КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 411989 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 150806
Пользователей - 93909

Последние комментарии

Впечатления

Serg55 про Тур: Она написала любовь (Фэнтези)

душевно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Шагурова: Меж двух огней (Любовная фантастика)

зачем она на позднем сроке беременности двойней ездила к мамаше на другую планету для пятиминутного "пособачится", так и не понял. а так - всё прекрасно. коротенько, информативненько, хэппиэндненько. и всё ясно и время не занимает много.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Веселова: Самая лучшая жена (Любовная фантастика)

всё, ровно всё тоже самое: приключения, волшебство, чёткий неподгибаемый ни под кого характер, но - умирающий муж? может следовало бы его вылечить сначала? а потом описывать и приключения и поведение, и вправление мозгов.
потому, что читая, всё равно не можешь отделаться: а парень-то умирает.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Старр: Игрушка для волка, или Оборотни всегда в цене (Любовная фантастика)

что в этом такого, если у человека два паспорта? один американский, второй – российский. что в этом такого, чтобы вызывать полицию? двойное гражданство? и что? в какой статье какого закона это запрещено? а, в американском документе имя-фамилия сокращены? и чё? я вот, не журналист, знаю, что это нормально, они всегда так делают. а журналистка нет?? глубоко в недрах россии находится этот зажопинск, в котором на съёмной квартире проживает ггня, и родилась, выросла и воспитывалась афтар. последнее – сомнительно.
а потом у ггни низко завибрировал телефон. и, сидя на кухне и разговаривая, она услышала КАК в прихожей вибрирует ГЛУБОКОЗАКОПАННЫЙ в СУМОЧКЕ телефон.
я бросил читать, потому что я не идиот.
а ещё по улицам ходят медведи, играя на балалайках. а от мысленных излучений соседей надо носить шапочки из фольги, подойдёт продуктовая.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Старр: Игрушка для волка (Любовная фантастика)

что в этом такого, если у человека два паспорта? один американский, второй – российский. что в этом такого, чтобы вызывать полицию? двойное гражданство? и что? в какой статье какого закона это запрещено? а, в американском документе имя-фамилия сокращены? и чё? я вот, не журналист, знаю, что это нормально, они всегда так делают. а журналистка нет?? глубоко в недрах россии находится этот зажопинск, в котором на съёмной квартире проживает ггня, и родилась, выросла и воспитывалась афтар. последнее – сомнительно.
а потом у ггни низко завибрировал телефон. и, сидя на кухне и разговаривая, она услышала КАК в прихожей вибрирует ГЛУБОКОЗАКОПАННЫЙ в СУМОЧКЕ телефон.
я бросил читать, потому что я не идиот.
а ещё по улицам ходят медведи, играя на балалайках. а от мысленных излучений соседей надо носить шапочки из фольги, подойдёт продуктовая.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Антонова: Академия Демонов (Юмористическая фантастика)

сказать, что эта вещь дрянь, это быть до наивозможности деликатным. до конца я дошёл из принципа, за несколько дней. больше на такой подвиг не пойду, но прошёл МЕСЯЦ, а «впечатления» остались.
стукнулась и споткнулась эта ненормальная обо всё. идёт по ровному коридору, споткнулась. шла мимо стола, за угол поворачивала - об угол стукнулась. когда, по ощущениям, спотыканий, паданий, стуканий перевалило за сотню, я думал бросить читать, но пересилил себя.)
кроме того, психическая ещё и калечила себя намеренно. например, видит: второй этаж, и прыгает! под переломы, чем гордится.
но больше всего поразил факт: сидела она на лекции, думала. лекцию не писала. сказать, как раздражает вот это врождённое слабоумие, невозможно. спокойно можно было и конспектировать и думать, но врождённым это не дано. ничего не надумала. и в конце лекции, откинула голову и кааак шмякнется лбом о столешницу!
я тогда онемел, закурил, и понял, как получаются маньяки из преподавателей. которые вот таких вот нефЕлимов, антоновых лидий, вынуждены учить. написана исключительно автобиографичная вещь больного человека.
любой может это попробовать. сесть за стол, размахнуться головой и попытаться удариться о стол. у 100% людей нормальных это не получится. у 75-85% людей с отклонениями – тоже. мозг не позволит. мозг либо остановит голову в сантиметрах пяти от поверхности, либо – на полпути, либо – руки подсунет. в случаях 90 из 100 для всех вариантов пациент просто посмотрит на стол и ПРЕДСТАВИТ, и всё. «что я дурак, что ли».
и вещь дрянь, и автор. они неразделимы.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Попюк: Академия Теней. Принц и Кукла (СИ) (Фэнтези)

продолжение бы почитал...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Беспокойное сердце (fb2)

- Беспокойное сердце (и.с. Очарование) 450 Кб, 222с. (скачать fb2) - Черил Энн Портер

Настройки текста:



Черил Энн ПОРТЕР БЕСПОКОЙНОЕ СЕРДЦЕ

Пролог

— Это ничтожество, этот воришка… он заплатит мне сполна. Богом клянусь, заплатит. Я разыщу его, где бы он ни прятался. Мой ботинок на его глотке будет последнее, что он увидит, мое имя будет последним словом, которое он услышит. Он умрет от моей пули. Никто не смеет красть у меня. Он сдохнет, и тогда я порадуюсь. Слышишь меня, Глория? Тогда я по-настоящему порадуюсь.

Джейси металась по просторному холлу, сжимая в кулаке письмо Ханны. Каждый раз, когда она, развернувшись, видела Глорию, она выплескивала свой гнев на младшую сестру.

— Я знаю, что обещала Ханне присмотреть за тобой и Бидди, пока она в Бостоне. Я только этим и занималась последний месяц. Но ее письмо… —Джейси кивнула на зажатый в руке листок. — Это письмо меняет дело. Завтра же еду в Тусон.

Глаза Глории наполнились слезами, и Джейси заметила это. Она тяжело вздохнула — ну вот, опять то же самое. Стоило ли удивляться тому, что в следующую секунду губы ее младшей сестры задрожали и она начала упрашивать Джейси остаться.

— Джейси, прошу тебя, не уезжай. Если ты покинешь меня, я останусь совсем одна, ведь у меня никого, кроме тебя, не осталось. Совсем никого.

— О Боже… Да когда же это кончится? Перестань хныкать. Я должна поехать, у меня нет другого выхода. К тому же ты не одна, у тебя есть Бидди. И еще Смайли. И скоро мужчины пригонят скот.

Глория закивала, пытаясь утереть слезы кулачками:

— Я все понимаю, Джейси. Но постарайся и ты меня понять. Сначала наших маму и папу… убили. Затем Ханна уезжает в Бостон. А сейчас ты собираешься в Тусон. Что мне прикажешь делать?

— Не имею ни малейшего представления, Глория. Ты уже взрослая женщина, и это ты должна мне сказать, что собираешься делать.

Глория надула губки, и Джейси еще больше разозлилась. Мама обращалась с ней как с ребенком, во всем потакала капризной девице, и вот результат — она стала совершенно не приспособленной к жизни. Ее кукольное личико, золотисто-каштановые волосы, огромные зеленые глаза и вечно поджатые пухленькие губки — все это помогало Глории добиваться своего, чего бы она ни пожелала. Вот только от нее, от Джейси, она ничего не добьется. Да и времена изменились. Мамы и папы больше нет с ними, и Джейси обязана стать жесткой, чтобы выжить. Начинать же следовало прямо сейчас.

— Глория, я не хочу обижать тебя, но знай: я уезжаю завтра на рассвете и мне нужно подготовиться к отъезду. У меня нет времени успокаивать тебя.

Губки Глории снова задрожали, и Джейси, сделав глубокий вдох, закатила глаза. Стараясь держать себя в руках — ей ужасно не хотелось повышать голос на сестру, — она вновь заговорила:

— Попытайся понять меня, Глория. Я обязана так поступить, обязана что-то предпринять. И вообще мне нужно было уехать в Бостон вместе с Ханной. Теперь она там в одиночку бьется с богатенькими родственничками! — Джейси в сердцах ударила кулаком по ладони. — Спесивые мерзавцы, крысы! Ханна пытается выяснить, кто убил папу с мамой, а я сижу здесь без дела. Я больше не выдержу так, я сойду с ума!

Глаза Глории высохли, и лицо ее — вот уж никто бы не подумал — потемнело от гнева.

— По мне, так лучше сойти с ума в собственном доме, чем быть застреленной в какой-нибудь грязной подворотне из-за деревяшки и поломанной шпоры. Ведь это все, что у тебя есть. Твоя единственная зацепка. Обломок серебряной шпоры и щепки от деревянной рамки, в которой был портрет прабабушки Ардис. И с этим ты собираешься объявиться в Тусоне?

Пораженная столь длинной тирадой Глории, Джейси едва удержалась от улыбки. Она не ожидала от младшей сестры таких здравых рассуждений. Но сейчас нельзя было проявлять слабость, я Джейси, сурово нахмурив брови, заявила:

— Да, именно с этим я и собираюсь объявиться в Тусоне. А обломок шпоры, — она дотронулась до серебряного колесика от шпоры, которое висело на цепочке у нее на груди, — точная копия шпор нашего отца. Уж я-то знаю. Кто из нас троих не отходил от него, слушая истории про его преступное прошлое? Кто с восхищением держал в руках его шпоры не одну тысячу раз? Я, Глория. — Джейси немного помолчала, потом вновь заговорила: — И вот сейчас это серебряное колесико от шпоры появляется в нашем доме. Но эти шпоры — не с папиных сапог. Его ковбойские сапоги стоят у меня в комнате. Значит, эта шпора принадлежала кому-то из банды «необузданных». А где до сих пор сидят эти головорезы? В Тусоне! Там их логово. Поэтому именно туда я и отправлюсь. Не забывай и о портрете, Глория. Ведь этот же человек забрал и портрет. Мы с тобой тщательнейшим образом обыскали мамину комнату, но так и не нашли холст. Ты же находилась рядом со мной и видела все собственными глазами, верно? Там была драка, Глория. Вот только кто с кем дрался? И из-за чего? Одни вопросы! У тебя есть хоть один ответ?

Глория с вызовом посмотрела на сестру:

— У меня нет никаких ответов. Но что все это доказывает? Прошу тебя, Джейси, хоть раз в жизни подумай, прежде чем браться за что-то. Прочти еще раз письмо Ханны. Это всего лишь предположение, догадка, а ты уже делаешь какие-то выводы. Она только написала, что видела этот портрет у родственников, вот и подумала… — Глория вдруг сорвалась на крик. — Пойми, Джейси, она ведь просто высказала предположение! Ну почему ты не можешь отступиться?

Отступиться? — Джейси схватила сестру за плечи. — Дорогая, мне кажется, что мы читали разные письма. Неужели ты до сих пор ничего не поняла? Портрет пропал, ведь так? А ты не пыталась сообразить, что все это означает? Я уверена, кто-то из старой банды отца побывал в доме после его смерти и выкрал портрет. Обломок шпоры доказывает, что я на верном пути. И уж поверь мне, это не может быть простым совпадением. Все произошло в тот день, когда мы хоронили папу с мамой. В другой день ничего такого случиться не могло, ведь нас не было дома только в день похорон.

Джейси пристально посмотрела в глаза сестре.

— Глория, неужели ты не хочешь знать правду? Я, например, только об этом и думаю. Поэтому и собираюсь в Тусон. Я желаю узнать правду. И можешь мне поверить: я непременно отомщу этим негодяям из «необузданных». Они кровью заплатят за все.

— Ах, Джейси, я понимаю твои чувства, ведь я тоже потеряла родителей, но нельзя же…

— Что нельзя? Нельзя вернуть себе то, что принадлежит тебе по праву? К черту! Неужели ты не помнишь, что портрет Ардис — это единственное, о чем мама беспокоилась последние годы жизни? Она так любила ее! Она всегда говорила, что я напоминаю ей бабушку, что я унаследовала ее огонь в крови.

На глаза Глории снова навернулись слезы.

— Хорошо, Джейси, я вижу, переубедить тебя не удастся. Что ж, поезжай, только не жди, что я выйду провожать тебя!

С этими словами Глория развернулась и убежала наверх, к себе в спальню.

* * *

На следующее утро, когда Джейси оседлала Рыцаря и выехала на дорогу, ведущую на север, Глория все-таки вышла проводить ее. Она стояла на веранде рядом с Бидди. Сердце Джейси сжалось от тоски, но она преодолела слабость, стиснула зубы и, пришпорив коня, помчалась по пыльной дороге.

Октябрь 1873 года выдался ветреным. Джейси все дальше удалялась от ранчо семейства Лолес. Она мчалась навстречу своей судьбе, готовившей ей нелегкие испытания.

Глава 1

— Эй, Чапело, глянь-ка, кто там скачет по улице. Зант Чапело сидел, развалившись на стуле и закинув ноги на грубо сколоченный дубовый стол. В одной руке он держал бутылку скверного виски, в другой — грязный стакан. Подняв на своего дружка мутные глаза, Зант проворчал:

— О чем ты, Блю?.. Почему это я должен вставать? Блю отошел от дверей бара и с неприязнью уставился на Занта.

— Говорю тебе, там женщина скачет. Да еще и смазливенькая, если я не ослеп.

Зант сделал глоток из своего стакана.

— Смазливенькая, говоришь? — Он ткнул горлышком бутылки в сторону бара. — Так Рози тоже ничего, а она рядом. И мне не надо вставать, чтобы посмотреть на нее. — Зант уставился на бутылку, которую по-прежнему держал в руке, и, выругавшись сквозь зубы, добавил: — Что за пойло? Ослиная моча, а не выпивка. Какого черта я пью это?

Зант перевел взгляд на приятеля, но тот промолчал. Звеня шпорами, Блю подошел к столу, за которым сидел Зант, и уселся на противоположный стул. Рослый и широкоплечий блондин с голубыми глазами и приятными чертами лица, Блю, как ни странно, не очень-то нравился женщинам. Зант же, напротив, пользовался у дам неизменным успехом.

Вперившись взглядом в дружка, Блю проговорил:

— Слушай, Зант, я уже два дня торчу в этом грязном городишке и наблюдаю, как ты пропиваешь остатки мозгов. А это совсем не то, что приказал мне сеньор Кальдерон. Он велел разыскать тебя и побыстрее притащить домой. Но я не могу везти тебя в таком виде.

Зант молча пожал плечами, Блю наконец не выдержал и, ударив кулаком по столу, закричал:

— Зант, что ты делаешь с собой?! Ведь даже свиньи с тобой за один стол не сядут! Тебе нужно помыться, побриться и поесть по-человечески. Если тебе безразлична собственная жизнь, подумай хотя бы о дедушке.

К черту дедушку, — проворчал Зант. —Лучше скажи-ка мне, amigo [1], кто из нас двоих только что вышел из мексиканской тюрьмы, где отсидел пять лет за то, чего не делал?

Блю опустил голову и пробормотал:

— Конечно, ты, Зант.

— То-то же, приятель. А кто из нас пять лет не напивался и не видел женщин? Тоже я, верно? Так вот что я тебе скажу, парень… Я только начал, так что привыкай.

Блю сплюнул на грязный, усыпанный окурками пол и проговорил:

— И это все, что ты можешь сказать?

— Да, все. На сегодня хватит. — Зант вдруг усмехнулся и, поставив бутылку на стол, добавил: — Впрочем, нет, я скажу тебе еще кое-что. Никогда не прикрывайся доном Рафаэлем. Я уже побывал дома и почтил своим присутствием старика, так что успокойся. Я не собираюсь возвращаться, и лучше не раздражай меня, я сегодня не в духе.

Друзья уставились друг другу в глаза, но Блю, не выдержав, отвел взгляд. Откинувшись на спинку стула, он снова сплюнул на пол и поправил ремень — на нем в кожаной кобуре висел тяжелый «смит-и-вессон».

— Черт с тобой, Зант. Делай что хочешь. Зант рассмеялся и сказал:

— Именно так я всегда и поступаю. Блю сокрушенно покачал головой.

— Это уж точно, — пробормотал он. — Никто не должен помогать Занту Чапело. Пять лет в тюрьме, похоже, ничему тебя не научили. Сеньору Кальдерону следовало оставить тебя в камере — догнивать. Стоило ли тратить столько времени, рыская по всей Мексике, чтобы найти тебя и выкупить из тюрьмы? Ведь ты все равно собираешься спиться…

— Заткнись, щенок! Что ты понимаешь?! — Зант вскочил на ноги, опрокинув и стул, и бутылку с остатками виски.

Рози, стоявшая за стойкой бара, громко вскрикнула. Некоторые из посетителей поспешно покинули заведение им не хотелось попадаться Занту под горячую руку. Но Блю не собирался прятаться, он тоже поднялся на ноги и пристально посмотрел на приятеля. Зант же в ярости отбросил в сторону стол, словно это была детская игрушка, и, шагнув к Блю, проговорил:

— Знаешь что, парень, если ты так любишь читать проповеди, то шел бы лучше в церковь. А если хочешь остаться здесь, заткнись и дай мне спокойно выпить. Ты меня понял?

— Я-то понял, но вижу, что ты меня не понял. — С этими словами Блю размахнулся и ударил приятеля кулаком в челюсть. Зант покачнулся и рухнул на пол.

— Мерзавец! — взревел Чапело, вскакивая на ноги. Сжав кулаки, он ринулся на обидчика, словно раненый носорог. Но Блю, легко уклонившись от удара, снова сбил Занта с ног — на сей раз тот повалился на опрокинутый стол.

Рози опять закричала, а Альберто, хозяин заведения, в отчаянии всплеснул руками.

Зант с трудом поднялся на ноги и осмотрелся в поисках противника. В следующее мгновение он увидел перед собой двоих, а затем — и троих Блю.

— Как ты посмел, щенок? — проворчал Зант.

— Кого ты называешь щенком? — отозвался Блю. — Тебе двадцать два, и мне столько же. А если не успокоишься, то я задам тебе жару, amigo.

— Нет, это я тебе задам! — заорал Зант. Он снова бросился на Блю, но тот опять уклонился, приплясывая вокруг противника. — Стой спокойно, мерзавец! Что ты скачешь?

Ты настолько пьян, что даже драться не можешь, — с усмешкой ответил Блю. — А вдруг какой-нибудь меткий стрелок узнает, что ты не в форме, и захочет опробовать на тебе свой револьвер? Ты ведь пять лет оружие в руках не держал. Как же ты будешь отстреливаться?

Зант остановился. Парень говорил дело. Он схватился за рукоятку своего «кольта». Действительно, зачем драться с тремя Блю?.. Ведь можно их просто пристрелить. Зант выхватил револьвер… и не увидел перед собой ни одного противника. Он развернулся, и в тот же момент Блю выбил «кольт» из его руки, а затем дал ему такого пинка под зад что Зант вылетел на улицу через открытую дверь и приземлился в придорожную пыль.

Зант попытался подняться — и вдруг увидел, что прямо на него мчится огромный черный конь.

— Amigo, уйди с дороги! — раздался отчаянный вопль Блю.

Зант несколько раз перекатился, едва успев увернуться от конских копыт. И почти тотчас же раздался пронзительный женский крик. Чапело сел и обернулся. Оказалось, что черный жеребец сбросил наездника — тот приземлился на дорогу и теперь лежал без движения. Прошло несколько секунд, и только тут до Занта дошло: лежавший на дороге «наездник» — это и есть та женщина, что кричала.

В этот момент Блю подбежал к черному коню и, схватив за удила, успокоил животное.

— La muchacha! [2] Secor Chapello, la muchacha!

Зант обернулся на крик и увидел Рози, вцепившуюся в рукав Альберто и указывавшую на дорогу. Зант снова посмотрел на женщину, лежавшую в пыли. Черт возьми, неужели он стал невольным убийцей?!

Зант вскочил на ноги и подбежал к пострадавшей. Опустившись на колени, он перевернул ее и заглянул ей в лицо. «Может, это и есть та самая, смазливенькая?» — промелькнуло у него. Во всяком случае, таких красивых волос он еще ни разу в своей жизни не видел. Внезапно перед ним выросли две тени. Зант тотчас же вскочил на ноги и машинально потянулся к кобуре. Кобура была пуста, но, к счастью, перед ним стояли всего лишь Рози с Альберто. А позади них уже собиралась толпа зевак — только этого ему не хватало!

Тут Блю наконец-то подошел к приятелю. Взглянув на девушку, он нахмурился и сказал:

— Тебе повезло, дружище.

— Да уж, — кивнул Зант. — Еще бы чуть-чуть… Блю снова посмотрел на девушку:

— Что с ней? Она жива?

— К счастью, жива, — ответил Зант.

— Почему ты так уверен?

А действительно, почему? Зант не мог ответить на этот вопрос. Пожав плечами, он пробормотал:

— Не знаю… Мне кажется, сердце у нее бьется. Снова опустившись на колени, Зант приложил ухо к груди девушки, но ничего не расслышал — мешала одежда. Расстегнув кожаный жилет и блузку, он обнажил грудь красавицы и опять склонился над ней… В следующее мгновение в нос ему угодил маленький, но крепкий кулачок. Зант взвыл от боли и схватился за нос, из которого тотчас же потекла кровь.

Девушка же приподнялась и заявила:

— Если вы, мистер, еще раз ко мне прикоснетесь, вам не поздоровится, ясно?

Блю расхохотался. Зант покосился на приятеля и проворчал:

— Что ты так развеселился? Ничего смешного.

— Конечно, ничего смешного. — Блю еще громче захохотал.

Зант посмотрел на девушку. Та уже поднялась на ноги и, отвернувшись, застегивала блузку и жилет. Любопытные начали расходиться, и Чапело вздохнул с облегчением. Взглянув на ладонь, которой зажимал разбитый нос, он увидел кровь и снова посмотрел на девушку, по-прежнему стоявшую к нему спиной. «Какая у нее изящная фигура», — подумал он неожиданно.

Поднявшись на ноги, Зант проговорил:

— Знаете, леди, я ведь просто пытался вам помочь, а вы…

Но она словно не слышала его. Она его попросту игнорировала. Даже не взглянув на Занта, девушка надела широкополую шляпу и направилась к своему коню.

Что она себе позволяет?! Зант Чапело не на шутку рассердился. Эта девица непременно должна ответить за свою дерзость.

Сжав кулаки, Зант бросился вдогонку за девушкой.

— Прочь с дороги! — заорал он на зевак, что еще не успели уйти.

Блю последовал за приятелем. Пытаясь урезонить его, он прокричал:

— Эй, amigo, стой! Не глупи!

— Отстань, Блю. Тебя это не касается. Блю догнал друга и с усмешкой сказал:

— Как знаешь, только сдается мне, добром это не кончится.

Зант пожал плечами:

— Не беспокойся за меня. — Он ускорил шаг и закричал: — Эй, леди, я хочу с вами поговорить!

Но девушка никак не отреагировала, словно все происходившее ее не касалось. Словно она не слышала Занта. Тогда он остановился и огляделся. Зеваки смотрели на него и посмеивались. Зант побагровел и еще громче закричал:

— Эй, женщина! Обернись и ответь мне!

Но Джейси не сделала ни того ни другого. Она с невозмутимым видом подошла к своему жеребцу и похлопала его по крупу. Затем надвинула на глаза свою черную ковбойскую шляпу и, подобрав поводья, легко вскочила в седло. По-прежнему не обращая на Занта ни малейшего внимания, девушка развернула коня и поскакала вдоль по улице легким галопом.

Зант нахмурился и, повернувшись к приятелю, проворчал:

— Она что, не знает, кто я такой?

Лишь оказавшись на другом конце города, Джейси придержала коня. Превозмогая жуткую боль во всем теле, девушка перехватила поводья в левую руку и сняла с правой кожаную перчатку. Она долго смотрела на распухшие костяшки пальцев.

— Так вот что чувствуешь, ударив человека… Было очень больно. Впрочем, не настолько больно, чтобы нельзя было потерпеть. Что же касается падения…

К счастью, отец вырастил ее в седле, и падать она научилась почти в то же время, что и ходить. Иначе ей бы не поздоровилось — могла бы и насмерть разбиться.

Миновав стоявшие у обочины повозки и фургоны, Джейси наконец-то въехала в тенистую аллейку и, осмотревшись, остановилась. Немного помассировав правую руку, она ощупала рукоятку револьвера. Черт возьми, не прошло и часа, как она в Тусоне, а уже едва не ввязалась в драку. Ведь ей следовало незаметно пробраться в город, поселиться где-нибудь подальше от глаз людских и тщательно продумать план действий. Но сейчас уже ничего не поделаешь, придется действовать быстро и решительно.

Если раньше она намеревалась пустить слушок, что, мол, в городе объявилась Джейси Лолес, то сейчас о ее появлении узнают гораздо быстрее, чем хотелось бы. Но она не могла поступить иначе. Ей снова вспомнилось, как мужская рука расстегивала ее блузку. Нет, такого никому нельзя спускать.

Этому наглецу еще повезло, что она не вспомнила о ноже, что всегда у нее за голенищем сапога. С каким удовольствием она всадила бы в него лезвие по самую рукоять! Джейси сделала глубокий вдох и постаралась успокоиться. Не стоило злиться из-за того, что уже не исправишь.

Джейси снова взглянула на костяшки пальцев и застонала от бессильного гнева. Да уж, нос у этого негодяя оказался на редкость крепким. Наутро ее рука наверняка онемеет, а сейчас это будет очень некстати. Она не сможет выхватывать оружие с привычной быстротой. Проклятие! Теперь ей придется отлеживаться где-то, пока рука не заживет.

Тут Рыцарь вдруг дернулся и захрапел. И тотчас же послышался женский голос:

— Сеньорита, вы не ранены?

Джейси вздрогнула от неожиданности и обернулась. В нескольких шагах от нее стояла красивая мексиканка в свободной белой блузке и цветастой юбке. Ее запястья украшали серебряные браслеты. Глаза же казались наивными и добрыми.

Но Джейси была не в духе, поэтому, нахмурившись, сказала:

— Со мной все в порядке.

Que bien [3]. Мы с отцом так испугались за вас, когда вы свалились с лошади! Мой отец — хозяин салуна.

Значит, эта девушка все видела? А потом последовала за ней?

— Со мной все в порядке, — повторила Джейси; ей очень хотелось, чтобы девчонка побыстрее ушла и не лезла не в свое дело.

Однако мексиканка явно не собиралась уходить. Дружелюбно улыбнувшись, она продолжала:

— Знаете, этот человек, — она показала пальцем за спину, вероятно, имея в виду парня, которому Джейси разбила нос, — он не такой уж плохой. Я бы даже сказала, что он очень неплохой.

— Мне так не показалось, — пробурчала Джейси, снова взглянув на свою правую руку.

Мексиканка весело рассмеялась. Потом вдруг смутилась и пробормотала:

— Ох, простите, я, похоже, донимаю вас своими глупостями. Что ж, я пойду. — Она собралась уходить, но тут же снова повернулась к Джейси: — Me llamo [4] Rosarita Estrada.

Джейси покачала головой:

— Я не понимаю по-испански. Что ты сказала?

— Я говорю, меня зовут Розарита Эстрада. Но все называют меня просто Рози. Вы можете звать меня так же.

— Рози? — переспросила Джейси. — Я правильно поняла?

Si [5], Рози.

Мексиканка снова улыбнулась и вопросительно посмотрела на Джейси, — вероятно, она ждала, что и та назовет свое имя. Но Джейси не собиралась представляться. Коротко кивнув, она проговорила:

— Что ж, Рози, спасибо, что справилась о моем здоровье.

Я передам вашу благодарность папе, — ответила мексиканка. — Это он послал меня за вами. — Немного помолчав, Рози добавила: — Да, еще он сказал, что в вас есть… что-то знакомое. — Рози снова рассмеялась. — Ты, наверное, считаешь нас loco [6]? Но ведь и ты, должно быть, сделала бы то же самое, верно? Ты ведь тоже справилась бы о здоровье человека, упавшего с лошади, правда?

Джейси уже хотела заявить, что ни за что бы не стала интересоваться здоровьем незнакомца, свалившегося с лошади, но в последний момент почему-то передумала и сказала:

— Да, конечно.

Рози внимательно посмотрела на нее и усмехнулась:

— О, ты меня обманываешь, mi amiga [7]. Это написано у тебя на лице.

Джейси сжала кулаки.

— Я бы на твоем месте не стала называть меня лгуньей.

Девушка в испуге захлопала глазами.

— Поверь, я не хотела тебя обидеть. Знаешь, я, пожалуй, пойду, а то папа будет волноваться.

Наконец-то! Джейси с облегчением вздохнула. Но когда девушка уже зашагала по пыльной дороге, она вдруг крикнула:

— Рози, постой!

Мексиканка обернулась и вопросительно посмотрела на нее:

— Да, я слушаю…

— Рози, а тот парень, что был у салуна… Ты, кажется, сказала, что он не такой уж плохой. Откуда ты его знаешь?

Рози радостно улыбнулась:

— Я его знаю, потому что он завсегдатай нашего салуна. К тому же я много про него слышала. Этого парня зовут Зант Чапело. И он не скоро забудет про свой разбитый нос, уж поверь мне.

У Рози было ужасное произношение, поэтому Джейси переспросила:

— Ты сказала — Шапелло? Я правильно поняла? Мексиканка покачала головой:

— Нет-нет, не Шапелло, а Чапело. Зант Чапело.

Джейси в изумлении уставилась на молодую мексиканку. Неужели она не ослышалась? Неужели Рози назвала именно это имя? О Господи, Зант Чапело! Едва лишь появившись в Тусоне, она разбила нос Занту Чапело! Джейси выпрямилась в седле и осмотрелась, готовая в любой момент отразить нападение.

— Сеньорита, что с вами?! — воскликнула мексиканка.

Джейси покачала головой и пробормотала:

— Нет-нет, со мной все в порядке. Помолчи немного и не уходи никуда. — Джейси смотрела прямо на Рози, но не видела ее. В ушах ее уже звучал голос отца. Она хорошо помнила, как он рассказывал про Кида Чапело. Кид был одним из членов банды «необузданных», но отец всегда говорил о нем плохо, говорил, что у парня был ветер в голове, что он был слишком уж горяч и скор на расправу. Насколько Джейси помнила, именно отец пристрелил этого Чапело. Вот так история! Ведь Зант, которого она только что унизила… Наверняка он один из родственников того Кида Чапело, возможно, сын.

Пораженная этой мыслью, Джейси снова осмотрелась: ей казалось, что родственник убитого бандита вот-вот нападет на нее. Но вокруг никого не было. Джейси, немного успокоившись, слезла с коня.

— Рози, а откуда родом этот Чапело?

Мексиканка посмотрела на собеседницу с некоторым удивлением, но все же ответила:

— Он из Соноры. Это сразу за границей с Мексикой. Его дедушка — очень влиятельный человек в тех краях. Он владеет там лучшими землями, и он очень богатый. Разве вы его не знаете?

Джейси промолчала. Да-да, теперь она вспомнила, как отец что-то рассказывал ей про Кида Чапело и про Мексику. Вот только что именно? Заметив, что мексиканка вопросительно смотрит на нее, словно ожидая ответа, Джейси сказала:

— Нет-нет, я не знаю его.

Рози немного помолчала, потом вдруг заявила:

— Нет, вы его знаете! Вы не умеете врать, mi amiga. Джейси сунула руки за пояс и в упор посмотрела на мексиканку:

— Рози, вот что я тебе скажу… Если ты еще раз назовешь меня лгуньей, тебе придется ответить за свои слова, имей в виду. И еще… Что это за имя, которым ты меня все время называешь?

Рози улыбнулась:

— О, я просто называю вас подругой. — Мексиканка пожала плечами и добавила: — Я ведь не знаю вашего имени.

— Рози, поверь мне, у тебя нет ни малейших оснований называть меня подругой. Ты ведь меня совсем не знаешь.

Рози рассмеялась:

— А ты не хочешь представиться, mi amiga?

— Нет, черт возьми! — закричала Джейси. Потом вдруг усмехнулась и сказала: — А впрочем, почему бы и нет?

Джейси вынуждена была признать, что молоденькая мексиканка ей понравилась. К тому же эта девушка, судя по всему, очень неплохо знала местных жителей. Решив проявить благоразумие, Джейси заставила себя улыбнуться и протянула руку:

— Что ж, Рози, давай познакомимся. Меня зовут Джейси Лолес.

Рози вдруг тихонько вскрикнула и, отдернув руку, уставилась на Джейси широко раскрытыми глазами.

— Ай-ай-ай, — пролепетала она. Затем перекрестилась и прошептала: — Madre de Dios [8]. — Осмотревшись, Рози заявила: — Нам нужно побыстрее выбираться отсюда. Как можно быстрее! Вы и ваш caballo [9] должны пойти со мной.

Джейси с удивлением посмотрела на мексиканку — она совершенно ничего не понимала.

— Нет-нет, Рози, извини, но я никуда не пойду. Ни с тобой, ни с кем-либо другим.

Мексиканка всплеснула руками и проговорила:

— Нет, вы должны пойти со мной. Поверьте мне, так будет лучше. Если Зант Чапело узнает, что нос ему разбила женщина из семейства Лолес, он убьет вас. — Рози для убедительности провела большим пальцем по горлу.

Джейси молча пожала плечами. Было совершенно очевидно, что ее отца очень хорошо помнили в Аризоне. И теперь уже не оставалось сомнений: Зант Чапело состоял в родстве с Кидом Чапело. Скорее всего в близком родстве. Интересно, на нем ли его шпоры?

Взглянув на свою новую знакомую, Джейси сказала:

— Значит, ты полагаешь, он перережет мне горло? Что ж, в таком случае можешь передать ему следующее… Если бы я знала, что он и есть Зант Чапело, я бы воткнула ему свой нож в сердце в тот самый момент, когда он расстегнул мою блузку. Впрочем, нет, я бы поступила еще лучше. Я бы позволила своему коню втоптать его в грязь — так, чтобы у него не осталось ни малейшего шанса.

Рози в ужасе замахала руками:

— Что вы, что вы!.. Я не могу говорить ему такие вещи. Вы не понимаете, что это за человек, mi amiga.

Джейси усмехнулась и спросила:

— Неужели ты боишься его? Может, мне лучше самой с ним поговорить? Я бы сказала ему все, что о нем думаю.

Рози энергично покачала головой и попятилась:

— Нет-нет, уж лучше я с ним поговорю. Ради вашего блага. Вы ничего не понимаете. Никто не смеет бросать вызов Занту Чапело. Все, кто попытался, уже мертвы. А в вашем случае… Видите ли, ему все равно, кто перед ним, — мужчина или женщина. Главное, что вы — из семьи Лолес.

— Очень хорошо, —кивнула Джейси. — Мне тоже наплевать на то, кто он такой.

Рози пятилась все дальше, а Джейси, не решаясь последовать за ней, осталась в тени аллеи. Вскоре мексиканка исчезла за деревьями, и Джейси уже решила, что та отправилась домой. Но тут Рози вдруг снова появилась на аллее и, приблизившись к девушке, прошептала:

— Пожалуйста, послушайте меня… Если не хотите пойти со мной, то лучше уезжайте из города. Вы должны уехать, пока это еще возможно. И забудьте о Занте.

Джейси уже готова была ответить грубостью, но тут Рози бросила взгляд куда-то в сторону и затем опять исчезла за деревьями. «Теперь уж девчонка, наверное, не вернется», — подумала Джейси. Она пожала плечами и в сердцах пнула носком сапога ствол дерева.

Джейси шагнула к коню, осмотрелась — и вдруг замерла в изумлении. Оказалось, что она ошиблась, — Рози снова входила в тенистую аллею. Только на сей раз мексиканка была не одна. Ее сопровождал Зант Чапело.

Джейси судорожно сглотнула. Не хотелось даже и думать о том, что случится, когда Зант ее увидит.

Прижав ладонь к губам, Джейси молча наблюдала за Рози и ее спутником. Как ни странно, Чапело уже не выглядел пьяным. Остановившись, он сунул большие пальцы рук за пояс и, повернувшись к мексиканке, спросил:

— Нашла то, за чем охотилась, а, Рози?

Джейси почувствовала, как по спине ее пробежали мурашки. Ведь было совершенно очевидно: если Рози следила за ней, а Чапело следил за Рози, то он, конечно же, и так все знает. Вопрос лишь в том, как долго он наблюдал за ними, прежде чем Рози его заметила. Достаточно ли долго, чтобы выяснить, с кем встречалась мексиканка в этой аллее?

Джейси стерла со лба холодный пот. Ее начала бить дрожь, но она все же постаралась взять себя в руки. Внезапно она заметила, что девушка взяла Занта под руку, — вероятно, пыталась как-то отвлечь его. «А может, он все-таки не видел меня? — подумала Джейси. — Иначе он уже подошел бы ко мне. И не стоял бы сейчас ко мне спиной».

Рози же по-прежнему отвлекала Занта. И не было ни малейшего сомнения в том, что она пыталась помочь своей новой подруге.

— Сеньор Чапело, как вам не стыдно? — говорила молодая мексиканка. — Зачем вы преследовали меня? Разве можно так поступать с порядочной девушкой? Если мой отец узнает, он очень разозлится.

Зант немного помолчал, потом сказал:

— Я вовсе не хотел огорчать твоего старика, Рози. Так где же она?

Джейси невольно поежилась. Что же делать? Тут она вспомнила, что за спиной ее стоит Рыцарь. Взяв коня под уздцы, она тихонько, стараясь не шуметь, отвела его подальше от Чапело. «А если Зант сейчас обернется?» — подумала она. Судя по тому, что Рози успела ей рассказать, он пристрелил бы ее на месте, если бы, конечно, узнал, кто она такая.

Джейси снова посмотрела на Занта, вернее, на его ремень. В кожаной кобуре красовалась массивная рукоятка «кольта» сорок пятого калибра. Револьвер производил сильное впечатление — наверняка спусковой механизм был упрощен, чтобы выстрел занимал доли секунды. Джейси невольно ощупала свое собственное оружие, затем окинула взглядом фигуру Занта. Он казался не то чтобы очень высоким, а каким-то… массивным — словно платяной шкаф. Но при этом он не производил впечатления увальня, скорее в нем чувствовались сила и стремительность пантеры. А его руки… «Наверное, он мог бы переломить меня своими ручищами… словно тростинку», — промелькнуло у Джейси, и ей вдруг сделалось по-настоящему страшно.

Тут она наконец-то вспомнила о своей миссии и посмотрела на сапоги Чапело. Как ни странно, на них не было шпор. Въехав в город, она обращала внимание на всех мужчин, и у каждого, кто носил на боку оружие, имелись и шпоры. Так почему же у Занта Чапело их не было?

Джейси вздохнула. Как бы то ни было, ей пришлось признать: у него имелось гораздо больше причин отправить ее на тот свет, чем у нее пристрелить его. Ведь если не он ее обокрал, то какой смысл ссориться с ним?

Джейси вдруг почувствовала, что ей очень хочется вскочить на коня и умчаться из города. Впрочем, нет, она не имеет права покидать Тусон. А может, ей удастся незаметно выбраться из аллеи? Она посмотрела на Рыцаря, затем на Чапело. Нет, это было бы слишком рискованно. Будь она одна, возможно, ей удалось бы улизнуть. Но едва ли ей удастся вывести коня так, чтобы их не услышали. А бросить верного друга она никак не могла. Так что ей оставалось лишь одно — успокоиться и ждать.

— Черт возьми, Рози, я же видел, как ты пошла за ней. Обещаю, я не буду в нее стрелять, просто скажи мне…

— Нет, не скажу. Вернее… я не знаю, где она. Зант вздохнул и пожал плечами:

— Что ж, как знаешь, Рози. В таком случае я сам ее найду. Но обещай, что если ты ее увидишь, то передашь, что я ищу ее.

Рози ничего не ответила, и Джейси решила, что это дурной знак. Если бы она стала возражать, это выглядело бы гораздо естественнее.

— Скажите мне, сеньор Чапело, а зачем она вам нужна? — неожиданно спросила девушка.

Джейси замерла в ожидании. Зант же медлил с ответом, потом наконец сказал:

— Так я и думал, Рози. — Он пристально взглянул на молодую мексиканку. — Теперь я знаю, что ты видела ее и, наверное, даже говорила с ней. Может, перестанешь меня дурачить и скажешь правду? Где она? Где ты ее видела?

Рози попятилась и проговорила:

— Но я действительно не знаю… Ох, мне пора идти. — Мексиканка повернулась, собираясь уходить. Чапело попытался схватить ее за руку, но она ловко уклонилась от него и тут же скрылась за деревьями.

Как ни странно, но Зант даже не пытался догнать ее. Выругавшись сквозь зубы, он осмотрелся. Затем, немного помедлив, зашагал по аллее в противоположную от Джейси сторону.

Девушка вздохнула с облегчением и прислонилась к стволу дерева — наконец-то можно было расслабиться. А ведь она была на волосок… Можно сказать, ходила по лезвию бритвы. К счастью, все обошлось.

Джейси уже собиралась покинуть аллею, как вдруг над ухом ее раздался голос Чапело:

— Любим разбивать носы порядочным людям?

Глава 2

Джейси вскрикнула от неожиданности. А в следующее мгновение рука Занта сжала ее запястье. Она попыталась высвободиться, но тщетно — он лишь еще крепче сжал ее руку.

— Надеюсь, леди, вы никуда не торопитесь. Нам с вами нужно кое-что обсудить. Не возражаете?

Чапело хотел еще что-то сказать, но тут вдруг почувствовал, что в его подбородок упирается дуло «кольта». Причем он даже не заметил, как девушка выхватила револьвер.

— Убери от меня свои грязные лапы, — проговорила Джейси. — Я требую это уже во второй раз за последний час и больше предупреждать тебя не намерена.

Он отпустил ее, вернее, отдернул руку, словно она, Джейси, была скорпионом. Затем медленно поднял над головой обе руки и произнес:

— Успокойся, красавица. Я ведь не хотел ничего дурного.

— Охотно поверила бы, но не могу, — заявила Джейси. Она по-прежнему держала револьвер у подбородка Занта. — А теперь слушай меня внимательно. Нам с тобой нечего обсуждать, понял? Поэтому не смей за мной ходить. И не пытайся разыскать меня. Более того, если увидишь меня на одной с тобой стороне улицы, ты тут же должен перейти на другую. Итак… мы хорошо друг друга поняли?

Джейси заметила, что Чапело усмехнулся. Но как можно усмехаться, когда у тебя под носом дуло «кольта»? Невозмутимость противника остудила ее пыл, и она, отступив на шаг, направила дуло револьвера Занту в сердце. Тот по-прежнему держал руки над головой.

— Да, красавица, мы прекрасно поняли друг друга. Вот только есть одна… проблема.

— Что еще за проблема? — спросила Джейси и тут же пожалела о том, что вступила в разговор.

— Я не знаю, как ты выглядишь. Знаю только, что у тебя шикарные черные волосы и неплохой хук справа. Но черт возьми, под такое описание подхожу и я. Как же я узнаю, что это именно ты, чтобы перейти на другую сторону улицы? Из-за твоей широкополой шляпы я и сейчас не могу толком разглядеть тебя.

Джейси невольно улыбнулась:

— Это уж твои проблемы, Зант Чапело.

Черт возьми, она назвала его по имени! Ну кто ее за язык тянул? Да, это серьезная ошибка… Тут Чапело снова усмехнулся и спросил:

— Выходит, ты меня знаешь? Джейси вспомнила слова Розы.

— Тебя все знают, — сказала она, пожав плечами.

— Похоже на то, — в задумчивости проговорил Зант. — Вот только я не знаю твоего имени, красавица.

— И не узнаешь! А сейчас убирайся отсюда! Только не прячься, иди так, чтобы я видела тебя, иначе стреляю без предупреждения. Как дойдешь до конца аллеи, остановишься и, стоя ко мне спиной, сосчитаешь до ста. — Зная, что уже и так играет с огнем, Джейси не сдержалась и добавила: — Надеюсь, ты умеешь считать до ста.

Зант расхохотался, и Джейси вздрогнула от неожиданности.

— Да, красавица, я умею считать до ста.

— Тогда можешь идти. Только будь уверен, я вижу твои руки, так что советую не рисковать.

Зант молча кивнул и попятился. Потом вдруг остановился и с улыбкой посмотрел на девушку.

— Ну, что еще? — Джейси сжала рукоятку револьвера.

— Я придумал, как узнать тебя на улице.

— Как же?

— По твоей шикарной белой груди. Она у тебя очень даже ничего. Пожалуй, я тебя где угодно узнаю. Вот только тебе для этого придется постоянно ходить голой, чтобы я смог пощупать ее для верности.

Джейси едва не задохнулась от ярости. Не понимая, что делает, она спустила курок.

* * *

— Чапело, уже давно пора обедать. Где ты, черт побери… Эй, приятель, что с тобой случилось?

— Эта девица меня подстрелила. Помоги, Блю. Рука чертовски болит. Представляешь, она продырявила мне правую руку.

Остановившись в дверях, Зант приподнял здоровую руку. Блю тут же подставил плечо под эту руку и помог другу добраться до кресла. В номере, который снимал Блю, имелось только одно кресло, поэтому сам он сел на кровать.

— Ты сказал, тебя подстрелила девица? Какая именно? Уж не та ли, что разбила тебе нос?

Зант кивнул и поморщился от боли.

— Та самая.

— Но почему она стреляла в тебя?

— Я сказал ей, что у нее красивая грудь.

— Красивая грудь? — Блю выругался и добавил: — Придется мне, приятель, везти домой твой труп, если ты встретишься с ней еще раз. Дайка взгляну на рану.

— Я потерял много крови. Ой, ты что делаешь? Больно же. Просто проверь, не перебита ли кость.

Разорвав окровавленный рукав рубашки Занта, Блю тщательно осмотрел рану.

— Да нет, все в порядке. Ранение касательное, хотя и глубокое.

Блю взял со столика початую бутылку виски, вытащил зубами пробку и вылил содержимое на открытую рану Чапело.

Зант заорал во всю глотку и, вскочив с кресла, заметался по комнате. Несколько минут спустя он наконец-то успокоился и, рухнув на кровать, пробормотал:

— Ты что, добить меня хочешь? Блю с усмешкой пожал плечами:

— Зачем? Я предоставлю этой девице сделать за меня грязную работу. Ты бы уже разговаривал с апостолами, если бы она стреляла получше.

— Она отлично стреляла, парень, уж поверь мне. Меня спасла только реакция. Я отскочил в сторону в последнюю секунду.

— Видно, плохо отскочил. Что ж, рану мы уже промыли. Дай-ка еще раз взгляну. Возможно, ее нужно зашивать.

— Эй, не нужно ничего зашивать, — запротестовал Зант.

— Как знаешь. Позволь хотя бы перебинтовать тебе руку, не то ты все тут перепачкаешь кровью. Посмотри, что ты сделал с моими простынями. Мне же еще спать здесь.

— Может, мне еще извиниться перед тобой зато, что меня подстрелили? Если ты такой неженка, можешь спать у меня в комнате.

— Нет уж, приятель. Боюсь, эта сумасшедшая девица станет тебя искать, придет в твой номер и пристрелит меня по ошибке. Так что лучше я останусь у себя.

— Черт бы ее побрал, — проворчал Чапело.

— Слушай, Зант, я одного не могу понять… Какого дьявола ты полез к ней? Ведь вокруг столько женщин.

Зант промолчал.

— Уж не потому ли, что она не захотела говорить с тобой? — предположил Блю.

— Да, наверное.

— Что ж, парень, надеюсь, у тебя хватит мозгов, чтобы больше не гоняться за ней. Подожди меня. Я схожу к аптекарю за чистыми бинтами.

— Только побыстрее, — пробубнил Чапело. — И скажи портье, чтобы приготовил мне ванну. И пусть еще пришлет чего-нибудь перекусить.

Блю молча кивнул и вышел из комнаты. Захлопнув за собой дверь, он пробормотал:

— Черт возьми, я в няньки не нанимался. Я вырос на землях сеньора Кальдерона и за несколько лет выбился в pistolero [10]. Я не нанимался вытирать сопли этому пьянчуге.

Лежа на койке в небольшой комнатке, Джейси вспоминала прожитый день. Чего же она в этот день добилась? Она прибыла в Тусон, упала с коня перед салуном, разбила нос Занту Чапело, а затем выстрелила в него в упор и оставила умирать в аллее. Да, замечательный получился день. К счастью, она обзавелась подругой и именно у нее сейчас находилась.

Джейси вздохнула. Увы, все получилось совсем не так, как она задумала, совсем не так, как ей хотелось. Но что она могла поделать? Ведь у нее не было выбора.

Решив, что сегодня ей уже не удастся уснуть, Джейси села на кровати и осмотрелась. Комната казалась слишком уж маленькой: кроме узкой и жесткой койки, старого потертого кресла, низенького неказистого столика и стула, здесь совершенно ничего не было. Не было даже занавесок на окнах. Впрочем, на стенах висели целых три распятия. Снизу же доносились пьяные голоса и какой-то грохот.

— Что же мне делать? — Джейси снова вздохнула.

Внезапно в дверь постучали, и Джейси тут же извлекла из-под подушки свой «кольт». Она взвела курок и, направив дуло в сторону двери, прокричала:

— Что вам надо?

— Что мне надо? Какой забавный вопрос. Вообще-то я хозяин салуна. Я сеньор Альберто, отец Рози. У меня для вас новости. Касательно сеньора Чапело.

Джейси расслабила руку с револьвером и, немного помедлив, убрала оружие обратно под подушку. Затем спустила ноги на пол, завернулась в простыню и направилась к двери.

— Обождите, сеньор.

Осторожно приоткрыв дверь, девушка выглянула в коридор и поняла, что опасения ее были напрасны. Перед ней действительно стоял сеньор Альберто, хозяин салуна и отец Рози.

— Я слушаю вас, — тихо сказала Джейси.

Сеньор Альберто расплылся в добрейшей улыбке и проговорил:

— Ах, сеньорита, надеюсь, что не разбудил вас. Видите ли, я только что был на конюшнях, проверял вашего коня… С ним все в порядке. В отличие от меня. Он укусил меня. Впрочем, ничего страшного. А у вас все хорошо? Вас все устраивает?

Джейси хотела ответить, но сеньор Альберто тут же вновь заговорил:

— Сеньорита, для меня большая честь принимать у себя одну из представительниц клана Лолес. Мой дом — ваш дом.

Джейси не знала, что ответить. Речь хозяина поставила ее в тупик.

— Спасибо, сеньор Альберто, — проговорила она в растерянности. — И… не беспокойтесь, у меня все в порядке. Так что же с мистером Чапело? Он умер?

— Нет-нет, что вы… — Глаза Альберто расширились, и он перекрестился. — Нет, сеньора, он всего лишь ранен. Вот сюда. — Альберто показал на свою руку чуть выше локтя. — Сейчас Чапело отдыхает в гостинице «Каса гранде». Уверяю вас, завтра он встанет на ноги. Непременно встанет на ноги, можно не сомневаться.

Очень хорошо, —ответила Джейси, хотя думала совсем иначе. — Что ж, спасибо, сеньор Альберто. — Немного помолчав, она добавила: — Прошу прощения, что вышла к вам в таком виде. И спасибо, что позволили остаться. Я заплачу за все сполна. Приходите завтра, и я…

— Нет-нет, и слышать ничего не хочу! — запротестовал Альберто. — Вы должны остаться здесь. Здесь для вас гораздо безопаснее. И вообще у меня вам будет намного уютнее, чем в гостинице.

Джейси с удивлением посмотрела на пожилого мексиканца. Неужели он действительно полагал, что у него здесь уютно? Или она неправильно поняла его?

— По крайней мере тут чисто, — продолжал хозяин. — А самое главное — безопасно. В отличие от моих конюшен, где кони откусывают пальцы, — добавил он с улыбкой.

— Ах, сеньор Альберто, простите меня за Рыцаря.

— Ничего страшного, сеньорита. Пусть бы он даже и откусил у меня несколько пальцев — все равно осталось бы еще много. — Хозяин весело рассмеялся.

Джейси невольно улыбнулась. Она вдруг поняла, что этот пожилой мексиканец все больше ей нравится.

— Скажите, сеньор Альберто, а вы с дочерью всегда так любезны с незнакомцами?

— Ах, сеньорита, какая же вы незнакомка? Лолесы всегда были желанными гостями в нашем доме.

— Как так? — удивилась Джейси.

— Я прекрасно знал вашего отца.

У девушки перехватило дыхание. Наконец-то она встретила человека, хорошо знавшего ее отца. Но она все же сказала:

— Моего папу здесь многие знали.

— Но не так, как я, сеньорита. Мы были друзьями. Неужели он не рассказывал обо мне?

Девушке очень не хотелось обижать добрейшего сеньора Эстраду, но она, к сожалению, не могла припомнить ни единого слова отца об этом человеке. Немного подумав, Джейси сказала:

— Может, он упоминал ваше имя, но это было так давно… И если честно, папа не любил рассказывать о своей бурной молодости.

— О, это вполне объяснимо, — согласился Альберто. — Но скажу вам по секрету… В молодости ваш отец частенько прятался в этой самой комнате. А вы ведь сейчас тоже прячетесь, так?

— Нет-нет, я вовсе не… — Джейси потупилась. — Да, я должна скрываться. По крайней мере в ближайшее время.

И тут Джейси наконец-то сообразила, о чем говорил пожилой мексиканец. Оказывается, ее отец спал в этой комнате. Она вдруг почувствовала, как по всему телу разливается какое-то странное тепло. Ей уже не раз приходило в голову, что в этом городе очень многое связано с ее отцом. И конечно же, здесь были те, кого он ненавидел, — его враги. Наверное, именно эти люди и украли у нее самое ценное, что осталось от родителей. В каком-то смысле украли не только у нее, но и у отца.

Джейси внимательно посмотрела на сеньора Альберто. «Я должна сказать ему правду», — подумала она неожиданно.

Но было не так-то просто произнести эти ужасные слова. Судорожно сглотнув, Джейси проговорила:

— Мой папа умер, сеньор Альберто. Его убили. Глаза мексиканца округлились. Какое-то время он молча смотрел на Джейси, потом, тяжело вздохнув, произнес:

— Какая жалость… О, это ужасная новость. Твой отец был прекрасным человеком. С большим и добрым сердцем. Он не раз выручал меня. Прошу тебя, дитя, передай слова соболезнования своей маме.

Джейси почувствовала, что вот-вот разрыдается. Но она все же взяла себя в руки и сказала:

— Я не смогу этого сделать, сеньор Эстрада. Мою маму тоже убили.

Альберто долго молчал, глядя прямо перед собой.

— Так вот почему ты здесь, — наконец сказал он. Джейси отрицательно покачала головой:

— Нет, не поэтому. Убийцы где-то в Бостоне. Туда уехала моя старшая сестра. Я здесь потому, что какой-то мерзавец выкрал очень дорогую для меня вещь, которую оставили мне родители. Я приехала, чтобы вернуть ее.

— Ты так похожа на своего отца… — Альберто снова вздохнул. — Сегодня утром, когда ты только появилась в нашем городе, я сказал Рози, что ты очень напоминаешь мне кого-то, и я не ошибся. — Тут Альберто вдруг замялся, но потом вновь заговорил: — Знаешь, мы сегодня не так заняты, как обычно. Оденься. Я проверю, как там Розарита, и вернусь за тобой. Я должен показать тебе кое-что.

По какой-то необъяснимой причине горло Джейси болезненно сжалось, а по спине пробежал неприятный холодок.

— Что показать?

Альберто покачал головой и взял девушку за руку:

— Я не могу сейчас сказать. Ты должна увидеть собственными глазами… У меня для тебя есть кое-что. Это когда-то принадлежало твоему отцу, а теперь должно принадлежать тебе.

Закончив свою речь, Альберто Эстрада развернулся и зашагал по длинному и темному коридору. Добравшись до лестницы, он спустился в зал салуна. А Джейси еще долго стояла перед открытой дверью, уставившись в темноту.

Она знала, что нужно одеться, но каким-то образом чувствовала: ей не понравится то, что мексиканец собирался показать ей. А может быть, это похищенный портрет прабабушки Ардис? Может, Альберто и есть тот, кого она ищет? Нет-нет, сеньор Эстрада не мог украсть портрет. К тому же он сказал, что эта вещь когда-то принадлежала ее отцу. Да, именно так он и сказал. А портрет Ардис принадлежал маме. Это была единственная вещь, которую мама завещала лично ей, Джейси. Потому что она очень походила на свою прабабку. Была такая же смелая, такая же независимая… и такая же красивая. Правда, никто, кроме мамы, не называл ее красивой.

