КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415557 томов
Объем библиотеки - 558 Гб.
Всего авторов - 153694
Пользователей - 94658

Впечатления

кирилл789 про Голотвина: Бондиана (Детективная фантастика)

варианты: "бондиада", "мозгоеды на нереиде" и "мистер и миссис бонд" мадам голотвиной понравились мне гораздо больше, чем у автора-первоисточницы громыки. гораздо добрее, смешнее и КОРОЧЕ.)
пишите ещё, мадам, интересно.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Свадьба правителя драконов, или Потусторонняя невеста (Фэнтези)

автора в черный список.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Превращение Гадкого утенка (СИ) (Любовная фантастика)

после первых нескольких предложений, когда на девку младший брат опрокинул ведро с краской, а ей на работу, а он - "пошутил", я начал проглядывать - а где же родители? родителей не нашёл, зато увидел, как эта ненормальная, отправившись на работу, сначала нарушила ппд и разбила чужой бампер, а потом, вылезя из машины и поленившись дойти до урны, с нескольких метров в час пик кинула туда бутылку, попав и испачкав содержимым того же мужика. и нахамила ему и обхамила его.
если бы кто-то из моих детей додумался опрокинуть ВЕДРО с краской на чужую постель, испачкав спящего, бельё, матрас, заляпав краской пол, сидорова коза тихо бы, плача, курила в сторонке, ему не завидуя. другое дело, что мои дети воспитаны уважать чужой труд и чужую жизнь. до подобного им не додуматься.
а, увидев такое и промолчать??? ничего не сказав родителям и спустив с рук самой? тем более, что "подобная выходка была не первая!". чего ещё ждём-то, мозгами убогая, как милый маленький братик включит бензопилу, желая посмотреть: а правда, что длина кишок у человека 5 метров?
слушайте, за ЭТО правда деньги платят, чтобы приобрести???
нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Легко ли стать королевой? (Любовная фантастика)

потрясно. нищая девка-сирота из приюта попала во фрейлины королевы-матери. эта мамлейкина, видать, ни историю в школе не учила, а уж книг не читала точно. для того, чтобы стать не то, что королевской фрейлиной, а герцогской, просто за попадание в список "на рассмотрение" бешенные бабки платят. не говоря уже о длинном списке родовитости. а тут с улицы и - к королеве!
а потом читателей уведомляют, что соседская принцесса выходит замуж за "нашего" короля. но почему-то в газетах портрет его РАЗМЫТ, потому что "портреты кронпринцев" не выставляют на обозрение. блеск! он - УЖЕ король!!! это, во-первых.
во-вторых, понятно, что мамлейкина разницы между кронпринцами и королям не знает напрочь. так же, как и где поисковики в инете находятся. хотя, о чём я, чтобы узнать, надо ещё и вопрос сформулировать суметь.
в третьих, это с какой же такой надобности народ не может увидеть в газетах лицо своего монарха? красавчика, бабника, ОФИЦИАЛЬНОГО правителя?
простите, дамка, но вы - бредите. нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Мой враг, зачет и приворот (СИ) (Фэнтези)

принцы, сыновья графов, баронов, и уж точно - сыновья герцогов, умеют ухаживать. просто, если дворянин нахамит "нежной и трепетной", которую ему нужно очаровать, то, во-первых, второй раз он и близко не подойдёт: и сама не подпустит, и родня не даст. а, во-вторых, заполучит славу хама моментально. а это и позор семье, и статус жениха рухнет ниже нижнего. тем более, если ты третий или даже пятый герцогский сын.
как вы надоели, кошёлки, описывая сыновей алкашей-сантехников своего круг общения и пришлёпывая ему: "принц" или "сын герцога".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Любовь по закону подлости (Фэнтези)

будущее, ты теле-журналистка, которая выехала на задание, утром, и вечером у тебя РАЗРЯЖАЕТСЯ мобила!
ты, скорбная, выехала НА РА-БО-ТУ! и не зарадила мобильник? не проверила заряд? зная, что полезешь в горы, с обнулённой связью? в пещеры?
вопрос: почему это в нашем реале мобилы спокойно держат заряд от 3х до 7 дней, а в будущем - ни фига, я себе лично задавать не стал. потому что начало этого чтива ознаменовалось тем, что ЖУРНАЛИСТКА признаётся, что НЕ ЗАПОМИНАЕТ лица и имена. ЖУРНАЛИСТКА!
какая мерзость.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Интерполирую прошлое - Экстраполирую будущее (дилогия) (СИ) (Фэнтези)

она пялилась по сторонам и споткнулась о чьи-то чемоданы, и "распласталась на полу". а потом она: "активно замахала руками", чтобы подняться.
это может сделать каждый: лечь на пол и "активно махая руками" попробовать подняться. получилось?
значит, она споткнулась, потом бегала с травматом по космопорту, потом в корабле на неё наскочила девка со стаканчиком кофе. всех проскочила только на эту, скорбную мозгом, наскочила. а скорбная мозгом САМА ОТСКОЧИТЬ не догадалась???
кстати, стакан с кофе был закрыт. но - открылся! наскочив на скорбную.))) тут, в реале, ногти обломаешь, чтобы его открыть, а тут - сам!
я тут подумал: не хватает тортиком в лицо. и сглазил.)
потому что, выскочив из лифта, скорбная головой начала кидаться пирожными.
на этом чтиво читать закончил. не любитель.


Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Придумай себе любовника (fb2)

- Придумай себе любовника (пер. Екатерина Николаевна Хохлова) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1100) 215 Кб, 113с. (скачать fb2) - Ронда Нелсон

Настройки текста:



Ронда НЕЛСОН ПРИДУМАЙ СЕБЕ ЛЮБОВНИКА

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Кто это придумал?

— Ты, — ответила Труди без колебаний.

Фейт Боннер закусила губу и огляделась по сторонам. Они поднимались все выше и выше в Туманные горы в штате Теннесси. Несмотря на роскошные краски осени, ей стало жутковато.

— Ну, это была плохая идея, — мрачно выдавила она.

Ассистентка вздохнула.

— Нет, это замечательная идея. Гениальная, улыбнулась она Фейт. — Тебе нужно отдохнуть. Я все подготовлю к празднику по случаю выхода новой книги. Не волнуйся, все пройдет великолепно, — заверила ее Труди с энтузиазмом в голосе. — Ты будешь только отдыхать.

Если бы, подумала Фейт, потягиваясь и ощущая, что мышцы словно атрофировались от стресса. О чем она только думала раньше? Этот праздник можно было устроить в любом из превосходных отелей Нашвилла или любого другого города. Но не в этой глуши, в западной части Теннесси, где на каждом шагу расставлены знаки «Не кормить медведей».

Как бы Фейт ни нравилась природа, комфорт она ценила еще больше. По словам Труди, охотничий приют «Дубовая роща» — конечная цель их путешествия — обладал всеми признаками цивилизации, но Фейт все равно нервничала в такой дали от города. Не то чтобы она была горожанкой до мозга костей, но ни одно из ее приключений на природе, вроде похода, спуска на байдарках или ночевки в лесу, не кончилось хорошо. Каждый раз попытка сблизиться с природой заканчивалась катастрофой. Сломанные кости, змеиные укусы, ядовитые растения… Да что там, стоит произнести название какой-нибудь беды вслух, и она тут же случится с Фейт. Она страшно невезучая в этом плане и давно уже смирилась с этим.

В детстве на нее напала собака. Всего лишь чиууа-хуа. Но это не помешало ей всегда испытывать страх перед любыми животными, особенно перед теми, у которых есть зубы. Фейт со страхом взглянула на деревья и поежилась. Одна мысль о том, какие страшные звери могут прятаться среди этих прекрасных деревьев, пугала ее до смерти. В животе все скрутило от ужаса, стоило ей представить острые зубы и когти.

Труди легко справилась с крутым поворотом.

— Не понимаю, что тебя так тревожит, Фейт, сказала она. — Тебе абсолютно не о чем волноваться. Ты прекрасно помнишь героев и сюжеты всех книг о Зое Уайлдер, написанных тобой за несколько лет, ты написала и сценарий этого праздника. Что тебя так пугает?

Фейт выдавила улыбку.

— Не знаю. Наверно, идея выставить себя полной дурой.

Труди снова вздохнула.

— Ты вовсе не выставляешь себя дурой. Во-первых, ты в любой момент можешь поменять сценарий, который никто, кроме тебя, не знает.

Во-вторых, фанаты будут так счастливы оказаться на празднике, что все остальное их волновать не будет.

У Фейт на этот счет были сомнения. Она знала, что читатели хотят убедиться в том, что она такая же смелая, остроумная, находчивая и сексуальная, как и ее героиня Зоя Уайлдер, которую она описала в своих приключенческих романах.

Фейт чуть не расхохоталась. Она и Зоя были полными противоположностями. У них просто не могло быть ничего общего. Фейт наделила Зою всеми качествами, которыми ей самой хотелось бы обладать, но которыми, к несчастью. Бог ее обделил.

Она словно жила двумя жизнями — своей и Зои. В книгах Зоя была необыкновенной, красивой, чувственной, бесшабашной, очаровательной, острой на язык, вспыльчивой и страстной девушкой. Она носила короткие облегающие юбки, откровенные лифчики и не боялась красить губы ярко-красной помадой. А когда Фейт стало одиноко, она придумала Зое Нэша, дерзкого и бесстрашного, одна улыбка которого могла бы растопить лед в Арктике так, что там бы зацвели орхидеи.

Она также сделала его самым лучшим любовником во всем Северном полушарии, и не было случая, чтобы написание любовной сцены между Зоей и Нэшем не заканчивалось потрясающим оргазмом для Фейт. Даже сейчас при воспоминании об этом по ее телу пробежала сладкая дрожь.

Фейт так и не рискнула рассказать кому-нибудь об этом, но она действительно боялась, что Нэш Остин — плод ее воображения — затмит собой реальных мужчин. Это звучит нелепо, но она по-настоящему влюбилась в своего героя, человека, который существовал только на бумаге и в ее воображении. Созданный ею Нэш Остин был таким дьявольски привлекательным, что ни один настоящий мужчина не мог бы с ним сравниться. Во всяком случае, пока такой мужчина Фейт не встречался. Но если бы однажды и попался ей на пути, то даже не заметил бы ее, в этом Фейт не сомневалась.

Такие мужчины, а если честно, то вообще мужчины, редко обращали внимание на девушек вроде Фейт.

Для них она была просто предметом мебели, частью пейзажа.

Поэтому и Фейт особо много себе внимания не уделяла. Ей нравился порядок во всем — в ее детстве было достаточно беспорядка и хаоса. У нее сложился режим дня, которому она следовала неукоснительно. Каждое утро вставала, совершала пробежку, принимала душ, завтракала, садилась за компьютер и работала, пока в желудке не начинало урчать от голода. Тогда она ела ланч и работала до следующего приступа голода. Так вся ее жизнь проходила перед экраном компьютера.

Иногда она работала на свежем воздухе, пользуясь ноутбуком, а в остальном все ее дни были похожи один на другой. И ей это нравилось. Правда нравилось. В этой монотонности была какая-то доля комфорта.

Так продолжалось до выхода ее последней книги. А потом все пошло кувырком.

Фейт выпускала новую книгу каждый сентябрь, затем два месяца проводила, занимаясь ее раскручиванием и рекламой. Ей нравилось встречаться с читателями, выслушивать их комментарии, нравилось путешествовать, видеть новые города, но она ненавидела интервью и ненавидела, когда читатели понимали, что все ее Я-Это-Зоя игра, всего-навсего игра. Фейт сглотнула. Губы ее сами собой сложились в улыбку при виде пары белок, ссорящихся из-за желудя.

Никакая слава, никакие деньги не могли избавить ее от неприятных моментов неизбежного саморазоблачения.

В этом году она придумала кое-что особенное — конкурс «Поймать вора», победители которого получали возможность провести вместе с ней уикенд в погоне за таинственными приключениями. Ее издательский дом был в восторге от этой идеи. Получив официальное одобрение, они с Труди придумали таинственную историю и распределили роли между победителями. Папки с инструкциями, описаниями ролей и списком подозреваемых были разосланы участникам. Они должны были войти в роль еще до приезда в гостиницу в горах.

Фейт, разумеется, будет играть роль Зои. Одно из преимуществ писательской работы, улыбнулась она про себя. Кто еще, кроме Фейт, так знал Зою Уайлдер? Она знала Зою даже лучше, чем саму себя. Честно говоря, дух захватывало оттого, что ей предстоит играть свою героиню. Но радостное волнение омрачал страх провала.

Ей придется чуть ли не в буквальном смысле стать на ходули, чтобы сравняться со своей героиней.

Только бы не выставить себя на посмешище, думала девушка.

— О'кей. — По голосу Труди ясно было, что настроена та весьма решительно. — Давай еще раз пройдемся по списку вещей, чтобы убедиться, что мы ничего не забыли.

Фейт спрятала улыбку.

— Давай.

— У тебя есть копии описания ролей?

— Да.

— Список победителей с комментариями?

— Есть.

— Оригинал сценария?

— Угу, — кивнула Фейт.

— Гардероб Зои?

— Есть.

Она вспомнила, как шокировала скромную продавщицу в городском пассаже. Фейт всегда выбирала нейтральные цвета, неброские вещи: ее гардероб представлял собой смесь болотных, бежевых, коричневых и серых цветов. Гардероб Зои отличался от гардероба Фейт, как футболка в облипку от свитера с воротником-хомутом. Она будет выглядеть просто нелепо, вздохнула Фейт. Надо признаться, при выборе одежды она немного увлеклась. Но у остальных актеров костюмы будут еще нелепей, так что не одна она будет смотреться так, словно ее только что выпустили из сумасшедшего дома.

Она даже зашла в магазин игрушек и приобрела пару наручников и пистолет, похожий на настоящий как две капли воды. Только вот защищаться с его помощью можно было разве что стуча им по голове.

— Джон приедет в пятницу?

— Да, и он тоже приготовил гардероб.

Труди присвистнула.

— Жду не дождусь, когда увижу это.

— Я тоже, — рассмеялась Фейт.

Редактор, Джон Уэллис, будет играть Нэша.

Фейт поежилась. Он так же походил на Нэша, как она на Зою, если уж на то пошло. Фейт подавила вздох.

И все же у нее не было сомнений в том, что этот уикенд станет захватывающим приключением. Несмотря на все опасения, перспектива попробовать себя в роли своего «альтер эго» захватывала. Только бы избавиться от этого странного неприятного предчувствия. Даже тот факт, что ее верная Труди была рядом, не успокаивал ее.

Фейт посмотрела на свою подругу и ассистентку.

Труди была самой сентиментальной особой из всех, кого Фейт когда-либо встречала, но это не мешало ей быть замечательной помощницей. Труди терпеть не могла беспорядок. Все должно быть безупречно, без сучка без задоринки. Невысокого роста, она была полна энергии и, когда требовалось, отдавала приказы не хуже лихого сержанта.

Бояться нечего, решила Фейт, потягиваясь. Все будет в порядке.

— Хорошо, по-моему, все в порядке, — сказала наконец Труди. — Это будет фантастически. Ты сама знаешь. — Она улыбнулась загадочной улыбкой. — Ты больше похожа на Зою, чем о том догадываешься.

Фейт фыркнула и посмотрела в окно. Спорить бесполезно — она все равно проиграет.

Еще несколько миль по горной дороге — и машина въехала в каменную арку с надписью «Охотничий приют „Дубовая роща“».

— Вот мы и приехали, — объявила она.

Большой дом из камня и дерева так гармонировал с окружающей природой, словно сам был ее частью. Осенние листья покрывали крышу.

Крыльцо, потемневшее от времени, тоже было усыпано разноцветными листьями. Фундамент зарос мхом, из трещин в камнях выглядывала трава.

Папоротники росли вперемешку с хризантемами в старом корыте, ящиках и дырявых лейках.

Виноград обвивал огромную из кедра дверь.

Фейт сняла ремень безопасности. Странное чувство заставило ее нервно заерзать на сиденье.

Труди не могла сдержать возглас восхищения.

Хотя Фейт никогда не бывала здесь, а этот охотничий домик ничем не напоминал ее современный кирпичный коттедж в Брентвуде, она ощутила странное чувство — словно вдруг вернулась домой. Это просто невозможно было описать другими словами. Такое же чувство возникает, когда встречаешь старого друга, которого очень любишь, но, к сожалению, редко видишь.

Что в данном случае совершенно неуместное ощущение.

В детстве она никогда подолгу не жила в одном месте. Ее родители считали, что путешествие — замечательное приключение, и никогда не задерживались на одном месте надолго. Но в этой части штата они никогда не бывали, не говоря уже о том, чтобы останавливаться именно в этом охотничьем приюте. Что с тобой, Фейт? — задумалась девушка.

Чувствуя себя как-то странно, она выпрыгнула из машины и потянулась. Мышцы за поездку совсем атрофировались, а ноги были тяжелее свинца.

— Боже, разве это не самое красивое место на свете! — воскликнула Труди вне себя от восхищения. — В реальности здесь в тысячу раз лучше, чем на фотографиях. — Труди запрокинула голову и вдохнула свежий горный воздух. — А воздух какой чистый. Просто фантастика!

Фейт вынуждена была согласиться. Необыкновенное место. Дом казался уютным и теплым. Оглядев проржавевшие водосточные трубы, она отметила, что немного косметического ремонта ему не помешает. Но все равно это место зачаровывало. И вдохновляло…

Внезапно большая темная тень привлекла ее внимание, заставив насторожиться. Горло словно сдавило, волосы на затылке приподнялись, по коже побежали мурашки.

Фейт медленно повернулась, но все, что она успела понять, — это то, что на нее с чудовищной, головокружительной скоростью несется…

Она застыла от ужаса, не в силах сдвинуться с места. Страх сковал ее члены, лишил возможности дышать.

Она закричала.

И потеряла сознание.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Лекс Элленберг вздрогнул от душераздирающего крика, нарушившего утреннюю тишину.

О, черт. Только не Пух, подумал Лекс со страхом.

Только не Пух, черт бы его побрал. У него нет ни времени, ни желания снова общаться с егерями и полицейскими — других проблем по горло.

Как, например, не потерять свою гостиницу.

Лекс воткнул топор в полено и бросился к дому. Молодой медведь навещал дом довольно часто, и постоянные посетители уже привыкли к тому, что Пух расхаживает по участку. Но всегда были новички, которые, завидев его, поднимали визг громче поросячьего.

А потом звонили в полицию.

Сам Лекс считал Пуха слишком смирным, чтобы быть угрозой для кого-нибудь, но он все же дикий зверь, а звери всегда непредсказуемы. Лекс фыркнул: как и женщины.

Обогнув угол, он облегченно вздохнул.

Слава богу, это не Пух. Только Бино. Конечно, черный Лабрадор опрокинул девушку на землю, но быть съеденной ей точно не грозит. Лекс хмыкнул.

Самое худшее, что с ней может произойти, — это порванные колготки. Хотя гостей на землю лучше не ронять — это не принесет пользы бизнесу.

— Бино! — приказал Лекс строго. — Отойди!

— Отойди! — вопила и другая женщина, пытаясь стащить огромную собаку со своей подруги.

Но это было все равно что сдвинуть гору. — Слезь с нее, ты, баран!

Заметив Лекса, девушка выдохнула:

— Слава богу! Отгоните его! Отгоните от нее.

С языком, свисающим на сторону, Бино взглянул на хозяина добродушными карими глазами, словно говоря: «Посмотри, что я нашел. Игрушка».

Именно в этот момент Лекс заметил, что женщина на земле не двигается. Она никак не пыталась оттолкнуть собаку и не кричала. Плохой знак. Он мысленно выругался, по спине побежали неприятные мурашки.

Лекс бросился к женщине, упал на колени и спихнул собаку с ее груди.

— Проклятье!

Он бросился искать повреждения. Взволнованная подруга рухнула на колени рядом с ним и взяла руки женщины в свои.

— Фейт, о Фейт, — всхлипывала она.

Слава богу, крови нет, подумал Лекс, все еще в ужасе от произошедшего. Его руки пробежали по телу, ища сломанные кости, потом проверили пульс на тонком запястье. Пальцы ощутили сильные толчки. Кажется, самого страшного не случилось.

Он взглянул на подругу.

— Она ударилась головой, когда упала?

— Фейт! О, Фейт, вставай, — гладя лежавшую без сознания незнакомку, в отчаянии взмолилась ее подруга. Она была насмерть перепугана. — Я не знаю, — расстроенно сказала она. — Я была с другой стороны машины. Но это не собака ее сбила с ног. Она потеряла сознание еще до того.

В шоке Лекс сморгнул:

— Потеряла сознание?

— На нее в детстве напала собака, — защищая спутницу, объяснила девушка. Она раздраженно ткнула пальцем в сторону Бино. — Не сомневаюсь, что пес совсем не опасный, но он бросился на Фейт как разъяренный бык. Пока мы здесь, он должен быть на привязи. — Она поморщилась.

Видно было, что ей самой не доставляет удовольствия обижать животных.

Словно поняв, что речь идет о нем, Бино с извиняющимся видом уткнулся носом Лексу в шею.

— Уходи, — велел Лекс, отталкивая его. — С тобой мы потом поговорим.

Чертова собака. Этого ему еще не хватало — запирать Бино, но похоже, при сложившихся обстоятельствах выбора у него нет.

— Давайте отнесем ее внутрь.

Лекс осторожно поднял пострадавшую на руки и, несмотря на шок, не мог не отметить, что ее стройное тело округлялось именно там, где нужно. Было так приятно ощущать его тепло. От девушки исходил легкий цветочный аромат — маргариток? У нее было гладкое личико в форме сердечка, маленький носик, покрытый едва заметными веснушками, и упрямый подбородок, который придавал ей необыкновенное очарование. Но рот, красиво очерченный, чувственный, делал ее поистине красавицей. Мягкие, как шелк, золотистые кудряшки ласкали его руку при каждом шаге, и, к своему изумлению, он почувствовал, как огонь вспыхивает в чреслах.

Лекс сглотнул и мрачно усмехнулся про себя.

Вот еще одно доказательство того, что у него слишком долго не было секса.

Проклятье, у него просто нет на это времени.

И энергии тоже. Поддерживать дом в хорошем состоянии, руководить финансовыми делами, чем он занимался так усиленно, что мог бы получить степень по экономике, — все это отнимало столько сил и энергии, что у него не было возможности найти женщину, согласную заняться с ним сексом просто ради секса.

Он взглянул на девушку в своих объятиях. Если его возбуждают женщины в обмороке, значит, ему нужна помощь врача-специалиста…

Но в ней что-то особенное, подумал Лекс, задержав взгляд на великолепном лице — все равно она его не видит. Сердце его забилось быстрее, мышцы напряглись. Лекс моргнул и усилием воли отвел взгляд, сконцентрировавшись на предстоящем ему оказании первой помощи.

Подруга поспешила открыть им дверь. Лекс пробормотал слова благодарности, перешагнул через порог и направился к одному из кожаных диванов перед камином. Он аккуратно опустил свою ношу на диван, где, к его облегчению, она наконец пошевелилась. Пока он ее нес, девушка казалась бесчувственной, как кукла.

Ресницы задрожали и приподнялись, открывая светло-карие глаза. У таинственной незнакомки глаза цвета горячей золотистой карамели, отметил про себя Лекс, сглотнув. В груди у него что-то сжалось, а в животе словно разом вспорхнули сотни бабочек. Он буквально отключился, уставившись в эти пленительные глаза, — ничего не слышал и не видел.

Аккуратный носик сморщился, и обворожительная улыбка появилась на роскошных и таких чувственных губах. Эта улыбка зажгла огонь во всем его теле.

— Нэш! — выдохнула девушка.

Ее подруга рухнула на колени перед диваном.

— О боже мой! С тобой все в порядке? Тебе больно?

Нэш? — сердито спросил себя Лекс. Кто это, черт побери?

Фейт смутилась. На лбу появились беспокойные морщинки. Она обвела их взглядом, потом закрыла глаза и мучительно застонала:

— Я.., что… О господи!

— На тебя бросилась собака, — объяснила подруга, — но мистер… — она вопросительно взглянула на Лекса.

— Элленберг, — подсказал Лекс с запинкой, все еще под влиянием встречи с незнакомкой.

— Мистер Элленберг заверил меня, что собаку запрут на время нашего пребывания здесь.

Взгляд, которым она наградила его, сказал, что лучше не спорить, хотя Лексу не улыбалось запирать собаку. Бино — его лучший друг, к тому же он совсем безобиден, и несправедливо наказывать его за грехи другой собаки.

Но нельзя наносить вред бизнесу, ведь эти девушки — его клиентки, участницы праздника в честь Зои Уайлдер, значит, он должен удовлетворять все их желания. При этой мысли Лекс скривился. Но кивнул. Эта женщина испытала шок.

Черт, она так испугалась, что потеряла сознание.

Зная это, он просто не мог позволить Бино бегать снаружи.

— Мне очень жаль, — произнес Лекс. — Это больше не случится, обещаю.

Девушка, спустив ноги на пол, уселась на диване и начала массировать виски. Листок выпал из ее кудрей, бежевый свитер и такие же брюки были в пыли. На груди отчетливо виднелись отметины от собачьих лап.

— Не беспокойтесь, ничего страшного не случилось, — сказала она низким, чувственным голосом и провела рукой по груди, стряхивая пыль, отчего у него в голове тут же возникли неприличные видения. Словно почувствовав это, она залилась румянцем.

Лекс вздохнул с облегчением. Слава богу, теперь она выглядит скорее смущенной, чем напуганной.

— Может, представимся друг другу и я запишу вас в книгу посетителей? Добро пожаловать в «Дубовую рощу»!

Видя, что с Фейт — так, кажется, зовут незнакомку — все в порядке, ее подруга протянула руку и сказала:

— Я Труди Уивер, мистер Элленберг. Мы с вами много говорили по телефону.

Улыбка сползла с его губ, с языка едва не слетел поток самых страшных ругательств. Взгляд метался между двумя женщинами. Никогда еще Лекс не испытывал такой паники. Если это Труди Уивер, подумал Лекс, тогда другая женщина, Фейт, наверняка та самая Фейт Боннер, известная писательница, которая должна была сделать его гостиницу популярной на весь следующий сезон.

Со всеми этими гостиничными сетями, понатыканными тут и там в горах, бизнес родителей Лекса угасал день за днем. Он не знал, сколько еще сможет продержаться, но одна мысль о том, чтобы продать гостиницу или передать ее кому-либо.., об этом не могло быть и речи. Он уже отклонил два очень выгодных предложения от анонимного покупателя. Деньги для него не имели значения. Его дедушка построил этот дом. Здесь его корни.

Его отец практически отдал жизнь за этот дом он умер от сердечного приступа на крыше, когда пытался ее починить. Столько крови, слез и пота пролито на этом месте. Нельзя просто так отдать его в чужие руки. Пока дышит, Лекс не станет его продавать. Но…

Из всех гостей Бино выбрал именно ее. Почему, черт побери!

Проклятье!

— Приятно познакомиться, — выдавил Лекс.

Кошмар. Он сделал глубокий вдох и повернулся к другой девушке.

Улыбнувшись, Труди продолжила:

— А это Фейт Боннер. Фейт собирается отдохнуть пару дней, пока я все приготовлю к празднику по случаю выхода «Поймать вора».

Лекс кивнул и перевел взгляд на писательницу, стараясь изобразить любезнейшую из улыбок.

— Несмотря на произошедшее, «Дубовая роща» — идеальное место для отдыха. Здесь каждый найдет себе занятие по душе.

На лице Фейт застыло странное выражение.

Она по-прежнему не отводила от него взгляда, пока ее молчание не стало неприличным. Лекс испугался, что у него с одеждой или прической что-то не в порядке. Янтарные глаза пронзали его насквозь, а волосы на затылке буквально приподнялись — так странно она на него смотрела. Словно загипнотизированная. Поразительно, как его тело реагирует на эту женщину. Будто они были знакомы раньше. Будто какая-то его часть узнала ее. Но это невозможно.

— Э… — Труди смущенно переводила взгляд с подруги на хозяина гостиницы. Похоже, ей придется спасать положение. — Я уверена, что Фейт здесь понравится. — С этими словами она подтолкнула ее к конторке. — Вы сказали, нам надо зарегистрироваться?

