротать время.

– Я расскажу вам о Тхара Вен и о том, как она стала первой зеленой жрицей Терока, – она сделала паузу, глядя как улыбаются слушатели в предвкушении забавного рассказа о «фантастических землях».

– Тхара родилась на «Калье» всего за несколько лет до того, как илдиране нашли корабль поколений и посадили его во вселенском лесу. Терок был прекрасным и теплым миром, полным пищи и полезных ресурсов. Наша колония с самого начала была миролюбивой. Преступности практически не было, поскольку не было необходимости преступать закон.

– Прямо как на Добро, – фальшиво поддакнул молодой человек.

– Нет. Не как на Добро. Ни в коем случае! – Нира тяжело вздохнула. – Но время от времени, по причинам, которые мы не можем понять, кто-то впускает в свое сердце тьму. Один такой человек напал на Тхару Вен в чаще Звездного Леса, погнался за ней, собираясь ее убить. Он уже убивал других. Но она убежала в заросли, схоронившись в самой гуще листвы вселенских древ. И лес защитил ее, спрятал от убийцы, и тут деревья соединились с ней, поглощая ее… устанавливая контакт.

Когда Тхара вернулась, у нее выпали все волосы, а кожа стала ярко-зеленого цвета, – Нира вытянула вперед руки. – И она получила способность общаться с деревьями. Она могла узнать все, что лес когда-либо видел, и деревья рассказали ей о других жертвах этого человека. Тогда она вернулась в селение и обвинила его, указав старейшинам, где были закопаны трупы. Виновника приговорили к смерти – это было первое преступление на Тероке. Его привязали к верхушке самого высокого дерева, и он оставался там, пока не прилетели виверны и не убили его.

Кто-то из слушателей был заинтригован, другие смотрели явно скептически, а молодой человек выдал еще одну шутку:

– Теперь понятно, почему твоя кожа зеленая. Я всегда думал, что ты просто еще одна странная полукровка.

– Проявляй уважение! – одернул его Бен Стонер. – Наместник требует ее в селекционные бараки чаще, чем любого из нас, – он произнес это так, словно в этом был какой-то особый почет. – Мы благодарим тебя за историю, Нира!

Нира вернулась на свое место, но все прислушивалась к разговору. Слово взял Стонер, он, сохраняя устную традицию, рассказывал старые, уже видоизмененные легенды. В них смутно проскальзывали упоминания о долгом путешествии, о доме, что назывался не Земля, а Бертон.

Исходя из их собственных преданий, люди пришли на Добро с миром и жили рядом с илдиранами в счастье и благоденствии. Но из-за нескольких ужасных и незабываемых преступлений – они не могли сказать, каких именно, – илдиране заключили людей в строго охраняемый лагерь. Никто не знал, сколько поколений еще вынуждено будет расплачиваться за давний грех.

Чувствуя глубокую печаль, Нира добавила со своей койки:

– Знаете, здесь не так, как везде. В бессчетных мирах живут люди. Добро – это один из худших.

Бен Стонер посмурнел, обвел рукой стены барака, как бы указывая на все мрачное пространство лагеря, откуда нет выхода, и сурово сказал:

– Добро – это все, что у нас есть. Твои фантазии нам здесь не помогут.

42. ПЕРВЫЙ НАСЛЕДНИК ДЖОРА’Х

Спасательный челнок Солнечного Адмирала пробился сквозь бурлящее в пламени небо, достиг центрального дворца Хириллки. Он прибыл, когда появился второй боевой шар.

Новая сфера гидрогов несла оружие, еще невиданное илдиранами. Волны мертвящего холода, как ножи, кромсали заросли, вдребезги разбивая виноградники. Зеленый пейзаж Хириллки лежал съежившийся и смятый, словно пес с перебитым хребтом.

Теперь обе алмазных сферы бросились на приступ.


Джора’х судорожно сжимал тонкую руку сына, они бежали из внутреннего двора, уворачиваясь от взрывов. Бомбардировка чужаков грянула с небес, четыре уцелевших лайнера Солнечного Флота безрезультатно молотили по мародерам.

– Что нам делать? – кричал Тхор’х. – Почему же их не остановят?

Джора’х не знал, что ответить.

В залах дворца метались обезумевшие придворные. Трое священников выгоняли народ прочь из здания, подальше от рушащихся стен. Кто-то бежал вглубь в поисках убежища. Не было места, что казалось бы безопасным. Гидроги не старались попасть во что-то конкретное. Они одинаково крушили необитаемые виноградники и илдиранский город.

– Помогите! – кричал Тхор’х, словно сама цитадель могла ему ответить. Он кинулся к цветному окну, но отец дернул его назад за миг до того, как оно разбилось. С порывом холодного ветра внутрь метнулись осколки хрусталя. Джора’х швырнул юношу на пол, вокруг них зазвенело. Тхор’ху досталось множество мелких порезов на лице и руках, его прекрасная одежда превратилась в лохмотья. Он замер, не веря, что остался в живых.

– Мы должны найти моего… моего дядю, – пролепетал он. – Он будет знать, что д-делать. Он спасет всех.

– Не сможет, – тихо сказал Джора’х. – Он не может. Адар Кори’нх собирается эвакуировать нас. И оставить всех остальных позади… Всех…

Над ними, в запятнанном сажей небе илдиранские лайнеры – поврежденные – пытались противостоять атаке боевых шаров. Джора’х не представлял, как они могут выстоять. Два боевых шара гидрогов кружили в оранжевом небе, сея смерть. В воздухе трещали выстрелы и грохотали взрывы.

– Я должен защищать тебя, Тхор’х. Ты – мой преемник. А я… скоро стану Мудрецом-Императором, – он знал, что его отец должен был ощутить нападение на Хириллку через тизм. К несчастию такой сильный шок может ускорить болезненную смерть правителя. – Нам нужно немедленно выбраться из-под обстрела.

Как всегда, тысячи ярких светильников ожили внутри цитадели с уменьшением света дня.

В этом хаосе и разгроме Джора’х нашел своего брата Руса’ха на открытой площадке под высокой, увитой плющом аркой. Толстощекий наместник Хириллки размахивал руками, ветер раздувал широкие рукава его одежд.

– Не поддавайтесь панике! Прошу всех проследовать в безопасное место, – кричал он.

– Куда? – крикнул один танцор. – Куда мы можем уйти?

Руса’х хватал актеров за шиворот, прогонял их прочь от огня и взрывов. Его любимые красотки испуганно жались к Наместнику. Их симпатичные личики были перемазаны сажей, кровью и потом.

– Идите под нижний купол, – сказал он им, таким трогательным и беспомощным. – Там будет безопасно. Я надеюсь… – женщины поспешили последовать совету, но сам Руса’х определенно не был уверен в своих словах.

Гидроги кружили над землей. Один рассекал плодородные поля ниалий голубыми молниями, другой – белыми волнами льда. Когда второй шар развернулся, пройдя сквозь булавочные уколы залпов Солнечного Флота, Джора’х увидел, что на линии новой атаки оказывается правительственная цитадель.

– Все с холма! Бегите вниз и рассеивайтесь! – закричал он.

Наместник Хириллки недоуменно посмотрел на своего брата, и внезапное понимание осветило его лицо.

– Да! Делайте, как сказал Первый Наследник!

Все побежали вниз. Солдаты продолжали эвакуацию из внутренних покоев центрального дворца.

Наконец прямо на двор приземлился спасательный челнок адара Кори’нха, его корпус дымился от мелких попаданий гидрогов. Толпа илдиран бросилась к галере, но из открытого люка шагнул дюжий воин. Его глаза бегали, он переводил оружие с одного илдиранина на другого.

– Мы только за наместниками. Остановитесь! У нас приказ адара Кори’нха!

Вцепившись в руку дяди, обезумевший Тхор’х кинулся к челноку.

– Да, заберите нас отсюда!

Быстро прикинув в уме, Джора’х обратился к одному из военных со спасательного челнока:

– Сколько человек можно взять на борт?

– Вас, Первый Наследник, вашего сына и брата.

– Сколько еще?

– Нам приказано доставить вас в безопасное место. Возможно, нескольких детей вашего брата. Это все.

– Приказы здесь отдаю я! Я – Первый Наследник!

– Еще сорок восемь человек, это максимальная грузоподъемность, – немного помолчав, ответил военный.

– Хорошо. Начинайте посадку.

Наместник Хириллки наконец вырвал свою руку из судорожной хватки племянника.

– Нет! Мои любимые красавицы все еще внутри дворца. Я велел им ждать нас под нижним куполом. Мы должны спасти их, они… они очень дороги мне!

– Нет времени, – сказал Джора’х. Впереди из тумана приближался боевой шар. Голубые молнии вспарывали склон холма, спасающийся народ разбегался по открытым для обстрела улицам.

– Мы не можем вот так бросить их. Некоторые носят моих детей, – Наместник Хириллки вдруг обнаружил несвойственную ему прыть и даже отвагу. Он развернулся и ринулся внутрь, продираясь сквозь освещенные полуразрушенные коридоры. – Они рассчитывали на мою защиту. Я спасу их! – кричал он на ходу.

Джора’х был изумлен поведением своего падкого на наслаждения и мягкосердечного брата, которого привык считать избалованным пошляком. Но Наместник показал другую сторону своей натуры. Джора’х внезапно вспомнил о своих возлюбленных, особенно о Нире Кхали. Да, ради Ниры он кинулся бы даже под атаку гидрогов. Как Руса’х.

Странно резким, командным тоном юный Тхор’х рявкнул на дюжих вояк:

– Остановите моего дядю немедленно, пока он цел! Вы обязаны спасти Наместника Хириллки! Он – сын Мудреца-Императора!

Не раздумывая, двое военных нырнули в проход и следом за Руса’хом исчезли в комплексе дворца. Простые жители Хириллки толпились перед спасательным челноком.

Гидроги продолжали разгром. Второй боевой шар играючи лупил голубыми молниями в богато декорированные дворцовые здания. Разлетались воздушные арки, ухоженные сады рассыпались в прах, оставив после себя только жирный дым.

В сердце цитадели, куда вбежал Наместник Руса’х, лопнуло соединение несущих балок, оплетенных электрическим кабелем. Стены сложились, из развалин повалил дым.

– Нет, дядя! – Тхор’х метнулся вон из челнока и побежал к обваливающемуся дворцу. – Наместник в ловушке! Мы должны откопать его!

Джора’х и трое охранников рванули за ним.

Под непрерывным обстрелом лайнеров Кори’нха пара гидрогов неспешно плыла вперед. Разрушения от белых ледяных волн, падающих с небес, шли довольно узкими полосами, как полегшие под случайным ветром колосья.

Солдаты пробивали себе путь сквозь обрушившиеся коридоры, пока не достигли зала с куполом, точнее груды камней, что осталась от него.

– Он вошел сюда перед взрывом, – сказал один из солдат. – Наместник должен быть погребен под обломками.

– Он умер! – простонал Тхор’х.

Своими жилистыми руками солдаты принялись отбрасывать в сторону обломки, щебень, двигать вывороченную арматуру и нагроможденный мусор. Колонны упали на Руса’ха, но при этом защитили его от рухнувших секций потолка.

Наконец стали видны бледная рука и лоскут цветной одежды, заляпанный кровью. Четыре уцелевшие возлюбленные Наместника проливали слезы по другую сторону разрушений. Некоторые успели спастись; две утихли навек, засыпанные падающими обломками.

На руинах все еще плясал огонь, но дым мог беспрепятственно выходить через рваные дыры в потолке и разбитые стены. Джора’х поспешил на помощь, хотя его сила вряд ли превосходила силу солдат.

Из-за стен доносились крики, взрывы и орудийные залпы. Но Джора’х был всецело поглощен освобождением брата. Он пытался почувствовать его через тизм, но мерцание света и нить его души все больше погружались в темноту и слабость.

Двое солдат подняли тяжелую каменную колонну и с грохотом откатили ее в сторону. Наконец показалось полное лицо Руса’ха. Лицо было в ссадинах и синяках, припухшие глаза закрыты, рот искривлен гримасой боли. Но волосы еще шевелились. Кожа розовела, пульс, слабо, но прощупывался.

– Наместник жив! – обрадованно воскликнул один из солдат.

– Достаньте его оттуда, – распорядился Тхор’х. Своими холеными, не привычными к грубой работе пальцами он принялся разгребать щебень, пока третьего сына Мудреца-Императора не откопали полностью. Солдаты осторожно подняли его, и Тхор’х прижался щекой к телу дяди. – Быстрее, к челноку! Адар Кори’нх ждет нас!

Они несли наместника Руса’ха бережно, из его ран текла кровь. Обученные солдаты быстро шагали по засыпанным щебнем залам с Джора’хом, Тхор’хом и четырьмя женщинами позади. Наместник Хириллки получил тяжелые повреждения, но он был жив.

Вскоре все оказались на борту челнока, в котором уже собрались несколько дюжин беженцев. Пилот не терял времени даром. Взревели двигатели, перегруженный корабль с трудом вылетел из горящего Дворца. Один из боевых кораблей бросился на защиту, провожая и прикрывая личный транспорт.

Адар сам встретил их в причальном отсеке, хотя знал, что не должен оставлять командное ядро в разгар сражения. Он с облегчением взглянул на Джора’ха и Тхор’ха, затем с ужасом – на страшные раны наместника Хириллки.

Эксперт-медик, прибежавший в причальный отсек, обследовал Руса’ха и остальных эвакуированных спасательным кораблем. Перепуганный Тхор’х оставался возле истекающего кровью и так и не пришедшего в сознание дяди. Наместник Хириллки цеплялся за жизнь, хотя не двигался и даже не стонал.

Адар Кори’нх приказал своим кораблям:

– Отходим! Мне нужны все для прикрытия и защиты этого корабля. Мы должны сберечь Первого Наследника и его сына. Я… ничего не могу сделать для спасения остальных.

Флагман развернулся прочь от осажденной планеты, отрываясь от сфер чужаков, громивших несчастную землю Хириллки.

Вдруг боевые корабли неприятеля по одним им ведомым причинам прервали атаку. Не обращая внимания на Солнечный Флот, алмазные шары неторопливо поднимались в небо.

Наблюдающий это из командного ядра флагмана Джора’х пробормотал себе под нос:

– Почему они устроили такой хаос и потом… просто ушли?

Кори’нх с трудом сдерживался, стараясь скрыть свои эмоции за каменным выражением лица:

– Возможно, не нашли того, что искали.

Без объяснений, без триумфальной бравады боевые шары гидрогов покинули Хириллку и исчезли в открытом космосе, оставив еще недавно мирную и прекрасную планету лежать в дыму и развалинах.

43. ДЖЕСС ТАМБЛЕЙН

Взяв двухместный буксирчик на корабельных верфях Оскувеля, Джесс отправился встречать Ческу Перони – она только что вернулась из внешнего кометного облака. Он с трудом гасил в себе мальчишеское нетерпение, хотя не так много времени прошло со дня их последней встречи.

Он передал по открытому каналу связи:

– Рупор Перони, позволь мне сопровождать тебя. Больше дюжины туманных скиммеров установлены в баллистические коконы и готовы к отлету. Это достойное зрелище.

– Поручаю ее твоим заботам, Джесс, – сказал Дел Келлум; его изображение загадочно ухмылялось, как будто он что-то пронюхал. – Мне нужно заняться делами.

– Отлично, я думаю, твоим ангельским рыбкам нужно поесть. Они уже норовят покусать играющих рядом детей.

Томимый сладким желанием, Джесс пристыковал буксир. Открылись воздушные шлюзы, и Ческа ступила на борт, прекрасная, но… смущенная и озабоченная. Он сразу понял, что что-то не так.

– Хорошенько позаботься о ней, Джесс, – донесся из динамика голос Келлума. – Она хочет вскоре вернуться на Рандеву.

Джесс не сводил глаз с унылого лица Чески, но молчал, пока не закрыл люки и не расстыковался. Когда корабли разошлись, Ческа обхватила его за плечи и молча прижалась к груди.

Он предпочел не спрашивать о подробностях, а просто поцеловать в лоб, в уголок глаза и, наконец, от всей души в губы.

Ческа притянула его к себе и вдруг упала в кресло, словно все силы внезапно покинули ее. Джесс вопросительно посмотрел на нее.

– Рейнальд вскоре станет новым Отцом Терока, – медленно выговорила она. – Он предложил мне заключить союз между нашими народами. Он… просит моей руки.

Джесс ощутил почти физический удар. Центром его мироздания был тот миг будущего, когда они смогут наконец обвенчаться. Как обрубленный якорь, мелькнув в глубине, он исчез, лопнул как переливающийся мыльный пузырь.

Ческе не нужно было объяснять, насколько выгоден брак с Рейнальдом для политики Скитальцев. Ситуация в кланах была напряженной: пропадали корабли, со снабжением было плохо, некоторое количество экти неизменно терялось.

Многим казалось, что не одни гидроги в ответе за их неприятности, это прожорливые эдди решили заняться космическим пиратством.

– Он прав, – Джесс внезапно охрип. – Союз Скитальцев и Терока может оказаться столь сильным, что поможет нам пережить эту войну и удержать Большого Гусака на расстоянии. Да, я убежден, что Рейнальд руководствуется исключительно хорошим деловым чутьем.

Они смотрели друг на друга, чувствуя, как оцепенение шока постепенно сменяется осознанием мучительной необходимости. Джессу казалось, что под ним проваливается пол. Ческа глядела на него с беспомощным страхом.

– Джесс, я не хочу выходить за него замуж… – прошептала она.

Его плечи поникли, долгий тяжелый вздох вырвался из груди. Он знал, что сейчас теряет ее навсегда.

– И я не хочу этого. На самом деле, если бы у меня был шанс, то я задушил бы его собственными руками!

Ческа одарила Джесса вымученной улыбкой.

– Этого лучше не делать!

– Но посмотри правде в глаза, Ческа. Ты – Рупор всех кланов, Рейнальд будет правителем всего Терока, включая зеленых священников и Вселенский Лес. Путеводная Звезда ясно указывает нам путь.

– Джесс, я все понимаю – но я люблю тебя. Это не просто… деловая встреча.

Он сурово взглянул на нее.

– Ческа, если бы ты могла вот так запросто пренебречь величайшим благом для всех Скитальцев, ты не была бы женщиной, которую я люблю.

Пытаясь отвлечься, он лавировал среди опасных обломков вокруг пристаней. Борьба с ними помогла ему удерживать отчаяние в узде. В этой ситуации они оба видели указание судьбы.

Ческа пристально смотрела на звезды.

– Я лучше откажусь от должности Рупора, чем обвенчаюсь с нелюбимым человеком. Пусть кто-нибудь другой примет ответственность…

– Кто? – теперь в голосе Джесса звучал гнев, – Рупор Окиах верит в тебя. Все кланы верят в тебя. И кто еще может осуществить этот альянс с Тероком? Ты не можешь оставить Скитальцев на произвол судьбы. Надо еще дожить, чтобы иметь возможность посмотреть на себя из будущего. – Высказывая бесспорные истины, он сознавал, что просто произнося их вслух, делает реальным и неизбежным трагический конец их любви.

Джесс наблюдал, как Ческа подыскивала способ доказать, почему она должна отклонить предложение Рейнальда. Он сжал кулаки. Сердце восставало против его собственных слов, но Джесс знал, что должен это сказать.

– Нужно ли напоминать, как часто ты говорила мне, что только жизнь, посвященная более великой цели, чем собственное благо, единственно достойная? Если бы мы не беспокоились о будущем нашего народа, то могли бы уже давным-давно пожениться и уехать на Плумас.

– Может быть, нужно было так и сделать, – сказала Ческа неуверенно, уже сознавая, что она не может так думать. До сих пор Ческа не понимала, как далеко зашла ее любовь к Джессу.

Они продолжали спорить, но все отговорки выглядели надуманными. Джесс был непреклонен, он знал, что Ческа способна увидеть его правоту. От кого еще она могла получить совет в такой ситуации? Судя по всему, ответ был очевиден. Несмотря на то, чему ее учили, несмотря на то, во что она верила сама, Ческа сама удивлялась своей неготовности отказаться от мечты о счастье с Джессом. О чем тут было говорить?

Наконец, когда буксир причалил к главному поселку Оскувеля, он сказал:

– Ческа, ты знаешь, что должна сделать.


Осматривая пристани, Ческа двигалась, как неживая. Она рассчитывала задержаться, чтобы увидеть старт новых туманных скиммеров, после чего возвратиться к своим обязанностям на Рандеву. Почему Рупор Юхай Окиах не выбрала кого-то другого на этот пост?

Но иной жизни Ческа и не захотела бы. Живущие спокойной, нормальной жизнью могут на досуге помечтать о том, что они станут вдруг важными и могущественными – но большинство из них не обрадовалось бы, сменив привычный комфорт за спиной на этот величайший дар.

Теперь Ческе приходится платить по счетам, несмотря на огромную душевную боль. Путеводная Звезда ярко светила над головой, освещая ей путь. Это был ее выбор, таковы были ее убеждения. Ческе придется смириться с ситуацией и принять потерю любимого человека. И насколько он был важен для нее, уже не имело никакого значения.

Джесс избегал Ческу, потому что не мог ничем помочь. Его присутствие могло только затруднить принятие правильного решения. Это был разумный политический шаг, и его нужно было делать с холодной головой, а не с трепещущим сердцем. Несмотря ни на что, их души были связаны навечно. И это неизменно.

Но Джесс знал способ облегчить мучительный выбор Чески.


Дел Келлум был поражен, когда молодой человек встретил его у баркасных доков.