Джейси наконец-то закрыла дверь и вернулась в комнату. Скинув с плеч простыню, она за считанные секунды надела юбку, блузку и дорожные сапоги. Поморщившись от запаха несвежей одежды, Джейси заправила блузку за ремень. И тут в дверь постучали.

— Иду! — крикнула девушка и побежала открывать. Распахнув дверь, Джейси замерла в изумлении. Это был не сеньор Альберто. И не Рози… И даже не Зант Чапело. Перед ней стоял совершенно незнакомый мужчина — высокий, широченный в плечах и вооруженный до зубов. И он смотрел на нее… как-то очень уж недобро.

— Вы ошиблись дверью, —проговорила она дрогнувшим голосом. Сердце ее гулко стучало в груди. — Мистер, я попрошу вас…

— Нет, я не ошибся, мисс Лолес, — перебил незнакомец.

В его голосе явно звучала угроза, и Джейси невольно содрогнулась. Но кто же он, этот незнакомец? О том, что она здесь, знали только двое — Альберто и Розарита. Значит, они предали ее — в этом не могло быть ни малейших сомнений. Как не было сомнений и в том, что человек, стоявший перед ней, пришел с недобрыми намерениями.

Рука Джейси опустилась к правому бедру, где обычно находился ее «кольт». Но она тотчас же вспомнила, что оставила револьвер под подушкой. Заглянув в глаза непрошеного гостя, Джейси почувствовала, как на голове у нее зашевелились волосы, — он смотрел на нее, как хищник на добычу.

Но она не собиралась сдаваться без боя.

Джейси попыталась захлопнуть дверь — выиграв хотя бы несколько секунд, она могла бы добраться до револьвера. Однако противник оказался проворнее. Он придержал дверь своей огромной ручищей, а затем толкнул девушку в глубину комнаты. Она едва не упала, но все же устояла на ногах, схватившись за громоздкий стул. Мужчина оскалился в улыбке и зашел в комнату. Джейси тут же схватила стул обеими руками и попыталась ударить противника по голове. Но незнакомец и на сей раз оказался проворнее. В последнюю секунду он успел подставить локоть, и стул отлетел в другой конец комнаты; в руках же у девушки остался лишь обломок спинки.

Тут мужчина вдруг рассмеялся, и от этого смеха у Джейси по спине мурашки пробежали.

— Что же дальше, мисс Лолес?

Джейси замерла на несколько секунд. Она смотрела на страшного незнакомца, точно кролик на удава. Было совершенно очевидно: любое ее движение приведет к немедленной ответной реакции. Но он, казалось, давал ей понять, что ждет ее действий, то есть попросту играл с ней.

Джейси прекрасно понимала: этот человек собирается убить ее. Но что она могла предпринять? Ей едва ли удалось бы добраться до кровати, чтобы схватить свой «кольт». Собравшись с духом, Джейси запустила в противника обломком стула и тут же нагнулась, чтобы вытащить нож из-за голенища сапога. Но она не успела даже дотянуться до рукоятки. Этот человек обладал просто удивительной реакцией — ловко увернувшись, он ударил девушку ногой, и она, отлетев к кровати, рухнула на пол.

Тихонько застонав, Джейси попыталась подняться на ноги. Но тут незнакомец шагнул к ней, заглянул ей в глаза и ударил ее в челюсть своим огромным кулаком. В следующее мгновение она провалилась во тьму.

Очнувшись, Джейси долго не могла понять, что с ней произошло. Откуда эта ужасная головная боль? И почему ноет челюсть? К тому же болело и все тело, словно она спала на полу.

Почувствовав резкий запах виски, Джейси сразу же все вспомнила. Ее избили. Причем избил человек, которого она видела впервые в жизни. А может, он все еще в комнате? Немного помедлив, Джейси решилась открыть глаза.

Оказалось, что она лежала на кровати. И в комнате было темно, хотя сквозь жалюзи сочился лунный свет. Но где же незнакомец? Похоже, ушел…

Закрыв глаза, Джейси попыталась сообразить, что все это значит. Неужели незнакомец действительно ушел? Она ожидала, что ее убьют, или продадут в рабство индейцам, или бросят связанную посреди пустыни, но никак не ожидала, что окажется одна в своей комнате.

Снова открыв глаза, Джейси приподнялась, превозмогая боль, и осмотрелась. Дверь была закрыта, и в комнате, кроме нее, никого не было. Но откуда такой ужасный запах виски? Чуть наклонившись, Джейси окинула взглядом пол и увидела, что он залит какой-то жидкостью и усыпан осколками стекла.

Она осторожно ощупала челюсть и едва не расплакалась от боли. И все же ей повезло — похоже, кость не была сломана. Почти не надеясь на удачу — едва ли этот мерзавец оставил ей оружие, — Джейси засунула руку под подушку. Как ни странно, оружие оказалось на месте. Вытащив револьвер, Джейси осмотрела барабан. «Кольт» был полностью заряжен. Положив револьвер на кровать, она протянула руку к сапогу. Нож тоже был на месте. «Как странно… — подумала Джейси. — Кто же он, этот незнакомец? И почему Рози и Альберто предали меня?»

Тут дверная ручка повернулась, и Джейси тотчас же схватила свой «кольт» — на сей раз никто не застанет ее врасплох. Дверь медленно отворилась, и в комнату осторожно вошли Рози и ее отец. Увидев направленный на них револьвер, они замерли в изумлении.

— Madre de Dios! He стреляйте, сеньорита! — воскликнул Альберто, поднимая вверх руки.

— Это всего лишь мы, mi amiga, — сказала Рози и тоже подняла руки.

— И ты еще смеешь называть меня своей подругой? — спросила Джейси. — Вы впустили сюда этого мерзавца. Он знал, как меня зовут, и…

— Он знал ваше имя? — удивился Альберто.

— Да, он знал мое имя, потому что вы сказали ему. Рози с отцом переглянулись.

— Нет, сеньорита, вы ошибаетесь, —проговорил Альберто. — Мы бы никогда…

— Молчать! Говорить буду я! —Джейси направила револьвер на Альберто. — Где он? Я говорю о мерзавце, который избил меня. Я ему сполна отплачу. Можете запомнить мои слова. Я не из тех, кто прощает своих врагов.

Не опуская рук, Рози указала большим пальцем в сторону двери:

— Он там.

Джейси с ненавистью посмотрела на Рози — ведь она считала ее своей подругой.

— И что же он там делает?

Дочь с отцом снова переглянулись.

— Ничего. Просто лежит, — пробормотала мексиканка.

— Просто лежит? — На сей раз Джейси удивилась. — Почему же он там лежит?

Рози лукаво улыбнулась:

— Потому что мой папа ударил его бутылкой виски по голове. А то, что осталось от бутылки, лежит у вас на полу, сеньорита.

Джейси смотрела на Рози в полном замешательстве. Наконец, взглянув на Альберто, спросила:

— Но почему вы ударили его?

— Мне показалось, сеньорита, что вам нужна помощь. Я проверил, как дела у Розариты, а потом спустился в подвал за бутылкой виски, которую заказал кто-то из посетителей. Но на обратном пути я услышал шум и прибежал узнать, в чем дело. Когда я зашел в комнату, тот негодяй стоял над вами, а вы лежали без сознания. Вот я и ударил его. Разве я могу позволить, чтобы в моем заведении кто-то бесчинствовал? Потом прибежала Рози, и мы положили вас на кровать. А его вытащили в коридор. Так что вы, сеньорита, напрасно целитесь в нас из своего револьвера.

Джейси вздохнула. Ей вдруг сделалось абсолютно безразлично, правду ли говорят отец с дочерью или нет. Челюсть болела все сильнее, голова, казалось, раскалывалась, а рука, сжимавшая «кольт», то и дело подрагивала. Она готова была расплакаться. Снова вздохнув, Джейси сказала:

— Опустите руки.

Альберто и Рози улыбнулись и опустили руки.

— Как вы думаете, — спросила Джейси, — кто он?

— Понятия не имею, — ответил Альберто. — В Тусоне таких немало.

Джейси нахмурилась:

— Сеньор Эстрада, это не ответ. Ведь здесь никто не знает меня по имени, верно? А этот человек знал, как меня зовут. Может, это вы ему…

— Мы про вас никому ничего не говорили, — перебила Рози. — Может, он ехал следом за вами? Неужели вы в пути никому не называли своего имени?

Джейси поняла, что обидела мексиканцев. Она понимала, что следовало бы извиниться, но гордость не позволяла. Сунув револьвер в кобуру, Джейси задумалась. Может, она действительно говорила кому-нибудь, как ее зовут? Да, возможно.

— Очень может быть, что я представлялась кому-то, — сказала она, посмотрев на Рози. И, немного помедлив, добавила: — Простите, что не доверяла вам.

Альберто улыбнулся и проговорил:

— Что ж, сеньорита, у вас имелись на то основания. Вы лучше скажите, что с ним теперь делать.

Джейси пожала плечами:

— Я не знаю… Для начала послушаем, что он нам скажет.

На всякий случай вытащив из кобуры револьвер, Джейси встала с кровати и направилась к двери. Рози и Альберто последовали за ней. Все трое вышли в коридор и осмотрелись.

— Где же он? — спросила Джейси.

Альберто повернулся к ней и в смущении пробормотал:

— Его уже нет. Но ведь мы положили его здесь…

Зант решил, что новый день непременно будет лучше, чем день вчерашний. Во всяком случае, хуже, чем вчерашний, он никак не мог быть. К счастью, ему удалось немного отдохнуть, помыться и побриться. Да и в голове прояснилось. Сейчас он сидел на шатком стуле в углу гостиничной веранды и наслаждался приятной утренней прохладой и тишиной.

Разбитый нос все еще побаливал, и довольно сильно болела простреленная рука, но Занта радовало даже это — ведь можно было весь день проваляться в постели. Что же касается этой сумасшедшей девчонки… Все-таки жаль, что ему не удалось как следует разглядеть ее лицо. Хотя кое-что он запомнил… У нее была очень красивая грудь. Да и фигурку ее он узнал бы издалека. Кроме того, у нее чудесные черные волосы и прекрасный черный жеребец — у него такой же темперамент, как и у хозяйки.

Но кто же она? Хотя у нее черные как смоль волосы, она явно не мексиканка — кожа слишком уж светлая. Да и говорила она без акцента…

Тут Зант вдруг нахмурился и проворчал:

— Какого черта я о ней думаю? Ведь Блю прав, в Тусоне полно доступных женщин.

Что ж, прекрасная мысль! Действительно, почему бы ему не найти сегодня одну из таких женщин? Но тут Зант вспомнил, что сегодня ему предстояло отправиться в Сонару к дону Рафаэлю Кальдерону. Проклятие! Так он никогда не доберется до пустынной земли и не найдет старика Лолеса.

Зант скрестил на груди руки и закинул ноги на перила веранды. Тут из ближайшей двери кто-то вышел, подошел к нему и водрузил шляпу на носки его сапог. Только один человек в Тусоне осмелился бы сделать такое.

— Иди к черту, Блю.

Блю подхватил свою шляпу, надел ее и прислонился к стене.

— Как рука?

— А тебе-то что? Или хочешь снова облить меня виски? — Зант прикоснулся к простреленной руке и поморщился от боли: — Болит, черт побери. Спасибо сумасшедшей девице.

— Да уж, приятель, тебе вчера досталось… От меня и от маленькой леди.

— Смейся-смейся, парень. Только помни, за мной должок.

— В любое время и в любом месте, дружище. Я всегда к твоим услугам.

Зант проигнорировал последние слова Блю. Его интересовало другое.

— Тебе удалось разглядеть ее? Я так и не сумел.

— Да, пожалуй, разглядел. — Блю посмотрел на друга с лукавой улыбкой и добавил: — У нее лицо ангела.

Зант нахмурился:

— Не болтай глупости. Я серьезно…

— Ноя не шучу, приятель. У нее действительно лицо ангела. Огромные черные глаза, нежная кожа, коралловые губы…

— Лучше заткнись, Блю. — Зант встал и направился к двери.

Блю тут же последовал за ним.

— Так вот, коралловые губы и…

— Да заткнись же!

— Эй, Чапело! — раздался чей-то голос.

Друзья резко развернулись, выхватив револьверы. Но тотчас же расслабились и убрали оружие.

— Каким ветром тебя занесло в Тусон, Рафферти? — прокричал Зант. Повернувшись к Блю, спросил: — Он что, приехал с тобой, чтобы забрать меня?

Блю нервно облизнул губы и вполголоса проговорил:

— Я не нуждаюсь в помощи. Во всяком случае, его помощь мне не нужна.

Зант снова повернулся к Рафферти. Он никогда не любил этого угрюмого парня и вполне допускал, что в один прекрасный день ему придется сцепиться с ним (была бы славная драка!). Род занятий Рафферти был написан на его лице — дон Рафаэль поручал ему самые грязные дела.

— Так зачем же тебя прислали на этот раз? — спросил Зант, брезгливо поморщившись. — Перерезать горло сбежавшей любовнице? Или утопить парочку невинных младенцев?

Рафферти вытащил из кармана бумагу и табак.

— Да, что-то вроде того. А ты, Чапело, направляешься в Сонару?

Зант пожал плечами:

— Может, и направляюсь. Но не думаю, что тебя это касается. Так что занимайся своими делами и не суй нос в чужие.

Рафферти криво усмехнулся:

— Обычно я так и поступаю, мой друг. Вот только на этот раз… Ты, Чапело, и есть мое дело.

Зант нахмурился:

— Что за глупости? О чем ты?..

— Успокойся, Зант. Сеньор Кальдерон приказал мне выследить того, кто желает укоротить твою жизнь.

— Кто-то хочет меня убить? — Зант рассмеялся. — Приятель, я могу назвать добрую сотню таких людей. Ты что, их всех отправишь на тот свет?

— Дело в том, что этого человека я должен доставить к дону Рафаэлю живым. И я бы уже был на пути в Сонару, если бы не вмешались мексикашки. Но я собираюсь закончить дело прямо сейчас.

— Неужели? — Зант вопросительно посмотрел на Блю, но тот молча отвернулся, словно давая понять, что его это дело не касается. — Так, значит, дон Рафаэль хочет заполучить его живым? Кто же он?

— Не он, а она. — Рафферти наконец-то зажег свою сигарету и, сделав затяжку, проговорил: — Старик не хотел, чтобы ты видел меня и мою добычу. Это подарок для тебя. Но похоже, что кое-кто, — он покосился на Блю, — не справился со своим заданием. Да, кстати, ты с ней знаком.

— Кто же она такая?! — взревел Зант.

Рафферти медленно поднялся на веранду и с усмешкой проговорил:

— Ты удивишься, приятель. Она дочь того ублюдка, что застрелил твоего отца. Ее даже зовут так же, как папашу. Джейси Лолес.

Глава 3

А девушка, о которой говорили на гостиничной веранде, находилась совсем рядом, на соседней улице.

Джейси и Рози сидели на кровати, а между ними лежала кипа старых пожелтевших писем, газетных вырезок и чьих-то дневников. Альберто же, стоявший у кровати, рассказывал:

— Ваш отец дал мне эти бумаги много лет назад, когда решил уехать из Тусона. Дал на хранение, так он сказал. Он также говорил, что вернется за ними, но, как видите, не вернулся. Все это время я хранил их. В память о нашей дружбе. — Альберто тяжело вздохнул.

Джейси невольно улыбнулась и проговорила:

— Я очень признательна вам, сеньор Эстрада. Вот только не пойму: зачем мне все это? Я пыталась прочитать кое-что из этих писем вчера вечером, но так и не смогла понять, какое отношение они имеют к моему отцу.

Альберто посмотрел на кипу бумаг, затем перевел взгляд на девушку:

— Значит, эти люди вам не знакомы?

— Нет. — Джейси бросила на кровать письмо, которое держала в руке. — Никогда не слышала о них. Эта женщина подписывается как Лора Паркер, и, судя по всему, речь идет о ее путешествии на Запад.

— А вот здесь, — сказала Рози, взяв другое письмо, — она пишет о своем муже и называет его Зеф.

Верно, —кивнула Джейси. — Я тоже встречала это имя. Но все эти письма предназначены кому-то из Кентукки. Вот только непонятно, почему она не отправляла их напрямую.

— И непонятно, почему они остались у твоего отца, — сказала Рози.

Джейси снова кивнула — ей тоже приходила в голову такая мысль. Тут ее внимание привлек какой-то дневник с пожелтевшими от времени страницами.

— Вот… Я, кажется, нашла записи с другим почерком. — Она прочитала несколько строк и протянула дневник Рози: — Тут дальше по-испански. Посмотри, о чем здесь.

Мексиканка взяла дневник и низко склонилась над ним. Потом вдруг подняла голову и проговорила:

— Здесь о том, что у них родился ребенок. Похоже, это Зеф пишет. — Рози снова склонилась над дневником. — Да-да, родилась девочка. Это произошло девятого мая 1854 года. Они назвали ее Беатрис. Может, ты знаешь кого-нибудь с таким именем?

— Беатрис?.. — Джейси ненадолго задумалась, потом покачала головой: — Нет, тоже никогда не слышала.

— Тогда я ничего не понимаю, сеньорита Лолес, — откашлявшись, произнес Альберто. — Почему эти бумаги были так важны для вашего отца?

— Я тоже ничего не понимаю, сеньор Эстрада. Мне тогда было два года, и я жила на нашем ранчо. Это вы были здесь. Неужели вы ни о чем не спросили отца, когда он оставлял вам все это?

Альберто нервно передернул плечами:

— Ну, знаете ли… Ваш отец был не из тех, кому задают вопросы.

— Извините, сеньор Эстрада, я не хотела вас обидеть. Но может быть, здесь что-то происходило в те дни, когда он оставил вам бумаги?

— О, я все прекрасно помню! — оживился Альберто. — Как раз в то время банда «необузданных» распалась. Ваш отец пришел ко мне, оставил эти бумаги и уехал. И с тех пор я его не видел. А бумаги никогда не читал.

— А он был один? — спросила Джейси.

— Si, сеньорита. Совсем один.

Тут Розарита, читавшая дневник, вдруг воскликнула:

— Ах, бедняжка! Вы только послушайте. Зеф пишет, что у Лоры были осложнения при родах. Он пишет, что они очень напуганы, потому что это — их первенец, а они путешествуют одни. — Рози прочитала еще несколько строк. — Ах, слава Богу… Дальше он пишет, что с ребенком все в порядке и Лора идет на поправку.

Джейси с улыбкой посмотрела на свою новую подругу:

— Все это, конечно, замечательно, Рози, ноя все равно не понимаю, при чем здесь мой отец. Почему эти письма оказались у него? Что случилось с этими людьми?

Мексиканка пожала плечами.

— Наверное, это навсегда останется тайной. Джейси нахмурилась. Она терпеть не могла тайн и секретов.

— Рози, посмотри, что написано на последних страницах. Может, что-нибудь прояснится.

Сейчас. — Рози перевернула несколько страниц. — Вот, нашла… Только тут уже Лора пишет… Она пишет, что очень любит свою маленькую девочку и очень расстраивается, потому что ничего не сможет ей оставить, когда та подрастет. Ничего, кроме рубинового ожерелья.

— Рубиновое ожерелье? — Джейси вопросительно посмотрела на Альберто.

Пожилой мексиканец отрицательно покачал головой:

— Нет, сеньорита, никакого ожерелья ваш отец не оставлял.

Джейси вздохнула и задумалась. Но тут Рози взволнованно закричала:

— Вы только послушайте, что она пишет! Ой, как нехорошо! Они приближаются к перевалу Апачи.

— К перевалу Апачи? — переспросила Джейси. — К тому, что проходит через Сан-Педро? Я тоже ехала через эти горы, когда добиралась сюда, но мне удалось присоединиться к каравану обозов. Знаете, я бы даже сегодня не рискнула ехать там одна, а ведь в те времена было еще опаснее. Тогда там еще не было форта Буи.

Рози и Альберто переглянулись и перекрестились.

— А что Лора пишет после этого? — спросила Джейси.

— Ничего. Ты попросила прочитать последние записи, и я прочитала все, что было. Здесь написано, что они подъезжают к перевалу Апачи и что она, Лора, очень напугана.

По какой-то необъяснимой причине у Джейси защемило сердце. Она попыталась заговорить, но к горлу подкатил комок, и она закашлялась. Откашлявшись, пробормотала:

— Значит, на перевале Апачи с ними случилось… что-то ужасное.

— Si, — кивнула Рози. — Что-то очень плохое.

Джейси встала с кровати и собрала в аккуратную стопку все бумаги. Затем молча подошла к окну.

— Должно быть, папа обнаружил их лагерь и нашел там все это, — проговорила она наконец.

— Si, mi amiga.

— Папа им уже не мог помочь. Я уверена, если бы он мог, то непременно помог бы. — Джейси вдруг почувствовала стеснение в груди. Голова у нее закружилась, и она с трудом удержалась на ногах. — Простите… мне нужно подышать свежим воздухом. Пойду на конюшню, проверю, как там Рыцарь. Сеньор Эстрада, могу я попросить вас об одолжении?.. Не могли бы вы еще немного подержать у себя эти бумаги?

Отец с дочерью снова переглянулись. Потом Альберто сказал:

— Конечно, сеньорита. — Взглянув на дочь, он добавил: — Пойдем, Рози. Пора открывать салун.

Рози вскочила с кровати и последовала за отцом. Уже переступив порог, Альберто обернулся и сказал:

— Сеньорита, я должен вам еще кое-что сообщить. Возможно, это имеет какое-то значение. Я скажу вам это сейчас, чтобы у вас было время подумать. — Мексиканец выдержал паузу. — В тот день, когда ваш отец передал мне эти бумаги… В тот самый день он убил Кида Чапело.

Зант осторожно пробирался вдоль глинобитной стены, окружавшей внутренний дворик салуна сеньора Эстрады. Ему пришлось долго уговаривать Блю, чтобы тот отпустил его одного. С Рафферти же все было проще — он сразу рассказал Занту, где найти девчонку Лолес. Рафферти долго смеялся, узнав, что девушка разбила Занту нос, а потом еще и подстрелила его. Зант же заявил, что непременно пристрелит Рафферти, если тот не заткнется.

«Что ж, сегодня я поквитаюсь с дерзкой девчонкой», — подумал Чапело, завернув во внутренний дворик. В следующее мгновение он замер в изумлении. Неужели это она? Да, сомнений быть не могло. Девушка, дремавшая в плетеном кресле у фонтана, — это, конечно же, была Джейси Лолес.

Зант ухмыльнулся. Уж теперь-то он мог как следует ее рассмотреть. Челюсть девушки была «украшена» огромным фиолетовым синяком, но даже это не могло скрыть ее прекрасных черт. Да, Блю был прав. Она действительно походила на ангела. Длинные черные ресницы, а губы — казалось, они горели алым пламенем желания… Зант сокрушенно покачал головой. Ведь Рафферти мог убить эту красавицу.

«А сам-то ты разве не за этим пришел?»

Зант задумался. Действительно, зачем он сюда пришел? Всю свою жизнь он мечтал разыскать отца этой девушки и поквитаться с ним сполна за убийство своего старика и за то, что Джейси Лолес-старший разбил сердце его матери, сделав ее вдовой. Но ведь она — его дочь, она ни в чем не виновата. К тому же она очень красивая. Нет, конечно же, он не собирается ее убивать, не станет в нее стрелять.

«Но почему? Ведь она же в тебя стреляла».

Нет-нет, разумеется, он не посмеет обидеть ее. Зант не мог оторвать взгляд от чудесных черных локонов, ниспадавших со спинки кресла почти до земли. Ему хотелось прикоснуться к этим волосам, хотелось ощутить их шелковистость.

Чапело приблизился к спящей девушке еще на несколько шагов. Грудь ее мерно вздымалась в такт дыханию. Да, похоже, Рафферти не пожалел ее. Впрочем, ничего удивительного. Чего же еще ожидать от такого мерзавца?

Зант внимательно осмотрелся и надолго задумался. Наконец принял решение — и почти вплотную подошел к спящей. Зацепив носком сапога одну из ножек кресла, он сделал резкое движение — и кресло отлетело в сторону. Девушка вскрикнула и, взмахнув руками, упала на землю.

Чуть приподнявшись, Джейси в ужасе уставилась на Занта — она не сразу поняла, что произошло. Чапело же усмехнулся и, присев перед своей жертвой на корточки, вытащил из ее кобуры «кольт». Дулом револьвера он сдвинул на затылок широкополую ковбойскую шляпу и проговорил:

— Доброе утро, мисс Лолес. Вы, похоже, без оружия. Но Джейси уже пришла в себя и с невозмутимым видом ответила:

— Доброе утро, мистер Чапело. А вы, похоже, все еще живы.

Зант с восхищением взглянул на девушку — она превосходно держалась.

— К счастью, жив, мисс Лолес. Мне очень повезло.

— Может, оставим любезности? Откуда вы знаете, кто я такая?

— Рафферти сказал. — Зант указал стволом револьвера на синяк Джейси. — Парень, который ударил вас. Ведь это был он, не так ли?

— Откуда мне знать? Я не успела спросить, как его зовут.

Зант снова усмехнулся:

— В таком случае сообщаю. Его зовут Рафферти.

— Спасибо, мистер Чапело. Я запомню это имя. Удивительная девушка! Неужели она действительно такая бесстрашная? Нет, не может быть. Он пристально посмотрел на нее и заявил:

— Кид Чапело был моим отцом. Вы знали об этом? Джейси и бровью не повела.

— Уже догадалась. Значит, из-за этого вы меня преследуете? Из-за отца?

Зант невольно нахмурился. Похоже, эта красотка и впрямь ничего не боится. К тому же она настоящий стрелок. Такая пристрелит и глазом не моргнет. С такой шутить не следовало.

Но Зант был не прочь рискнуть. Он был уверен, что подобный риск вполне оправдан.

— Совершенно верно. Именно из-за этого. Из-за отца. Но вам не стоит беспокоиться, ведь с вами я не ссорился.

Джейси склонила голову к плечу и недоверчиво посмотрела на Занта:

— Тогда почему же вы выбили из-под меня кресло?

— А это — из-за носа и из-за руки. Моя маленькая месть.

Тут Зант поднялся на ноги, убрал «кольт» в кобуру и протянул девушке руку, чтобы помочь встать. Но она бросила на него такой взгляд, что он поспешно отдернул руку. Затем молча улыбнулся и покачал головой.

Джейси поднялась на ноги — она была почти на голову ниже Занта — и с вызовом посмотрела ему в глаза. Не в силах совладать с собой, Зант снова улыбнулся. Тут Джейси отвела глаза и откинула за спину свои чудесные черные волосы. Чапело же по-прежнему не мог оторвать от нее взгляд.

Немного помолчав, Джейси снова посмотрела Занту в глаза и осведомилась:

— Итак, мистер Чапело, чем я могу вам помочь? Только имейте в виду, мне хотелось бы побыстрее избавиться от вашего общества. Я не для того приехала в Тусон, чтобы за мной волочился такой никудышный стрелок, как вы.

— Никудышный стрелок?! — воскликнул Зант. Он был возмущен дерзостью девушки — и вместе с тем не мог не восхищаться ею. — Ну и язычок у вас, мисс.

— Видите ли, мистер, я обычно говорю то, что думаю. Итак, излагайте ваше дело и убирайтесь отсюда побыстрее, потому что мое терпение не безгранично. Сначала я упала, потом меня избили. А теперь вы еще выбили из-под меня кресло, когда я пыталась поспать. И все это за какие-то двадцать четыре часа. И все как-то связано с вами, мистер Чапело. — Она внимательно посмотрела на него. — По крайней мере сегодня вы не пьяны. Да, верно… Пахнет от вас не так скверно, как вчера.

Это уже выходило за всякие границы.

— Еще слово, мисс, и я положу вас на колено, а потом отстегаю ремнем, чтобы вы научились уважать старших.

Джейси презрительно усмехнулась:

— А ты попробуй, Чапело.

Зант уже начинал злиться. Действительно, что она себе позволяет?

— Помолчи, малышка. Я не собираюсь с тобой спорить. И ссориться с тобой не собираюсь. Мне с твоим стариком надо поквитаться, а не с тобой. Так что лучше слушай меня внимательно, потому что повторяться я не стану. Садись на своего проклятого мерина и сегодня же убирайся из города. Да-да, сегодня же. Тусон — слишком маленький город, и для нас двоих места здесь явно недостаточно.

— Если этот город так мал, то почему бы тебе самому отсюда не убраться? — заявила Джейси.

Зант уставился на нее в изумлении. С такой дерзкой девчонкой он еще ни разу не сталкивался. Неужели котенок показывает свои коготки матерому волку? Зант попытался взять себя в руки и решил в последний раз воззвать к разуму женщины.

— Малышка, ты понимаешь, что я гораздо сильнее тебя? К тому же я вооружен, разве не видишь?

Джейси пожала плечами:

— Я не слепая. Но я также вижу, что ты блефуешь. Если бы ты хотел расправиться со мной, ты бы сделал это еще вчера.

Зант молниеносно выбросил вперед руку и, ухватив Джейси за запястье, привлек к себе. Пристально глядя ей в глаза, он проговорил:

— Я действительно не собирался стрелять в тебя, когда шел сюда. Но сейчас я очень близок к тому, чтобы передумать. Поэтому молчи и слушай. Я не желаю вмешиваться в твои дела, но имей в виду: кое-кто хочет бросить тебя к ногам дона Рафаэля. И поверь мне, этот человек своего добьется, если ты сегодня же не покинешь город.

Джейси нахмурилась:

— Я не знаю никакого дона Рафаэля. И понятия не имею, в каких ты с ним отношениях. Но я прекрасно знаю, что не собираюсь становиться пешкой в твоей игре. Никто не смеет указывать мне, как я должна поступать. К тому же я и сама способна о себе позаботиться, можешь мне поверить.

— Но на сей раз, малышка, ты угодила в ловушку. Жаль, что ты этого не понимаешь. — Зант чувствовал, что близость девушки все больше его возбуждает. В этот момент ему ужасно хотелось пристрелить мерзавца Рафферти. Что же касается дона Рафаэля… Похоже, он зашел слишком далеко. — Да, ты совершенно ничего не понимаешь.

— Хорошо, Чапело, — кивнула Джейси. — Я внимательно тебя слушаю. Объясни же, в чем дело.

Зант вздохнул с облегчением. Отступив на шаг, проговорил:

— Видишь ли, Рафферти не случайно на тебя набросился. Он хотел похитить тебя. К счастью, Альберто удалось помешать ему. Но сейчас и ему, и Рози грозит смертельная опасность из-за того, что они помогли тебе. Рафферти никогда никому ничего не прощает. Он их обоих пристрелит за то, что вмешались.

Джейси в ужасе уставилась на Занта:

— Он убьет их? Но они же не имеют никакого отношения к…

— Зато ты имеешь. И я — тоже. Джейси сокрушенно покачала головой:

— Черт бы тебя побрал, Чапело. Почему все мои неприятности так или иначе связаны с тобой? Знаешь что? Скажи мне, где найти этого Рафферти, и я непременно с ним поквитаюсь.

— Может, отвести тебя к нему?

— Отвести?.. Ты что, его посыльный?

— Ошибаешься, малышка. Этот Рафферти у меня на коротком поводке. Но я не уверен, что долго смогу держать его на привязи. Поэтому я сегодня забираю его с собой в Сонару. А ты поедешь с нами, — добавил Зант.

Джейси отступила от него на несколько шагов.

— Чапело, ты в своем уме? С какой стати я должна ехать с вами?

«Что со мной происходит? — думал Зант. — Почему я так забочусь о ее безопасности?»

— Пойми, малышка, Рози и Альберто грозит смертельная опасность. Если ты не сделаешь так, как я говорю, Рафферти убьет их. Не делай глупостей. Собирайся побыстрее. Мы выезжаем через несколько часов.

— Но, Чапело, ты мне даже времени на раздумье не даешь. У меня еще остались здесь кое-какие дела.

— Твоим делам придется подождать, потому что ты угодила в ловушку — я тебе уже говорил об этом. Пойми, Рафферти — наемный убийца. Он на службе у дона Рафаэля. И поверь мне, — этот парень не зря получает свои деньги. Он следил за тобой с того момента, как ты выехала из дому.

Джейси почувствовала, как по спине ее пробежали мурашки.

— Но я ни разу не заметила, чтобы меня преследовали, — пролепетала она. — Почему?.. Что этому негодяю от меня надо?

— Ему приказали доставить тебя в Сонару к дону Рафаэлю. Это все, что я знаю. Альберто помешал ему, а он очень не любит, когда ему переходят дорогу. Он хотел прийти за тобой сюда сегодня утром, но, к счастью, наткнулся на меня. Он наверняка убил бы Альберто и его дочь. Я сказал ему, что мне удастся уговорить тебя поехать добровольно. А если не удастся, то можешь считать, что Альберто и Рози уже покойники. Возможно, Рафферти и тебя убил бы.

Ошеломленная словами Занта, Джейси с дрожью в голосе проговорила:

— Я ничего не понимаю. Почему все это?.. Теперь Зант видел, что девушка по-настоящему испугалась, и искренне ей сочувствовал.

— Откровенно говоря, я почти ничего не знаю. Знаю только одно: дон Рафаэль хочет видеть тебя.

— Похоже, ты не очень-то его любишь, верно?

— Он меня тоже.

— Но кто же он такой? Мне кажется, я имею право знать правду.

— Его полное имя — дон Рафаэль Кальдерон. Он из знатного испанского рода, и он редкостный негодяй. К сожалению, этот человек — мой дед.

Джейси в изумлении уставилась на Занта — только теперь ей вспомнился разговор с Рози. Молоденькая мексиканка говорила, что дед Чапело — очень богатый и очень влиятельный человек.

— Но чего же он от меня хочет?

— Поверь, я знаю не больше, чем ты. Но ты должна поехать со мной. Только так можно спасти Рози и Альберто. И я гарантирую тебе безопасность.

Джейси криво усмехнулась:

— Чапело заботится о безопасности Джейси Лолес? Почему?

Зант пожал плечами:

— Если честно, понятия не имею. Возможно, из любопытства.

Джейси недоверчиво посмотрела на собеседника:

— Откуда мне знать, что это не западня? В конце концов, мы никогда не были друзьями, а наши отцы — скорее наоборот. Кроме того, этот Рафферти служит твоему деду, а не тебе.

— Рафферти — конечно, но я ручаюсь, что это не западня. Тебе придется мне поверить.

— Это еще почему?! — возмутилась Джейси.

Зант пристально посмотрел ей в глаза. Она, не выдержав, отвела взгляд, и он сказал:

— Я ведь мог и не вмешиваться, мог не останавливать Рафферти, верно? И я вовсе не обязан был приходить сюда и предупреждать тебя, разве не так?

Джейси ненадолго задумалась, потом кивнула:

— Да, пожалуй, ты прав. Зант улыбнулся:

— Конечно, прав. К тому же я мог бы сейчас связать тебя и увезти силой. Но я хочу, чтобы ты поняла: тебе лучше поехать со мной добровольно. Я еду в Сонару, чтобы кое-что выяснить. Так как же? Ты решила?

— Ты не оставил мне выбора. Зант в смущении пожал плечами:

— Извини, но у тебя действительно нет выбора. Даю тебе пять минут, чтобы собраться. Я подожду тебя здесь, а затем мы присоединимся к Блю и Рафферти — они ждут нас в гостинице. И еще… Надеюсь, мне не придется объяснять тебе, что ты все время должна держаться поближе ко мне.

Щеки девушки вспыхнули.

— Нет, черт возьми! Но если попытаешься приставать ко мне… пристрелю, так и знай!

Глава 4

Две ночи спустя они остановились неподалеку от мексиканской границы и разбили лагерь. Висевший над ними серебряный доллар луны озарял окружавшие их гигантские кактусы мерцающим светом, и Джейси казалось, что они сидят у костра индейского шамана. Для полноты ощущений не хватало только грохота барабанов.

Джейси в очередной раз задрала голову и взглянула на небо, усыпанное серебристыми звездами. «Как будто кто-то воткнул булавки в черный бархат», — промелькнуло у нее. Охваченная каким-то непонятным чувством, она вздрогнула.

— Вам холодно, мисс Лолес? — спросил Блю. Джейси отрицательно покачала головой.

— Нет-нет, — пробормотала она.

— Но вы дрожите.

Джейси внимательно посмотрела на блондина:

— Вам что, больше нечем заняться? Почему вы следите за мной?

— Простите, мисс. — Блю опустил глаза и стал прихлебывать из кружки обжигающий кофе.

Джейси вздохнула. Ну почему ей понадобилось грубить? Ведь Блю был самым приятным из ее спутников. Разве не он помогал ей на каждой стоянке расседлать Рыцаря? А вот Чапело совсем ей не помогал. Кстати, где он?

Осмотревшись, Джейси увидела его — он стоял неподалеку от костра и чистил щеткой своего коня. Девушка невольно залюбовалась его ловкими движениями. В какой-то момент она вдруг поймала себя на том, что не может оторвать взгляд от этого мужчины. А ведь всего лишь несколько минут назад она за то же самое отчитала Блю.

Джейси нахмурилась и уставилась на костер. Какое-то время она наблюдала, как оранжевые языки пламени лизали сухие ветки. Затем встала и налила себе еще немного кофе. Вернувшись на свое место, она попыталась осмыслить все то, что произошло с ней в последние дни. Действительно, что она знала? Оказывается, почти ничего. У нее накопилось множество вопросов, но не было ответов на них. И не было никакой ниточки, связывающей воедино все произошедшие в последнее время события. Единственное исключение — бумаги, которые отец оставил сеньору Эстраде в тот день, когда застрелил Кида Чапело и покинул свою банду. Конечно же, эти события были как-то связаны — но как?

И как быть с обломком шпоры и сломанной рамой? Ей вдруг пришло в голову, что, возможно, она поспешила с выводами и напрасно отправилась в Тусон. Может, Глория была права? Да, очень может быть. Действительно, что старому дружку отца делать у них в доме? Но кто же тогда убил отца и маму? Тело отца лежало поверх маминого, как будто он пытался заслонить ее от пуль.

Может, это был сын покойного Кида Чапело? Может, он хотел отомстить? Или отомстить решил его дед, дон Рафаэль? Джейси понимала, что ни на один из этих вопросов она пока не может ответить.

Внезапно она снова поймала себя на том, что смотрит на Занта Чапело. Но теперь и он смотрел на нее, причем смотрел как-то странно. Возможно, с любопытством. «Может, я размышляла вслух?» — подумала Джейси. Тут сердце ее учащенно забилось, и по спине пробежали мурашки. Она попыталась отвернуться, но так и не смогла отвести взгляд от черных бездонных глаз Занта Чапело. Она почти физически ощущала, как его сильные руки гладят ее, а не круп коня.

«Джейси Лолес, о чем ты думаешь? — сказала она себе. — Ведь ты еще никогда не думала о мужчине… подобным образом».

Разозлившись на себя, Джейси резко опустила кружку на песок, и горячий кофе выплеснулся ей на руку. Она вскрикнула и вытерла руку о юбку. Господи, да что же с ней происходит? Тут ей вспомнились слова Чапело о том, что она должна держаться поближе к нему во время путешествия.

Немного помедлив, Джейси снова поднялась. Ничего не объясняя своим спутникам, она оттащила спальный мешок Занта подальше от своего. За спиной у нее послышался смешок Чапело, но она даже не обернулась. «Пусть смеется, — подумала девушка. — Зато теперь мне будет спокойнее».

Но почему ей так будет спокойнее? На этот вопрос Джейси затруднялась ответить. Ведь если бы Чапело набросился на нее, она все равно не смогла бы спастись в этой безлюдной пустыне. И вообще, что она здесь делает? Ах да, она же отправилась в это путешествие из-за Рози и Альберто. Опустившись на свою постель, Джейси тяжело вздохнула. Да, она оказалась здесь только потому, что хотела уберечь от опасности старого друга своего отца.

Джейси покосилась на приятелей Чапело. Оба они находились на службе у его деда, а тот, судя по всему, вовсе не желал ей добра. С Рафферти она уже познакомилась, и после этого знакомства у нее до сих пор побаливала челюсть. А вот Блю, светловолосый и симпатичный парень, даже понравился ей. Ведь именно он остановил у салуна ее коня, а потом, когда она разбила Занту нос, смеялся над ним. От такого человека, как Блю, едва ли можно было ожидать неприятностей.

Что же касается Чапело… Джейси вдруг почувствовала, что ей очень хочется взглянуть на него, однако на сей раз она сдержалась. Что касается Занта Чапело, то он был внуком дона Рафаэля и его приятелям приходилось с этим считаться, — во всяком случае, так ей казалось. Но похоже, дед был зол на своего внука. Интересно, почему? И почему Зант так торопился? Она даже не успела повидаться с Рози и Альберто, и теперь они, наверное, очень за нее беспокоились.

Тут Джейси вдруг заметила, что Рафферти с ухмылкой поглядывает в ее сторону, и она с вызовом взглянула на него — пусть не думает, что она его боится. Но как же не бояться такого человека? Ведь он — наемный убийца! Джейси снова вздохнула. Отправившись в это путешествие, она, наверное, совершила самый безрассудный поступок в своей жизни.

— Эй, Рафферти, перестань таращиться на мисс Лолес! Ты смущаешь ее! — прокричал Чапело.

Джейси вздрогнула от неожиданности. Она не заметила, как Зант подошел к ней. Обернувшись, она увидела, что теперь его жеребец накрепко привязан к гигантскому кактусу, росшему неподалеку. Девушка невольно улыбнулась, вспомнив, как Рыцарь отпугнул коня Занта, когда тот попытался с ним познакомиться.

— Что тебя развеселило? — спросил Чапело, усаживаясь у костра. В ожидании ответа он пристально смотрел на нее.

Джейси пожала плечами и, потупившись, пробормотала:

— Я вовсе не веселюсь. Тебе просто показалось. Подняв глаза, она увидела, что Зант смотрит на нее все также пристально. Джейси нахмурилась:

— Что ты так на меня уставился, Чапело? Может, я тебе понравилась?

— Не льсти себе, малышка. Я всего лишь пытаюсь найти в тебе сходство с твоим отцом.

Джейси внутренне содрогнулась. Взглянув на Блю, а затем на Рафферти, она заметила, что оба они взволнованы словами Занта. Ей очень не хотелось, чтобы ее отец стал темой для обсуждения, но, с другой стороны, она прекрасно понимала, что такого разговора избежать не удастся.

Собравшись с мыслями, Джейси снова посмотрела на Чапело:

— Значит, ты знал моего отца?

— Я никогда не был знаком с ним, но я видел его.

— Когда?

— Лет пять назад в Санта-Фе. Тогда я был еще зеленым юнцом.

Джейси задумалась. Ей показалось, что она что-то слышала об этом городе. Что-то очень неприятное… И тут она вспомнила рассказ отца.

— Кажется, папа говорил об этом. Мне тогда было семнадцать. Отец ездил в Санта-Фе и вернулся с рваной раной на руке. Он сказал, что кто-то выстрелил в него из-за угла.

Зант посмотрел на нее с каким-то странным выражением в глазах.

— Если так, то это очень скверно. Мужчина всегда должен видеть, кто в него стреляет.

Джейси с удивлением взглянула на Чапело. Неужели это не он стрелял тогда в ее отца? Но если не он, то кто же? Впрочем, сейчас она в любом случае не могла бы ничего предпринять. Ей следовало дождаться удобного момента, ведь рано или поздно он обязательно настанет. Немного помолчал, Джейси спросила:

— Но кто же в него стрелял? Мне кажется, Чапело, у тебя имелись веские причины убить моего отца.

Зант отрицательно покачал головой:

— Нет, это не я стрелял. Хотя должен признаться, мисс Лолес, что я всю свою жизнь мечтал отомстить убийце моего отца. Ведь твой старик наверняка рассказывал тебе о своей ссоре с Кидом Чапело.

— Кое-что рассказывал, но он старался избегать этой темы. И отец никогда не говорил, из-за чего вышла ссора. Может, ты знаешь, в чем дело?

— Нет, к сожалению. Мне, как и тебе, рассказывали лишь часть этой истории. Но я провел пять долгих лет в мексиканской тюрьме, так что у меня было время подумать об этом.

— Пять лет? А что ты сделал?

Чапело с минуту молчал. Затем, сдвинув шляпу на затылок, внимательно посмотрел на девушку:

— Кто-то сообщил полиции, что я ограбил банк и убил человека. Вот только я ничего такого не делал. Во всяком случае, именно того человека я не убивал. И тот банк вовсе не я ограбил.

Джейси с удивлением посмотрела на Занта. Значит, он все-таки грабил банки и убивал людей? Да, похоже, он действительно настоящий головорез. Джейси откашлялась и задала очередной вопрос:

— Как же ты выбрался из тюрьмы? Они поймали настоящих грабителей?

— Нет, все гораздо проще. Дон Рафаэль разузнал, в какой тюрьме я находился, и выкупил меня оттуда. Месяц назад.

Джейси окончательно запуталась. Если дон Рафаэль пять лет рыскал по всей Мексике, чтобы найти и освободить своего внука, то почему же Зант так не любит его?

И тут ее осенило… «Месяц назад, — подумала она. — Он сказал, что вышел из тюрьмы месяц назад». Джейси вздохнула с облегчением. Раньше она подозревала Чапело в том, что он причастен к смерти ее родителей, но сейчас поняла: Зант никак не мог их убить, ведь он в то время еще сидел в тюрьме. Следовательно, и портрет прабабушки Ардис украл не он. А если так, то Зант — на ее стороне. Да, он ни в чем не виноват, и на него вполне можно положиться. А впрочем… Почему она решила, что он сказал ей правду?

Джейси посмотрела на сапоги Занта. На них по-прежнему не было шпор. А у Рафферти и Блю шпоры имелись, — правда, не такие, как та, что она нашла на ранчо. Но какие же шпоры носил Зант? Если он соврал ей про тюрьму, то и все остальное тоже было ложью.

Немного помедлив, Джейси решилась задать еще один вопрос.

— Чапело, а почему ты не носишь шпоры? — проговорила она вполголоса.

— Шпоры? — Зант взглянул на нее с удивлением. — А что, вышел какой-то закон, запрещающий мужчинам ходить без шпор? — Он рассмеялся и посмотрел на Блю: — Эй, приятель, ты почему не сказал мне об этом?

— Да я и сам не знал, — с улыбкой ответил Блю.

Но Джейси не собиралась отступать. Она решила, что должна во что бы ни стало прояснить этот вопрос.

— Конечно, такого закона нет. Но большинство мужчин носят шпоры. Почему же ты их не носишь?

Чапело внимательно посмотрел на девушку.

— Вообще-то раньше я носил шпоры, — ответил он, немного помолчав. — Но похоже, я их где-то потерял, так что пока обхожусь без шпор.

Джейси насторожилась:

— Потерял? Где же ты мог их потерять? Тут Зант наконец не выдержал и заявил:

— Мне кажется, мисс Лолес, вы задаете слишком много вопросов.

Джейси пожала плечами:

— Я просто пытаюсь поддерживать разговор, вот и все.

— Что ж, пусть так, — кивнул Чапело. — Так вот, сообщаю… Когда они мне понадобятся — а это случается нечасто, — я возьму серебряные шпоры моего отца. Те, что были в чести у всех членов их банды.

У Джейси перехватило дыхание.

— Я видела такие, — тихо сказала она.

— Конечно, видела. Что же до моих собственных, то на мне их не было в тот день, когда меня посадили в тюрьму. Вернувшись домой, я попытался их найти, но никак не мог отыскать. Так что сейчас я никакие шпоры не ношу. Удовлетворена ответом?

Джейси молча кивнула. Теперь она нисколько не сомневалась: обломок шпоры, висевший у нее на шее, принадлежал Киду Чапело. Вот только что это означало? Ведь Кид Чапело давно уже мертв, а Зант сидел в тюрьме. По крайней мере так он сказал.

Решив продолжить «допрос», Джейси спросила:

— Значит, ты не считаешь, что я в ответе за моего отца? Говорят, я очень на него похожа.

— Не сомневаюсь, — согласился Зант. — Ты такая же вспыльчивая.

Джейси невольно улыбнулась. Ей все говорили, что она унаследовала характер отца.

— А как насчет моей стрельбы? — продолжала Джейси.

Чапело усмехнулся:

— Малышка, ты серьезно? Ты же, наверное, только по мишеням да птицам стреляла. Хоть раз в человека стреляла?

Джейси выдержала паузу, потом с невозмутимым видом проговорила:

— Конечно, стреляла. Например, в тебя, Чапело. — Она взглянула ему прямо в глаза.

Зант нахмурился. Как она смеет похваляться этим?! Он покосился на приятелей. Те смотрели на него вопросительно, — возможно, ожидали от него каких-то действий.

Взяв себя в руки, Зант сделал глоток кофе и с усмешкой заметил:

— Но ты промахнулась.

— Неужели? Тогда почему на твоей руке повязка?

— А ты целилась мне в руку?

— Нет, в сердце.

— Значит, промахнулась.

Джейси понимала, что Зант прав. Но нельзя же было допустить, чтобы последнее слово осталось за ним.

— В следующий раз я не промахнусь, — заявила она с вызовом в голосе.

Зант усмехнулся:

— Уж постарайся, красавица. Потому что я никогда не промахиваюсь.

Рафферти внезапно рассмеялся, и все повернулись в его сторону. Он же уставился на Занта своими белесыми глазами и проговорил:

— Малыш, ты утверждаешь, что никогда не промахиваешься? Я правильно тебя понял?

— Помолчи, Рафферти. Или тебе придется ответить за свои слова, — отозвался Зант.

Рафферти снова засмеялся.

— Мисс, не могли бы вы пересесть? — Блю подал девушке руку.

Джейси уже хотела подняться на ноги, но тут на плечо ей легла чья-то тяжелая ладонь. Подняв глаза, она увидела стоявшего рядом с ней Занта. Взглянув на нее, он сказал:

— Оставайся на месте. И не двигайся. Ты тоже, приятель, — добавил Зант, повернувшись к Блю. Он отошел подальше от девушки и, пристально посмотрев на Рафферти, спросил: — Так ты готов ответить за свои слова?

Рафферти медленно поднялся на ноги. Его правая рука потянулась к широкой кожаной кобуре, а на губах появилась кривая усмешка. Зант же по-прежнему смотрел на него не мигая — было очевидно, что шутить он не намерен.

Джейси затаила дыхание: ей казалось, что вот-вот начнется пальба.

— Так как же?.. — снова спросил Зант.

— Ты мешаешь мне выполнять мою работу, малыш, — прохрипел Рафферти.

— Не смей меня так называть. Слышал?

— Конечно, слышал. Только это не значит, что я буду выполнять твои приказания. И ты ошибаешься, если считаешь, что твое родство с моим боссом помешает мне разделаться с тобой. Может, все-таки успокоишься и не будешь мне мешать?

— Зант, пожалуй, ты и впрямь…

— Заткнись, Блю, не лезь не в свое дело, — оборвал его Чапело, не отводя взгляда от Рафферти. — Ты сказал, что я мешаю тебе выполнять твою работу, так? Но что же это за работа? Может, объяснишь? Будет очень интересно послушать.

Рафферти ухмыльнулся и, покосившись на Джейси, проговорил:

— Ты лучше спроси у этой девицы, что она делала в Тусоне. Тогда и получишь ответы на все свои вопросы.

Но Зант даже не взглянул на девушку. Глядя на Рафферти все также пристально, он заявил:

—Я задал тебе вопрос, и я хочу получить ответ именно от тебя. Так что же задумал дон Рафаэль?

Рафферти снова ухмыльнулся:

— Похоже, тюрьма так ничему тебя и не научила. Ты все такой же дерзкий и заносчивый, как и твой никчемный папаша.

Тут Джейси вдруг почувствовала, что Блю взял ее за руку. Ни слова не говоря, он отвел ее еще дальше от костра.

— Я никогда не мог понять: зачем старик взял тебя в дело? — продолжал Рафферти. — Его дочь принесла ему только горе. Да еще такого ублюдка вместо внука…

В следующее мгновение кобура Занта опустела, и тотчас же прогремел выстрел. Рафферти покачнулся и взмахнул руками, словно пытаясь удержаться на ногах. Но тут снова раздался выстрел, вторая пуля угодила ему между глаз — и Рафферти рухнул на землю.

— Увидимся в аду. — Чапело дунул в дымящийся ствол и убрал свой «кольт» обратно в кобуру. Посмотрев на Блю, добавил: — Этот мерзавец сам виноват.

Джейси в изумлении смотрела на Занта. Никогда в жизни — и звезды тому свидетели — она не видела такого быстрого выстрела. И конечно же, она не испытывала жалости к Рафферти.

— Да, верно, он сам напросился, — подтвердил Блю. — Его давно следовало пристрелить.

Блю подошел к Рафферти и склонился над ним. Джейси же смотрела на Занта широко раскрытыми глазами.

— Впервые вижу такого стрелка, как ты. Зант пожал плечами:

— Да, говорят, я неплохо стреляю. Наверное, только поэтому я до сих пор жив. Полагаю, что «кольт» — мой самый надежный союзник.

Джейси утвердительно кивнула:

— Возможно, ты прав. Впрочем, не только ты так думаешь. Некоторые мужчины считают, что с револьвером в руках можно решить любые проблемы.

Зант посмотрел на рукоятку «кольта», торчавшую из ее кобуры, и с усмешкой заметил:

— Похоже, что и некоторые женщины так считают.

— Да, и некоторые женщины, — сказала Джейси, усаживаясь у костра.

— Только не думай, что мне нравится убивать. — Зант покосился на Блю, оттаскивавшего труп Рафферти подальше от лагеря. — А этот мерзавец сам напросился.

Джейси снова кивнула:

— На твоем месте я бы поступила точно так же, Зант. Он внезапно нахмурился, и девушка взглянула на него с удивлением: она не понимала, что вызвало такую реакцию. А потом вдруг сообразила: ведь она впервые назвала его по имени…

— Встань, — сказал Зант неожиданно.

Джейси посмотрела на него со страхом; она тут же вспомнила: отец часто говорил ей, что человек, только что совершивший убийство, чрезвычайно опасен. Но она все же заставила себя подняться на ноги.

— Ты собираешься стрелять в меня, Чапело? Он уставился на нее в изумлении:

— Нет, конечно… Я совсем не это имел в виду. Зачем мне стрелять в тебя?

— Но почему же ты тогда… —Джейси внезапно умолкла; она наконец-то поняла, что хотел сказать ее спутник. Глядя ему прямо в глаза, она спросила: — Выходит, теперь, когда Рафферти мертв, я свободна? Я могу вернуться в Тусон?

Да, ты свободна. Альберто и Рози больше ничто не грозит. В отличие от тебя. Дон Рафаэль пошлет за тобой кого-нибудь другого. Я, конечно, попытаюсь его отговорить, но вряд ли он меня послушает. Так что с восходом солнца поспеши в Тусон, возьми там все, что оставила, и возвращайся домой. Там ты будешь в большей безопасности. Я постараюсь задержать дона Рафаэля. Чтобы у тебя был шанс…

Джейси отрицательно покачала головой:

— Нет, Чапело. Я очень ценю твою заботу, но у меня в Тусоне еще остались неоконченные дела.

Зант снова нахмурился. Потом вдруг шагнул к ней и, схватив за руки, проговорил:

— Ты должна сделать так, как я тебе сказал. Собирай вещи и побыстрее возвращайся домой, девчонка. Если наши дорожки снова пересекутся, тебе не поздоровится. Ты меня поняла?

Джейси вздохнула:

— Да, поняла. Только убери от меня руки. И не называй девчонкой.

Но Зант не убрал руки. Он с усмешкой продолжал:

— Слушай внимательно, глупая девчонка. Поверь, ты затеяла очень опасную игру. Я не знаю, почему твой папаша послал тебя в Тусон…

— Никто меня никуда не посылал, — перебила Джейси. — Я сама по себе. Поэтому я все равно поеду в Тусон. И не смей говорить о моем отце. Никогда! Слышишь, Чапело? Иначе ты закончишь так же, как твой дружок несколько минут назад. Я пристрелю тебя, поверь мне.

Зант внимательно посмотрел на нее. Какое-то время он молчал, потом спросил:

— А что ты вообще делала в Тусоне?