Словно выйдя из транса, Фейт отвела глаза, йотом снова бросила на Лекса испуганный взгляд и вся покраснела.

— Конечно… — пробормотала она.

Молясь, чтобы ничего больше не случилось, пока он будет регистрировать их и показывать комнаты, Лекс бросился за конторку. Процесс оформления гостей занял какое-то время, в течение которого Фейт продолжала украдкой следить за ним, думая, что он не замечает. Она прямо-таки изучала его, пока Лекс записывал их имена и провожал в свои лучшие комнаты.

Наконец он отправился на кухню, чтобы опрокинуть банку пива — он определенно его заслужил, спасая гостью от Бино, — но под укоризненным взглядом дяди рука сама потянулась за лимонадом.

Джордж нахмурился.

— В чем проблема?

Проблема? — рассмеялся про себя Лекс. Если бы это была только одна проблема… К сожалению, их целая дюжина. А самая неприятная из всех — возбуждение, которое он испытал при виде Фейт Боннер. Как еще можно объяснить реакцию его тела на ее чувственный рот, дрожь, охватившую его, когда он поднимал девушку на руки?

Но дяде об этом рассказывать ни к чему. Поэтому он выделил ключевое место в истории роль Бино.

— Я привязал его за домом, — сказал он, закончив рассказ. — Но, боюсь, ему это не понравилось.

Джордж потер подбородок.

— Пусть уж лучше ему не понравится привязь, чем этой модной писательнице и ее безумным фанатам — наша гостиница, — прокомментировал он. — С Бино ничего не случится. Это ведь на пару дней.

Лекс склонил голову, предпочтя не отвечать.

Его дядя не трудился подбирать выражения и всегда высказывал свое мнение независимо от того, просили его об этом или нет. Лекс улыбнулся про себя. Таков уж дядюшка. Прямолинеен и даже грубоват, но Лексу трудно представить «Дубовую рощу» без него. Они одно целое.

Когда его мать переехала во Флориду — она не могла оставаться здесь после смерти отца, слишком болезненно перенося утрату, — Джордж взял в свои руки кухню, и, по мнению Лекса, не было повара лучше по эту сторону гор. Он просто представить себе не мог гостиницу без дяди. Джордж так же принадлежал «Дубовой роще», как небо и горы вокруг.

Да, вот еще одна причина, почему Лекс должен сохранить дом. Слишком много жизней зависит от него. Включая жизнь Джорджа.

Лекс мрачно чертыхнулся, чувствуя, что возбуждение не проходит. Вместо того чтобы думать о Фейт Боннер с ее сладкими губами, ему надо думать о том, как не оказаться без крыши над головой.

О небо! — вздохнула про себя Фейт. Образ Лекса Элленберга все еще стоял у нее перед глазами.

Он выглядит совсем как Нэш!

Совсем как Нэш.

Сердце билось в груди как безумное, легким не хватало воздуха. Мышцы живота напряглись как после активной гимнастики. Руки дрожали, а во рту пересохло.

У него такие же угольно-черные волосы и ярко-синие глаза, ямочки на щеках и на подбородке, когда он улыбается. А вдоль виска идет тонкий, едва заметный шрам. Высокий, широкоплечий, сложен как греческий бог. Она была просто заворожена его красотой. Божество, которому не жаль принести в жертву себя самое.

У этого мужчины было все, чем она наделила Нэша Остина четыре года назад. Это поразило ее.

Ошеломило.

Когда она открыла глаза и увидела его рядом, то прямо задрожала. Сердце едва не выскочило из груди, и каждая клеточка в ней запела от счастья, что он наконец появился в ее жизни. Это чувство узнавания было таким острым, что словно обожгло сознание. Нэш, такой живой и настоящий, был рядом с ней.

А потом реальность в виде ее рыдающей ассистентки настигла ее, и она вернулась к действительности. Мираж растаял, выставив ее полной дурой и законченной мечтательницей.

Недостаточно того, что она упала в обморок, показав себя трусихой, так еще и уставилась на него как чокнутая, прошептав «Нэш» голосом, полным страсти. Он, наверно, решил, что она влюбчивая идиотка. Ей надо было сразу броситься со скалы, чтобы не мучиться от стыда, подумала Фейт, красная от смущения.

Подумать только: стоило ей увидеть эту огромную черную собаку — совершенно безобидную, по словам Лекса и Труди, — и она завопила и потеряла сознание, как девственница в фильме ужасов.

Какой-то давнишний инцидент с собакой — и она напугана на всю жизнь. Фейт ненавидела себя за эту слабость, за бесхарактерность. Собаки — лучшие друзья человека. Только потому, что на нее напал вредный чихуахуа сто лет назад, она не должна бояться их сейчас.

— Как тебе нравится это место? — поинтересовалась Труди. — Мило, да?

Фейт кивнула, пытаясь сосредоточиться на ее словах. Труди пришлось изрядно потрудиться, чтобы приготовить все для праздника. Меньшее, что она может сделать, — это со вниманием выслушать ассистентку.

— Здесь чудесно, — выдавила Фейт.

Труди, любовавшаяся видом из окна, повернулась к Фейт. Морщинка озабоченности появилась на ее лбу.

— С тобой точно все в порядке? — участливо спросила она. — Ты выглядишь неважно.

— Наверно, — согласилась Фейт. — Поверить не могу, что я потеряла сознание. — Она закатила глаза и плюхнулась на кровать. — Боже, какой стыд!

Труди сложила руки на груди.

— Не скрою, выглядело очень драматично.

— Еще бы! — пробормотала Фейт.

— Особенно когда мистер Элленберг бросился спасать тебя, поднял на руки и отнес в дом. Он так волновался!

Фейт фыркнула.

— Воображаю: наверно, мысль о судебном преследовании его так взволновала!

Труди скинула туфли и села в одно из кресел у окна. Задумавшись, она произнесла:

— А у меня сложилось другое мнение…

— Какое? — Глупое сердце пропустило удар.

— Мне показалось, дело было не только в этом, серьезно продолжала Труди. — Его взгляд был просто прикован к тебе.., он рук не мог оторвать от тебя. А как он смотрел…

Фейт вспыхнула.

— Что?..

— Не волнуйся, — хмыкнула Труди. — Он не воспользовался твоим беспомощным состоянием.

Хотя я не возражала бы, чтобы меня проверили так на наличие переломов. — Она улыбнулась. Все выглядело очень романтично.

Так он нес ее на руках, а она ничего не помнит.

Фейт была разочарована. Но вдруг Труди шутит?

Самый великолепный парень на свете поднимает ее на руки и несет в дом — настоящее романтическое приключение, возможно единственное, случившееся с ней, — а она ничего не помнит!

Проклятье.

Труди внимательно посмотрела на нее.

— Он не мог глаз от тебя отвести. И что интересно — ты тоже уставилась на него как зачарованная.

Фейт понимала, что должна выразить возмущение или попытаться отрицать очевидное. Но как? Она пялилась на него во все глаза! Буквально не могла оторвать взгляд!

Она была словно под гипнозом. Просто ничего не могла с собой поделать. В смущении она взглянула на подругу:

— Знаю. Но разве он не напомнил тебе кое-кого?

Не может быть, чтобы только она это заметила, думала Фейт. Сходство было таким сильным, что любой, кто читал ее книги, просто обязан был заметить это. А Труди особенно.

Подруга задумалась на минуту, а потом, к изумлению Фейт, отрицательно покачала головой.

— Нет, никого.

— Подумай, Труди, — настаивала Фейт, перекатываясь на кровати к ней поближе. — Черные волосы, синие глаза, шрам на виске… Тебе это говорит что-нибудь?

Труди смотрела на нее бесхитростным взглядом.

— А должно?

Рассердившись, Фейт села на постели. Как же так? Труди читала все ее книги, она была самым лучшим ее критиком. Как она могла не заметить?

Фейт совсем расстроилась.

Труди заметила ее состояние.

— Прости, милая, я правда не понимаю.

Если она так невнимательно читает ее книги, надо было бы ее уволить, подумала расстроенная Фейт.

— Труди, — с невероятным терпением произнесла она, — он выглядит как Нэш.

Изумление Труди нельзя было описать словами.

— Нэш?!

— Да, Нэш.

Труди покачала головой.

— Нет, вовсе нет.

— Вспомни! — настаивала Фейт. — Черные волосы, синие глаза. И шрам. Высокий и привлекательный… Он Нэш! — воскликнула она.

— Ну, я не таким представляла себе Нэша, скептически ответила подруга. — Совсем не таким.

Фейт моргнула.

— Не таким?

— Нет. — Труди на секунду задумалась, потом подняла глаза и уставилась на Фейт. — Но забавно, что ты так думаешь…

Забавно? Это можно было назвать как угодно, но только не забавно. Кошмарно, ужасно, невероятно, возмутительно, мучительно.., но точно не забавно.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Что-нибудь еще? — спросил Лекс из вежливости. Он и представить себе не мог, чтобы такая педантичная особа, как Труди Уивер, могла что-нибудь забыть.

Труди улыбнулась.

— Нет, думаю, все в порядке.

Она выключила ноутбук и убрала в сумку.

— Мы с нетерпением ждем предстоящих выходных. Насколько я знаю, никто из писателей не устраивал такой вечеринки. Мы хотим, чтобы все прошло безупречно. В дальнейшем это может принести большую прибыль.

Замечательно, сказал про себя Лекс, — если, конечно, они и в дальнейшем будут пользоваться его услугами. Прошлый год был просто ужасен.

Пришлось делать дорогостоящий ремонт. Отопительная система — кстати, не такая уж и старая вышла из строя. Компьютер полетел, а весной на гостиницу напали полчища неизвестно откуда взявшихся тараканов. Огромных, отвратительных, которые никогда не водились в здешних местах. Чтобы избавиться от них, пришлось потратить целое состояние.

Но теперь все налаживается, решил Лекс. Перед ним даже маячат радужные перспективы.

— Не сомневаюсь, что все пройдет великолепно. Будьте уверены, я и все мои служащие сделаем все возможное для этого.

— Я рассчитываю на вас. — Труди встала.

Лекс мигом вскочил на ноги и решил воспользоваться моментом, чтобы еще раз извиниться за Бино. Запустив руки в волосы, он пробормотал:

— Я еще раз хотел извиниться за собаку… Я привязал ее. С миссис Боннер все в порядке? спросил он, бессознательно сделав ударение на «миссис». И тут же рассердился на себя.

Кто, черт побери, тянул его за язык? Что, у него мало проблем? Какое ему дело до того, замужем эта красотка писательница или нет? Что, ему думать больше не о чем, кроме как о ее чувственных губках, рыжих кудрях и янтарных глазах?

При этой мысли желание вспыхнуло в нем с новой силой. Даже дыхание перехватило.

Труди, ничего не отвечая, посмотрела на него долгим загадочным взглядом.

От этого взгляда у Лекса покраснели кончики ушей. Губы ассистентки растянулись в улыбке.

— Мисс Боннер. Да, с ней все в порядке.

Чувствуя себя полным дураком, Лекс поспешно кивнул.

— Хорошо.

Труди оценивающе всмотрелась в него, отметив про себя правильные черты лица и смущенную улыбку, и протянула:

— Нет, я не вижу никакого сходства.

— Простите? — моргнул Лекс.

— Ничего, — ответила она. — Вы читали книги о Зое Уайлдер, мистер Элленберг?

— Вообще-то нет, — смущенно признался Лекс.

Он собирался, но по разным причинам так и не взял книгу в руки. У него было слишком много дел, а в такое время чтение — непозволительная роскошь.

— Непременно прочтите! — шокированно воскликнула Труди. — Фейт очень талантлива. Она феномен. А ее герои — Зоя Уайлдер и Нэш Остин — совсем как живые. — Она вздохнула. — Никто так не пишет, как Фейт. Она лучшая. А ее последняя книга просто шедевр.

Лекс скрестил руки на груди.

— Правда?

— Истинная правда. — Она подалась к нему, словно собираясь поделиться секретом. — Неожиданный конец третьей книги, «Смертельный дизайн», обменяется в прологе четвертой, а дальше все будет еще интереснее. Это моя самая любимая книга. Труди качнулась на каблуках. — Хотя каждая ее новая книга нравится мне больше прежней, — закончила она.

Лекс расхохотался. Она просто влюблена в творчество своей Фейт.

— Не сомневаюсь. Я прочту сразу, как только найду время.

— О, найдите, — настаивала Труди. — Вы не пожалеете.

Лекс почесал макушку.

— Вы тоже играете роль в постановке или только командуете всем? — спросил он, не в силах скрыть свое любопытство. Вся эта игра в актеров забавляла его.

Труди вздохнула.

— Я только буду руководить. Фейт хотела, чтобы я играла роль Зои, — доверительно сказала она. — Но фанаты настояли, чтобы Фейт была главной героиней, и ей пришлось уступить их просьбам. Это она написала сценарий праздника, так что логично, если она будет играть эту роль.

Это обещает быть интересным, заинтригованно подумал Лекс. Он вопросительно приподнял брови.

— А почему она не хочет играть?

— Боится. Вам надо прочитать книги, чтобы понять ее. Фейт боится, что не справится с ролью Зои. Зоя — непростая девушка. Настоящая героиня. Смелая, сексуальная, острая на язык. Всегда одевается очень броско и красит губы алой помадой. Совсем не похожа на Фейт. Фейт застенчивая скромница. Ей нравится, чтобы во всем был порядок, она ненавидит броскую одежду и яркие цвета. — Труди вздохнула. — Зоя ее полная противоположность. Хотя… — улыбка тронула ее губы, — мне кажется, Фейт больше похожа на Зою, чем думает. Надеюсь, попробовав себя в роли Зои, она сама поймет это.

Заинтригованный, Лекс смотрел на нее во все глаза. Проклятье! Он просто заболел этой писательницей. И чем дольше он стоит тут развесив уши, тем больше влюбляется в нее. Пора заканчивать разговор.

— А этот Нэш Остин… — ляпнул Лекс, не успев даже подумать. — Он тоже герой?

Труди восторженно закатила глаза.

— Конечно. Редактор Фейт, Джон Уэллис, будет играть его. Фейт сказала, что это должен быть кто-нибудь из знакомых, иначе она не сможет вести себя с ним, как Зоя с Нэшем. — Глаза Труди вспыхнули. — У этих героев очень страстный роман. — Она снова качнулась на каблуках — очевидно, это было у нее в привычке. — Их страсть прямо полыхает со страниц…

У Лекса отвисла челюсть. Он попытался изобразить улыбку, но на самом деле ему хотелось выругаться.

— Ну что ж, если все в порядке, — процедил он, мне нужно заняться делами.

Например, наколоть дров для камина. К сожалению, под рукой не было феи из сказки, которая освободила бы его от дел, не было и бензопилы эту роскошь могли позволить себе только конкуренты.

Всю тяжелую работу по дому ему приходилось брать на себя. Конечно, в гостинице был персонал, но очень немногочисленный, всем служащим он пообещал премии за работу, выполняемую сверх их должностных обязанностей. На деньги, полученные от Фейт и ее фанатов, он собирался решить несколько насущных проблем — точнее говоря, целый ряд насущных проблем, до которых не доходили руки из-за всех несчастий, что навалились на него за этот год.

— О, разумеется, — ответила Труди. — Думаю, мы все обсудили.

— Хорошо. Увидимся вечером за ужином.

— До встречи, — с этими словами Труди вышла.

Как только она исчезла, у Лекса вырвался вздох облегчения. Он предпочел бы обсуждать меню для предстоящего вечера, мебель, уборку все что угодно, но только не Фейт Боннер и ее редактора. От одной мысли, как они будут играть сцены, которые «полыхают со страниц», его начинало тошнить. Хотелось биться головой о стену.

Или нет, найти ее, схватить, отнести в спальню и показать ей такой секс, какого не встречалось ни в одной из ее книжек.

Но это безумие.

Пора занять себя чем-нибудь, сказал себе Лекс.

Он сообщил Джорджу, где его можно будет найти, и пошел к поленнице. Стоило ему завернуть за угол, как Бино бросился к его ногам и начал тереться о них, повизгивая и глядя на него взглядом, в котором читалась мольба: «Отвяжи меня». Он уже вырос из этого ошейника, подумал Лекс, проникаясь жалостью к другу, и погладил Бино.

— Прости, приятель, попозже.

Внезапно он затылком почувствовал, что она здесь. Подняв голову, Лекс выдавил:

— Привет, нравится вид?

Она стояла на скальном камне, любуясь пейзажем.

— Да, нравится. Он великолепен. Такие краски, восторженно ответила девушка. — Настоящая красота.

Глядя на нее, он чувствовал, как кровь превращается в жидкое пламя, проникающее во все члены. Колени ослабели, на подгибающихся ногах Лекс пошел к поленнице. Там он облокотился на дрова и поднял глаза на девушку.

— Каждую осень мне кажется, что эта — самая прекрасная осень в моей жизни, но потом приходит новая осень, листья меняют цвет, и я убеждаюсь, что эта новая осень еще прекраснее, — вздохнул он, обводя взглядом горный пейзаж. — По эту сторону гор все кажется другим. Нет ничего прекраснее этих склонов и долин.

Она задумчиво кивнула, но тут взгляд ее упал на Лабрадора, и она вздрогнула. Это инстинктивное движение ее хрупкого тела сказало Лексу, что она все еще напугана. Только тот факт, что Бино на привязи, позволяет ей любоваться пейзажем.

" Простите, — вдруг сказала девушка. — Мне так жаль вашу собаку. Ей не нравится на привязи.

— Ничего, потерпит, — махнул рукой Лекс, любуясь тем, как ветер играет ее шелковистыми кудрями. Он перевел взгляд на ее губы и почувствовал, как все его тело сладко замирает. — Я разрешу ему спать в моей комнате ночью, так что он нас быстро простит.

А что ему остается? Ведь иначе Бино могут запросто съесть дикие звери. Он тут как приманка в силке.

— Мне жаль, что он напугал вас. Труди сказала, что вы уже однажды пострадали от нападения собаки.

— В детстве, — кивнула девушка. — Но это не извиняет мой обморок, — смущенно потупилась она. — Спасибо, что вы позаботились обо мне, отнесли домой и все такое.

— Не за что. Я чувствую себя виноватым. Бино большой, но совершенно безобидный. Просто он сам не сознает, что может напугать.

Она посмотрела на Бино, словно желая поверить в это. Но в ее глазах был страх, между бровями залегла морщинка, а все тело было напряжено так, словно девушка никак не могла расслабиться.

Лекс скривился.

— Какая собака напала на вас?

Наверно, чау. Они часто нападают на детей.

Взрослых они боятся, потому что они большие, но дети перед ними беспомощны.

Девушка отвела взгляд.

— Мне стыдно признаться, — поморщилась она.

Значит, не чау. Не крупная собака, раз ей стыдно признаться. Лекс усмехнулся.

— Пудель?

Глаза цвета янтаря посмотрели на него.

— Хуже.

Хуже? Что может быть хуже пуделя? Что может быть унизительнее нападения пуделя?

— Хуже?

Она подавила вздох.

— Это был чихуахуа.

Забыв о правилах приличия, Лекс расхохотался. Смутившись, он попытался подавить смех, но безуспешно. Дрожащими от смеха губами он пробормотал:

— Чихуахуа?

Она наградила его взглядом, полным негодования.

— Да, ненормальный чихуахуа. Наверно, у него было раздвоение личности.

Лекс скрестил руки на груди, поленница с дровами уже успела вылететь у него из головы. Как и другие дела.

— Раздвоение личности, говорите? Это как?

— Он решил, что он ротвейлер.

Это уже было чересчур. На этот раз ничто не могло удержать Лекса от приступа смеха. Он хохотал, пока слезы не выступили на глазах.

— Это вовсе не смешно, — возмутилась Фейт, сама хихикая.

Она закатала рукава и показала ему тонкие шрамы на руках.

— Для ребенка это было травмой. Он был не таким уж маленьким по сравнению с шестилетней девочкой, а зубы у него чертовски острые. Эта собака до смерти напугала меня.

Лекс смущенно замолчал. Веселье как рукой сняло. Она права, такое могло насмерть перепугать ребенка. Хотя мысль о том, что чихуахуа может напасть на кого-то, и казалась забавной.

— Простите, — смутился он, пытаясь согнать идиотскую улыбку с губ. — Я не должен был смеяться.

— Черт, — вздохнула девушка, опуская рукава. Все в порядке. Это правда смешно. Я знаю. Но никак не могу избавиться от страха перед собаками. Я пытаюсь, честно, но этот страх живет со мной. Это слабость, а я ненавижу быть слабой.

Лекс склонил голову.

— У вас есть причины. Неважно, большая собака или маленькая, она на вас напала. Тут нечего стыдиться.

— Но мне стыдно. — Она взглянула на Бино. Ваша бедная собака, бедный… — запнулась она. Как его зовут?

— Бино.

— Бедный Би… — она снова запнулась, вопросительно приподняв брови. — Бино?

Он сжал губы:

— Да, Бино.

— Но.., почему вы назвали собаку так же, как называется средство от газов в животе?

Лекс усмехнулся.

— Побудьте рядом с ним еще немного, и вы все поймете.

Ее невероятно чувственные губы растянулись в улыбке, золотисто-карие глаза вспыхнули весельем.

— Что-то мне не хочется.

Лекс кивнул.

— Понимаю.

Он проследил за ее взглядом. Девушка смотрела на пса, который с самым жалким видом растянулся на земле и выражал крайнюю степень собачьего отчаяния.

— Вы уверены, что он не кусается? — озабоченно спросила девушка, закусив губу.

— Уверен, — ответил Лекс. — Он ни разу никого не укусил. Он может напрыгнуть, испачкать, облизать, но он не кусается.

Фейт кивнула.

— Тогда отвяжите его.

— Вы уверены? — усомнился Лекс.

— Уверена.

— А вы не упадете в обморок?

— Надеюсь, что нет, — ответила девушка, подумав. — Только подождите, когда я вернусь в дом.

Мне надо забрать пару вещей из машины.

— Конечно. Хотите, я принесу? — предложил Лекс. Ему безумно хотелось побыть с ней подольше. Наедине.

Девушка отрицательно покачала головой.

— Это только пара вещей, ноутбук и книжка, но спасибо за предложение.

— Не за что.

К его огорчению, она спрыгнула с камня.

— Я, пожалуй, пойду. — Закусив губу, она снова посмотрела на собаку. — Дайте мне пять минут и отвяжите его.

Лекс кивнул.

— Хорошо.

Внезапно удачная идея пришла ему в голову.

Слова сами собой сорвались с языка:

— Послушайте, давайте я помогу вам избавиться от страха перед собаками? Мы можем потренироваться на Бино.

Она остановилась и с сомнением посмотрела на него.

— Каким образом?

— Надо попробовать, — ответил Лекс.

— Это было бы замечательно. Зоя не боится собак. А мне придется играть ее роль, — задумалась девушка. — Вы с Труди уже обсудили все детали вечеринки?

— Да. Обещает быть интересной, — солгал он.

Обещает неприятности и кучу работы, добавил он про себя. Свое свободное время он предпочитал проводить за рыбалкой или спуском на плотах. А не за игрой в детективов.

— Я играю роль Зои. Она ничего не боится. Я буду выглядеть идиоткой, если упаду в обморок, испугавшись собаки, — призналась Фейт. — Если бы вы могли мне помочь, я была бы вам благодарна.

— С удовольствием, — ответил Лекс, обрадованный ее согласием. — Почему бы нам не начать после ужина?

Так у него будет время закончить дела, принять душ и побриться.

Она кивнула.

— Хорошо.

— Великолепно. Увидимся позже. — Провожая Фейт до лестницы, Лекс никак не мог стереть глупую улыбку с лица и оторвать от нее глаза. Она тоже смотрела на него, словно изучая. И ему было приятно. Он давно уже не испытывал такой радости от общения с девушкой.

— Что-то не так? — спросил он наконец, чувствуя, что молчание затягивается.

Она смущенно покраснела.

— Нет, все в порядке. Простите, что я так на вас уставилась. Просто вы мне кое-кого напоминаете. Она улыбнулась своим мыслям. — Простите, — повторила она.

Наверно, кого-то очень близкого, решил Лекс, увидев, как вспыхнули ее щеки. Он сделал глубокий вдох, чтобы унять внезапный приступ ревности.

Девушка нерешительно помялась.

— Можно задать вам личный вопрос, мистер Элленберг?

— Конечно. Только зовите меня Лекс.

— Хорошо… Лекс. Откуда у вас шрам на виске?

Так вот на что она уставилась! Но ведь это едва заметный шрам. Правда, женщины говорили, что он придает ему мужественности, но сам Лекс не обращал на него внимания.

— Конечно, я предпочел бы ответить, что получил его во время войны в Персидском заливе или вроде того…

— Но на самом деле…

Он смущенно улыбнулся.

— На самом деле это был несчастный случай.

Велосипедная цепь сломалась в неподходящий момент. Я въехал в куст ежевики и напоролся на острую ветку.

С искорками смеха в глазах она кивнула.

— Понимаю.

— Тогда я воображал себя супергероем, — продолжал Лекс. — Но если бы вы видели, как я летел с этого велосипеда! Прямо через руль.

— Ox, — выдохнула девушка.

— Именно так: ох! — покачал головой Лекс. Мама выбирала колючки из меня несколько дней.

— Еще бы. — Фейт снова посмотрела на собаку, которая пыталась стащить ошейник лапами. — Не забудьте: пять минут! — напомнила она Лексу, поднимаясь на ступеньку.

— Не забуду. — Все еще улыбаясь, он наблюдал, как она уходит. Девушка двигалась грациозно, бедра плавно и ритмично покачивались, зачаровывая его. Она не только была одной из самых сексапильных женщин на свете, ее прелестную попку просто нельзя было описать словами. Так же, как и талию, такую тонкую, что ее можно было обхватить руками. Само совершенство. Желание вспыхнуло в крови, огонь побежал по венам. Лекс стоял, не в силах пошевелиться, пока не вспомнил о поленнице.

Он велел Бино вести себя прилично, пообещал отвязать его через пять минут и направился к дровам. Нечего смотреть на нее, сказал он себе. Нечего даже думать о ней. Ну и что, что она такая дьявольски сексуальная? У него нет времени на любовную интрижку, черт побери. Ему нужно думать о гостинице. Хватит мечтать.

Да, она его заинтриговала.

Да, она соблазнительная штучка.

Определенно.

Но она не для него.

Лекс с яростным усердием принялся колоть дрова, тратя куда больше энергии, чем требовалось.

Черт, они только что встретились. Как он может все время думать о ней?

Но в этой Фейт Боннер было что-то, что заставляло его думать о ней, прислушиваться к звукам ее голоса, искать ее общества, воображать, как он целует эти соблазнительные губы, упивается их божественным вкусом. Никогда еще он не чувствовал такого сильного влечения к женщине.

Она буквально сводила его с ума.

Лекс вздохнул.

Какое значение имеет то, что он чувствует?

Она его гостья, постоялица. От нее зависит, как пройдет весь сезон. Он просто не может позволить своим плотским желаниям оскорбить ее. Он должен держать себя в руках. Слишком много поставлено на кон.

Внезапно Бино присел и жалобно заскулил, пытаясь снять лапами ошейник, а спустя секунду воздух пронзил истошный женский крик.

Фейт.

Бино оглушительно залаял. Сердце Лекса ушло в пятки. Бино здесь, значит, что-то другое напугало ее…

О, черт!

С топором в руке Лекс бросился к крыльцу. Он сразу заметил Фейт, которая, как он уже подозревал, снова потеряла сознание, а потом медведя, удиравшего по тропинке в горы.

Лекс выругался, уронил топор и подбежал к девушке. Он чуть не обезумел от страха, когда заметил струйку крови у нее на виске. Девушка была белой как пергамент.

— Фейт! — позвал он, поднимая ее на руки. Фейт! Ты слышишь меня?

С ее губ сорвался стон, ресницы дрогнули. Она нахмурилась и открыла глаза.

Дежа-вю, подумал Лекс.

— Черт, Нэш, — застонала она сердито. — Голова раскалывается. Что произошло?

Почувствовав облегчение, Лекс улыбнулся.

Опять Нэш.

— Я отнесу тебя в дом.

Она заерзала у него на руках, пытаясь заглянуть через плечо.