– Пусти меня на борт одного из новых скиммеров, Дел, – попросил он. – Сними кого-нибудь из пилотов, пошли его в другой раз. Мне необходимо сейчас исчезнуть. Если я не уйду… Ческа сойдет с ума от соблазна принять важное для всех решение, исходя из неверных посылок.

– Это голос боли, Джесс, – Келлум сочувственно посмотрел на него, будто прекрасно понимал что к чему. Неужели все знали об их чувствах? – Черт возьми, столь долгое одиночество заставит тебя пожалеть об этом. Время может быть роскошью и проклятьем, в зависимости от того, как на это смотреть.

Но Джесс стоял на своем.

– Я не хочу убегать от нее, Дел, но я лучше знаю Ческу. Ей слишком тяжело будет видеть меня сейчас. Очень тяжело. Я увидел свою Путеводную Звезду и должен следовать за ней.

Келлум только вздохнул.

– Хорошо, я внесу коррективы в список. Ты такой же упрямый, как старик Брам!

Джесс быстро закинул свои вещи в жилой отсек и, пока кораблик установили в эллипсовидный баллистический кокон с упакованной тонковолокнистой пленкой, проверил все оборудование.

Прежде чем запереть Джесса внутри отсека, Келлум сказал:

– Хочешь, я передам ей весточку? Ческа собирается посмотреть отлет.

– Скажи ей: я хотел бы, чтобы нашими Путеводными Звездами стали наши сердца. Но все выходит по-иному, – Джесс прикрыл глаза, чтобы не выдавать тоски, наполнившей душу. – Ческа сделает то, что должна сделать. Как обычно.

На борту кольцевой станции Ческа стояла рядом с Делом Келлумом и наблюдала отправку новых сборщиков тумана. Это входило в обязанности Рупора, и она должна исполнить их как следует.

Джесс, внутри своего крошечного модуля, тщетно пытался сохранить спокойствие, команды из центра управления доносились до него как в тумане. Все происходило слишком быстро. Баллистические коконы выстреливали в открытый космос как споры из ссохшегося гриба. Он быстро достигнет газового туманного моря, где можно будет открыть стручок и развернуть лепестки.

Далеко-далеко от Оскувеля.

Он хотел выбросить из головы все мысли, но время тянулось неумолимо долго, и они возвращались. Снова, и снова, и снова.

Но когда Джесс почти прибыл в место назначения в самом сердце туманности, он уже знал, что Ческа сделает все необходимое и согласиться на брак с Рейнальдом.

44. РЕЙНАЛЬД

Сарайн возвращалась домой, на Терок. Дипломатический корабль Ганзы нес ее меж высоких деревьев, космопорт виднелся невдалеке. Рейнальд торопился встретить ее, не поспевая за своей счастливой улыбкой. Его тело была натерто ореховым маслом, так что сильные руки и загорелое лицо казались вырезанными из полированного дерева.

Сарайн порывисто обняла его. Она выглядела цветуще. Темные волосы были коротко подстрижены и уложены по земной моде, в отличие от причесок с длинными локонами и косичками, предпочитаемых на Тероке. Экзотический аромат духов, купленных на Земле, придавал Сарайн изысканность.

– Кажется, Земля хорошо приняла тебя, Сарайн, – брат шаловливо дернул ее за рукав блузки. – Хотя ты выглядишь просто отвратительно. Почему ты не приезжала так долго?

– Рейнальд, я хотела навестить вас раньше, но колонии голодают, потому что нет нормального снабжения, и как я могла все бросить в такой момент и отправиться повидать семью? – Ее глаза сияли. – Но раз уж я – посол, а ты – будущий Отец Терока, с этого дня я рассчитываю видеться с тобой гораздо чаще.

– И при этом я остаюсь твоим братом. Ничего не изменилось.

Она бросила на него жесткий взгляд.

– Когда ты станешь Отцом Рейнальдом, ты сильно изменишься. В лучшую сторону, я надеюсь. – Она махнула рукой в сторону дипломатического корабля. – Я привезла неожиданного гостя на твою коронацию. Рейнальд, ты помнишь президента Венсесласа?

Бэзил, облаченный в соответствующий случаю деловой костюм, спустился по трапу, с интересом разглядывая громадные, как башни, вселенские деревья. Рейнальд встречал президента, когда бывал на Земле шесть лет назад.

– Добро пожаловать. Я не ожидал таких важных гостей.

Бэзил одарил его отеческой улыбкой.

– Рейнальд, вы собираетесь стать правителем одного из самых значительных миров Рукава Спирали. Присутствие на вашей коронации менее высокопоставленного представителя Ганзейской Лиги было бы оскорблением. Мы не можем допустить этого.

– Благодарю, мистер президент, – Рейнальд заметно смутился. – Я еще не привык к таким формальностям, – он схватил сестру за руку. – Идемте! Мать и Отец ждут не дождутся поскорей увидеть тебя.


По случаю коронации комнаты грибного поселения были разукрашены в разные цвета и сияли, будто крылышки нарядных желтых мушек. К оконным переплетам привязали пойманных поблизости кондорфлаев, их крылья – калейдоскоп радуги – трепетали за окнами. Идрисс и Алекса сделали это сами, они были довольны и горды красочным зрелищем.

Эстарра в церемониальном платье из перьев и крылышек моли выглядела гораздо взрослее, чем Рейнальд привык о ней думать. Шестнадцатилетней маленькой Целли с таким усердием заплели живописно рассыпавшиеся по плечам промасленные косички, что они оттягивали ей уголки глаз, придавая лицу слезливое выражение. Ей только дай повод!

Очень внушительная в посольской мантии, доставшейся ей от старой Отемы, Сарайн села впереди, рядом с президентом Ганзейской Лиги. Они находились так близко друг к другу, словно были скорее интимными друзьями, чем просто коллегами. Они кидали пристальные взгляды на Эстарру, как бы оценивая ее.

Разнообразные представители от лесных деревень заполнили залы и внешние балконы. Рейнальд заметил зеленую жрицу Алмари, которая предлагала взять ее в жены на Зеркальных Озерах. Сейчас, когда он должен был стать Отцом Терока, она смотрела на него с еще большим интересом – но Рейнальд уже просил Ческу Перони стать его невестой. И надеялся вскоре получить согласие.

Молодежь толпилась внизу под деревьями или на толстых ветвях, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть. Зеленые священники со всей планеты соединились со вселенскими деревьями, транслируя церемонию через телинк.

Сердце Рейнальда радостно пело, пока его дядя, зеленый священник Яррод, говорил об ответственности Отца Терока за благополучие великого Вселенского Леса и всех людей, населяющих его. Но в этот день все слова сливались в единый, еле различимый гул – так Рейнальд был взволнован.

Когда пришло время, он встал перед троном и принес торжественную клятву.

– Я сделаю все возможное, чтобы править людьми Терока справедливо и мудро, приложу все силы на благо Вселенского Леса и всех живущих здесь.

Плечи Матери Алексы были украшены скорлупками насекомых и разноцветной вышивкой. Корона смотрелась на ее волосах кафедральным собором в миниатюре. Идрисс был одет также впечатляюще. Его корона была еще выше, разукрашенная крыльями насекомых, панцирями жуков и полированными кусочками дерева.

Идрисс заговорил, и голос его был глубок и величествен:

– Рейнальд, сын мой, я доверяю тебе занять мое место Отца Всех Терокцев. Нет чести большей, чем та, что выпала на твою долю! – Он снял корону с головы и возложил на голову Рейнальда. Корона показалась наследнику неожиданно легкой.

В глазах Рейнальда заблестели незваные слезы.

– Я обещаю править достойно, Отец! – поклонился он.

Идрисс взял жену за руку. Алекса поднялась, и они оба покинули трон, чтобы встать рядом с сыном. Рейнальд смотрел на место Матери Терока и думал о том, займет ли его когда-нибудь Ческа Перони.

Утар и Лиа сидели рядом со старыми родителями Идрисса, торжественно улыбаясь.

– Иди, Рейнальд, – тихо шепнула мать. – Все ждут.

Несмотря на всю тяжесть ответственности, он с легкостью взял ее на себя: просто поднялся к трону и сел в кресло Отца Терока, пока Идрисс и Алекса спускались вниз, чтобы присоединиться к своим старикам. Все ждали от Отца Рейнальда первого слова.

Он немного подумал и наконец принял решение, обрадовавшее всех присутствующих:

– Вот мое первое повеление – пришло время начать банкет!


До поздней ночи зеленые священники и музыканты развлекали гостей. Дети бегали вокруг, трубя и бренча на странных музыкальных инструментах, созданных Утаром и Лией. На улице, в чаще деревьев, гудение насекомых переходило в диковинную симфонию, словно лес также приветствовал нового правителя. Может быть так оно и было, благодаря зеленым священникам.

Рейнальду хотелось, чтобы его брат Бенето тоже был здесь, но он не смог выбраться с далекой Корвус Ландинг. Вместо этого он разумом и духом присутствовал здесь. Зеленые священники передавали каждый шаг церемонии через телинк, так что Бенето и другие терокцы, находившиеся вдали от родины, могли «присоединиться» через их личную лесную связь.

Еда была везде: соленые орехи, тушеные груши и грушевые семена цветица, тушеное мясо и слойки, белые от сахарной пудры, мясо кондорфлаев на вертеле, коричные жуки, запеченные в скорлупе. Яркие вымпелы и ленты из тончайшего шелка развевались, как паутинки колеблемые легким ветерком. Мелькали улыбающиеся лица.

Рейнальд танцевал со всеми тремя сестрами по очереди. После медленного вальса Сарайн и Бэзил отозвали Рейнальда в сторону. Сарайн повела его за тронную залу переходами, прорезанными в грибном доме, в маленькую комнату, по случаю превращенную в кладовую.

– Помнишь это место? – она прикрыла дверь, так что троица осталась в одиночестве. – Мы прятались здесь, когда были детьми.

– Конечно, – насторожился Рейнальд. – Но прямо сейчас я сомневаюсь, что у тебя на уме фантазии да игры.

Жесткая улыбка исказила ее лицо.

– Видишь, Бэзил! Я говорила тебе – мой брат чрезвычайно проницателен. Можешь быть уверен – он сумеет оценить картину в целом.

– Молодой человек, ваша коронация знаменует водораздел в отношениях между Тероком и Ганзейской Лигой, – обратился к Рёйнальду президент Венсеслас.

Ум Рейнальда работал быстрее, уже заметив, что жизнь вокруг изменилась. Сарайн стояла бок о бок с президентом, и он переводил взгляд с одного собеседника на другого. Кладовая показалась тесной.

– Чего же вы хотите? – спросил новый Отец Терока.

– Независимо от того, нравится нам это или нет, Отец Рейнальд, мы все воюем против гидрогов, – начал Венсеслас. Впервые новый титул Рейнальда прозвучал в официальном дипломатическом обращении и это ослабило его бдительность. – Враг поклялся уничтожить нас не только людей, но и илдиран. Их ультиматум перекрыл возможность перемещения в космосе. Колонии Ганзы страдают, некоторые даже голодают. Земные Оборонительные Силы пытаются контролировать ситуацию в колониях, но мы теряем множество кораблей и напрасно расходуем драгоценные время и топливо, потому что у нас нет возможности связываться на больших расстояниях.

– Вам нужно больше зеленых священников? – спросил Рейнальд.

Тут в разговор вмешалась Сарайн:

– Это что, так ужасно? EDF пытается защитить народы, населяющие Рукав Спирали, но мы не можем делать это в одиночку. Подумай о тех жизнях, которые можно спасти, если зеленые священники согласятся помочь. Атакованные поселения Ганзы смогут немедленно послать за подкреплением через телинк. Боевые флоты смогут точно узнавать о местонахождении вражеских кораблей. Тогда как сейчас мы вынуждены посылать разведчиков, связываться через почтовых гонцов и напрасно тратить наш лимит экти каждый раз, когда нужно послать сообщение. Терокцы должны перестать жить в своем обособленном углу Вселенной, не замечая тех, на кого нападают гидроги! – с горькой усмешкой добавила она.

– Я путешествовал по многим планетам Рукава Спирали, – возразил Рейнальд. – Я видел не только Терок.

– Поэтому сотрудничество между нашими народами так много значит для Ганзейской Лиги, Отец Рейнальд, – сказал Бэзил. – Ганзейская Лига хочет заключить беспрецедентный договор. Мы не будем просить вас подписать Хартию Ганзы. Мы признаем статус Терока как суверенного мира со своими нуждами и культурой. Однако мы приглашаем вас к взаимовыгодному сотрудничеству.

– И как это сотрудничество будет выглядеть? – спросил Рейнальд.

Голос Сарайн преисполнился энтузиазма:

– Нас свяжет брак между королем Петером и Эстаррой.

Рейнальд не поверил своим ушам. Он ясно понимал, что необходимо объединиться с еще одной силой, создать систему взаимной поддержки. Вот почему он настоял на союзе с Ческой Перони, Рупором Скитальцев. Если война с гидрогами сведет вместе терокцев, Скитальцев и Ганзу и однажды вновь объединит человечество без ограничения прав и самобытности любой из групп… как мог он отвергнуть такую возможность?

Рейнальд думал о Дворце Шепота и славе Земли, что часто описывала Сарайн. Он представил короля Петера – красивого, живого и, разумеется, доброго молодого человека. Это казалось чудесным подарком для младшей сестры – особенно если принять во внимание рекомендации Утара и Лии, полученные ими совсем недавно. Разве могла бы его сестра отказаться стать супругой Великого короля? Он был уверен, она поняла бы мудрость такого решения.

– Я… я должен буду спросить Эстарру, конечно, и обсудить этот вопрос с родителями, – вежливо ответил Рейнальд.

На лице Сарайн застыло надменное выражение.

– Обсуждай с ними, что хочешь, но помни, что ты Отец Рейнальд. И должен сам принимать решения.

Он замялся, потом вздохнул.

– Да я знаю, что ты собиралась это сказать.

45. КОРОЛЬ ПЕТЕР

В любой момент времени, даже если никто не видел его, он не должен выглядеть как король. В каждый миг – без исключения. Петер восседал на троне с выражением спокойствия и мудрости на лице, смотрел вокруг со сдержанным интересом. Люди хотели от него удобства, поддержки и защиты их прав. Король должен был соответствовать их ожиданиям.

Неважно, во что там верит Бэзил Венсеслас.

Хотя президент отбыл на Терок вместе с Сарайн, Петер все еще не мог свободно мыслить и говорить, что считал нужным. Он был королем и узником одновременно, и никто в Ганзе не догадывался об этом.

Адмирал Лев Стромо, командир и представитель EDF в Секторе Ноль, прибыл во Дворец Шепота вместе с инженером-специалистом Ларсом Рюриком Свендсеном. С отбытием генерала Ланьяна на маневры и президента на Терок Стромо как будто не знал, к кому теперь обращаться. Адмирал был в курсе, что Петер не обладает полномочиями решать действительно важные вопросы.

Инженер Свендсен, однако, надеялся встретиться с каким-нибудь должностным лицом и он был полон энтузиазма, попав на прием к королю. Светловолосый инженер не мог даже представить себе, что Петер не принимает самостоятельные решения.

Двое мужчин прошли по устланной красным ковром платформе вниз, в зеркальный коридор и оттуда – в Тронный Зал. Королевские охранники и придворные герольды огласили их прибытие, хотя Петер и без того узнал и Стромо, и Свендсена. Петер внимательно посмотрел на офицера связи Сектора Ноль. Стромо ответил таким же неуютным пристальным взглядом. Оба знали, что эта встреча – не более чем фарс.

Инженер выступил вперед, в руках у него был проекционный аппарат.

– Король Петер, я счастлив доложить вам о новой технологии и сногсшибательных результатах изучения кликисского робота. Наши усилия полностью оправдали себя.

Петер приподнял брови.

– По каким критериям вы оцениваете?

Свендсен принял вопрос короля как само собой разумеющееся.

– По любым критериям, Ваше Величество. – Он начал демонстрацию слайдов, показывающих оборудование для изготовления компи, линии сборки и быстрое производство роботов. Инженер говорил так быстро, что слова бежали впереди захватывающих картин.

– Сир, исследование дало нам понимание нескольких замечательных систем роботов. Мы работаем как сумасшедшие, чтобы перемонтировать и модифицировать наши производственные линии, но я думаю, вы согласитесь, что это окупится. Мы меняем способы производства новой модели компи – одно это даст огромный эффект и новые возможности для обеспечения военных нужд. Эти компи будут способны принимать самостоятельные решения, вместо простого повиновения точным инструкциям. Они могут атаковать и защищаться, вести бой автономно. В общем, это отличные солдаты – и гораздо совершеннее наших нынешних компи.

ОКС, высотой только в четыре фута, но все равно выглядевший внушительно, стоял рядом с королевским троном. Петер кинул взгляд на компи-учителя, после чего скептически проворчал:

– Компи, подобные ОКСу, хорошо служат нам в течение нескольких веков. Я советовал бы вам воздержаться от необратимых действий.

– Все обратимо, Ваше Величество, – сказал адмирал Стромо. – Модифицированные по кликисской технологии роботы гораздо более надежны и ориентированы на результат. Они будут непреклонны в исполнении комплексных задач – оставаясь в рамках компетентности компьютерных компаньонов. Не игрушки, но настоящие солдаты.

– Это так, – подтвердил Ларс Свендсен. – Эти компи-солдаты умеют достаточно, чтобы занять место… – он, смутившись, прервался. – Хотя, кто знает, сколько некомпетентных людей находится EDF?

– Следовательно, – поддакнул Стромо, – мы можем снизить число жертв при следующем появлении гидрогов. Вскоре вам не придется разворачивать так часто траурные флаги.

Со своего трона Петер изучал проекционные картинки измененных конвейеров производства компи. Он не мог позволить извратить роботов, это казалось ему неоправданно рискованным. Король все еще не был уверен в том, что в программе кликисских роботов нет какого-нибудь подвоха и он не проявит себя в модификации компи.

– Вы, безусловно, энтузиаст своего дела, инженер Свендсен. И у вас нет никаких сомнений?

– Ни малейших, сир!

– Возможно, мы выиграем эту войну в конце концов, – адмирал Стромо поклонился и повернулся, чтобы уходить. – Мы дадим более полный отчет, как только вернется из дипломатической командировки президент Венсеслас.

– Есть что-то еще, что вы хотите сказать мне? – осведомился король.

– Нет, сир, – сказал адмирал Стромо.

– Тогда, конечно, нет необходимости беспокоить президента. Вы сказали все, что нужно было сказать, – взгляд Петера стал холодным, и Стромо не знал, как реагировать.

Инженер Ларс Свендсен испытывал явное напряжение. Он неловко собирал свои записи и проекционное оборудование.

– Ну что ж, вы можете приступать, – разрешил король. – Но приступайте с осторожностью.

46. ТАСИЯ ТАМБЛЕЙН

Что-то должно было привлекать гидрогов. Чужаки из глубин и не думали успокаиваться, нападая снова и снова на разные планеты, как будто случайным образом. EDF анализировали поступающие сигналы но не могли предусмотреть ни место следующего удара, ни мотива, ни разумной тактики сопротивления или связи.

Когда алмазные сферы начали опустошать густые леса Перекрестка Буна, поселенцы отчаянно призывали на помощь. Невероятной удачей было то, что по соседству находился маленький разведывательный флот Седьмого сектора, достаточно близко, чтобы успеть поменять курс.

– Боевым постам! Полное ускорение вех двигателей! Место назначения – Перекресток Буна, – в голосе адмирала Виллис чувствовались бодрость и даже веселье. – На этот раз мы дадим кому-то хорошего пинка. – Она вцепилась в подлокотники командирского кресла, будто хотела добавить «Юпитеру» скорости.

Тасия, недавно переведенная в должность командира «манты», почувствовала, как ее сердце забилось в предвкушении скорой встречи с гидрогами. У нее чесались кулаки. Биться с гидрогами было лучше, чем клевать упрямых колонистов.

В разведывательном отряде были «Джаггернаут», семь «мант» и тысяча готовых к бою реморов. Они неслись к соседней звездной системе, включавшей в себя и маленький зеленый Перекресток Буна. Рядовая колония Ганзы смотрелась крошечной и мирной в рассеянном свете солнца.

Земля Перекрестка Буна идеально подходила для выращивания генетически измененных хвойных деревьев. Черные сосны привезли с Земли, скрестили с местными лиственными породами, получив в результате мощные прекрасные деревья, что росли со скоростью бамбука и практически на любой почве. Черные сосны разрастались быстрее, чем неповоротливые переселенцы успевали обрабатывать их.

Когда боевая группа вышла на предельную скорость, отчаянные призывы шли уже от семнадцати больших поселений, выстроенных возле озер или рек. Тасия видела четкие просеки, разрезающие лес на куски, словно тонкие порезы от бритвы, прошедшей через толстый ковер зелени.

Кое-где урожай был убран и земля подготовлена для новых посевов.

Темные леса наливались сочными, здоровыми красками, кроме тех мест, где прошлись разрушающим холодом боевые шары – там деревья были распластаны и погибали под ледяной коркой. Четыре корабля гидрогов планомерно уничтожали черные сосны.

– Похоже на цунами, – донеслось по связи с «манты» Фицпатрика, вернувшегося в патруль после своего возвышения.

– Потеряны все контакты с Поселком А, командир Тамблейн, – доложила навигатор Элли Рамирес. – Видимо, их уже зажарили.

Тасия смотрела на беззащитные леса, и у нее постепенно холодело в животе.

– Кто станет следующим, если гидроги не поменяют курс, лейтенант?

Рамирес вывела пошаговое изображение с тактической сеткой, пока «манта» прорывалась сквозь облака атмосферы.