Ей очень хотелось выложить ему всю правду, но что-то остановило ее. Стараясь держать себя в руках, она с невозмутимым видом проговорила:

— Это мое дело, Чапело. Когда оно станет твоим, я тебя оповещу. Как я сказала, так и будет. Можешь мне поверить.

В очередной раз проснувшись на рассвете, Джейси глазам своим не поверила. Рядом с ней лежал в своем спальном мешке Зант Чапело. Глаза его были закрыты, и он ровно дышал во сне. Было очевидно, что Зант догнал ее ночью. Но как же она могла не услышать его приближения? И почему он решил присоединиться к ней?

Чуть приподнявшись, Джейси принялась разглядывать спящего. У него были густые черные волосы, почти такие же, как у нее, только гораздо короче. А вот лицо…

Внезапно черты его исказила гримаса — судя по всему, ему снилось что-то не очень приятное. Джейси затаила дыхание, ей казалось, что Зант вот-вот проснется. Но вскоре морщины у него на лбу разгладились — он по-прежнему спал. Джейси вздохнула с облегчением и снова принялась его разглядывать. Оказалось, что у него необыкновенно длинные ресницы, — она впервые видела такие у мужчины. А черты лица были довольно правильные, пожалуй, даже приятные.

Тут Зант что-то прошептал во сне, и Джейси невольно улыбнулась. А потом она вдруг почувствовала, что ей хочется провести ладонью по его небритой щеке. «О Господи, — промелькнуло у нее в голове, — неужели меня влечет к этому мужчине?» Да, сомнений быть не могло, она действительно воспринимала его именно так… как женщина воспринимает мужчину. И это случилось с ней впервые в жизни. Она пристально посмотрела на Занта Чапело. Но почему он? Почему именно этот мужчина вызывает в ней такие чувства?

Джейси нахмурилась и отвернулась от спящего. Но минуту спустя она уже снова смотрела на него. Он лежал на расстоянии вытянутой руки, и ей ужасно хотелось прикоснуться к нему. Какое-то время она сдерживала себя, но в конце концов не удержалась… Выпростав руку из-под одеяла, Джейси потянулась к Занту. Как ни пыталась она унять дрожь в пальцах, они все равно дрожали. Закусив губу до боли, она замерла на несколько мгновений. Потом продвинула свою руку еще на несколько сантиметров и ощутила тепло, исходившее от Занта. Не в силах удержаться, она прикоснулась кончиками пальцев к его шее. И тотчас же глаза Занта открылись — он смотрел на нее в упор.

Вскрикнув от неожиданности, Джейси попыталась отдернуть руку, но Зант ее опередил — его ладонь накрыла ее руку. Глядя на нее все так же пристально, он с усмешкой проговорил:

— Развлекаемся, мисс Лолес?

Джейси было ужасно стыдно, такого стыда она еще ни разу в жизни не испытывала. Она покачала головой:

— Нет-нет, тебе показалось…

Зант же привлек ее к себе и прошептал:

— Мне кажется, ты меня обманываешь.

Джейси вскинула подбородок. Они что, сговорились?! Сначала Рози, затем Чапело. Похоже, людям в Тусоне просто нравится называть друг друга лжецами.

— Не льсти себе. На тебе сидел… жук.

— Жук? — переспросил Зант с улыбкой.

— Да, жук.

То, что произошло дальше, ошеломило Джейси. Если бы неделю назад ей кто-то сказал, что такое может случиться, она бы просто рассмеялась этому человеку в лицо. Глядя ей прямо в глаза, Зант Чапело осторожно поцеловал ее раскрытую ладонь. Девушка снова попыталась отдернуть руку, но Зант еще крепче сжал ее запястье. Джейси чувствовала, как гулко бьется ее сердце. Она прекрасно понимала, что должна сопротивляться, но ничего не могла с собой поделать — она не могла противиться этому мужчине.

Судорожно сглотнув, Джейси прошептала:

— Что ты делаешь?

Зант взглянул на нее с улыбкой и спросил:

— А что же, по-твоему, я делаю? Она посмотрела на свою руку:

— Ты меня целуешь.

Зант рассмеялся и, выпустив руку девушки, привлек ее к себе.

— Вот теперь я тебя целую, — прошептал он.

В следующее мгновение его губы слились с ее губами. Она попыталась высвободиться, но у нее ничего не получилось. Прошло несколько секунд, и Джейси вдруг осознала, что ее руки лежат на плечах Занта и что сама она прижимается к его широкой груди. Выходит, она не противилась и позволяла Чапело делать то, что он хотел.

«Ты не должна… — сказала себе Джейси. — Надо положить этому конец». Она снова попыталась высвободиться, однако у нее и на сей раз ничего не получилось. Более того, в какой-то момент она вдруг поняла, что еще крепче прижимается к Занту.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Зант наконец отстранился. Но он отстранился лишь затем, чтобы покрыть поцелуями ее лицо и шею. Пребывая в сладостной истоме, Джейси не сразу осознала, что рука Занта сжимает ее грудь. Она почувствовала это только в тот миг, когда его пальцы нащупали ее сосок…

«Он делал это раньше. Три дня назад. На площади». Собравшись с духом, она оттолкнула его и утерла губы тыльной стороной ладони.

— Черт бы тебя побрал, Чапело.

Джейси едва узнала свой голос — столько в нем было горечи и обиды, желания и страсти. Ей хотелось схватиться за револьвер, но она все же удержалась и, стараясь унять дрожь в голосе, проговорила:

— Как ты посмел?!

— Я?.. — Зант взглянул на нее с искренним удивлением. — Ты, конечно, можешь как угодно искажать факты, но мы-то оба знаем, что ты первая начала. — Он пристально посмотрел ей в глаза и добавил: — Ты сама этого хотела. И ты получила то, чего хотела. К тому же тебе это понравилось.

Не в силах снести такое оскорбление, Джейси вскочила на ноги. Но тут вдруг она увидела то, чего раньше не замечала. По другую сторону погасшего костра лежал под одеялами Блю. И он смотрел на нее широко раскрытыми глазами. Заметив, что девушка тоже на него смотрит, он притворился спящим. Джейси же замерла на несколько мгновений. Затем, уставившись на Занта, проворчала:

— У нас с тобой ничего не было. И вообще ты мне противен. И если ты еще раз дотронешься до меня, Чапело, то это будет последнее, что ты сделаешь в своей жизни, понял?

Зант усмехнулся и улегся на спину, закинув руки за голову.

— Малышка, вот в том-то и разница между нами. В отличие от тебя мне очень нравится, когда ты дотрагиваешься до меня. И если ты еще раз сделаешь это, то я буду тебе весьма признателен.

Стараясь сохранять самообладание, Джейси ответила:

— Что ж, я сделаю то, о чем ты просишь. Только в следующий раз в моей руке будет нож.

Зант громко рассмеялся:

— Неужели? Где же ты возьмешь нож?

Уверенная в том, что на Чапело это произведет должное впечатление, Джейси задрала юбку, сунула руку за голенище сапога и вытащила длинное узкое лезвие. На сей раз Зант посмотрел на нее с уважением — во всяком случае, ей так показалось.

Джейси с улыбкой продемонстрировала нож — так, чтобы лучи солнца заиграли на его остро отточенном лезвии.

— Видишь, Чапело? Теперь ты знаешь, где я возьму нож. Он всегда со мной. Всегда, слышишь? И не думай, что я не умею с ним обращаться. Поверь, я непременно им воспользуюсь, если понадобится.

Вскочив на ноги со свойственной ему быстротой и грацией, Зант извлек из-за пояса нож, при виде которого у Джейси перехватило дыхание. Пристально глядя на нее, он проговорил:

— Поверь, Джейси Долее, у тебя появится шанс привести свои угрозы в исполнение. И тогда мы посмотрим, насколько ты искусна в обращении с ножом. Мы выясним это, если до моего возвращения в Тусон ты не уедешь оттуда. Даю тебе две недели. И считай это официальным предупреждением, крошка.

Глава 5

Рыцарь неспешно цокал копытами по улицам Тусона. После мексиканской пустыни город показался Джейси пыльным людским муравейником. Повсюду расхаживали пьяные ковбои, переходившие из салуна в салун, и почему-то ужасно громко кричали бегавшие по улицам дети. Однако Джейси не обращала внимания на окружающих, она направлялась к Альберто Эстраде — ведь он, наверное, очень за нее беспокоился. Во всяком случае, Рози наверняка беспокоилось — в этом Джейси нисколько не сомневалась.

Когда она проезжала мимо одного из питейных заведений, оттуда выбежал какой-то пьяный ковбой и, выхватив из кобуры револьвер, начал палить в воздух. Рыцарь в испуге заржал и взвился на дыбы. С головы Джейси слетела шляпа, и сама она едва удержалась в седле. Натянув поводья, девушка попыталась усмирить своего коня, но это оказалось не так-то просто. Ее борьба с конем привлекла внимание зевак, и вскоре послышались громкие возгласы — многие подбадривали Джейси, и кто-то даже захлопал в ладоши.

В конце концов Джейси все-таки справилась с Рыцарем, хотя и не каждый мужчина смог бы успокоить такого коня. И тотчас же раздались радостные крики — те, кто поставил на победу девушки, выиграли пари, и теперь счастливчики приветствовали наездницу. Джейси же, снова натянув поводья, подъехала к шумной толпе и с вызовом в голосе прокричала:

— У кого из вас деньги? Отвечайте!

Все тотчас же притихли, однако на вопрос никто не ответил.

Джейси нахмурилась и, окинув взглядом толпу, спросила:

— Вы что, не слышали? У кого деньги?

Тут вперед вышел невысокий старичок, сжимавший в руке смятые зеленые банкноты.

— Деньги-то у меня, — сказал он. — А в чем дело?

Девушка снова обвела взглядом толпу. Она решила, что было бы глупо не воспользоваться ситуацией, если уж ей и на этот раз не удалось пробраться в Тусон незамеченной. Переложив поводья в левую руку, а правую опустив на рукоять своего «кольта», Джейси заявила:

— В таком случае я возьму свою долю. Вы ведь не возражаете?

Толпа в негодовании зароптала, но Джейси тут же выхватила из кобуры револьвер и выстрелила в воздух. Затем прокричала:

— Значит, вы не согласны? Но почему? Ведь вы очень неплохо развлекались, глядя на меня. А если бы жеребец меня сбросил, то вы бы только порадовались, верно? Так что давайте мою долю. Если же будете упрямиться, то пожалеете об этом. Вы меня поняли?

Воцарилась зловещая тишина. Многие мужчины хмурились, однако все молчали. Наконец старик откашлялся и, приблизившись к девушке, проговорил:

— Не знаю, как думаете вы, парни, а мне сдается, что леди права. Думаю, ей причитается доля. Я даже отдам ей свой куш, весь целиком. Ни разу в жизни не видел, чтоб женщина справилась с таким конем. С таким ведь и не каждый мужчина управится.

Толпа одобрительно зашумела. Рыцарь попытался снова встать на дыбы, но хозяйка тут же усмирила его. Вскоре мужчины пересчитали деньги и передали девушке причитавшуюся ей долю. Потом старичок поднял с земли шляпу и с улыбкой протянул ее Джейси:

— Знаете, мэм, я действительно так думаю. То есть я хочу сказать, что никогда не видел, чтобы женщина управлялась с конем так, как вы.

Джейси сунула деньги в карман и, надев шляпу, взглянула на старика:

— Спасибо вам за деньги. И за шляпу спасибо. Старик похлопал Рыцаря по холке и снова улыбнулся:

— Мэм, не стоит меня благодарить. Думаю, вы заслужили свою долю. В какой-то момент мне показалось, что жеребец вот-вот сбросит вас. К счастью, вы сумели с ним справиться…

Джейси кивнула:

— Да, к счастью, сумела. Скажите, а как вас…

— Магинти. Меня зовут Эд Магинти.

— Мистер Магинти, но почему же вы решили поставить на меня, а не на моего коня?

Старик ухмыльнулся, затем вдруг подмигнул ей и сказал:

— Видите ли, мэм, я уже давно зарекся ставить против Лолесов.

Онемев от изумления, Джейси смотрела на старичка, засеменившего к своим приятелям, — те ждали его у входа в салун. Неужели она заблуждалась? Неужели весь город знал, кто она такая? Но как же они догадались?..

Натянув поводья, Джейси развернула коня и направила его в сторону заведения сеньора Эстрады. Теперь ей предстояло решить, чем заняться в первую очередь. Но успеет ли она управиться до возвращения Чапело? Вспомнив про Занта, Джейси невольно нахмурилась. Черт возьми, да кто он такой?! И какое у него право вмешиваться в ее дела? Она не собирается ему подчиняться и пробудет в Тусоне столько времени, сколько захочет.

Но тут Джейси вспомнила о том, как Зант расправился с Рафферти. А затем ей вспомнился его поцелуй… Да, пожалуй, ей следовало побыстрее управиться со всеми делами и уехать из города до возвращения Чапело. Если, конечно, он не окажется тем человеком, которого она ищет.

* * *

Джейси завела Рыцаря в небольшую конюшню, находившуюся за салуном Альберто, и тщательно помыла коня, а затем почистила щеткой. Выйдя из конюшни, она пересекла внутренний двор и обнаружила, что задняя дверь заперта. Ужасно уставшая, девушка уселась на ступени крыльца. Отдохнув минуту-другую, она заставила себя подняться и направилась к парадной двери. Ей очень не хотелось ни с кем встречаться, но у нее не было выбора.

Немного помедлив, Джейси открыла дверь, вошла в салун — и замерла на несколько секунд. В заведении Альберто царило веселье, то есть повсюду сидели пьяные и громогласные мужчины, причем многие из них играли в карты или в кости. И в нос сразу же ударили неприятные запахи — пота, спиртного и табачного дыма.

Пытаясь отыскать Рози, Джейси окинула взглядом зал. Она почти сразу же заметила, что некоторые из мужчин весьма выразительно посматривали на нее, однако сделала вид, что не замечает их взглядов. Вскоре она увидела Альберто, стоявшего за стойкой бара. Он был в грязном фартуке, а на плече у него висело столь же грязное полотенце. Заметив девушку, сеньор Эстрада просиял.

— О, сеньорита Ло… Сеньорита, где вы так долго пропадали?! — воскликнул хозяин заведения.

Джейси улыбнулась ему в ответ, и Альберто тотчас же вышел из-за барной стойки и направился к девушке. Он крепко обнял ее — было очевидно, что пожилой мексиканец искренне рад видеть дочь своего старого друга. Затем Альберто отступил на шаг и осмотрелся; он вдруг осознал, что в зале воцарилась гробовая тишина — все смотрели на девушку и хозяина в полнейшем недоумении.

Снова улыбнувшись, Альберто сказал:

— Дорогая, пойдем в твою комнату. — Он обернулся и что-то прокричал по-испански. Все тотчас же закивали и расплылись в улыбках. — Я сказал им, что следующая порция — за счет заведения, — пояснил Альберто, вернувшись к девушке.

Когда они уже подошли к лестнице, Джейси спросила:

— А где Рози?

— Полагаю, она где-то здесь. — Альберто осмотрелся. — Да вот же она. Розарита, посмотри, кто к нам вернулся!

— Не думаю, что она вас слышит, — с улыбкой заметила Джейси.

Розарита в этот момент расставляла стаканы перед сидевшими в дальнем углу мужчинами.

— Может, позвать ее? — спросил Альберто.

— Не стоит ее отвлекать. Мы с ней завтра увидимся.

— Что ж, тогда пойдем в твою комнату. Я сам принесу тебе ужин, а потом ты отдохнешь.

— Ох, я так устала, что, наверное, не смогу проглотить ни кусочка, — сказала Джейси. И, уже поднимаясь по ступенькам, спросила: — А что происходит в Тусоне? Сегодня весь город веселится.

Альберто открыл массивную дубовую дверь, ведущую в полутемный коридор, и с усмешкой ответил:

— Это называется фанданго — праздник танца. Поэтому все и веселятся. Весь город веселится.

Проследовав за Альберто, Джейси заметила:

— То, что веселятся, — это я уже заметила. Но почему? Я впервые слышу про такой праздник.

Альберто открыл дверь и, пропустив девушку в комнату, ответил:

— Видишь ли, дорогая, этот праздник отмечают только в Тусоне. А почему — не знаю. Наверное, просто потому, что так уж привыкли. Все поют, танцуют и пьют текилу. Некоторые даже влюбляются. Может, желаешь присоединиться?

Джейси нахмурилась и отрицательно покачала головой — почему-то при слове «влюбляются» перед ней вдруг возникло лицо Чапело.

— Нет уж, спасибо, мистер Эстрада. — Джейси окинула взглядом комнату и сказала: — Своего коня я уже расседлала и оставила его в стойле. А сейчас мне хотелось бы поспать.

Альберто похлопал Джейси по плечу:

— Я позабочусь, чтобы на сей раз тебя никто не беспокоил. Конечно же, это я виноват в том, что на твоем лице появился этот безобразный синяк. Мне следовало бы отрубить себе руку и…

— Ну что ты, Альберто. —Джейси улыбнулась. —Руки тебе еще пригодятся. Но ты действительно можешь кое-что для меня сделать.

— Все, что угодно, дорогая.

— Скажи, ты знаешь человека по имени Эд Магинти? Альберто пристально посмотрел на девушку, затем отвел глаза и проговорил:

— Да, сеньорита, я знаю его.

— Мистер Эстрада, почему вы отвернулись? Посмотрите мне в глаза.

Мексиканец тяжело вздохнул, однако повиновался.

— Я повстречала его сегодня на улице, — продолжала Джейси. — И он знал, как меня зовут. Откуда?

Альберто как-то странно улыбнулся:

— Видите ли, сеньорита… это я ему сказал, кто вы такая.

Джейси в изумлении уставилась на него:

— Но почему?

— Потому что Эд — мой старый друг. И он очень уважал вашего отца. Так же, как и я.

— Все это замечательно, мистер Эстрада. Но вы же не собираетесь рассказывать обо мне каждому встречному в Тусоне, не так ли?

— Конечно, сеньорита. Только ему одному. Видите ли, его сын был в банде вашего отца.

— Что вы сказали?.. Но я никогда не слышала от папы ни о каком Магинти. А он мне про всех рассказывал.

Альберто пожал плечами и снова улыбнулся:

— Он был с ними всего одно лето. Но вы, должно быть, слышали от отца про Рустера?

Джейси ненадолго задумалась, потом кивнула:

— Да-да, припоминаю. Значит, этот Рустер — сын Магинти? Папа рассказывал, что Рустер был рыжеволосым мальчишкой и что он терпеть не мог оружие, но мечтал стать бандитом.

Все верно, — подтвердил Альберто. — Это и есть Рустер. Ваш отец взял его к себе, но сделал все, чтобы мальчишке не понравилась такая жизнь. Так что он вернулся в Тусон и вскоре женился. Сеньор Магинти очень любил вашего отца за то, что он сделал для его сына. Но увы, бедняги Рустера уже нет с нами. Он умер от лихорадки.

— Как жаль… — Джейси тихонько вздохнула.

Ей действительно было жаль Рустера, зато теперь она могла вычеркнуть одно имя из своего списка.

* * *

— Нет, я не могу… Это просто безумие! Тебя убьют! — Рози провела большим пальцем по горлу, показывая, как именно ее убьют. Затем мексиканка снова взялась за метлу — она подметала салун.

Джейси окинула взглядом зал и невольно поморщилась — после вчерашней попойки весь пол был усыпан битым стеклом.

— Но, Рози, я очень тебя прошу. Просто распусти кое-какие слухи.

Кое-какие слухи? Из-за этих слухов тебя убьют. Непременно убьют, уж поверь мне. А мы с отцом отправимся прямиком к el diabolo [11].

Мексиканка выронила метлу и воздела руки в молитве. Джейси внимательно посмотрела на подругу. Было совершенно очевидно, что Рози действительно очень боялась — боялась и за себя, и за отца, и за Джейси.

«Что же делать? — думала Джейси. — Без помощи Рози мне не обойтись. Может, обратиться к Альберто? Но ведь он тоже не согласится…»

Джейси в задумчивости прошлась по залу, потом уселась за стол. В этом проклятом Тусоне все происходило совсем не так, как ей хотелось бы, — во всяком случае, не так, как она рассчитывала. Джейси невольно улыбнулась, вспомнив, что местные жители даже имя ее произносили на свой лад. Почему-то почти все называли ее не Джейси, а Хейси.

Девушка взглянула на молоденькую мексиканку; та по-прежнему молилась, — вероятно, и впрямь боялась, что вместе с отцом отправится прямиком в ад. А потом ей вдруг снова вспомнился разговор, который состоялся за завтраком несколько дней назад. Она поведала сеньору Альберто и его дочери о том, что с ней произошло. Рассказала, что ей пришлось спешно покинуть Тусон, так как она узнала нечто новое о похитителях портрета. Правда, что именно она узнала — об этом Джейси умолчала. К счастью, ни Рози, ни сеньор Эстрада не проявляли любопытства, они лишь взяли с нее слово, что в следующий раз она обязательно предупредит их, если ей нужно будет срочно уехать. Джейси с легкостью дала обещание, хотя и знала, что, возможно, не сумеет его выполнить. Впрочем, в ближайшее время она не собиралась никуда уезжать.

Тут Рози наконец-то опустила руки, — похоже, устала от молитв.

— Ты уже закончила? — спросила Джейси. — Теперь можешь меня выслушать?

Рози удрученно вздохнула:

— Значит, ты хочешь, чтобы я солгала?

— Да, хочу, — кивнула Джейси. — Поверь, это необходимо.

Рози снова сложила ладони перед грудью и опять зашептала молитву.

Джейси ударила кулаком по столу и закричала:

— Немедленно прекрати! Почему ты не хочешь помочь мне? Ведь твой отец был другом моего отца, не так ли?

Рози утвердительно кивнула:

— Я знаю, что они были друзьями, но… О Господи, ты совершенно не понимаешь, о чем просишь.

Джейси в раздражении передернула плечами:

— Я прекрасно все понимаю. И прошу, чтобы ты сказала следующее… Скажи, что на днях к вам в салун заходил Джейси Лолес. Якобы выпил стаканчик и тут же ушел. Вот и все. Неужели тебе так трудно выполнить мою просьбу? Поверь, ничего страшного не случится.

Рози снова вздохнула и, подняв с пола метлу, проговорила:

— Ладно, хорошо, mi amiga, все будет так, как ты сказала. Думаю, мой отец не станет возражать, потому что он чувствует себя виноватым из-за того, что рассказал про тебя сеньору Магинти. — Рози немного помолчала, потом добавила: — Но если я скажу, что видела у нас в салуне сеньора Лолеса, то и ты должна кое-что для меня сделать, согласна?

Джейси с опаской посмотрела на подругу:

— А что именно? Может, пол за тебя подмести? Мексиканка в упор посмотрела на Джейси и заявила:

— Ты должна ходить со мной на воскресные службы в церковь.

Джейси вскочила со стула, словно ее кипятком ошпарили:

— Нет, ни за что! Черт побери, зачем тебе это?!

Рози поспешно перекрестилась и стала озираться — как будто опасалась, что в зале вдруг появятся демоны. Убедившись, что они по-прежнему одни, мексиканка снова посмотрела на подругу:

— Значит, не согласна?

— Я не буду ходить в церковь, — сказала Джейси. — Мы с сестрами читали Библию дома, вместе с мамой. И мне этого вполне достаточно. Я ни разу в жизни не переступала порога церкви.

— А может, сейчас самое время сделать это?

— Да, возможно, — согласилась Джейси, но тут же добавила: — Нет, я не хочу, не желаю… Неужели ты не понимаешь?

— Так ты пойдешь со мной в церковь? — упорствовала Рози.

Джейси нахмурилась и со вздохом проговорила:

— Ладна, пойду. Только не думай, что я буду от этого в восторге.

— Уверяю тебя, ты будешь в восторге. — Рози рассмеялась и обняла подругу.

Джейси поморщилась; ей ужасно хотелось высвободиться, но она боялась обидеть мексиканку. Наконец Рози отступила на шаг и спросила:

— Хейси, но как же ты собираешься поймать вора? У тебя есть какой-то план?

Джейси усмехнулась и сказала:

— Да, есть. Видишь ли, все очень просто, потому что…

— Значит, все очень просто? — раздался мужской голос.

Девушки почти одновременно обернулись и увидели Альберто, стоявшего за стойкой бара. Джейси покосилась на подругу и ответила:

— Да, все просто. Я уверена, что сумею поймать вора. Альберто внимательно посмотрел на гостью и молча пожал плечами. Потом вдруг рассмеялся и спросил:

— Неужели ты действительно так думаешь? Джейси вскинула подбородок и с вызовом в голосе ответила:

— Да, думаю. Видите ли, я вам рассказала не всю правду.

Рози всплеснула руками и воскликнула:

— Вот видишь, как бывает с ложью?! Сначала ты говоришь одну маленькую неправду, а затем… Ах, дорогая, что же ты задумала?

Джейси покосилась на Альберто:

— Но я почти не лгала. Я действительно уехала, чтобы кое-что проверить. Просто я вам не сказала о том, что уехала вместе с Зантом Чапело.

Дочь с отцом переглянулись, однако промолчали. Но Джейси чувствовала, что они очень удивлены ее поступком.

— Мы с ним поехали в Сонару, — продолжала девушка. — И с нами были его приятели. Блю… и один головорез — тот самый, что ударил меня. Его звали Рафферти.

Дочь с отцом по-прежнему молчали, но Джейси видела, что они смотрят на нее с укоризной. Пожав плечами, она вновь заговорила:

— Так вот, однажды вечером Рафферти повздорил с Зантом и нарвался на пули. И он получил по заслугам.

Если честно, то я еще никогда не видела, чтобы кто-то так ловко управлялся с револьвером. Выстрел был… словно молния.

Воспоминания о том эпизоде нахлынули на Джейси, а затем пришли и другие… О том, как она проснулась и увидела рядом спящего Занта. И о том, как они целовались.

Немного помолчав, Джейси продолжала:

— А потом Зант велел мне возвращаться в Тусон, чтобы я решила все мои проблемы. И сказал, что пристрелит меня, если по его возвращении через две недели я все еще буду здесь. А сейчас Зант поехал в Сонару, чтобы проведать своего дедушку, дона…

— …дона Рафаэля Кальдерона, — подсказал Альберто. И тут же добавил: — Черт бы его побрал.

Джейси с удивлением посмотрела на пожилого мексиканца — было очевидно, что он не очень-то жалует дона Рафаэля.

— И мне показалось… — Джейси внимательно посмотрела на Альберто. — Мне показалось, что этот Кальдерон кое в чем замешан. Конечно, мне не все удалось выяснить, но, быть может, вы поможете… Скажите, Зант Чапело действительно провел в тюрьме последние пять лет?

Альберто бросил взгляд на дочь, потом ответил:

— Да, это правда.

Джейси молча кивнула. Немного помедлив, задала очередной вопрос:

— А когда он вышел из тюрьмы? Альберто пожал плечами:

— Точно сказать не могу, но где-то с месяц назад.

У Джейси отлегло от сердца. Выходит, Зант не солгал. И следовательно, он действительно ни в чем не виноват. Хотя это, конечно же, не означало, что она могла считать его своим другом. И вообще, почему она все время о нем думает? Ей надо побыстрее забыть о нем, выбросить его из головы!

Тут Джейси вдруг заметила, что Альберто и Рози смотрят на нее как-то странно. Неужели она говорила вслух?

— Что вы на меня так смотрите?

Рози подошла к ней и взяла ее за руку. Затем внимательно посмотрела ей в глаза. Джейси выдернула руку и спросила:

— В чем дело?

Рози улыбнулась и ответила:

— Хейси, ты что, не слышишь, как разговариваешь сама с собой? И с каких это пор сеньор Чапело стал для тебя просто Зантом? А твое лицо… Когда ты говорила о нем, у тебя было такое лицо, словно ты влюблена.

Джейси нахмурилась и пробурчала:

— Какие глупости. Почему ты так решила? Рози смущенно улыбнулась:

— Возможно, я ошибаюсь, но… Мне так показалось, дорогая.

Джейси вспыхнула и закричала:

— Глупости! Ничего подобного! — Она повернулась к Альберто и добавила: — Сеньор Эстрада, скажите ей, что она ошибается. Мне совершенно не нужен этот… негодяй.

Альберто улыбнулся и пододвинул девушке стул:

— Сядь, дорогая, и успокойся. А то, что говорит моя дочь… Это очень похоже на правду, если судить по твоему лицу.

Джейси села, но не успокоилась.

— Глупости, какие глупости… — повторяла она в раздражении. — Такие, как Чапело… Мне никогда такие не нравились.

— Боюсь, ты лукавишь, дорогая, — сказала Рози. — И меня это очень беспокоит.

Джейси пристально посмотрела на нее:

— Беспокоит? Почему же? И вообще не вмешивайся… Все это — мое личное дело.

Рози усмехнулась и сказала:

— Не беспокойся, mi amiga, я сохраню это в тайне. Джейси вскочила на ноги и в отчаянии прокричала:

— Да как же ты не поймешь?! Я уже сказала тебе, что он мне совершенно не нужен! И я не желаю о нем разговаривать. Лучше поговорим о нашем деле. Значит, ты мне поможешь?

Рози кивнула:

— Конечно, помогу, дорогая. Мы ведь уже договорились. И обещаю, что больше не стану говорить про Чапело.

Джейси вздохнула с облегчением и снова села. Повернувшись к Альберто, она сказала:

— Мистер Эстрада, прошу вас, уделите мне несколько минут. Я хочу поговорить с вами. Я расскажу вам о своем плане, и мы вместе подумаем, как лучше его осуществить.

* * *

Зант оттолкнул от себя тарелку и молча кивнул, давая понять, что уже наелся. Пухленькая служанка по имени Кончита ласково улыбнулась ему и принялась убирать со стола, накрытого белоснежной скатертью.

Зант откинулся на спинку стула и обвел взглядом комнату. Массивные двустворчатые двери, выходящие во внутренний дворик, были распахнуты настежь, и в комнату задувал легкий ветерок. Со двора доносились чьи-то голоса, слышался плеск воды в фонтане.

Молодой человек вздохнул и посмотрел на деда — тот все еще не покончил с обедом. Вероятно, почувствовав взгляд внука, дон Рафаэль поднял голову и спросил:

— В чем дело? Может, тебе не понравилось это блюдо? Хочешь, я попрошу Анну, чтобы она приготовила что-нибудь другое?

— Нет, что ты, было очень вкусно, — ответил Зант. Дон Рафаэль отложил вилку и уставился на внука:

— Так в чем же дело? Может, тебе не нравится компания?

Зант снова вздохнул и проговорил:

— Просто у меня нет аппетита, вот и все. Дон Рафаэль развел руками и сказал:

— Мне кажется, ты чем-то недоволен. Я прав?

— Какие глупости! — воскликнул Зант. — Все в порядке.

Дон Рафаэль нахмурился. Глядя на внука все так же пристально, он проговорил:

— Я вижу, что ты лжешь. — Он ударил кулаком по столу. — Выкладывай, в чем дело. И имей в виду, я заплатил огромные деньги, чтобы вытащить тебя из тюрьмы, а ты…

— Что — я? — Молодой человек с вызовом посмотрел на деда. — Может, ты считаешь, что я должен задницу тебе лизать за то, что ты сделал? Я не просил тебя об этом одолжении. И ты не дождешься от меня благодарности. Потому что цена, которую мне приходится платить, слишком велика.

Дон Рафаэль сжал кулаки, но уже в следующую секунду черты его лица смягчились.

— Что ж, как знаешь… Только не думай, что я жду от тебя благодарности. Главное — ты на свободе. Меня это вполне устраивает.

Зант усмехнулся и пробормотал:

— Да, ты прав, из одной тюрьмы мне удалось освободиться.

Дон Рафаэль снова уставился на внука, и на сей раз во взгляде его было искреннее удивление.

— За что ты меня так ненавидишь? — спросил старик. — Ведь ты моя плоть и кровь. Ты — единственный ребенок моего единственного ребенка. И я хочу только одного — чтобы у тебя все было хорошо. Поверь, я желаю тебе только добра.

Зант промолчал. Все это он слышал уже множество раз.

— И ты называешь это тюрьмой? — Дон Рафаэль обвел взглядом комнату, обставленную роскошной мебелью. — Дорогой мой, ведь ты же прекрасно знаешь, что Сьело-Азул когда-нибудь станет твоей собственностью. Все это поместье станет твоим.

— Мне ничего от тебя не нужно, — с грустной усмешкой сказал Зант.

Дон Рафаэль прищурился и свистящим шепотом проговорил:

— Милый мой, меня совершенно не интересует, что ты обо мне думаешь. Ты моя кровь. И то, что принадлежит мне, будет принадлежать тебе. По-другому просто быть не может.

Зант и на сей раз промолчал. Какое-то время он сидел, глядя за окно. Затем снова повернулся к деду и сказал:

— Кстати, о крови. Зачем тебе нужна мисс Лолес? Дон Рафаэль поморщился и проворчал:

— Почему ты решил, что она мне нужна? Кто тебе об этом сказал?

— Рафферти.

Старик опустил глаза и вновь взялся за вилку. Потом вдруг отодвинул от себя тарелку и спросил:

— Где ты его видел?

Зант пристально посмотрел на деда:

— В Тусоне. Тебя это удивляет? Дон Рафаэль пожал плечами:

— Ты что-то путаешь, мой милый. Может, ты и видел его, но я ему подобных приказов не отдавал.

Старик явно лгал, и это окончательно вывело Занта из себя. Вскочив со стула, он закричал:

— Но Рафферти сказал, что выполнял твое распоряжение!

Дон Рафаэль снова пожал плечами:

— Значит, он лжет.

— К сожалению, мы не сможем это проверить, потому что Рафферти — покойник. — Зант опять опустился на стул и, скрестив на груди руки, добавил: — Он сам виноват.

Дон Рафаэль с невозмутимым видом взял хрустальный бокал, наполненный рубиновым вином, и, сделав глоток, сказал:

— Надеюсь, ты пошутил, мой мальчик. Зант отрицательно покачал головой:

— Нет, я не шучу. Но у меня не было выхода. Он оскорбил меня, оскорбил моего отца и мою мать — твою дочь.

Дон Рафаэль поставил бокал на стол и с улыбкой проговорил:

— Что ж, понятно. Уж если не было выхода, то ничего не поделаешь. Но почему Рафферти был с тобой?

Зант медлил с ответом. Наконец сказал:

— Потому что девица Лолес была со мной.

Дон Рафаэль откинулся на спинку стула и кивнул:

— И это понятно. Но где же она сейчас? Ведь ты приехал без нее, не так ли? Может, она разделила участь Рафферти?

Зант невольно сжал кулаки. Вопрос дона Рафаэля подтвердил его опасения. Пристально глядя на деда, он заявил:

— Я бы ни за что не поднял руку на женщину. Дон Рафаэль снова улыбнулся:

— Поверь мне, мой мальчик, придет день, когда ты поднимешь руку на женщину. — Отложив в сторону салфетку, старик поднялся из-за стола. — А сейчас извини, я оставлю тебя одного. Мне нужно позаботиться… кое о чем. Надеюсь, мы увидимся вечером. Ты не возражаешь?

— А у меня есть выбор?

— Пожалуй, что нет. — Дон Рафаэль коротко кивнул и вышел.

Оставшись в одиночестве, Зант поднялся и в задумчивости прошелся по комнате. Всегда между ним и доном Рафаэлем была пропасть. Он никогда деду не доверял. И ничто не могло измениться в их отношениях — Зант прекрасно знал это. Но знать — одно, а смириться — совсем другое.

«Так что же делать? — думал Зант. — Чего я добился этим разговором?»

Было совершенно очевидно, что ничего нового он не узнал. Зато все усложнил. Усложнил до крайности.

Глава 6

— Клянусь тебе, Фелпс. Я действительно видел старину Лолеса. Видел здесь, в Тусоне.

Фелпс сдвинул шляпу на затылок и с усмешкой проговорил:

— Ты, Пит, наверное, во сне его видел. Скажи, когда же это было?

— На днях, вечером. Он стоял у гостиницы «Каса гранде».

Все в салуне рассмеялись. Фелпс же обвел взглядом зал и снова повернулся к собеседнику, сидевшему за одним с ним столом:

— Значит, говоришь, вечером? Но ты же по вечерам едва на ногах стоишь. Может, ты в тот вечер и свою покойную мамашу повстречал на улице?

Пит нахмурился и, вскочив на ноги, заорал:

— Не смей так говорить про мою матушку, Фелпс! Придется тебе ответить за свои слова.

Тут Рози подбежала к мужчинам и спросила:

— В чем дело? О чем вы спорите? Думаю, вам обоим лучше успокоиться. Похоже, вы слишком много выпили.

Фелпс покраснел и расплылся в глупейшей улыбке. Затем снял шляпу и в смущении пробормотал:

— Нет-нет, мэм, что вы… Мы просто шутили. Видите ли, старина Пит заявил, что недавно видел в Тусоне Джейси Лолеса.

Рози с удивлением посмотрела на Пита:

— Сеньор, и вы его видели? — Девушка перекрестилась, и некоторые из сидевших в зале тоже перекрестились.

Пит усмехнулся и ткнул пальцем в грудь Фелпса:

— Вот видишь! Что я тебе говорил? Ты же не станешь Рози называть лгуньей?

Фелпс повернулся к девушке и спросил:

— Так вы тоже его видели, мэм? Рози энергично закивала:

— Si, на днях, поздно вечером. — Она заговорщически понизила голос и добавила: — Лолес был здесь, в нашем салуне. Мы уже хотели закрываться, и он зашел перед самым закрытием. Заказал бутылку лучшего виски и выпил все до донышка в полном одиночестве. Ни слова не обронил. Но когда уходил, оставил щедрые чаевые.

— Верно, — раздался голос Джейси, и все повернули головы в ее сторону. — Папа, когда пьет, всегда молчит.

— Хейси, ты тоже его видела? — спросил кто-то из мужчин.

Джейси утвердительно кивнула:

— Конечно, видела. Я его видела так же ясно, как вас сейчас.

Тут Рози вдруг воскликнула:

— Ах, я ошиблась! Он все-таки сказал кое-что. Вот только не помню, что именно. Кажется, он сказал…

— Нет-нет, моя девочка. — Альберто подошел к дочери. — Я не думаю, что сеньор Лолес будет доволен, если мы скажем об этом. Он может и наказать нас за такое. Конечно, мы с ним старые друзья, но все же не стоит раздражать его.

— Нет уж, пусть расскажет! — закричал кто-то из мужчин.

— Да, пусть говорит! — закричал другой. — Рози, так что же сказал старина Лолес? Малышка, постарайся вспомнить.

Рози сделала вид, что задумалась, потом пробормотала:

— Кажется, он сказал… Он сказал, что ищет кого-то. Нет, охотится за кем-то. Да, именно так он и сказал. Сказал, что охотится за всеми, кто был в его банде.

Мужчины снова зашумели. Потом один из них вдруг поднялся из-за стола и громко прокричал:

— Тихо, помолчите! Раз уж мисс Рози и мисс Хейси видели Лолеса, то, наверное, можно сознаться, что и мой парень видел его вчера днем. Он видел его у конюшен.

— Неужели вчера?! — раздались крики.

— Да, вчера. У конюшен. Мой парень врать не станет, сами знаете.

Джейси мысленно улыбнулась — слухи распространялись по городу, словно лесной пожар. Прошло всего три дня, а люди уже сочиняли свои собственные истории. Взглянув на Рози, Джейси знаками дала ей понять, что уходит. Молодая мексиканка едва заметно кивнула и, стараясь привлечь к себе внимание мужчин, во весь голос закричала:

— Знаете, сеньоры, я не удивлюсь, если кто-нибудь из вас увидит его сегодня ночью! Возможно, он снова появится на улицах Тусона.

«Ох уж эта Рози, — думала Джейси, поднимаясь по лестнице. — Говорила, что ненавидит лгать, однако у нее это очень даже неплохо получается». Закрывшись у себя в комнате, Джейси принялась раздеваться. Она сняла с себя всю одежду и осталась лишь с ремнем на поясе — в ножнах же, у правого бедра, находился острый нож. Немного подумав, девушка сняла и ремень: какой толк от оружия, которым не сможешь воспользоваться?

Нагнувшись, Джейси достала из-под кровати сверток с одеждой Альберто. Наложив тугую повязку на грудь, чтобы она была не так заметна, девушка надела мужскую одежду. Поморщившись, она повернулась к зеркалу и критически осмотрела свой наряд. Что ж, оставалось только надеяться, что репутация Лолеса будет держать всех на почтительном расстоянии и никто не заметит подмены.

Повязав на шею темно-синий платок и надев пояс с отцовским «кольтом», Джейси присела на краешек кровати и натянула толстые шерстяные носки и сапоги. Затем вытащила из-под кровати седельные сумки и отцовские серебряные шпоры. Прикрепив шпоры к сапогам, она тяжело вздохнула и твердо произнесла:

— Папа, клянусь, Ханна найдет убийц, а я отыщу вора.

Поднявшись с кровати, Джейси медленно прошлась по комнате. Затем заплела волосы в косу и, закрепив косу на макушке, надела черную широкополую шляпу. Ну вот, теперь старина Лолес жив! Жив — и отправляется на охоту.

Джейси вышла из комнаты и, спустившись по лестнице, направилась в конюшню. Увидев хозяйку, Рыцарь радостно заржал. Девушка улыбнулась и протянула жеребцу кусочек сахара.

— Нет, Рыцарь, ты не пойдешь со мной сегодня. Но у меня все получится, слышишь? Непременно получится.

Конь фыркнул и кивнул головой, будто соглашаясь.

— Вот поэтому ты со мной и не пойдешь, — сказала Джейси. — Ты меня сразу же выдашь. Ведь нас с тобой слишком многие знают в этом городе.

Джейси похлопала коня по крупу и вышла из конюшни. Затем быстро пересекла задний двор и, оглядевшись, направилась к форту. У форта немного постояла, чтобы все солдаты хорошенько разглядели ее. Конечно, солдаты могли открыть огонь — ведь Джейси Лолес считался опасным преступником. Но девушка решила, что такой риск вполне оправдан. Потому что теперь весь город будет говорить про старину Лолеса. Да, теперь уж никто не усомнится в том, что старый бандит снова появился в Тусоне.

К счастью, солдаты не стали стрелять, и Джейси без помех свернула в ближайший переулок. Она нисколько не сомневалась: теперь у вора не выдержат нервы и он как-нибудь обнаружит себя. Наверняка этот мерзавец захочет проверить, действительно ли Джейси Лолес, живой и невредимый, объявился в Тусоне. И когда это случится, она выхватит тяжелый отцовский «кольт» и изрешетит негодяя. Она будет готова. Она непременно отомстит за отца.

«Черт побери, что же это?» — подумал Зант, снова услышав какой-то странный звук. Посмотрев на дверь, выходящую на крохотный балкон, он взял с ночного столика револьвер и подошел поближе к двери. Осторожно открыв ее, осмотрел залитый мраком двор. Ничего необычного. Все как всегда. Во всяком случае, безлюдно. Он покачал головой, решив, что ему просто почудилось. Вернувшись в комнату, Зант уселся на кровать и положил револьвер рядом с собой.

— Будь проклят этот дом. И вообще, что я тут делаю? Не могу же я считать это место своим домом.

Дзинь!

Зант подскочил, снова услышав все тот же звук. Черт возьми, что за игры? Надев штаны, он опять направился к двери. Тут вдруг послышалось уханье совы, и Зант невольно улыбнулся. Блю… Конечно же, это был Блю. Именно так он вызывал его, когда они были мальчишками.

Открыв балконные двери, Зант подошел к перилам и проворчал:

— Дружище, уже поздновато для прогулок.

Но Блю явно не был расположен к шуткам. Он приложил палец к губам и прошептал:

— Может оказаться, что действительно поздно, amigo. Нужно срочно поговорить.

Зант кивнул:

— Хорошо, сейчас спущусь.

Только побыстрее, приятель. Я подожду тебя в el campo [12].

Зант снова кивнул:

— Иди, я найду тебя там.

В следующее мгновение Блю растворился в темноте. Зант проводил его взглядом и проворчал себе под нос:

— Что ж, а может, и впрямь немного развеяться? Например, можно совершить… что-нибудь безумное.

Но что именно? Ему тут же вспомнилась Джейси Лолес. И вспомнилось, как она смотрела на него в то памятное утро…

— Нет, не надо о ней думать, — проворчал Зант. — И вообще лучше бы я с ней не встречался.

Он вышел с балкона и тщательно закрыл за собой дверь. Затем быстро надел рубаху и сапоги. Засунув «кольт» в кобуру на поясе, он на цыпочках спустился по лестнице. Тишина роскошных апартаментов, казалось, насмехалась над ним. Он стиснул зубы и подумал: «Нет, Сьело-Азул никогда не станет моим домом».

Зант вышел во двор и немного постоял, напряженно прислушиваясь. Вокруг царила тишина, и это вполне его устраивало — не хотелось ни с кем встречаться. Миновав внутренний дворик, он добрался до небольшой решетчатой калитки в толстой каменной стене. За калиткой все было залито лунным светом.

— Свобода! — воскликнул Зант и невольно улыбнулся.

В следующее мгновение он вдруг заметил вооруженного до зубов Пако Торреса.

— Не пугайся, друг, это я. — Пако расплылся в улыбке. — Вышел прогуляться, да?

Зант тоже улыбнулся и кивнул:

— Да, верно, решил прогуляться. А где Блю? Может, ты видел его?

Пако указал в сторону ближайших хижин — оттуда доносились чьи-то голоса и слышалось ржание лошадей.

— Он пошел туда. Я только что видел его.

— Спасибо, приятель. — Кивнув охраннику, Зант направился в сторону деревни.

Но тут вдруг Пако прокричал:

— Эй, хозяин!

Зант обернулся и с удивлением посмотрел на охранника — ему не нравилось, когда его называли хозяином.

— Это хорошо, что вы дома, — продолжал Пако. — Многие из нас так считают. И еще многие парни именно вас считают своим настоящим хозяином. Думаю, вы должны знать об этом.

Зант нахмурился и пожал плечами, но все же слова Пако глубоко тронули его. Глядя в черные глаза охранника, он проворчал:

— Спасибо, старина. То, что ты сказал… Это очень для меня важно.

Пако снова улыбнулся и продолжил патрулировать территорию.

«Какая странная ночь», — думал Зант, направляясь к конюшне. Минуту спустя он увидел друга — Блю стоял рядом с красавицей кобылой. Услышав шаги Занта, Блю обернулся и молча кивнул. Зант же скрестил на груди руки и спросил:

— Ты не знаешь, что случилось с Пако? Он только что произнес речь. По-английски. Заявил, что я — настоящий хозяин.

Блю пожал плечами:

— Вероятно, он действительно так считает. Ты даже представить себе не можешь, что здесь творилось, пока ты сидел в тюрьме.

Зант немного помолчал, потом сказал:

— Но не об этом же ты хотел поговорить? И почему ты не мог подождать до утра?

Блю похлопал кобылу по холке и, не глядя на друга, проговорил:

— Нет, не об этом. Но я хотел кое о чем тебя спросить.

— Что ж, спрашивай.

— Речь о той девушке. О Джейси Лолес.

Зант пристально взглянул на приятеля, но тот по-прежнему смотрел на лошадь.

— Блю, так в чем же дело?

Тут Блю наконец-то повернулся к нему:

— Я, конечно, не отрицаю, что она очень симпатичная девушка, но ты же знаешь, как относятся к этому семейству в наших краях. Когда-то и ты относился к ним так же, но что случилось теперь?

Зант усмехнулся и спросил:

— К чему ты клонишь приятель?

Блю немного помолчал, затем вновь заговорил:

— Поначалу я не знал, что это Джейси Лолес подстрелила тебя. Но потом узнал. От Рафферти. Но почему она в тебя стреляла? Или это секрет?

Почувствовав внезапную боль в руке, Зант поморщился.

— Считай, что секрет. Но скажи, к чему же ты клонишь?

— Я как раз подхожу к этому. Я видел, как вы с ней целовались, и…

— Это не твое дело, — перебил Зант. Блю посмотрел Занту прямо в глаза:

— Нет, дружище, это мое дело. Как ты мог?.. Как ты мог целоваться с дочерью человека, убившего твоего отца? Ты изменился, Зант. Ты очень изменился.

Зант снова усмехнулся и, пожав плечами, проговорил:

— Возможно, ты прав. Возможно, я действительно изменился. Но имей в виду, тюрьма меняет людей.

— Как и женщина, — вздохнул Блю. Тут Зант наконец-то не выдержал:

— Оставь меня в покое! Я имею полное право делать все, что захочу! Ты меня понял, приятель? Если понял, то больше к этому вопросу не возвращайся.

Блю промолчал и сокрушенно покачал головой. Зант же вздохнул и вполголоса проговорил:

— Но я так и не услышал твоего вопроса.

Блю снова посмотрел на друга, но на сей раз в его взгляде была только печаль.

— Полагаю, это даже не вопрос. Видишь ли, после ужина твой старик вызвал к себе Квинтану и приказал ему ехать в Тусон. Он отправляется туда завтра утром.

У Занта перехватило дыхание. По сравнению с Квинтаной Рафферти казался безобидным младенцем.

— Вызвал Квинтану, говоришь? А что еще тебе известно?

Блю схватил друга за руку:

— Квинтана сказал, что он не Рафферти. Сказал, что он непременно справится с заданием.

* * *

— Черт побери, неужели это Джейси Лолес входит в церковь?! — воскликнул Зант, въезжая в город.

Да, сомнений быть не могло, это была она. А рядом с ней шагали Рози и Альберто.

Приблизившись к церкви, Зант остановился. Он смотрел на девушку как зачарованный. Вроде бы она почти ничем не отличалась от окружающих ее женщин, — во всяком случае, была одета точно так же. На ней была светлая просторная блузка, длинная просторная юбка и яркая лента в волосах. Но Занту казалось, что она выделялась среди окружавших ее… как розовый куст выделяется в зарослях кактуса.

Тут Зант вдруг нахмурился и проворчал:

— Но почему она здесь? Ведь я велел ей убираться из Тусона. Вот упрямая девчонка. Что ж, придется проучить тебя. Придется напомнить тебе, что Тусон слишком мал для нас двоих.

Потом Зант вспомнил про Квинтану и невольно ухмыльнулся. Этот мерзавец отправился следом за Рафферти. Да, он оказался столь же нерасторопным, — вероятно, давно не держал в руке револьвер. А впрочем, стоило ли успокаиваться? Нет, разумеется. Ведь дон Рафаэль скоро поймет, что Квинтана не справился с заданием, и отправит в Тусон какого-нибудь другого головореза — у него вполне достаточно подходящих людей, так что рано или поздно, но он непременно добьется своего.

Но что же делать в таком случае? Как убедить проклятую девчонку, что ей следует как можно быстрее покинуть Тусон? И вообще, что она делает в церкви? Неужели полагает, что церковь защитит ее?

В следующее мгновение девушка скрылась из виду, и Занту вдруг пришло в голову, что Джейси — красивейшая из женщин, пусть даже она Лолес. А Блю… Дружище Блю — просто болван, вот и все. Во всяком случае, он, Зант, не собирается его слушать. Зант подумал о том, что из-за этой женщины, возможно, навсегда поссорился с дедом. Более того, из-за нее он уже убил двух людей. Конечно, эти наемники получили по заслугам, но как долго удача будет сопутствовать ему? Сможет ли он остановить каждого, кого пошлет дон Рафаэль? Возможно, нет. У дона Рафаэля людей больше, чем пуль в оружейном магазине Тусона.

Но у него, у Занта, имелось другое оружие. Сама Джейси. Если эта девушка забеременеет от него, едва ли дон Рафаэль станет желать ее смерти, ведь она будет носить его правнука.

Зант невольно улыбнулся — ему казалось, что он придумал замечательный план. Но уже в следующую секунду снова помрачнел — ему вспомнился последний разговор с Блю. Может быть, приятель все-таки прав? Может, ему не следовало заботиться об этой девице?

Действительно, почему он хочет защитить ее? И почему он отправился следом за ней и три дня провел в пустыне, ночуя на холодном песке?

Тронув поводья, Зант направил коня еще ближе к церкви — туда уже заходили последние прихожане.

Подъехав к самым ступеням, Зант спешился и привязал коня к дереву, росшему у входа в церковь. Он решил, что ни при каких обстоятельствах не откажется от своего замысла. Он приехал сюда за Джейси Долее и уедет отсюда только с ней.

Поднявшись по ступеням, Зант открыл дверь и переступил порог церкви.

Джейси почти сразу же поняла: что-то случилось. Да, конечно же, что-то случилось — но что именно? Она вопросительно посмотрела на сидевшую рядом Рози, но та лишь молча пожала плечами. Затем обе посмотрели на священника у алтаря — тот был явно чем-то встревожен.

Прихожане же тихонько перешептывались и опасливо поглядывали в сторону двери. Проследив за их взглядами, Джейси невольно вздрогнула. Неподалеку от входа стоял Зант Чапело. Причем было совершенно очевидно: он пришел в церковь вовсе не потому, что стал таким уж набожным.

«О Боже, — подумала Джейси, — что же теперь будет? Что он собирается делать?» Повернувшись к подруге, она тихонько прошептала:

— Рози, Чапело здесь. Он пришел… чтобы убить меня. — Взглянув на Альберто, она с упреком в голосе добавила: — Сеньор Эстрада, вы же говорили, что в церковь с оружием заходить нельзя. И вот Чапело здесь, а я не вооружена.

Альберто покачал головой:

— Не беспокойся, моя девочка. Зант Чапело никогда не станет стрелять в женщину.

Джейси очень хотелось поверить ему — но почему-то не верилось. Альберто же вдруг улыбнулся и сказал:

— Уверяю тебя, милая, Зант не станет стрелять. И вообще, может быть, он пришел сюда, чтобы помолиться вместе с нами.

Джейси посмотрела на Альберто как на сумасшедшего:

— Помолиться? Вместе с нами?

И тут Зант наконец-то заговорил, и под сводами церкви его голос прозвучал словно глас Божий, а возможно, как рев дьявола.

— Где Джейси Лолес? — спросил он. — Я ищу Джейси.

Прихожане снова зашептались — все решили, что Чапело ищет убийцу своего отца, ищет для того, чтобы свести с ним счеты. Священник пытался успокоить свою паству, однако у него ничего не получалось.

— Так где же Джейси Лолес? — спросил Зант, обводя взглядом церковь.

И снова раздался голос священника:

— Успокойтесь же, пожалуйста, успокойтесь! — Он с невозмутимым видом посмотрел на Занта и вновь заговорил: — Сын мой, здесь всем рады. Хочешь присоединиться к нашей молитве?

Все повернулись к Чапело. Тот же ухмыльнулся и, скрестив на груди руки, заявил:

— Благодарю вас, святой отец, но я, пожалуй, отклоню ваше любезное предложение. Я пришел за Джейси, вот и все. Неужели вы меня не поняли?

Поспешно перекрестившись, священник ответил:

— Сын мой, в последние дни его видели многие жители нашего городка, но здесь ты не найдешь его, уж поверь мне. И я очень прошу тебя… присоединяйся к нам.

Зант отрицательно покачал головой:

— Нет, я не могу это сделать. Приношу свои извинения за то, что прервал вашу службу, но я пришел за Джейси. — Он достал из кобуры свой «кольт» и добавил: — Если я уйду отсюда, то только вместе с Джейси.

Рози повернулась к подруге и прошептала:

— Не бойся, ведь почти все думают, что ты Хейси. Но если кто-нибудь тебя выдаст? Что ты будешь делать?

— Сейчас увидишь, — ответила Джейси. —Я уже знаю, что делать. — Вскочив на ноги, она повернулась к Чапело и прокричала: — Эй, мистер Чапело, я здесь! И я готова пойти с тобой.

Рози в ужасе уставилась на подругу. Но Джейси уже приняла решение и не собиралась отступать; она прекрасно понимала, что без нее Чапело все равно не ушел бы из церкви.

Глава 7

Зант пристально смотрел на Джейси. Вокруг же по-прежнему царила тишина — прихожане совершенно ничего не понимали.

И тут вновь раздался громкий голос священника.

— Нет, Чапело, ты не можешь забрать ее. Ведь она ни в чем не виновата. Зачем она тебе?