— Этот ублюдок Бойл опять напал на меня сзади, да? — спросила она с негодованием. — Скажи мне!

Бойл? Кто такой, черт побери, Бойл?

— Никто на тебя не нападал. Ты снова упала в обморок. — От волнения он сам не заметил, как перешел на «ты».

Ее глаза широко распахнулись, и девушка попыталась вырваться из его объятий.

— Я никогда не падала в обморок, Нэш, — воскликнула она. — Что за чушь ты несешь?

Лекс остановился, с тревогой всматриваясь в ее лицо. Что-то не так. Он не мог сказать что, но это была не прежняя Фейт… Она вела себя совершенно по-другому.

— Я не несу чушь. Я думаю, ты увидела Пуха и испугалась, — сердито произнес он.

— Кого? — рассердилась девушка. — Это что, прозвище такое? Никогда не слышала… — Она пробормотала ругательство. — Если Ларсон послал гонца с шифровкой, будет заварушка. Правда, Нэш, я по горло сыта его выходками.

Ларсон? Выходки? Шифровка?

Ничего не понимая, Лекс выругался про себя.

— Дорогой, знаешь, мне нравится, когда ты носишь меня на руках, — прошептала она ему на ухо.

В голосе появились откровенно чувственные нотки. — Но если ты несешь меня не в постель, лучше опусти…

Тревога, которую Лекс ощущал минуту назад, переросла в панику. Страшное предчувствие охватило его. Он поставил девушку на ноги. Она обхватила его руками за шею, и губы ее прижались к его губам в страстном поцелуе. Те самые губы, о которых он грезил несколько минут назад. Его тело отреагировало мгновенно.

Но он отпрянул:

— Фейт, нет…

Она скривилась.

— Фейт? Дорогой, я предпочитаю, чтобы ты называл меня моим настоящим именем, когда мы одни.

— Настоящим? — недоумевающе спросил Лекс.

Что-то подсказывало ему, что…

— Да! — нетерпеливо воскликнула девушка. Моим собственным именем. Зоя!

У Лекса отвисла челюсть.

— Я использую кодовые имена только во время заданий. Фейт, Кэнди, Лиза, Моника, и все другие тоже, — продолжала она, глядя ему в глаза. — Но с тобой я Зоя. Ты единственный, с кем я могу быть самой собой. Пожалуйста, не забывай об этом.

Это очень много значит для меня. — Девушка улыбнулась и переплела свои пальцы с его пальцами. — А теперь за работу, Нэш. Нам же нужно поймать вора, не забыл?

О, Боже милостивый, взмолился Лекс про себя. Что с ней произошло? Что делать?

Но тут Фейт исчезла в доме, оставив Лекса ошеломленно стоять посреди двора.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Это временная потеря памяти, вызванная ударом при падении, — констатировал доктор Гивенс, устало потирая лоб. — Я слышал, что такое бывает, но в моей медицинской практике это первый подобный случай.

Лекс пытался осмыслить слова доктора, пока они с Труди стояли в приемной и ждали, когда Фейт оденется после осмотра. Она руками и ногами отбивалась от визита к доктору, крича, что шишка на макушке — всего лишь царапина, но они с Труди уломали ее. Надо отдать Труди должное, она быстро пришла в себя после того, как узнала, что ее начальница потеряла память и вообразила себя героиней собственных книг.

Лексу пришлось объяснить Труди, что случилось, поминутно заверяя рассерженную «Зою», что никакой Бойл на нее не нападал. Труди была в отчаянии, но быстро успокоилась и даже начала отзываться на имя «Мелани» — ассистентки Зои, которую в ней видела Фейт.

— Но я как-то искала информацию о временной амнезии для одной из книг Фейт и знаю, что она должна быть вызвана более серьезной травмой, ударом, который повредил бы мозг, — высказала ассистентка свои сомнения. — В том, что вы говорите, нет никакого смысла.

— Вы правы, конечно, — согласился доктор, — но не забывайте, что мозг — таинственный орган.

Многие исследователи пытались разобраться в том, как он работает, но по-прежнему в этом вопросе больше загадок, чем разгадок. Эта героиня — женщина, которую пациентка знает как саму себя, женщина, созданная ее воображением, такая, какой ей самой хотелось бы быть. Это ведь ее последняя книга?

Труди кивнула.

— Да. Она собиралась сесть за вторую, когда закончится рекламный тур.

— Значит, ее голова все еще занята этой книгой.

Плюс эта постановка. Она выбрала гардероб Зои, она все время думала о том, что будет делать в роли своей героини. Удар при падении и послужил тем самым толчком, который помог ей очутиться в мире собственных фантазий.

В шоке от всего услышанного Лекс выдохнул:

— Так она думает, что ловит вора в моей гостинице?

Из всего, что навалилось на него за нынешний год, это самое безумное происшествие. Лекс не знал, что и думать.

— Но что нам делать? Подыгрывать ей? Или пытаться объяснить, кто она?

— Ни в коем случае! — воскликнул доктор. — Боюсь, вам придется подыгрывать. В противном случае она еще глубже погрузится в мир фантазий, спрячется там от реального мира. Фейт сама вспомнит все, когда будет готова.

Лекс сглотнул. Черт, как же ему хотелось выругаться!

— И когда это, по-вашему, случится?

Доктор грустно улыбнулся.

— Вопрос на миллион долларов, Лекс. Это может случиться через минуту, через неделю, через месяц. Кто знает, когда? Если этого не произойдет за неделю, советую обратиться к невропатологу, хотя я не уверен, что он сможет помочь. Боюсь, это состояние — ее подсознательный выбор. Доктор посмотрел на Труди. — Вы сказали, пациентка нервничала перед этой вечеринкой?

— Да, — кивнула девушка.

Гивенс задумался.

— Давайте подождем неделю. У нее есть семья, муж, которым надо сообщить?

— Нет, — ответила Труди. — Родители умерли, а она была единственным ребенком. О других родственниках я ничего не слышала.

— Понятно.

Труди потерла лоб и начала мерить шагами крошечную приемную.

— О, черт, — пробормотала она.

В ее голосе Лекс услышал отчаяние и беспомощность. Девушка резко повернулась и посмотрела на мужчин.

— Что нам делать? — воскликнула она. — Завтра приедут все эти люди. Они ждут, что мы будем ловить вора, — застонала она. — Катастрофа! Что мне делать? — всхлипнула девушка.

Сердце Лекса ушло в пятки. Он представил себе деньги, которые не получит, ремонт, который не сделает, сезон, который не удастся. Ему придется закрыть гостиницу. Он потеряет все, чего добился. И у него нет выхода из этого отчаянного положения.

— Придется отменить вечеринку, — пробормотал он в отчаянии.

Глаза Труди широко распахнулись. Она посмотрела на Лекса так, словно он спятил.

— Ни в коем случае! Об этом не может быть и речи! — воскликнула она.

Глядя на нее, можно было подумать, что ее мозг усиленно заработал в поисках выхода.

Лекс моргнул. Но что, черт побери, тут удастся сделать? Продолжать? Когда главная героиня думает, что она.., и есть главная героиня? Но ведь это может сработать, с бьющимся сердцем подумал Лекс, боясь надеяться на благополучный исход, боясь предложить этот вариант.

Труди вдруг остановилась.

— У нас нет времени. Она сейчас выйдет. Вот что мы будем делать, — решительно заявила она. Вы будете играть роль Нэша. Она…

— Но… — пробормотал Лекс.

— Никаких «но», — перебила Труди. — Она все равно уже думает, что вы — это он. Проклятье, она еще до падения думала, что вы похожи на него как две капли воды.

Так вот кого он ей напомнил! — растерянно подумал Лекс. Нэша, героя ее книг.

— Я буду играть Мелани, раз уж она думает, что я — это она, — продолжила Труди. — Джон будет руководить и изображать по телефону Ларсона, нахмурилась ассистентка. — Единственная проблема — это ее имя. Нам придется называть ее «Зоя», фанаты зовут ее «Зоя», но сама Зоя уверена, что никто не знает ее настоящего имени, пробормотала она, уставившись на Лекса. Должно же найтись решение проблемы. Надо подумать, но сначала… — Она помолчала. — Сначала вам нужно выучить роль. Все знают свои роли, но вы, главный герой, — нет. Вам нужно отрепетировать все заранее.

Репетировать? — с негодованием подумал Лекс.

У него нет на это времени! У него даже на сон нет времени.

Лекс больше всех был заинтересован в том, чтобы вечеринка состоялась, но есть маленькая проблема — читает он медленно, а играет наверняка отвратительно. Он не справится, сказал себе Лекс, как ни грустно было это признать. Он не Нэш Остин и не сможет сыграть его роль.

Лекс покачал головой, потер затылок и открыл было рот, чтобы объяснить все Труди, но она опередила его.

— Я заплачу вам, — выпалила ассистентка, угадав его сомнения.

Лекс подавил горький смешок.

— Если бы дело было в деньгах, я бы сказал «да», но дело не в этом У меня нет ни времени, ни актерских способностей.

Не говоря уж о том, что играть роль любовника этой девушки было просто безумной идеей в сложившейся ситуации. Что подумает Фейт, когда память вернется к ней? Он мысленно выругался.

Фейт решит, что он воспользовался ее болезнью, что он бессовестный негодяй. Потому что, изображая ее любовника, он не сможет держать себя в руках. Он слишком сильно ее хочет. Но это было бы подлостью — воспользоваться ее болезнью.

Труди открыла рот и назвала цифру, которая тут же материализовалась в его мозгу в починку крыши и еще кое-что.

— Вы, должно быть, шутите, — опешил Лекс от такой щедрости.

— Нет, — твердо заявила ассистентка, вспомнив свой командирский талант. — Отмена вечеринки будет стоить нам репутации и огромных денежных потерь. Это было бы катастрофой. — Она помолчала несколько секунд. — Вы согласны?

Лекс застыл в нерешительности, не зная, что ответить. Перед глазами у него возникла отремонтированная крыша, под которой тепло и сухо в самый дождливый день.

Он представил, как выплачивает обещанные рождественские премии, представил, что ему не нужно больше думать о том, откуда взять денег, чтобы решить самые насущные проблемы.

Это деловое соглашение, сказал он себе, осмысливая ситуацию. Он будет играть, а актер это тоже работа. Оплачиваемая работа, разве нет?

Подавив страх и нежелание, Лекс кивнул.

— Хорошо, я согласен.

Обрадованная Труди улыбнулась:

— Замечательно.

Фейт вышла из кабинета и тут же набросилась на свою помощницу:

— Мелани, что, черт побери, на мне надето?

Я… — она потянула бежевый свитер за край и с отвращением оглядела себя, — вся какая-то бесцветная…

— Ты так маскировалась, пока мы добирались до гостиницы, — на ходу сымпровизировала Труди. — А потом ты ударилась головой. Так что на переодевание не было времени.

С очаровательным, по мнению Лекса, румянцем смущения на щеках Фейт кивнула.

— Тогда все понятно. А где мой пистолет?

Боже, застонал про себя Лекс. Пистолет?

— Он в гостинице. Я получила сообщение от Ларсона, — бойко затараторила Труди, уводя разговор от оружия. — Он позвонит в пять, чтобы сообщить последнюю информацию. По-моему, произошли кое-какие изменения.

Фейт на секунду задумалась. Потом взглянула на Лекса и поинтересовалась:

— А как насчет Бойла? Он уже появился?

Лекс застыл.

— Э-э…

— Нет, насколько нам известно, — пришла на помощь Труди. — Забудь о нем на время. У нас есть другие негодяи, которых надо поймать, — закончила она с улыбкой.

Лекс облегченно вздохнул. Все происходящее казалось ему фантастическим сном. И без Труди он совсем не знал, что отвечать на вопросы Фейт.

Черт, ему нужно прочитать все эти книжки, чтобы понять, что к чему.

Фейт пожала руку доктору.

— Спасибо за то, что починили меня.

Врач улыбнулся.

— Не стоит благодарности. Не забудьте ибупрофен, если будут боли, и звоните в случае чего.

— Конечно, — кивнула девушка и повернулась к Лексу и помощнице. — Ладно, ребята. Поехали.

Мне надо разобраться в том, что здесь, черт побери, происходит. — Она тряхнула кудрями, и соблазнительные алые губы скривились. — Мне все это осточертело.

Она поспешила к выходу. За ее спиной Лекс встретился взглядом с Труди.

Добро пожаловать в сумасшедший дом, подумал он.

— Думаю, Ларсон что-то знает, — пробормотала Зоя. — Он сам на себя не похож.

Удивленная Мелани подняла голову.

— Что он тебе сказал?

— Ты была права. Планы поменялись. Он подозревает, что Бойл стоит за последней кражей и что перекупка краденого состоится в эти выходные.

Конечно, сам Бойл не будет пачкать руки. Вместо него это сделают его лакеи. Боится вляпаться, трусливый ублюдок, — с отвращением добавила Зоя. — Пусть ему поможет Бог, когда я доберусь до этого ничтожества.

Даже если это будет последним делом в ее жизни, она пошлет эту трусливую задницу в тюрьму или сама поможет ему отправиться прямиком в ад.

Зоя улыбнулась Мелани.

— Знаешь, какое интересное совпадение. В этой гостинице в выходные проходит вечеринка, которая называется «Поймать вора». Только Бойл с его извращенным чувством юмора мог выбрать это место для продажи краденого, — нахмурилась она под конец.

Мелани пробормотала что-то неразборчивое в знак согласия.

— В любом случае Ларсон организовал все так, чтобы мы тоже участвовали в вечеринке, и перешлет по электронной почте всю необходимую информацию. Разумеется, мы будем работать под прикрытием. Нэш будет притворяться владельцем гостиницы, ему все удается хорошо.

Ее парень, подумала Зоя с нежностью. Такой умелый.., во всем… Она вздохнула.

— Я должна выступать организатором вечеринки под своим собственным именем. — Зоя закусила губу и присела на край постели. — Не могу сказать, что мне это нравится, но Ларсон — босс, и я должна подчиняться его приказам.

Зое не нравилась роль подчиненной, она сама предпочитала командовать. Себе она доверяла больше, чем кому-либо другому.

Нэш был единственным исключением из этого правила. Ему она доверяла свою жизнь, свое сердце, свое тело — всю себя.

Боже, голова раскалывается. Она не помнила, как упала, но пластырь на макушке доказывал, что это действительно произошло. С ней и раньше происходили неприятности — в Бангкоке она получила пулю, в Косумели — ножевое ранение, переломов ребер не сосчитать, порезы, удары, ушибы… Все и не припомнишь. Но никогда ей не было так больно, как сейчас. Девушка скривилась. Странно. Весь этот день какой-то странный.

Она отбросила эти мысли в сторону и продолжила:

— Следующую пару дней мы будем готовиться.

Выучим роли, ознакомимся с обстановкой. Нэш должен проверить список гостей. Подозреваемых мы поселим в номера, которые легче прослушивать. — Она огляделась по сторонам, изучая комнату, и вдруг застыла:

— А где сумки Нэша?

Мелани наморщила лоб.

— Что?

Зоя вскочила, оглядываясь по сторонам.

— Сумки Нэша. Я их не вижу.

— О, он, наверно, оставил их внизу, — выдохнула ассистентка, пряча глаза. На лице ее отразилось беспокойство.

Опять к Зое вернулось это странное ощущение. Что-то не так, все идет не так, как должно идти. Она не могла сказать, что именно, но что-то определенно было не в порядке. Она это чувствовала. Надо быть начеку.

— Я пойду осмотрю гостиницу.

Мелани убрала портативный компьютер и вскочила со стула.

— Я пойду с тобой, — вызвалась она.

— Нет, в этом нет необходимости. Ты останешься здесь и отдохнешь, — велела Зоя.

Она достала пистолет из бюро и сунула за пояс юбки.

— Тебе нужен отдых.

Зоя легко нашла лестницу в холл. Забавно, что негодяи выбрали для своего грязного дела такое красивое место, подумала она, обводя восхищенным взглядом высокий потолок и светлые окна.

Старинный дом из камня и дерева давал ощущение теплоты, семейного счастья и домашнего уюта. Потертый деревянный пол покрывали грубые ковры ручного плетения, стены были украшены старинными картинами, одну стену занимал плед, сшитый из разноцветных кусочков ткани, который замечательно гармонировал с естественными красками этого дома.

Окна хозяева оставили открытыми, чтобы занавески не мешали свету проникать внутрь. Зато по обеим сторонам входной двери висели тяжелые шторы цвета осенней листвы. При виде этой комнаты что-то шевельнулось у нее в сердце. Что-то, что нельзя описать словами. Не только этот день был странным, вся атмосфера здесь вызывала в ней странные, не поддающиеся описанию чувства.

Голос Нэша нарушил тишину. Губы Зои сами собой расплылись в счастливой улыбке. Он стоял за конторкой, проверяя что-то на компьютере. Телефонная трубка была прижата к уху. Внезапно Нэш скривился, и с его невероятно чувственных губ сорвалось крепкое словечко.

От одного взгляда на него она вспыхивала как спичка. В животе все сладко сжималось, дыхание учащалось, а сердце билось как сумасшедшее. Знакомое чувство теплоты наполнило грудь, сердце билось в том же безумном ритме, как тогда, когда она отчаянно ждала их первого поцелуя. В тот момент она поняла, каков буквальный смысл воспетого поэтами выражения «сгорать от желания».

Но это нелепо. Они с Нэшем знают друг друга уже много лет. Они знают тела друг друга так хорошо, что у них почти не осталось секретов. Не было ни сантиметра на теле Нэша, который она не ласкала. И хотя Нэш так же хорошо знал ее тело, сегодняшняя ночь будет как их первая ночь.

Одна мысль об этом зажгла пламя у нее внутри. Оно вспыхнуло в животе и, мгновенно охватив все тело, сосредоточилось между бедрами.

Нэш опустил трубку и провел рукой по лбу.

Потом поднял голову от экрана, и их глаза встретились.

Зоя улыбнулась и направилась к нему.

— Привет, красавчик, — промурлыкала она. Его мужской аромат дразнил чувства. Она погладила его по щеке и прижалась губами к его губам. Зоя целовала его медленно, нежно, чувственно, дрожа от страсти при каждом встречном движении его языка. Пламя, вспыхнувшее у нее внутри минуту назад, превратилось в пожар. Лучше остановиться, пока она еще в состоянии это сделать, подумала девушка.

Она собрала все свои силы и оторвалась от его губ.

— Ты верно угадал свою роль. На эти выходные ты — владелец гостиницы. — И она изложила ему информацию, полученную от Ларсона. — Ты должен просмотреть список гостей, а потом мы займемся разучиванием ролей и составлением плана действий.

— Замечательно, — растерянно пробормотал Нэш. Его глаза обвели ее стройную фигуру, задержавшись на груди и ногах. Он смущенно ослабил ворот рубашки. — Ты переоделась…

— Конечно! — возмущенно ответила Зоя. Она чувствовала себя таксой в этом мерзком коричневом наряде, который ей пришлось носить полдня.

Зоя предпочитала яркие, броские, полные жизни цвета. Исключение делалось только для классического черного. Красные, синие, зеленые, оранжевые краски были ее стихией. А если белое — то с головы до ног. Ее внешность не назовешь модельной, но Зоя умела подчеркивать свои достоинства и скрывать недостатки. Короткие юбки открывали безупречные ножки, а яркая одежда оттеняла ее светло-рыжие волосы и глаза.

Не всем нравилась такая пестрота, но внимание Нэша ее наряд определенно привлек. Его пронзительно-синие глаза вспыхнули тем самым восхищенным светом, от которого любая женщина почувствовала бы себя особенной.

Нэш сглотнул.

— Ты выглядишь потрясающе. Как всегда, — поспешил он добавить. — Ты всегда выглядишь замечательно. — Он снова смущенно сглотнул, исчерпав запас комплиментов.

К своему изумлению, Зоя почувствовала, что краснеет. Разве она умеет краснеть? Что-то не припоминается, чтобы она когда-нибудь краснела от смущения. Странно.

— Спасибо, ты тоже, — пробормотала она сконфуженно.

Зоя тряхнула головой, но это движение причинило мучительную боль. Девушка вскрикнула.

— Что с тобой? — испугался Нэш. — Дать тебе аспирин?

— Нет, все в порядке. Слушай, я спустилась за сумками. Скажи, где они, и я отнесу их наверх.

— В этом нет необходимости. В соответствии со сценарием Мелани устроила так, чтобы я остановился в комнате хозяина.

Зоя застыла. Странно. Мелани об этом не упомянула.

— Забавно. Она не…

— Она позвонила секунду назад, — поспешил объяснить Нэш, словно прочитав ее мысли. Он кивнул в сторону телефона.

— Ага. Ну ладно, — с неохотой согласилась Зоя. В таком случае я перенесу туда свои вещи. Где наша комната?

Нэш застыл, закусив губу. Лицо его исказила мучительная гримаса.

— Наша комната? — прохрипел он.

— Да, — терпеливо повторила девушка. — Наша комната. Я ничего не имею против Мелани, — добавила она шепотом, — но предпочитаю делить комнату с тобой, а не с ней, когда наши задания совпадают. — Она выпрямилась. — Так где она? Я хочу распаковать вещи, а потом поесть чего-нибудь. У меня такое ощущение, словно я весь день во рту маковой росинки не держала.

Нэш пробормотал что-то себе под нос.

— Что?

Он выдавил из себя жалкую улыбку.

— Давай возьмем твои вещи, дорогая, и я покажу тебе нашу комнату.

Зоя накрыла ладонью его ладонь.

— С тобой все в порядке, Нэш? Тебя что-то беспокоит?

Он покачал головой.

— Нет, совсем нет. Я.., я ненавижу этого ублюдка Ларсона, — с жаром выпалил он, стукнув кулаком по конторке. — Мы должны достать его.

Ее брови взметнулись вверх от удивления.

— Ларсона?

Он заметил ее удивление и тут же поправил себя:

— Бойла! Я ненавижу Бойла!

Что-то промелькнуло у Зои в мозгу, но она не успела понять, что именно.

Нэш уже вышел из-за конторки.

— Пойдем, — сказал он, направляясь к лестнице. У нас много дел. Нужно поймать вора и расправиться с подонками.

— Конечно, — рассеянно пробормотала Зоя. Поймать вора и расправиться с подонками.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Хорошо, — сказала Труди и, посмотрев, не вышла ли Фейт из ванной, протянула Лексу стопку книг и кассет. — Вот первые четыре плюс аудиоверсии. У вас есть плеер? — спросила она шепотом.

Лекс кивнул.

— Замечательно, с облегчением вздохнула Труди. — На кассетах — укороченные версии романов, поэтому самые важные места я отметила в книгах закладками. Будьте осторожнее с ними. А теперь поторопитесь, — прошептала ассистентка. — Спрячьте книги так, чтобы Фейт не нашла их. — Труди нахмурилась, рассматривая обложку. — Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы она увидела книги. Кто знает, как это может на нее подействовать?

У него перед глазами возникла картина: Фейт в ярко-красном свитере, черных кожаных брюках, ослепительно улыбающаяся ему Фейт. Ее глаза цвета янтаря светятся любовью, нежностью и тайной, а в ресницах запутались смешинки.

О чем он только думал, когда соглашался на эту авантюру!

Конечно, гостиница от этого только выиграет, и его долг — сделать все возможное для того, чтобы сохранить ее. Но все-таки сомнения не оставляли его. Если говорить начистоту, все было бы проще, не испытывай он к Фейт такого безумного влечения.

А хуже всего то, что с ее стороны поцеловать его сегодня было все равно что поднести спичку к сухому пороху. Пламя вспыхнуло мгновенно, стоило ему только ощутить на своих губах вкус ее полных сладких зовущих губ. Лекс и раньше испытывал влечение, да и страсть была ему не в новинку. Но такое безумное, сжигающее все на своем пути желание он испытывал впервые в жизни.

Эта женщина заставила его почувствовать то, что не смогла ни одна другая. Она заставила его трепетать от страсти. Она разбудила в нем первобытный, животный голод. А ее поцелуй…

Боже, как он сможет держать себя в руках, когда Фейт целует его так! Лекс был в отчаянии.

Как он сможет спать с ней в одной комнате, одной постели и не взять то, что она так охотно предлагает? Чего она от него ждет? Зоя и Нэш — любовники. У них страсть как в романах, если верить Труди.

Лекс стиснул зубы. Одна мысль об этом вызвала сильнейшее возбуждение.

— Идите, — нарушила его мысли Труди. — Она может выйти в любую минуту.

Лекс бросился в спальню — и застыл на месте.

Женские штучки — платья, туфли, косметика, флакончики с духами и лосьонами — заполняли все пространство его прежде мужской комнаты.

Кружевные трусики, лифчики, пояса для чулок свешивались со спинки кровати. Розовые с черными кружавчиками подвязки — с одного из рогов головы оленя на стене. Лекс скривился. Вряд ли олень и таксидермист, его изготовивший, оценили эту новую деталь в композиции.

Спальня была отделана в классическом мужском стиле. В ее цветовой гамме преобладали черный, коричневый, зеленый и золотистый тона. Солидная, добротная мебель, тяжелые портьеры, толстые покрывала и горные пейзажи на стенах.

Вещи же Фейт были похожи на ворох весенних цветов, разбросанных по осеннему полю. Странно, но они не казались чем-то чужеродным. В другое время этот факт натолкнул бы Лекса на размышления, но, слава богу, сейчас у него не было на это времени.

Он огляделся по сторонам, сравнивая пестрые вещички с тем скромным нарядом, в котором она сюда приехала. Не было ничего плохого в ее обычной одежде — классические спокойные бежевый и коричневый цвета, но в ней не было и ничего оригинального. Казалось, что Фейт хочет быть как можно незаметнее, слиться с пейзажем, потеряться в нем.

Тогда как ее героиня Зоя определенно стремилась выделиться.

В первый раз после разговора с доктором и поставленного им диагноза Лекс задумался о том, что он сказал. Неужели доктор Гивенс прав и амнезия вызвана не ударом при падении, а желанием Фейт стать своей героиней? Фейт так волновалась перед предстоящим спектаклем, что ее подсознание само стимулировало такой уход от реальности. Это казалось фантастическим, но вполне допустимым вариантом.

Доктор также упомянул, что Зоя — продолжение самой Фейт. Но если это так, то где кончается одна и начинается другая? Почему Фейт отдала все приключения, которые ей самой хотелось испытать, Зое? Почему она спряталась за своей такой реальной героиней? И кто такой Нэш тогда?

Его образ тоже создан на реальной основе? Существует парень, похожий на Нэша? От одной мысли об этом Лекс поежился. Или Нэш только плод ее воображения?

Лекс вздохнул. Придется прочитать книги, чтобы разобраться во всем. Чем раньше это произойдет, тем лучше. А пока ему нужно идти в столовую. Джордж скоро подаст ужин, а он терпеть не может опозданий. Это было бы неуважением к его поварскому искусству.

Очевидно, Зоя не сочла ящики тумбочки подходящими для своей одежды — они по-прежнему пустовали. Лекс торопливо засунул книжки и кассеты в один из них. Попозже он вставит кассету в плеер, а сейчас надо идти.

Поскольку Фейт ожидала, что они все время будут вместе, трудно представить, как ему удастся прослушать все эти кассеты, не говоря уже о том, чтобы прочитать книги. Непонятно, как Труди на это рассчитывает. Но придется постараться найти на это время. Он не сможет продолжать участвовать в этом фарсе, не подготовившись. Пока его роль была больше похоже на блуждание в темноте. Из-за этого и боязнь ошибки, как с Ларсоном. Лекс жутко нервничал.

Кислая усмешка скривила его губы. Ему здорово придется понервничать в предстоящие выходные. Он очень удивится, если к концу уикенда не начнет распевать песни как сумасшедший или не сбежит в лес к медведям.

От аромата жареного цыпленка, приготовленного Джорджем, у него еще на подходе к столовой потекли слюнки. В животе предательски заурчало. О, его любимое блюдо. Еда… Спасибо тебе, Господи, ничто не может утешить его сейчас скорее, чем хороший ужин.

Тем более что днем у него не было времени на такую роскошь, как ланч. К вечеру он просто умирал от голода, поэтому сейчас мог съесть все что угодно без малейших претензий. Но, слава богу, так вопрос не стоял. У него был, благослови его господь, Джордж, который сжалился над своим бедным племянником и вознаградил его за тяжелый день его любимым блюдом.