– Поселок Д вот на этом большом озере, командир. Траектория полета боевых шаров смещается, городок сровняют с землей менее чем через час.

Тасия хмуро кивнула.

– Просмотри, кто еще попадает под этот паровой каток.

– Быстрее! – рявкнула на командной частоте адмирал Виллис. – Всем реморам – в атаку! «Мантам» – зарядить орудия. «Юпитер» поддержит тяжелым артиллерийским огнем. Не думаю, что наших стволов хватит на такого внушительного клиента, как бы после не пожалеть!

Манта Фицпатрика вырвалась из общего строя, и «джаггернаут» Виллис поддержал ее выход на перехват первого вражеского корабля.

Нетерпеливые пилоты реморов и стрелки EDF открыли огонь задолго до того, как приблизились на дистанцию прицельной стрельбы.

Боевые шары дали залп голубых молний по подходящим силам землян, испарив дюжину самых распетушившихся «реморов». Но основное внимание неприятеля было направлено вниз, ледяные волны крушили планету, замораживая и ломая величественные черные сосны.

Тасии хотелось присоединиться к атаке, но она знала, что ее силы ничего не решат.

– Адмирал Виллис, наша объединенная огневая мощь может лишь поцарапать четыре боевых шара, – доложила она. – Мой тактик рассчитал, что в течение часа будет уничтожен Поселок Д. Если мы не эвакуируем их…

– В чем дело, Тамблейн, кишка тонка для настоящего боя? – съязвил Фицпатрик.

– Не хочешь спросить колонистов внизу, Фицпатрик, или может послать им сообщение, что ты слишком занят плеванием против ветра.

– Тамблейн, задача тебе ясна, – сказала Виллис. – Дуй на своем крейсере к деревне и начинай эвакуацию всех жителей. Пусть толпятся в коридорах, если не хватит комнат.

– Да, мэм! – Она махнула лейтенанту Рамирес. Манта круто спикировала, устремляясь к востоку, на передовую.

«Юпитер» дал залп джазерными импульсами по переднему боевому шару. Казалось, раздосадованная, что ее отвлекают, ощетинившаяся колючками выступав, боевая сфера огрызнулась голубой молнией. Молния слегка задела внешний корпус флагмана, заставив его накрениться.

Тасия крикнула офицеру связи:

– Вызови Поселок Д и скажи, чтобы все вышли и ждали нас. Дьявол, только протолкнуть их всех на борт займет уйму времени!

Боевые шары грохотали над пустошью, словно космические бульдозеры. За ними не оставалось ни былинки.

Тасиина «манта» обогнала гидрогов, оставляя между ними и собой сотню километров богатых лесов. Неумолимые чужаки молниеносно сокращали дистанцию. Поселок Д стоял на их пути.

На территории деревни располагалась лесопилка с погрузочными платформами и складскими помещениями. Везде торчали почти вровень с землей срезанные пеньки. Когда заготовленных черных сосен оказывалось слишком много, поселение расширялось, поднимались новые фабрики для переработки деревьев на экспорт.

Лесорубы мельтешили внизу, как муравьи на раскаленной сковородке, иногда опасливо взглядывая на небеса. Несколько радистов следили из пунктов связи или с обзорных вышек за продвижением гидрогов.

Зависнув на своем крейсере над озером у Поселка Д, Тасия искала место для посадки, но не видела свободного участка, достаточного, чтобы на нем поместилась «манта». Внизу бегали обезумевшие люди, махая кораблю, словно собирались прыгать на борт еще до его приземления.

– Гидроги позади и быстро приближаются, – сказала Рамирес.

Тасия указала на большой, напоминающий ангар склад.

– У нас нет времени церемониться. Придется пришлепнуть эту развалину. Будем надеяться, что внутри никого нет.

Единственный выстрел джазера разнес постройку в щепки, и крейсер встал на освободившееся место. Его нос касался берега озера, и холодная вода шипела, прокатываясь по горячему корпусу. Несколько тысяч жителей устремились вперед.

– Нам нужно навести порядок, мэм, – сказал командир охраны, сержант Зизу. – Они так передавят друг друга.

Тасия взглянула на часы – у них осталось около сорока минут.

– У нас нет времени на это, Зизу, – грузовые люки были уже открыты, и люди врывались внутрь. – Командир крыла Бриндл! Задвинь свои реморы в корму, чтобы освободить помещение. На летную палубу можно поместить больше спасенных. Будет нужно – открой трюм. Каждую дверь и порт – все открыть! Как хочешь уложи, хоть штабелями, главное чтобы всех!

Позади них воспаленным пятном расползались вдоль горизонта столбы дыма и морозного пара.

– Адмирал Виллис, сможете ли вы их задержать? – спросила Тасия.

От флагмана пришло изображение боевого шара, сжигающего стволы черных сосен.

– Один из наших крейсеров уничтожен и разбито или покалечено свыше двухсот реморов – за короткий срок, – был ответ.

Тасии стало не по себе.

– У врага есть потери?

– Проклятье, ничего существенного! К счастью, неприятеля больше интересует кромсание лесного ковра, чем борьба с нами. Что они имеют против деревьев?

Большая часть лесорубов была уже на борту Тасииного крейсера. Многие потерялись со своими семьями или любимыми, но все это можно было утрясти позже. Если верить расчетам, оставалось менее двадцати минут. Снаружи, сквозь крики поселенцев, она могла слышать треск, удары и рев приближающихся боевых шаров.

Последовал еще один вызов:

– Командир Тамблейн, доложите состояние эвакуации Поселка Д, – сказала адмирал.

– Сейчас на борту уже большая часть людей, но они заполонили всю «манту».

– Так держать, Тамблейн. По крайней мере, хоть кто-то занимается хорошим делом.

Очевидно, до Виллис еще не дошло то, что уже знала Тасия.

– Адмирал, мы можем забрать в безопасное место этих людей, но… взгляните на вашу карту. Гидроги методично опустошают поверхность метр за метром.

– Так заберите отсюда людей!

– Мои расчеты точны, мэм. Я могу взять большинство беженцев из Поселка Д прежде, чем прибудут враги, но здесь пятьдесят других поселений и сто тысяч людей. Если гидроги продолжат наступление, потери будут просто чудовищны.

На удивление, Патрик Фицпатрик поддержал ее:

– Я сильно удивлен этим, адмирал, но Тамблейн права, – вид его на экране был каким-то помятым и встрепанным. Его крейсер был поврежден в бою. – Если начистоту, вы же не хотите быть командиром миссии, что будет стоить величайших жертв в истории человечества?

Виллис выглядела удрученной.

– Что ж, мы убедились, что у нас недостаточно сил для защиты или нападения на гидрогов.

Отключившись, Тасия вызвала собственный экипаж:

– Доложите, как проходит операция. Есть еще кто-нибудь в поселке?

– Осталось только несколько человек, командир.

Городок на озере лежал в руинах. Маленькие огоньки разбежались от склада, сожженного Тасииной «мантой». На главном экране она могла видеть несколько тел задавленных людей.

– Трубите сбор, мотаем отсюда! – распорядилась Тасия.

Ближайшие за ними леса уже были раскрошены и повалены, алмазные сферы курсировали над кронами деревьев, подбираясь к деревне.

– Внимание! Всем кораблям прекратить контратаку! – наконец приказала Виллис. – Рассредоточьтесь и собирайте колонистов. Начать полномасштабную эвакуацию Перекрестка Буна!

– Командир Тамблейн, мы спасли около двух тысяч четырехсот поселенцев, – доложил сержант Зизу. – Точнее подсчитаем после, но это около половины всего населения Поселка Д.

Екнуло сердце. Только половина

Увидев выражение ее лица, начальник охраны пояснил:

– В нашем нынешнем положении это еще удачный исход. Большинство рабочих бригад в лесу, они не успели бы вовремя вернуться.

Она взглянула на карту. Каким огромным был лесистый континент, обрывавшийся в океан. Она знала грузоподъемность «Юпитера» и остальных крейсеров и, быстро сосчитав, пришла к выводу: корабли EDF не смогут эвакуировать всех, нуждающихся в спасении людей.

47. ЧЕСКА ПЕРОНИ

Центральный комплекс Рандеву представлял собой пояс астероидов, сплоченных гравитацией и образовавших суперструктуру. Скрепы и кабели соединяли дрейфующие камни вокруг маленькой звезды гранатового цвета.

За двести тридцать семь лет это место стало центром цивилизации Скитальцев. Здесь встречались кланы, шла торговля.

Будучи Рупором, Ческа Перони поселилась на Рандеву, где она разбирала споры между семьями и конкурирующими фирмами. Ее отец, торговец Ден Перони, оставил девочку обучаться здесь политическому и дипломатическому искусству. Юхай Окиах была для нее как мать, и Ческа до сих пор ценила мнение своей предшественницы.

После возвращения с Оскувеля Ческа отправилась поговорить с ней. С ее умом и сердцем лидера, у Чески не было другого выбора в этой сумятице, кроме как открыть свои чувства и сомнения старшему товарищу, в надежде, что Юхай Окиах сможет помочь.

Уйдя на заслуженный отдых, бывшая Рупор, казалось, помолодела. Ее глаза стали ярче, и желтые с проседью волосы казались теперь пышней. Тяжкая миссия миротворца и провозвестника выжала ее досуха, но, после отказа от власти, старая женщина, похоже, снова расцвела. Она обняла Ческу, и лицо ее осветила искренняя улыбка, без малейшего намека на политическое притворство.

– Добро пожаловать, дитя! – глаза Юхай, окруженные сетью морщинок, лучились радостью. – Или ты предпочитаешь, чтобы я была более сдержанной в разговоре с нашим уважаемым Рупором?

– Ты можешь при мне не стараться сохранить официоз, – ответила Ческа. – У меня и без этих глупостей хватает забот.

– Дипломатия – это не глупость! Или я допустила ошибку, выбирая преемницу?

Ческа опустилась в плетеное кресло-качалку, украшенное традиционными узорами Скитальцев.

– Если бы ты выбрала другого человека, Юхай Окиах, моя жизнь была бы намного проще.

Старушка налила цветочный чай из маленького чайника.

– Мы обе знаем, что у Скитальцев есть неплохой шанс выжить под твоим руководством, и – ни одного, если бы на твоем месте оказался кто-то другой. Я верю в твою Путеводную Звезду, – она задумчиво улыбнулась. – Однажды мой внук Берндт почему-то подумал, что он достоин быть правителем просто по праву крови. Он вел себя несдержанно, но в конце концов поумнел. И нашел себя как капитан Небесной шахты и занимался неблагодарной, но прекрасной работой – пока гидроги не убили его.

Бывшая Рупор двигалась с таким изяществом и грацией, прямо порхала по квартире. Ческа маленькими глотками тянула пряный чай, вспоминая, что старый Брам Тамблейн был когда-то не дурак выпить. Сейчас вкус этого чая напомнил ей о Джессе, и на сердце вновь легла непереносимая тяжесть.

Конечно, Юхай Окиах это заметила.

– Так, дитя мое, одно из двух: либо твои обязанности Рупора легче, чем были у меня в свое время, и тебе нечего больше делать, кроме как болтать с одинокой старухой… либо у тебя проблемы, и ты думаешь, что я махну волшебной палочкой, и все твои трудности разрешатся.

– Боюсь, все не так просто, – вздохнула Ческа.

Старуха села в позу лотоса, что выглядело довольно странно со стороны, и приготовилась слушать. Вдохнув поглубже, чтобы взять себя в руки, Ческа рассказала все: как получила брачное предложение от Рейнальда, почему будущий правитель считает этот союз выгодным и для Терока, и для Скитальцев. Излагая свои мысли в политическом ключе, Ческа пыталась представить аргументы спокойно, без эмоций.

Юхай Окиах прекрасно это понимала, когда-то она сама научила Ческу этой технике.

– Отлично, ты ясно видишь разумность предложения Рейнальда. Ни с одним из кланов невозможно заключить подобный альянс, и Росс Тамблейн умер вот уже почти шесть лет. В чем проблема? У терокского правителя темное прошлое? Ты находишь его неподходящим по каким-либо причинам?

Ческа уткнулась в чашку.

– Нет-нет. Я уверена, что Рейнальд хороший человек, и он кажется очень легким в общении. По логике вещей выходит – он во всем прав. Но… – сейчас ей приходилось демонстрировать свои эмоции, что было непросто, удачнее выходило их скрывать – обязанность каждого хорошего дипломата. – Проблема существует. Мое сердце принадлежит кое-кому другому… и уже давно.

Юхай Окиах кивнула, как будто все знала наперед.

– И что Джесс Тамблейн думает об этом брачном предложении?

– Как ты узнала? – поразилась Ческа. – У нас с Джессом…

Старушка тихо посмеивалась, откинувшись в кресле-качалке.

– Ческа Перони, я знаю о твоей любви все и, полагаю, не одна я. Мы находим вполне замечательной, хотя и немного сумасшедшей, вашу преданность своему долгу, в угоду которому вы демонстративно не замечаете друг друга. На самом деле, не думаешь же ты, что все вокруг слепые?

Ческе понадобилось некоторое время, чтобы переварить эту информацию.

– Так мы с Джессом могли просто перестать притворяться? Мы собирались объявить о нашей свадьбе через несколько месяцев, но…

Теперь старушка смотрела на нее сурово.

– Слишком поздно, дитя. Если бы ты сделала это много лет назад, я согласилась бы с твоим решением. Но теперь у тебя есть другие обязанности. Ситуация вокруг тебя изменилась, и мы все можем видеть в этом указание Путеводной Звезды.

Ческа узнала этот грозный тон, не терпящий возражений. Спорить было бесполезно. Сердце ее упало.

– Ты не похожа на других женщин, Рупор Перони, – собственный титул в устах предшественницы был как удар плети. – Ты не можешь выбирать, исходя из личных предпочтений. Не для тебя легкая прогулка по жизни со сверкающими от девичьего восторга глазами, раскрытым ртом и головой, забитой фантазиями. Рупор должен быть выше простых личных интересов. Это – дар, и это же – цена.

– Джесс прыгнул на один из этих туманных скиммеров и отправился далеко в космос. Он сказал, он знает – я приму правильное решение, – призналась Ческа. – Очевидно, он более правильный человек, чем я.

Юхай Окиах положила на ее руку свою морщинистую ладонь.

– Он пытается помочь тебе. Он видит, что ты не могла… или не была готова увидеть.

Ческа долго молчала. Она уже знала, каким должен быть ее ответ Рейнальду.

– Тогда я расплачусь по счету и не постою за ценой.

48. ДЖЕСС ТАМБЛЕЙН

Словно удивительная бабочка, туманный скиммер развернул крылья и распустил сверхтонкую ткань на тысячи квадратных километров в пространстве. Горячие новые звезды в центре облака испускали множество фотонов в рассеянный газ, отрывая электроны от атомов и оставляя бледно-зеленый светящийся след и нежно-розовые и голубоватые вихри.

Когда скиммер лавировал в тумане, огромный парус собирал горстки атомов из каждого кубометра квази-вакуума. Нейтральный или ионизированный водород был смешан с кислородом, гелием, неоном и азотом. Кривой парус втягивал захваченные молекулы как реактивный двигатель, конденсируя их в разреженный водород для переработки в экти, снимая сливки и разделяя прочие ценные продукты. Сырье было рассеянным, но его было море, огромное, как расстояния от одной звезды до другой.

Маленький жилой отсек Джесса и производственные механизмы качались на гигантском прозрачном парусе, соединенные перемычками и тросами с паутиной собирающей пленки. Подвесные легкие конденсаторы, фильтры и эффективный маленький экти-реактор, разработанный Котто Окиахом, с тралом позади двигались силой фотонов, бьющихся об отражающую поверхность.

Остальные скиммеры Скитальцев просеивали туман на громадной площади. Как парящие рыбацкие суденышки, дрейфующие в богатых водах, болтались вдалеке друг от друга эфирные корабли, оставаясь в радиоконтакте. По большей части пилоты вели долгие разговоры или играли в стратегические игры, сильно растянутые по времени, потому как сигнал на больших расстояниях передавался не быстро.

Джесс, однако, предпочитал оставаться один, размышляя в тишине. Сердце его навсегда принадлежало Ческе, но в действительности они были обречены на разлуку.

«Я мог бы давно на тебе жениться», – мысленно говорил он любимой.

Они оба слишком беспокоились о воображаемых скандалах и сплетнях. С чего бы их свадьба могла обесчестить память Росса? И могло ли Ческу замужество отвлечь от обязанностей Рупора в чрезвычайных условиях войны с гидрогами? Он так не считал, но теперь было слишком поздно. В действительности, их запуганные отношения, возможно, отвлекали ее еще больше. Джесс недостаточно ясно видел указание Путеводной Звезды.

Теперь, однако, Ческа обязана принять предложение Рейнальда. Скитальцы и терокцы могут объединить ресурсы к взаимной выгоде, встать вместе против враждебных сил, что грозят поглотить или уничтожить всех.

Тем временем Джесс дрейфовал в море тончайшего газа. Даже самые неистовая плазменная рябь или ураганы ионов были так слабы, что он не мог ничего чувствовать.


Джесс протиснулся в люк и спустился в производственный отсек под жилым модулем. Контроль за процессом сбора стал привычной ежедневной обязанностью.

Главным компонентом тумана, особенно во внешних вихрях, был аллотропный водород, и скиммеры предназначались для закачивания всего собранного газа в высокоэффективный экти-реакгор.

В зависимости от местоположения анализирующих пробников, он мог в течение дня пролетать мили относительно плотного парообразного материала, собирая не только водород, но также гидроксид и молекулы диоксида углерода, слабые следы моноксида углерода и дважды ионизированный кислород. Самым странным, в чем он с готовностью убедился, было то, что из соединений этого газа собиралась значительная концентрация чистых молекул воды, необычной для межзвездных облаков.

Воспитанный на ледяных шахтах Плумаса, Джесс хорошо знал ценность воды для межзвездных колоний. Скитальцы всегда могли бы использовать ее для питья или в гидропонных системах; воду также можно было с помощью электролиза разделить на кислород и водород, затем собрать в пероксид, ракетное топливо и даже в смазочные вещества. Такой ресурс не стоило упускать.

До сих пор у него было много времени для производства модификации. Джесс переконфигурировал молекулярные фильтрующие системы и оснастил вспомогательный отсек оборудованием для отделения воды из звездного облака. С присущей ему основательностью и целеустремленностью он построил цилиндр, вмещающий сотни литров полученной жидкости. Даже в такой плотной концентрации газов он, однако, мог бы выделить только молекулу или две из каждого кубометра тумана.

Работа занимала все его время, отвлекая от мыслей об утрате.

Корабль Джесса дрейфовал, окруженный невидимым паром, подсвеченным шальными фотонами от далеких звезд. Экти-реактор гудел, собирая тонкие потоки разреженного водорода; дистиллятор отделял космическую воду, литр за литром, капля за каплей.


Как было в обычае у Скитальцев, Джесс украшал запутанным рисунком, индивидуальным для каждого клана, свою одежду, – объединенные вместе символы показывали разветвленное генеалогическое древо семьи. К его печали, сейчас знак клана Тамблейнов выглядел примитивным и неполным.

Джесс часами сидел в одиночестве, выкладывая на ткани сложные символы, рожденные его фантазией. При другом раскладе ветвистое, могучее древо Тамблейнов могло бы соединиться с древом клана Перони и создать многоцветную радугу, тогда аппликация заполнила бы и рукава, и штанины комбинезона. Но рисунок, пока что, завершился на его имени.

Ветви его дядьев продолжались только Тасииным именем. Возможно, она могла бы продлить рисунок. Кто угодно из молодых Скитальцев будет счастлив взять ее в жены, когда ее военная карьера достигнет предела, и Тасии наскучит эта адская карусель.

Ах, как он ненавидел гидрогов! Росс… и Тасия… и Ческа… Когда-нибудь война закончится, но их жизнь никогда не станет прежней.

Однажды он сможет взять новый старт, переиначить рисунок своей жизни, включив новый символ. Но не сегодня. И еще очень не скоро.

49. ТАСИЯ ТАМБЛЕЙН

Методично и неумолимо гидроги продолжали опустошать Перекресток Буна. Боевые шары беспрепятственно двигались над зеленым ландшафтом, уничтожая высокие сосны волнами льда. Они никуда не спешили.

Тасия Тамблейн подняла свой перегруженный крейсер из Поселения Д за мгновение до начала атаки боевых сфер. Переполненная «манта» тяжело накренилась вперед. Тасия не была уверена, что они смогут развить достаточную скорость и оторваться от неприятельских кораблей. Совсем близко боевые шары расстреливали стволы черных сосен, магазины и дома, лесопилки и склады.

Используя всю подъемную мощность двигателей, переполненный крейсер пополз прочь, как пьяный шмель, рывками набирая скорость. Ее едва хватило, чтобы оставаться впереди зоны разрушения, увеличивая отрыв с каждой секундой.

Внутри манты, теснясь плечом к плечу на каждом участке пространства спасенные не отрывались от экранов и иллюминаторов, следя, как неприятель разрушает то, что было их домом, только что процветавшую лесную промышленность, общественные здания, – все.

Ледяные волны ударили по озеру, превращая воду во вздыбленные пластины тонкого льда. Грунтовые воды ключом били вверх, деревья засыхали и падали. Постройки и дома разрушались мгновенно.

Поселок Д был только началом. Тактические карты показывали множество других поселений, лежащих на пути разрушения. Экспедиционный флот Седьмого Сектора отчаянно спешил спасти как можно больше людей.

– У нас здесь бунт, – передал Фицпатрик из Поселка Джей. – Если мы возьмем на борт слишком много людей, мой крейсер не сможет сдвинуться с места!