Зант молча смотрел на священника; казалось, он не знал, что ответить.

— Эй, Чапело, я уже иду! — снова закричала Джейси.

Зант посмотрел на нее и невольно улыбнулся; девушка направлялась к выходу, и было совершенно очевидно, что она не намерена возвращаться на свое место. Снова посмотрев на священника, Зант проговорил:

— Похоже, святой отец, что дама сама приняла решение.

Священник недоуменно взглянул на Джейси:

— Остановись, дитя мое, ты не обязана это делать. Поверь, мы защитим тебя.

Бросив взгляд через плечо, Джейси прокричала:

— Защитите меня?! От кого же?! Неужели от него?! — Она указала пальцем на Занта. — Нет, святой отец, с такими, как Чапело, я и сама справлюсь.

Священник снова перекрестился. Зант же прикусил язык, чтобы не расхохотаться. «Вот плутовка», — подумал он. А в следующее мгновение он вдруг почувствовал, что ему хочется прижать Джейси к себе — и целовать, целовать беспрестанно.

Но Джейси уже подошла к двери и, открыв ее, вышла из церкви. Зант нахмурился и снова осмотрелся; он понимал, что должен что-то сказать перед уходом, но что именно?

Священник же посмотрел Занту прямо в глаза и проговорил:

— Я помолюсь за тебя, сын мой.

Зант молча кивнул и вышел из церкви. Джейси дожидалась его у ступеней. Не глядя на него, она проговорила:

— Чего же вы хотите от меня, мистер Чапело? Может, хотите сообщить мне что-то очень важное?

Зант внезапно остановился и судорожно сглотнул. Внутренний голос кричал ему: «Беги отсюда со всех ног, беги как можно скорее!» Но он по-прежнему стоял на ступеньках и молча смотрел на девушку, вернее, любовался ею. Наконец, сдвинув на затылок шляпу, он начал медленно приближаться к Джейси. Он пытался сообразить, что же хотел ей сказать, однако ничего не мог вспомнить.

Тут Джейси наконец-то повернулась и окинула его взглядом. Он был такой же, как и в те минуты, когда она проснулась у затухавшего костра. И ей казалось, что она не забудет эти минуты до конца своей жизни.

А Зант по-прежнему приближался. Причем ей казалось, что он становился все выше и выше, все шире и шире в плечах. Она в испуге выставила перед собой руку — словно пыталась отгородиться от него. Но было уже слишком поздно — он обнял ее за талию и привлек к себе. Упершись ладонями в его широкую грудь, она заглянула в его черные глаза. Он же с улыбкой прошептал:

— Черт возьми, Джейси Лолес… Я ни о чем не мог думать, кроме… — В следующее мгновение его губы прижались к ее губам.

И Джейси сразу же почувствовала, что не может противиться этому мужчине. Более того, ей даже не хотелось сопротивляться. Но почему же, почему?.. Ведь ей не следует это делать — она должна оттолкнуть его и заявить, что он мерзавец и что с такими, как он, она не желает даже разговаривать.

Увы, Джейси чувствовала, что и сама прижимается к Занту — прижимается все крепче. Когда же их поцелуй наконец-то прервался, она отступила на шаг и, глядя ему в глаза, проговорила:

— Ты негодяй, Зант Чапело. Как ты посмел?

Но он лишь молча улыбнулся в ответ и снова прижал ее к себе. И она вновь почувствовала то же самое — почувствовала, что не в силах противиться. Правда, на сей раз Зант не целовал ее, а просто смотрел ей в глаза, смотрел так, словно видел впервые. Когда же он наконец-то отстранился, Джейси отскочила от него и в ярости воскликнула:

— Так что же тебе нужно?! Отвечай! Зант пожал плечами:

— Мне кажется, это очевидно.

— Не заставляй меня давать тебе пощечину, Чапело. Внезапно он схватил ее за руку и произнес:

— Не думаю, что пощечина в твоем духе, Джейси. Слишком уж по-женски. Но если хочешь попробовать, то я не возражаю.

Удивленная его словами, Джейси все же размахнулась, но Зант с легкостью перехватил ее руку и с ухмылкой сказал:

— Не выйдет, моя милая.

Разозлившись не на шутку, Джейси попыталась высвободить руку, однако у нее ничего не получилось — Зант еще крепче сжал ее кисть. Теперь уже Джейси испугалась, ей стало по-настоящему страшно. Но она по-прежнему смотрела в глаза Занту — смотрела, хотя с трудом выдерживала его взгляд. А он вдруг снова ухмыльнулся и сказал:

— Ты пойдешь со мной, понятно? — Это был приказ, а Джейси терпеть не могла приказов.

— Нет, Чапело, не пойду, — заявила она с вызовом в голосе.

— А я говорю, пойдешь. — В следующее мгновение Зант подхватил ее — и вдруг перебросил через плечо, точно баранью тушу. Потом рассмеялся и добавил: — И даже не пытайся сопротивляться, все равно ничего не получится.

Джейси попыталась освободиться, но оказалось, что Чапело прав — у нее действительно ничего не получилось. Она вздохнула и гневно произнесла:

— Негодяй, да как же ты посмел? Неужели ты совершенно не…

Джейси внезапно умолкла, потому что вдруг увидела на сапогах Занта знакомые шпоры — такие же были у ее отца и у всех прочих членов его банды. А может, она ошиблась? Нет, не ошиблась — на сапогах Чапело действительно поблескивали серебряные шпоры. И они начали весело позвякивать, когда он понес ее куда-то. «Но может быть, это просто очень похожие», — подумала Джейси.

Тут она принялась молотить кулаками по его спине. Она кричала:

— Если ты меня не отпустишь сию же минуту, Богом клянусь, Чапело, я тебя пристрелю!

Зант рассмеялся и пробормотал:

— Тише, дорогая, не мешай людям молиться. Оскорбленная до глубины души, Джейси на несколько секунд умолкла, потом вновь заговорила:

— Имей в виду, Чапело, если ты не отпустишь меня, то я…

— Что же ты сделаешь? — спросил Зант, шагая по пыльной дороге.

— Если ты меня не отпустишь, то я…

«А действительно, что я могу сделать?» — подумала Джейси. И тут она поняла, что может сделать; она увидела черную рукоятку «кольта» у правого бедра Чапело.

Немного помедлив, Джейси осторожно потянулась к кобуре, но в этот момент Зант вдруг остановился и опустил ее на землю, — вероятно, он не собирался носить ее на плече по всему городу.

Пристально посмотрев на него, Джейси закричала:

— Ты негодяй, Чапело! И имей в виду, что бы ты ни задумал, у тебя ничего не выйдет!

Зант пожал плечами:

— У тебя есть выбор, дорогая. Ты можешь поехать со мной, если захочешь. А если захочешь, можешь вернуться в церковь и выйти за меня замуж. Что предпочитаешь?

— Выйти за тебя замуж? — переспросила Джейси; ей казалось, она ослышалась.

— Значит, согласна? — Зант снова схватил ее за руку и потащил обратно к церкви.

Джейси не сразу поняла, что происходит. Когда же Чапело подвел ее к ступеням, она в ужасе воскликнула:

— Я не согласна! Я вовсе не хочу выходить за тебя замуж! Уж лучше я поеду с тобой. Слышишь, что я говорю? Я поеду…

Он остановился и посмотрел на нее вопросительно.

— Да, я поеду с тобой, — повторила Джейси. — Я согласна ехать.

Зант ухмыльнулся:

— Я так и знал, что ты не захочешь вернуться со мной в церковь.

— Да, я не хочу выходить за тебя замуж. Не хочу, потому что ты… Ты грязный червяк, вот ты кто!

Ухмылка «грязного червяка» стала еще шире.

— Не обольщайся, дорогая, я вовсе не собираюсь на тебе жениться. Я блефовал. Мне всего лишь нужно, чтобы ты поехала со мной.

Джейси не на шутку разозлилась. Разозлилась и на Занта, и на себя — из-за того, что поверила ему.

— Вот и замечательно, — сказала она. — Потому что ты никогда не затащишь меня под венец, понял?

Зант улыбнулся и кивнул:

— Конечно, понял. Но поверь, я вовсе не собирался на тебе жениться, так что можешь на меня не рассчитывать.

Джейси не знала, как лучше ответить, поэтому промолчала. Внимательно посмотрев на Занта, она вдруг подумала: «А ведь он чертовски привлекательный мужчина, хотя и негодяй». Еще больше разозлившись на себя, она проворчала:

— Ты когда-нибудь уберешь от меня свои руки? Зант снова улыбнулся и отступил на шаг.

— Теперь ты довольна, дорогая? — Он скрестил на груди руки и окинул ее насмешливым взглядом.

Джейси не выдержала такой наглости и закричала:

— Чапело, вот что я тебе скажу! Если ты сейчас же не замолчишь, то очень об этом пожалеешь, понял?

Зант громко расхохотался. Наконец, отсмеявшись, проговорил:

— Поверь, моя милая, мне не так уж приятно с тобой беседовать, но, к сожалению, приходится.

Униженная и оскорбленная, Джейси в ярости посмотрела на обидчика:

— Черт бы тебя побрал, грязный ублюдок! С тобой совершенно невозможно разговаривать.

Зант, казалось, нисколько не обиделся. Надвинув на глаза шляпу, он осведомился:

— Милая леди, кто же научил вас так ужасно ругаться? Впервые слышу, чтобы женщина так выражалась.

— Общаясь с тобой, трудно выражаться иначе.

— Неужели?

— Да, Чапело, уж поверь мне. И еще… Может, объяснишь мне, что происходит? Почему ты не мог подождать окончания службы? Ты же до смерти напугал всех прихожан. А о Рози с Альберто ты подумал? Они ведь сейчас места себе не находят.

Зант ненадолго задумался, затем спросил:

— Почему ты не уехала из Тусона? Ведь мы договаривались, не так ли?

Джейси нахмурилась:

— Ты опять, да? Я же тебе уже говорила: у меня здесь дела. И я должна их закончить.

— Дела?..

— Да, черт возьми, дела. Но мои дела тебя не касаются.

Зант пристально посмотрел на нее:

— Уверяю тебя, касаются. Потому что из-за тебя я уже пристрелил двоих.

, Джейси с удивлением посмотрела на него:

— Ты сказал «двоих»? Я не ослышалась?

— Нет, милая, не ослышалась. Про Рафферти ты знаешь. А второй — Квинтана. Этот мерзавец тоже служил у дона Рафаэля. И он отправился следом за Рафферти. Но у моего деда хватает наемных убийц, Джейси. Ты меня поняла?

Джейси снова нахмурилась и заявила:

— Ты напрасно старался, Чапело. Я и сама могу о себе позаботиться, понятно?

Зант вздохнул и сокрушенно покачал головой:

— Увы, не можешь. Ты не знаешь этих людей, а я прекрасно их знаю. Именно поэтому ты и поедешь со мной.

Зант направился к дереву, к которому привязал своего коня, но Джейси, казалось, не собиралась следовать за ним. Он обернулся и, вопросительно взглянув на нее, проговорил:

— Так в чем же дело, дорогая? Ведь ты вроде бы сказала, что поедешь со мной? Мне всегда казалось, что на слово Лолесов можно положиться. Выходит, я ошибался?

Джейси стояла в нерешительности, глядя на сапоги Занта. Но ей никак не удавалось рассмотреть как следует его шпоры. Тогда она посмотрела ему в глаза, но не смогла ничего разобрать из-за низко надвинутой на глаза широкополой шляпы. Правда, она каким-то образом поняла, что в его взгляде уже не было угрозы.

— Черт возьми, — пробурчала девушка, сжимая кулаки.

Джейси пошла за Зантом, но вдруг вспомнила, что ее Рыцарь все еще в конюшне Альберто, поскольку на мессу она пришла пешком. Джейси медлила; она не знала, как поступить. Более того, она понятия не имела, куда Чапело собирался ее везти. Не садиться же вдвоем на его коня…

Зант внимательно посмотрел на нее и спросил:

— В чем дело, мисс Лолес?

Он протянул к ней руку, но Джейси инстинктивно отступила на несколько шагов.

— Джейси, ты боишься меня?

В его голосе не было угрозы, поэтому она, пожав плечами, уверенно произнесла:

— Нет, разумеется. С какой стати мне бояться?

— Вот и хорошо, дорогая. Потому что я никогда тебя не обижу.

Он шагнул к ней и провел ладонью по ее щеке.

И Джейси снова разозлилась на себя. Более того, в этот момент она ненавидела себя, потому что вдруг почувствовала, что ей ужасно хочется поцеловать этого мужчину. Она невольно прикрыла глаза и чуть приоткрыла губы. Но уже в следующее мгновение она вдруг поняла, что делает, и в ужасе отшатнулась. С ненавистью взглянув на Занта, прошептала:

— Прекрати, Чапело! Ты меня понял? Он лукаво улыбнулся и ответил:

— Да, прекрасно понял. Я уже научился тебя понимать. — Взяв за руку, он повел ее к своему коню.

Глядя на Занта, Джейси с удивлением спросила:

— А я на чем поскачу? И куда мы отправимся?

— Вопросы, одни вопросы, — пробормотал Зант. Он подвел ее к коню и сказал: — Садись в седло. По дороге обо всем узнаешь.

— Ты что, хочешь, чтобы я ехала с тобой в одном седле? — Джейси снова попятилась.

Чапело тяжело вздохнул и вполголоса проговорил:

— Залезай на коня, Джейси, и не задавай вопросов. Хоть раз в жизни. Ну почему с тобой все так сложно?

Джейси вставила ногу в стремя, проигнорировав предложенную Зантом руку. Она поднялась в стремени, и ей пришлось балансировать на цыпочках, чтобы перебросить вторую ногу через высоченный круп жеребца. На таких огромных конях ей еще не приходилось ездить. Одной рукой она ухватилась за луку седла, едва дотянувшись до нее, второй же вцепилась в гриву скакуна. Она почувствовала руку Чапело на своей талии и чуть не свалилась с коня — чтобы удержаться, ей пришлось еще крепче вцепиться в рыжую гриву коня. Но Зант тут же успокоил животное. Джейси негодующе посмотрела на своего спутника и заявила:

— Если мне когда-нибудь понадобится помощь, то это будет тогда, когда мне захочется выбраться из инвалидного кресла. А до этого самого времени не лезь ко мне со своей помощью, Чапело. Понял?

Зант в очередной раз улыбнулся и, усевшись поудобнее позади девушки, ласково прошептал ей в самое ухо:

— Понял, дорогая, не сомневайся.

Их поездка превратилась в сплошную пытку. Джейси то и дело чувствовала, что ей хочется как можно крепче прижаться к своему «похитителю». И она действительно время от времени к нему прижималась и ощущала жар его тела. Однако она тотчас же отстранялась и думала: «Черт бы тебя побрал, Зант Чапело».

В очередной раз отстранившись от него, она вдруг услышала его насмешливый голос:

— Дорогая, нельзя ли погромче? Я почти не слышу тебя.

«О Господи, — подумала Джейси, — неужели я опять размышляю вслух? Что-то в последнее время со мной такое слишком уж часто случается. И конечно же, это все из-за него, из-за этого негодяя».

Наконец Зант остановился у салуна Альберто и тотчас же спешился. Протянув руку Джейси, с улыбкой сказал:

— Прошу вас, мисс Долее.

Джейси посмотрела на него и заявила:

— Отойди, Чапело. Мне не нужна твоя помощь. Зант пожал плечами и поднял вверх руки. Затем отошел на несколько шагов и проговорил:

— Как знаешь. Мое дело — предложить.

Удовлетворенная тем, что удалось выиграть хоть этот раунд, Джейси попыталась спешиться, но тут же поняла, что это не так-то просто — конь Занта был намного выше ее Рыцаря. Девушка попыталась ухватиться за луку седла, но было уже поздно, и она упала в объятия Чапело, вовремя подскочившего, чтобы подхватить ее. Он поставил ее на ноги и внимательно осмотрел.

— Отличное приземление, мисс Лолес. Просто превосходное!

— Заткнись, Чапело, — прошипела Джейси.

Она повернулась к нему спиной и окинула взглядом пустынную улицу. Затем повернулась к Занту и увидела, что он тоже в недоумении осматривается.

— Что ты думаешь по поводу этой тишины? — спросила она.

Зант пожал плечами:

— Не знаю. Салуны обычно открыты весь день и почти всю ночь. Даже по воскресеньям. По крайней мере Рози говорила, что с их салуном дело обстоит именно так. — Он подозрительно посмотрел на Джейси и добавил: — Однако я готов держать пари, что ты имеешь к этому какое-то отношение. Ведь неприятности — твое второе имя.

Джейси уже хотела нагрубить ему в ответ, но тут же поняла, что Зант, в сущности, прав. Ведь именно из-за ее «маскарада» почти весь город собрался сегодня в церкви.

— А я готова держать пари, что люди стали заметно религиознее с тех пор, как узнали, что тебя выпустили из тюрьмы и ты спокойно разгуливаешь по улицам.

— Да, возможно, — в задумчивости сказал Зант. — Что ж, в любом случае нам нужно побыстрее собираться. Поскольку нам никто не помешает, пойдем в твою комнату и…

— В мою комнату? Поскольку нам действительно никто не помешает, то в мою комнату мы вместе не пойдем, Чапело.

— Джейси, да у меня даже мысли такой не было. Как ты могла об этом подумать?! — Он посмотрел на нее, и взгляд его снова стал лукавым. — Хотя сейчас, когда ты сама об этом сказала, подобная мысль кажется мне очень даже неплохой.

— Никогда, слышишь?

— Что ж, как скажешь. Собирай свои вещи и седлай коня. Я провожу тебя до перевала Апачи. Оттуда поедешь домой одна. И не смотри на меня так. Ты поедешь домой, сегодня же.

— Ни за что на свете! — воскликнула Джейси.

— А я говорю, поедешь!

Но она все же не поехала. Девушка ухмыльнулась, в очередной раз превратившись в Джейси Лолеса. Она бросила взгляд на одно из трех распятий на стене своей комнаты и весело рассмеялась. Всего лишь один выход в церковь — и ее жизнь действительно изменилась. Пожалуй, стоит сделать это привычкой. И этому проклятому Чапело ни за что не удастся отправить ее домой. Даже пусть не пытается.

Повязывая шейный платок, она с усмешкой вспоминала позеленевшую от бессильного гнева физиономию Занта, когда она привела его с собой в эту комнату только для того, чтобы, добравшись до подушки, выхватить свой «кольт» и направить оружие на него. Она сказала ему, чтобы он проваливал — или готовился к свинцовому душу. Будучи человеком неглупым, Зант ушел, но напоследок осыпал ее угрозами и проклятиями. Что ж, этот раунд она выиграла, но на всякий случай все же заперлась в своей комнатке до прихода Альберто и Рози.

И там она и оставалась, а Рози и Альберто были ее ушами и глазами и доносили ей о том, что Чапело все еще сидит в салуне в прескверном расположении духа. Он сидел и ждал. И слушал пьяные россказни о том, как старина Лолес расхаживает по городу. Но на улице уже было темно, и Чапело ушел примерно полчаса назад.

Джейси надела отцовскую шляпу и посмотрела на себя в зеркало. Сапоги, штаны, рубаха, жилет и тяжелый «кольт». «Здравствуй, папа! Пора тебе прогуляться по городу». Она открыла дверь и застыла на секунду, думая о том, что ждет ее сегодня вечером. До сих пор ей везло, на пути по вечерам ей встречались лишь пьяные фермеры и напуганные до смерти горожане, но ей нужен был настоящий скандал, чтобы привлечь к себе внимание. Может быть, сегодня?..

Джейси пошла по центральной улице на другой конец города. Потом остановилась у стены одного из домов, достала табак и стала сворачивать сигарету — этому ее учил Альберто, причем очень веселился во время «урока».

На улице царил полумрак, и Джейси с трудом управлялась с непослушным листом бумаги и рассыпавшимся табаком. Впрочем, темнота была ей только на руку, потому что никто не заметил бы ее неловкости. В темноте же если некоторые из горожан и увидели ее, то, конечно же, ничего не заметили и решили, что старина Лолес, в очередной раз выбравшись на прогулку по городу, захотел побаловаться табачком — ведь все знали: ее отец нигде и никогда не появлялся без кисета в кармане; такая уж у него была привычка, а люди в его возрасте своих привычек не меняют — да и какой смысл?

Чиркнув спичкой о шершавую стену дома, Джейси прикурила сигарету и сделала затяжку, вернее, сделала вид, что затягивается, потому что Альберто предупредил ее: если курить по-настоящему, то можно закашляться, и уж тогда тусонцы наверняка бы заподозрили неладное, а многие из них скорее всего ни за что не поверили бы, что перед ними старина Лолес, пусть даже и призрак.

Но тут она заметила какое-то движение слева от себя и затаила дыхание. И ядовитый дым тотчас же проник в ее легкие. Зрачки девушки расширились, глаза полезли на лоб, а грудь сдавил кашель. Она развернулась и рванулась в ближайшую подворотню позади уже закрытого магазина. Там, за углом, она долго стояла, откашливаясь. Наконец приступ кашля прошел, но Джейси еще долго стояла в подворотне, приходя в себя. Ей пришлось сосредоточить все свои силы, чтобы восстановить дыхание.

Когда же дыхание наконец-то восстановилось, она, все еще ослабленная, направилась к аллее. И разумеется, не придала значения странному шороху, доносившемуся откуда-то со стороны. «Возможно, какая-нибудь бродячая собака», — решила девушка.

Остановившись на несколько секунд, Джейси достала из кармана кисет с табаком и отшвырнула его подальше. Эта отрава едва не убила ее, и она не собиралась больше к ней притрагиваться.

Немного помедлив, Джейси надвинула на глаза шляпу и вышла на аллею — она по-прежнему изображала своего отца. Ощупав кобуру на правом бедре, она убедилась, что с оружием все в порядке, и заметно приободрилась.

Добравшись до дальнего конца аллеи, Джейси вновь услышала какой-то подозрительный шорох и потянулась к револьверу. Увы, ее опередили — кто-то сдавил ей горло, и из него вырвался лишь сдавленный хрип.

Джейси попыталась вырваться, но тщетно: чьи-то сильные руки еще сильнее сдавили ее горло, и она почувствовала, что вот-вот задохнется.

А затем она поняла, что ее потащили куда-то. И тут же промелькнула страшная мысль: «Так вот как все закончится». Джейси снова попыталась освободиться, но тут же поняла, что сопротивляться бесполезно, противник оказался намного сильнее ее.

Прошло еще несколько секунд, и она услышала характерное позвякивание — противник извлек из ножен нож. И тут же раздался хорошо знакомый голос — голос Занта Чапело:

— Я долго ждал этой минуты, мистер Лолес. И наконец-то настал сладкий миг расплаты. Ты умрешь на улице этого города, умрешь, истекая кровью.

Глава 8

Судя по всему, ее план удался. Даже слишком хорошо удался. Она заставила кое-кого зашевелиться, и этим человеком оказался Зант Чапело.

«Но неужели он убьет меня? — думала девушка. — Ведь сейчас луна высветит мое лицо, и Чапело, конечно же, узнает меня. Он увидит, что я вовсе не убийца его отца, и, возможно, все обойдется».

Но уже в следующее мгновение ей вспомнились слова Рози и вспомнился ее жест, когда она провела пальцем по шее. Да, Рози говорила, что Зант Чапело способен на все, так что ей едва ли можно на что-то надеяться.

Внезапно Чапело остановился и, швырнув ее наземь, занес над ней нож. Джейси судорожно сглотнула и, закрыв глаза, приготовилась к встрече с Создателем. Прошло несколько секунд, однако ничего не происходило — во всяком случае, удара не последовало.

Собравшись с духом, Джейси открыла глаза и увидела, что Чапело таращится на нее в изумлении. Оказалось, что волосы девушки расплелись и рассыпались по плечам и по груди.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Наконец Зант нарушил молчание:

— Джейси Лолес, так это ты?..

Она поднялась на ноги и пролепетала:

— Хороший денек, мистер Чапело…

Зант ухмыльнулся и, сдвинув шляпу на затылок, проворчал:

— Черт бы тебя побрал, Джейси. Почему же ты молчала? Ведь я едва не пустил в ход нож.

Джейси промолчала. А потом сделала единственное, что пришло ей в голову. Она со всей силы ударила Занта кулаком в живот. Однако это не произвело на него ни малейшего впечатления.

— А это еще за что? — спросил он с ухмылкой.

— За то, что ты хотел убить моего отца.

— Черт возьми, Джейси, да при чем здесь твой отец? Я ведь тебя чуть не убил. — Тут он вдруг внимательно посмотрел на нее и проговорил: — Ах, так вот в чем дело… Выходит, ты и есть тот самый старина Лолес, о котором все вокруг говорят. А твоего старика нет в Тусоне, верно?

Джейси кивнула:

— Да, Чапело, это была я.

— Джейси, но почему?.. Зачем тебе это?

Тут Зант схватил ее за руку и потащил к той самой подворотне, откуда она недавно вышла. Пристально глядя на нее, спросил:

— Твой отец хотя бы догадывается, что ты здесь? Не могу себе представить, чтобы он позволил тебе…

Джейси в отчаянии выкрикнула:

— А он и не может ни о чем догадываться! Его убили! И мою маму — тоже! Месяц назад. Их застрелили в собственном доме.

Зант в изумлении уставился на девушку:

— Ты хочешь сказать, что твой старик мертв? Джейси кивнула:

—Да.

— Значит, ты хотела выследить убийц? Решила найти их сама?

Джейси отрицательно покачала головой:

— Нет, убийцы на востоке, а я хотела…

— На востоке? Откуда ты знаешь?

— Потому что там моя сестра. Она найдет их. Зант в недоумении смотрел на нее.

— В таком случае я совершенно ничего не понимаю. Что же ты здесь делаешь?

— Я здесь, потому что я… Я просто не могу сидеть дома. К тому же какой-то мерзавец украл у меня… очень ценную вещь.

Зант нахмурился:

— А что именно украдено?

— Портрет моей прабабушки.

— Портрет?..

— Да. И это произошло вскоре после убийства.

— Черт возьми, Джейси, ты что же, рискуешь жизнью из-за какого-то портрета?

Джейси сквозь зубы процедила:

— Это не просто портрет, Чапело. Это единственная вещь, доставшаяся мне от матери. Единственное, что она оставила именно мне. Но портрет исчез. И я приехала сюда, чтобы вернуть портрет и убить того, кто украл его.

Зант в задумчивости провел ладонью по подбородку.

— А почему ты решила, что портрет именно здесь, в Тусоне? И почему думаешь, что и вор тоже здесь?

Джейси извлекла цепочку с обломком шпоры и протянула ее Занту:

— Вот, видишь? Этот обломок остался в комнате, где находился портрет. Знакомая вещица, правда?

Зант взял обломок шпоры и принялся рассматривать его. Потом вдруг прошептал:

— О Господи…

Взяв у Чапело цепочку, Джейси повесила ее себе на шею и спрятала шпору под рубаху.

— Теперь ты все понял, не так ли?

— Да, теперь понял, — кивнул Зант. — Мне очень жаль, Джейси. Жаль, что ты потеряла близких, но… Мне жаль, что не я убил твоего старика.

Джейси сжала кулаки, однако промолчала. Зант же между тем продолжал:

— У меня был шанс в Санта-Фе, но кто я был тогда? Сопливый мальчишка. А последние пять лет я провел в вонючей камере в мексиканской тюрьме. И единственной мыслью, согревавшей мне душу, была мысль о мести. Я жаждал убить Лолеса, жаждал отомстить за смерть отца. Я уже намеревался отправиться на его поиски, но тут, Джейси… Тут в моей жизни появилась ты. А теперь я вдруг узнал, что мне уже никогда не удастся отомстить.

Джейси с ненавистью взглянула на Чапело и сквозь зубы процедила:

— Что ж, извини, что принесла тебе столь печальную весть. Ты, должно быть, ужасно расстроился?

Чапело пожал плечами:

— Да, пожалуй, ты права. Я действительно огорчен. Но совсем по другой причине. Видишь ли, это имеет отношение… к тебе.

— Ах ко мне? Кажется, я понимаю… Ты хочешь сказать, что дочь вполне может заменить отца, верно? — Джейси отступила на несколько шагов и, положив руку на рукоять отцовского «кольта», добавила: — Что ж, твой ход, Чапело.

Зант отрицательно покачал головой:

— Остынь, Джейси, я не собираюсь стрелять в тебя. У меня есть более интересная мысль. Я знаю, как сделать так, чтобы наши семьи были в расчете.

Джейси взглянула на него вопросительно:

— Изволь объясниться, Чапело. Он с усмешкой кивнул:

— С удовольствием, Джейси. Мне пришло в голову, что я мог бы за все рассчитаться, если бы мне удалось обрюхатить тебя моим ребенком.

— Мерзавец! —Джейси снова схватилась за револьвер. Нисколько не испугавшись, Чапело продолжал:

— Ты будешь воспитывать ребенка три года — это именно тот возраст, в котором я потерял мать. Она умерла от горя после смерти мужа. Когда ребенку исполнится три года, я найду тебя и заберу его. Только так вы, Лолесы, сможете понять и почувствовать боль и унижение, через которые прошла моя мать, оставшись без мужа. Только так ее страдания будут отомщены. И уж поверь мне, я своего добьюсь.

Джейси похолодела. Она прекрасно понимала, что Зант не шутит. И еще она почувствовала безграничную боль, прозвучавшую в его словах. Впрочем, ей не было никакого дела до его переживаний. Взглянув Занту прямо в глаза, она заявила:

— Имей в виду, Чапело, ничего у тебя не выйдет. Я этого не допущу!

— Нет, Джейси, все будет так, как я сказал.

«Да, конечно же, он не шутит», — подумала девушка. Она внимательно наблюдала за Зантом. Когда же он на мгновение опустил глаза, она выхватила из кобуры револьвер и, направив его на противника, проговорила:

— Запомни, Чапело, я в любой момент могу спустить курок.

— Что ж, малышка, стреляй, — с усмешкой сказал Зант.

Джейси в изумлении смотрела на него. Было совершенно очевидно, что этот человек действительно не боялся смерти. А может, он просто не верил, что она способна в него выстрелить?

Судорожно сглотнув, Джейси пробормотала:

— Что ты сказал?

— Спускай курок, малышка. Какая же ты Лолес, если у тебя не хватает духу выстрелить в человека, глядя ему в глаза? Что же ты не стреляешь?

Джейси нахмурилась:

— Так ты хочешь, чтобы я тебя убила, Чапело? Ты… ты просто блефуешь?

— Я никогда не блефую. А ты?

Джейси стиснула зубы. Казалось, Чапело видел ее насквозь. Потому что она-то действительно блефовала — она вовсе не собиралась стрелять в него. Но что же теперь делать? Как выйти из затруднительного положения? Конечно, она вполне могла бы застрелить Занта Чапело, но только не так и не сейчас…

Сунув револьвер обратно в кобуру, Джейси сказала:

— Поверь мне, Чапело, я бы пристрелила тебя как бешеного пса. Но несколько минут назад ты не стал лишать меня жизни, и я очень тебе за это признательна. Поэтому я сохраню тебе жизнь. Так что теперь мы в расчете.

— Что ж, возможно, ты права, — грустно сказал Зант. — Только имей в виду, Джейси Долее, это еще не конец.

Занту никак не удавалось уснуть — он думал о Джейси. Думал о том, что делать с ней, как с ней поступить. Неужели он действительно хотел, чтобы она родила от него ребенка и…

— Черт бы ее побрал, — проворчал Зант. Поднявшись с кровати, он принялся расхаживать по номеру гостиницы. Затем пошел умываться — было ясно, что в эту ночь ему уже не заснуть. Какое-то время — наверное, добрых минут двадцать — он стоял у окна, глядя на подвыпивших ковбоев, переходивших из салуна в салун. Он вполне мог бы к ним присоединиться — во всяком случае, мог бы пропустить рюмочку-другую в ближайшем заведении.

Закрыв окно и задернув штору, Зант снова прошелся по номеру и принялся одеваться. При этом он по-прежнему думал о Джейси. Но какого черта?.. Почему он так беспокоится из-за этой девицы? И почему решил связать с ней свою жизнь?

Усевшись в кресло, Зант стал обуваться. Да, действительно, какого черта? А впрочем… Ведь все совершенно ясно — ответ очевиден. Он хотел, чтобы Джейси Лолес родила от него ребенка, поэтому и пытался защитить ее от дона Рафаэля. Да, только поэтому.

Обувшись, Зант вытащил из-под подушки револьвер и сунул его в кобуру. Затем взял с тумбочки свою широкополую шляпу и, надев ее перед зеркалом, вышел из комнаты. Пришло время нанести визит мисс Лолес.

Джейси мирно спала в своей комнатушке над салуном Альберто, но каково же было ее удивление, когда, проснувшись, она почувствовала чью-то шершавую ладонь на своих губах. Девушка встрепенулась, пытаясь высвободиться, но у нее ничего не получилось — ладонь еще крепче прижалась к ее губам.

Джейси в отчаянии впилась ногтями в руку противника — и почти тотчас же услышала знакомый голос.

— Успокойся, малышка, это я, Зант, — прошептал он ей в ухо.

Джейси оцепенела. Чапело в ее комнате?! Но как он проник сюда, если дверь была заперта? И почему Зант решил, что она должна успокоиться, узнав, что это именно он? Неужели он полагает, что она рада его видеть?

Девушка инстинктивно впилась зубами в ладонь Занта, и тот, вскрикнув от боли, тут же отдернул руку:

— Какого черта?.. Этой рукой я стреляю. Джейси вдруг резко приподнялась и в гневе прокричала:

— Ты сам напросился, Чапело! Как ты сюда попал?! И вообще, что тебе здесь надо? Тебя сюда никто не приглашал. Как же ты посмел?..

Зант самодовольно ухмыльнулся:

— А я сам себя пригласил. И сам себя впустил.

Джейси бросила взгляд в сторону окна. Штора была отдернута, но рама закрыта изнутри на шпингалеты. Дверь также была заперта изнутри.

Девушка в изумлении уставилась на ночного гостя:

— Но как же ты…

В этот момент раздался стук в дверь, а затем послышался голос Альберто:

— Хейси, у тебя все в порядке? Мне показалось, что…

— Отправляйся спать, Альберто, —перебил его Зант. — У нас тут все в полном порядке, так что можешь не беспокоиться.

— Прошу прощения, сеньор Чапело, но я должен услышать это от Хейси, — возразил пожилой мексиканец. — Хейси, ты меня слышишь?

Джейси покосилась на Занта. Затем, повернувшись к двери, прокричала:

— Все в порядке, Альберто! Иди спать! Мексиканец довольно долго молчал, потом вновь заговорил:

— Прощу прощения, мисс Лолес, но я не думаю, что ваш отец обрадовался бы, если бы узнал…

— Альберто, иди спать! — в один голос закричали Зант и Джейси.

Сеньор Эстрада еще какое-то время постоял у двери, потом тяжело вздохнул и зашагал по коридору, шаркая тапочками. Когда шаги его затихли, Джейси повернулась к Занту — тот уже сидел в кресле, закинув ногу на ногу.

— Так что же ты здесь делаешь, Чапело?

Он снял свою широкополую шляпу и бросил ее на стоявшую рядом тумбочку. Затем с ухмылкой проговорил:

— Мне не спалось, и я решил нанести тебе визит.

— Зато мне чудесно спалось! — воскликнула Джейси. — И с каких это пор ты влезаешь по ночам в чужие комнаты, когда тебе не спится?

Зант провел ладонью по волосам.

— С тех самых пор, как стал думать о тебе по ночам. — Пристально взглянув на нее, он добавил: — Да, ты, малышка, виновница моих бессонных ночей.

У Джейси перехватило дыхание. Взгляд Занта, казалось, гипнотизировал ее, и она снова почувствовала, что ее неудержимо влечет к этому мужчине. Но что же делать? Может, позвать Альберто?

Джейси вскинула подбородок и с вызовом в голосе проговорила:

— Чего ты хочешь, Чапело? Он пожал плечами:

— Дело не в том, чего хочу я, а в том, что нужно тебе. Джейси едва не задохнулась от гнева:

— Да как ты смеешь?! Неужели ты полагаешь, что я позволю тебе здесь остаться?!

Чапело ухмыльнулся и проговорил:

— Да, именно так я и думал. Во всяком случае, я очень на это рассчитывал.

Джейси отрицательно покачала головой.

— Нет, здесь ты спать не будешь, — заявила она.

— Спать здесь? — Он взглянул на нее с удивлением. — Конечно, спать я не буду. Да и ты тоже. Во всяком случае, до утра.

Джейси заподозрила подвох, но слова Занта ее заинтриговали. Пристально глядя на него, она спросила:

— А почему ты решил, что я тоже не буду спать? Только не болтай глупости. И не говори, что мне нужно срочно уезжать из Тусона.

— Ты уедешь из Тусона. Со мной. Сегодня. Но ты поедешь не домой. Во всяком случае, не сейчас.

Глядя на Занта все так же пристально, Джейси проговорила:

— Я надеюсь, это не имеет никакого отношения к твоему безумному плану. Потому что если…

— Не беспокойся, напрямую это точно не связано. Мы с тобой поймаем вора. Человека, укравшего портрет. К тому же я уверен, что он очень много знает, так что следует его кое о чем спросить.

— О чем, например?

— О, я мог бы задать ему множество вопросов. Думаю, он знает, почему твой отец убил моего. И конечно же, следует выяснить, зачем ему понадобился портрет твоей прабабушки. Возможно, он даже знает, кто убил твоих родителей. Ты, кажется, говорила, что убийцы — на восточном побережье, но не исключено, что ты ошибаешься.

Джейси довольно долго молчала. Наконец в задумчивости проговорила:

— То, что тебя интересует ссора наших отцов, я могу понять. Но какое тебе дело до всего остального? Почему ты решил помочь мне?

Малышка, ты задаешь слишком много вопросов — я тебе об этом уже как-то раз говорил. Но если ты такая любопытная, то отвечаю… Видишь ли, мне кажется, я знаю, кого ты ищешь. И сейчас я хочу отправиться в путь, чтобы все выяснить. Кони уже оседланы, так что собирайся побыстрее.

Джейси отрицательно покачала головой:

— Я не поеду с тобой, Чапело. Я не желаю иметь с тобой дело.

Он взглянул на нее прищурившись и тихо проговорил:

— Нет, ты поедешь со мной. Неужели ты забыла о тенях, что следуют за тобой повсюду, повинуясь воле дона Рафаэля? Собирайся же побыстрее. Или ты хочешь, чтобы я применил силу?

Джейси судорожно сглотнула. Черт побери, конечно, она не забыла о преследователях! Но не могла же она постоянно находиться рядом с Чапело! Снова покачав головой, Джейси заявила:

— Нет, я с тобой никуда не поеду. И я сама могу о себе позаботиться. Я уже знаю, что Рустер Магинти жил здесь, но умер от лихорадки. И знаю имена всех остальных.

— А ты знаешь, где их искать? И есть ли у тебя время, чтобы рыскать по пустыне? К тому же не забывай про моего деда.

Джейси вздохнула и посмотрела Занту в глаза:

— А ты знаешь, где их искать, но не скажешь мне, верно?

— Верно, малышка.

— Ты негодяй, Чапело.

— Похоже, вы выиграли сражение, не так ли? — спросил Альберто.

Зант с усмешкой ответил:

— Ну почему «сражение»? Мы же с ней не враги. Я просто объяснил ей кое-что, вот и все.

Сеньор Эстрада сокрушенно покачал головой:

— Неужели объяснил? А может, запугал, а? Зант пожал плечами:

— Что ж, может быть, и так.

Альберто молча кивнул, потом вновь заговорил:

— Сеньор Чапело, вы же не сделаете нашей Хейси ничего плохого?

— Конечно, нет, не беспокойтесь, — поспешно ответил Зант. Покосившись на Рози — та помогала Джейси собираться в дорогу, — он с упреком в голосе добавил: —Альберто, я ведь никогда не обижал женщин, разве не так?

— Да-да, я знаю, сеньор Чапело. Но эта девушка… — Альберто кивнул в сторону Джейси — та доставала из-под кровати седельные сумки. — К ней ведь вы относитесь совсем не так, как к остальным женщинам?

Зант посмотрел на Джейси и улыбнулся:

— Пожалуй, вы правы. Это потому, что она совсем не такая, как остальные. И уж ее-то я ни за что не обижу.

— Вы не поняли, сеньор, — со вздохом сказал Альберто. — Я имел в виду… другое. Не сделаете ли вы больно ее сердцу?

— А вы полагаете, что у нее есть сердце?

— О да, мой друг, конечно. И на сердце у нее — очень тяжкое бремя. Поэтому я так беспокоюсь за нее.

Зант пристально посмотрел в глаза собеседнику и проговорил:

— Я, кажется, уже сказал, что не обижу ее. Неужели не понятно?

— Да-да, я верю. Но скажите: куда вы ее везете? Зант немного помолчал, потом все же ответил:

— Она намерена найти всех оставшихся в живых членов отцовской банды. Хочет найти того, кто украл у нее семейный портрет. А я знаю, где искать этих людей. Поэтому и вызвался ей помочь.

Ах да, lapictura [13], — пробормотал Альберто. — Хейси говорила об этом. Но почему же вы решили ей помочь, сеньор Чапело? Ведь это будет… не просто прогулка?

Зант с усмешкой кивнул:

— Да уж, это будет не просто прогулка.

— Я так и подумал, сеньор Чапело.

Зант внимательно посмотрел на пожилого мексиканца. Интересно, много ли Джейси ему рассказала? К счастью, Альберто больше вопросов не задавал, и Чапело вздохнул с облегчением.

Тут Джейси наконец-то закончила собирать свои седельные сумки и, повернувшись к Занту, взглянула на него вопросительно.

— Так ты готова? — спросил он. Она кивнула:

— Да, готова. Но мне надо еще кое-что сделать, прежде чем мы отправимся в путь. — Девушка повернулась к Альберто: — Сеньор Альберто, у вас здесь есть поблизости почта?

Альберто развел руками:

— Ох, сеньорита, даже не знаю…

Вот что, Альберто, сделай мне одолжение, — продолжала Джейси. — Найми человека, которому ты доверяешь, и отправь с ним письмо в пустынную землю. Вот это письмо. Я оплачу тебе все расходы.

Альберто взял письмо и решительно заявил:

— Я не возьму с тебя денег, но обязательно выполню твое поручение. Ради тебя и ради твоего отца.

Джейси кивнула и похлопала старика по плечу:

— Спасибо тебе, Альберто. Я перед тобой в долгу.

— Ты ничего мне не должна, дорогая. Главное — чтобы ты осталась в живых.

Тут Зант наконец-то решил вмешаться и проговорил:

— Джейси, нам пора. Поторопись.

— Да, едем, Чапело. Я готова.

Зант подхватил с пола ее сумки, затем взял девушку под руку, и они вышли из комнаты.

Глава 9

Дневной переход оказался на редкость тяжелым, так что не было ничего удивительного в том, что к вечеру Джейси едва держалась в седле. Поначалу они ехали строго на юг вдоль речки Санта-Круз. Затем свернули на восток и пересекли пустынное плато, добравшись до сухих прерий.

Уже на закате Зант придержал коня и остановился у ветхой хижины, стоявшей у одинокого утеса. — Джейси с сомнением в глазах покосилась на своего спутника.

— Неужели именно здесь живет Талли Джексон? — спросила она.

Зант кивнул и проворчал:

— Думаю, что здесь. По крайней мере пять лет назад он жил именно здесь. Но сейчас… Похоже, тут никого нет.

Джейси окинула Занта презрительным взглядом:

— Какой же из тебя проводник, Чапело? С информацией пятилетней давности от тебя никакого проку. Видимо, напрасно я с тобой поехала.

Зант молча взглянул на девушку и вздохнул. Постучав в дверь, прокричал:

— Эй, есть кто живой? Мы ищем Талли Джексона! Они переглянулись.

— Что ж, — пробормотал Зант в смущении, — я так и… И тут вдруг из-за двери послышался женский голос:

— Кто его спрашивает?

Зант уже собрался ответить, но в следующее мгновение дверь отворилась, и они увидели исхудавшую женщину, одетую в лохмотья.

Джейси бросила взгляд на Чапело и поняла, что он крайне удивлен.

— Добрый вечер, мэм. Я Чапело, а это Джейси Лолес. Мы с ней ищем…

— Да-да, я уже слышала, кого вы ищете. Только Талли здесь нет. — С этими словами женщина сплюнула им под ноги и попятилась в темноту хижины. Потом вдруг крикнула: — Не о чем мне разговаривать с Лолесами! А с Чапело — и подавно! Ни те ни другие ничего хорошего мне не сделали. Убирайтесь отсюда немедленно! — Внезапно женщина снова появилась в дверях. Теперь в ее руках было ружье, на стволе которого заиграли лучи заходящего солнца. — Убирайтесь! — повторила она.

Чапело выругался сквозь зубы и продолжил:

— Думаю, надо ей заплатить. Возможно, тогда она станет более сговорчивой. — Вновь повернувшись к хижине, он сказал: — Мэм, мы заплатим вам. Только объясните, где найти Талли. Нам надо с ним поговорить.

— Заплатите мне? А зачем мне ваши деньги? К тому же я уже сказала вам, что Талли здесь нет. И теперь никто с ним поговорить не сможет. Кроме дьявола, разумеется. Он умер года три назад.

Джейси повернулась к Занту и прошептала:

— Быть может, она лжет? Может, Талли прячется где-то в доме, потому что не хочет говорить с нами?

Зант отрицательно покачал головой:

— Нет, Джейси, едва ли. Я думаю, он действительно мертв. К тому же эта дама, — он покосился на женщину с ружьем, — шутить не намерена. Но если хочешь сама с ней поговорить, не буду тебе мешать.

Решив принять вызов, Джейси повернулась к женщине:

— Скажите, а как он умер?

— Как умер? Я пристрелила его, вот так-то. И если вы не уберетесь отсюда, то и вас пристрелю, ясно?

Джейси энергично закивала:

— Да-да, я все поняла. Извините за беспокойство. Когда они отъехали от хижины, девушка повернулась к Занту и проворчала:

— Если ты такой умный, Чапело, то, может быть, скажешь, где его могила?

Она действительно пристрелила его, Джейси. Неужели ты думаешь, что она удосужилась устроить ему похороны? Наверное, оттащила его подальше от дома и оставила на растерзание грифам. Джейси криво усмехнулась:

— А может, она его съела? Похоже, ей не часто приходится обедать.

Зант невольно рассмеялся:

— Почаще напоминай мне, чтобы я не морил тебя голодом, дорогая.

Джейси пропустила шутку мимо ушей.

— А кто у нас следующий?

— Для начала мне хотелось бы разбить лагерь где-нибудь у воды и перекусить, — ответил Зант. — Поедешь со мной?

* * *

Расстилая у костра спальные мешки, Джейси вспомнила женщину с ружьем. Ведь такая действительно могла их пристрелить. Да, конечно же, именно она убила Талли Джексона.

Девушка подняла голову и посмотрела на своего спутника. Зант стоял на берегу реки, попивая из кружки горячий черный кофе. На фоне багрового заката он казался необычайно привлекательным, и Джейси невольно залюбовалась им. Осознав это, она тотчас же нахмурилась — теперь уже было совершенно очевидно: ее влекло к этому мужчине. Да, ей ужасно хотелось подойти к нему, обнять его и прижаться к нему покрепче.

«Но почему? — спрашивала себя Джейси. — Почему именно он?..»

Джейси со вздохом отвернулась: она прекрасно понимала, что ей не следовало смотреть на Занта Чапело.

Но через несколько секунд она уже снова впилась в него взглядом. Вероятно, она слишком близко подпустила его к своему сердцу, так что теперь уже ничего не могла с этим поделать.

Более того, теперь она уже даже не могла злиться на него из-за того, что он провоцировал ее все время, угрожал ей и едва не убил ее, не узнав в мужском наряде. Да и как на него злиться? Ведь Зант искренне желал ей помочь. К тому же он защищал ее, даже убивал ради нее. И вероятно, он испытывал к ней те же чувства, что и она к нему.

Странно, но она раньше никогда не думала о таких вещах. Не думала, пока не встретила Занта Чапело. «Действительно, почему именно он? — спрашивала себя Джейси снова и снова. — А может быть, он просто притворяется? — подумала она неожиданно. — Может, он притворяется, что любит меня и заботится обо мне, — на самом же деле хочет запутать меня, хочет сбить со следа, чтобы я никогда не нашла своих врагов? Впрочем, нет, едва ли… И вообще лучше не думать об этом, иначе можно сойти с ума».

Джейси снова вздохнула. Увы, она не могла не думать о Занте Чапело. И не могла оградить свое сердце от его чар. Внутренний голос кричал ей: «Джейси, беги! Беги быстрее! Беги подальше от него!»

Ей хотелось вскочить на коня и пуститься вскачь, однако она удержалась. Да и куда бы она могла сейчас уехать? К тому же следовало отдать должное Чапело — с ним действительно было безопаснее, чем без него.

Но что произойдет, когда она наконец-то докопается до истины? И что, если Чапело и есть тот, кого она ищет?

Джейси нахмурилась и снова посмотрела на своего спутника, по-прежнему стоявшего у реки. Что ж, придется приглядывать за ним. А заодно держаться подальше от его чар. О Боже, что же ей делать?

Тут Зант повернулся к ней и спросил:

— Знаешь, что тебе следует сделать?

У Джейси перехватило дыхание. Ведь не мог же он читать ее мысли…

Она пожала плечами:

— Понятия не имею. Так что же мне делать, стрелок? Он молча подошел к ней почти вплотную и, заглянув ей в глаза, обворожительно улыбнулся. Она невольно улыбнулась ему в ответ и снова спросила:

— Так что же мне делать?

— Прежде всего прекрати называть меня стрелком. Меня зовут Зант. Но это — во-первых. А во-вторых, — он указал на Рыцаря, — тебе нужно научить своего коня хорошим манерам.

— Научить коня хорошим манерам? — удивилась Джейси.

— Совершенно верно, малышка.

Джейси повернулась к Рыцарю — тот вскидывал голову и скалил зубы в сторону огненно-рыжего скакуна Чапело. Она снова улыбнулась и сказала:

— Просто моему коню не понравилась такая бешеная скачка.

— Бешеная? Что ж, пожалуй. Сангре действительно бешеный.

— Сангре?

— Нуда. Сангре значит «кровь».

— Ты дал коню такую странную кличку? — Джейси пристально посмотрела на скакуна Занта.

Сангре всхрапывал, прядал ушами и раздувал ноздри в ответ на несносные манеры Рыцаря.

— Какой он у тебя красавец! — восхитилась девушка. — Может, следовало назвать его Огненный?

Зант молча пожал плечами. Поставив пустую кружку на песок, он подошел к своему коню и, отвязав его, отвел к соседнему дереву, подальше от Рыцаря. Когда же он вернулся к костру, Джейси внимательно посмотрела на него и спросила:

— Так это все, что ты хотел мне сказать? Или тебе есть что добавить?

Зант покосился на Рыцаря и заметил:

— Но с ним явно не все в порядке.

— Он все время в плохом настроении, с тех пор как я его кастрировала.

Зант в изумлении уставился на Джейси:

— Неужели ты сама этим занималась?

— Нет-нет, не сама, но я… принимала участие. Я его успокаивала. А сделали это тем самым ножом, который я показывала тебе. Он до сих пор у меня в сапоге. Показать тебе его еще раз?

Зант поморщился и покачал головой:

— Нет, не стоит.

— Так что же я еще должна сделать, а, Чапело? Он отвернулся и сказал:

— Ничего. Ровным счетом ничего.

Взяв свой спальный мешок, Зант расположился на ночлег поближе к Сангре. И подальше от Джейси.

Покосившись на своего спутника, девушка невольно улыбнулась. Затем сняла оружейный пояс с «кольтом» в кобуре и, забравшись в спальный мешок, почти тотчас же уснула.

Проснувшись на следующее утро, Джейси сразу же почувствовала: что-то случилось. Приподнявшись, она осмотрелась. Каково же было ее удивление, когда она не увидела ни Занта, ни Сангре! К счастью, Рыцарь был на месте — он нервно переступал с ноги на ногу.

Выбравшись из спального мешка, Джейси снова осмотрелась. Да, сомнений быть не могло — ни Занта, ни его коня поблизости не было. Но что же случилось? Может, Чапело просто бросил ее, сбежал? Ну да, конечно же… Он покинул ее по своей собственной воле. Мерзавец, как и все мужчины. Если бы была борьба, Рыцарь поднял бы ужасный шум и она бы наверняка проснулась.

Тут Рыцарь вдруг вскинул голову и захрапел — он явно что-то почувствовал. Джейси тотчас подобрала свой пояс с «кольтом» и бросилась под прикрытие ближайшего куста. Вытащив из кобуры револьвер, она замерла в напряженном ожидании.

Долго ждать не пришлось. Несколько секунд спустя к лагерю подъехал Зант. Увидев девушку с «кольтом» в руке, он ухмыльнулся и сказал:

— Доброе утро, Джейси. Ты кого-то ждешь? Кого же именно?

Джейси едва не вспылила. Стиснув зубы, она проворчала:

— Тебя, разумеется.

Зант спешился и подошел к ней:

— Ждешь от меня неприятностей, Джейси? Она пожала плечами:

— Да, наверное, жду. — Пристально посмотрев на своего спутника, она спросила: — А где ты был?

Зант снова ухмыльнулся:

— Тебе было страшно без меня?

Джейси хотелось разразиться отборной бранью в адрес Занта, однако она сдержалась.

— Нет, Чапело, ты ошибаешься. Но ты не ответил на мой вопрос. Где ты был?

— Соскучилась?

Тут уж Джейси не выдержала и в ярости прокричала:

— Заткнись, негодяй!

Зант весело рассмеялся и привлек девушку к себе. По братски поцеловав ее в лоб, он сказал:

— Вижу, что ты ужасно соскучилась.

Джейси вырвалась из его объятий и подошла к своему спальному мешку. Засунув «кольт» под мешок, она направилась к молодым дубкам, росшим неподалеку.

Зант последовал за девушкой.

— Куда ты идешь, Джейси? Не глядя на него, она ответила:

— Не твое дело, Чапело. Мне надо побыть одной. Твоя помощь не потребуется.

Зант по-прежнему шел следом за ней, и Джейси, обернувшись, проговорила:

— Мне надо уединиться. Неужели не понимаешь? Отстань от меня.

Зант подошел к ней почти вплотную и с улыбкой сказал:

— Малышка, не сердись.

— Отстань, Чапело.

— А разве тебе уже не хочется узнать, где я был?

— Нет!

Если он не уйдет, ей придется пританцовывать на месте. Но Зант нарочно не спешил уходить. Скрестив на груди руки, он поглядывал на нее с улыбкой.

— Чапело, если ты не уйдешь, я всажу тебе нож в сердце!

— Скорее намочишь штаны… вернее, юбку.

Он не ожидал, что она решится. Но ей было все равно. Задрав юбку, Джейси присела прямо там, где стояла. Чапело неопределенно хмыкнул и повернулся к ней спиной. Ему было неловко, но он все же не уходил. И она знала, что он не уйдет.

— Хорошая из тебя получается мишень, Чапело. Зант переминался с ноги на ногу.

— Ты… занимайся своим делом. А я тебе расскажу кое-что. Я встал рано и вернулся к хижине Талли Джексона — на тот случай, если вдова действительно блефовала. Я понаблюдал за местом несколько часов, но никаких следов Талли не обнаружил. Так что она говорила правду.

Джейси поднялась и привела в порядок одежду. Ее заинтересовал рассказ Занта. По крайней мере он отнесся к делу серьезно. Уже возвращаясь к лагерю, она сказала:

— Спасибо, Чапело. Жаль только, что Джексона нет в живых.

* * *

Позавтракав, они снова тронулись в путь и несколько часов спустя подъехали к невысокой, но крепкой изгороди, окружавшей ранчо Баки Дэвиса. Было очевидно, что этот человек очень неплохо обустроился. За изгородью прогуливались породистые быки и лошади, повсюду колосились посевы, отгороженные от животных. А все хозяйственные постройки были такие же крепкие и надежные, как изгородь.

Тут к ним подъехал сам хозяин, сидевший на упитанной лошади.