— Жареный цыпленок! — услышал он крик Джорджа, еще не дойдя до столовой. — Все любят жареных цыплят. Это традиционное американское блюдо!

Ужасное предчувствие заставило Лекса ускорить шаг.

— Нет, не все, — теряя терпение, ответила Фейт. Я люблю, Мелани любит. Но наш компаньон, Нэш, увы, нет. Я понимаю, что вы потратили много сил на приготовление этого блюда, — добавила Фейт с одной из своих самых обольстительных медовых улыбок. — Я не сомневаюсь, что цыпленок — просто пальчики оближешь, но Нэш, к сожалению, вегетарианец.

— Тогда Нэш может довольствоваться картофельным пюре и зеленым горошком, — мрачно пробормотал Джордж.

Лекс закрыл глаза и подавил стон отчаяния.

Нэш вегетарианец? Мало того что он позволил втянуть себя в этот идиотский фарс и вынужден сопротивляться женщине, которая уверена, что они любовники (задача потруднее Геракловых подвигов, учитывая, что он хочет ее до потери сознания), но в довершение всего ему придется голодать все выходные? Вот напасть! Он беззвучно выругался. Крепко выругался.

Снова послышался голос Фейт:

— А вы приготовили бобы на масле?

— Конечно! Как же еще?

— Надо было бы на пару, — со смехом ответила Фейт.

Но Лексу было совсем не смешно.

Джордж что-то буркнул — очевидно, он разделял мнение племянника.

Девушка вздохнула.

— Тогда бобы исключаются.

— Тогда у него остается картофельное пюре, констатировал Джордж.

— Сегодня да, — согласилась Фейт. — Но в будущем, когда будете готовить еду, имейте в виду его предпочтения.

Лекс вошел в столовую, прежде чем Джордж успел открыть рот и рассказать все, что он знает о предпочтениях Лекса в еде. Бросив в сторону дяди предупреждающий взгляд, Лекс с самой любезной улыбкой повернулся к Фейт. Кто сказал, что он не умеет играть?

— Пахнет вкусно, — искренне произнес он.

— Ваши друзья только что сказали, что вы вегетарианец, — пробурчал Джордж. — Такие вещи повар предпочитает знать заранее.

— Простите, Джордж, — извинился племянник. Я забыл сказать об этом.

Еще бы, он сам об этом не догадывался до последней минуты. Он успел только рассказать Джорджу о несчастном случае с Фейт и его новой роли. А еще сказал, что вынужден был согласиться, чтобы спасти вечеринку.

Джордж нахмурился.

— А что еще вы забыли мне сообщить?

Лекс подавил желание рассмеяться. Кто знает, какие еще детали ему предстоит узнать.

— Не знаю, кажется, ничего, — ответил он.

— Хорошо, — рявкнул Джордж и, бормоча что-то про неблагодарных гостей, удалился в кухню.

Лекс отодвинул кресла для Труди и Фейт. Послав отчаянный взгляд в сторону ароматного цыпленка, он со вздохом наполнил свою тарелку картофельным пюре.

— Прости меня, милый, — извинилась Фейт. — Я должна была сказать насчет вегетарианских блюд, но… — она вздохнула, — со всеми этими изменениями в планах я совсем забыла.

Она извинялась так, словно они были одной из тех пар, в которых партнеры досконально знают вкусы друг друга. Но парой они были только в воображении Фейт, в фантастическом мире, созданном ею самой. Но, несмотря на это, Лекс ничего не мог поделать с приливом нежности к ней. На мгновение он сам поверил, что все это реальность.

Для нее все так ясно…

— Не беспокойся, дорогая, — смущенно пробормотал он.

Одно дело — хотеть ее: физическому влечению легко можно найти разумное объяснение. Даже если это влечение подобно пламени, сжигающему его дотла. Каким бы сильным оно ни было, влечение остается влечением — физической реакцией.

Притяжением полов. Но чувствовать прилив нежности по отношению к ней.., это было Лексу в новинку и пугало его.

— Мелани, пришли электронные письма? спросила Фейт, вырывая Лекса из мира фантазий.

Помощница кивнула.

— Да, пришли. Я подключила ноутбук к Интернету и потом распечатала почту.

— Чудесно. Я хочу посмотреть мою роль. Фейт подцепила вилкой несколько бобов. — Играть и одновременно ловить вора будет чертовски трудно.

Труди улыбнулась.

— Ты справишься. После Калькутты это будет все равно что прогуляться в парке.

Губы Фейт тронула улыбка.

— Это уж точно.

После Калькутты? Что было в Калькутте? Лекс был в недоумении. Он послал Труди вопросительный взгляд, но она ответила взглядом «Прочитай книгу».

Женщины поболтали еще немного, но, слава богу, каждый раз, когда Фейт задавала ему вопрос, Труди перебивала ее и уводила разговор в сторону Все, что оставалось делать Лексу, — это время от времени произносить «Бойл, этот ублюдок», что было не так уж и трудно.

Поэтому он сосредоточился на еде и быстро уговорил тарелку картофельного пюре и пяток булочек. Попозже проберется в кухню и совершит налет на холодильник. Он плотоядное животное, черт возьми. Ему нужно мясо. Что заставило ее сделать своего героя вегетарианцем? Может, Нэш несколько изменится за этот уикенд, подумал Лекс ехидно.

Фейт со вздохом отодвинула тарелку.

— Не знаю, как вы, ребята, но в меня больше не влезет ни кусочка.

— В меня тоже, — согласилась Труди. — Пора спать, у нас завтра тяжелый день.

Лекс сказал бы — тяжелая ночь, но знал, что Фейт это не понравится. Ведь она ждет, что они проведут эту ночь вместе. От одной мысли об этом он напрочь забыл о еде. Голод сменился сильнейшим возбуждением. Он представил, как ложится в постель рядом с ней, а она прижимается к нему крепче, целует его, ласкает.., а он отказывает ей.

Сам Люцифер не смог бы придумать более страшное наказание для проклятых навеки душ.

Фейт поднялась и, став позади него, начала разминать Лексу плечи.

— Боже, детка, — воскликнула она, — ты такой напряженный!

Если бы ты знала, какая часть тела у меня напряжена больше всего, подумал Лекс и подавил истерический смех. В его чреслах полыхало пламя, а каждая клеточка тела вопила от желания.

Эти тонкие, но одновременно сильные и умелые пальцы могли сотворить с его телом черт знает что. Если бы ее руки скользнули ниже и помассировали ту часть тела, которая в этом больше всего нуждается, подумал Лекс, закрывая глаза. Ему едва удалось подавить вздох разочарования. Одна мысль о том, чтобы раздвинуть эти стройные ножки, заставила его сердце забиться в бешеном ритме. Он беспомощно вздохнул.

Фейт нагнулась к его уху.

— Я знаю, как помочь нам обоим снять напряжение, — прошептала она, согревая своим дыханием его ухо и посылая огненные стрелы по всему телу. — Давай, — протянула она низким, хрипловатым голосом, — отнеси меня в постель и возьми меня.

Боже милостивый! Лекс сглотнул.

— Мне нужно проверить, все ли в порядке снаружи, а потом я приду.

Он понятия не имел о том, как проверяют безопасность, но часто слышал такую фразу в кино.

К тому же это было первым, что пришло ему в голову. Лекс задержал дыхание, ожидая ее реакции.

Фейт выпрямилась.

— Конечно. А я пока поговорю с Ларсоном, чтобы убедиться, что других изменений не планируется. — Она нагнулась и поцеловала Лекса в щеку. — Не задерживайся там.

Лекс что-то пробормотал в ответ. Возбуждение было настолько сильным, что молния на джинсах причиняла мучительную боль.

Стоило Фейт выйти из комнаты, как Труди ехидно спросила:

— Проверить безопасность?

Лекс запустил пальцы в волосы.

— Больше я ничего не мог придумать. — Он взглянул на девушку. — Я предупреждал, что не умею играть.

— Но ты чудесно справляешься! — воскликнула Труди, переходя на «ты». — Только тебе надо прочитать книги. Пока она звонит Ларсону, ты можешь послушать аудиоверсию книги. Так тебе нескучно будет проверять безопасность, — добавила она с улыбкой.

Он сам уже об этом подумал и планировал слушать аудиозапись, пока Фейт не устанет ждать и не заснет, и только потом вернуться в спальню.

От этой мысли у него перед глазами тут же вспыхнула картина — Фейт в его постели. Обнаженная. Золотистые кудри падают на грудь с соблазнительными розовыми сосками.

Ни одна женщина не спала раньше в его постели. Иногда он заводил любовниц, но они всегда занимались сексом в квартирах дам, в отеле или, как это было в первый раз, в его машине на переднем сиденье.

Но его спальня была его крепостью, потаенной гаванью, в которую он собирался когда-нибудь привести жену. Сюда по утрам будут прибегать его дети. Эта комната, эта постель предназначались для жены, а он слишком уважал эту женщину, которую еще даже не встретил, чтобы заниматься здесь случайным сексом.

Как он сможет делить эту кровать с женщиной, которая сама не понимает, кто она такая? С женщиной, перед которой не устоял бы сам папа римский, с женщиной, которую он хотел так сильно, что у него дрожали колени! Лекс беззвучно выругался.

Джордж начал убирать со стола. Он взял куриную ножку и с преувеличенным аппетитом откусил кусочек, выразительно глядя на племянника.

Лексу стало совсем плохо. Так, очевидно, чувствуют себя приговоренные к смерти за своим последним ужином в тюрьме.

— Вы упустили возможность отведать такого цыпленка, мистер Нэш, — поддразнивал его бессердечный старый чревоугодник. — Простите, но вы уверены, что не хотите расстаться с вашими вегетарианскими привычками?

Лекс скривился.

— Я сыт.

— Ну что же, — пожал плечами Джордж. — Мне больше достанется.

Слова дяди напомнили ему кое-что.

— Есть еще что-нибудь, что мне следует знать, Труди? Важные детали, которые ты забыла рассказать мне?

Он не мог скрыть невольное раздражение в голосе. Что это за идиотский фарс, против участия в котором вопило все его существо? Он умирал от голода, постоянное возбуждение причиняло большие неудобства — его мужское естество просто отказывалось подчиняться голосу разума и продолжало пребывать в полной боевой готовности, хотя объект страсти уже давно исчез из комнаты.

При таких обстоятельствах было нелегко сохранять хорошее настроение. Это не удалось бы самому гениальному актеру.

Несмотря на явное недовольство Нэша, Труди добродушно ответила:

— Учитывая тот факт, что Фейт переехала в твою комнату, а Зою и Нэша связывают интимные отношения, тебе надо знать еще кое-что…

Лекс задержал дыхание.

— Что, черт побери?

— У тебя только одно яичко.

Какое-то мгновение мозг отказывался поверить. И к тому времени, когда Лекс пришел в себя, Труди уже была у двери.

Возбуждение как рукой сняло.

— Что? Как?

— Книга вторая — «Помада и ложь», — усмехнулась Труди. — Это было очень.., самоотверженно…

— Боже милостивый! — пробормотал Лекс, подавляя желание проверить, все ли нормально с его мужским достоинством. Мало того что он вегетарианец, так у него еще нет одного яичка! Что может быть хуже? Под левым глазом забился тик.

Даже не спрашивай! Ты не хочешь это знать!

Хуже быть просто не может.

Надо надеяться на лучшее.

Все будет хорошо. Все должно быть хорошо.

Что за героя она придумала? — недоумевал Лекс, испытывая сострадание к этому несчастнейшему представителю мужской половины человечества. Что за извращенное воображение могло лишить героя одного из его яичек? Только воображение человека с садистскими наклонностями, заключил Лекс, размышляя над сексуальными предпочтениями Фейт. Ответ должен быть в этих книжках, которые он так и не успел прочитать.

Пора за дело, принял решение Лекс. Проклятье, он должен убедиться, что с остальными частями тела у него все в порядке.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Зоя проснулась на следующее утро с первыми лучами солнца. Небо на востоке только начало окрашиваться в розовые тона. Никогда она не видела такого роскошного восхода солнца, как в это утро, когда верхушки гор купались в море золотистых и розовых красок. Она спала неспокойно: неясные, мрачные, обрывистые сновидения сменялись один за другим. Девушка повернула голову и тут же поморщилась от боли в макушке.

Где она? Это место ей незнакомо, в панике подумала Зоя. Сердце заколотилось в груди. Внезапно перед глазами вспыхнула картина: просторная светлая спальня, отделанная в желтых тонах, и кровать, накрытая сине-белым покрывалом. Но эта картина исчезла так же быстро, как и появилась.

На смену ей пришли другие воспоминания падение и ушиб.

Теперь она вспомнила, где находится и кому принадлежит эта мрачная спальня. Вспомнила и зачем она здесь.

Зоя заерзала в кровати, и что-то уткнулось ей в бок. Она вытянула из-под одеяла текст своей роли в операции «Поймать вора», который читала вчера перед сном. Откинув волосы с лица, Зоя огляделась по сторонам. Нэша в постели не было, а нетронутая подушка свидетельствовала о том, что он так и не вернулся ночью в спальню. Разочарование охватило девушку.

Это случилось не впервые. Ему часто приходилось работать, когда она спала. Но все-таки Нэш никогда не упускал возможности провести ночь с ней, когда такая представлялась. Однако в последнее время он вообще вел себя как-то странно.

Зоя решила не относить эти странности на свой счет, потому что была уверена в любви Нэша к ней. Другие женщины посмеялись бы над ее уверенностью, но Нэш был особенным мужчиной, ему она могла доверять.

Они были созданы друг для друга.

Нэш обожал ее, восхищался ею, но самое главное — уважал ее и признавал ее интеллект и способности, воспринимая как равную себе. Он никогда не смотрел на нее свысока и не нянчился с ней, как другие мужчины. Он часто спрашивал ее совета. Они были равными партнерами. Не каждая пара могла похвастаться такой гармонией в отношениях.

Кроме того, Нэш просто дьявольски, сногсшибательно красив, подумала Зоя, и счастливая улыбка тронула ее губы. Если быть честной, она просто не могла представить, что существует мужчина красивее Нэша. Он был живым воплощением мужчины ее мечты.

У Нэша Остина было все, чем должен обладать настоящий мужчина.

Он был красивый, бесстрашный, умный, забавный, преданный и искренний. Его ярко-синие глаза вспыхивали желанием, стоило ему только увидеть ее. Зоя могла утонуть в этих ярко-синих озерах. При виде Нэша ее охватывала сладкая дрожь, глубоко внутри разгоралось пламя, а каждая клеточка вопила от сдерживаемого желания.

Ее тело буквально вибрировало от сексуального напряжения. Вот и сейчас дрожь пробежала по позвоночнику и с губ сорвался сладкий стон.

Нэш был просто находкой. Безумно сексуальный, но одновременно верный и искренний, такие мужчины встречаются нечасто.

И он принадлежал ей.

Целиком и полностью.

И где он сейчас, черт побери? Зоя рассердилась. Отбросив одеяло, она вскочила и натянула на себя халат. Затянув пояс и взяв пистолет, лежавший на тумбочке рядом с кроватью, она вылетела из комнаты.

В гостинице было тихо. Но ноздри ее уловили аромат свежесваренного кофе, доносившийся откуда-то из глубины дома. Она предположила, что это Джордж — великолепный повар с невозможным характером — уже на ногах в столь ранний час. Наверняка «Кто рано встает, тому Бог подает» его любимая поговорка. Но, если честно, Зоя предпочитала понежиться в постели, когда выпадала такая возможность.

Особенно этим утром, если бы Нэш был с ней.

Возбуждение не покидало ее с тех пор, как они оказались здесь. И с каждой минутой желание становилось все сильнее, все отчаянней, все мучительнее. Ей так хотелось ощутить на себе тяжесть его прекрасного тела, ощутить его — горячего и твердого — глубоко внутри, прижаться к нему, выкрикивая его имя между оргазмами. Что может быть чудесней? Более чувственную сцену Зоя не могла себе представить. Пульсирующая боль между бедер тотчас это подтвердила.

Зоя поспешила вниз по лестнице в холл, но там никого не было. Тогда она решила поискать на улице. Нэш обожал природу.

Она нашла его спящим в кресле-качалке на веранде. Наушники свисали у него с шеи, а у ног растянулась большая черная собака, которая подняла голову, услышав ее шаги.

На секунду ее охватила паника, но, взглянув в кроткие глаза огромной псины, девушка пересилила страх. Она же никогда не боялась собак, она вообще ничего не боялась. Что это с ней происходит?

Зоя отбросила прочь эти мысли и протянула псу руку. Когда он осторожно лизнул ее, Зоя проворковала:

— Привет, большой парень. Охраняешь моего любимого? — Она перевела взгляд на Нэша, и сердце ее наполнилось нежностью. Страстное желание сменилось другим, глубоким и теплым, чувством.

Первые лучи солнца украсили его спутанные черные волосы сверкающими бликами. Его лицо во сне было совсем мальчишеским, жесткая угловатость сгладилась, и перед ней было самое красивое мужское лицо на свете. Дрожащими пальцами Зоя обвела шрам на виске — память об одной из опасных миссий для ООН — и убрала прядь волос со лба.

Ресницы дрогнули и приподнялись, открывая самые синие глаза в мире. Зоя затаила дыхание, зачарованная их синевой и яркостью. Желание вернулось к ней с новой силой.

Сонная улыбка появилась на его губах, а потом глаза распахнулись, и Нэш резко сел в кресле, напугав собаку, которая, заскулив, побежала в дом.

Нэш вздрогнул и прижал руку ко лбу.

— О, черт! — хриплым со сна голосом воскликнул он.

— То же самое сказала я, когда проснулась одна в постели, — с улыбкой произнесла Зоя. — Ночью было так холодно. Удивлена, что ты тут не замерз до смерти.

— Я привык к отсутствию комфорта. Меня специально тренировали для этого, забыла? — устало ответил Нэш, протирая сонные глаза.

Зоя приподняла бровь.

— Тебя также учили всегда быть начеку, а я спокойно подошла к тебе, вооруженная. — Она указала на пистолет, засунутый за пояс. — И даже успела поговорить с собакой до того, как ты проснулся.

Нэш посмотрел на пистолет, потом с тревогой спросил:

— С собакой? Ты не испугалась собаки?

Зоя фыркнула, скрестив руки на груди.

— Этого безвредного клубка шерсти? Он, конечно, мог зализать меня до смерти, но не больше.

Нэш улыбнулся. Глаза его вспыхнули странным светом, словно он думал о чем-то своем и не собирался делиться с ней этим.

— Почему ты не пришел в спальню вчера? прямо спросила Зоя. — Ты заметил что-то странное рядом с домом?

Он отвел взгляд.

— Не совсем…

Зоя нахмурилась.

— Ты что-то видел? Слышал?

— Нет, — промямлил Лекс. — Но у меня возникло странное ощущение.

Это успокоило Зою. Она сама привыкла доверять своим инстинктам. Но все же…

— Есть что-то, что мне следует знать, Нэш? Ты знаешь что-то об опасности, которая нам здесь угрожает, и не хочешь рассказать мне? Ларсон сказал тебе что-то, чего я не знаю?

Это было маловероятно, но возможно.

— Нет, конечно, нет! — воскликнул Нэш, словно удивляясь, как ей такое могло прийти в голову. Ларсон слишком уважает тебя, чтобы что-то скрывать. Я просто хотел убедиться, что все идет по плану. Я не хочу неприятных сюрпризов. — Он доверчиво взглянул на девушку. — Я просто переоценил свои возможности и не заметил, что чертовски устал.

Зоя улыбнулась и устроилась у него на коленях. После секундного колебания его руки обхватили ее и прижали к своему теплому телу. Жар охватил ее члены. Зоя положила голову Лексу на плечо и вдохнула его восхитительный аромат леса, гор и чистого мужского тела.

— Это нормально, — прошептала она Нэшу на ухо. — Даже у таких крутых парней, как ты, есть слабости. Тебе тоже нужен отдых, как и всем людям.

Лекс не удержался от довольного смеха:

— Крутой парень? Я?

— Без всякого сомнения, — улыбнулась Зоя и уткнулась носом ему в шею. В подбородок уперлось что-то, и она приподняла голову, чтобы посмотреть. Это оказались наушники. — Что ты слушаешь? — спросила она.

Его рука скользнула ей на бедро и осталась лежать там, посылая электрические искорки по всему телу. Лекс начал медленно раскачивать кресло-качалку.

— Хм?

— Что ты слушаешь? — повторила она вопрос. У тебя на шее наушники.

Он застыл, потом осторожно произнес:

— Просто совершенствую мой китайский.

Зоя положила подбородок ему на плечо и залюбовалась восходом солнца.

— Господи, Нэш, разве здесь не чудесно? — Она вдохнула пряный аромат осени вместе со свежим горным воздухом. — Мы объездили весь мир, видели самые красивые уголки планеты.., и все-таки я никогда не видела такого прекрасного рассвета.

Мне нравится тут. Я чувствую себя здесь.., как дома. Странно, да?

Лекс опять застыл. Кресло-качалка остановилась. Потом он снова начал раскачивать ее.

— Почему странно? — прошептал он ей на ухо. Я тоже чувствую себя здесь как дома.

— Знаешь что? — встрепенулась Зоя. Ей в голову внезапно пришла идея. — Мы должны пожениться. Здесь, и только здесь.

— Пожениться? Здесь? — опешил Лекс.

— Да, — подтвердила Зоя, загораясь. — Осенью.

Я знаю, ты хотел, чтобы мы обвенчались в твоей церкви, Нэш, но тогда придется устраивать большой праздник с кучей гостей. Твои родители мои родители; твоя церковь — моя церковь… Наши семьи просто не смогут договориться.

— Наверно, ты права, — пробормотал Нэш.

— Что? — спросила она, приподнимая голову и вглядываясь в лицо любимого. — Тебе здесь не нравится?

Истерический смешок вырвался у него.

— Нет, мне очень нравится здесь. Это прекрасное место.

Она расслабилась в его объятиях.

— Тогда решено. Мы поженимся здесь.

Интересно, подумал Лекс, чувствуя, как малейшее движение прелестной попки Фейт пробуждает его сонного приятеля к жизни, в какой из книг Нэш сделал Зое предложение? А еще интересно, когда именно они собираются пожениться.

Не то чтобы он сомневался, что они подходят друг другу, просто его немного пугала перспектива жениться на женщине, потерявшей память и уверенной, что он ее герой — крутой парень из ее воображения.

Лекс подавил очередной приступ смеха. Ситуацию усугублял тот факт, что обольстительная Фейт так уютно устроилась в его объятиях, доверчиво положив головку ему на плечо. Было чертовски трудно держать себя в руках и не запускать эти самые руки куда не следует, тогда как ее соблазнительное тело так и манило прикоснуться к нему, а хриплые нотки в ее голосе разжигали пламя в крови. Он чувствовал ее теплое дыхание на своей шее, и это сводило его с ума.

Больше всего ему хотелось взять ее прямо здесь, в кресле-качалке.

Вот он развязывает пояс халатика, стягивает тонкую ткань с плеч. Ее шелковистые кудри падают на обнаженную грудь, резко контрастируя с его черными волосами. Кресло-качалка раскачивается в ритме, под который они вынуждены подлаживаться. Но это нетрудно и даже приятно. Наслаждение возрастает с каждым толчком. Солнце полностью показывается над горизонтом, и они одновременно достигают оргазма…

Лекс заерзал в кресле и сделал глубокий вдох.

Фантазия никак не желала покидать его затуманенное страстью сознание. Боже, это безумие.

Что, черт побери, ему делать? Он хочет ее. Отчаянно. Безумно. Желание сводит его с ума, сжигает изнутри…

Но к этому сумасшедшему желанию примешивались чувства, которые он не мог, точнее, боялся выразить в словах.

Потому что эти чувства были чертовски сильными. И это пугало его. Так не бывает, подумал Лекс. Они только что познакомились, черт возьми! Этого просто не может быть! Не может быть.

Но все же…

Его влекло к ней с самого первого взгляда.

Стоило ему увидеть эту девушку, как все в его мире встало с ног на голову. В ней была какая-то смесь беззащитности и дерзкой решимости, которая пленила его. Он чувствовал, чувствовал на уровне инстинкта, что его сердце в опасности.

Согласиться играть эту роль было безумием. Но разве он когда-нибудь подчинялся голосу разума, когда дело касалось женщин?

Лекс успел прослушать целиком только первую книгу, но, начав слушать, уже не мог оторваться. Когда Труди сказала, что Фейт лучшая в жанре романтико-приключенческих книг, он решил, что она просто поддерживает подругу или привыкла так говорить, стремясь увеличить число продаж.

Он не был готов к тому, чтобы обнаружить, насколько талантлива Фейт. Ее книги были столь мастерски написанными, что дух захватывало.

Он и не думал, что будет, затаив дыхание, с нетерпением ждать развязки. Не рассчитывал, что ему придется украдкой пробираться в их с Фейт спальню за второй книгой, чтобы узнать, чем все-таки объясняется финал первой.

Сюжеты, которые Фейт придумывала для своих книг, были феноменальными, но главным в книге был не сюжет, а герои. Доктор прав. Зоя Уайлдер — продолжение самой Фейт. Фейт воплотила в ней свои мечты и фантазии. Зоя поборола вер страхи, от которых никак не могла избавиться сама Фейт. Зоя была бесстрашной, смелой, непредсказуемой, острой на язык и обольстительно красивой. Он улыбнулся.

Зоя была Фейт. Только чуточку безумнее.

Несколько минут назад, когда она восхищалась рассветом и говорила, что чувствует себя здесь как дома, она была почти прежней Фейт — тонко ощущающей красоту и невероятно романтичной.

Думая о том, как уютно ей у него на коленях, обнимая ее соблазнительное тело, ощущая теплое дыхание на своей коже, Лекс думал, что так и должно быть. Ему было настолько хорошо с ней, что он боялся даже представить себе, что будет, когда этот сумасшедший уикенд закончится.

Эта девушка совершенно особенная.

Лекс вздохнул. И она любит другого — Нэша Остина.

Хоть этот мужчина не существовал в реальности и был только плодом ее воображения, воплощением мечты о мистере Совершенство, но она любила его по-настоящему.

Как можно соперничать с героем книги? Прочитав книгу, Лекс понял, почему она видит в нем своего героя. Все дело в физическом сходстве. У Нэша тоже черные волосы и шрам на виске. Они примерно одного роста и сложения, хотя он и не осмелился бы сравнить себя с таким поистине греческим божеством.

Но на этом сходство заканчивалось.

Лекс не смог бы отличить кольт от беретты, не умел разактивировать бомбу и никогда не занимался восточными единоборствами. Он вообще не был на Востоке. Он понятия не имел о новейших компьютерных технологиях, системах слежения, искусственном интеллекте и не умел управлять самолетом. Он не знал, для чего нужны деревья-бонсай, и нисколько не интересовался вегетарианством. А еще он лучше умрет, чем расстанется с одним яичком. Лекс поежился. Тем более не из-за какого-то проклятого тушканчика.

Одно дело — мир спасать, и совсем другое — проклятых грызунов.

Как Труди и говорила, история с потерей яичка произошла во второй книге. Бойл, этот подлый ублюдок, избил домоправительницу Зои и ее садонника до полусмерти и заминировал ее дом. Зоя и Нэш успели вытащить бесчувственных слуг, но не успели обезвредить бомбу. Когда они уже были на безопасном расстоянии от дома, Зоя вспомнила о тушканчике.

Зная, как много этот ее любимец значит для девушки, Нэш, как истинно бесстрашный герой, бросился назад, засунул перепуганного грызуна в карман и повернул к выходу…

Лекс вздрогнул, чувствуя, как непроизвольно сжались его собственные яички. Понятно, что женщина могла найти такой подвиг романтичным, но каково это мужчине?

Тушканчик отблагодарил Нэша за спасение его бесценной жизни тем, что запустил зубы в его мошонку.

Лекс весь застыл от ужаса, когда слушал эту сцену. Мужчин с детства учат беречь свои яйца.

Потерять столь важную часть тела из-за проклятого тушканчика?

Ни в коем случае.

Лекс подавил вздох.

Если это делает мужчину героем в, глазах Фейт, то он обречен на провал.