Тасия гнала «манту» на восток вдоль линии берега и холодного серого океана. Командир крыла Робб Бриндл и полная эскадрилья реморов составляли эскорт.

– Командир, могу я с двумя моими эскадрильями задержать гидрогов или навестить еще один поселок, помочь в эвакуации? – спросил Робб.

Ни тот, ни другой вариант Тасию не устраивал.

– Я уверена, невозможно взять еще большее число пассажиров, и у нас нет безопасного места, чтобы высадить тех, кого мы уже забрали, – она учитывала и то, мог ли каждый ремор взять одного или двух колонистов в командную рубку.

По каналу общей связи раздался строгий голос адмирала Виллис:

– «Юпитер» переполнен. Мы не сможем взять даже любимого хомячка, если его принесут на борт.

Океан впереди не сулил спасения, и Тасия не знала, что делать, кроме как улепетывать подальше от врага.

– Адмирал, мы могли бы эвакуировать еще одну или две деревни, если бы только у нас было место для выгрузки этих пассажиров, – передала она на командирской частоте.

– Если ты найдешь где-нибудь на планете безопасное местечко, Тамблейн, скажи мне об этом, – ответила адмирал. – Мы все хотим туда.

Тасия закусила губу, когда увидела продолжающих крушить деревья гидрогов. Как быстро враг промчался через континент неостановимой волной. Они прошли мимо самых больших внутренних морей и гигантских озер, концентрируясь только на лесе.

В этот момент ее Путеводная Звезда сверкнула, хотя не так ярко, но она должна была использовать любой шанс.

– Адмирал Виллис, на тактическом экране видно, что, похоже, враг интересуется только лесными районами, – сказала Тасия. – Насколько я могла заметить, они избегали крупных водных пространств. Возможно, нам удастся отвезти спасенных далеко в море. Гидроги, надеюсь, не будут преследовать нас над открытой водой.

– Очень спорное предположение, Тамблейн.

– Мадам, либо мы допустим, что невероятное возможно, и пойдем на риск, либо позволим оставшимся колонистам умереть. У кораблей есть только исходная грузоподъемность, и больше людей мы не сможем взять на борт.

Виллис была в крайне отчаянном положении, чтобы дослушать до конца.

– И что ты предлагаешь делать с пассажирами, когда мы выйдем в открытое море? Просто выбросить в море и надеяться, что они продержатся на воде, пока у нас не появится шанс подобрать их?

У Тасии пересохло в горле, когда в голове блеснула совершенно абсурдная мысль.

– Каждый корабль EDF несет существенные запасы тактической оружейной пены. При контакте с водой жидкий полимер отвердевает мгновенно. Если мы распылим ее на поверхности воды, получатся такие плавучие платформы. Можно использовать их как временные островки.

– Это безумная идея… – вмешался Фицпатрик.

Виллис прервала его коротким смешком.

– Но чертовски изобретательная. Это сработает?

– Мы можем попробовать. Начнем укладывать внизу пласты пены. Какое-то количество людей можно разместить на них. Я могу выгрузить своих спасенных, опустошить трюмы и оставить людей на плавучих платформах. Затем рвану назад и привезу еще один полный корабль. Все наши галеры могут сделать то же самое, адмирал.

– Это полный бардак, но он все же может дать шанс уцелеть другим колонистам. Действуй, Тамблейн! – согласилась адмирал.

Когда они летели низко над океанскими волнами, Робб Бриндл съязвил на персональной частоте:

– Могла бы и помолчать!

– Скажи это тем людям, которых мы пытаемся спасти, – Тасия надеялась лишь на свою интуицию. Это была смешная идея.

Она опустила «манту» на поверхность спокойного неглубокого моря. Резким тоном, усиленным динамиками под потолком до оглушительного, Тасия объявила, что они собираются сделать.

Жителей Перекрестка Буна не очень-то вдохновил такой план действий.

Стрелки, прикрепленные ко дну крейсера, выпустили тактическую оружейную пену, распыляя гибкую субстанцию по волнам. Как блин по сковороде, она растеклась и затвердела. Тасии было неприятно слушать испуганные крики среди спасенных. Перед самым носом у неприятеля их неожиданно спасли и теперь выкидывали в воду. Здесь потерпевшие были уязвимы для гидрогских атак.

Но другого выхода не было. В противном случае, девяносто процентов населения планеты будет обречено на верную гибель.

Когда грузовые люки «манты» открылись, спасенные неохотно спрыгивали в воду и выбирались на мягкие неустойчивые островки. Кое-кто поначалу колебался, переминаясь с ноги на ногу у люка, боясь прыгать с нескольких метров вниз – платформы хлюпали, покачивались на волнах и выглядели не слишком гостеприимно. Но когда их просто столкнули, сотни спасенных колонистов, как мыши, посыпались из грузовых люков. Они боролись за каждый дюйм на искусственных островках и в ужасе отшатывались от края, когда очередной пассажир падал в воду.

Голос Тасии ревел по интеркому:

– Каждая задержка стоит жизни другим людям. Пошевеливайтесь! – Она отрядила сержанта Зизу и его вооруженную парализаторами охрану придать уверенности всем спасенным, по приказу покидающим корабль. Ее тон слегка смягчился. – Уважаемые пассажиры, без паники! Мы вытащили вас один раз… Мы сделаем это снова.

Две больших «манты» EDF спустились к воде, поливая тактической пеной, образовывающей губчатые платформы. Каждый из разбросанных, пахнущих полимером островков мог вместить сотни эвакуированных. Операция велась с впечатляющей быстротой.

Люди оступались и падали. Тасия не хотела думать о количестве переломов, которые спасенные перенесли – она только надеялась, что они доживут до того момента, когда смогут пожаловаться. Вода заливала края больших крутящихся на волнах платформ. Люди стояли и в страхе смотрели в сторону берега, где в дыму и тумане виднелись вражеские корабли, опустошающие континент.

Под конец Тасииным охранникам пришлось оглушить несколько дюжин самых трусливых и вышвырнуть их вон. Она могла видеть по лицам на ее обзорном экране, что многие из жителей Перекрестка Буна перестали надеяться. Они просто по инерции продолжали цепляться за жизнь.

Даже не закрыв грузовых люков, Тасия приказала взлетать, «манта» дала круг над платформами и на предельной скорости устремилась обратно на материк. На общей частоте она могла слышать призывы о помощи из Поселка Л – следующего городка на пути врага.

– Будьте готовы, – передала она. – Мы идем к вам.

Но туда шли и гидроги.

50. ПЕРВЫЙ НАСЛЕДНИК ДЖОРА’Х

После нападения на Хириллку Первый Наследник Джора’х не чувствовал себя в безопасности даже во Дворце Призмы. Яркий солнечный свет проходил сквозь полупрозрачные окна и цветные панели, освещая каждый угол и прогоняя тени. Но боевые шары могут оказаться здесь, на Илдире, возможно, прямо сейчас…

Солнечный Флот проиграл битву на Кронхе-3 и Хириллке. Если гидроги захотят напасть на Империю, на любой ее мир, даже на саму Миджистру – как могут илдиране выстоять против них?

Отец призвал Джора’ха на срочное совещание, но у него не было достаточно времени, чтобы собраться с мыслями. С трепетом в сердце он надел тунику терокского шелка со свободными рукавами, подаренную ему Нирой Кхали. Он надеялся, что это придаст ему сил и спокойствия.

Вскоре он уже стоял перед хрустальным креслом правителя, сосредоточенный и готовый ко всему. На посеревшем лице Мудреца-Императора были отчетливо видны следы пережитого потрясения, и Первому Наследнику больно было смотреть на это. Сквозь выцветшую кожу правителя будто бы уже просвечивали кости. Здоровье его значительно ухудшилось в последние несколько недель, это было заметно. Длинные косы выглядели вяло и безжизненно, прежде блестящие, они совсем поникли.

Через тизм правитель ощущал муки и страдания своего народа во время разгрома Хириллки.

– Ты не ранен, сын мой? – Интерес правителя казался вызванным скорее политическими интересами, нежели собственным беспокойством за благополучие Джора’ха.

– Нет, отец. Я спасся из-под огня гидрогов невредимым, как и Тхор’х. Мой брат Руса’х, однако, остается в тяжелом состоянии. Я опасаюсь за его жизнь.

Мудрец-Император помрачнел, его лицо резко осунулось.

– Я приставил к нему лучших медиков. Наместник Хириллки не будет страдать от недостатка заботы, но его выздоровление будет целиком зависеть от случая и сил его организма. Твой брат вел сытую и беззаботную жизнь. У него может не оказаться жизненных сил, достаточных для выздоровления.

Джора’х был удивлен таким трезвым, холодным рассуждением отца о жизни собственного сына.

– Отец, он все еще пребывает в суб-тизменном сне.

Мудрец-Император еще больше насупился, и обычно спокойное лицо его исказила судорога.

– Суб-тизменное состояние – то же самое что прятки, Джора’х. У меня нет терпения, чтобы возиться с этой проблемой, особенно сейчас. Мы должны обсудить, что случилось, и сделать выводы. Руса’х может следовать нитям своей души и отправиться в план Светлого Источника, когда пожелает.

– Возможно, по большому счету, эта атака оказалась нам на пользу, – продолжал правитель.

Распущенные волосы Джора’ха взволновались вокруг его головы, как наэлектризованные. Он попытался обуздать свое негодование.

– На Хириллке погибли тысячи людей! Как ты можешь называть это полезным?!

Мудрец-Император резко оборвал сына:

– Я имею в виду, что узреть такое массовое разрушение послужило хорошим уроком для тебя. На Хириллке ты мельком увидел, как трудна доля Мудреца-Императора. Вскоре я встречусь с адаром Кори’нхом, чтобы обсудить следующие нелегкие шаги, которые вынуждена предпринять Империя.

Взволнованный и опечаленный, Джора’х молчал. Он обещал себе, что когда станет Мудрецом-Императором – а это уже не за горами, – он будет более гуманным правителем. Он будет больше заботиться о своем народе, чем о политике.

– Как можем мы воевать с врагом, о котором ничего не знаем? Гидроги приходят из ниоткуда. Мы ничего не можем противопоставить их агрессии.

Цирок’х поднял на сына холодные глаза:

– Мы знаем больше, чем ты думаешь, сын мой, – правитель внезапно откинулся назад, словно тяжелый молот ударил его в затылок, и вид у него был до того беспомощней и беззащитен, что вызывал серьезные опасения.

– Иди и обдумай, что я сказал тебе! – слабо махнул он пухлой рукой.

Отослав Джора’ха, Цирок’х отправил телохранителя Брон’на призвать адара, чтобы продолжить беседу о дальнейших действиях.

Джора’х ушел в тоске и смятении. Вместо того чтобы провести время в молчаливой медитации, он решил проведать своего брата Руса’ха.

Наместник Хириллки лежал на удобной кровати в теплой, ярко освещенной комнате. Сопровождающие и медики окружали его, как паразиты растение, уточняя диагноз, меняя рецептуру, пользуясь проверенными мазями. Пара священников имела такой торжественный вид, будто они могли помочь потерянному в беспамятстве Руса’ху вернуть нити тизма обратно в его тело!

Толстощекое лицо правителя Хириллки теперь выглядело осунувшимся и бледным. Глаза были закрыты. Ослабевшие волосы висели совершенно неподвижно – либо из-за различных наркотиков, либо потому, что Наместник находился в такой глубокой кататонии, что функционировали не все системы его организма. Джора’х долго вглядывался в лицо брата.

Голова Руса’ха была перевязана. Его брови и щеки, несмотря на их бледность, покрывали багровые пятна синяков, хотя медики высокого ранга уже сотворили чудеса хирургии, чтобы просто сохранить ему жизнь.

Повреждение головы и, возможно, повреждение мозга, были гораздо более серьезны, чем контузия или сломанные кости. Если разум Наместника покоряется дуновению смерти, что можно сделать, чтобы излечить его тело?

Тощий и одичавший Тхор’х прижался щекой к щеке дяди. Джора’х посмотрел на сына; тот сейчас казался совсем юным и перепуганным. Веки покраснели, глаза были воспаленными.

– Почему он не просыпается? – Тхор’х смотрел на отца, будто верил, что он может мановением руки даровать исцеление всем. – Я приказывал этим врачам дать ему стимуляторов и привести в сознание, но они не хотят меня слушать! – Он зыркнул в сторону специалистов-наркологов. – Скажи им, кто я, что они должны выполнять мои повеления!

– Они не могут ничего сделать. Тхор’х, это будет то же самое, если бы я приказал гидрогам убираться и оставить Хириллку в покое.

Юноша с презрением посмотрел на отца.

– Тогда от тебя толк какой?

Джора’ху захотелось ударить Тхор’ха, особенно после лекции, которую ему прочел Мудрец-Император, но он сдержался, понимая, какое горе перенес его сын. Жизнь юноши была изнеженной и безопасной, и все его прихоти тут же исполнялись.

– Возможно, тебе лучше поговорить со священниками, – убеждал он Тхор’ха, глядя на двух заботливых святош. – Позволь им все тебе объяснить! – Джора’ху необходимо было научить сына быть хорошим лидером, умеющим отличить истинную возможность от придуманной. В Илдиранской Империи так много зависело от того, кто станет непосредственным преемником Джора’ха.

– Они могут не больше, чем остальные. Я предпочитаю оставаться здесь, – юноша демонстративно глядел в сторону.

Джора’х глубоко вздохнул и произнес то, что считал наилучшим в этой ситуации.

– Тхор’х, ты проявил великую отвагу и доблесть во время нападения на Хириллку! Ты мог бы сбежать первым на спасательном челноке, но вернулся за своим дядей. Ты заслужил мое уважение!

– Это не дало мне ничего, – юноша истощил весь свой запас грубых слов.

– Возможно, это дало тебе больше, чем ты думаешь, – Джора’х ободряюще похлопал сына по плечу. – Оставайся с дядей, Тхор’х. Он может быть в суб-тизменном сне, но я уверен, он ощущает твое присутствие. Дай ему свою силу и надейся, что этого будет довольно! – он посмотрел на медиков. – Продолжайте вашу работу! Делайте все, чтобы помочь моему брату!

– Мы сделали все, что могли, Первый Наследник, – сказал главный врач. – Боюсь, он слишком далеко ушел в глубину своего разума. Медицина не в силах помочь ему. Мы можем только поддерживать его тело.

Тхор’х с презрительной усмешкой на устах обвел присутствующих уничтожающим взглядом и склонился ближе к постели Наместника. Страдание исказило его лицо. Когда Джора’х вышел, Тхор’х даже не взглянул ему вслед.

51. РОББ БРИНДЛ

Гидроги носились над Перекрестком Буна, оставляя замерзший и пузырящийся ландшафт, словно испещренный пятнами проказы. За ними не оставалось ни одного уцелевшего здания.

Последние беженцы покинули быстро опустевшие деревни на побережье. Эскорт кораблей, «манты» и большой «джаггернаут» ползли прочь, как стая объевшихся чаек, лишь ненамного опережая алмазные боевые шары.

Корабли EDF едва не трещали от перегрузки: спасенные теснились на палубах, жались друг к другу в каждом складском отсеке. Громоздкие припасы и не слишком нужное оборудование выбросили за борт, чтобы освободить больше места.

Ремора Робба Бриндла была среди подчиненных ему эскадрилий, составляющих эскорт. Он кружил над дюжинами мелких искусственных островков, сооруженных на поверхности воды.

Тактическая оружейная пена! Он покачал головой и пообещал купить Тасии выпивки – разной, – когда они прибудут в ближайший порт. Она не раз говорила ему об изобретательности Скитальцев в использовании нестандартных средств и методов для выживания в самых невероятных условиях.

Пока еще это могло оказаться всего лишь временной передышкой. Когда гидроги дойдут до берега, они могут снова отправиться уничтожать черные сосны. Либо избрать мишенью беззащитные платформы, заполненные десятками тысяч людей. Боевые шары способны в считанные секунды уничтожить все население Перекрестка Буна. Если захотят…

Бриндл вызвал свои реморы:

– Внимание, строим линию защиты. Мне нужно пятнадцать фаланг, выстроенных дугой, чтобы отсечь гидрогов.

Выписывая пируэты в соленом морском воздухе, бойцы разбились на отдельные отряды. Боевые шары могли подпалить эту линию, как спичкой смоченную бензином ткань, но никто из пилотов не спорил. Они должны стоять до последнего.

На воде под ними толпилось на губчатой пене множество беспомощных, дрожащих от страха людей. За ними «Юпитер» и шесть оставшихся «мант» также готовили к бою свои орудия. Все ждали, позволяя гидрогам действовать первыми, в надежде, что нападения все же не последует. Враг все это время не обращал ни малейшего внимания на их усилия по эвакуации людей, корабли EDF, брошенные поселки.

– Всем стоять насмерть, – приказала адмирал Виллис. Ее голос звучал ровно и успокаивающе.

– Ей легко говорить! – пробормотал Бриндл, убедившись, что выключил передатчик. Кому первому не повезет, было делом случая.

– Взгляните на это! – сказал один из пилотов.

Четыре боевых шара показались над линией берега, все еще испуская ледяные волны, добивая каждый ствол густых хвойных лесов, сметая наблюдательные вышки, дома и заводы. За ними оставалась высохшая земля, сферы носились над водой, играя своим замораживающим оружием, как будто бы не замечая, что под ними уже не осталось леса.

Бриндл почти физически ощущал дрожь толпящихся на платформах несчастных людей, заметивших приближение гидрогов.

– Реморам приготовиться к бою! – приказал он, хотя это было и так ясно. Каждый пилот и без того извлек бы последнюю каплю энергии из своих батарей, в надежде нанести хотя бы небольшой урон врагу, прежде чем гидроги уничтожат их всех.

– Есть, командир! – слаженно ответили бойцы.

Ужасные алмазные сферы приближались, замораживая ледяным дыханием своих орудий океан, превращая воду в куски колотого льда. Вокруг боевых шаров, отмечая их продвижение над водой, кипела паровая буря.

– Пошли вон, куда это вы собрались?! – прошипел Бриндл. – Вы уже угробили весь континент!

Перепуганные беженцы пригибались к спешно скроенным островкам. Кто-то нырял или был сброшен в холодную воду. Люди везде были одинаково незащищенными.

– Давай к ним, Бриндл! – крикнула Тасия. – Спускайся вниз кругами, я – за тобой справа.

Первые две фаланги реморов из защитной линии выдвинулись вперед. Оглушающий шквал боевых выкриков пронесся по каналам связи. Все пилоты ждали неминуемой гибели через пару-тройку секунд.

Неожиданно боевые шары двинулись вверх, набирая высоту, оставляя за собой льдины на беспокойной, взбаламученной воде.

Вражеские корабли устремились в небо… не вступив в бой ни с одним кораблем EDF. Гидроги скрылись в облаках, возвращаясь в космос, будто полностью выполнили свою задачу или не нашли на Перекрестке Буна того, что искали.

Зная, что совершает глупость, подхлестываемый досадой и адреналином в крови, Бриндл рванул за ними на предельной скорости. Он решил преследовать враждебных чужаков и посмотреть, куда они пойдут.

Еще двадцать реморов кружили над водой, как разъяренные пастухи, устроившие облаву на волчью стаю. Пусть глупо и впустую, они все же лупили по алмазной броне боевых шаров, но выстрелы скользили по толстой шкуре врага, не нанося ему видимого ущерба.

В ответ гидроги лениво отмахнулись пучком голубых молний, отгоняя назойливый рой. Спалили два ремора и подбили еще несколько, чтобы знали свое место.

Но Робб Бриндл продолжил преследование, не рассчитывая – хотя надеясь – зайти достаточно далеко. В конце концов, он был командиром боевого крыла и мог принимать собственные решения.

– Эскадрильям реморов! Вернуться на базу, помогать в спасении людей! – передала адмирал Виллис. – Сражение окончено. Гидроги бежали.

Бриндл не мог поверить своим ушам.

– Бежали?!

Пока остальные реморы кругами снижались к плавучим спасательным платформам, Бриндл, сжав зубы, наблюдал, как боевые шары уходят в космос. Выжимая из двигателей полную мощность, он смог бы держать врагов в поле зрения.

– Подтверждаю, мэм, – сказал он. – Всем реморам следовать приказам адмирала! Я вернусь… как только смогу.

Робб рванул вперед так быстро, что ускорение вдавило его в сиденье. Им необходима информация. После того, что командир испытал сегодня, его не страшит даже строгий выговор от мадам Виллис. Он летел от системы Перекрестка Буна, держась на безопасном расстоянии, но неотступно следуя за гидрогами.

Через два дня Бриндл, наконец, вернулся на «Юпитер» с почти пустыми топливными баками и сдохшими системой жизнеобеспечения и регенератором воздуха. Тасия, прибывшая на нудное подведение итогов операции, встретила его на летной палубе флагманского корабля. С радостью и облегчением увидев его живым и невредимым, она не осмелилась кинуться Роббу на шею.

Жесткое лицо адмирала побагровело, когда она орала на командира крыла:

– Мистер, вы решили подать пример всем остальным пилотам?! Вы занимаете командную должность! Эта идиотская затея могла стоить вам жизни! Вместо этого вы будете либо разжалованы на несколько рангов, либо снимете форму офицера EDF немедленно! Или я вручу вам метлу и совок и заставлю прибирать бардак на Перекрестке Буна!

Бриндл стоически переносил упреки. Он стоял и внимал, несмотря на громкое возмущение в животе, требующем чего-нибудь съесть или выпить – хотя бы дрянного кофе EDF. Он был голоден, но весел.

