КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391885 томов
Объем библиотеки - 503 Гб.
Всего авторов - 164564
Пользователей - 89062
Загрузка...

Впечатления

IT3 про (ivan_kun): Корни зла (Фэнтези)

кусок чего-то сишного и невычитаного.не тратьте ваше время.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Чукк про Бочков: Алекс Бочков. Казнить нельзя помиловать ! (Боевая фантастика)

Внимание - чтение сего опуса опасно для мозга! Если вы антисемит - эта книга для вас!
В предисловии автор проехался по всем недостойным авторам-историкам.
Попаданство в худшем проявлении - даже с обьяснением самого факта попаданства автор решил не заморачиваться: просто голос в голове. Спортсмен, историк попав в тело 14-15 летнего, соблазняет классную руководительницу и старосту.

Выборочное и осторожное сканирование текстa выхватило:

"Но я выжил, а это главное, хотя и пролежал в коме без признаков жизни двое суток. И не дышал и сердце не билось… Но Дарья не понесла меня на местное кладбище – ждала моего возвращения. Сердце ей ведьмино вещало – "вернётся" внучок. Попытались понять – что дал мне обряд, но ничего путного не выходило: такое впечатление, что всё было зря ! Дарья меня, а скорее себя успокаивала: вот окрепну и проявится что-нибудь. Ну а я и не очень расстроился: не зря же говорят – отрицательный результат – тоже результат. Теперь хоть знаю – непригодный я к магическим штучкам…"

"Чувствую – тело стало погружаться спиной в ствол бука. Ещё немного и я уже в нем. Несколько мгновений и я уже себе не принадлежу – Я ДЕРЕВО ! А раз я – это ты, то и давай лечи себя ! Не дай себе засохнуть !!! В ноги, смешно щекоча ступни, стало проникать что-то незнакомое, но явно полезное: боли нет, а вот удовольствие как от холодной воды в жаркий полдень ! Прекрасно !!!"

"Леший, видимо понял – буду стоять на своём и обмануть меня не удастся. Шагнул ко мне; взметнулись опущенные вниз ветки-руки. Упали мне на плечи, пригибая к земле. Шалишь дядя: не знаешь ты шаолиньского упражнения "Алмазный палец" ! "

Лучше не брать дурного в голову и не начинать читать.

Рейтинг: +6 ( 7 за, 1 против).
Van Levon про Хокинс: Библиотека на Обугленной горе (Фэнтези)

Замечательный дебют автора. Участие в разработке компьютерных игр, конечно, наложило свой отпечаток, но книгу это не испортило. Отличный шутер от третьего лица. Рекомендую.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
DXBCKT про Царегородцев: Арктический удар (Альтернативная история)

Когда я в первый раз случайно прочитал аннотацию и название СИ, подумал что это какая-то ошибка — т.к аналогичное (и видимо куда более объемная СИ) имеется у Савина ("Морской волк"). Однако (как позже выяснилось) эта «тема» у авторов «одна на двоих», просто каждый (отчего-то) пошел своим персональным путем.

Но поскольку «данный вариант» (Царегородцева) я начал читать уже после того, как я неоднократно ознакомился с «вариантом» Савина (так - только первую книгу перечитывал раз 7, как минимум), то я невольно начал сравнивать эти варианты друг с другом.

И если первые страниц 200 все повествование (в варианте Царегородцева) идет «ноздря в ноздрю», то к середине книги уже начинаются «расхождения»... Первое что меня «зацепило», это какая-то дурная «кликуха» Лапимет и не менее дурацкие «письма к султану»... Хм... ну ладно (подумал я), хотя «это впечатление — ушло в минус (Царегородцеву). Но далее: описание первой встречи (в версии Царегородцева) «с потомками» существенно изменено и... вся прелесть от нее как-то... поблекла (что ли) и это уже «жирный минус» (по крайней мере у Савина этот эпизод получился намного «сильнее»)...

В плюс же «новой версии» (Царегородцева) идет описание сотрудничества «приглашенных гостей в Москве» и прочие интриги (этого у Савина непосредственно после «встречи» по моему нет) и первые 2 книги только лишь «вечный бой». Но и этот «плюс» со временем выходит «на минус», поскольку «живой реакции на потомков» как не было так нет, - идет только описание «всяческих восторгов» и «направлений на ответственную работу», итогом которой становится почти молниеносное внедрение всяких «вкусных ништяков». Про то - что собственно «потомки приплыли под другим флагом» отчего-то (в беседах «верхов» И.В.С и пр) нигде не сказано . Все отношение — приплыли «да и хрен с ними», дадим пару наград, узнаем «прогнозы на ближайшее время» а там... В общем подход не самый вдумчивый и знакомый по темам «попаданцы в фентези» или «средние века», где наличие «иновременного гостя» само собой подразумевает мгновенный (как бы «сам по себе») переход «от кремневого пистолета к ПБС»... А что? ГГ же дал «пару дельных советов»... Вот и получите!

P.S Конечно в данной книге это не носит столь откровенный характер, но «отголоски» этого есть. Плюс ГГ «совсем не живые»... какие-то восторженные (удалось «поручкаться с Сталиным»!?) персонажи сменяют друг друга и «докладают» о перспективах «того что приплыло» и «того что могут сделать местные»...