— Пойдем внутрь, — предложила Фейт, поднимаясь на ноги и лишая его тепла, ощущения мягкого женского тела, прижимавшегося к нему. Лекс тут же ощутил пустоту.

— Мелани скоро встанет, нам надо будет выработать стратегию, отрепетировать роли. Вчера я уже начала читать свою. Пока ждала тебя, — добавила она без злости.

Она сонно потянулась, не осознавая, что от этого движения кончики грудей натянули тонкую ткань халатика. Солнце уже поднялось над горами, и в ярком утреннем свете Лекс ясно различал темные круги сосков под тонким шелком. Ее груди были полными и круглыми, талию можно было легко обхватить руками, бедра пышные, как и положено женщине, ноги длинные, стройные, безупречной формы. Само совершенство.

У Лекса пересохло во рту. Молния впивалась в тело в самом неподходящем месте, причиняя боль, в мозгу запищал тревожный голосок, предупреждающий об опасности перевозбуждения.

Лекс тяжело сглотнул.

Янтарно-золотистые кудри обрамляли ее лицо в форме сердечка подобно нимбу, щечки раскраснелись от прохладного утреннего воздуха. Ресницы опустились, соблазнительная улыбка тронула уголки чувственных губ.

Страстное желание поцеловать эти губы буквально ослепило его. Взять ее лицо в ладони и припасть губами к ее губам, прижать ее к перилам веранды, раздвинуть стройные ножки и войти в эту сладостную глубину… Все тело его вибрировало от предвкушения. Ему так сильно хотелось попробовать эти губы на вкус, убедиться в их божественной сладости, почувствовать, как твердеет ее сосок от прикосновений его языка, ощутить, как она истекает сладким нектаром под его губами… Жар охватил его тело, лишая способности мыслить разумно.

Лекс медленно поднялся, пытаясь сконцентрироваться. Он хотел поцеловать ее, заняться с ней любовью. Прямо сейчас. Он протянул руку, чтобы…

…и застыл на месте. Пистолет Фейт выскользнул из-за пояса и с громким стуком упал на пол.

Лекса словно током ударило. Он моргнул. Целый ряд ругательств молнией пронесся в его мозгу.

— Проклятье! — Фейт наклонилась и подняла пистолет. Проверив затвор, она пожала плечами. Слава богу, он был на предохранителе.

Слава богу, Нэш не лишился второго яичка! подумал Лекс в ужасе от того, что могло случиться. Господи Иисусе, его нервы на пределе. Он сделал глубокий вдох, пытаясь утишить сердцебиение. Больше ему не надо было волноваться из-за эрекции. Она исчезла бесследно от одного вида пистолета.

— Да, нам повезло, — дрожащим голосом пробормотал Лекс.

Ему срочно надо поговорить с Труди. В сложившейся ситуации Фейт не стоит доверять огнестрельное оружие.

Он запустил дрожащие пальцы в волосы. Проклятье, этого ему еще не хватало!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Этим инструкциям вы должны следовать неукоснительно; каждый, кто нарушит правила, немедленно выходит из игры. Понятно?

Лекс, стоя рядом с камином, слушал, как Труди объясняла победителям конкурса «Поймать вора» правила игры. Фанаты Фейт приехали в три часа и заметно волновались накануне выходных.

Одним из правил было не упоминать имя Фейт Боннер или названия книг — Лекс уже собрал экземпляры, которые фанаты привезли, чтобы Фейт подписала их, и спрятал в чулане на кухне. Но он продолжал сомневаться, что Труди сумеет справится с толпой этих сумасшедших.

— Отныне вы все — актеры, — произнесла она голосом умри-но-выполни-приказ. — Вы никогда не читали книг Фейт Боннер и никогда не слышали о Зое Уайлдер или Нэше Остине. Вам запрещено произносить имя Фейт или названия книг, потому что на этот уикенд, в вашей новой реальности, они не существуют, — закончила она, сделав драматическую паузу. — Описания ролей были разосланы вам по электронной почте. Все получили их?

Фанаты почти хором ответили «Да». Некоторые даже начали усиленно кивать головой.

Труди улыбнулась.

— Вот и великолепно. Я уверена, что вы все прочитали описания, но советую просмотреть их еще раз. Фейт так задумала эту пьесу, чтобы вы могли вжиться в образы ваших персонажей, испытать настоящее приключение. У каждого есть роль, каждый знает, что произошло преступление, но не знает, кто преступник. И не забывайте, что он попытается навести вас на ложный след, — добавила она с улыбкой. — Каждому из вас доверена своя роль в этой истории. И самое интересное в ней то, что никто из вас — даже тот, кто, сам того не зная, играет роль вора, — не подозревает, какой будет развязка.

Взволнованный шепот пронесся по толпе.

Лекс был заинтригован. Он и не предполагал, что игра будет настолько интересной. Теперь он начинал понимать, как работает изощренное сознание Фейт, и размышлял над тем, удастся ли ему вычислить вора и разгадать загадку.

— Обещаю, эти выходные вы не забудете. Но только если станете неукоснительно следовать правилам, — продолжала Труди. — Надеюсь, все понятно. — Она оглядела толпу. — Вопросы есть?

Молчание.

— Прекрасно, — кивнула головой Труди. Встретимся в шесть в столовой, а после ужина начнется игра.

Лекс подождал, пока взволнованные участники не разбрелись кто куда, и подошел к Труди, которая собирала бумаги.

— Ты хорошо справилась, — похвалил он. — Я все думал, как ты заставишь их молчать про Фейт и книжки.

Труди выпрямилась, и Лекс впервые заметил усталую морщинку у нее на лбу. Переживания за подругу и тяжелая работа начинали сказываться.

— Больше я ничего не могла придумать. Если кто-то проболтается… — Она не закончила фразу, но Лекс и так все понял. Он опасался того же.

Потерев затылок, Лекс продолжал:

— Врач звонил, спрашивал, как она.

— Что он думает?

Лекс вздохнул.

— Он заверил меня, что мы все делаем правильно, что память к ней вернется, когда она будет готова к этому.

Труди отвела взгляд. Грустная улыбка появилась на ее губах.

— Но что, если она никогда не будет готова, Лекс? Что, если ей больше хочется быть Зоей Уайлдер, чем Фейт Боннер?

Застигнутый врасплох, Лекс моргнул. Странно, эта мысль не приходила ему в голову.

— Конечно, нет, — без тени уверенности пробормотал он. — А что, ее настоящая жизнь такая плохая?

Труди заколебалась, не зная, стоит ли делиться информацией о частной жизни подруги, но все-таки ответила:

— Нет, ее жизнь нельзя назвать плохой. Но мне кажется, она очень одинока.

Одинока? Значит, хоть в основу образа Зои положена сама Фейт, Нэш исключительно плод воображения его создательницы. Лекс испытал невыразимое облегчение.

— Значит, в ее настоящей жизни нет Нэша?

Труди покачала головой.

— Если бы был, он наверняка был бы сейчас здесь. Или как? — Она вздохнула. — В этой жизни у нее есть.., ты. Зачем ей возвращаться обратно?

С этими словами Труди ушла, оставив Лекса в тяжких раздумьях.

Минуту Лекс просто продолжал стоять, уставившись в ковер.

В этой жизни у нее есть ты. Зачем ей возвращаться обратно?

Сердце забилось быстрее, а во рту было сухо как в пустыне. Конечно, Лекс беспокоился, что память может к ней не вернуться, но старался не думать об этом, или, честно говоря, у него не хватало на это времени. Та часть его мозга, которая не была занята попытками побороть влечение, которое он испытывал к Фейт, была занята изучением роли, прослушиванием кассет — вчера он прослушал две и даже успел пролистать книги с пометками, которые сделала Труди, — и управлением гостиницей.

Но времени подумать о том, насколько серьезна ее амнезия, у него не было.

А теперь слова Труди поселили в нем страх, и сознание наполнилось тревогой за Фейт. Что делать, если память не вернется к ней? План Б в этом случае не предусмотрен.

Доктор Гивенс советовал дать ей неделю, а потом проконсультироваться у невропатолога, но не факт, что эта консультация поможет Фейт. Это означает, что… Что им придется сказать ей правду?

Доктор строго отсоветовал делать это, но не сможет же Лекс всю жизнь притворяться Нэшем Остином.

Или сможет?

Странно, но теперь эта перспектива не пугала его так, как вначале. Конечно, быть объектом страсти Зои нелегко, но иногда так.., приятно.

Особенно когда она становилась Фейт.

Зоя была только персонажем книг, все ее качества были преувеличены, это не о ней он думал, когда думал о женщине в его объятиях.

Его влекло к Фейт.

Для него она была Фейт.

Только Фейт.

Это ведь просто чудо — быть любимым такой женщиной, единственным объектом ее страсти и повышенного внимания. Принимать ее ласки, любовь, уважение, страсть… Лекс вздохнул, почувствовав, как нежность переполняет его.

Какое сильное чувство…

На секунду у него в голове появилась безумная идея. Что, если ему удастся убедить Зою удалиться от своей полной приключений и опасностей жизни и поселиться в охотничьем приюте, который купил для них двоих Нэш? Они жили бы долго и счастливо.

Но другая неприятная мысль ворвалась в сознание — и все радужные мечты испарились. Он не Нэш Остин.

Что бы она ни думала сейчас, Лекс не ее возлюбленный. Она любит героя, созданного ее воображением, и у Лекса нет никаких шансов в соперничестве с ним. Он не герой. Он мужчина из плоти и крови, со своими достоинствами и недостатками. Он отнюдь не совершенство. И это, без сомнения, довело бы ее до белого каления. Лекс хорошо знал себя. Временами он бывал недовольным и нетерпеливым, несносным и упрямым.

Короче говоря, он был обычным мужчиной.

С мужскими потребностями.

Прошлой ночью он ждал, пока Фейт не заснет, сам валясь с ног от усталости. Труди заявила, что Нэшу не пристало спать на веранде, поэтому, стиснув зубы, он приготовился к мучительной ночи и вошел в спальню около двух часов.

Фейт заснула при включенном ночнике. Она свернулась клубочком на своей стороне постели, подложив ладошку под щеку. Одеяло соскользнуло, обнажив стройную ногу, прикрытую только тонкой кромкой черного шелка с кружевами.

У Лекса перехватило дыхание от этого зрелища. Сердце пропустило удар. Минуту он просто стоял на месте, не в силах пошевелиться. В его комнате, в его постели была женщина. Никогда раньше он не представлял ни одну из своих подружек в этой комнате — в этой постели.

Но видеть здесь Фейт было так естественно…

Внутри него разразилась буря. Эмоции переполняли его. Страх, беспомощность, отчаянное желание, невероятная нежность.

Не колеблясь больше ни секунды, Лекс в футболке и трусах залез в кровать с другой стороны.

Девушка пролепетала что-то неразборчивое во сне — это было безумно сексуально — и прижалась к нему спиной. Не просыпаясь, она вздохнула и потерлась об него. Лекс застыл. Во сне она перевернулась на другой бок, и ее груди оказались прижатыми к его груди. Одна нога легла поверх его ноги. Лекс велел себе расслабиться.

Но это нелегко, когда мужчина так возбужден.

Взглянув вниз, на красноречивую выпуклость под трусами, Лекс мрачно вздохнул.

Да, Фейт для него — та самая, единственная.

Все вдруг стало совершенно ясно. Сомнения куда-то испарились. Как-нибудь после того, как все закончится, после того, как память к ней вернется, он сделает ее своей. Сделает так, что она забудет своего придуманного, воображаемого героя и полюбит его, Лекса.

Горький смешок застрял в горле.

Он должен ее получить.

С этой мыслью он погрузился в глубокий сон без сновидений.

Со своего наблюдательного пункта на пролете лестницы Зоя оглядела группу гостей и беззвучно застонала. Один из этих добродушных, смеющихся и довольных людей — преступник. Один из них по приказу Бойла убил охранника и похитил бриллианты стоимостью в полмиллиона долларов.

Но она его найдет.

Девушка покачала головой. Даже не верится, что жадность может толкнуть человека на такие жестокие преступления.

Мелани присоединилась к ней и посмотрела на толпу.

— Так что ты думаешь? — поинтересовалась она.

— Они все выглядят такими невинными, улыбнулась Зоя.

Она сама прочитала все анкеты, которые заполнили участники праздника перед выходными.

Там они должны были ответить на вопросы об их жизни и работе. И все они казались слишком нормальными людьми, чтобы пойти на такое ужасное преступление.

Здесь были пара учителей на пенсии, социальный работник из Миссисипи, почтальон из Детройта, инженер, клерк, служащий аэропорта, медсестра и пара домохозяек. Все они были представителями среднего класса, коренными американцами, добропорядочными гражданами. Зоя нахмурилась. Трудно представить себе, что кто-то из них солгал, что кто-то из них — преступник. Но Ларсон не мог ошибаться.

Кто-то из них виновен.

И ее задача — найти его и передать в руки правосудия.

Нужно сосредоточиться. Да, это будет нелегко, учитывая, что вор не носит футболку с большой буквой "В", чтобы облегчить ей задачу. Этот преступник хитер и проницателен. Поймать его, или ее, будет нелегко. Это потребует немалых усилий.

Зоя решительно выпрямилась. Она справлялась с задачами и посложнее.

— Ты кого-нибудь подозреваешь? Кто из них кажется тебе вероятным преступником? — спросила Мелани.

Она развлекала участников, пока Зоя читала их анкеты и ждала звонка от Ларсона.

— Надо поближе познакомиться с ними, но по анкетам я бы сказала, что это или инженер, или служащий аэропорта. Оба часто путешествуют по работе, могут, не вызывая подозрений, перемещаться из страны в страну. По словам Ларсона, оба недавно были в Колумбии. Стив, инженер, был там в командировке, а Габриэль, служащий аэропорта, брал больничный именно тогда, когда произошла кража.

Мелани задумалась.

— Нэш поселил их в комнаты, за которыми легко вести наблюдение?

Зоя кивнула.

— Да. Я ему не говорила, но я собираюсь обыскать комнаты во время ужина. Ларсон по моей просьбе позвонит, чтобы у меня был предлог выйти из столовой.

— Ты уверена, что это безопасно? — спросила Мелани. — Может, Нэшу стоит пойти с тобой?

— Нет, — ответила Зоя. — Я сделаю это гораздо быстрее без него.

Кроме того, окажись она с Нэшем рядом с постелью, есть риск, что она вообще забудет об обыске и преступнике. Все, чего ей сейчас хотелось, — это остаться с ним наедине, сорвать с него одежду и сделать его рабом своих желаний — ее любимая последняя игра в постели.

Хотя вчера у нее не было возможности проделать с ним все эти восхитительные вещи, так возбуждавшие ее воображение, она по крайней мере проснулась в его объятиях. Конечно, это для нее не в новинку. Они вместе уже больше трех лет, но почему-то, проснувшись сегодня рядом с ним, она чувствовала себя так, словно это происходит с ней впервые.

Запах Нэша, такой мужской и пряный, приятно возбуждал. Жесткие волоски на его ноге щекотали ее нежную кожу. Ощущать тепло его крепкого, твердого тела было просто восхитительно. Кровь превратилась в жидкое пламя, которое мгновенно проникло во все ее члены, пробуждая сексуальное желание. Каждая клеточка ее тела остро ощущала близость Нэша. Как она хотела его в ту минуту!

Больше, чем когда-либо…

Она положила руку на его мускулистый живот и начала покрывать поцелуями шею…

А потом Джордж постучал в дверь и закричал, что ему срочно нужен Нэш. Разочарованная, неудовлетворенная и злая, она вынуждена была растолкать Нэша.

И что самое ужасное, это ощущение сексуальной неудовлетворенности было ей знакомо. Но откуда?

У них с Нэшем всегда была здоровая сексуальная жизнь. Конечно, последние дни они не занимались сексом, но Зоя надеялась скоро исправить положение. Они поймают вора, и тогда у них будет немного времени для себя.

Они могут даже задержаться в «Дубовой роще». Здесь так мирно и спокойно. Такой свежий и чистый воздух. Вдыхая его, можно забыть о всех заботах и неприятностях. А в доме так уютно и тепло. Просто рай на земле.

Ей здесь нравится.

— Ты готова? — спросила Мелани.

Зоя вздохнула. Пора за дело.

— Готова. Давай начнем операцию.

Она скорее съест свою шляпу, чем провалит операцию. К тому же, пока они с Нэшем не поймают вора, у них не будет времени, чтобы побыть наедине.

А никакому негодяю не позволено портить ей сексуальную жизнь, раздраженно подумала Зоя.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Лекс! — прошептал Джордж племяннику.

Лекс нетерпеливо взглянул на дядю и тут же снова уставился на Фейт. Она только что спустилась с лестницы и приступила, как и полагалось, к развлечению гостей.

Хотя Труди строго-настрого запретила упоминать имя Фейт и ее книги, стоило писательнице появиться, как поклонники, вне себя от радости и с бурными аплодисментами, окружили ее плотной толпой. Девушку такой прием несколько смутил. Они ловили каждое ее слово и вели себя так, словно она — королева, нанесшая визит крестьянам.

Лекс спрятал усмешку. Они и не догадываются, что предмет их поклонения выискивает среди них вора.

Фейт оделась, как и подобает Зое, в полупрозрачную блузку, облегающую ярко-красную юбку и высокие черные сапоги. Губы накрашены алой помадой, а глаза драматично подведены черным карандашом.

К несчастью, Лекс был таким же, как и все другие теплокровные американские мужчины: короткая юбка, пара высоких каблуков — и он уже готов. Все мысли тут же вылетают из головы, а взрослый мужчина превращается в глупого щенка. Но, если честно, в таком виде Фейт его немного пугала. Он предпочитал видеть ее такой, как в день приезда, — мягкой, нежной и скромной.

— Лекс! — снова позвал Джордж, теряя терпение.

Раздраженный, Лекс бросил последний взгляд на Фейт и пошел к дяде, который звал его из холла.

— Что? Мне надо быть там…

— У нас проблема, — перебил Джордж полным тревоги голосом. — Миллеры приехали.

— Что? — У Лекса глаза полезли на лоб от удивления.

— Да-да. Миллеры. Они не бронировали номер, но утверждают, что сделали это. Я сказал, что пойду уточню у тебя.

Лекс закрыл ладонью глаза и выругался. Миллеры были постоянными посетителями и состояли в обществе любителей птиц. Выйдя на пенсию, они часто приезжали в охотничий приют и рекомендовали гостиницу своим многочисленным друзьям. Лекс просто не мог отказать им в комнате. Но Джордж выразился правильно: их присутствие здесь создаст еще одну проблему. В выходные весь его немногочисленный персонал будет занят обслуживанием вечеринки Фейт и ее фанатов. У него просто нет возможности принять других гостей. Кроме того, Миллеры принадлежали к тем, кто приезжал в горы отдохнуть в тишине и покое, и вся эта суматоха, связанная с вечеринкой, может им не понравиться. Мягко говоря, подумал Лекс, представив их раздражение.

Хотя не в его правилах было отказывать постояльцам, в эти выходные он предоставил свою гостиницу в полное распоряжение только Фейт и ее гостям. Более того, предупредил об этом Миллеров, припомнил Лекс. Он беспомощно покачал головой. Миллеры очень хорошие люди. Если они говорят, что забронировали номер, значит, так оно и есть. Значит, это он допустил ошибку.

— Что мне им сказать? — спросил Джордж.

— Я… — Лекс запустил пальцы в волосы и взглянул на Фейт. Что делать? — Они могут остаться, но сначала мне надо поговорить с ними.

Лекс поспешил к Миллерам и, обменявшись приветствиями, изложил укороченную версию происходящего здесь. Об амнезии он не упомянул.

Марджи Миллер воскликнула:

— Фейт Боннер здесь? — Она прижала руки к груди. — Где? Здесь? В гостинице?

Проклятье, выругался про себя Лекс. Это до добра не доведет.

— Да, она…

Джеймс Миллер закатил глаза и пробурчал:

— Марджи, ты разве не слышала, что этот парень только что сказал? Ты не можешь называть ее так. Только Зоя. И не упоминать эти чертовы книжки… — закончил он с отвращением.

Марджи раскрыла сумочку и выудила оттуда «Убийство в Мэйхеме».

— Ты эту имеешь в виду?

Джеймс обреченно вздохнул.

— Ради бога, женщина, убери это. — Он запихнул книжку обратно в сумку жены.

— О, я поверить не могу! — Марджи вся тряслась от волнения. — Она здесь! — с восхищением воскликнула она. — Это как мечта, ставшая явью.

Я тоже участвовала в конкурсе «Поймать вора», но не выиграла, — помрачнела она, но тут же снова просияла. — Не важно, это просто чудо. Ты, должно быть, так счастлив, Лекс, — потрепала она его по руке. — Как у тебя дела? Как с деньгами? спросила она тревожно.

Лекс вздохнул. Ему удавалось скрывать денежные затруднения от случайных гостей, но Миллеры бывали здесь слишком часто. Так уж выходило, что в каждый их визит что-нибудь да случалось. Но Лекс был благодарен им за сочувствие.

— Получше, особенно благодаря этой вечеринке, — ответил Лекс. — Если они выберут отель постоянным местом встреч, все будет вообще замечательно.

Пенсионеры переглянулись.

— Понятно.

Потом Марджи добавила с теплой улыбкой:

— Надеюсь, у тебя все будет хорошо, сынок.

Прошлый год был просто кошмаром, — вздохнула женщина. — Другой бы на твоем месте сдался и продал гостиницу.

Как им сказать все остальное? Он потер шею и выдавил:

— Понимаете, если вы решите остаться, Фейт должна будет добавить вас к списку подозреваемых и обыскать вашу комнату.

Марджи и Джеймс застыли.

— Что? — хором выдохнули они.

— Чтобы играть по правилам. Она должна подозревать и вас тоже, иначе другие участники не поверят, что это серьезно. — Лекс сам поражался той чуши, которую нес. Похоже, актерские способности у него все же есть, иначе он не смог бы так легко вешать людям лапшу на уши.

Марджи и Джеймс еще раз переглянулись:

— Послушай…

— Мне очень жаль, — перебил Лекс. — Но я не мог позволить вам остаться, не предупредив. Это для вас проблема?

Супруги посмотрели друг на друга, а потом Марджи с улыбкой ответила:

— О, нет, это замечательно. В нашем номере она не найдет похищенных драгоценностей, — пошутила она.

Джеймс расхохотался так, словно эта шутка была лучшей из тех, что он слышал.

Лекс тоже из вежливости улыбнулся. Он и сам не сомневался, что драгоценностей Фейт там не найдет.

— Ладно, — сказал он Миллерам. — Мне нужно возвращаться к гостям. Джордж зарегистрирует вас, хорошо.

Супруги кивнули.

Лекс вернулся в гостиную, как раз когда Зоя заканчивала свою речь. Черт, выругался он, все пропустил. Что, если она сказала что-нибудь важное?

Что ему нужно знать? Конечно, вчера, готовясь к «операции», они проговорили все, но Лекс предпочел бы услышать речь своими ушами. К тому же он старался всегда держать Зою в поле зрения — на всякий случай. Только вот похоже, что он ее уже упустил.

Застыв, Лекс снова оглядел комнату в поисках девушки. Найти ее не составило бы труда. Зоя выделялась в толпе, как ирис среди одуванчиков.

Проклятье. Девушки нигде не было видно.

Его глаза широко распахнулись, когда кто-то внезапно схватил его за руку, потянул в темноту под лестницей и прижал к стене. Лекс не успел открыть рот, как Фейт накрыла его поцелуем. С головы до ног его пронзила сладостная дрожь.

Электрические искорки вызвали мурашки на коже. Ее нежные сладкие губы захватили его врасплох, и все мысли вылетели из головы. Лекс растворился в этом поцелуе, забыв обо всем на свете.

Толпа в гостиной словно испарилась для него.

Лекс блаженно закрыл глаза.

Ее сладость опьяняла его. И хотя в голове Лекса билась мысль, что надо прервать этот поцелуй — ведь, когда к Фейт вернется память, она сочтет его подлым развратником, воспользовавшимся ее слабостью, — он был не в состоянии остановиться.

Девушка обвила его шею руками. Пальцы зарывались в волосы, а ее стройное мягкое тело прижималось к его телу так крепко, словно хотело с ним слиться.

От поцелуя у Лекса ослабели колени, зато другая часть тела, наоборот, с каждой секундой становилась все тверже. Его член под властью колдовских чар этой ведьмы натянул тесную ткань джинсов. Лекс вынужден был сжать кулаки, чтобы не поддаться искушению и не обнять ее. Он разрывался между совестью и страстью, и падение было близко.

Жемчужинки ее сосков уткнулись ему в грудь, заставив забыть об угрызениях совести.

Лекс застонал, руки сами собой поднялись и утонули в ее локонах. Она ответила еще более страстным поцелуем, и наслаждение стало почти непереносимым.

Лекс сходил с ума. Он мог бы целовать ее вечно, живя одними поцелуями. Но каждая клеточка его тела вопила о голоде другого рода, и он ничего не мог с этим поделать. Он был возбужден. Язычок Фейт переплетался с его языком, она покусывала, лизала и сосала его губы, доводя до безумия. Руки сами собой скользнули по спине на талию, а потом ниже и сжали ее прелестную попку.

Девушка с готовностью прижалась к нему еще крепче. Теперь трудно было сказать, где кончался он и начиналась она.

Уголком сознания Лекс уловил демонстративное покашливание и хихиканье.

Видимо, Фейт тоже это услышала, потому что мгновенно отпрянула от него и открыла глаза. В этих глазах цвета янтаря он прочитал удивление с оттенком замешательства. Она прижала кончики пальцев к своим губам, словно не веря, что это произошло.

А в следующее мгновение она положила голову ему на грудь и улыбнулась толпе любопытствующих.

— Позвольте представить: Нэш Остин.

При этих словах толпа разразилась новыми аплодисментами, но Лекс чувствовал себя так, словно его окатили ледяной водой.

Нэш Остин.

Не он. Горький смешок застрял в горле, но Лекс проглотил его. Боже, какой же он идиот.

К счастью, в этот момент Джордж позвал всех ужинать, и толпа начала рассасываться. Лекс плелся в сторону столовой в самом хвосте, убеждая себя, что нет повода сердиться или расстраиваться. Но одна мысль о том, что этот поцелуй самый лучший поцелуй в его жизни — для Фейт был всего-навсего одним из обычных поцелуев, которыми она в образе Зои привыкла обмениваться со своим воображаемым любовником, была унизительна.

К несчастью, слова Труди о сексуальных сценах в романах Фейт оказались самой что ни на есть правдой. К своему удивлению, каждый раз, читая сексуальную сцену в книге, Лекс возбуждался так, как если бы это происходило в реальности. Он словно видел себя с Фейт в роли этих воображаемых любовников. Это он берет в рот ее сосок, это он входит в нее снова и снова. Она шепчет соблазнительные глупости ему на ухо, ее губы ласкают его там, внизу, даруя неземное блаженство. Это она выгибает спину в его объятиях. Это с ее губ срываются крики, когда он доводит ее до оргазма.

Он, а не Нэш.

— Ты далеко, Лекс? — помахала рукой перед самым его носом Труди. — С тобой все в порядке?

Лекс кивнул.

— Да-да, конечно, — солгал он в который уже раз. Весь этот уикенд выливается в одну сплошную ложь. Что ждет его впереди?

Труди внимательно посмотрела на него. Лексу стало не по себе от этого изучающего взгляда. Наконец она отвела глаза и улыбнулась.

— Ты хороший парень, Лекс, — сказала она. Ты настоящий герой. Никогда не сомневайся в этом.

— Спасибо, — пробормотал он, смущенный комплиментом.

Оглядевшись по сторонам, Труди понизила голос:

— Послушай, думаю, тебе лучше знать… Фейт собирается ускользнуть из-за стола за ужином и обыскать пару комнат. Тебе лучше бы последить за ней.

Лекс вздрогнул. Черт побери. Теперь еще и это. Можно забыть об ужине. С мрачной гримасой Лекс бросился в столовую, моля Бога, чтобы он не опоздал…

Зоя опустила ключ в карман и поспешила вниз по лестнице. Это была пустая трата времени. Ни один из подозреваемых не оставил в комнате улик. Зоя проверила их мобильные телефоны, номера входящих и исходящих вызовов, просмотрела бумажники и паспорта, заглянула в шкафчики в ванной и в тумбочки у кровати. Она даже проверила, не спрятано ли что-нибудь в подошвах ботинок. Но все бесполезно.