— Парень, неужели ты?! — воскликнул Баки Дэвис; он смотрел на Занта, добродушно улыбаясь. — Нуда, конечно же, это Зант Чапело! Парень, когда мы с тобой виделись в последний раз? — Протянув Занту свою огромную загорелую ручищу, Баки с улыбкой продолжал: — Наверное, лет пять прошло, никак не меньше.

— Верно, пять лет, — кивнул Зант. Взглянув на свою спутницу, он добавил: — Познакомься, Баки. Это Джейси Лолес.

Дэвис с удивлением посмотрел на девушку.

— Боже всемилостивый! — воскликнул он. — Неужели Чапело и Лолес снова в одной банде?! Я преклоняю перед вами колено, юная леди. Так вы и есть малышка Джейси? Ваш папаша трещал про вас без умолку. Все время повторял, что вы его копия и что вы его любимица. Как он поживает? Все такой же желчный, каким был в молодости?

Джейси не знала, что ответить, и Зант пришел ей на помощь:

— Баки, дружище, мы к тебе по делу.

Дэвис внимательно посмотрел на девушку, затем снова повернулся к Занту:

— Что ж, если по делу, рад буду помочь. Я сейчас открою вам ворота. Заодно пообедаете у меня. Мария и девочки что-нибудь приготовят.

Десять минут спустя Джейси с Зантом вошли в дом, и хозяин представил их всем членам своей семьи — жене Марии, дочерям и внучатам. Затем гости и Баки сели за дубовый стол, и им подали напитки. После этого Мария занялась обедом, а Зант поведал хозяину историю Джейси Лолес.

— Вот что привело нас к тебе, Баки, — сказал он, закончив свой рассказ.

Дэвис вздохнул и, взглянув на Джейси, произнес:

— Мне очень жаль, мисс Лолес. Надеюсь, вы не думаете, что я причастен к этому?

Джейси отрицательно покачала головой:

— Нет-нет, мистер Дэвис, я прекрасно понимаю, что вы ни при чем. Конечно, раньше я этого не знала, но теперь-то, познакомившись с вами, убедилась: вы честный человек.

— Спасибо за доверие, маленькая леди. Мне действительно очень жаль, что с вашими родителями такое случилось. Я их очень любил. Особенно вашего отца. Он был мне как брат. — Баки ударил кулаком по столу: — Черт возьми, как бы я хотел вам помочь! Но я уже давно не общаюсь с парнями из банды, так что знаю не больше, чем вы.

Зант кивнул и вновь заговорил:

— Я тебя понимаю, Баки. Но думаю, ты все-таки можешь нам помочь. Ведь я пять лет провел в мексиканской тюрьме и сейчас совсем ничего не знаю…

— Ты сидел в тюрьме?! — Баки расхохотался. — Ты слышала, Мария?! Парень Кида сидел в тюрьме!

Мария закивала и прокричала:

— Si-si, слышу!

Зант взглянул на Джейси и увидел, что она едва заметно улыбается ему. Улыбнувшись ей в ответ, он снова повернулся к хозяину.

— Ну и история… — продолжал Баки. — Но чем же я могу тебе помочь?

Зант уже собрался ответить, но тут вдруг раздался голос Джейси:

— Мистер Дэвис, а вы были в Тусоне в тот день, когда мой отец и отец Занта… ну когда они поссорились?

Баки с усмешкой проговорил:

— Они постоянно ссорились. Какой именно день имеется в виду?

Джейси выдержала пристальный взгляд Занта и ответила:

— Я имею в виду их последнюю ссору. Баки отрицательно покачал головой:

— Нет, к тому моменту я уже ушел из банды. И ни секунды об этом не жалел. Мне бы не понравилось наблюдать, как Лолес и Чапело дошли до того, что схватились за оружие.

Тут Зант спросил:

— А ты не знаешь, из-за чего все началось? Баки снова покачал головой:

— Нет, не помню. По крайней мере точно не могу сказать. Кажется, кто-то говорил, что все вышло из-за ребенка. — Баки посмотрел в глаза Занту: — Скорее всего… из-за тебя, парень.

— Из-за меня? — Зант почувствовал, что краснеет. Баки откашлялся.

— Ты ведь, наверное, знаешь историю о том, как он оставил тебя и твою маму, предоставив вас самим себе? Ты, пожалуй, был маловат, чтобы помнить все, но… Говорят, он не раз пускал в ход кулаки, когда общался с твоей мамой. А Долее в то время уже сам был отцом двух дочерей и не терпел такого отношения к женщинам.

Зант судорожно сглотнул — на него нахлынули воспоминания детства. Внезапно чья-то рука сжала его запястье, и он, взглянув на Джейси, увидел, что она смотрит на него с грустью в глазах. Зант уже знал ее достаточно хорошо, чтобы по достоинству оценить столь редкое для нее проявление сочувствия. Не выдержав, он поднялся на ноги:

— Прошу прощения…

Все молча смотрели вслед Занту, выходившему из комнаты. Покинув дом, он миновал хозяйственные постройки и направился в сторону изгороди — ему хотелось побыть в одиночестве, хотелось успокоиться и отгородиться от терзавших его призраков прошлого. Опершись об изгородь, он со вздохом уставился себе под ноги.

Зант не знал, как долго он так простоял, но в какой-то момент он вдруг услышал шаги и понял, что к нему приближается Джейси, — он почувствовал, что это именно она. Остановившись с ним рядом, она довольно долго молчала. Наконец тихо проговорила:

— Я знаю, что тебе сейчас тяжело. Наверное, не каждый день приходится слышать такое…

Зант поднял голову:

— Бывало и хуже.

— Но ведь от этого не легче. — Джейси еще немного помолчала, затем добавила: — Баки и его семья — очень хорошие люди.

Зант улыбнулся ее попытке утешить его.

— Да, очень хорошие. Баки всегда был мне другом. И он приглядывал за мной и за мамой, когда… когда отец умер. Иногда Баки приезжал к нам и привозил мне что-нибудь в подарок. А маме он оставлял деньги, — возможно, благодаря этому я и выжил.

Девушка с удивлением взглянула на Занта:

— Деньги? Но ведь говорят, что дон Рафаэль — богатый человек.

— Да, богатый. Но дед отказался помогать моей матери. Он даже запретил ей жить в его доме после того, как она родила меня. Потому что я незаконнорожденный. Черт побери, он признал меня только тогда, когда осознал, что у него нет законных наследников.

Джейси покачала головой:

— Как можно так обращаться с собственным внуком? — Она на мгновение потупилась, затем снова посмотрела на Занта: — Сколько тебе было лет, когда умерла твоя мама?

— Три года. Почти четыре.

— Выходит, ты был совсем малышом.

Зант промолчал, и Джейси снова заговорила:

— Я вышла, чтобы пригласить тебя к ужину. Мария хочет, чтобы мы остались здесь на ночь. Правда, мне очень трудно с ней говорить. Я не понимаю ни ее испанского, ни ее английского.

Зант рассмеялся и сказал:

— Что ж, тогда пойдем в дом. Честно говоря, я ужасно проголодался.

Джейси тоже рассмеялась:

— Уверяю тебя, я еще больше проголодалась. Шагая рядом с девушкой, Зант то и дело поглядывал на нее. Он был благодарен ей за сочувствие, но не знал, как выразить свою благодарность. Наконец он решился обнять ее за плечи и прижать к себе. К счастью, она не отстранилась. Так они и шли до самого дома.

— Ну что, я была права? — спросила Джейси, покосившись на ехавшего рядом Занта.

Зант — он был гладко выбрит и тщательно причесан — с улыбкой кивнул:

— Да, Мария действительно хотела, чтобы мы остались еще на одну ночь.

— Ты думаешь, мы не помешали бы им, как вчера? Ведь у Баки слишком уж большая семья…

— Ты о том, что Мария постелила мне в доме своего зятя, а тебе — как можно дальше от меня? Просто она заботилась о твоем благочестии.

Джейси усмехнулась:

— Если я проведу у них в доме еще несколько дней, ей уже никогда не придется беспокоиться об этом. Я так растолстею, что на меня просто никто не взглянет. Я наелась, наверное, на неделю вперед.

— Замечательно! Тогда я съем все тарталетки, которые она дала нам в дорогу.

— Только попробуй, Чапело.

Тут оба рассмеялись. Рассмеялись легко и непринужденно. С той минуты как она подошла к нему у изгороди, их отношения изменились. Теперь они относились друг к другу с уважением. Казалось, что они всегда были хорошими друзьями и никогда не говорили друг другу обидные и язвительные слова.

Но увы, одной лишь дружбы ей было мало. И вовсе не дружеские чувства она испытывала, когда смотрела на Занта. Да и он то и дело бросал на нее весьма откровенные взгляды. Не выдержав его взгляда, Джейси надвинула на глаза шляпу и чуть придержала своего коня, решив проехаться немного в одиночестве. Но не проехали они и мили по пустынной прерии, как в голову ей пришла совершенно неожиданная мысль.

Пришпорив коня, Джейси догнала Занта и проговорила:

— Между прочим, это могла бы быть и девочка.

— Что?.. Какая девочка? Ты о чем?

— Ну, твой ребенок. О котором ты говорил, когда хотел, чтобы я забеременела от тебя. Кажется, ты все время называл его сыном, а ведь это могла бы быть и девочка.

На лице Чапело отразилась буря эмоций. Стараясь не смотреть на Джейси, он сказал:

— Да, конечно… могла бы получиться и дочь.

— И это бы ничего для тебя не изменило?

— Нет.

Джейси кивнула. Немного помолчав, вновь заговорила:

— Может, расскажешь мне о своих шпорах? Зант пожал плечами и нахмурился:

— Малышка, какого дьявола? О чем ты? Похоже, ты перегрелась на солнце.

— Жара тут ни причем, — заявила Джейси. — Я спросила тебя о твоих шпорах, так что потрудись ответить.

— Но что именно тебе хочется узнать?

Джейси посмотрела на его сапоги, на которых красовались серебряные шпоры. Он надел их в тот вечер, когда думал, что поймал ее отца.

— Когда ты их нацепил?

— Перед тем как возвращаться в Тусон. Просто захотелось надеть. А что, тебе тоже нужны шпоры?

— Нет, у меня есть папины.

Джейси узнала все, что хотела, и снова отстала. Зант обернулся и пристально посмотрел на нее.

— Что ты на меня так смотришь?

Зант молча пожал плечами и отвернулся.

— Черт бы тебя побрал, Чапело, — пробормотала Джейси себе под нос.

«Действительно, какого дьявола? — думал Зант. — Почему она спросила про шпоры? И почему заговорила о ребенке? Ведь я об этом уже забыл…»

Обернувшись он снова взглянул на Джейси. Она тотчас же натянула поводья и, догнав своего спутника, вопросительно посмотрела на него:

— Ты что-то хотел мне сказать? Зант с улыбкой кивнул:

— Я хотел сказать, что завтра к полудню мы доберемся до жилища Двухпалого Маккормака.

Джейси внезапно рассмеялась, и Зант понял, что развеселило ее.

— Я вспомнила папины рассказы про Двухпалого, — сказала девушка. — Он говорил, что несчастья преследовали его так, как только койоты преследуют свою добычу.

Зант снова улыбнулся:

— Да, верно. Говорят, он получил прозвище Двухпалый после того, как отстрелил себе три пальца, когда чистил свой револьвер.

Джейси сделала большие глаза и громко рассмеялась. Для Занта ее смех звучал точно рождественские колокольчики. Но обитатели пустынной прерии были на сей счет другого мнения. Ящерица, гревшаяся на огромном валуне, юркнула в свою норку. Какое-то маленькое мохнатое существо забилось под корни юкки. Два стервятника, сидевшие неподалеку, взлетели в воздух. Но Занту было на них наплевать; ему казалось, он мог бы часами слушать смех Джейси. Решив подлить масла в огонь, он проговорил:

— Интересно, как он сейчас выглядит? Наверное, ездит на трехногой кобыле и смотрит на мир одним глазом.

Джейси с улыбкой спросила:

— Как думаешь, мы сможем узнать его? Зант сделал вид, что всерьез задумался.

— Если Маккормак потерял и руки, и ноги, то мы сможем катать его по полу, чтобы выведать, не он ли взял портрет.

Джейси снова расхохоталась. Потом вдруг сказала:

— Да уж, он-то едва ли сможет наставить на нас ружье, как та женщина…

— Надеюсь, не сможет, — с улыбкой ответил Зант.

Глава 10

Когда солнце скрылось за горизонтом, они остановились у небольшого озерца и разбили лагерь. Вода в озерце была мутная и грязная, но другой поблизости не было, так что пришлось довольствоваться этой.

Джейси подошла к воде, зашла в нее по колено, утопая в иле, и принялась разгребать цветущую воду. Зант же тем временем держал коней, рвавшихся из его рук. Не стоило и сомневаться, что они не стали бы разбирать, что пьют, и в итоге могли бы отравиться.

Наполнив фляги и котелок, Джейси обернулась к Занту:

— Готово. Подведи их поближе, а то они начнут кусаться и брыкаться.

Джейси вышла из воды, а Зант завел Рыцаря и Сангре в образовавшуюся пойму относительно чистой воды. Кони припали губами к влаге, забыв о всякой вражде и стоя бок о бок. Джейси решила, что это из-за того, что они устали и их мучит жажда. А может, они пришли к соглашению? Может, отношения у них наладились и теперь все будет по-другому, будет так… как должно быть?

Джейси сокрушенно покачала головой. О чем она думает? Хотелось бы надеяться, что все еще о жеребцах.

Взглянув на Занта, Джейси невольно залюбовалась им. Его влажная Вт пота рубаха прилипла к телу, и было видно, как играют мускулы. Если бы она посмела протянуть руку и дотронуться до него — ведь он был так близко…

Вздохнув, Джейси сказала первое, что пришло в голову:

— Устал скакать весь день, да?

«О Господи, о чем я?» — мысленно воскликнула Джейси.

Зант же удивленно обернулся. Потом вдруг усмехнулся и проговорил:

— Я тебе вот что скажу: еще несколько дней такой скачки — и от меня одни кости останутся. А зад станет совсем плоским.

Джейси весело рассмеялась. Затем открыла флягу и поднесла ее к губам. Сделав несколько глотков, она утерла губы ладонью и передала флягу Занту.

— Со мной то же самое.

— Ты о чем?

Он взял из ее руки флягу, и Джейси невольно вздрогнула: когда их пальцы на мгновение соприкоснулись, ей показалось, что от него исходит нестерпимый жар. У Джейси перехватило дыхание, и она вдруг почувствовала слабость в коленях.

Зант вернул флягу и утер капли с подбородка. Внимательно посмотрев на Джейси, он спросил:

— Так о чем же ты?.. Она судорожно сглотнула.

— Э-э… Я о том, что моя задница тоже становится плоской от такой скачки.

Зант нахмурился:

— Что ты сказала?

Щеки девушки залились краской.

— Я… Нет-нет, ничего.

Джейси резко развернулась и направилась к лагерю. «Какая же ты безмозглая, — говорила она себе. — Да, безмозглая влюбленная курица!»

Внезапно Джейси остановилась и замерла на несколько мгновений. Влюбленная? Нет! Она опустила на землю котелок и фляги и бросилась к Занту. Подбежав к нему, закричала:

— Нет, черт возьми, нет!

Зант уставился на нее в изумлении:

— Джейси, с тобой все в порядке?

— Нет, потому что… Да-да, все в порядке.

— Так чего же ты так орешь?

— Я вовсе не ору.

Зант недоуменно пожал плечами, однако промолчал. Джейси отвернулась и зашагала обратно. Подобрав по дороге фляги, она пошла к лагерю. Этой стоянкой, как она заметила, пользовались не раз. Между пышным кустом и россыпью черных крупных камней располагался серый от пепла очаг. Джейси оставила котелок у очага и пошла собирать хворост для костра. Когда же она вернулась, Занта все еще не было. Однако через несколько минут он появился и сразу же принялся расседлывать коней.

Джейси нахмурилась:

— Какого черта? Почему ты так долго? Он посмотрел на нее с удивлением:

— Долго?.. Ты уверена, что с тобой все в порядке? Девушка в раздражении передернула плечами:

— Никогда не чувствовала себя лучше, стрелок. Зант в задумчивости покачал головой:

— А мне кажется, тебя что-то гложет. Каждый раз, когда ты называешь меня стрелком, ты считаешь меня своим врагом. Не сердись, малышка, но я хочу знать, что с тобой происходит. Ведь еще несколько минут назад, когда мы спустились к озеру, все было в порядке, верно? А сейчас ты бросаешься на меня как дикая кошка. В чем дело?

Джейси хотелось развернуться и убежать куда-нибудь подальше. Вот только куда? Ведь здесь, вдали от дома, вдали от людей, посреди пустынной прерии она полностью находилась в его власти. Так что ей оставалось лишь вздохнуть и смириться…

— Что ж, если хочешь, я скажу тебе, в чем дело. Зант внимательно посмотрел на нее:

— В чем же?

— Я просто проголодалась, вот и все. Ведь я с утра ничего не ела.

Зант нахмурился. Потом вдруг усмехнулся и проговорил:

— Так я, наверное, кажусь тебе лакомым кусочком, а? Джейси замерла. Он что, опять читает ее мысли?

— Что ты сказал?..

Зант улыбнулся и по-дружески хлопнул ее по спине.

— Я вспомнил про ту женщину, про вдову старины Талли. Ты тогда сказала, что она наверняка съела его. А я тебе ответил, что в таком случае мне не стоит морить тебя голодом. Или, может быть… О, Джейси Долее, неужели я стал тебе небезразличен? Может, в этом все дело?

— Не болтай глупости!

Он посмотрел ей в глаза и расхохотался. Джейси залилась краской и, вскочив на ноги, бросилась за ближайшие деревья.

— Говоришь, глупости? — услышала она голос Занта. — Не уверен, Джейси!

* * *

Коней они накормили, расчесали и оставили пастись на лужайке за камнями. Пламя костра освещало звездную ночь, и Джейси, лежавшая в своем спальном мешке, блаженно потягивалась после сытного ужина. Зант лежал по другую сторону костра, и лучше бы ему там и оставаться.

Но он почему-то поднялся на ноги. Интересно, почему? Что он задумал? Джейси наблюдала за ним, затаив дыхание. Когда же он, натянув сапоги, направился в ее сторону, она с дрожью в голосе проговорила:

— Я не сплю, так что не глупи. Зант рассмеялся в ответ:

— Не бойся, малышка, я по нужде.

Джейси закусила губу от обиды. Немного помедлив, сказала:

— Вот и иди куда шел.

Какое-то время она прислушивалась к шороху песка под сапогами Занта. Потом вдруг с улыбкой подумала: «Похоже, я уже не могу злиться на него дольше минуты. Раньше получалось, а теперь…»

— Джейси…

Она вздрогнула от неожиданности. И тотчас же послышался какой-то странный шипящий звук. Или же…

— Джейси…

Девушка нахмурилась. Выбравшись из мешка, осмотрелась. Может, ей почудилось? Да, наверное, у нее разыгралось воображение, и ей кажется, что Зант зовет ее. Но тут снова послышался шипящий звук, а затем голос ее спутника:

— Джейси…

Она вскочила на ноги и прокричала:

— Что тебе надо, Чапело? Хочешь напугать меня своим шепотом?

Но ей послышались нотки страха в голосе Занта. Может, он блефует? А если нет? Чего он мог испугаться?

— Чапело, что ты задумал? — закричала она. — Что случилось?

— Джейси, тише. Иди сюда и захвати с собой револьвер.

Она все еще не верила ему, но все же понизила голос до шепота:

— А что же случилось?

— Здесь… Иди сюда.

И тут Джейси вспомнила про странный шипящий звук. Значит, ей не почудилось. Значит, где-то рядом была гремучая змея.

— О Боже! — Она обливалась холодным потом. Подобрав свой «кольт», прошептала: — Я сейчас. Я слышала…

— Джейси…

Она замерла и вскинула револьвер.

— Что?..

— Рыцарь пятится в мою сторону… Если он почувствует змею…

— …то сойдет с ума и растопчет тебя.

Через несколько секунд она снова услышала шепот Занта:

— Спасибо, дорогая.

Джейси невольно улыбнулась — Зант мог шутить даже в такой ситуации.

— Подожди, я сейчас, — снова прошептала она. Отойдя от костра несколько шагов, Джейси ненадолго остановилась, чтобы глаза привыкли к темноте. Затем снова пошла в ту сторону, откуда доносился голос Занта. А вдруг она в темноте наступит на змею? Тогда эта тварь наверняка ее ужалит. Вероятно, змея уже приготовилась к броску…

Вдруг Джейси наткнулась на что-то большое и теплое. Сначала она решила, что это Зант, но потом сообразила: он не может быть таким огромным. Протянув руку, Джейси поняла, что перед ней конь. А поскольку Сангре не подпустил бы ее к себе, то это мог быть только Рыцарь.

— Почему ты меня пугаешь? — ласково проговорила Джейси, погладив коня. Тот повернул к ней морду и всхрапнул.

Тут Джейси снова услышала треск «погремушки» в хвосте гремучей змеи и замерла. Змея находилась где-то слева, причем очень близко. Немного помедлив, Джейси шаркнула ногой, чтобы змея снова загремела хвостом, обозначив точнее свое местоположение. Змея тут же «отозвалась».

Вот только на кого эта тварь сейчас смотрит? На Занта или на нее? Ах, если бы она была уверена, что змея повернулась хвостом к ней! Она просто схватила бы ее за «погремушку» и отбросила бы подальше, как не раз делала дома, где гремучих змей было множество.

Тут Джейси вдруг поняла, что давно не слышала ни звука от Занта. Неужели змея уже ужалила его? Может, он сейчас лежит на песке, умирая и корчась в предсмертных конвульсиях? Впрочем, нет. Если бы змея его ужалила, он бы наделал много шуму и она попросту уползла бы. Обычно так они и поступают. Хотя иногда продолжают жалить в исступлении. Это зависит от того, насколько… Ах, о чем она думает? Змею надо просто пристрелить! Зант ожидает этого и наверняка уйдет с линии огня.

Джейси вскинула руку с револьвером и громко крикнула:

— Берегись, Зант!

Затем она открыла беглый огонь. Несколько пуль угодили в огромный валун, выбив сноп искр и отрикошетив куда-то во тьму. Но несколько точно попали во что-то, так как врезались в плоть бесшумно. Джейси молилась, чтобы попасть в змею, а не в Занта. Решив, что он предпочел бы быструю смерть от пули, нежели долгую и мучительную от яда змеи, она стреляла, пока ее «кольт» не опустел. На какое-то время воцарилась жуткая тишина, а потом послышался голос Занта:

— С ума сошла?! Убить меня хочешь?! Ты отстрелила этой твари голову, и она ударилась прямо об мою грудь. Я так перепугался, что у меня руки до сих пор дрожат и я не могу застегнуть штаны.

Джейси вздохнула с облегчением и прокричала:

— Эй, Чапело, ты что, даже не поблагодаришь меня?

— Поблагодарить тебя? — Судя по голосу, Зант уже обошел камень и приближался к ней. — За что? За то, что ты едва не пристрелила меня? Пули так и свистели вокруг. Я отскочил и пригнулся, только это меня и спасло. Поверь, я действительно ужасно испугался.

Джейси почувствовала, что Зант прошел рядом с ней и направился в сторону лагеря. Усмехнувшись, она прокричала ему вслед:

— Но я ведь предупредила тебя, разве нет?

Зант не ответил, и Джейси невольно улыбнулась. Неужели он и впрямь так испугался змеи? Покачав головой, Джейси направилась к костру. Окинув взглядом лагерь, она почти сразу же увидела Занта. Он сидел на своем спальном мешке и стаскивал сапоги. И он даже не поднял голову, когда она подошла к огню.

Пожав плечами, Джейси села на свое одеяло и стала перезаряжать «кольт», ловко извлекая пули из патронташа и вставляя их в патронники в барабане. Внезапно она заметила, что стало темнее, и, подняв глаза, увидела перед собой сапоги Занта. Какое-то время он молчал, затем сказал:

— Прости, что повысил на тебя голос, Джейси. И… спасибо.

Не глядя на него, она ответила:

— Не за что меня благодарить. Ты бы сделал то же самое.

— Конечно, сделал бы. — Он взял ее за подбородок и заглянул ей в глаза. — Джейси, поверь, я действительно очень тебе благодарен. Ты спасла мне жизнь, хотя могла и не делать этого. Тебе стоило просто подождать у костра, и я бы никогда больше не досаждал тебе.

Джейси почувствовала, как при мысли об этом сердце ее сжалось. Стараясь успокоиться, она ответила:

— Такая мысль приходила мне в голову, но наши с тобой споры не должна разрешать змея. Я никогда не уклонялась от драки. И я никогда не выбираю легкие пути, Чапело. Когда же придет час, мы будем в равных условиях. И все решится честно.

Зант опустил руку и, отступив на шаг, проговорил:

— В любом случае — спасибо. — Развернувшись, он направился к своему мешку.

Джейси закончила заряжать револьвер. Дрожь пальцев и слезы, застилавшие глаза, не облегчали ей задачу.

На следующий день Зант и Джейси, укрываясь за огромным валуном, отстреливались от Двухпалого Маккормака и его приятеля Энджела Паттерсона — те вели по ним сумасшедший огонь с обеих рук.

Перезаряжая револьвер, Зант процедил сквозь зубы:

— Мерзавцы… Вот уж не ожидал…

Внезапно стрельба стихла, и Джейси удивленно сказала:

— Зант, смотри… Что это?

Зант бросил взгляд в сторону хижины Маккормака.

— На что смотреть? Ты о чем?

— Да смотри же! Вон, на шесте!..

Зант взвел курок и снова посмотрел в сторону хижины. Рядом с ней из-за укрытия торчал длинный шест, на конце которого колыхалась некогда белая рубаха.

— Похоже, они выкинули флаг перемирия, — заметил Зант.

Джейси пожала плечами:

— Возможно, но почему?

— Может, это уловка?

— Может, и так. Что будем делать?

Зант надолго задумался. В конце концов он решил, что белая рубаха все же флаг перемирия, а не уловка. Повернувшись к девушке, он проговорил:

— Только не высовывайся. Посмотрим, что они задумали. Пусть следующий ход делают сами.

Джейси утвердительно кивнула:

— Ты прав. Лучше подождать.

Ждать пришлось недолго. Вскоре со стороны хижины раздался скрипучий голос:

— Эй, кто вы такие?

Зант дулом пистолета сдвинул шляпу на затылок и прокричал:

— Ты бы уже знал это, старый койот, если бы не начал палить из обоих стволов, едва заметив нас! Твое счастье, что ты не попал в наших коней! Вот только где их теперь искать?

— Не бойся, парень, вернутся твои кони. И не заставляй меня повторять вопрос. Так кто вы такие?

— Я — Зант Чапело, сын Кида. А девушка — Джейси Лолес.

— Ты что, парень, спятил? Джейси Лолес девицей никогда не был! Так кто же с тобой?

Зант выругался вполголоса и, повернувшись к своей спутнице, сказал:

— Лучше ты объясни им все. Джейси кивнула и тут же крикнула:

— Меня зовут Джейси! Я вторая дочь Лолеса! Меня назвали в его честь!

На несколько минут воцарилась тишина. Видимо, Паттерсон и Двухпалый совещались. Наконец Маккормак прокричал:

— Ладно, мы вам верим! Хотя Энджел и говорит, что никогда бы не подумал, что Чапело и Лолес могут договориться. Но это ничего не меняет. Что вам тут нужно?

— Мы просто хотели с вами поговорить, — откликнулся Зант.

— О чем? — раздался голос Двухпалого. Немного помедлив, он добавил: — Мы ничего не знаем.

— Но вы даже не знаете, что нас интересует, верно?

— Прекрасно знаем. Вы здесь из-за денег. Но у нас ничего нет, поняли?

Зант нахмурился и посмотрел на Джейси. Та молча пожала плечами. Он снова повернулся к хижине и спросил:

— О каких деньгах вы говорите?

В хижине какое-то время молчали, потом Паттерсон заявил:

— Если не знаете, так мы и не скажем. Думаете, мы такие болваны?..

Зант улыбнулся и крикнул:

— Всем известно, что вас не проведешь! Номы здесь не из-за денег! Мы хотели расспросить вас про самого Лолеса! Хотели кое-что узнать…

— Узнать?.. А его здесь нет.

Тут терпение Занта лопнуло, и он заорал:

— Ты старый идиот, вот ты кто! — Он вздохнул и, понизив голос, продолжал: — Лолеса и его жену убили в их собственном доме, и мы хотели…

— Мы его не убивали. Убирайтесь!

Занту хотелось снова схватиться за револьвер, но он все же сдержался и, повернувшись к Джейси, спросил:

— Скажи, как твой отец терпел в своей банде таких болванов?

Джейси саркастически хмыкнула:

— Возможно, в молодости они были умнее. Ведь сейчас они совсем старики. Наши с тобой отцы были, пожалуй, самыми молодыми в банде.

— Да, верно, — кивнул Зант. — Но если это то, что ждет меня в будущем, то лучше бы я умер от яда змеи.

Джейси невольно рассмеялась:

— Прости, что не подумала об этом. Зант снова вздохнул и проворчал:

— Знаешь, еще пять минут такой болтовни, и я пристрелю их обоих.

— А по-моему, они очень забавные. И они сумели так быстро разозлить тебя… Даже мне это так быстро не удавалось.

— Если они тебе так нравятся, может, сама с ними договоришься?

Джейси взглянула Занту прямо в глаза:

— Почему бы и нет? — Чуть привстав, она посмотрела в сторону хижины. Затем снова повернулась к Занту: — Флага нет. Что бы это значило? — Выпрямившись во весь рост, Джейси закричала: — Эй, в хижине! Мне только нужно показать вам шпору и задать несколько вопросов! Клянусь именем отца!

Ответом ей была тишина.

— Эй, в хижине! — вновь закричала Джейси. Но ей и на сей раз не ответили.

— Не нравится мне это, — проворчал Зант.

— Мне тоже. Как думаешь, что они замыслили?

— Не знаю. Может, перезаряжают оружие. А может, заснули. Или же улепетывают через черный ход.

Зант осмотрел густые заросли, уходящие вверх по склону холма за домом Двухпалого. Никакого движения. Он подобрал камень и запустил им в окно хижины. Но никакой реакции со стороны стариков не последовало.

— Да, Зант, похоже, ты был прав. Вот только кто пойдет проверять, так ли это?

— Кто-то из нас, я полагаю.

— А знаешь, что я подумала? Поскольку ты не хотел бы помереть таким же противным старикашкой, то идти должен ты.

— Спасибо, малышка.

— Пожалуйста. Я тебя прикрою.

— Только не пристрели меня, Джейси.

— Постараюсь.

Зант медленно направился к дому. Он был готов к любым неожиданностям, но никто не стрелял в него. Старики вообще не подавали никаких признаков жизни. Подойдя к хижине, Зант заглянул в окно и тут же отпрянул, нырнув под подоконник. Он успел заметить в темной и грязной комнате обшарпанную мебель, объедки на столе и кучу рваного тряпья на полу. Однако стариков там не было.

Запрыгнув на подоконник, Зант забрался в комнату. На полу валялась белая рубаха Двухпалого. Зант выставил ее в окно и помахал Джейси. Подождав ее, он открыл внутреннюю дверь и вскинул револьвер, готовый стрелять во все, что движется. Но стрелять было не во что. Он чуть расслабился, но не спешил убирать свой «кольт» в кобуру.

Джейси осмотрела комнату.

— Сбежали, как мы и думали. Зант кивнул и проговорил:

— Да, вот через эту дверь. — Он указал дулом револьвера в сторону холма: — Глянь-ка, Джейси.

— Ты про ту тучу пыли на холме?

Зант снова кивнул и убрал «кольт» в кобуру. Взглянув на свою спутницу, проговорил:

— Что ж, малышка, в нашем списке остался только один член банды, которого мы не навестили. А эти двое… Как думаешь, нам стоит пуститься за ними в погоню?

Девушка отрицательно покачала головой:

— Вряд ли они знают хоть что-нибудь, что не происходит у них под носом. Да и того, что творится у них на глазах, они не знают.

Зант рассмеялся:

— Да, верно. Тогда пойдем. Разыщем коней и тронемся в путь. Не хочу, чтобы старики умерли от жары, дожидаясь в кустах, когда мы уедем отсюда.

— Черт возьми, Джейси, мы уже два часа гоняемся за твоим мерином. Сколько же можно?

— А что, Чапело, твой хромоногий друг выдержит нас двоих?

— Он вовсе не хромоногий. Не оскорбляй моего коня!

— А ты не оскорбляй моего.

— Не оскорблять?! Да я скормлю его койотам, если он не объявится в ближайшие полчаса.

— Чапело, убери от меня свою руку! Немедленно убери!

— Да я даже не прикоснулся к тебе.

— Эй, посмотри туда! Я, кажется, заметила какое-то движение в зарослях.

— Твой мул настолько туп, чтобы лезть в заросли?

— Мой мул?! Да ты на своего переростка посмотри!

— Сангре — превосходный жеребец арабских кровей.

— Ах, прости, значит, я говорила о тебе.

— Ну все, с меня хватит. Не желаешь ли прогуляться пешком, пока твой конь не объявится?

— Ну и замечательно. Все равно на спине твоего мула слишком жарко. К тому же ты все время прижимаешься ко мне своими костями.

— Только осторожнее с него спрыгивай, а не то… упадешь на зад, как ты только что… Ты в порядке?

— Не беспокойся, со мной все в порядке.

— Тогда садись в седло, Джейси. Ты не сможешь идти по такой жаре. Слышишь, что я говорю? Залезай немедленно!

— Не смей приказывать мне, Чапело! Не имеешь права!

— Нет, имею.

— Но я не собираюсь подчиняться твоим приказам!

— Джейси, пойми, до жилища Бафорда — два верховых перехода. Следовательно, тебе придется идти пешком дней пять, а то и все семь. Неужели ты согласна на это?

— Я бы справилась. Но я уверена, что найду Рыцаря.

— Надеюсь, что найдешь. Ладно, не глупи, садись в седло.

— Сначала извинись.

— Берегись скорпиона.

— Да он дохлый. Слушай, Зант, на Рыцаре почти все мои припасы и мой спальный мешок. Ты не думал о том, что нам придется провести ночь в одном мешке?

— Ты серьезно? В таком случае я сейчас же прекращу поиски твоего мерина и воспользуюсь предложением.

— Заткнись! Это было не предложение, а угроза. Я не собираюсь спать с тобой. Ни за что и никогда.

Зант с ухмылкой пожал плечами:

— Что ж, не сегодня так не сегодня.

— Я сказала, никогда!

— Никогда — очень длительный срок, мисс Лолес.

— Как раз для тебя, мистер Чапело.

— Я все же надеюсь, что это произойдет гораздо раньше.

— Напрасно надеешься.

— Ладно, не будем об этом. Так за что же я должен извиниться?

— Ох, я уже забыла. Ах да… Ты назвал моего коня мерином.

— Что ж, извини, что твой конь — мерин.

— Ха-ха, ужасно смешно! Знаешь, Чапело, что я тебе скажу?.. Я жду не дождусь, когда мы доберемся до жилища Бафорда. Потому что после этого мне не придется мириться с твоим отвратительным характером. Я вернусь в Тусон, а ты можешь убираться к дьяволу.

— Все это замечательно, малышка. Но мне кажется, что Бафорд едва ли знает то, чего не знали другие.

— А я уверена, что знает.

— Эй, куда ты?!

— Я нашла Рыцаря!

Глава 11

Они подоспели вовремя — Джо Бафорд умирал. Их подвела к кровати больного жена, женщина с печальным лицом. Джейси сразу же почувствовала, что Элма Бафорд была хорошей женой и любила своего мужа.

Опустившись в кресло, стоявшее у кровати, Джейси довольно долго молчала — она не знала, с чего начать разговор. Наконец вопросительно взглянула на Занта. Тот молча кивнул, пытаясь подбодрить ее. Она снова посмотрела на Джо — он казался необыкновенно бледным и исхудавшим, и глаза его были закрыты.

Джейси обернулась к Элме:

— Я бы не хотела беспокоить его, если он спит. Элма кивнула:

— Может, и спит. В последнее время он много спит. Как будто жизнь выела его изнутри, лишив сил. Но вы не бойтесь, будите его, если вам очень надо с ним поговорить. Это не повредит ему. Мне думается, что он достаточно скоро сможет отдохнуть от всего.

Сердце Джейси защемило от жалости и сострадания к этой круглолицей женщине.

— Вам, молодым, нужно перекусить с дороги, — продолжала миссис Бафорд. — Я приготовлю что-нибудь, пока вы будете говорить. Только не давите на него, если он не сможет помочь.

— Нет-нет, что вы… Не беспокойтесь, пожалуйста.

— Знаете, к нам редко кто заезжает, так что я соскучилась по болтовне. Не обращайте на меня внимания. — Кивнув девушке, Элма направилась на кухню.

Джейси опять посмотрела на Занта, он, опустив руку ей на плечо, снова кивнул. Наконец она решилась заговорить с больным:

— Мистер Бафорд, вы меня слышите?

Почти прозрачные веки с синими прожилками вен медленно поднялись, и на Джейси взглянули карие глаза с желтыми белками. Затем Джо перевел взгляд на Занта:

— Я знал, что вы придете. Вы оба очень похожи… похожи на своих отцов.

Джейси покосилась на своего спутника:

— Неужели он узнал нас?

— Да, узнал. Спрашивай, Джейси.

Она кивнула и снова повернулась к Джо:

— Мистер Бафорд, я хотела…

— Зови меня просто Джо, все меня так называют. Джейси попыталась улыбнуться.

— Хорошо, Джо. Нам необходимо узнать правду о наших отцах.

Джо долго молчал. Его бледное лицо исказилось гримасой боли. Наконец он заговорил:

— То, что я скажу, нелегко мне дается…

— Мы знаем, — прошептала Джейси. — Кое-что нам уже рассказали.

— Это хорошо, это облегчит мне задачу. Твой папа ведь мертв, не так ли? Иначе ты бы не приехала сюда.

— Откуда вы знаете?

— Я сейчас ближе к нему, чем к вам, так что я-то знаю…

— Что именно вы знаете? — спросила Джейси.

Я многое знаю. Знаю, например, почему твой отец убил его отца. — Джо глазами указал на Занта. — Мой рассказ будет долгим, так что садитесь поближе ко мне. Можете сесть на кровать.

Когда Зант и Джейси устроились на краешке кровати, Джо снова заговорил:

— Это случилось много лет назад. Мы тогда были молоды и безрассудны, а Джейси Долее был нашим главарем. Никто никогда не оспаривал его приказы. Он был лучшим всегда и во всем. А Кид был единственным, кто постоянно перечил ему. Особенно часто они спорили по одному поводу… Видишь ли, парень, твой отец не заботился о тебе и твоей матери, а Долее считал, что следовало бы. Он сам к тому времени уже дважды стал отцом. И ему хотелось отойти от дел. Как и всем нам. За исключением Кида.

Джо замолчал, закрыв глаза. Отдохнув, продолжил:

— В тот памятный день Кид вернулся из своей норы в прескверном настроении. Он бесился из-за того, что мы собирались разъехаться по домам. Он сказал, что только он знает, что такое находиться вне закона. Начал орать на нас и называть ничтожествами и трусами. Лолес слушал-слушал, а потом встал и сказал, мол, не соизволит ли Кид объясниться.

Джейси с Зантом молча переглянулись, затем снова повернулись к Джо.

— Кид сказал, что убил и ограбил какую-то семью на дороге. Они вроде бы направлялись в Калифорнию. Одни. Он нагнал их на перевале Апачи и убил. Всех, кроме крохотной девочки. Забрал какие-то вещи, а самих оставил на съедение койотам и грифам.

— Крохотной девочки? Какой девочки, Джо? Как ее звали?

— Не знаю. Никогда не слышал ее имени. Так вот, Лолес сделал то, что сделал бы любой из нас на его месте. Мы ведь никогда не нападали на простых людей. Только на банки и поезда. Мы наказывали только тех, кто этого заслуживал. А вот Кид… Он был другой, совсем другой. Его и в банде-то держали только потому, что никто не хотел с ним ссориться, — своих врагов он уничтожал беспощадно.

Джо снова замолчал.

— А дальше? Что было дальше? — не выдержала Джейси.

— Когда Лолес услышал, что Кид оставил ребенка умирать от голода на перевале Апачи, он просто взбесился. Завязалась драка. Но оба были хорошими бойцами, и дело на кулаках решиться не могло. Тогда Лолес предложил Киду выйти на улицу и решить дело старым, проверенным способом.

Зант вскочил на ноги и ринулся к двери. Но у самого порога остановился и направился к окну. Вцепившись обеими руками в подоконник, он замер словно завороженный.

А Джо между тем продолжал:

— Так вот, мы все, ясное дело, выбежали за ними. Кто же такое пропустит? Кид давно ждал этого случая. Ему нужен был лишь повод. Но Лолес считался самым быстрым стрелком на Западе. Я никогда не видел такой скорости. По крайней мере в те дни. Они стали друг против друга. Кид потянулся к револьверу, но Лолес, конечно же, оказался проворнее. Пуля угодила Киду в грудь. Падая, он умудрился выстрелить, но промахнулся, и Джейси добил его вторым выстрелом.

— Мерзавец! — воскликнул Зант. В следующее мгновение он выбежал из дома.

Джейси, вскочив на ноги, хотела броситься за Зантом, но Джо остановил ее:

— Оставь его, он уже взрослый. Он должен сам пройти через это.

— Но как же… Я не могу…

Тут в комнату вошла жена Джо. Взглянув на девушку, она сказала:

— Нет, можешь. Если любишь его, то можешь.

«Откуда она знает? — изумилась Джейси. — Неужели любовь к Занту написана у меня на лбу? И если так, то видит ли это сам Зант?» Она со вздохом опустилась на кровать. Джо внимательно посмотрел на нее и вдруг спросил:

— Может, ты и есть та девочка? Джейси отрицательно покачала головой:

— Нет, я средняя дочь. Младшая — Глория. Наверное, это она. И вы ведь сами сказали, что я очень похожа на отца.

— Глория? — переспросил Джо. — Значит, так твои родители ее назвали…

— Да, Глория, — кивнула Джейси.

— Что ж, красивое имя. Но тогда получается, что из родных дочерей именно ты младшая?

Джейси снова кивнула:

— Да, выходит, что так.

Джо взял со стоявшего у кровати столика стакан с настоем из трав и сделал несколько глотков. Потом вновь заговорил:

— После поединка с Кидом Джейси вскочил на коня и умчался. Мы думали, что он не вернется. Но он вернулся, и девочка была с ним. Он был очень спокоен, как будто обрел наконец-то покой в сердце. Он сказал, что уходит из банды и нам советует поступить так же.

Тут дверь открылась, и в комнату вошел Зант. Не говоря ни слова, он снял шляпу и занял свое место на краю кровати. Джо пристально посмотрел на него, затем продолжил рассказ:

— К тому моменту как Лолес вернулся, мы уже похоронили Кида. Отдав ребенка мне на руки, Джейси подошел к могиле, опустился на одно колено и долго говорил что-то вполголоса. Затем взял у меня малышку и сказал, что поедет в ближайший поселок и найдет там кормилицу для девочки. В общем, он уехал, и больше я его не видел. Ни разу.

Джо умолк. Зант и Джейси тоже молчали. Несколько минут спустя Джо вздохнул и проговорил:

— Хороший он был человек, этот Джейси Лолес. Да, лучший из всех, что я встречал за свою жизнь. Человек чести и принципов. У него был свой кодекс чести… Он и нас всех заставлял держаться своего кодекса… По крайней мере пока мы были с ним. И меня он ни разу не обидел. Да, ни разу.

У Джейси задрожали губы, а по щекам потекли слезы. Джо закрыл глаза и отвернулся к стене. Сердце девушки защемило от жалости к этому старому, больному человеку. Как будто она пережила с ним столько же, сколько довелось пережить ее отцу. Джейси подняла глаза на Занта. Тот сидел, опустив голову и теребя пальцами свою широкополую шляпу. Видимо, почувствовав ее взгляд, Зант вздохнул:

— Мой отец был мерзавцем.

По щекам девушки снова покатились слезы. Ей было жалко Занта, ей было жалко Джо, жалко своего отца. Вот только слов подходящих она подобрать не могла.

После обеда, попрощавшись с Джо, Джейси и Зант )седлали коней.

— Куда вы сейчас? — спросила провожавшая их Элма. Джейси в растерянности пожала плечами. Ведь им с Зантом так и не удалось выяснить, кто украл портрет прабабушки Ардис. Девушка посмотрела на своего спутника, но тот молчал. Снова повернувшись к Элме, она ответила:

— Даже не знаю… Наверное, поедем обратно в Тусон.

— В Тусон? А я думала, вы поедете в Мексику. Джейси и Зант переглянулись.

— Почему в Мексику? — спросила девушка.

— Но ведь именно туда отправились те трое. Зант в изумлении уставился на Элму:

— Трое? Какие трое? Когда?

— Те трое, что были здесь несколько месяцев назад, — ответила Элма. — Мне они ужасно не понравились. Они приезжали расспрашивать Джо.

— И что он им сказал? — Джейси затаила дыхание в ожидании ответа.

— Да ничего. Я их даже на порог не пустила. Джо уже был очень плох, а тут они… Я думала, они меня поколотят, но на холме, вон там, — Элма указала на высокий холм, — появился индеец. Он стоял и молча наблюдал за ними. Они не решились ничего делать при нем и уехали ни с чем.

— Элма, это, возможно, очень важно, — сказала Джейси. — Они ничего не говорили о… Что именно они хотели узнать?

— Они спрашивали, где обосновался твой отец. Я сказала им, что где-то далеко. Кроме этого, я все равно ничего не знаю. Они показали мне серебряную шпору, такую же, какие носили парни из «необузданных». Они сказали, что это шпора Кида. Странно, правда? Но самое странное было то, что они все время спрашивали про ту девочку, которую подобрал Джейси. Сказали, что она их интересует больше всего.

Джейси обернулась и посмотрела на Занта:

— Боже мой, так им нужна Глория. Лицо Занта потемнело.

— Это дон Рафаэль, я уверен.

Развернув коня, Зант вонзил в его бока шпоры, и Сангре галопом помчался по дороге. Джейси вопросительно посмотрела на Элму, и та сказала:

— Скачи за ним, девочка. Поторопись.

Если бы Рыцарь не был таким сильным и резвым конем, Джейси ни за что не догнала бы Занта. Но она то и дело подгоняла своего скакуна, и тот ее не подвел. К полудню она нагнала Занта. Мало того — она едва не сбила его с ног. Рыцарь на всем скаку выскочил из-за поворота, а там Зант, наклонившись, собирал какие-то камни. Но в последнюю секунду Джейси натянула поводья, Рыцарь встал на дыбы, и Зант успел отскочить в сторону. Поскольку же все это происходило на берегу реки, Зант свалился в воду, а Сангре тем временем рвался с привязи.

Успокоив Рыцаря, Джейси бросила взгляд на Занта — и похолодела. Он уже выбрался из воды и теперь шел к ней, весь мокрый и грязный. И выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

— Слезай с этого кастрата, и я отшлепаю тебя, глупая девчонка.

— Чапело, но я же не нарочно. Я даже не знала, что ты здесь.

— Слезай, а не то я стащу тебя силой.

— Перестань, я ведь извинилась.

— А мне этого недостаточно.

Обхватив Джейси за талию, Зант попытался стащить ее с коня. Рыцарь же, наклонив голову, пытался укусить Занта, и Джейси едва успела остановить его, натянув поводья.

— Он укусит тебя, Чапело! И вообще отстань от меня. Ты же знаешь, что я не нарочно.

— Сейчас же слезай, нам надо поговорить.

— Поговорить? По-моему, ты хочешь подраться, а не поговорить. Что тебя гложет?

Видимо, ее слова подействовали, и Зант, отступив на несколько шагов, сказал:

— Прости, Джейси. Мне очень жаль, но я сам не свой. Сначала мой отец, а теперь и дон Рафаэль.

Джейси соскочила с коня и, привязав его к дереву, подошла к Занту. Он пристально взглянул на нее, но тут же потупился. Ей вдруг захотелось протянуть руку и прикоснуться к его плечу, но она сдержалась. Какое-то время оба молчали. Наконец Зант поднял на девушку глаза и сквозь зубы процедил:

— Пристрелить этого мерзавца было бы слишком мягким наказанием.

Джейси внимательно посмотрела на Занта:

— Ты имеешь в виду дона Рафаэля?

— Да, его. Прости, Джейси, но я действительно ничего не знал.

Она кивнула:

— Я верю тебе.

Зант вздохнул и вновь заговорил:

— Я был в тюрьме. Пять лет. Поэтому ничего не знал. Но сейчас я уже кое-что понимаю. И теперь мне ясно, что происходит в Сьело-Азуле. Раньше я не мог понять, что парни имели в виду, когда говорили, что я их настоящий хозяин. Но сейчас… я начинаю понимать.

Тут Джейси вспомнила, что застала Занта за престранным занятием, когда Рыцарь едва не растоптал его.

— А что это ты делал с камнями? — спросила она. — И почему ты так внезапно уехал? Ты что, хотел, чтобы я от тебя отстала?

— Нет. Просто потерял голову. Ужасно разозлился на дона Рафаэля. — Тут Зант вдруг лукаво улыбнулся и добавил: — А что до камней, так я их кидал.

— Кидал? Но в кого?

Зант снова улыбнулся и поднял руку, чтобы поправить шляпу. Но шляпы на голове не оказалось, и он с недоумением посмотрел на воду. Проследив за его взглядом, Джейси увидела, что широкополая шляпа Занта плывет по воде метрах в двадцати от них.

В следующее мгновение Зант бросился в воду и спас свою шляпу. Повернувшись к Джейси, он с улыбкой прокричал:

— Я их кидал во все, что движется!

Девушка невольно рассмеялась. Когда же Зант выбрался на берег и подошел к ней, она спросила:

— Но почему?

Он пожал плечами:

— Вероятно, потому, что был зол. Я и сейчас еще зол. Зант надел мокрую шляпу и снял пояс с патронами.

Вытащив из кобуры револьвер, он внимательно осмотрел его и покачал головой:

— Черт побери, придется весь вечер его чистить. — Посмотрев на Джейси, он добавил: — Что ж, пойдем в лагерь.

Когда они поднялись на невысокий холм, Джейси спросила:

— А что ты собираешься делать с доном Рафаэлем? Зант нахмурился:

— Пока не знаю. Может, убью его, если придется.

— Убьешь? Своего деда? Нет, Зант, так нельзя!

Он усмехнулся и стащил с себя рубаху, обнажая мускулистую грудь и загорелые руки с рельефными бицепсами.

— Нельзя? Это почему же?

И тут Джейси вдруг поняла, что перед ней раздевается мужчина, раздевается догола, поскольку Зант стащил сапоги и уже начал снимать штаны. Она в испуге отвернулась. Щеки ее зарделись, и она, чтобы скрыть свое смущение, продолжила:

— Нельзя, потому что тогда ты станешь ничуть не лучше его.

— А кто говорил, что я лучше?

Собираясь ответить, Джейси взглянула на Занта через плечо — и у нее перехватило дыхание. Он был в кальсонах, но мокрая ткань обтягивала его так, что казалось, будто он совершенно голый. Девушка снова отвернулась и закричала:

— Черт возьми, накинь на себя что-нибудь!

— Именно это я и собирался сделать. Но сначала я должен снять все мокрое. Между прочим, ты виновата в том, что я промок. Вот сейчас сниму кальсоны, а потом достану из сумки сухое белье.

Джейси вскинула руку, останавливая его.

— Стой, где стоишь, Чапело. Я сама принесу тебе одежду. А ты пока прикройся.

Зант улыбнулся и крикнул ей вслед:

— Думаешь, Сангре тебя подпустит?

— Либо он меня подпустит, либо я его пристрелю! — бросила Джейси не оборачиваясь.

И тут вдруг сильные руки подхватили ее и оторвали от земли. В следующее мгновение раздался смех Чапело, и Джейси поняла, что он тащит ее к реке. Девушка отчаянно сопротивлялась, но тщетно — вскоре она оказалась по шею в воде, и ее подхватило быстрым течением. Но в конце концов ей все же удалось выбраться на отмель, и она, выхватив нож из-за голенища сапога, в ярости закричала:

— Чапело, негодяй, где ты?! Трусливый койот, иди сюда! Где же ты?..

Тут руки Занта снопа схватили ее сзади и тут же толкнули обратно. На сей раз ей не удалось выбраться на отмель, и она в отчаянии закричала:

— Чапело, ты негодяй!..

Зант почти тотчас же догнал ее и, ухватив за ворот рубахи, вытащил на берег. Она взмахнула ножом, но он одним движением выбил из ее руки нож, и тот со звоном ударился о прибрежные камни.

— Ах ты… гнусный койот! — завопила Джейси, пытаясь ударить Занта ногой.

Но Зант обнял ее и, крепко прижимая к себе, затащил по колено в воду.

Тут Джейси наконец-то поняла, что сопротивляться бесполезно, и, успокаиваясь, спросила:

— Чапело, что на тебя нашло? Зачем ты меня затащил в воду? А если бы я плавать не умела?

— Малышка, здесь утонуть невозможно, даже если очень захочется. Ведь здесь — по колено.

— Это тебе по колено, а я едва не утонула. Но ты так и не сказал, почему ты это сделал. Так почему же?

— Тебе нужно было остынуть.

— Мне? Но ведь это ты был зол на весь белый свет.

— Я и сейчас зол. Но охладиться нужно было тебе.

— Не понимаю…

— Джейси, я же видел, какими глазами ты на меня смотрела.

— Что?.. Ты о чем?

Тут Зант отпустил девушку — она уже совсем успокоилась.

— Джейси, ты ведь хочешь… стать моей женщиной. Неужели будешь отрицать?

Джейси презрительно фыркнула:

— Ты льстишь себе, Чапело. Никогда ничего подобного не хотела.

— Не верю, малышка.

— Поцелуй меня в задницу, Чапело.

Зант ухмыльнулся и начал расстегивать пуговицы на кальсонах прямо в воде.

— Любимая, ты просто читаешь мои мысли.

Глава 12

Джейси попятилась к берегу, но течение неумолимо подталкивало ее обратно.

— Даже не думай об этом, Зант.

— А-а, так теперь я уже Зант.

Джейси яростно сопротивлялась течению.

— Зант или Чапело — выбирай что хочешь, негодяй!

— А как насчет слова «любовничек»?

— Никогда!

— Никогда — слишком долго, дорогая.

— Для тебя — в самый раз.

Ну почему течение никак не действует на него? Он идет босиком по каменистому дну реки навстречу течению — идет так, словно прогуливается по центральной улице Тусона.

Джейси понимала, что Зант играет с ней. Если бы он захотел, то просто мог бы протянуть руку и схватить ее. Но он медленно шел к ней и ухмылялся…

Она снова попятилась и процедила сквозь зубы:

— Прекрати, Чапело. Я промокла до нитки и продрогла. Он уставился на ее грудь и расплылся в улыбке:

— Я знаю, дорогая. Но скоро ты согреешься. Джейси чувствовала, что ее влечет к этому мужчине, и поэтому злилась на себя. Злилась и на себя, и на него. «Надо выбраться на берег, — говорила она себе. — Возможно, там Зант остынет и успокоится». Но тут он наконец-то выбросил вперед руку и сжал ее запястье. Она попыталась высвободиться, но у нее ничего не получилось.

— Джейси, дорогая, иди сюда. —Нет.

В следующее мгновение Зант подхватил ее на руки и вынес на берег. День был жаркий, вода в реке — теплая, а от Занта исходил такой жар, что можно было бы вспотеть. Но Джейси дрожала.

— Что… — Она облизнула пересохшие губы. — Что ты собираешься делать?

Зант поставил ее на ноги и отошел.

— Ничего. Сейчас мы в расчете.

Он медленно зашагал к лагерю. Джейси же, ничего не понимая, молча смотрела ему вслед.

Вечером, когда они сидели по разные стороны костра, Зант с восхищением наблюдал, как Джейси расчесывает свои роскошные черные волосы. Когда она собралась заплетать их в косу, он остановил ее:

— Оставь так, не заплетай.

Пламя костра трепетало между ними, озаряя их лица багровым светом.

— Но почему? — Джейси посмотрела на Занта с удивлением.