В общем отчего-то данная рецензия (у меня) получилась очень уж злой.... Каюсь, наверное это все от того, что я прочитал первым вариант именно Савина, а не Царегородцева)) + Подход оформления так же в этом «помог», поскольку хоть в серии «Военная фантастика» порой печатают всякий бред, но по факту она все же выглядит гораздо лучше (оформления переплета и самих книг издательства Центрполиграф) «Наших там»))

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
IT3 про Гришин: Выбор офицера (Альтернативная история)

очень посредственно во всех смыслах.с логикой автор разминулся навсегда - магический мир,мертвых поднимают,руки-ноги отращивают,а сифилис не лечат,только молитвы и воздержание.ню-ню.вобще коряво как-то все,лучше уж было бы без магии сочинять.
заметка для себя,что бы не скачал часом проду.

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

«Рим, или Второе сотворение мира» и другие пьесы (fb2)

- «Рим, или Второе сотворение мира» и другие пьесы (пер. Николай Николаевич Бунин, ...) 2316K, 289с. (скачать fb2) - Клаус Хаммель

Настройки текста:




«Рим, или Второе сотворение мира» и другие пьесы

СОЦИАЛЬНЫЙ ЗАКАЗ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ДРАМАТУРГА

В 1975 году в связи с 30-летием освобождения немецкого народа от фашизма в ГДР был проведен конкурс драматургов. Победителем стал Клаус Хаммель, представивший взыскательному жюри пьесу «Рим, или Второе сотворение мира». Это произведение, о художественных достоинствах которого будет сказано ниже, имело весьма примечательное посвящение:

«Советским рабочим и крестьянам, которые, став солдатами и офицерами 65-й армии Батова, вместе с другими войсками 2-го Белорусского фронта освободили Мекленбург. …Немецким рабочим и крестьянам, которые, завершая свое освобождение, заново переделывают породивший их мир».

В мекленбургском городке Деммине будущий писатель 13-летним подростком впервые увидел тех бойцов, которым он много лет спустя посвятил свою лучшую пьесу. Мощь, наступательная сила и гуманность освободителей «весомо, грубо, зримо» материализовались в сознании юного школьника и оставили в его душе неизгладимый след. Эта встреча с представителями победившего социализма во многом обусловила приход сына шорника, выходца из мелкобуржуазной семьи, в ряды активистов Союза свободной немецкой молодежи, его деятельное участие в культурном строительстве первого немецкого рабоче-крестьянского государства. Вскоре Клаус Хаммель по заказу Академии искусств ГДР написал ряд очерков по истории наиболее значительных театров Северной Германии. Его живо заинтересовали общественная функция театральной сцены, ее завидные возможности воздействия на публику. Страстное искусство Мельпомены, обращенное к народу, импонировало темпераментному юноше. Однако до прихода в театр было еще далеко.

Доступнее оказалась сфера журналистики, которая также позволяла энергичной натуре Хаммеля утверждать четкую социальную позицию и обращаться к широкой читательской массе. В 1955 году он стал сотрудником отдела литературы и искусства газеты «Нойес Дойчланд», затем работал в журнале «Нойе дойче литератур». Впоследствии он не раз подчеркивал, что работа журналиста явилась для него прекрасной школой жизни.

«Здесь можно линчевать негра» — так назвал Клаус Хаммель свою «пробу пера», представлявшую собой новый сценический вариант пьесы Ганса Хенни Янна «Место действия — перекресток». Затем последовала инсценировка мемуаров известной датской актрисы и кинозвезды Асты Нильсен, вышедшая под названием «Молчащая муза». Обе работы существенного успеха не имели; во всяком случае, своей первой пьесой драматург считает «Детей рыбаков», которую «выкроил» из романа «Свадьба в Леннекене» Герберта Нахбара, своего собрата по перу, и поставил на сцене Ростокского Народного театра, уже тогда располагавшего весьма сильной труппой. Все еще по решаясь идти от своего «я», от своего опыта и внутреннего мира, Клаус Хаммель переводит на язык сцены известный роман Ганса Фаллады «Кто отведал тюремной похлебки». Эти две пьесы, хотя и не стали достоянием широкой общественности, получили признание в театральных кругах, и вскоре Берлинский театр имени М. Горького поручил Клаусу Хаммелю сделать «полнометражную» адаптацию романа Теодора Фонтане «Госпожа Женни Трайбель». Инсценировка оказалась очень удачной, ее опубликовали и поставили в 1964 году. В последующие 15 лет комедию «Госпожа Женни Трайбель, или Где встречаются сердца» показали 27 театров.

В работе над романом Теодора Фонтане драматург проявил отличный вкус, тонкое чувство сценичности и умение строить остроумные, легкие диалоги. Все это понравилось публике и обеспечило пьесе успех и долголетие. Однако важнее всего для творческого развития Клауса Хаммеля было то, что, создавая сценический эквивалент «Госпожи Женни Трайбель», он, по существу, впервые проявил художественную самостоятельность. Опираясь на первоисточник, драматург несколько изменил его фабулу, заострил ее критическое звучание, социально акцентировал развязку пьесы, сделав Коринну Шмидт носительницей активного гуманистического начала, и даже ввел действующие лица, которых не было в романе (например, образ Луизы, служанки в доме Трайбелей). Имел ли он право на такие изменения? Этот вопрос очень интересовал Клауса Хаммеля. Свои эстетические принципы он сформулировал в «Семи пунктах к «Госпоже Женни Трайбель»».

Другим фактором, существенным для Клауса Хаммеля в тот период, явилась его совместная работа с опытными режиссерами — Эрхардом Маркграфом (Росток) и Хорстом Шёнеманом (Берлин), — из которой он вынес много полезного. Он понял, в частности, что автор не должен смотреть на свою пьесу как на абсолютно завершенное произведение, она дописывается и изменяется в ходе работы над ней в театре, и работа эта часто не




загрузка...