Она выяснила, что у служащего аэропорта плохой вкус и перхоть, а у инженера бывают проблемы с недержанием: нашла брошюру об этой болезни в его чемодане. Но ничего подозрительного не обнаружила.

Голоса в холле привлекли ее внимание, и она инстинктивно нырнула в альков и затаилась.

— Ты уверена, что все хорошо спрятано? спросил мужской голос. — Они точно не найдут их?

Зоя, стоя в своем укрытии, высунула нос и увидела пожилую пару в холле. Обоим было лет под шестьдесят. Седые волосы, аккуратные короткие стрижки. Прогулочные брюки и ортопедические туфли. Они могли бы быть ее дедушкой и бабушкой, только вот у Зои не было дедушки с бабушкой… Или были? Странное чувство охватило ее.

Она абсолютно ничего не знает о своей семье. Острая боль пронзила висок. Как…

— Я уверена, Джеймс, — ответила женщина. Не волнуйся. Мы хорошо потрудились, пряча все это так, что никто не найдет. — Она по-девчоночьи хихикнула. — Я единственная, кто знает, где лежат твои штаны. А что касается другого, то даже если и найдут, то не догадаются, что это такое.

Как бы не так, улыбнулась Зоя, забыв об ужине. Она терпеливо дождалась, пока пара исчезнет из виду, и бросилась в их комнату.

Быстрый осмотр показал, что люди они были очень аккуратные. Одинаковые кепки с надписью «Я люблю птиц» висели по обе стороны зеркала.

Носки были аккуратно уложены в ящики. Туалетные принадлежности аккуратно расставлены на полочке в ванной, а каждая вешалка в гардеробе на расстоянии ровно в два пальца от соседней.

Все вещи распакованы. Коробочки с лекарствами и очки лежали на тумбочках рядом с кроватью.

Пульт от телевизора соседствовал с очками старушки. Понятно, кто в семье главный, усмехнулась Зоя.

И тут она вспомнила про штаны.

Она бросилась к гардеробу. У старичка было несколько пар брюк, включая одни старые и очень грязные, спрятанные на самом дне. Но никаких бриллиантов в карманах не обнаружилось. Зато под штанами на дне шкафа обнаружилось кое-что другое. Кое-что, что напугало девушку до смерти.

Металлические наручники, плетка-девятихвостка, собачий ошейник с цепью, ремни и кнут. В футлярах для бинокля она обнаружила презервативы самых немыслимых расцветок, ребристые, со смазкой, фосфоресцирующие в темноте.

После секундного колебания Зоя взяла несколько обычных. Она не могла вспомнить, запаслась ли презервативами, а их отсутствие у Нэша могло ее очень разочаровать. Если они не займутся сегодня любовью, она с ума сойдет.

Особенно после того сумасшедшего поцелуя.

Зоя вся затрепетала от одного воспоминания. Ей стало жарко. Утром, когда им помешали, она готова была вопить от разочарования. Она отчаянно жаждала его.

Нет, сегодня они должны наконец заняться любовью, решила Зоя. Так больше нельзя.

Зое раньше нравился секс с Нэшем, и раньше все у нее внутри горело, если им не удавалось заняться любовью. Но никогда прежде она не испытывала такой сильной потребности в нем. Ее страсть была всепоглощающей, она просто ничего не могла поделать с этим безумным желанием отдаться ему. Это сводило с ума.

Вот почему она вытащила его из гостиной, прижала к стене и поцеловала. Она была в отчаянии. Часть ее хотела наказать его за то, что он не страдал так же сильно, как она. Нэш хотел ее, без сомнения. Его ярко-синие глаза затуманивало желанием при каждом взгляде на нее. Его взгляд то и дело замирал на ее губах, груди, животе, а уходя, она всегда чувствовала его взгляд на своей попке.

Его надо проучить. Нельзя так глядеть на девушку, если не хочешь продолжения.

Но когда она поцеловала его, случилось что-то странное. Злость как рукой сняло, стоило их губам соприкоснуться.

Зоя целовала эти губы тысячу раз, знала наизусть каждое движение его тела, каждую веснушку на его лице и каждую родинку на его великолепном теле, но по непонятным для нее причинам этот поцелуй был совершенно неожиданным. Он был словно реальнее, ощутимее, глубже, нежнее, жарче. Словно их первый поцелуй, когда на самом деле он был тысячный. А ведь он даже не первый за эти выходные. Зоя застыла, пораженная этой мыслью, но тут же отчитала себя и вернулась к работе. Осталось обыскать только одну вещь кейс с бумагами. Он стоял за батареей. Зоя раскрыла кейс и пролистала бумаги. Там были фотографии «Дубовой рощи» в разные времена года и детальная информация о гостинице, включая площадь в квадратных метрах. Еще она нашла коробочки с грубой солью. Как странно, нахмурилась девушка. Зачем им прятать соль? Что они с ней делают?

Нэш сунул голову в комнату, и Зоя едва не подпрыгнула от неожиданности.

— Слава богу, это ты, — выдохнула она.

— Зоя, тебе надо спуститься вниз. Гости тебя спрашивают, — пояснил он. Взгляд Нэша остановился на кепках с надписью «Я люблю птиц», и глаза его широко распахнулись. — Господи, — воскликнул он, заметив кейс у нее на коленях, — это же комната Миллеров. Положи на место, — прошипел он. — Нам надо идти.

— Кто такие Миллеры? — поинтересовалась Зоя, удивляясь его реакции.

— Джордж называет их постояльцами. Они не принимают участия в празднике, просто приехали, и все.

— Вот как. — Зоя встала, закрыла кейс и убрала его на место. Оглядевшись по сторонам, она убедилась, что комната выглядит так же, как до ее прихода. — Это-то и подозрительно. Я не уверена, что они имеют отношение к краже, но каждый под подозрением, пока мы не найдем вора. И что-то с этой парой не так. Я нашла соль в их кейсе.

Попрошу Ларсона их проверить.

Нэш выглянул в холл, проверяя, нет ли там кого, после чего они вышли из комнаты. Нэш рассеянно переспросил:

— Соль в кейсе? Почему тебе кажется это подозрительным?

— Потому что кейс не место для хранения соли.

В этом просто нет смысла. А ты как думаешь, Нэш?

— Да, действительно странно, — пряча смешок, ответил Нэш. — Еще что-нибудь нашла?

— Я не нашла драгоценностей, если тебя это интересует, но обнаружила кое-что другое… — усмехнулась Зоя.

— Что?

Зоя остановилась на лестнице и вынула из карманы презервативы. Разжав ладонь с видом фокусника, она вкрадчиво произнесла:

— Вот это.

У Нэша отвисла челюсть. Он схватил презервативы.

— Ты их украла! — воскликнул он, закрывая глаза с видом мученика. — Ты украла презервативы? — повторил он недоверчивым шепотом.

Зоя расхохоталась при виде такой реакции.

— Поверь мне, они даже не заметят. У них их много.

— Господи Иисусе, — прохрипел Нэш, засовывая улики в карман рубашки. — Ты больше ничего не украла, я надеюсь?

— Нет, — улыбнулась Зоя. — Хотя, должна признаться, мне жаль было расставаться с наручниками и плеткой.

У Нэша отвисла челюсть, а глаза полезли на лоб.

— Наручниками? Плет…

Со стоном Зоя вцепилась в его рубашку и притянула Нэша к себе. Уткнувшись лицом ему в шею, она покрыла ее жаркими поцелуями, прикусила мочку уха, а потом лизнула укушенное место. Дрожь пробежала по его телу.

— Если ты не займешься со мной любовью сегодня, — поддразнила она, — я заберу наручники, прикую тебя к кровати и отшлепаю.

Отпустив Нэша, Зоя легко спорхнула со ступенек.

— Не потеряй! — крикнула она через плечо. Нам эти штучки сегодня понадобятся.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Несколькими часами позже Лекс стоял под горячим душем, чувствуя, как напряжение медленно покидает его тело. Какой кошмар, устало вздохнул он. Сил совершенно не осталось. Следить, чтобы Фейт не попала в неприятности, управлять гостиницей и постоянно держать свой сексуальный голод в узде требовало огромных усилий.

Праздник «Поймать вора» удался. Но этого следовало ожидать. Когда за дело бралась Труди, успех был гарантирован. Эта женщина помнила обо всем, другой человек на ее месте испугался бы ответственности после того, что случилось с ее начальницей, но Труди справлялась прекрасно.

Все участники были довольны своими номерами, едой и особенно спектаклем, который они разыгрывали. Они играли часами, и единственное, на что жаловались, так это на то, что ночью надо спать. У Зои пока было два главных подозреваемых. Вторая часть начнется утром после завтрака, а к концу уикенда настоящий вор должен быть пойман. Остается только молить Бога, чтобы Зоя где-нибудь забыла свой пистолет. За поимкой вора последует церемония подписания книжек и раздачи автографов и совместный ланч.

Он спрашивал Труди насчет раздачи автографов, но она ответила, что понятия не имеет, как все это организовать. Однако Лекс не сомневался, что находчивая ассистентка что-нибудь придумает. Конечно, фанаты будут разочарованы, но надо следовать совету доктора Гивенса, который сказал, что память должна вернуться к девушке сама.

Нельзя насильно заставлять ее вспоминать. А кто знает, какую реакцию вызовет вид этих книг?

Труди сказала, что они не могут так рисковать.

«Зоя» с «Мелани» совещались в номере. Как бы не так, фыркнул под душем Лекс. Наверняка обыскивают чью-нибудь машину. Слава богу, Джордж оставил его в покое и занялся мытьем посуды, предоставив Лексу, как он выразился, самому разбираться «со всей этой чушью». Видел бы кто-нибудь его лицо, когда он произносил это. Но дядюшке легко так говорить, грустно усмехнулся Лекс. А что, скажите, делать ему?

Лекс вздохнул. Например, что делать с поцелуями? Она все время лезет целоваться. Что делать?

Запретить ей?

Легко сказать! Только мертвый смог бы устоять перед этими поцелуями.

К тому же он согласился играть роль ее любовника, а это предполагает и поцелуи тоже.

Не то чтобы он поощрял ее, просто Фейт ведет себя так, как должна вести себя Зоя. Она ведь думает, что она — это Зоя, а он — Нэш. И ждет, что он с радостью будет отвечать на поцелуи.

Лекс вздохнул, уперся руками в стену душевой и уронил голову на грудь. У него просто не было другого выхода, кроме как исполнять любые ее желания.

Ему стало по-настоящему страшно. Намного страшнее, чем до начала игры.

Лекс не хотел участвовать в этом фарсе, потому что его влекло к Фейт. Потому что он чувствовал, что это будет непорядочно — воспользоваться ее болезнью.

Но теперь он боялся другого. Он влюбился в Фейт. Его влекло к ней с самого начала, он с самого начала знал, что эта женщина — особенная.

Лекс был просто очарован ею с самого первого взгляда. А ее улыбка заставляла его забыть обо всем на свете. Эти умные золотисто-карие глаза вспыхивали внутренним светом, когда она улыбалась, и искрились, когда смеялась.

Фейт была воплощением самых тайных мужских фантазий. Она была искусительницей под маской примерной девочки. Эта смесь сексуальности и невинности зачаровывала. Против такой женщины не мог устоять ни один мужчина. С такой женщиной хотелось вместе смеяться, рыдать, любить, жить…

От этих мыслей Лекс страшно возбудился.

Сегодня ночью…

Истерический смех вырвался из его груди. Она украла презервативы у Миллеров.

У Миллеров, которые наверняка переживали, чтобы не нашли их садомазохистские штучки.

Значит, эти любители птичек увлекаются садомазо, ухмыльнулся Лекс. Очередной приступ смеха напал на него. Покачав головой и решив, что такое он понять не в состоянии, Лекс решил вытираться. Хватит думать о всяких глупостях.

В любом случае кража презервативов и заверение в том, что они им сегодня понадобятся, позволяют предположить, что девушка настроена решительно и не примет никаких отказов. Лекс уже испробовал все: спал на веранде, ждал, пока она заснет, прибегал к помощи Джорджа. Он сделал все, чтобы избежать того, что наверняка случится сегодня ночью.

Никогда он так не боялся лечь в постель с женщиной, как сейчас!

Он ее хочет. Хочет больше, чем любую другую женщину в своей жизни. Рядом с ней он постоянно возбужден. В мечтах Лекс занимался с ней любовью во всех мыслимых позах. Он был на ней, за ней, под ней, рядом с ней. Но только с ней. С Фейт.

Всегда, когда он занимался любовью с женщинами, его партнерши знали, кто он. Они шептали его имя. А сегодня он окажется в постели с Фейт, и каждую секунду она будет думать, что занимается любовью с Нэшем.

Все его существо восставало против этого.

Он хочет, чтобы она занималась любовью с ним.

Чтобы она желала только его.

Чтобы шептала его имя.

Лекс выключил душ. Это все равно что хотеть луну с неба, понял он. Он мечтает о невозможном.

Когда память к Фейт вернется, она даже не взглянет на него. Не важно, что он спас ее вечеринку своим согласием на роль. Девушка не поверит, что Лекс сделал это только ради нее, что доктор посоветовал им с Труди беречь ее от волнений. Фейт решит, что ею воспользовались, она будет презирать его.

Вот почему он не может заниматься с ней любовью.

С этого момента, решил Лекс, он больше не будет лгать ей.

Он больше не хочет лжи.

Когда память вернется, она будет знать, что он был с ней искренен.

Лекс обернул полотенце вокруг бедер и подошел к шкафу в спальне, чтобы достать трусы.

И тут волосы на затылке у него приподнялись.

— Тебе они не понадобятся, — прошептал хрипловатый женский голос за спиной.

Лекс зажмурился и втянул в себя воздух. Выдохнув, он обратился с мысленной мольбой к Богу, который единственный мог его спасти сейчас.

Медленно он повернулся, и все во рту пересохло. На Фейт была черная кружевная сорочка длиной до щиколоток, обтягивающая тело как вторая кожа. Она была одета, но все равно что раздета.

Никогда он не видел более чувственного зрелища в своей жизни. Только женщина с безупречной фигурой могла осмелиться надеть такое. Каждый недостаток сразу бросился бы в глаза. Но Фейт была само совершенство.

Ее груди были полными и округлыми, живот плоским и подтянутым, а талия — тонкой и изящной. Она подчеркивала пышность бедер и стройность длинных ног безупречной формы, с ноготками, покрытыми ярко-красным лаком, который как нельзя лучше подходил к черному кружеву.

Сквозь кружево проглядывали золотистые кудряшки волос внизу живота и розовые вершинки грудей.

Лекс беспомощно сглотнул и огромным усилием воли отвел взгляд. Прошла, наверно, минута, пока он осмелился снова посмотреть на нее, запрещая взгляду опускаться ниже подбородка. Ее улыбка померкла, но тут же вспыхнула вновь. В золотисто-карих глазах застыла решимость женщины, не сомневающейся в своих силах. Но все равно была в ней какая-то ранимость, трогательность, перед которой просто невозможно устоять.

Больше никакой лжи, напомнил себе Лекс.

— Ты.., ты выглядишь фантастически… — выдавил он голосом, похожим на хрип умирающего.

Но, видимо, Фейт не обратила на это внимания, потому что улыбка ее стала еще ослепительнее.

Он чувствовал на себе ее ласкающий взгляд.

Эти потрясающие глаза потемнели от желания.

— Ты тоже, — улыбнулась она, откидывая покрывало на кровати. — Но издалека плохо видно.

Тебе лучше подойти ближе, чтобы я могла посмотреть.

Лекс расхохотался. Посмотреть? Да это просто убьет его.

— Ты тоже можешь рассмотреть меня как следует, — продолжила она, не отрывая от Лекса глаз.

Еще один гвоздь в его гроб, подумал Лекс, делая шаг в сторону постели. Девушка легла на спину и бросила на него дразнящий взгляд из-под ресниц. Груди натянули кружевную ткань, золотые локоны водопадом рассыпались по постели.

Лекс осторожно лег на постель рядом с ней и легонько погладил по бедру.

Она затрепетала от этого прикосновения и прошептала что-то неразборчивое. В крови Лекса вспыхнуло пламя.

Он медленно провел пальцем по ее плоскому животу к груди. Ее сосок тут же отвердел, и Лексу не оставалось ничего другого, как склонить голову и прижаться к нему губами.

Стон сорвался с ее губ. Девушка выгнула спину, прижимаясь к нему. Лекс почувствовал, как ее пальцы зарылись в его волосы. Он ласкал сосок через тонкое кружево, дразня его кончиком языка и легонько покусывая через ткань.

Еще один стон сорвался с ее губ, а руки начали жадно ласкать его. Одна — теплая и настойчивая — скользнула по бедру к талии, а потом к плечу. Девушка снова выгнулась и поймала губами мочку его уха. Она притянула его голову к себе и поцеловала в губы. Глубоко. Страстно. Так, словно на свете не было ничего важнее их поцелуя. Ее горячий язык, как лазутчик, проник ему в рот и тут же сбежал, оставив Лекса сгорать от наслаждения.

Фейт явственно ощущала его напряжение. Девушка со стоном прижалась к Лексу теснее, призывно двигая бедрами.

Святая Мария!

Рука Лекса сама скользнула вниз, задержалась на пупке, прижала тонкое кружево к лобку…

Девушка задрожала под ним и, втянув в рот его нижнюю губу, начала ее посасывать.

Лекс погладил ее между бедрами, чувствуя, как увлажняется ткань под его пальцами. Она истекает желанием, томясь по нему. Лексу так хотелось ощутить ее на вкус, услышать ее крики, когда он будет ласкать ее в самом интимном месте…

Чтобы отвлечься, он начал покрывать поцелуями ее шею, но это не помогало. Ему надо было бы ласкать ее, пока девушка не забудет обо всем на свете под его пальцами и губами. Превратить ее тело в тончайший инструмент, на котором он мог бы играть любые мелодии. Это никогда не наскучило бы ему. Ведь между ее бедер его ожидает райское блаженство. Лекс провел дорожку из поцелуев от шеи к животу и прижался губами к ее лобку.

Дурманящий женский аромат опьянял. Сладкий и мускусный. Чарующий.

Фейт забилась под ним. Ее бедра сами раздвинулись, пропуская его внутрь.

Лекс улыбнулся.

— Ммм, ты такая вкусная, — он провел языком по тонкому кружеву, лаская ее медленными дразнящими движениями.

Девушка вцепилась в простыни, выгнула спину, неразборчивые слова слетали с губ.

— Господи, пожалуйста…

Голова металась из стороны в сторону. Бедра сами поднимались ему навстречу, моля о снисхождении. Лекс чувствовал, как нарастает ее напряжение, чувствовал, как твердеет влажный бугорок под его губами. Больше Лекс не мог сдерживаться. Он прижался к нему губами и начал ласкать его языком.

Внезапно все ее тело сотрясла сладостная дрожь. Но Лекс не останавливался, продлевая ее наслаждение своими ласками, пока Фейт не потеряла ощущение времени и пространства.

— Это было.., не… — шептала она. — Это было потрясающе, — выдохнула она наконец.

Лекс отбросил полотенце, выдвинул ящик тумбочки и достал один из кондомов, которые Фейт стянула у Миллеров. Его тело было каменным от напряжения. Ему с трудом удавалось сдерживать желание. В следующий раз они достигнут оргазма одновременно. Он не мог дождаться, когда ее мышцы сомкнутся вокруг его члена. Не мог дождаться того момента, когда войдет в нее до самого конца.

Он разорвал упаковку, достал презерватив и ловко надел его.

— Согласен, но скоро будет еще лучше.

Нагнувшись, он расстегнул застежку на ее сорочке. Отбросив кружево в сторону, раздвинул ее бедра и.., застыл, услышав громкий стук в дверь и отчаянный голос Джорджа:

— Нэш, Нэш! Иди сюда!

Лекс выругался. Опять… Сжав зубы и собрав все свои силы, он отпрянул от Фейт, с виноватым видом схватил полотенце и обернул им бедра.

Фейт стремительно натянула на себя покрывало.

Открыв дверь, Лекс выпалил:

— Что случилось?

Джордж стоял перед дверью бледный как смерть.

— Тебе нужно идти. Пух вернулся.

Проклятье!

— Одну минуту.

Стянув презерватив, он надел джинсы и подхватил футболку.

— Пух? — спросила Фейт в смущении. — Кто это?

Господи!

Фейт.

Лекс сунул ноги в ботинки.

— Зоя, ты должна оставаться в доме. Слышишь? Ни в коем случае не выходи на улицу. Это не связано с драгоценностями, клянусь. — Он грозно посмотрел на нее. — Обещай мне.

В эту минуту она совсем не была похожа на Зою. С растрепанными волосами и распухшими от поцелуев губами она была Фейт, смущенной и напуганной. Сердце Лекса сжалось от нежности, но ему надо было бежать.

Поцеловав ее в лоб, он пробормотал:

— Я тебя люблю, — и поспешил к двери.

У самой двери он повернулся:

— Я скоро вернусь.

Только выбежав на веранду, он понял, что сказал и как легко сорвались с его губ эти чертовски важные слова. И, что самое ужасное, понял, что сказал правду.

Он любит ее.

Зоя упала на подушки и задумалась. Его слова, как бабочки, порхали в ее голове. Она ощущала необыкновенный прилив нежности, а на глазах выступили слезы. Что-то шевельнулось у нее в сознании, но исчезло раньше, чем девушка успела понять, что же это было.

Он ее любит.

Было что-то волшебное в том, как он произнес это. Странно, она всегда знала, что Нэш любит ее.

Не сомневалась в его любви. Но почему? Он раньше говорил, что любит ее? Говорил так, как минуту назад? Голосом, полным нежности. Смущенная, она заерзала в постели. Женщина не может забыть тот момент, когда мужчина признался ей в любви. Такое не забывается. Это как первая любовь, как первый поцелуй. Есть вещи, которые просто невозможно забыть.

Тем более женщина должна помнить, когда мужчина доставлял ей такое наслаждение, какое она испытала сегодня. Конечно, Нэш доводил ее до оргазма сотни раз, но то, что она испытала сегодня, не могло сравниться ни с чем. Она вспыхнула при одном воспоминании об этом.

Его горячие умелые руки на ее теле, губы на ее груди. А потом между бедер…

Она вся трепетала от одного воспоминания о том, что этот мужчина творил с ней в постели.

Зоя отчаянно жаждала ощутить его внутри, заполнить ту пустоту, которая так ощутимо давала о себе знать. Ей хотелось, чтобы он просто раздвинул ее ноги и вошел в нее. Она прямо глаз не могла отвести, когда он надевал презерватив. Так сильно хотела его, что все внутри горело.

Шесть с половиной футов мужественности и сексуальности. Крепкое, сильное тело греческого атлета. Широкая мускулистая грудь, плоский живот и ошеломляющее мужское достоинство, гордо поднявшееся ей навстречу. От такого дух захватывало.

А потом в самый неподходящий момент им снова помешал Джордж.

Зоя застонала и чуть не со слезами уткнулась в подушку. Это безумие, но ей начинало казаться, что Джордж нарочно появляется в самый неподходящий момент, чтобы испортить ее сексуальную жизнь. Но он выглядел таким обеспокоенным. А все из-за какого-то… Пуха… Опять какая-то странная мысль закралась ей в сознание. Девушка растерянно тряхнула головой.

Что-то с ней не так. Что-то не в порядке. Она инстинктивно ощущала это. На уровне подсознания. Зоя вздохнула.

К сожалению, понять, что это, было так же сложно, как поймать вора. Ни в том, ни в другом она еще не преуспела.

Она все еще не могла назвать самого вероятного преступника. У нее были подозрения, основанные на информации, но подозрения — это одно, а доказательства — совсем другое. Зоя мысленно велела себе не упускать любителей птиц из виду.

Они не те, за кого себя выдают, определенно. Если такие симпатичные пенсионеры способны на все эти садомазохистские штучки, то они способны и на преступление.

Кто знает? Она должна найти вора. Раньше это ей всегда удавалось. По мнению Зои, преступники по природе ограниченные люди. Даже самые хитрые из них делали ошибки. А когда они ошибались, Зое только оставалось отдать их в руки правосудия.

Зоя зевнула. Глаза сами собой закрывались.

Она заставила себя подняться и облачиться в ночную рубашку. Через минуту она уже дремала, обняв руками подушку Нэша.

Его запах навевал приятные сны.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Лекс устало вздохнул. Гости Фейт уже поужинали и переместились в гостиную для игры.

Эти безумцы играли целый день и, казалось, готовы были играть и всю ночь. Фейт написала сценарий, не уступающий ни в чем самому интересному приключенческому роману. В нем каждому нашлось занятие, и все участники — одетые соответственно роли — с одинаковым нетерпением ждали развязки. Атмосфера накалялась с каждым часом.

Слава богу, Миллеры отправились «наблюдать за птицами». Но перед этим Зоя-Фейт устроила целый спектакль, приглашая их поучаствовать в игре. Марджи была просто вне себя от восторга. С ее лица не сходила улыбка, и видно было, что пенсионерка счастлива.

Они и не подозревали, что у Фейт были на то свои мотивы. На самом деле, в этом Лекс не сомневался, пожилая чета — ее главные подозреваемые.

Сам Лекс весь день вынужден был следить за Фейт. Во-первых, когда она обыскивала комнаты занятие, которого он предпочел бы избежать. Каждый раз, когда Фейт выходила из номера, Лекс с ужасом думал о том, что еще она могла стянуть у бедных постояльцев. Но, слава богу, кража презервативов была, видимо, импульсивным поступком.

Жаль только, что ночью ничего не вышло.

Лекс еще не успел оправиться от самого большого сексуального разочарования в жизни. Муки его невозможно было описать словами. Но к тому времени, как он выманил Пуха из помойки и спровадил его обратно в лес, солнце уже начало подниматься над горизонтом.

Подумать только, даже то, чем они успели насладиться до прихода Джорджа, было самым невероятным сексуальным приключением в его жизни. Лекс вздохнул. Перед глазами снова встала картина прошлой ночи — Фейт в черной кружевной сорочке ждет его на постели. Золотистые кудри, бархат ресниц, алые губы, розовые соски…

Лекс втянул в себя воздух, пытаясь успокоиться. Она была такая вкусная, такая сладкая. Жаль только, что у него не было времени покрыть поцелуями каждый сантиметр этого божественного тела. Но он наверстает упущенное при первой возможности.

Зная, что им не следует заниматься любовью, что Фейт может возненавидеть его за это, когда память вернется, Лекс ничего не мог поделать с тем колдовским наваждением, которое на него нашло. А после вчерашней ночи не думать о сексе было просто невозможно.

Это был не просто секс, не просто первобытное желание оказаться между ее раскинутых бедер. Он влюбился в нее. Влюбился с первого взгляда. Фейт похитила его сердце.

Несправедливо, если память вернется к Фейт лишь для того, чтобы разбить его счастье на мелкие осколки.

Он не Нэш Остин.

Он не похож на Нэша Остина.

Ему никогда не стать Нэшем Остином.

Он обычный парень, который ее любит. Он, может быть, способен на романтические жесты, но никак не на героические поступки.

Но нельзя опускать руки. Такая женщина, как Фейт, встречается раз в жизни. И он не отдаст ее воображаемому любовнику.

Сегодня, когда они будут заниматься любовью, он сделает все, чтобы Фейт запомнила этот день.

Она должна почувствовать, что рядом с ней настоящий мужчина — из плоти и крови.

Ее мужчина.

— Мелани, у меня какое-то плохое предчувствие, — мрачно прошептала Зоя, когда последний участник вышел из комнаты. Она налила себе кофе. — Хочешь? — спросила она помощницу.

Мелани кивнула.

— С удовольствием. — Она сделала глоток и блаженно вздохнула. — Пусть я не смогу заснуть, но это самый лучший кофе в моей жизни. Интересно, где Джордж его покупает…

Какая разница? — подумала Зоя. У них сейчас есть дела поважнее. Надо поймать вора, а времени почти не осталось. Завтра, когда они будут разоблачать фальшивого вора на празднике, настоящий вор улизнет. Зоя устало потерла лоб.