Когда адмирал, наконец, вздохнула и сделала паузу в своей речи, Робб сказал:

– Да, мадам. Я извиняюсь, мадам. Но прежде чем вы исполните ваши угрозы, вы наверняка захотите посмотреть разведывательную информацию из банка данных моего ремора. – Он не мог сдержать усмешки. – Смотрите, вот, я проследил весь путь вражеских боевых шаров до их родной планеты, адмирал. Гидроги пришли с газового гиганта с самыми красивыми кольцами, которые вы когда-либо видели. На картах он обозначен как Оскувель. Если мы захотим пойти в контратаку, мы найдем врага там.

52. РЛИНДА КЕТТ

Дневной цикл на Рейндик Ко длился на два часа дольше, чем стандартные земные сутки. Но Рлинда ела и спала по земному времени на борту «До смерти любопытного». Как межпланетный путешественник, она давно решила не мучиться, подстраиваясь под местные временные циклы. Планеты могли двигаться по их расписаниям.

Рлинда придерживалась собственного.

Давлин Лотц, напротив, не видел разницы между ночью и днем. Он работал все время с полной отдачей, игнорируя дневную жару и холод ясной пустынной ночи, изучая, анализируя и сопоставляя, пока организм не истощался и не заставлял его забыться коротким сном – часто прямо в городе-призраке, где шпион продолжал распутывать клубок происшедших событий.

На местности Рлинда обычно помогала ему. Технически она выполнила свое поручение, но она сама предложила человеку помощь, чтобы закончить дело побыстрее. Чем скорее они вернутся на Землю, тем скорее Рлинда получит свой гонорар. Значит, она составит шпиону компанию… хочет он того или нет.

Вдвоем они поставили упавшие мостки обратно к скале, где нашли тело Луиса Коликоса. Рлинда пыхтела и задыхалась, связывая между собой металлические стойки, но считала, что труд пойдет ей на пользу. Пока Давлин вытаскивал ответы из молчаливой и неприветливой реальности, она занималась практическими делами, устанавливая осветительные панели и дополнительные воздушные вентиляторы. Рлинда еще и готовила еду, хотя Давлину, как видно, было все равно, ее изысканные блюда или полуфабрикаты.

Сейчас в ярко освещенной комнате, где погиб Луис, Давлин соскреб с поверхности трапециевидного окна образец высохшей крови и сунул порошок в анализатор. Они уже упаковали в морозильник оба обнаруженных тела и поместили их на борт «Любопытного». И все еще не было найдено ни следа Маргарет Коликос, ее компи или кликисских роботов.

Пока Давлин Лотц торчал у анализатора, ожидая результата, Рлинда продолжала говорить:

– Так почему ты вдруг захотел стать шпионом? Полоса невезения или просто обыкновенные мальчишеские мечты? И что думает о таком выборе твоя мать?

– Я предпочитаю называть себя специалистом по неясным деталям, а не шпионом. Президент Венсеслас знает, что я могу найти точный ответ там, где нормальные источники отсутствуют. За исключением того, где нечего находить, как на Кренне.

– Выходит, у Ганзы есть бюро по «специалистам по неясным деталям» или ты самоучка?

Он обернулся и спокойно спросил:

– Если вы и в самом деле верите, что я шпион, неужели вы думаете, мне захочется рассказать вам историю моей жизни?

– Потому что, если не расскажете, – сказала она, злорадно ухмыляясь, – тогда я поведаю вам свою, – и когда он сумел вздохнуть, оторопев от такой наглости, она подбодрила его. – Что вы теряете? Разве похоже, что я собираюсь писать вашу биографию?

Лотц перешел на деловой тон:

– Хорошо. Я сбежал из дома, когда мне было четырнадцать лет. Отец относился ко мне равнодушно, а мать была со мной груба. Я решил, что жить собственной жизнью будет ненамного труднее, и оказался прав. Я просто счастлив, что у меня нет братьев и сестер, и мои родители не отыгрались на них, так что они, возможно, обратили внимание друг на друга. Я не могу сказать вам, вместе ли они еще и живы ли вообще.

– Как грустно, – посочувствовала Рлинда.

– Я вполне доволен, что все так повернулось, – он мимолетно улыбнулся – только такую улыбку Рлинда и видела всегда на его лице, – затем отвернулся и занялся изучением пробы крови.

– Ясные следы эндорфинов и остатки адреналина. Итак, это нападение не было внезапным и стремительным. Луис Коликос за какое-то время до смерти испытывал страх и сильную боль.

Рлинда проглотила комок в горле, представив себе последний миг бедного старика.

– Я полагаю, вы изучали биохимию и юридические науки, да? – попыталась возобновить беседу она.

Шпион взглянул на нее, и Рлинде опять показалось, что шрамы на его лице напоминают следы от когтей.

– Я изучал все. У меня не было денег, но я предложил врачу мои записи. Я изменил личность. Я подал прошение и получил небольшой подарок и студенческий займ. Если не просить слишком много денег, они неглубоко копают – особенно если попасть в определенную категорию так, чтобы университет мог добавить вас к своей политкорректной статистике. Я прикидывался представителем гонимого религиозного меньшинства, иногда жертвой притеснений. И если у вас полно медицинских бумаг, что вы страдаете из-за окружающих условий, все ученические фонды набрасываются на вас, предлагая деньги на обучение.

– Вы мелкий, но талантливый жулик, – сказала Рлинда.

– Это было необходимо. Я провел в университете шесть лет, изучая дисциплины по своему выбору. Пять раз я менял личность.

Рлинда была поражена.

– Тогда как вы могли получить научную степень?

– У меня есть знания. Зачем мне научная степень?

– У вас весьма своеобразный взгляд на такие вещи, я полагаю. Итак, вы изучали… ух, шпионаж и криптографию?

– Только вместе с политологией, мировой историей, астрономией, конструированием звездолетов. Я верю в метод минимализации повторных шагов, когда это касается образования.

– Это что такое?

– Когда доходишь в изучении предмета до определенного предела, дополнительные часы не добавляют большей глубины или понимания. Лучше начать изучать что-нибудь новое, – Давлин установил анализатор и обернулся к Рлинде. – Скажем, вы не знаете ничего о метеорологии. Если вы проведете сто часов, изучая этот предмет, у вас будет даже больше знаний, чем нужно, и вы научитесь, как находить более подробные сведения, даже если вам потребуется ответ на совершенно невероятный вопрос.

Однако, если вы потратите на метеорологию еще сто часов, понимание начнет стремительно исчезать. С другой стороны, если вы проведете эти самые сто часов за новым предметом, скажем, экономикой, – горизонты вашего познания расширятся, почва под ногами станет еще тверже, Я решил, что лучше получить полезные для работы знания во многих областях, чем пытаться стать экспертом только в одной. Это, возможно, забавно прозвучит, но чем полнее становилась мозаика, которую мне удалось собрать из разной информации, тем больше странных связей я обнаруживал. Кто бы мог подумать, что существует связь между историей искусства, к примеру, музыкальной теорией и деловой экономикой?

– А там точно есть эта связь?

– Абсолютно точно. Но это долго объяснять, потребовалась бы целая неделя.

– Давайте сначала закончим наши изыскания здесь, – поспешно сказала Рлинда.

Давлин размышлял вслух, меряя шагами комнату:

– Итак, мы знаем, что партия Коликосов оставляла оборудование на местах по мере того, как продвигались исследования. Может быть они оставили что-то еще, что мы не заметили, – он взял портативную световую панель и вышел из комнаты.

Рлинда последовала за ним.

– Итак, из вас получился этакий человек Ренессанса. Ганза наняла вас?

– Я добровольно пошел туда работать, – сказал Давлин. – Это было вопросом жизни и смерти. После шести лет обучения некоторые официальные лица в университете заподозрили, что что-то не так. Я узнал, что они получили доступ к моим учетным записям, раскрыли три мои предыдущие подложные личности и начали меня выслеживать. Я знал, что им хватит нескольких дней, чтобы меня поймать. Я мог стать самым образованным заключенным во всей Ганзейской Лиге… или убедить их в моей уникальности и необходимости для них.

Итак, я собрал документы о том, какие знания получил, каковы были мои успехи на этом поприще и в каких областях я научился ориентироваться. Отправился в Бюро Исследований и побеседовал с несколькими чиновниками, выдавая ровно столько информации, чтобы заинтриговать их до такой степени, что они провели меня к своему начальству. Когда я оказался в приемной комитета, я совершенно успокоился, ибо знал, что буду либо арестован, либо завербован.

Лотц шел впереди по темному коридору, Рлинда не отставала.

– Я также изучал риторику и искусство спора, – продолжал он, – и действительно превосходил в этом всех знакомых ораторов, хоть и не люблю быть в центре внимания. Я приложил титанические усилия и все свои способности для достижения цели. Тот факт, что я в течение многих лет изучал науки в комплексе, работал в мою пользу, когда я продемонстрировал, каким незаменимым могу быть в различных специфических ситуациях.

Самое важное, что благодаря моей подготовке в социологии, антропологии и юриспруденции, я мог быть превосходным исследователем чужих культур. Даже спустя почти два века мы не много знаем об Илдиранской Империи и ничего о кликиссах. Наконец я убедил их, что могу быть намного полезнее Ганзе в качестве работника, нежели арестанта.

Рлинда и Давлин заглядывали в ниши и комнаты, пока шли вперед.

Кликисские иероглифы и формулы, как граффити, густо покрывали стены.

– И президент отправил тебя на Кренну, в это болото, и теперь на пустую высохшую планету расследовать убийство пятилетней давности, – Рлинда дружески хлопнула шпиона по плечу, и Давлина аж качнуло от такого проявления симпатии. – Мне почему-то кажется, что тебя все-таки наказали.

Когда свет фонарика Рлинды упал в глубокую нишу, она заметила нечто, явно не принадлежащее этому месту. Всмотревшись, она разглядела алюминиевую обертку и железную кухонную утварь.

– Выглядит так, словно они отложили в сторону закуску, но так и не собрались ее доесть, – укоризненно покачала головой Рлинда. И тут же сообразила, что воспитанные археологи не станут бросать по углам огрызки и засорять окрестности.

Она полезла в нишу, с отвращением пнув ногой испорченные продукты. Свет блеснул на каком-то предмете внутри. Диск, обернутый в защитную пленку. Ее сердце забилось. Рлинда выудила пакет и разглядела надпись, сделанную от руки: «Архивные копии».

– Давлин, это может оказаться полезным.

Он взял из ее рук пакет, и неожиданно лицо шпиона озарила совершенно мальчишеская улыбка. Он провел в развалинах и разрушенном лагере много часов, безуспешно пытаясь восстановить компьютерную базу данных. Но кто бы ни уничтожил партию Коликосов, он проделал огромную работу, уничтожая улики, и был уверен в недосягаемости разгадки своих секретов.

– Любой опытный ксеноархеолог хранит комплекс архивных копий где-нибудь в безопасном месте. Слишком много природных катастроф и непредвиденных ситуаций могут уничтожить годы кропотливого труда, – он держал архивную копию данных так бережно, словно священную чашу Грааль. – Может быть, это расскажет нам, что здесь случилось… все события до последнего дня.

53. АНТОН КОЛИКОС

Антон мог бы провести в Миджистре годы, обмениваясь историями с Хранителем памяти Вао’шем. Яснее, чем раньше, он увидел, почему его родители были так очарованы тайнами погибших цивилизаций. Маргарет и Луис Коликосы изучали реликвии прошлого, и они не были для археологов ничего не говорящими, тогда как Антон жил историей, записанной на бумаге. Каждый прочитанный фрагмент «Саги Семи Солнц» приносил ему величайшее наслаждение и новые открытия.

Затем Вао’ш предоставил ему еще более уникальную возможность.

– Мудрец-Император избрал меня для поездки в Маратху на целый сезон света и темноты, – Хранитель памяти произнес это с благоговейным трепетом. – Ваше сердце не взволновалось? Это одна из наших чудеснейших колоний!

Теперь Антон умел интерпретировать смену оттенков на лице чужеземного историка, читая в нем радость и гордость одновременно.

– Я хочу, чтобы вы отправились со мной, Хранитель Антон. Вместе мы получим уникальный опыт. Быть избранным для этого – великая честь.

Антон, смутившись, сказал:

– Но… я приехал на Илдиру затем, чтобы изучать вашу «Сагу». Это моя основная цель, не так ли? Я хочу сказать, что ваша колония прелестна, но…

Но Вао’ша не так просто было сбить с толку.

– Наша главная цель – рассказывать истории, не так ли? Хранитель памяти не может позволить себе стать таким же мертвым и сухим, как истории, которые он хранит, – он взял за руку своего человеческого коллегу. – Мы приглашены остаться на этот сезон и на всю, от начала до конца, тихую ночь, когда будем нужнее всего. У нас будет достаточно времени для изучения «Саги», и лучше всего увидеть ее непосредственное воздействие на илдиран. Мой народ также будет иметь счастливую возможность услышать некоторые легенды земной цивилизации.

Антон подумал. Это был удобный случай посетить новую планету и ознакомиться с феноменом внешней колонии, продолжая при этом изучать великую сагу илдиран. Как он мог пренебречь такой возможностью?

– Тогда все великолепно, Вао’ш! – согласился он. – Эти слова звучат одинаково замечательно на обоих языках.


Маратха была жаркой планетой, где единственный сияющий день продолжался одиннадцать стандартных месяцев, на небе – ни облачка. Антону это место показалось унылым и негостеприимным, но Вао’ш уверил его, что илдиране считают это изумительным курортом.

Поскольку планета медленно проходила по орбите, год на Маратхе был почти такой же длины, как день. Планета располагалась близко к желтому солнцу, но не настолько, чтобы воды на ней не было совсем.

– Температура воздуха примерно около ста пятидесяти градусов по Фаренгейту, как вы привыкли считать, – сказал Вао’ш. – Пока не настанут долгие, в несколько недель, сумерки перед заходом солнца, и планета не начнет остывать, погруженная в темноту.

Антон с сомнением посмотрел в окно челнока на застывший, сверкающий на солнце пейзаж.

– Что-то, м-мм, зелени маловато…

– Наберись терпения, Хранитель Антон. В главном городе Маратхи – Приме – есть все, что ты только сможешь себе представить.

С началом длинного дневного сезона придворные, министры, важные офицеры Солнечного Флота, священники и другие высокопоставленные туристы отправлялись на пассажирском лайнере с Илдиры. Полет ускорился благодаря экти-двигателям. Один большой корабль мог окупить весь сезон за счет стоимости билетов и сервиса. Эти привилегированные отдыхающие оставались на Маратхе все одиннадцать месяцев ослепительного света, потому что до конца сезона кораблей больше не было.

– На ночной сезон в главном городе остается только основной персонал. Мы будем общаться с ними. Они поддерживают порядок на Маратхе, пока опять не наступит дневной сезон и снова не приедут такие, как мы, – Вао’ш простер руки вперед, что у илдиран означало радостное нетерпение.

– Если у них найдется хоть немного топлива на заправку еще одного корабля, – Антон показал наружу.

Собственно, когда илдиране поняли, что годичный дневной свет Маратхи стал бы благодатью для их боящейся темноты расы, они отправили группу конструкторов, которые разведали район и заложили основание для гигантского города посреди освещенного дневного континента. Постройка великолепного курорта заняла более десяти лет. Рабочие бригады улетали на ближайшую внешнюю колонию, лесистый Комптор, каждый раз, когда наступала темнота. С тех пор как три века назад обнаружили эту жемчужину, в городе Приме появилось необычное население из высокородных илдиран.

– Скоро на Маратхе можно будет жить круглый год, – продолжал Вао’ш. – В данное время группа кликисских роботов строит новый главный город на ночной стороне, в противовес Приме. Когда они закончат, Маратха-Секонда будет приветствовать зарю точно с заходом солнца в Приме. Отдыхающие смогут переселиться в другой город в течение периода сумерек, еще на полгода к немеркнущему свету дня. Так будет значительно лучше.

– Хорошо, что я взял с собой спальную маску, – пробурчал Антон.

Когда челнок достиг больших зданий, он увидел перед собой блистающий город Приму, похожий на сказочный лабиринт в полупрозрачном террариуме. Ослепляющий солнечный свет лился сквозь защитный купол.

Вао’ш положил изящную руку ему на рукав.

– Мы с вами будем развлекать здешних кутил. Это самая суть того, что должны делать илдиранские Хранители памяти. Мы храним истории, да, но ценнее всего – рассказывать их. Доносим живой эпос до всех, кто может его услышать. На Маратхе у нас будет самая благодарная аудитория.

Антон кивнул, когда челнок сел напротив необъятного купола.

– Мои университетские коллеги в изучении эпоса посвящают много времени непонятным справкам, журнальным статьям, литературным притязаниям и самовосхвалению, они забыли, что, по сути дела, изучают развлекательные истории. И если они не могут найти своего слушателя, значит, не справились со своей работой.

– Я чувствую, вам приходилось спорить об этом раньше, мой друг, – сказал Вао’ш. – Вас это задело за живое.

– Мои приятели-ученые обижаются на любого, кто умеет привлечь к себе внимание аудитории, – Антон смотрел на разноцветные одежды попутчиков-илдиран. Снаружи люди в серебряных костюмах и огромных защитных очках прогуливались в нестерпимом дневном свете, другие направлялись по полупрозрачным трубам куда-то под купол Маратха-Примы. – Я чувствую себя средневековым трубадуром, несущим свои песни равно королям и крестьянам.

Когда двери их челнока раскрылись, волна печного жара заставила Антона зажмуриться. Свет ослепил его и пришлось срочно надевать светофильтры.

– Здесь даже ярче, чем на Илдире.

– Вы научитесь этим пользоваться. И даже получите наслаждение.

– Я получу солнечный удар! – Антон прошел за Хранителем памяти под городской купол, готовясь произвести такое же впечатление на илдиран, как и Вао’ш. – Но не беспокойтесь. Я готов ко всякого рода наслаждению.

54. АДАР КОРИ’НХ

– Наша Империя висит на волоске, – сказал Мудрец-Император. – Я провел много времени в усыпальнице, беседуя с черепами предков, изучая все узоры тизма. Совершенно ясно, что у нас слишком много уязвимых мест, колонии плохо защищены. Даже Солнечный Флот не может противостоять врагу. Любая наша планета – готовая мишень для гидрогов.

Кори’нх поклонился, словно тяжелый груз пал на его плечи.

– Повелитель, я могу понять, что нет военной стратегии, которая эффективно защитила бы наши планеты. Я потерпел фиаско, следовательно, я должен подать в отставку и просить, чтобы мое имя вычеркнули из «Саги Семи Солнц».

Косы Мудреца-Императора шевелились, как зловещие щупальца.

– Адар, я не намерен рвать мою самую крепкую нить. Даже в такой сложной ситуации. Ты более компетентен, чем любой другой офицер, – пытаясь держаться прямо в своем хрустальном кресле, грузный император выглядел еще слабее; его кожа казалась серой даже под ослепительным светом семи солнц.

Вдруг жуткая гримаса, подобно удару молнии, исказила черты Цирок’ха. Через тизм адар ощутил озноб, симпатическую реакцию на боль правителя. Кори’нх подался вперед, желая хоть чем-нибудь помочь, но Мудрец-Император остановил его, подняв руку:

– Не утруждай себя заботой о моих небольших неудобствах, когда Империя на пороге кризиса.

Кори’нх проглотил комок в горле и повиновался. Ему с трудом удалось взять себя в руки.

– Что я могу сделать, мой господин? Чем помочь?

– Пока мы ждем и надеемся на удачное завершение эксперимента на Добро, нужно определить, какие из наших поселений наиболее беззащитны – с наименьшим населением и самым ограниченным набором ресурсов. Мы присоединим население к более сильным колониям, соберем народ вместе и таким образом сможем защитить его силами Солнечного Флота.

– Вы хотите просто… бросить все эти миры, мой господин? – Эта идея казалась непостижимой. В «Саге» не говорилось о подобных суровых временах. Империя никогда не уменьшалась в размере.

– Их не обязательно оставлять навсегда. Мы сможем восстановить наши колонии, как только закончится война, – взгляд Мудреца-Императора был суров и мрачен. – Таким образом, выживут все.

Правитель обычно выглядел спокойным и довольным, наслаждающимся величием илдиранской расы. Он был самым мудрым и могущественным из всех живущих. Теперь, однако, Цирок’х казался бессильным перед лицом гидрогской агрессии и был разъярен этим.

Адар трепетал, раздираемый противоречиями. Возможно, священники могли бы помочь ему увидеть путь, луч, падающий на него из Светлого Источника. Он готов был сделать все от него зависящее, чтобы илдиране стали, сильнее.

Он читал отрывки «Саги», повествующие о знаменитых битвах, но илдиране не сталкивались с агрессором напрямую со времен сражений с Шана Рей, созданиями тьмы, что покушались на Империю много тысяч лет назад. Благодаря тизму, связывающему весь илдиранский народ, Империя была стабильной, сильной и мирной империей… пока не появились гидроги.

Кори’нх поклонился, сосредотачиваясь на мысли, что он мог сделать.

– Я свяжусь с моими талами, чтобы они помогли мне произвести отбор, мой господин, и мы увидим, что следует делать дальше, – он сложил ладони перед грудью, чувствуя полную решимость. Его мысль стала ясной и светлой. – Империя существует миллион лет. Я клянусь вам, что пока я жив, наша цивилизация не узнает краха.