Он судорожно сглотнул. Ему хотелось сказать, что ей не следует заплетать косу, потому что ему нравится смотреть на этот шелковистый водопад, но вместо этого он произнес:

— Какой-то особой причины нет. Джейси еще больше удивилась.

— С тобой все в порядке, Зант?

«Зант». Он заметил, что она с самого полудня называет его только по имени. Называет его так с того самого момента, как он едва не потерял контроль над собой и не сорвал с нее одежду.

— Да, в порядке… А у тебя как дела?

— Если учесть, что ты чуть не утопил меня, — нормально.

Зант помолчал немного, затем сменил тему:

— Что ты думаешь о том, что рассказали нам Джо и Элма?

— Не знаю… Больше всего меня взволновал рассказ о Глории. Даже не верится, что она мне не родная сестра.

— Но вы ведь выросли вместе. Она все равно твоя сестра, если ты будешь думать о ней как о сестре, — сказал Зант.

— Ты имеешь в виду, что мне не стоит говорить ей правду?

Может, и не стоит. Но я не об этом. Она перестанет быть твоей сестрой только тогда, когда ты станешь так думать. Если же будешь считать ее сестрой, то она ею и останется.

Джейси внимательно посмотрела на Занта. Она и не думала, что он может так сопереживать. Ей всегда казалось, что у него вообще нет сердца.

— Все так, Зант. Но что случится, когда Глория узнает, что она — не Лолес? Даже представить себе не могу…

Он пожал плечами:

— А что с ней может случиться?

— Она просто с ума сойдет.

— Неудивительно. Ведь она узнает, что дважды стала сиротой. Черт возьми, и во всем виноват мой отец! И мой дед, конечно же.

— Перестань, Зант. Мы ведь не знаем наверняка.

— Ох, Джейси, уж поверь мне, в южных штатах ни одно преступление не обходится без участия дона Рафаэля. Уверен, что он так или иначе замешан и в убийстве твоих родителей.

Губы Джейси задрожали. Она перестала быть сильной и волевой Лолес и стала просто женщиной. И тотчас же Зант оказался с ней рядом и обнял ее. Такую хрупкую и такую беззащитную. Никогда еще ему не приходилось успокаивать кого-то таким образом. И никто еще не прижимался к нему так, как сейчас Джейси. У него не было слов, и он просто молча держал ее в объятиях.

Наконец Джейси подняла на него глаза, полные слез, и прошептала:

— Люби меня, Зант.

Он вздрогнул от неожиданности и пристально посмотрел ей в глаза:

— Не говори так, Джейси. Не играй с огнем.

— Зант, ты не хочешь?..

— Хочу, любимая. Больше всего на свете. Но я не уверен, что ты понимаешь, о чем просишь.

— Я все понимаю, Зант.

Она прижалась к нему еще крепче, и он почувствовал биение ее сердца.

— Прошу тебя. Ты нужен мне.

Зант посмотрел на звезды. Ну почему он колеблется? Еще ни разу в жизни он не заставлял женщину просить об этом. Но с Джейси… С ней все по-другому. Потому что она ему небезразлична. Более того, он… он любит ее. Да, любит, приходится признать это. Она может вознести его на вершину блаженства, а может уничтожить в мгновение ока одним своим словом. Эта малышка с «кольтом» и с ужасным характером держит в своих руках его жизнь. Но с другой стороны, ведь и он на нее влияет…

Зант почувствовал, что Джейси прижалась к нему еще крепче. Ну почему он не может отбросить в сторону сомнения и сделать то, о чем она просит? Но он знал, что если переспит с ней сегодня, то завтра все станет еще сложнее. Да, их отношения усложнятся, и тогда…

Сделав глубокий вдох, Зант наконец проговорил:

— Нет, Джейси, я не могу. Мы не должны. Ты сейчас расстроена. Вряд ли сейчас стоит делать то, о чем ты меня просишь. Ты просто хочешь близости, но то, о чем ты просишь…

— Но ведь все очень просто, Зант, не так ли?

— Не так просто, милая, как тебе кажется. Не думай, что я проявляю благородство или что-то в этом духе. Нет. Просто с тобой все сложнее. Все должно быть не так. Не здесь. Не сейчас.

— Ах вот как?! Ну что ж…

В следующее мгновение Джейси вскочила на ноги и начала раздеваться. Зант закрыл глаза и призвал на помощь все остатки своей воли. Когда же он открыл глаза, то увидел, что Джейси уже стащила сапоги и снимает рубаху. В свете луны и отблесках костра она была прекрасна.

Тут она стащила с себя блузку, и Зант едва не закричал от возбуждения, увидев ее упругую грудь. Он-то прекрасно помнил, какова эта грудь на ощупь.

Внезапно он увидел серебряную цепочку у нее на шее. А на цепочке — обломок шпоры. Вот оно, его спасение, вот о чем надо заговорить сейчас, чтобы ее остановить. Он уже открыл было рот, но вдруг заметил, как отвердели ее соски. И тотчас же все мысли вылетели у него из головы, он забыл обо всем на свете и теперь мог думать только об одном…

Зант уже протянул к ней руки, чтобы опрокинуть ее на одеяло и овладеть ею, но в последний момент что-то остановило его. «Нет, — подумал он, — нет, любая другая, но не Джейси. Только не она. Ведь Джейси… она слишком невинна и наивна, она как ребенок, который выпрашивает понравившуюся игрушку, но не понимает, что именно просит. Но в то же время она женщина. Женщина, которая истосковалась по любви. Которая созрела и хочет насладиться этим сладким чувством».

Тут Джейси скинула юбки, и Зант увидел на ее бедре ремень с ножом — ее последнюю «линию обороны». Девушка перехватила его взгляд и все поняла. В следующее мгновение она сняла ремень и отбросила его подальше. Затем сняла цепочку с обломком шпоры, и та полетела вслед за ножом. Зант понял, что сопротивляться бесполезно. Она обезоружила его. И этой ночью между ними не будет ничего — ни прошлого, ни будущего. Только любовь. Что ж, раз этого не избежать, то он сделает все, чтобы она никогда не пожалела об этом.

— Не жалеешь? — спросил Зант.

Угли костра еще тлели. Луна стояла в зените, освещая пустынную прерию. Джейси посмотрела на Занта как-то по-новому:

— Жалеть уже поздно, ты не находишь?

— Значит, жалеешь. А я ведь пытался тебя остановить.

— Нет, не жалею. И нечего мне рассказывать, как я себя сейчас чувствую.

Зант усмехнулся:

— Но я действительно знаю, как ты себя чувствуешь. — Он склонился над ней и поцеловал в шею. — Ты чувствуешь себя великолепно.

Джейси ударила его кулаком в грудь.

— Слезь с меня, Чапело.

— Ну вот! Еще несколько минут назад ты называла меня иначе.

По щекам Джейси покатились слезы.

— Слезь с меня.

— Слушаюсь, мэм.

Зант поднялся и протянул ей руку.

Джейси внимательно посмотрела на него, затем на его протянутую руку, но все-таки приняла помощь. Поднявшись, она обнаружила, что едва держится на ногах. К тому же все тело болело, и… было ужасно стыдно из-за того, что она стояла перед Зантом нагая. Даже невзирая на то, что произошло между ними.

Тут Зант ласково улыбнулся ей и, не говоря ни слова, привлек к себе. И Джейси тотчас же прижалась к его мускулистому телу. Ах, если бы только можно было остаться здесь навсегда. Но увы, так не бывает. И она прекрасно знала это. Знала, что такое больше не повторится. Никогда.

Раздосадованная своими грустными мыслями, Джейси оттолкнула Занта и отступила к костру. Глядя в его озаренное светом костра лицо, в его черные блестящие глаза, она проговорила:

— Все, что произошло между нами, останется здесь, Зант. Произошедшее между нами ничего не меняет.

Он задумчиво покачал головой:

— Нет, меняет, Джейси. Это меняет все. То, что случилось, навсегда останется с нами.

Джейси отступила еще на шаг и почувствовала жар костра. Или это уже языки адского пламени жгли ее? Что ж, как бы то ни было, она навсегда останется Лолес, а он — Чапело. И ничто на свете не могло изменить этого.

— Нет, не меняет! — закричала она в отчаянии, хотя и сама уже себе не верила.

Глава 13

Джейси не могла не признать, что Зант все-таки был прав. Все действительно изменилось. Нет, внешне все оставалось по-прежнему. Вот только в сердце все изменилось.

Зант последние несколько дней вел себя так, словно не желал, чтобы она ехала с ним к дону Рафаэлю. Она, признаться, тоже была не в восторге от этой поездки. Странно, но факт: чем ближе они подъезжали к СьелоАзулу, как назвал Зант поместье дона Рафаэля, тем чаще они придирались друг к другу. Почему? Может, оба они не знали, как себя вести после той ночи? Ведь еще три дня назад их отношения были яснее ясного… Во всяком случае, они были почти друзьями.

А сейчас? Сейчас Зант стал ее любовником. Она бросила на него взгляд. Он сидел в седле с легкостью, доступной только мужчинам. Хм… У нее есть любовник. Ужас! И этим любовником был Зант Чапело! Отец, наверное, в гробу переворачивается…

Джейси вздохнула. Что же она наделала? Почему именно он? Она фыркнула, и Зант тут же обернулся и вопросительно посмотрел на нее.

Джейси невольно потупилась. О Господи, всего лишь один его взгляд — и она просто валится с седла! Да, в этом все дело. Теперь она видела в нем мужчину. Видела своего любовника. О, черт бы его побрал! Каждое его движение, каждый взгляд, каждое слово сводили ее с ума!

— Не беспокойся, малышка. Когда мы доберемся до Сьело-Азула, все будет проще.

— Проще? —Джейси с недоумением взглянула на Занта. — Но почему?

Он криво усмехнулся:

— Видишь ли, когда мы там окажемся, ты поймешь: все, что происходило до этого, просто детские игры. Именно поэтому я составил план…

Джейси еще больше удивилась:

— Тебе нужен план… чтобы попасть к себе домой?

— Только потому, что со мной ты. И это не мой дом. Это дом моего деда.

— А где же твой?..

— У меня нет дома.

— Выходит, ты бродяга?

Зант молча пожал плечами, и Джейси вновь заговорила:

— Каждый человек должен иметь место, которое мог бы считать своим домом, не так ли, Зант?

Он сдвинул шляпу на затылок:

— Наверное, ты права.

Какое-то время они ехали молча. Наконец Джейси спросила:

— Так что же это за план?

Зант потер пальцем переносицу и посмотрел на линию горизонта.

— Когда мы приедем, ты станешь моей пленницей. Джейси резко натянула поводья, и Рыцарь остановился. Зант, не заметив этого, говорил:

— И я не желаю слушать никаких возра… — Тут он повернул голову и, не увидев Джейси, пробормотал: — Какого черта?.. Где же она? — Оглянувшись, прокричал: — В чем дело?! Почему ты остановилась?!

Джейси пристально посмотрела на него и спросила:

— Я не ослышалась? Ты сказал, что я буду твоей пленницей?

— Да, верно.

— Почему?

— Это для твоего же блага, малышка.

— Нет, выкладывай, что ты задумал. Выкладывай все, а уж я сама решу, что для моего блага, а что нет.

Тут Джейси снова поравнялась с Зантом, и он продолжал:

— Если я привезу тебя к дону Рафаэлю как пленницу, он решит, что ты мой знак примирения. В этом случае у меня будет достаточно времени, чтобы разузнать, что он задумал, и помешать ему.

— Может, ты заботишься обо мне, Чапело? Интересно, почему?

Зант нахмурился и проворчал:

— Это уж мое дело. Джейси пожала плечами:

— Что ж, твое, так твое. Но ответь мне вот на какой вопрос… Почему бы просто не спросить его напрямик, что он задумал? Ты так боишься его?

— Не дави на меня, Джейси. Я боюсь не его, а того, что он может сделать. И я уже задавал ему этот вопрос. Я спрашивал, почему он охотится на вас троих.

Троих? Джейси бросила на Занта вопросительный взгляд, но он, казалось, не заметил ее взгляда. Возможно, сделал вид, что не заметил.

— Да, я спрашивал его, но он все отрицал. Лгал, разумеется. Уж я-то знаю, что его помыслы нечисты. И если ты хочешь спасти себя и сестер, то ты должна встретиться с ним на его земле. Но на моих условиях.

Сестер? У Джейси перехватило дыхание. Глория, Ханна!..

— Зант, я, кажется, поняла. Те трое, о которых говорила нам Элма… Один из них — это Рафферти. Но его ты убил. Остались двое. Скажи, они вернулись в Сьело-Азул? Или они по-прежнему охотятся за моими сестрами? Зант немного помедлил, потом сказал:

— Нет, они не вернулись туда. За исключением Блю.

— Блю?! — воскликнула Джейси. — Неужели он тоже в этом замешан?! Так ты с самого начала знал, что они ищут моих сестер?

Зант молчал.

— Я задала тебе вопрос, Чапело. Ты знал с самого начала? Или все это просто твои догадки?

Зант нахмурился и, натянув поводья, остановил коня. Когда и Джейси остановилась, он проговорил:

— Я узнал об этом после того, как ты объявилась в Тусоне.

Джейси в гневе воскликнула:

— И ты молчал?! Почему же ты молчал?! — Она попыталась развернуть коня, чтобы помчаться домой, на помощь Глории. Но Зант крепко ухватил Рыцаря за удила, и тот лишь приплясывал на месте. —Черт возьми, Чапело, отпусти моего коня! Как же ты не понимаешь?! Ведь Глории грозит смертельная опасность! Отпусти, мерзкий ублюдок!

Зант процедил сквозь зубы:

— Не беспокойся, с ней все в порядке.

— Откуда ты знаешь?

— Потому что с тобой все в порядке.

— Что это за ответ? Я жива только потому, что ты пристрелил Рафферти. Отпусти коня. Я возвращаюсь домой.

— Твой враг — в Соноре. Ты и твои сестры живы только потому, что дон Рафаэль еще не приказал вас убить.

— Но мы ведь столько путешествуем по прерии… Возможно, он уже приказал убить их. Разве нет?

— В таком случае ты уже ничем не поможешь своим сестрам. Ты слишком далеко от дома. Даже если бы мы знали, что он отдал такой приказ, ты бы не успела помочь им. Кроме того, если твои сестры хоть немного походят на тебя, то они сами о себе позаботятся.

— Ты не понимаешь, Зант. Да, Ханна может о себе позаботиться. Но не Глория. Она еще совсем ребенок.

— Перестань, Джейси. Ей почти двадцать, она уже далеко не ребенок. И вас с ней воспитали одни и те же родители. Так что не беспокойся за нее, она сумеет за себя постоять.

Джейси отвернулась и долго смотрела на жаркое марево на горизонте. Она не могла не согласиться с Зантом. Глория действительно будет сопротивляться до последнего.

— Ну вот, так-то лучше, — сказал Зант. — Наш единственный шанс разобраться во всем — это поехать к дону Рафаэлю. Мы должны остановить его.

«Остановить». Это слово эхом прозвучало у нее в ушах. И она прекрасно знала, что это слово означало для Занта. Он был готов убить ради нее своего деда. Сердце ее наполнилось любовью к этому суровому человеку. Та искра, что зародилась накануне, разожгла пламя в ее сердце.

— Тебе не обязательно делать это самому, — сказала она почти шепотом.

— Кроме меня, этого никто не сделает. Так что придется самому…

* * *

Спустя два дня, когда послеполуденное солнце уже отбрасывало на землю длинные тени, они въехали на вершину холма, с которого открывался великолепный вид на Сьело-Азул. Сдвинув на затылок шляпу, Зант повернулся к Джейси и, указав на раскинувшуюся внизу долину, проговорил:

— Вот он, Сьело-Азул.

— Очень красиво, — кивнула Джейси.

— Что верно, то верно.

— И все поля ухоженные. —Да.

— И людей много. —Да.

— Думаешь, они нас уже увидели? —Да.

— Ты что, теперь все время будешь так разговаривать? —Нет.

— Хотелось бы верить.

Зант мысленно улыбнулся. Чем сильнее Джейси будет напугана, тем проще ему будет осуществить свой план.

Тут из ворот виллы выехали двое всадников и галопом направились к холму. Зант поерзал в седле:

— Нас встречают, видишь?

— Ты их знаешь?

— Конечно. Это Блю и Пако. И для нас это очень хорошо.

— Почему же?

— Потому что они — на моей стороне.

— На твоей стороне? Против кого?

— Против дона Рафаэля, разумеется.

— То есть ко мне у них никаких претензий нет?

— Нет. Но они участники великих событий.

— Участники чего? Каких событий? Хватит говорить загадками, Зант.

— Участники революции. Переворота. Называй как хочешь.

— Революции… здесь? Или, может быть, по всей Мексике?

— Нет, только здесь.

— Что ж, замечательно. Только в будущем не забывай предупреждать о таких событиях. Договорились?

— Договорились. Буду предупреждать тебя обо всех кровавых делах заранее. Только помни, что ты моя пленница. Даже для этих двоих. И постарайся вести себя, как подобает пленнице.

— Думаю, с этим проблем не будет, Чапело.

Зант рассмеялся. Да уж, с «этим» у Джейси проблем быть не могло.

— Почему ты смеешься? И вообще, если уж я твоя пленница, то, может быть, лучше меня связать?

— Нет, не стоит. А если ты попытаешься сбежать, то я тебя попросту пристрелю. И они это прекрасно знают.

— Замечательно! Именно о таких вещах я и просила предупреждать.

Блю и Пако приблизились и помахали Занту, приветствуя его.

— Меня здесь любят, — заметил Зант.

— Должен же тебя хоть кто-нибудь любить.

Тут всадники подъехали еще ближе, и Блю, хлопнув Занта ладонью по спине, воскликнул:

— Я так и знал, что это ты! Рад тебя видеть, приятель!

— Я тоже рад, — ответил Зант с улыбкой. Повернувшись к Пако, он похлопал его по плечу: — Как дела, дружище?

Пако уважительно склонил голову:

— Очень хорошо, хозяин, прекрасно.

Зант даже не заметил, что Пако назвал его хозяином. Взглянув на Джейси, он сказал:

— Вот видишь?.. Мне здесь рады. Джейси пренебрежительно сплюнула:

— Как будто мне есть до этого дело.

— Черт возьми! — воскликнул Зант. — Ты должна уважительно разговаривать со мной и с моими людьми! Ясно, женщина? Иначе, сеньорита Лолес, тебя ждет наказание.

Зант и сам не ожидал, что ему так легко дадутся манеры испанского гранда. Джейси недоуменно посмотрела на него и замолчала. Она еще ни разу не видела его таким. Оказывается, он был прирожденным господином и умел повелевать. Да, Зант был именно таким человеком.

Пако и Блю тоже поглядывали на Занта с некоторым удивлением — было очевидно, что и они не ожидали от него такого тона. «Что ж, —мысленно усмехнулся Зант, — если уж это так на них подействовало, то так тому и быть. Тем более что я, Зант Чапело, действительно заслуживаю уважения».

Зная, что никто не посмеет нарушить тишину, он окинул взглядом долину, посреди которой, у реки, располагалась вилла. Его испанские предки построили Сьело-Азул несколько столетий назад, и он очень любил это место, хотя и не считал его своим домом. Но с другой стороны, эта вилла принадлежало ему по праву рождения — в этом дон Рафаэль был прав.

Однако его все еще терзали сомнения. Примут ли его здешние головорезы как главаря? И хотел ли он стать их главарем? Пожалуй, все-таки хотел. Ведь если он будет здесь главным, то Сьело-Азул станет для него настоящим домом. Осознав это, Зант снова повернулся к Джейси:

— Видишь все эти земли? Они принадлежат мне. И ты тоже принадлежишь мне. Мы хорошо понимаем друг друга, сеньорита?

— Да, мы понимаем друг друга, — ответила Джейси, гневно сверкнув глазами.

Зант объяснил друзьям по-испански — Пако по-английски почти не понимал, — что Джейси его пленница. Пако внимательно посмотрел на девушку, а та ответила ему испепеляющим взглядом. Блю же уставился на Занта с удивлением и проговорил:

— Какого черта? О чем ты? Какая же она пленница? Зант пристально посмотрел на друга и ответил:

— Видишь ли, Блю, многое изменилось с тех пор, как мы с тобой виделись в последний раз. Но я вернулся домой, старина, и теперь все будет хорошо. Дон Рафаэль хотел лицезреть Джейси Лолес. Так вот она! Считай, что она мой подарок ему в знак примирения.

— Подарок? Дону Рафаэлю? Приятель, ты спятил?! Это после того, как ты пристрелил двоих наших ради того, чтобы он никогда ее не заполучил?

Замолчи, Блю! — рявкнул Зант. — Пойми, я теперь стал другим человеком. Я не собираюсь больше разъезжать по прерии. Я вернулся домой и займу здесь достойное место. Старики — они и есть старики. Год-другой, и дед помрет. И все это, — он снова окинул взглядом долину, — станет моей собственностью. Блю с сомнением покачал головой:

— Вот уж не думал, Зант, что доживу до того дня, когда ты скажешь такие слова.

— Я тоже не думал, Блю. Но я очень изменился за последние несколько недель и теперь все буду делать… как следует.

Блю усмехнулся:

— Как следует, говоришь? Неужели ты имеешь в виду…

Зант поднял руку, прерывая друга:

— Завтра. А сейчас пора поприветствовать дона Рафаэля. И вручить ему подарок.

Дон Рафаэль Кальдерой уже давно заметил внука и женщину, которую тот привез. Пако и Блю сопровождали их. Стоя в тени массивной арки, старик обернулся к высокому худощавому мужчине:

— Ты только посмотри на них, Мигель. Мой внук вернулся. В который уже раз.

Мигель утвердительно кивнул:

— Да, сеньор. Он всегда возвращается.

Дон Кальдерон внимательно наблюдал за внуком. Тот спешился и, властно хлопнув в ладоши, приказал, чтобы увели коня. Затем стал благосклонно выслушивать приветствовавших его людей.

— Нет, на этот раз он действительно вернулся, —пробормотал старик.

— Почему вы так решили, хозяин? — спросил стоявший слева от него Виктор Дос Сантос.

Дон Кальдерон расплылся в улыбке и проговорил:

— Виктор, разве ты не видишь, как он держится? Разве не видишь, как мои люди обступили его, выказывая ему уважение? Зант стал мужчиной. И он вернулся домой навсегда. Я ждал этого дня много лет.

— Вы, должно быть, гордитесь им?

— Горжусь? Ну конечно! Все, что я делаю, я делаю для него. Но понимает ли он это? Отплатит ли он мне любовью за мою любовь? Или пристрелит меня в один прекрасный день?

— Пусть только попробует, хозяин, — заявил Мигель. — Я служил вам верой и правдой многие годы, и я был рядом с вами, когда он пропадал где-то. Не сомневайтесь, я пристрелю его, если он осмелится поднять на вас руку, хозяин.

Лицо дона Рафаэля потемнело от гнева. Он пристально посмотрел на Мигеля:

— Зант в отличие от тебя сидел в тюрьме. Но теперь он на свободе, и он здесь. Для меня этого достаточно, запомни, Мигель. Не путайся у него под ногами. Зант — мой внук, и я сам буду решать с ним наши проблемы. Ты понял?

— Да, хозяин. Я подчиняюсь, как всегда.

Дон Кальдерон улыбнулся и кивнул. Долговязый Мигель ему нравился. Этот человек был очень неглуп, и именно ему Кальдерон доверял самые сложные задания. Как-то раз он даже сказал, что оставит все свое состояние Мигелю, если внук не заявит о своих правах на наследство. Но Зант вернулся. Причем чувствовалось, что внук созрел для серьезных дел. Так что Мигелю придется с этим смириться… или умереть.

Тут Виктор снова повернулся к дону Кальдерону:

— Хозяин, а вы знаете эту женщину, что с ним? Старик отрицательно покачал головой:

— Нет. Но похоже, ей не особо здесь нравится. Любопытно, не правда ли? Что ж, пойдемте поприветствуем моего внука. Он наверняка скажет нам, кто эта девчонка.

Они вышли из-под арки. Люди вокруг Занта умолкли и расступились, пропуская старика и его помощников.

Взглянув на внука, Кальдерон невольно улыбнулся. Зант стал настоящим мужчиной. И конечно же, безжалостным убийцей. Да, именно таким он видел его в своих мечтах, и парень, судя по всему, оправдал его надежды.

— Mi nieto [14], наконец-то ты вернулся домой! Я с распростертыми объятиями приветствую тебя и твою подругу. Ну, иди сюда, обними своего старого деда. Покажи ему, как ты его любишь.

Глава 14

Уже давно стемнело, а Джейси все еще мерила шагами свою роскошную тюрьму на втором этаже. Она в очередной раз подергала за ручку двери. Массивная ручка не поддавалась. Джейси услышала, как Пако что-то сказал по-испански. Наверное, предупреждал. Этот проклятый мексиканец не говорил по-английски.

С тяжелым сердцем Джейси подошла к застекленным дверям балкона и, открыв их, вышла на маленькую площадку, нависавшую над внутренним двориком. Взявшись за чугунные литые перила, она свесилась вниз. Нет, слишком высоко, чтобы прыгать. Можно переломать ноги. Не говоря уж о том, что приземляться придется на какие-то колючие кусты и кактусы. Но даже если ей чудесным образом удастся выбраться из дома — что дальше? Дом обнесен высоким забором, по периметру ходит охрана. И вдоль забора — ни кустика, так что спрятаться негде.

Черт бы побрал этого Чапело! Если бы он сейчас был здесь, она бы… Джейси резко обернулась на звук открывающейся двери. Вернувшись в комнату, она увидела Занта Чапело. Он был тщательнейшим образом причесан и гладко выбрит, в благоухающем очень дорогом костюме. Настоящий испанский гранд.

Зант и Пако переговаривались по-испански и весело смеялись — наверняка отпускали шуточки в ее адрес. Когда Пако наконец-то удалился и закрыл за собой дверь, Джейси в раздражении проговорила:

— Я передумала, Чапело. Я отказываюсь быть твоей пленницей. И отказываюсь быть… подарком для твоего дона Рафаэля. Мне не нравится, как он на меня смотрит. Словно я его следующее блюдо. И мне совершенно не нравится сидеть здесь взаперти. Здесь полно вооруженных до зубов головорезов. Все может случиться, знаешь ли. А я даже защитить себя не смогу, ведь твой проклятый Пако отнял у меня револьвер.

Зант улыбнулся:

— Револьвер он отобрал по моему приказу. Он уже рассказал мне, что ты… была не в восторге от этого. Но у тебя ведь остался нож, не так ли?

Значит, Пако уже все Занту рассказал? Что ж, она ему припомнит.

— Да, нож при мне. Если бы Пако попытался отнять его у меня, он бы уже был мертв. Но что с того? Я еще ни разу не видела, чтобы лезвие было быстрее пули.

Зант сменил тему:

— Ты до сих пор не одета для ужина с доном Рафаэлем. К тому же Кончита жалуется, что ты отказываешься слушаться ее.

Кончита? Ах да, эта пухленькая служанка. Она пришла несколько часов назад, и мужчины по ее приказанию втащили в комнату ванну, а затем начали наполнять ее горячей водой. Но Джейси отказалась купаться.

— Я не собираюсь ужинать с твоим доном Рафаэлем. Я с ним уже познакомилась, и этого вполне достаточно. Больше я его видеть не желаю. Знаешь, уж если так необходимо, то я готова играть роль твоей пленницы, но я не собираюсь устраивать здесь представление.

— Джейси, поверь, для пользы дела нужно действительно устроить для старика представление.

Джейси поджала губы:

— Нет, не буду.

— Не испытывай моего терпения, дорогая.

— А что ты сделаешь? Ты даже не можешь заставить меня принять ванну, если я того не захочу.

— Смогу, дорогая.

Зант снял сюртук и бросил его на диван.

— Что ты делаешь? — Джейси попятилась к кровати. Тут Зант скинул жилетку и, закатав рукава, проговорил:

— Я заставлю тебя принять ванну, если ты не желаешь сделать это по собственной воле.

Джейси схватилась обеими руками за спинку кровати.

— Убирайся к дьяволу, Зант! Я не полезу в воду, она уже наверняка остыла.

Зант медленно приближался к ней.

— Об этом, дорогая моя, нужно было думать раньше.

— Отстань от меня, Чапело. Я сама приму ванну.

— Я тебе не верю.

— Даю слово, Зант.

В следующее мгновение он подхватил Джейси на руки, и ей пришлось разжать руки, чтобы не оторвать спинку кровати.

— Твое слово — пустой звук, сеньорита Лолес. Ты моя пленница, и сейчас я говорю тебе, что пора принимать ванну.

Джейси пыталась вырваться. Она царапалась и кусалась, но тщетно — Зант крепко держал ее и все ближе подходил к проклятой ванне.

— Вперед, дорогая! — Он бросил Джейси в воду и весело рассмеялся.

Она пронзительно завизжала — вода действительно оказалась холодной. Вскочив на ноги, Джейси попыталась выбраться из ванны, но Зант снова усадил ее в воду. Джейси опять вскочила, но на сей раз уже не пыталась вылезти, а в приступе ярости, выкрикивая ругательства, начала брызгать на Занта водой. Он же стоял перед ней скрестив на груди руки, стоял точно каменный истукан. Когда Джейси наконец успокоилась, Зант взял с полки мыло и полотенце и вытер лицо. Затем, перекинув полотенце через плечо, он подошел к Джейси и, протягивая ей мыло, сказал:

— Думаю, теперь, сеньорита Лолес, ты справишься сама. Или мне остаться и помочь?

— Нет, я сама.

Зант молча улыбнулся и направился к двери.

Тридцать минут спустя, с влажными, но тщательно заплетенными и уложенными волосами, Джейси грациозно села на стул с высокой спинкой, галантно пододвинутый Зантом.

Красное платье, которое принесли Джейси после ванны, было, по ее мнению, слишком уж откровенным, но она не стала возражать и надела его (на груди ее по-прежнему висела серебряная цепочка с обломком шпоры).

Девушка кивком поприветствовала хозяина дома, и дон Кальдерон — он походил на огромного седовласого льва — улыбнулся ей в ответ и тоже кивнул, затем вопросительно посмотрел на внука.

Джейси взглянула на Занта; она была рада его присутствию, хотя до сих пор злилась на него. Тут мужчины о чем-то заговорили по-испански, и Джейси стала осматриваться, выискивая возможные пути побега — на тот случай, если вечер обернется кровавой бойней. Ей не очень-то верилось, что благостное настроение за столом продлится долго. «К тому же повсюду множество слуг, — думала Джейси. — И очень может быть, что эти слуги вовсе не слуги. По крайней мере некоторые из них».

Но что же делать, если ей не удастся отсюда ускользнуть? В таком случае придется защищаться. Следовательно, нужно подыскать надежное оружие. Но какое? Чем здесь можно воспользоваться? Девушка окинула взглядом стол. К черту ложки! Толку от них никакого. Но вот вилки могли пригодиться. А справа от ее тарелки лежали еще два ножа, причем один с зазубренным лезвием.

Джейси приняла решение. Когда дело дойдет до поножовщины, она схватится за самую большую вилку. Затем можно будет спрятаться под стол — Джейси поболтала ногами под столом, чтобы убедиться, что места там достаточно, — а уж после этого…

Тут чей-то отчаянный вопль вывел ее из раздумий. Она повернула голову и увидела, что мальчик-слуга — дон Кальдерой только что отчитывал его за какую-то провинность — лежит на полу и со слезами на глазах держится за щеку. Значит, этот мерзавец ударил его! Джейси замерла в нерешительности. В отличие от Занта. Тот вскочил на ноги и закричал на старика:

— Какого черта?! Ведь он всего лишь мальчишка! Джейси решила, что сейчас начнется что-то ужасное.

Но дон Рафаэль оставался холоден.

— Перестань, Зант. Это слуга, вот и все. Он обязан разбираться в винах. А он в них не разбирается. Да еще пытается перечить мне. Вот и расплатился за дерзость.

Старик что-то сказал мальчику по-испански, и тот поспешно удалился. Зант поморщился и снова сел за стол.

— Я надеюсь, вам нравятся ваши апартаменты, сеньорита Лолес? — обратился старик к девушке.

Джейси посчитала, что не обязательно быть вежливой в ее положении.

— Ха, после того как ваш Пако затолкал меня туда… Зант выразительно кашлянул.

— Что ж, комната меня вполне устраивает, — заметила Джейси.

— Мы всегда стараемся угодить нашим гостям, сеньорита.

Джейси посмотрела на дона Рафаэля повнимательнее. Он был почти такой же огромный, как Пако, но эти длинные седые волосы, дорогой костюм, приятные манеры… И все же Джейси не сомневалась, что дон Рафаэль был злым и безжалостным человеком. Человеком, который ни перед чем не остановится, чтобы добиться своего.

— Стараетесь угодить гостям? — Джейси усмехнулась. — И как часто вы держите гостей под замком?

Дон Кальдерон расхохотался:

— Сеньорита Лолес, вы воистину сокровище. Это не я вас запер, а мой внук. Он считает, что нам следует вас опасаться. И, судя по тому, что я вижу, он прав. Но поверьте мне, вы здесь вовсе не пленница. Я бы не сел за один стол со своей пленницей, вы не находите?

Джейси пожала плечами:

— Полагаю, что не сели бы. Но скажите, сеньор Кальдерон, откуда это странное платье? Мне оно велико. Так чье же оно? Может, оно принадлежало одной из гостивших у вас дам?

— Нет-нет, милая моя, что вы… Это платье и другая одежда, что вы наверняка заметили в своей комнате, — все это было сшито специально для вас. Мы предвидели ваше появление в этом доме. Если вам нужны услуги портного, чтобы подогнать все по размеру, просто обратитесь к Кончите. — Дон Рафаэль повернулся к Занту: — А она именно такая, как ты говорил.

Сердце Джейси едва не остановилось. Значит, они предвидели ее появление? Но почему? Ведь она и сама узнала, что поедет сюда, всего несколько дней назад. Было только одно объяснение этому. Джейси медленно повернула голову к Занту. Тот как ни в чем не бывало разговаривал с дедом.

— Я знал, что она тебе понравится, дед. Поэтому и привез ее.

Зант был так любезен с доном Рафаэлем, что если бы Джейси не знала, что он всего лишь притворяется, то решила бы, что он очень любит старика. Но притворяется ли он? Или просто заманил ее сюда, предварительно договорившись со своим дедом? Да, возможно, все так и было. И следовательно, она, Джейси, — самая настоящая пленница.

Джейси покрылась холодным потом. Дрожащей рукой она поднесла к губам салфетку:

— Я бы хотела немного воды. У меня что-то голова кружится.

Дон Рафаэль сделал повелительный жест. И тотчас же к ней подошел слуга и наполнил ее бокал водой. Джейси поднесла его ко рту и стала медленно пить. Как же ей выбраться из этого дома? Она опустила бокал и повернулась к Занту. Но тот сразу же отвел глаза и что-то сказал дону Рафаэлю по-испански. Старик рассмеялся, а Зант тем временем быстро взглянул на девушку и, улыбнувшись, едва заметно подмигнул ей. У Джейси отлегло от сердца. Выходит, Зант просто умел скрывать свои чувства. Но Джейси не могла оставаться такой же хладнокровной — она чуть не разрыдалась от облегчения.

— Вам лучше, сеньорита Лолес? — спросил старик. Джейси повернулась к дону Кальдерону и с улыбкой ответила:

— Да, спасибо.

— Вот и хорошо. Думаю, вы готовы отведать следующее блюдо, если суп вам не понравился.

Джейси посмотрела на свою тарелку. Она так волновалась, что действительно не съела ни ложки.

— Да, готова, — кивнула Джейси.

Джейси понравился залитый лунным светом дворик виллы. Здесь повсюду росли цветы; она не знала их названий, но аромат от них исходил чудесный. Девушка осторожно ступала по плитам дворика и осматривалась. Больше всего ей нравился фонтан, который располагался в центре двора. Тут Зант, стоявший у фонтана, обернулся и проговорил:

— Прости, Джейси, зато, что тебе пришлось увидеть во время ужина.

— Жалко мальчика.

— Мне тоже.

— И часто такое случается в этом доме?

— Да. И не только со слугами.

Джейси нахмурилась. Кого он имеет в виду? Себя? Неужели его били, когда он был маленьким?

— Зант, мне кажется, не стоит играть с твоим дедом. Он напоминает мне змею. Даже не взгляд его, а поведение… Прости, мне, наверное, не следовало так говорить.

— Почему?

— Ну, не знаю… Он же все-таки твой дед.

— Я в этом не виноват.

— Конечно, нет. Что будем делать дальше?

— Пока не знаю. Но он, похоже, поверил, что я собираюсь остаться здесь и стать его преемником.

Вот оно. Вот что изменилось в нем.

— Но ты ведь действительно собираешься остаться, не так ли?

Зант хмыкнул и отвел взгляд.

— Да. Но самое интересное, что меньше всего этого ожидал я сам. Ты же видела, что здесь происходит. Так вот, я не могу допустить, чтобы так продолжалось и дальше. Это мой дом, Джейси. И люди, живущие здесь… В основном это очень хорошие люди. И они любят меня и доверяют мне.

Слова Занта опечалили Джейси. Она почувствовала, что теряет его. Но имела ли она на него какие-то права? Ей вдруг стало холодно, и она обняла себя руками за плечи. Зант снял сюртук и накинул его на плечи девушки.

— Зант, что здесь происходит? Я заметила, что ты разговаривал с какими-то людьми за внешней стеной. О чем вы говорили?

Зант улыбнулся:

— Ты все замечаешь, верно? Джейси тоже улыбнулась:

— Мне нечем заняться в запертой комнате, вот я и смотрю в окно. — Помолчав, она добавила: — Но если я тебя видела, то могли видеть и другие.

— Да, конечно.

— Это не ответ, Зант.

— Я собираю людей.

— Для чего?

— Чтобы они были под рукой в решающий момент.

— Это связано со мной?

— Возможно.

Джейси почувствовала, что разговор начинает раздражать ее.

— Когда наступит этот твой решающий момент, пожалуйста, не забудь, что я заперта наверху. Иначе я там умру от голода.

Взгляд Занта потеплел.

— Джейси, как же я могу забыть о тебе? Она потупилась.

— Зант, что со мной будет? Я не говорю, что хочу этого, но я начинаю понимать, почему ты хочешь убить деда. У него нет… самого главного.

— Да, у него нет сердца. Дорогая, не беспокойся. Ключ от твоей комнаты —только у меня. Так что ты в безопасности. Моя комната — за углом от твоей. И Пако будет дежурить у двери денно и нощно.

— Ты не понял. Я не напугана. Просто я хочу быть в курсе, когда начнется переполох.

— Переполох уже начался. Он въехал в Сьело-Азул на черном… мерине.

Тут Зант вдруг привлек Джейси к себе и поцеловал в губы. Она прижалась к нему, сдаваясь без боя. Но Зант так же внезапно отстранился от нее.

— Что с тобой? — спросила она.

— Джейси, мы не должны…

— Между прочим, ты сам начал.

— Знаю. Я просто хотел сказать, что нам не следует здесь делать это. Ведь ты сама говорила, что тут повсюду слишком много любопытных глаз. А ты, насколько мне помнится, моя пленница.

— Я помню.

Да, она действительно была его пленницей, хотя он даже не подозревал об этом.

— Пойдем в дом? — спросил Зант.

— Я не хочу быть сегодня ночью одна, — прошептала Джейси.

— Обещаю, ты не останешься одна.

Дожидаясь, когда все в доме уснут, Зант сидел в своей комнате. Вероятно, ему не стоило привозить сюда Джейси, вероятно, он допустил большую ошибку. Что же касается деда… Пожалуй, ему было бы гораздо проще справиться с доном Рафаэлем, если бы Джейси рядом не было. Она… словно разрушала его изнутри, делала его мягче. Кроме того, она могла стать заложницей в руках деда. И ведь он сам привез ее в это осиное гнездо!

Глава 15

— Теперь я сама справлюсь, Кончита. Да перестань же ты! — Но Кончита не понимала по-английски. Тут Джейси вспомнила слово, которое выкрикивал в таких случаях Зант. — Баста! — крикнула она.

И действительно, Кончита оставила ее в покое. Что-то проворчав по-испански, мексиканка перекрестилась и вышла за дверь. Джейси повернулась к зеркалу и стала расчесывать волосы. Услышав, как открывается дверь, она нахмурилась и закричала:

— Кончита, я же тебе… — Обернувшись, Джейси умолкла. В дверях стоял Зант.

— Можно войти?

— Хм… Не знаю, не знаю… А ты не будешь приставать?

— Не обещаю.

— В таком случае заходи.

Зант подошел к ней и протянул руку, чтобы забрать гребень.

— Разреши.

— Я и сама справлюсь.

— Уверен, что справишься, но мне хочется расчесать тебе волосы.

— Ну… как знаешь.

Джейси села спиной к Занту и стала разглядывать его отражение в зеркале. Потом вдруг рассмеялась.

— Почему ты смеешься?

— Над тобой смеюсь. Ты стоишь надомной… словно индеец, вышедший на тропу войны. Ведь это просто волосы, Зант.

— Твоих волос хватит, чтобы Сангре новую попону сшить. А почему повсюду разбросаны булавки? Ну и беспорядок…

— Не говори Кончите, она расстроится. Это ее работа.

— Просто ужас.

— Слушай, а она не расскажет про нас твоему деду? Зант вздохнул и улыбнулся:

—Нет.

— Ты уверен?

— Ну… во-первых, она его не любит. А во-вторых, она растила меня с пеленок. Она мне как мать.

— Ясно.

Взглянув на Занта, Джейси снова рассмеялась и заерзала на стуле.

— Сиди спокойно. Джейси успокоилась.

— Зант, ты раньше никогда этого не делал, ведь верно?

— А что, тебе больно?

— Нет-нет. — Но тут Джейси вдруг подумала о том, что вскоре Зант действительно может сделать ей очень больно. Если просто отвернется от нее в один прекрасный день, когда все проблемы будут решены. Она вздохнула и опустила плечи.

— Хочешь спать, дорогая? —Нет. А ты?

— Тоже нет.

Какое-то время они молчали. Зант с упоением расчесывал чудесные волосы Джейси.

— Ой… Ты меня без волос оставишь.

— Прости…

Зант посмотрел на ее отражение в зеркале, а она — на него. Джейси поняла, что сейчас произойдет… Как странно, они ведь и не поговорили толком об этом тогда, в пустыне. Если, конечно, не считать их слов о том, что это значило для них. Но что их близость будет означать на сей раз? Ничего? Или очень многое? Впрочем, какая разница? Ее влекло к нему душой и телом, и это — самое главное.

Глядя в его глаза в зеркале, Джейси положила ладонь на его руку, лежавшую на ее плече. Зант тотчас же поднял ее на ноги и развернул к себе.

— Джейси, малышка, я так соскучился по тебе. Что ты делаешь со мной? Я весь в огне…

Джейси тихонько вздохнула:

— Вероятно, я заставила тебя полюбить меня. Зант улыбнулся:

— И что ты теперь намерена делать?

— Сейчас увидишь.

Она встала на цыпочки и припала губами к его губам. Зант прижал ее к себе. Джейси обняла его за шею, не разрывая страстного поцелуя. Она чувствовала жар, исходивший от Занта, и прижалась к нему еще крепче. Она повторяла его имя снова и снова. Несколько секунд спустя их одежда полетела на пол, и Джейси почувствовала нежные поцелуи на своей шее, на груди, на животе и еще ниже… Она застонала от наслаждения. Ее пальцы блуждали по его волосам.

Не выдержав, Зант подхватил ее на руки и понес к кровати. Положив Джейси поверх покрывала, он снова принялся ласкать ее.

— Я больше не могу, — прохрипела она. — Иди же ко мне, милый…

Спустя полчаса Джейси лежала, ощущая на себе весь вес Занта, и у нее не было ни сил, ни желания пошевелиться. Она не знала, может ли что-то быть лучше этого. Но стоило Занту приподняться на руках и возобновить движения, как она поняла, что может…

— Что означает слово «баста»? — спросила Джейси за завтраком.

Зант поднял на нее глаза и залюбовался ею. Черноволосая, в свободной белой блузе из хлопка и пестрой юбке, она походила на мексиканскую красотку. Пока молчала, конечно. Удивительно, неужели это была та же самая женщина, которую он полночи продержал в объятиях, прежде чем тихо вернуться в свою комнату?

— Почему ты молчишь? И почему так на меня смотришь? Так что же такое баста?

Зант улыбнулся:

— Сомневаюсь, что ты перестала бы произносить это слово, окажись оно ругательством. Но нет, баста означает «хватит».

— Хватит? — Джейси откусила кусочек тоста с маслом и джемом.

Зант же снова улыбнулся и спросил:

— Что-нибудь еще?

Джейси ненадолго задумалась, потом вдруг заявила:

— Я хочу, чтобы ты научил меня говорить по-испански.

Зант посмотрел на нее с удивлением:

— По-испански? Зачем?

— Чтобы я могла обходиться без твоей помощи. Чтобы я понимала, что говорят вокруг, и чтобы знала, что происходит.

Зант пожал плечами:

— В этом, конечно, есть смысл, но не думаю, что у меня найдется время учить тебя. Да и едва ли ты пробудешь здесь достаточно долго, чтобы был смысл в уроках. К тому же… Выучить язык не так-то просто.

Джейси с улыбкой взглянула на Занта:

— Уверяю тебя, я способная ученица. Особенно в тех случаях, когда от этого зависит моя жизнь. И не забывай, что ты мой должник. Помнишь, как я спасла тебя от змеи? Или уже забыл?

— Забыл? — Зант вскинул брови. — Мне до сих пор снятся кошмары. — Какое-то время он молча смотрел на девушку, потом кивнул и проговорил: — Хорошо, Джейси.

Она просияла:

— Значит, научишь?

— Да, я научу тебя испанскому.

— О… замечательно! Поскольку же я твоя пленница, занятия должны проходить в моей комнате. Тебе придется постоянно сидеть у меня. И ты не сможешь заниматься своими делами, понял? Ты даже коня своего не будешь видеть.

Зант усмехнулся:

— Так вот что у тебя на уме, малышка. Ладно, можешь сегодня не сидеть в комнате. Дон Рафаэль уехал к соседям. Он присматривает себе молодого рысака, так что до вечера вряд ли вернется. В общем… можешь погулять сегодня на свежем воздухе.

Улыбка Джейси, казалось, осветила всю комнату. Но Зант тут же поднял руку и сказал:

— Только ты постоянно должна находиться рядом со мной. Ты, наверное, уже заметила, что я не снимаю кобуру с оружием ни днем, ни ночью. Так что держись рядом.

Джейси нахмурилась:

— Ты чего-то опасаешься? Чего-то боишься?

— Да, черт возьми! — Зант поднялся. — Я боюсь за тебя.

Он протянул Джейси руку, и они вышли из дома.

Стоит ли удивляться, что едва Занта окружили его люди, среди которых были Пако и Блю, Джейси ускользнула от него? Пробравшись сквозь толпу вооруженных мужчин, она, пригнув голову, побежала к ближайшим кустам. Она каждую секунду ожидала услышать гневный окрик Занта, но удача улыбнулась ей — ее так и не окликнули.

Выбравшись из кустов, Джейси осмотрелась. Справа от нее находились ворота, через которые они с Зантом въезжали накануне. За воротами же, насколько хватало глаз, простиралась прерия. Немного подумав, Джейси решила свернуть налево и направилась к амбарам, за которыми виднелись еще одни ворота. Она приметила эти ворота еще вчера, когда они с Зантом въезжали во владения дона Кальдерона. Тогда ей показалось, что ворота ведут в квартал, где жили стрелки и прислуга. Джейси не знала, что именно ищет, но решила для себя, что ей надо непременно проведать Рыцаря.

Что же касается Занта… Да, пожалуй, он оказался прав, ему действительно некогда было ее учить. Поэтому она и сбежала от него. Ведь она вовсе не пленница. Вот только… Много ли толку от ее свободы, если она не может объясниться по-испански? Впрочем, она сможет отыскать Рыцаря. Ведь он должен находиться в конюшне. А конь по-испански — caballo. Так что надо просто спросить, и ей жестами укажут путь.

Джейси добралась до ворот и открыла калитку. Уже за воротами она ненадолго остановилась и осмотрелась. И тотчас же увидела всадника с ружьем в руке. Тот подъехал к девушке и пристально посмотрел на нее.

Судорожно сглотнув, Джейси сказала:

— A… caballo? —Si.

— Э-э… а где мой caballo? — Она указала на его лошадь: — Я знаю, что это ваш caballo, но мне нужен мой. — Она ткнула себя пальцем в грудь: — Мой.

Охранник покачал головой и заговорил по-испански с такой скоростью, что Джейси, даже если бы понимала этот язык, все равно ничего не поняла бы. Правда, она услышала два знакомых слова: caballo и corral. А когда охранник указал большим пальцем себе за плечо, она поняла, что он объясняет ей, как добраться до конюшни.

Джейси попыталась пройти, но охранник преградил ей путь. Из последовавшей затем тирады она уловила только «Чапело».

— Но сеньор Чапело знает, он разрешил.

Она снова попыталась пройти, но охранник, тронув поводья, снова стал на ее пути. Терпение Джейси лопнуло; она уже хотела разразиться бранью, но тут за спиной у нее раздался мужской голос.

— Вам помочь, сеньорита? — спросили по-английски.

Она резко обернулась и увидела сухощавого высокого мужчину с приятными чертами лица. Он вежливо поклонился ей.

— Да, сеньор, если вас не затруднит.

— Конечно, не затруднит, сеньорита Долее. Джейси нахмурилась и подозрительно посмотрела на нового знакомого:

— Вы меня знаете?

Мужчина улыбнулся, показывая белые крепкие зубы:

— Безусловно. Такая прекрасная женщина, как вы, не могла ускользнуть от моего внимания. Впрочем, достаточно и того, что вы почетная гостья дона Рафаэля Кальдерона.

— Ах да… Я, признаться, забыла. А кто вы?

— Простите мне мои ужасные манеры. Я забыл представиться. Меня зовут Мигель Сантос. И я к вашим услугам.

Глава 16

— Рада познакомиться, мистер Сантос. Уж если вы здесь, то объясните, пожалуйста, этому парню, что я всего лишь хочу найти своего коня.

Мигель вежливо кивнул и повернулся к всаднику. Обменявшись с ним несколькими фразами на испанском, он снова повернулся к Джейси:

— Энрике говорит, что ваш конь в конюшне. Джейси поморщилась:

— Это я и сама знаю. Беда в том, что он не пускает меня туда.

— Это потому, что сеньор Чапело приказал, чтобы вас никуда не пускали. По крайней мере без него. Но ведь вам известно об этом?

Джейси покраснела от гнева. Но Мигель Сантос улыбнулся и опять повернулся к Энрике. Он что-то сказал охраннику, и тот, нахмурившись, отъехал в сторону. Мигель же взял ее под руку и проговорил:

— Пойдемте, сеньорита, я провожу вас к вашему коню. Джейси хотела выдернуть руку, но потом решила, что это было бы невежливо. К тому же сеньор Сантос ничем ей не угрожал. А если все-таки придется защищаться, то у нее, как всегда, был с собой нож.

Покосившись на своего провожатого, Джейси проговорила:

— А вы, кажется, не боитесь ослушаться мистера Чапело, да?

Мигель улыбнулся:

— Как и вы, сеньорита.

— Черт бы ее побрал, — бормотал Зант, расхаживая по двору.

Да-да, конечно же, он допустил ошибку, выпустив Джейси из комнаты. Но больше он не поддастся на ее чары, пора учиться на своих ошибках. Да, больше она из комнаты не выйдет.

Но куда же она могла пойти? К фонтану? Устала и решила отдохнуть, полюбоваться цветами? Глупости! «Думай, Зант, думай». С каждой минутой он все больше волновался, в голову приходили самые ужасные мысли.

А что же она говорила за завтраком?.. Кажется, сказала, что хочет выучить испанский. Затем сказала, что не хочет оставаться в комнате, потому что… Почему? Потому что в комнате душно, скучно и… Вот оно! Джейси хотела проведать коня. Занту сразу стало легче. Да, она просто пошла проведать своего коня. Зант повернулся к воротам:

— Да, наверное, сюда она прошла. Потому что именно эти ворота ведут к конюшне.

Зант внезапно нахмурился. Но это значит, что кто-то пропустил ее. А ведь он велел Блю предупредить всех на сей счет. А если кто-то увидит Джейси одну, без него, то ее немедленно должны доставить в дом. Не причиняя вреда, разумеется. Он также велел Блю передать всем, что если они ослушаются, то их попросту рассчитают. Как минимум.

Но кто же на страже сегодня? Его человек? Или человек дона Рафаэля? Либо то, либо другое — никакой золотой середины быть не могло. Сьело-Азул разделился на два вооруженных противоборствующих лагеря, и нейтральной стороны не было.

— Senor Chapello? Un momento, por favor [15].

Положив руку на рукоять револьвера, Зант обернулся к говорившему. Перед ним стоял охранник Энрике, в смущении переминавшийся с ноги на ногу. Когда Зант пристально взглянул на него, тот смутился еще больше. Мексиканец снял сомбреро и ладонью пригладил волосы. Зант улыбнулся. Ему льстило такое проявление уважения к его персоне. Вот только он не знал, кому верен этот человек — ему или дону Рафаэлю.

— Что случилось, Энрике?

Охранник рассказал все, как было. Сказал, что пытался остановить сеньориту, как и велел сеньор Блю, но тут появился этот несносный Мигель Сантос…

Услышав это имя, Зант помрачнел, нахмурился и проворчал:

— А что было дальше?

Энрике медлил с ответом. Наконец сказал:

— Видите ли, сеньор, Мигель Сантос говорит от лица дона Рафаэля, а вы приехали всего два дня назад. Все так запутано… — Он в смущении пожал плечами, затем добавил: — Но я последовал за ними.

— За ними?

— Да, за Мигелем и мисс Лолес. Он повел ее на конюшню, как она и просила. Они и сейчас там с этим черным чудовищем, которого она называет конем. — Энрике вдруг погрустнел. — Я ослушался вас, хозяин. Простите. Я сегодня же соберу семью, и мы уедем отсюда.

Он назвал его хозяином. Зант внимательно посмотрел на Энрике. Возможно, этот человек действительно заслуживал доверия, но почему же он уступил Мигелю?

Впрочем, он, Зант, сам виноват — он еще не расставил все точки над i.

Положив руку на плечо охранника, Зант проговорил:

— Не уезжай, Энрике. Возвращайся на свой пост. Оставайся там и смотри в оба.

Охранник вздохнул с облегчением:

— Спасибо, сеньор Чапело.

Зант кивнул и прошел в комнату. Потом вдруг обернулся и окликнул Энрике.

— Да, сеньор!..

— Передай всем, что я вернулся навсегда. Передай, что вы можете на меня положиться. И вот еще что… Если ты когда-нибудь снова ослушаешься моего приказа, я тебя сам пристрелю. И других предупреди о том же. Понял?

Энрике кивнул:

— Передам, непременно передам. И клянусь могилой матери, что никогда больше не подведу вас. Жизнь за вас отдам, если нужно будет.

Зант снова кивнул и направился в сторону конюшни. Все, кого он встречал, уступали ему дорогу. Некоторые же приветствовали его криками, называя не иначе как «хозяин». Зант отвечал на приветствия кивком или жестом.

У ближайшей конюшни он остановился. Рядом с конюшней, в загоне, ковбои объезжали дикого мустанга. Окинув взглядом лица зрителей, Зант не заметил ни Джейси, ни Сантоса. Впрочем, он и не ожидал увидеть их рядом. Мигель Сантос был очень хитер. Он знал, что эти парни обязательно доложили бы Занту о том, что видели его с девушкой, как это сделал Энрике. Кроме того, он наверняка слышал о приказах по поводу молоденькой американки… Но ведь Сантос прекрасно знал, что Энрике придет к нему, к Занту, и обо всем расскажет. Значит, именно это ему и требовалось. Мерзавец!

Вероятно, Сантос хотел таким образом заявить о том, что Джейси у него в руках. Но чего же он добивался? Наверное, хотел заставить его нервничать. Да-да, конечно… Если он, Зант, начнет нервничать, то наверняка допустит ошибку. Например, покажет всем, что Джейси для него не просто пленница. И следовательно?.. Следовательно, у дона Рафаэля в этом случае на руках окажется лишний козырь, что придется очень кстати, если в Сьело-Азуле начнется… что-нибудь серьезное.