Мелани уютно устроилась на диване, поджав под себя ноги и обнимая ладонями чашку с кофе.

— Какое предчувствие? — спросила она.

Зоя опустилась в кожаное кресло рядом с камином.

— Не думаю, что это домохозяйка. Что-то здесь не сходится.

— Но она имеет отношение к Колумбии, — возразила Мелани. — Ее брат был там.

— Все равно мне кажется, это не она. Но преступнику, кто бы он ни был, надо отдать должное — замаскировался он как надо.

Мелани кивнула.

— Ты ничего не нашла, пока обыскивала комнаты?

Зоя покачала головой.

— Ни в комнатах, ни в машинах. Ничего.

Мелани уставилась в чашку с кофе, но Зоя чувствовала, что она напряженно думает.

— Ты обыскивала и машины тоже? — спросила она через некоторое время.

— Конечно, — нетерпеливо ответила девушка. Я нашла кучу остатков картошки фри, оберток от жвачки и пустых банок из-под лимонада, но ни одного бриллианта.

— Они очень маленькие, — с видом знатока пояснила Мелани. — Их легко спрятать.

— Знаю. Я не ребенок. Я обыскала все очень тщательно, и, должна признаться, это было не так просто, — скривилась она. — Особенно учитывая тот факт, что Нэш вызвался «стоять на шухере» и все время торопил меня.

Конечно, приятно, что он так заботится о ней, подумала Зоя. Но иногда это чертовски надоедает.

Она влюбилась в Нэша с первого взгляда. Казалось, именно этого мужчину она ждала всю свою жизнь. Любить Нэша было так же естественно, как дышать.

Но сейчас в это чувство словно ворвался свежий весенний ветерок, пробудивший к жизни новые цветы на дереве их любви. Их отношения стали более романтичными. Такими, словно они встретились после долгой разлуки и все чувства вернулись с новой силой.

Ей безумно нравились его мальчишеская улыбка, природные ум и доброта. Нежность охватывала ее при одной мысли о том, какой Нэш замечательный. А от мысли о том, каков он в постели, ей становилось жарко. Зоя улыбнулась своим мыслям. Нэш хороший парень. И потрясающий любовник. Вчера он творил с ней восхитительно непристойные вещи. Знакомое пламя вспыхнуло внутри. Соски отвердели. Его темная голова между ее бедер… Ммм…более эротичного ощущения Зоя просто не могла представить. Незабываемо!

Сегодня она доставит ему такое же удовольствие, решила Зоя. Интересно, Нэш уже в спальне?

Нет, кажется, он сказал, что у него есть еще какие-то дела.

Он принимает обязанности владельца гостиницы слишком близко к сердцу, рассердилась Зоя.

Он был предупредителен с гостями, помогая им во всем. Он накрывал на стол, рубил дрова и даже играл в салки с огромной собакой Джорджа.

И все это время она ловила на себе его влюбленный взгляд. А как он боялся, чтобы ее не застукали во время обыска. Он любит ее.

Зоя повеселела.

— Знаешь что, Мелани? Нэш просто чудо.

Мелани загадочно улыбнулась.

— Безусловно.

Зоя вскочила.

— Думаю, нам пора спать. Завтра тяжелый день.

Зевнув, Мелани поставила чашку на столик и поднялась с дивана.

— Ты права. Увидимся утром.

Оставить грязные чашки в гостиной было бы некрасиво, подумала Зоя. Она решила занести их на кухню по пути в спальню. Так у Нэша с Джорджем будет меньше работы.

Но, подойдя к кухне, она услышала голоса и инстинктивно замедлила шаг. То, что она услышала, заставило ее замереть.

— Именно так, — раздался голос Джорджа. — Колумбия. Они, без всяких сомнений, самые отборные, — хохотнул он.

Джордж? — опешила Зоя. Джордж — вор и преступник? Нет, это невозможно. Ей и в голову не приходило проверить служащих гостиницы. Она не сомневалась, что вор — один из участников праздника, поэтому даже не подумала собрать информацию на других. А теперь Джордж говорит о бриллиантах и Колумбии.

— Конечно, могу. Без проблем. Можешь зайти в гости и забрать. Только заходи с черного хода, чтобы не разбудить гостей.

Пауза.

— Разумеется, — рассмеялся Джордж, в голосе его появились новые — заигрывающие — нотки. Разумеется, Луиза, я поделюсь с тобой.

Зоя понятия не имела, кто такая Луиза, но наверняка одна из шавок Бойла. А Джордж, судя по всему, занимает важное место в организации Бойла, раз он не боится прикарманить несколько камушков. Значит, он не просто прислужник Бойла.

Ей попалась куда более крупная рыба. Джордж начал насвистывать мелодию. Настроение у него, по-видимому, превосходное. Двуличный негодяй!

Надо же, а ведь он даже начал ей нравиться.

Первой мыслью было достать пистолет, распахнуть дверь и потребовать признания. Но Зоя сдержалась. Джордж ни о чем не подозревает, он счастливо насвистывает на кухне. Значит, у нее есть время сходить за подкреплением.

Мелани, наверно, уже легла. Остается Нэш.

Зоя бесшумно вышла в гостиную и поднялась в спальню. Нэш был там.

— Нэш, — позвала она, — я нашла вора. Этот сукин сын прячет драгоценности на кухне.

— Что? — опешил Нэш.

Зоя нетерпеливо схватила его за руку и потянула из комнаты.

— Вор. На кухне, — прошептала она сердито, вытаскивая пистолет из-за пояса. — Пошли.

При виде оружия Лекс беспомощно моргнул.

Она тянула изо всех сил, но Нэш не двигался.

— Зачем тебе это, Зоя?

— На всякий случай, — мрачно ответила девушка. — Я не хотела его использовать, поэтому пошла за тобой.

Нэш никогда не имел при себе оружия. Его оружием, причем смертельным, были его руки.

Зоя уважала искусство рукопашного боя, но с пистолетом в руке ей было как-то спокойнее.

Они достигли кухни. Зоя прижала палец к губам, приказывая Нэшу молчать. Она распахнула дверь и ворвалась в кухню с пистолетом в руках.

Джордж стоял спиной к ней у кухонной стойки.

Черт, этого она не ожидала. Но скоро придет Луиза, значит, надо действовать.

Сейчас или никогда.

— Руки вверх! — закричала Зоя.

Джордж с воплем уронил коробку, которая была у него в руках. Содержимое ее — мелкие черные шарики — рассыпалось по полу.

— Джордж? — выдохнул Нэш. — Ты думаешь, что это Джордж?

— Игра закончена, Джордж, — хладнокровно заявила Зоя, хотя сердце ее готово было выпрыгнуть из груди. Она взглянула на пол. Но пол был усыпан кофейными зернами, а не бриллиантами, как ей сначала показалось.

— Где бриллианты?

Джордж открыл было рот, чтобы разразиться тирадой по поводу того, как его насмерть перепугали, но тут же онемел, заметив пистолет.

Он осторожно перевел взгляд на Нэша.

— Что тут происходит… Нэш? — выдавил Джордж.

— Зоя, Джордж никакой не преступник, — прошептал Нэш так, словно у нее в руках была сверхчувствительная бомба. — Я это точно знаю. Поверь мне. Опусти пистолет. Пожалуйста.

Зоя стиснула зубы.

— Я знаю, что он тебе симпатичен, Нэш, раньше он мне тоже нравился. Но я слышала, как он говорил по телефону. Бриллианты у него. И он собирался поделиться ими с некой Луизой.

Глаза Джорджа расширились от изумления. Он вспыхнул.

— Луиза — девушка, которая мне нравится, смущенно пробормотал он. — И я собирался поделиться с ней не алмазами, а кофе, — он многозначительно посмотрел на кофейные зерна на полу.

Зоя услышала, как Нэш вздохнул.

— Луиза его подружка, — устало произнес он. И все по эту сторону гор забегают к Джорджу за кофе. Это специальная кофейная смесь из Колумбии, которую ему присылает сын. Он закупщик кофе для одной из крупных компаний.

Это, конечно, все объясняет, но Зою трудно было убедить.

— Но откуда мы знаем, что его сын покупает только кофе?

Джордж уставился на нее. Потом перевел взгляд на Нэша.

— Сколько еще будет продолжаться этот идиотский спектакль?

— Джордж… — прошипел Нэш.

— Это нелепо, — фыркнул дядя. — У нее в руках пистолет. А все, что я сделал, это только предложил кофе подруге.

— Зоя, Джордж не вор, — повторил Нэш. — Опусти пистолет.

— Ты уверен? — заколебалась она.

— Да, — кивнул он.

Девушка пожала плечами и убрала оружие.

— Я тебе верю, Нэш. Но если ты ошибся, отвечать перед Ларсоном будешь ты.

Нэш облегченно вздохнул.

— Конечно, но я знаю, что не ошибся.

— Джордж, если я несправедливо обвинила вас, простите, — извинилась Зоя без должного раскаяния в голосе. — Но если я узнаю, что была права и вы преступник, клянусь, что достану вас в любом уголке планеты. Можете на это рассчитывать.

Слава богу, испуг Джорджа сменился искренним любопытством. Хотя пару минут назад его вопль мог до смерти напугать маленьких детей.

— Не сомневаюсь, мисс Уайлдер.

Пораженная его внезапным добродушием, Зоя кивнула:

— Вот и хорошо.

Нэш прижал руку ко лбу.

— Пойдем. Пора спать. — Нэш подтолкнул девушку к двери.

— Не спеши, сынок, — окликнул его Джордж.

Искорки смеха плясали в его глазах. Он показал на пол:

— Мы еще не убрали все это.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Он не знал, сколько еще сможет вытерпеть.

Нервы были на пределе. И хотя он редко прибегал к помощи лекарств, может, стоит позвонить врачу и попросить успокоительного. Лошадиную дозу.

Когда Фейт ворвалась в спальню с криком, что она нашла вора, Лекс решил, что сцена из фильма «Ангелы Чарли» разыгрывается в его доме. Он обычный хозяин гостиницы — словно оказался в другой реальности. В реальности, придуманной Фейт.

А когда она наставила пистолет на Джорджа, у Лекса челюсть отвисла от такой нелепости.

Джордж прав. Так дольше не может продолжаться. Когда память к ней вернется? А если вообще не вернется?

Лекс решил задать все эти вопросы той, которую они беспокоят больше всего.

Перепрыгивая через ступеньки, он взлетел по лестнице и постучал в дверь Труди.

— Кто там? — раздался шепот.

— Это я, открой.

Она открыла дверь и выглянула посмотреть, не наблюдает ли кто-нибудь за ними. Потом быстро втянула его в спальню и закрыла дверь. Последнее, что сейчас им нужно, это чтобы Зоя заподозрила Нэша в неверности. Лекс фыркнул. Вот уж об этом ей не стоит волноваться.

— Что случилось?

Лекс рассказал обо всем. К сожалению, тот факт, что Фейт чуть не пристрелила его родного дядюшку, заставил бессердечную Труди смеяться до слез.

Лекс рассердился.

— Ой, прости, — спохватилась Труди. — Видимо, поздновато говорить, что пистолет не настоящий.

— Что? — моргнул Лекс, ошеломленный. — Что?

— Не настоящий. Она купила его в игрушечном магазине в Нашвилле, — ответила Труди с улыбкой. — Насколько я в курсе, она вообще никогда в руках не держала пистолета и уж точно не знает, как им пользоваться.

Труди изо всех сил старалась сдержать смех, но это ей не удавалось.

Известие, конечно, утешительное, но Лекс предпочел бы знать это прежде, чем Фейт наставила оружие на бедного дядю.

Однако Лекс тоже ничего не мог поделать с одолевшим его смехом. Теперь, когда все закончилось, он видел всю забавность произошедшего.

Фейт врывается в спальню с криком, что нашла вора. Дядя, вопящий, как испуганный поросенок. И дождь из кофейных зерен.

Да, необычное приключение.

— Послушай, — сказал Лекс, возвращаясь к цели своего визита. — Что будет завтра? Что, если память не вернется к ней до раздачи автографов?

Труди помрачнела.

— Нам придется придумать причину и уехать, вздохнула она. — Больше я ничего не могу сообразить.

Лекс кивнул. Он сам не ожидал, что слова Труди вызовут такое ощущение пустоты внутри.

Она уедет навсегда.

— С тобой все в порядке? — спросила Труди.

— Да, — рассеянно вздохнул Лекс, потирая затылок. — Я лучше пойду. Она скучает.

— Еще бы, — ответила Труди.

Девушка отвела взгляд, но Лекс успел прочитать в нем грусть.

Ему тоже было грустно, и к тому времени, как Лекс оказался у двери в спальню, все у него внутри онемело от боли и тоски. От одной мысли об ее отъезде он весь холодел.

Лекс вошел в спальню.., и замер.

Фейт стояла одетая, когда он вошел. Но через секунду сорочка из красного шелка лежала на полу, а Фейт предстала перед ним обнаженная в свете ночника. Ее нежная кожа казалась золотисто-кремовой, нимб из золотистых локонов обрамлял лицо. Высокая грудь, отвердевшие соски. Взгляд Лекса опустился на ее тонкую талию, плоский живот и замер на золотистых кудряшках между бедер. Холод сменился пышущим жаром. Его естество мгновенно среагировало на это потрясающее зрелище.

— Сегодня нам никто не помешает, — сказала она. — Раздевайся.

Да, боже, да, подумал Лекс. Зачем успокоительные таблетки, когда можно получить хороший оргазм? Лучшего средства для расшатанных нервов не найти.

Он отбросил в сторону страхи и сомнения.

Обо всех проблемах он будет думать завтра.

А сегодня она будет принадлежать ему.

Больше никакой лжи, напомнил себе Лекс, расстегивая джинсы. С этого момента все будет по-настоящему.

Зоя видела быструю смену эмоций на лице Нэша, но не могла угадать, о чем он думает.

Все, что она знала, — это что он хочет ее. В его глазах она прочитала откровенное желание.

Взгляд ярко-синих глаз буквально приковал ее к месту, зачаровав огнем, который в них пылал.

Он расстегнул рубашку, стянул ее с себя и отбросил в сторону. Потом повернулся и запер дверь. Щелчок прозвучал как выстрел в тишине комнаты. Зоя сглотнула. Ресницы внезапно показались ей невероятно тяжелыми. Все тело ослабело от желания.

Он расстегнул пуговицу на джинсах, но молнию оставил застегнутой. Это заинтриговало девушку. Полуодетый, он подошел к ней, и Зою тут же потянуло к этому сильному, горячему телу, как мотылька на пламя. А потом он сделал нечто совершенно неожиданное — взял ее лицо в ладони и нежно поцеловал в губы. Девушка упала бы, не поддержи ее сильные руки.

Поцелуй начался медленно, как бы изучающе, но очень скоро превратился в сладостную дуэль языков, от которой у нее в крови вспыхнуло пламя. Это пламя, пробежав по всему телу и заставив ее дрожать от страсти, сконцентрировалось между бедер, грозя перерасти в настоящий пожар. Ее охватило первобытное желание, затмившее все другие мысли и инстинкты. Но думать ей сейчас совсем не хотелось. Хотелось только чувствовать, ощущать.

Желание заслонило весь остальной мир. Впервые в жизни — она сама не понимала, откуда у нее взялось такое чувство, — впервые в жизни она чувствовала себя женщиной. Желанной женщиной.

Руки ее сами скользнули на его широкую грудь, гладкую и твердую, как теплый мрамор. В ответ на ее прикосновение мускулы напряглись.

Уверенная в своей женской власти, Зоя улыбнулась. Восхитительно, подумала она, но мне нужно больше…

— Боже, ты такая красавица, — пробормотал Нэш, целуя ее в шею. Мурашки удовольствия появились на ее коже. Он вдохнул ее аромат, пьянящий и волнующий. Руки — нежные и умелые скользили по женскому телу, гладили спину, бедра, мяли ягодицы. Он крепко прижал девушку к себе, обжигая жаром своего тела. Груди ее бесстыдно поднимались ему навстречу. Соски превратились в твердые камушки. Они жаждали прикосновений его пальцев, языка, изощренной ласки горячего рта.

Словно прочитав ее мысли, Нэш склонил голову и взял розовую вершинку в рот. Стон изумления слетел с ее губ. Колени ослабели. Девушка зашаталась и сама не заметила, как оказалась рядом с постелью, на которую они оба рухнули.

Ощущение тяжести его тела было восхитительным. Но смутная мысль закралась в одурманенное страстью сознание. Он все еще оставался одетым. Ей нужно было увидеть его, все его великолепное тело, которым она упивалась. Приятно было принимать ласки, но Зое самой хотелось ласкать его, трогать, пробовать на вкус. Хотелось услышать, как он стонет от ее прикосновений, просит, умоляет. Ей нравилось чувствовать, какими твердыми становятся его мускулы от ее ласк, как он изо всех сил сдерживается, чтобы не истечь наслаждением раньше ее. Зое хотелось увидеть выражение этих синих глаз, когда они вместе достигнут оргазма.

Это было невероятно трудно, но Зоя приподняла голову и прошептала:

— Ты еще не разделся. — Голос ее охрип от желания.

Синие глаза вспыхнули, и сексуальная улыбка появилась на его губах.

— Это легко исправить.

Он откатился в сторону, расстегнул молнию и одним движением стянул джинсы вместе с трусами.

Глаза девушки широко распахнулись.

Она и раньше отмечала размер его орудия любви. Высокий и хорошо сложенный мужчина, Нэш был прекрасен во всем, включая и эту часть тела.

Но если она не ошибается, то в этом месте природа более всего расщедрилась, даже не побоялась нарушить пропорцию. Взгляд Зои замер на этом восхитительном органе. Одна мысль о том, что он скоро окажется у нее внутри и доставит ей невероятное сексуальное удовольствие, заставляла каждую клеточку петь от предвкушения.

Она протянула руку и коснулась его. Стон сорвался с губ Нэша.

— Боже мой! — выдохнул он.

Зоя обхватила свой трофей руками, удивляясь его размеру и тому, как вибрирует он под гладкой как шелк кожей. Горячий, мощный. Она сжала его руками, потом погладила, словно зачарованная.

Она сейчас сомлеет от вожделения.

Девушка подняла голову и поймала взгляд Нэша. Поднеся палец к губам, она, не отводя взгляда, провела по нему языком. Соблазняя, провоцируя.

Нэш сглотнул.

— Ты хочешь моей смерти, дорогая?

— Не раньше, чем мы насладимся, дорогой, прошептала Зоя и взяла свой трофей в рот. Его вкус и мужской аромат были чарующими.

Лекс сжал зубы и запрокинул голову. Запустив пальцы ей в волосы, он прижал ее голову еще крепче. Ощущение такое, как от оазиса для блуждающего в пустыне, подумала Зоя. Сначала вода немного терпкая, но все равно восхитительная.

Теперь осталось только сделать так, чтобы источник забил ключом.

Она провела языком по атласному затвердению.

Дыхание Нэша участилось. Он наслаждался ее ласками. Это возбуждало Зою. Внутри у нее была сладко ноющая пустота, которая жаждала быть заполненной. Но она сдерживала собственное желание, чтобы довести его до пьянящего безумия, заставить хотеть ее так же сильно, как она хочет его, а затем разделить с ним неземное наслаждение.

Она чувствовала, как он напряжен, чувствовала, что взрыв приближается и что одним умелым движением она может его ускорить.

Нэш тоже это чувствовал, потому что издал стон нетерпения и выгнулся под ее голодными руками.

— Не так, — взмолился он.

Их глаза встретились. В его взгляде полыхало синее пламя.

Она сделала это.

Довела его до безумия.

— Я хочу войти в тебя, — сказал он хрипло и закрыл глаза. — Хочу внутрь…

Зоя провела ноготками по его груди.

— Не могу этого дождаться… — произнесла она глубоким грудным и невероятно сексуальным голосом.

Нэш достал презерватив из ящика и ловко натянул его. Через секунду он уже был между ее широко раскинутых бедер. Но Зоя выскользнула из-под него и оказалась сверху. Оседлав его бедра, она медленно впустила его внутрь. Глаза прикрылись от наслаждения, волной нахлынувшего на нее.

Нэш улыбнулся такой сноровке и прошептал:

— Нравится быть хозяйкой положения?

— Нет. — Она нагнулась и обвела языком его сосок, затем погладила ладонями грудь. Само совершенство. — Просто не хочу рисковать, — ответила она, подлаживаясь под его ритм. — Последний раз, когда ты был сверху, нам помешали.

Он улыбнулся такой логике.

— Малышка, даже если дом взлетит на воздух, обещаю остаться с тобой.

Его взгляд был прикован к ее грудям. Он выгнулся и прижался губами к ее соску. Жар опалил ее лоно, она инстинктивно сжала свои женские мускулы, чтобы задержать неотвратимую реакцию, но это только приближало неминуемый финал.

Нэш продолжал сосать ее грудь, одновременно входя в нее мощными толчками. Другая рука сжала ее вторую грудь, лаская сосок пальцем. Затем, отпустив его, палец скользнул к бедрам и стал теребить маленький бугорок, таившийся во влажной расщелине. У девушки перехватило дыхание.

Она запрокинула голову и замерла. Наслаждение было таким мучительным, что она отвела его руку в сторону.

Нэш нетерпеливо выгнулся под ней. Его руки сжали ее ягодицы, требуя продолжения. Это мгновенье она никогда не забудет. Никогда. Опять какая-то смутная мысль вспыхнула в сознании, но Зоя отмахнулись от нее. Все, о чем она сейчас думала, это о том, что он внутри нее, и это так прекрасно, что хотелось кричать от восторга. Все остальное потеряло значение: прошлое, будущее… осталось только настоящее.

Нэш сам начал двигаться под ней, входя и выходя в медленном сладостном ритме. Зоя чувствовала, как наслаждение растет внутри нее. Она стала вторить ритму его движений, приближая экстаз, которого они оба так жаждали. Разноцветные пятна вспыхнули у нее перед глазами. Все внутри напряглось в предвкушении, дыхание участилось, все плыло перед глазами.

— Господи! — выкрикнула она. — Пожалуйста.., голос ее срывался.

Это было… Она…

Нэш сделал еще один толчок, и ее мир взорвался сотней фейерверков. Экстаз охватил ее. С губ сорвался беззвучный крик. Зоя крепко зажмурилась, купаясь в волнах наслаждения, а потом, сотрясаемая дрожью, рухнула ему на грудь…

Она не могла пошевелиться. Но ей так нравилось лежать и чувствовать его внутри. Дыхание Нэша стало нормальным, его теплые рук поглаживали ее спину, успокаивая.

— Ммм.., это было невероятно, — прошептала она.

Он ничего не ответил, но приподнял ей голову и заглянул в глаза.

— Я хочу, чтобы ты запомнила одну вещь. Хорошо?

Взгляд ярко-синих глаз был очень серьезным.

— Конечно, — удивилась она. — Что именно?

— Я люблю тебя.

Она улыбнулась:

— Я…

— Я влюбился в тебя с первого взгляда, — продолжил он так, — словно этот разговор был очень важен для него. — Я думаю, ты самая потрясающая женщина, которую я когда-либо встречал.

Стоит мне взглянуть на тебя, как я… — он отвел взгляд, словно ища правильные слова. — Стоит мне взглянуть на тебя, как я таю. Что-то необыкновенное творится здесь, — он показал на грудь. Хочу, чтобы ты это знала. Я хочу, чтобы ты это помнила.

Ее любимый открывается ей с совершенно новой стороны, растроганно подумала Зоя. Он казался таким беззащитным, таким ранимым, таким настоящим. На глазах появились слезы от избытка чувств. Она нежно поцеловала Нэша в щеку. В горле встал комок. Сглотнув, она прошептала:

— О, Нэш, я люблю тебя.

При этих словах его руки застыли на ее спине, а с губ сорвался стон.

Взяв ее лицо в ладони, он поцеловал ее так глубоко и так страстно, что все мысли вылетели у нее из головы.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Лекс осторожно выбрался из постели, стараясь не разбудить Фейт. Он забыл поставить будильник: вчера у него на уме были дела поважнее, но внутренний будильник никогда не подводил Лекс проснулся с рассветом. Сон был роскошью, которую он редко мог себе позволить. Гостей нужно рассчитать, поднести багаж, накормить постояльцев завтраком, напоить кофе. Лекс вздохнул. Всегда найдется что делать. И как бы ему ни хотелось понежиться в постели с Фейт, об этом можно забыть.

Фейт.

События прошлой ночи пронеслись перед глазами. Ее стоны и вскрики, вздохи… Ее плоть, такая горячая и тугая. Оргазм, от которого у него перед глазами поплыли разноцветные пятна. Чувство удовлетворения охватило его.

Лекс обвел взглядом спящую девушку, отметил ровное дыхание, нежный румянец на щеках, решительный подбородок, эти невероятно соблазнительные губы. Сердце в груди сжалось от прилива нежности. Дыхание перехватило.

Господи, она прекрасна. Само совершенство.

Зная, что сегодня их последний день вместе, зная, что она уедет и что память к ней вернется, зная, что она будет чувствовать себя преданной, он не раскаивался в том, что произошло прошлой ночью.

Даже понимая, что она разобьет ему сердце.

Я люблю тебя, Нэш.

Она любит Нэша Остина. Она не любит его и не любила. И как он ни старался показать ей, что это он — Лекс Элленберг — рядом, ничего из этого не вышло.

Этой ночью она занималась любовью с героем ее фантазий, героем ее книг… А он занимался любовью с женщиной его мечты, рядом с которой хотел бы провести остаток жизни. Горькая улыбка появилась на его губах. Он сам во всем виноват.

Не надо было соглашаться на весь этот фарс.

Не важно, что говорит Труди, Лекс знал, что Фейт сочтет себя преданной. Вчера ночью он открыл ей свое сердце, стремясь тем самым утишить боль предательства. Он хотел показать, что на самом деле чувствует к ней. Может быть, потом она вспомнит, каким искренним и любящим он был этой ночью, и простит ему обман.

Лекс так на это надеялся. Это его единственный шанс не потерять рассудок от отчаяния.

Сегодня она уезжает. Труди устроит так, чтобы Ларсон позвонил и вызвал Нэша в горячую точку за тысячу километров от Америки, где ему предстоит оставаться, пока к Фейт не вернется память.

А когда память вернется… Как он сможет объяснить, почему занимался с ней любовью, зная, что она принимает его за другого человека? Как сможет вымолить прощение? Простит ли она его когда-нибудь? Какой ценой достанется ему это прощение?

Но Лекс готов заплатить любую. Она уедет сегодня и заберет с собой его сердце. Но когда память ее восстановится, он сделает все, чтобы вернуть Фейт обратно. Даже если для этого придется отправиться на край света.

Ему хотелось засыпать рядом с ней каждую ночь и просыпаться каждое утро. Она может прожигать утюгом его любимые рубашки и пересаливать суп. Только бы она была рядом. Брала бы его за руку на прогулке, смеялась над его шутками, хвалила его за успехи и корила за ошибки, утешала, когда ему грустно. Было бы чудесно видеть, как растет его ребенок у нее в животе, и сжимать ее руку, когда придет время рожать. Он хотел заниматься с ней любовью, когда за окном весь день идет дождь. На коврике перед камином. Он дарил бы ей подарки. Она была бы его подругой, его женой, его любимой…

Он хотел прожить жизнь рядом с ней. Делить с ней плохое и хорошее. Пока она была бы с ним, он был бы счастлив.

Лекс улыбнулся своим мечтам. Он хочет совсем немного, так ведь?

Но сначала ему нужно доказать, что, каким бы крутым ни был ее придуманный герой, он не сможет любить ее так, как любит ее он, Лекс.

Ему нужен шанс.

Зоя повернулась в кровати, не открывая глаз.

Ей снился восхитительный сон. Они с Нэшем всю ночь занимались любовью. Он говорил, как любит ее, и доказывал свои слова на деле. Это было великолепно.

Он не просто занимался с ней любовью, он творил чудеса.

Он исследовал губами и руками каждый сантиметр ее тела. Занимаясь с ней любовью, он повторял «Я люблю тебя», с каждым разом входя все глубже. Она заливалась смехом, и ей было хорошо с ним. Она сердцем чувствовала, что он и вправду любит ее. Его любовь казалась такой настоящей, такой ощутимой. Он продолжал повторять слова любви, пока девушка окончательно не поверила ему.