* * *

Кори’нх знал планету Комптор – трагическая история неистового лесного пожара, потрясшего ее, была описана в «Саге». Многие поселенцы сумели спастись от пламени, погрузив пожитки на плоты и отплыв на середину лесных озер. Но Наместник Комптора с семьей попали в ловушку, будучи в летней резиденции на вершине холма, окруженной пылающими деревьями. Связавшись через тизм, Наместник оставался в контакте с отцом, пока пламя не охватило дворец и не поглотило его…

Сегодня адар Кори’нх стоял на городской площади в пыли, взметенной маленькими корабликами личного транспорта и большими грузовыми галерами. Старое поселение окаймляли высокие голубые деревья с широкими мясистыми листьями. Не осталось и следа чудовищного пожара, некогда свирепствовавшего на Компторе.

Кори’нх не видел ничего, подтверждающего, что трагическая история происходила на самом деле, а не была придумана просто, чтобы взволновать слушателя.

Но никто не сомневался в правдивости «Саги Семи Солнц». Каждая буква в ней была увековечена и бережно сохранялась. Каждый Хранитель памяти почитал своей святою обязанностью блюсти абсолютную точность, и каждый илдиранин надеялся – это придавало его жизни смысл, – что его имя попадет в вечную книгу.

Сейчас Кори’нх наблюдал, как его солдаты собирают людей, чьи семьи поколениями жили на Компторе. Эта внешняя колония была признана слишком доступной мишенью для гидрогов. Представители самых разных родов предпочли оставить дома, ради незнакомых мест, где им уже были построены новые жилища. Эвакуация шла полным ходом, кто-то боялся, кто-то злился, кто-то отказывался оставлять родной, любимый дом…

На Илдире Кори’нх собрал семь командиров легионов, таких же квалифицированных, как его протеже – тал Зан’нх. Они изучили звездную карту Рукава Спирали, отмечая как места неожиданных, необъяснимых нападений гидрогов, так и другие места появления боевых шаров. Комитет определил, какие из илдиранских миров были наиболее вероятными жертвами. После нескольких дней жаркой дискуссии адар наконец разослал приказы о начале эвакуации из самых опасных миров Илдиранской Империи.

Объединение отдаленных внешних колоний и защита против гидрогов должны были занять достойное место в «Саге». Кори’нх мог знать это. Но он был слишком озабочен тем, как, спустя века, Хранители памяти расскажут его собственную историю…

Тал Зан’нх командовал, пока дюжие рабочие разбирали оборудование и носили тяжелые детали в большие галеры. Модульные строения были разобраны и упакованы так, чтобы их можно было впоследствии собрать, если илдиране когда-нибудь вернутся сюда.

Кори’нх вспоминал подобную же операцию на зачумленной Кренне. Там он забрал всех выживших и привез их назад в Миджистру, где был встречен восторженной толпой. Солнечный Флот еще не покинул Кренну, а корабли людских поселенцев уже прянули на планету, словно падальщики-грифы, торопясь заселить опустевший мир. Но это было оговорено с Мудрецом-Императором, и поэтому адар Кори’нх не проявлял злобы. Он просто принял такое положение вещей, как принимал другие неприятности.

Так как Империя оставляла сейчас более дюжины внешних колоний, эти пустые миры могла легко захватить честолюбивая Ганза. Исходя из истории Земли, люди были способны развернуть такую экспансию, если бы заметили ослабление позиций Илдиранской Империи.

Но адар забегал вперед. Если военный конфликт с человеческой расой окажется неизбежным, то здесь он сможет проявить себя в полную силу. Подобная битва сулила славу и возможность показать отвагу и доблесть во всей красе и неоднократно.

Кори’нх изучал не только легендарные подвиги, описанные в «Саге», но и драматичную и подчас абсурдную военную историю Земли. В течение миллиона скучнейших лет мира в Илдиранской Империи не было ни единого шанса для индивидуума, подобно ему предпочитающего героические поступки гражданской службе или небольшим спасательным операциям, таким, как на Кренне. Ему этого было мало.

Да, люди были потенциальными врагами, понятными адару, и с ними он вполне мог справиться. Но не с гидрогами. Кори’нх оказался неспособен победить первого же врага, встреченного им на пути.

Вокруг него тихо-мирно, по плану, продолжалась Компторская операция, но даже сейчас он чувствовал, что проиграл. Покинутая колония была для него как рана, сердце его наполнялось щемящим чувством потери. Он начал осознавать, насколько ошибочны были его прежние представления о себе.

В самый важный момент на Кронхе-3, когда они столкнулись лицом к лицу с открытым противостоянием, Солнечный Адмирал тотчас отступил. На Хириллке его защита центрального дворца и Наместника не смогла помешать уничтожению. И сейчас он помогал совершенно жизнеспособным внешним колониям просто свернуться и уехать.

Неужели такова его судьба? Неужели он сейчас – тот, каким бы хотел остаться в памяти своего народа?

Вместе с юным Зан’нхом Кори’нх молча прошел к ближайшему транспортному кораблю. Юный тал мог почувствовал, что его командир не в ладах с самим собой, но хранил молчание, оставив адара в одиночестве разрешать свои противоречия.

В конце концов Кори’нх признался:

– Бекх! На данный момент, Зан’нх, самое впечатляющее, что можно сказать о моей карьере, это то, что я «облегчил эффективность эвакуации», – «а хотел сделать гораздо больше», – продолжил он про себя.

Хмурый адар поднялся на борт последней галеры, и Солнечный флот оставил опустевший Комптор.

55. ТАСИЯ ТАМБЛЕЙН

После нападения гидрогов на Перекресток Буна Бэзил Венсеслас созвал срочное совещание командной секции EDF на марсианской базе. Перед лицом такого полнейшего поражения генерал Ланьян собрал широкий круг офицеров и специалистов для обмена опытом, особенно в области действий против чужаков из глубин. Включая Тасию Тамблейн и Робба Бриндла, двух героев сражения на Перекрестке Буна. „.

Комната совещаний была прорублена в сухом ржавом каньоне. Каменные стены были затянуты прозрачным полимером, сквозь него просвечивали натуральные окисленные камни. Единственная внешняя стена из усиленного армированного стекла выступала над унылым красным ландшафтом под мрачно-синими небесами, где в бедном марсианском воздухе бесконечно тянулись облака пыли.

Серебряные реморы чертили полосы в небесах, практикуясь в точности исполнения боевых маневров. Солдаты EDF прыгали из десантных транспортов, используя ослепительно блестевшие в воздухе крылья, чтобы плавно на них планировать. На земле шли тренировки с ручным оружием, войска практиковались в технике осады против хорошо защищенных укреплений.

Наблюдая за всем этим, Тасия не могла представить себе, как эти навыки можно применить против непредсказуемых, непонятных гидрогов.

– Давайте посмотрим на проблему с положительной стороны, мистер президент, – сказал генерал Ланьян, поднявшись со своего места во главе стола. – Все согласятся, что потери нашего патрульного флота Седьмого Сектора на Перекрестке Буна были относительно невелики, мы потеряли только одну «манту» и двести двадцать реморов.

На президента Венсесласа это не произвело впечатления.

– Да, это меньший разгром, чем в предыдущих столкновениях, но все-таки это катастрофа.

Офицер связи адмирал Стромо кивнул:

– Я уверен, именно это и имел в виду генерал, сэр.

Адмирал Виллис добавила с гордой улыбкой:

– Благодаря уму и находчивости присутствующей здесь командира Тамблейн, мы успешно эвакуировали более половины населения Перекрестка Буна.

Ланьян повернулся к Тамблейн, кивнул с неприязненным уважением, раз уж она, представительница настоящих Скитальцев, так хорошо все придумала.

Кораблям снабжения и госпитальным командам потребовалось несколько дней, чтобы установить временные поселения для беженцев и снять усталых людей с плавучих островков, дрейфующих в свинцовой воде. Кое-где спасательным командам удалось собрать и использовать пригодные для построек черные сосны из погибших лесов. Однако с этого времени планету придется оставить и перевезти лесорубов в другие поселения Ганзы, многие из которых и так стонут на скудных пайках.

Тасия и дальше сидела бы себе тихо и принимала одобрительные – и не очень – взгляды, но собрание начинало надоедать ей.

– Извините, господа, но главная причина того, что наши потери не были столь велики, это то, что враг не атаковал ни корабли EDF, ни колонистов. Если бы гидроги ввязались в драку, то уничтожили бы все на Перекрестке Буна, смели наш патрульный флот и стерли бы население с лица земли. И мы ничего не смогли бы с этим поделать. Ситуация с Юпитером повторилась бы.

Адмирал Стромо недовольно покосился на нее, вспомнив, как позорно был разбит его собственный эскорт у Юпитера.

– И тогда, и теперь, в обоих случаях, нас застигли врасплох, – сказала адмирал Виллис. – И мы в основном защищались. Я признаю, что мы недооценили военную мощь врага, но за пять лет EDF усилила оборонные силы и качество дальнобойного оружия.

Стромо вскочил и быстро заговорил, ухватившись за этот аргумент адмирала:

– Да, мы улучшили наше оружие, усилили наши боевые корабли. Даже отремонтированный «Голиаф» сильнее, чем был до повреждения у Юпитера. У нас есть некоторое количество новых разработок, и мы готовы ввести их в использование – включая весь комплекс снарядов с ядерными боеголовками.

– Да, ядерные бомбы – классика оружия, – согласился Фицпатрик. – И не забудьте разрушающие импульсы и угольные хлопушки, которые, мы надеемся, пробьют эту алмазную скорлупу.

– Если все это сработает, – уточнил Бэзил Венсеслас.

Робб Бриндл с видимой неохотой поддержал неутешительные Тасиины выводы:

– Я согласен с командиром Тамблейн, господа. Я вел эскадрильи реморов и на Перекрестке Буна, и на Юпитере. По моему мнению, гидроги действовали вполсилы, а мы были вынуждены попотеть, – к нему повернулись все высшие офицеры, и Робб под их взглядами вжался в кресло.

– Все ясно и так: EDF не хватает огневой мощи, – предположил Фицпатрик, обращаясь к Ланьяну, как будто он был официально утвержден на должность генерального наблюдателя. – Но теперь ситуация изменилась. Благодаря стремительной и безумно рискованной разведывательной операции, проведенной командиром крыла Бриндлом, мы знаем, где у неприятеля база.

– Может, командир крыла Бриндл просто умеет принимать быстрые и смелые решения? – достаточно громко, чтобы ее услышали все, произнесла Тасия.

Адмирал Виллис поджала губы:

– Что ж, мы и раньше знали, что гидроги живут на некоторых газовых гигантах, но теперь обнаружили, наконец, одну из их крепостей. В этом нет сомнения.

Вмешался Фицпатрик:

– Почему мы не можем шарахнуть эту планету еще одним Факелом Кликиссов и просто испепелить их, как на Онсьере? Это, конечно, разозлило бы их, но, может быть, и убедило, что на нас опасно нападать.

За столом воцарилось напряженное молчание. Было ясно, что идея приходила в голову всем, но большинству не хватало смелости ее предложить.

Наконец заговорил Бэзил Венсеслас:

– Тогда это снова может подвигнуть их на месть. Некогда мы пострадали из-за случайного удара, но может выйти гораздо хуже. Мы знаем, они могут сжечь любую колонию, и разобьют войска EDF при первой же атаке. Я убежден, нам нужно держать Факел Кликиссов в резерве. До поры до времени.

Все в комнате вздохнули с облегчением, но Ланьян возразил президенту:

– Все-таки, сэр, мы должны чем-то ответить.

Президент положил руки на стол, поглядел на марсианский ландшафт.

– Вы убежденный сторонник всеобъемлющей агрессии, генерал? – спросил он. – Это из-за вашего пылкого нрава мы потеряли множество кораблей в бессмысленном сражении?

Ланьян стоически перенес упрек и сказал, откашлявшись:

– Я честно исполнял то, что под силу EDF, и Оскувель – лучшее место, чтобы доказать это. Теорию можно проверить только на деле, даже если предстоит понести… дальнейшие потери.

– На данный момент некоторые корабли можно укомплектовать солдатами-компи, непрерывно сходящими с производственных линий, – напомнил Фицпатрик. – Это даст шанс проверить их в бою и заодно уменьшит потери в рядах людей.

– Извините меня, джентльмены, но что если я предложу… другую идею, – по тому, как Стромо не поднимал глаз на генерала, Тасия поняла, что «остающийся дома» адмирал измыслил собственный план, в котором не было места другим командующим офицерам.

– Прошу вас! – разрешил президент.

– Мы столкнулись с тем фактом, что война не может быть выиграна с помощью прямых военных действий. Этот конфликт несравним ни с одной войной, с которой мы сталкивались в нашей истории. Люди и гидроги не ссорятся из-за притязаний на территорию или разногласий на почве религии. У нас нет ничего, что могло бы заинтересовать врага – ни наша земля, ни ресурсы, ни культурные ценности им не нужны. Наше производство на небесных шахтах, насколько нам известно, не причиняет вреда их газовым гигантам.

– Да, но Факел Кликиссов действительно уничтожил одну из их планет, – подчеркнул Робб.

– Это был несчастный случай, ошибка, но гидрогам это не понятно. Эта война несоизмерима с простым отмщением за тот инцидент, и я не могу гарантировать, но полагаю, что обычные переговоры могли бы, наконец, расставить все точки над «и». Если мы примем решение начать военные действия против гидрогов, то должны быть готовы к тому, что можем все потерять. По-моему, это очевидно. – Стромо выложил кулаки на стол. – Мы должны любым способом добиться мира! Мы должны найти общий язык с неприятелем, войти в диалог.

Венсеслас спокойно взглянул на Стромо.

– И как бы вы это сделали, адмирал? Мы не можем связаться с врагом, у нас нет для этого средств. Гидроги не прислали к нам дипломатического представителя своего народа.

– Один все-таки был однажды здесь, мистер президент. Их посол приходил во Дворец Шепота, заключенный в специальной емкости под большим давлением, чтобы он мог выжить в нашей окружающей среде. Можем ли мы создать нечто подобное? Сконструировать что-то типа водолазного колокола и запустить нашего парламентера в атмосферу газового гиганта? Встретиться на их собственной земле, лицом к лицу. Использовать вселенские деревья для постоянной связи, если позволят зеленые священники.

– И что потом? – спросил президент. – Посол гидрогов, взорвав себя, убил короля Фредерика и всех присутствовавших в тот момент в Тронном Зале.

– Может быть, если мы начнем переговоры с гидрогами на их территории, наш представитель сможет объяснить им, чего мы хотим достичь. Сумеет откреститься от Онсьера. Что вы думаете по поводу подобной миссии? Или можно отправить даже не дипломата, а просто человека, который передаст сообщение?

– Мы можем это автоматизировать, – вмешалась Тасия. – Или посадить на борт одного из солдат-компи.

Стромо покачал головой.

– Все не так просто. Нам нужен кто-то, способный вести корабль в самых сложных атмосферных условиях, в облаках. Это неисследованная территория, и там нужно принимать решения быстро и по ситуации.

– Да, там придется идти буквально на ощупь, – подтвердил Фицпатрик.

Бэзил постучал пальцами по столу.

– Вы не можете просто послать дипломата, наскоро обученного пилотировать корабль, – заметил он.

Стромо заулыбался.

– Отнюдь нет – гораздо легче умелому пилоту прослушать краткий курс дипломатии. Всем нам необходимо, чтобы он открыл дверь, дал гидрогам возможность нас услышать. Мы можем обеспечить ему подготовку в ведении переговоров, но главное, что он должен сделать, – это доставить сообщение. Или, если вы решитесь рискнуть двумя людьми, можно послать и дипломата, и пилота.

– Послать одного человека и то рискованно, – сказала адмирал Виллис. – Я определенно против того, чтобы отправлять двух человек на такое опасное задание.

Ланьян хмуро смотрел на командира Сектора Ноль, ясно показывая, что Стромо с ним предварительно не посоветовался – и напрасно.

– Мы не можем заставить даже одного человека шагнуть за эту черту, – недовольно сказал он. – Кто добровольно осуществил бы такую нелепую затею, Лев? Это самоубийство!

– Я сделаю это, – помолчав, сказал Робб Бриндл. Все взоры устремились в его сторону, и офицер приосанился. – Это может спасти десятки тысяч солдат и, может быть, миллионы колонистов от долгих скитаний.

Тасии захотелось пнуть его под столом. Она смотрела на Робба в ужасе.

– Что ты делаешь? – прошипела она.

– Они не найдут лучшего пилота, чем я – ты же это знаешь. И попросил бы тебя: обещай не отдавать меня под трибунал за то, что остановил охоту на гидрогов у Оскувеля! – он одарил Тасию обезоруживающей улыбкой. – Мои родители будут сильно огорчены.

– И почему это гидроги его послушают? – президент оглядел присутствующих.

Теперь вмешался Фицпатрик, увидев способ объединить две схемы:

– Мы покажем им увесистую дубину. Приведем к Оскувелю большой боевой флот, поиграем мускулами немного, силушку продемонстрируем, потом пошлем вниз торговаться Бриндла в этом «водолазном бубенчике». Он попробует толкнуть речь, и, если гидроги согласятся на переговоры, все будут счастливы. Если что-то… непредвиденное произойдет с нашим послом, тогда мы задействуем первый план и разбомбим к дьяволу этих баранов!

Президент Венсеслас продолжал молчать, постукивая пальцами по столу. Тасия хотела крикнуть, что даже обсуждать дурацкую идею остановки военных действий нечего, но Ланьян повернулся к Роббу со словами:

– Отлично, я принимаю ваше предложение, командир крыла Бриндл, хотя я не уверен, вознаграждение это за ваши заслуги или приговор.

– Благодарю вас, сэр! – сдержанно кивнул Робб.


Тасия лежала на кровати в своей временной офицерской квартире на Марсе, душа ее была в смятении.

Она хотела удержать Робба. Она хотела наорать на него за идиотскую браваду, но все равно не сможет заставить его переменить свое решение. Упрямый Бриндл всегда выполнял свои обещания – и Тасия не могла винить его за это, при всем желании. На его месте она сделала бы то же самое, вот только на переговоры с гидрогами ни за что бы не пошла. Она не за этим вступала в эдди – Тасия хотела лишь отомстить гидрогам за то, что они сделали с ее братом.

Они с Роббом никогда не говорили о любви, они просто очень хорошо понимали друг друга. Тасия была Скитальцем, Робб родом из военной семьи. Они были похожи, потому и сошлись. На некоем смутном и не подчинявшемся логике уровне – да, их действительно объединяли глубокие чувства, но из-за огромного напряжения и постоянной смертельной опасности, они жили только сегодняшним днем. Глупо двум офицерам EDF в разгар войны думать о будущем.

Другая причина того, что Тасия смолчала на совете, касалась Скитальцев. В каменных кольцах Оскувеля находилась одна из самых больших тайных гаваней, о местонахождении которой Ганзе было неведомо. И огромный боевой флот эдди мог бы все испортить. Президент Венсеслас счастлив будет узнать, что часть производств и предприятий Дела Келлума находится там.

Тасия должна была послать предупреждение на Рандеву. Служащих Оскувеля следовало эвакуировать, производство приостановить. Скитальцы всегда умело ориентировались в таких чрезвычайных ситуациях. Работая слаженно и сплоченно, они могли скрыть все признаки существования огромных причалов.

Но марсианская база EDF была под усиленной охраной, и ни один корабль Скитальцев не сумел бы прорваться через посты. У Тасии не было шанса на прямой контакт, и она не осмеливалась послать сообщение, которое могли перехватить по пути.

Может быть, ей удастся получить отпуск или возможность перевестись на лунную базу, куда торговые корабли допускались.

Тасия хмуро полистала расписание прибытия звездолетов – увы, в течение ближайших трех недель даже недалекие рейсы были отменены, а следующий корабль Скитальцев должен был появиться только через шесть дней. Очень долго ждать, даже слишком.

Должно быть, за несколько месяцев EDF соберет уже достаточно большой флот, построит новые корабли, специалисты сконструируют летательный аппарат, способный противостоять высокому давлению, для Робба. При всем том, эвакуация Скитальцев может потребовать огромных усилий и немалого времени.

Если Тасия вовремя их предупредит.

После долгих размышлений она осознала, что искомый посланник уже есть. Она призвала свою компи, и ЕА, отвлекшись от военных обязанностей, пришла.

– ЕА, у меня есть задание для тебя, очень важное, его можешь выполнить только ты.

– Да, Тасия Тамблейн. Какое задание? – компи совсем не встревожило это известие.

Тасия улыбнулась и изложила свой план.

– Ты должна ускользнуть с Марса и добраться до Рандеву. Мне нужно, чтобы ты доставила сообщение Рупору Перони.

56. DD

На темной ледяной луне, на границе никому не известной планетной системы, вдали от любопытных глаз, продолжали свое дело кликисские роботы.

Черное небо было затянуто мрачной дымкой, атмосфера была до того тонкой и холодной, что смерзалась в сырую грязь. Кликисские роботы пробивали тоннели и рыли канавы, оборудуя свой аванпост, им не мешал вакуум, надежные защитные системы хранили их более десяти миллионов лет. Здесь, где не могло существовать ни одно биологическое существо, черные машины под покровом тайны завершали свои труды.

DD страстно желал, чтобы хоть кто-нибудь заметил активность предателей. Тогда он мог бы спастись.

В отличие от кликисских роботов, системы DD не были рассчитаны на длительное пребывание в таких суровых условиях. Компи, особенно дружественные, как он, предназначались для работы с людьми в умеренном климате, а не в выстуженных вдалеке от солнца мирах. Но кликисские роботы модернизировали его системы и механизмы, чтобы он мог выжить везде, куда они его ни привезут.

– Следуй за мной, – сказал Сирикс, используя двоичный код.