Зант выругался сквозь зубы. Да, что ни говори, а Сантос действительно умен. Значит, именно его следовало убить в первую очередь. Решив, что так и сделает, Зант развернулся на каблуках и направился в конюшню. Сангре, стоявший в дальнем стойле, вскинул голову, почуяв хозяина, и радостно заржал. Зант остановился и осмотрелся. Ни девушки, ни Мигеля нигде не было. И тут он вдруг услышал голос Джейси. Она находилась где-то за углом. И она весело смеялась, с кем-то беседуя. Но с кем Джейси могла так разговаривать? Ах, ну, конечно же, со своим конем, с Рыцарем.

Зант вышел из конюшни и направился к следующему загону. Да, он не ошибся — Джейси каталась на коне, даже не надев на него ни уздечки, ни стремян. Она направляла Рыцаря по кругу, держась руками за его лоснящуюся шею. И там же, облокотившись о верхнюю перекладину загона, стоял Мигель Сантос, наблюдавший за Джейси с похотью во взгляде. Зант невольно сжал кулаки. Мерзавец, как он смеет так смотреть на нее?! Зант перевел взгляд на Джейси. Ее чудесные волосы разметались по плечам и по спине, а упругая грудь мерно покачивалась под тонким шелком блузы.

Тут Зант наконец не выдержал. Выхватив из кобуры «кольт», он выстрелил в воздух. Мигель тотчас же отскочил в сторону, а Джейси, чуть не вылетев из седла, еще крепче схватилась за шею коня. Несколько секунд спустя вокруг загона собрались люди. Заметив среди них Блю и Пако, Зант почувствовал себя в относительной безопасности. Он демонстративно засунул «кольт» в кобуру и окинул присутствующих вопросительным взглядом, словно ожидал, что кто-нибудь вызовет его на поединок. Но конечно же, никто не осмелился бы бросить ему вызов — все знали, что Чапело стреляет без промаха. К тому же люди уже знали о смерти Рафферти и Квинтаны, и многие были уверены, что оба они умерли от пуль Чапело.

Зант едва заметно улыбнулся и пристально посмотрел на Мигеля. Осмелится ли правая рука дона Рафаэля бросить ему вызов? Какие чувства возьмут верх, и что в нем возобладает? Ненависть? Или выдержка и осторожность? Зант чувствовал, что нервы Мигеля натянуты до предела. В какой-то момент ему показалось, что Сантос вот-вот не выдержит, но секунда проходила за секундой и ничего не происходило. В конце концов напряжение спало; Зант понял, что Мигель скорее всего не бросит ему вызов. Во всяком случае, сегодня.

Но Зант по-прежнему не отводил взгляда от Мигеля. Тот был опытным стрелком и, возможно, просто выжидал момент, чтобы произвести смертельный выстрел. Глядя на своего врага, Зант проговорил:

— Джейси, слезай с коня и иди сюда.

Девушка тотчас же спешилась и подбежала к нему. Зант вздохнул с облегчением. Он очень за нее беспокоился, но она, к счастью, проявила благоразумие и не подвела его.

Тут Зант снова заговорил, но на сей раз по-испански. Он обращался к Мигелю, но специально говорил очень громко —так, чтобы все собравшиеся слышали его.

— Мигель, я скажу тебе то же самое, что только что сказал Энрике. Еще раз ты не подчинишься моему приказу — любому моему приказу, — и я тебя пристрелю. Ясно?

Сантос в ярости стиснул зубы, но тут же взял себя в руки и, отвесив преувеличенно низкий поклон, с усмешкой проговорил:

— Я искренне приношу свои извинения, дон Чапело. Я не желал никому зла. Дама пожелала увидеть своего коня. Я просто исполнил ее желание.

— Ни ты и никто другой не должны исполнять желания этой дамы. Ни при каких обстоятельствах. — Зант обвел толпу тяжелым взглядом. — Понятно?

Его слова были встречены кивками, несмелыми «да» и отведенными взглядами. Сантос же развернулся и прошел сквозь толпу, словно нож сквозь масло. Проводив его взглядом, Зант посмотрел на Блю. Тот подмигнул другу и улыбнулся. Зант молча кивнул в ответ и покосился на Пако — гигант грозно посматривал на окружающих.

Зант был искренне удивлен, что дело приняло такой удачный оборот. Он не ожидал, что все будет так просто. Он повернулся к Джейси… и не увидел ее. Она исчезла.

Джейси осторожно пробиралась по узеньким улочкам мимо глинобитных домиков. Ей даже не нужно было понимать испанский, чтобы понять, что только что произошло. Этот безумец Чапело вызвал на поединок Мигеля Сантоса. Вызвал из-за нее, да еще перед толпой мужчин. Как два коня из-за кобылы. Ему вообще очень повезло, что она серьезно отнеслась к происходящему и не стала предъявлять ему свои претензии прямо там. Но еще никто и никогда не обращался с ней как с военным трофеем, как со скальпом, который можно нацепить на пояс. Да что он о себе возомнил? Он что, считает ее своей собственностью?..

Внезапно к губам ее прижалась чья-то шершавая ладонь. Повернув голову, Джейси увидела за спиной Занта. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что он вне себя.

— О, Зант…

Он убрал руку и, развернув Джейси к себе, проговорил:

— Для вас — дон Чапело, мисс.

Схватив Джейси за руку, Зант потащил ее за собой, словно тряпичную куклу. Пако следовал за ними по пятам. Джейси закусила губу и попыталась сопротивляться. Взглянув на Занта, она прошипела:

— Какого черта? Что ты делаешь?

Не удостоив ее взглядом и игнорируя женщин, проходивших мимо, он ответил:

— Я веду тебя обратно в твою комнату, чтобы запереть там. Ты доказала, что тебе нельзя доверять.

— Чапело, немедленно отпусти меня, иначе… Зант внезапно остановился и пристально посмотрел на нее, посмотрел так же, как недавно смотрел на Мигеля Сантоса.

— Иначе — что, Джейси?

Она не знала, что ответить, и пожала плечами:

— Послушай, дон Чапело, ты все неправильно понял. Все, что сделал Мигель… Он всего лишь выполнил мою просьбу и показал, где найти Рыцаря.

— Нет, Джейси, это далеко не все, что сделал Мигель. Поверь, этот человек коварный убийца, готовый вонзить нож в спину в любую секунду. Но так уж случилось, что он правая рука дона Рафаэля. Выходит, что он, не подчиняясь моим приказам, заставляет моих людей также не подчиняться моим приказам. То есть Сантос бросил мне вызов — вот что он сделал.

— Но я-то этого не знала…

— Именно поэтому я сказал, что ты должна держаться рядом со мной. Именно поэтому я посвятил тебя в свой план. Ты же знаешь, что поставлено на карту. Джейси, неужели ты не понимаешь, что подводишь меня на каждом шагу? И я вовсе не считаю, что имею на тебя какие-то права. Я просто пытаюсь сохранить тебе жизнь. — Зант вздохнул: — Малышка, я считал тебя умнее, надеялся, что ты по крайней мере умеешь держать слово. И что получилось? Я едва не убил человека только потому, что ты поставила под удар мою репутацию.

Джейси потупилась. Было очевидно, что Зант прав, а она… она вела себя глупейшим образом. Глядя на свои сандалии, Джейси сказала:

— Прости, Зант. Ты прав. Мне не следовало так поступать. — Она посмотрела в его глаза, надеясь увидеть там прощение, но увы… — Зант, но я же сказала, что извиняюсь.

— Этим не исправишь того, что ты уже натворила. Ты солгала мне. Ты сбежала. Интересно, что ты наговорила Мигелю?

Тут Джейси не выдержала и прокричала:

— Я ему ничего не говорила! Почему ты считаешь меня такой глупой?

Зант сначала покраснел, затем побагровел. На висках его пульсировали вздувшиеся вены. Глаза же метали молнии, а ноздри раздулись — казалось, из них вот-вот повалит дым. Какое-то время он пристально смотрел на Джейси, затем, выругавшись сквозь зубы, подтолкнул ее к Пако — и тут же, резко развернувшись, зашагал в сторону ворот.

Джейси с облегчением вздохнула:

— Знаешь, Пако, мне показалось, что он меня сейчас убьет.

— Si, — улыбнулся великан.

Что ж, она там же, с чего и начала. Джейси снова мерила шагами свою комнату. Черт бы побрал этого упрямца Занта! Она же извинилась! Что еще она могла сделать? Неужели он действительно считает, что она придумала все это специально, чтобы подвести его? Уже середина ноября. Еще несколько недель, и перевалы завалит снегом. Тогда ей не удастся добраться домой до весны. А почему она здесь оказалась? Ей нужно было срочно получить ответы на свои вопросы, вернуть то, что ей принадлежало по праву, наказать вора и вернуться домой. Все выглядело так просто! Почему же он не может понять очевидных вещей?!

Отчаявшись, Джейси бросилась ничком на кровать и принялась молотить кулаками по подушке. Успокоившись, она долго лежала, не думая ни о чем и не шевелясь. . Легкий ветерок, задувавший в окно, ласкал ее кожу. Откуда-то доносились приглушенные голоса и смех. Джейси закрыла глаза… и почти тотчас же уснула.

Проснувшись, она резко приподнялась и осмотрелась. Краски вокруг уже померкли, и призрачные тени будоражили воображение. Каждой клеточкой своего тела Джейси ощущала опасность, притаившуюся где-то совсем рядом. Но что же разбудило ее?

Она снова осмотрела комнату. Все было как прежде, ничего не изменилось. И она по-прежнему была одна. Прислушавшись, Джейси услышала тяжелую поступь Пако, расхаживавшего за дверью. Да, все так, как и должно быть. Так что же встревожило ее?

Резкая боль в щеке заставила ее вскрикнуть. Джейси дотронулась до уже вздувающейся щеки и опять осмотрелась. Только сейчас она заметила на подушке камешек. Поднявшись на ноги, она обнаружила и на полу такой же камень.

Джейси задумалась. Откуда они? Ответ был очевиден. К тому же в этот момент в окно влетел еще один, от которого Джейси едва успела увернуться.

Заинтригованная, Джейси выбежала на балкон — и замерла в изумлении:

— Блю?.. Что ты здесь делаешь? Ведь тебя могут увидеть.

Он улыбнулся и тихо проговорил:

— Нет, не увидят. Рядом с твоей комнатой нет других окон. А кусты, что у меня за спиной, скрывают меня от охранников.

— Но что тебе надо?

— Просто хотел узнать, как они к тебе здесь относятся. Джейси хихикнула:

— Просто ужасно… Я под замком в этой комнате. Выводят только в столовую.

— И на обкатку лошадей, да? — Блю усмехнулся. Джейси запустила в него камешком, который держала в руке. Блю тихо засмеялся и погрозил ей пальцем.

— Так что же ты здесь делаешь?

— Джейси, дон Рафаэль вернулся.

— Уже?..

— Да, его люди только что подъехали. Так что будь осторожна. Сегодня за ужином ты будешь одна с доном Рафаэлем.

— А Зант? — воскликнула Джейси.

— Он уехал… по делам. Я поеду за ним и предупрежу обо всем. Слушай, Джейси, ты должна знать, что Зант не планировал все таким образом. Это… просто стечение обстоятельств. Он не хотел, чтобы ты осталась одна с доном Кальдероном.

Джейси со вздохом ответила:

— Знаешь, мне от этого не легче.

— Все, мне пора, — продолжал Блю. — Будь осторожна. Я уверен, ты справишься.

— А дон Рафаэль знает, что Занта нет?

— Знает. Я ему сказал. Сказал, что он уехал в Санта-Круз, чтобы проведать знакомых сеньорит. Санта-Круз — это ближайший город.

Отравленное жало ревности вонзилось Джейси в сердце.

— Но он ведь на самом деле не там? Блю улыбнулся:

— Нет. Но я скажу ему, что ты спрашивала.

— Не смей, слышишь? Впрочем, скажи ему, чтобы был осторожен.

— Обязательно передам. Он, как и ты, понятия не имеет, что такое осторожность.

В следующее мгновение Блю исчез в кустах. Джейси же нахмурилась и надолго задумалась. Что здесь происходит? И куда отправился Зант? Она бросила взгляд на главные ворота. Они были заперты, и рядом стояли охранники. Но почему? Ведь эти ворота ведут в пустынную прерию… Кого же здесь опасаются? Кого ждут с той стороны?

Вернувшись в комнату, Джейси со вздохом уселась на кровать. Вспомнив о предстоящем ужине с доном Рафаэлем, она снова задумалась. А что, если ей удастся разузнать что-нибудь полезное для Занта? И, что еще важнее, возможно, она узнает что-то о смерти своих родителей. Да, похоже, все ниточки вели сюда. К дону Рафаэлю. И сегодня он будет у нее в руках.

* * *

— А-а, сеньорита Лолес, наконец-то… О, как вам идет это вечернее платье. Сеньорита, прошу вас, присаживайтесь у камина. Мануэль развел прекрасный огонь. Нам с вами будет здесь комфортно.

Джейси посмотрела на камин — он казался таким огромным, что в нем можно было зажарить целого быка. Покосившись на дона Рафаэля, она заметила, что он протягивал ей руку. Он что, собирался бросить ее в огонь? Заставив себя улыбнуться, девушка приняла его руку, и он усадил ее в высокое и ужасно неудобное кресло.

Сидя напротив дона Рафаэля и потягивая корсиканское вино, Джейси думала об отце. Она видела, что старик внимательно наблюдает за ней, но ее это не очень-то беспокоило. Она была готова к любым неожиданностям.

— Мне определенно нравится ваше ожерелье, сеньорита Лолес. Я еще вчера обратил на него внимание. Это наверняка что-то означает.

Такого вопроса Джейси не ожидала. Она дотронулась до обломка шпоры на шее и покраснела.

— Да, означает. — «Как будто ты не знаешь этого, старый лис». — Это колесико от шпоры. Такие шпоры носили только члены банды «необузданных».

— Ах вот как… Тогда это, должно быть, от шпоры вашего отца.

Джейси понимала, что надо соблюдать осторожность. Она помнила о предупреждении Блю.

— Нет. — Она отрицательно покачала головой. Дон Рафаэль грустно вздохнул.

— Скажите мне, сеньорита Лолес, что на самом деле привело вас в Сьело-Азул?

Сердце Джейси замерло на мгновение.

— Что привело меня сюда? Ваш внук и мой конь, насколько я понимаю. Или вы не помните? Меня привезли сюда как пленницу. А потом заперли в комнате. Видимо, вашему внуку это кажется забавным.

Дон Рафаэль пристально посмотрел на девушку.

— Да-да, конечно. Я прекрасно все помню.

Джейси тихонько вздохнула и обвела взглядом огромный зал, в который ее привели. Здесь почти на всех стенах висели картины в золоченых рамах. Портрет прабабушки Ардис просто потерялся бы среди этих полотен.

— У вас прекрасное поместье, мистер Кальдерон.

— Да, не спорю. Мы живем здесь уже более трехсот лет. И в один прекрасный день все это перейдет моему внуку.

Джейси никак не отреагировала на эту реплику. Пауза затягивалась, и дон Рафаэль вновь заговорил:

— Как я понимаю, сеньорита, я должен поблагодарить именно вас за капитуляцию Занта?

— Почему вы так решили?

В голосе дона Рафаэля прорезались раздраженные нотки — он начинал терять терпение.

— Лучше расскажите, как это произошло, сеньорита Лолес.

Джейси пристально взглянула на старика:

— Послушайте, мистер Кальдерон, мы оба знаем, что я здесь не по собственной воле. И все это как-то связано с тем, что вы послали за мной и за моими сестрами своих головорезов. И что самое интересное, ваши парни оказались на месте в тот же день, когда были убиты мои родители. Так что, может быть, пора открыть карты?

Черт возьми, она все же не удержалась! Ни слова Блю, ни даже наставления отца ей не помогли.

Дон Рафаэль, явно довольный своей маленькой победой, с улыбкой откинулся на спинку стула.

— Как вам будет угодно, мисс Лолес. Но боюсь, вскоре вы пожалеете, что открыли эту дверь и…

Тут послышались громкие взволнованные голоса и захлопали двери. И почти тотчас же в зал вошел слуга и что-то проговорил по-испански. Дон Кальдерон нахмурился и кивком отпустил слугу. В следующее мгновение дверь снова распахнулась, и на пороге появилась знакомая фигура. Джейси вздохнула с облегчением. Зант же, скинув пыльный дорожный плащ, подошел к столу и проговорил:

— Я не опоздал к ужину?

Глава 17

Не опоздал ли он к ужину? Уж не ослышалась ли она? Но нет, видимо, не ослышалась, поскольку дон Рафаэль сделал непроницаемое лицо и поднял руку в знак приветствия:

— Зант, ты уже вернулся? Почему так быстро?.. Тебе что, не понравились девочки в Санта-Круз?

Джейси показалось, что над ней все издеваются.

— Дело не в этом, — ответил Зант.

Он отошел от стола и, сняв пояс, бросил его на каминную полку. Затем снял шляпу и провел ладонью по волосам. Мельком взглянув на Джейси, Зант снова повернулся к деду:

— Мы не ждали тебя так рано, дон Рафаэль.

— Тем не менее я здесь. Но ты очень вовремя. Мы с мисс Лолес мило беседовали. Говорили о том, что привело ее сюда.

Зант вновь покосился на Джейси:

— Неужели?

Ей захотелось провалиться сквозь землю или на худой конец спрятаться под стол от его испепеляющего взгляда.

— Да, Зант. Мы как раз собирались… открыть карты.

— Что? — завопил Зант.

— Открыть карты, — с невозмутимым видом проговорил дон Кальдерон. — Надеюсь, тебе знакомо это выражение. Мисс Лолес рассказала мне, что ее родители убиты. И она считает, что я послал своих людей за ней и за ее сестрами. Я же хотел разубедить ее.

Зант посмотрел Джейси прямо в глаза:

— Мой дед говорит правду, я подтверждаю это. И позволь напомнить тебе, что ты здесь гостья. Гостья в моем доме и в доме моего деда. И имей в виду, мы не потерпим беспочвенных обвинений в наш адрес. Я ясно выражаюсь?

Ошеломленная словами Занта, Джейси потупилась. Потом вдруг поднялась из-за стола и заявила:

— Я все поняла. Надеюсь, джентльмены, вы меня извините… Я не в состоянии разделить с вами трапезу этим вечером. — Повернувшись к Занту, она добавила: — Как я понимаю, у вас кормят гостей и в их апартаментах. Не могли бы вы, дон Чапело, проследить, чтобы мне принесли поднос с ужином?

Резко развернувшись, Джейси направилась к выходу. Она стремительно вышла из зала и с силой хлопнула за собой дверью. Взбежав по ступеням, она столкнулась с невозмутимым Пако. Тот молча открыл перед ней дверь комнаты, а затем, когда она зашла, запер ее на ключ.

Джейси повернулась к закрытой двери и, сжав кулаки, закричала от злости и отчаяния, переполнявших ее. Неужели никто не станет с ней драться в этом доме?! Но ей необходимо было подраться с кем-нибудь! Да, необходимо, иначе она сойдет с ума. А может, швырнуть что-нибудь в окно? О Господи, что же делать?

Джейси принялась расхаживать по комнате. Потом вдруг подбежала к кровати и, забыв, что на ней легкие туфли, а не сапоги, изо всех сил пнула одну из массивных ножек. Взвыв от боли, она повалилась на кровать и замерла, дожидаясь, когда пройдет пульсирующая боль в ушибленном пальце.

И тут Джейси заметила, что на подушке в нескольких сантиметрах от ее глаз лежит серебряная шпора, шпора без колесика. Она смотрела на нее, не в силах отвести взгляд. Наконец приподнялась и осмотрелась. Кто мог побывать в ее комнате за те полчаса, что она отсутствовала? Неужели Пако? Но даже если это кто-то другой, то все равно он должен был пройти мимо охранника.

Так и не прикоснувшись к шпоре, Джейси вскочила с кровати и бросилась к двери. В отчаянии дергая дверную ручку, она кричала:

— Пако, открой! Пако, мне надо поговорить!.. Пако открыл дверь и, переступив порог, тщательно осмотрел комнату. Затем вопросительно посмотрел на девушку:

— Senorita…

Джейси закусила губу. Она знала, что должна говорить так, чтобы Пако понял вопрос.

— Э-э… Пако, кто… кто здесь был? Здесь… — Джейси ткнула пальцем в пол. — Тут, в моей комнате… — Она сделала широкий жест рукой.

Пако нахмурился и, немного подумав, произнес:

—Que?

Джейси с удивлением посмотрела на охранника:

— Кей? Кто такой Кей? Пако пожал плечами:

No entiendo, senorita [16]. Джейси покачала головой:

— Ох, я тебя не понимаю. Как же тебе объяснить?.. Знаешь, я тебе покажу… — Она побежала к кровати и вернулась к двери со сломанной шпорой в руках. — Вот. Кто это принес?

Пако посмотрел на шпору и снова пожал плечами:

— Que?

Джейси улыбнулась и кивнула:

— Вот и хорошо. Осталось выяснить, кто такой Кей.

Тут дверь вдруг стала медленно открываться. Пако прижал палец к губам и извлек из кобуры «кольт». Джейси в страхе прижалась к стене. В следующее мгновение из-за двери показался Зант с подносом в одной руке и с «кольтом» — в другой. Джейси с облегчением вздохнула и, подбежав к Занту, проговорила:

— Смотри, что я нашла у себя на кровати. Пако говорит, что некто по имени Кей принес это сюда. Кто такой Кей?

Зант в изумлении уставился на охранника. Затем перевел взгляд на Джейси:

— Малышка, я ничего не понимаю. О чем ты? — Он убрал «кольт» в кобуру и передал поднос Пако. — Так о чем же ты?

Джейси сделала глубокий вдох и медленно проговорила:

— Зант, слушай меня внимательно. Вот эта шпора лежала у меня на кровати, когда я вошла. Это та самая шпора, Зант. Видишь?.. Не хватает колесика. — Она указала на цепочку у себя на шее. — Это то самое колесико. Понял? Я знала, я так и знала. Но кто такой Кей? Ты с ним знаком?

Зант отрицательно покачал головой:

— Я не знаю никакого Кея. Джейси всплеснула руками.

— Зато Пако знает. Спроси у него.

Зант и Пако обменялись несколькими фразами, затем вопросительно посмотрели на Джейси.

— Так кто же такой Кей? — спросила она.

— Пако ничего не знает. A «que» по-испански значит «что».

Джейси вздохнула:

— Тогда объясни мне, Зант, кто принес ее сюда. Зант взял шпору и принялся рассматривать. Вдруг лицо его помрачнело.

— Это шпора моего отца. Но Пако говорит, что никто не входил в комнату.

— Даже Кончита?

— Она была здесь только вместе с тобой, когда помогала тебе одеваться.

Но Джейси не желала отступать. Она искала любые мыслимые и немыслимые объяснения.

— Может, кто-то взобрался по веревке на балкон и оставил шпору, а Пако просто ничего не услышал?

— Может быть. Хотя… сад охраняется. Кроме того, по периметру постоянно ходит охрана. Того, кто лез бы на балкон по веревке, непременно заметили бы. — Зант подошел к дверям балкона и подергал за ручки. — Заперты. Изнутри.

Тут Джейси осенила догадка. Взглянув на Занта, она прошептала:

— Это значит, что тот, кто принес шпору, все еще в комнате.

Зант с удивлением посмотрел на Джейси. Затем молча кивнул, положил шпору и, вытащив револьвер, взглянул на Пако. Мексиканец опустил поднос на стол, тоже извлек «кольт» и подошел к Занту. Тот жестами объяснил, что на счет «три» — Зант собирался показать это пальцами — они вместе должны поднять кровать.

Джейси же, прижавшись к стене и затаив дыхание, наблюдала за мужчинами. Наконец Зант, отогнув третий палец, поднял свой край кровати. Пако не отставал от него. Оба что-то заорали по-испански и ткнули стволами в пространство под кроватью. В следующее мгновение из-под кровати выскочил мальчик и, пробежав мимо Джейси, выбежал из комнаты. Никто не успел его задержать.

— Это… это был мальчик, — сказала девушка. Зант сунул револьвер в кобуру.

— Джейси, я не слепой. Но почему ты не поймала его?

— Почему? Ты издеваешься? Он пулей вылетел отсюда.

Зант вздохнул, подошел к двери и выглянул в коридор. Снизу доносились возгласы удивления. Затем хлопнула входная дверь.

Зант вернулся в комнату и отдал Пако какие-то распоряжения. Затем подошел к балконной двери, открыл обе створки и обернулся к Джейси:

— Иди сюда. Взгляни-ка.

Выглянув из-за его плеча, Джейси увидела веревку, привязанную к чугунным перилам.

— Похоже, ты была права. По крайней мере в этом. Парень забрался сюда по веревке. Видимо, этим же путем он собирался отсюда уходить.

Джейси в задумчивости смотрела на веревку. Кто же мог стоять за всем этим?

— Прости, малышка, что накричал на тебя. Я ведь был ближе к мальчишке, чем ты, а все равно не среагировал.

Джейси кивнула, принимая извинения. Зант же принялся расхаживать по комнате, внимательно все осматривая.

— Что ты ищешь? Он пожал плечами:

— Не знаю. Наверное, какие-нибудь улики. Скажи, ты хорошо разглядела этого парня?

— Нет. Но он мексиканец. Одет в белое. Ему лет вооемь-девять, не больше. А разве ты его не узнал?

Зант скорчил гримасу.

— Боюсь, нет. Меня ведь не было здесь пять лет. Я и взрослых-то не всех узнаю, что уж говорить о детях. Как думаешь, ты смогла бы его узнать, если бы еще раз увидела?

— Не знаю, но стоит попробовать. Я до сих пор не могу ничего понять… Эта шпора… Почему она здесь? Думаю, одно из двух: либо кто-то хочет меня напугать, либо хочет помочь. В любом случае я должна знать, что это означает. Но я вот о чем еще подумала… Если шпора нашлась, то, быть может, и портрет моей прабабушки тоже здесь. — Джейси виновато посмотрела на Занта: — Прости.

— За что?

— Ты же знаешь, что это значит.

— Это значит, что ты не зря здесь.

— Нет, я про другое. Ведь это значит, что твой дед наверняка причастен к случившемуся.

— Мы ведь так и предполагали.

— Да, но… Пойми, после всего, что произошло между нами, я бы все на свете отдала, лишь бы это был не дон Рафаэль.

— Я бы тоже.

Надолго воцарилась гнетущая тишина. Джейси смотрела на Занта и видела трехлетнего мальчика, которого вместе с матерью выгнали из дома. И еще она видела своих родителей в луже крови на полу собственной спальни.

Ей хотелось забиться в угол и плакать, плакать, плакать, пока на сердце не останется ничего, кроме пустоты. Наконец Зант проговорил:

— Раз сюда мог проникнуть маленький мальчик, значит, это может сделать кто угодно. Твоя комната не так безопасна, как мне казалось. Мы должны что-то предпринять.

Джейси пожала плечами:

— Да, возможно. Но что именно?

— Даже не знаю… Может, тебе перебраться ко мне в комнату? Ничего, кроме этого, предложить не могу.

Джейси внимательно посмотрела на Занта. Он что, дразнит ее?

— Думаешь, я откажусь?

— Значит, решено.

Он схватил ее за руку и потащил к двери. Она едва успела подхватить шпору.

— Зант, подожди. Я просто пошутила. Не могу же я… перебраться к тебе. Что скажет дон Рафаэль?

— Он не удивится. Он уже спрашивал, почему ты до сих пор не в моей спальне. Видишь ли, у Кальдеронов горячая кровь. Мой дед уже положил на тебя глаз.

Джейси все еще колебалась. Наконец приняла решение и заявила:

— Хорошо, я согласна. Но ты должен пообещать мне кое-что. Во-первых, никто не заставит меня больше носить эти ужасные платья. Во-вторых, пусть мне вернут мое оружие. И в-третьих, дон Рафаэль должен считать, что мы пара кроликов, изо всех сил старающаяся наплодить ему правнуков. Иначе мне не отбиться от него. Принимаешь условия?

Зант расплылся в ухмылке:

— Слушаюсь, мэм. Все будет так, как вы пожелаете, мэм.

* * *

Зант проснулся и с улыбкой уставился в потолок. Одна из приятных обязанностей его новой жизни состояла в том, чтобы всю ночь держать в объятиях утомленную Джейси. Сейчас она тихонько посапывала, лежа с ним рядом.

Прошедшей ночью они совершенно не походили на пару кроликов. Джейси была так измотана последними событиями, что у нее хватило сил только на то, чтобы пожелать ему спокойной ночи. Кроме того, она явно стеснялась спать с ним в одной постели.

Зант уверял ее, что она не умрет от того, что проведет ночь в объятиях мужчины. Сам же он едва не умер от переполнявшего его желания. Это было одно из самых тяжких испытаний в его жизни. Лежать рядом с прекрасной женщиной — и не воспользоваться этим! Зант невольно нахмурился. Нет, он должен выкинуть все это из головы! И тотчас же, снова улыбнувшись, подумал: «Если так пойдет дальше, я и глазом моргнуть не успею, как на пальце у меня появится обручальное кольцо».

Повернувшись, он внимательно посмотрел на спавшую рядом Джейси. Неужели он и впрямь способен на ней жениться? И согласится ли она?.. Действительно, что будет после того, как все закончится? Вероятно, Джейси уйдет… и он, Зант, останется один. Но найдется ли в его жизни хоть что-нибудь, ради чего стоило бы жить? Еще несколько месяцев назад ответ был очевиден: нет. Но сейчас… сейчас все стало гораздо сложнее. Ведь после смерти дона Рафаэля он станет здесь хозяином. Да, ему стоит жить ради Сьело-Азула. Ради земли своих предков. У него были планы на эти владения. Планы, связанные прежде всего с разведением лошадей. Но все-таки без Джейси ему будет тяжело. А она едва ли согласится остаться в его доме…

Девушка зашевелилась, просыпаясь. Наконец повернула голову и посмотрела на Занта с недоумением. Она явно не понимала, почему он лежит рядом с ней.

— Ты в моей комнате, Джейси, в моей постели. Помнишь?

Она улыбнулась и положила голову ему на грудь.

— Да, теперь вспомнила.

— Что же именно ты вспомнила?

Джейси внимательно посмотрела на него и вдруг спросила:

— Скажи мне, Зант, о чем ты только что думал?

Кончита что-то проворчала себе под нос и покачала головой. Она не понимала, как может молоденькая девушка вести себя таким неподобающим образом до замужества. А уж то, что ей, Кончите, пришлось пол-утра ждать, когда они соизволят одеться, чтобы она могла прибрать в комнате и подать им завтрак, просто выводило ее из себя.

Сейчас она делала вид, что протирает столик перед дверью дона Рафаэля. Но стол был и без того натерт до блеска — Кончите просто хотелось подслушать, о чем говорил хозяин со своими помощниками. Дон Рафаэль распекал Мигеля Сантоса и Виктора Дос Сантоса:

— Черт возьми, Мигель, меня это совершенно не устраивает. Почему я не знаю, что происходит у меня под самым носом, на моей собственной вилле? За что я плачу тебе деньги?

— Но, хозяин, я следую всем вашим указаниям. Я хоть сейчас готов представить вам полный отчет о ночном рейде на Вилла-Делароса. Я встречался с людьми ранним утром. И привел Виктора, чтобы он сам рассказал вам о нашем первом ударе по остальным землевладельцам Соноры.

— Я говорю не о наших делах на стороне, Мигель. Ты что, не слышал меня? Я говорил о том, что происходит здесь, в Сьело-Азуле. — Кончита вздрогнула от неожиданного удара, раздавшегося в кабинете. Должно быть, дон Рафаэль стукнул кулаком по столу. — Повсюду какая-то мышиная возня. За каждым углом шепчутся какие-то люди. Кругом секреты. Люди по ночам проводят тайные собрания. Ты что-нибудь обо всем этом знаешь?

— Не знаю, дон Ра…

. — Черт побери, Мигель! Я прикажу высечь тебя на площади! Да-да, я так и сделаю, если ты не представишь мне полный отчет обо всем происходящем.

Кончита зажала рот рукой. Дон Рафаэль еще никогда не разговаривал так с Мигелем Сантосом. С кем угодно другим, даже с Виктором, но не с Сантосом. Сейчас Мигель наверняка чувствовал себя не в своей тарелке.

Тут из-за угла вышел Мануэль — единственный человек, которому дон Рафаэль доверял безоговорочно. А . вот Кончита не доверяла ему абсолютно. Мануэль кивнул в знак приветствия. Кончита кивнула в ответ и, подождав, когда Мануэль скроется за дверью хозяйского кабинета, стала слушать еще внимательнее.

Но Мануэль говорил очень тихо. Кончита сокрушенно покачала головой. Она уже хотела уйти, но тут дон Рафаэль снова заговорил:

— Если я умру, то твои ночные рейды будут ни к чему, Мигель. И позволь напомнить тебе, что ты не имеешь власти на этой земле. Если со мной что-нибудь случится, никто не станет тебе подчиняться. Все, что у тебя есть, дал тебе я. Ты никто. Ты мое творение. И если я погибну, ты тоже погибнешь. А знаешь, почему? Потому что мой внук ненавидит тебя. Так что мое благополучие — в твоих интересах.

— Я все понимаю, дон Рафаэль. Я не подведу вас. Кончита вздохнула с облегчением. Мигель ни словом не обмолвился о планах сеньора Чапело. Только бы Виктор не сказал лишнего.

— Знаете, дон Рафаэль, — подал голос Виктор, — я, честно говоря, не верю всем этим слухам, что ваш внук готовит против вас какой-то заговор.

Кончита чуть не упала в обморок.

— Заговор? Слухи? Мигель, о чем говорит этот болван? Похоже, он осведомлен лучше тебя. Ну-ка, ну-ка… Говори, что тебе известно? Мой внук наконец-то дома, а ты говоришь, что он желает мне зла?

— Нет-нет, что вы, хозяин… Я оговорился. Ах да, вспомнил. Ну конечно же, Зант ни при чем. А эта маленькая ведьма, эта Лолес… Она хочет убить вас. И все из-за того, что вы приказали убить ее родителей.

— Виктор, ты в своем уме? Я никогда не отдавал приказа убить кого-либо из Лолесов. Слышишь, болван? Никогда.

— Да, но сеньор Лолес мертв. А его дочь здесь. И у нее — шпора Кида. Целиком.

Сердце Кончиты екнуло. Откуда Виктор мог узнать про шпору? И тут ее осенило. Ну конечно! Вероятно, ее внук Эстебан улизнул сегодня из дома до зари. Виктор был его кумиром, и они наверняка обменялись красочными рассказами о своих приключениях. Вот мальчишка и рассказал ему про шпору. А простофиля Виктор взял и выложил все дону Рафаэлю.

Кончита не слышала окончания разговора, она уже спешила вниз — надо было побыстрее спрятать внука, пока дон Рафаэль не нашел его. А сразу после этого следовало предупредить сеньора Чапела.

Глава 18

Джейси медленно шагала вдоль глинобитных хижин, вглядываясь в каждое смуглое мальчишечье лицо. Рядом с ней шли Зант и Пако. Люди перед ними расступались, а некоторые женщины кивали Джейси. Не зная, как реагировать на эти приветствия, Джейси улыбалась и кивала в ответ.

Джейси шла и думала об этих несчастных. Им, наверное, непросто жилось с таким жестоким хозяином, как дон Рафаэль. Но все же эти люди считали Сьело-Азул своим домом. Вспомнив о своем доме, Джейси невольно вздохнула. Вдруг захотелось плакать. Но почему? Впрочем, она прекрасно понимала причину. Все, что окружало ее здесь, напоминало ей о тех счастливых и безмятежных временах, когда родители были живы. Они были хорошей семьей. Счастливой семьей.

Но увы, родители мертвы. И никогда больше папа не обнимет ее своими сильными руками, никогда не прижмет к груди и не даст мудрый совет. Никогда больше мама не выслушает ее и не приободрит улыбкой. Никогда больше они не соберутся все вместе за большим столом на Рождество.

Сможет ли она когда-нибудь снова почувствовать себя счастливой? Сможет ли беззаботно жить, спрятавшись за чью-то широкую спину? Или все закончится здесь?

Джейси попыталась не думать о грустном. Да, ей следовало успокоиться и думать о чем-нибудь приятном. Например, о том, что ей наконец-то вернули ее одежду. Как это приятно — ходить в сапогах и в свободной юбке, а не в тесных платьях и туфельках! Можно было думать и о тех долгих часах, что она проводила в объятиях Занта. Боже, может, это ее счастье? Она знала, что любит этого мужчину. И знала, что он любит ее. Джейси улыбнулась, и Зант тут же остановился.

— Что такое? Ты увидела его?

Джейси едва не схватилась за голову. Она так задумалась, что, наверное, прошла мимо дюжины мальчишек, даже не видя их лиц.

— Нет-нет, мне просто показалось.

— Ты уверена? Может, стоит взглянуть на него внимательнее?

Слушай, не мешай мне. Я ведь говорила, что если у тебя есть дела, то я справлюсь сама. С Пако я в безопасности. Кроме того, мой «кольт» при мне. А после того, что произошло вчера у конюшни, никто не станет со мной связываться. Я сейчас для них хуже гремучей змеи. К ее удивлению, Зант улыбнулся и кивнул:

— Как скажете, мэм. Тем более что мне надо поговорить с Блю и еще кое с кем. Джейси, мне надо будет отлучиться сегодня на какое-то время, и я надеюсь, ты сможешь держаться подальше от неприятностей.

Она вспылила:

— Ну знаешь!.. Я ведь никогда не напрашивалась ни на какие неприятности. Но и бегать от них я тоже не собираюсь.

— Черт возьми, Джейси, хоть раз… Да ладно, забудь об этом. Все равно ведь не станешь слушать. — Сдвинув на затылок шляпу, он снова заговорил: — Как думаешь, сможешь объяснить Пако, если найдешь мальчишку?

Джейси кивнула:

— Справлюсь.

— Что ж, надеюсь…

Что-то сказав Пако, Зант ушел. Джейси смотрела ему вслед, пока он не скрылся за углом. Затем повернулась к своему могучему телохранителю:

— Тебе не кажется, что я снова вывела его из себя?

— Si, senorita.

Джейси подозрительно посмотрела на Пако:

— А ты действительно не говоришь по-английски? Пако уставился на нее своими маленькими немигающими глазками. Джейси решила проверить его.

— Знаешь что, Пако? Я давно хотела тебе сказать, что ты грязный и жирный мексиканский болван.

— Si, senorita, — кивнул великан.

Джейси улыбнулась и пошла дальше, бросив через плечо:

— Ладно, хватит болтать. Пойдем искать дальше, а то до вечера не управимся.

* * *

— Нет, Блю, прошлой ночью я должен был находиться там, с тобой.

Блю пожал плечами:

— Перестань, приятель. Ничего бы не изменилось. Кроме того, — Блю снисходительно посмотрел на друга, — у тебя на уме было совсем другое. Когда я сообщил тебе, что дон Рафаэль вернулся домой, тебя и след простыл.

Зант улыбнулся, вспоминая вчерашний вечер.

— Я чуть было не опоздал. Джейси уже сказала ему, что пора положить карты на стол, представляешь?

— Она так и сказала старику?

— Вот именно. Что же мне с ней делать?

— Все очень просто, дружище. Женись на ней. Вы друг друга стоите, это уж точно.

— Знаешь, я о другом думаю. Она там ищет мальчишку, который сидел у нее под кроватью. Я не могу понять, как он попал в комнату. И еще не могу понять, откуда у него шпора моего отца. Я абсолютно уверен, что дед тут ни при чем. С другой стороны, он явно причастен к убийству ее родителей. Что ты обо всем этом думаешь?

— Не знаю, приятель… Мне известно только одно: дон Рафаэль ненавидел Лолеса. Ненавидел еще до того, как тот застрелил Кида. А уж после…

— Говори, Блю. Я чувствую, что ты не все мне рассказал.

— Нет-нет, я ничего от тебя не скрываю, просто… У меня не выходит из головы Джейси. Как дон Рафаэль решит дело с ней?

— Каждый день приближает меня к тому моменту, когда мне придется его убить. Мне никогда не удастся обуздать его. Даже если я просто войду к нему в кабинет и скажу: «Отныне я здесь хозяин». Он явно вынашивает какие-то планы. Мне кажется, что он с моей помощью хочет убрать всех землевладельцев в Соноре и устроить здесь… что-то вроде королевства. Он настроен на войну, и ничто не в силах остановить его. Это просто безумие… — Зант помолчал с минуту. Блю не нарушал тишины, он ждал, когда друг продолжит. — Мы слишком разные, чтобы жить вместе. Вот только… Блю, как я могу убить собственного деда? Может, его должен убить кто-то другой?

Блю поджал губы и покачал головой:

— Не знаю, дружище.

Какое-то время они ехали молча. День, по счастью, был нежаркий. Наконец Блю снова заговорил:

— Что ты собираешься сказать, когда мы приедем на Вилла-Делароса?

— Я расскажу дону Ализандо, что происходит. Расскажу и о своих планах по этому поводу. Я надеюсь убедить его не вмешиваться, когда все начнется.

— Удачи тебе. Этот старый дьявол со своими сыновьями уже наверняка собирает отряд pistolero.

Зант усмехнулся:

— Я бы поступил так же, если бы кто-то сжег ночью мою виллу.

— Я сделал все, что смог. Было темно, но мы не подожгли ничего, кроме старого сарая. И ни одного человека не застрелили. Хотя я велел Виктору нарисовать совсем другую картинку. Осталось надеяться, что этот болван все понял правильно. И ничего не добавил от себя.

— Блю, прошлой ночью все могло обернуться гораздо хуже. Знал бы ты, каких трудов мне стоило убедить дона Рафаэля не посылать в этот рейд наемных стрелков!

— Кстати, помнишь Пабло?

— Племянника нашего Мануэля? —Да.

Зант кивнул:

— Да, помню. Его ведь Квинтана запорол почти насмерть. А ему ведь не было и пятнадцати. Я рад, что убил этого мерзавца Квинтану. Так что же?

— Мы же сказали Кальдерону, что Пабло умер, верно?

— А куда он делся на самом деле?

— Ушел к дону Ализандо. К тому же недавно женился.

— Вот и хорошо. Когда доберемся, разыщи его и отправь ко мне. Мне нужно обсудить с ним кое-что.

— Понял, — кивнул Блю. Помолчав немного, вновь заговорил: — Знаешь, Зант, тот случай с Пабло был последней каплей для всех парней, что живут здесь с рождения, а не наняты за деньги, как Квинтана или Рафферти. И с тех пор они считали дни до твоего возвращения. Они знали, что ты можешь все исправить. Ты их единственная надежда. Они готовы в любой момент пойти за тобой. Только прикажи.

Последние слова Блю ошеломили Занта. Но ведь все, что сказал друг, чистейшая правда… Он, Зант, и сам думал об этом уже не первый день. А теперь даже предпринимает некоторые шаги в этом направлении. Но еще никто не говорил ему об этом в лицо. Значит, теперь он в ответе за своих людей.

Конечно, еще не поздно бросить все и уехать. Он пока что не приступил к решительным действиям. Но… Зант нахмурился, его одолевали сомнения. Он не был уверен в себе. Сомневался в каждом шаге, каждом отданном приказе. Может, он просто не готов к спокойной, размеренной жизни, к которой приведет его победа над дедом?

Зант взглянул на друга. Глаза Блю светились надеждой и верой. Зант посмотрел на север — там его ждали свобода и независимость. Там же, куда он сейчас направлялся, его ждала совсем другая жизнь. Если он въедет сейчас на Вилла-Делароса, то он станет тем, о ком только что говорил Блю. Настоящим хозяином. Человеком, ответственным за сотни жизней. Он посмотрел на свои руки. Он умел лишь скакать на коне, драться и стрелять со скоростью молнии. Так ли сильна его голова, как сильны руки? Способен ли он на большее?

Зант снова посмотрел на север, туда, где лежали земли Аризоны. В нем бурлило непреодолимое желание развернуть Сангре и умчаться как можно дальше от Сьело-Азула. Тут он заметил, что Блю всю еще смотрит на него. Друг ожидал реакции на свои слова. А значит, и его, Занта, решения.

— Как думаешь, сколько людей пойдет за нами в случае необходимости? — спросил Зант.

Блю облегченно вздохнул и улыбнулся, с гордостью посмотрев на друга. Тот молча пожал плечами — как будто не сказал ничего особенного.

— Сколько людей пойдет за нами? Половина, остальные просто боятся дона Рафаэля. Ведь если он возьмет верх, то никому не удастся избежать наказания. То есть они не знают, за кем идти. Но вот наемные стрелки — на стороне дона Рафаэля. И их не переманить. И вот что, Зант… Медлить нельзя. Еще несколько дней — и мы упустим момент. Вчерашний рейд не единичный случай. Готовится целая серия нападений. Многие погибнут в этих рейдах. — Блю посмотрел Занту в глаза. — Сейчас или никогда.

— Черт возьми, Блю, где ты был раньше? Почему не сказал ничего, когда я приезжал сюда сразу после тюрьмы?

— Я пытался. Той ночью у конюшни. Помнишь, когда Пако удивил тебя своим английским и назвал хозяином.

Зант вспомнил ту ночь.

— Черт побери… Я и значения этому не придал. Пропустил мимо ушей.

— Ладно, не думай об этом. Тогда ты был еще не готов здесь осесть. Ты был слишком зол на весь белый свет. И я тебя не виню. Я рад, что ты изменился. И рад, что ты вернулся. Наконец-то ты осознал, что на тебе лежит ответственность за твой дом и за твоих людей.

Да, его дом. Зант только сейчас окончательно осознал, что здесь действительно его дом. В смущении откашлявшись, он спросил:

— Почему ты так уверен, что я справлюсь, Блю? Что, если у меня не получится? А вдруг я еще не готов… или просто не способен?

— Я уверен, что ты готов.

Зант внимательно посмотрел на друга:

— Неужели уверен, дружище? Блю улыбнулся и кивнул:

— Абсолютно уверен, хозяин.

Кончита замерла перед открытой дверью. Где же дочь? Может, взяла с собой маленькую Терезу и Педро и ушла помогать другим женщинам стирать белье? Но Кончита боялась самого страшного, она боялась, что уже опоздала. У нее не было времени искать Бланку, нужно было спасать старшего внука. К тому же дочь наверняка впадет в истерику, так что толку от нее никакого. И конечно же, не следовало рассказывать дочери о том, что она, Кончита, заставила сделать Эстебана.

Не обращая внимания на выбивающиеся седые волосы, Кончита стала внимательно осматривать комнату — метр за метром. Куда же он мог спрятаться? Хотя… Возможно, его и нет дома. Но и друзья не видели его с утра. Ох и задаст она ему трепку, когда найдет! Разве можно так пугать старую женщину?

Но что толку причитать? Нужно искать внука.

Кончита выбежала из дома и еще раз обежала весь поселок. Но увы, пришлось признать очевидный факт: Эстебана в поселке не было. Кончита закрыла лицо ладонями и заплакала.

О Боже, куда идти? Кому жаловаться? Сеньора Занта нет, Блю — тоже. Оставалась сеньорита Лолес, но она не понимала по-испански, а Кончита не говорила по-английски. Что же делать? И тут ее осенило. Ну конечно!.. Она будет говорить через Пако, ведь он немного говорит на языке сеньориты Лолес. Конечно, он не захочет раскрывать свою тайну, тем более что так велел ему сеньор Пачело, но она заставит его. Дело-то неотложное.

Мальчишка как сквозь землю провалился. Сдавшись окончательно, Джейси с тяжким вздохом уселась на стул возле какого-то дома. Кто-то предусмотрительно оставил этот стул в тени высокой стены. А может, его просто забыли? Что ж, мальчика найти не удалось, но зато она выучила несколько новых испанских слов. Пока они ходили по пыльным улочкам, Пако указывал на разные предметы и называл их по-испански. Вокруг же суетились люди, игнорируя и ее, и ее охранника. Их лица, надо полагать, примелькались.

Обмахиваясь носовым платком, Джейси посмотрела на своего вспотевшего телохранителя:

— Тебе так же плохо, как и мне?

— Si, senorita.

Знаешь, Пако, я начинаю подозревать, что nino [17] просто не существует. Мне нужно отдохнуть хоть немного. Сходи-ка за silla [18] и садись рядом.

— Si, senorita, — ответил Пако. Но он так и остался стоять на месте.

Может, тогда раздобудешь aqua [19]?

— Si, senorita.

Гигант молча кивнул и ушел за водой. Ушел, оставив ее одну. Он что, так ей доверяет? И тут Пако вырос перед ней будто из-под земли. Улыбнувшись, сказал:

— Сиди здесь. Джейси фыркнула:

— Но куда же я денусь?.. Ведь я… —Она в изумлении уставилась на мексиканца: — Ты только что заговорил по-английски? Или мне показалось?

Пако пожал плечами:

— Si, senorita.

— Нет-нет, я все поняла! Ты старый обманщик! Ты говоришь по-английски, не отпирайся. — И тут Джейси вспомнила все те ужасы, которые ей пришлось пережить из-за того, что она не понимала испанский. — Такты понимаешь английский?!

— Un poco.

— Это еще что значит? А-а-а, немного?

— Si, senorita.

Пако снова улыбнулся. Такого чуда Джейси еще не видела. Она считала, что он вообще не улыбается, а тут — уже который раз за последние полчаса.

Внезапно из-за угла выбежала запыхавшаяся Кончита. Увидев Джейси и Пако, она подбежала к ним и, схватив Джейси за руку, что-то проговорила.

— О чем она, Пако? — Джейси повернулась к телохранителю. — Я ни слова не понимаю.

Пако стал расспрашивать Кончиту. По мере"того как она рассказывала свою историю, лицо его темнело. К концу ее сумбурной речи он был так же возбужден, как и мексиканка.

Повернувшись к Джейси, Пако стал объяснять:

— Кончита… Нет, ее… э-э… внук, Эстебан. Он исчез, пропал.

Джейси облегченно вздохнула. Она-то думала, что-то случилось. А тут всего лишь мальчишка. К тому же он наверняка найдется. Найдется, если только… Джейси внимательно посмотрела на Пако:

— А что еще она говорит? Почему она пришла с этим ко мне, а не подняла на поиски весь поселок?

Кончита уставилась в землю. Но Джейси молча ждала ее ответа, и мексиканке пришлось выложить всю правду. У Пако округлились глаза, но он добросовестно перевел все, что смог.

— Эстебан… проблема. Дон Рафаэль… Кончита говорить, он принес вчера… э-э… это. — Пако указал на шпору на сапоге Джейси. — И дон Рафаэль узнавать сейчас.

Девушка в изумлении уставилась на мексиканку. С минуту она не могла вымолвить ни слова. Когда же наконец пришла в себя, спросила:

— Кончита, но где он взял эту шпору?

Пако перевел вопрос и выслушал ответ. Повернувшись к Джейси, он сказал:

— Она сама давать ему шпора.

— Хорошо, ясно, —кивнула Джейси. — А где она взяла эту шпору?

Пако выслушал ответ Кончиты и сообщил:

— В его кабинете.

— И это ясно. Теперь спроси ее, не было ли там небольшого портрета.

— Она сказать, да, был.

И почти тотчас же за спиной Джейси послышался густой баритон дона Рафаэля:

— Да, был. Желаете взглянуть на него?

Пако и Джейси обернулись. По одну сторону от Кальдерона стоял сухой, как щепка, ухмыляющийся Мигель, а по другую — какой-то верзила из наемников. Их револьверы покоились в кобурах. Что ж, по крайней мере они не собирались стрелять…

Рука дона Рафаэля лежала на плече мальчика лет восьми-девяти. И было очевидно, что мальчик до смерти напуган.

— Эстебан! — воскликнула Кончита, снова схватив Джейси за руку.

— Отпустите его, — сказала Джейси. — Тогда я пойду с вами.

— Ох, сеньорита Долее! — Дон Рафаэль рассмеялся. — Вы забыли кое о чем. Ведь вы наша гостья. А это значит, что вы не можете отдавать никаких распоряжений. Приказываю здесь я. И мой первый приказ будет таков: оружие бросайте моим парням. — Дон Рафаэль взглянул на Пако и сказал то же самое по-испански.

Джейси и Пако молча переглянулись и подчинились.

— Вот и хорошо, — продолжал Кальдерон. — Но к сожалению, я не могу отпустить Эстебана. Равно как не могу отпустить ни Пако, ни Кончиту. Они доказали, что им нельзя доверять. Следовательно, они должны быть наказаны. — Он щелкнул пальцами. — Мигель, Виктор!..

Тощий Мигель и здоровенный Виктор достали револьверы и выступили вперед. Пако и Кончита без сопротивления подчинились. Мальчик тихонько заплакал и прижался к бабушке. Та обняла внука и уставилась на Джейси широко открытыми глазами.

Джейси пристально посмотрела на дона Рафаэля и заявила:

— Если хоть волос упадет с их головы, вы заплатите за это, мистер Кальдерон. Богом клянусь…

— Ах, перестаньте, сеньорита Лолес. К чему угрозы, если вы не сможете выполнить их? — Глаза Кальдерона сверкнули, и он добавил: — До сих пор я был очень терпелив с вами. Но с меня довольно. Если вы откажетесь подчиняться мне, то Мигель пристрелит старуху прямо здесь. Итак, выбор за вами.

Глава 19

Ночь была прохладной и ясной. На небе сияла полная луна, и звезды, казалось, лукаво подмигивали. И ни дуновения ветерка, ни печального крика ночной птицы. Даже койоты молчали. За стенами Сьело-Азула высились в отдалении темные скалы. И стояла звенящая тишина, так что казалось, будто само время замерло в ожидании.

В одной из комнат, в той самой, которую еще совсем недавно охранял Пако, сидела Джейси. Она с тревогой вглядывалась в темноту за окном и прислушивалась к шагам охранника за дверью. Это был одноглазый мерзавец с лицом, испещренным ужасными шрамами. А на поясе у него висел огромнейший револьвер — Джейси впервые такой видела. Ее собственный револьвер отнял Мигель Сантос, после чего Джейси заперли в комнате. Тут Джейси и находилась с самого полудня. Она молилась о скорейшем возвращении Занта. Но куда же он мог отправиться?..

Мысли о Пако, Кончите и Эстебане не покидали ее. Она могла лишь догадываться об их судьбе. Живы ли они? Девушка закрыла глаза и помолилась об их спасении.

Открыв глаза, Джейси смахнула слезинку и посмотрела на свои руки, теребившие платье, в которое ее обрядили перед тем, как запереть. Ее разодели… точно куклу. Словно ей предстояла поездка на рождественский бал! Что этот проклятый дон Рафаэль хочет от нее? Уж наверняка дело не в позднем ужине.

Джейси вспомнились слова Занта о том, что старик положил на нее глаз, и ее передернуло от омерзения. Она попыталась вздохнуть, однако корсет был так туго затянут, что ей это не удалось. Но нет, она скорее покончит с собой, чем позволит этому старикашке дотронуться до нее. А еще лучше — убьет его.

Словно в ответ на ее мысли в замке повернулся ключ. В следующее мгновение дверь распахнулась. В проеме стоял одноглазый и нагло ухмылялся.

Джейси вскинула подбородок и смело взглянула на охранника:

— Что тебе нужно, ящерица уродливая? Одноглазый явно не понимал ни слова. Он продолжал ухмыляться.

— О… senorita. — Он поманил ее пальцем. Но Джейси и не думала подниматься со стула.

— Убирайся к дьяволу!

По-прежнему ухмыляясь, одноглазый снова поманил ее пальцем.

— Ладно, хорошо, — проворчала Джейси.

Она поднялась со стула, подошла к одноглазому и, поморщившись, проговорила:

— Показывай дорогу, чудовище. Бог не может поступить со мной хуже, чем с тобой.

Ничего не ответив, ее охранник повернулся и зашагал по коридору. Следуя за ним в нескольких шагах, Джейси чувствовала, как ее смелость улетучивается. Она думала лишь о Занте. Только бы он поторопился… Иначе она не успеет сказать ему, как сильно любит его.

Зант въехал на холм, с которого открывался чудесный вид на Сьело-Азул.