А после занятий любовью он прижал ее к себе, обессиленную, но счастливую, поцеловал в макушку и попросил:

— Пожалуйста, помни это.

Она заснула в его объятиях, согретая теплом его тела, уверенная в том, что ее любят.

Девушка протянула руку, чтобы коснуться Нэша, но постель была пуста. Она открыла глаза.

Взгляд на часы заставил ее моргнуть. Нужно срочно принять душ. Праздник «Поймать вора» завершается сегодня. Так что у нее нет времени на то, чтобы валяться в постели.

Потом надо поговорить с Мелани. Может, Ларсон прислал новую информацию, которая поможет вычислить вора. Она была в отчаянной ситуации.

Не знала, что делать. Похоже, эта операция будет ее первой неудачей. Ее безупречную репутацию может испортить какой-то несчастный воришка.

Нет, этому не бывать.

Проклятье!

Она не может такого допустить. Этот ублюдок здесь. И она найдет его. Обязательно.

Но сначала — в душ.

Образ Нэша, стоящего обнаженным в душе, возник у нее перед глазами. Ей стало жарко. Зоя улыбнулась своим фантазиям. Ей нужен секс, и ей нужен душ. Что, если совместить эти два занятия?

Звук льющейся воды в ванной подсказывал, что это очень даже возможно.

Она выдвинула ящик тумбочки, чтобы достать презервативы, но что-то зеленое привлекло ее внимание.

Странное чувство охватило ее.

Зоя застыла. Это книга, поняла она, борясь со странными эмоциями, нахлынувшими на нее.

Руки тряслись, когда она доставала ее из тумбочки.

Книга называлась «Убийство в Мэйхеме». Но ее взгляд был прикован к имени автора: Фейт Боннер. Во рту пересохло, сердце бешено забилось.

Перед глазами все поплыло.

Фейт Боннер.

Зоя сама не знала, как это произошло, но она перевернула книгу и уставилась на фотографию автора на обложке.

С обложки ей улыбалась.., она сама…

Зоя закрыла глаза. Голову пронзила острая боль. Под закрытыми веками проносились картины, видения, в ушах раздавались звуки. Правда, ложь, фантазия, мечта, реальность переплелись.

Она всхлипнула.

Господи! Ее словно ударили по голове. Все это ложь. Все было ложью. Роль, которую он играл…

Я люблю тебя. Пожалуйста, помни это.

И она вспомнила. Все. Каждую деталь. Унижение было таким сильным, что она не могла сдержать слез. Никогда ей не было так больно, как в этот момент.

Ты такая красивая. Я люблю тебя. Стоит мне увидеть тебя, как я таю.

Он играл роль Нэша, поняла Фейт, и у него это хорошо получилось. Все играли роли, включая Труди. Она убедила гостей играть в эту игру. Конечно, Труди пошла на это из-за профессиональных и финансовых соображений. Ассистентка Фейт, она должна была заботиться об интересах своей начальницы. Она сумела привлечь гостей на свою сторону и заставить их играть по придуманным правилам.

Но что заставило Лекса Элленберга играть?

В этот момент Лекс вышел из душа. Он был полностью обнаженным. Капельки воды покрывали плечи и грудь. Влажные волосы зачесаны назад. Желание охватило ее. Но Фейт запретила себе думать о сексе.

— Ты проснулась, — улыбнулся Лекс, и она чуть не утонула в этом полном любви и нежности взгляде. Но тут его взгляд опустился на книгу в ее руках. Он застыл. Улыбка сползла с лица. Он снова взглянул на нее, на этот раз неуверенно. Лицо его помрачнело.

— Зачем ты это сделал? — спросила она, радуясь тому, что ее голос звучит спокойно. Сохранять спокойствие, когда чувствуешь себя так, словно по тебе проехался грузовик, нелегко.

Плечи у Лекса опустились. Он поспешил обернуть бедра полотенцем.

Фейт скривилась.

— Поздновато для проявлений скромности.

Она тоже была голой, но прикрываться не стала. Не было ни одного сантиметра ее тела, который этот мужчина не исследовал. Очевидно, она заболела, наверно, даже потеряла память. Но она определенно не сознавала, что делает. Они воспользовались ее состоянием.

Лекс виновато вспыхнул.

— Фейт…

— Зачем ты это сделал? — повторила она. Ей важно было узнать ответ.

Чертовски важно.

— Ты помнишь визит к доктору Гивенсу? — осторожно начал он.

— Я все помню, — отрезала Фейт.

— Хорошо… Доктор говорил с Труди и со мной в коридоре, пока ты одевалась. Он сказал, что у тебя амнезия.

— От падения? — спросила Фейт скептически.

Но она получила только шишку. Ничего, что могло бы довести ее до такого состояния.

— Не совсем, — вздрогнул Лекс. — Он сказал, что удар был только толчком, который требовался подсознанию. Ты готовилась к роли, ты знала героиню как саму себя. Ведь Зоя — это продолжение тебя самой.

Фейт закатила глаза.

— Сомневаюсь.

Он старался поймать ее взгляд.

— Я прочел твои книги и вижу много сходства.

Но в любом случае доктор сказал, чтобы мы подыграли тебе, пока память не вернется. Это мы и сделали… — Он пожал плечами, отводя взгляд.

И в это мгновение Фейт все поняла. Она беспомощно ловила ртом воздух.

— Труди заплатила тебе, так ведь?

— Она предложила мне денег, — ответил он после паузы, — но ты не правильно поняла…

— О нет, я все правильно поняла, — фыркнула Фейт. — Сколько?

Хотя ее существо вопило, чтобы она бросила все и бежала прочь, она хотела знать, сколько из ее честно заработанных денег было заплачено этому мужчине за секс с ней.

— Все не так просто. Ты должна меня выслушать…

— Сколько?

Лекс сосчитал про себя до трех и назвал сумму.

Девушка присвистнула. Теперь понятно, почему он так хорошо играл свою роль. За такие деньги она могла бы нанять дюжину мужчин и устроить недельную оргию в Греции. Она закусила губу. Слезы навернулись на глаза. Девушка зажмурилась.

Она не будет плакать.

Она не будет плакать из-за того, что сделал этот жадный до денег ублюдок.

— Господи! — воскликнул Лекс. — Я знал, что тебе будет больно. Я пытался объяснить это Труди, но она не хотела слушать. Мне плевать на деньги.

Оставь их. Мне они не нужны.

Лекс упал на колени перед ней и хотел взять девушку за руку, но Фейт отдернула ее, избегая его прикосновений. Он выглядел так, словно она его ударила. Но, зная, каким хорошим актером этот мужчина может быть, она не позволила себя разжалобить.

— Не трогай меня, — жестко отрезала Фейт каким-то чужим голосом. — Никогда больше не трогай меня, — с презрением произнесла она.

— Ты помнишь, что произошло вчера ночью?

Помнишь, что я тебе говорил?

Она отвела взгляд.

— Я уже сказала, что помню все.

— Тогда ты должна помнить, что я люблю тебя, голосом, полным отчаяния и искренности, прошептал он.

Это не правда. Это не может быть правдой. Если он и влюблен в кого-то, так это в Зою.

Девушка вздрогнула.

— Пожалуйста, Фейт, — прошептал он. — Я так просил тебя запомнить! Для меня это так важно…

Она обвела взглядом его лицо — синие глаза, твердые губы, шрам на виске… Так похож на Нэша… и так не похож… Сердце пронзила острая боль.

Она влюблена в этого негодяя.

— Я люблю тебя, — повторил он, ища ее взгляда.

Было так больно, что слезы готовы были брызнуть из глаз. Фейт посмотрела на него.

— Нет, не любите, мистер Элленберг, — сказала она, улыбнувшись. — Вы любите героиню, которую я играла. А теперь извините меня. Мне нужно найти Труди и закончить праздник.

— Я не влюблен в твою чертову героиню! вспыхнул Лекс. — Я люблю тебя.

Фейт поднялась с кровати с достоинством королевы. Надев халат, она произнесла:

— Может быть, я должна поблагодарить вас за все, что вы сделали, но, надеюсь, вы понимаете, что я не могу это сделать. Труди поблагодарит вас.

— Черт, Фейт! — Лекс запустил пальцы в волосы. — Пожалуйста, послушай меня! Не делай этого!

Она обвела взглядом комнату, заваленную ее вещами.

— Я попрошу Труди собрать мои вещи.

И, не говоря больше ни слова, вышла из комнаты.

И из его жизни.

В доме было очень тихо. Фейт нужно было побыть одной. Хотя бы несколько минут, чтобы собраться с силами, прежде чем встретиться с Труди и остальными. Фейт всхлипнула. Желание зарыдать было таким сильным, что она бросилась на кухню, открыла кран с холодной водой и сунула лицо под струю. Выпрямившись, она вытерла покрасневшие глаза и тут заметила, что не одна в кухне.

Фейт медленно повернулась.

Миллеры при ее появлении застыли. Мистер Миллер у холодильника, а миссис Миллер у плиты. Ей потребовалось пять секунд, чтобы оценить обстановку. Миссис Миллер была занята опрокидыванием солонки в молоко, а мистер Миллер пересыпал содержимое второй солонки в коробки с надписями «Сахар» и «Мука».

— Чем, черт побери, вы занимаетесь? — ошарашенно воскликнула Фейт.

— Ничем, — всполошенно промямлила миссис Миллер. — Мы.., э.., готовим завтрак.

— Именно так, — поспешил подтвердить мистер Миллер.

Он был прирожденным лжецом.

Фейт попыталась вспомнить, что же еще она видела в их комнате, помимо садомазохистских штучек. Фотографии охотничьего приюта, планы, карты… Она нахмурила брови. И хотя у нее не было никакого желания видеть Лекса, ему следует об этом знать. Что-то здесь не так. Она переводила взгляд с одного лица, испуганного, на другое, самоуверенное, и подозрения ее возрастали.

Не рискуя оставлять их одних, Фейт открыла дверь в холл и позвала Лекса. Секундой позже он влетел в кухню и застыл при виде происходящей там сцены. Он перевел взгляд на Фейт, потом на Миллеров. Фейт видела, как меняется выражение его лица, как искажаются болью черты. Ей тоже стало больно в груди.

— Что здесь происходит? — спросил он, изо всех сил сдерживая ярость, готовую выплеснуться наружу. — Марджи? Джеймс?

— Они высыпали соль, которую привезли с собой, в молоко, сахар и муку. Они пытались испортить продукты, — бесцветным от шока голосом пояснила Фейт, хотя внутри у нее все кипело негодованием. — Они постоянные посетители, так?

Лекс кивнул. Лицо его превратилось в маску.

Ей стало жаль беднягу, но Фейт подавила это чувство.

— Подождите минутку, — перебила Марджи. Это не…

Фейт наградила ее взглядом, заставившим женщину замолчать.

— Полагаю, они давно этим занимаются. Делают тебе гадости. Наверно, все неприятности случались во время их пребывания здесь, так ведь? — Девушка сделала паузу. — Кроме того, я нашла у них в кейсе кучу фотографий гостиницы, планы и заметки по площади и другие документы о «Дубовой роще».

Лекс во все глаза уставился на супругов. Лицо его стало бледной маской, искаженной страданием и гневом.

— Мой компьютер… Отопление… Кондиционер… — Его глаза распахнулись. — Негодяи!

Джеймс и Марджи, как по команде, отвели глаза.

— До этого не дошло бы, если бы ты принял предложение, — наконец произнесла Марджи. Это было невероятно щедрое предложение. Тебе следовало продать гостиницу.

Лекс горько усмехнулся.

— Боже мой. Я никогда не подозревал.., даже подумать не мог, что это были вы. Проклятье, неудивительно, что у меня так плохо шли дела. Вы все время ставили мне палки в колеса. Вы практически уничтожили меня! — воскликнул он.

Лекс закрыл лицо руками, пытаясь успокоиться. Спустя несколько минут он смог говорить:

— Я попрошу Джорджа собрать счета за ремонт. Вам придется оплатить их до отъезда. А это произойдет сразу, как только вы соберете ваше барахло. В противном случае я позвоню шерифу, и тогда вам будет совсем невесело.

Марджи побледнела. Супруги кивнули и молча вышли из комнаты. Лекс повернулся к Фейт.

— Спасибо! — сдавленным голосом сказал он.

— Не за что, — небрежно проговорила она, поворачиваясь к двери.

— Фейт!

Она замедлила шаг.

— Я не лгал, когда говорил, что люблю тебя.

— Не сомневаюсь, Лекс.

Теперь ей было по-настоящему больно. Она зажмурила глаза, чтобы не разрыдаться. Боль была такой сильной, что она пошатнулась.

— Но ты любишь другую женщину.

Она отвернулась и вышла из кухни. Лекс не пытался остановить ее.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

— Мне так жаль, — с грустью в голосе произнесла Труди. — Я думала, что помогаю вам обоим.

Я видела, какими глазами вы смотрите друг на друга, и решила, что не будет ничего плохого, если дать природе… — она многозначительно пожала плечами. — Она передумает. Просто дай ей пару дней.

Лекс с Труди ждали на веранде, когда Фейт подгонит джип. Она рассталась с гардеробом Зои и снова была одета в мягкий свитер цвета карамели и подходящие брючки. Губы были легко подкрашены нежно-малиновой помадой. Больше никакой ярко-красной. Волосы она убрала в узел и закрепила заколкой. Эта прическа открывала стройную шею. Глядя на ее беззащитный затылок, Лекс чувствовал такую нежность, что это причиняло боль.

Она была такой милой, женственной.., такой красивой… Лекс отчаянно, до боли, любил ее.

Он не отрывал взгляда от Фейт, наклонившейся, чтобы потрепать Бино. По крайней мере она перестала бояться собак.

Финал праздника «Поймать вора» был ошеломляюще успешным. Гости были увлечены игрой и даже не заметили, что главная героиня только изображает веселость, а глаза ее полны муки.

Праздник закончился совместным ланчем и раздачей автографов. Фейт сделала все, как и планировалось, ни разу не выдав своего состояния.

Стоя рядом с ней перед гостями и кланяясь, Лекс чувствовал, как она напряжена. Ему хотелось коснуться ее, успокоить. Но он знал, что его прикосновения будут ей неприятны. Поэтому только сжимал руки в кулаки и улыбался. На лице у него застыла улыбка, а внутри была пустота. Холодная, безжизненная…

— Все будет хорошо, — сказала Труди. — Вот увидишь. Ей просто нужно время, — повторила она, словно от этого что-то зависело. Ассистентка потянулась за сумочкой и достала чек, который протянула Лексу.

Лекс взял его, разорвал пополам и отдал обратно. Он не лгал, когда сказал, что не возьмет деньги. Он справится. Раньше справлялся и сейчас справится. А теперь, без Миллеров, строивших козни, будет значительно легче. Нужно благодарить Фейт за то, что она открыла ему глаза на планы этих негодяев. Лекс все еще не мог поверить, что они оказались такими подлыми, расчетливыми и хитрыми лицемерами.

Труди грустно улыбнулась.

— Я знала, что ты так и сделаешь, поэтому отдала другой чек Джорджу. Он обещал сохранить его. — Она огляделась по сторонам. — Это очень красивое место.., но новая крыша не помешает. Я слышала, прошлый год был для вас неудачным.

Спасибо, Лекс. Спасибо за все.

Труди села в машину. Джип тронулся, и через минуту они исчезли из виду.

Все вокруг потемнело для Лекса. Он перестал различать цвета, перестал дышать… В горле стоял комок. Собрав все силы, он приказал себе держаться. Нельзя опускать руки. Он не смеет потерять ее. Это невозможно.

Надо подождать пару дней. Труди так и сказала. А потом он должен стать для Фейт Боннер героем, о котором она мечтает.., или умереть…

— Я хочу вот этого, — сказала Фейт.

Сотрудник собачьего приюта посмотрел на нее как на сумасшедшую.

— Вы уверены? У нас столько симпатичных щенков.

Фейт покачала головой.

— Нет, — улыбнулась она. — Я возьму этого.

«Этот» был самым жалким подобием собаки, когда-либо рождавшимся на земле. Старый, костлявый, облезлый, с порванным ухом. Цвет шерсти определить было невозможно. Хотя больше всего он напоминал старый протершийся ковер.

Но глаза у пса были добрыми и преданными. И ему любовь и забота были нужнее, чем очаровательным щенкам. Щенков заберут, потому что они милые, но этому псу грозит усыпление…

Она решила взять его.

У них столько общего.

Спустя несколько минут Фейт усадила своего нового любимца на переднее сиденье машины и, молясь, чтобы он не испортил обшивку, поехала в один из тех магазинов, куда можно зайти с собакой.

Несколько женщин с маленькими декоративными собачками с жалостью посмотрели на ее собаку, но Фейт проигнорировала их взгляды. У ее пса есть характер и достоинство. Она назовет его Рой. Это простое старомодное имя как нельзя лучше подходит ему. Наполнив тележку собачьей едой, подстилками, игрушками (хотя она сомневалась, что Рой умеет играть, но игрушки у него должны быть), пакетом костей, она подкатила ее к кассе, а потом направилась к машине.

Потрепав Роя по голове, девушка сказала:

— Тебе у меня понравится. — Она даже удивилась тому, как легко ей говорить с ним. — Там тепло и уютно и есть сад, где ты сможешь играть.

Перед глазами вдруг возник дом Лекса, и она невольно подумала, что там Рою было бы еще лучше. Он мог бы лежать на веранде и греться на солнышке. Она разозлилась на себя за такие мысли.

С тех пор как Фейт вернулась домой, она все время сравнивала свой современный коттедж со старым, но таким гостеприимным охотничьим приютом. Она сравнивала свои яркие светлые комнаты, камин, итальянские мраморные полы с по-семейному домашней обстановкой «Дубовой рощи». То, что ей всегда нравилось дома, теперь не казалось таким приятным. Она скучала по охотничьему приюту, скучала по шепоту ветра в деревьях, по пению птиц, по свежему горному воздуху.

Но больше всего она скучала по Лексу.

Всю дорогу до дома Труди пыталась объяснить, что произошло и почему они поступили так, как поступили. Труди рассказала ей все, что узнала от Джорджа о семье Лекса и финансовых затруднениях, которые они испытывали. Неудивительно, что гостиница казалась такой домашней.

Она и была домом для трех поколений Элленбергов. Любовь, жизнь и смерть оставили на ней свой след. Каждое бревно в этом доме дышало историей. Фейт почувствовала это сразу, как только увидела гостиницу.

И Лекс отдал всего себя делу сохранения фамильного дома. Во всем чувствовалось его присутствие. Она, наверно, влюбилась в него еще до того, как увидела.

Забавно, решила Фейт. Все это время она думала, что знает, каким должен быть герой, способный воплотить в жизнь мечты любой женщины. Но это оказалось самообманом. Ничего она не знала. Лекс не говорил на семи языках. Он не умел обращаться со взрывчаткой и понятия не имел о восточных единоборствах. Он не умел управлять самолетом и не умел ничего из того, что умел Нэш Остин — ее герой в течение стольких лет.

Но зато Лекс был хорошим парнем. У него было доброе сердце. Он верный и, немотря на события последней недели, честный. Лекс заботился о своем дяде, о служащих гостиницы, платил им зарплату из собственного кармана. Он делал любую работу, какая понадобится, включая мытье посуды.

Вот кто ее герой, поняла Фейт. Лекс Элленберг оказался ее героем.

Но он любит другую. Он любит Зою Уайлдер.

И разве можно его винить за это? Миллионы читателей влюбились в ее героиню. И Фейт обожала ее. Как может она винить другого за то, что он влюбился в Зою, которой она сама восхищается?

Не может. Что ей тогда остается? Только плакать.

И Фейт плакала. Оплакивала жизнь, которая у нее могла бы быть. Оплакивала те ночи, которые она никогда не проведет рядом с Лексом в охотничьем приюте. Детей, которых у них никогда не будет. Занятия любовью, которых не будет. А когда слез больше не осталось, она пошла в собачий приют и взяла Роя. Он, конечно, не заменит ей Лекса, но зато она больше не будет одна. У нее появится компания, кто-то, о ком надо будет заботиться, помимо ее выдуманных героев.

Скоро надо начинать новую книгу, но обычного радостного предвкушения Фейт не испытывала. У нее просто не было энтузиазма. Она ревновала к Зое, и, хотя у Лекса с Нэшем не было ничего общего, поразительное физическое сходство никуда не делось и все время напоминало ей о том роковом уикенде.

Лекс просил ее запомнить, просил ничего не забывать, И она помнила. Помнила, с какой любовью он на нее смотрел. И каждый раз, когда вспоминала, сердце готово было разорваться от боли.

Она ничего не забыла.

Она помнила, как он любил ее… Нет, не ее.

Зою.

Фейт затормозила перед домом. Дорогу преграждал старый выцветший пикап. Она попыталась объехать машину, но тут заметила, что в салоне кто-то есть. Ей не нужно было вглядываться в лицо, чтобы понять — это Лекс. Волосы приподнялись у нее на затылке. Сердце ушло в пятки.

Что он здесь делает? Откуда узнал, где она живет?

Ее глаза сузились.

Труди.

Увидев Фейт, Лекс вышел из машины. На левой щеке красовалась ссадина, губу пересекала царапина. Два пальца были забинтованы и перетянуты эластичной лентой. Лекс сделал шаг, и лицо его исказилось мукой.

Фейт испугалась. Что происходит?

— Что с тобой случилось?

— Я сейчас объясню. — Он заглянул в ее джип, посмотрел на переднее сиденье, и знакомая улыбка появилась на лице. Он наклонился ближе. — Что это тут у тебя?

— Это Рой, — выдавила Фейт.

— Рой? — улыбка стала еще шире.

— Мне просто нравится это имя.

— Мне тоже. Ему идет.

— Я только что забрала его. Мы еще не успели как следует познакомиться.

Лекс кивнул и перевел взгляд на заднее сиденье.

— Позволь мне помочь отнести вещи в дом.

Прежде чем девушка успела возразить, он собрал покупки и направился к дому.

Фейт подхватила поводок, достала ключи и поспешила за Лексом к двери.

— Приятный домик.

Но не такой, как у тебя, подумала Фейт. После дома Лекса ее собственный казался каким-то… стерильным.

— Где будет его миска?

У тебя на веранде… Черт, что он тут делает?

Неужели не понимает, как это болезненно? Как унизительно.

— Рядом с холодильником.

Лекс занес покупки, наполнил миски Роя водой и кормом и поставил, куда она сказала. Выпрямившись, он скрестил руки на груди и прислонился к стойке бара.

— Хорошая собака. У него есть характер.

Ее глаза распахнулись, а губы тронула улыбка.

— Я тоже так думаю. — Она обвела Лекса взглядом. — А теперь ты расскажешь, что с тобой произошло? Опять Пух развлекался?

Лекс усмехнулся.

— Нет, ничего подобного.

— Тогда что?

— Меня побили на уроке в классе героев.

— Что?!

— Побили в классе героев, — повторил он спокойно, не обращая внимания на ее реакцию. — Если тебе нужен герой, я стану им. Я беру уроки карате — и теперь каждый день меня лупят пацаны в два раза моложе меня. Кроме того, я записался на курсы иностранных языков при местном колледже. А вот с бомбами придется посложнее. Странная вещь, существует миллион сайтов в Интернете с инструкциями по их изготовлению, но ни одного с информацией, как их обезвреживать, скривился он. — Летные курсы мне пока не по карману, но я работаю над этим.

Фейт покачала головой. Класс героев. Карате.

Иностранные языки. Бомбы. Летные курсы. Что, черт побери, происходит?

Лекс подошел к ней и погладил по щеке. Фейт была настолько ошарашена новостями, что даже не подумала отстраниться.

— Позволь мне стать твоим героем, Фейт, прошептал он. —Я сделаю все что угодно. Сделаю все, что ты ни пожелаешь. — Синие глаза искали ее взгляда. — Я люблю тебя, помнишь?

Она сглотнула. Ей так хотелось поверить ему, прижаться к нему, обнять его…

— Ты любишь Зою, а не меня.

Он покачал головой.

— Зоя замечательная героиня, фантастическая девушка. Она забавная. Но она не ты. Я влюбился в тебя с первого взгляда. Это тебя я люблю всем сердцем. Зоя всего лишь персонаж. Хороший персонаж, не спорю. Но она не ты. — Он помолчал. Более того, я не Нэш. Но ради тебя я попытаюсь им стать. Буду тем, кем ты захочешь. Только бы ты была со мной.

Фейт начала понимать, о чем он говорит ей. Он любит ее. И хочет стать таким же крутым, как Нэш, потому что думает, что именно о таком мужчине она мечтает. Но это не так. Ей нужен он.

Только он.

Фейт облизала пересохшие от волнения губы.

— Я хочу, чтобы ты оставался собой. Ты прав.

Зоя и Нэш всего лишь персонажи. Они не настоящие. До встречи с тобой я думала, что знаю, каким должен быть герой. Но я не знала. Иностранные языки, карате, самолеты.., все это неважно для меня.

Его глаза вспыхнули надеждой.

— Тогда каким должен быть твой герой? — спросил он охрипшим от желания голосом.

Она обвила его шею руками.

— Он должен быть высоким, сильным и красивым. Искренним и преданным. Умным и веселым. Она послала ему страстный взгляд из-под ресниц. И чертовски сексуальным.

Руки Лекса легли ей на талию.

— А еще?

Фейт улыбнулась.

— Он не самый лучший борец — его могут побить даже школьники. Но он смелый как лев. И у него есть маленькая гостиница в горах, которую я просто обожаю.

Лекс моргнул.

— Звучит здорово.

— Иногда он может быть невыносимым, — продолжила девушка игриво.

Их взгляды встретились.

— Но я все равно люблю его.

Лекс замер.

— Правда?

Фейт ослепительно улыбнулась.

— Правда.

И Лекс поцеловал ее. Долгим, страстным поцелуем, от которого у нее ослабели колени, а голова закружилась от желания. У них впереди было будущее, полное счастья. Тяжело дыша, Лекс оторвался от ее губ.

— Я люблю тебя, помнишь?

Конечно, помнит. Разве такое можно забыть?

ЭПИЛОГ

— Тебе пора в дом, — шепнул Лекс, целуя Фейт в щеку и кладя ладонь на ее округлившийся животик. — Будущим мамам надо быть в тепле, а я знаю один способ согреть тебя, — прошептал он ей на ухо.

— Я почти закончила, — пробормотала она, отвлекаясь от работы. Пальцы замерли на клавиатуре. — Но мне тепло. Рой греет мне колени, а Бино — ступни, — показала она на двух псин, улыбаясь Лексу. — А что касается твоего способа, то ты знаешь — достаточно поманить пальцем, и я твоя. — Она покачала головой. — Знаю я эти мужские хитрости. Старый трюк.., на который я всегда попадаюсь.

Лекс хихикнул. Он просто не мог насытиться ею. И никогда не сможет. Они с Фейт испытывали постоянную потребность быть вместе. Быть с человеком, которого любишь, — что может быть прекраснее! И дело не только в сексе. Им нравится вместе смеяться, вместе плакать, держать друг друга за руки, делиться мыслями и тревогами, просто видеть друг друга. Без этих вещей Лекс не представлял себе любви. Он был счастлив, что встретил женщину, ответившую на его чувства.

Женщину, которая любит его так же сильно, как и он ее.

Праздник «Поймать вора» сделал ему хорошую рекламу, и теперь по выходным не было недостатка в постояльцах. Лекс сделал весь необходимый ремонт и нанял еще пять служащих. Теперь у него было время и на другие приятные дела. Например, поболтать с гостями или понежиться в постели с женой.

Через минуту Фейт выключила компьютер и, спустив собаку на пол, встала.

— Пойдем.

Обведя взглядом горы, она не смогла удержаться от восторженного вздоха.

— Как здесь красиво! Вид просто потрясающий.

Лекс посмотрел на Фейт, и сердце его сжалось от нежности.

— Это ты потрясающая, — шепнул он.

Фейт вспыхнула.

— Спасибо.

— Я знаю один способ поблагодарить меня как следует.

В золотисто-карих глазах заискрились смешинки.

— Не сомневаюсь.

Она пошла к двери, но на пороге обернулась, и на ее невероятно чувственных губах появилась игривая улыбка.

— Пойдем, герой, расскажешь мне поподробнее…


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