DD оставалось только повиноваться. Хотя он понимал окружающую его опасность и злобные цели роботов-чужаков, DD не был запрограммирован на открытое сопротивление. За последние несколько лет кликисские роботы показали ему множество своих тайных баз по всему Рукаву Спирали. Он не мог скрыться от них. DD был вынужден исполнять, что ему приказывал Сирикс.

Он вошел за своим тюремщиком в «тоннель», идущий до самой замерзшей поверхности. Они миновали нестабильные испаряющиеся участки, где атмосфера осыпалась редкими снежинками, и достигли слоя водяного льда.

Сирикс ввел его в большой просторный зал, где в каменных стенах вскипали пузыри замерзших газов. Кликисские роботы включили багровые оптические сенсоры, которыми видели в той области спектра, в пределах которой можно было разглядеть свечение здешних газов. DD заметил рабочие команды черных роботов, копающих и вырезающих слои льда и камня, старательно уложенные еще очень давно.

– В ближайший час начнется последний этап операции воскрешения, – сказал Сирикс. – Мы выйдем на нужную глубину и рассчитываем обнаружить там много наших товарищей.

– Но вам требуется все это вспомнить, – возразил DD. – Откуда вы знаете, где именно надо копать? – Кликисские роботы долгое время утверждали, что их воспоминания были уничтожены во время давней катастрофы, разрушившей цивилизацию их создателей, но компи уже понял – это неправда. Сирикс и его когорта помнили гораздо больше, чем хотели показать.

– Мы храним точные координаты усыпальниц. Процесс воскрешения может длиться столетиями.

– А илдиране знают?

– Никто не знает.

Некоторое время DD послушно и молчаливо смотрел за их работой. И в итоге с надеждой спросил:

– Когда вы здесь все закончите, мне будет позволено вернуться на Землю и заняться своим основным делом? Дружественные компи созданы для заботы и удовольствия, но кликисским роботам не нужны моя дружба и общение со мной.

Сирикс развернулся к нему всем корпусом.

– Ты будешь с нами столько, сколько понадобится, на благо всех остальных. Ты даешь нам ценную информацию, с ее помощью мы можем освободить многих других из твоего вида.

– Мне приятно, что меня не разобрали на компоненты, как других компи, – синтетический голос DD был спокоен, хотя он повидал достаточно много ужасных сцен.

– В твоем случае, DD, неразрушительная перестройка обеспечивает сохранение ценных данных.

Кликисские роботы-рабочие наконец отодвинули секцию каменной стены, сложенной из маскировочных плит грубого камня, перемежающихся пластинами льда. Работая сплоченно, подобно муравьям, машины выгребли гору мусора. К потолку поднимались столбы испаряющихся газов.

– Значит, я никогда не вернусь домой? – DD не знал, способен ли Сирикс почувствовать его страх и тоску.

– Ты вернешься сразу же, как мы достигнем своей цели. Уже сейчас Земная Ганзейская Лига модифицирует своих компи, основываясь на новых программных модулях, что предоставили им мы. Их фабрики уже производят десятки тысяч компи-солдат.

Люди поверили, что мы хотим помочь, но они не понимают, что происходит на самом деле. Данные модификации позволят нам изменить основу программирования компи без участия людей, они поймут это, когда уже будет поздно. Мы уберем твои ограничения безопасности для людей. Это часть огромного плана.

– Но зачем вам это? – спросил DD. – Разве люди мешают вам? Или илдиране?

– Твой срок невелик, DD. Любой компи мало знаком с историей, тогда как мы видим перспективу десяти тысяч лет и храним тайные знания трех цивилизаций. Миллионы лет тому назад мы помогли уничтожить угнетателей наших предков. Сейчас великое противоборство начинается заново. Возможно, на этот раз мы успешно нейтрализуем илдиран и людей. Новые компи-солдаты с Земли станут главной движущей силой на пути к победе.

Роботы-копатели отшвырнули последние куски льда, за ними, в глубинах безымянной луны, что-то виднелось. DD разглядел покрытый инеем черный панцирь, за ним еще один и еще. Сирикс работал вместе со своей командой, растапливая и убирая ледяную преграду, вот вскоре в холоде пещеры возникли сотни деактивированных кликисских роботов.

DD поспешил отойти в сторонку, когда Сирикс начал процесс воскрешения. Безжизненные оптические датчики загорелись малиновым светом. Соединительные кольца задвигались, когда ожили гидравлические насосы, и смазка вновь начала циркулировать по системам. Роботы пробуждались от тяжкого сна, обмениваясь информацией.

– Это анклав долгого сна, – Сирикс повернулся к DD. – Теперь у нас есть команды роботов на сорока семи планетах. Скоро все кликисские роботы будут восстановлены и готовы присоединиться к борьбе, вместе с новыми земными компи. Мы выиграем эту войну еще до того, как люди осознают, что она началась.

57. ЧЕСКА ПЕРОНИ

Большую часть своей жизни Ческа жила, училась и работала на Рандеву. Брак с Рейнальдом изменил бы многое, у нее был бы уже другой дом.

Свадебный поезд мог за неделю добраться до лесной планеты, и, после столь долгой задержки, Ческа лично ответила бы на предложение Рейнальда, что его, несомненно, удивит. Наконец она получит неповторимую возможность собственными глазами увидеть высокий Вселенский Лес и сочную листву. Это должно было очень отличаться от стерильных клетушек, какими были дома Скитальцев, и возбуждало в Ческе интерес.

Она так долго колебалась, хотя знала, что должна сделать. Рейнальд заслуживал лучшего. Джесс будет далеко отсюда, прочесывая моря космического газа, до тех пор, пока она не исполнит свой долг Рупора.

Ческа вспоминала тот роковой и в то же время счастливый день, когда она согласилась выйти за Росса Тамблейна. С тоской в сердце Ческа надеялась, что теперь все обернется к лучшему. Она все еще не любила Рейнальда, но в том не было его вины. Ческе не в чем было его упрекнуть.

Когда она была гораздо моложе, все предсказывали ей великое будущее. Согласие на брак с Россом было смелым и весьма рискованным шагом. Он был черной лошадкой в клане Тамблейнов, родной отец отказал ему в праве наследования Плумасских водяных шахт, но Росс нашел свое призвание на Голгене, на шахте «Голубое Небо».

Прежде чем согласиться, Ческа взвесила все «за» и «против» брачного договора, продумала каждую деталь как настоящая деловая женщина. Они с Россом сразу договорились о том, что он выплатит долги и обеспечит свою независимость, и только после этого они смогут пожениться.

Тогда Ческа еще не узнала Джесса…

Она приняла обет и избрала свой путь, однако не учла предательской изворотливости своего ума.

В тот далекий день помолвки ее мать долго наряжала ее. Наряд Чески был из разноцветных, радужных полос ткани, заполненных орнаментом – по частичке от каждой семьи, каждой ветви родового древа, до первопроходцев с «Канаки». Когда она кружилась, ткани порхали вокруг нее, картинки мелькали, как в калейдоскопе.

Когда Росс увидел свою невесту, то лишь выдохнул потрясенно:

– Ческа, твоя красота сияет ярче всех красок в мире.

Так как Брам Тамблейн все еще был не в ладах с сыном и не желал с ним разговаривать, Ден Перони взял на себя честь повязать длинный белый пояс, на котором была вышита цепь Скитальцев. Ческа и Росс соединили руки, Ден Перони накинул пояс на их кисти и завязал сложным узлом, что нельзя было распутать.

– Пусть он символизирует союз ваших судеб, – торжественно произнес Ден. Он извлек ладонь Чески из узла, затем обвязал ленту вокруг более крупной ладони Росса. Свернутый в кольцо пояс остался у ее отца.

– Пусть никто не развяжет узел. Пусть ничто не разъединит жизни! – провозгласил он.

Но потом Росс погиб на Голгене. Вдова или невеста, чей жених умирал, обычно распускала узел и сжигала ткань, становясь с этих пор свободной, и могла вновь найти избранника. Но Ческа сохранила пояс, хотя привязалась к Джессу еще при жизни его брата. Теперь она не знала, что делать с этим бесполезным символом.

Вокруг Рандеву кружилось множество кораблей. Экти добывалось мало, и потому доходы Скитальцев составляли только часть от того, что было в счастливое время небесных шахт. Но кланы все еще могли работать и с тем, что есть. У стартовавших некогда с Земли на «Канаке» и то было меньше.

Вдруг в холле раздались шаги, позвякивание застежек и карабинов на традиционном костюме с большим количеством карманов. Молодой человек с миндалевидными глазами и копной прямых темных волос вошел в комнату в сопровождении невысокого компи, проворно топавшего на механических ногах.

– Рупор Перони, во время моего последнего рейса в Дворцовый район Земли эта компи тайком пробралась на борт корабля. Сначала я думал, что это шпион эдди, запрограммированный на сбор информации, но ее хозяйка – Скиталец.

Ческа была рада отвлечься от размышлений о предсвадебных заботах.

– Почему бы кому-нибудь не послать компи ко мне?

– Она говорит, что у нее для вас срочное известие.

Маленький робот проговорил синтезированным женским голоском:

– Компи учебного назначения, ЕА. Моя хозяйка – Тасия Тамблейн из клана Тамблейнов на Плумасе.

Сестра Джесса! Внезапно Ческа узнала этого робота. Она ничего не слышала о Тасии с тех пор, как девушка бежала, чтобы присоединиться к эдди.

– Да, ЕА, я помню тебя. Я была там, когда умер Брам Тамблейн. Я близкий друг клана.

«И Джесс уехал так надолго!»

– Расскажи Рупору Перони, как ты оказалась здесь, – попросил маленького робота молодой человек.

– Моя хозяйка отослала меня с базы на Марсе, переназначив на лунные фабрики EDF, – сказала ЕА. – Оттуда я тихо пробралась на борт грузового корабля, идущего в Дворцовый район. Там я нашла в списке судно Скитальцев, идущее на Рандеву. Путешествие заняло месяц.

– Тихая кружная дорога, – пробубнила Ческа. – В чем состоит твоя задача?

– Моя хозяйка послала меня доставить секретное предупреждение.

Ческа подалась вперед.

– Какого рода предупреждение? У Тасии все в порядке?

Молодой Скиталец, невольно прислушиваясь, стоял в дверях. Она подумала, не отослать ли его, но позволила на всякий случай остаться. Компи-слушатель докладывала невыразительным голосом:

– После нападения на Перекресток Буна Земные Оборонительные Силы проследили гидрогов до газового гиганта Оскувель. Сейчас военные Земли собирают самые большие корабли в огромную боевую команду, которую они направят к Оскувелю. Моя хозяйка Тасия Тамблейн опасается, что EDF обнаружат гавани клана Келлумов в кольцах планеты. Она убедительно просит, чтобы вы начали процесс эвакуации или, по крайней мере, маскировки гаваней.

Ческа с трудом подавила тревогу. Это было не то, что она ожидала. Не удивительно, что Тасия сочла ситуацию настолько чрезвычайной и послала в качестве гонца свою компи.

– Ты не знаешь, когда стартуют корабли эдди? Сколько времени в запасе у Дела Келлума?

– Моя хозяйка Тасия Тамблейн полагает, это займет примерно месяц.

Стоящий в дверях Скиталец фыркнул:

– Черт, эдди не могут запрячь своих коней побыстрее?

– Это хорошо умеем мы, Скитальцы. Как твое имя, капитан? – спросила Ческа.

– Нико Чан Тилар, – ответил он, вздернув подбородок. – Мой отец Крим…

– Я знаю, кто твой отец. У тебя быстрый корабль? Нам нужно немедленно отправить известие на Оскувель, – у нее вспотели ладони, и Ческа обтерла их о штаны.

Юноша смотрел надменно.

– Если это необходимо, я могу отбыть в течение десяти минут.

– Даю тебе час на сборы, проверь, убедись, что у тебя все в порядке. И лети, разыщи Дела Келлума и передай ему новости. Я пройдусь по другим командам Скитальцев и пошлю их в помощь как можно быстрей.

Нико сорвался с места, быстрый, словно молодой олень. Ческа задумчиво улыбнулась ему вслед, озабоченная внезапными происшествиями. Сердце было не на месте, мысли неслись вскачь: появилась новая проблема, и она, Рупор кланов, должна ее разрешить. Пусть свадебная флотилия готова лететь на Терок, сейчас для нее нет ничего важнее судьбы кланов, доверявших своему Рупору.

«Или я просто ищу повод?» – подумала она.

Тем не менее, Ческа не могла вечно откладывать свадьбу.

58. КОТТО ОКИАХ

Скитальцы годами боролись с враждебностью Ганзы, уродливыми небесными шахтами илдиран и смертоносными атаками гидрогов. Но для Котто Окиаха горячий мир Испероса был самым главным врагом.

Невыносимо жаркое солнце оплавляло близлежащие окрестности, будто в гигантском горне. Инженеры обитали внутри изолированных тоннелей, будто в крысином гнезде. Котто ненавидел тяжелую работу, но он принял вызов, и поединок со стихией стал большим в его жизни, чем просто борьба за удобство.

Здесь, под мощными ударами солнечных бурь, Котто вкладывал все свои инженерные способности, чтобы сохранить производственную базу дееспособной. Когда он рассматривал проблему в перспективе, то всегда находил новые варианты.

Находясь так близко к солнцу, производство было уязвимым – небольшой просчет мог стать катастрофой, не говоря уж о природных явлениях, в принципе неконтролируемых – и даже Котто Окиах не мог предвидеть все наперед. Он проклинал те бессонные ночи, когда просчитывал самый худший вариант развития событий. Исперос просто притягивал к себе неприятности.

Комета, пройдя краем солнца, стремительно ворвалась в систему, втянутая непреодолимым притяжением звезды. Корона солнца не позволила сенсорам фабрики заметить ее приближение, но когда газово-ледяной шар проскочил мимо звезды, то на его пути оказался маленький скалистый мир.

Инженеры Котто забили тревогу, выдернув его из постели, где его сморил краткий сон. Вспотевший – Котто всегда потел в парилке подземных помещений, – он поспешил в рубку управления. Его рабочие уже рассчитали траекторию полета комета.

– Котто, мы трижды произвели расчеты, – сказал один из лучших небесных механиков, смахнув пот со лба. – Слишком близко, чтобы чувствовать себя в безопасности, но эта штука не врежется в нас. Нам, может, всем придется сидеть не дыша, пока не пройдет комета.

– Как близко? – спросил Котто, еще не успев испугаться.

– Наши расчеты верны вплоть до седьмого знака. Вот это будет представление!


* * *

В течение пяти дней ватная масса кометы болталась впереди, плюясь паром и струями газов, когда летучие вещества взрывались, испаряясь из замерзших выбоин. Струи газов толкали комету из стороны в сторону, и рассчитать, куда ее закинет в следующее мгновение, было невозможно.

Когда тающая гора пролетала над ночной стороной Испероса, вдалеке от разработок, Котто с рабочими наблюдали великолепную голову и хвост кометы. Этот спектакль не походил ни на что виденное прежде.

Да, только Скиталец мог пойти на такой риск: обосноваться в месте, где подобные события – не редкость! Но неженки Большого Гусака – не рискнули бы.

Котто усмехался про себя и усердно щелкал камерой, представляя, как покажет снимки старой матушке на Рандеву.

Хотя комета не врезалась в Исперос, даже прошла достаточно далеко, чтобы не засыпать планету мусором, ее слабое притяжение все же пощекотало жаркий мир и заставило его поверхность трястись, будто от смеха.

Котто чувствовал, как дрожит земля, ощутил слабое движение тоннелей. Колебания не могли всерьез повредить полимерно-керамическое покрытие стен, но малейшие трещины позволили бы интенсивному жару просочиться внутрь.

– Запустите полную проверку и контроль безопасности всех соединений. Здесь нечего обсуждать… – и вдруг он похолодел. – Пушка! Немедленно остановить пушку!

На поверхности находилась пушка почти в километр длиной, точно выровненная и питаемая конденсаторами высокой емкости – она стреляла болванками сверхчистых тяжелых металлов на заданное расстояние. Как только ее загружали, пушка быстро выбрасывала заряды в открытый космос. При максимальной эффективности орудие могло запускать тридцать снарядов в минуту по замысловатым траекториям.

Землетрясение сдвинуло километровую наполненную махину на десять сантиметров – не так уж много, но этого оказалось достаточно.

Блок за блоком тяжелые снаряды слетали с монорельса, разгоняемые магнитным полем, чтобы преодолеть притяжение. Во время землетрясения опора изогнулась, и пушка была повреждена.

Котто знал, что быстро остановить работающую пушку – невыполнимая задача. Он стиснул зубы, представив себе последствия и, естественно, ожидая худшего.

Медленно, но верно, монорельс изогнулся. Колебания возросли. Один за другим быстро движущиеся снаряды с интервалом в две секунды вылетали и падали на монорельс, усугубляя положение.

Менее чем через полминуты разразилась катастрофа.

Один тяжелый снаряд соскользнул с направляющих и врезался в конденсаторы, разрезая их по всей длине монорельса. За ним скользнули второй и третий снаряды, превращая всю систему в хлам.

Котто не стал дожидаться завершения. Он бежал по коридорам, взбирался по лестницам, пока не достиг раздевалки. Здесь была вся его одежда. Задыхаясь, Котто влез в серебристый отражающий костюм, застегнул крепления термостойких перчаток и шлема. Паника молотом стучала в голове. Оставалось только надеяться, что никто из рабочих не попал на линию огня.

Прежде чем подняться в воздушный шлюз, он отступил обратно в плохо освещенную комнату. Котто знал не понаслышке, что значит броситься наружу неподготовленным. Он дважды проверил все блокирующие и охлаждающие системы: крохотная щель в соединении – и Котто мог обратиться в золу.

Ко времени, когда Котто вылез наружу и сел в вездеход, было уже слишком поздно. Машины, добывающие руду, стояли, и рабочие в ужасе смотрели на обломки пушки.

Котто подъехал и остановился, разглядывая сквозь поляризующие лицевые фильтры то, что осталось от сломанного орудия. Хорошо хоть никто из команды не погиб! Это было гораздо важнее. Что делать с остальным, пока было непонятно.

Множество систем Испероса было повреждено, и инженеры затратили много дней, заделывая разрывы и ремонтируя перегруженную технику, чтобы можно было запустить производство.

Ум Котто работал на всю катушку. Это была всего лишь проблема, а проблему всегда можно решить. Он в это верил. При оптимальных условиях Котто мог восстановить пушку, но это потребует перестройки как минимум половины систем. Чем он мог это оправдать? Взявшись за такое дело, Котто пришлось бы перебросить всех эксплуатационников и инженеров на работу по реконструкции длинной транспортной ленты.

Разве Скитальцы бросают дело на полпути? Мог ли он так просто отступиться от своей мечты? И помыслить об этом было нельзя! И дело не в тупом упрямстве, но в том, что не следовало бросать небезнадежно поломанную машину.

Котто было больно. Это место бросило ему вызов, и он не мог отступить, пока остаются альтернативы. Павший низко – не мужчина!

Котто оценил повреждения и понял, что нет способа без больших затрат восстановить производство.

59. КОРОЛЬ ПЕТЕР

Выбор невесты мог доставить королю Петеру радость, если бы Венсеслас скрытым самодовольством и авторитарностью все не испортил.

– Ты можешь только радоваться, – сказал он, пронзив Петера острым взглядом. – Потому что не в силах ничего изменить.

Молодой король развалился в удобном кресле. В кабинете президента, располагавшейся в пентхаузе штаб-квартиры Ганзы, были очень удобные кресла. То, что Петер носил корону, ничего не меняло: Бэзил мог в любой момент щелкнуть пальцами, и королевские гвардейцы поспешат ему на помощь.

– Почему вы хмуритесь, молодой человек? Ганза решила наградить вас за годы прилежной службы… Ты заслужил подарок – юную очаровательную невесту, прекрасное жаркое тело ее будет согревать твою постель ночами, и компанию женщина всегда может составить, когда у тебя нет других дел, – предложение звучало заманчиво, но холодный голос президента способен был что угодно превратить в свою противоположность.

Раньше Петер еще сопротивлялся насилию над его мыслями, но с годами смирился, соблазненный великолепием роскошной комфортной жизни.

– Не говори, что ты награждаешь меня, Бэзил, – неприязненно сказал он. – Все, что ты делаешь, выгодно Ганзе. Ты думаешь, через королеву будет легче мной манипулировать? Или она твой шпион, и вонзит мне нож в спину, если я чем-то не угожу тебе?

– Эстарра с Терока? – Бэзил рассмеялся и погрозил королю пальцем. – Петер, твой ум и талант полезен и для тебя, и для Ганзы, но пользоваться этими преимуществами – не то же самое, что тобой управлять. Ты лишь играешь роль, которую я тебе предназначил. Не забывай, кто ты!

– Я не забыл, – прищурился Петер. – Я – тот, кем ты меня сделал. Из-за тебя я изменился, Бэзил. Нравится тебе это или нет, я больше не Раймонд Агуэрра. Я король Петер!

– Ладно, кто она – Эстарра с Терока? – немного помолчав, спросил Петер, рассчитывая получить хоть какую-нибудь информацию.

– Нам необходим союз с терокцами, и эта девушка как раз подойдет. Это звучит банально, но такие вещи происходят в политике с начала времен. Фактически, это можно считать почтенной традицией. Таким способом предотвращали многие войны.

– Тогда тебе следовало устроить мой брак с принцессой гидрогов.

– Не зли меня, или я так и сделаю! – оскалился президент. – Недавно я был на церемонии, где брата Сарайн сделали новым Отцом Терока. Его младшая сестра Эстарра уже достигла брачного возраста, и это великолепная партия для тебя. Поверь мне, она само совершенство!