— Ты чувствуешь, Блю?

Блю натянул поводья, останавливаясь рядом с другом.

— Ты о чем? А-а, свежий воздух? Замечательно, правда?

— Да нет же… — Зант нервно поерзал в седле. — Я о другом.

— О чем именно? — Блю снова окинул взглядом долину.

— Слишком тихо. В деревне слишком тихо. Тебе не кажется?

Блю внимательно посмотрел на друга:

— А ведь ты прав, будь я неладен. Что ты об этом думаешь?

Занта одолевало беспокойство.

— Пахнет неприятностями, дружище. Похоже, что-то случилось, пока нас не было. Я нутром чую. Черт побери! Мы разожгли малый огонь на Вилла-Делароса, и вот теперь получим настоящий пожар у себя.

— Предположим, ты прав. Скорее всего так и есть. Но что ты намерен предпринять?

Зант пожал плечами:

— Пока не знаю. У меня нет никаких фактов, только дурные предчувствия. А этого явно недостаточно, чтобы делать выводы. Может, я ошибаюсь и виною всему моя мнительность? Может, все дело в том, что ночь… такая тихая?

Блю снова посмотрел на друга:

— Ты ведь и сам не поверил в то, что сейчас сказал.

— Да, конечно.

Зант боялся высказать вслух свои самые страшные подозрения. Больше всего он опасался, что все происходящее как-то связано с Джейси.

— Что бы это могло значить? — Блю нахмурился.

— Возможно, они ждут меня, — проворчал Зант. — Потому что я недостающая часть головоломки, которую мой дед, похоже, разгадал.

— Думаешь, они уже покончили… с нашими?

— Нет, вряд ли. Если бы они уже сделали свое черное дело, то праздновали бы там.

Да, Зант почти не сомневался, что Джейси — своего рода приманка, с помощью которой Кальдерон хотел заманить его в ловушку. Но это значит, что Джейси жива, — во всяком случае, ему хотелось верить, что жива…

Почувствовав на себе взгляд друга, Зант посмотрел ему в глаза. Блю сжал его плечо и тихо проговорил:

— С ней все в порядке, не беспокойся. Они не посмеют ее тронуть.

Зант стиснул зубы.

— Надеюсь, ты прав, дружище.

Убрав руку с плеча Занта, Блю какое-то время молча смотрел на раскинувшуюся внизу долину. Когда же он заговорил, голос его звучал совершенно бесстрастно.

— Они даже не выставили охраны, Зант. Даже собак не слышно. — Покосившись на друга, он спросил: — Так что же будем делать?

Зант тронул поводья, и Сангре пошел неспешным шагом. Уже съезжая с холма, Зант проговорил:

— Мы войдем… как ни в чем не бывало. Револьверы же засунем под ремни и прикроем плащами. Въедем прямо через главные ворота.

Блю немного подумал, потом спросил:

— А может, лучше через другие ворота, со стороны поселка?

— Нет, через главные. Ведь именно этого они ждут от нас. Кроме того… Если они захотят убить меня, то им придется сделать это в открытую.

Но все оказалось еще хуже, чем он предполагал. Хотя и лучше, чем могло бы быть. Никто не напал на них, когда они въехали через главные ворота Сьело-Азула. Створки словно сами собой открылись при их приближении. Во дворе их не ждала кровавая сцена бойни. Никаких трупов. Однако никто из охранников у ворот не посмотрел им в глаза и не поприветствовал их.

Впрочем, Зант узнал этих людей. Это были его люди. И прежде они никогда не стояли у ворот. Черт побери, но где же люди дона Рафаэля? Может, где-то спрятались и ждут, когда они выедут на середину, чтобы расстрелять их из ружей?

Друзья молча переглянулись, и Зант, спешившись, передал Блю поводья. Тот направился в сторону деревни — ему предстояло выяснить, что произошло. Зант знал, что друг вернется и прикроет его, когда придет время.

Тут открылась парадная дверь, и Зант приготовился к любым неожиданностям. Но это был всего лишь Мануэль. Поклонившись, он пропустил Занта и, закрыв за ним дверь, сказал:

— Ужин подан, сеньор Чапело. Дон Рафаэль и сеньорита Лолес ожидают вас за празднично накрытым столом.

У Занта отлегло от сердца. Джейси была жива. Он снял шляпу и вытер пот со лба. Затем выразительно взглянул на Мануэля и, прижав его к стене, прошептал:

— Какого черта?.. Что здесь происходит? Мануэль осмотрелся, чтобы убедиться, что поблизости никого нет, и зашептал в ответ:

— Я не вправе что-либо говорить, сеньор. Просто поторопитесь к столу. И не забудьте переодеться.

Зант долго смотрел на Мануэля тяжелым взглядом, но тот был непреклонен.

— Тогда объясни хотя бы, почему так важно, как я одет.

— Дело не в том, как вы одеты, сеньор, а в том, что ожидает вас в вашей комнате. Прошу вас, поторопитесь. Больше я ничего не могу сказать.

Мануэль засеменил наверх. Зант знал, что старый слуга на его стороне и не стал бы заманивать его в ловушку.

Тогда почему же он так странно вел себя? Но может быть, его настойчивые просьбы подняться к себе — это какой-то намек?

Зант немного подумал и в конце концов решил подняться в свою комнату.

— А-а-а, сеньорита Лолес… Мне показалось, Мануэль с кем-то говорил. Должно быть, мой внук наконец-то вернулся. Если это Зант, то вскоре он к нам присоединится. И мы сможем все вместе приступить к нашему праздничному ужину.

Джейси молила Бога, чтобы это действительно оказался Зант. Взглянув на старика, она с усмешкой спросила:

— К праздничному? Или к поминальному?

— Ну что вы, сеньорита… К чему такая мрачность? Ведь вы наша гостья, не забывайте.

Но Джейси не собиралась поддерживать светскую беседу. Потупившись, она упорно молчала.

— Сеньорита Лолес, а как поживают ваши очаровательные сестры? — неожиданно спросил дон Рафаэль.

Джейси вздрогнула и, подняв глаза, пристально посмотрела на него.

— Спасибо, хорошо.

— Хорошо?! А вы в этом уверены? Кстати, я вспомнил об одном печальном обстоятельстве. Приношу вам соболезнования по поводу смерти ваших родителей. Вы наверняка опечалены утратой?

«Мерзавец!» — мысленно воскликнула Джейси.

— Да, опечалена.

Закинув ногу на ногу, дон Рафаэль продолжал:

— Хм… Ужасная утрата… И все же я никак не могу понять, что вы делаете здесь, в Сьело-Азул. — Тут он вдруг выпрямился на стуле и, в упор глядя на Джейси, проговорил: — Давайте и на этот раз обойдемся без вашей праздной болтовни, моя милая.

Джейси вспыхнула и заявила в ответ:

— Мне кажется, что это вы болтаете без умолку. К тому же вы разыгрываете из себя радушного хозяина и заставляете меня наряжаться в эти ужасные платья. Но мне надоело! Больше я этого терпеть не намерена. А здесь я потому, что кто-то из ваших людей украл дорогие для меня вещи. Это случилось сразу же после смерти родителей. Но ваши люди совершили большую ошибку, оставив улики, которые и привели меня сюда. Например, колесико со шпоры Кида Чапело. Сама шпора хранилась у вас в кабинете. И не надо мне сейчас говорить, что вы ничего об этом не знаете. Вы прекрасно все знаете!

Тяжело дыша, Джейси не отводила взгляда. И то, что она увидела в его глазах, напугало ее. Она поняла, что ее враг не просто безжалостный злодей. Он казался самим воплощением зла.

Дон Рафаэль какое-то время молчал, наконец процедил сквозь зубы:

— В чем же именно вы обвиняете меня, сеньорита Лолес?

— Вынуждена признать, что пока точно не знаю. Но я абсолютно уверена, что вы… в чем-то виновны.

В чем-то? Понятно. Что ж, этого, безусловно, достаточно, чтобы вздернуть меня на виселице. Или просто пристрелить. Значит, я виновен, но вы сами не знаете, в чем именно, и признаете это, не так ли? — Дон Рафаэль усмехнулся и добавил: — Что ж, давайте облегчим вам задачу. Расспросите меня. Посмотрим, что это даст. Быть может, нам удастся устранить недоразумение.

Это была ловушка — Джейси чувствовала. Она закрыла глаза, обдумывая положение. Ладно, раз он хочет расспросов, он их получит. Он получит достойный ответ! Кальдерон вспомнил о ее родителях, больно ранив ее, и она отплатит ему той же монетой.

— Что ж, сеньор, прекрасная мысль. Расскажите мне о вашей жене, о бабушке Занта. Какая она была?

Дон Рафаэль в изумлении уставился на Джейси. Затем утвердительно кивнул и, снова откинувшись на спинку стула, медленно заговорил:

— Ее звали Элена… Разумеется, она была из знатного испанского рода. Наши родители сами обо всем договорились, и я ни разу не видел ее до самой свадьбы. Она была очень красивой и прекрасно воспитанной. К сожалению, у нее были серьезные проблемы со здоровьем. Я безмерно счастлив, что она успела подарить мне дочь, прежде чем покинула нас навсегда. Я не женился снова.

Джейси едва сдерживала слезы. Но взяла себя в руки. Она чувствовала, что идет по верной тропе.

— А теперь расскажите о вашей дочери. Она ведь тоже умерла молодой?

Дон Рафаэль помрачнел, однако вновь кивнул.

— Моя дочь… Миранда. Она была очень похожа на свою мать. Какая трагедия… Несмотря на все мои попытки устроить ее жизнь, она не нашла ничего лучше, как связать свою судьбу с головорезом и бродягой. Таким же, как и ваш отец. Она встречалась с ним за моей спиной. И даже родила ему бастарда, хотя он и отказался взять ее в жены. После того как Зант появился на свет, Кид стал все хуже и хуже обращаться с ней. Но она не принимала помощи от меня и не желала возвращаться домой. Примерно год спустя ваш отец убил Кида. Занту тогда было всего три года… Миранда лишила себя жизни. После этого я забрал своего внука. Моего единственного наследника. Единственного человека, которого я люблю.

Джейси смотрела на дона Рафаэля. В его последних словах она услышала предупреждение. Он не позволит ей, простолюдинке, отнять у него внука. Осознав это, она поняла и многое другое: он был так откровенен с ней по одной простой причине… Он не позволит ей покинуть Сьело-Азул. Живой она отсюда не уйдет.

Ее бросило в жар, но, с другой стороны, что ей терять? Она хотела причинить ему боль, такую же, какую он причинил ей. Поэтому выпалила первое, что пришло ей в голову:

— Ирония судьбы, дон Рафаэль, вы не находите? Все в жизни… как-то связано. Ваша дочь родила бастарда, как вы сами назвали своего единственного наследника. Его отец, как вы сказали, был головорезом и бродягой. И вот дочь другого головореза, дочь человека, убившего Кида Чапело, сидит с вами за ужином.

Дон Рафаэль уставился на Джейси тяжелым взглядом и процедил сквозь зубы:

— Советую вам перейти к сути, сеньорита Долее. Почувствовав, что добилась своего, Джейси улыбнулась и проговорила:

— Терпение, дон Рафаэль. Я терпела три месяца. Полагаю, три минуты вы сможете потерпеть. Итак, как я и говорила, вот она я, здесь, перед вами. Любовница вашего внука.

— И мать моего ребенка, — раздался громкий голос Занта.

Джейси чуть не поперхнулась. Краем глаза она заметила, что старик поднялся на ноги.

— Да, дон Рафаэль, — продолжал Зант. — Вскоре на свет появится еще один бастард Кальдеронов.

Револьвер Занта был направлен на деда. Рука его не дрожала, а лицо казалось абсолютно спокойным. Лишь глаза выдавали боль, которая его терзала. Эти глаза сказали Джейси больше, чем он мог бы поведать ей словами. Она сразу поняла: он только что узнал нечто… разрывающее его сердце на части. И еще она поняла, что причиной всех его бед был дон Рафаэль. Ей захотелось прижать Занта к груди и утешить.

Тут и Джейси поднялась на ноги, но Зант, казалось, не замечал ее — он по-прежнему смотрел на деда.

Джейси чувствовала, что вот-вот произойдет что-то ужасное, но у нее не было сил сдвинуться с места. Внезапно Кальдерон ринулся к ней, и она, отшатнувшись, ухватилась за спинку стула. Дон Рафаэль протянул к ней руку; его лицо исказила гримаса ненависти.

— Ни с места! — раздался зычный голос Занта. — Или я пристрелю тебя на месте.

Дон Рафаэль медленно повернулся к внуку:

— Милый мой, неужели ты сможешь в меня выстрелить? После всего, что я сделал для тебя? Столько лет наши предки копили богатства, которые достанутся тебе. Нет, ты не застрелишь меня. Во всяком случае, не из-за нее. — Он указал пальцем на Джейси, но взгляда от Занта не отвел. — Мы избавимся от нее, Зант. Еще не поздно. Она просто порочная девка. Дочь нищего бродяги. Ее место — среди собак на псарне. Она не может быть матерью твоего ребенка. Она недостойна, и я не допущу этого.

— Ты не допустишь этого? А сейчас послушай меня. Мне наплевать на то, что хочешь ты. И она достойнее тебя в тысячу раз. Посмотри на нее внимательно. Это женщина, которую я люблю. В ее чреве — будущее благородного испанского рода Кальдеронов. Мы с тобой сейчас говорим, а мой сын уже растет в ней. Он становится сильнее день ото дня. И он такой же бастард, как я. Вернее, я чувствовал себя таким всю жизнь. Так что не смей говорить мне о том, как много ты сделал для меня. Ты лишь убивал и причинял страдания.

Джейси ничего не понимала. Все, что говорил Зант, не имело ни малейшего смысла. Она не была беременна. И он это прекрасно знал. И все эти разговоры о бастардах… Похоже, Зант узнал что-то очень важное. Но что именно?

Движение со стороны Кальдерона встревожило ее. Она бросила на него взгляд— и увидела, что он бросился на нее. Раздался предостерегающий крик Занта, но было слишком поздно. Джейси попыталась увернуться, но дон Рафаэль опередил ее — его удар пришелся чуть ниже уха. Она рухнула на пол и тотчас же почувствовала резкую боль в затылке. В следующее мгновение все померкло у нее перед глазами.

* * *

Зант не решился стрелять, боясь ранить Джейси. Падая, она ударилась головой о камин и потеряла сознание. «Неужели он убил ее?» — промелькнуло у Занта.

Зант несколько секунд смотрел на Джейси. Затем поднял свой «кольт» и направил на деда — тот заслуживал смерти. Их взгляды встретились, и вдруг Зант почувствовал слабость в коленях. Какой смысл во всем этом? Если Джейси мертва, то зачем ему эта вилла, зачем власть и люди, зачем ему жизнь этого мерзкого старика? Ему ничего не нужно, если Джейси не будет рядом.

Зант опустил револьвер и проговорил:

— Ты убил ее. Отойди от нее. Быстро.

Дон Рафаэль пожал плечами и с усмешкой сказал:

— Если убил, то это к лучшему. Теперь, Зант, все кончено. Давай похороним ее, и пусть все идет, как и шло. Только на сей раз…

— Ни слова больше! — Зант подошел к деду и схватил его за плечо. — Убирайся с глаз моих, мерзавец! Иначе я убью тебя, Богом клянусь. Уезжай из Сьело-Азула. Тебе здесь больше не жить.

Зант отвернулся от дона Рафаэля и склонился над бездыханным телом Джейси. Убрав револьвер, он приподнял девушку и осмотрел ее голову. Из уха сочилась кровь. Волосы на затылке были липкими. Он нащупал пульс. Секунды тянулись, словно годы. Ничто не могло оторвать его от Джейси, даже то, что дон Рафаэль оставался за спиной. Наконец он почувствовал слабую пульсацию. Зант вздохнул с облегчением. Она жива. Значит, ее еще можно спасти. Он начал подниматься, но тут сильнейший удар по голове сбил его с ног. Рухнув на пол рядом с Джейси, Зант потерял сознание.

Глава 20

Мануэль услышал выстрел. Зажав рот рукой, он посмотрел на одного слугу, затем на другого. Они, в свою очередь, смотрели на него широко раскрытыми глазами. Немного помедлив, Мануэль вывел их из дома и довел до массивных ворот, за которыми находилась деревня.

Затем, невзирая на слабое сердце и одышку, побежал обратно. На ногах его держала только мысль о том, что надо как можно быстрее добраться до сеньора Блю. Мануэль был уверен, что сеньор Блю знает, что нужно делать.

Услышав выстрел, Пако, Кончита и Эстебан вздрогнули от неожиданности, и мальчик еще крепче прижался к бабушке. Кончита посмотрела на Пако, и он подал ей знак, о котором они условились ранее. Она должна была спрятаться вместе с мальчиком под кроватью. Мексиканка молча кивнула и забралась вместе с внуком под кровать. Пако же поднялся на ноги и притаился за запертой дверью — здесь он имел хоть какой-то шанс застать охранника врасплох.

Удастся ли им пережить эту ночь? Надежда еще теплилась, потому что они были уверены: сеньор Чапело дома и не бросит их в беде. Но он находился внизу. Они слышали его голос и шаги, когда он покидал свою комнату, чтобы спуститься вниз. Но кто же стрелял? Сеньор Чапело? Или это стреляли в него?

Они не знали. Они могли лишь надеяться на лучшее и прилагать все усилия для того, чтобы остаться в живых. Взрослые с напряжением ждали, когда в замке повернется ключ. Если это действительно начало событий, о которых говорил сеньор Чапело, то он может и не найти времени, чтобы направить кого-нибудь им на помощь. А значит, они сами должны обезвредить одноглазого Норону, прежде чем он убьет их всех.

Сжимая в руке револьвер, дон Рафаэль долго смотрел належавшего перед ним внука. Наконец наклонился и пощупал пульс. Биение было ровное и сильное. Что ж, очень хорошо. Он не желал смерти своему внуку, он хотел лишь обезвредить его. Но никогда нельзя точно рассчитать удар.

Конечно, жаль, что дошло до таких крайностей… Старик сокрушенно покачал головой. Но он должен был спасти мальчишку, пусть даже сам Зант этого не желал. Он должен был спасти его от этой девки.

Дон Рафаэль внимательно посмотрел на девушку. Неужели она действительно мертва? Протянув руку, он пощупал ее пульс. Жилка билась и у нее на шее. Черт бы ее побрал, эту девицу! Вечно с Лолесами проблемы. Не желают умирать.

Старик еще крепче сжал рукоять револьвера и навел дуло на голову девушки. Но тут вдруг хлопнула входная дверь, и Кальдерон обернулся — он давно уже ждал Виктора и Мигеля, а они опаздывали. Несколько секунд спустя оба они вбежали в комнату, и дон Рафаэль, нахмурившись, проворчал:

— Где вы были? Почему так долго?..

Мигель с Виктором уставились на «кольт» в руке старика.

— Дон Рафаэль, вы их убили? — пробормотал Мигель.

— Нет, они живы. Помогите мне отнести Занта наверх, пока он не пришел в себя. Виктор, ты останешься охранять его. А ты, Мигель, возьмешь девчонку и пойдешь со мной.

Виктор тотчас же водрузил Занта на плечо, а Мигель поднял на руки бесчувственное тело Джейси, и дон Рафаэль распорядился:

— Виктор, отнеси Занта в его комнату, запри дверь и находись там, рядом с ним, покуда я не скажу тебе, что ты можешь идти. Ты все понял?

Виктор кивнул и пошел наверх. Убедившись, что его поняли, дон Рафаэль обернулся к Мигелю:

— Так… Что будем делать с ней? А-а, решил… Неси ее в часовню. Там нам никто не помешает. Неси ее туда и жди меня. Мне нужно забрать кое-какие вещи из кабинета. Эти вещи… Мисс Лолес очень обрадуется, когда, очнувшись, увидит их.

Сознание возвращалось к Занту медленно и болезненно. Он долго не мог понять, что с ним случилось. Когда же в голове немного прояснилось, он понял, что лежит на кровати. Пошарив вокруг руками, он сообразил, что лежит на животе поверх покрывала. Голова ужасно болела, и во всем теле ощущалась непривычная слабость.

Внезапно послышался какой-то странный скрип — словно по полу передвигали кресло. Сделав над собой усилие, Зант наконец-то открыл глаза и увидел в нескольких сантиметрах от своего лица два больших черных глаза и красный грушеобразный нос. Зант инстинктивно отдернул голову, что немедленно отозвалось жуткой болью в затылке. Осторожно, стараясь не делать резких движений, он сел. Пульсирующая боль в голове заставила его поморщиться. Посидев так несколько минут, Зант воскликнул:

— Виктор? Какого черта? Что ты здесь делаешь?

— Я тебя сторожу.

— Вижу. А нельзя это делать хотя бы в метре от меня? Виктор немного подумал, затем отодвинулся вместе с креслом.

— И давно я здесь?

— Не знаю… Было уже темно, когда я принес вас сюда. — Виктор посмотрел за окно и пожал плечами: — И сейчас все еще темно. Может, час прошел, может, больше.

— Ладно. Толку от тебя… Ты можешь принести мне стакан воды?

Виктор молча кивнул и протянул Занту стакан с водой. Сделав несколько глотков, Зант задал очередной вопрос:

— Так что же ты здесь делаешь, Виктор? Великан пожал плечами:

— Дон Рафаэль… Вот…

Ответ был типичным для этого болвана, но Зант все понял. И все вспомнил. Нужно было как-то выбираться отсюда. Но как? Как избавиться от Виктора?

Зант внимательно посмотрел на своего сторожа. Немного помолчав, спросил:

— Виктор, так что же тебе приказано? Великан почесал в затылке и наморщил лоб.

— Дон Рафаэль сказал: «Виктор, отнеси Занта в его комнату, запри дверь и находись там, рядом с ним, покуда я не скажу тебе, что ты можешь идти».

Зант кивнул. Он не сомневался, что Виктор повторил все слово в слово. Хотя дед наверняка имел в виду, что охранник должен стоять по ту сторону двери, а не сидеть рядом с ним. Зант искоса взглянул на дверь. Ключ торчал в замке. Он снова посмотрел на охранника и вдруг сказал:

— Дай мне свой револьвер, Виктор.

Виктор достал из кобуры свой «кольт» и отдал Занту. Тот не удивился, принял оружие и стал рассматривать его. Револьвер был неплохо сбалансирован и полностью заряжен. Правда, рукоятка великовата, но ничего. Разумеется, пристрелить безоружного человека он не мог, поэтому…

Зант ненадолго задумался, потом с улыбкой проговорил:

— Так ты готов идти?

Виктор нахмурил свои кустистые брови:

— Но я не могу. Мне было приказано не спускать с тебя глаз и оставаться с тобой…

— Верно. Но я-то ухожу, Виктор. Значит, чтобы не нарушить приказ, тебе нужно пойти со мной.

Виктор снова почесал в затылке.

— Ладно, пойдем.

— Вот и хорошо.

Зант не знал, сколько времени прошло с тех пор, как он потерял сознание. Но понимал, что следует проявлять осторожность. По его мнению, Виктор не представлял серьезной угрозы, пока они были вместе. Так что главное — избежать встречи с кем-либо. Открыв дверь, Зант осмотрел коридор. Неподалеку стоял Норона, но он не смотрел в их сторону. Стоя у перил, одноглазый наблюдал за кем-то на первом этаже. Зант вернулся в комнату и прикрыл дверь. Обернувшись к Виктору, негромко проговорил.

— Я хочу, чтобы ты шел впереди меня. Там дежурит Норона. Он не…

— Норона сторожит моего друга, Эстебана. Если он его тронет, я оторву ему голову.

Значит, Норона солгал, когда сказал, что дон Рафаэль поставил его здесь на всякий случай, — Зант, когда заходил к себе, спрашивал его об этом. Но почему же он солгал? И кто такой Эстебан?

— Виктор, а кто такой Эстебан? И почему он сидит взаперти?

— Это внук Кончиты. Она тоже там. Она взяла шпору из кабинета дона Рафаэля и сказала Эстебану положить ее на подушку сеньорите. Он забрался в комнату, когда мы вносили ванну. Он там спрятался и ждал. Он смельчак.

Зант молча выслушал рассказ Виктора. Затем спросил:

— Откуда ты все это знаешь?

— Эстебан — мой друг. Он рассказал мне это утром, когда мы вернулись из рейда. Но он не очень умный. Он заснул, а когда пришли вы и Пако, он испугался и убежал. Утром он рассказал все мне и спрятался. Но когда дон Рафаэль велел мне найти его, я нашел. Я знаю, где он обычно прячется.

Зант невольно вздохнул. Этот болван предал своего друга и даже не понимает, что предал. Но как же избавиться от Нороны? Как освободить Кончиту и Эстебана? Ведь оставить их здесь — все равно что подписать им смертный приговор.

— Виктор, я хочу, чтобы ты пошел впереди меня. Когда поравняешься с Нороной, заберешь у него револьвер и ударишь посильнее. Мы освободим Кончиту и Эстебана.

— И Пако.

— И Пако? Он тоже в той комнате?

— Да, Не беспокойтесь, сеньор Чапело, я их выведу оттуда.

— Я в тебе и не сомневался, Виктор. Но не будем терять время. Идем. Нам нужно торопиться.

Великан кивнул и вышел из комнаты. Зант шел за ним, прячась за его необъятной спиной; «кольт» он держал наготове. Подойдя к Нороне, Виктор схватил ничего не подозревающего головореза за горло, поднял в воздух и вытащил из кобуры револьвер, не обращая внимания на его жалкие попытки отбиться. Затем он ударил его кулаком по голове и сбросил вниз. Скатившись по ступеням, Норона замер, не подавая признаков жизни. Зант ожидал, что поднимется шум, но нет, повсюду царила тишина — ни топота ног, ни возбужденных голосов. Значит, на вилле никого не было. С одной стороны, это хорошо, но, с другой…

Зант с усмешкой посмотрел на Виктора:

— Знаешь, приятель, у тебя это очень неплохо получилось.

— Вот. — Великан сунул револьвер Нороны Занту и протянул руку за своим.

Зант пожал плечами — пришлось совершить обмен.

— А теперь давай освобождать Эстебана. Ключ в замке, так что можно просто…

Виктор пинком вышиб дверь. С той стороны послышался вопль.

— Что ж, если тебе так удобнее… — пробормотал Зант.

Он вошел в комнату и увидел Пако — тот обеими руками держался за лоб. Очевидно, он прятался за дверью, чтобы напасть на вошедшего. Кончита же, увидев Занта, с радостной улыбкой воскликнула:

— О, это вы, сеньор!.. Какое счастье! Мы спасены!

— Виктор! — закричал Эстебан. Он выскочил из-под кровати и бросился в объятия друга. Виктор похлопал мальчика по спине и расплылся в улыбке.

Зант помог Кончите подняться на ноги.

— Идем. Скорее. Все началось. Виктор отведет вас в деревню. Пако, ты со мной.

Но Кончита схватила Занта за руку:

— Сеньорита Лолес… Они потащили ее в часовню. Вам нужно туда, сеньор, скорее.

— В часовню? Откуда ты знаешь?

— Пако видел из окна. Дон Рафаэль шел впереди, а Мигель следом за ним. Он нес сеньориту.

— Давно?

Пако все еще потирал лоб.

— Минут пятнадцать назад, хозяин. Пятнадцать минут. Он еще может успеть.

— Виктор, отведи Кончиту и Эстебана в деревню.

— Нет, я должен оставаться с вами.

Зант посмотрел на вооруженного Виктора и безоружного Пако:

— Ладно, черт с тобой. Пако отведет их, а ты пойдешь со мной. Пако, когда убедишься, что Кончита и мальчик в безопасности, найди Блю, раздобудь себе оружие, и оба идите к часовне.

— Да, хозяин.

— Идем, Виктор.

Джейси сидела на передней скамье в маленькой семейной часовне. Она смотрела на витражи, с трудом превозмогая боль в затылке. К тому же все еще ныла ссадина под ухом, куда угодил кулак Кальдерона. Джейси в очередной раз поморщилась от боли и сказала себе: «Нет, нельзя проявлять слабость перед этими людьми. Ох, если бы мне только представился шанс дотянуться до ножа… Возможно, мне удалось бы хотя бы одного из них утащить за собой в могилу».

Она остановила взгляд на распятии над алтарем. В присутствии этих двух негодяев оно, казалось бы, должно было обрушиться им на головы. Тут она заметила, что Мигель встал, расправляя плечи. От его зловещей улыбки Джейси похолодела.

Несколько секунд спустя дон Рафаэль тоже поднялся и подошел к ней:

— Вижу, вы уже пришли в себя, сеньорита. Не продолжить ли нам прерванный разговор?

— Убирайтесь к дьяволу!

Дон Рафаэль замахнулся, чтобы снова ударить ее. Джейси невольно зажмурилась, ожидая удара. Однако удара не последовало. Снова посмотрев на Кальдерона, она увидела, что он улыбается.

— Нет, сеньорита Лолес, вам больше не удастся вывести меня из себя. Знаете, я прихватил с собой несколько… весьма любопытных вещиц. Специально для вас. Уверен, вам понравится.

С этими словами старик подошел к соседней скамье и взял с нее какой-то сверток. В полутьме часовни Джейси не могла разглядеть, что именно он хотел ей показать. К тому же глаза ее слезились, так что все вокруг расплывалось.

Тут дон Рафаэль снова приблизился к ней, и она увидела, что он держит в руках портрет прабабушки Ардис.

— Это ваша мать? —Нет.

— Жаль. Я думал, это ваша мать. Впрочем, не важно.

Старик отбросил портрет в сторону и, шагнув к скамье, сел рядом с девушкой. Но Джейси не смотрела на него; она пристально смотрела на портрет, лежавший в нескольких метрах от нее.

Кальдерон же тем временем продолжал:

— Я знаю, вы не верите мне, сеньорита Лолес, но я никогда не желал смерти вашей матери. Я не отдавал приказа своим людям на ее счет. Мои люди сказали мне, что она уже была мертва, когда они пробрались в дом. Какая интересная загадка, вы не находите?

Джейси не смогла сдержаться. Она посмотрела в глаза дону Рафаэлю и тихо спросила:

— А как же мой отец?..

— Клянусь распятием, что висит в этой часовне, я не отдавал приказа убивать и его. Я никогда не желал им смерти.

— Но если это правда, то что же ваши люди делали в нашем доме? Пришли на утреннее чаепитие?

Дон Рафаэль рассмеялся и обратился к Мигелю:

— Разве я не говорил тебе, что она очаровательна? Не хочется убивать ее, но увы…

* * *

Зант бесшумно крался вдоль стены часовни. Он благодарил Бога за то, что его предки построили ее в отдалении от всех прочих строений. Это позволило ему добраться сюда незамеченным. Он подкрался к открытой двери и осторожно заглянул в зал. У алтаря горел факел, отбрасывавший тени. Мигель стоял ближе ко входу, а Джейси и дон Рафаэль сидели на передней скамье спиной к нему. Зант повнимательнее присмотрелся к девушке. Она разговаривала с Кальдероном. Он вздохнул с облегчением.

Позади стоял Виктор, а также присоединившиеся к ним Блю и Пако. Зант жестами указал им, где расположиться. Они не имели права на ошибку. Мигель стоял к ним лицом и заметил бы любое движение. Он был вооружен. Зант был уверен, что дон Рафаэль тоже вооружен. Даже секунда промедления могла стоить Джейси жизни.

Но и раньше срока они не могли действовать. Им оставалось лишь наблюдать за происходящим и ждать удобного момента.

— Нет, сеньорита Лолес, у них не было времени на чай. Мои люди сказали мне, что видели из своего укрытия, как ваш отец перестреливался с двумя гринго в шикарных нарядах… Кажется, вы называете таких «денди». Мои люди перерезали им глотки, когда они оказались около их укрытия. Помните Рафферти? Так вот, он рассказывал мне, что они обыскали тех людей.

Джейси была заинтригована. Взглянув на старика, она спросила:

— Но что же ваши люди у нас искали?

— Они хотели понять, что произошло и кто были эти «денди». Уверен, что деньги, если они имелись, мои люди забрали себе. А вот портрет этой прекрасной дамы, который я вам показал, они привезли мне. Но к сожалению, это ничего не объясняет. Закончив обыск, они привязали трупы к лошадям и отправили их галопом по прерии. Затем они пробрались в дом и застали вашего отца над трупом вашей матери.

Джейси невольно сжала кулаки.

— Продолжайте.

Как вам будет угодно. Так вот, Рафферти бросил шпору, колесико от которой вы носите на шее, в лицо вашему отцу — чтобы тот знал, с кем имеет дело, — и велел ему сказать, где его дочери. Сеньор Лолес отказался, а затем совершил и вовсе глупый поступок. Он ударил Рафферти. Моих людей было трое, и они, естественно, пристрелили вашего отца, как только получили возможность для прицельного выстрела. Он упал поверх тела вашей матери. Трагично, вы не находите? Ах, опять вы плачете. Мигель, может, я слишком жесток с ней?

Слезы катились по щекам Джейси, но она уже не могла остановиться. Она должна была знать всю правду. Жаль только, что ей не представится возможность рассказать все Ханне.

— Сеньор, продолжайте. Что еще вы приказали вашим людям?

Дон Рафаэль поморщился:

— Им было приказано привезти вас и ваших сестер сюда. Где вы и погибли бы от моей руки. Но к сожалению, им не удалось выполнить мой приказ.

Ошеломленная этим признанием, Джейси мысленно поклялась, что только один из негодяев уйдет из часовни живым. Она снова посмотрела на распятие над головой Мигеля. Как там Ханна в Бостоне? А как малышка Глория? Живы ли они?

— Но почему? Зачем вам я и мои сестры?

— Хм… Мне казалось, что это очевидно. Я хотел таким образом отомстить вашему отцу. Он должен был прожить еще много лет, мучаясь от сознания того, что его дочери умерли по его вине. Я хотел, чтобы он страдал так же, как страдал и я.

— Но почему сейчас? Почему не много лет назад? Ведь мы уже взрослые женщины.

Дон Рафаэль усмехнулся и кивнул:

— Вот именно. Как и моя Миранда, когда Господь забрал ее. Она была красивой женщиной. Как и вы, моя милая. Но это еще не все. Знаете, Зант тоже отчасти виноват во всем этом. Лишь освободив его из тюрьмы, я осознал, что и он тоже навсегда потерян для меня. Я был ему не нужен. Даже мое наследство было ему не нужно. Он отвернулся от меня. Именно тогда я принял окончательное решение. И вот ведь что самое забавное: именно сейчас он снова повернулся ко мне. У меня появился наследник. А у вас, сеньорита, детей никогда не будет. Вам предстоит разделить судьбу ваших сестер. Видите ли, я послал к ним людей еще до того, как Зант вернулся домой. Я не смог бы отозвать их назад, даже если бы захотел. Печально, не правда ли? Лицо Джейси исказилось.

— Гнусный ублюдок, — процедила она.

— Неужели? Раз так, позвольте показать вам еще кое-что. Мигель, будь так добр, передай… Спасибо. — Взяв из рук Мигеля рубиновое ожерелье, старик показал его девушке: — Вам знакома эта вещица?

Джейси похолодела. Она впервые видела это ожерелье, но была уверена, что оно когда-то принадлежало Лоре Паркер, молодой женщине, которой принадлежал и дневник — тот, что передал ей Альберто. Но Джейси не подала виду, что взволнована.

— Что же это за вещица? — осведомилась она.

О… это интереснейшая история. Видите ли, смерть Кида от руки вашего отца разбила сердце Миранды. Но она никак не могла поверить, что ее любимый погиб. Чтобы доказать ей это, я послал своих людей в покинутое гнездо банды вашего отца. Они откопали тело и привезли ей. И я заставил ее посмотреть на него. Она впала в истерику и бросилась к трупу. Внезапно она вскочила и стала рыться в его карманах — она сказала, что почувствовала что-то… И действительно, Миранда извлекла из кармана истлевшей куртки это самое ожерелье. Почему-то она решила, что Кид вез его ей, когда его застрелили. С того дня она носила его не снимая, носила до самой смерти.

Джейси замерла, завороженная ужасным рассказом. «Как хорошо, что Зант не слышал этого, —думала она. — Он бы не выдержал…»

А дон Рафаэль между тем продолжал:

— Я узнал позже, что ваш отец застрелил Кида из-за того, что тот убил какую-то семью, когда шел по перевалу Апачи. У них был маленький ребенок. Ваш отец, кажется, вернулся за этим ребенком и взял его с собой. Как я понимаю, это ожерелье принадлежало той женщине, которую убил Кид. А та маленькая девочка — она ваша младшая сестра. Следовательно, это ожерелье принадлежит ей. Жаль только, что ей не суждено увидеть такое прекрасное украшение. Видите ли, ее смерти я желаю больше всего. Ведь она стала причиной смерти Кида…

Сердце Джейси замерло. Ей обязательно нужно выбраться отсюда. Она должна спасти Глорию. Ей не следовало оставлять младшую сестру одну. Несмотря на то что она узнала, Глория все равно была ее младшей сестрой.

Джейси вскочила на ноги, и тут же на нее уставились два револьверных ствола.

— Вам придется убить меня прямо здесь, мерзавцы! — закричала она. — Потому что я отправляюсь к моей сестре…

— Никуда вы не отправляетесь. Вы действительно умрете здесь. Я не позволю вам жить. Во всяком случае, не с бастардом Кальдеронов во чреве. Вы, как и моя дочь, шлюха. Она опозорила семью своим выродком.

— Что ж, стреляйте! Если вы убьете меня в этом святом месте, то вечно будете гореть в аду!

Дон Рафаэль негромко рассмеялся:

— Убить вас? О нет-нет, я устрою это иначе. Все будет выглядеть как самоубийство. Зант никогда не узнает правду. Иначе я снова потеряю моего мальчика.

— Почему вы решили, что он поверит вам?

— Вы, сеньорита, якобы подумали, что он мертв, и покончили с собой от отчаяния. Как поступила моя дочь.

— Он хорошо знает меня. Он не поверит вам. Дон Рафаэль снова рассмеялся:

— Поверит. Ведь он же верил все эти годы, что его мать покончила с собой.

Джейси замерла:

— О чем вы?..

— Я сам убил Миранду. Вот этими руками. Из-за своей глупой скорби она отказалась выйти замуж за благородного испанского дона, которого я подыскал ей. Она не оставила мне выбора. Она продолжала унижать меня своим поведением. Я удавил ее и забрал Занта, чтобы сделать из него настоящего Кальдерона. Но он пошел в мать. Я не питал надежды… до последнего времени. Сейчас он стал настоящим наследником. И вы не должны стоять на моем пути.

Дон Рафаэль ткнул дулом револьвера Джейси в бок и начал подталкивать ее к боковому нефу. Мигель следовал за ними как тень. У Джейси перехватило дыхание, лоб ее покрылся холодным потом. Сейчас или никогда. Надо решаться. Она стала сопротивляться толчкам дона Рафаэля, чтобы улучить момент и достать нож из-под длинного неудобного платья.

И старик допустил ошибку, которой она так ждала. Он отстранил руку с револьвером, чтобы толкнуть девушку ладонью. В следующее мгновение Джейси изо всей силы ударила дона Рафаэля кулаком в грудь. Он не ожидал этого и, оступившись, упал на Мигеля. Джейси тотчас же отпрыгнула в сторону и перекатилась по полу, задирая подол платья. Ей хватило нескольких секунд, чтобы нащупать рукоятку ножа.

* * *

— Вперед! — закричал Зант и ринулся в дверь. Четверо мужчин ворвались в часовню, и дон Рафаэль с Мигелем, ошеломленные внезапной атакой, замерли на несколько мгновений. Но затем оба направили револьверы на Джейси — та сидела на полу, выставив перед собой нож.

— Ты в порядке, Джейси?

— Да, Зант. Ты слышал?..

— Все до последнего слова. Немедленно отпусти ее, дон Рафаэль!

— Увы, не могу. Она разрушит все, что я создавал для тебя, мой милый. — Дон Рафаэль повернулся к Виктору: — А ты что здесь делаешь?

— Охраняю Занта, как вы и велели.

— А сейчас я приказываю тебе принести мне его револьвер.

— Не могу. Вы же сами его забрали. Дон Рафаэль позеленел от злости.

— Хорошо, тогда тот револьвер, болван, который он держит в руке.

— Нет. Теперь дон Зант мой хозяин. Вы обидели моего единственного друга, Эстебана. Я больше не стану вас слушать.

— Тогда ты умрешь вместе со всеми, — процедил старик.

Тут Зант снова сказал:

— Помолчи, Кальдерон. Твои дни сочтены. После того, что ты сделал… Как ты мог заставить меня думать, что я бастард?! Мои родители были женаты. Как я узнал? Очень просто. Кончита положила их брачное свидетельство на мою кровать сегодня утром. Ты разрушил мою жизнь. Ты лишил меня детства. Ты убил мою мать. Как ты мог задушить свою собственную дочь? Может, ты и в тюрьму меня упрятал, чтобы потом спасти?

— Нет, это я тебя туда упрятал, — неожиданно проговорил Мигель. — Я сфальсифицировал улики против тебя. Считай это моим подарком дону Рафаэлю.

Лицо Занта вытянулось. Но он заметил, что и для дона Рафаэля эти слова были полной неожиданностью. Старик, опустив револьвер, обернулся к Мигелю. Зант подал Джейси знак, чтобы та подошла к нему, пока была такая возможность. Девушка поднялась на ноги и уже сделала несколько шагов, но тут Мигель схватил ее за руку и приставил свой «кольт» к ее виску. Взглянув на Занта, он проговорил:

— Не торопись, amigo.

— Немедленно отпусти ее, Сантос.

Мигель усмехнулся — и вдруг лицо его исказилось, а глаза помутнели. Он отступил на шаг и уставился на свой живот, из которого хлестала кровь. Потом перевел затуманенный взор на Джейси, сжимавшую в руке окровавленный нож, и повалился навзничь. Собрав последние силы, Мигель чуть приподнялся и навел на Джейси револьвер, но пуля Занта добила его.

Зант услышал шум снаружи, но даже не повернул головы — он по-прежнему смотрел на труп своего врага.

— Ты давно напрашивался на это, Мигель Сантос.

— Зант, мы выйдем и посмотрим, что там происходит, — сказал Блю. — Ты справишься один?

— Да, идите.

Когда его друзья удалились, Зант посмотрел на дона Рафаэля. Он понял, что не хочет убивать его, и опустил револьвер. Улыбнувшись, дон Рафаэль вскинул свой «кольт» на Джейси.

Дальше Зант видел все как во сне. Вот палец старика нажимает на спусковой крючок… Зант поднимает револьвер… Барабан «кольта», направленного на его любимую, проворачивается, и курок опускается на капсюль патрона. .. Зант яростно жмет на спусковой крючок… пуля впивается в грудь старика, и тот замертво падает на пол. Джейси падает следом.

— Боже, Джейси, ты ранена?

— Нет, он промахнулся. У меня просто ноги подкосились.

— Хвала небесам.

Глава 21

Три дня спустя ранним ноябрьским утром Джейси готовилась покинуть Сьело-Азул. Она была одета так же, как в тот день, когда покидала свой дом. Джейси накинула тяжелое седло на покрытую попоной спину Рыцаря, но конь, казалось, не хотел покидать Сонару — он пятился и вскидывал голову, так что девушке никак не удавалось затянуть подпругу.

— Черт возьми, Рыцарь, успокойся!

Джейси ткнула коня коленом в брюхо и наконец-то затянула ремень. Сняв с перекладины загона седельные сумки, она перекинула их через спину Рыцаря, но тот сделал шаг в сторону, и сумки свалились наземь.

— Нужна помощь?

Джейси обернулась и увидела Занта. В это утро он был необыкновенно хорош собой, так что Джейси невольно залюбовалась им.

— Дорогая, куда ты собралась?

— Неужели не понимаешь, Чапело? Я уезжаю. Вот только Рыцарь уже отвык ходить под седлом и сопротивляется.

— Уезжаешь, значит? Куда поедешь?

Джейси вытерла вспотевшую ладонь о шерстяную попону.

— Домой.

Зант помолчал немного, потом спросил:

— Через Тусон поедешь? —Да.

— Попрощаешься с Альберто и Рози? —Да.

— В церковь зайдешь?

Джейси нахмурилась. К чему он клонит?

— Я тебе так скажу, Чапело. Я в церкви была два раза в жизни. И оба раза меня оттуда выволакивали парни с револьверами в руках. Так что церкви я теперь буду обходить стороной. Он кивнул:

— Надеюсь, отдохнешь дома как следует.

— Если проберусь через перевал, то, уж конечно, отдохну.

— Держись ближе к Санта-Фе. Там снег ложится позднее.

У Джейси перехватило дыхание. Она молча кивнула и отвернулась, чтобы скрыть навернувшиеся на глаза слезы. И тут Зант вновь заговорил:

— Посмотри на меня, Джейси. Если ты хочешь сейчас уехать, то по крайней мере повернись и скажи мне это в лицо. За последние три дня ты и нескольких слов не сказала. Неужели я так мало для тебя значу, что ты готова улизнуть не попрощавшись?

Джейси повернулась к нему. Проглотив слезы, вскинула подбородок:

— Мне казалось, так будет лучше.

— Для кого? Для тебя? Никогда бы не подумал, что ты трусишь, Джейси Лолес.

Джейси пожала плечами:

— Я получила все, за чем отправилась в путь. Я получила ответы на свои вопросы, и я вернула то, что принадлежит мне. Я даже привезу Глории рубиновое ожерелье. А дон Рафаэль покоится в могиле, так что Сьело-Азул теперь твой. У тебя, Зант, начинается новая жизнь.

Почему же ты не хочешь стать частью моей новой жизни? Я был рядом с тобой все это время, а ты поддержала меня, когда я больше всего в этом нуждался. Мне казалось, мы нужны друг другу. Неужели это было самообманом?

Джейси почувствовала неприятную слабость в коленях.

— Нет, это не было самообманом. Но слишком много плохого здесь произошло. Как-то все это… неправильно… Ладно, я скажу тебе всю правду. Люди дона Рафаэля, которых он отправил еще до твоего возвращения, понятия не имеют о его смерти. Они все еще выполняют его приказы. Что я увижу, когда вернусь домой? Живы ли мои сестры? Я сейчас ужасно беспокоюсь за них и даже не знаю, какие чувства испытываю к тебе.

— Я тебя понимаю, Джейси. Но мне кажется, ты все усложняешь.

— Зант, я не утверждаю, что правда на моей стороне. Просто говорю тебе, как я себя чувствую. Последние три дня не прошли для меня даром. Я много думала. И я приняла решение. Я должна уехать домой, должна разыскать своих сестер. Если Глория все еще жива, то я должна рассказать ей все. А если нет… тогда мне тоже придется хоронить своих близких.

Джейси отвернулась от Занта и подняла с пыльной земли седельные сумки. Теперь Рыцарь стоял спокойно, словно почувствовал, что хозяйка расстроилась. Она закрепила сумки. Оставалось только взобраться в седло и покинуть Сьело-Азул. Но все же Джейси колебалась. Их с Зантом разделял лишь один шаг. Но этим шагом была свадьба.

— Просто скажи мне, что ты меня не любишь, — проговорил Зант. — И тогда можешь уезжать.

Сердце ее заныло. Джейси не сомневалась, что любит Занта. Но она не могла бросить своих сестер.

— Извини, Чапело, но этого я сказать не могу.

Джейси вставила ногу в стремя, легко запрыгнула в седло и тронула поводья, направляя коня прочь от Сьело-Азула.

— Рози, Рози, смотри, кто к нам приехал! Это же наша Хейси!

Джейси остановила уставшего коня напротив шумного салуна сеньора Альберто. И обнаружила, что снова способна улыбаться. Не успела она спешиться, как Альберто заключил ее в дружеские объятия.

— Я, должно быть, неважно выгляжу?

— Да, верно. Где ты пропадала? Мы так по тебе соскучились! Мы молились за тебя неустанно.

Из салуна выбежала Рози. Из окон выглядывали любопытные. Рози схватила подругу за плечи и стала целовать в щеки. Затем отстранилась, взглянула на нее и, покачав головой, обратилась к отцу:

— Посмотри, как она исхудала. Альберто улыбнулся:

— Ничего, это поправимо. Пусть только поживет у нас немного.

— Увы, я тороплюсь, — сказала Джейси. — Я задержусь здесь всего лишь на ночь. Я должна как можно быстрее добраться до дома.

Рози внимательно посмотрела на подругу:

— По твоим глазам видно, что тебе многое пришлось пережить, mi amiga.

Губы Джейси задрожали, а на глаза навернулись слезы.

— Да, многое. И не все из пережитого мне понравилось.

— Пойдем, — сказала Рози, открывая дверь салуна. — Папа присмотрит за твоим конем, а ты расскажешь мне о своих приключениях.

Джейси проспала дольше, чем рассчитывала. Видимо, сказалась усталость. Умывшись, она привела себя в порядок и, выглянув из окна, досадливо поморщилась. Солнце стояло уже высоко. А ведь Альберто обещал разбудить ее на рассвете. Значит, к тому моменту как она оседлает Рыцаря и сможет отправиться в путь, будет уже далеко за полдень. Лучшая часть дня потеряна.

Отбросив мокрое полотенце, она быстро заплела косу. Оставалось одеться, что вряд ли займет много времени.. Джейси протянула руку к одежде, которую аккуратно развесила вчера на спинке стула, — и замерла. На стуле ничего не было. Девушка открыла дверь и крикнула:

— Рози!

Ответа не последовало.

— Рози! — снова закричала Джейси. — Куда ты спрятала мои вещи? Знай, если придется, я уеду отсюда голой! И ты будешь в этом виновата!

Наконец дверь внизу открылась, и послышались шаги. Вскоре на пороге появилась Рози.

— Тише, Хейси. Внизу полно мужчин, и все они хотят увидеть то… о чем ты только что кричала. Твою одежду принесут с минуты на минуту. Я распорядилась, чтобы ее выстирали.

— Почему меня не разбудили на рассвете?

— Ах, Хейси, прикройся чем-нибудь. Вдруг войдет кто-то из мужчин. Мы с отцом так устали вчера, что сами проспали.

Джейси стало стыдно за свое поведение. Ведь они из-за нее не ложились спать до утра.

— Прости, что кричала. Я просто очень волнуюсь. Когда принесут мою одежду?

— Скоро.

Джейси подозрительно посмотрела на Рози:

— Ну-ка выкладывай, что здесь происходит?

— Ничего не происходит. А твою одежду скоро принесут, не беспокойся.

Рози выскользнула из комнаты. Джейси покачала головой и нахмурилась:

— Нет, нет и нет. Я не пойду в церковь перед отъездом. Я и так уже потеряла много времени. — Но она, хоть и протестовала, все же приближалась к церкви. — И я не понимаю, почему все эти люди должны идти вместе с нами.

— Ах, Хейси, неужели тебе сложно выполнить нашу последнюю просьбу? Ведь может статься, что мы никогда больше не увидимся.

— Ладно, считай, что ты меня уговорила. Но учти, сразу после мессы я уеду. И ты не задержишь меня более ни на секунду.

Рози улыбнулась во весь рот и кивнула. У входа в церковь их встречала группа мужчин во главе с Альберто. Тот держал в руках цветы.

— А это зачем? — спросила Джейси, указывая на букет. Рози молча отвела глаза. Взяв букет, она передала его Джейси.

Джейси пожала плечами. Она уже хотела войти в церковь, но тут Рози сказала:

— Сначала я. Это… это такая традиция.

Джейси начинала терять терпение.

— Еще одно слово, и я вообще никуда не пойду. Мексиканка открыла дверь и вошла в церковь. Она пошла по направлению к алтарю очень медленно, останавливаясь после каждого шага. Джейси же оставалось лишь следовать за ней.

Тут заиграл орган, и Джейси осмотрелась. Оказалось, что вся церковь была заполнена людьми. И все стояли! Более того, все смотрели на них с Рози. Джейси ничего не понимала. Она осмотрела свою одежду… Вроде бы все в порядке. Может, сегодня какой-нибудь праздник?.. Да нет, самый обычный день. Джейси положила руку на плечо подруги:

— Рози, где наши места? И почему все так на нас смотрят?

Не поворачивая головы, Рози прошептала:

— Наши места на первой скамье.

— Но я не хочу сидеть впереди. Давай лучше сядем вон с теми парнями из салуна.

— Нет, мы должны пойти вперед.

— Но почему?

— Спрашиваешь почему?.. — Внезапно отступив, Рози указала в сторону алтаря: — Вот почему. А теперь иди вперед.

Но Джейси не могла идти. Ноги отказались ей повиноваться. Впереди, у самого алтаря, прямо перед священником стоял Зант Чапело. Свежевыбритый, в чистой белой рубашке из дорогого шелка, он был неотразим. Рядом с ним стояли Блю, Пако и Виктор.

Джейси сжала кулаки и негодующе посмотрела в улыбающееся лицо Занта. Ее втянули в интригу. Можно сказать, приговорили к свадьбе. Да-да, ее обманули и… Джейси снова осмотрелась и увидела еще много знакомых лиц. Здесь были и Эстебан со своей бабушкой, и даже Мануэль. А священник стоял в ожидании, положив руки на Библию.

Наконец Джейси пришла в себя, подошла к Занту и тихо сказала:

— На два слова, Чапело. Снаружи.

Органная музыка стихла, а священник опустил глаза. Зант же изобразил удивление:

— Что, сейчас? Сейчас не могу. Сначала мы должны обвенчаться.

— Мы… — У Джейси перехватило дыхание. — Мы не будем венчаться.

Зант с милой улыбкой на губах крепко ухватил девушку за локоть и развернул лицом к алтарю:

— Будем. — Затем он обратился к священнику. — Видите ли, я жил в грехе с этой женщиной. — У Джейси упало сердце. По залу прокатился ропот недоумения. — И я прошу вас исправить эту оплошность. Я подозреваю, что она носит под сердцем моего ребенка и…

Джейси затопала ногами, бросила букет на пол и на всю церковь закричала:

— Чапело, когда же ты перестанешь говорить глупости?!

— Но ведь ты не знаешь наверняка. А значит, это вполне возможно.

— Я не… Впрочем, не важно. Как насчет того, что я говорила тебе перед отъездом? Для меня ничего не изменилось с тех пор.

Зант взял ее руку и прижал к своему сердцу:

— Я знаю. И я уважаю твое решение. Это будет нелегко. Впереди нас ждут суровые испытания. Но разница в том, что я хочу пройти их с тобой. Я помогу тебе.

По залу прокатился вздох облегчения.

— Знаешь, Чапело, я до сих пор не могу понять, чего во мне больше — любви к тебе или ненависти.

— Малышка, я люблю тебя. Люблю всем сердцем. И я хочу помочь тебе. И не только я. Посмотри, Пако, Блю, Виктор — все они хотят помочь тебе.

— Зант, почему ты не мог подождать, пока я не закончу свои дела?

— И забыть о любви? Забыть о любви в угоду твоей гордости и твоему отчаянному сердцу? Я решил не рисковать, малышка.

— Что ж, Зант Чапело, я выйду за тебя. Но учти, проблем у тебя меньше не станет.

— Я справлюсь с ними. И я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю. Священник кивнул и с улыбкой сказал:

— Я понимаю это как «да».

И тотчас же все заулыбались Некоторые даже рукоплескали и плакали от радости за новобрачных. Орган снова заиграл, и церемония началась.

Примечания

1

Друг (исп.).

(обратно)

2

Девушка! (исп.)

(обратно)

3

Это хорошо (исп.).

(обратно)

4

Меня зовут (исп.).

(обратно)

5

Да (исп.).

(обратно)

6

Ненормальный (исп.).

(обратно)

7

Подруга (исп.).

(обратно)

8

Матерь Божья (исп.).

(обратно)

9

Конь {исп.).

(обратно)

10

Стрелок (исп.).

(обратно)

11

Дьявол (исп.).

(обратно)

12

Деревня (исп.).

(обратно)

13

Картина, портрет (исп.).

(обратно)

14

Мой внучек (исп.).

(обратно)

15

Сеньор Чапело? Одну минуту, пожалуйста (исп.).

(обратно)

16

Никто не входил, сеньорита (исп.).

(обратно)

17

Ребенок (исп.).

(обратно)

18

Стул (исп.).

(обратно)

19

Вода (исп.).

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21