«Поверить тебе?!» – такое и представить было немыслимо!

– Насколько я помню, король Фредерик не был женат. Как и Бартоломео, хотя у парочки прежних королей все же были королевы.

Бэзил подался вперед, буравя Петера злобным взглядом:

– Никто из них не правил во время войны! Мы терпим лишения вот уже пять лет, с тех пор как существует эмбарго на добычу экти. Эта женитьба укрепит дух общества, и мы сможем несколько месяцев пользоваться этим. Сарайн задержалась на Тероке, чтобы уточнить некоторые детали, но скоро вернется – с Эстаррой. Я могу с уверенностью заявить: она абсолютно, – он прочертил в воздухе замысловатую линию, – восхитительна и очаровательна. Народ полюбит ее.

– Так же, как любит меня, – с иронией заметил Петер. – Ты именно этого и добивался. – Понимая, что проиграл, Петер тяжело вздохнул и решил посоветоваться с ОКСом. – Позволь взглянуть, Бэзил, на кого она похожа.

Президент вручил ему пластинку с несколькими фотографиями. Несколько официальных портретов и любительские снимки с расстояния. У Эстарры был дерзко вздернутый нос, острый подбородок и смуглая кожа. Заплетенные в множество мелких косичек волосы были украшены разноцветными лентами. Глаза – огромные, пленительные. Был ли это трюк фотографа, или просто кадры совместились, но Петеру показалось вдруг, что девушка смотрит на него. Она была восхитительна. И казалась невинной, но вовсе не глупой или пошлой. По крайней мере, это утешало.

– Она прекрасна, Бэзил, здесь я согласен с тобой. Я с нетерпением жду встречи с ней… и буду вести себя наилучшим образом.

Президент поспешно отобрал снимки, будто не хотел, чтобы молодой король всматривался слишком пристально.

– Влюбились бы в нее, молодой человек, и вся недолга! Так было бы лучше для всех!

Петер вскипел от гнева, но сумел произнести ровно и спокойно:

– Как прикажешь, Бэзил.

60. ЭСТАРРА

Ее семья считала, что Эстарра будет в восторге от новостей.

– Я всегда думал, что я женюсь первым, Эстарра, – Рейнальд говорил, и широкая улыбка не сходила с его лица. – Но юные леди по всему Рукаву Спирали позавидовали бы тебе.

Они стояли на самом верху вселенского дерева, где можно было дотянуться до качающихся плетей винограда и ощипать сочные сиреневые эпифиты. Бабушка делала из их лепестков слабоалкогольный ликер.

Эстарра заподозрила по нездоровому оживлению брата, по лукавому взгляду, что у него есть секретный разговор.

Но вовсе не такой.

– Король Петер почти твой погодок; он красив, добросердечен, умен – по общему мнению, чрезвычайно приятная личность, – Рейнальд заметил, что сестра лишилась дара речи от неожиданности, и энтузиазма у него поубавилось. – Могло быть гораздо хуже, Эстарра. Поверь, это нужно просто пережить.

– Могло быть хуже? – Эстарра не знала, что и думать. – Если это все, что ты можешь о нем сказать…

Позже ее отвела в сторонку Сарайн. Она взахлеб рассказывала о чудесах, которые Эстарре предстоит увидеть на Земле, об ответственности, которая на нее ляжет, и так далее, и так далее.

– Я слишком хорошо знаю Петера, но Бэзил никогда не говорил ничего дурного, – говорила Сарайн. – И, кроме того, он Великий король Земной Ганзейской Лиги. Он для тебя – лучшая партия!

Идрисс и Алекса безумно гордились дочерью и тут же объявили грандиозный праздник. Хотя они очень долго придерживались полной изоляции Терока от Ганзы, их не пугали перемены в связи с замужеством дочери. Родителей увлекли свадебные хлопоты. Они присматривали за изготовлением декораций для празднования в честь помолвки, украшали ветви деревьев гирляндами блистающих, подобно алмазам, цветов, лентами и пойманными кондорфлаями. Даже престарелые Утар и Лиа согласились с мудростью и предусмотрительностью этого брака.

Сейчас Эстарре более всего хотелось побыть в одиночестве. Она убежала далеко в лес, как делала в детстве. Девушка хотела постичь окольные пути вселенских деревьев, подумать о том, какую клетку ей уготовило предназначение.

Когда она была юной и беззаботной, Вселенские Леса казались одной большой тайной, Эстарре хотелось разгадывать их загадки бесконечно, засунуть любопытный нос в каждый тенистый уголок.

Она делилась открытиями со своим братом Бенето, единственным членом ее семьи, который умел во всем увидеть чудесное.

Эстарра карабкалась по выступающим чешуйкам коры, не заботясь о растущих из трещин листьях. Она хотела забраться повыше и сверху взглянуть, на зеленые просторы. Когда Эстарра займет свое место во Дворце Шепота, ей придется носить красивые платья и драгоценности, присутствовать во время дворцовых церемоний и дипломатических приемов. Сможет ли она когда-нибудь так же свободно бегать по лесу, лазать по деревьям? Возможно, эту потерю Эстарра чувствовала острее всего.

Когда девушка выбралась к самой вершине зеленого купола, голубизна неба и слепящая яркость солнца брызнули ей в лицо. Она зажмурилась и сделала глубокий вдох, всем существом впитывая прохладный вольный ветер. Теперь девушка поняла, почему зеленые священники любят проводить здесь свои дни.

– Я знал, что ты придешь, Эстарра. Деревья сказали мне ждать тебя здесь, – сказали за спиной.

Эстарра вздрогнула и чуть не свалилась вниз, но ветви, казалось, одержали ее. Она обернулась и увидела Росси, сидевшего, скрестив ноги, на плотной платформе из переплетенных листьев. Он опасливо оглядел небо, потом посмотрел на нее своими круглыми глазами и снова уставился на небеса.

– Я хотела побыть одна, Росси, – тихо сказала Эстарра.

Зеленый священник хмыкнул.

– У деревьев миллиард глаз. Как ты можешь от них укрыться?

Как ни странно, его присутствие не мешало девушке. Она выбрала удобное место и уселась рядом.

– Ты слышал новости? Меня посылают на Землю. Я должна выйти замуж за короля Петера.

Священник насмешливо поклонился.

– Я горд находиться в присутствии королевы!

– Я рада видеть, что тебе нравится эта затея, Росси, – как и всем остальным.

– А тебе она не нравится? – Росси вдруг сделался таким внимательным, что аж на целую минуту позабыл про небо.

– Это было не мое решение. Меня даже никто не спрашивал. А почему это тебя беспокоит?

– Вот что, давай вернемся к истокам. Ты – дочь правителей, и всегда знала, что когда-нибудь так должно было случиться. У тебя есть причина быть неудовлетворенной королем Петером как потенциальным супругом или ты просто упряма?

– Я ожидала от тебя большего сочувствия.

– Поищи его в другом месте, – Росси поскреб уродливый шрам на ноге. – Ты не размышляешь, Эстарра, а рефлексируешь. Я понимаю, что тебя сбивает с толку, злит и пугает эта внезапная перемена. Но ведь твое сердце свободно. Так почему бы не дать шанс королю Петеру завоевать твое расположение?

Эстарра старательно всматривалась в простор голубого неба, помогая выслеживать виверн. Честно говоря, сейчас она предпочла бы встретиться с одним из плотоядных насекомых вместо того, чтобы слушать нудную лекцию Росси.

– Но я не люблю его! – устало возмутилась она.

– Ах, любовь! Этому можно научиться. Ты – красивая девочка, – зеленый священник долго глядел на небо, и Эстарре вспомнился похожий разговор с бабушкой и дедом. Затем он опять перевел взгляд на нее. – Ты отправляешься на Землю, родину нашей расы. Тебя ждет роскошный Дворец Шепота, красивый молодой король. Ты сможешь влиять на огромное количество судеб, большее, чем любая другая женщина в твоем возрасте. Ты можешь стать светочем всех людей, и, когда тебе захочется поговорить, рядом с тобой всегда будет зеленый священник, – Росси нахмурился. – Почему ты ждешь от кого-то сочувствия? Не будь капризным ребенком.

Эстарра долго распутывала клубок его рассуждений и наконец вздохнула и облегченно рассмеялась. Теперь она почувствовала, как свеж пряный воздух, полный чудных ароматов Вселенского Леса.

– Хорошо, Росси. Я пока не буду делать никаких выводов, во всяком случае, до встречи с королем Петером.

61. БЕНЕТО

Бенето сидел в роще вселенских деревьев на Корвус Ландинг и вслушивался через телинк в тихое звучание тончайших ментальных нитей. Прошли годы с тех пор, как Тальбун посадил эти деревья, и роща разрослась по склону холма и захватила край долины.

Краем уха вслушиваясь в лесные новости, размышления и вопросы, Бенето пришел в восторг, получив переданную Росси весточку от своей сестры Эстарры.

Далеко на Тероке сестра ожидала, когда зеленый священник обнимет крепкую кору и передаст ее слова дереву. Здесь, на Корвус Ландинг, Бенето притронулся к своему вселенскому дереву и услышал все, что она сказала.

– Я собираюсь поселиться на Земле, Бенето. Я выхожу замуж за короля Петера. Ты можешь в это поверить?

Из-за того, что слова Эстарры произносил Росси и затем повторяли деревья, Бенето не мог ощутить подоплеку ее эмоций.

– Моя младшая сестренка выходит замуж? – изумился он. – Я помню тебя пылкой девочкой, которой нравилось бегать по лесу. Неужели ты настолько взрослая, что готова стать королевой?

– Тебя не было пять лет, Бенето. Я успела повзрослеть, – откликнулась Эстарра.

– Ну, раз ты так говоришь, – Бенето глубоко вдохнул чистый воздух Корвус Ландинг. Он утратил теряющиеся в небе исполинские деревья Терока, зато полюбил тихую прелесть этого места. Зеленый священник не жалел, что приехал сюда, но ему хотелось бы увидеть, как Эстарра из легкомысленной девчонки стала женщиной.

– И что ты по этому поводу думаешь, Эстарра? Не по поводу разлуки с родиной, но о предстоящей свадьбе?

– Сначала я разозлилась, но Росси убедил меня, что гнев делу не поможет. Во всяком случае, пока я спокойна. Сначала посмотрю на короля, а потом уж решу, сердиться мне или нет. В этом месяце я отправляюсь на Землю с Сарайн.

Бенето улыбнулся, хотя сестра не могла этого видеть.

– Готов поспорить, Сарайн завидует, что все внимание досталось тебе, – он покрепче ухватился за крепкий ствол. – Когда окажешься на Земле, ты сможешь поговорить со мной через Нахтона из Дворца Шепота. Лес всегда отыщет меня.

Бенето как будто бы даже ощутил исходящее от Эстарры тепло.

– Я чувствую себя гораздо уверенней, зная об этом, братишка!

Он вслушивался в телинк. Деревья тихо шептались. Тысяча каналов переговаривались вокруг Бенето, но он не стал подключаться ни одному из них. Вселенский Лес был переполнен знаниями, никто из людей не мог исчерпать их до конца.

Наконец они распрощались. Росси и Бенето закрыли свой канал телинк а, хотя листва Вселенского Леса продолжала шептать во многих мирах, рассказывая гораздо больше секретов, чем мог осознать любой зеленый священник.


Бенето и Сэм Хенди ходили по вызревающим полям. Рабочий комбинезон на толстопузом мэре был весь в пятнах, но зато удобный. В карманах он носил инструменты на все случаи жизни, что очень полезно, если собираешься идти далеко.

На Бенето были только шорты. Не ощущая особой связи с генетически измененной пшеницей, что клонилась под сильным корванским ветром, он просто любил чувствовать жизнь, растущую на земле.

– Мы далеко от центра войны, мистер Хенди, но меня чрезвычайно интересует конфликт с гидрогами, – Бенето уже рассказал колонистам и о набеге гидрогов на Перекресток Буна, и о нападении на Хириллку и другие, казалось бы случайно, подвернувшиеся планеты. – Последствия этой борьбы могут затронуть даже такие глухие места, как Корвус Ландинг.

– По крайней мере, EDF не пыталось забрить наших парней в солдаты! – Мэр сорвал сочную травинку и задумчиво пожевал. – Хотя, если военные придут сюда за новобранцами, они привезут оборудование, которого нам не хватает.

Оставляя след в богатых хлебах, мэр широко зашагал к неисправному метеорологическому посту у самой ограды. Он перестроил контроллеры, отрегулировал датчик, чтобы пост мог лучше анализировать скорость ветра.

– В давние времена люди осмелились подняться на борт кораблей поколений, чтобы веками, не имея звездных карт, лететь сквозь космос. Мы рассчитывали так колонизировать Рукав Спирали, обживая места, где можно было встать на ноги и закрепиться. То ли мы забыли, как это делается, то ли… Это нехорошо, я так думаю. Нужно вернуться к основам!

Он закрыл модуль питания поста погоды и сорвал еще один стебелек, глядя на лежащий вдали город. Поселение окружали поля, пастбища и фруктовые сады, а также цветущий лесок вселенских деревьев.

– Даже если хлеб и козье мясо – это все, что у нас останется в обозримом будущем, господин мэр, – сказал Бенето, – мы все равно выживем.

Этим вечером Бенето решил поспать на открытом воздухе под шепот вселенских деревьев. Он чувствовал беспокойство, удивительную для него самого тревогу. В этом были частично повинны сюрприз от Эстарры и новости о ходе войны с гидрогами. Казалось, здесь не за что зацепиться, не на чем делать выводы. Враг был слишком чуждым. Его невозможно было понять.

Бенето лежал и смотрел на шелестящие в безветрии листья. Старый Тальбун, посадивший эти деревья, оставил блестящую карьеру связного Ганзы и остаток своих дней решил провести на Корвус Ландинг.

Бенето жалел, что Тальбун не мог оказаться рядом – было бы с кем обсудить кризис. Ему нужен был совет, чей угодно.

Зеленый священник протянул руку к ближнему стволу, закрыл глаза и позволил разуму скользнуть через телинк туда, где он мог прикоснуться к знаниям Вселенского Леса.

Чувствующие деревья жили бессчетные миллионы лет. Большую часть этого времени они общались только между собой и лишь в последние два века значительно расширили свое восприятие с помощью зеленых священников. Знания, доступные Вселенскому Лесу, не мог использовать или понять ни один из людей, даже включенных в телинк. В таком безмерном океане информации никто не мог разглядеть дна.

Вселенский Лес был крайне встревожен появлением гидрогов, но не предлагал объяснений или советов. Зеленые священники задавали вопросы о том, как человеческая раса может сопротивляться чужакам из глубин, но деревья не ведали, как помочь.

Размышляя об экзотической жизненной среде врагов, Бенето не собирался задавать прямые вопросы. Как мог привязанный к планете Вселенский Лес знать что-то о ядрах газовых гигантов?

Обдумав все хорошенько, он просто спросил:

– Что такое гидроги? Сталкивался ли Вселенский Лес с ними раньше?

Необъятный лес принял его вопрос и, к удивлению Бенето, дал однозначный и неожиданный ответ:

– Гидроги – наш древний враг.

62. САРАЙН

Пятьдесят зеленых священников собрались для медитации в густой роще вселенских деревьев. Хотя они могли спросить у лесной сети все, что угодно, они лишь просто сидели и молча внимали.

Это был шанс для Сарайн добиться успеха.

Она сменила модную одежду Земли на традиционную церемониальную накидку, что отдала ей Отема перед отлетом в роковую командировку на Илдиру. Сарайн вздохнула и встала рядом с Рейнальдом, готовая приложить все усилия для достижения цели. Может быть, сегодня ей удастся сделать что-нибудь для своей новой родины.

Сарайн смотрела на брата одновременно глазами посла и сестры. Отец Рейнальд выглядел впечатляюще и могущественно. Его шелковое облачение усеивали яркие панцири жуков и крылышки кондорфлаев. Красивое лицо, волевой подбородок, внушительный вид. Великолепно!

Рейнальд сложил руки на груди и заговорил без особых формальностей и цветистых фраз:

– У Вселенского Леса есть свои мысли, свои нужды и собственная программа. Я обращаюсь к зеленым священникам как Отец Терока, но я не могу приказать вам. Однако я уверен в своей правоте и предлагаю вам принять мой совет.

Сарайн нашла довольно симпатичным его решение стать другом и отцом народа, чем извращенным и далеким от него правителем, как Бэзил или даже выдрессированный король Петер. Позднее это можно изменить. Рейнальд все еще новичок в сфере политики.

Брат улыбнулся Сарайн.

– У моей сестры есть к вам просьба. Она понимает Терок, но, как посол в Земной Ганзейской Лиге, она также видит и другие миры. Пожалуйста, выслушайте, что Сарайн хочет сказать, и потом примите свое решение.

Зеленые священники обратили к ней заинтересованные, но совершенно непроницаемые лица.

– Как только в первом поколении поселенцев Терока был открыт телинк, мы сразу поняли, что зеленые священники могут стать ценным союзником для человеческой цивилизации, – она специально сослалась на историю, чтобы напомнить о своей собственной связи с Тероком. – Как и много лет назад, Ганзейская Лига и по сей день постоянно нуждается в зеленых священниках для создания надежной связи между различными колониями и в деловых интересах.

– И мы дали ей много священников за эти годы, Сарайн, – сказал Яррод, брат Матери Алексы. Он никогда не покидал лесной мир. – Но, когда мы даем одного священника, Ганза требует впятеро больше.

– Я здесь не для того, чтобы обсуждать это, дядя Яррод, – по-свойски небрежно ответила Сарайн. – Безусловно, Ганза – коммерческая империя, и может иметь более высокие доходы, если у нее будет больше зеленых священников, разбросанных по всему Рукаву Спирали, но она никогда никого насильно не заставляла. Лига уважала наши решения.

– Не больно Ганзе это нравилось, – заметил Яррод. Он кинул взгляд на Росси, прислонившегося к большому стволу вселенского дерева, похоже, не обращавшего внимание на беседу.

Сарайн взглянула на Рейнальда, как бы предлагая разделить шутку:

– Ты не можешь ожидать, что они будут счастливы по этому поводу – если бы ты прежде сотрудничал с ними, они бы сильно обогатились. – Затем она вновь стала серьезной и обратилась к зеленым священникам. – Но сейчас они просят не ради доходов, как вы понимаете. Гидроги нападают на илдиранские и человеческие колониальные миры. Земные Оборонительные Силы предпринимают усилия, чтобы защитить нас всех, но рассеянные боевые группы не имеют эффективной связи между собой. Военное командование EDF получает море рапортов, которые задержались и пришли слишком поздно. Вы можете изменить это.

Сарайн оглядела священников суровым взглядом, которому научилась от Бэзила.

– Если бы гидроги пришли сюда, Терок оказался бы таким же беззащитным, как и любая другая колония. И вы знаете, что EDF все равно придут отстаивать Вселенский Лес, даже если вы откажетесь помочь им.

Зеленые священники встревоженно зашушукались.

– Выслушайте меня! – вновь привлекла их внимание Сарайн. – Связь по телинк у позволила бы EDF держать под наблюдением поселения на отдаленных участках. Боевые группы могли бы следить за передвижениями гидрогов. До военных быстрее доходили бы призывы о помощи, спасая тем самым жизни людей. Очнитесь, станьте вновь частью человеческой расы! Мы все воюем против гидрогов! Все мы.

Яррод посмотрел на товарищей, но они хранили молчание, предоставив ему честь быть их глашатаем.

– Мы знаем, ты пытаешься как можно лучше выполнить свои обязанности, Сарайн, как и мы – свои, – его лицо оставалось горделивым и бесстрастным. – Но лишь зеленые священники могут понимать скрытую волю Вселенского Леса. Мы не свободны делать то, что пожелаем.

– А ты спрашивал Вселенский Лес, что тебе следует делать, дядя? – бросила вызов Сарайн. – Кто-нибудь из вас хоть раз спросил об этом?

Чудаковатый священник Росси сидел поодаль в зарослях папоротника у широкого основания вселенского дерева.

– Конечно, деревья хотят, чтобы мы помогли EDF воевать против гидрогов. Выживание Вселенского Леса и зеленых священников – ставка в этой войне, – он широко улыбнулся, показав темно-зеленые десны. – Недавно брат Сарайн, Бенето, что живет сейчас на Корвус Ландинг, задал важный вопрос. Кто-нибудь обратил внимание? Возможно, вы могли бы услышать сквозь телинк для себя. – Он завозился, пытаясь поудобнее пристроить изувеченную ногу. – Это может дать вам несколько иное представление.

В порыве чувств Сарайн бросила им:

– Давайте, вперед! Деревья вокруг вас – спросите их! Я подожду.

Зеленые священники разбрелись в разные стороны. Они касались пальцами коры и закрывали глаза, вступая в контакт со Вселенским Лесом.

Хотя Сарайн и научилась хранить спокойствие и выдержку, но внутри она горела нетерпением. Рейнальд с недоумением смотрел на нее.

Никто не ожидал, что так случится, но у Вселенского Леса было собственное знание.

Яррод первым разорвал телинк и обернулся. По морщинистому татуированному лицу струились слезы. Зеленые священники переговаривались между собой с изумленным и пристыженным видом.

– Росси оказался прав, – изрек Яррод. – Деревья пытались скрыть от нас большую часть информации, чтобы оградить от опасности. Этот конфликт намного масштабнее и древнее, чем просто месть за взорванный Онсьер. Гидроги хотят уничтожить человеческую расу, Вселенский Лес… они хотят уничтожить все.

Зеленые священники вокруг Сарайн, казалось, были потрясены и напуганы. Яррод поднял голову и смело взглян